Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Дорога к магии Александр Атаманов

        История повествует нам о приключениях молодого парня, по имени Брон.Брон - конюх, он не видел ничего в этом мире. Но у него появляется мечта, даже не мечта, а шанс, шанс изменить все. Он нашел кулон, амулет, который позволяет ему листать память давно умершего колдуна как открытую книгу. Благодаря ему юноша понимает, что обладает даром к магии, но в Академию не примут без денег и положения. Кому нужен сын конюха? Сможет ли он все это изменить, сможет ли добиться положения в обществе, заработать денег, а главное не погибнуть по пути к своей мечте?

        Наемник. Дорога к магии.
        Александр Атаманов

        Глава 1

        КОМУ НАПИСАНО ПЕРОМ,
        БЫТЬ СИЛЬНЫМ, ХРАБРЫМ И РАДУШНЫМ,
        БУДЕТ ТАКИМ, КАК НИ КРУТИ,
        ДАЖЕ ЕСЛИ ПРОДАСТ СВОЮ ДУШУ.

            Посреди густого леса, стоял давным-давно заброшенный дом. Черепица его  рассыпалась уже много лет назад, а бревна покрылись редкими клочками мха. В темноту окон, которые уже давно не защищали ставни, мог заглянуть любой желающий. Но таких находилось не много. Жители ближайшей деревни знали, кому принадлежал этот дом и тот факт, что его владелец уже сотню лет как умер, не мог ослабить тот суеверный страх, впитываемый детьми с молоком матери и подкрепляемый рассказами стариков, что сами никогда не видели того, о ком так любят говорить. Дом этот принадлежал, повелителю мертвых, коих в быту именуют некромантами. Он умер больше сотни лет назад, хотя многие верили, что он жив и до сих пор. Многие верили, но вот трое юношей, что сейчас топтались возле него, к ним не относились.
        -Ну что, идем?- спросил рыжий веснушчатый парень, что хоть и был самым младшим из друзей, но прослыл самым хулиганистым во всей деревне.
        -А может все же не надо?- промямлил его товарищ.
        -Надо, Лодрик, надо, или ты боишься злого колдуна?- хмыкнул самый высокий из них, что слыл первым красавчиком на деревне из-за смазливого личика и хулиганского шрама через бровь, что по словам местных девиц добавлял ему мужественности. Хотя сам Брон шрам не любил, как и не любил оставившего его отца, который напиваясь, часто учил ребенка жизни.
        -Дедушка Вилли говорит, что колдун мог убить любого, кто помешает ему,- попытался оправдать Лодрик, но был осмеян друзьями.
        -Деду Вилли всего пятьдесят зим, думаю даже его отец не застал колдуна, не то что он сам,-произнес отсмеявшись Сурин, который впрочем больше привык что все его кличут Рыжым, за цвет его шевелюры.
        Долговязый Лодрик хотел сказать что-то еще, но Сурин уже направлялся внутрь дома, зная, что начни они всерьез спорить, то это может занять не один час, такое уже бывало, срывая авантюры задуманные ребятами.
        Луодрик, понимая, что его уловка не удалась, лишь грустно вздохнул и направился догонять Рыжего, который уже добрался до ближайшего окна и сейчас с увлеченным видом разглядывал что-то внутри дома.
        -Чего вы в окна лезете, думаете, двери кто-то запирал?- улыбнулся Брон, рассматривая как Лодрик взглянувший в окно, заметно осмелел.
        -А чего мы сюда приперлись, тут же пусто?- не сдержал он свой болтливый характер.
        -Конечно пусто,- ответил уже изнутри избы Сурин,- наши деды хоть и боялись колдуна, но халяву они любили сильнее, наверняка все вынесли.
        Дом и действительно был пуст, кто бы то ни был, но он и вправду вынес все что мог. В избе осталась лишь печь, которую оставили в счет ее ненужности. Все вокруг было покрыто слоем пыли и грязи, а возле окон попадалась листва, которую порой задувал внутрь ветер.
        Друзьям понадобилось не так много времени, дабы обыскать весь дом и не найти в нем ничего интересного.
        -Ну вот, совсем пусто,- грустно произнес Лодрик, хотя в душе он был этому рад.
        -А ты бы хотел найти мертвого колдуна или кого из его слуг?- подколол его Брон.
        -Да нет, просто совсем уж ничего нет, так не интересно,-открестился юноша от своего мнимого расстройства.
        -Да чего вы хотели, он же колдун, наверняка все важное в подвале хранит, никто входа в подпол не видел?- подал интересную идею Сурин.
        Юноши вновь взялись за поиски, но за пол часа они так и не нашли люка в подпол. Это лишь разожгло их любопытства, они знали, что в такой глуши ни один человек, даже будучи он колдуном, не смог бы прожить без подпола, где хранились продукты зимой. Но еще больше они верили в то, что у каждого некроманта должен быть подвал, где тот совершал свои грязные ритуалы и поднимал мертвых.
        С новыми силами они взялись за поиски, но так ничего и не нашли. Разозлившись, они начали вскрывать доски пола, но там тоже ничего не было, лишь земля. Ребята уже совсем отчаялись, когда Брон, знающий что в углу избы никто подвал не делает, все же снял доски за печью.
        Темный зев подвала показался ему непроглядно темным, но радости его это не уменьшило. Громко крикнув, он позвал товарищей, что тут же прибежали и с радостью указал на темный зев подвала, с едва различимыми ступенями, что скрывались в темноте.
        -Нужны факелы,- с досадой произнес Сурин, соваться в темноту, из которой сильно тянуло сыростью, он опасался.
        Изготовление примитивных факелов не смогло надолго задержать друзей и вот, отчаянно дымя ветками, что в отсутствии пакли и ненужных тряпок, тоже давали хоть какой-то свет, они спускались вниз.
        Ступени шли под небольшим углом, а через пару метров и вовсе поворачивали. Первым шел Брон, он то первым и увидел решетчатую дверь, что перекрывала дальнейший путь.
        -Ох, чтоб ты в гробу перевернулся,- выругался он в адрес покойного колдуна.
        -Что там?- громко спросил Лодрик, что шел последним и из-за наклона тоннеля не мог видеть дверь.
        -Дверь, железная,- ответил за Брона Рыжий.
        -Дайте-ка погляжу,- произнес Лодрик, аккуратно протиснувшись мимо друзей.
         Он, несмотря на свой трусоватый характер, был сыном деревенского кузнеца и в металле разбирался куда лучше своих товарищей.
        Нескольких минут ему хватило на то, чтобы тщательно осмотрев преграду, вынести свой вердикт.
        -Хороша дверь,-протянул он,- была когда-то,- добавив это он с силой приложил ее плечом куда-то в район замка,- из-за сырости проржавела вся, да и петли не в ту сторону стоят,- пояснил он товарищам.
        Как бы он хорошо не разбирался в железе, но отворив дверь, первым вперед не пошел, уступив место Брону, что из всей троицы имел хоть какое-то оружие. Кинжал из дрянного железа, который достался ему в наследство от почившего отца.
        Тоннель кончался еще одной дверью, на этот раз деревянной. Древисина уже сгнила, а на петлях она держалась не иначе как чудом.
        Брон аккуратно притронулся к двери, но та не поддалась. Петли проржавели. Тогда, он воодушевленный примером Лодрика, с силой хряпнул по двери и вместе с ней рухнул на пол, подняв в воздух тучу пыли, от которой закашлялись даже друзья.
        Откашлявшись, Брон встал на ноги и поднял повыше свой импровизированный факел, стараясь рассмотреть помещение, в которое они попали. То, что здесь никто не побывал до них, стало ясно сразу. С той стороны двери лежали две темные кучи, оказавшиеся тронутыми ржавчиной доспехами. Среди железа были и человеческие кости, а рядом с одной из куч, лежал белесый череп.
        -Скелеты,- испуганно прошептал Лодрик,- стража некромантов.
        Возразить ребятам было нечего, а Лодрик меж тем наклонился к одной из куч, внимательно изучая железо.
        -Панцирь, наплечники, щит,- шептал он себе под нос, перебирая обмундирование,- хм, копье, покрутил он в руках наконечник, древко которого давно рассыпалось, меч,- закончил он перечисление имущества у одного из покойников,- большая часть в переплавку,- подвел он неутешительный вывод,-только меч не сгнил, да наконечник копья, не знаю почему, такое впечатление что они пролежали здесь год ,а не больше сотни,-с этими словами он повернулся к друзьям, демонстрируя эти находки,- только ржавчину свести, да заточить заново.
        -Наверняка зачарованы были,-оживился Снури.
        -Не знаю, всяко может быть,- пожал плечами сын кузнеца, любимое железо отвлекало его от страха, что он питал к подвалу, да и вовсе к темноте.
        Дальше ребята пошли, лишь прибрав к рукам мечи и наконечники копий. Мечи присвоили себе Брон и Лодрик, решив, что от мелкого Снури толку все рано будет не много.
        Помещение было не большим, метра три на шесть, судя по всему, это был зал, из которого вели еще как минимум три двери.
        Зал был не то чтобы пуст, тут стоял стол, лавки, пара шкафов с книгами. Но все пришло в негодность, даже книги, которые по слухам чародеи берегли как зеницу ока и те превращались в труху от одного лишь прикосновения.
        -Чертова сырость,- выругался Брон, когда очередная  книга рассыпалась в его руках.
         Как и всех ребят его манила магия, а тут такой подарок, в виде книг волшебника, только все оказалось пшиком.
        - Все книги сгнили,- пожаловался он друзьям, когда те спросили, что произошло.
        Лишь на столе их ждала столь долгожданная добыча, в пыли они нашли целые на вид пару кубков, да в комоде нашлись три тарелки да с десяток ложек, которые Лодрик, несмотря на темноватый окрас, сразу окрестил серебром.
        Снури попытался ворчать, что серебро должно быть светлым и должно блестеть. На что Лодрик, весьма горделиво ответил, что при старении серебро изменяет цвет, точнее покрывается налетом и темнеет. Вся троица, завороженная добычей, вынесла ее во двор, под лучи клонящегося к горизонту солнца.
        -Сколько же это стоит?-мечтательно произнес Снури, любовно поглаживая тарелку.
        -Не так и много, можно по весу посчитать,-пробубнил Лодрик, он в отличии от друзей был обучен в храме Четверых,-  два кубка, это примерно фунт, три тарелки, потянут фунта на четыре, ложки, ну фунта на четыре тоже потянут.
        -Ээ, а это много, всего девять фунтов?-протянул Снури, который был сыном крестьянина и денег в глаза не видел.
        -Хм, ну считай,-Брон ответил за Лодрика, так как тот отвлекся на мечи,- в одном фунте двадцать шиллингов, в одном шиллинге двенадцать пенсов, итого,- он сам задумался, тщательно высчитывая, даже пальцы на руке загибать стал,- в одном фунте получается 240 пенсов,- наконец выдал он,- хорошая лошадь стоит например тридцать шиллингов, боевой конь пятьдесят.
        -А сколько стоит хорошая корова?- Снури хоть и мечтал быть воином, но наследственная память сразу расставила приоритеты.
        -Корова?- протянул Брон, который был сыном лошадника и не был знаком с ценами, задумался.
        -Не больше семи шиллингов,- подсказал ему Лодрик.
        -Это получается, мы на это,- он кивнул на серебро,- можем купить,- он вновь задумался, тщательно подсчитывая деньги в уме,- восемнадцать коров?- потрясенно выдал он результаты своих подсчетов.
        -Думаю даже двадцать,- хмыкнул Лодрик,- только вот кто у нас все это купит?
        -Как кто, купцы,- выдал Снури.
        -Ха, да купцы в нашей деревне и не появляются вовсе, а в город вести опасно, могут и отнять, да и продавать нужно аккуратно, не дай бог вором объявят и в тюрьму запрячут,- покачал головой Брон, который раз в год бывал в соседнем городке и знал, что добротой там люди не славятся.
        -И что же делать?- спросил в отчаянье Рыжий, чье живое воображение уже представило, как его кровные денежки уплывают в чужой карман.
        -Продадим,-хмыкнул Лодрик,-только нужно быть аккуратнее и никому не говорить, даже родителям,- хмуро он поглядел на Рыжего, Брон же год назад стал полным сиротой.
        -Но почему?
        -Потому что папаша твой заберет твои денежки и ты их больше не увидишь,- надавил подмастерье на прижимистость своего товарища.
        -Ладно,- согласился Рыжий, скрывать что-бы то ни было от родителей он не любил.
        -А мечи по чем продать можно?-спросил Брон у Лодрика, когда тот наконец перестал их осматривать.
        -Это не железо, хорошая сталь, не знаю точно, я же не оружейник простой кузнец, но думаю, цена им не меньше десяти шиллингов, а может и фунт каждому,- в сомненьях покачал он головой.
        -Тоже неплохо,- потер ладоши Брон.
        -Да, только вот продавать их нужно тоже в городе, у нас они никому не сдались,- скривился Лодрик.
        -Ладно, разберемся,  предлагаю пока не стемнело оглядеть остальные комнаты, да домой двинуться, дома еще дел полно,- предложил Снури.
        Все молча согласились.
        За несколько минут друзья смастерили новые факелы , еще столько же им понадобилось чтобы поджечь их. Спустившись вниз, они разделились, дабы не терять лишнее время, благо из комнаты вело всего три двери.
        Снури, заглянув в комнату, недовольно нахмурился, ему попалась кладовая. Она была откровенно говоря небольшой, шага три на три и большую ее часть, судя по сгнившим доскам и обручам, когда то занимали бочки. Так же тут был откровенно сгнивший короб, наполнимое которого давно кануло в лету. Единственной находкой Рыжего оказалась пара глиняных кувшинов, располагавшихся в углу. В отличии от дерева, глину время не затронуло, а судя по тяжести и звуку, не затронуло и содержимое кувшинов. Там не могло храниться ничего кроме вина.
        Обрадованный Снури начал вытаскивать кувшины в зал, а после пошел на поиски друзей, что еще не объявились.
        Первым он нашел Лодрика, что бродил посреди большого зала, с опаской разглядывая различные непонятные конструкции. Гадать ребята не стали, это наверняка была рабочая комната некроманта и прикасаться к чему-либо здесь они опасались. Так ничего и не тронув, они обошли большую мастерскую по кругу, но опознать что-либо не смогли, слишком специфичным тут все было.
        Тогда друзья отправились на поиски Брона, который до сих пор почему-то не вышел.
        Войдя в комнату, они тут же нашли причину этого. Их друг лежал на кровати в беспамятстве, рядом со сверкающим костями скелетом, что расположился в шикарной большой кровати.
        Комната оказалась спальней давно погибшего колдуна, но ребятам было не до осмотра. Преодолевая страх перед неизвестностью, они мгновенно оказались возле друга. Когда же они перевернули его тело, то увидели, что глаза товарища открыты, а зрачки гуляют, будто что-то рассматривая, но он точно не видел их и не отвечал им.
        Брон меж тем видел странные сны.
        Он будто бы оказался в теле младенца, но не мог им управлять, оставаясь лишь наблюдателем. Глазами младенца он видел, как его укачивает молодая красивая женщина, как кормит его грудью, один вид которой привел бы достоинство юнца в боевое положение. Но тела своего он не ощущал, лишь помнил, как стянул кулон со странным камнем с шеи мертвеца, как любовался им. Но стоило лишь зажать медальон в руке, как сознание покинуло его, а через долю мгновения он уже ощутил себя младенцем. Он все чувствовал, но все равно оставался лишь наблюдателем, пытаясь понять, что с ним произошло и как с этим бороться. Но трудно что-то сделать, когда тебе подвластны лишь собственные мысли. Тем не менее, он смог. Страстно захотев проснуться, он на долю мгновения почувствовал свое тело, а когда начало казаться, что его может затянуть обратно, щеку обожгла звонкая оплеуха, окончательно развеяв морок.
        -Что с тобой случилось?- спросил Снури, едва заметив, как глаза его друга обрели осмысленное выражение.
        Тот лишь ошарашенно поглядел на друзей и ничего не ответил. Он чувствовал, как зажатое в кулаке украшение зовет его, просит заглянуть в себя. Брон не был вором, но показывать столь странный предмет друзьям не захотел, а когда звонкая оплеуха вновь посетила его щеку. Он резко сел, вытянув руки перед собой и громко рявкнул:
        -Бу!
        Друзья отскочили с испугом на лицах, а парень, пользуясь замешкой, быстрым движение сунул цацку в свой карман и засмеялся.
        -Тьфу на тебя придурок,-разозлился Лодрик,- мы за тебя испугались!
        -Да ладно, смешно же,-попытался защититься  от друзей Брон, но все равно ощутимо получил по макушке, думал он при всей этой веселости, только об одном.
        Ему повезло, что он потерял сознание, держа факел чуть позади себя иначе угоди горящая палка на обветшалое тряпье, то друзья бы нашли обгорающий труп.
        Юноше было сложно делать вид, что ничего не произошло, но потихоньку мысли о медальоне отступили, не устояв под натисков жажды наживы, что излучали его друзья.
        Всем почему-то казалось, что в спальне колдуна непременно должен быть клад.
        Клад то там наверняка был, только вот друзьям его оказалось не под силу найти. Так что их уловом оказалось лишь небольшое кольцо с пальца колдуна, да куча сгнившей мебели и одежды, с парой медных подсвечников. Кольцо оценили в десяток шиллингов, подсвечники по паре каждый и то из-за хорошей работы.
        Больше ничего друзьям найти не удалось, и они поспешили домой, решив вернуться сюда через пару дней. Всю добычу по уговору отдали Брону на хранение, так как тот был сиротой и надзора за ним не было. Друзья просили его надежно спрятать их сокровища, Брон кивал и соглашался, но чем ближе они подходили к деревне, чем больше его манил кулон.
        Войдя в деревню, они разделились, отправившись по домам, Брон тоже поплелся к себе.
        По пути к дому, ему встретилась Канса, жена купца, к которой паренек иногда тайно захаживал по ночам. Она, пройдя мимо шепнула, что ждет его сегодня, паренек же в ответ мимоходом извинился, чем изрядно удивил женщину. Расспрашивать она его не стала, не на улице, иначе к завтрашнему дню бы половина местных сплетниц перемывала ей косточки. Женщина лишь оглянулась вслед парню, продолжив свой медленный променад к колодцу.
        Брон меж тем наконец достиг дома. Первым делом по прибытию он закинул сверток с серебром в стог сена, из которого покормил лошадей.
        -В сене уж точно никто искать не станет,-шепнул он себе под нос.
         Лошади ответили хозяину дружелюбным фырканьем, а два жеребенка даже потерлись лбами, высказав тем самым свое доверие. Да, из всего хозяйства, а это более десяти кобыл, и пяти хороших коней, у юноши остались лишь двое. Немолодая уже кобыла, да старый конь, что не иначе как чудом смог ее обрюхатить. Остальных забрал дядя после смерти отца, вроде как до взросления племянника, но Брон сомневался, что дядя вернет хоть что-то, в лучшем случае скажет, что продал скотину, а деньги отняли лихие людишки, в худшем сам Брон неожиданно сломает шею, выпав из седла.
        Мрачные мысли отогнали странный зов медальона, но ненадолго и вот, юноша уже сидит на кухне, уплетая за обе щеки остывшую кашу и, под тусклым светом лучины, не сводит с украшения глаз. Кулон действительно выглядит странно, красивая пластинка, формой напоминающая яйцо, а внутрь вставлен камень, подобных которому парень еще не видел. Камень был совершенно не похож на драгоценный, скорей уж на крошечный голыш, что состоял из мелких сот.
        Не выдержав притяжения камня, парень вновь прикоснулся к нему и его сознание опять затянуло в странный сон.

        Глава 2.

        ЧТО ТЫ ЗНАЕШЬ О ЧЕСТИ, БЕЗУСЫЙ ЩЕНОК?
        ЧТО ТЫ ЗНАЕШЬ О ДОБЛЕСТИ, СЛАВЕ?
        ЧТО ТЫ ЗНАЕШЬ О ЖИЗНИ, БЕЗУСЫЙ ЩЕНОК?
        ТО, ЧТО МЫ В ТВОИ ГОДЫ НЕ ЗНАЛИ?

        Замок Герцога Теонбара считался одним из самых неприступных крепостей великого королевства Солиц. Восемь внешних башен, стены высотою в десять метров, внутренний донжон, отделенный от двора рвом с перекидным мостом.
        Сейчас, в одной из комнат донжона двое молодых людей вели интересный диалог:
        -Ну и как оно, а?-не скрывая зависти поглядывал молодой паренек на шпоры, что красовались на сапогах его собеседника.
        -Да ничего необычного, давят немного,- прислушался к себе юноша.
        -Уф, давят ему, ты же теперь рыцарь!- мечтательно выдохнул он.
        -Да на кой мне это звание? Я же и так благородный, а с рыцарством отец мог и не спешить, посвятил бы в совершеннолетие.
        -Эх, Олаф, ты так пренебрежительно к ним относишься, а для многих они предел мечтания!
        -Ха, да их получить раз плюнуть,- усмехнулся новоявленный рыцарь,- всего-то и надо уметь владеть мечом, да на скаку попадать копьем в мишень.
        -Это для тебя плюнуть, а мне вот никогда не удастся их получить,- горестно вздохнул юноша.
        -А ты будто пытался,- поддел его друг,- помнишь, что ты мне заявил, когда я тебя пытался научить драться, больно ему!
        -Так ты мне синяк поставил своим тупым мечом!- вскинулся его собеседник.
        -А ты думаешь, меня по-другому учили? У меня на теле больше десятка шрамов от тренировочного меча, мне два раза учитель руку ломал! А сколько раз меня с коня сбивали!
        -Ну так это же ты,- поник его собеседник.
        -Эх, ничего ты не понимаешь Солин, вот ты сын главного казначея, так чего тебе не сидится на месте? Со временем займешь место отца, будешь при дворе и при деньгах!
        -Надоело мне уже тут,- хотел было сплюнуть сын казначея, но вовремя вспомнил, где находиться и прервал движение.
        -Дурак ты, дружище, это лучше чем под дождем за разбойниками по лесу лазить, а ну да, ты же думаешь, что рыцари только на турнирах красуются перед молодыми красотками,- хмыкнул он.
        -Да плевать на дожди, это же жизнь при дворе!
        -Да на кой она тебе, думаешь, королевский двор чем то отличается от герцогского? Если действительно так считаешь, то ты дурень.
        -Мы не о дворах говорили,- обиженно отвернулся к окну сын казначея.
        -Ты действительно думаешь, что рыцарство мне что-то даст? Я же не простолюдин, а значит, мне кроме обязанностей ничего не достанется, зато теперь воевать придется.
        -Ваш дом ни с кем не воевал уже полсотни лет,- буркнул его друг.
        -Это как раз таки не утешает, чем дольше затишье, тем сильнее буря.
        -Эх, это же все равно прекр...,- начал было друг новый заход, но был прерван открывшейся без стука дверью.
        -Ваша милость,- поклонился сын казначея герцогу.
        Кивком ответив на приветствие, герцог указал глазами на дверь:
        -Солин, оставь нас.
        Юноша, почтительно кивнув, повиновался.
        -У меня к тебе серьезный разговор,- начал мужчина разговор, проводив закрывшуюся дверь взглядом.
        -Я слушаю отец,- напрягшись, ответил юноша.
        -Сегодня ты стал мужчиной, я много раз говорил тебе о величии дома, теперь настало тебе стать новым кирпичом в его судьбе.
        -Что мне нужно сделать отец?- от волнения лицо юноши начало краснеть.
        -Ты знаешь, что при рождении твоего старшего брата, я договорился с графом Каменного Предела о свадьбе с его дочерью,- сын лишь кивнул на слова отца,- но недавно в столице мы виделись с Красным Волком, ты же знаешь кто это?
        -Герцог Тукморд, ответственный за войско королевства,- четко выдал юноша.
        -Верно, так вот, совершенно неожиданно речь зашла о его дочери, он непрозрачно намекнул мне о том, что не против, если мой сын попросит ее руки, понимаешь к чему я веду, сын?
        -Ты хочешь, чтобы я вышел за его дочь?- воспрянул духом юноша,- я слышал, она очень красива.
        Герцог, недовольно дернул щекой:
        -Нет, ты выйдешь за Арну Колифейм, я обещал ее отцу, что мой сын жениться на его дочери, но не говорил какой, а Сандр попросит руки Малики Тукморд.
        -Но отец,- попытался возразить юноша, однако герцог жестом заставил его замолчать.
        -Не хочу ничего слышать сын, ты говорил, что понимаешь свою роль, а значит, возражений быть не может, завтра ты поскачешь в Каменный Предел и попросишь руку Арны,- видя, что сын еще хочет возразить, он нахмурился,- я все сказал, готовься к поездке.
        Сказав это, немолодой уже герцог строго взглянул на сына, после чего развернувшись, покинул его покои, оставив молодого человека в полной прострации.
        -Вот для чего ты вручил мне эти гадские шпоры,- со злостью он сорвал золочёную конструкцию со своих сапог,- решил значит отправить меня в Каменный Предел, женить на этой толстухе Арне, а своего любимчика Сандра пристроить ко двору короля, в постель первой красавицы, ну уж нет, так не пойдет,- юноша явно решил для себя что-то.
        Собрался он по рыцарски быстро. Упаковав в мешок комплект одежды, он положил туда же и шлем с наручами и поножами, набедренники, как и латы, покрутив в руках брать не стал, лишь раздраженно буркнув:
        -Дурацкие оружейники, понаставили везде этот дурацкий герб.
        Кроме амуниции юноша прихватил с собой и все свои сбережения, которых к словам оказалось не больше фунта, а так же дорожный плащ. На этом его сборы и закончились. Дальше парень лишь ждал, пока в замке погасят свет, после чего, связав веревку из постельного белья, он обвязал ее вокруг одной из ножек своей кровати, которую предусмотрительно подтащил к окну. С опаской он выглянул в окно. Высота была небольшой, юноша жил на третьем этаже, но упасть с такой высоты в высохший ров было бы подобно смерти.
        Наконец решившись, юноша осторожно перелез через подоконник. Луна приветливо светила, стражи видно не было, так что парень не медля начал спуск, а через несколько минут он уже выбирался изо рва, сильно перемазавшись при этом в земле.
        Стряхнув с себя все, что только мог, он уверенным шагом отправился к конюшням.
        -Ваша светлость,- поприветствовали юношу встреченные стражники, проводив кивнувшего в ответ парня удивленными взорами.
        Наконец сын герцога добрался до конюшен, где пинками разбудил сонного мальчугана, что спал в сене:
        -Быстро седлай мне коня,- приказал ему юноша.
        -Черныша милорд?- почтительно спросил юноша, потирая ушибленный бок.
        -Да кого ещ..-начал было юный герцог, но неожиданно понял, что его коня любой встречный опознает и доложит отцу,- нет, седлай двух кобыл из дружинных.
        Мальчишка лишь кивнул, а юный рыцарь лишь скрипел зубами, наблюдая за тем как сонный мальчуган медленно делает то что ему приказано.
        -Клянусь всеми четверыми, если ты не ускоришься, я сам тебя выпорю!- зло прошипел он.
        Мальчуган, услышав такие слова, заработал втрое быстрей и вскоре обе кобылы были готовы.
        Герцог, вскочив на одну из них, прикрепил к седлу свой мешок и бросил мальцу:
        -На вторую ячменя нагрузи,- тот сделал требуемое быстро, поминуя прежнее напутствие, после чего Олаф дал шенкеля коню и пустил того неторопливой рысью.
        На воротах его милость тоже задержать никто не посмел и через полчаса наш юный герой скорой рысью удалялся все дальше от замка.
        -Нет уж, я лучше в наемники пойду, чем под венец с этой жабой или в орден четверых подамся, там хорошему воину всегда рады,- именно так он и уговаривал себя, давя все ростки сомнений.
        Наутро, когда герцогу доложили о том, что сын сбежал, оставив после себя лишь золотые шпоры, что одиноко лежали в постели, герцог рассвирепел.
        -Послать три десятка человек, найти его и доставить обратно, честно слово, саморучно высеку,- в гневе кричал он.
        Замок закипел, из ворот вылетел отряд дружины, а за их спинами раздавались крики боли, это стражники получали плетей.
        ***
        Прошло уже полтора года с того момента, когда Брон с друзьями наведался в дом некроманта. Деньги они поделили по честному, каждому досталось по три фунта, а Снури и Лодрик получили еще и по десять шиллингов каждый, когда продали один из мечей и наконечники копий. Второй меч, Брон оставил у себя. Он уже больше года занимался с мечом, друзья только дивились, не понимая, что на него нашло. Юноша так и не рассказал им о странном кулоне и том, что он видел с помощью него, а видел он многое. Насколько юноша понял, в камне была заключена память того колдуна, чей дом они обыскали. При желании юноша мог замедлять или ускорять течение воспоминаний, мог ослаблять или совсем убирать сопутствующие ощущения. Жизнь колдуна оказалась насыщенной. Родившись в знатной семье, он был третьим сыном и ни на что претендовать не мог, к мечу его не тянуло, а потом, когда ему стукнуло двадцать один год, у него проснулся дар. Тогда отец отправил его в королевскую Академию Магии, где оказалось, что легче всего сыну графа дается некромантия. Юноша долго открещивался от этого дара, даже собрался покинуть Академию. Но его отцу
доложили об этом и тот, разгневавшись, написал сыну письмо. Смысл его был прост, если тот не желает делать то, что нужно, то отец отречется от него, не говоря уже о том, что перестанет давать денег. Слишком уж сильно отцу надоел привередливый сын, что воротил нос от всего. Тогда, юноша, не заработавший за свою жизнь ни монеты, испугался и остался в Академии. Учеба, от которой его поначалу воротило, особенно от вида вскрываемых тел, неожиданно понравилась юноше, да к тому же он решил не забрасывать обучение другим стихиям. После обучения юноша к своему недовольству попал в армию, оказалось, что он учился не за деньги отца, а в долг у государства. В армии он провел долгих десять лет, именно там он и обрел свое могущество как некроманта. Армия, где были десятки умерших, а многие умирающие были согласны на добровольное изменение, оказалась действительно удачной площадкой для познания своей силы и возможностей. Там же колдун и встретил мага крови. У него он долгие пять лет перенимал и его науку. Именно магия крови послужила основой создания того амулета, что встретился юноше. Только вот колдун рассчитывал
привязать к украшению свою душу. Таким образом, он мечтал получить бессмертия. По задумке колдуна, амулет, попав в руки неинициированного мага должен был заменить душу неудачника на собственную, а тот уже, оказавшись в новом теле, вернет себе былые воспоминания. Когда Брон узнал все это, то страшно испугался, но оказалось, что при переносе души он должен был бы слечь на несколько недель с сильной болью в голове. А так, то ли времени прошло слишком долго, либо что-то не удалось, но в руках у парня оказались лишь воспоминания колдуна, кои он и использовал.
        Едва изучив жизнь колдуна, мальчишка загорелся целью обучиться магии. То, что дар у него есть, он уже понял, так как амулет в его руках работал, только вот инициировать его способности, не говоря уже о том, чтобы научить его ими пользоваться, могли лишь в Академии. Ритуал там был не особо сложный, но требовалось три колдуна, да к тому же королевским указом было запрещено инициировать людей нигде кроме академии. Так что Брон загорелся идеей попасть туда, но для этого нужно было много всего, чем сын конюха не обладал. Самым главным была знатная родословная, простолюдинов в академии не обучают, даже по протекции дворянства. Эту проблему юноша решил банальным блефом, тем более, как оказалось, этот блеф был не таким уж и откровенным. Некромант частенько захаживал к ним в деревню, хоть и был уже довольно стар, но проблем с женским полом у него не было, а привороты ему в этом помогали, так что какая-то часть крови колдуна могла течь и в юноше. Вот его внуком, он и решил назваться, тем более колдун связей с семьей не поддерживал, а значит, никто о его жизни в глуши знать не мог. А от обвинений во лжи, ему
поможет печатка покойного некроманта, с родовым гербом, кою он со своим небольшими сбережениями, прятал в тайнике. Стоит ли говорить, что юноша, пользуясь памятью почившего аристократа, его без труда нашел.
        Второй проблемой при поступлении в академию была грамотность, но за прошедшие пол года юноша исправил этот недостаток. Оказалось, что материал вполне легко запомнить, если просматривать воспоминания с полным спектром ощущений. С письмом все было не так легко, этот навык требовал доли практики и собственно бумагу с пером, которые юноша одолжил у Лодрика. Тот подивился, но все же одолжил, он при своей грамотности, писать не любил, а чтение его ограничилось текстами писания, на котором их учили в монастырской школе. Если с грамотностью юноша разобрался достаточно быстро, то вот с этикетом и повадками дела обстояли хуже. Этикет банально имел свойство изменяться, бывало даже за год система приветствий и общения кардинально перестраивалась, лишь столовый этикет практически не терпел изменений. Но за сотню лет и он мог измениться, все это ему придется перенимать на ходу. С манерами все было куда сложнее, дабы держать себя как благородный в любой ситуации требовалось соответствующее воспитание и постоянная практика, в деревне же ее мальчишка получить не мог, а значит, была вероятность, что он проколется
на какой-либо мелочи.
        Третьей проблемой оказалось владение оружием, любой потомственный дворянин, будь он каким угодно провинциалом, умеет управляться с мечом. Стоит ли говорить что у юноши с этим были проблемы, мало того, что он сам никогда не обращался с оружием, но и колдун уделял этому, откровенно говоря, мало времени, за что, кстати, обзавелся ужасным шрамом через всю грудь, да и обрел славу неумехи в Академии. Брона такая участь не устраивала и вот, он уже год к ряду каждый день тренируется с мечом. Вечером и утром он занимался, стараясь укрепить свое тело, а перед сном фехтовал, рубя чучело, что ради такого дела установил у себя дома. Да, за год он хорошо окреп, плечи расправились, на руках и ногах появились мышцы, присущие воину, а не конюху, только вот с мечом были проблемы. Можно сколь угодно избивать чучело, но без соперника или учителя, это не сделает его хорошим мечником. Сейчас Брон с трудом но признавал, что фехтует не лучше создателя своего кулона.
        Четвертой и самой важной проблемой было отсутствие денег. Да, у юноши имелись очень неплохие для крестьянина сбережения, почти четыре фунта, а после продажи подросших жеребят он получит еще три, что превратит его в первого богача деревни, да вот только  обучение в Академии стоит не меньше десяти фунтов в год, если конечно не хочешь потом служить в армии. Только вот за год там мало что можно усвоить, лишь основы. Тут еще зависит от того, к чему у парня будет расположенность. Если повезет и расположенность будет к жизни, то ему и года хватит, а если нет? Тогда нужно не меньше четырех десятков фунтов, а это слишком много. Дабы заработать такие деньги, разводя коней, ему понадобиться лет десять, это если дядя не вернет ему скот, если вернет не больше пяти лет, все же десяток кобыл, это десяток жеребят в год, если продавать их двухгодовалыми, то это тридцать шиллингов за каждого, т.е. пятнадцать фунтов за два года.
        Только вот в доброту кровного родственника Брон не верил и это добавляло ему еще больше энтузиазма в тренировках. Убивать дядю не хотелось, да и не простят ему этого, а вот защитить свою жизнь нужно уметь и в случае чего получится удрать и прибиться к наемникам. Брон не знал, сколько получают те сейчас, но во времена колдуна, что изредка пользовался их услугами, баннерный рыцарь стоял четыре шиллинга в день, обычный рыцарь два, а оруженосцы всего один.
        Под баннерного рыцаря маскироваться было глупо, так или иначе но их имена многие знают. Даже Брон, не разу не бывавшие не то чтобы на войне, но и на турнире, мог перечислить с десяток имен. С притворством под рыцаря тоже могли возникнуть проблемы, любой власть имущий или даже другой рыцарь мог потребовать предъявить документ или шпоры, и если документ Брон подделать бы смог, то шпоры нет. Обычные наемники же зарабатывали  даже меньше чем оруженосцы, хотя конный боец и мог получать тот же шиллинг в день, но на регулярную службу за такую цену не наймут, а если браться то за одно то за другое, то выйдет примерно столько же как и на службе у сеньора, только гораздо опаснее. К тому же на службе у сеньора вполне можно и совершить что-то, за что можно получить рыцарские шпоры.
        В итоге, Брон, перенявший некоторые из привычек некроманта, составил план:
        1.Нучиться сражаться.
        2.Наняться на службу.
        3.Накопить денег на обучение в Академии.
        За год он уже достаточно привык к мечу, дабы податься в наемники, а через месяц должно состояться его официальное взросление как мужчины, после чего состоится встреча с дядей, а там уж будет видно, как все повернется, но готовиться парень уже начал.
        Из схронов некроманта он уже вытащил все ценное, что там было, хотя прикасаться к инструментам он не рисковал. За полтора года он так и не притронулся к изучению самой магии, просто не было времени, а вот последствия глупости он в памяти некроманта видел не раз и отсушить себе руку не хотел. Вторым пунктом в его плане была продажа тех лошадей, что у него были. Пятнадцатилетнюю кобылку он втюхал старосте за пяток шиллингов, правда ему пришлось соврать, что ей всего двенадцать лет и она еще может давать потомство. Коня он пристроил в городе еще за шесть шиллингов, там же пристроил и одного из подросших жеребят, которым этим летом исполнилось по два года. Второго он оставил себе, так как тот был наиболее обучен и по дрессуре был близок к рыцарскому скакуну, да и природа его не обделила ни выносливостью, ни силой. Жаль лишь, что времени мало, ему бы дать еще окрепнуть годок. В общем, наш юноша собрал для побега все необходимое, так что бежать был готов в любую минуту.
        Последний месяц, несмотря на ожидание беды, оказался для парня очень интересным. Он не зная, куда потратить кучу времени, что раньше занимал уход за скотиной, теперь активно штудировал память колдуна. К знаниям о магии он все еще не прикасался, зато нашел еще кое-что интересное. Науку, звалась она алхимией. Наука была о свойствах различных вещей и их использовании, в ней было два раздела. Около колдовской, что изучал различные зелья и ингредиенты, необходимые при некоторых ритуалах и обычное зельеварение, что мог использовать любой желающий. Особых тайных знаний почивший колдун не имел, но десятка три различных снадобий приготовить мог. Некоторые Брон сразу откинул, негде было достать ингредиенты, зато для других зелий все необходимое можно было найти под рукой. Так, юноша смог изготовить зелье, которое останавливало кровотечение. Раны оно не заживляло, но вот помочь не истечь кровью могло. Так же юноша научился изготавливать, зелье, временно снимающее боль, а так же снадобье, что позволяло дольше времени обходиться без сна. Это собственно почти все, почти лишь потому, что последнее было зельем
увеличения мужской силы. Стоит ли говорить, что действие его понравилось жене купца, а уже потом, когда она, не желая расставания с юношей, а так же, чтобы тот ее запомнил, отдала ему целый фунт серебра, то действие зелья понравилось и самому Брону.
        Церковь, тишина, медленно горят свечи, а коленопреклонённому  Брону священник вешает на грудь знак Отца, предварительно сняв с нее знак Сына:
        -Встань, не мальчик, но муж,- произносит он,- теперь ты под крылом Отца нашего, а значит, теперь ты можешь заводить свою семью.
        -Благодарю вас, служитель Четверых, я понесу этот знак с честью.
        -Хорошо,- говорит жрец и его лицо преображается, вместо спокойного и бесстрастного служителя богов теперь перед Броном стоит улыбчивый староста,- пойдем, меня уж на ужин домашние заждались,- похлопал он юношу, а теперь уже мужчину по плечу. -Твой дядька не объявлялся?
        -Нет еще,- покачал головой парнишка.
        -Не жди его, мальчик, уходи, ничего хорошего он тебе не принесет,- покачал головой староста,- и коней не отдаст и серебро не отдаст.
        -Так помогите мне дядя Вурис,- попросил юноша.
        -Не могу Брон, не могу, не знаю я как твой отец начинал, а коль он скажет, что кони эти на деньги его куплены, что он твоему отцу занял, на лжи его уличить не смогу, а он не дурак, виру стребует.
        -Эх, а ведь родная кровь,- прошептал юноша.
        -Не обижайся, парень, но у тебя что отец что брат его гнилые люди, а ты вот в мать, похоже уродился,- невесело улыбнулся он.
        -Надеюсь,- серьезно кивнул Брон,- ладно, пойду я домой дядька Вурис, подготовиться нужно, все равно со дня на день нагрянет.
        -Ладно, иди Брон, иди, но прислушайся к моему совету, добра от дядьки не жди,- напутствовал он его.
        -Да знаю я,- грустно произнес парень, направляясь к дому.
        На следующий день в деревню прискакало двое, на конях. Они, не снижая темпа пронеслись к дому Брона, где, спешившись зашли во двор, не дожидаясь пока хозяин дома выйдет на встречу. Встретились они в сенях, Брон как раз выходил из избы, а старший из прибывших отворил двери в сени.
        -Приветствую дядя,- кивнул Брон, заметив мужчину с проседью на висках,- приветствую брат,- заметил он его сына.
        -Привет племяш,- поздоровался мужчина, которого звали Торном, чрезмерно сильно сдавив протянутую в приветствии руку.
        Удивление мелькнуло на его лице, когда племянник не только не отступил, но и ответил на рукопожатие, показав собственную силу.
        -Ну что, накорми что-ли нас с дороги, да поговорим,- сразу перешел к делу старший, постаравшись незаметно разглядеть окрепшую фигуру своего родственника, которую скрывал сумрак помещения.
        -Конечно, я как раз садился трапезничать,- ответил Брон, развернувшись и пройдя в избу,- за столом стояла лишь одна тарелка, так что ему пришлось доставать еще посуду,- вы как гречу больше любите, с молоком или без?
        -С мясом,- ответил парень, что был так похож на Брона, на того, каким он был полтора года назад.
        -Чего нет того нет,-показательно пожал  плечами хозяин и не став навязываться, просто поставил кувшин с молоком на середину стола, там же стоял и чугунок, в котором остывала каша.
        Позаботившись о гостях, Брон сел, но не успел пригласить родственников к столу, как те сами уселись. Отсутствие почтения не отразилось в нахмуренных бровях, лишь мрачный блеск глаз показал, как юноше это не понравилось.
        Несколько минут все трапезничали, первым закончил Брон, он то и завязал разговор:
        -Ну, так какими судьбами дядя?- спросил он, улыбнувшись уголками губ.
        Мужчина своего недовольства скрывать не стал, нахмурив брови. Ему не дали закончить трапезу. Но он был уже не молод, так что сделал вид, что закончил кушать.
        -ТЫ вырос Брон, теперь ты мужчина, три года назад умер твой отец, мой брат и я забрал у тебя полтора десятка лошадей, оставив двоих и этот дом, но теперь ты самостоятельный и опекать тебя я больше не намерен, этот дом построен на мои деньги, скот куплен на них же, понимаешь к чему я веду?
        -Ты ведешь к тому, дядя,- последнее слово юноша особо выделил интонацией,- что хочешь, чтобы я заплатил тебе за дом, правильно?
        -Ты все верно понял,-довольно усмехнувшись мужчина откинулся на спинку стула.
        -Только вот я не буду,- хмуро взглянул Брон ему в глаза.
        -Почему?- деланно изумился тот.
        -Потому что это мой дом и коней ты забрал моих,-твердо произнес ощутимо напрягшийся юноша,- и по хорошему ты должен мне их вернуть.
        -Ты что несешь, я занял твоему отцу денег еще до твоего рождения!
        -Врешь.
        -Да как ты смеешь называть меня лжецом?- взревел мужчина, вскочив на ноги,- да я тебя, щенок плетью отсюда выгоню!
        -Попробуй,- поднялся юноша.
        Торн попытался ударить парня по лицу,  но тот неожиданно ловко ушел ему под руку и толкнул в грудь. Споткнувшись о стул, дядя Брона полетел под ноги своему вскочившему сыну.  Тот перепрыгнул через отца, и попытался ударить юношу, но был сбит сильным ударом в челюсть и опрокинулся на стол, скинув всю посуду.
        Мужчина тем временем начал вставать, но удар ноги в лицо вновь бросил его на пол.
        -Ты ответишь за это ублюдок,- взревел он, вытерев кровь с разбитой губы и выхватил нож из-за пояса.
        Брон, перехватив руку с ножом, выкрутил ее с такой силы, что оружие выпало из рук дяди, а сам он закричал от боли. Отпихнув ногой мужчину, Брон с силой обрушил стул на спину его сына, выбив из него дух.  Следом он вновь заехал ногой по лицу дядюшки, от чего тот, наконец, потерял сознание.
        Дальше он все делал  быстро. Скинув двоюродного брата на пол, юноша обыскал их, а когда закончил с этим делом, то стащил портки, связав обоим руки за спиной. После этого парень скорым шагом выскочил в сени и достал из-за сундука с крупой припасенный баул и прихватил еды. Пару лепешек, что испек сегодня утром, да небольшие мешочки с горохом да гречей.
        Покончив со сборами, он отправился в конюшню, где оседлал своего коня, прозванного им Торопыгой, навьючив на него свои баулы, отрок за повод вывел его из двора и привязал за седло ближайшего жеребца. Того он с помощью пеньковой веревки привязал к седлу последнего коня, на которого взобрался сам.
        -Прощай мой бывший дом,-тихо произнес Брон, грустно окинув улицу и дернул поводья, заставляя лошадь идти вперед.

        Глава 3.

        НА ПЕРЕПУТЬЕ ТРЕХ ДОРОГ,
        ЧТО ЛЮДИ НАЗЫВАЮТ МИРОМ,
        СПРОШУ ТЕБЯ: А ЧТО ТЫ СМОГ?
        И ТЫ УКАЖЕШЬ НА МОГИЛУ.

        .
        Небо перечеркнул ветвящийся разряд молнии. Но всадник не видел, что происходит за его спиной, он лишь заметил, как на секунду все вокруг осветилось, а через несколько секунд по небу пронесся ужасающий силы гул.
        -Не гневайся Отец наш, позволь мне добраться до трактира,- прошептал себе под нос Олаф.
        Уже две недели прошло, как вьюноша  покинул замок своего отца, он смог скрыться от погони и пересечь страну  по диагонали, с юго-запада, на северо-восток, в земли, где у его отца не должно было быть слишком много «глаз». Оставаться на юге, как и в центральных землях, он не стал. Там влияние его отца слишком велико, юноша догадывался, что даже поступи он в орден четверых и принеси обеты, он не будет под защитой, деньги могут многое, а уж если в том будет интерес командующего армией короля, то они могут почти все.
        К тому же северные земли известны своими «безопасными трактами» так что тут постоянно существовала надобность в услугах наемника.
        Погода испортилась неожиданно, еще с утра стояло солнце и теплый ветерок, а вот уже налетевший ветер пробирает до костей, а некогда ясное небо заволакивает свинцовыми тучами. Парень мерз но терпел, не снимал доспехов, лишь прикрылся дорожным плащом, но влага все равно пробиралась под него, пропитывая рубаху и штаны, противными холодными ручейками стекала по бедрам и голеням, собираясь в сапогах.
        -Ничего родные, до трактиру не больше часу хода,- похлопал юноша по шее своего верхового коня.
        Дорогу с обеих сторон обступал густой кустарник, за которым раскинулся не менее дремучий лес, так что то, что творилось за поворотом, оказалась для юного рыцаря неожиданным сюрпризом. Даже сейчас он, наблюдая за разбойниками с расстояния  двадцати шагов,  не слышал их, дождь очень хорошо гасил звуки.
        Сын герцога на секунду замер, считая разбойников и прикидывая свои шансы на победу. Один разбойник меж тем перерезал горло купцу, еще трое добивали одного из выживших охранников, а последний удерживал плачущую женщину. Картина была ясна, небогатый купец с парой охранников ехал по своим делам, возможно с женой, возможно с попутчицей. Нарвались на разбойников, короткий бой, одного охранника убили сразу, купца сбили с ног и прирезали, сейчас дорежут второго охранника, свяжут девушку и утащат в лес, наверняка землянка вырыта где-то недалеко отсюда.
        Отвязав повод заводного коня, юноша дал шенкеля своему жеребцу, посылая его вперед. За те секунды, что он думал, его так и не заметили, так что его появление оказалось полной неожиданностью. Налетев на троицу, что пыталась добить охранника, он сбил одного из них, второго же с силой рубанул по шлему, развалив тот и голову под ним почти напополам. Останавливаться он не стал, его сила в скорости и в том, что бандиты не успевают ему ничего сделать.
        Но разбойников не обучали рыцари и, когда Олаф помчался на второй заход, его лошади просто подрубили ноги. Молодой лорд едва успел освободить ноги из стремян, как его с силой выбросило через голову коня. Холодная грязь смягчила падение, приняв юношу в свои объятия, но тот почти моментально вскочил, принимая боевую стойку. Обернувшись, он понял, что дела его плохи. Бойца, которому он помогал, все же убили, видимо он тоже непозволительно отвлекся на наскок Олафа, за что и поплатился. Женщина сейчас тоже лежала в грязи, но понять, мертва она или просто без сознания не представлялось возможным. На юношу медленно шли трое разбойников, четвертый, которого он сбил конем, сейчас стонал, скрючившись на земле и выплевывая кровь из легких.
        Губы молодого лорда напряженно сжались, он не ожидал подлого удара по коню, а теперь был в гневе, но знал, что в бою, где враг превосходит тебя числом, нет места эмоциям.
        Разбойники меж тем приближались, покачивая оружием и не сводя взглядов со своего противника, то, что перед ними не крестьянин они поняли сразу. Дорогая кольчуга, пластинчатые наручи и поножи, остроконечный шлем, да и сам меч с искусно выкованной крестовиной, все это могло потянуть на десяток фунтов. Но их было больше и это придавало им уверенности, да ещё и грязь, что была под ногами. Она мешала всем, но если разбойники не особо нуждались в подвижности, то у бойца, что стоял напротив их, должны были возникнуть определенные проблемы. Так и случилось.
        Разбойники не стали лезть дуром, они разошлись, стараясь окружить противника. Думали, что если обойдут его, то расправятся с легкостью. Но Олаф, в отличии от них, был обучен военному делу и когда парочка мужиков достаточно отдалились от третьего своего собрата, он рванулся вперед. Уйдя под замах плотницкого топора, он пропустил оружие противника над головой, а сам, скользнув мимо того, оставил ему глубоко прорезанный бок.
        Бородатый разбойник вскрикнул от боли, а его сподвижники рванулись вперед, но не успели достать бойца в раскрытую спину, тот уже развернулся и готов был их встречать.
        Олаф напряженно следил за движениями своих врагов, поэтому, когда их зрачки скользнули поверх его головы и удивленно расширились, он напрягся. Оборачиваться было нельзя, это могло быть ловушкой. Вытянутый вперед меч, на секунду повернутый боком тоже не помог, он был покрыт кровью и водой, так что не отражал ничего, лишь неясная тень мелькнула. Юноша уже готов был отпрыгнуть в бок, но вовремя услышал стук копыт, это не могли быть сообщники лиходеев. Через секунду мимо него пронесся всадник, обрызгав грязью из под копыт. Разбойникам пришлось прыгать в разные стороны, дабы не повторить судьбу своего дружка, но и всадник не смог ни до кого дотянуться своим клинком.
        Зато это позволило Олафу сблизиться с одним из них, тот попытался отмахнуться, но юноша ловко завел меч ему под руку и резанул по запястью. Оружие противника упало наземь, а через секунду в его шею вонзился острый кончик меча. Покончив со своим противником, Олаф обернулся к последнему, но там его помощь не понадобилась. Всадник, гарцуя на лошади уверенно, хотя и неумело теснил последнего из разбойников. Тому приходилось постоянно пятиться и блокировать меч нападающего, так что поражение было вопросом времени. Бой затянулся ненадолго, не прошло и десяти секунд как последний из разбойников, лишившись двух пальцев, был обезоружен и оглушен ударом плашмя.
        Всадник расправившись наконец с своим противником, оглянулся и заметив Олафа, направил своего коня к нему, но когда юноша уже было напрягся, он остановил коня и спрыгнул с коня.
        -Приветствую,- протянул он ладонь в знак мирных намерений.
        -Приветствую,- повторил его действия молодой лорд,- благодарю за помощь.
        -Не стоит,- отмахнулся тот, разглядывая своего собеседника,- меня зовут Брон.
        -Олаф.
        Оба юноши сняли шлемы и взглянули друг на друга. Они были в чем-то похожи, оба еще молоды, оба еще безусы, у обоих волевые лица, широкие подбородки, цепкие глаза, только вот у Брона был шрам через бровь, да волосы его были темно-русые, а у его собеседника они были пшеничного цвета. Да еще глаза разнились цветом, у бывшего конюха они были зеленоватыми, а бывший лорд имел глаза цвета неба. Когда с ритуалом знакомства было покончено, юноши вновь надели шлемы на головы, а Брон, вскочив в седло сказал:
        -Пойду, приведу лошадей.
        -Хорошо.
        Олаф же направился к женщине, что так и не пришла в себя, подойдя достаточно близко, он стянул с руки кожаную перчатку и прикоснулся к ее шее. Сердцебиение чувствовалось и юноша осторожно поднял женщину на руки и перенес на телегу. Там, под слоями парусины нашлись тюки с тканью, в которой наш лорд не разбирался, но даже его куцых познаний хватило, чтобы понять:
        -Не крестьянская,- тихо прокомментировал он себе под нос.
        К этому моменту успел вернуться Брон, ведя за собой двоих лошадей, одну свою заводную и ту, что оставил Олаф.
        -Что будем делать с ними?- кивнул он на трупы разбойников.
        -Прицепим к телеге, пусть тащит, сдадим местному сеньору, может за них выкуп был назначен?
        -Да какой выкуп, местные крестьяне наверняка,- недоверчиво покачал он головой,- предлагаю расспросить пленного, думаю у них логово недалеко.
        -Да, было бы неплохо, но я думал успеть до трактира, до него осталась не больше двух часов езды.
        -Слишком долго провозимся с лошадьми, не успеем до темноты,-юноша показал попутчику на убитую лошадь, что ранее была запряжена в телегу.
        -Ладно, переночуем в лесу, -согласился Олаф,- давай я разговорю пленного, а ты пока запряги телегу,- видя, как подозрительно сощурились глаза собеседника он пошел на попятную,- ладно вместе сделаем все, думал сэкономить время.
        Брон лишь промолчал, в телегу они запрягли Торопыгу, которому это сильно не понравилось, но времени не было. С разбойником разговор был короткий, разбудив мужика парой оплеух, они начали расспрос:
        -Где лагерь?- спросил Брон, и видя, что отвечать тот не собирается, достал из ножен нож,- повторяю, где лагерь?
        Мужик то ли был еще оглушен, то ли был чрезмерно горд, но отвечать не стал, за что мгновенно лишился уха.
        -Еще раз промолчишь, и я отрежу тебе член,- пригрозил он, видя как на последнем слове лицо Олафа, что держал разбойника, скривилось.
        -Скажу, скажу, тут не далеко,- зачастил мужик, прокричавшись от боли,- шагов триста в лес,- он мотнул головой указывая направление.
        -Деньги, ценности?- спросил Олаф.
        -Нет, нет, ничего нет, на первое дело пошли,- залепетал заключенный.
        -Что с ним делать будем, целую ночь сторожить я не хочу, да и не заплатят нам за него?- произнес Олаф.
        -А что тут делать еще, выбор не большой, либо прирежем, либо отпустим, это если с собой не тащить,- пояснил он.
        -Мне он ничего не сделал,-пожал плечами Олаф,- ты с ним сражался.
        -Оставлю,- подумав вынес вердикт Брон,- может она захочет его убить, может сеньору отдадим, чтоб при всем честном народе его повесил, пусть уроком будет, ато развилось их как грязи.
        Разбойник, не иначе как чудом услышавший, о чем говорили наемники, неожиданно вскочил на ноги и постарался убежать, но, догнавший его Брон, полоснул его мечом поперек спины.
        -Ну вот, сам за меня все решил,- пожаловался он Олафу.
        Далее наши наемники, сходили на разведку, найдя хижину там, куда и указывал пленный. Убедившись, что там никого больше нет, а судя по скромным размерам и не было, они занялись остановкой на ночлег. Закатывать телегу в лес не стали, оттащили с дороги, да прикрыли срубленными кустами. Решив что в темноте и так сойдет, а с утра они уже будут здесь. Мертвых тоже оттащили, скидав позади телеги, следом занялись лошадьми, а на последок начали перетаскивать груз в землянку, от влаги ткань, конечно, не разлезется, но заниматься сушкой им не хотелось, а в том, что часть товара уже их собственность они уже не сомневались.
        В небольшой землянке стало тесно от тюков, да и одну из двух больших лавок, которые бывшие владельцы использовали вместо лежанок, пришлось уступить даме. Пока Брон растапливал костер, а Олаф сортировал тюки, очнулась женщина. Незаметным это прошло, так как она выдала себя негромким стоном. Оба юноши окрестили ее для себя женой купца, так как на ней было не крестьянское рубище, а вполне приличное дорожное платье, да и походный плащ был неплохой.
        -Не волнуйтесь,- поспешил успокоить ее Олаф,- мы не причиним вам вреда.
        -Кто вы такие?- женщина, а на вид ей было примерно двадцать пять лет, пыталась разглядеть лица мужчин.
        Юноши поспешили снять свои шлемы, что сильно успокоило женщину, она в отличии от обоих парней знала, так делают только благородные.
        -Меня зовут Брон,- кивнул ей тот, что был слегка пониже.
        -А меня Олаф,- представился второй.
        -Меня зовут Кэт,-кивнула она головой, от чего та отозвалась новой вспышкой боли,- где мой муж?-поморщившись спросила она.
        -Боюсь, выживших не было,- грустно ответил Брон, опустив взгляд в пол.
        -О Боже,- ахнула она,- где его тело?
        -Пойдемте, я провожу вас,- взял на себя грустную ношу Олаф.
        Брон же занялся готовкой еды, котелок как раз почти до половины наполнился дождевой водой.
        Олаф же, проводив женщину, остался с ней для охраны, лишь отвернулся, не желая смотреть, как та изливает свою боль. Но прошло уже с десяток минут, а та все не успокаивалась.
        -Миледи, вам не стоит так долго сидеть под дождем,- осторожно произнес он.
        Та не прореагировала, даже глаз не оторвала от лица погибшего мужа.
        -Миледи,-осторожно притронулся он к ее плечу, а когда та подняла на него заплаканные глаза, вновь повторил,- пойдемте, вы можете заболеть.
        Женщина словно послушная марионетка поднялась на ноги и пошла за ним. Вернувшись в землянку, сын герцога поморщился от резанувшего глаза дыма, дымохода здесь не было и дым выходил просто в щель над дверью.
        Брон как раз помешивал кашу. Встретив вернувшихся взглядом, он жестом подозвал их поближе к костру:
        -Присаживайтесь поближе, вы сильно промокли,- сам он уже переоделся в сухую рубаху, что ранее лежала в седельной сумке.
        Предлагать переодеваться даме никто не стал, юноши лишь заботливо предложили ей свои плащи, та отказываться не стало, но по ее отсутствующему взору было понятно, ей не до холода.
        -Я так понимаю, ты путешествовал не с ними?- спросил Брон у Олафа.
        -Нет, я ехал из Лорка в Толг, наткнулся случайно, увидел как троица теснит одного, решил помочь, сбил одного, второго зарубил, хотел пойти на второй заход, да эти твари убил коня, дальше ты наверное видел, а сам ты откуда?
        -Ехал из Лорка в Толг, судя по всему по твоим следам,- улыбнулся он,- думал, не нагоню, а тут за поворотом смотрю, лошадь стоит, а потом и бой увидел, решил помочь.
        -Как мы тогда в трактире не пересеклись?- хмыкнул Олаф.
        -Я ночью прибыл, да и заспался из-за этого,- немного неловко улыбнулся Брон.
        -А чего в Толг путь держишь?
        -Да я наёмничаю, деньжат подзаработать хочу, а там, говорят, барон Туний людей собирает, вот, под руку пойти хочу, а ты?
        -Да собственно за тем же,- немного напрягся парень, удивившись такому совпадению.
        -Говорят, барон что-то не поделил с виконтом Яблочной Поляны.
        -Да, я слышал, говорят, виконт сильно покалечил его брата на дуэли.
        -Ха, мне кажется, мы слышали слухи из одних и тех же уст,- рассмеялся Брон.
        -Смех смехом, а бой там обещает быть кровавым, говорят, барон заключил союз со своим соседом, бароном Орландом Железноруким.
        -Да, только у виконта все равно больше людей, а если он не дурак, то и наемников тоже подтянет, я бы может и к нему пошел, да только говорят он скуп как ростовщик.
        -Извини что такое спрашиваю, но для наемника ты довольно плохо снаряжен,-позвенел Олаф своей длинной кольчугой.
        -Да я собственно только решил этим заняться,- хмыкнул парень.
        -Правда?- удивился он,- для новичка ты достаточно хорошо владеешь мечом,- а если не секрет, то чем ты раньше занимался?
        -Хм,- Брон на секунду задумался,-я бастард, рос в семье конюха, и лишь недавно узнал правду.
        -Ого,-удивился Олаф,- а если не секрет, то кто твой отец?
        -Мой отец лорд Сутер Громкий, сын лорда Торнета Черного, третьего брата графа Горной Долины.
        -Хм,-юный лорд ненадолго задумался,- насколько я знаю граф Горной Долины Синер Могучий, а его отцом был,- он опять задумался, забавно нахмурившись,- Кортен Уфилий.
        -Верно, а вот Корнет Уфилий был сыном Сонета Уфилия, что и был братом моего деда,- пояснил Брон.
        -Твой дед видимо был еще тем живчиком, раз прожил так долго?
        -Он был некромантом,-пояснил Брон,- извини конечно, но и ты не похож на наемника,- ответил он, а заметив вопросительно приподнятую бровь прояснил,-много знаешь.
        -Я второй сын Барона Торнольда Сильского,- припомнил Олаф одного из вассалов своего отца, у того действительно было два сына,- отец задумал женить меня, мне не захотелось и вот, я здесь.
        -Почему без шпор? Не успел?
        -Нет, оставил на кровати, он выдал мне их в тот же день когда сказал о женитьбе.
        -Понятно.
        Повисло неловкое молчание, лишь слышно было, как тихо постукивали зубы замерзшей женщины.
        Вскоре все начали готовиться ко сну, оба юноши долго не могли заснуть, ожидая друг от друга подвоха и ворочались. К тому же Брону постоянно припоминались убитые им разбойники, что плохо сказывалось на его спокойствии.
        -Что с ней делать будем?
        -Оставим в Толге, там и трофеи продадим,-буркнул Олаф сделав вид, что уже почти уснул.
        -Думаю, если наши планы совпадают, то можем дальше держать путь вместе.
        -Ладно, а теперь давай спать,- буркнул Олаф.
        С ура парни захлопотали, дождь стих еще ночью и теперь можно было заняться трофеями, ну и трупами. Первыми раздели мертвых лиходеев, ничего драгоценного у них не нашлось. Пяток кривых ножей, два неплохих плотницких топора, одна самодельная дубина, одна более-менее качественная палица и дешевый меч из дрянного металла.
        -Миледи, у меня вопрос, это были наемники или ваши слуги?-спросил Брон у дамы.
        -Я не миледи,- хмуро ответила она,- я жена обычного торговца, а это были наемники.
        -Хорошо.
        Будь охранники слугами, все с их тел бы принадлежало ей, но у наемников свои законы, поэтому трофеи достались юношам. Олаф благородно уступил Брону того, на котором была нетронутая броня. На обоих охранниках, которые судя по сходству лиц, были братьями, были одинаковые комплекты, видимо вышедшие из одной оружейной. Корпусы они прикрывали кожаными кирасами, грудь которых была укреплена парой длинных пластин, что были вшиты под кожу и проклепаны, пластины  стояли таким образом, что напоминали букву V. Только вот один из доспехов был прорублен топором, а второй цел. Кроме этого на охранниках были кожаные шлемы, да такие же наручи, поножей не было, зато были круглые щиты с медной окантовкой. Олаф из всего этого к себе прибрал лишь щит, остальное скидав в телегу, Брон же наоборот облачился во все, что было, став похожим на нормального наемника. Оружие у наемников тоже было одинаковое, булавы с четырехгранными навершиями, хорошее оружие против противников в легкой броне, только вот владельцам они не помогли, численное превосходство перевесило превосходство в умении и амуниции.
        К телу торговца не прикасались, его, как и тела наемников погрузили на только что сколоченную волокушу, где и закрепили с помощью веревок.
        Кроме амуниции среди трофеев была и одежда, но наемникам ее оставили в качестве уважения, а с бандитов стащили портки и свалили их тела в кучу. Так было принято поступать с грабителями и разбойниками, хотя обычно снимали всю одежду, но юноши на грубую мешковину не позарились, хотя конечно проверили, на случай заначек и даже нашли пару шиллингов, которые отошли Олафу, Брон не любил ощущать себя должником.
        Наконец юноши закончили со своими делами, погрузили груз в телегу и, запрягши коней, двинулись в путь. За сегодня им нужно было добраться до следующего трактира, в ближайшем они решили не останавливаться, а просто пополнить запасы.

        Глава 4.

        Сражаемся в поле иль на стене,
        В стою, иль один на один,
        Сражаемся сталью, огнем и мечом
        И Верим
        Мы победим!
        Наемничья песня.

        Первый день совместного путешествия проходил вполне спокойно. Юноши на конях ехали спереди и позади телеги, жена торговца управляла ею. Ехали в тишине, разговоров не вели, с женщиной разговаривать им было не о чем, а меж собой не общались из-за расстояния.
        Солнце не успело войти в зенит, а они уже проехали первую таверну. Останавливаться не стали, лишь Олаф заглянул туда на пару минут, прикупив пару фунтов солонины. За день остановились лишь один раз, на обеденный привал, заодно и коням отдых дали. Если ездовые не слишком устали, то Торопыге требовался небольшой отдых, молодой конь был просто не привычен к таким нагрузкам, а если честно, то Брон просто жалел своего питомца. В обед сварили гороховую кашу, которая вприкуску с солониной была вполне неплоха. Лишь Кэт не притронулась к мясу, а если бы не требовательные взгляды парней, то и к каше могла бы не притронуться.
        Обеденный привал не сильно повлиял на скорость передвижения, но до следующего трактира они добрались почти в полной темноте. Ворота во двор были уже заперты.
        -Хозяева,-подал зычный голос Брон,- хозяева!
        Юноша кричал в попытке разбудить местных и ему, в конце концов, это удалось.
        -Кого там Нарождённый принес?-раздался злой, немного хрипловатый голос с той стороны.
        -Путники, ночь в дороге застала, нам бы на ночлег,- все так же через забор ответил Брон.
        -Сколько вас?
        -Трое, два наёмника, да женщина.
        Впускать их сразу никто не подумал, но услышав про женщину, хозяин поубавил грубости в голосе.
        -Чего ночью разъезжаете?
         -Побыстрей надо добраться до Толга,-поняв, что сейчас последует новый вопрос, Брон сразу расставил все по своим местам,- павших везем, похоронить нужно.
        -Хорошо, сейчас открою,- пробубнили с той стороны.
        Но перед тем как ворота открылись, над частоколом на секунду появилась макушка молодого парня, который тщательно рассмотрел путников.
        -В телеге что?- неожиданно последовал новый вопрос.
        -Товар что купец вез, ткань в основном.
        -Парусину откинь,- требовательно приказал все тот же голос.
        Когда Олаф выполнил требуемое, вновь кто-то из молодых выглянул и убедился, что под тканью не скрываются бойцы.
        Наконец ворота открылись. Брон слегка напрягшись, поглядел на двух молодых парней, что держали их под прицелом луков, а так же на немолодого уже мужчину, что держал в руке топор. Олаф же на это внимания не обратил, лишь тронул коня вперед. Проезжая мимо мужика, он спросил:
        -Конюшня где?
        -Там,-махнул рукой тот, он все еще напряженно вглядывался в телегу и расслабился лишь когда заметил волокушу, да тела на ней.
        Юноши расседлали лошадей, оставив телегу под окнами, которые указал трактирщик. Будь на постое они одни, то за товар можно было бы не волноваться, но судя по лошадям, тут было еще как минимум три всадника.
        -Я буду сторожить первые три часа, ты следующие,- предложил Олаф, на что Брон лишь согласно кивнул.
         За комнату они отдали три пенса, Кэт снимала комнату самостоятельно. Набивать пузо на ночь глядя никто не стал. Ночь прошла спокойно, а на ткань так никто и не позарился. С утра наши новоявленные наемники оставили трактирщику еще пару пенсов, прикупив в дорогу пару булок хлеба, да литр кислого пива. Пиво купил себе Брон.
        -Надоело пить одну воду,- объяснил он свои действия Олафу, а когда тот неодобрительно покачал головой, пояснил,- напиваться я не собираюсь, просто эта кислятина очень хорошо прочищает мозги.
        В качестве доказательства он поднес горлышко фляги к лицу попутчика. От ароматов знатно перебродившего пива, лицо бывшего рыцаря перекосило, так что Брон посчитал слова доказанными и рассмеялся.
        До Толга добрались без проблем. Город, по сравнению с Лорком,  выглядел представительно, наверное потому, что стоял на торговом тракте, соединяющем два крупнейших порта королевства Ветренный Мыс и Шюьк. Раньше, пока маги не затопили остров, что принадлежал пиратской вольнице, отсюда вел еще и тракт в столицу государства Солиц, но теперь, когда с пиратством было покончено, гораздо выгоднее стало перевозить товары по морю, до Белой Гавани, а оттуда уже в столицу. В общем, город был не из бедных, и видно это было с первого взгляда. Каменные стены, защищающие его в высоту были более пяти метров, что для городских стен было очень даже прилично, тем более кроме стен тут имелись и башни, целых восемь башен, как минимум одна из которых была колдовской.
        Из города было всего три выхода, по количеству торговых трактов, что выходили из него.
        Никаких очередей у южных ворот, к которым подъехали наши герои, не было. Лишь парочка стражников осмотрела товар да взяла с женщины пару пенсов, за возможность торговать в городе, при этом ее имя внесли в список торговцев, что сейчас находились внутри. Здесь все было серьезно.
        Стражников сильно заинтересовали тела, но услышав историю, они лишь сочувственно покивали, да напомнили, что наемникам стоит обратиться в мэрию, а тела надобно захоронить в ближайшее время, поскольку во избежание начала эпидемий, в городе нельзя надолго оставлять мертвые тела и все они, даже тела бедняков подлежат обязательному захоронению. Юноши в ответ лишь покивали, а женщина уверила стражу, что они захоронят тела, как только оставят товар у доверенного человека.
        С наемников никакие подати не снимались, так как они обычно были проездом и, так или иначе, оставляли свои денежки в городе, ночуя в тавернах и покупая различные услуги.
        -Миледи,-Обратился к женщине Олаф,- где вы хотели остановиться, в гостинице?
        -Нет, у моего мужа здесь проживает родственник, собирались пожить у него,- ответила она, выглядывая что-то среди домов и переулков. Оказалось, что она ищет нужную улицу. Дом неведомого родственника оказался расположен в торговом квартале и имел даже небольшой дворик, где с трудом, но все же уместилась телега.
        Родственником оказался мелковатый мужичок, что постоянно потел и оглядывался по сторонам, от чего у обоих юношей к нему возникла стойкая неприязнь. Она еще сильнее усилилась, когда он быстренько выпроводил их из дома. Ему бы несдобровать, но перед тем как выгнать, он выдал каждому по фунту серебра, взамен доли из тканей. Если Олафу это понравилось, так как в торговле он не разбирался, то Брон был зол, так как знал, что при продаже можно было заиметь на пяток шиллингов больше, но настаивать он не стал, все же спасали они ее, не заключая контракта, а значит, формально и претендовать ни на что не могли, кроме трофеев, разумеется.
        -Куда дальше пойдем?- спросил Брон у Олафа, когда они отдалились от дома негостеприимного хозяина.
        -Пойдем?-удивился тот.
        -Ну да, нам вроде бы по пути, так чего ехать по одиночке? Или ты против?
        -Да нет, просто не ожидал.
        -Так куда пойдем, думаю надо найти какую-нибудь мелкую оружейную лавку, там сбагрим трофеи.
        -Ладно,-пожал плечами Олаф.
        Трофеи они продали за сущие копейки, Брон получил всего пятнадцать пенсов, Олаф же чуть больше двух шиллингов, все же его трофейный панцирь требовал ремонта, а наручи и шлем были кожаными и ценились слабо.
        Покончив с этим, приятели поспешили найти таверну, где сытно перекусили. После они отправились на поиски вербовщиков, тех просто не могло не быть в городе, так как земли барона были буквально в пяти часах скачки от города.
        Так и оказалось, вербовщик нашелся во втором по счету трактире, в который заглянули наши ребята. Мужичок меньше всего был похож на глашатая, скорей уж это был ветеран. Олаф не успел переступить порог, как почувствовал на себе его цепкий взгляд. Мужчина сидел за столиком в самом углу, так что мог зрительно контролировать весь зал. На вид ему было не больше тридцати, но проседь в волосах и культя с железным крюком намекали, молодость свою он провел в боях.
        У Олофа не было сомнений, если кто-то в этом зале и был вербовщиком, то это он. Но выглядеть дураком он не хотел, поэтому сперва отправился к трактирщику, который и подтвердил его мысли. Но и после этого юноша не поспешил к мужчине, лишь окинул того оценивающим взглядом да вышел из трактира. Когда через минуту он вошел в компании еще одного бойца, вербовщик напрягся. Шпионы виконта точно были в этом городе, а значит, и неприятностей можно было ожидать.
        Но ребята не притрагивались к оружию, поэтому вербовщик решил, что сперва последует разговор.
        Так и оказалось, юноши, подойдя к столу остановились, а тот, что был в лучшей экипировке вежливо спросил:
        -Вы не против если мы присядем?-мужчина в ответ лишь кивнул,- вы же вербовщик барона Туния?
        В ответ ветеран вновь кивнул.
        -Хм,- сбился немного Олаф от такой общительности собеседника,- тогда мы бы хотели услышать условия.
        -Какой у вас опыт?- наконец подал голос калека.
        -Хм, достаточный,- осторожно ответил Олаф, говорить о том, что они начинающие наемники ему не хотелось.
        -В скольких сражениях участвовали?- с ухмылкой переспросил вербовщик.
        -Ни в одном,-хмуро взглянув на собеседника произнес бывший рыцарь,- но мы хорошо обучены.
        -Чем владеете?-все с той же покровительственной улыбкой спросил мужчина.
        -Мы конные воины, оружие щит и меч, экипировка та, что на нас сейчас.
        -Шесть пенсов в день,- предложил вербовщик условия.
        Олаф рассмеялся ему в лицо.
        -Ты нас за кнехтов держишь или  лучников?- поддержал его Брон,- два шиллинга в день каждому, вот нормальная цена!
        -Хаха,- рассмеялся в ответ вербовщик,- да вы сосунки и в бою то не бывали, а запросы как у рыцарей! Максимум семь пенсов на брата!
        -Ты, калека, нас за дураков не держи, наемные рыцари получают по четыре монеты на рыло, две достаются лишь тем, кто под клятвой. Нам не за спинами сидеть, а в передних рядах сражаться, какой дурак вообще может согласиться на семь пенсов?
        -Да вы молокососы и меч то держать не умеете, а все туда- же сражаться!- сплюнул мужик прямо на пол.
        -Была бы у тебя вторая рука, калека, мы бы посмотрели, кто из нас сражаться не умеет,- заиграл скулами Олаф,- полтора шиллинга или ищи своему сеньору других дураков!
        -Да валите куда хотите, я за полтора шиллинга пятерых лучников найму! Последнее раз предлагаю, девять пенсов или валите на все четыре стороны!
        -Прям смотрим очередь у тебя тут и хороших лучников, еле пробились,- съязвил Брон,- пятнадцать пенсов!
        -Да вы задрали, я вам что монеты высираю что-ли? Нет у меня столько денег, чтобы всем ублюдкам, что мечи нацепят такие деньжищи платить,- хлопнул вербовщик по столу ладонью, а в той тишине, что накрыла зал, было слышно, как из ножен Олафа выходит его клинок.
        Брон едва успел перехватить его руку, обнажать в вольном городе оружие даже благородным сильно не рекомендовалось, можно было угодит в каталажку.
        Олаф, на секунду замер, окинув полным ярости взором и Брона, что стремительно убрал свою руку от его, и вербовщика, что ощутимо напрягся, не ожидав такой реакцией.
        -Запомни на всю жизнь, урод, еще раз назовешь меня ублюдком, я тебе башку срублю, ты понял!?
        Вербовщик, осознав, что назвал бастардом благородного юнца, чуть спал с лица, но в целом вел себя спокойно, даже немного расслабился.
        -Хм, теперь когда все успокоились, предложу нормальную цену,- влез в диалог Брон, которого слова про ублюдка не капли не задели,- один шиллинг в день, по рукам?
        Мужик перевел взгляд с одного юноши на другого и на мгновение задумавшись, ответил:
        -По рукам.
        Пожав друг другу руки, в знак свершившейся сделки, они дождались пока вербовщик выпишет им небольшие грамоты, которые скрепит  сургучом и печаткой.
        -Где сбор?- спросил Брон, получив грамоту в руки.
        -В замке барона, я отправлюсь туда через три дня,- ответил вербовщик.
        -Не заблудимся,-огрызнулся Олаф и направился к выходу.
        Брон тоже задерживаться не стал, до замка часов семь хода, так что запасов провизии им не нужно.
        Вербовщик, проводил задумчивым взглядом парочку странных наемников. Нет, деньги они из него выбили вполне себе неплохие, но все же они странные. Один явно благородный, а вот второй непонятный. Вроде бы тоже, но на ублюдка не обиделся, да и своего благородного дружка смог удержать, что нижестоящий по положению делать бы точно не стал.
        На улице же Олаф, высказался Брону:
        -Ты неплохой парень Брон, но если хочешь держаться вместе, то больше никогда меня не останавливай,- Олаф взглянул в глаза Брона, но ничего в них не увидел, те были полны спокойствия.
        -Хорошо, но если ты вновь вздумаешь вытаскивать оружие в вольном городе, то уж извини, в темнице я с тобой сидеть не собираюсь,- высказавшись, они оба отправились на конюшню, где, оседлав коней, двинулись в путь.
        Замок барона, был довольно хорошо укреплен. Но это скорей всего было результатом того, что он располагался в нескольких днях от предгорий, где можно было вести добычу камня. Замок представлял собой мощный квадратный донжон, высотою не меньше пятнадцати метров, сложен он был из камня, как и стены замка. Расположение стен тоже было квадратной формы, а по углам стояли вынесенные за периметр стен башни, что позволяло их защитникам стрелять вдоль периметра стен. Ворота были защищены надвратной башней. Дабы осложнить нападающим штурм, вокруг стен был вырыт ров, шириною в три метра, ров к тому же был наполнен водой, а судя по отсутствию ряски и вони, его время от времени чистили и осушали. В общем, барон к своей безопасности относился куда как серьезно. Только вот габариты замка были невелики, метров сто на сто.
        -Человек пятьдесят постоянного гарнизона,- на глазок прикинул Олаф.
        -Ну да, не больше,- согласился с ним Брон,- но сейчас там не меньше пары сотен.
        Действительно, сейчас вокруг замка расположился небольшой палаточный городок.
        -Сейчас тут наберется сотни на две с половиной, за стенами явно лишь наемники, войска вассалов наверняка в казармах, а там они человек на двести,- все еще прикидывал Олаф примерные масштабы грядущего сражения.
        -Мы сейчас куда?-спросил его Брон.
        -В замок, передадим грамоты, подпишем контракты, получим, что прилагается и двинемся размещаться.
        В воротах замка их встретила пара стражников из гарнизона. Оба были вооружены однотипными полэксами, видимо вышедшими из рук баронского оружейника.  Доспехов кроме как кожаной кирасы, с крупной железной пластиной, что прикрывала живот и грудь, а так же кожаного шлема, у них не было.
        -Кто такие?-грозно спросил один из них.
        -Наемники, прибыли для подписания контракта,- ответил им Брон.
        -Вам к сержанту,- сразу поскучнела стража, а один из них, пихнув ногой дверь калитки, заорал внутрь,-Лира, метнулся за сержантом!
        После этого он вернулся на свое место. Понятно, наемников пускать в замок без контроля никто не собирался. Через пару минут появился сержант. Выглядел он более представительно. Короткая кольчуга, на голове шлем, с нащечниками и назальной пластиной, на плечах кожаные наплечники, кожаные наручи закрывают предплечья, а за широким поясом торчит боевой топор.
        -Наемники? - сходу спросил он.
        -Да,- кратко ответил Олаф.
        -Пропустите их,- скомандовал он страже и те тут же разошлись.
        Ребятам пришлось спуститься с лошадей, так как разговаривать из седла с пешим, было бы неуважением.
        -Пойдёмте,- улыбнулся сержант, оценив этот жест.
        Идти далеко не пришлось, сержант завел их во второе по счету строение. Строения внутри замка были прижаты к внешним стенам, оставляя примерно десятиметровое свободное пространство вокруг донжона.
        Помещение судя по всему оказалось оружейной, но дверь в нее была закрыта, а сержант их подвел к столу, возле которого стояла лавка.
        -Грамоты?- протянул солдат руку, стоило нашим друзьям разместиться за столом.
        Те протянули свои бумажки. Сержант оказался грамотным, что в принципе было нормой, иных даже на малые командные должности не принимали.
        -Хм, по шиллингу на брата, как это вы Туга так расщедрили?- с усмешкой спросил он.
        -Ваш вербовщик еще скупее, чем виконт, с которым мы собираемся воевать, пришлось поторговаться и побрызгать слюной,- поддержал веселье Брон.
        -Ладно, условия нормальные, записываемся?
        -Не торопи лошадей, сержант,- неожиданно вступил Олаф,- нас интересует вопрос кормёжки, проживания и трофеев.
        -Благородный?-взглянул вояка на него.
        -Младший сын барона Торнольда  Сильского.
        -Ты?-взглянул он на Брона.
        -Бастард,- не стал вдаваться он в подробности.
        -Хм, почему без свиты и шпор?- обратился он к Олафу.
        - Отказался от шпор, я считаю, что их нужно заслужить в бою,- сделал юноша каменное лицо.
        -Правильные мысли для столь юных лет,- удивленно хмыкнул ветеран,- ну ничего, возможность отличиться у вас будет. Что до ваших вопросов, то коли благородные, то поселят вас в замке, но место в донжоне обещать не могу, кормиться будете с воинами гарнизона, все же вы не рыцари и за господским столом вам делать нечего, на счет трофеев, то схема простая, ты убил-твой трофей.
        -Хорошо,-согласился Олаф.
        -Имена?-попросил сержант ,взяв в руки перо.
        -Соритан Сильдский,- не глядя на Брона ответил Олаф, ругая себя за то, что не додумался представиться этим именем раньше.
        Представляться же своим именем он не стал, барону наверняка доложат, что в его войско в качестве обычного наемника вписался сын феодала, а тот может знать если и не самого барона Торнольда, то хотя бы имена его сыновей, а если не помнит сам, то может попросить управляющего покопаться в  книгах.
        -Брон,- кратко представился юноша, а увидев удивленные брови сержанта, пояснил,- мой дед был третьим сыном в семье, так что родового имени не носил.
        -Ладно,- кивнул воин и, вписав все, что было нужно, вновь обратился к юношам,- пойдемте, сейчас найду управляющего, он вас разместит.
        Управляющим оказался довольно старый дедок, которые вначале обругал сержанта, потом парней, потом полушепотом влетевших во двор всадников. А сами всадники были достойны внимания.
        -Это же сэр Рамбук Черный Медведь,- удивленно присвистнул Олаф, и обратился к сержанту, что еще не успел уйти,- я не слышал, чтобы Медведь сражался за дом Ржаного колоса.
        -Я тоже,- ответил ему солдат и пошел встречать гостей.
        -Кто это такой?- спросил Брон у товарища.
        -Ты не слышал? Он три раза был победителем королевского турнира, считается одним из лучших мечей королевства!
        Брон вспомнил, даже в их деревушке говорили об этом рыцаре, но из памяти как то выветрилось.
        Рыцарь с обслугой меж тем занимались своими делами, управляющий тоже направился к ним, перепоручив наших наемников какому-то слуге.
        Разместили их в итоге в казарме, но жаловаться никто не стал. Черный Медведь прибыл не один, а со свитой, так что замок был забит почти под завязку.
        Вечером наших друзей позвали ужинать, к баронскому столу.

        Глава 5.

        Поднялся ветер над головой,
        Затрепетали знамена,
        Горн зазвенел до звона в ушах,
        Сеча начнется уж скоро.
        Баллада о битве на Мокром Поле.

        Обеденный зал не блистал убранством. Каменные стены, деревянный пол, не полированный до зеркального блеска как это любят делать многие знатные лорды. Простые доски, лишь малость обработанные шлифовщиком.  Зал имел вытянутую форму и довольно большие габариты, он занимал едва ли не весь третий этаж донжона. Из-за таких размеров в помещении пришлось размещать два камина, хотя сейчас отапливался сейчас лишь один, все же оставалось не больше двух декад до лета. Но в зале все равно было достаточно прохладно. Хотя людям, что сейчас заседали внутри, прохлада не доставляла больших проблем. Тут не было знатных дам, лишь рыцари сидели за большим вытянутым столом. Да оруженосцы с менее благородными господами сидели за угловым столом. Вездесущую прислугу никто не считал.
        Речей никто не вел, все что нужно, было уже сказано, теперь люди набивали животы, запивая еду не самым плохим вином.
         Поэтому, на сержанта, вошедшего в зал, мало кто обратил внимание, тот подошел к своему господину и что-то прошептал ему на ухо. Барон лишь махнул рукой, а те, кто обратил на это внимание, могли услышать слова хозяина замка:
        -Пусть заходят.
        Сержант вновь коротко поклонился и вышел за дверь, в которую через несколько секунд вошла парочка бойцов.
        Рыцари, а уже тем более оруженосцы притихли, разглядывая вошедших. Это были двое юношей, почти одинаковые по росту, они слегка отличались комплекцией, один был чуть поздоровей и немного массивнее. Тот, что по мельче не вызвал особого интереса, так как был одет как обычный наемник, зато второй был более интересен. Он не был облачен в латы, но одного взгляда опытных рыцарей хватило, чтобы оценить качество кольчуги и пластинчатых поножей, да и шлем, что он держал на сгибе локтя, не был топорной работы.
        Вошедшие поклонились, тот что был покрупнее, выступил чуть вперед и обратился к хозяину дома:
        -Барон Тулий, сэры,- вновь кратко поклонился он,- меня зовут..
        -Не продолжай, я знаю,- перебил его Туний,- мои люди уже сообщили мне,- он чуть повысил голос,- что некий наемник выдает себя за второго сына барона Сильского, это ты?
        -Так точно, ваша милость, меня зовут Соритан Сильдский.
        -Ну что-ж,- барон чуть прищурился,- присаживайся за стол, расскажи нам свою историю,- пригласительным жестом указал он на свободное место в самом конце стола.
        Барон, несмотря на свой уже не молодой возраст, выглядел человеком волевым, было видно, что он воин и пусть юношеские формы не удержались на его теле, но он был еще достаточно крепок. Это впечатление не портила даже лысина, украшающая макушку его головы, с куцыми волосами по краям.
        Брона за стол никто не приглашал, так что он остался стоять, упершись взглядом в лицо владетеля. Поза его была напряженной, но никакой агрессии он не выказывал, а рука, хоть и придерживала меч, но не за рукоять или противовес, а гораздо ближе к гарде.
        -Чего ты сверлишь меня взглядом?- Олаф еще не успел присесть, а барон уже обратился к Брону,- как тебя там?
        -Брон,- кротко ответил юноша.
        -Брон,- пожевал губами мужчина столь краткое имя,- особое приглашение нужно? Садись.
        Сидеть среди рыцарей Брону было не по чину, но оспаривать слова хозяина было глупо и он подчинился, усевшись на самый край лавки.
        -Ну так что Соритан, нам всем интересно узнать историю, как младший сын барона с южных земель оказался так далеко на севере, без шпор и свиты,- барон замолк в ожидании, а зал застыл в тишине.
        -Эта история не захватит ваш дух милорды,- с улыбкой начал Олаф, поняв, какая роль ему отведена,- все началось в злополучный день, когда отец выдал мне шпоры. Я знал, что готов к ним, но согласитесь, выдавать шпоры на семнадцатилетие, это несколько преждевременно?
        Рыцари, большая часть из которых большая часть которых была возведена в рыцарство в традиционные сроки, в двадцать один год, закивали головами, а уж те, кто получил шпоры в бою и вовсе не скрывали кислых мин, на своих лицах.
        -Я тоже так подумал, но от шпор не отказываются, по крайней мере, просто так. Я уж было подумал, что отец хочет послать меня в гвардейский корпус, но тем же вечером он заявился в мои покои.  Дело было не сложным, отец мой поспорил с графом Каменного Предела на последнем королевском турнире, что сэр Кондор Железнобокий выбьет из седла уважаемого сэра Рамбука,- короткий поклон последовал в сторону последнего,- спор был прост, если Железнобокий падет с коня, то отцу отходят три виноградника, если же на земле окажется Черный Медведь, то один из его сыновей попросит руки у третьей дочери графа. Сэр Рамбук, не подскажите, чем окончился ваш поединок?
        Рамбук Черный или Рамбук Черный Медведь, недаром получил такое прозвище. Двухметровый рост, широкие плечи, грудь колесом, но главное это лицо. Мощные надбровные дуги, нос, в профиль больше похожий на букву Г и борода. У разных людей она растет по разному, у сэра Рамбука она начиналась едва ли не от глаз и непроницаемым черным, кучерявым покровом закрывала остальное лицо. Но не только за внешность рыцарь получил такое прозвище, он по жизни был угрюмым молчуном, а о его беспощадности в бою ходили легенды, хотя в нормальной жизни жестокостью он не слыл. Что создавало вокруг него довольно противоречивую репутацию.
        Сейчас мужчина обгладывал куриную ножку, поэтому на Олафа, что отвлек его, взглянул с неодобрением, но все же ответил ему:
        -Я ссадил его с коня,- голос рыцаря был под стать его внешности, низкий и хриплый, как рев вепря.
        -Собственно вот она и развязка, мой отец пожелал, чтобы я вышел за дочерь графа, я пообещал подумать и дать ответ при следующей встрече,- по хулигански улыбнулся Олаф, он знал, как рыцари любят такие истории,- и вот я здесь,- развел он руками.
        Рыцари захохотали и заулюкали, но хозяин дома, подавив улыбку, поднял руку, призывая их к тишине.
        -Ваша история действительно не захватывает дух, но ответьте мне, где же ваши шпоры?
        -Не знаю, -пожал плечами юноша,- я оставил их на кровати, а где сейчас они мне неведомо, может, красуются на ногах младшего братца?- рыцари вновь засмеялись,- а если серьезно, барон Тулий, то я считаю, что рыцарские шпоры это не безделушка, чтобы подкупать ею доверие сына, шпоры это знак мужественности и я сам, без помощи отца заслужу их,- рыцари одобрительно зашумели, а барон лишь улыбнулся.
        -Несомненно,- ответил он, а сам подумал, что юнец не так прямолинеен, как хочет себя показать,- ну, раз уж ваши истории так по нраву моим друзьям,- он отсалютовал кубком рыцарям,- то прошу вас, расскажите еще что-нибудь, например,- он на секунду задумался,- как познакомились с этим молодым человеком, что сидит подле вас.
        Олаф оказался действительно хорошим рассказчиком, что мог цеплять эмоции слушателей и при нужде манипулировать ими. К концу вечера он был если не своим, то уж точно не отчужденцем среди рыцарей барона Тулия. Их к слову было не много, всего семеро.
        Рондес Длинорукий.
        Коурен Редгад.
        Зендр Длинный Язык.
        Тосар Деревянный Меч.
        Сазар Торми.
        Квирен Загонщик или Квирен Загонщик Волков.
        Лирад Честный.
        Те, чьи вторые имена были больше похожи на прозвища, это рыцари, что либо не имели знатной семьи, либо были третьими сыновьями, что не давало им права носить фамильное имя. Из тех, кто изначально не был благородным, тут был только Зендр Длинный Язык, который получил свое прозвище и шпоры, за то, что попав в плен к противнику барона, смог не только промолчать под пытками, за что ему собственно и отрезали язык, но и убить троих стражников, что охраняли его, за что сам барон Тулий и возвысил его. А девиз, что красовался на его щите: «Преданность дороже всего».
        Брона же, что был не особо красноречив, особым вниманием не обласкали, но как-то получилось так, что он перенял часть отношения к себе от своего соратника.
        Теперь они трапезничали в замке.
        Четыре дня войска готовились к походу, прежде чем тот день наконец настал. Друзья, у которых в принципе все было готово, зачастую маялись от безделья, в конце концов, Брон, преодолел свою стеснительность и попросил дать ему пару уроков фехтования. Олаф не отказался. Так что последнюю пару дней, по вечерам они звенели клинками. Олаф владел оружием гораздо лучше Брона, но  как он говорил, для наемника тот дерётся вполне неплохо. Брон же, кроме занятий на мечах, занимался и своими делами, по ночам используя кулон. Потихоньку, он все ближе и ближе подбирался к воспоминаниям о магии. Это с одной стороны манило его, а с другой отталкивало, так как он понимал, что зная много всего, недоступного для простых смертных, его будет сильнее тянуть в Академию, но для этого ему нужно было заработать еще слишком много денег.
        Поход обоим юношам не понравился, хоть виконт и жил всего в пяти днях пути, но им приходилось двигаться со скоростью самой медленной телеги, что ехала в их обозе, оставлять который было бы верхом глупости. В обозе, кроме припасов ехали и запчасти к осадным машинам. Как юноши убедились, барон, да и его рыцари были твердо уверены, что виконт в открытый бой не выйдет, предпочтя отсидеться в замке. Подобный расклад был неприятен, одно дело сойтись в сече в поле, совсем другое лезть на десятиметровую стену по хлипкой лестнице, под градом камней, стрел и горячей смолы. Олафа подобные перспективы страшили, но он знал, что в стычках, в отличии от обычных людей, рыцари и благородный воины гибнут куда реже обычных бойцов. Отчасти потому что они лучше обращаются с оружием, отчасти по тому, что лучше экипированы, но в основном потому, что убить рыцаря-значит лишить себя выкупа, средний размер которого может достигать десятка фунтов, что позволит обычному солдату прожить безбедно пяток лет, а если вложить их в дело, то и до конца жизни. Но, тем не менее, Олафа страшила перспектива, а еще его смущал товарищ,
который так ни разу и не спросил, почему он назвался ему другим именем. Брон же о последнем не думал совсем, если Олафа хотя бы воспитывали как воина, то он был конюхом, пусть и вставшим на этот опасный путь, а теперь у него впереди первое сражение. Стычку с разбойниками он не считал, там все было слишком быстро, да и стоит ли сравнивать крестьянина с топором и наемников виконта. Немного подбадривало то, что вскоре к ним должен был присоединиться союзник барона - Орланд Железнорукий, а вместе то они точно превзойдут противника числом. Но все это успокаивало его лишь отчасти.
        Передвижение войск проходило спокойно, никто не чинил им препятствий, лучники не обстреливали их из засад, мосты не сжигали, ни в одном колодце не было отравы. Все это удивляло Брона, он не был воином, но в его голове, да и в голове колдуна война ассоциировалась с кровью и грязью, а уж некромант повидал войн на своем веку. Сожжённые села, распятые крестьяне, трупы плавающие в колодцах, замки разрушаемые камнем и магией без всякой жалости к их обитателям. Сейчас все было не так, они шли как на параде, каждый вечер разбивая палаточный лагерь возле таверн, где останавливалось начальство. Брон не понимал, откуда такая разница в ведении междоусобных воин, но на девятый день они прошли через деревню под вассалитетом виконта и ни убили никого, даже ни одну девицу не разложили. Это одновременно радовало и смущало бывшего конюха, он был рад, что войны стали спокойнее, но пока не понимал из-за чего. Так же по его заметкам с ними не было ни одного мага, но на этот вопрос ответ дал Олаф. Оказалось, что со свержением династии правящей в нашем славном королевстве Солиц, поменялись и законы, по которым теперь в
феодальных конфликтах было запрещено привлекать магов и разрушать крестьянские деревушки. Молодой наемник не знал, точно ли передал товарищ слова монарха, но из его уст они звучали так:
        «Если благородные решат померяться гордостью, то пусть и страдают только они, а не все, кто попался им на пути»
        Но как бы не были хороши законы, к некоторым вещам они отношения не имели. Так, встретив крестьянина, что вез телегу с мукой в замок виконта, солдаты отобрали ее. А если бы он попытался сделать тоже самое, когда замок был уже взят в осаду, то болтаться бы ему на ближайшем суку.
        Еще большей нереальностью оказалось для Брона то, что навстречу армии выехал гонец от виконта. Боец просто ехал по дороге, держа в руках знамя, которое пересекали две белые полосы на синем фоне. Знамя переговоров.
        Наемники не были при встрече его с бароном Тунием, но результаты вскоре стали известны всему войску. Виконт приглашал своих врагов на поле, что располагалось недалеко от его замка. Брон просто не понимал, как даже с помощью введения законов, превратить искусство войны в фарс. Ни разведки, ни контрразведки, ни уловок, ни обманов, ни подлости, ни страха, ни крови. Война превратилась в турнир. Собрались, поехали, все обговорили, встретились.
        Понятно, что битва будет не на затупленных мечах, но ничего кроме самого сражения от прошлого военного опыта доставшегося юноше от некроманта не сохранилось.
        Получив известия от своего врага, войска барона ускорилось и к вечеру десятого дня вышло на то самое, безымянное поле, встав лагерем на одной из сторон.
        Как бы не был скептично настроен Брон, но окончательно он не разочаровался. Разбив лагерь, люди принялись обкапывать его траншеями, по периметру которых раскидали «чеснок». Так называлось коварнейшее изобретение, представлявшее из себя четыре скованных вместе гвоздя. Скованны они были таким образом, что брошенные на землю, так или иначе указывали в верх одной острой гранью. Разбросанные среди травы, эти маленькие подарочки представляли собой нешуточную опасность для конницы, да и пехотинцу, наступившему на острый шип ногой тоже мало не покажется.
        В часовые наши друзья так ни разу и не попали, это оказалось уделом обычных солдат.
        Ночь прошла спокойно и кроме волнения и бессонницы, на лагерь двух баронов никто не покушался. Зато бессонница и гаденькие мысли полночи мучили Брона, в один момент он чуть было не расплакался от бессилия, но вовремя взял себя в руки, прекратив панику, для которой не было ни одной причины. Вместо этого Брон лишь приложился к фляге с кислым пивом, что еще сильнее забродило за прошедшие дни скачки под теплым солнцем. Кислятина быстро прочистила мозги и так же быстро затуманила их, подарив блаженное беспамятство.
        Кроме беспамятства, подаренного выпивкой, на утро юноша обнаружил и еще один подарочек, головную боль, что вспыхивала при каждом движении. Все это, в совокупностью с бодрым Олафом, что нормально выспался и был весьма бодр и свеж, погрузили юношу в пучину неприязни ко всему окружающему. Небо хмурилось, будто в такт его настроению.
        В лагере царило оживление. На той стороне появилась колона вражеского войска. Издалека она походила на темный ручей, что растекался по полю.  На таком расстоянии было сложно подсчитать количество врагов, но все засомневались, что их сильно меньше. Каким бы скупым не славился виконт, дураком он не был, и при сильном перевесе противника выходить в поле бы не стал.
        Ночью лазутчики баронов пролезли по полю, обследовав то на наличие ловушек, но тех не оказалось, что было еще одной странностью.
        Подготовка к сражению не была чем-то сложным. Войска вооружились, сложили палатки, оставив обоз и тех, кто не сражался там, охранять имущество. У Олафа такого не было, а Брон оставил Торопыгу и все деньги. За имущество он не беспокоился, попробуй один из обозников увести хотя бы одну монетку, как в казематах окажутся все. Тут все за сотню лет осталось без изменений.
        Брон вместе с Олафом оказались в числе общей конной массы. Их целью было подавление конников противника, а уж после этого можно было взяться и за пехоту.
        Не прошло и часа с момента подъёма, как войска были готовы к сражению. Конница выстроилась клином, а пехота двумя колоннами. Брон и Олаф оказались где-то посередине клина. Первые места заняли рыцари и их оруженосцы, средние опытные наемники, последние- сквайры и бастарды. Так что юношам еще повезло.
        Настала заключительная часть приготовлений. Вперед выехал барон Туний на шикарном черном жеребце.
        -Вои мои!- воззвал он к войску,- сегодня нам предстоит разбить виконта Орнеда, что подло заколол моего брата! Я взываю к вашему мужеству! Мы должны восстановить справедливость! Тому, кто срубит или возьмет виконта в плен, я лично отсыплю дюжину фунтов чистейшего серебра!- конь под бароном гарцевал, будто почувствовав настроение войска,- К бою!- взревел барон, обнажая меч, а ему вторил рог, в руках Орланда Железнорукого.
        Войско взревело в ответ и пришло в движение. Юноши тоже ревели во всю мощь своих луженых глоток, выпуская наружу свой страх и ярость, что будут мешать им в бою.
        Битва началась.

        Глава 6.

        ПОД ГОЛОС ТРУБНЫЙ,
        В ПОЛЕ ЧИСТОМ,
        СОШЛИСЬ ВРАГИ И МЫ,
        И КРОВЬ РЕКОЙ ЛИЛАСЬ НА ЗЕМЛЮ,
        А ЛЮДИ ГАСЛИ КАК ОГНИ.
        ОТРЫВОК ИЗ ЛИРИЧЕСКОЙ ПЕСНИ «НАЕМНИК ТЕМНОЛЕСЬЯ»

        Скакать в общей конной массе, для Брона было непривычно, но довольно легко. Расстояние меж соседями по строю было приличным, не меньше двух метров, до переднего ряда еще больше. Все это было сделано, дабы кони не столкнулись лоб в лоб, что грозило бы смертью всем столкнувшимся. Это не бои против пехоты, когда конь это твое главное оружие, это столкновение двух рыцарских клинов, где одна ошибка отправит тебя в чертоги Четверых. Страх вновь начал наполнять сердце юноши, вытесняя боевой запал. Клин меж тем ехал очень неторопливо, разгон начался, когда меж отрядами осталось не больше половины километра. Тогда уж коней пустили сначала в быструю рысь, а после и вовсе в галоп. Сердце все сильнее наполнялось страхом, Брону хотелось плюнуть и повернуть коня, но этого он не сделал. Он боролся со своим страхом, а заодно и наблюдал за происходящим. Вот до столкновения не больше сотни метров,  позади вновь звучит горн, а передние рыцари чуть изменяют курс, выбирая себе цели, семьдесят метров, пятьдесят. Копья опускаются вниз. Удар. Вместе со звоном металла, исчезает и сковавший тело страх. Юноша видит, как
Черный медведь впереди выбивает из седла вражеского рыцаря, бедняга улетает под копыта лошадям. Шанса подняться у него скорей всего не будет. Сам же Рамбук довольно ловко для своих медвежьих габаритов уклоняется от вражеского копья и, отбросив в сторону сломанное копье, взымает к небесам свой чудовищный боевой молот. Все это проносится перед глазами парня за какие-то мгновения, а в следующее, он уже наклоняется  влево, пропуская сталь вражеского копья мимо, а сам, выпрямившись, сильным ударом бьет следующего противника, но тот успевает парировать удар плоской стороной клинка. Железо возмущенно звенит, но в том гвалте, что стоит вокруг этого почти не слышно. В следующее мгновение юноше самому приходится защищаться, принимая удар на щит. От удара на такой скорости сушит руку, но это не беда, скоро пройдет. Следом справа проносится конь без всадника, и юноша успевает прикинуть, как встретить следующего. Чуть наклонившись влево, он закрывает голову щитом, а руку выкидывает в длинном калящем выпаде. Меч царапает шею лошади, разрезает подпругу и словно нож проходиться по ноге всадника, разрезая как кожаные
штаны, так и плоть под ними. Брон слышит, как кричит раненый враг, но ему не до того, он едва успевает прижаться к шее лошади, как над головой проносится боевой топор. Боец выпрямляется в седле, готовый к новому врагу, но понимает, что тех больше нет, два клина промчались сквозь друг друга. Теперь будет самая опасная часть кавалерийской атаки. Как юному некроманту говорил его учитель фехтования:
        «Если пережил сшибку малец, то не думай что все позади, сшибка самое легкое в битве, всего десяток секунд, за которые ты ничего не успеваешь понять, а вот дальше, дальше главное держи свои булки сжатыми и молись сразу всем четверым, чтобы тебе попался неумеха, похуже тебя»
        Именно эти слова сейчас стояли в голове нашего наемника, пока он пыталя остановить лошадь для разворота. Та, испугавшись запаха крови, и хаоса вокруг, не слушала поводьев, так что юноше пришлось пристукнуть ее по голове. Да, это не дестриэ, что выращены специально для боя и даже не просто обученная лошадь, как его Торопыга, эта зараза сейчас думает только о том, как унести отсюда ноги. Но сильный удар вразумляет упрямую скотину и та, наконец, останавливается, так и не опозорив юношу. Рыцари, которых в седле осталось тринадцать из семнадцати, уже готовы вновь повести всадников в бой, они лишь ждут, пока все остановятся.
        Наконец-то это происходит,  и строй начинает формироваться заново. Брон не переставая крутит головой. Он уже успел заметить, что в месте стычки лежит всего с пару десятков тел, а его единственный хороший знакомый, держится рядом с ним.
         Вновь рыцари выезжают вперед, а остальные пристраиваются за ними, теперь разгона как такового нет, лишь легкая рысь, а вместо копий мечи, топоры и булавы, ну и ужасный шипастый молот.
        Если при сшибке отряды проходят как мука сквозь сито, то теперь это скорей крепкая сцепка рук. Рыцари застревают где-то посреди чужого строя, с вражескими ситуация точно такая же. Брону «повезло» один из рыцарей с красными, как кровь, доспехами и с таким же львом на щите, выскочил прямо на него. В руках противника длинный бастард, что позволяет ему атаковать с дистанции, на которой юноша ничего не может ему сделать. Но противник по левую руку, а значит, его удары приходиться в щит, в то время как ему самому приходится защищаться лишь мечом. Брон пытается боком приблизится к рыцарю, но у него под седлом настоящий дестриэ, он гарцует, напирает, кусается, не давая бедной лошадке Брона приблизится.  Видимо боевой конь все же чересчур напугал бедную лошадку, так как та, неожиданно для юноши поднялась на дыбы. Не удержавшись в седле, Брон завалился на спину.
        В воздухе он успел извернуться, дабы приземлиться на спину, а не на шею. Удар о землю силен, он болью расходится по телу, а воздух с шумом покидает легкие. Юноша, не обращая внимания на шум в голове, пытается глотнуть воздуха. Наконец ему  это удается, он промаргивается, прогоняя муть, что стоит перед глазами и начинает сквернословить сквозь зубы. Его лошадка не только его отправила наземь, буквально в двух шагах поднимается на ноги красный рыцарь, а рядом его конь налетает на бедную лошадку Брона. Наемник, понимая, что его сейчас будет ждать та же участь, с криком полным страха и злости бросается вперед. Ему повезло даже больше чем рыцарю, то в падении выронил щит, а значит уже в половину не так силен!
         С рыком Брон бросился на рыцаря, но тот был опытным воином и отогнал юнца широким взмахом меча.  Юноша не отчаялся и, прикрывшись щитом, вновь рванул вперед. Но рыцарь был быстр, чертовски быстр. Он, уйдя в сторону, мощнейшим ударом своего бастарда ударил в оружие юноши. Сталь загудела, а паренек вскрикнул от резкой боли в кисти, меч отсушил ему руку. Рыцарь меж тем перехватил инициативу. Мощным горизонтальным ударом он заставил юношу спрятаться за щитом, а после попытался подсечь его ноги. Но Брон вовремя раскусил своего противника и успел заблокировать удар.  Рыцарь меж тем, неожиданно сократил дистанцию и дернул свободной рукой край щита на себя.  Юношу повело в перед, и он чуть было не повстречался переносицей с шлемом опытного бойца. Лишь в последний момент ему удалось отпрянуть и вражеский шлем лишь поцарапал кончик его носа. Отпрянув, юноша на секунду задумался, тягаться со столь опытным бойцом в честной схватке он не мог, ему явно попался если не виртуоз, то очень опытный мечник.

        Дело решил случай, юноша, офтступая под натиском врага, нтеожиданно оступился и, нелепо взмахнув руками, няачал заваливаться на спину. Рыцарь с подшагом ржубанул его вертикальным ударом, но к счастью юноши промазал, зацепив лишь его меч. Только вот наемнику в падении не удалось удержать клинок и тот вылетел из его руки. В глазах рыцаря блеснуло торжество. Он сделал еще один подшаг, занеся меч в сильнейшем вертикальном ударе. В отчаянии юноша прикрылся щитом, но и это не особо помогло. Меч, прорубив медную окантовку, прошел сквозь дерево как раскаленный нож сквозь масло. Остановился он, лишь почти прорубив кожаный наруч. Крови он так и не отпил, но рыцарь вновь удивил юношу. Вместо того чтобы ударом ноги в щит, высвободить свое оружие, рыцарь потянул меч на себя, использовав тем самым «грязный прием», в наемничьей среде называемый удар с подтягом. Меч, подобно ножу резанул наруч и наконец добрался до плоти юноши. Вновь Брон не сдержал стона, а в голове зазвенели колокольчики тревоги.  Рыцарь меж тем вновь размахнулся,  желая повторить свой удар.
        Брон, понимал, что вторым ударом он, как минимум сломает ему щит, так что действовал по наитию. Прямо с земли он бросился на врага, ударив головой куда-то в район паха. Рыцарь носил под кирасой железную кольчугу, но от сильно удара по его достоинству, она уберечь не смогла.
        Бойца сложило пополам и они вместе опрокинулись наземь. Рыцарь всего на несколько секунд потерял самоконтроль, но этого было достаточно. Брон уже «оседлал» его, придавив руку, держащую меч, коленом. Вторым коленом он уперся в кирасу, а обе руки подняли над головой щит. Удар окантовкой смял нащечники и раздробил зубы. Брызнула кровь, но юноша не остановился, он бил и бил, выплескивая наружу свою боль и страх.
        Остановился он, лишь когда шит в руках рассыпался. Тогда-то юноша, взглянул на голову противника и ужаснулся, а по его пищеводу наружу ринулся горький ком. Брона согнуло в рвотном порыве.
        На своего противника он больше смотреть не хотел, лишь вырвал из мертвой хватки клинок. Тот был гораздо лучше его собственного, да и эффективнее против всадников. Оказавшись на ногах, юноша оглянулся. Везде топтались кони, всадники бились что было сил, но неожиданно над полем пронесся звук рога и схватки начали рассыпаться. Враги уходили.
        От усталости у юноши подогнулись ноги и он рухнул на колени, даже не обратив внимание на то, что земля под ногами превратилась в грязь. Но долго такое продолжаться не могло, вновь над полем прозвучал рог, на этот раз это был рог барона Туния. Всадники начали вновь сбиваться в строй, а юноша закрутил головой. Он не знал что делать, его лошадка сбежала, а конь поверженного рыцаря хоть и стоял спокойно, но уж больно злобно косился на него, налитым кровью глазом.
        К тому же юноше не хотелось сражаться дальше, из пореза на руке сочилась кровь, ему нужна была помощь лекаря. Как назло, его лошадь, в поясной сумке которой был небольшой запас зелий, сейчас топталась непонятно где.
         Всадники меж тем пришли в движение. Пока длилась рыцарская свалка, метрах в ста левее уже сцепились пешие воины, им на подмогу и выступила конница. Вражеские всадники меж тем отступали к своей ставке, видимо сочли потери достаточно серьезными и решили не доводить дело до гибельного конца.
        Брон вновь оглянулся. Та картина, что он увидел, была не достойна холста. Вокруг были мертвецы. Мертвые воины сжимали в руках оружие, мертвые лошади смотрели открытыми глазами в небо. Появился неприятный запашок, он исходил от крови и внутренностей и еще, было что-то практически неуловимое. Так пахла смерть.
        Юноша меж тем двинулся к ближайшему трупу лошади. Добравшись до коня, которому кто-то с силой рубанул по шее, Брон полез в седельную сумку, там наверняка должен найтись бинт. Так и оказалось.
        У юноши кружилась голова, от вида собственной крови, но он все же нашел в себе силы, чтобы стянуть пробитый наруч, закатать рубаху и, морщась от боли, сильно затянуть рану. Только тщательно завязав бинты, Брон вернулся к действительности. Нужно было что-то делать, вокруг было довольно много раненных и своих и противника, кто то был без сознания, кто-то постанывал и лишь единицы поднимались на ноги. Юноша поморщился, но  тоже поднялся на ноги, среди тех кто очнулся должны были быть бойцы противника и их столкновение лишь дело времени.
        Дальше началась   дикая  сцена,  те   раненные,  что   могли  ходить,  начали  добивать   тяжелораненных   бойцов  противника.   Да,  зачастую   это   милосердие,   но  позволять   врагу  расправляться  с союзниками было нельзя и Брон, поудобнее перехватив трофейный меч здоровой рукой, двинулся к ближайшему из них. Ближайшим оказался довольно молодой оруженосец, лет двадцати-двадцати-пяти на вид. У него был изрядно погнут шлем, а все лицо покрывала густая маска крови. Но он, несмотря на все это упрямо ходил меж людских тел, выискивая выживших. Брону было до него еще шагов десять, когда тот с хеканьем вонзил кинжал в шею лежащему бойцу. То, что это был враг, было понятно сразу. Перед битвой всех бойцов, что выступали на стороне барона Туния, обязали подвязать на правую руку небольшой отрез красной ткани, у противника же отрез был белым.
        Брон, увидев такую расправу над союзником, прибавил в скорости. Противник услышал его, когда юноше оставалось сделать всего пару шагов. Он обернулся, сжимая в руке окровавленный кинжал. Лицо его скривилось в гримасе страха. Юноша налетел на него как ураган. Сходу он попытался рубануть противника по лицу, но тот успел среагировать и отпрыгнул в бок. Пока юноша тормозил и разворачивался, противник уже успел подобрать с земли боевой топор и потянулся, было, за щитом, но не успел. Брон атаковал его.
         Противник постоянно обливал юношу грязью, стараясь вывести его на эмоции, но тот просто не слушал его. Все его силы были собраны лишь на одном, он должен был победить. Длинный бастард имел преимущество в длине, но вот блокировать им удары топора следовало очень осторожно, поэтому юноша постоянно держал дистанцию, решив изранить противника. Тот же, заполучив кривой порез на бедро, смекнул, что к чему и бросился на паренька, стараясь перейти в клинч. Неожиданно для себя самого, юноша применил один из финтов, что показал ему недавно Олаф. Он, приняв оружие соперника на тыльную сторону клинка, позволил тому соскользнуть до гарды, после чего сделал крутящее движение клинком. Если бы он сделал все правильно, то оружие противника должно было выпасть из его руки. Но правильно сделать не получилось, во первых из-за разной длины оружия, во вторых, что такой прием был предназначен против меча, а не топора. Как результат, меч, совершая круговое движение, впился в кисть противника. Брызнула кровь, а враг отшатнулся.
        Брон же, почувствовав свой шанс, ужесточил напор, он осыпал врага ударами, не стесняясь подключать и вторую, раненную руку. Четыре удара понадобилось юноше, дабы противник допустил грубую ошибку, после чего самый кончик меча Брона резанул его горло. Мужчина завалился на спину, его руки пытались зажать горло из которого хлестала кровь, а глаза в панике разбежались. Юноша не вытерпел этого зрелища и отвернулся, опустив меч в землю. Тело его покрывал пот, было чертовски жарко, а мышцы немного ныли. Кое-как вытерев пот с бровей, дабы он не заливал глаза, юноша покосился на руку, повязка на которой уже промокла от крови. Вид собственной крови опять вызвал в парне слабый приступ дурноты, от которого он тут же попытался отвлечься. В этом ему помог его слух, где-то недалеко тоже звенели клинки. Покрутив головой, юноша заметил сражающихся. Они были не так далеко от него, метров десять или пятнадцать. Там, рыцарь с кровоточащей раной на ноге, оборонялся от наемника, по мятому виду которого было понятно, что его недавно выбили из седла. Брону почему то вспомнилось, что и он сейчас должен выглядеть как-то так
же. Помятый, в пыли и грязи, с кровоточащей раной он мало был похож на бойца из легенд. Но и трусом он не был, так что направился к парочке сражающихся. Рыцарь судя по цветам был из вражеских, а наемник из своих, так что никакой речи о выборе сторон не было. Юноша медленно приближался к сражающимся, заходя со спины к противнику.
        Рыцарь сражался свирепо. Он вышиб при сшибке своего противника из седла, но после этого какой-то подлец хряпнул его по ноге, пусть не так сильно, но кровь он пустил, как и перерубил подпругу.  В итоге благородный сир упал с коня и от удара головой потерял сознание. То, что он пришел в себя он иначе как волей Четверых объяснить не мог. Его не затоптали ни в сшибке, ни в рубке, его не дорезали и не взяли в плен, это ли не чудо? Но везение резко от него отвернулось, как только он захотел найти подходящего коня. Недалеко виделся подходящий, породистый дестриэ только вот не успел он сделать и пары шагов, как не далеко со стонами и оханьями пришел в себя какой-то наемник. Рыцарь не успел доковылять до него из-за раны в ноге и тот успел очухаться и понять что к чему. Дальше завязался поединок, где рыцарь хоть и выигрывал за счет своего лучшего умения и опытности, но не мог достаточно быстро сблизится, чтобы нанести смертельный удар. Хитрый наемник же все хитрил и вертелся, заставляя рыцаря терять силы от кровопотери.  За плечами благородного воина были десятки битв, поэтому он успел заметить, как глаза
его противника на какое-то мгновение ушли ему за спину. Рыцарь запаниковал, он не мог обернутся, так как наемник постоянно атаковал, но и не мог поставить того боком, так как тот был гораздо маневреннее. Стало понятно, его судьба решена, тогда то он и поднял руки в верх, зычным голосом, который чуть сбила сухость в горле пророкотал:
        -Я сдаюсь,- он обернулся боком, желая рассмотреть второго противника.
        Это было достаточно рискованно, наемник мог перебороть свою жадность и убить рыцаря, но на то они и наемники, чтобы сперва думать о деньгах.
        Брон меж тем чуть обогнул рыцаря, дабы оказаться поближе к наемнику, который меж тем вступил в диалог:
        -Мое имя Жорж.
        Рыцарь понятливо кивнул в ответ.
        -Я, рыцарь Керт Торийский, сдаюсь наемнику Жоржу и складываю оружие,- послушно произнес он и действительно вложил меч в ножны, после чего снял те с пояса и протянул недавнему противнику.
        Брон, поняв, что здесь ему ловить нечего, поковылял дальше, но больше любителей резать раненных не нашлось. Точнее больше и раненных то не было, лишь пара силуэтов удалялась в сторону лагеря противника, да недалеко сидел наемник, прислонившись к туше убитого коня. Он зажимал рукой кровоточащую рану в боку и потихоньку прощался с жизнью.
        К нему-то Брон и направился.
        Наемник, услышав шаги, поднял голову, но заметив, что идет свой, тут же ее опустил. Лишних сил у него не было.
        -Эк тебя,- с тоской произнес юноша, присаживаясь рядом.
        Он не мог видеть всю рану целиком, но даже по крови было понятно, что та слишком серьезна.
        -Кхе,- сплюнул раненный воин кровавую слюну с губ,- у те.. кхе кхе- закашлялся он,- у тебя нет воды?- все же выдавил он из себя.
        -Нет, мужик, но я щас найду.
        -Не не не надо, не хочу умирать в одиночестве,- голос его с каждым словом слабел,-вообще не хочу умирать,- с грустной улыбкой произнесли его окровавленные губы.
        -Тебя ждет Отец в чертогах,-попытался воодушевить его юноша ,но взрослый воин лишь рассмеялся.
        -Какие еще боги? Нет их,-хмыкнул он,- а если бы были, то должны были покарать меня еще давно, да, много дряни я наворотил,- его голос совсем ослаб,- сделай это,-вдруг попросил он,- мне надоела эта боль.
        Мужчина из последних сил поднял голову, вглядываясь в глаза Брона. Юноша видел ту боль что скрывалась в них и тот страх. Он не стал ничего отвечать, лишь молча достал нож из-за пояса и, кивнув собрату по ремеслу, быстрым ударом пронзил его сердце.
        При поддержке конницы, воины баронов опрокинули войска виконта и долго гнали их остатки, да так, что едва не попали под удар перегруппировавшейся конницы. После чего им пришлось вернуться на прежние позиции. Следовало позаботиться о раненых и приготовиться к последующим дням марша, скоро им предстояло брать в осаду оплот виконта. Сам лорд  Яблочной Поляны в сражении участвовал, даже смог выжить, а после и вовсе собрать улепетывающих всадников. Именно под его командованием, остатки конницы прикрыли бегущих пехотинцев.

        Глава 7.

        С УТРА ГРЯНУЛ ШТУРМ, СОЛНЦЕ ОСЛЕПЛЯЛО,
        ПО ЛЕСТНИЦАМ КАРАБКАЛИСЬ, ГОРДЫЕ ОРЛЫ,
        КРОВЬ ТЕКЛА ПО СТЕНАМ, СО СМОЛОЙ СМЕШАЛАСЬ,
        А К ВЕЧЕРУ УЖ ВСЕ, БЫЛИ ПОГРЕБЕНЫ.
        Отрывок из наемничьей песни.

        К замку они прибыли на закате следующего дня. Более четырехсот клинков, те, кто уцелел во вчерашней битве, прибыли к замку своего врага и стали лагерем.
        Какое бы не было особое отношение к нашим товарищам, но оборонительные траншеи им рыть пришлось, даже раненному Брону. Так же до полной темноты они успели собрать два «Вороньих гнезда». Эти конструкции были самыми простыми и представляли собой всего на всего, три бревна расположенных треногой, где в пересечении мог бы расположиться дозорный. На ночь вновь разбили шатры. Из-за того, что почти сотня человек не дожила до сегодняшнего дня, шатров хватало всем, а наши друзья сумели выбить под себя двухместную палатку.
        Именно в ней сейчас они вели диалог:
        -Что с доспехами делать будешь?- спросил Олаф, посматривая на спину Брона, что в сумерках сидел на выходе из палатки и перебирал те самые доспехи.
        -Не знаю,- пожал тот плечами,- с одной стороны они гораздо лучше моих, но я не научен вести в них бой, да и большеваты они мне.
        -Тогда продай, за них дадут хорошую цену.
        -Продавать жалко, отменные же доспехи,- грустно промолвил юноша, потирая тряпочкой трофейную кирасу,- да и не хватит мне этих денег.
        -Куда тебе столько серебра?-удивился Олаф и на глазок оценил,- тут на десяток фунтов все потянет.
        -Потянет,- согласился Брон,- но мне этого мало, я учиться хочу пойти.
        Олаф глупым не был, да тут бы и любой догадался, такие цены были только в одном месте:
        -В академию?- удивленно спросил он.
        -Ага.
        -А с чего ты взял, что у тебя есть дар?
        -Знаю,- хмыкнул Брон, вдаваться в подробности он не собирался.
        -Вот ты дурачина,-хмыкнул Олаф,- никто без помощи магов академии точно знать не может, мне вот сразу сказали, у меня никаких задатков нет.
        -Чья бы корова мычала, Олаф-Соритан,- вернул ему усмешку Брон.
        Диалог потух, оба еще были не так хорошо знакомы, чтобы вывалить друг на друга правду. Олаф размышлял над тем, что Брон впервые показал, что ничего не прошло мимо его внимания. Брон же был занят доспехами. Меч он решил оставить себе. Отличный бастард, подходящий как для пешей, так и для конной рубки, хорошая сталь, удобная гарда и рукоять, да и вес очень приятный. Таким владеть одно удовольствие, осталось лишь привыкнуть к нему и он станет гораздо полезнее его бывшего меча, который юноша решил продать в ближайшем городе.
        Трофеев было достаточно: конь, щит, меч, поддоспешник, длинная кольчуга, литой панцирь, горжет, наплечники, наручи, латные перчатки, мятый шлем, поножи и кольчужные шосы, ну и набедренники. Полный рыцарский комплект. Только вот все немного велико по размерам, кроме перчаток. Нет, поддоспешник и кольчугу можно носить и так, но вот латы нужно отдавать на переделку, что будет стоить до фунта, поэтому Брон и мучился. Не знал что делать, с одной стороны можно очень неплохо поднять серебра, с другой наоборот потратиться, но взамен обзавестись отличной амуницией, что поможет добыть недостающие финансы. Окончательное решение он так и не принял, решив, что разберется со всем этим после боя.
        Лагерь меж тем погрузился в тишину, солдаты и наемники легли спать. Лишь часовые сидели в своих гнездах, да бароны заседали в своем шатре, планируя завтрашний штурм.
        Ночь прошла спокойно, враг не устраивал вылазки, бароны не решали устроить ночной штурм. Все просто отдыхали.
        Но с раннего утра началась суета. Всех подняли с рассветом и даже Брона, как легкораненого привлекли к работе. Той было на удивление много. Почти полсотни человек, к которым привлекли и Брона, отправились колотить щиты и лестницы. Примерно столько же солдат отправилось в сторону ближайшего леса, за бревнами. Еще около полусотни человек собирали два огромных требушета и выгружали камни для них. Остальные тоже не бездействовали. Одна сотня направилась к главным воротам замка, дабы у осажденных не возникло желания совершить контратаку, а вторая, дождавшись первых щитов, вышедших из под рук первой полусотни, отправилась прямиком под стены замка. Они должны были закопать ров, дабы расчистить место для штурма.
        Бароны подошли к осаде основательно. Да и не зря, рассчитывать на то, что замок удастся взять простым штурмом, было бы очень самонадеянно.
          Огромный круглый донжон возвышался над стенами на десяток метров, крышу его сейчас разбирали защитники, может для расположения на ней лучников, а может для установки катапульты. Все было сложено из камня. Предгорья были не так далеко. Башен было немного всего пять и они тоже были круглыми, но в большинстве своем были не так высоки, выступая всего метра на три, над уровнем стен. Но если учесть что сами стены были высотою в пять метров, то получалось очень даже внушительно. Стены тоже были построены по окружности. Размерами замок не поражал, был примерно таким же, как и у барона. За периметром стен располагался пересохший ров, утыканный кольями, перед ним был небольшой вал. Ворота были в надвратной башне. Выход был через качающийся мост. Опасная вещица.
        В общем, замок виконта был достаточно хорошо укреплен, но было заметно, что в последнее время за ним особо не следили и это должно было выйти для виконта боком.
        Подготовка заняла весь первый день, за который та сотня, что была послана к стенам, успела подготовить три площадки для штурма, каждую шириной около тридцати метров. Более чем достаточно. Потери среди них были не так велики, шесть человек убиты, около двух десятков раненных. Среди защитников все было куда как лучше, ни одного убитого, лишь четверо раненых выстрелами лучников. Массивные щиты были сколочены, как и два десятка здоровенных лестниц. К тому же почти собрали один из двух требушетов, а посланные к лесу солдаты притащили в лагерь порядка сотни хороших стволов, судьба которых секретом ни для кого не была. Они пойдут на создание контр-башни или осадной башни, а может и того и другого, но это если первые штурмы не удадутся. Оба юноши за день очень устали, Олаф был занят добычей деревьев, а Брон намахался молотком на всю свою жизнь вперед.
        Но это еще цветочки, завтра должен был состояться первый штурм или переговоры.
        Началось все с переговоров.
        Ни Брон, ни Олаф в состав парламентеров не вошли, на встречу отправились лишь сами бароны, да их приближенные рыцари. Но общий ход бесед все знали. Барон сперва предложил сдаться, на условиях что в случае сдачи головы погибнет лишь сам виконт. Виконт предложение, разумеется, отверг. Тогда барон вызвал его на поединок, но и тут получил отказ. Идти на уступки осаждающим считалось дурным тоном. Виконт в ответ предложил баронам убираться с его земель, пригрозив в ином случае, что возьмет их замки штурмом. В общем, переговоры не привили ни к чему и войско осаждающих начало готовиться к первому штурму. Всех раненных, даже тех, кто как Брон могли держать в руках оружие, оставили на охране лагеря. Баронам не хотелось, чтобы во время штурма парочка каких-нибудь ретивых крестьян, что решили бы выслужиться перед виконтом, спалили бы осадные орудия.
        Олаф же попал в число штурмующих. Войско разделилось на три больших отряда, соразмерно к имеющимся подступам. Первый отряд состоял из войск барона Туния, второй из войск его союзника, в третьем были наемники. Олаф же, хоть и был наемником, попал в отряд барона Туния. Медленно они подступали к стенам, прикрываясь огромными щитами, под каждым из которых могло спокойно уместиться четверо человек.
        Впереди шли войска гарнизона и оруженосцы, они тащили лестницы. Вообще подъем по лестницам среди рыцарей и оруженосцев был делом добровольным. И если рыцари предпочитали не рисковать, ведь кроме славы обрести ничего не могли, то среди оруженосцев находилось немало тех, кто хотел взойти на стену первым, дабы получить шпоры и прославить свое имя. Олафу же было хорошо известно, что среди тех, кто будет подниматься первыми, уцелеет едва ли не каждый десятый, поэтому он и старался держаться поближе к рыцарям и самому барону.
        К стенам приближались медленно, спешить было некуда, спешка приведет лишь к увеличившимся потерям, а так лучники противника расходуют боеприпасы практически впустую. Лучники же баронов стреляли редко да и то, больше зажигательными стрелами. Пожар в замке был бы на руку осаждающим. Но пока выходило не очень.
        Олаф нервничал, это был первый штурм в его жизни и пусть он шел не в первой волне, но сердце все равно колотилось так, будто хотело вырваться из груди, а в голове отчетливо пульсировала кровь. Но он лишь посильнее сжимал рукоять своего меча, да придерживал щит над головою.
        Стены все приближались, а обстрел усиливался. Стрелы все чаще барабанили по щиту, некоторые даже пробивали его, попутно застряв.
        Первые ряды наконец достигли стен. Щиты уперлись в камень, дабы падающие камни не могли сбить их, а в промежутках меж щитами начали подниматься массивные лестницы. Появились первые убитые, так как защищаться от стрел и поднимать лестницу одновременно бойцы не могли. Одна из лестниц рухнула обратно, из-за того что один из носильщиков словил стрелу, но большая их часть все же достигла края стены. Первые бойцы начали подниматься вверх. Защитники пытались столкнуть часть лестниц длинными рогатинами, но те были довольно тяжелы, да и бойцы снизу не дремали, поддерживая основание и не давая ему отклониться.
        Вниз полетели камни, кое-где плеснули смолой. Послышались крики обожжённых людей. От них у Олафа по спине пробежали мурашки, попасть под кипящую смолу очень страшно, уж лучше камнем по голове, боли по крайней мере будет меньше.
        Первые бойцы наконец достигли верха стены, завязалась драка. Олаф видел, как одному из солдат борона снесли голову и как его тело рухнуло вниз, едва не сбив карабкающегося вверх бойца.
        Совсем рядом рухнула вниз лестница, подмяв под собой пару солдат. Но все было тщетно, бойцы не смогли закрепиться на стене, а парочка солдат что пробилась, не смогли продержаться достаточно, чтобы создать плацдарм. Штурм был отбит, а Олаф, как и большинство рыцарей даже близко не подошли к лестницам.
        У барона Орланда Железнорукого дела шли не лучше, он так же отступил, потеряв более двух десятков солдат и оруженосцев. Немного лучше все сложилось у наемников. Они смогли ворваться на стену и даже закрепиться на ней, но и им пришлось отступать, когда к солдатам противника подоспели тяжеловооруженные рыцари.
        В первый день бароны суммарно потеряли более полусотни человек, в то время как виконт не досчитался двух десятков солдат и одного рыцаря, что в схватке с наемниками, был, скинут со стены.
        Обе стороны на такое примерно и рассчитывали, лишь виконт скрипел зубами, так глупо потерять одного из оставшихся двенадцати рыцарей было непростительно.
        Брон все время, пока войска штурмовали стену провел в лагере, неся дежурство и лишь изредка поглядывал на стены. Но все обошлось, если у виконта и имелись диверсанты, то схватиться с отрядом охраны в тридцать человек, они не решились.
        Когда в лагерь вернулись штурмующие, был сделан небольшой перерыв. Раненных перевязывали и поили зельями, невредимых кормили. После же перерыва все вернулось на круги свои. Часть солдат отправилась на окончательную сборку требушетов, другая часть отправилась собирать дрова для погребального костра, а остальные занялись сборкой башен. Сборка была делом не легким. Брон, к своему неудовольствию попал в число собирающих контр-башню. Нет, бревна он не носил, с больной рукой ему бы это и не удалось, но зато прикрывать носильщиков щитом он был способен. Башню собирали сразу на месте. Точнее бревна рубили и подгоняли в лагере, а потом носили и собирали уже на месте.  Установить ее решили с западной стороны замка, именно там сегодня прорвались наемники, да и с высоты башни оттуда можно будет контролировать ворота. Защитникам, такое хамство как сбор башни всего в двухстах метров от стен не понравилось и по строителям начали вести редкий обстрел. Прицельно стрелять на таком расстоянии было сложно, но и стреляли далеко не все, для такого дела отбирали только самых лучших стрелков. Результативность их стрельб
была не очень. Народу у баронов было много, поэтому строители были прикрыты щитами постоянно, а на попытки стрелять зажигательными стрелами, имелась пара человек с ведрами воды, так что стрелки больше держали осаждающих в напряжении, чем действительно приносили им вред. Хотя все же парочку строителей они подловить смогли. Один в итоге получил стрелу в ногу, а второй в плечо, но оба бойца выжили. Кровоостанавливающих средств у лекаря барона была в избытке. С заживляющими было куда как хуже, именно поэтому Брон все еще оберегал свою руку, которая за прошедшие пару дней успела покрыться коркой, но все еще побаливала, а при неловких движениях и кровоточила.
        С башней провозились до позднего вечера, в итоге подняв сруб всего на высоту нескольких метров. Вечером, когда Брон отужинав, отправился в палатку, он видел, что к башне отправилась новая бригада, а охрана ее была даже более многочисленной, чем днем. Ночью солдаты виконта могут попытаться совершить вылазку, дабы разрушить башни. Олаф был уже в палатке и самозабвенно дрых, поэтому Брон, подумав, все же не стал возиться с кольчугой в темноте, а тоже завалился спать.
        Утром их вновь подняли не свет ни заря и отправили на работы, лишь выдав перед этим небольшую порцию пайка на завтрак. За ночь контр-башню подняли еще почти не полтора метра, а осадную, что собирали, прямо возле бревен, довели уже почти до пяти метров.
        -Такими темпами, осадная будет готова через пару дней,- поделился Брон своими соображениями.
        -Ага, а потом еще пару ее будут тащить до стены.
        -Да уж, надеюсь, это выпадет не нам.
        -Работенка будет не из приятных, как думаешь к огда будет следующий штурм?- спросил его Олаф.
        -Думаю дня через четыре,- тяжко вздохнул Брон,- сперва опробуют требушеты и попробуют разрушить стену, пока ее ковыряют, достоят контрбашню, дабы накрывать защитников своим огнем, потом уже, может и пойдут на штурм, но думаю до этого мы все же увидим контратаку виконта.
        -Думаешь?
        -Ага, он не такой дурак, если мы докатим эту бандуру до стен,- кивком головы юноша указал на остов башни, то у него при нашем численном превосходстве не будет никаких шансов.
        -Ну, прям так уж и не будет,- недоверчиво хмыкнул Олаф,- у него всего на сотню, может полторы людей меньше, стену может и удержать, тем более на крыше донжона явно катапульту собирают.
        -Так мы же атаковать не только через башню будем, наверняка и по лестницам кому-то полазить продеться.
        -Не хотелось бы,- сын герцога покачал головой,- раньше помниться мечтал об этом, а после вчерашнего что-то не тянет,- поделился он с другом.
        Брон покосился на него, так-как не ожидал такого откровения:
        -Ну да, романтики мало, лучше уж в башне пойти,- согласно кивнул он и перевел тему,- у тебя, кстати, клещей нету? Хочу кольчугу подогнать,- пояснил он.
        -Не, чего нет того нет,- улыбнулся Олаф,- лучше в походную кузницу обратись, за пару шиллингов подгонят.
        -Ага, у них там и без меня работы полно, не пробьёшься.
        Олаф в ответ лишь потер большим пальцем средний и указательный, намекая, что можно было бы и взятку дать. Брон задумался. Кольчуга при перспективе скорого штурма была бы очень полезна, но крестьянская прижимистость требовала сделать все своими руками. Тем более ничего сложного в этом не было, но юноша понимал, что сделать качественно не сможет, а портить отличную кольчугу двойного, тонкого плетения своей грубой работой не хотелось. В итоге он убедил себя в том, что внешний вид лучше пары монет, тем более для благородного, каким он должен был казаться.
        Ремонт кольчуги обошёлся ему в четыре шиллинга, но кузнец сделал свое дело качественно, теперь кольчуга именно сидела на парне, а не болталась мешком, да и рукава стали немного короче. В общем, юноша был доволен и уже вторые сутки не снимал ее, привыкая к весу. За это время контр-башня была уже почти достроена, сейчас сооружалась крыша, дабы противники не могли достать лучников навесным огнем. Осадная башня уже была готова, и ее сейчас медленно катили в сторону, откуда она пойдет на сближение со стеной.
        Ночных вылазок так и не было, что давило на нападающих морально. Ну не могли защитники просто так спокойно сидеть, наблюдая как неподалеку строиться их погибель. Никакой катапульты на донжоне видно не было, но ее могут скрывать и специально. Требушеты меж тем уже второй день вели практически непрерывный огонь по замку. Но пока кроме уничтожения зубцов стены и уничтоженной крыши на одной из башен, результатов видно не было.
        Рана на руке Брона уже покрылась коркой и почти не беспокоила, так что он тоже готовился к будущему сражению. Под  кожаную кирасу пошла кольчуга, на руки пошли  наручи, левую руку защищал трофейный щит, с которого юноша ножом соскоблил герб бывшего гвардейца. Облачение Олафа тоже слегка изменилось, он выменял на свои трофеи хороший пластинчатый панцирь. Так же, вместо круглого деревянного щита, он сейчас вооружился цельнометаллическим.
        -Держись поближе ко мне,- попросил Олаф Брона, на что тот только рассмеялся:
        -А враги пусть держаться подальше.
        Прозвенел горн, собирая солдат для штурма.
        -Начинается,- встряхнувшись, прошептал Брон.
        Войско разделилось на две колоны. В одну вошли солдаты баронов, в другую наемники. Первая часть войск отправилась к осадной башне, вторая, подхватив лестницы, начала обходить город с западной стороны. Наемники конечно ворчали, подставлять свои головы вновь никому не хотелось, но не подчиниться они не могли.
        Вновь заработали требушеты, но в этот раз они метали горящие камни и били не по стенам, а за их периметр.
        Юноши вновь попали в войско барона Туния, а не к наемникам, Брон в такие моменты благодарил Олафа за его харизму и умение расположить к себе людей.
        Войско добралось до осадной башни. Брон слышал, как ругались люди, скрипела древесина и как огромная пятиметровая башня пришла в движение. Брон видел в памяти колдуна осады городов, но там все было по другому. Колдуны соревновались в мастерстве с защитниками крепости, требушеты выпускали артефакты, которые могли снести взрывом участок стены, а еще он видел, как десятки послушных воле мертвецов взбираются по лестницам, убивая все живое, что встретиться им по пути. Сейчас все было не так, король отгородил междоусобные войны от магии, теперь все решало лишь личное мастерство солдат, их численность и вооружение. Сражения стали не так зрелищны и кровавы, но они стали более честными для простых солдат и сейчас, выступая именно как обычный человек, Брон был рад этому.
        Башня двигалась довольно медленно, но это не удивляло никого. В ней было столько веса, что бревна, по которым она должна была катиться, вминались в землю и практически не катились. Но все же башня двигалась, и до стен оставалось все меньше и меньше. С вершины башни лучники начали перебрасываться стрелами с защитниками.
        Пехота прикрывалась огромными щитами, прикрывая заодно и тех, кто перетаскивал бревна. Но не все было так гладко. Под щитами ворочить бревна было слишком неудобно и зачастую среди стены щитов открывались бреши, в которые тут же летели стрелы. Несколько строителей уже были убиты, одному воину прострелили ногу, а один из строителей, зазевавшись, лишился руки. Она попала меж бревен и была перемолота. Остановить махину было невозможно и все войско слушало, как кричит несчастный, пока башня проезжает по бревнам.
        Брон, подступая к стенам, нагнетал в себе внутреннюю злость, подкрепляя ей свою решимость биться до конца. Мечи пока что покоились в ножнах, не время еще для обнажённой стали. Башня меж тем доползла уже до засыпанного рва. Сейчас предстояло самое сложное. Земля, которой засыпали ров хоть и успела слежаться за несколько дней, но была все равно слишком мягкой и бревна не катились по ней совершенно. Солдатам пришлось создать пирамиду. Передние ряды уперлись в стену башни, второй ряд им в спины, третий ряд в спину второму. Не менее десяти рядов сплотились, прежде чем башня со скрипом начала скользить по облитым маслом бревнам. Все это делалось под не перестающим обстрелом, так что жертв становилось все больше. Брон в передвижении не участвовал, прикрывая остальных щитом. Изредка выглядывая, он заметил, что изнутри замка поднимается дым.
        «Наконец-то обстрел принес свои результаты»- подумал он.
        Башня меж тем опасно накренилась, грозя не доехать, а рухнуть на стену, послышались крики:
        -Отпустить!
        Башня, потеряв толкающую вперед силу, с грохотом встала на место. Вновь забегали носильщики, подкладывая под башню облитые маслом доски, после чего попытка повторилась. Башня, медленно заскользила вперед, а в нее уже начали забегать солдаты. Брон с нетерпением наблюдал, как все больше и больше баронских солдат скрываются в башне. Где-то наверху раздался шум падающего трапа, раздались боевые крики, зазвенело железо.
        -Вперед, вперед!- раздавался рядом команды рослый рыцарь из свиты Орланда Железнорукого.
        Но пока вперед шли лишь простые солдаты. Когда внутри башни скрылось почти полторы сотни человек, Брон почувствовал что-то странное. Буд-то что-то шевелиться в его груди, он замер, не понимая что происходит, и лишь через несколько секунд осознал. Он уже испытывал нечто подобное, когда просматривая память погибшего колдуна. Это его магический исток реагировал на творящуюся вокруг волшбу. Еще не понимая, что произойдет, юноша уже принял решение:
        -Стоять, стоять!- надрывая глотку, закричал он,- магия, я чувствую магию!
        Окружающие обернулись и в их лицах юноша видел недоумение. Секундой позже весь верх осадной башни охватил огонь. Это не было воздействие зажигательного снаряда, даже те, кто стояли снизу, в нескольких метрах от пламени, ощутили жар, исходящий от пламени. Огонь гудел, пожирая промоченную древесину. Но самое страшное было в том, что огонь исходил изнутри башни и крики, ужасающие крики раздавались изнутри.
        Это было слишком серьезным ударом, люди растерялись, некоторые отдались панике. Что уж говорить о простых солдатах, если даже рыцари и сами бароны были напуганы и не сразу начали приходить в себя. Прошло чуть меньше минуты, прежде чем стадо испуганных баранов начало вновь собираться в отряд. Но вражеские лучники уже успели взять богатую жатву.
        Брон глядел на все это с растерянностью. Когда началась паника, он остался на месте, прикрывая себя щитом. Под щит он затянул и Олафа, что при взрыве упал в грязь и испуганными глазами смотрел на бушующее пламя. Уже вдвоем они успел затащить под щит еще несколько человек, включая того самого рослого рыцаря, что недавно поторапливал всех. Они были едва-ли не единственным недрогнувшим очагом, но, конечно же это было не так. Недалеко примерно так же повел себя Рамбук Черный Медведь, а так же несколько рыцарей из тех, что участвовали в пограничных схватках, где применение магии никак не возбранялось.
        Стоило войску вновь восстановить ряды и начать пятиться от стен, как пришла новая беда. Кто-то глазастый заметил всадников. Те пока были достаточно далеко, выезжая из леса в нескольких километрах от замка, но и это было не все. Открылись крепостные ворота и из них вылетела почти полусотня всадников, судя по штандартам, это были все рыцари виконта, во главе с ним самим и в окружении оруженосцев и сквайров. Они не направились добивать растерянных солдат, они направились им наперерез, желая не допустить солдат до укрепленного лагеря.
        Капкан захлопнулся.
        Оставшиеся войска баронов бежали к лагерю со всей скоростью, теряя боевые порядки и подставляясь под вражеские стрелы но не успели. Конница, теряя людей под выстрелами лучников с контрбашни перекрыла подступы к лагерю. Их было мало, всего около полусотни, но эта была элита виконта и в сражении против пеших, они бы унесли по несколько человек каждый. Но бароны не собирались столь бесславно погибать. Вновь войско начало собираться в боевые порядки. Огромные щиты, теперь вдали от стен выступали не как защита от стрел, нет, они превратились в небольшую стену, что отделяла войско баронов от конницы. Да, стена это была не такой монолитной, как всем хотелось бы, но заставить коня переть на двухметровую преграду, удалось не многим. Удар конницы сорвался, лошади под оруженосцами гарцевали, но отказывались идти вперед, а рыцари, под седлами которых были настоящие дестриэ, не решились атаковать в одиночку, все же их было слишком мало. Меж тем конница начала кружить вокруг отряда, будто пес, что пытается застать врасплох свою жертву. Брон с трудом воротил щитом, шаг за шагом они, подобно медленной черепахе
ползли к своему лагерю. Но и вражеская конница была все ближе. До лагеря осталось метров двести, а вражеским всадникам почти километр, но такими темпами, конница все равно успеет быстрее. Как назло у солдат барона не было ни тяжелых пик, не лучников, что большей частью были в двух башнях.
        Бароны скрипели зубами, не зная, что делать. Достигни они лагеря, шансы бы у них были, но сейчас, в открытом поле, на их победу не поставил бы даже глупец.
        -Щиты бросить, бегом марш!- скомандовал Орланд Железнорукий, это решение тяжело ему далось.
        Брон, стоявший в первых рядах, со страхом бросил щит, ему не хотелось умирать, а щит казался его единственным укрытием. Но он взял себя в руки и побежал. Вражеская конница, что кружила вокруг, слишком рассредоточилась и сдержать прорыв не могла. Впервые за день Брон обнажил клинок. Впереди было всего несколько всадников, так что прорваться было можно. Но всадники умирать тоже не пожелали, уйдя с пути обезумевшего войска. Вместо этого они, обогнув толпу, врезались в тыл, принявшись топтать убегающих и рубить их в спины.
        Они успели.
        Из четырех сотен солдат, что сегодня пошли на штурм, в лагерь вернулась едва ли сотня, может чуть больше.
        Это был провал, не такой эпический, как задумывал виконт, но совсем не то, чего ожидали бароны.

        Глава 8.

        Во тьме ночной звенела сталь,
        Земля впитала кровь,
        И конь несет меня вперед,
        Копье пронзит чужую плоть!
        Из творчества Сазара Торми, участника ночной битвы.

        Ситуация над полем боя сложилась неоднозначная. Бароны попали в окружение в собственном лагере. Противников было не столь много, сотни полторы, но это уже было больше, чем осталось всадников у баронов. Да, у них остались самые сильные, костяк, рыцари и большая часть опытных солдат, но боеспособных было всего чуть больше сотни, еще почти полсотни было раненых и лишь десятка два из них могли встать в строй. С другой стороны у виконта тоже были определенные проблемы. Он вывел лучших своих людей в контратаку, большая часть солдат была занята на защите стены от тех, кто успел прорваться через башню, а таких было не мало. При таком раскладе, наемники смогли прорвать оборону. Разбив часть солдат, что были посланы на защиту стен, они пришли на подмогу солдатам баронов, что не сложили оружие, после уничтожения башни. Удар со спины был неожиданным для солдат виконта, а баронские дружинники наоборот воспрянули духом. Теперь уже солдаты виконта попали в окружение и в итоге были разбиты, а часть их сдалась в плен.
        Таким образом, виконт окружил барона, но потерял замковые стены, хотя в донжон наемникам пока пробиться не удалось.
        Казалось само время застыло в напряжении. Виконт не мог атаковать, так как оставшихся после битвы людей не хватило бы для возврата замка, а оставлять своих родных в окружении наемников, было крайне опрометчиво. Бароны тоже далеко не были так спокойны. Наемников они набирали одиночных, а следовательно, у виконта вполне могло получиться перекупить их верность своим золотом. Наемники же, хоть и понимали, что барону нужна помощь, но выходить пешими против всадников не собирались, предпочитая этому разграбление внутренних строений замка.
        Во всем этом Брон и Олаф, чувствовали себя мелкими песчинками. От беготни рука у Брона вновь разболелась, а Олаф все еще был в легком смятении, после жуткого зрелища пылающей башни и горящих солдат, что сигали с нее, в надежде умереть от удара, а не от боли и пламени.
        Всадники кружили вокруг лагеря, но пока что предпринять ничего не могли. Обоз находился внутри, как и требушеты, лишь контр башня была доступна для штурма, но там уже были готовы встречать противника, да и лезть в башню, значит спешиваться и подставиться под удар баронам или наемникам.
        Но время работало против виконта и когда солнце еще только начало клониться к горизонту, от всадников прискакала делегация. Выходить навстречу барон Туний не стал. Его врагу хватило денег и подлости для использования артефакта, что законами хоть не возбранялось, но считалось дурным тоном, гораздо хуже, чем пускание ветров в обществе дам. Именно по этому, барон общался с ним с высоты небольшого вала, опоясывающего лагерь. Ветер разносил их беседу, так, что не услышать ее мог только глухой:
        -Ну что, барон, ты пришел под мои стены, а сам прячешься в лагере, клянусь богами, это лучшее решение для осады!- расхохотался виконт, гарцующей для лошади.
        -А я не прячусь, я решил устроить небольшой пир, пока мои солдаты раскладывают твою женушку и дочь, могу и тебя пригласить, хочешь!?- нашелся с ответом Туний, рыцари за его спиной преданно поддержали его смехом.
        -Ты поплатишься за свои слова, подонок!- не сдержал гнева виконт, схватившись за меч,- я насажу твою голову на пику!
        -Я предлагал тебе сдаться, сучий сын, ты не согласился, я предлагал тебе поединок, ты не согласился,- барон раскинув руки, сделал пару оборотов, будто ища поддержки у окружающих,- больше я тебе ничего предлагать не буду, когда я разобью тех шакалов, что трясутся за тобой, клянусь честью, если ты не сдохнешь в битве, то тебя будут хлестать плетью, пока она не пропитается твоей кровью, а потом я замочу ее в твоих внутренностях и отправлю в подарок твоему сыну, что просиживает штаны в столице!- воздух кончился в легких Туния, но он сказал уже все, что хотел.
        -Свинья, я вызываю тебя на поединок!- надрывал глотку виконт.
         Туний в ответ лишь демонстративно сплюнул и, развернувшись, отправился обратно в лагерь. Биться на копьях с виконтом он не имел никакого желания.
        На некоторое время все затихло. Брон не знал чем занимаются в стане виконта, но баронские солдаты отдыхали, понимая, что скорее всего скоро им придется пойти в бой. Сам Брон тоже не активничал. Лежа на спине он размышлял. Война представлялась ему по другому. С одной стороны он помнил свои представления, о благородных воителях, с другой стороны видел весь ужас магических войн, а сейчас вот встретился с войною сам, лицом к лицу. Может отсутствие магии и сделало сражения менее устрашающими, но для простых солдат оно все равно было подобно смерти. Сколько их выступало? Пять сотен, чуть больше? Сколько осталось теперь? Чуть больше ста пятидесяти человек, если считать лучников в башне, если же считать с наемниками и выжившими на стенах, то сотни две с половиной. Половина из тех кто шел на эту войну. Но такие потери были в основном среди простого люда, из двадцати двух рыцарей, что выступали в поход, в живых осталось семнадцать. Это обеспечивается их привилегированным положением, лучшей выучкой и вооружением. Да, они почти не вступали в сражение, но юноша был уверен, вступи они в схватку, соотношение
было бы таким же. Рыцари были настоящими псами войны, теми, кто посвятил сражениям всю свою жизнь. Они почти ничего не умеют в жизни, кроме как владеть своим телом и оружием, что сжимают их руки. Схожая ситуация с наемниками, но в них все же шли уже во взрослом возрасте, а рыцари впитывали все это с рождения. Юноша понимал, что в недавнем сражении лишь удача, да его подлый прием позволили ему завалить столь матерого бойца. Вот он и размышлял, наслаждаясь минутами покоя, хочет ли он себе такой жизни. Да, она полна опасностей и сражений, несет почет и уважение в обществе, но хочет ли он так ограничивать себя? В памяти мертвого колдуна юноша видел многие, кроме ужасов он видел и то, какой прекрасной может быть жизнь, в том числе. Он понимал, что если уж у мертвого колдуна, что был очень опытным магом, не получилось обмануть смерть, то не получится и у него, так не лучше ли посвятить жизнь тому, что приятно ему? Путешествовать, смотреть новые земли, любить и быть любимым. Но конечно это все будет лишь после того, как он овладеет магией.
        Брон не знал, но расположившийся рядом Олаф думал примерно о том же. Сын герцога не боялся крови, с отцом они часто выезжали на охоту, да и людей ему убивать уже приходилось, так что крови он не боялся. Но то, что он увидел сегодня, поселило в его сердце страх. Десятки ничего не подозревающих солдат сгорели в огненной ловушке. Мощь магии пугала юношу.
        «Для чего всю жизнь обучаться владению мечом, если тебя взмахом руки может убить тот, кто и в жизни его не держал?»- именно такой вопрос он задавал себе и не находил ответа. Несправедливость пугала его, заставляя искать ответы, копаться в себе.
        Именно этот в день они точно решили для себя, какими путями пойдут по жизни.
        Долго отдых не продлился.
        Бароны теперь знали слабое место виконта и собирались ударить прямо в него.
        -Требушеты на северную границу лагеря!- скомандовал барон Туний.
        Осадные машины были очень массивными, поэтому, для их транспортировки пришлось задействовать силы почти всех выживших. Часть из них убирала палатки, освобождая путь осадным машинам, другая часть людей принялась подтаскивать оставшиеся после сборки башен бревна.  Понадобилось усилие почти четырех десятков людей, чтобы используя два бревна как рычаги, затащить требушет на платформу из бревен. Еще больше народу пришлось привлечь, дабы вся эта конструкция двинулась вперед. Брон в такие моменты радовался своему недавно полученному ранению, из-за которого ему приходилось убирать препятствия, а не воротить толстые бревна или толкать сам механизм. Олафу повезло меньше, он толкал требушет. Хотя рядом с ним стоял сам Рамбук Черный, так что никакого урона его чести быть не могло.
        Механизм скрипел и трясся, но все же двигался вперед. Но и для противника такое шевеление не прошло незамеченным, всадники, что до этого тоже отдыхали, вновь оказались в седлах и приблизились к лагерю. Оттягивая на себя внимание и провоцируя баронов. Те, хоть и понимали что это обычные провокации, но людей для охраны периметра все же выделили. Ведь реши всадники, что успеют преодолеть ров быстрее, чем пехотинцы доберутся до его обратной стороны, как может последовать мгновенная конная атака.
        Теперь Брон попал в охранение. Всадники начали кружить вокруг лагеря, так что охране пришлось тоже седлать коней, дабы не отставать. Солдаты виконта провоцировали их, выкрикивали грубости, растягивались вдоль периметра, высмеивая малочисленную охрану и в итоге нарвались.
        Десяток лучников, незаметно покинувших контрбашню, за три залпа сбили семерых всадников, после чего бегом вернулись обратно в башню. Виконт кипел от злости, потерять семь обученных всадников даже не обнажив клинки, было почти позором. Тем более сделать это так, по невнимательности. В лагере баронов поднялось напряжение, разгневанный виконт мог бросить своих людей на контр башню и тогда им придется вступать в бой.
        Но виконт взял себя в руки и салки продолжились. Постоянная скачка выматывала, но и противники не становились свежей, поэтому Брон терпел, с злой радостью наблюдая как, первый требушет встал на свое место. Задумка баронов была проста, увеличить противовес на требушетах и начать обстреливать донжон. Если использовать самые легкие снаряды, то они вполне должны были долететь.
        Первый выстрел производили, когда солнце уже садилось за горизонт. За все это время виконт так и не предпринял попытки атаковать. Юноша не понимал, чего он выжидает. У него, если он даже разобьет баронские войска, все равно не хватит сил, чтобы отбить замок, но и просто сидеть, сложа руки он не может, рано или поздно, но требушеты сделают свое дело и донжон будет разрушен. Только одно приходило в голову Брону, виконт пойдет в ночную атаку.
        Но пока ночь еще не наступила, а первые камни уже устремились в сторону замка. Летели они навесом, так что результатов за стенами практически не было видно, пока кто-то достаточно сообразительный из наемников, не принялся руководить процессом. Над стеною после выстрелов начали поднимать флаг. Если попадания не было, белый, если было, то красный. Понимание ситуации потребовало времени, но когда обе стороны поняли друг друга, процесс пришел в норму, а белый флаг практически перестал появляться над стеной.
        Брон даже не представлял себе, что должен чувствовать в этот момент виконт. Но он все так же не нападал и даже отвел своих людей от лагеря. Поэтому, когда после отбоя прозвучала тревога, юноша ни капли не удивился. Спали они почти в полном облачении, так что сборы надолго не затянулись. Юноши лишь накинули на себя шлемы, да Брон натянул кожаный доспех, после чего, вернув оружие на пояса, они выбрались из палатки. В лагере была суета, но не та, что бывает при нападении, а та, когда люди не понимают что происходят. Благо нашелся тот, кто всех просветил:
        -На коней, живо! Ублюдки виконта напали на контр-башню!- раздалась над лагерем команда.
        У части солдат коней не было, так что им вновь придется идти в бой пешими, в то время как бароны и часть оруженосцев за несколько минут оседлали своих лошадей.
        Пешие солдаты меж тем перекинули мосток через земельный вал, поэтому, оказавшись на лошадях, всадники не задерживались больше не на минуту.
        Брон вертел головой. Темнота не была абсолютной, сегодняшняя ночь выдалась на удивление светлой, а от лунного света даже ложились тени. Недалеко виделась темная фигура контр-башни, ее, кроме лунного света освещал и десяток факелов, а так же пылающий левый бок. Света хватало, дабы заметить, что у подножия башни полно солдат, как конных, так и пеших. Но это были не все войска виконта. Пропажа обнаружилась довольно скоро. Из-за южной границы лагеря показались три десятка всадников. Даже в сумраке любой мог разглядеть устрашающие копья в их руках, элита виконта готовилась к таранному удару.
        Тому, с какой скоростью бароны приняли решение, нужно отдать должное. За десяток секунд их войско разделилось. Орланд со своими людьми поспешил к контр-башне, дабы помочь лучникам, а заодно и собрать богатую жатву с врагов, что в пешем строю не представляли такой угрозы, а барон Туний со своими людьми, начал готовиться к встречному удару. Проблема была в том, что тяжелых копий у людей почти не было, после недавнего боя не многие их сохранили, а достать новые просто было некогда.
        Брон и Олаф тоже остались с Тунием, хотя трусость и подсказывала, что с Орландом Железноруким, шансов на выживание будет больше.
        Кони начали набирать скорость. Юноша который раз за день порадовался, что не является рыцарем и первый копейный удар придется принимать не ему.  Под седлом у Брона была его кобылка, что все же нашлась после недавней битвы. Седлать трофейного жеребца он опасался, прояви тот своеволие в сражении и все, ему придет конец, а Торопыга еще не так окреп.
         Кони буквально за десяток шагов переходят в галоп, рука его вытягивает бастард из ножен и Брон немного приподнимается в стременах, так будет легче уклониться от подвижного копья.
        Впереди ревет сэр Рамбук, вселяя в сердце веру в то, что с таким союзником победа близка как никогда. Передние ряды сталкиваются. Брон, мощным ударом меча бьет в шлем выскочившего справа врага. Через долю секунды он уже, высоко задрав щит, принимает  копейный удар. Копье проходит вскользь, но даже так его силы достаточно, чтобы юноша, привставший при ударе в стременах, начал заваливаться вправо. Левая его нога вылетела из стремени и не успей он ухватиться за луку седла, то его бы ждало падение вниз головой под ноги скачущим лошадям. Так же все обошлось, юноша, с кряхтением закинул себя обратно в седло и, распрямившись, начал тормозить коня. Враги были уже позади и следовало как можно быстрее развернуться.
        Испугавшаяся лошадь вновь плохо слушалась поводьев, но в этот раз юноша был готов к этому и быстро вразумил ее.
        Там, где два отряда столкнулись, сейчас лежал десяток тел. Те, кто выпал из седла или кого выбило ударом. Была и парочка столкнувшихся всадников. Лошади умерли почти мгновенно, а вот один всадник еще шевелился, пытаясь вытянуть из под туши свою ногу.
        Но Брону было не до наблюдений, рыцари уже протискивались вперед, создавая боевые порядки.
        -Держись рядом,- крикнул Олаф Брону, на что тот лишь кивнул.
        Кони вновь начали набирать скорость. Брон тяжело дышал, покрепче сжимая свой клинок, в тот раз при сшибке ему не повезло схлестнуться с рыцарем, в этот раз он надеялся, что везение будет на его стороне.
        Первые ряды вновь проскочили сквозь друг друга. Но везение капризная дама, вновь прямо перед юношей остановил своего коня боец в полном доспехе.   Темные доспехи его почти не отражали света, поэтому, защищаться от его ударов юноше было вдвойне сложнее. Владел черный рыцарь таким же черным длинным мечом. Брон не мог точно опознать тип клинка, но судя по длине и весу, ему вновь попался противник вооруженный полуторным мечом.
        Зазвенела сталь и вновь юноша столкнулся с тем, что злобный конь его противника начинает подавлять его кобылку, заставляя ее пятиться и разворачиваться то одним, то другим боком.
        Юноша заподозрил то, что сейчас повториться ситуация прошлой битвы, только вот в своей удаче в этот раз он сильно сомневался.
        Всадник и вправду давил своим мастерством. Удары сыпались на юношу, как из рога изобилия и не все из них он успевал  блокировать, только благодаря своим доспехам он сейчас не истекал кровью из мелких порезов.
        Ситуация изменилась мгновенно, в первый момент Брон даже не понял что произошло. Просто копыта лошади противника неожиданно оторвались от земли, а в следующий момент вражеский рыцарь рухнул наземь вместе со своим скакуном. Над поверженным врагом взгромоздилась массивная черная тень и лишь то, что они в последнее время часто пересекались, позволило Брону опознать в неведомом спасителе Рамбука Черного. Тот не медлил, повалив всадника, он поднял к небу свой чудовищный боевой молот и со всей своей дикой силой обрушил его на врага. Юноша видел, что павший рыцарь закрылся от удара щитом, но видел он и как щит мнется, будто глина в руках ребенка, а после на секунду ему послышалось что он слышал смачный хруст, который скрыл крик боли вражеского рыцаря. Рамбук не медлил, пинком отбросив щит в сторону, он вновь вознес свое оружие над головой. Юноша слышал, как прижатый телом коня рыцарь просит его остановится, но воздействия слов он не наблюдал. Молот опустился вновь и панцирь смялся, прекращая крики своего носителя.
        Уже позже Брон узнал, что коня под Черным Медведем зарубил какой-то оруженосец, чем привел рыцаря в неописуемую ярость. Противника Брона вместе с конем он сбил наземь ударом плеча.
        Но в тот момент юноша понимал, что любоваться чужим мастерством не место и не время и, дав щенкеля своей лошадке, он налетел на какого-то оруженосца в кольчужном доспехе. Тот был далеко не юн, но юноша буквально с первых секунд понял, что теснит своего противника. В один момент, удачно склонившись, он резанул его мечом по голени, а после, восходящим ударом смог зацепить и руку, от чего его противник со стоном сполз с коня.
        Юноша закрутил головой, выискивая нового противника, но тех не оказалось. Конницы виконта было изначально меньше, а уж в свалке, когда к сражению подоспели и пешие воины, остатки всадников были поражены.
        Но на этом все не закончилось, всадники барона Туния, невзирая на собственные потери, отправились на помощь Орланду Железнорукому, оставив раненых и пленных на попечение пеших войск.
        Орланду оказалось не так легко, как он планировал. Солдаты виконта глупцами не были и, пойдя на штурм башни, прихватили с собой длинные пики, что частично помогли сдержать порыв всадников барона. Да и верховых солдат там было достаточно, так что помощь Туния пришлась как никогда кстати. Брон помнил, как его лошадка грудью давила пехотинцев, а он раздавал удары направо и налево. Но все это вновь слишком быстро кончилось, враги бежали.
        В темноте выжившие принялись спешиваться, нужно  было оказать первую помощь раненым.
        Брон вместе с Олафом бродил в темноте, среди павших, переворачивая тела ища выживших. Нескольким солдатам они действительно помогли, но не обошлось и без грязной работенки. Нескольких тяжелораненых пришлось добить. Это было мерзко и противно, но необходимо. Милосердие, которое юноши оказали лишь тем, кто прожил бы не больше нескольких часов, пытаемый при этом болью.
        Наконец, все раненные были перевязаны и доставлены в лагерь. Пришло время собирать трофеи и подсчитывать потери. Трофеи собирали каждый сам. Сперва обирали тех, кого убили сами. Тела тех кого убили не они, обирали и трофеи с них грузили на телеги. Делить их будут попозже, на общем собрании, выделив всем по причитающейся доле. Обычно, пока собирают трофеи то и подворовывают всякую мелочь, но сейчас такого почти не наблюдалось. Всадники и солдаты виконта не были на походном марше и не носили с собой ни кошельков, ни драгоценностей.
        Брону из трофеев достался лишь амуниция да лошадь оруженосца, что свалился с коня. Доспехи с солдат, что полегли возле башни, будут делить потом. Оруженосец, к слову выжил и, получив первую помощь, был взят в плен, а все доспехи и вооружение перешли к Брону. Олафу же повезло сильнее, он победил двоих противников, правда рыцарями они не являлись, но вооружены были неплохо.
        Закончив с трофеями, бароны начали подводить итоги ночного боя.
        Из союзных войск погибло три десятка человек, включая одного рыцаря. Еще почти четыре десятка получили ранения, среди них было много обожжённых, что в последний момент спаслись из объятой огнем башни. У виконта все было гораздо хуже. Его тактика не сработала, и он потерпел чудовищное поражение. Погибло три рыцаря и почти пять десятков обычных солдат, остальные разбежались, раненных было человек сорок, большая часть из которых попала в плен. Но главным было то, что погиб и сам виконт. Он не был трусом и повел рыцарей на таранный удар. Тут-то ему и не повезло. Копье сэра Зендра соскользнув по щиту, вонзилось точно в прорезь шлема. От головы виконта мало что осталось, а барон Туний был зол как лев, что его враг умер столь быстрой смертью.
        Когда закончили с разборами сражения, небосвод уже посветлел, хотя солнце и не вышло. Неожиданно объявили отбой, Брон удивился, спать после ночного боя ему точно не хотелось. Рука болела, хоть рана и не открылась, а так же на коленях и на боку появлялись не слабые гематомы от пропущенных ударов. Брон считал, что все это не даст ему заснуть, но как оказалось, это был обман. Стоило ему лишь поудобнее устроиться в палатке, да накрыться легким одеялом, как юноша провалился в сон. Рядом так же быстро уснул и Олаф.
        Подняли всех в обед. Войско баронов двинулось в замок, прямо через гостеприимно распахнутые ворота. Предстоял штурм донжона и самое вкусное: грабеж замка.

        Глава 9.

        ПОДНИМАЯ ЧАРКИ, ВСПОМНИМ ТЕХ КТО ПАЛ,
        ТЕХ КТО ДОМА БОЛЬШЕ НЕ УВИДИТ,
        ТЕХ КТО ХРАБРО, С НАМИ ВОЕВАЛ,
        ТЕХ КОГО ЖИЗНЬ БОЛЬШЕ, ТОЧНО НЕ ОБИДИТ.

        Штурма не вышло, стоило людям в донжоне увидеть, как в ворота замка входит войско барона, как они тут же капитулировали. Жена виконта наверняка надеялась на то, что ее пощадят и не тронут. На удивление Брона так в итоге и оказалось. Жена и дочь мертвого виконта оказались единственными женщинами в донжоне, к которым не прикоснулись солдаты баронов. Остальных женщин они отдали солдатам на потеху. Брону было жалко несчастных девушек. Он понимал, что таковы законы войны, но ему их было просто жаль. Наверное потому, что у него не было матери и ему всегда не хватало женского тепла и в своих мечтах, когда он представлял как бы сложилась его жизнь, будь она жива, он всегда оберегал ее. Представить же, что ее может насиловать десяток солдат он не мог и видимо переносил все свои мысли на всех женщин. Именно поэтому он и не присоединялся к остальным, но и не мешал, не в его праве отбирать у людей их добычу. Олаф к слову тоже к таким забавам не присоединился, как и все рыцари, оба барона и те из оруженосцев, что мечтали рыцарями стать. Да, рыцарский кодекс не возбранял насилия над женщиной врага, но как-то
сложилось так, что это тоже был весьма говорящий поступок, как совершить что-то неподобающее. Но все же строго это не возбранялось и находились рыцари, что прибегали к такому удовольствию, но в свитах баронов таких не нашлось. Вместо этого, Брон и Олаф сумели попасть на пир, что бароны закатили в главном зале замка. Сегодняшний день был отведен грабежу и удовольствию, а завтра все вернется на круги свои. Будут подсчитывать награбленное, делить трофеи и решать, что делать дальше. Но сегодня грянул пир.
        Вино из бочек, которые нашли в подвале, лилось рекой и Брон, да и Олаф, не собирались себя сдерживать. За прошедшие дни столько всего накопилось, столько нервов было потрачено, столько раз они гуляли рядом со смертью, что выпивка была идеальным решением для того, чтобы отделить кусочек жизни полосой, на до и после.
        Сперва юноши пили по чуть-чуть, умеренно, вслушиваясь в каждый тост, что поднимал то один, то другой рыцарь. Говорили в основном одно и то же, про славу борона, про то, что это была хорошая битва, поднимали тосты за выживших и павших.
        Пару раз пришлось высказаться и юношам, тосты которых поддержали громким топотом.
        Юноши быстро пьянели, да собственно быстро пьянели все. Еды было очень мало. Не потому что не было запасов, тех у виконта было предостаточно, просто готовить было некому.
        Чем больше вина выпивал Брон, тем веселее ему становилось. Вскоре все, изрядно наклюкавшись, начали делиться историями из недавней битвы. Не устоял тут и Брон, поделившись историей, как ему помог Рамбук, в конце истории он поднял тост за знаменитого союзника и за его силу.
        Рыцари поддержали его тост громкими выкриками и поднятыми кубками, но сам Рамбук был молчалив. Никто не лез к нему, да и ни с кем он не мог поделиться с тем, от чего был мрачен. Лишь самые близкие его оруженосцы догадывались от чего рыцарь так хмур. Рамбук Черный Медведь, прославленный рыцарь королевства Солиц сидел и запивал свое горе, сегодня он потерял своего лучшего друга, своего боевого товарища, коня по кличке Скала. Он был с рыцарем почти шесть лет и поучаствовал в десятке сражений и полусотне турниров, а теперь вот он погиб и от этого на душе у воина царила скорбь. Вокруг же царило веселье, рыцари перешли к игрищам.
        Часть из них перешла к борьбе на руках, некоторые перекидывались в кости, часть начала горланить песни. Олаф сразу отправился к последним, а Брон задумался к кому присоединиться, когда неожиданно для себя услышал кашель за спиной:
        -Кхе,- точнее это было вежливое покашливание.
        Обернувшись, он заметил за своей спиной барона Туния.
        -Чего не веселишься?- спросил он.
         -Еще не определился, что именно хочу, ваша светлость,- склонил голову юноша и чуть виновато улыбнулся.
        -Тебе будут рады везде,-вернул улыбку барон.
        -Приятно слышать такие слова,- вновь улыбнулся юноша, на этот раз чистой и искренней улыбкой.
        -Еще приятнее, когда есть, кому их говорить,- лицо барона стало серьезным,- но я хотел с тобой поговорить о другом.
        -О чем же, ваша светлость?- спросил Барон, тоже стараясь вытеснить из головы пьяное веселье, он понимал, что просто так барон бы не подошел.
        -Я помню тебя, твой голос,- сказал барон,- там, возле стены, когда мы уже собирались идти в башню,-барон испытующе посмотрел на юношу,- это ты закричал о магии.
        -Да, ваша светлость,- склонил голову Брон.
        -Прекрати называть меня светлостью, обращайся по имени,- дернул мужчина уголком губы,- я хочу знать откуда ты узнал об опасности?-взгляд барона стал цепким.
        Но Брон не испугался, он уже знал, что ответит.
        -В этом нет ничего, что я захотел бы скрывать,- пожал плечами парень,- я просто почувствовал ее.
        -Ты колдун?- поднял барон в удивлении левую бровь.
        -Нет, у меня просто есть дар, а такое сильное волшебство почувствовал бы любой, у кого есть дар, моя беда лишь в том, что я не сразу понял, что ощущаю.
        -Хм,- барон явно о чем-то задумался,- ты не собираешься идти в академию?
        -Я бастард,- хмыкнул Брон,- но вообще-то собираюсь, поэтому и пошел в наемники, хочу накопить денег.
        -А заодно и получить шпоры?- хмыкнул барон.
        -Это было бы очень даже не плохо, -улыбнулся Брон.
        -Ладно, мы с тобой еще поговорим об этом по прибытию в мой замок, а пока развлекайся,- барон поднял кубок на уровень лица и Брон чокнулся с ним своей чашей.
        Вино было сладким с небольшой кислинкой, очень хорошее и скорее всего дорогое. Когда Брон оторвался от кубка, барон уже развернулся к нему спиной, направляясь куда-то из зала.
        Брон же задумался, к чему был этот разговор и к чему может привести его продолжение. Серьезные мысли перебили все веселье и юноша решил покинуть пир, слишком много серьезных мыслей, вертелись в его голове.
        Почти никто не заметил его исчезновения, а те кто заметил, не придали этому никакого значения. Брон меж тем отправился на крышу, ему хотелось подышать воздухом. Зал располагался на третьем этаже, на четвертом были комнаты господ, так что никаких бесчинств он по пути не увидел, сюда просто не пропускали простую солдатню. Верхний этаж казался словно вымершим. Длинный коридор был пуст, а из комнат не раздавались никакие звуки, лишь в самом конце коридора стояла парочка солдат из свиты баронов. Наверняка охраняют бывшую госпожу и ее дочь. Но Брону было все равно на светлых господ, ему хотелось одиночества и он отправился на крышу. Только вот выход на нее тоже охранял солдат, судя по доспехам из войска Орланда Железнорукого.
        -Кто таков, куда идешь?- строго спросил он, демонстративно опуская руку на рукоять клинка, что висел на поясе.
        -Брон, из свиты барона Туния, был на баронском пиру, хочу вот воздухом подышать,- подробно ответил юноша, дабы у стражника не осталось вопросов.
        -На крыше сейчас дочь виконта, надеюсь тебя не надо предупреждать о том, что к ней лучше не прикасаться?
        -Не надо,- спокойно ответил юноша и прошел мимо посторонившегося стражника.
        Действительно, на одной из сторон крыши замерла девичья фигурка в длинном платье, возле которой замер еще один стражник. Небосвод как раз начал темнеть, но было еще достаточно светло, дабы разглядеть девушку. Но Брону она была не интересна, вместо этого он отправился на другую сторону крыши, где, найдя мешок с песком, приваленный к каменному бортику, что обхватывал крышу, удобно устроился на нем, вперив взгляд в горизонт.
        Несколько минут он просто отдыхал глазами, наслаждаясь красками, что освещали небо там, где недавно скрылось солнце. Потом взгляд юноши проехался по полю, где недавно располагался лагерь. Истоптанная земля, не зарытые рвы,  десятки пепелищ от погребальных костров, бревна, что остались от настила, по которому катили осадную башню, горелый остов контр-башни.
        «Сколько людей здесь погибло? Две сотни, три, четыре? Ради чего? Из-за двух сцепившихся благородных, что не смогли что-то поделить. Стоит ли честь одного человека жизни двух сотен? Однозначно нет, но мир так устроен и я не смогу его поменять. Война это именно тот процесс, где одни возвышаются, а другие уходят в небытие и все, что в силах человека, это цепляться за свою жизнь»- именно такие мысли бродили в голове юноши.
        Но кроме простой философии он размышлял и над тем, зачем он может понадобиться барону. У юноши была одна идея, но она казалась ему совершенно неуместной и скорей сходила за мечту. Суть теории была проста, юноша надеялся на то, что барон может приставить его к рыцарскому сану, для того чтобы получить мага в своих вассалах. Можно подумать о том, какая от этого польза, если им нельзя участвовать в сражениях? Но все не так просто как кажется, наличие мага очень значительно может сказаться на урожайности и плодородности земель, поможет избежать засухи, может помочь в строительстве или при мелких проблемах, которые сложно решить обычными методами.
        Но, надеется на такое, юноша не решался, дабы потом не пришлось расстраиваться из-за несбывшихся мечтаний. Наверняка барон задумал что-то совершенно другое.
        Неожиданно Брон услышал удивленный вскрик стража:
        -Что вы делаете?!
        Обернувшись, юноша застал странную картину, девушка стояла лицом к стражнику. Вся ее поза показывала готовность кинуться на него, а приглядевшись, юноша заметил тонкое лезвие, что было зажато в ее руке.
        -Не приближайся ко мне,- взмахнула она рукой, стараясь напугать растерянного стража.
        Голос девушки показался юноше красивым, у некоторых девушек бывает будто некая хрипотца, что придает их голосам совершенно странное и при этом притягивающее звучание. В голосе дочери почившего виконта, слышалось именно подобное, только вот тон был истеричным и взвинченным.
        Заинтригованный Брон поднялся на ноги и медленно направился в сторону конфликта.
        -Успокойтесь виконтесса!- выставил перед собой руки стражник,- я не причиню вам вреда.
        -Не приближайся ко мне,- еще сильнее закричала девушка, вновь взмахнув клинком,- не смей меня останавливать!
        После последних слов девушка попятилась спиной вперед, прижавшись к каменному борту. Только тут Брон догадался, что она затеяла. Девушка решила убить себя! Брон растерялся, он не знал что делать. Девушка была ему никем и по хорошему, это было не его дело. Но смотреть, как юная девушка сводит счеты с жизнью, он не хотел. Он на секунду замер, пытаясь сообразить, что предпринять в такой ситуации.
        «Если попытаюсь ее успокоить, она спрыгнет, а перехватить уж точно не успею»- напряженно раздумывал он. Тут требовалось что-то иное, а не простые уговоры. Девушка меж тем поняла, что угрожать стражу острой шпилькой дело сомнительное, и она прижала лезвие к своей тонкой шее. Рывком она задрала свое платье почти до самых бедер. Брон на секунду растерялся от вида симпатичных девичьих ножек, но тут же взял себя в руки. Девушка делала это не для того, чтобы показать свою фигуру, просто длинный подол мешал ей забраться на бортик.
        Девушка уже оседлала бортик, когда неожиданно для себя услышала сбоку редкие хлопки. Бросив взгляд в сторону, она заметила мужчину, нет, еще довольно молодого парня. Тот стоял, облаченный в доспехи с мечом на поясе и аплодировал ей.
        Девушка замерла в растерянности, а парень меж тем улыбнулся ей и пальцами показал какой-то жест стражнику. Отчего мужчина средних лет с неохотой отодвинулся от девушки на пару шагов.
        Парень меж тем вновь начал аплодировать и растерянной девушке не осталось ничего кроме как подать свой голос:
        -Что вы делаете?!-с надрывом спросила она, пытаясь унять текущие по лицу слезы.
        -Аплодирую,- состроил парень удивленно-растерянное лицо.
        -Чему?-ответ странного незнакомца совершенно сбил ее с толку.
        -Вашей смелости,- все так же удивленно ответил юноша,- мне бы, честно слово, не хватило духа, чтобы покинуть эту жизнь.
        Юноша затих, но видя, что девушка в растерянности тоже не спешит задавать новые вопросы, продолжил:
        -В этой жизни столько всего приятного, сладости, развлечения, любовь, чудесная природа, как можно лишить себя всего этого.
        -ВЫ сумасшедший?- со злостью выдохнула девушка,- мне незачем жить, я все потеряла!
        Парень в ответ на ее злость лишь рассмеялся:
        -ХАхахах,- девушка смотрела на него как на безумца, а он все хохотал.
        Наконец отсмеявшись, он выпрямился и, утерев губы, вновь обратился к ней:
        -Что вы потеряли ваша светлость? Семью, титул, может вашу девичью честь?- нагло ухмыльнулся он.
        -Я потеряла отца, негодяй,- со злостью выдохнула она и запустила в юношу свою острую брошку.
        Юноша стоял не так далеко, всего в четырех метрах, но все же легко увернулся. Девушка осознала, что лишилась единственного оружия и на всякий случай еще сильнее наклонилась в сторону пропасти. Но юноша не дернулся, да еще и охранника окрикнул, чтобы стоял на месте. Девушка, поняв, что спасать ее никто не бросился, вернула себе устойчивое положение, высота страшила ее.
        -Твой отец был воином и умер как воин,- серьезно сказал он.
        -Он мертв!- истерично воскликнула девушка, на глаза ее вновь навернулись слезы.
        -Мой отец тоже мертв, умер несколько лет назад, клянусь всеми четверыми, это был один из лучших моментов в моей жизни, -юноша поднял лицо к небесам, но заметив как на него посмотрела девушка, стер улыбку с своего лица,- видишь,- он рукой откинул прядь волос, что скрывала левый глаз,- этот шрам, напившись, подарил мне он.
        Девушка молчала, а юноша продолжил:
        -Матери я не помню совсем, умерла при родах, всю жизнь я дрессировал лошадей, жил впроголодь, не имел ни титула, ни денег, лишь собственную жизнь, но вот я здесь, живой и почти здоровый, а ты, глупая девчонка, хочешь сдаться, когда жизнь поставила тебе мелкую шишку.
        Девушка было вскинулась уже, но парень перебил ее.
        -Молчи лучше, все равно ничего умного не скажешь, потеряла отца, я это уже понял, ты на день, да и тот не полный, приблизилась к тому миру, в котором мы живем,- парень кивнул на замершего стражника,- и все, решила романтично сброситься с крыши. Вот ты,- парень обернулся к стражнику,- кого ты потерял во вчерашней битве?
        -Брата,-  с затаенной грустью ответил тот и опустил глаза в пол.
        Брон готов был ему зааплодировать, он понимал, что бойца, что вчера действительно потерял брата, наверняка бы не поставили в караул. Солдат просчитал ситуацию и сыграл, как от него это и требовалось.
        -Вот видишь, все мы кого-то потеряли, но почему ты стоишь там, а мы тут?
        Девушка не нашлась с ответом, а парень лишь вновь гаденько усмехнулся.
        -Потому что ты лишь плаксивая девчонка!
        У девушки прямо из глубин души поднялась волна гнева:
        -Я тебе не девчонка мужлан, я виконтесса Яблочной Долины!-гордо задрал она свой нос.
        Брон в своей голове улыбался, пока все шло так, как он задумал, осталось только дожать ее.
        -Я не вижу перед собой виконтессы,- как можно более мерзко ухмыльнулся он,- я вижу лишь заплаканную мелкую девчонку, что оседлала каменный бортик, демонстрируя нам свои ножки. Была бы ты виконтессой, то подумала бы о том, что произошло. Зачем тебе оставили жизнь? Ты бы поняла, что ты и твоя мать живы лишь для того, чтобы когда сюда прибудет ваш брат, он бы запомнил как с вами обошлись и не таил бы лишнего зла. Будь ты виконтессой ты бы поняла, что спрыгни ты сейчас и все, жизнь твоей матери потеряет всякую цену, бароны со злости отдадут ее своим солдатам, ты этого для нее хочешь?- юноша, казалось, сам завелся от своей речи и, будто разочаровавшись в собеседнице, махнул на нее рукой и, развернувшись, побрел обратно. Где, присев на не успевший остыть мешок, продолжил созерцать природу.
        Девушка сидела и не находила себе места, как бы двояко это не звучало. Щеки ее пылали. С ней никогда еще так не разговаривали, за все шестнадцать лет ее жизни она часто спорила с отцом, но ее категоричные отказы и приказы нельзя было сравнить с тем, что она испытала сейчас. Ей на голову словно ушат помоев вылили.
        Девушка была оскорблена до глубины души и вновь захотела плакать, но уже не от горя, а от обидных слов. Оглянувшись, она увидела, что стражник все так же не сводит с нее глаз. Опомнившись, она спустилась с каменного бортика и, поправив платье, засеменила к лестнице. Ей нужно было поделиться всем с матерью, она поняла, что ей сейчас тоже нелегко.
        «Но перед этим нужно привести себя в порядок, выгляжу как крестьянская девчонка»- неожиданная мысль, на которой она поймала себя, заставила ее посильнее стиснуть кулачки: «Я еще припомню все этому мужлану!»
        Брон, краем глаза проследив за быстро исчезнувшей с крыши виконтессой, улыбнулся во весь рот. Он сделал правильное дело и понимание этого, грело его изнутри. Улыбаясь до ушей, он поднялся на ноги и, придерживая одной рукой свой меч, тоже направился к лестнице, ему захотелось немного прогуляться, дабы выгнать остатки хмеля из головы. Неожиданно непонятный блеск под ногами привлек его внимание.
        Наклонившись, юноша поднял с земли брошь, что так ловко метнула в него маленькая бестия. Материал отливал желтизной и был довольно тяжел, а красивый орнамент в виде цветка лишь дополнял убеждение в том, что это было золото.
        -Хех, в хозяйстве пригодиться,- хмыкнул юноша, расценив это как плату богов за доброе дело.

        Глава 10.

        Хорошо быть наемником вольным,
        По дорогам бродить одному,
        Ну а рыцарем лучше тем паче,
        Валять по сену чужую жену!
        Отрывок из наемничьей песни «Благородный Рыцарь»

        На следующий день бароны так и не выступили в обратный путь. Слишком много было погибших, слишком много оказалось трофеев, слишком мало телег и людей, чтобы управлять ими. Телеги приходилось соединять в ряд по две три штуки, дабы один возница мог управлять ими. Нет, усади всех солдат за поводья, проблем бы не было, но бароны боялись. О их конфликте с виконтом знала половина королевства, так что у кого-то мог возникнуть соблазн отнять богатства у победителей. Если разведка баронов не спала, то никто из феодалов не выдвинулся на легкую добычу, но ведь кроме дворян были еще и наемники, причем существовали и вполне себе крупные соединения до нескольких сот мечей и путь они могли держать через поля и леса, не попадаясь никому на глаза. Поэтому и приходилось держать большую часть доспешными и при оружии.
        Добычи было действительно много, да, то что взяли в замке, большей частью принадлежало самим баронам, но даже того за что заплатили сталью хватало. По подсчетам Брона, в его собственности было два довольно хороших доспеха для оруженосцев, один наемничий, несколько единиц разнообразного оружия, включая хороший клевец, который юноша присмотрел для себя. Удобная, обмотанная кожей рукоятка хорошо лежала в руке, а острое жало намекало, что враг, что рискнет уповать на крепость своих доспехах, очень сильно пожалеет об этом. Кроме амуниции юноше досталась и парочка неплохих лошадей, а так же некоторое количество серебра. По прикидкам юноши фунта на полтора. Кроме этого он вполне себе умыкнул пару позолоченных тарелок с кухни виконта, а еще десяток серебряных вилок, исполненных очень художественно.
        У Олафа все было еще лучше, ему достался один из рыцарских коней и денежная компенсация за оружие и доспехи рыцаря, которого он выбил из седла.
        Двигались по шесть часов, пока тягловые лошади едва не падали в мыле, потом делали привал.
        Пока все было спокойно, но юноши так и думали, самый опасный участок лежит впереди, так как сегодня отряды баронов разделились.
        Впереди осталось еще три дня пути, полные возможной угрозы.
        Рука Брона уже почти полностью затянулась, поэтому он сейчас восседал на своей лошадке, оставив место на козлах телег для тех, чье состояние было более плачевным.
        Каждый день юноша перед сном просматривал память колдуна, все ближе подбираясь к магии.
        Он уже дошел до момента, когда некромант поступал в академию и сейчас просматривал первые его дни в ней. Но пока ничего интересного не происходило, если не считать того что Брон пытался перенять мелкие бытовые полезности. Изучал уклад и обустройство самой академии, знакомился с процедурой поступления и мелочами, что могут пригодиться. Хотя он и подозревал, что все могло уже не раз измениться, но все равно изучал это. Если информация не пригодиться, то это не значит, что она бесполезна. Юноше было забавно наблюдать чужую жизнь. Так он например узнал, что при вступлении магический исток не пробуждают сразу. Судя по расписанию, адептов вначале подготавливают физически и дают необходимую теорию и, лишь через несколько месяцев занятий, следует пробуждение. До процедуры которого юноша пока еще не добрался, так как ему не хотелось изучать память кусками, выискивая потом моменты, что он пропустил и скача с места на место.
        Но все опасения в конце концов оказались лишними, никто не посмел напасть на победоносную дружину с парой обозов которые целиком занимали раненные вояки. Запах крови исходящий от этих телег постоянно расплывался вокруг них невидимым облаком, заставляя нервничать не только лошадей, но и их всадников. Но хуже всего было спать, ощущая этот запах. Брон не знал как остальным, но ему постоянно снились кошмары, а иногда он просыпался, будто ощущая, как чьи-то костлявые руки прикасаются к его лицу. Но когда он открывал глаза, никого рядом не было, сны забывались, а ощущения быстро блекли и забывались.  Поэтому, когда Брону выделили одну из гостевых комнат в замке виконта, он перед сном изрядно напился и проспал всю ночь как младенец.
        На следующий день пришло время расчетов по контракту. В походе они провели почти целый месяц, точнее двадцать семь дней. Путем нехитрых подсчетов Брон подсчитал, что должен получить соответственно двадцать семь шиллингов. С добытым в боях серебром выходило почти три фунта, а после продажи всех трофеев юноша рассчитывал наскрести почти на десяток фунтов, что было очень даже неплохо. С уже имеющимися у него средствами, этого хватит на два года учебы в академии, так что юноша уже решил, что вскоре отправится в нее.
        Но для начала нужно было получить деньги у казначея, а так же поговорить с бароном. С казначеем все решилось быстро. Сухой как палка дед, довольно быстро нашел его контракт и с грустным видом выдал деньги. После чего предложил выкупить у юноши трофеи, но тот не согласился. Казначей не дал бы и половинной стоимости. Так же старик предложил Брону перейти на службу барону, но тот вежливо отказался. Если он правильно понял намеки барона, он сам сделает ему предложение.
        Просто так прорваться к барону у юноши не получилось, тому было некогда. Он был занят, то руководил разгрузкой трофеев, то пронаблюдал над транспортировкой разобранных требушетов на склад, навестил раненных, занялся подготовкой вечернего пира. Юноша смог лишь поприветствовать его и только хотел уточнить, когда ждать разговора, но барон отмахнулся от него:
        -Перед застольем поговорим,- кратко бросил он и удалился по своим делам.
        Юноша, поняв, что сегодня ему уехать не получится, отправился на поиски Олафа, нужно было поговорить с ним о его планах, все же юноши немного сблизились, за проведенный месяц и следовало хоть обсудить планы, может хотя бы до столицы они доберутся вместе.
        Олафа он нашел возле наемников, тот оживленно о чем-то беседовал с одним из них. Поприветствовав всех, юноша обратился к Олафу.
        -Соритан, не уделишь мне пару минут?
        Олаф в ответ утвердительно кивнул и, извинившись перед остальными, отошел с Бронам на несколько шагов, дабы их разговор не был слышен.
        -Да, Брон, что ты хотел?- спросил он.
        -Поговорить на счет дальнейших планов,- юноша взглянул в глаза товарища,- хотел узнать твои планы, я думаю завтра отправиться в сторону столицы, думал, не собираешься ли и ты туда же?
        -В столицу?- задумался Олаф,- извини дружище, но нет, мне на юг пока что лучше не соваться,- грустно пожал он плечами.
        -А чем займешься?- спросил Брон.
        -Не знаю, может с ребятами караваны поохраняю, может, в послушники пойду.
        -Ого,- рот Брона приоткрылся от удивления.- ты собрался в послушники, зачем?
        -Не знаю,- пожал плечами юноша,- но ведь заниматься чем-то надо, да и все же престиж как-никак.
        Олаф говорил одно, но Брон читал в его глазах совсем другое. Он будто наяву увидел в глазах товарища всполохи пламени, будто сам ощутил его страх. Все стало понятно, юноша был испуган, но он не собирался бежать, поджав хвост. Его воспитывали воином и он решил бороться со своими страхами. А кому как не послушникам и паладинам Четверых не опасаться магии. Благословения богов позволяют им пользоваться крупицами мощи самих творцов, что в свою очередь позволяет бороться с большинством магических проявлений. Но паладины должны непрекословно соблюдать кодекс четверых и любое его нарушение, даже то, которое никто не увидит, мгновенно лишит послушника силы и скорее всего навсегда. Именно поэтому их еще меньше чем магов, именно поэтому быть одним из них так почетно.
        -Понятно, ну что ж,- Брон грустно пожал плечами,- видимо нам завтра придется проститься.
        -До завтра еще нужно дожить,- ободряюще хлопнул Олаф его по плечу и, развернувшись, отправился обратно к наемникам. Брон же отправился к себе в комнату, дабы обдумать все детали своих дальнейших планов.
        Из комнаты он вышел уже ближе к вечеру, следовало успеть перехватить местного владетеля до застолья. Донжон был похож на муравейник, хотя на самом деле людей было не так уж и много, и лишь то, что многие из них суетливо носились туда-сюда, создавало такое впечатление.
        Барона Брон встретил в коридоре, возле комнат с продовольствием. Тот сейчас выдавал подручным указания, но увидев Брона, быстро закончил и, махнув рукой юноше, отправился ему на встречу.
        -Пойдем, поговорим у меня в покоях,- махнул он рукой.
        Юноша, пропустив мужчину вперед, пошел за ним. Брон, шагая позади, изучал барона. То, что он в свои сорок лет был в прекрасной форме, он уже понял, широкие плечи, сильные руки. Барон хоть и не блистал ростом и был чуть ниже юноши, но в комплекции превосходил. Брон понимал, что он просто еще слишком молод, чтобы разрастись в полную силу. Барон шел уверенно и твердо, юноша даже сказал бы, что величественно. У этого человека точно было чувство собственного достоинства, а судя по тому, как вели себя с ним подданные, парень понимал, что его здесь уважают. Не бояться, как это бывает с большинством дворян, а именно уважают.  Да, сейчас улыбок на лицах не сыщешь днем с огнем, слишком многие не вернулись с войны. Но и ненависти или злости в людях он не видел, лишь печаль и грусть. Лишь на лицах редких наемников иногда виднелись улыбки. Им было чему радоваться, они выжили и разбогатели.
        Барон вместе с наемником поднялся на пятый этаж донжона и, пройдя по длинному коридору, зашли в последнюю из комнат. За весь путь они не перекинулись и словом. Зайдя в комнату, Брон окинул ее взглядом.
        Стиль личных покоев барона не особо отличался от оформления главного зала. Возле дальней от окна стены, был расположен камин, рядом с ним стояла огромная двуспальная кровать, а возле окна примостился небольшой столик и два стула, с резными спинками. Главное отличие от зала было в том, что стены с внутренней стороны были утеплены деревянным брусом, поверх которого были размещены теплые ковры и гобелены. Среди ковров и гобеленов висело несколько картин, одна изображала некое сражение, а на второй была изображена довольно красивая девушка. Но лицо юноше было не знакомым, в замке он таких девиц точно не встречал.   Пол в комнате тоже был убран мохнатым ковром, захватывающим большую часть комнаты и, судя по его виду, юноша сразу определил, что в сапогах по нему точно не ходят. Снимать обувь к собственному счастью юноше не прошлось, так как барон отправился к столику, который стоял на каменном полу.
        Подойдя к столику, барон подхватил в одну руку кувшин, а в другую два небольших серебряных кубка. На весу он наполнил их и, поставив один на край стола, сам с другим уселся в один из стульев. Приложившись к кубку, он выпрямил правую ладонь, указав пальцами на противостоящий стул. Юноша, поняв что от него требуется, на ватных ногах подошел к столу и осторожно присел на краешек стула.
        Его сердце билось учащенно, а волнение мешало вести себя спокойно.
        Барон, заметив это лишь весело хмыкнул.
        -Пей,- глазами показал он на кубок.
        Юноша молча подчинился. Вино было ничуть не хуже, чем он пил на пиру в замке виконта. Легкая кислинка была почти незаметна на фоне чудесного привкуса каких-то ягод.
        -Как тебе вино?- любезно спросил барон.
        -Чудесное,- с улыбкой ответил Брон.
        -Его название «Ягодный Бриз» привозят купцы из Кортилии, стоит почти десяток шиллингов за кувшин.
        От названной цены юноша чуть не поперхнулся. Десять дней работы наемником ради одного кувшина!
        «Нет, в этом мире точно нужно лезть как можно выше!»- подумал Брон.
        Туний, казалось, заметил отголоски этих мыслей у юноши на лице:
        -Вижу, тебе понравилось,- вновь улыбнулся он,- но ты же понимаешь, что я позвал тебя не вино пить.
        -Конечно,- юноша поставил кубок на стол и сделал серьезное лицо.
        -У тебя есть мысли для чего я тебя позвал?- с оценивающим прищуром взглянул барон на юношу.
        Брон немного растерялся, он не знал к чему все это, не понимал, что сейчас его видимо оценивают.
        -У меня много мыслей, ваша светлость,- взглянул он в глаза барона.
        Тот слегка поморщился, услышав из уст юноши такое обращение, но замечания не сделал:
        -Тогда я хочу услышать их все,- мужчина откинулся на спинку стула, вновь пригубив вино.
        -Хм, с чего бы начать, -юноша задумчиво пожевал свою губу,- ваш интерес. Я ничем не отличаюсь от сотен других наемников, единственное мое отличие, это то, что в венах течет примесь благородной крови да то, что у меня имеется дар. Интерес ваш проявился лишь после того, как я кричал о магии, а после разговора, когда я сказал о даре, вы сказали, что мы еще поговорим. Значит, ваш интерес относится к магии,- барон молчал и юноша продолжил,- тут есть несколько вариантов. Либо вам нужен маг в своих вассалах и вы мне хотите что-то предложить или вам нужен человек с магическими задатками для какого-то дела.
        Гадать, что за дела у барона могут быть к нему юноша не стал, отделавшись общими фразами.
        -Хорошо,- кивнул барон и замолчал.
        -Что хорошо?- непонимающе переспросил юноша.
        -Что ты не глуп,-барон отсалютовал юноше кубком,- ты в принципе догадался верно, мне нужна именно помощь человека, одаренного магией.
        Барон явно игрался с юношей, делая неловкие паузы и затягивая разговор.
        -Какая помощь вам нужна?- уточнил юноша, но барон ответил вопросом на вопрос:
        -Что ты знаешь о моей семье?
        -Практически ничего,-пожал Брон плечами,- знаю что у вас был брат,- лицо барона в этот момент нахмурилось,- знаю что есть жена, все.
        -Да уж, ты действительно знаешь мало,- задумался барон,- но много знать тебе и ни к чему, вот посмотри на это,- мужчина указал на портрет молодой девушки,- нравится?
        -Да, девушка весьма красива, это ваша ...?- юноша сделал паузу.
        -Дочь, это моя дочь Мэри.
        -Ваша дочь настоящая красавица,- сказал Брон, но сам на портрет почти не смотрел, сосредоточив взгляд на бароне.
        Тому это явно пришлось по душе.
        -У меня нет сына,- с затаенной грустью произнес мужчина,- а Мэри моя единственная дочь. Но ей уже шестнадцать, а у нее слишком дурной характер, я подобрал ей жениха, но она словно дикая кошка шипит на него, а теперь и на меня,- барон на глазах юноши магическим образом превратился из важного владетеля в простого отца, у которого, видимо, нет понимания с дочерью,- черт, да она веревки из меня вьет,- стукнул он ладонью по столу,- недавно заявила, что пойдет учиться в академию, чертов колдун сказал ей, что у нее имеется дар,- барон махом осушил кубок,- я не хочу отпускать ее, но и силой удержать не смогу, она рано или поздно добьется своего и отправится в столицу. У меня слишком много недругов, Брон, к тому же сын этого ублюдка виконта тоже обитает в столице и крутиться при дворе, я не хочу, чтобы с моей дочкой что-то случилось,- взгляд барона вновь стал подобен острому мечу,- ты понимаешь к чему я веду?
        -Вы хотите, что бы я присматривал за ней,- утвердительно кивнул юноша.
        -Присматривал?- лицо мужчины налилось кровью,- моя дочь что коза, чтобы за ней присматривать?- рявкнул он, а юноша понял, что сказал явно не то слово,- я хочу, чтобы ты ее охранял, чтобы был постоянно рядом, чтобы любой, кто захочет сделать неприятно ей, познакомился с твоим мечом!- гнев отпустил барона,- я бы послал с ней всех своих рыцарей, что толстеют не по дням, а по часам, но в академию их не пустят и для этого мне нужен ты!
        -Хм, а что получу я?- осторожно спросил парень.
        Барон вновь откинулся на спинку кресла и задумчиво оглядел паренька.
        -А что ты хочешь?
        Брон еще сильнее разволновался. Нужно было решить для себя, чего ему будет стоить такое поручение, с одной стороны нельзя продешевить, но с другой нельзя и слишком загнуть цену.
        -Я даже не знаю, что вам ответить,- Брон наклонил голову к плечу,- денег мне хватит на несколько лет обучения, поэтому в них я не особо нуждаюсь, совсем другое дело, что я всего лишь бастрад и меня могут и вовсе не принять на обучение.
        -Я могу возвести тебя в рыцари,- предложил барон.
        -Рыцарство это конечно хорошо,- пожевал юноша губы,- но без земли это лишь титул, без которого я в принципе проживу.
        -Губа у тебя не дура, малец,- барон на секунду прикрыл глаза, явно задумавшись,- слушай мое предложение, в этой свалке у меня погибло два рыцаря: Тосар Деревянный Меч и Коурен Редгад. Земли Редгадов наследный лен и отдать его кому то я не могу, даже если бы захотел. С землями бедняги Тосара другое дело, у него не было наследников, но есть жена, но она владелицей всего его имущества быть не может по законам. Я могу отдать тебе его земли, не все конечно, у него три деревни, могу отдать одну, поместье Тосара останется за его женой, одну деревню так же отдам ей, если согласится выйти, за кого предложу, тебя устраивает такой расклад?
        -Кому отойдет третья деревня?
        - Заберу себе, извини Брон, но ты слишком молод, дабы я отдавал тебя две из тридцати деревень своего баронства.
        -При чем тут я?- удивился юноша,- если я поступлю в академию, то управлять хозяйством точно не смогу, заведовать всем будет  управляющий.
        -У тебя есть такой человек?- увидев, что юноша отрицательно качает головой, барон продолжил,- вот видишь, я не могу отдать под твою руку много людей.
        -Хм, лорд Туний, а что если вы отдадите под мою руку обе деревни, но при этом заправлять всем там будет ваш управляющий, вам будут идти повышенные подати, мне же вы будете просто пересылать мне деньги.
        -Да, ты не дурак,- задумчиво протянул барон,- в принципе при таком раскладе я не против, но предупреждаю заранее, если ты не справишься с целью, если с моей дочерью что-то случится, то тебе лучше броситься на меч самому,- барон вновь вернул себе жесткий взгляд и тон.
        -Тогда стоит обсудить размеры податей, что я буду вам платить и различные мелочи,- Брон пропустил угрозу мимо ушей.
        -Этим займемся не сегодня, поступление в академию будет через два месяца и один из них тебе придется провести здесь, объедешь свои земли, разберешься, что да как, вступишь во владение, спешить тебе будет некуда,- барон махнул рукой, отпуская юношу,- сейчас можешь быть свободен.
        Брон встал и, поклонившись на последок, отправился к дверям.
        -На пир оденься поприличнее, посвящение в рыцари бывает только раз в жизни,- напутствовал его в спину барон.
        Брон в ответ вновь слегка поклонился и вышел за дверь. Кровь его кипела от волнений.
        -Жизнь меняется,- прошептал он себе под нос.

        Глава 11.

                                                                   ТЫ ПРЕКЛОНИЛ КОЛЕНО,
                                                                         ПОЦЕЛОВАЛ КЛИНОК, 
                                                             ТЫ ПОМНИШЬ ТО МГНОВЕНЬЕ
                                                                И ВОЛЬ И ПОПЕРЕК!
        Баллада о становлении Рыцарем.

        Посвящение в рыцари. Сколько молодых парней мечтают об этом? Такой день невозможно забыть думал Брон перед посвящением
        «Что вчера произошло?»-думал юноша утром, но в голове были лишь странные кусочки воспоминаний, перебирая которые он так и не мог найти тот самый момент. Все что он помнил, это то, что ему было очень хорошо и весело.
        Открыв глаза, он некоторое время пытался понять, где он находиться и как он здесь очутился. Этого в его памяти тоже не было. Комната вокруг была точно не его. Не такая просторная, а убранство и вовсе скудно, ничем не лучше, чем было у него в деревне. Но самым неожиданным было обнаружить с собой женское тело. Девушка, как собственно и сам юноша была абсолютно нагой. Брон, стараясь не потревожить спящую, аккуратно вынырнул из под ее руки и одним пальцем отодвинул волосы, скрывающие лицо.  Незнакомое юноше лицо. Для себя он определил ее кухонной девкой, так как прислуга уже примелькалась за прошедшие дни. Формы девушки, на взгляд Брона были очень даже аппетитны, но желания не было. Может виной тому был звон в голове, что пробуждался после каждого движения, а может отсутствие памяти, что заставляло сердце его биться все сильнее.
        «Надеюсь я вчера ничего не учудил и не опозорился»-мысленно взывал он к Четверым, но те были как всегда молчаливы.
        Понимая, что ему нужно узнать побольше о вчерашнем дне, юноша аккуратно выскользнул из постели и, стараясь не шуметь, начал подбирать свою одежду. Та была свалена в кучу, что облегчило парню задачу. Тут был даже меч, что по соображением Брона было хорошим знаком. Натянув штаны, юноша подхватил все остальное имущество подмышку и осторожно вышел из комнаты. Хорошо смазанным петлям он был рад как никогда. Очутившись в коридоре, юноша натянул все остальное одеяние и, убедившись что ничего не забыл, торопливо зашагал по коридору. Ступать он старался как можно тише. Судя по общему сумраку, что царил в замке, солнце только начало подниматься над горизонтом. В такое время замковый люд, в отличии от крестьян, еще спит.
        На ходу он пытался растереть свое лицо, дабы хоть немного прийти в себя. Не помогло.
        Поэтому, выбравшись из донжона, он направился к ближайшей бочке и умылся холодной водой. Это немного помогло отогнать странное состояние и убрать непрошенную стыдливость, но память не прояснило, поэтому юноша двинул в башню, где ему выделяли покои.
        По дороге он встретил парочку ребятишек, что тащили ведра к донжону. Но выяснять что-то у них Брон посчитал глупым.
        Вместо этого он наконец добрался до своих покоев. Тут его поджидал новый сюрприз. В его собственной кровати тоже лежала обнаженная девушка. Юноша почувствовал, как запылали его щеки. Девушка была знакомой, одна из прислуги, что подносила еду. Неожиданно память решила подбросить дров в костер стыда, что бушевал в юноше и он вспомнил, как они здесь проводили время. Все сомнения в том, что девушка просто перепутала комнату сразу отпали, но юноша решивший, что если вспомнил хоть что-то то вспомнит и остальное, сильно ошибался, память вновь решила заснуть. В отличии от девушки, которая проснулась, видимо разбуженная звуком закрывшейся за спиной Брона двери.
        -О, ты уже пришел,- сладко протянула девушка и потянулась, да так, что кровь по телу Брона побежала чуть быстрее.
        Он понял, что девушка немного пьяна. Тут же его глаза заметили пару кубков на тумбе возле кровати, а так же осколки кувшина с почти высохшей красноватой лужицей возле нее.
        -Иди ко мне,- девушка меж тем привстала на четвереньки, открыв для взгляда Брона более чем интересную картину.
        Неожиданно юноша понял, что отказываться не хочет и с улыбкой начал скидывать все, что ранее с такой скоростью одевал.
        С Олафом он встретился только к обеду. Друг уезжал из замка, с десятком наемников. По словам Олафа, они собирались наняться в охрану к торговцам на пару месяцев, а уж там он решит, либо продолжать стезю наемника, либо все же податься в послушники, так как наемничать осенью или зимой не самое благородное дело. Олаф, прощаясь с другом успокоил того. По его словам Брон вел себя вполне нормально, ни к кому не придирался, девиц не лапал, рыцарям не хамил, на столе не танцевал. В общем, вел себя как обычный человек, а то, что память отказала ему, то это вина крепленого вина, которым решил угостить гостей барон Туний.
        Прощание на время вытеснило смущение из сердца Брона, заменив его грустью. Они знакомы всего чуть больше месяца, а юноша уже прикипел к своему товарищу, привык почти постоянно ощущать его присутствие неподалеку. Привык к вечерним поединкам, которые к слову очень хорошо помогали юноше в мастерстве владении клинком. Теперь же они прощались, возможно на всегда.
        -Ну что ж, прощай мой друг,- Олаф протянул Брону руку,- жизнь даст, еще свидимся,- попытался улыбнуться он, но вышло как-то грустно.
        -Обязательно свидимся, мир тесен,-улыбнулся в ответ Брон и пожав руку, притянул друга к себе, похлопав по спине второй рукой.
        Больше они не произнесли друг-другу ни слова. Олаф лишь кивнул, когда оседлав коня, выезжал за ворота замка. Брон в ответ махнул рукой и, развернувшись, отправился обратно в башню. Грустить время еще будет, сейчас нужно было разбираться с делами. Тех было довольно много. Нет, Брон не думал о девушках, с Мари, с которой они развлекались поутру, он свидеться еще вечером, а вот вторая девица, чьего имени он так и не узнал, так и не попадалась ему на глаза. Зато у него было полно других дел. Нужно было зайти к барону, получить шпоры и грамоту, а заодно и обсудить пару вещей.
        Барон принял его сразу. На этот раз в своем кабинете, восседая на троне, покрытом шкурой черного медведя.
        -Чего там у тебя, за шпорами пришел?- оторвался он от какого-то письма, которое тут же свернул при приближении юноши.
        -Да, за шпорами и грамотой,- кивнул юноша и добавил,- но мне бы еще не помешала небольшая помощь.
        -Что такое?- удивленно поднял бровь барон, выкладывая требуемое из ящика в столе.
        -Ничего серьезного лорд Туний, мне бы хотелось взглянуть на карту ваших земель, заодно узнать примерное расположение своих деревень, а так же найти проводника к вдове сэра Тосара.
        -Карту я тебе показывал вчера, как и твои деревни на ней,- еще сильнее удивился барон,- а зачем тебе к вдове?
        -Хочу поговорить с ее управляющим, а заодно принести свои соболезнования, а насчет вчерашнего,- юноша вновь почувствовал что краснеет,- я мало что помню,- виновато втянул он голову в плечи.
        Барон на несколько секунд замер, его зрачки словно начали смотреть сквозь юношу, а потом он, взглянув ему в глаза, хмуро спросил:
        -Так ты не помнишь, что просил руки моей дочери?- брови его сместились к переносице, а на щеках заиграли желваки.
        -Я, я,- юноша почувствовал, что ему не хватает воздуха, голова закружилась,- если я просил такого, то от слов не отказываюсь,- все же смог выдавить из себя он.
        Барон вновь на секунду замер, а после расхохотался, да так искренне, что слезы брызнули у него из глаз.
        -Хахахх, ты бы, хахах, ты бы видел, хахах, свое лицо,- выдавил наконец он не переставая смеяться.
        Брон же замер в растерянности, он понимал, что барон разыграл его, но на душе бродили странные ощущения, а просто присоединяться к смеху, было бы глупо.
        -Ладно,- отсмеялся он,- я покажу тебе карту вновь,- лицо его прямо на глазах становилась все спокойнее, а вскоре и вовсе стало серьезным,- запомни это, Брон, если твое тело будет реагировать так на каждую попойку, то тебе стоит держаться от вина подальше, иначе в один день ты если и не сам натворишь глупостей, то тебя к ним подтолкнут и поверь, женитьба на моей дочери не самое страшное, что может произойти.
        -Я запомню,-серьезно кивнул Брон, понимая, что эти слова действительно правильные и к ним стоит прислушаться.
        -А теперь на счет управляющего, я так понимаю хочешь узнать сколько деревни приносили своему предыдущему владельцу?
        -Да,- опустив глаза в пол, признался юноша.
        -Будь увереннее,- наставительно произнес барон,- ты не доверяешь моему управляющему и правильно делаешь, если он поймет что ты отдал в его руки все поводья, то все деньги будут оседать в его карманах,- все так же серьезно произнес Туний, а после добавил,- ну и в моих, конечно. Запомни Брон, дам тебе еще один совет, раз уж на то пошло, не относись к деньгам безответственно, лишь дураки думают, что сила в этом мире приносит лишь меч и магия, да, они даруют власть, но не меньшую власть даруют и деньги. Хочешь возвыситься в этом мире, не забывай этого.
        -Спасибо за вашу мудрость,- в пояс поклонился юноша барону,- я не забуду ваших слов.
        -Вижу что не забудешь, раз сам решил связаться с управляющим бедняги Тосара, проводника я тебе выделю, дальше все в твоих руках,-барон нагнулся за столом, наклонившись к одному из многочисленных ящиков,- а теперь подойди поближе, я вновь покажу тебе твои земли, надеюсь мне не придется делать это еще раз?- серьезно спросил барон.
        -Не придется,- в тон ему ответил ему Брон.
        Далее барон быстро показал юноше примерные очертания своего баронства, а так же указал ему на его деревни.
        -Ты обсудил с Нормамо какую часть податей будешь платить мне?- закончив с картой спросил барон.
        -Да, он сказал, что Тосар платил от десяти до двадцати фунтов в год, то есть стандартную десятину, я же буду платить от восьми до четырнадцати фунтов, то есть восьмую часть.
        -Ладно, меня устраивает,- отмахнулся Туний.
        Брон же, шагая к двери, размышлял о деньгах. Имея в своем владении две деревни, он будет получать от шестидесяти фунтов в год, очень, очень выгодное приобретение. Осталось лишь осознать такие цифры и научиться ими распоряжаться.
        Закончив со всем что хотел, юноша поспешил откланяться, барон читал его как открытую книгу и хоть и был расположен благосклонно, но юноша в его присутствии ощущал себя неуютно.
        Откланявшись, он отправился к себе, ему нужно было получить ключ от комнаты, дабы в его отсутствие к его вещам никто не притронулся, а так же было необходимо подготовиться к путешествию. До его деревень от замка барона было всего полтора дня езды, но даже в такой путь нельзя отправляться без подготовки.
        К тому же нужно было занести доспехи к оружейнику, что прибыл в замок вчера, дабы помочь барону привести в порядок трофеи.
        С оружейником все решилось быстро, за десяток шиллингов он согласился подогнать трофейные доспехи под юношу, но сразу обозначив, что это будет после выполнения заказа барона, но Брон его и не торопил, его это вполне устраивало.
        Оружейник также предлагал скупить трофеи и юноша, подумав, все же решился от них избавиться, больно уж много всякого у него скопилось. В итоге, продав трофеи, доставшиеся ему от последних двух противников, он обогатился почти на семь фунтов, что было очень даже неплохо.
        У юноши со своими сбережениями теперь набиралось почти девятнадцать фунтов, что было равнозначно почти восьми килограмм серебра, очень даже не мало. Для наемника, для рыцаря же уже не так и много.
        Ночь вновь выдалась приятной, а на следующее утро юноша в компании с каким-то мальчишкой отправился в путь.  Отец пацана катился сзади на телеге, но Брон его ждать не хотел и выделив мальцу своего Торопыгу, поскакал вперед. Сперва юношу удивило, что крестьянин так легко отправил сына с незнакомцем. Но оказалось, что малец является седьмым ребенком в семье, а сам крестьянин к тому же уже слышал о том, что энный господин является рыцарем и ему пожалованы земли ранее принадлежавшие Тоссару.
        Малец трещал без умолку всю дорогу, но юноша был даже рад этому, это позволяло не скучать и не погружаться в неприятные мысли. Коих в голове парня было полно. Он сильно волновался, ему казалось, что в рыцари он попал совершенно случайно, как собственно и все беседы с бароном были на удивление гармоничны тоже лишь по воле случая, а принимать взвешенные решения требовалось уметь, а не надеяться на удачу, в связи с чем юноша постоянно обдумывал действия на следующие дни.
        К усадьбе сэра Тосара, а теперь уже его вдовы, они прибыли к полудню следующего дня. Сэр Тосар не выделялся из большинства рыцарей и не стал строить себе небольшой замок или башню, а поселился в просторной двухэтажной деревянной усадьбе, расположенной возле одной из деревень. Возле дома был небольшой сад, обнесённый небольшим каменным забором. Брон с первого взгляда определил, что за садом ухаживают. Никакой стражи возле дома не было. У сэра Тосара было около десятка солдат, но часть погибла в битве, а оставшиеся пока гостили в замке барона, а возможно и останутся в поредевшей дружине сеньора.
        Оставив лошадей с мальчишкой, юноша уверенным шагом направился к двери.
        На стук дверь отворил хмурый мужчина лет сорока на вид, с бровями, тронутыми сединой.
        -Кто такой?- с порога поинтересовался он.
        -Сэр Брон,-подпустив в голос строгости ответил юноша,- а ты кто таков?
        -Корон, управляющий сэра Тосара.
        -Я хотел бы поговорить с вдовой сэра Тосара, а после и с вами,- поведал ему Брон.
        -Леди Альвина сейчас на втором этаже, молиться, я провожу ее к вам, когда она закончит с этим, а мы с вами пока можем поговорить,- Корон жестом показал Брону проходить внутрь.
        Юноша зашел внутрь и с интересом закрутил головой, обстановка была не сказать что-бы богатой но добротной, а главное здесь чувствовался уют. Стены забраны коврами, доски на полах подогнаны без единой щели и видно, что их постоянно моют и скоблят.
        Управляющий меж тем обогнул новоявленного сэра и, отворив дверь, провел его в гостиную. Тут стояло несколько лавок со спинками, покрытыми мехом, а так же имелся столик со свежими фруктами.
        «Видимо скороспелые сорта выращивают»-подумал парень.
        -Присаживайтесь, я сейчас пойду, поговорю с леди и вернусь для разговора с вами,- кивнул ему управляющий и вышел за дверь.
        На долго юноша один не остался, мужчина прибыл довольно скоро.
        -Леди Альвина спуститься через несколько минут, так что пока можем поговорить.
        -Хорошо,- кивнул Брон и сразу перешел к делу,- сперва мне бы хотелось узнать, на каких условиях вы работали у сэра Тосара и кем ему приходились?
        -Хм,- видимо такой резкий переход был для мужчины неожиданным, но он все же дал ответ,- я прихожусь двоюродным братом леди Альвине, контракт у меня был стандартным, пять пенсов в день, к чему это все?
        -Может до вас не дошли слухи, но барон Туний посвятил меня в рыцари, а в качестве лена выделил две из трех деревень ранее принадлежавших Тосару, да только мне через полтора месяца поступать в Академию, а землям нужен присмотр, да и налоги кто-то собирать должен,- Брон пристально вгляделся в глаза мужчины, стараясь понять, что тот за человек.
        -Вы предлагаете мне оставить в столь трудный момент свою сестру и перейти к вам на службу?- мужчина, казалось, был полон гнева, но Брона это не провело.
        -Нет, я предлагаю вам работу в столь сложный для вас момент, мы с бароном договорились, что управлять деревнями будет его управляющий,- Брон заметил, что его собеседник сбит с толку,- хотите знать для чего мне тогда вы? Все просто, барон человек чести, но ему не всегда есть дело до проверки честности его управляющего, а люди слишком любят деньги. Мне нужен человек, который раз в несколько месяцев сможет заехать в гости у баронскому управляющему и проверить документацию, а возможно и проконтролировать продажу товаров и контролировать средства, в общем, мне нужны здесь свои глаза и уши.
        -И что я получу за все это?-предложение не привело мужчину в восторг, но точно заинтересовало его.
        -За каждую проверку я буду отчислять вам пол фунта, а если найдете несостыковки или еще что-то, то получите половину средств, которые могли мне не достаться.
        -Хм, предложение конечно интересное, но ради таких денег я не буду сориться с бароном.
        -Ни о каких сорах не может быть и речи, барон выразил полную поддержку таким мерам, мне кажется, он будет рад, появись у него возможность дополнительного влияния на своего помощника,- поспешил успокоить собеседника юноша.
        Мужчина сильно задумался, Брон не мешал, он тоже размышлял. Ему было, что предложить мужчине вдобавок, если он согласиться на предложение, но юноша не знал, стоит ли это делать.
        -Ладно, работенку ты предлагаешь не пыльную и вполне привычную, думаю, для меня не будет сложностью проверять документацию, но у меня есть несколько вопросов.
        -Задавайте,- заинтересованно поддался вперед Брон.
        -Первое, это как мы будем поддерживать связь? Второе, это как будем пересылать друг другу деньги?
        -На первое ответить легко, я пришлю из столицы почтовую птицу, как только прибуду на место. Со вторым немного сложнее. Давайте подсчитаем мои примерные доходы.
        Мужчина в ответ лишь показал жест рукой, мол давай, я слушаю.
        -Судя по пошлинам, что платил Тосар, общий доход с деревень был порядка ста- ста пятидесяти фунтов в зависимости от урожайности года. Верно?
        -Да.
        -Мне отходят две деревни, следовательно, мой доход будет от шестидесяти трех до ста фунтов, так?
        -Не знаю точно, мне еще не известно какие деревни вам перешли,- пожал плечами Корон.
        -Опушка и Малая Предгорная,- вспомнил юноша название своей собственности, я так понимаю пошлины у них разные?
        -Да, Опушка поставляет кроме запасов еще и вполне неплохую строительную древесину, Малые Предгорья же в основном только припасы, там раньше была каменоломня, но как бароны достроили замок, так ее и закрыли, камня в нашем королевстве и так больше чем надо.
        -Хм, понятно,- задумался на этот раз Брон,- получается, Опушка приносит немного больше?
        -Да, около тридцати пяти фунтов,- кивнул Корон.
        -Хорошо,- обрадовался Брон,- получается, от шестидесяти восьми фунтов, но восьмую часть я должен платить барону,- Корон задумчиво взглянул на юношу, но спросить не осмелился,- выходит, восемь фунтов будет уходить на пошлину барону. Идем дальше, дома у меня нет, я правда не знаю, нужен ли он мне, но думаю что нужен, а это значит, что его нужно строить, это еще около десятка фунтов в первый год, потом мне нужно формировать небольшой отряд, сколько мечей было у Тосара и сколько он им платил?
        -Восемь человек, по два пенса в день.
        -Получается что мне надо человек пять-шесть, это,- Брон на секунду задумался, подсчитывая,- почти пятнадцать фунтов в год, а если учитывать, что их нужно подготовить и вооружить, то еще почти десяток уйдет, если не больше. Итого у нас остается двадцать фунтов, из них два уйдут вам за проверки, итого восемнадцать. Не так уж и много. Корон, я ничего не упустил?
        -Если брать древесину для строительства усадьбы с Опушки, то на усадьбу уйдет на пару фунтов поменьше, но ты не учитываешь того, что пошлины у тебя будут только осенью, а это не лучшее время для строительства и тут два варианта, либо построить не успеют и придется ждать весны, либо придется платить кому-то чтобы за домом присматривали, а так в принципе все верно, кроме одного, если ничего не измениться, то уже сейчас можно сказать, что урожай будет хорошим и выйдет около восьмидесяти фунтов прибыли.
        -Такс,- Брон серьезно задумался,- а какие были траты у Тосара?
        -Да почти никаких, на дружину, на содержание обслуги, на меня, часть средств уходила на жену и дорогие подарки, часть на пиры и покупку хорошей провизии, немного на охоту и собак.
        Брон понимал, что у Тосара так или иначе постоянно оставалось полно серебра, а его не понимание, куда его тратить, просто связана с тем, что у него никогда не было таких денег.
        -Хорошо, у меня в итоге остается не так и много денег, около пятнадцати фунтов в первый год, они, я надеюсь, до следующего лета не понадобятся, а значит пусть лежат на сохранении у барона или у вас есть более интересные предложения?
        -Хм, дайте подумать,- Корон думал довольно долго, несколько минут, все это время Брон молчал не перебивая его,- у меня была одна идея, но Тосар от нее открещивался, ему она была не интересна, не знаю как будет вам,- задумчиво покусывая ус протянул мужчина.
        -Вы заинтриговали меня,- юноша подался немного вперед.
        -Как вы поняли, в Опушке добывают лес, но там происходит только рубка деревьев, я предлагал Тосару поставить там лесопилку, но из-за затрат он не захотел этого делать.
        -А какие там затраты, на пилу и скребки, да навес над головой?-удивился юноша.
        -Нет, нет,- улыбнулся Корон,- я веду речь не о ручной лесопилке, а о механической, вы такие наверное еще не встречали.
        Брон на несколько секунд обыскивал свою память, но в итоге пришел к выводу что действительно, еще не слышал.
        -Там довольно непростая конструкция, сперва нужно соорудить на ручье запруду, после чего установить водяное колесо как на мельнице,- мужчина непонятно откуда достал лист бумаги и начал что-то увлеченно чертить,- вода приводит колесо в движение, то от вала передает вращение на два, вот таких колеса,- мужчина быстро начеркал примерные очертания,- они крутятся так, что вращение от одного, приводит к вращению второго. На втором стоит шатун, это вот такая вот металлический стержень,- мужчина разошелся, активно жестикулируя и зарисовывая компоненты,- на втором конце этого шатуна будет установлена пильная рама, ее цель закрепить бревно которое двое пильщиков будут подталкивать, пила же сделает все сама.
        «Да ему нужно было в инженеры идти»- подумал юноша. Механизм был не сложным, но все же требовал неплохого интеллекта для разработки, хотя Корон мог просто подсмотреть эту схему где-то.
        -Хм, а какая производительность будет?- удивил Брон Корона своим вопросом.
        -Я думаю за день удастся распилить около десятка бревен,-задумчиво произнес Корон,- это около двух-трех десятков досок.
        -А сколько у нас сейчас стоят доски?
        -Думаю около четырех пенсов за шестиметровую доску.
        -Такс, итого выходит около восьмидесяти пенсов в день,- удивился Брон такому выводу,- это же золотое дно,- потрясенно удивился он.
        -Не спешите сэр, тут есть свои проблемы, сперва нужно найти опытного плотника и кузнеца, что смогут в точности подготовить саму площадку, потом стоит подобрать пилу из лучшей стали, дабы она не ломалась через день, при этом следует учесть, что работать там должны до пяти человек, включая кого-то кто хоть как-то разбирается в технике, к тому же нужной найти достаточно древесины, а еще не стоит забывать о сбыте, нужны контакты с купцами,- один за одним начал загибать пальцы мужчина.
        Брон, первоначально растерявшийся от такого обилия мелочей, требующих внимания, вскоре осознал, что если бы у Корона не было готовых решений, то и заикаться он об этом бы не стал.
        -Я так понимаю, для вас большинство этих проблем решаемы?- с понимающим видом чуть склонил он голову на бок.
        Мужчина в ответ улыбнулся и кивнул.
        -Тогда на каких условиях вы предлагаете мне заняться этим, и что я в итоге получу?
        -Я готов вложить в дело часть денег, решить все проблемы с выходом на рынок и обустройством, от вас мне требуются лишь финансы, поэтому предлагаю прибыль от будущего производства делить пополам.
        Брон задумался, ему начало казаться, что не все здесь так просто.
        -Это очень интересно, но почему вы с такой прибыльной идеей не пошли к какому-нибудь купцу?
        -Все просто, добывать лес можно лишь с позволения местного сеньора, я как вы могли понять, связан с сестрой и до последнего времени у меня было слишком мало времени для исполнения такого проекта, тем более что сам почивший сэр Тосар не был в нем заинтересован.
        -Мне ваше предложение по душе,- честно ответил Брон,- но у меня еще остались вопросы, во первых, сколько денег вам от меня на это нужно, во вторых, на сколько растянется постройка этого сооружения и когда будет возможен запуск, во третьих о какой прибыли на каждого мы можем рассчитывать в случае успешного запуска?
        -У меня самого имеется около пяти фунтов, думаю если вы добавите еще пятнадцать, то этого вполне хватит, что до постройки, то думаю к следующему лету, может, еще весной мы сможем начать работу, а что до денег, то думаю, чистой прибыли у нас будет около тридцати пенсов в день на каждого.
        Брон надолго задумался. С одной стороны ему и его прибыли с деревень вполне хватило для хорошей жизни, но с другой стороны потратив сейчас пятнадцать фунтов, он в следующем году отобьет все обратно, в будущем выйдет на доходность около тридцати фунтов в год. Деньги лишними не бывают, это знали все, так что, подумав, Брон дал свое согласие.
        -Но нам с вами нужно будет подписать договор, включив туда все условия,- сказал он Корону, -на что тот лишь обрадованно кивнул,- тогда так, если ты принимаешь мои условия, а мы заключаем договор, то в этом году у меня в сухом остатке  останется не так и много средств, все что останется пусть лежит под надзором баронского управляющего, но ты всегда должен знать, сколько и как у него лежит.
        -Хорошо,- кивнул Корон и протянул руку.
        Брон кичиться положением не стал и пожал ее.
        -Наконец вы наговорились,- раздался из-за спины юноши тихий женский голос.
        Встав и обернувшись назад, он заметил женщину в черном платье и таком же черном платке, накинутом на голову.
        -Простите миледи, я не заметил, как вы появились,- с поклоном извинился Брон.
        -Мужики вечно не видят ничего дальше своего носа, тем более когда-то чем-то увлечены,- отмахнулась женщина,- для чего вы прибыли сэр Брон?
        -Я хотел принести вам свои соболезнования и поговорить с вашим управляющим,-придав соответствующее выражение лицу, грустно произнес он.
        -Считайте, что вы сделали все что хотели, могу я теперь надеяться что вы покинете мой дом?- с вызовом поглядела она в глаза Брона.
        Тот от такого приема немного растерялся, но вспомнив, что он теперь не босяк с дороги, а ленный рыцарь, взял себя в руки.
        -Можете, только боюсь вашему брату продеться проехать со мной,-он старался ответить без вызова но видимо не очень то получилось.
        -Да пошли вы к черту и ты и он!- вдруг вскинулась женщина,- душа моего мужа еще не успокоилась на небесах, а вы уже как стервятники делите то, что после него осталось.
        Спорить с женщиной юноше не хотелось, поэтому, взглянув на Корона, он поспешил на выход. Управляющий, показав юноше знаком, что сейчас выйдет, остался внутри. Даже снаружи юноша слышал их крики.
        Вскоре вышел и сам Корон.
        -Я понимаю от чего такое отношение ко мне, но почему так досталось вам?- спросил у него Брон.
        -Я недолюбливал Тосара,- пожал он плечами,- слишком твердолобый, слишком узко мыслящий, настоящий вояка, не интересующийся ничем кроме оружия и охоты,- спокойно сказал мужчина, а у юноши возникло такое ощущение, что он и не скрывал ни от кого такого отношения, а возможно и в лоб говорил такое Тосару,-я говорил Альвине, что с таким мужем ее семейное счастье долгим не будет, а когда до нас дошли слухи о его гибели, она начала срывать все горе на мне,- как на духу признался мужчина.
        -Не лучше ли тогда нам отложить подписание договора?- проявил учтивость юноша.
        -Нет, мне конечно жалко сестренку, но свою голову мне жалко сильнее, а с ее нравом на глаза ей лучше пока не попадаться,- с затаенной грустью поведал мужчина.
        Он, оставив Брона ненадолго, вскоре вернулся, уже ведя в поводе коня.
        -Ну что ж, поедем?
        -Давай через Малые Предгорья, мне нужно проводника домой отвезти,- хмыкнул Брон, указав на мальчишку, что с невозмутимым лицом пытался прожевать украденное из сада яблоко.
        -Хорошо, это не долго,- с улыбкой ответил Корон.

        Глава 12.

                                                        ЖИЛ БЫЛ В ГОРАХ
                                                        СУРОВЫЙ ГОРДЫЙ НАРОД,
                                                         ВЛАСТЬ НАД СОБОЙ ОН ЛИШЬ НЕБЕС ПРИЗНАВАЛ,
                                                         НО ВОТ ПОМЕР СТАРЫЙ БАРОН,
                                                         ЮНЫЙ ПРИЕМНИК ЖАЖДУ КРОВИ ПИТАЛ,
                                                          РЫЦАРИ В ЛАТАХ ПОЛЕЗЛИ К ВЕРШИНАМ,
                                                          НО ТЯЖЕЛЫЕ КАМНИ ЛЕТЕЛИ НА НИХ,                    
                                                          ТАК БЫЛ УБИТ ГОРДЫЙ ВОИТЕЛЬ,
                                                          ТАК В ЕГО ТЕЛЕ, КРОВАВЫЙ ЗМЕЙ И ВОЗНИК!
                                                                Отрывок из баллады о Кровавом змее.

        Собственные деревни Брону понравились. Сперва они заехали в Малые Предгорья, дабы завести маленького проводника, но у Брона разыгралось любопытство, а устоять перед напором юноши управляющий не смог и они отправились к следующей деревне. Обе деревни были хорошими, побольше той в который совсем недавно еще обитал сам юноша. Брон, наблюдая за деревнями, да разговаривая со старостами сам не мог поверить, что он так быстро взлетел вверх. Из нищего крестьянина, а после наемника в рыцаря, в чьем владении лежат две хорошие, крепкие деревни.
        Малые Предгорья были даже не простой деревней, тут имелся четырехметровый частокол, правда, его состояние оставляло желать лучшего. Корон пояснил, что раньше тут иногда пошаливали горные племена, но когда баронство перешло от отца, к сыну, то барон Туний с этим смириться не желал. В первом походе против горцев, ему, правда не повезло. Коней в горы не протащить, а камни, летящие сверху нередко раскалывают и самые прочные щиты. Потеряв десяток людей, Туний вроде бы успокоился. Но не прошло и года, как племенные вожди были вызваны на переговоры. Пришли не многие, но барону все и не были нужны. Племена сильно враждовали, поэтому предложение барона смогло заинтересовать глав не самых сильных кланов. Тем более те, кто посмел отказаться, были убиты сразу же после заседания. Самые благоразумные вернулись в горы с парой десятков наемников каждый. Война племен была кровавой, но довольно скоротечной. Хорошо вооруженные наемники, с хорошими проводниками и поддержкой воинов племен устроили в горах настоящую резню. Из тринадцати горных племен в конце месяца осталось всего три, разросшихся за счет вливания
женщин из уничтоженных племен. Но и они были не нужны Тунию. В итоге праздновшие вместе с горцами наемники ночью вырезали большую часть боеспособных мужчин. Оставшиеся в живых горцы были согнаны вниз со своих гор, где барон дал им выбор, либо он распределит их меж деревнями своих вассалов, либо они останутся в горах, но примут его власть, а во главе их поселений встанет верный барону человек. Последним вариантом была смерть. Выбор был не сложный, а за прошедшие десять лет уже мало кто помнит, кто именно в деревнях раньше был горным жителем, а высоко в горах сейчас были организованы два поселения. Занимались они в основном разводом коз, да сбором винограда, чем приносили барону неплохую прибыль. Правил над ними Зендр Длинный Язык, державший бывшие племена под жестким контролем, а иногда и остужающим самые горячие головы.
        По словам Корона вся эта заварушка была почти одиннадцать лет назад. Тогда Туний был молод и горяч и сразу заявил о себе почти на все королевство, за что общественность наградила его уже почти позабытым прозвищем Кровавый Змей. По словам управляющего, тем событиям была даже посвящена баллада, но слов он так и не вспомнил. Брон же решил послушать ее при первом удобном случае. Его сеньор открывался ему с другой стороны,  юноша понял, что в случае чего он может быть не просто суров, но где-то даже жесток. Хотя это и не пошатнуло отношение Брона к сюзерену. Правитель должен уметь позаботиться о своих подданных, а то, что делали раньше горцы, ничем кроме разбоя и не назовешь. Барон же показал им свою силу и жестокость. Да и в деревнях жизнь теперь спокойнее стала, вот и за частоколом не следят уже, а некоторые и вовсе уже по эту сторону дома поставили.
        Вокруг деревни были сплошные поля, любое попавшееся ровное место было засеяно, а на некоторых склонах стояли виноградники. Погода в этих краях была вполне подходящей для его выращивания. Старостой Малых Предгорий был вполне себе молодой мужик, лет тридцати на вид. Встретил он Брона не очень тепло, но поняв, что новый барин чудить не собирается и все остается на своих местах, немного оттаял и ввел юношу в курс деревенских дел. Никакой помощи он не просил. Юноша послушал, покивал, потом поговорил о молодых парнях в свой отряд и, договорившись, что все желающие отправятся в замок к барону, отправился в Опушку. Там тоже дела обстояли неплохо, народ работал в поле, а из рощицы слышался редкий перестук топоров.
        Деревня в отличие от своей товарки укреплений не имела, оно и понятно, угроз тут не было, торговых трактов тоже, так что и разбойникам взяться было неоткуда. Старостой Опушки был довольно сухой старикан, который узнав, кто перед ним, попытался склониться, да чуть не упал. Юноша соскочив с коня, поддержал старика, за что кажется, заработал к себе уважение. Староста, пригласив Брона с Короном покушать, все вызнавал, не станет ли новый владелец поднимать подати, а когда узнал что нет, то кажется, проникся к нему еще большей симпатией и все тепло улыбался, будто увидел в пареньке собственного внука. Напоследок, когда Корон обмолвился о том, что хотят поставить здесь лесопилку, Брон испугался, думал старика удар хватит. После обеда и бесед, они выехали на место, где собираются поставить лесопилку. Тут недалеко была река, по которой древесину сплавляли прямо до озера, возле которого стоял город Курот, но река им была не нужна. Пусть она и была довольно мала, но все же разливалась, что могло очень плохо сказаться на работе лесопилки, вместо этого они отправились к небольшому ручью, что впадал в эту
речку. Ручей был довольно мал, всего шага два в поперечине, но опасения Брона, в том, что он может пересохнуть, опроверг увязавшийся с ними староста, заметивший, что за всю его жизнь такого ни разу не случалось.
        Уже уезжая, юноша попросил старосту поговорить с молодежью, на счет обучения на дружину.
        Он не сомневался, желающие найдутся.
        После всего этого, всадники наконец направились к замку барона. Там дела тоже надолго не растянулись, новоявленные компаньоны довольно быстро составили и подписали договор, после чего Корон отправился в обратный путь.
        Брон же не знал что делать. С бароном на счет отбора и обучения молодежи он договорился, обещав заплатить за все это с первых же пошлин.
        «Даже если выйдет не шестьдесят три, а восемьдесят фунтов, как предсказывал Корон, то я все равно увижу не более десятка или двух фунтов. Почти по фунту придется заплатить за обучение каждого бойца, и еще по нескольку за их вооружение, зарплаты им он уже рассчитывал при разговоре с Короном»- еще недавно ощущавший себя богатым юноша скорбно подсчитывал в уме оставшиеся гроши. Для него оказалось неожиданным, что чем больше денег приходит, тем больше тратиться.
        Делать в замке барона ему было нечего, о людях договорился, контракт подписал. Все дела сделаны, но отправляться в столицу юноша не хотел, по рассказам наемников там были такие цены, что дешевле придумать себе занятие в замке еще на недельку. Брон решил провести ее хоть с какой-то пользой и начал готовиться не только к тому, что ему требуется добраться до столицы. Но он начал и постепенно все дальше и дальше изучать память колдуна, большую часть воспоминаний он перелистывал, ему было ни к чему знать с кем колдун общался или спал, те люди все уже мертвы. Обычно он слушал, просматривал уроки по магии, а заодно и просто интересную информацию, когда колдун, например, выезжал в столицу. Юноша, правда сомневался, что хоть что-то из этого, кроме магии ему понадобиться, ему думалось, что единственное что могло не поменять своего расположения в городе, так это королевский дворец. Теория магии юноше нравилась, он впитывал знания как губка и частенько обдумывал все что узнал. Оказывается, магия первоначально была лишь попытками случайно инициировавшихся уникумов повторить явления, увиденные в природе.
Постепенно они начали записывать свои знания, классифицировать их, преумножать. Потом люди научились находить и инициировать других и магия пошла путем развития, постепенно люди вычленяли из структуры отдельные компоненты и разбирались, за что они отвечают, так родилась современная магия, где люди учат десятки сотен структур, за счет комбинации которых и воздействуют на этот мир. Суть была такова, что у каждого явления имелась некая структура. Юноша пока не понял, как именно воспринимается эта структура, он видел лишь то, что колдун видел своими глазами, а тот пока не умел смотреть на структуру.
        Кроме магии Брон занимался и тренировкой на мечах, вместе с сержантом замка, что буквально всего полтора месяца назад принимал их с Олафом в качестве наемников. Сражался он в уже подогнанных под него доспехах, из-за чего техника немного страдала, но наработка техники дело времени. Опытный солдат к удивлению Брона сражался не намного лучше самого Брона, юноше даже казалось, то схватись он с ним без доспехов и победа может быть на его стороне. Сержант  в бою к тому же частенько использовал всякие подлые ударчики, обучая им и юношу. Тот знания впитывал, кто знает, что пригодиться в жизни. К сожалению юноши, сержант тренировался с ним лишь один раз в день, а в молодом теле было слишком много энергии, поэтому юноша по несколько часов с утра и вечером занимался в гордом одиночестве, стараясь не обращать внимания на взгляды солдат. Однажды с ним решил скрестить клинки сам барон Туний, который разделал юношу очень быстро, а после поединка посоветовал ему в столице найти школу фехтования и постоянно тренироваться, дабы не позорить рыцарские шпоры таким владением оружия, а заодно и в случае чего мог
вступиться за его дочь и не помереть.  Юноша на слова не обижался, он за несколько лет тренировок сумел достичь уровня опытных воинов и был уверен, будь у него грамотный учитель, он бы уже мог если и не на равных схватиться с Тунием ,но дать ему неплохой отпор. Сейчас же у него все впереди, главное чтобы все прошло, так как он планирует. Но слова барона ему запомнились, он как то упустил из внимания, что ему кроме обучения магии нужно еще и за дочерью барона присматривать, а делать это в слепую было бы невозможно. Так что последние свои дни в замке он провел постоянно приставая к барону с различными вопросами.
         Все знания, полученные от него, он записывал на листочек, в итоге набралось не так и много.
        Барон, как оказалось, не очень то и хорошо знал свою дочь.
        «ИМЯ: МЭРИ.
        ВОЗРАСТ: СЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ.
        ТОНКИЕ ЧЕРТЫ ЛИЦА, ОСТРЫЙ ПОДБОРОДОК ,ЧУТЬ КУРНОСЫЙ НОС, ТОНКИЕ БРОВИ, СВЕТЛЫЕ ВОЛОСЫ ПШЕНИЧНОГО ОТТЕНКА, ГОЛУБЫЕ ГЛАЗА. ХУДЕНЬКАЯ И ХРУПКАЯ, НО ИЗ-ЗА ВОЗРАСТА, ПРОСТО НЕ ОФОРМИЛАСЬ ЕЩЕ ОКОНЧАТЕЛЬНО.
        ПО ХАРАКТЕРУ НАСТОЙЧИВА И УПРЯМА НЕ ПРИСЛУШИВАЕТСЯ К АВТОРИТЕТАМ, ЛЮБИТ ОТСТАИВАТЬ И НАВЯЗЫВАТЬ СВОЮ ТОЧКУ МНЕНИЯ ДАЖЕ КОГДА ЗНАЕТ ЧТО НЕ ПРАВА. НО ГЛУПОЙ ЕЕ ТОЖЕ НЕ НАЗОВЕШЬ, ХОТЯ ИЗЛИШНЕ УМНОЙ ТОЖЕ. ЛЮБИТ СЛУШАТЬ ЛЮБОВНЫЕ БАЛЛАДЫ»
        В общем то и все. То, что прислуга ее любит он уже понял, но рассказы кухарок о том, что девочка просто замечательная, юноша пропускал мимо ушей. Для прислуги всякий кто им не хамит уже хороший.
        Неделя за всем этим пролетела совсем незаметно и вот настал день отправления. Юноша в очередной раз выслушал наставления от барона. Тот хотел, чтобы Брон сильно не навязывался в общество дочки, но старался всегда быть при ней. Как это провернуть он и сам, кажется, не знал. Но юноша спорить не осмелился, лишь кивал. Он то знал, что из академии выпускают лишь раз в три месяца и то на один день, а уж там один день пошататься за девушкой не сложно. Если она конечно не направится на какой-то бал или раут по приглашению. Кроме самого барона, Брон так же попрощался с сержантом и Мари. С девушкой Брону прощаться не хотел, за последнюю неделю он ни разу не засыпал один. Девушка не требовала денег, но пяток шиллингов юноша положил ей в один из кармашков на платье. Девушка была чудесной, в постели, а большего ему и не надо было.
        Но вот Брон уже выезжает на лошадке в ворота замка. Трофейный дестриэ остался у барона, в качестве части платы за обучение рекрутов. Торопыгу юноша оставлять не отел, слишком привязан он к этому жеребчику, да тот скоро и подрастет и станет настоящим боевым конем, хотя и сейчас на нем можно понемногу скакать.
        Впереди лежала дальняя дорога. Сперва до Толга, потом уже по известному тракту на Лорк, оттуда через перевал вдоль реки до моста, оттуда в Орнес, а оттуда прямая дорога в Солиц, рядом с котором и расположена академия.
        На весь путь по подсчетам юноши у него должно было уйти от пятнадцати до семнадцати дней. Так что он прибудет к Академии за пару дней до празднества Нового Года, в которые и осуществляется набор. Празднество Нового Года считается точкой, разделяющей лето и осень.
        Коней Брон не торопил, передвигаясь легкой рысью и быстрым шагом попеременно. На ночь съезжал с дороги как можно глубже в лес, а там костер разводил очень осторожно, в ямке и с сооруженными бортами, дабы никто не увидел отблесков пламени. На растопку пускал только сухостой, дабы дыма тоже не было. В общем безопасностью не пренебрегал. На одинокого рыцаря пяток разбойников могут и позариться. С такими  предосторожностями он двигался только до Толга, которого достиг на утро третьего дня.
        -Мужики, не подскажите, в городе есть караваны, двигающиеся в столицу?- спросил он у стражников на воротах.
        -Да кто их знает, зайди в Приют Путника, они постоянно там останавливаются,- безразлично пожал один из них плечами.
        -Спасибо,- юноша тронул пятками коня, въезжая в город.
        Трактир он нашел довольно быстро. Он стоял прямо на основном тракте, пересекающем город с запада на восток. Трактир, а точнее постоялый двор был довольно богатым и основательным, двухэтажное крупное строение, сложенное из камня, по стенам которого ползут лозы дикого винограда. Возле коновязи стоял внушительного вида мужик, с палицей, окованной железом. Еще один стоял возле дверей.
        -Серьезно тут,- прошептал себе под нос юноша и отправился к коновязи.
        -Сколько?- спросил он у громилы.
        -Пенс за половину дня,- окинул он задумчивым взглядом юношу.
        Спустившись с лошади, юноша привязал обоих к крюкам коновязи и подойдя к охраннику, вложил в его руку мелкую монетку, тот лишь кивнул, взглянув в глаза парню.
        Брон, подумав, решил серебро с собой не таскать, а оставить его на лошади, все равно коня не уведут, за такое в городах можно и руки лишится, а если сопрут сумки, то он с лихвой стрясет все с громилы или с держателей постоялого двора.
        Перед ним заботливо открыли дверь и он вошел внутрь. В зале было довольно светло, крупные окна способствовали этому. Оглядев зал, он подметил пару богато одетых мужчин, что сидели за столами не иначе как со своими помощниками. Но подходить сразу к столу здесь было не принято, и Брон двинулся к мужику за стойкой.
        -Приветствую в Приюте Путника, желаете снять комнату или отужинать?- обратился к нему мужчина с добродушной улыбкой.
        -Пока не знаю,- улыбнулся в ответ юноша, снимая шлем и перекладывая его на сгиб локтя,- мне нужно найти торговцев, что идут в Солиц.
        -Желаете присоединиться к каравану или наняться в охрану?- осторожно спросил мужчина.
        Было видно, что мужчина боялся оскорбить гостя.
        -Присоединиться в качестве путника,- расставил приоритеты Брон, пропустив мимо ушей то, что для некоторых излишне благородных могло показаться оскорблением.
        -Тогда вам лучше обратиться вон к тому мужчине, его зовут Пронком, они оплатили постой только до утра второго дня, так что, скорее всего, выдвигаются скоро.
        -Спасибо,- юноша пободавшись с собственной жадностью, все же положил на стойку еще один пенс.
        Пока он шел к столику, все за ним восседающие обратили на него внимание.
        -Приветствую, позволите присоединиться?- вежливо поздоровался юноша с торговцем.
        -Да, конечно,- торговец рукой показал на место за столом напротив себя.
        Юноша присел на стул и, не тянув, выложил свое дело:
        -Я ищу караван к столице, хочу присоединиться,- емко сказал он.
        -В каком качестве?- торговец окинул доспехи юноши заинтересованным взглядом.
        Мало кто из людей позволял себе не снимать доспехи в такую жару, особенно в конце лета и это много говорило о человеке.
        -В качестве спутника, на чей меч вы можете рассчитывать случае нападения,- все так же кратко ответил Брон.
        -Как будете питаться?
        -Мне все равно, могу с вами, могу самостоятельно,- пожал парень плечами.
        -Если самостоятельно, то можете ехать с нами бесплатно, если из общего котла, то с вас полтора пенса в день?
        -Из общего котла,- подумав, сказал Юноша, по его прикидкам это выходило даже дешевле, чем если бы он закупал провиант сам.
        -Хорошо,- кивнул торговец,- меня зовут Пронк я глава каравана, отправляемся послезавтра на рассвете.
        -Хорошо, меня можете звать Броном, я рыцарь, вассал барона Туния,- представился в ответ юноша, после чего они пожали руки.
        Юноша, попрощавшись, отправился обратно к трактирщику ,у которого за пять пенсов, взял комнату на полтора дня. Цены местные Брону не понравились, в дорожном трактире за пять пенсов можно было прожить все пять дней, а никак не полтора, но он теперь не нищий путник и ему нужно было соответствовать статусу.
        Время до выхода в поход юноша потратил на прогулки по городу и листание памяти колдуна.
        Караван оказался довольно большим восемь телег, и полтора десятка охранников. Глава охраны Брону понравился, не как человек, все же они были практически не знакомы, а как профессионал. Дозоры постоянно сменялись, ни на одном привале не было такого, чтобы часовых не оказалось. В общем, он знал свое дело. Брон в пути мучался от безделья, так как листать память  седле не мог, это и подвигло его начать общение с охраной.
        -Брон,-подойдя к начальнику охраны, представился он.
        -Крет,- пожал руку мужчина,- рыцарь?-на всякий случай уточнил он.
        -Неделю как,- весело хмыкнул юноша.
        -Это хорошо, значит, еще не успел наесть рыцарскую честь,- похлопал он себя по пузу.
        -Вы тоже рыцарь?- удивился юноша.
        Крет на рыцаря походил мало. И не только по простолюдински растрепанными волосами и не чесанный бородой, да пузом, но и экипировкой. Хоть под кожаной броней и скрывались железные пластины, а по низу шла кольчуга, но все же такая броня сильно уступала латам. Но мужчина их не носил. На поясе же вместо привычных мечей висел угрожающего вида моргенштерн. Такое оружие много говорит о его владельце. Может Крет и не выглядит опасным на первый взгляд, но утренняя звезда оружие настоящих бойцов.
        -Уже восемнадцать лет как,- улыбнулся мужчина,- только я безземельный, да и не по нраву мне дома сидеть,- то ли дело в охране, что не месяц, то схватка.
        Брон бы возразил, что схватки то как таковой почти нет, много ума чтобы справиться с обычными разбойниками не надо, но высказывания оставил у себя в голове.
        -А я в академию отправляюсь,- поделился юноша.
        -Желаю удачи,- хмыкнул Крет,- я в детстве тоже мечтал, как рыцарем стал, так тоже туда отправился, но у меня дара не оказалось, а столица засосала, в итоге деньги пропил, а сам в бродячие рыцари пошел.
        Понятно, юноша чуть приуныл, с такими людьми ему общаться не хотелось.
        Вновь юноша заскучал. Делать в седле целыми днями было нечего и тогда он все больше планировал свои действия, планировал, что будет с его вассалитетом, продумывал как вести себя в обществе и как аккуратно приглядывать за дочкой своего сюзерена.
        Вопросов было много, но и времени тоже, поэтому юноша себя не ограничивал.
        До Лорка добрались без проблем, а вот по пути к Орнесу, когда караван уже прошел перешейк меж двух горных хребтов и проходил сквозь небольшую рощу со всех сторон неожиданно полетели стрелы.
        -Тревога!-закричал один из охранников, но тут же упал наземь с пронзенным стрелою горлом.

        Глава 13.

        СО ВСЕХ СТОРОН ЛЕТЕЛИ СТРЕЛЫ,
        СО СТРЕЛАМИ ЛЕТЕЛА СМЕРТЬ,
        А МЫ ТАК ЖИТЬ С ТОБОЙ ХОТЕЛИ,
        И НЕ ХОТЕЛИ УМЕРЕТЬ.

        Брон, с радостью подумал, что не зря никогда не снимал доспехи, он чувствовал как несколько стрел срикошетили от его брони и ушли в сторону. Наклонившись, юноша в два движения снял с бока лошади свой щит и вновь разогнулся уже с ним в руках. Он не знал что делать, неведомые разбойники атаковали с обочин и продраться туда на лошади было бы очень сложно, да и где гарантии, что среди кустов они не установили пару заточенных кольев? Но терять преимущество в виде лошади юноша не хотел. Как обычно, все решил случай. Новая порция стрел, вылетевшая с обеих сторон дороги прошлась в основном по тем, кто еще не спешился. Юноша вновь почувствовал несколько ударов по броне, но стрелы снова не вкусили его плоти. Но не иначе как злой рок завис над ним. Одна из стрел, соскользнув от щита, вонзилась точно в горло его лошади. Обиженна всхрапнув, та начала заваливаться на бок.
        Каким то чудом юноша успел выдернуть ногу из стремени и при падении не ударится головой. Вместо этого он перекатился по дороге и,поднырнув под брюхом одного из коней, ринулся в заросли. Разбойники на дорогу выходить не хотели и охране рано или поздно все равно продеться идти в атаку, но чем позже это будет, тем меньше живых останется. Поэтому Брон и бросился в заросли, подавая пример.
        -За мной!- закричал он, извлекая из ножен меч.
        В три больших прыжка юноша достиг обочины и врубился в кусты, сквозь которые и летели стрелы. Продираясь через ветви, он едва не врезался в острозаточенный кол.
        -Тут колья,- вновь крикнул он, предупреждая других.
        За несколько секунд Брон преодолел кустарник, тут его ждал сюрприз. Нападающие на разбойников  похожи были мало. Тут было всего восемь лучников и около пяти пехотинцев, но все они были хорошо вооружены. Кожаные кирасы, у некоторых под ними кольчуги, в руках нормальное оружие, а не плотнические топоры, а главное не видно никакого хаоса в действиях, все работают спокойно, что говорит о дисциплине.
        Столь эффектное появление юноши не могло остаться незамеченным, в его сторону сразу же устремилось несколько стрел, а после того как он отбил их щитом, к нему выдвинулось двое бойцов. Подходили они не спеша, наверняка рассчитывая на помощь лучников, но юноша это просчитал и сам бросился вперед. Обманным ударом он заставил одного из бойцов отпрыгнуть назад, а удар второго принял на щит. Руку тряхнуло, но вражеская палица не смогла повредить цельнометаллическому щиту. Приподняв щит, Брон попытался наколоть врага на свой меч, но тот успел среагировать и отпрыгнул. В это время приблизился первый враг и юноше пришлось самому разрывать дистанцию. По броне звякнули стрелы и Брон понял, что дела плохи, ему нельзя стоять на одном месте или рано или поздно лучники достигнут своего а бойцы лишь закончат это дело. Все это слишком живо представилось в его голове и он, в два больших шага сместился вправо, дабы на несколько секунд оставаться один на один с противником, а заодно и затруднить стрельбу лучникам.  Его маневр без ответа не остался, ближайший противник отпрыгнул в бок, а из-за его спины выскочил
второй, с хода попытавшись снести юноше голову. Но тот оказался готов к такому  и, пригнувшись под ударом, по длинной дуге ударил противнику в бок. Кожаная броня не выдержала натиска хорошо заточенного оружия, а у бойца с губ сорвался резкий крик боли. Понимая, что рана не так глубока, юноша потянул оружие на себя, тем самым расширяя рану. Да, это был один из грязных приемов, но и он не на турнире и жизнь ему точно не сохранят. Раненный завалился вперед, а юноша уже закрылся щитом от летящих стрел и не иначе как чудом сумел блокировать удар второго противника плоскостью меча. Тот тоже был вооружен мечом, так что клинок выдержал.
        Юноша, резко оттолкнувшись от земли, бросился вперед, сбивая противника наземь ударом своего щита. Правая рука тут же отпустила рукоять меча и нащупала на поясе короткий кинжал. Падая на врага, юноша с силой приложил его краем щита в лицо, так что тот на секунду потерял сознание, и очнуться ему уже было не суждено. Кинжал в руках юноши одним четким движением нашел вражеское горло и пустил кровь. Брон, покончив с врагом, тут же скатился с его тела, кинжал он оставил в горле, время вкладывать его в ножны не было. Перекатившись, он сразу поднял с земли свой бастард и, припав на колено оглянулся. Баланс сил сместился. Пока он расправлялся со своими противниками, подоспела охрана каравана. Несколько охранников сейчас лежали мертвецами, словив стрелы на выходе из кустов, но еще четверо бойцов сейчас медленно теснили троицу защитников, которым помогали лучники. Выбор целей тут был очевиден и юноша бросился к лучникам.
        Те, бойца в красных доспехах не заметить просто не могли и тут же перекинули огонь на него, но было уже поздно. Юноша, прикрывшись от стрел, достиг ближайшего противника и мощным ударом бастарда рассек его грудь, вместе с луком и кожаным нагрудником. В лицо ему брызнуло кровью, но он этого даже не заметил, устремившись к следующему врагу. До лучников дошло, что пора сходиться в рукопашную, и они побросали луки. Вооружены они были кто-чем, у кого-то длинные кинжалы, у кого-то короткие топоры или дубины, но ничего длинного не было, что играло только на руку Брону. Сблизившись со следующим противником, он, воспользовавшись преимуществом в длине клинка, отрубил тому кисть, а после ударом щита бросил врага наземь. Но и ему не повезло, подоспевший товарищ лучника умудрился достать дубиной его ногу. Рухнув на колено, Брон в ответ рубанул неосторожно приблизившегося врага по ногам, перерубив все мышцы на бедрах. Раненный враг рухнул прямо на его щит, что не позволило юноше заметить следующего противника. Тот, заметив, как рыцарь, стряхивает с щита тело его товарища, не решился пытаться справиться с ним
оружием, вместо этого он взвился в длинный прыжок, двумя ногами ударив в край щита. Юноша, получив краем собственного щита по шлему, завалился назад от мощного толчка. На несколько секунд голова его сильно закружилась, а когда он смог сосредоточиться, то понял, что враг уже взгромоздился на него сверху и сейчас поднимал над головой свою дубину. Длинный меч в такой ситуации никак Брону помочь не мог и он уже второй раз за бой отпустил рукоять верного клинка. Вместо этого он двумя руками поднял над своей головой щит, от удара тот опять с силой ударил в шлем. Породив в ушах юноши настойчивый звон, схожий с комариным писком.
        Удары посыпались на щит, а юноше становилось все хуже, голова начала кружиться, руки немели. Нужно было что-то предпринимать. Тогда юноша попытался ударить врага ребром щита, но удар пришелся в нагрудную пластину и особого эффекта не принес, а через секунду, враг, вцепившись в край щита, откинул тот в бок. Успей он хоть раз ударить палицей по шлему и все было бы законченно, но Брон не сплоховал, как только его щит откинулся в бок, он как можно сильнее поддался корпусом вверх и с силой приложил врага кулаком в челюсть. Тот от удара латной рукавицы завалился набок. Тут уж Брон не сплоховал. Отпустив щит, он сам накинулся на врага. Теперь уже тому было невозможно орудовать оружием. Но и у юноши его не было, но у него были облаченные в сталь кулаки и ему этого хватило. Сам от себя не ожидая. Он начал звереть от ненависти и того страха, что испытал за десяток прошедших секунд. Он рычал словно дикий зверь и раз за разом бил лежащего под ним противника кулаками. Тот сперва защищал голову руками, но стоило ему всего раз пропустить удар и от следующих он защититься уже не смог и вскоре его голова
превратилась в кровавое месиво, даже череп лопнул. Только после этого юноша опомнился и сдерживая внутренние позывы к рвоте, скатился с противника. Скатывался он не наобум, а в сторону к своему оружию. Бой все еще был не закончен. Из четверых охранников каравана в живых осталось двое, но сейчас их окружили оставшиеся в живых пятеро лучников и долго им бы было не протянуть. Но к их радости, на помощь им подоспел Брон. Щит он не брал, вооружившись лишь своим бастардом, орудуя им обеими руками. Налетев на лучников, он в два удара лишил одного из них головы, а второму оставил жуткую рубленную рану почти через всю спину. Обстановка тут же изменилась.  Охранники превосходили в выучке нападающих и теперь продемонстрировали это в полной мере. За два десятка секунд все было кончено.
        -Спасибо, я думал все, отвоевались,- сплевывая кровавую слюну, поблагодарил Брона один из бойцов, второй лишь кивнул, присоединяясь.
        -Не сто..- начал было юноша, как услышал из-за кустов надрывные крики.
        Все трое, они не сговариваясь бросились обратно.
        Тут картина была совсем иной, видимо, на ту сторону отправилось слишком мало охранников и они не смогли победить. Сейчас среди телег расхаживало пятеро врагов, вырезая спрятавшихся торговцев. Среди них заметно выделялся один, облаченный в полные латы, стального оттенка, он стоял, наблюдая за происходящим и иногда поторапливал остальных. Это безо всяких сомнений был рыцарь. Тут Брон понял, откуда у нападающих такое хорошее вооружение, это не бродячая шайка, это рыцарь с солдатами и, скорей всего, с наемниками. Главный враг сразу заметил их появление и криком предупредил остальных.
        -Прорываемся к нему и режем, не расходимся, иначе с нами разделаются быстро,- неожиданно для себя Брон начал командовать выжившими охранниками.
        Они втроем бросились вперед, у них было преимущество порядка десяти секунд, прежде чем разбредшиеся по каравану враги соберутся вместе.  Втроем они бросились вперед, Брон к своей злости почти сразу отстал, нога подводила, отзываясь болью. Из-за спины он видел, как парочка охранников буквально походя разделали одного из противников, вспоров тому брюхо. Дальше они налетели на рыцаря, но с тем так быстро справиться не могли. Командир нападавших очень ловко вертел своим мечом, умудряясь защищаться и путать карты нападающим. Тут на Брона налетел один из подоспевших бойцов, но тому не повезло, он запнулся об чей-то труп и вместо того чтобы атаковать юношу, он просто свалился ему под ноги. Мощным ударом рубанув упавшего по спине, юноша оглянулся. Совсем рядом на него бежал еще один противник, а двое и еще один приближался с другой стороны, а охранники меж тем все никак не могли достать рыцаря. Брон сильно сомневался, что сумеет одолеть двух противников с его охромевшей ногой, поэтому, не задумываясь ,гаркнул первое что пришло в голову:
        -Во имя Четверых!- к его собственной удаче этой фразой оказался боевой клич паладинов ордена, что заметно охладило пыл наступающих. Первый из них замешкался, позволив юноше самому атаковать.
        С шагом вперед, юноша обрушил на него сильнейший вертикальный удар. Древко топора, выставленного в защитном жесте не смогло сдержать его клинок и тот вонзился глубоко в плечо врага. Тут же юноша обернулся, готовясь принять последнего противника, но он уже опоздал. Мощный удар меча в бок болезненной волной прошёлся по внутренностям, но к радости Брона брони не пробил. Воспользовавшись моментом, юноша ухватился за гарду вражеского клинка своей рукой и дернув на себя. Впечатал свой шлем в лицо противника. Тот от удара сразу отпустил рукоять клинка и едва не рухнул назад, но все же смог устоять, но и это ему не помогло. Юноша только начал замахиваться для удара, как позади противника откинулась парусина и, выскочивший возница набросился на бойца. Они упали наземь, в руке возницы блеснул нож. Раздался предсмертный хрип и противник затих, а мужик все колол и колол его тело.
        Брон же не теряя времени бросился к охранникам, у тех дела шли неважно, один из них уже обзавелся порезом на руке, а второй прихрамывал на левую ногу. Враг же все еще был цел и не вредим.
        Он заметил приближение юноши и  с ревом бросился вперед, ошеломленный охранник не успел отреагировать и острый меч врубился ему в плечо. Только вот и для рыцаря было не все так хорошо, его меч застрял в ребрах бедолаги, а второй охранник меж тем мощным ударом ранил его в бедро, пробив набедренники. Тут уже и Брон подоспел и в два клинка, они за полминуты отправили разбойного рыцаря на тот свет.
        Все было законченно. Брон стоял, возле трупа последнего противника и очумело тряс головой. Вокруг были лишь трупы. Лошадей, людей. Кровь и мясо. Стонали раненные. Он не мог поверить, что все это произошло в какой-то недели пути от столицы, в землях великого герцога Теонбара.
        -Куда смотрят местные феодалы?- сквозь жжение в легких спросил он у выжившего охранника.
        -Да кто их знает,- сквозь кашель выдавил он,- на высокородных шлюх, на диких вепрей, куда угодно.
        Больше они не перекинулись и словом. Слишком много было дел.
        До полной темноты они возились, перевязывая раненых и наводя порядок. Выживших было не так уж и мало, из восьми возниц выжило пятеро, так же выжил и сам глава каравана, да даже глава охраны выжил. Его нашли раненого, с отрубленной кистью. Он не иначе как чудом не истек кровью. Так же выжило шестеро раненных охранников, правда большая часть их была тяжело ранены и, выживут ли они, было не понятно. Пока возницы и торговец возились с наведением порядка, юноша готовил кровоостанавливающие зелья. Которые тратились с огромной скоростью. Стоило раненным хоть немного двинуться, как спекшаяся корка крови от зелий лопалась и та вновь начинала сочиться. Так что Брону приходилось почти постоянно присутствовать при пострадавших. Это давило на его психику, благо хоть остальные члены каравана не отвлекали его, занимаясь своими делами. Телеги в итоге стащили с дороги в лес, благо лошадей выжило не так мало.
        Всю ночь Брон почти не смыкнул глаз, неся караул, а заодно и присматривая за раненными. Ночью один из них, несмотря на все старания юноши умер, что погрузило Брона в пучину уныния и печали. Ему было тошно, но убежать от действительности в сон он себе позволить не мог, это было бы слабостью.
        Уснул он лишь когда все остальные начали просыпаться.
        До Орнеса они добрались только к вечеру третьего дня, да и то из-за того, что уцелевший из наемников и сам Брон сели на козлы, да и встречные путники помогали. Из раненных больше никто не умер, но пока они все еще оставались в тяжелом положении, поэтому, первым делом по прибытию в Орнес они отправились к лекарям, а уже после этого все остальные двинулись в магистрат, где пересказали все случившееся и лишь после этого встали на постой. Расположились они в хорошем трактире под названием Счастливый Купец. Тут то и состоялся разговор меж  торговцем и Броном. Они в компании выжившего охранника, с которым сражались, бок о бок сидели и наслаждались холодным пивом, когда к ним подсел торговец. Подсев, он заказал себе тоже выпить и когда ему поднесли кружку, поднялся во весь рост и выдвинул тост:
        -За тех, кто не дожил до сегодняшнего дня!
        В трактире на десяток секунд повисла тишина, лишь троица, чокнувшись, осушила свои кружки до последней капли. Таковы были традиции.
         Вновь усевшись, они обновили себе выпить и лишь после этого торговец начал разговор.
        -Мы с вами и не поговорили со дня сражения, сэр Брон.
        -Зовите меня просто Броном, все же мы сидим за одним столом,- предложил ему юноша.
        -Хорошо,- кивнул торговец,- сперва наперво я хочу вам сказать огромное спасибо, если бы не вы, боюсь, мы бы сейчас здесь не сидели,- торговец говорил с чувствами, он действительно верил в это,- я благодарен удаче и Четверым за то, что судьба послала нам вас.
        -Наши жизни заслуга не только моя, но и всех кто сражался,- присваивать себе чужие заслуги юноша не хотел.
        -Да, это так, но без вас их гибель была бы напрасной,- не пожелал отступать торговец,- я хочу вам сказать спасибо,- он положил перед юношей приятно звякнувший мешочек, а увидев удивленный взгляд юноши, пояснил,- мой отец всегда говорил, что спасибо, подкрепленное даром всегда запомниться сильнее чем простое спасибо, тем более вы направляетесь в столицу, а уж кому как не мне знать тамошние цены,- невесело усмехнулся он.
        -Спасибо,- кивнул в ответ юноша, принимая дар.
        -Но это не все о чем я хотел с вами поговорить, вы наверняка поняли, что нам придется задержаться здесь, дабы набрать новую охрану и позаботиться о раненных, я не знаю, на сколько это нас задержит, но у меня очень жесткий график, поэтому я боюсь, что мои близкие будут волноваться, не могли бы вы, передать им весточку, когда будете в столице?
        Брон бы мог сказать, что он рыцарь, а не гонец, мог бы оскорбиться и плюнуть торговцу в лицо, но этот человек уже не был совсем чужим, поэтому он лишь молча принял письмо и запомнил адрес, по которому живет жена купца. После этого речь зашла о деньгах, юноше причитались трофеи с убитых. Всего не его счету было девять человек, если считать рыцаря, с которым они справились вместе.  Рыцарские доспехи юноша уступил наемнику, так как тот тоже решил обзавестись хорошим комплектом брони. За это вояка отстегнул юноше почти пять фунтов, за его половинную долю. Остальными трофеями юноша планировал заняться завтра, ему кроме них нужно было прикупить лошадь, а так же найти спутников до столицы, путешествовать в одиночку после всего произошедшего ему совсем не хотелось.
        Торговец ушел, а они с охранником пили дальше, стараясь залить все воспоминания хорошим элем.
        На следующий день юноша прямо с утра занялся делами. Трофеи он сбыл двум различным оружейникам, что позволило чуть поднять цену. За все-провсе он выручил порядка пятнадцати фунтов, что с уже имеющимися у него средствами, начинало представлять проблему, таскать за собой повсюду порядка пятнадцати килограмм серебра было накладно, да и появлялся страх, что его могут украсть.
        С конем все тоже решилось довольно быстро, за два фунта он купил хорошего мускулистого жеребца, пусть не дэстрие, но уже и далеко не крестьянская лошадка.  После этого он отправился на поиски каравана, но тех в городе не было и подумав, юноша решил все же отправиться в одиночку, через пару дней, если ничего не появиться. За это время его синяки, которыми он был украшен под доспехами, должны были пройти, да и отдохнуть можно было в полной мере.
        Но отдохнуть в полной мере ему не удалось, уже на следующий день в городе проездом показалась карета ,в сопровождении двух десятков всадников и Брон, решив, что от добра добра не ждут, решил отправиться с ними.
        Только вот глава охраны не очень-то был рад попутчику и наотрез отказался брать попутчиков, не помогли даже рыцарские шпоры. В итоге, Брон, плюнув на приличия, решил отправиться вслед за кортежем, дабы в случае чего мог быстро доскакать до них.
        Но как оказалось, все эти предосторожности были излишними, дорога была довольно оживленной и никаких разбойников тут не было. К вечеру четвертого дня, Брон достиг столицы.
        ТОВАРИЩИ, БОЛЬШАЯ ПРОСЬБА, ЕСЛИ ВИДИТЕ КАКИЕ-ТО НЕСУРАЗНОСТИ, ИЛИ ПРОСТО ГРАММАТИЧЕСКИЕ ОШИБКИ ИЛИ ОРФОГРАФИЮ, ПИШИТЕ ПОЖАЛУЙСТА В КОММЕНТАРИИ, ТАК ВЫ ПОМОЖЕТЕ СТАТЬ ЭТОЙ КНИГЕ, А ВОЗМОЖНО И МНЕ, ЛУЧШЕ. ЗАРАНЕЕ СПАСИБО)

        Глава 14.

        КТО СКАЗАЛ, ЧТО УЧЕНИЕ СВЕТ,
        ЧТО ПРОЛИВАЕТСЯ НА НАШИ ДУШИ?
        Я ВИДЕЛ ГЕНИЕВ, ЧЬЕ ИМЯ СМЕРТЬ,
        Я ВИДЕЛ ТРУТНЕЙ, ЧТО СТОКРАТ ИХ ЛУЧШЕ.

        С первого взгляда, Брону показалось, что столица не изменилась за прошедшую сотню лет. Все так же посреди города возвышался королевский замок, вздымая ввысь высокие башни, все так же возле подножия того холма раскинулся город разделенный стенами. Тут то и были видны различия. В памяти колдуна столица имела всего два пояса, сейчас же их было уже три. Они раскинулись почти на три километра в каждую сторону от холма. Среди разнообразных домов можно было разглядеть редкие шпили соборов четверых, а совсем рядом с подножьем виднелся большой купол Обители Паладинов, в которой они проводили свое время в постоянных тренировках.
        Закончив любоваться городом, что в сумерках начинал мигать сотнями огней, юноша поспешил к городу. В столице в отличии от других городов, ворота на ночь не закрывали, но выискивать в полной темноте постоялый двор, было бы не самым легким делом. Тем более в столь огромном городе. Но все оказалось куда как проще, стражник на воротах получив в свои руки пенс, молча указал пальцем на ближайший дом, хотя это строение сложно назвать домом, скорее уж оно походило на крупный вытянутый барак. Рядом имелась и конюшня, где юноша оставил лошадей, предварительно сняв с них сбрую и сумку с деньгами. Внутри здания все было довольно простовато, сперва при входе стояла стойка, на которой сидел немного сонный юноша.
        -ВЫ на ночевку или хотите еще и перекусить?- с порога поинтересовался он у Брона.
        -На ночевку,- кратко ответил Брон.
        -Три пенса.
        -Хорошо,- кивнул Брон и отсчитал требуемое.
        Он уже понял, что его направили не в самое дорогое заведение, так как сервиса практически не было, но ему большее было и не нужно, лишь переждать ночь, после чего завтра до утра он планировал облагородиться, а уже после этого отправляться в академию.
        Ночь прошла спокойно, а с утра юноша сразу отправился по своим делам. Сперва он направился к цирюльнику, который за пару пенсов подровнял и хорошо вымыл его волосы, приведя их в порядок. Затем юноша отправился к швейных дел мастеру, где застрял надолго. Ему требовалось выглядеть хорошо, но в то же время, тратить несколько фунтов на одежду из шелка он не хотел и в итоге решил остановиться на хорошо выделанной коже, все же он не аристократ, а всего лишь рыцарь. Сапоги, штаны, пояс, рубашка и неплохой утепленный плащ вышли ему на четыре сотни пенсов. Но зато вся одежда после легкой подгонки хорошо сидела, гармонировала по цвету и юноша, взглянув в свое отражение, признался сам себе, что он выглядит отлично.
        После всего этого юноша все же не решился идти в баню, все равно за пять часов до академии, в доспехах на солнцепеке он сильно пропотеет, вместо этого он зашел в одну из лавок и буквально за пяток пенсов купил настойку, что убирала запах пота. Последним делом он продал трофейного коня и пересел на Торопыгу, полдня он его точно вынесет, а когда юношу впервые покинет академию, тот уже будет вполне себе окрепшим.
        Путь до Академии юноша проделал в бесплодных попытках борьбы с волнениями. Прошло так мало времени, а он уже превратился из простого крестьянина в рыцаря и сейчас едет навстречу к своей цели. От такого в голове его постоянно роились сомнения, он ждал от судьбы любой подлости. Боялся что его могут не взять, боялся что его дар окажется совсем крохотным. Но со всеми сомнениями он даже на секунду не задумался над тем, чтобы свернуть с пути.
         Четыре часа неспешного пути пролетели для юноши как одно мгновение и вот она, Академия! Можно представлять ее себе по разному, но почти никто при слове Академия не думает о мощнейшей крепости всего королевства.
        Располагалась она на высоком природном холме. Почти десятиметровые стены были построены не по прямой окружности, а имели многочисленные выступы и если смотреть на академию сверху, то она больше напоминала многоконечную звезду, чем окружность. Каждый из лучей заканчивался пятнадцатиметровой башней, различной архитектуры. Были здесь и круглые и квадратные и даже парочка шестиугольных имелась. Посреди этой махины расположился огромный донжон, в котором и ведутся занятия по магии. Под академией расположился не городок, скорее уж большая деревня, обеспечивающая ту всем необходимым, а так же зарабатывающая деньги на студентах. Дорога лежала как раз через нее.
        Брон в деревне останавливаться не стал, сразу направившись к воротам Академии. Ворота тоже были далеко не обычными, размер их был такой, что в них вполне сумела бы проехать телега, на которой лежала еще пяток телег, в ширину же там без проблем бы смогли разъехаться шесть всадников, не зацепившись стременами. Сами ворота были сделаны из мореного дуба, сверху обитого железом. Никакого рва вокруг стен не имелось, что и не удивительно, вместо этого вокруг стен распространялся круг выжженной заклинаниями травы.
        Возле ворот стояла парочка парней в одноцветных серых балахонах. Брон знал, что в караул ставят только старшекурсников, а в странных палках, висящих на их поясах, он не без проблем распознал боевые жезлы, что выдавались караульным на время смены.
        -Стой,- вытянул вперед руку один из караульных,- кто таков и для чего ты направляешься в Академию?
        -Меня зовут сэр Брон, а в Академию я отправляюсь для поступления,- юноша говорил вполне вежливо, не желая с первого дня обзаводиться врагами.
        -Тебе в учебный корпус, там тебя встретят,-  махнул руками караульный.
        Брон, кивнув, тронул коня, но был тут же остановлен.
        -Стой, куда ж ты прешь на лошади?- возмутился второй караульный,- слезай с коня и веди его за узду, в нашей академии никто не ездит верхом по внутреннему двору.
        Юноша из памяти колдуна такого не помнил, но все же слез с Торопыги и, взяв его за узду, отправился дальше.
        Пройдя сквозь ворота, Брон начал не переставая вертеть головой. Ему было интересно, что изменилось за такое время? Но изменений к его удивлению было не так и много. Все так же внутри в обед бродили студенты, направляясь кто в столовую, а кто уже оттуда. Все те же каменные строения вокруг, настолько не изменившиеся, что Брону начало казаться, что колдун был здесь лет пять назад, но никак не сотню. Почему пять лет, а не вчера? Потому что внутренние строения все же перетерпели изменения. Так, нашему рыцарю даже пришлось спросить у первого попавшегося студента, где здесь располагается конюшня. Тот, окинув странным взглядом закованного с ног до головы юношу, махнул рукой, указывая на дальнее от донжона строение, примостившееся в самом углу. Шагая по двору академии Брон всматривался в лица студентов, все они были довольно молоды. Прием в академию осуществлялся с семнадцати лет, хотя большая часть парней все же отправлялась сюда в двадцать один, после получения рыцарских шпор. Так что получалось, что девушки тут обычно были моложе парней, что изредка вызывало конфликты семей, чьих дочерей могли так
сказать опорочить, но оставить без замужества. Хотя, как Брон знал, здесь особых нравов не было, так как наследников рода среди обучающихся тоже не было и если у старшего сына в роду находили дар, то он либо не обучался, либо добровольно передавал свое право младшему брату.
        В конюшнях, отдав Торопыгу на попечение хмурого усатого конюха, юноша снял с него сумку с деньгами, но пока оставил баул с одеждой и походными мелочами, а так же щит. Закинув приятно звенящий мешок на одно плечо, он зашагал обратно к донжону. Студенты с интересом косились на вышагивающего в полных доспехах юношу, улыбались и перешептывались. Кто-то засмеялся, но Брон старался не обращать на них внимание. Главное что он уяснил для себя в поведении в академии, это то, что не стоит гнаться за любовью всех подряд, нужно уметь стоять на своем и плевать на мнение тех, кто тебе безразличен.
        Дошагав до учебного корпуса, юноша поднялся по лестнице и вошел в открытые двери. Рядом со входом он обнаружил мирно дремлющего студента сидящего на табурете, удобно оперевшись на стену спиной. Юноша хотел было его разбудить, как тот сам открыл глаза, не иначе как услышав звяканье, что издавали доспехи и деньги в мешке.
        -Приветствую в Академии,- протянул он, пытаясь справиться с зевком,- вы хотите поступить?
        -Приветствую, да, именно для этого я и прибыл,- все так же вежливо ответил Брон.
        -Хорошо, тогда пройдемте со мной,- кивнул ему студент.
        Шли они недолго, как оказалось, за сто лет ничего не изменилось и студентов все так же принимал ректор, кабинет которого был расположен на первом этаже. Только вот ректор сменился, при жизни колдуна ректором был старый сухой дедок, доживающий едва ли не сто двадцатый год, сейчас же Брона в кабинете встретил моложавый мужчина, с острым, цепким взглядом.
        -Приветствую вас, меня зовут сэр Брон, я прибыл сюда, дабы поступить в Академию,- сразу выложил все что нужно юноша, снимая с головы шлем.
        -Приветствую,  меня зовут лорд Уичильстон, я являюсь ректором этого учебного заведения,- официально произнес мужчина,- вы уже проходили обследование, каков ваш потенциал?- перешел он к вопросам.
        -Да, проходил,-соврал Брон,- но я не помню ничего о потенциале, это было слишком давно,- разыграл он смущение.
        -Ну ничего, это дело не сложное,- мужчина подошел к столу, что стоял возле стены и поднял с него небольшой предмет,- держите, сильно сожмите его в кулаке,- подал он его Брону.
        Юноша с сомнением поглядел на вещицу. Больше всего она была похожа на обычную деревяшку, поверх которой накрутили пружину, на конце которой стоял небольшой прозрачный камень. Но причин не доверять ректору у него не было и он подчинился. Полтора десятка секунд ничего не происходило, лишь оба они с ожиданием смотрели на камешек и наконец тот начал чуть-светиться.  Потихоньку из едва заметного свечения оно переросло в довольно яркий свет и так горело примерно десятка секунд, прежде чем пошло на спад.
        Брон ощутил, как по телу расползается странная слабость.
        -Все, можете разжимать руку,- удовлетворенно произнес ректор,- у вас вполне хороший дар с потенциалом чуть выше среднего,- сказал он юноше.
        -Хорошо,- радостно улыбнулся тот в ответ.
        -Такс, теперь, если мы определили, что дар у вас действительно есть, то давайте разберемся с поступлением, присаживайтесь,- мужчина сел за стол и рукой указал юноше на место напротив него,- для начала можно ли увидеть документы, удостоверяющие вашу личность?
        -Да, конечно,- сказал юноша, нагибаясь к мешку с деньгами, в котором сверху лежала грамота в кожаном футляре,- вот,- протянул он ее мужчине.
        Тот приняв документ, быстро пробежался по нему глазами и удовлетворенно кивнул своим мыслям.
        -Хорошо, сэр Брон, значит, вы собираетесь поступить к нам в Академию?
        -Да.
        -По какой программе вы хотите это сделать?
        -А какие есть?- немного недопонял мужчину юноша.
        -Вы можете обучаться за счет государства, за свой личный счет либо по протекции кого-либо из высокородных господ, что будут оплачивать ваше обучение, ну так что, по какой программе?- мужчина достал из стола крупную книгу и взяв из чернильницы перо, вопросительно посмотрел на парня.
        -За свой счет,- не думая ответил тот.
        -Хорошо,- мужчина вновь кивнул,- как вы планируете проживать?- видя непонимание на лице юноши, он сразу дополнил вопрос,- вы можете проживать в академии и питаться в общей столовой, а можете снимать номер в постоялом дворе снизу,- кивнул он в сторону окна, намекая на деревню под холмом.
        -Я бы хотел проживать в академии,- смущенно улыбнулся Брон.
        -Хорошо,- мужчина не обратил никакого внимания на его смущение,- итак, если вы будете проживать в отведенных академией покоях и питаться в столовой, то годовое обучение обойдётся вам в двенадцать фунтов и восемь шиллингов, у вас имеются такие деньги с собой?
        -Да,- юноша поднял мешок, но был остановлен ректором.
        -Не здесь, деньги отдадите казначею, на какой срок вы хотите сразу оплатить?
        -На год.
        -Хорошо,- ректор склонился над книгой, вписывая в нее всю информацию,- сразу вас предупрежу, что грамота об окончании академии выдается лишь после трех лет обучения, но если что вы можете продолжить обучение как пожелаете нужным.
        Юноше показалось в этом намек на деньги и хоть они у него и были, но вестись на поводу у ректора он не стал и никак на фразу не отреагировал, лишь кивнул, принимая сведения.
        -Раз мы все прояснили, то сейчас распишитесь вот здесь, пожалуйста,- он пододвинул к парню книгу и пода перо, а когда тот поставил свою роспись, продолжил,- теперь отправляйтесь к казначею, это вторая дверь слева, расплатитесь, потом шагайте к коменданту, он выделит вам покои, а уже после этого отправляетесь к интенданту. Он выделит вам форму, а так же выдаст правила академии, если вам нужны будут письменные принадлежности, то вы сможете приобрести их у него же, на этом все,- мужчина взглянул в глаза юноше и тот, встав, поклонился и, подхватив мешок с деньгами,  вышел из кабинета.
        Отсчитав вторую дверь слева, он сперва постучался, а когда расслышал невнятный ответ, открыл дверь.
        -Здравствуйте,- поприветствовал он мужчину, что сидя за столом, поднял на него глаза.
        -Что у вас там?- вместо приветствия спросил седоватый мужчина с полностью седой бородой и бровями, что тоже начали белеть.
        -Я от господина ректора, принес деньги за один год обучения,- промолвил юноша.
        -Сейчас, погоди минуту, я закончу и займусь тобой,- кивнул ему мужчина и Брон послушно притворил дверь.
        Вскоре мужчина позвал его, они вместе отсчитали необходимое количество денег, после этого мужчина выписал Брону расписку и, подсказав где искать коменданта, вежливо выпроводил, намекнув на многочисленность срочных дел.
        Комендантом на удивление Брона оказалась женщина. Юноше она не понравилась с первого раза. Немного пухленькая, с некрасивым лицом, в котором из под улыбки то и дело прорывалась наглость и высокомерие. Разговор у них сразу не заклеился.
        -Приветствую вас, вы комендант?- спросил юноша у женщины.
        -Да, а вы кто такой?- окинув юношу с ног до головы, спросила она.
        -Меня зовут сэр Брон, я поступил в академию,- все так же вежливо разговаривал юноша.
        -Рыцарь,- сказала она словно сплюнула, с соответствующей гримасой,- куда я по твоему должна заселить? В этом году уже набрали восемнадцать человек и каждому нужно выделить апартаменты,- словно в никуда пожаловалась она.
        -Вам безусловно виднее куда меня поселить,- женщина юноше не понравилась, но он держал свои эмоции в узде.
        -Некуда,- словно ножом отрезала женщина.
        Юноша заколебался, выхода ему виделось два, либо пойти поговорить с ректором, либо предложить женщине взятку, но жаловаться он не хотел и подумав, решил попытаться сделать все вторым вариантом.
        -И что ничего нельзя сделать?- сделал он расстроенное лицо и словно случайно звякнул сумкой, что висела на его боку.
        Женщина оценивающе окинула взором юношу и показала пальцем цифру два.
        -Фунта?- удивился юноша, но женщина отрицательно покачала головой.
        Решив, что два шиллинга это немного, юноша молча достал их и протянул женщине. Та, не скрываясь, приняла деньги.
        -Пойдем,- получив деньги, она сразу стала будто бы добрее.
        Провела она Брона к одной из квадратных башен, там, с первого по четвертый этаж были отведены под комнаты, на каждом этаже был маленький коридор от винтовой лестницы и от него по разным сторонам были две комнаты. Особыми размерами они не отличались, но юноша был готов к этому, так как в видениях колдун жил точно в таких же условиях. Комната целиком была во владениях юноши, а комендант, отдав ему ключ от двери и убедившись, что в комнате есть все, тоже покинула юношу. Тот к слову осознал, что его просто одурили, но не сомневался, что поступил правильно.
        «Кто знает, может это делается под патронажем ректора, только бы проблем себе нажил»- думал Брон.
        Комната ему понравилась, она была не большой, даже маленькой, метра три на три. Примерно четверть от всего объёма занимала кровать. Возле нее стояла тумбочка, а у противоположной стены примостился письменный стол без единого ящика и стул. На этом, если не учитывать постельного белья, было все, лишь на стене были расположены три деревянных крючка, не иначе как для верхней одежды. Юноша придирчиво обследовал все, мебель была хоть и не новой, но вполне себе крепкой. Лишь рейки на кровати противно поскрипывали.
        -Ничего, привыкну,- прокомментировал вслух Брон.
        Зато постельное белье ему очень понравилось. Пуховой матрас был достаточно мягок и не скатался, простыни были чистыми и без всяких пятен, одеяло было плотным, а подушка мягкой.
        -Красота,- оценив все, прошептал юноша.
        Поняв, что пока торопиться ему некуда, он, оставив деньги в комнате и заперев ее на ключ, отправился к интенданту, там все прошло быстро. Юноша получил форму и правила академии, спросил про покупку принадлежностей, пообещав прийти, когда узнает что ему необходимо.
        После этого он перетащил полученные вещи в комнату и отправился на конюшню, там нужно было договориться о долгом постое Торопыги, что вышло в пять шиллингов в месяц, при том, что коня будут чистить и выгуливать пару раз в неделю.
        Перетащив в комнату все, что было необходимо, юноша принялся стаскивать с себя доспехи. После этого, он облачился в студенческую мантию. Ощущать отсутствие тяжести было непривычно, юноше то и дело казалось, что он вовсе не одет. Доспехи он сложил в мешок и запихнул те под кровать, больше просто не было куда их положить. Меч, подумав, он прикрепил прямо поверх балахона, опоясав тот мечом. Так ходить здесь было не принято, но Брон не для того два года занимался с мечом, чтобы за два года учебы отвыкнуть от него. Закончив с переодеванием, он принялся расстилать кровать, а после с облегчением упал на нее. Лежать и ничего не делать он уже отвык, поэтому, повалявшись с полчаса, принялся за чтение, благо света в комнате еще хватало, окно в комнате было большим и выходило на внешнюю сторону.
        Брон, помнил, как удивился, узнав что в башнях имеются окна, но оказалось, что на академию за почти тысячелетнее ее существование никто ни разу не нападал.
        Правила академии были довольно просты и мало чем отличались от законов самого королевства, разве что не разрешались поединки до смерти, было ограничено использование магии, использовать которую разрешалось только с разрешения и под надзором преподавателя, конечно же нельзя было неуважительно общаться с преподавателями, а за серьезные задолженности по учебе, могли исключить, без возврата денег, разумеется. Отчасти именно поэтому Брон оплатил лишь один год обучения. Иногда исполнение мечты несет совсем не то, что хотелось.
        Прочитав правила, Брон покосился на постепенно темнеющий небосвод и, отложив правила, вышел из комнаты. Ему хотелось пройтись по академии, посмотреть как она изменилась за прошедшее время. Почти до самой темноты он бродил по двору академии, проясняя для себя назначение некоторых строений.
        После этого он вернулся в комнату, там было уже слишком темно и, закрыв ставни, Брон завалился на кровать, у него было несколько часов на изучение памяти почившего колдуна.
        Учеба начнётся еще через неделю и это время юноша решил провести с пользой.

        Глава 15.

        СКУЧАЯ ЛЮДИ РЕЖУТ ВЕНЫ,
        СКУЧАЯ ЛЕЗУТ ОНИ В ПЕТЛЮ,
        НО ЕСЛИ СКУЧАЮ Я,
        ТО ВАМ ЖЕ ХУЖЕ,
        Я ВСЕ ВЕРХ ДНОМ ПЕРЕВЕРНУ!

        Брон впервые за два месяца скучал. На следующий день после прибытия он понял, что делать ему совершенно нечего. Он половину дня лежал в своей комнате, копаясь в памяти почившего колдуна и впитывая знания, что давали в первые месяцы учебы.  Ему нравилось разбираться во всем этом, тем более зачастую он слышал там незнакомые слова, до смысла которых ему приходилось докапываться. Так он и лежал, чередуя безделье с чтением памяти из кулона, пока на второй вечер в его дверь не постучались. Не подозревая кто это может быть, он поднялся на ноги и подойдя к двери, распахнул ее. С той стороны на него смотрела незнакомая девушка.
        -Привет,- поздоровалась она с ним, окидывая взглядом.
        -Привет, - не понимая, что происходит поздоровался юноша.
        -Меня Лиала зовут,- девушка была довольно симпатичной, но немного пухленькой, что читалась по лицу, так как балахон скрывал фигуру.
        -Брон,- все еще не понимая что происходит, представился он.
        -Приятно познакомиться Брон,- улыбнулась она,- ты первокурсник?
        -Ага,- кивнул парень.
        -Хорошо, до встречи Брон,- улыбнулась она.
        -Постой, что это сейчас только было?- спросил совершенно растерянный Брон.
        -Хм,- девушка закусила нижнюю губу, сомневаясь, говорить или нет,- да я в карты проиграла на желание, что должна познакомиться с первокурсником,- все же решилась она сказать правду.
        -А вам еще один игрок не нужен?- преодолел Брон свое смущение.
        -Хм,  ну пойдем, если хочешь,- хмыкнула девушка.
        -Лиала, а ты на каком курсе учишься?- спросил Брон, когда забрал из комнаты кинжал и, пристроив его под робу, запер дверь.
        -На втором,- улыбнулась она,- а что?
        -Да ничего,- вернул улыбку юноша,-  для знакомства одного имени мало.
        -Ты давно здесь появился?- спросила в ответ девушка.
        -Нет, только вчера появился.
        -Понятно,- протянула девушка.
        Повисло неловкое молчание.
        -Ты в этой же башне живешь?-спросил Брон стараясь хоть как то развить беседу.
        -Неа, я в соседней, здесь одногрупники живут,- покачала головой она.
        Меж тем они уже поднялись на четвертый этаж и направились к одной из дверей. Уже на подходе к комнате юноша расслышал негромкий смех, в комнате явно царило веселье.
        Вошли они без стука, сперва девушка, а за ней и Брон. Девушка к слову была невысокой и на фоне рослого парня казалась совсем миниатюрной. Они тут же приковали внимание всех сидевших к себе, Брон же напротив разглядывал происходящее в комнате. Та, была точной копией его комнатушки, ну если только  не такой пустой. На стене имелась полка с книгами, крючки для одежды ломились от свешенной на них одежды. Ну и конечно тут было тесновато из-за народа. Брон с первого взгляда насчитал трех девушек и одного парня.
        -Знакомьтесь ребята, это Брон, первокурсник,- со скрытым смешком она показала на юношу рукой,- Брон, это Кэли,- указала она на кареглазую брюнетку, что помахала юноше восседая на подоконнике,- это Вилора,- голубоглазая шатенка с короткими, до плеч волосами кивнула в знак приветствия,- это Ада,- последней из девушек представила она еще одну кареглазую брюнетку, с тугой косой, откинутой назад, ее взгляд показался Брону немного цепким,- это..
        -Идар,-привстал с кровати парень, протягивая руку для рукопожатия.
        Парень Брону не понравился, невысокий, тощий, с выпирающими скулами и слабым рукопожатием. Но Брон подавил в себе зарождающуюся неприязнь, вспомнив слова которые когда то говорил граф Горной Долины своему сыну : « Не суди людей по внешности»
        -Приятно познакомиться,- вновь кивнул юноша,- Лиала сказала, что вы не против еще одного человека.
        -Мы всегда рады новым людям,- улыбнулась Кэли, слезая с подоконника,- ты как, в Шулера играть умеешь?
        -Приходилось ,-кивнул Брон, вспомнив, чему его учили наемники.
        -Присаживайся тогда,- кивнул ему Идар.
         Брон аккуратно присел на пол, стараясь не теснить девушек. Девушки переглядывались и хихикали, чем вгоняли юношу в краску. Идар же принялся перемешивать карты.
        -Что расскажешь о себе?- спросила Ада, опустив голову к плечу.
        Брону почему-то показалось, что его хотят смутить, поэтому он, взглянув на девушку и улыбнувшись, спросил:
        -А что тебя интересует?
        - Откуда ты, чем занимался, что повидал, с чего решил пойти в академию?- начала она демонстративно загибать пальцы.
        -О, это затянется надолго и в итоге я уйду отсюда не узнав о вас ничего, а вы будете знать всю мою подноготную,- недовольно покачал головой парень
        -Тогда что ты предлагаешь?- хмыкнула Ада.
        -Сыграть в две игры одновременно,- улыбнулся Брон,- пока перекидываемся в карты, будем задавать друг другу вопросы, можно по кругу, можно на выбор того, кто ответил,- пояснил свою задумку юноша.
        -А мне нравиться,- поддержал его Идар,- давайте сыграем.
        Девушки молчаливо согласились, а Брон, поняв, что карты уже разложены, обратился к Аде:
        -Задавай любой вопрос,- улыбнулся он ей.
        -Хорошо,- девушка на секунду задумалась,- откуда у тебя этот шрам на брови?
        -Хм,- Брон немного смутился,- подарок от отца,- все же ответил он, улыбки на лицах девушек погасли, но юноше их соболезнования были не нужны,- теперь моя очередь,- предвкушающе улыбнулся он,- Кэли, расскажи нам самый веселый случай в твоей жизни,- произнес Брон наблюдая как Ада увлеченно топит Идара.
        -Эм,- замялась девушка,- я даже ничего такого не припомню,- она вновь задумалась,- я помню, как моя старшая сестра пыталась оседлать барана,- нерешительно начала она, - ей было всего двенадцать, а баран был здоровый, вот такой вот,- она руками показала размеры предполагаемого животного, которое если ей верить было не меньше теленка,- баран долго терпел пока она взбиралась на него, но стоило ей лишь сесть, как он ринулся галопом,- девушка погрузилась в свои воспоминания и с улыбкой вскочила, начав демонстрировать как ее сестренка скакала на баране,- а тот не иначе как взбесился, носился по всему двору, прыгал, тряс головой, а потом как разгонится, да как врежется в навозную кучу, которую только выгребли из замковых конюшен, сестренка чуть не по уши в него влетела, вы бы это видели,- девушка под конец истории заливалась смехом, ее поддержала Вилора, а Ада и Идар лишь улыбнулись, они прослушали половину истории, погрузившись в игру, Брон же деликатно похихикал, дабы не смущать девушку.
        Дальше отвечал Идар, которого Кэли к удивлению Брона спросила про его первую девушку, на что тот сказал, что это была служанка, но судя по тому, как он покраснел а девушки рассмеялись, это была не совсем правда, но Брона в историю не посвятили.
        До позднего вечера они проиграли в карты. Брону было весело и неожиданно комфортно, он не чувствовал себя чужим, и даже легкая скованность пропала, так что уходя, он тепло со всеми попрощался. На следующий день они пересеклись в столовой. Юноша присел к ним за столик и общение продолжилось. Брон понял, что обзавелся если не друзьями, то неплохими знакомыми. Мысленно он уже примерно составил для себя представление о каждом из них.
        Лиала была довольно простой и не сильно разговорчивой, хотя иногда выкидывала нечто такое, что ставило других в тупик.
        Кэли была остра на язык и за словом в карман не лезла, а так же любила подшучивать над остальными.
        Ада была болтушкой, что поддерживала почти любую новую инициативу.
        Самой скрытной из девушек оказалась Вилора. Брон чувствовал, что с ней не все так просто. Она была осторожна в высказываниях, всегда думала, прежде чем что-то сказать и всегда, казалось, запоминала все, что услышала.
        Идар был умником и имел весьма добрый характер. Он был добр ко всем и совсем не обижался даже на злые подколки со стороны Кэли.
        На следующий день Брон позвал всех в трактир отметить его поступление и к его удивлению согласились все. В трактире они посидели очень весело, девушки после пары кубков вина удалились обратно в академию, а Идар остался в компании Брона, напиваясь вусмерть.
        -Идар, а ты  ни с кем из них не того?- спросил немного окосевший юноша.
        -Что, а, нет, они на меня только как на друга смотрят, да и не ровня я им,- печально взглянул он в полупустую кружку.
        -А смысл, ровня не ровня, тебе же не обязательно жениться,- пожал плечами Брон.
        -Не, извини Брон, но я бы тебе не советовал так с ними поступать,- Ивар напрягся, а Брон погасил приступ гордыни.
        -Я и не собираюсь, проблемы с высокими домами мне всяко не нужны,- Брон залпом допил свой кубок,- кстати, все хотел спросить, а чем вы тут занимаетесь кроме учебы, какие-то развлечения есть?
        -Да какие тут развлечения,- дернул щекой опьяневший парень,- вот это да посиделки по вечерам,- щелкнул он пальцем по кубку,- ну и турниры раз в три месяца проводятся, но там так, по желанию.
        Про турниры Брон уже знал, поэтому переспрашивать не стал, вместо этого спросил кое-что более интересное:
        -А все-таки как здесь с женским полом?
        -Тут неподалеку бордель есть для желающих, но я там не бывал,- пожал плечами Идар.
        -А что так, девочки не ахти?
        -Да нет, просто не хочу,- пожал плечами он.
        -О, это надо непременно исправить,- Брон решительно поднялся из-за стола.
        Неделя до учебы прошла для Брона довольно быстро, по утрам он ходил разминаться за пределы Академии, а после утренних тренировок занимался в основном изучением памяти колдуна, упор делая на понимание основ магии и их зубреж. Вечерами они обычно собирались все вместе, не по тому что это приводило к безудержному веселью, скорее уж потому что делать в четверых стенах было совсем нечего. Хотя с каждым днем академия наполнялась студентами все больше, в комнату напротив Брона заселили какую-то девушку, но они еще были незнакомы.
        Учебный год начался с большого собрания всех студентов. Их выстроили во дворе замка, а ректор с балкона третьего этажа начал вещать:
        -Приветствую всех вас,-поднял он руку, -сегодня начинается новый учебный год, а значит по приветствуйте первокурсников,- студенты как-то заучено загудели и захлопали в ладоши, после чего ректор продолжил,- их в этом году много, двадцать шесть человек. Дорогие первокурсники, желаю вам хорошей учебы и удачных сдач экзаменов,- в ответ первокурсники нестройно поблагодарили его,- студенты второго и третьего курса, я надеюсь, вы будете помогать и наставлять новичков, так же напоминаю третьекурсникам, победители всех четырех турниров получат приглашения на работу в королевский дворец, на этом кажется все, еще раз желаю вам удачи!
        Ректор удалился, а студенты зашумели. Брон растерянно крутил головой, не зная что делать дальше, со своими однокурсниками он был незнаком.
        Но и сейчас познакомиться им не удалось, к их группе подошел студент третьего курса.
        -Эй, перваки, у вас сейчас вводное занятие в седьмой аудитории, магистр вас уже ждет.
        В аудиторию Брон попал одним из первых, так как знал, где она находится.
        Там студентов действительно ожидал преподаватель.  Брон окинул его быстрым взглядом, высокий, статный, он больше походил на воина, чем на колдуна, образ воителя дополнял жесткий взгляд, которым он ощупывал каждого кто входил в аудиторию. Как только дверь за последним студентом закрылась, преподаватель поднятием руки вверх призвал всех к тишине.
        -Итак, давайте познакомимся,- начал мужчина,-меня зовут магистр Вортен, я буду преподавать вам основы магии, историю магии, а так же я веду уроки фехтования для всех желающих, теперь давайте познакомимся с вами,- преподаватель пододвинул к себе небольшую книгу,- когда я читаю ваше имя, привставайте пожалуйста, дабы все могли вас видеть,- прокомментировал он, после чего начал зачитывать имена.
        Брон внимательно запоминал имена и фамилии студентов, пытаясь понять из каких домов они. Таких, как сам парень, бесфамильных, здесь кроме него не было, что вызвало нездоровое оживление при объявлении его имени. Но на них он старался внимания не обращать, заводить дружбу лишь с теми, кто будет с ним снисходителен, он не хотел.
        После того, как знакомство было законченно, преподаватель перешел к первой лекции. Это была вводная информация о появлении магов и самой магии. Брон уже знал эту информацию, но все равно достал небольшую книжицу, а так же простой карандаш, так как чернильницу таскать с собой было неудобно. Теория была точно такой же, какую сотню лет назад узнал и Торнет Черный, маги это дети богов и людей, способных производить магическую энергию, управлять ею, воспроизводя и изменяя энергетические структуры. Первые заклинания были простым копированием природных явлений, но со временем магия развилась, практически отойдя от тех шаблонов. Теперь магия это процесс создания энергетической структуры точно под свои нужды. Все это, то что Брон выделил для себя в три предложения, преподаватель рассказывал почти час, но выдавал все это довольно интересным языком, чтобы студенты не заскучали.
        Брон же пытался найти отличия в сведениях, но такого так и не случилось, информация была одна и та же. Под конец пары преподаватель начертил на доске расписание занятий, которое Брон тут же перерисовал себе. Расписание было не сложным,  в понедельник была одна пара истории магии и две пары основ магии. Во вторник были три пары теории построения магических конструктов. В среду было две пары основ черчения и одна пара записи энергетических конструктов. В четверг три пары подряд было изучение основ стихийной магии, в пятницу тоже самое было к магии жизни. В субботу с утра и до самого обеда были медитации и тренировки по развитию источника, а так же подготовки к его пробуждению.
        Брона немного удивило, что для магии жизни, к которой словом относилась и некромантия, выделили целый день. Во времена жизни Торнета некромантии и целительству столько времени не выделяли.
        После первой пары началась вторая и Брон потихоньку начал скучать. Преподаватель все говорил и говорил, его голос начал убаюкивать юношу и хотя это было не с ним одним, но он в отличии от остальных всю теорию знал и даже то, что она подавалась под другим углом не сильно ему помогло. Все закончилось тем, что он задремал.
        -Молодой, человек, чем вы там занимаетесь?- расслышал юноша над собой громкий голос преподавателя.
        Встряхнувшись, Брон поднял голову, преподаватель стоял рядом с ним, сверля уверенным взглядом.
        -Извините,- посмотрел юноша ему в глаза,- глаза устали, давал им отдых.
        -То есть вы меня слушали?
        -Конечно.
        -Тогда что я говорил последним?
        -Спросили, чем я занимаюсь?- включил дурачка Брон.
        -До этого,- с улыбкой поправил его преподаватель.
        -Рассказывали о разделении магии на три направления, вещественную, магию жизни, божественную магию, упомянули смежные направления, такие как магия крови и магия веры паладинов.
        Брон не был точно уверен, что мужчина рассказывал именно это, так как задремал еще на первых строках про классификацию магии, но судя по нахмурившемуся преподавателю, говорил он именно это.
        -Ладно, а что с вашими глазами?- переключился мужчина на отговорку парня.
        -Да не выспался из-за того, что слишком рано проснулся на тренировку,- вывернулся Брон.
        -Занимаетесь с оружием?
        -Да.
        -Тогда буду рад, если вы запишитесь на занятия по фехтованию.
        -Всенепременно,-без тени насмешки ответил юноша
        Преподаватель развернулся к нему спиной, на ходу к своему месту продолжая лекцию, а Брон украдкой оглянулся.
        Их небольшая пикировка вызвала пристальное внимание со стороны окружающих и если вначале студенты смеялись над заснувшим коллегой, то то, как он смог выпутаться из этой ситуации перевело симпатию на его сторону.
        -Ты чего, действительно отдыхал глазами?- удивленно спросил его сосед по парте, на которого до этого Брон не обращал никакого внимания.
        -Нет,-улыбнулся он,- задремал, у него такой убаюкивающий голос.
        Сосед расплылся в улыбке, а Брон, словив взгляд преподавателя, состроил сосредоточенное лицо.
        Остаток пары пролетел быстро и студенты, получив задание взять в библиотеке необходимые книги, двинулись на выход. Тут Брон вспомнил, что вообще-то кроме учебы у него была еще одна цель.  Глазами он попытался найти дочь своего сюзерена, но сейчас ,в толпе народу да и по затылкам, у него это не получилось. Так как пар сегодня больше не было, то студенты побрели напрямую в библиотеку, так как до обеда еще были лишние тридцать минут.
        Брон решил найти девушку среди студентов, но его неожиданно окликнули.
        -Тебя же Брон зовут?- юноша обернулся, поняв, что говорит тот самый сосед по парте.
        -Да,- немного раздраженно ответил юноша.
        -А меня Кирет Мильгенский,- протянул тот руку, которую Брону пришлось пожать,- ты где живешь?
        -В квадратной башне.
        -Не хочешь сегодня отправиться в трактир и отметить поступление?
        -Пока не знаю,-дернул щекой Брон,- у меня тут есть друзья и мы собирались встретиться вечером, но если что я могу найти тебя, где ты живешь?
        -В треугольной, на третьем этаже, дверь что справа.
        -Хорошо,- кивнул Брон и, развернувшись, пошел догонять основную массу студентов.
        Свою подопечную он узнал не сразу. Видимо портрет рисовался  несколько лет назад, за это время девушка заметно повзрослела, но к слову не потеряла своей красоты, даже приобрела. Ее утонченное лицо приятно гармонировало с фигурой, что не скрывал балахон. Точнее он был выгодно притянут тоненьким ремнем точно на пояснице. Девушка шла в гордом одиночестве, поэтому Брон решился познакомиться.
        -Привет,- обратился он к девушке.
        -Привет,- недоуменно взглянула она на него.
        -Меня Броном зовут, а тебя?- улыбаясь до ушей, спросил он.
        -Мэ..Милла,- неожиданно девушка назвала не настоящее имя, а Брон понял, почему он не слышал имя Мэри на знакомстве с аудиторией.
        -Ты очень красивая, Милла,- вновь улыбнулся юноша и зашагал прочь, оставив девушку в ступоре.
        Именно так решил действовать Брон, играть влюбленного недалекого парня, что при виде девушки теряет свой рассудок.
        До библиотеки он добрался одним из первых. Получив книги, первым делом отнес их в свою комнату, после чего зашагал в столовую.
        Там он уже по обычаю примостился за столик, который занимала компания второкурсников, он принялся медленно поглощать обед, ожидая появление товарищей. Но тех все не было, а юноша уже умял свою порцию, но пораздумав, отправился за добавкой. Не успел он приземлиться обратно за стол, как в столовую вошла компания второкурсников. Точнее это были только девушки без Идара. Брона сразу насторожили излишне хмурые лица.
        -Что-то случилось?- спросил он их, когда девушки скупо поздоровавшись, уселись на свои места.
        -Да нет, ничего,- ответила Ада, но Брона ее слова не убедили, девушки почти не смотрели ему в глаза, уставившись в свои тарелки.
        -Такс,- юноша подался чуть вперед,- чего то вы мне не договариваете,- юноша понял, что спрашивать у всех нет смысла и выцепил слабое звено,- Ада, не пояснишь мне, что все это значит?
        Девушка, услышав свое имя, подняла глаза, но тут Брон услышал, как ее под столом кто-то пнул и девушка вновь опустила их к тарелке.
        -Я ничего не понимаю,- покачал головой юноша,- вы решили разорвать нашу дружбу, так тогда это можно сделать прямо и быстро, а не играть в молчанку,- Брон начал закипать.
        -Эй, ребят, смотрите, наши девки себе уже нового лизуна нашли,- раздался позади юноши задорный мужской голос.
        Брон оглянулся, прямо за его спиной стояла троица студентов в длинных мантиях.
        Впереди стоящий из них, встретившись глазами с Броном, поднес два пальца ко рту и сделал движение языком, будто что-то вылизывает.
        Брон за секунду сложил все вместе и странный жест и слова про лизуна, присовокупив к этому молчание девушек, что видимо, видели приближение троицы, а так же отсутствие Идара, он составил для себя всю картину.
        -Это что за шут с тягой лизать, что не надо?- обернувшись обратно к девушкам, спросил он.
        -Чего?-парень за спиной Брона явно не привык к такому обращению с собой.
        Брон почувствовал, как ему на плечо ложится рука. Больше его ничего не сдерживало. На территории Академии были строго запрещены дуэли до смерти, но поединки проводить разрешалось, а все что могли сделать студенту за мордобой, это строгий выговор.
        Незнакомцу удалось развернуть Брона и даже ударить первым. Но он целился в живот, отчего его кулак лишь ткнулся в мышцы пресса, а вот кулак нашего рыцаря, описав широкую дугу, врезался точно в челюсть грубияна, откинув того на его товарищей. Те не дали своему упасть, но это было Брону только на руку. Ногой оттолкнув лавку в бок, он сделал два шага вперед и ударил еще два раза, один раз левой рукой в живот, второй раз правой в челюсть висящего на руках друзей противника. Тот совсем поплыл, а юноша, отшагнув назад, уставился на его дружков и спросил:
        -Присоединитесь?
        Брон сразу отследил их реакцию. Если первого он сразу скинул со счетов, так как тот точно был растерян, то второй был явно более опасным. Именно он поймал заводилу и именно его взгляд был полон агрессии, но вперед он не ринулся.
        -Мы еще свидимся,- пообещал он, после чего разорвал зрительный контакт и, рыкнув что-то товарищу, принялся приводить в чувства драчуна.
        -О, я дождусь,-многообещающе ответил ему Брон, после чего вернул лавку на место и просто сел на нее.
        Девушки смотрели на него так, будто увидели в первый раз.
        -У меня что, рога выросли?- добавив рычащих ноток в голос, поинтересовался он.
        Девушки отмерли, а Брон вновь заметил, что реакция Вилоры отличается от реакции остальных. Она явно ожидала от него подобного. Девушка становилась для него все интереснее.
        Меж тем забияка уже пришел в себя.
        -Я вызываю тебя на дуэль, чучело,- голос его по прежнему лучился злостью.
        -Хорошо, за стенами через десять минут,- обернулся он через плечо,- не опоздай.
        Брон уже понял, что тот был слишком разгневан, а может и вовсе глуп, дабы образумится, а значит, следовало довести дело до конца.
        -Погоди, он не в состоянии,- попытался вмешаться в диалог «опасный».
        -Если твой друг настолько туп и самоуверен, то думаю переносить поединок смысла нет,- после этой фразы, обернувшись, он взглянул в глаза вызвавшего его,- или ты уже передумал, лизун?
        -Ты поплатишься,- процедил он в ответ и зашагал на выход.
        -Ты чего наделал?-возмутилась  Лиала.
        Но Брон лишь поднял руку, призывая девушек к тишине.
        -Я сделал то, что должен делать каждый, уважающий себя мужчина, а теперь извините, мне нужно отнести поднос, а после успеть облачиться в доспехи, не знаю как вы, а я оруженосцев здесь не видел.

        Глава 16.

        ТЫ ПОБЕДИЛ, НО ОСТАЛСЯ НИ С ЧЕМ,
        ТВОЙ ПРИЗ ОСЫПАЛСЯ ПРАХОМ В РУКАХ,
        ТЫ ТАК СТРЕМИЛСЯ ВРАГА ОДОЛЕТЬ,
        НО ПОБЕДА ЭТО ТВОЙ КРАХ!

        -Я могу помочь тебе,- неожиданно вызвалась Вилора.
        Брон удивленно крякнул, но в итоге согласился. Вместе они направились на выход из столовой.
        -Не скажешь, зачем тебе это на самом деле?- Вилора сбоку взглянула на Брона.
        -А я и не врал, когда говорил, что так должен вести себя каждый уважающий мужчина, но если этим я могу помочь еще кому-то то почему бы и нет?
        -Ты думаешь? Идару будет лучше, если ты побьешь его обидчика? Не думал, что может стать только хуже?
        - Я не знаю почему, но вы словно опасаетесь этого парня, мне бояться нечего, а он сам нарывался.
        -Его зовут Норин он сын герцога из Белой Гавани,- сожалеюще покачала головой девушка.
        Брон немного спал с лица, сориться с таким человеком просто так ему не хотелось, но и отступать было поздно.
        -Да и к черту, высокородных тоже нужно учить манерам,- скривившись, брякнул юноша.
        Тем временем они уже дошли до башни и поднимались по лестнице. Уже открывая дверь, юноша спохватился:
        -Подожди, я поддоспешник одену.
        -Стесняешься?- поддела его девушка.
        -Нет, берегу твою честь,- улыбнулся юноша и прошел внутрь, оставив девушку саму решать, что ей делать.
        Когда он вытащил мешок из-под кровати и принялся переодеваться, дверь была закрыта с той стороны. Уже облачившись в поддоспешник, он бросил в сторону двери:
        -Можно.
        Девушка аккуратно отворила дверь и, убедившись, что юноша одет, проскользнула внутрь. Дальше они начале в спешке облачать Брона. Сперва пошла кольчуга, потом горжет, кираса, наплечники, поножи, наручи, латные перчатки.
        -Ух, ты не помрешь в такую жару под этой кучей металла?-спросила девушка закончив помогать парню и отойдя на пару шагов назад чтобы разглядеть его.
        -Я привычный,- отмахнулся он, вешая меч на пояс, а щит и шлем беря в руки.
        -А кто у тебя секундантом будет?- спросила вдруг Вилора.
        -Я думал Идар, но теперь сомневаюсь, есть один вариант, но нужно успеть его найти,- юноша вкратце рассказал о своем одногрупнике и где тот живет.
        -Ладно, я позову его,- кивнула девушка,- ты пока приготовься, до вашей схватки всего три минуты.
        Брон, поглядев вслед вышедшей девушке, отринул мысли и принялся разминаться. За прошедшую неделю он еще не успел еще отвыкнуть от доспехов, но дуэли легкомысленности не терпят. Полторы минуты юноша усердно разминался и двигался, заодно определяя правильность подтяжки доспешных ремней. Но все было хорошо и тогда, подхватив отложенный ранее шлем, он двинулся на выход. Уже на выходе из башни он чуть не столкнулся с Виолой и Киретом.
        Кивком головы он поприветствовав обоих. На поясе у парня висел меч, а значит, суть дела он понял и решил помочь осознанно, а не просто был притащен девушкой за рукав. Хотя подобного от Вилоры Брон бы точно не ожидал.
        -Я рад, что ты решил помочь мне в такой ситуации,- парни пожали друг другу руки.
        -Для меня это ничего не стоит,- пожал плечами парень,- не мне же драться,- весело хмыкнул он.
        -И то верно,- вернул улыбку Брон.
        -Ты не переборщил с амуницией? Все же у вас дуэль, а не рыцарская схватка,- задумчиво взглянул на рыцаря Киррет.
        -Я привык к ним, а для него это будет сюрпризом,- хищно улыбнулся юноша.
        Тесной группой они прошли до ворот, где их встретили девушки и уже увеличившейся группой они направились наружу. Там уже было довольно много народу, перебранка в столовой не прошла мимо ушей студенческой общественности. Кроме студентов тут был и магистр Вортен, он сразу заметил Брона и не спеша подошел к нему.
        -Студент Брон, думаю, после этого мероприятия вам стоит навестить ректора,- мужчина посмотрел в глаза юноши.
        -Я непременно зайду к уважаемому ректору, а пока попрошу вас остаться, для вас, как для тренера наверняка будет интересно посмотреть на будущего ученика, так сказать, в боевых условиях,- магистр уже собравшийся отходить, замер на секунду, а после вновь обернулся.
        -Я сомневаюсь, что вам получится меня удивить, но на поединок я все же останусь, к вашему сведению поединок без присутствия одного из преподавателей невозможен,- наставительно произнес он и все же двинулся прочь, на ходу покрикивая на студентов, дабы они расчистили круг.
        Неожиданно Брон почувствовал, что кто-то стоит прямо  позади его.
        -Если ты убьешь его, то мне придется убить тебя,- буквально прошептали ему на ухо.
        Юноша даже не стал оборачиваться, он узнал голос одного из друзей своего скорого противника.
        -Я постараюсь не проткнуть твоего подопечного,- слегка повернул Брон голову вбок ответив так же, полушепотом.
        -Тебе будет не так уж просто,- напоследок уже не так тихо сказал он, после чего развернувшись, направился к напряженно разглядывавшему их сыну герцога.
        Там они перекинулись парой фраз после, которых оба расхохотались. Брон смотрел на это и делал выводы. Он уже понял, что тот парень, которого он выделил как опасного был не иначе как приставлен герцогом для охраны сына и, судя по всему, его подопечный этого так и не понял.
        -Что он хотел от тебя?- сбоку к юноше подошла Вилора, а за ней шли и остальные девушки.
        -Пожелал удачи,- отмахнулся Брон, не желая пересказывать свои домыслы, время подходило к концу.
        -Ну ну,- расслышал парень за спиной недоверчивый шепот Вилоры прежде чем двинуться вперед, на расчищенную площадку.
        Противник тоже вышел вперед, они остановились в каких-то трех шагах от друг друга и принялись сверлить друг-друга взглядами.
        -Ты на рыцарский турнир собрался, так чего еще и щит не прихватил?- презрительно процедил сын герцога.
        -Кто виноват, что твой отец не может купить тебе нормальных доспехах, видимо всей казны только на кольчугу и хватило,- весело рассмеялся Брон.
        Толпа вокруг зашушукалась, слышались смешки и ставки, делаемые полушепотом. Действительно, противник нашего рыцаря выглядел куда менее внушительно, так как был облачен лишь в кольчугу, а в руке держал простой одноручный меч. Но шутку Брона разделили в основном девушки, парни в большинстве своем разбирались в военном деле, а для того чтобы понять, что кольчуга столь тонкого плетения стоит очень больших денег много ума не надо. Как и не надо быть оружейником, дабы понять, что меч тоже далеко не так прост, хорошая сталь, золоченая рукоять. Нет, Норин был далеко не беден, а в том, что он вооружен легче, были и свои преимущества. У него явно будет преимущество в проворности и скорости ударов.
        Вперед выдвинулся магистр Вортен.
        -Если вы закончили обмениваться колкостями, то я, как представитель академии предупреждаю вас, что академия не потерпит смертельного исхода поединка, поэтому предлагаю вам решить все миром,- мужчина поочередно поглядел на студентов, но те лишь отрицательно покачали головами,- быть поединку,- выкрикнул магистр и спиной назад отошел в ряды зрителей.
        Вперед выдвинулись секунданты, они тщательно осмотрели оружие бойцов и, не найдя на них следов яда, отошли к общей массе.
        Поединок начался.
        У Брона не было опыта таких боев, но на его стороне играла общая подготовка и то, что он недавно сражался, поэтому он замер, лишь наблюдая за противником. Тот же, крутанув свой меч, двинулся по кругу.
        Передвигался он как опытный боец, стелящимся шагом, не сводя взгляда с напрягшегося Брона. Его клинок слегка покачивался в руке, не давая Брону понять, какой удар вскоре последует. Брон же, двумя руками перехватив свой бастард, поднял его к правому плечу, направив кончик меча ан врага. Из такой позиции он мог встретить рванувшего врага стремительным уколом или мощным горизонтальным ударом. Но Норин не спешил. Медленно обходя по кругу, он заставил юношу встать лицом против солнца.
        Брон поморщился, хотя солнце ему особо и не мешало. Норин меж тем замер на секунду, а после сделал быстрый шаг вперед. Брон тут же разразился серией ударов. Резким горизонтальным ударом он заставил противника отпрыгнуть обратно, а после, крутанувшись на пятках, с новым подшагом попытался рубануть противника по ногам, но тот вновь отпрыгнул и отошел чуть в бок, так как за два прыжка слишком сильно приблизился к зрителям. Брон тут же сделал для себя вывод, что его противник может рассчитывать вымотать его, а значит, поединок нужно заканчивать быстро. Но просто так Норина ему было не достать, тот постоянно находился в движении. Брон сделал пробный выпад, но Норин вновь уклонился, не желая даже парировать. С таким противником Брону сражаться еще не приходилось. Если не считать тренировок с Олафом, именно опыт их схваток он и решил применить.
        Олаф хоть и был немного крупнее Брона, но действовать предпочитал очень осмотрительно и в поединках часто кружил, выматывая своего ученика. Сейчас примерно тоже самое пытался делать и Норин, но он был незнаком с юношей и не знал, на что он способен. Правда действовать сразу Брон не стал, ему нужна была уверенность в победе, а ее можно получить только хорошенько изучив врага. Норин не совался вперед, ему чтобы победить нужно было подобраться на близкую дистанцию и найти уязвимое место, а это при преимуществе Брона в длине оружия было совсем не просто. К тому же Норин совсем недавно отведал тяжелых кулаков юноши, что заставляло его быть осторожным.
        Словно гончая собака, настигшая медведя, он кружил вокруг рыцаря, опасаясь приблизиться и укусить и отскакивая от ударов противника. Брон же уже просчитал, как должен пройти бой и сейчас лишь ждал подходящего момента, дабы установить в кругу свои правила. Толпа вокруг гудела и шумела, слышались как поддерживающие, так и оскорбительные выкрики, последние правда звучали очень редко, сквернословить среди равных было дурным тоном, да и присутствие преподавателя сдерживало самых ретивых.
        Неожиданно получилось так, что поднятый к верху меч Норина пустил солнечный зайчик точно в глаза Брона. Юноша отшатнулся назад, предчувствуя удар и не ошибся, Норин ринулся вперед. В два коротких шага он приблизился к противнику и мощным рубящим ударом попытался поразить его в плечо, но сталь встретила на своем пути другую сталь. Раздался резкий металлический звон, клинки откинуло друг от друга и тут, Брон, подведя к рукояти вторую руку, успел первым. Его меч, описав совсем короткую дугу, едва не достиг тела противника, но теперь уже Норину пришлось защищаться тыльной стороной клинка. Вновь зазвенела сталь, клинок сына герцога отбросило в сторону, а свой меч Брон успел вовремя отвести в выгодную позицию из которой нанес следующий удар уже в полный размах. Отпускать Норина с короткой дистанции рыцарь не собирался, отсюда он не мог разорвать расстояние прыжком, так как мог запросто напороться на длинный меч, а отойти шагом не получалось, Брон напирал. Его меч раз за разом обрушивался на оружие Норина, и тот постоянно отбрасывало в сторону, да так, что сыну герцога приходилось тратить слишком много
усилий, дабы успеть заблокировать следующий удар. План Брона пришел в действие. Словно мельница он работал клинком, осыпая врага ударами со всех сторон и тот начал сдавать позиции. Отдача от столкновения клинков становилась все слабее, а в один момент вражеский меч слишком сильно отбросило в сторону, а клинок Брона самым концом зацепил бок врага. Хоть дорогой доспех и выдержал, но кольчуга не панцирь, она сдержала только сталь, сила же, вложенная в удар, болезненной волной прошлась по груди Норина, а по острой вспышке боли он сам понял, что треснуло одно из ребер. Но на этом бой был еще не закончен. Сбив темп противника, Брон мощнейшим ударом из-за плеча выбил оружие противника из его рук. Меч пролетел несколько метров по воздуху, едва не зацепив одно из зрителей, что даже отпрыгнуть не смог из-за скученности людей, ему повезло, меч зацепил лезвием землю и лишь безобидно ткнулся гардой ему в сапоги.
        Норину повезло куда как меньше, Брон, посчитавший, что выбитого оружия мало, нанес новый удар. Крутанувшись на пятках, он горизонтальным ударом обрушил свой меч на голову врага. Тут наконец сыну герцога повезло. Хоть Брон и бил тыльной стороной, но попади он в челюсть, как целился и последствия были бы ужасны, а так, споткнувшийся при шаге назад Норин совершенно случайно прикрыл свое лицо кистью руки.
        За криком боли мало кто мог услышать хруст дробящихся пальцев, но и самого крика было достаточно, столько боли в нем звучало. Толпа студентов стихла, вперед выступил магистр Вортен.
        -Властью данной мне академией, объявляю бой оконченным,- выкрикнув это, он в несколько поспешных шагов подошел к Норину.
        Не обращая внимания на крики парня, он откинул его руку в сторону чтобы убедиться что голова цела и жизни дуэлянта ничего не угрожает. После чего уже неторопливо встал, поняв, что срочной помощи студенту не требуется.
        -Победил сэр Брон,- разнесся над толпой громкий голос Киретта.
        Толпа оживилась, к Брону подходили знакомые и незнакомые люди, поздравляли, хлопали по плечу, а он улыбался всем в ответ и кивал на поздравления.
        Минут пять потребовалось на то, чтобы толпа наконец рассосалась, оставив на бывшей площадке компанию второкурсниц, Брона с секундантом и магистра Вортена, проигравшая сторона уже удалилась в поисках медицинской помощи.
        -Ты хорошо владеешь мечом,- подошел к юноше Кирет.
        -Пока еще не очень,- улыбнулся тот в ответ,- не хочешь вечерком отпраздновать мою победу в трактире?
        -Почему бы и нет, все равно туда и собирались,- хмыкну Киррет, припомнив слова полтора часовой давности.
        -А нас не позовешь?-спросила с боку Ада.
        -Если вы только не будете держать от меня секретов,- Брон окинул девушек подозрительным взглядом, а потом, не выдержав, расплылся в улыбке,- куда я от вас денусь,- усмехнулся он.
        -Ну, думаю, ректор может найти, куда вас пристроить на пару дней,- вмешался в беседу магистр,- студент Брон, прошу вас пройдемте со мной к ректору.
        -Хорошо,- кивнул юноша,- ладно, до вечера,- обернувшись, махнул он своим друзьям и пошел за преподавателем.
        Молча они зашли в ворота академии и направились к учебному корпусу, когда Брон все же решился задать вопрос.
        -Ну как вам бой?
        -Если жаждешь похвалы, то ты не туда обратился,- буркнул не поворачиваясь магистр,- двигаешься медленно,  внимание рассеянно на всю округу, слишком тянешь, бой можно было закончить в три раза быстрее и не устраивать танцев на потеху толпе.
        Брон чего-то подобного и ожидал, поэтому не обиделся, а ответил с улыбкой:
        -Надеюсь после занятий с вами я смогу избавиться от этих недостатков,- немного льстиво произнес парень.
        -Посмотрим,- буркнул Вортен, открывая дверь в приемную ректора.
        -Здравствуйте,- кивнул Брон главе академии, что все так же восседал за своим столом.
        Но лорд Уичильстон не ответил, лишь хмуро взглянул на вошедших.
        -Студент Брон доставлен к вам,- по военному кратко отчитался Вортен.
        -Второй у лекаря?- наконец подал голос ректор.
        -Да, ничего серьезного, раздроблена пара пальцев,- сказал Вортен.
        -Ладно, спасибо,- кивнул ректор, после чего магистр удалился.
        Брон, стоя в полном доспехе, с мечом на поясе и ощущая стекающий после боя по телу пот, чувствовал себя неуверенно.
        -Объясните мне, сэр Брон, почему вы в первый учебный день уже нарушаете правила академии?- взглядом ректора можно было гравировать по железу.
        Но Брону наоборот стало легче, он понял, что на него просто давят, дабы он почувствовал себя провинившимся, поэтому он немного успокоился. Не стараясь мгновенно ответить, юноша сперва стащил шлем со своей головы, а за ним откинул назад кожаный капюшон, с мягкой подкладкой. Взгляд ректора от этого стал еще более колючим.
        -Извините лорд Уичильстон, но никаких правил Академии я не нарушил, правилами дуэли не запрещены, точнее, запрещены поединки только до смерти, у нас же ничего такого не было.
        Было видно, что ректору не понравилась такая уверенность студента.
        -А если бы было?- чуть поддался мужчина вперед,- ты понимаешь, чем грозила бы тебе смерть сына одного из герцогов нашего королевства? Тебя бы выгнали из академии, а сколько бы ты прожил за ее пределами, прячась от мести разгневанного отца?
        -Извините господин ректор, но если выбор стоит меж тем, чтобы жить, когда о тебя вытирает ноги малолетний гавнюк, у которого из всех заслуг лишь то, что он сумел родиться в нужной семье и тем, чтобы умереть, забрав его с собой, я в любом случае выберу второе,- Брон знал, что это звучит немного нагло и слишком прямо, но он сразу решил расставить все по своим местам.
        -Гордый значит?- дернул щекой ректор.
        -Какой есть,- не нашелся Брон с ответом.
        -Рассказывай тогда, что вообще произошло.
        Брон начал выкладывать все в подробностях. Ничего скрывать он не стал, выложив их перебранку во всех подробностях. Он не считал, что ябедничает, сын герцога был ему неприятен и он не считал себя виноватым рассказывая про манеры противника.
        -Такс,-ректор застучал пальцами по своему столу, дослушав рассказ,- твоей вины я не вижу,- вынес он вердикт,- но и не наказать не могу,-дернул он щекой,- еще неизвестно что предпримет герцог Корен,- на десяток секунд ректор замолчал,- так, с тобой все, ты у нас на месяц ни шагу из академии.
        -Но,- попытался было возразить юноша.
        -Никаких но,- резко оборвал его ректор,- по грани ходишь студент, все проваливай,- махнул он рукой на дверь.
        Брон, нахмурившись, отправился на выход. Вечерняя посиделка с друзьями накрылась медным тазом. Друзей он встретил на выходе из донжона.
        -Ну что?- спросила Ада.
        -Месяц сижу в академии без права выхода,- печально покачал головой Брон.
        -Ну, это не так страшно,- махнул рукой Кирет,- прогуляюсь вечером до трактира,- весело хмыкнул он.
        Девушки поддержали это начинание дружелюбными смешками и хмурое выражение на лице юноши сменилось задорной улыбкой.
        -Ты сам сейчас чем займешься?- спросила Брона Лиала.
        -Для начала скину железо, а там думаю надо в умывальню сходить,-хмыкнул юноша, а Ада демонстративно принюхалась, после чего скорчила смешную рожицу, от чего остальные рассмеялись.
        -Хорошо, тогда встретимся вечером,-произнесла Вилора.
        -Звучит многообещающе,- хмыкнул Брон, подарив девушке улыбку.
        Вилора смутилась, а остальные девушки расхохотались, хотя Киррет от них не отставал.
        Дальше рыцарь поспешил по уже озвученным делам. Аккуратно снял доспехи, обтерев их со всех сторон, после чего вновь убрал под кровать. Поддоспешник, пропитавшийся потом он скинул в угол, тот требовалось постирать.
        Одевшись и подпоясавшись мечом, он двинулся в умывальню. Она представляла из себя небольшую пристройку возле кузницы и представляла из себя небольшой домик. В прихожей которого были расположены лавки для ожидающих и стол местного дежурного,  если пройти дальше, то за дверью была раздевалка, а следующим помещением была собственно сама умывальня. Представляла она из себя небольшую вытянутую комнату три на пять метров. Стены и пол были выложены камнем, среди  которых имелись сливы, а сверху шли два желоба по которым шла вода. В этих желобах имелись отверстия примерно через каждый метр, так что в умывальне свободно могло находиться десять человек. Идар рассказал Брону, что вода подается в желоба из родника, но перед этим проходит по железной трубе через кузню, поэтому имеет весьма приятную для тела температуру.
        Доковыляв до умывальни, Брон сел в очередь, судя по всему, в умывальне уже кто-то был, что для середины дня было не характерно.
        -Вам тут что, медом намазано,- проворчал сухой дедок, выполняющий роль местного смотрителя, дабы студенты не устроили никаких непотребств.
        -Много что ли народу было?- удивился юноша.
        -Сколько было все ваши,- буркнул дедок и вернулся к чтению, показывая, что не намерен разговаривать.
        Надолго ожидание юноши не растянулось, буквально через десяток минут из раздевалки выпорхнула одетая в балахон девица. Брон ожидал еще кого-то, но поторапливающий окрик смотрителя расставил все по своим местам.
        Долго мыться юноша не собирался, только ополоснуть пот, но и этого ему спокойно сделать не дали.
        Он еще только приступил к омовению, как дверь в умывальню со скрипом открылась. Обернувшись он сперва не увидел кто вошел, льющаяся сверху вода попадала в глаза. Шагнув вперед, он смахнул влагу с век. Перед ним стоял тот самый охранник сына герцога. Брон напрягся ожидая неприятностей, но парень лишь хмыкнул и прошел дальше по умывальне, заняв одно из мест. Оружия в его руках не было, он был точно так же гол, но в простое совпадение Брон не поверил. Желание мыться почти у него пропало, но отросшие волосы требовалось промыть, и он осторожно сделал шаг назад, стараясь не выпускать из вида возможного противника. Тот в свою очередь не проявлял ни то чтобы какой то агрессии, но даже интереса, увлеченно приступив к умыванию.
        Постепенно напряжение покидала Брона и он приступил к нормальному мытью. Но не успел он разобраться со своими волосами, как почуял неладное. Вновь что-то зашевелилось в его груди.
        «Магия»- промелькнула мысль в его голове, но было уже поздно. Вода, ранее стекавшая по его телу, обхватила его сплошным коконом, забираясь в уши, ноздри и рот. Дыхание перехватило, а руки прижало к телу так, что он не мог пошевелить даже пальцем. Вода проникала все глубже в горло, в голове юноши начала нарастать паника. Он понял, что еще десяток секунд и он умрет. Вот так вот, голым в общественной купальне. Но неожиданно давление пропало, а он рухнул на колени, вода, ранее проникавшая в горло рванула обратно. Юношу скрючило на полу, глаза слезились, легкие разрывались от недостатка воздуха, а в голове стучала кровь.
        За всем этим он не даже не услышал шаги, скрытые шумом падающей воды.
        -Это предупреждение,- раздался над его головой спокойный голос парня или скорей мужчины,- не стоит тебе лезть к Норину, иначе умрешь ты быстро.
        Закончив говорить, тот развернулся и отправился на выход.
        Брон поднял голову, но через заливающую глаза воду увидел лишь размазанный силуэт. Собравшись с силами он на карачках выполз из под льющейся воды и опираясь на стенку, поднялся на ноги.  Ему преподали урок, поставили зарвавшегося мальчишку на место. Брон понимал, что сотворить пусть и не самое сложное заклинание столь быстро, а главное незаметно не сможет скорей всего ни один студент, такое под силу только отучившемуся магу. Что делать Брон не знал, бороться с таким противником ему было не под силу. Идти же за помощью к ректору было лишком рискованно. Тот мог просто не поверить, так как у Брона не было доказательств. Но все могло быть куда как хуже, так как просто так принять обученного колдуна за неинициированного новичка просто так не могли, а это значит что либо тот слишком искусен, либо ректор все знает. В последнем случае жалоба Брона не принесла бы никакого результата, а возможно не осталась бы и без ответа. Самым логичным было внять предупреждению и самому не нарываться на конфликт с Норином, что было бы очень не просто учитывая характер последнего.
        Оклемавшись, Брон поспешил на выход. Рассказывать о произошедшем он никому точно не будет.
        -Я запомню этот урок,- прошептал он себе под нос, напяливая балахон.
        Если бы кто-то слышал этот шепот, он бы сказал, что голос парня был полон лютой злобы.

        Глава 17.

        ТЫ ПРИШЛИ КО МНЕ ГОЛУБКУ,
        ТЫ ПИСЬМО МНЕ С НЕЙ ПРИШЛИ,
        ВСЕ, ЧТО БЫЛО ТУТ С ТОБОЮ,
        ТЫ В ПИСЬМЕ ТОМ ОПИШИ.

        Посидели они на славу, парни шутили, девочки хихикали и подкалывали друг-друга, вино лилось по кубкам. За весь вечер Брон так и не обмолвился о случившемся в умывальне, решив оставить это в тайне ото всех. Киррет довольно быстро вписался в компанию, наверное из-за своего дружелюбия и отсутствия той скованности, что присуща большинству людей при первых встречах. В компании не хватало только Идара, девушки сказали, что он заперся в своей комнате и даже не отвечал на их просьбы выйти. За вечер Брон несколько раз подкалывал и смущал Вилору, которая ему однозначно понравилась и, кажется, уже все понимали это. Но девушка пока никак не реагировала, кроме смеха и смущения, не делая намеков на то, что ей это по нраву или наоборот не нравится. К концу вечера девушки по обычаю упорхнули, а парни остались добивать остатки вина.
        Наутро они, хмурые и не выспавшиеся ползли на пары. Сегодня по расписанию должны были быть три пары построения магических конструктов подряд.
        Преподаватель Брону сразу не понравился. Сухой старик с цепким, злым взглядом, седые короткие волосы и такая же бородка. Но самое противное в нем было это характер.
        -Чего столпились как бараны,- рявкнул он на мирно рассаживающихся за парты студентов,- живо расселись и достали принадлежности.
        Брон, севший одним из первых тут же вытащил из сумки книгу, тетрадь и карандаш. Но были и не такие расторопные люди.
        -Где ваша книга?- приблизился преподаватель к одной из девушек.
        -Я забыла ее,- состроила девица невинное личико.
        -Тогда я вас здесь не задерживаю,- насупился дедок.
        -Но.
        -Собирайте вещи и выходите из аудитории,- не терпящим возражения тоном скомандовал преподаватель.
        Девушка растерянно начала собираться.
        -Вы можете быстрее, вы срываете пару остальным,- прикрикнул на нее дедок.
        Такой напор и грубость ошеломили половину студентов.
        Девушка наконец добралась до двери и вышла из аудитории, аккуратно притворив за собой дверь.
        -Так, самую любимую ученицу я уже выбрал, теперь с вами,- словно себе под нос пробубнил преподаватель,- меня зовут Магистр Жемат, я буду вести у вас теорию построения магических конструктов, теперь под запись,- далее преподаватель начал зачитывать ту самую теорию.
        Брону его манера изложения материала не понравилась сразу, он просто выдавал материал, никак не подводя к нему и не объясняя никакие участки. В то же время именно из-за этого его приходилось напряженно слушать, дабы понимать, о чем идет речь. Преподаватель на первом же занятии излагал важную теорию:
        -Заклинание-это смоделированная и построенная энергетическая структура, применение которой приведет к тому или иному эффекту.  Построение заклинания трудоемкий и кропотливый процесс, не терпящий легкомысленности и рассеянности. Для того чтобы сформировать заклинание, нужны три вещи, знание, умение и магическая сила. Вы должны знать, что построить для нужного результата, вы должны уметь работать с собственной силой и вы должны обладать энергией, достаточной для проекции заклинания в реальность. Построение заклинается всегда должно начинаться в вашей голове, именно там вы должны держать готовый образ который хотите воплотить. Существуют десятки способов построения заклинания, но они вам пока ни к чему, не зная, как выглядит заклинание, вы просто не сообразите, о чем я говорю. Ваша задача до открытия своего источника - понять, как и по каким принципам строиться структура заклинания.  Пока поясню наглядно,- старик взмахнул руками и перед нами появился слабо святящийся зеленым шар,- это форма. Форма нужна дабы ваше заклинание не развалилось от воздействия внешней энергии, и не прибило особо безмозглых,
так же она отвечает за запуск заклинания. Как только ваш энергетический конструкт покинет форму, он сразу же воплотиться в реальность. Формы маги начали использовать не так давно, но практичность такого метода и положительная тенденция в уменьшившемся числе несчастных случаев доказал их полезность. Формы могут быть совершенно разных размером, но чем больший размер, тем больше вы потратите энергии на ее создание и поддержание. После того как сформирована форма, создается каркас,- внутри шара появилась непонятная переплетенная конструкция из светящихся линий,- каркас это основа, каркас отвечает на то, какие функции будет нести наше плетение, смотрите,- энергетическая загогулина несколько изменилась сперва один, потом второй раз,- то что вы видели, это нанесенная на каркас функция. Вы могли заметить, что каркас не изменился, но меж тем, у двух этих заклинаний совершенно разноплановая функция. Сперва я создал поток пламени, задав ему вектор движения и примерную форму, во втором случае был ледяной щит. Это объясняется тем, что у обоих  заклинаний схожий исток, температура, мне оставалось лишь поменять
полюс, а так же задать форму и воплощение.
        Брон внимательно слушал преподавателя, с большей частью теории он уже был знаком, но во времена Торнета формы не использовались, хотя юноша сразу же оценил их возможное удобство для начинающих кудесников. К манере повествования преподавателя он привык довольно быстро и потихоньку конспектировал самые интересные моменты.
        Три пары пронеслись на удивление быстро, магистр Жемат хоть и был остер и не сдержан на язык, но зачастую разбавлял теорию иллюзиями, что помогало Брону прояснять для себя некоторые моменты, которые он не до конца понял при просмотре чужой памяти.
        -Уф, ну и старик, я половины не понял, что он там наплел,- пожаловался после пары Киррет,- разве можно столько всего вываливать практически без передышки?
        -Да ладно тебе, зато узнали много нового,- пожал плечами Брон,- в столовую пойдешь?
        -Ага,- Киррет удивленно взглянул на изменившегося в лице Брона который с улыбкой от уха до уха, помахал рукой Мэри-Милле,- а это кто?
        -Милла, одногрупница,- стерев улыбку с лица, повернулся к нему Брон.
        -А чего ты ей так рад, ты же вроде к Вилоре клинья подбиваешь?- удивленно поглядел на него парень.
        -Что тебе ответить?- хмыкнул Брон,- есть два ответа, первый: девушек много не бывает, а второй, много будешь знать, быстро состаришься,- улыбнулся он.
        -Ойойой посмотрите, какие мы скрытные,- буркнул Киррет,- смотри, уведу у тебя кого-нибудь.
        -Хм,- Брон на секунду даже с шага сбился, от пришедшей ему в голову мысли.
        -Чего?- подозрительно взглянул на него одногрупник.
        -Да нет, вспомнил кое-что,- отмахнулся юноша, зашагав дальше.
        В столовой они пересеклись с компанией девушек, с которыми был и Идар. Никаких следов драки Брон на его лице не увидел, но Идар все же был обучен азам магии и мог вполне подлатать себя.
        Идар и Киррет пожали друг-другу руки, обменявшись натянутыми улыбками.
        -Ну что, у вас сегодня Жемат был, как впечатления?- ехидно улыбнулась Кэли.
        - Столько всего нового узнали,- воодушевленно начал Брон, но был перебит Кирретом:
        -Мерзкий старикашка,- его фраза вызвала бурный смех второкурсников.
        -Ничего,- он у вас еще три семестра как минимум будет, успеете привыкнуть,- подбодрил парней Идар.
        Обед прошел с шутками и прибаутками, а после застолья, когда Брон относил свой поднос с едой, Идар отозвал его чуть в сторону.
        -Извини, что меня вчера там не было,- виновато произнес он.
        -Не за что тебя извинять,- покачал головой Брон,- в конфликте ты не виноват, в столовой тебя не было, я тебя на помощь не звал, так что и извиняться тут не за что.
        -Нет, из-за нашего конфликта с Норином, в него оказался втянут и ты.
        -Еще раз повторяю, вы меня к себе не тянули и если какой-то козел решил, что может оскорбить меня за то, что я общаюсь с вами, то это на моей собственной совести, тем более что все благополучно разрешилось.
        -Нет, все еще не завершилось, не тот у него характер, чтобы прощать подобное,- грустно протянул Идар.
        -Поживем-увидим,-пожал плечами Брон,- а пока все спокойно, то и предпринимать ничего не надо, лучше расскажи из-за чего вы с ним вообще зацепились?
        -Чем могут зацепиться сын пограничного барона и сын герцога предстоличного герцогства? Социальным положением. Этот гад сперва вроде нормально относился, но как понял, что я не владею мечом так все. Сперва начал с безобидных шуток, но чем дальше, тем хуже,- дернул уголком губ парень,- еще хуже стало, когда девушки решили с ним не общаться.
        -Так чего ты не научишься владеть мечом, год это не малое время,- непонимающе спросил Брон.
        -А смысл, мне все равно его не одолеть, даже потренируйся я этот год, я никогда не тренировался с мечом, легче просто перетерпеть.
        -Эй, ты чего, думаешь там за стенами академии таких как он не хватает? Слабых никто не любит и магический дар тут не всегда спасет,-Брон совершенно не понимал своего знакомого, тот предпочитал терпеть когда следовало бороться.
        -Ладно, не будем об этом, нас девочки уже заждались,- махнул рукой Идар.
        Девушки и вправду уже поглядывали на них.
         Беседа была закончена и больше к ней никто не возвращался.
        На следующий день прибыл гонец с птицей. Прибыл он с самого утра, так что Брон, проснувшийся от стука в дверь, сперва даже не понял что произошло. Быстро накинув мантию, он открыл дверь, застав за ней незнакомого мальчишку.
        -Вас зовут Брон?- спросил пацаненок.
        -Да,- непонимающе ответил рыцарь.
        -К вам гонец прибыл, почтовых голубей привез,- пошмыгивая сопливым носом протараторил пацан и, развернувшись, хотел было уже удрать, но Брон вовремя ухватил его за плечо.
        -Погоди, где этот гонец, он уехал?
        -Не, возле ворот вас ждет,- отмахнулся мальчишка и дождавшись, когда его отпустят, помчался дальше.
        Брон вернулся обратно в комнату, где с огромной скоростью полностью собрался. Ему требовалось не опоздать на завтрак и тем более пары, а значит, на встречу с гонцом следовало поспешить. Гонца он нашел, как и говорил мальчишка возле ворот, дальше его не пропустили караульные.
        -Сэр Брон?- сразу узнал мужчина рыцаря.
        -Да, это я,- кивнул юноша.
        -Барон прислал вам птиц для связи,- протянул мужчина юноше небольшую клетку, в которой сидели три голубя.
        -Хорошо, больше он ничего не передавал?- на всякий случай спросил юноша.
        -Передавал,- кивнул гонец,- вот,- протянул он письмо,- это от самого барона, а вот это от вашего управляющего,- протянул он второе письмо.
        -Спасибо,- кивнул Брон и, передав мужчине пару пенсов, отправился обратно.
        Первым делом он пристроил птиц на голубятню, заплатив три пенса за первый месяц. После чего быстрым шагом отправился в столовую, время поджимало. Завтрак по обыкновению прошел в молчании, все в спешке набивали животы, так как времени до начала занятий практически не было.
        На парах Брону тоже не удалось открыть письма.  Рядом постоянно был Киррет, да и преподаватель не давал скучать. Точнее преподавательница. Ею была тридцатилетняя на вид женщина, еще нисколько не утратившая своей красоты. Представилась она магистром Элирией и кажется, с первой секунды ей удалось завоевать внимание. По крайней мере, мужской части аудитории точно. Брон почти не обращал внимание на красоту женщины, его увлекала ее подача.
        Даже когда она объясняла вполне простые и очевидные вещи она делала это просто и развернуто. С первого взгляда было видно, что она хочет именно объяснить материал. Две пары подряд Брон внимательно слушал преподавателя, вещающую о азах геометрии. Под руководством Элирии все студенты строили в своих тетрадях различные многогранные фигуры, начиная с простейших треугольников. Все рисунки требовалось выполнять на глаз, дабы развить чувство правильности и глазомер. Так Брон смог построить достаточно ровный равносторонний треугольник только с третьего раза.
        После первых двух пар черчения началось занятие по записи энергетических конструктов. Тут все оказалось очень сложно. Записывать заклинания можно было двумя способами. Первый самый простой: заклинание можно было записать словами и если оно довольно простое, то любой достаточно опытный маг сам соберет его по словестному описанию. Второй метод был уже гораздо сложнее, строился он в виде сложной таблицы, в каждой ячейке которого располагался определенное условное обозначение той или иной функции, причем по строки показывали вертикаль основы заклинания, а столбцы образовывали как бы цилиндр.
        -Если вы смотрите на свою основу прямо, то ровно посередине должны провести границу, справа от нее должны располагаться элементы первого столбца, слева элементы последнего,- так объяснила это магистр.
        Но в итоге ей все равно пришлось всем разжевывать, так как большая часть студентов не поняли с первого раза. Для Брона это было уже знакомо и, хотя с практикой записи ему еще требовалось потренироваться, но и сейчас он себя чувствовал довольно уверенно. Вообще юноша уже дошел в изучении памяти Торнета до открытия его источника и сейчас во всю жаждал пробуждения собственной силы. По вечерам иногда тренируя медитацию, в тщетных попытках ощутить свой спящий дар.
        После пар юноше пришлось идти в столовую. Остаться без обеда ему совсем не хотелось, а тот был ровно после третьей пары и длился всего какой-то час. По пути в столовую им встретился магистр Вортен. Он шел по внутреннему двору по своим делам, но увидев ребят, изменил свой курс.
        -Студент Брон, жду вас сегодня в шесть часов на тренировочной площадке,.
        -Я буду там ровно в шесть,- улыбнулся Брон.
        -Можете прийти чуть пораньше, все же вас стоит проинструктировать,- хмыкнул магистр и продолжил свой путь.
        -Я тоже, наверное, схожу, от местной скуки можно повесится,- пожаловался Киррет.
        -Ха, а дома чем ты занимался по вечерам?
        -О, поверь, в пограничье дел хватает,- не поддержал парень шутливого тона.
        -Там все так плохо?- удивился Брон, считавший, что никаких конфликтов с соседями в нынешнее время нет.
        -Я бы не сказал что плохо,- пожал Киррет плечами,- контрабандисты постоянно лезут, разбойники иногда шалят, иногда соседи под видом разбойников, иногда мы промышляем тем же,- на сниженных тонах закончил он.
        -О,- удивился юноша такой откровенности.
        Обед прошел буднично, за бестолковым трепом, а после Брон наконец добрался до своей комнаты и достал из сумки письма. Одно было запечатана печатью, второе просто заляпано сургучом. Гадать какое-где Брону не пришлось, и он первым делом открыл письмо от барона.
        «ПРИВЕТСТВУЮ.
        ДО НАШЕГО ЗАХОЛУСТЬЯ ДОШЛИ СЛУХИ ОБ ОТВАЖНОМ РЫЦАРЕ, ОДОЛЕВШЕМ В ОДИНОЧКУ РАЗБОЙНИЧЬЮ ШАЙКУ, Я РАД, ЧТО МОИ ВЛОЖЕНИЯ НЕ ПРОПАЛИ ДАРОМ И НЕ ПРИДЕТСЯ ИСКАТЬ НОВОГО ЗНАМЕНОСЦА.
        ГОНЕЦ ДОЛЖЕН БЫЛ ДОСТАВИТЬ ТЕБЕ ТРЕХ ПТИЦ И ЭТО ПИСЬМО. ПОНИМАЮ, ЧТО НИКАКИХ РЕЗУЛЬТАТОВ ТЫ СКОРЕЕ ВСЕГО ЕЩЕ НЕ ДОБИЛСЯ, ПОЭТОМУ С ОТВЕТОМ НЕ ТОРОПЛЮ. ОТПРАВЛЯЙ ПТИЦ ТОЛЬКО ПО ВАЖНОМУ ПОВОДУ ИЛИ ПО ПРОШЕСТВИИ ТРЕХ МЕСЯЦЕВ С  МОМЕНТА ПОЛУЧЕНИЯ ЭТОГО ПИСЬМА.
        БАРОН ТУНИЙ»
        Поняв, что ничего серьезного не случилось и письмо было лишь как дополнение к птицам, Брон открыл следующее письмо.
        «ЗДРАВСТВУЙТЕ СЭР БРОН.
        ПИШЕТ ВАМ ВАШ УПРАВЛЯЮЩИЙ КОРОН. УРОЖАЙ СОБРАН И ПОДАТИ ВЫПЛАЧЕНЫ. КАК Я И ПРЕДПОЛАГАЛ, В ЭТОМ ГОДУ УРОЖАЙ ВЫШЕЛ НА СЛАВУ. ВЫШЛО ВСЕ НА ВОСЕМЬДЕСЯТ ШЕСТЬ ФУНТОВ. СРУБ ВАМ УЖЕ ПОЧТИ ПОСТАВИЛИ, НО БОЮСЬ КРЫШУ ДО ДОЖДЕЙ СДЕЛАТЬ НЕ УСПЕЮТ, А ЗНАЧИТ ДОДЕЛЫВАТЬ БУДУТ ТОЛЬКО ВЕСНОЮ. НА РУЧЬЕ УЖЕ СОЗДАЛИ ЗАПРУДУ, НО КОЛЕСО ПОКА НЕ УСТАНАВЛИВАЛИ, ХОТЯ ПЛОТНИКИ УЖЕ ВСЕ ПОДГОТОВИЛИ, ДУМАЮ СДЕЛАЕМ ЭТО ПОСЛЕ ЗИМЫ, НУЖНО УВИДЕТЬ КАК ЗАПРУДА БУДЕТ ДЕРЖАТЬСЯ В ПОЛОВОДЬЕ. БАРОН ОТОБРАЛ ШЕСТЕРЫХ ПАРНЕЙ, КОТОРЫЕ СЕЙЧАС ТРЕНИРУЮТСЯ В ЕГО ДРУЖИНЕ. УПРАВЛЯЮЩИЙ ЕГО У МЕНЯ ДОВЕРИЯ НЕ ВЫЗЫВАЕТ, НО С ПОДАТЯМИ ОН СДЕЛАЛ ВСЕ ЧЕСТНО. ВРОДЕ БЫ ИЗ ВАЖНОГО БОЛЬШЕ НИЧЕГО НЕТ. БУДУ ЖДАТЬ ВАШИХ УКАЗАНИЙ.»
        -Такс,- прошептал себе под нос юноша,- дом к лету поставят, лесопилку скорей всего тоже запустят после посевной, солдат тренируют, ну что ж, пока вроде все идет хорошо.
        Писать ответы ему было не нужно, поэтому, скомкав письмо барона, он выбросил его в мусор, письмо же от управляющего положил на полку.
        Оставшиеся несколько часов он решил посвятить чтению памяти колдуна, для чего вытащил кулон из под тумбы. Носить его с собой он опасался, в кошеле его могли стащить, а если носить на шее в открытую, то он может вызвать интерес преподавателей, да и сложно это. Хотя в последнее время Брон наловчился сопротивляться зову кольца. Брона начинало тяготить, что в памяти некроманта он уже мог видеть энергетические структуры, в то время как ему самому это было пока не доступно.  Вместо этого Брон как пиявка прилип к знаниям, все больше открывая для себя мир магии.
        Но кроме мира магии был и обычный мир, а в нем время уже потихоньку приближалось к обозначенным шести часам, поэтому Брон, вернув кулон на место, повесил на пояс меч и отправился во внутренний двор. Там, он направился к самому дальнему закоулку, расположившемуся возле одной из круглых башен. Именно там силами студентов и магистра Вортена участок внутреннего двора был превращен в небольшую тренировочную площадку. От остального двора она была никак не отгорожена и любой желающий или просто мимо идущий мог наблюдать тренировки ребят.
        Пока же на плацу были только магистр Вортен и Киррет. Магистр в данный момент буквально ощупывал меч парня. Брон не знал к чему эти действия, но у Киррета лицо было как у ребенка ожидающего фокус, поэтому привлекать к себе внимание парень не стал, молча наблюдая за действиями колдуна. Тот, закончив ощупывать меч, вернул тот парню и отправился к ближайшей стене, в чье тени Брон разглядел какую-то кучу сваленной не то земли, ни то глины.
        Дальше все произошло довольно быстро. Сперва магистр замер на десяток секунд, а потом часть кучи пришла в движение. Под удивленными взглядами парней глина собралась в прут и словно спрессовалась. Вортен взял этот прут с земли и снова замер, лишь шевелящиеся зрачки отличали его от статуи.
        Меж тем прут снова пришел в движение, расплываясь и образуя почти точную копию меча Киррета.
        -Держи, вроде получилось неплохо,- улыбнулся Вортен глядя на удивленно раскрытые рты ребят.
        Киррет аккуратно принял в руки глиняный меч, словно боялся что тот рассыплется. Но видимо ощутив твердость рукояти сперва осторожно, а потом все быстрее и быстрее закрутил вокруг себя восьмерки.
        -Вот это да, даже баланс такой же,- восхищённо воскликнул он, убедившись что меч не собирается рассыпаться.
        -Это заклинание разработал я,- немного горделиво произнес Магистр,-они не рассыплются просто так, а пока в них есть энергия они не уступят железному мечу, как по мне, так очень хорошая замена тренировочному оружию.
        -Тем более не придется привыкать к сменившемуся балансу, да и заморачиваться с лишним арсеналом не нужно,- вслух оценил качества меча Брон.
        -Только аккуратнее с ним после тренировок, глина не самый прочный материал, а пока вы не можете подпитывать их самостоятельно.
        -Конечно,- кивнул Киррет.
        Следом за товарищем, глиняный меч получил и Брон. Ему держать в руках такое оружие тоже было непривычно, тем более что и вес у него был почти в точности такой же как у его бастарда.
        Пока парни игрались с новыми игрушками, к площади подтянулись остальные студенты. К собственному удивлению Брон заметил среди них и «опасного» чье имя он так и не удосужился узнать.
        -Ну что ж, поприветствуйте новеньких,- когда все собрались начал Вортен,- Это Брон и Киррет, а это Олан, Дилан, Синор, Ронал, Корфин и Тенар,- по очереди представил преподаватель остальных.
        -Корфин,- пожевал на губах имя опасного Брон, но сделал это так, чтобы его никто не услышал.
        -Вы сегодня работайте по обычной программе, а я займусь новенькими,- скомандовал Вортен и все пришли в движение,- так, с вами,- обернулся он к оставшимся на месте парням,- запоминаем, тренировки наши длиться чуть больше часа, полчаса мы разогреваемся и разминаем мышцы, после чего идут поединки в разном фокусе.
         Дальше Вортен принялся объяснять какие упражнения и для чего они выполняют, и проследил за техникой выполнения этих движений у ребят. Ничего особо нового Брон для себя не нашел. Сперва обычная разминка, потом растяжка, с пятьдесят отжиманий с подпрыгиванием вверх для разгона крови. Единственным новым для него была скоростная работа мечом. Для этого здесь использовались выносные чучела. Суть упражнения была в том, чтобы за как можно меньшее время нанести как можно большее число ударов. При этом на особую технику ударов внимания никто не обращал.
        -Здесь наша цель заставить свой организм работать как можно на больших скоростях. Со временем вы заметите, что работая на той скорости, что сейчас вызывает затруднение, вы вполне контролируете каждый свой удар.
        Когда с разминкой было покончено, начались спарринги. Брона Вортен поставил с Кирретом. А остальные Разбились на двойки, Вортен же комментировал то ту то другую схватку. С Кирретом Брону было сражаться интересно. Тот хоть и владел одноручным мечом, но использовал совершенно незнакомую Брону технику. Все движения его были ломанными и Брон очень сильно путался, выявляя среди картины движений обманные удары и финты. Несколько раз меч Киррета достигал юношу, оставляя синяки и ссадины, но и Брон в долгу не остался, неплохо приложив товарища в ногу. Удары глиняным оружием были куда менее болезненны чем даже затупленной сталью, а поэтому удары почти никто не сдерживал. Через десяток минут пары сменились, а потом сделали это снова. Плюсы такого подхода были очевидны. С Корфином Брон в поединке так и не сошелся и как он сам себе признался, это было ему на благо. Кем бы ни был неведомый маг, но клинком он владел весьма недурно, гораздо лучше своего подопечного.
        После тренировок Вортену пришлось потратить несколько минут на помощь Киррету и Брону в устранении особо сильных садин и синяков. Остальные студенты видимо должны были справляться с этим самостоятельно.
        -А неплохо мечами позвенели,- сказал уставший Киррет после окончания тренировки.
        -Скорей уж постучали,- хмыкнул Брон.
        Киррет в ответ заразительно рассмеялся.

        Глава 18.

        ИДЯ К МЕЧТЕ СМОТРИ ПОД НОГИ,
        ВЕДЬ ТАК ЛЕГКО, СПОТКНУТЬСЯ И УПАСТЬ,
        БРЕДЯ ВПЕРЕД, НЕ ДУМАЙ О ДОРОГЕ,
        ВЕДЬ ТАК ЛЕГКО СВОЮ МЕЖ ГОР СОЗДАТЬ.

        Два месяца учебы пронеслись для Брона как один день. Он довольно быстро выбился в лучшие студенты, пользуясь своим перевесом в знаниях и никаких трудностей с учебой не испытывал.  Никаких особых событий за эти два месяца не произошло. С Вилорой все едва ли сдвинулось с мертвой точки, девушке явно было приятно внимание парня, но по каким-то причинам она не делала ответных шагов. Брон же пока не решался заговорить напрямую, выплескивая свое раздражение на тренировках с магистром Вортеном, что уже начал готовить их к турниру, который должен был начаться через три недели. По словам Вортена не было смысла не поучаствовать, так как это отличный шанс проверить свои силы. С Мэри-Миллой проблем у юноши тоже не было, та вела весьма скромный образ жизни и в неприятности не впутывалась. Свои игры во влюбленного мальчика Брон решил потихоньку свернуть, так как это выглядело слегка неестественно. Вместо этого он потихоньку подталкивал к ней Киррета, а иногда и Идара. Но если первый отказывался, так как уже положил глаз на Аду, то второй просто был слишком стеснителен чтобы сделать первые шаги. В общем, скучать
Брону не приходилось, а все свободное время он тратил на изучение памяти некроманта. За два месяца он уже добрался до составления простейших плетений и сейчас жадно зубрил все, что могло ему пригодиться, хотя Брон и понимал, что некоторые умения ему почти не пригодятся. Так, например студенты сотню лет назад довольно долго обучались выплескивать в пространство часть своей энергии, дабы создать некое насыщенное облако из мельчайших крупиц энергии. Именно в нем они дальше строили заклинание, такой способ был довольно затратным в плане энергии, но зато облегчал постройку заклинания. Сейчас же существуют формы, заметно более простые в освоении и не требующие каких-либо особых энергетических затрат.
        Брону нравилась магия, нравилось разбираться и находить решения, выстраивая в своей голове стройную систему знаний и чем дальше он заходил, тем больший интерес в нем просыпался, но с каждым днем ему все сложнее было спокойно ожидать инициации собственного истока. В один день даже попытался уговорить друзей самих инициировать его  и из-за отказа они чуть не разругались, благо все разрешилось спокойно.
        Но вот, наконец, этот момент настал, всех первокурсников собрали во дворе, а перед ними вновь выступал ректор.
        -Ну вот, настал этот знаменательный день в вашей жизни, сегодня вы перейдете черту, которая разделит вашу жизнь на до и после. Именно сегодня ваш дар проснется, уверяю вас, такое запоминается на всю жизнь. Я не буду многословен, кто желает первым пройти ини..
        -Я,- едва сдерживая себя, выступил вперед Брон, в то время пока абсолютное большинство его одногрупников еще замерли в нерешительности.
        -Мне нравится ваш настрой, студент Брон,- усмехнулся ректор,- но стоило бы дослушать, вдруг я хотел предложить почистить выгребные ямы? Ладно, ладно, шучу,- отмахнулся ректор,- если вы так этого жаждите,- то прошу, проходите в третью аудиторию.
        -Хорошо,- кивнул Брон и сдерживая нервную дрожь на негнущихся ногах заковылял вперед.
        В третьей аудитории, где к слову он был впервые, обычно преподавали практику магии и символично, что именно здесь всех студентов инициировали.
        В аудитории его уже ждали, четверо преподавателей собрались тут. Брон не увидел среди них ни магистра Вортена, ни Жемата, но зато здесь была магистр Элирия, а так же знакомые по парам преподаватели стихийной магии и магии жизни, магстры Ролен и Миракл, последний из преподавателей Брону был незнаком.
        -Здрав..кхм..ствуйте,- как часто бывает, в самый ответственный момент, на юношу накатило чудовищное волнение, от которого даже в горле запершило.
        -Ну не волнуйтесь вы так,- по-доброму улыбнулась ему леди Элирия,- проходите, тут нет ничего страшного.
        Брон бы с ней поспорил. Стол с зажимами для рук и ног выглядел довольно устрашающе, а уж если знать, какие ощущения испытывает человек при инициации, то все желание и вовсе бы пропало. Но только не у Брона, он слишком долго шел к этому моменту, дабы так легко остановиться.
        Преодолевая себя, юноша зашагал вперед. Преподаватели внимательно наблюдали, как парень неуверенно подошел к столу, а потом, выдохнув сквозь зубы, осторожно взгромоздился на стол.
        Приняв лежачее положение, он прикрыл глаза и раскинул руки и ноги по сторонам.
        Преподаватели медлить не стали, в несколько движений плотно приковав его к столу.
        -Не паникуйте, сейчас мы пропустим через ваше тело мощный магический поток, который и пробудит ваш источник, вам будет немножко больно, но в умеренных пределах,- расслышал Брон над собой успокаивающий голос Элирии.
        Но ему эти слова уже были ни к чему. Он знал что делать и уже мысленно погружался в недра себя. Этому их учили на уроках медитации, но Брон часто проделывал этот фокус и самостоятельно, так как знал его ценность. Сейчас Брон готовился к первому своему эксперименту.
        Дело было в том, что после пробуждения магический источник еще несколько недель медленно пробуждается и в это время с ним практически невозможно работать. Но этого можно было избежать. Существовала методика, по которой можно было не только запустить источник сразу в полную мощность, но и расширить его потенциал, пускай незначительно, но все же раздвинуть его возможности. Этой методикой во время войны инициировали всех подходящих крестьян. Обучать магии их никто не собирался, их обычно просто использовали как мобильные емкости с энергией. Зачастую их даже устраняли после боев, дабы не плодить в стране кучу неподконтрольных недоучек. Суть метода была в том, что когда через его тело будет проходить магическая энергия, он должен был направить ее напрямую через исток. Минусом такого способа были воистину ужасные ощущения, а так же воистину отвратительное физическое состояние в ближайшие несколько дней. Но Брон знал, что его магический потенциал пусть и весьма хорош, но далеко не самый сильный.
        В планы свои он никого не посвящал, решив для себя не признаваться в умышленности своих действий, ради этого он даже сочинил небольшую легенду, которую он расскажет после пробуждения ректору и всем желающим.
        Сейчас же Брон был сосредоточен как никогда. Он уже сделал все внутренние приготовления и только ждал, начала ритуала и вот наконец первые ,сперва слабые потоки магии проникли в его тело. Медлить он не стал, пользуясь тем, что пока еще не ощущает никакой боли, он сосредоточился на потоках магии, ожидая лишь одного, когда первая капля достигнет его источника.  Время для юноши растянулось как кисель, а он сам, казалось, перестал дышать, но вот, наконец, первые крупинки магии достигли его истока.
        Резкая боль в груди пронзила тело юноши, но он ее почти не заметил, так кроме нее на него навалились новые, но такие знакомые ощущения от взаимодействия с энергией. На несколько секунд они ошеломили его, настоль яркими они были в жизни. Но Брон смог взять себя в руки, там, просматривая чужую жизнь, он уже десятки раз проделывал подобное, хотя здесь и сейчас это было сделать не так и легко.
        Кое-как юноша сумел захватить контроль над не самым сильным пучком энергии.  Проведя его через все свое тело, юноша влил его в свой исток. Теперь уже и новые ощущения не смогли спасти его от вспышки боли, но Брон не сдавался, а наоборот ухватил пучок побольше и начал пропускать его через исток. Тут уже больше вытерпеть он не смог, боль вытряхнула его из транса, он забился на столе.
        Грудь юноши словно горела изнутри, и поделать с этим он ничего не мог, лишь сжимал челюсти до скрипа зубов, не желая закричать от боли. Преподаватели меж тем наконец заметили, что со студентом твориться что-то неладное и начали потихоньку прекращать подачу энергии. Чем слабее становился поток, тем тише дергался Брон, а когда поток прекратился, затих и юноша. Лишь только вздымающаяся грудная клетка говорила о том, что парень жив.
        -Что случилось?- обеспокоенно спросила Элирия.
        -Не знаю,- буркнул Миракл,- мы уже почти завершили пробуждение, когда что-то пошло не так, у меня словно силу тянуть стали.
        -Странно,- вынес вердикт Ролен.
        -Да, так что с ним?- спросила Элирия.
        -Просто без сознания,- вынес вердикт преподаватель магии жизни- странно,- он вдруг замолчал,- его исток, смотрите!
        -Он пылает,- потрясенно произнес Миракл,- что такое, как такое могло произойти?- удивленно спросил он.
        -Хм,- задумался,- я знаю способ, которым можно провернуть такое, но сомневаюсь, что студент мог знать такое,- задумчиво произнес один из преподавателей, чьего имени Брон не знал.
        -Ладно,- приведите его в чувство, не стоит создавать панику среди перваков,- дернул щекой Миракл,- потом выясним, что же с ним такое было.
        Брон пришел в себя от похлопываний по щекам.  Голова его трещала, в горле появился горький ком тошноты, а грудь словно разрубили и сшили заново. Перед глазами у него все плыло, но он сразу осознал, где находится и что с ним произошло.
        «Блин, я не учел, что у меня, благодаря памяти Торнета был опыт работы с энергией, а у новичков в войну не было. Видимо переборщил. Черт. Как бы мне это не аукнулось»- именно такие мысли бродили в его голове.
        -Что случилось?- участливо спросила его Элирия.
        -Я, я не знаю,- разыграл Брон растерянность,- сперва по всему телу пошли покалывания, а потом словно в груди разожгли огонь, что произошло?- уже в ответ спросил он.
        -Мы не знаем, но ваш исток проснулся.
        -Это же хорошо.
        -Это странно, он должен был раскрываться еще несколько недель,- отрицательно покачал головой Ролен,- как ваше самочувствие?
        -Плохо,- сказал правду юноша,- голова болит и тошнит, а в груди все еще жжётся,- пожаловался он,- вы можете помочь?
        -К сожалению нет,- покачал головой Ролен,- у вас повреждены внутренние каналы энергии,- повреждения небольшие, сами восстановятся за пару дней, но пока на вас лучше не оказывать никакого воздействия.
        -Вы можете встать?- спросил у Брона незнакомый магистр.
        Вместо ответа ему юноша попытался приподняться над столом, но его повело в бок, да так, что он едва не свалился вниз.
        -Подождите, не дергайтесь, давайте мы вам поможем,- в две руки магистры Ролен и Миракл помогли парню сперва сесть, а потом проводили до ближайшей парты, за которую и усадили,- посидите здесь, пожалуйста.
        Тут в аудиторию без стука протиснулся ректор:
        -Что случилось, почему его нет так долго?- сходу прошипел он, но увидев бледное лицо Брона осекся.
        Тут преподаватели в четыре рта объяснили ему произошедшее и он, выслушав всех, приблизился к юноше.
        -Пойдем, я провожу тебя до твоих покоев, остальным студентом незачем видеть тебя в таком состоянии,- хоть в голосе ректора и чувствовалось напряжение, но раздражения Брон по отношению к себе не почувствовал.
        Хотя в таком своем состоянии, Брон мог не заметить что угодно.
        -Что произошло?- попытался выведать ректор детали произошедшего, но получил ровно такой же ответ:
        -Не знаю,- выдавил из себя Брон и согнулся, борясь с рвотным позывом.
        Ректор понял, что спрашивать студента бессмысленно и дальнейший путь они проделали молча. Брон хоть и был плох, но старался запоминать, откуда ведет его ректор.
        Когда они добрались до покоев Брона, ректор вновь заговорил:
        -Так, ты полежи отдохни, тебе вскоре должно стать полегче, а с тем что случилось мы разберемся, не волнуйся,- успокаивающе произнес он.
        Брон в ответ лишь кивнул, после чего мужчина покинул его комнату.
        Никакого притворства относительно собственного самочувствия Брон не разыгрывал, ему действительно было чертовски плохо. Он сам понимал, что по пропустил через источник слишком много энергии и теперь большая часть его тела повреждена на энергетическом уровне и сейчас пришло время платить за свои ошибки. В присутствии преподавателей парень хоть как то держался, но стоило ему остаться одному, как он не смог сдержать стона. В одиночестве, когда все внимание уделялось только собственным ощущениям, Брон испытал всю прелесть собственного состояния. Он честно признался себе, что так плохо ему в его жизни еще не было. Поделать что-то с таким своим состоянием Брон не мог ровным счетом ничего. У него был кулон, воспользовавшись которым он мог отрешиться от собственного тела, но делать это сейчас было бы слишком опрометчиво. Брон предполагал, что вскоре к нему могут заявиться гости. Если не преподаватели, то друзья, а показывать тем или иным кулон, он не хотел.
        Поэтому юноше приходилось терпеть. Это было не похоже на болезнь,  когда человек болеет, то замерев в каком-то положении, он может успокоить боль, тут все было иначе. Сколько бы юноша не ворочался, боль не отпускала.
        Первые полчаса он хоть как-то боролся, но дальше с каждым мгновением становилось все сложнее держать себя в руках. Нужно было отвлечь свое внимание хоть чем-то, но Брон просто не мог придумать, что может ему помочь. К физическим действиям он был не способен, к магии же прикасаться было слишком страшно. Он слишком мало знал даже с кулоном колдуна, а опытные преподаватели говорили, что с магией ему лучше не шутить. Оставалось лишь ждать, пока кто-нибудь решит наведать друга.
        Первым пришел Киррет, сперва он постучался, но заметив, что дверь не закрыта, осторожно приоткрыл ее и заглянул внутрь. Увидев бледного как мел Брона, с трясущийся в подобии приветствия рукой, он решительно распахнул дверь.
        -Что случилось? Тебе нужна помощь? Я могу позвать преподавателей,- начал осыпать он словами больного юношу.
        -Не надо,- выдавил из себя Брон,- они знают и ничего не могут поделать,- говорить ему мешали постоянные рвотные позывы, которые он стоически сглатывал.
        -Что произошло?- не успокаивался приятель.
        -Не знаю, какой-то сбой в ритуале,-продышавшись, он продолжил,- источник сразу раскрылся на полную мощность, от чего тело и пострадало.
        -Я чем-то могу помочь?
        Брон лишь отрицательно покачал головой.
        -Ладно, тогда я просто посижу с тобой, ты не против?- парень уже пододвинул стул кровати.
        -Нет, в одиночестве совсем тяжко,- пожаловался Брон.
        -Да,- понимающе кивнул Киррет,- у меня как-то тоже случай был неприятный, я в жару с разбегу в речку нырнул, выныриваю, а мне голову словно стальным обручем сдавили, а в висках стучит кровь. Голова раскалывалась так, что я три ночи подряд уснуть не мог, лишь плакал да молился и проклинал четверых, с тех пор зарекся нырять в воду,- поделился Киррет своей историей,- когда с кем то разговариваешь или делаешь что-то, то терпеть еще можно, а вот так, наедине с самим собой очень тяжко, так что я тебя в какой то мере понимаю, но судя по твоему виду, тебе явно сейчас куда как хуже, чем было мне.
        Так они и проводили время вплоть до того момента, когда в дверь постучались ректор на пару с магистром Роленом.
        -Как самочувствие?- участливо спросил магистр Ролен.
        -Лучше не становилось,- пожаловался Брон.
        -Так, ладно, давайте я вас осмотрю,- приблизился к нему мужчина.
        Несколько минут он ощупывал его внутренним зрением, а после вынес вердикт.
        -Ну что я могу сказать, ваш магический источник по какой-то неведомой причине начал втягивать энергию в себя, хотя она должна была просто пройти через ваше тело, из-за этого каналы, по которым проходил структурированный поток получили повреждения, по факту вам ничего не угрожает, но в ближайшее время вам придется терпеть эти весьма неприятные последствия, так как помочь вам магическим способом мы не можем.
        -Ну, тут есть один плюс, вы теперь примерно представляете к каким последствиям может привести повреждение каналов в результате того, что вы не справились с магическим потоком, ну или словили некромантское проклятие или даже приняли один из магических ядов,- попытался привести ректор плюсы ,но получилось как-то не очень.
        -Тут выбор ваш, я лично вижу только два варианта действий,- продолжил магистр Ролен после речи ректора,- вам придется либо терпеть это несколько дней подряд, либо мы можем дать вам зелье, от которого вы потеряете сознание, принимать его придется несколько раз, так как действует оно всего порядка восьми часов, но думаю в вашем положении это не такая большая цена.
        Будь Брон в здравом рассудке он бы еще сто раз подумал, прежде чем соглашаться, но сейчас он уже был доведен до той грани, что все, что у него вырвалось, так это:
        -Хорошо, я готов.
        -Не так быстро, молодой человек, мне еще потребуется несколько часов на его изготовление, так что пока терпите.
        Магистр Ролен удалился, ректор же меж тем взял слово.
        -С преподавателями я поговорил и никаких нарушений с их стороны я не выявил, то, что с вами случилось либо особенность вашего организма, либо воля неведомых для меня сил, так как подобное на моей памяти не происходило, в общем, вины академии тут нет, но я готов сделать что-то, дабы у вас не оставалось неприятного осадка, думаю, этот разговор мы продолжим после вашего выздоровления.
        -Хорошо,- выдавил из себя Брон.
        -Ладно, а пока я прошу меня извинить, но дела академии требуют моего внимания,- с этой фразой мужчина откланялся, оставив парней наедине.
        Следующие два часа они провели вместе. Киррет без устали где вспоминал, а где и вовсе придумывал различные истории, Брон же внимательно слушал их, вставляя изредка краткие комментарии.
        Но и их ожидание подошло к концу. В комнату после стука заглянул магистр Ролен.
        -Самочувствие не улучшилось?- на всякий случай спросил он.
        -Нет.
        -Ладно, тогда присядьте, иначе, боюсь, вам не удастся проглотить это зелья.
        Брон попытался принять сидячее положение и при помощи Киррета у него это даже получилось.
        -Так, давайте ка я сам,- с сомнением поглядел магистр на трясущиеся руки парня,- открывайте рот.
        Брон послушно открыл рот, в которую магистр тут же опрокинул маленькую пробирку какой-то белесой жидкости. На вкус она была очень горькой и Брону пришлось зажать себе рот, дабы не выплюнуть ее вместе с комком подступившей рвоты. Кое-как проглотив эту мерзкую горькую смесь, он обессиленно откинулся обратно на спину.
        -Подействует через пару минут,- ответил Ролен на немой вопрос своего студента.
        Брон прислушивался к себе, но ничего странного не ощущалось. За пеленой боли он так и не заметил начала действия зелья, пока сознание не начало уплывать в неведомые дали.
        Пробуждение не было для Брона радостью, болевые ощущения никуда не пропали и даже ничуть не ослабли. Судя по проникающему из окон свету, уже наступил вечер, а судя по отсутствию под ним постельного белья, его явно стошнило во сне. В комнате он был не один, за столом спиной к нему сидел Идар, которого парень легко опознал даже по спине.
        -Долго я провалялся,- слова давались ему все так же с трудом.
        -О,-дернулся от неожиданности парень,- ты очнулся, не так и долго, сейчас часов шесть примерное, как самочувствие?
        -Пока не полегчало.
        -Ну да, магистр Ролен говорил, что быстро ты не поправишься, он сказал, что тебя стоит накормить, а потом дать новую порцию зелья.
        -Я не хочу есть,- отрицательно покачал головой Брон.
        -Надо, тебе и так плохо, не стоит усугублять,- покачал головой Идар.
        -У меня проблемы с энергией, а не с телом,- выдавил из себя Брон,- сейчас просто не запихну в себя ничего, меня ведь и так стошнило?
        -Да, почти сразу после того, как зелье подействовало, ладно, если не хочешь кушать, то вот зелье,- протянул он Брону копию той мензурки, что была в руках у Ролена.
        Видя, что Брон не может даже подняться, Идар спохватился и сам подошел к нему.
        -Все так плохо?
        -Более чем,- невесело улыбнулся Брон, кое-как он самостоятельно сел и приняв мензурку, поднес ее ко рту.
        Руки его дрожали, и часть жидкости все же разлилась, но большую часть он все же смог влить себе в рот.
        В таком рваном темпе и прошли три с половиной дня у Брона. Иногда, когда он просыпался его кормили бульоном, иногда он перекидывался парой слов с теми, кто был рядом, но в целом для него все было одинаково.
        Очнувшись в очередной раз, он даже не сразу понял, что не чувствует боли, тошнота отступила, а все тело отдает лишь слабостью, да голова слегка гудит. Не понимая что произошло, он попытался сесть и у него это без труда получилось. Осознание того, что все, пытка в собственном теле закончилась, молнией сверкнула в его голове. Радостно вскочив на ноги, Брон тут же согнулся от резко закружившейся головы. Действительность не отпускала его так легко, и столь неестественно долгий сон тоже не мог пройти бесследно.
        -Что случилось?- тут же подскочила к нему Ада,- что с тобой?
        -Все, все хорошо,- даже головокружение не помешало ему улыбнуться,- боли ушли.
        -Хух, ты чуть до седины меня не напугал,- напряженность ушла из тела девушки,- подожди здесь, магистр Ролен сказал, что когда ты очнешься, то первым делом позвать его.
        -Хорошо,- кивнул ей парень,- как же мне хорошо,- протянул он, когда дверь за его подругой захлопнулась,- вот и оно, первая моя цель достигнута, у меня есть магия, что же там дальше?

        Глава 19.

        ЖЕЛАЕМ ТЕХ, КТО НАМ НЕ ДАСТ ОТВЕТА,
        ЛОЖИМСЯ С ТЕМИ, КТО ЕГО ДАЕТ,
        ВЕДЬ ЗАВТРА НАМ С ТОБОЙ ОПЯТЬ В ДОРОГУ,
        ВСЕ МЫ, ЛИХОЙ, НАЕМНИЧИЙ НАРОД!
        Отрывок из песни «Жизнь наемника»

        -Так, ну что сказать,- осмотрев парня, протянул магистр Ролен,-вы явно идете на поправку, думаю недельку и все, все последствия сойдут на нет. На это время я бы рекомендовал вам не использовать магию, ну или по крайней мере делать это очень, повторяю, очень осторожно,- наставительно произнес магистр Ролен.
        -А что-нибудь хорошее для меня есть?- с интересом спросил Брон.
        -Даже не знаю,- пожал плечами мужчина,- единственное, что я мог заметить, так это увеличившуюся проводимость каналов, но я даже не знаю хорошо ли это?
        -Почему?- удивился юноша.
        -Сложнее будет научится контролировать подачу энергии на первых порах,- как само собой разумеющееся заметил мужчина.
        Брон тут же отмахнулся от его мысли, ему такое не грозило.
        -Ладно, думаю завтра вам стоит приступить к занятиям,-на последок сказал преподаватель, прикрывая за собою дверь.
        Но Брона такая весть смутить не могла. Он уже жаждал, когда попробует сотворить какое-либо заклинание. Предупреждение о том, что на магию лучше не налегать, тоже прошло мимо ушей парня, поэтому, дождавшись, когда за мужчиной закроется дверь, Брон тут же приступил к реализации первого в своей жизни заклинания. Выбор его был невелик, за те два месяца, что он ушел вперед в памяти некроманта, тот выучил всего два заклинания, первым был Огонек, использующийся для розжига костра, а вторым был магический свет. Баловаться с огнем, Брон не стал и принялся сооружать энергетический каркас второго заклинания. Делать это в реальности было сложнее, чем в памяти некроманта, но у него все же получалось. Шесть с половиной минут и вот оно, комната озарилась ярким светом, от которого у самого Брона заслезились глаза.
        Проморгавшись, он кинул взгляд на медленно тающий шарик света, что быстро угасал без подпитки.
        -Получилось,- радостно выдохнул юноша и улыбка озарила его лицо.
        Он даже сам не заметил, что использовал для создания заклинания не форму, а старый метод с распылением энергии.
        Прикрыв глаза, Брон замер, наблюдая за миром вокруг через третье веко. Именно так колдуны прошлого назвали способность видеть энергию окружающего мира. Этот навык не требовал развития или длительных тренировок, нет, он был у каждого, в ком проснулась сила,  для его использования нужно было просто прикрыть глаза. Именно поэтому колдуны часто имеют бледный вид. Сложно уснуть, когда вместо темноты ты видишь разноцветную переливающуюся картину, сотканную из тысяч, десятков тысяч нитей.
        Брон сейчас пребывал в крайнем возбуждении, мир открылся ему с другой стороны. Ему было интересно все. Была интересна белесая дымка воздуха, на самом деле являющаяся миллионами мельчайших капель энергии. Была интересна структура каменных стен и деревянного стола. Были интересны собственные руки, представляющиеся свитыми словно из ниток. Он как ребенок крутил головой в попытке привыкнуть к новому для него миру. То и дело он натыкался на что-то и машинально открывал глаза, но вскоре вновь закрывал их, погружаясь в новый для себя мир.
        Казалось, он может бродить так целую вечность, но ему помешали.
        Ада, улизнувшая при появлении преподавателя, вернулась, да не одна, а со всей их компанией.
        На Брона насели радостные друзья, радуясь его выздоровлению, но главное, что он услышал, так это фраза Вилоры:
        -Как я рада, что ты оправился,- почти прошептала она.
        Улыбка Брона стала совсем до ушей, а девушка, заметив такую реакцию смутилась, хотя кроме них двоих мало кто заметил это. Друзья радовались и выпрашивали подробности, но рассказать хоть что-то юноша не мог, а жаловаться на свое ужасное состояние не хотел, поэтому довольно скоро сменил тему. Но и у друзей за прошедшие дни ничего интересного не произошло, разве что Киррет рассказал, что изучали на парах. Остатки дня они провели дружной компанией, травя байки. Брон поделился своими впечатлениями от видов энергии мира, на что девушки с Идаром понимающе покивали, после чего надавали кучу советов. Киррет пожаловался на то, что теперь по долгу ворочается в кровати, не в силах заснуть, но ничего полезного ему не посоветовали.
        -Все через это проходят,- пожал плечами Идар,- со временем привыкнешь, а пока постарайся ни о чем не думать и не всматриваться в то, что видишь.
        Когда с советами было покончено, перешли к играм в карты, чем и заняли себя до глубокой ночи.
        Но сегодня все было по другому и на волне душевного подъёма, Брон решил сделать то, что уже давно бы сделать следовало.
        -Подожди,- придержал он Вилору за руку,- я хотел с тобой поговорить.
        -О чем?- смущенно спросила девушка, но кончики ее ушей предательски заалели.
        -О нас,- парень придвинулся к ней вплотную,- мы давно уже знакомы и мне кажется, я созрел для того, чтобы напрямую сказать тебе то, что ты мне очень нравишься,- юноша говорил напористо и жарко, но вдруг замер, заметив в глазах девушки страх,- что, почему ты боишься?
        -Прости,- в глазах девушки появилась скорбь,- но у нас ничего не получится.
        -Почему?- устало спросил Брон.
        -Я обещана другому,-опустив глаза в пол, ответила девушка, юноше стало печально и тоскливо на душе, пятясь задом, он грузно сел на кровать,- нет, я не люблю его,- заметила Вилора его реакцию,- наши отцы заключили договор.
        -Для тебя их воля важнее твоей?- надежда покинула голос Брона и этот вопрос, он задал лишь для того чтобы убедиться в своих мыслях.
        -Ты не понимаешь,- грустно покачала головой девушка,- моя воля тут ни причём, стоит мне пойти против отца, как за тобой начнет охотиться пол королевства, даже не по его приказу, а чтобы угодить ему.
        -Кто он такой?- этот вопрос давно интересовал юношу, так как воспитание Вилоры сильно отличалось от остальных.
        -Герцог Тукморд,- едва не прошептала она,- Красный Волк.
        Брон устало прикрыл глаза. Он уже понял, что девушка ему не ровня, а когда услышал имя отца, то практически сразу распрощался со всеми иллюзиями. Делать хоть что-то тут бесполезно.
        -Ладно,- открыв глаза, выдохнул юноша,-забудем этот разговор.
        -Так легко? -казалось для девушки это было потрясением.
        -А что мне еще остается?- скривился юноша, ему хотелось излить свою злость, но он понимал, что делать этого не стоит,- даже захоти ты пойти против отца, то что мы будем делать? Прятаться от всей королевской армии, да к черту даже армию, как мне будет с тобой, зная, что из-за меня ты отказалась от столь многого? Нет, мы далеко не ровня и надеется на что-то, было просто глупо.
        -Ладно,- девушка, казалось, приняла его слова,- спокойной ночи Брон.
        -Спокойной ночи, Вилора,- взгляды их на секунду пересеклись и юноше захотелось броситься вперед, чтобы схватить ее и поцеловать в губы. Но через секунду этот порыв исчез, а девушка вышла за дверь.
        -Черт!- рявкнул он, ударив кулаком по ничем не провинившемуся столу.
        Девушка за дверью слышала этот крик, но лишь грустно улыбнулась и ускорила шаг.
        Брон же был куда менее спокоен.
        -РРррр,- прорычал он с закрытым ртом.
        Злился он по большей части на себя.
        -Размечтался, обрел титул и магию и все, возомнил себя незнании кем, а вот оно, я далеко не ровня не то, чтобы Вилоре, но даже какой-нибудь дочери барона,-от избытка злости, он начал размышлять вслух,- вот она, следующая цель! Стать тем, с кем придется считаться, пусть не королем или герцогом, но хотя бы графом.
        Мысли юноши ушли в новое русло. Фактически стать графом для выходца из низов было практически не возможно. За всю историю таких прецедентов было один или два, да и то в случае спасения жизни монарха или членов его семьи. Бароном было стать полегче, достаточно было оказать одному из герцогов достаточно ценную услугу. Но для Брона это не подходило, такой случай может представится раз в жизни, а может не представится и вовсе. Ему же нужен был гарантированный результат, но для этого нужно было изучить почву и все нюансы законов королевства.  Именно это юноша определил для себя первым шагом.
        До поздней ночи он ворочался, не в силах усну, с одной стороны этому мешала энергия, столь красочна прорисовавшаяся вокруг, с другой стороны ему мешали собственные мысли. Но в конце концов, сон все же пришел.
        Первая половина следующего дня, ничем особым не отличалась, завтрак, пары, на которых им преподавали то, что он по большей части уже знал, обед. Вот после него юноша и решил начать воплощать свои мысли. Первым дело он направил свои стопы в библиотеку.
        Там он взял три книги:
        «Законы Королевства Солиц», «Правила престолонаследия», «История Великих Домов Королевства Солиц».
        Библиотекарь был удивлен такими запросами, но вопросов не задавал, а Брону было не до этого. В его голове роились мысли и ни на что иное время он найти не мог. Он был буквально одержим тем, чтобы найти путь к своей новой цели.
        В своей комнате он сразу же погрузился в чтение. Самой тонкой из взятых книг были законы королевства, поэтому он с них и начал.
        Три часа непрерывного чтения и свод законов отложен в сторону. Брон не подчерпнул оттуда идей, но узнал много полезного. Так он, например, уточнил для себя,  что только герцоги и сам король могут даровать титул.  Но кроме этого был и другой вариант, в случае войны или освоения ранее не занятых земель, можно было объявить себя владельцем этой земли, но опять таки нужно подтверждение одного из вельмож королевства. Ну и конечно, самым легким способом была женитьба на наследнице, но и это было делом не простым. Дворяне редко ограничиваются одним ребенком, а девушка, если даже она старше своего брата, уступает ему в престолонаследии.
        Войны в обозримом будущем вроде бы не предвещалось, а на службу к высоким лордам требовалось еще попасть. При таком раскладе оставалось всего два варианта, первый, это выгодно жениться, а второй это освоить магию на очень высоком уровне, для привлечения внимания высокородных особ. Второй вариант был гораздо предпочтительнее, так как совпадал с интересами самого Брона и вел к увеличению собственной силы.
        Но, даже приняв решение двигаться в таком направлении, Брон не отложил книги. Он был не обязан следовать строго одним путем, жизнь могла подкинуть интересные варианты и следовало быть к ним готовым, поэтому юноша перешел от размышлений, к чтению следующей книги. Правила престолонаследия были куда толще законов, но на деле большую часть их занимали слишком расписанные исторические примеры и в большей части тут говорилось именно о правах и правилах, касаемых королевского престола. Осознав это, Брон довольно быстро пролистал книгу, но ни за что так зацепиться и не смог. У него осталась последняя книга, совсем уж огромных размеров, а за окном уже темнело, поэтому он отложил ее на завтра, а сам принялся листать память Торнета. Там было, на что посмотреть и что изучить. Брон наконец дошел до того момента, где Торнет определил свою специализацию.
        Тема эта была интересной. Брон уже знал, что само разделение на специализации довольно условно. Просто кому-то с одной энергией работать легче, чем с другой, вот и идут они путем наименьшего сопротивления. Да, определенные знания в смежных областях они получают, но сам факт того, что человеческий мозг просто не способен запомнить сотни разноплановых заклинаний подталкивает людей к тому, чтобы совершенствовать одно направление. Для себя Брон уже точно определил, что не пойдет по такому пути. Какой бы не была его предрасположенность, но упускать такой шанс, что давал ему кулон, было просто глупо, а ограничиваться одной некромантией и магией жизни, тоже не имело большого смысла, так как эта магия имела свой, довольно ограниченный функционал.
        Ритуал, а скорей уж процедура определения предрасположенности была не особо сложной, поэтому Брон решил повторить ее прямо на ночь глядя. Для этого ему потребовалось выйти во двор, где он нашел парочку камней и уже с ними вернулся в комнату.
        Для начала юноше было необходимо было научиться точно дозировать свои силы. Мерой энергии считался один энергон, его емкость была откровенно мала, но измеряли силу именно в них. На глазок Брон прикинул свои силы. По его прикидкам, в его теле содержалось порядка трех тысяч энергонов, что для начинающего мага было довольно внушительной цифрой. Тот же Торнет имел на порядок меньше сил при поступлении.
        Почти пол часа у Брона ушло на то, чтобы сформировать точно пропорциональный энергон, после чего собственно и последовала процедура выявления тональностей. По очереди юноша заливал в камни по десять энергонов энергии, меняя ее типы.
        Когда все камни были заполнены, Брон достал тетрадь и начал записывать.
        ВЕЩЕСТВЕННАЯ МАГИЯ:
        Огонь- 0,95
        Вода-0,8
        Земля-0,75
        Воздух-0,7
        МАГИЯ ЖИЗНИ- 0,85
        Записав результаты, юноша тяжко откинулся на стену. В голове его забродили нехорошие мысли. Показатели были довольно высокими. Проблема была в том, что обычно, у людей один показатель сильно доминирует над остальными и только у редких везунчиков, большая часть которых была потомственными магами, два или три показателя были на примерно равном уровне. То, что такой показатель мог быть у обычного крестьянина, шанс был один на сто тысяч, а может быть и на миллион и Брон не знал, что и думать. С одной стороны быть таким везунчиком было совсем не дурно, но с другой Брону хотелось и того, чтобы он в действительности был потомком Торнета Черного, пусть и не от законного брака. Но в последнем он очень сильно сомневался, хотя крохотный лучик надежды еще остался в его голове. Такие мысли недолго блуждали в голове парня, довольно скоро он вернулся к результатам своего тестирования.
        Результаты были очень хорошими, да, в магии жизни своему предшественнику Брон уступал, у того показатель был примерно такой, как у юноши был показатель в магии огня.
        Печалиться по этому поводу юноша не собирался, показатель преобразования в восемьдесят пять процентов тоже был очень даже внушительным и у большей части людей доминирующие показатели были на таком уровне. Так что пойти стопами Торнета он сможет, но при этом у него есть возможность стать гораздо более опасным в столкновении, так как его показатель огненной магии просто на недосягаемой высоте.
        Воображение Брона уже нарисовала картину, как он, под защитой мертвых слуг сжигает своих врагов, такому сочетанию будет сложно что-то противопоставить. Идеальная комбинация. С одной стороны огненная магия, самая страшная в бою, но долгая в подготовке, с другой стороны магия жизни, откровенно слабая в магическом бою, но способная даровать время благодаря предварительной подготовке. Но это все в далеком будущем, пока он не способен практически не на что, а значит, нужно учиться еще усерднее, дабы не только освоить программу первого года, но еще и получить все знания, которые только можно. Даже после первого курса ему нужно представлять из себя хоть что-то в бою.
        Закончив с планами и размышлениями, юноша отправился на боковую. Последние дни для него был очень насыщенным, поэтому он еще долго мучился мыслями, которые скакали от отношений с девушкой, до магии и перспектив. Но сон все же пришел к нему, правда, на пары на следующий день он отправился жутко не выспавшимся. Хотя от большей части студентов он этим нисколько не выделялся.
        После обеда, юноша принялся за чтение Истории Великих Домов. В которой были описаны истории возникновения и процветания большей части домов королевства, начиная от графских родов, заканчивая королевским. Тут было очень много информации про рода, про основных их представителей, включая устные портреты. Большую часть знати Брон просто пролистывал, смотря самые новые записи, о главах рода их деяниях, репутации и их детях. Книга постоянно дописывалась, а потому в ней было много истых страниц, так что ее чтение тоже не заняло слишком много времени. Но одного прочтения была мало и юноша почти до полуночи зубрил информацию о всех значимых на его взгляд людях королевства. На ночь глядя он вновь полистал память некроманта, после чего завалился спать.
        Следующие две недели прошли в размеренном темпе. Юноша с головой погрузился в учебу, вечерами он либо читал книги, либо впитывал знания некроманта, а на парах повторял материал, а заодно и обучался тому, что во времена Торнета не преподавали. Каждые два дня по вечерам они тренировались с оружием. Юноша замечал, что тренировки приносят свои плоды. Он уже неплохо прогрессировал в скорости ударов, да и технику отточил. За прошедшие три месяца они не раз сходились в бою с Корфином, но не смотря на весь прогресс, Брон прекрасно понимал, что ему он еще не ровня. Кем бы не был телохранитель сына герцога Белой Гавани, но его мастерству нужно отдать должное. Потихоньку, злость юноши на него прошла, он осознал для себя, что тот просто выполнял свою работу, а фактически он даже не относится к нему никак кроме безразличия.
        Кроме обычного фехтования, магистр начал проводить тренировки по конной стычке, так как турнир был уже не за горами. В этом юноша был пока откровенно плох. Тяжелое рыцарское копье в его руках норовило угодить куда-угодно кроме того места, в которое он целился. Но дело это было не сложным и потихоньку ситуация выравнивалась.  С Миллой- Мэри пока проблем тоже не было, но юноша не расслаблялся, проблемы с сюзереном ему были не нужны.
        Единственное, что тяготило и напрягало Брона, так это вынужденный целибат. Он с нетерпением ждал когда три месяца его вынужденного заключения наконец закончатся и он сможет выбраться из академии. К студенткам юноша не подходил, но не потому, что сердце его было разбито, а потому, что это дело, было слишком затратное по времени которого ему и так не доставало.
        Но вот, три месяца все же подходят к концу. Уже завтра начнется турнир, а через неделю кончится срок наказания парня.
        Сегодня у Брона был день отдыха, так как прошедшую неделю он каждый вечер тренировался копейной сшибке. Вечер он решил провести с друзьями, за дружеской беседой. Женскую компанию он нашел по обыкновению в комнате Идара.
        Поприветствовав всех, Брон занял привычное уже место на краю подоконника и на минуту замолчал, вслушиваясь в беседу. Обсуждали завтрашний турнир.
        -Я слышала, таверна уже полна прибывших на турнир рыцарей,- поделилась свежими сплетнями Ада.
        -Ага, я вчера там был, даже в обеденном зале места не найдешь,- поддержал ее Идар,- и чего их так манит этот турнир, что готовы ехать на него в такую слякоть?
        Погода и правда была не очень. Сезон дождей уже прошел, дело шло к началу заморозков и первому снегу, но в академии было довольно тепло, говорят над ней держат невидимый купол, не выпускающий тепло.
        -Как чего, слава, да главный приз,- хмыкнула Лиала.
        -А что за приз?- неожиданно для себя Брон осознал, что не знает, за что будет завтра сражаться.
        -Хах, ну ты даешь,- в голос рассмеялся Идар и девушки присоединились к нему.
        -Некогда узнавать было,- буркнул Брон.
        -Главный приз десять полновесных фунтов серебра и клинок из местной кузни,- поделилась с парнем Вилора, отношения с которой у них еще были достаточно скомканными.
        -Неплохо,- благодарно кивнул ей Брон.
        -Да уж, неплохо,- весело хмыкнула Ада,- если считать, что такого оружия просто так не достать, а в нашей кузни очереди на полгода вперед.
        Брон к своему удивлению вновь понял, что ничего об этом не знает. Но расспросить ему не удалось.
        -Рассчитываешь на победу?- с интересом спросила у него Лиала.
        -Да нет,- пожал плечами парень,- я, признаться, не лучший боец.
        -Ну, с Норином ты справился, а у него подготовка далеко не самая худшая,- заметил Идар.
        -Одно дело задавить паренька, что кроме учебных поединков ничего не видел, другое дело схватиться с опытным рыцарем,- покачал головой Брон,- никто кстати из именитых не приезжал?
        -Говорят Железнобокий должен прибыть, но пока вроде бы не было.
        Брон задумался ,вспоминая кто это, н овсе что ему удалось вспомнить, так это то, что по рассказу Олафа, ему чуть не пришлось жениться на дочери графа из-за того что Рамбук Черный выбил Железнобокого из седла.
        -Мда, не весело,- вслух прокомментировал он,- надеюсь, он не приедет.
        -Что так, думаешь, он так силен?- удивилась Ада.
        -Если их поединок с Рамбуком Черным считали равным, то я ему далеко не соперник,- пожал он плечами.
        -Медведь так силен?
        -Он на моих глазах плечом сбил лошадь на землю,- хмыкнул Брон.
        На десяток секунд повисло молчание.
        -А зачем ты вообще участвуешь, если знаешь, что не победишь?- вдруг спросила его Лиала.
        -Тут причин много,- пожал парень плечами,- тренировка в боевых условиях, новые соперники, есть чему научиться, а заодно можно обрести хоть какую-то известность, ну и надежда на главный приз конечно всегда есть.
        -Думаешь на таком небольшом турнире можно получить много известности?- хмыкнул Идар.
        -Знаешь, что я тебе скажу?- взглянул на него Брон,- в нашем королевстве не так много рыцарей, думаю и двух тысяч не наберется, поэтому к взрослому возрасту все так или иначе знакомы или слышали друг о друге, поэтому если хочешь чтобы тебя знали, шевелись, участвуй в турнирах и сражениях. Если посмотреть на того же Рамбука, то он по-моему старается принять участие в каждом значимом турнире или заварушке и тут, уверяю, дело не только в призах.
        -Мне не понять,- отмахнулся Идар.
        Брону вновь не понравилось такое его пренебрежение к схватке на клинках, но высказывать ему он ничего не стал.
        «Не хочет, как хочет, его жизнь»-подумал он.
        Вечер прошел в обсуждении сплетен и взаимных подколках, а ночь Брон уже по обыкновению посвятил мелким экспериментам с магией. Он уже расширил свой арсенал на еще парочку бытовых заклинаний и по вечерам практиковался с ними, нарабатывая опыт. Да и засыпалось ему после такого куда как легче. Вот и сегодня он провозился с магией до полночи, пока глаза не стали закрываться сами. Заснул он быстро.
        А с утра грянул Турнир Академии!

        Глава 20.

        ПОД ЗВУК ВЕЛИЧАВОГО ГОРНА,
        БОРЮСЬ Я НЕ ТОЛЬКО С СОБОЙ,
        МОЙ КОНЬ ЛЕТИТ, А НЕ СКАЧЕТ,
        МОЙ КОНЬ НЕСЕТ МЕНЯ В БОЙ!
        С самого утра академия кипела.

        Возле замка уже установили трибуны для зрителей и расчертили полосы ристалища, засыпав его песком..
        Брон проснулся очень рано и в столовую он пришел одним из первых, поэтому позавтракал в одиночестве, после чего вернулся обратно в комнату. Там он сделал два десятка отжиманий с подпрыгиваниями в верх. Разогрев тело, он принялся облачаться в доспехи. Без чужой помощи это заняло у него порядка пяти минут. Подогнав все ремни, Брон уже в доспехах проделал те же упражнения что и ранее.  Нацепив меч на пояс, он отдышался и, подхватив шлем и щит, двинулся наружу. Встреченные ему по пути студенты вновь косились на него, как в первый день в академии, а он все так же не обращал внимания.
        Выйдя из башни, он отправился к конюшне.
        Сегодня был знаменательный день для его Торопыги. Первая схватка, что должна показать, не были ла напрасны все усилия Брона по дрессировке. В конюшне Брон увиделся с Кирретом, тот сейчас тоже был облачен в доспехи, так что узнать его получилось не сразу.
        -Ну что, готов?- голос Киррета из под шлема был необычайно гулким.
        -К чему, выбить тебя из седла?
        Киррет в ответ лишь расхохотался, Брон меж тем временем подошел к Торопыге.
        -Ну что, красавец, готов?- посмотрел он ему в глаза, ухватив за уши,- я знаю, ты не подведешь,- улыбнулся парень, когда конь раздраженно мотнул головой.
        Накинув на спину коня потник, юноша аккуратно положил на него седло, чуть сдвинув его по направлению шерсти, после чего слегка подтянул подпругу. После настало время оголовья и узды, которую торопыга принял добровольно. Затянув подбородный ремень Брон вернулся к седлу и убедившись что потник сидит ровно, окончательно затянул подпругу.
        -Пойдем,- взяв повод в руку, Брон зашагал на выход из конюшни, Киррет был уже там, восседая на своем жеребце черной масти.
        -Ну что, поехали,-Киррет тронул своего коня, Брон направил Торопыгу за ним.
        Вдвоем они выехали в ворота Академии и направились к трибунам, там уже развернули несколько шатров для рыцарей. Именно туда и направились друзья. Оставив коней у коновязи, они отправились внутрь. Для учеников академии шатер отдельный никто ставить не стал, поэтому разместились они в общем. Тут народу было уже много, порядка десяти человек, поэтому парни сразу стали объектом пристального внимания.
        -Господа маги пожаловали,- веселым голосом сказал один из рыцарей.
        -А я думал они только в халатах своих ходят,- расхохотался еще один.
        Брон смекнул, что большинство рыцарей уже перезнакомилось в трактире иначе отличить студентов у них бы не получилось. Остальные рыцари меж тем поддержали своих задорным гоготом.
        -Это что, смешно? Кто пропустил шута в рыцарский шатер?- Брон оглянулся по сторонам в поисках неведомого виновника.
        -А он не так плох,- хмыкнул тот, что говорил про магов. В несколько шагов он приблизился к парням и нахмурил брови. Шлема на его голове не было, а борода топорщилась вперед.
        Несколько секунд он внимательно вглядывался в лица парней, что были скрыты шлемами, после чего его губы растянулись в улыбке.
        -Дерек  Бонбаррион,- протянул он руку.
        Брон, стянув с головы шлем, представился:
        -Брон,- после чего ответил на рукопожатие.
        -Просто Брон?- удивился мужчина, на вид ему было чуть больше тридцати лет.
        -Прозвище еще не прилипло,- улыбнулся юноши.
        -Да как так то, я отсюда вижу твое прозвище,-из-за спины Дерека вышел рыцарь в светлых стальных доспехах, народ ожидающе глядел на него, поэтому тянуть он не стал,- Красавчик.
        -Ну да, на вашем фоне самое оно,- расхохотался Брон.
        На несколько секунд шатер утонул в гоготе.
        -Расто Мариз,- отсмеявшись, протянул ему руку мужчина.
        -Брон,- с ухмылкой представился юноша, проигнорировав придуманное прозвище.
        -Ему лучше подойдет Шутник,- выкрикнул кто-то из толпы и в этот раз выкрик поддержали одобрительным шумом.
        Брон на секунду задумался, прозвище было не так и плохо, поэтому далее он представлялся уже им. Знакомство надолго не затянулось, хотя Брон признался себе, что запомнил едва ли половину имен.
        Когда все перезнакомились, Дерек подвел парней к столу, что стоял посередине шатра.
        -Угощайтесь,- махнул он рукой.
        -Спасибо,- сказал Брон, но к еде не притронулся, так как был уже сыт.
        Время тянулось медленно, то и дело в шатер входили новые рыцари, с которыми юношам приходилось знакомиться или здороваться с уже знакомыми. Рыцари боролись со скукой, кто как мог, кто-то просто сидел, отдыхая, кто-то уминал еду, но большая часть конечно болтала.
        Вот и Бонбаррион решил поболтать.
        -Молодые,- обратился он к юношам,- мы тут до вашего появления поднимали одну интересную тему,- заговорщицки подмигнул он,- у вас с этим как?
        -Ты о чем именно?- немного недопонял его Киррет.
        -Ну вообще о первых ,кого вы отправили в чертоги Четверых, но и про девок я тоже послушать могу,- расхохотался мужчина.
        -Ну нет, про девок я вспоминать не буду, как мне потом до коня добираться?- поддержал шутливый тон Киррет, а когда смех утих, продолжил,- я помню свой первый раз, у нас соседи деревню разграбили, мне еще лет пятнадцать было, мы на помощь прийти не успели, но врага догнали, помню как на ходу вонзил свое копье в грудь какому-то бедолаге, умер он мгновенно, а я вылетел из седла, из-за своего же копья,-хмыкнул парень.
        -Неплохо,- оценил Расто,- а у тебя как?- спросил он у Брона.
        - Я если честно точно не помню,- пожал он плечами,- но вроде это был разбойник. Я тогда двигался из Лорка в Толг, дабы пойти наемником в армию барона Туния, а по пути наткнулся на разбойников, что грабили купца, я разрубил одному из них череп.
        -Так это было всего полгода назад,- хмыкнул Дерек,- чего у тебя память в таком возрасте барахлит иль скажешь, что больно много убивал, что все в голове перемешалось?
        -Много не много, но за пол года человек десять, наверное, было,- пожал Брон плечами.
        В глазах Дерека застыло недоверие, но сказать что-то ему помешал Расто.
        -Погоди, так ты участвовал в той заварушке?
        -Да,- просто кивнул юноша.
        -Рассказывай,- хмыкнул Расто, притянув себе стул, на котором он и расселся.
        Брон оглянувшись, понял, что все остальные рыцари тоже затихли и с интересом ждут его рассказа. Его это не смутило и он, по примеру Расто тоже сел.
        -Да что там рассказывать,- с неохотой начал Брон, но чем больше он вспоминал, тем энергичнее начинал рассказывать.
        Сперва юноша хотел отделаться парой предложений, но воспоминания захватили его и рассказ затянулся на добрый десяток минут.
        -Да и эта бойня была твоим первым сражением?- удивился Дерек,- ты, однако, не так прост, раз сумел выжить.
        -А виконт то каков, спалить башню магией, его бы за это надо на кол посадить,- негодующе крикнул кто-то из рыцарей.
        -Да, тут вам повезло, пошли бы на приступ и считай все, остались от вас бы только угли.
        -Да нет, одно дело простых солдат сжечь, а другое дело зажарить десяток рыцарей и барона, за такое бы его замок сравняли бы с землей,- жарко вмешался в беседу незнакомый рыцарь.
        Дальше пошел жаркий спор. Рыцари словно чего-то подобного и ждали, так как обсуждение вышло очень уж эмоциональным.
        Прервался спор лишь с появлением незнакомого Брону мужчине.
        -Уважаемые сэры,- громко начал он хорошо поставленным голосом,- зрители уже начали прибывать, вы должны подготовиться, через десяток минут начало.
        Рыцари зашумели, но мужчина еще не закончил.
        -Подождите,- поднял он руку над головой,- теперь жеребьевка,- с пояса он снял небольшой глиняный горшок,- по очереди берите камни, на них написаны ваши номера.
        Рыцари оживились и камни были разобраны буквально за минуту. Брону достался номер четыре, а у Киррета был одиннадцатый.
        -Так, теперь, пожалуйста подходите ко мне по своим номерам, я запишу ваши имена,- убрав горшок, мужчина достал из поясной сумки записную книгу и карандаш.
        Довольно быстро все рыцари записались, после чего время начало тянуться как смола. Первый поединок был объявлен через два десятка минут, так что встретили его все с облегчением. Всей толпой рыцари вывалились из шатра, дабы пронаблюдать за поединком своего знакомого. Брон от остальных тоже не отставал, а посмотреть было на что. Под объявления громкоголосого герольда, рыцари выезжали на ристалище. Там они кланялись в сторону организаторов турнира, ректора рядом с которым разместились в основном преподаватели и некоторые специально приехавшие на турнир аристократы. После поклонов, рыцари разъезжались по разным сторонам ристалища, там их уже ждали оруженосцы, что подносили им тупые копья.
        По правилам турнира, в поединке побеждал тот, кто собрал больше очков за три столкновения. Попадание в щит приносило одно очко в случае простого попадания и два в случае преломления копья, попадание в корпус приносило так же два очка, удар в голову приносил три. В случае попадания по коню рыцаря исключали из турнира. При выбивании соперника из седла победа присвоялась усидевшему, но в то же время выпавший мог вызвать его на пеший поединок и те из рыцарей, кому была нужна симпатия зрителей, обычно соглашались на пешую схватку.
        Рыцари меж тем, получив копья, встали в позиции. Герольд начал отсчет и стоило ему лишь прокричать цифру пять, как кони участников рванулись вперед. До галопа они разогнаться просто не успели, едва вышли на рысь, как последовало столкновение. Брон видел, что копье одного из участников скользнуло по щиту вверх, в то время как его противник попал точно в центр щита. Рыцаря сильно тряхнуло и ему пришлось отбросить свое копье, дабы суметь удержаться на лошади. Копье тут же подняли, а рыцари получили по новому, после чего вновь последовал отсчет.
        Новая стычка прошла на равных, оба рыцаря попали точно в щит противника, но если одного просто сильно качнуло, то второй завалился на круп коня и не иначе как чудом смог вернуться обратно в седло.
        Третье столкновение тоже не принесло кому-то очевидной победы, оба бойца усидели на конях и в дело вступил герольд.
        -Побеждает сэр Ронкул Таркс, набравший шесть очков, против пяти, что взял сэр Шенул Стройный!
        Победитель вновь выехал на ристалище и прямо из седла поклонился на все четыре стороны, после чего под овации толпы направился к шатрам.
        Остальные рыцари громогласно поздравляли его, герольд объявлял новых участников, но Брону было не до них. На него опять накатило волнение. Сердце учащенно билось, а на лбу выступил пот. Время опять начинало замедлять свой бег, что сильно нервировало юношу. Два поединка, прошедшие до его очереди, растянулись для него  надолго, точнее первый надолго, во время второго он уже занял себя делом. Торопыга был отвязан от коновязи, а юноша взгромоздился в седло.
        И вот, наконец, наступил тот момент, герольд прокричал имена выступающих:
        -На ристалище выходят, слева сэр Брон, справа сэр Дирок Серцвен!
        Положив руку на меч, а второй придерживая поводья, Брон пятками щелкнул коня по бокам, выезжая на ристалище.  Юноша словно кожей чувствовал сотни взглядов, скрестившихся на нем. Остановившись посреди ристалища, Брон церемониально раскланялся на все четыре стороны и неспешно поскакал к своему месту. Двигался он демонстративно медлительно, даже немножко лениво, но на самом деле был в крайней форме возбуждения. Сердце колотилось как бешенное, пот стекал по спине и лбу, а по телу гулял ветерок будоражащего озноба. Но юноша не мог продемонстрировать это кому-то,  а потому лишь лихо подхватил копье из рук подбежавшего оруженосца. Развернув коня, Юноша застыл, ожидая команд герольда. Юноша же украдкой оглянулся по сторонам. Народу было много, не меньше нескольких сотен человек и все они сейчас внимательно наблюдали за рыцарями. Их внимание не только смущало юношу, но и рождало в его сердце неведомое ранее чувство. Оно будоражило кровь и нашептывало на ухо:
        «ты должен победить, ты не можешь проиграть у всех на глазах».
        -Приготовьтесь,- начал речь герольд,- раз..
        Брон выпустил воздух сквозь губы.
        -Два..
        Воздух мощным потоком устремился обратно.
        -Три..
        Пальцы с силой стиснулись на копье.
        -Четыре...
        Копье начало медленно опускаться вперед.
        -Пять.
        Пятки юноши вонзились в бока Торопыги и тот стремглав рванул вперед. На первых трех прыжках своего жеребца Брон едва не простился с надеждой попасть в щит противника, столь сильного его трясло, но за следующую секунду ход выровнялся, а копье, ведомое твердой рукой, сместилось в сторону противника.
        Удар был страшен. Копье Брона угодило точно в щит противника и, не выдержав этого лопнуло. Но и враг нанес точный удар. Брона тряхнуло с чудовищной силой, да так, что Торопыга сам на секунду присел на задние ноги. Но через секунду выровнялись оба и всадник и конь. Брон чувствовал, что рука под щитом онемела, но это было куда как лучше, чем заполучить копье в шлем или не дай бог вылететь из седла. Только сейчас юноша выдохнул воздух и принялся тормозить торопыгу. Во время тренировок с магистром Вортеном они не проводили копейных сшибок, обычно юноша просто пытался сорвать венок или сбить яблоко с мишени, поэтому столь сильный удар ошеломил больше коня, чем самого Брона, который готовился примерно к такому.
        Торопыга все же был хорошо дрессирован и команды своего наездника воспринимал даже несмотря на свои страхи. Остановив коня, юноша выхватил новое копье из рук подбежавшего оруженосца и направил коня к позиции для нового захода.
        Герольд, оглянув обоих участников, вновь начал отсчет, вновь проделав трюк с дыханием, Брон рванул вперед. Во второй раз ему было словно бы легче. Он уверенно направил копье в щит противника, но тот был не так прост. В последний момент Брон заметил, что наконечник вражеского копья смещается вверх. Наклонив голову к плечу, он смог избежать вражеского удара, но и его копье при этом лишь соскользнуло по щиту противника.
        Осознание того, что он был на грани, пробудило в сердце юноши злость. Попадание в голову было не запрещенным, но обычно к этому не стремились. Так как попадание в голову могло даже не то чтобы смять шлем, но и просто сломать шею.
        Гнев обуял юношу и он, откинув копье, принял новое из рук оруженосца.
        Вновь герольд начал отсчет, но сейчас, вместо волнения, юноша испытывал злость и еле сдерживал себя и Торопыгу, который словно заразился настроем хозяина.
        Конь под седлом юноши рыл копытом землю, а ощутив шенкель своего хозяина, со всей возможной скоростью рванулся вперед.
        Сам Брон затаил дыхание, для него казалось мир замер, он видел лишь врага, свое копье и знал куда придет удар. На несколько секунд  его тело застыло на пике напряжения, а потом последовал удар. Это было так быстро, что Брон даже не понял что случилось. Его ударило с такой силой в щит, что он опрокинулся на круп коня и лишь ноги, сомкнувшиеся сбоку лошади не позволили ему упасть. Тяжело вернув своей посадке прямоту, Брон начал притормаживать коня, его настораживала звенящая тишина, в которой он слышал лишь дыхание и пофыркивание собственного коня. Остановив Торопыгу, юноша развернул его, дабы посмотреть что произошло. Первое, что привлекло его взгляд, были сбегающие с трибун преподаватели академии, среди которых его взгляд сразу увидел тощую фигуру магистра Ролена. Уже после взгляд наткнулся на лежащего на песке рыцаря. То, что с ним явно не все в порядке намекал осколок копья, торчащий из под шлема.
        Юноша пустил коня вскачь, но быстроногие преподаватели успели первым и тут же отогнали парня. Но и того, что увидел Брон, было для него понятно, что они тут уже ничем не помогут. Кровь хлестала из горла. Из него торчал осколок копья примерно двадцати сантиметров.
        Но у преподавателей академии было на этот счет свое мнение. Пока магистр Ролен застыл над рыцарем восковой фигурой, формируя заклинание, остальные преподаватели напитывали тело раненного жизненной силой. Брон даже с десятка метров ощущал, какая сила сплетается в руках магистра.
        На несколько минут весь турнир затих в мрачном молчании. Пока магистр наконец не доплел свое заклинание. Тут же один магистр Вортен рывком выдернул щепку из горла рыцаря, а Ролен отпустил свою магию. Тело рыцаря выгнулось на песке. Десяток секунд и над ристалищем пронесся кашель вытащенного с того света бойца.
        Народ тут же зашумел и зааплодировал, а герольд, казалось, ожил:
        -Победа присваивается сэру Брону!
        Трибуны взорвались аплодисментами. Брон не знал, кому они точно предназначены, ему или мастерству преподавателей, что спасли смертельно раненного человека, но ему все равно было приятно и даже неодобрительное покачивание головы магистра Ролена не смогло сбить его настрой. Помахав рукой трибуне, он направил коня к шатрам.
        Оставив Торопыгу у коновязи, Брон подошел к остальным рыцарям.
        -Поздравляю,- пожал ему руку Киррет.
        -Спасибо,- улыбнулся ему Брон, стянув с головы шлем и вытерев пот со лба, специальным платком.
        -Да, Шутник, а ты неплох,- сказал приблизившийся Дерек.
        -Повезло, считай,- пожал парень плечами.
        -Нет, это в первый раз тебе повезло,- хмыкнул мужчина,- на последнем заходе ты даже сидел по другому, а трюк с уклоном был просто великолепен.
        -Спасибо,- вновь поблагодарил Брон.
        На ристалище выехали следующие рыцари и Брон, вместе с остальными, переключился на наблюдение за поединком.
        Раз за разом рыцари сталкивались, большая часть столкновений происходила без таких последствий как у юноши, но в одном из поединков, выпавший рыцарь сломал шею. Смерть была мгновенной и никакая магия тут помочь уже не могла. В память о павшем, трибуны выдержали минуту молчания, после которой священник четверых прочел молитву.
        Но после молебны турнир продолжился как ни в чем небывало. Брон наблюдал за схватками. Так например его новый знакомый Дерек Бомбарион выбил своего противника из седла с первого удара, а Расто победил с минимальным отрывом по очкам у Киррета все было несколько интереснее и насыщеннее.  Первая стычка прошла ровно, копья обоих бойцов были преломлены. Но во второй схватке, для юного мага все сложилось не лучшим образом.  Ноги его лошади после удара подогнулись и он, вместе с конем начал заваливаться набок. В последний момент юноша успел спрыгнуть с лошади и, прокатившись по земле, тяжко встать на ноги.
        -В мечи,- неожиданно для Брона крикнул он.
        Еще сильнее Брона удивило, когда его противник согласился на пеший бой. Соскочив со своего коня, он вытащил из ножен меч и рыцари схлестнулись в бою. Засверкала сталь и тут свое взяла молодость и постоянные тренировки студента. Он кружил вокруг соперника, сверкала сталь. Издали Брон не мог видеть деталей поединка, но он знал, как тот проходил. Киррет осыпал противника градом ударов, проверяя оборону и подлавливая на контратаке во время обманных ударов, и это принесло свои плоды. Довольно скоро меч из руки незнакомого Брону рыцаря был выбит, а герольд объявил о победе Киррета Мильгенского.
        Вскоре все двадцать два боя были проведены и герольд прокричал, о начале второго этапа. Вновь рыцари тянули жребии и вновь начались схватки. В этот раз Брону выпал номер семь, поэтому  он сперва успел увидеть, как со своим противником расправился Киррет. В этот раз ему повезло и выиграл он по очкам. Следующим схватился Расто, но в этот раз удача была не на его стороне и он проиграл, опять-таки по очкам.
        -На ристалище выходят, слева сэр Брон Шутник, справа сэр Вильрос Отринкс.
        Брон поддал коня вперед. Сейчас смысла раскланиваться перед трибунами не было, поэтому юноша сразу занял свое место.
        Вновь герольд начал отсчет, но теперь Брон был уже куда как более спокоен. С окончанием отсчета, от щелкнул пятками и Торопыга пустился вскачь. Направив копье, в щит противника юноша ждал удара, но того, что будет, он все же не ожидал. Вражеское копье, сильно ударив в щит скользнуло по нему в верх и с силой ударило в шлем. Юноша почувствовал сильнейший удар, ощутил боль в шее, а после весь мир закрутился перед его глазами и точку в бесконечном вращении поставил сильный удар о землю, от которого он потерял сознание.

        Глава 21.

        КТО-ТО БЬЕТСЯ ЧЕСТНО, НУ А КТО-ТО НЕТ,
        КТО-ТО В ЭТОЙ ЖИЗНИ, ВДРУГ ОСТАВИТ СЛЕД,
        И СОВСЕМ НЕ ВАЖНО, ИЗ ЧЕГО ТОТ СЛЕД,
        ВЕДЬ В ЭТОЙ ЖИЗНИ, ТЕБЯ БОЛЬШЕ НЕТ!
                                                  Отрывок из «Песни озорного плута»

        Из беспамятства Брона вырвало странное ощущение. Он, еще не открывая глаза, прислушался к себе. Боль бродила по телу, особенно чувствительно ныли шея и грудь. Но не эти ощущения показались ему странными. Тело его распирало от жизненной энергии. Все сложилось в одну картину и юноша тут же открыл глаза. Как он уже понял, его окружили преподаватели.
        -Со мной было что-то серьезное?- спросил он, принимая сидячее положение.
        -Нет, вы просто слишком сильно ударились оземь,- отрицательно покачал головой магистр Ролен.
        -Ты едва не сломал шею,- добавил Вортен.
        -Такую шею захочешь не сломаешь,- буркнул магистр Ролен, развернувшись к юноше спиной.
        -Спасибо,- выдавил из себя Брон, осознавший, что был близок к грани, из-за который еще никто не вернулся.
        Магистр Вортен помог ему подняться на ноги, после чего юноша сам, с трудом, но забрался в седло. Герольд в это время объявлял победителя, а юноша направил своего коня к шатрам рыцарей. Тяжело спустившись с Торопыги, Брон накинул его повод на коновязь и отправился шатрам. От сочувственных речей Киррета юноша отмахнулся, направив свои стопы к столу с яствами. На нем уже магическим образом появилось вино, которое сейчас в одиночестве распивали два рыцаря из тех, что тоже проиграли.
        Подойдя к столу, юноша пододвинул к себе кубок и ни слова не говоря наполнил его, а потом осушил залпом.
        -Вот, так уже лучше,- допив вино, прокряхтел он.
        -Хорошо досталось?- спросил один из тех рыцарей, что сидел за столом.
        -Вылетел из седла да так, что сознание упорхнуло,- дернул щекой юноша наливая себе чарку по новой.
        -А мне гребанного очка не хватило,- стукнул кулаком по столу второй рыцарь, Брон с трудом вспомнил, что его звали Сенридом Кирийским.
        -Да ладно,  не повезло, с кем не бывает?- отмахнулся первый из рыцарей,- я вот вообще на три очка отстал.
        -Да он слабее меня,- не мог успокоиться Сендрик,- я бы его разделал как собаку беззубую.
        Слушать подобные речи у Брона особого желания не было, поэтому, подхватив свой кубок, он отправился обратно под открытое небо. Там сейчас герольд объявлял начало третьего этапа в турнире.
        Из знакомых Брона в третий этап прошли Киррет и Дерек Бонбарион. Корфин на удивление юноши вылетел на втором этапе. Юноша отметил для себя, что кем бы он ни был, но он не всемогущ.  Из остальных студентов, что принимали участие в турнире, до третьего этапа добрался только один из третьекурсников.
        Но дела у студентов на этом этапе не заладились. Киррет проиграл по очкам, а третьекурсник был выбит из седла. Брон поморщился, глядя на кувыркающегося студента, так как тело вновь напомнило ему о себе, легкой болью.
        Встретив Киррета и совместно промочив горла вином, парни принялись наблюдать за дальнейшим развитием событий. К их удивлению новый знакомый, Дерек Бонбарион с легкостью справился со своим противником в четвертом раунде, тем самым завоевав себе место в финале. Кроме него в него прошло еще два рыцаря, так как количество изначальных бойцов было не четным. Из-за такой численности, концепцию финала поменяли. Сперва каждый боец должен был провести лишь одно столкновение с двумя другими и те двое, что наберут больше очков, сразятся за финальный приз.
        Тут Дерек снова не сплоховал. С первым бойцом они оба преломили копья, а вот со вторым он не просто умудрился ударить противника в туловище, но и сам смог пустить вражеское копье лишь в скользь. Противник Бонбариона не выпал из седла, но преподавателям пришлось оказывать ему скорую помощь, так как копье удар Дерека угодил в сочленение панциря и наплечника и поранил бойцу руку. Но помощь магов ему особо не помогла, его второй противник смог превзойти Бонбариона и выбил беднягу из седла. Преподаватели в который раз за день поспешили на помощь раненому, но у того не было ничего серьезного и вот, герольд уже объявляет финал.
        -Уважаемые милорды и миледи, рыцари и торговцы, ремесленники и крестьяне, мужчины и женщины. Наше грандиозное событие подходит к концу. Вам понравилось?
        -Да,- зашумели трибуны.
        -Но какой турнир без финального поединка и финального приза!? Я, объявляю завершающий поединок нашего конного турнира, итак, встречайте, слева сэр Дерек Бонбарион, прекрасный копейщик и умелый наездник, а справа у нас, сэр Роднок Мягкотелый! Но стойте, мне поступила новая информация,- только тут к герольду театрально подошел непонятный человек и зашептал ему что-то на ухо,- не может быть!- продолжил герольд нагнетать интригу,- я не верю своим ушам!- кричал он,- мне сообщили, что Роднок мягкотелый это никто иной, как Кондор Железнобокий!
        Брон на секунду зажмурился, столь сильно по ушам ударили крики толпы. Юноша оценил шутку известного рыцаря, он представлялся на турнире анаграммой своего имени и переделал прозвище на совершенно противоположное.
        -Но так ли это на самом деле?!- продолжил нагнетать ажиотаж герольд,- что нам ответит сам сэр Роднок!?
        Сколь громко-оглушающими были крики толпы десяток секунд назад, столь звонкой показалась тишина. Рыцарь меж тем медленно стянул шлем со своей головы и, демонстративно откинув прядь длинных волос со лба, провозгласил:
        -Да, это так!
        Брону лишь оставалось удивляться, как герольд мастерски играет настроением толпы. Для юноши не было секретом, что это все лишь грамотно разыгранная сцена и все давно было обговорено, но такой подход ему нравился. Устроителям Турнира нужен был ажиотаж среди зрителей, и они его создали.
        -Тогда не медлите, на счет пять, скрестите копья!- взвыл меж тем герольд, пребывая в демонстративном азарте.
        -Раз,-начал он разгибать пальцы на поднятом над головой кулаке.
        -Два,- горнисты заиграли нечто воинственное.
        -Три- Брон пристально вгляделся в железнобокого, пытаясь выведать секрет его мастерства.
        -Четыре,- возле рыцарских шатров послышались крики, кто-то хотел поставить на Кондора, но дураков, чтобы принять ставку не нашлось.
        -Пять,- крик утонул в мощном звучании горнов и рыцари устремились на встречу друг-другу.
        Брон внимательно вглядывался в фигуры бойцов, но ничего необычного или странного не заметил. Рыцари с шумом столкнулись по середине ристалища и Брон видел, как разлетелись их копья. Толпа ревела и визжала от восторга. Рыцари были словно равны. Они, получив новые копья вновь замерли и вновь пошел отсчет. Рыцари вновь пустили коней вскачь и вновь они сшиблись с тем же результатом.
        Толпа неистовала, на ристалище полетели монеты, пояса, перчатки, в общем все, что было под рукой.
        -Что происходит, что же сейчас происходит! Наши рыцари, они равны, такого просто не может быть!
        Толпа бурно реагировала на крики громкоголосого герольда, но вечно играть на их эмоциях не мог и вот, начался финальный отсчет.
        -Раз,-толпа подхватила считалку,- ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ, ПЯТЬ!- толпу поддержали горнисты и всадники метнулись на встречу друг другу.
        Брон тут же заметил неладное. Дерек Бонбарион допустил очень глупую ошибку. Брон догадывался, почему это могло произойти. Схлестнуться с призером королевского турнира и так долго сражаться с ним на равных, это многого стоило, но одна лишь возможность победы горячила кровь и туманила кровь Бонбариона. Ничем другим юноша не мог объяснить то, что он чрезмерно разогнал скакуна. Он много раз слышал простую мудрость: «твоя скорость работает больше на противника, так как он, в отличии от тебя может нормально прицелиться». В том, что опытный Дерек не знает такого Брон сомневался, а значит, он уже не сохранял холодный рассудок. Но кому-кому, но судить его не Брону, он тоже в первом этапе повел себя слишком импульсивно.
        Но ожидания Брона не оправдались. Дерек действительно напоролся щитом на копье противника, но и его удар достиг цели. ДА еще как!
        Копье, скользнув по щиту именитого рыцаря, попало точно под шлем. Горжет буквально смяло от вложенный удар силы и, хотя копье преломилось, но было уже слишком поздно. Рыцарь, по странному удивлению не вылетевший из седла и даже не завалившийся на круп остался на коне, а тот и не думал останавливаться, пока один из спешившихся рыцарей не перегородил ему дорогу. Бросившись на помощь Железнобокому, он, к собственному удивлению, не смог стащить его с коня. Что-то мешало рыцарю. Не понимая, что это такое, он зашарил по седлу руками и довольно скоро обнаружил что-то непонятное. Он не мог увидеть, что это такое, так как тело захлёбывавшегося рыцаря мешало, а руки в латных перчатках были не особо чувствительны.
        Плюнув на все, рыцарь просто перерезал подпругу и стащил товарища вместе с седлом. Крякнув, он осторожно положил его наземь, после чего оглянулся. Преподаватели академии уже спешили к нему. Рыцарь на секунду задумался, что делать дальше. Но решив, что возней с измятым горжетом может только навредить раненому, решил-таки отцепить от него седло. Какого же было его удивление, когда на поясе раненого рыцаря он нашел неприметный крюк, что цеплялся за странную металлическую петлю, утопленную в седло. Стоило рыцарю потянуть за петлю, как она немного выступила из седла и крючок легко покинул ее.
         До мужчины еще не дошло, что же он держит в руках, а подоспевшие маги быстро оттеснили его от раненого.
        Брон с частью рыцарей были на той стороне ристалища, но даже оттуда они видели эти заминки и поспешили к месту оказания помощи раненому. По пути они обогнули замершего на коне Дерека Бонбариона, видимо шокированного произошедшем. Брон двигался не в числе первых, а поэтому не сразу разобрал крики, что раздавались впереди. Но неведение не продлилось  долго, уже через несколько секунд, он услышал надрывающийся голос.
        -Жулик, он чертов  мошенник,- надрывался впереди тот самый рыцарь, что стащил раненного с седла. Вначале никто не понимал, о чем он и что он такое кричит, но постепенно рыцарь остывал и смог внятно объяснить произошедшее. Но чем больше остывал рассказчик и чем больше рассказывал, тем сильнее распылялись люди вокруг него.
        Герой, один из сильнейших копейщиков королевства на проверку оказался тем еще проходимцем, обманывая всех вокруг. В один момент рыцари, взбешенные таким открытием, взялись за мечи. Ситуация накалилась, но какой бы силой не были пол сотни рыцарей, но столб пятиметровый столб магического пламени, взметнувшийся над головами, могли остудить пыл любого. Брон сперва удивился, столь мощному заклинанию, но потом понял, что кто-то из колдунов просто выбросил в воздух сырую силу, придав ей форму огня. Только после всех этих умозаключений Брон понял, что колдующим был никто иной, как магистр Вортен.
        -Самосуда не будет!- от ярости, которой был наполнен его голос, на секунду замерли даже самые решительные.
        Брон понял, что нужно как-то разрядить обстановку, поэтому, пихнув Киррета в бок, мотнул головой. Вдвоем они начали проталкиваться вперед. Рыцари меж тем не спасовали.
        -Он нарушил рыцарский кодекс, он обманщик, его нужно судить!- надрывал кто-то голос.
        - Он получит свой суд, но не от вас, а от королевского представителя,- не отступал магистр.
        -Тогда ему самое место в замковой темнице!- громко заявил протолкавшийся вперед Брон.
        Магистр Вортен, сперва немного удивился, но после в его глазах промелькнуло понимание и он, скривившись, промолвил:
        -Тогда можете помочь нам его туда доставить.
        -С радостью,- многообещающе ответил Брон и хлопнув Киррета по плечу, направился вперед.
        -Куда прёшь?- рявкнул на него магистр Вортен,- его еще не исцелили.
        -Так может и не надо, пусть помрет, туда ему и дорога!- выкрикнул кто-то из толпы, но было заметно, что общий запал уже потух.
        -Его еще не судили, дабы вы решали, куда ему дорога!- рявкнул Вортен,- его вина не доказана!
        -А чего тут доказывать, вот она петля,- протолкался вперед рыцарь с седлом,- а вон крюк на его поясе.
        -А вас я попрошу проследовать с нами, вы будете нужны на заседании суда.
        Рыцарь немного смутился, но отступать не стал и шагнул вперед ,проявляя готовность.
        Напряженность схлынула, а когда маги убедились, что жизни рыцаря ничего не угрожает, юноши подхватили его под руки и потащили в направлении замка. Нести его на плечах они не собирались и вели как преступника, от чего ноги рыцаря волочились по земле. Рыцари встретили такое отношение к пленнику с радостью и даже камнями в него почти никто не кидался.
        Уже удаляясь, они услышали за спиной голос герольда, что начал вещать о подлости одного конкретного участника и того, какие сюрпризы может преподнести жизнь. Закончив разглагольствовать, он все же объявил победителя.
        Брон порадовался за своего нового знакомого и решил, что когда вернется за Торопыгой, то точно опрокинет с ним по чарке вина. Под удивленные взгляды студентов, которым сегодня не повезло быть в карауле, ребята, под руководством магистра Вортена затащили рыцаря, что все так же еще не пришел в себя внутрь и направились с ним к донжону.
        -Хух, вы молодцы,- не оборачиваясь промолвил магистр Вортен, когда кроме ребят его не мог услышать больше никто,- я думал они растерзают нас вместе с ним.
        -У вас были боевые жезлы,- хмыкнул юноша.
        -Сжигать рыцарей на рыцарском турнире, нет, есть гораздо более приятные способы самоубийства,- покачал головой магистр,- да и к тому же я вполне могу их понять, сколько достойных бойцов этот шулер мог выбить из седла?
        -Меня больше удивляет что никто еще его не разоблачил, его все таки уже выбивали из седла?-спросил Киррет.
        -А ты посмотри, видишь крюк на поясе,- спросил друга Брон.
        Парень ,не отвлекаясь от переноски тела попытался найти этот крюк, но ничего не увидел.
        -Нет,- пожал он плечами.
        -Поэтому и не нашли, крюк втягивается в пояс, а петля утоплена в седло,- покачал головой юноша.
        -Понятно, что просто так все быть не могло, но черт, он же дошел до финала в Королевском турнире и что, никаких подозрений не вызвал?
        -Может он и жулик, но копьем обращаться умеет,- пожал плечами магистр Вортен,- все его жульничество связано лишь с тем, чтобы он не выпал из седла, за что ему, кстати, и дали прозвище железнобокий.
        -Мда, так и рушатся идеалы,- покряхтел Брон.
        Они меж тем делом уже достигли учебного корпуса и, после того как магистр Вортен приоткрыл дверь, занесли свою ношу внутрь. Дальше они направились за магистром.
        -Кстати, Брон, откуда тебе известно про подземелье под замком, там пары бывают только у старшекурсников?- спросил преподаватель.
        -Друзья рассказали,- нашелся с ответом Брон.
        -Не удивляетесь ничему и не пугайтесь,- предостерег парней магистр.
        Предупреждение его было не пустыми словами, подземелье академии было местом, достаточно специфичным и неподготовленного человека могло довести до нервного тика. Началось все с мощной дубовой двери, собранной из бруса и обшитой стальными полосами. За дверью раскинулся слабо освященный коридор, с магическими светильниками. В особо темных уголках мозг сам по себе рисовал страшных монстров, что затаились в поисках жертвы. Но не вымышленные монстры были главной особенностью этого подземелья. Тут было кое-что, что заставляло студентов визжать при первом знакомстве. Вот и сейчас, Киррет вскрикнул, когда перед ними из неоткуда появился слабо светящийся силуэт человека.
        -Приветствую, магистр Вортен,- слабым, сиплым голосом произнес призрак.
        -Приветствую смотритель, все хорошо?
        -Да, все под контролем,- кивнул призрак головой,- что у вас произошло?
        -Небольшой инцидент на турнире, вот этого господина нужно поместить в одиночную камеру,- Вортен указал на Кондора.
        -Хорошо, а это кто?- поглядел на парней призрак.
        -Это первокурсники,- отмахнулся магистр, в следующем году вас познакомлю.
        -Буду ждать этого момента,- как можно более страшным и многообещающим тоном произнес смотритель, а для пущего эффекта даже облизнул свои губы.
        Но ожидания призрака не были оправданы, если один из парней спал с лица и было видно, что он испуган, то второй воспринял эти слова спокойно, даже с какой-то насмешкой. Хранителю подземелья это не понравилось, но предпринять что-то в присутствии магистра он не мог.
        Студенты меж тем уже отволокли пленника в указанную камеру и, заперев дверь за собой, отправились на выход.
        -Для чего академии эти помещения?- спросил у магистра Киррет, как только они выбрались из подвала.
        -Обычно тут проводят занятия по магии жизни и некромантии, но так же там расположены камеры для наказания, а еще мы храним так некоторые вещи, не предназначенные для общего пользования,- под конец преподаватель нагнал туману.
        Брон то знал, что в том же подвале располагалось хранилище артефактов, а так же музей некромантии. В который каждый из выпустившихся некромантов сдавал свою выпускную работу. Там, существ погружали в спячку, но Брон знал, в случае нужды академия могла выставить не десяток и возможно не сотню, а под полтысячи мощнейших некротических конструктов. Хотя это бы и осушило накопители Академии, но с такой ордой не справилось бы и пятитысячное войско. Пусть эти факты и не запрещалось разглашать, но просто так об этом не болтали, хотя для сколь бы ни было хорошей разведки, этот факт тайной наверняка не был.
        -Спасибо вам ребят, а теперь думаю пора расходиться,- сказал магистр Вортен, когда они втроем вышли во двор.
        -Да ладно, мы делали что могли,- пожал плечами Киррет.
        -Делай добро и оно к тебе вернется,- с легким намеком произнес Брон.
        -Ну и хитрожопый ты,- хмыкнул магистр, прежде чем уйти.
        -Ты видал, это же настоящий призрак,- возбужденно начал Киррет, когда магистр уже не мог их слышать.
        -Ага, я слышал о нем,- отмахнулся Брон,- так мы сейчас куда, за лошадьми?
        -Кару четверых на твою голову, как ты можешь быть таким спокойным, одно дело слышать о призраках, а другое столкнуться с ним лицом к лицу.
        -Какой ты впечатлительный, головой не ударился?- подколол его Брон.
        -Да иди ты..,- буркнул Киррет.
        -Пойду, вместе с тобой, за лошадьми.
        Киррет ничего не сказал, но последовал за направившимся к воротам Броном.
        -Как думаешь, что сделают с Железнобоким?- спросил юноша, решив переменить тему.
        -Если суд признает виновным?- спросил Киррет,-думаю, могут и рыцарского сана лишить, а если он когда-то переходил дорогу кому-то влиятельному и за него никто не заступится, то могут и вздернуть. Все же такое бесчестие от столь именитого рыцаря это прецедент.
        -Да, дело будет не простым, сомневаюсь что у такого человека не хватает друзей и врагов, а значит, общественность вскипит, пока ясно только одно, его репутации конец.
        -Это да, даже пожелай кто-то оттуда,- парень пальцем показал вверх,- то заткнуть рты всем уже точно не получится, да и сориться с рыцарями не лучшая идея, мы можем и обозлиться,- хмыкнул Киррет.
        -Ты это про восстание баннеров?
        -Ага,- кивнул Киррет.
        Брон слышал о рыцарском восстании, когда один из герцогов вопреки всем правилам присвоил победу на турнире своему сыну. Все бы ничего, но рыцарь терпеть не стал и в красках рассказал все, что думает о герцоге и его справедливости. Тут уже аристократ не сдержался и рыцаря схватили, заковали а после судили. Поведение герцога было столь возмутительным и наглым, что во время суда, когда герцог приговорил рыцаря к повешению, вспыхнул бунт. На турнире было много рыцарей и их оруженосцев и летописи говорят, что за мечи взялись все, даже те, кто служил герцогу. Сам владетель был убит, как его сын и некоторая часть стражи. Когда вести дошли до короля, и он с частью армии и гвардией прибыл на место, то большая часть рыцарей опять-таки была закована в цепи. Но было поздно, вести разлетелись по стране, рыцари были не так глупы и к крепости начали прибывать их друзья и знакомые. Через неделю после того, как рыцари были кинуты в темницу перед бывшим замком герцога скопилось почти двухтысячное войско. Король попытался давить авторитетом, но дело чуть не дошло до того, что взбунтоваться могли уже войсковые
офицеры. Но король был не глуп и вовремя остановился, а вскоре и вовсе пошел на попятные. Со стены он объявил собравшемуся под стенами войску, что герцог нарушил законы чести и морали, а  так же повел себя крайне не корректно, в нарушение законов королевства, за что и был справедливо убит. Заключенные рыцари были освобождены и перед ними извинился сам король, заявив, что ему нашептали на ухо не ту информацию и что человек, сделавший это, был казнен. В общем, то все дальнейшее разрешилось миром, но король осознал, что рыцарское восстание совсем не то же, что крестьянский бунт и выводы были сделаны. Рыцари же запомнили тот случай и даже сейчас, почти полсотни с тех лет большая часть рыцарей знает о том событии, а иногда, за кружкой хорошего пива, мелькают слова о том, что некоторые аристократы вновь напрашиваются на урок. Брон понимал, что это все лишь чесание языком и все произошедшее не иначе как один единственный прецедент, но любому рыцарю было приятно понимать, что он не просто крупинка под ногами баронов, он часть большей силы.
        -Сомневаюсь, что сейчас такое будет,- покачал головой Брон.
        Киррет спорить не стал, оставшись при своем мнении.
        Меж тем они уже добрели до коновязи, но забирать лошадей не стали, из шатров раздавался шум, предвещающий веселье.
        Протиснувшись внутрь, ребята оказались среди толпы празднующих рыцарей. Кое-как они смогли пробиться к своим знакомым и заполучить в руки по кубку.
        -За чемпиона турнира, Дерека Бонбариона!- поднял над головой кубок Брон.
        -Честь и слава,- хором гаркнули рыцари.

        Глава 22.

        ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ПРЕКРАСНЕЕ НА СВЕТЕ,
        ЧЕМ ОТРАЖЕНИЕ СТАЛИ НА ТВОЕМ КЛИНКЕ?
        КЕМ БЫ ТЫ НИ БЫЛ РАНЬШЕ, ТЫ НЕ ЖДИ ОТВЕТА
        ОТВЕТ НАЙДЕТСЯ САМ, КОЛЬ СТАЛЬ ЗВЕНИТ В РУКЕ!

        Напились они в тот день знатно, да так, что юноша проснулся в знакомой комнате борделя. Первой мыслью его было то, что нужно быстрее идти  в академию, так-как его отпускали только на турнир и срок его заключения должен был продлиться еще неделю. Но потом он вспомнил, что фактически турнир еще идет, так как сегодня будут пешие сражения, да и идти куда-то юноше совсем расхотелось, так как в кровати он был не один.
        -Просыпайся, соня,- потрепал он девушку по волосам.
        -Ммм,- не открывая глаз, весьма соблазнительно потянулась она, так как одеяло съехало, обнажив крепкую грудь.
        -Ай, да ты шалунья,- усмехнулся парень, сместив свою руку на грудь девушки.
        До академии Брон добрался только через два часа, с приятной-усталостью, что разлилась по ногам, но немного неприятно похудевшим кошельком. По пути, он захватил с собой и Киррета, что тоже не терял времени зря.
        -Как думаешь, когда будет суд?- спросил Брон.
        -Думаю через пару дней,- задумчиво промолвил Киррет,- такое событие нужно расследовать быстро, да и столица под боком.
        -Будем надеется что так и будет, помниться вчера в таверне рыцари много говорили о том, что судить его нужно было на месте, как бы чего плохого не удумали.
        -Что например,- хмыкнул Киррет,- напали на академию?
        -НЕ знаю,- пожал плечами Брон,- но ничего хорошего для академии недовольство рыцарей не понесет.
        -Уф, расслабься, это не наши проблемы, лучше скажи во сколько точно начало второго этапа?
        -В полдень,- пожал плечами Брон.
        -Ну ладно, хоть солнышко греть будет, а то с каждым днем все холоднее и холоднее.
        Брон на это ничего не ответил, а вскоре они разошлись по комнатам, им требовалось привести себя в порядок перед вторым этапом турнира.
        Брон, оказавшись в комнате, первым делом сходил умыться, а после принялся чистить доспехи, на которых после вчерашнего дня было много пыли и грязи. Закончив с этим. Он сделал себе заметку, что нужно купить второй теплый поддоспешник, так как в одном, вечно пропитанном потом, ходить было неприятно, да и простудиться можно было. После этого он направился в столовую и хотя по времени он не вписался, добрые поварихи нашли ему тарелку остывшей каши, перекусив которой, юноша двинулся обратно в свою комнату. Там к нему сперва присоединился Киррет, а вскоре пришли и девушки.
        -Как вам первый этап?- спросил у них Брон.
        -Ты чуть не убил своего первого противника,- покачала головой Лиала.
        -Осуждаешь?- удивленно взглянул на нее Брон.
        -Не понимаю, зачем вам это надо, ради чужого развлечения рисковать своей жизнью,- в голосе девушки действительно слышались осуждающие нотки.
        -Ну, на счет вчерашнего боя, то он начал сам,- Брон поднял руки, призывая к тишине готовую развязать спор девушку,- я не собирался бить в голову, пока чуть не получил копье в свою, а зачем нам это надо? Причин много. Оттачиваем свое мастерство для того, чтобы в бою суметь поразить врага, меряемся силой, привлекаем внимание аристократов, обретаем-какую-никакую но известность, да и приз есть, в конце концов,- пожал плечами Брон.
        -Все равно мне не понять, ты вчера едва не погиб, когда тебя сбили с коня тупым копьем, а сегодня собираешься идти драться на острых мечах!
        -О, да ты за меня переживаешь,- подколол парень девушку,- к слову на мечах смертельных случаев бывает гораздо меньше, да и шансов у меня тут будет поболее.
        -Считаешь себя лучшим мечником?- спросила Ада.
        -Что?- не расслышал ее Брон из-за того, что Киррет в доспехах забирался на подоконник,- а, нет, тут наверняка полно мечников лучше меня, парочку я даже знаю, но это же турнир, тут все может сложиться непредсказуемо.
        -А по моему, кто сильнее, тот и победит,-пожала плечами Кэли.
        -Объяснишь ей, почему она не совсем права?- Брону, казалось, надоело спорить и он обратился за помощью к Киррету.
        -А чего тут объяснять,-приподнял парень бровь,- смотрите, я могу быть слабее кого-то из рыцарей, но он никогда не сражался против такого бойца как я, а сам он напротив будет орудовать бастардом, как Брон например, вот и получается, что уступая в технике, я смогу подловить его на атаке, просто потому что ЗНАЮ куда она идет и как это можно сделать, а если говорить про непредсказуемость, то вчерашний финал лучшее этому доказательство, Дерек не мог победить, просто не мог, ему было сложно прицелиться, в то время как его враг был более опытным, да к тому-же и жульничал, но раз, просто повезло, совпали несколько дорог судьбы и его копье вместо того чтобы чиркнуть по щиту или вовсе уйти в молоко, бьет в горло противника и вот он уже чемпион.
        -Но это конечно скандал,- хмыкнула Вилора,- участник финала Королевского турнира- обычный мошенник.
        Брон, поняв, куда идет разговор, совсем отстранился, ему эта тема была не особо интересна, он просто ловил минуты отдыха и расслабления. Но время уже приближалось к обеду, и вся их компания выдвинулась к турниру.
        -Идар,- пока они шли, Брон окликнул знакомого.
        -Что?- удивленно спросил тот.
        -Тут такое дело,- парень на пару секунд замялся,- ты можешь сделать ставки на меня?
        -Ого,- удивленно приподнял брови юноша,- ты так в себе уверен?
        -Нет,- дернул щекой Брон,- поэтому и прошу тебя сделать так, я дам тебе кошель, в первом бою ставишь половину на мою победу, а во втором бою ставишь все на поражение.
        -Ты знаешь что это незаконно?- сощурив глаза, спросил Идар.
        -Знаю,- серьезно взглянул Брон в его глаза.
        -Смотри, за такое могут и бока намять,- покачал головой он, но Брон понял, что то в принципе уже согласен.
        -Не волнуйся, я сделаю все так, что никто ничего не поймет,- улыбнулся ему он.
        -Ладно, заодно и сам подзаработаю,- хмыкнул парень,- тогда давай шагай вперед, я подойду по позже, не стоит, чтобы нас хоть что-то связывало.
        Порадовавшись тому, что замысел идет как надо, Брон кивнул товарищу и поспешил догнать девушек.
        -Чего Идар отстал?- спросила его Ада.
        -Дело какое-то в академии осталось,- пожал плечами юноша.
        Дальше они проделали путь молча. Брон с Кирретом после отправились в шатры, а девушки к трибунам.
        -Ну что, чемпион, готов к новым свершениям,- радостно поприветствовал Брон Дерека Бонбариона, что с кислым лицом сидел за столом.
        Тот, скривившись от громких слов, молча отмахнулся от него рукой.
        -Нашего чемпиона сразило похмелье,- рассмеялся Расто, которого в углы Брон сперва не заметил.
        -А ты я гляжу более стойкий,- улыбнулся ему Брон, пожимая руку.
        - Мне сегодня надо чемпионство взять, нельзя отставать от друзей,-рассмеялся тот,- а сами чего такие свежие, когда из трактира уходили, вроде шатались как все.
        -Мы знали, как выпустить зеленого змея,- усмехнулся Киррет.
        -Бордель?- понимающе усмехнулся Расто.
        -Он самый,- хмыкнул Киррет.
        Дальше пошел обычный треп о женщинах и алкоголе, пока в шатер не вошел тот самый мужчина, что вчера составлял списки. Сегодня он прибыл за тем же.
        -Сегодня почти на десять человек меньше,- констатировал он, когда все наконец записались.
        -На то он и второй день,- хмыкнул кто-то из рыцарей.
        -А что сегодня за приз?- спросил еще один.
        -Клинок из кузни академии, да пять фунтов серебра,- пожал плечами мужчина.
        Больше вопросов ему никто не задавал и он удалился, напоследок предупредив, что состязания начнутся довольно скоро.
        -Дашь меч поглядеть?- обратился Брон к Дереку, имея в виду вчерашний его выигрыш.
        -Он не со мной,- отрицательно покачал тот головой,- там баланс совсем другой, да и длиннее на добрую ладонь.
        -Ну вот, а свойства какие?- расстроенно спросил Брон.
        -Все что помню, так это то, что он не затупиться, не сломается и не заржавеет, а еще говорили что-то о усилении режущей кромки.
        -О, да это уже неплохо,- обрадовался Брон,- если есть усиление режущей кромки, то кожаная броня ему точно нипочем, да и древком топора теперь твой удар никто не заблокирует.
        Дерек воодушевление юноши не разделял, оставаясь все таким же мрачным, хотя это было лишь результатом неприятной головной боли, что с самого утра терзала рыцаря.
        Вскоре прозвенел горн и рыцари всей толпой двинулись на выход. Теперь, когда трибуны и распорядители были уже знакомы с участниками, а рыцарям не требовалась подготовка, нужды в жеребьевке не было. Герольд просто выходил и выкрикивал имена поединщиков, а те выходили на ристалище, которое за ночь претерпело определенные изменения. Деревянную стену, что разделяло ристалище на две полосы, убрали, а точнее превратили в две перегородки, что раскинувшись меж ристалищами, создавая квадрат. С каждой стороны к нему придвинулись рыцари и когда имена вызывали, они просто проходили внутрь и после отсчета поединок начинался.
        Первыми в круг вышли незнакомые рыцари, но Брон все равно внимательно следил за ними, так как кому то из них ему в итоге придется проиграть. В первом поединке побел рыцарь, вооруженный щитом и мечом. Воображение Брона сразу нарисовало, что он, в атаке, сможет подставится под удар щита и тем самым проиграет. Во втором поединке участвовал его знакомый Расто и схватился он не с кем-то иным, а с Корфионом. Юноша болел за нового знакомого, хотя и знал, на что способен неведомый маг. Они долго кружили вокруг друг-друга, поочередно осыпая друг-друга ударами и к удивлению Брона, Расто смог одержать вверх. Произошло это из-за того, что Корфин за несколько лет проведенных в академии, просто разучился драться в доспехах, а его собственный козырь-скорость, был скован его же броней.
        Вот и сейчас, уклонившись от удара Расто, он по привычке полоснул его клинком по боку, но тот, не обратив внимания на слабый удар, в два шага сломал дистанцию и ударом гарды в шлем, опрокинул лже-студента. После ему оставалось лишь приставить меч к его груди.
        Вообще Брону не особо нравилась организация пеших поединков на турнирах, если в копейной сшибке можно было выиграть по очкам, то здесь нужно было либо ранить противника, либо выбить оружие из его руки, либо сделать то, что сделал Расто. На взгляд юноши тут тоже можно было сделать выигрыш по очкам, но в тоже время он понимал, что в таком случае какой-нибудь ловкач может попробовать выйти на поединок без доспехов и с легким клинком в руке и ни к чему хорошему это не приведет.
        Вторым из его знакомых выступил Киррет. С противником ему не повезло. Рыцарь явно был опытным и действовал очень осторожно, предпочитая играть от защиты в надежде подловить противника на ошибке. Вооружен он был щитом и коротким клинком, даже покороче обычного одноручного меча, а поэтому с одной стороны был очень хорош в защите, а с другой стороны мог наносить чрезвычайно быстрые уколы, на которых друг Брона едва не проиграл, нарвавшись на один такой пузом. Но опять же помогли доспехи. Не обратив внимания на удар, Киррет, схватил свободной рукой щит противника и с силой дернул на себя. Вырвать его ему конечно же не удалось, но во-первых, он сбил противника с шага, а во вторых, заставил его раскрыться. Хотя реализовать преимущество ему не удалось. Поединок в итоге закончился лишь через несколько минут, когда Уставший Киррет совершенно случайным образом зацепил ногу противника.
        Тот играть в героя не стал и признал поражение, отправившись к магам, за помощью.
        Третьим из их четверки пришлось выйти самому Брону.
        Выйдя в квадрат, он поклонился трибунам и, вытащив меч из ножен, отбросил те подальше, а сам перекинул щит из-за спины на левую руку. Такой способ драки был нетипичным, так как воротить бастардом одной рукой было все же тяжеловато. Но Брон в последнее время, под надзором магистра Вортен практиковал именно этот стиль, так как он сочетал в себе довольно хорошую защиту, а так же возможность наносить сильные удары, подключая левую руку. Но главным плюсом такого стиля было то, что он был именно «боевой», то есть предназначен для боя с врагами как один на один, так и в строю. Но у этого стиля был свой минус, воротить тяжелым мечом и тяжелым щитом было крайне сложно и хотя Брон постоянно работал над своей выносливостью, но после даже пятнадцатиминутного боя он оставался совершенно без сил.
        Противник у юноши был не простой. Он еще вчера заметил этого здоровяка, что носил имя Тиртон Кроуц и пусть тот вчера проиграл в дуэли, но сейчас были совершенно иные условия. В руках его был внушающих размеров меч, который по подсчетам Брона должен был весить почти в полтора раза больше его собственного.
        Когда отсчет закончился, рыцарь тут же ринулся вперед, совершая удар с мощным замахом из-за плеча. Но Брона таким ошеломить было сложно. Уведя корпус назад, он с силой приложил противника клинком в голову. Шлем спас противника, но неприятный звон в голове был ему обеспечен. После такой встречи здоровяк совсем взверел. Юноша слышал, как он рычит, а удары были такой мощи, что попадись под такой Брон, то доспехи могли и не выдержать. Но юноша попадаться не собирался, поняв, что соперник вышел из себя, он начал заводить его в ловушку. Он уже осознал, что несколько месяцев тренировок на скорость движений не пропали втуне и по скорости он противника превосходит. Именно поэтому юноша предпринял довольно опасный план, такой, что его победа должна была казаться везением. Он постоянно уклонялся в последний момент, разминаясь с вражеским клинком буквально на пяток сантиметров. Со стороны это выглядело страшно. Девушки, что сидели на трибунах застыли в напряжении, им казалось, что их друг вот-вот подставится и погибнет от ужасной раны. Киррет, же что стоял среди рыцарей недоумевал, он понял, что друг ведет
свою игру, но для чего ему это было нужно, он не знал.
        Брон же тем временем, наконец, перешел к действиям, увернувшись от очередного удара, он нырком очутился позади противника и с разворота рубанул его по ноге. Брони на задней стороне ног рыцари не носили, поэтому меч легко пропорол кожаные штаны и оставил глубокий порез на мышцах бедра. Здоровяк с болезненным криком упал на колени, а юноша замер, словно ошарашенный случившимся.
        -Победа присваивается сэру Брону Шутнику!
        Юноша, краем уха заметив свое мелькнувшее новое прозвище, пошел на выход из арены. Он сделал все так, как хотел. Он предполагал, что сейчас ставки были не в его пользу, а в следующем бою не будет подозрений, если он все же проиграет.
        Поединки меж тем продолжались. Дерек к слову, ничем зрителей не удивил, головная боль и плохое самочувствие сказались на нем не лучшим образом и он проиграл свой первый же бой. Чем вызвал негодование зрителей на трибунах. Но Брону было не до этого. Он в голове вырисовывал схему боя с каждым из возможных противников.
        Но действительность преподнесла ему свои сюрпризы.
        -Итак, объявляется начало второго этапа, в первом  поединке сойдутся два выпускника Академии, сэр Брон Шутник и Сэр Киррет Мильгенский!
        Юноши переглянулись, но протестовать не стали и молча вышли на ристалище.
        Пока герольд начал отсчет, Киррет решил спросить:
        -Что ты задумал?- Брон видел, как друг прищурился под шлемом.
        -Ты должен меня победить,- едва слышно ответил он.
        -Не поддавайся, я разделаю тебя и так,- хохотнул он.
        Герольд закончил отсчет и тут Брон бросился вперед. Поединок с другом развязывал ему руки, теперь ему даже не придется нарочно подставляться, лишь действовать так, как Киррет уже привык и сможет гарантированно его одолеть. Брон выдал всю свою скорость, двигался он намного быстрее, чем в прошлом бою и действовал очень агрессивно. Трибуны затихли, те, кто еще не делал ставки, начали хором ставить на Брона, так как поняли, что он скрывал свой настоящий уровень мастерства.
        Но тем не менее у юноши пока ничего не выходило все его могучие удары уходили в молоко, а некоторые блокировались.
        Внезапно сделав подсечку, Брон свалил Киррета на песок, но бросившись вперед, он нарвался на удар ногой в колено и тоже свалился наземь. Мечи были отброшены и юноши перешли в партер. У Брона сразу начались проблемы если отбросить меч было легко, то вот с щитом были проблемы. Пока он скидывал лямки с руки, Киррет успел взгромоздиться на него сверху.
        Девушки на трибунах застыли в шоке, один их друг сидел на втором и они оба в меру сил били друг-друга кулаками. Киррет рычал и раз за разом бил кулаком по шлему, Брон же больше закрывался и изредка пытался ответить, но получалось не очень. Трибуны ревели, кто поставил на Брона сейчас поливали его грязью, требуя встать и сражаться нормально. Но было уже поздно, от ударов голова юноши закружилась и он перестал сопротивляться. Киррет тут же остановился и, поднявшись на ноги, вскинул руки вверх в жесте победителя.
        -Победил сэр Киррет Мильгенский!- тут же объявил герольд под крики толпы, такое зрелище им понравилось.
        Брон, чувствуя, что его немного мутит, поднялся на ноги. Киррет руку ему не подавал, он понял, что парень ведет свою игру и показывать их дружбу всем окружающим он не стал. Хотя многие рыцари и заметили эту странность. Оба юноши подняли свое оружие и покинули ристалище. Брону было не очень, но мысль о том, что он заработал, грели его душу.
        Оказавшись в толпе рыцарей, юноши перестали играть в неприязнь.
        -Исполнил свой план?- поинтересовался подошедший Киррет.
        -Ага,- не очень весело кивнул Брон,- не мог послабее дубасить, голова звенит!
        -Это было только ради достоверности,- с улыбкой хмыкнул Киррет.
        -Я тебе припомню эту достоверность,- беззлобно отозвался Брон.
        -Что за представление?- спросил подошедший к ним Расто.
        -Да так,- отмахнулся Брон.
        -Ставки делали,- сразу понял рыцарь,- не осуждаю, тем более сработали хорошо.
        -Еще громче об этом болтай,- хмыкнул Брон.
        -Да я чего, ничего,- пожал мужчина плечами,- но если в следующий раз задумаете что-то такое, то найдите меня, мне лишние деньги тоже не помешают
        -Ладно,- отмахнулся Брон, на самом деле подумав, что никому и никогда он о таких вещах рассказывать не будет.
        Знакомство-знакомством, но рыцари не особо умеют держать языки за зубами, а портить свою репутацию юноша не хотел. Из-за ухудшегося самочувствия, Брон решил не задерживаться на турнире, а отправиться в академию.
        Оказавшись в своей комнате, он стащил с себя доспехи и завалился на кровать. Его немного мутило, поэтому чистку брони он отложил на потом. Просто лежать, со скверными ощущениями ему тоже не хотелось, поэтому он, переборов себя, встал и закрыл дверь, после чего достал кулон некроманта. Он все так же опережал свой курс на несколько месяцев и этот разрыв никак не уменьшался. С одной стороны у него по прежнему было иного времени на чтение чужой памяти, а с другой все больше сил и того же времени уходило на  магическую практику и составление своей- оптимальной системы магии. Все же материал, выдаваемый студентам сейчас и сотню лет назад немного отличался и некоторые фокусы столетней давности Брон брал себе на вооружение, хотя в Академии их по каким то причинам уже не преподавали. Сейчас Брон уже добрался до простейших конструктов по лечению людей, но ничего, что могло помочь ему в его ситуации, пока не выучил, одно дело залечивать простейшие порезы и даже открытые раны на руке или ноге и совсем другое поправить что-то в голове.
        Кроме слабых лечебных конструктов он изучил уже один из простейших боевых. Был это поток пламени, примерно такой-же которым магистр Вортен припугнул рыцарей. Плетение это было простое, задавался вектор движения, форма огня и желаемые размеры, после чего туда требовалось вложить достаточно много манны. Пока, по расчетам Брона его хватит лишь на одинпятиметровый поток пламени, ну или на парочку послабее, что для первокурсника уже было хорошим результатом, но самого юношу не устраивало.
        Долго изучать память Торнета Черного ему не удалось, в последнее время он отточил свою чувствительность в таком состоянии, поэтому с легкостью отличил стук в дверь в реальности от происходящего во сне. Вынырнув из мира памяти, он одним слитным движением спрятал кулон в ящик тумбы, а сам, медленно поднявшись, отправился к двери. За ней он обнаружил Идара, что, дождавшись открытия двери, боком протиснулся в комнату.
        -Как ты?- сходу спросил он.
        -Сотрясение видимо, голова кружится,- не стал скрывать Брон.
        -Присаживайся, сейчас помогу,- махнул юноша в сторону кровати,- магия жизни не моя сильная сторона, но это плетение я знаю на отлично.
        Спрашивать причины такого знания Брон не стал, так как сам догадывался о них. Молча присев на кровать, юноша прикрыл глаза, внимательно наблюдая за тем, что делает Идар.
        -Можешь подержать немного?- попросил он его, когда заклинание было закончено.
        -Зачем оно тебе, это же не твой уровень?- удивился парень, но плетение придержал, чуть подпитав форму.
        -Стараюсь обогнать программу,- не отвлекаясь от заклинания, промолвил парень.
        -Похвально, тока час я ее так не продержу,- цыкнул Идар.
        -Мне часа и не надо,-не открывая глаз хмыкнул Брон,- пары минут хватит.
        Действительно, хоть заклинание и было довольно сложным, но память у юноши была что надо и пусть, на это понадобилось не пара, а почти пять минут, но заклинание юноша все же запомнил.
        Когда непроизвольный урок был закончен, а Брону чуть полегчало, они перешли к делам.
        -Как все прошло?- спросил Брон.
        -Более чем хорошо,- в первой схватке на тебя почти никто не ставил, так что пара фунтов оказалась в прибытке, во втором же поединке все прошло как-то рывками, но сливки я роде бы снять успел,- пожал плечами Идар и достав кошель, принялся отсчитывать деньги Брону.
        Тот терпеливо ждал, пока приятель отсчитывал серебро.
        -Ты тоже ставил?- спросил он у него, больше из интереса, чем от недоверия.
        -Да, я как понял, что первый поединок в действительности ведешь ты, а не тот громила, поставил все что у меня было на тебя, ну, не считая твоей половины конечно,- поправился он.
        -Хорошо,- улыбнулся Брон.
        -Да, неплохо наварились,- потряс Идар кошельком, в котором звенело серебро.
        -Да уж,- хмыкнул Брон.
        Он давал Идару два фунта, считай половину денег, что у него были на нынешний момент, а вернулось ему почти шесть, что было очень даже хорошо.
        Неожиданно раздавшийся стук в дверь, заставил Брона резко накрыть деньги подушкой, а самому вскочить на ноги.
        Осторожно открыв дверь, он увидел за ней Киррета.
        -Турнир кончился?- удивленно спросил он его.
        -Нет, продолжится после суда,- возбужденно заговорил юноша.
        -Представитель прибыл?- спросил из-за спины Брона Идар.
        -Ага, представитель,- хмыкнул Киррет,- прибыл сам Король!

        Глава 23.

        КТО ПИШЕТ ПРАВИЛА, КОТОРЫХ НАМ ДЕРЖАТЬСЯ?
        РЕШАЕТ КТО, КУДА НАМ ВСЕМ ИДТИ?
        ЧУЖОЮ ЖИЗНЬЮ ВОЛЕН КТО ИГРАТЬСЯ?
        КТО ЗАДАЕТ ГРАНИЦЫ НАМ В ПУТИ?

        Новость о прибытии венценосной особы молнией облетела всю академию. Большая часть студентов была просто шокирована прибытием столь важной персоны, потому замок больше напоминал пчелиный улей, а не учебное заведение. Что творилось во дворе, было страшно представить. Студенты метались туда-сюда, а редкие преподаватели пытались навести порядок, что выходило у них не очень. Брон понял, что пока королевская кавалькада  задержалась у турнирных трибун. Особо глазеть на короля он не собирался. У юноши и так было мало пиетета перед людьми, что были наделены властью, а память некроманта, что придерживался таких же взглядов, лишь укрепило внутри него уверенность, что не всегда за великими титулами скрывались великие люди. Сейчас же юноша был лишь слегка заинтересован и немного волновался, потому что так или иначе, но он был замешен в произошедшем.
        Тем временем во дворе академии появился ректор. Он в два счета навел порядок среди студентов и все, кто попались ему под руку, были выстроены по обе стороны от ворот, в роли почетного караула. Брон такой участи смог избежать, поэтому наблюдал за представлением со стороны.
        Позицию себе Брон выбрал удобную, устроившись на одной из лестниц, что вели на замковую стену. Оттуда он мог окинуть взглядом почти весь внутренний двор, а сам при этом оставался незамеченным, так как его скрывали деревянные периллы, да и на фоне темной стены его силуэт не выделялся.
        Брон видел, как в открытые ворота хлынул поток всадников. В его глазах сразу же зарябило, от обилия знамен и гербов.  Всадников было никак не меньше полусотни, а знамен над ними развивалось едва ли вполовину меньше.
        Брон сразу выделил среди них десяток всадников, что держались немного обособленно. Приглядевшись, Брон понял, что этот десяток был обособлен не просто так, а по одной конкретной причине, это были королевские телохранители. Тут уже его взгляд натолкнулся и на самого короля, к слову такая невнимательность была не виной юноши. Просто король могучего государства Солиц, был несколько «незаметен». Брон не раз удивлялся как малорослик, практически карлик смог взгромоздиться на престол и чем больше он узнавал, тем большее уважение к монарху испытывал. Несмотря на свои внешние недостатки, король был очень умен, а так же чертовски умело мог манипулировать людьми, добиваясь от них нужного лишь ему одному результата. В общем, личностью король был незаурядной, что не раз срабатывало как на пользу, так и во вред государству, но последние случаи были скорее исключениями из правил.
        Даже сейчас, на первый взгляд заметить короля в толпе было практически невозможно, но чем больше Брон присматривался к происходящему, тем яснее ему становилось, что весь круговорот происходит вокруг этой маленькой с виду фигуры и функционирует под полным ее контролем. Ничего слишком интересного со своей позиции Брон углядеть не смог. Всадники медленно спешивались, и рассредоточивались по бокам, освобождая путь для своего монарха.
        Навстречу ему вышел ректор, но подойти к самому королю ему не дала парочка телохранителей, видимо сильным колдунам слишком близко к королю подходить не разрешалось, хотя Брон и был уверен в том, что на нем лежит многослойная защита.
        Меж тем, между ректором и королем, состоялся краткий разговор, услышать который Брону было не суждено.
        -Рад видеть вас, ваше величество,- ректор отвесил королю глубокий поклон.
        -Я тоже рад, несмотря на то, что мне пришлось бросать все свои дела и ехать сюда,- кивком ответил ему мужчина.
        -Я думал, вы пришлете представителя,- пожал плечами ректор.
        -Оного из самых известных рыцарей обвиняют в обмане, такое нужно решать лично,- отрицательно покачал головой мужчина,- слегка покосившись на студентов.
        Мужчине были привычны разочарованные взгляды и внимания на них он не обращал. Пусть он и был мал ростом, но фактически карликом не являлся и не имел присущие карликам уродства, хотя писанным красавцем его было не назвать. Широкий подбородок, чуть выступающие вперед надбровные дуги, карие глаза, да нос с горбинкой, вполне обычный набор, но именно на нем все смотрелось как-то непонятно. Не страшен и не красив, обычен. Монарх с детства привык, что первое, на что люди обращают внимание - это внешность и уже по тому, как люди реагируют на него, он научился понимать, стоит ли вести с этим человеком дела.
        -Пройдемте, поговорим в моем кабинете,- ректор сделал приглашающий жест.
        -Хорошо, только велите пока что подготовить все для суда, не стоит откладывать такие дела,- велел король.
        -Конечно,-вновь поклонился ректор и посторонился, пропуская охрану короля.
        Брон видел, как после разговора с королем ректор что-то сказал Вортену. Король меж тем уже практически добрался до донжона, поэтому главе академии пришлось поспешить за ним. Напряжение, что словно висело над двором спало и тот сразу наполнился шумом. Студенты болтали, обсуждая короля, а его свита занялась своими делами. Большая часть людей отправилась к конюшням, что едва ли могли вместить столько лишних лошадей. Хотя Брон и заметил, что они были построены с запасом.
        Юноша, решив, что оставаться на лестнице дальше бессмысленно, спустился вниз и направился в свою комнату. Но дойти до башни не успел, так как был перехвачен Кирретом.
        -Эй, тебя где носит?- возмутился он,-ты короля пропустил.
        -Да видел я все, с лестницы смотрел,- отмахнулся от него Брон.
        -Да погоди,- ухватил его друг за рукав теплой мантии,- магистру Вортену нужна наша помощь.
        -Что такое?- сразу стал внимательным Брон.
        -Нужно будет вывести Железнобокого во двор и поохранять его.
        -Черт,- ругнулся парень через зубы.
        -Чего ты?- удивленно взглянул на него товарищ.
        -На суде будем.
        -И что?- удивился Киррет.
        -Ничего, не хотелось бы привлекать излишнее внимание,- отмахнулся юноша.
        -Мда,- крякнул друг.
        -Нам облачаться в доспехи?- спросил Брон.
        -Вортен сказал, что не обязательно,- пожал плечами Киррет.
        -Ладно,- понимающе кивнул юноша,- тогда я готов.
        -Ладно, пойдем до меня прогуляемся, тоже меч прихвачу и пойдем за Железнобоким.
        Брон так с первого дня учебы и носил меч прямо поверх мантии, что сперва вызывало смешки и перешептывания, но со временем все привыкли, а юноша как не обращал внимания на окружающих, так и продолжал это делать. Киррет же, хоть и был знаком с Броном уже довольно долго и понимал, почему тот носит меч, сам это не делал, говоря, что ему просто лень.
        Вместе парни отправились к башне, в которой проживал Киррет.
        -Как тебе король?- не выдержал пути в молчании пограничный баронет.
        -Такой, каким я себе его и представлял,- пожал плечами Брон,- я читал о нем.
        -Не интересный ты,- махнул рукой Киррет.
        -А тебя я вижу, он впечатлил?
        -Да даже не знаю, мне всегда казалось, что король должен быть эталоном, высоким, умным, красивым.
        -Как по мне так лучше очень умный, но уродливый правитель, чем сильный, но тупой.
        -Да я не жалуюсь, просто говорю, что детские представления не оправдались.
        -Чего оправдываешься, я же не дознаватель?- Брону иногда нравилось издеваться над знакомыми.
        -Да ну тебя,- отмахнулся от него Киррет.
        За разговором они уже успели дойти до башни, в которой парень проживал, и сейчас поднимались к нему на третий этаж.
        -Давай быстрее, Вортен ждать не любит,- напутствовал Брон товарища.
        -А то я не знаю,- пробубнил юноша.
        Надолго он действительно не задержался, войдя в комнату, подхватил меч, что стоял прислоненным к стене и, после чего добрался до шкафа, из которого извлек широкий пояс. Прицепив ножны к поясу, он одним слитным движением затянул его на своем животе. Только вот с мантией все было не так легко, юноше пришлось потратить немного времени на то, чтобы поправить стянувшуюся мантию, да и рукоять чуть пододвинуть, чтобы не цеплять ее локтем.
        -Ты чего так долго?- преувеличенно возмущенным возгласом спросил его Брон,- девчонки и то меньше времени красоту наводят.
        -Ой, да иди ты,- отмахнулся Киррет и зашагал по коридору.
        Брон с улыбкой направился за ним.
        -Вас только за смертью посылать,- перехватил инициативу магистр Вортен, встретивший их возле главного корпуса,- пойдемте,- махнул он рукой  и развернувшись на пятках, отправился внутрь.
        Вторая встреча с призраком для Киррета прошла довольно спокойно, он лишь слегка вздрогнул, но сразу же взял себя в руки.
        -За пленником пришли?- с ходу спросил бестелесный дух.
        -Ты опять высовываешься из подвала?- с подозрением поглядел на него магистр.
        -Нет, нет, что вы, я догадался,- отрицательно покачал головой призрак, с таким невинным выражением на лице, что все сразу стало ясно.
        -Смотри мне тут, ректор узнает, будешь в нужнике заперт,- пригрозил магистр пальцем приведению.
        Призрак меж тем угрозу пропустил мимо своих призрачных ушей и отправился вперед. Юноши вновь крутили головами, хотя ничего интересного им не представлялось. Они шли по коридору, выложенному камнем, с разной периодичностью им попадались двери по ту или иную сторону. Брон не знал что за ними сейчас, да и что было раньше, не особо знал, так как добраться до этих воспоминаний еще не успел.
        -Не крутите так головой, все в свое время узнаете,- заметил их телодвижения преподаватель,- большая часть комнат за этими дверьми- учебные помещения.
        Брон знал, что в какой-то мере это так и есть, а вот Киррет сомневался в этом, так как та камера, в которой содержался повинный рыцарь, была закрыта на точно такую же дверь, с единственным отличием  в виде внушительного засова. Но и некоторые из неизвестных комнат были снабжены такими механизмами, а в некоторых и вовсе были механические замки, что явно указывало на их ценность.
        -Так, сейчас гляну, что он там делает,- призрак решил предварительно разведать, что происходит в комнате, для чего спокойно прошел через стену.
        Вообще передвигался он шагами, как нормальный человек, что сильно отличалось от привычных представлений людей о призраках.
        -Все нормально,- можете заходить,- через несколько секунд местный смотритель вернулся обратно.
        Вортен решительно убрал засов и потянул дверь на себя.
        -Сэр, я прошу вас пройти с нами,- не входя внутрь комнаты произнес магистр, за чьими плечами остановились парни.
        -Для чего?- хмыкнул даже не привставший с лежака при появлении людей рыцарь.
        -Для суда,- кратко ответил Вортен.
        -Неужто в нашем королевстве нашелся хоть один столь ретивый человек?- грустным голосом спросил мужчина, принимая сидячее положение.
        -Прибыл сам король, так что я советовал бы вам поторопиться,- не изменяя холодного выражения на лице, покачал головой магистр.
        -Что? Сам король? Черт!- мужчина вскочил на ноги.
        Одет он был в один только поддоспешник и кожаные штаны, так что следующим словам рыцаря Брон никак не удивился.
        -Дайте мне несколько минут, мне нужно одеть доспехи,- попросил мужчина, от былой его ленцы и наплевательского отношения к происходящему, не осталось и следа.
        -Я не уверен, что они вам понадобятся,- глядя глаза в глаза  произнес преподаватель.
        -Если наш король захочет лишить меня доспехов, то сделает это сам,- огрызнулся пленный.
        Магистр к удивлению юношей, встретил отпор спокойно, лишь сказав:
        -У вас есть две минуты, после чего вас выведут силой.
        Сказав это, маг замер, как замерли и парни за его спиной. Дверь никто не закрывал, поэтому то, как рыцарь облачается они могли рассмотреть досконально. Юноши видели, что мужчина мучается, так как облачиться в доспехи за такое время без чужой помощи, практически не реально. Но никто из них не вызвался ему помочь, это было бы против всех правил, да и для таких действий нужно было желание, которое у парней отсутствовало напрочь.
        Пока рыцарь облачался ,Брон разглядывал его. Мужчина не выделялся габаритами среди рыцарей, имея средние показатели роста и мышц. Брон с некоторым превосходством понял, что он все же немного крупнее столь прославленного рыцаря. Но стоило юноше поймать себя на такой мысли, как он тут же выгнал ее из своей головы. Тщеславие было одним из самых нелюбимых им чувств. Вообще на взгляд Брона ситуация была двоякой. Да, рыцарь жульничал. Но ведь главная цель турнира это не не свалиться в грязь, а уронить в нее врага, что с помощью поясного крюка бы у мужчины сделать точно не получилось, а значит он все же один из очень сильных в сшибке бойцов. Но с другой стороны даже такое малое преимущество это нарушение всех неписанных и некоторых писанных правил, а уж какой урон для репутации.
        Рыцарь в назначенные сроки не успевал, он смог натянуть горжет и панцирь, смог закрепить наплечники, но вот с креплением наручей у него были проблемы, а до защиты ног он и вовсе еще не добрался.
        -Время вышло,- невозмутимо прокомментировал магистр.
        -Прошу вас, дайте мне еще времени, я не могу предстать таким перед монархом,- не отрываясь от своего дела, попросил мужчина.
         -Мне кажется, моя позиция была предельно ясна,- не предвещающим ничего хорошего голосом заметил маг.
        -Черт, если вы дадите мне еще минуту, то я отдам вам эти доспехи, только прошу, подождите,- в голосе рыцаря слышалась уже мольба, а не просьба.
        -Я досчитаю до тридцати,- все так же невозмутимо произнес магистр.
        -Черт,- ругнулся рыцарь, ускорив движения.
        На глазах парней происходило чудо. Мужчина буквально за три десятка секунд не только закончил одевать наручи, но и смог приладить на место латную юбку. К защите ног он притронуться уже не успевал, поэтому на последних секундах счета подхватил латные перчатки и шлем, после чего развернулся к своим конвоирам.
        -Я готов,- выдохнул он.
        -Проследуйте за нами,- головой мотнул преподаватель и направился обратно по коридору.
        Юноши, пропустив перед собой пленного рыцаря, последовали за ними.
         -Кто прибыл вместе с королем?- спросил рыцарь, на ходу девая перчатки.
        Ответа ему не дали, потому он сменил тему:
        -Как вас зовут?
        -Вам ни к чему мое имя,- не оборачиваясь произнес маг.
        -Мне нужно знать, кому я должен свои доспехи,- возразил рыцарь.
        -Оставьте их для своего сына, думаю, ему предстоят не самые лучшие времена в его жизни,- заметил маг.
        -У меня нет сына, только две дочки,- с заметной теплотой в голосе, произнес мужчина.
        -Тогда им, думаю, что бы в сами не сделали, деньги им пригодятся.
        -Не пытайтесь ткнуть меня в болезное и не делайте мне одолжений, я попросил время за доспехи, вы мне его дали.
        -Я дал вам меньше, чем вы его просили.
        -Ну, можете если что вернуть мне перчатки,- хмыкнул рыцарь,- они у меня везучие.
        Брон заметил, что так или иначе, но рыцарь добился своего, вывел магистра на разговор. Но и Вортен понимал это, а потому после последней реплики рыцаря начал его просто игнорировать.
        Выйдя во двор, они тут же стали центром всеобщего внимания.
        Короля во дворе еще не было, но зато здесь оказалась одна из парт, за которыми учились студенты. Как понял Брон, за ней во время суда будет сидеть король.
        Что им делать с пленным не знали не только они, но и видимо сам магистр, так как подведя их к парте, он наказал ребятам охранять рыцаря, а сам отправился обратно в академию.
        Ребята занервничали, люди создали вокруг них круг и если кто-то просто рассматривал, то были и те, кто слов при себе не держал. Брон едва не молил четверых о том, чтобы проблемы обошли их стороной, но, видимо боги были глухи к его мольбам, так как в один момент один из аристократов, что был во дворе громко выкрикнул:
        -Эй, а почему эта собака не в цепях?
        -О, да ты вдруг стал таким смелым, помниться после нашей последней встречи тебя уносили твои дружки,- не выдержал пленный, которому видно всеобщее внимание и раздражение пришлись не по вкусу.
        -Я прошу вас придержать язык,- сказал ему Брон.
        Но предупреждение запоздало, так как разгневанный аристократ уже надвигался на пленного.
        -Я вырву твой поганый язык и отправлю его твоей женушке, а потом навещу ее и сам, после того как тебя захлещут плетьми на моей конюшне,- дворянин уверенно продвигающийся вперед, к своему удивлению наткнулся на вытянутую вперед руку Брона, от чего его горячая речь сбилась.
        -Прошу вас, успокойтесь,- глядя в глаза мужчине промолвил Брон.
        -Ты чего в меня руками тычешь?- возмутился мужчина,- кто ты такой, чтобы успокаивать меня?
        -Ваше поведение не соответствует статусу высокородного,- только сказав это, Брон понял, какую яму вырыл у себя под ногами.
        -Что!? Да как ты щенок смеешь мне говорить такое!? - мужчина почти мгновенно сменил цель, начав напирать на юношу.
        -Я выполняю приказ короля, а вы мне мешаете,- заметил юноша, стараясь сохранить спокойствие.
        -Ты чего несешь, сосунок, решил за чужую спину спрятаться, собственных яиц не нашлось?
        Брон понял, что все его спокойствие не принесло никаких результатов, но все же предпринял еще одну попытку.
        -Если вы продолжите накалять ситуацию, я буду считать, что вы мешаете королевскому правосудию.
        Толпа напряженно вслушивалась в происходящую перепалку. Киррет понимал, к чему все движется, но не понимал, почему аристократа никто не может утихомирить, ведь с королем наверняка прибыл кто-то, кто должен отвечать за порядок. Но аристократа никто осадить не пытался, а тот словно чувствовал вседозволенность и надвигался уже на Брона. Киррет принял решение, что если до схватки дело дойдет, то он обнажит оружие для защиты друга. Благо действовать ему не пришлось.
        -И что ты мне сделаешь?- аристократ надвинулся на Брона так, что их носы почти соприкоснулись.
        Отвечать Брон не стал. Правая рука, сжимающая рукоять меча, неуловимым движением отпустила ее и через секунду кулак, нижним своим ребром впечатался под челюсть мужчине. От удара голову его закинуло назад, а юноша уже бил с левой руки. Удар в живот, даже через одетую поверх одежды кольчугу заставил аристократа согнуться. Дальше последовала быстрая подсечка, от которой мужчина распластался по земле. Брон шагнул вперед и, крутанувшись, на левой ноге, правым сапогом ударил мужчину в челюсть. Тот такого не выдержал и видимо потерял сознание, а юноша, положив руку на рукоять меча, молча сделал два шага назад, заняв прежнюю позицию.
        То, что ему это далось не так легко и спокойно, как казалось окружающим говорило мощное дыхание и выступившая на лбу испарина и если последнюю скрывали длинные волосы, то дыхание большей части зрителей показалось признаком ярости, а не волнения.
        -Думаю, у меня бы не получилось лучше,- порвал затянувшуюся тишину голос Кондора Железнобокого.
        Площадь взорвалась шумом. Брон старался выявить в этом гаме хоть что-то, но голоса причудливым образом сливались и лишь отдельные слова достигали его сознания.
        Киррет напряженно замер, ему казалось, что сейчас толпа зрителей рассвирепеет, и отчасти так и было. Некоторые из придворных были в ярости из-за того что какой-то студент, позволил себе прилюдно избить одного из них. Но были среди придворных и здравомыслящие люди, понимающие, что баронет Тезеф Рильдс, сам нарывался на трепку, да и вел себя чрезмерно нагло. Кроме того в толпе было достаточно студентов, вставших на сторону своих, так что никакого взрыва эмоций не случилось. Лишь поднялся гвалт голосов, который оборвал мощный рык.
        -Молчать! Что тут произошло?
        Брон видел, как через толпу к нему двигается медведоподобных размеров мужчина, с пятью бойцами за спиной. Он сразу понял, что это была часть охраны короля, которая ранее отправлялась разместить лошадей в конюшнях.
         Тем временем охрана уже прошла во внутренний круг, который образовали зрители, и увидела распластанное на камнях двора тело.
        -Я повторяю, что здесь произошло?- голос мужчины был под стать его внешности.
        Смотрел он при этом на Брона и тот решил расставить все по полочкам.
        -Кто вы такой?- спросил он у мужчины.
        -Что?- сбился тот,- я сэр Торен Деркст, второй полусотник гвардии короля, а ты кто таков?
        -Сэр Брон,- кивком поприветствовал его юноша, выдавая свой миролюбивый настрой,- на данный момент студент академии, мне с моим коллегой было приказано охранять подсудимого, для выполнения королевского распоряжения.
        -Так что тут произошло?- было видно, что мужчина тоже охладил свой пыл.
        -Мы стояли, когда вот этот,- пальцем юноша указал на лежащее тело,- начал оскорблять подсудимого, тот ему ответил, я попросил сэра Кондора замолчать, а его попросил успокоиться, за что он начал оскорблять меня, я еще несколько раз пытался привести его в чувство и объяснить, что он мешает выполнению королевского указа, но он меня не услышал и приблизился ко мне, провоцирую на действия. Последствия этого вы видите.
        -Ты применил магию?- внимательно глядя прямо в глаза юноши, спросил полусотник.
        -Мне не понадобилась магия,- отрицательно покачал головой парень,- хватило кулаков.
        -Ладно, потом с ним разберемся, уберите его,- кивнул полусотник своим людям,- не стоит портить настроение его величеству перед судом.
        Больше они не обмолвились и словом. Брон замер как статуя, лишь глазами изредка пробегаясь по толпе, а полусотник замер неподалеку от него, пока его люди оттаскивали куда-то бесчувственного мужчину. Толпа с появлением гвардейцев тоже притихла. Все ожидали появления короля.
        Но первым, на счастье юноши появился магистр Вортен. Он буквально с ходу, понял, что случилось что-то не то, а когда узнал что именно, едва сдержал себя в руках.
        -Черт, вас одних вообще оставлять нельзя,- это было все, что он сказал юношам, прежде чем задуматься.
        -Так, сейчас лучше скройся с глаз, лишние проблемы нам не нужны, а я постараюсь все разрешить,- скомандовал магистр Вортен.
        -Хорошо,-кивнул Брон.
        -Хорошо ему,- услышал юноша бурчание преподавателя за своей спиной.
        То, что у него могут возникнуть проблемы он понимал, но так же осознавал, что действовал правильно. Поэтому, дабы отвлечься от ненужных мыслей, по пришествию в комнату, он засел за изучении памяти колдуна и построение плетений, за которым его и застал вломившийся полусотник.
        -Сэр Брон, прошу вас пройти с нами.
        Только тут Брон заметил пару вооружённых гвардейцев за его спиной.

        Глава 24.

        МЫ ЧАСТО БЕЖИМ ОТ ПРОБЛЕМ,
        НЕ ЗНАЯ, ЧТО ЖДЕТ ВПЕРЕДИ,
        БЫТЬ МОЖЕТ, ПОДЪЕМ ДО НЕБЕС,
        А МОЖЕТ И НЕ ПОВЕЗТИ.

        -Что произошло?- непонимающий юноша взмахнул руками, рассеяв магический конструкт, который создавал.
        -Король хочет видеть вас,- с намеком кивнул головой здоровяк.
        -Меня берут под стражу?
        -Вас приглашают,- здоровяк изобразил подобие улыбки.
        -Если это приглашение, то боюсь представить, чтобы случилось, захоти вы меня задержать,- Брон указал пальцем на вывороченную щеколду засова.
        -Вы не отвечали на стук в дверь,- заметил полусотник.
        -И вы решили вломиться?- удивленно приподнял брови юноша,- я мог бы тут был занят или быть не один.
        -Но вы один,- заметил полусотник.
        -Я один, потому что занимался магией, а в частности плел заклинание огненного потока, вы знаете, как оно работает, понимаете, что могло случиться, не удержи я контроль?
        -НА нас лучшие доспехи, способные сдержать магию, вы первокурсник, а в собственных комнатах вроде бы запрещено заниматься магией,- продолжил перепалку гвардеец.
        -Ваша защита на доспехах может спасти от прямого воздействия, захоти я, например, удушить вас, тогда да, заклинание бы распалось, но выпусти я в вашу сторону огненный поток, да, части защищенные доспехами остались бы невредимы, и даже если бы огонь не добрался до ваших лиц, то это бы сделал раскаленный воздух, он проник бы в ваши легкие, сворачивая по пути кровь. Вы бы практически мгновенно потеряли сознание, а возможно и умерли бы на месте,- заметил юноша, все же вставая с кровати.
        Поднявшись на ноги, он подхватил меч, прислоненный к подоконнику и довольно быстро прикрепил его к поясу.
        -Зачем вы повсюду носите меч?- спросил полусотник,- для магов это не типично.
        -А я не типичный маг,- хмыкнул юноша и добавил,- а про дверь я его высочеству расскажу, я не так богат, чтобы оплачивать чужие грехи.
        -Посмотрим,- хмыкнул в ответ здоровяк, пропуская юношу вперед.
        -Король решил остановиться в академии на ночь?-спросил юноша.
        -А вы бы хотели, чтобы король отправился в столицу на ночь глядя?
        -Мои желания не важны, король делает то, что посчитает нужным,-пожал плечами юноша.
        -Любите играться словами?
        -Люблю играть в карты с девочками, ан раздевание, но как понимаете, здесь с этим определенные проблемы,- хмыкнул юноша.
        -А ты весельчак.
        -Шутник, меня зовут Брон Шутник,- на ходу крутанувшись, он с улыбкой отсалютовал шагающим позади гвардейцам.
        -Куда идти?- спросил юноша, когда они выбрались во двор, так как монарха там не было.
        -В донжон, на третий этаж.
        -Ну да, где же еще могли разместить короля,- буркнул юноша.
        Дальнейший путь они проделали молча. Поднимаясь на третий этаж, они встретили парочку гвардейцев, что охраняли лестницу.
        -Куда его?-спросил один из них.
        -К королю,- так же немногословно ответил полусотник.
        -Хорошо,- их без проблем пропустили, но уже на подходе к комнате, полусотник остановил Брона.
        -Сдай меч,- попросил он его.
        -Без этого никак?- удивился юноша,- в вашем присутствии я все равно ничего не успею сделать.
        -Таковы правила,- не терпящим возражения тоном сказал полусотник, нависнув над юношей.
        -Ладно, черт с вами,- ругнулся парень расстёгивая ремень,- надеюсь вы его не сопрете.
        -Ага, надейся,- услышал он бурчание одного из гвардейцев.
        Пройдя в покои, они оказались в небольшом кабинете. Посреди него стоял стол, за которым сейчас восседал монарх. На столе перед ним стоял кувшин с вином и тарелка фруктов. С левой стороны от двери стояла парочка гвардейцев.
        -Ваше величество,- застыв в дверном проеме, поклонился Брон.
        Рядом с ним тут же возникла та парочка гвардейцев, что стояла возле стены. Юноша не успел ничего предпринять, как его руки были зафиксированы, а чьи-то ладони пробежались по его телу, обыскивая все возможные места, где могло лежать оружия. Ошарашенный парень растерялся настолько, что в результате из него вновь полезли шутки:
        -Полусотник, если ты из этих, то знай, у нас ничего не будет по обоюдному согласию.
        -Он чист,- тут же ответил полусотник, за спиной юноши.
        Руки Брона тут же были отпущены, и он, начал растирать их, так как фиксировали его с силой.
        -Вы остры на язык, сэр Брон Шутник,- не вставая из-за стола, заметил король.
        -А вы мне кажетесь умнее, чем я о вас думал,- заметил юноша, но тут же спохватился,- извините пожалуйста, я не хотел ни в коем случае вас оскорбить, я просто слишком сильно волнуюсь.
        -У вас есть причины волноваться?- удивленно приподнял бровь король.
        Брон для себя заметил, что король, хоть и был мал ростом и не обладал внушительной комплекцией, но все равно выглядел довольно величественно.
        -Ну, если учитывать то, что я ни разу не видел в своей жизни никого статусом выше барона, в мою комнату вломились трое гвардейцев выбив засов, а денек выдался нелегким, то да, я немного волнуюсь.
        -Вломились?- удивленно поглядел король на своего полусотника, что застыл за спиной юноши.
        -О да, засов разнесли в дребезги,- пожаловался Брон,- а вообще-то это не важно, просто я обещал вашему полусотнику, что расскажу вам об этом.
        -Вы интересный человек, сэр Брон,- улыбнулся король,- присаживайтесь,- указал он на стул, что стоял напротив его стола.
        -Благодарю за оказанную честь,- поклонившись, юноша осторожно присел на краешек стула.
        -Вина?- спросил его король.
        -О, нет, я и так слишком болтаю,- с улыбкой отказался парень.
        -Как хотите,- хмыкнул король,- сэр Брон, вы понимаете, почему я пригласил вас сюда?
        Юноша понял, что шутливый тон пора оставить.
        -Думаю из-за сегодняшнего инцидента.
        -Инцидента?- король покачал в руке бокал с вином,- судя по формулировке, вы сами понимаете, что это была не просто потасовка или неприятный случай?
        -Ну, я редко бью в лицо придворным дворянам, так что да, это скорее инцидент.
        -Тогда может, поведаете мне, что вы смогли не поделить с баронетом?
        -Вам изложить объективное мнение или то ,как я расписывал все для себя?
        -Хм, вы используете очень много заумных слов, пытаетесь сбить меня с толку?-приподнл бровь король.
        -Проще сбить вашего полусотника с ног, чем вас с толку,- улыбнулся юноша,- я слышал вы любитель читать и при этом не переносите любовные пьесы, так что думаю, вам гораздо легче сбить с толку меня, чем наоборот.
        -Ну, для юноши вы держитесь даже слишком уверенно, да и такое образование для того, кто совсем недавно был простым наемником, несвойственно. Может, скажите мне кто вы, некоторые из моих людей начинают думать, что вы можете быть иностранным шпионом.
        -Шпион?- юноша улыбнулся,- ваше величество, я возможно не говорил это ни кому из своих знакомых, но перед вами мне скрывать нечего, правда им,- юноша показал пальцем на гвардейцев,- этого знать не обязательно.
        -Вы понимаете, как подозрительно это звучит? Я намекаю вам на то, что думаю, что вы иностранный шпион, а вы в ответ просите мою охрану удалиться.
        -Я не говорил, что им нужно удалиться, они могут просто закрыть уши, или даже не  так, я могу просто написать вам кое-что, что они не должны будут увидеть.
        -Вы меня заинтриговали,- усмехнулся король и открыв ящик стола, достал из него лист бумаги и чернильницу.
        -Спасибо,- кивнул Брон, принимая это.
        Он довольно быстро написал на листке несколько строк и протянул тот королю.
        Мужчина, приняв листок, начал читать содержимое и с каждой строкой, его лицо принимало все более удивленное выражение.
        -Это правда?- хмыкнул он.
        -Конечно,- кинул юноша, скрывать то, что он сын конюха и крестьянки перед королем он не стал,- только об этом знаете только вы.
        -Интересно,- хмыкнул мужчина,-тогда сообщите где вы жили,- король протянул листок обратно юноше.
        Брон не стал скрывать название своей деревни.
        -Мда, я хочу выслушать вашу историю,- улыбнулся мужчина,- но для начала мне все же нужно узнать, что случилось там, во дворе?
        -Так какую версию вам рассказать?
        -Хм, давайте объективную.
        -Нас приставили охранять подсудимого, баронет начал его задирать, а после того, как Кондор ответил, он совсем взбесился и направился к нему. Я велел Кондору заткнуться, а сам перегородил дорогу неизвестному мне аристократу и попросил его успокоиться, дальше пошла перепалка, в конце которой, я объявил ему, что так как я, исполняю приказ короля, то буду считать его действия противодействием королевскому правосудию, он не остановился, я его угомонил, все,- пожал плечами парень.
        -Теперь у меня есть два вопроса, с чего вы считали что исполняете королевский приказ, если я лично вам не приказывал, а второе, это почему в таком случае вы не вытащили меч, да и в чем вообще для вас было скрыто это противодействие.
        -Со всем уважением мой король, но большая часть населения нашего королевства ни разу не видела вас в глаза, но аристократы правят и издают указы от королевского имени. Начни люди выяснять был ли тот или иной приказ истинно королевским или нет, и начнётся сумятица, хаос, вся вертикаль королевской власти построена на подчинении. У меня же было больше причин чем слепая вера, во первых я видел, как вы говорили с ректором, а он в свою очередь с магистром, после чего магистр велел нам вывести пленного. Следовательно у меня были все причины полагать, что я исполняю вашу волю, меч я не вытаскивал точно по той же причине, по которой не хотел, чтобы баронет добрался до пленного рыцаря. Беспорядок, стоило пролиться крови, как толпа могла вспыхнуть. На счет того, почему я решил, что его действия являются противодействием, то подсудимый был доставлен для суда, а неизвестная личность пыталась приблизиться к нему, я никогда раньше не видел баронета и он мог оказаться кем угодно, мог убить Железнобокого, мог дать ему оружие, все это так или иначе бы помешало суду, а следовательно помешало бы и правосудию.
        -Вы неплохо раскладываете все по полочкам сэр Брон, хотя весь ваш рассказ все равно получился несколько субъективным,- с улыбкой заметил король,- но в принципе к вам претензий у меня нет, вы действовали так, как было необходимо, что же на счет слепого подчинения, то оно не всегда хорошо, свою голову на плечах иметь необходимо и я вижу, что она у вас есть, если захотите послужить королевству, думаю вам найдётся дело.
        -Благодарю ваша величество, но пока мне нужно закончить обучение магии.
        -Хорошо,  но подумайте над моими словами, такому как ВЫ,- мужчина явно выделил последние слова интонацией,- сложно пробиться наверх, а на службе королю это сделать легче всего.
        -Я обязательно подумаю,- кивнул юноша.
        -Ладно, ну а теперь, если мы закончили с делами, то предлагаю нам просто поговорить.
        -Я в вашем распоряжении,- вновь кивнул Брон.
        -Ребята, оставьте нас,- кивнул король гвардейцам.
        -Но,- попытался было возразить полусотник.
        -Не надо Ричад, ничего со мной не случится, этот юноша слишком амбициозен, чтобы быть повешенным за убийство короля.
        -Приятно слышать такие слова в свой адрес,- улыбнулся Брон.
        -Ну, а теперь, когда нам никто не мешает, можете не отказываться от вина, а заодно рассказать историю, о том, как сын конюха, стал посвященным рыцарем, а заодно студентом Магической Академии.
        История, к удивлению Брона вышла довольно длинной и, судя по тому, как реагировал король, интересной.
        -Черт, я бы многое отдал, чтобы выбраться из дворца и испытать хотя бы половину того, что сделал ты,- юноша уже давно заметил, что король начал пьянеть.
        -НУ, мы можем поменяться,- хмыкнул парень,- я поправлю страной, а вы поучитесь или поскитаетесь.
        Король громогласно рассмеялся.
        -Честно слово, твое прозвище подходит тебе идеально,- вдруг мужчина посерьезнел,- но ты должен понимать, мечты о власти могут показаться совсем не тем, что окажется в действительности.
        -Я догадываюсь ваше величество.
        -Ох, как ты задрал называть меня так, зови просто по имени Тоурен.
        -Это только наедине или вы даруете мне эту честь на постоянной основе?- с улыбкой спросил парень.
        -А, черт возьми, дарую,- король рассмеялся,- я представляю лица своих сановников, когда они услышат это, но предупрежу тебя, это может вызвать подозрения на твой счет, а в некотором случае интерес будет для тебя неприятным.
        -О, я думаю такая шутка того стоит,- рассмеялся в ответ парень, которого вино тоже начало веселить,- как думаете, кем меня посчитают?
        -Надеюсь не фаворитом,- расхохотался король.
        -Да, внебрачным сыном было бы предпочтительнее,- улыбнулся Брон.
        -Осторожнее со словами молодой человек, присвоение королевской крови карается смертью,- король на миг стал серьезным.
        -О, нет, я на такую должность не претендую,- замахал руками парень,- мне бы герцогом, но король это слишком, жизнь у нас одна, а проводить ее решая чужие проблемы я не намерен.
        -Ну, можно поручить дела советникам,- пожал плечами мужчина.
        -А зачем тогда быть королем?- хмыкнул юноша,- нет, герцогом как-то поспокойнее.
        -Видно, что ты не знаешь, о чем говоришь,- улыбнулся король,- даже отцом семейства быть сложно, не говоря уже о том, чтобы действительно править сотнями или сотнями тысяч людей, если хочешь вкусить власти, попробуй для начала стать хотя бы бароном.
        -О, не сомневайся Тоурен, обязательно стану,- вино подействовало, и юноша начал обращаться с королем на ты.
        -Ты амбициозен,- заметил король,- главное чтобы все не осталось только планами.
        -Я сделаю все, что в моих силах, для достижения поставленной цели.
        -Но, если ничего не получится, приходи во дворец, работенку для тебя найдут,- хмыкнул король,- ладно, давай еще по одной и на боковую, завтра с утра нужно выезжать в столицу.
        -Да, королем я точно быть не хочу,- хмыкнул Брон, разливая остатки вина по кубкам,- а что, кстати, с баронетом?
        -А что с ним?- удивился Тоурен,- пусть радуется, что головы не лишился, ты понимаешь? Они же как собаки, ну ладно как дети,- отмахнулся король,- им нужно постоянно напоминать и отдергивать, чтобы чего не учудили.
        -За детей,- улыбнувшись, поднял кубок вверх Брон.
        -За детей,- с теплотой ответил король и осушил кубок залпом.
        -Ладно, ваше величество, думаю мне пора откланяться, было приятно с вами познакомиться,- поклонился юноша,- и еще, если вам когда-нибудь понадобиться моя помощь, просто сообщите, вы хороший человек.
        -Хорошо,- улыбнулся король и протянул юноше запечатанный кувшин,- до встречи Шутник.
        Уже выйдя в коридор и пошатывающейся походкой пройдя мимо внимательно наблюдающих за ним гвардейцев, юноша понял, что тоже изрядно пьян, иначе ничем свои последние слова он объяснить не мог.
        С утра Брон не мог поверить в то, что он вчера напился с самим королем, а тот факт что ни короля, ни свиты в Академии уже не было, лишь подталкивали его к мысли, что все это было лишь сном. Но кувшин, что стоял на подоконнике, развеял все сомнения. Брон не понимал, как все могло так сложиться и не знал, чем ему может аукнуться это в будущем. В то же время он понимал, что это может пойти ему как во вред, так и на пользу, смотря, как все будет дальше и сколько людей будут об этом знать. Именно из-за этих соображений юноша не поведал о своей встрече с королем друзьям, да он вообще никому об этом не рассказал.
        Постепенно жизнь вернулась в привычное русло, а спавший запрет на выход из академии, лишь добавил этой жизни красок.
        Следующие полтора месяца прошли для юноши незамеченным. Из редких событий были лишь походы в кабак и бордель. Магия вполне поддавалась ему по всем фронтам, про тренировки он тоже не забывал, а Мари вопреки словам отца оказалась девушкой спокойной и ни в какие неприятности не впутывалась.
        День, когда равномерное течение жизни прервалось, ничем примечательным не отличался. Брон с утра проснулся, позавтракал с друзьями и отправился на пары. Был четверг, поэтому юноша был сосредоточен и серьезен. Он твердо держался плана на развитие магии огня и магии жизни, но если последнее он мог изучить лишь из кулона, то пламя требовало внимания. Названный предок этой стихии внимания практически не уделял из-за недостаточной предрасположенности, а потому юноше приходилось изучать ее на парах. Впрочем он делал это и на парах стихийной магии в воспоминаниях некроманта, поэтому прогресс был более значительным, чем у его одногрупников. Брон уже выучил одно боевое плетение, считающееся, правда одним из простейших, но так же и довольно эффективных. Воспламенение. Оно позволяло поджечь что-то, это могло быть что угодно, человек, полено или целый дом. Изменялся лишь расход манны и корректировка плетения. По мнению юноши именно этим плетением была спалена осадная башня, просто там был очень колоссальный расход энергии, скорее всего из одноразового артефакта. На парах в тот день ничего особенного не было,
магистр первую пару пояснял основы построения усложненных конструктов и правила создания сложных векторов движения. На второй и третьей паре, поочередно подгоняли плетение из каждой стихии, под выполнение определенной задачи. Делалось все это письменно, без какой либо практики, так как студенты были еще не готовы воплощать то, что уже в принципе осознали.
        После пар Брон вместе с Кирретом направились в столовую.
        Там собрались уже все, не хватало только Вилоры. Обед проходил как обычно, за шутками и прибаутками, пока не появилась мрачная как мертвяк Вилора. Ребята попытались ее разговорить, но девушка отмалчивалась и говорила, что у нее все хорошо. В итоге все от не отстали и день продолжился по привычной колее.
        Брон, после обеда несколько часов провел, изучая заклинания в памяти некроманта. После этого он по привычке начал записывать то, что плохо запомнилось в одну из тетрадей. Уже после того, как он записал все, что хотел, юноша принялся за эксперименты с магией. Совсем недавно они изучили одно забавное заклинание из магии земли, что должно было значительно укреплять материалы и сейчас юноша, откровенно говоря, баловался им, накладывая на все что угодно, включая свечи, которые отказывались гнуться после подобного.
        Но время клонилось к вечеру и Брон поспешил на занятия по фехтованию. За прошедшее время он уже достиг очень неплохого уровня и пока еще не уперся в свой потолок, что очень его радовало. К примеру, тот же Корфин явно не прогрессировал, хотя и сейчас он все еще был сильнее Брона. Юноша допускал, что сейчас он уже преодолел тот барьер, на котором оставалась большая часть рыцарей.  И хотя Брону нравилось собственное превосходство, но в то же время он понимал, что бойцам уровня Корфина он еще не соперник.
        После тренировки, когда они совместно залечили синяки и ссадины, юноши отправились в умывальню, а уже после того, как переждали очередь и помылись, двинулись в комнату к девушкам. Там вовсю шла обычная беседа, но Брону вновь бросилась в глаза необычная мрачноватость Вилоры. При всех юноша не стал пытаться разговорить ее, решив дождаться окончания вечера.
        Половина вечера прошла за игрой в карты, а когда Вилора, сославшись на свое плохое самочувствие отклонилась, юноша сказав, что у него прихватило живот, тоже покинул комнату.
        Девушку он догнал на лестнице.
        -Вилора,- окликнул он девушку, что впрочем и так собиралась обернуться, услышав шаги за спиной.
        -Брон?
        -Я хотел поговорить с тобой,- сказал юноша.
        -О чем?- девушка сделала удивленное лицо.
        -Ты знаешь, даже если у нас ничего не получится, то ты всегда можешь на меня положиться,- издалека начал юноша,-  я вижу, что с тобой что-то не так.
        -Со мной все нормально,- грустно улыбнулась девушка.
        -Возможно это наглость с моей стороны, но я вижу, что ты никому не хочешь говорить о том, что тебя гнетет, я прошу, расскажи мне, я буду держать рот на замке.
        -Извини, я обещала никому не рассказывать,- грустно улыбнулась девушка.
        -Так не пойдет,- покачал головой Брон,- если для тебя хоть что-то значит наша дружба, прошу, расскажи.
        -Это жестоко,- прищурилась девушка.
        -Иначе от тебя ничего не добьешься,- без улыбки произнес юноша.
        Девушка задумалась почти на минуту, за которую в голове юноши успело пронестись столько нехороших мыслей, что и сосчитать было бы трудно.
        -Ладно,- наконец выдохнула девушка,- но ты должен пообещать мне, что дальше тебя это не уйдет.
        -Обещаю,- кивнул юноша.
        -Отец прислал письмо,  Кутадар заключил союз с Рендией, они готовят вторжение.
        Брона на несколько секунд сбило с толку, чего он только не ожидал услышать от девушки, но не вестей о готовящейся войне.
        -Но Рендия не граничит с нами.
        -Зато у них один из сильнейших флотов на всем побережье, а пешие войска могут и через Кутадар пройти,- пожала плечами девушка.
        -Так, а сколько у нас времени?
        -Отец думает, что не больше трех месяцев, как только снега сойдут, так войска тронуться в путь.
        -Хм,- уже юноша замолчал задумавшись.
        -Ладно, мне пора, спокойной ночи,- девушка грустно поглядела на стоящего столбом парня.
        -Спокойной,- ответил Брон, проводив девушку рассеянным взглядом.
        В комнату к друзьям он больше не вернулся, мысли о грядущей войне заняли все его сознание.
        -Так значит война,- выдохнул он, поняв, что пустые мысли совершенно его извели,- ладно, я буду готов!
        Конец первой книги.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к