Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Астрадени Джейн / Легенды Космоса: " №02 Полосатые Галактики " - читать онлайн

Сохранить .
Полосатые галактики Джейн Астрадени
        Легенды космоса #2
        Люди сталкиваются подобно галактикам, и это влечёт за собой Большой взрыв. А что происходит в результате Большого Взрыва… Большое космическое путешествие! Угонщик и контрабандист, за которым охотится полгалактики. Сирота, не верящая в гибель родителей. И воин, потерявший родину тысячу лет назад. У каждого своя цель, но их связывает необходимость спасти галактику от агрессивной туманности, хищного космического спрута и звёздного соседа-агрессора.
        Джейн Астрадени
        ПОЛОСАТЫЕ ГАЛАКТИКИ
        - Жизнь - она полосатая, - однажды изрекла мудрая Зебра.
        - И смерть тоже, - облизываясь, добавил Тигр.
        Одним прекрасным утром на узкой лесной дорожке встретились Астроном и Предсказатель.
        - Какие новости? - полюбопытствовал Предсказатель. - Чего разглядел в свой телескоп?
        - Вероятно, галактика Зебры вскоре столкнётся с галактикой Тигра, - ответил Астроном.
        - И?
        - Полагаю, Тигр сожрёт Зебру.
        - Вот! - воскликнул Предсказатель. - Именно это я видел в стеклянном шаре!.. А мне никто не поверил.
        - Мне тоже, - вздохнул Астроном.
        Каждый ушёл своей дорогой. Предсказатель - готовиться к неизбежному. Астроном - думать, как предотвратить столкновение.
        Вы ещё здесь? Тогда садитесь поудобней. Мы отправляемся в долгое космическое путешествие, чтобы заодно выяснить, кто прав: Тигр или Зебра, Предсказатель или Астроном. Или найти свою правду.
        А начинается наша история…
        Часть первая
        В галактике Зебры
        Вместо пролога
        «Ничего себе начинается неделька!» - сказал утром в понедельник, приговорённый к казни.
        Контрабандист
        - Итак, подсудимый. Вы признаёте, что поставляли секретную информацию Альянсу? Угоняли звездолёты и сбывали их на чёрном рынке без опознавательных знаков?
        - Глупый вопрос…
        - Высшим Галактическим Судом Лиги Девяти Созвездий Гэбриэл Гларк приговаривается к пяти годам каторги на спутнике Кобта-205 в системе хвоста Дросслейн, с последующей смертью через распыление на удобрения для аграрных планет.
        Гэбриэл скривился от отвращения. Учитывая обстоятельства, приговор мог быть и покороче.
        «Ну что за придурки!»
        - Ваше последнее слово!
        - В каком смысле?
        - У вас есть, что сказать Суду? Напоследок.
        - Есть, но это будет не последнее, что я могу сказать.
        Гэбриэл сидел на крошечной платформе, закреплённой на металлической ноге высоко над центром стадиона. Одно неловкое движение, и ты - лепёшка. Это гипотетически. Всё равно электронные кандалы не позволили бы упасть. Судьи парили в воздухе на трибуне-шлюпке. Трус-адвокат с бегающими глазками, бесспорно запуганный оппонентами - чуть ниже, на такой же, только поменьше. Публичный обвинитель - на другой платформе за спиной Гэбриэла, повыше и за силовым полём.
        «Вот Жлоб!»
        Верхние ряды занимали почётные зрители. Нижние - все, кому не лень или те, кому повезло купить билеты. Суд любил устраивать шоу. Огромные экраны, встроенные в купол, транслировали процесс на всю галактику.
        - Вам дали последнее слово. Не тратьте наше время, - сурово повторил верховный судья - квадратный мужик в парике и мантии.
        «Что за маскарад? - думал Гэбриэл, разглядывая его.
        Он поднялся, хотел гордо выпрямиться, но мешали кандалы. Хотя роста он был среднего - пришлось стоять на полусогнутых. Всё что удалось мужчине, это максимально задрать подбородок.
        - Приговоренный, ваше последнее слово, - раздражённо повторил судья, явно торопясь на обед.
        - Мошенники! - нагло заявил Гэбриэл на всю галактику.
        Судьи опешили. Верхние ряды замерли в предвкушении, а нижние заорали и заулюлюкали. Высокочастотный гудок, режущий слух, заставил всех замолчать.
        - Подсудимый! - заверещал судья.
        Гэбриэл усмехнулся.
        «Так, больше не приговорённый. Уже кое-что».
        - Вы - обманщики, господин судья, если так понятнее, - с удовольствием повторил Гэбриэл, будто не замечая ошалелых глаз и мельтешащих лапок адвоката. Тот подсказывал, что надо быстрее раскаяться и публично извиниться. Подсудимый и бровью не повёл.
        - А Вы - главный жулик, господин судья! Второй приговор - профанация. В шахтах Кобта никто не выживает. Я и года там не протяну. Распылять будет нечего, а суд обогатится на ставках.
        Зрители одобрительно зашумели. Шум нарастал. Пока гудок не заглушил крики и не заставил людей умолкнуть, зажав уши. Красный от злости судья ударил молотком по металлическому гонгу со звукоусилителем.
        Гэбриэл знал, что за этим последует. Сел с чувством выполненного долга и кивнул.
        - Продолжайте, судья.
        По рядам пробежал взволнованный шёпот.
        - Согласно закону пятью пять двадцать пять по статье шестьсот двадцать пять за нанесение умышленного оскорбления суду, судья имеет право изменить наказание. Предупреждаю, оно будет суровым.
        - Не сомневаюсь, - усмехнулся Гэбриэл.
        - Суд удаляется на совещание!
        Трибуна облеклась силовым куполом. Гэбриэл беззаботно насвистывал, пока адвокат покрывался белыми пятнами и нервно чистил шёрстку. Рогатый прокурор выбивал ногой чечётку, торжествующе оскалив все семьдесят два зуба… Атмосфера среди зрителей накалялась. Зрители мучительно гадали, что за кара ждёт лихого галактического разбойника и угонщика по имени Гэбриэл Гларк.
        Судьи вернулись, когда все уже изнывали от нетерпения и пили разносимые роботами напитки галлонами. Подсудимого спросили, чисто формально:
        - Вы признайте, что это недоразумение и готовы покаяться?
        - Ещё чего! - ухмыльнулся он.
        - Итак… Суд назначил преступнику Гэбриэлу Гларку высшую меру наказания…
        Зрители пищали и свистели, орали и щёлкали от восторга.
        - Гэбриэл Гларк приговаривается к гладиаторским боям с яврозаврами на арене Белбрео-765 в системе Продольного Брюха. Приговор будет приведён в исполнение в течение четырёх стандартных планетарных недель и обжалованию не подлежит.
        Звонкий удар молотка по гонгу, и стадион взорвался овациями, заглушив на этот раз даже гудок. Народ ревел во всю силу лёгких (или дыхательных труб), дул в пищалки, тайком пронесённые на процесс. Даже солидные чиновники бились в экстазе. Не потому что кто-то ненавидел Гэбриэла Гларка - угонщика и контрабандиста. Просто жители Фломпуса - фломпусяне любили судебные зрелища, делали ставки на приговоры, и на исполнение приговора…
        Игра! Рулетка! Лига!
        Гэбриэл мог бы выиграть пари, зная, что половина зрителей уже заказали по галактической связи билеты до планеты боёв.
        - Ваше слово, приговорённый, - судья торопился, но соблюдал процедуру, чтобы избежать проколов в протоколе.
        - Да здравствует галактическое правосудие! - провозгласил Гэбриэл и широко улыбнулся. В конце концов, это же шоу.
        Он добился, чего хотел. А экраны показывали его белозубую улыбку всей галактике, и сенсационные репортажи докатились до границ внешнего космоса.
        Воин
        Гигантский спрут-пришелец завис над голубой планетой, закрыв солнце. Как во время затмения. Слабые лучи вырывались из-за могучего тела захватчика, даря своему детищу минуты надежды.
        Матричный крейсер асаро рванулся с орбиты навстречу врагу. Из раскрытых шлюзов, будто жемчужины из раковины, посыпались биотрансформеры и устремились наперерез спруту. Воины-джамрану готовились к битве, запевая победную песню. Множество голосов зазвучали в эфире. Боевой командир Лео-Дин А-Саро взял нужную тональность и подхватил песню. Красивые сильные голоса даже в вакууме создавали звуковой шторм. Иной раз асаро пением вызывали сингулярность, но не сейчас и не здесь…
        Щупальца спрута метнулись, обвиваясь вокруг биотрансформеров и давя обшивку, словно хрупкую скорлупу. Хлестали израненное тело планеты, вызывая бурю. Уцелел ли кто-нибудь внизу, Лео не знал… Громадные присоски захватили диск джамранского крейсера и смяли в гармошку…
        В наушниках раздавались предсмертные крики асаро, и лицо командира искажалось от гнева. Звуковая атака не помогала, и началась трансформация. Лео-Дин первый изменил форму, отдавая кораблю последние силы. Презрев боль, зашёлся в победном кличе, когда сверкающая игла вонзилась в упругое тело спрута. Чудовище дрогнуло, взметнуло щупальца и обрушилось на атакующего. Лео оказался проворнее. Резко ушёл вниз, пока другие асаро перешли в наступление. Спрут отдалился, кукожась и дрожа в конвульсиях. Вновь засияло солнце. Тучи кораблей-игл ринулись на врага, переливаясь в свете, отражённом планетой.
        - Вперёд! - скомандовал Лео-Дин-А-Саро.
        Жгучие искры пронзили шкуру противника. Спрут взвился, завертелся и с поразительной скоростью разметал щупальца. Чернильное нутро взорвалось, заливая корабли, опалив планету и развернув космическую воронку. Последнее, что помнил Лео, перед тем как его затянуло - слепящая вспышка и вой, резью пронзивший мозг… А потом накрыла темнота.
        Сирота
        Дорога убегала вдаль среди океана бушующей зелени. С верхнего этажа просматривалась река, жёлтый пляж и каждая лодочка на берегу. Сквознячок ласково шевелил волосы девушки, сидящей на подоконнике. Ветер с гор доносил в раскрытое окно аромат цветущих лип и араний. Луга благоухали пряными травами…
        Добрый и приветливый мир был её домом почти одиннадцать лет. Сестра-близнец родной планеты - Орданеллы. Прошлое всё ещё больно жалило. Словно только вчера, чёрные щупальца падали с неба, впивались в землю, выдирая куски, и оставляя после себя котлованы… Полыхали взрывы, гибли люди. Орданеллу - оплот алактинской науки истерзал и разорвал неведомый захватчик. Камилле тогда исполнилось одиннадцать, но она помнила… Гигантскую тень, нависшую над планетой.
        Ни одного военного корабля, кроме патрульного катера, поблизости не оказалось, и помощь не успела. Жителей срочно эвакуировали. Многие гибли, едва взлетев. Тот страшный день отпечатался в памяти до мельчайших подробностей. Родители Камиллы вместе с дочерью кинулись в лабораторию, спешно пытаясь спасти оборудование и записи. Мирные алактинцы - учёные не могли бросить свои изыскания… Подошёл спасательный челнок. Родители впихнули туда Камиллу и пообещали, что отправятся следом на патрульном катере.
        «Мы скоро», - это были последние слова отца, а мама поцеловала дочку на прощание. Если бы она знала…
        Уже из космоса девочка видела, как планета раскололась на части. Миллионы завопили в предсмертной агонии. Камилла тоже кричала и билась головой о переборку. Она потеряла сознание, и очнулась на военном корабле. На ближайшей станции её определили в галактический приют, с сотнями таких же детей с Орданеллы - бледными, плачущими, испуганными.
        Правительство Лиги так и не выяснило, с чем они столкнулись. Неведомый враг скрылся в неизвестном направлении. Пытались обвинить Альянс. Чуть не объявили войну… Тем временем прибывали другие корабли с беженцами. Камилла встречала каждую партию и высматривала маму с папой. Некоторых детей забрали, другие узнали, что стали сиротами. Камилла так и не дождалась родителей, и никто их больше не видел.
        Девочка месяц провела в космическом приюте. От прежней жизни осталось лишь имя - Камилла Ренци. И ещё круглая двухстворчатая подвеска на цепочке. Подарок отца. Под крышкой - семейная фотограмма. Камилла с мамой и папой, все трое улыбающиеся и счастливые. Стоило открыть крышку во второй раз, как появлялась странная голограмма. В чёрном шарике два разорванных полукружия, смещённых относительно центра круга. Они сияли и кружились в загадочном танце. Девочка помнила свой разговор с отцом.
        - «Что это?»
        - «Ключ».
        - «А какую дверь он отпирает?»
        - «Тебе ещё рано знать, детка…».
        Теперь она не узнает никогда.
        Камилла не осталась в приюте. За ней прилетел друг отца - исследователь и путешественник, капитан Марк Аверс. Он-то и отвёз Камиллу в пансион для девушек на Сибиле.
        «У меня нет дома и семьи, - объяснил он тогда. - Постоянно мотаюсь по галактике и не могу взять тебя с собой. А здесь тебе будет хорошо».
        Дядя Марк исправно платил за её содержание и обучение сибилианам, навещал и присылал подарки. А два года назад заплатил вперёд и отправился в межгалактическую экспедицию… И с тех пор никаких вестей. Воспитательницы по просьбе девушки навели справки и выяснили, что его корабль пропал без вести. Так у Камиллы совсем никого не осталось.
        А теперь пришло время проститься с Сибилой - планетой сибилиан. Через несколько месяцев Камилле стукнет двадцать два года - галактическое совершеннолетие. До этого времени наставники пансиона обязаны пристроить воспитанницу туда, где она сможет начать самостоятельную жизнь. Увы, Камилла не проявила выдающихся талантов и тяги к замужеству. Поэтому её определили на фабрику, вместе с подругой Янси и ещё шестью девушками…
        - Камилла, детка, - ласковый голос вывел её из задумчивости.
        Девушка спрыгнула с подоконника.
        - Пора собираться.
        Карие глаза воспитательницы светились печалью и сочувствием. Добрая матушка Квисса… Сибилианка покачала пушистой головой в белоснежном чепце. Поправила сбившийся набок передник воспитанницы. Это лишний раз напомнило Камилле, что скоро она сменит кружевные рюши на невзрачную робу фабричной работницы. На фабрику ей совсем не хотелось.
        - Да, матушка…
        Квисса растянула серые губы в улыбке, отчего бархатная шёрстка на щеках сморщилась. Погладила девушку по руке мягкой лапкой.
        - Я буду скучать, Камилла. А ты не грусти. Такова твоя судьба. Благодари за неё вездесущего духа. Ты побываешь в космосе. Увидишь много интересного. В мире столько удивительного, детка…
        - Конечно, матушка, - покорно ответила девушка, хотя не понимала, что на этой фабрике удивительного. И не верила в судьбу.
        Потерянная девочка Камилла Ренци…
        Зверь
        - Капитан, там! Смотрите!
        - Что?
        - Что-то огромное по левому борту…
        - Дрейфует, кажется…
        - Не подаёт признаков жизни.
        - Нет стандартных биосигналов!
        - Хватайте сетью и тащите в карантин.
        - Похоже на космический корабль, - неуверенно предположил инженер, рассматривая изображение на мониторе. - Может быть, проверим?
        - Сказано - в карантин, значит, в карантин. Зачем рисковать?
        - Не встречал таких…
        - Повезёт - за него отвалят торгаши Альянса. А нет - разберём на запчасти и продадим учёным Лиги.
        Так неопознанный дрейфующий объект оказался в карантинном секторе станции пересадки второго уровня на орбите планеты Гларк - 3135.
        Глава 1
        Пересадка
        Сибила-3572 обращалась вокруг звезды сильно удалённой от центра галактики, на периферии Зебры. Точнее, в левом заднем Копыте Туманности Ноги - самом дальнем из девяти созвездий Лиги. Перелёт на станцию пересадки занял целых пятнадцать дней. А ведь звездолёт «Комета-5» относился к классу быстроходных кораблей.
        Камилла всю дорогу скучала. С Янси особо не поговоришь. Подруга-интеллектуалка уткнулась в электронную читалку, не прерываясь даже на кормёжку. Камилла приносила пайки в каюту. Янси запихивала еду в рот не глядя, не отрывая глаз от строчек. Однажды Камилла подсунула ей кусок мыла в обёртке. Янси откусила и выплюнула, заметив, что «пирожок чёрствый и вкус у него мыльный». После этого Камилла стала всерьёз опасаться за здоровье подруги.
        - Хочешь погибнуть от голода и жажды? - сокрушалась она.
        - Угу, - отвечала Янси, продолжая читать.
        Камилла утешала себя тем, что от чтения ещё никто не умирал…
        Других развлечений здесь не было. В окно не посмотришь. Что можно увидеть внутри сверхскоростного коридора? Только непонятное мелькание. Поэтому Камилла обрадовалась, когда они, наконец, прибыли на пересадочную станцию Гларка-3135. Девушки подхватили сумки с нехитрыми пожитками и вместе с остальными пассажирами проследовали к терминалу.
        Янси вытаращив глаза, вертелась по сторонам. Книжная девочка была в неописуемом восторге. Умненькая и любознательная Янси столько всего знала, но мало что видела. Мечтала работать в космосе, а не на фабрике. Но поступить в университет Лиги мешали низкие оценки по ключевым дисциплинам. Слишком часто спорила с учителями.
        До следующего рейса было ещё два часа. Сопровождающий выдал будущим работницам галактические ваучи в счёт аванса, чтобы они пообедали в кафе. Девушки как раз доедали десерт, когда счастье улыбнулось Янси. Она даже забыла о яблочном пироге…
        - Ой, Милли! - воскликнула Янси, толкнув Камиллу, и та чуть не выронила пирожное. - Смотри!
        Кафе располагалось в полукруглом эркере перед эскалаторным узлом. Подруги выбрали его из-за превосходного обзора. Можно было любоваться на космический пейзаж в панорамное окно или наблюдать за людьми, едущими по эскалатору. Из примыкающих коридоров тоже появлялся самый разный народ…
        На площадке между спусками и подъёмами возникло столпотворение. Это и привлекло внимание Янси. В центре эскалаторного узла столкнулись две группы. Никто из них не собирался уступать дорогу. Их окружили зеваки, и тотчас установилась тишина. Янси пискнула и вцепилась в плечо Камиллы.
        - Ой! - Камилла поморщилась.
        - Да не ойкай… Смот-три… - Янси дрожала от волнения.
        С одной стороны проход загораживали трое мужчин в элегантных мундирах с эмблемами Синдиката Мёртвого космоса. Старший из них - серокожий и темноволосый раздвинул губы, обнажая клыки.
        - Вампир… - Янси задохнулась от восхищения. Она интересовалась «новой расой» имного знала о ней из книг, фильмов и учебных пособий. Галактическую историю преподавали во всех школах.
        Некогда вампиры были обычными алактинцами. Перерождение случилось три тысячи лет назад. К тому времени гуманоиды покорили космос и колонизировали множество планет. Колонисты расселились по всей галактике. В системе Алактинии остались люди, не желающие покидать старый мир. И однажды солнце Алактии вспыхнуло…
        Выжили лишь обитатели самой дальней планеты, но за один день изменились. Позже установили, что причиной мутации стала не вспышка, а защитный экран планеты. Так он своеобразно уберёг жителей, погрузив их при этом в летаргический сон. За несколько столетий Алактиния погасла. И когда первые исследователи высадились на планету, мутанты проснулись, почуяв свежую пищу…
        Так возникла новая раса. Вампиры оказались разумными существами и предпочли сосуществовать с потомками алактинцев, потребляя донорскую кровь, а не охотиться. Янси раз двести перечитала знаменитую книгу профессора К. Фельда - «Новая раса». Он был одним из учёных, которые первыми обнаружили вампиров.
        Свет, пропущенный через атмосферу, убивал вампиров, как обычных людей радиация. Зато мутанты прекрасно освоились в мирах без атмосферы. Постепенно вампиры захватили непригодный для органики космос - безжизненные планеты, астероиды, планетоиды. Поделили на сферы влияния целые системы. Так возник Синдикат Мёртвого космоса.
        - Ваше величество, - обратился к серокожему его спутник. - Господин Кавари…
        И Янси затеребила Камиллу:
        - Это же сам Эзран Кавари! Король вампиров…
        Но Камилла разглядывала другую группу в необычных скафандрах. Невысокие фигуры в переливчатых оболочках. Длинные плащи с надвинутыми на лица капюшонами. Непроницаемые маски. В руках - чёрные посохи с белыми набалдашниками. То есть, в руках - условно. Их не было видно под широкими рукавами… Дмерхи! Загадочные обитатели ядра галактики…
        Камилла читала о них, видела раз в галактических новостях. Никто не бывал на планетах дмерхов. Никто не знал, как они выглядят на самом деле. Через скопление пульсаров и нейтронных звёзд не мог пройти ни один корабль. А сами дмерхи появлялись, когда хотели, в любом месте галактики. И также бесследно исчезали. Учёные пытались найти цивилизацию дмерхов и даже предположили, что они из параллельной вселенной…
        Дмерхи молча колыхались на пути у вампиров. Король внезапно поёжился и после секундного колебания отошёл в сторону. Фигуры не спеша затекли на эскалатор.
        Сам король вампиров испугался?!.. Да кто же они такие?
        Янси с трудом перевела дыхание и едва не бросилась к королю за автографом. Камилла удержала подругу, а Кавари и его свита тем временем удалились в сторону посадочного терминала. Очень стремительно, со свойственной вампирам скоростью. От стыда, наверное. Янси разочарованно вздохнула.
        - Я на посадку… Ты со мной? - спросила она задумчивую Камиллу.
        - А? Да… Нет, погуляю немного по станции.
        - Не задерживайся! - Янси оглянулась на бегу и умчалась в надежде догнать вампиров.
        Камилла растерянно брела, прижимая к груди сумку, пока не очутилась в зале ожидания с пластиковыми креслами. Кругом сидели или расхаживали в основном алактинцы, несколько сибилиан и рогатые карфаги. Девушка нерешительно остановилась и, задрав голову, глазела на высокий купол станции с множеством ламп и прозрачных ячеек-отсеков под самым потолком…
        Потом её прельстили автоматы с едой, напитками, лекарствами и разными полезными мелочами. У Камиллы осталась парочка ваучей. Она разменяла их на монетки и принялась развлекаться, обходя по очереди автоматы. Благополучно обзавелась носками, бальзамом от синяков, тёмными очками, губной помадой, шоколадками. Это для Янси. И так по кругу, пока не наткнулась на чудного паренька. На вид ему было лет четырнадцать, и он тырил мелочь из игровых автоматов. Весьма примечательным способом. Дотрагивался до светового реле, и монетки сыпались в подставленные ладони из отверстий для сдачи и возврата. Его действия могли привлечь робота правопорядка, и Камилла забеспокоилась. Странно, что никто больше этого не замечал. Камилла осторожно приблизилась к парнишке. Тот, уловив чужое присутствие, с улыбкой обернулся.
        - Приветик.
        - Что ты делаешь? - строго осведомилась она.
        Он прищурился в ответ.
        - А ты на фабрику?
        Девушка удивлённо кивнула. Неужто на лице написано?
        - Хочешь работать на фабрике?
        Камилла замялась.
        - Не то, чтобы очень, но у меня нет выбора.
        Он улыбнулся
        - Правда? А на самом деле?
        - Хочу посмотреть галактику.
        - Очень хорошо, - будто в душу заглянул. - Тебя ждёт иная судьба, а не работа на фабрике, Камилла Ренци.
        И этот о судьбе! Стоп! Откуда парень узнал её имя?… Она не успела спросить. Мальчишка неожиданно метнулся к энергетическому щитку и стукнул по нему кулаком. Станция огласилась воем сирены. Люди подскочили, побросали читалки и стаканчики с лимонадом. Забегали по залу…
        - Доминик!
        Из дамской комнаты выскочила молодая женщина и схватила подростка за руку.
        - Это ты натворил?! Бежим!
        И потащила его за рукав к эскалатору. Свет замигал, погас. Резко включилось аварийное освещение.
        «Внимание! Просьба сохранять спокойствие и оставаться на своих местах! - предупредил компьютерный голос. - Неисправность устраняется!».
        Люди не дослушали, похватали вещи и двинулись к эскалаторам. У переходов образовались заторы… И в этот момент объявили Камиллин рейс. Девушка заметалась среди автоматов как пойманный зверёк. В мигающем свете фиолетовых лампочек она разглядела единственный свободный коридор и юркнула туда. Камилле показалось, что именно он ведёт к терминалу. Снова завыла сирена, и металлические створки за её спиной захлопнулись…
        Глава 2
        Пленник
        - Моё! Я первая нашла.
        Биим и Киим недовольно переглянулись, но предпочли не перечить дочери управляющего.
        - А стукните отцу, продырявлю скафандры, - грозно предупредила Налка.
        - Ах, комарик в янтаре! - Дэкса попробовала захлопать в ладоши. В защитных рукавицах выходило комично и напоминало конвульсии.
        - Дура! - прикрикнула на сестру Налка. - Это не янтарь, а желе какое-то.
        Дэкса надула губки.
        Подростки стояли вокруг находки и не знали, что с нею делать, поскольку ещё не определили, что это такое.
        - Флаер, - предположила дочь управляющего. Из пятерых она была самая умная. Вернее, самым умным и старшим был Хэрхи, но он почти не разговаривал.
        Внутри прозрачной капсулы застыл пилот, погружённый в желтоватую субстанцию, напоминающую холодец. То ли спал, то ли умер…
        - Давно ли он здесь? - случайно подумал вслух Хэрхи.
        Остальным было плевать. Они хотели поскорее убраться из пещеры.
        - Тащите его в вездеход, - решила Налка.
        Парни обрадовались и принялись толкать. Разумеется, флаер был тяжёлым. До вездехода путь не близкий. Однако на планетоиде с малой гравитацией предметы делались легче. Да и силовые скафандры позволяли носить тяжести больше собственного веса. Парни управились за полчаса. Налка стояла в сторонке и командовала.
        - Придурки! Толкайте сильнее! Э! Не ударьте об стенку. Куда прёшь, идиот! Не видишь, что ли?! Глаза на жопе? Ах, скафандр мешает?! Левее! Правее!..
        Юноши пыхтели, потели и отдувались. Для виду. Дэкса хвостиком трусила за старшей сестрой. Она была на четыре года младше, но всюду таскалась за Налкой, если та позволяла. Сегодня - позволила, потому что нужно было… Короче, потому что.
        Отец Налки и Дэксы - главный управляющий игорным бизнесом, принадлежащим кронпринцу Эбрумо Кавари. На безжизненном планетоиде вампиры развернули целую сеть казино и сопутствующих заведений: ресторанов, борделей и гостиниц. Не особенно подходящее место для маленьких девочек. Но мама Налки умерла десять лет назад, а отцу было не до воспитания. Он просто баловал дочерей, когда урывал время. Налку вырастили крупье, официантки, проститутки, бармены и учёные из вампирского научного центра. Дэксу растила Налка, по эстафете…
        Флаер дотащили, последние несколько метров юзая пузом в пыли планетоида. Втолкнули в грузовой отдел вездехода, задраили люк, включили подачу воздуха. Пока остальные возились со скафандрами, Биим наблюдал за находкой.
        - Ёоо! - заорал он.
        - Ёооу! - завопили все вместе, прибежав на крик.
        Капсула прямо на глазах разжижалась, сжималась и втягивалась в пилота. Желе стремительно испарялось.
        - Чур меня, - прошептала Дэкса. Она увлекалась древними суевериями.
        - Это не штучки духов, а какие-то биотехнологии, - возразила Налка присаживаясь и трогая вязкую лужицу. - Фу!
        Остатки быстро таяли. И вскоре на полу вездехода лежал только пилот…
        - Он мой! - капризно объявила Налка.
        Теперь стало ясно, что это - мужчина, гуманоид. Примерно один метр и около девяноста сантиметров ростом. По вычислениям Хэрхи. Очень красивый, но мёртвый. В странной одежде, похожей на дорогой облегающий скафандр или броню. Налка потянулась - рассмотреть необычную причёску и испуганно пискнула. Чуть-чуть, чтобы не потерять авторитета у пацанов. Авторитет перед сестрой её не заботил.
        - Что?! - воскликнули сибилианские близнецы Биим и Киим.
        - Тихо, придурки, - шикнула на них Налка. - Он пошевелился…
        И осторожно наклонилась к пилоту.
        - Брок меня дери… Дышит, - шёпотом сообщила она. - Он не умер, а был в каком-то стасисе.
        - Определённо, - глубокомысленно подтвердил Хэрхи, почёсывая рог. - Анабиоз.
        Пилот действительно шевельнулся. Теперь уже все видели.
        - Так, - Налка включила имитацию бурной деятельности. - Возвращаемся в центр. Быстро!
        «Центром» она называла жилой купол с примыкающей к нему исследовательской базой.
        - Отдадим его Зигмунду. Пусть разбирается.
        Зигмунд был учёным-вампиром и любовником Налки. Выполнял все её желания, за пинтюшку живой крови и регулярный секс. Налке в прошлом году исполнилось восемнадцать, и по законодательству Синдиката она считалась совершеннолетней. А вот до галактического совершеннолетия было ещё далеко. Поэтому и приходилось скрываться от отца. Так далеко его пофигизм не заходил.
        Биим и Киим заняли водительские кресла. Хэрхи уселся в уголке - анализировать свою мозговую активность. Дэкса пристроилась за креслом Налки. А Налка развалилась на месте штурмана, как обычно.
        Они почти добрались, переваливаясь через горбыли и переползая карьеры. Мимо поблёскивающих валунов и острых глыб, в темноте под яркими звездами. На мёртвом планетоиде царила вечная ночь…
        Хэрхи и Дэкса клевали носами. Налка зевала…
        - Дреморх! - прозвучало из грузового узла.
        Сон мигом улетучился.
        - Иди посмотри, - Налка пихнула сестру. Именно для этого, она и бралась.
        - Сама иди, - буркнула Дэкса.
        Налка насупилась. Пора восстанавливать авторитет.
        - Бегом! А то…
        Но бежать никуда не пришлось. Находка сама заявилась в кабину… Незнакомец шёл как привидение. Пошатываясь и широко раскрыв светящиеся глаза. Все оцепенели, кроме близняшек. Они управляли вездеходом. Налка заворожено встретила отрешённый взгляд пилота и ойкнула, разглядев зрачки… Будто чёрные звёзды на фоне стальной радужки. Внезапно выражение глаз изменилось - стало жёстким и пугающе целеустремлённым.
        - Гвардахж! Эннори риджан асаро…
        Всё случилось быстро. Из пальцев незнакомца выскочили длинные иглы и пронзили спинки кресел, проткнув близнецам шеи. Пришпилив словно бабочек в коллекции Хэрхи. Жертвы дёрнулись и безвольно обмякли, бросив управление. Дэкса брякнулась в обморок. Хэрхи вжался в переборку. Налка заверещала. Третий шип из диафрагмы пилота вонзился ей в живот. Она замычала от боли и затрепыхалась.
        Неуправляемый вездеход летел в ночи. Нёсся через каменистое плато в пропасть. Подпрыгивал на ухабах… Ещё немного, и они разобьются вдребезги… Незнакомец извлёк иглы, никому не причинив вреда…
        Киим перехватил управление и затормозил перед обрывом. Налка икала, бешеными глазами таращась на пилота.
        - Чё… чё… чё… - пыталась сказать она.
        - Генетическая проба, - бесстрастно объяснил мужчина, вдруг словно опомнился, и ошалело уставился на пейзаж за окном вездехода. - Где я?
        И рухнул без сознания, не дождавшись ответа.
        - Шок, - предположил Хэрхи. - Не трогайте его. Нам этот вид неизвестен. Предлагаю…
        От потрясения юный карфаг сделался необычайно разговорчивым.
        - Заткнись! - проорала Налка, насилу очухавшись. Авторитет надо было спасать. Срочно!
        - К Зигмунду, живо! Пока не очнулся…
        Только под куполом центра подростки ощутили себя в безопасности.
        - Стукните папе, - повторила Налка, подняв для устрашения кулак. - По стенке размажу.
        Все так и поняли.
        Когда находку затащили в лабораторию, у Зигмунда чуть не заклинило клыкастую челюсть.
        - Это что ещё такое?
        - Тебе. Для опытов, - ляпнула Налка, но увидев садистскую ухмылку на вампирской морде, поспешно добавила. - Я пошутила. Он мой. Бережно с ним обращайся.
        Вампир разочарованно сник.
        - А для чего он тебе?
        - Пока не знаю. Осмотри и определи вид… Э! Вы ещё тут? Быстро отсюда! Это моё дело и Зига.
        Она выпроводила приятелей, невзирая на робкие возражения.
        - А то скормлю Зигмунду!
        Подростков и след простыл. Тормозил лишь Хэрхи. Налка подумала и разрешила карфагу остаться. Всё равно его как будто не существовало, покуда он занимался самоанализом.
        Зигмунд сканировал незнакомца, поместив его в поле томографа, а Налка тем временем разглядывала. Стройная мускулистая фигура. Красивое смуглое лицо: гордый профиль, прямой нос, широкие хищные брови, выразительные губы. А причёска… Волосы, выбритые за ушами и над шеей причудливым орнаментом, переплетались выше коричнево-чёрными прядями, образуя на макушке своего рода шлем. Любопытственно…
        - Ну как? - спросила Налка, когда вампир закончил сканирование.
        - Какая-то генетическая модификация.
        - А поконкретнее?
        - Неизвестные биотехнологии, намного превосходящие всё, что я знаю.
        - Тоже мне! Объяснил, - Налка фыркнула. - Кто он?
        - Вот очнётся, и спросишь, - огрызнулся Зиг.
        - Э-э! Не зарывайся!.. А этот… очнётся?
        - Конечно. Давно бы очухался, но я вколол ему зеброву дозу антифитрина. Сутки проваляется без сознания.
        - Знаю! - озарило Налку.
        - Что? - насторожился Зиг.
        Учитывая взбалмошный характер девчонки, ничего хорошего ждать не приходилось.
        - Я щас!
        Налка убежала и вскоре вернулась с коробочкой.
        - Что это? - подозрительно спросил вампир.
        - Приворотная капсула. Прикупила у девчонок с Ведьмии-2004. Вот и проверим.
        - Ты же говорила, что не будешь ставить на нём опытов.
        - Это ты не будешь.
        - Ладно, - вздохнул Зигмунд. - Что надо делать?
        - Тут написано, - Налка извлекла бирку с инструкцией, - что надо «поместить в капсулу генетический материал объекта»… То есть, меня… «И внедрить её в сердце субъекта»… Его… Если верить написанному, субъект очнётся, увидит меня и влюбится без памяти.
        - Зачем тебе это? - ухмыльнулся Зиг.
        - Для коллекции. Вампир уже есть. Будет ещё генетический красавчик.
        Зигмунд оскалился.
        - Да пошутила я… По-шу-ти-ла, - Налка захихикала, мазнула пальчиком по клыкам и томно прошептала:
        - Сегодня - у меня в будуаре, мой принц ночи.
        Он сглотнул.
        - Давай. Сюда. Капсулу.
        - Может и не подействует, - Налка кокетливо повела плечиками. - Контрабандный товар.
        Зиги косился на неё, давясь слюной, и фантазируя… Налка была маленькой рыжеватой блондинкой с круглыми наивными глазками и пуговичным курносиком. Такие девочки обычно нравились вампирам. Примерно раза два в неделю.
        - Поторопись, - велела Налка, выдирая у себя пару волосинок. - Подойдёт?
        - А кровь из вены лучше, - намекнул вампир.
        - Обойдёшься, - отрезала вертихвостка. - Я боюсь иголок. До вечера потерпишь.
        - А если…
        - Смотри у меня! Завтра проверю.
        И сверкнув бёдрами в полосатых колготках из-под юбчонки в горошек, она игриво улыбнулась и увела за собой Хэрхи, словно телёнка.
        Глава 3
        Беглецы
        «Вы находитесь в карантинной зоне! - настырно гундосил автоматический голос. - Немедленно покиньте…».
        Камилла и так поняла, что ошиблась. И без этого противного напоминания. Коридор тянулся бесконечной мигающей полосой, то расширяясь, то сужаясь. Множество одинаковых дверей по бокам, словно дразнили. Камилла тщётно силилась их открыть - всё было заперто. Неужели она ходила по кругу…
        «Следуйте к выходу…».
        - Да я бы рада! - воскликнула девушка. - Но где тут выход?
        «Духи! Я уже с компьютером разговариваю».
        В смятении остановилась посреди коридора и, приглядевшись, заметила чуть подальше узкое ответвление. Поколебавшись, нырнула туда и оказалась в тупике, а позади вновь опустилась переборка…
        - Спасите! - закричала Камилла и забарабанила кулаками по намертво сомкнутым створкам.
        - Ты чего орёшь?
        Камилла подпрыгнула от неожиданности и в прыжке обернулась. Перед ней стоял мужчина. В неверном свете аварийных ламп его лицо искажалось и колебалось… Откуда он взялся? Среди глухих стен. Если только… Она инстинктивно глянула на потолок и всё поняла. В потолке зияла дыра технического люка.
        - Ой, ты кто? - испугалась она.
        - Неважно… А ты что здесь делаешь?
        Черты искажались в мигании ламп, но хотя бы голос у него приятный.
        - Заблудилась… А что происходит? - спросила Камилла. Наверное, он рабочий-ремонтник. Только они лазают по трубам и люкам…
        - Не знаю, - ответил незнакомец. - Но я ни при чём. Была такая мысль, но в мои планы это не входило…
        «Немедленно покиньте отсек! - прорезался электронный голос, так надоевший Камилле. - Разгерметизация карантинной зоны!»
        - Минут через двадцать, - добавил мужчина. - Надо быстро.
        Девушка и пикнуть не успела, как он подхватил её за талию и легко закинул в люк вместе с сумкой. Камилла поздновато сообразила, что к чему, и едва не выпала обратно. В последний момент ухватилась за скобу. Навалилась животом на самый край, и, отчаянно дрыгая ногами, скребла другой рукой гладкую стенку, пытаясь закрепиться…
        - Ноги!
        Спаситель ухватил Камиллу за щиколотки, пропихнул в трубу и влез следом.
        Ловко он это проделал!..
        Девушка беспомощно распласталась, как медуза на берегу, и подула на пальцы. Хорошо, что ногти не отрастила. Камилла осмотрелась. В трубе горел ровный беловатый свет. Зато отовсюду гудело. Противный голос снова известил о скорой разгерметизации…
        - Поднимайся! - крикнул мужчина, проползая вперёд. Обернулся и протянул руку, помогая подняться… Так Камилла узнала, что по трубам лазят не только ремонтники, но и беглые преступники. На его запястье красовался браслет от электронных кандалов. Прямо как в криминальном видео…
        - Чего застыла?! Пошли, говорю!
        Как? Разве что на четвереньках. Она приняла соответствующую позу, перекинув сумку через плечо. Он удовлетворённо кивнул.
        - Ползи за мной.
        И двинулся вперёд, поясняя на ходу.
        - Труба ведёт к аварийному выходу! Не отставай!
        Из-за гула Камилла еле разобрала слова.
        «Разгерметизация…»
        Она изо всех сил перебирала ладонями и обдирала коленки. Но всё равно не поспевала. Мужчина полз слишком быстро. Да и неудобно передвигаться на четвереньках с сумкой наперевес… Девушка попыталась забросить её за спину. Теперь сумка постоянно съезжала и била по ноге.
        «Интересно, за что его судили? Надеюсь, не за изнасилование? Ой! О чём я только думаю!.. А почему он мне помогает? Вдруг, это маньяк-убийца?! Заведёт в тёмную подворотню и прирежет…»…
        Они с Янси тайком от наставниц смотрели такие фильмы…
        «Ой!»
        Свет замигал, погас… И снова включился…
        «Где он?»
        Камилла очутилась перед развилкой и в замешательстве остановилась. Трубы здесь искривлялись, образуя поворот… В какую сторону уполз преступник?
        Она заметалась туда-сюда…
        Что же делать?
        - Ау! Подождите!
        Никакого ответа. Не услышал!
        «Разгерметизация начнётся…»
        Это подстегнуло Камиллу, и она рванула направо. Проползла немного, и свет опять заморгал… От волнения она не заметила другой люк и свалилась туда, поймав раззяву… Шлёпнулась на что-то мягкое… Мешки! И снова оказалась в мерцающем коридоре. Залезть обратно не получилось. Камилла побежала дальше и упёрлась в очередную дверь. На этот раз створки разъехались. Она шагнула и попала в тамбур с эластичными стенами… Хотела повернуть назад, но впереди открылся овальный люк и вспыхнул свет… Что-то сияло в конце короткого тоннеля… Камилла судорожно стиснула ремень сумки, приблизилась бочком, подкралась с опаской и любопытством, дотронулась до светящейся перепонки… Перепонка завибрировала, и с чмоканьем образовала ровное отверстие ростом с Камиллу, словно приглашая войти…
        «Разгерметизация через пять…»
        «А, была, не была! Назад пути нет. А там, может статься, и безопасно».
        Камилла пролезла в отверстие. Перепонка сразу затянулась и засияла. Девушка очутилась в помещении не похожем на станционные отсеки. Здесь не было стандартных переборок и перекрытий. Камиллу со всех сторон окружали светящиеся соты. Под ногами пружинило белое ноздреватое покрытие.
        «Замучаешься драить полы», - по привычке подумала девушка, но тут же опомнилась. Она больше не в пансионе, где воспитанницы сами убирали и мыли комнаты.
        Камилла глянула вверх. Наверху тоже светились соты. Внезапно одна ячейка почернела, и на Камиллу уставился… Глаз! Настоящее глазное яблоко с круглым зрачком и сеточкой голубых прожилок…
        - !
        Глаз моментально исчез. Зато появился голос и спросил:
        - Кто здесь?
        Вопрос подействовал неожиданно успокаивающе.
        - Я, - сдавленно пискнула Камилла.
        - Громче!
        - Я! - Камилла вертела головой, пытаясь определить, откуда доносится звук. Не глаз же разговаривал, в самом деле… Глаза сами по себе не говорят, а рот так и не появился. Или рты не возникают без глаз?
        - Ты - не капитан, - констатировал голос, после непродолжительного молчания.
        «Я схожу с ума», - решила Камилла, потому что поняла, что он в её голове.
        - Мне нужен капитан!
        «Не-ет, я не рехнулась. Это какой-то телепатический контакт. Как в книжках у Янси…».
        Полезно иметь читающую подругу!
        - Кто ты? - потребовал ответа неведомый контактёр. - Если не капитан…
        - А кто ты? - откликнулась она, скорее от страха, чем из любопытства.
        - Я - энергия корабля! Сила, дающая жизнь и ускоряющая путь! Я - штурман, определяющий направление. Но мне нужен капитан, чтобы задать координаты и всем управлять…
        - А-а… Так ты - пилот?
        - Какой я тебе пилот?! - голос терял терпение.
        - Значит, звездолёт, - с удивлением заключила девушка. - Никогда не видала говорящих кораблей…
        Впрочем, она видела не так много кораблей, чтобы судить.
        - Никакой я не звездолёт! - голос прозвучал обиженно. - Я - двигатель. Корабль - рукотворный, а я живой. Это большая разница. И без меня он никуда не полетит.
        - Тогда… У тебя есть имя?
        Нечто или некто задумалось, помолчало немного и ответило:
        - Называй меня Зверь. Так правильней.
        - Зверь, а где твой капитан?
        - Не знаю. Чтобы жить, я иногда должен спать. Так я заправляюсь… Когда я проснулся, капитана уже не было…
        - А если найти другого капитана?
        - Не-ет!
        Камиллина голова чуть не взорвалась от рёва.
        - Только мой капитан! Он победил в честной битве. Я служу лишь ему.
        - Ладно-ладно, только успокойся, - чутьё подсказывало Камилле, что Зверь тоже растерян и не тронет её.
        - Что-то удерживает меня… Ты не знаешь?
        - Э-э… - девушка напрягла память и мысленно поблагодарила Янси, которая любила с упоением зачитывать вслух скучные отрывки об устройстве космических станций. - Кажется, тебя держит стыковочный шлюз.
        - Я хочу освободиться и найти своего капитана!
        - А ты сможешь это сделать без него?
        - Если буду знать координаты. Ты знаешь координаты?
        - Нет… - Камилла пожалела, что зевала на уроках навигации. Хотя, мало кто из девочек понимал, зачем им вообще преподавали этот предмет. Кроме Янси…
        Камилла внезапно осознала, что опоздала на свой рейс. Вот ужас-то! Что теперь делать? А с другой стороны…
        - У корабля есть блок аварийного управления и автопилот, - сообщил Зверь. - Любой справится. Но сначала я должен освободиться…
        Всё вокруг задрожало, пол закачался… Камилла едва успела броситься на пол, чтобы её не занесло и не впечатало в соты. Она вцепилась в ноздреватую дорожку, которая тоже ходила ходуном… Толчок! Ещё толчок… Корабль мотало из стороны в сторону. Рывок!.. И они куда-то поплыли…
        - Я оторвал половину шлюза, - виновато констатировал Зверь. - И, кажется, разворотил отсек…
        Камилла поднялась и отряхнулась, слегка пошатываясь.
        - Мы отделились. Иди в рубку и… Я вспомнил! Там есть координатная сеть. Последние координаты вводил капитан, перед тем как… Иди и запусти их.
        - Куда идти? - пролепетала она.
        - Прямо. Я покажу.
        Камилла двинулась по белой дорожке, прижимая к груди сумку и гадая о назначении сот. Не успела додумать, как уткнулась в прозрачный цилиндр. Он повернулся и стал кабиной.
        - Это сквозной лифт, - пояснил Зверь. - Заходи!
        Цилиндр доставил её наверх - прямо в рубку. Камилла вышла из лифта и обомлела. Перед глазами развернулся огромный экран с величественной панорамой. Покачиваясь в черноте на фоне лучистых звёзд, мерцала огнями станция пересадки. Вернее, это корабль покачивался, разворачиваясь и удаляясь от станции задним ходом. Сбоку выплывала красноватая планета в розоватом нимбе, постепенно разрастаясь на пол экрана… Гларк-3135.
        - Теперь нужно полностью развернуться и проложить курс, - пояснил «дух корабля», так его нарекла Камилла. Сказывалось воспитание сибилиан.
        - Эй, как тебя!? - позвал Зверь.
        Камилла не ответила. Она не сводила глаз с панорамы.
        «Я на говорящем звездолёте! Совершенно одна!»
        - У тебя нет имени?
        - Есть… Камилла… Ренци…
        Потрясённая девушка двигалась, будто во сне.
        - Камилла, подойди к пульту… Не туда! Он прямо и справа от тебя. Это навигационная установка. Нажми вот эту панель… Так… Теперь смотри…
        «Что это?»
        - Эй! Ты чего? Уснула?
        Нет, Камилла не спала, хотя и сомневалась в реальности происходящего. Открыв рот, девушка уставилась прямо перед собой. От станции отделился объект. Быстро приблизился и распластался на обзорном экране. Руки, ноги, голова… Лицо! Человек!? Мужчина!.. Широко открытые глаза смотрели на Камиллу с той стороны. Он, конечно, не мог её видеть. Но ведь смотрел же! Беззвучно двигая губами и изображая руками какие-то знаки.
        «Абсурд!»
        Никто, будь то алактинец, сибилианин или карфаг… Да кто угодно… На такое не способен! Кроме… Разве что… Вампир!? Хотя, и в этом случае что-то противоречило её догадке. Камилла никак не могла вспомнить… А человек смотрел, открывал рот, стучал по экрану и, как будто дышал… Или ей мерещилось?
        Вот теперь она точно сошла с ума!
        - Что там? - нетерпеливо переспросил Зверь. - Привидение увидела?
        - Н-не з-зн-наю…
        А в космосе водятся космические привидения? Ну, там, безвременно погибших в вакууме. Других выводов не напрашивалось.
        Между тем, с той стороны в ход пошли ноги. Мужчина за экраном с остервенением пинал сенсоры и обшивку.
        Какой-то шустрый он для призрака.
        - Там… Там… Там… Человек за бортом! - наконец смогла выговорить Камилла.
        Глава 4
        Любовь зла…
        Лео постепенно приходил в себя. Будто сквозь пелену пробились к нему голоса. Кто-то разговаривал… Потом наступила тишина… Сознание вернулось, но открывать глаза и возвращаться в мир не хотелось. Что-то с ним было не так… Последнее, что помнил Лео - трансформация. Единение с космосом.
        Воин прозондировал молекулы ДНК и РНК. И, кажется, нашёл причину сбоя. Микроскопический предмет с чужеродным генетическим материалом засел аккурат в сердечной мышце. Этот генокод был ему знаком, но в отличие от единичных генов или отдельных геномов - распаду не подлежал. Полный код чужой ДНК?… Откуда? Лео-Дин попробовал вытеснить его и едва не задохнулся от острой боли. Сердце чуть не разорвалось. Асаро окончательно очнулся и наткнулся на чей-то взгляд…
        - Зиги, скорей! Он смотрит…
        Круглые глазки пристально изучали воина. Лео сфокусировал зрение на обстановке. Он лежал на кушетке, в помещении со свинцово-серыми стенами и без окон. Голубоватое освещение придавало всему мертвенный тон. Металлические шкафы и аппараты… Какая-то лаборатория. Рядом ядомна табурете сидела особь неизвестной расы и беспардонно разглядывала Лео… Сбоку упала тень. Воин повернул голову и увидел существо в медицинском халате. Что-то противоестественное ощущал Лео в его генокодах, фиксируя окружение. Помогали генетические пробы, взятые накануне… Он вспомнил - вездеход, испуганные подростки. Это было необходимо и только. Как и все асаро, Лео-Дин не чувствовал жалости. Таким его создали…
        «Что я делаю в этой лаборатории?»
        Сознание вернулось. Память - с трудом. Лео положился на инстинкты воина-джамрану. Сидящая перед ним особь была женской. Самка… Либо - генетический обмен, либо - требуется определить, подходит ли она для генетической модификации и вынашивания будущего воина. Тогда, почему она в одежде? Неважно. От этого препятствия легко избавиться.
        Каждая мышца откликнулась на генетический приказ. Тело моментально спружинило. Даже быстрый вампир не успел среагировать. Налка совершенно не помнила, как оказалась прижатой спиной к кушетке. Не слышала треска разрываемой ткани. С неё сорвали одежду - всю, целиком, разодрав в клочки, словно бумагу. Крик застрял в горле, заклокотал, но так и не вырвался наружу - губы воина заглушили его…
        «Работает!» - потрясённо думала Налка, растерянно отвечая на поцелуй.
        Она не ожидала, что приворот вызовет такую бурную реакцию и так сразу. «Вот это да! Фирма веников не вяжет…».
        Вампир опомнился. Зарычал, обнажив клыки, схватил упавшую табуретку и замахнулся… Инстинкты асаро и теперь сработали безупречно.
        Лео выбросил руку и «клешневым захватом» сломал вампиру бедро. Ладонью сдавил грудь самки, чтобы вызвать у неё возбуждение и проверить отклик. Из затылка воина появился тонкий отросток с иглой на конце и, обвив Налкину шею, чуть пережал артерию. Игла вонзилась и впрыснула стимулятор. Кожные анализаторы исследовали молекулы, производя генетический анализ. И всё это одновременно!
        Материал был ему знаком. Лео уже брал пробу, а идентичный находился в сердце… Вампир попытался встать. Хлыст с шипами вырвался из предплечья асаро и скрутил Зигмунда. Тот пытался вырваться, сопротивлялся и кричал скорее от злости, чем от боли. У вампиров был высокий болевой порог.
        Налка пребывала в счастливом блаженстве. От возбуждения перед глазами вспыхивали и расплывались пёстрые круги. Чувства невероятно обострились, отзываясь на каждый мускул, на каждую выпуклость тела воина. Оооо! Что это было за тело…
        - Да… Да… Ещё… Ещё… - стенала Налка.
        Не обращая внимания на торчащую кость, вампир дотянулся до изголовья кушетки и нажал кнопку вызова.
        Лео, увлечённый генетической пробой, этого не заметил. Асаро вошёл в стонущую под ним самку, понял, что она не годится и моментально прервал контакт. Воин отпустил Налку и вскочил, всё ещё удерживая вампира, и недоумённо разглядывая копошащееся на полу существо… Его геном Лео тоже успел попробовать. Странная тварь - на вкус неорганическая, и в то же время состоящая из молекул, сходных с ДНК гуманоида. Биогенетическая мимикрия?
        Налкины глаза стали ещё круглее от разочарования, когда Лео оставил её. Почему он стоит там и так равнодушно смотрит? Что она сделала не так?… Налке было плевать на Зигмунда. Едва ли она замечала кого-то ещё, кроме Лео, мечтая вновь очутиться в объятиях бессердечного возлюбленного.
        - Любимый, - умоляюще захныкала Налка. - Вернись ко мне…
        Протянула к нему руки.
        - Единственный! Обожаемый!
        Налка любила его без памяти и отчаянно желала почувствовать снова…
        - Вернись!
        - Ты не подходишь, - жёстко ответил Лео.
        - Подхожу! Ещё как подхожу! - она поползла к нему на коленях по кушетке, преданно заглядывая в глаза…
        Зигмунд вытаращился на неё, забыв о собственном незавидном положении. Чтобы Налка кого-нибудь вот так умоляла?! Рехнулась девчонка, не иначе… Тут он сообразил. Капсула! Но почему так вышло?
        К ним заглянула лаборантка, явившись на вызов, и застала жуткую картину. Голая дочь управляющего ползущая к высокому диковинно одетому типу… С щупальцем! Этим отростком он сжимал скорчившегося на полу вампира…
        Лаборантку как ветром сдуло. Дико визжа, она подняла на уши охрану. Устроила в центре и под куполом настоящий переполох, докатившийся до игровых залов…
        Тем временем, Лео отшвырнул Зигмунда, втянул отросток и оторвал от себя Налкины ручонки. Девушка таки доползла и вцепилась.
        - Я люблю тебя! - в отчаянии вопила она, и горошины слёз прыгали по щекам. Зигмунд следил за ними с безопасного расстояния. На всякий случай вампир отполз за соседнюю кушетку и пока не вмешивался.
        - Ты не подходишь, - бесстрастно повторил Лео. - Если я продолжу процесс, ты умрёшь.
        - Да! Да! Пожалуйста!
        - Нет!
        - Продолжи-и, - заныла девчонка, хватаясь за мужчину. - Я с радостью умру в твоих объятиях… А хочешь, я сделаю тебе…
        Вот этого Зигмунд вынести не смог.
        - Ты с ума сошла! Это всё капсула приворота. Почему-то сработала в обратную сторону.
        - Что?! - Налка на миг опомнилась и даже отодвинулась от Лео. - Но… Я люблю его! Я хочу его… А должен был - он.
        Зигмунд вздохнул.
        - Я предупреждал, дурёха. Он - другой. Возможно чужая биогенетическая структура…
        - Ыыыы! - Налка снова рыдала, вцепившись в Лео. А тот оставался глух к её мольбам, как дерево, причём железное.
        - !.. Ты меня любишь?! - кричала она, дёргая его за пояс. - Что ты ко мне чувствуешь?!
        Лео нахмурился, оценил своё состояние и честно ответил:
        - Отвращение.
        - Не-ет! - выла Налка. - Это не так! Капсула…
        - Контрабандный товар, - напомнил вампир из своего укрытия. - Надо было кровь…
        Кому чего, а лысому расчёска.
        - Заткнись! - заорала Налка.
        Лео стряхнул надоедливую девчонку и пояснил:
        - Моё отвращение к тебе неестественно. Я не должен ничего к тебе испытывать. Ты - не подходишь.
        - Точно, капсула бракованная, - мстительно подтвердил Зигмунд. - Ты влюбилась, а он - нет…
        По коридору пронёсся топот. В лабораторию влетел управляющий Луис Лац - отец Налки в сопровождении двух охранников вампиров.
        - Это что ещё за бордель!?
        Луис прежде всего заметил нагую и зарёванную дочь. Налка при его появлении вжалась в стенку, прикрываясь ладонями и силясь натянуть до шеи пришпиленную к матрацу простыню.
        - Папа! Это не то… Это не то… - оправдывалась она, в ужасе глядя на охранников и отца.
        Придерживая сломанное бедро, Зигмунд молниеносно очутился рядом и накинул на девушку свой халат.
        Лео наконец понял, кто здесь главный и направился к Луису. Охранники вскинули лучемёты и выстрелили. Воина окружило непроницаемое поле. Сам асаро остановился, взирая на происходящее с недоумением. В него ударили снова, но с тем же успехом. Лео был неуязвим. Луис нахмурился.
        «Брок поганый!»
        - Что за балаган?! Кто этот хмырь?!
        За время работы в игорном и прочем бизнесе Лац выучил и более крепкие словечки. Но не стал употреблять их в присутствии дочери. Хотя был в ярости и еле удержался от матюгов. Вопли перепуганной лаборантки оторвали Луиса от игрового стола и особо важных клиентов с огромными капиталами. Так управляющий лично демонстрировал уважение и снискивал расположение у богатых и влиятельных людей. И ещё, Лац обожал играть… Он примчался сломя голову, не выпуская из рук карт, когда уловил в истеричных криках паникёрши имя своей девочки. Луис нёсся впереди охраны, представляя на полу лаборатории её хладный труп. И что он увидел?! Бесстыдно распростёртую Налку в компании вампира и какого-то субъекта в экзотической одежде и с экстравагантной причёской…
        - Что вы тут делали?!
        - Ничего, папочка! Со мной всё в порядке, - затараторила Налка и, запахнув халат Зига, подбежала к отцу.
        Лео совсем ничего не понимал. Где он? Откуда эти странные люди? Почему нет джамрану? Что случилось… Память складывалась мозаикой, выстраивая молекулы РНК… Он многое вспомнил. Первое - как атаковали спрута. После - чернота, боль и его затянуло…
        Асаро ошеломлённо посмотрел на мужчину в дверях и внезапно заметил карты, торчащие из кулака управляющего. Другой рукой тот прижимал к себе всхлипывающую дочь.
        - Папочка… Я люблю его. Можно я выйду за него замуж?
        - Что? - управляющий потерял дар речи.
        Лео разглядывал карты, стараясь обуздать разбегающиеся воспоминания и обновить следы. И, наконец, сообразил. Провёл ладонью по поясу, вытащил точно такие же карты и показал их обомлевшему Луису:
        - Сыграем?
        - Так ты игрок? - удивился тот. - А что тогда здесь делаешь? Почему не в казино?
        - Ошибся дверью, - улыбнулся Лео. Он учился быстро, благодаря считыванию ДНК. Генетическая память, генетическое чтение, генетическое виденье, генетический слух - вновь активизировались и позволили ему адаптироваться.
        - Ничего себе, ошибся, - прошипел Зигмунд, добираясь до шкафчика с оборудованием и вправляя себе перелом электронным костоправом. Скоро должно срастись. Вампиры регенерировали за считанные минуты.
        - Тогда пройдёмте со мной, к столу для Космического аркана, - пригласил Луис, отодвигая дочь, завороженный необычным звёздным взглядом.
        «Да кто он такой?»
        Одно управляющему было ясно. Этому крутому субъекту лучше не перечить.
        - А как же я?! - возмутилась Налка, обескураженная поведением отца и отношением Лео.
        - С тобой - потом, - нахмурился Луис, - поговорим… Сперва я обслужу этого… ммм… клиента.
        Налка хмыкнула в ответ на сведённые брови отца, но послушалась и, обиженно выпятив нижнюю губу, уселась на кушетку.
        Лео отправился с Лацем в сопровождении охраны. Охранники угрюмо косились на воина, а тот их даже не замечал. Поскольку был сосредоточен на двух основных вопросах - где он, и как сюда попал.
        Как только все ушли, Зигмунд присел рядом с Налкой.
        - Ну? Что будешь делать теперь?
        - Заставлю жениться!
        - Пф! Он даже тебя не хочет. Ты ему противна…
        Налка закрыла лицо руками и жалобно заскулила:
        - Ииии…
        - Почему-у? - подвывала она сквозь слёзы. - Я так люблю его! Тоску-ую…
        - Ты ведь не знаешь, кто он и как его зовут.
        Дочь управляющего решительно вытерла слёзы.
        - Думаешь, это приворот?
        - А что же ещё… И… Этот субъект что-то в тебя впрыснул. Я видел. Возможно, это послужило катализатором. Хочешь, проверю кровь на химикаты?
        Налка кивнула. Пока Зигмунд возился с иголками и пробирками, она громко вздыхала.
        - Зиги, а если вытащить из него эту ведьмийскую штуку?
        Вампир задумчиво посмотрел на неё.
        - Дорогая, а ты читала инструкцию?
        - Ну-у… Да.
        - Наверное, не до конца.
        Зигмунд вышел и тут же вернулся с пластиковой биркой от Ведьмии-2004.
        - На. Читай… Вот отсюда, дорогуша.
        - Э-э… Где? А, тут…
        «Предостережения и противопоказания: капсула не подлежит извлечению. При попытке изъятия, взрывается, вызывая смерть не только субъекта, но и объекта, поскольку они молекулярно связаны…».
        - Не стоит и пытаться, - зловеще подтвердил вампир.
        Налка смертельно побледнела и вторую часть пояснений дочитала уже по инерции:
        «…Не используйте, если не уверены в своём избраннике. Процесс необратим. Насильственная смерть субъекта или объекта не освобождает от зависимости…».
        Она с визгом отшвырнула бирку.
        - Нет! Нет! Почему мне не сказали?! Должно быть, это… противоядие, лекарство или что-то. Ведьмяне предусмотрительны…
        - Может быть, - вампир пожал плечами, - и есть какое-то средство. Просто его забыли положить. Недокомплект…
        - Я лечу на Ведьмию! Немедленно! - подскочила Налка.
        - Одной опасно, - испугался Зиг. - Надо рассказать твоему отцу.
        - Только не это! И ты будешь молчать. Я… возьму Хэрхи… Он умеет пилотировать. Иначе, я всё равно умру… Умру от любви к нему… - она зашмыгала курносиком и всхлипывая принялась собирать клочки одежды. - Это была моя праздничная юбка…
        - Любовь зла, - философски подытожил вампир.
        Глава 5
        Леди и разбойник
        - Как интересно! - воскликнул Зверь. На носу чудо-корабля выросла лапа и схватила человека за бортом. Зверь понаблюдал, как тот барахтается, а потом втащил через переднюю мембрану прямо в рубку. Так, надо понимать, Камилла угодила сюда через зад… нюю…
        Сначала внутрь посыпались отборные ругательства, а затем попал и сам бранящийся субъект. Девушка решила, что ему нужна помощь и подошла ближе. Мужчина встрепенулся, вскочил на ноги и уставился на неё…
        Ба! Да это её неудавшийся спаситель.
        Хотя Камилла толком его тогда не разглядела, но запечатлела длинные, тёмные волосы, упавшие на лоб и кандалы, сверкнувшие из-под рукавов. Незнакомец тряхнул взъерошенной головой, отбрасывая чёлку и открывая чёрные блестящие глаза. Худое лицо с крупноватыми, но благородными чертами… Кого-то он ей неуловимо напоминал…
        Камилла прерывисто вздохнула. Впервые в жизни на неё так близко, наедине смотрел красавец мужчина, а она так ужасно выглядела… Порванные на коленках колготки, мятая юбка, будто её жевало слюнявое чудовище. А на голове - вороны гнездо вили и не довили. Камилла поспешно запахнула френч, чтобы спрятать испачканную блузку…
        Гэбриэл смерил девушку насмешливым взглядом с головы до ног. Поскольку видел перед собой перепуганную малявку с огромными серыми глазами на пол лица и растрёпанными каштановыми волосами. Нежный овал мордашки, наивный взгляд… Мужчина быстро утратил к ней интерес и огляделся.
        - Что это? Корабль?
        Голос у него был приятный с лёгкой хрипотцой. Это Камилла ещё раньше отметила и почему-то теперь смущалась.
        - Эй!.. Оглохла? Я тебя спрашиваю.
        - Д-да, - выдавила девушка не своим голосом, насилу преодолев волнение. И вспомнила, что он, ко всему прочему, ещё и бандит. - К-корабль…
        - Ты уверена? - переспросил мужчина.
        - Ч-что? - не поняла Камилла.
        Сердце выстукивало барабанной дробью - тук-тук, тут-тук, тук-тук… Нельзя же вот так, без подготовки… У Камиллы никогда и парня-то не было…
        - Хм, - Гэбриэл по-хозяйски обошёл рубку и остановился точнёхонько возле капитанского кресла.
        - Снаружи эта фиговина с парусами не похожа на звездолёт… - продолжал Гэбриэл. - Если мне не изменяет память, так в древности выглядели корабли, ходящие по воде.
        Он недоверчиво посмотрел на Камиллу.
        - Так это твоя рухлядь?
        - Не смей обзываться! - прорычал Зверь. - А то отправишься восвояси. Обратно в бесконечный полёт.
        В сотах, потемневших от возмущения, образовалась сразу дюжина глаз. В отличие от Камиллы, Гэбриэл не испугался.
        - Ого! Говорящий компьютер!
        - Какой я тебе компьютер!? - разозлился Зверь.
        - Вообще-то, он - двигатель и штурман, - Камилла обрела дар речи от сознания, что может хоть в чём-то уесть самоуверенного красавчика. - Это - Зверь. Живёт внутри корабля.
        - Любопытно, - отозвался Гэбриэл. - Двигатель говоришь… А кто здесь капитан? Неужели ты, пигалица?
        - Какая я тебе пигалица! - обиделась Камилла.
        Она, конечно, знала, что выглядит младше своих лет, но слышать такое от незнакомого привлекательного мужчины - вдвойне обидно.
        - Мне скоро будет двадцать два!
        - Ах, так ты ещё и несовершеннолетняя, - присвистнул он. - Ну, тогда держись от меня подальше.
        - А кто ты вообще такой? - внезапно осмелела Камилла. - Явился тут! Качает права! Обзывается… Мы тебя не звали. Нет! Мы вытащили тебя из вакуума.
        - Я там оказался по вашей милости, - сердито ответил преступник, наступая на неё, и Камилла спряталась за спинку кресла пилота.
        - Кто так пилотирует корабль, неумёха!? Оторвала кусок сектора. Я шёл к челноку и тут… Хресь! Бац! Болтаюсь в космосе…
        - Ой, - пискнула Камилла.
        - Никто его не пилотировал, - подал голос Зверь. - На корабле нет капитана. Я сам по себе.
        - Значит, это не твой звездолёт? - грозно переспросил Гэбриэл у Камиллы.
        Вместо девушки откликнулся Зверь:
        - Корабль принадлежит моему капитану. Я должен его найти.
        - Так капитана нет? - Гэбриэл усиленно соображал, что-то прикидывая в уме и рассуждая вслух. - Это чудо-юдо всяко лучше челнока. Как насчёт галактических перелётов?
        - Запросто, - ответил Зверь.
        - Тогда, с этой минуты я твой капитан, - нагло заявил угонщик.
        - Э-э! - запротестовал Зверь.
        - На время, - примирительно добавил Гэбриэл. - Пока не найдём прежнего капитана. Считай, что я позаимствовал звездолёт.
        - А-а, ладно, - согласился Зверь.
        - Та-ак, посмотрим, что тут у нас…
        Мужчина сбросил длинный плащ со стоячим воротником и перекинул его через спинку кресла. Под плащом обнаружилась кожаная жилетка, поверх свободной бежевой рубашки. Замшевые штаны были заправлены в узкие чёрные сапоги с металлическими пряжками. На широком поясе с множеством кармашков болтались пустые ножны. Настоящий космический авантюрист и возмутитель спокойствия. Только без оружия. Какое может быть оружие у бывшего заключённого и беглого преступника? Но Камилла всё равно постаралась стать незаметной. Как назло, безрезультатно…
        - А с тобой что делать? - спросил он, устраиваясь в капитанском кресле и задумчиво разглядывая девушку. - Проку от тебя никакого.
        И следом решил:
        - Высажу на первой же обитаемой планете и прощай. Дальше сама.
        - Я, вообще-то, первая сюда пришла, - осторожно напомнила Камилла.
        «Нет! Каков нахал! Сначала бросил её в трубе, а теперь появляется и грозится высадить на планете».
        - Ты не имеешь права меня ссаживать! Преступник! Убийца… - она поняла, что от волнения сболтнула лишнего и прикусила язык.
        Гэбриэл нахмурился.
        - Я не убийца, милая леди. Я - контрабандист и космический угонщик. Галактический разбойник - Гэбриэл Гларк.
        Камилла невольно хихикнула.
        - Что тут смешного?
        - Гларк - это планета…
        - Где ваши манеры, девушка? А ещё строите из себя даму. Да всё наше благородное семейство носит славное имя Гларков, - он приосанился. Ни дать, ни взять - оскорблённый лорд в кандалах.
        Камилла смутилась, а Гэбриэл буднично объяснил:
        - Я - подкидыш. В галактическом приюте таким прибавляют к имени название планеты. Чтобы не забыть, где подобрали.
        Камилла расчувствовалась - родственная душа.
        - А я выросла в приюте, то есть, в пансионе на Сибиле.
        Он пренебрежительно усмехнулся.
        - А-а, сибилианская сиротка…
        Камилла вспыхнула.
        - Зачем же так уничижительно? Ты ведь тоже сирота…
        - Наполовину. Мой незабвенный папаша живёт и процветает. Но лучше быть сиротой, чем иметь такого родителя…
        - Нехорошо так говорить, - расстроилась Камилла. - Счастье, когда есть родители. Мы с девочками часто мечтали, что они придут и заберут нас домой…Мои-то погибли… Вернее, я не знаю и постоянно надеюсь, что они живы… Я бы всё отдала, чтобы вернуть их.
        Гэбриэл скептически хмыкнул.
        - Поверь, с такими родственничками, как у меня, лучше быть круглым сиротой.
        - Постой! - сообразила Камилла. - Ты знаешь своего отца! Какой из тебя подкидыш?
        - Самый обыкновенный. Просто меня подкинули в сознательном возрасте.
        Пока Камилла раздумывала, как это возможно, чуть не упустила кое-что важное. Гэбриэл пробурчал под нос что-то вроде: «пора избавиться от браслетов», легко разорвал кандалы, снял их и бросил в угол. Камилла захлопала глазами.
        - Да кто ты такой?! Сначала летаешь в космосе без скафандра или силовой оболочки… Любой давно взорвался бы… Потом ещё это. Ты… вампир?
        Он недовольно посмотрел на неё.
        - Девочка, это же так очевидно… Нет!
        - Ты очень сильный и не погиб в вакууме…
        - Этого недостаточно, чтобы считать меня вампиром. Во-первых, посмотри на моё лицо. А, во-вторых, у меня нет клыков.
        - Правда… Ты смуглый. Но… Клыки можно убрать, - не верила Камилла, - и намазаться автозагаром.
        - Ты видела, как я двигался в космосе?
        Она кивнула.
        - Вампиры - плавают в невесомости, что брёвна. Застывают и впадают в летаргический сон. Инстинктивно. Для полноценного существования им нужна опора. Хотя бы незначительная.
        Камилла вспомнила. Именно это мешало причислить его к «новой» расе. На уроках рассказывали, но…
        - Есть утяжелители, - заупрямилась она, из предосторожности.
        Гэбриэл снисходительно улыбнулся.
        - В открытом космосе? Не смеши меня… А даже если бы я был вампиром. Что с того?
        - Не знаю, - ответила Камилла. - Я не с одним так близко не разговаривала. Видела издалека.
        А сама подумала:
        «Янси бы сюда. Она бы живо определила».
        - Ладно. Ты не похож на вампира. Но смотри, если что, не позволю тебе пить мою кровь.
        - Да я ненавижу вампиров!.. И зверски голоден. Но жажду не крови, а хорошо прожаренную отбивную и хлеба с сыром. На худой конец и космический паёк сойдёт. А там - протеины, овощная паста и хлорелла.
        Тут Камилла поняла, что тоже проголодалась.
        - Это же корабль, - сообразил Гэбриэл. - Должны быть припасы. Эй! Как тебя? Зверь? Поесть не найдётся?
        - Пусто, - проворчал голос, а глаза пропали из сот. - Корабль реплицирует пищу, но для этого нужны ингредиенты. Надо загрузить в контейнер для переработки…
        Так они узнали примерно три десятка непонятных слов, а после Гэбриэл сказал:
        - Хорошо. По дороге наберём космических полуфабрикатов и засунем в этот твой контейнер. Идёт?
        - Может быть… - туманно ответил Зверь и радостно добавил:
        - Зато много воды. Бесконечно много. Она беспрерывно циркулирует по кораблю и практически не заканчивается.
        Гэбриэл усмехнулся.
        - Ну, хоть напьёмся вволю. Засуха нам не грозит.
        - У меня же есть шоколадки! - вспомнила Камилла. - На станции набрала.
        - Давай, - согласился Гэбриэл. - Лучше, чем ничего. Перекусим и в путь.
        После батончика с кремовой помадкой разбойник неожиданно подобрел и спросил:
        - А тебя как зовут?
        - Камилла… Ренци
        Странно, что этот нахал удосужился поинтересоваться.
        - Я с Орданеллы…
        - Оттуда?! - он даже присвистнул. - Ничего себе! И как ты спаслась?
        - Меня спасли… А вот родители… Но я не верю, что они погибли.
        Гэбриэл вздохнул.
        - Напрасно… Извини, конечно, но если бы они выжили, то нашли бы тебя.
        - Не знаю, - Камилла не хотела лишиться последней надежды или… иллюзии.
        - Значит, ты всю жизнь прожила на Сибиле?
        - С одиннадцати лет.
        - А сюда тебя как занесло?
        - Нас везли на фабрику. Как обычно, по достижению совершеннолетия… Я заблудилась в карантинном отсеке и опоздала на свой рейс. А дальше ты знаешь. Потом я потерялась в трубе, упала в люк, побежала и почему-то очутилась на этом корабле.
        - Так что? Отвезти тебя на фабрику?
        - Не знаю, - Камилла неуверенно вздохнула.
        - А что ты вообще знаешь?
        - Что не хочу туда.
        - А куда ты хочешь?
        - Ну-у… Повидать галактику… Наверное. Пока не решила. Но только не на фабрику. Хотя, там - Янси.
        - Кто такая Янси?
        - Подруга.
        - Тоже с Сибилы?
        - Ага… А можно теперь я спрошу?
        - Давай. Только быстро.
        - Если тебе вакуум не страшен, чего так рвался внутрь?
        - А снаружи, знаешь ли, неприятно, - он наклонился к ней чересчур близко, опасно блеснув глазами. - И не зли меня, а то заставлю убедиться.
        Камилла испуганно отпрянула. Но разбойник только ухмыльнулся, словно удачно пошутил.
        - И не жди, что я оставлю тебя здесь. Высажу при первой же возможности. Такая нахлабуда мне ни к чему.
        Гэбриэл встал с кресла. Потянулся, хрустнув суставами.
        - Пора! Но сначала избавимся от обломков. Хватит болтаться у нас на хвосте.
        Мужчина осмотрелся и уверенно проследовал к навигационному пульту.
        - Найди последние координаты, - напомнил о себе Зверь. - Попробуй их ввести.
        Гэбриэл пару минут изучал приборы.
        - Нет тут никаких координат.
        - Как это нет?! - взревел Зверь.
        - А так! Нулевые показатели… Видимо, навигацию обнулили, после очередного запуска.
        - Что же теперь делать?! - запаниковал Зверь.
        - В чём проблема? Заменю другими…
        - Так мы не найдём капитана!
        - Объявим в галактический розыск.
        Пальцы Гэбриэла шустро забегали по панели.
        - А ты владеешь навигацией? - уточнил Зверь.
        - И умеешь пилотировать корабль? - подхватила Камилла.
        - Что за вопросы? - усмехнулся Гэбриэл. - Я же космический угонщик. Могу управлять любым корытом. Даже таким экзотическим, как это.
        Он что-то пошурудил, настроил, переключил… Включил круговой обзор. Управляя кормой, отцепил от хвоста фрагменты станции и одобрительно заметил:
        - Отличная манёвренность.
        Камилла еле успела схватиться за спинку кресла.
        - А как же, - самодовольно ответил Зверь.
        - Вот форма меня не устраивает. Слишком заметная.
        - Корабль может трансформироваться, - неохотно признался Зверь. - На панели управления есть варианты. Выбирай любой.
        - Вижу! - обрадовался Гэбриэл. - Посмотрим…
        Через несколько минут он выбрал и запустил трансформацию. Вскорости звездолёт стал похож на мифическое животное с крыльями. Камилла украдкой поглядывала на монитор.
        - У карфагов подобные корабли, - пояснил разбойник и отметил:
        - Занятная конструкция… Ну что ж, Зверь, координаты заданы. Хоть и дико спрашивать у двигателя… Готов?
        - Всегда, - ответил Зверь.
        - Итак, дамы и господа, пристегнитесь…
        Камилла поспешно бухнулась в ближайшее кресло.
        - Полный вперёд! Пока нас не хватились.
        Звездолёт ощутимо тронулся. Ещё какое-то время на заднем экране маячила удаляющаяся станция. Затем - ярко-синяя вспышка, и звезды превратились в сияющие пунктиры. Время словно остановилось, и пространство замерло внутри корабля. Они двигались с огромной скоростью.
        - Теперь можно расслабиться, - разрешил Гэбриэл и развалился в кресле.
        - А куда мы? - спохватилась Камилла.
        - Туда, где много еды и денег… Нужно стрясти должок с одного типа, чтобы дальше путешествовать без проблем. Поэтому заглянем на огонёк к моему старому знакомому. Летим на Казино-планетоид-369… Зверь! Сколько времени займёт перелёт?
        - Пару часов.
        Гэбриэл восхищено присвистнул
        - Ничего себе! Это же в системе «Зебровой холки», недалеко от границы с Альянсом. А экземпляр не так прост, как кажется.
        - Это не все сюрпризы, - важно намекнул Зверь.
        - Тогда предлагаю исследовать корабль, - Гэбриэл подмигнул Камилле. - Всё равно пока делать нечего.
        - Ага, - рассеянно ответила Камилла.
        Девушка напряжённо соображала. Насколько она помнила уроки Галактикографии, они держали курс на территорию Мёртвого космоса. Какие у красавчика там знакомые?… Ну-ну, кто-то говорил, что ненавидит вампиров…
        «Сойду на ближайшей планете Лиги с атмосферой, - к такому выводу пришла Камилла. - Но что я там буду делать? Ни денег, ни знакомых».
        Её дальнейшая судьба теперь целиком зависела от неведомого Зверя и галактического разбойника.
        Глава 6
        Космический Аркан
        Эта игра была признана самой популярной в галактике. Хотя никто не знал, откуда она взялась. Поговаривали, что когда-то давным-давно на границе внешнего космоса обнаружили неопознанный летающий объект, доверху набитый аксессуарами этой самой игры, записями турниров и описаниями правил.
        С названием всё обстояло ещё туманнее. Космический - понятно. А почему Аркан?… Может быть оттого, что игрок добровольно лез в петлю, и петля затягивалась всё туже с каждым раундом. Проигрывали целые состояния, звездолёты, планеты, системы… А по большому счёту игра представляла изощрённую сеть ловушек, которые расставляли друг другу игроки и сами же в них попадались.
        Космический Аркан состоял из голографической проекционной доски и карт с позициями и символами. Когда игроки делали ход, то вставляли карты в специальные гнёзда. Все ходы после запуска автоматически отображались на игровом поле.
        Доска - космический полигон, устанавливалась на игровой стол и демонстрировала объёмное изображение.
        Карты - стратегические и тактические ресурсы: корабли, планеты, оружие. Они определяли ход и динамику игры. А также служили предметом вожделения. Их продавали за большие деньги. У каждого заядлого игрока был свой набор карт. Их выигрывали, покупали или меняли. Никто никогда не знал, какие у партнёра карты, а уж тем более, сколько их всего. Особой ценностью отличались «выигрышные». К ним причисляли серебряные и платиновые. Они давали игроку дополнительные возможности, но были доступны не всем. Золотые карты, - настоящая редкость, - встречались только у чемпионов (или отъявленных мошенников). Одна золотая карта равнялась двадцати серебряным или платиновым. Подделать такую карту было невозможно, а легально они не продавались.
        Луис Лац прославился, как «золотой чемпион» Мёртвого космоса. Он владел золотой картой, десятью серебряными и десятью платиновыми. Поэтому Эбрумо Кавари и назначил его главным управляющим игорного бизнеса. Потому Лац всегда садился играть с подозрительными или богатыми клиентами. Игроки считали, что это привилегия или особое расположение. На самом же деле - необходимая предосторожность и уловка со стороны казино. Мало ли кем мог оказаться посетитель.
        А сегодня был особый случай. Лац не просто не доверял странному клиенту. Он его боялся. Управляющий не раздумывая связался с представительством Кавари и вызвал кронпринца, надеясь, что не отрывает Эбрумо от важных государственных дел.
        Выполнив свой долг, Луис вернулся в зал и уселся напротив Лео-Дина за игровым столом, где предстояло развернуться космическому сражению. Основной целью игры было уничтожить планету или флот противника. Далее, в расход пускались целые системы и галактики. Но до этого уровня ещё никто не доходил. Играли обычно всего три раунда, постепенно увеличивая ставки.
        - Первоначальная ставка казино - сто тысяч галактических ваучей. Ваша ставка? - поинтересовался Луис, в упор глядя на Лео. - Она должна быть равноценной.
        Вот так! Играем только по-крупному. Что если сейчас этот тип проколется? То есть, окажется, что ему и зад нечем прикрыть.
        - А что разрешается ставить? - уточнил Лео.
        - Любое движимое и недвижимое имущество. Включая наличность, пластиковые карты и звездолёты.
        - Ставлю корабль, - не колеблясь ответил джамрану.
        - А где он? - подозрительно осведомился управляющий.
        - Всегда со мной, - загадочно улыбнулся Лео. - Он неотделим от меня.
        Один из девизов асаро гласил: «Всё моё - ношу с собой». Но Луис-то этого не знал, думая, что соперник выражается образно, фигурально. Лац усмехнулся и оптимистично заявил:
        - А это мы ещё посмотрим!
        И тайком справился у диспетчера о наличии на орбите недавно прибывших кораблей. Какой-нибудь наверняка принадлежал этому диковинному субъекту. Не пешком же он сюда добирался. О других возможностях Лац и не помышлял. Пассажирские звездолёты сюда не ходили, а клиенты обычно прилетали частным транспортом.
        - Будьте уверены, - кивнул Лео и сделал первый ход.
        Так было заведено в казино - первоочерёдность клиента.
        Асаро начал игру довольно незамысловато - укрепил щиты вокруг планеты. Так, для разминки и прощупывания соперника. Воин не собирался выставлять напоказ свои истинные возможности. Лео превосходно знал правила, помнил большинство комбинаций и действовал почти на автомате. Одновременно прощупывая окружающую реальность.
        - Ммм, - разочарованно протянул Луис. Только для виду. Как опытный игрок он насторожился. Именно новички всегда начинали с демонстрации силы, забыв о защите. Значит, этот тип далеко не новичок.
        - Ваш ход, - напомнил Лео, занятый считыванием ДНК и РНК кодов у стоящего рядом крупье.
        Луис выбрал карту и положил в первое гнездо со своей стороны поля. У его планеты возник спутник - маленькая луна. Лео изогнул губы в усмешке. Чем озадачил Лаца. Тот считал, что этот ход даёт определённые преимущества. Для Лео это означало возможность использовать преимущества соперника против него самого. Всего лишь в подходящий момент направить торпеду в луну, и, применив инерционную силу, сбить планету. Торпеда - маленький шарик - большой шарик. Взрыв!..
        Лео видел, что соперник занервничал, и не торопился. Он растягивал удовольствие, поскольку давно этим не занимался… И снова отвлёк противника незначительным, на первый взгляд, ходом - расположил на полюсах ракетные установки. Лац нахмурился.
        «В чём же подвох?»
        И коварно добавил карту, убирающую щит соперника. Эта карта предоставляла дополнительный ход. А значит…
        Лео с безразличием отнёсся к пропуску хода. Полученная информация взволновала его гораздо больше. Он находился в незнакомой полосатой галактике под названием Зебра, где никто не слышал о галактике Вихря - родине джамрану.
        «Откуда тогда здесь Аркан?»
        Ответа на этот вопрос Лео не нашёл в молекулах РНК.
        Залп по планете вынудил мысли Лео вернуться в игру. Воин оценил ситуацию и снова укрепил щиты, используя карту тройного хода. Луис впервые такую видел. Судя по молчанию фальш-индикатора, встроенного в крышку стола, карта была подлинной. Управляющий молча проглотил успех соперника и отступил.
        Лео больше не церемонился и вонзил корабль-торпеду в сателлит противника. Луна сошла с орбиты и врезалась в материнскую планету… Та устояла, благодаря щитам, но от неё откололись куски, поясом окружив планету вместе с осколками луны.
        Луис запаниковал и дрожащими руками вытащил карту «восстановления ресурсов». Он никогда не сталкивался с подобной тактикой. Обстановка накалялась. Постепенно вокруг играющих собралась толпа зрителей…
        Асаро разместил на обломках ракетные установки и красиво взорвал обновлённую планету Лаца, устроив широкомасштабную орбитальную бомбардировку. Шар покрылся огненной сеткой и перестал существовать, разлетевшись миллиардами частиц.
        Первый раунд закончился. Над голографической доской затухали последние искры. Лац оправлялся от шока. Вокруг закипело обсуждение… Управляющий в жизни не испытывал такого позора. Чтобы его кто-нибудь так обставил в первом раунде?!.
        «Ничего, я отыграюсь», - думал Луис, приберегая главный козырь на потом.
        Ставки подняли до двухсот тысяч. Лео молча выложил на стол крупный алмаз. Эксперты тут же определили, что его стоимость превышает ставку казино в четыре раза. Зрители с азартом следили за развитием событий. Забыли свои коктейли, бросили девушек и пихали друг друга, напирая на стол. Шумно выдыхая пар рогами, карфаги толкали потных и красных от возбуждения алактинцев. Лео чуть не задохнулся от генетической атаки звуков и запахов… Наконец охрана всех оттеснила и начался второй раунд…
        Увы… И этот раунд оказался столь же коротким и бесславным для Лаца.
        Но Луис не сдавался и повёл следующую игру с твёрдым намерением отыграться. Были у него кое-какие приёмы в запасе…
        Чтобы усилить азарт, управляющий предложил коронную ставку казино - пластиковую карту с бессрочным галактическим кредитом. Ещё никому не удавалось её выиграть. Лео не раздумывая достал из потайного мешочка горсть алмазных фишек… У экспертов дрожали руки, когда они подсчитывали… В конце концов решили, что это равноценная ставка.
        Третий раунд был долгим и жарким. Игра длилась несколько часов. Луис не уступал, отдаваясь процессу со всей страстью. Только пальцы мелькали, тасуя колоду.
        Джамрану сражался вполсилы. Лео-Дин - играл! Упражнялся, освежая полузабытые навыки. Он почти вспомнил и разобрался, что произошло…
        Защитная система корабля сработала, когда спрут выпустил чернильное облако и открыл воронку. Корабль наполнился амниотической субстанцией, погрузив пилота в анабиоз… Неизвестно сколько времени он пробыл в этом состоянии, пока его мотало по вселенной и принесло сюда. Оставалось выяснить: вкакой области космоса он находится и как попасть домой. А для этого требовалось РНК учёных-астрономов. Насколько Лео располагал полученными сведениями…
        Луис был в ударе. Он ещё никогда так не играл.
        «Наконец-то! Достойный соперник», - ликовал Лац, позабыв о нуждах казино.
        В конце раунда игроки уровняли позиции и ресурсы. Тогда управляющий и выложил свой козырь - золотую карту… Зрители замерли, подталкивая друг друга локтями…
        Лео немного подумал - стоит или не стоит. Он не жалел фишек и не представлял, что делать с галактической кредиткой. Асаро просто получал удовольствие. И после недолгих размышлений достал золотую карту и восстановил ресурсы… Вокруг зашептались… Ситуация выровнялась.
        Луис был к этому готов. Он уже догадался, что перед ним чемпион. Лац усмехнулся и применил следующий козырь - набор из двадцати серебряно-платиновых карт.
        Лео наскучило заигрывание. Он поместил в гнездо вторую золотую карту, а в придачу и десять серебряных… Планета Луиса потрескалась, раскололась и превратилась в груду камней. Камни столкнулись со звездолётами, уничтожив и флот заодно…
        Крыть было нечем… У Лаца вытянулось лицо… Немая сцена… А через секунду зрители восторженно орали и поздравляли Лео. Асаро оказался первым, кто выиграл у казино с таким блеском. Если бы не охрана, его бы носили на руках. По залу бегали шепотки. Все спешно выясняли имя героя. Лео оставался невозмутимым и в упор смотрел на управляющего. Луис старательно прятал глаза, украдкой подзывая распорядителя-крупье.
        - Кредитка ваша. Вы честно выиграли. Алмазы тоже. Не согласитесь ли отобедать за наш счёт и отметить выигрыш в приват-кабинете с лучшими девочками? - подобострастно улыбаясь заученно отбарабанил крупье.
        Из всей тирады Лео понял только «отобедать». Следовало подумать… Анабиотическая субстанция обеспечивала его питательными веществами, пока он спал. А воины-джамрану могли долго обходиться без пищи и воды… Хотя, обед - неплохая возможность побольше узнать об этом мире.
        - Да.
        - Следуйте, пожалуйста, за мной.
        Крупье многозначительно поклонился Луису и увёл за собой асаро. Луис задумчиво проводил его взглядом и приказал громилам не спускать с чемпиона глаз и никуда не выпускать. В этот момент появился курьер и сообщил управляющему сразу три новости. Первое - на орбите действительно болтается звездолёт без опознавательных знаков, похожий на карфагский. Прибыл недавно. Личность владельца не установлена. Вероятно, тот самый и есть. Второе - приземлился королевский модуль, и кронпринц желает, чтобы его встретили. И третье - к ним приближался король со свитой.
        - Я короля не вызывал, - удивился Лац.
        - Он направлялся на встречу с его высочеством, когда узнал, что тот летит сюда, - объяснил курьер.
        - Надеюсь, обойдётся, - пробормотал управляющий, - без проверки.
        Эзран Кавари частенько вмешивался в дела сына. А Лац как всякий прожжённый делец Синдиката вёл двойную бухгалтерию. К приезду его величества он всегда успевал замести следы… Но не сегодня.
        Управляющий засуетился. Поручил курьеру срочно разыскать главного финансиста и отправился встречать принца.
        «Ну и денёк выдался!»
        Кто бы мог догадаться, что это только цветочки. В коридоре Лац нос к носу столкнулся…
        - Гэбриэл! Какими судьбами!? - притворно обрадовался Луис. - Почему ты…
        - Не перевариваюсь в желудке яврозавра? - усмехнулся разбойник.
        - Ну, я не это хотел сказать, - заюлил управляющий. - Я, конечно, смотрел шоу. И знал, что ты выкрутишься… Как всегда.
        - Зубы мне не заговаривай, - Гэбриэл махом прервал лживые излияния. - Я тебя и с того света достану. Должок верни…
        - С таким влиятельным папашей, мог бы…
        - Умолкни, сморчок. А ему - ни слова, а то убью.
        С управляющим нужно было разговаривать только так.
        - Да! И ещё. Ты мне не заплатил за предыдущую информацию, жулик…
        - Хорошо-хорошо, не сейчас, - вывернулся Лац. - Я очень занят. Подожди у меня в кабинете. Вернусь через полчаса и всё оплачу.
        - Не минутой дольше, - предупредил Гэбриэл. - Орудия моего корабля нацелены на твой бордель…
        - Да знаю я… Зна-ю, - простонал Лац, протискиваясь мимо контрабандиста. Тот и не думал посторониться. - На этот раз, точно заплачу.
        - Определённо заплачешь, если не заплатишь! - пригрозил разбойник.
        И тут совершенно некстати управляющий вспомнил о своём позорном проигрыше.
        Космический аркан затягивался на шее Луиса Лаца толстой космической удавкой…
        Глава 7
        Отцы и деды
        Управляющий стоял на платформе космодрома и смотрел, как принц сходит по трапу. Этого требовал дурацкий этикет…
        «Послать бы его к…».
        Глядя на высокого стройного Эбрумо Кавари в элегантном чёрном фраке, Лац злился и отчаянно завидовал. Вампир не нуждался в защите. Тогда как Луис парился в неудобном скафандре. Его давила огромная душная жаба тратиться на силовые оболочки. Поэтому на планетоиде до сих пор пользовались громоздкими скафандрами.
        Кронпринц ступал по плитам космодрома летящей походкой (благо гравитация позволяла, а утяжелителей он не признавал). На губах вампира играла мечтательная улыбка. Длинные чёрные волосы рассыпались по плечам и слегка взлетали в такт ходьбе. Эбрумо Кавари не был похож на своего строгого подтянутого отца, и не выносил мундиров. Следом вышагивали телохранители в тяжёлых ботинках…
        Лац неоднократно пожалел, что вызвал кронпринца. Жестоко клял себя за поспешность. Чего он этим добился? Того, что вся семейка прибудет сюда. Кавари узнают о проигрыше и взыщут на полную катушку. Управляющий лихорадочно соображал, как бы выкрутиться. Выдумывал достойное оправдание, такое, чтобы - и вашим, и нашим. Решение пришло внезапно… Очевидное и простое, хоть и рискованное. Но, миром Луиса было казино, и он привык играть… Теперь, если подсуетиться, и вампиры будут сыты, и алактинцы целы, и его оставят в покое.
        Лац с энтузиазмом шагнул навстречу принцу и включил громкую связь:
        - Приветствую, ваше высочество!
        Высочество не ответило на приветствие.
        «Никакой вежливости! А ещё королевских кровей…».
        Вампир недовольно хмурился.
        - Ради чего меня вызвали? Надеюсь, это поважнее ассамблеи.
        Управляющий кисло улыбнулся. Неужели он вытащил принца с очередного вампирского сборища? Вот так и король узнал…
        Эбрумо постучал Луису по скафандру.
        - Не трусь. Мне там всё равно надоело. Что ты хотел показать?
        Играть, так по-крупному. Главное, чтобы выглядело убедительно.
        - Отвечай! - кронпринц проявлял нетерпение, желая побыстрее оказаться под куполом.
        - Он здесь, - сообщил Луис, выразительно поигрывая бровями.
        Эбрумо мигом сообразил о ком речь, и резко изменился в лице.
        - Где?
        - В моём кабинете. Вы идите туда, ваше высочество, а мне ещё нужно встретить его величество.
        - Отец, - встревожился принц. - Он знает?
        - Нет-нет, я же понимаю ситуацию…
        - Ни слова, - прошипел Эбрумо. - Сам разберусь.
        И рванул под купол со всей вампирской скоростью, на какую был способен. Телохранители не поспевали.
        Луис перевёл дух. На этот раз он провёл раунд без сучка и задоринки. Теперь надо достойно встретить короля…
        Эбрумо Кавари летел по коридору, так, что фалды развевались, перебирая разные варианты долгожданной встречи. Гэбриэл нетерпеливо насвистывал и поглядывал на кубические часы, восседая на столе в Луисовском кабинете.
        «Где броки носят мошенника? Если через минуту не явится, шкуру с него сдеру, а казино - развею по ветру…».
        Зачем ждать?
        Разбойник вскочил и стремительно направился к двери. Она распахнулась, и навстречу ему в кабинет ворвался кронпринц. Они едва не столкнулись лбами, и оба замерли…
        - Гэбриэл, - прошептал Кавари.
        - Какая встреча! - разбойник усмехнулся и сжал вампиру запястье.
        - Ни шагу дальше, или сломаю кость. Я могу, - Гэбриэл прищурился. - Эбрумо.
        Принц тоже сощурился в ответ.
        - Тёплое приветствие, сынок. И это - после долгой разлуки. Ты разрываешь мне сердце!
        - Сколько пафоса, папочка… - Гэбриэл отпустил высочество.
        В кабинет вбежали телохранители. Вампир щелчком выпроводил их обратно в коридор и захлопнул дверь, оставшись наедине с блудным сыном. Гэбриэл попятился и вновь развалился на столе.
        - Эта жаба всё-таки настучала? Быстро же ты добрался.
        Эбрумо от волнения не уловил, что он имеет в виду.
        - Гэбриэл Кавари! - гневно начал вампир, поворачиваясь к сыну. - Младший принц из рода Кавари! Позвольте узнать, где вас носило?
        - Ого! - Гэбриэл опешил. - Сначала меня из «проклятого отродья» повысили до «мерзкой полукровки». Потом до «позора семьи» и «отщепенца», а теперь… Как трогательно! Я стал принцем! Когда мне успели присвоить титул?
        - Это не обсуждается. Ты - мой сын.
        - Так надо отметить! Куда нацедить крови, папочка? В бокал или из вены попьёшь?
        - Не груби, - Эбрумо устало опустился на подвернувшийся стул и вымученно посмотрел на сына. - И прекрати паясничать… Я никогда тебя так не называл… Я любил твою мать.
        - Конечно, папуля! До смерти…
        - Я не убивал её! Я…
        - Нет, именно ты убил её, - безжалостно заявил Гэбриэл. - Когда соблазнил. И позволил мне родиться… Пожинай плоды…
        - Ничего не изменишь, - жёстко ответил Эбрумо, едва к нему вернулось самообладание. - Я - твой отец. Ты принадлежишь древнему роду Кавари, что бы ни говорил твой дед…
        - Я не вампир, - усмехнулся Гэбриэл.
        - Да. Не вампир…
        - А этот ублюдок мечтает выпить мою кровь.
        Эбрумо встал и подошёл к сыну, заглядывая ему в глаза, надеясь увидеть хоть каплю симпатии. Гэбриэл отшатнулся.
        - Это противоестественно! Скоро я буду выглядеть старше тебя.
        - Полукровки живут дольше и старятся медленней, чем алактинцы.
        - Поэтому меня так разглядываешь? Чтобы убедиться?
        - Давно тебя не видел. Ты очень похож…
        - Ещё скажи - на свою мать! - поддразнил Гэбриэл.
        - На деда, - усмехнулся Эбрумо.
        - Вот брок! - рассмеялся Гэбриэл и поинтересовался:
        - Что новенького произошло в нашей беспутной семейке, пока я отсутствовал?
        Эбрумо брезгливо скривился.
        - Всё, как всегда. Мы завязли в вечности, как мухи в смоле… Лучше расскажи, что за представление ты устроил в суде?
        - О! Ты смотришь судебные шоу? Не ожидал.
        - Радуйся, что Эзран не смотрит… И что за имечко? Гларк!
        - Псевдоним. Название отстойной планетки с галактическим приютом, где я скрывался после смерти матери.
        - Помню. Но зачем?
        - Не мог же я назваться Кавари, - важно заметил Гэбриэл. - Это бросило бы тень на семью.
        Они глянули друг на друга и расхохотались.
        - На кой тебе всё это понадобилось? - отсмеявшись, спросил Эбрумо.
        - Альянс заплатил, чтобы я скомпрометировал судью.
        - Снова на них работаешь?
        - А какое до этого дело Синдикату?
        - Никакого… А почему яврозавры? Тоже Альянс?
        - Чего такой любопытный?
        - Волнуюсь.
        Гэбриэл усмехнулся.
        - Да неужели?! С чего вдруг? Ты же знаешь, с этими гадами я расправляюсь одним пинком. Другими словами, мне нужно было попасть на арену.
        - А иначе никак?
        - Именно так…
        - Тогда почему ты здесь?
        - Передумал. И присвоил себе аванс. За моральные издержки…
        - Ох, Гэбриэл… Допрыгаешься, - Кавари вздохнул.
        - Не пугай, папуля.
        - Тихо! - вампир замер. - Он идёт сюда.
        - Кто? - нахмурился Гэбриэл.
        - Эзран.
        - Вот гадство! Урою Лаца со всеми потрохами…
        - Уходи, Гэбриэл, - попросил Эбрумо. - Я чувствую. Зов крови. Он уже близко… Рад был тебя повидать.
        - Взаимно, - усмехнулся Гэбриэл и, шагнув к отцу, положил ладонь ему на плечо. Рука полукровки засияла. Из пальцев вырвались зеленоватые молнии и пронзили вампира биоэлектрическим разрядом. Эбрумо дёрнулся, пошатнулся и шлёпнулся на пол.
        - Прости, - вздохнул Гэбриэл. - Так надо. Этот урод не поверит, что ты добровольно отпустил меня…
        Разбойник выскочил из кабинета и, шибанув по пути телохранителей, бросился в ангар с орбитальными модулями. Управляющий теперь заплатит ему сполна… В другой раз.
        Эзран Кавари обнаружил у двери скрюченных телохранителей принца и злобно выругался. Сыпля отборной бранью вошёл в кабинет, где Эбрумо приходил в себя, медленно поднимаясь с пола.
        - Выродок! - бросил Эзран в адрес Гэбриэла, с первого взгляда оценив ситуацию.
        За вампиром семенил Лац, предвкушая занятную сцену. Надеясь, что пока вампирское семейство будет вправлять мозги нерадивому родственничку, он втихую обтяпает делишки. Не получилось… Кляня пройдоху контрабандиста почём зря, Луис соображал, что же он упустил. Может быть, встал не с той ноги. Определённо, сегодня не его день…
        Королевский сопровождающий помог Эбрумо подняться. А за спиной Эзрана возник курьер, отчаянно жестикулируя и строя рожи управляющему.
        - Извините, господа, - поспешно ретировался Лац. - Дела. Работа. Клиенты.
        - Идите, - бросил Кавари, присаживаясь на диван рядом сыном. - Защищаешь этого выродка? Полукровке одна дорога - в лабораторию на опыты… или в банк крови.
        Эбрумо с ужасом воззрился на отца. Хорошо, что тот отвернулся, занятый своими мыслями. Его величество подумал, включил галактическую видеосвязь, поймал канал Синдиката и поручил дежурному на экране:
        - Объявите галактический розыск на Гэбриэла… Гларка.
        Повернулся к недоумевающему сыну и коварно добавил:
        - С некоторых пор, я смотрю новости Лиги и шоу. Не делай такие глаза… Отправляйся под домашний арест, - и уточнил, - за ошибки молодости.
        - Отец!
        - Поголодаешь несколько дней и образумишься. Или, отлучу от семьи, кронпринц.
        Дежурный на экране доложил:
        - Розыск объявлен! Но, ваше величество…
        - Что ещё?
        - Он уже в розыске.
        - Кому ещё понадобился этот гадёныш?
        - Лиге и… Альянсу.
        Похоже, лихой галактический разбойник и младший принц семьи Кавари шутя угодил в тройной переплёт. И не он один…
        Луис Лац ощущал себя в полном дерьме, разглядывая жуткую картину побоища в приват-кабине. Точнее, не побоища, а избиения. А если ещё точнее, - убийства.
        - Они пытались его задержать! - взахлёб оправдывался распорядитель.
        Луис с отвращением отвернулся от валяющихся в лужах крови громил. Один - с пробитой башкой, у второго - разворочана грудная клетка. Оба - мертвы.
        - Как это случилось?
        Благо у него крепкий желудок. Чего о нервах не скажешь.
        - Привели девочек. Он заявил, что они не подходят. Хотел уйти. Охранники не пускали… И… Вот! Лежат теперь…
        Распорядитель покосился на трупы.
        - Убрать, - Луис поджал губы. - Лично проследишь. И чтобы ни звука! Не ровен час, дойдёт до ушей Кавари… И куда он потом делся?
        - Покинул купол. Ушёл…
        - Куда?!
        - То есть, улетел…
        - На чём? - Лац едва не стонал, сдерживаясь, чтобы не прибить работника за тупость.
        Распорядитель нервно сглотнул и посмотрел на управляющего глазами побитого гавра.
        - Да говори же! Идиот…
        - Вы скажите, что я сошёл с ума, - и прошептал. - Он превратился.
        - В кого?! - Луис окончательно утратил терпение. Схватил распорядителя за грудки и тряхнул.
        - Ну!?
        - В корабль!.. - взвизгнул работник и, запинаясь, объяснял:
        - Н-небольшой т-такой к-кораблик… Л-летательный аппарат… Из него что-то выскочило, оплело всего и…
        - Так. И куда он делся?
        - Да улетел же, говорю вам! - распорядитель вырвался из цепких рук Лаца.
        - Бред!
        - Вот, и я так подумал. Но другие тоже видели…
        - Карточка у него?
        - Да.
        - Рано или поздно он ею воспользуется. Отслеживайте все банковские операции с этого номера. От нас так просто ещё никто не уходил…
        Не успел Луис худо-бедно разобраться с этим пинком под дых, как его ждала новая оплеуха. Нет, пожалуй, целая затрещина. С ним связался диспетчер и сообщил, что космо-яхта Лаца недавно покинула орбиту. Судя по биосигналам на борту - один вапир, один карфаг и дочь управляющего Налка.
        - Убьюууу! - заорал Луис и накинулся на охрану. - Куда смотрели, олухи?! Живо! В погоню!
        Эта неделька продолжалась так же забавно, как и начиналась…
        Глава 8
        Жертва приворота
        Камилла сидела перед иллюминатором-сотой и грустно разглядывала кратерный узор планетоида. Старалась привыкнуть к мысли, что её удел - смотреть на мир из окна… После всего увиденного не удавалось.
        Пока они летели к планетоиду, успели обследовать корабль. Теперь у каждого была отдельная каюта и ванная с умывальными принадлежностями. Довольно экзотическими, но всё лучше, чем ничего. Зато Камилла наконец-то помылась и переоделась. Кое-какую одежду она захватила с собой из пансиона. Остальное полагалось заработать на фабрике… Душ, чистая блузка, целые чулки и расчёсанные волосы - существенно подняли настроение. А теперь оно снова упало до нулевой отметки.
        Гэбриэл отказался взять девушку с собой на планету. Так и сказал:
        - «Сибилианским девственницам там делать нечего».
        Камилла возмутилась:
        - «Да. У меня не было парня, но это не повод…».
        Но так ничего и не добилась.
        Она печально вздохнула. Конечно, разбойник прав. Если бы было иначе, то Камилла оказалась бы замужем за колонистом или офицером флота. Но таких как она обычно отправляли на фабрику…
        Ностальгия захлестнула тёплой волной и подхватила воспоминаниями. Примерно раз в сезон в пансионе устраивали балы, куда приглашали будущих офицеров и студентов университета. Воспитанниц пускали туда с семнадцати лет.
        Бал длился до полуночи. А наутро садовник ругался из-за примятых под окнами клумб и затоптанных растений. Об этом потом говорили всю неделю. Курсанты тайком по ночам пробирались к девушкам. Только не к Янси или Камилле. И вовсе не потому, что их комната находилась на третьем этаже. Иногда забирались на четвёртый и пятый - по водосточным трубам, приставным лестницам или связанным вместе простыням. Однажды - на угнанной со стоянки антигравитационной платформе. Разве высота помеха для молодых и влюблённых? Нет.
        Причина крылась в другом. Янси интересовали лишь книги, а Камилла ждала своего единственного. Упрямо рисовала в мечтах… Может, и не прекрасного принца, но вполне приятного молодого человека - умного, доброго, заботливого, сильного и, разумеется, симпатичного. Янси была настроена весьма скептически. Она считала, что в мужчинах подобные идеальные качества не уживаются категорически. Если умный, то обязательно урод. Если добрый - подкаблучник. Заботливый - бабник или тряпка. А в по-настоящему сильных мужчин она не верила. Утверждала, что эта вера улетучилась где-то в пятилетнем возрасте совместно с байками о добрых волшебниках.
        Поэтому, на балах они скучали вместе. Янси к тому же ненавидела танцы. Всегда притаскивала с собой книжку и читала, спрятавшись в уголок за какой-нибудь скульптурой или вазой. Камилла чувствовала себя отвратительно - неуклюжей, непривлекательной, неинтересной и одинокой. Скованность вечно мешала девушке выползти из укрытия. Вроде той же вазы. Смотреть на кружащиеся пары было интересно, а танцевать нормально Камилла так и не научилась. Не знала, куда девать руки и как не отдавить партнёру ноги. Учитель танцев - сибилианин моментально записал её в бездари и махнул на девушку рукой.
        - «Иди, Милли, иди, погуляй, не сбивай остальных…» - неизменно повторял он в начале урока.
        - «Забей», - советовала Янси и утыкалась в книгу.
        Удивительно, как они вообще умудрялись дружить. Наверное, от безысходности.
        Камилла вздохнула, выныривая из воспоминаний. Теперь у неё другая жизнь. На диковинном звездолёте вместе с разбойником. Скомпрометировала себя дальше некуда… И до сих пор - «сибилианская девственница». Казалось, это клеймо навсегда.
        «Придётся скрывать, что я с Сибилы. При первой же возможности расстанусь с невинностью».
        Если честно, Камилла и не представляла, как именно, хотя об этом читала. Одно дело теория, а другое - практика. Как же так? Дожить почти до совершеннолетия и ни разу не поцеловаться. Горько осознавать, что у тебя не то, что парня не было, но и намёка на него. Даже во сне. А вдруг, Казино-планетоид с гостиницами и борделями - именно то, что ей нужно?
        Камилла пыталась саботировать мнение Гэбриэла, но не представляла, как спуститься на планету. У разбойника тоже возникла с этим заминка. Когда он спросил Зверя:
        - «В отсеке есть модуль или челнок?»
        Тот ответил:
        - «Зачем? Я и сам могу сесть. На воду».
        - «Нет там воды. Да и рисковать не стоит. Останешься на орбите. А мне как спуститься?».
        Зверь молчал.
        - «Как-то же твой капитан спускался без тебя. Или нет?».
        - «С помощью луча».
        - «Показывай, как работает твой луч».
        Следуя инструкциям Зверя, Гэбриэл слез в трюм, встал в углубление с энергетическим полем и вместе с потоком света опустился на поверхность планетоида. Тем более разбойнику и не нужен был скафандр. Вероятно, загадочному капитану Зверя тоже.
        Перед этим Гэбриэл попытался выяснить, как ему вернуться.
        - «Капитан вызывал луч», - ответствовал Зверь.
        - «Как?»
        - «Это знал лишь капитан».
        - «Ладно, - пробурчал угонщик. - Позаимствую внизу какой-нибудь челнок. Придётся садиться и на другие планеты».
        Так Камилла осталась в одиночестве, не считая Зверя, наедине со своими невесёлыми мыслями. Ненадолго.
        - Похоже, у нас гости, - сообщил Зверь…
        Лео-Дин понимал, что на биотрансформере далеко не улетит. Поэтому задержался на орбите, сканируя звездолёты. Поскольку матричного диска асаро поблизости не обнаружилось, он выбирал корабль, чтобы отправиться на поиски. Пока безрезультатно. Ни один не годился. То многолюдные, то - чересчур громоздкие. Для управления такими звездолётами требовался целый экипаж…
        В конце концов, на отшибе воину попался удобный корабль. Выглядел он странно и непривычно, но был легок в управлении, а на борту фиксировался единичный генетический сигнал. Мелькал ещё и второй, но слишком расплывчатый и скорее энергетический. А первый, ко всему прочему, представлялся довольно соблазнительным. Лео-Дин вдруг почувствовал, что ему срочно необходим обмен…
        Асаро принял решение и включил резонатор, воздействуя на систему автоматического открывания шлюзов. Такой обычно применялся на абордаже и высадке десанта… Перед носом биотрансформера раскрылась шлюзовая диафрагма корабля. Воин устремился туда, на ходу перераспределяя массу и перестраивая биогенетическую структуру. Втянув последние стропы, Лео проник внутрь звездолёта. Огляделся и двинулся навстречу желанному сигналу…
        - Что за гости? - поинтересовалась Камилла.
        - На борту - незнакомец, - ответил Зверь. - Не могу определить…
        - Точно не Гэбриэл?
        - Нет… - Зверь умолк.
        Камилла осторожно высунула нос из каюты. В коридоре - никого. Девушка осмелела и направилась в кают-компанию, где возле стен-сот располагались по кругу широкие диваны…
        Лео почувствовал движение. ДНК сама к нему приближалась. Асаро остановился в круглом отсеке с мягкими поверхностями и стал ждать. Когда она появилась, воин приветливо улыбнулся…
        Едва переборки разошлись, Камилла так и застыла на входе с поднятой перед тактильным индикатором ладонью. Она увидела привлекательного, необычно одетого мужчину с экстравагантной внешностью. Несмотря на скудный опыт по части мужчин, девушка определила, что он чужой здесь… Камилла почему-то не испугалась. Наверное, потому что незнакомец искренне улыбался.
        Лео-Дин стремительно преодолел разделяющее их расстояние и взял Камиллу за руку. Асаро пронзила сладчайшая дрожь предвкушения… Девушка подходила ему на первый взгляд. Не боялась, не убегала, а просто недоумённо смотрела… По всем признакам она была нетронутой, неискушённой. Лео не приходилось с такими сталкиваться, поэтому он проявлял осторожность…
        Камилла не успела опомниться, как мужчина притянул её к груди и поцеловал в губы, ласково и вместе с тем настойчиво. Бедная девушка не понимала, как себя вести. В голове настойчиво звенела мысль, что стоило посетовать на отсутствие парня, как вот он - нарисовался. Неужели духи ответили на её глупые жалобы? Воистину - бойтесь своих желаний. Но так не бывает…
        Камилла растерялась и снова не знала, куда девать руки. Просто стояла, бессильно свесив их вдоль тела. Похоже, мужчина почувствовал её неопытность и перешёл к активным действиям…
        Лео нехотя оторвался от приятных тёплых губ, упиваясь вкусом ДНК. Подхватил девушку на руки и уложил на диван. Следовало глубже и сильнее удостовериться в её пригодности. Чтобы не убить ненароком… Он с трудом сдерживался.
        Камилла наконец вполне осознала, что происходит. Поцелуй ещё ладно, а дальше… Она в испуге рванулась, хотела оттолкнуть незнакомца. Но он только сильнее придавил её к дивану и неожиданно прошептал:
        - Не бойся. Почувствуй обмен…
        Красивый завораживающий голос.
        «Интересно… А петь он умеет?»
        Камилла внезапно успокоилась.
        Он перехватил её запястья и, нежно поглаживая ладошки указательными пальцами, вновь завладел губами… Теперь это был долгий поцелуй. Более интимный и страстный. Лео-Дин провёл кончиком языка между губами Камиллы. Прихватил зубами нижнюю, слегка оттянул, заставляя раскрыться и ответить.
        Асаро добился своего. Она стала отвечать. Сперва неумело, но Лео был хорошим учителем и вызвал генетическую отдачу… У Камиллы закружилась голова, и мысли разбежались.
        Лео-Дин старался быть терпеливым. Не сорвал одежду, а расстегнул и снял только необходимое, бережно обнажив и освободив себе путь к наслаждению. Он перецеловал все открытые участки тела - шею, ключицы, исследовал губами грудь, коснулся живота. На минуту остановился и добрался до внутренней стороны бёдер, распаляя и будоража её и себя…
        Камилла закрыла глаза и окончательно уплыла.
        «Всё именно так и бывает?» - мелькнул единственный вопрос.
        Лео убедился, что она подходит совершенно. Моментом очутился сверху, девушка от неожиданности открыла глаза и встретилась с ним взглядом… Зрачки как звёзды…
        «Фантастика!»
        Мужчина просто смотрел, легонько поглаживая её кончиками пальцев от висков к щекам, давая время придти в себя. Камилла снова начала соображать.
        - Как тебя зовут? - сорвалось с языка.
        Как же не спросить имя парня, которому духи поручили столь ответственную миссию?
        Это озадачило асаро. Генетические партнёры, с коими совокуплялись воины-джамрану, не спрашивали имён и не называли своих.
        - Я - Камилла.
        Девушка сбила его с толку. Пробудила в душе светлую грусть… Он безжалостно отогнал наваждение и аккуратно впрыснул ей стимулятор. Гораздо нежнее, чем предыдущему генообменнику. Совсем чуть-чуть. Незаметно. Не в артерию, а в точку за ухом, где она даже не почувствовала укола. Камилла блаженно улыбнулась и разомлела.
        - А всё-таки… - прошептала она, трогательно обнимая его в ответ. - Хочу знать твоё имя.
        Асаро взволнованно подумал, что ничего плохого не случится, если он скажет.
        - Лео-Дин…
        Камилла поймала его губы, и сама поцеловала. Асаро вздрогнул от неожиданности. Девушка так отзывчива, не боится и хочет его. Лео твёрдо решил доставить ей удовольствие, и заговорил, от возбуждения переходя на родной язык:
        - Желанная… Эт-жанди ххар… Анх тарх рид-жи эт-жанди… Ххар ланишь эт-жанди…
        Джамранская поэзия в устах асаро вызывала экстаз или страх. Смотря для кого, и зачем, читались стихи… Девушке настолько понравилось звучание, что она задышала часто-часто, выгибаясь под ним.
        И Лео был готов. Внутри всё пылало, приятно напрягаясь и пульсируя снаружи. Сердцебиение усиливалось… Асаро приподнялся. Прикоснулся горячим и твёрдым к сладкому и трепещущему… Медленно, неспешно… Меж ними словно плавился и тёк обжигающий нектар…
        Девушка замерла в блаженном ожидании, затаив дыхание. Понимая, что у неё это впервые, Лео осторожно двинулся вперёд, и сердце пронзила острая боль. Будто его кромсали чьи-то когти. Асаро не закричал лишь благодаря выдержке и тренировке. Тысячи иголок впивались и выдёргивались обратно. Асаро скатился на пол, оставив Камиллу в одиночестве дрожать на диване. Вытаращив глаза, она наблюдала, как мужчина бьётся в судорогах…
        «Это из-за меня?! Как? Почему?! Кого звать на помощь?»
        Вскоре он затих и остался лежать неподвижно. Когда ушли последние отголоски боли, Лео-Дин методично принялся за молекулярный анализ. Источником страданий оказался чужеродный генетический материал в сердце. Реакция на чужую ДНК, вызванная его влечением к девушке? Усиление генетического обмена едва не привело к гибели…
        Лео сделал вывод, что микроскопический предмет в сердце может не только причинить страдания, но и убить, разорвав сердечную мышцу. В том случае, если асаро рискнёт совершить полный генетический обмен с кем-то кроме… Надо срочно её найти! Иначе - ему конец. Хотя даже мысль о ней была ему противна. И Лео частично трансформировался.
        Камилла с ужасом взирала на это, пока джамрану активировал сканеры биотрансформера и прощупывал планетоид. В результате, искомого генетического объекта не обнаружил. Тогда он включил сенсоры дальнего действия и уловил слабый сигнал… Тот отдалялся. Лео вычленил направление и установил связь с навигационной системой звездолёта. Задействовал систему, ввёл координаты. В нынешнем состоянии это потребовало чересчур много усилий. Асаро не успел запустить двигатель и потерял сознание, приняв обычную форму.
        Камилла силилась понять, что происходит, ничего вокруг не замечая…
        - Чем это ты занимаешься?! - неожиданно прогремел вопрос.
        Девушка вздрогнула, окончательно пришла в себя и увидела Гэбриэла. Разбойник стоял на пороге кают-компании и хмуро разглядывал её. Камилла даже не слышала, как он появился. Перехватив его взгляд, ужаснулась… Задранная до пупа юбка, распахнутая блузка, спущенные чулки, при отсутствии важной детали для прикрытия интимных мест.
        Камилла пискнула и принялась стягивать на груди блузку, одновременно натягивая юбку на колени и впопыхах разыскивая трусики. Они нашлись в зазоре - между подушкой и спинкой дивана. Камилла покраснела, сжала бельё в кулаке и спрятала за спину. Хорошо, что чулки целы. Это была теперь единственная пара, а иголкой с ниткой Камилла не запаслась.
        Глядя на всё это, Гэбриэл ухмыльнулся.
        - Сибилианская девственница надумала стать галактической шлюшкой? Ну-ну, вот так и катятся по наклонной. А кстати, кто он?
        Разбойник указал на валяющегося без сознания Лео.
        - Не знаю! - выкрикнула Камилла, а на глаза навернулись слёзы, от обиды и несправедливости.
        Гэбриэл резко помрачнел и гневно спросил:
        - Он тебя изнасиловал?!
        - Нет… Кажется. Не успел.
        Разбойник присел на корточки рядом с неподвижным воином.
        - Живой вроде. Дышит… Хотя, за такое - его надо в открытый космос.
        Камилла всхлипнула.
        - Нет. Он вовсе не… Я…
        Лео-Дин конечно первый начал, но ей было так хорошо, что назвать это принуждением язык не поворачивался… Камилла и сама не поняла, как всё случилось…
        - Это ты его так?
        - Не знаю… Похоже на припадок.
        Гэбриэл задумчиво посмотрел на Камиллу.
        - Теперь успокойся. Оденься. Застегнись и расскажи мне, что произошло? - в его голосе слышались заботливые нотки. Камилла не ожидала такого от попутчика-грубияна и съёжилась от стыда.
        Забота Гэбриэла легко сменилась раздражением.
        - Прекрати жаться. Что я, голых девчонок не видал? Детский сад!
        - Я не девчонка… - Камилла периодически вздрагивала и голос тоже дрожал.
        - Тем более. Хватит трястись! - нетерпеливо прикрикнул разбойник. - Больше он тебя не тронет. Головой ручаюсь. Пока я здесь, и близко к тебе не подойдёт.
        - Я боюсь не его, - ответила Камилла.
        - А чего тогда?
        - Я боюсь за него. Вдруг он умрёт…
        Гэбриэл онемел от изумления.
        - Ты вообще нормальная? - кое-как сумел выговорить он. - Этот маньяк тебя чуть не изнасиловал…
        Гэбриэл впервые такое видел.
        - Он… он не маньяк! - выпалила Камилла, еле подобрав слова. - Он меня не насиловал.
        - Ох, какая же ты глупая, - вздохнул Гэбриэл. - Чем тебе в пансионе извилины законопатили? А что он, по-твоему, делал? В доктора играл? Дурёха! И запомни, на будущее. Если мужчина набрасывается против твоей воли, раздевает, валит на диван, на пол, куда угодно и…
        Теперь настала очередь Камиллы сидеть с открытым ртом. Она не ожидала услышать лекцию по половому воспитанию от контрабандиста и угонщика. Но так и не узнала степень преподавательского таланта Гэбриэла.
        - У нас снова гости, - бесцеремонно прервал его объяснения Зверь.
        Глава 9
        Схватка
        В суматохе Луис забыл о «карфагском» звездолёте. Элементарно забегался. Беды валились ему на голову и ставили подножки - одну за другой. Правда, удалось избавиться от Эбрумо Кавари. Его безотлагательно эскортировали на Алактию - главную планету Синдиката, по приказу короля. Зато Эзран Кавари остался поразвлечься и сыграть раунд другой в Космический Аркан. Хорошо, что предусмотрительный управляющий в своё время позаботился о строительстве отдельного зала для важных персон.
        В общем игровом зале страсти ещё не улеглись. Игроки оживлённо обсуждали грандиозное сражение чемпиона Луиса Лаца с таинственным незнакомцем. Нельзя было, чтобы Его величество об этом узнал. Подчинённым Лац строго-настрого приказал молчать под угрозой зашивания рта и более изощрённых пыток. От этого распорядитель, крупье и охрана ходили мрачные и надутые, будто в рот воды набрали и потихоньку ею давились.
        Пока король увлечённо бомбил голографические звездолёты и планеты, Луис спешно улаживал проблемы. Перво-наперво отправил кибер-перехватчик из арсенала Синдиката за Налкой. Топливно-инерционный след космо-яхты был слабым, но пока держался, и диспетчер определил направление… Вот тогда-то, управляющий вспомнил, попутно стукнув себя по лбу и отругав за тугодумство. Немедленно связался с диспетчером и узнал, что корабль ещё на орбите.
        - Сканируйте!
        Биосканирование положительных результатов не выявило. И отрицательных тоже…
        - Биосигналы не определяются, - сообщил диспетчер. - Непонятные колебания… Флуктуации и сильные помехи.
        - Опознавательные знаки?
        - Никаких… Обычно карфагские звездолёты пестрят эмблемами своих кланов. А здесь - ничего…
        - Ничей… Вероятно, это и есть наш загадочный клиент. Больше некому. Хватайте его сетью и держите, а после разберёмся. Вызывайте наёмников фруззи.
        - А может, лучше боевиков Синдиката? - робко вмешался распорядитель, маячивший за плечом управляющего.
        - Я сказал, наёмников! - гаркнул Луис. - Значит, наёмников.
        - У них же ни флага, ни родины, - попробовал возразить распорядитель. - Сегодня Альянс платит, завтра Лига, а послезавтра…
        - Вот именно, - оборвал его Лац. - Они-то нам и нужны, - и сердито напомнил. - А если информация просочится в Синдикат, убью всех…
        - Фруззи уже в пути, - известил диспетчер.
        - Так быстро? - удивился распорядитель.
        - Вертелись поблизости, - объяснил Луис. - Уж я-то знаю, где их искать. Соедините меня с лидером.
        Распорядитель ни капли ему не поверил.
        А в это время на орбите…
        - Нас окружают, - объявил Зверь.
        - Ой! - воскликнула Камилла.
        - Кто? - спросил Гэбриэл.
        - Не знаю…
        Разбойник вприпрыжку помчался в рубку. Девушка - за ним, нерешительно оглядываясь на Лео.
        - Проклятье! - выругался Гэбриэл, включив экран кругового обзора.
        Со всех сторон к ним приближались летательные аппараты похожие на металлических пауков.
        - Что это? - изумилась Камилла.
        Она таких раньше не видела, даже на картинках.
        - Брок! - выругался Гэбриэл. - Крегеры. Наёмники фруззи… У них база на той стороне планетоида. Под самым носом у Синдиката. Они как тараканы. Повсюду. И кто их вызвал?
        - Не тараканы, а паучки, - фыркнул Зверь откуда-то из глубины корабля.
        - Сейчас эти «паучки» слопают обшивку, облизнутся и добавки попросят, - пробормотал Гэбриэл, и его осенило. - Луис их вызвал. Прохиндей! Как он меня нашёл?… Биосканеры…
        - Это невозможно определить, - гордо ответствовал Зверь.
        - Почему? - удивился разбойник.
        - Когда меня первый раз прощупали, я догадался поднять флуктуальные щиты.
        - Кто просканировал?
        - Первый гость.
        - И ты сумел поднять щиты?
        - Я непонятно выражаюсь? - проворчал Зверь. - Некоторые функции могу выполнять самостоятельно: регулировать скорость и мощность, определять направление и пункт назначения по заданным координатам, активизировать щиты.
        - Что ж ты раньше молчал? - рассердился Гэбриэл.
        - А меня и не спрашивали.
        - Брок проклятый! - выругался разбойник, увидев, как один из крегеров нацелился тонкими ножками на поверхность корабля.
        - Уходим! Быстро! - крикнул Гэбриэл, плюхаясь в капитанское кресло. - Максимальная скорость!.. Вся, какая есть.
        И запустил системы двигателя.
        - Куда уходим? - переспросил Зверь.
        - Куда угодно, лишь бы подальше…
        - Понял.
        Камилла, наученная предыдущим стартом, шмыгнула в соседнее кресло и затаилась там, вцепившись в подлокотники.
        Далеко они не улетели. Корабль несколько раз дёрнулся, словно его заело, вздрогнул и остался на месте.
        - Что ещё за брокня?! - возмутился Гэбриэл. - Полный вперёд!
        - Меня что-то держит, - оправдывался Зверь, пробуя вырваться. - Не могу…
        - Сеть, - простонал разбойник. - Попробуй на максимальной скорости.
        - Это и была максимальная!
        Фруззи понаблюдали за ними и двинулись в наступление. «Пауки» прыгали и цеплялись лапками за обшивку. И вскоре облепили корабль, пружиня конечностями, и забегали по нему в поисках шлюза. Но жала пока не выпускали.
        - Проклятье, - сквозь зубы процедил Гэбриэл, ковыряясь в схемах управления. - Надо отрезать сеть… Где у тебя боевой режим? Какие орудия на борту?
        - У меня нет орудий, - ответил Зверь.
        - И как же я не подумал, - пробормотал Гэбриэл и тут до него дошло. - Как нет орудий?!
        - Это не военный корабль.
        - На вас ни разу не нападали?
        - Нападали… иногда.
        - Как же вы оборонялись?
        - Капитан использовал луч.
        - Для сражений?
        - Если инверсировать луч в разрушитель…
        - Как?!
        Камилла брезгливо разглядывала на экране «брюхо» «паука» смножеством трубочек, выпуклостей и присосок…
        - В системе есть… - принялся объяснять Зверь и передумал. - Ладно… Я это сделаю, но капитан справлялся быстрее. На то он и капитан. Это займёт некоторое время.
        Гэбриэл нервничал. С навигацией и переключением скоростей он разобрался, как завзятый угонщик. Но всё остальное… не поддавалось никакой логике. Мужчина хмурился, пробуя разобраться в хитросплетении индикаторных схем капитанского пульта.
        - Сплошные нагромождения!
        - Уникум универсум, - согласился Зверь. - А капитану стационарный пульт и не был нужен. Он управлял дистанционно.
        - Как?
        - С помощью имплантата. Посылал сигнал напрямую, а я его принимал. Капитан обычно летал один, а команду набирал только для дальних экспедиций…
        - А что же ты раньше не говорил?
        - А вы не спрашивали.
        - Заладил! Чего мы ещё не знаем о твоём чудо-капитане?…
        «Паучьи» лапки скребли обшивку. Крегеры раскачивали корабль. Защитное поле выдержало, не позволяя им проникнуть внутрь. Кое-кто попытался и сломал жало. Зверь в придачу заблокировал наружные диафрагмы. Звездолёт теперь напоминал крепость, которую брали штурмом.
        - Быстрее, Зверь, не болтай, - торопил Гэбриэл.
        - Стараюсь, - отвечал Зверь. - Нужно параллельно удерживать защиту. Иначе, «пауки» нас продырявят…
        - Мы должны сражаться.
        Занятые делом, они не заметили, как в рубку вошёл Лео. Джамрану очнулся и сразу определил, что происходит. Их атаковали. «Пауки» напомнили о битве с космическим спрутом. Корабль, выбранный Лео, хотели захватить враждебные существа. Это не входило в планы асаро…
        Гэбриэл и Камилла уставились на воина, как на привидение, соображая, что делать. Лео не дал им времени на раздумья. Трансформируясь на бегу, он ринулся к ближайшей мембране и вырвался в космос, расшвыривая фруззи. Насадил парочку на острый нос биотрансформера, снизился над планетой и сбросил их, придав ускорение. Крегеры благополучно врезались в планетоид, потеряв управление, и взорвались.
        Камилла смотрела на это широко раскрытыми глазами.
        - Ого… - только и смог вымолвить Гэбриэл.
        Лео развернул биотрансформер, взлетел и, поднявшись над кораблём, смёл назойливых «пауков» протонной волной. Защита выдержала и на этот раз, а фруззи отбросило далеко в космос. Тех, кто удержался и всё ещё цеплялся, асаро добивал по одному фазерным огнём…
        - Съели! - завопил разбойник.
        - Готово! - доложил Зверь. - Режь!
        Гэбриэл положил ладонь на пусковой рецептор…
        - Есть!
        Тонкий белый луч ударил в планетоид…
        - Упс, - констатировал Зверь. - Малость промазал. Наводи точнее.
        - Без тебя знаю - огрызнулся Гэбриэл и пробормотал. - Где тут система наведения…
        - Тебе помочь?
        - Сам разберусь!
        - Ну, давай, - хмыкнул Зверь. - Хорошо ещё, я мощность отрегулировал, а то бы хана планетке.
        - Ну и на здоровье, - буркнул Гэбриэл и активировал луч.
        - Мимо!
        В общем, перед тем как ему удалось рассечь сеть, пострадали склады и ангар с орбитальными модулями…
        На планетоиде Луис метался и рвал волосы везде, куда мог дотянуться, жалея, что связался с наёмниками. Распорядитель злорадно бурчал себе под нос: «А я же говорил…».
        Наконец у Гэбриэла получилось. Луч разрезал сеть. Зверь почувствовал свободу и рванул с орбиты. Лео-Дин размазал по обшивке последнего настырного «паука», нырнул на ходу в услужливо раскрытую мембрану и трансформировался обратно.
        - Полный вперёд! - скомандовал Гэбриэл, и Зверь на радостях вломился в скоростной коридор.
        Камилле начинало это нравиться. Они победили! Лео - молодец! И Гэбриэл уже не помышлял сбросить её на ближайшей планете.
        Экран замигал, реагируя на сверхскорость, а внутри корабля время и пространство будто остановилось. Тут Гэбриэл опомнился.
        - А куда мы летим?
        - Согласно координатам, - ответил Зверь.
        - А кто задавал координаты?
        - Я.
        В рубке вновь появился асаро. Гэбриэл смерил его взглядом.
        Откуда этот тип взялся? И что ему нужно? Набрасывается на девушек, бьётся в припадке, теряет сознание, а потом крушит наёмников одной левой. Как будто, так и надо… Да ещё и превращается брок знает во что… Разбойник на всякий случай приготовился к драке… Но воин не собирался с ним драться.
        - Я должен закончить дело, - спокойно объяснил Лео-Дин. - Для этого мне нужен ваш корабль. На время.
        Гэбриэл усмехнулся. Как правило, это он «заимствовал» звездолёты.
        - Угнать не получится, и не надейся.
        - Ты - капитан? - поинтересовался Лео.
        - Вроде того, - ответил Гэбриэл.
        - Э-э! - запротестовал Зверь.
        - Исполняющий обязанности, - дипломатично уточнил разбойник.
        - Значит, мы договоримся, - кивнул Лео.
        - Смотря на сколько, - ухмыльнулся разбойник.
        - Сочтёмся, - улыбнулся асаро.
        Гэбриэл подумал, взвесил, и решил, что это даже неплохо. Из-за подонка Луиса он теперь на мели, и не помешает наполнить карманы… Едва он так рассудил, корабль замедлил ход и остановился.
        - Мы на месте, - сообщил Зверь.
        Они висели в глубоком космосе, напротив прогулочного звездолётика. Тот крутился на месте, отчаянно сигналя аварийными огнями.
        - Я буду не я! - Гэбриэл присвистнул. - Если это не космо-яхта болвана управляющего!
        - Кого? - не поняла Камилла.
        - Луиса Лаца, брок его дери!
        - Это и есть цель, - невозмутимо пояснил Лео, улавливая знакомый генокод в мешанине сигналов.
        - На кой она тебе сдалась?
        Лео не ответил. Он думал.
        - Яхта терпит бедствие, - отметил Зверь.
        - Ну ещё бы! - рассмеялся Гэбриэл. - Кто ж гоняет яхту в такую даль! Межпланетные перелёты - максимум. Наверное, просто кончилось топливо или возникла перегрузка.
        Угонщик прикидывал, за сколько можно загнать эту посудину на галактической барахолке, сняв опознавательные знаки. Тысяч за двадцать, не больше…
        «Что ж, Лац, не хотел ты по-хорошему…».
        - Там люди бедствуют, - напомнила Камилла. - А вы здесь рассуждаете, о каких-то целях и перелётах.
        - Зверь, - позвал Гэбриэл, недовольно косясь на Камиллу. - Можно использовать тот же луч для захвата?
        - Если инверсировать снова. Иначе выстрелишь и разнесёшь яхту. Останутся куски. Или желаешь по частям?
        - Не болтай чепухи.
        - Давай я.
        - Разберусь, - бросил Гэбриэл.
        Через десять минут яхту захватил поток света, и разбойник затащил её в трюм, где уже находился угнанный челнок. Как только сомкнулась диафрагма, Лео покинул рубку и отправился вниз.
        Гэбриэла это совершенно не интересовало. Он раздумывал, куда двинуться дальше, чтобы выгодней продать яхту и раздобыть денег. А вот у Камиллы на душе стало неспокойно. В животе тоже. Девушка проглотила голодную слюну и, помедлив немного, пошла за Лео…
        Гэбриэл, занятый вечными проблемами и навигацией, заметил это слишком поздно…
        Глава 10
        Тёмный сектор
        Лео-Дин спустился в трюм, куда недавно втянули космо-яхту. Она встала по диагонали, загородила проход и упёрлась в челнок Гэбриэла. Поэтому к трапу было не подобраться. Но асаро это не смущало. Воин просто остановился и стал ждать. Откинулась крышка аварийного люка и показалась голова Зигмунда. Лео-Дин ничего не чувствовал к вампиру, не понимал его природы. И предпочёл избавиться от помехи, метнув хлыст и сломав ему шею. Быстро и безболезненно. А потом вытащил наружу и зашвырнул в угол.
        Асаро не знал, что вампиры - живучие твари и так просто их не убьёшь. Существовало два способа убить вампира. Постепенный - атмосферная радиация и мгновенный - вырывание сердца или отсечение головы. Сломав Зигмунду шею, Лео всего лишь нейтрализовал его, и тот безвольно валялся в углу. До поры до времени…
        Следующим из отверстия выглянул Хэрхи… И как всякий сообразительный кольцерогий карфаг мгновенно юркнул обратно в яхту… Оттуда послышались ругательства, поскольку Хэрхи свалился на Налку, лезшую последней. Карфаг что-то пробормотал, заикаясь, и девчонка выпрыгнула из люка с радостным воплем:
        - Любимый!
        И тут же была с готовностью подхвачена сильными руками асаро.
        - Любимый! Ты пришёл за мной?
        Налка даже не заметила лежащего в углу Зигмунда. Она видела только Лео. Асаро улыбнулся. Та, к кому он питал отвращение, заслуживала торжественной и красивой смерти. Она причинила ему боль и должна испытать всю прелесть возмездия. Ничего личного. Условия диктовал генетический закон джамрану…
        - Ты готова к смерти? - с улыбкой спросил Лео, заглядывая Налке в глаза.
        Звёздные зрачки расширились, переливались и затягивали в черноту.
        - Готова, любимый, готова, - лепетала Налка, обнимая его. - Всё, что угодно для тебя!
        - Тогда, ты умрёшь, - кивнул Лео. - Обещаю, тебе понравится.
        - Что-о?! - до Налки внезапно дошёл смысл его слов. - Ты хочешь меня убить? Любимый! За что?!
        Она попыталась вырваться, но асаро крепко держал её, обвив плечевыми отростками.
        - Ты совершила генетическое преступление, прибегнув к своей ДНК.
        - Чего?! - глаза Налки теперь напоминали блюдца. - Я не понимаю…
        - Моё сердце болит из-за тебя. Я не могу прикоснуться к другой женщине, чтобы совершить обмен. К той, которую желаю…
        В углу закопошился вампир. Зигмунд очухался, но пока не мог подняться. Срастить позвонки было труднее, чем сломанное бедро.
        Налка покосилась на вампира и захныкала.
        - Это не из-за меня… Нет… Капсула приворота сделала это. А я люблю тебя…
        - Внутри - твой генетический материл.
        - Это не я! - взвизгнула Налка. - Это он!
        Розовый пальчик уткнулся в Зига.
        - Он лишь выполнял твою волю. Поэтому, я убью тебя.
        - Пожалуйста, не надо, - скуксилась дочь управляющего.
        Асаро улыбнулся и погладил Налку по голове.
        - Не бойся. Я великодушен и постараюсь убить тебя приятно. Тебе понравится…
        - Нет, - всхлипнула Налка. - Не надо! Не хочу…
        - Захочешь, - улыбнулся Лео, взяв её за горло…
        - Лео-Дин! - в трюм ворвалась Камилла. - Что ты делаешь?!
        - Лео… - прошептала Налка, всё ещё не веря в близкую смерть. - Так тебя зовут… А меня…
        Асаро с ласковой улыбкой прижал к её губам палец.
        - Шшш, убийце не следует знать имя жертвы…
        - Нет! - Налка забилась в его руках, но воин только крепче обвил её хлыстами и стиснул отростками.
        - Лео! - выкрикнула Камилла. - Отпусти её. Она не враг, а всего лишь глупая девчонка.
        На этот раз Лео улыбнулся Камилле. При взгляде на эту женщину усиливалось сердцебиение, напоминая о пережитой боли. Но ему нравилось смотреть на неё. Как только он закончит ритуал смерти, то сможет без помех завершить обмен. Пусть она подождёт.
        - Закрой глаза, Камилла, - впервые асаро назвал кого-то по имени, наслаждаясь его звучанием. - А лучше уходи. Тебе нельзя это видеть и слышать.
        Лео мягко сдавил Налкину шею, и, медленно скользя по телу отростками, понемногу впрыскивал парализующий раствор. Девчонка с ужасом уставилась на него, а джамрану глядя на неё чарующе произнёс:
        - Вадэрах рэшан синдар… Сартрэм вадэрах кальвар… Рэшан амбэрах вэдар…
        Камиллу заворожили эти слова. Совершенно очарованная его голосом, она засмотрелась на Лео… Он был так красив в этот момент…
        Асаро коснулся пальцами подбородка жертвы. Он по-прежнему улыбался, а из ладони выскочило серповидное лезвие. Лео подтянул жертву ещё ближе, и Налка покорилась, глупо хлопая ресницами. Теперь она желала лишь одного…
        - Убей меня, Лео… Скорее…
        И хныкала от нетерпения.
        Так действовала поэзия смерти в устах воинов-джамрану. Лео не знал жалости, но мог заставить принять смерть с блаженством.
        - Ле-ооо! - по щекам Налки потекли слёзы.
        Зрачки асаро вспыхнули в ответ. Он неторопливо провёл лезвием по её лицу, чувственно стирая влагу.
        - Вадэрах сарам вэдар…
        - Да… - прошептала жертва. - Убей меня, Лео. Молю…
        - Эт-то что ещё за срань?! - в открывшемся проёме возник Гэбриэл. - А ну-ка, отпусти её!
        Это немного отвлекло Лео. Продолжая совершать обряд, асаро привычно трансформировал хребет и выпустил спинной шип, намереваясь пригвоздить защитника к полу. Не тут-то было! Гэбриэл перехватил отросток одной рукой и направил в него биоэлектрический разряд. Лео не успел защититься, когда его пронзили молнии. От удара он выпустил Налку. Девчонка свалилась кульком, находясь под действием нейролептика. А Лео повернулся к Гэбриэлу и…
        - Нет! - Камилла опомнилась и встала между ними. - Немедленно прекратите!
        Вампир изловчился и подполз к Налке. Захрипел, пытаясь что-то сказать. Он регенерировал, постепенно восстанавливая голосовые связки, которые невзначай повредил асаро.
        Лео нежно отодвинул Камиллу, чтобы устранить Гэбриэла. Разбойник накапливал силы для следующего удара…
        - Погодите… - к Зигмунду вернулся голос. - Убийство не поможет. Вы связаны…Если умрёт Налка, ты - пострадаешь…
        Лео нахмурился.
        «Тварь выжила?»
        Он так мало знал об этом мире…
        Асаро переключился на вампира, удерживая Гэбриэла в поле бокового зрения.
        - Почему?
        - Не знаю, - простонал Зиги. - Так действует приворот. Мы летели на Ведьмию, чтобы всё исправить… Они могут вытащить эту штуку из тебя…
        - Ну и дела, - усмехнулся Гэбриэл. - Счастливые потребители ведьмийской продукции.
        Лео кивнул и приподнял Налку. Под настороженным взглядом Зигмунда, впрыснул девушке антидот и отпустил. Вампир тяжело сглотнул…
        - Даю шанс всё исправить. Иначе, придётся убить.
        Налка пришла в себя и села, очумело тряся головой. Замерла, нашла глазами Лео и подползла к нему, хватая за ноги.
        - О, Лео! Я люблю тебя! Почему ты меня не убил?! Я хочу…
        - Прекрати! - крикнул разбойник.
        Взгляд Налки метнулся к Гэбриэлу.
        - Гэб? А ты что здесь делаешь?
        - Вы знакомы? - удивилась Камилла.
        - Типа, - буркнул Гэбриэл.
        Налка фыркнула.
        - Конечно. Гэбриэл Кавари частенько у нас околачивается. Обтяпывает делишки с моим отцом.
        - Кавари?! Так ты…
        - Эбрумо Кавари - мой отец, но я не вампир. Моя мать была алактинкой…
        - Полукровка, - выдохнула Камилла. - Так вот откуда у тебя способности!
        - Мы не собираемся это обсуждать, - угрожающе заметил Гэбриэл. - Давайте решим, что будем делать…
        - Решайте быстрее, - подал голос Зверь. - К нам приближается корабль…
        - Не космос, а проходной двор, - возмутился Гэбриэл и кинулся в рубку. Лео поспешил следом. К тому времени, когда подползли остальные, Гэбриэл установил координаты и включил максимальную скорость…
        Капитан перехватчика недоумевал. От звездолёта осталась лишь вспышка. Ни следа космо-яхты. Двигаться наугад капитану не улыбалось и, подождав немного, он развернул корабль. Придётся сказать Лацу, что его дочь исчезла в неизвестном направлении, вместе с яхтой…
        - Куда мы теперь? - поинтересовалась Камилла.
        - В тихое безлюдное место, - ответил Гэбриэл, окидывая взглядом непрошенных пассажиров, - где нам никто не помешает. Как раз по пути к Ведьмии… Возражений нет?
        Все, кто был на корабле, сгрудились в рубке. Даже Хэрхи понял, что опасность миновала, выполз укрытия и присоединился к ним. Зверь втихаря наблюдал, одним глазом выглядывая из соты.
        Гэбриэл усмехнулся.
        - Предлагаю пройти в кают-компанию и спокойно разобраться в ситуации…
        У взволнованной и голодной Камиллы громко заурчало в желудке…
        - Хм, - Гэбриэл нахмурился, а девушка покраснела.
        - И хорошо бы чего-нибудь перекусить, - добавил разбойник.
        - На яхте есть провизия, - радостно сообщил Хэрхи.
        - Тащи сюда, - велел Гэбриэл.
        Юный карфаг убежал в трюм. Налка с опаской покосилась на Лео. Асаро невозмутимо гипнотизировал мерцающий экран. Зигмунгд обнял Налку. Камилла вцепилась в спинку кресла Гэбриэла. Рядом с ним она чувствовала себе уверенней. Тем более Лео стоял так близко…
        - Мы на месте, - объявил Зверь.
        - Ну и скорость!
        Хэрхи ещё не успел вернуться с едой, как их выбросило из скоростного коридора в беззвёздную черноту. Правда, как следует приглядевшись, можно было различить светящиеся микроточки, затерянные глубоко в пустоте. Только пыль и обломки изредка проплывали за экраном.
        - Где мы? - спросила Камилла.
        - В Тёмном секторе, - ответил Гэбриэл.
        - Мамочки, - прошептала Налка.
        Она вдоволь наслушалась страшных историй об этом гиблом месте. Камилла тоже съежилась от страха. Янси рассказывала о Тёмном секторе жуткие вещи.
        Все кроме Лео переглянулись. Асаро не был знаком с легендами этого космоса. Лишь поверхностно, через генетические коды, которые успел считать.
        - Расслабьтесь, - усмехнулся Гэбриэл. - Это всего лишь один из промежуточных секторов нашей галактики, где ничего нет. Одна пустота. Необитаемый космос. Самое безопасное место, где нас не достанут.
        - Но… - возразила Налка, - как же космические омуты, хищная туманность и кладбище звездолётов?
        Подошёл Хэрхи с пакетами и лихорадочно закивал.
        - Кладбище - обычная свалка. А всё остальное - слухи и байки контрабандистов… Для справки. Наша галактика - полосатая. Отсюда и название - Зебра. Светлые области чередуются с тёмными. В тёмных областях нет ни звёзд, ни планет. Только космическая пыль, мусор и обломки. Несколько перевалочных станций и баз контрабандистов. А границы пустоты отделены от светлых зон тёмными туманностями. Вот и весь коленкор.
        Камилла пожалела, что Янси не рядом. Вот бы она удивилась! Ей понравились бы приключения…
        Гэбриэл насмешливо спросил у Налки:
        - Как вы собирались пересечь Тёмный сектор? Самый короткий путь на Ведьмию проходит здесь.
        Об этом горе-яхтсмены даже не задумывались.
        - Ладно… На своём судёнышке вы бы сюда вообще не добрались. Яхта не рассчитана на дальние перелёты. И раз уж мы оказались в одной лодке…
        - Это корабль! - воспротивился Зверь, моргая глазами в сотах.
        Налка икнула от неожиданности.
        - Разумеется, корабль, - согласился Гэбриэл. - Это я и хотел сказать. Итак, давайте всё обсудим, наконец.
        - Да, - кивнул Лео, развернулся и первым направился в кают-компанию, попутно размышляя.
        Этот Гэбриэл - необычный экземпляр со смешанными генами и достойный противник. Асаро невольно почувствовал к нему уважение… А ещё Камилла… «Нет ничего хуже, чем прерванный обмен», - гласила известная джамранская пословица. И Лео это на себе ощутил. Оставалось только надеяться и мечтать. Довольно противоестественно для асаро, привыкшего получать генетическое удовольствие по первому требованию…
        К тому моменту Лац получил сообщение от перехватчика. Кавари обещал содрать с него шкуру, и Луис бился головой об стол, подсчитывая убытки.
        «Ничего, - думал он, морщась и потирая шишку на лбу. - Как только он воспользуется карточкой… Тут-то мы его и схватим…».
        Вспомнил о беглянке дочери и смачно приложился к столешнице…
        Глава 11
        Команда Зверя
        - Так-так-так, - задумчиво протянул Гэбриэл, оглядывая разношёрстную компашку.
        Все собрались в кают-компании, разместившись согласно предпочтениям - сидя на диване или развалившись на полу.
        Взгляд разбойника задержался на Лео, что устроился неподалеку от Камиллы.
        - Зачем хотел убить девчонку?
        - Генетический закон джамрану. Отдача ДНК-кодов через смерть жертвы и перестройка кодонов… Перезагрузка биопрограммы с корректировкой и устранением сбоя.
        Гэбриэл нахмурился. Слова асаро прозвучали чересчур загадочно, но вдаваться в подробности разбойник не стал. Пока что…
        - Теперь я знаю, что это мне не поможет, - добавил Лео.
        - Ладно. Как капитан этого корабля…
        - Временно, - неизменно поправил Зверь.
        Глаза время от времени мелькали в сотах на стенах и потолке. Корабельный дух внимательно наблюдал.
        - Разумеется, временно, - Гэбриэл шутливо поклонился невидимому собеседнику. - Пока я управляю кораблём и контролирую происходящее на борту. Если честно, мне не нужна команда. Я бы с радостью скинул всех на ближайшей планете…
        Контрабандист оценивающе прищурился. Остальные переглянулись, но едва попытались возмутиться, как Гэбриэл поднял ладонь, требуя тишины.
        - Я не закончил… Итак…
        - А поконкретнее? - не сдержался Хэрхи, чем сильно удивил Налку и Зигмунда.
        Гэбриэл повернулся к юному кольцерогу и заметил:
        - Не сомневаюсь, что ты очень умный молодой карфаг. Поэтому, наверное, смекаешь, что наше положение…
        - Неустойчиво, - пробормотал Хэрхи, напрягся, побагровел и продул рога… Когда воздух с шумом вырвался из роговых отверстий на кончиках, парнишка окончательно смутился, забился в угол и надолго замолк.
        - Правильно, - Гэбриэл усмехнулся…
        Карфаги продували рога в трёх случаях: когда думали, волновались или злились. Это насыщало их мозг кислородом, улучшало работу мысли и успокаивало.
        - Правильно, - повторил Гэбриэл. - Наша участь незавидна. А знаете почему?… Нет? Видели фруззи?
        Зиги икнул. Хэрхи втянул рогатую голову в плечи. Налка захлопала глазами.
        - Ну, допустим, не все видели… Тогда коротко и ясно. Мы - в полном дерьме. Сейчас нас, вероятно, разыскивают, чтобы убить и присвоить корабль. И кое-кто покруче наёмников.
        Зверь хмыкнул.
        - Да! Забыл сказать. Со мной путешествовать опасно. Лига даёт награду за мою голову. Это раз! Синдикат жаждет моей крови (буквально). Это - два… Ну и… Неважно. Надо быстрее покинуть территорию Лиги и Синдиката.
        - И куда мы пойдём? - осмелилась спросить Камилла.
        - Выход один - бежать в сектор Альянса, или ещё дальше, за границу обитаемого космоса. Готовы со мной объединиться - оставайтесь. Нет - я никого не держу.
        В кают-компании повисло недоумённое молчание. Гэбриэл минутку подумал и обратился к Лео-Дину:
        - Чего хочешь ты?
        Асаро улыбнулся.
        - Разве не понятно?
        - Ну, а после того, как избавишься от ведьмийской штуковины?
        - Вернуться на родину. Найти других асаро.
        Гэбриэл исподволь рассматривал воина. Он давно уяснил - с этим странным типом полезней дружить, чем враждовать. Контрабандист помнил, что тот сотворил с фруззи.
        - Откуда ты родом?
        - Из галактики Вихря.
        Гэбриэл в раздумье наморщил лоб.
        - Не слышал о такой… Но, кажется, знаю тех, кто возможно знает… Как ты сюда попал?
        - Мою планету атаковал гигантский космический спрут. Из-за этого я оказался здесь, - объяснил асаро.
        Камилла вскрикнула, придвинулась к Лео и схватила его за руку в порыве чувств.
        - На мой дом тоже напали! Из космоса. Что-то огромное! В тот день я потеряла родителей…
        - Так-так, - нахмурился Гэбриэл.
        Лео замер и чуть погодя накрыл ладонью тонкие пальчики Камиллы. Налка прожгла обоих ревнивым взглядом. Зиги недовольно заворчал…
        Асаро понимал, что так нельзя. С трудом преодолевая искушение, быстро считал лишь поверхностные РНК-коды памяти… Уловил внутренним зрением огромную тень, обломки разорванной планеты, ощутил боль и ужас миллионов… Почувствовал лёгкий укол в сердце и отдёрнул руку. Этого было достаточно. Даже лёгкая близость доставила ему удовольствие, но не принесла облегчения, а только усилила тоску. Скорей бы…
        - Это оно.
        - Что? - переспросила Камилла, втайне трепеща от его прикосновений.
        - Космическое чудовище, - пояснил Лео. - То самое, что атаковало и мою планету. Родину джамрану…
        Гэбриэл задумчиво наблюдал за ними.
        - Я не могу поверить в гибель родителей, - сказала Камилла. - Наверное, есть способ выяснить, что с ними стало. Убедиться…
        - Хорошо, - разбойник кивнул. - Учёные с Астроса-1018 исследовали останки Орданеллы. Может быть, они смогут ответить на твой вопрос.
        - Астрос… Где это? - заинтересовалась Камилла.
        - Планета на окраине галактики, у границ обитаемого космоса. Однажды я там скрывался. На Астросе живёт мой приятель - астроном. По ночам пялится в телескоп. Кто знает, вдруг и галактику Вихря разглядит. Закину вас к нему, пусть разбирается. А потом мы со Зверем двинем дальше…
        - А я хочу найти своего капитана, - ненавязчиво вставил Зверь, хотя его никто и не спрашивал.
        - Ради этого я и собираюсь покинуть галактику, - улыбнулся Гэбриэл. - В частности. Значит, не мешает заручиться координатами и более подробными картами у астрономов.
        Ответ удовлетворил Зверя, и количество глаз резко уменьшилось.
        - А я? - встряла Налка.
        - А мы? - подхватил Хэрхи.
        Вампир угрюмо молчал. Не доверял он полукровкам.
        Признаться, контрабандист почти о них забыл. Гэбриэл воспринимал эту нелепую троицу как бесплатное и никчёмное приложение к яхте, которая волею случая попала к нему в руки. Присутствие балласта усложняло задачу, но было необходимо на Ведьмии, ради благополучия Лео. Всё равно девать некуда. Просто Гэбриэл ещё не решил, к чему бы их приспособить…
        - Я не хочу покидать галактику, - всхлипнула Налка.
        Гэбриэл раздражённо покосился на неё.
        - И не придётся. Доберёмся до Ведьмии, освободим Лео и отправитесь на все космические стороны. Вернёшься к своему папаше любым попутным транспортом. Не возбраняется. А пока… Будем одной командой. Во-первых, чтобы отбиться от преследователей, если понадобится. А, во-вторых… Думаете, на Ведьмии к вам сразу кинутся помогать за просто так или за красивые глаза?
        Налка обиженно вытянула губки бантиком. Села, распрямив спину и строя из себя оскорблённую покупательницу.
        - Ведьмы продали мне некачественный товар! И должны…
        - Ничего они не должны, - перебил её Гэбриэл. - Упаковку-то сохранила? Давай сюда.
        - Вот, - запасливый вампир протянул коробочку.
        Разбойник взял её, повертел в руках и присвистнул.
        - Надо же. Ни одного торгового штампа. Нелегальный товар? Уж я-то в этом разбираюсь! Как любой контрабандист, - он вернул упаковку Зигмунду со словами:
        - Никто вам бесплатно не поможет. И денег не вернут. Вы ничего не докажете. Придётся раскошелиться на кругленькую сумму, как миленьким. Ведьмияне дорого берут за свои услуги.
        Налка с Зигмундом переглянулись.
        - Но у меня нет денег, - жалобно сообщила дочь управляющего.
        - Ай-яй-яй, - посетовал Гэбриэл. - Так попроси у папаши. Извини, ссудить не могу. Луис мне и так немало задолжал. Ты же не станешь умножать долги отца…
        Налка скривила губы и начала кукситься. Вампир свирепо зыркал на Гэбриэла. Тот сначала откровенно усмехался, а потом резко посерьёзнел.
        - Деньжат я достану. Не для тебя, а для Лео и общего дела, - пояснил он, заметив, как прояснилось Налкино личико. - Чтобы заплатить ведьмиянам и пополнить запасы корабля. Провизии с яхты надолго не хватит… И денег от её продажи тоже.
        - Контрабандист, - прошипел Зигмунд. - Неужто яхтами промышляешь?
        - Вот ещё! Угон и продажа транспорта - это хобби, побочный бизнес. Мой главный товар - ценная информация.
        Теперь и вампир присвистнул.
        - Ничего себе! Элита контрабандистов… Мечта любого прокурора. Основной хлеб палача да с толстым слоем масла. А уж какие ставки!
        Так и было. Обычно, в суде информационных контрабандистов не щадили и чаще всего давали высшую меру. Если конечно доходило до суда…
        Пока Гэбриэл с вампиром перебрасывались репликами, Лео внимательно слушал и, естественно, понимал, о чём речь. Поколебался немного и выудил из потайного кармана честно выигранную кредитку. Крупье подробно объяснил ему, для чего она предназначена и, что с ней нужно делать.
        - Если вам необходимы средства, - вмешался асаро, - то почему бы не воспользоваться этим.
        С минуту все изумлённо таращились на пластиковый прямоугольник. Первым опомнился контрабандист.
        - Откуда она у тебя?
        - Выиграл в Аркан.
        - В галактике Вихря тоже знают эту игру? - спросил Гэбриэл, осторожно беря кредитку и пристально разглядывая её. - И, видимо, играют неплохо. С ума сойти! Сорвать такую крупную ставку у самого чемпиона…
        Гэбриэл знал правила казино.
        - Да, - кивнул Лео. - Но в галактике Вихря Космический Аркан не игра.
        - А что? - разбойника обуяло любопытство. Остальных тоже. Они даже подвинулись ближе, и Хэрхи вылез из своего угла.
        - Тренажёр. Для начинающих асаро ещё не вкусивших настоящей битвы. И стратегический полигон для бывалых воинов, чтобы не потерять форму в перерывах между сражениями. Мы разыгрываем тренировочные бои, а потом используем эти приёмы в схватке.
        У молодого карфага загорелись глаза. В голове уже пропечаталась тема научного исследования. За ней мысленно возникла почётная награда «золотого умника»… Её вручал сам ректор, на парадном крыльце главного университета Карфагеона… Позолоченные венки один за другим надевались победителю на рога, пока кто-то не выдернул из-под ног ковровую дорожку. Хэрхи нехотя очнулся от грёз, ощутив сбоку острый локоток Налки.
        - Интересно, - проговорил Гэбриэл. - Галактика Вихря… Воины-асаро… Надо обязательно навестить моего приятеля астронома. Но для начала, - он изучил кредитку со всех сторон. - Раздобудем наличности. Вот только…
        - Что? - подозрительно спросил Лео.
        - Кредитка явно меченная. Луис - известный поганец.
        Налка обиженно засопела. Но Гэбриэл не придал этому значения.
        - Стоит ею воспользоваться, как тебя выследят и схватят. В карту встроен специальный маячок, который активируется во время банковской операции. Поэтому наличность можно снять лишь один раз, а затем отправить кредитку в длительное космическое путешествие. Пусть ловят по всей галактике. Вот удивятся-то, - мрачно добавил Гэбриэл.
        - Так в чём проблема? - Лео уловил сомнения в голосе контрабандиста.
        - Зараз можно взять не больше миллиона. Маловато, - поморщился Гэбриэл.
        Камилла тихонечко ойкнула. Миллион! Так много! Но если галактический угонщик и разбойник утверждает обратное… Значит, мало.
        - Хотя… Я попробую взломать банковский код карты и снять больше. Есть одно местечко, где это получится сделать без помех.
        - Где? - недоверчиво поинтересовался Зигмунд.
        - В нижней границе секторов Лиги и Альянса - в районе переднего левого копыта. Наёмники и боевики Синдиката нескоро туда доберутся. Но для нас это даже не крюк, с таким кораблём… Зверь!
        - Ну?
        - Будь готов. Я проложу курс…
        Всё путешествие до пункта назначения действительно заняло у них всего девять часов. Звездолёт со Зверем внутри двигался с небывалой скоростью. Но сначала им пришлось сутки торчать в Тёмном секторе - разбираться с управлением и основными системами корабля. Во избежание дальнейших недоразумений.
        Перво-наперво Гэбриэл попросил звёздного штурмана снова изменить форму. Перебрав сотню-другую вариантов, разбойник нехотя остановился на прежнем корыте с парусами и мордой неведомого чудовища. Выглядело довольно устрашающе.
        Потом временный капитан распределил обязанности. Поскольку вампир получил медицинское образование, то его назначили корабельным врачом. А Налку приставили к нему помощницей. В основном, чтобы под ногами не путалась и не докучала асаро. Да и Зигмунд всегда за ней присмотрит. Особенно если кушать захочет. Однако Налка не желала сидеть в каюте и шастала по палубам в поисках Лео.
        Для Хэрхи сразу нашлась работа в рубке - требовалось разобраться в сложных корабельных схемах. Умненький карфаг вполне способен с этим справиться. А, кроме того, послужить вычислительной машинкой. Кольцероги запросто складывали в уме десятизначные числа.
        Камиллу определили на камбуз. Совершенно формально. Готовить покамест было не из чего, а припасы с яхты наполовину съели. Другая половина состояла из стандартных космических пайков - кубиков хлореллы, овощных брикетов, сырных палочек. Кое-что из этого размачивалось в воде, становясь абсолютно безвкусным. Остальное елось так, и казалось более съедобным.
        В общем, Камилла сидела перед сотами пищевой раздачи и грустила. Не того она хотела. Куда интересней быть помощником капитана. Даже бестолковой Налке и той досталась более важная должность. С её-то познаниями?! Судя по несчастному Лео…
        Девушка пожаловалась Зверю.
        - Потерпи, - успокоил её невидимка. - Загрузимся ингредиентами, тебе и делать-то ничего не придётся. Знай, вводи рецепты, и корабль сам всё синтезирует. Я покажу как. И твоя обязанность упразднится сама собой.
        Не очень-то обнадёжил. Всё равно, отношение к ней капитана ничего другого не предусматривало.
        Камилла вздохнула и поплелась в каюту. Ведь на камбузе пока делать нечего. Разве что водички попить. Но это и в каюте можно. Фонтанчики включались по всему кораблю. Только приложи к акваиндикатору большой палец…
        Лео-Дин выбрал себе убежище по вкусу - самую дальнюю каюту в хвосте корабля. Довольно просторную и без излишеств. Там он заперся, погрузился в себя и занялся укреплением генетических кодов.
        Гэбриэл сидел в капитанском кресле, наблюдал за карфагом, роющемся в пульте управления и размышлял.
        Вот он заполучил невероятно быстрый корабль и обрёл союзника в качестве чужака-воина, больше похожего на ходячее оружие… И галактика явно ему тесна… А действительно! Не отправиться ли на поиски чего-нибудь стоящего? Затем продать это сокровище всем группировкам одновременно и, отлетев на приличное расстояние, полюбоваться, как они перегрызутся…
        Недаром Гэбриэл был космическим авантюристом. Он не собирался отдавать новообретённый звездолёт какому-то мифическом капитану, несмотря на свои заверения. Заяви он правду Зверю, как тот откажется повиноваться, и кто знает, каких пакостей от него ожидать…
        Впереди ярко зажглись звёзды, вспыхивая бриллиантами на чёрном экране. Корабль вышел из Тёмной зоны. А ещё через пять часов капитан Гэбриэл созвал команду в рубку и показал на экран.
        - Мы уже на месте.
        Навстречу им, сверкая, вырастала космическая станция - сплюснутая колонна с заострённым верхом и шестерёнчатым основанием. Конструкция беспрерывно вращалась, призывно мигая огнями.
        - Готовьте ваши денежки, - лукаво усмехнулся Гэбриэл.
        Глава 12
        Стела
        - Что это? - заворожено прошептала Камилла.
        - Стела, - ответил Гэбриэл. - Место, где сходятся пути. Весьма интересное местечко. Рай для контрабандистов и нечестных дельцов. Если нужно сбыть краденное - лучше не найти. Информационный рынок, торговый центр и самый лояльный банк во всей галактике. Запросто обойти систему охраны и взломать коды.
        - В таком захолустье? - хмыкнул вампир.
        - То-то и оно, - разбойник подмигнул остальным. - Подальше от правительства Лиги. Космическая мафия постоянно отмывает тут деньги. Здесь проворачиваются незаконные сделки. В Стеле находится самый крупный космический госпиталь в этом секторе. Вас не только вылечат, но и физиономию заменят, за хорошую плату. Внешне - всё благопристойно и контролируется Лигой. Внутри - творится беззаконие и процветает мошенничество. Здесь вы найдёте всё.
        - И банк крови? - поинтересовался Зигмунд.
        - Само собой. Вампиры не обходят этот притон стороной…
        Корабль тем временем причалил к одному из терминалов шестерёнки.
        Первым делом Гэбриэл связался со знакомым перекупщиком. Яхту отбуксировали тягловым лучом к нижнему шлюзу, где ждали рабочие с авторезами. У Гэбриэла не было возможности по-другому избавиться от опознавательных знаков. Пока механики резали эмблемы Синдиката, разбойник торговался с перекупщиком. Сошлись на пятнадцати тысячах, вместо двадцати, к недовольству Гэбриэла. Пришлось согласиться и на эту малость, поскольку первоначальная цена перекупщика была десять тысяч. Он упирал на то, что яхта неисправна. Хотя саму неисправность легко устранили прямо в процессе шлифовки и покраски. Всего через восемь часов товар отбывал к потенциальному покупателю.
        Пока Гэбриэл возился с продажей, Налка втайне надеялась, что и ей тоже немного перепадёт. Когда разбойник вернулся на борт, это ожидание явно читалось в её наивных глазах. Гэбриэл понял это и небывало расщедрился, выделив девчонке целую тысячу. Всё-таки благодаря её глупой предприимчивости, он заполучил этот куш. А от Луиса не убудет.
        Налка думала так же. У неё никогда ещё не было своих денег. Папуля обещал подарить кредитку на совершеннолетие. Так долго терпеть она не собиралась. Хотя Лац оплачивал расходы дочери, но лишь те, какие считал нужным. То есть, меньшую часть. Это невероятно бесило взрослую девушку с нехилыми запросами. Зигмунд, разумеется, иногда делал ей подарки, но что мог преподнести скромный учёный Синдиката на свою мизерную зарплату. Теперь же в руках Налки оказалась кругленькая сумма, и она лихорадочно соображала, как бы её потратить…
        - Новое платье, туфли, сумочку, - прикидывая, бормотала она, - кол…
        - Не сейчас, - бесцеремонно осадил её разбойник. - У нас полно дел.
        Команда высадилась в лабиринте верхнего сегмента, состоящего из множества отсеков с тонкими переборками. Постепенно, следуя указателям - светящимся стрелкам, они оказались в круглом фойе с фосфоресцирующим полом. Часть периметра занимали арки, ведущие в различные помещения, а таблички над входами сообщали: «Госпиталь», «Склад», «Банк»…
        Посредине высилась толстая колонна. Пронзая многомерную звезду вращающегося генератора, она тянулась до самого купола. Внутри колонны циркулировал лифт, соединяющий шестерёнку с башней, куда допускались не все. Там размещались штаб-квартиры учредителей станции и служебные помещения Лиги.
        Лифт беспрерывно ездил вверх-вниз. Туда заходили и оттуда выходили разные деловые субъекты. Большинство проходили мимо, стараясь оставаться незамеченными. Были и другие лифты, по словам Гэбриэла, в периферийных отсеках шестерёнки. Но только этот вёл в башню.
        С другой стороны колонны полукругом размещались кресла. И всё. Больше в фойе сидеть не на чем. А единственный бар затерялся где-то внутри лабиринтов. Зато в простенках между арками стояли банкоматы с откидными скамеечками. Чтобы с комфортом осуществлять банковские операции. Два из них уже использовались клиентами. Контрабандист тут же наметил удобную позицию возле крайнего.
        Не выпуская банкоматы из поля зрения, Гэбриэл принялся распоряжаться. Снабдив деньгами вампира, показал дорогу в банк крови. За вампиром увязалась и Налка, чтобы помочь донести. Убрав парочку с глаз долой и коварно подумывая оставить здесь навсегда, Гэбриэл озаботился хлебом насущным. То есть, вручил Камилле трёшник, приставил к ней сопровождающего в лице кольцерога Хэрхи и отправил на продуктовый склад закупать провизию. Камилла взяла с корабля список ингредиентов, который они в течение двух последних часов составляли со Зверем. Большинство компонентов Камилла не знала, но рассчитывала, что продавцы склада помогут их чем-нибудь заменить.
        - И наберите космических пайков, упаковок двести, - бросил им вслед Гэбриэл. - Мало ли что…
        Теперь оставалось решить, что делать с Лео. А, впрочем, зачем с ним что-то делать? Пусть стоит на стрёме и пригождается, в случае чего.
        В фойе, которое Гэбриэль про себя грубо именовал «отстойником», расхаживали кардинеры - патрульные Лиги. Но разбойника это не смущало. Он уверенно приблизился к банкомату, сел и вытащил кредитку. Вставил золотой полосой в узкое отверстие, набрал код… Когда в окошечке высветилась начальная сумма, стал не спеша перебирать комбинации. Потихоньку вводил переменные, прислушиваясь к вибрации ответного сигнала. Благодаря тонкому слуху полукровки Гэбриэл улавливал малейшие изменения и колебания в звуковом потоке. К тому же, в юности контрабандист частенько промышлял кражей и взломом кредитных карт…
        Попутно Гэбриэл оглядывал зал на предмет нежелательных телодвижений. Пока ничего подозрительного. Даже скучающие кардинеры не вызывали опасений… Лео остановился у лифта, разглядывая снующих туда-сюда прохожих. В кресле у колонны расположился какой-то сибилианин неопределённого возраста и листал прессу… Кардинеры прошлись по кругу и остались на другом конце отстойника. Они мирно беседовали. Словно клоны, с одинаковыми причёсками, одетые в пёструю форму с красными нашивками Лиги. С алыми стрелками на рукавах и штанинах, заправленных в высокие жёлтые ботинки… Патрульные не проявляли к Гэбриэлу никакого интереса. По крайней мере, пока. Всё как обычно…
        Ему удалось наконец зафиксировать первичный шифр доступа, и в окошечке высветилась новая сумма - два… Три миллиона!.. Мало… Его всё равно уже засекли, едва он воспользовался картой, грех не продолжить. А пока Луис сюда доберётся, корабль будет далеко от Стелы…
        Так, теперь нужно понемногу наращивать обороты, чтобы не вызвать посторонних аппаратных колебаний. Иначе, заметят роботы банка и перекроют доступ тройными защитными кодами. Этого Гэбриэлу точно не взломать… Увеличив сумму до пяти миллионов, он сосредоточился на вторичном шифре доступа…
        В самый разгар, когда разбойник увлёкся вводом новой комбинации, на колонне аккурат над креслами зажёгся экран, являя фигуру диктора и подпись бегущей строкой: «Гала-ТИВИ. Прямая трансляция»…
        Гэбриэл было отвернулся, едва из динамиков полился чирикающий говор ведущего, как вдруг услышал своё имя, чётко произнесённое с экрана: «Гэбриэл Гларк».
        - Брок! - выругался разбойник, а сумма в окошечке постепенно выросла до девяти миллионов. - Брок!
        Кто ж знал, что в этом отстойнике передают галактические новости? Раньше такого вроде не было…
        Гэбриэл взглянул на экран. Оттуда на него пялился незабвенный дедуля - Эзран Кавари. Развалившись в кресле, он чинно отвечал на вопросы диктора Гала-ТИВИ.
        - Скажите, господин Кавари, для чего он вам? Гэбриэл Гларк - преступник и должен вновь предстать перед судом Лиги.
        - Он - полукровка, и представляет угрозу. Эти твари намного опаснее вампиров.
        - Не могу представить существо опаснее вампира, - пошутил диктор.
        Король усмехнулся.
        - Да, вампиры отличаются повышенными физическими возможностями. Сверхсильные, быстрые и способны выжить в полнейшем вакууме. Да, мы пьём человеческую кровь, в разумных пределах, чтобы выжить. Однако у нас есть определённые принципы и ограничения. Но эти твари - полукровки не остановятся ни перед чем.
        Гэбриэл обалдел от такой клеветы.
        - В какой мере они обладают способностями вампиров?
        - Практически всеми и сверх того. Способности вампиров просты и понятны. Весь спектр возможностей давно записан в справочнике галактических рас и в блоках контроля. Способности полукровок изощрённее, разнообразнее и крайне непредсказуемы. Мы сами не до конца выяснили… Например, некоторые могут внушать…
        - Ложь, внушать я не умею, - зло проговорил Гэбриэл, с остервенением взламывая последнюю комбинацию, послав короткие электромагнитные импульсы. - И никто из нас не умеет.
        Двадцать миллионов! Пора брать деньги и сматываться… Нет, ещё немного. Зачем упускать такой шанс? Гэбриэл не боялся риска. Его захватил привычный азарт игрока с судьбой…
        Из арки напротив экрана показалась знакомая компашка. Сначала Камилла, а потом и Налка с Зигом. Камилла только что закончила делать покупки, истратив почти все деньги на провизию. А за небольшую дополнительную плату ей предложили загрузить ящики, мешки и упаковки с товаром на корабль. Камилла отправила Хэрхи руководить погрузкой, а сама решила прогуляться. Было так любопытно побродить по станции, абсолютно не похожей на предыдущую.
        Налка с Зигмундом перехватили Хэрхи по пути к шлюзу; нагрузили пакетами с кровью и вампирскими деликатесами в фольге. Шоколад с густой кровяной начинкой Зиги просто обожал. Затем Налке втемяшилось в голову, что здесь непременно должны быть дамские салоны от Бруффи и Котини. Бесполезные поиски вернули парочку обратно в фойе, где они и столкнулись с Камиллой. Зигмунда как раз мучил вопрос, есть ли на звездолёте холодильник.
        «Надеюсь, хотя бы охлаждающие установки в двигателях», - бубнил он себе под нос, опустив глаза к полу. Пока Налка не пихнула его локтём.
        - Гляди!
        Вампир поморщился. Дурная привычка у девчонки! Но, тем не менее, поднял голову и вздрогнул, встретившись глазами с Его величеством. Не сразу смекнул он, что это всего лишь изображение на экране. Камилла тоже остановилась, чтобы послушать. Говорили о Гэбриэле.
        - Брок, - бормотал разбойник, поглядывая одновременно и на окошечко, и в фойе.
        - … Гэбриэл Гларк чересчур опасен, - повторил Эзран Кавари. - Умеет прятаться под чужой личиной и прикидываться святой невинностью. Полукровок трудно распознать.
        - Он и забыл, что я его внук, - шептал контрабандист. - А папочка уверен, что меня приняли в семью. Лажа полная…
        - А как же генный контроль на станциях? - поинтересовался диктор.
        - Поверьте, полукровку ни один прибор не зафиксирует. У них человеческие гены, но они легко превращаются в вампиров, когда захотят.
        Гэбриэл хмыкнул: «Вот сказки-то».
        - А слабости у них есть?
        - Практически никаких. Разве что, временами, неконтролируемая жажда крови, но тогда они втрое опаснее.
        - Снова ложь, - скривился Гэбриэл. - Хватит пугать людей… Сволочь! Ненавижу сам вид крови… Гад! - шёпотом бранился он.
        - Сколько ещё полукровок находятся в бегах?
        - Не так много. Обычно мы стараемся не допустить их рождения, но, увы, всё контролировать не в силах. К сожалению, некоторые представители новой расы ведут себя безответственно и плодят ублюдков. Если полукровки всё же случайно рождаются, мы навсегда запираем их в лабораториях Мёртвого космоса.
        - Враньё! - негодовал Гэбриэл. - Вы сами выращиваете полукровок и пользуете для своих нужд.
        - Можно деликатный вопрос? - замялся ведущий.
        - Пожалуйста.
        - У вампиров пониженная температура тела…
        - Совершенно верно.
        - Тогда, как вы можете размножаться?
        - Разрешите не отвечать, - кисло заявил король Синдиката.
        - О… - диктор растерялся. - Всё так страшно?
        - Никаких ужасов в духе вампирских фантазий. Дабы вас успокоить, скажу только - чтобы зачать, достаточно ненадолго повысить температуру тела. Ведь мы когда-то были алактинцами… - он сделал выразительную паузу и перевёл разговор на другую тему. - Вот чего мы не можем - это находиться в атмосфере. Свет звезды пропущенный сквозь воздух живой планеты для нас смертелен. Наш удел - мёртвый космос. Безвоздушная среда - своего рода фильтр.
        - Значит, всё наоборот?
        - Да, атмосферные лучи для нас радиоактивны. Исключение - углеродная атмосфера.
        - А полукровки?
        - Для них не существует ограничений и вредных сред. Они выживут, где угодно.
        - Вы нам просто завидуете, - сквозь зубы процедил Гэбриэл. - И пьёте нашу кровь…
        - Вампиры, как известно, питаются кровью…
        - Да, - подтвердил Кавари. - Существуют доноры и банки крови. Людям бывает полезно время от времени пускать кровь…
        В итоге, диктор оказался информационно подкованным идиотом и задал Эзрану каверзный вопрос.
        - Я слышал, что вампиры предпочитают кровь полукровок. В специальных лабораториях держат людей, для того, чтобы производить на свет ублю…
        Камилла ахнула. Налка, как менее впечатлительная, промолчала, но вперила сердитый взгляд в Зигмунда. Тот, нарочито кхекая, потупился… Экран на секунду погас, а когда вспыхнул, рядом с королём вампиров суетился другой ведущий. Как ни в чём не бывало.
        - Ясно, - пробормотал Гэбриэл, и постучал по окошечку, где набралось уже двадцать пять миллионов. - Уели дурака. А нечего лезть на рожон с глупыми вопросами и строить из себя эрудита… Вот черепаха, - последние слова относились к банкомату. - Ну, хотя бы тридцать, и я отвалю…
        - … Для нас предпочтительнее ночь, - звучал с экрана мягкий голос Эзрана Кавари. - Темнота для нас, как ласковая кошка…
        - Крысы поганые…
        К Гэбриэлу незаметно подошёл Лео.
        - Вампиры пьют кровь своих отпрысков? - недоумённо уточнил асаро.
        - Ты всего не знаешь, - хмыкнул разбойник. - Не будь я из рода Кавари, меня бы выпили ещё при рождении…
        - Не верьте этим чудовищам, - убеждал с экрана Эзран Кавари, - прячущим клыки.
        - У меня и клыков-то нет, - обиделся Гэбриэл. - Прятать нечего.
        - Полукровки - волки, рыщущие в ночи, - возразили ему с экрана. - Не верьте их лживому обаянию.
        - Сами вы змеюки, - прошипел разбойник, сверкнув глазами.
        - Ну и ну, - нахмурился воин.
        - Мир суров, Лео, - цинично высказался Гэбриэл. - Моя мать отдала жизнь ради меня, чтобы я не стал материалом для опытов или столовкой для милых родственничков.
        - Зачем они это делают?
        - Чтобы на время получить способность полукровки. Некоторых так и держат в камерах годами, потягивая из них кровь. А когда я был ребёнком, мои дядюшки и тётушки норовили приложиться ко мне всякий раз, когда никто не видел. Только влияние отца спасало меня от бессовестных посягательств. Но взрослого полукровку трудно одолеть или удержать…
        - … Посмотрите и запомните… Если кто-то что-то знает о нём…
        На экране появилась физиономия контрабандиста, в профиль и анфас. Кто-то определённо позаимствовал эти изображения из судебного архива.
        - Вот брок! - выругался Гэбриэл, окончательно теряя терпение.
        - Если заметите преступника неподалёку, сообщите по горячей линии… Получите двести тысяч…
        - Жмоты! - неожиданно огорчился Гэбриэл. - Могли бы и нулей добавить, чтобы оправдать усилия… О, нет…
        Кардинеры внезапно активизировались и принялись обшаривать фойе, заглядывая в каждый уголок. Будто надеялись обнаружить злодея Гларка где-нибудь под лавкой. Лео-Дин шагнул вперёд и заслонил собой Гэбриэла. Однако на контрабандиста по-прежнему никто не смотрел.
        - Что это с ними? - искренне удивился Гэбриэл.
        Вскоре загадка разрешилась. Двое кардинеров бросились к ближайшей арке и вытащили оттуда упирающегося мальчишку. Худенького подростка лет четырнадцати.
        «Н-да, у них под носом разгуливает лихой галактический разбойник, а они за сопляками гоняются», - подумал Гэбриэл.
        В окошечке банкомата загорелась новая цифра - двадцать девять миллионов и разбойник приготовился сорвать куш…
        Кардинеры что-то передали по рации и потащили сопротивляющегося мальчишку к лифту. Из-за колонны наперерез патрульным выскочила молодая женщина, и Гэбриэл замер с открытым ртом, на время позабыв о миллионах… Ведь ничто человеческое разбойнику было не чуждо…
        Прекрасная незнакомка!.. Поразила воображение контрабандиста с первого взгляда. Ярко-синие глаза метали в кардинеров молнии. Блестящие волосы платиновой рекой струились по плечам. Тонкие черты лица светились гневом и одухотворённостью…
        «Ну что за фигурка!»
        Вызывающая экстравагантная одежда выгодно подчёркивала её соблазнительные формы. Чёрная водолазка под горло приковывала внимание к изящной шее, открывала загорелый животик и обтягивала роскошную грудь. Поверх водолазки ладно сидела укороченная замшевая курточка с разрезами и меховой оторочкой…
        Взгляд Гэбриэла с вожделением скользнул ниже.
        «Какая тонкая талия!»
        Короткая юбка с широким поясом облегала стройные бёдра. На кожаном поясе висела кобура… Высокие сапоги с металлическими застёжками на голенищах туго обхватывали красивые икры…
        «А какие ножки!» - Гэбриэл чуть не подавился слюной.
        И это прекрасное создание бесстрашно преградило дорогу кардинерам. Незнакомка выхватила из кобуры лучемёт, точнее, обрез лучемёта и направила в грудь ближайшему патрульному с криком:
        - Отпустите его! Немедленно!
        Люди, снующие у лифта, бросились врассыпную, под спасительное укрытие арок. Лишь оторопевшая команда Гэбриэла осталась на месте. Да сибилианин, читающий прессу, застыл с вытаращенными глазами.
        - Сейчас же отпустите! - звонко повторила красавица, передвигаясь бочком, и занимая более выгодную позицию - поближе к выходу.
        Кардинер усмехнулся и приставил лучемёт к голове подростка.
        - Отойдите, дамочка, или я прострелю ему башку.
        Незнакомка побледнела и от этого выглядела ещё привлекательнее… По мнению Гэбриэла.
        - Вы ничего ему не сделаете! Иначе я… Доминик! - женщина выразительно глянула на парнишку.
        Тот неожиданно извернулся и вперился глазами во второго кардинера. Тот заорал, резко схватился за голову и упал, скорчившись от боли… Его напарник в ответ ударил подростка кулаком по почкам и заломил ему руку за спину, так, что парнишка душераздирающе взвыл… Из лифта появились новые патрульные, вызванные по рации, и кинулись к женщине. Она ловко увернулась, подлетела к девушкам и, оттолкнув Зигмугнда, схватила Камиллу. Прижав заложницу к себе и приставив к её виску лучемёт, стала медленно отступать под арку:
        - Не подходите! А то мозгов не соберёте! - и шепнула очумевшей девушке. - Прости… Немедленно отпустите Доминика, твари!
        Доминик? Знакомое имя. Камилла попыталась вырваться, но металлическая трубка обреза врезалась ей в висок.
        - Не рыпайся! И тебе ничего не будет.
        «У нас заложник», - передал по рации кардинер, вызывая подкрепление.
        Внезапно террористка вскрикнула и выпустила Камиллу…
        Двигаясь с необычайной скоростью, асаро мгновенно оказался у женщины за спиной. Неуловимым движением выхватил, сломал и отшвырнул бесполезный теперь лучемёт. Отростки Лео оплели незнакомку, передавив ей шею и лишив дыхания… Быстрый Зиги опомнился, подхватил обеих девчонок и рванул в лабиринт коридоров к шлюзу, туда, где пристыковался звездолёт. Осознав, что Камилла вне опасности, Лео хотел отпустить террористку, ослабил хватку, но вдруг почувствовал что-то… На мгновение замер…
        «Нет! Это невозможно!
        У них были общие гены. Асаро чуял их так, как обычный человек ощутил бы родной запах близкого существа… К пленнице вернулось дыхание, и она принялась брыкаться и царапаться, тщетно пытаясь достать воина.
        - Пусти, ублюдок!
        Лео стоял как скала, предаваясь необычным ощущениям. Экран продолжал демонстрировать на всю станцию наглое лицо космического угонщика… А в окошечке банкомата мелькнула долгожданная цифра - тридцать миллионов…
        Есть!
        Разбойник вскочил и протянул руку… И тут один из кардинеров, случайно бросив на него взгляд, узнал лихого контрабандиста. Поскольку любил смотреть шоу-суды и делать ставки. Патрульный вдавил тревожную кнопку и двинулся к преступнику, вскидывая по пути лучемёт… Станция огласилась воем сирены… Гэбриэл ухватил кончик кредитки, но карта выскользнула из пальцев, навсегда исчезая в ненасытной утробе банкомата…
        - Брок! Брок! Брок!
        Окошечко покраснело, замигало красным, лишив разбойника всякой надежды на поживу. И Гэбриэл предпочёл спасать свою шкуру, а не громить банкомат. Увернувшись от патрульного, он кинулся к выходу. Кардинер нацелился ему в спину. Ощутив тревожную щекотку в позвоночнике, Гэбриэл развернулся и бросился преследователю под ноги. Оружие взлетело к потолку, а кардинера отбросило к стене биоэлектрическим разрядом. Из лифта высыпало подкрепление, другие кардинеры выбегали из проходов. Гэбриэла окружали. Против стольких лучемётов ему не выстоять…
        - Лео!!! - заорал он.
        Асаро быстро оценил обстановку и начал действовать, не отпуская женщину и не сходя с места. Шлем из волос на макушке воина мигом расплёлся. Стремительно отрастая и утолщаясь, волосы превратились в гибкие длинные канаты. Заструились, перехватывая, сбивая с ног кардинеров и вышибая из рук оружие.
        - Доминик, - простонала пленница, бессильно повисая в паутине грудных отростков. Лео понял, что в порыве боя чересчур сдавил её и слегка отпустил. Одновременно оторвал патрульного от мальчишки. Развернулся, обхватил подростка спинными отростками и притиснул его к спине, не позволяя дёрнуться. Ошарашенный происходящим, парнишка даже не сопротивлялся… Словно движения асаро загипнотизировали его… Так действовал слабый парализатор, впрыснутый под кожу… ДНК мальчишки тоже откликнулась на генетический призыв воина.
        «Они со мной одной крови?»
        Но раздумывать было некогда…
        - Бежим! - закричал Гэбриэл, отшвырнув биоразрядом очередного кардинера.
        Их уже много валялось на полу и опиралось на стены. Остальные тоже попадали, пойманные волосами Лео… Асаро вновь трансформировался и помчался вслед за разбойником, пока нападавшие не очухались… Таща на себе двойную ношу - женщину и мальчишку. Миновав лабиринты терминалов, беглецы достигли шлюза и буквально ввалились в корабль, упав на белый ноздреватый настил. Лео очутился на пленнице, и она замычала. Воин поспешно вскочил.
        - Все в сборе? - спросил Гэбриэл, снизу озирая обступившую их команду.
        - Все-е, - нестройно отозвались Зигмунд, Налка, Камилла и Хэрхи.
        - А я всегда здесь, - проворчал Зверь.
        Но его опять никто не спрашивал.
        - Отчаливаем! Живо!
        - Куда?
        - Куда угодно! Лишь бы подальше… Координаты потом…
        Когда за ними снарядили погоню, звездолёт с парусами уже летел на полном ходу, скачками удаляясь от Стелы. Вскоре они потеряли станцию из виду, и Гэбриэл наконец добрался до капитанского кресла.
        - Уф! - с облегчением вздохнул разбойник, утирая лоб. - Теперь не догонят… А вам чего?
        Он раздражённо оглядел испуганно столпившихся вокруг, и яркое несоответствие мгновенно бросилось в глаза…
        - Убери руки, имперский пёс!
        В рубку с криками влетела разъярённая незнакомка. За ней спешил встревоженный подросток, а следом неторопливо вышагивал Лео. Асаро остановился, прислонившись к переборке, а женщина набросилась на него чуть ли не с кулаками.
        - Не трогай меня! А то получишь! - она потянулась к кобуре и растерянно замерла на полпути.
        Не найдя лучемёта, красавица свирепо взирала на воина. Асаро в ответ хмурился, не понимая, о чём речь. Какая империя? И почему - пёс? Растрёпанные светлые пряди упали на глаза незнакомке. Она попыталась сдуть их с лица. У неё не получилось. Тогда резким движением женщина откинула волосы назад и снова вперила в Лео-Дина свирепый взгляд.
        Гэбриэл наблюдал за этим с непередаваемым удовольствием. А подросток по имени Доминик попробовал успокоить молодую женщину, взяв за руку.
        - Элья, не надо…
        - И ты уйди, дурак! - она оттолкнула мальчишку.
        Разбойник усмехнулся. Для него не было ничего привлекательней разъярённой красавицы… Так бы и смотрел вечность… Однако. Гэбриэл вспомнил о том, что его смутило, и вопросительно повернулся к остальным. С пристрастием рассмотрев каждого, зафиксировал взгляд на сибилианине.
        - Чего-то я не припомню тебя в нашей команде? - нахмурился Гэбриэл. - Зверь! Как на борт проник этот безбилетник?
        - Кто? - не понял Зверь.
        Сибилианин умильно заулыбался и скромно захлопал чистыми глазками в густых ресницах.
        Глава 13
        Изгои
        Получше рассмотрев космического безбилетника, Гэбриэл узнал сибилианина из фойе Стелы.
        - Разрешите представиться, Тиип, - заискивающе поклонился тот.
        - И что ты за тип? - насупился Гэбриэл. - Как вообще оказался на борту?
        - Все побежали, и я побежал, - сибилианин пожал плечами.
        - Это не оправдание, - заметил разбойник, схватил безбилетника за лацканы пиджака и сильно встряхнул. - Чего тебе надо? Отвечай!
        Все, кроме Лео, Эльи и Доминика, заинтересовались и подошли поближе.
        - Говори! - повторил Гэбриэл и снова затряс Тиипа.
        - Пусти… Пожалуйста, - тот попытался вырваться и заюлил. - Я спасался… Боялся - убьют… Работу искал. Ждал корабля…
        - Это другой разговор, - отметил Гэбриэл и отпустил сибилианина.
        - Возьми меня на борт, а, капитан. Буду работать за еду.
        - Ты и так на борту, - усмехнулся разбойник. - И почему-то на моём корабле?
        - А другие не брали… Я уже целую вечность обретаюсь на Стеле… Голодаю… Побираюсь…
        Гэбриэл пристально оглядел его и хмыкнул.
        - А ты не похож на голодного побирушку.
        - Питался объедками…
        - Неужели?! А гладкий какой… Смотрите, команда, и учитесь. В следующий раз подгоним челнок прямёхонько к продуктовой помойке…
        - Добрые люди одежду дали… Застрял я там… Обокрали меня!
        - Ага, другие добрые люди.
        - Какие добрые? Злые! Забрали всё! Деньги, документы, одежду, - заныл он, жалобно посапывая. - Вы - моя последняя надежда…
        Гэбриэл скептически кривился. Тогда сибилианин молитвенно сложил на груди лапки, и с тоской в разноцветных глазах заглянул в лицо капитану.
        - Клянусь, не пожалеешь.
        - Угу, сказки будешь констеблю рассказывать, где-нибудь в участке Лиги, а мне лапшу на уши не вешай, - нахмурился Гэбриэл.
        Тиип отступил на всякий случай, а разбойник добавил:
        - Ладно. Сегодня и так сплошные проблемы. В космос выбрасывать не стану. В полицию сдавать - тоже. Я не стукач и не изверг.
        - Благодарю! Благодарю, капитан, - обрадовался сибилианин, пытаясь расцеловать Гэбриэлу руки в знак признательности.
        Разбойник брезгливо отстранился.
        - Погоди благодарить. Я собираюсь высадить твою хвостатую задницу на первой же планете.
        У сибилиан не было хвостов, в отличие от фруззи, просто к слову пришлось.
        - И не зли меня, иначе точно выкину!
        - Хорошо-хорошо, - неожиданно согласился Тиип. - А какая у нас по курсу первая?
        - Ведьмия, - бросил Гэбриэл и тут же вспомнил, что им больше не с чем туда лететь. Придётся сообщить команде, что он профукал тридцать миллионов… Тех денег, что у него оставались от продажи яхты, могло и не хватить. Контрабандист прокрутил в уме несколько вариантов… Как вдруг Элья будто спохватилась и встрепенулась.
        - Вы летите на Ведьмию-2004?
        - Разумеется, - пробормотал Гэбриэл. - Кстати…
        Он повернулся к пульту и стал вводить координаты.
        - … А что?
        - Какое совпадение! - воскликнула Элья. - Мы как раз туда собирались.
        Гэбриэл быстренько переключился с пульта на красотку. И даже забыл о сибилианине.
        - У тебя есть корабль?
        - Нет. Мы с братом искали попутный… Повезло.
        Гэбриэл задумался.
        - Мы задарма не возим… Но ради такой…
        - Ты достал деньги?! - внезапно напустилась на разбойника Налка.
        - Не твоё дело! - огрызнулся он.
        - Яхту продал! Карту у Лео отнял! А денежки где?!
        - Э! Про яхту даже не вспоминай! Это долг твоего папаши. А карту… Карту съел банкомат…
        - Чем мы заплатим ведьмам? - огорчилась Налка и угрюмо плюхнулась в соседнее кресло.
        Зигмунд отчего-то почувствовал себя виноватым. Хэрхи надоели разговоры. Он привычно удалился в угол и задумался.
        - Что будем делать? - растерялась Камилла.
        Тут Элья неожиданно предложила:
        - Вы отвезёте меня на Ведьмию, а я оплачу ваши расходы.
        - Много выложить придётся, - усмехнулся Гэбриэл.
        - У меня хватит, - заверила Элья. - Должно хватить. А что у вас за проблема?
        - Не твоё дело, - буркнула Налка.
        - Эй, повежливей с нашей пассажиркой, - прикрикнул на девчонку Гэбриэл и улыбнулся прекрасной гостье. - Дело, в общем-то, плёвое… Бракованная капсула приворота. Вот из этого надо вытащить, а то взорвётся, - разбойник показал на Лео. - А этой… - палец уткнулся в Налку. - Вправить. Мозги! Не знаешь, ведьмы готовят эликсир для прибавления ума?
        Но Элья будто не слышала его последних слов, с ненавистью взирая на асаро. Доминик с опаской обошёл воина, стараясь не приближаться к нему, и встал рядом с сестрой.
        - Элья? - Гэбриэл нахмурился.
        - Хочешь спасти имперского пса, - презрительно высказалась она. - По мне, так пусть сдохнет…
        - Э-э, - запротестовал Гэбриэл. - О чём ты? Какая империя?… Лео, а ты в курсе, о чём она талдычит?
        Воин отрицательно покачал головой. Он всё ещё стоял у переборки и не двигался.
        Элья едва не задохнулась от возмущения.
        - Какая наглость! - она прищурилась и упёрла руки в бока.
        Гэбриэл залюбовался ею, а Доминик тронул сестру за локоть.
        - Элья…
        - Отстань, Доминик, не сейчас! - раздражённо откликнулась она.
        - Я только хотел сказать… Он и правда не тот… Он не знает…
        - Что ты говоришь!? - вскинулась она. - Этого не может быть!
        - Так! Стоп! - повысил голос Гэбриэл. - Пора объясниться. Какая ещё империя? Я такой здесь не знаю, и никто из них, - он обвёл рукой команду.
        Зигмунд, Налка и Камилла согласно закивали в ответ. А Хэрхи был слишком занят самоанализом. Пришлось срочно анализировать накопившиеся впечатления и приводить в порядок мысли, чтобы избежать нервного срыва.
        - Да-да, надо бы прояснить, - встрял Зиги.
        Налка дёрнула его за ухо, вынудив замолчать, и с неприязнью глянула на молодую женщину. Эта стерва посмела обозвать её любимого псом. Дура какая-то! А Камилла решила, что это какое-то недоразумение. Элья вздохнула и примирительно сказала:
        - Да, верно. Империя далеко отсюда и даже не в этой галактике. Наггеварская империя - в Галактике Тигра.
        - Ух, ты! - присвистнул Гэбриэл. - Так вы… Пришельцы?
        - Скорее беженцы, а точнее, изгои, - Элья поникла, а Доминик кивком подтвердил её слова.
        - Видать, не от хорошей жизни, - вздохнула Камилла.
        - Ты права, девочка, - Элья вскинула голову, глаза её были сухи и блестели. - Империя - тюрьма народов во главе с властолюбивым жестоким тюремщиком-императором и его приспешниками. А такие как он, - она выразительно посмотрела на асаро, - убийцы на службе императора, каратели, вершащие суд над неугодными…
        - Ложь, - холодно прервал её Лео, так и не двинувшись с места. - Асаро никому не служат, кроме Джамранской республики.
        - Я не лгу! - воскликнула Элья.
        - Джамрану из другой галактики, - возразил Лео. - Они никогда не жили в галактике Тигра. Ничего о ней не слышали. Мы верны идеалам республики. Асаро генетически так запрограммированы.
        - Это так, - подтвердил Доминик. - В галактике Тигра не было джамрану или асаро… Тех, других, называли «воинами-убийцами его императорского величества». А мы их прозвали «цепными псами».
        - Может быть, это другие воины, только внешне похожие на сородичей Лео? - неуверенно предположила Камилла.
        Элья покрутила головой.
        - Я этих сволочей и с завязанными глазами в темноте узнаю, - глухо добавила она и умолкла.
        - Они схватили Элью, - пояснил брат. - И мучили…
        Лео побледнел. Гэбриэл нахмурился.
        - Мы разберёмся, - пообещал он.
        - Я это так не оставлю, - подхватил Лео. - Если кто-то поработил мой народ… Я это так не оставлю. Уверен, их как-то изменили. Не знаю, кто и как, но они ответят за это.
        - Возможно, - Элья вздохнула.
        Лео наконец отлепился от переборки и подошёл ближе. Он так остро чувствовал знакомые гены…
        - А о джамрану, значит, ты никогда слышала?
        Элья задумалась.
        - Вроде бы нет… Как ты сказал? Джамрану? Нет… Зато в преданиях моего народа упоминаются некие джаммы…
        - Джаммы? - переспросил Лео.
        - Джаммы. Это как… Демоны. Коварные и злые. Вот, - вспомнила Элья. - Но я не верю в дурацкие легенды.
        - Интересно, - улыбнулся Лео. - А о галактике Вихря ты слыхала?
        - Не припомню, - ответила Элья. - Мой народ издавна жил на краю галактики Тигра. В созвездии «Звёздный хоровод»… Пока не пришли имперские солдаты… - она вздрогнула от этих воспоминаний. - Я была совсем маленькой, а Доминик ещё не родился… Они разграбили, разрушили и захватили наш дом, а нас выдворили в колонию-резервацию, куда сгоняли всех рабов.
        - А как называется твой народ? - спросил Гэбриэл. - Выглядите, как алактинцы.
        На самом деле, разглядывая красотку, он обнаружил незначительные различия во внешности. И находил очаровательными чуть вытянутые и раздвоенные на кончиках ушки Эльи…
        - Раньше мы называли себя руннэ, но теперь и это под запретом. Для империи мы все - безымянные рабы, а галактикой Тигра правит жестокая раса наггеваров… Мою мать… В общем, Доминик родился от одного из них, но унаследовал черты и способности руннэ. Он всё равно мой брат, и я люблю его.
        - Какие способности? - спросил Гэбриэл, а Камилла припомнила странное поведение Доминика на станции пересадки.
        Лео окончательно понял, кто такие Элья и Доминик. Но решил пока не говорить пришельцам, что он потомок тех страшных джаммов и предков руннэ. Во избежание ещё больших проблем на корабле.
        - Видите ли, - начала Элья, слегка колеблясь. - Все руннэ от рождения наделены особыми способностями. Доминик - ясновидящий, эмпат и энергетик. Он может влиять на работу технических устройств. А я… - она помрачнела. - Я больше ни на что не гожусь. Наггевары лишили нас всего. Одних руннэ они пытками заставляют работать на империю, используя их дар. Других бросают в тюрьму и внедряют энергетический чип, подавляющий способности… Сначала мама прятала меня. После её гибели, я долго скрывалась от имперцев, но меня поймали и впрыснули эту штуку.
        Лео ярче ощутил генетическое родство и ещё что-то… Родство товарищей по несчастью.
        - Доминика мне удалось вытащить. Всё-таки, его отец - наггевар… У нас был звездолёт. Мы бежали… Я взорвала корабль, чтобы замести следы.
        - И теперь вы направляетесь на Ведьмию, - Гэбриэл прищурился. - Зачем?
        - Хочу избавиться от проклятого чипа, - ответила Элья. - Мне говорили, что ведьмияне - владеют технологиями.
        Лео-Дин буквально изнывал от желания заполучить частицы её ДНК. Но понимал, что нельзя, сейчас…
        - Откуда у беглецов такие деньги? - недоверчиво выспрашивал Гэбриэл. - Услуги на Ведьмии стоят недёшево.
        Элья нахмурилась.
        - Я прихватила кое-что ценное, когда убегала.
        - То есть, украла, - перевёл Гэбриэл. - У императора?
        - Нет. Всего лишь вернула своё. Ведьмам будет на что взглянуть.
        - И где же оно? Я думал, вы путешествуете налегке.
        У брата с сестрой были с собой только небольшие рюкзачки-хамелеоны, которые сливались с одеждой и становились почти невидимыми.
        - Это не крупные вещи, - заявила Элья. - Они в тайнике… И не пытайтесь искать, всё равно не найдёте.
        Гэбриэл задумался. Лео усмехнулся. Он знал о них, ему рассказывали… Активизировалась генетическая память. Руннэ казались бесхитростными. Джаммы зачастую считали их недалёкими простачками. Напрасно. Это впечатление было обманчивым. В итоге, руннэ удрали из галактики Вихря и следов не оставили… Интересно, а они сохранили способность к генетическому обмену.
        Лео досадливо махнул головой, и длинные волосы взметнулись и улеглись на плечах…
        - О! - восхитилась Налка. - Лео! Твои волосы. Такие роскошные! Когда ты успел отрастить?
        Асаро только сейчас заметил, что в спешке не полностью трансформировался. Он тут же исправил оплошность. Втянул лишние пряди обратно. Оставшиеся заплелись и привычно улеглись шлемом, открыв узоры над шеей и за ушами.
        - Классно! - воскликнула Налка, выкарабкиваясь из кресла, и подскочила к Лео. - А другие части тела, э, тоже… преображаются.
        - Какие именно части? - поинтересовался воин, приподняв брови.
        Лео-Дин притерпелся к дочери управляющего и научился преодолевать отвращение.
        - Ну, этот, - Налка вдохнула побольше воздуха и выпалила. - Детородный орган! Он может увеличиваться или менять форму?
        Камилла покраснела, а Гэбриэл закашлялся от смеха. Лео оставался невозмутимым.
        - Не понимаю, о чём ты. Асаро не размножаются.
        - А как же… Откуда же вы появляетесь? - удивилась бесстыжая девчонка.
        Лео-Дин усмехнулся уголком рта, дразняще приподняв маску хладнокровия. Налка разомлела.
        - Воинов-джамрану создают путём генной инженерии. Предназначенный для этого плод генетически трансформируют в утробе…
        - Чудовищно, - выдохнула Камилла и поймала удивлённый взгляд асаро.
        - Прости, Лео…
        - Такова культура джамрану. У моего народа существуют традиции, которые вам нелегко принять.
        - Ну, вы же делаете это… - не отставала Налка, чуть смущаясь под укоризненным взглядом Камиллы и насмешливым Гэбриэла. - Как все мужчины и женщины… Я же знаю, - шёпотом закончила она.
        Лео улыбнулся.
        - Ты имеешь в виду генетический обмен путём спаривания?
        Налка захлопала глазами.
        - Наверное…
        - Генетический обмен необходим воину. Не меньше, чем обычным джамрану, но иначе.
        Девушки заметно приуныли. Элья недоумённо молчала.
        - Кроме того, это один из способов определения генетической пригодности женщины к вынашиванию воина.
        - А любовь? - расстроилась Камилла.
        - Что такое любовь? - спросил Лео. - Потребность в обмене? Желание поделиться генами и обрести в ответ?
        - Сопереживание, - печально улыбнулась Камилла. - И потребность быть вместе.
        - Страсть, - добавила Налка.
        - Я умею чувствовать и передавать гены, но для этого не обязательно всегда быть вместе, - нахмурился Лео. - У воина-джамрану нет постоянной пары.
        - А всё равно ты классный, - вздохнула Налка, робко касаясь его руки. - Твой корабль - часть тебя… Не угонят и не продадут… - девчонка сердито покосилась на Гэбриэла. - А доспехи! Ни один лучемёт не пробьёт. Мне бы так…
        - Тебе уже поздно, - ответил Лео. - Трансформация убьёт тебя.
        - А девушка может стать воином? - поинтересовалась Камилла.
        - Нет.
        - Хорошо быть неуязвимым, - мечтательно проговорила Налка.
        Гэбриэл не выдержал и расхохотался.
        - А кто всадил ему смертельную капсулу в сердце?
        - Я нечаянно! - огрызнулась Налка.
        Камилла с грустью подумала: «Как несправедлива вселенная! Непобедимый воин мог погибнуть из-за такой крошечной пустяковины».
        - Я хочу побыть один, - внезапно заявил асаро и вышел.
        Он почувствовал себя изгоем. Таким же, как руннэ…
        Глава 14
        Долгий полёт в пустоте
        - Ну что, летим дальше. Курс на Ведьмию-2004 - нарушил всеобщее молчание Гэбриэл. Сентиментальностью он не страдал, излишней впечатлительностью тоже. Покуда… Зверь не преподнёс сюрприз. Недаром он всё время молчал и, против обыкновения, за весь разговор не вставил ни словечка. Когда Гэбриэл спросил:
        - Зверь, сколько часов займёт перелёт?
        Дух корабля медлил с ответом. Тогда Гэбриэл нетерпеливо повторил вопрос и услышал сонное:
        - Где-то… Пять… дней…
        - Пять дней!? - разбойник не поверил своим ушам. - Но это не дальше чем… Мы сделали крюк за гораздо меньший период! Ничего не понимаю…
        - Протяжённое искажение пространства? - предположил Хэрхи, завершив самоанализ.
        - Не-а, - откликнулся Зверь. - Просто мне нужно поспать, а пока я сплю, корабль не так подвижен…
        - Объясни, - потребовал Гэбриэл. - Зачем тебе спать? Именно теперь!
        - Как это зачем? - возмутился Зверь. - Все твари спят…
        - Даже вампиры, - подтвердил Зигмунд, - но делают это гораздо реже…
        - Тебя не спросили! - перебил его Гэбриэл. - Продолжай, Зверь.
        - Я - существо энергетическое. Поэтому, мне не надо питаться органикой. Но чтобы восполнить запас сил, я должен спать. Только так вырабатывается топливная субстанция двигателя.
        - У нас нехватка топлива? - уточнил Гэбриэл.
        - Да. Придётся переключиться на экономичный режим. Я затратил колоссально много энергии - все эти перелёты, рывки на максимальной скорости, сражения, лучи… Это меня здорово измотало. Капитану тоже иногда приходилось вести корабль в одиночку, пока я отдыхал. Для этого и необходимо аварийное управление, и команда…
        - По-моему, ты только и делаешь, что отдыхаешь, - нахмурился Гэбриэл. - И почему не предупредил?
        - А никто и не…
        - Знаю, не спрашивал… Нам хватит ресурсов, чтобы нормально долететь до планеты?
        - Во сне я беспрерывно вырабатываю сверхэнергию, - пояснил Зверь. - Перебоев не будет, но возникнет другая проблема из-за ослабления моей связи с кораблём. Я - динамическая часть двигателя. Когда я полностью встроен в систему, звездолёт обладает большей скоростью и маневренностью. Мои сенсоры точнее, чем искусственные навигационные и прочие рецепторы. Когда я сплю…
        Гэбриэл схватился за голову. Даже у Хэрхи закипели мозги, и он решил охладить их повторным анализом…
        Зверь уловил состояние экипажа и на минуту умолк…
        - Ладно. Скажу проще. Когда я сплю, часть двигателя, ответственная за сверхскоростной режим и сенсорную навигацию, отключается. То есть, двигатель как бы работает вполсилы. Так понятнее?
        - Уже кое-что, - согласился Гэбриэл, а карфаг безоговорочно занял место у пульта.
        - Поэтому, вам придётся всю дорогу вручную сверять курс и осуществлять диагностику, двигаясь в стандартном режиме ускорения.
        - Хорошо, - кивнул разбойник. - Справимся. И долго ты будешь спать?
        - Сколько понадобится. Десять дней или двадцать. Всё зависит от потребностей моего организма…
        - Но ты ведь проснёшься?
        - А как же! Сон - это временное состояние… Хотя, как-то раз я заснул лет на сто… Сверял по корабельному хронометру.
        - Очень обнадёживающе, - проворчал Гэбриэл. - Спи уж, брок с тобой. Засоня!
        - Не поминайте брока всуе, - подал голос Тиип.
        Гэбриэл покосился на сибилианина… Это ещё кто?… И тут же вспомнил.
        - Брок! А ты кто, сибилианский проповедник?
        - Нет, но…
        - Вот и заткнись! Ступай на камбуз и помоги Камилле. И кстати, вампира за собой прихвати. В сотах есть холодильная установка, положи туда эту свою… - разбойник поморщился, глядя на обвешенного пакетами Зигмунда, - …еду.
        Все разошлись по местам и по каютам. Зверь, как и обещал, залёг в спячку. Но прежде чем отойти в мир снов, всё же помог Камилле разобраться с корабельным синтезатором. Следуя указаниям, Камилла заложила ингредиенты в пищевой контейнер-соту, соединённый с раздачей. Запустила синтезатор, задав параметры в нужной последовательности. Вскоре на мониторе отобразились названия семнадцати блюд, включая пять разновидностей супов и четыре десерта.
        - Маловато, - посетовал Зверь. - Обычное меню составляет более тысячи наименований.
        Камилла не знала, что и сказать. Ей-то казалось, что и семнадцать - это роскошь в условиях дальнего перелёта.
        - Но, - продолжал Зверь, - у нас не хватает компонентов…
        - А-а… - якобы понимающе протянула Камилла.
        - Теперь смотри. Синтезатор рассчитал баланс, так, чтобы всех ингредиентов хватило на семнадцать разновидностей блюд на восемь человек, с учётом вкусовых предпочтений. Этого достаточно примерно на пятьдесят стандартных дней… Но если какое-то кушанье будут выбирать чаще других, то элементы в его составе закончатся раньше. В этом случае сработает резерватор питания. Синтезатор пересчитает долю компонентов, перераспределит ингредиенты и переделает меню.
        Камилла задумалась.
        - Думаю, чаще будут выбирать десерт.
        - Если ты всё поняла, и вопросов нет, я могу спать, - сонно пробормотал Зверь, и девушке почудилось даже, что он зевнул…
        Неторопливо потекли дни и часы на борту, по дороге на Ведьмию-2004. На экране отражались лишь пустота и далёкие звёзды. Зверь дрых без задних ног, судя по молчанию и отсутствию в сотах любопытных глаз…
        Гэбриэл с Хэрхи по очереди управляли кораблём. Остальная команда в основном изнывала от бездействия. Когда утолили первый голод и перепробовали все семнадцать блюд, есть тоже не особенно хотелось. Каждый занимался, чем мог, в силу своего развития.
        Налка, не желая прозябать в каюте, слонялась по кораблю и лезла во все дыры. Откуда её постоянно извлекал Зиг. Девчонка сбегала от вампира и выслеживала асаро. Караулила возле каюты и донимала глупыми вопросами.
        - Вот, Лео, - приставала она. - Ты меняешься, сражаешься… А как же твоя одежда или… броня? Не рвётся, не ломается. Всегда целая, - провела пальчиком по плечу воина, - и чистая…
        - Броня - это часть меня, - объяснял асаро, в попытках отделаться от надоедливой липучки. - Трансформируется и очищается вместе со мной.
        - Значит, ты никогда не раздеваешься? - не отставала Налка. - А можешь снять хоть что-нибудь?
        - Снять - не могу, - невозмутимо отвечал Лео.
        - И никто не видел тебя голым? - разочарованно спросила Налка.
        - Почему? - нахмурился асаро, словно не понимая, как одно вяжется с другим. - Я способен преобразоваться…
        И Лео-Дин недолго думая это продемонстрировал…
        Дело было в рубке, и у всех присутствующих громко брякнули челюсти и выпучились глаза. Камилла зарделась, как маков цвет… Ведь одежда воина буквально растворилась, незаметно втянувшись под кожу, явив обнажённого А-саро во всей красе… Поистине… Налка едва не захлебнулась слюной.
        - Как-то так, - сказал Лео, поиграв рельефом мышц и поэкспериментировав со своим телом.
        Для пущей убедительности выпустил пару отростков с шипами и спросил:
        - Что ещё трансформировать? Могу изменить цвет кожи, скорректировать рост и вес, плотность и размер, перераспределив генетический материал…
        Команда долго приходила в себя. А Лео, как ни в чём не бывало «оделся», выдавив броню наружу и слинял под шумок. Хэрхи справедливо посчитал это отвлекающим маневром с его стороны, чтобы избавиться от назойливой Налки.
        Иногда Лео активировал биотрансформер, вылетал наружу и нарезал витки вокруг звездолёта, чувствуя себя свободным… Хотя инерционное поле корабля всё же удерживало его возле себя.
        - Еле тащимся, - бурчал Гэбриэл, с трудом подавляя желание стукнуть по пульту.
        К хорошему привыкаешь быстро. Или к быстрому хорошо…
        Асаро летал петлями, упражняясь в маневренности, и за его полётами восторженно наблюдала Камилла. Иногда поблизости околачивался Тиип.
        Сибилианин старался не высовываться лишний раз и на глаза не попадаться. Гэбриэл упорно не доверял ему. Особенно после того, как застал таинственного пассажира шныряющим на мостике… Тот запинаясь промямлил что-то про уборку, и его ветром сдуло… Так или иначе, а разбойник ожидал подвоха. Как бывалый контрабандист, Гэбриэл чуял, на каком минном поле выросла эта ягода. Но пока ничего не предпринимал, готовый в любой момент выкинуть сибилианина за борт. Старался, по возможности, не упускать проходимца из виду…
        Н-да, с гораздо большим бы удовольствием Гэбриэл следил за красоткой. Но руннэ обычно сидели в каюте и выходили только поесть. Иногда Элья попросту отправляла за своей порцией брата. К великому огорчению Гэбриэла.
        Камилла временами бесцельно шаталась по кораблю. Вернее, она его изучала, рассматривала и гадала, где же находится двигатель со спящим Зверем. Всё ж любопытно. Долюбопытствовалась…
        На неё вдруг запал Хэрхи. Да-да, именно так. Порой он украдкой не сводил с девушки глаз… Больших, красивых, овальных, обведённых ярким ободком. Камилла смущалась, каждый раз встречаясь с ним взглядом. Он поражал её своей глубиной. У карфагов не было белков, только зрачки с тёмной радужкой различных оттенков коричневого и лилового…
        Камилла никогда раньше не видела карфагов так близко. Вот с сибилианами общалась каждый день, поскольку росла на Сибиле. А кольцероги были для неё в диковинку.
        Хэрхи выглядел чересчур хилым для карфага, и не случайно. Кольцероги - интеллектуалы с развитым мозгом, а не другими частями тела. Вот бойцы штыкороги или политики венцероги - прирождённые атлеты…
        Лицо Хэрхи с непривычно крупным носом, было покрыто затейливыми узорами. Рога изящно закручивались и прилегали к голове по бокам, а между ними красовалась пышная волнистая шевелюра.
        Камилла удивлённо разглядывала шестипалые кисти с дополнительными большими пальцами, а Хэрхи мучительно бледнел и лихорадочно продувал рога… Девушка ему нравилась. Кольцерог считал её умной и скромной… Знал бы он, какие фантазии посещали Камиллу, когда она смотрела на Лео.
        Воин же, словно невзначай, старался дотронуться до её руки. Незначительный обмен доставлял ему маленькое удовольствие и не причинял вреда. А как билось в такие моменты сердечко Камиллы! Его стук передавался асаро, и тот едва сдерживал себя… А Налка буравила обоих ревнивым взглядом…
        Однажды Камилла застала сибилианина копающимся в индикаторе соты. Она подошла и спросила, что это он делает. Тиип не ответил, а просто вставил защитную пластинку на место и удалился развязной походкой. Только ушки на макушке слегка подёргивались, а жёлтая грива елозила по спине при ходьбе… Вообще-то, Камилла заметила в нём много странностей. Взять хотя бы то, что он до сих пор назывался детским именем. Нетипично для взрослого сибилианина…
        «Надо поговорить об этом со Зверем, когда проснётся», - подумала девушка, подозрительно глядя Тиипу вслед. - Или сказать Гэбриэлу уже сейчас?».
        Она помчалась в рубку, некстати размышляя о том, как всё-таки отличаются сибилиане от сибилианок. Самки хоть и покрыты подобно самцам короткой мягкой шёрсткой, но нет у них такой гривы. Наверное, поэтому и носят чепцы или шляпки. У взрослых самцов гривы часто доходили до пят. Их не стригли, а затыкали за пояс или заплетали в косы с кисточками на концах, что и породило толки о хвостах.
        Камилла вбежала в рубку в тот момент, когда Гэбриэл озвучил показания приборов:
        - Через полчаса будем на Ведьмийской орбите…
        - Что? Уже долетели?! - обрадовалась Камилла, всматриваясь в растущие очертания на экране, и позабыв, зачем пришла. А когда вспомнила, Хэрхи уже читал ей длинную лекцию о ведьмиянах. Тем временем подтянулись и остальные.
        Оказывается, ведьмияне - это учёные. Вернее, женское сообщество учёных, предпочитающее использовать силы природы, а не бороться с ними. В противовес мужскому технократическому направлению в науке. Несколько веков назад, учёные ожесточённо спорили по этому поводу. Ибо не сошлись во мнениях. И, поскольку спорить с мужчинами было себе дороже, некоторые женщины предпочли по-умному отделиться. Они нашли пригодную для жизни планету, подальше от учёного совета Лиги, и основали там собственную научную школу. А название планеты и её жителей произошло от слова, брошенного со злости одним из оппонентов:
        «Ведьмы!».
        Сначала ведьмияне были сугубо женским обществом, но… «Жить без мужчин никак нельзя…». Или, по крайней мере, скучно. С кем дискутировать на тему продвинутых технологий и логики? Поэтому, вскоре на планету косяками потянулись молодые и привлекательные (иногда - старые, но обязательно привлекательные) мужчины.
        Кандидатов завлекали высокочастотными сигналами, передаваемыми в космическом эфире с Сирены-362 - спутницы Ведьмии-2004. Сиренки заманивали пролетающих мимо мужчин, воздействуя на мозговые волны. Захватывали их корабли, сортировали по внешности и уму. Лучших оставляли, а прочих отпускали. Благодаря такой селекции, популяция Ведьмии и Сирены сохранялась, пополнялась и совершенствовалась.
        С клиентами было иначе. Они считались неприкосновенными. Их обслуживали, и те улетали. Правительство Ведьмии-2004 притворялось, что они входят в состав Лиги, а на деле ведьмияне существовали сами по себе…
        Вот что узнала команда, пока они пролетали мимо бледно-серебристой Сирены… Вскоре экран заполнила ультрамариновая планета, с серыми пятнами облачных омутов.
        Сперва искали свободное место на орбите и запрашивали разрешение на посадку. Потом спорили, кому лететь на челноке Гэбриэла.
        Зиги отметался сразу. На Ведьмии была смертельная для него атмосфера. Налку и Лео брали однозначно. Элья порывалась оставить Доминика, но он не соглашался ни в какую и громко пререкался с сестрой. Гэбриэл почему-то не захотел брать и Камиллу. А она так надеялась побывать на планете, после рассказов Хэрхи. И кольцерог, видя это, предложил вместо неё подежурить на мостике. В конце концов, он убедил Гэбриэла в том, что «опасно бросать милую девушку наедине с вампиром». После такого заявления Гэбриэл нехотя, но разрешил. Камилла благодарно улыбнулась Хэрхи. И, оставшись в одиночестве, карфаг долго и с наслаждением предавался самоанализу.
        Не возникло сомнений только насчёт сибилианина. Его незамедлительно отправили «собирать вещи». Здесь Гэбриэл оказался полностью непреклонен и неумолим.
        Наконец, после долгих споров, сборов и уговоров, они забрались в челнок и спустились на планету. Приведьмившись в челночном секторе центрального ведьмоградского космодрома, вылезли наружу и… Камилла застыла, в изумлении запрокинув голову. Ведьмия-2004 покорила её моментально… А вокруг, и над ними, и под ногами - всё кружилось и летало…
        Глава 15
        Ведьмоград
        - Приветствую! Я ваш гид на сегодня, - улыбаясь, заученно выпалила невысокая ведьмияночка.
        - А без сопровождения никак? - спросил Гэбриэл, насмешливо разглядывая её веснушчатую мордашку.
        - Нет.
        Девушка смерила его вызывающим взглядом, и разбойнику это не понравилось.
        - Вам не обойтись без меня, - добавила гид. - Вы не сможете самостоятельно передвигаться на турбороллах и не знаете, куда идти. Мы всегда сопровождаем гостей, - она сделала ударение на последнем слове.
        - Да-да, - пробурчал Гэбриэл. - Мы и так не собирались здесь задерживаться…
        - Я - Сора, - важно представилась ведьмияночка.
        - Очень при… - начала Камилла.
        Сора остановила её, растопырив перед лицом гостьи пальцы. Девушка отпрянула от неожиданности.
        - Не надо обременять мою память избыточной информацией. Всё равно не запомню, - пояснила гид. - Лучше не отставайте.
        Следуя за ней, они гуськом сошли с площадки космодрома на подвижную круглую платформу. А сибилианин незаметно смылся, сразу же по прибытии.
        - Это Ведьмоград, - рассказывала на ходу Сора, пока отчаливала платформа. - Верхний ярус планеты.
        - Скорее, Ведьмолёт, - усмехнулся Гэбриэл.
        Действительно, всё вокруг кружилось, как единый гигантский механизм небесных часов.
        - Какой удачный эпитет, - улыбнулась ведьмочка, кокетливо поправляя лямку комбинезона.
        Гэбриэлу на миг показалось, что с ним заигрывают.
        Другие ведьмиянки, управляющие турбороллами, щеголяли в таких же комбинезонах.
        «Как инкубаторские», - мысленно усмехнулась Камилла, довольная сравнением.
        Она не переставала изумляться. Да и все остальные, включая Гэбриэла, переживали лёгкое потрясение. Один Лео сохранял обычную невозмутимость.
        Верхний ярус кишел летающими платформами, крутящимися вокруг исполинских башен. Они тянулись к небу, словно воздушные дебаркадеры и терялись в пелене облаков. Сами башни состояли из относительно независимых сегментов. Некоторые из них, обрамлённые выступающими пазами, беспрерывно вертелись, подчиняясь общему ритму вращения. К ним-то и причаливали турбороллы.
        Турбороллы - летающие конструкции напоминали небесные карусели. Круглые, полукруглые и овальные платформы с зубцами, иногда сцепленные вместе, курсировали между башнями и причаливали, попав зубцами в пазы и намертво закрепившись. Высаживали или принимали пассажиров, отсоединялись и отправлялись дальше по маршруту… Серьёзное испытание для вестибулярного аппарата. Камилла не понимала, почему её до сих пор не тошнит.
        Платформы заполонили слоистое небо Ведьмии. Серые тучи нависали над путешественниками, а сквозь них проглядывала чересчур яркая синева. Ведьмия-2004 обращалась вокруг синей звезды класса Gi-Ah. Тучи непривычно двигались по кругу, формируя облачные омуты, характерные для этой планеты. А ветры, дуй они сильнее, неизбежно создавали бы смерчи…
        - Всё-таки, странно, - заметила Камилла, разглядывая соседние турбороллы. - Я слышала, что вы живёте в гармонии с природой, но здесь столько техники…
        - Ничего странного, - бесцеремонно перебила её Сора, поскольку вежливость не была частью ведьмийской культуры. - Мы используем природные силы планеты, не вступая с ними в конфликт. Например, воздуховороты и антигравитационные поля. А металлические столпы всегда были частью Ведьмии, ещё до нашего переселения. Учёные только обработали их, сделав базами, оснастив креплением для турбороллов и обеспечив полную синхронизацию. Точные расчёты, с учётом движения планетарных масс, никакого топлива и, естественно, ноль вреда экологии. А ещё мы используем солнечную энергию…
        - Ой! - Налка опрометчиво глянула под ноги и схватилась за бортик.
        Далеко внизу что-то плотное и тёмное, шевелилось, шумело и рябило…
        - Там океан? - спросила девчонка, таращась в неведомую пропасть.
        - Кроны! - гордо, будто наслаждаясь её неосведомлённостью, откликнулась Сора.
        - Кроны? - изумлённо переспросила Камилла.
        - Под нами деревья, - пояснила гид. - Кущи - столь плотные, что почти не пропускают свет. Там расположен нижний ярус - Ведьмокущи.
        - Обитаемые? - поинтересовалась Налка.
        - Конечно, - ответила ведьмиянка. - Мы приспосабливаемся к условиям планеты, а не наоборот. Это наше кредо.
        - И не применяете терраформаторы? - поинтересовалась Элья.
        - Это - мировое зло, - авторитетно заявила Сора.
        Доминик хмуро изучал окрестности. Здесь ему не нравилось.
        - Лучше бы вы летали на мётлах…
        - Прекрати! - одёрнула его сестра.
        - Это ещё почему? - удивилась Сора, не ожидая подвоха.
        - Ну вы же ведьмы. А от этой круговерти меня блевать тянет…
        - Доминик!
        Элья виновато улыбнулась гиду.
        - Извините его, пожалуйста. Он просто глупый мальчишка. Трудное детство…
        - Вижу, - фыркнула Сора.
        - Он малость не в себе…
        - Сама ты, не в себе! - разозлился подросток.
        Элья побледнела, а Гэбриэл неожиданно отвесил мальчишке подзатыльник:
        - Умолкни, мелочь, и не раздражай сестру.
        Доминик развернулся и уставился на разбойника… А через пару секунд растерянно заморгал… Гэбриэл крутил у виска и посмеивался… Элья слегка нахмурилась, но промолчала. А мужчина склонился к подростку и насмешливо прошептал:
        - На меня твои ментальные штучки не действуют, чудо-ребёнок.
        Доминик сердито дёрнул плечом и отстранился.
        - Оставь моего брата в покое, - хмуро попросила Элья.
        - Как скажешь, - Гэбриэл пожал плечами и отвернулся, подставив лицо ветру…
        - Мы прибыли. Прошу высаживаться.
        Турборолла благополучно вклинилась зубчиками в пазы башенного механизма. Путешественники, толкаясь локтями, вылезли, нырнули в узкий коридор и двинулись вслед за гидом, сопя друг другу в затылок. Камиллу слегка покачивало, пол уходил из-под ног, как бывает, когда после кружения ступишь на твёрдую, неподвижную землю…
        Вскоре они упёрлись в дверь, где горела табличка с надписью: «Торговый регистратор».
        - Вам туда, - объявила Сора. - А я подожду здесь.
        Дверная переборка резко ушла вниз, пропуская гостей в следующее помещение…
        В просторном кабинете со стрельчатыми окнами их встретила дама-регистраторша. Серьёзная, деловая, коротко подстриженная; вклассическом костюме-двойке и белой блузке, из коих демонстративно выпирали прелести.
        «Ей бы что-нибудь на два размера побольше», - весело заключила Камилла.
        Дама выглядела ненамного старше девчонки-гида. Немудрено, ведьмияне - главные производители, пользователи и поставщики омолаживающих косметических средств.
        - Добрый день, - регистраторша приветствовала их протокольной улыбкой, усаживаясь за письменный стол. - Садитесь.
        Камилла, Налка и Доминик немного скованно приземлились на диван. Элья грациозно присела на стул, а Гэбриэл развалился в кресле для посетителей. Лео остался стоять - близко к столу.
        - Слушаю вас.
        Разбойник открыл было рот, но Элья опередила его, неожиданно взяв на себя роль переговорщицы.
        - А можно узнать расценки?
        - Каждая услуга рассчитывается индивидуально, - не меняя выражения лица, ответила регистраторша. - Заполните, пожалуйста, форму.
        И протянула клиентам регистрационную карту.
        Элья тут же передала её Камилле. Та удивлённо воззрилась на молодую женщину.
        - Я пишу с ошибками, - быстро пояснила Элья. - Будешь заполнять.
        Камилла обречённо кивнула и с надеждой глянула на Гэбриэла. Разбойник усмехнулся и злодейски шепнул:
        - Сама напросилась.
        Девушка вздохнула и пробежала глазами по выделенным графам… Вроде бы ничего сложного. Стандартные пункты:
        1. Ф.И. клиента.
        2. Наименование услуги или покупки.
        3. Характер оплаты (подчеркните нужное): наличность в галактической валюте, драгоценные камни и металлы, изделия из драгоценных камней и металлов, слитки.
        ВНИМАНИЕ! Кредитные карты, чеки и ценные бумаги не принимаются.
        ПРИМЕЧАНИЕ:
        Оплата производится по факту. Подтвердите свою платёжеспособность, внеся необходимую сумму аванса с момента выдачи прайс-формы.
        Пожалуйста, ещё раз проверьте форму после заполнения.
        Элья диктовала. Камилла писала и подчёркивала. Потом к ним подключилась и Налка. Гэбриэл со скучающей физиономией рассматривал обстановку. Лео-Дин молчал, уставившись в одну точку. Дама-регистраторша, сидя за столом, равнодушно скользила глазами по клиентам, пока не упёрлась в асаро. Накрашенные реснички затрепетали, зрачки расширились… В густо подведённых глазках зажёгся неподдельный интерес. Лео заметил это, усмехнулся и наградил регистраторшу взглядом, от которого та моментально взмокла. Так умели смотреть только джамрану.
        - Мы всё, - сообщила Элья, возвращая форму.
        Дама не реагировала, пожирая глазами воина. Гэбриэл подобрался в кресле, предвкушая очередное представление.
        - Мы заполнили! - выкрикнула Налка с угрожающими нотками в голосе.
        «Она посмела пялиться на моего возлюбленного?!»
        - А, замечательно… - регистраторша взяла форму и, не отрывая взгляда от Лео-Дина, машинально сунула её в прорезь на крышке стола.
        Послышалось лёгкое тарахтение. Элья с Камиллой переглянулись.
        - Сейчас компьютер обработает данные, - объяснила регистраторша. - А вы пока приготовьте аванс.
        - Чего? - не поняла Элья.
        - Аванс.
        - Там же написано - «по факту».
        - Необходимо внести аванс, - нахмурилась дама. - Вы же читали. В примечании.
        - Я не читаю примечаний…
        Элья вопросительно посмотрела на Камиллу. Девушка кивнула.
        - Да, конечно…
        - Сколько? - Элья вздохнула.
        - Сейчас узнаем, - сказала регистраторша. - Компьютер выдаст прайс.
        Ждать пришлось ещё минут пять. Затем раздался троекратный писк, и в руках у дамы появилась новая форма в двух экземплярах. Регистраторша подала им один, не преминув стрельнуть глазками в Лео.
        - Общая стоимость - пятьдесят девять тысяч пятьсот девяносто девять ваучей…
        Гэбриэл присвистнул.
        - Ничего себе расценки! Золотые у вас услуги.
        - А что вы хотите? - дама сжала губы. - Высокая степень сложности. Энергетические затраты. Особенно в первом случае… А что касается второго… То здесь мы бессильны…
        Налка прерывисто вздохнула, в страхе обернулась к Лео и поймала его убийственный взгляд.
        - … И не сможем вас обслужить в Ведьмограде, - подчёркнуто уточнила дамочка. - Мы такими, э-э, проблемами не занимаемся. Вам придётся спуститься в Ведьмокущи, к знахаркам.
        Налка приободрилась. Лео кивнул и одарил девчонку благосклонным кивком, словно разрешая: «Живи пока».
        - Итак, - дама быстро перешла к денежным вопросам. - Ваш аванс составляет тридцать процентов от общей суммы. Вы указали в форме, что готовы заплатить фамильными драгоценностями. Так?
        - Но эту вещь невозможно разделить, - запротестовала Элья. - Уверяю вас, она стоит намного дороже и…
        - Значит, оставляйте целиком. Таковы условия. Чтобы избежать осложнений…
        - Но…
        - Вам вернут лишнее, - категорично ответила дама, всем своим видом ставя точку в обсуждении. - Если не согласны, дверь там.
        - Доминик, - нехотя скомандовала Элья, и брат полез за пазуху.
        В глазах Лео запрыгали лукавые огоньки.
        - Погодите.
        Асаро провёл ладонью по бедру и неуловимым жестом извлёк несколько алмазов… Девушки изумлённо захлопали глазами, а Гэбриэл нахмурился.
        - Этого хватит? - спросил Лео, швыряя алмазы на стол.
        - Это гораздо больше, - выдавила из себя регистраторша, зачарованная блеском камней. - Вам…
        - Не надо, - отказался Лео и с улыбкой пояснил:
        - Это ваши комиссионные.
        Асаро так глянул на регистраторшу, что она мигом растаяла и сама проводила их к выходу… Едва за посетителями закрылась дверь, как дама рухнула в кресло и торопливо расстегнула воротник блузки, силясь отдышаться… Какой мужчина! Жалко, что клиент… На Ведьмии бытовало правило - с клиентами не связываться…
        - Ждите, - велела гид, принимая у них прайс-форму.
        Табличка на двери погасла, а через некоторое время снова загорелась. Теперь надпись изменилась на «Нейромедик».
        - Входите.
        На этот раз переборка уехала вверх, и они, стараясь ничему не удивляться, оказались в операционной. Другая ведьмия с шишечкой из волос и в белом халате долго изучала прайс-форму и составляла медицинскую карту. Потом не глядя кивнула Элье на ширму:
        - Проходите, раздевайтесь… Остальные - выйдите в коридор.
        - Это опасно? - забеспокоился Доминик.
        - Ничего страшного, - успокоила его докторша, поднимая голову от стола, и замерла под змеиным взглядом подростка. - Вполне обычная процедура. Простая операция. Дробление виброзвуком инородного тела на микрочастицы и выведение их…
        - Доминик, - строго произнесла Элья.
        Мальчишка послушно отвёл глаза, и ведьмиянка оторопело мигнула.
        - Ну, идите, идите…
        Подросток жалобно вздохнул в ответ.
        - Я её брат…
        - Хорошо. Родственники могут остаться.
        - Я тоже, - очаровательно улыбнулся Гэбриэл, незаметно сжав мальчишке ладонь.
        - Ладно. И вы оставайтесь…
        - Гэбриэл, - попросила Элья, прежде чем скрылась за ширмой. - Присмотри за Домиником.
        - Попрошу остальных выйти! - повторила докторша, повышая голос.
        Лео первым направился к двери, разбойник не выдержал и остановил его.
        - Ты не говорил, что у тебя есть камешки…
        - Зачем?
        - Могли бы и не светиться кредиткой, - прошептал Гэбриэл.
        - Потом объясню, - ответил Лео и вышел, увлекая за собой Налку с Камиллой под сердитым взором докторши.
        - Что дальше? - спросила Налка.
        - Так, - Сора заглянула в прайс-форму. - Налка и Лео… Это вы?… Идёмте…
        - И я, - догнала их Камилла.
        Ей не улыбалось одиноко торчать в узком коридоре с голыми стенами и ждать непонятно чего. Налка облила соперницу неприязненным взглядом…
        Вслед за гидом они вернулись в турбороллу, спустились на несколько этажей и сели в лифт. Шахта проходила сквозь центр нижней части башни, основание которой терялось в непроглядных зарослях.
        Глава 16
        Ведьмокущи
        Звякнул звонок, уехала в сторону очередная дверь, и путешественники окунулись в синюю темноту. Точнее - в ультрамариновые сумерки. И словно очутились на другой планете. Перед ними предстала совершенно не та Ведьмия: ряды чёрных деревьев, тёмно-синий воздух и серебристые камни… Кое-где слабо мерцали ветки, а в листве вспыхивали белые огоньки.
        - Светляки, - пояснила Сора. - Освещают нижний ярус.
        Свет звезды сюда и правда не проникал. Сколько не задирай голову, наверху лишь темень с редкими почти неразличимыми проблесками.
        - Здесь всегда так? - поёжилась Камилла и принюхалась.
        Воздух был влажным и спёртым.
        - Всегда, - ответила гид. - Идёмте.
        Лесная аллея обступила их какофонией жутковатых звуков… Потрескивание стволин во мраке, шорохи и стрекотания. Неясный шёпот и тихий смех, словно кто-то ходил неподалёку и беспрерывно смеялся… Впереди маячил просвет, обозначая границу сумеречного тоннеля и залитой голубым сиянием древесной цитадели…
        Среди ветвистых стен, под пологом разлапистых крон, на поляне за каменными воротами - возвышалось жилище. В призрачном свете казались острее контуры, дрожа эфемерными линиями башенок и крыш…
        Крыльцо заскрипело, едва на него ступили… Наверное, дом был очень старым. С шелестом открылась дверь, пропуская гостей внутрь из светящейся мглы в кромешную черноту.
        - Бабушка! - крикнула Сора в глубину помещения, оставив створку приоткрытой. - Бабушка! Ты дома?
        - Экхе-кхе, - оттуда донёсся кашель, приближаясь дребезжащим голосом. - Сора? Внученька! Вздумала меня навестить… А то поселилась наверху и совсем о старухе забыла…
        Послышались лёгкие шаги, кто-то шёл к ним…
        - К тебе клиенты, бабушка, - ответила Сора и сжала тонкие губы.
        - А я уж размечталась…
        Вспыхнул свет - на потолке разом зажглись все лампы. Налка с Камиллой от неожиданности зажмурились, а Лео даже не моргнул. Мало-мальски глаза привыкли к яркому освещению и девушки увидели седовласую женщину.
        - Что? У вас наверху опять не справились?
        - Нет, бабушка, это целиком по твоей части.
        - Ясно, и браться не стали…
        Знахарка не выглядела старой, несмотря на седые волосы, морщинки у глаз и надтреснутый голос. Взгляд был ясным, цепким, щёки и подбородок гладкими, а походка лёгкой. Сама худенькая. Белый халат, надетый поверх длинного платья с орнаментом, мешковато сидел на ней.
        - И кто тут у нас?
        Она бегло изучила пришельцев.
        - С чем пожаловали?
        Сора протянула ей прайс-форму.
        - Позвать Нэду или Лесту?
        - Ты же знаешь, внученька, я работаю одна. Али забыла?
        - Подожду снаружи.
        Знахарка проводила её взглядом и переключилась на клиентов.
        - Я - Аза. Садитесь, - указала на три табурета, и уселась на стул с высокой спинкой. - Ну, рассказывайте.
        - Там всё написано, - Налка покосилась на прайс.
        - Где?… А, это? Ерунда! - Аза бросила форму на стол и свела узловатые пальцы в замок. Кисти у неё были сухие, загорелые и хваткие.
        - Хочу от вас услышать.
        Пока Налка сбивчиво говорила о приворотных несчастьях, Аза сидела, прикрыв глаза и кивала. Лео не вмешивался и не перебивал. Камилла осматривалась…
        Современные мониторы на стене нелепо сочетались с древней мебелью. С металлических стропил повсюду свешивались пучки трав; связки корешков и сушёных грибов. Пряный дух витал по комнате, забирался в ноздри… Камилла чихнула.
        - Здоровья тебе, детка.
        - Спасибо.
        Налка закончила рассказ, и Аза покачала головой.
        - Любопытная история, деточка. Дай-ка сюда коробочку.
        Девчонка порылась в кармане и вытащила изрядно помятую упаковку. Знахарка схватила её, окончательно смяла и выбросила в мусорную корзину.
        - Я поговорю с ученицами. Негоже продавать такое малолетним девицам.
        Налка только глазками захлопала. За неё возмутилась Камилла:
        - Это незаконно!
        Аза усмехнулась.
        - И что? Наверху легко рассуждать, а мы торгуем тем, что производим. Забудем. Вы же не учить меня пришли, а за помощью.
        - Сначала торгуете всякой гадостью, а потом… - не унималась Камилла.
        Уроки юриспруденции она не прогуливала. Зловредный был преподаватель.
        - Тихо, милочка, - Аза прищурилась. - Никто ведь не заставлял покупать, привораживать…
        Знахарка встала, выкатила из-за шкафа офисное кресло и развернула к Лео.
        - Сюда, молодой человек.
        Асаро пересел.
        - Будете сканировать? - подозрительно спросила Налка, не заметив ни одного прибора.
        - Зачем? - удивилась Аза, присаживаясь на табурет рядом с пациентом и кладя ему на грудь чуткую ладонь. - Я прекрасно обхожусь без этих технических примочек.
        И прикрыла глаза, прислушиваясь к чему-то.
        - Да… Я её чувствую…
        - У вас способности? - догадалась Камилла.
        - Сила.
        - Вы настоящая ведьма? - ахнула Налка.
        Аза улыбнулась.
        - Конечно, деточка. Мы на Ведьмии-2004.
        - Учёные - ведьмы? - нахмурилась Камилла.
        - Ох, милые девочки. Ведьмоградцы давно забыли, что любое взаимодействие с силами природы, будь то магия или наука, начинается с ведьмовства. Никакой прибор или техно-игрушка не заменит осязания, слуха и зрения истинной ведьмы, - зловеще подытожила она.
        Налка слушала, приоткрыв рот.
        - А вы учениц берёте? - прошептала она.
        Аза бросила на неё быстрый взгляд.
        - А хотела бы?
        Налка кивнула, ибо во рту резко пересохло от волнения.
        Аза подумала с минуту.
        - Нет. Ты - легкомысленна и нетерпелива. Может быть, позже.
        Налка разочарованно сникла. Аза вскочила и постучала ей пальцем по лбу.
        - Наберись вначале ума… Ну, молодые люди. Я вас вылечу. Плата вперёд.
        - Какая плата?! - Налка с Камиллой переглянулись.
        - М-мы уж-же з-заплатили ав-ванс, - запинаясь, выговорила Налка. - И… У нас денег нет…
        - Тогда, в другой раз, - Аза развела руками, - когда будут.
        - Мы ознакомились с условиями, - заметил Лео. - Оплата по факту.
        - О, голос прорезался, мальчик, - улыбнулась знахарка. - Приятный. Очень. Но от своего я не отступлюсь. Вы заплатите регистратору, а мне отстегнут жалкие крохи. Вот и беру небольшой процент…
        - Сколько? - холодно спросил асаро.
        - Сколько дадите.
        Лео вытащил два алмаза.
        - Этого хватит?
        - Вполне, молодой человек, - Аза спрятала камни в карман халата. - Приступим.
        Знахарка достала из шкафчика несколько ампул, набрала лекарство в обычный на вид шприц и уколола Лео в предплечье. Асаро не шелохнулся.
        - Всё, - объявила Аза.
        - Всё? - удивилась Налка. - И это поможет?
        - Обязательно. Но должно пройти время, чтобы капсула рассосалась, и растворился волос. Тогда парень будет свободен.
        - Как долго? - уточнила Камилла.
        - Несколько дней или лет…
        - А быстрее никак? - заикнулась Налка.
        - Нужен катализатор.
        - А где его достать? У вас он есть?
        Аза усмехнулась.
        - Катализатор - это не вещь, суспензия или отвар. Это - сильное чувство. Может статься, любовь… Это слишком опасно.
        Камилла с беспокойством и надеждой посмотрела на Лео. Аза перехватила её взгляд.
        - Он не для тебя, милочка.
        - Почему? - огорчилась Камилла, а Налка заулыбалась.
        - Он тебе не подходит. Не сможет дать то, что ты желаешь, - грустно пояснила знахарка.
        - Откуда вы знаете? - девушка недоверчиво насупилась.
        Аза вдруг рассмеялась, звонко и заливисто, как ребёнок.
        - А я и не знаю! Ты меня не слушай. В делах сердечных поступай, как хочется, а там разберёшься…
        - А я? - встрепенулась Налка. - Что со мной будет? Я разлюблю Лео?
        - Нет, - ответила Аза.
        - Но… Как же…
        - Ты - не разлюбишь, поскольку и не любила. Влечение пройдёт. Скоро. А что останется, то уж твоё… На-ка, вот…
        Она порылась в ящике стола и выудила оттуда коричневый пузырёк.
        - … Возьми. Добавляй вечерами по капле в питьё.
        - А что это? - Налка попыталась найти этикетку, даже на донышко заглянула. - Отворотное зелье?
        Знахарка рассмеялась.
        - Всего лишь травяная настойка. Успокаивает. Избавляет от плохих мыслей и наивных девичьих грёз перед сном.
        Аза присела рядом с Лео.
        - Скорого выздоровления гарантировать не могу, и посему возвращаю плату.
        - Оставьте себе, - усмехнулся асаро. - И знайте, что я вас обманул. Алмазы исчезнут, как только корабль покинет орбиту.
        Девушки испугались, что после такого признания ведьма как минимум их заколдует. Но Аза лишь рассмеялась.
        - Что ж, удачи, Лео. Надеюсь, ты будешь свободен. Всё зависит исключительно от тебя. Ступайте…
        Они уже были возле двери, когда знахарка печально окликнула воина.
        - И откуда ты взялся, загадочный чужак?
        - Из галактики Вихря.
        - Не знаю о такой…
        Аза покрутила головой и, погасив лампы, ушла в глубину дома.
        - Люблю темень и тишину, - долетело оттуда до них, - а то давно бы вырубила эти проклятые деревья. Хм, в согласии с природой… Вечный сумрак и плесень…
        - Не слушайте мою бабку, - встретила их на пороге Сора. - Она чокнутая.
        Лео, Камилла и Налка поднялись наверх к тому моменту, когда докторша давала Элье последние рекомендации.
        - Вам ничего не угрожает. Он вас не найдёт. Больше отдыхайте и пейте жидкостей. И принимайте разжижающие таблетки по три раза в день в течение недели…
        - Разжижающие чего? Мозг? - поддел сестру Доминик.
        - Кровь, придурок, - зашипела на него Элья, взяла упаковку пилюль и поблагодарила докторшу:
        - Спасибо-спасибо. Поняла. Буду осторожна.
        Затем они попали обратно в регистраторскую. Там Доминик вытащил из-за пазухи заветный свёрток. Положил на стол, развернул мягкую ткань, и никто не смог сдержать восхищённых вздохов… Посреди невзрачного куска полотна сверкала драгоценными камнями оранжевая диадема.
        - Это особый сплав из редких металлов, - сказала Элья.
        - Неужто обчистила имперскую сокровищницу? - зашептал ей на ушко Гэбриэл.
        - Вернула награбленное, - тоже шёпотом ответила она, щекоча разбойнику ухо. - Это сокровище руннэ.
        Гэбриэл улыбнулся. Как приятно…
        Дама-регистраторша вызвала ювелира. Одного из немногих мужчин на Ведьмии-2004. Он долго рассматривал камни. Изучал причудливую вязь на металле, изумлённо прищёлкивая языком. Потом унёс куда-то, вернулся и показал даме стоимость. У регистраторши вытянулось лицо, и она нехотя отсчитала сдачу в галактических ваучах - ровно шестьдесят тысяч. Деньги тут же скрылись в потайном кармашке Доминика.
        - Можете оставаться нашими гостями, сколько хотите, - любезно предложила дама. - У нас отличные гостиницы. Пройдите курс оздоровления и заодно убедитесь в эффективности лечения. И если что не так, мы…
        - Нет-нет, нам пора, - поспешно вскочила Элья. - Мы уже уходим.
        Она выразительно глянула на Гэбриэла.
        - Капитан сильно торопится. Надо лететь дальше…
        Разбойнику такая спешка казалась подозрительной, но он промолчал и лишь кивнул в подтверждение.
        Всё-таки они задержались ненадолго. По пути на космодром Сора завезла их в текстильный салон, галантерею и аптеку. Там уж Элья, Налка и Камилла оторвались на всю катушку, прикупив себе разных женских мелочей. Пока мужчины брюзжа, скучали у входа.
        У Камиллы сохранилось немного денег от покупок на Стеле, и она с удовольствием приобрела пару ажурных чулок и две пары прочных колготок. По словам гида, Ведьмия славилась чулочно-носочными изделиями. А ещё шляпками и перчатками.
        И вот, наконец, они погрузились в челнок. Гэбриэл запустил двигатели, но взлететь не успел, внезапно захваченный силовым полем и окружённый полицейскими турбороллами.
        Глава 17
        Круг сужается
        - Спокойно, - велел Гэбриэл, заглушив двигатели, и включил громкую связь. - Сейчас выясним.
        Элья заметно нервничала.
        - Что случилось? - небрежно поинтересовался разбойник.
        - Вы кое-кого забыли, - ответили ему с ближайшей платформы.
        - Неужели? - удивился Гэбриэл, пересчитав команду и лихорадочно соображая, кого же они могли оставить.
        - Пассажира.
        У Эльи вырвался вздох облегчения. Что не укрылось от Гэбриэла.
        - Какого ещё пассажира?
        И тут до него дошло. Сибилианин!
        - Спасибо, возьмите его себе.
        - Исключено, - возразили ему. - У нас подушный контроль населения. Либо забирайте, либо оставайтесь все, пока…
        «… Не кончатся деньги» - мысленно продолжил разбойник, а вслух порекомендовал:
        - Лучше воспользуетесь им для размножения.
        - Как мужчина он бесполезен…
        - Вот это да! - хохотнул Гэбриэл. - Лестный отзыв! Зря отказываетесь, барышни. Сибилиане - ненасытны в любви. Алактинцы с ними генетически совместимы и…
        - Кому нужны тупые алаксибы? - засмеялись с турбороллы.
        «Слышали бы вас на Сибиле», - подумала Камилла.
        - Везде одно и то же - неприязнь к полукровкам, - нахмурился контрабандист. - И наговоры.
        - Решайте быстро и освобождайте сектор.
        - Брок! - выругался Гэбриэл. - Он не заплатил мне за проезд. Как капитан, я настаиваю на его высадке.
        - Это не наши проблемы. Улаживайте их здесь или забирайте сразу и улетайте.
        - Навязался на мою голову!
        Элья дёрнула разбойника за рукав.
        - Гэб, надо лететь. Забирай, а там посмотрим.
        Гэбриэл колебался. Камиллу тоже смущало присутствие сибилианина на борту, но она поддерживала Элью. Девушку терзали дурные предчувствия. Из-за алмазов Лео… Налка, напротив, осталась бы ещё. Девчонке пришлись по вкусу магазинчики, а сибилианин её нисколько не волновал.
        - Гэбриэл! - Элья начинала злиться, и разбойник сдался.
        - Хорошо, - ворчливо согласился он. - Давайте его сюда.
        И предупредил остальных:
        - Когда я выкину этого типа в открытый космос, не вздумайте обвинять меня в живодёрстве. Отправитесь туда же…
        Счастливого пассажира затолкали в челнок, и они покинули Ведьмию-2004 как можно скорее.
        На корабле их встретил обеспокоенный Зигмунд и немедленно засыпал Налку вопросами. Девчонка неопределённо махнула рукой. Что ему сказать? Она не ощущала разницу, её по-прежнему тянуло к Лео. Оставалось верить знахарке на слово и надеяться, что однажды это пройдёт… Зигмунд не отставал и порывался спуститься на планету в скафандре, чтобы прояснить ситуацию…
        - У нас нет скафандра, - напомнил вампиру Хэрхи.
        - Хватит препираться! - не выдержала Элья. - Пора стартовать!
        Вот тут и взыграл характер Гэбриэла. Отстранив Доминика, разбойник прижал Элью к переборке.
        - А теперь выкладывай. Куда ты так торопишься и почему?
        Руннэ с яростью уставилась на него. Гэбриэл полюбовался цветом её глаз и довольно усмехнулся.
        - Даже не думай. Эти штучки-дрючки со мной не прокатят. Говори! Пока мы в одной команде…
        - Отойди! - Элья оттолкнула его. - Тогда покажу.
        И вытряхнула из рюкзака знакомое украшение.
        - Диадема? - изумился Гэбриэл. - Как…
        - Как? - передразнила Элья. - А вот так! Чип убрали - способности вернулись. Когда ведьмы хватятся, и если догадаются…
        - Ты проболталась им о способностях? - хмуро уточнил Гэбриэл.
        - Что я, дура что ли? - усмехнулась женщина. - Сочинила слёзную историю о бывшем муже-тиране, который внедрил в меня сигнальный чип и теперь гонится за мной. Ведьмиян это проняло.
        - Умничка! - похвалил Гэбриэл. - Тогда чего боишься, плутовка?
        - Диадема как-то подозрительно исчезла после нашего отлёта. Ведьмиянки тоже не дуры. Сопоставят факты и решат, что её банально украли…
        - А разве не так? - ухмыльнулся разбойник.
        - Конечно украли, - согласилась Элья, - но не банально. Я умею перемещать предметы сквозь пространство.
        - Ого!
        - Не все, а лишь помеченные моей ДНК. Поэтому, нам лучше поторопиться. Вдруг меня раскусят. Они же ведьмии.
        - Ежели так, отошли бы подальше и забрали твоё сокровище. Потерпеть не могла?
        - Слишком далеко мне не дотянуться, - возразила Элья. - И давайте улетать, пока ведьмы не очухались.
        - Она права, - вмешался Лео. - Алмазы…
        - Та-ак! - заорал Гэбриэл, впечатав кулак в переборку. - Пусть мне кто-нибудь объяснит! Что с этими проклятыми алмазами не так?!
        - Это моя аптечка, - сообщил воин. - Кристаллы содержат генетические коды, необходимые для устранения неполадок в геноме. Асаро применяют их в том случае, когда собственных резервов недостаточно…Камни связаны со мной генетически.
        - И что с того? - нахмурился Гэбриэл, обуреваемый нехорошими предчувствиями, как и Камилла.
        - Без непосредственного контакта с базовой ДНК, алмазы распадаются на микрочастицы, и, обладая повышенной летучестью и проницаемостью, притягиваются ко мне. Ведьмияне заметят пропажу.
        - О-о, бро-ок, - простонал Гэбриэл, запуская пальцы себе в волосы. - Надо же! Пригрел на борту отпетых мошенников…
        - Такое поведение характерно для вашего общества, - улыбнулся Лео. - Почему бы и нет?
        - Да! Но не приемлемо в принципе!
        - А «Принцип» далеко отсюда?
        Лео явно шутил, но разбойнику было не до смеха.
        - Жулики…
        - Не тебе судить, - заявила Элья. - Когда меня лишили способностей, пришлось развить у себя другие полезные качества. Без них я бы не выжила и не спасла Доминика.
        - Свалились на мою голову, - бурчал Гэбриэл.
        Сибилианин расплылся в улыбке, как подлый котяра перед блюдцем сметаны… Камиллу это рассердило, она заодно вспомнила кое-что и с раздражением выдала:
        - А я видела, как он копался в приборах!
        - Кто? - не сообразил расстроенный Гэбриэл.
        - Тиип…
        Разбойник пригвоздил сибилианина взглядом к палубе и поймал за шкирку.
        - Это так? Отвечай!
        - Ну, я… Да. Нет, - заюлил сибилианин, выскальзывая и пытаясь бочком покинуть рубку.
        - Стоять! Да или нет?! Зачем? Говори, тварь скользкая!
        Тиип понял, что отпираться бесполезно.
        - Э-э… Да. Из любопытства. Когда-то я был механиком… Очень необычный корабль…
        - Знаешь, что бывает с любопытными? - грозно спросил Гэбриэл, подсунув кулак ему под нос.
        - Что?
        - Они попадают в шлюз, а оттуда…
        - Так мы летим, или как? - Элья нервно постукивала каблучком. - Иначе, все отправимся через шлюз космической тюрьмы.
        - И как же ты до сих пор туда не отправилась!? - грубо высказался Гэбриэл, протопав к капитанскому креслу. - Хэрхи!
        Молчаливый карфаг безропотно сел у пульта. Скандалов он не любил и обычно в них не встревал.
        Пока кольцерог выводил звездолёт с орбиты, Гэбриэл вычислял оптимальный курс и сверял координаты.
        - М-да, - недовольно рассуждал он. - Астрос ещё дальше… При такой скорости дней десять, не меньше… И никакого шанса уйти от погони…
        На всякий случай позвал:
        - Зверь!..
        Никто не отозвался. Корабельный дух ещё спал. Зато оставленный без присмотра сибилианин просочился к пульту.
        - Вот-вот…
        - Что, вот-вот? - на автомате откликнулся Гэбриэл.
        - Я этим как раз и занимался - изучал системы корабля, а вы меня даже не слушали.
        - Ты разобрался в схемах этого звездолёта? - удивился Гэбриэл.
        Даже Хэрхи озадаченно уставился на сибилианина.
        - Я же говорил, что когда-то был механиком на «стратоклассе», а это самый быстроходный крейсер Лиги… Работал с приводами ускорения.
        - Это тебе не «стратокласс», - скептически заметил разбойник. - Здесь нет приводов ускорения. Иные технологии.
        - Ну и что? - ничуть не смутился Тиип. - Можно адаптировать. У меня возникли кое-какие идеи… Я могу увеличить скорость, вдвое…
        - Так-так-так, - заинтересовался Гэбриэл. - Хэрхи, подвинься.
        Потеснив карфага, сибилианин откинул панель управления и принялся колдовать над схемами.
        - Если замкнуть эти цепи, а здесь усилить подачу и компенсировать поле тут… Готово! Могу ещё и над связью поработать и сенсоры отрегулировать.
        - Давай, - согласился разбойник, внимательно наблюдая за манипуляциями Тиипа. - Курс на Астрос-1018! Пересидим там…
        А в ту самую минуту в станционном фойе Стелы Луис Лац отчаянно препирался с главным администратором банка.
        - Ваш банкомат проглотил мою кредитку!
        - Ничего не знаю…
        - Как это?! - Луис обалдел от такой наглости. - Немедленно открывай жестянку или я…
        От злости он с трудом подбирал слова. Вернее, почему-то они превращались в слюни, пузырясь на перекошенных губах.
        - Да я тебя!..
        - Что?
        - Буду жаловаться правительству Синдиката!
        - А что мне Синдикат? - выпятил грудь банкир. - Здесь главенствует Лига. И то, формально. Стела практически нейтральная территория…
        - Кончай трепаться! - взвизгнул Луис и пнул банкомат.
        - Не ломайте оборудование. Я вызову техподдержку, пробью по базе…
        Банкир нетерпеливо зыркал по сторонам в поисках охраны. Никогда её нет на месте…
        - Будьте добры, - взял себя в руки управляющий. - Я подожду. И если через пять минут кредитка не ляжет ко мне в карман, дойду до коменданта и…
        - Хорошо-хорошо, - спешно ретировался банкир, учуяв предлог. - Одну минутку.
        - Ну что за галактика? - бормотал Луис, беспокойно приплясывая на месте. - Проходимец на проходимце и проходимцем погоняет…
        - Лац?! А ты что тут делаешь?
        Управляющий присел от неожиданности. Только этого не хватало!.. К нему на всех парусах нёсся Эзран Кавари со свитой.
        - Приветствую, Ваше…
        - К броку церемонии! Что ты тут делаешь?
        - Э… Я?… Утрясаю финансовые вопросы, связанные с делами вашего сына…
        Луис зря распинался. Король вампиров не слушал, его мучили собственные проблемы.
        - Он был здесь! - сообщил Кавари.
        - Кто?
        - Полукровка!
        - Кто?
        - Мой внук - Гэбриэл, брок его дери!
        - Э…
        - Мне сообщили, что он здесь, но этот засранец сумел удрать…
        - Ну…
        - Удачно, что я тебя встретил. Пойдёшь со мной к коменданту.
        - Но я… Э… Зачем?
        - Мы задержали скупщика контрабанды, которому Гэбриэл всучил твою яхту. Почему не известил о пропаже?
        - Я не знал, - соврал Лац, соображая, как поиметь с этого выгоду, достать кредитку и не спалиться… И тут до него дошло.
        - Там была моя дочь! Куда этот мерзавец её дел?!
        Луис мгновенно забыл о карте, Лео, банкомате и запричитал:
        - Девочка моя… Я думал, она сбежала, а её… Негодяй! Бандитское отродье! Он требовал выкуп?
        - Нет. С чего ты взял? Какой выкуп?
        У Кавари были свои заботы.
        - Быстрее, у нас мало времени…
        И король направился к лифту, толкая перед собой несчастного Луиса Лаца.
        Ни Его величество, ни управляющий не заметили, что за ними следили из противоположного коридора. Трое мужчин в длинных плащах с высокими воротниками и эмблемами Альянса на шляпах, развернулись и двинулись к посадочному шлюзу, переговариваясь на ходу.
        - Синдикат тоже его упустил.
        - А я предупреждал…
        - Доложим канцлеру?
        - Нет времени. Хвидасс передал, что они на пути к Астросу.
        - Канцлер рвёт и мечет…
        - И жаждет расправы.
        - А мне плевать! Обойдётся. Я сам убью этого подлеца.
        - Тогда на перехват?
        - Не успеем…
        - Летим за ним?
        - Нет. Астрос - планета Лиги. Перехватим их после. Хвидасс обо всём позаботится
        - Ты веришь этому пройдохе?
        - Он профессионал. И у меня нет выбора. Главное, обойти Синдикат.
        Через мгновение они скрылись внутри отсека…
        Звездолёт Гэбриэла благополучно пересёк пространство Лиги. Тиип почти не обманул. Спустя шесть дней они были у границы. Не вдвое быстрее, но время выиграли.
        Сибилианин изрядно потрудился. Улучшил систему нагрева и подачи воды. Наладил громкую связь и установил на каждой палубе коммуникаторы из найденных в хвостовой части деталей реле и динамиков. Теперь они могли связываться друг с другом из самых отдаленных зон корабля. Слышимость была прекрасная, невзирая на гигантские размеры звездолёта и количество палуб.
        Тем самым, Тиип понемногу втёрся в доверие к Гэбриэлу. Капитан назначил его первым инженером и поручил навигационный пульт. К недоумению Хэрхи.
        Камилла продолжала тайно следить за сибилианином и неожиданно обрела союзника в лице Доминика.
        - Я его не чувствую, - сокрушался подросток. - Не ощущаю мыслей, эмоций… Думаю, он что-то скрывает.
        - Скользкий тип, - соглашалась Камилла, - даже для сибилианина.
        - Элья рассказывала, что есть расы, которые не по зубам эмпатам. Вдруг, он из таких?
        Камилла строила догадки. Однако пришлось на время забыть о своих подозрениях…
        Впереди показался огромный бирюзово-сиреневый шар Астроса и два его туманных спутника - Астроном и Предсказатель.
        Зигмунду снова не повезло с климатом, и его оставили на орбите, сторожить звездолёт. Тиип неожиданно вызвался составить вампиру компанию. Тогда и Хэрхи с Налкой обязали присматривать за сибилианином. Это чуть не привело к катастрофе. Гэбриэл едва не оглох от бурных протестов девчонки. Она не желала отпускать Лео с Камиллой.
        В итоге, Гэбриэл дипломатично разрешил все споры. Объявил, что сперва он вместе с группой высадки летит на разведку. За остальными вернётся чуть позже, а пока они будут по очереди нести вахту на корабле. С таким решением трудно было не согласиться. Капитан сказал - капитан сделал…
        В скором времени, путешественники сидели на террасе дома приятеля Гэбриэла - Ортегиуса, наслаждаясь морским воздухом. Мужчины пили грог и разговаривали, а Камилле налили чаю и угостили пирожными.
        Близился вечер. Острые козырьки скал отбрасывали тени на индиговый залив. Над морем парили и надрывно кричали аквадакты. Сиреневые пики одиночных гор затягивались лазоревой пеленой. Поднимался ветер и, стремясь с ним за горизонт, птичьи стаи терялись в закатной дымке. Напротив дома шумел порт. А внизу под террасой волна лениво пенилась, обрамляя камни. И вдалеке на холмах, возвышаясь над джунглями, замерли небоскрёбы, увенчанные кудряшками облаков…
        Говорили о сверхновых и погибших мирах. Обсуждали пропавшие экспедиции, упоминая о далёких галактиках, космических чудовищах и других обитателях вселенной.
        - Ну, что ж, - задумчиво произнёс астроном. - Всё сходится. В свете последних открытий… Увы, тревожных.
        - Каких открытий? - переспросил Гэбриэл.
        - Боюсь, что скоро галактике Зебры придёт конец.
        Глава 18
        Астрономы и предсказатели
        Поначалу возникла тишина. Первым нарушил её Гэбриэл:
        - Я не ослышался? Повтори-ка.
        - Наша галактика прекратит своё существование… Если мы ничего не предпримем.
        - Не понял, - криво улыбнулся разбойник, подозревая, что это какая-то шутка. - И что мы сможем предпринять? Где галактика, а где - мы.
        Ортегиус вздохнул.
        - Объяснять долго. Идёмте, покажу…
        Они поднялись по винтовой лестнице в домашнюю обсерваторию.
        - Это конечно не телескоп на холме, - словно извиняясь, астроном кивнул на аппарат с трубой, уходящей в круглую дыру на потолке. - Но приближает и даёт прекрасное изображение со спутников.
        Стены были увешаны снимками туманностей и далёких планет. Столы по периметру - завалены книгами по астрономии, звёздными картами и загромождены аппаратурой… Путешественники неуверенно оглядывались в поисках сидячих мест. Заметив это, Ортегиус смахнул с табурета крошки хлеба, огрызки печенья и пакет из-под пончиков. Выдернул из кладовки в углу облезлый стул…
        - Ф-фу! - сдул пыль с сиденья и громко чихнул.
        - Садитесь, пожалуйста.
        - Я постою, - отказался Лео, наблюдая, как астроном силится подтащить к столу тяжеленное кресло с торчащими пружинами.
        Ортегиус не стал настаивать. Расположил с трудом добытую мебель перед монитором, усадил Камиллу, Гэбриэла и подключил картинку.
        Экран замигал и заполнился оранжевыми пятнами с выпуклостью в форме оскаленной пасти. Камилла отпрянула.
        - Что это?!
        - Галактика Тигра, - ответил астроном. - Вернее, пока только голова.
        Изображение отдалилось и понемногу стало вырисовываться нечто, вроде растянутого в прыжке звёздно-полосатого хищника…
        Камилла тряхнула головой, зачарованная видом галактики. Не помогло. Наваждение осталось, страх усугубился. В душе пробудился священный ужас перед непознанными глубинами вселенной и её гигантами… Сердце затрепыхалось пойманной в силки пичужкой… Зато Гэбриэл не испытывал космофобии.
        - Ну? Галактика. Допустим, Тигра. И?… До неё миллионы световых лет.
        - Уже нет, - вздохнул Ортегиус. - Галактика Тигра несётся к нам с невероятной скоростью… Н-да… А мы движемся навстречу и скоро с ней столкнёмся. Огромный Тигр съест Зебру…
        Разбойник неожиданно расхохотался, да так, что напугал Камиллу.
        - Ну, Ортеги, уморил! - покатывался от смеха Гэбриэл. - Созвездия вскружили тебе башку. И долго ты пялился в телескоп, чтобы обзавестись такой умопомрачительной галлюцинацией?
        - Смейся-смейся, - пробурчал Ортегиус. - Астрономическое сообщество тоже смеялось. Посмотрим, что вы скажете через годик или раньше.
        Гэбриэл посерьёзнел:
        - Что действительно происходит?
        - Я же говорю! Услышьте меня! Скоро галактики столкнутся, и космос уже не будет прежним. Возможно, родится новая галактика, но после светопреставления мы не выживем.
        - Да брось ты! - недоверчиво хмыкнул Гэбриэл. - Это абсурд.
        - Я тоже так думал, поначалу… Нет, конечно это естественный процесс. Всё во вселенной движется. Галактики встречаются, кружат, сталкиваются… Большие туманности поглощают маленькие… Бесконечно. Мы должны были встретиться с галактикой Тигра. Когда-нибудь. Через миллиарды лет. Однако…
        - И что же случилось? - нахмурился Гэбриэл.
        - Почему-то это сближение ускорилось. Я заметил сей факт лет пятнадцать назад… Обратился к Учёному Совету. Меня подняли на смех и обвинили в некомпетентности. Слишком, мол, молод и неопытен. Сперва и я полагал, что ошибся. Но месяцы наблюдений… Я прилетел на Орданеллу…
        У Камиллы ёкнуло сердце. Она сжалась в комок на стуле, стиснув пальцами колени, аж костяшки побелели…
        - … Там меня выслушали. Орданеллиане не зависели от мнения Совета. Учёные провели астрономические тесты и подтвердили мои догадки. Более того, рассчитали приблизительную дату столкновения по галактическому хронометру.
        - Когда это произойдёт? - хрипло спросил Гэбриэл.
        - Примерно через девять месяцев, девять дней и девять часов… Учёные Орданеллы исследовали, как это предотвратить, когда… Ну, вы знаете…
        - Нечто уничтожило планету, и никто до сих пор не потрудился разобраться, - глухо произнесла Камилла, опустив голову. - Я с Орданеллы. Мои родители сгинули там…
        - Бедная девочка, - вздохнул Ортегиус. - Я скорбел вместе с научным сообществом… Но, как выяснилось, наследие Орданеллы не пропало. Они успели передать секретному филиалу на краю астероидного поля в скоплении Хотта важную информацию. Я узнал об этом спустя годы, когда меня навестил мой давний знакомый - капитан Марк Аверс.
        Камилла схватила Ортегиуса за руку.
        - Вы его видели? Где он?
        - Ты его знаешь? - удивился астроном.
        - Он… Близкий друг моих родителей. Где он?
        - Охо-хо, милая девушка. Если бы я знал. Марк Аверс прибыл сюда несколько лет назад и рассказал, что незадолго до гибели Орданеллы учёные разработали теорию, как развести галактики, чтобы они прошли на безопасном расстоянии друг от друга и продолжили свой путь…
        Ортегиус сочувственно покосился на Камиллу.
        - В лаборатории филиала эти разработки применили на практике. Экспериментируя на слипшихся туманностях. Марк Аверс с командой учёных как раз направлялись в галактику Тигра…
        - Ой! - вспомнила Камилла. - Я уже слышала о галактике Тигра. Элья говорила, что они оттуда…
        - Потом! - оборвал её Гэбриэл, заставив возмущённо заёрзать на стуле. - Продолжай, Ортеги.
        - … И зашли на Астрос. Установить маяк дальней связи… Суть в чём… Учёные создали пространственный стабилизатор с отталкивателем частиц, состоящий из трёх космических буев. Один - расположен где-то в нашей галактике. Другой - учёные собирались установить в галактике Тигра. А третий, запускается в последний момент до начала галактического танца.
        - Галактический танец? - откликнулась Камилла. - Что это?
        - Перед тем как сойтись, галактики кружатся в предсмертном танце. Великолепное и страшное зрелище. И длится оно очень долго. Звёзды сталкиваются, распространяя вокруг мощное излучение. Взрываются и горят планеты, когда сливаются титаны космоса… Никто не выживет… Катаклизмы начнутся ещё до сближения. А до этого момента нужно активировать третий буй. Траектория галактик изменится, они оттолкнутся и разойдутся на безопасное расстояние…
        Астроном помолчал, прокашлялся.
        - Так могло быть… Но Марк Аверс не связывался со мной уже более двух лет.
        - Он пропал без вести, - прошептала Камилла.
        Слушая о танце галактик, она представляла себе это, и что-то зашевелилось внутри. Неясное воспоминание…
        - Возможно, они живы… Марк предупреждал, что связи какое-то время не будет из-за туманностей и пояса астероидов. Хотя… обещал прислать весточку, как только они достигнут Тигриной Пасти… И, по моим расчётам, давно пора. Не хотелось бы предполагать худшее.
        Взгляд Гэбриэла загорелся.
        - Ортеги, ты же видел мой корабль.
        - В телескоп.
        - На нём я могу не только пересечь галактику, но и вселенную.
        - Что ты предлагаешь? - уточнил астроном.
        - Ну, кому-то же надо разыскать экспедицию и предотвратить столкновение, - усмехнулся Гэбриэл. - Не то, чтобы я любил Зебру со всеми её обитателями, но самому жить хочется.
        - Ты отправишься в галактику Тигра? - Ортегиус не верил своим ушам.
        Разбойник кивнул, залихватски ухмыляясь. Астроном восхищённо покрутил головой.
        - Я знал, ты - само безрассудство, отчаянный Гэбриэл Кавари, но чтобы настолько.
        - Я тоже, - робко вызвалась Камилла.
        Мужчины с удивлением повернулись к ней. Она смутилась.
        - Я… Я полечу с тобой. Марк Аверс - мой опекун. И… Вдруг я выясню что-нибудь о родителях…
        - Посмотрим, - нахмурился Гэбриэл.
        - Откуда у тебя этот снимок? - вдруг спросил Лео, до сих пор безмолвно разглядывающий стены.
        - Где? - подхватился Ортегиус.
        - Здесь, - асаро указал на поблёкшую от времени фотограмму туманности в форме звезды с хвостом.
        - А… Этот снимок сделан телескопом на холме… Так давно… Тысячу или девятьсот лет назад… А что?
        - Похоже на туманность Вихря - мою галактику.
        - Вряд ли эта хвостатая туманность - твоя галактика.
        - Почему?
        - Вскоре после того как её открыли, туманность поглотила галактика Тигра…
        - Вот хищница! - воскликнула Камилла.
        - Охота началась уже тогда? - спросил Гэбриэл.
        - Нет, - махнул рукой астроном. - Закономерный процесс. Вихревая туманность находилась слишком близко от галактического шлейфа. Гравитационные возмущения на периферии затянули её, и произошло объединение. Крупная галактика поглотила карликовую… Мои предшественники наблюдали это в телескоп. Жаль, пожар уничтожил снимки. Только один и остался.
        - Там жили мои сородичи, - прошептал Лео, не отрывая глаз от стены.
        - Что ты говоришь парень? - удивился Ортегиус. - Это случилось много веков назад! Это невозможно…
        - Это лишь означает, - перебил его Лео, - что я пробыл в анабиозе чересчур долго…
        Он рассказал астроному о космическом спруте.
        - Плачевно, - покачал головой Ортегиус.
        - У меня больше нет дома, - горько произнес Лео. - Никого не осталось.
        - Угу, - подхватил астроном. - Если бы Вихрь сейчас выполнял функцию буфера между Зеброй и Тигром, то, вероятно, столкновения бы не произошло.
        Лео воззрился на Ортегиуса как на святотатца. Тот пояснил:
        - Туманность находилась как раз между ними…
        - Погибли мои сородичи, - угрюмо повторил Лео.
        Ортегиус пожал плечами.
        - Возможно, они и спаслись на космических кораблях. Если спрут их не убил.
        - Постойте, - вспомнил разбойник. - Лео, ты говорил, что такое же чудовище уничтожило Орданеллу.
        - Я читал РНК Камиллы.
        - А если эти нападения взаимосвязаны?
        - Возможно, - согласился астроном. - Эх, Марк бы разрешил эту загадку.
        - Значит, стоит найти его, - Гэбриэл вскочил, готовый к великим свершениям и дальним перелётам. - Только поговорю с командой. Уверен, они меня поддержат. И вперёд! В галактику Тигра!
        Чуть позже на борту корабля…
        - Нет! Нет! И нет! Только не туда! Не хочу возвращаться в гнусный вертеп жестокости и тирании, - орала Элья, швыряя взглядом предметы. - И не стану!
        - Успокойся и выслушай, - уговаривал её Гэбриэл, пока остальные приходили в себя после рассказа о грядущих катастрофах.
        - Ни за что! Мы с братом не полетим.
        - Говори за себя, - бормотал Доминик, собирая предметы и возвращая на место. А некоторые так и болтались снаружи, в открытом космосе.
        А Камилла думала, что телекинез - полезное качество в семейной жизни. Тарелки можно бить прямо на улице, не выходя из дома. Чтобы потом не подметать и не пораниться осколками.
        - Опасная штучка, - усмехнулся Гэбриэл. - Неужто и теперь боишься наггеваров?
        - Не желаю я туда возвращаться, и всё! - стояла на своём Элья. - Я останусь здесь.
        - И погибнешь, - зловеще напомнил Зигмунд. - Галактики столкнутся и… Пуффф!
        Элья упёрла руки в бока и прищурила глаза:
        - Да-а!? А что изменится, если вы сунетесь прямиком к Тигру в пасть?! Эти тигроиды сожрут вашу Зебру с потрохами. И никто не станет вам помогать!
        - Ты что?! Люди здесь ни при чём. Все погибнут! - возразил Хэрхи с несвойственной ему горячностью.
        Юного карфага просто шокировало невежество блондинки.
        - Прекрасно! - фыркнула Элья, топнув ножкой. - Пусть все сдохнут! А мы с Домиником уберёмся отсюда подальше. Ещё до светопреставления. Украдём звездолёт, и только нас и видели.
        Она демонстративно прошествовала к дивану и уселась, положив ногу на ногу, и вздёрнув изящный носик.
        Гэбриэл улыбнулся, наклонился к Элье близко-близко и проникновенно зашептал:
        - Хочешь, красавица, я научу тебя угонять звездолёты… Приходи вечерком в мою каюту. До утра будем тренироваться…
        И тут же заработал хлёсткую пощёчину.
        - Нахал!
        Разбойник отодвинулся, потирая щёку
        - Хорошо, - голос Гэбриэла стал ледяным. - Оставайся на Астросе.
        - Ещё чего! Я возьму корабль! - взвизгнула Элья.
        Лео понаблюдал за порозовевшей от гнева красоткой и понял, что срочно нуждается в генетическом обмене. С этой руннэ. Да и ей не повредит. Если получится. Ведь лечение должно подействовать…
        - Кишка тонка, - сурово обронил разбойник, так, что Элья побледнела. - Просто уберёшься к броку. Я высажу вас с братом на первой же станции. Надеюсь, остальные не против?… Нет?!..
        - …
        - Значит, на том и порешили, - и Гэбриэл вышел из кают-компании, поставив точку.
        На следующий день вся команда, за исключением вампира, спустилась на Астрос. Они провели там неделю. Гэбриэл, Ортегиус и Лео обсуждали детали похода. Налка бегала по магазинам, таская за собой Хэрхи в качестве носильщика за неимением под рукой Зигмунда. Сибилианин куда-то смотался и явился перед самым отлётом. Камилла целыми днями бродила по берегу, наслаждаясь свежим воздухом, шелестом деревьев и твёрдой почвой под ногами…
        Девушке нравилась эта передышка и возможность изучить новую планету. Она бы искупалась в море, но лезть в воду было уже холодновато. Иногда она поднималась в обсерваторию и неизменно заставала там Ортегиуса. Астроном смотрел в телескоп и задумчиво бубнил:
        - Одна звезда в апогее, другая в перигее…
        Что означали эти загадочные фразы, Камилла так и не спросила.
        Элья с Домиником несколько дней гостили в деревне предсказателей. Однажды Ортегиус вскользь упомянул о таинственных знаках. Всё указывало на то, что во вселенной происходит нечто страшное. У его знакомого предсказателя были видения. В стеклянном шаре, кофейной гуще и бересте…
        - Ерунда, - убеждённо заявил Хэрхи. - Наука отрицает предвидение. Всё это шарлатанство. Прогнозирование - совсем другое.
        Элья напустилась на карфага:
        - Не смей так говорить! Предвидение - это дар. Доминик - ясновидящий, а жители Астроса видят будущее.
        - А причём здесь стеклянный шар? - кольцерог упорно отстаивал свою позицию.
        - Предметы - это посредники, информаторы. С их помощью предсказатель переводит чистую информацию или энергию в знаки, символы, образы и трактует их…
        Наступил день отлёта. Ортегиус провожал гостей со слезами на глазах и напутствовал с дрожью в голосе, проверяя снова и снова, не забыли ли они чего, и предостерегал:
        - Осторожней там. До меня дошли слухи…
        - Какие? - насторожился Гэбриэл.
        - О хищной туманности… Где-то на территории Альянса. Говорят, блуждает, охотится и ест корабли.
        Разбойник засмеялся.
        - Дружище, ты вновь меня удивляешь. С каких пор ты стал суеверным? Это же сказки! Половину из них я сам сочинил. Чтобы дилетанты не путались под ногами.
        - Не уверен, - вздохнул астроном. - Недавно в том секторе пропало несколько яхт и звездолётов…
        Гэбриэл усмехнулся.
        - Да их, скорей всего, угнали какие-то ушлые ребята и выдумали легенду, чтоб не искали.
        - Вместе с пассажирами? - скептически заметил Ортегиус.
        - Не боись, дружище, - Гэбриэл подмигнул астроному. - Всё это контрабандистские сказки… Бывай.
        Звездолёт покинул орбиту Астроса. Команда Зверя отправилась навстречу приключениям, не подозревая, какие опасности затаились в дебрях космоса.
        Глава 19
        Соглядатай Альянса
        Шёл пятый день путешествия. Ничего не происходило. Путешественникам не встретилось ни одной станции, чтобы высадить пассажиров, и руннэ продолжали лететь с ними. На исходе пятого дня Гэбриэл остановил звездолёт и собрал всех в кают-компании.
        - Мы приблизились к облаку сверхплотных частиц, - сообщил разбойник. - Оно испускает сильные магнитные волны. Придётся обойти.
        - Но, капитан, - неуверенно возразил Хэрхи. - У нас же щиты.
        Гэбриэл усмехнулся, в основном потому, что кольцерог назвал его капитаном.
        - Ты неопытен и плохо знаешь космос. Это облако - гравитационный капкан. Никакие щиты от него не спасут. Вот, если бы Зверь не спал, мы бы включили сверхскорость и совершили прыжок. Но Зверь - спит, а я не хочу рисковать и застрять навечно или надолго. И заметьте, никто не откликнется на сигнал бедствия. Бывалые проигнорируют, а новички и сами завязнут.
        Камилла представила столпотворение пойманных в ловушку звездолётов… Город кораблей, страна… Кладбище! Братская могила!.. Она вздрогнула.
        Хэрхи стушевался, поскольку капитан выставил его дилетантом. Карфаг и так был сбит с толку и не мог сосредоточиться на мыслительном анализе. Что-то мешало. Он вспыхивал каждый раз, сталкиваясь взглядом с Камиллой.
        - Значит, идём в обход, - постановил Гэбриэл. - Осталось выбрать, куда - углубиться на территорию Лиги или пройти через сектор Альянса… Сразу предупреждаю, первый вариант чреват неприятностями, а второй… Может быть безопасным. Как вы? Согласны?
        - Решать тебе, капитан, - хмуро сказал Зигмунд.
        Вампир ни грамма не смыслил в навигации.
        - Второй путь - короче, - поддержал капитана Тиип.
        - Отлично, - улыбнулся Гэбриэл.
        Девушки переглянулись. Налке было всё равно - куда Лео, туда и она. Камилла вопросительно посмотрела на карфага. Романтично настроенный Хэрхи мечтательно улыбался… Элья пожала плечами и высказалась:
        - Мне без разницы, но, если ты спросил… Предпочитаю станции Альянса.
        - Конечно, - хохотнул Гэбриэл. - Твой братец не успел там наследить.
        За время путешествия разбойник вытащил из Доминика всё о взломанных автоматах, банкоматах и других аппаратах.
        - А, кстати! Где его носит?
        - Он в каюте. Плохо себя чувствует, - объяснила Элья.
        - Воспаление хитрости?… Ну, а ты, Лео?
        - Ты лучше знаком с этой областью космоса, тебе и решать.
        - Исчерпывающий ответ, - усмехнулся разбойник. - Что ж, тогда вперёд!
        Гэбриэл вскочил.
        - Пилот! За мной…
        - Постойте, капитан! - воскликнул кольцерог.
        - Что такое? - удивился Гэбриэл.
        Хэрхи втянул рогами побольше воздуха и озвучил:
        - Мы летим на безымянном корабле. Так не положено…
        Разбойник хмыкнул.
        - Вернее, у карфагов это считается плохой приметой… Надо бы как-то назвать звездолёт. Пусть каждый придумает имя, а мы выберем. Предлагаю - Камилла.
        Камилла закашлялась, а Хэрхи умильно заулыбался. Гэбриэл подозрительно взглянул на пилота.
        - Так-так-так… Хэрхи, рогатыш, а сколько тебе лет?
        - Э… девятнадцать, с половиной… А что?
        - Ступай-ка отсюда. Запрись в каюте и неделю оттуда не выходи. А еду тебе будет носить… Предположим… Лео. Самая подходящая кандидатура в твоём случае… И не забудь принять холодный душ.
        Узоры на коже Хэрхи посерели, затем побагровели. Из роговых отверстий со свистом вырвался пар. А через секунду карфага уже не было в кают-компании. Только воздух продолжал колебаться…
        - Ну вот, - заметил Гэбриэл, - я на неделю лишился пилота… Так… Думаю, его пока заменит…
        - Я! - вызвался Тиип.
        - Тогда, приступай немедленно.
        - А как же звездолёт? - напомнила Камилла. - Он так и останется без имени?
        - Не волнуйся, - усмехнулся разбойник. - Наверняка, у него есть имя. Зверь проснётся и спросим…
        - А что с бараном? - поинтересовалась Элья.
        - С кем-с кем? - переспросила Налка.
        - Ну, с этим… Рогатым…
        - Он - кольцерог, - поправила Камилла, переживая за Хэрхи. Он ей по-дружески нравился.
        - У карфагов между девятнадцатью и двадцатью восьмью годами наступает романтический период, - туманно пояснил Гэбриэл. - Опрометчивый возраст. Рыцарь находит даму сердца… То есть, похоже, уже нашёл.
        Он насмешливо посмотрел на Камиллу и вышел. Налка захихикала. Камилла покраснела и отвернулась, делая вид, что изучает детали соты…
        Всю последующую неделю каждый сходил с ума по-своему. Читали, спали, ели… Гуляли по кораблю. Даже резались в космический аркан, картами Лео. Вездесущий Тиип переделал запасную приборную панель, найденную в грузовом отсеке, в голографическую доску.
        Некоторые ещё примеряли наряды перед зеркалом и дефилировали по верхней палубе в надежде встретить Лео (это относилось исключительно к Налке). Элья с Домиником по обыкновению редко выходили из каюты, только чтобы поесть.
        В целом всё было тихо и спокойно, даже шнырянья сибилианина уже никого не раздражали. На корабль не нападали. Ничего не ломалось. Ведь Тиип обо всём позаботился. Гэбриэл называл его мастером на все руки, а Зигмунд как-то по-старинному: «И жнец, и швец, и на чём-то там игрец».
        Лео не забывал о тренировочных полётах. Гэбриэл командовал. Остальные по очереди несли вахту. В общем, никаких серьёзных происшествий, за исключением одного…
        Однажды Камилла возвращалась из рубки и наткнулась у своей каюты на загадочно улыбающегося кольцерога. Он явно поджидал девушку, пряча руки за спиной.
        - Что такое, Хэрхи?
        После расплывчатых предостережений Гэбриэла, Камилла старалась не попадаться у карфага на пути… Она попыталась бочком пробраться мимо него к двери, но не тут-то было. Хэрхи преградил ей дорогу, упав на колено и протянув красный цветок в горшке. Неуклюже качнулся, и растение ткнулось в юбку Камиллы. Девушка отшатнулась, а карфаг заголосил с подвыванием:
        О, прекрасная Камилла!
        Дама сердца моего.
        Ты прекрасна как розилла,
        Для карфага своего…
        Да уж, до поэтических этюдов асаро ему было явно далеко. Сконфуженная Камилла всё же успокоилась и разглядела, что цветок рос вовсе не в горшке, а в тщательно отмытой консервной банке. Карфагская розилла-фикус…
        - Я сам её выращивал, много дней! - похвастался Хэрхи. - Для тебя…
        Розиллы разрастались быстро, считаясь на большинстве планет Лиги злостным сорняком, бичом огородов… Неприятно осознавать, что твоё имя рифмуется с сорной травой… А вот карфаги любили розиллу и находили полезной… Всё это девушка почерпнула из уроков ботаники в пансионе. Внезапно она затосковала и поняла, что соскучилась по Янси. Как она там - на фабрике?…
        А Хэрхи выдал новую порцию стихов, с тягучим роговым придыханием:
        Так прими мой дар, Камилла!
        Эта пышная розилла
        Знак моей любви к тебе.
        На небе, и на земле…
        И всё в таком духе…
        «Да» - скажи, моя богиня!
        Я твоё лобзаю имя…
        Камилла заткнула уши, желая оказаться на фабрике рядом с подругой. Хэрхи умолк, храня выразительную паузу… И в коридоре возник Лео. Асаро изумлённо остановился, застав следующую картину: прижатая к переборке девушка и ползающий на коленях карфаг с веником в руках…
        Воин мгновенно очутился за спиной у Хэрхи, стиснул ему рога и отшвырнул от Камиллы вместе с сорняком. Банка упала и покатилась, земля рассыпалась по палубе, а сорняк даже не надломился…
        - Лео! - воскликнула девушка, с жалостью поглядывая на оглушённого Хэрхи. Кольцерог возился на полу, силясь одновременно подняться на ноги и запихнуть розиллу обратно в банку.
        - Да, Камилла? - Асаро оказался совсем рядом и заглянул ей в глаза. - С тобой всё в порядке?
        - Лео, - укоризненно повторила она. - Хэрхи! Он… просто… Читал мне любовные стихи… Он не хотел меня обидеть. Понимаешь?
        - Позволь мне решать, - ответил Лео, не отводя взгляда от её губ.
        Сейчас Лео острее, чем обычно, нуждался в генетическом обмене. Временами он почти терял над собой контроль. И, зная, в кого может превратиться, неоднократно использовал аптечку. Асаро помнил об опасности и боли, но готов был рискнуть, надеясь, что лекарство знахарки подействует.
        Лео-Дин быстро поцеловал Камиллу, подхватил ошеломленную девушку на руки и… Из смежного коридора раздался душераздирающий вопль. Потом ещё и снова, по-нарастающей, будто кричало раненное животное.
        Воин сразу определил, что вопли доносятся из каюты руннэ, и аккуратно поставив Камиллу на ноги, бросился туда.
        - Помоги-ите! Кто-нибудь! - звала Элья.
        Лео ворвался в каюту в тот момент, когда женщина придавливала к полу бьющегося в судорогах и посиневшего от крика Доминика. Асаро едва коснулся его и определил генетический дисбаланс.
        «Единые генетические корни», - подумал Лео.
        Он вытащил нужные кристаллы и приложил к вискам подростка. Через минуту тот затих, задышал ровно и распахнул глаза… Элья сдавленно ойкнула. Зрачки паренька сияли, радужка будто расплескалась и заполнила белок…
        - Они идут… - прохрипел Доминик. - Чудовища… Скоро нас поймают, окружат и сомнут. Я видел…
        Он запрокинул голову, вытянулся и зажмурился… А в следующую секунду опомнился и удивлённо вытаращился на сестру и воина, склонившихся над ним.
        - Что со мной случилось?
        Его глаза опять стали нормальными.
        - У тебя случился приступ ясновидения, - ответила Элья, украдкой вытирая слёзы, и с благодарностью прижимаясь к Лео.
        Обычно руннэ асаро не жаловала, по возможности избегала, а тут схватила за руку и поцеловала.
        - Спасибо тебе… Припадок раньше длился минут двадцать… И пена изо рта… Однажды он чуть не умер… Меня не было рядом. Это из-за наггеварских генов - несовместимость…
        - Я устранил её, - ответил Лео, чувственно поглаживая ладонь Эльи и незаметно впитывая её ДНК…
        Женщина смущённо отняла руку и улыбнулась ему…
        К этому моменту сбежались все, громко топоча по коридору. Последним притопал запыхавшийся Хэрхи. Команда в полном составе толкалась у двери, протискиваясь в узкий проём…
        Гэбриэл видел, какими глазами Элья смотрит на Лео. Как бы разбойнику хотелось, чтобы этот взгляд предназначался ему…
        - Всем разойтись! - от досады разорался Гэбриэл, расшвыривая зевак и выпроваживая их из каюты пинками и тычками. - Здесь вам не цирк и не казино! Тоже мне, нашли развлечение…
        Уже закрывая дверь, он поймал взгляд Эльи - не совсем такой, каким женщина одарила асаро, но всё же…
        Прошло несколько дней. Доминик поправился и ничего не помнил о случившемся. Напрасно Элья донимала его вопросами о чудовищах. Брат только пожимал плечами, мрачнел и сбегал куда-нибудь в дальний отсек корабля. Остальные, занятые своими проблемами, и подавно об этом забыли. Зато Хэрхи теперь вёл себя пристойно и его восстановили в должности.
        На восьмой день путешествия, Гэбриэл вновь собрал всех в каюте и сообщил, что завтра они входят в пограничное пространство Альянса. В двух днях пути оттуда будет торговая космическая станция Лаг-корА. Там они и высадят руннэ. Элья заколебалась, но согласилась. Гэбриэл с сожалением вздохнул. С одной стороны, ему не хотелось терять красотку, а, с другой, - не терпелось поскорее избавиться от её чокнутого братца.
        За ужином часть команды была какой-то вялой, неразговорчивой. Камилла с Налкой жаловались на усталость и недомогание.
        - Это с непривычки. Когда долго живёшь в космосе, - успокоил их Зиги.
        Хэрхи упорно боролся с сонливостью. Ведь как раз после ужина он заступал на вахту. Никаких признаков утомления не проявляли лишь сибилианин, Гэбриэл, Лео и вампир. Последний неаппетитно смаковал шоколад с кровью, заставляя морщиться остальных…
        А к концу ужина это подействовало и на Гэбриэла. Разбойник поднялся и потянулся.
        - Пойду-ка я, посплю… Хэрхи! Поел?… Тогда дуй в рубку!
        - Угу, - откликнулся кольцерог и, насилу продувая рога, поплёлся на дежурство.
        Карфаги не зевали подобно алактинцам. Нехватку кислорода они восполняли иначе.
        - А вам не кажется, что привкус у еды какой-то странный? - спросила Элья. - И противный.
        - Еда, как еда-ааа, - с протяжным зевком ответила Налка. - Я тоже пойду… Зиги, за мной…
        - Лео? - Элья обратилась к асаро.
        Он нахмурился и покачал головой. Воин почти ничего не ел. Всего лишь выпил протеиновый коктейль из пайка и сжевал лепёшку с синтезированной икрой ползучей рыбы. Ему много и не требовалось. Настоящий голод асаро ощущал генетически и мечтал запереться с кем-нибудь из девушек в каюте. За исключением, разумеется, Налки.
        - Э… Это, наверное, из-за тмина с париссом, - предположил Тиип. - У меня с собой запас сибилианских приправ.
        - Похоже на то, - кивнула Камилла.
        Она знала толк в сибилианской кухне. Благо прожила на Сибиле одиннадцать лет. В пансионе девушек учили готовить.
        - Брр… - Элью передёрнуло. - Больше не добавляй это в синтезатор пищи.
        - Хорошо, - пообещал Тиип. - Не буду.
        Элья прикрыла рот ладошкой и, позёвывая, ушла к себе. Камилла потянулась за ней. А Лео решил полетать и направился к ближайшему шлюзу.
        Через полчаса звездолёт напоминал сонное царство… Сибилианин прислушался, подождал немного, и на серых губах заиграла улыбка. Всё шло по плану. Команда цепенела. Так действовал яд фукунакуса, который Тиип добавлял в воздуховоды и в пищу уже несколько дней. Сегодня немного перестарался, но всё равно никто, кроме руннэ, не заметил…
        Тиипу яд был не страшен. Он приучал себя к нему много лет, как истинный сибилианин, прежде чем организм выработал противоядие. Остальные умрут через сутки, заснув вечным сном…
        Сибилианин огляделся. Теперь необходимо действовать и как можно быстрее. Яд усыпил алактинцев, полукровку и руннэ, но двое оказались к нему невосприимчивы - Лео и вампир.
        Тиип заглянул в рубку. Похоже, и карфага ещё не сморило. Хэрхи упрямо тряс головой над пультом, чтобы не заснуть. Неужели карфаги такие непрошибаемые? Толстокожие зануды!.. Надо бы увеличить дозу. Ничего, с этим он позже разберётся. Сначала придётся нейтрализовать вампира.
        Сибилианин заглянул в каюту к сладкой парочке, где Зигмунд читал медицинский справочник, охраняя сон Налки.
        - В двенадцатом техническом упал распределительный щит.
        - А я тут причём? - удивился вампир.
        - Нужна помощь…
        - Так попроси кого-нибудь ещё, - предложил Зиги, не отрывая глаз от наладонника. - Я - медик, а не техник. Хэрхи справится лучше или Лео…
        - Хэрхи на дежурстве, Лео снаружи, другие спят. А сам я не подниму. Мне нужна твоя сила.
        - Подожди, пока они освободятся…
        - Это опасно! Если не вернуть на место, давление в катушках…
        - Ладно, понял, - недовольно поморщился вампир, откладывая в сторону наладонник. - Пошли.
        Они спустились на техническую палубу, и Тиип пропустил Зигмунда вперёд, в двенадцатый отсек.
        - Какого брока тут… - только и успел сказать вампир. Переборки захлопнулись за его спиной. Зигмунд попытался их раздвинуть… Бесполезно! Тогда он принялся молотить по ним. Не помогла даже хвалённая вампирская скорость и сила - корабль строили на совесть.
        Сибилианин насвистывая отодвинул приборную соту, открыл шлюзовую вытяжку номер двенадцать. Весело напевая: «вот что бывает, когда вампир оборудования не знает»… Подождал, пока Зигмунда вынесло в открытый космос, закрыл и отправился в рубку. Теперь этот кровосос плавает снаружи точно бревно… Скоро его затянет в облако, из-за повышенного содержания железа в организме от недавно выпитой крови…
        Сибилианин усмехнулся собственной шутке.
        Хэрхи всё ещё клевал носом за пультом, с трудом подавляя желания улечься физиономией прямо на панель управления и захрапеть. Он снова и снова продувал рога…
        Тиип подкрался неслышно и заткнул роговые отверстия указательными пальцами… Хэрхи настолько ослаб, что даже не сопротивлялся. Через несколько секунд всё было кончено. Карфаг обмяк в кресле и засопел… Сибилианин извлёк мокрые пальцы и с отвращением обтёр их о рубашку Хэрхи.
        Н-да, всё получилось бы намного проще, если бы он нашёл ядро корабля с дремлющим там энергетическим существом, называющим себя Зверем. Лазутчик излазил соты, трубы и коридоры - вдоль и поперёк. Всё без толку. Как будто кто-то или что-то отводило сибилианину глаза. На схемах звездолёта, что он давно взломал, не было указано расположение двигателя. Словно ядро существовало в скрытом пространстве…
        Тиип уселся в капитанское кресло. Поймал на радаре корабль Лео и направил в него смертоносный луч… Включил дополнительное ускорение, скрытое до поры до времени от глаз контрабандиста. Сибилианин знал своё дело. Он значился лучшим соглядатаем Альянса…
        Итак, он прибудет в условное место всего через два часа, а не завтра, как наивно полагал Гэбриэл. Тиип злорадно усмехнулся… А пока…
        Он спустился на жилую палубу. Проверил каюты Налки и Камиллы. Заглянул к руннэ. Брат и сестра безмятежно спали в своих кроватях и не почувствовали металла браслетов на запястьях… У каюты Гэбриэла Тиип остановился, прислушался и вошёл…
        Вопреки прогнозам сибилианина, разбойник не спал. Но чувствовал себя препаршиво. Яд ещё не подействовал окончательно… Голова кружилась, его мутило, и всё куда-то плыло… Гэбриэл потерял равновесие и упал на кровать.
        «Что за брок?» - недоумённо подумал разбойник, прикрыл глаза, сосчитал до десяти и открыл… Перед лицом замельтешило какое-то пятно… Гэбриэл заморгал и едва сфокусировал взгляд…
        - Тиип? Какого… брока со мной…про…
        - Вам плохо, капитан? - с притворным участием поинтересовался сибилианин. - Поспите.
        Он улыбнулся, по-кошачьи растянув губы, и резким движением защёлкнул на запястьях Гэбриэла металлические браслеты. Разбойник дёрнулся, привстал было…
        - Что ты…
        И обессилено повалился обратно на кровать.
        - Что за…
        - Лежите тихо, капитан. Это риктонитовые наручники. Они блокируют ваши биоэлектрические способности.
        - Ублюдок, - выдавил из себя Гэбриэл. - Прохиндей. Подлюга…
        - Ну-ну, потише, капитан, не ругайтесь. Берегите силы. Иначе яд убьёт вас быстрее, чем надо, а это скажется на моей репутации.
        Потолок вращался перед глазами, но Гэбриэл собрал всю свою волю и сел. Тиип отпрыгнул на всякий случай.
        - Урод… На кого ты работаешь? Я дам больше…
        Сибилианин противно рассмеялся.
        - Остыньте, Ваше контрабандичество - Гэбриэл Кавари. Эти ребята платят мне вдвое больше, чем ваш незабвенный дедуля… Так что, расслабьтесь и получайте удовольствие. С такими нищими отбросами, как ты, я даже не связываюсь. Берегу репутацию. Как-никак, лучший!
        - Хвидасс, - выплюнул Гэбриэл. - Я думал, ты - миф…
        - Как видите, живой и во плоти.
        - Негодяй… Я подвешу тебя за…
        Гэбриэл привстал, качнулся, но удержался на ногах. Каюта шаталась… тошнота подступала к горлу… Он попытался шагнуть… Сперва у него это получилась. Хвидасс выскочил в коридор и задвинул переборки.
        Гэбриэл сделал ещё пару неловких шагов, ничком растянулся на полу и потерял сознание…
        Довольный сибилианин поднялся в рубку, и через два часа встретился, как было условлено, со звездолётом Альянса.
        Соглядатай включил секретные позывные, и на экране возникло лицо капитана.
        - Хвидасс! Нехорошо заставлять нас ждать!
        - Спешил, как мог. А быстро только кошки родятся.
        Представитель Альянса скривился.
        - Фу!
        - Всё прошло без сучка и задоринки.
        - Ещё бы! С таким-то авансом.
        - Где остальное?
        - Увижу его, тогда и получишь…
        Корабли благополучно состыковались, и Хвидасс встретил гостей у задней мембраны. Трое мужчин в плащах и шляпах с эмблемами Альянса вошли один за другим.
        - Веди нас к нему, - велел главный. - Настало время расплаты.
        Глава 20
        Между Сциллой и Харибдой
        Сознание возвращалось медленно. Гэбриэл с трудом разлепил веки, прислушиваясь к голосам. Сибилианин докладывал кому-то:
        - «… пустил противоядие через воздуховод… Оклемаются… Эти, со способностями, пока не опасны… Остальные - алактинцы. Один кольцерог».
        - «Женщину с мальчишкой ко мне на корабль, - будто сквозь вату донёсся до Гэбриэла знакомый голос. - А я разберусь с Кавари.
        Звуки стали громче и резче, в голове прояснилось.
        - Где мы?
        - В секторе Альянса - в двух днях пути от Лаг-корА, как ты и планировал…
        Разбойник открыл глаза, сел и уставился на браслеты.
        - Броковы злыдни!
        - Приятная встреча, Гэбриэл, - насмешливо сказал кто-то, усаживаясь перед ним на корточки.
        - Почему на мне это?
        Разбойник потряс наручниками перед лицом главного.
        - Для твоей же пользы. Я знаю, каково быть полукровкой.
        Гэбриэл усмехнулся.
        - Хорош свистеть, Эртэл! Ты же не в наручниках. Так и скажи, что боишься меня.
        - Ты прав, - кустистые брови главного сошлись на переносице. Под усталыми глазами с набрякшими веками залегли тени. - Никто, кроме тебя не генерирует биоэлектричество. Но мы тебе не чужие.
        - Свои так не поступают… Зачем ты нанял крысёныша?
        - Хвидасса?
        - А кого же ещё?!
        Эртэл вскочил.
        - Пойдём, кое-что покажу.
        Гэбриэл прищурился.
        - Где моя команда?
        - Команда, - фыркнул Эртэл. - Девчонки спят в кроватках, рогач дремлет в рубке. А насчёт вампира и странного типа спроси у Хвидасса. Он с удовольствием расскажет, если будет в настроении.
        - Куда вы забрали Элью и Доминика?
        - Представим канцлеру… Любопытные экземпляры. Канцлер любит таких, хм, уродцев, вроде нас.
        - Сам он урод! Да ещё извращенец…
        - Неблагодарная скотина! - Эртэл схватил разбойника за грудки. - Он принял нас, когда Лига отказалась, а Синдикат устроил охоту на полукровок. Забыл, как тебя вытащили из грязи?
        - Дешёвка! - выкрикнул Гэбриэл и оттолкнул Эртэла. Тот отлетел, врезался в переборку и упал.
        - Так-то! Отвали от меня! И лучше не приближайся. Риктонит блокирует сверхспособности, но не силу…
        - Я тоже силён! - прорычал Эртэл, поднимаясь. - Не забывай об этом, потомок кровососа… А теперь, двигай к экранам. Ты должен кое-что увидеть…
        На мостике их встретили ещё двое из Альянса. В кресле икал и прочищал дыхание несчастный Хэрхи. Он всё ещё не мог встать и виновато поглядывал на капитана. Гэбриэл кивнул ему.
        - Куда вылупился?! Смотри на экран! - грубо напомнил Эртэл.
        Разбойник наградил его презрительным взглядом.
        «Если бы не риктонитовые наручники».
        И отвернулся.
        Сбоку мерцала далёкая туманность…
        - Откуда… Брок побери.
        - Это дальше, чем кажется. Сенсоры приблизили её.
        - И что с того? - нахмурился Гэбриэл.
        - Та самая. Космическая хищница, пожирающая корабли.
        Гэбриэл криво улыбнулся.
        - Эртэл, ты это… Того? - он покрутил пальцем у виска. - Крыша съехала? Проклятая кровь ударила в голову? Чушь полная…
        - Как бы ни так. Помнишь топливную помойку, за кладбищем?
        - А то, как же! Сам про неё всякие ужасы сочинял, чтобы пугать новичков.
        В прежние времена Гэбриэл нередко околачивался возле космической свалки в Тёмном секторе, куда торгаши Альянса сливали топливные отходы. Старьёвщики и контрабандисты частенько таскали оттуда полезную рухлядь…
        - Только не говори мне, что она вдруг ожила, - разбойник усмехнулся.
        Эртэл повернулся к экрану, заложив руки за спину.
        - Некий предприниматель решил учредить пункт приёмки металлолома. Не отходя от свалки. На беду, он принял местную легенду за чистую монету. Не знаю, что уж там ему примерещилось, но он пожаловался в «Бюро космической экологии»… Военные запросто решили проблему. Взорвали отходы и… Теперь эта монстрятина блуждает по космосу и жрёт корабли. Они её просто притягивают, «вкусной» начинкой…
        - Бред, - не поверил Гэбриэл. - Хочешь меня запугать?
        - Останься и проверь. Нет?
        - Что-то не хочется.
        - То-то же. Туманность движется относительно медленно, и наши корабли легко уйдут от неё. Мы уйдём вместе, если ты правильно ответишь на вопрос.
        - Какой?
        - Почему ты подвёл их, Гэбриэл?
        - О чём это ты? - разбойник вскинул брови. - Я разоблачил судилище Лиги на всю галактику. Как ты и заказывал…
        Эртэл развернулся к нему и проорал:
        - Ты бросил их умирать! А должен был прикончить этих тварей!
        - А, ты об этом. Обстоятельства изменились… Я передумал. Убивать милых зверушек из-за парочки головорезов?…
        - Они были моими друзьями, верными людьми канцлера и твоими соратниками!
        - Я покончил с преступным прошлым.
        - Да, вижу, - с сарказмом заметил Эртэл. - Снова угоняешь корабли?
        - Этот, наоборот, угнал меня, - пожал плечами разбойник. - Из-за чего кипеж подымать? Я верну деньги…
        Эртэл чуть не задохнулся от ярости.
        - Деньги?! Погибли мои люди! Ты мог убить яврозавров одним разрядом и спасти товарищей, а вместо этого… - мужчина осёкся и обвёл взглядом рубку. - Обзавёлся собственностью, ублюдок.
        Он сжал губы в тонкую линию.
        - Неверный ответ. Сегодня ты умрёшь. Казнь состоится здесь и сейчас…
        - Э! Не имеешь права! - воспротивился Гэбриэл. - Решать канцлеру!
        - Неужели? - усмехнулся мужчина. - Извращенцу? Боюсь, как бы он не придумал казнь более мучительную. Но…Он даже не узнает. Хищница всё сделает за нас. Несчастный случай. Смерть в космосе… Твой корабль обездвижен. Оружие выведено из строя. Тебе не спастись. Монстра привлекает отработанная плазма…
        Гэбриэл понял, куда он клонит.
        - Ха-ха-ха! Где ты видишь плазменный реактор?
        - Зато у нас этого добра в избытке… Инкар! Стивер! Полейте-ка это корыто отходами. Щедро полейте.
        Полукровки бросились выполнять приказ.
        - Ты не посмеешь! - Гэбриэл побледнел. - На борту - люди. Они не причём…
        - Твои друзья? - гаденько улыбнулся Эртэл.
        - Команда. Забери их отсюда.
        - К броку! В следующий раз подумают, с кем связываются… Ах, да! Следующего раза не будет… - он издевался. - Тварь учует вас минут через двадцать. Советую заняться чем-нибудь приятным… С девочками. Больше не доведётся.
        Он заржал и состряпал зверскую рожу.
        - Говорят, жертвы долго мучаются.
        - Эртэл! - Гэбриэл схватил его за руку. - Не делай этого! Заклинаю тебя. Кровь невинных будет на твоих руках…
        - Пусти, - процедил тот. - Они умрут из-за тебя. Чтоб другим неповадно было.
        - Ты совершаешь ошибку!
        - Этим меня не разжалобишь. Знаю тебя, подлеца. Так и ждёшь, чтобы улизнуть. Ну-ну… Учти, челнок мы забрали и далеко на нём не улетишь…
        Он вырвал руку и направился к выходу, подметая рубку плащом…
        - Тварь! - бросил ему вслед Гэбриэл. - Гнусная полукровка! Как сказал бы Эзран Кавари. Клянусь! Если выйду живым из передряги - поймаю и притащу к нему. Путь выпьет твою кровь… Убийца!
        Эртэл расхохотался и только хотел сказать что-нибудь едкое напоследок, как в рубку вбежал его помощник.
        - Там что-то движется! Прямиком к нам.
        - Туманность.
        - Нет! С другой стороны. Что-то огромное… Приближается довольно быстро… О, духи! Это же…
        - Уходим! - крикнул Эртэл, и они покинули обречённый корабль за считанные секунды.
        Наблюдая за удаляющимся звездолётом Альянса, Гэбриэл думал о том, что, хотя бы Элье и Доминику удалось избежать страшной участи. Однако разбойник не собирался сдаваться. Он злился на себя за свою глупость и беспечность… Гнев придал ему сил.
        - Хэрхи!
        - Капитан?
        Карфаг оклемался и теперь копался в приборах.
        - Капитан, - с отчаяньем повторил он. - Панель управления не работает. Двигатель не отвечает, корабельные системы не слушаются, лучевая установка не реагирует, щиты сброшены, навигация сбита… Но можно попробовать восстановить связь…
        - Делай, - Гэбриэл лихорадочно соображал.
        - Я попробую, капитан, - грустно ответил кольцерог. - Этот займёт время и…
        - Плевать! Делай.
        - Смотрите…
        На экране всеми цветами радуги переливалась отработанная плазма… И к ним приближалась туманность, сама похожая на эту плазму… Гэбриэл всё ещё не верил, но под ложечкой засосало и липкими волнами накатил противный страх.
        «Да уж, попал ты, придурок, в переделку с двумя девчонками и юнцом в довесок».
        - Что это!? - испуганный вопль Налки заглушил его собственные страхи.
        Девчонка проснулась и ввалилась в рубку на дрожащих ногах. За ней пошатываясь, вошла Камилла. Девушку колотил озноб.
        - Спрут… - в ужасе прошептала она.
        Гэбриэл взглянул на другой экран, где перебирало щупальцами нечто похожее на гигантского осьминога. Всё ближе и ближе…
        - Это оно, - повторила Камилла. - Чудовище. Оно разорвало мою планету.
        - Ты не знаешь, - захныкала Налка. - Не знаешь! Ты видела лишь тень.
        - Нет, это спрут! Лео рассказывал… А где Лео?
        Гэбриэл вздохнул. И где, в самом деле, воин или, на худой конец, вампир, когда они так нужны? Что ни говори, а Хвидасс - профессионал.
        - Где Лео?! - закричала Камилла и замерла, прикрыв рот ладошкой. - Не-ет…
        - Зиги! - Налка крутила головой. - Куда он делся?
        - Не знаю, - ответил Гэбриэл. - И очень надеюсь, что они… В порядке.
        О чём он думает?! Скоро корабль окажется в смертельных тисках, и никто уже не спасёт галактику.
        - Есть! - завопил Хэрхи, едва не танцуя карфа-джингу за пультом. - Связь есть! Я починил передатчик…
        Он послал многократный сигнал бедствия.
        - Всё! Прошёл! Осталось только ждать. Вдруг кто-нибудь откликнется…
        Налка проковыляла на негнущихся ногах, рухнула в кресло и завыла:
        - Па-апа-а! Зиги-и…
        Камилла с надеждой смотрела на разбойника огромными серыми глазами.
        «Бедная маленькая птичка…».
        Гэбриэл оглядел жалкие остатки своей команды.
        - Без боя мы не сдадимся! Хэрхи, постарайся наладить лучевую установку через резервный блок…
        - Пытаюсь, капитан… Никакого результата.
        - Пробуй снова! - рявкнул Гэбриэл. - Пусть чудовища нами подавятся…
        - Да-а…
        Хэрхи чуть не плакал от бессилия.
        - Системы заблокированы на уровне проводящих импульсов, кроме жизнеобеспечения и связи… Нужно попытаться перезапустить двигатели из технического отсека… Не уверен, что получится, но… Возможно сумею подобраться к ядру. В цепи какая-то неисправность.
        - Действуй!
        Хэрхи установил сигнал бедствия на беспрерывную волну и кинулся выполнять.
        - Н-да, знал я капитанов, погибающих от нехватки воздуха, энергии и голода, затянутых в гравитационную ловушку. Но так… Быть сожранными ни за что, ни про что!?
        Налка зажмурилась, вцепилась в подлокотники и завыла, раскачиваясь в кресле. Разбойник обратился к Камилле:
        - У нас мало времени. Если у Хэрхи не получится, придётся импровизировать.
        Камилла беспомощно глядела на Гэбриэла. Он ободряюще улыбнулся.
        - Не бойся, детка?
        - Я не-не боюсь, - запинаясь, ответила Камилла.
        - Ты не умрёшь, - убеждённо сказал Гэбриэл и ласково добавил. - Ты должна жить, любить, понять, каково это… Что это? Ты вся дрожишь! Иди ко мне.
        Почти ничего не соображая, Камилла робко подошла к разбойнику. Он крепко обнял её и поцеловал. Отчаянно упиваясь сладостью мягких губ, прижимая девушку всё сильнее… Камилла от неожиданности забыла, что к ним летят чудовища… Забыла обо всём… Гэбриэл вернул её к реальности, нехотя прервав поцелуй…
        - Ты выживешь, - тяжело дыша, сказал он и прошептал ей на ухо, изнемогая от нежности и страха за неё. - Там… За холодильной камерой… есть труба… Ты пролезешь, такая худенькая. За ней - герметичное хранилище. Места для одного достаточно. Спрячься и задрай люк… Но сначала выдерни холодильные раструбы… Чтобы я мог взорвать корабль. Взрыв убьёт тварей, или отшвырнёт. Хранилище выдержит. Только оно. Здесь бывают контрабандисты. Станция недалеко. Патрули. Тебя подберут…
        Гэбриэл уткнулся лицом в макушку Камиллы, нежданно сожалея о том, что не целовал эту девушку раньше.
        - А как же ты? Налка, Хэрхи… - она подняла на него глаза, полные слёз. - Элья, Доминик.
        - Их забрали, а мы как-нибудь… Беги! Прячься!
        Гэбриэл лгал в одном. Он сам мог бы укрыться там и переждать конец остальных, но не стал…
        Камилла заплакала.
        - Я не брошу тебя, вас.
        - Не бойся. Мы умрём быстро… А тебе хватит воздуха до прихода помощи… И захвати воды.
        - Нет! Я останусь здесь!.. С тобой.
        - Не глупи, маленькая… Ты смелая! Справишься.
        Налка заревела белугой. Спрут почти дотянулся до корабля, и щупальца заскользили по обшивке. Хищная туманность медленно надвигалась, будто примериваясь, как лучше обхватить их, впитать плазму и сожрать. Звездолёт с обречёнными на борту беспомощно качался, затерянный в пустынном космосе… Монстры перекрыли обзор, заставили погаснуть звёзды… Нервы у Налки всё-таки не выдержали, и она брякнулась в обморок. Стало тихо.
        - Уходи, Камилла. Прячься.
        - Нет, Гэбриэл, нет, - сквозь слёзы шептала она. - Нет, я не уйду…
        - Уходи, дурочка! Останешься жива.
        Разбойник хотел оттолкнуть её, но она словно прилипла к нему…
        - Слишком поздно, - прошептал Гэбриэл. - Почему я не узнал тебя, пока было можно?
        И рывком перебросил Камиллу через плечо. Хочет она того, или нет, он сам запихнёт её в эту камеру. А потом взорвёт здесь всё к броковым злыдням. Живым им не дастся…
        Где-то внутри корабля заворочался просыпающийся Зверь… И внезапно включилась громкая связь.
        - Эй, на судне! Помощь нужна? - прозвучал в динамиках соты незнакомый задорный голос.
        НЕЗАДОЛГО ДО ЭТОГО… В ДАЛЁКОЙ, ДАЛЁКОЙ ГАЛАКТИКЕ…
        Когда пару месяцев назад Талех предложил Жене отправиться в увлекательное космическое путешествие, она сочла это хорошей идеей и с радостью согласилась. Теперь же после недели полёта на одном корабле с двумя брачными опекунами и прочими джамрану на борту, Евгения думала совершенно иначе… Откуда она знала, что её ждёт?!
        А случилось это за год до замужества на третьем этапе джамранского брачного ритуала.
        Однако всё по порядку…
        Часть вторая
        В свободном пролёте
        И никаких прологов
        Встать! Суд идёт!
        Господа присяжные и заседатели…
        У вас не дежа вю
        Глава 21
        Инициатива наказуема
        - Это невозможно!
        Женька протёрла уставшие от постоянного напряжения глаза. Похлопала зудящими веками и тоскливо вперилась в монитор… Суд уже завтра. Скоро за полночь, а она так и не придумала, как спасти Талеха.
        - Тупая! Тупая! Тупая! Тупая джамранская система, - со злостью повторяла она, обхватив голову руками.
        - Была бы и правда тупая, мы бы так не терзались, - отозвался Рокен. - Столько дней и ночей…
        Парень по-хозяйски развалился на Женькиной кровати с пухлым фолиантом в руках. Всё оказалось настолько запущено, что, не доверяя гала-сети и современной юридической системе, они перешли на старинные джамранские издания по судебной практике. Сейчас Рокен просматривал «Свод законов и правил» от… такого замшелого года, что его прапрадедушка тогда ещё не родился…
        Женька с Рокеном перетаскали все книги из станционного юридического бюро и Ролдонского командариума. В итоге, каюта теперь напоминала читальный зал большой джамранской библиотеки.
        Прошёл год и один месяц со дня победы конгломерата в войне против гатраков и неотрадиционалистов. Станцию восстановили на деньги конгломерата, и она стала лучше прежнего. Государственные системы вернулись к мирному режиму. Джамранский Трибунал рассмотрел жалобу Зандена и назначил судебное разбирательство. Верховный суд заседал завтра в три часа пополудни на Ролдоне.
        Евгения полагала, что для этого придётся лететь на Серендал или Рахтор - одну из планет джамрану… А всё оказалось намного ближе. Ей популярно объяснили, что Талех не убийца, не изменник и не государственный преступник, а только генетический. Поэтому, дело так себе - рядовое, и с ним разберётся филиал гражданского суда на Ролдоне. Законы везде одинаковы… Талех и Занден отбыли туда ещё с вечера. А Женька собиралась на Ролдон с утра. Вместе с Грегори и Рокеном. Они проходили по этому делу свидетелями.
        - К чёрту мир, даёшь войну, - бормотала Женя, в сотый раз штурмуя сайт юридического консультанта по межрасовым претензиям. - Ничего стоящего. Одна лажа… На мыло всех!
        - Угу, - подтвердил Грегори, зарывшись в электронных планшетах. - Но война - это плохо, Женечка… Ты же не собираешься объявлять войну Джамранской республике из-за суда над Талехом?… Нет?
        - А что?
        Женьке эта мысль так понравилась, что она уже прокручивала в уме план Барбароссы.
        - Пожалуй… В качестве крайней меры, - зная её, согласился Грегори.
        В отличие от Рокена, он скромненько притулился в кресле, поблизости от холодильника. С планшетом в одной руке и с соком в другой. Попивая холодный напиток, Грегори изучал нашумевшие судебные хроники. Листал записки одного адвоката, который защищал самых отъявленных генетических преступников. Но ничего похожего на их случай ему пока не встречалось. Не очень-то джамрану стремились беречь друг друга от генетических домогательств. Талех и здесь отличился. Евгения могла гордиться любимым мужчиной.
        Вот уже целый месяц она искала основания для его оправдания. А Рокен с Грегори ей помогали. Разумеется, первый к кому она бросилась за помощью, был Рокен. Ведь его самого однажды судили. Поэтому он досконально изучил джамранские законы и правовые лазейки. Однако даже Рокен вздохнул на Женькину просьбу и развёл руками.
        - Прости… Немного не мой профиль.
        Увидев, как она расстроилась, парень всё же добавил:
        - Я тебе помогу. Вместе мы что-нибудь да раскопаем.
        Позже к ним присоединился Грегори, движимый воспоминаниями о Лизе и мстительным чувством к Зандену. Ну и как ближайший Женькин родственник в будущем.
        - Эх, если бы не клятва Гиппократа… Если бы я не был врачом… У этого паразита всё срослось бы кверху раком… Из медотсека он никогда бы не вышел…
        - Как нехорошо, - наигранно пожурила его Женя. - Жестоко.
        - Кто бы говорил! - ухмыльнулся Рокен, выуживая из стопки юридической макулатуры толстую энциклопедию ядов. - А это зачем?
        - А это, если мы проиграем войну, - мрачно ответила Евгения.
        - Собираешься с горя отравиться?
        - Я что, похожа на идиотку? Зандена потравить.
        Они уже всё перепробовали. Осталось лишь побиться головой об стенку. Может быть, глубоко запрятанная умная мысль сама оттуда вылетит и предстанет откровением…
        Поначалу Женька надеялась с упорством наивного оптимиста, что Занден всё позабудет или одумается и заберёт заявление. Или Трибунал распустят, или конгломерат заступится… Всё-таки, Талех - герой войны… Но такая удача им не светила. А Занден ничего не забыл. Наоборот. Каждый раз, встречая в коридоре Женьку, он так недвусмысленно улыбался и кивал, с видом будущего владельца, картинно поглаживая реле, щиток или переборку. Словно говоря: «Это скоро будет моим и ты тоже, дорогая ксенопсихолухша»…
        Весьма и весьма неприятно. Женя частенько думала об увольнении, но сдаваться не собиралась.
        Она проконсультировалась у десятка специалистов по юридической ксенологии, в том числе и виртуальных, а также у джамранских юристов. И убедилась, что поступку Талеха нет оправдания… Так считали все. Евгения в это не верила…
        - Не может такого быть! - в отчаянии повторяла она. - Чтобы в джамранских законах да не существовало лазейки? Невозможно!
        - Конечно есть, - авторитетно заявлял Рокен. - Где-то. Просто надо узнать, где. Таких прецедентов уже циклов сто не было, вот и поросло быльём.
        Так и возникла идея искать ответы в древних рукописях и фолиантах… Увы, вышла осечка. И там ничего! Ничегошеньки!
        - Вероятно, это публикации более раннего периода, - рассуждал Грегори. - Тогда нам до них не добраться. Они хранятся в закрытом архиве на спутнике Рахтора, и доступ туда ограничен…
        Слов нет, как Женя хотела найти ответы. Помимо всего остального её мучило чувство вины, и она любила Талеха. А вот отношение командора к будущему судилищу её слегка поражало. Его словно и не заботило, что он может потерять станцию. Так не бывает, чтобы полностью лишённый иллюзий джамрану верил в то, что его оправдают…
        Талех работал, как ни в чём не бывало. Занимался текущим ремонтом, приказывал своему заместителю, спорил с поставщиками и арендаторами. Объявлял выговоры и сажал на гауптвахту провинившихся. Щедро вознаграждал отличившихся. И не забывал проверять отчёты сотрудников…
        Как-то раз Женька завела с ним разговор на больную тему. И услышала в ответ, мол, «что с того, отберут станцию, зато корабль останется».
        - Буду капитаном, - сказал Талех. - Давно мечтал сбросить с шеи это ярмо (читай, Ролдон-2) и отправиться в свободный полёт к другим галактикам…
        Вот только Евгения придерживалась иного мнения и подозревала, что скоро будут они не в полёте, а в пролёте. Рокен с Грегори её в этом поддерживали. Им не улыбалось подчиняться «командору Зандену».
        Женька вздохнула и наконец оторвалась от монитора, прикрыв саднящие глаза. Будто песка под веки насыпали…
        Она вспоминала минувший год и непростые отношения с Талехом. Сколько всего произошло! Сколько раз они ссорились и мирились… Причём, инициатором ссор в основном была Ева, а Талех непреклонно гнул свою линию и добивался от неё всего, чего хотел. Она обижалась и не разговаривала с ним целыми днями. Однажды они чуть не расстались. Из-за его джамранской гордости и её землянской глупости. Тогда Женя и воспользовалась отпуском, ситуацией, приглашением Сирила и сбежала от командора на Шакренион…
        Евгения улыбнулась, подумав о тех незабываемых полутора месяцах, проведённых в семье Сирила… Она радовалась, что у них теперь всё хорошо…
        Так, а сейчас надо думать о Талехе…
        После того побега они помирились, и с тех пор Талех часто шёл на компромисс… Но Женька всё равно жила как на вулкане, опасалась подвоха, и ни в чём не была уверена. Одно она решила твёрдо. Никакого замужества! Не выйдет она за Талеха. Ни за что! После всех ужасов, которых Евгения насмотрелась, наслушалась и начиталась о джамрану? Не дождётесь! Вдруг что-то пойдёт не так, а они даже развестись не смогут. А больше всего Женя опасалась стать генетической преступницей. Нет, она и не думала изменять Талеху. Ни мыслей, ни желаний таких не было. Но с этими джамрану никогда не знаешь…
        Никогда… И даже если бы он предложил только жить вместе - отказалась бы. Но Талех этого не предлагал, к её великому облегчению. Евгения слишком ценила одиночество, свободу и личное пространство, время от времени. Руку и сердце командор предлагал, снова и неоднократно, с того момента как Женя вернулась с Шакрениона, а каюту - нет…
        Как выяснилось потом, вся проблема в субординации. Он - начальник, она его служащая. Не положено. А Рокен объяснил, что у джамрану не принято сожительствовать с генетическими партнёрами, хоть и с любимыми. Только после заключения брака.
        У Женьки возникали сомнения и насчёт их с Талехом потомства. Она очень скучала по сыну, иногда плакала в подушку и рождение других детей восприняла бы как предательство… Для пущего спокойствия Женя побеседовала с Миритином. Шакрен заверил её, что едва ли землянка и джамрану смогут зачать ребёнка самостоятельно. Разный химический баланс, несовместимые хромосомы и прочие нюансы. А если так, рассудила Евгения, то можно любить и без всяких там жутких ритуалов. Тем более, она боялась их до смерти. Вернее, только второго и четвёртого… Но и этого вполне достаточно…
        Женя открыла глаза и вновь занялась просмотром файлов, упрямо ища зацепку.
        - Бесполезно!
        Рокен отшвырнул книгу и уткнулся лицом в покрывало.
        - Ммм, чую ДНК Талеха… Командор ночевал у тебя прошлой ночью?
        - Прекрати, Рокен!
        - А мне нравится… - джамрану потянулся и с наслаждением распластался на кровати. - Его гены так притягательны… Даже с примесью гатракских.
        - Рокен, не мешай мне сосредоточиться, - Женька начинала злиться на себя, на него и отчасти на Талеха. - Лучше бы помог.
        - А толку? Мы не там ищем.
        - С чего ты взял?
        - Это единственное объяснение тому, что мы так ничего и не нашли…
        - Может слетать в архив?
        - Не обязательно… Где-то всё равно должно быть. Это же так очевидно… Джамрану хорошо прячут уловки на самом видном месте.
        Евгения вздохнула.
        - Тебе виднее, как джамрану…
        За него она не волновалась. Перед отлётом на Ролдон Талех сказал:
        - О Рокене я позаботился.
        - Это как? - спросила Женька.
        - Оформил кое-какие документы… После исполнения приговора, он перейдёт на поруки Нивилле, - и хитро добавил. - Думаю, они поладят. К обоюдному удовольствию. Вот Грегори придётся сложнее… Хотя, он землянин и ничего страшного не случится. Насколько я помню, его не раз приглашали на Ролдон, ксенобиологом.
        - Но Грегу хорошо на станции, - возразила Женя. - Здесь все наши друзья…
        - Эй! Выше нос! Это не смертельно. У меня хороший адвокат. Максимум, что мне грозит, это потеря станции.
        Да, бывало и хуже. Например, патогенная инъекция, пожизненное заключение с лишением генетического обмена… Такой участи она Талеху не желала. Лучше уж потерять станцию и объявить войну Джамранской республике…
        - Я уверен! Не там ищем.
        Женька вздрогнула от неожиданности.
        - Рокен!
        Она задумалась и не заметила, как джамрану очутился у неё за спиной и положил руки на спинку стула…
        - Что? Напугал? - Рокен наклонился совсем близко, касаясь подбородком Женькиной макушки…
        - Давай оставим ненадолго бесполезные ковыряния в куче никчемной информации и займёмся чем-нибудь полезным, вдвоём, - последнюю фразу он буквально промурлыкал, пощекотав ей шею.
        - Я всё ещё здесь, - напомнил о себе Грегори. - Мне выйти?
        - Как хочешь. Мне всё равно, - беззастенчиво заявил Рокен и дотронулся губами до Женькиной щеки. - Ну, как?… Я задвину переборки?… Доктор и без нас справится, пока мы…
        - Отвали! - Женька дёрнула плечами. - Мне не до твоих соблазнений.
        Рокен бесстыдно зашептал ей на ухо:
        - В тебе гены командора, а ощутить его гены в себе… Что может быть приятней?… Талех не будет против… Ты ведь не собираешься за него замуж… Значит, у меня есть все шансы им насладиться…
        - Сбрендил?! - Женя оттолкнула его. - Придурок! Не шути так… Это… Короче, насколько мне известно, джамрану не обмениваются генами с партнёрами своего пола.
        - Напрямую - нет, - загадочно ответил Рокен.
        Евгения насторожилась.
        - И что сие значит?!
        - Итак! - Грегори выскочил из кресла и подошёл к ним. - Извините, что прерываю вашу пикантную беседу, но… Рокен прав, мы не там ищем. Более того, сдаётся мне, что Талех знает ответ…
        - Почему же он молчит? - удивилась Женя. - Себе в убыток…
        - Я не буду повторять, что у джамрану всё не как у людей, - ответил Грегори. - Ты уже больше года живёшь с одним из них.
        Женька фыркнула.
        - Ага, чем больше живу, тем меньше понимаю… Что? Это сказала не я, а один мудрец.
        - Да не так он говорил.
        - Я в курсе. Перевела на джамранскую психологию. Зато я знаю, что с ними лучше не связываться…
        - Подожди, не тарахти! - Грегори пожевал нижнюю губу. Эта его привычка иногда так раздражала Женьку.
        - Подозреваю, что Талех оставил тебе подсказку…
        Ей это тоже приходило в голову. Интуиция. А с тех пор как Грегори избавился от вируса, его шестое чувство достигло немыслимых пределов… Диагнозы больным он ставил слёту и с завидной точностью… Не видя результатов анализов.
        - Мы отвлеклись. Женька, приди в себя!
        Она с тоской взглянула на часы. Два часа ночи! Всего ничего осталось до судебного заседания.
        - Где книга, что командор дал тебе ещё до войны? Ты её читала?
        - За дуру меня держишь? Читала, много раз, от корки до корки, вдоль и поперёк. Наизусть выучила…
        - Давай-ка её сюда.
        Женька нехотя встала и полезла за планшетом на полку.
        - Держи!.. Ничего ты там не найдёшь. Я всё пересмотрела…
        - Но зачем-то Талех её рекомендовал…
        - Наверное, для общего развития…
        Грегори заглянул в оглавление.
        - А про генетический обмен здесь есть?
        - На страницах сорок семь, пятьдесят восемь…
        - А, вот, нашёл… Точно, на сорок седьмой!
        - Глава четырнадцатая, параграф…
        - Помолчи… - Грегори присел рядышком на второй стул и принялся читать.
        Рокен вернулся на кровать и примостился с краю, обняв подушку.
        - Что-нибудь откопаете - свисните…
        - Нет там ничего. Уверяю тебя.
        - А это что?
        - Где?
        - В сносках.
        - А, я их обычно не читаю. Но эти даже выучила. Честно. Все. И предисловие, и послесловие, и оглавление, и примечания, и каждую цифру на странице.
        - И что? Совсем ничего?
        - Прочти сам и увидишь. Какая-то абракадабра.
        - Что? - переспросил Рокен.
        Женька решила, что это слово с земного на джамранский не переводится.
        - Белиберда, бессмыслица…
        - Вздор, - через минуту подтвердил Грегори. - Набор слов.
        - Ну-ка, дайте сюда, - встрепенулся Рокен.
        Грегори отдал ему планшет с книгой. Парень наморщил лоб, едва прочёл несколько строк.
        - А ты пробовала перевести?
        - Шутишь? А как же сыворотка-переводчик?
        - Не все языковые коды…
        - Книга написана по-джамрански. Автор - шакрен, но издание переводное, для джамрану. Талех неоднократно это подчеркнул.
        - Всё ясно, - хмыкнул Рокен.
        - Что?! - они выжидающе уставились на него.
        - Кажется, некоторые сноски написаны по-староджаммски.
        - Как? - не поняла Женька.
        - Это как английский и староанглийский, - пояснил Грегори. Он-то въехал сразу.
        - А-а, как русский и старославянский, - догадалась Евгения. - Поэтому не читается?
        - Именно, - ответил Рокен. - Это язык джаммов. Буквы те же, а слова другие. По смыслу и написанию. Дошло?
        - Ещё бы!
        - Но не факт, - заметил Грегори, - что это то, что нам нужно. Наверное, ерунда какая-то?
        Рокен засмеялся.
        - Дилетант ты, Грегори. Почище Евы. Недаром джамранская цензура упрятала эти сноски под староджаммским. Чтобы не каждый смог прочитать. Это доказывает, что в тексте скрыта важная информация…
        - К чему такие сложности?
        - Чтобы, кто попало этим не воспользовался. Теперь мало кто интересуется староджаммским.
        - Значит, - осенило Грегори. - Мы ошибались. Неверно полагая, что подобные допущения находятся в свободном доступе. Нельзя мыслить земными стандартами, когда имеешь дело с джамрану.
        - Определённо, - кивнул Рокен. - Законодатели посчитали, что некоторые лазейки могут быть использованы лишь в исключительных случаях. Иначе, наступит хаос.
        - А ты понимаешь по-староджаммски? - уточнила Женька.
        - Вряд ли. Но текстовый переводчик есть в любой базе данных.
        - Переводи, - сказал Грегори.
        Рокен подсел к компьютеру, отсканировал все непонятные сноски и запустил программу…
        - Готово!
        Они придвинули стулья к нему поближе.
        - Что там?
        - Сейчас посмотрим… Не то… И это тоже… Нет… Да где же?… Вот! Вот оно! То самое! Читайте! - Рокен насилу сдерживал ликование. - Вот какое оно - наше спасение… Ши-икарная лазейка!
        - Дай посмотреть! Пусти! Ты закрываешь экран…
        Женька с Грегори толкались, невольно загораживая друг другу обзор.
        - Видите?
        Рокен увеличил текст и развернул монитор. Евгения привстала, заглянула ему через плечо, прочитала и медленно откинулась на спинку стула. Это был коварный, рассчитанный удар под дых. В самое слабое и болезненное место.
        - Нет…
        - Да! - в один голос заорали Грегори с Рокеном.
        - Нет! - Женька чуть не плакала. - Я не хочу! Я не стану этого делать!
        - Сделаешь! - убеждённо заявил Грегори. - Если командор и станция тебе небезразличны.
        - Нет! И не просите… Я не готова! Я… Это невозможно!
        Рокен усмехнулся.
        - Ещё как возможно! Чтобы спасти Талеха, себя, меня, нас…
        - Нет… - Женя вздохнула. - Да!.. Довольны?
        Евгения понимала, что уже не отвертеться. Они так долго искали выход… А теперь… Словно и не было всех этих дней. Это выглядело таким неправдоподобным. Слишком очевидно, просто и невероятно запутанно - одновременно. Типично по-джамрански. Или по-джаммски?
        - Ты ведь любишь его, - сказал Рокен.
        - А ты уверен, что это ещё работает? Староджаммский всё-таки…
        - Работает, однозначно. Это древний закон. А даже самые отъявленные реформисты соблюдают главные традиции и законы… Ева, других вариантов нет. Это единственный способ отменить приговор. Только надо всё сделать так, как здесь написано. До мелочей, - предупредил Рокен.
        - Хорошо. Я это сделаю, - обречённо согласилась Женя. - Если ничего другого не остаётся. И… Вы правы, мальчики. Я люблю Талеха и хочу ему помочь.
        «А кто же тогда поможет мне?»
        Женьке казалось, что её загнали в ловушку. Умело и хладнокровно.
        - Сама напросилась, - сочувственно улыбнулся Грегори.
        Глава 22
        Сама напросилась
        В полной мере Евгения осознала истинный смысл этих слов лишь на следующий день. Сидя на жёсткой скамейке партера между Рокеном и Грегори в зале суда. Дворец Правосудия располагался неподалёку от командариума, на примыкавшей к площади улице. Из коридора, по которому они шли, Женя уловила мелькнувший в окне кусочек Праздничного дома, и её захватили воспоминания… Так хотелось вернуть прошлое, до слёз, пусть и с гатраками…
        Постепенно в зале стало шумно. В двухъярусных ложах, окаймляющих партер, собирался народ. Здесь не было предусмотрено амфитеатра…
        Женя привстала и завертела головой по сторонам:
        - Аншлаг прямо! Откуда все эти люди?
        Никого из них она не знала.
        - Приглашённые свидетели правосудия. Чтобы следить за вынесением приговора, - объяснил Рокен.
        - Как присяжные?
        - Нет. Просто наблюдатели - «свидетели справедливости». Они не принимают решений. Случайные люди с улицы и окрестных домов. Их пригласили спонтанно. Зато, они имеют право оспорить приговор, если судья допускает оплошность… В наше время - это только формальность. Немногие сведущи в делах правосудия.
        Женька рассматривала временно пустующую судебную кафедру. До заседания оставалось ещё пятнадцать минут. Друзья специально пришли раньше, чтобы Евгения освоилась и собралась духом… Пока что она никакой собранности не ощущала, только поджилки тряслись всё сильнее и сильнее…
        За кафедрой стояло пять кресел. Женя теперь знала, что главный судья именуется Начальником Трибунала. Его место - в центре. Справа от него сидел Председатель, слева - секретарь. Рядом с Председателем - белый оппонент. А сбоку от секретаря - чёрный.
        Под кафедрой установили столы. По правую руку, если смотреть в зал, - для защиты, по левую - для обвинения. Защитник с обвинителем уже разложились на них и рылись в документах…
        - Многовато народу, - озирался Грегори. - Неужели, все приняли приглашение и… Одни джамрану!
        - Конечно, - усмехнулся Рокен. - Это джамранский Трибунал. Кто пригласит сюда не джамрану? Многие наверняка узнали повестку заседания и повалили без приглашения. Какой дурак пропустит такое зрелище? Суд над человеком, который помешал другому осуществить генетический обмен. Это же нонсенс! Пережиток прошлого…
        - А в прошлом мешали?
        - Боюсь соврать, но говорят ещё как.
        - И всех судили?
        - Пачками.
        - Вот уж была развлекуха, - хмыкнул Грегори.
        - Тоже мне, сенсация, - пробурчала Женька, съёживаясь от неловкости. - Они и на меня припёрлись поглазеть?
        - Не мечтай. Ты вообще по этому делу не проходишь.
        Действительно, на землянку даже внимания не обращали. И Женя вздохнула с облегчением…
        Джамрану в ложах с любопытством вытягивали шеи, переговаривались вполголоса, толкали друг дружку. Партер вскоре заполнился жителями станции. Многие явились поболеть за командора. В том числе, и Рал с Гранталом. Они уселись с противоположного края, на единственные незанятые места, и приветливо замахали оттуда Женьке и её спутникам. Она помахала в ответ. Хотя настроение от этого не улучшилось. Друзей разделяла целая толпа сторонников Зандена - офицеров джамранского корпуса…
        Все ждали подсудимого и потерпевшего. И дождались. Они появились свободно, без всякого конвоя, за десять минут до начала заседания. Талех с Занденом вышли из бокового прохода, мило беседуя и беззаботно смеясь. Словно добрые друзья, а не соперники вовсе. Как будто один не выдвигал обвинения против другого… У Женьки и так мозг был на раскоряку, а тут вообще чуть глаз не выпал… Нет! Никогда она не поймёт этих джамрану!
        Кивнув друг другу, соперники разошлись по своим столам; ивзгляды из зала моментом достались Талеху. Командор излучал достоинство и казался невозмутимым, как обычно. Занден наоборот проявлял нетерпение, даже когда разговаривал с обвинителем.
        Переводя взгляд с одного мужчины на другого, Женька внезапно поняла, чем они похожи и этим же отличаются. Внутри обоих горел негасимый огонь, невероятный по силе и красоте. Но Занден был охвачен им целиком, опаляя всех, кто оказывался поблизости. А пламя Талеха теплилось глубоко внутри. Снаружи он хранил ледяное спокойствие, выпуская огонь наружу в исключительных случаях…
        Евгения слишком хорошо знала эти случаи. Настолько, что воспоминания о них заставили её покраснеть. Трудно было представить себе более хладнокровного, уравновешенного мужчину и, в то же время, - неудержимо страстного и волнующего… Когда они оставались наедине, и стена невозмутимости рушилась. Женя сполна испытала последствия этого на себе… Как никто другой…
        Притом, что командор не был загорелым красавчиком с обложки. Вот Сирил - да, а Талех - нет. Но он и без того покорял всех своим шармом и обаянием. Евгения не променяла бы мужественность командора ни на какую иную привлекательность. Её притягивало к нему так безудержно, что она боялась раствориться, забыться навсегда… Временами хотелось полностью отдаться ему - телесно, духовно, генетически, как угодно, утратив собственные желания… Это и пугало больше всего. Женьке иногда мнилось, что она уже не принадлежит себе…
        «Так нельзя!»
        Она понимала это и не могла оторвать взгляда от его лица… Ведь изучила каждую чёрточку, а всё равно находила что-то новое. Евгения испытывала почти физическое удовольствие, любуясь Талехом…
        Яркие глаза, аристократичный профиль… Губы… Такие тёплые и мягкие… Не полные или тонкие, а выразительно очерченные. Нежные и чувственные, а не хищные, как у Зандена…
        Офицер пребывал на нервах, словно хотел куда-то бежать. Он пылал от нетерпения, в отличие от командора, который выглядел довольно расслабленным. Беспокойство Талеха выдавало лишь небрежное поигрывание хлыстиком. Но едва ли это можно было назвать волнением. Скорее азартом…
        Командор вольготно устроился на стуле, закинув ногу на ногу. Вся его поза и хлыст вызывали у Женьки отнюдь не скромные мысли и намерения… Подойти к нему прямо сейчас, поцеловать в янтарные глаза, запустить пальцы в волосы, уткнуться носом в ямку между ключицами, вдохнуть запах его кожи, впиться поцелуем в эти соблазнительные губы… Сколько раз они касались её в самых интимных местах!..
        «Это же суд! Трибунал! О чём я только думаю?!»
        Однако Женьку вдруг осенило, почему она так сильно любит этого джамрану. Она им восхищается. Сирилом она тоже восторгалась, но чисто эстетически. А Талехом - совсем иначе. Как мужчиной! И принимала его всего, со всеми недостатками и джамранскими бзиками. Ничто не вызывало у неё отторжения… И сердце замирало от страха, когда любимый отдалялся от неё. Именно это, а не сожаления по поводу станции, или чувство вины и неприязнь к Зандену, побуждало её согласиться на любые условия. Она сделает то, за чем пришла. Ведь это правильно, и она должна… Или хотела?… Чтобы разрушить чары!
        - Женя… Женя… Жень!
        - А…
        Ева так засмотрелась на Талеха, что не сразу услышала настойчивый шёпот Грегори.
        - Женька. Ты чего? Таращишься на командора, как кошка на мясо.
        - Чего?
        Женя опомнилась, и, отворачиваясь, перехватила другой взгляд устремленный на Талеха… Какая-то женщина - джамранка из боковой ложи буквально не сводила с командора глаз и пялилась на него в точности так, как сказал Грегори…
        - Да я пошутил. Но вид у тебя, словно идёшь на эшафот.
        - В точку…
        Она не успела толком разглядеть незнакомку. Прозвенел звонок, на кафедру по очереди взошли судьи и заняли свои места. Суд начался…
        Вопреки Женькиным страхам и ожиданиям, процесс оказался вполне обыденным и даже скучным. Почти всё, как и в земном суде, с небольшой разницей в юридических процедурах. Сперва Председатель зачитал жалобу. Занден лично высказал свои претензии Талеху. Командор ответил. В это время джамрану - «свидетели справедливости» ипрочие зрители вели себя тихо, не топали ногами и не выкрикивали из зала… Всё понеслось по заведённому шаблону. Председатель спрашивал, секретарь записывал, обвинитель выступил с речью, потом адвокат. Вызвали свидетелей… На фоне этого дружно препирались оппоненты, задавая каверзные вопросы обвинению и защите. Надо отдать им должное, Женькино имя ни разу не трепали.
        Начальник Трибунала за время заседания не сказал ни слова. Он лишь молчал, слушал и кивал головой, прикрыв глаза. В какой-то момент Евгения заподозрила, что он спит…
        - Читает, - пояснил Рокен.
        - Что? - удивилась Женька, не видя перед судьёй ни книги, ни электронного планшета.
        - Мысли.
        - Ну, конечно! - шёпотом воскликнула Женя. - Так он мигом почувствует ложь. Телепатия способствует правосудию…
        - А как же иначе? - усмехнулся Рокен. - Для этого он здесь. Ты главное помни и не высовывайся, пока не вынесут приговор. Только после объявления приговора, когда судья спросит…
        - Тихо, - шикнул на них Грегори.
        Окружающие начали поглядывать, а Председатель коршуном обозрел зал.
        Через пять минут Евгения не выдержала и тревожно спросила, придвинувшись к самому уху Рокена:
        - А если не спросит?
        - Спросит.
        - А вдруг, забудет?
        - Исключено… Если забудет - его дисквалифицируют, а приговор признают недействительным. Здесь же прорва свидетелей. Это и есть джамранская демократия - публичность, открытость и оценка народа… Это могло быть лазейкой, но увы…
        - Шшшш… - Грегори недовольно покосился на них и ущипнул Женьку за локоть.
        Перед вынесением приговора настал драматический момент. Начальник Трибунала встал и обвёл глазами притихший зал. Воцарилась такая тишина, что было слышно, как неподалёку с гулом взлетал звездолёт. И это с учётом купольной звукоизоляции… В повисшей гнетущей паузой тишине кто-то громко вздохнул на всё помещение. Женька инстинктивно повернулась на звук и поймала взгляд незнакомки. На лице женщины отражалось смятение…
        Ева нахмурилась и посмотрела на Талеха. Командор спокойно улыбался, глядя в другую сторону. Занден при этом торжествующе ухмылялся, не сомневаясь в своей правоте…
        - Виновен!
        Зал резко выдохнул, подобно набежавшей волне.
        - Талех-Киэрен А-Джаммар…
        Женька впервые услышала полное имя командора.
        - … Доныне командор Ролдона-2 под эгидой Джамранской республики лишается звания, власти; всех привилегий и полномочий, связанных с командованием. Станция передаётся в ведомство командариума Серендала до следующих указаний…
        Ну и рожа была у Зандена!
        - … Обязуется возместить генетический ущерб потерпевшему Зандену-Фарену А-Джаммару в размере…
        Сущие копейки!.. По сравнению со станцией.
        - В течение двух планетарных фаз (читай месяцев) Серендал обязуется прислать своего представителя и назначить дату конкурса. В настоящее время Ролдон-2, как стратегический объект, вверяется правительству конгломерата в лице заместителя, а ныне исполняющего обязанности командора Дмитрия Анатольевича…
        Только сейчас Женька заметила его. Дмитрий встал, поклонился Начальнику Трибунала и Председателю. А Евгения готова была расцеловать судью. Воистину, джамранский суд справедлив! Или адвокат настолько хорош? Или суд сделал исключение, потому что Талех - герой войны?… Что-то, в таком случае, не особенно гуманное… Но это стоило того, чтобы увидеть физиономию Зандена, на которой вспыхнули недоумение, гнев и разочарование одновременно.
        - Всё не так страшно, - вслух подумала Женя.
        Рокен её оптимизма не разделял.
        - Ничего не отменяется. Объявят конкурс, и Занден выиграет. Помяни моё слово…
        - А может, и не выиграет… - задумчиво протянул Грегори. - Женя, тебе выбирать…
        Судья зачитал дополнительные формальности. Народ в зале зашумел, делясь впечатлениями. Начальник постучал по кафедре, дождался тишины и, наконец, спросил:
        - Существует ли обстоятельство способное отменить данный приговор или заменить другим? Если в зале находится кто-то, готовый назвать его, прошу встать и заявить об этом здесь и сейчас!
        Женька вцепилась в скамейку. Рокен и Грегори пихали её с двух сторон… Пол медленно уходил из-под ног…
        - Давай же, - подтолкнул её Рокен. - Давай!
        - Смелее, - вторил ему Грегори.
        Евгения уставилась на судью, как кролик на удава и невольно задела взглядом незнакомку в ложе. Женщина вперилась в Талеха горящим взором, подавшись вперёд, и нервно теребя цепочку с украшением… Да что же это такое!? Джамранка натурально вылупилась на командора и что-то забормотала, едва шевеля губами…
        Народ безмолвствовал.
        - Повторяю вопрос, - объявил судья.
        По традиции полагалось три раза.
        - Женя! - Рокен двинул её под рёбра. - Очнись!
        Евгения зажмурилась, выдохнула, открыла глаза и с трудом оторвала зад от скамейки…
        - Я… - не своим голосом произнесла она, стараясь не смотреть на Талеха.
        - Внимательно слушаю, - кивнул судья.
        В джамранском суде было принято безличное обращение.
        По залу полетели шепотки… Все интересовались, кто же эта землянка. По крайней мере, Женьке так чудилось. Она кожей чувствовала эти взгляды, устремлённые на неё… Вот сейчас она скажет и добровольно сунет голову в петлю или в капкан. Собственноручно вынесет себе пожизненный приговор и назад дороги не будет. Это вам не станция, это…
        Женька ещё не додумала, когда слова хлынули сами собой, а голос зазвучал громко и уверенно:
        - Я беру подсудимого в мужья. Добровольно и с великой радостью обязуюсь сочетаться с этим мужчиной законным браком и могу подтвердить свои намерения. Здесь и сейчас!
        Последнюю фразу она почти выкрикнула, ненавидя всех и вся, и мстительно глянула на Зандена. Он в ответ воззрился на неё так, будто она восстала из мёртвых… И не только он. Таинственная незнакомка буквально испепелила Женьку взглядом, развернулась и выбежала, растолкав соседей по ложе.
        - Я принимаю это заявление, - ответил судья, с удивлением разглядывая её, даже голову набок склонил. - Теперь назовите себя.
        - Ева Казанцева, землянка…
        Рокен и Грегори тихо ликовали, еле сдерживаясь, чтобы не издать победный клич. У Женьки от волнения гудело в голове, и ей уже было всё равно.
        - Вы готовы правдиво отвечать на вопросы?
        - Да…
        Она решилась посмотреть на Талеха. Он не улыбался, а выражение его глаз сложно было понять.
        - Подойдите сюда.
        Женя с замиранием сердца приблизилась к кафедре.
        - Кем приходится вам подсудимый?
        - Он мой генетический партнёр.
        - Это из-за вас он нарушил закон?
        - Да.
        - Вы по-прежнему настаиваете на своих намерениях?
        - Да.
        - Вы хорошо подумали?
        «Да, чёрт возьми! И хватит ко мне приставать. А то возьму и передумаю».
        - Да!
        - Подтвердите ваши намерения.
        Ева без колебаний подошла к Талеху и с остервенением поцеловала его в губы, будто собиралась укусить. Командор обнял её в ответ, отнюдь не заботливо или целомудренно. Схватил Женьку за бёдра, резко вдавил в себя, целуя совсем неприлично.
        В ложах и партере раздались одобрительные возгласы и подбадривающие смешки.
        - Тишина в зале! - напомнил Председатель.
        Женька почти вырвалась из объятий командора, злющая как мегера. Но в последний момент он сам отпустил её, и слабая улыбка тронула его губы.
        - Принято! - объявил судья и спросил:
        - Подсудимый, вы отдаётесь на милость этой женщины?
        - Да, - ответил Талех, с лукавым блеском в глазах.
        Судья помолчал минуту, слушая их мысли, и под конец изрёк:
        - Всё честно, не вижу никакого сговора или подвоха… Слушайте все! Я отменяю приговор, в соответствии с древним обычаем джамрану.
        И вновь обратился к Евгении:
        - Вы осознаёте степень ответственности и принимаете все условия?
        - Да.
        - Вы отдаёте себе отчёт, что если хоть один из вас не выдержит брачного испытания с первого раза, то приговор заново вступит в силу и будет приведён в исполнение?
        - Отдаю и сознаю.
        - Соответственно, приговор аннулируется после того, как вас объявят мужем и женой перед Советом брачных опекунов и скрепят генетические узы по закону, удостоверив их, как положено, - и добавил будничным тоном. - Завтра мы подадим заявку в Совет, чтобы вам назначили брачных опекунов.
        Начальник Трибунала хлопнул в ладоши три раза, закрепив свой вердикт.
        - Решение принято! Все свободны… А вас, - он строго взглянул на Еву и Талеха, - жду здесь через восемь дней. Для знакомства с брачными опекунами. Я свяжусь с вами дополнительно.
        - Мы прибудем вовремя, - заверил его Талех и взял Женьку за руку.
        - Поздравляю, командор, - бесстрастно вымолвил судья.
        Да уж… Похоже, судили Талеха, а приговорили Еву.
        Глава 23
        Коварство и любовь
        После заседания Талех пригласил Евгению в джамранский ресторан. А Грегори, Рокен, и Рал с Гранталом дружно отправились праздновать в какую-то окезскую забегаловку, рассудив, что влюблённым надо побыть одним. Женя провожала друзей унылым взглядом, пока Талех связывался с кем-то по коммуникатору…
        Когда они пришли в ресторан, там было пусто. Только охранник на пороге и табличка «Закрыто на спецобслуживание». По крайней мере, так читалось благодаря РНК-сыворотке.
        Бросив взгляд на мундир Талеха, охранник вежливо поклонился и пропустил необычную парочку. Командор провёл Женю в глубину помещения к центральному столику и отодвинул перед ней стул. Как только они уселись, подошёл официант в зелёном переднике. Многоцветные волосы парня были уложены на манер цветочного тюрбана, а глаза подведёны светящейся краской. Он включил электронное меню. Талех скрестил пальцы и предупредил, выразительно поглядывая на Еву:
        - Моя спутница - землянка. Так что обойдёмся без добавок.
        Официант кивнул, но без особого энтузиазма. Наверное, ему не интересно обслуживать таких осторожных клиентов.
        Командор пробежал глазами меню, заказал несколько блюд на свой вкус и обязательный чай с десертом. Женя целиком полагалась на Талеха. Всё равно не разбиралась в джамранской кухне. Из-за привычки джамрану совать в еду генетические ингредиенты, Евгения редко её пробовала и потому не изучала.
        Пока ждали заказ, Женя с любопытством разглядывала интерьер… Всё в джамранском стиле. Лёгкая плетёная мебель. Неповторимая абстрактная живопись в рамках на стенах. Часы с подсветкой на потолке, а лампы строго по углам. Цветы, фрукты и драгоценные камни в чашах. У каждого столика пёстрые голографические ширмы, словно распушённые павлиньи хвосты. И множество дверей, ведущих в таинственные комнаты. На окнах радужные жалюзи с причудливым орнаментом.
        - Клинопись руннэ, - сказал Талех, проследив за её взглядом.
        «А что? После староджаммского ничего удивительного».
        - У них мода была такая - писать на шторах?
        - Нет, - улыбнулся командор. - Писали джамрану. Они приняли государственным буквенный язык джаммов, а клинопись стали использовать как украшение или узор. Она ведь напоминает рисунок. Увы, теперь никто, кроме учёных, этого не переведёт.
        Евгения вздохнула.
        «Бедные руннэ!.. И они так похожи на землян. Ох уж эти джаммы…».
        А ещё, Женьке внезапно пришло в голову, что это второй раз, когда Талех её куда-то пригласил. Не считая обеда в начале их знакомства. Вечно занятой командор, едва урывал время, чтобы поспать. Так было весь прошлый год, пока восстанавливали станцию. Чего уж там… Но в джамранские рестораны он Еву никогда не приглашал. Однажды позвал в земное кафе, где подавали джамранские лакомства и весьма недурные. А в станционные джамранские закусочные Женя одна не ходила, понимая, чем это может закончиться. Да ей хватало и «Синегарской звезды»!
        - Почему? - задумчиво спросила она.
        - Что, почему? - живо откликнулся Талех, разминая в пальцах душистые листья. Джамрану заранее разносили приправы на столики.
        - Мы всё-таки пошли в джамранский ресторан.
        Командор пожал плечами.
        - А отчего бы не пойти? Это нейтральная территория, в отличие от станции, и здесь я могу быть уверен в твоей генетической безопасности.
        Однако, когда официант явился с подносом и расставил блюда перед ними, Талех понюхал желеобразное кушанье в форме морской звезды посыпанной синими кристалликами. И отодвинул.
        - Это что?! - грозно спросил он у официанта, тыча ему в нос тарелкой.
        - Филабелла, - невозмутимо ответил тот.
        - Вижу, что филабелла, - с холодной яростью отозвался командор. - Что ты подмешал туда, обормот?
        - Совсем немного…
        - Я ведь предупреждал.
        - Репутация нашего ресторана обязывает развлекать клиентов, - обиженно заявил парень. - Я подумал, ваша дама захочет расслабиться…
        - Мне всё равно, что ты подумал, - не повышая голоса, перебил его Талех. - И тем более плевать на репутацию этого заведения. Но если хоть один волос моей дражайшей спутницы изменит свою структуру… Я навсегда закрою этот притон генетического разврата. Ясно?
        - Куда уж яснее, - пробормотал официант.
        - А теперь унесите всё, немедленно. И замените обычной едой. Живо.
        - Сурово, - усмехнулась Женька, когда официант убежал с подносом. - Может, не стоило?
        - Ты хотела бы снова позеленеть, покрыться шипами или обзавестись новыми конечностями?
        - У меня есть универсальный антиген, - возразила Евгения.
        - Ну и что. Его не мешало припугнуть. Иначе, моё предупреждение выглядело бы непоследовательным. Это не шутки.
        - Почему так нельзя с Занденом? Постращал и порядок.
        - На станции? Невозможно. Ролдон-2 - территория Джамранской республики. А планета находится в нейтральной зоне.
        - Почему так?
        - Ролдон - территория конгломерата. Ризваль - научный объект, за исключением командариума и Дома Правосудия, а станция - военный. Она не может быть нейтральной территорией, и все джамрану на станции подчиняются джамранским законам.
        - Сколько условностей. Голову сломаешь!
        - Зато в Ризвале неограниченно действует знак нейтралитета.
        «Скрещенные пальцы», - догадалась Женя.
        - Пренебречь им на нейтральной территории, значит выказать неуважение. Я поставил этого сноба на место…
        Официант принёс ужин, теперь без добавок, поклонился и молча удалился. У Женьки вдруг пропал аппетит, и она вяло ковырялась в тарелке. Зато чай пила кружку за кружкой. Талех заказал ещё кувшин. Командор явно хотел поговорить, но почему-то разговор не клеился.
        - Тебе не понравилось? - удивился Талех, когда Женя отставила недоеденный десерт. - Это же твой любимый.
        - Был… До суда, - прозвучало гадко, и она недоговорила.
        Командор понял и отложил вилку.
        - Ты можешь отказаться от замужества в любой момент.
        - Ага, сейчас… Не дождётесь, - упрямо сказала Евгения, стиснув в кулаке салфетку.
        Талех улыбнулся и накрыл её ладонь своей.
        - Ты не пожалеешь, обещаю…
        Она вырвала руку.
        - Прекрати! Обойдёмся без банальностей. А то, как в сериалах… «Ты не пожалеешь, дорогая…».
        Командор рассмеялся.
        - По закону жанра ты должна ответить: «Я уже жалею, ах…», - он так похоже изобразил драматический момент из мыльной оперы, что Женька прыснула от смеха.
        - Ты смотришь сериалы?!
        - Нет. Читаю любовные романы, - Талех состряпал горестную физиономию, - и рыдаю, пока никто не видит…
        - Правда? Я и не знала, что ты такой сентиментальный.
        - Нет. Иногда я слушаю мысли людей. Чего только они не смотрят! А потом думают так же… Говори! Ты жалеешь, что связалась со мной?
        Женя помрачнела.
        - Ещё чего! Ничего я не жалею. Это не в моём характере.
        - Вот за это я тебя и люблю, - улыбнулся он.
        - Только за это?
        - Не только… Ты знаешь.
        - Ага… Признайся честно, ты всё подстроил! Да?… Зачем?
        Она решила вывести командора на чистую воду. Он прищурившись взглянул на неё и сказал:
        - Это был единственный способ заставить тебя стать моей женой.
        - Я серьёзно!
        - Я тоже.
        - Не верю.
        Они наклонились друг к другу через стол.
        - И правильно делаешь… - прошептал Талех.
        Женька была в замешательстве.
        - Если честно, я очень рисковал… Особенно когда предлагал тебе выйти за меня. Если бы ты согласилась, обычай утратил бы силу. Я не знал, сообразишь ты или нет…
        - Как там говорят шакрены? Двух веечек за один…
        - Женя! Я правда не мог рассказать. Теперь ты понимаешь почему. Но я дал тебе книгу.
        - Да что ты! Как мудро! - она разозлилась. - Если бы Грегори не обратил внимания на сноски, а Рокен не догадался перевести…
        - Вот, значит, как, - он широко улыбнулся, откидываясь на спинку стула. - Моя школа. Мои подчинённые…
        - А кто-то говорил, что я не умею выбирать друзей, - поддела она командора.
        - Твои друзья поумнели, и ты учишься. Я горжусь тобой.
        - А я нет! - отрезала Женька. - А тебе вообще не доверяю. Как с этим жить? Любовь и семья основаны на доверии…
        - У землян - да, - ответил Талех. - У джамрану всё иначе. Но лучше тебе довериться мне… расслабиться, и ты получишь ни с чем не сравнимое удовольствие…
        Он резко подался вперёд, схватил её руку и прижал к губам.
        - Не сопротивляйся, - прошептал командор, поглаживая ей ладонь. - Я всё равно сделаю твою жизнь незабываемой… Хотя, ты ещё можешь провалить испытание. Тогда я снова приму участие в конкурсе…
        - Дудки! - сердито ответила Женька и добавила плачущим голосом. - Для вас джамрану это какая-то игра.
        - Так увлекательно, правда? - чарующе произнёс он, целуя её запястье с внутренней стороны. - Нас столько всего ждёт…
        Сегодня его голос и завораживал, и возбуждал, и бесил. Женя высвободила руку и перевела разговор.
        - У тебя оказывается длинное имя.
        - Это не имя.
        - Нет?
        - Вернее, Талех - это имя. Остальное… Киэрен или Кэйрен, что правильней, как бы точнее выразиться… Генометрика. А-Джаммар или аджаммар - принадлежность.
        - Поясни.
        - В метрике содержатся генетические параметры. Принадлежность указывает на то, что я генетически зрелый мужчина.
        - Как интересно… Поэтому вы с Занденом оба А-Джаммар?
        - Поэтому.
        - Уже хорошо, что не родственники или однофамильцы…
        Талех нахмурился и уточнил:
        - Ты имела в виду, что мы с Занденом не из одной семьи?
        - Вроде того.
        - Да, мы из разных семей, но оба - мужчины способные к продолжению рода… Характеристика А-Джаммар прибавляется после первого генетического обмена путём спаривания…
        - А женщины? Их как называют?
        - О-руджанн.
        - А-саро! - неожиданно вспомнила Женька. - Это тоже принадлежность?
        - Примерно, - уклончиво ответил Талех, не желая развивать тему.
        - А в этих метриках случайно не зашифровано, сколько и каких было генетических партнёров? - съязвила Ева.
        - Подобную информацию не принято афишировать ни при каких обстоятельствах. А публичность отношений предполагает брак. И, кстати, к моей генометрике добавят новую принадлежность и к твоей тоже. Единственное слово будет означать, что мы женаты и представляем закрытую генетическую систему.
        - О-о, какие сложности. А имя сменить не потребуется?
        - Зачем? - искренне удивился он. - Тебе не нужно принимать джамранское гражданство, чтобы стать моей женой.
        - И то ладно… А что оно будет означать?
        - Наши совместные данные… Заполнишь анкету…
        - И здесь бюрократия! Достали…
        - Что? - переспросил Талех.
        - Бумажки.
        - Какие бумажки?
        Женя заподозрила переводческие нестыковки.
        - Ты сказал - «анкету»? Или сыворотка так перевела?
        - У тебя возьмут генетические пробы. Остальное есть в опознавательной карточке… Данные совместят с моими, выведут общую картину и зашифруют одним символом-словом. Коротеньким. И непереводимым на другие языки, так же как имена и метрики.
        - Как много информации в одном слове, - вздохнула Евгения. - И зачем джамрану столько букв и звуков? Обошлись бы необходимым минимумом.
        Командор улыбнулся.
        - Это нюансы. И, чуть не забыл, к заключительному этапу брачного ритуала тебе придётся выучить джамранский язык.
        - О нет, - простонала Женя. - Зачем?
        - Потом объясню.
        - А без этого никак? У меня нет способностей к языкам.
        - Это обязательно.
        - А прививка генома-переводчика? - напомнила она.
        - Существует препарат на время блокирующий РНК-сыворотку. Он безопасен…
        - Ты привёл меня сюда, чтобы это сообщить? А почему не дома или в гостинице?
        - Я пригласил тебя, как землянку.
        Евгения непонимающе уставилась на командора.
        - Кажется, у землян принято делать предложение в ресторане и дарить… кольца.
        Женя слегка растерялась. Он изучал земные обычаи? Как мило…
        - Э… Можешь не стараться. Я не люблю формальностей. И колец не ношу… Старое обручальное вообще куда-то задевала… А свадьбы с незнакомыми дальними родственниками, пьяными песнями, сальными шуточками, криками «горько» икражей невесты, просто не перевариваю…
        - Чудные у вас традиции, - заметил Талех. - Я и не собирался дарить тебе кольцо, - он усмехнулся. - У джамрану кольца означают… нечто весьма неподходящее для брака.
        - А знакомство с родителями?
        - Этого вообще не нужно… Но я делаю тебе предложение, как землянин. Мне встать на одно колено?
        Женьке стало смешно.
        - Ресторан-то джамранский.
        - Это символизирует слияние культур… В прямом и переносном смысле.
        - Талех!
        - Я хочу сделать тебе подарок. По-джамрански. Чтобы ты привыкала постепенно, в более щадящей обстановке.
        Евгения в который раз задумалась и насторожилась.
        - Какой подарок?
        Если бы Талех был земным мужчиной, она бы обрадовалась. Но командор-то - джамрану…
        - Путешествие в другую галактику.
        Интуиция её не подвела. Ничего себе, у них подарочки! Просто шикарные…
        - Полетим на «драконе». Вместе наберём команду. Проложим маршрут. Это будет захватывающе. Даже не сомневайся…
        Куда уж там! Кому-то придётся часто хвататься за сердце.
        - А когда? После, хм, четвёртого ритуала.
        - Зачем? Во время третьего.
        Женька чуть не поперхнулась чаем.
        - Типа, предсвадебный полёт?
        - Можно и так назвать, если по земному, - Талех улыбнулся. - Согласна?
        - Надо подумать, - пробормотала Евгения.
        - И цикл пролетит незаметно. Чем томиться от генетического воздержания, лучше провести этап весело и с пользой… Конечно есть один минус - придётся взять брачных опекунов с собой… Зато я буду капитаном, и субординация убережёт нас от многих проблем. И потом, у капитана есть привилегии…
        - Опекуны согласятся?
        - Куда они денутся! Брачный ритуал не ограничивает наших передвижений.
        - Хорошо, если ты считаешь, что так лучше…
        - Ты сама хочешь или нет?
        - А как же станция?
        - Я не женат на станции, - возразил командор.
        Женя задумалась… А ведь Талех прав. Замечательная мысль провести этот год интересно, а не киснуть на станции в ожидании заключительного этапа. Приключения помогут избежать соблазнов. Глядишь, и после всех перипетий пути (а Женька была уверена, что они неизбежны), четвёртый этап покажется не таким уж и страшным…
        - Хочу! Я согласна и мне по душе твой подарок.
        - Я рад, - улыбнулся Талех. - Увидишь, тебе понравится… И… ещё… Я устал быть командором, Ева. Пора отдохнуть, впервые за много лет. Давно мечтаю уйти в отпуск и отправиться в путешествие, на звездолёте… Вдвоём с тобой…
        Что-то он забыл упомянуть команду…
        - А куда мы летим?
        - Скажу только после второго этапа, - загадочно пообещал командор. - Чтобы у тебя появился стимул… - он рассмеялся выражению Евиного лица и пододвинул к ней вазочку с воздушным тортом. - Десерт?
        И осмелевшая Женя с воодушевлением взялась за ложку… Что ей теперь какие-то брачные ритуалы!? Море по колено!.. В последнюю секунду мелькнуло подозрение насчёт Талеха и генетических добавок…
        «А! Ладно».
        Десерт просто таял во рту…
        Однако Женька была уже не так наивна, как год назад. Поскольку достаточно пожила с джамрану.
        На следующий день на станции она поймала Рокена и припёрла его к стенке вопросом:
        - Ты мне друг?
        Был конец рабочего дня. Ничего не подозревающий джамрану закрывал лабораторию, в предвкушении генетического обмена с милашкой линдри. Рокен познакомился с ней вчера, в баре.
        - Ну-у… Э-э… - поначалу растерялся он. - Да. В первую очередь.
        - Тогда ответь честно. Это правда, что Талех мог повторно участвовать в конкурсе?
        Рокен вздохнул и открыл дверь лаборатории.
        - Зайди. Обсудим.
        Едва они оказались внутри, как сразу поменялись местами. Теперь к стенке припёрли Женьку. Причём, буквально.
        - Так, что там о конкурсе?
        Евгения повторила вопрос.
        - Откуда ты знаешь?
        - Талех обмолвился.
        Рокен усмехнулся.
        - Запомни, милая. Командору не свойственны обмолвки. Он сказал это нарочно. Нервы тебе пощекотать.
        - Ответь на вопрос. Остальное неважно.
        - Да. Мог. Но не факт, что победил бы.
        - Понятно…
        Рокен засмеялся и неожиданно поцеловал её.
        - Приятно… Я и забыл, каковы на вкус твои гены, когда ты такая податливая в моих руках…
        - Рокен! Прекрати!
        Но джамрану и не думал прекращать. Он наглел и распускал руки.
        - А что? Пока можно… Да-а, я чувствую… - он прикрыл глаза и с наслаждением потонул в запахе её волос. - Гены Талеха…
        «Нет! Это уже чересчур».
        Женя сердито оттолкнула Рокена и застегнула блузку.
        - Объясни, наконец, что ещё не так с этим обменом. Причём тут гены Талеха? Генетический обмен происходит только между женщиной и мужчиной…
        Рокен засмеялся.
        - Ох, Ева! Какая же ты неопытная. Неужели Талех тебе не сказал?
        - Не сказал, что?
        - Каков обманщик! Утаил страшную правду.
        Рокен прислонился рядышком к переборке и притронулся к её щеке. На этот раз нежно, а не агрессивно.
        - Высочайшая сладость ощутить ДНК тех, кто был с твоим партнёром до тебя…
        Женька вздрогнула от стыда и волнения.
        - Думаешь, почему он подталкивал тебя к генетическому обмену с Занденом? Взять ДНК соперника - настоящее блаженство.
        Евгения отстранилась.
        - Извращенцы!
        - За одного из нас ты собираешься замуж.
        - Что вы ещё скрываете?
        - Тебе лучше узнавать это понемногу…
        Женя нахмурилась и принялась рассуждать:
        - Значит, Талех не просто отказывается от других женщин, но и от всех остальных джамрану, в пользу моей ДНК?
        - Совершенно верно, - подтвердил Рокен. - Но благодаря отказу, он намного острее почувствует твои гены. Это особое удовольствие. Одна из причин, по которой джамрану создают семьи.
        - Я всегда говорила, что дело не в количестве, - Женька усмехнулась. - Но Талех и сам особенный. Он обменивается генами одним прикосновением.
        - Это другое. Всему виной ДНК гатрака. Даже став твоим мужем, он не сможет отстраниться от чужих генов. Но командор умеет себя контролировать.
        Женя молчала, обдумывая сказанное.
        - И тебя это не шокировало? - удивился Рокен.
        - Пока не знаю…
        - Тогда… Один долгий поцелуй, - он потянулся к её губам.
        Женя покачала головой.
        - Давай оставим всё, что было между нами, там, у озера.
        Он неожиданно согласился.
        - Как хочешь… И обещаю тебя не соблазнять, на третьем этапе. Хоть я и джамрану, но полностью на твоей стороне…
        - А ещё он сделал мне подарок.
        - Да?
        Евгения поведала Рокену о путешествии.
        - Супер! - восхитился тот. - А меня возьмёте?
        - Если будешь хорошо себя вести, - пошутила она.
        - Ты можешь кое-что подарить ему в ответ, - лукаво предложил Рокен.
        - Неужели? И что посоветуешь?
        - Позволь ему насладиться моей ДНК.
        - Как?
        - Всего один поцелуй, и ты преподнесёшь командору мои гены на своих губах. Талеху понравится. Он ведь джамрану.
        - Да-а? Что ты говоришь! Правда? - Женьку разбирал смех. - Честно-пречестно?
        - Я плохого не посоветую, - убеждённо заявил Рокен, наклоняясь к ней.
        - Ладно, - ответила Женя с напускной серьёзностью. - Что ж… Иди-ка сюда. Будет ему сюрприз.
        Она обняла Рокена и с чувством поцеловала, да так, что парень едва не задохнулся. Когда они покидали лабораторию, на губах джамрану играла коварная улыбка…
        В тот же вечер, целуя Еву, Талех удивлённо вскинул брови.
        - ДНК Рокена?
        - Мы целовались, - улыбнулась Женька и невинно добавила. - Он уверял, что тебе понравится.
        - Вот паршивец! - рассмеялся командор.
        Глава 24
        Бремя опекунства
        В назначенный день Женя и Талех познакомились с брачными опекунами. Для Женьки это стало настоящей проблемой… А чего она ожидала? В глубине своего земного сознания, Евгения упорно надеялась, что опекуны - это солидная и скучная пожилая пара. С высокими моральными устоями…
        Да чего уж миндальничать! Она - старая и уродливая перечница. Он - непривлекательный желчный субъект и желательно импотент… Воображение рисовало жутко успокаивающие картины. А действительность сыграла с ней злую шутку…
        Едва Женя увидела опекуншу, как поняла, что влипла в неприятности, да ещё в какие… Когда вошёл опекун - обнаружила, что влипла вдвойне. Да ещё как!
        Она - молодая, красивая, стильная и сексапильная штучка. Он… А Он - это особая песня… И дело вовсе не в вопиюще блондинистой шевелюре, в офигенно зелёных глазах, умопомрачительной фигуре и широких плечах. Он двигался, смотрел и говорил так, что Рокен рядом с ним показался бы поборником воздержания и нравственности… Да какое там! Рокен по сравнению с ним выглядел девственником.
        Напрасно Евгения убеждала себя, что всё это великолепие, - включая мускулы, - результат генетической модификации, а внутри прячется страшилище-джамм. Убеждения не действовали. Зато, стоило Талеху шагнуть вперёд, чуть запрокинув голову и очаровательно улыбнуться, как он мигом затмил собой красавчика опекуна. Вот что значит - интеллект, сквозящий в глазах мужчины, помноженный на непревзойдённую командорскую харизму…
        Но чары красавчика оказались мелочью по сравнению с остальным. Брачная опекунша была та самая таинственная незнакомка из ложи. Женя сразу её узнала, хоть и лицезрела недолго. А хуже всего. Как выяснилось. Они с Талехом знали друг друга.
        - Морголина? - изумился командор, увидев опекуншу, а её улыбка расцвела ещё лучезарнее.
        - Талех?! - притворно удивилась она. - Какая неожиданность! Как поживаешь?
        Командора не обманула её напускная любезность.
        - Как ты умудрилась? Использовала связи в опекунском Совете?
        Женщина довольно усмехнулась, будто ждала этого вопроса.
        - Лучше объясни, как тебя угораздило?
        И бросила красноречивый взгляд в сторону Женьки. Евгению это взбесило.
        - Типичный разговор двух джамрану, - пробормотала она. - С подтекстом.
        Её услышал зеленоглазый опекун и впервые заинтересовался. До этого он обращал внимания на будущую подопечную не больше, чем на растение в кадке.
        - Правильней будет сказать - повезло, - дружелюбно ответил Талех и улыбнулся Еве.
        Женя в этот момент ощущала себя ребёнком, которому подсунули бракованную матрёшку. Внутри самой главной оказалась не маленькая хорошенькая копия, а Фредди Крюгер с когтями и его уменьшенные варианты…
        Однако горести и сомнения неизбежно отступили перед напором брачных формальностей… Н-да, формальней всех на свете формальностей бывают только джамранские…
        Сначала им представили брачных опекунов. Светловолосого демона звали Сандер-Кафат А-Джаммар.
        Вместе с опекунами они долго и нудно обсуждали условия брачного ритуала. В итоге, брачующиеся получили на руки список запретов и рекомендаций. Основной перечень приходился на третий этап, а на четвёртом - таковой отсутствовал. Евгения обнаружила, что генетического массажа в списке нет. Не преминула уточнить это у своего опекуна… И получила в ответ злокозненную улыбку.
        - Массаж - не обмен, - пояснил блондин. - Поэтому разрешён. Да и не весь обмен запрещён, а наиболее интенсивный. Незначительная передача генов вполне приемлема.
        Голос у него такой… искушающий… и взгляд… Не поддаваться!
        - А как вы определяете - значительный или не очень? - поинтересовалась Женька, чтобы быть во всеоружии. Она-то знала, что лишь Талех или гатраки способны учуять соотношение генов, едва прикоснувшись. Ни одному, даже самому продвинутому джамрану, это не под силу… Оказалось - элементарно, в золотой-то век джамранского приборостроения…
        - С помощью геномометра, - с улыбкой пояснил блондин. - Снимем точные показания, будьте уверены.
        Он хитро поглядел на неё и, как бы между прочим, добавил:
        - Я мастер генетического массажа. У меня пятый уровень…
        «Вот! Вот, где окопалась проблема. Так я и знала!»
        Надо же, какой разносторонний! И опекун, и массажист, и поб… в приборах разбирается…
        - Предлагаете свои услуги? - в лоб брякнула Женька.
        - Как будет угодно, - слегка поклонился он. - Теперь я ваш опекун. Моя основная забота следить за вашим генетическим здоровьем…
        «Хреново!»
        После того, как обсудили некоторые вопросы, назначили даты первого и второго этапов.
        - Когда для вас предпочтительней? - осведомилась Морголина.
        - Чем скорее, тем лучше, - ответил Талех.
        - Да-да, - подхватила Женька. - А можно завтра?
        - Зачем так спешить? - удивилась опекунша и ядовито прибавила. - Не терпится полюбоваться?
        - Само собой, - ухмыльнулся Талех. - У меня есть веская причина поторопиться с ритуалом. Приготовления иного рода.
        Дамочка пропустила эти слова мимо ушей. А зря!.. Кроме того, Морголина была настолько поглощена стремлением испортить брачный ритуал Женьке, что не рассчитала количество дёгтя в чашке мёда, и по уши вымазалась сама… Воскликнув с притворной жалостью:
        - Талех! Не бережёшь ты свою землянку! Она же в обморок упадёт, и ты снова пойдёшь под Трибунал. Хотя бы подготовь её…
        Женя с командором переглянулись и дружно расхохотались. А эта выдра недоумевая хлопала генетически удлинёнными ресницами.
        - Осторожно, Морголина, - предупредил Сандер. - Не сболтни лишнего, а то судья признает этап пройденным без проявителя. Поскольку реакция осведомлённой в тонкостях землянки будет уже не та.
        Женька кусала губы, чтобы перестать смеяться.
        В общем, дату первого испытания назначили на послезавтра. Прибыв на станцию, Женя помчалась в лабораторию к Рокену, поделиться новостями. Благо Талех на тот момент был занят, показывая опекунам каюты и знакомя с расположением палуб. К неудовольствию Евы их поселили неподалёку от её каюты, в том же отсеке… Как и полагалось. Хорошо ещё командор расселил опекунов в гостевые, потому что соседние квартиры оказались заняты. Его агентами и Грегори…
        Евгения влетела к Рокену в тот момент, когда он сортировал геномы… Джамрану с готовностью отвлёкся от скучнейшего в мире занятия, чтобы её выслушать. А когда столкнулся с опекунами позже в коридоре, отволок Женьку к себе и горестно сообщил:
        - Ну ты попала!
        - Из-за красавчика?
        - Нет, Ева. Он - меньшее зло.
        Женя нахмурилась.
        - Что? Она страшнее?
        - Ага… Твоя опекунша - бывшая Талеха.
        - Она не моя… То есть?!
        - Бывшая генетическая партнёрша. Они проходили брачный ритуал, и Морголина сбежала, на первом этапе.
        Медленно-медленно холодели конечности, и кожа покрывалась мурашками. Ведь что-то подобное Женька интуитивно ощущала, но не хотела признавать. Конечно! Всё сходится. Её поведение в суде, неприязнь к Евгении и реакция Талеха… Всё сходится.
        «Ты же психолог, Женечка. Могла бы и сама додуматься».
        Не тем голова нынче занята.
        - А Талех что, тебе рассказывал?
        - Конечно нет, - фыркнул Рокен. - У меня свои источники.
        - Невероятное совпадение! Бывшая и, на тебе, опекунша…
        Парень снисходительно улыбнулся.
        - Это не совпадение. Она всё узнала и подсуетилась, использовала какие-то свои рычаги.
        - Зачем ей это? Она же его отвергла…
        - А пойми вас женщин…
        - И что теперь?
        - А ничего! Расслабиться и получать удовольствие.
        - Ты прямо как Талех.
        - Видишь. Командор дело говорит. Ладно, не раскисай! И держи ухо востро с этой дамочкой. Кто знает, какие козни у неё на уме. Главное выполняй предписания брачного ритуала, и всё будет путём. Зато, повеселишься!
        Это уж точно! Никаких сомнений…
        На первом этапе Женька развлеклась на полную катушку. Физиономии брачных опекунов изрядно вытянулись, когда она расцеловала джамма-Талеха, а потом и джамма-гатрака Талеха и восторженно заявила:
        - Супер! А ты ещё превратишься? Когда-нибудь… Ну, пожалуйста! Ради меня… Это так возбуждает…
        Талех давился от хохота. Морголина шипела себе под нос: «Извращенка», а Сандер поглядывал на землянку с удвоенным интересом и даже с капелькой уважения.
        Так или иначе, а это испытание Евгения выдержала. После ей тоже вкололи проявитель, но, по словам Талеха, она ничуть не изменилась, только веснушки стали ярче… Разумеется, всё совершалось под присмотром медика джамрану. Его недавно приняли на работу в медотсек. Он уже несколько дней трудился вместе с Грегори под началом Миритина.
        Итак, первый этап пройден. Опекуны засвидетельствовали это, сообщили Начальнику Трибунала и передали в Совет опекунов.
        Далее, был второй…
        Тогда-то Женька чётко уяснила пословицу: «не так страшен чёрт, как его малюют». Не так бездушен необитаемый космос, каким его представляют. Особенно если плаваешь там в безопасном скафандре наедине с любимым мужчиной.
        Неожиданно Евгении понравилось. Они были вдвоём и не вздрагивали от противного сигнала коммуникатора, как обычно в самый разгар приятного времяпрепровождения. Наговорились вдоволь, налюбовались звёздами, а потом Женька уснула. Да! Именно. Уснула! Едва командор принялся развлекать её побасенками из джамранского фольклора… Сказалась усталость и напряжение последних дней. Бессонные ночи перед Трибуналом. И Ева задремала у Талеха в руках, убаюканная его историями.
        Командору пришлось держать её несколько часов, пока она дрыхла без задних ног, уютно умастившись в скафандре. Их подобрали через сутки… И когда Талех полчаса выколупывал сонную, но сопротивляющуюся Женьку из скафандра, над ними угорали все, кто находился в шаттле.
        - Куда ты меня тащишь?! Мне и здесь хорошо, - возмущалась она. - И ничего я не сплю… Я слушаю. Ты интересно рассказываешь. Расскажи ещё что-нибудь… Пока мы летаем…
        - Обязательно, - зловеще пообещал командор. - Вот сейчас долетим до моей каюты и та-ак расскажу.
        И конечно сдержал слово. Отыгрался сполна, настолько изощрённо отплатив ей за спячку в космосе, что она стеснялась об этом вспоминать. Всю ночь Евгения кричала от страсти, а Талех стонал и рычал от удовольствия. Если бы не звукоизоляция, к ним вызвали бы полицию нравов или неотложку… Зато пригодились отгулы, которые Женя взяла на всякий случай. Не пришлось с утра ползти на работу после бурного, хм, брачного ритуала по землянски…
        Следующим по плану числился традиционный обед с опекунами и подведением предварительных итогов. Стол накрыли в личной кают-компании командора, временно установив нейтралитет. То есть, ограничив применение генетических добавок. В начале обеда Сандер искренне поздравил Талеха и Женю, объявив, что они благополучно прошли второй этап.
        - Сегодня же отправлю уведомление и запрос на третий этап в Совет.
        Морголина постаралась выказать радость по этому поводу и даже улыбалась. Вот только улыбка получалась какая-то вымученная. А заявление Талеха, в конце обеда, начисто стёрло с её лица и это жалкое подобие сердечности.
        Подмигнув Женьке, командор прямо сообщил о своих намерениях отправиться за пределы Млечного пути на поиски приключений в другую галактику. Сандер воспринял это с энтузиазмом. Идея путешествия в период третьего этапа брачного ритуала показалась ему превосходной и многообещающей.
        Морголина отнеслась к этому совершенно иначе. В прекрасных глазах дамы блестели такие неподдельные слёзы, а губы так дрожали, что грозила вот-вот разразиться истерика. Однако джамранка умела держать себя в руках. Она лишь укоризненно глянула на Талеха и любезно напомнила ему о каком-то ужине сегодня вечером…
        На этом обед закончился. Опекуны отправились по делам, командор - пасти станцию, а Женька - восвояси.
        Её немедленно разыскали Грегори с Рокеном, чтобы узнать, как всё прошло. Друзья весело посмеялись, немного посидели у Хала. Жаль, что Рала с Гранталом не было на станции. А незадолго до ужина, когда Евгения вознамерилась прогуляться на море-палубе и подумать, ей позвонил Рокен и загадочным голосом пригласил к себе.
        - Зачем? - насторожилась Женька.
        - Хочешь узнать что-то важное или нет? - напустил он туману.
        - Хочу, но…
        - Тогда не спрашивай, а беги сюда.
        Джамрану встретил её с переговорным устройством в руках и, проверив, нет ли за ней охраны, накрепко запер дверь.
        - Я тут кое-что перенастроил в коммуникаторе Талеха, пока он не видел, - объяснил Рокен в ответ на её непонимающий взгляд. - Так что, мы услышим разговор командора с его бывшей…
        Он присел на кровать и покрутил настройки прибора.
        - Садись.
        - Рокен, но это же…
        - Ещё скажи, что подслушивать нехорошо. Брось! Ты же собралась жить с джамрану. Привыкай. Это необходимо для выживания.
        Кто бы спорил! Женя вздохнула и присела рядышком с Рокеном.
        - А может, не надо…
        - Тихо, началось…
        Грегори они не позвали. Несмотря на чудесное исцеление от информационной болезни, англичанин по-прежнему оставался щепетилен в некоторых вопросах.
        Рокен увеличил громкость. В динамике устройства зашуршало, и вскоре они услышали обрывок фразы:
        - «… мог со мной так поступить?!»
        А затем и весь разговор.
        - «Как ты мог со мной так поступить?» - повторила Морголина.
        - «И тебе привет, дорогая, - беззаботно ответил командор. - А что собственно вас не устраивает?»
        - «Мало того, что мне пришлось лететь в эту дыру… Так ещё переться куда-то через всю галактику на гатрачьем звездолёте… Тогда как…».
        - «Откажись от опекунства, - холодно перебил Талех. - Ещё не поздно. Совет успеет найти замену».
        Пауза, протяжный вздох и печальное:
        - «Я не могу… Как ты не понимаешь…».
        - «Почему?»
        Кажется, Талех при этом что-то невозмутимо жевал… и пил…
        - «Я скучала! Думала только о тебе».
        Она всхлипнула и отхлебнула из бокала, судя по звуку.
        - «Не вижу смысла. Всё давно в прошлом, Морри».
        - «Нет, Талех! Ты уехал тогда и не попрощался…».
        - «Служба».
        - «Неужели ты всё забыл?!»
        - Меня сейчас вырвет, - скривилась Женька, и Рокен прижал к губам палец.
        - «Почти всё. Это было давно».
        - «Ты ещё злишься, что я не прошла испытание?»
        - «Нисколько. И никогда не злился… Ты же знаешь. Не начинай».
        - «Прости, милый, я совершила ошибку, оттолкнув тебя…».
        - «Что тебе от меня нужно?»
        - «Я здесь, с тобой, как в прежние времена».
        - «Прежние времена закончились… Что тебе от меня нужно?»
        - «Вернись на Серендал и пройди ритуал там!»
        - «Поближе к твоим салонам, клубам и дорогим магазинам? Так ты это себе представляешь?… Нет. И точка. Я уже всё решил. Вернее, мы с Евой решили. А ты обязана следовать за нами, куда бы мы ни отправились. Это твоя работа».
        - «Землянка!? - голос опекунши зазвучал презрительно. - У тебя испортился вкус, Талех… Она же землянка! Раньше ты не жаловал землян».
        - «Я не стану обсуждать Еву с тобой, но если тебе интересно, то, да - она землянка. И это не обсуждается. Ещё будут вопросы?»
        Женя опешила. Они так по земному выясняли отношения. Видать, любовь и на Серендале любовь. Пусть и через генетический обмен…
        - «Я тоже была в суде и хотела… Хотела взять тебя в мужья, но она меня опередила».
        Женя ахнула. Они с Рокеном многозначительно переглянулись.
        - «Широкий жест, значит, - усмешка Талеха чувствовалась даже сквозь динамик. - Как на тебя не похоже».
        - «Я не переношу Зандена. Надеялась тебе помочь…».
        - «Долго собиралась. Но это бы ничего не изменило. Я бы отказался от твоих притязаний на меня, предпочтя наказание».
        «Да! - мысленно подпрыгнула Женька. - Раньше надо было думать, идиотка!».
        - «Талех, - Морголина предприняла ещё одну попытку. - Землянка не выдержит испытания, и тогда… Я снова хочу тебя!»
        - «Всё сказала?… Мне пора. Полно работы. Надо и к путешествию готовиться. Успехов тебе на твоём нелёгком поприще опекунши… Уверен, ты сделаешь прекрасную карьеру. Твой дядюшка всё ещё глава Совета?»
        Послышался звук отодвигаемого стула… и… вопль Морголины:
        - «Талех! Гад! Урод! Как ты посмел!? Вернись сейчас же?!.. Куда я такая пойду?… Зачем ты это сделал?! Подлец! Здесь же нет моего генетика! Кто всё исправит…».
        - «Сходи в медотсек, - равнодушно посоветовал командор. - На станции отличные врачи…».
        Судя по тому, как затихали вопли Морголины, Талех от неё удалялся. Евгения вопросительно посмотрела на Рокена.
        - Он что-то ей подсыпал, - шепнул джамрану, словно невзначай коснувшись губами Женькиного уха. - Вот бы на это посмотреть.
        - Зрелище наверняка не для слабонервных. Если командор за что берётся… - она с улыбкой отодвинулась от Рокена, и тут же вспомнила.
        - Значит, она хотела… Вот стерва! Как собака на сене… Но почему?
        - Понимаешь… Талех теперь вроде как на поруках, у тебя.
        - Как ты у него?
        - Нет. Но это даёт тебе над ним хоть маленькую, но власть…
        - Я не собираюсь этим пользоваться. Он даже не поймёт, что я в курсе…
        - Рокен! - прогремел в динамике голос командора.
        Они уставились друг на друга круглыми глазами, онемев от испуга.
        - Я чую твоё дыхание, мерзавец. Думал, это сойдёт тебе с рук?! Так вот. Я всегда знаю, кто берёт мой коммуникатор, и зачем. Ты - попался! Слушай внимательно. Это Занден забыл о твоём маленьком проступке цикл назад, а я помню. Завтра утром явишься на экзекуцию, ровно в девять, без опозданий. И не вздумай увиливать. Иначе…
        Евгения побледнела, изо всех сил сочувствуя парню.
        - Да! - продолжал командор. - Рядом с тобой Ева? Передай ей, пусть зайдёт ко мне перед сном. Её ждёт очень чувствительный выговор.
        - Хорошо, передам…
        - Рокен, я тебя прибью, - прошептала Женька.
        - Становись в очередь, - усмехнулся джамрану, на всякий случай закрываясь от неё подушкой.
        Глава 25
        Приготовления
        - Думаю, это будет Миритин.
        - Ура! Я так надеялась.
        - Он сам изъявил желание…
        Вот уже несколько дней Женя с Талехом обсуждали кандидатуры. Неделю назад командор объявил набор добровольцев из служащих, и в течение двух дней записались более ста человек.
        - Столько взять мы не можем, - заключил Талех, просматривая списки желающих. - Тем более первый пилот у меня есть, а второй скоро прибудет с Рахтора…
        Командор проводил собеседование с кандидатами по нескольку часов в день. А Евгения спешно заканчивала дела в психологической службе. Строчила отчёты, приводила в порядок документацию, разрабатывала индивидуальные программы для клиентов на время своего отсутствия. Изначально предполагалось, что пациентов будет вести Грегори, но у него нашлись обязанности и посерьёзней…
        - Значит, Миритин?
        - Да… Если ты не против?
        - Я? Против? Да ни за что! Там - в космической пустоте мне нужна твёрдая уверенность, что моё здоровье в надёжных руках.
        - Согласен с тобой. Миритин единственный доктор, кому я полностью доверяю. Решено. Оставляем в списке…
        Так и получилось, что шакрен отправился с ними в космическое путешествие к другим галактикам, а Грегори… Грегори назначили главврачом станции. Правда, Талех предупредил его, что это не навсегда, а лишь пока Миритин отсутствует… Англичанин пропустил эту часть мимо ушей, и всё равно ходил раздутый от важности, покуда свыкался с мыслью. Особенно Грега воодушевлял тот факт, что под его начало автоматически попадал новенький джамрану. А командовать джамрану - предел мечтаний каждого амбициозного землянина. Грегори когда-то поделился этой великой тайной с Женькой.
        На самом деле, у Грега было много поводов для гордости. Его наперебой приглашали в качестве сотрудника с баснословным окладом: Ролдонская научная лаборатория, опытная космическая станция в гамма квадранте, Ассоциация молодых учёных-медиков и Шакренский объединённый госпиталь в колонии Тинага. Последний - по протекции Миритина. Грегори неспешно перебирал варианты…
        Чем он снискал такую популярность? Отнюдь не созданием лекарства от информационной болезни. Дело в том, что когда англичанин попытался его обнародовать, то столкнулся с вполне очевидной проблемой. Как продвигать это открытие в обществе, которое даже не подозревает, что оно больное. Как сказал Грегори, «чтобы запатентовать способ лечения, придётся для начала запатентовать саму болезнь». Женька записала эти слова у себя в календаре, как цитату…
        Однако ставший потрясающе находчивым англичанин сыскал возможность продвинуть изобретение в массы, не раскрывая настоящей причины. Он всего лишь выступил на ближайшей галактической конференции с докладом, загнув непроизносимую тему вроде: «Инновации в сфере нейролингвистических технологий для развития информационных способностей в русле нейропсихологических, медицинских проблем и потребностей общества». С акцентом на последнее словосочетание. Нынче «потребности общества» были на Земле очень животрепещущей тематикой… Итак, Грегори заметили и включили в долгосрочный галактический проект в числе многообещающих претендентов на разработку инновационных методов комплексных медико-психологических наук…
        Откуда учёным было знать, во что это выльется через пару десятков лет?… Прогнозировать на Земле давно разучились…
        Когда стало ясно, что Грегори не сможет временно замещать ксенопсихолога, Талех надумал пригласить специалиста из ксенопсихологического центра на Ролдоне. Но воспротивилась Евгения. Представить одного из них хозяйничающего в её вотчине было выше Женькиного понимания. Не заладились у неё отношения с тамошними психологами в прошлом году.
        Тогда командор поступил совершенно по-талеховски - отправил нового доктора и будущего помощника Грегори проходить тридцати двух дневные (столько длился ролдонский месяц) курсы по психологическому консультированию на земную базу Ролдона. Командор сообщил это Евгении по коммуникатору, когда она обедала в столовой для персонала. Сперва Женька чуть не подавилась. Потом представила себе картинку - джамрану-ксенопсихолог… Хохотала она до упаду: громко, заразительно, от души. И все, кто сидел в столовой, срочно побежали заказывать себе то же самое, что и Евгения…
        Вероятно, организаторы курсов не отличались столь же развитым чувством юмора, поскольку отказались принимать джамрану. Видите ли, «у них отсутствует понятие этики». Командору пришлось использовать всё своё влияние, в том числе и через Нивиллу. И ему таки удалось оформить на курсы своего подчинённого, с письменным поручительством, что этику он обеспечит.
        - Обеспечу, разумеется, обеспечу, - с серьёзным видом заверил Талех. - У меня для этого есть специальный офицер.
        А жизнь на станции мчалась вперёд стремительным потоком и бурлила… Сандер и Морголина им особо не докучали. Сандер клеил местных красоток. Благо их на палубах бродило в избытке. Морри приходила в себя после ужина с командором… А Женя с Талехом наслаждались друг с другом, пока было можно. Постановление Совета опекунов о начале третьего брачного этапа ещё не вышло.
        - Заявление ещё долго будут рассматривать, - убеждал командор свою возлюбленную. - Не пришлось бы задержаться из-за этого. Мы там не одни такие, брачующиеся… Хотя, ты единственная землянка, рискнувшая выйти за джамрану…
        Сказала бы ему Женька! Пару ласковых…
        Дни и ночи они проводили вместе, во всех отношениях. Даже несмотря на то, что Ева не разговаривала с Талехом почти неделю, из-за Рокена. Когда, наконец, командор опомнился, вздумал прояснить ситуацию с молчанием (а до этого сильно занят был) и невинно поинтересовался: «чего она дуется». Узнав причину, нахмурился и надменно выдал:
        - Ты мыслишь человеческими понятиями, землянка. Не как джамрану. Рокен обязан испытывать благодарность за то, что я вправил ему разболтавшиеся гены, куда надо…
        - Чего-о?! - Женька прищурилась и упёрла руки в бока. - Вот, значит, как! Как генетический обмен ему, так «Женя», а как отвечать за свои действия, так «землянка»!
        Талех неожиданно рассмеялся, чем обескуражил её. Любила она его смех.
        - Рокен не заслужил такого сурового наказания. Хватило бы и дня на гауптвахте.
        - У джамрану всё не как у землян, - повторил Талех, уже мягче. - Да и потом… Я к нему вообще не прикасался. Хоть он и мой подопечный…
        - Талех! Я знала, что ты лапочка и только всех пугаешь…
        - Для этого есть специальный офицер, - невозмутимо закончил командор.
        - Не тот ли самый, что и по этике? - подозрительно спросила Евгения.
        - Он самый, - кивнул Талех. - А кто ж ещё? В джамранском понимании…
        - И кто этот гад? - попыталась выяснить Женя.
        - Подобная информация не разглашается, - отрезал командор, тем самым давая понять, что разговор на эту опасно-зыбкую тему завершён.
        А Рокену в итоге повезло. Женя поймала его в коридоре и целый час кормила в своей каюте плюшками-ватрушками: вкуснейшими булочками в глазури; скорицей, цукатами и кремовой начинкой. Она наткнулась на чудо-кондитерскую месяц назад и крепко подсела на эти булочки. Грегори обычно шутил: «И что они туда добавляют?».
        Ева накормила Рокена до отвала, да ещё позволила себя поцеловать, отнюдь не по-братски, в «знак благодарности». Рокен мечтательно пообещал ещё много раз нарваться на взыскания… За что получил от неё подзатыльник.
        Плюс ко всему прочему Талех руководил работами в доках по подготовке корабля к длительному перелёту. У «звёздного дракона» обнаружилось довольно полезное качество - он легко трансформировался и увеличивался в размерах. Сейчас техники под руководством командора занимались развёртыванием дополнительных отсеков и палуб, устанавливали необходимое оборудование и заполняли пищевые синтезаторы ингредиентами.
        - Припасов на три года хватит, - заметил Талех в очередной беседе с Евой. - И миллион космических пайков. Берём для экстренных случаев и периодов высадки на необитаемых планетах. А синтезатор производит более двух тысяч разнообразных блюд всех известных народов нашей галактики
        «Все кухни мира», - подумала Женя.
        В результате модернизаций, «звёздный дракон» уже не помещался в ангаре. Его монтировали, испытывали все системы и проверяли на прочность, пока он находился в открытом космосе, состыкованный с ремонтным терминалом.
        - Нельзя допустить осечек, - говорил Талех. - Лучше перепроверить…
        Евгения была пару раз на борту с экскурсией. Талех показал ей каюту. Она тут же посетовала, что, мол «далековато от капитанской». На что командор грустно улыбнулся и сказал:
        - Не забывай о третьем этапе. И… Я буду капитаном звездолёта. Твоим капитаном. Допускаются только субординационные отношения… Ты ещё не знаешь, что такое капитан по-джамрански.
        Иногда Женьке казалось, что и не горит желанием узнать. Но большую часть времени она жила в ожидании приключений. Хоть и страшновато было…
        Наконец пришёл тот день, когда состав команды окончательно утвердили. Талех определился со штатом медиков. В помощники Миритину взяли доктора и медсестру.
        - Много врачей не бывает, - заявил Талех. - Бывает мало пациентов.
        Женя потом долго соображала - это джамрану перефразировали известную русскую пословицу или у них самих такие заморочки.
        Укомплектовали службу безопасности и группу десанта, штат инженеров и техников, офицеров по науке, тактике, дипломатии и связи… Конечно же записали Рокена и Дагена, как подопечных Талеха.
        Евгения из вредности предложила оставить Рокена на станции, в качестве заместителя Дмитрия. На что Талех возразил:
        - Не стоит. Если хочешь по возвращении найти Ролдон-2 и его обитателей на прежнем месте. От этого разгильдяя никуда не денешься, больше чем на пол цикла. Иначе придётся отказаться от поручительства. Наше путешествие может затянуться. Далеко летим. За пределы галактики.
        Разумеется, они взяли Боба. Если бы Талех сам не догадался, то Женька бы попросила. Не то, что бы ей нравилось общество гатраноида… Просто она уповала на врождённую неприязнь джамрану к гатракам. Если командор приставит Боббэрота к ней охранником, то возможно опекуны станут её избегать. Очевидно, Женя с Талехом подумали об одном и том же. Иначе, зачем командору лишняя головная боль.
        Итак, осталось пересмотреть список учёных. Талех вносил коррективы, и проводил собеседование в приватной обстановке кабинета. Даже Женьку туда не пустили, хотя она присутствовала на предыдущих, как ксенопсихолог.
        - Я буду руководствоваться критериями, которые тебе не понравятся, - загадочно и лаконично объяснил он.
        После этого Евгении оставалось только уйти переваривать услышанное по-своему и строить пугающие догадки. А, впрочем, ей было до лампочки, кого выберет Талех, и его критерии. Она больше огорчалась по поводу Рала с Гранталом. Естественно, командор взял бы их без разговоров и собеседования, ради Женьки, но друзья сами не захотели в поход, как и Грегори.
        - Чего мы не видали в других галактиках? - упрямо басил Грантал.
        - У нас бизнес, - вторил ему Рал. - Не бросишь.
        - Командор вам всё компенсирует, - убеждала их Ева.
        - Знаем мы эти джамранские компенсации, - подливал вина в бокалы Хал. - Потом не развяжешься. Ну их, ну их…
        Дело как всегда обсуждалось в «Синегарской звезде».
        - С вами веселее, - вздохнула Женька. - Ну, пожалуйста. А за бизнесом Хал присмотрит. Правда, Хал?
        - Нет!
        - Евушка, дорогая, - увещевал её Рал. - Мы всё понимаем, но из нас тумессцев-синегарцев неважные капитаны дальнего плавания. Нам бы с родной галактикой разобраться.
        - А никто и не заставляет вас лететь капитанами. Максимум - консультанты по торговле и перевозкам. Капитаном будет Талех.
        - Тем более! - заключил Грантал. - Нет, и точка! Мы остаёмся. Я сам капитан и не привык ходить под другими капитанами. К тому же, джамрану…
        - Нам ещё везти груз на Мельбу, - выкрутился Рал. - Мы уже заключили контракт… Пойми, все эти запредельные перелёты не для нас. Домоседы мы, домоседы… А ты лети, солнышко, развейся.
        Так или иначе, а за последующие недели Женька смирилась с этой мыслью. Просто ей хотелось видеть как можно больше знакомых на борту «дракона». Ведь из всей команды она знала лишь Талеха, Миритина, Рокена, Боба, поверхностно - Дагена и косвенно - первого пилота. Опекуны не в счёт. От таких знакомств только расстройство желудка и мигрень. Лучше бы их совсем убрали.
        Когда штат укомплектовали, Талех собрал всех у себя в кают-компании (в кабинет не поместились), недели за две до полёта. Там он сообщил истинную цель путешествия. Конечно официальная версия - исследовать чужие галактики, была известна всем, но впоследствии оказалась побочной. Оказалось, что «звёздный дракон» спятьюдесятью человеками (и не очень) на борту отправляется на поиски пропавшей галактики.
        - Давным-давно мы обнаружили исчезновение туманности Вихря - родной галактики джамрану из объективов наших телескопов. Необходимо выяснить, в чём тут дело… И ещё, вот почему… - рассказывал командор, демонстрируя голографические звёздные карты разных периодов: полторы тысячи лет назад и в настоящий момент.
        - Наша туманность находилась меж двух галактик. Гораздо крупнее её…
        Женька разглядывала полосатых «соседок». Одна их них - оранжевая показалась ей странно знакомой… Ах, да… Ночь, обсерватория, звёзды… Талех…
        - … Последние годы они ненормально сближаются. Мы собираемся изучить этот феномен, и его влияние на галактику «Снежная Спираль»…
        Евгения внимательно слушала командора, не забывая стрелять глазами по сторонам. Ей же было интересно узнать, кто и как выглядит…
        Так… Первого пилота она уже видела… Второй пилот явится послезавтра… Миритин! Она помахала ему рукой. Шакрен улыбнулся в ответ… Рядом с ним ещё один врач - землянин… Как его имя? Женя заглянула в список… Владислав Коршунов… Опа! Соотечественник. Здорово!.. Молодец, Талех. Большое тебе спасибо.
        Женька бодренько продолжила осмотр.
        А это кто?… Смотрит на Миритина влюблёнными глазами… Неужели медсестра?… Точно! Зовут Аманда Коукс… Имечко, однако… Почему никто не просветил её насчёт шакренов. Хотя… Зачем? Она же медик, должна и так знать. Но это не мешало девушке пускать слюни на существо другого вида… Чудеса! А случись у Миритина в полёте спериум и не будет под рукой таблеток… Впрочем, не страшно. Он же врач и поможет ей всеми доступными способами, включая ложное оплодотворение… О! Теперь Женька знала, как это правильно называется…
        Зафантазировавшись, Евгения перестала внимать голосу командора, но вовремя спохватилась. Он как раз показывал маршрут полёта. Кое-что из этого она уловила… Всё равно в её распоряжении планы и время, чтобы их изучить спокойно и в тишине, за чаем с булочками… Женька подавила мечтательный вздох… Значит, влюблённая медсестра… Она так её понимала! И даже могла при случае с ней подружиться… Поделиться опытом… Чего это? У неё есть Талех…
        Женька скользнула взглядом по остальным лицам. Все незнакомые, и в основном джамрану… Наверное, поэтому командор не позвал на собрание Боббэрота. Он намеревался поставить команду перед фактом…
        А вот это, надо полагать, учёные… Джамрану - мужчина и женщина. Земляне и линдри… Шакрен! Будет теперь у Миритина на борту соотечественник… Увы, ни одного океза или маркафи. А Женька так к ним прикипела за время жизни на станции. Что ж поделаешь, если синегарцы ненавидят дальние перелёты… Евгения довершила обзор двумя андроидами… Н-да, и оба - техники.
        - На этом собрание закончено… - объявил Талех.
        «Что, уже?! Так скоро?»
        - Вопросы будут? Нет?… Да? Когда вылет? Ориентируйтесь на звёздную дату… Примерно через пятнадцать стандартных дней. Остальное спросите потом. Сейчас я занят. Ознакомьтесь со списком разрешённых личных вещей и запрещённых тоже. Принесение присяги капитану состоится уже на борту, за час до вылета. А пока, я ваш командор. Ещё вопросы будут?… Свободны!
        Абсолютно по-талеховски!
        Женя нетерпеливо вскочила со стула и навострила лыжи из кают-компании, в кондитерскую. С самого утра так хотелось булочек, что привкус корицы ощущался во рту, а прогуляться до них времени не было…
        - А вас, ксенопсихолог, я попрошу остаться, - строгий приказ командора разбил вдребезги заветные мечты о сладкой жизни…
        - И вас тоже, - обратился Талех к учёным-джамрану.
        У Женьки как-то нехорошо заурчало в желудке… Завершаясь протяжным воем по восхитительно-румяным булочкам с корицей. Кондитерская через час закрывалась…
        Глава 26
        Капитан по-джамрански
        - Садитесь, - велел Талех, запирая дверь.
        Женя продолжала стоять в недоумении. Для чего она и учёные джамрану понадобились командору? Снова какая-то секретная миссия… Долго гадать не пришлось. Неподалёку заколыхалась переливчатая фигура.
        - Шердан?
        - Ева… Давно не виделись.
        И ещё одна…
        - Э-э?
        - Сингер, - прошелестел второй балахон.
        Оба дмерха зараз?! Это что-то!
        - Садитесь, - повторил Талех. - Ева, это относится и к вам.
        Женька опомнилась и приземлилась на стул рядом с учёными. Они-то давно уселись и не выглядели в отличие от неё растерянными и удручёнными.
        - Корабельный психолог обязан знать, - пояснил командор, - о присутствии на борту необычных, хм, пассажиров.
        - Разумеется, - кивнул мужчина учёный.
        - И безбилетников, - ляпнула Женька.
        - Подходящее определение, - улыбнулся Талех. - Поскольку вы, Ева, врачеватель умов и душ, эксперт сознательного и бессознательного…
        - Что-то я не догоняю, - нахмурилась Женя и заволновалась, тогда как учёные признаков беспокойства не проявляли.
        - Наши друзья, - командор насмешливо подчеркнул последнее слово, - Шердан и Сингер отправятся в путешествие вместе с нами. По некоторым причинам они пока не могут пользоваться нейромодуляторами за пределами нашей галактики. Однако способны переместить своё сознание в мозг носителя из нашего континуума… Не спрашивайте, как… Всё равно не признаются. Учёные любезно согласились предоставить тела на время полёта. В целях эксперимента…
        - Мы создаём новую концепцию по перемещению разума, - добавил джамрану-мужчина, а женщина кивнула, подтверждая.
        - Постойте, - ворчливо заметил Сингер. - Я вижу здесь лишь одно тело…
        - Ну как же, уважаемый господин дмерх? - удивился Талех. - Вы что? Считать не умеете?
        В голосе командора прозвучала тонкая издёвка. Или Женьке показалось?… Нет, наверное, если она хоть что-то понимала в Талехах…
        - Мой неучтивый друг хотел сказать, - поспешно встрял Шердан, - что видит здесь только одно мужское тело, не считая вас, командор. Но вы же не…
        - Я не учёный и не идиот, - ответил Талех. - Оба джамрану предназначены вам. Решайте, кто для кого.
        - Возмутительно! - выкрикнул Сингер и залетал по комнате… Прямо-таки маленькое симпатичное привидение. Женька хмыкнула. Командор строго глянул на неё, а потом на мерцавшего в раздумьях Шердана.
        - Одно тело женское… - дмерх попытался прояснить ситуацию.
        - А чем вас женское не устраивает? - бесхитростно поинтересовался командор.
        - Я - мужчина! - взвился Сингер и подлетел вплотную к Талеху.
        - А кто вас разберёт, дмерхов? - ухмыльнулся командор. - Балахон и балахон…
        Дмерх рассерженно взмыл к потолку.
        - Моё мужское сознание не станет обитать в женском теле! - разорялся Сингер. - Значит, я займу мужское!
        - Это ещё почему?! - возмутился Шердан. - Я тоже мужчина…
        - А кто тебя разберёт… - Сингер передразнил Талеха.
        - Эй! - женщина нахмурилась. - Вообще-то, это моё тело и мои мозги. Мне решать, кому их предоставить. Я пошла на это ради науки, а теперь отказываюсь. Не хочу быть носителем истеричного и привередливого существа! Талех, я ухожу.
        Она вскочила и демонстративно вышла.
        - Видите, что вы наделали, - покачал головой командор, печально глядя ей вслед. - Каких трудов мне стоило найти для вас тела! Больше никто не соглашался… Именно по этому принципу я отбирал кандидатов из джамрану… Упустил столько ценных кадров!
        Сингер всем своим надутым балахоном излучал отнюдь не раскаяние. Шердан огорчённо прошелестел:
        - Нас тоже можно понять.
        - Весьма затруднительно, - бросил Талех.
        - Я-то не отказываюсь, - заметил учёный.
        - Кому-то из дмерхов придётся остаться, - подытожил командор.
        - Мы лучше работаем в паре, - буркнул Сингер.
        «Ну и нрав у него! - подумала Женя. - Не зря играл чёрными».
        - А если найти кого-нибудь другого? - осведомился Шердан и добавил:
        - Э… Мужчину…
        Талех пожал плечами.
        - Вряд ли кто-то ещё согласится. Джамрану очень разборчивы, придирчивы и слишком себя уважают… Как вам только что продемонстрировали… Они, конечно, способны на многое, но только ради эксперимента.
        - А не джамрану?
        - Мы ведь это обсуждали, - напомнил Талех. - Земляне сразу исключаются. Такой симбиоз разрушительно подействует на их психику и физиологию. А мне сумасшедшие и больные на борту ни к чему. Шакрены бы выдержали, но вам не подходит их нейрофизиологический фон. Иными словами, вы сами сойдёте с ума. Если ндаримы не прикончат вас раньше… А линдри… Сами знаете. Остальные автоматически отпадают. Вы же их забраковали… Хотя, подошли бы кводилоиды…
        Женька столько всего слышала об этих таинственных тварях, но ни разу не видела…
        - Один из вас останется.
        - Что ж… - прошелестел Шердан. - Увы.
        Из двоих он был наиболее сговорчивым.
        - Коли так, - вмешался учёный. - Я готов приютить обоих. Ради эксперимента. Для меня это ценный опыт. Три личности в одном сознании…
        «Рисковый мужик!» - восхищённо подумала Женя.
        - Ты уверен? - переспросил Талех.
        - Безусловно.
        - Зато я не уверен, - возразил Шердан, - что это хорошая идея. Мы в одном сознании не уживёмся…
        - Но вы же хотели быть вместе, - усмехнулся командор. - Не бойтесь, в мозгах джамрану вам не грозит слияние личностей, а лишь временное замещение или параллельное существование. Это совершенно безвредно для всех троих, но может показаться странным для окружающих… Постарайтесь, чтобы никто этого не заметил. Никто не должен узнать, кроме присутствующих. О молчании вашей напарницы, я позабочусь. Спасибо, Гилех.
        - Весь к вашим услугам, - учёный кивнул.
        Евгения подозревала, как Талех собирался обеспечить молчание. Когда-то он проделал такое с Грегори.
        Дмерхам ничего не оставалось, как принять условие джамрану. Сингер поворчал для приличия. Шердан колыхнулся в поклоне, и они исчезли. Решено было, что дмерхи «вселятся» вГилеха перед тем как звездолёт Талеха покинет галактику… А в кондитерскую Женька не успела… Одна надежда на завтрашнее утро и горячие с пылу-жару…
        До отлёта оставалось всего ничего. Евгения нервничала. Совет опекунов ещё не вынес решение. Второй пилот задерживался. Поэтому она удивилась, когда Талех объявил точную дату вылета. Через два дня! И началась суматоха…
        Накануне отбытия командор явился к Еве. В каюте всё было вверх дном. Женька сидела посреди кучи барахла и не могла определиться, что с собой взять. Не глядя на беспорядок, Талех пробрался к ней и молча надел на руку браслет из серебристого металла с разноцветными камешками.
        - Предсвадебный подарок? - изумилась Женя. - Неужели?
        - Нет. Корабельный коммуникатор, оружие и ещё кое-что. Обеспечивает связь с капитаном и звездолётом… Нажмёшь этот камушек и получишь подробные инструкции по использованию.
        Он положил на кровать внушительный пакет.
        - Форма. Парадная и повседневная. Размер твой. Отлёт завтра в десять по Ролдонскому времени… Готовься.
        - Значит, всё-таки завтра… А как же мы узнаем о решении Совета? Разрешение перешлют на корабль?
        - Мы получим его из первых рук. Нашего присутствия жаждут на Серендале.
        - Точно! Мы же летим мимо Серендала.
        Женя досконально изучила маршрут.
        - У нас же туда всего одна остановка - Последний рубеж… Зато на обратном пути мы посетим много планет, в том числе и Рахтор. А так же…
        - Хватит-хватит, - улыбнулся Талех. - Хватит рапортовать. Присяга - завтра.
        Женька смутилась.
        - Нам в любом случае пришлось бы зайти на Серендал, - пояснил Талех. - Непредвиденные обстоятельства. Надо забрать оттуда второго пилота… Ладно. Мне пора. Нужно ещё всех обойти. А ты собирайся.
        И командор направился к двери.
        - Талех! - окликнула его Женя.
        - Что? - джамрану обернулся.
        Евгения замялась.
        - Говори же.
        - Талех… Пока мы не на третьем этапе, то… Сможем на корабле… Ходить друг другу в гости…
        Он улыбнулся.
        - Не думаю. Завтра ты принесёшь присягу, и между нами будут возможны лишь служебные отношения. Ты станешь частью команды, а я твоим капитаном… По джамранским традициям. Вот если бы ты уже была моей женой…
        - Ясно, - вздохнула Женя. - Не смею настаивать.
        Ей почудилось, или он хитро улыбнулся перед уходом?
        В эту ночь Талех не вернулся, и увиделись они только утром на присяге. А с Грегори и остальными Евгения попрощалась ещё вчера в «Синегарской Звезде». Хал устроил им с Миритином шикарные проводы…
        Экипаж вместе с вещами торжественно выстроился на обзорной палубе звездолёта. Женя припозднилась, скромненько приткнулась в конец ряда и огляделась. У всех на запястьях поблёскивали одинаковые браслеты. Команда «дракона» смотрелась празднично и элегантно в парадной форме джамранского космофлота. Женьку всегда удивляло, что выходными джамранскими цветами были - серый, чёрный с серебром и синий, в отличие от канареечных повседневных, как и на станции.
        Евгения тоже облачилась в новенький мундир. Женский вариант представлял собой тёмно-синюю с серебром тунику до середины бедра и бриджи. С левой стороны груди вместо станционного значка красовалась теперь эмблема звездолёта. Но особенно Женьке нравились щегольские сапожки. Джамрану предпочитали сапоги всей остальной обуви.
        Ладно, это всё лирика, а физика ещё впереди.
        - Приветик, - Рокен ворвался на палубу и шмякнул на пол сумку. - Как настроение?
        - Умопомрачительное.
        - Советую поднять до уморительного, - хмыкнул парень. - Потом не до смеха будет, когда войдёт бравый капитан, - он бросил взгляд на шеренгу. - Вроде бы все в сборе… А где брачные клоуны?
        - Кто?
        - Сандер и Морри.
        - Им не обязательно присутствовать. Они пассажиры…
        «И не только они, - подумала Женя. - Ещё безбилетники… Зачем Талех берёт их с собой?»
        Евгения не единожды задавалась этим вопросом, но получение ответов откладывала на потом. Дел было невпроворот.
        - Почему ты назвал их клоунами?
        - Будут вас развлекать всю дорогу.
        - К гатракам такую развлекуху!
        - Ого! Вот ты и заговорила как джамранка, так и думать скоро…
        Громкий сигнал метронома прервал излияния Рокена, и вся команда вытянулась по стройке смирно…
        - Дорогу капитану!
        - Дорогу капитану!
        - Дорогу…
        Волной прокатилось по шеренге.
        «Какую дорогу? - недоумевала Женя. - Вон сколько места…».
        Шагай и шагай свободно по эластичному пружинящему покрытию вместо ковра…
        - Дорогу капитану! - сосед справа гаркнул Женьке в самое ухо. Она замешкалась, не зная, как поступить, и получила чувствительный тычок слева.
        - Ой!.. Дорогу капитану…
        И обернулась к Рокену в полной растерянности. Проказник джамрану стоял не по уставу, выставив ногу в проход, а руки вальяжно заложив в карманы. Всем своим видом он плевал на условности и формальности… Шеренга неодобрительно замерла, все повернули головы к замыкающему…
        - Дорогу капитану, - неохотно протянул Рокен, и тут же прошептал Еве на ухо.
        - Смотри, что делают другие и повторяй… Если не хочешь в первый же день схлопотать от капитана.
        Евгения не хотела. И опасалась джамранских уставных отношений. Потому что немного представляла, в чём их суть.
        - Я в ауте, - пробормотала она себе под нос.
        - Просто подчиняйся, хотя бы для виду, - шепнул Рокен. - И всё будет хорошо.
        Снова зазвучал метроном. Переборки в конце палубы разъехались, и в проходе возник Талех. В капитанском мундире, тоже чёрном с серебром, и высоких лаковых сапогах… Как всегда, бесподобен. Однако смотрел он так сурово и неприступно, что у Женьки не хватило духу им восхищаться…
        Командор остановился в конце палубы возле направляющего и приветственно щёлкнул каблуками. Экипаж, за исключением Жени и Рокена, проделал то же самое. У Евы не получилось, а Рокен проигнорировал из принципа.
        Талех обозрел присутствующих, слушая ритм метронома, и поднял вверх правую руку с браслетом, выставив ладонь… Воцарилась тишина.
        - Рэпсид Двидхад! - непонятно изрёк капитан.
        - Это название корабля, - шёпотом пояснил Рокен. - С джамранского дословно не переводится.
        - А приблизительно? - тихонечко спросила Женя.
        - Космический ветер, пронзающий звёзды… Но это неточно. Сложно передать смысл…
        - Отныне мы едины! - продолжал Талех, обращаясь к звездолёту. - В горе и радости. В чести и бесчестии. В силе и слабости. В пути и на отдыхе. В жизни и смерти… Отныне мы вместе! Я - твой капитан не покину тебя и постараюсь избежать твоей гибели ценой собственной жизни…
        «Ага, и только смерть разлучит нас».
        Что-то Женьке это напомнило.
        - Рэпсид Двидхад! Прими мою команду, так же, как принял меня…
        - Дар обручения, - прокомментировал Рокен.
        Женька усиленно соображала, но поняла лишь одно: что-то ей всё это не нравилось… Талех опустил правую ладонь на левое плечо. Так джамрану отдавали честь… И тогда Евгения увидела на его указательном пальце кольцо, похожее на перстень с печаткой…
        Она нахмурилась и подумала вслух:
        - Что ты, милый, твердил о кольцах?
        - Знак обручения с кораблём, - прошептал в ответ Рокен, расценив это как вопрос.
        - А?
        - Ну-у… Попросту говоря, Талех теперь женат на звездолёте…
        - Чего-о?! Как он может быть женат на корабле, если собирается…
        - Это разные плоскости, иногда они пересекаются… Тихо! Присяга…
        Талех обратился непосредственно к экипажу:
        - Я - капитан этого корабля, спрашиваю вас: принимаете ли вы моё командование!
        Все дружно склонили головы в знак согласия, и Евгения тоже, поглядывая исподтишка.
        - Готовы доверить мне свои жизни всецело и безвозвратно?
        - Готовы! - грянул хор голосов, и все дружно вскинули головы.
        - Отныне, я отвечаю за вас на этом звездолёте и за его пределами в течение всего полёта! Готовы ли вы принести клятву?
        - Так точно!
        Капитан двинулся вдоль шеренги, и все отдавали ему честь со словами:
        - Прими мою честь, жизнь и верность! Мой капитан!
        Талех на секунду накрывал ладонью плечо каждого и переходил к следующему… Евгении сделалось жутковато, и когда командор оказался перед ней, с трудом выдавила из себя:
        - Прими мою честь, жизнь и верность! Мой… э… капитан!
        При виде смущённой Женьки в глазах Талеха заплясали чертенята… И он принял её присягу как-то чересчур ласково. Она почувствовала тепло и нежность его прикосновения… Покосилась на перстень, и вся радость мигом улетучилась, сменившись досадным отчуждением… Видимо это отразилось на её лице, потому что командор удивлённо вскинул брови…
        - Ага, прими и меня заодно, - очень своевременно влез ухмыляющийся Рокен и тут же вытянулся струной под ледяным взглядом капитана. - Мой повелитель…
        - Прими мою честь, жизнь и верность! Мой капитан! - живо отчеканил он, узрев кончик хлыста.
        - Так-то лучше, - насмешливо прошептал Талех, сжав ему плечо.
        Рокен скривился, а командор сделал торжественное лицо, повернулся к шеренге и отдал честь команде, на пятый удар метронома.
        - Отныне вы - Рэпсид Двидхад! Связанные клятвой перед своим капитаном и кораблём… Разойдись! Дежурным занять свои места. Остальные по каютам. Вылет через полчаса…
        Неожиданно резкий переход сбил Евгению с толку. Шеренга заволновалась, распалась, «связанные клятвой» похватали сумки, рюкзаки и разбежались выполнять приказ.
        Женя быстро нашла свою каюту. Она была тремя палубами ниже и по коридору через две от рокеновской. Поэтому они с Рокеном дошли туда вместе.
        - Увидимся в столовой, - сказал он перед тем, как нырнуть в свою.
        Евгения поплелась дальше и хлопнула по тактильному индикатору. Только немного осмотрелась, когда створки разъехались, поскольку бывала здесь и раньше. Зашвырнула баул с вещами в шкаф-соту… Да уж… Оставалось лишь вспоминать и сожалеть о комфорте капитанской каюты с зимним садиком… Хотя, и эта ничего. Не слишком просторная, но зато своя. Главное, удобства есть… Иллюминатор… Роскошь! Нет самого желанного - Талеха. Ради него, она отказалась бы от всех удобств…
        Женька вздохнула и бухнулась на кровать. Улеглась на спину, заложив руки за голову, и тоскливо уставилась в потолок. У этих джамрану - всё по-джамрански. Даже обручальные кольца они дарят не своим избранницам, а кораблям…
        Вот тогда она впервые засомневалась в правильности своего выбора - лететь к неведомым галактикам с любимым мужчиной, который женат на звездолёте. И ведь изменой это не назовёшь.
        Глава 27
        В начале звёздного пути…
        Всё это были только цветочки. А насколько Евгения себя знала, скоро обязательно созреют ягодки. Безобидные цветочки без ягодок - не её стиль. Поэтому следовало подготовиться к неприятностям и сделать это профессионально. Предупреждён, значит вооружён. Ведь она не собиралась валяться здесь в одиночестве и пичкать страданиями свою депрессию… Полежала немного и вскочила.
        «Хватит нюни разводить!»
        Первым делом Женька проверила личный боекомплект джамранских антигенов и приняла одну таблетку, на всякий случай. На звездолёте полном джамрану лишним не будет. Вот теперь можно и прогуляться по кораблю: осмотреть рабочее место, познакомиться с экипажем… Слишком много джамрану… Зато, двое шакренов - потенциальных единомышленников. С ними у Женьки получалось находить общий язык…
        Она глянула на себя в зеркало, пригладила волосы, поправила форму… И, вперёд! Вышла из каюты, осмотрелась. Гладкие стены коридора состояли из панелей, а не из сот в отличие от кают и отсеков. Под ногами пружинило то же эластичное покрытие, а напротив - чернел экран панорамной имитации. Сюда передавалось изображение с обзорной палубы.
        Женька подошла и включила трансляцию. Хотелось понаблюдать, как они будут отчаливать… Тоска вернулась… Всё не так! Они с Талехом сейчас должны вместе стоять на мостике и смотреть, как исчезает станция, и вспыхивают звёзды…
        А, в самом деле, не пойти ли на мостик? Кто ей мешает? Подумаешь, не звали! В конце концов, она же землянка.
        Евгения развернулась, устремилась к лифту и столкнулась с опекуном, вырулившим из-за поворота. Точнее, с его чемоданом.
        - Приятная неожиданность, - улыбнулся Сандер, подхватывая её.
        - Для кого? - недовольно спросила Женька, потирая ушибленную коленку. Она не была настроена любезничать.
        - Для нас обоих, - он коварно усмехнулся, и равнодушно добавил. - Не стоит бегать по кораблю, а то когда-нибудь упадёте.
        Ещё одна неприятная черта джамрану - они не извинялись и крайне редко проявляли обычную человеческую эмпатию… Что ж. Сама виновата. Вынеслась как торпеда…
        - Если болеть не перестанет, приходите ко мне. Я сделаю вам массаж.
        - Уже не болит.
        Женя высвободилась из опекунского захвата. Не следует давать ему повод для генетического контакта. Сандер понимающе улыбнулся, огляделся и приценился к ближайшей двери.
        - Кажется, я нашёл свою каюту…
        - Неужели?
        Вот уж, воистину - неожиданность! Но едва ли приятная.
        - Так… - опекун поставил чемодан на пол, коснулся браслета и развернул голограмму со схемой корабля. - Наши каюты рядом, на этой палубе. Ваша - 17W, моя - 16W…
        Он подхватил багаж и прошёлся немного, сверяясь с номерами дверей.
        - Вот она!
        И приложил ладонь к тактильному индикатору. Створки разъехались, и Сандер остолбенел, словно привидение увидел.
        «Что там такое?»
        Евгения поспешила к нему, заглянула в каюту, и толпа нехороших мыслей пробежалась у неё в голове… Женя недоумённо посмотрела на опекуна и обратно… Не веря своим глазам.
        Всё помещение было заполнено ячейками из полупрозрачных кубов-чанов. Судя по всему, Сандер испытывал шок. Он побледнел, позеленел, зашатался… А заспанный Боббэрот, вылезший им навстречу из ближайшего чана, окончательно добил его. Глядя на Еву, гатраноид приветливо заулыбался. При виде этого дружественного оскала Сандер отшатнулся, чуть не оступился и не убился о собственный чемодан. Боб угрожающе зарычал:
        - Плохой джамрану!
        - К-какого гат-трака! - опекун лихорадочно теребил браслет, пытаясь активировать луч и выстрелить в гатраноида.
        Неизвестно, чем бы закончилась эта встреча, если бы в коридоре не появился Талех. Как же Евгения ему обрадовалась!
        - Назад, Боб! Прекрати, Сандер. Кисть себе оторвёшь.
        Боббэрот тотчас послушался и с ворчанием забрался обратно в куб. А сердитый и напуганный джамрану всё ещё дёргал браслет и нажимал камушки.
        - Я неясно выразился? - поинтересовался командор, насмешливо наблюдая за попытками Сандера. - Это бесполезно.
        - Почему мой браслет не работает?
        - Как это, не работает? - искренне удивился Талех. - Всё работает, кроме «пульсара». Оружие контролируется с центрального пульта и активируется по сигналу тревоги, в экстренных ситуациях и при высадке десанта. Лишь я и старший помощник знаем код активации.
        - Сейчас как раз такой случай!
        - Докладывайте, - потребовал командор. - Кого вы собирались убить?
        - Враг на борту!
        - Боб, что ли? Боб не враг, а Евин телохранитель.
        Талех каверзно улыбнулся и сомкнул переборки.
        - Пусть отдыхает.
        - Это гатрак!
        - Боб наполовину землянин… Да и гатраки больше не враги. Вы отстали от жизни, Сандер. Мы заключили мирное соглашение.
        Не долее, как полгода назад, и Талех с Евой лично при этом присутствовали. Конгломерат скрепил договор на астероиде Свэдэнора, который стал местом дипломатической миссии взамен уничтоженного Андаррани.
        - Ничего я не отстал, - огрызнулся Сандер. - Генетическое отвращение.
        - Ну так уймите свои инстинкты. Сделайте прививку, наконец, - посоветовал Талех. - А зачем вы ломились в каюту Боббэрота? Странно, что индикатор среагировал…
        - Это моя каюта!
        - Да? - Талех включил браслет и пролистал список пассажиров. - Нет. Ваша палубой ниже, а это - сектор экипажа… 16W - каюта телохранителя, семнадцатая - Евы, а 18W - старпома. А ваши с Морголиной на пассажирской палубе - 17T и 19Т.
        - Но у меня здесь указано…
        - Дайте сюда коммуникатор… Действительно… Потому индикатор сработал. Он настроен на вас. Техники перепутали браслеты. Снимайте, я принесу вам другой. А пока, провожу до каюты.
        - Постойте! - запротестовал Сандер. - По правилам опекунства я обязан жить по соседству с подопечной.
        - А вы и так по соседству, но палубой ниже, - похоже, Талех измывался.
        - Но…
        - Я капитан этого корабля, и сам устанавливаю правила. Здесь главенствует закон подчинения капитану.
        - Я не приносил присягу!
        - А зря. Жили бы сейчас в соседней каюте на этой палубе…
        - Я пассажир! Имею право не подчиняться.
        Талех усмехнулся.
        - Почитайте корабельный устав. Там есть пункт и насчёт пассажиров. Это мой корабль. Вы обязаны выполнять мои требования, с тех пор, как ступили на борт. За небольшим исключением. Я не могу отправить пассажира на опасное задание, как остальных членов команды. Но и не отвечаю за вашу жизнь, если вы не выполняете моих предписаний. Всё ясно?… Тогда идёмте.
        Сандер что-то пробормотал, подхватил чемодан и поплёлся за командором.
        По пути Талех обернулся и приказал Еве:
        - Ждите меня здесь. Я скоро вернусь.
        Женя тем временем пыталась осмыслить происходящее и пришла к выводу, что Талех проделал всё это нарочно.
        - Ты собираешься изводить Сандера всю дорогу? - поинтересовалась она, когда снова увидела командора.
        - О чём ты? - невинно спросил он.
        - О наглядной демонстрации превосходства. Ты подсунул ему Боба, чтобы запугать?… Хм… «Плохой джамрану». Так Боб называл Зандена.
        - А, ты об этом… Забудь. Лучше пойдём со мной. Я ведь поэтому спустился. Кое-что тебе показать, - он лукаво смотрел на неё.
        Пока Евгения соображала, как в таком случае блюсти субординацию, Талех схватил её за руку и потащил за собой без всяких церемоний.
        - Скорее! Отчаливаем.
        И притащил запинающуюся Женьку на мостик. Там уже находились: первый пилот - Борек, старлетт Даген у навигационного пульта, несколько офицеров - джамрану и один землянин…
        - Ещё познакомишься, - шепнул Талех. - Времени будет предостаточно.
        И подвёл Еву к верхнему круговому экрану.
        Корабль только что стартовал. Мягко, едва ощутимо. Плавно тронулся, отрываясь с опор, и медленно двинулся вдоль зубчатой стрелы дока… На внутренних палубах не чувствовалось движения, а на мостике ход корабля подкреплялся визуальным эффектом.
        Станция постепенно удалялась. Планета, сперва занимавшая весь обзор, становилась всё меньше и меньше. Очертания Ардиум DG размывались, краски тускнели… Вот отделились последние стропы. Звездолёт постепенно набирал скорость, и вскоре Ролдон напоминал аккуратный светящийся шарик, плывущий в облаке туманности, а станция превратилась в игрушку.
        Офицеры встали и повернулись к экранам, молча прощаясь с домом и отдавая ему честь перед долгой разлукой. Пилот увеличил импульсную скорость, и скопление Дроона вспыхнуло роем огоньков.
        Навигатор изменил угол обзора, направив сенсоры в открытый космос. Впереди по курсу загорелась целая бездна звёзд - крохотных миров, несущихся прямо на них…
        Талех очутился так близко. Он не прикасался к Еве, но достаточно было его присутствия и чувственного тепла, чтобы она едва не нарушила устав. Однако капитан отменно держал дистанцию…
        - Включить искривление, - распорядился он. - Через пять минут - переход на сверхскорость.
        - Есть, капитан, - офицеры вернулись к своим обязанностям, засуетились у пультов и мониторов.
        Талех повернулся к Женьке.
        - Вы - свободны.
        - Есть, капитан… - вышло у неё чересчур жалобно.
        «Ничего. Научишься», - словно ободрял взгляд Талеха.
        Женя почти ушла с мостика, но капитан окликнул её:
        - Ксенопсихолог!
        - Да, капитан?
        - Переоденьтесь. Парадный мундир вам идёт, но для повседневных дел есть повседневная форма. Мы не на параде.
        Кто-то из офицеров хмыкнул, но мгновенно умолк под пристальным взором командора.
        - Есть, капитан! - ответила она и поймала улыбку первого пилота. Борек кивнул ей. Женька улыбнулась в ответ краешком губ и бодро покинула мостик.
        Для начала она вернулась в каюту и переоделась. Проходя мимо переборки с надписью «18W», невольно задержалась. Каюта старшего помощника… Талех раньше не говорил о нём, и похоже старпома всё ещё не было на борту, как и второго пилота…
        В обычной форме стало гораздо удобней. Женька больше не чувствовала себя неловко и была готова приступить к работе. Теперь она не станционный ксенопсихолог, а корабельный. Талех по-прежнему её начальник, но только уже капитан. Настроение явно улучшилось, и Евгения отправилась на своё рабочее место - в кабинет психологической службы.
        Талех и здесь постарался. В её распоряжении оказалось новейшее оборудование, в том числе и присланное когда-то с Ролдона. Женька невольно улыбнулась воспоминаниям, проверяя оснащение и разглядывая обстановку.
        Психологический блок состоял из трёх отсеков: приёмной, кабинета психолога и комнаты психологической разгрузки. Разумеется, помещения были в два раза меньше, чем на станции, но Евгению это вполне устраивало. Достаточно для одного корабля с командой из пятидесяти с лишним человек…
        Больше всего радовало, что медицинский блок располагался на той же палубе, а кабинет Миритина буквально через «дорогу». Женя не стала закрывать двери и, сидя за столом, видела всё, что происходило напротив.
        Миритин, его коллеги и помощники обживали медотсек, увлечённо распределяя по контейнерам пробирки с лекарствами и вакцинами. Они раскладывали по полочкам медицинские инструменты, обсуждая, какой шкафчик-соту занять под халаты, сканеры, инъекторы, физиомометры и остальные приборы…
        Евгения наблюдала за медиками, просматривая информацию в корабельном компьютере. Нашла, к своему удивлению, все сезоны древнего «Стар Трека» и… нового тоже - 2397 года. Ух, ты! В предвкушении грандиозного просмотра с попкорном, она параллельно изучала распорядок…
        Клиентов пока не было, ведь полёт только начался. Кроме того, согласно корабельному уставу психологу не обязательно постоянно находиться у себя в кабинете. Достаточно и двухчасового дежурства в течение дня. Если кому-то понадобится помощь, её всегда могли вызвать по коммуникатору в любой момент. По правде говоря, плюс это или минус, Женька ещё не разобралась и продолжила ознакомление с распорядком…
        Помимо основной работы у неё обнаружились и дополнительные обязанности - ночная вахта на мостике. Три раза в месяц. Списки дежурных на ближайшую неделю уже вывесили.
        «Та-ак, посмотрим…».
        Случайно или нет, но Евгения попала в одну компанию с Талехом. Зная капитана, вряд ли это случайность… Женька из любопытства заглянула в своё личное дело и вытаращила глаза… Лейтенант Казанцева?! Ничего так себе! Когда это ей присвоили офицерское звание?…
        Вскоре Миритин заглянул к ней поздороваться, и они ещё минут тридцать проговорили за чашечкой чая с печеньем… Потом доктора разыскала недовольная Аманда и, метнув на Женю ревнивый взгляд, напомнила Миритину, что он должен составить график дежурств в медотсеке…
        Придётся убедить медсестру, что шакрен ей ни капельки не нужен, как мужчина. Каким образом? Разочек нарушить субординацию и поцеловать капитана прямо у всех на глазах? Это можно…
        «Бедняжка Аманда! Любовь к самрай-шак принесёт ей одни страдания».
        Женька подозревала, что скоро у неё появится постоянный клиент… или пациент. Смотря, как далеко зайдёт «болезнь» по имени Миритин. Она представила корабельного врача в образе мускулистого вируса, и губы невольно растянулись в улыбку.
        Миритин улыбнулся в ответ, вогнав Евгению в краску… Она застыдилась своих мыслей… А шакрен весело подмигнул и поспешил за хмурой медсестрой. Женька спохватилась и глянула на браслет. Встроенный в него хронометр, показывал точное корабельное время… Тринадцать часов!.. Пора обедать.
        Не хотелось одной идти в столовую, и Женя отправилась в каюту. Еду из корабельного синтезатора пищи она заказала прямо туда.
        Остаток дня прошёл абсолютно спокойно. Женька провела его в психологической службе, пытаясь завязать знакомство с медперсоналом. Коллеги всё-таки. Но Аманда её упорно избегала. А Женя не понимала почему. Владислав был занят медосмотром экипажа.
        Вечерком Евгения прогулялась по обзорной палубе с Рокеном и Бобом. К счастью, опекуны им не встретились. Наверняка Сандер отсиживался в каюте, после такого потрясения, а Морри где-нибудь строила козни. И пока не начался третий этап, они подопечной особо не интересовались.
        Капитан весь день командовал на мостике, а Женька радовалась, что доступ туда пассажирам запрещён. Опекунша не сможет проникнуть в рубку и досаждать Талеху. Потом Рокен заметил в конце палубы незнакомую симпатичную джамранку и резко пропал. Боб проводил Еву до каюты, как и положено хорошему телохранителю, и удрал к своим кубикам. А Евгения до ночи смотрела в одиночестве «Стар Трек» инаслаждалась…
        Ночь на звездолёте и вообще в космосе - понятие относительное. Когда Женька опомнилась, корабельные часы показывали без четверти одиннадцать. Через пятнадцать минут на вахту заступала ночная смена… Ева зевнула, потянулась, выключила компьютер, притушила свет и прилегла на кровать поверх покрывала… Спать не хотелось… Однако усталость от накопленных за день впечатлений взяла своё. Она всё же задремала… И вскоре почувствовала сквозь дрёму, как тихо разъехались переборки, и кто-то вошёл в каюту…
        Глава 28
        Ночь в космосе
        С Женьки мигом слетел весь сон. Она встрепенулась, села и увидела знакомый силуэт.
        - Что ты здесь делаешь? - первое, что пришло в голову от изумления.
        - Странный вопрос… Ещё спроси, зачем.
        Он так это сказал, что её бросило в жар.
        - Ты не должен быть тут.
        - Мне уйти? - он шагнул к ней из темноты.
        - С ума сошёл!? Ни в коем случае! - Женя вскочила. - А как ты открыл дверь?
        - У капитана есть доступ во все каюты, - пояснил Талех. - А больше никто не войдёт… И до утра не выйдет.
        Он расстегнул рубашку и небрежно сбросил на пол. Щёлкнул пальцами, и свет окончательно погас…
        «Как это понимать?»
        Евгения растерялась… Услышав дыхание командора так близко. Она наугад потянула руку и коснулась его щеки. Талех подхватил Женьку за талию, привлёк к себе и с нажимом провёл вдоль позвоночника, вызывая в теле генетический отклик. Ева затрепетала.
        - Я соскучился…
        - А…э… Субординация, правила, традиции, - прерывисто зашептала она, осипнув от волнения. - Капитан…
        - Может их нарушить, - продолжил он, - если захочет… А капитан хочет…
        Талех поцеловал Женьку в висок, и, не отрывая губ, развязал пояс, распахнул халат…
        - Капитан, это противоречит уставу, - теперь она выпендривалась, памятуя о его недавней холодности.
        - Помолчи, - велел он.
        Халат полетел в угол каюты, и слёту накрыл компьютер. Талех завладел Женькиными губами, подхватывая её под бёдра, и удерживая на весу. Она невольно обняла его за шею. Командор вёл себя более напористо, чем обычно. Как будто дремавшая в нём властность пробудилась и вырвалась наружу… Это было заметно, с тех пор как они встретились сегодня на корабле… Почувствовав её сопротивление, Талех остановился.
        - Что?…
        - Ты… странный…
        «По меньшей мере».
        - Я - твой капитан. Могу приказать раздеться и принять удобную позу, если не подчинишься.
        - О, ролевые игры, - хихикнула Женька, стремясь перевести всё в шутку, но втайне побаиваясь. - Так любят джаммы?
        Но, кажется, он не шутил.
        - Какие игры? Я хочу получить удовольствие и немедля…
        Командор толкнул её на кровать и упёрся ладонями в матрац, усевшись сверху…
        «Вот сейчас ка-ак заору, - подумала Евгения. - И, если это очередные джамранские штучки…».
        Она вспомнила и негодующе уставилась в темноте на командора.
        - А как же твоя жена?
        - Кто-о?! - он даже опешил и прилёг рядом, едва касаясь её плеча. - Какая ещё жена? Я женюсь на тебе.
        - А корабль? - Женя очень надеялась, что не сморозила очередную глупость.
        - Корабль?!.. Почему корабль? Отвечай! Быстро! - и стиснул ей талию, словно тисками.
        Противиться этому не было сил, и она бессвязно забормотала:
        - Я… Мне… Кольцо… Означает, что ты обручён… Женат на корабле.
        Талех усмехнулся.
        - От кого ты наслушалась этой чепухи?
        Женька замотала головой.
        - Ни от кого.
        Не хватало ещё подставить Рокена. Ему и так доставалось от командора. Она уповала на то, что Талех сейчас не телепат…
        - Ладно. Дай угадаю. Для этого не нужно быть экспертом… Рокен!
        - Э…
        - Теперь его ждёт наказание. И тебя… Будешь знать, как слушать и повторять всякий вздор. И лгать своему капитану…
        Он рывком уложил её на живот, придавил за шею к матрацу, провёл по спине кончиком хлыста, взмахнул им… Женькины нервы не выдержали.
        - аа! Пусти-ии! - завопила она.
        - Да что же ты так орёшь!? - Талех смеялся.
        Женя не поверила своим ушам.
        - Свет, - скомандовал он, отпуская её. - Уменьшить яркость в пять раз.
        Евгения не успела зажмуриться от вспыхнувших ламп, как они уже едва светили, создавая мягкий полумрак… И когда до неё дошло, что всё это розыгрыш, она рассвирепела.
        - Талех! Болван! Извращенец джамранский!
        Этот наглец и не думал оправдываться.
        - Какая ты всё-таки пугливая и слабая, землянка. В какой-то момент я подумал, - в словах командора сквозила ирония, - что ты способна пройти четвёртый этап… Но… Над этим ещё работать и работать.
        - Чего?!.. Мы пока и третий не прошли! - возмутилась Женька.
        - Будет нелегко, но четвёртый… Ты должна полностью довериться мне в самую важную минуту, но сейчас, когда я высвободил инстинкты джамма, ты испугалась…
        Евгения совсем растерялась, но заставила себя успокоиться и потребовала ответа:
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - Ох уж эти земные обороты, - улыбнулся Талех и неожиданно ласково притянул её к себе. - Хотеть - хотят. А говорить - говорят… По-джамрански эти понятия не связывают…
        Женька насупилась.
        - Ну, что ты, как маленькая девочка, - он погладил её по волосам. - Я напугал тебя… Прости. Ты не страшилась во мне гатрака. Так почему теперь боишься джамма? Я надеялся, ты поймёшь. Эта ночь - последняя возможность показать тебе, каким я могу стать в период полноценного обмена. Но ты должна доверять мне, чувствовать… Я никогда не причиню тебе вреда. Не сделаю больно умышленно. Джамранка бы это поняла и покорилась.
        - Я - не джамранка! И ненавижу власть!
        - Так ли это? - хитро улыбнулся Талех. - Ты знаешь, какой она бывает приятной…
        Женька прикусила язык, вспомнив, о чём просила его неделю назад, когда они были вдвоём…
        - Изменчивость джамрану проявляется не только внешне, - объяснил Талех. - Я могу и внутренне меняться. На мне теперь целый корабль, и это сказывается на моём характере.
        - А что с этим? - Женька легонько дотронулась до кольца. - Что оно на самом деле значит?
        - Кольцо обеспечивает связь с кораблём… Наподобие имплантата. Мы с «драконом» как одно целое. Это нужно для управления, только и всего. Обратила внимание, как я в первый раз выключил свет?
        Женя кивнула.
        - Если делать так постоянно, это сильно выматывает, но иногда просто необходимо.
        - Я уяснила.
        - Кольцо генетически взаимодействует с ДНК-сеткой, вплетённой в систему управления и браслеты-коммуникаторы. Это обуславливает моё влияние на корабль, экипаж и пассажиров. Я ощущаю вибрации корабля, могу проникнуть генетическим взором в каждый уголок… Кольцо невозможно снять, без специального приспособления. Это гарантия безопасности для всех в критических ситуациях. Надеюсь, тебе не случится увидеть это в действии…
        - Биотехнологии джамрану? - уточнила Женя.
        Вот как она почувствовала его власть…
        - В основном. Этот звездолёт - гибрид. В нём удачно совмещены достижения генной инженерии джамрану и органическая энергия астрала.
        Женя помнила, откуда взялись «звёздные драконы».
        - А что это даёт?
        - Практически, неограниченные возможности. Например, сверхскорость, мгновенный скачок. Невидимость, трансформация… Но пользоваться этим надо с осторожностью.
        - Поэтому джамранские корабли быстрее, чем корабли землян, - осенило Женю. - При идентичных двигателях, джамрану управляют звездолётами на генетическом уровне. Земляне на это не способны…
        - А ты неглупа, землянка, - лукаво заметил Талех.
        - Перестань!
        Он лишь рассмеялся в ответ.
        - Значит, Рокен мне соврал?
        - Нет. Паршивец только выразился по-джамрански. В каком-то смысле, это метафора. А сыворотка перевела буквально.
        «Ох уж эти сложности перевода и лингвистические нестыковки. Джамранские метафоры! Надо же», - Евгения задумчиво покрутила головой.
        Джамрану не переставали удивлять её. Чтобы настолько манипулировать генами… Хотя… Шакрены вот управляли нейронами…
        - И что ты сделаешь с Рокеном?
        - С ним - ничего. А вот с тобой…
        Покрывало слетело с кровати, а следом и остатки одежды. Голую и беззащитную Женьку прижали спиной к подушкам. Талех опять устроился сверху. Тоже обнажённый.
        - Я пришёл сюда не словами играть… Сегодня к обеду мы были бы на Серендале, но я не хочу торопиться… Корабль прибудет в Шедарскую систему завтра утром. Эту ночь мы проведём вместе, пока можно… Там, куда мы летим, опасно. Нам многое предстоит…
        - Я всё же спрошу, - не унималась Женька.
        - Спрашивай, - разрешил он, а сам приник губами к её груди…
        Умные вопросы разом выскочили из головы…
        - Старший помощник… - учащённо дыша, пролепетала она.
        - Что, помощник?
        - Кто он? - выдохнула Женя, погружаясь в мучительно-сладкую негу…
        - Скоро узнаешь…
        Говорить уже не хотелось, и она полностью отдалась его губам. Он целовал, жёстко прикусывая, и смягчая укус кончиком языка, пока нежные бутоны не превратились в тугие комочки нервов. Прикосновения разливались по телу бархатистым теплом. Резко накатил озноб, перешедший в приятную слабость обмена. Все ощущения сосредоточились в трёх пылающих точках, ударяя по ним острым током наслаждения… Она потерялась в пространстве. Что-то ворвалось в неё и заполнило собой, а вокруг замелькали искры, скручиваясь разноцветной спиралью.
        - Что это? - прошептала Женя, замирая от сладостного ужаса во власти чуждых ощущений.
        - Такой обмен бывает между супругами… Нужно привыкнуть…
        Голос Талеха вернул её к реальности. Она напряглась и расслабилась, почувствовав его внутри. Как в тумане различила капельки пота у него на лбу, хотя обычно джамрану не потели. Звёздные зрачки расширились и полностью скрыли радужку. Но Талех сохранял контроль, стараясь не испугать её. Вскоре и его захлестнули эмоции. Он тоже не устоял перед этим шквалом, и генокоды сплелись множественной цепочкой, закручивая в экстазе тела… Женя закричала от удовольствия и страха, окончательно утонув в бесконечности и утратив разум… И Талех благоразумно прервал обмен… Они ещё долго занимались любовью, просто, по земному… Всю ночь… И разговаривали до утра, лёжа в объятьях друг друга.
        - Открой секрет? - попросила Женька, удобно расположившись у него на плече.
        - Какой?
        - Кто твой старший помощник?
        - Ни за что. Пусть это будет неожиданностью для всех.
        - Он на Серендале?
        - Нет. Мы заберём его в баре «На краю вселенной».
        - Реально на краю?
        - Образно. Это на Последнем рубеже у границы нашей галактики.
        - Намекни хоть чуть-чуть. А?
        - Хорошо… Ты ему обрадуешься.
        - Я его знаю?
        - Допустим.
        - Он - не джамрану?
        - Нет, - Талех рассмеялся.
        - Хватит надо мной издеваться! Я же умру от любопытства.
        - Не умрёшь.
        - Мужчина или женщина?
        - Я лучше промолчу…
        У Женьки закончились наводящие вопросы, а напрямую Талех отвечать отказывался. Она так и не выяснила, кто этот загадочный старпом… А потом командор и вовсе её огорошил.
        - Послезавтра Сандер начнёт обучать тебя джамранскому языку.
        - Шутишь?
        - Нисколько. Ты обязана его выучить, чтобы пройти скрепляющий ритуал…
        Женя вздохнула
        - А когда-то мы беседовали об этом за ужином на Ролдоне… Так давно. Я и не думала, что всё так закончится.
        - Я тоже не представлял.
        - Неужели? - она приподнялась, посмотрела ему в глаза и нахмурилась.
        - Возможно, не в деталях, - улыбнулся Талех. - Но признаюсь, уже тогда вынашивал коварные планы. Хотелось попробовать, каково это обмениваться генами с землянкой.
        - Соблазнитель!
        - Тебе же понравилось, - он вскинул брови.
        Женька шлёпнула его ладонью по животу. Талех сграбастал её и прижал к себе.
        - Я тебе покажу!..
        - Сперва ответь мне. Почему Сандер? Больше некому? Он что, преподаватель джамранского языка для земных чайников?
        - Он твой опекун. Это его прямая обязанность и первоочередная задача. Подготовить тебя к последнему этапу. И, да, он преподаёт в университете на Рахторе.
        - Не финти, Талех! Сандер будет искушать меня, испытывать…
        Талех опрокинул её на спину и лукаво разглядывая, откинул со лба прядки вьющихся волос…
        - Конечно. Он будет тебя испытывать. И я тоже…
        - Ты?!
        - А почему тебя это удивляет? Я собираюсь тебя испытывать. Как твой будущий муж…
        - Зачем? - обиделась она. - Это ни к чему, я и так твоя… И мне не хочется тебя проверять…
        - Это не значит, что я тебе не верю. Но ты - землянка. И можешь не справиться. Я научу тебя быть джамранкой, ради твоего же блага.
        - Да, я - землянка. Родилась такой. И никогда не стану джамранкой…Даже с генетическими прививками.
        - Знаю, - Талех улыбнулся и провёл указательным пальцем по её щеке и губам. - Этим ты меня, как ни странно, привлекаешь. Оставайся землянкой и будь со мной счастлива
        - Хм, и при этом изволь стать джамранкой. Непревзойдённая джамранская логика!
        - А ты как думала? У меня всё джамранское. И любовь, и логика. Ещё будут вопросы? А то придётся тебе умолкнуть на часок… Разве что, позволяются нечленораздельные крики и стоны, а голове положено в такие моменты отдыхать…
        Женьку охватило возбуждение только от этих слов. Она стала такой податливой, и он легко овладел ею - плавно, неспешно, дразня…
        - Спрашивай, пока ещё можешь?
        - Откуда у меня звание? - простонала она, впиваясь ногтями ему в спину так, что он охнул.
        - Какая разница!
        - Я же не военный психолог.
        - Подарок… От наших друзей дмерхов…
        Талех прикрыл глаза и ускорил движение.
        - Они всё устроили… Дёрнули за ниточки. Есть и военное удостоверение… Всё легально… Так они платят за проезд.
        - Зачем… нужно… звание?…
        - Доступ к мостику… О, да!.. Убежище от опекунов… Как хорошо…
        - А-а… Талех! Продолжай! Пожалуйста… Мой… Капитан… О-о…
        - Повернись-ка, ксенопсихолог… Вот так… Приказ капитана…
        Талех перевернул её на бок, спиной к себе, крепко стиснул, задержал дыхание и с тихим рычанием взял снова… И снова… И снова… Страстно целуя плечи, впиваясь губами в шею…
        - О… А-а… Капитан!
        - Теперь молчи… И слушай… Я расскажу, как буду тебя…
        Спустя два часа они оба свалились без сил. Окончательно!
        Утро Евгения встретила в одиночестве. Её разбудил голос дежурного офицера, льющийся из корабельного динамика. Он извещал о том, что звездолёт прибывает на Серендал, и через час - сбор командного состава в кают-компании…
        - Ещё полчасика… - сонно пробормотала Женя, укутываясь в одеяло.
        «… Лейтенанта Еву Казанцеву срочно вызывают на мостик. Через двадцать минут аудиенция у капитана».
        - Вот ведь стервец! - в сердцах выкрикнула Женька и запустила подушкой в динамик.
        Похоже, настоящие испытания начались.
        Глава 29
        Серендал
        - Почему главной планетой джамрану считается Рахтор? Ведь это Серендал - административно-государственный центр республики. Здесь тебе и Верховный командариум, и Трибунал, и Совет, да ещё и дипкорпус в придачу, - недоумевала Женька, забросав Талеха вопросами.
        Капитан терпеливо отвечал:
        - Рахтор - первая планета, которую освоили переселенцы из галактики Вихря. Она и похожа на материнскую планету джамрану, и чем-то напоминает вашу Землю.
        - Что же такого примечательного в Рахторе?
        - Это дом, - улыбнулся Талех. - Рахтор - закрытый мир. Он сугубо для джамрану. Остальные допускаются туда по специальному разрешению. Многие джамрану предпочитают растить там детей. На Рахторе живёт много семейных пар.
        - А ты, помнится, рассказывал, что вырос в космосе.
        - Да, когда родители астронавты - обычное дело. Но скорее исключение. Много ты видела джамранских детей на Ролдоне-2?
        Евгения задумалась. Она и других детей не часто замечала на палубах. Иногда на море-палубе или в оранжерее. Дети редко покидали жилой сектор. Однажды к ней привели ребёнка-океза на консультацию… На Ролдоне-планете работали свои детские психологи для землян.
        - И мои родители, в конце концов, поселились на Рахторе, - рассказал Талех. - После гибели Дирека. Сестрёнки едва помнят звездолёт и космос. А я прожил на планете недолго. Через два цикла меня отправили в интернат… Потом военная школа на отдалённой джамранской базе… В общем, я так и не оценил, что такое спокойная размеренная жизнь в тихой гавани. Шла война…
        Талех умолк, думая о своём. Пока он предавался воспоминаниям, Женька глазела по сторонам. Она ведь не из праздного любопытства выспрашивала у командора о Рахторе. Просто Евгения с первого взгляда влюбилась в Серендал. Была б её воля, она бы сделала его главной планетой Джамранской республики… Да что там! Главным над всей галактикой или даже вселенной…
        Они летели в открытой платформе, смахивающей на лодку. Точнее, гондолу. «Кормчему», или, как его там, «гондольеру», только руля с веслом не хватало… Ветер дул в лицо. И так свободно дышалось! Воздух Серендала благоухал по-особенному… Нежно. Ванилью и лотосом. Особенно, вдали от опекунов. Глава Совета распорядился, чтобы Талех с Евой прибыли вдвоём, «без лишних свидетелей». Женя наслаждалась свободой и от души восхищалась планетой, насколько хватало эмоций и глаз.
        Поверхность Серендала сплошь покрывали пирамиды, чередуясь с глубокими впадинами. Таков был естественный ландшафт планеты. Как только природа могла создать подобное геометрическое великолепие? Пирамиды… Колоссальные островерхие глыбы из прессованного камня. Ступенчатые, с широкими террасами и усечёнными, будто срезанными ножом макушками. Слоистые, гладкие или покрытые густой растительностью…
        На плоских вершинах размещались целые города. По склонам на выступах и террасах росли леса, цвели сады… Огороды, поля… Джамрану тоже было не чуждо огородничество и садоводство. Они предпочитали фрукты и овощи в меню всему остальному, особенно мясу. Ну и сладости, конечно.
        Однако самое интересное и прекрасное скрывалось в глубоких впадинах - под густым слоем белоснежных облаков. Это - моря и океаны Серендала.
        - Котловины притягивают огромное количество конденсированных водных масс, - объяснял Талех.
        - Умолкни, а, - попросила Женька. - Не разрушай очарования. Это же сказка!
        Капитан лишь посмеивался в ответ. А Евгения давно простила ему раннюю побудку и прочие каверзы. За радость созерцать эту красоту и возможность побыть вдвоём. Кормчий не считался, воспринимаясь как часть оборудования. Здесь они были вольны в своих поступках и не соблюдали уставных правил.
        По словам Талеха, тучи или «массы» рассеивались примерно раз в месяц, проливаясь обильным дождём. А Женьке так хотелось пронзить взглядом облака и взглянуть, что там под ними… Увы, платформы в котловины не опускались из-за плохой видимости в облаках.
        - В следующий раз, - пообещал командор. - Хотя, там ничего особенного нет. - Много солёной воды, пляжи, острова… Гладкие и ровные как блюдца. Знаменитые Серендалские курорты. Джамрану любят там отдыхать…
        В небе, над пирамидами тоже время от времени скапливались тучи, блуждая, перемещаясь и быстро рассеиваясь. Тучи над впадинами казались гораздо плотнее. Но свет Шедара проникал и туда…
        «Шедар (Шедир) - оранжевый гигант, вторая по яркости звезда созвездия Кассиопеи. Звезда более холодная, но более яркая, чем Солнце. Болометрическая светимость примерно в 855 раз, а диаметр в 42 раза выше, чем у Солнца…».
        Это, и ещё много чего, Женя накануне вычитала в гала-справочнике. Но одно дело читать, а другое - увидеть собственными глазами… Небо над Серендалом сияло! В буквальном смысле. Так что невозможно было определить его цвет. Воздух планеты светился. Облака, пирамиды, города, леса - всё купалось в океане света. А сам источник не воспринимался невооружённым глазом.
        - Только в обсерватории, сквозь защитные окуляры, - огорчил её Талех.
        - Какое оно - солнце Серендала? - рассуждала Женька. - Наверное, похоже на апельсин.
        Талех смеялся.
        - А я видел его.
        - И?
        - Не скажу. Сама посмотришь. Мы обязательно зайдём сюда на обратном пути.
        - Ты же вроде не планировал?
        - Как это так? А четвёртый этап? Он состоится здесь. Через цикл… Или ты рассчитываешь отвертеться?
        - Ничего подобного! - возразила Женя. - Пойду до конца… Тем более в таком прекрасном месте… Скажи хоть, какого цвета океаны и моря?
        - Синего, голубого… Разочарована?
        - Не-а. Хочу искупаться.
        - Успеется.
        - Джамрану так не говорят.
        - А как я сказал, по-твоему?
        Женька пожала плечами и запрокинула голову… Приходилось щуриться, чтобы смотреть.
        - Там наверху защитный экран? Иначе бы все ослепли.
        - Нет. Особенности атмосферы Серендала. Плотность верхних слоёв обеспечивает защиту. Как рассеивающий фильтр. Светимость Шедара становится не такой интенсивной и равномерно обволакивает планету. Из-за этого и климат умеренный, ровный. А на побережьях довольно жарко и влажно из-за лёгкого парникового эффекта…
        На Серендале не было рек и озёр. Пресную воду добывали из недр, облаков или опресняли морскую. Джамрану давно освоили подобные технологии. А ещё создавали водохранилища внутри полых каменных пирамид с отверстиями. Дожди шли регулярно. Когда хранилища переполнялись, по склонам текли ручьи…
        Женя перевесилась через борт «гондолы». Сейчас они пролетали над заросшей травой пирамидой с куполом наверху.
        - Обсерватория?
        - Нет, генетическая лаборатория…
        Архитектура Серендала заслуживала особой темы на сотню толстых фолиантов. А в нескольких словах - кто, во что горазд… Ева была очарована главной достопримечательностью - арками, всевозможных размеров и конфигураций. Самые высокие дуги терялись в сверкающей выси. Приземистые - связывали соседние пирамиды. «Гондола» только успевала нырять в них и выныривать, расходясь с другими платформами… Широкие или узкие, арки служили в качестве портов, причалов, жилых и административных зданий. Хотя большинство зданий строились в форме подковы, лежащей на земле. Как раз таким оказался дворец опекунского Совета…
        - Прибыли! Прошу на выход, - всё-таки кормчий умел говорить.
        Они причалили к арке. Прошли по дуге, как по мосту, спустились на лифте, и вышли на площадь внутри «подковы». Здание Совета возвышалось над впадиной. Усечённую пирамиду с трёх сторон обрамляли тучи, а далеко внизу накатывался на берег океан… Евгении чудился едва различимый шум. И ничто не могло заглушить отголоска стихии, даже суровые наставления Талеха.
        - Каример Налах А-Джаммар - глава Совета непременно хочет встретиться с нами лично. Подозреваю, что, прежде всего, с тобой. Поэтому, веди себя прилично.
        - Слушаюсь и повинуюсь, мой господин!
        - Не паясничай, - командор поморщился.
        Если честно, нагнал он на Женьку страху. Иронизируя, она пыталась справиться с волнением. Но всё оказалось вовсе не страшно и на удивление приятно. Евгения сразу почувствовала симпатию к Каримеру Налах А-Джаммару.
        Она впервые увидела пожилого джамрану и убедилась, что зрелые джамрану смотрятся привлекательнее, чем молодые. И никаких морщин или отвисших щёк. Лишь тонкие складочки у глаз, когда Каример прищуривался и улыбался. Стареющий джамрану совершенно не похож на стареющего землянина. А ведь, по словам Талеха, ему больше ста лет.
        «Интересно, а сколько самому Талеху?…
        Женя раньше не задавалась этим вопросом. А возраст Каримера угадывался в основном по глазам, достаточно повидавшим за долгие годы жизни… Что это? Генетические модификации или особенности расы… Впрочем, неважно…
        В ответ на добрую улыбку и ласкающий взгляд Женьке захотелось немедленно пройти с Талехом четвёртый этап. И так, чтобы этот поразительный джамрану остался доволен…
        «Опять наваждение или внушение?»
        Евгения тряхнула головой, а Каример тепло улыбнулся в ответ. Почему-то Женя ему всецело доверяла… Тем более странно, учитывая, что он родной дядя Морголины…
        Едва они вошли, он приблизился к ним, шурша по полу длинным одеянием. На груди Каримера поверх свободной накидки поблёскивало ожерелье из квадратных пластин с подвеской из цельного зелёного камня. Глава опекунов поднял руку, унизанную перстнями и провозгласил:
        - С этой минуты объявляю начало третьего этапа брачного ритуала. Будьте терпеливы и добродетельны!
        «Аминь», - захотелось сказать Женьке, так язык чесался. А Талех усмехнулся.
        - Зачем тебе понадобилось наше присутствие? Можно было объявить это и по галанету.
        - Хотел убедиться, что твоя избранница тебе подходит, - честно ответил Каример.
        Жене оставалось только хлопать глазами от такой беспардонности.
        - Убедился?
        - Да! Поздравляю, мой мальчик, и желаю вам счастья. Видишь ли, всегда считал, что Морри тебе не пара.
        - И назначил её опекуншей.
        - Я? Ни в коем случае! Я бы запретил, если бы вовремя узнал. Она подсуетилась в обход меня, через своего покровителя. Он большая шишка в командариуме. Вообще-то, моя племянница собиралась за него замуж, до того, как узнала о Трибунале…
        - Он-то куда смотрел?
        - Он - мудрый джамрану и решил, чем скорее она перебесится, тем раньше вернётся к нему. Тогда он возьмёт её несчастную тёпленькой.
        - Правильная тактика в отношении Морголины… И что ей от меня надо? При таком-то воздыхателе…
        Каример вздохнул.
        - Спроси у неё сам. Морри взбалмошная особа… Опасное качество для джамрану.
        Советник повернулся к Евгении.
        - Я слышал, что вы - ксенопсихолог, вот и займитесь этим.
        - Чем? Перевоспитанием Морри? - уточнила Женька.
        Он кивнул.
        - Поздновато, наверное, но попробуйте.
        - Ага, разбежалась, - нахмурилась она. - Это не только поздно, а ещё и глупо, и бесполезно. Пусть Морголину закалит в дороге суровый космос. В крайнем случае, поможет дрессировка. Но это прерогатива капитана.
        «А что? Откровенность за откровенность!»
        - Талех, ты не прогадал! - рассмеялся Каример. - При таком раскладе, я уже начинаю бояться за Морголину.
        Он тепло улыбнулся Женька.
        - Пройдись-ка, погуляй, осмотри дворец. А мне надо кое-что обсудить с Талехом…
        Надо, так надо.
        И Женя отправилась изучать интерьер. Хотя внутри ничего занимательного не наблюдалось… Как всегда, часы на потолке, абстрактные картинки на стенах и трёхмерно-геометрические излишества, именуемые статуями… Зато приёмную Каримера украшал энергетический камин от пола до потолка и высокое массивное кресло перед ним. Глава сидел в нём, перед их приходом. Однако Женьку не обманывал кажущийся минимализм. Скрытные джамрану любили прятать всё в стенах…
        Пространственным кретинизмом Евгения не страдала, поэтому сразу нашла выход на балкон, опоясывающий по периметру всё здание… Постояла немного на ветру, опершись на перила, наблюдая за полётом диковинных синих птиц и любуясь Серендалом. Где-то внизу плескался затянутый тучами океан. Облака покрывали ступени пушистыми хлопьями, и нижние террасы утопали в белой пене.
        Талех вскоре разыскал её и отвёл к Каримеру. Глава Совета положил руки Женьке на печи и спросил:
        - Хочешь напутствие?
        Она удивилась, но кивнула.
        - Чтобы ни говорил или делал джамрану, не верь ему. При этом не таи зла и не огорчайся. Научись извлекать из этого пользу и удовольствие. Тогда у джамрану не будет власти над тобой.
        Странное какое-то напутствие… Ну да ладно, нам не привыкать.
        - Спасибо, - ответила Евгения.
        Казалось, она обрела в лице главы опекунов неожиданного союзника.
        Ева с Талехом попрощались с Каримером и вышли из дворца.
        - Приятный человек, - заметила Женька. - Не ожидала. Хотелось бы с ним ещё пообщаться.
        - Он тебе понравился? - улыбнулся Талех.
        - Да, я ему вдруг поверила.
        Командор расхохотался.
        - Ох, и опять ты ничего не поняла. Работа у него такая - вызывать симпатию и доверие. Слышала напутствие? Должна ведь понять. Он тебя проверял.
        - И каков результат?
        - Ты прошла проверку, если заполучила пожелание напоследок.
        - Это хорошо?
        - Да. Потому что теперь он заинтересован в нас.
        - В смысле? - Женька остановилась и уставилась на Талеха.
        - Первый в галактике брак джамрану и землянки. Единственный за всю историю! Да Каример, как выпроводил нас, побежал строчить научную работу. Интересно же проследить, как всё будет происходить и чем закончится.
        - Настоящий джамрану! - фыркнула Ева. - Экспериментатор, мать его. Так он и диссертацию защитит благодаря нам… Ему и правда сто двадцать лет?
        - Конечно.
        - Он не выглядит таким древним. Генная инженерия?
        - И да, и нет. Джамрану в среднем живут по сто пятьдесят лет, долгожители - до двухсот, а стареть начинают за сорок дней до смерти. Так и узнают, что пришло время уходить и начинают готовиться… Двойное наследие джаммов и руннэ…
        - А сколько…
        - Ева, - Талех предупредил следующий вопрос. - Я ненамного старше тебя, даже по земным меркам, а с Рокеном вы почти ровесники. Хотя, возможно, выглядит он чересчур молодо…
        Платформа с кормчим без руля и весла ждала их на прежнем месте. Прежде чем вернуться на корабль, Талех решил показать Жене весь Серендал. Тем более часть команды находилась до вечера в увольнении. Отбывали ночью по Серендалскому времени. До этого они собирались немного побыть вдвоём. Третий этап - интимного общения между ними не исключал. Главное, чтобы не происходило обмена. И Талеху нравилось следить за реакцией Женьки на Серендал.
        - Прямо не знаю, - восторгалась Женя, - кто мне нравится больше - ты или Серендал!
        - Ну-ну-ну! - шутливо пригрозил Талех.
        - Да-да! Он стоит того, чтобы выйти за тебя замуж!.. А на других планетах Шедара есть жизнь?
        - Разумеется. Но они не так красивы, как Серендал.
        - Тогда пообещай, что мы проведём здесь медовый месяц.
        - Что проведём?
        - То есть, побудем наедине после четвёртого этапа, - перевела Женя, - как можно дольше и чаще.
        - Погрузимся в генелетас, что ли? - переспросил Талех.
        - А это ещё что за зверь?
        - Это не зверь, а усиленный обмен генами после долгого воздержания. Взаимное изучение ДНК на глубинно-чувственном уровне.
        «Как бы это не называлось, а суть одна», - сделала вывод Евгения, а вслух сказала:
        - Оно самое. Его я и хотела предложить.
        - Как пожелаешь, - ответил Талех, но отчего-то без энтузиазма.
        Женя нахмурилась.
        - В нашем случае будут определённые сложности, - пояснил он.
        - Какие?
        - Генелетас совершается под музыку… А ты знаешь, от неё я схожу с ума… Командор помрачнел.
        - Обойдёмся без музыки, - поспешно согласилась Женя.
        - Я попробую, - пообещал Талех.
        Это прозвучало так чувственно, что её опасения мигом развеялись.
        Потом Талех повёл Евгению ужинать в тихое уютное местечко с минимальными генетическими сюрпризами в меню. Ужин прошёл без катастроф, благодаря заранее принятым антигенам. Официанты и посетители, тайком наблюдавшие за поведением землянки, были жестоко разочарованы.
        Глава 30
        Ним и другие неожиданности
        После ужина они отправились в командариум Серендала, чтобы забрать оттуда второго пилота. При виде этого чуда Женька оторопела…
        Второй пилот - совсем юная с виду, хрупкая девушка. Комбинезон болтался на ней мешком, коротко стриженые волосы топорщились в разные стороны, а шею и кисти рук покрывал татуаж. Довершал это зрелище пирсинг во всех мыслимых (и наверняка в немыслимых) местах. По три металлических скобки в каждом ухе. Колечко с бусиной в нижней губе. И мигающие микроиндикаторы в висках…
        Девушка забралась на подоконник в холле, и разлеглась во весь свой небольшой рост, упершись в простенок ногами в ботинках на тракторной подошве. Она слушала какую-то скрежещущую музыку через динамик коммаплейера и смачно жевала… Жвачку!? Что в корне противоречило манерам джамрану. Рядышком на полу валялось замызганное подобие торбочки - а ля рюкзачка. При виде командора девчонка вскочила, но вовсе не затем, чтобы отдать честь…
        - А! Бравый капитан Талех А-Джаммар! Где ты шлялся, гатракскую мать! Я парюсь тут с самого утра.
        И нарочито засунула руки вместе с плейером в карманы, чавкая жвачкой.
        Женьку чуть кондрат не хватил. Лучше бы эта девушка помолчала. А то ещё долго вторым пилотом лететь. Талех отреагировал на удивление спокойно.
        - Ничего, я ждал и дольше. Руки из карманов вынь, оторва! И обратись по уставу.
        Даже Евгения невольно вздрогнула…
        «Ничего себе обращеньице!»
        Девчонка усмехнулась, вытянулась по стойке смирно и отчеканила:
        - Старлетт Ним прибыла для прохождения службы на звездолёте Рэпсид Двидхад в должности второго пилота!
        Талех поморщился.
        - Что ещё за Ним? Или ты так долго путалась с линдри, что забыла своё имя и генометрику?
        - Меня зовут Ним! - вскипела девчонка.
        Зря это она, зря…
        - Доложи по всей форме, - ледяным тоном повторил капитан.
        Ним засопела, но пререкаться не стала.
        - Старлетт Нимрадилль Лиар прибыла для прохождения службы на звездолёте Рэпсид Двидхад в должности второго пилота!
        И отдала честь, как положено. Талех ответил.
        Женька пребывала в полной растерянности.
        Нимрадилль? Это имя или диагноз? Немудрено, что девчонка норовила его сократить. Евгения заметила и отсутствие принадлежности О-Руджанн. Значит ли это…
        - Вольно! - разрешил капитан.
        Ним тотчас сунула руки в карманы, выставила ногу и выдула огромный пузырь жвачки.
        «Чпок!» - лопнул пузырь, заклеив ей нос, подбородок и часть щеки.
        - Это ещё что? - брезгливо скривился Талех.
        - Жвачка, - невозмутимо ответила Ним, соскребая розовую массу от лица. - Милый земной обычай.
        - Сейчас же убери эту гадость. Если пронесёшь её на звездолёт…
        - Ещё чего! - запротестовала Ним. - Я заплатила за неё пятьсот гала-кредов. Это же раритет! Клубничная, десять блоков.
        - Или я, - ровно продолжал Талех, - живо напомню тебе о милом джамранском обычае, который называется порка.
        Ним сжала губы и с остервенением вытряхнула из торбочки на подоконник уйму разноцветных упаковок… Как там ещё остальные вещи помещались?… Демонстративно сгребла в кучу и выбросила всё это в урну, включая и то, что было во рту.
        - Так-то лучше, - кивнул Талех.
        Ним шмыгнула носом.
        - Чем мне теперь зубы чистить?
        - Уверен, на корабле найдётся достаточно биокапп, - непреклонно ответил капитан. - И ещё. Зайдёшь в медотсек и снимешь все свои украшения. На «звёздном драконе» пилоту ни к чему имплантаты.
        Выходит, Женя приняла за украшения импланты…
        - Зачем? - удивилась Ним. - Мне они жить не мешают. Когда-нибудь я вернусь на корабль линдри. И снова вживлять?
        - Во-первых, ты туда не вернёшься, - безапелляционно заявил Талех. - А, во-вторых, это приказ. Отставить неповиновение, младший офицер.
        Нимрадилль насупилась.
        - Как хорошо было с линдри. Им плевать какой длины у меня имя. Да хоть каждый день новое!
        Талех покачал головой.
        - Тебе придётся измениться, если хочешь выжить в джамранском обществе.
        - А я не собираюсь жить в вашем обществе!
        - Придётся, - твёрдо сказал капитан. - Иначе… Сама понимаешь. Больше тянуть нельзя, тебе необходимо пройти инициацию… А теперь, вперёд, марш. К модулю, офицеры.
        Что-то Женьке это совсем не нравилось. Уже в модуле, когда Ним сидела через ряд и проход от них, она потихоньку обратилась к Талеху:
        - Что не так со вторым пилотом?
        - Она моя родственница.
        - О да, это серьёзная проблема, - заметила Женя. - Просто убийственная.
        - Ты не понимаешь. Она - правонарушительница. На правах родственника я вынужден стать её наставником. Ним - дрянная девчонка и не раз нарывалась. На её счету столько наказаний, что тебе и не снилось.
        - Поэтому ты берёшь её с собой?
        - Не только. Она - мерзавка, но пилотирует божественно. Что есть, то есть.
        - Вот как… Она твоя племянница или двоюродная сестра?
        - Ни то, ни другое. Мои родные сёстры слишком молоды, чтобы иметь таких взрослых дочерей. А… В общем… Это не переводится с джамранского… Она мне родня по материнской линии или рунарин - дочь дочери двоюродной сестры матери. Нимрадилль сирота, а я - самый ближайший родственник мужчина. Другие погибли в той же колонии, что и семья Рокена.
        - А почему твоя мама не может наставить её на путь истинный?
        - Женщинам не поручают такие дела. У них и без того много забот.
        - А пока ты в отъезде, нельзя сделать исключение?
        Талех озадаченно покосился на Евгению.
        - Я не враг своей матери. Девчонка не будет её слушать, а попросту сбежит. Нимрадилль обвиняют в воровстве, мелком хулиганстве, генетическом терроре. Три цикла назад её отправили в военную спецшколу на исправление. Цикл назад она удрала оттуда и скиталась по галактике в плохой компании линдри и землян. Те многому её научили. Девчонка стала абсолютно неуправляемой. Тогда я разыскал её и взял на поруки.
        - Талех, ты влип.
        - Знаю. Есть кое-что и похуже. Она… - командор подбирал слова. - Ей уже двадцать шесть циклов, а она ни разу не совершала обмена. Ним сопротивляется природе джамрану.
        - Да, я заметила, что у неё нет этой, как её… Половой принадлежности…
        - Генетической, - поправил Талех.
        - А такое бывает?
        - Иногда. Помнишь, я рассказывал тебе о непокорных джамрану?
        - Угу.
        - Это плохо для генетического здоровья. У Ним случаются приступы джаммагении. Хотя она частенько меняла внешность или баловалась геннодопингом, этого недостаточно. ДНК руннэ распадается. Поэтому, на корабле Нимрадилль ожидает мэтр обольщения.
        Женька едва не поперхнулась собственным дыханием.
        - И кто он?
        Где-то в душе зашевелилась догадка.
        - Сандер Кафат А-Джаммар.
        Подспудно Евгения догадывалась… Кто бы мог подумать?! Какая разносторонняя личность! И когда лекции успевает читать? Наверное, по проблемам генетического обмена у джамрану. Вот профессия у мужика, так профессия. Закачаешься!..
        На борту корабля Талех распорядился:
        - Сбор через час - в кают-компании. Полагаю, этого хватит, чтобы избавиться от имплантатов и переодеться. Форма в каюте, старлетт Нимрадилль. Дорогу найдёте.
        Евгения быстренько направилась в каюту, надеясь, что «приглашение» вкают-компанию на ксенопсихологов не распространяется и, рассчитывая пораньше лечь спать.
        - Вас это тоже касается, лейтенант, - ударил в спину голос капитана. - Я жду ваш рапорт о начале полёта и готовности рабочего места.
        «О, не-ет…».
        - Зато сегодня я высплюсь, - мстительно прошипела она, проходя мимо Талеха.
        Он лишь усмехнулся.
        «Диктатор!» - ругалась Женька, топая через час с планшетом под мышкой к месту сбора. - Изверг!»
        Она вышла пораньше, поэтому не пропустила явление Нимрадилль перед командой. Второй пилот чуть припоздала, зато надела мундир, сшитый точно по размеру. Выяснилось, что у неё довольно симпатичная фигурка, а особенности кроя скрыли излишнюю худобу. При этом избавиться от имплантатов Ним так и не удосужилась.
        Все старшие и младшие офицеры, включая первого пилота, и учёные к тому моменту уже собрались. Даже Рокен тихонечко сидел в уголке, корпя над недоделанным рапортом. Нимрадилль только вошла, как появился Талех и потребовал от неё отрекомендоваться по форме.
        «Тиран», - утвердилась в своём мнении Женька, пробираясь к Рокену и усаживаясь рядом с ним. Она тоже недооформила рапорт и надеялась на его помощь. На звездолётах рапорты писали не так, как отчёты на станциях.
        - Дай списать, - шёпотом попросила она.
        Он кивнул и молча перебросил ей на планшет схему рапорта.
        - Младший офицер Нимрадилль Лиар готова к несению службы! - отбарабанила бледная от злости девушка.
        Едва услышав это, джамрану-мужчины многозначительно переглянулись. Раздались шепотки. На лицах заиграли лукавые улыбки. Однако Рокен вёл себя отстранённо и несколько странно. Он на мгновение поднял голову от планшетки, мельком взглянул и снова уткнулся в рапорт. Видимо, долг перед кораблём и капитаном оказался сильнее основного инстинкта. Или дело в другом?
        Ним вспыхнула, окинула всех потемневшим от злости взглядом и выкрикнула:
        - Чего вылупились?! Я скорее выпрыгну в шлюз, чем кто-то из вас станет моим сё-мерех. Идите вы все…
        - Отставить! - приказал капитан. - Ведите себя прилично, офицеры.
        Все резко умокли и состряпали серьёзные мины.
        - Кто такой сё-мерех? - шёпотом поинтересовалась Евгения у Рокена.
        - Первый генетический партнёр, - тихо ответил тот.
        - А ты, - Талех повернулся к Нимрадилль, - не провоцируй экипаж. Ты только что бросила им вызов.
        - Слушаюсь, капитан, - мрачно пробубнила девушка, свирепо зыркнула на офицеров и угрожающе прошипела:
        - А вам, штабные крысы, лучше называть меня Ним…
        Женя только сейчас заметила, какие у неё фиалковые глазищи. Из-за мундира, что ли…
        - Почему имплантаты до сих пор не удалены? - потребовал отчёта Талех.
        - Я не знаю, где медотсек, - нагло солгала Нимрадилль.
        - У вас было достаточно времени, чтобы изучить план корабля, - заметил капитан. - А если не хватило ума, вас кто-нибудь проводит. Думаю, не без удовольствия… Пока я проверяю рапорты… Итак, господа офицеры… Кто?
        - Я! - шустро вызвался Борек.
        - Разрешите я! Я! И я! - последовал дружный хор голосов.
        Лишь Рокен молчал. Более того, постарался сделаться незаметным и совсем спрятался за планшетом. Ястребиный взор капитана, шарящий по кают-компании, неумолимо настиг его.
        - Рокен!
        - А что я… - начал парень.
        - Это приказ.
        - Есть, капитан, - вздохнул он, бросая кислый взгляд на Нимрадилль, и пробубнил. - Навязалась на мою голову.
        И это Рокен, который ни одной юбки не пропустит!? Да ещё такой лакомый плацдарм для соблазнения?… Женя задумалась.
        - Пойдём, - буркнул Рокен, по пути отдавая капитану недописанный рапорт. - Всё равно я собирался пройти медосмотр.
        Жене показалось, или в глазах второго пилота мелькнул неподдельный интерес к Рокену.
        Выходя из кают-компании, они едва не столкнулись с Сандером. Мэтр обольщения вскинул брови и проводил девушку оценивающим взглядом… Только что руки не потирал в предвкушении.
        «Никогда мне не понять нравов джамрану. Какое уж тут удовольствие?» - уныло размышляла Ева, вспоминая напутствие Каримера.
        Сандер обратился к капитану и доложил, что Морголина на борту. Он сам проводил опекуншу и все её тридцать три баула до каюты. По словам Сандера, Морри так затарилась, будто хотела увезти с собой весь Серендал.
        - Я получил уведомление от главы Совета, - сообщил опекун. - Третий этап начался сегодня. Поздравляю вас! И… Удачи!
        «Гадкий циник и лицемер, - огорчённо думала Женя, ловя на себе любопытные взгляды команды. - Ну вот, теперь и они в курсе. Какое-никакое, а развлечение, пощекотать нервы. Стоит капитану отвернуться…».
        Сандер одарил её широкой улыбкой и удалился. Женькин рапорт так и застопорился на половине. Она махнула рукой и сдала его, как есть, Талеху, рассчитывая на милость…
        - По местам! - скомандовал капитан, и кают-компания опустела. Это означало, что психологу можно теперь пойти к себе и поспать.
        А сна ни в одном глазу… Евгения поднялась на обзорную палубу и смотрела как в космической дали теряется Серендал, а постепенно и вся Шедарская система… Шедар… Жёлто-оранжевое пятно со сверкающим ядром и крест-накрест расходящимися лучами…
        Она проводила его печальным взглядом, постепенно осознавая, что под толстым слоем повседневных забот, отношений, проблем на работе кроется тоска. Тщательно утрамбованная и затолканная в глубину сознания мысль о доме и… Об Андрее! Почему его нет рядом?! Как хочется, чтобы он был здесь и открывал вселенную вместе с ней…
        С одной стороны, она знала, что с ним всё хорошо - у сына есть отец и мать - другая Женька. Та, что вернулась в своё время… А, с другой стороны, её собственные чувства требовали выхода.
        «Дурацкий телепортатор с темпомодулятором!.. Как же, временной парадокс!»
        Не очень-то Женя этому верила. Её мучили подозрения. Дмерхи это подстроили… Почему? А если подумать, сторон было три или четыре… Живя в прошлом, смогла бы она забыть будущее и Талеха, при условии, что её не лишили памяти. Или… Ничего бы не помнила, а командор являлся к ней во сне по ночам, преодолевая время и пространство. Всю жизнь испытывать безотчётную тоску по несбывшемуся? Выше её сил…А вдруг она только копия настоящей себя?
        Женя содрогнулась от такого предположения.
        - Горюешь?
        Талех неслышно приблизился к ней
        - Жаль оставлять такую красоту.
        - Не переживай, ещё налюбуешься. Мы будем пролетать мимо таких диковин…
        - Прекрасней, чем звёзды Кассиопеи или Ардиума?
        - Иные - во стократ, - улыбнулся капитан. - На Последнем рубеже окажемся лишь через две недели. Я велел пилотам не спешить. Учёные просили дать им возможность изучить по пути некоторые космические объекты. И неизвестно, что ждёт нас за пределами галактики…
        - Что бы это ни было, - отозвалась Женя. - Всё для меня в диковинку. Хоть я и побывала кое-где…
        - Поверь, этого слишком мало… Тебе пора спать.
        Евгения с ним согласилась. Он проводил её до каюты и легонько поцеловал в макушку.
        - Завтра не обязательно рано вставать, - разрешил капитан. - Спокойной ночи…
        «Что ж, надо мыслить позитивно, - рассуждала Женя, хорошенько блокируя дверь изнутри. - Пора настраиваться на приключения. Это так здорово! Лететь на звездолёте в неизвестность… Исследовать космос… Интересно, а каково это нести с капитаном вахту?… Всё у нас ещё впереди!
        Глава 31
        Уроки джамранского
        Сегодня Морголина наконец-то познакомилась с Бобом. Опекунша визжала как резаная, так, что сбежалась половина команды. А виновник её испуга скромненько переминался в сторонке и вежливо скалился. То есть, настоящей злоумышленницей была Женька. Она как раз направлялась в каюту Сандера на первый урок джамранского языка и как бы невзначай прихватила с собой Боббэрота…
        Ну ладно, она коварно рассчитала, что в это время Морри окажется на их пути в районе пассажирской палубы. Какой-то чёрт, наверное джамранский, дёрнул Евгению за волосы или за ногу. Страсть как хотелось посмотреть на реакцию опекунши. Реакция превзошла все ожидания.
        Первым на истеричные вопли Морголины выглянул из своей каюты Сандер. Пока он любовался, подоспел офицер безопасности. Вскоре подтянулись учёные и техники, работавшие неподалёку и, не разобравшись, устроили галдёж. Не зная, как квалифицировать беспорядок, офицер вызвал медиков с успокоительным и попросил Женьку увести гатраноида подальше. Евгения перехватила поудобней электронный планшет и кое-как затолкала недоумевающего Боба в каюту к Сандеру. Вынудив того посторониться.
        - Это называется подальше?! - возмутился опекун.
        - А куда ещё? - невинно спросила Женя. - По приказу капитана телохранитель обязан сопровождать меня везде… За дверью его теперь оставлять нельзя…
        Сандер недоверчиво покосился на Боба.
        Допустим, насчёт приказа она приврала. И что? Если не верит, пусть идёт и сам выясняет.
        - Ты не предупредил Морголину о гатраноиде?
        - А зачем? Хотел послушать, как она орёт.
        - Добрые вы, однако, джамрану, - усмехнулась Ева, втайне обрадовавшись, что их с Сандером установки совпадают. Опекун против опекунши! Что может быть приятнее?
        Сандер продолжал стоять и выразительно смотреть на Женю, наклонив голову к плечу.
        - Я пришла, - робко напомнила будущая ученица, - заниматься.
        - Вижу, - ответил он, не двигаясь с места.
        Женька непонимающе вскинула брови.
        - В чём дело?
        - А ты как думаешь? - он кивнул на Боба, перегородившего выход подобно игольчатому шкафу. - Присутствие горы мускулов и каскада игл сбивает меня с толку.
        - Всё ещё боишься? - зловредно поинтересовалась Женя.
        - Нет, - усмехнулся Сандер. - Но в его присутствии будет сложно с тобой заниматься.
        Да-а, не похоже, чтобы он боялся.
        - Чем таким ты собрался здесь заниматься? - проворчала Евгения.
        - Обучать тебя языку. А для этого нужна приватная обстановка… Уроки будут, мягко говоря, нестандартными. Вдруг, это спровоцирует телохранителя на агрессию?
        Женька насторожилась.
        - И ты думаешь, что после такого откровения я отправлю Боба погулять? Не надейся.
        - Это всего лишь уроки, - вздохнул Сандер. - Возможна наглядная демонстрация. Я не знаю, как на это отреагирует гатраноид.
        Евгения совсем растерялась.
        «Что делать? Позвонить Талеху? Или поверить опекуну на слово?»
        Она вздохнула.
        - Ладно… Боб!
        - Да, Ева Талехи?
        - Иди, погуляй. Сходи на камбуз и поешь клубничного десерта. Хорошо?
        Боб с улыбкой закивал и потопал в коридор.
        - Погоди! - Женя решила напоследок подстраховаться. - Держи коммуникатор включённым, и будь готов примчаться по моему зову. Ясно?
        Боб красноречиво дотронулся до браслета и отправился есть десерт. Переборки за ним закрылись, и Женя вопросительно повернулась к Сандеру. Он насмешливо следил за ними и заметил с лёгким оттенком иронии:
        - Не очень-то умный, как я погляжу, этот телохранитель.
        - Зато, страшный, - Евгения скорчила зверскую гримасу.
        - Приступим, - буднично произнес Сандер. - Садись.
        И указал на диван. Женя неловко села, положив на колени планшет, а её учитель и опекун устроился в кресле напротив.
        - Можешь пока убрать, - указал он на планшет. - Это тебе сегодня не понадобится.
        Евгения отложила планшетку в сторону и пристроила на коленях руки, нервно теребя форменные штаны. Что не ускользнуло от Сандера.
        - Расслабься, - усмехнулся опекун и промурлыкал:
        - Неужели я такой страшный?
        Это он мстил ей за Боббэрота.
        - Нет, не ты - ответила Женя, честно глядя в зелёные колдовские глаза. - Джамранский язык.
        - Здесь ты права, - неожиданно рассмеялся он. - Итак… Готова?
        Она кивнула.
        - Для начала съешь пилюлю. Чтобы блокировать геном сыворотки перевода.
        Сандер взял со столика коробочку, открыл и вытащил белую таблетку.
        - Вот.
        Женя нерешительно понюхала… Без запаха… Повертела в пальцах, положила на ладонь и принялась с пристрастием изучать.
        - Микроскоп дать? - осведомился Сандер.
        - Не-а, и так сойдёт… Лучше запить дай.
        - Зачем? Она не горькая. На вкус как витамины… Но, если хочешь…
        - Ой, нет! - спохватилась Женька. - Не надо воды!
        «Кто знает, что он туда подмешивает».
        - Как скажешь, - Сандер усмехнулся, словно прочитал её мысли.
        - А, совсем забыла! С утра я приняла универсальный антиген, - предупредила она. - Это не помешает?
        - Блокирующий препарат из разряда нейтральных антигенов. Они не взаимодействуют с антигенами защиты - ни положительно, ни отрицательно. Глотай смело.
        Что ж, ничего не оставалось. Не желая выглядеть трусихой и параноиком, Евгения разжевала таблетку… Точно! Аскорбинка с апельсиновым вкусом.
        - Когда подействует?
        - Через минуту. Засекай время.
        - Уже.
        - Сначала небольшое вступление.
        - Я вся внимание.
        - Надеюсь, - кивнул Сандер, делая свирепое лицо. - С нерадивыми учениками я поступаю сурово.
        - Это угроза? Или как?
        - Предварительный инструктаж… Итак. Прежде всего, мы займёмся устной речью - пониманием и говорением, а не чтением или письмом. А там посмотрим.
        - Почему?
        - Так гораздо рациональней. Для прохождения третьего ритуала тебе всего-то нужно понимать и отвечать. Хотя, если ты собираешься поступать на лингвистический факультет в джамранский университет или написать роман на джамранском… Тогда…
        - Нет, - поспешно заверила Женя. - РНК-сыворотка очень полезное изобретение. Не пропадать же добру.
        - Вот, и я о том же. Значит, начнём с активного слушанья, а затем притупим к говорению. Ради этого ни к чему зубрить буквы и звуки. Начальная методика предполагает чувственно-образную оценку звучания, синтез понятий и синхронное повторение. Устраивает?
        Женя кивнула.
        - Я в этом не разбираюсь. Главное, чтоб лучше усваивалось и проще.
        - Тогда начнём. Обратимся к азам. Современный джамранский язык существует в двух вариантах - полном и укороченном или сокращённом. Мы возьмём укороченную версию.
        Евгения нахмурилась.
        - Думаешь, я не в состоянии усвоить полную?
        Она хорохорилась больше для блезира. Интуитивно понимая, что укороченный вариант - то, что нужно, с её-то «выдающимися» лингвистическими способностями.
        - Нет, - удивлённо возразил Сандер. - Я так не думаю. Просто в устной речи все пользуются укороченной версией. А полный вариант - это литературный и официальный письменный язык. В частной переписке его тоже давно не используют, а также в развлекательной и экспортной литературе. Реже - в поэзии, но смотря в какой. Если в элитной, то всегда. Кроме того, артикуляционный аппарат землянина не приспособлен к некоторым звукам полной речи… Приведу пример, чтобы ты поняла…
        Тут до Евгении дошло, что они говорят уже больше минуты. Она посмотрела на часы, встроенные в коммуникатор… И подозрительно заметила:
        - Таблетка начала действовать. Почему я тебя всё ещё понимаю?
        Сандер расхохотался.
        - Бедная землянка! Так привыкла общаться под действием РНК-сыворотки, что уже не воспринимаешь собственную речь?!
        Женя открыла было рот от безмерного изумления и сразу захлопнула.
        - Ты говоришь по-русски?
        - А как же. В совершенстве! Потому меня и направили к вам в качестве опекуна и заодно как преподавателя джамранского. Я отлично владею ещё пятью земными языками. Семью джамранскими наречиями и пятнадцатью диалектами. Двумя шакренскими…
        - Хватит-хватит! - перебила Женя, страдая белой завистью. - Теперь ясно, для чего джамрану придумали сыворотку перевода. Запутались в собственных диалектах… И почему ты такой умный и всезнающий?
        Сандер удивился.
        - А каким, по-твоему, должен быть профессор, преподаватель лингвистического анализа и синтеза в Центральном Рахторском университете? Дилетантом и недоучкой?
        - Гм… А я-то думала, ты преподаёшь теорию и практику соблазнения по-джамрански, - это была шпилька с тонким намёком на толстые обстоятельства.
        Он усмехнулся.
        - Запомни, Ева. Брачный опекун и мэтр обольщения - это не профессии, а социальная повинность. Для меня лично - это способ отвлечься от науки, лекций и экзаменов. Своего рода отдых и развлечение. А в вашем случае, возможность повидать новые галактики. Это Талех здорово придумал.
        Женя сконфузилась. Слегка.
        - Мы отвлеклись, - напомнил он. - Раз таблетка начала действовать, значит, ты в состоянии ощутить прелести джамранского языка со всеми вытекающими последствиями.
        Фраза о последствиях, произнесённая довольно каверзным тоном, Евгению встревожила.
        - Вернёмся к примерам. Сейчас я продемонстрирую, чтобы ты поняла. Название этого корабля в укороченном варианте звучит как «Рэпсид Двидхад». Полностью - «Рэп-поуз сидар дарвес двидар дханнад хаддар идх». Чувствуешь разницу?
        - Ага…
        Женя вслушивалась как зачарованная. Под действием генома-переводчика сглаживались многие нюансы. Произношение, акцент и прочие особенности отчётливо не воспринимались… Теперь же она наслаждалась звучанием… Как музыкой… Рок! Это же фонетический рок! Вот, где истоки пристрастия джамрану именно к этому стилю… Или её земное ухо так реагировало?
        - Ева!?
        - Что?
        - Ты меня слушаешь? - Сандер напряжённо смотрел на неё.
        - Да… - Женька ответила взглядом полным благоговения, готовая выучить сейчас всё, что угодно. - Сандер… Кажется, я передумала.
        - Насчёт чего? - переспросил он.
        - Я хочу поступить на лингвистический факультет…
        Он усмехнулся.
        - Урок первый. Джамранская поэзия. Лучше всего тренироваться на ритмике стиха. Джамранский язык вообще очень ритмичный…
        Да-рум радвихад хжареа сэнари
        Сэзваро дарум ведахж тару-нар
        Радвахо зхарим сидархи хиштари
        Меджанн-о эт-жанди салехж аджанар…
        Напевно произнёс он… И комната поплыла, качаясь перед глазами. Женя представила, как это говорит Талех и улетела в мир грёз… Как-то не вовремя… Она слушала и внимала… Уже не капитан в её мыслях, а Сандер… Перед глазами возникли образы… Река? Нет, озеро. Лотосы… Медленно скользит лодка…
        - Мерхат-а эт-жанди ведаж-х амерран…
        Обволакивал чарующий голос… Она теперь в лодке. Озеро искрится под солнцем. Женя перевесилась за борт и зачерпнула ладонью воды, глядя на мужчину… Он плавно скользил по воде вёслами, едва касаясь озёрной глади… Улыбался, а его зелёные глаза смеялись… Захотелось поцеловать и почувствовать на губах его гены… Она вытащила руку из озера и приложила к разгорячённой щеке… Бррр! Мокро и холодно…
        Евгения очнулась внезапно. От того, что Сандер брызгал ей в лицо водой и смеялся.
        - Что это было? - хрипло спросила она, стряхивая оцепенение.
        - Урок номер два, - весело сказал он, протягивая ей салфетку и усаживаясь обратно в кресло.
        - Не позволяй незнакомому джамрану читать тебе стихи.
        - Почему? - ошалело спросила Женька, всё ещё под властью странных чар.
        - А разве ты это на себе не прочувствовала?
        Она тряхнула головой.
        - Это поэзия так действует?! А не какая-нибудь пакость, которой была пропитана таблетка.
        Опекун улыбнулся.
        - У меня возникало искушение, но я заботился о чистоте эксперимента. Хотел преподать урок по всем правилам. Ради твоего же блага. Чтобы ты поняла…
        - Стихи о лодке на озере?
        Он кивнул.
        - Вроде того.
        - А ещё о чём?
        Она подозрительно сощурилась.
        - О вечном желании… Это ещё очень мягко, на самом деле. Бывает куда жёстче. Джамранская поэзия в иных устах способна заставить человека желать смерти или довериться врагу, отдаться, открыть свои тайны… Жаждать любви или власти. Я показал тебе лишь самую малость. Сколько позволено. Чуть приоткрыл дверь в наш мир.
        - С меня вполне хватит, - буркнула Женя. - Сначала музыка… Потом - это. Какие всё-таки джамрану извращенцы!
        - Почему? - удивился Сандер. - У землян ведь есть музыка и поэзия.
        - В нашем мире - это искусство! - воскликнула Женя. - Призванное радовать, вдохновлять, чувствовать острее, совершать подвиги, любить, сострадать… А у вас что?
        - По большому счёту тоже, - серьёзно ответил Сандер.
        - Ага. Только через…
        - Только воздействие происходит на генетическом уровне. Сильнее, глубже. Вызывает яркие образы. Гораздо ярче, чем у вас. Это оружие, инструмент обольщения… Я научу тебя противостоять или оборачивать его в свою пользу… Думаю, стоит тебя предупредить.
        - О чём? - забеспокоилась Ева.
        - В процессе брачной церемонии Талех будет читать тебе стихи. Ты должна понимать их и отвечать надлежащим образом…
        - Ещё и разговаривать во время этого?! - Женя была в шоке.
        - Конечно, - ответил Сандер. - Как только начнёшь понимать по-джамрански, приступайте к тренировкам. Без обмена, разумеется.
        - Зачем?
        - Чтобы пройти четвёртый этап.
        - Безумие, - Евгения покачала головой. - Оружие, инструмент… Поэзия и музыка призваны нести свет и добро.
        - Это ещё что! - усмехнулся Сандер. - Пение асаро взрывало мозг. Буквально.
        - С ума сойти, - прошептала Женька.
        - И сминало в лепёшку корабли.
        - Теперь я понимаю страх реформистов…
        - Очень хорошо. Это уже что-то.
        - А как же джамранские рок-концерты? Никто ведь не лупит по голове соседа и…
        Здесь она вспомнила, что порой творилось в альковах, и смутилась.
        Опекун снисходительно улыбнулся.
        - Полагаю, рок-группы, игра на публику - всего лишь дань галактической моде. Приятное времяпрепровождение. И серьёзной угрозы не представляет.
        - А живопись? Картинки на стенах. Только не говори, что это…
        - Информация, переданная посредством символов. Джамранская история и наука. Генетически регистрируется мозговыми волнами. Землянину или шакрену эти абстракции не скажут ничего, а джамрану узнает всё, глядя на них. Но они абсолютно безвредны, в отличие от стихов. Стихи влияют на разум и воздействуют на ДНК-коды. Иногда, это опасно… Не в случае брачного ритуала. Хотя, тебя ждёт своеобразная дуэль с Талехом - физическая, генетическая и поэтическая. Вы будете доказывать, что подходите друг другу.
        «Ой, мамочки! Куда ж я попала!? Бежать! Быстро! И подальше… Или шантажом заставить дмерхов спрятать меня в другой эпохе…».
        - Давай-ка продолжим урок, - вернул её к реальности Сандер. - Стихов на первый раз достаточно. Перейдём к прозе. Действие препарата закончится через сорок минут.
        Оставшееся время Сандер проговаривал и переводил целые фразы, а Женя повторяла. Дальше он требовал, чтобы она переводила самостоятельно. Если ошибалась, воспроизводил синхронно с ней, чтобы их речь звучала в унисон. Так или иначе, методика работала. К концу занятия, Ева вполне сносно ориентировалась в незнакомых созвучиях и даже кое-что переводила без подсказки. Сандер записал для неё слова и фразы с переводом на коммаплейер, выдал упаковку таблеток и велел слушать упражнения перед сном.
        Урок закончился. Евгения и не заметила, как. Так очаровал её джамранский.
        - Зови своего телохранителя, - разрешил Сандер. - А мне пора выполнять и другие обязанности.
        Женя мигом сообразила, какие и не стала расспрашивать. Теперь очередь Ним испытать на себе поэзию Сандера… Бедняжка… И Евгения по-быстрому улизнула, чтобы не попасть под раздачу.
        Тем же вечером, весело насвистывая и мысленно повторяя наиболее звучные фразы на джамранском, Женя пробегала мимо каюты капитана… С тайным умыслом, разумеется… И внезапно оттуда, как снаряд из пушки, вылетела Морголина. Пунцово-лиловая от злости… Следом неторопливо вышел Талех в облике гатрака и небрежно прислонился к переборке.
        - Ты-ы!!! - истерично вопила Морри. - Извращенец!
        «Тоже мне! Америку открыла».
        - А на что ты рассчитывала? - пожал плечами капитан. - Больше не хочешь меня? Морголина, я ведь предупреждал. Запрещённые приёмы не помогут. Этим меня не возьмёшь. Я установил себе генетическую защиту с проявителем, и она автоматически запустилась. Мой организм так отреагировал на твои генокоды, активировав ДНК гатрака… Куда же ты бежишь теперь? Я и в таком виде могу тебя… И даже очень…
        Последние слова командор произнёс с откровенной издёвкой. Морри тяжело дышала, со свистом пропуская воздух сквозь зубы. Талех смеялся… И тут они дружно заметили обалдевшую Женьку. От шока землянка даже не сообразила вовремя скрыться.
        - А, Ева, - приветливо улыбнулся Талех. - Зайдёшь? У меня есть пара свободных часов. Чайку попьём. Тебя ведь не смущает мой вид?
        - Н-не…
        - Как продвигаются твои занятия с Сандером?
        - П-прекрасно, - ответила Женя, потихоньку начиная давиться от смеха.
        - Так чайку? Я отправлю Дагена за пирожными, - капитан включил коммуникатор.
        - Чайку…
        Евгения кивнула и прошла за ним в каюту. Талех переговорил с младшим офицером, распорядился насчёт сладостей и обернулся к совсем поникшей Морголине.
        - Не составишь компанию?
        Морри отчаянно замотала головой. А лицо её из лилового стало желтоватым в крапинку, почти как у маркафи. Наверное, она себя ещё в зеркало не видела. А то бы и не так орала…
        - Да ладно тебе! Это же смешно.
        Она ничего не ответила, развернулась и ушла. А вскоре по коридору уже мчался Даген с кремовыми пирожными и фруктовыми десертами.
        После беседы и чаепития с капитаном Женя направилась в корабельную оранжерею, где росли настоящие деревья и струились родники. Радуясь чудесно проведённому вечеру, в приподнято-романтическом настроении…
        «Хрясь!»
        Из-за ближайшего дерева, ломая ветки и держась за глаз, вывалился Сандер. Следом за ним вылезла разъярённая Нимрадилль и…
        «Бац!» - приложила его кулаком в челюсть.
        - Сперва драться научись, а после домогайся! - презрительно выкрикнула девчонка и вылетела из оранжереи, даже не взглянув на Женю.
        Сандер так и остался сидеть под деревом, дёргая головой. Эта бандитка чуть не отправила его в нокаут. Женя присела рядышком на корточки, с видом знатока рассматривая начинающий багроветь фингал и бережно трогая будущий кровоподтёк на челюсти сбоку. Опекун поморщился, а Ева сочувственно поинтересовалась:
        - Не помогла поэзия?
        Сандер покачал головой.
        - Идём, лёд приложу, - вздохнула Женька. - Или лучше в медотсек. Миритин живо вылечит, специальным кремом от ушибов или пластырем. И следа не останется.
        - Я сам, как-нибудь, - буркнул джамрану. - Ещё не хватало, чтобы все увидели мой позор.
        Женька тихонько рассмеялась.
        - Чего тут смешного? - нахмурился он. - Она злостная террористка. Таким не место в обществе…
        - Ничего, мэтр. По-моему, эта повинность не для тебя. Потренируйся пока на медсестричках. Видать, рунарин капитана тебе не по зубам.
        Она поднялась.
        - Так и быть. Схожу за пластырем. Совру, что для меня, и принесу тебе в каюту.
        Уходя, Женька усвоила две вещи. Первое - Сандер определённо, ко всем своим разносторонностям, не работал в дипкорпусе (чего она долго и небезосновательно опасалась). Второе - джамрану тоже уязвимы! И у них есть слабые места. Никто, и джамрану в том числе, не устоит перед хуком справа!
        Глава 32
        Школа злословия
        На четвёртый день полёта путешественники достигли безымянной туманности. Появилась она сравнительно недавно. Так что, её пока не успели назвать и занести в галактический реестр. Учёные собирались изучить подвижные сгустки газа и пыли - выяснить их происхождение и спрогнозировать дальнейшее развитие.
        Большая часть команды собралась на верхней палубе, и Женька пришла полюбоваться. Корабль завис в десятках тысяч километров от синего облака, пульсирующего в молочно-белом сиянии. Внутри что-то крутилось, бурлило и дышало, а по краям пробегали серебристые вспышки.
        - Находится в стадии формирования, - задумчиво произнёс кто-то неподалёку от Евгении.
        Она обернулась и увидела шакрена, с которым ещё не успела познакомиться. Учёные вечно пропадали в лаборатории и в общей столовой обедали редко. Как, впрочем, и сама Женька. Надо бы как-нибудь исправить упущение…
        Тем же вечером, в туманность запустили зонд - для сбора космических данных, в частности, химического анализа и регистрации излучения. А на следующее утро Евгения всё же отправилась завтракать в столовую.
        Сколько можно прятаться от экипажа? Пора и людей посмотреть, и себя показать…
        Женя почему-то с трудом вписывалась в команду, несмотря на коммуникабельность. На консультации к психологу никто не записывался, не подходил с вопросами. Никакого сравнения с ажиотажем на Ролдоне-2. Но здесь не станция, а звездолёт и другие правила… В составе экипажа были в основном джамрану, а им редко требовались консультации. Чаще всего к психологам обращались земляне, окезы и линдри. Землян насчитывалось не так уж много, линдри - в одном экземпляре, окезов - ни одного.
        Хорошо ещё должностные инструкции ксенопсихолога не обязывали безвылазно сидеть в кабинете, и предписывали решать проблемы по мере их поступления. Как предпочитала Евгения… Она неоднократно произвела ревизию оборудования, привела в порядок электронные каталоги, на двадцать раз проверила списки экипажа и повторила устав ксенопсихологов… Пять раз. И всё! Больше на рабочем месте делать было нечего.
        Женя смотрела космические сериалы. Обследовала корабль. Гуляла по обзорной палубе. Порывалась зайти на мостик. Но её пока не вызывали, а предлога, как назло, не выдумывалось.
        Евгения снова просмотрела график ночных дежурств и порадовалась. Наконец-то! Завтра они с Талехом проведут ночь вместе, на мостике… Ради этого стоило немного поскучать. Они уже несколько дней не общались.
        Зато Сандера Женя видела каждый день. Утром и вечером он неизменно являлся к ней с геномометром, а после обеда она ходила к нему на занятия. Опекун увеличил время урока до двух часов в день и установил систему оценок. За пять занятий ученица должна была набрать определённое количество балов, чтобы перейти на следующую ступень, иначе… Её обещали подвергнуть жёсткому генетическому массажу для лучшей усвояемости. Что это такое, Евгения слабо представляла. Вряд ли, что-то похоже на мягкое расслабляющее воздействие Талеха… Как же она по нему скучала!
        На третьем занятии Женя попробовала взбунтоваться против тирании Сандера. В итоге заработала минус два балла, и вероятность генетического массажа отчётливо замаячила перед ней…
        - Предлагаю сделать это прямо сейчас, - торжественно предложил Сандер. - Зачем тянуть?
        Женька упрямо замотала головой, не преминув заметить:
        - Ну и порядки у вас в образовании.
        - Это ты не училась в джамранской высшей школе. Там гораздо круче. И заметь, массаж - это так, разминка. Обычный перечень наказаний за неуспеваемость или непокорность…
        После оглашения списка Женя тихо сползла под стол и принялась с усиленным рвением зубрить джамранские глаголы.
        Глядя на это, Сандер вздохнул, заявил, что «пошутил, отчасти» ипредложил почитать стихи.
        - Обещаю, я не переступлю черту.
        - А разве джамрану можно доверять?
        - Твоё дело. Урок ты выучила и выбор за тобой. Или не сдашь зачёт и тогда… Генетический массаж.
        Он был непреклонен, и Евгения согласилась. За пятнадцать минут она усвоила больше, чем за прошедшие сутки. Правда, при этом постоянно отбивалась от слишком провокационных образов, навязанных опекуном. Она рисковала оказаться ближе к нему, чем позволял третий этап. Но, так или иначе, всё прошло благополучно. Вероятно, Сандер всё же не забыл тот пластырь от синяков. Джамрану умели притворяться благодарными.
        Параллельно опекун усиленно окучивал Ним, поэтому времени на искушение землянки у него не оставалось… Или она просто была не в его вкусе. А рунарин Талеха здорово потрепала Сандеру нервы, но своих позиций не сдавала. Ева не раз подумывала, что в этом и состоял коварный замысел командора против опекуна…
        Итак, снова наступило утро, и Женя не пошла на работу. Она настроила свой браслет-коммуникатор на дистанционное отслеживание посещений. Евгения без труда разобралась в джамранских технологиях, не забывая ими восхищаться. Благодаря некоторым ценным изобретениям, Женя запрограммировала сенсорный блок психологической службы на тепловое сканирование. Двери приёмной автоматически открывались, стоило кому-нибудь подойти к переборке. Электронная секретарша радостно встречала посетителей, предлагала чай, кофе, прохладительные напитки и журналы в ассортименте. Просила клиентов подождать, либо интересовалась, на какое время записать. В тот же момент на браслете ксенопсихолога срабатывал датчик обнаружения, загораясь жёлтым или красным камушком в зависимости от срочности визита… Увы… Ничего так и не загорелось и срочно бежать в кабинет не потребовалось.
        Наряду с этим, Ева обнаружила ещё одну полезную функцию коммуникатора. По идентификационному номеру можно было стопроцентно определить местонахождение любого члена экипажа. Прерогатива капитана, старпома, начальника службы безопасности, главного корабельного врача и, как выяснилось, ксенопсихолога.
        Имея доступ к идентификационным кодам, Женя загрузила их в память коммуникатора. Однако слежкой не злоупотребляла. Смотреть, где находится маячок Талеха, было неинтересно. Капитан практически всегда обитал на мостике или в своей каюте. Миритин буквально жил в медотсеке, а рядом с ним неизменно сигналила Аманда. Поэтому доктор в последнее время напоминал Женьке двойную звезду. Иногда Аманда отклеивалась от него, когда сидела в столовой или в кают-компании с подружкой из техотдела или с Морголиной.
        «Что бы сие значило? Неужто они сдружились?»
        Занятней всего оказалось наблюдать за Рокеном. Где только этот пострел не перебывал! Даже там, где Женька меньше всего ожидала его найти… В грузовом, в дефлекторной, в коммуникационных трубах, в посадочном модуле транспортного отсека… И в этих случаях - всегда не один. Только ещё не в скафандре, на корпусе звездолёта.
        А что? С него станется! Он и в скафандре умудрится.
        Однажды Евгения чуть не грохнулась в обморок, когда засекла рядом с Рокеном Нимрадилль. Недолго. Причём выглядело так, будто девчонка его подкараулила на пути к каюте…
        Так и сегодня утром Женя отследила, как Миритин и учёный-шакрен направляются в столовую.
        Что ж, удачный способ наладить контакт - позавтракать вместе. Если Морри сплачивала вокруг себя подружек, то и ей пора позаботиться о друзьях. Евгения отключила головизор, взяла ноги в руки и двинула в столовую.
        В столовой оказалось довольно многолюдно. Миритин первым заметил Женю, окликнул и пригласил за свой столик. Женька обрадовалась, вроде как не сама напросилась, и, получив еду в пищеблоке, подсела к шакренам.
        - Доброе утро! - сказала она, ставя поднос на стол.
        Миритин приветливо кивнул. Учёный доброжелательно улыбнулся.
        - Доброе!
        «Ой, ёй… Вот так попала!»
        За соседним столом расположились Аманда с Морголиной и ещё три женщины из экипажа - две землянки и джамранка - подруга опекунши.
        «Как Морри за такой короткий срок удалось сколотить целую команду шпионок?»
        Похоже, дамы заняли удобную наблюдательную позицию и украдкой не сводили глаз с красавцев самрай-шак. Шакренам было всё равно, но расчётливая женская засада не укрылась от Евгении. Она безошибочно это отследила, пока раскладывала салфетки, поливала сиропом пудинг и резала яблоко… За соседним столиком тут же начались перешёптывания и многозначительные переглядывания…
        «Проходили! Знаем!»
        - Ева, - представилась Женя учёному. - Мы ведь ещё не знакомы.
        - Лично, нет, - ответил тот, - но я вас знаю. Вы - ксенопсихолог. Много о вас слышал, Ева.
        - Надеюсь, не слишком плохого.
        Шакрен улыбнулся.
        - Учитывая, что говорил о вас Миритин, можете не волноваться.
        - Это обнадёживает.
        Женя улыбалась в ответ, но старалась не пялиться на учёного. Всё и так было ясно. Привлекательный и обаятельный, как и все шакрены. С лучезарной улыбкой. С затейливым налобным узором, разноцветными чешуйками на скулах. Его волосы - не короткие, но умеренной длины, чуточку вились. Глаза - светло-голубые и прозрачные… В зависимости от угла освещения. Очаровашка! Невероятно притягательный…
        - Меня зовут Фиримин из Гнезда Доргайла, - весело отрекомендовался шакрен.
        Женька чуть не пролила молоко и подавилась яблоком. Она закашлялась. Миритин быстро сориентировался и отыскал нужные точки на позвоночнике. Давиться и кашлять Евгения перестала.
        - С-спасибо…
        Фиримин непонимающе смотрел и деликатно молчал, а соседний столик прямо-таки источал ненависть.
        - В чём дело? - спросил доктор, наклоняясь к ней под видом щупанья пульса.
        - Ни в чём, - поспешно заверила его Женька и обратилась к новому знакомому.
        - Вас действительно зовут Фиримин?
        - Да… А что? - он продолжил завтракать, как ни в чём не бывало.
        - А вы не знакомы с Лерани?
        - Кто такая Лерани?
        - Э-э, одна вея…
        - Вы знаете вей? - в свою очередь удивился Фиримин.
        - Не то, чтобы… Всего одну, но это - Арини.
        - Чарим-вей Сирила, - пояснил Миритин.
        - У нас не принято об этом говорить, но я что-то слышал, - кивнул Фиримин. - Кажется, он недавно трижды стал отцом…
        - На днях, - подтвердил Миритин.
        Женька вздохнула. Ей так хотелось увидеть новорожденного детёныша Сирила. За всеми этими заботами и перелётами она еле успела его поздравить.
        - А имена у вас повторяются?
        - Что? - переспросил Фиримин.
        - Бывают у шакренов одинаковые имена?
        - Конечно. Хотя в пределах одного Гнезда предпочитают давать разные. Часто называют в честь героев и предков…
        Коммуникатор на руке Фиримина замигал. Учёный поднёс браслет к уху. В столовой было довольно шумно.
        - Это Гилех, - вскорости сообщил он. - Звездокатер готов.
        Отложил салфетку и поднялся из-за стола.
        - Вы летите в туманность? - догадалась Женя.
        - Ночью мы потеряли связь с зондом и не смогли его вернуть. Снарядили экспедицию, и капитан с нами.
        Внезапно, в корабельных динамиках зазвучал голос Талеха. Капитан оповестил команду, что улетает в туманность. Назвал всех участников экспедиции, и Женьки среди счастливчиков не значилось.
        «… Старший лейтенант-командор Борек, примите командование… Сбор в ангаре у седьмого шлюза, через десять минут. Конец связи!»
        - Когда вернётесь? - спросил Миритин.
        - Ориентировочно к завтрашнему обеду, - ответил Фиримин. - Было приятно познакомиться, - шакрен слегка поклонился Еве и убежал, чтобы успеть к месту сбора…
        - Так что это было? - неожиданно спросил доктор, попутно расправляясь с ветчиной и сыром.
        - Ты о чём?
        - Реакция на имя.
        - Какой ты проницательный!.. Так, пустяки…
        Женя рассказала Миритину «Историю одной веи».
        - Вычитала на вейском сайте, больше года назад.
        Миритин рассмеялся и по-братски взял её за руку. Аманда, пристально наблюдавшая за ними, побурела от зависти… Остальные зашушукались.
        Да-а…У женщин всегда хорошо получалось дружить против кого-то.
        Женька не понимала, что она им сделала. Шут с ней, Морголиной, тут и к бабке не ходи… Но этим-то что?
        - Вот это совпадение! - сказал доктор, а Женя не чаяла куда-нибудь скрыться от пяти пар негодующих глаз.
        - Что-то мне нехорошо, - поёжилась она.
        - Тебе нездоровится? - встревожился Миритин.
        - Нет, со мной всё в порядке. Просто твои обожательницы скоро во мне дырки просверлят. Буду похожа на дуршлаг…
        Доктор поперхнулся соком.
        - Кто?!
        - За соседним столиком, справа от меня, - уточнила Женька.
        Аманда смотрела на неё волком, а подружки что-то нашёптывали ей в уши. Наверное, гадости. Морголина усмехалась, презрительно разглядывая Еву. Миритин резко повернул голову, и пойманные с поличным дамы уткнулись в свои тарелки.
        - Ничего им не светит, а всё туда же, - пробормотала Женя, отодвигая недоеденный омлет. Аппетит некстати улетучился.
        - Знаешь, - задумчиво проговорил Миритин. - Ты открыла мне глаза.
        Теперь чуть не поперхнулась Женька.
        - На что?
        - Неважно… Просто ты слишком хорошо обо мне думаешь. Я старше Сирила и вовсе не такой романтик, как он.
        И так уставился на Аманду… Ох не понравился Евгении этот взгляд… Взгляд охотника, крадущегося в ночи самрай-шак, приценивающегося к своей будущей чарим-вей… Страшно представить. А эта дурочка Аманда зарделась, призывно вздымая грудь…
        Женя нахмурилась. Но Миритин вдруг улыбнулся ей и успокаивающе похлопал по руке, вызвав новую волну возмущений тайных обожательниц и верных подруг.
        - Не обращай внимания, Ева.
        - Как же… Тебе легко говорить.
        - Всё. Мне пора. Кстати, чуть не забыл. Ты не прошла медосмотр. Единственная из команды.
        - Но я…
        - Никаких возражений. Даже Талеха мне удалось изловить. Через час жду тебя в медотсеке. Приходи одна.
        Доктор подмигнул Женьке, небрежно кивнул дамам за соседним столиком и царственно удалился - ни дать, ни взять шакренский Аполлон…
        Пока Аманда с товарками приходили в себя от культурного шока, Евгения быстренько допила чай и слиняла из столовой. Она решила пойти с медотсек пораньше, чтобы не столкнуться там с компанией сплетниц. Миритин сразу завёл её в смотровую и активировал голографическую завесу.
        - Садись… Жалобы есть?
        Женька усмехнулась.
        - Тогда бы я и сама к тебе пришла.
        - Я обязан спросить, - улыбнулся Миритин. - Вдруг ты что-то от меня скрываешь.
        - Мне нечего от тебя скрывать. Ты видел всё и далеко не в лучшие периоды моей жизни.
        - Тогда, раздевайся.
        После первичного осмотра, сканирования и забора анализов, доктор вышел в смежную препараторскую. А Женька принялась неторопливо одеваться в ожидании результатов. И внезапно услышала… Кто-то вошёл в медотсек и остановился неподалёку от голозавесы. Разговаривали они достаточно громко. Женя уловила своё имя, и невольно прислушалась…
        - … шалава о себе думает?! - возмущённо твердила Аманда. - Своего ей мало, так она и на чужого позарилась!
        «Та-ак… Это что ещё за фортели?»
        Женя вся обратилась в слух. Словно ухо, повёрнутое к голозавесе, само по себе увеличилось и превратилось в локатор.
        - Да ладно тебе, - увещевала её подруга-медсестра. - Что с неё взять? Она всегда была такая… гулящая. Я слышала. Ещё на станции всех перепробовала. Ни одного приличного мужика не пропустила.
        - И неприличного тоже, - хихикнула вторая подружка. - Да-да! С кем только не трахалась - с линдри, окезами, маркафи…
        - Фи! - брезгливо вякнула ещё одна, судя по голосу, Морголина. - Марка-фи… Какой дурной вкус…
        Точно! Стерва опекунша… Спелись, однако.
        - Я про джамрану молчу, - подхватила предыдущая собеседница. - Встречалась с Рокеном из лаборатории… А он - известный ловелас. Так она и его переплюнула. Кошка драная! Затащила в постель Сирила, друга твоего доктора…
        Твоего доктора?! Ничего себе! Аманда уже присвоила себе Миритина…
        - Коллекционерша! - презрительно фыркнула Морголина, а её подруга поддакнула.
        «Чья бы корова мычала, джамранские потаскушки», - злобно подумала Женя.
        Она-то понимала, что джамранки всего лишь подыгрывали землянкам. Чтобы сообща извести её и устранить с пути Морри, рвущейся к Талеху. В этом часто заключалось коварство джамрану.
        - … переспала с ним, а заодно и с другими учёными…
        - О, они там оргии устраивали? Прямо в лаборатории?
        - Не исключено…
        Женька лишилась дара речи от такой грязной и беспардонной лжи.
        - А как эта шлюха охмурила командора! - не унималась подружка Аманды. - Командора!
        - Обманом принудила к обмену, - шипела Морголина. - Даром, что землянка…
        - А сама крутила роман с красавчиком Занденом и отбила его у Лизы.
        - Бедная Лиза!
        - Такая вот прошмандовка. Я видела, как она целовалась с тем чудовищем… Гатраком! Явно и с ним обжималась…
        «Вот паршивки! Даже Агрэгота приплели… И когда это она с ним целовалась?! Бред полный!»
        - Эка, Карлиона, тебя заносит, - возразил новый голос, на этот раз мужской. - Гатраки - бесполые существа. Ни с кем не могут…
        Наверное, подошёл кто-то из санитаров.
        - Она же извращенка озабоченная, - заспорила Карлиона. - Один мой приятель рассказывал, как ксенопсихологша извивалась под командором, в обсерватории, а он её хлыстом…
        Евгения живо вспомнила того болтливого лейтенантика.
        - Прекратите! - взвизгнула Морголина. - Её обсуждайте, а говорить о капитане не смейте, в таком тоне.
        - Прости, Морри, - сконфузилась Аманда.
        Уже Морри? Когда это они снюхаться успели? Не иначе, когда опекуншу откачивали в медотсеке после встречи с Бобом.
        - А ещё этот… Полугатрак. Он-то наполовину землянин, - напомнила Карлиона.
        Женька вздрогнула и сжала кулаки. Она боялась представить, какие обвинения за этим последуют.
        - Определённо, - поддержала землянку Морголина. - Миленько так за ручку ходят. У него-то есть всё, что ей нужно. Не исключено…
        - Девки, кончайте трепаться! - не выдержал санитар. - У меня уши вянут, а я всякого навидался.
        - Ну и вали отсюда! - послала его Карлиона.
        Санитар поворчал и ушёл.
        - Здесь что-то не так, - строила догадки Морголина. - Если узнаю, что гатраноид навещает её по ночам… Не видать ей Талеха, как своих ушей…
        - А давайте устроим наблюдение за её каютой, - предложила Аманда. - Будет знать, как Миритина кадрить.
        - И как только такой замухрышке удалось капитана захомутать и заставить жениться?
        - Пока не жениться, - поправила Морголина. - Рано об этом говорить. Девочки, вы мне поможете?…
        - Психолог она никакой, - разошлась Карлиона. - Наш техник хотел записаться к ней на консультацию, так я его отговорила. Сказала, лучше видео посмотри, на досуге. Вот тебе и разгрузка. Здоровее будешь…
        - Высадить её! На астероиде, - злорадствовали дамочки. - Как такую вообще к нормальным людям пустили?
        Вот этого Женька вынести не могла. Она вылетела из смотровой через запасную дверь, и, рванув мимо препараторской, сбила по дороге столик с пробирками. Пробирки разлетелись в разные стороны, а Евгению поймал Миритин.
        - Ева, что случилось? На тебе лица нет… Взгляни-ка на меня.
        - Спроси у Аманды! - сердито бросила Женька, вырвалась и убежала.
        Разумеется, доктор не виноват, что у некоторых баб в голове солома вместо мозгов. Но Женя была в тот момент злая на весь свет. Так Миритин остался в недоумении собирать пробирки, а Ева помчалась в свою каюту.
        Теперь, когда она летела по коридору, ей казалось, что все кругом только и делают, что судачат о ней и ехидно поглядывают. Все! До последнего техника-андроида.
        «Ох, я вам покажу! Ненавижу сплетни и сплетников!»
        Глава 33
        Ярость ксенопсихолога
        Евгения влетела в каюту, прислонилась спиной к переборке и вывалила в пустоту весь поток ругательств, какие только знала или почерпнула из богатого лексикона Петровича… Где-то он теперь…
        «Не отвлекаться!»
        Женя проверила идентификационные номера и отследила, кто именно сплетничал о ней в медотсеке. Сплетницы ещё не успели разойтись, и она накрыла их с поличным.
        «Теперь, голубушки, держитесь!»
        Малодушным порывом было поплакаться в жилетку Талеху, чтоб приструнил чесальщиц языков…
        «Дудки!.. Не дождётесь!»
        Что, у капитана своих забот нет? Он сейчас далеко, где-то в туманности, а ей надо учиться поступать по-джамрански. Со всякими Моррами, Амандами, Карлионами и прочими кобрами.
        «И эти особи, сексуально эксплуатирующие андроидов или меняющиеся генами с каждым встречным-поперечным, ещё смеют меня осуждать?!»
        Женя принялась мерить шагами каюту. Перво-наперво следует успокоиться.
        Она сделала дыхательное упражнение для психологов. Выпила стакан ледяной воды и с холодной головой полезла в базу данных. Внимательно перечитала должностные инструкции, права и обязанности ксенопсихолога и расплылась в улыбке. Теперь она им покажет не только кузькину мать, но и отца, этого мифического «кузьки»; дедушку и бабушку за компанию. Придётся тупым интриганкам ответить за шакренов, гатраков, гатраноидов и прочих негуманоидов. Недаром у Женьки был такой хороший учитель - Занден. Она не раз вспомнила его добрым словом.
        «Выпустила пар? Теперь, за работу!»
        Согласно корабельному уставу, психолог на борту, подобно главврачу звездолёта, мог в любой момент объявить экстренный психологический осмотр. Если состояние команды внушало опасения. При этом полномочия ксенопсихолога приравнивались к капитанским. Однако Женя понимала, что её распоряжений никто слушать не будет, а ходить за каждым, уговаривать и тыкать документами в морду она не собралась. Поэтому Евгения явилась с докладом на мостик и высказала свои соображения Бореку - исполняющему обязанности капитана. Борек не знал её так, как Талех, но зато чётко следовал уставу. Он без возражений объявил по громкой связи о психологической диспансеризации. И добавил для острастки:
        «Приказ капитана. В случае неявки - гауптвахта!»
        Огласил подсунутый Женькой список жертв и подмигнул ей.
        - Идите, работайте, ксенопсихолог.
        Женя благодарно улыбнулась и с чистой совестью отправилась в кабинет.
        Там уже всё было наготове. Слова о гауптвахте возымели действие - вскоре подтянулись и первые недовольные пациенты. Сперва - техники, затем инженеры, офицеры, учёные; кое-кто из медперсонала и пассажиров… Женя задействовала все новейшие технические достижения, коими была оснащёна служба. Включая сканоэнцефалограф, волновой томограф, спектральную установку… А также стандартную батарею интерактивных тестов.
        Евгения трудилась не покладая рук. Около пятидесяти человек за день - это вам не шутки. Она не пошла на обед и перекусила в двадцатиминутный перерыв за монитором. Зато обследовала всех, даже офицеров мостика. Гнева ксенопсихолога избежали только андроиды, Миритин и Сандер. Женя и так чувствовала себя виноватой перед доктором. Что касается опекуна… «Не буди лихо, пока оно тихо»…
        Естественно, она не ожидала, что выявит какие-то отклонения… Но… Показания некоторых приборов насторожили психолога. На спектрограмме проявились необычные изменения в подкорке, среднем мозге и таламусе у большинства землян. У некоторых джамрану регистрировалась ненормальная активность лобных долей и общая заторможенность височных отделов коры… Тесты подтверждали это, указывая на колебания эмоционально-волевого фона и поведения…
        Ева немедленно доложила обо всём Бореку. Высказала предположение, что это дестабилизирующие факторы космического излучения так влияют на мозг.
        - Требуется адаптационная терапия, чтобы стабилизировать эмоциональное состояние экипажа.
        - Действуйте, ксенопсихолог!
        Женя привела в боевую готовность все аппаратные релаксаторы и голо-тренажёры в комнате психологической разгрузки и подключила к ним инженеров с офицерами. Техников, учёных и команду безопасности записала на завтра, попутно рекомендовав им тренинг по улучшению концентрации внимания…
        Итак, пора было приступать к главному блюду. Точнее, к десерту…
        Дамочки уже полдня томились в приёмной, решая бесконечные тесты и заполняя анкеты (кубики-то давно перекочевали к Бобу). А Женя тем временем готовила им сюрприз… Заключался он в следующем.
        На звездолёте установили оборудование из Ролдонского психологического центра. Да-да, того самого, что Женька заказала на стажировке, а Талех оплатил. Схлопотала она за это с лихвой, но, как выяснилось, не напрасно.
        Величайшим техническим воплощением психологической мысли двадцать пятого века стала камера «квантового психоанализа». Кошмарнейшая вещь! Женька перечитала кучу отчётов по её использованию, изучила принципы работы, испытала на себе, а на пациентах ещё не опробовала…
        Эта штука умела анализировать, безжалостно потроша сознание клиентов и вываливая всю их подноготную им на голову. Тонко выведывала сокровенное, вводя в состояние мнимой эйфории, а затем обрушивала в катарсис… И это - на слабом уровне. Высший уровень - шоковая терапия. Излечивала психозы, фобии, паранойю, депрессию, манию величия. Женя надеялась, что склочность, зависть, ханжество, лицемерие и «синдром сплетника» тоже.
        Обработав результаты тестирования, Евгения запрограммировала в качестве психологической модели утреннюю ситуацию. Поместила данные в программу (главное, знать, как) и получила такой исчерпывающий диагноз, что, по мнению киберпсихолога, дамочкам мог помочь только квантовый психоанализ. Что Женя благополучно и занесла в анамнез, ссылаясь на тестовые параметры, психологическое заключение и теоретические источники. Теперь оставалось всё грамотно оформить.
        Ксенопсихолог назначил пациентам камеру. Первой туда отправилась Аманда. Следующей на очереди была Карлиона.
        - У меня клаустрофобия, - заартачилась она.
        - Ничего подобного, - ответила Женя. - Я видела, как вы садились в лифт. И потом, это капсула психоанализа, а не шкаф.
        «Спокойно, без эмоций. Нельзя дать им понять, что слышала их болтовню в медотсеке».
        И теперь с улыбкой:
        - Проходите, Аманда. Вам понравится.
        Капсула находилась прямо в кабинете, а внутри капсулы располагалась мягкая удобная кушетка. После того, как пациент ложился на кушетку, камера закрывалась, и квантовые сенсоры фиксировали длину и ритм мозговых волн. Пространство в капсуле зрительно расширялось. Запускались позитронные матрицы, проецируя в сознание приятные образы, вызывающие положительные эмоции…
        Кто-то оказывался на берегу моря, слушая шум волн и крики чаек. Или на лугу среди цветов, в плену сказочных ароматов… Встроенный кондиционер создавал иллюзию ветерка. Программа сама определяла, что нужно пациенту, на стадии «прощупывания». Пока клиент расслаблялся, ласковый голос побуждал рассказать о своих переживаниях. Прибор реагировал на мозговые волны и менял картинку внутри капсулы, подстраиваясь и корректируя настроение пациента. Тот парил в облаках, загорал на пригорке, сидел на вершине горы или под деревом в лесу… Это и были те самые пресловутые цветочки.
        Если клиент лгал, утаивал информацию или нёс чепуху, это легко распознавалось и фиксировалось как психологическая защита. Причём сенсоры автоматически настраивались на расу и биологический вид. Поэтому Женька всегда подозревала, что в разработке умной машины принимали участие джамрану.
        Евгения сидела перед монитором - регистрировала колебания мозговых волн пациента и программировала курс терапии для повторного сеанса. А на втором сеансе начинался катарсис…
        Коварная Женя приберегла ягодки на завтра и отпустила дам с миром. Вернее, кое-как выставила из психологической службы. Они не хотели уходить, и упорно рвались обратно в камеру. Пришлось позвать Боба…
        В этот день Евгении удалось отвертеться от занятий. Она пообещала Сандеру готовиться к зачёту и весь вечер с упоением смотрела «Стар Трек». Пока не пришёл Миритин. Доктор принёс результаты анализов. На самом деле, с анализами всё было в порядке. Он просто хотел убедиться, что с его пациенткой тоже.
        - Я в порядке, - заверила его Женька.
        - От чего ты бежала, как сумасшедшая? И причём здесь Аманда? - этим вопросом доктор застал её врасплох.
        - Сок?
        - Да, попрохладней… Ты не ответила.
        Миритин утроился в кресле, всем своим видом показывая, что никуда не уйдёт без объяснений. Евгения протянула ему стакан медового сока со льдом.
        - А ты мне не ответил, на что я открыла тебе глаза.
        Доктор отхлебнул глоток.
        - Если я скажу… Ты скажешь?
        Женька налила ещё стакан и выпила залпом.
        - Идёт! Мы же друзья.
        - Хорошо… Я вдруг понял, что не обязательно подавлять инстинкты, когда есть кто-то готовый откликнуться.
        Ева чуть не выронила стакан.
        - Миритин! Ты же не собираешься…
        - А почему бы и нет? Риска никакого. Учитывая, что я сам устраню все последствия.
        «Тупая башка! Язык без костей! Зачем я наплела ему про обожательниц? Теперь эта дура Аманда в опасности… Или, поделом ей?»
        У Евгении голова шла кругом.
        - Как странно, Миритин?
        - Что в этом странного?
        - Ты всегда такой сдержанный, культурный… И достаточно зрелый, чтобы понимать.
        Она внимательно разглядывала его налобные знаки и чешуйки… Пока никаких признаков…
        - Не идеализируй. Я могу быть эгоистичным самрай-шак. И очень целеустремлённым.
        Определённо, с командой что-то творилось сегодня…
        - Твоя очередь, - напомнил Миритин.
        - Ты сам знаешь ответ. Аманда влюблена по уши и ревнует тебя ко мне, - выпалила Женька.
        «Ой!»
        Миритин спокойно допил сок и поставил на столик пустой стакан.
        - Что ж… Я чувствовал, но не поощрял. Если честно… Где-то мне это даже нравилось.
        - Ты же не собираешься этим воспользоваться? - нахмурилась Женя.
        - Ещё не решил.
        - Да ладно! - вспылила Женька. - Ты же врач, и Аманда - медик. Оба в курсе!
        Миритин усмехнулся.
        - Иногда наши желания противоречат здравому смыслу. Я уже говорил. Она видит то, что хочет видеть. Привлекательного мужчину… Но боюсь, скоро разочаруется. Если я дам волю инстинктам и увижу в ней чарим-вей.
        - Выпей таблетку, Миритин. Пожалуйста.
        - Я не знаю, когда, - сообщил шакрен. - В полёте это часто наступает внезапно. Время на корабле течёт немного иначе, чем на Шакренионе или на орбите Ролдона. Циклы сбиваются. С возрастом рилис становится бурным, а спериум нерегулярным. Меня захватит, а я даже не пойму и не стану сопротивляться… И сожалеть будет поздно.
        - Ты же можешь себя контролировать!
        - Я полагаюсь на знания, но инстинкты сильнее. Хотя таблетки у меня всегда под рукой.
        Миритин достал из кармана халата небольшой контейнер и протянул ей.
        - Пусть и у тебя будут. Если что-то заметишь. Попроси, чтобы я их принял или заставь. Здесь нет других шакренов, кроме Фиримина, чтобы удержать меня.
        - Постараюсь.
        - Я тоже. Не бойся, Аманде ничего не грозит.
        «Эх, знал бы он, на какие пакости способна влюблённая женщина… Стоп! Если не ей, то кому?…»
        - А почему ты сбежала всё-таки?
        - Неважно, - отмахнулась Женя. - Сама разберусь.
        - Не натвори глупостей, - предостерёг Миритин. - Да! Чуть не забыл. Ты совершенно здорова.
        - Кто бы сомневался!
        На следующее утро ничего не подозревающие дамы примчались на повторный сеанс. Им не терпелось понежиться на берегу океана или воспарить в облаках… Понимая, что без последствий не обойдётся, Евгения прикидывала, кого же из них выбрать в качестве демонстрации. И запустила индивидуальную программу Карлионы.
        Рассуждала она примерно так:
        Аманда - отпадает. Что взять с влюблённой идиотки? Она не такая уж дрянь. Ей просто нужна встряска и желательно со стороны. Женька всё-таки чуточку понимала Аманду. Когда-то она сама потеряла голову из-за самрай-шак. Далее… Морголина с подружкой - джамранки… А вдруг катарсис будет им только в кайф? Тогда и остальных не проймёшь. А из двух вероятных кандидаток - землянок, Карлиона, как самая бессовестная, явно нуждалась в лечении. Разве нормальный человек станет собирать по станции слухи о личной жизни незнакомого человека, а после разносить их по кораблю, совершенно не соображая, что несёт.
        «Ничего личного, - говорила себе Женя, закрывая пациентку в капсуле. - Мне плевать на мнение окружающих, но я не могу допустить, чтобы меня позорили как специалиста».
        Подружки Карлионы ждали в приёмной, листая электронные журналы. Евгения подождала минут пять и включила трансляцию… Из капсулы раздались душераздирающие вопли. Дамы вскочили, роняя планшетки и недоумённо переглядываясь. Вскоре крики стихли, сменившись повизгиванием, всхлипами и причитаниями:
        - Я не такая… Нет… Неправда… Я не такая…
        Женя усилила громкость. Испуганная Аманда ворвалась в кабинет и вперилась в капсулу.
        - Что там происходит?! Что ты с ней сделала!?
        Евгения не сразу отвлеклась от монитора.
        - Незачем так волноваться. Физические показатели в норме. Камера не допустит перегрузки. Катарсис - это кульминация процедуры. Вчера вас об этом предупреждали…
        Так и было, но… То ли дамы всё неправильно истолковали. То ли вовсе не читали инструкции…Из капсулы снова донеслись жалобы.
        - Выпусти её немедленно! - потребовала Аманда. - А то вызову охрану.
        - Охрана на визуальной терапии, - ответила Ева. - В соседнем отсеке. Не советую им мешать.
        Женя давно и с успехом применяла окезскую методику на землянах и джамрану. Даже статью об этом написала и пристроила её с подачи Грегори в «Галактический научный еженедельник».
        - Это её убьёт! - сыпала обвинениями Аманда. - Дилетантка!
        Евгения и бровью не повела.
        - Вы так уверены?… Я здесь специалист и точно знаю, что делать. Я работаю с этой аппаратурой уже год. Если вытащу пациентку сейчас, то вы и всем медотсеком не справитесь с её эгопсихозом. Придётся высадить в ближайшем госпитале.
        Разумеется, она сгущала краски.
        За спиной Аманды нарисовалась Морголина. Она всё слышала.
        - Довольно! - заявила джамранка. - Я иду к капитану. Пусть сам разбирается!
        Этой только дай повод!.. Но, «любой повод в умелых руках может стать ловушкой», - расхожее выражение джамрану.
        - Пожалуйста, - Евгения пожала плечами. - Если вы мне не доверяете. Я представлю капитану психологическое заключение. Уверена, он во всём разберётся.
        Вот так! Вежливо, холодно, непреклонно, с чувством собственного достоинства
        Морголину со свитой только и видели в приёмной. Аманда потопталась на пороге, вернулась в кабинет и села в кресло, поджав губы. Так переживала за подругу… Женя убрала трансляцию, и в психологической службе наступила тишина.
        К обеду Евгения выпустила тихую и печальную Карлиону из капсулы. Пациентка краснела и прятала глаза…
        - Как ты? - жалостливо спросила Аманда.
        - Ничего, - ответила Карлиона и виновато посмотрела на Женю. - Я больше не буду плохо говорить о людях! Правда! Я перестану сплетничать! Спасибо за всё… Простите меня… Если бы я знала…
        Всхлипнула и побрела к выходу. Аманда хотела её догнать, но задержалась и спросила, в упор глядя на Женьку:
        - Что она увидела?
        - Самого жуткого монстра, что обитает внутри нас. Своего личного гатрака.
        Аманда невольно сжалась.
        - Наверное, я тоже должна с ним встретиться…
        - А тебе это нужно?
        Аманда покачала головой.
        - Не знаю. В последнее время… Я вела себя, как идиотка.
        - Хочешь совет? - спросила Женя. - Вернее, два.
        - Не отказалась бы.
        - Не верь отвергнутой джамранке и никогда не влюбляйся в самрай-шак.
        Евгения дала медсестре ссылку на вейский сайт, пока они ещё не вышли за пределы Млечного пути. Аманда поблагодарила и побежала за Карлионой.
        Вероятно, подругами они не станут, но Женьке определённо удалось заставить её задуматься.
        После обеда, ксенопсихолога вызвал капитан. Звездокатер уже два часа как вернулся из туманности. Зонд нашли, и теперь учёные расшифровывали данные. Туманность оказалась нестабильной и следовало выяснить, угрожает ли она галактике.
        - Рассказывай, - потребовал Талех, уведя Женю в свой кабинет при мостике.
        - Лейтенант Казанцева…
        - Отставить формальности! Я жду отчёта ксенопсихолога. Морголина потребовала аудиенции и голосила здесь как полоумная. Еле отделался. Что ты опять натворила?
        - Я? Ничего… Меня беспокоило состояние экипажа. С недавних пор. Стресс, эмоциональное напряжение, склоки. Вот я и устроила профилактику.
        - Судя по тому, как всё преподнесла Морголина, это был психологический террор.
        Профессионально подкованная Евгения протянула капитану отчёт с психологическим заключением. А об интригах - ни слова… Талех изучил записи. Согласился, что оформлено по правилам. А в психотерапии он не разбирался. Так как не психолог.
        - Что это за чудо-капсула?
        - Квантовый психоанализ.
        - И как он действует?
        - Сталкивает человека лицом к лицу с самой горькой и уродливой правдой в его жизни.
        Талех вопросительно поднял брови.
        - С самим собой, - пояснила Женя. - Точнее, с тёмной стороной себя.
        - А разве это так страшно? - удивился командор.
        - Кому как, - Ева вздохнула. - Иногда - да.
        - И что, действительно помогает? Я не зря оплатил оборудование?
        - Не зря, - подтвердила Женя, а сама подумала:
        «Сложно рассчитывать на длительный эффект. Природа Карлионы несомненно возьмёт своё. Однако все они получили хороший урок. Десять раз подумают, прежде чем злословить. У меня всегда наготове чудо-капсула, как назвал её капитан».
        Талех вернул отчёт.
        - Я заверил твои полномочия и распорядился продолжить курс лечения. О чём Морголину и остальных скоро уведомят в письменной форме. Полагаю, им от этого только польза.
        Женька едва сдержала ликующую улыбку.
        - Я пойду? У меня занятия…
        - Погоди, - командор преградил ей дорогу. - Так давно не виделись… Могу я тебя хотя бы обнять и поцеловать…
        - А как же опекуны? Сандер на каждом шагу проверяет уровень чужой ДНК. Морголина преследует тебя и… ммм…
        Он не позволил ей договорить, заглушив возражения поцелуем. Чересчур дерзким и откровенным для третьего этапа. И Женя замерла, не в силах оторваться, опьянённая натиском его губ… Она и забыла, как это… Нельзя!
        - Талех! - тяжело дыша, она упёрлась ладонями ему в грудь. - Мы ведь… Я боюсь…
        - Твой будущий муж не совсем обычный джамрану и способен контролировать обмен, - улыбнулся он. - Просто доверься мне…
        - Капитан! - прозвучало по громкой связи.
        Талех перевёл сигнал на коммуникатор.
        - Слушаю, Гилех!
        - От туманности исходит сильное излучение. Мы должны немедленно убираться отсюда и как можно скорее. Иначе…
        - Поднимайтесь с докладом сюда… Борек!
        - Да, капитан.
        - Сигнал тревоги по всему кораблю! Все по местам! Старшие офицеры на мостик!
        - Есть!
        Талех стремительно вышел из кабинета. Женька вспомнила, что она тоже старший офицер и кинулась за ним. Палубы огласились короткими пронзительными гудками. Вскоре на мостик ворвался Гилех и бросился к капитану.
        - Докладывайте!
        - Показатели зонда! Грядёт взрыв! Реакция… Там… Внутри рождается звезда! Возможно целая система…
        От волнения учёный глотал слова.
        - Степень угрозы?
        - Галактике ничего… Но если мы останемся поблизости, нас ударит, разорвёт…Излучение!
        - Главный инженер - капитану!
        - Что у вас?
        - Четверо техников свалились с головной болью!
        - И это только начало! - подхватил Гилех. - Интенсивность излучения растёт. Ещё неизвестно, сколько мы его получили, и как это повлияло на всех.
        Талех удивлённо взглянул на Женю.
        - Неподражаемая интуиция! Надеюсь, твоё вмешательство помогло избежать худших бед.
        - Я не… - начала Женька, но Талех уже не слушал.
        - Внимание, медотсек! Миритин! Срочно, в инженерный…
        - Я уже в курсе!
        - Экстренная госпитализация!
        - Есть, капитан.
        - Экраны! Передний обзор.
        Клокочущий голубой туман тянулся к кораблю ослепительными всполохами, выбрасывая сгустки газа, подбираясь всё ближе и ближе.
        Мостик пришёл в движение.
        - Уходим! Живо! Запускайте двигатели, - приказал капитан, усаживаясь в кресло. - Щиты на максимум… Задний ход! Полный импульс… Разворот на сто восемьдесят градусов… Круговой обзор. Двигатели на полную мощность!
        Пол резко ушёл из-под ног, когда они разворачивались, и Женя ухватилась за стойку перед боковым пультом. Туманность на экране словно взбесилась и метала пучки искр, полыхая всеми цветами радуги… За удирающим кораблём стрелой чертился шлейф протуберанца будущей звезды.
        - Оптимальное ускорение! - доложил пилот.
        - Штурман, перепроверьте курс.
        - Готово!
        - Переходим на сверхскорость!
        Звёзды рванулись им навстречу, и неистовая туманность исчезла с мониторов, оставшись в ином пространстве. Все, кто был на мостике, с облегчением перевели дух.
        - Это честно не я, - виновато сказала Женька, так, что в наступившей тишине её услышали все.
        Талех рассмеялся.
        - Так, друзья! В другой раз, когда подлетим к бешеной туманности, не злите ксенопсихолога. А то… Результат сами видели.
        Теперь хохотали все.
        - Подумать только, - покачал головой Борек. - Мы были всего на волосок от гибели. Если бы вовремя не ушли…
        - Зато наблюдали рождение звезды, - восхищённо проговорила Женя.
        «Кажется, я знаю, как нарекут новую звезду, - размечталась она. - «Ярость ксенопсихолога».
        Глава 34
        Бой с призраком
        Они обсудили происшедшее, с Сандером. Правда, изверг опекун потребовал обсуждать сие по-джамрански. Но Женькины скудные познания спасовали перед джаммскими оборотами, и он сменил тему, потребовав сдать зачёт. Евгения худо-бедно набрала баллы и отсрочила угрозу массажа ещё на пять дней. Потом Сандер намекнул ей на Морголину, рассчитывая выведать подробности квантового психоанализа. Не тут-то было! Евгения напустила на себя неприступный вид и заявила:
        - Психологическая этика запрещает мне говорить с посторонними о пациентах…
        В общем, как-то отбрехалась.
        - Но Морри надолго запомнит.
        - А с тобой опасно связываться, - усмехнулся Сандер. - Ксенопсихолог!
        - Вот и не связывайся, - согласилась она, ощущая себя Ганнибалом Лектором в юбке.
        - Со мной тоже, - напомнил он и коварно задал учить «категориальные или постоянные словосочетания».
        Был такой прикол в джамранской лексике. Женька застонала от огорчения, когда он вывалил перед ней список закреплённых и слитых по смыслу прилагательных, существительных и глаголов.
        - А я думал, ты собралась поступать… - якобы разочарованно протянул Сандер.
        - Не напоминай мне об этом!
        - Или всё-таки массаж?
        Женька замотала головой и вылетела из каюты.
        - Настанет день, и ты сама попросишь! - неслось ей вслед.
        Эти джамрану так самоуверенны! И все мнят о себе одно и то же - их гены неотразимы… А это видели? Ну, в смысле, кукиш.
        Сандер не зря любопытствовал. Корабль лихорадило до самой ночи. За ужином в столовой и в кают-компании, все только и делали, что пересказывали друг дружке подробности. Дискутировали на тему новорожденной звезды, как будто вокруг неё уже вращалось десяток планет. Учёные спорили о том, как скоро там возникнет жизнь. Возможно, через десятки, сотни лет их потомки отправят туда первую экспедицию…
        После ужина состоялась церемония награждения. Всем отличившимся в период буйства туманности вручали награды. Неожиданно Евгению тоже наградили. К нашивкам на рукаве, воротнике и к эмблеме звездолёта добавился нагрудный знак за «проявленную инициативу в потенциально критической ситуации». Сам капитан прикрепил ей к мундиру значок… Так эротично, что Женька готова была провалиться сквозь палубу. Зато недавние злопыхательницы скрежетали зубами от досады. Остальные - искренне радовались за неё и поздравляли. Прежде всего - Рокен с Миритином и Борек.
        - Твоя первая награда, - говорил Рокен, слишком чувственно пожимая Евгении руку. - Надо бы отметить. Вечеринкой… У меня в каюте.
        Не успела Женька ответить ему что-нибудь эдакое, как подошёл Миритин, подмигнул и добавил:
        - Лучше в медотсеке. У меня припрятана бутылочка маркафского-розового.
        - Идёт, завтра после отбоя, - согласилась она, ведь компашка собиралась ещё та. - Принесу чего-нибудь вкусненького к вину.
        - Я тоже приду, - непринуждённо напросился Борек.
        Закончился этот день гораздо приятнее, чем начинался. В одиннадцать ноль-ноль Женя заступила на вахту и наконец оказалась вместе с Талехом… На всю ночь! Её не смущало, что рядом сидели другие офицеры. Пилотом была Ним, штурманом - Даген. Офицеров по связи и тактике она видела впервые. Атмосфера на мостике царила спокойная и доброжелательная. Относительно, по-джамрански…
        Ксенопсихолог с капитаном расположились в соседних креслах, украдкой взявшись за руки, и просто молчали, игнорируя ворчание пилота. Корабль двигался на инерционной скорости, поскольку Талех приказал не спешить.
        - Что за тягомотина? - бурчала Ним. - Тащимся, тащимся… Никакого пилотажа… Тоска зелёная. Вокруг одна пустыня…
        - Умолкни! - всё-таки не выдержал Талех. - Радуйся, что вообще сидишь в этом кресле, а не на гауптвахте или в тюрьме, где-нибудь в космической заднице.
        - Мы и так в чёрном захолустье…
        Так звездолётчики называли окраины космоса с редкими звёздами, далеко от центра галактики.
        - Ещё нет.
        - Так скоро будем! А как торжественно! Последний рубеж… Тьфу!
        - Зато увидим другие галактики, - оптимистично заметила Женя.
        - Угу, - промычала Ним. - Мне и в этой неплохо, но только на другом звездолёте… Зачем эти дежурства? Не пойму. Включили бы автопилот и дрыхли спокойно.
        - Так летают только безответственные линдри, - ответил командор. - Врезаются в планетоиды, сгорают в огне звёзд…
        - Красиво сказал, - хмыкнула Ним. - Я тоже сгорю… От тоски.
        - У тебя очень интересная жизнь, - возразил Талех. - Встречи с мэтром под искусственной луной.
        Нимрадилль скорчила рожу.
        - Ещё раз тронет - схлопочет по носу… Но, ты прав, хоть какое-то развлечение.
        Даген, слушая их перепалку, сонно таращился в монитор. Остальные занимались своими делами. Офицер по связи листал планшет. Кажется, он просто читал книжку. Временами похихикивая, прикрывался ладонью, жуя при этом пончики и пряча пакет под консолью. Офицер по тактике дремал, примостившись к пульту. Талех и Женя смотрели друг на друга, а иногда на экран. Они просто наслаждались близостью и умиротворением, под недовольный бубнёж Ним. Обычное ночное дежурство. Без происшествий. Что само по себе удивительно. И… Подозрительно…
        Незадолго до полуночи, капитан встал с кресла, потянулся и сказал:
        - Что-то чаю захотелось…
        Прищурившись, глянул на Еву и выразительно кивнул в сторону кабинета под возвышением мостика.
        - Идём?
        Женьку упрашивать не пришлось. Надоело ей сидеть на месте.
        - Есть капитан.
        - Даген, мы скоро. Остаёшься за главного.
        - Так точно.
        Талех не настолько хотел чаю, чтобы не поцеловать Женьку, едва они оказались наедине.
        - Какой будешь? - спросил он минут через пять, пока Евгения приходила в себя на диване. - Можешь прилечь и поспать. Нам до утра дежурить.
        Евгения замотала головой.
        - С вербеной, а спать не буду.
        - Я тебя разбужу, - пообещал Талех, протягивая ей чашку.
        - Не-а, я хочу побыть с тобой.
        - Никуда я не денусь. Посижу рядышком, в кабинете. Даген и без меня справится. Зря его учил, что ли?
        Они уселись за стол, напротив друг друга.
        - Шоколад? Фруктовые палочки? - капитан пододвинул ей цилиндрическую коробку и отхлебнул из чашки, прикрыв глаза от удовольствия. Джамрану умели наслаждаться жизнью.
        Благодаря Талеху, Женя перепробовала все сорта чая, какие только экспортировали в галактике. Научилась распознавать тончайшие оттенки вкуса. И всё равно оставалась верна кофе. Капитан же его терпеть не мог, как и большинство джамрану. Зато обожал выпечку. Женька пару раз пекла ему шарлотку, сама… Для неё это такой подвиг!.. Мамину шарлотку… Опять болезненные воспоминания… Евгения вздохнула и поникла, судорожно хлебнув чай.
        - Что с тобой? - поинтересовался Талех.
        - Ничего. Просто вспомнила… Дом…
        Капитан нахмурился.
        - Теперь здесь твой дом.
        - На звездолёте или…
        - Рядом со мной.
        - Капитан! - взорвался над ухом кабинетный динамик. - Говорит Даген.
        Талех включил двухстороннюю связь.
        - Слушаю.
        - Впереди что-то есть. Возмущение пространства… Словно… Да, прямо на нас движется крупный объект.
        - Определите, что это. Сейчас буду. Конец связи.
        Талех отставил чашку и рывком поднялся из-за стола. А Женя так и не допила чай.
        - Я с тобой.
        На мостике больше никто не спал и не читал. Все взгляды были прикованы к экранам и мониторам.
        - Как быстро оно приближается?
        Капитан вернулся в кресло и включил передний обзор.
        - Ничего… Что показывают приборы?
        - Вихревые флуктуации. Оно явно движется сюда и на приличной скорости. Возможно, это корабль.
        - В таком случае, у него нетипичный ход, - сообщил Даген.
        Талех задумался. Женя пристроилась за капитанским креслом, напряжённо всматриваясь в чёрный экран, усыпанный огоньками звёзд.
        - Проверьте входящие частоты… На сигнал бедствия…
        Вскоре офицер по тактике доложил:
        - Судя по приборам - это всё-таки звездолёт… Оно остановилось, капитан. Похоже, нас обнаружили.
        - Сколько до объекта?
        - Тысяча километров.
        - Обратная тяга.
        - Сто километров… пятьдесят…
        - Продолжить сближение.
        - Мы и так чересчур близко, капитан!
        - Ещё немного… Полный стоп! Вызывайте их.
        - Не отвечают.
        - Пробуйте ещё. Позывные на всех галактических частотах. Если это корабль конгломерата или торговое судно линдри и синегарцев, они нам ответят. Но, возможно, у них проблемы со связью…
        - Ничего, - через несколько минут доложил связист. - Или приборы ошибаются.
        - Нет, - возразил офицер по тактике, - приборы исправны. Там что-то есть.
        - Конфигурация?
        - Неизвестна.
        - Обойдём? - спросила Ним.
        - Нет, - Талех покачал головой. - Мы должны выяснить.
        - Объект пропал с мониторов, - сообщил офицер по тактике. - Но сенсоры по-прежнему улавливают колебания…
        - Что-то мне это не нравится, - хмуро высказался Талех.
        - А вдруг… - Ним обернулась и посмотрела на капитана шальными глазами, - это корабль призрак.
        - Что? - переспросил он.
        - Корабль призрак, - зловеще подхватил Даген.
        - Корабль призрак? - удивилась Женя.
        - У джамранских астронавтов есть легенда, - пояснила Ним. - Мёртвый корабль с призраками на борту. Когда-то он потерпел крушение, и никто не откликнулся на призыв о помощи. Давно бороздит он космические просторы и мстит всем, кого найдёт. Таранит звездолёты и набирает призрачную команду.
        - Прямо «летучий джамранец», - ухмыльнулась Женя.
        - Летучий джамранец? - переспросила Ним.
        - Земляне-мореходы называли морской корабль-призрак Летучим Голландцем. И там была своя легенда.
        - Отставить суеверия, - велел Талех. - Никакой это не призрак, а всего лишь любитель прятаться. Сейчас мы с ним поиграем… Активируйте поле обнаружения.
        И таинственный объект вновь замигал на мониторах.
        - Я говорил, никуда он не денется… Так-так, смотрите-ка туда.
        На переднем экране отчётливо вырисовалась тень, будто к звёздному полотну приложили трафарет и вырезали кусок.
        - Призрак! - выдохнул Даген.
        - Хватит болтать! - рявкнул Талех. - Лучше попробуйте ещё раз связаться. На секретных частотах. Если это замаскированный корабль-разведчик конгломерата…
        Женя отчего-то занервничала. Лёгкий холодок мурашками пробежал по спине. Словно беспокойство командора по цепочке передалось ей… Гены! Его гены… Те, что ещё оставались в ней дали о себе знать. Странное ощущение. Что это? Результат воздержания? Или у третьего этапа есть некий скрытый смысл, коего ей не постичь?
        - Капитан, они не отзываются.
        - Сканируйте. На признаки жизни. И если это корабль, то подобных в нашей галактике я не встречал…
        - Наши сканеры не могут пробиться к объекту, - спустя некоторое время доложил офицер. - Словно какой-то отражатель… Постойте! Кажется, они сканируют нас…
        В тот же миг приборы будто взбесились. Динамики затрещали. Мониторы зарябили, и связист с воплем сорвал наушники, едва не оглохнув от резкого свиста. Обзорный экран помутнел…
        Талех вскочил.
        - Включить резонатор и антисканерный барьер!
        - Сделано, - доложил офицер.
        Техническое светопреставление закончилось. Экран прояснился, обозначив чёткую картинку…
        - Срань господня! - вырвалось у Женьки.
        На джамранский это не переводилось, как и на русский восклицания джамрану, последовавшие далее.
        - Щиты! - приказал Талех, перебив изумлённые возгласы. - Защита на максимум!
        - Гатрак меня за ногу, если это не стволы, - прошептала Ним.
        Загадочный НЛО смахивал на длинное «веретено» свогнутыми «лопастями» по бокам, утыканными пушками разных калибров и форм… И все они целились в Рэпсид Двидхад. Во всяком случае, так это выглядело.
        - Включить приближение.
        - Что-то не похоже на ястреба-разведчика, - неуверенно заметил офицер по тактике.
        - Ясно дело, нет, - подтвердил Талех.
        - Почему он теперь открылся? - подозрительно спросила Ним. - Едва ли это жест доброй воли…
        - Вибрации резонатора создали эффект искажения и нейтрализовали действие щитов, - предположил Даген.
        - Все догадки на потом, - оборвал рассуждения Талех. - Что в эфире?
        - Тишина.
        - Что ж, остаётся единственный способ узнать…
        Капитан сел в кресло и набрал код на подлокотнике. Из-под сиденья выдвинулся контейнер с аптечкой. Талех достал оттуда два инъектора и уколол себя в предплечье, введя кубик оранжевой жидкости. Женя напряжённо следила за уровнем сыворотки в прозрачном цилиндре. Второй инъектор капитан отдал ей.
        - Держи. Антиген. На случай, если впаду в кому.
        Сердце у Женьки испуганно забилось…
        - Две минуты до телепатического контакта, - объявил Талех. - Я выпотрошу из них все планы, хотят они того или нет. Действуем только по моему приказу…
        Через три минуты Талех покачал головой.
        - Сплошной гул, обрывки эмоций, но там явно живые биологические существа…
        И вколол себе ещё два кубика, и ещё…
        - Капитан, - предостерёг Даген. - Передозировка смертельна!
        В животе у Евы образовалась неприятная тянущая пустота. Захотелось остановить командора…
        - Знаю, - ответил Талех. - Придётся рискнуть. Мы не знаем, что это - прямая угроза, демонстрация силы, или просто недопонимание при контакте с чужим разумом… Они блокируют меня!
        Женя верила - он знает, что делает, но волнение только усиливалось. После двенадцати кубиков капитан погрузился в транс, откинувшись на спинку кресла… Офицеры сосредоточенно наблюдали за ним. Евгения со страхом взирала на Талеха, присев рядом. Он слушал, пребывая сознанием вне своего корабля…
        Капитан резко выпрямился и распахнул глаза.
        - Они убрали маскировку, потому что собираются атаковать… Боевая готовность!
        Молчаливым эхом отражая его приказы, «лопасти» чужого корабля стали постепенно вытягиваться, явно намереваясь захватить дракона в кольцо.
        - Бить на поражение! - хрипло скомандовал Талех. - По моему сигналу…
        Офицеры нерешительно переглянулись.
        - Я не рехнулся! - выкрикнул Талех, отбиваясь от мыслей всех присутствующих на мостике и даже на корабле. - Нет! Я в своём уме! Я понял их намерения… Они настроены агрессивно и собираются уничтожить нас… Меня снова блокировали. С удвоенной силой. Я не знаю, кто они, откуда и на каком языке говорят, но враждебностью пропитан каждый вздох на том корабле… Смотрите на экран. И прекратите думать! Выполняйте!
        Он мучительно сморщился и обхватил голову ладонями. Женька участливо подсунула ему антиген.
        - Нет! - Талех оттолкнул её руку. - Вдруг я ещё что-нибудь услышу. Круговой обзор!
        Кольцо вокруг звездолёта смыкалось, и неведомый противник ударил первым… Из многочисленных орудий вырвалось зелёное пламя и опалило броню звёздного дракона. Но Рэпсид Двидхад выстоял. Щиты продолжали удерживаться на ста процентах…
        - Квантовые торпеды! Огонь!..
        - Нулевой урон… Враг не пострадал.
        Капитан вскочил с кресла.
        - Отражатели на полную мощность! Активировать лучи!
        Белые молнии устремились вслед за торпедами и рассеялись, не достигнув противника.
        - Невозможно! - закричал офицер по тактике…
        «Лопасти» окружили звездолёт и сомкнулись позади него.
        - Боевая тревога! - приказал капитан. - Первой степени. По всем палубам.
        Женька зажала уши, гудки, казалось, вспарывали перепонки…
        Смертоносные лучи звёздного дракона снова и снова отскакивали от чужого корабля, не причинив ему вреда. Зато следующий удар противника чуть не пробил щиты. Из «лопастей» на замену пушкам выдвинулись шипы… Ловушка раздавалась во все стороны, образуя сферическую клетку. И команду терзал лишь один вопрос: Устоит ли против этого «дракон»? Но капитан и не думал это проверять. Столкнувшись с неведомым, Талех действовал на свой страх и риск, спасая корабль и команду.
        - Вам конец, - прошептал он, оценивая ситуацию. - Передайте по громкой связи. Всем пройти в аварийные соты или закрепиться на рабочих местах.
        - Есть, капитан!
        - Резервную броню на корпус. Укрепить носовую часть, выдвинуть молекулярный таран. Даген! Я приказываю…
        Штурман сидел, ни жив, ни мёртв, бледный и парализованный ужасом. Только под грозным взором капитана он зашевелился и бросился выполнять приказ.
        - Пилот!
        - Нет! - Ним демонстративно отвернулась от пульта. - Мы же погибнем!
        - Не говори под руку! - рассердился Талех. - Если не будем сражаться, точно умрём. Нас проткнут и раздавят как улитку, прямо в раковине.
        - Мы ещё способны маневрировать! Уйдём вверх…
        - Нет! Отставить бегство! У нас только один путь. Вперёд!
        - Но…
        - Выполняйте, второй пилот! Живо!
        - Есть, капитан…
        - Лобовая атака. По моему сигналу… Малый вперёд. Самый малый…
        Талех пристегнул Женю к креслу, а сам уселся за командный пульт.
        - Инженерный!
        - Слушаю!
        - Всю энергию на передние щиты и двигатели!
        - Есть!
        - Заберите у систем жизнеобеспечения, если нужно…
        Вскоре загорелись тревожные индикаторы, предупреждая об отключении систем, зато прекратились гудки. Мостик погрузился в темноту и тишину…
        - По моей команде, - Талех положил руку с кольцом на пульт, и мигом отозвались все командные ячейки корабля. Теперь он и Рэпсид Двидхад стали одним целым.
        - Приготовиться к удару.
        Мерцание космоса на экране… Безликий агрессор на чёрном фоне… Отрывистое дыхание офицеров… Решительный голос капитана… Неведомый враг думал, что защёлкнул капкан. Шипы удлинились, готовясь проткнуть корабль, точно консервную банку… Евгения зажмурилась и съёжилась в кресле, едва лопасти снова пришли в движение…
        - Полный вперёд!
        - Аййяяя! - завопила Ним, и корабль рванул с места, стремительно ускоряясь, так, что всех вдавило в спинки кресел. Резко и мучительно заложило уши.
        Рэпсид Двидхад протаранил рубку вражеского звездолёта, разрывая обшивку, дробя корпус, ломая переборки… Белая вспышка ослепила экраны. Мостик тряхануло и тех, кто не успел пристегнуться, выбросило из кресел.
        - Полный стоп!
        Они пролетели ещё немного и потихоньку остановились за счёт обратной тяги. Включился сигнал тревоги и заработала система жизнеобеспечения. Женька осмелилась взглянуть на экран… Космос впереди был поразительно чист и подмигивал им родными глазами звёзд. Вокруг корабля плавали обломки и затухали искорки, отображаясь на экранах… Это всё, что осталось от НЛО-призрака…
        - Раненые есть? - Талех окинул взглядом мостик.
        Офицер по тактике отделался ушибом. Даген расквасил нос…
        - Сделайте запрос о повреждениях и пострадавших, - распорядился капитан. - Активируйте луч и распылите остатки. Нет! Сперва захватите несколько на экспертизу. Отправим в комитет безопасности конгломерата. Свяжитесь с ближайшим аванпостом и сообщите об угрозе вторжения…
        Приказы капитана сыпались пулемётной очередью. Со всех палуб и отсеков начали поступать отчёты. Системы корабля постепенно восстанавливались. Сигнал тревоги наконец отключили, а то у Женьки от него вибрировали мозги…
        - Кто же это был? - вслух размышляла Ним. - И мы его… Бац! Щепки и пыль. Рэпсид, пронзающий звёзды и таранящий корабли.
        - Лучший звездолёт конгломерата, - произнесла Ева, всё ещё оглушённая происходящим.
        - Зашибись! - воскликнула девчонка, находясь под впечатлением. - Я протаранила корабль…
        - Тебе же было скучно! - усмехнулся Талех, невольно подслушав их разговор. - Вот и повеселилась.
        - К гатраку такое веселья, - пробормотала Ним. - Если вдуматься, мы погубили целый экипаж неизвестного вида.
        - Это они напали на нас, - хмуро напомнил Талех.
        - Кто к нам с мечом придёт… - прошептала Евгения.
        - Что? - переспросил капитан.
        - От меча и погибнет…
        - Воистину, пророчество…
        - Талех?
        Он замер на месте, глядя как будто сквозь неё. Женя вдруг заметила, какие у капитана неестественно расширенные зрачки. Он пошатнулся, попытался ухватиться за кресло и упал. Женя дёрнулась к нему, забыв, что пристёгнута, отстегнула зажимы трясущимися руками и подлетела к Талеху одновременно с Ним. Сняла предохранитель с инъектора, на ходу включая коммуникатор.
        - Медотсек!
        - Коршунов слушает!
        Сегодня ночью дежурил землянин.
        - На мостик! Быстро! Капитану плохо!
        И Женька не колеблясь впрыснула Талеху антиген… Когда появился доктор, капитан уже очнулся и открыл глаза. Вслед за доктором на мостик прибыла команда безопасности и два санитара.
        Владислав спешно обследовал капитана портативным сканером.
        - Генетическая передозировка. Срочно в медотсек!
        - Я в порядке! - взбунтовался Талех, и попробовал встать, но Владислав категорически запретил и проследил, чтобы санитары уложили капитана на носилки.
        - Я пойду сам!
        Коршунов усмехнулся, придерживая командора могучей рукой. Комплекции землянин был не маленькой. Здоровее Талеха, а в росте ненамного уступал Миритину.
        - Капитан, лежите спокойно. Вы командуете на мостике, а я - в медотсеке.
        - Мы ещё на моей территории… Что?! Джамранский упрямец?! Не забывайтесь! Я читаю у вас в голове.
        - Капитан, вы уже на носилках, а это - территория медотсека. Вы в критическом состоянии. Решать мне.
        - Да перестаньте же думать! Прекратите… - взмолился Талех, повторно впадая в транс. - Выключите мысли… Прекратите!
        И потерял сознание, предоставив доктору свободу действий.
        - Несите его в медотсек.
        - Я сделала ему укол антигена, - спохватилась Женя. - Два кубика.
        - Хорошо, - кивнул Владислав.
        Пока Талеха уносили, Женька разрывалась между ним и вахтой. Тут очень кстати подоспел Борек и, видя её метания, подтолкнул следом за санитарами и носилками.
        - Иди за ним… Я тут подежурю.
        Борек принял командование, и носился по мостику, от монитора к монитору, отдавая приказы вместо капитана.
        Евгения добрела до медотсека как в тумане. По коридорам и палубам туда-сюда бегали техники, офицеры, медсёстры… В реанимационном блоке, куда принесли Талеха, Женька забилась в угол. Она не сводила глаз с капитана, пока его перекладывали на лежанку. Медсёстры засуетились возле него…
        - Всем разойтись! - это подоспел Миритин, и Женя слегка успокоилась. Она конечно не сомневалась в соотечественнике, зная, что Владислав профессионал, но Миритину доверяла больше. Всё же он столько лет был лечащим врачом командора.
        Вскоре привели и Дагена, со сломанным носом. Поступили и другие пострадавшие с переломами и ушибами. Но всё внимание Женьки занимал Талех. Он казался ещё бледнее, чем обычно и не приходил в сознание. Владислав подключил его к аппарату. Миритин ввёл капитану раствор нейрогентолина внутривенно и покачал головой.
        - Двенадцать кубиков телепатической сыворотки! У землянина бы мозги лопнули и размазались по черепной коробке…
        Женя всё же осмелилась подойти и спросить:
        - Как он?
        - Перенёс шок, но состояние стабилизируется. Не переживай. С ним всё будет в порядке. Сейчас он спит и ему нужен покой…
        - Можно, я станусь здесь?
        - Конечно, - разрешил Миритин.
        А Коршунов с любопытством посматривал на неё, пока мыл руки. Неоднократно поймав на себе взгляд землянина, Женя вздохнула и присела на кушетку рядом с лежанкой командора. Абсолютно не понимая, почему врач так ею заинтересовался. Неужели из-за будущего мужа джамрану?…
        - Отдыхай, - посоветовал Миритин, опуская голографическую завесу…
        Они ушли осматривать и латать пациентов, а Женька так и просидела рядом с Талехом до утра, прислушиваясь к суете в медотсеке. Командор спал как младенец. К утру всё стихло. Евгения не выдержала, и в очередной раз уронив голову на грудь, прилегла на кушетку и задремала.
        Когда она проснулась, Талех сидел перед ней и стерёг её сон.
        - Привет.
        - Как ты себя чувствуешь? - подорвалась она.
        Он улыбнулся.
        - Я-то цел, а вот Рэпсиду досталось. Будем чиниться в пути, и на Рубеже задержимся пару дней в доках.
        - Ничего, - вздохнула Женька. - Главное все живы… Так ведь?
        - Так, - Талех внезапно помрачнел. - Только прибавилась новая головная боль. Конгломерат начнёт расследование… Что ты говорила про меч? В смысле, мы должны быть готовы.
        Она кивнула и спохватилась:
        - Который час?
        Часы в коммуникаторе показывали…
        - Полдень?! Я опоздала на работу…
        - После ночной вахты, да ещё такой жаркой, тебе положен выходной, - улыбнулся Талех. - А я привязан к этой койке. Ничего не могу поделать с произволом врачей.
        Он так радостно это сказал, что Женя мысленно поблагодарила Миритина и Владислава.
        Талех передал распоряжения на мостик. И до самого вечера они с Евой разговаривали в медотсеке за голозавесой, пили чай со сладостями, наслаждаясь долгожданным общением, чего не удалось раньше.
        Вечером в медотсек зашёл Рокен. Чуть позже явился Миритин и принёс бутылочку розового, как и обещал. Женька сбегала за вкусненьким. Потом подтянулся и Борек, оставив командование на главного инженера. Владислава тоже пригласили.
        - Да, - вспомнил шакрен, когда они все сидели в ординаторской и чокались по маркафско-земной традиции. - Сюда рвалась Морголина, но я её не пустил. Соврал, что ты пока в коме… Простите уж, капитан.
        Талех довольно улыбнулся.
        - Правильно, Миритин. Пусть ещё думает, что я при смерти. До завтра.
        Они смеялись. Ели, пили и шутили. Но Женя не могла избавиться от странного ощущения… Привидения мерещились за каждым иллюминатором. Словно тень уничтоженного корабля-призрака навсегда распростёрлась над галактикой… В конце посиделок они с Талехом обменялись тревожными взглядами, думая, вероятно, об одном и том же…
        Глава 35
        Последний рубеж
        Разговоры не прекращались несколько дней. Талех не стал устраивать совещание, посчитав, что незачем грузить команду дополнительными проблемами. Свою часть они честно выполнили. Теперь пусть конгломерат думает. Капитан ждал результатов экспертизы, запершись в кабинете и подолгу беседуя с начальником комитета безопасности или главой экспертного совета. Поэтому офицеры с инженерами каждый вечер по собственной инициативе толклись в кают-компании, бурно обсуждая недавнее сражение.
        - Как же так?! - сокрушались одни. - «Звёздный дракон» не сумел отразить атаку пришельцев?! Дошло до лобового столкновения!
        - А ведь это самый оснащённый звездолёт конгломерата на сегодняшний день, с лучшим вооружением… - вторили другие.
        - Без паники! - призывали оптимисты. - Ещё неизвестно! Возможно, это недоразумение…
        - Ну конечно! - мрачно возражали пессимисты. - Это лишь начало конца. Дальше будет хуже…
        Мрачные прогнозы и жизнеутверждающие заявления сыпались как из рога изобилия, но дискуссия так и не привела к общему знаменателю, и не прояснила ситуацию. Неизвестность зависла над всем дамокловым мечом.
        Женю донимали собственные заботы. Сандер перешёл в наступление. Он задавал ей столько, что даже при свободном графике она ничего не успевала. К очередному зачёту её голова напоминала доверху набитый рюкзак, из которого на ходу вываливались разные полезные вещи. Чем усиленнее туда пихаешь, тем больше лезет обратно… Невозможно уместить столько в один человеческий мозг. В поисках спасения от Сандеровского беспредела, Женька заявилась к Рокену. Однако на её просьбу «дать что-нибудь для генетического улучшения памяти», этот стервец заломил слишком высокую цену. То есть, даже не один поцелуй.
        - Мне же нельзя, - захныкала она. - Третий этап…
        - Можно подумать, ты и так согласилась бы.
        - Да я готова на что угодно! - брякнула Евгения. - Лишь бы получить зачёт…
        - Даже на обмен? - хитро спросил Рокен.
        Она подумала и вздохнула.
        - На это - нет.
        - В таком случае, на меня не рассчитывай. Не могу же я сдать его за тебя.
        - Рокен! Мы же друзья! - в отчаянье воскликнула Женя. - Ты обещал…
        - … Тебя не соблазнять, а это - не соблазнение, а честная сделка, - ухмыльнулся он. - Джамрану я, или нет!? Никаких поблажек. Уверен, и Талех так думает.
        У Евгении просто не нашлось слов. Она в бешенстве выскочила из лаборатории, по дороге, наконец, обретя дар речи и угрожая Рокену самыми изощрёнными казнями, о каких только знала.
        «Джамрану он, видите ли! Бабник! Делец недоделанный!»
        Потом наступил судный день, и Женька провалила зачёт. С треском, с грохотом, с позором. Для перехода на следующую ступень ей не хватило пяти баллов. Она нервно теребила планшет и смотрела на Сандера, как кролик на удава. Опекун торжествующе улыбался.
        - Итак… Массаж.
        И направился к ней с триумфом завоевателя.
        - Сядь в кресло. Расслабься. Раздеваться необязательно… Поначалу будет чуть-чуть неприятно, но ты привыкнешь.
        Женя попятилась. Из всех его инструкций её устраивала только одна - не раздеваться.
        - Не подходи ко мне!
        - Напрасно сопротивляешься, - он усмехнулся. - Наука требует жертв.
        - Принеси в жертву кого-нибудь другого… А? Морри, например…
        Женька бочком отступала к двери.
        - Назначь пересдачу. Я до завтра всё выучу. Честное слово!
        - Уговор есть уговор… Ну что же ты бежишь? Я не кусаюсь… Небольшая генетическая встряска для тебя… Капелька удовольствия для меня…
        Ох, не нравились Женьке подобные увещевания, да ещё таким проникновенным тоном. Она бросилась к выходу… Поздно. Он уже стоял за спиной и держал её за плечи.
        - Без нарушения третьего этапа… Есть разные способы взять чужие гены и насладиться ДНК… Без обмена. Только, прости, никакого удовольствия ты не получишь. Но если захочешь обоюдно… Это останется между нами. Обещаю… Выбирай… - последние слова опекун прошептал ей в самое ухо.
        О нет! Как же прав был Грегори. И кто придумал, что опасны самрай-шак?
        - Это генетический террор! - из последних сил воспротивилась Женя, когда Сандер толкнул её в кресло.
        - Не-а, всего лишь требование подчиниться, - усмехнулся он, кладя ладонь ей на позвоночник. - Теперь расслабься…
        - Так поступали джаммы!
        Он сдавил ей шею двумя пальцами и раздражённо заметил:
        - Мы и есть джаммы в оболочке руннэ, если ты ещё не уяснила…
        «Вау! Вау! Вау!» - заорал Женькин коммуникатор.
        Она специально заменила привычный звуковой сигнал сиреной. Даже Сандер вздрогнул и невольно отшатнулся, а Евгения торопливо приняла вызов.
        - Слушаю!
        - Это медотсек! К вам пациент. Говорит - срочно, - голосом Миритина известил браслет.
        Женя подскочила, сбросив с плеча руку Сандра.
        - Слышали? Я должна идти. Это моя обязанность…
        И в коммуникатор:
        - Сейчас буду! Конец связи.
        Опекун лишь пожал плечами.
        - Хорошо. Отложим до следующего раза… - это прозвучало, как «никуда ты от меня не денешься со звездолёта».
        По крайней мере, отсрочила неизбежное. Евгения вылетела от Сандера и, не останавливаясь, неслась до своей палубы. Запыхавшись, остановилась и вызвала Миритина. Он сразу ответил:
        - И как? Сработало?
        - А то!.. Спасибо, друг! Век не забуду! С меня, что захочешь.
        - Не зарекайся.
        - Ладно-ладно… А чего задержался со звонком? Ещё немного, и мои бедные ДНК-цепочки извивались бы в руках этого садиста. Я уже представила, как он их выдёргивает… Бррр…
        - Извини, меня отвлекли.
        - Всё равно, спасибо!
        Женька отключила связь и юркнула в каюту. Разумеется, никакой пациент её не ждал. Просто они так условились с доктором. Она незаметно отправила Миритину заранее приготовленное сообщение, когда поняла, что зачёт ей не сдать.
        Всё же, благодаря психологической диспансеризации, у ксенопсихолога появились настоящие клиенты. В основном записывались на релаксацию. Женю это вполне устраивало и обеспечивало психологический комфорт экипажа. Экстренных вызовов пока не поступало. Это скорее радовало, чем огорчало.
        Морри с компаньонками проходили курс интенсивного «квантового психоанализа». По распоряжению капитана. Женьку, если честно, это больше смущало. Поскольку Морголина ложилась в капсулу с таким видом, будто внутри её ждал Талех… Но злословить эти кумушки в открытую перестали, хотя всё равно шептались по углам. Судя по тому, как вытягивались их лица, стоило Еве с ними повстречаться. Они резко замолкали и сворачивали с дороги.
        Корабельные дела снова шли своим чередом, и в начале третьей недели полёта Рэпсид Двидхад причалил к Последнему рубежу. Самой крайней точке Сигма квадранта… Женьке не верилось, что Земля находится где-то на противоположном краю галактики дальнего витка Снежной спирали.
        Вокруг жёлтого карлика с кодовым названием RZ-16 вращались четыре планеты. Здесь, в стороне от космических дорог и других цивилизаций, жили легендарные традсельгарцы. Непостижимые и нелюдимые исконные обитатели этой части галактики относились к полугуманоидной расе смешанного типа. Кое-кто из учёных полагал, что они - побочная эволюционная ветвь линдри. Но, в отличие от шебутных линдри, традсельгарцы не окукливались, существовали тихо и замкнуто. Понемногу осваивали ближний космос и спутники, но межпланетных перелётов до недавнего времени не совершали.
        Традсельга - родная планета традсельгарцев была третьей по счёту от местного солнца. Четвёртую, как бы между делом, заняли джамрану, объявив её колонией и военной базой конгломерата. Не сразу узнали они о присутствии местных жителей. Трансельгарцы всё это время спокойно наблюдали и не возражали против такого соседства. На четвёртой планете оказались сложные природные условия для выживания, а терраформирование запрещала религия Традсельгара.
        Когда состоялся официальный первый контакт, вторую планету - малопригодную к обитанию заселили вездесущие линдри. А первая - ближайшая к светилу была похожа на шар раскалённой лавы, исключая жизнь в любом биологическом виде.
        Однако сам форпост конгломерата - космическая станция с громким названием «Последний рубеж» находилась на орбите четвёртой планеты. По масштабам не такая грандиозная, как Ролдон-2, она считалась пограничным пунктом внешнего космоса. Её задачей было стеречь границы, отслеживать все подозрительные или опасные сигналы, поступающие извне и докладывать на военную базу. А также, регистрировать корабли, отправляющиеся за пределы галактики. А в остальном, это была дыра дырой… Тем более, Рэпсид Двидхад первым отправлялся в межгалактическое путешествие, спустя тысячи лет, как сюда прибыли джамрану…
        Команда высадилась на станцию через час после стыковки. Терминалов здесь не было. Только шлюзовые камеры и один-единственный ангар. Первым делом Женька чуть не растянулась в скользкой луже на металлическом полу, зацепившись ногой за провод. Хорошо, её вовремя подхватил Боб.
        В целом всё выглядело довольно убого. Не как на Ролдоне-2.
        - Что поделать, - сокрушался, шмыгая носом, простуженный смотритель шлюзов. - Нас финансирует земной муниципалитет. Если бы не арендаторы линдри, давно загнулись бы…
        «Воруют, - подумала Женька про земных чиновников. - Что прежде, то и сейчас».
        - Куда джамрану смотрят?
        - А чего джамрану? Поделили сферы влияния и ладно. Им эта станция, как змее рога. Базу-то свою вылизали как игрушечку.
        Евгения с каким-то непонятным сожалением разглядывала болтающиеся повсюду провода. Металлический хлам по углам, покрытые маслянистой грязью панели и узкие палубы с плохим освещением. А пахло здесь ржавчиной и соляркой.
        Талех выдал увольнительные всем желающим, пока корабль стоял в доках. Он предупредил Женьку, чтобы ждала его в секторе для прибывающих: «Ни шагу оттуда!». Вот она и стояла в тени Боббэрота, грустно провожая глазами Рокена, Борека, Ним и компашку. Они уходили веселиться в крутую забегаловку с милым названием «Приют Астронавта». А Миритин с Владиславом остались на корабле.
        В ожидании капитана Боб ревностно караулил Евгению, не отходя от неё ни на шаг и отпугивая взглядом прохожих. Даже какие-то хулиганистые субъекты в брезентовых куртках с цепями, кучкующиеся неподалёку, не осмелились к ним подойти. Минут через десять появился Талех. Одобрительно кивнул Бобу и, взяв Женьку под руку, увлёк её в прилегающий коридор.
        - Куда мы? - едва успела спросить она.
        - В бар линдри. Там у меня встреча с нашим старпомом.
        - Точно, - вспомнила Женя, а то совсем забыла. Наконец-то она познакомится с загадочным старшим помощником…
        По пути им попадались разные личности. В основном - земляне, линдри и традсельгарцы. Окезы и маркафи недолюбливали этот сектор… Шли они долго. По сумеречным и длинным, словно кишки, тоннелям. Минуя лабиринты палуб и коридоров. Из-за низких сводов Бобу часто приходилось нагибаться. Когда-то здесь висели указатели, но половину из них оторвали, оставив лишь отпечатки… Наконец Талех остановился перед неоновой вывеской - четыре планеты в ряд, нанизанные на шампур и размашистая надпись: «На краю вселенной». Тот самый бар.
        - Ничего не изменилось, - усмехнулся командор и толкнул обшарпанную дверь, увлекая за собой Женьку. Боб не отставал…
        В разгар дня народу внутри оказалось немного. По всей длине вытянутого вагоном зала, вдоль стены расположилась барная стойка. Горящие рекламные щиты за спиной барменов предлагали купить «самые улётные напитки во вселенной». Под щитами выстроился и сам товар - многочисленные бутылки на стеллажах, как патроны в обойме. Кроме рекламных огней помещение освещали только уютные маленькие лампы на столах, и углы тонули во мраке.
        За передним столиком восседал громила полугуманоидного происхождения в космических доспехах и что-то втолковывал недовольной девушке напротив. Остальные - традсельгарцы и линдри рассеялись по залу, цедя из стаканчиков выпивку после ночной смены. Кое-кто храпел, вдавив физиономию в крышку стола… Играла тихая музыка. Вроде, джаз. Посетители переговаривались вполголоса, стаканы звякали, жидкость булькала, выливаясь из бутылок…
        Женя изумлённо оглянулась на Талеха.
        - Что за странное место?
        - Здесь нет джамрану, - коротко пояснил он, посчитав такое объяснение достаточным.
        Командор отыскал глазами свободный столик чуть на отшибе и почище. Они сели, а Боб приткнулся в сторонке. Талех нажал кнопку на торце столешницы и к ним шустро подскочил официант-землянин в рваных джинсах и в майке с названием бара. Увидев джамрану, он аж рот открыл.
        - Опа-на! Какие люди! Давненько таких не бывало.
        - Веди себя учтиво, - холодно бросил Талех.
        - Да я от удивления, - принялся оправдываться парень, косясь на Боббэрота. - Кто только у нас не околачивается! А джамрану, если и забредут, то по ошибке… - он наткнулся на суровый взгляд Талеха и вытянулся по-военному. - Чего прикажете, капитан? Вам принести? Или по ленте закажете.
        - Принести, - ответил Талех. - Две «Тройных звезды». И пусть, - он ткнул пальцем на барменшу в капюшоне, - приготовит она.
        Официант присвистнул.
        - Да вы в теме!
        И лавируя между столиков, кинулся к стойке.
        - Соара! У нас серьёзные клиенты. Две «Тройных звезды»! Да поживее.
        Барменша вскинула голову, пошарила глазами вокруг, упёрлась взглядом в командора, кивнула и отошла к стеллажам за бутылками.
        - А что будет пить Боб? - спросила Женька, пока Талех изучал зал.
        - Боб, хочешь пить? - вскользь поинтересовался капитан, закончив осмотр.
        - Нет. Спасибо, командира Талеха. Боб сытый, - гатраноид расплылся во весь свой зубастый рот, польщённый заботой капитана.
        Н-да, Женя и забыла, что таких вопросов Боббэроту задавать нельзя. А то получалось, как в известной присказке: «Дайте попить, а то, так есть хочется, что переночевать негде». Боб пил только когда ел. Особенности гатракского метаболизма.
        - А ты, я вижу, обзавёлся подходящей компанией, - рассмеялся кто-то над самым ухом.
        Пока Ева отвлекалась на Боббэрота, к столику незаметно приблизилась та самая барменша с подносом в руках. То есть, незаметно для Женьки, а Талех будто ждал её. Она поставила на стол два высоких бокала с сахарными краями, наполненные пенным трёхслойным напитком и воткнула по соломинке в каждый.
        - Тройная звезда! Как и заказывали…
        - А ты ничуть не изменилась, Соара. - улыбнулся Талех.
        Внезапно Женя поняла, что перед ней линдри. Хотя барменша так и не откинула капюшон плаща-куртки. Довольно неуместное одеяние для бара… Из-под капюшона смотрели блестящие тёмные глаза без белков. На узком смуглом личике застыла приветливая улыбка.
        - Изменилась, Талех. Просто сейчас я такая, какой ты меня покинул.
        «Та-ак… Они знакомы, пожалуй».
        - Э, нет, Соара. Это ты меня бросила.
        Линдри подсела к ним.
        - Я не могла позволить себе любить джамранского офицера. Курсанта, ещё куда ни шло…
        «Какое, оказывается, у Талеха интересное прошлое…».
        - Познакомишь меня со своей девушкой?
        - Это не по-джамрански.
        - Ради забытой любви… По-линдрийски.
        Талех вздохнул.
        - Знакомься, Ева, это Соара, моя старая подруга.
        - Очень приятно, - Женька растерянно кивнула.
        - Соара, это Ева - моя будущая жена.
        - А ты даром времени не терял! - воскликнула барменша. - Поздравляю. На каком вы этапе?
        - На третьем.
        - О… Ну, терпения вам… - Соара подмигнула Жене и дружески потрепала её по руке. - Уж я-то знаю, как нелегко держаться рядом с ним, девочка… Я-то знаю… А, Талех? Всё такой же холодный на людях и горячий наедине? Да, дорогая?
        Евгения почувствовала, как медленно заливается краской. Почему-то слова барменши задели её. Талех предупредительно кашлянул.
        - Да ладно тебе! Не брыкайся! Уважь старую подружку и вспомни, как мы куролесили на этой ржавой станции… Эх, если бы не твой этап, в моей-то нынешней трансформации зажгли бы мы с тобой без отдыха…
        «Размечталась!»
        Женька представила, что линдри прячет под капюшоном щупальца или чего похуже…
        - Ну, угощайтесь… Это вам бесплатно, в память о прежних деньках… Талех покажет, как это пьётся…
        Уходя, барменша обернулась.
        - И, сладкий мой, я рада, что это не Морри.
        Талех чуть не поперхнулся, а Женя решила, что зря она плохо думала о Соаре.
        Едва линдри затерялась где-то за стойкой, Евгения вопросительно уставилась на командора.
        - А что? - он пожал плечами. - Это же линдри.
        - Ты мне зубы не заговаривай, сладкий.
        Талех усмехнулся, потягивая коктейль через соломинку. Женя нахмурилась. Он накрыл её ладонь своей и сказал:
        - Это случилось давно. Соара была моей, э-э, возлюбленной, в некотором роде…
        - Ты назвал её возлюбленной, а не генетическим партнёром?
        - По отношению к линдри так будет правильней.
        «А ко мне? - с грустью подумала Женя. - Кто я для тебя?»
        - Да-а… Буйная юность… Приключения, эксперименты… Тогда я учился в военной школе и служил в этой всеми забытой колонии, на планете, что вертится сейчас под ногами… Славные были денёчки, несмотря ни на что. В свои увольнительные я обретался на станции. Курсантов тянуло сюда, как на сладости. Мы дрались с местными хулиганами, напивались до гатраков в глазах… На краю вселенной… И никто нам не указ. Здесь я и познакомился с Соарой… Это было восхитительно и безумно…
        Женя таращилась на него, как если бы он был гатраком и нюхал цветочки на лугу.
        - Ты пей коктейль. О-очень вкусно…
        Евгения попробовала, с опаской… Пенная часть оказалась с кислинкой.
        - Опусти пониже соломинку. Так… До самого дна и не перемешивай. После соломинку можешь съесть, она из ореховой плёнки…
        Женя попивала коктейль, наблюдая за посетителями. Они приходили, уходили. Громила с девушкой наконец разобрались и пили на брудершафт… Здесь не так, как в «Синегарской звезде»… И Ева наслаждалась неповторимым вкусом и непривычной ситуацией.
        Один слой напитка отличался от другого. Нижний - тёмный сладкий тягучий, как шоколад, средний - оранжевый сливочно-солёный, а верхний - зелёный горьковато-терпкий с привкусом яблока… Вместе они перемешивались в интересную гамму. А сахар по краям приятно холодил язык.
        - Что в коктейле? - спросила она у Талеха.
        - Если я расскажу, напиток потеряет всю прелесть.
        - Я уже почти выпила и мне интересно.
        Капитан улыбнулся.
        - Джамранский ликёр, линдрийский бренди и земной абсент, смешанный с традсельгарским ромом… Немного взбитых сливок с фруктовым муссом и тумесский сахар… Неземное сочетание. Правда?
        - Вкусно, - согласилась Женя, стараясь привыкнуть к новой неожиданной грани Талеха.
        - Откуда Соара знает про Морголину?
        - Морри была здесь, со мной… Это долгая история.
        - Расскажи, - попросила она. - Пока нет старпома.
        - Боюсь тебя расстроить, - усмехнулся он. - Это ваше земное чувство… ревность мне непонятно. Я не знаю, чем ненароком вызову его у тебя.
        «Поздновато спохватился…».
        Женька рассмеялась.
        - Я не стану ревновать. У тебя брачный ритуал. Забыл? Не с Морри или Соарой, а со мной. И… Боже! Я превращаюсь в джамрану!
        Талех усмехнулся.
        - Нет, если тебе интересно, ты всё ещё землянка…
        Она вопросительно подняла глаза от бокала.
        - Не притворяйся. Я знаю, что ты постыдно сбежала от Сандера и его массажа.
        Евгения даже обиделась.
        - Не сбежала, а ловко провела…
        И она рассказала об их афёре с Миритином.
        - Тогда не всё потеряно, - с шутливым одобрением улыбнулся Талех. - У тебя определённо есть задатки. Да и Сандер не догадался о твоём манёвре. Я прочитал у него в мыслях. Но в другой раз не сбегай.
        - Почему?
        - Это приказ.
        - Ну конечно, - она недоверчиво усмехнулась. - Ты шутишь?
        - Нет, я предельно серьёзен. Это испытание, как-никак.
        Женька насупилась, и капитан сменил тему.
        - В военной школе я познакомился и с Занденом. Он бросил мне вызов и стал моим соперником…
        - А я думала, ты знаешь его по интернату.
        - Нет. В интернате мне не нашлось соперника, равно как и друга… Я был замкнутым подростком. После гибели Дирека, что-то не давало мне сблизиться со сверстниками… С Морри я познакомился на Серендале, после окончания интерната… На каникулах.
        - Ты сам захотел служить?
        - Да, я подал запрос на военную службу. Хотелось отомстить за брата… Глупо… Я прошёл тесты и меня распределили сюда. Пока я ждал зачисления, родители отослали меня к родственникам на Серендал. Отдохнуть. Тогда я и встретил Морри…
        Он умолк, мечтательно глядя мимо Жени… Отпил из бокала и продолжил рассказ:
        - Я несколько дней гостил у её дяди. Он друг нашей семьи…
        Женька поняла, командор говорил о Каримере.
        - Я помню море и сады Серендала…
        Земное чувство, неведомое джамрану, гнусно подкралось и охватило Евгению.
        - Талех, это ведь она на тебя запала? Так? А ты лишь ответил взаимностью…
        Капитан тихонько засмеялся и лукаво взглянул на неё.
        - Не знаю… Наверное, так и было… Хотя трудно представить, что во мне тогдашнем могло быть привлекательного. Нескладный юнец, неловкий и порывистый… Да ещё с гатракскими генами. Я больше сидел по библиотекам, чем думал об отношениях с девушками и обменах…
        - О, Талех! Так ты у нас был ботаником!
        - Кем? - удивился он.
        - То есть, книжным мальчиком, умником, - попыталась объяснить Женька, сообразив, что слово «ботаник» на джамранский перевелось буквально.
        - Не совсем, - ответил командор. - Ещё я пилотировал корабли. На старших курсах интерната освоил штурманскую подготовку и технико-инженерные курсы. Я мечтал стать капитаном исследовательского звездолёта, но сперва нужно было отомстить за Дирека… Я и не представлял, что могу нравиться девушкам… А Морри уже тогда блистала.
        Талех вздохнул.
        - Само совершенство. Многие хотели её… Однако… Когда я отправился на военную базу, она прилетала ко мне. А ведь тогда не строили «Звёздных драконов». Даже самый быстроходный корабль джамрану следовал до Рубежа не менее двух недель. Приходилось добираться на перекладных…
        Если честно, Женя такого от Морголины не ожидала. Такой гламурненький цветочек с замашками аристократки…
        - Да, Морри привыкла к роскоши и комфорту, - словно прочитал её мысли Талех, - но, как и всякую джамранку, её сложно запугать трудностями или остановить… Более того, она отказалась из-за меня от всех генетических партнёров, не требуя взамен того же…
        Командор задумчиво разглядывал сахарную кромку бокала, искрящуюся в свете неоновых огоньков.
        «Ух! Какая Морри хорошая! Сейчас заплачу, - рассердилась Женя, но виду не подала.
        - Да, она была настолько преданна мне… Ведь ещё не знала… Я думал, что поймёт, когда придёт время…
        - Почему она не почувствовала ДНК гатрака, когда вы с ней… ну…
        Талех вскинул голову и, прищурившись, холодно посмотрел на неё.
        «Ой, сболтнула лишнего, - испугалась Женька, - А как иначе? Зато искренне».
        - Не чувствовала, потому что я не хотел. Я всегда контролировал себя. Всегда, с джамрану. Я мог не сдерживаться с линдри или… - он запнулся и выразительно посмотрел на неё. - С тобой.
        «Какая откровенность! И всё правильно… А чего ты ждала?»
        Но отчего-то слёзы чуть не навернулись на глаза. Она хотела спросить его: «Поэтому ты со мной?». Язык не повернулся. Женя подавленно молчала.
        «Что ж, у меня тоже есть прошлое… Но я не демонстрирую его настолько явно».
        Тут она вспомнила, что сама попросила его рассказать. Талех взглянул на Женю и вымученно улыбнулся.
        - К гатраку воспоминания! Тебе понравился коктейль?
        - Очень! Я бы ещё заказала.
        «Улыбайся, Женечка, улыбайся. Он джамрану и всё равно твоих обид не поймёт».
        - В другой раз, - ответил командор и отставил бокал. - Что-то старпом задерживается… - Талех глянул на часы в браслете. - Уже пора бы явиться…
        Внезапно Боббэрот напрягся, и тихонько зарычал, повернувшись к двери. Замер, будто готовый к прыжку зверь. Снаружи что-то определённо происходило… В ответ на предупреждение гатраноида, дверь распахнулась, и в бар ввалился растрепанный традсельгарец.
        - Там! Там! Драка! Наших бьют!
        Снаружи и вправду доносились крики, удары и другие характерные звуки потасовки. Бармены навалились на стойку, вытягивая шеи. Парнишка-официант уже нёсся к выходу, роняя стулья. Посетители вскочили. Боб зарычал и ринулся к двери.
        - Стоять! - рявкнул Талех, мгновенно оказываясь впереди гатраноида. От командорского окрика застыл столбом не только Боб, но и все, кто находился в баре.
        Талех дёрнул к себе дверь и выбежал на палубу. Женька за ним.
        В коридоре радостно толпился народ. А напротив бара образовалась настоящая свалка из рук и ног, джамрану и землян. Офицеры в форме джамранского флота, и все в основном с Рэпсид Двидхада, отчаянно кого-то мутузили, дружно навалившись сверху.
        Боб порывался ринуться в самую гущу, но Талех остановил гатраноида, и тот лишь удручёно топтался на месте… Кругом свистели и подначивали…
        - Что здесь происходит?! - грозно спросил капитан.
        В ответ ему из кучи-малы раздался могучий рык. Драчуны разлетелись и попадали во все стороны, и оттуда выбрался устрашающего вида гатрак. Он легко раскидал противников, швыряя их словно пёрышки и, отряхиваясь, выпрямился в полный рост, задевая низкие перекрытия.
        Увидев Талеха, гатрак вытянулся по стойке смирно, едва не впечатавшись головой в балку, и отдал капитану честь.
        Глава 36
        Старпом и Ко
        - Старший помощник Агрэгот прибыл для прохождения службы на звездолёте Рэпсид Двидхад! - единым духом выпалил гатрак. - Во имя космической Матери!
        - Агрэгот?! - Женя его и не узнала. Так сильно изменился. Они не виделись со дня подписания договора, и за это время Агрэгот сильно подрос. Стал выше ростом, мощнее и обзавёлся бронёй. Иглы утолщились и удлинились. Он заматерел, подобно дикому зверю. Теперь перед ними стоял не прежний юнец, а взрослый молодой гатрак. Ускоренное созревание гатраков обуславливалось продолжительностью жизненного цикла.
        Талех ответил на приветствие, как и подобает капитану, и обвёл взглядом присмиревших драчунов… Офицеры поднимались, отряхивались и замирали перед капитаном. А все, кто не с Рэпсид Двидхад, поспешили удрать. Талех продолжал тянуть паузу. Женя тем временем смотрела на старого друга. Агрэгот тоже поглядывал на неё, улыбаясь краешком рта. Талех вызвал по коммуникатору службу безопасности с корабля и кивнул гатраку:
        - Вольно… старпом.
        Подчеркнув, что к остальным это не относится. Осмелевшие и расслабившиеся было, они торопливо выровняли строй. Вскоре подошли Рокен и Борек. В драке парни не участвовали, но судя по хитрым рожам, ухмылкам и многозначительным переглядам, прятались где-нибудь за углом и наблюдали. Женя могла поспорить, что именно так и было.
        - Что вы здесь делаете? - подозрительно спросила она. - Вы же вроде направлялись в «Приют астронавта»?
        - А там санитарный день, - не моргнув глазом, заявил Рокен.
        - Мы искали другой бар, - поддержал его Борек. - Нам указали на этот. Мол, потрясающие коктейли.
        - А…Ну, да, да, конечно, - Женя скривилась. - Так я вам и поверила!
        Рокен усмехнулся.
        - Знаю.
        Судя по всему, капитан не собирался устраивать разборки прямо здесь. Он размеренно прохаживался вдоль замершей шеренги, холодно разглядывая офицеров, старлеттов; джамрану и землян… Свою команду. Будто видел впервые. А всех мучил вопрос: что за расправа ожидала провинившихся на корабле? Они украдкой тревожно переглядывались.
        - Ух, чует моё сердце, - прошептал Рокен, - кто-то сегодня познакомится с офицером по этике.
        - Да уж, - усмехнулась Женька. - Кому как не тебе чуять. Ты-то с ним близко знаком.
        - Не-а. Никто его не знает. Обычно, он либо в маске, либо генетически меняет внешность.
        Евгению передёрнуло от ассоциаций, вызванных заявлением Рокена. Она вздохнула и отошла к Агрэготу.
        - Привет, - Женя и не представляла, что ему сказать, ощущая некоторую скованность. - Так значит, ты наш старпом.
        - Он самый, - с улыбкой ответил Агрэгот. - Но, кажется, мне не рады.
        - Я рада, - искренне заверила она и заметила капельку лакричной крови, выступившей из рассечённой надбровной пластины Агрэгота.
        Каким таким оружием, интересно? Надбровные дуги у гатраков крепче железа. Евгения обратилась к Талеху:
        - Капитан! Старшему помощнику требуется медицинская помощь.
        Талех взглянул на Агрэгота и повернулся к команде:
        - Чья это работа?
        В ответ - молчание.
        - Чья это работа? Последний раз спрашиваю…
        - Моя! - звонко выкрикнула Нимрадилль, выбираясь из-за спин впереди стоящих офицеров. Её героически заслоняли собой штурман и тактик.
        Да-а… Вид у Ним был весьма плачевный и, вместе с тем, устрашающий.
        - Допрыгалась, - мрачно заметил Талех.
        Форма на девушке превратилась в лохмотья. Из локтевых суставов торчали острые как бритвы костяные шипы. Лоб украшал ещё один, сантиметров на пять вылезший из узелкового сочленения. Пропорции руннэ оставались неизменными, но тело покрывали переплетения сине-стальных мышечных канатов джаммов.
        - Джаммогения, - констатировал Талех.
        - Да! - Ним вызывающе вскинула голову, презрительно вытянув подбородок в сторону гатрака. - Это я его отделала!
        Агрэгот поёжился.
        Разумеется, лишь джамм мог покромсать гатрака. Хорошо ещё, что обошлось только этим. Как ещё прочие не порезались…
        - Жаль, не разрезала на ленточки, - презрительно добавила Ним. - Он…
        И осеклась под ледяным взглядом капитана.
        - Отставить.
        - Капитан, - неожиданно вмешался Агрэгот. - Она просто испугалась…
        Талех взглядом заставил умолкнуть и Агрэгота. А Женя вспомнила, как сама направляла на гатрака излучатель. Когда-то…
        - Не стоит её защищать, старпом. Она должна получить по заслугам…
        - Я не жалею, что пустила кровь чудовищу, - дерзко вмешалась Ним. - И готова понести наказание. Тварям здесь не место!
        - Молчать!
        Талех обернулся к Рокену и Бореку.
        - Проводите эту припадочную в медотсек.
        И выразительно посмотрел на Рокена.
        - Ты знаешь, что нужно делать.
        Парень скорчил недовольную мину, а Борек аккуратно, чтобы не порезаться, взял Нимрадилль под локоток. Девушка вырвалась. Но когда, то же самое, с явным отвращением и тяжёлым вздохом проделал Рокен, Ним покорно отправилась с ним… Женьке не пришлось долго стоять с открытым ртом. Прибыла команда безопасности и всех штрафников конвоировали на звездолёт.
        - На гауптвахту, - распорядился капитан. - Вечером разберусь, кому чего причитается.
        Сказано это было таким зловещим тоном, что всех пробрал озноб.
        - Ступай с ними до медотсека, Агрэгот, - велел он старпому, видя, как тот отирает ручищей кровь.
        Кровотечение у гатраков обычно начиналось вяло, если не была задета ведущая артерия. Но кровь текла обильно и плохо сворачивалась.
        - Обойдусь…
        - Я сказал - в медотсек, - повторил Талех и приказал недовольно урчащему Бобу. - Проводи Еву и старпома на корабль, а у меня тут ещё дела…
        И вернулся в бар. Жене снова оставалось лишь стоять и хлопать глазами.
        К шлюзам они шли молча. Боббэрот топал следом и сопел. Прохожие от них шарахались.
        Женя первой заговорила с Агрэготом.
        - Н-да… Ну и знакомство вышло. Никто не ожидал. Но это ещё не вся команда. Я уверена, другие примут тебя нормально, - она говорила так, чтобы подбодрить его и себя заодно.
        «Что Талех забыл в этом баре?»
        - Но даже я удивилась. Как Талех вообще до такого додумался? Полный корабль джамрану и ты…
        - По просьбе Свэдэнора, - объяснил Агрэгот. - Договор. Они посчитали, что нам полезен обмен опытом, для закрепления союза.
        «Ага. Точно. Хорошо, что не генами».
        - … Мы же летим в другую галактику. А я - разведчик когорты. Искать формы жизни, собирать ДНК, чтобы обогатить космическую Мать…
        Гатраки усиленно восстанавливали планету после многовекового произвола вождя.
        Они уже были у шлюзов, когда Женька всё-таки стала жертвой несчастного случая. Зацепилась за провод, упала и больно ударилась коленкой. Как ещё форму не порвала?! Боб отстал и не успел подхватить её. Агрэгот всего на секунду отвлёкся… Зато надо было видеть, как две игольчатые махины наперебой поднимали Еву, предупреждающе рыча друг на друга. У прохожих зевак выпучились глаза, и от потрясения они даже шарахаться перестали… Весть о перемирии добралась и сюда, но обыватели плохо восприняли гатраков в качестве союзников.
        - Ничего не повредила? - встревожился Агрэгот, а Боббэрот заворчал.
        - Нет… Всё нормально… Ой! Ай…
        Наступать стало больно. Коленка словно раскалывалась… Женька осторожно пощупала коленную чашечку…
        - Ох!..
        - Разбила?
        - Нет, вроде.
        - Я тебе понесу, - решил Агрэгот. - Раз капитан приказал идти в медотсек, пойдём вместе…
        Боббэрот угрожающе зарычал, когда гатрак подхватил её на руки. Прохожие окончательно впали в ступор.
        - Боб, успокойся, - попросила Женя. - Агрэгот - мой друг.
        Гатраноид рычать перестал, но бдительность не потерял и зорко следил за гатраком. Так с ксенопсихологом на руках Агрэгот прошествовал до посадочного сектора и ввалился в транспортный отсек звездолёта. Перед ними расступались, а встречный техник поронял всё, что было у него в руках, и едва не позабыл задраить переборки. А Евгения тем временем кое-что коварно обдумывала.
        Однако на палубе Агрэгот вознамерился передать её Боббэроту.
        - Эй! Ты чего? - запротестовала она.
        - Не следует мне пока появляться в людных местах, - замялся Агрэгот. - Пусть команда привыкнет.
        - Так-так, - нахмурилась Женька. - Неустрашимый воин, а ведёшь себя как застенчивый подросток. Давай живо в медотсек! У тебя вон кровь хлещет, скоро мне всю форму зальёшь.
        Она, безусловно, преувеличивала, и мысленно ухахатывалась от сознания, что поучает старпома. Как-никак, он выше её по званию и по должности.
        - Тебе нужна медицинская помощь. И точка!
        - Я привык сам лечиться.
        - Нечего-нечего. Отвыкнешь. И чем раньше они уяснят, кто тут главный, тем лучше. Ничего с ними не случится. А будут возникать, порычи на них и все дела.
        «Интересно, а как отнесётся к этому Морголина?»
        На Женькиной физиономии расцветала улыбка Годзиллы.
        - Думаешь? Я не хочу осложнений.
        - А их и не будет! Дорогу в медотсек я тебе покажу, не заблудишься. А Бобу там делать нечего… Боб, иди к себе.
        Гатраноид набычился.
        - Ты же устал. Правда, Боб?
        Тот нехотя кивнул.
        - Агрэгот меня защитит. Смотри, он вдвое больше тебя…
        Довольно убедительный аргумент, для гатраноида. Боббэрот нерешительно потоптался на месте, а потом нехотя развернулся и ворча удалился.
        - Всё, теперь направо, дальше - налево… Миритин тебя залатает и шрама не останется.
        - Шрамы украшают гатрака, - возразил Агрэгот. - Ты чересчур заботишься о моей ране…
        - Нет, хочу послушать, как визжат медсестрички, - призналась она.
        Агрэгот только хмыкнул в ответ. При этом гатракский хмык слишком напоминал рык.
        Едва они появились в медотсеке, как у всех присутствующих развилась немота. Потом медсёстры всполошились, побросали медицинские причиндалы и с визгом разбежались. Женька еле успела зажать уши, чтобы не оглохнуть. Агрэгот невозмутимо протопал к лежанкам и посадил Евгению аккурат по соседству с офонаревшей Нимрадилль. Даже у Коршунова глаза полезли на лоб. Пожалуй, спокойнее всех отреагировал Миритин. Шакрен до мозга костей, доктор ничему не удивлялся. Он тотчас узрел рану на лбу гатрака и в срочном порядке наложил кровоостанавливающий пластырь. Предварительно очень вежливо попросив его нагнуться, а после увёл в дальний бокс, с глаз долой… Владислав наконец опомнился и подошёл к Женьке.
        - Что у вас?
        - Коленка, - прокряхтела она, морщась от боли. - Левая…
        И поймала на себе неприязненный взгляд Ним.
        «Этого ещё не хватало!»
        Коршунов помог ей снять сапог и закатал штанину… Провёл сканером, одновременно прощупав сильными и гибкими пальцами.
        - Ой!
        - Так - больно?
        - Д-да… - Евгения почему-то засмущалась от его прикосновений. Лучше бы здесь был Миритин…
        Владислав заглянул ей в глаза.
        «А симпатичный, в общем-то, мужик… - внезапно промелькнуло в голове. - Женька! Ты - идиотка!»
        Что-то такое же, ответное, сверкнуло в глазах Владислава.
        - Всё пройдёт, - через минуту улыбнулся он, следя за показаниями сканера. - Перелома нет.
        - А почему так больно?
        «Вдруг трещина!»
        - Сильный ушиб коленной чашечки и сустава, в том числе. Неудачное падение плюс высокая чувствительность… - он кашлянул, резко вышел, вернулся с лечебным наколенником и надел его на Женькину ногу.
        - Магнетотерапия. Посидите так минут десять. Потом можете встать и ходить с ним до вечера, для закрепления эффекта.
        - Угу…
        Владислав ушёл ловить медсестёр, непонятно оглянувшись напоследок. Зато в медотсеке возник Рокен с инъектором и направился к Нимрадилль.
        - Ну что, барышня. Укол?… А что тут было? - он указал на разбросанные медсёстрами в панике вещи - лотки, салфетки, лекарства…
        - Агрэгот, - ответила Женька
        - А ты чего тут сидишь?
        - Коленку ушибла.
        Ним упорно молчала, обняв себя за плечи, и дулась в уголке лежанки, как мышь на крупу… С тремя шипами это выглядело забавно. Вспомнилась фраза из древнего мультфильма: «Трёхрогие не играют с длинношеими». Женя не сдержалась и прыснула.
        - Ничего смешного! - взвилась Нимрадилль. - Гатракская…
        Рокен очутился рядом и быстро зажал её рот.
        - Прежде чем скажешь хоть слово, подумай хорошенько… Ева, объясни ей.
        - А что объяснять?… Агрэгот - не враг. Без него мы с капитаном, вероятно, были бы мертвы или хуже… Он такой же герой войны с нео, как и Талех…
        Ним оторвала от своих губ ладонь Рокена.
        - Талех?! Он - выродок! Как гатрак…
        - Я бы не называл капитана гатраком, - предостерёг Рокен.
        - Много ты знаешь! - закричала Ним, вырываясь от него, и отчаянно зарыдала. - Хочу, чтоб они сгинули! Все! Гатраки убили моих родителей…
        Рокен прижал девушку к груди, поглаживая её по голове. Плечи Нимрадилль затряслись.
        - Не плачь, девочка, - проговорил он и глухо добавил:
        - Всю мою семью истребили гатраки… Но Агрэгота среди них не было.
        - Точно! - подхватила Женька. - Ему всего-то восемь лет от роду.
        - Нео с террористами гораздо хуже. Уж я-то знаю, о чём говорю. Нужно быть выше этого…
        Женя недоверчиво покосилась на Рокена. Какие возвышенные речи! Ну-ну…
        Парень отстранил Ним и буднично заявил:
        - А теперь, небольшая геномная инъекция. Ты же не хочешь остаться такой навсегда или стать ещё страшнее.
        Она затрясла головой. Рокен уколол её в шею.
        - Придётся немного потерпеть. Обратный процесс довольно болезненный… А я не захватил обезболивающего.
        - Здесь есть, - напомнила Женька.
        Рокен сделал большие глаза и замотал головой за спиной Ним.
        «Что же этот паршивец задумал?»
        - Инъекция ненадолго, - авторитетно продолжал Рокен. - Приступы будут случаться всё чаще, пока геном руннэ не распадётся окончательно.
        - Неужто нет постоянного средства? - нахмурилась Ним.
        Рокен сжал губы и покачал головой.
        - Медикаментозное лечение не поможет. Искусственный генотип тоже. Но… Средство есть…
        - Какое?
        - Тебе оно не понравится. Ты ведь не согласишься. Я уверен…
        - А вдруг? - прошептала девушка, опустив голову, и Рокен принялся делать Женьке знаки руками и бровями.
        - Наверное, всё же надо сходить за обезболивающим. Сыворотка начинает действовать…
        «И что же он подмешал в эту сыворотку? Хитрюга!»
        Женя глянула на часы. Десять минут истекли, коленка больше не болела. Евгения осторожно спустила ноги на пол, натянула сапог… Наступила…
        - Найду Владислава или Миритина.
        Рокен кивнул ей и накинул голографическую завесу, едва она отошла…
        Женя вскоре наткнулась на Аманду с лотком, которая боялась зайти в бокс к Миритину, потому что там сидел Агрэгот. Евгения недолго думая попросила у неё обезболивающее. Аманда сперва отшатнулась, но потом дала ей капсулу для инъектора и таблетки. Женя прокралась обратно к голозавесе и чуть приподняла…
        Кто бы мог подумать!?
        Рокен с упоением целовал Нимрадилль, а она цеплялась за него, как утопающий за спасательный круг. Закрыв глаза и самозабвенно постанывая. Не замечая ничего вокруг… Женя положила лекарства на столик-тумбочку и тихонечко удалилась, посмеиваясь про себя…
        Вечером капитан выстроил экипаж на обзорной палубе. Всех, кроме дежурных по мостику, Боббэрота, пассажиров и устроил крупномасштабные разборки. Чтоб никому неповадно было. Конечно, присутствовал и Агрэгот.
        Десять провинившихся стояли пред строем, вытянув руки по швам и виновато опустив головы. В основном - доблестный десант, старлетты и офицеры мостика.
        - Ваше поведение недостойно, - сообщил наконец Талех, вдоволь помучив их затяжной паузой. - Надеюсь, вы понимаете, что будь это пьяная драка в кабаке, вас не подвергли бы суровому наказанию. Отделались бы нарядами. Но вы накинулись на старшего помощника, и ваше незнание вас не оправдывает. Вы злонамеренно напали на союзника, а это - худшая из провинностей. Набросились скопом, как школьники, норовящие устроить тёмную. Вы - опозорили честь мундира! Офицеры!.. И чтобы этого впредь не повторялось, все будут примерно наказаны. Меня не интересуют мотивы вашего проступка. Я хочу знать, кто зачинщик.
        Офицеры и прочие молчали, упрямо стиснув зубы.
        - Ну?! Что-то не слышу признаний. Отказываетесь говорить?
        Молчание…
        Талех прогулялся вдоль строя.
        - Языки проглотили? Я не требую предать товарищей, но, как ваш капитан, не потерплю неповиновения и бунта. Пусть зачинщик сам признается, сделав шаг вперёд. Я жду. Считаю до трёх. Иначе…
        Виновные с опаской поглядывали на капитана, но не спешили признаваться. Будто чего-то ждали.
        Талех понял и усмехнулся:
        - Нет, я не собираюсь терзать себе мозги телепатическими генами. Просто все понесут одинаковое наказание, независимо от вины. Публично.
        После этих слов вперёд шагнул офицер по тактике. За ним, поколебавшись, выступила Ним. Затем из строя вышел землянин - десантник.
        - Прекрасно, - улыбнулся капитан. - Я доволен, раз в моей команде одни смельчаки. Похвально, что вы стоите друг за друга горой и не допустите, чтобы из-за вас пострадали невиновные. Это и есть благородство… Теперь напоминаю, что старпом Агрэгот тоже часть нашей команды. С этой минуты вы признаете его власть. Несогласных придётся высадить на Последнем рубеже. Есть возражения?
        Все знали, что это не пустые угрозы. Даже Агрэгот привыкший к гатракской дисциплине и суровой выучке был слегка ошарашен. А Женьке совершенно не хотелось так провиниться. Ведь Талех не посмотрит на будущее супружество. Капитан не шутил, и все это понимали, словно информация передавалась… Генетически!.. Несогласных не выявилось.
        «Вот как это работает, - мрачно думала Женя. - Кольцо, браслеты. Связь с командой и кораблём - не пустые слова».
        - Что ж, - заключил капитан и обратился к зачинщикам. - Вы - трое разжалованы в рядовые не пять дней. Снимайте нашивки.
        Подозвал шефа по безопасности.
        - Зачинщиков - в изолятор, по очереди. Стандартная процедура. Скоро туда придёт офицер по этике.
        Евгения с трудом поверила в услышанное.
        - Остальные - гауптвахта, на трое суток. Возможно, у кого-то есть ссадины, синяки и вывихнутые челюсти, - в словах капитана прозвучала ирония. - Сейчас к вам придёт доктор и осмотрит. Построение закончено. Все увольнительные теперь отменяются. Свободны!..
        Команду постигло жестокое разочарование, но приказ, есть приказ.
        А вот Ним абсолютно никак не реагировала. Она стояла с отрешённым видом и улыбалась чему-то своему… Словно ничего её не волновало. Кое-что ещё насторожило Женю. Когда офицер по тактике проходил мимо капитана, тот остановил его и сказал:
        - Я знаю, Ромерик, ты этого не делал. Не следовало выгораживать настоящую виновницу. Именно за это тебя и стоит проучить.
        - Так точно.
        Евгения жутко расстроилась и поскорее улизнула, не желая встречаться с Талехом. По дороге к каютам её нагнал Рокен. Некоторое время, они шли молча. Потом Рокен проговорил:
        - Для землянина это будет откровением.
        - Что? - не сразу поняла погружённая в себя Женя.
        - Стандартная джамранская процедура. Офицер по этике…
        - Постой, - она резко затормозила. - Разве капитан-джамрану может приказать высечь землянина?
        - Ещё как может, - воззрился на неё Рокен. - Землянин приносил ему клятву. И теперь служит на джамранском звездолёте. Правила для всех одинаковы. Пусть радуется, что не публично.
        - Видеть его не могу! - вырвалось у Женьки.
        - Кого? - на этот раз не сообразил Рокен.
        - Талеха!
        - Ну ты даёшь! Так переживаешь за землянина?
        - Нет! За себя! Мне с ним жить.
        - Э! Перестань, - попытался вразумить её парень. - Ты - совсем другое.
        - Забыл? Я тоже служу на этом корабле…
        - Вообще-то, да… - почесал в затылке Рокен. - Тогда не нарушай дисциплину…
        «Дура ты, Женька! Сидела бы дома. Вышла бы замуж за хорошего человека, землянина. А то, ишь ты! Джамранского капитана ей подавай… Значит, Соара просто вовремя сбежала и легко отделалась…».
        - Эй! Ты чего? - пощёлкав пальцами возле её лица, Рокен вернул Еву к реальности. - Да не бери в голову…
        - Если он, меня, хоть пальцем, тронет…
        - Всё не так страшно. Ты - женщина, тебе сильно не достанется…
        - Утешил!.. Я убью офицера по этике!
        Рокен ухмыльнулся.
        - Вряд ли Талех доверит эту миссию кому-то другому…
        - Разнесу корабль!
        - Не ори! Может быть тебе понравится…
        - Чего-о?! Я - не мазохистка!
        - Джамрану тем более, - пожал плечами Рокен. - Но постоянно нарываются. Просто нам по кайфу острые ощущения.
        - Извращенцы! - через плечо бросила Женька, ускоряя шаг, и скрылась в своей каюте.
        Весь вечер она маялась, думая о капитане Талехе. Да-да, не о будущем муже, а именно о капитане. Затем переключилась на Рокена. Вспомнила, как они с Бореком подозрительно быстро явились после драки… И ещё Рокен целовал Нимрадилль! Ним?! Даже Сандеру это до сих пор не удавалось. По-прежнему ходил с синяками… Каков жук! А? В какую игру он играет? Вот пройдоха! Мэтр обольщения отдыхает и нервно курит в сторонке. Ха! А бунтарка Ним так стреляла в Рокена глазками на построении. Женя тогда заметила и только сейчас призадумалась. Если так, пропала девчонка… Или, всё к лучшему?
        Евгения спохватилась, вспомнив о падении. На станции было грязно, и форма так испачкалась - не отчистишь. Придётся отправить в стирку. Женя стянула испорченную одежду, стараясь не тревожить наколенник. Переоделась в чистую - запасную. Взяла планшет с уроками джамранского и двинулась в оранжерею или точнее - в ботанический мини сад. Там сейчас было тихо, безлюдно, умиротворяющее журчала вода, благоухали растения…
        Женя забралась в укромное местечко за кактусом и принялась с остервенением зубрить джамранские отглагольные конструкты… Ей всё ещё нравился джамранский, но из-за Сандера она начинала иногда ненавидеть… Обоих!
        «Поскорей бы сдать этот кошмарный зачёт! Иначе…».
        Внезапно до Женьки донеслись голоса… Разговаривали двое. Явно мужчина и женщина. Они мало-помалу приближались, и Евгения притаилась за кактусом, боясь дышать. До неё долетели первые слова:
        - …ты не была на станции? - спрашивал Талех. Его голос невозможно было не узнать.
        - Мне там никогда не нравилось… - отвечала Морголина. - А ты что, виделся с Соарой? Помню… У неё такие… ммм… экзотичные гены.
        - Разумеется… Как я мог забыть?
        «Джамрану! - Женя сжала кулаки и стиснула зубы. - Пожиратели чужих генов. Гурманы, мать вашу! Не-ет, гатраки всё же лучше…».
        - Талех! - воскликнула Морголина. - Я всё помню! Талех… Поцелуй меня… Я так хочу почувствовать твои губы… Теперь, когда ДНК землянки не стоит между нами.
        Женя принялась неслышно долбить кулаком в кадку. Сначала линдри, теперь эта…
        - Талех…
        Женька просто физически ощущала, как он отрывает Моррины руки от себя. Что это? Гордая Морголина готова на всё, лишь бы расстроить их брачный ритуал?
        - Морри, - ласково сказал командор. - Я хочу тебя поцеловать, но…
        «Какой подлец!»
        Женя чуть не разбила костяшки о мозаичный бок кадки… Сперва коленка, потом это… И снова медотсек.
        - … Ты не обрадуешься… Я же говорил, мои гены…
        - Мне всё равно!
        - Уже всё равно? - в его голосе явственно прозвучала насмешка.
        - Да!
        - Как пожелаешь… Но предупреждаю, без обмена…
        - Да! Любимый…
        Стало тихо-тихо… Он целовал её? Определённо целовал! Евгения представила, как крошит в капусту кактус, и что это - башка Морголины… От увлекательного мыслительного процесса её отвлёк визг… Визжала Морри:
        - Ииииии! Ублюдок!
        - Неужели? Я даже ещё не превратился…
        - Тьфу-тьфу! Я чувствую гатракские гены.
        - Конечно, - Талех был абсолютно спокоен. - Я спрятал за ними джамранские, чтобы ненароком не передать. Тебе напомнить? Третий этап. Обмен запрещён. Я предупреждал…
        - Мерзавец! Гад! Урод! - визжащая Морголина, дробно стуча каблучками, умчалась в неизвестном направлении.
        Талех постоял немного, глядя на искусственную панораму осеннего леса. И высказался нарочито громко, но как бы ни к кому не обращаясь.
        - Тому, кто прячется, советую укоротить уши, а то уже торчат из-за кактуса…
        Повернулся и ушёл, а Женя слушала, как он уходит и страдала.
        «Надо же! Всё это время он читал мысли, и никто даже не заподозрил… Чёртов джамрану!»
        Евгения снова услышала шаги… Возвращается?
        «Что ж, больше она прятаться не намерена. Сейчас вылезет и выскажет ему всё, что о нём думает».
        Женя подхватила планшет и выскочила на дорожку, между пальмовых кустов с Альтамина… Каково же было её удивление, когда она нос к носу столкнулось с доктором Коршуновым. Похоже, тот был удивлён не меньше, но как раз приятно удивлён. Сильные руки подхватили Женьку и удержали от очередного падения.
        - Осторожно! Коленка… Как нога? Не болит?
        Евгения замотала головой.
        - Теперь и сам вижу… Всё равно, не стоит перетруждать…
        - Конечно, - буркнула Женя. - Не буду.
        Владислав улыбнулся.
        - Вы ужинали?
        - Нет…
        - А почему бы тогда не поужинать вместе? Как соотечественникам. Думаю, нам есть, о чём поболтать.
        «А действительно! Почему бы и нет?»
        - С удовольствием, - согласилась Женька…
        За три дня корабль полностью отремонтировали. Провинившихся выпустили с гауптвахты. Рэпсид Двидхад покинул Рубеж и оставил позади родную галактику…
        Глава 37
        Размножение личности
        Гилех расхаживал по техническому отсеку и разговаривал сам с собой. Как могло показаться стороннему наблюдателю. Именно так это выглядело для его коллеги Лауреллии. Она уже давно тайком наблюдала за учёным в отверстие сотовой переборки, пока он думал, что его никто не видит.
        Лауреллия волновалась, особенно когда Гилех кричал на себя или резко менял интонации. Звучало это примерно так:
        - Нет, вы не понимаете, - менторским тоном. - Вероятность искривления в этой точке пространства настолько мала, что предельная вогнутость равна нулю.
        - Не-ет! Это вы не разбираетесь, остолоп! - с истеричными нотками.
        - Да оба вы не смыслите в пространственных искривлениях, - насмешливо и спокойно. - Рассуждая о физике иного континуума…
        Учёный вертелся на месте, брызгал слюной и размахивал руками от избытка чувств. Будто спорил с невидимым собеседником. Лауреллия насчитала троих. Если и дальше так пойдёт… Количество личностей Гилеха начнёт умножаться в геометрической прогрессии.
        «Надо что-то делать, - размышляла женщина. - Сказать ему прямо?… «Профессор, у вас…»… Исключено!»
        Джамрану и забыли, что такое психические расстройства. Любые диссонансы психики устранялись генетическим путём… Хотя, при виде Гилеха, Лауреллия усомнилась в этом и всерьёз опасалась за его рассудок. Она подумала, и, оставив учёного спорить с воображаемыми оппонентами, решительно направилась в кабинет психолога…
        Ксенопсихолог, она же Евгения, уже несколько дней плевала в потолок, или сражалась в шахматы с Владиславом. Больше делать было абсолютно нечего. Моррина шайка прошла курс психоанализа. У прочих закончились психические жалобы и отклонения. Женя начала бояться, что потеряет и без того хилую квалификацию. Только фобий ей здесь не хватало! Она уже всерьёз подумывала о том, чтобы самой залезть в капсулу психоанализа, как вдруг секретарша доложила о посетительнице.
        - Впускай! - обрадовалась Евгения, спешно убирая ноги со стола и сгребая бумажные самолётики в корзину для бумаг.
        - Добрый день, Лауреллия! - и поднялась навстречу клиентке.
        Благодаря вынужденному безделью, Женя выучила экипаж поимённо. С учёной-джамрану у неё состоялось шапочное знакомство на станции, в кабинете у Талеха. Потом она сталкивалась с Лауреллией ещё пару раз, и та произвела на неё приятное впечатление. Джамранка вечно пропадала в лаборатории и слыла трудоголиком, но в остальном была вполне адекватной и милой женщиной. В отличие от Морголины с подружкой. Серьёзная, скромная, не признающая экстравагантные причёски и редко меняющая цвет волос. Симпатичная, миниатюрная, элегантная… Лаури напоминала Женьке Нивиллу…
        - Что у вас случилось?
        Лауреллия поздоровалась, по-джамрански, и присела на краешек стула.
        - Да вы в кресло садитесь.
        - Нет-нет, - запротестовала она. - Мне удобно.
        - С чем пожаловали?
        - Понимаете, - Лауреллия явно межевалась, а Ева терпеливо ждала. - Я не из-за себя пришла. Проблемы у моего коллеги… Гилеха…
        - Я внимательно слушаю, - Женя придала голосу проникновенности, как на гала-консультациях.
        - У него размножение личности! - выпалила Лаури.
        Женька опешила.
        - Как? Простите…
        - Размножение личности… - неуверенно повторила джамранка.
        «Спокойно, Женя. Нельзя задавать такие вопросы. Они отпугивают клиентов».
        - Раздвоение, вы хотели сказать?
        Лауреллия затрясла головой.
        - Нет! Именно размножение. У него целых три личности. Пока…
        «Гатрак некузявый!.. Прости, Агрэгот… Предупреждали ведь Гилеха и дмерховскую банду, чтобы не светились!»
        Стараясь выглядеть спокойной, Евгения спросила:
        - В чём это выражается?
        - Он внезапно уходит из лаборатории, бродит по кораблю и разговаривает сам с собой… А ещё, как-то пролил реактивы и ругался… грязно. Я никогда не слышала, чтобы он так ругался! Или рассказывает себе неприличные анекдоты… - прошептала джамранка, округлив глаза. - Словно кто-то в него вселился…
        Женя задумчиво потёрла лоб.
        «Надо будет спросить у Рокена, что в их понимании звучит грязно и неприлично».
        - Как давно вы это заметили?
        - Приблизительно дней пять…
        Естественно, корабль давно миновал Рубеж… И дмерхи тотчас организовали интеллектуальную коммуну в теле Гилеха.
        «Надо срочно поговорить с командором!»
        У Евгении запиликал коммуникатор. Вызывал капитан.
        «Он теперь и на расстоянии мысли читает?»
        Всё это время Женька избегала Талеха и обречённо думала о предстоящей ночной вахте на мостике.
        - Ксенопсихолог слушает! - ответила она и сразу предупредила:
        - У меня клиент.
        - Это срочно, - сообщил он. - Клиент подождёт. Приказываю явиться немедленно, ко мне в кабинет. Экстренное совещание.
        И отключил связь.
        - У вас дела? - робко поинтересовалась Лауреллия.
        - Капитан… - Женя развела руками. - Извините, в другой раз.
        - Ничего, капитан есть капитан, - кивнула джамранка и поспешно вскочила.
        - Не переживайте… Я вызову Гилеха на консультацию и во всём разберусь.
        - Хорошо, - закивала Лаури, с радостью перегрузив ответственность на специалиста. - А если я ошиблась…
        - Всё будет в порядке, - заверила её Женя.
        Лауреллия ушла успокоенная, а Ева бросилась выполнять приказ капитана…
        За эту неделю так много всего произошло!
        Она подружилась с Владиславом. Неизвестно, обитал в нём вирус или нет, поскольку Грегори в обязательном порядке «лечил» всех землян, прибывающих на станцию. Так или иначе, но общаться с Коршуновым оказалось приятно и весело. А главное - никаких джамранских загонов!
        Прекрасно слушать вместе музыку или танцевать на вечере в кают-компании, не боясь, что тебя начнут раздевать и вершить генетический обмен. Сидеть за одним столом, не опасаясь, что встанешь из-за него зелёной или фиолетовой в крапинку… Женя и не помнила, каково это…
        А ещё Влад уважал «Стар трек» иразбирался в роке. Знал массу занятных историй и отлично играл в шахматы. Женька продула ему не одну партию. Но особо не расстраивалась, потому что, узрев, как всё запушено, он взялся учить её играть.
        А как он улыбался! Почти как Сирил…И вообще, с ним можно было разговаривать на любые темы, не чувствуя себя дурой. Владислав не позволял себе пренебрежительного тона или обидной снисходительности. Никакой властности или холодной отстранённости… Женя это оценила. Даже слишком. Особенно после длительного общения с джамрану…
        На этой позитивной волне, она почувствовала себя умнее и сдала Сандеру долги и зачёты. Убедила его отсрочить массаж, сочинив об этом незатейливый стишок по-джамрански. Опекун так растрогался, что уступил…
        На этой неделе Агрэгот и Нимрадилль присягнули капитану в присутствии всего экипажа. Агрэгот обживал свою каюту. На мостике для него установили подходящее по размеру и конфигурации кресло… Команда понемногу привыкала к гатраку. По утрам Женя сталкивалась с ним в коридоре, а по вечерам они ходили друг к другу в гости. А Боб по-прежнему рычал на гатрака и сторонился.
        Ним продолжала выпускать колючки, но иногда вдруг улыбалась неизвестно чему… Как далеко зашло у них с Рокеном, Женя не представляла и с расспросами лезть не собиралась. На людях Рокен держался отстранённо. Что уж там происходило между ними наедине - тайна покрытая мраком. Никто из них об этом не распространялся…
        Самое интересное! Аманда отважилась и пригласила Миритина на свидание. Шакрен вежливо отказался, сославшись на внеплановое дежурство, и специально подменил Коршунова, чтобы не выглядеть лжецом. Аманда остаток дня ходила сама не своя, с красными от слёз глазами.
        О чём она только думала? На что надеялась?
        Зато Женя с Владиславом воспользовались вынужденным альтруизмом Миритина и устроили себе просмотр космической оперы с попкорном и мороженным в общем кинозале.
        Ух, как шикарно пролетели эти дни!..
        На совещание Евгения припоздала. Талех бросил выразительный взгляд на корабельные часы и недовольно сказал:
        - Проходите, Ева.
        В кабинете уже сидел Гилех с Шерданом и Сингером в голове.
        - Теперь нас трое, - заметил голосом учёного кто-то из них.
        Судя по нормальным интонациям, Шердан.
        - Замечательно, - Женька уселась на диван. - И скоро об этом узнает весь экипаж.
        Талех нахмурился, а Гилех и компания… попытались переглянуться. Неудачно… Смотрелось, как нервный тик.
        - Объясни, - потребовал капитан, и Ева рассказала про Лауреллию.
        - Толку, что ты почистил ей память. Наши экспериментаторы всё равно спалились.
        - Размножение личности! Га-га-га! - загоготал Сингер. - Забавно.
        - Заткнись, - бросил Талех и добавил. - Если вы и впредь будете смущать команду, компрометировать Гилеха…
        - Я сам виноват, - вмешался учёный. - Думал, нас никто не слышит… Специально выбирал безлюдные места.
        - А почему не в каюте? - поинтересовался Талех. - Раз уж вам так приспичило поболтать. Вслух.
        - Э… там я частенько бываю не один, - Гилех замялся и скосил глаза. - Ну, вы понимаете…
        Женька не выдержала и расхохоталась.
        - Поделитесь весельем, ксенопсихолог, - резко оборвал её Талех. - Вместе посмеёмся.
        «Определённо, у него с этим капитанством испортился характер. Или просто я раньше не замечала?…»
        - Да так, представила, - буркнула Женька.
        - Что представила? - голос командора разогнал по телу притаившиеся мурашки.
        - Процесс генетического обмена совместно с двумя дмерхами, - выдала она.
        А что? С этими джамрану быстро разучишься стесняться…
        Ей почудилось, или Талех с Гилехом малость оторопели?
        - Ладно, - примирительно сказала она. - Я обещала Лауреллии, что сама побеседую с Гилехом. Так что, завтра милости прошу ко мне на приём. Как штык!
        Хм, те же интонации, что и у Миритина… А с пациентами иначе нельзя, особенно с нерадивыми.
        - Не забудь сварить кофе, - проворчал Сингер.
        - Ага, разбежалась. Пищеблоком обойдётесь!
        - Мы платим за проезд! - возмутился Сингер.
        - Так зачем нас вызывали? - сменил тему Шердан.
        - Как раз и поговорить об оплате, - напомнил Талех. - Подошло время платить.
        - А не рановато? Согласно координатам, до предполагаемого местонахождения галактики Вихря ещё целая фаза.
        Фазой именовался месяц, по-джамрански.
        - Целый месяц?! - огорчилась Женя.
        - Я рассчитывал попасть туда быстрее, - нахмурился капитан.
        - Куда уж быстрее! - усмехнулся Гилех. - Самые быстроходные корабли джамрану, снабжённые межгалактическими двигателями летели в пустоте годами. Это пространство качественно и количественно отличается от галактического. Межгалактическая кривая…
        - Отставить лекции, - Талех поморщился. - И без вас знаю. Мы сейчас на «звёздном драконе», и если господа дмерхи соизволят запустить корабельный телепортатор…
        - Только в крайнем случае, - возразил Шердан. - Чересчур много энергии жрёт в этом континууме. Это опасно вдали от обитаемого космоса. Вы же не хотите завязнуть здесь на более длительный срок?
        - И то верно, - подумав, согласился капитан. - Одна фаза - ничто, по вселенским меркам. Потерпим. А пока… Вы обещали предоставить информацию о ближайших соседках Вихря.
        - Разумеется, - ответил Шердан. - Всё предоставим. Всё, что смогли украсть из дмерховеновской базы данных. Эта часть космоса засекречена, вы же понимаете. Дмерховены не пускают нас туда. Заблокировали все модуляторные частоты. Вот мы и вынуждены пойти на крайние меры, переместив сознание в чужое тело.
        Женя слышала об этом впервые, но Талех был в курсе.
        - Говорите, что знаете.
        - Туманность Вихря, как вы помните, расположена между двумя крупными полосато-концентрическими веретёнообразными галактиками с периферийными ответвлениями. Иными словами, между Зеброй и Тигром.
        Женька хихикнула, вспомнив, как созерцала этих «зверей» втелескоп.
        - … Немного удалось выяснить о галактике Зебры… Самую малость. Галактика обитаема. Густо населена. В основном представителями гуманоидной расы - алактинцами. Они точная копия землян. Развитые цивилизации. Космические технологии. Практически на всех планетах. Галактика Зебры разделена на сферы влияния и правят ими Лига, Альянс и какой-то Синдикат…
        - А лингвистические коды? - спросил Талех.
        - Ах, да! - вспомнил Шердан. - Алактинский - официальный язык трёх сообществ. Насчёт остальных неизвестно. Но, полагаю, пока достаточно и одного.
        - Займитесь этим прямо сейчас, - распорядился капитан. - Предоставьте нашим генетикам РНК-коды, для изготовления сыворотки.
        - Допустим, мы привьём каждого на корабле, - вмешался Гилех. - А как вы собираетесь привить инопланетян?
        - А на что нам лингвисты и позитронные переводчики? - усмехнулся Талех.
        - Для этого нужны нейролингвистические коды… - принялся объяснять Гилех. - Трансляция живой речи.
        - Без проблем. Будем ловить в эфире, как приблизимся, - ответил Талех. - Достаточно нескольких фраз, чтобы позитронная матрица обработала данные.
        - Так точно, - кивнул Гилех.
        - Все свободны.
        Гилех, Шердан и Сингер потянулись к выходу, а Женя двинулась было за ними.
        - Ева! - окликнул её капитан. - Останься.
        Едва за троицей закрылась дверь, Талех спросил, глядя ей прямо в глаза:
        - Ты меня избегаешь?
        - Никак нет, - соврала она.
        Он вздохнул.
        - Ответь мне, пожалуйста, не как капитану, а как будущему мужу, или возлюбленному, если тебе так больше нравится…
        Женя опустила глаза.
        - А как же субординация?
        - Это твой ответ? Или нет?… Хорошо. Спрошу по-другому. Почему ты меня избегаешь?
        Вот теперь она могла сказать всё, что думает, но язык ворочался с трудом:
        - Честно?
        - А как же ещё?
        - Мне не нравятся порядки на корабле и эти ваши джамранские, э-э, стандартные процедуры.
        Талех вскинул брови.
        - И что ты предлагаешь?
        Женя молчала.
        - Ты до сих пор не поняла… Что ж, постараюсь объяснить. Это дисциплинарно-генетическое воздействие.
        - А по-человечески? Выговор, например, с занесением в личное дело…
        Он рассмеялся.
        - Устав читала?
        - Раз двести, - огрызнулась она.
        - Тогда, наверное, представляешь, в чём заключаются обязанности капитана. Нет?… Цитирую: «Капитан отвечает за жизнь и благополучие своей команды».
        - Я помню. Но как это связано с карательными санкциями по отношению к экипажу?
        Талех едва сдержал улыбку.
        - Я обязан доставить всех обратно, в целости и сохранности. Я должен пресекать нарушения субординации. Это записано в корабельных правилах. Джамранскому капитану подчиняются беспрекословно, иначе не избежать неприятностей… Таких, как драка на станции. Если я буду мягок и не покажу, как скор на расправу и суров, джамрану мне на голову сядут. А потом случится беда. Ты же видела Ним…
        Евгения кивнула.
        - Да. Но причём тут земляне и остальные?
        - Устав для всех одинаков, условия тоже и соответственно - наказания.
        Женя прищурилась.
        - А как же, «будь это пьяная драка…». Ну?
        Талех усмехнулся.
        - Запомнила… Это нюансы. Я тщательно отбирал кандидатов и уверен, что от этого застрахован. Во всяком случае, никто из команды не станет затевать драку в пьяном виде… Разве что, в целях самозащиты. А вот на старпома явно напали, по-хулигански и сделали это мои люди, дерзко пренебрегая уставом. Терпеть подобное я не намерен. Такое надо сразу пресекать. А ты должна уяснить, как важно выполнять приказы. Ты нарушила мой приказ на Ролдоне. И к чему это привело?
        - Ну-у, мы избавили гатраков от тирана и подписали мирный договор, в итоге.
        Талех вздохнул.
        - Ты - неисправима. До тебя доходит, как до землянки.
        «Вот, значит, как!»
        - Я и есть землянка.
        - Мы поговорим об этом позже, на дежурстве.
        - Как прикажете, капитан.
        И откуда в голосе столько льда?
        - Теперь я могу идти?
        - Иди… И подумай.
        Но так просто уйти он ей не дал. Догнал у самой двери и крепко обнял… Женька едва не поплыла от его прикосновений. Попыталась вырваться, но куда там… Просто стояла и наслаждалась его близостью, дыханием.
        - Как я соскучился, - прошептал Талех, целуя ей шею, плечи. - Закрываю глаза и вижу тебя… Послушай… Что бы между нами ни происходило… Если вдруг усомнишься в нас, вспомни ту ночь перед Серендалом. Лишь это и ничего больше. Остальное не важно.
        Она кивнула, не в силах ничего вымолвить. Комок стоял в горле…
        - Теперь иди.
        Он подтолкнул её к двери…
        В каюту Женя не пошла. Поднялась на обзорную палубу и долго смотрела на оставленную позади Снежную спираль. Так глубоко в пустоте, галактика напоминала белоснежную раковину улитки с разноцветными вкраплениями. Она плавала одиноким островом в безбрежном космическом океане и становилась всё дальше и меньше… А впереди плескалась таинственная чернота…
        Лауреллия в этот момент прогуливалась в оранжерее. Остановилась полюбоваться цветком, и кто-то дотронулся до её плеча. По генетическим ощущениям это был не джамрану… Она с удивлением обернулась:
        - А, это вы, доктор. Не ожидала.
        - Извините, если напугал. Лауреллия, верно?
        Она улыбнулась.
        - Для вас - Лаури. Мы ведь одна команда. Вы меня недавно осматривали…
        - И?
        - Сказали, что я похожа на вею. Это был комплимент?
        - Возможно, - глаза Миритина озорно блеснули. - Вы намного интереснее.
        - Благодарю… А что вы здесь делаете?
        - Гуляю… Увидел вас и захотел пригласить на чашечку чая? Насколько я знаю, джамрану обожают чай.
        Кроме чая джамрану обожали эксперименты и любили экзотику. Лаури изучала шакрена, склонив голову набок. Налобный рисунок Миритина потемнел на глазах, чешуйки замерцали… Синий взгляд бархатисто обволакивал…
        - Да, - кивнула она. - Мне нравится цветочный…
        - У меня как раз такой…
        Миритин словно невзначай коснулся её руки, и Лаури ощутила лёгкое покалывание. Шакрен загадочно улыбнулся…
        Глава 38
        Дилемма Миритина
        Доктор был на грани. На пределе своих возможностей сопротивлялся рилису. Ради этого он взял отгул, заперся в каюте и наглотался таблеток… Не помогало. Миритин чувствовал себя всё хуже и хуже. И готов был лезть на стенку. В нём просыпались глубоко дремлющие инстинкты самрай-шак. Культурного и образованного шакрена, вытеснял первобытный дикарь, озабоченный продолжением рода и готовый за это убивать. Чтобы как-то отвлечься, Миритин припоминал вчерашнее чаепитие.
        Лауреллия… Милая, нежная, красивая, но… Даже отдалённо не чарим-вей. Джамранка! Она привлекала внешне и не более… Вскоре Миритин выяснил, что на джамрану не действует рилис. Вызывает лишь слабое волнение и никакого отклика. Шакрен убедился в этом, когда они танцевали. Лаури возбуждала только музыка. Он целовал её и не чувствовал вкуса. Да и Лауреллия в конце концов призналась, что Миритин её генетически не притягивает. Хотя, она могла бы, ради эксперимента, его соблазнить…
        - Меня всегда интересовало, каково это с представителем твоего вида, - игриво намекнула джамранка. - Написала бы статью…
        Но Миритину не улыбалось попасть в галактический еженедельник. Он вежливо отказался:
        - Ты прелестна, Лаури, но я не мужчина…
        - Знаю! Самрай-шак. Разве это препятствие? Устроен, как мужчина и всё у тебя там, где надо. И какое! Не то, что бывает у линдри, - она усмехнулась. - А как насчёт джамранского тоника?
        - Сомневаюсь, что это поможет.
        - Ты очень красив, Миритин. Смотрю на тебя и наслаждаюсь.
        - Обычно для джамрану это не столь важно.
        - Для кого как… Мы ведь тоже для чего-то меняем внешность… Давай-ка допьём чай.
        Пока они чаёвничали, Лаури сокрушалась:
        - Соблазнительный и недоступный.
        - Я честно пытался, но…
        - Понимаю… Есть и другие способы.
        - Я таких не знаю.
        - Ты же врач, исследователь, а я - учёный… Придумаем что-нибудь?
        - Не стоит.
        Лаури предложила зайти к ней, но Миритин не согласился. Для полноты ощущений ему требовался полноценный отклик, а не это жалкое подобие. Лауреллия тоже была разочарована. Миритину это казалось странным. Ведь страсти она к нему совершенно не испытывала… Кроме того, он сомневался в возможности кладки. Всё-таки джамрану это даже не землянка. Иной биохимический фон. Без кладки - нечему вырабатывать ферамоны, побуждающие самрай-шак к оплодотворению. Пришлось бы ограничиться поцелуем, а дальше - глотать таблетки. Лучше уж сразу.
        Миритин выпил ещё одну… Две… Десять! Безрезультатно.
        «Что происходит?»
        Шакрен впервые переживал спериум так бурно… У разных самрай-шак этот период индивидуален. У Миритина он обычно проходил довольно спокойно, не особенно напрягая с возрастом. Достаточно было принять антиспериум, чтобы заглушить рилис. Как он и делал на Ролдоне-2.
        Миритин задумчиво разглядывал контейнер с таблетками. Они не могли испортиться. Доктор приготовил их накануне вылета. Вероятно, где-то нарушил пропорции. Других объяснений в голову не приходило… Миритина тянуло прочь из каюты, на поиски веи, на древнюю как жизнь охоту… Давненько с ним такого не случалось…Но здесь не Шакренион… Ни вей, ни ягод пожевать…
        В древние временя дикие самрай-шак искали у подножий гор белые ягоды успокойника и поедали их, если не могли поймать или подманить вею… Но ягоды лишь ненадолго притупляли влечение. Зато разработанный на их основе препарат избавлял от него совсем… Но Миритин теперь не жаждал избавления. Рилис овладевал его мыслям, наполняя их образами из дремучего прошлого…
        В прежние времена шакрены не церемонились. Тогда и леса были гораздо враждебнее. Деревья бдительно охраняли вей, выстреливая в самрай-шак ядовитыми колючками… Однако в ходе эволюции лесные стражи лишились своих жал. Природа оказалась мудрее и милосерднее…
        Во власти спериума, самрай-шак зверели и воевали друг с другом. Или надев непробиваемые доспехи, жгли и вырубали леса, выгоняя оттуда вей. Разоряли чужие Гнёзда, сражаясь за обладание чарим-вей. И, заточив бедняжек в пещеры, держали их там, в качестве инкубаторов. Сколько гибло и тех, и других - не сосчитать! Намного больше, чем рождалось… Однажды шакрены опомнились и основали союз. Обитель положила конец войнам. Леса были восстановлены, популяция вей сохранена и приумножена…
        «Нет! Что-то определённо не так. Надо проверить».
        Миритин решительно сунул контейнер в карман.
        «И взять таблетки у Евы. А что, если, вся партия…».
        Доктор страшился выйти из каюты… Теперь в каждой женщине он видел вожделенную чарим-вей… Миритин напоследок глянул на себя в зеркало.
        Налобный узор почернел, чешуйки горели, требуя высвобождения ферментов. Синие глаза сверкали…
        «Ну и зрелище! Только людей пугать. Надо позвать Фиримина.».
        Миритин бросился к коммуникатору. В каюте он обычно снимал браслет и клал на столик… Но его там не оказалось… Доктор обшарил все поверхности, как в тумане, страдая от озноба и боли в горле…
        «Дождался! Спериумтоксикоз! Где же этот коммуникатор?! Наверное, оставил в медотсеке… Точно! Когда мыл руки».
        В тот раз торопился и забыл надеть… Незадача… Природа требовала одного - отдаться на волю инстинктам, а разум взывал к благоразумию.
        Миритин поборол безудержное стремление причинить кому-нибудь вред. Он решил действовать цивилизованно.
        «Только бы сконцентрироваться».
        Шакрены победили свои инстинкты, когда научились использовать потенциал. Управляя подвижными нейронами, они создавали проекции. Ндаримы! В период спериума контролировать их сложнее. Но Миритин не забыл, чему его учили…
        Едва он сосредоточился, как замигал дверной индикатор, сопровождаясь трелью звонка. Кого ещё принесло? Неподходящее время…
        «А вдруг это Фиримин или Ева?»
        - Кто там?
        - Это я… Аманда. Открой, пожалуйста.
        Сперва Миритин запаниковал, а потом в нём с новой силой заговорил самрай-шак, отзываясь на звуки голоса веи. Нет… Женщины?… Как раз в тот момент, когда Миритин запоздало сообразил, что есть внутренняя связь. Нужно лишь включить компьютер и… Рилис окончательно ударил в голову.
        Миритин открыл дверь и увидел смущённую Аманду в шёлковом пеньюарчике… Самрай-шак было всё равно, во что она одета. Быстрее запечатлеть поцелуй! Тут уж не до танцев… Он схватил Аманду за руку и втащил внутрь. Переборки захлопнулись, медсестра испуганно пискнула. Шакрен опомнился.
        «Что я делаю?!»
        - Аманда, раз уж ты здесь, будь добра, сходи в медотсек за моим коммуникатором и отнеси это Фиримину на анализ…
        Он протянул ей контейнер с таблетками. Аманда не двинулась с места, стиснув отвороты пеньюара и жалобно глядя на доктора.
        - Миритин!
        - Пожалуйста, Аманда.
        - Миритин! Послушай! Я знаю, что с тобой происходит! Я помогу…
        - Что?…
        - Я люблю тебя, Миритин!
        «Ах, да!»
        Касания ненароком, томные взгляды, приглашение на ужин и признание. Конечно, он видел, что медсестра к нему неравнодушна, но не предполагал, что это зайдёт так далеко, учитывая разницу в физиологии…
        - Миритин! - она скинула пеньюар, оставшись в прозрачном кружевном белье.
        Сдались ему эти рюшечки и кружавчики! Вот бы всё это сорвать, добраться до тела чарим-вей и пропитать своими ферментами…
        Миритин пришёл в себя от крика Аманды. Кружевное белье, то есть, то, что когда-то называлось им, лоскутами валялось на полу. Женщина дрожала в его объятиях. Её подхватил рилис, унося всё дальше и дальше от разумных доводов… Шакрен мигом разыскал и подобрал пеньюар, и напялил его на Аманду, словно на куклу… Она не сопротивлялась и не соображала.
        Миритин подтолкнул её к двери.
        - Уходи! Быстро!
        Внезапно нахлынуло желание. Шакрен метнулся к столику, схватил контейнер и высыпал горсть таблеток в ладонь.
        - Нет! - заорала Аманда.
        Миритин удивлённо замер.
        - Таблетки не помогут.
        Она виновато смотрела на него. Он рассыпал таблетки по столу, в два прыжка оказался рядом и схватил её за плечи.
        - Почему?
        Аманда всхлипнула, и задрожала от его прикосновений. Запрокинула голову и закрыла глаза… Миритин встряхнул её.
        - Почему? Отвечай?
        Она явно что-то знала, но молчала, теряя рассудок в его руках. Миритин, недолго думая, затащил её под холодный душ. Ледяная вода привёла Аманду в чувство и его заодно.
        Она завизжала:
        - Мирити-ин!
        Вырвалась и ринулась в комнату. Шакрен догнал её, на ходу сдирая с себя промокшую одежду, кинул женщине полотенце и повторил вопрос:
        - Что с таблетками?
        Она подняла на него мокрое лицо. Тушь потекла, оставляя на щеках безобразные чёрные разводы. Миритин протянул Аманде салфетку и потребовал:
        - Говори!
        Женщина вытерла лицо и прерывисто, заикаясь, ответила, сжавшись под полотенцем:
        - Й-я… их… п-подменила…
        - Как?
        - Под-дсмотрела, г-где т-ты хранишь…
        «Рурк! Надо было держать в каюте, под замком».
        - Когда?
        - П-позавчера…
        Так, значит, у Евы - настоящие. Нужно как-то до них добраться.
        Миритин нахмурился:
        - Погоди-ка! А почему я не обнаружил подмены?
        - Я нашла шакренские витамины с тем же вкусом и такого же цвета…
        «Надо же, как основательно подготовилась!»
        У доктора просто не было слов.
        - Зачем, Аманда?
        - Я хочу тебя. Как угодно… Давно на тебя смотрю… А ты меня даже не замечаешь! Я и в полёт отправилась из-за тебя. Радовалась, когда капитан одобрил мою кандидатуру… Но и здесь ты на меня не смотришь!
        - А с чего это вдруг? Я не мужчина, дорогая коллега. Я - шакрен… Вернее, самрай-шак.
        - Мне всё равно! - выкрикнула она. - Ты лучше! Ты мужественный, красивый, умный… Добрый…
        Миритин опешил. Сколько можно слышать такое от женщин? Всё без толку! Хотя бы одна из них была чарим-вей…
        - Верни таблетки.
        - Я отправила их в утиль…
        Резервное энергообеспечение корабля функционировало и на переработке отходов.
        - Не сердись! Пожалуйста! Будь со мной…
        Аманда сбросила полотенце, и голая кинулась на шею Миритину.
        - Я всё для тебя сделаю! Не отталкивай меня…
        - Это всё рилис, - увещевал он обезумевшую от страсти женщину. - Когда всё закончится, я и не взгляну на тебя… Тебе будет больно, обидно. Между землянкой и самрай-шак ничего путного не выйдет…
        Миритин попытался оторвать её от себя, но Аманда только плотнее прижималась к нему.
        - Нет! Не бросай меня… Я тебя люблю…
        - Ты слышала, о чём я сказал?! - шакрен начинал злиться. - Не выйдет!
        - Однажды вышло… У твоего друга!
        - У Сирила? Да… Недолго… И с ним была…
        Неожиданно Миритин сделал для себя открытие. Лауреллия нравилась ему, но чересчур разная биохимия нейтрализовала рилис и уничтожала желание. Аманда нисколечко его не привлекала, но сводила при этом с ума… Он мечтал попробовать её на вкус. Начинал терять голову, но не хотел этого…
        - … Ева…
        - Ева?
        Аманда отстранилась, заглядывая ему в глаза.
        - Причём здесь она?
        - Потому что у Сирила была Ева…
        - Она такая же землянка, как и я!
        - Да. Но она увлекла Сирила. Очаровала его.
        - А я тебя совсем не интересую? - она удивилась. - Разве так бывает? Я читала, что в период неконтролируемого спериума самрай-шак бросаются на любую самку или особь, похожую на чарим-вей…
        Миритин дёрнулся, как от пощёчины, налобный рисунок покраснел.
        - Что ты сказала? - глухо спросил он.
        - Рилис управляет самрай-шак. Важно оказаться рядом в нужный момент… Я читала!
        - Руки бы оторвать тому, кто это написал!
        Шакрен едва сдерживал ярость. Аманда испуганно смотрела, как багровеет его лицо, мерцают чешуйки и горят огнём налобные знаки…
        - Я просто хотела быть рядом. Тебе всё равно не удержаться… Миритин? Миритин! Не молчи. Ты пугаешь меня! Я боюсь!
        - Ах, боишься…
        Рилис бушевал с чудовищной силой, и Миритин жаждал кого-нибудь придушить и растерзать. Он схватил Аманду, повалил её на кровать и стиснул так, что кости затрещали.
        - Аааа! Больно!
        - Что!? Теперь достаточно страшно?!
        - Мирити-ин, - заплакала она, пробуя вырваться из его тисков.
        - О чём ты думала?! - в гневе прорычал он. - Я что, животное?! Дикий зверь?! Или, как по-вашему?! Кобель! Чтобы бросаться на каждую течную суку… Ох, прости, с дамами так не разговаривают… С дамами - да! А с веями разговор короткий…
        Аманда лежала под ним ни жива, ни мертва… Шакрен точно не собирался её целовать.
        - Понимаешь, вея-землянка, что тебя ждёт? Кладка, а с ней - несварение желудка, спазмы, тошнота, рвота, рези в животе… Заманчивая симптоматика?… Потом я вернусь и безжалостно оплодотворю тебя, за сто часов. Но это будет ложное оплодотворение… А знаешь, что делают самрай-шак с веями, у которых ложное оплодотворение?
        - Нет, - испуганно выдавила Аманда.
        - Убивают их, как непригодных к вынашиванию потомства.
        Так поступали только древние самрай-шак, чтобы зря не кормить испорченную чарим-вей ещё один лишний оборот.
        - Да! Я - зверь. Нет! Хуже. Я - хищное насекомое. Иногда самрай-шак поедали негодных вей и разделывали друг друга… Живьём!
        Аманда затряслась и зарыдала. Миритину лишь хотелось, чтобы она ушла. Его глубоко оскорбили её слова о неразборчивых самрай-шак. Он отпустил женщину, накинул ей на плечи свой халат и подтолкнул к двери.
        - Убирайся! И считай, что ничего не было. Одежду можешь не возвращать.
        Похоже, он перегнул палку. Зато хорошенько напугал. Аманда закуталась в халат и выбежала со слезами на глазах.
        Миритин остался один и, наконец, дал волю гневу. Под руку подвернулся стул. Он схватил его и принялся крушить всё подряд, испытывая от этого странное удовлетворение. Неистовое и первобытное удовольствие…
        Когда самрай-шак разнёс всё вокруг, гнев улетучился, а вместе с ним отпустил и рилис. На время. Миритин обозрел картину разрухи и вздохнул. Компьютер укоризненно зиял разбитым монитором. Теперь и не вызовешь никого по внутренней связи. Вывороченные с корнем реле, поломанная мебель… В довершение и от досады он доломал стул и отшвырнул обломки. Обессилено рухнул в кресло и притронулся к вискам.
        «Попробуем так. Главное, сосредоточиться…».
        Чёрная птица рванулась сквозь переборки и помчалась по коридору, громко хлопая крыльями и распугивая всех, кто попадался на пути… Наступил вечер и ндарим нашёл Женьку в каюте, где она собиралась на танцы. Поначалу Евгения удивилась, а потом её подкинуло:
        - Миритин!
        Сегодня его не было на работе. Владислав объяснил, что заменил шакрена, потому что:
        - «У него… Сама понимаешь… Сидит дома и пьёт таблетки».
        Женя бросила расчёску и заметалась по комнате, открывая шкафы-соты. Нашла контейнер с таблетками в холодильнике и побежала к Миритину. Ндарим летел впереди и оглядывался, словно умоляя поторопиться. Встречные офицеры и техники удивлённо провожали взглядами диковинную птицу и растрёпанного ксенопсихолога. Ндарим растаял в воздухе, не долетев до переборки, а Евгения забарабанила в дверь. Потом опомнилась и принялась трезвонить. Включился динамик, и оттуда раздался взволнованный голос:
        - Кто там?
        - Ева!
        - Уходи! Я опасен!
        - Меня позвал ндарим! Тебе нужны таблетки. Открой!
        Тишина…
        - Открывай сейчас же, придурок! Или я позову капитана.
        Переборки разъехались, Женька ворвалась в каюту и потрясённо затормозила, озирая руины… Самого Миритина не было видно…
        Он возник из засады, словно охотник карауливший дичь, и припёр её к стенке. Совершенно обнажённый, с горящими глазами… Тяжело дыша, шакрен склонился к её лицу, вдохнул долгожданный запах.
        - Ты пахнешь веей… - пылко сказал он и потянулся к Евиным губам.
        Она сунула ему под нос контейнер с таблетками.
        - Остынь, Миритин!
        - Поздно…
        - Я тебе покажу, поздно!
        Он попытался поймать её губы. Женька завертела головой. Тогда самрай-шак ладонями сдавил ей виски.
        - Миритин, - холодно произнесла она. - Если ты меня поцелуешь - получишь в глаз. Будете с Сандером на пару ходить и подсвечивать в коридорах.
        Неожиданно, это возымело действие. Миритин очнулся и отпрянул.
        - Прости…
        - Да ладно. Чего не бывает.
        Она усадила его в кресло и открыла контейнер.
        - Сколько?
        - Чего?
        - Пилюль!
        - Две. Или, нет. Три…
        Она запихала ему их в рот.
        - Воды?
        - Не обязательно.
        - Ну, уж нет. Нечего давиться в сухую.
        Благо, пищеблок уцелел. Женька принесла Миритину стакан воды. Он жадно запил антиспериум и прикрыл глаза.
        - Сейчас, подействует… Ева, дорогая, если бы не ты.
        - Я вижу.
        - Прости…
        - Хватит извиняться! Это моя работа - усмирять буйно-помешанных. Прощение будешь просить у капитана, за то, что здесь натворил.
        - Я немного посплю, - сонно пробормотал Миритин, и она помогла ему перебраться на кровать…
        Он так вымотался в неравной борьбе с самрай-шак, что сразу отключился. Женька с облегчением вздохнула и погладила Миритина по голове.
        - Спи, солнышко.
        Отыскала покрывало и укрыла доктора, заботливо подоткнув края. А сама решила побыть здесь ещё немного. Мало ли что. Танцы подождут.
        Женя прилегла на раскуроченный диван, закрыла глаза, на минутку… Проснулась она от звонка в дверь. Спросонья вскочила, на автомате открыла и уставилась на капитана.
        - Что случилось, кэп? Уже утро?
        - Вечер! Вообще-то, я собирался у тебя спросить.
        За спиной у хмурого Талеха сгрудилась куча народу: Фиримин, Владислав, Морголина, Сандер и команда безопасности.
        - Ой! Откуда вас столько? - с Женьки разом слетел весь сон. - У кого-то день рождения?
        - Ева! Кто там пришёл? - позади неё не вовремя возник Миритин. Практически без ничего - завёрнутый лишь в покрывало, ниже пояса.
        - А я говорила! - злорадно воскликнула Морри. - Ей третий этап не пройти.
        - Это ещё почему? - нахмурилась Женя.
        - Ты ещё спрашиваешь? - торжествующе рассмеялась опекунша. - Тебя застали в каюте с голым шакреном! Тупица.
        - Э! Ты совсем дура? Или рехнулась, при виде голого шакрена? - Женька сердито оттолкнула её руку с геномометром и обратилась к Талеху. - Капитан, что за демонстрация протеста? Я тут лечу пациента.
        - Лечишь?! Это так теперь лечат?! - Морри чуть не задохнулась от возмущения.
        - Тебя не спросили!
        - Всем заткнуться! - рявкнул Талех.
        - Я всё объясню, - поспешно вмешался Миритин.
        А Женя поймала настороженный взгляд Владислава.
        - Я жду объяснений, - потребовал капитан. - А то, если верить до смерти перепуганной Аманде, здесь кого-то только что съели, расчленили и оплодотворили, - он задумчиво умолк и добавил. - Или всё-таки в обратном порядке…
        - Ни то, и ни другое, - заявила Женька. - Незачем беспокоиться. Капитан пусть зайдёт, остальные - свободны.
        Она воспользовалась правом ксенопсихолога.
        - Фиримин с Владиславом тоже могут зайти, - разрешил Миритин.
        - Я всё-таки обязан проверить, - заметил Сандер и достал свой геномометр.
        - Зря стараешься, - усмехнулась Евгения, когда опекун провёл устройством по её губам. - Шакрены не обмениваются генами…
        - Зато они целуются, оставляя ДНК.
        Женька закатила глаза.
        - Я с ним не целовалась!!!
        - Стоило убедиться, - улыбнулся Сандер. - Пойдём, Морри, ложная тревога.
        Они ушли. Талех спровадил команду безопасности. Оглядел каюту и удивлённо присвистнул.
        - Да-да, - подхватила Женя. - Следовало вызвать техников, а не опекунов.
        - Как бы тебе объяснить, - начал Талех. - Сначала пропал Миритин. Его коммуникатор нашли в медотсеке.
        - Твой? - Коршунов протянул шакрену браслет.
        - Потом ты не пришла в кают-компанию… Зато ко мне в кабинет ворвалась Аманда, вереща такие страсти-мордасти… А после тебя видели с чёрной птицей. Вы направлялись сюда.
        - У меня, вообще-то, есть коммуникатор, - напомнила Женя.
        - Этот? - Талех извлёк браслет из кармана, точно фокусник, и отдал ей.
        Женя удивлённо глянула на запястье.
        - Ты оставила его в каюте, очевидно в спешке. Вещи разбросаны, шкафчики открыты.
        - Конечно! Если к тебе врывается ндарим… Я не могла вспомнить, куда положила таблетки Миритина.
        - Я рад, что всё прояснилось.
        - Замечательно! А чего опекуны тут забыли?
        - Аманда билась в истерике, и Морри живо сообразила, где можно поживиться. Она такого себе напридумывала. Эротическое шоу гремлинов отдыхает!
        Женька вытаращила глаза. Неужели Талех смотрит эту бредятину? Надо поинтересоваться при случае…
        - Рассказывайте, - велел капитан, расчищая себе дорогу к уцелевшему креслу.
        А Владислав настоял на анализах. Он захватил экстренный набор скорой помощи. Пока Миритин кратко обрисовывал случившееся, Владислав с Фиримином, используя реактивы, проверили его кровь. Они действительно обнаружили там какой-то необычный элемент, оказывающий генетическое воздействие.
        - Вероятно, из джамранского арсенала, - подчеркнул Владислав.
        - Что из джамранского арсенала способно повлиять на ДНК шакрена? - удивился Талех.
        - Вот это и странно, - покачал головой землянин.
        - В лаборатории и проверим, - предложил Фиримин.
        Однако вскоре ответ явился сам, на своих двоих и позвонил в дверь. Миритин открыл, и в каюту заглянула сконфуженная Лауреллия. Она растерянно посмотрела на беспорядок и виновато на шакрена.
        - Я только что узнала…
        Н-да, в тесном дружеском коллективе звездолёта новости разносились подобно тайфуну.
        - Это моя вина, - призналась учёная. - Я вчера неудачно поставила эксперимент… Мы с Гилехом разработали новый универсальный препарат, стимулирующий влечение… Миритин стал первым подопытным, после нас, как представитель другого вида. Я и не рассчитывала на такой эффект, - глаза Лаури на миг зажглись первооткрывательским огнём. - Надо сказать Гилеху. Вот обрадуется!.. Ой, простите меня!.. Сперва препарат не подействовал. Я думала, что ошиблась. Столько средств вложили, и всё напрасно…
        - Зато он с лихвой окупился сегодня, - капитан обвёл рукой безобразие в каюте.
        Женя хмыкнула, оценив иронию Талеха, а Лаури опустила голову.
        - Извините, я не ожидала, что так получится. Смиренно приму любое наказание.
        - Обсудим это позже, у меня в кабинете. Я сообщу вам о взыскании.
        - Есть, капитан.
        Когда она ушла, Миритин устало опустился на пол и обхватил голову руками.
        - Рурк! Как я устал от этих ваших женщин! Как вы с ними живёте?
        - Эй! - возмутилась Женька.
        - А ты, Ева, не женщина, - поправился он. - Ты просто неправильная вея и мой друг. Спасибо тебе.
        Женя подумала и решила не обижаться. Всё-таки шакрен пока не в себе.
        - Мы к ним привыкли, - Владислав подмигнул Женьке.
        - Всё он врёт, - ухмыльнулась она. - Это мы их приручили.
        И переключилась на Талеха.
        - Какая же «стандартная процедура» ожидает эту горе-экспериментаторшу?
        Она с трудом сдерживала смех. Всё-таки жалела Миритина.
        - Напою джамранским тоником, включу музыку и запру в карцере. Одну! - зверски оскалился командор.
        Вот так, никогда не связывайтесь с джамрану, особенно если он ваш капитан.
        Глава 39
        Сбежавшая галактика
        Очень скоро о происшедшем забыли. Миритин временно переехал жить к Фиримину, пока его каюту восстанавливали. Аманда перевелась в смену землянина и шакрена избегала. В общем, посудачили и больше не вспоминали. Экипажу и без того хватало острых ощущений. Главное из них - Агрэгот. Старпом так смешно тряс отросшими иглами, когда волновался… С точки зрения Женьки. Большинство перед гатраком робели, немели, а на прочих трясучка нападала от страха. Напрасно Агрэгот уверял их в своей лояльности, приглашая на чай. Поэтому ксенопсихологу приходилось с этим работать. Зато капитану теперь не требовалось повторять дважды. Достаточно было поручить командование старпому.
        Месяц путешествия в межгалактическом пространстве подходил к концу. Доктор вернулся в свою каюту. И друзья, собравшись вчетвером - Миритин, Фиримин и Женя с Владиславом, отметили это походом в бассейн. А вскоре на мониторах появилось размытое сияние, как раз из того района, куда они направлялись.
        - Всё, что осталось от потерянной галактики, - предположил учёный-астроном линдри.
        - Не факт, - возразил Гилех… или Шердан. Они настолько спелись друг с другом, что иногда их с трудом удавалось различить.
        Линдри и троица принялись яростно спорить…
        - Подойдём, увидим, - Талех махом прекратил «дискуссию». - Корабельные сенсоры не регистрируют это свечение как туманность…
        Таким образом, все были заняты делом. У Женьки и то за последнее время прибавилось пациентов. На практике это означало - бойтесь своих желаний. Хотела очередей в приёмной? Получи и распишись!
        Кроме постоянного клиента - Аманды, к психологу теперь пёрлись все, кому не лень. Иногда просто поговорить. Евгения чувствовала себя жилеткой. Больше месяца вдали от дома, в замкнутом пространстве корабля… Команда переживала кризис. Многие соскучились по солнцу, небу и вольному ветру. Звездолёт, даже такой комфортабельный, как этот, не космическая станция на орбите Ролдона и не планета. Мечты об отдыхе на берегу озера, в лесу или у ручья становились навязчивыми…
        Женя знала, что существует такой эффект длительного пребывания в космосе. В отличие от других, положительных эффектов, этот работал на все сто. Ксенопсихолог выслушивала до двадцати жалоб ежедневно, без конца назначала сюрр-релаксации и гала-тренажёры… Хорошо ещё, на корабле была оранжерея, спортзал с бассейном, кинозал, вечера в кают-компании и просто клубы по интересам…
        Вот и сегодня, все будто с цепи сорвались. Женька не выходила из кабинета восемь часов. И обедала прямо на рабочем столе.
        Сначала пришла Аманда. Евгения лечила её аудиотерапией от любовной зависимости. Землянка каждый раз просилась в капсулу психоанализа - переживание катарсиса очень ей помогало. Приходилось убеждать её, что одного курса в месяц вполне достаточно, а чаще - вредно.
        Потом явился техник - землянин. Женя выслушала его, и заподозрила влияние инфо-вируса. Порекомендовала лечебные тексты вкупе с визуальной терапией.
        Следующая клиентка - джамранка жаловалась на Агрэгота.
        - Понимаете, он меня гипнотизирует…
        - Как это?
        - А вот так. Смотрит, как будто затягивает… Иглы шевелятся, рот открывается…
        - В какой ситуации это было?
        - А… На утренней планёрке. Он распределял дневные обязанности в инженерном.
        - Понятно… И сколько вас таких - «загипнотизированных»?
        - Весь инженерный.
        - И как же на вас подействовал «гипноз»?
        - Все разошлись по местам и работали весь день!
        - Обычно не так разве? - удивилась Женя.
        - Да что вы! Если планёрку проводит главный инженер, после его ухода все пьют чай, смотрят фильмы, играют, читают… До очередной проверки. А вчера главный инженер приболел, и капитан отправил к нам гатрака… Простите, старпома… Э-э, вы только капитану не говорите!
        Евгения вздохнула. Похоже, Талех набрал команду разгильдяев, а ей теперь перевоспитывать. И отправила джамранку в камеру психоанализа по облегчённой программе…
        Инженеры, офицеры, учёные… На исходе дня психологу и самой впору было пройти сюрр-релаксацию. Последним клиентом оказался учёный-линдри, недовольный приказами капитана. Женя в основном не слушала его, а разглядывала. Ей не приходилось консультировать мужчин-линдри. В основном, пострадавших от них женщин. Этот линдри весьма удачно находился в гуманоидной трансформации. Если не считать шишковидных наростов на лысом черепе, голубоватой кожи и кошачьих глаз… А также двух проворных щупалец в дополнение к рукам. Щупальца не лежали на месте и норовили потеребить не только одежду пациента, а заодно и переворошить бумаги на столе…
        «Интересно, когда у него окукливание? И каким он станет?».
        - … душит прогрессивные начинания! - возмущался линдри. - Гасит любое проявление инициативы!
        - Капитан? - на всякий случай уточнила Евгения.
        - Капитан!.. Недавно я высказал гипотезу…
        У Женьки зародилось подозрение, что её пациенты как-то ошибочно понимают функции ксенопсихолога. Тем не менее, это была не первая жалоба на Талеха за прошедшие дни. Повод задуматься… А ещё - вызвать к себе капитана.
        Евгения разослала электронные пакеты тестов по «оценке деятельности руководителя» на рабочие места и по каютам, с предписанием: «незамедлительно ответить». Вымуштрованный капитаном и старпомом персонал даже не подумал отлынивать. Результаты Женя получила уже через час и обработала за пару минут.
        Картинка получалась: тиран и деспот, всеми обожаемый, но на его месте каждый втайне мнил себя. Евгения выпала в осадок и срочно пригласила капитана. Талех откликнулся мгновенно. Вероятно, соскучился. И Женя с радостной физиономией сообщила ему, что на корабле назревает восстание.
        - Хватит закручивать гайки, - такими словами завершила она краткий экскурс в «проблемы эмоционального состояния экипажа».
        - Я и так был чересчур сдержан и мягок, - заметил Талех.
        Как бы ни так! В кабинете психолога Евгения чувствовала себя капитаном на мостике. В родной стихии.
        - Этого мало. У тебя довольно разношёрстный экипаж. С линдри нельзя как с джамрану, а с землянами, как с шакренами.
        К настоящему моменту в команде остались лишь два человека, которых всё устраивало, и те - андроиды. И это притом, что треть экипажа сидела на гауптвахте и физически не могла пожаловаться.
        - Это твоя работа, - отвертелся Талех.
        - Не уходи от ответственности! - рассердилась Женька. - Командор станции так не рассуждал. Все были довольны, несмотря ни на что. Там были тысячи человек, а здесь всего пятьдесят с хвостиком. Что происходит, капитан?
        - Станцией я руководил несколько лет, а звездолётом всего полторы фазы. На всё нужно время.
        - Может быть, ты волнуешься из-за галактики?
        - Какие глупости, - ответил Талех, сведя на нет все её усилия.
        Женя растерялась.
        - Вообще-то, я рассчитывал, что ты внесёшь ценные предложения. Ситуацию я и так знаю. А мусолить очевидное у меня нет ни времени, ни желания. Пора принимать меры.
        Тогда Евгения, не стесняясь в выражениях, проинтерпретировала ему результаты тестов.
        - Отлично, - заявил он. - Приму меры.
        И ушёл…
        Женя некоторое время сидела и соображала:
        «А не сделала ли я ещё хуже?… Н-да… Видимо, пора забыть всё, чему меня учили, и выбросить книги по ксенопсихологии».
        Евгения только собралась закрыть кабинет, как в приёмную ворвался Рокен.
        - А у тебя какие проблемы? - простонала она, падая в опостылевшее кресло за осточертевший стол.
        - Никаких, - удивлённо ответил парень. - Зашёл проведать. Нельзя?
        - А почему сюда?
        - Хочешь пригласить меня в каюту? - улыбнулся он. - Я не против. Сегодня вечером?
        - Хорошо, приходите с Ним…
        Это вырвалось как-то случайно.
        - А почему с Ним? - равнодушно поинтересовался Рокен, развалившись на диванчике для консультаций.
        - Ну, вы же с ней вроде как… - намекнула Женька.
        - Ни-им?! Мы об одной и той же говорим?
        - Ты же её целовал!
        - Так, то была анестезия, - не моргнув глазом, соврал джамрану.
        - Это ты ей сказки рассказывай, - усмехнулась Женька. - Кому угодно можешь лапшу на уши вешать, только не мне… Что ты задумал?
        Вместо ответа Рокен подскочил с дивана, подбежал к столу и потрогал Женькины уши.
        - Ты чего? - Женя отпрянула.
        - Где лапша?
        - Рокен! Ты издеваешься?!
        - Нет… Просто нелепо прозвучало. Что ты сказала?
        - Что ты всех дуришь относительно Ним.
        Он прищурился.
        - Ева, держи этот бред при себе. Нечего о нём распространяться.
        - Так я и знала! Прекрасная тактика. Любой офицер позавидует… А уж стратегия! Самого мэтра обскакал!
        - Сандер - дилетант - авторитетно заметил Рокен.
        Потом он проводил её до каюты и испарился в неизвестном направлении. Зато дома Евгению ждал сюрприз - сообщение от Сандера по внутренней связи. Хоть совсем компьютер не включай!
        Опекун официально уведомлял её, что через неделю состоится экзамен по всему пройденному материалу. Следовало набрать не менее ста баллов за десять заданий. В противном случае, Еву ждал давно обещанный массаж.
        «Подлец! Нашёл-таки лазейку. Десять баллов по каждому заданию набрать просто не-ре-аль-но!.. Если он дилетант, то я тогда кто?»
        Ксенопсихологу срочно требовалась ксенотерапия. Но Агрэгот всё ещё дежурил на мостике, а с Бобом совершенно не о чем было говорить. Не придумав ничего лучше, Женя приняла душ и поужинала. Вскоре с ней связался Владислав и пригласил в кают-компанию на вечер лирической музыки с дегустацией земных вин. Женя обрадовалась, решив, что джамрану там не будет. Так они её достали!..
        В коридоре Евгения наткнулась на Лауреллию и Гилеха. Они беседовали перед каютой учёного. Гилех весьма недвусмысленно держал женщину за руку, а она с ним кокетничала… Женька могла поспорить, что с Лауреллией разговаривал Сингер, и никто другой, судя по интонациям… При виде Женьки, парочка скрылась в каюте. Кажется, дверь перед дамой открывал именно Шердан, согласно манерам.
        Трудно сказать, повезло Лаурелии или нет. Отхватила сразу трёх мужиков в лице (точнее, в теле) Гилеха. Три в одном?! Хотя, скорей всего, Шердан и Сингер объединились, и затолкали учёного глубоко в подсознание. Странно, однако, воспринимать дмерхов как мужчин.
        «Что же они такое?»
        Дневные проблемы разом улетучились, стоило Еве увидеть Владислава. За месяц на звездолёте он стал для неё светом в иллюминаторе. У него было главное достоинство - он никогда не жаловался. Наоборот, всячески поддерживал её. Владислав не лез в душу, не читал нравоучений и не воображал себя великим учителем. Женька начинала думать, что доктор Коршунов - единственный адекватный человек в этом шоу инопланетян и землян. Не считая Миритина, конечно, но тот был шакреном. Рядом с Владом Женя ощущала спокойствие и уверенность, вот как сейчас…
        Они сидели рядышком на диване. Доктор излучал уют, тепло и ароматный парфюм.
        В кают-компании собралась пятая часть экипажа. Несколько землян, из шакренов - Фиримин. Миритин дежурил. Линдри беседовал с землянками из технического…
        Вот чего Женька до сих пор не понимала - это чем мужчины линдри так привлекали землянок. Окукливанием?… Так у неё родилась целая теория «конфетной начинки». Когда мужчина ест конфету, он целиком запихивает её в рот, а женщина всегда раскусывает и смотрит, что внутри… Поэтому ей интересно, что в итоге вылезет из кокона. Хотя, иногда такое, что лучше не смотреть. Мужчин землян обычно привлекали женщины линдри-одри и линдри-барби. До поры до времени, пока не превращались в крюлей, брумлов или пофов… Ксеноромантика!
        Чуть позже к ним присоединились джамрану. Видимо те, кого не возбуждала спокойная музыка.
        Вечер начинался замечательно, без катастроф. Спокойствие и умиротворение царили в кают-компании. Даже появление опекуна с опекуншей не испортило атмосферы. Разумеется, они следили за подопечной, а подопечная логически заключила, что Талех на мостике. Это было единственное место, куда не могла проникнуть Морголина. И ещё в инженерный… Иначе, сейчас она преследовала бы не Женьку, а капитана.
        Евгения улыбнулась Сандеру и выпила за его здоровье бокал вина.
        «Ну, конечно! Синтеголь».
        Сейчас Женю это вполне устраивало. Напиваться она не собиралась. Владислав угостил её джамранскими цукатами. Такими же, как и Талех на дежурстве. Только капитан называл их «фруктовыми палочками».
        «Неужели нельзя не думать о нём ни секунды?!»
        Коршунов пригласил Евгению потанцевать… Сандер кивнул, разрешая. Это ведь ни к чему не обязывало, и отсутствовало в списке запретов на третьем этапе. Евгения и раньше танцевала с землянином…
        Но с этой секунды всё пошло наперекосяк.
        Поначалу они беседовали о том, как прошёл рабочий день, о разных незначащих мелочах и шахматных партиях. В разгар беседы Владислав наклонился к Женьке чуть ближе, чем обычно… Она старалась не думать, что там фиксируют опекуны в своих блокнотиках…
        - Ты чем-то расстроена? - спросил землянин.
        - Да ничего, - улыбнулась Женя. - Устала просто.
        - Не хочешь говорить, не говори… Возможно, это не моё дело, но… Ты мне небезразлична.
        Женя рассеянно кивнула, не особо вдаваясь в смысл его слов, занятая своими проблемами.
        - Зачем ходить вокруг да около? - продолжал Владислав. - Мы на одном корабле… Предлагаю встречаться.
        От неожиданности Женя споткнулась, наступила ему на ногу и остановилась.
        - Извини…
        До неё внезапно дошло, но она отказывалась верить. Разве такое возможно?
        - К-как? В-в смысле? Встречаться?
        Коршунов усмехнулся.
        - В том самом. Другого не существует.
        - Какого другого?
        В голове бешено закрутилось:
        «Чтоделатьчтоделатьчтоделать?!»
        - Да что с тобой, Женя? - нахмурился Владислав. - Я говорю о наших с тобой отношениях. Ты мне нравишься, очень… Хотя, если для тебя это неожиданность.
        «Неожиданность?! Да это гром среди ясного неба! О нет, Владислав! Как ты мог!? Нет, не так! Где ты раньше был?! Почему не на станции год назад! Тогда бы возможно не Сирил, а ты…».
        Как она могла не заметить, не понять раньше… С этими джамранскими заморочками, совсем забыла о нормальных человеческих отношениях между… Землянами… Но почему? Почему всё так не вовремя в этой жизни?!
        Женя теперь осознала - Влад ей тоже нравился, очень, и совсем не как друг…
        - Я тебя не тороплю… Если ты хочешь…
        - Ты мне тоже нравишься!
        «Боже! Что ж я делаю-то?! Что говорю?! А как же Талех?! Талех…
        - Талех!
        Коршунов вопросительно поднял брови.
        - Что, Талех?
        Евгения поняла, что они торчат столбами посреди кают-компании, а музыка всё ещё играет. Ненароком перехватила хитрый взгляд Сандера и его полуулыбку… Повезло ещё, что Морри куда-то вышла… Наверное, где-то учуяла Талеха. У опекунши на капитана особый нюх…
        «Ах да, Талех!»
        Владислав опомнился и возобновил танец, хотя Женька теперь в такт не попадала…
        - Ты может не в курсе? Я выхожу за капитана…
        - Знаю, - спокойно отреагировал он. - Но ведь ещё не вышла.
        - У нас третий этап… Джамранский брачный ритуал. Понимаешь?
        - Понимаю, - кивнул Владислав. - Для меня это ничего не значит. Тебе в итоге решать, с кем будет лучше. Со мной или с ним. Он ведь джамрану…
        Мир пошатнулся. Пол резко выбили из-под ног… Корабль совершил неожиданный манёвр. На мгновение отключились контролеры гравитации. Их швырнуло, опрокинуло за диван… Влад оказался сверху и закрыл Женьку от прилетевшей на них пустой бутылки… Благо - пластиковая и не разбилась. Но здорово саданула его в плечо. Следом, на голову доктору шмякнулась диванная подушка… Вопли, звуки падающих тел и предметов… Незакреплённые бокалы и вазочки с цукатами сыпались на людей дождём…
        Рывки и качка внезапно прекратились. Женька недоумённо взглянула на Владислава, он поймал её взгляд и дерзко поцеловал… Женя не успела сообразить, что к чему, прижатая к полу мужчиной и подушкой… А когда поняла, что целует его в ответ, спохватилась и оттолкнула…
        Землянин самодовольно улыбался. Евгения не на шутку разозлилась.
        - С ума сошёл, - зашипела она, радуясь, что опекуны их не видят.
        - Наверное, - он улыбнулся ещё шире. - А тебе понравилось, как целуются врачи?
        В том-то и дело, что… Женя нахмурилась. Что-то там произошло, а они лежат тут и целуются…
        - Что случилось? - тяжело дыша, она силилась выбраться из-под Владислава.
        Тот же вопрос эхом разнёсся по кают-компании от одного к другому. Люди вставали, держась за ушибленные места…
        «Внимание! - сообщил корабельный динамик. - Сохраняйте спокойствие. Экстренное торможение. Старшим офицерам пройти на мостик. Врачам - в медотсек».
        И голос Талеха совсем близко:
        - Пострадавшие есть?!
        Женя с Владиславом выбрались из-за дивана и очутились перед капитаном. Растрёпанные и взъерошенные. Евгения отчего-то смутилась, а Коршунов посмотрел на командора с вызовом. В глазах Талеха промелькнуло удивление.
        - Жду вас на мостике, ксенопсихолог.
        И вышел из кают-компании.
        Женя обернулась к Владиславу.
        - Потом договорим, - сказал он. - Я - в медотесек. Наверняка есть раненые.
        - Конечно. Увидимся…
        Но продолжать разговор на эту тему ей не хотелось.
        На мостике толпились офицеры и учёные. В чрезвычайных ситуациях это допускалось. Талех встретил Женю задумчивым взглядом. К чему именно относилась эта задумчивость, она так и не определила. Потому что на экранах…
        - Что это?! - ахнула Женька, таращась на интенсивное свечение впереди, перед кораблём.
        - Сейчас выясним, - пообещал Талех.
        - Капитан! Зонд запущен.
        - Ждём.
        - У меня есть предположение! - высказался Гилех, но вмешался Сингер. - Это не предположение, а ответ… Надо удостовериться, коллеги, - влез Шердан.
        У Лауреллии округлились глаза. Талех выразительно покачал головой.
        - Размышления вслух, - выкрутился Гилех, или Шердан. Сингер в таких ситуациях предпочитал затаиться.
        - Я сопоставил факты и пришёл к выводу… Это ведь те же координаты? Галактика была здесь.
        - Да, - подтвердил офицер по тактике. - Правда, чуть ближе, чем мы рассчитывали. Сияние движется понемногу.
        - Но оно - не галактика, - возразил астроном линдри.
        - Разумеется, нет, - солидно подтвердил Шердан-Гилех-Сингер. - Поскольку, это её фантом.
        - Фантом? - нахмурился Талех. - Что это за штука такая?
        - Призрак галактики, - фыркнула Лауреллия.
        - Скорее, след, - поправил её Гилех. - Он остаётся, если галактика внезапно переместилась в другую точку пространства. Инерционно-энергетический след состоит из активных фотонов, протонов…
        - Я слышал, что планеты и даже звёзды способны так перемещаться, - заметил Талех. - Но, чтобы целые галактики! Слышу впервые…
        - То есть, галактика попросту сбежала? - хихикнула Женька.
        Бред продолжался.
        - Не сбежала, - заметил учёный. - Вероятно, её переместили, или она сдвинулась под действием посторонних сил. Например, соседней галактики больших размеров…
        - Значит, её притянули? - уточнил Талех.
        - По всей видимости… Но для этого необходим мощнейший двигатель, сверхэнергия. Вполне возможно - катастрофа галактического масштаба, вызвавшая сильнейшие возмущения на периферии соседней галактики… Бывает, в таких случаях, галактика выбрасывает шлейф - своего рода космическое лассо, захватывая карликовые туманности, находящиеся поблизости… В космических масштабах, естественно.
        - У нашей пропажи две соседки… Так какая из них?
        - Сходу не определишь, - задумался Гилех. - Обе галактики примерно на одинаковом расстоянии отсюда…
        - Куда тянется след?
        - Он никуда не тянется. Это стабильный фантом и в точности повторяет форму Вихря… Поглядите на мониторы. Галактику не тащили, её попросту выдернули, образно говоря. Свечение обрывается со всех сторон…
        К тому времени поступили данные с зонда.
        - В составе фантома те же вещества, что и полученные ранее пробы из туманности Вихря… - доложил Фиримин. - Газ, пары… Схожие элементы…
        - Итак, теперь мы знаем, что её здесь нет, - сумрачно подытожил Талех. - Куда отправимся на поиски беглянки? В какую их двух?
        - Предлагаю в галактику Зебры, - после недолгого раздумья сказал Гилех-Шердан-Сингер. - О ней мы кое-что знаем. А там и выясним остальное. Обшарим обе галактики, в крайнем случае.
        Дмерх умолчал о том, что как раз в галактике Зебры обосновались дмерховены. Поэтому дмерхи так стремились туда. Но Талех и сам догадывался. Капитан и учёный переглянулись. Гилех-Шердан-Сингер первым отвёл взгляд.
        - Что ж, - усмехнулся Талех. - Придётся кругом успеть. Подключай телепортатор, Гилех. Завтра мы окажемся в пределах видимости Зебры.
        И обратился к офицерам:
        - Идите с ним в инженерный и помогите рассчитать координаты, как можно точнее… А мне, - он перевёл взгляд на Женьку, - нужно побеседовать с ксенопсихологом.
        Глава 40
        Сигнал бедствия
        «Это конец, - решила Женя, когда за спиной захлопнулись створки. - И поделом мне!»
        Капитан, дойдя до стола, повернулся к ней и удивлённо спросил:
        - Чего стоишь? Проходи, садись.
        - Я… постою.
        - Как хочешь… Однако некоторые вопросы лучше обсуждать сидя…
        «На гауптвахте», - испуганно додумала Женя.
        В отличие от неё Талех ни капельки не волновался. Конечно, он в своём праве. Это ведь она чуть не завалила третий этап, целуясь с другим мужчиной… О чём только думала?!
        - Тут, такое дело, - словно издалека начал Талех, усаживаясь перед монитором. - В галактике Зебры обитают неизвестные нам существа…
        Евгения пыталась сообразить, причём тут галактика Зебры и её обитатели…
        - … Каждый народ со своей уникальной культурой и психологией. К сожалению, информации представленной дмерхами недостаточно. Их данные чрезвычайно скудны и неточны… Я уверен, кое-что они скрывают… Но речь сейчас не об этом…
        «Не томи уже!»
        - Мы собираемся прослушать эфир, для настройки позитронных переводчиков… Можно ли как-то использовать чужие передачи, обрывки разговоров, местных новостей, чтобы получить хоть какие-то представления о психологии местных жителей? Что об этом думают ксенопсихологи?… Ева?… Эй! Очнись!
        Женя лихорадочно соображала:
        «Талех ничего не сказал о Владиславе?! Это и вправду деловой разговор?»
        Джамрану чужда ревность, но… Как же третий этап?! Она чуть всё не испортила, а командор вёл себя, как ни в чём не бывало… А вдруг…
        - Ты случайно не телепат? - осторожно поинтересовалась она.
        - Это имеет отношение к разговору? - нахмурился капитан. - Ты вообще поняла, о чём я спросил?
        Женя кивнула, раздираемая противоречиями.
        - Да. Есть программа - психолингвистический интегратор. Поступила вместе с новым оборудованием… Синтезирует данные, основываясь на предшествующем контент-анализе семантических единиц. Фиксирует паралингвистические и экстралингвистические особенности речевых коммуникаций…
        Евгения выдала это на автомате, одновременно прокручивая в голове:
        «Он знает, но вида не подаёт… Когда же он мне выскажет? Он всё понял, едва увидел нас…».
        - Замечательно, - улыбнулся капитан. - Завтра у тебя будет много работы.
        Женя, сама не замечая того, нервно теребила край формы.
        - Ева, иди сюда… Чай будешь?
        Она мотнула головой.
        «Как стыдно!»
        Почему-то на губах до сих пор ощущался поцелуй…
        Талех вскинул брови, как умел лишь он - волновым изгибом.
        - Ева? Что с тобой? Ты чем-то взволнована… Проблемы с Сандером? Мне-то ты можешь сказать.
        «Не с тем мужчиной, Талех, не с тем!»
        Она не выдержала.
        - Нет!.. Капитан! Отправь меня на гауптвахту. Пожалуйста!
        «Там меня точно Владислав не достанет. Или я его…».
        - Это ещё зачем? - от изумления он даже привстал из-за стола, словно намеревался подойти к ней.
        Евгения зажмурилась.
        «Всё! Сейчас он меня поцелует, почувствует гены землянина, и всё… - запаниковала она. - Лучше уж я сама».
        Женя открыла глаза и встретила тревожный взгляд командора.
        - Объясни, что с тобой происходит.
        - Я… - она как будто ныряла в холодный омут. - Запри меня на гауптвахте! Иначе третий этап сорвётся из-за меня! Я никогда себе не прощу… Всё случилось так внезапно! Я не ожидала! Честно! Мы упали! Так близко! Он меня поцеловал! Я тоже…
        - Ева! - прикрикнул на неё Талех. - Если ты сейчас же не прекратишь вопить, я разложу тебя прямо на столе и всыплю!.. Не сильно. Чтобы только привести в чувство.
        Женя глубоко вдохнула и выдохнула.
        - А теперь, чётко и ясно. Что ты сделала? С кем? Когда? Докладывайте, лейтенант!
        Евгения вздрогнула от неожиданности и поначалу только беззвучно разевала рот, пробуя подобрать слова, а затем отрапортовала:
        - Я целовалась с Коршуновым, капитан! Недавно, в кают-компании, перед торможением…
        «Ой, мамочки, как стыдно-то!»
        - И всё?
        - Всё…
        - Иди-ка сюда… Ближе… Куда ты, ненормальная?
        Она попятилась, не понимая, что он хочет с ней сделать.
        Талех вздохнул.
        - Ладно, я сам.
        Неторопливо подошёл, поймал Женьку за шею и накрыл её губы своими. Странный поцелуй длился всего мгновение. Талех с улыбкой отстранился и отпустил её.
        - Порядок! Теперь ни один геномометр не определит ДНК землянина.
        Женя недоумённо захлопала глазами.
        - Этих генов было ничтожно мало, но лучше не рисковать…
        - Талех… - до неё медленно доходило. - Талех… Ты…
        - Я всего лишь впитал гены землянина и постарался не оставить своих. Успокоилась?
        - Талех! А как ты…
        - За меня не волнуйся. Когда Морголина придёт измерять, подсуну ей гатракские. Быстро отстанет.
        У Жени просто не было слов! И как она могла хоть на миг представить на месте Талеха кого-то другого!? Ей не нужен другой! Её не привлекает никто другой!
        Из глаз хлынули слёзы… Джамранская терапия кого угодно рыдать заставит, похлеще земного катарсиса.
        - Э-э, это что ещё за сырость, лейтенант?
        Талех обнял Женьку, устраивая её голову у себя на плече, и попутно вытирая слёзы.
        - Прекрати реветь! Иначе я весь буду в твоих генах. Морри не поверит, что я просто тебя утешал. Придётся одолжить ещё гатракских, у Агрэгота. Своих не хватит, чтобы прикрыть это безобразие. Морголина всё рано не разберёт, где чьи…
        Командор шутил, а Ева хотела стоять так вечность, прижавшись к нему. Потом, он усадил её на диван, обеспечил чашкой чая с какой-то ароматной травой и мёдом. Она пригубила напиток дрожащими губами и залпом выпила половину.
        - Теперь легче? - спросил Талех.
        Женя кивнула.
        - А вообще-то, - заметил он. - Я не должен был так делать. Это противоречит всем джамранским устоям. Но, похоже, без меня ты совсем пропадёшь. И ещё… Дружи с кем угодно. С Миритином, Владиславом, Рокеном, но с бедами приходи ко мне. Ладно? Удачное совпадение, что у Сандера нет доступа к геному телепатии. А то представляю, чего бы он наслушался в твоих мыслях.
        Женька допила чай. Окончательно вытерла слёзы и твёрдо сказала:
        - Я не стану бегать к тебе по каждому поводу.
        Талех улыбнулся.
        - Кто угодно может обратиться к капитану с личными проблемами. На звездолётах джамрану не держат ксенопсихологов, только офицеров по этике. Ты - первая.
        - Правда?
        - Безусловно… Эта ваша ксенопсихология - изобретение землян.
        - Хорошо. В следующий раз я приду и скажу: «Знаешь, Талех, мне тут приглянулся некий мужчина, а я ему тоже. Он меня поцеловал, а я его в ответ… Но ты не переживай, это ничего не значит. Я всё равно выйду за тебя замуж… Так, что ли?
        Командор рассмеялся.
        - Разумеется. Правду и только правду. А иначе, кто тебя спасёт? Точно не опекун. Я понимаю, что ты способна наделать глупостей, сгоряча или нечаянно, под влиянием момента. Но я-то держу себя в руках. И поверь, мне это даётся гораздо легче, чем тебе… Когда ты вызвала меня, я решил, что тебе совсем невмоготу, а ты завела разговор о команде…
        - Это было важно!
        - Определённо важно, - согласился Талех. - Но позволь я сам во всём разберусь. А ты лишь помоги экипажу адаптироваться и обеспечь психологический комфорт.
        - То есть, мне отводится роль пряника? Мило.
        - Весьма эффективно.
        «Ну-ну, кнут».
        - А со мной нянчиться не надо.
        - Но, ведь, - возразила Женя, - обстановка сложилась напряжённая.
        - Да? А, на мой взгляд, они просто не приучены подчиняться, и привыкли к поблажкам. По крайней мере, те, кто не с Ролдона-2. Поверь, я знаю, что делаю.
        - У меня твои действия в голове не укладываются.
        - И не укладывай, - посоветовал командор. - Само как-нибудь уложится. Со временем. Когда убедишься воочию. Пойми одно. Главная задача капитана - сохранить корабль и экипаж. Это трудная задача, и я с ней справлюсь, только если команда это тоже поймёт.
        - А они не понимают?
        - Пока не очень… Видишь ли, джамрану почти не знают страха. Обмороки перед Боббэротом, закатывание глаз при виде Агрэгота - либо склонность к истерике и позёрству, либо заигрывание с опасностью. Или расовая неприязнь. Вспомни, как Сандер хватался за оружие в каюте Боба, и как все дружно мутузили старпома. Джамрану наслаждаются любыми проявлениями жизни и не испытывают чувства вины. Земляне всё надеются на какой-то авось. Много болтают, мало делают и не умеют слушать. Шакрены иногда чересчур инертны. Частенько помалкивают, когда нужно говорить. Линдри - легкомысленны. Дмерхи - заносчивы…
        Евгения слушала, открыв рот. Вот у кого следовало поучиться ксенопсихологии…
        - Приходится держать их в узде, чтобы сделать единой командой. Чтобы пришло осознание плеча… Знаешь что. Уже поздно. Провожу тебя до каюты, а то по пути украдут и зацелуют до генетической передозировки.
        - Ты про Владислава? - осторожно поинтересовалась Женя. - Это всё-таки вышло случайно.
        - Всё ещё переживаешь из-за поцелуя? - удивился Талех.
        Она смущённо кивнула.
        - Да я как-то про него и не подумал. Он мне даже не соперник… Мой соперник - Занден. С ним всё ясно. Я не собираюсь подавать в суд на Коршунова.
        - Просто земляне относятся к этому иначе. Ревнуют.
        - Погоди. Ревность - это чувство собственности?
        - Вроде того.
        - И после этого кто-то будет утверждать, что земляне не дикари? - усмехнулся Талех. - Дикость и дремучее варварство - считать, что кто-то чья-то собственность. У нас каждый принадлежит себе и республике, а не другому джамрану.
        - А как же запрет на разводы и наказание за измену в браке? - каверзно напомнила Женя.
        - Это обусловлено генофизикой джамрану. Семья - генетически относительно устойчивая полноценная система воссоздающая саму себя.
        - Кристалл, - осенило Женьку.
        - Своего рода, - задумчиво кивнул Талех. Любое вмешательство извне разрушит её и скажется на генетическом здоровье потомства. ДНК-кристаллические связи образуются у супругов примерно спустя три фазы после завершения брачного ритуала. Тогда и снимают предохранитель. По истечении этого срока обмены на стороне считаются генетическим преступлением…
        «И невозможно тайком изменить мужу, который запросто учует в тебе чужие гены».
        - А власть капитана над экипажем?
        - Мне принадлежит корабль. За команду я лишь отвечаю, а команда служит кораблю. Капитану клянутся в верности, а не в рабстве.
        - Как хитро всё у вас устроено…
        - Идём, - спохватился Талех. - Уже действительно поздно.
        У двери Женькиной каюты, командор задержался, чтобы сказать:
        - Боб подежурит здесь ночью. Всё равно гатраноидам хватает для сна двух часов в сутки.
        - Значит, ты мне всё-таки не доверяешь?
        Талех улыбнулся.
        - У землян и джамрану понятие о доверии лежит в разных плоскостях.
        Евгения невольно задумалась…
        - Если ты о том, что доктор проберётся к тебе ночью, а ты его впустишь, или сама сбежишь к нему - нет, опасаться этого мне и в голову не приходило. Но ради твоего спокойствия, Ева… Боюсь, я не должен этого делать. Это не по-джамрански. Поэтому, пусть всё остаётся в секрете.
        - Замётано, - пообещала Женя.
        Он нежно чмокнул её в макушку и удалился…
        Минут через пятнадцать в каюту заглянул Боб и протянул Еве бутылку старого джамранского вина.
        - От хозяина Талехи, - широко улыбаясь, пояснил гатраноид. - Велел выпить столько, - и указал на мерный стаканчик приделанный к горлышку. - Остальное приберечь до… - Боббэрот набычился, демонстрируя напряженную работу мозга, - до… Случая.
        - Какого случая? - уточнила Женька.
        - Забыл, - огорчился гатраноид и снова напрягся. - До особого!
        Евгения поняла, что больше из него ни слова не вытянуть и взяла бутылку.
        - Спасибо ему и тебе.
        Телохранитель переминался с ноги на ногу, вопросительно поглядывая на неё.
        - Что-то ещё, Боб? Говори.
        - Боб охраняет всю ночь… Хозяина приказал.
        - И?
        - Можно Бобу взять кубики?
        Женя представила гатраноида с кубиками на посту и улыбнулась.
        - Конечно, бери.
        Довольный Боббэрот утопал к себе, вернулся с несколькими наборами Кооса и расположился у Женькиной каюты. А Женька с удовольствием проглотила «эликсир» от капитана и с чистой совестью улеглась спать… Этой ночью она спала как младенец и видела радужные сны… Всё-таки старые джамранские вина лучше всякого снотворного.
        А наутро за иллюминаторами и экранами их встретил совершенно иной мир. Ночью Рэпсид Двидхад переместился к самой границе Зебры.
        - Мы недалеко от пограничного скопления, - сообщил Борек, когда Женя поднялась на мостик, чтобы поблагодарить Талеха за отличный сон.
        Капитан следил за показаниями приборов и давал указания:
        - У нас в запасе несколько дней, чтобы настроить переводчики и выяснить о местных жителях как можно больше…
        Полосатая галактика заполнила весь обзор… Белые кольца чередовались с чёрными… Вблизи она мало напоминала хоть какое-то животное, не то, что зебру.
        С этого дня закипела работа. Связисты, лингвисты, медики, инженеры, учёные - все были заняты. Врачи и генетики готовили всевозможные вакцины и сыворотки. Офицер по связи настраивал и пробовал частоты, передавал сведения по внутренней сети корабля. Лингвисты - учёный-линдри и землянка загружали информацию и тестировали позитронные матрицы. Позже и Сандер к ним присоединился (всё-таки тоже лингвист, со степенью) ради собственного интереса.
        Женя запустила психолингвистическую программу. Хотя данные были обрывочными и нечёткими, кое-что всё же удалось выяснить…
        Многочисленные алактинцы по психическому складу и поведению во многом напоминали землян. В большинстве своём - энергичные и деловые, отважные авантюристы.
        Сибилиане, в общей массе, - религиозные личности, постоянно взывающие к некоему Духу. Фаталисты, не просто верящие в судьбу, а создавшие из неё целый культ. Склонные к тихой, размеренной жизнь и пассивному созерцанию. Иногда предпочитали уединение. Простодушными они не были, скорее хитрыми, и понимали выгоду.
        Карфаги - блестящие мыслители, логики и теоретики. Руководили самыми престижными университетами галактики. Отличались высоким интеллектом и признавали своим божеством мыслительный анализ, а раем почитали - бесконечную систему уравнений. Рациональные и рассудительные, но довольно воинственные.
        Иногда звучали названия: Мёртвый космос, Белбрео, Гларк, Фломпус и разные цифры…
        На второй день команду привили сывороткой перевода и кое-какие слова оказались до удивления понятными и знакомыми: ведьмы, предсказатели… Вампиры?!
        «Ничего себе, - изумлялась Женька. - Насколько тесна вселенная. Те же мифы, легенды и сказки».
        Увы, ни малейших упоминаний о дмерховенах не встречалось, как ни старался Гилех вычленить их из многоголосого эфира. Это беспокоило и настораживало дмерхов.
        В одно прекрасное утро Женька явилась с докладом на мостик, в тот самый момент, когда связист внезапно поймал сигнал бедствия. Он повторялся беспрерывно на разных частотах…
        - Видать, сильно бедствуют, - заметил штурман. - Приказывайте, капитан.
        - Рассчитайте координаты и проложите курс.
        - Так точно!.. Готово.
        - Когда мы туда доберёмся?
        - Через несколько часов.
        - Запускайте телепортатор.
        - Но-но! - возразил, обосновавшийся на мостике Гилех-Сингер-Шердан. - Не так часто.
        - Кто-то в опасности, - заметил Талех. - Промедление может стоить им жизни.
        - Чужакам? - лицо учённого исказилось гримасой Сингера. - У нас есть дела поважнее.
        - Не имеет значения, - отрубил Талех. - А дела подождут. Вперёд!
        - Джамрану!.. Лишитесь энергии, безрассудные, после будете меня вспоминать, - бурчал дмерх, пока учёный не попросил его заткнуться.
        - Мы уже на месте, - сообщил пилот и все, кто был на мостике, уставились на экран.
        В пустынном космосе болтался корабль… То есть, взаправдашний корабль - с мачтами, кормой, парусами и даже носовой фигурой в виде мифического чудовища… Второе чудовище - вполне настоящее, вроде гигантского спрута-осьминога, - прицепилось к нему и терзало обшивку… С другого бока на этот летающий раритет надвигалось нечто маслянистое, похожее… Словно в грязную лужу пролили бензин, только гораздо красочней и обширнее…
        - Обалдеть, - только и смог вымолвить Борек.
        - Откройте канал связи, - распорядился капитан.
        В динамиках зашуршало.
        Лингвистка с Земли быстренько раздала всем переводчики.
        - Звездолёт Рэпсид Двидхад вызывает судно. Ответьте! Звездолёт… Какие-то помехи, капитан, - доложил связист.
        - Смените частоту и попробуйте снова, - приказал Талех.
        - Звездолёт Рэпсид… Ответьте!
        Борек тоже подключился к каналу связи.
        - Эй, на судне! Помощь нужна?
        В динамиках загудело, и через пару минут к ним пробился хрипловатый, слегка размытый волнами переводчика, голос:
        - Это вы нам? Или нашему приставучему приятелю?
        - Шутник, - усмехнулся Талех.
        - Кто? - переспросила Женя.
        - Капитан, пилот, связист… Не знаю, кто он там.
        - Да! Брок возьми. Нужна! Глаза промойте!
        - Грубиян, - насмешливо посетовал Талех и поинтересовался:
        - Так отправить вашего «приятеля» внебытие? Или как?
        - Палите в него со всех броков! Только нас не заденьте.
        - Орудия к бою! - приказал Талех. - Готовьте луч. Отрежем прилипалу от кормы.
        - Да, и позаботьтесь о той гадости по левому борту. Мы совершенно парализованы.
        - О чём это он? - удивился Борек.
        - Разберёмся, - ответил капитан Рэпсида. - Наводи! Ого…
        Сверху упал ещё один корабль, мазнув ослепительной вспышкой по сенсорам… Точнее, кораблик… И стрелой вонзился чудовищу в бок.
        - Ура-а! - взорвался динамик. - Получай!
        ДАВНЫМ-ДАВНО… ЗА ПРЕДЕЛАМИ ИЗВЕСТНОЙ ВСЕЛЕННОЙ, В КОНТИНУУМЕ ДМЕРХОВ…
        - Когда вы принимали трансляцию с зонда?
        - Два миллиарда мгновений назад.
        - Что он передавал?
        - Сигнализировал, что собирается «этим» закусить…
        - Зонд?!
        - Зонд…
        - А чем - «этим»?
        - Неизвестно… Зонд прервал контакт и больше на связь не выходил…
        - Мы должны немедленно вернуть его или уничтожить!
        Часть третья
        Дуэтом по галактике
        Вы правда жаждете продолжения банкета?
        Тогда запасайтесь сердечными каплями, нашатырём и средствами от похмелья!
        Глава 41
        Первый контакт
        - Лео! - закричала Камилла, прыгая перед экраном. - Лео! Живой! Вернулся!
        Налка моментально очнулась, уловив имя возлюбленного. Подлетела как из катапульты и завертелась по рубке юлой.
        - Лео! Лео!
        Девушки бросились обниматься, ненадолго забыв о разногласиях, при виде предмета этих разногласий. Они скакали, взявшись за руки и вопили от радости, оглушая Гэбриэла и загораживая ему обзор. Поначалу разбойник терпел и морщился, поскольку разделял их веселье. Ведь у них появилась надежда вырваться из лап смерти. Но… Всякое чудо, как известно… Недолго в диковинку.
        - Тихо! Обе! - прикрикнул он на девчонок. - Рано радоваться! Может нас ещё сожрут…
        - Гэбриэл! - прогремел долгожданный голос из недр корабля. - Дикарь! Что ты со мной сделал?! И почему эта мелочь рогатая копается во внутренностях корабля моего капитана?
        - О дуууухи?! - воззвал Гэбриэл, круто сменив вероисповедание.
        Брок себя не оправдал.
        - Я - твой капитан! Ежели запамятовал спросонья. А мелочь рогатая, то есть, пилот Хэрхи - пытается устранить неполадки, устроенные сибилианином…
        - Уже и уснуть нельзя! - продолжал надрываться Зверь. - Чтобы не проснуться инвалидом. Я ничего не могу! Не чувствую! Я ослеп и оглох!
        - Хватит выть! Бывший капитан от тебя вообще свалил и ничего.
        - Бывший?!
        - Аааа! Лео! ! - завизжали девчонки у экранов. - Пусти его, тупая скотина!
        - Лучше бы вас всех сожрали! - в сердцах бросил Гэбриэл, кинулся к пульту, развернул и приблизил угол обзора.
        Словно в насмешку над ним, визуальные системы работали исправно.
        «Как мерзавец Хвидасс этого добился?»
        Спрут отлепил половину щупалец от обшивки звездолёта и захватил биотрансформер. Сжал, рванул с силой и выдернул из бочины, словно иголку из каучука… Отшвырнул далеко в космос и раздулся у всех на глазах до невероятных размеров, готовясь втянуть корабль в разверзшееся е нутро.
        - Ой-ёй-ёй! Спасите! У него зууубы! - завопил Зверь, выпучив глаза через соты. - Аааа! Я вижу!
        Всё-таки Хэрхи удалось отладить и подключить систему зрительного наведения с прицелом… Толку-то! Луч по-прежнему не действовал!
        Однако благодаря этому на экранах отобразился звездолёт, откликнувшийся на сигнал бедствия… Девушки замерли при виде большущего корабля, заполнившего обзор. Они так и не сообразили, на что он похож. Гэбриэл отключил приближение, чтобы видеть панораму.
        Из носовых орудий звездолёта вырвался энергетический луч и полоснул спрута… Чудовище оторвалось от кормы, размахивая щупальцами… Снизу его неожиданно атаковал кораблик Лео и разорвал внешние оболочки брюха. Спрут мгновенно сжался, выплюнув чернильное облако, оттолкнулся и опять раздулся. Рэпсид Двидхад воспользовался моментом и ударил по уязвимой цели торпедами… Две яркие вспышки, одна за другой, прочертили в вакууме пунктир…
        - Есть! - вскричал Гэбриэл, долбанув кулаком по никчёмной приборной доске.
        Тело чудовища покрылось мерцающей паутиной, изрыгнув через лопнувший свищ что-то вроде ударной волны. Лео угодил под отдачу и вновь затерялся в космосе…
        - Что за…
        Сдуваясь на лету, как шарик, из которого выпустили воздух, спрут удалялся от них, исчезая с мониторов. Гэбриэл переключился на дальние сенсоры… Так и есть. Он никуда не делся, а всё ещё крутился вдали мигающей точкой. Караулил, рыская, словно волк, вспугнутый пастушьим псом…
        - Противник ушёл, капитан! - доложил офицер-тактик. - Мы не смогли пробить его защиту.
        - Хотя бы отогнали, - ответил Талех, задумчиво глядя на монитор. - Стойкая броня или щит… Мы не впервые сталкиваемся с кем-то или с чем-то способным противостоять мощи «дракона»… Гилех! - он повернулся к учёному.
        - Гилех не знает, - заявил Сингер. - Но, кажется, я что-то подобное уже видел. Что-то мне это напоминает…
        - И мне! - подхватил Шердан. - Не могу вспомнить.
        - Да-а? Беспамятные вы мои! Пора более качественно отрабатывать свой проезд, - заявил командор.
        Офицеры мостика (все, кроме Женьки) удивлённо переглянулись. И Талех, кашлянув, добавил:
        - Что-то от вас - учёных мало проку. Ещё и бред несёте с перепугу.
        - А что делать с этим? - поинтересовался Борек.
        - С чем? - переспросил Талех.
        - Э-э, субстанцией, что ползает вокруг судна…
        Талех пригляделся к маслянистой переливающейся массе. Она неестественно активно перемещалась.
        - Я думал, это что-то вроде переработанного топлива… Вытекло из двигателей повреждённого звездолёта. Какое-то оно чересчур живое, для вещества. Вызовите их! И готовьтесь дать залп.
        - Судно! Судно! - передал связист. - Вызывает Рэпсид Двидхад! Что у вас за дрянь за бортом. Можно это взорвать?
        - Нет! - сдавленно запротестовал динамик. - Сбрендили?! Не смейте взрывать рядом со мной! Ничего не смейте!
        Связист недоумённо покачал головой. Талех нахмурился. Голос явно принадлежал кому-то другому… Это Хэрхи наконец-то отрегулировал голосовые настройки внешнего передатчика Зверя…
        - Он прав, - тут же ответил Гэбриэл. - Не взрывайте. Мы не знаем, что с нашими щитами. И потом, эта гадость от взрывов только жиреет…
        - Что оно такое? - уточнил Талех, уже ничему не удивляясь.
        - Хищная туманность… Короче, взбесившиеся космические отходы, - ответил Гэбриэл, брезгливо наблюдая, как тварь облекает их со всех сторон, мерно колышась.
        - Ой, что оно делает?! - заверещала Налка, прячась за кресло. Камилла вопросительно посмотрела на Гэбриэла.
        - Жрёт плазму, - мрачно предположил разбойник. - Плазмажорка… Сожрёт топливо и примется за нас.
        Налка заревела. Камилла побледнела…
        - Держитесь! - подбодрил их Талех. - А мы попробуем её распылить… Готовьте молекулярный аннигилизатор!
        Гилех вытаращил на него глаза.
        - Это запрещённое оружие! Аннигилизаторы разобрали уже циклов пятьсот как! Где? Откуда?
        - Да так! На станции у меня завалялся один. Я прихватил его с собой. На всякий случай. Мы ведь больше не в нашем пространстве… Не надо так на меня смотреть, Гилех! Я пошутил. Это «экологический аннигилизатор» для терраформирования, встроенный в любой исследовательский звездолёт. Безопасен для металла, в частности кораблей, и биологических существ. Но губителен для космических отходов…
        - Я этого не выдержу, я этого не выдержу, - запричитал Зверь. - Я безоружен! Мой истинный капитан не допустил бы…
        - Заткнись! - не выдержал Гэбриэл и обратился к Рэпсиду:
        - Эй, шеф! Вы меня слышите?
        - Приём, - ответил Талех. - Слышу!
        - Мы не в состоянии двигаться и обороняться… Скоро эта гадость начнёт нас поедать. Бейте лучом по нашим холодильным установкам… Координаты я передам… И убирайтесь отсюда к брокам.
        - Я тебе ударю! - заголосил Зверь.
        - Спокойно, - усмехнулся Талех. - Какого гатрака! Мы пока задействовали только часть арсенала. Заряжайте аннигилизатор.
        «И снова нож в рукаве», - решила Женя, заворожено наблюдая за представлением.
        - Активное вещество в капсуле, - доложил офицер. - Готово!
        - Через три секунды, две, одна… Стойте!
        Хищница повела себя очень странно. Она отступила! Внезапно отползла от корабля. Резко подобралась, уплотнилась, обошла корму и удалилась рывками, понемногу растворяясь в космосе. С обоих звездолётов за этим наблюдали во все глаза, молча и недоумённо. Гэбриэл первым нарушил тишину в эфире.
        - Нажралась плазмы и отвалилась, - констатировал он. - А мы не в её вкусе.
        - Питающаяся туманность, - проговорил Талех. - Где это видано?! Куда мы попали? Прямо-таки поле чудес.
        - В стране дураков, - закончила Женька.
        - Вам ещё что-нибудь нужно? - осведомился командор у спасённого экипажа.
        - Сейчас, узнаю, - ответил Гэбриэл и позвал Хэрхи. Тот как раз умудрился до конца наладить внутреннюю связь.
        - Эй, кольцерог! Как у тебя дела?
        - Это всё, - удручённо вздохнул Хэрхи. - Всё, что смог… Я плохо ориентируюсь в таких системах. Но, если Зверь мне подскажет…
        - Чем? - прорыдал Зверь. - Проблема не во мне, а где-то в цепи. Ваши сигналы не доходят. А мои - не отправляются.
        - Как же ты с нами разговариваешь?
        - Какая разница! Болтовнёй делу не поможешь… Я ещё и вижу! А смысл?
        - Мы поможем с ремонтом, - предложил Талех. - У нас на борту техники, инженеры, учёные…
        - Учёные - это хорошо, а то у нас дефицит мозгов, - ввернул Зверь, толсто намекая Гэбриэлу на тонкие обстоятельства. - А они разбираются в энергетических структурах и проводящих цепях?
        - Посмотрим, - ответил командор.
        Разбойник призадумался… Пришельцы спасли их, но стоит ли пускать чужаков на борт, в силу известных причин… Незнакомая треугольная эмблема с зигзагом внутри на корпусе звездолёта-спасителя не рассеяла сомнений. Мало ли в галактике тайных агентов Лиги… Однако необычная форма корабля наводила на мысль, что они прибыли издалека. Или вообще не отсюда…
        - Откуда вы? - спросил Гэбриэл.
        - Мы путешественники, - ответил Талех. - Из другой галактики.
        «А, была не была! Кто не рискует, тот хреновый угонщик».
        Это правило Гэбриэл уяснил с детства и доказал неоднократно. Да и глупо это - беспомощно торчать у всех на виду. Неизвестно, кто ещё мог притащиться сюда на сигнал бедствия. Не исключено стервятники. Так недолго попасть и в лапы к властям. И чудище осьминожное исподтишка следило за ними из глубин космоса, не приближаясь и не удаляясь…
        - Хорошо, - согласился разбойник. - Если поможете с ремонтом, то добро пожаловать к нам. Хэрхи! Что там со шлюзами? Сумел наладить?
        - Они и не ломались, - страдальчески отозвался кольцерог. - Работают автоматически… Иначе, никто не покинул бы корабль.
        - Стыкуемся!
        Талех задумчиво разглядывал чужой звездолёт.
        - Осталось выяснить, где у них шлюз.
        - Сомневаюсь, что у этого вообще есть шлюз, - хмыкнул Борек.
        - Первое впечатление часто обманчиво, - глубокомысленно изрёк командор и спросил:
        - Как нам с вами состыковаться?
        - Подойдите спереди, - объяснил Гэбриэл. - А дальше, сами увидите… Погодите! Представьтесь, пожалуйста. Всё-таки - первый контакт.
        «А что? Мало ли шпионов Альянса бродит по галактике…».
        Вот так, «обозлившись на сибилианина - бьют по морде карфага». Как гласила известная алактинская пословица… Если поменять местами карфага и сибилианина.
        - Логично, - рассудил командор. - Надо же как-то обращаться друг к другу. Талех Кэйрен А-Джаммар, капитан Рэпсид Двидхад.
        - Гэбриэл Гларк, капитан…
        Наверное, дать имя кораблю было всё-таки хорошей идеей. Но, с другой стороны, повезло, что не окрестили Камиллой. То ещё имечко для звездолёта. Хотя…
        - Зверь!
        - Чего надо?
        - Как называется мой корабль?
        - Сие было ведомо лишь капитану. Теперь никому. Ибо, он сгинул…
        - И, полагаю, унёс страшную тайну с собой в могилу, - пробормотал Гэбриэл. - Не ври! Никогда не поверю, что дух не в курсе, как зовут его тело.
        - И знал бы, да не сказал, - огрызнулся Зверь. - Стану я докладываться первому встречному!
        - Я не первый встречный, а временный капитан, - дипломатично заметил разбойник, желая помириться со Зверем.
        - Ты чуть не погубил нас! А я - лишился памяти. Временно!
        - Ладно, - вздохнул Гэбриэл. - Будет у нас звездолёт имени тебя.
        - А?
        - Бэ!.. Гэбриэл - капитан Зверя приветствует Талеха и благодарит за спасение. Мы готовы к встрече.
        - Уже идём, - ответил Талех.
        - А Лео? - спохватилась Камилла и бросилась к экрану, высматривая кораблик, затерянный среди звёзд. В каждой сверкающей точке ей мнился он.
        Гэбриэл еле сдержал досаду и ощутил толчок… Стыковочные узлы притёрлись идеально.
        - Удивительно! - восхитился техник, руководивший стыковкой. - Невероятно! Чтобы технологически нелепый корабль из другой галактики имел то же расположение шлюзов и сочленения гермо-дисков идентичные нашим…
        - Позже разберёмся, - заверил его Талех. - Сейчас это даже удобно.
        Капитан вызвал на мостик Агрэгота, и старпом на время принял командование Рэпсид Двидхад.
        - Ксенопсихолог и врач - со мной.
        Талех связался с Миритином и взял одного десантника в качестве охраны, техника и инженера для первичного осмотра - землян.
        - А может, возьмём Боба? - предложила Евгения.
        Капитан покачал головой.
        - Не стоит преждевременно стращать инопланетян.
        - А я? - огорчился Гилех. - Я же не гатрак, я - учёный.
        - Мы, - поправил Шердан. - Ты обязан взять нас…
        - Сомневаюсь, что на этой посудине водятся дмерхи, - усмехнулся Талех.
        - А вдруг там спрятана ценная информация?
        - Пока я вижу лишь груду старого хлама.
        - Первое впечатление обманчиво, - передразнил капитана Сингер.
        - Хорошо, Гилех идёт с нами. Куда от вас денешься, пиявки…
        На мостик вбежал Миритин с докторским чемоданчиком.
        - Отправляемся! Будьте на связи.
        Талех повернул кольцо, и на браслете у каждого включился гала-транслятор, передающий изображение со стороны группы высадки. Кто угодно на корабле, включая пассажиров, мог следить за первым контактом через коммуникатор.
        - Ситуация готовности номер два.
        Номер один - боевая тревога.
        Контактёры благополучно добрались до стыковочного узла, торжественно минуя главные палубы и ощущая себя первопроходцами. Экипаж расступался перед ними…
        Гэбриэл спустился из рубки в нижний носовой отсек. Девчонки, запрыгнули в лифт и увязались за ним. Невзирая на бурные протесты своего капитана. Даже о Лео забыли на время…
        Мембрана, разделяющая шлюзовой отсек с коридором, разошлась, впуская пришельцев…
        Первым шёл десантник, вооружённый пульсаром… За ним - капитан, готовый в любой момент активировать оружие. За Талехом - все остальные… Кроме техника и инженера. Их оставили в переходе - ждать дальнейших указаний.
        Пришельцы двинулись вперёд, удивлённо озираясь по сторонам. Под ногами пружинило ноздреватое покрытие. Вокруг неярко мерцали… Соты?
        Женя схватила Талеха за руку.
        - Смотри!
        - Вижу.
        - Ничего не напоминает?
        - После разберёмся.
        Тут было чему изумляться. Внутри корабль разительно отличался от своей оболочки.
        - Высокотехнологичная начинка, - пробормотал Гилех-Шердан-Сингер. - А снаружи - рухлядь рухлядью. Поразительно!
        Створки лифта разошлись, и навстречу экипажу Рэпсида прошествовала команда Зверя. И те, и другие становились посреди коридора, с опаской и любопытством изучая друг друга.
        «Форма? - подумал Гэбриэл. - Форма - это плохо».
        - Есть первый контакт, - сообщил Талех коммуникатору, транслируя изображение и звук через кольцо.
        Инопланетяне, похожие на землян - обычные гуманоиды, одетые довольно вычурно. Особенно темноволосый мужчина, вероятно капитан, в костюме пирата восемнадцатого века. Будто сошедший с картинки из гала-энциклопедии Земли. Из-за спины «пирата» выглядывали девушки. Миловидная барышня-шатенка и рыжеватая блондиночка с нагловатым прищуром…
        Гэбриэлу пришельцы показались алактинцами… Но девчонки сходу подметили разницу и вытаращились на Талеха с Гилехом. Вовсе не на Еву или десантника, и даже не на Миритина. Шакрен воспринимался ими как человек. Типичная ошибка! И Женька так обманулась, увидев на фото в энциклопедии привлекательных мужчин, женщин и узрев красавца «Аполлона» вмедотсеке. А налобные знаки и чешуйки? Подумаешь, какие-то украшения…
        Шустрая Налка толкнула Гэбриэла и зашептала:
        - Глянь-ка на эти волосы и зрачки.
        Разбойник пригляделся и нахмурился. Двое очень напоминали… Их отвлёк звук вращающегося лифта, соединяющего носовой и кормовой отсеки.
        - Лео! - воскликнула Камилла.
        Лифт остановился, открылся, и в коридор стремительно вышел асаро. Он тащил за шкирку нечто безжизненное, на ходу трансформируя крепления, вбирая плечевые стропы. Кинул это нечто в угол и замер на мгновение, увидев перед собой незнакомцев… Задержал взгляд на Талехе… И надо было видеть лицо капитана! Женька пожалела, что не захватила с собой фотоаппарат.
        «Хотя, если направить коммуникатор на командора и запечатлеть, то можно потом демонстрировать его ошарашенный вид за деньги всем желающим…».
        Талех прибил бы её за такие крамольные мысли.
        Всё же, видок у него! Как будто столкнулся с призраками всех загубленных им когда-то гатраков… Достойно галактических сенсаций.
        Но Лео не был гатраком. Он был джамрану. На лице асаро отразились последовательно - неверие, недоумение, изумление и… ликование. Он рванулся к Талеху, и путь ему преградил охранник-землянин… Ох, зря…
        - Рэзваррх! - прорычал командор, перехватывая хлыстом колючий отросток Лео.
        Только реакция Талеха спасла землянина от верной гибели…
        - Гхараж!
        Этот инопланетянин с невообразимой причёской, необычными трансформациями тела и в чудной одежде - оказался джамрану… Всё - зрачки, телосложение… Он выглядел мускулистее и был выше Талеха, а тем более Гилеха… Но командор вёл себя с ним, как господин с провинившимся слугой.
        - Зин-дар! - властно сказал он.
        - Арварах, - воин приблизился к Талеху и смиренно склонил перед ним голову.
        - Варрах… Лео-Дин-А-Саро.
        - Асаро, - сообщил капитан в коммуникатор. Особой радости в его голосе не ощущалось.
        - Каражанн, - он кивнул Лео. - Джаммарен.
        - Джаммарен, - повторил воин. - Риэррах…
        Евгения устала вслушиваться и тихонько спросила Гилеха:
        - Они говорят по-джамрански? Я не понимаю ни слова.
        - Это староджаммский. - шёпотом объяснил учёный.
        «Талех владеет староджаммским?»
        - А ты понимаешь, о чём они говорят?
        - Кое-что… Вот, сперва Талех наложил запрет, предупредил, утвердил своё превосходство… Теперь выясняет, откуда взялся этот асаро, что он здесь делает и есть ли другие. Кажется, его зовут Лео, и он не враждебен… Так… Воин-одиночка и счастлив нас встретить. Ого!
        - Интересно, а дмерховены нам тоже обрадуются?
        - Не лезь, Сингер! И не обольщайся.
        В процессе экзотического диалога асаро и капитана, все остальные молча присматривались друг к другу. Камилла искренне переживала за Лео. Налка трусливо смекала, чем эта неожиданная встреча может ей грозить. Вдруг этот бледный и черноволосый - командир Лео и захочет её убить, из-за него. Гэбриэл задумчиво хмурился, намереваясь шагнуть вперёд и напомнить, кто здесь капитан и хозяин…
        Пока суть да дело, существо в углу зашевелилось… Подпрыгнуло, как чёртик на верёвочке. Выпрямилось, потыкалось в стену, и, передвигаясь слишком быстро для человека, внезапно выросло перед пришельцами. Громко рыча и скалясь…
        Зигмунда мучила жажда. Летаргический сон лишил его сострадания и сил. Вампир проснулся жутко голодный. Он видел перед собой не людей, а набухшие кровью бурдюки. Слышал не голоса, а перестук сердец барабанной дробью и пульсацию артерий - многократно усиленной сладкой музыкой для его вен…
        На Женю плотоядно уставилась всклокоченная серокожая тварь, с подёрнутыми красной пеленой глазами и трёхсантиметровыми клыками, торчащими поверх синюшных губ. Только ещё слюна с клыков не капала.
        «Вампир?! Не галактика, а сплошной аттракцион ужасов…».
        Женькина лодка реальности, и без того порядком треснувшая за последнее время, дала основательную течь… И Евгения впала чуть ли не в транс.
        Нет, ну космический спрут и хищная туманность - это ещё, куда ни шло. Привычно и понятно… Но вампиры?! Это уже слишком!
        - И кто у вас следующий? - поинтересовалась Женя. - Ведьмы? Оборотни? Мантикоры? Пегасы?… Драконы?!
        Определённо, они попали в страну чудес. Всё чудесатее и чудесатее! Осталось вспомнить, из какой это книжки…
        Глава 42
        Ложь во спасение
        Десантник среагировал первым. Вернее, сначала Талех активировал пульсар, через кольцо. И несчастный Зигмунд свалился пронзённый смертоносным лучом…
        - Зиги! - завопила Налка, бросилась к вампиру и принялась трясти. - Зиги!
        Под угрозой смерти, после обморока, в суматохе и от радости при виде Лео - девчонка совсем забыла о любовнике. Теперь у неё случился спонтанный выброс совести.
        - Зи-иги…
        - Зиги?
        Талех вопросительно глянул на Гэбриэла. Тот лишь пожал плечами.
        - Вообще-то, этот - из наших.
        - Мне очень жаль, - вздохнул командор, - но он чуть не пообедал членом моего экипажа.
        - А, ничего, - усмехнулся разбойник. - Ничего ему не сделается. Он же вампир. Через минутку оклемается…
        - Зато теперь мы знаем, - встрял Гилех, - что энергетическое оружие повелителей на кровососов не действует.
        Судя по тому, как учёный зажал себе рот, и как на него посмотрел Талех, это сказал не Гилех, а кто-то из дмерхов.
        - Откуда?! - громкий рёв едва не оглушил их. - Откуда у вас оружие повелителей?!
        Учёный побледнел.
        - Это ещё что? - спросил Талех.
        - Скорее кто, - ответил Гэбриэл. - Двигатель или дух корабля…
        - Кажется, я знаю, что находится внутри этого звездолёта, - прошептал Шердан губами Гилеха…
        - Откудаа-аа!?
        - Уймись, Зверь! - заорал Гэбриэл. - Хэрхи, заткни его!
        В ответ раздалось невнятное мычание. Это кольцерог перекрыл Зверю акустический канал.
        - Зииги, - по-прежнему ныла Налка.
        Вампир понемногу зашевелиться, и открыл глаза. Девчонка с готовностью протянула ему запястье…
        - Ещё чего! - воскликнул Гэбриел, оттаскивая её от Зигмунда. - Здесь вам не вампирский ресторан. Милли, живо дуй за кровью!
        Девушка сорвалась с места, размышляя о том, что он впервые обратился к ней так… фамильярно.
        Женька наконец-то очухалась, переварила увиденное и торжествующе заявила Миритину:
        - Ну?! А кто утверждал, что вампиров не бывает? Лучше бы я поспорила с тобой на щелбан или… На мешок гала-кредов!
        Однако Миритин, взиравший на происходящее с истинно шакренской выдержкой, был ошеломлен не меньше. Он неуверенно улыбнулся в ответ и недоверчиво заявил:
        - Я и сам в шоке. Существование вампиров противоречит медицинской науке.
        - Да-да-да! - подхватили Шердан-Гилех-Сингер.
        Похоже, вампиры из галактики Зебры плевали с далёкой звезды на мнение любой науки. Или же просто не знали, что их присутствие чему-то противоречит. И прекрасно существовали.
        Устроить по этому поводу консилиум не успели. Вернулась Камилла с блестящим пакетом и трубочкой. Вместе с Налкой они принялись кормить Зиги, вливая в него порцию крови. Одна поддерживала голову, другая вставляла в рот трубочку… Вскоре Зигмунд причмокивал, захлёбываясь, как грудничок. Часть тёмно-бордовой жидкости вылилась ему на подбородок.
        - Венозная, - удовлетворённо протянул он.
        Гэбриэл скривился от омерзения. Остальные просто отвели глаза.
        - Прошу вас, пройдёмте кают-компанию, - с учтивой поспешностью предложил разбойник. - Нечего смотреть, как он ест. Зрелище не для слабонервных.
        «Где он тут видит слабонервных?» - возмутилась про себя Женька.
        - Это не всегда так противно, - вступилась за вампира Налка. - Зиги, бедняжка, долго пробыл в вакууме, истощился и утратил человеческие рефлексы…
        Вот чего Камилла не ожидала от этой блондинистой стервочки так…
        - Лео, что с вами было, и где ты его нашёл? - спохватилась она.
        - Не сейчас, - сквозь зубы бросил Гэбриэл. - И не здесь.
        Он покосился на Зигмунда. Кормящийся вампир вызывал у него чувство далёкое от сожаления. Скорее, наоборот - хотелось прибить.
        - Добро пожаловать! - разбойник пригласил гостей широким галантным жестом следовать за ним. Надлежало разрядить обстановку. Ведь сразу ясно - для пришельцев кровососущие в диковинку.
        - А ты останься здесь и займись им, - велел Гэбриэл Налке. - Можешь ему слюнявчик повязать.
        Талех вызвал техника с инженером. И в их команде стало на двух удивлённых больше, по поводу стен-сот и прочего внутреннего устройства корабля инопланетян.
        Уже в лифте, в голову Гэбриэлу стукнула забавная мысль. А ведь именно ему - отъявленному разбойнику представилась возможность первого официального контакта с представителями другой расы, галактики и цивилизации. По иронии судьбы. Выходит, что все эти напыщенные политиканы: Совет Лиги, король Синдиката, канцлер Альянса и в подмётки ему не годятся. Ему - космическому угонщику и контрабандисту. Гэбриэл приосанился, совершенно кстати вспомнив о своём происхождении. Всё же он не замухрышка без роду и племени, а королевских кровей…
        «Брок! Риктонитовые наручники!»
        Браслеты не сковывали движения, но существенно ограничивали возможности. Надо постараться их снять. И побыстрее. Это напомнило Гэбриэлу об Элье и Доминике. Ведь по-настоящему брат с сестрой и были первыми чужестранцами, коих занесло в галактику Зебры, если отбросить условности. Следовательно, это была вторая серьёзная миссия разбойника по налаживанию межгалактических отношений. Гэбриэл посчитал, что должен выглядеть солидно. Тем более пришельцы ничего о нём не знали, пока, и, кажется, не шибко ориентировались в местном политическом серпентарии. Это давало определённые преимущества. Главное, теперь правильно ими воспользоваться.
        Талех всё больше убеждался в сходстве обоих звездолётов. И понимал, что это неспроста. Безусловно, некоторые отличия были. Всё-таки «звёздных драконов» построил конгломерат с учётом земных, шакренских и джамранских технологий. При этом в основу легли ценные находки - достижения неизвестной высокоразвитой цивилизации из системы Дельфа. Когда исследователи обнаружили расщелину с энергетической субстанцией и обломки того звездолёта… Это стало настоящим прорывом в космологии, космостроении и космоплавании. Но далеко отсюда, в их родной галактике Снежная Спираль… Почему тогда вокруг такие же стены-соты?…
        Из сот на путешественников внезапно уставилось множество глаз. Пытливо разглядывая, провожали, моргая им в спину, и тут же впереди возникали новые.
        Настоящие глаза!? Евгения от неожиданности схватилась за Миритина. Доктор находился к ней ближе всех…
        - Не пугайтесь. Это Зверь, - пояснил Гэбриэл, обратив внимание на реакцию гостей. - Подглядывает за нами.
        «Не корабль, а зверинец какой-то, учитывая название».
        Миритин ободряюще улыбнулся Женьке и похлопал по руке. Глаза преследовали их до самой кают-компании, но и там не исчезли, а продолжали таращиться из каждой соты, и даже с потолка.
        - Зверь, сгинь! - попросил Гэбриэл.
        Так его и послушались!
        Командора подобные сюрпризы не пугали. Скорее наводили на вполне закономерные мысли. О необходимости скрытого телепатического контакта… Благо, нужные таблетки всегда под рукой. Талех незаметно проглотил две. Джамрану в любых ситуациях оставались верными себе.
        - Извините, напитки предложить не могу, - развёл руками Гэбриэл, когда они расселись на диванах в кают-компании. - Мы на режиме экономии. Пищеблоки, возможно, заражены, надо проверить…
        - Мы готовы поделиться припасами, - пообещал Талех и спросил:
        - Когда мои люди смогут всё осмотреть?
        - Сию же минуту, - кивнул Гэбриэл.
        Камилла раньше не замечала, чтобы разбойник так себя вёл. Ну, истинно, принц контрабандистов!
        - Хэрхи! - позвал Гэбриэл. - Поднимайся сюда… Он вам покажет технический отсек. К сожалению, доступа к ядру двигателя нет. Это крайне опасно. Лучше поговорить со Зверем…
        Диваны здесь тоже располагались по кругу. Асаро остановился за спиной у командора. Гэбриэлу это очень не понравилось… Десантник замер напротив, неотрывно следя за Лео.
        - Полагаю, вы будете так же удивлены, во время ответного визита, - заметил Талех, озираясь по сторонам.
        Вскоре явился Хэрхи и поразил всех своей внешностью, особенно колоритными рогами. Женьку - в первую очередь.
        - Это мой пилот, - отрекомендовал его Гэбриэл. - Карфаг-кольцерог. Умный малый, но даже ему не справиться в одиночку…
        Хэрхи бросил взгляд на Камиллу. Мимоходом отметил генетическое сходство двоих чужаков с Лео… И параллельно сделал кое-какие логические умозаключения… А Талех, откинувшись на спинку дивана, читал его мысли, словно открытую книгу… Ибо карфаги не умели их скрывать.
        - Капитан, - поколебавшись, доложил Хэрхи. - Зверь там беснуется. В техническом-то всё слышно. Как мне его успокоить?
        Гэбриэл криво усмехнулся.
        - Скажи, если будет хорошим мальчиком - его быстро приведут в норму. И пусть не обижает гостей. Они-то ему и помогут.
        Карфаг поразмыслил и увёл помощников за собой…
        - Тормоз немного, - словно извиняясь, объяснил Гэбриэл.
        - Мы впервые в галактике Зебры, - сообщил Талех. - Хотелось бы побольше узнать о вас. В корабельной базе данных есть информация о вашей культуре?
        - Увы, всё пропало… Из-за аварии.
        Гэбриэл лгал. Никакой информации о галактике Зебры у Зверя и в помине не было. А сам он вообще прилетел неизвестно откуда. Зато у разбойника в поясе хранилась дюжина контрабандных пластин с микрочипами. Правда, информация на них была специфическая. Рассчитанная на определённого покупателя…
        Например, сведения о тайном любовнике принцессы Аделаиды. Криминальная инструкция: «Как подставить канцлера или советника». На что уходят левые средства Синдиката. Отчёты об отмывании денег. Несколько блоков с чёрной бухгалтерией известной горнодобывающей компании Лиги. Рапорт тайной полиции о берущих взятки на Фломпусе. Видеорепортаж кражи продуктов со склада - «чем на самом деле кормят работников фабрик». Пара секретных разработок Альянса… И другой полезный компромат. Дело за малым - найти подходящего покупателя и позаботиться о собственной безопасности. Если пронюхают конкуренты или жертвы компромата. Но заниматься этим Гэбриэлу было пока не досуг. Особенно, числясь в розыске сразу по всей галактике.
        - Нет, так нет, - улыбнулся Талех.
        «Сами узнаем».
        - Тогда хоть поведайте нам, как вы оказались в бедственном положении.
        Разбойник состроил печальную мину и залился раненным соловьём, незаметно делая знаки Камилле.
        - Мы просто мирные торговцы. По дороге на ярмарку Лиги нас ограбили бандиты Альянса…
        Камилла недоумённо глянула на него, но промолчала. Ещё неизвестно, чего ожидать от пришельцев…
        - Забрали весь товар, подчистую и челнок. А перед этим вывели из строя корабль с помощью засланного лазутчика. Натравили эту хищную пакость…
        Кое в чём Эзран Кавари был прав - Гэбриэлу не впервой прикидываться невинной овечкой.
        - Потом невесть откуда взялся этот…
        - Спрут, - подсказала Камилла.
        - Да-да! - подхватил Гэбриэл. - А после они забрали двух моих людей. Подлые работорговцы!..
        Гэбриэл отменно играл свою роль. Даже кулаки стиснул, прикидываясь возмущённым.
        - Слава Духу, мою дорогую Милли не тронули…
        Девушка чуть не задохнулась от стыда, почувствовав руку Гэбриэла на своей талии. Разбойник по-хозяйски притянул её к себе, обнял, уткнулся лицом в волосы за ухом и шепнул: «Молчи».
        - Мы как раз собирались пожениться на Сибиле, после ярмарки. Деньги на свадьбу хотели выручить. Не судьба…
        От такого развесистого вранья у Камиллы зарделись уши. Она мечтала стать невидимкой и нервно теребила подол. Гэбриэл про себя усмехался.
        «Хороша девочка! Ей даже притворяться не нужно».
        Камилла так естественно конфузилась. Но вовсе не от того, о чём думали пришельцы…
        На самом деле, пришельцы, а, в частности, Талех, думали не о том. Командор по мере способностей и возможностей телепатического генома улавливал мысли капитана Зверя и его спутницы, фильтруя правду от лжи… Он распознал игру… Всё было ложью, за исключением слов о лазутчике, хищных отходах и двух пленниках. Заодно Талех вычислил, что эти двое, асаро, рогатый пилот, вторая девчонка, и вампир - и есть вся команда Зверя.
        - Мы проводим вас, куда скажете, - заверил капитана Талех. - А как наш сородич, - он посмотрел на Лео, - угодил на ваш корабль? Он ведь не отсюда. Так?
        Гэбриэл кивнул.
        - Приблудился, однажды… Мы и наняли его, охранять товар. Но этот подлый сибилианин чуть не прикончил Лео…
        Талех скептически усмехнулся, асаро же оставался невозмутимым. Он думал.
        - Воина-джамрану просто так не прикончить, - заметил командор. - Теоретически.
        - Так я и надеялся, - ответил Гэбриэл.
        И неожиданно встретился глазами с капитаном Рэпсида Двидхада. С минуту они смотрели друг на друга. Разбойник первым отвёл взгляд и переключился на асаро.
        - Кстати, Лео, а как ты выжил? И Зигмунда спас… Интересно всё-таки.
        - Ничего интересного, - равнодушно сказал асаро. - Луч меня не убил, но повредил биотрансформер. Я пожертвовал алмазом, чтобы починить его. А вскоре подобрал Зигмунда. Он плавал неподалеку… Всё. Потом я нашёл вас. По Налке.
        - Налка - это девчонка с вампиром. Его помощница, - пояснил Гэбриэл. - У неё с Лео своего рода связь. Маленькая штучка у него в сердце…
        - Капсула всё ещё там?! - ахнула Камилла. - Но старая ведьма обещала!..
        Вот и ведьмы пожаловали. Женькины опасения сбывались.
        - Обманщица! - деланно возмутился Гэбриэл.
        Лео покачал головой.
        - Нет, генетический материал распадается постепенно. Она предупредила, нужен толчок… Или на освобождение от зависимости уйдут годы.
        - А мы сможем чем-то помочь? - поинтересовался Талех, осмысливая любопытную информацию.
        - Э-э… Это медицинская проблема.
        - У нас первоклассные медики.
        - Сомневаюсь, что получится, - вздохнул Гэбриэл, наконец отпуская Милли.
        Девушка сразу отодвинулась. Что не укрылось от Женьки.
        - Это микробомба ведьмийского производства.
        - Я осмотрю его, - вызвался Миритин.
        Шакрен отлично разбирался в джамранской анатомии и физиологии. Ведь он столько времени лечил джамрану. К тому же, асаро был интересен ему сам по себе, как ещё одна разновидность джаммов.
        «Вот бы ещё и кровососущего изучить», - рассуждал доктор. По-прежнему считая, что существование вампиров противоречит здравому смыслу.
        Гилех-Шердан-Сингер тут же настояли на участии в осмотре.
        - Отлично! - поддержал эту идею Гэбриэл. - Вдруг у вас и получится. Возьмите Зигмунда. Он тоже врач.
        - Договорились, - кивнул Талех. - Жду вас на моём корабле…
        Вернулись техник с инженером в сопровождении Хэрхи. Доложили, что нашли предположительный источник сбоя в системе, но, чтобы уточнить где и восстановить работу двигателя, требуется дополнительное сканирование.
        - Это займёт несколько часов.
        - Действуйте.
        Талех вопросительно посмотрел на капитана Зверя.
        - Мы согласны, - ответил Гэбриэл. - Только одно… Давайте отойдём подальше отсюда. Куда-нибудь в безопасное место… А то, мало ли, бандиты, пираты, работорговцы…
        «Космическая полиция, наёмники, кардинеры Лиги и разные представители власти».
        - Мы вооружены, - напомнил Талех. - Если что.
        - И тварь бродит неподалёку. Поверьте, лучше не нарываться.
        «Да, а кое-кто, возможно, и вернётся, чтобы проверить космос на наличие моих останков…».
        - Хорошо, - согласился Талех. - Нам пока не выгоден конфликт.
        И обратился к инженеру:
        - Готовьте дополнительные стыковочные узлы. Отбуксируем их отсюда.
        - Есть, капитан.
        И к Гэбриэлу:
        - Передайте нам управление и координаты. Куда вас доставить.
        - Разумеется, - кивнул Гэбриэл.
        Ему порядком надоела светская беседа, и уже тошнило от собственного вранья. А капитан пришельцев смотрел так, будто видел его насквозь.
        - Что мы ещё можем для вас сделать?
        - Будьте так добры, проверьте синтезатор пищи, вентиляцию, а заодно и систему водоснабжения. Вдруг этот гад и её отравил.
        - Тогда, вам разумней питаться у нас, - предложил Талех. - Пока не очистим.
        «И с чего он такой добрый?» - насторожилась Женька.
        - Что ж, - поднимаясь, сказал Талех. - За работу!
        - И ещё кое-что, - мило улыбаясь, попросил Гэбриэл.
        Талех вскинул брови.
        - Да?
        Гэбриэл вытянул запястья.
        - Наверняка у вас найдутся инструменты, чтобы снять это…
        - Легко, - ответил Талех.
        И подозвал десантника. Тот подошёл и настроил на своём браслете резак.
        - Не шевелитесь, - предупредил командор.
        Землянин безошибочно точно направил импульс и… Четыре полукружия упали к ногам Гэбриэла. Разбойник с трудом перевёл дыхание… В какой-то момент он даже испугался, что сейчас ему всё отрежут…
        - Вот это да… - восхищённо пробормотал он.
        - Набор десантника, - пояснил землянин, залихватски подув на браслет.
        «А на моём такой функции нет?» - разочаровано вздохнула Женя.
        - Высокие технологии, - пояснил Талех. - Молекулярный импульсный резак. Разрушает любые металлические соединения, не причиняя вреда биоструктурам. А есть ещё и сварка.
        Командор наклонился и поднял фрагменты наручников. Повертел в руках.
        - Интересный сплав. Впервые такое вижу… Вот тут, на срезе - кристаллическая решётка… Если позволите, я отдам их в нашу лабораторию, на анализ. Мы здесь, чтобы изучать вселенную.
        - Конечно-конечно, - скрепя сердцем разрешил Гэбриэл, чтобы не возбуждать подозрений.
        Он лично предпочёл бы выбросить эти обломки за борт. Оставалось надеялся, что капитан пришельцев не догадается, для кого именно предназначались риктонитовые наручники, и что они блокировали.
        - Спасибо, - на губах Талеха появилась знакомая коварная улыбка.
        Ведь капитану Зверя было невдомёк, что у джамрану есть поговорка: «Если излишне надеяться, то надежда переживёт упователя». Ну, как-то так, в переводе на русский.
        - Итак. Через час отбываем.
        Разбойник кивнул и потёр запястья. Всё-таки здорово снова почувствовать себя свободным, полным сил, способным оглушить слона, догнать Эртэла и навалять ему как следует… Но это после. А пока…
        - Всем! Приготовиться к отбытию! - хором скомандовали капитаны.
        Глава 43
        Кибер-Зверь
        После образования «корабельного дуплета», ни о какой телепортации не могло быть и речи. Но, и сверхскоростной мощности «звёздного дракона» хватило, чтобы преодолеть нужное расстояние за несколько часов.
        Вскоре, сцепленные вместе звездолёты покачивались, кружась в чернильно-вязкой пустоте. Гэбриэл нарочно указал ближайшие координаты Тёмной зоны. Ничего и никого вокруг, лишь редкие проблески звёзд, где-то у границ беспросветности. Да неподалёку летали астероидные обломки. По заверению контрабандиста - абсолютно безопасные. Как их сюда занесло?… Зато оторвались от чудовища-спрута. По крайней мере, оно не маячило на радарах.
        Однако сразу обнаружилась аномалия - пропал эфир. Исчезли звуки, голоса, волны, колебания - все признаки того, что галактика обитаема. Их окружала полнейшая тишина, словно корабли угодили в войлочный мешок… Это Гэбриэл просто-напросто забыл предупредить, что любые внешние сигналы теряются в Тёмной зоне. Он ведь сам позаботился о том, чтобы оказаться подальше от передающих станций с усилителями.
        Когда офицер по связи доложил об аномалии Талеху, командор уже сделал соответствующие выводы. Он посоветовал всем оставаться на местах и работать в обычном режиме. Пока команда задавалась вопросами, капитан Рэпсида находил ответы, слушая мысли и сопоставляя факты. И сколько же интересного он узнал!
        По приказу капитана экипаж Рэпсида прошёл дополнительный инструктаж, и команду Зверя запустили на борт. Правда, не в полном составе. Хэрхи остался на подхвате у инженеров и техников. А Камилла, сославшись на головную боль, заперлась у себя в каюте. Налка же увязалась за Лео и Зигмундом только из любопытства и ревности. На всё остальное ей было начхать.
        Едва Гэбриэл ступил на палубу «звёздного дракона», многое для него прояснилось…
        Во-первых, мгновенно бросилось в глаза сходство конструкций. Во-вторых, Рэпсид Двидхад впечатлял внутренним обустройством, системами защиты и вооружением. По сравнению со Зверем. А ведь и Зверь был далеко не примитивным. Но теперь существенно упростился в представлении Гэбриэла.
        И как они умудрились состыковаться? Разве что шлюзы Зверя обладали свойством приспосабливаться…
        В-третьих… Если раньше у Гэбриэла и возникали мыслишки по поводу угона инопланетного корабля, то при виде многочисленной охраны и группы десанта, быстренько улетучились. Разбойник с охотой передумал, особенно когда Талех познакомил его с Агрэготом. Таких страшилищ Гэриэлу прежде встречать не доводилось. Хотя успел он многое повидать за свою авантюрную жизнь…
        Но самым большим потрясением для контрабандиста стало обилие и доступность информации. Персональные компьютеры, под завязку набитые разными сведениями, открытые для всех желающих базы данных…
        В действительности, Талех предоставил «коллеге» лишь одну десятитысячную часть из того, что было. Чтобы проверить его реакцию.
        Целый день Гэбриэл бродил по инопланетному кораблю в сопровождении офицера-экскурсовода, а когда вернулся к себе, крепко задумался… Его размышления тут же прервал Зверь. Ему вернули свободу слова, или, попросту говоря, подключили акустический канал. И он немедленно этим воспользовался.
        - Гэбриэл, - стенал Дух корабля. - За что? Почему-у?!
        - Потому что, - отрезал Гэбриэл, занятый своими мыслями.
        - Выслушай меня, Гэб! - в отчаянии выкрикнул Зверь.
        - Ну, что ещё?
        - Они копаются во мне!
        - Мы это обсуждали. Ремонт! Иначе никуда не полетишь… Сколько можно ныть? - Гэбриэл мерил шагами рубку. - Сейчас мы беспомощны. Не в состоянии трансформироваться, защититься и атаковать. Хочешь, чтобы Лига, Альянс или Синдикат взяли нас тёпленькими? Удрать не выйдет. Да что там! Пожрать нормально, и то не можем… А у них вкусно кормят. Я пробовал.
        - Только о своём желудке и печёшься, - проворчал Зверь. - А кто позаботится о моей душе?
        - А причём здесь твоя душа? - Гэбриэл остановился.
        - Я чувствую его?
        - Кого?
        - Того, кто живёт в чужом корабле…
        - Зверь, ты определённо встал не с той ноги. Ну кто там может жить?! Другой Зверь?… Вряд ли. Я бы знал…
        - Нежить, - зловеще прошептал Зверь, - без души… Кибернетический организм!
        - Так, поподробнее, - попросил Гэбриэл, усаживаясь в кресло. - С чего ты взял?
        - С того момента, как мы с ним одно целое. Наши энергетические системы объединились. Это вторжение! Понимаешь?
        - Не очень… Продолжай.
        - Астрал! В ядре мёртвого корабля тоже астрал, но… Искусственный!
        - Поясни, - разбойник нахмурился.
        - Я вырабатываю энергию во сне. На астрале работают двигатели моего корабля. От него зависят системы жизнеобеспечения и многое другое. Так вот… Откуда у них астрал, если в ядре нет сущности? То есть, там находится искусственное существо - киборг.
        - Кибер-зверь, - усмехнулся Гэбриэл. - Занятно…
        - Ему занятно! А мне, мне досадно… Чужаки внедрили в ядро синтетический астрал… Как будто бы я… Соединился с киборгом, с машиной… Он пролез в меня. Прозондировал каждую клеточку…
        Гэбриэл расхохотался в голос.
        - Поздравляю! Тебя отымел кибер-зверь.
        - Тсс… Пошляк, - глазки Зверя врассыпную забегали по сотам рубки. - Шшш! Пока никто не услышал. Это так стыдно…
        - Потерпи, Зверь, - искренне посочувствовал ему контрабандист. - И не утрируй. Всё пройдёт. Пришельцы восстановят систему, очистят и заправят пищевой синтезатор… И поминай как звали!
        - Это ещё не всё, - признался Зверь. - Лучше пусть остаются.
        - Ого! Да ты противоречишь сам себе.
        - Всё так странно…
        - Рассказывай, - потребовал Гэбриэл.
        А в этот момент на Рэпсиде…
        Талех сидел за столом в кабинете и рассеянно слушал доклад главного инженера.
        - … Очень удачно совместили энергетические системы… Ремонт продвигается гораздо быстрее.
        - Что позволило, - уточнил Талех, перекладывая на столе безделушки и вертя пальцами стилус, - их совместить?
        - В резу