Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Артус Ричард: " Глафириада " - читать онлайн

Сохранить .
Глафириада Ричард Евгеньевич Артус

        Миры попаданцев, это не увлекательная прогулка. Здесь куда не плюнь, обязательно попадешь либо в героя, либо в злодея. К тому же подчас трудно разобраться, кто есть кто. Одним словом, приключения, на вашу пятую точку гарантированы, а все герои, только в книгах честные и благородные. Обычно туда попадают случайно, но вот чтобы отправили на практику, для повышения квалификации, такое, пожалуй, в первый раз.

        Ричард Артус
        Глафириада

        Глафириада
        Книга 1

        Глава 1

        — Красота-то какая.  — Окинул взором открывающийся вид Кащей.  — Жаль, что за этой красотой скрывается не вполне приличный мир.
        — Так зачем ты нас сюда притащил?  — Спросила, стоявшая рядом с ним Глафира.  — Знаешь дорогой, я неприличных обществ стараюсь избегать, а ты меня в неприличный мир затянул. Вот так ты ко мне относишься?
        — Прости-прости.  — Засуетился Кащей.  — Я просто не так выразился. Для людей мир вполне приличный. А неприличным его только те,  — он ткнул пальцем вверх, намекая на небожителей,  — называют. Видишь ли, люди тут иногда такую силу набирают, что могут невзначай и этим снобам, по соплям накостылять. Правда, только в пределах таких вот миров, за их границами они всю свою силу напрочь теряют.
        — Опять не поняла. Тот же вопрос. На кой мы сюда притащились?
        — Я же тебе говорил для повышения твоей квалификации.
        — Какое повышение? Какой квалификации? Если за пределами, ты сам сказал, это никакой роли не играет. Тогда, на кой, мне тут кочевряжится?
        — Да чтобы руку набить.  — Повысил в сердцах голос Кащей.
        — Я тебе сейчас морду набью.  — Замахнувшись, пошла на него Глафира.  — Стой гад, куда?  — Ну, все костлявый, ты попал.  — Сказала она в то место, где только что стоял Кащей.  — Вернусь, если насмерть прибить не получится, то уж точно, пары своих костей не досчитаешься.  — Пообещала она пустоте.  — Вот же гад, мало того что одну бросил, так еще ни средств к существованию, ни средств для связи никаких не оставил. Не-е, точно прибью.
        Сев на землю и подтянув под себя ноги по-турецки, Глафира, окинула своим хмурым взором окрестности. Перед ней лежала во всей своей красе покрытая лесом равнина, со всех сторон окруженная горами, а прямо возле горы, на которой она примостилась, пролегала лента накатанной дороги. Правда, откуда и куда она вела, было не понятно, так как никаких больше признаков обитания людей не было заметно.
        — Ну и что прикажете делать?  — Задала она вопрос в пустоту.  — Вот, куда теперь, бедной девушке податься?  — Горестно вздохнула Глафира и подперла ладошкой голову.  — Вот уж точно жизнь моя жестянка, да ну ее в болото. Одни сплошные приключения на голову и никакой личной жизни. Да, пошли они все. Никуда отсюда с места не двинусь. Вот, буду тут сидеть и все.  — Дала она сама себе слово.
        Как известно люди хозяева своего слова, поэтому, как его дают, так и возвращают. Благодаря этой человеческой особенности, Глафира, спустя два часа сидения на скале спустилась все-таки вниз, и теперь, медленно брела по дороге в неизвестном ей направлении.
        — Что за мир такой гадский? Вроде и дорога накатана, а ни одной живой души за все время не встретила. Ни одного строения поблизости не увидела. Люди. Твари. Ау. Вы где?  — Крикнула она во весь голос.
        Ответом ей была тишина, если не считать привычные для леса шумовые эффекты, да щебет местных птах. Вскоре в животе заурчал недовольный желудок, потребовавший к себе внимание.
        — Подонок,  — озираясь по сторонам, прокомментировала это урчание девушка.  — Я диету не заказывала. Сволочь костлявая, жиром заплывшая. Ты хоть подумал о том, как и чем я здесь питаться буду? Скотина. У меня же при себе вообще ничего нет. Даже если я сейчас, какую-нибудь зверушку замучаю, как и на чем я ее готовить буду? Или что, мне ее сырой харчевать? Вот дернул меня черт с нелюдью связаться. Фашист проклятый. А еще в любви клялся. Пылинки с меня сдувать обещал. Все эти мужики, одним миром мазаны. Одним словом, козлы.
        Утвердившись в этом мнении, Глафира побрела дальше, стараясь не обращать внимания на возмущенные крики протестующего желудка, требующего к себе повышенного внимания. Через некоторое время к требованиям желудка, присоединилась, и жажда, а там, и естественные надобности подтянулись.
        — Сволочи. Я же говорила, что ненавижу экотуризм.  — Зло пробурчала девушка, вылезая, из придорожных кустов.  — Так подставить. Форменные скоты, уроды. Вернусь, вообще всех нахрен порешу.
        Настроение Глафиры упало до отметки, когда девушке уже не нужен был повод, чтобы сорвать на ком-нибудь зло. Вот только рядом по-прежнему, не было ни одной живой души. Горя праведным гневом на весь мир, она даже не заметила, как уткнулась носом в скалу. Накатанная дорога окончилась, и уперлась, в высокую стену.
        — Это еще что за идиотизм?  — Задрав голову, уставилась на непреодолимую преграду Глафира.  — Какого черта? Что это еще за приколы такие? Етить твою коромыслом по обуху.
        Девушка, некоторое время бессмысленно пялилась на стену, а потом вдруг ее осенило.
        — Гномы. Дери их за ногу. Эй. Кролики подземные. Мелочь пузатая. Открывай,  — стала она стучать рукоятью своего меча в камень.  — Медведь в гости пришел. Готовьте мед и харчи, до пятницы я свободна. Давайте отворяйте быстрее. Солнце вон садится. Путник цельный день пехом пер на голодный желудок, устал, мочи нет.
        Только вот на крики и стук Глафиры, ей так никто, ничего, и не ответил.
        — Блин. Да что же за засада-то такая?  — Глафира постаралась плюнуть на землю, но пересохшее горло не выдало слюны.
        Солнце уже почти скрылось за пиками гор, что заставило девушку осмотреть окрестности, в поисках подходящего места для ночлега. Вариант, устроить гнездышко в лесу, девушка отмела сразу.
        — Еще змеюка, какая приползет, или паук с тараканом куда залезут. Бр-р. Мерзость.  — Передернула она плечами.  — Оно мне надо. Ладно. Полезем в горы.  — Приняла она, как ей показалось, единственно правильное решение.
        Метрах в пятидесяти, обратно по дороге, она приметила нависающий над ней карниз, примерно на десятиметровой высоте. Забравшись на него, предварительно несколько раз, чуть не свалившись обратно на дорогу, тяжело отдуваясь, Глафира изрекла.
        — Лучше гор, могут быть только горы, на которых еще не бывал. Я конечно, Высоцкого уважаю, но тут, с ним в корне не согласна. В гробу-бы я видела эти горы, в белых тапочках, а так же, всю эту горную романтику.
        Выдав такое суждение, девушка улеглась на камне и постаралась уснуть. Тем более что к этому моменту, солнце окончательно скрылось за горами, и долина погрузилась во тьму. Правда, сразу уснуть, у нее не получилось. И дело тут было, даже не в желудке, который с каждым разом, недовольно урчал все громче, и в не измученном жаждой горле, требующим хоть каплю влаги. Сон, как рукой сняло, совсем другое обстоятельство.
        Как только окончательно стемнело, из скалы вышло, штук тридцать воинов-привидений, полностью экипированных, под предводительством, восседающего на коне командира. Причем, стены не раздвинулись в стороны, они просто вышли из камня, построились и зашагали по дороге.
        — Нехило, негры скачут по тропе.  — Прошептала девушка, глядя, на удаляющейся отряд.  — Во, блин. Чуть не попала в веселый переплет.
        От увиденной картины даже желудок, перестал возмущаться.
        — Нафиг-нафиг. Такой хоккей нам, не нужен. Мне такие приключения и даром не упали. Похоже, нужно отсюда сматываться, и как можно быстрее. Так, с самого утречка начнем искать выход, из этой ж… с ее темным туннелем. А пока, спать.
        Но, и хорошо выспаться у Глафиры не получилось. С периодичностью примерно в полчаса, из стены вылазил очередной отряд и уходил дозором по дороге. Не сказать, чтобы это действо сильно мешало девушке отдохнуть, но на нервы, действовало безотказно. Только ближе к утру, Глафира смогла полностью расслабиться, и спокойно уснуть.
        Утром, ничто не говорило об устраиваемых прогулках призрачных воинов ночью. Прямо, мирная идиллия, радующая глаз, своей красотой и спокойствием. Глафира, задрав голову, осмотрела окружавшие ее скалы. Наметанный глаз приметил, нечто вроде тропы.
        — На сей раз высказывание. Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет, не катит. Как-бы мне не хотелось, но лезть придется именно в горы.
        От ночных переживаний желудок успокоился, и особо, о себе не напоминал. Но на жажду, ночное происшествие, никак не повлияло. По-прежнему очень сильно хотелось пить. В горле пересохло так, что реши Глафира плюнуть то было-бы просто нечем.
        — Терпи Глафирушка, терпи.  — Подбодрила себя девушка и приступила к восхождению.
        Стиснув зубы и подымаясь по горной тропе вверх, Глафира, развлекала саму себя разговором, в котором обещала Кащею при встрече, райские наслаждения.
        — Буду милого узнавать я по походке. Потому-как ввалю ему по первое число. Буду бить со всей жестокостью, и особым садизмом, и все время между ног. Ты у меня евнухом станешь без наркоза. Я тебе, блин, повышу квалификацию. Трели будешь выдавать, похлеще Витаса.  — В своем восхождении, по еле заметной горной тропке, подбадривала она себя мечтами, что, несомненно, придавало ей сил.
        Спустя почти двое суток, Глафире, наконец, удалось перевалить, по этой горной тропе, на другую сторону горы. Она уже давно не ругалась и не строила планов мести, этот переход, ее изрядно вымотал. Если с едой еще более-менее повезло, склоны горы были усеяны птичьими гнездами. Причем с обратной стороны намного больше, то с водой, был полный облом. Наткнувшись на очередное гнездо, девушка сморщила свой носик.
        — Опять яйца.  — Вздохнула она, передернув плечами.  — Я, так скоро сама кудахтать начну.
        Усевшись рядом с гнездом. Привычно отмахнувшись над летающими у нее над головой птицами, она окинула взглядом открывающийся вид. К подножию горы примыкал лес. В свою очередь лес заканчивался, упираясь в узкую гладь озера, раскинувшегося, по всей длине открывшейся ее взору долины. За озером был луг, а за лугом, море. Над которым завис красный диск, опускавшегося с небосклона солнца.
        — Приплыли.  — Не весело хмыкнула девушка.  — Хочешь водички попить? Так на тебе целое море. Что называется, пей, не хочу. Да, что за попадалово такое? Одно радует, хоть из озера напьюсь вдоволь.
        Она привычно стукнула яйцом о камень, и, очистив верхушку яйца от скорлупы, высосала содержимое. То же самое сделала со вторым яйцом, оставив в кладке одно не тронутое. Отойдя от кладки на несколько метров, она оглянулась. Одна из птиц, кружащих у нее над головой, метнулась к гнезду, и, расфуфырившись, уселась, недовольно щебеча, на последнем яйце.
        — Да не кричи ты так.  — Обратилась к птичке девушка.  — Сама знаю, что нехорошо поступила. Но кушать-то хочется. И заметь, я не все яйца слопала. Хотя согласна. Хилая отмазка.
        Глафира вздохнула и пошла дальше по тропе, ведущей теперь ее вниз с горы. Солнце почти уже село, когда девушка наткнулась на весело бежавший с горы ручеек. Когда она вдоволь напилась. И насколько позволяла обстановка, поплескалась в ручье. Ее вновь посетили мысли о Кащее, и мечты что она с ним будет делать, когда вернется. Под эти сладкие мечтания она устроилась на камнях, рядом с ручьем и уснула, со счастливой улыбкой на устах.
        — Пора красавица. Проснись. Открой там чем-то сведенные блин очи.  — Сидя на камне и протирая кулачками глаза, продекламировала сама себе Глафира.
        Напившись и умывшись, она печально посмотрела на ручеек, сворачивавший в сторону от тропы. Потом, перевела взгляд на долину.
        — Жаль, конечно, что у меня никакой фляги под рукой нет, водички живой с собой набрать.  — Покачала она печально головой.  — Ну да ладно. Думаю, до озера жажда не сильно замучает. Авось повезет, и к вечеру дачапаю.
        Вздохнув и тряхнув головой, девушка бодрым шагом зашагала по тропе. Спускаться, не подниматься. По этой причине уже к обеду, она достигла полосы леса. Благодаря приобретённой когда-то защите, от невероятного мастера Мудрилы, ей было абсолютно наплевать на перепады температур, и всякие другие атмосферные явления.
        Эта полученная на халяву защита, всегда обеспечивала ее комфортной температурой тела. Поэтому, она с одинаковой легкостью переносила, как отрицательные температуры, так и положительные. А проще говоря, просто не обращала на эти перепады внимание.
        Перед тем, как войти в лесную чащу, больше напоминающую заросли джунглей, она вытащила из-за пояса свое неизменное оружие, коготь Пенелопы. В свое время этот коготь был переделан драконихой под небольшой ятаган. От ятагана он отличался тем, что режущая кромка была с внутренней стороны, как у серпа. Но, Глафира уже давно привыкла к этой особенности, своего оружия.
        — Ну что, косил Ясь канюшину?  — Весело хихикнула она, и стала прорубать себе дорогу в зарослях.
        С горы полоса леса казалась не очень большой, но для того, чтобы через нее пробиться, Глафире понадобилась вся остальная половина дня. Только к самому закату ей, наконец, удалось выбраться из леса.
        — Опа-на. Не фига себе, ящерка.  — Уставилась девушка на пьющего воду из озера, ящера.
        По виду ящер напоминал коммодского варана. Только, намного больше размером. Ящер лениво оторвался от воды, и повернул свою башку, находящуюся примерно в двух метрах от земли, в сторону девушки.
        — В гляделки будем играть, или свалишь по-тихому?  — Спросила у ящера девушка, лениво помахивая перед собой своим оружием.
        Вид ящера, не произвел на нее особого впечатления. Глафире доводилось видеть страшилищ и похлеще. Наверное, если-бы ящер знал, с кем приходилось сталкиваться девушке, он воспользовался-бы шансом и ушел с ее дороги. Но, он этого не знал. Все, что он сейчас видел перед собой, так это вкусный и сочный кусок нежного мяса.
        — Значит, не договоримся.  — Увернувшись от удара хвостом, улыбнулась девушка.  — А зря. Мог-бы еще пожить немного.
        После неудачной попытки с хвостом, ящер быстро метнулся к девушке и постарался цапнуть ее, своей пастью. На небольшой промежуток времени любой ящер, способен развивать приличную скорость. Правда, и в этой попытке ящера ждал облом с едой, и не только. Сместившись чуть в сторону и пропуская мимо себя раскрытую пасть, Глафира, ухватив свой коготь двумя руками, нанесла мощнейший удар по черепной коробке ящера.
        — Чистую победу над страшилищем. Нокаутом в первом раунде. Одержала слабая девушка.  — Возвестила она громким голосом на весь лес, поставив ногу на мертвое тело ящера, с практически перерубленной головой.  — А я ведь, тебя предупреждала, вонючка.  — Сморщила она свой носик, потому как от ящера шел специфический запашок.  — Интересно, ты здесь один такой был? Или еще, где-нибудь поблизости такие же, как ты, бегают? Чего молчишь, тварь дохлая?  — Пнула она ногой тушу ящера.
        Естественно, дохлый ящер ответить не мог, но на вопрос Глафиры, ответили джунгли, из которых выползло несколько сородичей мертвой ящерицы. И как показалось девушке, радостно посеменили в их с ящером сторону.
        — Нафиг-нафиг. Кричали пьяные гости.  — Буркнула Глафира и с разбегу плюхнулась в озеро, стараясь, как можно быстрее достичь противоположный берег.
        Преодолев водную преграду, девушка оглянулась назад. Ящеры и не думали ее преследовать, они были заняты тем, что с наслаждением набивали свои брюха погибшим родственником.
        — Высокие семейные отношения.  — Пробурчала Глафира, и, напившись воды из озера пошла к берегу моря.

        Глава 2

        — А-а, где Глафира?  — Выйдя из столовой и осмотрев зал, спросил изумленно Андрей, уставившись, на нервно грызущего ногти Кащея.
        — Где надо.  — Зло буркнул тот в ответ.
        — Что значит, где надо?
        — А то и значит.
        — Ты куда девчонку дел? Бессовестная твоя морда?
        Первоначальное изумление на лице парня прошло, и на смену ему пришли хмуро сдвинутые брови, и совсем не ласковый взгляд.
        — Она сама виновата.  — Сделав пару шагов назад, Кащей, увеличил на всякий случай расстояние, между собой и Андреем.
        — Что значит, сама виновата?
        — А чего она с кулаками бросается? Я ведь, даже толком рассказать ничего не успел, как она, кулаками перед носом махать начала.
        — Ой-ой-ой. И кто это у нас тут, такой безобидный?  — Из столовой вышла Ирма и стала рядом с Андреем.  — Кого это у нас тут все обижают, кому не лень?
        — Я безобидный. Меня, обижают.  — Затравленно оглянулся по сторонам Кащей, и сделал еще пару шагов назад.  — Причем, теперь уже готовятся обидеть прямо в моем же доме.
        — Ты кажется, запамятовал. Это дом Глафиры.  — Мило улыбнулась ему супруга Андрея.  — Ты сам его ей подарил.
        — Я на нее, никаких бумаг не переоформлял.  — Закачал отрицательно головой Кащей.
        — Ну, ты и жлоб.  — Перестала улыбаться Ирма.
        — Да фиг с ним, с домом.  — Прервал их перепалку Андрей.  — Ты почему Глафиру неизвестно где, одну бросил?
        — Почему неизвестно. Известно.  — Пожав плечами, скривил губы Кащей.
        — Тогда дуй за ней и возвращай ее обратно.
        — Не подую. Тьфу, черт. Никуда не пойду. Пусть она немного успокоится. А то взяли все моду, чуть, что с кулаками на людей кидаться.
        Андрей, переглянулся с Ирмой.
        — Куда ты ее уволок хоть?  — Спросил Кащея, Андрей.
        — И, что вы там опять не поделили?  — Добавила свой вопрос Ирма.
        — К попаданцам.  — Отвел глаза в сторону Кащей.  — А она нет, чтобы дослушать мой план до конца, с кулаками сразу на меня бросилась.
        — Кащей. Ты дурак?  — Брови Андрея снова, от изумления, поползли вверх.  — Какой леший дернул тебя, ее туда тащить?
        — Дурак у нас, ты.  — Огрызнулся Кащей.  — И ни кто меня не дергал. Я ведь для нее же стараюсь.
        — Поэтому ничего другого не придумал, как оставить девчонку, одну, без всяких припасов, в самой большой из мировых клоак? Там же постоянно, кто-то с кем-то воюет, кто-то кого-то убивает. От сил зла и героев, яблоку упасть негде. Плюс ко всему, разных чудовищ, что тараканов, в каком-нибудь притоне для алкашей.
        — Вот только не надо.  — Выставил руку перед собой Кащей.  — У меня все продуманно. Там, где я ее оставил. Есть только одна дорога. И ведет она, между прочим, в такое место, где Глафира ни в чем нуждаться не будет. И уж поверь мне. Никаких злых героев, в том месте нет. Даже, если кому-то об этом месте что-то известно. То любой. Будь он четырежды, или пятижды героем, как Брежнев, к примеру, и то хорошенько предварительно подумает. А стоит ли туда совать свой нос? И вообще, чтобы ты не говорил, у меня есть самый убойный аргумент. Как-бы плохо и ужасно там не было, а все равно люди живут. Пройти такую школу выживания, ей только на пользу пойдет. Мы не всегда можем оказаться с ней рядом, в момент опасности. И ей просто необходимо приобрести навыки самообороны. Естественно под нашим негласным надзором. И еще, меня очень беспокоит вестник, которого Эрида подсадила к Глафире. Эта мадам, ничего просто так не делает.
        — Знаешь милый,  — посмотрела на Андрея Ирма.  — А ведь он в чем-то прав.  — Кивнула она в сторону Кащея головой.
        — Возможно.  — После некоторого раздумья, согласился с ней Андрей.
        — Не возможно. А, точно.  — Сразу же осмелел Кащей, получив неожиданную поддержку.
        Он хотел еще что-то добавить, но в этот момент в зал вошел Бяка. У него был такой вид, что у друзей просто отвисла челюсть. Кота было не узнать. Куда только подевалась его упитанность и лощеный вид. Ребра выпирали из боков, грязный, облезлый. Тянувшийся по земле хвост в паре мест переломан. Вся морда исполосована шрамами.
        — Еще этого блохастого не хватало.  — Сморщился Кащей, брезгливо окинув взглядом кота.  — С какой помойки ты вылез?
        Бяка, не удостоив никого даже взглядом, на трясущихся ногах, прошествовал мимо всех по залу и скрылся на кухне.
        — Нет. Вы видели? Какая наглость.  — Взорвался Кащей.  — Как меня бесят эти животные. Будь моя воля, всех бы на живодерню отправил.
        — Ладно, люди. Это понятно. Но зверушки-то тебе, чем не угодили?  — Улыбнулся Андрей.
        — Да, ну вас.  — Отмахнулся Кащей, и что-то бормоча себе под нос, выскочил из зала.
        — Что-то, больно нервный он какой-то.  — Усмехнулась глядя ему в след, Ирма.
        — Не обращай внимания,  — отмахнулся Андрей.  — Это, его нормальное состояние. Побегает немного, да и успокоится.
        — А котик-то. Видно не слабо погулял.  — Кивнув головой на кухню, перевела тему разговора Ирма.
        — Ну, хоть кому-то хорошо.  — Засмеяла Андрей, и, обняв жену, прошептал ей на ухо.  — Может и нам немного порезвиться?
        — А не боишься, что потом будешь выглядеть, как эта киска?  — Озорно стрельнула глазами в сторону кухни Ирма.
        — Ничуть.  — Уверенно мотнул головой Андрей.  — Ради тебя. Готов на любые жертвы.
        — Тогда, пошли. Уложу тебя на жертвенный алтарь.  — Улыбнулась ему Ирма.
        Правда, от этой улыбки Андрей невольно передернул плечами, но отступать, было уже поздно. Как говорится, сам напросился. Ему почему-то вспомнился рассказ о своей молодости, водителя, который их возил с Кащеем. Парень рассказал, как будучи молодыми, они вчетвером в парке подловили женщину, лет под сорок, и решили ее изнасиловать. Как он признался, это было первое и последнее в его жизни деяние подобного рода. Именно это происшествие, в свое время, отвернуло его с неправедного пути.
        Насильники, в ужасе разбежались, когда счастливец под номером один, засучил ножками и стал жалобно вопить.
        — Тетенька, простите меня, пожалуйста. Я больше так не буду. Отпустите меня, очень вас прошу. Вы же сейчас мне всю задницу порвете.
        На что ему ласково так, ответили.
        — Малыш, не отвлекайся. И лучше не зли тетю.
        Все, на некоторое время занятые своими проблемами, позабыли о Глафире. Тем более что по заверениям Кащея, и беспокоиться особо нечего было. Сам же Кащей, вообще, бодялся неизвестно где. И появился перед друзьями, только к обеду следующего дня. Перемещаться на голодный желудок, наотрез отказался. По этой причине, прибыли на место, где он оставил Глафиру, только во второй половине дня.
        Вместе с Кащеем, на место прибыл Андрей и увязавшийся за ними Бяка, немного оклемавшийся после своей прогулки. Кот, невзирая на ядовитые оскорбления. Всем своим видом игнорируя Кащея, отправился вместе с ними.
        — Ну, здесь я ее не вижу.  — Оглядел окрестности Андрей.
        — Понятное дело, не видишь. Она же не настолько умна, как ты,  — съязвил Кащей.  — Чтобы сидеть на одном месте, все это время. Скорее всего, она давно чаи попивает в специально приготовленном мной для нее месте. Ведь, как я и говорил, тут только одна дорога.
        — Ну, это я вижу.  — Перебил Кащея Андрей.  — Только, ты мне скажи. В какую сторону по этой дороге идти надо?
        — Да нет. По этой вообще никуда идти не надо.  — Махнул рукой Кащей.  — Наша дорога вон та.  — Кивнул он головой в сторону зарослей.
        Метрах в тридцати, с левой от них стороны, от того места, где они стояли. В лес вела еле приметная тропинка. Андрей с Кащеем были так увлечены разговором, что и не заметили, как кот, спустившись на дорогу, ломанулся направо по накатанной дороге.
        Пройдя немного по заросшей лесной тропинке, Андрей остановился.
        — Слушай Кащей, что-то не видно, чтобы здесь, кто-либо ходил. Ты точно уверен, что Глафира этой дорогой пошла?
        — Подожди меня, здесь.  — Буркнул Кащей.  — И желательно не суйся дальше, что-то больно быстро здесь растения из моего сада прижились. Не ожидал,  — хмуро сдвинул он брови и быстро засеменил вглубь леса.
        Буквально минут через пять, он прибежал обратно и растерянно глядя на Андрея выдохнул.
        — Глафира здесь нет. Что делать будем?
        — Искать.  — Злясь не только на Кащея, но и на самого себя ответил Андрей.
        — А где котяра подевался?  — Огляделся по сторонам Кащей.
        — Надеюсь, что он раньше нас с тобой понял, что нужно делать и где искать Глафиру.  — Ответил ему Андрей.

        Глава 3

        — Ну, ладно. Дошла я до моря. А дальше-то что?  — Задала сама себе вопрос Глафира и осмотрела небольшой пляж, всего метров двести в длину, окаймленный с двух сторон горами.
        От мысли, что ей придется заночевать здесь одной. Да еще, где-то в непосредственной близости бродят здоровенные ящеры, ее передернуло. Впереди море, а позади здоровущие твари. Вся ее смелость, помогавшая ей все это время, куда-то испарилась. Она почувствовала себя совершенно беззащитной и неготовой, к встрече один на один, со всеми прелестями этого не слишком пока приветливого мира.
        На берегу сейчас стояла не уверенная в себе и своих силах воительница, а насмерть перепуганная молодая девушка. С вполне живым, очень разыгравшимся воображением, ярко рисующем ей картины, как ее спящую и беспомощную поедают всякие ползающие гады.
        — Мамочки. Какого черта я куда-то поперлась, как дура. Неужели, так трудно было дождаться, когда Кащей вернется обратно. И что теперь делать? Обратно, я точно не пойду. Даже под пулеметом.  — Затравленно озираясь по сторонам, призналась она самой себе.
        Ночная темнота, еще больше нагнала на нее страхов. И девушка, боязливо озираясь, засеменила к ближайшей скале, надеясь найти там, хоть какое-нибудь убежище.
        — Кушать нечего. Безопасного укрытия нет. Даже костра нечем развести.  — Всхлипывая носом, перечисляла на ходу она все свои беды.  — Кащеюшка. Миленький. Найди меня, пожалуйста, и верни домой, очень тебя прошу.
        Невольно перейдя от быстрой ходьбы на бег, Глафира, еще раз окинула пугливым взглядом окрестности. В темноте, ей постоянно мерещился подкрадывающийся к ней огромный ящер, страшно желающий полакомиться ее нежным телом. Ее испуганный взгляд наткнулся в темноте, на две светящиеся желтым огнем точки, прыгающие вверх вниз и очень быстро приближающиеся к тому месту, где она находилась.
        Вместо того чтобы увеличить скорость движения и постараться убежать от пока непонятной, но надвигающейся на нее явной опасности, она наоборот, остановилась. Как будто наткнулась на непреодолимую стену. И став вдруг ватными ноги подогнулись помимо ее воли.
        — Ой, мамочки.  — Выдохнула, готовая грохнуться в обморок девушка, а через некоторое время, когда ужас полностью затопил ее сознание, завопила что было сил.  — Мама-а.
        Ее крик трансформировался в ультразвуковую волну, и ударил по округе ни с чем несравнимым ведьминым визгом такой мощи, что, пожалуй, насмерть уложил бы любого, находящегося в его поле. Плюс ко всему вслед за этим визгом по округе ударило еще, и не менее мощной, ударной волной.
        — Глафира. Ты что, с ума сошла? Прекрати вопить сейчас же.
        Прежде, чем до перепуганной девушки дошел смысл обращенной к ней фразы. Тому, кто это говорил, пришлось повторить просьбу несколько раз.
        — Кто здесь?  — Выкрикнула Глафира, которую все еще била мелкая дрожь, и подгибались предательски коленки.
        — Да я это. Я. Бяка. Только, не вопи так, пожалуйста. Такого второго вопля, я точно не переживу.
        Два желтых огонька снова зажглись. Только немного в стороне от того места, где их в последний раз видела Глафира. Они больше не скакали, а наоборот, очень медленно стали к ней приближаться.
        — Бяка, это ты?  — Неуверенно, спросила она темноту.
        — Я это. Я.  — Постарался ее успокоить голос, раздавшийся у нее в голове.
        — Господи. Как такое возможно? Откуда ты здесь?
        Девушка не могла поверить в такое счастье. И даже гладя кота по шерсти, тиская его за морду, боялась, что это всего лишь наваждение, или игра ее больного воображения.
        — Все, очень просто.  — Ответил кот, довольно урча.  — Пришел тебя искать, вместе с Андреем и твоим ненаглядным набором костей.
        — Они идут следом за тобой?  — На лице девушки расцвела радостная улыбка.
        — Это, навряд ли.  — Мурлыкнул кот.  — Ты же знаешь своего суженного. Он, всегда ищет в первую очередь не там, где надо, а там, где ему нужно.
        — Ладно. Сейчас, это уже не так важно.  — Обнимая кота, улыбнулась Глафира.  — Подумаешь, явятся чуть позже. Главное, ты рядом, и мне уже не так страшно, и одиноко. Ты не поверишь, но я так устала от одиночества.
        — Ложись. Отдохни.  — Лизнул ей лицо своим шершавым языком Бяка.  — В твоем состоянии, тебе это просто необходимо, а я пока посторожу твой сон.
        Кот развалился на траве и положил свою голову на передние лапы. Глафира, улеглась у него под боком, скрутившись калачиком и уже через пару минут сладко посапывала во сне. Девушка вновь обрела свою уверенность в собственные силы. А все страхи, недавно так терзавшие ее, куда-то улетучились.
        Глафиру, разбудило чувство опасности. Она не вскочила на ноги, а продолжая лежать, прислушалась. Пытаясь определить на слух, что же именно ее так встревожило. Спиной она по-прежнему прижималась к теплому боку, лежавшего рядом с ней Бяки. Вроде особых причин волноваться нет, но все-таки, что-то было не так.
        — Не шевелись. Нас пока еще не заметили.  — Услышала она в своей голове, предупреждение кота.
        «Интересно, как он узнал, что я проснулась? Я ведь даже не пошевелилась».  — Подумала вначале Глафира, а потом, до нее дошел смысл предупреждения Бяки.
        — Что там такое?  — Тихим шепотом поинтересовалась она у кота.
        — Люди.  — Ответил ей Бяка.  — Приплыли на корабле, и сейчас высаживаются на берег.
        — Так это же хорошо.  — Эта новость явно обрадовала девушку, но она, по-прежнему продолжала лежать не шевелясь.
        — Люди. Это не хорошо.  — Голосом, каким учитель объясняет урок детям, сказал кот.  — Люди. Это всегда гарантированные неприятности. Непредсказуемые, жестокие и беспощадные. Самые страшные создания, какие только существуют.
        — Бяка.  — Тело Глафиры задергалось в беззвучном смехе.  — Ты ничего не забыл? Я ведь тоже, человек.
        — Ты, не человек. Ты, дракон.  — На полном серьезе ответил ей кот.
        То же самое ей когда-то заявил Татушка, ее фамильяр. Ласковая и веселая ящерка. Умеющая оборачиваться огромным и ужасным, злым ящером. Паршивец сказал, что ему нужно немного позаниматься в Кащеевой библиотеке, и как в воду канул. Вот с кем-кем, а с ним точно ничего не страшно было. Любая армия не только людей, а кого угодно, по барабану.
        — Приготовься.  — Прервал ее размышления кот.  — Как только рыкну, сразу атакуем.
        — Подожди. Какая атака? Ты с ума сошел? Они же нам ничего плохого не сделали. К тому же есть вероятность, что они могут помочь нам выбраться из этого места.
        — Я-бы сказал, что это наивные надежды. Но спорить с тобой не буду. Тебе решать, что делать.
        — Не переживай. Подраться мы всегда успеем. Но все-таки для начала, все же попробуем наладить контакт. Вдруг, это вполне мирные люди, а мы на них сразу с кулаками.
        — Попробуй.  — Фыркнул кот.  — Дело твое.
        Глафира не стала сразу же выдавать свое убежище, в высокой траве. Аккуратно, стараясь не привлекать ничьего внимания, она, поменяв положение. Посмотрела в ту сторону, куда была направлена морда Бяки.
        Недалеко от берега, на волнах, качался парусник. К какому классу судов он принадлежал, Глафира не знала. Да в принципе, ей по большому счету было наплевать. Корабль, он и в Африке корабль. Главное, на нем можно убраться подальше от этого явно негостеприимного места.
        Оценив взглядом корабль, девушка посмотрела на пляж, на который было вытащено две лодки. Возле них копошились люди, никак не меньше человек двадцати. Они были заняты тем, что собирали на прибрежном пляже из привезенных досок, что-то похожее на ящики, и явно особо не сильно волновались по поводу ящеров, которых Глафира встретила в лесу.
        — Ощущение такое, что ребята тут высаживаются не в первый раз.  — Пробурчала сама себе под нос девушка.  — Интересно, за каким многочленом они сюда пожаловали? Если ловить ящеров, то что-то ящики их сильно маловаты для тех громил. Да и хлипкие.
        — Вот и я о том же.  — Тут же отозвался кот.  — Очень сильно, мне их морды не нравятся.
        — Морды говоришь.  — Хихикнула девушка.  — Знаешь Бяка, если судить по мордам, то, скорее всего злодеи здесь мы. Правда, для пущей в этом уверенности жаль, здесь Тихушника сейчас нет.
        — С этим, спорить не буду.  — Фыркнул, кот.  — У Тихушника действительно, еще та морда. Кого угодно из душевного равновесия выведет.
        — Ладно. Черт с ними, с мордами. Давай какой-нибудь план придумаем, как действовать будем. Хотя, чего тут особо изобретать. Я сейчас с ними поговорить попробую, но, если по-хорошему не выйдет, ну, ты сам понимаешь, что делать нужно будет. Главное, нужно захватить лодку и попытаться добраться до корабля. Ну, а дальше посмотрим по обстоятельствам.
        — Как скажешь.  — Согласился с ней кот.  — Начинай.
        Только вот Глафира с выполнением своего плана, не спешила. Кот, неотрывно наблюдающий за людьми, и готовый к любым действиям повернул к ней голову, и с удивлением посмотрел на девушку.
        — Чего ты там копаешься?
        — Ну, не могу же я перед людьми появиться в таком растрепанном виде.  — Прошептала коту Глафира, в этот момент поправляющая прическу. Во всяком случае, не имея под рукой гребня, попробовала заменить его рукой, пытаясь привести прическу в порядок.
        — Слушай, ты же не на королевский бал собираешься. Здесь всем глубоко фиолетово, растрепанный у тебя вид, или нет.
        — Мне плевать на всех.  — Огрызнулась девушка.  — В первую очередь я привожу себя в порядок ради себя самой, а не какой-то там матросни.
        — Ладно.  — Не стал больше спорить кот.  — Тогда я немного посплю, а ты, как закончишь наводить марафет, толкни.
        — Я тебе посплю.  — Как рассерженная кошка зашипела на Бяку Глафира, и быстро выглянула из своего убежища.  — Хорошо. Уговорил. Приготовься, начинаем.
        Но, вместо того чтобы начать действовать, сморщила лоб.
        — Слушай Бяка, как ты думаешь, а они здесь по-русски понимают? Вдруг они на каком-нибудь тарабарском наречии балаболят. Как же мы поймем друг друга?
        — Ты издеваешься?  — Глаза кота раскрылись так широко, как Глафира еще не видела.
        — С чего ты взял?  — Изумленно захлопала она ресницами.
        Кот тяжело вздохнул и качнул своей огромной головой.
        — Послушай. Раньше у тебя таких вопросов не возникало? Ты общаешься не только со мной, но даже со своими вещами говорить умеешь. Почему-то тебе не казалось это странным, и вопросов о языке не возникало. Я уже молчу о том, что ты разговаривала с гномами, с людьми королевства, что под себя подмяла, на их языках.
        — Ничего я не подминала.  — Буркнула девушка, но кот это замечание пропустил мимо ушей и спокойно продолжал свою речь.
        — А так же, ты общалась с представителями северных и южных народов. Они что, по-твоему, все на русском говорили?
        — А, как я их тогда понимаю?  — С растерянным видом, уставилась на Бяку Глафира.
        — Наверное, благодаря той жидкости, которой тебя на границе невероятного, Чудило облил. Да какая разница? Мы, что-нибудь делать будем, или как?
        — Все. Все.  — Сделала, успокоительный жест рукой Глафира.  — Ишь, какой нетерпеливый.  — Мотнула она головой, подымаясь во весь рост.
        — Здравствуйте товарищи.  — Громко крикнула она, привлекая к себе внимания.  — А, чем это вы тут занимаетесь?
        Люди, копошащиеся на берегу, повернули в ее сторону головы и застыли в изумлении, открыв рты. Некоторые, изумились до такой степени, что уронили ящик, который до этого пыхтя куда-то тащили. Простояв некоторое время, и не дождавшись внятного ответа, Глафира снова задала вопрос.
        — Вы, немые что ли? Или совсем не понимаете, что вам говорят?
        — Как видите, мое обещание удачного похода начинает сбываться.  — Судя по всему, говоривший, был в этой компании матросов главный.
        Именно он раздавал приказы матросам. Да, и одет был не в пример лучше, и богаче всех остальных.
        — Вот вам и первая добыча. Взять ее.  — Улыбнулся он Глафире, и небрежно махнул рукой в ее сторону.
        — Какая добыча? Вы чего, охренели?  — Изумленно посмотрела на резво приближающихся к ней людей девушка.
        — Вот тебе и мирные.  — Пронеслось у нее в голове язвительное замечание Бяки.
        Ее изумление длилось не долго. Осознав, что спешащая к ней пятерка матросов, с их улыбками, явно не дружественного характера. И ничего хорошего ей не сулят, Глафира, сердито свела брови.
        — Ну ладно гады, сами напросились.  — Потянула она из-за пояса свое оружие.  — Бяка. Твой выход.  — Крикнула Глафира, не поворачивая головы.
        — Какой прекрасный сегодня день.  — Радостно ощерился франт, что был у этих матросов за главного. Ухватившись за какой-то предмет, висевший у него на груди.
        — Глафира. Беги.  — Услышала девушка сдавленный стон, и, посмотрев на Бяку, застыла на месте, соляным столбом.
        Кот лежал на земле, в какой-то неестественной позе, завернув голову и уставившись своими широко раскрытыми глазами, в глаза мерзкого типа.
        — Ах, тыж. Коловорот вам в печень.  — Выдохнула Глафира.  — Ну, все гады. За Бяку, я вас порву как Тузик грелку.
        И вместо того, чтобы последовать совету кота, девушка с воинственным криком метнулась навстречу матросам.
        — Всех убью. Одна останусь.  — Взвизгнула она, налетев на первого подвернувшегося ей человека.
        — Да не стойте вы на месте, остолопы.  — Видя, как двое из пяти нападавших рухнули на землю после ударов Глафиры, крикнул франт.  — Бросайте все и успокойте эту взбесившуюся ведьму, а так же не забудьте спеленать зверя, я не смогу его долго контролировать.
        Оставшиеся матросы тут же гурьбой кинулись к яростно махавшей своим когтем Глафире, и беззащитно валяющемуся на земле Бяке. Численное превосходство сыграло свою роль, и как бы яростно Глафира не отбивалась, через некоторое время она оказалась на земле, под грудой навалившихся на нее сверху тел.
        — Что прикажешь с ними делать?  — Спросил у франта один из матросов после того, как они полностью спеленали веревками Бяку и Глафиру.
        — Пока, бросьте их в лодку. А нам пора заняться собственно тем, ради чего мы сюда приплыли.  — Хмыкнул франт, одарив Глафиру презрительным взглядом.  — Ну, чего встали?  — Повернулся он к матросам.  — За работу, лодыри. Расставляйте быстрее ловушки. Крови и мяса, благодаря этой припадочной ведьме, здесь уже предостаточно. Коуры вас ждать не будут, а мне кажется, они уже притащили сюда свои хвосты.
        Матросы, толпившиеся возле лодки, тут же побежали выполнять полученный приказ.
        — А с тобой дорогая, мы познакомимся поближе. Когда отправимся в обратный путь.  — Пообещал франт Глафире, при этом мерзко улыбаясь.
        Девушке совсем не понравилась та интонация и тот похотливый взгляд, с которым этот гад, обратился к ней. От обещаний, прозвучавших в его голосе, ее всю передернуло от омерзения.
        — Поверить не могу.  — Проскрежетала зубами Глафира, когда франт отошел от лодки, в которой они с Бякой лежали.  — Меня спеленала какая-то вонючая матросня.
        — Надо было их криком приголубить.
        — Извини,  — скривилась Глафира.  — У меня пока не получается, визжать по заказу. Сам-то хорош.  — Постаралась она пнуть связанными ногами Бяку в бок.  — Ты чего там развалился, как будто на солнышке загорал?
        — Эта сволочь,  — прошипел кот,  — владеет очень сильной магией. Я, не то, что пошевелиться, думать не мог.
        — От блин. Он еще и гипнотизёр хренов.  — Попробовала сплюнуть девушка, бросив злой взгляд в сторону франта.  — А на тебя что, гипноз действует?
        — Еще бы знать, что это такое?
        — Объяснять, это долго. Да и сама я особо этой темой не увлекалась. Но, кажется, тут главное в глаза не смотреть. Ладно. Черт с ним, с гипнозом. Давай лучше подумаем, как выбираться из этой выгребной ямы будем. Нет у меня желания связанной, с этими подонками путешествовать.
        — А может, лучше будем действовать, чем думать?  — Подполз к ней, освободившийся от своих пут кот.
        — Как ты умудрился освободиться?
        — Связали они меня хорошо, да только вот, про мои коготки видно не знали.  — Ухмыльнулся кот, и, подсунув к носу Глафиры свою лапу, выпустил, внушительных размеров коготь из своей подушечки.
        — Первый раунд, мы с тобой проиграли вчистую.  — Улыбнулась ему Глафира, растирая освободившиеся от веревок запястья.  — Припомним им все наши обиды, во втором. Я, на себя беру франта-гипнотизера, кочерыжку ему в его черную дыру, а ты всех остальных. Только,  — остановила она готового уже сорваться с места кота.  — Я тебя попрошу. Ты, особо не зверствуй. Нам, рабочие руки понадобятся. Одна, я эту лохань даже с места не сдвину, не говоря уже о том, чтобы куда-то на ней плыть. А нам ведь до корабля добраться как-то надо.
        — Понял. Постараюсь обойтись, без лишнего членовредительства.  — Фыркнул Бяка.
        — Тогда. Как говориться, с богом.  — Выкрикнула напутствие Глафира, выскакивая из лодки на пляж.
        — А зачем нам на корабле куда-то плыть?  — Промелькнула у выскочившего следом за девушкой кота, запоздалая мысль.

        Глафириада
        Книга 2

        Миры попаданцев, это конечно не прогулка по парку с атракционами. Но что поделаешь, если душа просит приключений, а собрат по несчастью помощи.

        1

        За одним из столиков открытого уютного кафе мило беседовали между собой четыре особы. Две молодые чертовски привлекательные женщины и два атлетически сложенных персонажа со слащавыми лицами.
        — Асмодей я не спорю, мы славно повеселились на этом крае земли. Я ценю вашу работу. За столь короткий срок создать империю тьмы. Пролить столько крови. Посеять столько раздоров. Вырастить поколения воров и грабителей всех рангов. Это действительно дорогого стоит. Но теперь пришло время слегка сбавить обороты.
        — Ты хочешь сказать Эрида, чтобы мы сидели в сторонке и смотрели, как все наши труды идут псу под хвост?  — Недовольно скривился один из красавцев.
        — Я хочу сказать, что не надо слишком усердствовать. Лично мне апокалипсис не нужен. Я еще не выжила из ума заканчивать жизнь самоубийством. Мелкие раздоры, небольшие войны, маленький геноцид. Это я приветствую всей душой. Но здесь вы через-чур уже перегибаете палку. Вон, даже местных божков на ноги поставили. Так что ничего страшного не случится, если приверженцы равновесия слегка прошерстят ваших последователей. Глядишь и успокоятся. И тогда мы снова сможем спокойно заниматься своими привычными делами.
        — Если — бы это были боги приверженцы равновесия, я может быть так и не бесился. Но ведь это просто непонятно кто. Какая-то мелочь. Пыль под нашими ногами. Причем пыль с довольно загребущими руками. Меня просто выворачивает наизнанку от того что накопленные нами средства уплывают в их бездонный карман. Это ведь форменный беспредел. Ладно, если-бы они только людишек из последователей перебили, да наши деньги заграбастали. Невелика потеря. Помани пальцем, новые тысячи последователей набегут, да добра нанесут разного. Так ведь демонов наших бьют, а им замену не так-то просто найти. Нет, я все-таки требую адекватных мер. Это мое право.  — Гордо вскинул подбородок говоривший мужчина, которого называли Асмодей.
        — Конечно, твое право.  — Мило улыбнулась ему женщина, которую называли Эрида.  — Но для начала я-бы посоветовала тебе немного освежить память. Я понимаю, долгие годы жизни берут свое. Может тебе к медикам обратиться? Ну, чтобы они немного голову подправили.
        — Не смей со мной так разговаривать.  — Налилось краской гнева лицо Асмодея.
        — А как с тобой еще говорить?  — Эрида, как ни в чем не бывало, продолжала мило улыбаться.  — Ты, бог воров, грабителей и убийц. Ты создал мощную организацию, проработавшую не одно столетие, и никто не мог найти на нее управу. Но вот появилась пыль под твоими ногами, и от твоего хваленого старца осталось только воспоминание. Эта пыль даже умудрилась уничтожить твоего личного ифрита. Да кстати что он охранял в пещерах старца?
        — Ничего.  — Недовольно буркнул Асмодей отвернувшись.
        — Это была всего лишь случайность.  — Вступился за Асмодея второй мужчина.  — Никто не ожидал подлой атаки.
        — Друдж, не разочаровывай меня.  — Перевела Эрида взгляд на другого мужчину.  — Вспомни, какая участь постигла твоих подопечных. Ты так долго трудился, запудривая мозги двум наивным молодым богам. Напомни мне, что с ними случилось? А-а, мы их просто потеряли так и не успев использовать в своих замыслах. Кажется, там тоже без пыли под ногами не обошлось? Ты величайший бог лжи. Можно сказать к твоим услугам прибегают все жители земли. Боги не могут перед тобой устоять. Так скажи мне, как так получилось, что ты ничего не способен сделать с пылью?
        — Наверное, потому что мы всерьез еще за них не брались.  — Высказала свое мнение вторая женщина.
        — Ака-Мана, богиня злых мыслей. Ты пристроила вестника человеческой девчонке и в результате лишилась лучшего своего помощника. И после этого ты будешь говорить, что вы не брались за них всерьез? Похоже, что сейчас вы пытаетесь обмануть самих себя.  — Посмотрела Эрида на каждого из сидящих с ней за столиком.  — Прошу вас, бросьте маяться ерундой. Сейчас перед нами открываются неплохие перспективы порезвиться в Европейской части континента. За морем объявился интересный персонаж, с которым поработать будет одно удовольствие. Чего вы так зациклились на этой троице?  — Эрида замолчала на некоторое время, задумавшись, а потом еще раз посмотрев на своих компаньонов спросила.  — А почему собственно троице? Интересно, а куда вдруг подевалась девчонка?
        Судя по всему, эти вопросы застали всех врасплох. Недоуменно переглянувшись между собой, боги ответственные за не лучшие человеческие качества молча пожали плечами.
        — Знаете что милые мои.  — Снова взяла слово Эрида.  — Напрягайте всю свою подлючесть. Делайте что хотите, но узнайте, где ее прячут. Если есть вариант устроить небольшой разлад в семейке наших недругов, то лучшего кандидата не сыскать. Кащея кашмарить бесполезно. Единственный способ наступить ему на больной мозоль, это залезть в его сокровищницу. Как вы знаете, до сих пор это никому еще не удавалось. Валькирии мозги пудрить дело тоже бесперспективное. Уж больно узкая у них специализация. А наша еще к тому же на своем муженьке помешана. Да и этот муженек только с виду простак. Соваться к нему себе дороже выйдет. Лично я его лучше стороной обходить буду. У меня никакого желания нет быть либо расплющенной как муха на стекле, либо избитой и униженной как Янус. Вот и выходит если задумали отомстить, то нужно искать девчонку. Значит так. Отыщете девчонку, вернемся к разговору о мести, а пока в рабочем режиме начинаем устраивать небольшое мировое бальдерьеро. Оставлять людишек без нашего присмотра никак нельзя, а то еще не дай бог, конечно, они вкус к интригам потеряют. Воровать да грабить перестанут.
Честно выполнять свои обещания начнут. Это же беспредел будет в чистом виде. Нет, ребята. Не смотря на все удары судьбы нам нужно продолжать свою нелегкую работу. Как говорил один из наших выдающихся последователей. Работать, работать и еще раз работать.
        — Он говорил учиться, учиться и еще раз учиться.  — Поправила Эриду Ака-Мана.
        — Правильно.  — Кивнула головой богиня раздора.  — Учиться лучше работать. Хороший был человек. Без подсказок знал, что делать нужно было. И учеников подобрал просто на загляденье. А вот мы расслабились. Теперь придется нагонять упущенные перспективы. Итак, договорились. Впрягайтесь в работу и отправьте кого-нибудь найти эту девчонку. Если потребуется, прочешите все миры в ее поиске.

* * *

        — Жаль, что я в школе историю не учил. Может там похожий сценарий развития дел подсмотрел-бы. Чего да как делать нужно?  — Почесал затылок Эдгар Стана граф Тола.  — Да и опыта управления у меня кот наплакал. Город мы захватили. Даже воевать практически для этого не понадобилось. Вражеские силы боя не приняли да сами по собственной воле с города свалили. А вот дальше-то что делать?
        — Это ты у меня спрашиваешь?  — Уточнила Глафира, ткнув в себя пальцем.
        — А разве тут еще кто-нибудь есть?  — Осмотрелся по сторонам Эдгар.
        Они сидели за столом в каком-то большом зале здания, которое являлось толи бывшей городской ратушей толи бывшей мэрией. Одним словом когда-то в этом зале проводили свои заседания городские власти. Когда-то, это во времена правления графов Тола. После того как графство слегка накрылось медным тазом управление городом переходило к кому угодно только не к горожанам. Поэтому от былого величия здания остались довольно пошарпанные стены да кучи мусора по углам. Одно время здесь вообще даже казарма располагалась. А солдаты, особенно если это наемники, те еще чистюли.
        — Эй. Ты это. Давай прекращай на меня свои проблемы навешивать.  — Затрясла головой Глафира.  — Мы так не договаривались.
        — Договаривались, не договаривались.  — Шмыгнул носом граф.  — Мне ведь все одно больше совета спросить не у кого. Этот старый баскетболист нордхед, Берг Острый ум. Не успели мы войти в город, слинял со своей командой в свои любимые горы. Ладно-бы они одни ушли, так с ними же почти все стаи скавров умотали. Ладно, признаю, что скавры не особо сильные советчики. Но тут уже дело не только в советах. Чем мне город и пригороды оборонять прикажете? Если сейчас какой владетель да еще с магами сюда сунется вся моя власть на том и закончится. Спрашивается, какого рожна я тогда сюда перся? На кой мне это надо было? Сидел-бы лучше у себя на острове да пузо беззаботно чесал. По большому счету там больше все равно заняться было нечем, ведь всеми делами Карло заправлял.
        — И давно ты таким нытиком стал?
        — Я не нытик.  — Обиженно ответил Эдгар Глафире.  — Просто бздю немножко.
        — Так ты оказывается ко всем твоим достоинствам бздуль.  — Засмеялась Глафира.
        — И заметь, что я этого не скрываю.  — Улыбнулся Эдгар.  — Если честно, я действительно в полной растерянности и даже представления не имею что делать дальше.
        — Ладно, так и быть дам тебе пару советов.  — Смилостивилась над графом Глафира.  — Запоминай. Перво-наперво законы не должны быть через-чур витиеватые и многочисленные. Чем проще и доходчивей, тем лучше. Не трогай старую налоговую систему. При твоих предках она работала, и люди были довольны. Так что тут ничего менять не надо. И да, никаких указаний, как и кому, жить и чем заниматься. Поверь мне, люди сами найдут себе дело. Тут главное им не мешать.
        — Ну, тоже мне Америку открыла. Все это и так понятно было. А как здесь городское управление устроить? Чтобы и мне меньше хлопот было, и горожане довольны остались. Может по примеру родины совет, какой замутить?
        — Даже и не думай разводить здесь богатырский думский дух. Потом за века последствия не выветришь. На кой тебе здесь дармоедов плодить? Вот скажи мне, что все эти думы, советы, рады, сеймы да парламенты хорошего для людей сделали? А ничего. Только сидят там у себя, партии какие-то плодят, законы дурацкие выдумывают, да ругаются друг с другом, кто из них больше за народ переживает. Нет, эту заразу даже близко в дом пускать нельзя. Ведь не зря же что древние греки, что римляне после подобных игр в демократию себе царей да императоров выбирали. А в то время совсем не дураки жили. Да и с одного человека спрашивать легче, чем с толпы тыкающей друг в друга пальцами. Так что игры в демократию здесь разводить не стоит. Тем более что ты не народоволец. Здесь все тебе одному принадлежит. Ты здесь хозяин и закон. А так же то самое единственное лицо, которое в случае чего за все ответит.  — Хихикнула она.  — Нет, конечно, если тебе нравятся проблемы, то тогда майся дурью. Только это без меня.
        — Вот видишь я же о том и говорю. Хоть мне и кажется, что я здесь родился и вырос, а вся моя прошлая жизнь уже больше похожа на воспоминания из другой жизни. Только вот эти воспоминания в основном мне мои решения и диктуют. Я ведь даже попросил чтобы ты меня графским именем называла не потому что мне это очень нравится, а для того чтобы быстрее вжиться в местное общество обрубая концы которые меня с прошлым связывают.
        — Не поможет.  — Мотнула головой Глафира.  — Поверь моему опыту. Память штука сложная и по заказу не работает. Не пытайся забыть то, что помнишь. Бесполезная затея.
        — Ладно, с городским управлением как-нибудь разберемся. Хоть мне как-то и не хочется временщиков разводить. Ведь обязательно воровать будут.
        — Если большую волю дашь, то да.  — Согласилась с Эдгаром Глафира.  — Сам понимаешь, для человека очень страшное проклятие, чтобы ты жил на одну зарплату. Тьфу, черт.  — Плюнула на пол Глафира.  — Забудь об этом. Здесь еще цивилизация до наших благословенных времен не докатилась. Здесь пока не народу служат, а хозяину. Так что приворовывать из хозяйского кармана мало кто решится. Это только если ты сам мистера лопухастого включишь на полную катушку.
        Эдгар с Глафирой на время замолчали, обдумывая то, что сейчас наговорили друг другу. Граф закатив глаза к потолку покивал головой из стороны в сторону. Потом посидел немного в позе мыслителя. После чего прошелся несколько раз по залу и, остановившись напротив Глафиры спросил.
        — Так с внутренними проблемами более-менее разобрались. Что ты думаешь о внешней угрозе? Как думаешь, как скоро ждать ответного удара? И было-бы неплохо чтобы ты подсказала, какими силами мы его отражать будем?
        — В принципе тут ничего особо сложного нет.  — Слегка сморщив носик, склонила Глафира голову набок.  — То, что немедленного ответа не последует, я уверена.
        — Обоснуй.  — Заложил руки за спину Эдгар и стал прохаживаться взад вперед перед Глафирой.
        — А что тут обосновывать?  — Улыбнулась девушка, посмотрев на серьезное лицо молодого графа.  — Для атаки противника любой военачальник, прежде всего, попытается узнать какими силами располагает его враг. Какие у него союзники и экономические возможности. Без этого знания только дебил полезет в драку. Так что пока так называемый Владетель не будет иметь перед собой полной картины, он сюда не сунется. А насчет отражения. Берг тебе ведь прямо сказал. Как только кто полезет он тотчас же придет на помощь. И поддержку окажет в походе на Волсию, после того как мы здесь тылы укрепим. Тут он прав. Помощь помощью, но тебе все-таки собственной армией обзаводиться нужно. Все как подобает. Конница, пехота, машины и механизмы разные. У нас из пехоты на сегодняшний день только твои стражники с острова. Самое лучшее войну они только в героических снах видели. Про конницу молчу. У тебя коней даже нет. Осадной техники немного построили. Но тут опять же нужно чтобы люди с ней управлялись мастерски. Иначе это просто груда дров. Как видишь проблем выше крыши. Их решать нужно, а не бздеть в большом зале.
        — Ну, стало быть, примемся за дело.  — Решительно кивнул головой Эдгар и гаркнул во все горло.  — Герд.
        В тот же миг распахнулись двери зала и в них ввалилось несколько стражников с обнаженными клинками и пара скавров. Во главе этой бравой братии был личный телохранитель графа, а так же по совместительству комендант графской крепости Герд. Оглядевшись по сторонам в поисках врага, охрана недоуменно уставилась на графа.
        — Вы что теперь все время такой толпой вваливаться ко мне будете?  — Оглядел свою охрану Эдгар.  — Мне всего-то и надо было, что с Гердом поговорить.
        — Так, мы это.  — Замямлил Герд, бросив быстрый взгляд в сторону Глафиры.  — Ну, мало ли чего.
        — Чего тебе мало?  — Хмыкнул граф и замахал руками на остальную стражу.  — Вы давайте, на свое место возвращайтесь.
        Пока Герд переминаясь с ноги на ногу краснел от натуги, придумывая достойный ответ на вопрос графа, остальная стража метнулась обратно на свой пост, прикрыв аккуратно за собой двери. Начальник охраны так ничего и, не придумав, тяжело вздохнул и уставился преданными глазами на своего господина.
        — Я тут подумал и решил назначить тебя главой городской стражи.  — Заложив руки за спину, обрадовал стражника Эдгар.
        — Ваше сиятельство да как же это?  — Захлопал ресницами Герд.
        — Действительно Эдгар,  — вступила в разговор Глафира.  — Чего ты на одного Герда всех собак вешаешь? Он у тебя и личный телохранитель, и глава твоей охраны, и комендант крепости. А теперь еще и главный городской стражник. Как ты себе это представляешь? Он и так уже ни с чем не справляется. Сидеть возле тебя и заведовать крепостью уже непосильная ноша.
        — Ваша, правда.  — Согласился с Глафирой Герд.  — На дела крепости совсем времени нет.
        — Ладно.  — Шмыгнул носом Эдгар.  — Я освобожу тебя от некоторых обязанностей. Только после того, как ты мне на эти должности порекомендуешь достойных людей.
        Конечно такой подход к делу это не самый лучший способ подбора кадров на руководящие должности. Но что еще делать, если ты практически никого не знаешь из своего окружения. На острове друзей не заводил. Жил особнячком наслаждаясь получаемыми на халяву благами и сведя все общение с местным населением к разговорам с магом Карло. В замке тоже некогда было с кем-бы то ни было разговаривать по душам. Вот и выходило, что Эдгар Стана граф Тола абсолютно не знал своего окружения.
        При таком раскладе дел впору было впадать в зеленую меланхолию, но тут в дело включились мозги геймера-задрота. Игрок, когда начинает игру, получает, то, что ему выдает компьютер, и особого выбора у него нет. Как говорится, крутись дальше сам как хочешь. Персонажи чаще всего с такими характеристиками, какие тебе и даром не упали. Нередко эти персонажи доводят юнитов до бунта. Конечно, бунт юнитов на мониторе совсем не страшен. До тебя ведь разъяренная толпа все одно не дотянется. Совсем другое дело жизнь. Только ведь все одно с чего-то начинать надо.
        По мере знакомства с кандидатами на должности Глафира заметила, как Эдгар набирается уверенности. Плечи расправились. Спина выправилась, придав фигуре царственную осанку. Граф перестал шмыгать носом, а в его голосе появились повелительные нотки.
        Все как один кандидаты служили в графской охране. Опять-таки ничего удивительного. Кого еще мог порекомендовать стражник? Выстроившись перед графом, они теперь преданно поедали его глазами ловя каждое его слово. Эдгар, закончив свою вдохновенную речь и пообещав созданному им новому чиновничьему сословию прислать соответствующие письменные подтверждения их полномочий, повелительным жестом отпустил новоявленных высокопоставленных лиц и посмотрел на Глафиру.
        — Ну, что скажешь?
        — Так пока не о чем говорить.  — Пожав плечами, ответила графу девушка.  — Хорошее это было решение или плохое узнаем после.
        — Вообще-то я хотел узнать, как я смотрелся со стороны?
        — Тут нет слов. Величественно.
        — Отлично.  — Хлопнул в ладоши, радостно улыбаясь, Эдгар.  — Теперь пока во мне все еще горит огонек вдохновения нужно состряпать зажигательную речь для завтрашнего выступления перед местными аборигенами.
        — Тогда не буду тебе мешать.  — Поднялась со своего места Глафира.  — Но прежде чем я уйду, а ты начнешь писать свой великий опус. Ты не будешь против, если я дам тебе еще один совет?
        — Какой?
        — Определись со статусом оставшихся здесь с тобой скавров. Понимаешь как-то совсем не понятно, в каком качестве они здесь находятся.
        Эдгар, задумавшись, почесал свой подбородок. Потом посмотрел на Глафиру и прищурил один глаз.
        — Я так понимаю, у тебя есть соображения по этому поводу?
        — Да.  — Кивнула головой девушка.  — Объяви их личной своей стаей. О лучшей охране и мечтать не приходится. Мимо них и мышь не проскочит. Опять же подкупить или как-то переманить на другую сторону скавров практически невозможно. Сам знаешь у них звериная преданность. Ну и еще один плюс. Быть может это обстоятельство позволит привлечь большее их количество на твою сторону. Слегка одичавших стай преследуемых людьми по всему полуострову хватает. Взамен на защиту и покровительство они любому твоему врагу будут глотки рвать за милую душу.
        — Плюс ко всему им не нужно платить деньгами.  — Перебил Эдгар Глафиру.  — Скавры не настолько люди чтобы быть падкими на бренный метал. Все что им по большей части нужно это еда и надежное убежище для их детей. Как это я сам до этого не додумался?
        — С твоим грузом ответственности все сразу охватить невозможно.
        — Лесть конечно.  — Улыбнулся Эдгар.  — Но приятно.  — И обернувшись к двери крикнул.  — Герд.
        На сей раз в открывшуюся дверь зашел только начальник его охраны. Герд умудрился даже спихнуть на другие плечи должность коменданта крепости и, судя по всему, сейчас находился на восьмом небе от счастья.
        — Герд ты не подскажешь, кто у нас является вожаком в оставшейся у нас стае?
        — Сейчас уточню.  — Наморщил лоб начальник охраны и тут же высунул голову за дверь. Там с кем-то перекинувшись парой фраз, снова прикрыл дверь и вытянувшись в струнку доложил.
        — Вожаком стаи является скавра по имени Лунна.
        — Будь добр пригласи ее ко мне.
        — Слушаюсь.  — Щелкнул каблуками Герд и скрылся за дверью.
        Ждать явления вождя скавров пришлось довольно долго. Причина такого долгого отсутствия стала ясна, когда вместе с Лунной в зал вошел Бяка. Судя по его довольной морде и слегка помятому виду Лунны можно было легко догадаться, чем они занимались.
        — Похоже, тебя используют как племенного жеребца для улучшения породы.  — Посмотрев на Бяку, улыбнулась Глафира.
        — Ну и что.  — Ответил кот присев рядом с Глафирой и положив ей на колени свою башку.  — Лично я совсем не против. Тем более что играть в любовные игры с местными кошечками намного приятней. Во всяком случае, не так болезненно. А еще так забавно смотреть, как они шипят друг на друга, оспаривая на меня свои права. С каждым днем мне нравится в этом мире все больше и больше.
        Пока Глафира беседовала с Бякой, гладя кота по его массивной башке, Эдгар озвучивал Лунне дарованные им скаврам привилегии. Вот только судя по всему скавра графа совсем не слушала. Она в это время испепеляла своим взглядом Глафиру.
        — Слушай, успокой свою подругу, а то того и гляди она сейчас на меня бросится.  — Спихнула Глафира башку Бяки со своих колен.
        — Вот все в этих кошечках хорошо.  — Вздохнул кот подымаясь на ноги и направляясь к своей подруге.  — Только ревнивые очень и воображают о себе слишком много.
        Подойдя к Лунне, он так на нее рявкнул, что скавра аж присела, а Эдгар невольно отшатнулся в сторону. Судя по всему к такому обращению женщины зверолюдов не привыкли. В их стаях царил некий образ матриархата. Вождями всегда становились женщины. Даже супруга выбирали они себе сами. Роль мужчин сводилась к защите стаи и обеспечении ее пропитанием. Ни один скавр не осмелился-бы повысить голос на женщину. Но то скавр. А Бяка скавром не был, и ему чужды были все эти условности.
        — Что это было?  — Спросил граф Глафиру.
        — Не обращай внимания.  — Отмахнулась девушка.  — Просто небольшой урок хороших манер.
        — Предупреждать надо. А то так и оконфузиться недолго.  — Вырвался нервный смешок из уст Эдгара.
        Следующим утром на городской площади перед горожанами Эдгар Стана граф Тола выступил с пламенной речью. Судя по всему, она произвела впечатление на местных жителей. Одни горожане уходили с площади, глубоко задумавшись, другие о чем-то оживленно спорили. Но главное было в том, что речь графа никого не оставила равнодушным.

        2

        Никто не ожидал каких-либо быстрых перемен, поэтому время протекало в спокойном повседневном русле. Каждый был занят своим делом. Эдгар по большей части занимался административной и хозяйственной работой. Иногда, правда, проводил тренировки со стражей замка. Так сказать пытался повысить боеспособность своих воинских частей.
        Глафира использовала это время для практического закрепления получаемой информации от попавшего в ее руки чудо меча. Как оказалось, он был не просто говорящей острой железякой. Каким-то образом мечу удалось перенести в ее сознание массу всевозможных знаний. По большей части, правда, они повлияли на ее боевые качества. У девушки даже походка изменилась. Она не ходила, а как будто бы скользила над поверхностью земли. Все ее движения казались плавными и изящными. Но когда она ускорялась, за ними просто было невозможно уследить взглядом. Это был совсем другой уровень. Он ни в какое сравнение не шел с ее прошлой грацией танка. Если можно так выразиться.
        Находясь на тренировочной площадке во внутренней части замка, Глафира плавно скользила между вкопанными в землю столбами. Она наносила по ним удары руками и ногами иногда из практически нереальных положений. Оставалось загадкой как она при этом еще удерживает равновесие. Девушка проделывала все эти упражнение с закрытыми глазами. В финальной части своего выступления от ее удара ногой один столб не просто переломался, сила удара была такова, что его еще в придачу вывернуло из земли. В то же самое время, когда Глафира била по одному столбу в два других полетели метательные ножи, вонзившиеся в свои цели по самую рукоятку.
        Эдгар, тихо наблюдавший за этой картиной вздрогнул, когда услышал приглушенный голос, раздавшийся у него за спиной.
        — Охренеть. А ведь с виду кажется такой хрупкой девчушкой. Свят, свят, свят. Упаси боги встать у этой милой девушки на пути. Она и раньше страху на меня нагоняла. Но теперь я ей поперек и слова не скажу. Ты уж сынок тоже постарайся ее особо без причины не злить. Такую.  — Привидение старого графа замолчало недоговорив.
        Его призрачная фигура развернулась и медленно поплыла вглубь здания. Но проплыв пару метров старый граф остановился и посмотрел на Эдгара.
        — Короче говоря, постарайся, чтобы Глафира никогда не стала твоим врагом. Если она еще и магичить научится, а я такой возможности не исключаю, то тут полноценные армии понадобятся, чтобы ей противостоять. И как только в таком хрупком теле,  — пожал он плечами,  — столько силы умещается?
        Эдгар, ничего не ответив, тихо отступил вглубь здания следом за привидением отца. Если-бы он задержался еще на некоторое время, то увидел-бы как метательные ножи сами вылезли из столбов и прилетели обратно в руки Глафиры. Спрятав их во внутренних кармашках своего нагрудного доспеха, девушка опустилась на землю, сложив по-турецки ноги и опустив руки на колени. Вот только земли она не касалась, а зависла в воздухе в нескольких сантиметрах от поверхности. Из этого состояния ее вывел детский крик, донесшийся до нее от ворот.
        — В городе стражников убивают.  — Кричал мальчишеский голос.  — Пустите меня к графу.
        Состояние покоя, в котором находилась в это время Глафира, в одно мгновение как рукой сняло.
        — Пропустите ребенка.  — Крикнула она стоявшим на страже ворот охранникам, а сама метнулась к конюшне.
        Не по чину графу все время пешком ходить, так что ничего удивительного в том не было, что в графской конюшне появилось несколько лошадей. Пусть пока даже и не чистокровных кровей. Вскочив на круп первой же подвернувшейся ей лошади, Глафира ухватила ее за гриву и врезала пятками по бокам. Стражники едва успели отскочить в сторону, пропуская мимо себя вылетевшего во весь опор из конюшни коня. Стражи, стоявшие у других ворот, без лишнего оклика растворяли их настежь, завидев несущуюся галопом лошадь. Ни у кого даже мысли не возникло остановить Глафиру и поинтересоваться, куда это она так спешит.
        В это время в городе действительно назревали серьезные события. Стражники, оставшиеся в городе выполняя свои обязанности, арестовали и препроводили в свою караулку до судебного расследования человека, задержанного по подозрению в убийстве. Это не очень сильно обрадовало некоторую часть населения города, и теперь на площади перед казармой стражей собралась довольно приличная толпа из примерно четырех сотен человек. Люди потрясали оружием и грозились перебить стражей порядка, если они им немедленно не выдадут задержанного. Стражи в количестве трех десятков ощетинились копьями возле входа, и выдавать задержанного отказались. В этот момент, расшвыривая в разные стороны людей подвернувшихся под копыта лошади, на площадь влетела Глафира. Плавно соскользнув на землю с крупа коня, девушка повернулась лицом к толпе.
        — Кто вам выдавал разрешение на проведение митинга?  — Крикнула она в толпу.  — Немедленно очистили площадь и разошлись по домам.
        — Кто ты такая, чтобы…
        Договорить заговоривший не успел, так как ему в голову прилетел один из метательных ножей Глафиры.
        — Я никому слова не давала.  — Девушка произнесла это не очень громко, но ее все услышали.
        Некоторое время толпа находилась под впечатлением от произошедшего. Легкость, с которой только что убили одного из них, повергла людей в небольшой шок. Правда, длился он не очень долго. Толпа негодующе зашумела и двинулась на Глафиру. В ответ на их действия без лишних слов в толпу полетели новые метательные ножи. Казалось что их этих ножей у девушки несметное количество. На землю уже рухнуло не менее дюжины человек, а ножи продолжали вылетать из ее рук, находя себе новые жертвы. Причем вылетали они с довольно приличной скоростью. И прежде чем толпа приблизилась еще на несколько метров к Глафире, в пыли на городской площади валялось уже не менее двух десятков убитых. Скорость, с которой горожане понесли потери, заставила их отшатнуться обратно в исходное положение. Люди с ужасом заметили, как из трупов ножи вылазят сами и потом летят обратно к своей хозяйке, исчезая из их глаз в ее нагрудном доспехе.
        — Ведьма.  — Пронеслось по толпе.
        Что удивительно сделанный вывод толпу не испугал, а напротив заставил еще теснее сплотить свои ряды. Откуда-то появились щиты, которыми прикрылся первый ряд не на шутку рассерженных горожан. Попытку второй атаки на время прервало появление Бяки. Кот прошелся по толпе не хуже торнадо. Количество убитых и покалеченных среди местного населения резко возросло.
        — Последний раз предлагаю разойтись. Больше повторять не буду.  — Качнула головой Глафира, слегка прикусив губу.
        — Ничего себе, какая ты кровожадная.  — Глядя как с площади пытаются побыстрее утащить в безопасное место раненных и убитых мурлыкнул кот.
        — Сама себе удивляюсь.  — Слегка пожала плечами девушка.
        — Не расслабляйся.  — Тут же зашумел в голове Глафиры голос меча.  — Теория всегда должна быть подкреплена практикой. Без практики теория мертва. Ты можешь до мельчайших подробностей знать в теории что нужно делать для того чтобы забеременеть. Только вот это знание без практики вряд ли тебе поможет.
        — Серьезный пример.  — Хмыкнула в ответ Глафира.
        — Госпожа.  — Раздался голос у нее за спиной.  — Может, лучше отступите к зданию? Там легче будет обороняться, дожидаясь помощи из крепости.
        Глафира бросила быстрый взгляд себе за спину и увидела одного из городских стражников.
        — Передай своему начальнику, пускай оставит у входа один десяток, а с остальными выстроится у меня за спиной. Если толпа сейчас не разойдется, мы будем их атаковать.
        — Как это? Ведь их в десятки раз больше чем нас.
        — Значит, будем выравнивать соотношение. Не бойся служивый я с Бякой пойдем ледоколом. Вы только спину нам прикройте.
        — А что такое ледокол?  — Полюбопытствовал страж.
        — Узнаешь.  — Улыбнулась совсем не ласковой улыбкой Глафира.
        Стражник стремглав бросился к зданию где, ощетинившись копьями, стояла городская стража. Глафира не очень надеялась на то, что у них хватит смелости присоединиться к ней. Хотя нужно отдать страже должное. Они не побоялись арестовать убийцу, хоть и догадывались, чем это может для них обернуться. Еще одним приятным удивлением послужило то, что стражи недолго совещались в принятии решения. Оставив десяток воинов возле входа в свою казарму, остальные бегом выстроились в две шеренги позади нее и Бяки.
        — Госпожа, повторю свое предложение отступить к зданию. Перед нами не просто горожане. Перед нами представители гильдий воров, убийц и охотников за головами. И их там все еще не менее трех с половиной сотен.
        — Значит тем хуже для них.  — Процедила сквозь зубы Глафира.  — Похоже, они не собираются расходиться.  — Прищурившись, посмотрела она на толпу, которая поменяла ножи и дубины на щиты, мечи и копья.  — Бяка ты готов.  — Обратилась она к коту.
        — Всегда.  — Рыкнул в ответ кот-убийца.
        — Тогда, атакуем.
        — Звуковой волной глушить несчастных будешь?
        — Попробуем обойтись сегодня без нее.
        Предпринятая атака Глафиры и Бяки стала полной неожиданностью не только для горожан, но и для стражников. Вот только что они стояли перед ними, а уже через несколько мгновений врезались в толпу людей как два тарана. Именно как два тарана. От их ударов некоторые люди взмывали в воздух на высоту примерно до двух метров и падали на землю изломанными куклами. Не спасали ни щиты, ни доспехи. Многие даже не успели понять, что произошло как падали на землю мертвыми. Но, не смотря на такой поворот событий, воры и убийцы решили не отступать. Они попытались организовать два кольца. Один вокруг Глафиры. Другой вокруг Бяки. Их попытка увенчалась успехом, но легче им от этого не стало.
        Стражники не остались сторонними наблюдателями и, не смотря на свою малочисленность, отважно бросились в бой вслед за Глафирой и Бякой. А еще через пару минут с другой стороны по ворам и убийцам ударил подоспевший к месту действия Эдгар со всей своей оставшейся при нем стражей и стаей скавров.
        Удар скавров по количеству убитых и раненных можно было сравнить с ударом Глафиры и Бяки. Сама жизнь заставляла их с самого раннего детства бороться за свое существование. Если бы нашелся тот, кто смог собрать их в единое государство то людям пришлось-бы совсем не сладко даже невзирая на поддержку магов. Но беда в том, что скавры предпочитали жить отдельными стаями. Так легче прокормиться. Вот это обстоятельство и делало их очень уязвимыми.
        Работники ножа и топора, потеряв за небольшой промежуток времени больше половины своей численности убитыми и раненными пришли к выводу, что с них, пожалуй, хватит. Оставшиеся еще стоять на ногах попытались раствориться в городских улочках, бросив на произвол судьбы своих раненых. Вот только петлять по кривым переулкам пытаясь убежать от скавра безнадежная затея.
        Эдгар попытался было остановить излишнее кровопролитие. Но единственные кто беспрекословно подчинился, были стражники. Глафира, Бяка и скавры проигнорировали его приказ. Они с увлечением продолжили гоняться за убегающими людьми. У скавров работал звериный инстинкт. Раз убегают то врага обязательно нужно догнать. Если уместно сравнение, то зверолюды сейчас напоминали злых псов спущенных с цепи. А Глафира и Бяка просто с головой погрузились в боевой транс. И если быть до конца откровенным они просто не слышали призывов графа остановить бойню.
        После подсчета потерь в пору было хвататься за голову. Нет. Люди графа, стражники и скавры не потеряли ни одного человека. А вот горожан полегло не мало. Только убитых насчитали двести сорок шесть человек. А сколько еще раненных отправится к праотцам вслед за павшими? Для десятитысячного населения городка, это все что осталось от былого величия, такие потери можно смело сказать были катастрофическими. Да, никто не спорит, погибла не самая лучшая часть населения города. Но все-таки это были здоровые сильные мужчины. И навряд-ли все они были законченными негодяями.
        На следующий день после побоища на городскую площадь созвали население города. Перед горожанами устроили показательный суд. Задержанный признался, что убил местного жителя за отказ выплачивать гильдии мзду. Эдгар Стана граф Тола без всяких колебаний отдал приказ отрубить убийце голову, после чего выступил с речью.
        — Последний раз напоминаю я, единственный кто имеет право лишать человека жизни. Но даже я не воспользуюсь своим правом без судебного разбирательства. Я не приемлю на своих землях воровство, вымогательство, грабеж и убийства. Тем более не приемлю подобные выступления, что произошли вчера. Наказание за эти преступления будет жестоким, невзирая на должности и занимаемое положение. Если кого такое положение дел не устраивает, то им лучше покинуть город. В моих землях будет править закон единый для всех. Это мое право господина ставить такие условия.

* * *

        — Тут ко мне делегация наведалась от представителей местных гильдий воров и убийц. Показывали бумаги, дарующие им некоторые привилегии. Большинство конечно выдано так называемым Владетелем, но были и те, что подписаны моим отцом.  — Поделился Эдгар новостью с Глафирой, находясь в замковом дворце.
        — Естественно я даровал некоторые вольности этим гильдиям.  — Материализовался за спиной Эдгара призрак его папеньки.  — В этом нет ничего удивительного. Любая правящая партия прибегает к их услугам. Шпионаж, заказные убийства не совсем угодных лиц. Прочие грязные делишки. Ведь не графское это дело во всей этой гадости колупаться, и чтобы тебя в разных темных делах обвиняли. Привыкай сынок, это называется политика.
        — Все-таки якшаться с убийцами это как-то не красиво.  — Скривила губы Глафира.
        — А кто у нас тут пиратом стать мечтает?  — Взвился под потолок призрак графа.  — Это, между прочим, тоже не совсем благородное дело.
        — Ну, сравнил. Лично я из романтических побуждений.
        — Ничего себе романтика, людей грабить и топить.
        — Да ну вас. Никого я топить не собиралась.  — Поднялась со своего места Глафира.  — И вообще, я не поняла, что это за наезды такие.
        Призрак старого графа икнул и тут же спрятался за спину сына.
        — Подожди, не горячись.  — Ухватил девушку за руку Эдгар.  — Даже в компьютерных играх прописаны эти гильдии и ты, играя, часто пользуешься услугами воров и убийц.
        — Но ведь это не игра.
        — Да.  — Соглашаясь с Глафирой, кивнул Эдгар.  — И поэтому тем более мне могут понадобиться их услуги. Где я еще возьму профессиональных шпионов и боевиков при этом, не затрачивая на их обучение и содержание ни одной монеты?
        — Палка о двух концах.  — Покачала головой девушка.  — Смотри, чтобы не получилось так что за что боролись на то и напоролись.
        — Безусловно, риск есть. Но кто не рискует, тот не пьет шампанское. А вообще я поставил им условие. На территории моих владений их воровская деятельность запрещена. За пределами могут делать все что угодно, и я за те преступления их наказывать не буду.
        — Малину разводишь.
        — Согласись, в этом тоже есть свои плюсы.
        — Плюсы, минусы. Делайте что хотите. Вам здесь жить.  — Махнула рукой Глафира.  — Мое дело приключений хапнуть и свалить отсюда, как только случай подвернется.
        — Везет тебе.  — Тяжело вздохнул Эдгар.
        Глафира, посмотрев на графа тут же остыла. Ну да она-то может домой умотать, а его похоже тут на всю жизнь прописали. Да еще не известно графское достоинство это бонус или наказание. Парень действительно сейчас ужом на сковородке крутиться. Даже спит урывками, потому как на полноценный отдых времени нет. Вон, какие круги под глазами. Да и в весе уже скинул, так что в глаза бросается. А что он тут правителем побыл? Всего ничего.
        — Ты со скаврами вопрос решил?  — Задала Эдгару вопрос Глафира потеплевшим голосом.
        Все-таки если ему удастся полностью переманить их на свою сторону и хоть как-то организовать, то никакой противник ему будет не страшен. Можно будет преспокойно жить в свое удовольствие. Если конечно блажь о мировом господстве в голову не ударит.
        — Да.  — Кивнул головой молодой граф.  — Лунна отправила несколько поисковых партий.
        — Может и мне куда смотаться?  — Предложила Глафира.  — А что, не плохая идея. Давай составим маршрут да я прошвырнусь тут по области. Говорят в округе нечисти разной море развелось. Колдунов там да ведьм разных. Вот заодно чистку леса проведу как заправский лесник. Да и с фермерами, которых тут ленманами называют, контакты налажу. Ты-то к ним еще неизвестно когда выбраться сможешь.
        — Хорошо.  — После некоторого раздумья согласился Эдгар.  — Только одну я тебя не пущу. Надо будет тебе отряд стражи подобрать.
        — Издеваешься, да? На кой мне с Бякой охрана? Предупреждаю, я с ними нянчиться в пути не буду. Хотя.  — Немного подумала Глафира.  — Если так тебе спокойней будет. Можешь выделить в наше сопровождение пару женщин скавров. Пускай уж Бяка по полной отрывается. Только сопровождение пусть Лунна выбирает. Во избежание между вами каких-либо трений.
        — Ладно. Раз тебе так хочется.  — Кивнул головой граф и позвонил в колокольчик.
        С каждым днем замковый дворец все больше и больше напоминал настоящую графскую резиденцию. Уже давно нигде не валялся никакой мусор. В комнатах стала появляться мебель, а в коридорах замелькали слуги, выполнявшие разные поручения. Былой страх перед зданием постепенно улетучивался.
        На звон колокольчика приоткрылась дверь, и в нее протиснулся один из дежуривших у входа слуг. Слегка поклонившись, он застыл в ожидании приказов.
        — Пригласите сюда Лунну.  — Бросил слуге граф, расстилая на столе старую карту бывших владений графства.
        Естественно эта карта не отражала того что было в действительности. Но созданием новых карт как-то никто за последнее время не озаботился. Так что пришлось пользоваться тем, что было под рукой. Эдгар с Глафирой успели составить маршрут, когда в дверь вошла вождь скавров. Бросив неприязненный взгляд в сторону Глафиры, она с гордо поднятой головой подошла к столу, на котором была расстелена карта.
        — Лунна.  — Посмотрел на скавру Эдгар.  — Глафира с Бякой завтра отправляются с инспекторской поездкой по нашим владениям. Ты сможешь выделить для их охраны несколько своих людей?
        Скавра опять бросила быстрый взгляд на Глафиру и перевела взор на Эдгара.
        — Я самолично готова их сопровождать.
        — Ты вождь моей стаи.  — Покачал отрицательно головой Эдгар.  — Твое место в замке рядом со мной.
        Видя, как от этих слов напряглось все тело скавры, в разговор вступила Глафира.
        — Граф, у каждого вождя должны быть помощники и иногда им нужно давать возможность себя проявить. Надеюсь, такой помощник есть и у Лунны. Думаю, ничего страшного не случится, если он на время ее заменит.
        — Да.  — Тут же рявкнула Лунна.  — У меня есть такой помощник. А к завтрашнему походу я подготовлю два десятка лучших бойцов для охраны.
        — Так много не надо.  — Махнула рукой Глафира.  — Не стоит из-за нас ослаблять оборону замка и тащить с собой всех кто остался. Возьми с собой одного или, в крайнем случае, двух сопровождающих. Этого будет вполне достаточно. Выдвигаемся завтра после завтрака.
        — Тогда я пошла готовиться.  — Радостно рявкнула Лунна и быстро выскользнула из комнаты.
        — Что это было?  — Посмотрел ей в след Эдгар.
        — Как минимум страсть.  — Ответила Глафира и добавила.  — И как максимум любовь.
        — Во дела.  — Почесал затылок с изумленным видом Эдгар.
        — Ага.  — Кивнула головой Глафира.  — Чего только в жизни не бывает.  — Улыбнулась она графу.
        Утром следующего дня Глафира тряслась в седле низкорослой лошадки, рядом с которой бежали Бяка и радостно улыбающаяся Лунна. Следом за ними трусили два угрюмых с виду скавра самца. Судя по всему, Лунна ни с кем не пожелала делить в этом походе своего такого любвеобильного возлюбленного. Женщина она и есть женщина, в какие-бы формы ее не засунули.
        Первый день путешествия не порадовал никакими приключениями. Они ехали по дороге, которая еще сохранилась только благодаря тому, что была вымощена камнем на манер римских дорог, проезжая мимо брошенных поселений заросших густым лесом. Унылое и не радостное зрелище. Некогда богатый и цветущий край превратился в непролазную чащобу опасную для жизни людей. Природа быстро отыгрывает утраченные ранее позиции.
        Ближе к вечеру путешественники выехали к месту, где лес отступил и на его месте, сквозь придорожные кусты просматривалось поле. Явно возделанное людскими руками.
        — Странно.  — Остановившись, уткнулась в карту носом Глафира.  — Судя по карте здесь никакого поселения быть не должно.  — И посмотрев на Бяку предложила.  — Давай посмотрим, что это за чудеса такие?
        В ответ кот как-бы неопределенно крутнул головой. Мол, поступай, как знаешь. Ты тут главная тебе и решать. Продравшись сквозь придорожный подлесок, Глафира увидела не только поля, но и людей на них работающих. Где-то около десятка женщин и детей копались в земле, а чуть в стороне от них возвышался частокол огораживающий селение.
        Завидев выехавшую из леса Глафиру с ее сопровождением, люди побросали работы на поле и ломанулись к входу, проделанному в частоколе возле которого прохаживалось два мужика с большими копьями. Так как Глафира не слишком спешила, они все успели укрыться за стеной и закрыть за собой ворота.
        — Здесь явно гостеприимные люди живут.  — Хмыкнула девушка глядя на эту картину и направила свою лошадку медленным шагом к воротам.
        Где-то примерно метрах в двадцати от частокола ее остановил грозный окрик, раздавшийся из-за стены.
        — Убирайтесь туда, откуда пришли, если не хотите схлопотать стрелу в живот.
        — Серьезное заявление.  — Посмотрев на вышку, возвышавшуюся над входом в поселение, ответила Глафира.  — А как же законы гостеприимства? Неужели вы не предоставите кров уставшим путникам и прогоните их в лес на ночь глядя?
        — Таких путников как вы, легко.  — Услышала она ответ.
        — В какой мир не сунься везде одно и то же.  — Покачала головой Глафира.  — Вот везде наткнешься на дискриминацию по расовому признаку. Кто-то цветом кожи не вышел, кто-то рожей. Слушай дядя,  — повысила она голос.  — Ты меня лучше не зли. Я как-никак представляю в своем лице власть графа. Так что твое будущее благосостояние вполне зависит от того какое впечатление ты у меня оставишь.
        — Граф давно помер.  — Засмеялись в ответ с вышки.  — Здесь всем заправляет Владетель.
        — Заправлял. Пока ему законный наследник пинка не дал. Вы бы тут хоть изредка за новостями следили. А то ведь так и неприятностей огрести по полной можно. Лично у меня пока складывается впечатление, что здесь засели пособники узурпатора. Предупреждаю, с врагами граф особо долго не церемонится.
        — Церемонится, не церемонится. Граф, Владетель. Нам здесь все едино.  — Ответили Глафире после недолгого молчания с вышки.  — Сказано вам, убирайтесь. Мы в свое поселение чужаков не пускаем.
        — Так. Меня это уже начинает бесить. Бяка,  — обратилась мысленно Глафира к коту.  — Попроси людей открыть ворота. Только ради бога никого не убивай, и постарайся их сильно не травмировать.
        Кот-убийца, ничего не ответив ей в ответ, сорвался с места. Мгновенно преодолев расстояние, отделяющее его от частокола, он легко перемахнул через этот деревянный забор на ту сторону. Судя по всему, люди на той стороне стены не успели даже сообразить, что произошло, как их начала расшвыривать в разные стороны огромная зверюга. Бяке понадобилось меньше минуты, чтобы полностью захватить стену.
        Въехав на территорию поселения, Глафира посмотрела на толпу женщин и детей, сгрудившихся возле домов, и вооруженных чем попало. Мужское население поселка в данный момент отдыхало на земле возле стены.
        — Вы что серьезно?  — Посмотрев на эту картину, покачала она головой.  — Господи, да что же вы воинственные такие? Я вроде враждебных намерений не проявляла.
        — Любой, кто приходит из леса, опасен.  — Крикнул ей в ответ детский голос.  — В особенности ведьмы с их зверьем.
        — Так. Начнем с того что я не ведьма, а графский посланник. Провожу инспекторскую проверку графских земель.  — Слезая с лошади начала перечислять Глафира.  — А мои сопровождающие, это не звери. Перед вами Лунна,  — кивнула она головой в сторону скавры.  — Вождь личной графской стаи и два ее охранника. Что касается Бяки, то он мой друг и разумнее всех вас вместе взятых. Итак, кто из вас здесь председатель колхоза?
        — Кто?  — Переспросил кто-то испуганно из толпы.
        — Спрашиваю. Кто здесь всем хозяйством управляет?  — Немного повысила голос Глафира.  — Пусть предъявит бумаги разрешающие здесь трудовую деятельность. В противном случае я буду рассматривать это поселение как самопроизвольный захват графских земель.
        Спокойная манера поведения и еще больше голос, которым говорила Глафира, сделали свое дело. Люди убрали оружие. Несколько женщин направились к воротам, где в это время начало приходить в себя мужское население. Кряхтя и корчась от боли, держась за ушибленные места, они начали подыматься с земли.
        Проводив женщин взглядом, Глафира снова обратилась к оставшимся возле нее людям.
        — Я повторяю свой вопрос. Кто здесь главный?
        — Так это.  — Вышел вперед паренек лет тринадцати.  — Он тама.  — Ткнул он пальцем за спину Глафиры.
        Глафира глянула в сторону ворот и кивнула пареньку.
        — Пошли, покажешь кто именно.
        Паренек, выйдя из толпы и обойдя стороной стоявших рядом с Глафирой скавров и Бяку, припустил вприпрыжку в сторону ворот.
        — В каждом селении обязательно найдется свой Павлик Морозов.  — Хмыкнула Глафира и пошла следом за пареньком.
        Подбежав к сидящему на земле мужчине, державшемуся обеими руками за голову, паренек ткнул в него пальцем и пискнул.
        — Он здеся главный.  — После чего сиганул за ближайшее строение.
        — Ты как. В состоянии говорить?  — Подойдя, поинтересовалась у мужчины Глафира.
        — Кто ты такая?  — Простонал он в ответ с земли, не выпуская из рук голову.
        — Кто, кто. Дед Пихто.  — Ответила Глафира и слегка пнула ногой мужика.  — Вставай, давай, разговор есть.
        Мужик, кряхтя, поднялся на ноги и бросил на Глафиру злобный взгляд.
        — Ты на меня зенками не зыркай.  — Усмехнулась Глафира.  — Давай, показывай мне документы, подтверждающие твои права на трудовую деятельность в этой области.
        Не говоря ни слова, мужик направился к одному из домов, из которого вскоре вышел, неся в руках свернутые трубочкой бумаги.
        — На, смотри.  — Протянул он свертки Глафире.
        — Не вижу графской печати.  — Сказала Глафира, бросив быстрый взгляд на бумаги.
        — Так откуда ей взяться?  — Изумился мужик.  — Я разрешение на владение землей в канцелярии владетеля получал.
        — Значит, выходит разрешение у тебя липовое.  — Вернула Глафира бумаги мужику.  — На лицо самопроизвольный захват.
        — Да чтобы всех вас там градом побило.  — Налилось краской гнева лицо мужика.  — Крохоборы крючкотворы окаянные. Платить больше не буду и так уже огромную уйму денег отдал. А за что? За то, что здесь в постоянном страхе живем. Каждый божий день жизнями рискуем.
        — Ты меня не жалоби. Я не жалостливая. Лучше с этими бумагами в замок графа отправляйся. Присягнешь ему на верность и живи дальше спокойно.
        — Ага. Живи спокойно. Тут неизвестно удастся ли до утра дожить. А ты мне говоришь, в графский замок отправляйся. Тебе хоть известно, сколько я людей потерял на дороге?
        — Нет.  — Перебив мужика, ответила Глафира.
        — Вот именно что нет. Тут тебе и зверье лютое, и охотники за головами. Ведьмы да колдуны в сопровождении всякой нечисти шастают. Вот как до этого, так никому дела нет. Всем только деньги плати, да продовольствие из амбара подчистую выметают.
        — Ладно, давай сюда свои бумаги. Я их от своего имени подпишу. Моя подпись, почти что графская печать. Но все одно после того как дороги станут безопаснее наведайся в замок. Тебе же самому потом меньше хлопот будет.
        — Так это обязательно наведаюсь.  — Не веря в то, что так легко отделался, заверил Глафиру мужик.  — Господин инспектор, а можно вас еще об одном деле попросить.  — Голос мужика стал приторно сладким и заискивающим.  — Тут к нашему поселению вторую ночь подряд Галуг заглядывает. Может, пособите его от селения отвадить?
        — А что это за хрень такая, Галуг?
        — Страшный зверь.  — Затараторил мужик.  — Раньше-то думали, что всех их извели. Во времена моего детства о них только сказки рассказывали. А тут такое дело вживую зверя боги сподобили увидеть. Галуг ведь зверь упертый. Если на что нацелился, то ни в какую не отступит. Прошлой ночью только и спаслись потому, как вокруг селения всю ночь огонь жгли. Так ведь на каждую ночь тут дров не напасешься. Ну так что, подсобите? А то ведь всех здесь живота лишит зверюга страшная.
        — Так и быть.  — Перебила словесный поток мужика Глафира.  — Если наведается ваш Галуг сегодня ночью в гости, мы с ним побеседуем. А пока было-бы неплохо чего-нибудь перекусить да отдохнуть слегка. Весь день без отдыха трястись в седле пришлось, а это, то еще удовольствие.
        — Сейчас все организуем.  — Пообещал, низко поклонившись девушке мужик, и засеменил к своим односельчанам.
        Что ни говори, а все-таки приятно после дня проведенного в седле на сытый желудок завалиться в кровать на пуховые перины. Правда, полноценно отдохнуть у Глафиры не получилось. Спустя несколько часов как стемнело, под стены селения заявился Галуг. С вышки Глафира с интересом рассматривала неведому зверушку. Зверь впечатлил ее своими размерами и формой.
        С издали Галуга можно было принять за огромного медведя. Такое же огромное и массивное тело. Но когда зверь подошел почти вплотную к частоколу, стало понятно, что медвежьего в нем не так уж и много. Передние лапы слегка короче, чем задние и развернуты так, как будто бы зверь ими изображает букву О. Сзади болтается широкий пушистый хвост. Морда напоминает морду куницы и как-то совсем не гармонирует с остальным обликом. Несмотря на кажущуюся неуклюжесть, с которой двигался зверь, почему-то не покидало чувство, что Галуг довольно проворен. Остановившись в метрах пятнадцати от стены зверь уселся на землю сложив передние лапы у себя на животе и приподняв морду, стал принюхиваться. В таком положении его голова находилась на уровне двух Глафириных ростов.
        — Так вот ты какой, северный олень.  — Буркнула, не отрывая взгляда от зверя Глафира.
        — Это не олень.  — Поправил ее хозяин селения стоявший рядом.  — Это Галуг.
        Не обратив на это замечание ровным счетом никакого внимания, Глафира посмотрела на Бяку.
        — Ну, что скажешь?
        — Если хочешь, могу с ним один разобраться. С виду грозен, но все-таки это простое животное. Ничего магического в нем нет. Так что, так или иначе, а я его уделаю.
        — А сколько потом времени тебе понадобиться, чтобы отлежаться? Он ведь явно просто так смотреть не будет, как ты его рвешь. А у нас утвержденный маршрут движения. Не забывай. Так что вдвоем пойдем. Быстрей управимся. Заодно наконец-то и меч в действии проверю, а то до этого все как-то случай не выпадал.
        — Я несчастную зверушку кромсать отказываюсь.  — Зашумел в голове Глафиры голос меча.  — Ишь чего удумала. В звериную кровь меня измазать. Я тебе давно говорил, для этих целей найди себе какую-нибудь простую железяку безделушку.
        — Да ты меня достал.  — Взорвалась Глафира.  — Людей тобой бить нельзя. Зверей как оказалось тоже. Так на кой ты мне такой красивый сдался?
        — Вот повстречаешь на своем пути демонов каких, нечисть, или иных вредных сущностей высшего порядка. Аль на худой конец магов разного разлива. Тогда я весь к твоим услугам. А за так портить свою карму я тебе не позволю. Это и так все что у меня осталось.  — Тоже перешел на повышенные тона меч.
        — Тьфу ты раскудрить твою качалку.  — Плюнула себе под ноги Глафира.  — И чем мне тогда его бить? Ножиками эту зверюгу точно не уложишь.
        — Ну, это как посмотреть.  — Примирительным тоном отозвался голос у нее в голове.  — Вспомни, чему я тебя учил и не забывай бить в уязвимые места.
        — Надо-бы еще скавров от места драки отвадить.  — Заметил Глафире Бяка.
        — За подругу беспокоишься?  — Скосила в сторону скавров глаза Глафира.
        — Ну ведь жалко будет, если он их порвет.
        — Лунна.  — Обратилась к вождю скавров девушка.  — Чтобы за стеной не происходило за стану ни шагу.
        — Ты мне не указ.
        — В таком случае завтра же заберешь своих воинов и отправишься обратно в замок. Мне здесь вольнодумцы не нужны.
        — Нам что тут просто так стоять и смотреть, как вы биться будете?  — Пошла на попятную Лунна.
        — Не просто так.  — Мотнула головой Глафира и, приблизив свое лицо к Лунне, шепнула ей на ухо.  — За местными следи. Не доверяю я им.  — И, сняв со своих плеч плащ, сунула его ей в руки.  — Присмотри, чтобы никто не упер.
        Выйдя за городские ворота, Глафира с Бякой не спеша стали приближаться к Галугу. Зверь, смешно вытянув в их сторону морду, пару раз принюхался и вдруг поднявшись, засеменил к лесу.
        — Чего это он?  — Остановившись, посмотрела на него Глафира.
        — Наверное, мантикору в тебе учуял.  — Сделал предположение Бяка.
        — Да какое там.  — Отмахнулась от этого предположения девушка.  — Я так в этих цветочно-травяных выдержках измазалась, что у самой в носу от этого запаха свербит.
        — Тогда не знаю. Но если он сейчас просто свалит, обижаться не буду.
        — И то верно.  — Согласилась с котом Глафира.
        Их предположение, что Галуг просто уйдет не оправдались. Отойдя немного от стены, зверь развернулся и, пригнув голову, стал передними лапами кромсать землю, словно бык копытом.
        — Смотри-ка ты. А он оказывается с мозгами.  — Уважительно кивнула головой Глафира.  — Это он нас от стены отвел. Чтобы во время боя в него никто ничем с нее не швырялся.
        — Похоже на то.  — Согласился с ней Бяка.  — Ну что с двух сторон зайдем?
        — Ага. Давай начинать помаленьку.
        Глафира с Бякой разошлись немного в стороны и стали не спеша приближаться к зверю. Галуг пригнул голову к земле и издал резкий пронзительный визг.
        — Ничего себе. Он, как и ты, ультразвуком глушить может.  — Изумился Бяка.
        — До меня ему далеко.  — Ковыряясь пальцем в ухе, ответила Глафира.  — Сейчас я ему покажу, как это делается.
        Зверь, увидев, что его секретное оружие дало сбой, решил перейти к более активным действиям. Оттолкнувшись от земли, он совершил огромный прыжок в сторону своих противников. Но красиво приземлится на врага, у него не получилось. В воздухе его встретил ответный крик Глафиры. Девушка не зря потратила много времени, тренируясь в его применении. Результат оказался просто ошеломительным для ее противника. Узконаправленная звуковая и ударная волна ударили по Галугу с такой силой, что вместо полета вперед его развернуло в воздухе и отбросило назад. В то же мгновение на ошеломленного противника налетел Бяка. Запрыгнув на пузо, распластавшегося на земле зверя, он одновременно успел нанести ему несколько ударов хвостом по бокам, пропороть его шкуру на брюхе когтями и полосонуть пару раз клыками по открытому горлу.
        Несмотря на полученные раны, зверь довольно быстро оклемался. Он попытался лапами достать Бяку, но кот уже спрыгнув с брюха стоял в стороне, помахивая их стороны в сторону своим хвостом. Резво вскочив на ноги Галуг игнорируя Бяку, бросился на Глафиру. Девушка, метнув ему навстречу пару своих метательных ножей, изящно ушла из-под удара перекатом. Один из брошенных клинков достиг своей цели и попал точно в глаз зверя. Взревев, Галуг провел лапой по морде, вырвав при этом нож из глазницы, и снова бросился на девушку. Создалось такое впечатление, что ему вообще наплевать на полученные увечья. Пользуясь тем, что на него не обращают внимания, Бяка лихо запрыгнул на спину противнику и снова огрел его своим хвостом по бокам, одновременно с этим вгрызаясь клыками в загривок. Галуг словно споткнувшись, тут же перекувыркнулся через голову, стараясь своей тушей раздавить дерзкого кота. Но, как и в прошлый раз у него ничего не вышло.
        Поднявшись на ноги, зверь обиженно рявкнул на своих противников, как ни в чем не бывало прохаживающихся возле него. Видно ему первый раз в жизни встретились такие гадкие мелкие дряни.
        — Кажется, проняло.  — Радостно заулыбалась Глафира.
        — Ничего подобного.  — Раздался у нее в голове голос меча.  — Не скажу что полученные им раны всего лишь блошиные укусы, но этот зверь накачан живительной энергией под завязку. Ай-яй-яй. Кто же это здесь так нехорошо магией жизни балуется. По-хорошему надо-бы с этим шутником побеседовать по душам. Так, пора заканчивать этот балаган. Бери меня в руку.
        Глафира хотела вначале что-нибудь съязвить по этому случаю, но передумала. Протянув руку за спину, она взялась за рукоять. По телу пробежала знакомая дрожь. Это означало, что даже если-бы она разжала пальцы, меч-бы не упал на землю. Теперь он стал ее частью. Продолжением ее руки. Поигрывая мечом, Глафира скользящей походкой двинулась на встречу Галугу. Резко ускорившись перед атакой, она поднырнула под лапу зверя и проскользив вдоль его бока, казалось несильно провела остриём по его шкуре. Зверь, заревев с удивлением, посмотрел сначала на обрубок передней лапы, а потом на ставшие вываливаться из распоротого бока наружу внутренности.
        Решив, что наступил еще один подходящий момент для атаки, на Галуга бросился Бяка но, получив удар наотмашь, отлетел далеко в сторону. Зверь хоть и был смертельно ранен, но оказалось что он далеко еще не повержен.
        — Действительно живучая зараза.  — Процедила сквозь крепко сжатые зубы Глафира и снова пошла в атаку на Галуга.
        Пытаясь удержать равновесие на трех ногах, и поскальзываясь на собственных внутренностях, Галуг попытался достать Глафиру своей пастью, но в итоге лишился половины своей морды. Но даже и после этого зверь умирать не собирался. Он издох окончательно только после того как Глафира отрубила ему голову.
        — Ну, ты как?  — Поинтересовалась Глафира у прихрамывающего Бяки, подошедшего к поверженному Галугу.
        — Нормально.  — Отозвался кот.  — Но и удар у этой зверушки.  — Уважительно добавил он.  — Такое ощущение, что на меня скалу уронили. Хорошо еще, что коготками своими не зацепил, а то было-бы совсем ой.
        — Ладно, пошли в селение.  — Погладила она кота по морде, и вдруг резко обернувшись, посмотрела в сторону леса. У нее появилось стойкое ощущение, что из него за ней сейчас кто-то пристально наблюдает. И взгляд этот не сулит ей ничего хорошего.

        3

        — Мне интересно, почему я последний узнаю о высадке и занятии самозваным наследником замка? А так же то, что он захватил и мой город в придачу? Что это? Безалаберность или саботаж? А может быть предательство?  — Владетель Волсии уставился пристальным взглядом на стоявшего напротив него закованного в доспехи мужчину.  — Но больше всего меня поражает, что ты преподнес мне свое бегство из города как своего рода победу.
        — Я все могу объяснить.  — Проблеял, низко опустив голову мужчина.
        — Да уж постарайся. Но если мне не понравится твое объяснение, клянусь, что ты уйдешь отсюда рабом на границу свободных баронств с варварами.
        — Когда мы обнаружили, что в графском замке кто-то есть, то было уже поздно что-либо предпринимать.  — Торопливо заговорил мужчина.  — Они довольно быстро починили ворота и даже успели установить на башнях метательные орудия. Атака на замок не принесла-бы в этом случае успеха. К тому же не стоит забывать, что у замка плохая репутация. Там столько людей погибло. Естественно это обстоятельство не слишком сильно придавало смелости моим воинам. Единственно правильным решением в данной ситуации было перекрыть к твердыне все подходы, что мы и сделали.
        — В надежде на поживу.  — Перебил говорившего Владетель.  — Признайся, вы терпеливо дожидались, когда в замке привидения начнут уничтожать людей. Те естественно начнут разбегаться в разные стороны, и вам не составит труда их переловить, а потом продать вербовщикам в армию свободных баронств.
        — Да.  — Признался мужчина.  — Примерно на такое развитие ситуации мы и рассчитывали. Но смею вас заверить, мы не думали крысятничать. Мы честно-бы отдали все причитающиеся вам деньги до последней монеты оставив себе лишь наш процент.
        — Я тебе верю.  — Милостиво махнул рукой Владетель.  — Продолжай.
        — Так вот, мы окружили замок так, что из него и мышь-бы не проскочила. Но, во-первых из замка никто не побежал, а во-вторых вскоре с гор спустился большой отряд нордхедов в сопровождении огромной стаи скавров. Я понятия не имею, как люди из замка с ними смогли связаться. И как только они соединили свои силы, тут же двинулись на Гроту. Пытаться удержать моими тремя сотнями город, против которого выступили пять сотен нордхедов, две сотни скавров и полторы сотни людей, было-бы чистым безумием. Поэтому я принял решение отступить, чтобы сохранить войска для будущих сражений. Ну и,  — замялся воин.
        — Говори.  — Подбодрил его владетель.
        — Над замком развевается графский флаг. Люди шушукаются между собой, что истинный господин вернулся.
        — Графская семья была вся убита.  — Повысил голос Владетель.  — Попрошу зарубить это у себя на носу. Это, всего лишь очередной самозванец. Любой, кто будет думать иначе, рискует распрощаться со своей головой.
        — Я всецело такого же мнения.  — Склонил голову в поклоне военный.
        — Ладно. Можешь быть свободен. Пока.  — Величественным жестом отпустил мужчину Владетель и когда тот, пятясь задом дошел до двери, добавил.  — Передай там, чтобы ко мне позвали Мануэля.
        Мануэль являлся начальником тайной канцелярии. То есть главным шпионом и главным контрразведчиком в единственном лице. Так же он еще отвечал за идеологическую работу с населением. Не смотря на такой большой круг обязанностей, Мануэль пока вполне неплохо с ними справлялся и был на хорошем счету у Владетеля. В ожидании своего главного мастера плаща и кинжала Владетель обернулся в сторону находившихся рядом с ним магов. Такой странной супружеской паре, не отягощённой моральными принципами. Те во время аудиенции стояли по обеим сторонам его кресла, но как только военачальник вышел за дверь тут же направились к столику, заставленному фруктами и вином за которым теперь и сидели, лениво потягивая спиртное из своих бокалов, при этом тихо о чем-то перешептываясь.
        — Что вы там шепчетесь?  — Скривил уголки губ Владетель.  — Лучше скажите, что вы думаете по всему этому поводу? И чего нам стоит ожидать в ближайшем будущем?
        — Если сложить воедино все полученные факты,  — лениво проговорил маг.  — То из них следует, что в замке действительно объявился настоящий графский наследник.
        — Самозванец.  — Повысил голос Владетель.  — Я требую, чтобы эту персону называли только так и никак иначе.
        — Вы можете называть жабу бабочкой, но от этого настоящей бабочкой жаба не станет.  — Скривил губы в усмешке маг.
        Вот придушил-бы заразу. Владетель уже давно вынашивал планы как-бы избавиться от этой парочки. Только вот вынашивать планы оказалось легче, чем претворить их в жизнь. На земле было не так уж много умельцев готовых взяться за работу по устранению мага. Еще меньше было тех, кто мог довести эту работу до конца. Убить мага не такая уж легкая задача. Впрочем, найти толкового исполнителя тоже. На данный момент времени подобных индивидуумов во владениях Владетеля не наблюдалось. По этой причине Владетель иногда скрипел зубами, но терпеливо выносил выходки своих магов. Так же, он точно знал, что и маги от него не в восторге. Но ничего не предпринимают, потому что заменить его некем. Люди настолько смирились с его правлением, что видят в нем, прежде всего гаранта стабильности и надежности. Даже не смотря на свое бедное существование. А так же искренне верят, что только благодаря его личным заслугам окружающее их со всех сторон враждебное окружение не предпринимает никаких попыток захватить страну.
        — Ладно.  — После некоторого раздумья кивнул головой Владетель.  — Я жду пояснений, почему вы так решили.
        — Все очень просто.  — Ответила маг женщина.  — Только истинному наследнику ничего не грозило в замке.
        — Спорное утверждение.  — Перебил ее Владетель. Уж очень ему не хотелось признавать факт появления настоящего наследника.  — В окружении самозванца может быть сильный маг. Или даже группа магов.  — Добавил он.
        — Поверьте, в замок пытались проникнуть такие мастера, что подобных им теперь осталось не больше чем пальцев на руках. И прошу заметить, что никто из них обратно из замка живым не вышел. Ну и потом это странное появление у стен замка нордхедов и скавров. За все время вашего правления вам не то, что наладить контакт, вам даже встретиться с ними не удалось. А тут они сами с гор спустились. Да мало того еще и город помогли захватить. Единственный кто мог так с ними быстро связаться и обговорить заранее все детали, это личный маг графа, Карло.
        — Из этого следует, что они в любой момент могут заявиться под стены Волсии?  — Напрягся Владетель.
        — Такой возможности не следует исключать.  — Ответила женщина.  — Нам нужно больше достоверной информации.
        Владетель отвернулся от магов и, постукивая костяшками пальцев по подлокотнику кресла задумался. Из этой задумчивости его вывело появление в зале Мануэля.
        — Надеюсь, тебе известны последние события?  — Выйдя из задумчивого состояния, поинтересовался у своего главного шпиона правитель Волсии.
        — Естественно.  — Изобразил поклон Мануэль.  — Причем, самые последние. Хоть из Гроты и сбежали войска, там все-таки остались мои люди.
        — Продолжай. Мы тебя внимательно слушаем.
        — Как только из города ушли нордхеды и скавры.
        — Куда они ушли?  — Перебил Мануэля Владетель.
        — Обратно в свои горы.
        — Ты уверен?
        — Более чем. Прежде чем поднять восстание в городе, мои люди проследили за ними.
        — Твои люди подняли в городе восстание?
        — Да.  — Кивнул головой Мануэль, и слегка скривив лицо в гримасе добавил.  — Правда, оно закончилось полным поражением. В окружении человека именующего себя Эдгар Стана граф Тола имеется одна очень сильная ведьма. К тому же довольно кровожадная. Она даже не подчинилась прямому приказу остановиться и продолжала убивать пока возле нее не остались одни трупы.
        — Это обстоятельство может сыграть нам на руку.  — Подали из-за спины Владетеля свой голос маги.  — Постарайся внедрить своих людей в ближайшее окружение этого Эдгара. Нам нужно знать как можно больше о его планах. И особенно постарайся узнать все, что касается особы ведьмы. Вплоть до слухов и сплетен. Здесь может оказаться важной любая мелочь.
        — Это будет не просто сделать.  — Покивал головой Мануэль.
        — Меня не интересует сложно или просто. Мне нужен результат.  — Подвел итог разговора Владетель.  — Я надеюсь, что ты меня, как и прежде не подведешь.

* * *

        Утром Глафира покинула селение и двинулась по своему маршруту дальше. Люди конечно проводили ее восторженными взглядами и радостными криками. Ну, еще-бы так не провести. Мало того что смертельную угрозу отвела так еще и благосостояние повысила. Одного блеска глаз председателя их колхоза хватило понять, что он в уме уже подсчитал, сколько сможет выручить за Галуга, которого поселенцы с удивительным проворством разобрали на запчасти. Но еще она почему-то была уверена, что все они вздохнули с облегчением, когда она скрылась за придорожными кустами.
        Хотя и тут ничего удивительного. Людская благодарность вещь не долговечная. Вот вспомнить хотя-бы пример с Муцием Сцеволой. Парень руки не пожалел отваживая врагов от Рима. Потом на защиту бедной части населения города грудью встал. А его за это с горы в реку спихнули под аплодисменты тех, кого он защитить пытался. Примеров таких в истории пруд пруди.
        Героизм в понятии людей вещь неопределенная. Сегодня песни о тебе слагают. С транспарантами вокруг тебя ходят. Хвалебные дифирамбы в ухо орут. А завтра точно с таким же энтузиазмом дровишки к костру подносят, на котором тебя не смотря на весь твой героизм зажарить решили.
        Глафира тряхнула головой отгоняя прочь вдруг неизвестно откуда накатившие мысли о героизме. Положа руку на сердце, она не искала славы героя. Но вдруг отчетливо поняла, что за ней сам собой уже потянулся героический шлейф, суливший ей большие неприятности.
        — Ой, да ладно переживу как-нибудь. Что я сама себя раньше времени накручиваю.  — Сказала она вслух.
        — О чем это ты?  — Поинтересовался идущий рядом Бяка.
        — Да так. О своем. О женском.  — Отмахнулась рукой Глафира и полезла в притороченный к седлу мешок, где лежала карта провинции.
        Владелец селения обозначил на этой карте месторасположение известных ему поселений, но все они находились в стороне от ее маршрута пролегавшего по южной, малоизведанной части области. Глафира не собиралась их посещать. Этим делом пускай, потом люди Эдгара занимаются. Она в путь отправилась не для распространения графской власти, а ради собственного развлечения. Итак, на прохождение выбранного маршрута дней десять должно уйти. А если она еще и петлять станет как заяц, то тут и месяца не хватит. Была еще одна причина, по которой Глафира не хотела растягивать по времени прогулку. Ее все еще не покидало желание пройтись под парусами. Морская романтика притягивала ее к себе словно магнитом. Она не знала точного времени возвращения Драпа, но была уверена, что он должен уже скоро вернуться. Даже не смотря на намеки Эдгара что, скорее всего ее элементарно бросили.
        Заряд хорошего настроения, полученный при отъезде из селения, быстро улетучивался от всех этих тяжких дум. Не добавлял оптимизма и окружавший ее на пути пейзаж. Все те же брошенные усадьбы вдоль дороги заросшие лесом. Все то же самое безлюдье. Не сказать, чтобы Глафира страдала от нехватки общения, но все-таки было-бы как-то повеселее если-бы по пути кто-нибудь хоть изредка встречался.
        Отмахав свои отмеренные сорок километров дневного перехода, небольшой отряд остановился на отдых. Расположившись на небольшой придорожной поляне, рядом с которой, весело журча, бежал лесной ручеек. Перекусив тем, что собрали им в дорогу жители поселка стали готовиться к ночевке.
        Подготавливая себе спальное место, расстилая на земле еловые лапки, Глафира вдруг резко оглянулась по сторонам. У нее снова возникло устойчивое чувство, что за ней кто-то наблюдает. Не заметив ничего подозрительного, она посмотрела на Бяку и скавров. Те вели себя абсолютно спокойно, а это означало, что никакой опасности рядом нет.
        — Может нервы не в меру расшалились. Или какое сезонное обострение приключилось.  — Предположила Глафира и, отбросив в сторону все мысли, завернувшись в плащ, улеглась на свое спальное место, подложив руку под голову.
        Ночью ее никто не будил. Бяка и скавры взяли на себя труды по охране лагеря. Глафира не стала заострять внимания на этой теме, прекрасно понимая, что даже спящий скавр даст ей фору в деле охраны.
        Следующий день мало чем отличался от предыдущего. Они уже подыскивали себе место под стоянку, когда Бяка вдруг чихнув, выдал.
        — Что-то мертвечиной сильно повеяло.
        Как-бы подтверждая его слова и скавры вдруг озираться по сторонам начали.
        — Мертвяков учуяли?  — Свесившись с седла, спросила Лунну Глафира.
        — Ты тоже этот запах уловила?  — С изумлением посмотрела на нее вождь скавров.
        — Можно и так сказать.  — Кивнула девушка головой.  — Нужно-бы посмотреть, откуда это так падалью несет.
        — Поняла.  — Кивнула Лунна и, задрав чуть кверху голову, не спеша направилась по запаху.
        Отношение скавры к Глафире резко переменилось после поединка с Галугом. Скавры живут по законам стаи, а это значит практически беспрекословное подчинение лидеру. То что она является безусловным лидером Глафира доказала своей победой над зверем и если раньше Лунна пыталась это лидерство оспорить то теперь об этом даже не помышляла.
        — Я с ней пойду.  — Сказал Бяка.  — Такой запах в диком лесу, где мертвое тело исчезает за считанные часы, причем иногда даже косточек не остается явление не вполне нормальное.
        — Тогда все пойдем.  — Сказала вслух Глафира и, ткнула пятками в бока лошади.
        Следом за Лунной с Бякой без лишних разговоров пошли и два молчуна скавра. Единственный кто попытался выразить свое недовольство таким решением, была лошадка но, получив добавочно тумака промеж ушей посунулась следом за всеми. Если-бы они проехали по дороге еще пару сотен метров вперед то им не пришлось-бы продираться сквозь заросли, так как от дороги в ту сторону, которую они двигались, отходило такое же мощеное камнем ответвление.
        Вскоре запах разлагающихся тел стал настолько сильным, что его унюхала даже Глафира. А еще через некоторое время члены команды стали свидетелями странной картины. Глафира не сразу сообразила, что находится на кладбище. Холмики могил сравнялись с землей. Все заросло деревьями и кустарником. В данном случае единственным доказательством, что они находятся на месте захоронений, служил приличных размеров склеп, возле которого крутилось с пяток зомби. Чуть в стороне от них сидел живой человек в замызганной и порванной в нескольких местах мантии и иногда отдавал распоряжение ожившим мертвецам. Судя по всему, их трудовая деятельность относилась главным образом к тому, что они пытались открыть вход в усыпальницу. Все были так увлечены своей работой, что не сразу заметили присутствие чужаков.
        Скавры не издавая лишних звуков, отстегнули от своих поясов оружие, которое на земле люди называли либо кистень, либо боевой цеп и, не дожидаясь лишних указаний, бросились на мертвяков, старательно обходя стороной мужика в мантии. Видно посчитав их в данной ситуации более реальной угрозой. В ответ на эту атаку мужик повел себя странным образом. Он стал бегать за скаврами размахивая руками и отпугивая их окриками как птиц.
        — А ну кыш. Кыш отсюда проклятые. Откуда вы только сюда приперлись. А ну не трогай зомби, кому говорю.
        Быстро сообразив, что эти окрики не помогают, он выхватил из-за пояса волшебную палочку и, высунув изо рта кончик языка, стал прицельно посылать в них молнии. Но и эта его попытка защитить зомби закончилась неудачей. Скавры легко уклонялись от разрядов и при этом с огромным энтузиазмом гвоздили зомбаков своими цепами. Причем так удачно, что очень быстро ожившие мертвецы превратились в самые настоящие отбивные.
        — Сволочи.  — Чуть ли не плача причитал мужик.  — Где я здесь теперь такого качества материал найду?
        — Какой-то он жалкий, этот злодей.  — Высказала свое мнение Глафира.
        — Зато в чувстве юмора ему не откажешь.  — Хихикнул Бяка.  — Как уморительно он размахивал своими ручками пытаясь отогнать скавров. Я чуть не уписался от смеха.
        — Не трогайте его.  — Крикнула Глафира Лунне.
        Скавры после того как закончили упокоевать не упокоенных обратили свое внимание на некроманта и уже готовы были взять его в оборот. Соскочив с лошадки, Глафира не спеша стала подходить к стоявшему в оборонительной позе мужчине.
        — Предупреждаю.  — Выставил перед собой волшебную палочку некромант.  — Я дипломированный маг, получивший академическое образование. Так что если не хотите неприятностей лучше убирайтесь подобру-поздорову.
        — И откуда ты здесь такой ученый взялся?  — Подойдя к мужику вплотную улыбаясь, спросила Глафира.
        — Тебе какое дело?  — Зло буркнул в ответ мужик.  — И вообще, я тебя не трогал, вот и ты ко мне не приставай. Иди куда шла, а я своей дорогой пойду.
        — Может так и будет.  — Перестала улыбаться Глафира.  — Только для начала тебе придется мне объяснить, кто тебе здесь черной магией баловаться разрешил?
        — Какое невежество.  — Фыркнул мужик.  — Любому ребенку в цивилизованном обществе давно известно, что магия не имеет цвета. Что это все измышления больной фантазии необразованных варваров ничего не сведущих в магических законах.
        — Ты выражения подбирай. А то ведь тебе и твое академическое образование не поможет, если сильно меня обидишь. Ты будешь не первым магом замухрышкой, которому я шею сверну. И думаю не последним. Ваша братия не вызывает у меня теплых чувств и с каждой новой встречей нравится все меньше и меньше.  — В голосе Глафиры явно зазвучали угрожающие нотки.
        — Я только хотел сказать, что сама по себе магия нейтральна.  — Пошел на попятную мужик.  — Цветность ей придают люди, как-бы отличая добрые дела от плохих. Конечно в глазах простого обывателя…, - некромант прервал свою речь и, прокашливаясь в кулак, стрельнул испуганным взглядом на Глафиру.  — Я хочу сказать, что поднятие зомби со стороны может выглядеть плохим поступком. Но суть не в самом поднятии, а в том для чего их подняли.
        — Ну и для чего ты их поднял?
        — Для дела разумеется.  — Пожал плечами некромант.  — Они помогают мне,  — он, запнувшись, посмотрел на расплющенные тела зомби, сглотнул слюну и продолжил.  — Помогали мне выживать в этих диких условиях.
        — А среди людей жить не пробовал?
        — В здешних местах нет людей.  — Некромант не говорил, а зло выплевывал слова.  — В здешних местах живут только твари, которые похлеще любого зверя или зомби.
        — Ого.  — Опешила от этого выступления Глафира.  — Видно не хило тебе радости с местными хапнуть пришлось.
        — Какой радости?  — Зло процедил мужик.
        — Видно не очень ты хорошо в своей академии учился.  — Улыбнулась уголками губ Глафира.  — Ну да ладно проехали. Можешь убрать свою игрушку.  — Указала она глазами на волшебную палочку.  — Пока из-за нее сам себя не поранил. Даю тебе слово, что никто тебя не тронет.
        — Во-первых, я окончил академию с отличием.  — Гордо приподнял голову некромант.  — А во-вторых я сам решаю, что и когда мне делать и ни в чьем покровительстве не нуждаюсь.
        — Какие мы гордые и независимые.  — Засмеялась Глафира, но увидев, как напрягся от ее слов некромант, перестав смеяться добавила.  — Это комплимент. Честное слово, я совсем не хотела тебя обидеть. Ну так что, может уже перейдем от угроз и запугиваний, к простому человеческому общению?
        Некромант неохотно засунул свою палочку за пояс и быстро боязливо огляделся по сторонам. Скавры не проявляли признаков агрессии. Наоборот, они обернули свое оружие вокруг поясов, и теперь стояли совершенно спокойно, дожидаясь дальнейших указаний. В позе здоровенного кота сидевшего рядом с девушкой ничего не поменялось. Он, как и до этого спокойно сидел, прищурив глаза и время от времени помахивал своим длинным хвостом. Девушка, стоявшая напротив него, вдруг сделала шаг вперед и протянула руку.
        — Будем знакомы. Меня зовут Глафира.
        Мужчина осторожно пожал ей руку, отметив про себя крепость ее рукопожатия.
        — Якоби. Дипломированный маг некромант.
        — Ну, так что Якоби. Может, все-таки расскажешь, чего ты тут в одиночку делаешь?
        — Да ничего особенного не делаю. Просто пытаюсь как-то выживать.  — Вздохнул глубоко мужчина.
        — Понятно.  — Кивнула головой Глафира и предложила.  — Слушай, давай перенесем нашу беседу в какое-нибудь другое место, а то здесь от вонищи твоих бывших помощников дышать нечем.
        — В гости ко мне напрашиваешься?  — Спросил Глафиру Якоби и быстро добавил.  — Ладно, сейчас пойдем. Только по-быстрому обряд упокоения проведу. Нехорошо поднятых магией существ без присмотра оставлять, это может привести к трагическим последствиям, тяжесть которых всем своим грузом ляжет на плечи кармы мага. Мне такой подарок ни к чему.
        Переходя от одного зомби к другому, маг чего-то поколдовал над каждым. После чего махнув рукой Глафире направился, не оборачиваясь, одному ему известной дорогой ведущей в его жилище. Глафира со всей своей свитой молча последовали следом за ним.

* * *

        — Кажется, жизнь начинает потихоньку налаживаться.  — Сидя в замковом зале, сказал привидению своего отца Эдгар.  — Отряд стражников в городе пополнился горожанами. Немного конечно, но это лучше чем совсем ничего. Так же там прошли выборы мировых судей. Начали открываться ремесленные мастерские и магазины. И хоть главным и пока единственным заказчиком для них являюсь я, думаю, что в скором времени все, так или иначе, образумится. Ведь это только начало. Как говорит Глафира, главное не мешать людям, учиться зарабатывать деньги.
        — Не нравится мне, что ты в этом начале те самые деньги из графской казны раздаешь направо и налево.  — Лишенным всякого энтузиазма голосом отозвался призрак.  — Твои предки и твой родитель добро собирали, а ты раздаешь их кому непоподя.
        — Да не переживай ты так.  — Отмахнулся от привидения Эдгар.  — Все рано или поздно сторицей окупится.
        — Окупится. Как же. Держи карман шире.  — Продолжило недовольно бурчать привидение.
        Дверь зала, в котором они беседовали, приоткрылась, и в зал стараясь не производить лишнего шума, вошел слуга.
        — К воротам замка караван в сопровождении нордхедов подходит. Какие будут указания?
        — Впустить немедленно.  — Без раздумий отдал приказ Эдгар и, поднявшись со своего места, направился к выходу.  — Пойду встречу, а заодно посмотрю, что они там такого привезли.  — Не оборачиваясь, сказал он отцу и вышел из зала следом за слугой.
        — У-у.  — Взвыло привидение.  — А мне опять тут одному сиди. Как же я от этого устал, хоть головой об стену бейся.
        Это была чистая правда. Немногочисленные слуги, находившиеся в замке, при его появлении застывали на месте, зеленея от страха. Из них ни слова потом вытянуть кроме истошного крика не удавалось. Либо убегали от него со скоростью скавра, за которым гонится стая голодных волков. Естественно разговориться по душам при таких обстоятельствах не представлялось возможным. Родной сынок и тот не баловал отца частыми и долгими посещениями. Все где-то бегал, все был чем-то очень важным занят. И вот именно это обстоятельство бесило приведение больше всего. Ведь что не говори, а сынок принимал решения самолично, не советуясь с папенькой. Он потом только информировал его о своих решениях как о свершившемся факте. При такой жизни не удивительно, что взвоешь и появится желание биться головой об стену.
        Эдгар шел быстрым шагом в направлении ворот терзаясь сомнениями. Правильно ли он поступает? Что ни говори, но его подход в управлении очень сильно отличается от здесь общепринятых. Каким образом это потом может сказаться на его графской безграничной власти? Может сейчас он идет тропинкой, о которой пелось в одной песне?
        — Сусанин нам выйти поможет. Полякам он уже однажды помог.
        И не станет ли он потом участником подобного диалога.
        — Куда ты ведешь нас, не видно ни зги?
        — Идите за мной, не волнуйте мозги.
        — Куда ты завел нас, Сусанин Иван?
        — Пошли-бы вы на хутор, я сам заплутал.
        Понятно, почему так волнуется его отец. Золотой запас из сокровищницы серьезно сократился. Вместо того чтобы взимать налоги с населения он наоборот щедрой рукой раздавал субсидии. В долгосрочной перспективе такой шаг, наверное, оправдан. Стричь овцу, на которой нет ни грамма шерсти бесполезно. Нужно дать хоть немного времени, чтобы эта шерсть появилась. Но тут встает другой вопрос. А есть ли у него это время? По сути, ему до сих пор неизвестно какие шаги в его сторону предпринимает Владетель Волсии. Быть может в данный момент его войска ускоренным маршем подходят к Гроте. Что будет означать, скорее всего, конец всем его благим начинаниям. По большому счету некого было реально выставить на защиту города. Потом конечно при поддержке нордхедов возможно появится шанс вернуть город под свой контроль. Но вот кто возместит потери?
        — Нужно налаживать службу внешней разведки.  — Пробурчал себе под нос Эдгар.  — Хотя легко сказать, налаживать. Где для этой работы способных, а главное верных людей найти?
        С верными людьми в окружении была напряженка. Ну не давалось Эдгару активное общение с окружением. Вроде и людей много рядом, но он даже понятия не имел, как кого зовут. Кроме Герда конечно. На время все эти тяжелые думы ушли на второй план. Увидев, как в открытые ворота входят навьюченные тюками, в сопровождении нордхедов их знаменитые горные лошадки Эдгар тут же переключился на деловой лад. Если честно, он совсем не ожидал увидеть здесь нордхедов да еще с караваном товаров в придачу.
        Навстречу Эдгару из сопровождающих караван великанов выступил пожилой нордхед. И хоть старика слегка пригнуло к земле от старости и, не смотря на не совсем маленький рост Эдгара граф все одно как говориться, дышал нордхеду в пуп. Опираясь на свое здоровенное копье как на посох нордхед изобразил поклон и представился.
        — Крейг. Ответственный за доставку налогов в графскую казну по договору, а так же ведению торговых дел.
        — Это все налоги?  — Не веря собственным глазам, удивленно спросил старика Эдгар.
        — Не совсем.  — Усмехнулся Крейг.  — Выплатить все причитающиеся вам за прошедшие годы разом, сами понимаете не реально. Часть налогов мы будем списывать за оказание военной помощи. Надеюсь, с вашей стороны не будет по этому поводу возражений?
        — Нет.  — Не особо задумываясь над сказанным, мотнул головой Эдгар.
        — Хорошо.  — Улыбнулся старик.  — Вместе с налогами мы будем поставлять вам товар, предназначенный для торговли, а также списки, что мы хотели-бы получить за них взамен. Так мы вели дела со всеми представителями семьи графов Тола. Надеюсь, в этих торговых отношениях никаких изменений не произойдет.
        — Не произойдет.  — Снова мотнул головой Эдгар.  — Раз он устраивал моих предков, значит, устроит и меня.
        — Хорошо.  — Кивнул старик.  — Вы собираетесь пускать в дело рудники или, как и прежде оставляете их на консервации?
        Вот тут Эдгар призадумался. Он понятия не имел, о каких рудниках идет речь. Крейг его не торопил с принятием решения, а спокойно стоял рядом, терпеливо дожидаясь ответа.
        — Пока в мои планы не входило пускать их в дело.  — Осторожно произнес граф.  — Но в сложившейся обстановке неизвестно какой стороной могут обернуться обстоятельства.
        — Значит, этот вопрос на время отложим.  — Спокойно согласился Крейг и добавил.  — Не забудьте поставить нас в известность, когда соберетесь отправить свои торговые корабли в западные земли. Чтобы мы могли заранее подготовить списки необходимых нам товаров.
        — Хорошо.  — Как недавно нордхед коротко ответил Эдгар, кивнув головой. Хотя понятия не имел, о каких землях он говорит.
        — В таком случае объявляю что налоговые и торговые связи между графами Тола и нордхедами восстановлены. Основные положения подтверждены согласием двух сторон. Возникновение спорных ситуаций будет решаться по мере их появления.
        От этого заявления Эдгар чуть не плюхнулся на задницу. Оказывается, он только что не просто разговаривал, а вел переговоры. Причем даже понятия не имел, о чем собственно договаривается. Вернув на свое законное место нижнюю челюсть, Эдгар, задрав голову, предложил Крейгу.
        — Ну что же давайте посмотрим, что вы мне привезли в качестве налогов, а что как товары на продажу.
        К великому удивлению Эдгара налоги и товары являли собой единую массу. Нордхеды точно так же как и скавры, в отличие от людей, не питали особой любви к бренным металлам. Свою долю налога в виде денежной массы предки Эдгара получали от продажи товаров. Тут нужно заметить, что изделия нордхедов пользовались огромной популярностью, и по этой причине графская казна никогда не оставалась внакладе. Но то было во времена всеобщего процветания. Времена, которые не идут ни в какое сравнение с теперешним положением дел.
        — Вот еще одна головная боль на мою бедную голову.  — Возвращаясь в дворцовый комплекс, после общения с нордхедами и осмотра товаров простонал Эдгар.  — А главное что собственный отец о многих важных вещах молчит как партизан на допросе. Оказывается, здесь какие-то рудники имеются. Торговые связи с западными землями, о которых никто и слыхом не слыхивал. Ладно, папуля нам с тобой предстоит очень серьезный разговор.
        — Рудники трогать не позволю.  — Как только о них зашел разговор, взвилось с криком привидение отца под потолок.  — И вообще лучше о них помалкивай. А еще лучше забудь об их существовании.
        — Не понял.  — Удивленно уставился на отца Эдгар.
        — И меня это совсем не удивляет. Ты вообще такой тугодум, какого в нашем роду отродясь не было.
        — Знаете папа, попрошу без оскорблений. А то ведь я в долгу не останусь и тоже много обидных слов наговорить могу. Лучше скажите, что в этих рудниках страшного такого?
        — Страшного?  — Переспросило привидение.  — Да ровным счетом ничего. Если не считать, разумеется, богатую золотую жилу, гору из серебра и копи драгоценных камней.
        — Вот тут опять не понял. Почему я должен тогда об этом забыть? Тем более, когда у меня с наличностью можно сказать беда.
        — Ты представляешь, что здесь начнется, если кто-нибудь про эти рудники пронюхает? Да нам никакие нордхеды не помогут. Их вместе с нами сметут с лица земли и не заметят. Золотая лихорадка сынок страшная сила. Ты даже своих подданных в узде удержать не сможешь.
        — Хорошенькое дело.  — Хмыкнул Эдгар.  — Сидеть на огромном богатстве и при этом над каждой монетой трястись, решая, на что ее потратить. Блин, лучше-бы мне про те рудники вообще не говорили.
        — Я тебя понимаю.  — Миролюбиво произнесло привидение.  — Сам на твоем месте был. Лично мне не поддаться соблазну помогло то, что я себе крепко в голову вбил, что рудники являются заначкой на самый-самый черный день. Мне помогло.
        — Хорошо.  — Кивнул головой Эдгар.  — Тема рудников закрыта. А что там насчет торговли с какими-то западными странами? О которых опять-таки никому ничего не известно.
        — А это сынок наша вторая тайна, приносившая огромный доход в нашу казну.
        — А я хоть этой второй тайной воспользоваться смогу?
        — Разумеется, сможешь.  — Улыбнулось ему приведение гадкой улыбкой.  — Только для начала нужно найти капитанов и команды кораблей, которым ты полностью доверяешь. Торговый путь на запад абы кому доверять нельзя. В один миг монопольного права лишишься.
        — Да что же это такое делается.  — Плюнул себе под ноги Эдгар.  — Куда ни повернись, всюду преданные люди требуются. А где мне их искать этих преданных людей?
        — В этом вопросе я тебе точно не помощник.

        4

        Маг привел Глафиру в один из заброшенных домов в небольшом городке расположенном недалеко от кладбища. Не сказать, чтобы в комнате, в которой они остановились, была абсолютная чистота. Но, по крайней мере, пол был подметен, а по углам не висела бахромой паутина.
        — Приношу свои извинения, но сами понимаете это жилище отшельника. Так что особых удобств не предвидится. Равно как не стоит рассчитывать и на богатое угощение. А если быть до конца откровенным, то мне вас и угощать-то нечем. Почему-то мне кажется, что вы не самые ярые поклонники овсяной каши, а другой еды у меня на сегодняшний день просто нет.
        — Это поправимо.  — Махнула рукой Глафира и обернулась к одному из скавров.  — Будь другом принеси баул, в котором провизия находится.  — После чего посмотрела на Бяку.  — Если тебе не в облом может, добудешь чего на жаркое?
        Кот кивнув в ответ молча головой, вышел из комнаты следом за скавром. Глафира, оглядев пустую комнату, где кроме охапки травы и веток, прикрытых какой-то хламидой и изображавших кровать, ничего больше не было, спокойно уселась на пол, подогнув под себя по-турецки ноги. Лунна с оставшимся рядом с ней скавром, молча уселись рядом с выходом изображая охрану. Глафира сделала приглашающий жест магу, чтобы он расположился напротив нее.
        — В принципе ничего не мешает нам начать разговор приятным продолжением, для которого, послужит вечерняя трапеза. А пока дорогой мой Якоби будет готовиться стол, начинайте свой рассказ. Как вы из дипломированного мага докатились до такой жизни?
        — Понимаете ли, Глафира,  — начал было говорить маг, но девушка его перебила.
        — Якоби давай без этого выканья. Я человек простой. Тем более что мне кажется, что официальное общение не способствует откровенному разговору. А я-бы хотела с тобой пообщаться, так сказать, по душам.
        — В этом вопросе я с вами. Извини.  — Запнулся Якоби,  — С тобой,  — поправился он,  — не вполне согласен. Но в данной ситуации спорить на эту тему считаю, бессмысленной тратой времени. Итак. Ответить на твой вопрос как я докатился до такой жизни, можно просто сказав по стечению обстоятельств. Но я почему-то уверен, что такой ответ тебя навряд-ли устроит.
        — Правильно думаешь.  — Кивнула головой девушка.
        — В таком случае должен предупредить, что развернутый ответ может занять довольно много времени.
        — До утра я особо никуда не тороплюсь.
        — Ну что же, хорошо.  — Прокашлялся в кулак Якоби, прочищая горло.  — Вот вам моя история.
        Он начал свое повествование еще со времен учебы в академии. Нужно отдать ему должное не слишком сильно вдаваясь в подробности. Так, немного подчеркнул, что его больше интересовал научный подход и теоритические выкладки, чем практическое использование магии. Его теории в научных кругах считались вполне прогрессивными, и он без особого труда после получения диплома поступил в аспирантуру. После ее окончания он получил ученую степень и приглашение вместе с несколькими одаренными молодыми магами открыть школу магии на территории свободных баронств. Такое приглашение мало кого оставило-бы равнодушным и, разумеется, Якоби его принял. Именно с этого момента закончилась его безоблачная жизнь.
        Вначале маг рассказывал свою историю как-бы через силу, но по мере появления перед ним провизии его рассказ начал расцвечиваться красками и становиться более живым. Ну, а после того как Бяка притянул тушу убитого им животного. Которую скавры умело, зажарили на вертеле. Рассказ мага так преобразился, что Глафира почти воочию видела все, что происходило с ним в дальнейшем.
        Когда они прибыли в земли баронств их естественно очень приветливо встретили. В их честь устроили шикарный бал, на котором молодые маги веселились со всеми от души. Тогда им казалось, что они вытянули у судьбы выигрышный билет. Насколько же было контрастным их утреннее пробуждение.
        Заснув, в одном из замков на шикарной кровати Якоби проснулся связанным по рукам и ногам в обыкновенной крестьянской телеге, рядом с которой вышагивали хмурые военные. Все его личные вещи исчезли. Единственное что ему оставили так это его мантия, подсунутая ему под голову в виде подушки. Рядом с ним в таком же положении находились и его товарищи по несчастью.
        — За неделю тряски на телеге в таком унизительном состоянии нам всего пару раз подсунули какую-то бурду больше похожую на помои. Эти подонки называли эту гадость едой. Вообще было не очень приятно терпеть от этих недоумков оскорбления и насмешки. Больше всех конечно,  — тяжело вздохнул Якоби,  — доставалось Мрии.
        — Среди вас была женщина маг?  — Удивилась Глафира.
        — А что в этом такого удивительного?  — Пожал плечами Якоби.  — Истории известны многие женщины маги, внесшие огромный вклад в научные изыскания по разным магическим направлениям. Конечно да, должен признать, что таких женщин на порядок меньше чем мужчин. Но это не дает никому права и оснований утверждать, что женщины маги менее способны.  — С поразившей Глафиру горячностью стал на защиту женщин магов Якоби.
        — Ты мне-то это не доказывай.  — Усмехнувшись, посмотрела на него Глафира.
        — А. Ну да.  — Кивнул головой маг и после непродолжительной паузы продолжил свой рассказ.  — После недельного перехода мы видно очень близко подошли к границе с северными варварами, и попали в устроенную ими засаду. Здесь сработал принцип, нет худа без добра. Пока сопровождающий нас отряд отбивался, мы освободились и, оседлав коней, а также прихватив немного провизии убежали.
        — А как вы сумели освободиться?  — Поинтересовалась Глафира, перебив рассказчика.  — И потом без ваших магических штучек, находясь явно не в лучшей форме, улизнуть от врагов?
        Якоби посмотрел на нее таким взглядом, что девушке стало неудобно за свои вопросы.
        — Во-первых, мы маги.  — Хмыкнул он.  — А во-вторых не следует забывать о моей специализации. Я оживил первого же павшего рядом с повозкой солдата, а он перерезал наши путы. Проще простого.  — Пожал Якоби плечами.  — Мрия, довольно сильный маг жизни. Ей не составило труда привести нас в форму. После этого за дело взялись Орест, маг земли и Свен, маг воздуха. Они без лишних проблем расчистили нам путь для бегства. Даже не смотря на то, что все мы были не боевые маги. Поверьте, маг, получивший академическое образование,  — выпятил он гордо свою тощую грудь,  — на многое способен.
        — Охотно верю.  — Соглашаясь со словами Якоби, кивнула головой Глафира.  — И что было дальше? Куда подевались все твои спутники?
        — С Орестом и Свеном мы расстались вечером того же дня.  — Продолжил свой рассказ некромант.  — Они вначале настаивали на том, чтобы добраться до ближайшего порта и сев на корабль вернуться в империю. Нам с Мрией стоило огромного труда отговорить их от этой гиблой затеи. Ну, согласитесь, такое решение это чистой воды безумная авантюра. Пробираться вначале по явно недружелюбной стране, а потом пытаться без денег сесть на корабль.
        — Согласна.  — Снова кивнула головой, соглашаясь с доводами мага Глафира.
        — Тогда они стали настаивать на не менее безумном плане, добраться до земель империи сухопутным маршрутом. Тоже вполне бредовая идея. Преодолеть почти три сотни километров по враждебной территории через горы. И заметьте три сотни это по дорогам. А ведь во избежание нежелательных контактов ими не воспользуешься. Но тут все наши с Мрией доводы разбились о несокрушимую решимость этих двоих следовать именно таким маршрутом. Одним словом наши пути разошлись. Очень надеюсь, что им все же повезло, и они благополучно добрались до намеченной цели.
        — А куда решили податься вы с Мрией? И кстати, где она сейчас?
        Тяжело вздохнув, Якоби некоторое время с каким-то остервенением грыз и пережевывал кусок мяса. Видно эта часть воспоминаний легла на его плечи особо тяжким грузом, и ему не очень хотелось об этом говорить. Но справившись со своими чувствами, он продолжил рассказ.
        — Мы с Мрией решили искать счастья в другом направлении. Путь, конечно, был намного длиннее, чем выбрали наши спутники. Но нам тогда казалось что он более безопасный. Мы решили пройти через земли Владетеля и попытаться добраться до островов. Хоть и редко, но корабли с них иногда приходили в имперские гавани. Естественно, что вопрос о плате за проезд никуда не девался, но мы все-таки рассчитывали, что в более-менее лояльных землях сумеем решить эту задачу. И вначале все вроде-бы складывалось вполне удачно. Встречные селения мы старались обходить стороной и заглядывали в них только по самой крайней необходимости. Деньгами в них особо разжиться не получалось но зато нас всегда щедро одаривали продовольствием за нашу работу. А работы у магов жизни и смерти даже в самом маленьком селении выше крыши хватает. Больных излечить, зверье отвадить. Опять же обряды на кладбище провести, чтобы живые и мертвые друг другу не мешали. Кое-где и привидений и духов развеивать довелось. Одним словом расслабились мы. Не так осторожны стали. Вот поэтому в ловушку и попали.  — Снова тяжело вздохнул маг.  — Это случилось
не так далеко отсюда. У нас почти закончилась провизия, и мы заглянули в ближайшее селение. Никакой беды ничего не предвещало. Встретили нас вначале, как и везде настороженно. Что в принципе нас не удивило, потому, как везде так встречали. Но вот спустя небольшой промежуток времени нам-бы насторожиться, отчего это вдруг хозяин селения таким ласковым да предупредительным стал. Мы и к делам-то еще никаким не приступили, а нас вдруг за стол потащили, да обхаживали со всех сторон, как гостей знатных подливая эль в кубки. Но, как правило, умным в такой ситуации только опосля становишься. Мы наслаждались вниманием до тех пор, пока в горницу, где мы находились, не ввалилось не меньше десятка облаченных в доспехи и вооруженных солдат. Грозно размахивая у нас перед носом оружием, они попытались нас связать. Не вдаваясь в особые подробности, просто скажу, что из этой попытки у них ничего не получилось. Конечно, не без труда, но мы с Мрией сумели пробиться из здания на улицу, но нас там поджидало еще большее количество военных, к которым присоединились еще и селяне. Мы потратили практически весь свой внутренний
запас сил, пробиваясь еще и за пределы селения. Нам это удалось осуществить, но опять-таки наше положение не намного улучшилось. Убегая, мы бросили своих лошадей, что поставило нас в очень невыгодные условия перед преследователями. Они-то все были верхом. Единственное на что мы сейчас могли рассчитывать это попытаться раствориться в лесу в ночной темноте. Перед самой опушкой я остановился и послал в преследователей волну страха, на какую только у меня хватило сил. После чего нырнул следом за Мрией в спасительную темноту леса. Вот тут-то я ее и потерял. Оказалось, что я выбрал неправильное направление и побежал в другую сторону. Вскоре я услышал ее приглушенный расстоянием крик боли и отчаяния. Забыв обо всем на свете, я бросился в том направлении и вскоре набрел на место изрытое конскими копытами, над которым явно витал запах смерти.
        Сказав последнюю фразу Якоби умолк. Вместе с ним молчала и Глафира. Она попыталась было подобрать слова утешения. Маг явно потерял дорого для него человека. Но все пришедшие ей в голову фразы показались ей через-чур сухими и какими-то дежурными. Высказать их просто язык не повернулся.
        В глубокой тишине они просидели довольно долгое время. Но вот, наконец, справившись со своими чувствами Якоби еще раз тяжело вздохнув, продолжил свое повествование.
        — Я остался абсолютно один и потерял всякое желание двигаться выбранным ранее маршрутом. Вначале меня очень душила злоба на весь мир, и было дикое желание пустить в дело не во благо людям все мои знания.
        — Честное слово, я-бы за это тебя не осудила.  — Перебила его Глафира.  — Я-бы уж точно стерла с лица земли вместе с его жителями то поганое селение.  — Но увидев, как Якоби вздрогнул от этих ее слов, поправилась.  — Ну не все селение, а только тех жителей, которые на вас напали. Но вот то, что перебила-бы всех солдат это даже не обсуждается. Нет, но устраивать охоту на людей? Да это же, ни в какие рамки не лезет.
        — Они охотились не только на людей, но и на нас скавров и даже на нордхедов.  — Подала голос Лунна.
        — Теперь это все в прошлом.  — Решительно тряхнула головой Глафира.  — Во всяком случае, пока я здесь, точно.  — И посмотрев на Якоби сочувствующим взглядом тихо спросила.  — Ты ее очень любил?
        — Да нет, как же возможно.  — Отвел глаза в сторону маг.  — Мы вместе учились в академии и аспирантуре. Она была моя коллега, которую я очень уважал.
        — Ты так говоришь, как будто это непреодолимое препятствие, чтобы в кого-либо влюбиться.  — Печально улыбнулась Глафира.
        — Даже если и любил это ровным счетом ничего не меняет. Я простолюдин, она дочь аристократа.  — Вздохнул Якоби.  — Между нами была пропасть, которую не перепрыгнешь. Нас вместе свел несчастный случай. Мы оказались в тяжелом положении. Это обстоятельство дало мне возможность общаться с ней на равных. Но дело в том, что все-бы изменилось, как только-бы мы вернулась обратно в цивилизованный мир. Я взрослый человек и прекрасно осознаю, что живу не в сказке.
        — Ну, это еще как посмотреть.  — Хмыкнула Глафира и добавила ласковым голосом.  — Извини, что разбередила тебе сердечную рану.
        — Видно не такая она оказалась глубокая.  — Махнул рукой некромант.  — Раз даже на месть духу не хватило. Так только пакостил по мелочи. Хотя вначале, как уже говорил, желание отомстить было очень сильным. Только вот я прекрасно понимал, что с голыми руками не многого добьёшься. Единственный способ, который позволял хоть чем-нибудь разжиться для мести это вскрывать старые захоронения. В другой ситуации я на такой шаг точно-бы не пошел.  — Как-бы оправдывая свои поступки, пожал маг плечами.  — Мало того что это занятие может плачевно закончится так еще и на карму свой негативный отпечаток наносит. Да такой что и жизни может не хватить, чтобы очиститься.
        — Сильно карму себе испоганил?  — Полюбопытствовала Глафира.
        — Ты знаешь, на удивление нет.  — Снова принялся за еду Якоби.  — Даже сам поражаюсь своему везению. Я ведь тогда как лось во время гона без разбору напрямик в первое, попавшееся на пути, захоронение полез. Словно мозги у меня напрочь отшибло. А склеп непростой оказался. В нем останки мага покоились. Сам до сих пор не пойму как мне удалось тогда охрану обойти. Могила мага это не то место, куда безнаказанно соваться можно. Особенно если это могила некроманта. Уж кто-кто, а мы о смерти намного больше других знаем. Ну да как-бы то ни было, из склепа я живым вышел. Да еще много ценных для себя вещей прихватил. Тех, что вынести позволили.
        — А кто позволил?  — От любопытства Глафира аж заерзала по полу из стороны в сторону.
        — Извини, но этого я тебе говорить не буду.  — Пожав плечами, покивал отрицательно головой Якоби.  — Нельзя мне об этом говорить.
        — Ну, нельзя так нельзя.  — Разочарованно вздохнула Глафира.  — Так и быть настаивать не буду. Ладно, давай рассказывай чего там дальше было?
        — Да по сути больше и рассказывать-то нечего. Захоронения больше не трогал. Ну, людей иногда в селениях пугал, когда за провизией к ним в амбары лазил. Иногда с охотниками за головами на лесной дорожке сталкивался. Когда их отряды не слишком большие были. А, в общем и целом жизнь отшельника разнообразием не особо отличается.
        — В захоронения говоришь, не лазил.  — Усмехнулась Глафира.  — А тогда за каким занятием мы тебя застукали?
        — Ну, так я же тот склеп не вскрыл.  — Как ни в чем небывало ответил Якоби, откладывая в сторону обглоданную им реберную кость. Где из таких костей образовалась приличных размеров кучка.  — А полез я туда только из одного желания немного деньгами разжиться.
        — На кой тебе здесь деньги?  — Удивилась Глафира.
        — Здесь-то они мне конечно ни к чему. Но я не настолько аскет чтобы посвятить всю свою жизнь отшельничеству. Меня в последнее время все чаще стали посещать мысли о возвращении в человеческое общество. А чтобы до этого общества добраться, как ни крути, нужны деньги.
        — С этим твоим желанием я тебе могу помочь. Причем деньги тебе даже не понадобятся. Как соберешься, иди сразу в графский замок. Там скажешь, что это я тебя прислала и тебе устроят встречу с графом. Ну а потом решай сам, какой дорогой пойдешь. Думаю, в помощи тебе не откажут, если решишь на родину вернуться. Или если захочешь, то можешь при Эдгаре остаться.
        — Так у графа есть уже придворный маг. Мне кажется, не найдется такого человека, кто-бы про Карло не слышал. Весьма впечатляющая личность.  — Сыто рыгнул Якоби и, прикрыв рот рукой, виновато посмотрел на Глафиру.
        — Жучило он, впечатляющих размеров.  — Скривила губы в презрительной усмешке девушка.  — Да и нет его в замке. На графском острове в опале сейчас сидит.
        — Это как это?  — Выпучил удивленно глаза некромант.
        — А вот так.  — Ответила Глафира.  — Ну да бог с ним. Не захочешь при графе состоять так можешь свою школу магии в его владениях основать. Тут я уверена, препоны в этом деле тебе строить никто не будет. Наоборот, всяческую поддержку окажут.
        — А ты куда направляешься?
        — Да я тут небольшой обход территории затеяла. Чтобы получше ознакомиться, как и чем здесь местное население дышит.
        — А чего тут знакомиться? Воздухом они дышат.
        — Действительно к людям тебе пора.  — Засмеялась Глафира.  — Уж больно сильно нехватка общения заметна.
        — Не понял.  — Тряхнул головой Якоби.
        — Это не важно.  — Махнула рукой Глафира.  — Лучше скажи, что тебе о близлежащих селениях известно?
        — Поблизости точно никого нет. Я специально такое место выбрал, чтобы от людей подальше находиться. А вот в километрах пятидесяти, ну может быть с небольшим гаком, большое поселение находится. Даже не поселение, а целый город.
        Глафира достала свою карту и расстелила ее перед магом.
        — Покажи, где точно этот город находится.
        Якоби ткнул пальцем в карту.
        — Так вот же он у тебя на карте обозначен.
        — Как раз по пути.  — Свернула карту Глафира.  — Ну что же обязательно туда заглянем.
        — Вот так вот безоружной и пойдешь?  — Вытаращил на нее глаза некромант.  — Предупреждаю, та долина, в которой город расположен, очень сильно охраняется. Помимо сторожевых башен, что по краям долины стоят, там по дороге нередко разъезды вооруженных людей шныряют.
        — Не такая я и безобидная, как на первый взгляд показаться могу.
        — Эх.  — Махнул рукой Якоби и пополз к своему лежаку на четвереньках.  — Раз ты ко мне по-человечески то и я в долгу не останусь.  — Ковыряясь среди веток, пробубнил он.  — На, дарю.  — Обернулся он к Глафире, держа в руках похожий на кинжал клинок. От кинжала его отличало довольно длинное лезвие, никак не меньше сантиметров шестидесяти.  — Оружие точно сработанно древними мастерами. Неизвестно сколько веков в земле пролежало и ни одного ржавого пятнышка. Я хоть и не особый знаток в этом деле, но мне кажется, этот клинок вполне еще может неплохо послужить своему хозяину.
        Глафира не спешила брать оружие в руки, а прищурив глаза, оценивающе посмотрела на клинок. Ей понравились его хищная форма. То, что он был короче стандартного меча, для нее особой роли не играло. Во всяком случае, если подвернется что-либо более достойное, то этот большой кинжал всегда можно использовать как дополнение. Якоби истолковал этот взгляд по-своему.
        — Бери, не бойся. Оружие чистое. Перед тем как его самому в руки взять я его тщательно осмотрел. Да еще на всякий случай обряд очищения провел.
        Глафира взяла в руки протянутый ей клинок и взамен бросила Якоби медную монету.
        — Зачем это?  — Вытаращил он на монету глаза.
        — На моей родине ножики просто так не дарят. Плохая примета взять клинок и ничего не дать взамен.  — Объяснила магу свой поступок девушка.
        — О как.  — Сунув монету в кошель, протянул Якоби и зачарованно уставился на Глафиру.
        Девушка в это время плавно перемещалась по комнате, изящно вращая клинком и делая резкие выпады. Рукоять оружия пришлась как раз ей по руке. Будь у нее ладонь побольше, то держать клинок было-бы уже не так удобно.
        — Ну что можно сказать.  — Забубнил у нее в голове голос меча.  — Балансировка не идеальна, но вполне на приличном уровне. Сталь клинка с небольшой натяжкой можно назвать отличной. Поздравляю, в твои руки попал очень даже неплохой клинок.
        — Радуешься, что я теперь тебя реже дергать буду?
        — Иногда с тобой так трудно общаться.  — Вздохнул меч.  — Вот сколько раз мы уже эту тему обсуждали, а ты нет-нет все подковырнуть пытаешься. Все, говори, что хочешь из меня сейчас и слова больше не вытянешь.
        Глафира, довольно улыбнувшись про себя, обернулась к Якоби.
        — Еще раз спасибо за клинок и, пожалуй, на этой приятной ноте давай на сегодня закончим наши посиделки. Рассвет уже скоро. Перед завтрашней дорогой хоть немного отдохнуть-бы не мешало.

* * *

        Утром следующего дня Глафира вместе со своими спутниками выправились в дорогу позже обычного. Сказались последствия вчерашней ночной посиделки. Глафира за эту ночь поспала не больше пары-тройки часов. Для того чтобы урвать эти часы сна, ей пришлось перебраться спать на улицу, потому-как в доме уснуть не давал перегруженный желудок Якоби. Мало того что он бурлил и булькал, так он еще издавал такие громкие звуки которые и мертвого-бы разбудили. Единственным кто на эти трели никак не реагировал, был сам маг преспокойно похрапывающий на своей подстилке. Немного перекусив тем, что осталось от вчерашнего пира, она уже собиралась отправиться в путь, когда из дома вышел заспанный некромант. Протерев кулаками глаза, он зевнул и недоуменно уставился на Глафиру.
        — Вы что, не позавтракав вот так вот на голодный желудок в путь отправляетесь?
        — Ничего страшного.  — Еле сдерживая себя чтобы не рассмеяться, ответила Якоби Глафира.  — По дороге чего-нибудь добудем да на привале и подзаправимся.
        — Глафира, я тут ночью подумал,  — уставившись себе под ноги, пробурчал маг.  — Короче, ну его одному в этот графский замок переться. Я лучше с тобой пойду.
        — Со мной?  — Удивленно переспросила девушка.
        — Ты не думай. Я обузой не буду. Как-никак я все-таки….
        — Дипломированный маг.  — Перебила речь Якоби Глафира. Она уже давно поняла, что у мага по этому поводу нехилый такой пунктик.
        — Да.  — Кивнул тот головой.  — Вот именно.
        — Отговаривать тебя я не буду. Но вот предупредить должна. Со мной ты, скорее всего, обязательно в какой-нибудь переплет попадешь. Всякое может случиться, и гарантий что все мы выйдем из передряг целыми и невредимыми я дать не могу.
        — Ха. Тоже мне напугала. Знаешь ли, мастера некромантии, которого за малым всего ничего от получения звания Великого мастера отделяло не так-то легко и убить. А если учесть весь тот опыт и знания что я здесь получил. Ай, чего тут говорить. Погоди пяток минут, и я буду готов идти.
        — Вот именно что идти. Второй-то лошади у меня нет.
        — Это пока нет.  — Беспечно махнув рукой, поправил ее Якоби.  — Ничего. Я к ходьбе привычный.
        Сказав это, маг нырнул в здание и действительно вернулся обратно через пару минут. За спиной у него висел отнюдь не пустой походный мешок. В руках он держал небольшой арбалет. Судя по материалам, из которых он был создан, эта смертоносная игрушка стоила немалых денег. В том, что этот арбалет действительно смертоносное оружие Глафиру убеждать не пришлось. Такой человек как Якоби, просто поленился-бы наклониться и поднять простое оружие. Пусть даже оно и инкрустировано драгоценными металлами и камнями. Отсюда вывод. Скорее всего, к своей красоте оружие добавочно обладает и какими-то магическими свойствами.
        — А ты пользоваться им хоть умеешь?  — Подначила мага Глафира.
        — А то.  — Гордо выпятил свой живот Якоби.
        Живот мага все еще напоминал по виду засунутый под одежду футбольный мяч и нелепо смотрелся на худющем теле. Некромант легко потянул за рычаг натягивающий тетиву. Одновременно с натяжением тетивы из ложа арбалета выскочил железный болт. Демонстрируя пробивную способность оружия, Якоби выстрелил в дверь и тут же побежал в дом за стрелой, которая как-бы даже и не заметила преграды, влетела вовнутрь дома, оставив в толстой двери лишь аккуратное отверстие.
        — Я правильно понимаю, этот арбалет многозарядный?  — Спросила мага Глафира, когда он вернулся обратно.  — А болты вкладываются в ложе обоймой?
        — А как ты догадалась?  — Изумленно вытаращил он на нее глаза.
        — Уж больно система знакомая.
        — Не может такого быть.  — Затряс своей шевелюрой Якоби.  — Маг-артефактор, живший несколько веков назад создал его в единственном экземпляре. Он никому не оставил свой секрет. И вообще, это оружие считалось безвозвратно утерянным. У нас в академии сохранилось только упоминание о нем. Откуда тебе может быть знакома эта система?
        — Скажем так.  — Пожала плечами Глафира.  — В моей стране такой механизм давно уже новшеством не является.
        — Это где же такая страна находится?  — Прищурившись, полюбопытствовал Якоби.
        — Далеко отсюда.  — Неопределенно махнула рукой Глафира.  — Очень далеко. Так далеко, что сама не знаю, сколько мне потребуется времени, чтобы обратно вернуться. Ладно, пора заканчивать лясы точить. В путь пора двигаться и так уже, сколько времени впустую потеряли.
        Глафира некоторое время с ехидством наблюдала за Якоби. Маг натужно пыхтел, стараясь от нее не отстать, а его мантия основательно пропиталась потом. Но нужно отдать ему должное терпел, и ни словом, ни жестом, ни разу не заикнулся о привале. Девушка по достоинству оценила его упорство и около полудня поменялась с ним местами. Вместо слов благодарности Якоби только коротко кивнул головой и, не проронив ни слова, полез в седло.
        — Раз уж ты решила пройтись пешком.  — Тут же подал свой голос меч.  — Почему-бы нам немного не потренироваться?
        — Ты хотел сказать мне.  — Поправила его Глафира.
        — Мне, тебе. Какая разница? Главное это то, что тело должно освоить полученные головой знания. Чем больше ты освоишь, тем больше у нас будет шансов выходить из битв победителями. Лично я за свою жизнь ни одной битвы не проиграл, а противники у меня были уж куда более серьезные, чем здесь у тебя. Но, не смотря на свои победы, я постоянно совершенствовал свои умения.
        — Ага. Хвастайся, хвастайся. А кто Мудриле проиграл по всем статьям?
        — Эта битва не в счет.  — Тут же опротестовал вопрос Глафиры меч.  — Я к ней не готов был. Это кстати и для тебя урок.  — В свою очередь он теперь перешел в словесное наступление.  — Недооценка сил противника влечет за собой печальные последствия. Так. Все. Заканчивай балаболить и принимайся за труды.
        Раскачиваясь в седле, Якоби с открытым ртом до самого вечернего привала наблюдал за тренировкой Глафиры. До этого момента он даже не представлял что тело человека способно на такое. Девушка иной раз выписывала такие акробатические номера, которые, по его мнению, без применения магии просто невозможны. Но что точно, так это то, что применением магии тут и не пахло. Если-бы что-то подобное было, он-бы точно заметил. Как-никак маг с дипломом. А самое удивительное для него было то, что она выглядела довольно бодрой и совсем не уставшей когда объявила привал.
        — Ты прямо женщина-загадка.  — Пробубнил он Глафире, сидя у вечернего костра и наблюдая за тем, как скавры поджаривают на вертеле очередное добытое Бякой животное из отряда парнокопытных.  — Иногда у меня мелькают мысли человек ли ты на самом деле?
        — Человек.  — Кивнув головой, успокоила Якоби Глафира.  — Причем еще не так давно я жила жизнью простого обывателя. Но потом обстоятельства закрутились в такую спираль, что волей-неволей пришлось осваивать новые знания. Ну да бог с ним что было того не вернуть. Давай лучше поужинаем да на боковую. Только у меня к тебе просьба. Пожалуйста, не набивай свой желудок, так как в прошлый раз. Здесь от урчания твоего живота просто укрыться негде будет. А нам, знаешь ли, тоже иногда отдых требуется.
        — Вчера, это я от жадности.  — Потянувшись за одним из срезанных с туши кусков мяса ответил Якоби.  — Давно уже мясца такого вкусного пробовать не доводилось. Вот на радостях и хапнул лишку. Обещаю впредь быть более сдержанным.
        Так мило беседуя на разные темы, они скоротали вечер и с утра пораньше продолжили свой путь. К полудню они добрались до долины, где был расположен город, о котором говорил Якоби. По пути путники не повстречали ни одного разъезда, о которых упоминал маг. У входа в долину, как он и говорил, по обеим сторонам от дороги стояли две сторожевые башни. Между этими башнями перегородив вход в долину, возвышался высокий частокол.
        — Хм.  — Хмыкнул Якоби.  — Когда я сюда наведывался в прошлый раз, этой стены здесь не было.
        — Все течет. Все меняется. Вчера не было. Сегодня появилось. В сущности большой разницы не вижу.  — Отозвалась на это замечание Глафира.  — Наше дело сейчас узнать, кто за этой стеной живет. Друзья или враги. Ну что пошли, спросим?  — Улыбнувшись, подмигнула она своим спутникам и, не дожидаясь ответной реакции, твердым шагом направилась к воротам.
        Не дойдя до намеченной цели шагов двадцать, их остановил грозный оклик со стены, каким обычно встречают незваных гостей.
        — Стой, где стоишь. Кто такие? Чего здесь надобно?
        Глафира, остановившись впереди своего сопровождения, приняла гордый вид, уперев руку в бок, и крикнула в ответ.
        — Перед вами посланник графа Тола с сопровождением. Открывайте ворота.
        — Это какой еще посланник?  — Донесся в ответ смех со стены.  — Уж не тот ли оборванец что на крестьянской лошадке сидит?
        Глафира пару мгновений стояла, непонимающе пялясь на стену и пропуская мимо ушей сыпавшиеся на нее насмешки. Потом до нее дошло. Стражники приняли за посланника Якоби, который действительно сейчас восседал на лошади и чего греха таить вид у него взаправду был совсем не презентабельный. Пока она думала, как ответить стражникам за нее это сделал маг.
        — Надо мной. Над дипломированным магом насмехаться.  — Обиженно прогудел Якоби.  — Ну, мужичье сиволапое сейчас я вам устрою.
        И прежде чем Глафира успела как-то прореагировать на слова некроманта, тот пустил свое мастерство в дело. Первым делом мимо девушки прокатился по земле шарик, направившийся к воротам. Немаленький такой шарик примерно под два метра в диаметре. Встреча этого шарика с воротами оказалось плачевной для ворот. Их сорвало с массивных петель и разметало в разные стороны по бревнышкам. Стражники, побросав свое оружие, в страхе забегали по стене. Кое-кто из них с криком,  — спасайся,  — даже сиганул вниз на землю, не смотря на приличную высоту. Пораженная этой картиной Глафира изумленно посмотрела на мага.
        — Вот будут теперь знать, как на мага лаяться.  — Гордо задрав свою бороду кверху, довольным голосом произнес Якоби.
        — Силен.  — Оценила действия мага Глафира.  — Ничего не скажешь. Слушай, а чего ты при первой нашей встрече вот так вот по нам не шандарахнул?
        — Так кулак он только для неподвижной цели хорош, а моя попытка накрыть вас волной страха ни к чему не привела. Я даже сомневаться стал в своих способностях. Но сейчас вижу, все работает как надо. Не понимаю, почему тогда сбой произошел?
        — Волна страха говоришь.  — Посмотрев на Бяку, хмыкнула Глафира.  — Этим нас с Бякой действительно навряд-ли проймешь. Мы таких мастеров нагнетать ужас видели, что видно сам собой иммунитет выработался.
        — Не думаю, чтобы они были сильней меня.  — Обиженно засопел Якоби.  — Я за последнее столетие был самым лучшим, кто может волной страха воздействовать на окружение. Видно тогда впопыхах я просто маху дал.
        — Может и так.  — Согласилась с ним Глафира.
        Ну не рассказывать же магу об ее общении с Велесом и Одином. От них без всякого колдовства таким ужасом веяло, что коленки сами собой подгибались, а сердце в пятки уходило. А жизнь с Кащеем вообще, знаете ли, закалит характер кого хочешь. Так что ничего удивительного, что потуги Якоби оказались только пустыми потугами.
        Переполох, устроенный магом на стене не остался незамеченным. Просто трудно не заметить побросавших оружие стражников с громкими криками улепетывающих со своего поста. Так что очень скоро к стене прибыло подкрепление.
        — Ух ты. Как их много.  — Выдохнул Якоби и заставил лошадку попятиться назад за спины своих спутников.
        Глафира лениво повернула голову и, прищурившись, молча наблюдала за всадниками, выезжающими через пролом. Что ни говори, а скорость реагирования на угрозу здесь была поставлена выше всяких похвал. Выехавших за ворота верховых действительно было прилично. Наверное, сотни две, если не больше. Воины, выстраиваясь перед воротами, озирались по сторонам в поисках напавшего на них врага. Глафиру и ее окружение они явно посчитали случайными свидетелями нападения.
        — Вы видели, что здесь произошло?  — Подъехав к ней вплотную на красивом высоком жеребце, спросил ее один из всадников, покосившись при этом на скавров и Бяку.
        Глафира оценивающе посмотрела на задавшего ей вопрос мужчину средних лет. Как в таких случаях принято описывать он имел мужественный вид и гордую осанку. Манера держать себя и говорить сообщало собеседнику о том, что этот человек привык отдавать приказы, а не исполнять.
        — Да.  — Коротко ответила мужчине Глафира.
        — И видели, куда направились нападавшие?
        — Да.  — Кивнула девушка головой.
        — И куда же?  — Свесился он с седла.
        — Да ни куда.  — Пожала плечами Глафира.  — Перед тобой стоят.
        Некоторое время мужчина молча пялился на Глафиру. Судя по всему, полученная им информация не могла найти места где-бы ей пристроиться в его голове. Воспользовавшись этой заминкой, Глафира продолжила свою речь спокойным и будничным тоном.
        — Видишь ли, твои стражники необразованные хамы и совсем не умеют себя вести с мирными путниками.
        — Мирными?  — Переспросил мужчина и улыбнулся.  — Обычно мирные путники ворота в щепки не разносят и стражу не пугают.
        — Если только их к этому не принудят.  — Улыбнулась ему девушка в ответ.
        — Допустим.  — Выпрямился в седле мужчина.  — Но ущерб на лицо. Кто его будет возмещать?
        — Ломать у меня получается лучше, чем строить.  — Склонила голову на бок Глафира.  — А из денег несколько серебряных да медных монет. Так и быть пожертвую их на восстановление. Ну а если не хватит, остальное пусть стражники доплачивают. Они в этом деле тоже принимали активное участие.
        — Хм.  — Хмыкнул мужчина, посмотрев на Глафиру оценивающим взглядом.  — Ну что же это справедливо.  — Вынес он свой вердикт.  — А теперь хотелось-бы узнать с кем я говорю и какова цель вашего прибытия в наши земли?  — Задал он ей вопрос.
        — Зовут меня Глафира.  — Не меняя тональности, ответила она.  — Я личный представитель графа Тола. Провожу инспекторскую проверку состояния его земель.
        — Графа Тола?  — Переспросил мужчина.  — Ты ничего не напутала?
        — Если я женщина, то это не значит что у меня плохая память.
        — Просто, может ты не знаешь?  — Тон мужчины резко поменялся.  — Вся семья графа была убита. Ни одного живого наследника не осталось. Тот, кто тебя послал самозванец, а не граф.
        — Эдгар Стана граф Тола не самозванец, а законный наследник. Это может подтвердить привидение его отца, что в замке живет и слуг пугает. Но если тебе и этого мало будет, то можешь отправить кого-нибудь на графский остров к Карло, личному магу графской семьи, он тебе скажет то же самое что и я.
        — А как весть о возвращении законного наследника воспринял Владетель?  — Полюбопытствовал всадник.
        — Пока не знаю.  — Пожала плечами Глафира.  — Его представители сбежали в Волсию и пока не подают никаких признаков жизни.
        Мужчина все еще колебался, стоит ли верить тому, что говорит ему Глафира, когда продолжил разговор после небольшой паузы.
        — Что-то свита у тебя своеобразная для того кем ты себя называешь. Я хоть и был ребенком, но прекрасно помню, с каким сопровождением приезжали к нам чиновники графа. И тогда была мирная пора, а не такие смутные времена как сейчас.
        — Я знать не знаю, как тут раньше чиновники разъезжали. Да мне это и не особо интересно.  — Пожала плечами Глафира.  — Тем более что к этому славному сословия я отношения не имею. Да и охрана мне никакая не нужна. Мне хватает того что рядом со мной мой друг Бяка.  — Кивнула она головой на стоявшего рядом с ней кота.  — Но так как Эдгар не хотел отпускать меня одну, пришлось согласиться взять с собой вождя его личной стаи Лунну и двух ее лучших телохранителей.  — Кивнула теперь она головой, в сторону настороженно стоявших скавров готовых в любое мгновение сорваться в бой.
        — А кем является этот интересный персонаж на лошади?  — Усмехнулся ее собеседник.
        Глафира услышала за спиной недовольное сопение Якоби и, опасаясь, чтобы он не выкинул еще какой-нибудь фортель, быстро ответила.
        — Якоби повстречался мне по дороге и был принят мной на графскую службу. По возвращении в замок Эдгар сам определит, чем будет заниматься этот многоуважаемый окончивший академию магии дипломированный маг и известный на весь научный мир своими трудами ученый.  — Девушка с явным облегчением отметила, что недовольное сопение за спиной прекратилось.
        — Маг?  — Переспросил мужчина и оглянулся на ворота.  — Ну да. Без магии сотворить то, что здесь произошло, было-бы затруднительно.  — Он некоторое время помолчал, обдумывая услышанное и, в конце концов, принял окончательное решение.  — Я Анри Ги рад приветствовать посланника графа Тола на своих землях.  — Склонил он церемонно голову сидя верхом на лошади.  — Вы среди друзей кто свято хранит верность графскому дому.

        5

        — Судя по вашему виду, встреча с баронами не доставила вам удовольствие.  — Прикрыв ехидную улыбку поклоном, высказал свое предположение маг Владетелю.  — Зря вы нас не послушали и отправились на это сборище недалеких людей живущих только ради собственной выгоды. Несчастье соседа приносит им больше удовлетворения, чем победа над врагом.
        Владетель, усевшись на своем месте, недовольно дернул головой и бросил злой взгляд в сторону магов. Но этот злобный взгляд, от которого у других его поданных начинали дрожать коленки, был благополучно проигнорирован магами. Они даже бровью на него не повели, лениво развалившись в своих мягких креслах.
        — Действительно.  — Процедил сквозь зубы Владетель.  — Они отказали нам в помощи в нашей борьбе с самозванцем. И даже не скрывали своей радости по поводу нашей потери Гроты. Я и без вашего предсказания знал, что так и будет. Но не это было главной целью моего визита. Мне нужно было удостовериться в том, что они не ударят нам в спину в самый неподходящий момент.
        — Это было-бы глупостью с их стороны.  — Перебил Владетеля маг.  — Выражаясь образно, мы все сидим в одной лодке. Ведь их баронства тоже когда-то принадлежали графу. Думаю, им не очень-то хочется увидеть графские войска на своих границах.
        — Самозванцу.  — Скривившись, поправил мага Владетель.
        — Не понимаю,  — пожал плечами маг.  — Почему вы так упорно цепляетесь за это слово? Или вы думаете, что люди поднимут восстание, как только до их ушей дойдет новость о появлении графского наследника? Так могу вас заверить, что при таких условиях жизни, в которых они сейчас живут, им глубоко побоку кто ими правит. Они больше заняты выживанием, чем политическими играми.  — Усмехнулся он.
        — Пусть так.  — Упрямо мотнул головой Владетель.  — Но это мое желание. И оно не должно обсуждаться. Оно должно выполняться.
        — Как скажете.  — Склонил голову маг в почтительном поклоне и тем самым скрыл от глаз Владетеля очередную усмешку.
        Владетель удовлетворенно кивнул головой.
        — Насчет баронов ты все верно сказал. Но я считаю, что предположения лучше подкреплять личными встречами. Ладно, оставим этих жадных тугодумов на время. Какие у нас новости по самозванцу?
        — Из общедоступных лишь только то, что самозванец,  — сделал ударение на этом слове маг,  — развил довольно бурную экономическую деятельность. Он выдает огромные суммы денег горожанам на развитие. Ремесленники чтобы выполнить его заказы работают чуть ли не сутками. И вообще он освободил людей от уплаты всех налогов до будущего урожая.
        — Откуда у него столько золота?  — Удивленно уставился на магов Владетель.
        — Этот вопрос лучше задать Мигелю.  — Ответила женщина маг.  — Думаю, он обладает более обширными сведениями. Но с нами он ими не делится. А на счет золота то, скорее всего оно из личного графского тайника к которому ранее так никто и не сумел добраться.
        Владетель молча позвонил в колокольчик и приказал вошедшему слуге.
        — Позовите ко мне немедленно Мигеля.
        Шеф тайной полиции не заставил себя долго ждать. Войдя в зал, он низко поклонился Владетелю при этом, явно проигнорировав магов как будто их здесь и вовсе не было. Правитель довольно улыбнулся и сделал Мигелю приглашающий жест рукой, чтобы он подошел ближе.
        — Ну. Чем ты нас обрадуешь?
        — Для сбора информации у меня было не так уж и много времени.  — Раскрыв папку, которую он держал под мышкой начал свой доклад главный шпион.  — Но кое-что все же узнать удалось. Несмотря на уход нордхедов из города самозванец по-прежнему поддерживает с ними хорошие отношения и может рассчитывать на их военную помощь. Так же нордхеды доставили огромный караван с товарами в графскую крепость, часть которого как говорят, уплата невыплаченных ранее налогов.
        — Черт бы побрал этих великанов.  — Перебил доклад Мигеля Владетель.  — Как со мной так они даже разговаривать не стали. А этому выскочке мало того что войсками помогают, так еще и старые налоги выплачивают. Вот где здесь справедливость?  — Обратился он к присутствующим.  — Где, я вас спрашиваю?
        В ответ маги и Мигель молча пожали плечами. Все прекрасно понимали, что этот вопрос нужно задавать не им, а нордхедам. Но озвучить это вслух не решились даже маги.
        — Продолжай.  — Немного успокоившись, разрешил Мигелю продолжить свой доклад правитель Волсии.
        — Наша операция по внедрению своего человека в окружение самозванца идет полным ходом. В этом направлении уже есть определенные подвижки. Правда, говорить о скором завершении этого плана преждевременно. Прошло слишком мало времени, чтобы наш агент мог полностью втереться в доверие.
        — Пускай втирается.  — Махнул рукой Владетель.  — Трогать его мы пока не будем.
        — Для более успешного проникновения нашего агента мной разработан план покушения на самозванца. Как-бы дело не обернулось, мы все равно будем в выигрыше. Я надеюсь, что не навлеку на себя ваш гнев, если вдруг покушение будет удачным?  — Склонил голову в поклоне шеф тайной полиции.
        — Не навлечешь.  — Улыбнулся правитель.
        — В случае неудачи у нашего агента появится возможность заслужить доверие самозванца и быстрее проникнуть в его окружение. Тем самым мы сэкономим уйму времени и главное средств.
        — Хороший план.  — Одобрил Владетель инициативу Мигеля.
        — А что тебе стало известно о ведьме, что находится рядом с самозванцем?  — Задал вопрос главному шпиону маг.
        Мигель молча посмотрел на правителя и начал отвечать магу только после разрешающего кивка головы Владетеля.
        — Ведьму зовут Глафира. Узнать о ее прошлом ничего не получилось. С самозванцем она познакомилась буквально пару месяцев назад. Прибыла на его остров на лодке и притащила с собой одного из драконов Коура. Они с самозванцем даже поначалу повздорили немного, но довольно быстро уладили спорные вопросы. Кстати, так же говорят, что она водила этого Коура сначала, как какое-нибудь домашнее животное на поводке. Но в замке уже этот дракон бегал за ней по своей воле, не отходя от ведьмы ни на шаг. Судя по ее действиям, он ей надоел, и она отправила его на остров самозванца.
        — Этого не может быть.  — Взволнованные такой новостью встрепенулись маги.  — Драконов Коура невозможно приручить.
        — Вам лучше знать.  — Пожал плечами Мигель и как ни в чем не бывало, продолжил свой доклад.  — Именно она с везде сопровождающим ее животным, огромным котом, привела в замок самозванца нордхедов. О том, какую роль она сыграла в подавлении устроенного нами мятежа в Гроте, я уже докладывал. В данный момент ведьма путешествует по провинции в сопровождении все того же кота и трех скавров. С какой целью, неизвестно.
        — Было-бы неплохо воспользоваться столь опрометчивым шагом с ее стороны и подослать к ней опытных убийц. Чтобы раз и навсегда избавиться от ее здесь присутствия. Не нравится она мне. Проработай этот вопрос.  — Отдал распоряжение Мигелю Владетель.  — Думаю, на его исполнение у тебя много времени не понадобится.
        Маги, услышав этот приказ, склонили друг к другу головы и о чем-то оживленно зашептались. Начальник тайной полиции некоторое время молчал, что-то обдумывая. Потом качнув головой и не отрывая взгляда от пола тихо возразил.
        — Это будет не такая уж простая задача. Из последнего доклада следует, что ведьма с помощью своего кота одолела Галуга.
        — Галуги давно вымерли. Это все знают. Не рассказывай мне сказки.  — Уперся руками в подлокотники и чуть привстал со своего места Владетель.  — Я хочу, чтобы ее убили.  — Произнес он по слогам.
        — Я приложу максимальные усилия, чтобы ваше пожелание исполнилось.  — Еще ниже склонив голову, пробормотал Мигель.
        — И еще. Узнай, где находится сокровищница этого выскочки. Находящееся там золото принадлежит только мне. Вообще все деньги в этой части земли мои. Я не позволю, чтобы какой-то проходимец раздавал их направо и налево. Подумать только, давать деньги стаду.  — Всплеснул Владетель руками.  — Их обязанность платить, а не получать. Они должны быть благодарны, что за сравнительно небольшую плату им позволяют жить и дышать. Приступай к работе немедленно.
        — Слушаюсь.  — Не подымая головы, ответил Мигель и, пятясь задом назад, вышел из зала.

* * *

        В голове шумело после очередной пирушки, но противный меч, с которым ей приходится спать в обнимку, разбудил ее с утра пораньше и погнал на тренировку.
        — Сволочь.  — Недовольно бурчала Глафира, поправляя на себе амуницию.  — Мало того что ночью уснуть не даешь, бубнишь разные гадости на ухо, так еще и будишь ни свет ни заря.
        — Какие гадости?  — Возмутился меч.  — Это комплименты. Эх, будь я в прежней форме…
        — Вот именно.  — Перебила его Глафира.  — Будь ты в прежней форме, я-бы тебе ни слова не сказала. А вот это вот, егозишь да не кусаешь. Мне это на фиг не нужно. Это для меня, то еще удовольствие. Особенно если вспомнить, сколько я уже одна. Так что лучше завязывай травить мне душу.
        — Она одна.  — Недовольно буркнул меч.  — А я, понимаете ли, не один. У меня вообще в жизни радостей не осталось. С тебя что, убудет, если я хотя-бы просто помечтаю?
        — Молча, мечтай сколько угодно я тебе и слова не скажу. А шептать мне разные сладострастные слова на ухо, забудь.
        — Жестокая ты.  — Печально вздохнул меч.  — Нет в тебе сочувствия к окружающим.
        — Заканчивай ныть.  — Остановилась в центре тренировочной площадки Глафира.  — Давай рассказывай, что на сей раз отрабатывать будем? Ради чего ты меня в такую рань сюда притащил?
        Вскоре за ходом ее тренировки с интересом стали наблюдать все находящиеся поблизости стражники несшие охрану замка. Некоторые из них даже покинули свои посты, с которых не очень хорошо видно было все то, что происходит на тренировочной площадке.
        — Вот, посмотри с чего должно начинаться утро каждого уважающего себя воина.  — Пихнул в бок старик остановившегося рядом с ним Анри Ги и спросил одного из охранников.  — И давно девушка занимается?
        — Так с первыми лучами солнца сюда пришла.  — Ответил стражник и, обернувшись на голос тут же низко поклонился.  — Простите господин, я вас не заметил.
        — Сегодня я никого наказывать не буду.  — Улыбнулся стражнику старичок.  — Но впредь не забывайте,  — повысил он голос чтобы его услышали и остальные стражники наблюдавшие за Глафирой,  — какое наказание ждет того кто нерадиво относится к своей службе. Особенно находясь на посту. Мне не хотелось-бы вам напоминать что от того насколько вы бдительны зависят жизни многих тысяч людей.
        В один момент площадка, на которой собралась замковая стража опустела. Воины молча, а главное быстро разошлись по своим местам.
        — Нарушение несения караульной службы это тот проступок, который без наказания оставлять нельзя.  — Бросил недовольный взгляд в сторону разбегающейся стражи Анри.
        — Ты совершенно прав.  — Согласился с ним старичок.  — Но сегодня давай ограничимся устным замечанием. Ну, ты только посмотри, как она плавно перетекает из одной стойки в другую.  — Покивал он из стороны в сторону головой, наблюдая за действиями Глафиры.
        — Красиво. Не спорю.  — Хмыкнул Анри.  — Но это еще ни о чем не говорит. Лично я вижу перед собой всего лишь молодую женщину, которая почему-то возомнила себя воином.
        — А почему-бы тебе не предложить ей поединок?  — Бросил на него хитрый взгляд старичок.  — Тогда-бы точно узнали, на что она способна.
        — Легко.  — Пожав плечами крутнул головой Анри и твердой походкой не оборачиваясь, направился к тренировочной площадке.
        — Давай за жизнь, держись брат до конца. Давай за тех, кто дома ждет тебя.  — Бубнила себе под нос Глафира слова из песни Любе, привязавшиеся к ней как банный лист, и всплывавшие в памяти каждый раз стоило только взять меч в руки. А главное, откуда она эти слова песни наизусть помнит? Ведь ярой фанаткой этой группы никогда не была. Особенно чтобы вот так заучить да бубнить их потом себе под нос. Но с другой стороны эти слова наполняла ее какой-то дополнительной энергией. Придавала силы что ли. Позволяли делать движения более четче.
        За этими размышлениями она не сразу обратила внимания на подошедшего к ней хозяина долины. Девушка несколько удивилась предложению Анри провести с ним спарринг, когда он прервал ее занятие, заявившись на тренировочную площадку. Но отнекиваться и отказываться не стала.
        — Тебе все-таки лучше надеть защитные доспехи.  — Посоветовал Ги Глафире.  — Хоть мечи и тренировочные, но все равно без доспехов могут нанести увечья. Я буду бить не в полную силу.  — Снисходительно пообещал он.  — Но бой он и есть бой. Тренировочный или настоящий. Мне-бы не хотелось, чтобы потом меня обвинили в избиении женщины с тяжелыми для нее последствиями.  — Скривил он губы в издевательской усмешке.
        — Не переживай.  — Улыбнулась в ответ Анри такой же улыбкой Глафира.  — Доспехи что сейчас на мне намного лучше тех, что мне подсунули твои слуги. А что касается насчет избиения. Давай на эту тему поговорим после поединка. И еще одно. У меня к тебе просьба. Не вздумай играть в поддавки. Иначе это уже не спарринг, а так. Пустая трата времени и сил.
        — Это твой выбор.  — Хмыкнул Ги, на котором слуги закрепили последние части амуниции.
        Прикрывшись щитом, он поднял свой меч, и быстро сократив разделявшую его с Глафирой дистанцию, нанес без предупреждения мощный удар. Что произошло дальше, он не понял. Перед его глазами промелькнули земля, и небо. После чего он всей своей массой грохнулся спиной о землю. После того как к нему вернулось зрение он увидел стоявшую над ним Глафиру.
        — Кажется, вы споткнулись.  — Демонстративно разглядывая свои ногти со скучающим выражением на лице, произнесла она.  — Экий вы неловкий.
        От того что с ним только что произошло лицо Анри налилось краской стыда и гнева. Он попробовал резко вскочить на ноги. Но скажем прямо, у него это не очень хорошо получилось.
        — Продолжим.  — Встал он в боевую стойку, выставив перед собой свой меч.
        — Как скажешь.  — Все с тем же скучающим видом продолжая рассматривать свои ногти, пожала плечами девушка.
        Теперь мужчина действовал более осмотрительно. Он сделал несколько коротких шажков в сторону спокойно стоявшей и как будто не обращавшей на своего противника никакого внимания девушке. Его всего колотило от гнева. Особенно задевал за живое пренебрежительный тон, которым она говорила.
        — Если не убью, то точно покалечу.  — Шептал он сам себе одними губами.  — И плевать на то кем она приходится графу.
        Посчитав дистанцию более чем пригодную для нанесения удара, Анри сделал резкий выпад, целя своим мечом в грудь Глафиры. Но и этот его удар не принес особой пользы. Меч ударил в пустоту, а его запястье вдруг оказалось сжатым как тисками. Неведомая сила потянула его вперед. Пытаясь сохранить равновесие, ему пришлось сделать несколько быстрых шагов. Потом его ноги почему-то вдруг оторвались от земли, он снова увидел промелькнувшее перед глазами небо и опять грохнулся спиной о землю.
        — Хватит с него.  — Услышал Анри голос старика после того как его сознание после непродолжительной прогулки вернулось обратно в тело.  — Ведь не молодой уже. Кости не такие крепкие. Как-бы не сломал чего. И я думаю, он уже усвоил урок.
        — А-а.  — Ответила старику Глафира.  — Так этот поединок был затеян в воспитательных целях. Ну что же рада была помочь. Надеюсь, вы меня извините за то, что я вас сейчас оставлю. Мне бы хотелось привести себя немного в порядок, чтобы не вонять за столом во время обеда как загнанная лошадь.
        — Конечно-конечно.  — Прошамкал старик, наклоняясь над Анри.  — Ну, чего развалился, воин? Давай уже, подымайся на ноги. Не позорься на старости лет.
        — Если-бы она не колдовала, я-бы ее победил.  — Недовольно пробурчал, кряхтя и охая, поднимаясь на ноги Анри, стараясь при этом не смотреть на старика.
        — Конечно.  — Закивал старик, засмеявшись каркающим стариковским смехом.  — Кто-бы сомневался. Вот только никакого колдовства не было. Уделала она тебя чисто. Особо даже не напрягаясь. Я-бы сказал с ленцой. Я ведь рядом был. Все видел. Ты особо так по поводу своего поражения не переживай.  — Перестал смеяться старик.  — Думаю, эта девочка с десятком наших воинов разделается и даже не запыхается. Ничего не скажешь. Сильна. Нет ничего удивительного что, такая как она, одна и без охраны по диким землям гуляет.
        — Согласен.  — Кивнул головой, соглашаясь со стариком Ги.  — А мне старому дурню так и надо. Я свое уже давно в молодости мечом отмахал. Кажется и мне пришла пора задуматься о более спокойной жизни, а не молодиться все еще думая, что я быстр и ловок как двадцать лет назад.
        — Я тебе уже давно об этом говорил.  — Тут же подхватил эту тему старик.  — Я не вечен. Сколько мне еще осталось только боги знают. А хотелось-бы перед смертью и с внуком успеть понянчиться.
        — Опять ты за свое.  — Поморщился Анри.  — Да женюсь я, женюсь. Как только встречу ту единственную, ради которой горы свернуть захочется.
        — Тьфу ты дурень.  — Плюнул себе под ноги в сердцах старик.
        У Анри была уже дочь, в которой старик души не чаял. Но была одна большая проблема. Дочь была рождена вне брака, а это значит, у нее нет прав на наследования титула, земель и привилегий. И поправить в этой ситуации ничего было нельзя. Мать девочки умерла сразу после родов. Для продолжения династии нужен был другой наследник и конечно желательно мужского пола. Вот только Анри жениться не торопился, что очень сильно огорчало старика.
        Естественно этого разговора Глафира не слышала. Служба в замке Ги была поставлена отлично. Поэтому она направилась прямиком к банному комплексу, ни капли не сомневаясь, что там ее уже поджидает горячая ванна. Но по дороге ее перехватил Якоби. Как оказалось, он тоже стал свидетелем ее поединка с хозяином долины.
        — Зачем ты так обошлась с этим Анри?  — Набросился он на девушку.  — Неужели нельзя было как-нибудь поделикатнее у него выиграть? Или даже уступить. С тебя-бы не убыло, а с ним глядишь отношения еще лучшими-бы стали. А так после того как ты его как куклу пару раз о землю шмякнула, боюсь с тем хорошим отношением которое у нас с ним сложилось распрощаться придется.
        Глафира посмотрела на мага. Нужно заметить Якоби немного изменился за те несколько дней, что они гостили у Анри. Его отмыли, подстригли, сбрили его бороду и прилично приодели. Теперь он совсем не был похож на того некроманта, с которым она познакомилась. Перед ней стоял худощавый и можно сказать привлекательный мужчина примерно 30 лет.
        — Вот веришь.  — После небольшой паузы ответила она Якоби.  — Я это все прекрасно понимаю. Просто политик из меня никакой. Разучилась я под кого-либо подстраиваться. А что касается отношений. Если он настолько дурак что из-за подобной мелочи решит разорвать отношения с Эдгаром. Тогда это графу будет только на руку. Не вижу смысла иметь ему в своем окружении подобных друзей готовых из-за любой мелочи менять свои взгляды. А теперь будь добр дай мне спокойно пройти к ванне. Я конечно не очень большая привереда, но мыться в горячей воде мне намного приятней, чем в холодной.
        Якоби молча отошел чуть в сторону, освобождая Глафире дорогу. А потом, посмотрев ей в спину, когда она прошла мимо него, прошамкал себе под нос.
        — Ох. Лучше-бы я пошел в графский замок один. И где только была моя голова, когда она предупреждала, что с ней обязательно в переплет попадешь? Ох.  — Еще раз вздохнул некромант.  — Ладно. Пойду, послушаю, о чем там люди судачат по поводу поединка своего господина.  — Принял он решение.
        Глафира со своей компанией действительно уже несколько дней гостили у хозяина долины в замке. Люди что в долине, что в замке относились к ним хорошо. Немного, правда, косились в сторону скавров, но это существенной роли не играло.
        Ей устроили экскурсию по городу. Сам городишко по размерам сильно уступал Гроте, а вот людей в нем проживало гораздо больше, чем в столице провинции. Да и вся долина была заселена довольно густо. Ни одного свободного клочка земли. Часть населения даже перебралась в соседнюю долину. По склонам обступивших долину гор бродили стада домашних животных и табуны лошадей. Тишь, гладь, да мирная благодать. Было такое ощущение, что словно в другой мир попал.
        Такую высокую плотность населения Анри Ги объяснил большим потоком беженцев в свое время ищущих надежного убежища. За время лихолетья всем пришлось не сладко, но хозяин долины сумел отстоять свой клочок земли. Даже Владетель вроде как оставил его в покое. Нет, время от времени он посылал сюда свои отряды. Но те, как правило, в долину не совались. Покрутятся некоторое время рядом да обратно уйдут. Иногда для повышения боеготовности Анри сам устраивал со своими воинами на такие отряды охоту. Не ради развлечения, а для того чтобы дать понять врагам, что силы в долине не иссякли и они вполне способны за себя постоять.
        Для Эдгара, заиметь такого союзника за счастье будет. Особенно если учесть их немаленькую конную дружину и лояльное к нему отношение. Одни плюсы со всех сторон от такого союза. Единственное что немного огорчало Глафиру, это отношение местных к скаврам. Как и везде теперь, они их тоже за людей не считали. Специально на них не охотились, но и к долине близко не подпускали.
        — Надо будет поговорить со стариком на эту тему.  — Снимая с себя доспехи и одежду, проговорила вслух Глафира.
        Она нисколько не сомневалась что настоящий хозяин в долине именно он. По сути Анри только выполнял функции военачальника, а вот всем остальным без сомнения заправлял его отец. Правда, похоже, сам Анри не слишком сильно переживает по этому поводу. Такой расклад его вроде вполне устраивает. Впрочем, и ее тоже.
        — Спасибо милая.  — Поблагодарила служанку Глафира.
        Девушка принесла и положила рядом с ванной на лавку сменную одежду и белье. После чего подхватила старую одежду и изобразила книксен.
        — Если вам что-либо понадобится госпожа, я буду в соседнем помещении.
        Глафира молча, коротко кивнула девушке и полезла в деревянную лохань с водой именуемой здесь ванной. Вода в лохани нагревалась по принципу русского самовара. Правда на подобную экзотику она уже давно не реагировала. В этом нет ничего удивительного. Помотайся с ее по разным странам и мирам и на подобные вещи просто перестаешь обращать внимания. Усевшись на лавочку внутри лохани, она положила меч на полку, выступающую над водой. Судя по всему, эта полка служила столиком, куда для принимавших ванну ставили легкие закуски и вино.
        — Так надо-бы подумать, что делать дальше?  — Прикрыла она глаза, наслаждаясь теплом воды.  — Придерживаться старого плана действий нет никакого смысла. По заверениям Ги по пути ее следования нет ничего интересного. В основном все та же дикая пустошь полная разного зверья. Да редкие и немногочисленные поселения людей пытающихся как-то там выжить. Другое дело повернуть к побережью. В недельном переходе по горам от долины там находится портовый город Солой. По словам Ги они ведут довольно оживленную с городом торговлю. Город очень большой и благодаря своему расположению ничуть не пострадал за все время лихолетья. Имеет неплохую армию и свой военный флот. Они объявили себя свободным городом-государством, и это их заявление никто не решился оспорить. Кажется, в этом городе проживал Драп. Надо будет его получше о нем расспросить, когда он вернется. Так же довольно заманчиво отправиться прямиком на юг. О южной области совсем нет никаких сведений. Особенно после того как там высадились орды султаната с южного континента. Одно время даже возле долины крутились отряды гварков и дорбы возглавляемых людьми
султана. Гварки, племя каннибалов с деформированными головами и руками до колен. По словам Анри очень опасные соперники. Но хуже их дорбы. Четырехрукие здоровенные похожие на обезьян демоноподобные существа, которых специально для военных нужд разводят в султанате. Радует только то, что их не очень много, потому как держать их в узде довольно проблематично. Этим дорбам все одно кого бить. Подданных султана или еще кого, без разницы. Злобы в них много, а вот умишка маловато. Да-а. Южное направление обещает массу интересных приключений. Но соваться туда, наверное, рановато. Надо-бы получше подготовится да побольше разузнать чего там да как. Да и от сопровождения нужно отделаться. В таком предприятии лучше только на себя надеяться. Ну и на Бяку разумеется. Все остальные только обуза. Ну, а ты чего притих?  — Открыв глаза, посмотрела она на меч.
        — А что ты хочешь от меня услышать?  — Вопросом на вопрос ответил он ей.
        — Хотя-бы одобряешь ты мой план похода на юг или нет?
        — Так мне все едино на юг, север, восток или запад. Ты же дорогу выбираешь, а не я.
        — Вижу, этот вопрос лучше будет с Бякой обсудить.  — Снова прикрыла глаза Глафира.  — Ты только шептать на ухо разные похабные словечки способен.
        — Ну, ты и зараза.  — Возмущенно задохнулся в ответ меч, отчего Глафира довольно улыбнулась.
        Она-бы с удовольствием еще-бы наслаждалась горячей ванной, но вошедшая служанка, робко коснувшись ее руки, сообщила ей, что ее ожидают хозяева замка за обеденным столом. Переодевшись быстро во все чистое, Глафира сразу же отправилась в обеденный зал. Нехорошо заставлять хозяев томится в ожидании.
        За столом в зале сидела уже знакомая ей компания. Анри, его старик отец, несколько представителей местной знати, имена которых Глафира после знакомства благополучно забыла. Здесь же был и Якоби, сидевший рядом с пустым креслом, расположенным по правую руку от старика.
        — Извините, что заставила себя ждать.  — Извинилась Глафира, усаживаясь на свое место.  — Случайно уснула в ванне.  — Пожала она игриво плечами.
        — Не мудрено.  — Похлопал ее по руке старик.  — Я сам часто этим грешу.  — Он ласково ей улыбнулся.  — Ну что господа.  — Обратился он к присутствующим.  — Давайте за хорошей едой и прекрасным вином решим, наконец, несколько важных для нас дел.
        Люди за столом согласно закивали головами при этом, не забывая накладывать в свои тарелки закуски и наливать вино в бокалы. Молча все некоторое время посвятили набиванию своих желудков при этом, делая вид, что обдумывают важные вопросы. Из задумчивого состояния их вывел все тот же старческий голос.
        — Ну что господа решили, кто и когда отправится с посольством в замок графа? И какие вопросы, по каким договорам мы там будем обсуждать?
        Некоторое время в зале висела абсолютная тишина. А потом вдруг как по команде, все заговорили разом.

* * *

        Сидя верхом на великолепном высоком боевом жеребце, Глафира ехала рядом с каретой, в которой со страдальческим видом сидел отец Анри Ги.
        — Дорей.  — С сочувствием в голосе спросила у старика Глафира.  — Если вы сильно устали, то мы можем спокойно остановиться и сделать привал. Пройдетесь, ноги слегка разомнете. И вообще вы-то, зачем в замок поперлись? Сидели-бы лучше дома да чаи гоняли.
        План, что именно ей придется сопроводить в замок представителя долины для переговоров с графом, не очень по вкусу пришелся Глафире. Это обстоятельство немного рушило ее планы. Она вообще-то предполагала под этим предлогом сопровождения делегации спровадить от себя скавров и Якоби. Девушку очень сильно тянуло посетить южные районы полуострова, а тут вроде хороший предлог подвернулся избавиться от лишних попутчиков. Вот только из этой затеи ничего не вышло. Обязанности посла взял на себя зачем-то старик и настоял, чтобы Эдгару его представила именно она. Никакие другие варианты его не устраивали. Пришлось отложить встречу с приключениями на потом. Естественно первое время она злилась и даже не скрывала своего недовольства. Но после первой же ночной посиделки со стариком и разговора по душам злость ушла. Вот умеют старики подбирать нужные слова.
        — Ну, так что, делаем привал?  — Еще раз спросила Глафира Дорея.
        — Не надо.  — Со страдальческим видом сидя на мягких подушках, отозвался старик.  — Мы и так из-за меня слишком медленно передвигаемся. Не волнуйся за меня дочка. Мои кости хоть и старые, но надеюсь, что до вечера выдержат и не рассыпятся.
        — Ну. На нет, как говорится и суда нет. Только если помрете, не говорите потом, что это я во всем виновата.  — Засмеялась она.
        — Обещаю, что не скажу.  — Улыбнулся в ответ старик.
        Глафира посмотрела вперед, а потом, обернувшись, кинула взгляд назад, оглядывая растянувшееся по дороге сопровождение. Что ни говори, а посольство выглядело довольно внушительно. Впереди, с развернутым штандартом, на котором был изображен почему-то корабль с надписью «ВЕРНЫЙ ДОЛГУ», ехал десяток солдат. За ними следом карета с Дореем. За каретой несколько груженых повозок. К одной из них были привязаны два коня. Два черных, что вороново крыло жеребца. Подарок графу. А за повозками еще четыре десятка верховых. Бяка во главе скавров составлял самый передовой отряд, находясь примерно метрах в пятистах впереди тщательно осматривая близлежащую местность на предмет засады. Что касается Якоби, то он бессовестно мирно дрых на одной из повозок, привязав к ней предварительно свою лошадь.
        Если говорить о медленном передвижении то, что есть, то есть. На дорогу до селения, к которому они должны были по ее прикидкам добраться сегодня к вечеру, и возле которого она сразилась с Галугом, ушло на несколько дней больше. Но тут уж ничего не поделаешь. Обоз да отряд солдат это тебе не в одиночку передвигаться. Да и какая в принципе разница, сколько теперь дней на дорогу уйдет. Торопиться-то вроде уже особо некуда.
        Глафира резко дернула головой по сторонам, даже до конца не осознав, откуда пришел сигнал тревоги. Что ее еще удивило так это то, что мирно спавший Якоби вдруг подскочил как ужаленный. Он посмотрел на нее и стал торопливо перебираться из повозки на лошадь. При этом ловкий наездник чуть не навернулся с седла на дорогу.
        — Не знаю, как объяснить. Но у меня такое чувство, что кто-то за мной наблюдает.  — Сказала она негромко подъехавшему к ней некроманту.
        — Мы пересекли сигнальную сеть.  — Так же негромко ответил ей Якоби.  — Очень профессионально сработанную, между прочим. По всем правилам академического искусства.
        — Что случилось?  — Раздался голос старика из кареты.
        — Вроде старик.  — Перешел маг на шепот, кивнув головой на карету.  — А такому слуху и молодой позавидует.
        — Перестаньте шептаться и объясните что происходит?  — Высунулся в окошко Дорей.
        — Пока ничего.  — Ответила ему Глафира и спросила Якоби.  — Как думаешь, чем нам это может грозить? В прошлый раз лично я здесь столкнулась с Галугом под завязку накачанным магией. Сегодня нам что, ждать нечто подобное?
        — Галугом?  — Удивленно в один голос переспросили ее Якоби и Дорей.
        — Потом расскажу.  — Отмахнулась сразу от обоих Глафира.  — Ну, так какие твои предположения?  — Посмотрела она на Якоби.
        — Честное слово не знаю.  — Пожал он плечами.
        — В таком случае,  — приняла решение Глафира.  — Как говорит один мой знакомый. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Здоровее будешь.  — И махнула рукой, подзывая к себе командира сопровождавшего их отряда.  — Так.  — Отдала она ему распоряжение.  — Один десяток в арьергарде, а остальные пусть займут места по бокам повозок и кареты. На случай отражения внезапной атаки.
        Командир, прежде чем приступить к выполнению этого приказа посмотрел на старика и только после его кивка головой отправился его выполнять.
        — Было-бы лучше чтобы сейчас мои приказы не дублировались.  — Обратилась к Дорею Глафира.  — От этого может зависеть, будут у нас потери или нет. Если придется столкнуться с противником.
        — Я тебя понял девочка.  — Согласно кивнул головой старик.
        — Якоби побудь рядом с каретой, а я посмотрю как там дела у Бяки и скавров. Надеюсь, их нюх и зрение скажут нам намного больше наших предположений.  — И не дожидаясь ответа, пришпорила своего коня.
        Глафира подъехала к стоявшему посреди дороги Бяке, позади которого, развернув свои боевые цепы, стояли скавры.
        — Что там?  — Кивнув головой вперед, спросила она кота.
        — За поворотом дороги не рассмотреть.  — Отозвался Бяка.  — А вот запах как от того зверя что возле поселка завалили.
        — Думаешь, очередной Галуг в гости пожаловал?
        — Похоже на то.  — Кивнул головой кот.
        — У них здесь что, инкубатор что ли? Как-то их тут многовато, если учесть что они давно вымерли. Ладно, давай вернемся к отряду. Надо предупредить охрану, что если эта зверюга вылезет на дорогу, чтобы в бой не рвались, а то Дорея потом охранять некому будет. Это вас тоже касается.  — Посмотрела Глафира на скавров.  — Без вашей помощи мы с Бякой с ним быстрее справимся, а вы целее будете.
        Этот приказ вызвал гримасу недовольства на мордах скавров. Впрочем, точно так же были недовольны им и воины сопровождавшие посольство. Такова человеческая натура. Думают не столько о жизни, сколько о славе и почестях, пусть даже посмертно. Но после грозного окрика Дорея, все прения по этому поводу моментально прекратились. Единственный на кого доводы и приказы не подействовали, был Якоби.
        — Это явно не простые звери. А с магией может бороться только маг. Не забывайте, я все-таки окончил академию и получил диплом с отличием. За меня не волнуйтесь. Уж я-то точно за себя постоять сумею.  — Заявил он гордо, достав из притороченной к седлу сумки свой арбалет.
        — Хорошо.  — Махнула на него рукой Глафира.  — Только держись в метрах десяти хотя-бы позади нас.
        Пока шли все эти разговоры, Галугам и их хозяину видно надоело их дожидаться, и они сами вышли из-за поворота. Именно Галугам потому как зверей оказалось двое. Они были немного меньше размером своего первого встреченного Глафирой здесь собрата, но их было двое, а не один.
        — Здравствуй попа новый год.  — Брякнула, уставившись на эту пару Глафира.  — Приходи на елку. Бяка.  — Посмотрела она на кота.  — Убивать придется быстро. Если они дорвутся до людей, то здесь мало кто выживет.
        — Ха-ха-ха.  — Услышала Глафира смех Якоби за спиной.  — Пытаться ударить по мне моим же оружием. Да причем так неумело. Сейчас я тебе покажу, как это надо делать.  — Бубнил себе под нос некромант, почему-то от души веселясь.  — Представляешь,  — посмотрел он на Глафиру.  — Нас только что пытались накрыть волной страха. Вот вам, ловите мой ответ.  — Раскинул он руки в стороны.
        Галуги до этого момента не спеша, но уверенно приближавшиеся к Глафире и Бяке вдруг стали озираться сначала по сторонам, а потом, опустив свои морды к земле и вовсе, попятились назад.
        — Отлично.  — Похвалила мага Глафира.  — Главное пока мы их разделывать будем, не подпускай их близко к людям.
        — Легко.  — Пообещал Якоби.
        — Тогда наш выход.  — Посмотрела девушка на кота. И теперь уже она, как недавно Галуги, не спеша направилась в их сторону. Чуть позади радостно скаля зубы, гордо вышагивал некромант.
        Не доходя метров десяти до зверей, в Глафиру из придорожных кустов кто-то выстрелил магическими стрелами электрических разрядов. От пары из них девушка изящно увернулась.
        — Ах ты сволочь.  — Отбивая вскочившим в руку мечом очередной разряд в сторону, словно мячик вскрикнула Глафира.  — Ох, доберусь я до тебя партизан долбаный, тогда мало тебе не покажется.  — Пообещала она невидимому пока ей противнику.
        — Доберешься, как же.  — Отозвался из кустов женский голос.  — И, между прочим, сама ты сволочь. И сама ты ртизанка. Вот.  — Добавили обиженно оттуда же.
        — Я сволочь?  — Ткнула себя пальцем в грудь Глафира.  — Так это что, я здесь на честных путников нападаю? Это я на людей зверей лютых натравливаю? Ах ты, жаба бесстыжая. Шалава подкустная.
        — Сама ты жаба.
        Кусты раздвинулись, и на дорогу вышла молодая женщина.
        — Ну точно, кошёлка старая.  — Посмотрев на женщину, издевательски засмеялась Глафира.  — Ты себя хоть в зеркале видела, грымза. Да тебя когда на свет родили, природа мать отвернулась и заплакала. Ничего удивительного, что ты теперь на всех кипятком писаешь.
        — Я. Я.  — Со слезами на глазах пыталась сообразить, чтобы такого обидного ответить женщина, но Глафира собраться ей с мыслями не дала.
        — Головка ты от патефона.
        Рявкнула она и, метнувшись к женщине, зарядила ей кулаком в глаз. От полученного удара женщина улетела в те самые кусты, из которых вышла.
        — Не трогай ее.  — Раздался за спиной у Глафиры крик Якоби.
        — С какой это стати?  — Обернувшись, спросила Глафира у подбежавшего к ним с Бякой некроманта.
        — Это Мрия.  — Крикнул ей прямо в лицо Якоби и полез в кусты, в которые улетела магичка.
        — А с этими тогда что делать будем?  — Задал вопрос Бяка, посмотрев на пару зверей.
        Галуги не проявляя признаков агрессии, просто стояли на дороге. Сначала они обескураженно водили своими мордами из стороны в сторону. А потом как ни в чем не бывало, просто развалились на дороге, поглядывая иногда в сторону кустов, из которых доносились стенания Якоби.
        — Мрия любовь моя. Очнись солнышко. Приди в себя.  — И все остальное в подобном духе.
        — Да черт его знает.  — Ответила коту Глафира.  — В драку не лезут. Пускай себе живут пока. Судя по всему это ее питомцы.  — Кивнула она головой в сторону кустов, из которых как раз выбирался Якоби, державший на руках бесчувственное тело женщины.
        — Какая ты все-таки жестокая. Так ударить женщину.  — Посмотрел он на Глафиру осуждающим взглядом.  — Если с ней. Если она. Я тебя собственными руками придушу.  — Глотая слова, и захлебываясь слюной, пыхтел маг.
        — Она первая начала.  — Ответила Глафира и отвела глаза в сторону.
        — А как ты ругаешься и обзываешься. Это же даже хуже портовой пьяной продажной девки.  — Продолжил свои обвинения Якоби.  — А с виду такая воспитанная молодая интеллигентная особа.
        — Вот тут не поверишь, сама удивляюсь. До этого момента никогда в жизни подобного никому не говорила.  — Пропустив оскорбления, мимо ушей, ответила магу Глафира.  — Да опусти ты ее на землю, не зима не замерзнет. А то того и смотри сейчас переломишься по полам от натуги.
        — Да почему же она все никак в себя не придет?  — Пропыхтел Якоби, стараясь из последних сил удержать Мрию на руках.
        — Сейчас мы ее быстро приведем в чувство.  — Пообещала Глафира. Она отстегнула от пояса флягу и плеснула содержимое в лицо магички.
        — Да как ты смеешь.  — Моментально ожила та и задергалась так, что Якоби еле удержал ее в своих руках.
        — Вот видишь.  — Отскочила от них чуть в сторону Глафира.  — Живая. И главное никаких магических примочек не понадобилось.
        Мрия утерев ладонью лицо, с выражением крайнего удивления уставилась одним глазом на Якоби. Второй глаз к этому времени заплыл и налился синевой темных оттенков.
        — Якоби? Ты живой? Вот уж не думала. Я так удивлена. Но должна признаться, что рада нашей встрече. И рада, что ты жив и здоров.
        Если-бы не сила воли плюс характер, Глафира сейчас каталась-бы по земле в приступе безудержного смеха. Такой бездарной игры она не то, что в жизни не видела, представить себе не могла. Но что более всего веселило так это то, что Якоби все принял за чистую монету. Он просто млел сейчас от счастья как мороженное под лучами солнца.
        — Ты лучше с его рук слезь.  — Пытаясь удержать смех, перебила высказывания магички Глафира.  — А то если он сейчас не переломается пополам, то грыжу наживет сто процентов.
        Мрия метнула в ее сторону злобный взгляд единственного рабочего глаза, однако с рук Якоби слезла. Парень хоть и пытался казаться рыцарем, но все-таки вздоха облегчения удержать не смог.
        — Кто эта необразованная несносная особа?  — Приняв горделивую осанку и смерив Глафиру презрительным взглядом, поинтересовалась она у Якоби.
        — Ее зовут Глафира, и она состоит на службе графа Тола.  — Выковыривая из волос магички застрявшие там ветки и травинки, тут же ответил некромант.
        — Если это так, то почему она оказывает покровительство слугам Владетеля?
        — Мадам.  — Щелкнула пальцами Глафира.  — Алло. Я, между прочим, здесь стою. И к твоему сведению мне переводчик не нужен. Хочешь что-то обо мне узнать, так меня и спрашивай.

        6

        Карло душила бессильная злоба. Все его по нескольку раз продуманные и отлично подготовленные планы дали сбой. Самые надежные и преданные люди не оправдали его надежд и запороли его великие начинания самым бессовестным образом. На глаза ему попался медальон, в котором находилась его жена. Он взял его в руки подержал пару мгновений, а потом кинул в один из своих ларцов.
        — От тебя моя дорогая.  — Закрывая крышку ларца, проговорил он.  — Похоже, больше какой-либо пользы не предвидится. А просто тратить силы на поддержание твоего существования, у меня особого желания нет. Если-бы ты сделала все как надо тогда был-бы совсем другой разговор, а так. А так дорогая моя женушка прощай. Я ценю твою жертвенность в прошлом но, похоже, для тебя не нашлось места в настоящем. Не говоря уже о будущем. Ты сама виновата, что упустила свой шанс. Черт-бы побрал эту девчонку. Столько лет надежд и ожиданий. И все демонам под хвост. Все что мне удалось заполучить так это дочь в теле ящерицы. Не смотря на все мои старания о какой-либо трансформации в нечто большее, мечтать не приходится. Неужели все те записи, что я видел, оказались просто вымыслом больной фантазии автора? Но тогда как этой Глафире удалось запихнуть дух Вилимы в тело ящера? Хотя, что с этого толку. На поверку ящер оказался не таким уж выносливым. Проведенные опыты показали, что в молодом Коуре не так уж и много жизненных сил. Надо будет отослать его обратно и как можно быстрей. Пусть лучше у них там издохнет. Тогда я
смогу бить им на жалость. Потеря дочери во второй раз, это должно хорошо сработать. Эдгар слюнтяй он сразу нюни распустит и противиться моему возвращению не будет. А что касается Глафиры, не смотря на свою стальную оболочку, она все же довольно сентиментальна. Так что должно сработать. Такое положение дел позволит мне под благовидным предлогом покинуть этот чертов остров. Крепко обосновавшись в замке, я снова стану незаменимым в разработке самых важных разных дел. У меня появится неплохой шанс добраться до рукописей. А уж там.  — Оборвал он свои размышления и позвонил в колокольчик.
        — Пригласите ко мне капитана шхуны, что недавно пришвартовалась у нас в порту.  — Отдал он распоряжение пришедшему на звонок слуге.
        — Владетель предлагает мне объединить с ним силы.  — Продолжил он свои размышления, как только за слугой закрылась дверь.  — Довольно заманчивое предложение. Передо мной открываются новые перспективы. Появляются новые возможности. Так что пока этот союз будет мне выгоден, то почему-бы и нет. Как это Глафира один раз высказалась. «Ласковое теля двух маток сосет». Вроде так.
        Его беседа с капитаном шхуны продолжалась до позднего вечера. Если судить по довольной физиономии Карло то эта встреча для него оказалось чудодейственным бальзамом, пролитым на его изрядно потрепанные нервы.
        — Ничего не скажешь. Достойные кадры подбирает себе этот Мигель, начальник тайной канцелярии Владетеля. Вот только его шпионам до меня как от земли до солнца.  — Готовясь ко сну, бубнил радостно себе под нос Карло.  — Вроде все складывается вполне удачно. Да. Главное не забыть подсадить на корабль, что уходит завтра в замок, пару его человек. И нужно это сделать так чтобы меня с ними ничего не связывало. Немного конечно проблематично. Особенно если учесть что здесь на острове все друг друга знают. А ладно, завтра чего-нибудь придумаю.
        Утром, со скорбным видом Карло крутился возле клетки, в которую Вилиму засунули для перевозки. Пусть вроде-бы почти дохлый ящер. Да к тому же в его теле дочь мага находится, но от греха подальше лучше держать его взаперти. Маг, стоя рядом с клеткой, еле сдерживал горькие рыдания, время от времени утирая со щек скупые мужские слезы. Жители острова полные сострадания к магу печальными глазами смотрели на погрузку корабля, как на траурную процессию. Многие женщины не сдержав свои эмоции, уткнулись носами в платки. Им очень было жаль девочку, засунутую в тело чудовища и теперь в этом теле умирающую. Это за что же такой молодой, и такое наказание. Убили в самый расцвет юности. Потом духом бестелесным десятилетия маялась. Теперь вот в тело богомерзкой твари засунули, чтобы уж окончательно бедную мученицу добить. Их скорбь и переживания были самые искренние в отличие от Карло. Вот только никто из них об этом даже и не догадывался. В действительное положение вещей были посвящены всего несколько человек, преданных помощников мага.
        Забегая немного вперед, скажу пару слов об их судьбе. Этим людям не повезло прожить долгую и счастливую жизнь. Всех их ждал в ближайшем обозримом будущем несчастный случай. Но тут уж ничего не попишешь. Существует негласный закон, действующий во всех мирах. Помощники и свидетели творимых злодеяний долго не живут. Правда, тут нужно оговориться, если нет преемственности власти. Эта преемственность позволяет делать исключения некоторым таким лицам и дает им возможность доживать до старости. При условии, конечно, что они не слишком много знали или особо не высовывались.
        Вообще-то существовала еще одна возможность на продление жизни для таких людей. Нужно было элементарно вовремя суметь сделать ноги. Но этот вариант здесь совсем был не уместен. На небольшом острове особо не спрячешься и долго не побегаешь. Да и не собирались пособники мага куда-то бежать. Наоборот. Они свято верили в то, что тайны Карло гарантируют им жизнь и процветание. Ну да бог с ними. Лично меня судьба подобных индивидуумов совсем не волнует. И лично я по ним, точно слезы лить не буду.
        Корабль под завязку набитый людьми и всевозможными материалами тихо отвалил от причала. Он подобно погребальной ладье под скорбное молчания и слезы взял курс на графский замок. Люди с острова так были заняты переживаниями, что никто из них не обратил внимания на нескольких чужаков, ступивших на палубу корабля и затесавшихся среди отъезжающих.
        — Ну, вроде-бы дело сдвинулось с мертвой точки.  — Прошептал радостно сам себе Карло. Его душа просто пела от восторга, выражаясь поэтическим языком.  — Думаю теперь долго ждать ответной реакции, не придется. Скоро, очень скоро, я покину этот остров, и передо мной откроются огромные перспективы.  — Он, стараясь сохранять скорбный вид, шаркая ногами по земле, направился от причала к графскому дому. В мыслях уже составляя наброски планов на будущее. В этих его планах не было места никаким графам и Владетелям. В этих планах был один величайший из великих. Единственный и неповторимый. Мудрейший из мудрых и прочее, прочее, прочее. А что касаемо продления жизни, то он знает парочку способов и без всяких там драконьих секретов.

* * *

        Глафира предполагала переночевать эту ночь не под открытым небом, а в селении на мягких перинах. Но неожиданная встреча с Мрией немного скорректировала ее планы. Нужно сказать, что особо по этому поводу девушка переживать не стала. Еще одна ночь под открытым небом эка невидаль.
        На ночлег они расположились на большой поляне в стороне от дороги. На эту поляну их привела магичка. Миловидная молодая женщина примерно одного возраста с Якоби. К слову о некроманте. Сей славный муж ни на минуту не отходил от Мрии и все время сверлил ее своим восторженным взглядом. А его кудахтанья вроде, «ой-ой, осторожней здесь бугорок, ай-ай осторожней ямка», всех забавляли. Особенно если учесть что сам он благополучно несколько раз навернулся, зацепившись за те самые бугорки да угодив в те ямки. Нет, точно, мужики что павлины. Перья распушат, и ходят гоголем кругами, неся разную околесицу и не обращая внимания на то, что у них под ногами находится, да вокруг творится. А у бедного Якоби к тому же судя по всему, от счастья совсем макушку отбило. Мрия конечно старалась сохранить гордый и неприступный вид глядя на все его чудачества. Но все одно даже невооруженным глазом всем было видно, что млеет женщина от счастья.
        Глафире стоило огромного труда чтобы хоть как-то оттеснить в сторону некроманта для того чтобы иметь возможность поговорить с магичкой. А поговорить было о чем естественно. Взять, к примеру, историю появления здесь считавшихся вымершими Галугов. Два представителя, сего славного вида в это время спокойно вышагивали немного в стороне от всей процессии. Звери вели себя довольно миролюбиво, но люди все одно поглядывали на них с опаской. Уж очень нехорошей была у этих зверей репутация.
        — Когда я осталась одна.  — Мрия начала свой длинный рассказ еще во время перехода к месту стоянки, а закончила уже сидя возле костра во время ужина.  — То не знала, куда мне дальше идти и что делать. Я была уверена, что Якоби погиб. Ведь вместо него меня нагнали охотники Владетеля. В моей душе перемешалось столько разных эмоций. Боль, страх, отчаяние, печаль и ненависть. Конечно, это не оправдание тому преступлению, что я совершила. Но я действительно была в тот момент не в себе.  — Она на некоторое время замолчала, видно заново переживая те события.
        — Интересно и что такого страшного ты натворила?  — Подогнала своим вопросом рассказчицу Глафира.
        — Я отняла жизнь.  — Печально вздохнула магичка.  — Думаю вам незачем объяснять, что магия жизни и смерти основана на принципе применения одной и той же энергии.
        — Правильно думаешь.  — Кивнула головой Глафира.
        — Так вот, в тот день вместо того чтобы давать жизнь, я ее отняла. Я, маг жизни, стала убийцей.  — Не сдержав эмоций, Мрия хлюпнула носом.
        — На твоем месте я поступила-бы точно так же. А этим хмырям так и надо. Тоже мне моду взяли, на людей охотиться.
        — Ты не поняла.  — Посмотрела на Глафиру полными слез глазами Мрия.  — Я говорила сейчас не о тех, кто меня преследовал. Их мне не жаль. Но вместе с их жизнями я отняла жизнь у всего живого, что находилось в тот момент рядом со мной. У деревьев, травы, животных и птиц. Даже у мелких букашек, что не видны глазу.  — Она все-таки не смогла удержаться от рыданий. И теперь пытаясь успокоиться, утирала рукавом слезы и сопли.
        — Как маг, эта дама очень сильна.  — Услышала Глафира тихое покашливание и шепот Дорея за своей спиной.  — Я конечно к их касте не имею никакого отношения. Но за свою жизнь повидал и наслушался много всякого разного. Да и книг прочел огромное множество. Я это к тому говорю, что упоминание о способности мгновенно отнимать жизнь у людей и всего живого на какой-либо площади относиться ко времени расцвета империи. Так называемая методика мертвой земли. Магов тогда было не в пример больше чем сейчас. И знаниями они обладали куда более обширными, чем теперь. Многие из этих знаний и методик считаются безвозвратно утерянными во время великой войны. Конечно, маги и сегодня умеют выкачивать из людей жизненную силу. Но именно что постепенно выкачивать, а не лишать в одно мгновение не говоря уж об окружении.
        — Ты сейчас намекаешь на то, что дамочка через-чур опасна и зря я ее там, на дороге, не прикончила?  — Так же тихо спросила старика Глафира.
        — Да нет, конечно.  — Послышалось за ее спиной возмущенное сопение.  — Почему ты чуть что, все сводишь сразу к убийству? Откуда в столь юном теле такая кровожадность?
        — Я не кровожадная, а предусмотрительная. Меня уже не раз по мягкости моего характера пытались убить. Знаешь, мне это не очень понравилось.
        — Согласен. Навряд-ли найдется такой человек, который от подобного поворота дел получал-бы удовольствие. Так. Мне кажется, мы немного отклонились в сторону. Я хотел тебе сказать, что маг с подобным умением вполне пришелся-бы ко двору графа.
        — Скорее всего.  — Согласилась со стариком Глафира.  — Только я никого силком тащить к Эдгару не намерена.
        — Так и не тащи. Просто подружись с ней. С такими людьми лучше быть в хороших отношениях.
        На последнюю фразу старика Глафира ничего не ответила, а лишь неопределенно пожав плечами, коснулась рукой руки Мрии.
        — Все мы в своей жизни делали что-то нехорошее. Тут ничего уже изменить нельзя. Другое дело настоящее, от которого будет зависеть возможное будущее. Не хочу показаться черствой. Но может, ты утрешь слезы и продолжишь свой рассказ.
        — Да, конечно.  — Закончила манипуляции с рукавом Мрия и продолжила свое повествование.  — Я так испугалась того что натворила. Я побежала прочь от этого места, не разбирая дороги. Правда, далеко мне убежать не удалось. В темноте я не увидела глубокий овраг и с разбега в него угодила. Очнулась я возле логова скавров.
        — Ты что, прямо им на голову свалились?
        — Нет. Они просто наткнулись на меня и перетащили к себе. И то только потому, что у них в стае было много раненых и больных. Их вождь поставила мне условие. В обмен на свою жизнь я должна была поставить их всех на ноги.
        — А с какого перепугу они вдруг решили, что ты сможешь это сделать?
        — Я ведь маг жизни. Причем могу заметить, хороший маг. Упав с большой высоты я, несомненно, получила тяжелые травмы. Да, я находилась без сознания. Но даже в бессознательном состоянии мое тело само начало восстановительный процесс. Пусть многие и считают скавров зверями, но практически они ничем от нас не отличаются. Так что понять, что перед ними маг им труда не составило. С моей квалификацией много времени для того чтобы поднять на ноги нуждающихся в помощи не понадобилось. Но так как идти мне, в сущности, потом было некуда, они в благодарность за мою работу разрешили мне поселиться недалеко от них. Скавры даже помогли соорудить мне нечто отдаленно напоминавшее дом. Можно сказать, я заключила с ними договор о взаимовыгодном сотрудничестве, пока думала, куда мне податься. Я лечила их раны и болячки. В обмен на это они снабжали меня продовольствием.
        — А Галугов где ты отыскала?
        — Я их не искала. Я наткнулась на них случайно. Знаешь.  — Посмотрела Мрия на Глафиру и в ее голосе, как только она заговорила о Галугах, появились теплые нотки.  — Ведь до сих пор никто не знает, как и откуда они оказались в нашем мире. Даже их повадки толком не изучены. Не спорю, всем известны их упорство и жестокость, а уж, сколько страшилок про них разных навыдумывали вообще не счесть. Только все это одна сторона медали, а у медали их, как известно две.
        — Хочешь сказать, что они милые, пушистые и добрые?
        — Ну не совсем.  — Улыбнулась Мрия.  — Хотя по отношению друг к другу так оно и есть. Но если говорить серьезно, то они очень загадочны и обладают непостижимыми возможностями. Представляешь, однажды их мать, отходя от логова, просто исчезла прямо у меня на глазах. А когда через некоторое время вернулась, то притащила животное похожее на тюленя. А ведь они обитают далеко на севере и большую часть жизни проводят в море. Вот скажи мне как такое возможно?
        Глафира уже было открыла рот, чтобы сказать, что понятия не имеет, но тут же его захлопнула, когда в ее голове захихикал меч.
        — Ой, умора. Тоже мне загадку нашли. Эти Галуги простые иномирные ходоки.
        — А что это еще за фигня такая?  — Задала она мысленно вопрос мечу.
        — Если коротко объяснять, не вдаваясь в подробности, то это будет примерно так. Люди считают, что другие миры находятся где-то далеко. На самом же деле их разделяет всего лишь тонюсенькая перегородка. Эти так называемые Галуги эту перегородку не замечают. Они даже понятия о ней не имеют. И им глубоко фиолетово, что они из одного мира попадают в другой. Главное еда и чтобы никто не трогал.
        — Стало быть, неосознанное хождение по мирам.  — Пробурчала Глафира вслух и, усмехнувшись, добавила.  — Иномирные ходоки говоришь. Ничего так себе название.
        — Что ты сказала?  — Тут же навострила уши Мрия, удивленно уставившись на Глафиру.
        — Не обращай внимания — Отмахнулась та.  — Это так просто мысли вслух. Ты не отвлекайся. Рассказывай дальше, как с Галугами познакомилась.
        — Тут надо начать с того что я решила обучить скавров знахарству. Они естественно и так кое-что не хуже людей знают. Но в виду отсутствия письменности и стайного образа жизни их знания далеко не распространяются. Здесь нужно отметить, что немалую роль в этом играет их жизненный цикл.  — Вышагивая рядом с Глафирой начала читать свою лекцию Мрия.
        Ну что тут скажешь. У людей, завернутых на науке, так мозги вывернуты. Им хлеба не надо дай только лекцию прочитать. И что самое удивительное они даже при этом не смотрят по сторонам, чтобы удостовериться слушает их кто-нибудь или нет. Нет, Глафира естественно слушала Мрию в пол уха. Отчасти чтобы не обидеть ненароком магичку своим невниманием. Отчасти все-таки было интересно узнать, что период от младенчества до отрочества у скавров занимает всего три года. А к десяти годам их возраст равен примерно тридцатилетним людям. То есть вполне взрослые самостоятельные индивидуумы. Правда потом резкий скачок роста замедляется, и они уже развиваются как обычный человек.
        Как известно бесплатно ничего не дается и за все приходится платить. За свое стремительное взросление вначале, скавры платят укороченным жизненным веком. Не так уж и много найдется их представителей способных похвастаться, что перешагнули полувековой рубеж.
        Что касается окружения то, как и следовало ожидать, Мрию никто не слушал. Подобные лекции вызывают у основной массы людей скуку. Да вообще любые лекции. Вот если-бы рассказывали о подвигах былинных героев, это другое дело. И то желательно без подробностей. А то тогда образ героя как-то не совсем увязывается с героизмом. А кому такое надо?
        К примеру, взять великого полководца окончившего три класса начальной школы. Ну и что, что он писать толком не умел. Зато, какой гигант военной мысли. По минным полям армии в наступления отправлял. До него ни одному ученому академическому генералу подобное в голову не приходило. Храбрость и любовь к родине расстрелами собственных солдат повышал. Можно сказать инновационный подход в деле воспитания чувства долга и ответственности. Метод безотказный и до сих пор эффективно действует. Брякнул чего лишнего, сразу получи нечего людей баламутить. А его последний подвиг. Проведенные им учения с применением оружия массового поражения так до сих пор непревзойденным и остался. Ну и что, что при этом многие десятки тысяч людей погибли. Главное величие. Он ведь единственный кто на подобное осмелился. И как тут ни крути, в мире подобных ему героев больше нет. Одним словом есть, кем гордиться и кем хвалиться. И рассказы, про него послушать не грех. Не то, что эта вся ученая хренотень.
        Глафира магичке читать лекцию не мешала. Ну, хочет человек душу отвести, так почему-бы не предоставить ей такую возможность. Ведь невооруженным глазом видно, что соскучилась женщина по обществу. Пускай треплется, рано или поздно все одно до сути сама дойдет. Терпение Глафиры было вознаграждено уже на привале.
        — Галугов я обнаружила, когда собирала коренья и травы для настоек. Выглядели они ужасно. Изможденные и исхудавшие, так что можно было выпирающие ребра, не утруждаясь спокойно издалека пересчитать. А мамаша к тому же еще так сильно изранена, что уже сама передвигаться была не в силах. Она так на меня посмотрела, что я просто не в состоянии была пройти мимо.
        — А ты не подумала о том, что они тебя могли запросто на корм перевести?  — Перебив рассказ, задала вопрос Мрии Глафира.  — Тут к людям незнакомым подходить с опаской следует, а ты к зверям диким полезла.
        — Здесь ты права я тогда как-то об этом не подумала.  — Кивнула головой магичка.  — А вот ответ на вопрос кого следует больше опасаться, для меня вполне ясен. Дикие звери менее опасны, чем люди.
        — Что, правда, то, правда.  — Кивнула головой Глафира, соглашаясь с таким мнением Мрии.  — Извини что перебила. Продолжай, чего там дальше было?
        — Дальше особо продолжать нечего. Я их выходила. Скавры от нашего соседства были не в восторге, и нам пришлось искать другое место жительства. Мы перебрались в довольно глухой район, где поблизости кроме зверей никого больше не было, и жили себе там тихо да мирно.
        — А зачем ты их мамашу на деревню натравила?  — Кивнув головой в сторону Галугов, задала вопрос Глафира.  — Раз как ты говоришь, жили вы тихо да мирно.
        — Я не травила.  — Замахала отрицательно головой Мрия.  — Попугать хотела, это да, но не более того. Это ведь в этом селении нас с Якоби охотникам продали. Убивать их никто не собирался. Если-бы я этого хотела то мамаша этих чудных малышей,  — посмотрела она на не таких уж маленьких зверей развалившихся неподалеку.  — Несмотря на все старания этих селян, в первую же ночь там всех перебила. А вот пугнуть так, чтобы от собственной тени шугались, это да скрывать не буду, желание было.
        — Ага. А меня ты тоже попугать хотела?  — Усмехнулась Глафира.  — Этаким особым веселым способом с применением смертельно опасной магии?
        — Нет. Тебя я хотела убить.  — Честно призналась Мрия.  — Чтобы отомстить за смерть подруги и избавить эти земли от такой опасной сторонницы зла.
        — О как? А с чего ты взяла, что я на стороне так сказать темных сил?
        — Владетель здесь правит при помощи страха и террора. И спокойно тут могут путешествовать только ярые его сторонники. Любой другой человек будет изловлен и продан в рабство. Так что вывод очевиден.
        — Железная логика. Даже крыть нечем. А теперь, когда ты узнала что я стою на противоположной от Владетеля стороне. Оставишь свои попытки в прошлом, или будешь продолжать в том же духе?
        Любой человек в здравом уме на такой вопрос не даст прямого ответа, или соврет, но Мрия удивила Глафиру, ответив честно.
        — Я пока еще точно не определилась.
        — Тогда, пока определяешься, давай заключим временное перемирие. Для меня просто желательно посольство доставить в графский замок без каких-либо потерь. Тут всего-то день полтора пути осталось. Я их к Эдгару без всяких приключений проведу, а потом можешь дальше планы мести строить. Как тебе такой расклад, устроит?
        — Устроит.  — Немного подумав, согласилась магичка.  — Хотя без приключений тебе все равно пройти не удастся.
        — Это еще почему?
        — За несколько часов, перед тем как ты объявилась, в поселение прибыл большой отряд людей Владетеля. Причем это не простые охотники, а элитные воины. И вдобавок с ними десяток профессиональных убийц в сопровождении скавров.
        — Как скавров?  — Удивленно уставилась на Мрию Глафира.
        — А ты что думала, что скавры только тебе служат?  — Вопросом на вопрос ответила та.
        — Ну, во всяком случае, не Владетелю.
        — Ты меня поражаешь.  — Всплеснула руками Мрия.  — А для чего тогда ведется на них охота? Взрослых естественно всех убивают, а вот малолетки стоят дорого. Ты представляешь, каких убийц из них вырастить можно? И не просто убийц, а верных до гробовой доски.
        — И как часто такие отряды сюда заявляются?
        — В том-то и дело, что такой отряд за все мое здесь время пребывания появился впервые.
        — Я так думаю, что это по твою душу.  — Прошамкал Дорей, посмотрев своими старческими слезящимися глазами на Глафиру.
        — Хм.  — Хмыкнула Глафира.  — Не задачка, однако. А почему именно по мою? С чего ты это взял?
        — Так больше сюда переться, им смысла нет.  — Пожал плечами старик.  — Эти двое,  — указал он кивком головы на Якоби и Мрию,  — никакой особой угрозы не представляют. Не в обиду вам будет сказано.  — Посмотрел он на магов.  — Для нападения на нас силенок маловато. Так что их цель, ты.
        — Не срастается.  — Отрицательно покачала головой Глафира.  — Откуда этот Владетель мог знать, где я нахожусь? Я ведь ему об этом не докладывала?
        Старик и маги, молча с изумлением, некоторое время на нее пялились, прежде чем обрели снова дар речи. Первой нарушила это молчание Мрия.
        — Простите, я не поняла это что шутка такая?  — Обвела она всех взглядом.
        — Кажется, нет.  — Ответил ей Якоби.
        — Глафира.  — Прокашлялся Дорей.  — Совсем не обязательно ставить в известность о своих планах своих врагов. За вас это сделают его шпионы.
        — Если бы за мной кто-нибудь следил, я-бы точно заметила.
        — Совсем не обязательно ходить за тобой по пятам, чтобы знать, где ты находишься. Хватило того что ты наведывалась в это селение. Отсюда ушло сообщение Владетелю, и он послал сюда отряд. Вот и все.
        — Если судить по карте, то никто-бы не уложился в столь короткий срок на дорогу до Волсии и обратно.  — Все еще не сдавала своих позиций Глафира.
        — Так никто в Волсию и не ездил.
        — Это как?  — Теперь в свою очередь Глафира удивленно уставилась на собеседников.
        — Для того чтобы передать сообщение существуют переговорные кристаллы. Ты что, действительно о них ничего не знала?
        — Теперь это уже без разницы, знала или нет.  — Отмахнулась рукой она.  — А вы точно уверены, что в этой деревеньке такие кристаллы есть?
        — Уверены.  — Ответила за всех Мрия.  — А то как-бы охотники на нас с Якоби так быстро вышли в свое время.
        — Мы тоже у себя в долине их используем.  — Добавил Дорей.
        — Похоже на то.  — Согласилась с доводами старика Глафира, вспомнив, как быстро подоспела помощь к стражам ворот.  — Ладно, черт с ними с этими кристаллами. Вернемся к нашим баранам. Кто там имеется у противника? Десяток убийц,  — махнула она рукой.  — Это мы как-нибудь переживем. Как с ними бороться опыт есть. Правда, Бяка.  — Провела она ласково рукой по морде кота.  — А сколько там еще военных, очень офигенных? Ну и естественно скавров?  — Задала она вопрос Мрии.
        — Не знаю.  — Честно призналась та, пожав плечами.  — Я их не считала.
        — Ну, хотя-бы примерно.
        — Если примерно, то не менее полусотни, это точно.
        — Та-ак.  — Протянула Глафира.  — Значит нужно идти в разведку, чтобы досконально узнать всю обстановку.
        — Эх, был-бы здесь с нами Тихушник с Пенелопой то и никакой разведки не понадобилось-бы.  — Вздохнул кот.  — Они-бы в два счета эту деревеньку с землей сровняли, вместе со всеми кто в ней находится.
        — Согласна.  — Ответила мысленно коту Глафира.  — Но их с нами нет, так что придется действовать самим. Или ты устал от приключений?
        — Я устал?  — Удивился кот.  — Да я еще даже во вкус не вошел.
        — Отлично. Значит, перед рассветом выдвигаемся к селению. Говорят это самое лучшее время для того, чтобы языком разжиться.

* * *

        Все свое свободное время Эдгар проводил за рутинной административной работой. Хлопот по благоустройству замка и города с окрестностями нисколько не убывало, а наоборот нарастало как снежный ком. Вот вроде-бы и людей на должности расставил, чтобы хоть немного облегчить себе жизнь. Но пока это мало помогало. Тут особо удивляться тоже нечему было. Просто не может из простого стражника в одночасье выйти отличный управленец. Люди конечно стараются выполнять свою работу, но без опыта и знаний. Короче, как ни крути, а каждый должен заниматься своим делом. Вот только где этих толковых управленцев искать? Да и самому Эдгару еще только предстояло многому научиться.
        — Как же ты со всем этим управлялся?  — Оторвавшись от бумаг и отложив их в сторону, посмотрел он на призрак своего отца.
        — На то целый штат сотрудников в моей канцелярии трудился.  — Качнул тот своей призрачной головой.  — Ты давай работай не отвлекайся. Хозяйственные вопросы поверхностного внимания не любят. Сейчас по мелочи упустишь, потом убытков не оберешься.
        — Нет, передохнуть надо.  — Решительно отложил в сторону бумаги Эдгар.  — У меня от одних только циферок, кредитов да дебитов, уже совсем крыша уехала. А еще целый ворох прошений, жалоб, судебных разбирательств. Если так и дальше дело пойдет, я умом двинусь.
        — А чего ты хотел?  — Мерзко захихикало привидение.  — Сидеть, в носу ковырять, да только приказы раздавать? Нет, милый мой сынок. У графа забот больше, чем у кого-бы то ни было.
        — Да это я уже понял. Ох, хоть-бы Глафира что ли, быстрее назад воротилась. На пару с ней проблемы как-то проще решаются.
        — Ты мне это брось.  — Попробовал папаша своей призрачной рукой отвесить Эдгару подзатыльник.  — Истинный граф ни с кем своей властью не делится и в советчиках не нуждается. Привыкай сам принимать решения.
        В это время в дверь рабочего кабинета Эдгара осторожно постучали, после чего она приоткрылась и в нее просунулась голова одного из слуг.
        — Ваше сиятельство в нашу гавань вошел корабль, что принадлежит Глафире. Какие будут указания по этому поводу?
        — Какие еще могут быть указания.  — Дернул головой недовольно Эдгар.  — Пускай причаливают раз пришли. Надо же,  — покачал он ей из стороны в сторону, как только дверь за слугой закрылась.  — Не сбежал этот ее помощник. Обратно вернулся. Надо-бы сходить посмотреть, с чем приплыл. Да новости послушать. Что там сейчас на островах происходит?
        — Я тебе пойду.  — Засопел грозно у него за спиной призрак.  — Больно много чести какому-то матросу. Сиди здесь, он сам придет и все расскажет. А пока он не доковылял, ты давай дальше с бумажками разбирайся.
        Но Эдгар вместо того чтобы покорно сунуть свой нос в бумаги вдруг отодвинул их в сторону подальше и повернулся лицом к призраку отца.
        — Слушай папаша, если не хочешь чтобы я тут реформы по своему усмотрению затеял, лучше делись опытом и рассказывай, как тут все работало на самом деле. Вот хоть бей меня головой об стену ни за что не поверю, что ты так же как я за бумажками целыми днями корпел.
        — Знаешь, а было-бы не плохо тебя пару раз головой об стену стукнуть. Глядишь, может умишко-бы и поправил, а заодно научился-бы с отцом почтительно разговаривать.  — Заложив руки за спину, привидение демонстративно обиженно отвернулось от Эдгара.
        — Папа извините, что я так непочтительно к вам отнесся.  — Еле сдерживая свое раздражение, заставил себя сказать слова извинения Эдгар.  — Но тогда и я вас прошу точно о таком же отношении ко мне. Очень вас прошу, не забывайте что я хоть и отчасти, но все же ваш сын.
        — Вот ведь можешь же когда захочешь.  — Повернулось привидение обратно лицом к молодому графу.  — На счет бумаг ты прав. Я так над ними не трудился. Вот только и времена были не такие как сейчас. Как я уже говорил, у меня для всех бумажных дел существовала канцелярия. Мне только листочки приносили с итогами и предложениями. Решения многих вопросов брали на себя управляющие. Дворяне, находившиеся на нашей службе и получившие свои должности за заслуги перед нами. Им выделялись наделы в личное пользование для кормления, с правом передачи прав на землю по наследству. Они же составляли и основную военную силу графства. Ну а я естественно спрашивал с них. В принципе никаких секретов нет. Весь мир так устроен.
        — Вы хотите сказать, что назначенные мной на ответственные посты люди отлынивают от своих прямых обязанностей? Я вас правильно понял?
        — Я-бы лучше сказал, что бояться брать на себя ответственность.
        — Значит, мне предстоит с ними провести серьезный разговор.
        — Правильно. Серьезный.  — Поддакнул Эдгару призрак.  — И выглядеть ты при этом должен внушительно и грозно. Чтобы эти паразиты прочувствовали все сказанное тобой до самых пяток. Чтобы у них и после разговора с тобой мурашки по спине бегали и не успокаивались.
        — Тут я с вами папа не соглашусь. Грозное вращение глаз может только все дело загубить. Здесь нужно будет бить на совесть и чувство долга. Вот только если это не поможет. Тогда да. Согласен. Придется слегка пометать молнии из глаз.
        — А ты разве так можешь?  — Радостно посмотрел на Эдгара призрак его отца.  — Насколько я помню, к магии ты не особо был предрасположен. Неужели родовые способности проснулись?
        — Я пока не знаю.  — Потупил свой взор молодой граф.  — Может и проснулись. Проверить то сейчас некому. А про молнии из глаз это я образно сказал.
        — Образно.  — Вздохнуло разочарованно привидение.
        — Я чувствую, как внутри меня что-то колобродит. Вот только разобраться сам не могу, что, как для чего и почему. Да и если честно признаться боязно слегка. Вдруг эта внутренняя сила меня так изменит что я сам на себя не стану похож.
        — Магия сама по себе людей не меняет.  — Став необычайно серьезным сказало привидение.  — Просто это не каждый человек понять может. Обретая силу, мы сами себя меняем.
        Их разговор прервал очередной стук в дверь.
        — Ну что там еще?  — В один голос крикнули Эдгар и призрак.
        Вошедший слуга слегка изменился лицом при виде плавающего в воздухе привидения рядом с Эдгаром. Хоть люди к нему уже вроде и попривыкли и уже не так сильно шугались в стороны, едва завидев его как раньше. Но все одно немного нервничали, находясь с ним рядом.
        — Вашей аудиенции просят капитан Драп и делегация, прибывшая вместе с ним с островов.
        — Делегация с островов. Это интересно.  — Проговорило тихо привидение.
        — Может не стоит их сразу шокировать вашим видом?  — Так же тихо произнес Эдгар.
        — Отца стесняешься?
        — Нисколько. Но думаю, ваше сейчас видимое присутствие внесет некоторую нервозность при этой встрече.
        — Тогда придвинь стул ближе к стене, я тут за гобеленом укроюсь. Мало ли, вдруг что-нибудь подсказать придется. Ты же, по сути, в дипломатических делах младенец.
        — Договорились.  — Придвигая стул к стене, согласился с призраком Эдгар и кивнул головой слуге.  — Приглашай их в кабинет.
        Первыми в кабинет вошли не Драп с делегатами, а четверка скавров во главе с Гердом. Скавры заняли место перед графским столом став по двое с двух сторон от него. Выглядели зверолюди довольно внушительно. В придачу к обычной их одежде, состоявшей из шорт и рубахи с рукавами до локтя, на них сейчас красовались дорогие нагрудные доспехи, а за спиной висел короткий красный плащ. К слову сказать, шорты и рубаха тоже были не из дешевого материала. На поясах висели цепы, а в руке они держали обнаженные национальные клинки. Деревянная рукоять 40 см и приделанный к ней стальной клинок листовидной формы примерно 30 см в длину. Может с виду оружие и казалось неказистым, но вот пользоваться им скавры умели, так как никто другой.
        Герд стал в нескольких метрах перед столом и сейчас играл роль своеобразного распорядителя. Он указал обнаженным клинком место, куда следует стать прибывшим гостям.
        — Тот человек, которому будет позволено говорить, выйдет вперед не более чем на два шага. Любые другие действия будут расценены как покушение на жизнь его сиятельства и немедленно пресечены. Надеюсь, вы прибыли с благими намерениями и нам не придется пускать в ход оружие.  — Выдал он дежурную фразу и отошел в сторону к одной из пар скавров.
        Тем не менее его речь и голос которым он ее произнес, произвела эффект на вошедших. Люди как-то сжались в толпу и старались не делать лишних движений при этом, однако оживленно о чем-то между собой начав переговариваться шепотом.
        — Драп.  — Выделил из этой толпы людей одного человека Эдгар.  — Все-таки вернулся. А я грешным делом уже было подумал, что ты решил бросить Глафиру и сбежать с ее кораблем. Даже уже подумывать начал, а не взяться ли мне за твои поиски, чтобы наказать.
        Драп, который в этой толпе оказался в заднем ряду раздвинул плотно стоявших друг к другу людей плечами и решительно сделал пару шагов к столу графа.
        — Мы может и не знатного происхождения.  — Усмехнувшись твердым голосом, ответил он.  — Но не в наших привычках нарушать заключенное ранее соглашения подобным образом.
        — Достойный ответ, достойного человека.  — Благосклонно кивнул головой Эдгар.  — Рад, что Глафира в тебе не ошиблась.
        — А где она сейчас?  — Слегка прищурил глаза Драп, задавая вопрос графу.  — Очень странно что я не нашел ее в замке.
        — Как ты смеешь задавать вопросы и разговаривать подобным тоном со своим господином?  — Среагировал на такое поведение шкипера Герд.
        — Я служу Глафире, а не вам.  — Спокойно глядя в лицо Эдгару, и не обращая ровным счетом никакого внимания на зло теребившего рукоять меча Герда, ответил Драп.  — И только ей решать нарушил я здесь какие-либо правила приличия или нет. Если честно я не вполне понимаю, с чего вдруг пошла такая волна. Мой вопрос вполне закономерен. Кому как не вам знать, где я смогу ее найти.
        В кабинете воцарилась мертвая тишина. Люди за спиной матроса перестали перешептываться и затаили дыхание. Так разговаривать с графом мог позволить себе только ограниченный круг людей и уж точно простые шкиперы в него не входили.
        — Герд успокойся.  — Махнул рукой своему телохранителю Эдгар.  — Драп личный помощник Глафиры и вправе задавать мне подобные вопросы.  — Он перевел взгляд на шкипера и улыбнулся.  — Глафиры действительно сейчас нет в замке. Тебе придется немного подождать ее возвращения, как и мне. Она сейчас объезжает провинцию и наводит порядок там, где это необходимо. Чтобы зря не терять время можешь заняться расселением команды и их семей в замке, как и было, обговорено ранее. Дома, где поселиться выбери сам. Заранее одобряю любое выбранное тобой место. А теперь дорогой мой Драп ответь мне на вопрос. Кто эти люди, что пришли вместе с тобой?
        Драп оглянулся назад, посмотрел на сгрудившихся позади него людей и, повернувшись снова к Эдгару пожав плечами ответил.
        — Представители власти островов.
        — Какой такой власти?  — Сдвинул брови Эдгар.  — На островах существует только одна власть. Моя.
        — Ваше сиятельство.  — Склонился в поклоне перед графом Драп.  — Прошу меня извинить. Но на эти вопросы пусть отвечают другие. Честное слово к этим делам я не имею никакого отношения. С вашего разрешения я лучше пойду заниматься тем делом, которое мне поручено и за исполнение которого я отвечаю.
        — Иди.  — Милостиво кивнул ему головой Эдгар, после чего перевел свой взгляд на группу людей.  — Ну, так и что там у вас за власть такая на моих островах?  — Хмуро сдвинул он брови.
        Разговор с делегацией островов занял довольно продолжительное время и был не из легких. Но закончился он полной дипломатической победой Эдгара, который еще в самом начале их беседы смекнул, что жители острова нуждаются в нем не меньше чем он в них а, пожалуй, даже и больше. Естественно возникли некоторые проблемы требующие своего решения, но это уже как говорится мелочи жизни.
        — Ух, как ты этим островитянам хвост прищемил.  — Возбужденно плавая из стороны в сторону по кабинету, радостно потирало руками привидение отца после того как делегация покинуло помещение окончив переговоры.  — Вот сразу видно, наша порода. Теперь-бы еще так и с оставшимися провинциями разобраться. Эх и зажили-бы тогда.
        — Так просто с остальными не получится.  — Вернул привидение на землю Эдгар.  — Особенно трудно будет решить вопрос с Владетелем. Да и что там, на юге творится, неизвестно. Так что лучше быть реалистами и радоваться тому, что имеешь. Ладно.  — Вздохнул он тяжело и поднялся с кресла.  — Поеду в город съезжу да накручу там хвосты местной администрации. Заодно и разомнусь немного.

        7

        Из близ лежащего подлеска Глафира с Бякой наблюдали за стеной окружавшей поселение. Им стоило большого труда отправиться на разведку только вдвоем и уговорить всех остальных остаться в лагере. Просто удивительно как иногда людей тянет на подвиги. И только клятвенные заверения, что никаких драк не предвидится. А всю операцию нужно будет провернуть тихо и быстро. И что с большим количеством людей это будет сделать проблематично. Слегка остудили горячие головы.
        — Как думаешь, сколько у нас шансов незамеченными проникнуть за ограду?
        — Не знаю.  — Честно ответил на вопрос Глафиры Бяка.  — Уж больно плотно стража на стене стоит. Да и думаю, этого делать не стоит. Ну, если только мы не собираемся затеять какой-нибудь там переполох.
        — Нет.  — Покачала отрицательно головой Глафира.  — Переполох нам затевать пока еще рановато. Ладно, давай попробуем подобраться поближе и посмотрим, кого из стражников умыкнуть будет легче.
        — Давай лучше я один.  — Предложил кот.  — Так проще будет. Мне сюда человека дотащить труда не составит. А ты тут как тут уже с лошадьми наготове. Уйдем быстро и чисто. Комар носа не подточит.
        — Согласна.  — Через силу выдавила из себя Глафира, соглашаясь с доводами кота.
        — Тащи тогда сюда лошадей.  — Радостно затараторил кот.  — А я быстро. Раз-два и все уже готово.
        Бяка скользнул в предрассветную темноту и словно растворился. Даже новая, приобретенная после посещения пещеры Мудрилы-Чудилы способность видеть в темноте не помогла уследить, куда рванул котяра. Вообще-то после посещения этой пещеры у Глафиры стали проявляться некоторые способности не свойственные простому человеку. Ночное зрение, повышенная реакция, скорость передвижения и неутомимость можно сказать еще только цветочки, на которые и внимания-то обращать не стоит. Другое дело чувствовать всем своим существом всю мощь целого мира. Его неисчерпаемую энергию и при этом понятия не иметь, что со всем этим делать и как пользоваться. Да и можно ли этой энергией пользоваться, тоже вопрос.
        Глафира еще раз бросила взгляд на стену окружавшую поселение и пробормотала себе под нос.
        — Ладно, пошла за лошадьми.
        Развернувшись, она направилась вглубь леса, где они с Бякай предусмотрительно оставили двух лошадок. На всякий случай подальше от селения, чтобы те ненароком своим храпом или не дай бог ржанием выдали их присутствие здесь. Одна лошадка это конь что подарил ей Анри, а вторая должна была послужить транспортом добытому языку. Но не тащить же его на себе, в самом-то деле.
        Сквозь деревья она уже видела двух коней. Те мирно стояли и спокойно хрупали овсом из подвешенных к их мордам торбам. В этот момент в ее голове раздался предупреждающий ее об опасности окрик меча.
        — Глафира мы здесь не одни.
        Девушка как вкопанная застыла на месте. Одна рука легла на рукоять подаренного ей Якоби меча, другая вытащила из кармашка метательный нож. Она внимательно осмотрелась по сторонам. Действительно так и есть, ее тихо с разных сторон обходили люди. Хотя нет, не совсем люди.
        — Скавры?  — Удивленно выдохнула она.
        Вот только окружавшие ее зверолюды сильно отличались от своих лесных собратьев.
        — Сколько раз тебе говорить. Ты должна все время быть начеку и никогда не расслабляться. Особенно когда прогуливаешься по ночному лесу в одиночестве.  — Недовольно бурчал в ее голове меч.  — У меня совсем нет желания менять себе хозяина.
        — Да помолчи ты.  — Оборвала его причитания Глафира, разглядывая приближающихся к ней врагов. То, что это были именно враги, у нее не было никаких сомнений.
        — Смотри-ка ты мы тут по лесам и весям ее ищем. Бегаем, как умалишенные, а она возле самого поселка себе преспокойно прогуливается.  — Мерзко посмеиваясь, сказал один из скавров, поняв, что она их заметила.
        — Ну и зачем это я вам понадобилась?  — Спросила его Глафира, отпустив рукоять меча и незаметно достав второй метательный нож.  — Что это пяти скаврам вдруг понадобилось от одинокой девушки?
        — Ничего особенного.  — Ответил другой скавр.  — Всего лишь твоя жизнь.
        Эти слова послужили своеобразным сигналом к действию для всех участников этой сцены решивших разыграть в ночном лесу драму. В Глафиру полетело два метательных топорика. На доли секунд раньше сама она метнула в скавров свои ножи. Владельцу топоров не повезло. Один из ее ножей воткнулся ему в грудь, отбросив тело на несколько шагов назад, а вот второй нож лишь оцарапал своей цели предплечье. Глафира все это отметила краем своего сознания. Уклонившись от топориков, она скользнула к ближе всех стоявшему к ней скавру. Естественно тот тоже не стоял на месте и в свою очередь прыгнул к ней. Но вот чего он никак не ожидал так это того что девушка не останется стоять на своем месте.
        Пропустив мимо себя тело зверолюда, она нанесла ему удар по шее мечом Якоби. Все произошло столь стремительно, что скавр уже, будучи мертвым, сделал вперед еще несколько шагов, после чего только ткнулся носом в землю, заливая все вокруг себя кровью.
        — Сука.  — Услышала Глафира женский вскрик, на который ответил мужской лающий голос.
        — Успокойся. Нас всех предупреждали, что она очень опасная ведьма. А ты найдешь себе другого кобеля. По большому счету тебе ведь все равно с кем спать.
        — Мне плевать на этого дурня. Просто эта тварь распорола мне руку. Я лично отрежу ей голову и только после того как помочусь на нее доставлю ее к магам.
        Воспользовавшись короткой заминкой и не обращая внимания на этот диалог, Глафира вернула себе вызовом свои ножи, сунув один из них в карман. Она решила, что разбрасываться ими направо и налево ей все равно не дадут. Разве что еще разок метнуть в кого-нибудь она может быть, все-таки успеет. Что ни говори, а скавры это не люди. Скавры намного опасней. Особенно скавры, специально натасканные на убийство.
        — Готовься сука, сейчас я тебя буду резать.  — Злобно зашипела скавра, вращая перед собой странным на вид оружием похожим на полумесяцы.
        — Какая банальность. Хоть-бы что новое придумала.  — Усмехнулась ей Глафира и пошла скавре на встречу, как-бы даже больше не обращая ни на кого внимания.
        Расчет оказался верным. Огромный зверолюд находившийся слева от нее совсем не ожидал, что она резко изменит направление своей атаки. Упав на колени и пропустив над головой горизонтальный удар шипастой палицы, она почти по рукоять вогнала свой меч ему в живот и одновременно не глядя метнула метательный нож себе за спину. Судя по звуку, нож попал в цель, но все же это не совсем помогло Глафире. Подымаясь на ноги, она получила сокрушительный удар в спину, от которого ее как куклу на несколько метров бросило вперед. От боли в спине сознание затуманилось, а в глазах померк свет. Как ни странно это прозвучит, но еще один приступ резкой боли вернул ей зрение на место. Перевернувшись на спину, ей удалось увернуться от одного удара странным оружием рассерженно шипящей скавры стоявшей над ней. Второй удар она попыталась отбить наручами, но не получилось, и сталь распорола ей предплечье до кости. Зашипев не хуже скавры, Глафира ударила зверолюдку что было сил кулаком в грудь. На сей раз повезло. От полученного удара скавра не устояв на ногах, рухнула на землю. Глафира не теряя ни секунды, поднялась на ноги и
не смогла удержать вырвавшийся из груди стон. Ее положение было не из лучших. Адская боль в спине. До кости разрубленное предплечье и глубокая рана на задней части бедра. С такими ранами обычно уже не воюют. К тому же и защищаться от подымавшегося с земли рядом врага практически нечем. Меч Якоби остался торчать в животе одного из скавров. Так что все оружие, что теперь у нее осталось это только собственные кулаки и метательные ножи. Меч, висевший у нее на спине, словно умер и не подавал никаких признаков жизни.
        — Для начала я вспорю тебе брюхо.  — Мерзко улыбаясь, стала комментировать свои будущие действия скавра.  — Хочу, чтобы ты помучилась. Не скрою мне нравиться смотреть, как людишки пытаются обратно впихнуть себе в живот вываливающиеся оттуда наружу внутренности.
        — Попробуй тварь.  — Хриплым голосом перебила скавру Глафира, доставая незаметным движением из кармашков свои метательные ножи.
        — А тут и пробовать нечего.  — Вскрикнула скавра, молниеносно подскочив к Глафире и полоснув ее своими полумесяцами по животу.
        Скавра была быстра, но и Глафира ей в скорости ничуть не уступала. Они нанесли друг другу удары одновременно. Глафирин нагрудник удары скавры почти выдержал, а вот сама зверолюдка упала на землю возле ног девушки с двумя ножами, воткнутыми ей в глазницы.
        — Любовь к садизму еще никого до добра не доводила.  — Хмыкнула Глафира и повернула голову на подозрительный шорох.
        Оказалось, что скавр в которого она метнула нож, и который нанес удар ей в спину, еще жив и сейчас пытается подняться на ноги. Морщась от боли, она подошла к нему ближе. Судя по всему, полученная рана в грудь не оставляла зверолюду никаких шансов на жизнь.
        — То, что вас послал Владетель мне и так понятно, об этом даже спрашивать не буду. Но вот что меня действительно интересует так это то, почему вы ему служите? Ведь именно он повинен в смерти ваших родных.
        — Мы служим не Владетелю. Мы служим магам. Они для нас родня.  — Пуская кровавые пузыри, прохрипел скавр.  — Другой мы никогда не знали. Они наши вожаки. Вся наша жизнь принадлежит только им.
        — Понятно.  — Кивнула Глафира головой, и отдала приказ ножу вернуться к ней, после чего не обращая внимания на задергавшееся в агонии тело, тяжело опустилась на землю.
        — Ну, ты.  — Вдруг проснувшись, зашумел в ее голове меч.  — Да я.  — Сначала забормотал он бессвязно.  — Да у меня. Тьфу, на тебя бисова девка напугала. Раздери меня тысяча чертей. Я уж думал все, финита ля комедия. Приплыли. Сознания отключил и простой болванкой прикинулся, чтобы только в руки к этому зверью душегубскому не попасть. Просто удивительно как ты выжила? После такого пропущенного удара в спину обычно позвонки в трусы обсыпаются, наигрывая при этом похоронную музыку.
        — Откуда ты таких выражений нахватался?  — Перебила словесный понос меча Глафира.  — Тебя же бог знает сколько тысячелетий назад, от света белого отключили.
        — Порыться в твоей памяти там и не такое отыщешь. Хотя если честно признаться все самое интересное только в последних ее слоях находится, а до этого все скукотища смертная. Пытливому уму даже зацепиться не за что. Ты от темы не отвиливай.  — Повысил он голос.  — Зубы мне не заговаривай. Поглоти меня тьма. Столько ударов пропустить и чуть не окочурится, имея перед собой всего пятерых противников. Я в шоке от твоей бездарности.
        — Какой учитель, таков и ученик.  — Огрызнулась Глафира на эту тираду меча.
        — Амеба ты бесхребетная.  — Взорвался в ее голове гневный крик.
        Девушка, усмехнувшись про себя, отключила меч от своего сознания. Не совсем правда отключила. Она по-прежнему слышала все, что он там кричал. Просто не обращая на эти гневные вопли больше внимания, принялась осматривать саму себя.
        — Надо же,  — удивилась она про себя, рассматривая свой доспех.  — Все три слоя кожи прорезала.  — Покачала она головой.  — А ведь эта кожа многоруков по крепости стальным доспехам не уступает. Надо будет получше рассмотреть, что там у этой скавры за полумесяцы такие были.  — Она перевела взгляд на свою руку. Рукав рубашки был весь залит кровью, но рана уже не кровоточила. Ее края сошлись и сверху запеклись кровавой коркой.  — И как только мои кости удары выдержали?  — Вырвался у нее нервный смешок.  — А то ходила-бы сейчас одноруким и одноногим бандитом.
        Судя по всему, рана на бедре тоже затянулась, но вот боль от полученных ран никуда не делась. Она глубоко вздохнула, вспомнив про болеутоляющие лекарства.
        — Сейчас-бы какого-нибудь анальгина принять.  — Закрыла она глаза и представила, как глотает таблетку.
        Через пару ударов сердца произошло маленькое чудо. Боль в спине и ранах ушла, а уставшее тело наполнилось энергией. Бой хоть и длился всего лишь несколько минут, но вымотал ее физически и морально основательно. И вот от всех этих неприятных ощущений вдруг не осталось ни следа. Да и возмущенные вопли меча в голове прекратились.
        — Ну, ты как там, весь пар выпустил?  — Спросила она его.
        — Вроде-бы да.  — Отозвался меч.
        — Тогда давай глянем, что там нам за трофеи достались.  — Поднялась она на ноги.
        Как оказалось, кроме оружия у скавров больше ничего не было.
        — И чему я тут пытаюсь удивиться?  — Пожала Глафира плечами.  — Ведь скаврам деньги не нужны. Ну и черт с ним или ними. Давай глянем, что там с оружием. Авось что-нибудь и мне сгодится.
        Как выяснилось чуть позже, Глафире понравилось все оружие убийц. Она прицепила к своим бедрам ножны с двумя кинжалами. Рукояти этих кинжалов больше напоминали кастет, а хищное четырехгранное лезвие походило на штык от винтовки Мосина. Так заинтересовавшие ее полумесяцы покоились в ножнах, но теперь только на ее поясе. Если самой Глафире больше понравились эти орудия смерти, то меч пришел просто в восторг от булавы и шестопёра.
        — Вот именно этим мы будем мочить всяких уродов в сортире.  — Верещал он возбужденно.  — Один удар и сразу труп или калека. Материал, правда, не ахти, обычный, но усиление магией делает это оружие вполне достойным, чтобы им пользоваться.
        — Слушай завязывал-бы ты уже с подобными выражениями, а то у меня от них уши в трубочку закручиваются.  — Попросила его Глафира.  — Давай лучше, как и прежде на нормальном языке изъясняться.  — Приторачивая метательные топорики к седлу своего коня, добавила она.
        — Не понимаю, чем тебе подобные выражения не нравятся?
        — Слух режут. Не привыкла я к ним.
        — Смотрика ты, слух режут, а в памяти на верхней полочке хранятся. Хорошо. Постараюсь их не упоминать больше, но ничего гарантировать не могу.
        — В чьей памяти хранятся?
        — Ну не в моей же. Но если эти выражения тебя так действительно раздражают, постараюсь молчать как партизан на допросе.
        — И на том спасибо.
        Глафира взобралась в седло, тихо про себя ругаясь на булаву и шестопер висевших на своих ремешках у нее на запястьях.
        — Нужно будет придумать какое-нибудь крепление для них.  — Буркнула она недовольно.  — Неудобно их так на руке все время таскать.
        — Ничего, это только вначале неудобно. Скоро пообвыкнешь маленько и даже замечать их не будешь. Особенно после упорных тренировок. Переживания подобные сегодняшним мне совсем ни к чему с моей-то ослабленной нервной системой.
        На тему тренировок меч распинался всю дорогу до опушки, где их уже поджидал Бяка рядом с бесчувственным, но живым телом мужского пола.
        — Живой?  — На всякий случай поинтересовалась Глафира.
        — Живой.  — Кивнул головой кот, разглядывая ее с нескрываемым удивлением.
        — Как думаешь, его еще не скоро хватятся?  — Кивнула она головой на тело и спрыгнула с коня на землю.
        — Да кто его знает. Если честно, они там все поголовно дрыхнут на своих постах.  — Ответил Бяка и сам в свою очередь задал вопрос.  — А с тобой-то что случилось? Не успел оставить тебя на пару минут и вот здрасте, пожалуйста. Вся одежда в крови. Доспехи и шмотки порваны. Ты куда свой нос сунуть успела?
        — Никуда.  — Ответила девушка, поковырявшись пальцем в ухе.  — Просто на лесной дорожке со скаврами убийцами столкнулась.  — И на немой вопрос кота отмахнулась рукой.  — Потом расскажу, а сейчас давай лучше помоги закинуть это,  — указала она на лежащее возле ее ног тело,  — на лошадь. Нам лучше побыстрее смотаться отсюда.
        Кот ухватил мужика за шиворот и вместе с ним легко заскочил на круп лошади. Что при его размерах подобных земным львицам не представляло особого труда. Лошадка естественно попробовала взбрыкнуть, но Глафира ее быстро успокоила. Пристроив тело на лошади, она села в седло своего коня и ведя второго на поводу, мелкой рысью с бегущим рядом котом направилась к лесной чаще. Правда, въехав в гущу леса, перевела коня на шаг. Еще не хватало после всего, что случилось навернуться с лошади и сломать себе шею. Покачиваясь в седле, Глафира вдруг услышала тихое довольное мурлыканье меча.
        — Ваше благородие, госпожа победа,
        Значит, моя песенка, до конца не спета.

        — Эй, железный, ты чего это там бубнишь?  — Удивленная тем, что услышала песню Верещагина из фильма «Белое солнце пустыни» спросила она его.  — Откуда тебе слова этой песни известны?
        — А? Чего?  — Отозвался меч.  — Прости, я тебя не совсем расслышал. Что ты сказала?
        — Я спрашиваю, что это ты там себе напеваешь?
        — Так это. Песенка понравилась. В основном-то у тебя песенный репертуар так себе, муть одна, но есть песни и достойные восхищения.
        — Где у меня? О чем ты вообще бормочешь там?
        — Как это где?  — В свою очередь удивился таким вопросам меч.  — В памяти разумеется.
        — В какой памяти? В чьей?
        — В твоей разумеется.
        — Так ты что сволочь, ко мне в голову забрался?
        — Здрасте вам до свидания. Мы же вроде об этом уже говорили. И тогда ты не возмущалась. Восприняла все вполне естественно.
        — Когда это мы об этом говорили? Где мы об этом говорили?
        — Так в лесу. После того как ты скавров положила.
        — Я?  — Глафира была так поражена, что не заметила, как заговорила в полный голос и потянула на себя поводья лошади, отчего та замерла на месте как вкопанная. До нее только теперь дошло о чем говорит меч.  — Сволочь.  — Процедила она сквозь зубы, еле сдерживаясь, чтобы не сорваться на крик.  — А ну вали из моей головы. Или клянусь, что я с тобой что-нибудь нехорошее сделаю. Я тебя гад в море выброшу. В самом глубоком месте. Чтобы никакой сетью, никаким тралом тебя оттуда не достали. Ты у меня подонок, среди рыб ржаветь будешь. Да у моллюсков там разных в памяти колупаться. Ишь подлюга чего удумал.
        — Ну, началось.  — Вздохнул тяжело меч.  — А я-то уж грешным делом решил, что ты нормальный адекватный человек. Ну чего ты разоралась как базарная баба?
        — Я тебе сейчас устрою железяка ржавая, какая я баба. Да я тебя…
        — Ты, кажется, забыла, с кем говоришь.  — Взорвался в голове Глафиры трубный глас, который она прочувствовала каждой клеточкой своего тела.  — А теперь заткнись и успокойся.
        Пораженная девушка замолчала и только удивленно хлопала ресницами и как рыба ловила ртом воздух.
        — Так-то лучше.  — Уже обычным своим голосом проговорил меч.  — Вот знаешь, чего я действительно не ожидал? Так это такой твоей реакции и это при твоей-то биографии приключений. Просто в голове не укладывается. Тем более что ты искренне веришь, что Господь и его ангелы видят даже самую малую мелочь в любом из людей, в любой песчинке твоего мира и вдруг устраиваешь мне такую сцену.
        — Так, то бог и ангелы.  — Тряхнула головой, приходя в себя девушка.
        — А я кто?
        До Глафириного сознания дошла вся глубина этого вопроса. Ведь у нее за спиной висел не просто меч. За спиной висел меч, в котором была заключена, или засунута, или как там еще черт его знает, как назвать душа или что там у них еще есть, самого настоящего бога.
        — Твою полковую душу.  — Выдохнула она и сглотнула слюну.
        — Вот именно.  — Согласился с ней меч.  — Я не спорю. В моем нынешнем состоянии, я немного не такой, каким был прежде. Но сущность моя от этого не изменилась. Что же касается твоей памяти, то можешь не волноваться, в личные архивы я не лезу. А вот познакомится с тем, как мир изменился очень даже интересно. Ну и заодно естественно культурно просветиться, немного не помешает. Развитие цивилизации пусть даже всего одного мира это конечно капля в море. Но я в свое время и этой капли был лишен. Жалко только что объем человеческой памяти не такой большой как у нас. Но на безрыбье как говорится и рак рыбам станет.
        — Глафира, что с тобой происходит?  — Долетел до сознания девушки вопрос кота, во взгляде которого читалось беспокойство.
        — Все нормально Бяка.  — Успокоила она его.  — Все нормально.  — И уставившись в гриву своего коня, тихо добавила про себя.  — Если конечно не учитывать, что теперь даже в сортире не видать мне уединения.  — После чего пнула лошадку пятками в бок.

* * *

        Собравшись вокруг костра за ранним завтраком после допроса пленного, Глафира со своим штабом, если это можно так выразиться, составляли план будущих своих действий. Недалеко от них резвились скавры. Они получили подарки в виде оружия от Глафиры и теперь радостно им размахивали, приноравливаясь к нему. В ее планы, конечно, не входила бесплатная раздача трофеев, но так получилось.
        Прибыв в лагерь, она сначала ответила на все многочисленные вопросы своих новоявленных друзей. Естественно рассказ был урезан, что не очень пришлось по душе слушателям, но зато дало волю их фантазиям. После рассказа она просто сунула Лунне ненужные ей топорики. Как выяснилось чуть позже, это она сделала зря. Очень хорошо читаемая неприкрытая зависть в глазах двух других скавров и задранный кверху нос Лунны подтолкнул ее к решению осчастливить и их. Одному досталась шипастая булава, которую он прицепил к своей цепи вместо металлического шара, немного ее предварительно укоротив. Другой скавр так смотрел на кинжалы, что скрепя сердце, но пришлось расстаться и с ними.
        Если вы думаете что на этом дело и закончилось, то глубоко заблуждаетесь. Мрия своими тонкими намеками похожими на слона выцегнила у нее себе полумесяцы, а Дорей не отходил от нее ни на шаг и таскался по пятам до тех пор, пока не заполучил в свои руки шестопер.
        — Это для Анри.  — Ответил он на немой вопрос Глафиры, тыкая пальцем в оружие, которое еле потом держал в своей старческой руке.  — Как знак уважения и дружбы между воинами.
        — Ты еще свою порванную рубаху кому-нибудь всучи как какой-нибудь знак.  — Недовольно бурчал у нее в голове меч, наблюдая за происходящим.  — Офигенно богатая что ли? Можно подумать ты за собой целый арсенал таскаешь, что так оружием разбрасываешься направо и налево.
        В ответ Глафира только вздыхала. Если честно она сама себя немного корила за подобную слабость и неумение сказать, твердое нет в подобных ситуациях. Что тут поделать, издержки воспитания. Родители с детства ее учили делиться, да и самой тогда не очень хотелось ходить с клеймом жадины говядины. Детство прошло, а это учение, переросшее в черту характера осталось.
        После раздачи подарков она, Дорей, Мрия и Якоби принялись обсуждать план действий по нейтрализации отряда засевшего в поселении. По первой части плана ни у кого никаких возражений не было. Все приняли единогласно решение Глафиры сыграть роль приманки, чтобы выманить врагов за стены. Нападать на селение ни у кого желания не было. Ведь подобные действия обязательно привели-бы к потерям среди мирного населения. А кому охота брать грех на душу за невинно убиенных? Правильно никому.
        Горячие прения разгорелись по второй части. То есть в части нейтрализации противника. Мрия и Якоби грозились уничтожить отряд врага своей магией. Против этого предложения яро выступал Дорей. Старик чуть ли не с пеной у рта доказывал, что честь уничтожения врага должна принадлежать его отряду.
        — Мои мальчики.  — Так он назвал сопровождавших его воинов.  — Итак, уже начинают чувствовать некоторую ущербность. Если оставить их в стороне и в этом деле, то это очень сильно подорвет их боевой дух и уверенность в собственных силах. Я, конечно, не сомневаюсь в ваших способностях.  — Посмотрел он на магов и, приложив руку к груди добавил.  — Но очень вас прошу отказаться от своего плана действий и доверить все моим людям. В данном случае их уверенность в собственных силах и умении намного важнее вашего тщеславия.
        — Какое тщеславие?  — Выпячивал свою тощую грудь Якоби.  — Мы с Мрией в первую очередь думаем о том, чтобы никто из нас, всех здесь присутствующих не пострадал.
        Глафира в этих прениях не участвовала и не отдавала своего предпочтения ни той, ни другой стороне. Она просто сидела, и молча наблюдала думая о другой стороне этого вопроса. Вот сейчас люди перед ней оспаривают свое право на убийство. Им это в данный момент времени кажется героическим поступком, но что будет после. Она вспомнила себя. Вспомнила, как блевала во все стороны от вида мертвых тел и как ее колотило после первого своего сражения. Конечно, если сравнивать Глафиру прежнюю с Глафирой теперешней, то она не совсем уже тот человек что был раньше. Во всяком случае, со стороны все выглядело так, что она убивает легко и непринужденно. Как будто для нее это было, как надоедливого комара на лбу прихлопнуть. Но, по правде сказать, все было намного сложнее. Нормальный человек не может получать от этого удовольствие. И всякий раз после столкновений ее колотило и коробило изнутри как в тот памятный первый раз. Просто она научилась хорошо это скрывать.
        Глафире не нравилось убивать. Но в мире, где насилие норма, иного выхода подчас не остается. В мире ненависти, правит только ненависть. Проявление милосердия и сострадания подобны редким слабым вспышкам света в кромешной тьме таких миров. За оружие там берутся даже старики и дети. И не потому, что им так хочется, или нравится. Мотивация совсем иная. За примерами далеко ходить не надо. Примером послужит любая война. Справедливая она или не очень, без разницы.
        — Ну и что вы решили?  — Оторвавшись от своих дум, спросила она замолчавших магов и Дорея.
        — В бой пойдут мои мальчики.  — Радостно блестя глазами, сообщил ей окончательное решение вопроса старик.
        — Тогда пусть не сразу в драку лезут. Я видела, у многих из твоих людей с собой имеются арбалеты. Так вот я к вашему укрытию подведу погоню а вы нападете только после того как их разрядите в преследователей. Не каждая стрела, конечно, попадет в цель. Но все-таки это даст вам неплохую фору и шанс победить с наименьшими потерями.
        — Это вроде как-бы не совсем благородно.  — Скривил губы вначале Дорей но, увидев как начало меняться лицо Глафиры от этих слов тут же добавил.  — Я с тобой полностью согласен, жизнь моих людей намного дороже, чем глупая игра в благородство. На войне любая хитрость хороша, если она приносит победу.
        — Ладно.  — Усмехнулась Глафира такой резкой перемене мнения.  — Трубите сбор. Время не ждет. Пора выдвигаться на позиции. А пока вы собираться будете, я пойду, переоденусь. Не люблю я в грязной и рваной одежде ходить. К тому же этот мой такой вид может врагов на ненужные нам мысли подтолкнуть.
        На удивление сборы прошли довольно быстро и вскоре отряд возглавляемый Глафирой уже пробирался к селению по лесным тропам. Впереди всех как обычно двигались Бяка со скаврами, осуществляя разведку. Успех предприятия во многом зависел от скрытности передвижения. Главное сейчас было незамеченными подобраться к врагу. Она остановилась на дороге, пропуская мимо себя отряд. Нужно было дать им время устроить засаду за развилкой дорог и только после этого выманивать врагов из селения.
        — Ты особо не геройствуй, как до дела дойдет. Не молодой уже.  — Посмотрела она на Дорея, который поменял свое место в карете на седло.
        Он сейчас восседал на одном из тех коней, которые предназначались Эдгару. Глафира, улыбнулась воинственному виду старика, кивнула головой, как-бы соглашаясь сама с собой.
        — Ты лучше за собой следи.  — Гордо задрал кверху свой подбородок старик.  — А место предводителя всегда впереди тех, кого он ведет в бой.
        — Погоди.  — Услышала она окрик Якоби.  — Когда ты посещала это селение в прошлый раз, у тебя была другая лошадь.  — Он спрыгнул с лошадки, на которой раньше ездила Глафира на землю и добавил.  — Давай меняться. Ты же сама говорила, что всякая мелочь может навести врага на ненужные мысли.
        — Твоя правда.  — Согласилась она с его доводами.
        Глафира запрыгнула в седло лошадки и слегка поморщилась. К хорошему привыкаешь быстро. Что ни говори, но разница все же есть между прекрасным боевым породистым конем и простой рабочей лошадкой. Посмотрев на радостно лыбившегося Якоби взобравшегося в седло ее коня, она невольно улыбнулась.
        — Смотри не навернись с него, джигит.
        — Не навернусь.  — Радостно улыбаясь до ушей и показывая всем свои тридцать два зуба, заявил тот гордо подбоченившись.
        Мимо Глафиры прогромыхали повозки с подарками для Эдгара. Все так загорелись воинственным духом, что даже возницы не захотели остаться от битвы в стороне и отсидеться в лагере. Все-таки странное это существо человек, все время мечтает о мирной жизни и при этом радостно лезет в первую подвернувшуюся драку.
        Когда воинство скрылось с ее глаз за деревьями, девушка вдруг ощутила липкие щупальца страха в груди. Она лишилась своей надежной защиты, что доказал недавний бой со скаврами. Конечно, раны на теле затянулись быстро, но ведь могут ранить и так что никакая регенерация уже не спасет. Да и снова испытывать подобную боль желания не было. Она посмотрела на свои подрагивающие руки и бросила косой взгляд в сторону Бяки и скавров. Ей не хотелось, чтобы они заметили это ее состояние.
        — Все будет хорошо.  — Пообещала она самой себе и дернулась от неожиданности, когда что-то небольшое спикировав сверху, упало ей на грудь.
        — Ну что соскучились? Привет котяра.  — Пробежалась по ее телу ящерка и, устроившись на плече, ткнулась своим носом ей в щеку, радостно курлыча.  — Нужно сказать спрятались вы здорово. Я еле пробился сквозь магический колпак, чтобы к вам добраться. Но теперь Татушка умный. Теперь Татушку магией не остановить.  — Начал верещать он своим голоском, и вдруг прервав свое верещание, как показалось Глафире ойкнув, нырнул к ней за спину.
        — Никто не знает, как долго вяжутся нити судьбы и где они пересекутся. Остается только верить и ждать, что это когда-нибудь произойдет. И вот я снова свободен.
        Перед Глафирой стоял во всей своей ужасной красе огромного ящера Татушка. Вот только теперь это был не он. Она поняла, что это заключенный в меч дух каким-то образом завладел ящеркой. В одно мгновение терзавший душу девушки мондраж улетучился.
        — Верни ящерку обратно.  — Набычившись, посмотрела она на дракона.  — Не то даю слово, что не посмотрю на твою сущность и отделаю так, как бог черепаху.
        — Ха-ха-ха.  — Загрохотал смех дракона.  — Мне нравится твоя дерзость. Не у каждого человека хватит духу заявить такое богу. Но можешь не беспокоиться. Это ящерка я и есть. Вернее малая песчинка меня. Песчинка, которую я успел высвободить, прежде чем меня засунули в меч.
        — Значит, я его больше никогда не увижу.  — Печально вздохнула Глафира, когда смысл сказанного дошел до ее сознания.  — А как же тогда насчет связи фамильяра?
        — Бог не может быть фамильяром.  — Заявил дракон.  — Но я могу оставить тебе призрачную тень твоего любимца. Дать ему жизнь или нет, решай сама.
        — А как я смогу это сделать?
        — Ты дракон. Тебе многое подвластно. А теперь прощай. Я слишком долго отсутствовал и мне срочно нужно восстановить свои силы, чтобы приняться за работу. За все века моего отсутствия ее скопилось очень много.
        — Так мы больше никогда не увидимся?
        — Если появится желание, прилетай на гору драконов.  — Донесся до Глафиры голос ящера взмывшего высоко в небо. Еще одно мгновение и он пропал из виду вовсе.
        — Что значит прилетай? И почему все кого не встречу называют меня драконом? Я ведь человек.  — Задала она вопросы призрачной ящерке кружившейся возле нее.  — И заканчивай уже мельтешить у меня перед глазами.  — Ящерка покорно опустилась ей на плечо.  — Ну, я тебя слушаю.
        — Ответы на эти вопросы в тебе.  — Ответил призрак Татушки.  — Больше ничего сказать не могу.
        — Ну а как тебя оживить-то сказать можешь, или это тоже загадка?
        — В этом никакой загадки нет. Оживить ты меня можешь через свою плоть. Но предупреждаю, это очень больно.
        — Больно, не смертельно. Потерплю.
        — Ты действительно даешь свое согласие?
        — Мы теперь что, в трижды предложи и трижды согласись играть будем? Я ведь уже сказала, что согласна. Говори чего делать нужно?
        — Укажи мне место для меня, остальное я сделаю сам.
        Глафира хлопнула себя по предплечью.
        — Здесь тебе подойдет?
        — Вполне.  — Кивнула головой ящерка.  — А теперь приготовься, будет немного больно.
        — Давай уже.
        Призрак Татушки плюнул на ее предплечье сгустком огня и нырнул в выжигаемую этой субстанцией плоть. Глафира еле сдержала рвущийся из груди наружу крик. Из глаз хлынули слезы. Боль была действительно очень сильной, казалось не только рука, но и все ее тело горело в огне. Как только она еще сознание не потеряла.
        — Правильный выбор.  — Услышала она сквозь эту боль голос, донесшийся до нее сознание откуда-то очень и очень издалека.
        — Боюсь, что второй раз подписаться на подобную экзекуцию у меня желания не будет.  — Качаясь в седле из стороны в сторону, и держась другой рукой за пострадавшее предплечье, прошептала Глафира.
        Боль понемногу отступала, и она посмотрела на место ожога. На коже никаких следов повреждения не было. Вместо обгоревшей плоти там теперь красовалось родимое пятно похожее на небольшую ящерку, растопырившую в разные стороны крылья.
        — Блин, опять придется рубаху менять.  — Вздохнула она и посмотрела на спокойно сидящего рядом с лошадкой Бяку.
        — Я думаю, скоро маленький проказник вернется к нам снова.  — Сказал ей кот, прищурив глаза.
        — Надеюсь.  — Кивнула головой Глафира и с удивлением посмотрела на скавров, чьи задницы были устремлены в небо, а носы воткнуты в землю.  — Чего это с ними?
        — А ты как думаешь?  — Пасть Бяки расплылась в улыбке, обнажив при этом приличные такие клыки.  — Просто не каждый день скавры в своей жизни встречают живого бога.
        — Так он уже давно улетел.
        — Он улетел, а почтение как видишь, осталось.  — Хрюкнул кот, изображая смех.
        — Эй, хватит уже носом землю пахать.  — Обратилась к скаврам Глафира.  — Надеюсь, вы еще не забыли, что нас впереди драка ждет?  — И тут ее ошарашила внезапная мысль.  — Твою полковую тещу. Что теперь с мечом-то будет?
        — Теперь он часть тебя. Распоряжайся им по своему усмотрению.  — Неизвестно откуда пришел ответ в ее сознание.
        — По своему, так по своему.  — Легко согласилась Глафира и потянула меч из-за спины.
        Меч как и в прошлые разы когда она брала его в руки тут же прилип к ее ладони правда при этом она не испытала прежнего озноба. Он был по-прежнему невесом и никаких видимых изменений с ним не произошло.
        — Ну, хоть это радует. Во всяком случае, теперь не придется искать ему замену и обвешиваться оружием как революционный матрос.  — Она посмотрела на поднявшихся, на ноги скавров и с опаской оглядывающихся по сторонам.  — Думаю, наши войска уже заняли свои позиции. Так что пришло время и нам выступать.  — И не дожидаясь ответа, ткнула пятками в бока лошадки и направила ее в сторону селения.
        Не доехав до ворот поселка метров пятьдесят, Глафира остановила свою лошадку и крикнула стражникам, стоявшим на стене.
        — У вас здесь как, все в порядке? Никаких происшествий больше не происходило?
        — Да нет.  — Ответили ей со стены.
        В это время ворота приоткрылись, и к Глафире засеменил лендмен поселка.
        — О великая госпожа, мы так рады видеть вас снова. Мы устроим в вашу честь праздник.  — Заверещал он сладким голоском.
        — Не до праздника сейчас.  — Перебила его Глафира.  — Как-нибудь в следующий раз отпразднуем, а сейчас я очень тороплюсь. Просто заскочила узнать все ли у вас в порядке. Вижу все хорошо, так что до встречи.  — Она развернула свою лошадку и поскакала в сопровождении скавров и Бяки к лесу.
        — Надеюсь, я с игрой не переборщила?  — Спросила она мнение кота.  — А то ведь я еще та актриса.
        — Не переживай скоро все узнаем.
        Не успел кот ответить, как ворота селения открылись вовсю ширь и из них стали выезжать верховые тут же пускавшие своих коней в галоп следом за ними.
        — Ох, тыж, ежика мне в печень.  — Выдохнула девушка, оглянувшись назад.  — Ети их корень, а резвые-то какие.  — Стала она пинать пятками в бока своей лошадки, чтобы придать резвости ее ходу.  — Хоть-бы успеть до леса добраться прежде, чем они нас нагонят.
        Деревенскому коню трудно бегать наперегонки с породистыми рысаками, но ее лошадка, будто прочувствовав ситуацию, пошла аллюром не хуже коней преследователей. Правда выдержать такой темп бега долго, было сразу видно у лошадки сил не хватит. Не успев пробежать и полсотни метров с такой скоростью, она стала покрываться пеной, а бока стали раздуваться как кузнечные меха. Вот с плугом по пашне. Там-бы она всем этим породистым скакунам фору дала. Но как-бы то ни было, до подлеска Глафира сумела добраться первой, сохранив небольшую фору в пару десятков метров.
        — Бяка, ты наших видишь?
        — Они метрах в пятидесяти справа от нас.  — Ответил ей кот.
        — Хреново.  — Выдохнула девушка и, дернув за повод лошадки, направила ее вдоль подлеска.  — В бой не лезть, пока не скажу.
        Этот ее маневр позволил преследователям резко сократить дистанцию, и теперь Глафиру от врагов отделяло всего пара метров.
        — Давай милая, давай.  — Подгоняла она свою лошадку.  — Ну, еще пару метров продержись.
        И лошадка продержалась, сумев сохранить ту небольшую дистанцию, которая отделяла ее от преследователей. Глафира по-прежнему не видела укрывшихся в подлеске воинов, но вот звук спускаемой тетивы расслышала отчетливо. Оглянувшись назад, она увидела небольшую суматоху среди преследователей. По правде говоря, она ожидала более лучшего эффекта от внезапной стрельбы практически в упор. Но эти ее ожидания не совсем оправдались. Всего лишь не больше десятка полтора преследователей навернулись на землю, а остальные, вот что значит выучка, резко развернули своих коней в сторону нового врага выезжающего из подлеска. За Глафирой осталось гнаться пара военных и человек семь, судя по всему убийц.
        — Наш выход господа.  — Крикнула она скаврам с Бякой и дернула резко поводья, разворачивая бедное животное навстречу врагу.
        Наверное, задумка была хорошая и со стороны этот маневр смотрелся-бы эффектно если-бы не одно но. Она не была опытной наездницей, и нет ничего удивительного в том, что во время резкого разворота просто вылетела из седла. Справедливости стоит заметить, что и лошадка в свою очередь, не ожидавшая, что ее заставят резко развернуться, не удержалась на ногах. Вполне вероятно, что это ее падение вполне могло стоить ей жизни. Глафира запросто могла при таком приземлении свернуть себе шею, или что уж точно, быть втоптанной в землю копытами коней ее преследователей. Но в данный момент рядом были скавры и Бяка.
        Подымаясь с земли, девушке пришлось увернуться от летевшего в нее тела как будто выпущенного из пращи. Это один из преследователей повторял ее подвиг. Бяка своим хвостом, а скавры цепами ударили в первую очередь, по лошадям преследователей ломая им ноги. Правда четверым более сметливым преследователям удалось сохранить своих коней и себя в целости, вовремя отвернув в сторону. Паре любителей воздухоплавания не повезло. В отличие от Глафиры они все же свернули себе шеи при приземлении. Зато другие, поднявшись на ноги и вытащив свое оружие, бодро засеменили к девушке.
        — С этими я сама разберусь.  — Крикнула Глафира друзьям, в свою очередь, вытаскивая свои клинки.  — Трое здоровых мужиков на одну слабую девушку не слишком-то и благородно с вашей стороны.  — Улыбнулась она своим противникам.
        — Для тебя в самый раз.  — Хмуро отозвался один из преследователей.
        Обходя ее с разных сторон, ей сейчас противостояли один воин и два профессиональных убийцы.
        — Надеюсь, с этими будет попроще справиться, чем со скаврами.  — Прошептала она самой себе, и первой ринулась в атаку, не дожидаясь, когда ее предпримут враги.
        Первой жертвой она выбрала одного из убийц. Кто его знает, какие у них там могут быть примочки. С военным все понятно щит меч и никаких сюрпризов в отличие от этих скользких парней, неизвестно какую каку скрывающих под своими плащами. Ее стремительный бросок оказался для противников полной неожиданностью. Убийца, не успевший даже что-либо предпринять для своей защиты, упал на землю разрубленный наискосок от ключицы до пояса.
        — Минус первый.  — С обаятельной улыбкой сообщила Глафира двум оставшимся врагам.
        — Тварь. На, получай.  — Зло выкрикнул оставшийся в живых убийца. Тренькнула тетива и из-под его плаща вылетела небольшая стрела.
        Глафира вроде-бы и предвидела нечто подобное, но полностью увернуться не успела. Стрела угодила ей в бицепс правой руки, ткнув своим острием в кость.
        — Да чтоб тебя…
        Но договорить фразу ей не дал военный, быстро сокративший дистанцию и, прикрывшись щитом начавший махать у нее перед носом своим мечом. А у него за спиной мерзко улыбаясь, убийца достал из-под плаща и начал перезаряжать свой маленький арбалет.
        — Да что же это такое? Второй день подряд меня дырявят.  — Сатанея от злости, забыла о боли в руке Глафира и что было сил, рубанула по прикрывшемуся щитом воину.
        Сила удара была такова, что щит не выдержал и развалился, а воина отбросило на пару метров назад. Воспользовавшись этим обстоятельством, девушка скользнула к убийце. На сей раз, удачно увернувшись от поспешно произведенного выстрела, она отточенным движением снесла ему голову.
        — Если сдашься, сохраню тебе жизнь.  — Стоя над трупом убийцы, обратилась она к баюкающему сломанную руку воину.
        — Не получится.  — Отрицательно качнул тот головой.  — Если я сдамся, то мою жену и детей ждет незавидная доля. Им и так придется не сладко из-за того что я не выполнил приказ. Я не стану усугублять их судьбу.
        — Веселенькая история.  — Качнула головой Глафира и, взявшись за торчащий из руки конец стрелы, сжав зубы, резко ее рванула из раны. Вместе со стрелой она вырвала и кусок собственного мяса.  — Блин, больно-то как.  — Простонала она, не сдерживая слез хлынувших из глаз. И согнулась пополам, прикрыв рану рукой.
        — Больно?  — Вытаращился на нее военный.  — Всего лишь больно? Да в тебя отравленной стрелой пульнули, а не простой. Ты уже давно трупом хладным на земле валяться должна. Да даже если-бы и простой. Вот так вот вырвать ее с собственным куском мяса и не свалиться без чувств. Кто ты, женщина? Нам сказали, что ты ведьма. Но на ведьму ты не похожа.
        Глафира про себя отметила, что военный не попытался воспользоваться подвернувшей возможностью для нападения, а просто стоит напротив и пялится на нее как на чудо. Судя по всему, он не конченая мразь, да и о семье больше беспокоится, чем о собственной жизни. Она, выпрямившись, оглянулась по сторонам. Бяка со скаврами догнали-таки свои жертвы и теперь терзали их тела распластанные на земле. Битва между воинами Дорея и изрядно поредевшим отрядом Владетеля была еще в самом разгаре, но не вооруженным глазом видно, что те долго не продержаться.
        — Просто человек.  — Ответила она, оглядывая свою рану, которая уже начала затягиваться.  — Ну и что мне с тобой делать?  — Перевела она взгляд на мужчину.  — Убивать тебя не хочется, а в плен ты сдаваться сам не желаешь. Ладно. Дай слово, что не поднимешь больше меч против меня и графа и можешь идти куда пожелаешь.
        — Не дам.
        — Почему?
        — Врать не хочу.
        — Ну и не надо.  — Выдержав паузу, сказала Глафира.  — Так уходи.
        Воин вложил свой меч в ножны и со стоном, опустившись на землю, стал осматривать свою раненную руку. Судя по всему вдобавок к ране еще и сломанную к тому же.
        — Чего это ты вдруг расселся здесь, я же тебя отпустила?  — Удивилась она такому поведению воина.
        — Подожду.  — Посмотрел ей в глаза мужчина.  — Может если кто выживет.  — Он кивнул головой в сторону сражения.  — Ты и их отпустишь, так же как и меня.
        — Ну, ты и наглец.  — Покачала Глафира из стороны в сторону головой, улыбнувшись.  — Но если кто останется жив, даю слово что отпущу.

        8

        — Вот смотрю я на тебя и думаю.  — Зависнув над кроватью Эдгара, с задумчивым видом выговаривал ему призрак.  — Правильно ли я поступил, дав свое согласие на то чтобы тебя в это тело поместили. С виду так очень так ничего себе молодой человек. Вполне привлекательной наружности. Но дурак дураком. Такой дурак, каких еще по миру поискать. Вот скажи мне болезный ты мой. Вот за каким лешим ты в город без охраны поперся?
        — Почему сразу без охраны?  — Отозвался с кровати молодой граф.  — Со мной был Герд и двое охранников. Тем более я же ни куда-нибудь за Кудыкину гору отправлялся, а в город. Тут расстояния совсем ничего. До него доплюнуть можно. Ты лучше скажи, как там Герд?
        — Да еще пока дышит.  — Отмахнулся от этого вопроса призрак.  — Но день два и все равно помрет. Дюже добре в нем дыр лишних понаделали. Но ты от ответа не увиливай. Ты лучше извилины свои включай да запоминай, что тебе без охраны даже в туалет сейчас ходить нельзя. Потому как мы на войне и враг не дремлет. Владетель на что угодно пойдет лишь-бы только от тебя избавиться. А ты в одиночку по лесам разъезжаешь. Если-бы не скавры что недалече в лесу болтались, то тобой сейчас уже давно-бы черви пировали. Понял, нет? В другой раз может так и не повезти.
        — Да понял уже.  — Простонал Эдгар.  — Господи, вы уже который день твердите одно и то же, как старая пластинка, заевшая в старом патефоне. Мне эта нудятина уже по ночам снится.
        — Чего?
        — Это просто выражение такое. Я не хотел вас обидеть.
        — Ты с выражениями поаккуратней. Слово такое дело вылетит, не поймаешь, а отвечать придется. А ты как граф в придачу даже за запятые ответственность несешь. Поэтому думай прежде, чем языком молоть.
        — Если все время думать, то просто жить когда?
        — Умничай, умничай. Глафира вернется, она тебе враз мозги прочистит. А я помогу.
        — Да ладно вам папа.  — Раздался смех с кровати.  — Тоже мне, напугали ежа голой задницей.
        Из-за двери донесся злой женский голос.
        — Что значит, не велено никого пускать? У тебя родимый с головой все в порядке? Если не хочешь тарахтеть пятой точкой по лестнице отойди от двери. Я ведь, так или иначе, войду.
        — Легка на помине.  — Засмеялось привидение.  — А ты, куда герой полез?
        — Накаркал папаша.  — Натягивая одеяло до самых ушей, зло процедил Эдгар.
        В раскрывшуюся настежь дверь стремительно вошла Глафира в сопровождении Мрии, Якоби и Дорея.
        — Привет папаша.  — Посмотрела она хмуро на призрака, а потом перевела взгляд на кровать, где под одеялом не дыша затаился Эдгар.  — А где наше недоразумение? Только не говорите мне что он, как и вы теперь призраком по замку шарится.
        — Да там он.  — Кивнул головой в сторону кровати призрак.  — Как клоп в подушках зарылся.
        — И ничего я не зарылся.  — Бросил злой взгляд на привидение Эдгар, вылезая из-под одеяла.  — Поспать спокойно не даете. Будите меня своими воплями. И вообще, что это за бесцеремонное вторжение такое, я вам граф или кто? Людей каких-то незнакомых в мои личные покои притащила.  — Перешел он в наступление.  — Глафира я понимаю, что в замке к такому твоему поведению все уже привыкли, но при незнакомых людях хотя-бы сохраняй хоть какие-нибудь признаки приличия. А то ты же мой авторитет, на корню подрубаешь.
        — Я тебе сейчас подрублю.  — Сузив глаза, зло зашипела девушка и медленно начала подходить к кровати графа.  — Я тебя сейчас так подрублю, что и никаких убийц Владетеля больше не потребуется. Может быть, и пожалею, потом, но зато точно свободней вздохну. Я из-за тебя чуть инфаркт не схватила дубина ты стоеросовая когда, только въехав в город, горожане меня спрашивать начали, выжил ли их граф после покушения или нет.
        С каждым сказанным ей словом. С каждым сделанным ей шагом к кровати. Эдгар все глубже и глубже зарывался в подушки, испуганно натягивая как броню на голову одеяло.
        — Так его. Так его.  — Летал вокруг кровати, довольный призрак попаши.  — А то совсем от рук отбился. Собственного отца ни во что уже не ставит и мудрых советов не слушает.
        Мрия, Якоби и Дорей вначале смотрели на все происходящее с интересом. Особенное любопытство вызвало возбужденно летающее привидение старого графа. Но теперь до них дошло, что они стали невольными свидетелями семейной разборки. А это, как правило, довольно часто в этом мире приводит к плачевным последствиям. Так что теперь они уже, наверное, в сотый раз жалели, что не остались где-нибудь за пределами дворца.
        — Я раненый.  — Услышали они крик Эдгара судорожно вцепившегося в одеяло.  — А лежачих и раненных не бьют.
        — Бьют, еще как бьют.  — Возбужденно заверещал призрак.  — Да я сам тебе пару раз с удовольствием суну.
        — Так и быть, на сей раз бить не буду.  — Склонившись над раненным, уже нормальным голосом пообещала Глафира.  — Покажи, куда тебя ранили? Здесь со мной маг жизни. Она быстро тебя на ноги поставит. Мрия подойди, пожалуйста, к нам.  — Позвала она магичку.
        — Да со мной все нормально.  — Посмотрел на подошедшую к кровати женщину Эдгар.  — Отлежусь недельку другую и снова буду как новенький.  — Он перевел взгляд на Глафиру.  — Прошу тебя, лучше Герду помоги. Ему куда как больше досталось. Он ведь большую часть ударов мне предназначавшихся на себя принял.
        — Само собой разумеется.  — Кивнула головой девушка.  — Но вначале пускай она тебя осмотрит.  — Кивнула она головой на Мрию.  — Вот скажет мне, что твои раны не смертельны, и мы сразу пойдем к Герду.
        Эдгар, кивнув головой, дал спокойно себя осмотреть. В принципе на осмотр ушло всего пару минут.
        — Раны глубокие.  — Вынесла свой вердикт Мрия.  — Жизненно важные органы не повреждены. На заживление всего пара дней потребуется.
        — Но вначале Герд.  — Напомнил Глафире ее обещание Эдгар, приподняв голову с подушек.
        — Я не старенькая и провалами в памяти не страдаю.  — Кивнула она головой.  — Где он лежит?
        — В казарме.  — Ответило вместо графа привидение.  — Где же ему еще помирать? Там рядом и погребальные костры обычно разводим.
        На это заявление Глафира, молча удрученно покачала головой и бросила на Эдгара осуждающий взгляд.
        — Я честно, не знал.  — Не выдержав этого взгляда, отвел глаза в сторону молодой граф.
        — Ладно. Проехали.  — Махнула она рукой.  — Мрия, прошу тебя еще раз…
        — Лучше пойдем, дорогу покажешь.  — Перебила ее та.  — Я в этом замке впервые и что где находится, и куда надо идти не знаю.
        — Спасибо.  — Поблагодарила ее Глафира и перевела взгляд на Дорея и Якоби.  — Ну а вы мальчики пока нас не будет сами графу представьтесь, да в спокойной обстановке без лишнего церемониала побеседуйте. Раненный не раненный, а государственными делами заниматься надо. Кстати.  — Посмотрела она на Эдгара.  — Позволь тебе представить, Дорей Ги.  — Ткнула она пальцем в старика.  — Отец правителя верной тебе провинции. А это.  — Она кивнула на Якоби.  — Дипломированный некромант. С отличием закончил магическую академию и желает поступить к тебе на службу и организовать в твоем графстве школу магии. Ну, всё, дальше вы сами, а мы с Мрией пошли к Герду.
        Выходя из спальни, Глафира услышала удивленный голос призрака.
        — Дорей плут? Ты совсем не похож на того молодца которого я знал прежде. Так сразу в образе старца тебя и не признаешь. Небось, ветры без просу уже вылетают? Пердун ты старый.
        — Бывает и такое.  — Отозвался на это замечание без всякого почтения в голосе Дорей.  — Но зато ветры настоящие, а не призрачные.
        И уже в коридоре ее догнал довольный смех, долетевший до ее слуха из спальни.
        — Ну, вот и хорошо.  — Кивнула она головой самой себе.  — Хоть с ними проблем пока не предвидится.
        Герда они с Мрией действительно обнаружили лежащим в казарме на простой деревянной лавке прикрытым шерстяным одеялом. Все что для него сделали, так это поместили в отдельную комнату, где-бы он мог помереть особо никого, не напрягая. Дух в комнате был тяжелый. Хотя, чего еще можно было ожидать. Такова человеческая доля в любом мире. Пока живой и здоровый то ты всем нужен, а вот случись с тобой что, то сразу забывают и стороной обходят. Максимум что сделают, так это после смерти пару добрых слов скажут.
        В стороне от импровизированной кровати возле стены расположилась какая-то женщина с ребенком, поднявшиеся с пола при появлении Глафиры и Мрией. При взгляде на их обреченный вид у Глафиры так сжалось сердце, что из глаз чуть было, не потекли слезы.
        — Какое все-таки гадство.  — Стараясь скрыть нахлынувшие на нее чувства, процедила она сквозь зубы.
        — Да нет, вполне привычная картина.  — Отозвалась на это высказывание Мрия, подходя к ложу Герда.
        — Вы кто?  — Поинтересовалась у женщины с ребенком, мальчиком лет пяти, Глафира.
        — Я жена Герда, а это его сын.  — Сразу же отозвалась женщина, поклонившись, и робко задала вопрос.  — Вы поможете ему?
        — Обещаю, что сделаю все, что в моих силах.  — Пообещала Глафира и повернулась к Мрие.  — Ну как он?
        — Довольно паршиво.  — Склонившись над телом, отозвалась магичка.  — Гарантий что выкарабкается, дать не могу. Тут шансов на исход лечения пополам. А если быть до конца честной, то на выздоровление все же меньше.
        Глафира подошла к ложу и посмотрела на серое заострившееся совсем как у покойника лицо телохранителя, встретившись с ним взглядом.
        — Прошу вас госпожа пристройте куда-нибудь мою жену, чтобы ей не пришлось побираться по миру.  — Еле слышно просипел он.
        — Да ты что Герд, белены объелся? Ты мне тут заканчивай душещипательные сцены разводить. Учти, если ты помрешь, то очень сильно этим меня разозлишь. А ты знаешь, я в гневе все что угодно наворотить могу. Скрывать нечего мы с тобой особо дружны не были, но вот Эдгару ты нужен. Где он, такого как ты главного телохранителя найдет? Так что о смерти даже и не помышляй. Потом, лет через семьдесят или восемьдесят помирай себе на здоровье. Я слова не скажу, а сейчас даже не думай. Ты меня понял?
        Герд сжал челюсти так что того и гляди зубы крошится, начнут и приподнявшись кивнул головой.
        — Отлично.  — Похвалила его Глафира.  — Ну а теперь примемся за лечение. Мрия если тебе что-то понадобится. Все что угодно ни цена, ни что-либо другое значения не имеет. Только скажи, все будет исполнено.  — Она подошла к двери и, открыв ее, отдала приказ двум скаврам, которые до сих пор изображали ее охрану и, по всей видимости, выходить из этой роли не собирались.  — Притащите суда кого-нибудь из стражей, а еще лучше нескольких сразу.
        Дважды повторять ей свой приказ не пришлось. Скавры тут же молча сорвались со своих мест и побежали по коридору. Время на исполнение приказа им много не понадобилось. Уже через пару минут, поняв приказ буквально, они притащили и втолкнули в комнату двух насмерть перепуганных стражников.
        — Отлично.  — Улыбнувшись такой исполнительности, кивнула она головой вновь застывшим возле двери своим верным телохранителям.  — Так ребята, заканчивайте трясти своими поджилками и слушайте меня очень внимательно. Дважды повторять не буду. Вы сейчас пойдете и найдете комнату с большими окнами. Неважно где. Здесь в казарме или в самом замке. Перетащите туда настоящую кровать, с настоящими мягкими матрасами и пуховыми подушками и одеялами. Где вы все это достанете, меня не интересует. Но если кто-нибудь воспротивится или слово лишнее вякнет, сразу ко мне. Никаких проволочек я не потерплю. Время вам на все это не больше часа. После чего вернетесь сюда с носилками и аккуратно, повторяю, аккуратно перенесете в ту комнату Герда. После чего останетесь дежурить возле двери на всякий случай и выполнять все указания, что даст вам госпожа Мрия.  — Кивнула она головой на магичку.  — Все уяснили?  — И подождав, что ошарашенные стражники наконец-то кивнули головой, добавила.  — Тогда я вас здесь больше не задерживаю. Так. Теперь с тобой.  — Повернулась она к женщине с ребенком.  — Можешь спокойно идти домой и
отдохнуть. Ну, или заняться домашними делами. Как только Герда перенесут, тебе скажут, где он. И можешь сильно не переживать, он в надежных руках.
        — Мне некуда идти.  — Ответила женщина.  — Это и есть наш дом.
        — Это дом?  — Глафира обвела практически пустую комнатушку взглядом и в недоумении уставилась на женщину.
        Полученная только что информация никак не хотела укладываться в ее голове. Ведь даже ее однокомнатную квартирку в Москве можно было рассматривать как элитное жилье в сравнении с этой конурой. Ну а в сравнении с замком Кащея, тут вообще нечего говорить. Даже здесь она жила в довольно комфортабельных условиях. Спала на огромной кровати с балдахином на мягких матрасах. В ее распоряжении были отдельные ванна и санузел. Ну да, они немного технически отличались от той сантехники, к которой привык житель двадцать первого века, но все же. И что удивительно она даже не задумывалась о том, как живут здесь другие люди. Перенеся свои условия жизни и на них. Не удивительно, что она вошла в штопор, столкнувшись с действительностью.
        — Я сейчас.  — Сказала она женщине и выскочила в коридор.
        Солдаты, получившие от нее задание, не успели далеко уйти. Они вообще ни куда не уходили, а стояли чуть в стороне от двери и обсуждали между собой, как им выполнить полученный приказ.
        — Эй, ребята.  — Позвала их Глафира.  — Забудьте то, что я вам сказала в комнате. Не надо ничего искать. Лучше соорудите носилки, и если получится, попросите сюда прийти коменданта крепости.
        Стражники молча кивнули головами, а она снова вернулась в комнату.
        — Мрия, его сейчас можно транспортировать?  — Указала она на Герда.  — От этого ему хуже не станет?
        — Я сейчас немного его подкачаю жизненной силой.  — Ответила магичка.  — Если переносить недалеко, то думаю, ничего страшного не случится. Хотя если честно.  — Сморщила она свой носик.  — Знаешь, он очень слаб. Его организм полностью истощен. Он уже использовал все свои ресурсы в борьбе за жизнь. Я тебе уже говорила, что ничего не могу гарантировать.
        — Ты не гарантируй. Ты действуй.
        Мрия молча кивнула головой, и став над Гердом закрыла глаза и стала водить вдоль его тела руками. Что-то похожее Глафира видела в программах про экстрасенсов. Вроде ничего интересного. Ну, водит человек руками туда-сюда. Какого-то чудодейственного эффекта простым глазом не усмотреть. Остается только верить, что на самом деле там чего-то происходит. Хотя с верой особо напрягаться не приходится. Уже столько раз на разные чудеса насмотрелась, что и со счета сбиться легко можно. Но вдруг восприятие мира стало меняться, и она увидела тонкие энергетические нити, выходящие из рук Мрии и впитывающиеся в тело Герда. Точно такие же нити впитывались в тело самой магички из огромного наполненного энергетической силой мира. Она как-бы перекачивала эту энергию через себя в тело раненного. Но это был такой жалкий мизер. Тело впитывало в себя энергию, как песок воду в пустыне не выдавая никакого ощутимого эффекта. Глафира невольно протерла глаза.
        — Мрия да зачерпни ты больше.  — Попросила она магичку.  — Эта капля ему, что ты выдаешь, как мертвому припарка.
        — Какая капля? Я в него вливаю всю силу, что только в этом помещении можно собрать. Здесь ее, правда, не так много. Но поверь мне, больше ему навряд-ли кто-нибудь смог-бы дать.  — В ее голосе зазвучали нотки раздражения.  — Не хочу себя хвалить, но в разделе магии жизни я еще, будучи в академии преподавателям ни в чем не уступала.
        — Все. Молчу.  — Выставила перед собой руки Глафира.
        Ну и что, что она видит намного больше чем Мрия. Зато та знает, как этой силой пользоваться в отличие от нее самой. Видеть, еще не значит владеть. Прикусив свой язык, она молча наблюдала за действиями мага и не произнесла больше ни звука до завершения сеанса. Когда пришли стражники с носилками, находясь все еще под впечатлением от увиденного, она отдала им короткий приказ перенести Герда в свои покои, направив туда же и его жену. И молча с задумчивым видом, вернулась в покои Эдгара.
        — Вас мужчин и на пять минут нельзя оставить, чтобы вы чего-нибудь не учудили.  — Войдя в графские покои, Глафира неодобрительно покивала головой, увидав, чем там занимались оставленные ей бравые парни.  — И когда вы только так налакаться-то успели?
        — Дурное дело не хитрое.  — Глупо улыбаясь, ответил ей Эдгар, держа в руках кубок полный вина.  — Хотя никакое оно не дурное.  — Пьяно икнул он.  — Мы отмечаем героизм наших подданных.  — Надулся он, выпятив свою перебинтованную грудь.  — Не склонившихся перед врагом в трудную минуту и сохранивших нам преданность. А так же чествуем вступление в должность нашего директора школы магии.
        Преданный подданный и новоявленный директор на всякий случай сменили свои позиции и украдкой поползли в убежище находящееся за графской кроватью. Призрак, сидевший вместе с ними за столом, развел руки в стороны.
        — Я трезв как стеклышко. Хотя если честно очень об этом сожалею.
        — Вам лишь-бы повод налакаться.  — Тяжело вздохнула Глафира.  — У нас столько дел. Люди не обустроены. Живут, где попало. А вы тут праздник разводите.
        У нее за спиной раздался кашель и, обернувшись, она увидела позади себя слугу, что дежурил перед дверью спальни графа.
        — А тебе чего?
        — Вас в аудиенц-зале дожидается ваш капитан Драп. Вы будете с ним встречаться сейчас или мне сказать ему, чтобы приходил завтра?
        — Я встречусь с ним сейчас.  — Отодвинула она рукой в сторону слугу, и вышла из графских покоев, услышав за спиной вздох облегчения.

* * *

        Мигель сидел у себя в кабинете и, задумавшись, выстукивал пальцами мелодию песенки, которую в детстве ему напевала кормилица. Эта его привычка была свидетельством глубокой задумчивости. А задуматься было над чем. Провал двух операций с покушением компенсировал заключенный союз с Карло. По этой причине его сейчас не столько беспокоила проблема с Глафирой и графом, сколько непонятные дела магов Владетеля с представителем юга. Если вспомнить, сколько хлопот им доставило вторжение султанской орды на южные области полуострова то это общение, мягко говоря, вызывает некоторые подозрения. После этого вторжения связь с этими областями прервалась и что там теперь твориться только богам известно. Он столько раз посылал туда людей для выяснения обстановки, но все они бесследно пропадали. А ведь это были далеко не худшие представители своего дела. Вполне квалифицированные и опытные специалисты.
        Маги вроде и состоят на службе Владетеля, но сами себе на уме. За ними глаз да глаз нужен. Вот только этих глаз у него не было. Маг это тебе не простой человек ни чиновник и не дворянин. К ним так просто шпиона не подсунешь. В памяти всплыли скавры, которых маги послали с отрядом на устранение девицы, отчего его невольно передернуло. Не хотел-бы он встретиться с такими как они, где-нибудь в темном переулке. А судя по всему нарваться на такую встречу будет запросто, если он проявит неосмотрительную настойчивость. Маги хорошо умеют хранить свои секреты. Так что, какие они там с этим южным эмиссаром беседы ведут можно только догадываться. Но то, что дело здесь не чисто любому глупцу понятно. И еще один вопрос. Стоит ли об этих тайных переговорах докладывать Владетелю? Вдруг это маги действуют по его тайному приказу?
        В памяти всплыла судьба бывшего главы ведомства и по совместительству его учителя. Тогда ситуация была схожей с той что сейчас. Только тайные переговоры велись с представителем империи. Монти, всунул в те дела свой нос и поплатился за это головой. Но и молчать нельзя. Молчание иногда не золото и тоже может плохо сказаться на здоровье. Тяжелые размышления Мигеля прервал секретарь, постучавший в дверь его кабинета.
        — Чего тебе?  — Бросил на него хмурый взгляд начальник тайной канцелярии.
        — Вас срочно вызывает к себе Владетель.
        — Хорошо.  — Кивнул головой Мигель и, поднявшись со своего кресла прихватив папку с бумагами, сразу-же вышел из кабинета.
        Когда к себе вызывает Владетель, любая задержка может обернуться не просто потерей места, но и жизни. Это простое правило знает каждый состоявший на его службе чиновник. Даже он сам не осмелится подобным образом проверять своего секретаря на верность. Слишком большая вероятность того, что это будет чревато последствиями. Нигде не останавливаясь и не задерживаясь ни на секунду, он быстрым шагом прошел до личных покоев своего господина. Как и всегда Владетель был не один. Недалеко от него за столиком с фруктами и вином восседали вальяжно развалясь в своих креслах маги. Мигель, стрельнув в их сторону глазами, почтительно склонив голову, мелкими шажками приблизился к своему повелителю и замер в ожидании позволения говорить.
        — Ну что, какие у нас там новости касаемо девки и ее дружка самозванца?
        — Не все прошло гладко, как нам-бы этого хотелось, но все же нам удалось достичь некоторых успехов.  — Еще ниже склонил свою голову начальник тайной канцелярии.
        — Поясни.
        — В неудаче покушения на самозванца вмешался непредвиденный случай. Недалеко от места засады находились верные ему скавры. По этой причине задуманный план не удалось довести до конца. Не щадя своих жизней ваши верные слуги решили перейти к плану немедленного устранения неугодной вам личности и все же успели нанести ему раны. Оказались они смертельными или нет, мне пока неизвестно.
        — Ладно.  — Благосклонно кивнул головой Владетель.  — А что по девчонке?
        — Там не смотря на все наши старания, мы потерпели полное поражение.  — Не стал скрывать правды главный шпион.
        — Не понял. Как это может быть?  — От благосклонности не осталось и следа и сейчас Мигеля сверлил холодный взгляд змеи. Даже маги, поставив свои бокалы с вином на стол удивленно на него уставились.  — Мы же выделили для этого силы, которых хватило-бы, чтобы устранить какого-нибудь царька вместе с его свитой? Так почему мы потерпели, как ты выразился, полное поражение?
        — Наш отряд попал в устроенную этой девчонкой ловушку. Вырваться из нее удалось лишь единицам. К тому же в этот момент с ней были воины из долины Анри Ги. Из чего следует, что она успела к этому времени заключить с ним союзнические договоры.
        — Вот уж действительно ведьма. И как ей только удалось с ним так быстро спеться?
        Ответа на этот вопрос Мигель не знал, поэтому просто молча пожал плечами.
        — А что с нашими скаврами?  — Задал вопрос маг мужчина.
        — Их судьба неизвестна.  — Ответил магу Мигель после того как Владетель кивнул головой позволяя ему говорить.  — Но если выстроить цепочку происходивших действий то, судя по всему, именно они стали причиной засады.
        — Тебе стоит быть осторожней в своих суждениях и предположениях.  — В голосе мага зазвучали угрожающие нотки.  — Эти скавры преданны были нам не только телом, но и душой. Никому не под силу было-бы переманить их на свою сторону.
        — А я и не говорил, что их кто-то переманивал.  — Спокойно ответил магу Мигель и продолжил свой доклад.  — Скорее всего, их убили. Правда, как это произошло, я даже гадать не берусь. Отряд остановился в селении, откуда нам пришло донесение о прогулке девчонки. Ваши скавры отправились искать ее следы, да так и не вернулись. Вместо них к селению подъехала эта дама и выманила наших воинов из-за стен в открытое поле. Там они вначале попали под обстрел лучников и арбалетчиков, а потом их атаковали превосходящие по численности силы врага. Как я и сказал ранее, лишь единицам удалось вырваться из этой бойни. Ну и естественно мы потеряли своего осведомителя.
        — Попали в засаду. Атаковали превосходящие силы. Потеряли осведомителя. Столько громких слов.  — Скривила женщина маг презрительно губы.  — И все это только для того чтобы скрыть бездарность и неумелые действия своих подопечных.
        — «Ах ты, сопля чванливая. Сидишь тут вино трескаешь да людей хаешь что не жалея своих жизней твои приказы выполняют. Тебя-бы туда вместо них заслать, небось, сразу-бы весь свой лоск растеряла».  — Взорвался мозг Мигеля бурей эмоций негодования, но на лице ни один мускул не дрогнул. Не сказать, чтобы он сам особо о жизнях своих подчиненных беспокоился, но тут вдруг задело за живое, да так что и чувство осторожности дало сбой на мгновение.
        — О профессионализме моих подопечных лучше всего говорят дела.  — Посмотрел он в глаза Владетелю, и демонстративно игнорируя магов, озвучил то, что пока не собирался говорить.  — К примеру, они засекли некоего жителя султаната инкогнито пробиравшегося в дворцовый комплекс.
        — И к кому он пробирался?  — Сонливое настроение Владетеля в один миг улетучилось, а глаза сузились в две щелки.
        — Он не пробирался, а пришел к нам вполне открыто.  — Ответил за Мигеля маг.
        — К вам?  — Две щелки теперь уставились на мага.
        — Магу всегда проще говорить с магом.  — Пожал тот спокойно плечами.  — Да и вы сами навряд ли-бы его приняли, учитывая сложившееся положение с нашим южным соседом.
        — И о чем же вы с ним говорили, хотелось-бы мне узнать?
        — Не о чем, а о ком.
        — Хорошо, о ком?
        — Его очень сильно заинтересовала личность подруги самозванца.
        — И что это нам дает?
        — Время покажет.  — Пожал плечами маг.  — Но там, на юге есть поговорка. Враг моего врага, мой друг.
        — А ты уверен, что он ее враг?
        — Во всяком случае, мы точно уверены,  — переглянулись между собой маги,  — что он ей не друг.

        9

        Пока Эдуард валялся в кровати, залечивая полученные раны, все заботы графства Глафире пришлось взять на себя. В первую очередь она озаботилась улучшением жилищных условий людей обслуживающих и проживающих в замке. Столкнувшись с реальной действительностью их жизни, она просто ужаснулась. Занятая своими проблемами она раньше просто не обращала на них внимания. Ей даже в голову не приходила мысль поинтересоваться, кто как живет. И, не потому что она была злой и бесчувственной. Просто любой из нас решая свои жизненные задачи, очень редко оглядывается по сторонам. Да даже когда и оглядывается, то не задерживает на проблемах других долго своего внимания. Так уж мы люди устроены. Нам легче переживать и пускать сопли, сидя у экрана телевизора следя за судьбой героев какого-нибудь сериала, чем попытаться помочь действительно нуждающимся.
        Конечно, обязанность любого нормального правителя это работа по улучшению жизненных условий тех, кто находится под его властью. Но Глафира справедливо считала, что к этой почетной обязанности не имеет никакого отношения. Ну так, иногда помогает в меру своих сил, но не более того. Теперь же ее кипучая натура буквально взорвалась налаживанием быта жителей замка. Жилищный вопрос слуг, стражников и их семей, равно как и вопрос безопасности был решен буквально за несколько минут. Указав коменданту крепости на здание для слуг, примыкавшее к замку Глафира отдала короткий приказ.
        — Теперь все живут там. Навести в здании порядок и всех переселить. Это первостепенная задача.  — Сказала и сама себе удивилась, как сухо прозвучал ее голос.  — Черт побери,  — прошептала она себе под нос.  — Кажется, я разучилась говорить нормальным языком. Что не скажу, все звучит как приказ.
        — А что будет с казармами?  — Задал осторожно вопрос комендант.
        — Там разместятся скавры из личной стаи графа.  — Задумавшись всего на пару секунд, ответила ему Глафира.  — Так, надо будет Лунну об этом известить. Нечего им там за первой стеной скальную породу грызть, пытаясь себе нору вырыть. Да, позаботьтесь о семьях погибших стражников. Жилье, еду, одежду и жалование они должны получать наравне со всеми. И вообще проследите, чтобы все получили нормальное жилье, а не ютились в коморках. Граф, семьи преданных ему людей в беде не бросает. Теперь вопросы безопасности. Мы все как-то забыли, что находимся на войне, а вот наши враги об этом очень хорошо даже помнят. Поэтому, отныне проход в крепость будет строго регламентированным. Жизнь и здоровье графа, а также его людей, прежде всего.
        Одним словом в замке закипела работа по обустройству и нужно заметить что ни скавры, ни люди по этому поводу не ворчали, а даже наоборот где-то радовались такому повороту событий в их жизни. Особенно довольны были скавры заполучившие себе в жилье добротное каменное строение. То, что комнатки небольшие и без особых удобств их нисколько не волновало. После лесной жизни казарма им казалась просторным дворцом со всеми удобствами. Единственными жильцами кто остался жить за первой стеной, были члены семей ее новоявленной команды. Это было не ее решение, они сами так захотели. Как выразился Драп, заполучивший чин капитана ее корабля.
        — Вы нам лучше за этой стеной наделы земли выделите. Пусть они даже будут и небольшие. Наши жены любят копаться в огородах.
        — А губа у твоего капитана не дура.  — Бухтел по этому поводу над ухом Эдгара подписывающего соответствующие бумаги призрак его отца.  — В лучшие времена графства такую роскошь как земля в замке могли позволить себе только очень знатные и богатые люди.
        — До возвращения таких времен еще дожить нужно.  — Передовая Глафире грамоты вздохнул Эдгар.  — А пусть даже и небольшие огороды в пределах крепости лишними не будут.
        Более-менее решив вопросы с обустройством людей в замке, Глафира перешла к решению других не менее насущных проблем. В первую очередь наведалась в город, где окончательно решила судьбу гильдий воров и убийц. Хотя решать особо было нечего. После покушения на Эдгара большая часть членов гильдий поспешно покинули город, но кое-кто из посредников, принимавших от населения заказы, остался. С ними она провела очень серьезную беседу. Как таковые, после этого разговора, гильдии перестали существовать. Но на их базе должна была вырасти новая организация, где подразумевалось воспитывать кадры по противодействию всяким вражеским злобным элементам.
        По большому счету жизнь не только в замке, но и в провинции потихоньку налаживалась. Вроде и времени немного прошло, однако уже на дорогах можно было встретить первых торговцев из города и близлежащих поселений. Рынок обилием товаров пока не сильно радовал, но было-бы желание. Понемногу оживились ремесленники. Заработало городское самоуправление. Даже городская стража пополнилась за счет горожан настолько, что Глафира отправила людей Эдгара в замок. Местные у себя дома на месте и сами неплохо справляются. Вернувшись обратно, она не успела сойти с коня на землю, как ее окружили представители с островов.
        — Нам срочно нужно вернуться на острова. У нас просто огромный объем работы и чем раньше мы ее начнем, тем будет лучше для всех.
        — Так возвращайтесь, кто вас держит?  — Глафира устала и очень хотела отдохнуть, поэтому не стала скрывать раздражения в голосе.
        — Что значит, кто держит?  — Вышел вперед какой-то пузатый мужик.  — Дайте распоряжение своему Драпу, чтобы он доставил нас обратно.
        Такое заявление девушке очень не понравилось, особенно тон мужчины. Она еле сдержалась, чтобы не двинуть кулаком в это заплывшее жирком лицо со свинячьими глазами. Это же надо, так к ней уже давно никто не обращался. Видно это ее желание двинуть в ухо, очень сильно отразилась на ее лице, так как индивид, слегка испортив воздух, поспешно юркнул за спины своих товарищей. На Драпа, у нее были свои планы. Она собиралась отправиться вместе с ним в город, где он вырос, в Солой. Пообщаться там с местным самоуправлением да товары нордхедов попытаться сбыть за приличную цену. А тут еще эти островитяне дери их за ногу, все планы рушат. Да еще никакого почтения при этом не выказывают.
        — Ладно.  — Сделав пару вдохов выдохов, выдавила она из себя.  — Дам распоряжение. Так что завтра с утра и отчалите.  — И уже не слушая слов благодарности, направилась проведать Герда.
        Главный телохранитель графа на данный момент был размещен в ее личных покоях и покоился на ее кровати. Этот широкий жест с ее стороны так же не остался незамеченным населением замка. Но если честно, то самой Глафире он практически ничего не стоил. Переночевать ночь другую на диване в графских апартаментах пока для тебя готовят новое жилье, не такое уж суровое лишение. Особенно если учесть что довольно часто приходится ночевать под открытым небом, подстелив под себя только плащ.
        — Ну как он?  — Поинтересовалась она состоянием Герда у Мрии.
        — Теперь могу с уверенностью сказать, что опасный период миновал.  — Посмотрела на мирно спящего телохранителя маг.  — Теперь только время на заживление ран и покой. Снадобья я все приготовила, а менять повязки, да и вообще с уходом за ним его жена справится сама.
        — Ты это к чему говоришь?
        — К тому, что мне еще минимум полгода играть роль мамки для Галугов потребуется пока они полностью самостоятельными не станут. По твоей милости, между прочим.
        — Слушай, ну, сколько можно меня этой шпилькой колоть? Тем более что сама не меньше меня виновата, что в такой ситуации оказалась. А может, давай их в замок на службу графу переведем?  — Предложила Глафира.
        — Нельзя.  — Отрицательно мотнула головой Мрия.  — Такие звери должны на воле жить, и желательно подальше от людей, чтобы те их не развращали.
        — С Якоби нужно будет переговорить, чтобы тебе компанию составил.  — Нахмурила лоб Глафира.  — Не отправлять же тебя одну по диким лесам полгода шастать. Школа никуда не денется, а вам вдвоем веселей будет.  — Подмигнула она магине.  — Да кстати, а где его черти носят, ты случайно не знаешь?
        — По округе лазит.  — Залившись румянцем, потупила та взор.  — Место, где школу строить будет, выбирает.
        — Ладно.  — Вздохнула Глафира.  — Раз здесь все в порядке пойду к Эдгару решать государственные проблемы, будь они не ладны. А к вам с Якоби просьба будет. Вы хоть иногда, хотя-бы раз в месяц на пару деньков, но наведывайтесь к нам в гости. Галуги-то не совсем маленькие, вон ростом с носорога, как-нибудь пару деньков в месяц и без вашего внимания спокойно проживут.
        — Угу.  — Мотнув головой, выдавила из себя Мрия, покраснев еще больше.
        Глафира еле сдержалась, чтобы не рассмеяться и поспешно вышла из комнаты.
        — Вроде взрослые люди. Волшебство разное творить научились. Молниями вон швыряются, а ведут себя в простейшей житейской ситуации как дети малолетние в первый раз влюбившиеся.  — Покачала она головой, и направилась было в сторону комнат графа, но вдруг остановилась.  — Так. Эдгар подождет. Зайду-ка я вначале к Крейгу. Надо-бы его попросить, чтобы новый доспех мне состряпали. Да не простой нагрудник, а такой доспех, чтобы все неприкрытые места прикрывал. Регенерация вещь хорошая, но лишний раз боль терпеть, у меня желания нет.
        Со старым нордхедом они на пару довольно быстро состряпали набросок будущих доспехов. Правда, не обошлось немного без ругани. У двух модельеров одинакового виденья по поводу изготовления шедевра не бывает. Но в конечном итоге и Крейг, и Глафира, остались наброском, довольны. В приподнятом настроении девушка добралась до спальни Эдгара, когда за окном уже порядочно стемнело.
        — Где ты весь день пропадала?  — Встретил ее граф недовольным бурчанием.  — Совсем обо мне позабыла. А я ведь ранетый. За мной досмотр и уход требуется, а не волнения разные переживать.
        — Так уж ты бедный и извелся весь, меня дожидаясь.  — Улыбнулась на это бурчание Глафира.  — Заканчивай прикидываться. Если честно я так устала, набегавшись туда-сюда что просто с ног валюсь. Поэтому сейчас не сильно к шуткам предрасположена.
        — Да ты к ним никогда не предрасположена.  — Захихикал, усевшись в своей кровати граф.  — Ой, только не зыркай на меня так, а то я заикаться начну и получу прозвище в истории Эдгар-заика. Знаешь, как-то не хочется, чтобы меня потом потомки вспоминали только лишь из-за этого дефекта речи. Да прибавляли при этом, что сей дефект, он заполучил потому, как его одна ведьма во взрослой жизни напугала.
        Выслушав такую трогательную речь о возможном будущем, Глафира невольно улыбнулась.
        — Заканчивай балагурить.  — Махнула она рукой.  — Давай лучше подумаем, как Властелину ответим. Спускать ему с рук покушения на твою жизнь никак нельзя.
        — На наши жизни.  — Поправил ее Эдгар.
        — Ну, на наши.  — Кивнула она, соглашаясь с поправкой.  — Да и вообще пришла пора задуматься о создании полноценной армии. На первых порах хотя-бы такой, которая позволит в наших внутренних владениях порядок навести и позволит ограничить всякого рода вторжения.
        — В моих.
        — Что в твоих?  — Глафира посмотрела на Эдгара непонимающим взглядом.
        — Не в наших, а в моих владениях.  — Поправил он Глафиру, мило ей улыбнувшись.
        — Ой, да, пожалуйста. Ради бога.  — Отмахнулась она рукой.  — Нужны мне твои владения как собаке блохи.
        — Пока своими достаточными силами не располагаем нужно людей Ги задействовать по полной.  — Вылез из-за балдахина с предложением призрак отца графа.
        — Не пойдет.  — Отрицательно закачала головой Глафира.  — Они и так задействованы по самое, не могу. На них полностью лежит охрана наших южных границ с ее полной неизвестностью, что оттуда приползти может.
        — Хорошо. Давай для начала решим, какими силами мы сами располагаем.  — Стал загибать пальцы Эдгар, воодушевленный воинственным духом.  — Итак, мои стражники в количестве около роты кажется.  — Загнул он один палец и посмотрел вопросительно на Глафиру.
        — Ну и чего ты на меня смотришь?
        — Думал, ты чего-нибудь скажешь. Съязвишь как обычно. Что, мол, твоими воинами только тараканов по углам гонять.
        — А чего говорить, ты и сам это прекрасно понимаешь.
        — Понимаю.  — Вздохнул Эдгар.  — Надо будет как-то с ними военной подготовкой заняться.
        — По плацу маршировать учить будешь?  — Улыбнулась девушка.
        — Да нет. Думаю их по образцу римской армии готовить. Согласись, в этом мире такая подготовка в самый раз будет. К тому же эта метода не требует, чтобы все бойцы как один были мастерами фехтования. Ну и не стоит со счетов сбрасывать скавров. Кстати я как-то упустил из виду. Что у них там с пополнением?
        — На сегодняшний день 92 человека, из которых 18 это дети и подростки.
        — Да-а. Как-то не густо у нас с войсками.  — Загрустил граф. Его воинственный дух от таких перспектив стал резко понижаться.
        — Да нормально все. Чего ты нос сразу к земле клонишь? Для войны маловато. Согласна. Но ведь мы пока воевать не собираемся, а для того чтобы вокруг Гроты за порядком следить вполне хватит.
        — А как тогда Владетелю за обиды мстить будем?
        — Не знаю пока.  — Пожала Глафира плечами.  — Но обещаю, что что-нибудь обязательно придумаю. У самой руки чешутся если не по шее ему надавать, то хоть какую-нибудь пакость обязательно устроить. Ладно, пойду немного кимарну.  — Потянулась она всем телом.  — Что-то я устала за сегодняшний день. А там вдруг случится чудо и мне как Менделееву его таблица тоже что-нибудь во сне приснится.  — Хохотнула она, поднимаясь с графской кровати, на краю которой сидела.
        — Да куда тебе идти?  — Хлопнул рукой по одеялу Эдгар.  — Ложись рядом, тут места на десятерых хватит. Обещаю, приставать не буду.
        — Ага. Зарекалась свинья в грязь не лезть.
        — Да чтобы мне сдохнуть и не подняться. Ни одной похотливой мысли в голове не было.
        — У тебя может, и нет, а меня иногда посещают.  — Зевнула Глафира, прикрыв рот ладошкой.  — Все. Не вводи в искушение, чтобы отношения не попортить.  — Сказала она и решительно вышла из спальни.
        Следующий день ничем особо примечательным не отличался. Сначала отправила Драпа с делегацией островитян. Наказав ему, чтобы на островах не задерживался и сразу в обратный путь отправлялся. От плана посещения города Солоя она ни отказываться, ни откладывать его в долгий ящик не собиралась. После обеда проводила Мрию и Якоби отправившихся досматривать зверушек. После чего пошла на тренировочную площадку, чтобы хоть немного развеять грустное настроение.
        — Вижу на горизонте парус.  — Услышала она крик стражника стоявшего на башне.
        — О, вроде какие-то гости пожаловали.  — Засовывая клинок в ножны, оживилась Глафира.  — Так. Быстренько ополоснуться и на пристань встречать гостей.  — Подогнала она саму себя.
        Корабль, вошедший в гавань и причаливший к пристани, оказался кораблем Эдгара. По сходням на берег с него сходила очередная партия будущих жителей замка с интересом и некоторым страхом, поглядывая на свое будущее место проживания. Естественно, местные старожилы делились своими впечатлениями о жизни здесь с вновь прибывшими, отчего над гаванью висел неумолкающий гомон голосов. Глафира лениво наблюдала за всем этим действием стоя в стороне и ни во что не вмешиваясь. Но вот по сходням спустили вниз клетку, в которой девушка увидела лежащей без признаков жизни Вилиму в образе ящера. Расталкивая в стороны подвернувшихся ей по пути людей, она подскочила к клетке.
        — Как это понимать?  — Ткнув пальцем в ящера, спросила она людей опустивших клетку на доски причала.  — Что с ней случилось?
        — Так это.  — Почесал затылок один из мужчин.  — Маг приказал энту животину, которую он за дочь почему-то принимал,  — кивнул он головой на Вилиму.  — Обратно сюда свезти. Чтобы значить, она здеся окочурилась.
        — Я тебе сейчас окочурюсь.  — Зыркнула на мужика Глафира так, что тот, отшатнувшись от нее, полетел кубарем с причала в воду.  — Вот же вашу тещу, волшебники недоделанные.  — Зло, скрипнув зубами, прошипела она и что было мочи, пнула ногой по клетке, отчего ее прутья разлетелись в разные стороны.  — Что же с тобой сделали девонька?  — Склонилась она над бездыханным телом ящера и провела рукой по его голове.
        От этого прикосновения голова слегка дернулась, и глаза ящера открылись. Глафира прочла в них столько боли, муки и отчаяния что у нее сперло дыхание.
        — Слава богу, жива. Несите ее в замок немедленно.  — Прохрипела она, но никто из людей даже не шелохнулся. Зато сопровождавшие ее два скавра, не раздумывая подхватили ящера на руки и чуть ли не бегом потащили к замку.
        — В кабинете графа ее на диван положите.  — Крикнула им в спины Глафира и окинула злым взглядом в один миг притихшую толпу людей.  — Если узнаю, что с ней плохо обращались, пеняйте на себя.  — Сказала она негромко и, развернувшись быстрой походкой, пошла следом за скаврами.
        — Что же мне с тобой делать? Как тебя лечить?  — Задавала самой себе вопросы Глафира, стоя над телом ящера в кабинете.  — Ах, как не во время Мрия ушла. Хотя, далеко-то уйти она точно не успела. Ребятки,  — повернулась она к своим верным телохранителям.  — Пожалуйста, догоните магов. Пусть они немедленно возвращаются, без них просто никак.
        Скавры вновь не проронив ни звука молча развернулись, и выскочили за дверь, столкнувшись при этом с Бякой.
        — О блин. Затоптать готовы.  — Отскочил в сторону кот.  — Куда это они так ломанулись?
        — За Мрией.  — Ответила на вопрос кота Глафира.
        — Думаешь, она ей поможет?  — Зачем-то обнюхивая тело ящера, поинтересовался Бяка.
        — Не знаю.  — Честно призналась Глафира.  — Но ведь все равно делать что-то надо, или просто так тут стоять будем и смотреть, как она умирает.
        — А чего стоять и смотреть. Попробуй ей сама помочь.
        — Как? Я же не маг.
        — Ты дракон. А это куда как круче. Тем более мне почему-то думается, что человек дракону, пусть он даже и крутой маг, помочь в такой ситуации навряд-ли сможет.
        — Да какой из меня к чертям собачьим дракон. Что вы все заладили одно и то же.
        — Ну не знаю.  — Сказал кот, отходя от дивана.  — Это тебе самой решать.  — И пошел к выходу из комнаты.  — Здесь от меня толку мало, но если что, то я за дверью.
        — Дракон, дракон.  — Передразнила Бяку Глафира, когда кот вышел за дверь.  — Вот Татушка или Пенелопа действительно драконы.  — Она посмотрела на тело ящера и вздохнула.
        Вдруг в ее памяти всплыл случай в лесу. Где после битвы со скаврами убийцами она представила, как глотает болеутоляющую таблетку. После чего боль ушла, а ее тело наполнилось энергией.
        — А может действительно попробовать.  — Прошептала девушка себе под нос и, подойдя к дивану закрыв глаза, положила руки на голову ящера.
        Вначале ничего не происходило, но постепенно она начала ощущать вокруг себя бурлящий жизнью целый океан энергии. И среди всей этой мощи она усмотрела маленькую родственную ей самой искорку уже готовую в этом океане раствориться.
        — Как-бы не так.  — Прошептала Глафира и почувствовала, как какая-то сила соединила ее с искоркой, после чего та стала разгораться.
        Вторые сутки в замке стоял своего рода переполох. В замке только и разговоров было о загадочном происшествии. Слуги судачили между собой, шепотом рассказывая друг другу всякие небылицы. Но никто точно не знал, что за дела творятся в графских покоях. Скавры и стражники перекрыли к ним все подходы и никого туда не пускали. Молча строили загадочные лица, но судя по всему, сами знали не больше всех остальных. Возле плотно закрытой двери графского кабинета собравшись тесной кучкой, находился только ограниченный круг посвященных.
        — Вы маги или кто?  — Зависнув над Мрией с Якоби, наверное, в сотый раз задал вопрос магам призрак отца графа.  — Что вы все время только плечами пожимаете да твердите одно и то же всякий раз. Не знаем. Не понимаем. Магия высшего порядка. Чему вас только в ваших академиях учили?
        — А ты сам, чем лучше?  — Огрызнулся Якоби.  — Тоже ведь в комнату попасть не можешь. Стены даже тебя призрачного, отфутболивают.
        — Ты не забывай, с кем разговариваешь, пентюх.  — Надулся призрак.
        — Вы вместо того чтобы друг с другом лаяться лучше давайте думайте как нам в кабинет попасть.  — В очередной раз прервал перепалку между магами и призраком Эдгар, сидевший в притащенном специально для него кресле.  — Или хотя-бы узнать, что там на самом деле происходит.
        — Слышь котяра, отвали от двери.  — Подлетел призрак к лежащему возле нее Бяке.  — Дай хоть в замочную скважину загляну. Может что-нибудь рассмотреть удастся.
        На это замечание Бяка даже усом не повел, продолжая спокойно лежать возле двери перекрыв своим телом вход и никого к ней не подпуская.
        — У-у блохарик.  — Ткнул его своей призрачной ногой папаша Эдгара.  — Развалился тут как на пляже. А-а, валяйся, я и так загляну.  — Прильнул он к двери и вдруг его ноги оторвались от пола, и его призрачное тело вытянулось параллельно земле.  — У-у. Му-у.  — Замычало привидение, стараясь оторваться от дверного полотна.
        Все находящиеся в коридоре с интересом молча уставились на эту картину. Первым кто нарушил тишину, был Дорей.
        — Ребята, а чего это с ним?
        Вопрос старика повис в воздухе. Единственное что могли сейчас делать присутствующие, так это недоумевающе переглядываться между собой. Да пялиться на тело призрака, которое как будто кто-то накачивал насосом. Нет, тело не раздувалось, а как-бы просто чем-то наполнялось. При этом меняя свой цвет с призрачного очертания, на цвет простой человеческой кожи.
        — Первый раз в жизни подобное вижу.  — Ткнул в ногу призрака пальцем подошедший к телу Якоби, отчего это тело слегка заколыхалось как будто шарик на ветру.  — Уму непостижимо. Призрак обретает плоть и превращается в живого человека. Да ведь такое просто невозможно.  — Посмотрел он на Мрию.
        — Ага.  — Кивнула та головой и, подойдя к Якоби, тоже ткнула пальцем в призрак.  — Вот смотрю и понимаю, что такое просто невозможно.
        — Перестаньте меня тыкать пальцами сволочи.  — Вдруг отчетливо произнесло привидение.  — Садюги какие-то, а не маги.  — Простонало оно.  — У-у, мне-бы отцепиться я вам тогда устрою развеселую жизнь. Вы тогда у меня узнаете, во что пальцем тыкать можно, а в кого нельзя.
        — Действительно, оставьте отца в покое.  — Еле сдерживаясь чтобы не заржать, попросил магов Эдгар.  — И свои научные изыскания проводите где-нибудь в сторонке.
        Мрия с Якоби посмотрели на графа, кивнули головой и, отойдя от двери, принялись между собой о чем-то горячо перешептываться. Явно выдвигая друг другу свои научные соображения. Между тем спокойно лежавший возле двери Бяка поднялся со своего места и вдруг взял да отошел в сторонку. При этом он как-бы ненароком задел тело призрака, отчего то вновь заколыхалось с новой тирадой ругани. Теперь уже по поводу разной блохастой живности, которой место на живодерне, а если ее и стоит содержать, то не в домашних условиях, а как минимум на цепи подальше от дома.
        — Судя по всему сейчас что-то должно произойти.  — Глядя на кота, высказал предположение Дорей.
        — С чего ты взял?  — Задал ему вопрос Эдгар.
        — Этот кот просто так ничего не делает.  — Ткнул он подбородком в сторону Бяки.  — И готов поклясться чем угодно, но Глафира с ним каким-то образом общается.
        — Мне это тоже не раз в голову приходило.  — Посмотрел на старика граф.  — Уж больно они слаженно действуют на пару.
        В этот момент что-то плюхнулось на пол возле двери, и послышался протяжный стон.
        — О. О чем я говорил.  — Ткнул пальцем Дорей, указывая на абсолютно голое и вполне живое тело бывшего призрака ставшего вновь человеком.
        — Стефан.  — Обратился к стоявшему рядом с креслом слуге Эдгар.  — Быстренько принеси что-нибудь из одежды, или хотя-бы одеяло.  — Эй, вы там.  — Повысил он голос, обращаясь к магам.  — Помогите моему отцу подняться на ноги.
        Но в отличие от слуги бросившегося выполнять поручение ни Мрия, ни Якоби даже голову не повернули на просьбу графа, продолжая что-то горячо обсуждать и доказывать друг другу.
        — Ох уж эти ученые.  — Проворчал Дорей и направился к распластавшемуся на полу возле двери телу.
        Но вместо того чтобы помочь подняться на ноги отцу Эдгара, он вдруг выпучил глаза и вскрикнув прилип к дверному полотну. Правда, стоял он, нелепо раскинув руки всего несколько мгновений. Неведомая сила, которая его притянула к двери так же его и оттолкнула. Отчего старик, зацепившись ногами за лежавшее на полу тело, плюхнулся на задницу рядом с ним, при этом пялясь на дверь дико выпученными глазами.
        — Дорей. Пердун старый. Перестань пинать меня ногами. Лучше помоги подняться на ноги старая перечница.
        Вместо того чтобы выполнить просьбу своего патрона Дорей повернув голову пялился с отвисшей челюстью теперь на Бяку поднявшегося вдруг на задние ноги и принявшего образ скавра. Кот, не обращая ни на кого внимания, подошел к двери и спокойно ее, открыв, вошел внутрь комнаты. Все находившиеся в это время, в коридоре люди изумленно переглянувшись, не сговариваясь осторожно подошли, а кто-то и подполз на четвереньках к двери, и заглянули вовнутрь графского кабинета.
        На диване спала миловидная обнаженная девушка прикрытая плащом, чья кожа отливала золотистым цветом, а рядом с диваном на полу сидела Глафира.
        — Ну, ты как?  — Спросил ее человеческим голосом Бяка.
        — Нормально.  — Улыбнулась ему Глафира.  — Только так голодна, что готова буйвола сырым схарчевать. А ты чего это вдруг под облик скавра с хвостом решил закосить?
        — Так оборотничество мое заработало, почему бы и не попробовать. А тебе что, такая моя форма не нравится?
        — Да нормальная форма.  — Отвела глаза в сторону девушка.  — Только накинь на себя чего-нибудь. А то стоишь тут, своим мужским достоинством отсвечиваешь.
        — Раньше ты на мои достоинства внимания не обращала.  — Захрюкал, изображая смех кот.
        — Раньше ты котом был, а не человеком.  — Стрельнув искоса на него взглядом, ответила Глафира.
        — Ладно.  — Сказал Бяка и вновь обернулся в кота.  — Так лучше?
        — Так привычней.  — Улыбнулась ему девушка и, посмотрев в сторону дверного проема, в котором толпились люди с вытянутыми удивленно лицами, спросила.  — Ну, так меня в этом доме кто-нибудь кормить собирается или нет?

* * *

        — Так вы говорите, что вас интересует только женщина, а не расширение подначальных вам земель?  — Уточнил Владетель подозрительно глядя на эмиссара южного султаната.
        — Исключительно женщина.  — Кивнул головой представитель южного континента.
        — Вы давно ее знаете? Сталкивались с ней раньше?
        — Нет.  — Был короткий ответ.
        — Тогда почему вдруг такой интерес к этой особе?
        — Лично у меня к ней интереса нет никакого.  — Пожал плечами мужчина.  — Но ей заинтересовались такие силы, спорить с которыми я-бы никому не посоветовал.
        — Понятно.  — Кивнул головой Владетель, задумавшись на пару мгновений.  — А как вы о ней узнали? Ведь она появилась у нас совсем недавно. Или вы все-таки что-то не договариваете?
        — В море наш исследовательский корабль наткнулся на терпящее бедствие судно. Моряки с него поведали, что были на острове, где живут драконы Коура, но вместо охоты на них сами подверглись атаке ведьмы в сопровождении огромного кота.
        — Вам стал известен маршрут на остров?  — С прищуром глаз поинтересовался Владетель, на мгновение даже забыв о Глафире.
        — Нет.  — Улыбнулся представитель юга, которому не стоило труда догадаться, о чем подумал сидящий перед ним правитель жалкого кусочка земли считающего себя великим царем.  — На корабле были только матросы почти ничего не смыслящие в навигации. Тайна нахождения острова, так и остается, к нашему сожалению тайной.
        — Очень жаль.  — С огромным облегчением выдохнул Владетель и добавил.  — Но давайте вернемся к интересующей нас особе. Ведь вы так и не ответили на мой вопрос.
        — Как я уже сказал, еще недавно я даже представления не имел о ее существовании. И если быть до конца откровенным. То если-бы не обстоятельства, заставившие меня начать ее поиск, я-бы даже пальцем не пошевелил, захвати она власть хоть над всем здесь полуостровом. У меня совсем другие интересы.
        — Так уж и не пошевелили-бы.  — Хмыкнул Владетель.  — А зачем тогда вы вторглись в наши южные области?
        — Появился шанс слегка расширить свои границы почему-бы им и не воспользоваться.  — Пожав плечами, спокойно ответил южанин.  — Вы-бы на моем месте сделали то же самое.
        Их спокойную неторопливую беседу прервал своим появлением Мигель.
        — Ты слишком многое стал себе позволять.  — Глядя на своего главного шпиона скривился Владетель.
        — Вы меня простите.  — Низко поклонился Мигель.  — Но думаю, что только что полученные мной новости оправдают мое поведение.
        — Ну что там еще случилось?  — Лицо Владетеля скривилось, как будто он съел целиком лимон.
        — Мало того что Глафира вживила призрак в тело коура,  — затараторил Мигель.  — Так она еще превратила его в человека.
        — Что?  — В один голос вскрикнули смирно сидевшие до этого на своих местах маги и представитель юга.  — Но ведь этого не может быть.  — Переглянулись они между собой.  — Даже древним магам было такое не под силу.
        — Простите меня.  — Вскочил растревоженный этой вестью южанин.  — Я должен покинуть ваше гостеприимное общество.  — И не дожидаясь ответа, как ужаленный выскочил за дверь.
        — Что это значит?  — Изумленно посмотрел сначала ему вслед Владетель, а потом перевел этот взгляд на своих магов.
        — Скорее всего, что у нас неприятности.  — Глухо ответил на его вопрос один из магов.  — Похоже на то, что мы имеем дело не с простой ведьмой, а с чем-то нечто большим.

* * *

        — Проклятье. Проклятье. Проклятье.  — Причитал Карло, бешено вращая глазами.
        От злости он схватил переговорный кристалл и разбил его о стену.
        — Ну почему все против меня?  — Закатив глаза к потолку, поинтересовался он у небожителей, но ответом ему была тишина.  — Столько лет. Столько трудов и жертв. И все это только ради того чтобы кто-то там на верху от души повеселился.  — Схватившись за голову руками, раскачиваясь из стороны в сторону, стал он стонать.  — Нет, я так просто не сдамся.  — В его глазах заплясали огоньки безумства.  — Я добьюсь своего. Пусть даже для этого мне придется утопить весь континент в крови.
        Когда от причала отчалила рыбацкая шхуна, управляемая на смерть перепуганными рыбаками, Карло стоял на корме и любовался делом своих рук. Все дома на острове были охвачены огнем, а кое-где на берегу и возле пристани виднелись останки растерзанных человеческих тел.

* * *

        — И что это значит?  — Поинтересовалась Эрида у сидящих напротив нее Друджа и Ака-Ману.  — Знак неповиновения, или простая глупость? Вы не молчите.  — Посмотрела она на опустивших свои головы верных помощников.  — Давайте признавайтесь. Что там еще задумал этот несносный хулиган?
        — Кажется, он обнаружил мир, в котором спрятали интересующую вас женскую человеческую особь.  — Понурив голову, ответил Друдж.  — И отправился проверить достоверность полученной информации.
        — Друдж, не пытайся пудрить мне мозги.  — Засмеялась Эрида.  — Ты конечно бог лжи, но ты же прекрасно знаешь, что меня тебе не провести. Я так понимаю,  — продолжая улыбаться, она перевела взгляд на Ака-Ману.  — Что, этот дурачок решил расправиться с девчонкой и боится что я ему это запретила-бы? Не буду скрывать что, на мой взгляд, это самое глупое решение. И я-бы на такое действительно своего согласия не дала. Хотя, забавно будет понаблюдать за нашим любителем грабежей и убийств. Только учтите. Мы ни во что не вмешиваемся.  — Погрозила она пальцем своим подельникам.  — Наше дело сторона и наблюдение. Он действует исключительно на свой страх и риск.
        — Вы думаете, что Асмодей не сможет справиться с каким-то человеком?  — Изумленно посмотрели на Эриду Друдж и Ака-Мана.
        — Я думаю,  — потерла руками богиня раздора.  — Что нашего друга ожидает маленький сюрприз. Эта ситуация мне почему-то напоминает про сыр в мышеловке. Да и чуть было не забыла, зачем я собственно вас собрала. Надеюсь, вы уже слышали новость о возвращении Луня, бога драконов. Интересно конечно было-бы узнать, как это ему удалось?  — От веселого настроения богини не осталось ни следа.  — Так вот хочу вас предупредить. Старайтесь не попадаться в поле его зрения, иначе для вас это может плохо кончится.
        — Что нам может сделать какой-то бог драконов?  — Надулся Друдж.
        — Бог драконов, это всего лишь одна из многих его ипостасей. И поверь мне, этот сможет. Для него это труда не составит. Я-бы не предупреждала вас, если-бы не встречалась с ним ранее, еще на заре времен. Он очень болен на голову и живет по своим законам чести и совести. Великое множество достойных богов и демонов пало от его руки. Так что лучше прислушайтесь к моему совету, здоровее будете. Ну вот, пожалуй, и все, что я хотела вам сообщить. А теперь давайте рассказывайте, в каком из миров мы будем смотреть спектакль под названием красавица и душегуб.

        Конец второй книги.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к