Сохранить .
Та Самая Рысь Виталий Аракелов
        Рысь – кошка, внутри которой живёт мудрый правитель, мрачный хищник и милейшее плюшевое существо… Кошка, держащая вселенную в своих зубах подобно песчинке. Как она стала такой, как теперь?
        Возможно, именно сейчас у неё появится возможность вспомнить, с чего всё начиналось, ведь её новый загадочный друг сообщает ей, что информация о прошлом вселенной и её собственном прошлом вовсе не так очевидна, как кажется на первый взгляд.
        Эта кошка никогда не проигрывает – так она решила. Она может всё, но будет ли ей под силу вспомнить то, чего никогда не знала? И к каким выводам её это приведёт?
        Наблюдая за путешествием одного из своих воплощений в загадочно-причудливом мире, она сумеет заглянуть за пределы своей вселенной, а быть может, гораздо дальше, чтобы понять – кто же такая Та Самая Рысь.
        Виталий Аракелов
        Та Самая Рысь

* * *
        Некоторые персонажи не вымышлены, и любое совпадение с реально существующими людьми и животными вполне закономерно (как ни странно).
        Предисловие
        Всё началось более двадцати лет назад. Именно тогда впервые появилась Та Самая Рысь. Не знаю, откуда она взялась и почему это именно Рысь, а не какой-нибудь там тигр или бурундук, но так или иначе она не могла быть никем иным, кроме как Рысью. Тогда мне было лет десять, и, лишь подумав о ней, я тотчас захотел её во что-то оформить. Не важно во что – это могли быть рисунки, рассказы или какое-то подобие комикса, главное то, что я должен был её увидеть в более конкретной форме, чем мои собственные мысли. Так я впервые начал писать про Рысь. Писал, как мог, как получалось. По-детски неказисто и настолько банально, что в первых своих появлениях на страницах моего блокнота Рысь представляла собой нечто вроде супергероя или суперзлодея – в зависимости от моего настроения. Нет, она не была ни тем, ни другим, я понимал это даже тогда, просто не знал, как выразить то, чем она являлась на самом деле. Это как вкус какого-то необычного блюда, состоящего из множества ингредиентов, делающих его неповторимым. Иногда пробуешь что-то подобное, чувствуешь этот особенный вкус, но не можешь его описать. Можно было бы
просто сказать, что это смесь сладкого, кислого и острого, или назвать предполагаемые составляющие этого вкуса, перечислить продукты, входящие в состав рецепта, но всё это будет немного не то, ведь именно смешение в нужной пропорции и делает вкус таким, какой он есть. Так и с Рысью – она такая, какая есть, и никогда не менялась, несмотря на то, что её образ, равно как и её история, претерпевали различные изменения вплоть до настоящего момента. Да, уже тогда я чувствовал «вкус» характера Рыси, но не мог распознать ингредиентов. Впрочем, обо всём по порядку…
        После первых попыток воплощения Рыси я на время не то чтобы забыл о ней, но оставил её спокойно жить своей рысьей жизнью. И это немудрено – детям всегда свойственны новые увлечения, от которых тогда просто разбегались глаза: динозавры, трансформеры, черепашки ниндзя, просто ниндзя… Не знаю, почему, но спустя три года мысли о Рыси снова стали появляться у меня в голове, только на этот раз куда более ярко, чётко, осмысленно. Это было похоже на кино, для просмотра которого достаточно было просто закрыть глаза и наблюдать за тем, что происходит. Темноту в мгновение ока заполняли яркие краски событий Того Самого Мира Той Самой Рыси, и тогда я твёрдо решил всерьёз взяться за Рысь и написать о ней книгу. Мне было тринадцать, и я задумал «грандиозный», как мне тогда казалось, проект, достойный этого не менее грандиозного (во всяком случае, для меня) персонажа. Для этого я взял большие, почти квадратные листы белой бумаги абсолютно нестандартного формата (сам не знаю, откуда они взялись у меня дома), аккуратно (что мне вообще несвойственно) с помощью карандаша и линейки расчертил строчки, отмерив между
ними равные промежутки, и стал писать. Причём инструментом для письма я избрал автоматическую перьевую ручку, и необходимость периодически заправлять её насыщенно-чёрными чернилами (от которых руки становились не менее насыщенно-чёрными) вполне компенсировалась полученным результатом. Он был весьма наглядным и превосходил все мои предыдущие «литературные творения», говоря мне всем своим видом о том, что это именно книга, а не просто какие– то там записи в блокноте. Между чернильными буквами почти на каждой странице были вклеены иллюстрации – сюжетные события, а также портреты персонажей с подробной биографией. Да, именно вклеены, то есть я рисовал их сначала на отдельном плотном листе чертёжной бумаги, оставляя для себя возможность многократных попыток что-либо переделать (вдруг не получится, и столько трудов пропадёт напрасно!). Несмотря на подобные опасения, рисунки получались чаще всего с первого раза, и, честно говоря, я бы и сейчас не смог нарисовать так, как тогда. Обложку же я сделал из сложенного пополам ватмана, раскрасил чёрным и синим маркером и даже не забыл поставить знак копирайта.
Именно эта книга и легла в основу нынешней истории о Той Самой Рыси (во всяком случае, одной из её частей). Тогда книгу прочитала только моя мама, которая, мягко сказать, не является большой поклонницей разного рода космических боевиков (именно на них в тот момент походила книга о Рыси). Тем не менее мама похвалила меня за проделанную работу, и я остался доволен. Нет, не тем, что похвалила, а тем, что я смог посмотреть на Рысь со стороны. Возможно, это и есть главная цель любого творчества в целом – посмотреть на себя с нового ракурса, придать форму тому, что её не имело, но всегда было у тебя внутри, дать возможность мозгу пообщаться с сознанием на понятном ему языке. Тем не менее, появляясь в качестве разговора автора с самим собой, каждое произведение позволяет всякому, кто с ним столкнётся, увидеть что-то своё, а то и только своё – увидеть по-новому. Вот, например, Вы, возможно, после прочтения этой книги будете по-другому смотреть на любую рысь в зоопарке или во время просмотра передачи о животных, только это уже будет не моя Рысь, а Ваша собственная… Впрочем, вернёмся к истории создания книги.
        Я снова оставил Рысь на некоторое время и снова вернулся к ней… почти через двадцать лет. И причиной тому послужило знакомство с одной замечательнейшей любительницей кошек, которая пожелала остаться в тени, несмотря на то, что именно она стала причиной появления этой книги в том виде, в котором она существует теперь, а также некоторых её персонажей. Я не буду называть её настоящего имени, а также не сообщу о ней больше никакой информации, кроме той, что она, без всякого сомнения, Рыжа Плюша, и, думаю, в формате данной книги так называть её будет вполне уместно. Кстати, о персонажах. Особенно интересно получилось со Жрысью. Я написал Рыже Плюше что-то вроде: «Да ты ж рысь», а она в ответ: «Какая жрысь?», и тут я: «Ну, самая настоящая такая жрысь». А потом мы в шутку придумали и других непонятных существ, которые перемешались с прочими персонажами, созданными мной ещё в детстве, и я решил, что в этой книге просто необходимо создать для них некую платформу, что с большим удовольствием и сделал. Вообще эта книга писалась именно для неё, для Рыжи Плюши, так как именно благодаря ей я вспомнил о кошках,
и, более того, благодаря ей кошка появилась у нас в доме – забавная чёрно-белая кошка, которая знает абсолютно все кошачьи слова и не упускает возможности всякий раз это продемонстрировать, то и дело восклицая на всю квартиру своим замурррчательно-истошным голоском.
        Вот так Рысь снова вернулась ко мне из глубин моей памяти, и я написал эту книгу. Она получилась не очень похожей на свои ранние версии, однако теперь я знаю наверняка, что книга вышла именно такой, какой всегда должна была быть. Я не собирался писать её специально, просто мысли о Рыси стали посещать меня всё чаще и чаще, пока однажды я не проснулся рано утром и больше не смог уснуть. Причиной тому послужил диалог, который крутился в моей голове снова и снова, с каждым разом расширяясь всё новыми фразами, до тех пор, пока он не приобрёл свой окончательный вид. Я ничего не придумывал, просто слушал, снова и снова, пока, наконец, не понял, что просто не могу его не написать. Так появилась первая глава. Я дал прочесть её Рыже Плюше, и она сказала, что ей очень интересно было бы увидеть продолжение. С этого момента я твёрдо решил, что окончательный вариант книги о Рыси должен появиться именно теперь. Тем не менее я не спешил приступать к следующей главе, ждал, пока она появится сама, тем более, что эта давняя история уже имела свои формы, и мне просто хотелось увидеть, во что же она может превратиться
сейчас. Это было несложно – стоило только подумать о персонажах и происходящих с ними событиях, и новые главы стали появляться одна за другой. Вскоре я понял, что уже не смогу остановиться, не дописав эту книгу до конца. Что из всего этого вышло – смотрите сами. Так или иначе, книга не могла получиться другой, и как бы ни изменился персонаж Рыси за все эти годы – она такая, какая есть, такая, какой была с самого начала, такой она мне и запомнилась – Та Самая Рысь.
        Виталий Аракелов,
9 мая 2017г.
        Глава 1
        Рыся Плюша летела на огромном космическом корабле, увенчанном гербами императрицы вселенной, полном обслуживающего персонала из представителей различных рас и видов. Она стояла возле иллюминатора и вспоминала сегодняшнее утро… Конечно, ей не обязательно было пользоваться техническими средствами для преодоления расстояний, но так было, наверное, официальнее. Сегодня должен был быть особенный день. Утром к ней пришла Рысь (Та Самая Рысь!) и сказала, что настало время раскрыться возможностям Рыси Плюши в полной мере и что появился повод их по-настоящему проявить. Это не тренировка и не игра, один из повелителей демонов устроил восстание на предоставленных ему территориях, нужно во всём разобраться, не сдерживаясь в проявлении своих аргументов. «Не сдерживаясь в проявлении…»– от Рыси нечасто такое услышишь. Во вселенной, где всё спокойно уже полмиллиарда лет, возможностей не сдерживаться для существ, подобных Рысе Плюше, весьма немного. Вернее, вообще не было, до этого дня. Мягкая и дружелюбная Рыся Плюша… воплощение всего доброго, что было в самой Рыси… Нет, она не искала конфликтов и войн, но где
как не в бою можно узнать о себе то, чего не знал раньше. По крайней мере, когда с самого начала твоего существования день ото дня, тысячелетие от тысячелетия в тебе растёт мощь, о пределах которой ты можешь только догадываться, рано или поздно становится просто интересно, ооочень интересно… Вот Рысь и Жрысь… у них-то была возможность… Так она думает, глядя на проносящиеся звёзды, ранее не виданные, но кажущиеся такими знакомыми.
        Спустя несколько часов показалась та самая планета, где произошло восстание. Рыся даже не помнила её названия, не помнила, куда лететь (пилотам были заданы координаты самой императрицей, и за точность маршрута не стоило беспокоиться), она думала только о том, что там будет и похоже ли это на то, как она это представляла. «Восстание демонов…»– с предвкушающей улыбкой вздыхает Рыся Плюша и оттягивает мягкими пушистыми лапками не менее пушистые щёки. Всего несколько мгновений, и они приземлятся, а глаза Рыси задорно вспыхивают, глядя на то, что предстаёт её взору.
        Всё как и должно быть! Как на картинке! Огонь, разгром, живого места не осталось от тысячеэтажной крепости, обломки которой виднелись уже на подлёте, всюду молнии длиною в километры. Зорким глазам Рыси Плюши сквозь грозовые облака и мглу, окутавшую всю планету, удаётся разглядеть, как толпы тварей штурмуют здание наместников императрицы и что часть из них уже ворвалась внутрь. Ещё мгновение, и флаги Той Самой Рыси были сброшены. До приземления пара секунд, но Рыся Плюша не может больше ждать. Молодой задор берёт верх, и из пушистых лапок появляются когти, те самые знаменитые когти плюшевой рыси, которые в мгновение разрывают пространство как желе, образуя портал. Обладательница когтей ныряет туда, и вслед за ней дыра закрывается, никто и не заметил, что она исчезла.
        Корабль приземлился, но внезапно был получен приказ от самой императрицы всем оставаться на своих местах. Прошло несколько часов… Пилот получил следующий приказ – улетать обратно.
        Тем временем, несколько часов назад, в здании императорских наместников две когтистые лапы, разрывая пространство, внесли свою обладательницу в центральную комнату на верхнем этаже, заполненную демонами разных видов, которые, как показалось, праздновали победу. Рыся Плюша озарила комнату задорным взглядом, и сотни огненных глаз тут же повернулись в её сторону, их ярость ещё не остыла, и, казалось, вдохновлённые нынешней победой, они могли пойти даже против Той Самой Рыси. Казалось… В дальнем углу комнаты, беззаботно потягиваясь в кресле, сидел человек… или что-то вроде этого, весь в чёрном… или белом… или ещё каком-то. Рыся Плюша тогда не обратила на него особого внимания, возможно, эта цветовая неопределённость сбила её с толку… Да и к тому же сидел он как-то отстранённо, безучастно, потягивался в кресле, как будто вокруг никого и не было.
        –Я Рыся Плюша, должно быть, вы знаете,– делая грозный вид сквозь постоянную задорную улыбку, сказала Рыся.– И я не понимаю, к чему всё это? Впервые вижу существ, которых что-то не устраивает в этой вселенной.
        Ей действительно было это интересно, поэтому она сдержала на мгновение свой боевой задор, да и нападать, не разобравшись что к чему, было не в её характере. Даже Жрысь так перестал делать, что уж о ней говорить. Правда, через секунду она пожалела о своём решении, ведь только расслышав «Рыся Плюша», вся эта толпа разъярённых демонов словно ветер вылетела из комнаты, через мгновение – из здания, а спустя пару секунд тысячеэтажная крепость вновь стояла как новая, что было хорошо видно из окна. Рыся подошла к окну и удивлённо наблюдала, как демоны второпях восстанавливают причинённые разрушения и скрываются из виду, оставив всё как было до восстания. Разве что пара трещин в земле осталась, но, учитывая ужас в глазах демонов, замеченный Рысей, немудрено, что они чего-то не успели.
        Вот оно, то ощущение, когда начал прыгать, отрывая ногу от пола, и вдруг услышал: «Стоп!» Растерянное пушистое существо, раздосадованное несбывшимися ожиданиями, село в кресло, хлопнув лапами по пушистым щёчкам. В воздухе зависла тишина, и лишь изредка её прерывало мягкое похлопывание меховыми лапками, и звук сдувающихся щёк разносился по зданию. Такие вот плюшевые привычки плюшевого воплощения Той Самой Рыси. Так продолжалось некоторое время…
        –А что ещё от них можно было ожидать, да и не только от них, от всех,– послышался голос за спиной. Рыся Плюша обернулась и увидела того самого… который потягивался в кресле… вроде человека… в чёрном. Она рассматривает его получше, но толком не может рассмотреть. Неопределённый какой-то, то чёрный, то белый… лицо как белый лист или чёрное как пустота… непонятно, впервые совсем непонятно, странные ощущения, знакомые и не очень. Он подошёл поближе, и вроде обычный вид, обычное лицо, молодое… одежда чёрная…
        –Ты был там, я тебя видела, сидел как ни в чём не бывало, развалился будто ничего не происходит,– Рыся засмеялась, и задорные глаза вновь ожили, предвкушая развитие событий.– Раз ты их не боялся, возможно, ты у них главный?
        –Возможно…– осторожно сказал человек.
        –Хотя… раз они всё восстановили, то нам незачем драться…– вздохнула Рыся Плюша.– Я не понимаю, почему они убежали. Как зайцы от рыси. Ха-ха, зайцы от рыси. Нет, ну слышали они обо мне, но не видели никогда, вдруг у них был бы шанс победить.
        –Тебя? Возможно… а может, и нет… ну, их-то это бы особо не спасло… здесь, в этой вселенной, где Рысь, Та Самая, обладает безграничными возможностями, а тут ты… член семьи и всё такое, где ты, там и она. Случись что с тобой, и даже от их тени ничего не останется,– пояснил он.
        –Я думала, у них нет тени, хи-хи! Да так я и знала… Не понимаю, зачем тогда пытаться. Зачем идти против Рыси, когда всё и так спокойно. С тех самых пор… здесь и для демонов место нашлось… да вообще для всех.
        –Ну это же демоны, они не любят, когда всё спокойно, долго боролись со своей природой, и вот… но никто сам себе не враг идти против Вашей семьи,– шепнул он ей на ушко, отодвинув пушистую кисточку.
        –Да, может, это и к лучшему, почему бы мне не радоваться, всё как и должно быть. Я же не демон, я мягкая Рыся Плюша… Почему же я непременно должна размахивать когтями и всё такое?
        –Потому что ты родилась, умея ходить, но ни разу не ходила, у тебя есть крылья, но ты никогда не летала, они слишком велики, чтобы их распахнуть. Это уже твоя природа.
        –И что же мне делать?– Рыся понимала, что всё так и есть.– Разве во вселенной есть такое место, способное их вместить, ну, в смысле, крылья. Ну, не просто абы как, а по делу, чтобы по-настоящему…
        –В этой вселенной нет.
        –В этой вселенной? Ну да, была ещё та, другая, говорят, не очень хорошая. Жрысь её поглотил и стал чувствовать себя гораааздо лучше, перестал ходить с таким унылым видом и вроде как вполне неплохо поживает.
        –Ах, да! Какая мощь!
        –Что?
        –Жрысь… Он сделал невозможное. Подумать только! Такая мощь, никогда такого раньше не было! Определённо, самое опасное существо! Как думаешь, он и эту бы вселенную поглотил?
        –Жрысь? Нет, он тёмная сторона Рыси, её воплощение, ответ вселенной на те события… когда меня ещё не было… А Рысь – сама сущность вселенной… Ха-ха-ха! Жрысь не может съесть сам себя! Ха-ха!
        –Да, конечно… Так о чём мы? А, ну да, вселенные.
        –С тех времён осталась только одна вселенная, Вселенная Рыси.
        –Ты хорошо знаешь… историю своей семьи?
        –А ты уж точно не повелитель демонов.
        –Сейчас нет, уже нет…
        –Так кто ты?
        –Никто, совсем, совсем никто. Это не имеет значения.
        –А что имеет? Прошлое? Да, конечно, я знаю. Изначально было четыре вселенских божества. Они сосуществовали, находясь на своём месте. Но один был настолько могущественен, что одна вселенная не могла вместить его силу и раскололась на две, он жил в своей вселенной какое-то время, потом ему и этого стало мало, он хотел пропитать собой абсолютно всё. К его сожалению, он не мог сделать этого без трёх других. Тогда он решил уничтожить их и забрать всю изначальную силу. Все трое вступили с ним в бой, но поняв, что не могут победить, они заточили всю свою силу в ядре планеты, после чего были уничтожены. На планете было заклятие – проникнуть к ядру могли только потомки всех четырёх. Спустя много миллиардов лет Та Самая Рысь и получила силу из ядра, силу всей вселенной, ну, а я, впрочем как и Жрысь, стала результатом её главной битвы. Вот и вся история.
        –Не совсем, это только часть. Другую почти никто не знает. Как думаешь, Плюша, почему из четырёх потомков силу ядра получила именно Рысь?
        –Я не знаю, возможно, просто так получилось, может быть, только она способна была победить тогда…
        –Нет, вселенных было четыре! У каждого из четырёх была своя. Ну, просто именно эта была вселенной кошек, к кому же она могла тянуться, кроме как к Рыси?
        –А как же остальные? А Император вселенной?
        –Вот-вот, это то, что тебе сейчас нужно. У него тоже была своя вселенная, но иногда миры начинают жить своей жизнью… Да-да, такое бывает… Всё там становится по-другому, подчиняется своим законам или их отсутствию, там происходят очень странные, нелогичные вещи. Всё там совсем не так, мало кто решит оказаться там, не рискуя сойти с ума… Таким мирам не нужен правитель, главное, это вовремя понять. И тот, кто был известен, как Император вселенной, покинул свой мир. Он пришёл в мир кошек, к своему брату, который и предложил ему, как старшему, стать императором вселенной. Честно говоря, кошки никогда не любили всю эту ответственность, поэтому с большим облегчением сбросили с себя эту должность. Ну, а что было дальше, ты знаешь.
        –И что сейчас с тем миром, где он?
        –Ближе, чем ты думаешь! Только представь, за много миллиардов лет там могло произойти всё что угодно, там тебя никто не знает, даже Рысь никто не знает, Ту Самую Рысь! Никто её не боится, этот мир жил своей жизнью ещё до её рождения! Я не знаю никого, кто добровольно бы рискнул там оказаться, разве только… тот, кто хочет испытать свои безграничные силы. Тот, кто пробует их, рисуя узоры на безжизненных планетах своими острыми коготочками, летая от одной к другой… Возможно, это то, для чего ты сейчас здесь.
        Рыся Плюша и так это знала. Пригладив пушистые щёки, она встала с кресла, огоньки глаз вспыхнули, и, не скрывая улыбки, она спросила:
        –Как туда попасть?
        –Просто открой ту дверь в углу комнаты,– сказал человек, указывая на старую невзрачную дверь в стене.
        Рыся Плюша открыла её.
        –Как я вернусь обратно?– обернувшись, спросила она.
        –Если я скажу, будет не так интересно,– ответил человек и вновь стал менять цвета и казаться неопределённым.
        Недолго думая, пушистое существо нырнуло в открытую дверь, после чего дверь исчезла.
        Прошло несколько минут с того времени, как корабль Рыси Плюши получил приказ улетать. Человек в чёрном стоял посреди пустой комнаты напротив того места, где только что была дверь. За его спиной раздался знакомый громогласный рык: «Гррррррр!!!», разрывающий пространство, ознаменовав собой появление Той Самой Рыси. Императрица вошла в комнату, и портал за ней закрылся. Она подошла к тому месту, где была дверь, человек не оборачивался.
        –Что ты задумал?! Восстание демонов, значит… я знала, что это неправда. Какой в этом смысл?..– сказала она тому, кто стоял к ней спиной.
        –Я не повелитель демонов,– спокойно сказал человек, всматриваясь в стену.
        –Я знаю, кто ты.
        –Да, конечно, когда становишься олицетворением самой вселенной, открывается очень многое.
        –Я ведь могу открыть туда вход снова, тебе это известно.
        –Да, можешь, но зачем тебе это? Ты сама её сюда послала, хотела дать ей возможность проявить себя, она нашла дверь, что ты для неё открыла. Вы, кошки, любите гулять сами по себе…
        –Это была не дверь, и я не кошка… уже давно не кошка… и ты это знаешь.
        –Да-да, последние миллиарды лет ты видишь вселенную как песчинку на своих зубах…
        –И я, и вселенная – песчинки на моих зубах. Когда становишься тем, что я есть, углы зрения сильно меняются. Значит, всё-таки четыре мира, три из которых есть и сейчас… и то, что за ними…
        –Знаешь, Рысь, в этих мирах живёт столько существ… нет такого числа, чтобы описать, сколько, а там, за ними… есть только одно…
        –И ему стало настолько скучно, что оно решило заняться раскрытием древних тайн?
        –Не совсем. Ты ооочень сильно изменила мир, это даже хорошо. Никогда не думал, что тех четырёх вообще можно убить… И что будет существовать кто-то вроде тебя, впитавший в себя практически всё. А Жрысь… Его вообще не должно было быть, но тем не менее он сделал то, что даже ты не могла. Возможно, настало время кому-то ещё из вашей семьи что– то изменить, не так как ты, по-другому, она совсем другая…
        –И что теперь?
        –Ждём ещё одного зрителя. Он совсем рядом.
        Они смотрели на стену некоторое время, вглядываясь в неё как в окно, пока в центре комнаты не появилась зубастая пасть Жрыси, прогрызая пространство. Жрысь встал рядом.
        –Кто это?– спросил он, глядя на меняющегося человека, который, беззаботно потягиваясь, с интересом вглядывался в стену, будто смотрел кино.
        –Это? Никто,– усмехнулась Рысь.– Совсем никто…
        Все трое смотрели в стену, наблюдая за миром, который до них не видел никто последние десятки миллиардов лет. Вскоре под ними появились кресла, а их взору предстало знакомое пушистое существо, единственное знакомое, окружённое столь многим непонятным даже для них.
        Глава 2
        Примерно днём раньше на планете, где жили демоны, всё было как обычно. Твари всех видов разгуливали по мрачным улицам, переплетавшимся в порядке настолько хаотичном, что невозможно было отличить начало новой улицы от чьего-то логова или пещеры. Иногда очередная пещера могла стать выходом к новой дороге, а иногда и путём на обеденный стол её обитателя. Впрочем, некоторые обитатели частенько сами становились обедом незваных гостей. Так они и жили, блуждая по тёмным улицам, затаившись в огненных пещерах, иногда общаясь, а иногда пожирая друг друга. Всё как и должно быть в мире демонов. Или почти всё…
        Стоит только взглянуть на эту планету немного шире, и картина заметно меняется. Над мрачными переплетениями улиц величественно возвышается тысячеэтажная крепость, на вершинах башен которой развеваются флаги императрицы вселенной, Той Самой Рыси. Рядом постройки, немного уступающие в размере, но всё же настолько огромные, что с их крыш демонические пещеры кажутся маленькими чёрными точками. Среди этих зданий – главный штаб императорских наместников. Теперь становится понятно, почему мир демонов постоянно окутан мраком: тысячеэтажная крепость надёжно прячет город под своей тенью, даруя созданиям тьмы столь желанную для них вечную ночь. Теперь этот мир уже не кажется столь однозначным, расчётливая чёткость построек императрицы сильно выбивается из беспорядочной картины демонических улиц. Все эти крыши, точно отражающие небесный свет так, чтобы ни один его луч не скатился вниз…
        Эту планету населяло множество весьма опасных созданий, но одна разновидность наводила ужас даже на самых свирепых из них. Их называли Духи Зла, и некоторые из них ещё помнили те времена, когда их создатель, имея безграничную власть, был так близок к своей цели. Когда потомок одного из четверых вёл его армии, порабощая вселенную… Они были его советниками, нашёптывали и приглядывали… иногда контролировали… аккуратно так, скрытно, чтобы он не замечал… Но он замечал… и ему это не нравилось.
        Теперь они пролетали здесь сгустками чёрного тумана, из которого выглядывали их головы-черепа, не имевшие нижней челюсти. На верхней же располагались длинные острые зубы. Проносясь меж извилистых улиц и пещер, Духи Зла вдохновляли других тварей на мелкие и крупные пакости с элементами каннибализма.
        На одной из таких улиц всё протекало в знакомом порядке… хотя нет… не всё… Трава! Маленький зелёный газон, освещённый солнечным светом, ярким пятном выбивался из общей мрачной картины. Он располагался возле высокого обломка стены дома недавно съеденного незадачливого демона. На зелёном газоне лежал человек. Беззаботно вытянув руки за головой, он лежал на спине, прислонив ноги к стене. Его глаза какое-то время меняли цвет с чёрного на белый, но вскоре они стабилизировались, приняв вид обычных человеческих глаз. Он лежал так на своём зелёном островке, словно не замечая тварей, бродивших вокруг, после чего ещё раз вытянул руки во всю длину и, поднеся стопы к макушке, встал, перевернувшись через себя. Его голова и руки так же беззаботно потянулись вверх. В этот момент сквозь всё его тело тончайшими струйками стало проходить нечто едва заметное, неуловимое, то, что невозможно разглядеть и трудно распознать. Это как лёгкий ветерок внутри, что-то настолько очевидное и при этом сокрытое. У него нет границ… оно везде… именно поэтому его так редко замечают… Именно поэтому никто из демонов не увидел, как
этот поток пронизывал человека насквозь, уходя во все стороны, нигде не задерживаясь. На мгновение человек стал таким же прозрачным, потом чёрным… белым… чёрно-белым… ещё каким-то…
        Когда он закончил потягиваться, один из Духов Зла заметил его. Он облетел его вокруг несколько раз, пока не остановился за спиной. Поднеся свой череп к его уху, он прошипел:
        –Здесь нет таких, как ты. Что ты тут делаешь?
        –А ты?– не поворачиваясь, спросил человек.– Все вы?– теперь его голос услышали остальные демоны.
        –Это наш мир. Что мы делаем?.. Что хотим!– угрожающе ответил Дух Зла.
        –Разве?– человек усмехнулся и посмотрел в сторону тысячеэтажной крепости.– Её тень не давит?
        –Её тень не запрещает этой толпе разорвать любого, кто здесь случайно заблудился!– промолвив это, Дух Зла облетел шепчущим ветром ближайшие улицы, и вскоре вокруг человека собрались многотысячные полчища демонов, обступая его со всех сторон.
        Он ничего не ответил. Трава под ногами исчезла, а глаза его стали огненно-красными. В тот момент он стал немного похож на одного из них, от прозрачности не осталось и следа, его форма стала твёрдой и прочной, он стоял неподвижно, но у него внутри тысячи нитей натянулись к центру. Ещё мгновение… и взрыв… Взрыв изнутри вытолкнул нити, которые тем самым коротко толкнули ногу вбок. Нога ребром стопы врезалась в землю, которая словно ковёр начала сворачиваться, поднимаясь над армией демонов.
        Километровая волна камней с дикой скоростью смела половину присутствующих и несколько ближайших районов. Оставшиеся демоны бросились в бой, принимая на себя всё ещё летящие вниз огромные камни. Следующим боковым ударом ноги человек запустил падающий камень в приближающуюся толпу тварей. Камень снёс их в доли секунды, пролетел сквозь весь город и пробил, оставив дыру, одно из императорских зданий, которое не замедлило обрушиться на мрачный город, разделив его на две части.
        В воздухе зависла тишина. Человек шёл сквозь развалины, вновь изменяясь, становясь расплывчато чёрно-белым. Тишину прервало хаотичное рычание, переходящее в единый громогласный гул. Изо всех пещер демоны вырывались на поверхность, в яростной атаке они неслись к источнику этих разрушений. Подбегая к человеку, они атаковали всеми силами, но вместо встречи с очередной порцией ударов твари просто проваливались, коснувшись его. Кто-то падал сквозь землю, кто-то улетал в небо, кто-то просто оказывался в другой части города, а некоторым повезло оказаться на вершине тысячеэтажной крепости.
        Так они летали, лишь коснувшись «меняющегося» человека, будто их засасывало в портал, пока не осознали всю тщетность своих попыток. Всё вновь затихло, демоны стояли вокруг в вопросительном ожидании. Несколько Духов Зла подлетели к человеку.
        –Кто ты?– спросил один из них.
        Он не ответил, а лишь показал пальцем в сторону штаба наместников. Оттуда несколько истребителей по тревоге взмыли в воздух.
        –Так это правда ваша планета?– человек усмехнулся.
        –Они ничего нам не сделают, Рысь отдала планету нам, она понимает, что всему есть место во вселенной, она даёт всем то, что им нужно.
        –Значит, вам нужны надзиратели?
        –Идти против Той Самой Рыси невозможно, мне миллиарды лет, я видел, что она такое!– Дух Зла испуганно отпрянул.
        –Зачем же идти против Рыси? Она ведь вам дала то, что вы хотели. Жить так, как свойственно вашей природе, она сама так и сказала. Помнишь, так ведь было?
        Дух Зла кивнул, а человек продолжил:
        –Война, насилие, порабощение – вот ваша природа. Если Рысь позволяет всем жить так, как они хотят, что здесь делают её наместники? Раз эта планета ваша, императрица не будет против того, чтобы вы поступили согласно своей природе,– он посмотрел в сторону подлетавших истребителей.– Рысь не откажется от своих слов, пора вам начать жить на вашей планете… самим…
        Духи Зла призадумались, припомнив времена былого могущества, а между тем кто-то из демонов запустил огненный шар в подлетавший истребитель. Кто-то его поддержал, и так, волна за волной, началась война, которую уже нельзя было остановить.
        Человек вновь лежал на зелёной траве, а мимо него пролетали обломки тысячеэтажной крепости. Никто не замечал его в безудержном пылу разразившейся битвы. Хотя… и так никто бы не заметил…
        Спустя несколько часов он шёл в направлении штаба наместников императрицы, а зелёная травяная дорожка ковром расстилалась перед ним вплоть до самого входа в здание. На его лице появилась задумчивая улыбка. То разминая пальцы, то ожидающе потирая руки, он продолжал идти, размышляя: «Рысь, Рысь, Рысь… Та Самая Рысь… Я жду тебя… Очень жду… Мы давно не виделись, очень давно… Однажды я забыл про тебя, но это мне только казалось, ведь это невозможно… Ты изменилась, ты всегда менялась… Рысь, Рысь… надеюсь, ты это сделаешь, да, думаю, ты можешь, точно можешь, обязательно сделаешь».
        Глава 3
        Рыся Плюша осматривала любопытным взглядом место, в котором оказалась. Место, которое не выглядело столь необычно, как описал «меняющийся» человек. Горы, пальмовый лес, поляна… всё вроде нормально, как на многих населённых планетах, как на Земле сейчас, к примеру (это Рысь постаралась). Хотя не совсем… небо… странное какое-то, мутное, что ли… Вроде туман, но не обычный, хаотично-мутный, можно сказать. И воздух такой же. Нет, это не загрязнённый воздух, не пыльный, Плюша никогда не вдыхала такого, но у неё возникли ощущения, будто здесь небо, воздух и облака перемешали в кашу, а потом в это месиво мусорили эдак с десяток миллиардов лет. Но это только ощущения, на вид просто непонятное мутное пространство. Ещё земля… липкая какая-то, скользковатая… почти везде.
        Решив осмотреться получше, Плюша прибегнула к привычному способу перемещения в пространстве, разведя его когтями и нырнув в образовавшийся портал. Что-то не так! Мусор, бардак, он был повсюду, бесконечные тонны мусора, сквозь которые невозможно пробраться для открытия выхода в новой точке. Не то чтобы когти Рыси Плюши не могли всё это разгрести, просто у неё не получалось собраться с мыслями, чтобы сделать это, как будто такой же мусор теперь кружился у неё в голове. Проболтавшись в безумном хаотическом круговороте некоторое время, Рыся всё же выпала из межпространственного коридора через ранее проделанный ею же портал.
        Плюша плюхнулась в липкую траву и, не поднимаясь, встряхнула пушистой шёрсткой. Головокружение прошло, она сидела и привычно оттягивала щёки, после чего хлопала по ним мягкими лапками. «То, что в реальности казалось просто ощущениями в межпространственном коридоре, оказалось реальностью, а от реальности физического мира остались только ощущения… и то смутные. Вот бред!– сделала вывод Рыся.– И откуда вообще столько мусора? Значит, Император вселенной покинул свой мир, и тут некому стало убирать?! Ха-ха-ха! А будь он здесь, то смёл бы всё гигантской межгалактической метлой! Ха-ха! Хм… я пока не знаю, куда я попала, но точно знаю одно – мне надо изменить способ передвижения. И трава, почему такая липкая трава?» Как только Рыся Плюша это подумала, что-то скользкое обвилось вокруг её ноги и потянуло за собой. Она не испугалась, а скорее удивилась, любопытство захлестнуло её, и вместо того чтобы встать, она стала рассматривать необычное существо, тащившее её за собой на длинном и скользком языке, будто она какой-то плюшевый мешок. Существо довольно быстро бежало на задних лапах, иногда помогая себе
длинными передними, увенчанными не менее длинными когтями. Размером оно было с бегемота или носорога, только более поджарое (даже рёбра торчали). На тонкой, но мускулистой шее возвышалась овальная голова, большую часть которой занимал гладко отполированный лоб. Из зубастой пасти по земле метров на пятнадцать стелился длинный язык, которым оно и тащило Рысю Плюшу.
        Спустя некоторое время, накатавшись вдоволь, Плюша всё же решила подняться (да и не пристало воплощению императрицы вселенной позволять всяким там, язык отрастившим, так с собой обращаться). Она воткнула свои когти в землю метров на десять вглубь, притормозив чудного зверя, и поднялась, стукнув по земле свободной ногой, после чего резко топнула той ногой, что была обвита языком. Однако язык не отпустил ногу, а вместо этого неведома зверюшка на всей скорости полетела вперёд метров на пятьсот, растягиваясь на языке, который удлинился на такое же расстояние. Очухавшись, монстр попытался потянуть Рысю на себя, но снова упал. Она стояла, воткнув когти в землю, лишь немного увеличивая их в длину (метров на пятнадцать). После нескольких неудачных попыток перетянуть Плюшу зверь прыгнул на неё, преодолевая разделявшее их расстояние одним прыжком. Вернее, мог бы преодолеть. Пушистая рысь не стала дожидаться его приземления, мощным копающим движением вперёд она выдернула когти из земли, обрушив тонны песка и камней навстречу незадачливому монстру. Животное оказалось под только что образовавшейся горой в
двадцати метрах от Рыси Плюши. Только тогда хватка языка ослабла, и она легко освободила ногу.
        Вернув когти в привычное состояние, Рыся подошла к огромной насыпи, легко перепрыгнув через вырытую ею яму. Походив вокруг, она постучала по насыпи со словами: «Эй, ты там? Выходи, я спрятала когти! Ну же, так быстро не сдаются!» Не услышав ответа, Рыся Плюша ударила гору пушистым хвостом, и груды земли разлетелись в разные стороны. Существо с рыком вылетело на поверхность, выпуская свой длинный язык в спокойно стоящую кошку. «Ну уж нет!»– воскликнула Рыся Плюша. Она в нужный момент поднырнула под языком и мгновенно оказалась за спиной зверя, попутно прихватив язык где-то посередине. Недолго думая, Рыся обмотала нападавшего его же языком, завязав конец языка узлом.
        –Ха, ничего себе! Изловить Языката живьём! Да так легко! Кто бы мог подумать!– донёсся задорный голос из кустов. Рыся Плюша повернулась и увидела выходящую оттуда задорную обезьянку с длинным мышиным хвостом. На ней были лёгкие кожаные доспехи, а на поясе висели парные мечи, сложенные в одни специальные ножны. Обезьянка подошла ближе и, рассмотрев Рысю, воскликнула:
        –Да ты же кошка! Неужели и вправду кошка?! Как там говорится? «А у кисы, а у кисы, мурлы есть, на них – вибриссы». Вот такие,– обезьянка потрогала пальцем усы Плюши,– как у тебя. Как на картинках в тех древних книгах! Значит, легенды не врут…
        –Ну, я не совсем кошка…– Рысю Плюшу немного удивило происходящее.
        –Кошка, кошка,– уверенно ответила обезьянка, задорно хлопнув Плюшу по плечу.– Ты кошка, а значит, избранная.
        –Избранная? Языкат? Что здесь вообще происходит?– недоумевала Плюша.
        –Языкат – это вот этот,– обезьянка показала на связанного монстра.– Ух, и развелось же их! Опасные твари. «Зверь ужасный Языкат языком утащит в ад»– так нас в детстве пугали. Хи-хи! Нет, ну, правда, покоя от них нет! Зверь Слюнивец, зверь Языкат, а главное, Клюв Ротоплюв, всё они тут портят, чтоб их! Мы, значит, весь их натиск сдерживаем, а ПавиЯн-Бубуин соблюдает нейтралитет, нахально выжидая, что же из всего этого выйдет!– сокрушалась она, забыв про Рысю Плюшу.
        –Эй, может, по порядку?– окликнула её Плюша.
        –Да, да, пошли, тебе всё расскажут, а может, и покажут,– обезьяна бодро рванула вперёд, размахивая мышиным хвостом. Рыся последовала за ней, волоча за собой Языката.
        –А его куда?– спросила она.
        –С собой, конечно, пусть все знают, что ты избранная кошка,– не останавливаясь, ответила обезьяна.
        –Кто все? Кто вообще здесь живёт?
        –Здесь, в смысле, по эту сторону… хм… «реки», так сказать? Теперь, в основном, мы: обезьянки Сплюши, обезьяномыши, ПавиЯн этот наглый ещё.
        –Обезьяномыши? Это такие, как ты?
        –Такие, как я! Таких уж и нет почти. Я обезьяномышь Мышка– Мартышка Девятая! В обезьяньих войнах мои пра-пра-пра… такое делали! Мышка-Мартышка Первая была лучшим воином, а также новатором, ломавшим обезьяньи устои как спички. С тех пор всех из моего рода стали именовать Мышка-Мартышка!– гордо ответила обезьянка.
        –Мышка-Мартышка! Ха-ха! Это как вообще!?– весело недоумевала Рыся Плюша.
        –А вот так!– Мышка-Мартышка потянула себя за нос, и её голова вытянулась, превратившись в мышиную, затем она приплющила нос ладонью, и он вернулся на прежнее место, снова придав ей обезьянью внешность.
        –Ха, неплохо!– Рыся Плюша одобрила её способность.– А другие как же, те, которые Сплюши?
        –Спят, в основном… Нельзя спать, пока Языкаты да Слюнивцы кругом!
        –А чем вредят Языкаты?
        –Много чем… до сластей добраться не дают… ну, и сожрать, конечно, могут, языком в катушку закатать и сожрать, как рулетик. У них со Слюнивцами тактика есть: один ловушку делает, а другой языком вылавливает. Уж я-то знаю!
        Рыся Плюша выдохнула, хлопнув себя по щекам, и закатила глаза, немного недоумевая от происходящего. Так за разговором они дошли до огромной пещеры, хотя, скорее всего, это была даже не пещера, а замок в скале. Вокруг было много разных обезьян и, возможно, каких-то ещё существ. По мере приближения к входу толпа окружала их всё больше и больше. Кто-то опасливо глядел на Языката, а кто-то восторженно на Рысю Плюшу. Та, в свою очередь, успела рассмотреть среди толпы прочих обезьяномышей обезьянок Сплюш. Их невозможно было перепутать: Сплюши были вдвое меньше ростом, их глаза были сонными, а морды большие и очень милые. Когда они вошли в пещеру-замок, Мышка-Мартышка повернулась к толпе обезьян и представила им Рысю Плюшу:
        –Это избранная кошка, можете не сомневаться! Она Языката разделала, как вы бананы! Вот теперь-то всё изменится!
        Обезьянья толпа радостно загудела, а кто-то из Сплюш даже вскарабкался на Рысю, как на пальму, мягко обнимая неведомое пушистое существо. Обезьяномыши оттащили Языката в клетку, а Мышка-Мартышка повела Плюшу дальше, аккуратно сняв с неё маленькую Сплюшу.
        –Куда мы идём?– спросила Рыся.
        –Сейчас ты всё увидишь,– ответила обезьяномышь.
        Они спускались в глубь пещеры, пока не дошли до небольшой двери. За дверью же оказалась не то чтобы большая комната, а скорее ещё одна пещера. В центре пещеры стояли три огромные статуи, вполне узнаваемые для Рыси Плюши. Перед статуями на небольшом возвышении сидел старый скрюченный дед. Мышка-Мартышка подошла к нему и, поклонившись, воскликнула:
        –О Старче, о Корче! О Старче Корче! Я, обезьяний лидер Мышка– Мартышка, нашла избранную кошку!
        –Кхе, кхе,– скорчившись, прокряхтел Старче Корче.– Да знаю я, кто ты, уж, поди, давно знакомы,– он оглядел Рысю Плюшу с ног до головы и подошёл к ней поближе.– И правда, кошка, кхе-кхе, да не простая, а из тех, что за гранью понимания,– заключил Старче.
        –Старче Корче был здесь с самого начала времён и знает обо всём,– пояснила обезьяномышь.
        –Может, и не с самого начала, а может, и не всё, но знаю я одно – сегодня был знак, и ты избранная кошка,– уверенно произнёс старик.– Смотри!– он обратился к Плюше, указывая на огромные статуи.– «Всё изменится, когда трое богов обратят свой сияющий взор на этот мир»– так говорится. Эти статуи стоят здесь миллиарды лет, и только сегодня их глаза засветились.
        Рыся Плюша действительно видела яркий свет, исходящий из их глаз. Она, конечно, узнала их: Рысь, Жрысь и её новый знакомый в центре.
        –Ах, эти… и тут они,– немного разочарованно вздохнула Плюша.
        –Ты знаешь этих богов?– удивилась Мышка-Мартышка.
        –Это моя семья, по краям… а этот… в центре… наверное, тоже какой– то родственник… Они что, когда-то здесь были? Разве тут никогда не было другого хозяина? Разве тут не правил Император вселенной?
        Старче Корче задумался:
        –Кошек точно не было, кхе-кхе, они за пределами нашего понимания… они – боги… Уже миллиарды лет они наблюдают за этим миром, так написано в легендах, но только сейчас их глаза загорелись, и это знак. А вот тот, что в центре… эх, давно это было, кажется, я помню его, а что до него было – не помню. Он что-то сделал… не знаю, что… и дал все эти книги с легендами. Больше ничего не помню… кхе-кхе.
        Плюша задумалась ненадолго, а потом с задорным видом помахала статуям своей пушистой лапкой, будто передавая привет. В ответ статуи ей подмигнули, чем вызвали неимоверное удивление обезьяны и старика, а также ещё большую веру в избранность невероятно пушистой кошки. Рыся дружески подтолкнула обезьяну к выходу, и они направились на поверхность.
        –Не волнуйся, Мышка-Мартышка, разберёмся мы тут с вашими этими… как их… слюнокатами… и прочими… Знаешь, я ведь не просто кошка. Там, откуда я пришла, я могла оказаться в долю секунды на любой планете, которой только пожелаю.
        –Пппланете… я не знаю, что это,– растерянно перебила обезьяномышь.
        –Эх… Я так отдыхаю обычно…– не отвечая на вопрос, продолжила Плюша.– Вот, бывает, сижу на какой-нибудь планете и созерцаю её спутники. А некоторые из них выглядят, знаешь, такими скучными. И тогда я начинаю разрисовывать их своими коготками, рисую там разные весёлые МОРДАШКИ, иногда кошачьи, или просто круглых котов, но чаще почему-то просто забавные МОРДАШКИ. Когда я хочу продолжить рисунок на обратной стороне, я просто поворачиваю спутник когтями другой руки и продолжаю картинку, а когда заканчиваю, вновь поворачиваю его на место. Вот такое у меня хобби, рельеф местности придаю, так сказать, ландшафт меняю, горы, впадины… Ха! Спросишь, как я это делаю?– обезьяна похлопала глазами, а Рыся продолжила, отвечая на свой же вопрос:– Нет, я не тяну когти на тысячи километров, я просто перемещаю их к нужной мне точке, вернее, не их, а их проекцию. Это так легко! Думаю, и тут справлюсь!
        Мышка-Мартышка плохо понимала, о чём говорила Плюша, однако кое– что она поняла хорошо… и повторяла: «МОРДАШКИ… Мордашки в небе! Несомненно, ты избранная кошка! Мордашки в небе… ты всегда это знала… именно этого здесь и не хватает».
        Глава 4
        Всё это время человек и две кошки следили за происходящим, сидя в своих удобных креслах. Они сидели в полной тишине, будто не замечая друг друга, до того момента как изучающе-внимательный взгляд Рыси не повернулся к «меняющемуся» человеку, а голос её не прервал тишину:
        –Всё не так, ты солгал Плюше, я знаю, как всё было!
        –Правда?– его нисколько не удивил её вывод.
        –Вернее… было не так… а теперь так… всё, как ты ей сказал… но только теперь, не раньше…– Рысь задумалась.– Когда я получила свою силу, я почувствовала всю вселенную, все мои владения стали подобны моей коже, я узнала всё, что было раньше… с самого начала… Император вселенной не оставлял свой мир, у него не было своего мира, это и есть его мир… А я… Хм… Я получила силу уж точно не потому, что она была моей по праву. Я вообще никогда не была ключевым персонажем в этой истории, каждый из четырёх имел больше шансов сделать то же самое. Но в какой-то момент всё поменялось… как сейчас…
        –Твои качества помогли тебе, и всё изменилось, рыська, которая умеет говорить «гррр!», становится избранной. Благодаря развитию происходят изменения, как и сейчас.
        –Это ты всё изменил, и теперь у прошлого другая история. Несколько часов назад всё было так же, как я увидела, получив силу, а сейчас всё так, как ты сказал Рысе Плюше. И в том мире тоже, много миллиардов лет назад… ты был там, мир изменился, а Император вселенной покинул его.
        –И, как ни странно, ты помнишь оба варианта развития событий. Кто же способен на такое? Возможно, настало время шагнуть дальше, намного дальше…
        Рысь задумалась, она начинала понимать, ради чего всё это.
        Жрысь сидел безучастно во время этой беседы, а потом также безучастно спросил:
        –Я точно не могу сожрать его? Он заманил туда Рысю Плюшу, кто знает, что за этим стоит.
        –Кажется, я знаю,– ответила Рысь,– и да, не можешь.
        –Да, не могу, я не чувствую ничего, что можно сожрать, вообще ничего, даже пустоты… странное чувство, ничего подобного не встречал. А ты?
        –Я… да… Тогда я стала чувствовать не только саму вселенную как свои владения, но и её границы. Я поняла, что моим владениям есть предел, место, куда я не могу попасть, которое не чувствую так же, как ты не можешь поглотить. И сейчас это повторилось. Я следила за кораблём Рыси Плюши, но стоило ему приземлиться, как он исчез из поля моего зрения. Как будто те же границы возникли внутри моих владений. Я сразу это поняла и приказала пилотам вернуться. Через некоторое время границы открылись, и вот я здесь.
        –Как ни странно, ты знаешь всё, о чём мы говорили с Плюшей,– вмешался человек.– Что же ещё ты можешь?..
        –Почему Рыся Плюша?– не отвечая, спросила Рысь.
        –Ты увидишь, что она может… и что можешь ты… Думаешь, что нельзя выйти за границы к миру безграничности?.. Несколько лет назад Рыся Плюша изменила мой мир, а я изменил твой. Интересно, что же можешь ты?! Но сперва вспомним, с чего всё начиналось.
        Типично-безучастное выражение лица Жрыси оживилось интересом, что не осталось незамеченным.
        –Что там может быть для тебя нового,– Рысь усмехнулась, обращаясь к Жрыси.– У тебя же часть моей памяти.
        –Нет-нет, мне очень интересно, впервые за последний миллиард лет спокойно и интересно, это ведь и моя история, правда?– Жрысь дружески хлопнул человека по плечу, а тот одобрительно кивнул.
        –Ладно, ладно, вы всё увидите вновь, так, как было тогда… Я была совсем другой, но, окажись сейчас в тех же обстоятельствах, я поступила бы так же… возможно…– Та Самая Рысь мысленно отправилась во времена далёкого прошлого, случившегося много миллиардов лет назад, и все трое стали наблюдать вместе с ней новые картины, появившиеся на экране стены.
        Рысь
        В трёх словах о миллиардах лет
        Это было очень давно, много миллиардов лет назад. Планета Кошек процветала в те времена. И хотя влияние кошек во вселенной было огромно, они им никогда не пользовались, просто жили своей жизнью, в то время как вселенной безраздельно правил Император. Впрочем, даже он не властвовал над кошками, а, как говорили, находился с ними в давних родственных отношениях. Природа этих «родственных отношений» оставалась загадкой для обитателей вселенной, по крайней мере, внешнего сходства между ними уж точно не наблюдалось. Да и с какой стати Императору вселенной хвост и усы?.. Примерно так все и думали, не вдаваясь в подробности. Одно можно было сказать точно – кошки ни во что не вмешивались и жили, так сказать, отдельным государством. Тем не менее, их встречи с правящим родственником и его подданными были регулярны, а поводом служили дела не политического характера.
        Планетой Кошек правила Рысь, Рысь Старшая. Её младшая сестра была ещё слишком молода по местным меркам. Надо сказать, что все высшие кошки были бессмертны, никогда не старели и легко восстанавливались после физических повреждений. Остальные кошки, хоть и были обделены бессмертием, могли прожить очень долго, миллионы, а то и миллиарды лет. Как выяснилось впоследствии, такие возможности им давала связь с родом Рыси, Повелительницы кошек.
        Рысь Младшая была особенной. Нет, она не обладала особыми талантами от природы. Единственной её прирождённой способностью был мощный рык, сносящий всё на своём пути, ставший поначалу её главным оружием. Так её все и называли – Рыська, которая говорит «Гррррр!». Она не могла освоить в мгновение ока технику владения оружием в отличие от старшей сестры – фаната мечей и всего, что с ними связано, а также недостаточно быстро разбиралась в науках и высоких технологиях, которые развились до непостижимых высот за долгую историю кошачьей цивилизации. Впрочем, магические способности также не были её сильной стороной.
        И всё же Рысь Младшая была особенной. Было в ней одно качество, которое поражало и настораживало одновременно. Она никогда не проигрывала. И способности тут ни при чём. Просто она так решила. И никакое поражение для неё таковым не являлось, а было лишь тактическим шагом, возможностью лучше подготовиться. Многие кошки, которым удалось обойти её хоть в чём-то, спустя тысячелетия обнаруживали, что младшая Рысь их не просто в этом превосходит, а находится вне пределов досягаемости. И хотя ей было ещё далеко до своей сестры в искусстве владения оружием, в возрасте пятисот миллионов лет она уже превосходила всех кошек во всём. Да и не только кошек. Говорят, после одного из многочисленных увеселительных мероприятий, проводимых совместно с Императором вселенной, его сын, Лэнвир, стал побаиваться Рысь Младшую, что для него вообще не свойственно. Подробности этой истории остались в тайне, запомнился лишь её пронзительный взгляд, когда они о чём-то поспорили. Так или иначе, в скором времени никто уже не пытался ни в чём соревноваться с кошачьей принцессой, поскольку особо удачливым соискателям, которым
удавалось её в чём-то опередить, через некоторое время всё возвращалось десятикратно.
        Благодаря своей целеустремлённости, Рысь Младшая великолепно освоила науки и боевые искусства, однако с магией дело обстояло труднее. Конечно, она сумела овладеть основами, но этого было недостаточно. Размышления о том, что глубокое понимание чего-то одного поможет понимать также глубоко и всё остальное, привели её к настойчивому желанию довести до совершенства свою врождённую способность – говорить «Гррррр!». Чем она и занялась, превратив свой рык в искусство, поражающее воображение. Искусство тончайшим потоком своего голоса просверлить в стене миллиметровое отверстие или же плотной стеной громогласного рыка снести здание приобрело бесчисленное множество трансформаций, которые Рысь Младшая могла производить с такой же лёгкостью, с которой её старшая сестра обращалась с мечом. Искусство, которому было суждено перерасти в нечто большее…
        Немудрено, что Рысь Младшая нашла применение своим качествам, помогая сестре управлять Планетой Кошек, а также замещая её в случаях, когда та покидала планету. Надо заметить, что таких случаев со временем становилось всё больше и больше, поэтому Рыси Младшей пришлось глубоко окунуться в обязанности кошачьей императрицы, управляя планетой практически в одиночку. А дело было в том, что Рысь Старшую практически целиком поглотила идея совершенствования своего фехтовального искусства – искусства, в котором ей не было равных. Почти… Лишь одно существо не уступало ей во владении мечом, а иногда и превосходило. Его звали Зейлус. Тёмный и опасный, хитрый и проворный… Его меч скользит словно змеиный язык, точно и незаметно, движения быстры и бесшумны, извилисты и неуловимы. Всем своим видом он производит впечатление змеи в человеческом обличье. Правда, насколько оно было человеческим, судить довольно сложно, Зейлус всегда носил чёрную маску, из которой выглядывали лишь его зелёные глаза со светящимися красными зрачками. Говорят, что первый яд, появившийся во вселенной, был приготовлен именно им. Так или
иначе, прозвище Прародитель ядов прочно закрепилось за змееподобным скрытным существом. Неудивительно, что практически никто не хотел иметь дело с подобным созданием из соображений безопасности.
        Никто, кроме Рыси Старшей. Всё чаще и чаще она улетала с ним на заброшенные безжизненные планеты, где они практиковались в искусстве боя на мечах. Там, где никто не мог им помешать, где не было ограничений, только там её способности раскрывались во всей полноте.
        Зейлуса и Рысь Старшую нельзя было назвать друзьями (у таких, как он, вряд ли бывают друзья), скорее, коллегами, поэтому она не задавалась вопросами «кто он такой?» и «зачем ему это нужно?». Императрица кошек растворялась в битвах с ним, забывая даже о своей империи. Только эти скользящие движения неуловимого меча, которые она с таким трудом отражала и так страстно хотела перенять.
        Рысь Младшую такое положение вещей устраивало, и население Планеты Кошек тоже. По правде говоря, младшая сестра справлялась с ролью императрицы куда лучше старшей, и более того, из всех её выдающихся способностей способность править была наиболее выдающейся. Власть текла по её венам, а мудрость направляла в нужное русло, и очень скоро Планета Кошек из просто процветающей превратилась в превосходящую все остальные. К тому времени Рысь Младшую уже называли просто Рысь, и все кошки были ей преданы не просто как императрице, она была для них символом планеты.
        Так продолжалось достаточно долго. До той поры, когда тьма обрушилась на вселенную. Виной тому был колдун по имени Харм. Он вступил в сговор с некой сущностью, что выходила за пределы вселенной и обитала в своём собственном мире. На тот момент об этом существе и его мире было известно немного, и никто не мог тогда с уверенностью сказать, был ли это древний бог или воплощение всего существующего зла, поэтому его мир называли Тьма, а его самого – Король Тьмы. Колдун получил от Короля Тьмы огромную магическую силу и армию демонов в дополнение к уже имевшейся многочисленной армии с целью захвата власти во вселенной. Харм не упустил этой возможности и прошёлся ураганом по всем встречным планетам, обрушивая на них всю неиссякаемую мощь Армии Тьмы, пока не добрался до планеты Императора.
        Это нападение оказалось столь стремительным, что войска Императора вселенной были разбиты в считанные часы. Харм убил Императора, и лишь небольшой горстке людей во главе с Лэнвиром удалось спастись. Улетая, они лицезрели, как сам Король Тьмы завис чёрной тенью над их планетой, чёрной тенью с белым гладким прозрачным лицом, на котором не было ничего, кроме острых глаз и острых зубов. Тень окутала планету чёрным туманом, а белые когтистые руки, извергая мощнейший энергетический поток, разнесли её на мелкие осколки, которые вскоре стали пылью.
        Когда Харм приближался к Планете Кошек, Рысь уже знала об этом и вступила с ним в бой до того, как Армия Тьмы достигла её планеты. Её стратегические навыки предстали перед колдуном во всей красе, и в первой схватке кошки оказались в более выигрышном положении, изрядно потрепав демонических приспешников Харма. Колдун был невероятно разгневан, так как не ожидал подобного сопротивления, считая, что после падения Императора вселенной победа у него уже в кармане. Тогда он обрушил на кошек всю свою мощь, которую даже Рыси сдержать было не под силу. В той схватке большая часть её армии была уничтожена магией Харма, магией, подобной которой кошкам ещё не доводилось видеть.
        Рысь решила отступить и вернулась на свою планету. Там она собрала остатки армии и вооружения. Вместе со своими главнокомандующими – чёрной пантерой Бликст и белой пумой Блан – она снарядила огромный боевой корабль, чтобы дать врагу решающий бой. Проблема состояла в том, что её сестра тренировалась с Зейлусом и ни о чём не подозревала. Несмотря ни на что, Рысь Старшая оставалась сильнейшим бойцом кошачьего народа и именно сейчас её способности были нужны как никогда. Рысь решила сперва отправиться за сестрой на своём корабле, после чего они вместе вступили бы в бой с колдуном.
        Подлетая к заброшенной планете – тренировочной площадке Рыси Старшей, Рысь успела разглядеть, как Зейлус ранил её сестру своим ядовитым мечом. На лету спрыгнув с корабля, она оказалась перед выбором – помочь сестре или преследовать скрывающегося из виду Прародителя ядов. Рысь погрузила раненую сестру на корабль, отправив Зейлусу вдогонку тот самый взгляд, говорящий о том, что даже миллиарды лет – недостаточно длинный срок, чтобы она забыла о нём и о своей мести. Могли предположить Прародитель ядов, что сулил ему тот взгляд?.. Тогда он об этом не думал, а думал лишь о должности главнокомандующего войск своего повелителя – Харма. Ещё он думал о том, что ненавидит всех кошек, просто так, без всякой причины. Возможно потому, что змеи и кошки никогда не ладили, а возможно, они не ладят именно с того момента…
        Яд Зейлуса мог убивать бессмертных. Даже таких, как Рысь Старшая, которая умерла, когда корабль кошек уже подлетал к их планете. Она передала всю императорскую власть своей младшей сестре. Последние её мысли были о том, каким именно способом лучше всего можно было отразить тот смертельный удар.
        Навстречу приближающемуся кораблю Рыси вылетали многочисленные истребители Харма, а также все демоны, способные летать. Они летели с уже дымящейся Планеты Кошек, которую начала окутывать тень Короля Тьмы. От неминуемой гибели в этой битве кошек спас взрыв их собственной планеты, волна которого отнесла их корабль далеко от противника, а миллиарды тонн пыли заставили Харма потерять его из виду. Однако зоркие глаза Рыси видели всё сквозь непроглядную пылевую завесу, и, удаляясь с места битвы, она успела наградить Харма тем самым взглядом, опасность которого так и не смог распознать его приспешник – Зейлус.
        В результате взрыва корабль кошек потерял управление, а двигатели отказали. Рысь и остатки кошачьего народа дрейфовали в просторах вселенной очень долго. К счастью, корабль был огромен, он вмещал в себя не только запасы питания для смертных кошек, но и большую часть технического оснащения, разработанного Рысью за период её правления. Информация обо всех технологиях также сохранилась в личном компьютере императрицы, который располагался на её руке в виде браслета, так что восстановить их не составило бы труда. Высшие кошки бессмертны, им не нужна еда, вода, они выдерживают экстремально высокие и низкие температуры окружающей среды, всё, что им нужно, это время, а Рысь умеет ждать.
        По какой-то причине первое время Харм не преследовал кошек. Хотя вселенная не была им завоёвана полностью и были уголки, свободные от его власти, колдун стал новым императором вселенной и представителем Короля Тьмы в этом мире. После этого стало ясно, что главный интерес Короля Тьмы лежал в неком месте, уже находящимся во владениях Харма, где тот и построил свою главную базу, сосредоточив там все свои основные силы. Только после этого он вспомнил об уцелевших кошках, сыграв им тем самым на руку.
        Выиграв время, Рысь и её корабль затерялись так далеко, что истребители Харма окончательно потеряли надежду их обнаружить.
        Спустя многие годы корабль кошек занесло на далёкую планету. Планету, пригодную для жизни, планету, на которой только зарождалась жизнь. По прошествии трёх миллиардов лет обитатели той планеты будут называть её Земля. Но это будет нескоро, а пока условия жизни на ней оставляли желать лучшего. Конечно, для кошек это не было помехой, но, начав строить свои города на поверхности Земли, Рысь рисковала привлечь внимание Харма и его демонического войска. Ещё не время… Пока не время…
        Так возник новый кошачий мир, мир под землёй. Огромный многоуровневый мир, воссозданный из одного корабля. Словно гигантский крот перекопал Землю вдоль и поперёк, образовав бесчисленные сплетения лабиринтов, внутри которых возникли города, страны, военные базы, научные лаборатории, а также подземные шахты, позволявшие запускать космические корабли практически из любой точки планеты. Рысь построила свой новый мир, но это был только фундамент для предстоящей работы. Все силы были брошены на развитие военных технологий, разработку и накопление новейшего вооружения, совершенствование боевых навыков.
        Так прошло два миллиарда лет. За это время цивилизация кошек достигла небывалого прогресса в военном искусстве. И хотя Рысь была главным автором всех разработок, она не обошлась бы без помощи Блан и Бликст, своих главнокомандующих. Они были друзьями с детства. Чёрная пантера Бликст обладала способностью вызывать молнии ударами хвоста. Этой магии она научилась ещё в те времена, когда Рысь совершенствовала свой рык. Белая пума Блан виртуозно владела своими когтями, которые были способны разрезать даже самые прочные материалы. Бликст руководила армией, а Блан – центральной базой. Несмотря на то, что эти две кошки не упускали возможности, так сказать, «дёрнуть друг друга за хвост», они прекрасно дополняли друг друга, будучи не только друзьями императрицы, но и главным оружием.
        Говоря об оружии, стоит упомянуть об одном изобретении Рыси, которое позволило военной промышленности кошек шагнуть на новый уровень. Суть его заключалась в том, что любой вид оружия – от обычного меча до снаряда, способного превратить в пыль целый материк, покрывался некой энергетической оболочкой, которая включалась и выключалась в любой момент по желанию бойца с помощью специальной кнопки, расположенной на рукояти или пульте управления. Действовало такое оружие с высокой точностью, позволяя использовать его в различных вариациях. Так, например, выпущенная ракета, покрытая оболочкой, будет доставлена в центр базы противника, расплавив непробиваемые стены с лёгкостью острого ножа, проходящего в масло, и будет взорвана сразу после выключения оболочки. Холодное же оружие могло включаться после проникновения в тело противника, нанося дополнительный урон. Внедрение этой технологии могло значительно увеличить шансы кошек на победу, но сможет ли оружие причинить достаточный вред Харму и силе, которая за ним стоит?..
        Прошло меньше миллиарда лет, и условия жизни на поверхности планеты стали весьма благоприятными. Этот факт не мог не привлечь внимания кошек, особенно тех, что были смертны. Дело в том, что численность кошачьего народа многократно возросла с тех пор, как корабль Рыси оказался на Земле, а новые поколения смертных кошек никогда не жили на кошачьей планете, и рассказы о вселенском перевороте и опасном враге казались им менее насущными проблемами, чем теснота подземелий. Нет, в подземных городах места хватало всем, его было даже с излишком, но может ли искусственная постройка превзойти пол Земли и потолок неба…
        Существовал ещё один факт. Смертные кошки жили ближе к поверхности, чем их бессмертные собратья и императрица. На это была вполне объективная причина – они не могли выдерживать таких высоких температур, какие легко переносили высшие кошки. Именно поэтому подземный замок Рыси находился ближе всего к ядру. Свободная жизнь на поверхности казалась такой близкой и привлекательной, что многие кошки решили уйти, чтобы построить на Земле свои города и страны, сделать эту планету по-настоящему своей. Так они и поступили. Конечно, Рысь легко могла их остановить, но она этого не сделала, хоть и понимала, что тем самым даёт врагу все шансы обнаружить её новое пристанище. Императрица кошек ждала очень долго, она устала ждать, она готова, и это было приглашением.
        Возможно, выход половины смертных кошек на поверхность являлся частью плана, никто теперь с уверенностью не скажет об этом, однако их мечтам о постройке нового кошачьего мира на Земле не было суждено сбыться. По какой-то причине, потеряв связь со своей императрицей, кошки утратили и часть своих способностей, включая высокий срок продолжительности жизни. К тому моменту на планете начала развиваться другая раса – люди. Представители того же вида, что и Император вселенной, стремительно заполняли планету, в то время как кошки также стремительно деградировали, превратившись в животных. Всё более смутно всплывали в их памяти картины великого прошлого и вскоре растворились без следа. Почти… Так и появились на Земле те самые кошки, которых люди видят мурчащими пушистыми комочками у себя дома или же хищниками, гоняющими парнокопытных по саванне в поисках пищи.
        Несмотря на то, что люди уверенно заняли поверхность Земли, сделали научные открытия и даже летали в космос, Рысь контролировала каждый квадратный сантиметр планеты и большую часть Солнечной системы, делая это, практически не вступая с ними в контакт. Практически… Всё же был один случай, но к данной истории он не имеет прямого отношения. Стоит лишь упомянуть, что когда-то на Земле было не шесть, а семь материков, и в результате некоторых событий один из них ушёл не то чтобы под воду, а под землю под водой, превратившись в резервную базу Рыси, которую она считала важным стратегическим объектом.
        Разведка Рыси уже давно бороздила вселенную, добираясь до её самых далёких уголков, так что императрица была в курсе многих событий. Знала она и о том, что Армии Тьмы всё же удалось обнаружить её нынешнее обиталище, и не за горами тот день, когда встреча с Хармом станет неизбежной. Он собирал войска, приглашение принято, Рысь ждёт, и она не проигрывает. Но сперва нужно расчистить поле боя. Люди не будут участвовать в этой войне, это не их война, они не готовы к тому, что их ждёт. Раса Императора вселенной будет жить, так решила Рысь. Те из них, кто решит примкнуть к ней в борьбе, получат такую возможность, но она не может позволить им действовать самостоятельно. Это её план, её планета, её месть.
        Жизнь на Земле изменило сообщение, которое транслировалось всеми источниками, способными и не способными передавать сообщения. Звук с экранов и мониторов, телефонов и рекламных табло слился со всеобщим звуком планеты в едином послании. В нём говорилось о том, что очень скоро Земля станет полем битвы давней вселенской войны и сила врага, что грозит планете, выходит за рамки человеческого понимания. По этой причине все территории Земли перейдут под контроль того, кто сможет это остановить. Людям будут предоставлены в качестве убежища обширные подземные города, куда им следует незамедлительно спуститься. По завершении этого сообщения применение оружия станет недоступным во избежание его некомпетентного использования. Электричество, а также все прочие системы будут отключены, и единственная возможность выжить – это воспользоваться данным предложением. Тем же, кто не забудет принести с собой кошку, были обещаны привилегии при расселении и двойные порции во время обеда.
        Это сообщение слышали все люди… и кошки. Дикие и домашние, во всех уголках планеты… Всецело охваченные этим звуком, кошки стояли не шелохнувшись. Они не могли понять, что с ними происходит, но им казалось, будто где-то в глубине своего сердца они слышали собственный голос. Нечто далёкое и знакомое коснулось их, соединив в единый организм. Память, не их память, а тех, кем они могли бы быть… Души, не их души, а души тех, кто помнил этот голос… Голос из прошлой жизни, не их жизни…
        А потом планета затихла, как выключенный телевизор, словно кто-то выдернул её из розетки, и всё, что было создано людьми, больше им не принадлежало. Обещанные двери в подземный мир были распахнуты незамедлительно, прервав тишину звуком разверзающейся земли. Так огромные люки открылись в каждом городе, каждой деревне, в пустынях и лесах, на поверхности морей и океанов, выглядывая, словно перископы гигантских подводных лодок.
        Часть людей приняли предложение Рыси в первый же день из страха и любопытства. Многие остались, но, обнаружив свою неготовность жить в условиях каменного века, и они последовали в подземные города, превосходящие всё, что когда-либо было создано человечеством. Тем же, кого не испугали трудности новых условий жизни, пришлось встретиться лицом к лицу с первыми истребителями Харма, прибывшими на Землю с целью разведки, попутно снося всё, что встречалось им на пути. Не имея возможности защищаться, оставшиеся люди также последовали за своими собратьями. Только после этого люки закрылись, а истребители были сбиты. Так продолжилась война, начатая миллиарды лет назад, Война Рыси.
        Гости и хозяева
        Для нанесения основного удара Харм собрал большую часть своей армии. Он знал, что кошки ждут встречи с ним, а тот факт, что его разведотряд был уничтожен в одно мгновение, говорил о том, что они к ней готовы. Колдун оставил важный объект с меньшими силами. Место, ради которого Король Тьмы начал эту войну, было уже не столь защищённым, но Харму не за что было беспокоиться – даже та часть армии, что осталась, была способна противостоять кому угодно. Да и кто посмел бы бросить ему вызов? Главный враг перед ним и скоро падёт, а вселенная давно уже в его власти. Или почти в его… Дух Зла, тот самый череп без нижней челюсти с длинными зубами на верхней, то существо с призрачным телом из сгустка мрака, что связывало колдуна с Королём Тьмы, находился сейчас за его спиной на огромном боевом корабле, что двигался в направлении Земли.
        Главный корабль сопровождали ещё два, не уступающие ему в размерах, а также около пятидесяти кораблей поменьше. Три генерала вели Армию Тьмы. На борту главного корабля вместе с Хармом обосновался Зейлус Прародитель ядов. Двумя другими управляли существа из Тьмы – Шэйлах и Цесхир. Кожа Шэйлаха была чёрной как вечная тьма, а сам он представлял собой некое подобие осязаемой тени, очень плотной тени, будто миллионы теней собрались в одну и, достигнув необходимой концентрации, превратились в плотный материальный объект. Лишь белые глаза и острые белые зубы ярко сверкали из непроглядной бездны его лица. Второй генерал, Цесхир, являл собой особый вид демона, что способен вытягивать своё тело и конечности на несколько километров в длину. С перепончатыми крыльями, зелёной кожей и округло-вытянутой зубастой пастью он больше других походил на монстра.
        Рысь вместе с Бликст прибыла на главную базу, что находилась примерно под центральной частью Европы. Блан, руководящая базой, встретила их и проводила в штаб, откуда должно было осуществляться управление предстоящими военными действиями. Пума доложила о полной готовности, а также о том, что некоторые люди успели столкнуться с разведотрядом Харма. Те, кому удалось выжить, направили своих представителей, которые теперь находятся на пороге главного штаба и просят о встрече с императрицей. Рысь приняла их. Страх, паника, возмущение, гнев… Почему они втянуты во всё это? Почему должны слушать тех, кто забрал их планету? Кто этот враг и как победить того, кого нельзя победить? Шум голосов, вопросы, вопросы… Рысь спокойно смотрела сквозь этих людей, ничего не отвечая, будто всё, о чём они говорили, не имело никакого значения. И лишь когда шум голосов утих, она промолвила:
        –Известна ли вам история вашей расы?– на её вопрос ответом послужило молчание, и тогда она добавила:– Я помогу вам вспомнить.
        После этого кошки без лишних слов что-то вкололи людям под основание черепа, так что те даже не успели понять, что произошло. Надо сказать, что препарат, пробуждающий генетическую память, был не самым сложным изобретением кошек, но весьма полезным в некоторых случаях. И люди вспомнили то, что не могли бы вспомнить даже их древнейшие земные предки, это была память самой идеи существования их расы, расы Императора вселенной. Они увидели прошлое глазами Императора, увидели его друзей, подданных и того, кто его убил. В тот миг люди изменились навсегда, вся их прошлая жизнь казалась теперь одной секундой в сравнении с тем, частью чего они стали. И вопросы потеряли смысл. Теперь они знали, что само существование человечества делало их участниками этой войны, и иначе быть просто не могло. Люди склонились перед троном Рыси, поняв, кто перед ними, а затем ушли и рассказали остальным обо всём, что произошло. Так были сформированы человеческие отряды кошачьей армии, которым ещё долго было суждено следовать за Рысью в бескрайних просторах вселенной… Эти отряды были не столь многочисленны, всего несколько
тысяч (остальные люди продолжали жить в глубине подземных городов, не участвуя в военных событиях), однако их руководители получили примерно те же способности, что раньше имелись у обычных кошек, до того, как те покинули свою императрицу. Жизнь в миллионы лет входила в число этих способностей. Осознание своей природы и взгляд с другого ракурса – всё, что нужно было для решения загадки долголетия.
        Пролетая мимо Марса, Армия Тьмы попала под неожиданный обстрел. Управляемые ракеты в энергетических оболочках с быстротою молнии проносились сквозь потоки кораблей Харма, несколько из которых было многократно прошито ими насквозь и потеряло управление. Примерно то же самое ждало колдуна, когда он пролетал мимо Луны. Только теперь ракеты точно попадали в двигатели и застревали там, а их оболочка включалась потом. Двигатели плавились и взрывались. Так Армия Тьмы потеряла ещё десять кораблей. Несмотря на то, что эти атаки весьма разозлили колдуна, он был не сильно ими обеспокоен. Ведь основная мощь его армии сосредоточилась в трёх главных кораблях, корпус которых способен был выдержать удары любого оружия. Так он думал. Подлетая к Земле, Харм понял, что недооценивал противника, когда огромная ракета в энергетической оболочке вылетела навстречу кораблю демона Цесхира. Ракета вошла в огромный корабль, не встретив препятствий, и остановилась ровно в его центре. Затем оболочка погасла и раздался оглушительный взрыв, разнёсший корабль на куски, которые полетели в сторону Земли.
        Блан и Бликст шли по коридору к комнате императрицы с целью доложить о проделанной работе.
        –Начало меня вполне устраивает,– сказала пантера.– Мы неплохо справились.
        –Мы? Ха! Не обольщайся, если бы не я и моя база…– начала было пума, но Бликст прервала её ударом локтя в плечо:
        –Опять ты за своё, лучше не начинай!
        Блан подставила правую ладонь под удар локтем и тут же атаковала левой из-за спины пантеры, та нырнула под удар и захватила лапу пумы двумя руками[1 - Передние конечности высших кошек в своём строении имеют черты как лап, так и рук, поэтому оба эти слова применимы в их отношении.] за запястье и чуть выше локтя. Блан тут же освободилась движением локтя внутрь.
        –Я и не начинаю, это только разминка!– самоуверенно воскликнула белая кошка.– Скажи-ка лучше, Бликст, тебя ситуация с людьми не наводит ни на какие мысли?
        –Я уже говорила, что я думаю по этому поводу. Недостаточно просто уйти от Рыси, чтобы потерять не только способность к долгой жизни, но и разум.
        –Просто уйти? Ты сама-то понимаешь, о чём говоришь? Просто уйти, хм… Те кошки не просто ушли, они разорвали свою связь с ней внутри себя, сами разорвали. Знаешь, одно решение может многое значить…
        –Я знаю нашу госпожу. Всё, что она делает, имеет смысл. Думаешь, она просто так дала им уйти? Это часть плана. Нет, я не думаю, что она лишила этих кошек способностей в «награду» за их выбор. Думаю, она это сделала по двум причинам. Первая очевидна – чтобы не привлечь Харма раньше времени, а вторая… возможно, разумные кошки помешали бы развитию людей. Рысь – мудрый правитель, и соблюдение некоторого равновесия характеризует её с этой стороны как нельзя лучше.
        –Ничего ты не понимаешь, не видишь очевидного. Пример с людьми весьма показателен. Осознание даёт то же самое, что отнимает его потеря…
        Так, в привычном споре, они вошли в комнату Рыси. Бликст доложила:
        –Императрица, всё идёт по плану, один из главных кораблей противника уничтожен, его обломки упали в районе Южной Америки. Кораблём командовал демон Цесхир. Он выжил и вступил в бой с нашими периферийными базами, к нему на помощь подоспело около пятнадцати истребителей врага.
        –Атакуйте Харма в полную мощь с главной базы, остальным к бою не подключаться. Залпы наших выстрелов не должны смолкать,– приказала Рысь и добавила,– у него не должно остаться другого выбора.
        –Я распоряжусь, императрица,– ответила Блан как руководитель базы, после чего, немного замешкавшись, сказала,– только… Их силы гораздо больше, чем мы ожидали…
        Залпы ракет и впрямь не смолкали, когда Армия Тьмы зависла над Землёй. По приказу Харма был открыт всеобщий ответный огонь, такой мощный, что смёл большинство городов на планете. Проблемой для него стало то, что это никак не могло остановить атаку кошек. Ракеты продолжали вырываться из подземных шахт, и колдун всё ещё терял корабли.
        –Так может продолжаться до бесконечности, огонь идёт оттуда,– Харм указал на Центральную Европу, обращаясь к Зейлусу.– Их командный центр под землёй. Его нужно уничтожить изнутри. Я иду туда сам. План таков – как только я окажусь внутри, приземляйтесь, ждите врага на поверхности. Разобьём их главную базу, и победа у нас в руках. Убивай всех, кто выйдет на поверхность, и помни, Рысь будет искать тебя. Это нам на руку. Будь готов.
        –Я всегда готов, мой господин,– склонившись, ответил Зейлус.
        Харм совершил поднимающее движение ладонью вверх и обратился к появившейся в синем пламени фигуре Шэйлаха:
        –Я атакую их главную базу, Цесхир ведёт бой в другой части планеты, а ты захвати всё остальное.
        –Считайте, что планета наша, господин,– ответил Шэйлах, и его корабль направился в сторону Азии, где вскоре и приземлился.
        Корабль Харма завис, и колдун вылетел из него. Окутанный синим пламенем, он влетел прямо в ракетную шахту, обратив её в груды расплавленного металла, смешанного с землёй, и, прожигая поверхность планеты, направился прямиком к главному подземному штабу кошек. Дух Зла последовал за ним.
        Зейлус приземлил корабль сразу после того, как выстрелы стихли. Он приказал войскам выйти и рассредоточиться, после чего его солдаты, солдаты Харма, а также бесчисленные демоны чёрной тенью расползлись по разрушенным городам.
        Блан отдала приказ об эвакуации главной базы, после чего часть армии кошек, погрузившаяся в огромные вагоны сверхскоростного «метро», была переброшена в резервную базу, что находилась в Тихом океане. Вернее сказать, под его дном. После этого пума сама отправилась в запасной командный центр, который располагался примерно в пятнадцати километрах от базы. Бликст с оставшейся частью армии вышла на поверхность и вступила в бой с основными силами врага. Рысь осталась в командном центре одна.
        Харм прокладывал себе путь сквозь километры земли, попутно разрушая всё, что преграждало ему дорогу, пока не оказался в центре кошачьей базы. На его удивление она была пуста. Недолго думая, он продолжил путь, испепеляя синим пламенем оружие и техническое оснащение, а также всё, что поддавалось испепелению. Так он оказался перед дверью в штаб, вынес её синим энергетическим шаром и проследовал до комнаты Рыси, вход в которую также не стал для него препятствием.
        Императрица кошек сидела на троне, постукивая когтями по своему браслету-компьютеру, который располагался у неё на запястье. Харм поднял пальцы вверх, они испускали длинные энергетические разряды, оттеняя синим цветом его бледное лицо. Он посмотрел на Рысь из-под капюшона своими чёрными глазами, зрачки которых вспыхнули тёмно-синим цветом, и произнёс:
        –Глупая кошка, решила бросить мне вызов лично? Без своей армии ты ничто! Скоро и её у тебя не останется, твой друг, Зейлус, об этом позаботится.
        –Колдун, ты у меня в гостях,– усмехнулась Рысь, вставая с трона.– Я жду твоего представления. Чем удивишь императрицу? Хм… Может, кролика из капюшона достанешь?
        –Я убью тебя!– вскричал Харм, но Дух Зла, оказавшийся у него за спиной, успел шепнуть: «Она нужна повелителю живой», до того как колдун успел выпустить в Рысь синий энергетический разряд. Тогда Харм сжал кулаки, проворачивая их наружу, после чего Рысь отлетела к стене, прижатая синими энергетическими кольцами, которые тут же появились на её шее, руках и ногах. Колдун приблизился, но громогласный рык императрицы кошек оттеснил его на несколько метров. На мгновение он потерял концентрацию, и этой доли секунды было достаточно, чтобы Рысь освободила правую руку и вытащила из-за спины пистолет. Раздались выстрелы, несколько пуль оказались в животе Харма, несколько попали в противоположную стену.
        –Жалкие попытки! Это меня не остановит!– надменно произнёс колдун.
        –Увидим,– спокойно ответила Рысь и что-то нажала на своём пистолете. В то же мгновение пули в животе Харма покрылись энергетической оболочкой. Колдун вскричал от резкой боли и отпрянул назад к стене. Внезапно за его спиной раздался взрыв. Дело в том, что патроны, попавшие в стену, были разрывными, они влетели в стену уже покрытые оболочкой и разорвались сразу после того, как Рысь оболочку выключила. Оказавшись под обломками, Харм перестал контролировать свою магию, и Рысь, освободившись, выскользнула через дверь, которую открыла с помощью браслета.
        Она бежала по длинному коридору. За её спиной доносились крики разъярённого врага. Тем временем несколько демонов успели проникнуть внутрь базы, используя маршрут, проложенный их господином. Они преградили путь Рыси. Та, не останавливаясь, прорычала: «Гррррр!», и стена громогласного рыка сбила их с ног. Демоны не успели опомниться, как одного за другим их пронзила теперь уже тонкая струя рыка, оставляя в телах сквозные отверстия.
        Рысь продолжала бежать, когда ещё несколько пробравшихся врагов оказались на её пути. Демон атаковал, Рысь встретила его атаку плечом. Одновременно с этим её нога нанесла короткий боковой удар ребром стопы в таз противника, который сложил его пополам. Продолжая движение, кошка оттеснила врага к стене, после чего град ударов её кулака превратил мозги оппонента в незамысловатый настенный узор. Ещё двое оказались сзади. Рысь развернулась и движением изнутри наружу заломала атакующую руку, одновременно нанеся удар кулаком, который разорвал сердце демона, разбрызгав его содержимое по грудной клетке. Второй противник нарвался на укус в горло, вследствие которого его голова полуоторванно повисла на шее. Впрочем, ей не удалось там долго провисеть, так как очередной поток рыка, попавший в место укуса, легко отделил её от тела. Рысь продолжала бежать…
        В самый разгар боя на поверхности Бликст получила от императрицы команду к всеобщему отступлению. Она сама и большая часть её войск поспешно покинули поле боя на скоростных истребителях, оставив лишь небольшие отряды для прикрытия отступления. Вскоре пантера присоединилась к своей коллеге в запасном командном центре, в то время как её армия направилась в сторону Азии и вступила в бой с силами демона Шэйлаха.
        Харм был совсем близко, а впереди тупик. Рысь остановилась и повернулась к врагу.
        –Как ни старайся, но всё что ты можешь – это злить меня, оттягивая неизбежное!– прокричал Харм, приготовившись к атаке.
        –Как я и говорила ранее, колдун, ты у меня в гостях,– с этими словами Рысь выскочила через вновь образовавшуюся дверь. Харм хотел было последовать за ней, но внезапно всё вокруг покрылось энергетической оболочкой, точно такой же, какой было покрыто оружие кошек. Стены, пол и потолок превратились для колдуна в обжигающую ловушку.
        За дверью Рысь ждал аппарат для скоростного перемещения под землёй. Оказавшись внутри, она тотчас устремилась в запасной командный центр, попутно связавшись с Блан:
        –Бликст на месте?
        –Да, госпожа, она здесь,– ответила пума.
        –Прикажи всем, кто ещё не успел отступить, поскорей убираться отсюда, действуем по плану.
        –По плану… Мне нравилась эта база…– поникшим голосом произнесла Блан.
        –Поверь мне, это того стоит,– Рысь слегка улыбнулась, но услышав за спиной удары Харма, пробивающие оболочку, которые были слышны, несмотря на то, что она уже успела отъехать на несколько километров, добавила:– Давай, сейчас!
        Прогремел взрыв, и тонны земли обрушились на то, что осталось от базы, образовав на поверхности километровый кратер.
        –Это было красиво!– глубокомысленно произнесла Бликст, наблюдая взрыв через экран монитора.– Да, одним выстрелом двух зайцев! Эй, Блан, ты видела?! Большинство демонов с поверхности провалилось, думаю, на голову своему хозяину! Ха! И кораблю их досталось. Не знаю, как они его собираются чинить, но я определённо не поделюсь с ними отвёрткой! Полагаю, ты тоже,– ликовала пантера.
        –Я?! Очень смешно! Ты хоть знаешь, сколько сил я вложила в эту базу!– разозлилась Блан и с досадой наступила Бликст на хвост. Та, не долго думая, встряхнула хвостом и выпустила в пуму разряд молнии, от которого Блан подпрыгнула вверх, а приземлившись, обнаружила несколько палёных тёмных волосков на своей белоснежной шерсти.– Я знаю, Бликст, почему ты такая чёрная,– отряхнувшись, сказала она.– Часто на хвост себе наступаешь!– а затем добавила:– Надеюсь, она успела…
        –Ты в этом сомневалась?– раздался голос Рыси за её спиной.
        Обе кошки повернулись к своей императрице и в один голос ответили:
        –Конечно, нет, госпожа! Наш корабль ждёт на поверхности.
        Затем все трое поднялись на поверхность земли, где их действительно ждал небольшой летательный аппарат. Рысь окинула взглядом разрушенный город и то, что осталось от её базы. Она не торопилась улетать, будто чего-то ждала. И дождалась…
        Стремительный тёмно-синий поток невероятных размеров вырвался на поверхность и спустя мгновения приобрёл очертания призрачной фигуры Харма, которая зависла над местом взрыва, возвышаясь над ним на высоту в несколько сотен метров, и продолжала расти. Харм был вне себя от гнева, он покрывал синим пламенем всё вокруг, разрушая то, что и так уже было разрушено.
        –Разве этого мы добивались, взрывая мою базу?– со страхом и удивлением спросила Блан.
        –Да, не так я себе это представляла, но, согласитесь, база стоила этого зрелища,– усмехнулась Рысь. Затем усмешку сменил опасный пронзительный взгляд, и она добавила:– Смотрите, как он злится.
        Тем временем радиус поражения энергетических ударов Харма возрастал по мере увеличения его призрачной фигуры, что не осталось незамеченным Бликст.
        –Императрица,– обратилась она к Рыси.– Наши отряды, прикрывавшие отступление, успели удалиться на безопасное расстояние во время взрыва, но теперь… Теперь даже здесь уже небезопасно… Боюсь, мы их потеряли.
        –Действуем по плану. Вы знаете, что делать, когда прибудем на резервную базу. Никто из наших гостей не должен уйти,– Рысь повернулась и направилась к кораблю. Блан и Бликст последовали за ней, и вскоре кошки взлетели, оставляя за спиной разгневанного врага.
        Ад Рыси
        Корабль Рыси и её генералов только начал набирать высоту, как вдруг императрица приказала приземлиться. Она смотрела сквозь иллюминатор не отрываясь, пронизывая взглядом насквозь небольшой отряд Армии Тьмы и того, кто его возглавлял. Это был Зейлус. Он шёл по разрушенному городу в поисках оставшихся кошек, которые уже успели отступить. С ним было человек десять, его людей, не демонов.
        –Почему мы возвращаемся?– спросила Бликст.
        –Чтобы я могла выйти,– не отрывая от иллюминатора пронзительного взгляда, ответила Рысь.
        –А как же наш план?– удивилась пантера.
        –Сама посмотри, кто там,– Блан подошла к иллюминатору, и Бликст последовала за ней.– Госпожа, мы с Вами!– в один голос воскликнули обе кошки, когда им удалось разглядеть за бортом знакомую худощавую фигуру.
        –Нет, вы следуете плану, ничего не меняется, когда я выйду, вы примете руководство резервной базой, я присоединюсь позже,– Рысь говорила спокойно, но глаза её вспыхнули, и если ранее казалось, будто стрелы этих глаз просто пронзили Зейлуса насквозь, то теперь они нагрелись докрасна, прожигая его изнутри.
        –Но он опасен!– встревожившись решением императрицы, воскликнула Блан. Рысь повернулась и молча посмотрела на неё, посмотрела так, что обеим кошкам стало ясно – нет никого во вселенной опасней той, кто стоит рядом с ними.
        –Никому не стоит забывать, что это моя планета,– Рысь повернула на запястье свой браслет-компьютер и вышла из приземлившегося корабля.
        Двери за ней захлопнулись, и корабль взлетел вновь, а чёрная и белая кошки наблюдали в иллюминатор, как их императрица приближается к отряду давнего врага.
        –У меня от него шерсть дыбом встаёт и мороз по коже,– сказала Бликст, глядя на удаляющегося Зейлуса.
        –А у меня мороз по коже, когда она так смотрит,– на лице Блан просматривался неподдельный страх.– Я ему не завидую,– добавила пума, и их корабль скрылся в облаках.
        Солдаты Зейлуса заметили Рысь и хотели открыть огонь, но не успели. Быстрым движением острых когтей она нажимала кнопки на своём браслете, в результате чего несколько бойцов, находящихся ближе всего к Зейлусу, были придавлены внезапно рухнувшими домами. Те же, кто успел подбежать к ней чуть ближе, так же внезапно провалились под землю, словно унесённые гигантским сорвавшимся лифтом. Рысь перепрыгнула через образовавшуюся пропасть, взбежала по обрушенным зданиям и оказалась лицом к лицу с заклятым врагом. Злобные огоньки змеиных глаз повстречались с пронзительным кошачьим взглядом.
        –Как будто и не прошло всех этих лет, всё как тогда, на той заброшенной планете. Только теперь тебе некуда от меня бежать,– сказала Рысь и спустилась с обломков зданий, подходя к Зейлусу всё ближе.
        –Я бежал не от тебя,– надменно ответил Прародитель ядов.– За тобой летела твоя армия, а меня ждал мой господин. Теперь обратная ситуация, я знал, что ты найдёшь меня, и повелитель Харм знал,– после его слов около двухсот солдат Армии Тьмы, включая демонов, стали обступать их со всех сторон. Они появлялись из-за пустынных домов, проходя сквозь пыль разрушенного города. Вскоре их стало уже около пятисот.
        –Это легко исправить, мой ядовитый друг, на эту встречу приглашён только ты!– вслед за словами Рыси раздался её громогласный рык, мощный поток которого отбросил Зейлуса на пятьдесят метров вперёд. Он упал и тотчас поднялся, а Рысь, подойдя к нему ближе, что-то нажала на своём браслете. Земля затрещала, и оба они устремились вверх, поднимаемые стоэтажным зданием, вырвавшимся из недр подземного города прямиком на поверхность. Так два заклятых врага оказались одни наверху небоскрёба, оставив внизу нежданных гостей.
        Зейлус обнажил свой ядовитый меч, чёрный и смертоносный, тонкий, словно змеиный язык.
        –Помнишь его, кошка?!– прошипел он.– Даже Рысь Старшая не смогла от него уйти. Ха, знаешь, кошка, никто никогда не считал тебя опасным соперником, в отличие от неё. Может, среди жалких хвостатых тварей ты что– то и значила, но твою сестру знали все. Никто бы во вселенной не бросил ей вызов. Никто, кроме меня. Именно поэтому я должен был держать её под контролем, чтобы в нужный момент нанести решающий удар. Это было так легко, войти к ней в доверие. Видела бы ты её – «какое мастерство, как ты это делаешь», ну, честное слово, императрица кошек, ха, как ребёнок,– Зейлус усмехнулся.
        –Да, ты прав,– согласилась Рысь.
        –Что?– его усмешку сменило удивление.
        –Ты прав, как ребёнок. Глупо… Променять империю на размахивание мечами с кем-то вроде тебя, отринув все прочие неисчерпаемые возможности нашей цивилизации. Но тем не менее она была моей сестрой, и это её выбор.
        –Каков же твой выбор, кошка? Умереть от того же самого меча, что и она?
        В ответ на это Рысь достала свой меч:
        –Это её меч, именно им я убью тебя,– после этих слов она незаметным движением дотронулась до своего браслета, после чего они сошлись в бою.
        Рысь знала, что противник не будет стараться во что бы то ни стало атаковать её жизненно важные органы, ему достаточно лишь задеть её, чтобы яд сделал своё дело. Также она знала, что рано или поздно ему это удастся. Несмотря на это, она дралась достаточно открыто. В какой-то момент Зейлус почти достал её, но вовремя включенная энергетическая оболочка отбросила его на несколько метров вперёд. Он не потерял равновесие а, напротив, мгновенно скользнул к ней, и тонкий змеиный клинок, огибая оружие кошки, направился прямиком к её плечу. Вместо того чтобы уйти от удара, Рысь ринулась навстречу, позволяя ядовитому мечу проткнуть своё правое плечо насквозь. Она выронила свой меч, когда рукоять оружия Зейлуса коснулась её одежды. Вместе с тем её когтистая лапа схватила врага за запястье и вывернула его наружу вверх. Раздался хруст костей, и Прародитель ядов выпустил свой меч, который остался торчать в кошачьем плече.
        –Тебе уже конец!– сдерживая боль, прокричал Зейлус.
        –Правда?– невозмутимым голосом спросила Рысь и сама же ответила:– Это ничего, такие, как я, быстро восстанавливаются.
        –Мой яд убивает бессмертных, никто не выживет, получив хоть царапину, я сделал своё дело. Это было проще, чем я ожидал.
        –В моём распоряжении был образец твоего яда в теле моей сестры и три миллиарда лет.
        Только сейчас Зейлус заметил, что всё это время левая лапа Рыси находилась внутри его живота, сжимая когтями внутренние органы. Кошка резко развернулась влево, вырывая темно-зеленую кровавую массу из тела Прародителя ядов. Продолжая поворот, она зацепила хвостом[2 - Хвост Рыси достаточно длинный, что явно отличает императрицу кошек от обычной рыси.] его ногу, после чего тот упал на спину. Завершив вращение на триста шестьдесят градусов, Рысь нанесла топчущий удар ногой по колену лежащего Зейлуса, колено треснуло, и враг вскричал от боли.
        –Три миллиарда лет… достаточный срок, чтобы изобрести противоядие,– продолжила Рысь, обходя кругами поверженного противника.– Признаюсь, было непросто, многочисленные опыты, иногда неудачные. Скажу по секрету, много миллионов лет назад на этой планете жили животные, большие такие рептилии, твои, должно быть, родственники. Люди думали, что они вымерли по вине метеорита, но… иногда наука требует жертв. Нет, я не занимаюсь геноцидом, как твой хозяин, я спасла этот вид, и некоторые его представители живут под землёй по сей день. Но, знаешь, когда я решаю что– либо сделать, я это делаю. Так и с противоядием. Всё, что мне было нужно,– это коснуться моего браслета.
        –Глупая кошка, это ничего не меняет! Посмотри!– Зейлус указал пальцем неповреждённой руки на Харма, призрачная форма которого увеличилась настолько, что была видна даже отсюда. Колдун яростно извергал синие потоки пламени в то, что осталось от главной базы кошек и всего, что её окружало.– Он здесь, а это значит, что твоё падение – это лишь вопрос времени. Так или иначе, ты уже проиграла, всё повторится, и эта планета превратится в пыль, как и Планета Кошек. Ты бросаешь вызов тому, что нельзя остановить, это только игра, разминка. Когда мой господин всерьёз за тебя возьмётся, твоя самоуверенность развеется в прах, столкнувшись с несокрушимостью магии Тьмы.
        Рысь усмехнулась в ответ:
        –У меня есть версия, мой ядовитый друг, что те, кого я убиваю, попадают в отдельный ад, возможно, он так и называется – «Ад для тех, кого убила Рысь». Даже если такого места нет, оно непременно должно появиться, потому что в обычном аду всем вам не хватит места. Там и расскажешь всё это Харму при встрече,– глаза Рыси вновь вспыхнули яростью.– Ад Рыси встретит тебя лучшими местами, Зейлус, торопись их занять, ведь очень скоро даже там станет тесно!– с этими словами она воткнула меч своей сестры ему в голову и включила энергетическую оболочку, которая мгновенно превратила то, что было головой Прародителя ядов, в тёмно-зелёную лужу.
        К тому времени часть демонов уже подползала к крыше небоскрёба, карабкаясь по его стенам острыми когтями. Рысь щёлкнула пальцем по браслету, и через мгновение на крышу приземлился небольшой однопилотный летательный аппарат. Императрица кошек вытащила ядовитый меч из плеча, сняла свой плащ и завернула в него тонкое лезвие. Затем она заняла место пилота, положив меч рядом с собой, и незамедлительно покинула крышу небоскрёба. Только скрывшись за облаками, она вновь коснулась своего браслета, после чего где-то внизу раздался оглушительный взрыв.
        Правда, покрытая мраком
        По прибытии на резервную базу Рысь узнала о том, что отряд, отправленный в Азию для битвы с превосходящими силами демона Шэйлаха, потерпел поражение. Так же дела обстояли и в Южной Америке. Харм тем временем, разрушив в Центральной Европе всё до основания, принял свои обычные размеры.
        –Что ж, настало время использовать то, ради чего эта база создавалась…– обратилась Рысь к своим генералам.
        –Вы уверены?– переспросила Бликст.– Судя по тому, что мы видели… Вам точно хочется не дать ему уйти?
        –Вы ведь знали, что взрыв не убьёт Харма,– добавила Блан.– Его вообще может хоть что-то убить?
        –Что-то… Да… Что-то может… Возможно… Если он лишится чего-то…– задумчиво ответила Рысь, а затем жёстко сказала:– Если бы я была уверена в том, что колдун пострадает от взрыва, я бы взорвала его вместе с этой планетой! Несмотря ни на что, план остаётся неизменным, включайте.
        Бликст набрала комбинацию цифр и символов на пульте управления, и через несколько минут всю Землю затянуло непроницаемым слоем энергетической оболочки, словно она оказалась внутри гигантского светящегося кокона. Эта картина отразилась на мониторе, весьма порадовав императрицу кошек.
        –Часть дела сделана,– уверенно сказала Бликст.– Теперь враг не сможет покинуть эту планету, а также получить подкрепление и, несмотря на то, что наши отряды потерпели поражение, у нас вполне достаточно сил для победы.
        –Самое главное,– добавила Рысь,– что колдун теперь отрезан от своего хозяина. Силы Харма не безграничны, и когда его ресурсы окончательно истощатся, мы нанесём решающий удар!
        –Хорошо бы нам дожить до этого момента,– вздохнула Блан.
        Рысь достала меч Зейлуса, завёрнутый в плащ, и продолжила:
        –Дальше делимся на два фронта. Блан, твоя задача – демон Цесхир. Бликст, Шэйлах твой.
        –Шэйлах… Говорят… он тень, что стелется по небу и земле…– призадумалась Бликст.
        На это Рысь вручила ей ядовитый меч со словами:
        –Он может лишь казаться тенью. Вспышки молний развеют тень, а яд сделает своё дело.
        Бликст с поклоном приняла меч, чем вызвала привычное негодование своей коллеги.
        –Ей, значит, меч, убивающий бессмертных, а мне что, своими когтями обходиться?– возмутилась Блан.
        –Ты смеёшься?– Рысь окинула пуму удивлённым взглядом.– Твой противник – идиот. Хватит ему твоих когтей и пары сотен ракет.
        Разговор прервало донесение разведки, пришедшее Блан по рации, после которого она, не скрывая волнения, мигом подбежала к монитору.
        –Что там?– спросила Рысь.
        –Харм…– ответила пума, не веря своим глазам.– Он… Он ушёл…
        –Что?! Как?!– в один голос воскликнули Рысь и Бликст.
        –Ну… Он сперва о чём-то говорил с летающим зубастым черепом, а потом… Улетел прямиком сквозь оболочку, окутанный каким-то чёрным туманом… Нет, он её не пробил, просто проскользнул…– растерянно ответила Блан.
        –Чёрный туман, говоришь…– призадумалась Рысь.– Это плохо… Это не похоже на него… Отступить, когда так уверен в победе… Зачем ему это нужно? Или это нужно не ему?.. Так или иначе, мы должны завершить начатое.
        Рысь осталась одна, после того как её генералы с основными силами покинули резервную базу. Она сидела, погрузившись в раздумья, когда её зал постепенно стала окутывать чёрная тень. Тень уплотнялась, окрасив комнату в чёрный цвет, густой и тяжёлый настолько, что даже бессмертной императрице всех кошек стало тяжело дышать. Она вскочила с трона и выхватила меч. Тьма продолжала сгущаться, яркая оболочка меча тускнела перед ней, а затем и вовсе погасла. Теперь даже воздух стал чёрным, растворив в себе последние очертания, что способен был видеть зоркий кошачий глаз. Так Рысь оказалась во Тьме.
        Спустя некоторое время на чёрном фоне окутавшей её бездны показались очертания ещё более чёрной фигуры. Рысь не могла определить, была ли эта фигура чернее чёрного или её глаза привыкли к темноте, но одно она знала точно – именно это существо окутало её планету миллиарды лет назад, превратив империю кошек в пыль. Прозрачно-белое лицо, нет, не лицо… Скорее, пустота во тьме… Оно так резко контрастировало с окружающим мраком, что, едва увидев его, Рысь закрыла глаза рукой. Постепенно её глаза привыкли, и она рассмотрела острые верхние зубы и узкие треугольные глаза на белом фоне.
        Король Тьмы приблизился к кошке. Он уже не был столь огромен, как миллиарды лет назад, лишь на голову выше Рыси.
        –Это что, замена? Должно быть, твой колдун недостаточно силён, раз ты лично явился сразиться со мной!– воскликнула Рысь, приготовившись к атаке.
        –Я не собираюсь драться,– ответило окружающее пространство голосом Короля Тьмы.– Я пришёл поговорить.
        –Это ты помог Харму пройти моё защитное поле.
        –Моя сила помогла ему сделать это.
        –Значит, ты дал ему скрыться?
        –Он не скрывался. Нечто важное для меня подверглось нападению, и я приказал ему с эти разобраться. Так я ему сказал. Так он думает. На самом деле колдун здесь лишний. Мне нужна ты. Видишь ли, Рысь, силы мои не знают предела. Я мог бы уничтожить эту планету так же легко, как сейчас оказался в центре твоих владений. Возможно… я мог бы уничтожить всю вселенную… Но… Тогда я не получу того, что мне нужно. Как я и сказал, силы мои не знают предела, почти…
        –Чего ты хочешь?
        –Я хочу открыть тебе правду. Сейчас ты всё увидишь сама,– после слов Короля Тьмы Рыси стало казаться, что он вновь становится слишком большим… или она слишком маленькой. Настолько маленькой, чтобы исчезнуть, растворившись в его очертаниях.
        На одной из периферийных подземных баз Южной Америки дела обстояли не лучшим образом, о чем и сообщил генерал Каракал только что принявшей на себя командование Блан. Пуму ждали две новости – хорошая и плохая. Хорошая заключалась в том, что большинство истребителей противника были сбиты, а их выжившие пилоты и пассажиры в большинстве своём получили серьёзные ранения и не были способны вести бой. Говоря о плохой новости, следует вспомнить о «резиновом» теле демона Цесхира и тех преимуществах, что оно даёт своему обладателю. Блан поняла, что именно командир одного из главных кораблей Харма послужил причиной основных потерь южноамериканской базы, когда наблюдала за его атаками через монитор в режиме настоящего времени. Цесхир летел над дымящимися постройками бывших хозяев этой планеты, уничтожая один за другим отряды нынешних. Его тело увеличилось в размерах, а образовавшиеся в нём отверстия после каждого выстрела вновь затягивались скользкой массой, из которой тот состоял. Изрыгая огонь, демон испепелял подлетавшие к нему истребители кошек, а те отряды, что находились внизу, он атаковал удлиняющимися
руками, лишние десятки пар которых могли вырасти из его туловища при необходимости. Цесхир летел слишком быстро и высоко, делая проблематичным попадание в него с земли.
        –Со спутника пробовали?– спросила Блан.
        –Слишком быстро летает, боюсь, при промахе нам тоже достанется, даже на такой глубине,– ответил генерал Каракал.– К тому же… Вы ведь сами видели, он восстанавливается после выстрелов и, растягиваясь от них, становится ещё больше.
        –Что нам совсем, совсем не на руку,– добавил один из двух тигров, база которых уже успела пострадать от рук Цесхира. Теперь, едва спасшись и успев эвакуироваться, они оба находились в штабе генерала Каракала и помогали ему в командовании последней из уцелевших баз Южной Америки.
        –Я даже больше скажу,– присоединился второй.– Несмотря на размеры, эта тварь слишком быстро летает для точного выстрела.
        –Ну, я здесь как раз для того, чтобы решить ваши проблемы,– гордо начала Блан.– Ведь я говорю не о выстреле в его громадную тушу, я говорю о том, что мы отстрелим ему крыло! Или два… Короче, как повезёт. Да, да, прямо со спутника. Что? Невозможно, сказали бы вы? И были бы правы, но… Вам повезло, и за дело берётся Блан, белая пума, гений стратегии и тактики, превосходный лидер, а также мастер боя смертоносными когтями!..
        –Бла-бла-Блан,– шепнул на ухо один тигр другому.
        –Появилась пума, ждите много шума,– поддержал его второй.
        –Что?– прервав перечисление своих достоинств, повернулась к ним Блан.
        –Мы говорим: «Так точно, главнокомандующий!»– в один голос ответили тигры.
        –Так вот, я о чём,– продолжила пума.– Действуем так…
        Чёрная пантера нападает ночью. Она не любит лишнего шума, враг узнаёт о её нападении только в самый последний момент, в тот момент, когда предпринимать что-либо уже слишком поздно. Бликст знает – войско без генерала обречено на провал, и исход азиатской битвы теперь зависит только от неё. Враг на своём корабле, его армия в пылу наступления ушла слишком далеко. Идеальный момент. Двери и замки не преграда для чёрной кошки. Она уже близко…
        Пантера нападает ночью… Крадётся как тень. Вспышка молнии её хвоста освещает темноту, и эта вспышка – последнее, что видит в своей жизни противник Бликст. Конечно, если он сам не является тенью. Молния ударила в стену корабля, а Шэйлах чёрным вихрем пронёсся под ногами кошки…
        –Поднимай!– скомандовала Блан, и небольшая платформа подняла её на поверхность.– Хорошо закрепил?– пума проверила крепления, приковавшие её к платформе.
        –Да. Главнокомандующий Блан, Вы уверены, что он Вас не разорвёт?– отозвался по рации Каракал.
        –Главное, не промахнись,– ответила пума, всматриваясь в зелёную фигуру парящего над ней Цесхира. Затем она включила энергетическую оболочку своих полутораметровых когтей, оружия, которое Рысь разработала специально для неё.– Опускай не раньше, чем мы условились,– добавила Блан и хорошенько прицелилась.
        Точный выстрел энергетического разряда привлёк внимание демона. Затем ещё один, и ещё. Цесхир потянул свои длинные руки к пуме, которая так и не прекращала огонь. Мощные когти обвили тело кошки и рванули вверх. Блан оставалась неподвижной. Она намотала запястье держащей её руки на свои когти и, присев, потянула на себя. Демон выпустил ей навстречу ещё несколько рук, пума тут же насадила их на когти и пригвоздила ко дну платформы. Цесхир завис в воздухе, изо всех сил он начал тянуть кошку на себя, и платформа затряслась в разные стороны, давая понять звуком и видом, что ещё несколько таких рывков, и демон добьётся своей цели.
        Каракалу хватило этих мгновений, и выстрел со спутника снёс демону правый бок вместе с крылом. Цесхир наклонился на одну сторону и начал снижаться, его хватка немного ослабла, и Блан удалось отдышаться. Нескольким истребителям удалось зайти сверху и залпом ракет лишить врага левого крыла к тому времени, как его правый бок уже почти восстановился. Цесхир начал стремительно падать вниз.
        –Опускай!– прокричала Блан и ещё сильнее вцепилась когтями в его руки. Платформа поехала вниз, унося длинные конечности демона к самому центру подземной базы, после чего тело Цесхира обрушилось в том самом месте, где только что стояла пума.
        Кошки подвезли к платформе ракетную установку, которая заняла на ней место Блан, только что освободившейся с помощью своих когтей от рук врага, теперь лежащих от него отдельно в луже зелёной слизи. «Посылка» вэнергетической оболочке вылетела незамедлительно и остановилась в самом центре тела демона, пронзив его насквозь. Люк наглухо закрылся, оболочка погасла, и раздался взрыв.
        Тьма приобретала очертания, которые становились всё чётче и чётче, являя Рыси картины прошлого. Древнего и забытого… Настолько древнего, что даже бессмертные, такие, как она, могли слышать лишь его отголоски, и настолько забытого, что никто из них не мог быть уверен в подлинности тех событий.
        Рысь видела древних богов, сила которых охватывала всю вселенную от мельчайшей песчинки до самой яркой звезды. Их было четверо: кот, два человека и уже знакомое тёмное пятно с прозрачным лицом. Она видела их со стороны, сверху, снизу, изнутри, видела мир их глазами и своими одновременно, чувствовала то же, что они… Чувствовала всё, даже то тёмное существо… Особенно его… Ему было тесно, тесно в своей форме… в этой вселенной, и он создал новую, свою. Заполнил собой её пространство и даже там не смог дышать. Она была так мала, а сила его так велика… Сила, которая пропитала собой каждый атом новой вселенной и продолжала пропитывать ещё и ещё… Так тот мир превратился во Тьму, а его создатель в Короля Тьмы. И тогда он понял, что это не то, чего он хотел. И Рысь поняла, её глаза видели больше, чем Тьма хотела ей показать…
        Сила трёх братьев стала бы лишь началом, Король Тьмы жаждал всего. Разразилась битва, в которой он мог потерпеть поражение, но что-то помешало богам нанести решающий удар. Они знали, что сила Короля Тьмы никогда не будет уничтожена, она является такой же частью вселенной, как и их собственная, и, возможно, её высвобождение стало бы ему только на руку. Их замешательство позволило Королю Тьмы восстановиться и нанести новый удар, выдержать который они уже были не в состоянии. Поняв, что поражение неизбежно, боги решили сделать так, чтобы их силы не достались врагу. Они создали планету, ядро которой превратилось в хранилище их сил, используя магию для её защиты, и лишились последней частицы своего могущества. Тогда Король Тьмы в ярости убил своих братьев.
        Рысь видела эту планету насквозь, видела то, что внутри, а также то, что не должна была видеть…
        –Я ошибся, когда сделал это,– раздался голос Короля Тьмы.– Только четверо богов могут открыть доступ к силе ядра, такова была их последняя воля. Четверо богов… или их потомки. Лучше никому, чем мне… Так они решили. «Почему никому?», спросишь ты. Эта сила так велика, что никто из ныне живущих не смог бы её вместить. Никто, кроме меня.
        Рысь слушала его, всматриваясь в самый центр ядра, где читала слова, адресованные лично ей. Она не могла понять, были ли они действительно там написаны или это ей лишь казалось, но одно она знала точно – эта сила доступна каждому из потомков в той же степени, что и Королю Тьмы. Ещё много мыслей всплывало в глубине её подсознания… Например, мысли о том, что эта вселенная – вселенная кошек… Была ею когда-то… Или могла бы быть… Как вариант…
        –Теперь ты понимаешь, зачем мне нужен был Харм,– продолжил голос.– Понимаешь, почему я дал уйти сыну Императора, почему я дал уйти тебе. Я был самонадеян, но не настолько глуп, чтобы повторить свою ошибку дважды. Вы, потомки моих братьев, ключ к их силе, и я не мог позволить себе вас уничтожить. Всё это время я пытался пробиться к ядру, миллиарды лет попыток прошли впустую…
        –Почему ты думаешь, что я стану тебе помогать? Ты уничтожил мою планету, забыл?– спросила Рысь.
        –Потому что только я способен тебе её вернуть. Всё, что мне нужно,– это сила трёх богов, ради этого я начал войну. Помоги мне проникнуть к ядру, и всё станет как прежде, императрица кошек.
        –Почему ты пришёл ко мне? Как же другие потомки?
        –Харм и так сделает всё, что я скажу, а вот ты… Мы с тобой похожи, я вижу тебя. Твои способности к выживанию превзошли все мои ожидания, любыми путями достигая цели, ты получаешь то, чего хочешь. Не я твой враг, а те, кто скрывал наше родство. Поверь мне, когда я говорю, что ты приведёшь внука императора в обмен на свою планету и свою власть, я не ошибаюсь.
        Король Тьмы ошибался лишь в одном, он так до конца и не понял, кто перед ним. Рысь всегда помнит тех, кто хотя бы раз её в чём-то превзошёл. И она не проигрывает. Она так решила.
        –Так ты примешь моё предложение?– прогремел его вопрос, вслед за которым картины прошлого исчезли во тьме, а мрачная фигура с прозрачным лицом застыла перед Рысью в ожидании ответа.
        –При одном условии,– произнесла Рысь, пристально вглядываясь в пустые треугольные глаза Короля Тьмы.– Я так понимаю, когда всё закончится, колдун тебе уже не будет нужен…
        Бликст выпустила автоматную очередь в проносящуюся широкую тень, но пули прошли насквозь, не причинив Шэйлаху никакого вреда. Тень уплотнилась, и демон предстал перед ней в своём истинном обличии. Его острые белые зубы выглядывали из-за треугольного забрала металлического шлема, ярким пятном сверкая на чёрном лице.
        –Попытка незаметно подкрасться ночью к тому, кто и есть сама ночь, так же абсурдна, как и выстрелы в тень,– усмехнулся Шэйлах.
        Бликст ответила ударом хвоста, и молнии устремились во врага, который вновь растянулся в широкую бесформенную чёрную массу и пронёсся над её головой, нанеся несколько ударов, откинувших пантеру к противоположной стене. Ещё мгновение, и тень уже окутала её со всех сторон. Вновь удары молний её хвоста осветили стены корабля, и лишь на мгновение она сумела различить более тонкие очертания демона среди окутавшего её теневого тумана. Именно туда она выпустила очередную серию выстрелов, но свет молний погас, а тень двигалась слишком быстро… Внезапный удар лишил пантеру автомата и подбросил вверх. Огромная рука тени подхватила её за горло, прижав к потолку. Бликст выхватила ядовитый меч и, разрезав захват, освободилась, рухнув на пол. Шэйлах, не получив никакого урона, продолжил атаковать. «Это была не его рука, только тень,– думала Бликст,– ошибаться больше нельзя, нужно подпустить поближе». Враг обрушился сверху и плотно придавил пантеру к полу, после чего устремил длинный теневой палец прямиком к её сердцу. Бликст успела откатиться назад в самый последний момент, так что палец Шэйлаха вонзился ей в
ногу. Одновременно с этим она вновь ударила молниями теневую массу врага, проявив его истинные очертания. Улучшив момент, чёрная кошка нанесла удар ядовитым мечом. Демон вскричал от боли и принял свою обычную форму. Он попытался снова кинуться в бой, но тут же споткнулся как подкошенный.
        –Что это было?– слабеющим голосом произнёс Шэйлах.
        Бликст встала, зажимая рукой кровоточащую рану, и подошла к нему, демонстрируя меч.
        –Яд твоего приятеля,– ответила она, направив меч к горлу демона.– Тебе следовало помнить лишь одно, Шэйлах, ночные хищники не боятся теней,– добавила она и с этими словами отрубила ему голову.
        Основательно нашпиговав корабль Шэйлаха взрывчаткой, Бликст незамедлительно покинула поле боя и вскоре прибыла в главный штаб резервной базы, в мгновение ока домчавшись туда подземным транспортом. Прихрамывая, она направилась в комнату Рыси, но императрицы не было на месте. В попытках её разыскать Бликст услышала знакомый голос, который доносился из центрального зала штаба, и проследовала ему навстречу.
        –В общем, открываю я люк, а там повсюду липкая зелёная масса,– продолжала свой рассказ Блан, обращаясь к столпившимся вокруг неё кошкам.– Значит, дымится, но шевелится. И голова с верхней половиной туловища ползёт, а нижняя уже отрастать начинает, вытягиваясь из верхней. Ну, я им и говорю, мол, стало быть, у Цесхира голова, как говорится, всему голова. Впрочем, как и у большинства нормальных людей. Тут я подскакиваю к нему и на лету срубаю ту самую голову своими когтями. И что, вы думаете, я сделала дальше? Ха, не знаете? Вот и тигры те не знали, что делать. А знаете, почему? Потому что только главнокомандующий знает, что делать. А уж такой главнокомандующий, как я… Так о чём это мы?
        –Вы отрубили голову Цесхиру!– кто-то выкрикнул из толпы.
        –Это да, уж с чем не поспоришь, так не поспоришь…– задумалась пума.
        –Эй, Блан, хорош мечтать!– окликнула Бликст, проходя сквозь расступающуюся толпу.– Теперь даже мне стало интересно послушать твои сказки.
        –Ну, сказки ты нам расскажешь, копчёная шёрстка, например, о том, как можно умудриться столько времени возиться с этим Шэйлахом, имея при себе ядовитый меч. Вот где-где, а тут я тебя обошла!– гордо воскликнула Блан.
        –Я тебе покажу копчёную шёрстку!– крикнула Бликст и тут же оступилась, схватившись за раненую ногу.
        –Бликст!– Блан подбежала к ней и помогла удержаться на ногах.– Что с тобой, ты ранена?
        –Ну, я же такая медлительная, что примчалась сюда быстрее, чем раны высших кошек успевают регенерировать, и вместо того, чтобы рассказывать о своих подвигах, тут же отправилась с докладом к императрице, которой почему-то не оказалось на месте.
        –Ладно, извини… А Рысь? Её нет? Пошли скорее, найдём её!
        Чёрная и белая кошки собрались было выйти из зала, как в толпе собравшихся послышались возгласы:
        –Так что дальше-то было? Да, да, главнокомандующий, как Вы победили демона?
        –Как, как?– недовольно ответила Блан, потерявшая интерес к своему рассказу.– Засунула его голову в бронированный ящик с гранатой внутри. Ну, а вы знаете, как действует граната с энергетической оболочкой. В общем, не осталось от той головы ничего хорошего. Да и плохого тоже… Короче, ничего не осталось. Ну, а после этого перестали дёргаться и другие части тела.
        –Отлично!– кричала толпа, аплодируя Блан и её рассказу.– Наш главнокомандующий – герой кошачьего народа!
        –Да, да, Каракал и те два тигра говорили то же самое,– пума состроила скромное выражение лица, и они вместе с Бликст вышли из зала.
        –Как всегда тебе достались все лавры,– усмехнулась чёрная кошка.
        –Ну, это ведь только чёрные кошки остаются в тени, верша великие дела под покровом ночи,– с многозначительной иронией произнесла Блан.
        Вместе они вошли в комнату Рыси, где та как ни в чём не бывало сидела на троне.
        –И как же ты её искала?– возмутилась пума, хлопнув свою коллегу по плечу. Бликст растерялась, а Блан уже хотела продолжить, но Рысь прервала её:
        –Блан, всё в порядке, я действительно ненадолго отлучалась.
        –Где Вы были?– поинтересовалась Бликст.
        –В гостях… У Короля Тьмы,– спокойно ответила императрица.
        –Что?!– в один голос воскликнули обе кошки.
        –Планы меняются,– решительно произнесла Рысь, вставая с трона.– Отключите защитную оболочку Земли, мне нужно проведать родственников.
        Алчность, гордость и немного мести
        Харм сидел на громоздком троне в центре главного зала своей крепости и размышлял о том, что было известно лишь ему самому. Дух Зла летал вокруг него, походя на его тень, подвижную тень неподвижного объекта. Тихо и ненавязчиво он скользил по комнате, стараясь не отвлекать повелителя, будто его здесь и вовсе нет. Однако Харм отвлёкся, и чёрные брови на бледном лице недовольно сдвинулись к переносице.
        –Неужели у тебя нет других дел, особенно сейчас, когда мы так близки к окончательной победе, когда нам известно местоположение наших врагов,– холодно произнёс колдун.
        –Не всех. Кто-то пытался напасть на нашу главную цель, на планету, что сокрыта ото всех нашими главными силами и Вашей магией, и мы не знаем, куда скрылись нападавшие,– тихо прошипел Дух Зла.
        –Даже идиот поймёт, кто это был. Хм, у него нет никаких шансов, найдите их всех и перебейте. Да, от тебя будет больше пользы, если ты этим и займёшься, вместо того чтобы ежечасно выполнять роль моей тени,– Харм махнул рукой в сторону двери и отвернулся, давая понять Духу Зла, чтобы тот удалился. Тем не менее, демон не торопился покидать зал.
        –Он хочет, чтобы я был с Вами, я должен во всём Вам помогать,– полушёпотом произнёс Дух Зла.
        –Сейчас я твой господин!– встав с трона, прокричал Харм, сотрясая голосом монолитные стены замка. В воздухе зависла тишина. Спустя несколько мгновений он сел, продолжив более спокойным тоном:– Помогать… Подсматривать, шпионить, контролировать. Твой шёпот больше никак не влияет на меня… Что с кошками?
        –Он велел приостановить масштабное наступление на Землю, Вы же знаете. Но часть наших войск продолжает вести бой.
        –Я хочу знать, что там происходит! Узнай все подробности, это тоже входит в твои обязанности,– сказал Харм, а затем добавил:– Это важно. Не испытывай моё терпение!
        Демон действительно не хотел испытывать его терпение и решил выполнить приказ, тем более что для него это было делом нескольких минут. Он молча вылетел из зала, оставив колдуна в одиночестве. Конечно, Харм мог в любой момент узнать все подробности битвы, вызвав любого из подчинённых, и, конечно, у него не было никаких дел, которые должны были быть сокрыты от Короля Тьмы. Просто ему не давал покоя тот факт, что над кем-то из своих слуг он не имел абсолютной власти.
        Рысь вошла в зал своего главного врага как к себе домой через центральную дверь. Как ей удалось проникнуть в главную крепость самой охраняемой планеты во вселенной, известно лишь ей одной, но не стоит забывать о том, что кошка рано или поздно найдёт способ проникнуть в любую дверь, что уж говорить об императрице всех кошек. Она незамедлительно встретилась глазами с недоумевающим взглядом колдуна.
        –Ты! Здесь, сама явилась ко мне, преподнеся себя на блюдечке!– вскричал он, вставая с трона.
        –Нам нужно поговорить, потом я уйду,– спокойно ответила Рысь.
        –Уйдёшь?! Думаешь, это будет так просто?! Из этой комнаты никто никуда не уйдёт!– с этими словами Харм лёгким движением вскинул ладони вверх, после чего синее энергетическое поле толстым слоем обволокло комнату изнутри, покрыв стены, пол и потолок, не оставляя и молекулы свободного пространства. Оно не было обжигающим и смертоносным, иначе колдун сам не смог бы там находиться, просто толстый непробиваемый слой.
        –Не уйдёт, говоришь… Значит, и не войдёт. Это хорошо. Уши твоего летающего приятеля при этом разговоре были бы лишними, даже несмотря на то, что у него их нет. Здравствуй, братец!– так же спокойно продолжила Рысь.
        –Я тебе не брат, и я убью тебя,– уверенно произнёс Харм.
        –Возможно… и никогда не узнаешь, как обрести реальную власть, безграничную силу, ту, что и так принадлежит тебе. Или ты хочешь, добившись победы, так и остаться на втором месте? Не обманывай себя, братишка, твой бог использует тебя.
        –Я тебе не брат, глупая кошка!– сквозь зубы прорычал Харм.
        –Что? Неужели он тебе не сказал? Видимо, он отвёл тебе ещё меньшее место, чем я думала,– усмехнулась Рысь.– Король Тьмы, он приходил ко мне, рассказал и показал столь многое…
        –Ты лжёшь! Он не стал бы разговаривать со столь ничтожной тварью!– яростно вскричал Харм.
        –Видимо, настолько ничтожной, что без меня даже он не может добраться до ядра. Он рассказал мне про ту планету, что ты прячешь для него. Миллиарды лет бесполезных попыток даже Короля Тьмы заставили пойти на сделку.
        –Думаешь, я не знаю? Таков и был план, тебя и потомка Императора вселенной должны были поймать, чтобы использовать ваши силы для доступа к ядру. Тогда мой повелитель получит доступ к своей абсолютной силе, и мы будем править во вселенной.
        –Ты знаешь не всё. Это не его сила, а наша. Мы трое – потомки первых богов, что правили во вселенной, трёх братьев того, кого теперь называют Королём Тьмы. Он хотел получить их силу, и тогда они спрятали её в ядре одной из планет так, чтобы только все четверо или их потомки могли бы извлечь её оттуда. Они сделали это перед тем, как Король Тьмы убил их. Знаешь, что будет, если в нём сольются все четыре силы? Ничего не будет. Всё станет им, каждый атом во вселенной, как в его мире, так и в этом. А знаешь, что самое интересное? Даже ты станешь им. Этого он всегда и добивался, что же ещё надо тому, кто может всё, такому, как Король Тьмы, вот его предел абсолютной власти.
        Харм не хотел ей верить, но понимал, что она права. Он сел на трон, готовый слушать дальше. Ощущение себя, союзника и наместника Короля Тьмы в этом мире, очередным инструментом для достижения цели, смешалось в нём с жаждой ещё большей силы и власти.
        –Почему он рассказал это тебе?– спросил колдун.
        –Потому что открыть доступ к ядру мы должны добровольно. Он предложил мне мою империю за это, но мы-то знаем, что, получи он силу, это предложение не будет иметь никакого смысла.
        –Что ты предлагаешь?
        Рысь подошла к трону и оперлась лапами на подлокотники, наклонив голову к Харму. Она продолжила:
        –Он не знает, что мне открылась полная картина, думает, что мы не учитываем возможность взять эту силу самим. В этом наше преимущество. Разделим силу на троих и убьём Короля Тьмы.
        –А что потом?
        –Наши силы будут примерно равны, разделим вселенную. Ты получишь Мир Тьмы, займёшь место своего господина, я получу свою империю, потомок Императора – свою. В любом случае каждый мелкий демон, такой, как этот Дух Зла, признает тебя как единственного правителя Тьмы. А теперь смой со стен синий цвет, выход я найду сама,– закончила Рысь и направилась к двери, с которой исчез синий барьер, после чего вышла из зала, целиком избавленного от энергетических стен.
        Харм не собирался возвращать ей империю, он знал, что она это знает. «У неё нет выхода,– думал он,– поэтому она пришла ко мне. Как только доступ к силе будет открыт, кошка попытается получить её первой. Но она недооценивает меня. Я получу всю силу быстрее, чем она успеет шевельнуть кисточками на ушах. Ничто не сравнится с моей магией! С силой трёх богов я буду править двумя мирами безраздельно!»
        –О чём Вы думаете, господин?– прервал его размышления незаметно влетевший Дух Зла и, не услышав ответа, начал докладывать о последних событиях боя на Земле, которые не были столь значительными, чтобы суметь отвлечь колдуна от предвкушения своего триумфа.
        Рысь была уже далеко, она летела на своем маленьком однопилотном корабле, на встречу со вторым участником своего плана. На встречу, которой тот совершенно не ожидал, впрочем, как не ожидал и первый. «Колдун, преисполненный амбиций…– размышляла она.– Теперь он сделает всё, что нужно».

* * *
        Рысь шла по длинным тёмным коридорам космической станции – военной базы Лэнвира, внука Императора вселенной. Она шла быстро и осторожно, не настолько быстро, чтобы вызвать шум, и не настолько осторожно, чтобы тратить время. Ей не составило труда найти это место, и она понимала, что для Харма эта задача также не являлась сложной. Тем не менее Рысь не сомневалась в том, что колдун оставит попытки найти Лэнвира после их недавнего разговора. Она знала потомка Императора ещё в те времена, когда вместе с Рысью Старшей правила планетой кошек. Лэнвир был из тех, кто считает себя непобедимым только потому, что он прав. А если учесть, что чувство правоты усиливалось пониманием того, что он наследник Императора вселенной, можно было только представить, на какие опрометчиво-геройские поступки он был способен. Поэтому ни у кого не вызывало сомнений, что это Лэнвир напал на место, которое Харм охранял больше всего,– планету с ядром. Рысь удивлялась только тому, что он не сделал этого раньше.
        Несомненно, путь в главный штаб наследника Императора лежал через самый широкий коридор, ведущий к самой огромной двери, который предстал перед Рысью, когда она благополучно миновала прочие узкие проходы, не встретив охраны. Видимо потому, что большая часть охраны была здесь. По крайней мере, несколько человек у самой двери и двое в начале коридора. Остальные, видимо, были внутри. Рысь оказалась перед глазами двух хорошо вооружённых охранников коридора так неожиданно, что они сперва отринули на пару шагов назад, но тут же спохватились, выставив навстречу незваному гостю энергетические пистолеты со словами: «Стоять! Ты во владениях Императора вселенной! Как ты вообще…».
        –У меня нет на это времени,– не останавливаясь, прервала их Рысь решительным тоном. На ходу она схватила обе вооружённые руки, одновременно выкручивая их наружу-вверх, оторвав охранников на метр от пола. Не давая им упасть, ударом двух лап кошка отправила их прямиком в направлении входа. Они пролетели вдоль коридора, сбили собою громоздкую дверь и людей, стоявших возле неё, оказавшись в центре охраняемой ими комнаты. Всё это произошло быстрее, чем нервный импульс мог передать сигнал от мозга к пальцам, готовым спустить курок. Пока те из них, кто был в сознании, пытались понять, как они оказались на полу, Рысь вошла.
        Вероятно, Лэнвир проводил военное собрание в своём штабе, поскольку весь зал был переполнен военачальниками различных рангов, занятых бурным обсуждением чего-то очень важного (судя по их виду), возможно, они обсуждали недавнее нападение на «объект» Харма. В центре зала на троне сидел молодой человек с золотистыми волосами, гладко зачёсанными на ровный боковой пробор. Его одежда, украшенная императорскими гербами, была настолько богата, что трудно было угадать в его виде человека, находящегося в преддверии неминуемого поражения.
        Обломки разбитой двери и вошедшая Рысь немедленно переключили на себя внимание всех участников собрания, решивших, по всей видимости, что месть Харма не заставила себя ждать. Они тотчас выхватили всё имевшееся под рукой оружие и обступили Рысь со всех сторон, а место выбитой двери уже было заполнено охраной, прибежавшей снаружи, услышав шум. Лэнвир не мог поверить своим глазам, он не видел её несколько миллиардов лет, но этот взгляд вернул его в те времена, когда он вместе с отцом правил во вселенной, а кошки, никому не подвластные, были с ними в союзе. Именно так она всегда смотрела, кошачья принцесса, так же, как сейчас смотрит на всех этих вооружённых до зубов людей, смотрит сквозь них, смотрит на свою цель, не задерживая взгляд на незначительных мелочах. И в данный момент Лэнвир ощутил себя её целью. Лишь на мгновение холод пробежал по его спине, так было и раньше, когда он встречал на себе этот взгляд. Возможно, наследник Императора и не осознавал (или не хотел осознавать) того, что только этот взгляд пробуждал в нём чувство страха. Это чувство, не свойственное ему, было так мимолётно, что
оставляло лишь предчувствие, а он был слишком горд, чтобы даже внутри себя в это поверить. Однако, даже случись ему в одиночку сразиться с Королём Тьмы, Хармом и всей их демонической ордой, Лэнвир не испытал бы и крупицы чувства, вызванного взглядом этой кошки.
        –Приветствую Ваше Величество,– слегка склонив голову, произнесла Рысь. Она поклонилась ровно настолько, что её взгляд переключился с Лэнвира на обступивших её людей. Взгляд, говоривший о том, что кошка сыта и мыши будут целы.
        –Тётушка Рысь!– вставая с трона, Лэнвир ответил поклоном на поклон, а затем, обращаясь к своим людям, приказал:– Опустите оружие и приветствуйте императрицу всех кошек!
        Военачальники и солдаты подчинились и тут же склонились перед Рысью. Один из генералов, что стоял ближе всех к трону, шёпотом спросил, не поднимая головы:
        –Ваше Величество, Императрица кошек, кто она?
        –Некто из прошлого… далёкого и величественного…– также тихо ответил Лэнвир, а потом добавил, обращаясь ко всем:– Это тот союзник, которого мы ждали, который поможет нам нанести решающий удар! А теперь оставьте нас, идите и готовьтесь к последней битве, ибо те, кто правил во вселенной во времена, о которых вы даже не слышали, встретились в этой комнате, чтобы вернуть то, что принадлежит им по праву.
        Люди поспешно покинули зал, приободрившись, но всё же не поняв до конца того, что происходит. Вскоре человек и кошка остались одни.
        Лэнвир снова сел на трон, а Рысь села напротив, пододвинув одно из свободных кресел.
        –Столько времени прошло, дорогой племянник, а как будто ничего не изменилось, ты так же сидишь на троне, как подобает императору,– начала Рысь.– Даже теперь, когда от твоей империи не осталось даже воспоминаний.
        –Моя империя никуда не делась, вот она – вселенная,– Лэнвир широко развёл руки.– Пусть сейчас дворец мне заменила эта станция, я всё же остаюсь законным правителем и очень скоро верну себе утраченное положение! Ты ведь поможешь, за этим ты здесь?
        –Вернёшь положение… империю… нападая на сосредоточение сил врага горсткой истребителей,– с иронией произнесла Рысь, не отвечая на вопрос.
        –Откуда ты знаешь об этом?– удивился Лэнвир.
        –Поверь мне, племянничек, об этом знаю не только я. И я недолго тебя искала,– сказала Рысь, глядя ему прямо в глаза.
        –Пусть знает! Пусть приходит! Я его не боюсь, жду только повода с ним сразиться! Харм пожалеет, если посмеет явиться сюда и бросить вызов мне,– с показной яростью воскликнул Лэнвир.
        Рысь ничего не ответила в подтверждение его слов и, выдержав паузу, спросила:
        –Почему ты напал именно на это место, что тебе о нём известно?
        –Только то, что там что-то происходит, что-то важное для них, они что– то прячут и хорошо охраняют, и я узнаю что.
        –Почему напал только сейчас, ведь Харм обосновался там сразу, после того как Король Тьмы уничтожил наши планеты?
        –Всё это время я боролся с ним в каждом уголке вселенной, собирал союзников и копил вооружение, это нападение было разведкой перед предстоящим наступлением. Мы располагаем силами, равными почти четверти того, что было у моего отца,– гордо произнёс Лэнвир.
        –Даже всё, что было у твоего отца, не спасло его от нашего врага,– обрубила Рысь.
        –Тогда внезапность была на их стороне, но теперь я готов ко всему. А вместе с тобой и твоим народом мы не оставим Харму шансов на победу,– прокрутив перед глазами сцену предстоящей победы, он вспомнил, что последняя информация о кошках, известная ему, заключалась в том, что представители этой расы затерялись на краю вселенной после гибели своей планеты, поэтому не забыл о них поинтересоваться:– Кстати, о твоём народе… Что осталось от кошек? Насколько вы сейчас сильны?
        –Кошки сильны как никогда,– с безоговорочной уверенностью ответила Рысь.– Сильнее, чем были во времена правления твоего отца, сильнее твоего отца, сильнее твоего деда, первого Императора вселенной. И всё же это ничто в сравнении с силами нашего врага.
        –Харма?!
        –Короля Тьмы.
        –Если бы Король Тьмы мог свободно действовать в этом мире, ему не нужен бы был этот жалкий колдун. Уничтожим Харма, и Король Тьмы останется в своём мрачном мире навеки, где ему и место.
        –Ты жив только потому, что нужен Королю Тьмы!– отрезала Рысь.– Впрочем, как и я… Предчувствие не обмануло тебя, Лэнвир, когда ты совершил своё нападение, однако ты так и не узнал, что скрывает колдун, в отличие от меня.
        –Что же там?
        –Планета.
        –Просто планета?
        –Не просто… Знаешь ли ты, кто наши предки?
        –Это же очевидно, я внук первого Императора вселенной, а ты дочь первого правителя кошачьего народа.
        –Да, а также правнук одного из четырёх первоначальных богов.
        –Когда-то давно я слышал нечто подобное, но какое это теперь имеет значение…
        –Я видела это сама, своими глазами! Прошлое вселенной!
        –Как?
        –Король Тьмы показал мне, но даже он не знает того, что для меня открылось. Всё, ради чего он затеял эту войну, не имеет смысла без нас, тебя и меня,– Рысь встала и, положив лапу на плечо Лэнвира, продолжила:– Мы: я, ты и Харм – потомки трёх богов, братьев Короля Тьмы. В ядре той планеты их сила, и лишь вчетвером мы можем открыть к ней доступ. Наш враг предложил вернуть то, что отнял в обмен на нашу помощь в получении этой силы. Он лжёт и не выполнит обещание, но у нас появится шанс уничтожить его, взяв содержимое ядра себе. Сказав, что только он способен выдержать силу трёх богов, Король Тьмы считает, что мы не учтём возможность получить её самим, и только я знаю, что нам это доступно.
        –Почему ты в этом так уверена?
        –Мне открылось больше, чем он хотел показать. Король Тьмы самоуверен. Даже если он и допускает нашу попытку завладеть силой, то ни на миг не сомневается в своей возможности это предотвратить.
        –И что же ему помешает?
        –Доли секунды, умело использованные доли секунды…
        –Что нужно делать?!– Лэнвир уже не сомневался в своём решении согласиться на любое предложение Рыси. Один факт того, что враг помимо империи хочет отнять у него ещё и силу, принадлежащую ему по праву, мог заставить Лэнвира пойти на всё.
        –Это сложно, но выполнимо. Нужно действовать быстро. Нашу задачу облегчает то, что Король Тьмы будет находиться в космосе, чтобы максимально использовать свои силы. Мы же втроём останемся стоять на поверхности планеты. Харм жаждет власти, когда путь к силе ядра откроется, он первым ринется, чтобы забрать всю силу себе. В этот момент у тебя будет шанс разделаться с давним врагом, который отнял твою империю. Помешай ему, он не должен получить силу. Твои плётки действуют на большом расстоянии, порази его, когда он начнёт впитывать силу. Я помогу тебе, вместе мы сможем убить его, но твой первый удар наиболее важен. Если мы не убьём его быстро, Король Тьмы успеет вмешаться. Когда дело будет сделано, мы возьмём всю силу себе и уничтожим Короля Тьмы. Это твой шанс, этого ты ждал четыре миллиарда лет. Сделай это, и у вселенной будет не просто Император, а герой, равного которому никогда не было и не будет. Я же восстановлю свою планету, и всё будет как раньше. Как раньше… только лучше.
        –И я не упущу этот шанс!
        Спустя некоторое время Рысь направилась к своему кораблю с почётным сопровождением. Покидая станцию, она думала о многом, о прошлом и о будущем… «Прости, Лэнвир, но у меня нет другого выхода… Недостаточно силён, чтобы помешать, но достаточно быстр, чтобы прервать… Безрассудный герой… Ты сделаешь всё, что нужно, но заплатишь высокую цену… во имя нашей мести… Моей мести! В одном лишь можешь не сомневаться – очень скоро все наши враги умрут».
        Уже будучи на Земле, находясь в центральном штабе резервной базы, Рысь продолжала думать о чём-то своём, слушая доклад Бликст о ходе военных действий, в процессе которого выяснилось, что, пока её не было, произошёл окончательный перевес сил в пользу кошек, и несмотря на то, что планета была серьёзно разрушена, а часть демонов продолжала сопротивляться, в большинстве своём они уже не представляли серьёзной угрозы. Многие из них, потеряв командиров, разбрелись кто куда.
        –О чём Вы задумались, госпожа?– прервала её размышления Бликст, закончив доклад.
        –О том, что скоро всё это закончится… Алчный злодей и честолюбивый герой… они сыграют нам на руку,– произнесла Рысь, не поднимая головы.
        –Мы вернём себе нашу планету?– с надеждой в голосе спросила пантера.
        –Мысли шире, мой генерал,– откинувшись на спинку кресла, ответила Рысь.– Мысли шире…
        Зелёные глаза Вселенной
        На всеобщем военном собрании Рысь раздала указания своим командирам по текущим вопросам, после чего те разошлись, оставив её наедине с Блан и Бликст.
        –Теперь слушайте,– начала она, обращаясь к чёрной и белой кошке.– Когда всё закончится – а вы поймёте, что всё закончилось,– берите с собой людей, воевавших на нашей стороне, и летите к месту разрушения Планеты Кошек. Думаю, вы ещё не забыли её координаты. Остальным генералам велите выйти на поверхность и восстановить Землю. С нашими технологиями это не займёт много времени. А теперь самое главное,– Рысь встала с трона и близко подошла к своим главнокомандующим, положив им обеим руки на плечи.– Мой последний приказ как императрицы кошек – выжить. Когда я покину Землю, спрячьтесь так глубоко, как только сможете, и не говорите друг другу о месте своего нахождения, просто ждите. А теперь мне пора закончить начатое,– с этими словами Рысь направилась к выходу, но, подходя к двери, обернулась и добавила:– Возможно… Когда мы встретимся вновь, я буду уже не той, что прежде, но… Всё меняется.
        Рысь покинула штаб, базу, а затем и Землю. Блан и Бликст ещё долго продолжали смотреть ей вслед.
        –Теперь я вообще ничего не понимаю,– голос Блан прервал тишину.– То ли дело наш старый план: провоцируем колдуна, заставляем расходовать силы, закрываем путь к отступлению – и всё, мышь попала в мышеловку, как говорится.
        –Возможно, мы недооценили Короля Тьмы. Думали, он лишь пожинает плоды, собранные Хармом, никто не рассчитывал на его прямое участие в этой войне,– ответила Бликст.
        –Не рассчитывал, говоришь? Как же… Вот кого не стоит недооценивать, так это нашу Рысь… Думаю, Королю Тьмы ещё предстоит в этом убедиться,– Блан повернулась к Бликст, и хитрый огонёк кошачьих глаз яркой вспышкой оживил её лицо, от задумчивого вида которого уже не осталось и следа.– Так всё-таки, чем был плох наш первоначальный план?
        –Не смотри на меня так,– возмутилась Бликст.– Даже не думай! Она нас убьёт, особенно тебя!
        –Ну же, Бликст, демоны теперь в меньшинстве, последний их корабль ты подорвала, так что деваться им теперь некуда. Не говори, что сама не хочешь этого, мы ждали несколько миллиардов лет! Самое время с ними разделаться раз и навсегда.
        –Раз и навсегда?! О чём ты? Думаешь, перебьёшь тут всех и армии Харма конец? Кто знает, скольких он оставил на своей главной базе? А сколько, должно быть, таится во Тьме!
        –Ну, нам ли об этом волноваться? Большой босс с кисточками на ушах как всегда со всем разберётся. Но… Сидеть сложа руки, пока наша императрица делает всю работу, знаешь ли…
        –Ох, Блан, ты же её слышала… Ну, не знаю… Ладно, кот с тобой, последний раз я тебя слушаю!
        –Я знала, Бликст, что ты со мной! Как всегда, чёрная и белая кошка, единство противоположностей, ночь и день сольются воедино, обрушившись на врага…
        –Эй, я иду только потому, что рядом с тобой должен быть хоть кто-то, у кого есть мозги.
        Так, в привычном споре, они покинули базу на небольшом истребителе, предварительно набив его оружием до отказа.
        –Кстати, Бликст, говорят, только ты знаешь, что случилось между нашей Рысью и сыном Императора вселенной, ну, тогда, давно, когда она ещё была Рысью Младшей,– внезапно поинтересовалась Блан, сидя в кабине истребителя рядом с пантерой.
        –Да я почти ничего не знаю, давно это было,– нехотя ответила чёрная кошка.
        –Ну же, колись, почему наша императрица стала единственным существом, внушающим ему страх?– настаивала Пума.
        –А кому она его не внушает? Особенно этот её взгляд. Сама, небось, бледнеешь, когда она так смотрит,– возразила пантера.
        –Я не в счёт, я и так белая. Ты тоже пока не поседела, так что давай рассказывай.
        Бликст наклонилась к уху Блан и что-то шепнула, после чего глаза пумы постепенно стали приобретать всё более круглую форму…
        К тому времени как Харм, Рысь и Лэнвир прибыли в назначенное место, войска Армии Тьмы покинули все ближайшие базы, включая и самый важный объект, что так тщательно охранялся все эти миллиарды лет, оставив троих потомков древних богов наедине друг с другом посреди пустыни той самой планеты, которая всем своим видом говорила о том, что никогда не была предназначена для жизни. Огромный, абсолютно гладкий шар, не имеющий никакого рельефа, создавал впечатление, будто чьи-то огромные руки просто скатали его из глины и оставили висеть в бескрайнем космическом пространстве. Ни рек, ни гор, ни морей… Просто шар, многократно превосходящий Землю в размерах, созданный с одной лишь целью – стать хранилищем самой величайшей силы во вселенной.
        Король Тьмы не заставил себя долго ждать, чёрной тенью он окутал планету и возвысился над ней, закрывая собою свет звёзд.
        –Вам нужно лишь захотеть, и проход откроется,– прогремел с высоты его голос.– Никакой магии, только ваше решение.
        С этим проблем не возникло, несмотря на то что они были такими разными, как и их намерения, цели и желания, сейчас все мысли троих собравшихся были устремлены к одному – тому, что внутри. Спустя несколько мгновений раздался оглушительный треск, и поверхность планеты начала расходиться, образуя перед ними гигантскую светящуюся расщелину.
        Харм оказался так быстр, что даже глазам не удалось бы разглядеть его стремительный рывок, и в тот момент, когда Лэнвир кинулся вслед за ним, колдун уже стоял на краю расщелины. Главным оружием сына Императора вселенной была энергетическая плётка, способная вытягиваться на расстояние в несколько километров. Не останавливаясь, он выпустил её навстречу колдуну, но тот оградил себя синим энергетическим барьером.
        –Ещё не поздно!– крикнула Рысь Лэнвиру вслед.– Помешай ему! Я за тобой не успеваю!
        Лэнвир, ускорившись, перепрыгнул синий барьер, но Харм к тому времени уже начал поглощать силу ядра. Оставаясь на краю расщелины, он вытягивал её с помощью своей магии, и вскоре насыщенный тёмно-синий цвет начал распространяться по его телу. Лэнвир нанёс несколько ударов, но Харм не реагировал, он не мог позволить себе оторваться от источника того небывалого могущества, которого так жаждал все эти годы. Тёмно-синий цвет практически полностью залил колдуна и продолжал сгущаться, выходя за пределы его тела, когда Лэнвиру всё-таки удалось оторвать его от расщелины с помощью своей плётки. Харм был в ярости, и их схватка была недолгой. Последними словами, что успел прокричать последний потомок Императора вселенной перед тем, как удар небывалой мощи сокрушил его, оставив в груди сквозное отверстие, были: «Рысь, Рысь! Где же ты, Рысь?» Но за спиной он услышал лишь тихий звук кошачьего прыжка…
        Король Тьмы понял, что происходит. Тоннами грохочущего металла его демонический рёв обрушился на голову Харма, продолжая гудеть у него в ушах, заглушая все прочие звуки. Раскаты этого рёва прокатились по вселенной, затрагивая её самые отдалённые уголки так, что каждое живое существо всей своей сущностью ощутило ту ярость, что пронизывала Короля Тьмы.
        –Я дал тебе силу, сделал императором вселенной! Но теперь, колдун, ты взял больше, чем сможешь удержать! То, что внутри тебя, принадлежит мне!– прорычал он.
        –Ты мне больше не нужен, повелитель, как и твоя сила! Теперь у меня есть нечто большее, и очень скоро я получу всё остальное!– С этими словами Харм топчущим ударом раздавил голову Лэнвира, лежащего возле его ног, и синим пламенем устремился вверх навстречу своему бывшему хозяину, чёрная тень которого уже успела отделиться от планеты.
        –Хочу тебя огорчить, колдун,– уже более спокойно произнёс Король Тьмы.– Ты мне тоже больше не нужен.
        Тёмный поток энергии отбросил Харма ещё дальше в космос. Король Тьмы продолжил атаку, выпуская бледно-прозрачными руками смертоносные чёрные вихри, которые колдун встретил тёмно-синим барьером. Ещё мгновение, и барьер затянул в себя вихри, превратившись в энергетический шар, который тотчас устремился в Короля Тьмы. Чёрная фигура, раздвоившись, пропустила шар мимо себя и пронеслась по обе стороны от Харма, после чего вновь соединилась за его спиной. Чёрные когти прозрачных рук пронзили спину колдуна насквозь и сцепились в замок на груди. Король Тьмы притянул его к себе и прошипел, приблизив прозрачное лицо к уху недавнего союзника:
        –Ты поторопился, колдун, той силы, что ты успел впитать, недостаточно. Твоя самонадеянность стала причиной твоего поражения,– после этих слов он резко отпрянул назад, выдернув грудную клетку Харма через его спину.
        Колдун взревел от боли, но тёмно-синяя масса стала заполнять образовавшееся в нём пустое пространство. Ему хватило бы нескольких мгновений, чтобы восстановиться, но исход битвы с таким противником, как Король Тьмы, может решить даже доля секунды. Перед тем как чёрный вихрь сковал Харма со всех сторон, он успел собрать всю свою ярость в тёмно-синюю светящуюся стрелу и выпустить её прямиком в прозрачное лицо бывшего господина. Тот вскричал от боли, закрыв лицо руками, но колдуна это не спасло. Чёрный вихрь продолжал сжиматься всё сильнее, пока не прогремел взрыв, осветивший космическое пространство.
        Король Тьмы убрал руки от лица, но отверстие от стрелы, выпущенной Хармом, продолжало светиться в самом его центре. Вдалеке он увидел яркий сгусток тёмно-синей энергии – это была сила, недавно поглощённая Хармом. Она высвободилась сразу после того, как взрыв чёрного вихря уничтожил колдуна, разорвав на части каждую его молекулу.
        Король Тьмы был ранен, но силы его велики. Постепенно тёмно-синяя рана начала бледнеть.
        Внезапно огромная расщелина в планете, оставленной внизу, погасла. Не совсем погасла, скорее, то рассеянное свечение, которое исходило из её глубины, сконцентрировалось в одну точку, настолько яркую, что даже Королю Тьмы слепило глаза. Яркая точка поднималась над расщелиной. Становясь всё больше и больше, она покинула погасшую планету, продолжая расти до тех пор, пока не достигла гигантских размеров, равных размерам Короля Тьмы. Это была уже не точка, а огромное светящееся пятно, разноцветное сияние которого могло бы осветить даже самые тёмные уголки вселенной. Вскоре свет начал приобретать форму, форму Рыси.
        Восстановившись после ранения, Король Тьмы потянул руки к сгустку энергии, оставленному Хармом, и уже почти коснулся его, но пасть Рыси захлопнулась прямо перед его пальцами, поглотив оставшуюся часть силы древних богов. После этого Рысь окончательно приобрела свои привычные очертания, при этом оставаясь таких же огромных размеров. Её свечение также утихло, и теперь лишь зелёные кошачьи глаза продолжали сиять словно две изумрудные звезды, прожигающие насквозь своими яркими лучами холодное пространство окутанного мраком космоса.
        –Мои поздравления, кошка, ты обманула нас всех,– со злобной ухмылкой произнёс Король Тьмы.– И это меня они считали воплощением зла? Что ж, даже я позавидовал бы твоему коварству.
        Рысь ничего не ответила, не могла ответить. Её щёки надулись, а челюсти крепко сжались, будто пытались удержать ту небывалую мощь, которая подступила к горлу и теперь стремилась вырваться наружу. Будучи не в силах больше сопротивляться, она всё-таки открыла свою пасть, и её главное оружие, её рык, вырвалось на свободу. Вселенная содрогнулась настолько, что могло показаться, будто звёзды и планеты подобно листьям, сорванным осенним ветром, устремятся вслед за этим потоком несоизмеримой силы, который, врезавшись в Короля Тьмы, унёс его к противоположному концу галактики. Только теперь Рыси удалось закрыть рот. Она застыла в неподвижном оцепенении, и можно было лишь гадать о том, что в тот момент происходило у неё в голове. Так или иначе, осознав до конца то, чем она теперь стала, Рысь изменилась окончательно и, приняв форму светящегося луча, отправилась вслед за скрывшимся из видимости врагом.
        Чёрные вихри Короля Тьмы понеслись ей навстречу, но громогласный рык мигом развеял их один за другим. Так началась битва, от которой вселенная вскипела той же яростью, что были переполнены два непримиримых врага. Охваченные неистовым гневом, они проносились по бескрайним космическим просторам, то увеличиваясь, то уменьшаясь, сходясь и расходясь, атакуя и защищаясь, терзая друг друга зубами и когтями, озаряя окружающее пространство нескончаемой чередой энергетических взрывов. Эта схватка заставила вселенную ощутить то, что чувствовал бы человек, части тела которого начали атаковать друг друга, словно заклятые враги. То же чувствовали и все живые существа. Находясь в каждом уголке каждой планеты, они столкнулись подобно клеткам единого организма, объятые жаждой всеобщей войны, затронувшей их всех до единого…
        Как Блан и Бликст… Несколько сотен демонов повстречались им на пути. Они перебили их всех, усеяв разорванными телами один из городов Земли. Этого было мало, ярость застилала глаза, и, не найдя поблизости никого, способного дать выплеск этой ярости, они вступили в бой друг с другом. Будучи равными противниками, долго сражались чёрная и белая кошки, до той поры пока полутораметровые когти пумы не вонзились между рёбер Бликст, выйдя с обратной стороны, а хвост пантеры не ударил по ним молниеносным разрядом, который в тот же миг обжигающей стрелой пронёсся по телу Блан. Вскричав от боли, они обе упали на землю, и только полученные раны не дали им снова подняться, чтобы продолжить бой…
        Король Тьмы терпел поражение, и чёрное пятно его тела стало походить на изорванный плащ. Он скрылся за одной из планет, но рык настигающей его Рыси сорвал планету с орбиты, и она, словно мяч, полетела в Короля Тьмы. Так, будто на пушечном ядре, он пролетел до следующей планеты, пока не врезался в неё на полной скорости. Рысь следовала за ним по пятам сквозь тонны космической пыли, посылая ему вслед своим рыком всё новые и новые небесные тела, которые, соударяясь, летели за ним, походя на бильярдные шары.
        Вскоре битва вновь достигла того места, где началась,– планеты с расщелиной, высвободившей на свободу силу трёх богов. Настигнув Короля Тьмы рядом с ней, Рысь схватила его своей когтистой лапой и как мешок ударила о планету, расколов её головой врага на две равные части. Затем она подхватила обе половины недавнего хранилища ядра и, зажав между ними Короля Тьмы, сильно надавила, растерев их в порошок.
        –Ха-ха-ха-ха-ха!– раздался смех израненного врага сквозь облако планетной пыли.– Рысь, Рысь, Рысь… Ты действительно превзошла все мои ожидания. Пожалуй, только ты способна была сделать это. Ситуация повторяется, как и тогда, миллиарды лет назад. Сделай то, что они не смогли, уничтожь меня.
        –Я – не они,– спокойно произнесла Рысь, пронизывая его светом своих зелёных глаз.
        –Давай, что же ты? У тебя нет иного выхода,– продолжил Король Тьмы.– Уничтожь меня, кошка, и моя сила навсегда останется жить здесь, в этом мире. Она его часть, и ты ничего не сможешь с этим поделать. Убей меня, и я добьюсь своей цели, заполню эту вселенную, пропитав своей силой каждый её уголок. Стану каплей дождя и порывом ветра, глотком воздуха, вдыхая который, ты каждый раз будешь чувствовать мою Тьму. Знаешь, кошка, я одержал победу уже тогда, когда сила ядра оказалась на свободе. Таким, как я, не нужна власть, таким, как я, нужно всё.
        –Как я уже говорила, я – не они. Я даже больше не кошка. И я понимаю, что ты не уйдёшь так просто… Всё и не должно было быть просто… Пожалуй, ты прав, я ничего не могу поделать с твоей силой, разве что… внести в неё некоторые изменения…– так же спокойно сказала Рысь, после чего её глаза вдруг вспыхнули ярче, чем прежде.– Я сделаю то, чего ты так жаждешь,– решительно произнесла она.– Но сделаю это на своих условиях!
        Очередной поток рыка разорвал пространство, проделав в нём огромную дыру – проход в мир Короля Тьмы. Не медля ни секунды, Рысь швырнула туда врага и, когда они оказались по разные стороны портала, добавила:
        –Как ты и сказал, твоя сила будет жить вечно… Под моим контролем. Ты хотел стать всем, и ты станешь… Мной! Такова моя месть!
        И Рысь издала свой рык, ещё более мощный, чем все, что были до этого, а вместе с ним вырвалась и часть её души и силы. Этот рык прошёл сквозь портал и уничтожил Короля Тьмы, выпустив на свободу мощь, что его наполняла. Произошёл взрыв, в результате которого проход во Тьму закрылся, а частицы души Рыси, соединившись с силой Короля Тьмы, разлетелись по обоим мирам с разных сторон портала.
        А потом вселенная успокоилась, оказавшись на дне зелёных кошачьих глаз, погрузивших её в целебный сон. И в тот момент в мире не существовало ничего, кроме этих глаз. В их океане проплывали планеты, созвездия и галактики, раны которых излечивались так же легко, как раны Блан и Бликст. Только теперь они поняли, что имела в виду Рысь, говоря о том, что им станет ясно, когда всё закончится.
        Так новая императрица вселенной заняла свой трон, построив новый мир, в котором нашлось место кошкам и людям, а также многочисленным демонам, оставшимся по эту сторону портала после разгрома Армии Тьмы. Сидя на своём троне, Рысь видела многое. Видела песчинку вселенной, находящуюся между её зубов, и наблюдала себя же с края этой песчинки, впервые ощутив начало безграничности. Также видела Рысь свои высвобожденные силы и силы Короля Тьмы, которые, наполнившись частицами её души, стали приобретать новые формы…
        Глава 5
        –Да, так всё и было,– сказала Рысь после просмотра «фильма» осебе на экране стены.
        –Так и было…– подтвердил человек, потянувшись в кресле.
        –Это был ты. Ты дал мне подсказку там, во Тьме,– сделала вывод Рысь.
        –Ты смогла её прочесть,– сделал ответный вывод человек, после чего стал казаться чуть более расплывчатым и неопределённым, чем он был во время просмотра «фильма».
        –Вот это я и имела в виду, сказав о том, что никогда не была главным персонажем этой истории,– Рысь ещё раз прокрутила перед глазами только что просмотренные фрагменты своего прошлого и продолжила:– И, возможно, так бы им и не стала, если б не те подсказки. К тому же даже в нынешней версии событий в моей голове проскользнули мысли о том, что эта вселенная когда-то являлась вселенной кошек. Я думала об этом там, во Тьме. Тем не менее я отчётливо помню, что в тот момент, когда всё это происходило, у меня не было таких мыслей. Что-то действительно изменилось…
        –А что если оба варианта изначально были верны, и ты сама стала причиной подлинности второго из них?– человек взглянул на Рысь так, будто её оценивал.– Знаешь, Рысь, ты ведь сильно изменилась за всё это время. Точно так же, как изменились люди, когда осознали свое родство с Императором вселенной. Так же, как изменились кошки, потерявшие с тобой связь. Ты осознала не только свою принадлежность к роду тех древних богов, но и, возможно, к чему-то большему, безграничному. Давал я подсказки или нет – это не так уж и важно. Важно то, что они всегда были там, в тебе. И ты шагнешь дальше, можешь не сомневаться. Ведь всё, что сейчас происходит, задумано именно с этой целью.
        –Подсказки, подсказки, подсказки…– вступил в разговор Жрысь.– Если бы не подсказки одной невероятно пушистой кошки, возможно, в моей истории все случилось бы иначе. Кстати, как она там?– он повернулся к экрану стены. Человек и Рысь сделали то же самое.

* * *
        Рыся Плюша снова раздвинула пространство коготками своих пушистых лапок, только в этот раз она не прыгнула в образовавшийся портал, помня результат своей прошлой попытки. Тем не менее любопытство не давало ей покоя, и она просто не могла удержаться от желания продолжить свои исследования необычных свойств этого причудливого мира. Рыся запустила свои коготки в портал и стала перебирать ими внутри, сама при этом оставаясь снаружи. Она двигала ими в разные стороны, то удлиняя, то уменьшая, вкручивая и выкручивая, будто старалась что-то нащупать.
        Заняться этим именно сейчас Рысю Плюшу побудил не только «научный» интерес. Дело в том, что в данный момент ей абсолютно нечем было себя занять. Она ждала свою новую знакомую, обезьяномышь Мышку– Мартышку, которая сейчас занималась делом настолько важным, что его нельзя было доверить даже избранной кошке. Ещё бы, ведь это было одно из тех древних искусств, которое вело свое начало еще от Мышки-Мартышки Первой и передавалось в роду обезьяномышей из поколения в поколение с особой тщательностью. Мышка-Мартышка Девятая освоила это искусство в совершенстве и никак не могла позволить кому-то ещё, кроме себя самой, готовить ловушку для Свиноговяжа. Так она и сказала сегодня утром, ничем не отличавшимся от дня, вечера и ночи:
        –У меня есть одно очень важное дело. Пошли со мной, избранная кошка Рыся Плюша. Вчера ты продемонстрировала своё великое искусство поимки зверя Языката, но сегодня я покажу тебе то, чему я училась всю свою жизнь. Это одно из тех знаменитых искусств, что прославили весь род Мышек– Мартышек, ну и к тому же, пока я буду им заниматься, ты сможешь здесь хорошенько освоиться, изучить, так сказать, географию местности.
        –И что же это за искусство?– с интересом спросила Рыся Плюша.
        –Очень важное,– обезьяномышь ещё раз подчеркнула значимость своего занятия, перед тем, как с гордостью произнести:– Охота на Свиноговяжа!
        –Ха-ха, на кого?– рассмеялась Плюша.
        –На страшного зверя Свиноговяжа,– пояснила Мышка-Мартышка и спросила, не скрывая удивления:– А откуда, ты думаешь, берётся свиноговяжий фарш?
        –Ну, не знаю…– растерялась Рыся.– Никогда об этом не думала… Мне вообще не нужна еда, хи-хи!
        –Ха, это ты сейчас так говоришь,– возразила обезьяномышь.– А вот попробуешь свиноговяжий фарш, и тебя от него сорок обезьян за кисточки на ушах не оттащат,– она с осторожностью и интересом потрогала кисточки на ушах Рыси Плюши, но та в ответ лишь удивленно пожала плечами.
        Так Рыся и оказалась в этом лесу и стала заниматься тем, чем сейчас занималась, а именно – прощупывать содержимое пространства этого необычного мира своими острыми коготками. Она играла ими внутри портала, как будто это действие могло помочь ей лучше сосредоточиться на мыслях о том, что уже успело произойти за последнее время.
        «Итак, что мы имеем?– размышляла Плюша.– Ну, во-первых, здесь весело. Очень, очень весело. Это факт. Весело, но странно. Всё это очень и очень странно. Ну вот хотя бы те статуи, среди которых была и Рысь. Та Самая Рысь! Та Рысь, которая все знает, планирует и рассчитывает. Надо думать, что ей известно обо всем, что здесь происходит. Возможно даже, она всё это видит, судя по тому, как отреагировали глаза этих статуй на моё появление. Ха, они мне подмигнули! Они всё видят. Все трое всё видят. Хм… Рысь ничего не делает случайно… Это она послала меня испробовать свои силы на планету восставших демонов. С этого ведь все началось? Тогда все ясно – еще одна тренировка. Хотя нет, не ясно. Здесь что-то другое. Вот, например, мой новый неопределённо-расплывчатый приятель. Он показал мне проход в этот мир и сказал, что когда-то здесь правил Император вселенной, но потом мир начал жить своей жизнью и сильно изменился. Всё вроде сходится, здесь все какие-то странные, чудные, еще более чудные, чем я. Ха-ха! Если бы не одно «но». Старче Корче помнит его, меняющегося человека. Кем бы тот ни был, он был здесь
очень давно, еще до рождения Той Самой Рыси, надо думать. Пожалуй, во времена первых богов, если не раньше. Ведь он знает о них то, что никому не известно. Именно он и дал Старче Корче это пророчество про избранную кошку. И? Какой вывод? Он с Рысью заодно, решил подыграть ей, сделать мою тренировочную площадку более реалистичной и в то же время непредсказуемой? Но тогда как же все эти разговоры о том, что только здесь я смогу реализовать свой потенциал? Хм… Здесь я не могу использовать свои силы по полной программе, не могу перемещаться в пространстве и, возможно, много чего ещё не могу… Ну вот хотя бы это,– она попыталась сделать так, чтобы ее когти вышли из другого конца портала где-то далеко за лесом возле верхушки выглядывающего из-за деревьев холма. Раз уж она терялась во всей той куче хлама, что заполнила собой пространство этого мира, ее когти должны были как-нибудь справиться сами и прорубить себе дорогу к выходу в нужной точке. Но не тут-то было. Да, они без проблем проделали отверстие с другой стороны, только вот оно появилось совсем не там, где запланировала Рыся, и когти пролетели мимо
холма, чуть не спилив соседнюю гору.– Вот!– продолжила она свои размышления.– Никакого контроля! Лучше пока так не делать, вдруг мои когти появятся там, где будет стоять кто-то вроде тех милых обезьянок. Не хотелось бы поранить кого-нибудь из них. Так в чем же смысл? Как я могу раскрыть все свои возможности там, где они во многом уступают моим возможностям во вселенной Рыси? Хотя, возможно… Хм, Рысь… Она как-то сказала, что не всегда владела всеми этими силами, но всегда могла найти выход из любой ситуации. «Главное не силы, а решения»,– говорила она. Может быть, в этом все и дело. Только что я должна решить? Я – Рыся Плюша. И я совсем не такая, как Та Самая Рысь. Значит, я могу что-то сделать по– другому, поступить совсем не так, как поступила бы она. Так что же это? Ну, ничего, Рысь решала и не такие задачи, и делала она это тогда, когда обладала гораздо меньшей силой, чем есть у меня сейчас. Она делала такое! А Жрысь… Это вообще отдельная история… Что ж, смогли они – смогу и я, такая уж у нас семейка, ха!»
        Размышления Рыси Плюши прервал крик Мышки-Мартышки. Поняв, что что-то пошло не так, Плюша бросилась ей на помощь. Она преодолела высокие заросли плотного леса одним прыжком и очутилась на широкой поляне. Широкой липкой поляне. Ооочень липкой поляне. Ещё более липкой, чем та, где ей прошлый раз случилось повстречать Языката. Глазам Рыси Плюши предстала хоть и неожиданная, но вполне понятная картина – обезьяномышь отправилась готовить ловушку для Свиноговяжа, но сама попала в западню. Она лежала в какой-то липкой глубокой луже и никак не могла из нее выбраться. Лужа находилась под высоким деревом, на вершине которого висел крупный мохнатый зверь. Он висел вниз головой, зацепившись задними ногами за ветку. Его огромный рот был широко открыт, и из него медленно капала та липкая масса, в которую только что угодила незадачливая охотница. Теперь Рыся поняла, в чем дело, и, немного поморщившись, крикнула Мышке-Мартышке:
        –Ха, да уж, не повезло тебе, хи-хи! Неужели опытный охотник угодил в ловушку к своей собственной добыче? Это и есть твой страшный зверь Свиноговяж?
        –Если бы, о избранная кошка!– с досадой ответила обезьяномышь.– Это зверь Слюнивец. Как же я могла попасться в его слюнокапкан! Каждый раз мне удавалось обходить стороной все ловушки этих коварных зверей, и вот, воодушевившись твоим прибытием, я совсем позабыла об опасности.
        –Ну, можешь не волноваться, я уже здесь!– взбодрила её пушистая кошка.
        –Поторопись, Слюнивец всегда действует заодно с Языкатом. В этом и смысл – стоит только попасться в его ловушку, и… – не успела она это договорить, как тут же из кустов выпрыгнули два Языката и, выпустив свои длинные языки, обвили ими Мышку-Мартышку за руки и ноги. Они стали тянуть обезьяномышь в разные стороны и вот-вот разорвали бы её пополам, если б не помощь пушистой кошки. Та, недолго думая, удлинила свои коготки и срезала ими верхушку дерева вместе с веткой, на которой висел Слюнивец. Верхушка вместе с мохнатым зверем повалилась на одного из Языкатов, придавив его так, что он отпустил руки обезьяномыши. Второй всё же продолжал тянуть, но своими действиями Рыся сумела выиграть время для Мышки-Мартышки, ведь одному Языкату не удалось бы ее так быстро разорвать. Плюша прыгнула и приземлилась прямо на основание его языка, а потом слегка притопнула ногой. Раздался такой треск, будто земля расходилась пополам. Примерно так и получилось. Рыся ушла в землю метров на пять, продолжая стоять на языке страшного зверя. Оказавшись на дне только что образовавшейся ямы, она дернула за язык с того конца,
который держал ногу обезьяномыши, и вырвала незадачливую охотницу из слюнокапкана, используя язык Языката как канат. После этого Плюша так сильно надавила на язык, что его обладателю не оставалось ничего иного, кроме как отпустить Мышку-Мартышку. Та была настолько покрыта всей этой отвратительной липкой жидкостью, что Рыся Плюша некоторое время не могла решиться помочь обезьяномыши, безуспешно пытавшейся выпрыгнуть из пятиметровой ямы, но то и дело соскальзывавшей с её краев. Поняв, что делать нечего, но также не желая запачкать свою пушистую шерстку в этой липкой массе, Рыся нашла вполне логичный выход из ситуации. Она просто– напросто подопнула обезьяномышь в тот самый момент, когда та совершала очередную попытку выпрыгнуть из ямы, после чего Мышка-Мартышка подлетела так высоко, что оказалась в кустах далеко за пределами поляны. Плюша тем временем успела дернуть Языката за язык, одновременно выпрыгивая из ямы, так, что тот провалился туда сам. К тому моменту первый Языкат уже успел придти в себя. Он бросился в сторону Рыси Плюши, но та ловко прихватила его за выпущенный язык и отправила отдыхать на
дно ямы к его приятелю, который хотел было уже выпрыгнуть оттуда, но внезапно получил по голове прилетевшим сверху напарником, и они оба потеряли возможность ориентироваться в пространстве на какое-то время. Слюнивец был большим и неповоротливым зверем, и, оказавшись на земле, он уже не представлял абсолютно никакой опасности. Рыся Плюша подкатила его к яме и сбросила на Языкатов, придавив их его огромной мохнатой тушей.
        –Эй, Мышка-Мартышка, ты где?!– прокричала она.
        –Я тут!– раздался голос вдалеке. Рыся пошла ему навстречу и увидела сидящую в кустах обезьяномышь, которая с помощью широких листьев тщательно избавлялась от последствий своего пребывания в слюноловушке.
        –Я их поймала, все трое в яме. Весело было! Ха-ха, ты бы себя видела!– смеялась пушистая кошка.– Ну ты тут поторопись уже, Свиноговяж сам собой не ловится.
        –Да уж, хм…– призадумалась Мышка-Мартышка, осознавая всё произошедшее, а потом весело добавила:– С тобой не пропадешь! Да что уж там говорить! С такими способностями мы можем замахнуться на самого Клюва Ротоплюва. Эх, кошка, нас ждут великие дела! Свиноговяж – это только начало! Есть ещё кое-что – очень важная миссия. И до сих пор выполнить её не удавалось никому…

* * *
        –Рыся Плюша права,– прервал просмотр голос Рыси. Человек и Жрысь повернулись к ней, и она продолжила:– Действительно, как же она может реализовать весь свой потенциал в этом мире? И это никак не может сравниться с тем, что делала я в той давно минувшей войне. Да, в моём распоряжении была целая армия. Но был также и грозный враг, который не простил бы мне даже малейшей ошибки. Именно поэтому я смогла в полной мере проявить все свои способности и стать тем, кем всегда должна была стать. Но то, что творится там! Весь этот чудо-юдо зоопарк… Это же смех какой-то! Хм, не надо быть воплощением императрицы вселенной, чтобы справиться со всем этим зверинцем,– Рысь усмехнулась, на что человек усмехнулся в ответ:
        –Ну же, Рысь, даже Плюша сразу поняла, что она не такая, как ты. Может быть, там есть что-то ещё? Не каждый мир нуждается в таком властном лидере, как ты, что воплощает собой вселенскую мудрость и безграничную силу. Она раскроется, но не так, как ты ожидаешь. Ты подготовила её ко всему, кроме того, что будет ждать её здесь. Хм, тут каждый на своем месте. Даже ты не справилась бы лучше с тем, что предстоит сделать Рысе Плюше в этом непонятном мире. А знаешь, почему? Потому что иногда все намного проще, чем ты привыкла ожидать. Гораздо проще. Ты шахматный игрок, но она… Она просто пушистая кошка. Очень милая пушистая кошка.
        –Я знаю, что она другая. Всегда знала, мне не надо об этом напоминать, как и не стоит забывать о том, что все её качества в той же степени и мои,– гордо ответила Рысь.
        –А ведь он прав,– вставил Жрысь свое слово.– Рыся Плюша действительно может делать то, что даже тебе не под силу. Она поняла меня и помогла лишь тем, что просто была собой.
        –А ты думаешь, я не поняла?– возразила Рысь.– Знаешь, ведь это непросто… Видеть в собственном отражении черты своего заклятого врага.
        Их спор прервал «меняющийся» человек:
        –Пожалуй, у нас есть возможность снова вернуться к прошлому,– сказал он, повернувшись к «экрану».– Мы сможем все это увидеть воочию, тем более что эта стена способна показать также и ваши мысли…
        Жрысь
        Размышления Рыси
        Так много времени прошло, миллиарды лет…Я Рысь, прошедшая путь от принцессы, потерявшей царство, до вселенского божества. Не меняясь и не старея, я видела многократные перемены во вселенной и участвовала в них. Теперь никто не помнит событий, сделавших меня такой, да и не верит в их подлинность. Для дальних уголков этого мира я и сейчас остаюсь мифом. Так или иначе, но всё, что случилось тогда, откликается и по сей день. Миллиард лет, конечно, немалый срок, но это лишь очередной этап в жизни вселенной… и моей. Именно столько длится относительно мирная и спокойная жизнь. Для нынешних поколений не имеет значения, что было до этого, лучше им и не знать. Но я все помню. Ведь мир, погруженный во тьму, сделал меня тем, что я есть сейчас. Могла ли я думать об этом тогда?.. Вряд ли… Потеряв все, я думала только о мести, но лишь теперь я понимаю, что это и привело расу кошек к небывалому прогрессу. Не имея своей планеты, ресурсов, накопленных миллиардами лет, мы создали все заново… на Земле. Эта планета всегда будет у меня на особом счету. Три миллиарда лет она заменяла мне дом, став моим убежищем, дав
кошкам возможность начать все заново. Пусть мы и не могли жить на поверхности, но наблюдали за всеми изменениями наверху, видели зарождение и гибель сотен видов… Это место останется частью моей истории. Иногда я думала, что останусь там навсегда, но моя судьба связана с судьбой всей вселенной. Теперь меня не удивляет тот факт, что отклики прошлого дают о себе знать именно там. С каждым днем они начинают перерастать в проблему. И даже я, обладая безграничной силой, не могу справиться с этим. Освободив вселенную, я думала, что нет ничего неподвластного мне, но как можно изменить прошлое? Ведь то, с чем мы сталкиваемся сегодня, я и создала. Всё имеет свои последствия, но выбора не было. Понимая, что, используя до предела вновь обретенную безграничную силу, я перекраиваю вселенную, я сделала то, что должна была. И дело даже не в этих сущностях, демонах. Я не против их переселений сюда, каждый здесь найдет свое место. Сделав мир Тьмы невозможным для существования даже для его обитателей, я осознаю за них ответственность. Но это существо… оно не должно было появляться, ни тот, ни этот мир не принимают его,
оно ошибка, но все же часть меня. Случайностей не бывает, проблема может стать выходом. Возможно, то, чего боятся и не понимают, то, что не находит места в этом мире, сможет завершить начатое мной. Его называют Жрысь. Название говорит само за себя, таких способностей в поглощении всех видов материй мне не доводилось встречать раньше. Нелегко ему пришлось первые сто миллионов лет. Имея память двух древнейших существ, но будучи новорожденным, не осознавая себя… во враждебном мире, пытающемся вытолкнуть инородное тело, разорвав на куски… Все же он понял свое призвание, понял, что для него лучшая пища. С тех пор демоны, оставшиеся в моём мире, равно как и те, что бегут сюда из мира Тьмы, стали растворяться в его бездонной пасти все чаще и чаще, но и их немного осталось. Сбежать из мира, где сконцентрированы все непригодные для жизни условия и исчезнуть в небытии, став пищей самого опасного хищника во вселенной… Может, так оно и лучше, однако я не могу пренебрегать сохранностью равновесия и обещанной мной безопасностью. Но у него нет выбора, он и сам устал от этого. К тому же он чувствует, что пища не
вечна, а испытать то, что в те злополучные сто миллионов лет, я и врагу не пожелаю, а Жрысь… воплощение моей силы… и силы моего заклятого врага… Я никогда не видела Жрысь лично, но видеть его глазами для меня не проблема, часть моей энергии всегда будет в нем, нашу связь не разрывает даже расстояние в несколько галактик. Сможет ли он осуществить задуманное мною? Да и возможно ли это? Даже я не знаю. Знаю одно – только я могу ему помочь… И он знает это.
        Размышления Жрыси
        Каждый раз я возвращаюсь на эту планету. Не знаю почему. Возможно, потому, что здесь моя сущность приобрела окончательную форму… Когда это было… Сто, двести, триста миллионов лет назад… Я не считаю годы и не хочу думать о времени. Не хочу думать о том, что будет потом, когда моя пасть поглотит последнее существо, способное стать моей пищей. Ведь когда это случится, всё будет как тогда, в самом начале. Две силы, словно два заклятых врага, ненавидящих друг друга, но всё же обречённых быть вместе, чтобы стать одним целым. Больше чем полмиллиарда лет они стремились отделиться, разлетевшись в разные стороны, но душа, связавшая их тысячами незримых нитей, так прочно приковала эти силы друг к другу, что им ничего не оставалось, как слиться в одну. И даже после этого каждая из двух несовместимых противоположностей ещё долгое время пыталась разорвать на части другую. Я чувствовал всё это… Будто каждая клетка внутри взрывается, вскипая раскалённой лавой, и возрождается, чтобы вновь и вновь повторять этот процесс. Я помню это, несмотря на то, что был тогда лишь сгустком энергии, помню больше, помню её… Ту,
что создала меня, извергнув вместе со своим рыком частицу своей души… Моей души… Она любила эту планету, но в любой момент могла её уничтожить. Как символично, хм, ведь именно здесь две силы, сосуществование которых противоречит всем законам природы, соединились окончательно и навсегда. Так появился я – тот, кого теперь называют Жрысь. Существо, которое не принадлежит этой вселенной, так же как не принадлежит и миру Тьмы.
        Следующие сто миллионов лет стали для меня ничем не лучше. Тьма, что переполняла всё моё существо, пыталась вернуться туда, где она зародилась, вытесняя меня из этого мира. Это ощущение делало мою жизнь всё более мучительной, ведь проход в мир Тьмы был закрыт навсегда. Я был похож на твёрдый предмет, снова и снова прокручиваемый через мясорубку, но всё же не способный быть прокрученным. И я нашёл выход. Частицы Тьмы в виде её порождений существуют в этой вселенной. Они часть того мира, к которому так стремится мрак внутри меня и который так отчаянно старается вытолкнуть мир этот. Они моя пища, демоны. Только так я могу избавиться от этой бесконечной боли… на некоторое время…
        Я снова слышу эти звуки, сотрясающие вселенную, и моя тьма откликается на них. Они участились за последнее время. Это хорошо. После них пищи становится больше, несмотря на то, что уже несколько сотен миллионов лет я посещаю населённые демонами планеты, поглощая их обитателей. Да, именно этим я занимаюсь всё это время. Год за годом мои челюсти, разрывая пространство, уносят меня к далёким планетам, хищное население которых становится моей пищей. Они знают обо мне, боятся меня, пытаются противостоять, но, видя бессмысленность своих попыток, бегут прочь так быстро, как только могут. Даже это их не спасает. Достаточно одного щелчка моих зубов, чтобы мгновенно поглотить их сущность с любого расстояния. Вся вселенная знает обо мне, каждый демон боится произнести вслух слово «Жрысь», каждый, кроме тех, что живут здесь, на Земле. Они делят эту планету с людьми со времён той самой войны, что послужила причиной моего появления. Рысь… Она могла их всех уничтожить, лишь подумав об этом, но… Вместо этого она решила, что в её вселенной для всего есть своё место и даже создала подходящие условия для каждой из
рас. Нет, я не трону демонов Земли до тех пор, пока они ещё остаются на других планетах. Так или иначе, я возвращаюсь сюда, и мне не помешает дополнительный запас пищи.
        Я был во многих уголках вселенной, видел тех, кто ещё помнит Рысь, и тех, кто даже не верит в её существование. У меня её память. Что-то я помню отчётливо, а что-то смутно, всё, что было с ней до моего появления. Как будто это происходило со мной и не со мной, было и не было. Иногда пробелы слишком глубоки… Временами мне кажется, что я чувствую то, о чём она думает сейчас, нет, я не знаю, о чём она думает, только чувствую. Не всегда… Очень редко… Это так сложно… Пытаться прикоснуться к её мыслям – это всё равно, что попытаться услышать голос всей вселенной. Так тонко, незаметно и тихо, чтобы расслышать… так велико и необъятно, чтобы поместиться в голове… Тем не менее лишь одно мне известно наверняка – что бы ни делала Рысь, всё это имеет смысл. Хотел бы я встретиться с ней и узнать, насколько верно это утверждение в отношении меня. И я вновь пытаюсь пробиться к её мыслям. Голова трещит. Нет, не могу. Я похож на старого кота, пытающегося продеть нитку через игольное ушко неуклюжими трясущимися лапами в полной темноте. Кажется, что вот-вот попаду, но то ли нитка слишком толстая, то ли у иголки вовсе
нет ушка. Я оставляю попытки, не знаю, что случилось бы с моими органами чувств, если бы я продолжил, но одно я знаю точно – очень скоро мы встретимся.
        Слишком много сил потрачено… Пора подумать о более насущных вещах и заняться тем, что у меня получается гораздо лучше. Пожалуй, охота – это то, что мне сейчас нужно.
        Размышления генерала Чжэна
        Да… Не это я ожидал увидеть, вернувшись на Землю спустя миллиард лет. Когда-то я жил здесь. Возможно, в Шаньси… Синьчжоу… возможно… Это было настолько давно, что я почти забыл того Чжэна Шоушаня, который в своих мечтах представлял будущее Земли через сто, тысячу, сто тысяч лет… Глядя на то, как на его глазах деревни превращались в города, а телефоны в компьютеры, он рисовал в своём воображении картины небывалого прогресса человеческой цивилизации и очень хотел быть к нему причастным. Именно это побудило его переехать в город Хэфэй провинции Аньхой и поступить в Научно-технический университет Китая. Мог ли он… мог ли я представить тогда, что смогу увидеть будущее Земли своими глазами?
        Сейчас я стар. Никто из моих современников, сражавшихся под командованием императрицы Рыси, не дожил до этого дня, а мои правнуки считают мои рассказы о той войне несколько приукрашенными, а то и вовсе далёкими от действительности. Они даже представить себе не могут, что когда-то всё было иначе. Да, трудно вообразить, как императрица вселенной, ныне обладающая безграничными возможностями, сражалась с бесчисленными врагами и побеждала их, не имея тогда всех этих сил. Дальновидный ум, точный расчёт, непоколебимая уверенность – вот что стало залогом её победы, и те, кто считает величие Рыси неотъемлемой составляющей её божественных сил, сильно ошибаются. Оно всегда было при ней, как и качества, сделавшие её тем, чем она теперь является. Я знаю… Я помню… Хорошо помню… Нашу первую встречу, которая навсегда изменила мою жизнь… Зелёные глаза, на дне которых даже тогда можно было увидеть всю глубину вселенной. Стоило лишь присмотреться, пробираясь взглядом сквозь властную самоуверенность, задетое самолюбие и жажду мести, чтобы добраться до той глубины. Я присмотрелся, и увиденное отпечаталось в моей
памяти наряду с решением следовать по пути, начертанному для меня этим существом.
        Мой отряд отличился в войне. Мы отвлекали войска противника на азиатском фронте, чтобы дать возможность министру Бликст покончить с их генералом. Сказать, что мои люди успешно справились,– значит ничего не сказать. Враг настолько поверил в то, что наша атака – это последняя отчаянная попытка кошек изменить ход азиатской битвы, что бросил все свои демонические силы навстречу армии людей, столь неожиданно появившейся в центре кошачьих войск. Представляю, что думал тогда Шэйлах: «Они послали против нас этих жалких людишек! Их силы истощены! Сметём же последнюю преграду на пути нашей окончательной победы!» Армия Тьмы обрушилась на нас, многие погибли… Так министр Бликст встретилась лицом к лицу с демоном Шэйлахом, и его торжество было недолгим. Мы отступили сразу после её приказа, и нас сменили свежие силы кошачьих войск, подоспевшие к месту битвы с резервной базы. После тех событий меня назначили генералом, и вот, по сей день, я продолжаю служить императрице Рыси.
        Мало кому из ныне живущих посчастливилось видеть её лично. Последнее время она редко сидит на своём троне. Ей это и не нужно, она может быть где угодно, участвовать в жизни вселенной, контролировать события или, напротив, давать им возможность течь своим чередом. Кто знает… В любом случае она создала мир с идеальными условиями жизни для всех рас, мир небывалых возможностей. Хотя, глядя на нынешнюю ситуацию на Земле, вижу, что не для всех…
        Каково же было моё удивление, когда за спиной я услышал знакомый рык, открывающий проход своей обладательнице в любую точку вселенной. Императрица лично явилась ко мне с этим поручением. Странно… Она могла оказаться здесь быстрее любого нашего корабля… Неужели даже для таких, как Рысь, что-то может быть настолько волнительным, чтобы оттягивать это посредством посланников вроде меня? Так или иначе, я здесь и должен передать Жрыси приглашение императрицы.
        Одного не могу понять – почему они все так обеспокоены его гастрономическими пристрастиями? Как по мне, так Жрысь – санитар леса, так сказать. Неужели кошки забыли о том зле, что причиняли все эти демоны, находясь в составе Армии Тьмы, и не видят, какой вред они продолжают причинять на Земле? В любом случае Рысь всегда знает, что делает, и если она считает, что для всех есть место во вселенной, значит, так тому и быть. Однако…
        Не это я ожидал увидеть, вернувшись на Землю спустя миллиард лет… Почти ничего не изменилось, никакого прогресса. Да и откуда ему взяться, если демоны с завидной регулярностью разрушают всё, что люди успевают создавать. Так было всё это время. Я уже успел просмотреть достаточную часть исторических хроник Земли, чтобы сделать окончательный вывод о том, что происходило здесь за последний миллиард лет. Получить все самые засекреченные данные мне удалось примерно… примерно в ту секунду, когда я этого захотел. Никто этого даже не заметил, равно как и того, что мой корабль уже несколько раз облетел планету во всех возможных направлениях. Войны с демонами шли с переменным успехом, то затихали, то вновь разгорались с небывалой силой. Чаще всего перевес происходил в сторону людей, но даже победы в войнах отбирали у человечества небывалое количество сил, сил, которые оно могло бы пустить на своё развитие, а возможно, и превзойти в нём жителей других планет.
        Люди Земли не помнят событий той старой войны, не знают о Рыси, а кошки также как и раньше живут с ними в качестве питомцев. От всей кошачьей цивилизации на Земле осталось только одно – вера в Великую Белую Кошку, которая придаёт людям силы для новой битвы. Сотни тысяч мифов и легенд, говорящих о том, как ещё до начала времён Великая Белая Кошка побеждала демонов одним лишь своим взглядом, лёгким движением коготка или шевелением усов. Земляне желают друг другу отваги, силы и мудрости Белой Кошки, хотят быть, как она. Всюду храмы, статуи… Особенно на границах человеческих городов. Демоны и впрямь боятся её изображений, как будто страх перед ней у них в крови. Ох, министр Блан! Кто бы мог подумать, что её байки о собственных подвигах когда-нибудь перерастут в религию. Люди Земли даже не догадываются, что большую часть дел во вселенной решает теперь министр Бликст, а министр Блан так и продолжает руководить армией, правда, воевать давно уже не с кем. Хотя чего уж скрывать, демоны других планет боятся «Великую Белую Кошку» не меньше, чем здесь.
        Снова этот ужасающий шум прерывает мои мысли. Вселенная содрогается, и я вместе с ней. На самом деле ничего не происходит, это только шум. Раньше он раздавался гораздо реже. Я не знаю, где находится его источник, но полагаю, что он исходит из самой тёмной глубины души, той, где сокрыты наши самые ужасные страхи.
        Мои люди доложили мне, что Жрыси нет на Земле, но я точно знаю, что он вернётся, он всегда сюда возвращается. Так сказала императрица, и я буду ждать. Мне некуда спешить, ведь я дома.
        Размышления Линхарда
        Именно мне выдался шанс сделать то, чего не смог сделать ни один из моих предков. Всё сходится – моё положение, доступ к информации, возможности… Должность наместника императрицы на этой планете облегчает задачу. Несмотря на то, что во вселенной существуют и другие планеты, населённые демонами, именно эта расположена наиболее удачным образом. Отсюда я многое вижу, вижу то, что она скрывает. Императрица… К тому же Жрысь считает это место своим охотничьим угодьем. Пусть и дальше так считает.
        Я слышу их крики, он снова здесь. Демоны в ужасе бегут к моей крепости и ломятся в двери, ищут спасения. Напрасно… Двери крепки, а у меня нет никакого желания спасать этих тварей. Да… Конечно, придётся найти объяснения для министра Бликст, но с этим я как-нибудь справлюсь. Жалкие твари, ненавижу вас! Жалуйтесь кошкам сколько хотите, это мне только на руку! Это ведь Жрысь во всём виноват, монстр, терзающий вселенную, нарушающий покой. А я? А что я? Разве мне под силу его остановить? Да и какое я имею право стоять на пути у воплощения самой императрицы? У меня нет таких полномочий. Так и скажу министру Бликст. Хм, действия Жрыси сильно противоречат действующей политике равноправия. Это же дискриминация по расовому признаку! Да что там говорить – геноцид! Злитесь сильнее, кошки! Злись, императрица! Жрысь – источник всех проблем.
        Демоны никак не уймутся. Сколько же шума от этих тварей! Так… Посмотрим, что с этим можно сделать… Одно нажатие кнопки и… тишина… Почти… Ещё секунда… Жрысь знает своё дело. Всё, он ушёл… Ха, двери, покрытые энергетической оболочкой,– отличная идея. Слава нашей императрице! Ненавижу её! Говорят, все эти оболочки – её изобретение, хоть что-то полезное…
        Теперь я понимаю своего прапрадеда, генерала войск Императора вселенной, когда он говорил, что все проблемы от кошек, а особенно от самой коварной из них – Рыси. Она предала своего племянника Лэнвира, нашего господина. Использовала его как пешку в игре, где победа сулила безграничную власть. Наследник Императора вселенной был бы сейчас на её месте, а мой род на своём – возле него. Вместо этого я работаю надзирателем на планете, отданной нашим заклятым врагам, и мало того, теперь даже здесь не чувствую себя хозяином. Жрысь приходит сюда как к себе домой, делает что хочет! Кошки… В этом вся их суть.
        Скоро всё изменится, с моей помощью, и сложившиеся обстоятельства будут способствовать этому как нельзя лучше. Итак, что мы имеем… Во– первых, интересы императрицы и её всепожирающего воплощения несколько расходятся; во-вторых, маленькая пушистая тайна Рыси может превратиться в небывалую силу, которую нужно лишь направить в нужное русло; ну а, в– третьих, пыль планеты, хранившей в своём ядре ту неисчислимую мощь, что находится теперь далеко не в лучших руках, имеет весьма полезные свойства. Не зря мой прапрадед так старательно собирал её после той грандиозной битвы, потратив на это почти всю свою жизнь.
        Да, ещё кое-что. Мой человек. Говорят, одним из генералов нашего врага был некто Зейлус Прародитель ядов. Он был убит во время битвы на Земле, и этот факт не вызывает у меня ни капли сожаления. Однако… впоследствии появились люди, так сказать, поклонники его талантов. Насколько мне известно, у Зейлуса не было учеников, но некоторым энтузиастам удалось возродить его знания. Так сказал один наёмник, и мне плевать на то, правда это или нет, если он сумеет достойно послужить моей цели. До сей поры ему это неплохо удавалось, надеюсь, так будет и впредь. Ненавижу демонов, ненавижу Зейлуса, но, когда на твоём пути самые могущественные существа во вселенной, все средства хороши. Я не могу открыто противостоять таким, как Рысь. Всё что я могу – это правильно использовать информацию, и мой человек достанет для меня все её недостающие куски.
        Беспокойный день
        Демоны устало брели по промокшему осеннему лесу, оставляя за собой глубокие следы когтистых лап. Их было трое. Один, со спины очень похожий на человека, шёл впереди и не оглядывался на двух других, крупных и приземистых монстров, занятых бурным диалогом друг с другом. Они выглядели практически одинаково – толстые шипы, длинные когти, передние зубы, свисающие до подбородка. На их толстых шкурах, напоминавших крокодиловую кожу, виднелись многочисленные пулевые ранения и порезы, из которых сочилась тёмно-зелёная кровь.
        –Кажется, мы единственные, кто уцелел после этой атаки. Люди появились слишком внезапно, их было больше, чем мы ожидали,– вздохнул один из клыкастых монстров.
        –Ага, и оружия у них было намного больше,– подтвердил другой.– Должно быть, к их пограничному отряду присоединились основные войска. Но это ничего, наш господин знает одно место – очень древний подземный город. Говорят, там много наших. Присоединимся к ним и уж тогда отомстим.
        –Это точно, давно пора! Люди совсем озверели. Ну и что с того, что я люблю пожирать их печень? И почки тоже… А лучше всё вместе. Эх, щас бы хоть что-нибудь сожрать,– с досадой вздохнул демон, проглотив слюну.
        –Печень, печень… Печень, между прочим, пропускает через себя всю кровь, очищая её от ядов и токсинов, а также красителей, консервантов и прочего ГМО. А знаешь, сколько люди теперь едят этой отравы? Нет? А я знаю – только её они и едят! Так что жрите вы эту печень сами! Вот сердце – это я понимаю… Сердце – это да…– с умным видом произнёс второй монстр и смачно облизнулся.
        –Поменьше газет человеческих читай, болван!– отмахнулся первый.– Ты видел хоть одного демона, пострадавшего от ГМО? Или консервантов? А? То-то же! Не о том ты думаешь, морда клыкастая! Большинство из нас страдают от голода и автоматных очередей.
        –Сам такой! Автоматные очереди… Хм, гранаты куда хуже. Особенно эти, новые, как их там они называют…
        Так, споря и пререкаясь, демоны миновали лес и вышли на грязную размытую дорогу, которая заканчивалась городскими развалинами.
        –Это и есть то место, куда мы шли, старый город?– спросил один из монстров.– Не похоже, чтобы там жили демоны.
        –Ты идиот! Тебе ж сказали – город подземный! И к тому же древний, а этот, судя по всему, был разрушен не так давно. Это город людей. Кто бы мог его разрушить?..– призадумавшись, ответил второй.
        Тот, кто шёл впереди, повернулся к ним лицом. В его глазах горел огонь, пылающий тонким пламенем на расстоянии вытянутой руки. И хотя это была единственная демоническая черта его внешности, теперь уже никто бы не спутал его с человеком.
        –Это был я,– произнёс обладатель огненных глаз.– Я уничтожил этот город несколько лет назад. Здесь мы отдохнём и восстановим силы, до места, куда я вас веду ещё далеко.
        –Господин, должно быть, Вы перестарались, здесь камня на камне не осталось!– воскликнули оба монстра в один голос.
        –То здание сгодится,– факелы огненных глаз человекоподобного демона осветили то, что когда-то было многоэтажным торговым центром.– Оно выглядит разрушенным, но там должен был остаться непострадавшим нулевой этаж.
        Монстры приблизились к входу. Посреди прочих обломков лежала разрушенная статуя Великой Белой Кошки.
        –Не к добру это,– произнёс один из клыкастых, проходя мимо её разбросанных оплавленных кусков.
        –Глупые суеверия. Страх перед Белой Кошкой – причина ваших поражений,– усмехнулся обладатель огненных глаз и растоптал в порошок уцелевшие фрагменты статуи тяжёлым металлическим сапогом, после чего все трое двинулись дальше. Они спустились по застывшему обгорелому эскалатору. Внизу было темно и тихо. Огненный демон осветил взглядом весь этаж, который действительно мало пострадал.
        –Что я вам говорил?– сказал он, не оборачиваясь к своим подчинённым.– Забудьте о белых кошках, забудьте о поражениях! Слушайте только меня, и вам не придётся спорить о вкусах – еды хватит на всех! Вот, например, там, в углу.
        Демоны посмотрели в дальний угол торгового зала. Там было что-то. Или кто-то. Они присмотрелись и увидели существо, лежащее на полу, прислонившись к стене. Оно было словно завёрнуто в изорванный плащ из плотной мешковины грязно-серого цвета. Его голова была покрыта широким капюшоном, края которого свисали почти до груди, скрывая лицо за толстым слоем грубой затёртой ткани так, что трудно было определить наверняка, демон это или человек. Существо лежало неподвижно, не проявляя никаких признаков жизни.
        –Должно быть, это какой-то бродяга, который разом осушил все прилавки с алкоголем, отчего и помер, не приходя в сознание. Вот вам и повод разрешить спор о печени и сердце, тем более что его печень – весьма показательный пример. К счастью, я предпочитаю мясо,– сделал вывод огненный демон.
        –А ведь наш господин прав,– заинтересованно облизнулись клыкастые, подходя ближе к существу у стены.
        –Эй, мясо, ты ещё дышишь?– спросил один из них, подкрепив свой вопрос несколькими пинками, на которые существо никак не отреагировало и более того, даже не сдвинулось с места.
        –Отвечай, ничтожество, или ты превратишься в фарш, не покидая своих грязных обносков!– подхватил второй, и они вместе начали пинать лежащего у стены что есть мочи. Удары когтистых лап сыпались один за другим, но существо продолжало лежать как ни в чём не бывало, не сдвинувшись с места даже на миллиметр, будто весило несколько тонн. Вскоре оба демона окончательно выдохлись. Тогда их предводитель подошёл поближе и с усмешкой произнёс:
        –Вы совсем ослабли. Где же былая мощь? Помнится, ваши удары могли проломить бетонную стену. Оставьте свои жалкие попытки, зажарим его прямо на месте,– с этими словами факелы его глаз, увеличившись в размерах, потянулись к неподвижному существу, охватив его со всех сторон, словно две огромные горящие ладони. Существо продолжало безучастно лежать у стены, но вскоре плащ загорелся, и оно слегка шевельнулось. Совсем чуть-чуть, незаметно, будто вздрогнув во сне. Этого хватило, чтобы пламя погасло. С большой неохотой, медленно и лениво незнакомец начал подниматься, вызвав тем самым на лицах демонов гримасу злобы и недоумения одновременно. Они пнули его ещё несколько раз, пока он вставал, но эти удары, также как и раньше, не были удостоены внимания.
        –Ты вторгся на мою территорию,– крикнул предводитель демонов в спину обладателя изорванного плаща в тот момент, когда тот безынициативно направился к выходу.– Это мой город, я захватил его! Кто бы ни вошёл сюда, должен подчиняться мне. Я ещё не видел таких, как ты, способных так легко выдерживать мои атаки.
        –Тебе повезло,– раздался тихий голос из-под широкого капюшона.
        –Отвечай мне! Кто ты такой?!
        –Поверь мне, ты не хочешь этого знать,– не поворачиваясь, ответило существо.
        –Да как ты смеешь! Думаешь, что видел всё, на что я способен? Взгляни на этот город, оглянись вокруг. Всё это сделал я! А теперь ты ощутишь настоящую боль!– вскричал предводитель демонов и принялся заливать потоками пламени помещение торгового зала так, что вокруг не осталось и малейшего промежутка, не охваченного огнём. Несмотря ни на что, существо продолжило путь к выходу, но огненный демон выпустил целенаправленный прожигающий поток ему в спину, после чего то остановилось.
        –Ты ничего не знаешь о боли,– вздохнуло оно. Только показалось, что вздохнуло. Скорее это был вдох. Короткий втягивающий вдох, вслед за которым всё пламя вокруг устремилось к нему под капюшон и скрылось там безвозвратно.
        Демоны не могли поверить своим глазам, как и не желали смиряться со столь пренебрежительным к себе отношением. Они кинулись на неизвестного обидчика, осыпая его нескончаемым градом ударов, пока тот всё же к ним не повернулся.
        –Я этого не хотел, для вас ещё не время,– раздался его голос, который, оставаясь таким же тихим, всё-таки изменился. Он как будто пробежался по стенам и, разойдясь по всему зданию, вызвал у демонов необъяснимую дрожь.
        –Что это значит?– отпрянув на несколько шагов, спросили они.
        –Я не был голоден. Вам нужно было просто оставить меня в покое. Мы бы встретились позже, намного позже, но…– ответило существо, и красный огонёк его глаз сверкнул из темноты глубокого капюшона, который уже начали снимать пятнистые кошачьи лапы…
        Генерал Чжэн не спешил спускаться вниз, откуда доносились непродолжительные крики. Он успел расслышать только: «Великая Белая Кошка! Я же тебе говорил! Идиот, она не бел… …», после чего крики утихли. Чжэн подождал ещё немного возле обгоревшего эскалатора, прежде чем всё-таки решился по нему спуститься. Он пошёл один, несмотря на уговоры своих солдат, которые остались ждать на корабле. Миновав эскалатор уверенным, но осторожным шагом, старый седой человек оказался в центре нулевого этажа давно разрушенного торгового центра. Вокруг было темно и настолько тихо, что генерал Чжэн мог бы подумать, будто недавние крики прозвучали лишь в его воображении. Он знал, что это не так.
        –Жрысь? Господин Жрысь, Вы здесь?– осторожным голосом произнёс генерал, вглядываясь в темноту.– Я знаю, что Вы здесь.
        «Что за день сегодня такой… беспокойный…»– думал Жрысь, лёжа у стены, завернувшись в свой удобный плащ. Не дождавшись ответа, Чжэн продолжил:
        –Господин Жрысь, Вы вернулись на Землю несколько часов назад, это подтвердили мои приборы. Я бы не беспокоил Вас понапрасну, но мне необходимо увидеться с Вами. Думаю, Вас может это заинтересовать.
        –Ты ошибся, придя сюда, человек,– раздался голос из темноты.
        –Я… Да, возможно… Я могу ошибаться… Но вот императрица Рысь…
        Что-то шевельнулось в углу, и два красных огонька насквозь прорезали темноту. Генерал Чжэн подошёл поближе, остановившись в метре от источника света.
        –Рысь? Ты знаешь её?– оживился голос из темноты, и свет ярко– красных глаз осветил человека.– Кто ты?
        –Да, знаю, с давних пор… Меня зовут Чжэн Шоушань, я здесь по поручению императрицы. Она передаёт Вам своё приглашение,– ответил генерал Чжэн.
        –Чжэн Шоушань… Чжэн Шоушань… Что-то знакомое. Ах да… кажется… Кажется, помню…– немного растерянно произнёс голос, словно копаясь у себя в голове в попытках отделить свои воспоминания от чужих.
        –Можно я включу свет?– спросил человек. Его собеседник кивнул. Генерал этого не увидел, но сумел понять по движению красных огоньков. Он дотронулся до браслета на левой руке, и несколько небольших сияющих сфер взлетели к потолку, распространив по всему залу свой яркий, но ненавязчивый свет. Чжэн внимательно рассмотрел того, кто стоял напротив. «Как они похожи,– думал он,– и как отличаются. Я будто снова вижу перед собой императрицу Рысь, только… совсем другую… Словно передо мной предстала её тень, мрачная и тяжёлая, возможно, более материальная, чем все известные мне существа, и более иллюзорная, чем все прочие тени. Такое впечатление, что я наблюдаю ту неизвестную сторону Рыси, без которой она не была бы собой, очень важную сторону. Смотрю на столь знакомое мне существо с иного ракурса, ранее недоступного моему взору, приоткрывая тем самым его новую грань».
        Жрысь и впрямь во многом походил на императрицу вселенной, за исключением нескольких отличий. Во-первых, его шерсть была значительно темнее, чем у Рыси; во-вторых, он немного превосходил её в росте; ав– третьих – глаза. Они сияли ярко-красным огненным светом, делая взгляд Жрыси необыкновенно тяжёлым, выражающим ярость, перемешанную с болью, скованную спокойствием и усталостью. Генерал Чжэн вспоминал пронзительные стрелы зелёных глаз императрицы, всматриваясь в красные огни давящего взгляда Жрыси.
        –Приглашение? Почему? Почему именно сейчас? Почему она послала тебя? Она сказала что-нибудь?.. Что-нибудь ещё?..– прервал тишину немного взволнованный голос мрачного существа.
        –Императрица Рысь сказала, что хочет встретиться и может помочь. Она знает, как решить Вашу проблему. Сказала, что это нужно вам обоим. Я должен сопровождать Вас. Мой корабль снаружи, он доставит нас к ней во дворец,– ответил Чжэн.
        –Мою проблему… Да… но… Зачем всё это? Корабль… Я могу оказаться в любой точке вселенной, как и она…
        –Возможно, это официальное приглашение.
        –Я не знаю… Я ждал этого, но… Хотя, хм…– Жрысь на секунду задумался, а затем уверенно добавил:– Я ещё никогда не летал на корабле.
        –Что ж, тогда мой – к Вашим услугам,– с улыбкой произнёс генерал Чжэн, и они вместе направились к выходу.
        Пыль среди отражений
        Напротив Рыси стояла кошка – другая рысь. Несмотря на то, что её внешность была во многом сходна с внешностью императрицы, между ними имелись существенные различия. Гораздо более пушистая светлая шерсть, небольшой рост и добрый беззаботно-непосредственный взгляд второй рыси были главными из них. Обе кошки стояли посреди раскалённых песков планеты, которая была абсолютно непригодна не только для жизни, но и для выживания. Километровые молнии, острые как лезвия скалы, реки кипящей лавы, потоки ядовитого пара, вырывающегося из расщелин,– вот далеко не полная картина пейзажа, окружавшего Рысь и её спутницу. Впрочем, спутницу это не пугало. Напротив, она выглядела так, будто вышла на прогулку в сосновый лес, начисто разрушая всем своим видом, казалось бы, непоколебимую суровость раскалённой планеты.
        Пушистая кошка с задорной игривостью смотрела на императрицу, освещая огоньком своих глаз окружающее пространство. Рысь же выглядела собранно и решительно. Они стояли друг от друга на расстоянии трёх километров, освещаемые яркими вспышками смертоносных молний.
        Рысь внезапно ринулась вперёд. Пушистая кошка выпустила ей навстречу свои коготки, которые мгновенно удлинились на расстояние, достаточное для того, чтобы дотянуться до императрицы. Рысь продолжала сокращать дистанцию, и острые когти пушистых лапок встретили её на полпути. Задорная кошка, весело смеясь, атаковала императрицу со всех сторон, словно принимала участие в какой-то забавной игре. При всём своём рвении ей так и не удалось приблизить к Рыси хотя бы один коготок. Императрица легко уклонялась от всех атак и так внезапно оказалась перед лицом пушистой кошки, что та только успела широко открыть глаза, прежде чем удар двух ладоней сбил её с ног.
        Пушистое существо, вскрикнув «ой-ой!», мягко плюхнулось на песок, перекатилось и, чуть было не угодив в поток раскалённой лавы, вновь встало на ноги. Рысь приблизилась к пушистой кошке и, не теряя серьёзности выражения своего лица, произнесла поучительным тоном:
        –Атакуй только тогда, когда уверена, что твой удар достигнет цели. Размахивание когтями не устрашит опытного противника, в отличие от оставленной ими дырки в его теле.
        –Но… Я бы не хотела сделать в тебе дырку… Да у меня и не получится – ты двигаешься слишком быстро…– растерянно ответила пушистая кошка, стряхивая со своей мягкой шёрстки обжигающий песок кипящей планеты, а потом снова засмеялась:– Хи-хи, к тому же размахивать когтями очень весело! Ха, интересно, если на поверхности этой планеты так жарко, может ли у неё внутри быть так же холодно? Ты же говорила, что в нашей вселенной всё… Ну как там его… А! Уравновешено! Вот я запущу туда коготки и проверю, хи-хи!
        –Ох!– вздохнула Рысь, закатив глаза.– Не сейчас, у нас тренировка. Попробуем ещё раз, соберись!
        Прервав исследовательский порыв пушистой кошки, Рысь снова кинулась в атаку, и на этот раз они сошлись уже в ближнем бою. После немногочисленного обмена ударами императрица отпрыгнула к подножью скалы. Её соперница решила скомпенсировать свой недостаток в скорости. Она раздвинула пространство когтями и прыгнула в образовавшийся портал, что позволило ей появиться прямо напротив Рыси. Колющий удар удлиняющихся когтей должен был бы неминуемо настигнуть императрицу, но та прорычала «Гррррр!» иисчезла в самый последний момент.
        –Будь готова к обманным манёврам!– крикнула Рысь за спиной пушистого существа, которое всё-таки успело изменить направление удара так, что когти глубоко вошли в поверхность планеты, и кошка затормозила в нескольких сантиметрах от скалы.
        –Так-так, тепло или холодно, тепло или холодно, ха, не пойму пока…– приговаривала пушистая кошка, получив возможность проверить свою недавнюю теорию, но её эксперимент был прерван голосом Рыси.
        И к использованию окружающих предметов,– воскликнула императрица, перепрыгивая остроконечную скалу. Оказавшись с другой стороны, она нанесла по скале лёгкий удар ногой, после чего та повалилась прямиком на пушистую кошку, накрыв её тоннами камней. Кошка выбралась из-под завала, встряхнувшись всем телом, и удивлённо спросила:
        –Зачем всё это? Нет, ну правда? Во вселенной безопасно, и ничто не может причинить вред таким, как мы.
        Суровое выражение лица Рыси сменила лёгкая дружелюбная улыбка, и она ответила:
        –Когда я нашла тебя, ты только и делала, что резвилась, катаясь на метеоритах и рисуя забавные картинки. Хотя нет, не только. Ещё ты украшала планеты, выцарапывая на них своими коготками забавные узоры. Помнишь одну из них? Соглашусь, получилось неплохо, весь этот рельеф, горы, впадины… Я даже переселила туда гигантских ящеров, посчитав, что это место подойдёт им как нельзя лучше. Когда-то они обитали на Земле, но многих из них погубили мои эксперименты. Тем не менее я сохранила этот вид. Долгое время ящеры жили под землёй, но когда кошки её покинули, мне достаточно долго не удавалось найти подходящее место для этих существ. Признаю, ты очень помогла. Но если серьёзно… Ты – часть моей силы, моё воплощение, а ведь это многое значит. Знаешь, я не всегда была такой, как сейчас, но всегда могла найти выход из любой ситуации. Силы не важны, важны решения. Запомни это. Запомни так же хорошо, как и то, что только в бою ты сможешь по-настоящему себя узнать.
        –Да, хорошо. Я понимаю,– куда более серьёзно и спокойно сказала пушистая кошка, но потом снова изменилась в лице, озарив суровую планету своей задорной улыбкой.– Ха, да, продолжим в другой раз, сейчас мне пора. Ха-ха! Меня ждёт незаконченная картина!– с этими словами она открыла портал.
        –Эй, Плюша!– окликнула её Рысь.– Тебе стоит немного реже появляться перед глазами обитателей вселенной. Люди не должны часто видеть своих богов. Сперва ты понизишь их самооценку, а потом и свою значимость.
        –Хорошо, но я нашла одно очень интересное местечко!– воскликнула Плюша, и скрылась из виду.
        «Интересное местечко, говоришь…– думала Рысь.– Что ж, у меня тоже есть одно дело».
        Корабль генерала Чжэна находился в пути уже несколько часов. Большая часть его экипажа была занята текущими делами, которые, судя по тому, с какой тщательностью они выполнялись, непременно должны были иметь наивысшую степень важности. Так могло показаться на первый взгляд, если не учесть того факта, что каждый из членов команды успел сделать одно и то же действие, пожалуй, не менее тридцати раз. Это никак не могло остаться незамеченным генералом Чжэном, как и то, что за весь полёт никто из членов команды так и не решился даже краем глаза взглянуть в сторону Жрыси. «Их можно понять…– думал генерал, сидя напротив своего пассажира.– С нами летит самое опасное существо во вселенной, которое при желании может заставить этот корабль исчезнуть одним щелчком своих зубов». Чжэн, в отличие от своих подчинённых, был уверен в том, что Жрысь так не поступит, но всё же никак не мог решиться задать своему хищному гостю вопрос, который мучил его с того самого момента, как они встретились на Земле. Жрысь долго сидел напротив, размышляя о чём-то своём, но спустя некоторое время сам начал внимательно рассматривать
своего пожилого спутника и наконец произнёс:
        –Чжэн, Чжэн… Чжэн Шоушань… Я помню тебя, хм, мы никогда не встречались, но я помню…
        –Наверное, я должен был бы этому удивиться, если бы не мой возраст. С момента нашей первой встречи с императрицей прошёл уже миллиард лет, и с тех пор в моей жизни стало происходить столько невероятных событий, что со временем они превратились в обычные будни. Разве что…– генерал остановился в нерешительном раздумье, а Жрысь продолжил:
        –Ты постарел, сильно постарел…
        –Можно задать Вам вопрос?– всё же осмелился спросить хозяин корабля.
        Жрысь кивнул.
        –Я знаю, что Вы регулярно покидаете Землю,– начал генерал.– Так же было и в этот раз, мои приборы подтвердили это. Вы ведь охотитесь на этих тварей. С этой целью Вы посещаете другие планеты, несмотря на то, что демонов на Земле так и не стало меньше.
        Жрысь снова кивнул, а Чжэн продолжил:
        –Вы не трогаете их. Почему?
        –Потому что Земля – это то место, куда я всегда возвращаюсь, место, пропитанное воспоминаниями Рыси, копившимися там больше трёх миллиардов лет. И я вернусь туда снова, в самом конце… Когда последний демон с далёких планет исчезнет в глубине моей бездонной пасти. Только тогда я примусь за тех демонов, что обитают на Земле. Медленно, никуда не торопясь, я буду поглощать свой запас. Это подобно продовольственному складу в бункере, что был построен с целью коротать последние дни после конца света. Ты знаешь, что запасы на исходе, а новых ждать не предвидится… И ты не торопишься…– ответил Жрысь, и хищная искра предвкушения безысходности опасным блеском оттенила его тяжёлый взгляд.
        –А как же те трое?
        –Я бы не тронул их. Они оказались не в том месте в не лучшее для себя время.
        –Если бы они почаще оказывались в подобных местах, жизнь многих людей на Земле стала бы гораздо легче…,– вздохнул старик и добавил:– Она поможет Вам, и, возможно, после Вы поможете мне. Когда-нибудь… Я хотел бы вернуться и сделать то, о чём так давно мечтал… Сделать Землю такой, какой представлял её, такой, какой она могла бы стать спустя миллиард лет. Пожалуй, если преобразования этой планеты с моей помощью приблизятся хотя бы к тому уровню развития, что я пророчил ей в своих мечтах спустя столетие, моему счастью не будет предела, и я буду считать, что моя долгая жизнь была прожита не зря. К сожалению, до той поры, пока демоны не перестанут делить Землю с людьми, это вряд ли возможно.
        –Если она поможет… Если поможет…– задумался Жрысь, а затем спросил, не скрывая интереса:– Ты часто видишь её? В смысле, не так, как я, а лично? Какая она?
        –Последнее время мало кто видит императрицу, но каждая наша встреча откладывается у меня в памяти так глубоко, как ни одно другое событие. Она… Она…– Чжэн пытался подобрать слова, способные описать то, что описать человеку не под силу, но взглянув на своего собеседника, просто сказал:– Вы с ней похожи… Очень похожи…
        –Действительно, как я сам об этом не подумал. Я часто видел её в своих мыслях, что-то близкое и настолько далёкое… И всё же почему мы избрали такой способ перемещения? Думаешь, она специально оттягивает эту встречу?
        –А Вы нет? Разве Вы сами не оттягивали её всё это время? Вам под силу отыскать её, почувствовать. А способность перемещаться в пространстве ещё больше облегчает эту задачу. Пятьсот миллионов лет – немалый срок… Его бы вполне хватило для одной лишь встречи.
        –Не знаю, я чувствую, что мне её не хватает, но тьмы не хватает ещё больше. Возможно, поэтому я и не торопился, жажда тьмы заставляет забыть обо всём. Рысь же, должно быть, была в другой ситуации. Тем более что тогда, в той решающей схватке, она знала, что делает. Не может быть, чтобы она не думала о последствиях.
        –Она видит намного больше, чем все мы, видит картину целиком… И тем не менее… Даже такой, как она, непросто взглянуть в своё отражение и увидеть в нём черты своего врага.
        –А ты мне нравишься,– сделал вывод Жрысь. Он знал и сам, что всё так и было, но постоянно отбрасывал подобные мысли.
        Звуки ударов, сотрясающих пространство, неожиданно прервали их диалог, создавая в глазах ощущение помех на экране монитора, которое заставило Чжэна на мгновение потерять возможность мыслить достаточно ясно, чтобы продолжить разговор. Немного опомнившись, он спросил:
        –Эти звуки – что это?
        –Для меня – новая пища. Обычно после этого шума демонов становится больше. Они испуганы, объяты паникой, а ужас в их глазах отпечатался ещё задолго до встречи со мной. Меня не покидает ощущение того, что моя пасть стала для них спасением, которого они так жаждали,– пояснил Жрысь.
        –Что может быть для них страшнее Вас?..
        Они продолжали лететь. Жрысь посмотрел в иллюминатор и увидел нечто знакомое, вытащив это из своей памяти, вернее сказать, из тех её уголков, на дне которых хранились необъятные воспоминания Рыси.
        –Это Планета Кошек?– спросил он.
        –Одна из них. Императрица воссоздала несколько её моделей в разных частях вселенной,– ответил генерал.
        –Значит, мы почти уже прибыли?
        –Не совсем. Трон императрицы вселенной находится не там. Это укромное место, его не так-то просто обнаружить…
        Блан и Бликст шли по длинному коридору, ведущему в главный зал дворца императрицы. Чёрная кошка только недавно присоединилась к своей белой коллеге, и теперь они обе, как главные официальные лица вселенной и представители Рыси, направлялись на встречу долгожданного гостя, который, если верить сообщению с корабля генерала Чжэна, должен был появиться во дворце с минуты на минуту.
        –Она так и не появилась?– спросила Бликст.
        –Нет, хотя наш гость вот-вот прибудет. А ты почему так долго? Дай угадаю. Ты подписывала важные документы и… Вот незадача! Перепутала печать императрицы со своим молниеносным хвостом, и всё, плакали те документы, только пепел от них и остался. Я права, так всё было?– в своей привычной манере съязвила Блан.
        –Государственные дела, знаешь ли,– хмыкнула в ответ чёрная кошка.
        –Кто-то стал важным министром, я смотрю,– не унималась пума.
        –Ну, не всем же здесь быть героями войны и почивать на лаврах.
        –Это да, только особенным,– замечталась Блан и продолжила бы свои героические воспоминания, если бы Бликст не толкнула её в плечо:
        –Эй, не спи там, сегодня важный день.
        Но Блан, отлетев к стене коридора, тут же оттолкнулась от неё и атаковала боковым ударом ноги, от которого Бликст легко ушла в сторону так, что пума затормозила в нескольких сантиметрах от противоположной стены.
        –Я никогда не сплю и всегда готова к новым битвам,– воскликнула белая кошка, стремящаяся всем своим видом продемонстрировать готовность продолжить схватку.
        –Твоё бы рвение да в нужное русло,– безучастно произнесла Бликст и двинулась дальше, не проявив ни капли спортивного интереса к очередному предложению своей коллеги померяться силами.
        –Рассказывай давай, что там случилось сегодня,– оставив свою затею, продолжала интересоваться Блан, догоняя пантеру.
        –Примерно то же, что и всегда. Явился ко мне сегодня представитель демонов с жалобами. Мол, Рысь обещала защиту и свободную жизнь, а тут их права нарушаются, Жрысь преследует, как обычно, в принципе… Но это полбеды. Наместник, который должен следить за соблюдением установленных императрицей законов, никак не способствует их исполнению. Не предпринимает никаких действий для защиты своих подданных и, мало того, закрывает все крепостные ворота, оставляя демонов на съедение Жрыси.
        –Ну, его можно понять. Наместника. Что бы он сделал? Вышел со словами: «Многоуважаемый Жрысь, не могли бы Вы отложить свои всепожирающие планы, дабы не подрывать мой авторитет на данной планете среди вверенного под мою защиту населения»?– усмехнулась Блан.
        –Да, в чём-то ты права. Но… Этот Линхард… Не нравится он мне. Это ведь не в первый раз, он мог хотя бы сделать вид, что его заботит эта планета и установленный на ней порядок.
        Генерал Чжэн и Жрысь прибыли во дворец, который ярким остроконечным пятном висел в бескрайних космических просторах вдали от звёзд, планет и вообще всего того, от чего возможно находиться вдали. Им навстречу вышли чёрная и белая кошки, а также множество представителей прочих рас. Бликст поприветствовала Жрысь, поблагодарила генерала за проделанную работу, а затем они вместе с Блан сопроводили прибывших гостей в приёмный зал императрицы, которой там так и не оказалось. С ними в зал вошли ещё несколько сопровождающих, среди которых был молодой человек среднего роста с короткими чёрными волосами, не слишком приметный, но всё же чем-то привлёкший внимание Жрыси. Он спросил генерала:
        –А этот кто?
        –Начальник охраны дворца, как бы удивительно это ни звучало, учитывая тот факт, что силы, пропитавшие дворец насквозь, делают его абсолютно неуязвимым к любым возможным воздействиям. Что уж говорить об императрице и её министрах. Тем не менее наличие охраны придаёт этому месту определённый статус. Да и начальник этот, Корбис, вроде неплохой парень. Тихий, немногословный, знает свою работу и хорошо с ней справляется,– ответил Чжэн.
        –Правда?– недоверчиво произнёс Жрысь.– Кого-то он мне напоминает… Он не тот, кем хочет казаться.
        Министры извинились за задержку и заверили гостя в том, что императрица прибудет с минуты на минуту, хотя им обеим трудно было скрыть своё волнение. Дело в том, что точное время прибытия Рыси было им неведомо, как и то, где она находится в данный момент. Императрица вообще редко посещала дворец, а в последнее время стала посещать ещё реже. Сообщать о своих планах раньше времени тоже было не в её правилах. Министры знали только то, что должны были знать, и решали все возникающие вопросы, опираясь на эти знания. Следует также учесть, что никто не имел представления о том, чего можно ожидать от Жрыси, и волнение в рядах присутствующих начинало возрастать. Чжэн решил разрядить обстановку рассказами о культе Блан на Земле, чем немало порадовал военного министра, однако нисколько не удивил. Белая кошка давно знала об этом, и, более того, кое-какие исторические документы были написаны ей собственноручно. В них говорилось о подвигах и могуществе непобедимой пумы, сокрушающей демонов с помощью гениального интеллекта, подкреплённого непревзойдённым боевым мастерством. Из завязавшегося разговора с Блан
генералу так и не удалось понять, была ли в том особая задумка императрицы или это очередная шутка белой пумы, пропитанная её непомерным самомнением.
        Спустя некоторое время Бликст вновь принялась уверять гостя и всех собравшихся в том, что императрица вот-вот прибудет, но не успела она договорить, как все они услышали громогласный рык, открывший портал в самом центре зала, а затем и знакомый голос.
        –Я уже здесь,– произнесла Рысь и вместо того, чтобы проследовать к трону, подошла к Жрыси. Тот встал с кресла. Их глаза встретились, сливаясь в единый зелёно-красный поток света, и каждый увидел в этом потоке своё отражение.
        –Я долго представляла эту встречу,– прервала Рысь затянувшуюся паузу.
        –Я тоже,– ответил Жрысь, а Блан и Бликст как никогда сошлись во мнениях, думая о необыкновенной схожести самого опасного хищника этого мира с их императрицей.
        Рысь села рядом со своим гостем, оставив пустовать в стороне свой величественный трон. Их взгляды так и не разомкнулись, и поток яркого света, контрастность цветов которого словно подчёркивала разницу этих похожих существ, не прекращал освещать помещение зала. Спустя мгновение императрица продолжила:
        –Видишь ли, я действительно долго ждала этой встречи, но поначалу, честно говоря, мне сложно было представить, чего от тебя ждать, равно как и понять, что же ты есть на самом деле. И я предпочла не торопиться. Потом мне всё стало ясно. Жрысь, поверь мне, я знаю, через что тебе пришлось пройти, и, более того, я испытала на себе отголоски твоих чувств. Ведь вселенная подобна моему телу, а твоя боль стала самым ярким, что происходило в ней в те времена. Но потом ты нашёл выход.
        –Тебе удалось понять…– задумался Жрысь.– За всё это время я так и не смог этого сделать… Я даже не был уверен, был ли в моём появлении какой-то смысл. Могла ли ты представить, чем обернётся твоя победа в той давно забытой войне?
        –Тогда я не думала об этом. Как тебе должно быть известно, в тот момент меня переполняла жажда мести, к тому же… хм, я ведь никогда не проигрываю. Но потом… Потом я поняла, разгадала свой собственный замысел, в котором и заключалась суть твоего предназначения. Да… Мне открылось это не сразу. Сперва ты доставил мне немало проблем. Все эти пожирания сильно рознились с моей политикой, и постоянные жалобы со стороны демонов, которые тоже были признаны, так сказать, гражданами этой вселенной, никак не способствовали спокойствию и установленному мною порядку. Ещё немного, и протесты могли перерасти в восстания, а мне бы очень не хотелось нарушать своё слово и уничтожать целую расу, право на жизнь которой было подтверждено моим же указом. Но потом появилось ещё одно обстоятельство. Все вы слышите эти звуки. Удары, похожие на сотрясание пространства, безвредные, но, я полагаю, каждый ощутил в них что-то ужасное, что-то своё. И ты, Жрысь, не мог не заметить прироста демонов, следующего за ними,– Жрысь кивнул, а она продолжила:– Там что– то происходит, в мире Тьмы. Эти звуки – удары, пробивающие дыры в
пространстве между нашими мирами, мини-порталы, через которые демоны попадают сюда. Они бегут, и нужна им здесь не война, им нужно спасение. Испуганные до безумия твари, рождённые во Тьме, стали страшиться её мрачных недр, словно те никогда и не были их домом. Министр Блан занималась допросом прибывающих иммигрантов, но эти демоны были лишены рассудка и не могли ответить ничего вразумительного. Одно было ясно наверняка – там есть что-то, вызывающее в них ужас больший, чем способен вызвать ты, Жрысь. Возможно, то, что не убивает их, но сводит с ума, выживая из пространства, заполняя его, заставляя бежать оттуда куда угодно, лишь бы не испытывать того, что приходится чувствовать там. И я знаю, что это. Тогда, в той битве, произошёл взрыв, высвободивший на свободу тёмную сущность моего врага. Мне ничего не оставалось, кроме как связать её своими силами, а также частицами моей души, тем самым фактически наделив то, что осталось от Короля Тьмы, своей личностью. Взрыв закрыл проход во Тьму, оставив часть этих сил там, и теперь во мраке тёмного мира таится существо, подобное тебе, внутри которого силы Короля
Тьмы гораздо больше, чем моей. Я не знаю, чего оно добивается, но могу представить. Король Тьмы больше всего на свете хотел пропитать собой всё вокруг, и даже его собственный мир не мог вместить в себя то небывалое могущество, которое переполняло этого древнего бога, так же как и не мог насытить его бесконечную алчность. И теперь, полагаю, будучи запертым там, это существо не находит себе места, хочет вырваться, а население мрачного мира придаёт его жизни дополнительную тесноту. Мне же эта массовая иммиграция демонов создаёт определённые трудности. Их становится всё больше, и этот факт никак не может не вызывать недовольства со стороны других жителей вселенной. Я знаю, Жрысь, тебя тянет туда, во Тьму. Мы можем помочь друг другу.
        –Что ты предлагаешь?– заинтересовался Жрысь.
        –Я открою портал во Тьму, только мне это по силам. И, оказавшись там, ты сможешь поглотить свою самую крупную добычу. Думаю, это решит твою проблему. То, что было разорвано однажды, соберётся вновь. Ты обретёшь покой, воссоединившись со своей недостающей частью, а твоя тяга к Тьме больше не будет пытаться вырвать тебя из этого мира. Я знаю причину твоей боли. Эта вселенная выталкивает чужеродный организм, который, находясь в тебе, продолжает стремиться к воссоединению с оторванным от себя куском. Будучи не в силах до него дотянуться, вся твоя сущность начинает испытывать немыслимые страдания. Вот откуда возникало то чувство, будто тебя разрывает на части, чувство, которое не покидало тебя всё это время.
        –Я… Я не знаю… Наверное, ты права, и мы поможем друг другу. Да, ты определённо права, так и сделаем, дай мне немного времени. Казалось бы, я ждал этого всю свою жизнь, но теперь…– слова Жрыси, казались растерянными, как и он сам.– Возможно, мне просто трудно в это поверить… Неужели я наконец узнал о себе всё? Не могу понять только одного – что мешало мне проникнуть во Тьму через те… мини-порталы?
        –Они слишком малы для чего-то, подобного тебе. Хм, дело тут не в размере, а в плотности. Твоя сила чересчур велика, чтобы протиснуться в эти дыры. Мини-порталы похожи на слегка протёршуюся ткань. Конечно, тем демонам хватает и этого, но вот ты… Или то существо во Тьме…
        –Да, точно, я так и думал… Я… я скоро вернусь… И мы сделаем то, что задумали…– голос Жрыси стал звучать ещё более растерянно. Его постигло какое-то необъяснимое чувство, и оно никак не было связано с тем, о чём говорила Рысь, хотя, безусловно, этот разговор имел для Жрыси огромную важность. Но что-то его тянуло, и он хотел это увидеть. Вот почему, на удивление всем собравшимся, пасть Жрыси внезапно прогрызла пространство, позволив тем самым своему обладателю покинуть дворец через образовавшийся портал.
        –Куда это он?!– в один голос воскликнули Блан и Бликст. Рысь встала и направилась к выходу, показав жестом, чтобы кошки следовали за ней. Императрица и её министры ушли в неизвестном направлении, оставив прочих собравшихся в зале, многие из которых тут же принялись за обсуждение всего услышанного. Остальные покинули приёмный зал, разойдясь по своим делам. Среди них был и начальник охраны. Генерал Чжэн посмотрел ему вслед. Мысли о том, что же всё-таки имел в виду Жрысь, когда говорил, что Корбис кого-то напоминает, никак не могли вылететь из головы старого генерала. «Странно,– думал он.– Хотя, учитывая то, что Жрысь имеет доступ к памяти Рыси, объём информации которой даже трудно вообразить, а уж тем более осознать до конца…»
        Кошки проходили одну комнату за другой, находя в них всё новые узкие коридоры. Корбис следовал за ними так тихо и незаметно, что никто (даже императрица) так и не оглянулся. Вскоре они достигли невзрачной двери и, открыв её, исчезли из вида. Начальник охраны остановился за углом и высыпал на себя содержимое небольшого, но довольно увесистого мешочка, которое представляло собой нечто вроде светящейся пыли, после чего открыл неприметную дверь и нырнул в неё вслед за кошками.
        Вокруг было пусто, ни пола, ни стен, ни потолка. И тем не менее границы комнаты ощущались так, как если бы всё это было. Рысь со своими министрами стояла в разноцветном туманном потоке, окутавшем их со всех сторон.
        –Я создала эту комнату как укромное место, сокрытое от нежеланных глаз и ушей. Даже Жрысь не сможет проникнуть сюда, оставшись незамеченным,– сказала она.
        –Мы не перестаём удивляться сюрпризам, императрица, и у Вас их, как всегда, предостаточно,– в один голос воскликнули министры.– Но… что там произошло?.. В зале? Каков Ваш реальный план? Насчёт Жрыси?
        –Жрысь, Жрысь… Я сказала ему правду по большей части. Ему действительно уготована важная роль. В соответствии с его самым главным качеством, которое невозможно не заметить. Он пропитан алчностью всепоглощения, той самой, из которой состоял Король Тьмы. Немного в иной форме, конечно, но суть остаётся той же. Да, в Жрыси несомненно присутствует многое и от меня, его внешность тому наглядное подтверждение. Тем не менее он очень опасен, об этом не следует забывать, хотя его желание поглощать может сыграть нам на руку. Демонов, бегущих из Тьмы, становится действительно больше, и это может стать проблемой. Если я просто уничтожу их своими руками, это приведёт к новым войнам и беспорядкам, нарушит во вселенной то спокойствие, что мне удалось создать. Есть лучший выход – сделать грязную работу руками монстра, вернее сказать, его зубами. Жрысь и так уже успел навести немало страха на обитателей Тьмы, и не только. Благодаря ему у нас есть шанс избавиться от прироста демонического населения, так сказать, изнутри…
        –Он так и не знает, что его там ждёт,– сделала вывод Блан.– Те демоны, которых мы допрашивали, все они кричали одно и тоже.
        –Да, «Тёмный кот из мрака ночи разрывает всех на клочья»– это единственная фраза, которую были способны промолвить наши обезумевшие иммигранты,– подтвердила Рысь и вдруг насторожилась, прервав разговор.– Стойте,– снова произнесла она, сканируя комнату взглядом, а потом, немного замешкавшись, продолжила:– Странное какое-то ощущение. Будто часть моей силы немного колеблется, как будто здесь есть что-то… что-то, похожее на эту комнату, пропитанное моей силой.
        –Здесь всё пропитано Вашей силой,– уверила её Бликст.
        –Да…– императрица ещё раз окинула комнату взглядом.– Ладно, всегда происходит что-то новое… Так о чём это мы?
        –Тёмный кот или кто он там. Разве Жрысь не избавится от потребности искать новую пищу, сожрав его?– напомнила Блан.
        –Тёмный кот… Хм. Я не думаю, что Жрыси хватит сил поглотить часть себя, но… его непомерному аппетиту будет, где разгуляться, и тогда обитатели Тьмы исчезнут навсегда в бездонной пасти голодного хищника. Так мы решим две проблемы разом – избавимся от перенаселения и от Жрыси, у которого вряд ли получится вернуться обратно. Конечно, он может открывать порталы в этом мире, но вот создать проход такого масштаба… Так вот я к чему. Вашей задачей станет сообщить всем, что ситуация нормализовалась сразу после того, как Жрысь известным лишь ему одному способом проник во Тьму, куда всегда и стремился. Там он и поселился, сожрав при этом всех её обитателей. Ну или что-то в этом роде. Думаю, вы найдёте нужные слова, способные выставить ситуацию в выгодном для нас свете. А теперь идём,– сказала Рысь решительным тоном и поставила точку в разговоре, лишая тем самым своих министров возможности высказаться по этому поводу.
        Кошки вышли из комнаты и не заметили, как человек, обсыпанный пылью, выскользнул вслед за ними. Когда они ушли достаточно далеко, Корбис стряхнул с себя светящийся песок и поместил его обратно в мешочек, а затем пересыпал в какое-то устройство. Через некоторое время он уже летел на своём необъяснимо быстром однопилотном корабле и переговаривался с кем-то по бортовой связи:
        –Наместник Линхард, Вы не представляете, что мне удалось узнать, вот, послушайте,– он подключил прибор, внутри которого находилась пыль, и картинка со звуком стала передаваться его собеседнику. Корбис внимательно выслушал ответ, а затем промолвил:– Да, я понял, я успею, можете во мне не сомневаться, действуем согласно новому плану.
        Генерал Чжэн летел вслед за однопилотным кораблём начальника охраны, стараясь держаться на безопасном расстоянии, но вскоре тот сильно оторвался, а генералу пришлось только гадать над тем, что же заставило корабль Корбиса лететь так быстро. Впрочем, Чжэну повезло, и он сумел определить маршрут преследуемого им летательного аппарата, успев подключиться к его навигационной системе.
        Прошло несколько часов.
        Рысь отстранённо сидела на своём троне, погрузившись в раздумья. К этому времени в приёмном зале не осталось уже никого, кроме её министров.
        –Странная она какая-то,– тихо шепнула Бликст на ухо своей коллеге.
        –Разве? Ну, ей должно быть нелегко, несмотря на всю эту каменную непроницаемость великого правителя,– так же тихо ответила Блан.
        Императрица продолжала думать о чём-то своём. Могло показаться, что она не замечала перешёптывающихся между собой кошек или же сама находилась где-то далеко от этого зала.
        –А… Всё, теперь ясно,– встрепенулась Рысь.– Комната, пыль, Жрысь, Линхард… Чжэн., нет, Чжэн! Зачем ты… Как я сразу не… Гррррр!– раздался её рык, и она тут же покинула дворец через образовавшийся портал.
        Жрысь перемещался от планеты к планете, будучи не в силах остановиться. Что-то тянуло его к себе, указывая нужное направление. Он не мог понять, что это было, не знал, что должен найти, но, без сомнений, вёл его не голод, не охотничье чутьё, с помощью которого он всегда безошибочно находил добычу. Что-то другое… Что-то новое… Сейчас Жрысь был уверен в одном – предмет своих поисков он не спутает ни с чем.
        Так и случилось. Его внимание привлёк звук, доносившийся с поверхности гигантского астероида. Жрысь переместился на ближайший спутник одной из планет и стал наблюдать оттуда, как длинные трещины покрывали астероид фигурными узорами, будто кто-то проводил по нему огромным лезвием незримого ножа. И это было весьма близко к правде. Чувство, которое привело сюда Жрысь, усилилось, и ему удалось уловить источник того, что стало причиной столь необычного явления. Он переместился на другой спутник той же планеты. Там, на вершине огромной скалы, его насыщенно-красным глазам предстала необычная картина: внизу сидело небольшое пушистое существо и, весело двигая кошачьими лапками, разрисовывало астероид с помощью проекции своих когтей.
        Да, именно оно стало предметом необъяснимых поисков Жрыси. Это определённо рысь. Нет, не Та Самая Рысь – императрица, совсем другая – игривая, беззаботная. В ней было что-то настолько знакомое и в то же время абсолютно новое. Глядя на неё, Жрысь понял – нечто подобное таилось в нём самом, находясь внутри так глубоко, что он не мог заметить этого раньше. Это пушистое существо заставило Жрысь забыть на время обо всём, к чему он стремился все эти годы. Очередная встреча с самим собой. Вторая за сегодняшний день. Нет, не такая, как первая, совсем другая… С другим собой… Даже долгожданная встреча с Рысью не казалась ему теперь столь важной. Он вновь увидел своё отражение, свою забытую часть, гораздо более близкую, чем та, что олицетворяла сама Рысь. У Жрыси не было сомнений: эта пушистая кошка – ещё один вариант, очередная трансформация силы, высвободившейся в результате битвы, ставшей причиной его появления. Он наблюдал за ней какое-то время. Кошка весело и задорно чертила когтями забавные картинки на поверхности гигантского астероида, иногда поворачивая его, словно мячик, мягким движением лапки,
вслед за которым начинала двигаться проекция её когтей, подставляя своей пушистой обладательнице другую сторону астероида. Ну, в самом деле, не лететь же самой к его противоположной стороне! Она вела себя как ребёнок, увлёкшийся раскраской.
        Жрысь продолжал смотреть на неё до тех пор, пока не увидел того самого человека, которого успел приметить на приёме императрицы. Начальник охраны незаметно подкрался к пушистой рыси и рассыпал вокруг неё какую-то разноцветную пыль, а затем поспешил забраться в небольшой корабль, спрятанный в расщелине. Приглядевшись, Жрысь заметил, что точно такая же пыль была рассыпана и в других местах этого спутника.
        «Странно…– думал он.– Не могу понять… Этот человек сохранился в памяти Рыси… Нет, не он… Похожий, нет… Не похожий… Не на него… А… Кажется, понял, это он похож на того… Хотя нет, не похож, хочет быть похожим. Да какая разница, он что-то задумал! Похоже, что тот, кто старается подражать худощавому обладателю ядовитого меча из моих воспоминаний, должен иметь не самые лучшие намерения. Но… Какое мне до этого дело?.. Мне всё равно, я близок к цели, поглощение – вот что мне нужно. Нет… Не всё равно. Почему? Почему это существо имеет такое значение? Нет, я не могу её бросить, не выяснив, что здесь происходит на самом деле. Это означало бы потерять самого себя… АААГРРАР! Зачем мне это?! Зачем я ей помогаю?!»
        Жрысь собрался с мыслями и твёрдо решил следовать за кораблём начальника охраны, после чего покинул спутник, преследуя скоростной однопилотник Корбиса.
        Чжэн также видел всё это, но куда ему было успеть за Жрысью, несущимся сквозь порталы. К счастью генерала, технологии его корабля позволяли отследить даже такие быстрые перемещения.
        Наместник Линхард встретил Корбиса в одном из приёмных залов своей крепости. Жрысь хорошо знал это место, являвшееся одной из самых крупных планет, населённых демонами. Он был здесь не так давно, как обычно, поглощая её обитателей. Впрочем, в прошлый раз наместник сильно облегчил его задачу, закрыв перед демонами крепостные ворота. Конечно, поступи тот иначе, тварей бы это не спасло, но Жрысь не любил пользоваться всем арсеналом своих возможностей в столь бытовых моментах своей жизни. В этот раз ворота были незаперты, но Жрысь не стал терять время. Он воспользовался порталом и тут же оказался за дверью помещения, откуда доносились голоса наместника и начальника охраны. Решив подслушать их разговор, хищник тихо присел у стены за порогом приёмного зала.
        –Кошка там же, где и всегда, наместник. Я рассыпал возле неё планетную пыль, она, как обычно, ничего не заметила,– доложил Корбис.
        –Да, ты хорошо поработал,– Линхард одобрительно кивнул и добавил:– Пыль планеты с ядром совместно с нашими технологиями даёт своему обладателю небывалые возможности. Вот где магия и наука работают бок о бок на пользу человечеству. Эта кошка думает, что сама выбирает места для своих бесполезных развлечений, и даже не догадывается о том, что именно пыль привлекает к себе её силу, оставляя при этом нас скрытыми от глаз существ, подобных ей. Разумеется, если, мы сами не пожелаем обратного.
        –Это верно, даже Рысь не смогла меня заметить, когда я подслушивал её разговор, как Вы и говорили,– подтвердил начальник охраны.
        –Пыль излучает энергетические колебания, близкие к тем, что исходят от сил императрицы. И это неудивительно. Ведь её силы долгое время находились внутри планеты с ядром. Теперь от планеты осталась лишь пыль, хранящая в себе отголоски тех сил. Можно сказать, что сила ядра пропитала пыль своим отпечатком. В потоке света трудно заметить маленький луч. Именно поэтому таким, как Рысь, сложно обнаружить человека, покрытого планетной пылью. Они начинают воспринимать его как фон, от них же и исходящий,– пояснил Линхард.
        –К счастью, у неё есть и другие свойства,– добавил Корбис.
        –Да, и повышение скорости твоего однопилотника не самое важное из них. Эта пыль может скрыть наши истинные намерения от обладателей силы ядра. Нет, конечно, Рысь трудно обмануть, но… Та пушистая кошка… Она молода, и её сознание ещё не настолько стабильно. Именно поэтому Рысь прячет её ото всех, хочет повлиять, вылепить то, что ей нужно. У нас тоже есть такая возможность. Ты должен втереться в доверие к воплощению императрицы, убедить её, что именно мы знаем правду, знаем, как всё было на самом деле. Как Рысь коварным обманом получила свою власть, как она продолжает манипулировать всеми вокруг, включая её и Жрысь. Думаю, это доброе пушистое существо будет не в восторге от всего этого. Ты должен стать другом для этой кошки, примерно таким же, каким твой вдохновитель Зейлус был для Рыси Старшей. Ха, удивлён, что я знаю? Я учил историю. В этой кошке заключена большая сила, и заполучив её, я добьюсь своей цели, отомщу за господина Лэнвира и верну власть в нужные руки! Мои, разумеется,– Линхард, закончив свою речь, сел в одно из множества кресел, расположенных вдоль длинного стола, после чего предложил
Корбису сделать то же самое.
        Жрысь едва сдержал свою ярость, слушая всё это, но желание предупредить обо всём пушистую рысь взяло верх, и он тут же покинул планету.
        Генерал Чжэн опоздал лишь на секунду и увидел перед собой только след закрывающегося портала. Череда подобных опозданий преследовала его весь день, начиная с того момента, когда он всё-таки решил прислушаться к словам Жрыси и пронаблюдать за Корбисом. Возможно, пойди он за ним сразу, можно было бы избежать всей этой бесконечной погони. Но, к своему сожалению, старый генерал не успел обнаружить слежку начальника охраны за императрицей. Его насторожили только манипуляции с мешочком пыли, которые Корбис проделал сразу же перед тем, как покинуть дворец. Именно они побудили генерала продолжить слежку.
        Чжэн знал, что крепость оснащена приборами слежения, расположенными по всему периметру. Также он знал, что ему не составит труда их отключить. Генерал не был уверен в том, что успеет услышать весь разговор, прежде чем наместник заметит неисправность своей аппаратуры, но другого выхода не было. Время и так упущено, нужно спешить…
        Наместник и Корбис сидели близко друг к другу. Линхард стал говорить гораздо тише, чем раньше, почти шёпотом.
        –Жрысь следил за тобой,– вполголоса произнёс он.
        –Да, я знаю, я понял это с самого начала. Никто не смог бы от него оторваться, но нам ведь это и не было нужно. Думаю, он услышал достаточно. Ваш план почти сработал,– так же тихо ответил Корбис.
        Линхард продолжил:
        –Почти… Жрысь менее восприимчив к пыли, ведь одна из составляющих его силы – это сила Короля Тьмы, сила, которая никогда не являлась частью ядра. Он ведь сразу тебя раскусил, как бы двусмысленно это ни звучало. Даже Рыси это не удалось, несмотря на то, что ты работал у неё во дворце,– он усмехнулся, а затем добавил:– Конечно, присутствие на спутнике пыли могло сказаться на том, как быстро Жрысь найдёт пушистую кошку. Но ты прав, он слышал достаточно, достаточно, чтобы поверить в то, что эта кошка – наша главная цель. Тебе осталось сделать лишь последний шаг – показать ему сделанную тобой запись. Он сам найдёт тебя, как только ты приблизишься к ней. Главное – всё правильно ему преподнести.
        Посмотрим тогда, какова его ярость и что он сделает с этим плюшевым существом… или с Рысью… или Рысь с ним. Да все они друг с другом! Какая разница, пускай перегрызутся. Пусть история, случившаяся на той планете миллиард лет назад, повторится вновь, только теперь уже в нашу пользу. Я отплачу кошкам той же монетой.
        –Надеюсь, когда Вы со мной расплатитесь, монета будет не одна. Хотя, разумеется, никакие деньги не окупят того риска, которому я подвергаю себя, выполняя это задание. Вы знаете, что мне нужно,– твёрдо сказал начальник охраны.
        –Да, и ты получишь это, можешь не сомневаться. Когда всё закончится, я отдам тебе лабораторию кошек со всем её содержимым. Там сохранилось всё с тех давних времён, включая образцы ядов Зейлуса. Лучшего поля для твоих экспериментов просто не найти. К тому же там есть и другие вещи, способные тебя заинтересовать: противоядия, оружие, возможно, даже тот самый меч Прародителя ядов,– слова Линхарда показались Корбису весьма убедительными, его глаза загорелись неподдельным интересом, и он решительно произнёс:
        –Я всё сделаю, наместник, будьте уверены.
        Линхард нажал на подлокотник кресла и небольшой участок противоположной стены отъехал куда-то вглубь, а образовавшееся пустое пространство заполнилось плотным энергетическим полем.
        –Так ты опередишь Жрысь. Это телепорт – моё изобретение. Рысь и её воплощения обладают всеми возможными и невозможными преимуществами. Я решил лишить их для начала хотя бы одного,– наместник самодовольно ухмыльнулся.
        –Как я вернусь обратно?– поинтересовался Корбис.
        Линхард протянул ему небольшое устройство:
        –Вот, нажмёшь кнопку, и я открою портал.
        Начальник охраны взял в руки устройство и покинул зал, исчезнув в тускло мерцающем участке стены.
        Чжэн понял, что у него нет времени доложить обо всём императрице и незамедлительно вошёл в зал наместника…
        Каждый монстр понимает по-своему
        Пушистая кошка была увлечена своей работой, и, казалось бы, ничто не могло её отвлечь. Даже Жрысь не решался сделать это. Он, как и в прошлый раз, смотрел на неё с вершины той же скалы, ни на секунду не сомневаясь в том, что его скорость позволит ему предотвратить любые возможные действия Корбиса.
        Надо сказать, что за то короткое время, что Жрысь потратил на слежку за начальником охраны, астероид в значительной степени преобразился, и теперь с его поверхности на спутник смотрел огромный круглый кот, весьма детально прорисованный пушистой художницей. Рисунок был практически готов, остались последние штрихи. Именно они, должно быть, самые важные, сложные и требующие особо тщательного подхода. Тонкая работа! Прочертить каждую шерстинку с такого расстояния не каждый сможет, а если точнее – вообще никто. Разумеется, кроме одного необычайно пушистого существа, которое так было сосредоточено на своей работе, что даже не посмотрело в сторону человека с небольшим мешочком пыли, внезапно появившегося из портала.
        Корбис крался тихо и осторожно, легко и проворно, но в какой-то момент он почувствовал, что его спина нагревается так, будто в неё светили огромным прожектором, и ему стало трудно идти. Начальник охраны сразу понял, в чём дело и, распрямившись в полный рост, спокойно произнёс:
        –Именно Вас я и ждал, господин Жрысь.
        –Напрасно,– ответил тяжёлый голос за спиной.– Мне известно, что ты задумал.
        Неужели?– Корбис развернулся, всем своим видом желая продемонстрировать то, что раскалённый взгляд хищника его нисколько не пугает. Жрысь чувствовал – эта завеса бесстрашия тонка и прозрачна настолько, что его взгляду вполне хватило бы сил просверлить её насквозь, но он не спешил. Он никогда не спешил…
        –Твой разговор с наместником многое для меня прояснил,– сказав это, хищник подошёл к человеку поближе, почти вплотную, и продолжил:– Например, то, что если бы начальник охраны дворца императрицы тихо и спокойно выполнял свои обязанности, избегая ненужных знакомств, возможно, он прожил бы немного дольше.
        –Вы знаете не всё, господин Жрысь,– Корбис достал небольшой прямоугольный прибор, затем встряхнул его, и тот начал светиться разными цветами.– Возможно, когда Вы всё поймёте, наши дела с наместником перестанут Вас волновать. Они просто меркнут рядом с планами нашей императрицы… Как бы это сказать… Насчёт Вас…– осторожно произнёс начальник охраны, протягивая коробку Жрыси.
        –Что это?– спросил хищник, не сводя с него взгляда, после чего взял коробку и, рассмотрев повнимательнее окутавшее её свечение, сам же ответил на свой вопрос.– Снова пыль… Она не доведёт тебя до добра. Ты очень рискуешь, человек. Игры с пылью могут превратить в пыль тебя самого.
        –Это не просто пыль, это запись. Сразу после того, как Вы покинули дворец, императрица и её министры поспешно удалились в укромное место, где весьма недвусмысленно обсудили Вашу роль в предстоящих событиях. Пыль буквально впитала в себя их разговор. Вам нужно только встряхнуть эту коробку, и Вы сами всё увидите… И услышите,– пояснил Корбис.
        Жрысь встряхнул прямоугольный прибор, и столб пыли вырвался наружу, зависнув над коробкой в виде большого светящегося экрана. Корбис немного отошёл в сторону, чтобы не отвлекать хищника от просмотра.
        В процессе просмотра Жрысь менялся в лице, и степень его ярости начала постепенно снижаться, пока не превратилась в нерешительность, а к концу записи и вовсе в растерянность. Голоса Рыси и её министров затихли, и Жрысь выронил коробку из рук. Горящий взгляд хищника побледнел, но не потух, а скорее направил всю свою обжигающую тяжесть куда-то глубоко внутрь, опускаясь к самому дну души, прожигая на своём пути последние крупицы недавно зародившейся надежды. Теперь от надежды остался лишь след, который, устояв под натиском красного луча, так и не выдержал давящего пресса его тяжести. Он медленно опускался всё глубже и глубже, пока не оказался наглухо придавленным к почерневшему дну разрушенных иллюзий. Жрысь сполз на землю у подножья скалы. Корбис же, видя свои первые успехи, решил их закрепить и продолжил уже куда более смелым тоном:
        –Рысь всегда так поступала, и Вам это известно. Со всеми. Но… Её можно понять. То ведь были её враги. Хотя нет, не все… Некоторые из них были друзьями и даже родственниками, и тем не менее им была уготована роль разменных фигур. Как и Вам… Даже Вам! Вы ведь часть её самой, как я понимаю… Кто бы мог подумать!
        Жрысь ничего не ответил ему. Он сидел, опустив голову вниз, и только бормотал: «Она меня обманула… Я себя обманул…»
        Корбис уже не сомневался в том, что больше его ничто не остановит, и решил добавить напоследок:
        –Та кошка, вот кто занял Ваше место рядом с императрицей. Но не беспокойтесь, у нас с Вами общие цели. Я о ней позабочусь,– после этих слов начальник охраны высыпал на себя немного пыли из ещё одного мешочка и направился в сторону пушистой кошки, оставив за собой тёмную безвольно-поникшую фигуру мрачного хищника.
        Он тихо подкрался к пушистой кошке и достал из-под одежды очередной мешочек пыли. Кошка, также как и раньше, ничего не заметила. Корбис высыпал пыль рядом с ней, и в этот момент пушистая рысь немного встрепенулась, неожиданно отвлёкшись от своей картины, и начала тереть нос мягкой лапкой. «Буррррр-рых!»– пробурчала она и стала трясти головой из стороны в сторону, продолжая тереть нос, после чего громко и сильно чихнула. Настолько громко, что даже Жрысь, погружённый на самое дно своих внутренних противоречий, должен был это услышать, и настолько сильно, что вся окружающая её пыль вместе с той, что был покрыт начальник охраны, разлетелась в разные стороны на несколько десятков километров. Лишившись маскирующий пылевой завесы, Корбис тут же попытался завести разговор с пушистой кошкой:
        –Отличный рисунок, скажу я Вам. Давно вот стою, наблюдаю… Никак не решаюсь спросить… Как? Как Вам это удаётся? Точность линий и масштабность размаха! А какая детализация! Не думали сделать выставку?
        Кошка не обращала на него никакого внимания. Стряхнув с носа оставшуюся пыль, она как ни в чём не бывало продолжила свою работу. Тогда Корбис решил подойти ближе к делу:
        –Определённо, это Ваше призвание. Вам бы только этим и заниматься и… Знаете что… Если кто-то считает обратное или, более того, заставляет делать что-то, чего бы Вам не хотелось… Ну, Вы же понимаете… В нашей вселенной такое часто случается…
        Кошка так на него и не взглянула. Он продолжил:
        –Я, конечно, ничего такого не хочу сказать, но… Вы никогда не чувствовали, что кто-то… Кто-то, очень могущественный, тот, кто должен был бы всячески способствовать развитию Ваших талантов, просто-напросто Вас использует. Я могу рассказать Вам одну историю. Давным-давно, примерно миллиард лет назад…
        Тут кошка наконец прервалась и посмотрела на Корбиса, после чего весело засмеялась:
        –Ха-ха! Человек, отбрасывающий змеиную тень, ха. Я бы поговорила с тобой, правда. Но сейчас я очень занята, я рисую, ты же сам видишь? У меня не так много свободного времени. А тебе, ха-ха, нужно поторопиться. Я серьёзно. Человек – берегись, тебя хочет скушать Жрысь! Ха-ха-ха, навострись, в тьме ночной таится Жрысь! Оглянись, оглянись, за тобою уже Жрысь! Человек ты или змей – делай ноги поскорей! Змей ты или человек – твой коротким будет век! Так что, слушай, берегись – тебя хочет скушать Жрысь! Страшно как, ты берегись, точно ведь проглотит Жрысь! Ха-ха! Оглянись, оглянись…– она вновь вернулась к своей картине, продолжая задорно приговаривать подобные присказки себе под нос, напрочь забыв о стоящем рядом человеке. Пушистый художник так был увлечён своей работой, что эти присказки вскоре слились в единый бессвязный гул, заставивший сердце Корбиса колотиться ещё сильнее, чем при встрече со Жрысью. Он так и не мог понять, что же пугает его больше – неминуемая встреча с самым опасным хищником или этот гул, шумящий у него в ушах роковым предупреждением. И что ещё ужасней – весёлым роковым
предупреждением. Корбис повернулся. Красные глаза напротив горели гораздо ярче, чем в первый раз, ярче, чем это вообще возможно себе представить. «АААГрррАррррр!!!»– раздался яростный рык, сотрясая пространство.
        Наместник Линхард был немало удивлён, когда увидел перед собой генерала Чжэна, так внезапно ворвавшегося в его апартаменты со словами:
        –Что Вы задумали, наместник?!
        –Генерал, что Вы здесь делаете?! И как Вы вообще сюда попали?– спросил Линхард, не скрывая удивления и гнева. Он хотел вызвать охрану, но обнаружил, что связь не работает, как и камеры слежения. Тогда он просто прокричал:– Охрана!– после чего снова обратился к генералу:– Чжэн Шоушань… Хм, Вы повредили мою систему безопасности. Полагаю, генерал, такие действия выходят за все возможные рамки Ваших полномочий.
        –Куда мне до Вас, наместник Линхард. Ваши полномочия закончились с того момента, когда Ваш человек установил слежку за императрицей,– возразил генерал как раз в тот момент, когда пятеро вооружённых охранников ворвались в зал.
        –Этот человек незаконно проник в мою крепость, его нельзя выпускать,– наместник сказал это своим людям довольно холодно и официально, но затем он внезапно изменился в лице и, резко повысив голос, закричал:– Куда вы вообще смотрели! Вся техника вышла из строя, и никто мне об этом не доложил!
        –Вообще-то… не вся, в крепости всё исправно…– хотел было оправдаться один из охранников, но Линхард прервал его:
        –Если вы не устраните неполадки в течение одной минуты – попадёте на стол к нашим демоническим подопечным в качестве основного блюда! За что я вам всем плачу?!
        Никто из охранников больше не смел возражать. Трое принялись искать причину неисправности аппаратуры, двое же остались сторожить дверь на случай, если незваный гость попытается сбежать.
        –Я слышал Ваш разговор, наместник. Вы совершаете ошибку!– воскликнул генерал Чжэн.
        –Напротив, генерал, её совершили Вы,– с угрозой в голосе произнёс Линхард, но потом его тон сделался чуть более доверительным, и он продолжил:– Нет, не тогда, когда вздумали помешать моим планам, гораздо раньше… Пожалуй, с тех самых пор, когда стали работать у кошек на побегушках. Вы – представитель расы Императора вселенной, как Вы могли об этом забыть настолько, чтоб снизойти до такого унижения. Но я могу Вас обрадовать – ещё не поздно выбрать правильную сторону. Скоро всё изменится. Для этого нужна лишь небольшая… война. Нет, уверяю Вас, генерал, нам с Вами не придётся участвовать в ней. Это война нашей многоуважаемой императрицы, которую она так и не закончила миллиард лет назад. Только теперь место Короля Тьмы займёт её собственная тень. Ха, на кого сделаете ставку? Рысь? Жрысь? Нет, неверно, ставьте на меня. Пока наши могущественные кошки будут грызть друг другу глотки, я получу самый главный козырь. Знаете, пушистый такой? Нет? Как же? Я думал, что она Вам доверяет. Выходит, что нет… Жаль, жаль… Если бы дело обстояло иначе, Рысь бы ни за что не упустила такую замечательную возможность и
сообщила бы Вам о том, что у её силы есть ещё одно проявление. Менее хищное и более покладистое, надо думать. Мой человек как раз работает над этим в данный момент,– Линхард выглядел самодовольно. Коктейль из жажды власти, мести и ощущения своей уникальности, наполнивший бокал высокомерия, а затем испитый наместником до дна, пьянил его настолько, что он стал походить на безумца.
        –Наместник Линхард, Вы действительно считаете, что способны их контролировать? Опомнитесь! Вы не представляете, против кого затеяли войну!– воскликнул Чжэн, стараясь хоть как-то образумить наместника, но тот не унимался:
        –Ха, напротив, я всё очень хорошо представляю! И Вы вновь ошиблись, генерал, я не собираюсь ни с кем воевать, они справятся без моего участия!
        –Вы не понимаете, в битве богов побеждают лишь боги! Ваш человек может серьёзно пострадать,– предупредил генерал.
        –Ну, тогда мне не придётся ему платить,– наместник усмехнулся и чуть более раздумчиво добавил:– К тому же он хотел себе эту лабораторию… Я бы всё равно ему её не отдал. Безумный фанатик с неограниченным доступом к самым опасным ядам… Хм, зачем он мне? Тем более что Корбис и так уже сделал свою работу.
        –Я не верю своим ушам! Как Вы можете столь наивно полагать, что для Вас этим всё и закончится!
        –Всё закончится реакцией Жрыси на запись, предоставленную ему моим человеком,– самоуверенно отрезал Линхард, на что генерал ответил:
        –Остерегайтесь, наместник, его реакция может дорого Вам обойтись…
        Корбис вовремя вспомнил о телепорте. Он достал небольшое устройство и хотел было нажать на кнопку, сигнализируя Линхарду о необходимости открытия портала, но не успел. Жрысь просто щёлкнул зубами, и устройство раскололось пополам.
        –Да, Рысь обманула меня!– прорычал Жрысь.– Но и ты тоже! Особенно насчет неё,– он указал пальцем на пушистую кошку, которая продолжала рисовать как ни в чём не бывало, что-то напевая себе под нос.
        Корбис понял, что ему ничего не остаётся, кроме как нанести удар первым.
        –Господин Жрысь, Вы не совсем правильно истолковали мои намерения…– будто оправдываясь, произнёс он, подходя к Жрыси всё ближе и ближе, а затем, улучив момент, внезапно обнажил тонкое лезвие длинного меча и кинулся в атаку.
        Жрысь легко уклонился, рефлекторно дёрнув телом.
        –Он делал это лучше,– с издёвкой в голосе произнёс хищник.
        –Что?– удивился Корбис, но не прекратил атаковать.
        –Тот, кому ты подражаешь… Намного лучше… Хотя и он не смог бы меня остановить…– уточнил Жрысь, так же легко уходя от ударов. Корбис без лишних слов сделал стремительный выпад, и тонкий меч вкручивающимся скользящим движением устремился к горлу хищника, который тут же сместился в сторону. Одновременно с этим Жрысь подбил руку противника снизу вверх, после чего, развернувшись, зашёл ему за спину и молниеносно обрушил рубящий удар когтистой лапы на плечо своего врага. Когти вонзились в ключицу, и Корбис вскричал от боли, поваленный ударом на землю. Жрысь же, не вынимая когтей, потащил его подальше от того места, где пушистая кошка рисовала картину. Начальник охраны сделал ещё одну попытку, атакуя зависшего над ним хищника ударом ноги. Жрысь встретил летящий сапог Корбиса своим мощным лбом. Раздался хруст, и нога человека безвольно упала на землю, превратившись в обмякший мешок раздробленных костей. От болевого шока тот даже не мог кричать, но рефлексы взяли своё, давая начальнику охраны последний шанс. Он попытался освободиться от захвата когтей режущим движением меча, но другая когтистая лапа тут же
пресекла эту попытку, сжав тонкое лезвие мёртвой хваткой. Жрысь вырвал оружие из рук поверженного врага и облизнул его лезвие.
        –Ядовитый меч,– безучастным тоном произнёс Жрысь.– Как банально… Ничего нового…– после чего поместил имитацию оружия Прародителя ядов к себе в пасть, где она и растворилась.– Нет, этого мало, очень мало!– вновь прорычал Жрысь и с этими словами раздавил голову Корбиса, которая тёмнобордовым цветом растеклась под его мощной лапой, словно он наступил на спелую вишню. Хищник не забыл и про планетную пыль. Ему хватило одного вдоха, чтобы втянуть её своей пастью, а затем опять прорычал:– Снова не то, что мне нужно! Только порция тьмы утолит мою ярость!– с этими словами Жрысь скрылся в портале, покинув спутник.
        Планета демонов превратилась в мясорубку. Такого ещё никогда не было. Это не охота с целью прокормиться – это уничтожение. Жрысь просто шёл вперёд, озаряя своим огненным взглядом тёмные улицы этой мрачной планеты. Он медленно брёл в направлении крепости наместника, а тысячи клыкастых ртов делали своё дело. Они появлялись отовсюду: сверху, снизу, справа и слева… Вылезали из-под земли словно гигантские капканы, обрушивались с небес подобно прожорливой саранче. Перед глазами демонов стояли лишь зубы: длинные, короткие, загнутые, прямые… Только челюсти бездонных пастей, которые перемалывали всё, что движется и не движется, рвали, раздирали, поглощали, растворяли…
        Камеры слежения в зале наместника были восстановлены. Линхард нервно наблюдал в окно за всем происходящим, а затем крикнул охране:
        –Сделайте что-нибудь! Остановите его! Пошлите истребители!
        –Я же Вас предупреждал!– крикнул Чжэн, но наместник не реагировал, продолжая смотреть в окно.– Ещё не поздно всё исправить, я могу поговорить с императрицей, она это уладит, она поймёт!– продолжал генерал, который всё ещё верил в то, что Линхард способен одуматься, но тот лишь нажал на кнопку, включающую энергетические ворота и сел в своё кресло.
        Жрысь находился в сотне метров от крепости, когда услышал шум двигателей у себя за спиной. Он просто повернул голову, два раза быстро прищёлкнул зубами, и истребители растворились в пустоте. Не дойдя до ворот пятидесяти метров, Жрысь выпустил им навстречу проекцию своей пасти, та прошла сквозь ворота, вырвав покрытую энергетической оболочкой дверь, а затем полетела в обратном направлении и вернулась к своему хозяину, поглотив ворота на обратном пути.
        Мрачный хищник вошёл в крепость и поднялся на самый верхний этаж, попутно уничтожив всю охрану. Затем он медленно приблизился к уже знакомой двери и на секунду остановился.
        Охранники, стоявшие по обе стороны от генерала Чжэна, так и не смогли понять, что произошло, когда две когтистые лапы, проткнувшие массивную дверь, вынесли их обоих из зала, оставив в двери два ровных отверстия высотой в человеческий рост.
        –Жрысь, успокойтесь!– послышался голос генерала.– Он всё подстроил, хочет стравить Вас с императрицей!
        –Я знаю,– ответил Жрысь, заходя в зал.– Но также я знаю, что она лгала мне.
        –Рысь, она видит больше, не всё так просто, Вы пой…– лишь это успел вымолвить Чжэн Шоушань, прежде чем несколько выстрелов заставили его замолчать.
        –От Вас много бесполезного шума, генерал,– послышался голос наместника, после чего тот выстрелил ещё несколько раз, не вставая с кресла. Чжэн безмолвно упал возле ног Жрыси, а Линхард добавил:– Так Вы мне нравитесь гораздо больше,– после чего нажал на подлокотник кресла и мигом ринулся в открывшийся телепорт.
        Жрысь не двинулся с места, он лишь щёлкнул зубами, открывая перед собой портал, куда тут же выпустил одну из проекций своей пасти, которая мгновенно переместилась в телепорт наместника, превратив его в некое подобие огромного зубастого рта. Линхард отпрянул. Жрысь присел возле умирающего генерала. Ярость красных глаз немного угасла, и хищник тихо сказал:
        –Чжэн Шоушань… зачем же ты… Как же твоя мечта? Неужели она не стоила того, чтобы забыть о таких, как я… Рысь…
        –Возможно, только такие, как Вы, могут её осуществить,– прошептал старый генерал, теряя последние силы.– Поверьте мне, Жрысь, Рысь не желает Вам зла, понять её замысел непросто, но всё, что она делает, имеет смысл. Я понял это ещё там, на Земле, и поверил в неё так же, как верю в Вас. Я знаю, Вы найдёте выход, избавитесь от жажды поглощения и, может, тогда вспомните о моей просьбе и очистите Землю от созданий Тьмы. Пообещайте мне, что не забудете об этом.
        Жрысь кивнул, и это было последнее, что видел Чжэн Шоушань в конце своей долгой жизни. В этот момент новая волна ярости овладела хищником, выливаясь красным цветом из его глаз. Поднимаясь, он произнёс, глядя на отступающего Линхарда:
        –Да, Чжэн, я обещаю. И не стану долго ждать, мне больше нечего терять, осталось лишь одно дело. Правда, наместник Линхард? Я часто посещал Вашу планету, видел эту крепость, но, к моему глубочайшему сожалению, не был знаком с Вами лично. Дело в том, что Ваша персона никогда не казалась мне хоть сколько-нибудь значимой.
        –А зря. Ха, думаешь, я настолько глуп, чтобы не подготовиться к наиболее неприятному развитию событий?– усмехнулся Линхард и незаметно нажал несколько кнопок на пульте управления, который всё это время находился в его руке, будучи спрятанным под длинным рукавом. Стоило ему это сделать, как тут же из стен стали появляться пушечные стволы, направленные в сторону Жрыси.
        –Нет, наместник, ты не настолько глуп, как я думал, ты гораздо глупее,– ответил Жрысь, не проявляя к пушкам ни малейшего интереса.– Тебе до неё далеко. До Рыси. Неужели ты возомнил себя манипулятором, подобным ей? Хм… К твоему сожалению, ты не учёл один наиболее важный фактор, который сводит на нет все прочие,– соотношение сил.
        Наместник ничего не ответил. Он ещё раз нажал на кнопку. Послышался отдалённый гул, постепенно перерастающий в шум пересыпающегося песка, который был теперь здесь повсюду. Пушки распыляли планетную пыль в направлении Жрыси, а наместник принялся читать какое-то заклинание на неизвестном языке, который хищник не знал и не мог разобрать. Однако, благодаря отголоскам своей памяти, ему всё-таки удалось понять смысл всего происходящего. Это заклинание использовали древние боги, когда запирали свою силу в ядро планеты. Можно было только предполагать, как наместнику удалось узнать его текст (например, используя пыль для подключения к памяти пушистой кошки), но ясно было одно – оно начало действовать. Пылевые массы стали сгущаться вокруг Жрыси, окутывая его со всех сторон, и вскоре он оказался в центре круглого шара. Но Линхард – не древний бог, Жрысь – не безликая сила, а пыль – не планета с ядром. Хищник, недолго думая, ударил руками в стороны, расколов шар на две половинки, которые тут же повисли на его могучих когтях. После этого Жрысь сам раздвоился, превратившись в верхнюю и нижнюю челюсти зубастой
пасти. Пасть выскользнула в образовавшийся проход и оказалась снаружи пылевого шара. Доля секунды – и мощные челюсти схлопнулись, раскрошив по комнате последние остатки планетной пыли. Жрысь вновь приобрёл свою привычную форму.
        –Вот Ваши последние надежды – пыль и песок!– прорычал Жрысь и тихо добавил:– Теперь они рассыпались навсегда… как и мои… Для меня это как воздух,– он вдохнул разбросанную по комнате пыль и продолжил, приближаясь к отступающему наместнику:– Многим людям свойственно переоценивать свои силы, но Ваша главная ошибка вовсе не в этом. Вы решили поиграть с монстром, а это чревато последствиями. Иногда монстр может неправильно понять условия игры.
        Линхард пятился назад, прижимаемый тяжёлым взглядом Жрыси, глаза его были полны безумия, но голос продолжал сохранять былую надменность:
        –И что же ты сделаешь? Сожрёшь меня? Или нет? Постой, ты же Жрысь. Страшный хищник, пожирающий демонов. Правда, есть одна проблема – на демона я ни капли не похож.
        –И снова Вы ошиблись, наместник. Создания тьмы – моё лекарство, анестезия. Только они способны утолить этот голод, пропитанный болью. Да, ими я насыщаюсь, ну, а всех прочих… Прочих же я просто убиваю!– прорычал Жрысь, а Линхард, отступив к противоположной стене, попытался выскочить через открывшуюся в ней запасную дверь. Впрочем, безуспешно. Жрысь оказался намного быстрее, чем наместник способен был себе вообразить. Хищник потянул его когтем за воротник, и тот упал возле его ног.
        –А знаете, наместник, что должно пугать Вас больше всего? Я ведь не просто могу поглотить Вас, как и любой другой объект во вселенной. Я могу лишить Вас всего, кроме Вашего тела,– сказал Жрысь, глядя на него сверху вниз. И маленькие челюсти оказались в голове наместника, но не тронули его мозг. Так Линхард потерял память и мысли. Потом они появились в его груди, но не тронули сердца. Так Линхард лишился души. Вскоре множество незримых зубов окружило тело наместника, перегрызая все прозрачные нити, что связывали его со вселенной, и он оказался в пустоте. Так Линхард потерял себя.
        Жрысь вышел из зала, который тут же свернулся за его спиной, затянутый огромной пастью. Он покинул крепость, и та рухнула, провалившись в воронку острых зубов. Жрысь продолжал идти, и город исчез за его спиной. Вслед за городом растворился материк, солдаты наместника, демоны, воздух, молекулы и частицы… Вскоре вся планета была затянута бездонной пастью Жрыси, не оставив от себя и следа.
        Мрачный хищник оказался в открытом космосе. Он плыл в невесомости и слышал всё те же звуки ударов, помехи в пространстве… «Что же это?– думал он.– Что значат для меня эти звуки? Возможность всё оставить по– прежнему? Жить как раньше? Забыть обо всём? О том, что сказала Рысь… Пока я слышу их – моя пища не иссякнет. Кто знает, сколько это продлится… Год… два… тысячу… миллионы лет… Рано или поздно всё закончится… Или нет? О чём же говорит мне этот шум? Я слышу его, и тьма внутри меня бьётся с ним в один такт. Зовёт меня? И что я получу, следуя этому зову? Возможность что-то изменить? Измениться? Или безвозвратно раствориться во мраке?..»
        Жрысь продолжал парить, и лишь чёрные просторы бескрайнего космоса представали его взору. Хотя нет, не совсем чёрные… Чёрные лишь в середине и зелёные по краям. Края расширялись, и зелёного стало больше, намного больше. Теперь от непроглядно-чёрного пространства осталась лишь маленькая тёмная точка, внутри которой находился Жрысь. Точка продолжала уменьшаться или же что-то вокруг начало стремительно расти. Трудно сказать наверняка… Так или иначе, вскоре за границами зелёного появилось нечто жёлтое… Жёлто-рыжее… Оно продолжало увеличиваться до тех пор, пока не приобрело очертания Рыси.
        –Это было глупо,– прогремел её голос.
        –Так и есть. Из нас двоих мудрость присуща лишь тебе наряду с хитростью и коварством. Даже по отношению к себе…– ответил Жрысь.
        –И как же ты поступил, узнав всю правду? Уничтожил планету? Мне назло? Неужели Линхард добился своей цели, и ты готов бросить мне вызов, став частью его плана?– спросил её голос.
        –Его план… Твой… Какая разница?– обречённо ответил Жрысь.
        –Ты часть меня. Разве этот факт не упрощает твой выбор?
        –Тёмная часть! Пропитанная алчностью твоего врага! Так ты сказала? Я для тебя лишь средство, очередная пешка! Я знаю, Рысь, ты хочешь от меня избавиться… И знаешь, что? Теперь мне всё равно, чем это закончится!– прорычал Жрысь, и огромная проекция зубастой пасти полетела в сторону Рыси. В ответ он услышал её громогласный рык, который развеял его атаку. И они сразились, проявляя в битве мастерство, стоящее за гранью восприятия, и нет таких слов, что способны были бы его описать. Их бой длился долго и продолжался до тех пор, пока Жрысь не заметил, что вся эта схватка происходила внутри того огромного бескрайнего существа, которое недавно окутало собой мрачные космические просторы, окрасив их в свой жёлто-рыжий цвет.
        –Хватит!– прорычала Рысь, и её рык оттеснил Жрысь назад, а она приняла свои обычные размеры.
        –Да, пожалуй, ты права… Этот бой ни к чему не приведёт…– согласился Жрысь, и добавил:– В одном лишь ты ошиблась, замышляя всё это,– нам некуда деться друг от друга.
        –Как и тебе от того, что ждёт тебя во Тьме,– напомнила Рысь, насквозь просветив его своими зелёными глазами, после чего её тон смягчился, и она продолжила:– Послушай, Жрысь, то, что я тебе предложила,– это твой единственный выход. В этом я была с тобой честна. Подумай сам, ты поглощал их достаточно долго. И что? Как это помогло? Превратило твою жизнь в бесконечный замкнутый круг, зависимость. Посмотри на себя. Ты – одно из самых могущественных существ во вселенной, и как же ты провёл последние пятьсот миллионов лет? Искал корм и спал в подвале, оттягивая неизбежное. Так или иначе – твоя пища не бесконечна, и, возможно, настало время решить эту проблему в корне. К тому же есть небольшая вероятность, что ты сможешь вернуться.
        Жрысь ничего не ответил. Вместо этого его пасть разгрызла пространство, открывая портал.
        –Куда ты идёшь?!– крикнула Рысь ему вслед.
        –Выполнить одно обещание,– ответил Жрысь и скрылся из виду…
        Пикник
        Жрысь сидел на траве посреди широкой поляны, окружённой густым сочно-зелёным лиственным лесом. В прозрачно-голубом небе ярко светило солнце, заливая всё вокруг блеском своих золотистых лучей. Теперь на Земле подобных мест осталось немного. По счастливой случайности войны демонов и людей обходили стороной этот зелёный островок, что, конечно же, не могло продолжаться вечно. Жрысь знал подобные места.
        Он сидел, опустив голову, и думал о многом, а тяжёлая тень его раскалённого взгляда давила на окружающее пространство ещё сильнее, чем прежде, сгущая воздух вокруг.
        –Эй, большая страшная кошка, не грусти! Хи-хи!– раздался позади чей-то бодрый голосок, сопровождаемый задорным смехом.
        Жрысь обернулся и увидел перед собой пушистую художницу, которая, по всей видимости, уже успела закончить свой шедевр. Ведь, судя по тому, с какой невероятной увлечённостью она занималась его созданием, сложно предположить, что ей могло придти в голову покинуть спутник, не поставив в своём творении финальную точку. Жрысь вспомнил о том, как она продолжала расписывать астероид, невзирая на то, что происходило вокруг: возможную опасность, его ярость… Искра радости в море Тьмы…
        –Ты здесь?– удивился Жрысь.– Извини, должно быть, я тогда тебя немного отвлёк. Но… Я думал, что спасал тебя там, хотя… Хм… Теперь понимаю, что в этом не было необходимости.
        –А я думала, что Жрысь только и делает, что поедает кого ни попадя. Хи-хи!– ответила пушистая кошка, подходя поближе, и добавила:– Всегда хотела с тобой познакомиться. Позвольте представиться, я – Рыся Плюша,– она плюхнулась рядом с ним на траву и протянула пушистую лапку. Жрысь ответил тем же, и они обменялись рукопожатием. Затем Рыся Плюша оглянулась по сторонам и, задумчиво вздохнув, произнесла:– А здесь хорошо… Никогда не была на Земле,– после чего снова залилась непринуждённым радостным смехом.
        –Не везде,– добавил Жрысь свою ложку дёгтя.
        –Правда? Да ладно!– Рыся Плюша мягко хлопнула его по плечу и посмотрела в сторону леса.– Смотри, какой лес, сочный такой, как салат! Скажи честно, если бы твои гастрономические пристрастия не были, ха, столь плотоядными, ты хотел бы попробовать его на вкус?
        –Что?– переспросил Жрысь, отвлёкшись, наконец, от своих мрачных мыслей.
        –Лес! Ну, или что-то подобное…– уточнила плюшевая рысь.
        –Никогда об этом не думал.
        –Он выглядит аппетитно. Сочный такой, так бы и съела!– она щёлкнула зубами и снова засмеялась.– Ха-ха! Только вот я не Жрысь. Хотя, впрочем, даже если бы мне удалось поменяться с тобой местами, думаю, я бы этого не сделала. Если б я его съела, то больше не смогла бы на него посмотреть. Мне, если честно, вообще не нужна еда. Да, Жрысь из меня так себе получилась бы… Ха-ха!
        –Она не пережила бы ещё одну Жрысь,– мрачно-ироничным тоном ответил хищник.
        –Да брось!– возразила Рыся Плюша.– Ты её ещё плохо знаешь! И она себя тоже… Иногда…
        –Я знаю одно: Рысь хочет избавиться от меня – своей худшей стороны. Она готова смириться с существованием расы своего давнего врага, но не может видеть часть его силы в себе самой.
        –Насколько я знаю, этот враг – часть вселенной, значит, и её часть. Как и я… И тут уж ничего не поделать.
        –Ты… Ты другая часть… Меня же она считает слишком опасным.
        –Ха, меня она считает слишком мягкой, пушистой, ну, ты понимаешь?– Рыся Плюша встряхнула шёрсткой, демонстрируя пушистый мех, и продолжила:– Когда-нибудь она поймёт: моя мягкость – это её мягкость, твоя ярость – её ярость, твоя жажда поглощения – одно из проявлений её жажды власти. Даже Король Тьмы был частью вселенной с самого начала времён. Без всех нас она не была бы собой, вселенная не была бы целой.
        В тот момент это пушистое существо немного изменилось в лице. Нет, её игривая задорность никуда не делась, просто приобрела какую-то ясность, которая передалась даже Жрыси, охладив на время его пылающий взгляд. Тогда он спросил:
        –Что будет, если я пойду туда? Как смогу вернуться?
        Этот вопрос не был адресован его собеседнице, скорее самому себе, но тем не менее она ответила:
        –Тебе это поможет, точно, я знаю. Там есть что-то… Что-то важное для тебя, ты сам поймёшь…
        –Но… Как это поняла ты?– удивился Жрысь.
        –Ха-ха! А как ты меня нашёл, понял, кто я? Я тебя вижу, точно так же, как ты видишь прошлое Рыси у себя в голове. Ну только… Чуть-чуть по– другому, с другой стороны… Другими глазами… Ха-ха, своими, конечно же!– засмеялась Рыся Плюша.
        Их разговор прервал звук открывающегося рыком портала, вслед за которым раздался голос вышедшей из него императрицы:
        –Плюша, нам нужно идти,– окликнула Рысь пушистую кошку.
        –Может, посидишь с нами?– предложила Плюша в ответ.– Тут хорошо… Даже весело, хи-хи!
        –Да, я знаю…– согласилась императрица вселенной и, немного подумав, добавила:– Ты права, я давно не была на Земле, с тех самых пор… А ещё реже мне приходилось бывать на её поверхности. Но я всегда помнила эту планету… Часть меня осталась с ней…
        Рысь села рядом. Вдалеке послышались редкие звуки выстрелов, которые вскоре переросли в продолжительный залп, сопровождаемый криками людей, смешавшимися с демоническим рёвом созданий тьмы. Война добралась и досюда.
        Слыша это, Жрысь произнёс:
        –У тебя, Рысь, весьма своеобразное отношение к тому, что ты считаешь своей частью. Тенденция налицо. Да… Быть частью тебя – незавидная участь.
        –Так вот в чём дело? Демоны? Хочешь очистить от них эту планету?– догадалась Рысь.
        –Чжэн этого хотел. И, сказать по правде, мне давно следовало так поступить,– подтвердил Жрысь её догадку.
        –Значит, вот что ты имел в виду, говоря об обещании. Но… Постой, думаешь, я оставила здесь всё как есть просто так? Тому были свои причины. Во-первых, каждый вид, раса – это взаимодополняющие проявления вселенной. А во-вторых… Хм… Я жила на Земле достаточно… Достаточно, чтобы видеть все войны, что происходили между людьми. Кто-нибудь может себе представить, чтобы кошки воевали друг с другом? Не соглашаться – да, соперничать – куда без этого… Иногда мы шли разными путями, но чтобы дело дошло до открытой войны… Нет, такого не было. Я дала людям общего врага, объединившего их, а надежда в лице Великой Белой Кошки питала коренное население Земли всё это время. Прогресс – ничто, я сделала их сильнее,– пояснила императрица.
        К тому времени выстрелы затихли, и теперь сквозь лес доносились лишь человеческие крики, звуки ударов и демонический рёв. Спустя несколько минут на поляну выбежала группа людей, отряд которых только что потерпел поражение. Уцелевшим ничего не оставалось, кроме как спасаться бегством от преследовавших их созданий тьмы. Казалось, ничто уже не сможет спасти остатки разбитого отряда, как вдруг глазам людей открылась невероятная картина: три большие кошки тихо сидели на траве и о чём-то мило беседовали. И какие это были кошки! Разумные, источающие небывалую мощь. Должно быть, такую излучает Великая Белая Кошка. Люди не могли поверить своим глазам. «Это посланники Белой Кошки, они пришли нам помочь! Бежим к ним, скорее! Великая Кошка о нас не забыла!»– слышались их радостные возгласы в тот момент, когда они уже приближались к Рыси и её компании. Подойдя к кошкам достаточно близко, но всё же соблюдая дистанцию, люди, поклонившись, спросили:
        –Это ведь правда? Вас послала она? Вы ведь посланники Великой Белой Кошки?
        Рысь встала и подошла к ним поближе, а затем вполголоса ответила так, как будто сообщала великую тайну:
        –Скажу вам по секрету, да.
        –Кому расскажем – не поверят!– воскликнул кто-то из людей, и после этого каждый из них смог вздохнуть с облегчением, забыв о недавно грозившей опасности. Страх сменило любопытство, и они продолжили задавать вопросы, всё ещё не веря своим глазам:– Вы… Вы правда её знаете?
        –Ну, мы её лучшие друзья,– ответила Рысь.
        –Понимаю, возможно, сейчас не лучший момент, но…– продолжил всё тот же человек.– Не могли бы вы рассказать нам о ней хоть немного? Какая она?
        –О-ооооо,– многозначительно растянула Рысь, вскинув руки к небу, а потом наклонилась к людям и вновь тихо добавила:– Не описать словами. А вот если говорить начнёт…
        –Хи-хи,– не удержала смеха Рыся Плюша и шепнула Жрыси на ухо:– Нечасто её такой увидишь, ха.
        –А где она живёт?– спросил уже другой человек, не желая упустить возможности побольше разузнать о древнем божестве своего народа. Тем более что «посланники» божества выглядели весьма дружелюбно, несмотря на мрачный вид одного из них.
        Рысь показала пальцем вверх, и посреди бела дня на залитом солнцем безоблачном небе появилась одна очень яркая звезда. Увиденное показалось людям столь невероятным, что они окончательно поверили в безграничное могущество посланников Великой Белой Кошки.
        –Примерно вот от той звезды лететь направо пару сотен миллионов световых лет. Короче, довольно близко,– ответила Рысь так, будто показывала дорогу до ближайшего населённого пункта.
        –Демоны, они уже близко!– вспомнил один из людей.– Вы ведь сможете их победить?
        –Мы?– Рысь покачала головой.– К сожалению, мы не обладаем той силой и храбростью, что присущи лишь Великой Белой Кошке. Она уникальна, и никто, кроме неё, не способен на такие подвиги. А ещё она жила здесь и однажды победила всех демонов на Земле. Она передала вам послание, в котором говорится о том, что вскоре все тёмные твари покинут Землю, и ещё…– она протянула пистолет с патронами в энергетической оболочке человеку, стоявшему к ней ближе всего,– …вот этот предмет. Страшное оружие! Думаю, демоны сами сбегут, когда узнают, что оно в ваших руках. А вот ещё инструкция по его изготовлению, которая поможет вам производить такое оружие самим,– Рысь протянула им папку с чертежами, после чего показала, как включать и выключать энергетическую оболочку, а затем воскликнула:– Поторопитесь, враг уже здесь! Лучше не подпускать его слишком близко, у вашего нового оружия большой радиус поражения и широкий спектр технических возможностей. Это обеспечит вам необходимое преимущество.
        Люди благодарно поклонились и вступили в битву с подоспевшими тварями тьмы. Небывалое вдохновение, нахлынувшее на них после всего увиденного и услышанного, наряду с патронами в энергетической оболочке, сделали своё дело, и люди легко одержали победу.
        –А ещё,– вновь шепнула Рыся Плюша на ухо Жрыси,– она говорит мне: «Люди не должны часто видеть своих богов…» ивсё такое… Хи-хи!
        –Хорошо, демоны покинут эту планету,– сказала Рысь, глядя вслед людям, воодушевлённым победой, которые уже покидали поляну, после чего добавила:– Но у людей должно создаться впечатление, что в этом была их заслуга. Ну… И, конечно же, их героического божества.
        –Этого мало,– промолвил Жрысь,– я должен их поглотить, я обещал.
        –Нет, сейчас нельзя,– решительно отрезала императрица, а потом пояснила:– Когда ты отправишься во Тьму, ты должен быть голоден как никогда. Не беспокойся, я обо всём позабочусь, но не так, как ты думаешь. Я не собираюсь уничтожать этих демонов, я их переселю. Создам ещё одну планету, похожую на ту, что ты уничтожил. Всё сходится. К тому же у меня есть оригинальные архитектурные задумки, которые мне давно уже хотелось воплотить. Думаю, для новой планеты демонов они подойдут как нельзя лучше. Только представьте: тысячеэтажные крепости, покрывающие непроглядной тенью мрачные города; пещеры; лабиринты…
        Своеобразный пикник продолжался… Люди давно ушли, и вскоре их место заняли кошки. Много кошек, вполне обычных – земных, маленьких и крупных, домашних и диких, чёрных, белых, пятнистых, полосатых. С каждой минутой их становилось всё больше, и спустя некоторое время они уже заняли всю поляну и даже проглядывали между деревьями густого леса. Это место тянуло их, словно гигантский магнит, здесь им было хорошо, но никто из них так и не смог объяснить себе причину столь невероятной притягательности этого зелёного участка земли. Рысь и её компания остались скрытыми не только для кошачьих глаз, но и для их восприятия. Слишком велики, слишком необъятны…
        Впрочем, одна из кошек всё-таки посмотрела на Рысю Плюшу вполне осмысленным взглядом. Чем-то она выделялась среди всех остальных, размытая какая-то, нечёткая… Хотя нет, чёткая, чёрно-белая. Взглянув на неё, Рыся Плюша подумала: «Где-то такое уже было… или будет…»,– и тут же, забыв об этом, стала напевать себе под нос: «Пуша, Пуша – ты наша Рыся Плюша, ты наша Рыся Плюша – Пуша…» Чёрно-белая кошка запомнила это и снова стала казаться немного размытой. А возможно, всё было наоборот, и эту песенку кошка пропела сама, а Рыся Плюша только потом услыхала её у себя в голове. В любом случае, никто, кроме них, двоих этого не заметил.
        –Плюша, нам пора!– голос Рыси прервал забавную песенку Рыси Плюши.– У тебя тренировка, нужно немного поработать, повторить прошлый урок.
        Жрысь, слыша эти слова, как-то косо посмотрел в сторону Рыси, и его сквозящий иронией взгляд не остался для неё незамеченным. Она сразу всё поняла.
        –Я знаю, о чём ты думаешь,– обратилась к Жрыси императрица.– Считаешь, что я чересчур давлю на неё, хочу повлиять, изменить.
        –Нет,– ответил Жрысь,– Я знаю, что у тебя это не получится.
        Рыся Плюша встала и последовала за Рысью, которая уже успела открыть портал своим рыком, но не дойдя до портала всего нескольких шагов, Плюша остановилась и, повернувшись к Жрыси, сказала:
        –Мы скоро встретимся вновь, на этом самом месте. Ха, сразу после того, как ты вернёшься, вот увидишь,– она помахала ему своей пушистой лапкой и нырнула в портал, а Рысь добавила:
        –Жрысь, я буду ждать тебя у себя во дворце,– после чего они обе исчезли, покинув Землю.
        Дефрагментация
        Жрысь оказался во дворце императрицы вселенной во второй раз. От прошлой торжественности не осталось и следа, как и от всех тех генералов, министров и прочих высокопоставленных лиц, которые заполняли собой приёмный зал дворца во время его прошлого визита. Кроме Рыси, его никто не встретил, как будто всех её подданных здесь никогда и не было вовсе. Даже Блан и Бликст не сопровождали свою императрицу. Дворец был абсолютно пуст, как и все те комнаты, которые преодолевал Жрысь вместе с хозяйкой дворца, проходя по узким коридорам, пока они не добрались до небольшой невзрачной двери, которой и заканчивался весь этот лабиринт. Рысь остановилась, и Жрысь сделал то же самое.
        –Знаешь,– сказала она,– когда я изменилась, я поняла, что не обязательно менять всё вокруг. Иногда всё само становится на свои места, главное, что я изменилась сама. Желание власти, гордость, всё это ушло. Я изменилась и продолжила жить дальше… И вселенная продолжила. Ты тоже так сможешь.
        –Всё, что произошло и произойдёт,– это твоя задумка, часть плана?– неожиданно спросил Жрысь. Рысь задумалась на несколько секунд и только потом ответила:
        –Я не всегда управляю вселенной, но всё, что в ней происходит, всегда было частью моего плана, даже если я сама иногда об этом не подозреваю. Но с тобой… С тобой сложнее… К тому же, хм… Обмануть себя не так уж и просто. Помни об этом, когда встретишь там свою тень.
        –Что теперь?
        –Ты должен понять, я не могу просто открыть портал и позволить тому, что таится во Тьме, вырваться на свободу. Блан и Бликст считают, что эта комната – просто тайный переговорочный пункт, но она была создана с одной лишь целью – стать замкнутым коридором для двери, что я сейчас собираюсь открыть. После того как ты войдёшь, я её уничтожу, так что дальше ты сам по себе.
        –Я понимаю.
        –Тебе нужно просто войти в эту комнату и ждать,– Рысь указала на дверь.
        –А ты? Ты будешь снаружи? Что же тогда откроет проход во Тьму?– удивился Жрысь.
        –Мой рык.
        Жрысь открыл дверь и зашёл. Несмотря на то, что комната не имела чётких границ, она показалась ему очень маленькой и даже тесной. Он услышал, как дверь захлопнулась у него за спиной. Всё вокруг переливалось разными цветами, и даже свет его раскалённых глаз сливался теперь со всеобщим свечением. На мгновение Жрыси показалось, будто бы эта комната разбавила собой его ярость, и ему стало как-то непривычно спокойно. Громогласный рык прервал тишину. Тончайшей струёй он ворвался в комнату, разрезая собой её разноцветное сияние. Рык не прекращался. Создавалось ощущение, будто кто-то надувал эту комнату, словно воздушный шар. Вскоре тонкая струя превратилась в ревущий поток, который заполнил собой всю комнату целиком и продолжал заполнять, пока его незримая масса не заставила невидимые стены прогнуться под давлением. Шарик должен был вот-вот лопнуть. После этого рык затих. Или Жрыси показалось, что затих. У него кружилась голова и так гудело в ушах, что он не мог этого понять наверняка. Незримые стены трещали по швам, готовясь разорваться оглушительным взрывом. Впрочем, взрыва так и не произошло.
Разноцветные стены стали неожиданно темнеть и расширяться до тех пор, пока Жрысь не потерял ощущения их границ. Так он оказался во Тьме.
        Рысь прорычала в замочную скважину и, убедившись, что комната заполнилась её рыком до краёв, отправилась по коридорам в обратном направлении и вскоре покинула свой дворец, оказавшись в открытом космосе. «Жаль, этот дворец был неплох,– думала Рысь сразу после того, как мощный поток её рыка создал взрывную волну, равную той, что когда-то закрыла проход во Тьму миллиард лет назад.– Хотя… Скоро я представлю своим подданным Рысю Плюшу. Такое событие. Будет много гостей. Думаю, потребуется новый дворец, гораздо больше предыдущего».
        На мгновение хищнику показалось, что он достиг предела своих мечтаний и оказался там, где и должен был оказаться с самого начала. Его красные глаза вспыхнули так ярко, как никогда раньше, прорезая своими лучами плотные сгустки окружающего мрака. Взору хищника открылись охотничьи угодья, равные размерам вселенной. Желание поглотить каждого демона, обитающего во Тьме, всецело завладело Жрысью. Непривычное чувство эйфории с примесью необъяснимой ярости так захлестнуло его, что он не мог оценить всего того, что происходило вокруг.
        Демоны бежали, объятые ужасом и всеобщим приступом безумного помешательства. Они метались по сторонам, рычали, шипели, издавали мучительные стоны, будто стремились выпрыгнуть из собственной кожи. Это лишь подхлестнуло охотничий азарт Жрыси, и его зубастые пасти вырвались на свободу, поглощая на своём пути абсолютно всё.
        «Что-то не так,– опомнился Жрысь.– Такого раньше не было. Слишком легко. Они сами бегут мне навстречу. Они бегут не от меня…»
        Только теперь он услышал те самые звуки ударов, которые больше не казались столь иллюзорными. Они были похожи на взрывы, раздававшиеся в ушах. Всё вокруг трещало, сжималось и растягивалось. С целым миром происходило примерно то же, что испытал сам Жрысь в первые дни своего существования. Хищник вспомнил то знакомое чувство, будто тебя выворачивает наизнанку, но здесь оно приобретало другие оттенки. Масса целой вселенной была словно свернута в плотный клубок и помещена в крошечный сосуд, и этот сосуд – мир Тьмы, прочный сосуд. Теперь же вся эта масса пыталась развернуться, принять свою прежнюю форму, но, будучи не в силах вырваться из оков сосуда, лишь создавала такое давление, от которого вскипало всё, что она в себе содержала. Как бы ни был крепок сосуд, даже он давал трещины. Именно в них пытались проникнуть обезумевшие демоны, словно пузырьки воздуха, выходящие из потерявшей герметичность упаковки. Пасти Жрыси, которые тот был всё ещё не в силах остановить, продолжали перемалывать лишённых рассудка тварей миллионами острых зубов, придавая всей этой мясорубке дополнительный колорит.
        Это продлилось недолго. То чувство эйфории, которое случилось испытать Жрыси в первые минуты своего пребывания в мире Тьмы, куда-то исчезло, сменившись чем-то другим – мучительным и тяжёлым… Новая разрывающая боль. Не такая, как та, что так яростно выворачивала всё его нутро в тот момент, когда он только обрёл свою форму. Другая, тоскливогнетущая, будто позади осталось что-то важное, то, что он никак не мог и не хотел потерять. Жрысь понял, что ситуация повторяется, только теперь всё наоборот. Сейчас в нём говорила Рысь и частицы её души, которые принадлежали миру, безвозвратно закрытому от него непроглядной завесой мрака. Это чувство уже не заставляло Жрысь испытывать те физические мучения, что раньше. Он больше не стремился разложиться на молекулы и собраться вновь, правда, нечто подобное теперь происходило с его душой. Он вспомнил Рысю Плюшу – то милое жизнерадостное существо, вместе с которым он придавал Рыси и её вселенной законченный вид, целостность и многогранность. Голова шла кругом, Жрысь уже не мог понять, какому миру принадлежит, ведь принадлежал им обоим, как и не мог осознать того,
что же нужно ему на самом деле. Возможно, вся эта прошлая ярость и прочие атрибуты Жрыси были не настоящими, может быть, их и не было вовсе. Жажда поглощения отступила, и многочисленные пасти хищника вернулись к своему хозяину. Жрысь хотел покинуть этот мир и в то же время не мог с ним расстаться. Ведь Тьма всё ещё была нужна ему не меньше, чем вселенная Рыси. «Что же я такое?!»– воскликнул голос в его голове. Хищник хватал демонов, хаотично проносившихся мимо него, но больше не поглощал их.
        –Что здесь происходит? Куда вы бежите? От чего?– спрашивал он и слышал в ответ лишь:
        –Тёмный кот из мрака ночи разрывает всех на клочья.
        Звуки усиливались… Жрысь оглянулся по сторонам и только теперь понял, что их вызывает. Удары гигантского хвоста. Точнее сказать, трёх хвостов, соединённых в один, каждый из которых имел разные окончания: загнутый крюк, остриё копья и шар, увенчанный длинными шипами. Хвост был огромен, он метался из стороны в сторону, нанося оглушительные удары, сотрясающие пространство. Его три смертоносных окончания, сотканные из того, что было чернее вечного мрака, бешено разлетались по сторонам, и иногда им удавалось оставлять небольшие отверстия во Тьме, через которые демоны и покидали её пределы. Они были похожи на рыбу, что выбрасывается на берег, оставляя заражённый водоём. Жрысь шёл в направлении хвоста, но вдруг почувствовал движение у себя под ногами. Он обернулся и увидел, как сзади него появилась огромная кошачья голова, после чего понял, что стоит на спине гигантского чёрного кота.
        –Ты! Ты такой же, как и я,– прошипел кот.– Я ждал не тебя… Та, по чьей вине я был заперт здесь всё это время, где она?!
        –Рысь?– спокойно переспросил Жрысь.– Но зачем? Хочешь отомстить? Она тебе не по зубам. Никому не по зубам… Честно говоря, я не знаю того, кто мог бы её одолеть.
        –Это и не нужно,– ответил кот.– Только Рысь может вновь открыть проход, выпустить меня на свободу. Я думал, что эти удары привлекут её внимание, и она решит попытаться с этим покончить. Но как всегда она действует скрытно, тайно, подло!– он яростно заскрежетал зубами и спросил:– Что она сказала тебе, зачем ты явился во Тьму?
        –Вообще-то, я должен тебя поглотить,– так же спокойно ответил Жрысь.
        –Ха-ха-ха, поглотить! Она и тебя обманула. Я часть тебя, как ты можешь меня поглотить? К тому же ты в моём мире, и всё здесь стало моим миллиарды раз подряд за миллиарды лет до твоего рождения,– вскричал кот и сбросил Жрысь со спины. Тот полетел в бездонную тьму и продолжал лететь, видя над собой лишь Тёмного кота. Кот был длинный и худой, истощённый. В отличие от Рыси и высших кошек, имевших вертикальную осанку, он передвигался на четырёх лапах, подобно дикому зверю, а из его локтей выпирали длинные ножи-шипы, высоко восходящие своими остриями над его изогнутой спиной. Теперь Жрысь уже не падал вниз, он оказался над котом или же кот оказался внизу. Так или иначе, Жрысь упал на его шипы и был пронзен ими насквозь, после чего они вновь поменялись местами. И так снова и снова… Бесконечные ранения в бесконечном падении… Сложно сказать, сколько времени прошло, прежде чем эти падения прекратились и Жрысь оказался придавленным к шипам Тёмного кота его длинным тяжёлым хвостом, лишившись возможности даже пошевелиться.
        –Это может продолжаться сколько угодно. Бесконечная боль,– смакуя каждое слово, медленно протянул кот.
        –Для меня это не ново,– ответил Жрысь.
        –Тогда я предлагаю выход,– тон Тёмного кота стал чуть более доверительным.– Помоги мне покинуть этот мир, он так тесен. Стоит мне вырваться, и Рысь уже не сможет меня остановить. Ей придётся смириться с моим постоянным присутствием, её мир изменится навсегда. Пусть пройдут миллиарды лет, но рано или поздно моя Тьма пропитает вселенную Рыси так же, как пропитала мою, и кто знает… Возможно, когда-нибудь не мы будем её частями, а она нашей. Призови Рысь, скажи, что выполнил свою работу, пусть она откроет проход.
        –Я не могу,– по-прежнему спокойно произнёс Жрысь.– Здесь наша связь с ней не так сильна, к тому же она ясно дала понять, что не сделает этого. Я знал, идя сюда, что это билет в один конец.
        –Ты же способен поглощать Тьму!– недовольно прошипел кот, а затем продолжил:– Я долго разрывал пространство этого мира. Думаю, оно достаточно истончилось, чтобы ты сумел прогрызть в нём дыру. Сделай это. У тебя нет другого выхода. В отличие от Рыси я предлагаю тебе свободу.
        Жрысь уже не слушал его какое-то время. Он видел перед собой Рысь, Плюшу, Тёмного кота, себя… В этот момент в его голове что-то прояснилось, он открыл глаза и произнёс:
        –Знаешь, что, кот или кто ты там? А ведь ты меня недооцениваешь, точно так же как Король Тьмы когда-то недооценивал Рысь. Я обладаю не только её памятью. Часть её мудрости доступна и мне. Хотя кому я говорю… Ты ведь… Все вы никогда не славились этой чертой. Нужно мыслить шире, так она всегда говорила. Ты не учитываешь одной небольшой детали. Я Жрысь, и в этом моя суть. Поглощать – вот моё призвание. Ты был прав, когда сказал, что этот мир пропитан тобой миллиарды раз, и ты ошибся, произнеся это вслух. Раз я не в силах поглотить тебя… Тогда мне придётся по вкусу твой мир,– Жрысь оставался лежать на спине Тёмного кота, но его пасти появились повсюду, высасывая и перетирая окружающее пространство. Кот начал слабеть, и вскоре Жрысь легко смог освободиться из его захвата. Мир Тьмы продолжал истощаться, и кот вместе с ним. Вскоре он уже перестал казаться таким огромным, как и мир, от вселенских размеров которого не осталось и следа. Теперь Тьма стала размером с комнату, в которой Жрысь с Тёмным котом остались одни.
        –Кстати, ты ошибся даже тогда, когда сказал, что я не смогу тебя поглотить,– с самоуверенностью Рыси произнёс Жрысь, прибивая кота своим пылающим взглядом к последним границам исчезающего мира.– Да, пожалуй, раньше мне бы не хватило на это сил, но вот теперь, когда твой мир истощился вместе с тобой… И вот ещё что. Кажется, я понял. Твои сравнения были не совсем удачны. Рысь и вселенная едины, как и я с ней… и с тобой… Да, невозможно поглотить самого себя, но вот свой недостающий фрагмент…
        –Сожрёшь меня, и моя тьма навсегда поселится у тебя внутри,– угрожающе прошипел кот, всё же пятясь назад под давлением лучей красных глаз Жрыси, которого нисколько не испугали его слова. Напротив, хищник стал выглядеть ещё более уверенно.
        –Где-то я это уже слышал…– продолжил он:– В её воспоминаниях. Тогда для тебя всё кончилось не лучшим образом. Как кончится и теперь. Посмотри мне в глаза,– они вспыхнули ярче, чем обычно, и Жрысь воскликнул, прижимая кота к остаткам мрака:– Твоя тьма – это моя тьма, её тьма! Только она способна насытить ярость этих глаз. Без неё меня никогда бы не было, она нужна мне, нужна Рыси и её миру, как и те демоны, для которых она строит планеты. Теперь я знаю… Рысь знала… Знала, что при любом исходе всё закончится именно так.
        –Тебе всё равно не вернуться назад!– прорычал кот и, встав на задние лапы, кинулся в атаку на Жрысь. Тот поднырнул под его когтистую ладонь, захватил её и резко развернулся, оказавшись у кота за спиной. Из-под захваченной лапы кота вынырнула рука Жрыси, которая впилась тому прямо в лицо, вслед за ней вынырнула и нога, захлестнувшая пяткой морду врага в то самое место, из которого сочилась чёрная кровь от порезов когтей. Жрысь продолжил поворот, успев ухватить врага, тело которого уже начало улетать ему за спину от нанесённого удара. Он подтянул к себе Тёмного кота и, широко открыв пасть, откусил ему голову, а потом проглотил и всё остальное. Остался последний шаг, и хищник, не сомневаясь ни секунды, его совершил, втягивая в себя последние остатки Тьмы.
        Жрысь не мог понять, где очутился. Он просто парил в неиссякаемом просторе, который не мог увидеть, услышать, почувствовать или осознать. В безграничном просторе. И если бы ему было суждено затеряться в нём навсегда, он не пожалел бы о том, что сделал. Ведь только теперь он наконец почувствовал покой, стал собой, настоящим. И жажда всепоглощения наконец отступила.
        Жрысь не знал, сколько времени прошло, прежде чем чья-то чёткая фигура указала ему направление. Та самая фигура, которую он не сразу вспомнит спустя миллионы лет, когда будет сидеть в удобном кресле в компании Рыси и одного человека, просматривая на экране стены кино в реальном времени, повествующее о приключениях пушистой кошки в причудливом мире. И немудрено, ведь в той комнате обладатель этой фигуры будет казаться таким размытым, нечётким, лишь изредка приобретая очертания. Здесь же всё было наоборот – Жрысь сам казался размытым на фоне этого человека. Следуя указанному направлению, хищник отыскал дорогу в свой мир.
        Он оказался на Земле, на знакомой зелёной поляне, которая теперь выглядела ещё более ярко и сочно, чем раньше. Рысь и Рыся Плюша стояли напротив.
        –Кто-то здесь за тебя беспокоился,– сказала Рысь. Рыся Плюша подбежала к нему и погладила по щекам своими пушистыми лапками, и на лице монстра впервые проступила улыбка, а свет его красных глаз был спокоен и ясен. А Рысь… Рысь смотрела на своё обновлённое отражение, и оно ей понравилось…
        Глава 6
        –Вот так один кот поглотил одну вселенную. Целую вселенную!– человек потянулся в кресле после длительного просмотра очередного «фильма».– Как думаешь, Рысь, каковы были размеры Тьмы? Она ведь не уступала по величине твоему миру?– Рысь промолчала, а он продолжил, как будто и не ждал от неё ответа:– Нет, ну, я в целом так подумал… Если одна вселенная наполнена бесчисленным множеством планет, галактик, звёзд и созвездий, а другая, например, представляет из себя только одну комнату со столом, стульями, может, даже с холодильником… Хотя нет, холодильник уже был бы лишним… Так вот – только стол и несколько стульев, три, может пять. Скажи, Рысь, как по-твоему, эти две вселенные равны друг другу? Нет, я, конечно, не утверждаю, что Тьма включала в себя такой скудный интерьер, как я только что описал, но всё же… Куда ей сравниться с многообразием твоего мира?
        –Я полагаю, что мои познания в области взаимосвязи комнат и вселенных в значительной степени уступают твоим. Сейчас, например, я сижу в комнате, которая открывает доступ к миру, о котором я сама ничего не знала до недавнего времени. Примерно сутками ранее эта комната стала центром восстания демонов, до этого она была штабом моих наместников…– пожала плечами Рысь.– Я могла бы спросить у тебя, что ты сам думаешь на этот счёт.
        –Не скромничай, Рысь, тебе известно гораздо больше, чем ты думаешь, и увиденное нами ранее только подтверждает этот факт,– он повернулся к Жрыси, так и не услышав от Рыси никакого ответа – та лишь посмотрела на него с вопросом во взгляде, который мог означать как подтверждение, так и опровержение его слов. «Меняющийся» человек подумал о том, что Рысь, возможно, неплохо играет в покер, и он непременно устроит их следующую встречу за покерным столом, но решил не говорить об этом вслух и продолжил начатую тему, обращаясь к Жрыси:– Хотя что это я? Может, лучше спросить у того, кто знает об этом не понаслышке. Жрысь, неужели мир, который ты поглотил, был равен по размерам вселенной Рыси?
        –Поглотил… Хм…– задумался Жрысь.– Или переварил… Иногда последовательность этих процессов не так очевидна, как кажется на первый взгляд…
        –А ты не говорил, что встречался с ним раньше,– включилась в разговор до недавнего времени безучастная Рысь. Теперь её зелёные глаза оживились неподдельным интересом, будто она только что поняла что-то важное.
        –Да, я забыл о той встрече сразу после того, как вернулся,– ответил Жрысь.– Возможно, и сейчас не вспомнил бы, если б не весь этот взгляд на себя со стороны. Да и к тому же там наш меняющийся приятель был не такой как сейчас, более чёткий, но… я не помню, какой.
        –Ты попал в Безграничность, выбрался оттуда и даже ни разу об этом не упомянул!– немного возмутилась Рысь.
        –Кто бы говорил об открытости,– усмехнулся Жрысь.– К тому же разве ты сама не знала о том, что наши миры плавают в Безграничности, и путь обратно я мог найти только через её пределы… или их отсутствие.
        –Предполагала,– хмыкнула Рысь.
        –Ты сама говорила о том, что я могу вернуться, перед тем как отправить меня во Тьму. Наш друг прав, тебе известно гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Кстати, спасибо,– Жрысь обратился к человеку:– Спасибо, что показали мне обратный путь,– после чего немного призадумался, а затем, повернувшись к Рыси, продолжил:– Только вот одного не пойму, почему там я видел его так чётко, а здесь он постоянно меняется? Откуда вся эта неопределенность и расплывчатость?
        Это же очевидно,– немного свысока ответила Рысь. Расплывчатость… Неопределенность… Размытость… Таким мы его видим, но он не расплывчатый, он – Безграничный. Он не меняет форму, это мы не способны её разглядеть, так же как не способны увидеть саму Безграничность. Она за гранью этого мира. Это похоже на то, как ты пытался прикоснуться к моим мыслям, только куда более необъятно… даже для меня.
        Жрысь вопросительно посмотрел на Безграничного, ожидая реакции на утверждение Рыси, на что тот ответил:
        –Дело в том, что иногда меня там немного больше, чем здесь, и всё же я нахожусь с вами. Иногда я с вами немного больше, чем обычно, и тогда вы можете видеть меня довольно чётко. Однако Рысь права только наполовину. Да, вы не можете видеть Безграничность и меня в ней в тот момент, когда находитесь в своём мире, но на самом деле вам это только кажется,– он подмигнул Рыси и продолжил:– Об этом пока рано говорить. Очень скоро мы подойдём к этому вопросу более детально, но пока что нам потребуется ещё один шаг плюшевой рыси.
        Глава 7
        Свиноговяжий фарш оказался весьма приятным на вкус, если, конечно, допустить, что существо, подобное Рысе Плюше, могло хоть как-нибудь оценить вкус еды. Нет, она, безусловно, могла чувствовать различные вкусы, просто ей особо не с чем было сравнить. Тем не менее Рыся сделала вывод, что этот вкус ей определённо нравится. Она была кошкой лишь отчасти, и эта часть относилась весьма положительно к мясу вообще и свиноговяжьему фаршу в частности. «Хоть я и не Жрысь, но хищник вполне себе настоящий»,– думала Рыся, уплетая очередную порцию свиноговяжьих котлеток, сидя за обеденным столом с Мышкой-Мартышкой и другими обезьяномышами. Затем она попросила добавки и, предупреждая фразу Мышки-Мартышки «Я ж тебе говорила!», сказала: «Да-да-да, ты была права, есть – это довольно интересное занятие, хи-хи! И поскольку я только начинаю приобщаться к этому делу, мне бы хотелось его, как говорится, распробовать получше. Ха, распробовать вкус поедания еды! Странно как-то звучит… Хи-хи! Вот чего мне не хватало, так это новых впечатлений!» Никто из обезьяномышей даже не пытался возразить избранной кошке, которая только
что так, между делом, практически в одиночку умяла почти все котлеты, получившиеся из целого Свиноговяжа. Они лишь смотрели, как котлеты одна за другой исчезали за пушистыми щеками, и глотали слюну, думая при этом о том, что было бы, если б избранная кошка ела не в первый раз и не только «распробовала поедание еды» как вполне интересное занятие, а вошла бы во вкус этого действия в полной мере. Впрочем, Рыся Плюша так и не заметила их голодных взглядов и продолжала весело закидывать котлеты себе в рот, не опасаясь несварения желудка и прочих последствий переедания, свойственных как простым смертным, так и некоторым бессмертным тоже. Ничего подобного не могло случиться с таким существом, как она, и ей было это известно, а посему никакая сила на свете не способна была спасти сегодняшний обед обезьяномышей.
        –Ну, у тебя и аппетит!– наконец воскликнула Мышка-Мартышка, глядя на пустую кастрюлю.
        –Аппетит? А какой у меня аппетит?– удивилась Рыся Плюша.– Ну, я имею в виду, какой вообще должен быть аппетит? Я в этом пока не очень хорошо разбираюсь. Нужна же какая-то точка отсчёта, правда? Вот Жрысь, к примеру. Он поглотил целую вселенную. Поскольку мне не приходилось встречаться с тем, кто мог бы съесть больше, будем считать, что его аппетит занимает высший балл по шкале аппетитности. Можно даже сказать, зверский аппетит! Хи-хи! Так, теперь сравним эту кастрюлю и вселенную. Вывод очевиден – кастрюля гораааздо меньше. Стало быть, мой аппетит тоже весьма невелик. Я бы даже сказала, не аппетит, а так себе, аппетитик. Ха, вот вы все, например, сколько можете съесть таких кастрюль?
        –Обычно такой кастрюли нам всем хватает на неделю,– растерянно ответила Мышка-Мартышка.– В противном случае, зачем бы мы охотились на Свиноговяжа. Охота на него – дело не из лёгких, и если бы полученных котлет хватало только на один раз, мы бы придумали что попроще.
        Справедливости ради стоит упомянуть о том, что охота на Свиноговяжа действительно являлась делом весьма кропотливым, и Рыся Плюша недавно в этом убедилась. Несколькими часами ранее, сразу после того как они с обезьяномышью доставили в крепость-пещеру пойманных Языкатов и Слюнивца, охота продолжилась. Вся сложность этого дела заключалась, собственно, не в поимке этого самого Свиноговяжа, а в том, чтобы правильно подготовить для него ловушку. Свиноговяж – зверь редкий и осторожный, в какую попало яму не полезет. Да и вкусовые пристрастия у него весьма специфические. Ловится он исключительно на корни бардачника слюнивцевого – особого растения, что произрастает на месте заброшенных слюноловушек, содержимое которых является для него прекрасным удобрением. Хитрый Свиноговяж сразу заподозрит что-то неладное, если корни просто положить на поверхность ямы, присыпанной ветками и травой. Бардачник должен оставаться в слюноловушке, в естественных условиях. Поэтому обезьяномышь использовала особый способ, который позволял вырыть яму под слюноловушкой так, чтобы та не обвалилась вместе с драгоценной приманкой.
Затем зверя следовало приманить, растерев несколько корней, перемешанных с соком какого-то мохнатого дерева, который усиливал запах. Конечно, Рыся Плюша сильно облегчила работу Мышки-Мартышки, «обезвредив» готовую слюноловушку и её создателя, так что обезьяномыши не пришлось искать заброшенное место произрастания столь редкой наживки, но тем не менее, в целом, весь этот процесс выглядел в глазах пушистой кошки весьма трудоёмко.
        –Так значит, я лишила вас питания на неделю,– опомнилась Рыся Плюша, виновато опустив глаза и слегка надув пушистые щёчки, но потом тут же взбодрилась и весело добавила:– Ха, ну тогда с меня десять Свиноговяжей!
        –Эээ, у меня есть идея получше…– с небольшой хитринкой во взгляде сказала Мышка-Мартышка.– Помнишь, я сказала, что нам предстоит одна очень важная миссия?
        –Да, ты ещё сказала: «Нам предстоит очень важная миссия, которую до сих пор не удавалось выполнить никому»,– подтвердила Рыся Плюша.
        –Эээ… А ещё при нашей первой встрече я как-то упомянула про реку…– осторожно продолжила Мышка-Мартышка, а остальные обезьяномыши, поняв, о чём их лидер собирается вести разговор, тут же затихли и рефлекторно втянули головы в плечи, выражая всем своим видом страх и волнение одновременно.
        –Ну да, ты ещё сказала: «Так сказать… хм… река»,– Рыся Плюша снова проявила способности своей феноменальной памяти, в точности повторив слова Мышки-Мартышки.
        –Так вот,– продолжила обезьяномышь,– Слюнивца ты уже видела…
        –Ха, не только видела, но и немного пощупала, хи-хи, а вот ты тогда даже приняла ванну, ха-ха!– засмеялась Плюша.
        Мышка-Мартышка немного смутилась, поймав на себе вопросительные взгляды своих собратьев по оружию, но тут же собралась с мыслями и вернулась к разговору, предварительно наступив под столом на ногу ближе всего сидевшей к ней обезьяномыше:
        –Да-да, что было, то было… Это была его слюноловушка. Такое липкое «болото» Слюнивец способен создать за несколько дней. А теперь представь, о избранная кошка, что способна проделать тысяча таких Слюнивцев, скажем, за несколько десятков лет. Вот что я имела в виду, когда говорила «так сказать… хм… река». Суть нашей миссии, как ты, должно быть, уже догадалась,– перебраться на другую сторону этой самой слюнореки.
        –И что же нас ждёт на другом берегу?– заинтересовалась избранная кошка.
        –Эээ, ну, если ты помнишь, я говорила, какой вред несут Слюнивцы и Языкаты…
        –Конечно же, помню! Ты сказала: «До сластей добраться не дают, в основном… ну и сожрать, конечно, могут». Да, такты и сказала.
        –Вот именно!– взбодрилась Мышка-Мартышка.– Сласти! Вот что ждёт нас на другом берегу. А сласти, это я тебе скажу, не то, что свиноговяжий фарш! Сласти – это…– обезьяномышь мечтательно закатила глаза.
        –Сладко!– подсказала Рыся Плюша.– Сласти – это, должно быть, сладко!
        –Вот… Сладко…– облизнулась Мышка-Мартышка, а вместе с ней и все остальные обезьяномыши.– Я не говорю, конечно, что свиноговяжий фарш никуда не годится, напротив, свиноговяжий фарш – это ого-го, но вот сласти… Сласти – это предел мечтаний любой обезьяны, мыши и вообще кого бы то ни было.
        –Ну вот и отлично! Собирайся, переберёмся на тот берег и отведаем твоих сластей, ха-ха! Корзинку побольше захвати!– воскликнула Рыся, вставая из-за стола.
        –Есть одна проблема,– остановила её Мышка-Мартышка.– Клюв Ротоплюв.
        После этих слов все обезьяномыши состроили ещё более испуганные гримасы и согнулись так, что из-под стола остались торчать только их уши, на что Рыся Плюша ответила:
        –Ха, ты же знаешь, я всё прекрасно помню. Между прочим, кто-то недавно так мне и сказал: «С твоими способностями мы сможем замахнуться на самого Клюва Ротоплюва». Ну и в чём же дело? Вот я,– Рыся встала в полный рост, широко раскинув в разные стороны пушистые лапки.– А вот и мои способности,– она выпустила свои коготки так, что они достали до противоположных стен крепости-пещеры, но, видя замешательство Мышки– Мартышки, добавила, спрятав их обратно:– Давай рассказывай, чем так страшен Клюв Ротоплюв.
        –Он всем тут заправляет, Языкатами, Слюнивцами, даже Павиян– Бубуин перед ним на цыпочках ходит. Клюв Ротоплюв – босс. А ещё он бродит по берегу «реки» икак только увидит зазевавшегося прохожего, тут же набрасывается и делает с ним то, что оправдывает его имя, а именно – засовывает свой длинный клюв бедолаге в рот, там его слегка раскрывает, и всё…
        –Что всё?
        –Превращает свою жертву в слюномешок. Он наполняет его слюной от пяток до макушки, тот раздувается и становится похожим на огромный булькающий шар. Так Клюв Ротоплюв и переправляется через слюноречку. Он использует своих жертв как плот! Вот там, на другом берегу, этот гад и пожирает все сласти, будь он неладен!
        –Хм, незавидная участь…– подтвердила Рыся, немного поморщившись, когда представила весь описанный ранее процесс, но потом добавила, хитро прищурив глаза:– Знаешь что, Мышка-Мартышка… А ведь это сильно облегчает нашу задачу. Как говорит Та Самая Рысь: «Ни одна сложившаяся ситуация не подразумевает победы или поражения, все они в голове полководца». Будет проще, если мы пойдём только вдвоём…
        Слюнорека действительно оказалась внушительных размеров. Настолько внушительных, что расплывчатую тёмно-зелёную полоску на горизонте если и можно было принять за противоположный берег, то только подключив всю глубину воображения. Вдоль берега располагались высокие деревья с толстыми, практически голыми стволами, с вершин которых свисали мохнатые Слюнивцы, зацепившись хвостами за редкие, но вполне надёжные ветви.
        Мышка-Мартышка и Рыся Плюша затаились в кустах и наблюдали за всей этой картиной некоторое время. Было тихо, а вокруг никого. Ни коварного Клюва Ротоплюва, ни проворных зверей Языкатов. Тишину нарушали лишь звуки капель, падающих из ртов Слюнивцев, сообщая о том, что «река» продолжает расти. «Зловещая тишина»,– думала Мышка– Мартышка. Она знала, что должна делать, знала, на что способна избранная кошка, но так и не могла решиться выйти из кустов.
        –Эй, Мышка-Мартышка,– тихо шепнула Рыся Плюша, слегка уколов свою напарницу коготками в бок.– Помни про сласти, хи-хи,– она зажала рот своей пушистой лапкой, чтобы не рассмеяться во весь голос, а потом подтолкнула нерешительную обезьяномышь так, что та кувырком выкатилась из кустов. Поднявшись, Мышка-Мартышка оглянулась, на что Плюша ответила:
        –Я всё беру на себя, твоя задача – просто смотреть, ну, ты помнишь.
        Обезьяномышь помнила о том, что избранная кошка ещё ни разу не потерпела поражения, а также о том, что на свете нет ничего вкуснее сластей. Второй фактор оказался решающим, и она осторожно шагнула в направлении «реки». Языкаты встретили её на пол пути. Их было трое, один подошёл справа, другой – слева, а третий оказался за спиной. Мышка– Мартышка застыла на месте, и в тот же миг ощутила движение у себя под ногами, где-то глубоко под землёй, и ей стало немного спокойней. Языкаты не торопились нападать, будто чего-то ждали. Так и было. Из-за дерева вышло существо с длинной шеей и не менее длинным трубообразным клювом, заканчивающимся небольшим утолщением с ровным круглым отверстием в середине. Клюв располагался на непропорционально маленькой голове, покрытой чем-то средним между перьями и чешуёй. Существо было одето в выглаженный до блеска чёрный костюм, что придавало его внешнему виду особую нелепость. Клюв Ротоплюв важно поправил галстук-бабочку на своей тонкой шее и с наглым видом приблизился к Мышке-Мартышке.
        –Значит, вы, обезьяномыши, так и не поняли, кто здесь главный?– прищурившись, произнёс Ротоплюв и упёрся тонкими руколапами себе в бока.– Хм, подойди-ка поближе, мой новый слюномешочек.
        –Мне и здесь неплохо,– не выказывая ни малейшего волнения, ответила Мышка-Мартышка, после чего передразнила Клюва Ротоплюва, приняв точно такую же позу, и высунула язык.
        –Тогда стой, где стоишь, я сам подойду!– с этими словами он прыгнул на обезьяномышь, надув щёки так, будто собирается наполнить её слюной одним мощным плевком. Его клюв, казалось, уже находился у рта Мышки– Мартышки, как вдруг та исчезла из поля зрения, и Клюв Ротоплюв увидел перед собой лишь зверя Языката, который ранее стоял за спиной потенциального слюномешка. Не сумев остановиться, Ротоплюв налетел на Языката, по инерции просунув свой длинный клюв прямиком зверю в рот, и весь набранный поток хлынул внутрь растерявшемуся монстру.
        Рыся Плюша оказалась за спиной Языката, преодолев разделявшее их расстояние одним прыжком. Она крепко схватила Клюва Ротоплюва за клюв так, чтобы он смог закончить превращение страшного зверя в некое подобие речного транспорта. Мышка-Мартышка стояла возле берега и не без удовольствия наблюдала за происходящим. Оказывается, когти плюшевой рыси всё это время находились под землёй ровно в том месте, где стояла обезьяномышь, а в тот момент, когда Ротоплюв совершил свой стремительный прыжок, они перебросили Мышку-Мартышку через него прямиком к краю берега слюнореки, словно ковш огромного экскаватора.
        Языкаты, что стояли справа и слева, попытались оттащить Рысю от Клюва Ротоплюва с помощью своих языков, но куда им было равняться с избранной кошкой. Плюша не сдвинулась даже на миллиметр всё то время, пока держала Ротоплюва, и отпустила его только тогда, когда, пощупав свободной рукой булькающего языката, в достаточной степени оценила степень наполнения своего будущего плота. Поняв, что Языкат не резиновый и раздуваться ему больше некуда, она отшвырнула Клюва Ротоплюва в кусты ударом хвоста, а затем надавила на место соединения верхней и нижней челюстей Языката, так что его длинный язык выкатился наружу. После этого Плюша обвязала его рот его же языком так, чтобы «плот» не растерял своё содержимое во время предстоящей переправы, и теперь зверь Языкат походил на шарик, завязанный ленточкой на конце. Огромный шарик неопределённой формы с очень липкой и скользкой ленточкой. Плюша бросила «плот» прямо на «воду», перекинув его через восхищённую всем случившимся обезьяномышь.
        –Давай запрыгивай!– скомандовала избранная кошка, и Мышка– Мартышка послушно запрыгнула на поверхность слюномешка, а Рыся добавила:– Нам понадобятся вёсла!
        Будущие «вёсла» продолжали удерживать плюшевую кошку за обе ноги, что её вполне себе устраивало. Она подтянула их поближе, дёрнув как следует за оба языка, так что те выкатились метров на тридцать. Этого вполне хватило для того, чтобы обвязать обоих зверей по рукам и ногам. Плюша помнила, что Языкат по своей природе весьма упёрт и не ослабит хватку своего языка до тех пор, пока его не лишится или же не потеряет сознание. Это и было нужно плюшевой рыси. Она прыгнула с места в самый центр слюномешка, вполне готового к отплытию, и приземлилась рядом с Мышкой-Мартышкой, свесив ноги с болтающимися на них Языкатами в «воды» слюнореки. Так, непринуждённо болтая ножками, Рыся Плюша привела в движение их транспортное средство, используя языкастых монстров в качестве ласт. «Плот» удалялся, а обезьяномышь с избранной кошкой наблюдали, как разгневанный Клюв Ротоплюв выбежал из кустов и что-то кричал им вслед, грозя кулаками своих неуклюжих лапорук, чем вызвал у них обеих лишь приступ звонкого смеха.
        Где-то на полпути «ласты» внезапно самоликвидировались. Вероятно, Языкаты не смогли выдержать нагрузку и всё-таки отцепились от ног Рыси Плюши, оставшись болтаться в бескрайних «водах» слюнореки. Мышка– Мартышка хотела было уже удариться в панику, но избранная кошка тут же нашла выход из сложившейся ситуации. Выход оказался гораздо более простым, чем могла предположить незадачливая обезьяномышь. Плюша просто-напросто стала дуть на липкую поверхность скользкого водоёма, да так сильно, что «плот» тут же пришёл в движение и помчался к противоположному берегу со скоростью, в значительной степени превышавшей ту, что была раньше. Так они и добрались до суши, после чего спрыгнули с поверхности слюномешка и, спрятав его в кусты, отправились дальше.
        –Итак, куда мы идём?– спросила Рыся Плюша.
        –К бобрикам, конечно же! Каждый знает, что все сласти мира хранятся у бобриков в хатке. Бобрики весьма дружелюбны в отличие от прихвостней Клюва Ротоплюва, и они с радостью делятся сластями со всеми желающими их отведать,– ответила обезьяномышь.
        –Ха, значит можно считать, что сласти у нас в кармане! Ну, если точнее –в мешке. Разве стоило бы проделывать такой путь ради кармана сластей?
        –Это точно!– подтвердила Мышка-Мартышка.
        –Скажи честно, ты ведь не верила, что всё будет настолько просто,– Плюша хлопнула по плечу свою длиннохвостую напарницу.
        –Я верила в избранную кошку с самого детства, и вот ты здесь, решаешь все проблемы как банан откусить. Всё так, как и должно было быть,–спокойно ответила Мышка-Мартышка, всем своим видом стараясь проявить чудеса самообладания, достойные её статуса лидера обезьяномышей. При всём при этом она еле сдерживала нахлынувшие эмоции радости, вызванные происходящим, и не уставала повторять у себя в голове одну и ту же фразу: «Этого не может быть!»
        Так за разговором они не заметили, как добрались до нужного места. Хатка бобриков на удивление Рыси Плюши представляла собой огромный по площади пятиэтажный особняк, а вовсе не нагромождение из брёвен и веток. Мышка-Мартышка постучала в тяжёлую резную металлическую дверь, после чего та открылась, и им навстречу вышел маленький круглый пушистый бобрик.
        –Привет, бобёр![3 - Отсылка к рекламе пасты «Colgate».] – бодро воскликнула обезьяномышь.
        –Привет!– также бодро ответил бобрик.
        –Я – лидер обезьяномышей Мышка-Мартышка Девятая, а это избранная кошка из далёких миров,– гордо произнесла Мышка-Мартышка, указывая на Рысю Плюшу.– Мы бы хотели отпраздновать прибытие героя наших легенд и пророчеств небольшой порцией сластей,– с этими словами она достала из-за пазухи мешок, который тут же развернула и раскрыла перед бобриком, демонстрируя его пустоту. Мешок в развёрнутом виде оказался около десяти метров длинной – вполне себе скромная порция, по мнению Мышки– Мартышки, тем более что аппетит избранной кошки был ей известен не понаслышке.
        Тут бобрик многозначительно развёл руки в стороны и, опустив глаза, уныло повесил голову.
        –Разве вы не слышали?– начал он.– Клюв Ротоплюв забрал все наши сласти, погрузил их на спины своих Языкатов и унёс в тайное логово, где теперь в одиночку всё и поедает. Мы сами уже которую неделю без сластей, а бобрики без сластей – это, сами знаете… Никуда не годится…
        –Точно, гнусный Ротоплюв! Так я и знала!– с досадой воскликнула обезьяномышь.– Могу поспорить на свой мышиный хвост, что именно это он и кричал нам вслед!
        –Эй, обезьяний лидер, не паникуй,– попыталась успокоить её Рыся Плюша.– Давай лучше оставим в покое твой хвост и попробуем разузнать, где находится логово Ротоплюва.
        –Точно! Избранная кошка, я не перестаю восхищаться твоей находчивости и сообразительности. Итак, с чего начнём?– раззадоренная неудачей, Мышка-Мартышка была готова тут же приступить к делу.
        –Начнём, пожалуй, с опроса свидетелей, хи-хи,– Плюша изобразила знатока розыскных мероприятий вселенских масштабов и с важным видом обратилась к бобрику:– Свидетель пушистый бобрик, Вы видели, в каком направлении Языкаты уносили похищенные сласти?
        –Конечно,– ответил тот.– Они уносили их в сторону слюнореки.
        –Что ж, это весьма содержательно. Спасибо, свидетель пушистый бобрик. Так, свидетель обезьяномышь Мышка-Мартышка Девятая, следующий вопрос адресован Вам: что бы это могло значить?– продолжила дознание пушистая кошка.
        –Наверное…– почесав затылок, задумалась обезьяномышь.– Это значит… А, точно! Это значит, что он собирался переправиться на противоположный берег!
        –Да, это тоже весьма содержательно. Хотя… Свидетель Мышка– Мартышка Девятая, у меня к Вам будет ещё один вопрос: как по-Вашему, предполагаемый похититель Клюв Ротоплюв располагает таким количеством слюномешков, чтобы перевезти всех своих Языкатов (надо думать, их было немало), а также мешки, набитые до отказа всеми сластями, имевшимися у наших уважаемых бобров?
        –Ха, если только ему удастся переловить всех нас, а также подданных Павияна-Бубуина,– усмехнулась обезьяномышь.
        –Стало быть, нет,– с напускной серьёзностью продолжил пушистый следователь.– Так, так… Всем спасибо, мой вывод готов, и он вполне очевиден – логово Клюва Ротоплюва находится по эту сторону «реки», а к берегу он направился потому… потому что… Да кот его знает, любит, видать, живописные виды, домик на берегу реки и всё в таком духе, он же вроде как босс, хи-хи,– засмеялась Рыся, выйдя из образа.
        –Кстати, Павиян-Бубуин! Вот кто знает, где логово Ротоплюва!– внезапно вспомнила Мышка-Мартышка.
        –Что ж ты сразу не сказала, я стою тут, знаешь ли, разыгрываю весь этот цирк!– слегка возмутилась пушистая рысь.
        –Не знаю, я как-то сразу не подумала… Тем более у нас с Павияном не лучшие отношения, и я не уверена, что он скажет… Да и встретиться с ним мы сможем, только вернувшись обратно,– виновато ответила обезьяномышь.
        –Ладно, не переживай, это было весело, ха-ха,– подбодрила её Плюша.– В любом случае, этот твой Павиян – наш главный свидетель, и пусть только попробует что-то утаить от вселенского правосудия, хи-хи.
        –Вот это правильно,– обрадовалась Мышка-Мартышка, и они, распрощавшись с бобриком, двинулись обратно к берегу, где нашли спрятанный «плот» итем же способом вернулись обратно, довольно быстро переплыв скользко-липкую «реку».
        На берегу их не встретил ни один Языкат. Клюва Ротоплюва тоже не было видно. «Должно быть, закрылся в своём логове и в одиночку пожирает наши сласти!»– заключила Мышка-Мартышка, и они отправились в пещеру Павияна-Бубуина, волоча за собой свой незаменимый «плот»-слюномешок, который оставлял за собой довольно скользкий след на протяжении всей дороги.
        –Значит, Павиян-Бубуин, хм…– задумалась Рыся Плюша.– А откуда он вообще знает, где живёт наш похититель сластей?
        –Говорят, однажды его поймали Языкаты и притащили в логово Ротоплюва. Там от павияно-бубуинской наглости не осталось и следа. Павиян пообещал, что никогда не посмеет пытаться пересечь слюнореку, а также ни за что не присоединится к нам в борьбе против Ротоплюва. Не знаю, что там произошло, но с тех пор этот трусливый Павиян-Бубуин даже носу не кажет из своей пещеры, при этом нагло считая себя царём всех обезьян,– недовольно хмыкнула обезьяномышь.
        Пещера Павияна располагалась не очень далеко, и вскоре избранная кошка и её напарница уже стояли у её входа. Рыся Плюша заметила, что эта пещера практически ничем не отличалась от пещеры обезьяномышей – точно такая же крепость, встроенная в скалу. Вход охраняли две огромные синие гориллы с широченными ноздрями. Они сказали, что великий Павиян – царь верховный обезьян – никого сегодня не принимает. На это Рыся Плюша продемонстрировала «плот»-слюномешок и сказала, что у неё есть к величайшему царю Павияну особое предложение, от которого тот ни в коей мере не сможет отказаться. Немного поразмыслив, почёсывая затылки, гориллы всё-таки решили впустить пушистую кошку и её спутницу. Они сопроводили их в глубокие недра пещеры-замка, где на огромном троне восседал сам Павиян-Бубуин. Он презрительно посмотрел на Мышку Мартышку и с ехидной ухмылкой произнёс:
        –Хе-хе! Мышка-Мартышка Девятая собственной персоной. Неужто обезьяномыши всё-таки решили признать меня царём всех обезьян и отправили своего лидера ко мне на поклон? Хе…
        –И не мечтай!– возмутилась Мышка-Мартышка.– Думаешь, обзавёлся увесистым троном и сразу-таки царь? Да я… Да известны ли тебе подвиги моего рода, начиная с Мышки-Мартышки Первой?! Вот слезь со своего трона и тогда узнаешь, кто тут царь!..
        –Эй, спокойно, так он нам ничего не скажет,– тихо шепнула ей Рыся Плюша и дёрнула за плечо, а затем обратилась к Павияну:– О Павиян – царь великий обезьян! Я – избранная кошка Рыся Плюша, воплощение Той Самой Рыси, что находится за пределами понимания смертных и бессмертных, и я предлагаю тебе сделку! Хи-хи! Обмен… Вот, смотри!– она продемонстрировала ему свой слюномешок.– Меняю этот «плот» на информацию.
        –Но как же тогда мы…– хотела было перебить избранную кошку обезьяномышь, обеспокоенная судьбой их транспортного средства, но Плюша снова дёрнула её за плечо.
        –Так вот, о почтеннейший, хи-хи, ха, эмм… Павиян,– продолжила Рыся, с трудом сдерживая смех.– Если ты скажешь мне, где найти логово Клюва Ротоплюва, я отдам тебе этот слюномешок.
        –Хм… избранная кошка…– задумался Павиян,– Слюномешок – вещица– то, конечно, ценная… Да и обладание им повысит мой авторитет в обезьяньей среде, только вот я всё равно никуда на нём не поплыву. Хе, какой дурак будет самолично нарываться на встречу с Клювом Ротоплювом. Может, только такой, как эта обезьяномышь, но нет, только не я. Так что, избранная кошка, хе-хе, этого мало…
        –Да я ему сейчас!– вновь возмутилась Мышка-Мартышка.– Моё терпение на исходе, кулаки так и чешутся!
        –Мало, говоришь…– спокойно ответила Рыся Плюша, не обращая внимания на разгневанную обезьяномышь.– Что ж, Павиян ты наш Бубуин, оглянись вокруг,– она окинула взглядом пещеру и, немного поморщившись, вновь обратилась к Павияну:– Царь-то ты, должно быть, знатный, и величия тебе не занимать, да только вот дворец у тебя, хм… Скажу честно, так себе… И это ещё мягко сказано, хи-хи! Видали мы дворцы, знаешь ли, получше. Ха, да у Блан оружейная выглядит куда симпатичней, чем твой дворец! И что же нам с этим делать? А? Не знаешь? То-то же! Но тебе повезло. Перед тобой избранная кошка – лучший во вселенной художник-декоратор. И я готова поработать над здешним интерьером в обмен сам знаешь, на что.
        –Хе, было бы неплохо. Если я буду рассказывать направо и налево, что сама избранная кошка занималась росписью моего дворца, все обезьяны начнут почитать меня как самого великого из величайших царей, хе-хе-хе-хе– хе!– нахально усмехнулся Павиян-Бубуин, чуть было не свалившись со своего трона от восторга.
        –Итак, многоуважаемый наш клиент, какую роспись Вы предпочитаете?– любезным тоном менеджера по продажам произнесла Рыся Плюша, рекламируя возможный перечень оказываемых услуг.– Могу Вам предложить различные виды росписи, такие как котопись, пёсопись, обезьянопись, узорокогтепись и многое-многое другое. Также мы оказываем услуги по рельефному декорированию стен – наносим которельеф, круглоплюшерельеф, обезьяномышерельеф и креативный эксклюзивный когтерельеф, с согласия клиента, разумеется.
        А можно мне эксклюзивно-креативный великоцарепавиянобубуинописный рельеф с небольшим вкраплением обезьянорельефописи?– выкатив нижнюю челюсть от удовольствия, сделал заказ Павиян.
        –Ну, как говорится, любой каприз за вашу информацию! Или там говорится как-то по-другому? Хи-хи. Да какая разница!– с этими словами пушистая художница принялась за дело. Её когти работали так быстро, что их вовсе не было видно, и несмотря на то, что заказ мог показаться несколько витиеватым, его выполнение не составило для Плюши никакого труда. Опыт есть опыт, да и к тому же разве может сравниться пещера-замок по масштабности со спутниками и астероидами? Здесь стоит упомянуть то, что за последнее время искусство Рыси Плюши достигло просто запредельной высоты и она уже без малейшего труда умудрялась разрисовывать метеориты на лету. Так вскоре глазам Павияна-Бубуина предстал обновлённый дворец, со стен которого на него отовсюду смотрела его нахальная физиономия, увенчанная короной в виде обезьяны со сложенными кверху лапами и хвостом, удерживающей между ними мешок с надписью «сласти». Восторгу Павияна не было предела, и он тут же приказал гориллам принести дощечку для письма и, получив её, принялся рисовать с помощью острой стрелы карту, указывающую дорогу к логову Ротоплюва. Когда он закончил, Рыся
Плюша протянула пушистую лапку, чтобы забрать дощечку, но Павиян внезапно спрятал её за спиной.
        –Не так быстро,– сказал он.– Есть ещё кое-что. Неужели вы думали, что Клюв Ротоплюв отпустил меня в тот раз просто так, удовлетворившись одним лишь обещанием никогда не стоять у него на пути? Нет! Он потребовал, чтобы я отдал ему своих домашних питоНцев в обмен на свою свободу.
        –Кого-кого?– удивилась пушистая кошка.
        –Ну, питоНцев, змеи это такие. Когда они дикие – их называют питоны, когда домашние – питоНцы. В обмен на карту вы должны мне их вернуть, таковы мои условия,– гордо ответил Павиян-Бубуин, сложил руки у себя на груди и задрал кверху нос.
        –И как же мы их тебе вернём, не зная дороги к логову Ротоплюва?!– возмутилась Рыся.
        –Если я отдам вам карту, то у меня не будет никаких гарантий того, что вы выполните условия сделки вместо того, чтобы просто-напросто слинять, виляя хвостами,– возразил Павиян.
        –Эх, царь ты наш подозрительный, я начинаю понимать Мышку– Мартышку,– вздохнула пушистая кошка, но затем снова рассмеялась и бодро воскликнула:– Ха-ха! Тебе повезло, я не уйду, виляя хвостом, и, более того, даже не подопну тебя так, чтобы ты взлетел со своего трона, протаранив крепкой царской черепушкой потолок этой великолепнейшим образом разукрашенной пещеры. Я предложу компромисс. Просто покажи мне карту в своих руках, а потом можешь хоть зарыть её в самый центр этой планеты… или что это вообще… Ну да ладно, надеюсь, ты понял.
        Павияну ничего не оставалось, как согласиться, к тому же перспектива проверки прочности своей «царской черепушки» его нисколько не вдохновляла. Он продемонстрировал дощечку Рысе Плюше, та посмотрела, подмигнула Мышке-Мартышке, и они покинули пещеру незадачливого царя, демонстративно виляя хвостами.
        –Про питоНцев не забудьте,– прокричал им вслед обиженным голосом Павиян-Бубуин, от наглой самоуверенности которого не осталось и следа.
        Избранная кошка и обезьяномышь снова вернулись к берегу «реки». Там Рыся Плюша по памяти начертила коготком на липком песке недавно увиденную карту, в точности воссоздав каждую чёрточку, нарисованную Павияном-Бубуином.
        –Ну, что скажешь? Знаешь это место?– спросила она у Мышки– Мартышки.
        –Вообще-то не особо, но вполне смогу сориентироваться и найти дорогу,– уверенно ответила обезьяномышь.
        –Тогда мы старались не зря, хи-хи!– обрадовалась Плюша.
        –Да, но… Как мы теперь переправимся через «реку»? Ты ведь отдала «плот» этому наглому Павияну,– досадовала Мышка-Мартышка.
        –Это несложно,– ответила пушистая кошка.
        –Как несложно?! Ничего не понимаю. Выследить Клюва Ротоплюва и Языката, провернуть всё то, что ты провернула тогда, дабы получить драгоценный слюномешок… Это, по-твоему, несложно?!
        –Нет-нет, всего этого делать не нужно, хи-хи. Мы пересечём «реку» своими силами… Ну, в смысле, моими, ха-ха.
        –О избранная кошка, что ни говори, а я ни за что не полезу в это ужасное слюноболото, тем более что выбраться оттуда совершенно невозможно!
        –Эй, Мышка-Мартышка, ты ведь хочешь сласти?
        –Эээ… Ну… Да-а…
        –Тогда тебе просто нужно покрепче держаться за избранную кошку, и я говорю это абсолютно в прямом смысле, хи-хи.
        –Что?.. Что ты хочешь сделать?– испугалась обезьяномышь.
        –Как что? Я её перепрыгну, ну… «реку»,– как само собой разумеющееся ответила Плюша.
        –То есть как пере…– Мышка-Мартышка посмотрела на тёмно-зелёную полоску, которая, по всей видимости, являлась противоположным берегом, потом на Рысю, снова на полоску, опять на Рысю… Она проделала это ещё несколько раз, а затем быстро потрясла головой из стороны в сторону, вероятно, чтобы хоть немного прояснить для себя то, что сейчас должно произойти.– Так, постой,– собравшись с мыслями, продолжила обезьяномышь.– Если ты могла просто перепрыгнуть слюнореку, зачем мы тогда проделали все эти манипуляции с Ротоплювом и Языкатом, подвергая себя… ну, по крайней мере, меня тому небывалому риску?
        –Дело в том, что в прошлый раз я играла по правилам,– Рыся Плюша сказала это на удивление серьёзней, чем обычно.– Знаешь, когда-то давно я помогла одному невероятно могущественному и хищному существу лучше понять самого себя… всех нас… Но… Я и сама смогла у него кое-чему научиться… Например, тому, что иногда нужно менять правила самому,– с этими словами она подхватила Мышку-Мартышку и одним затяжным прыжком перелетела через «реку», правда, немного не рассчитав свои силы. Прыжок оказался настолько мощным, что они приземлились далеко за бобриным особняком. Обезьяномышь даже не успела испугаться. Она просто стояла и хлопала глазами, пытаясь осознать случившееся.
        –Эй, сласти! Они тебя ждут! Ха!– окликнула её Рыся Плюша.– Да не стой ты как Языкат, проглотивший язык! Давай показывай дорогу.
        Мышка-Мартышка послушно двинулась в путь, продолжая всё также хлопать глазами. За всю дорогу она так и не вымолвила ни слова и заговорила лишь тогда, когда они всё-таки нашли указанное место.
        –А неплохо этот гад здесь устроился!– воскликнула обезьяномышь, окинув взглядом жилище Клюва Ротоплюва. И, надо сказать, она была права, ведь его логово представляло собой нечто вроде небольшого полуострова, а если точнее – крепости-полуострова. Большая часть крепости омывалась «водами» слюноречки, вход же находился на суше. Такое расположение жилища босса Слюнивцев и Языкатов делало его одновременно доступным и изолированным, что вполне отвечало запросам Клюва Ротоплюва. Площадь крепости соответствовала размерам небольшого города, а её стены возвышались примерно на шестьдесят метров от земли.
        –Ну что же, избранная кошка, возможно, настало время расплющить это место одним ударом твоих когтей?!– воодушевившись недавним «полётом», сказала Мышка-Мартышка. Теперь от её трепета перед Ротоплювом не осталось и следа.
        –А как же сласти?– возразила Рыся.– Хочешь собирать шоколадные крошки по всей слюноречке? Нет? Тогда действуем тихо и осторожно. Начнём с разведки.
        Плюша подошла к высоким каменным воротам тихой походкой крадущейся кошки, хитро прищурилась, прицелилась и одним ловким движением проделала дыру в стене возле ворот. Затем она заглянула в получившееся отверстие и стала наблюдать. Картина, представшая перед её взором, вызывала удивление и смех одновременно: несколько сотен Языкатов, этих страшных и опасных зверей, занимались… уборкой, как бы невероятно это ни звучало. Так Рыся Плюша открыла для себя новое применение способностям Языкатов, которые прямо на её глазах вылизывали до блеска жилище Клюва Ротоплюва с помощью своих длинных и скользких языков. Проделывая уборочные работы с особой тщательностью, они умудрялись не пропустить ни одного сантиметра огромной площади крепости– полуострова. Подозвав к себе Мышку-Мартышку, Рыся Плюша дала ей посмотреть на это незабываемое зрелище, после чего они обе закрыли руками рты, чтобы не рассмеяться во весь голос. Продолжая сдерживать смех, пушистая кошка всё же спросила:
        –Хи-хи, да, кстати… Мышка-Мартышка, а как ты используешь свою невероятную способность к трансформации?
        –Ха, ну уж получше, чем Языкаты используют свою способность удлинять язык,– также смеясь, ответила обезьяномышь.
        –Хи-хи, не сомневаюсь. Но хотелось бы об этом поподробней.
        –Ну это же очевидно. Я меняю внешность, чтобы получить двойную порцию сластей. Вернее, я так делала… Когда-то давно, когда слюнорека ещё не достигла таких громадных размеров, мне с отрядом моих верных обезьяномышей удавалось несколько раз добраться до бобровой хатки. Вот там мои способности и раскрывались во всей красе: приходит, значит, обезьяна, получает от бобриков увесистый такой мешок и уходит, а через некоторое время появляется мышь, которая без лишних вопросов получает точно такой же. Эх, было время…
        –Ха-ха-ха! А по тебе не скажешь, что ты такая хитрая! Ха! Но, согласись, обидно иметь способности, которым редко удаётся найти применение. Поверь мне, я знаю об это не понаслышке. Поэтому мы снова начинаем играть по правилам. Скажи-ка мне, Мышка-Мартышка, как быстро ты можешь менять свою внешность?– с особой хитринкой в глазах спросила Рыся Плюша. Обезьяномышь быстро вытянула мышиный нос и также быстро втянула его обратно.
        –Примерно так,– сказала она.
        –Думаю, сгодится,– сделала вывод Плюша.– План прост: создадим эффект массового вторжения обезьян и мышей, это поможет выманить Языкатов. От тебя потребуется делать то, что ты только что столь успешно мне продемонстрировала, а именно – менять свою внешность так быстро, как это возможно. При этом не забывай громко кричать: «Берегись, Ротоплюв, сдавайся, пришёл конец твоей власти!». Ну, или что-то подобное. Хи-хи, тебе придётся постараться! Ну, начинай!
        Мышка-Мартышка не совсем поняла суть плана избранной кошки, однако предыдущий опыт научил её доверять Рысе Плюше на все двести процентов. Как только обезьяномышь принялась за дело, Плюша тут же схватила её за ноги и стала подпрыгивать из стороны в сторону, демонстрируя обитателям крепости голову Мышки-Мартышки, которая громко выкрикивала угрозы в адрес хозяина жилища. Рыся делала это так быстро, что через некоторое время создалось такое впечатление, будто сотня, а то и тысяча обезьян и мышей выглядывают снаружи крепостных стен и вот-вот перелезут через них в едином яростном порыве. Реакция Клюва Ротоплюва не заставила себя долго ждать. Он выскочил из окна самого высокого здания на центральную площадь и принялся что-то кричать своим Языкатам, указывая длинными пальцами лапорук в сторону внезапно возникшей угрозы. В тот же миг каменные ворота распахнулись, и Языкаты ринулись в атаку. Тогда Рыся Плюша спряталась за створкой открывшихся ворот, прихватив с собой Мышку-Мартышку, столь внезапно нарушившую размеренный быт этих монстров, в одночасье переквалифицировавшихся из уборщиков в солдат. Рыся
спокойно дождалась, пока последний Языкат прошёл через крепостные ворота, а после запрыгнула на стену, перед этим забросив туда обезьяномышь. Оказавшись наверху, Плюша выпустила свои коготки, которые мгновенно увеличились в размере и продолжали расти, пока не погрузились глубоко под землю прямо перед каменными воротами. Раздался оглушительно мощный треск, и земля разверзлась, отделив крепость Ротоплюва от того широкого прохода, что соединял её с сушей. Так полуостров превратился в остров, который устремился к середине «реки» сразу после того, как Рыся совершила ещё один мощный удар, оттолкнувшись когтями от берега. Убедившись, что остров отплыл достаточно далеко, чтобы оказаться за пределами досягаемости оставшихся на берегу Языкатов, пушистая кошка решила притормозить и спрыгнула со стены на центральную площадь, нанеся при приземлении топчущий удар двумя ногами, который заставил остров остановиться, увязнув в слюнореке немного глубже, чем раньше. Мышка-Мартышка проследовала за ней.
        Разгневанный Клюв Ротоплюв выскочил им навстречу, вытянул вперёд тонкую шею и грозно выпучил глаза.
        –Кто это здесь?! Пропавший слюномешок?!– устрашающе воскликнул Ротоплюв, надвигаясь на обезьяномышь, но Рыся Плюша преградила ему путь, заслонив собой длиннохвостую напарницу. Тогда Ротоплюв чуть отпрянул назад и, рассмотрев её повнимательнее, закричал:– А ты вообще кто?! Хм, избранная кошка?! Всё это полная чушь! Посмотри вокруг! Ха-ха– ха! Этот бардак, мусор… Он делает этот мир моим! Запомни это! Ничего у тебя не выйдет!
        –Похоже, уже вышло,– усмехнулась Рыся.
        Внезапный рывок Клюва Ротоплюва оказался куда более стремительным, чем в первый раз, и его длинный клюв уже почти коснулся рта пушистой кошки, готовясь превратить её в слюномешок. Ротоплюв почувствовал, что достиг цели, но вместе с тем он неожиданно почувствовал ещё кое-что – острые кошачьи зубы. Именно они помешали ему закончить начатое, прикусив тонкий трубоподобный клюв так, что он не мог им даже пошевелить. Ротоплюв почувствовал какое-то движение у себя за спиной, а вслед за этим увидел довольную улыбку Мышки-Мартышки, которая, выглядывая из-за плеча Рыси Плюши, махала ему рукой со словами:
        –Пока, надеюсь, увидимся нескоро! Мусор и бардак тебя уже заждались!
        В тот же момент пушистые щёки Рыси надулись, выпуская сконцентрированный воздушный поток прямо в зажатое между её зубов отверстие в клюве Ротоплюва, который тут же раздулся, превратившись в огромный шар, и вихрем полетел в портал, ранее открытый Плюшей за его спиной. Глядя вслед улетающему Ротоплюву, обезьяномышь и избранная кошка наблюдали, как он, пройдя сквозь пространственный разлом, несколько раз ударился обо что-то твёрдое перед тем, как портал закрылся.
        –Ну вот, дело сделано,– вздохнула плюшевая рысь.– Осталось найти тайничок со сластями.
        –Это будет несложно, я их за километр чую,– сказала довольная Мышка-Мартышка и, принюхавшись, отправилась на поиски долгожданной награды. Она быстро пробежала по территории острова-крепости, после чего вытянула длинный мышиный нос для большей эффективности своих поисков. Дело и вправду пошло быстрее, и уже через несколько минут больше мышь, чем обезьяна нырнула внутрь одной из построек, откуда вскоре раздался её восторженный крик, повествующий о том, что поиски увенчались успехом. Рыся Плюша незамедлительно проследовала за ней. Внутри здания кошка обнаружила вход, ведущий в подвал, куда сразу же и спустилась.
        То, что она увидела, превзошло все ожидания. Подвал был настолько огромен, что назвать его «подвалом» уПлюши не повернулся бы язык. Это было похоже на то, что когда-то давно Та Самая Рысь проделала с Землёй, правда, в менее грандиозных масштабах. Это был город под городом. Город сластей.
        Мышку-Мартышку невозможно было остановить. Она купалась в море шоколадных конфет, ароматных булочек, многослойных пропитанных вафель и печенья с разнообразной начинкой. Рыся Плюша решила не отставать и плюхнулась вслед за своей напарницей, набивая рот сладкими плюшками, которые почему-то сразу приглянулись ей в этом океане сластей.
        –Что это?– спросила она.
        –Плюшки!– ответила обезьяномышь.
        –Ха-ха! Я Рыся Плюша – поглотитель плюшек! Жрысь обзавидуется! Ха! Жрысь! Эй, Жрысь, я знаю, ты это видишь! Ха-ха-ха! Надеюсь, ты это оценишь!– восторженно кричала плюшевая рысь, и на мгновение ей показалось, что мерцающий поток света пробился под землю, осветил её лицо лёгким бледно-красным лучом и тут же неожиданно исчез.
        Закончив праздновать победу, Рыся и Мышка-Мартышка решили превратить остров-крепость в службу доставки сластей. Оказалось, что избранная кошка может перемещать целый остров так же легко, как недавно перемещала «плот»-слюномешок. Используя ранее опробованный способ, она просто дула на поверхность «реки» внужном направлении.
        Первым делом решено было отправиться к бобрикам и вернуть большую часть того, что так несправедливо присвоил себе Клюв Ротоплюв. Выгрузив сотни десятиметровых мешков со сластями возле хатки-особняка, избранная кошка и обезьяномышь отправились к своему новому «кораблю», сопровождаемые одобрительно-обобрительными возгласами пушистых бобров. Следующей остановкой стала пещера Павияна-Бубуина, который получил обратно своих питоНцев, найденных на кухне личного ресторана бывшего хозяина острова-крепости. По всей вероятности, Клюв Ротоплюв откармливал их с целью приготовления особо деликатесного блюда (немудрено, ведь змеи идеально подходили по форме для его трубоподобного клюва). К счастью Павияна, его питоНцам удалось избежать превращения в спагетти и благополучно вернуться к своему законному владельцу, несмотря на возражения Мышки-Мартышки, считавшей, что «этот нахальный Павиян– Бубуин и так получил больше, чем ему причитается». Так или иначе, Рыся Плюша решила, что статус воплощения самой императрицы вселенной накладывает на неё некоторые обязательства, в число которых непременно входит выполнение
своих обещаний. Покинув жилище Павияна, плюшевая рысь и Мышка-Мартышка погрузили на себя все оставшиеся мешки со сластями и отправились обратно в замок-пещеру обезьяномышей, где сразу после их прибытия был устроен грандиозный пир в честь избранной кошки, сумевшей совершить то, что до сей поры считалось невозможным. Действительно, пересечь слюнореку, одолеть Клюва Ротоплюва и обеспечить всё местное население таким внушительным запасом сластей, а главное, проделать всё это за один день – вот уж подвиг, достойный того, чтобы навсегда войти в историю этого мира. Больше всех радовались маленькие обезьянки Сплюши, которые проснулись от запаха ароматных сластей и с удовольствием отведали вкуснейшие лакомства.
        Когда пир закончился, Рыся Плюша вышла из пещеры и осмотрелась по сторонам. Окружающее пространство казалось таким же мутным и хаотичным, как и в первый день её пребывания в этом месте. «Может, попробовать ещё раз?»– подумала Рыся, выпуская свои коготки. Она колебалась, не решалась повторить попытку.
        –Чем занимается великая избранная кошка?– раздался голос Мышки– Мартышки у неё за спиной.
        –Я не знаю…– растерянно ответила Плюша.– Странно… Вся та пространственная каша, что здесь творится… Ну, знаешь, я думала, что когда кто-то вроде меня попадает в подобное место и делает что-то такое… Хм… Что-то, чего ждали от него все вокруг… Как сегодня, например… Не знаю…
        Мне казалось, что после таких событий начинают происходить перемены, но… Скажи мне, Мышка-Мартышка, я ведь выполнила своё предназначение избранной кошки?
        –Нет. Сласти, безусловно, могут скрасить наше существование, но…– обезьяномышь пожала плечами.
        –Как?– удивилась Рыся.– А победа над Ротоплювом и Языкатами?
        –Они вернутся снова,– как само собой разумеющееся произнесла Мышка-Мартышка, а потом серьёзно добавила:– Или кто похуже…
        –Тогда чего же мы ждём? Пошли, спустимся к Старче Корче, он откроет толстую древнюю книгу, зачитает очередное пророчество, я, как водится, подмигну статуям ваших богов, они мне ответят тем же, и мы, наконец, узнаем о том, что ещё должна совершить избранная кошка, чтобы её миссия считалась оконченной,– решительно сказала пушистая рысь и собралась было вернуться в пещеру, но Мышка-Мартышка её остановила.
        –В этом нет необходимости, он не скажет ничего нового. Здесь всем хорошо известно о предназначении избранной кошки, даже мне,– она слегка улыбнулась.– Я думала, ты знаешь. Вспомни, ты сама мне говорила о мордашках… Ну, тех, что в небе…
        –Ты имеешь в виду мои рисунки? Не понимаю, какое отношение они имеют к тому, что здесь происходит. Кстати, а что здесь вообще происходит?
        –Хорошо, я объясню. Ржун, Бодун и Бородач учинили раскердач, и теперь не замечает нас милейший наш Мордач. Вот что здесь происходит.
        –Кто-кто? Ха-ха!– Рыся Плюша снова повеселела.
        –Верховный Мордач вселенной,– пояснила Мышка-Мартышка.– Честно говоря, я не знаю, что такое вселенная, но вот что я знаю наверняка: пока свет Мордача не развеет весь этот бардак, будут появляться новые Ротоплювы, Слюнивцы, да кто угодно. А ещё я знаю, что Мордач освещает весёлой улыбкой все далёкие земли и когда-то освещал нашу, но потом… Кто-то так захламил пространство этого мира, что свет Мордача просто– напросто перестал сюда доходить…
        –Постой, Солнце!– осенило пушистую кошку.– Ха, Мордач – это же Солнце, звезда! Как я… Как же я сразу не догадалась! Вот почему здесь всё время одно и то же время суток, не день и не ночь, тут нет Солнца. Значит, вот что имел в виду «меняющийся» человек, говоря о том, что я сама пойму, как вернуться обратно. Я помогу вам, а потом снова смогу перемещаться в пространстве! Только я… Я даже не представляю, с чего начать… Хотя… Хм… Есть у меня одна идея…
        Глава 8
        –Хм, события начинают приобретать интересный оборот, не правда ли?– Рысь слегка улыбнулась, скосив взгляд в сторону своего безграничного соседа по просмотру. Тот лишь многозначительно развёл руками, и в этом жесте читались такие фразы, как: «Что есть, то есть», «Сам удивлён», «Посмотрим, что будет дальше», «Тебе ли не знать?»… Рысь задумчиво отстранилась к подлокотнику своего кресла, будто хотела посмотреть на Безграничного, Жрысь, экран стены, а также всю комнату целиком со стороны.
        –Одного не могу понять,– прервал её размышления голос Жрыси.– Зачем Клюв Ротоплюв похищал все эти… сласти? Сомневаюсь, что они являлись для него естественной пищей, с его-то строением рта… клюва… Или что там у него вообще… Не надо быть хищником вселенских масштабов, чтобы заметить невооружённым глазом, что змеи… питоНцы идеально подходили для его трубообразного строения, хм, челюсти.
        –А зачем Королю Тьмы так необходимо было заполучить абсолютно всё? Зачем Харм метил на место своего господина?– Рысь ответила вопросом на вопрос, всё так же опираясь на подлокотник, и, выдержав паузу, продолжила:– Алчность, ярость, жажда власти, мести, гордость, мудрость, сила, хитрость, находчивость, доброта, наивность, способность к взаимопомощи, чувство юмора наконец… Всё это присутствует в каждом из миров и непременно проявляется в той или иной форме. Мордач, Клюв Ротоплюв… Что-то ушло, а что-то пришло ему на смену… Что-то отступает, а что-то тут же пытается взять верх. Этот процесс бесконечен. Мудрый правитель не сдерживает проявления мира, а позволяет им дополнять друг друга. Возможно, в этом и есть идея Безграничности. Надеюсь, когда Рыся Плюша найдёт выход, она оставит тому безумному миру хотя бы немного Ротоплюва.
        –Да… Плюша… Всегда поражался тому, как ловко у неё это получается,– Жрысь вспомнил ещё один момент, вызывавший его удивление всё это время.– Я имею в виду рисовать. Огромная сила Рыси Плюши в обрамлении чуткости и аккуратности остаётся для меня загадкой, как и тот факт, что ни один спутник не пострадал в результате воздействия её бесконечно длинных когтей. Как же ей удаётся не рушить полотна своих картин?
        –Дело в том, что у Плюши очень мягкие лапки,– вступил в разговор Безграничный.
        –Изменять не вмешиваясь – вот величайшее из искусств, и в том, что наша пушистая кошка владеет этим искусством в совершенстве, есть и моя заслуга,– добавила Рысь.– И тут стоило бы снова вспомнить Короля Тьмы. Он пошёл по наиболее простому из возможных путей, и его беспредельная сила сыграла с ним злую шутку. Идя у неё на поводу, он предпочёл явную власть скрытой, и его непомерная жадность взяла над ним верх. Я же поступила иначе, потому что могла мыслить шире, наблюдать, видеть картину в целом, со стороны, видеть себя частью этой картины, песчинкой на своих зубах. Я всегда могла это делать… Тогда, миллиарды лет назад, сидя на троне в зале своей резервной базы в недрах Земли… Сейчас… здесь, в этой комнате… И всё же это не отменяет того факта, что многие из качеств Короля Тьмы были присущи мне самой, и твоё появление, Жрысь, наглядный тому пример. Разница лишь в том, что я никогда не считала свою жажду власти и мести постоянным явлением. Они обязательно должны были превратиться во что-то ещё, а потом ещё и ещё… То, что было настолько велико, чтобы не суметь найти себе место ни в одном из миров, я
разделила, смешала, уравновесила.
        Именно поэтому моя власть принесла вселенной покой и стабильность. Я в тени, я везде, но никто не способен осознать это в полной мере. Я – это власть, мудрость, расчёт, знание, ты же, Жрысь,– моя ярость, сила и мрак, Рыся Плюша – мягкость, радость, тепло и улыбка, моя улыбка… А он,– Рысь посмотрела на «меняющегося» человека.– Он – Безграничность, моя Безграничность…
        –А ты молодец, Рысь,– произнёс Безграничный и повернулся к экрану стены.– Только вот мне интересно одно – разве тебя не удивляет то, что тебе известны ответы на такие вопросы?..
        Глава 9
        –Какая такая идея?– спросила Мышка-Мартышка.
        –Что?– Рыся Плюша обернулась, услышав голос обезьяномыши, прервавший её размышления.
        –Ты сказала, что у тебя есть идея. Только избранная кошка способна призвать свет Мордача, помнишь?
        –Да, конечно, я попробую… Сделаю, что смогу, только вот… Послушай– ка, Мышка-Мартышка, для выполнения этой важной миссии мне понадобится дополнительная информация.
        –Какая, например?
        –Ну… Хоть какая-то,– Рыся Плюша слегка оттянула свои пушистые щёчки и, отпустив их, вздохнула.– Понимаешь, у меня есть определённые соображения относительно всего происходящего, только вот я хорошо помню уроки стратегии, которые давала мне Та Самая Рысь. «Информация решает всё,– говорила она.– Каждая незначительная деталь может сыграть решающую роль в битве. Только убедившись в том, что все доступные источники информации были проверены и обработаны самым тщательнейшим образом, следует приступать к решительным действиям». У нас тут, конечно, не битва, а что-то куда более интересное, но вот что я успела заметить,– она вопросительно посмотрела на Мышку-Мартышку и слегка нажала пушистой лапкой на кончик её обезьяньего носа, который в результате нажатия тут же вытянулся в мышиный.– Некоторым местным жителям свойственно вспоминать о самом главном в самый последний момент. Так можно выяснить, что обезьяна в итоге ещё и мышь, сласти куда вкуснее свиноговяжьих котлет, а самая важная миссия оказывается вовсе и не самой важной.
        Мышка-Мартышка виновато пожала плечами:
        –Ты права, о избранная кошка. Я всё время что-то путаю, не могу собраться с мыслями, теряюсь в приоритетах, что непростительно для лидера обезьяномышей. Именно поэтому я при каждом удобном случае не забываю упомянуть о заслугах Мышки-Мартышки Первой. Так я хоть как-то подчёркиваю свою значимость. Мой предок вошёл в историю, а мне остаётся лишь гордиться былыми заслугами своего древнего рода. Я всегда хотела быть похожей на неё, самую первую Мышку-Мартышку, но… Видимо, я совсем ни на что не гожусь…
        –Эй, не кисни, говорит тебе избранная кошка, ха-ха!– Плюша попыталась взбодрить отчаявшуюся обезьяномышь.– У тебя ещё есть шанс войти в историю и прославиться как Мышка-Мартышка Девятая, которая помогла Верховному Мордачу вселенной наконец-то вернуться в ваш мир. Тебе нужно лишь немного сосредоточиться и подумать, о чём ещё ты забыла упомянуть. Ну вот хотя бы эти твои Ржун, Бодун и Бородач, кто они вообще такие? Когда и каким образом они засорили пространство этого мира и куда после всего этого исчезли?
        –Понятия не имею,– честно ответила Мышка-Мартышка.– «Ржун, Бодун и Бородач учинили раскердач, и теперь не замечает нас милейший наш Мордач»– вот что я знаю. Эту присказку знают все в этих краях, а вот откуда она появилась, думаю, не знает никто. Некоторые говорят, что они улетели в далёкие земли… Хм, говорят-то они говорят, а толку от этого мало, никто ничего не знает наверняка, слишком давно это было… Хотя постой, Старче Корче! Он ведь здесь с самого начала времён. Кто, как не он, должен помнить подробности, столь необходимые избранной кошке?
        –Ну вот, так бы с самого начала! Ты молодец!– Рыся Плюша одобрительно хлопнула по носу Мышку-Мартышку, и та снова приняла обезьяний облик.– А теперь нам нужно поторопиться, пока место Ротоплюва не занял какой-нибудь очередной Носодув. Скорее, возвращаемся в пещеру!– Плюша махнула лапкой в сторону входа в жилище обезьяномышей и решительным шагом направилась внутрь. Мышка-Мартышка проследовала за ней, довольная тем, что всё-таки сумела оказаться полезной избранной кошке. Они спустились в самую глубь пещеры-замка, дошли до маленькой дверцы, открыли её и вновь очутились в огромном зале со статуями человека и кошек посередине. Старче Корче как будто и не сходил со своего кресла за всё то время, пока Рыся Плюша совершала свои героические подвиги на радость местному населению.
        –Кхе-кхе, это же избранная кошка,– кряхтя, начал старик, тут же поднявшись со своего кресла, чтобы поприветствовать Рысю Плюшу. Он подошёл к ней поближе, после чего слегка поклонился и пожал её пушистую лапку, а затем спросил, демонстрируя свою беззубую улыбку:– О избранная Рыся! О избранная Плюша! Тебе уже удалось изменить мир?
        –Ну, до недавнего времени мне казалось, что да,– ответила Рыся.– Но сейчас я вижу, что это было только начало. Скажи мне, о Старче, о Корче, хи– хи! Что тебе известно о Верховном Мордаче вселенной? Только вот не надо мне снова этот стишок рассказывать.
        –Какой такой стишок, о избранная кошка? Кхе-кхе… А-а-а, Мордач… Ну да, эту присказку знают все: «Ржун, Бодун и Бородач учинили раскердач, и теперь не замечает нас милейший наш Мордач»,– вспомнил старик.
        –Ну вот, опять,– Рыся Плюша негодующе подняла глаза кверху.– Именно это я и имела в виду, когда просила не рассказывать снова мне этот самый стишок. Постарайся-ка лучше припомнить, о Старче Корче, когда ты впервые его услышал.
        –Кхе, это не сложно. Я услышал его сразу перед тем, как Ржун, Бодун и Бородач наполнили наш мир всем этим хламом. Этот стишок написал он,– Старче Корче показал на статую «меняющегося» человека.– Тот, кто дал мне книгу с пророчеством избранной кошки. Пойдёмте, я покажу,– старик направился в дальний угол огромного зала. С трудом передвигая ноги, он продвигался настолько медленно, что именно в этот момент Рыся Плюша сильнее всего пожалела об отсутствии возможности перемещаться через порталы. А как хорошо бы было сейчас проделать пространственную дыру прямо перед носом этого скрюченного старика так, чтобы он незаметно для себя преодолел всё это расстояние за долю секунды! Так или иначе, в этот раз пушистой кошке пришлось смириться с предлагаемыми обстоятельствами и следовать правилам этого мира, что её нисколько не радовало. Ещё бы, ведь до противоположной стены они продвигались не менее получаса!
        Когда они всё-таки оказались в противоположном конце комнаты, Старче Корче так же медленно повёл их к левому углу зала (самому дальнему от входа, что был расположен справа).
        –Вот здесь он всё это и написал, кхе-кхе,– старик показал на стену, покрытую таким слоем пыли, что под ним сложно было бы разглядеть даже спрятавшегося Языката, если бы он там действительно был. Что уж говорить о какой-то там надписи.
        Рыся Плюша попросила Мышку-Мартышку отвести Старче Корче подальше от стены и, дождавшись пока старик и обезьяномышь отойдут примерно метров на двадцать, не долго думая, оттянула свои пушистые щёчки и хлопнула по ним не менее пушистыми лапками, выдувая воздух. Порыв ветра, созданный избранной кошкой, тут же поднял в воздух эпохальный слой пыли, который клубами серо-коричневого дыма разлетелся по залу, заодно засыпав пушистую создательницу воздушного вихря, стоявшую прямо перед стеной, практически до самой макушки – только кисточки на ушах и торчали. Рыся мощно встряхнула шёрсткой, и пыль разлетелась по сторонам. После этого она ещё несколько раз подпрыгнула на месте, сбросив с себя последние остатки пыли, и громко чихнула, что вызвало сильную вибрацию всех стен не только в зале, но и во всей пещере, благодаря чему левый угол стены окончательно освободился от пыли.
        Там действительно была надпись. Она располагалась в небольшом углублении стены и, на удивление Рыси Плюши, была написана чёрными чернилами, по всей видимости, перьевой ручки. Просто обычная надпись чернилами на стене – не то, что ожидала увидеть Рыся. Конечно, её не удивлял тот факт, что чернильной надписи удалось пережить столь продолжительный временной период, как и то, что чернилами вообще можно писать на каменной стене. Просто она надеялась обнаружить нечто куда более грандиозное. Старче Корче и обезьяномышь подошли поближе к пушистой кошке и также прочли первоисточник знаменитой в здешних местах поговорки.
        –Вот, как я и говорил, здесь написано: «Ржун, Бодун и Бородач учинили раскердач, и теперь не замечает нас милейший наш Мордач»,– прочитал надпись старик.
        –Да вижу я, вижу,– вздохнула Рыся Плюша, в очередной раз услышав весьма поднадоевший стишок.– Значит, он просто взял и написал это на стене?
        –Избранная кошка абсолютно права,– подтвердил Старче Корче.
        –Просто написал… Всего лишь написал…– задумалась Плюша.– Стоило ему сделать эту надпись, и мир изменился… Хм, интересно, очень интересно… И что же было потом?
        –Потом появились те самые Ржун, Бодун и Бородач. Они громко смеялись, веселились, ели, пили, одним словом, пировали здесь так, как если бы этот мир был огромным обеденным столом. Потом все трое исчезли, а спустя некоторое время что-то стало меняться. Мусор постепенно исчезал, а окружающее пространство становилось всё более мутным день ото дня. Сперва никто не придал этому никакого значения. Всё местное население наслаждалось спокойствием, воцарившимся после исчезновения шумной компании. «Подумаешь, мутное небо! Хорошо хоть мусор под ногами не валяется!»– так все и говорили, пока всё вокруг не заполонили Языкаты да Слюнивцы. К тому времени было уже поздно что-то предпринимать – мы оказались в ловушке, затянутой этим липким туманом. Вот так всё и было, кхе-кхе.
        –Значит, эти трое, Ржун, Бодун и Бородач, просто исчезли? Хм, исчезли…– Рыся слегка подёргивала свои пушистые щёчки, что, по всей видимости, помогало ей думать.– Скажи-ка, Старче, их исчезновение было похоже на нечто подобное?– с этими словами она раздвинула пространство своими когтями, открыв небольшой портал.
        –Ну, когтей-то таких у них не было, но в целом, кхе-кхе, в целом, да, о избранная кошка, они нырнули в точно такую же дыру,– подтвердил её предположение старик.
        «Они ушли через портал,– думала Плюша.– Но куда? Мир Тьмы поглотил Жрысь, да и к тому же… Столь весёлая компания вряд ли могла выбрать Тьму в качестве места своего нового пиршества. Наш мир тоже следует исключить, ведь, попади они туда, Рысь тотчас бы об этом узнала. Хм, если верить версии моего «меняющегося» приятеля, изначально было четыре мира… Тогда остаётся ещё один, тот, о котором почему-то никто до сих пор не упоминал. Интересно, что же там сейчас происходит? Возможно, кто-то из родственников Харма правит там до сих пор. Ладно, с этим разберёмся потом. Думаю, мне осталось выяснить ещё одну деталь».
        –Получается, о Старче, о Корче, человек, который сделал эту надпись на стене, дал тебе пророчество избранной кошки,– произнесла вслух Рыся Плюша.– И что же? Неужели он ничего при этом не сказал?
        –Почему не сказал? Конечно, сказал,– как само собой разумеющееся ответил Старче.– Он сказал, что пророчество избранной кошки – самое важное в этом мире, и чтобы оно свершилось, должен был произойти весь этот бардак. Это необходимое условие. Именно так он мне и сказал, когда писал на стене тот самый стишок.
        –Ну вот, Мышка-Мартышка, что я тебе говорила! Все вы здесь вспоминаете важные детали в самый последний момент. Так что радуйся – ты не одна такая, хи-хи!– Плюша, смеясь, снова нажала на нос обезьяномыши так, чтобы та в очередной раз приняла мышиное обличье. Ей показалось это забавным, и она продолжила нажатия, вызывая тем самым череду трансформаций Мышки-Мартышки. К тому же это действие производило на Рысю эффект, подобный тому, что оказывало её излюбленное подёргивание собственных щёк, а именно – помогало сосредоточиться.
        «Мой неизвестный приятель сказал: «Иногда миры начинают жить своей жизнью…» Это и привело к тому, что Император оставил свой мир,– думала Плюша.– Так… И что же происходит с мирами, когда случается нечто подобное? Очевидно, происходят всякие неконтролируемые вещи, такие как все эти Слюнивцы со своими слюнореками. А когда они начали здесь происходить? Тогда, когда исчезли Ржун, Бодун и Бородач. Получается, что их исчезновение совпадает с отбытием Императора вселенной. Совпадение? Или… Хм… Ха-ха-ха, ну почему же? Возможно, что растроение свойственно не только Рыси. Эти правители миров иногда так похожи… Но кто сказал, что миры начинают жить своей жизнью сами по себе, без чьего-либо участия? Стоило только появиться этой надписи, и вот – результат налицо. Только вот… Для чего всё это? Неужели это очередная тренировочная модель, воссозданная с целью раскрытия моих талантов? А эта надпись – пример, образец? Да… Да! Конечно же, так и есть! Написав этот стишок, «меняющийся» человек хотел продемонстрировать мне, что для глобальных изменений не всегда требуются глобальные усилия. Иногда нужно просто
захотеть, написать, нарисовать… Вот именно! Нарисовать! Вот какой из моих способностей суждено раскрыться в этом мире! Это и есть те крылья, о которых говорил мой чёрно-бело-непонятный приятель. Они так велики, чтобы распахнуться в мире Рыси, но этот мир! Он не просто готов позволить моим крыльям раскрыться, он ждал этого миллиарды лет. И для этого мне не нужна моя сила, не нужно перемещаться через порталы или что-то ещё в таком духе. Моё предназначение не в этом. Этот мир станет моим полотном, моим холстом! Вот почему именно я избранная кошка, известная во вселенной как «пушистый художник». Кто же, как не пушистый художник, сможет помочь этому миру? Ха! Ведь не зря у меня кисточки есть даже на ушах! А какой у меня длинный пушистый хвост – чем не инструмент для рисования! А когти? Ха-ха! Диапазон их действия просто неиссякаем! С филигранной точностью они способны чертить самые тонкие линии, что только способен различить взгляд самого зоркого живого существа во вселенной, равно как и наносить жирнющие полосы, придающие рельеф огромным планетам и их спутникам. Всё, что мне нужно, при мне!».
        –Эй, избранная кошка, может, хватит?– прервала её размышления возмущённая Мышка-Мартышка, нос которой уже успел покраснеть от постоянных нажатий.
        –Да, ты права! Нужно приниматься за работу. Ха, пожалуй, мне предстоит самая грандиозная картина из тех, что я когда либо рисовала!– бодро воскликнула Рыся Плюша, воодушевившись своей невероятной затеей.
        –Что ты задумала?– спросила обезьяномышь, держась за покрасневший нос.
        –Я сделаю это, верну вам Мордача. Ты была права, когда говорила о мордашках в небе. Я их нарисую! Нарисую так, что их увидят даже на другом конце этой вселенной! Да что там говорить,– Рыся посмотрела на статуи кошек и человека.– Не только этой! Ха-ха! Мордач непременно увидит эти рисунки, они привлекут его внимание к вашему миру, и тогда он обязательно вам улыбнётся и развеет весь этот бардак. Идём же скорее, Мышка– Мартышка, тебе предстоит увидеть в действии избранную кошку!
        Рыся Плюша направилась к выходу, а обезьяномышь, едва за ней успевая, повторяла всю дорогу: «Мордач нас увидит! Увидит!» Рыся лишь улыбалась в ответ. Ей вспоминалась Земля, такая сочная и зелёная. Точно такая же, как та самая поляна, на которой встретились однажды три воплощения величайшей из кошек. Вся Земля стала похожа на эту поляну после того, как Жрысь вернулся из Тьмы, а Рысь переселила всех демонов на другую планету. С тех пор три кошки стали появляться там гораздо чаще, что способствовало рождению новых легенд о Великой Белой Кошке и её загадочных посланниках, принёсших людям избавление от страшного врага. Знали бы авторы этих мифов, кем в действительности являлись эти «посланники». Подумав об этом, Плюша весело рассмеялась, вспомнив, как Рысь впервые познакомила её со своими министрами – Блан и Бликст. Особенно её позабавило то, как Великая Белая Кошка пыталась освоить искусство рисования, беря уроки у пушистого художника. Конечно, Блан виртуозно владела своими когтями, только вот заточены они были исключительно для превращения неприятеля в фарш. Ох и злилась же она, когда дырявила стены
вместо того, чтобы мягко и аккуратно провести по ним коготком. Надо сказать, что пуме под тщательным руководством плюшевой рыси всё-таки удалось достигнуть определённых успехов в изобразительном искусстве. Так, спустя примерно миллион лет тренировок, Блан нарисовала на стене пистолет. Плюша вновь рассмеялась, вызвав тем самым недоумевающий взгляд Мышки-Мартышки.
        Выйдя из пещеры и оказавшись на открытом пространстве, Рыся Плюша почувствовала небывалый трепет предвкушения. Всё, что ей приходилось делать раньше, вело к этому моменту. Избранная кошка не сомневалась в этом ни на секунду, она хитро улыбнулась и потянула вверх острые коготки пушистых лапок, готовясь сделать то, что умела делать лучше всего на свете, умела по-настоящему.
        Глава 10
        –Перьевая ручка? Серьёзно?– Рысь усмехнулась, глядя на Безграничного.
        –Тебя это удивляет?– он усмехнулся в ответ, а затем добавил:– Знаешь, Рысь, мы ведь не виделись с тобой очень давно. Ты вспомнишь, обязательно вспомнишь…
        –Уже начинаю, чувствую запах чернил, он знаком мне, очень знаком… Когда же я ощутила его впервые? Дай угадаю… Подсказки, примеры, образцы, поговорки… Ты в этом преуспел. Да, подсказки. Надпись в планетном ядре… Нет-нет, её не могло там быть. Король Тьмы не допустил бы того, чтоб мне открылось больше, чем он хотел показать. Она была в моей голове… Подсказка, пропитанная запахом чёрных чернил, незаметных во Тьме. Я права? В тот день, когда ты решил сделать меня главным персонажем этого мира и помог получить величайшую силу во вселенной, были те же чернила?
        –Нет, Рысь, ощутить их запах впервые тебе довелось задолго до этого.
        –Да, возможно… Однако твоя подсказка изменила судьбу моего мира, а поговорка на стене привела к тому, что целая вселенная превратилась в альбом для рисования нашей плюшевой рыси. И всё это сделано одним лишь росчерком пера. Что же дальше? Рыся Плюша последует твоему примеру? Изменит мир ловкими движеньями когтей и хвоста? Примеры, подсказки, образцы… Образцы, подсказки, примеры… Нет, Плюша ошиблась в выводах. Этот мир не её тренировочная площадка – всё это очередной пример, подсказка… Для меня,– глаза Рыси сверкнули зелёным светом, словно подтверждая её уверенность в сделанном выводе.
        –Ты сама говорила о том, что всё меняется,– беззаботно ответил Безграничный, потянувшись в кресле.– Было так, потом иначе… То, что происходит в этих мирах,– это развитие. Ты скоро вспомнишь… Вспомнишь, каким всё было в самом начале, а потом мы узнаем, каких пределов способна достичь Та Самая Рысь и есть ли они вообще. Для этого тебе предстоит кое– что осуществить. Что-то несложное, совсем простое. Хм, простое и невероятное.
        –Конечно. И надпись, сделанная тобой, не являлась бы достаточным основанием для моих действий. Другое дело Рыся Плюша – моё воплощение. Что может она – могу и я.
        –Отчасти. Тем не менее Мышка-Мартышка Девятая не такая, как Первая, Рысь Младшая совсем не такая, какой была Старшая, а Плюша не такая, как Рысь. Четыре мира также не похожи друг на друга, и не так важно, было ли их действительно четыре с самого начала. Реальность иллюзорна и многоизменчива, она имеет сотни тысяч форм, ракурсов, точек зрения, но так или иначе все они связаны в просторах Безграничности. Иногда дорога к ней может казаться недоступной, словно тонны вселенского мусора преграждают к ней путь. Наш пушистый художник поможет его разгрести, вытащив на поверхность всё, что до сей поры являлось границами между мирами.
        –Думаю, у неё всё получится,– вмешался в разговор Жрысь.– Смотрите! Такого я никогда ещё не видел!
        Хищный зритель был прав: за пределами пещеры обезьяномышей происходило нечто невероятное. Когти пушистых лапок, простираясь до неба сквозь липкий туман, покрывали виртуозной росписью «потолок» этого мира. Пушистый художник был весел и сосредоточен, и в этот момент ничто не могло оторвать его от процесса создания шедевра вселенских масштабов. Даже восторженные возгласы обезьяномышей, вывалившихся из пещеры шумной гурьбой, не были замечены Рысей Плюшей. Она растворялась в своей работе, чувствуя, как легко ей даются в этот раз самые сложные линии и формы. И это не требовало каких-либо небывалых усилий и стараний, равных по масштабам тому замыслу, что она незамедлительно претворяла в жизнь. Всё, что нужно было Рысе, так это позволить вырваться наружу тому небывалому творческому порыву, что искал проявлений уже более миллиарда лет. Позволить и просто смотреть. Смотреть и узнавать о себе всё, придавая формы тому, что было у неё внутри.
        Глаза статуи одной из кошек (той, что выглядела наиболее свирепо) первыми загорелись, освещая зал сияюще-красным светом. Это и дало понять Старче Корче, что в данный момент происходит нечто особенное, возможно, то, чего ждали жители этих мест с самого начала времён, то, ради чего он сам когда-то оказался здесь миллиарды лет тому назад. Кряхтя и спотыкаясь, Старче устремился к выходу, если, конечно, слово «устремиться» вообще можно было употреблять по отношению к его шагу. В любом случае он шёл так быстро, как только мог, и даже чуть-чуть быстрее, чувствуя, как свет глаз двух других статуй, сливаясь переливающимся свечением с ярко-красным лучом первой, озаряет весь нижний зал пещеры-замка, прорываясь наружу через дверные щели и замочные скважины, окутав его своим теплом. Старче ощутил, как вибрирующий поток охватил каждую молекулу его тела, после чего он почувствовал небывалую лёгкость и незаметно для себя преодолел расстояние до выхода из пещеры за несколько минут.
        К этому времени возле входа собрались абсолютно все обезьяномыши и обезьянки Сплюши. Они наблюдали за работой избранной кошки, результат которой всё также продолжал скрывать от их глаз непроглядно-густой и липкий туман. Плюша остановила движение пушистых лапок и спрятала когти. Она оценивающе посмотрела на небо, так, как будто могла что-либо разглядеть сквозь всю эту мутную завесу. По обыкновению сдувая пушистые щёчки, Рыся что-то прикинула у себя в голове, после чего внезапно взмахнула хвостом. Хвост, мгновенно увеличившись в размерах, прорвался сквозь туман, и в тот же момент всё небо засветилось так ярко, что поначалу ослепило глаза всем собравшимся наблюдателям. Только хорошенько проморгавшись, они сумели поднять головы кверху и понять, что же всё-таки произошло. А произошло следующее: пушистый художник решил придать своей картине красок и, воспользовавшись хвостом словно кистью, залил небо яркими цветами, свет которых, прорвавшись сквозь, казалось бы, вечно непроницаемую липкую завесу, явил всем вокруг шедевральное творение избранной кошки. Теперь результат был налицо – всё небо светилось
разноцветными весёлыми мордашками, поражая воображение каждого из жителей здешних земель. Даже Павиян-Бубуин вылез из своей пещеры и, не оставшись к увиденному равнодушным, принялся бурно аплодировать работе плюшевой рыси. «Этот мордашкорельеф выполнил мой личный дизайнер»,– сказал он одной из своих синих горилл, не желая упустить возможность лишний раз польстить своему самолюбию, но его уже никто не слышал – все смотрели на небо, потеряв дар речи и слуха. По другую сторону слюноречки бобрики веселились, уплетая сласти за обе щеки, а несколько десятков Слюнивцев свалилось с веток от вспышки непривычно-яркого света.
        –А теперь продолжим!– воскликнула Рыся Плюша и вновь выпустила свои коготки. Она по очереди открыла десять порталов – по одному для каждого пальца.
        «Я не могу перемещаться по этой вселенной, что, впрочем, не мешает проходить через порталы моим коготкам»,– думала она, устремляя когти в каждый из открывшихся разломов пространства. Преодолевая тонны мусора, её когти двигались всё дальше и дальше, и вскоре Плюша почувствовала, что продвигаться им стало гораздо легче, а спустя несколько минут когти уже просто скользили внутри порталов. Рыся поняла, что она вышла за пределы этой планеты и пространственного мусора, что окружал её снаружи и внутри. Движение продолжалось, и плюшевая рысь чувствовала неизведанную вселенную, щупая её пространство изнутри, углубляясь всё дальше и дальше. Ей нужно было время, чтобы изучить бескрайние просторы нового мира, и, охватив их своими коготками, она остановилась, чтобы прислушаться. «Нельзя сразу открывать портал для выхода когтей в материальное пространство вселенной, нужно хорошенько убедиться, что я ничего там не разрушу,– размышляла Плюша, сканируя своими чуткими коготками все крупные и малые астрономические объекты, безошибочно определяя их расположение.– Так, тут понятно… Здесь тоже… Вот, почти… Ещё немного…
Всё». В это мгновение для избранной кошки прояснилась картина нового мира, словно она увидела её на карте, и в тот же момент в разных точках вселенной стали появляться множественные порталы, высвобождая на поверхность когти плюшевой рыси. Так пушистый художник покрыл своими объёмными рисунками всё космическое пространство, свободное от звёзд и планет. Абсолютно всё.
        Закончив работу, Рыся Плюша снова спрятала когти в пушистые лапки, оставив порталы открытыми. К каждому из них она подходила по очереди, просовывая туда лишь кисточки своих ушей, после чего начинала трясти головой, отправляя к своим картинам бесконечные потоки радужных красок. Так вскоре свет, излучаемый её разукрашенными работами, буквально лился сквозь порталы, демонстрируя успешное завершение росписи вселенских просторов.
        Шедевр был закончен, и Плюша, выложившаяся на полную катушку и полностью удовлетворённая результатом, с громким выдохом плюхнулась на траву. Теперь у неё уже не возникало обычного желания что-то дополнить или попробовать ещё какой-нибудь вариант. Она знала, что сделала всё, на что была способна в данный момент, и проделанная работа вызывала у неё ощущение завершённости и небывалого спокойствия.
        Все вокруг замерли в ожидании, наслаждаясь небывалым преображением некогда серого и мутного мира, который теперь было просто не узнать. Воцарилась тишина, та, которая обычно предваряет какое-либо грандиозное событие. Впрочем, событие так и не произошло, даже спустя несколько десятков минут.
        –Вот вам и мордашки в небе!– прервал тишину голос Мышки-Мартышки Девятой.– Да… мордашки… мордашки… Стоп! Ничего не понимаю. Мордашки ведь должны были призвать Верховного Мордача вселенной, но… его по-прежнему нет.
        –Вы ждали этого всю свою жизнь,– ответил Старче Корче.– Может быть, нужно подождать ещё немного. Такие события не случаются в одно мгновенье.
        Прошёл ещё час, потом другой, третий…
        –Видимо, я что-то упустила… Упустила…– растерянно повторяла себе под нос Рыся Плюша.– А может, не так поняла? Но что же?..
        Не дождавшись появления Мордача, большинство собравшихся начало расходиться, и вскоре пушистая кошка осталась совсем одна. Она сидела на траве, опустив голову вниз, то и дело оттягивая и сдувая пушистые щёчки.
        –Мусор так никуда и не делся,– заключила Рысь, откинувшись на спинку своего кресла.
        –Терпение, дай ей время,– спокойно ответил Безграничный.
        –Ей или тебе?– усмехнулась императрица вселенной.
        –Событиям.
        –Событиям… А ведь я и Жрысь можем помочь,– сказала Рысь, наблюдая поникшее плюшевое существо на экране стены. Она сказала это с ноткой провокации в голосе и, кинув в сторону Безграничного хитрый пронзительный взгляд, продолжила:– Да-да, мы можем решить эту проблему, и нам не составит это большого труда. Только представь, стоит мне произнести своё излюбленное «Гррррр!», и экран стены превратится в проход между мирами. Ты знаешь, мне это по силам. Жрысь же, используя одну из проекций своей пасти, поглотит весь этот туман, а затем откроет портал в портале и точно также растворит в себе весь тот мусор, что наполняет нематериальное пространство того забавного мира. Вычистит всё, так сказать, изнутри. Безусловно, это очень тонкая работа, но я уверена, он справится. Что скажешь, хорошая идея?
        –Я скажу, что ты, вне всякого сомнения, можешь всё это провернуть. В способностях Жрыси я также нисколько не сомневаюсь,– спокойно ответил Безграничный.– А ещё я скажу, что ты этого не сделаешь. Рысь, как отличный стратег, ты прекрасно понимаешь – нет смысла распыляться по мелочам. Я жду от тебя большего, несоизмеримо большего. Ты это можешь и знаешь об этом.
        Рыся Плюша всё также сидела на траве у входа в пещеру, когда Мышка-Мартышка предложила ей временно забыть о миссии избранной кошки и присоединиться к всеобщему пиру, поводом для которого стало красочное преображение окружающего мира. «Как бы там ни было,– сказала она,– сегодня произошло нечто за гранью понимания. Кто бы мог подумать, что это мутное небо будет таким, как сейчас! Мордач к нам так и не вернулся, но избранная кошка подарила этим землям сотни сияющих мордашек, которые будут радовать нас так же, как мог бы радовать сам милейший Мордач. Это ли не повод повеселиться, набив щёки килограммами сластей? О Рыся, о Плюша, я не могу допустить, чтобы ты это пропустила!» Несмотря на все её уговоры, пушистая кошка не сдвинулась с места, лишь пообещав, что присоединится к ним позже, и Мышке-Мартышке ничего не оставалось, как вернуться обратно в пещеру.
        «Как же так?– думала Плюша.– Мне казалось… Казалось, будто я всё поняла. Нет, я уверена, что всё поняла. Да, уверена… Я не могла ошибиться. Дело в другом – нужно что-то ещё. Думай, думай, плюшевый комочек меха! Эх… Раньше мне всё казалось таким простым. Рысь, вот бы мне хоть на минуту стать такой же, как ты, мудрой, решительной, целеустремлённой! Ты же знаешь, о чём я думаю, слышишь мои мысли, ведь правда? Как? Как тебе всегда удавалось извлекать пользу из любой ситуации, даже тогда, когда ты не обладала никакими особыми силами, кроме одной – умения видеть во всём самую суть. Стоп, суть. И в чём же она? Вот, допустим, есть я – пушистая кошка. И есть Мордач, которого мне нужно призвать. Почему это должна сделать именно я? Потому что на это способна лишь кошка. Что же кошка может сделать такого, чего не может никто другой? По деревьям карабкаться, прыгать, мяукать… Всё просто… Да, очень и очень просто… Просто… Да! Просто! Ха! Как я сразу не поняла! Эх, плюшева моя головушка, хи-хи! Всё это время я вспоминала наставления Рыси – знания и умения, что непременно должны были пригодиться воплощению
императрицы вселенной. Они вполне могли заполнить пробелы частичной потери моих сил в этом мире, но… Дело вовсе не в силах, не всегда в них… Да, я воплощение императрицы вселенной, хи-хи, плюшевое воплощение. Иногда достаточно просто быть кошкой, мягкой-премягкой, пушистой-препушистой! Ха-ха! Просто кошкой… Просто собой… А как же ещё кошка может призвать Мордача, кроме как позвать его так, чтобы он понял, что его зовёт именно кошка, а не какой– нибудь там Языкат? Конечно, нужно просто сказать «мяу». В этом и есть сила избранной кошки. Пожалуй, рифмованное заклинание будет в духе того, кто всё это затеял». Рыся, преисполнившись своего привычного задора, смеясь, вспрыгнула на ноги и громко произнесла:
        –Мяу-кот, мяу-кись, наш Мордач, скорей явись! Мяу-Рысь, мяу-Жрысь, о Мордач, ты оглянись! «Мяу» Рыся говорит – Мордачу здесь путь открыт! Мяу-Рысь, мяу-кись, наш Мордачик, появись!
        –А вот это ты правильно сделала,– послышался голос за спиной. Плюша обернулась и увидела маленькую чёрно-белую кошку. Вполне обычную домашнюю кошку, из тех, что люди на Земле считают своими домашними питомцами. Кошка подошла к Плюше поближе и плюхнулась на траву. Она казалась немного размытой, словно была видна лишь наполовину, не ясно видной, не чёткой, слегка забытой, но вполне знакомой.
        –Пуша, Пуша, ты наша Рыся Плюша, ты наша Рыся Плюша – Пу-у-ша…– невольно вырвалось из уст плюшевой рыси.– Я тебя помню, мы виделись там, на поляне… Ха, кажется, тогда тебя никто не заметил, хи-хи! Как ты здесь оказалась?
        –Меня здесь нет, я там, в Безграничности,– ответила кошка.
        –Почему же я тебя вижу?– удивилась Рыся.– А ведь и правда, тебя вижу только я.
        –Всё дело в этом забавном стишке, который вполне себе сойдёт и за припев какой-нибудь песни,– пояснила кошка.– Именно он установил между нами связь. Я – кошка Пуша.
        –Снова стишок? Кажется, я знаю, кто его сочинил. Узнаю, так сказать, почерк, хи-хи,– улыбнулась Рыся.
        –Да, он часто напевает его у себя дома, в Безграничности. Так я о тебе и узнала. Честно говоря, я столько о тебе слышала, что просто не могла упустить возможность с тобой повидаться,– призналась Пуша.
        –Возможность?
        –Да, их много, возможностей… Вот, к примеру, зеркала… Люди смотрят в них, чтобы увидеть себя… странные они, люди…
        –А ты? Что ты в них видишь?
        –Много чего, тебя, например. У каждого из нас так много отражений… Ну а я… Я – Пуша и в чём-то Рыся Плюша… Иногда… Так о чём это я? Ах да, конечно, я говорю, ты правильно сделала, что сказала «мяу». Мордач любит кошек, очень любит кошек. А чтобы он услышал, нужно мяукать, долго и громко мяукать, понимаешь?
        –Откуда ты всё это знаешь?
        –Я уже это делала, однажды… Так Мордач меня и нашёл.
        –Постой, постой, Мордач был в Безграничности?
        –Он и сейчас там, в смысле она… то есть ты.
        –Я?
        –Ну, как бы тебе получше объяснить… Верховный Мордач этой вселенной и Рыся Плюша из Безграничности – одно и то же лицо. Я же говорю, у каждого из нас есть много отражений, сотни, тысячи… Иногда они просто меняются ролями, но каждая кошка может найти Мордача, а Мордач очень хочет согреть своей улыбкой каждую кошку.
        –Только что я поступила как самая настоящая кошка – произнесла поговорку, содержащую слово «мяу». Стихи здесь имеют большое значение, ведь правда? Что же мне ещё остаётся?– спросила Рыся Плюша немного растерянно, но тут же снова улыбнулась и сама ответила на свой же вопрос:– Точно! Написать! Мой приятель из Безграничности всегда так делал. Чем хуже избранная кошка? Да ничем!– воскликнула Рыся и написала свой рифмованный призыв на той самой скале, внутри которой находилась пещера обезьяномышей.
        –Эй, Плюша,– окликнула её чёрно-белая кошка,– тут главное – интонация. Посмотри на меня, меня здесь нет, я просто отражение, одно из многих, я – память отражения, одного из твоих… Вспомни то, чего ты никогда не слышала, это просто, очень, очень просто… Как быть кошкой…
        Плюша смотрела на неё, но больше не видела, она лишь слышала: «Мяяяяу! Муур-мя-а-у! Мя-а-а-у! Мууррррр-мя-уу!» Это был её голос, голос Плюши, всё это время. Надпись на скале озарил тонкий луч ярко-оранжевого света, знакомого, своего. Рыся знала – миссия избранной кошки подходит к концу.
        –Что это было? Разговор Плюши с… Не знаю, с кем…– Рысь сосредоточилась. Она попыталась распространить свой разум гораздо дальше, чем обычно, и, похоже, у неё это получилось.– Хотя нет, знаю…
        –И Плюша знала,– заметил Безграничный.– Просто не замечала. Иногда так сложно обнаружить то, что находится совсем рядом. Впрочем, не так сложно, как обычно бывает с тобой,– все эти расчёты, манипуляции… Вспомни пикник на Земле.
        –Да, «Пуша, Пуша – ты наша Рыся Плюша…»– Рысь усмехнулась и спросила:– Так кто же тогда это сказал?
        –Они обе… И были правы.
        –Значит, в Безграничности тоже есть Рыся Плюша?
        –Ещё какая! Правда, в некоторых из миров она известна как Мордач,– он показал рукой на экран стены.– Ты ведь сама говорила о том, что в каждом мире разные качества могут иметь различные проявления. Что уж говорить о Безграничности.
        –Хм, разве такое возможно? Я была уверена в том, что за пределами миров живёт лишь один обитатель. Да ты и сам так говорил, разве нет?
        –Ты видишь только одного. Пока…
        –Значит, миры, как и события, в них происходящие, способны влиять друг на друга?
        –Объединяясь в безграничности, они расширяются, изменяются…
        –С твоим произошло нечто похожее? Однажды ты сказал, что Рыся Плюша изменила твой мир.
        –Знаешь, Рысь, она ведь изменила и твой.
        –И как же?
        –Напомнила о кошках, о тебе, о нашей первой встрече. Ты помнишь её, Рысь? Помнишь, где это случилось? Когда? Возможно, это произошло на разлинееных страницах старого толстого блокнота с красной обложкой. Или нет, раньше, цветные рисунки… маленький детский альбом… Нет-нет, тогда это было лишь формированием идей. Всё случилось немного позже, на огромных страницах книги собственного изготовления, написанной чёрными чернилами той самой перьевой ручки. Теперь ты помнишь? Узнаёшь запах этих чернил? Тогда я впервые тебя увидел, всех вас, и ручка придала вам законченный вид. И вот мы встретились вновь, ты очень изменилась с момента нашей последней встречи. Мог ли я тогда предположить, что твоё развитие достигнет тех небывалых высот, которые я наблюдаю теперь? Могло ли это произойти, если бы не Рыся Плюша?
        У Верховного Мордача вселенной дел всегда невпроворот. Ещё бы – планет так много, а Мордач всего один. Как тут за всем углядишь? Работа у Мордача ответственная – показывать забавные мордашки, разные для каждой планеты. Их много у Мордача, мордашек этих, хотя с виду это всё тот же Мордач. С любой планеты видно одну из них, иногда несколько. Все они, мордашки эти, соответствуют настроению обитателей планет, самого Мордача и всему, что происходит вокруг. Всю вселенную освещает Мордач, и мордашки видны с каждой из его сторон. Или почти всю… Есть в ней такие уголки, куда не особо хочется заглядывать, особенно если там ничего интересного не происходит. Пыльные такие, унылые немного, тягомотные, липкие… Вот иногда думаешь: «Надо бы туда заглянуть, разобраться, что там да к чему», а потом замечаешь, что то ли руки не доходят, то ли вспоминаешь о каких-либо неотложных делах. Другое дело кошки. Мордач любит кошек, да и кошки любят Мордача. Чуткий Мордач всегда слышит, когда мяукает кошка. Вот прям как сейчас. Липкий туман тому не помеха, голоса у кошек такие звонкие, протяжные…
        Рыся Плюша ощутила прикосновение тёплых лучей, похожих на мягкие лапки, совсем как у неё самой. Она улыбнулась и посмотрела на небо. Оно было ясным как никогда. Плюша видела, как что-то тёплое, круглое и рыжее постепенно вырастает в размерах, растворяя последние остатки тумана, за которыми скрывалась бескрайняя космическая даль. Воздух тоже становился прозрачным, свежим и чистым, а липкие разводы на земле становились водой. Рыжий светящийся шар улыбнулся пушистой кошке, осветив её звёздами своих глаз. «Какая чудесная милая мордашка,– подумала Плюша и улыбнулась в ответ.– Нет, это не Солнце, Солнце – это звезда. В моём мире много звёзд. Это определённо мордашка, Мордач, и ничто иное».
        Мордач протянул лучики-лапки к пушистой кошке и поднёс её к себе. Так Рыся оказалась в центре вселенной этого мира, откуда ей открылся незабываемый вид, пробуждающий исследовательские порывы невероятно любознательной кошки. Мордач обнял её и радостно воскликнул: «Какая кошка хорррррошая-хорррошая!» Рыся узнала этот голос, это был её голос… Она прижалась к Мордачу ещё сильнее и в какой-то момент заметила, что видит вселенную одновременно с разных сторон глазами Мордача, своими глазами… Пространство этого мира открылось Плюше во всей красе, и она полетела навстречу другим планетам, открывая порталы один за другим.
        Сколько же интересного увидела Рыся Плюша, перемещаясь от планеты к планете! Новые грани этого мира разворачивались перед ней переливающимся калейдоскопом событий, происходящих с обитателями неизведанных уголков космических глубин. Плюша решила узнать получше жителей представших перед её взором планет и остановилась на одной из них. Там жили Утконосы и Уткороты, целью которых было установить критерии уткоротости и утконосости, а также определить их различия. Плюша пожелала им в этом удачи и полетела дальше. Увидев надпись на большой полосатой планете, Рыся подлетела поближе, чтобы её рассмотреть. «Здесь живёт Тигр А Мурский»,– гласила табличка, крепившаяся к поверхности планеты гигантскими кнопками. Познакомившись с огромным полосатым котом, она узнала, что когда-то он был обычным амурским тигром, но кто-то повесил на его планету табличку, на которой имелись небольшие опечатки, и с тех пор его стали звать Тигра Мурский, что, в принципе, тоже неплохо.
        Да, в этом мире были и другие кошки. А как же иначе, Мордач ведь любит кошек. Вот, к примеру, весьма довольная кошка Рыка-Мурыка трётся о свою планету, греясь в лучах улыбки милейшего Мордача. Плюша ей подмигнула, улыбнулась и полетела дальше.
        Планета Котовасия находилась напротив Пёсорексии, с которой доносился лай её президента Рекса Акбаровича Костлявина в адрес левишны– царевишны Мурлявы Помурлевишны, которая лишь лениво зевнула ему в ответ, не проявляя ни малейшего признака беспокойства. Мордач продемонстрировал не унимающемуся псу перекошенную мордашку с высунутым языком, чем немало рассмешил Рысю Плюшу, которая вскоре переместилась на очередную планету.
        Хорь-Хорёчек попивал чай-чаёчек, когда пушистая кошка буквально вывалилась из портала к нему на стол. Чайник и чашки тут же взлетели над его головой, но были ловко пойманы Рысиными когтями.
        –Узнаю я эти коготки,– переведя дух, произнёс Хорь-Хорёчек.– Не так давно они проносились стремительным вихрем над этой планетой, оставляя в небе многочисленные линии различных цветов.
        –Ну… Я не хотела никому причинять беспокойство,– виновато ответила Рыся Плюша.
        –Беспокойство? Да нет же, это было прекрасно!– воскликнул хозяин планеты, показав пальцем на небо.– Эти рисунки просто нечто! Смотрите, любезная кошка, они всё ещё там. Я непременно должен Вас отблагодарить. Каждый день я сижу здесь, попивая лучший чай-чаёчек в мире, а потом наблюдаю за другими планетами со своей смотровой площадки. Много чего я успел повидать, но такое! То чаепитие под красочным салютом чудеснейших из картин стало лучшим за всю мою жизнь. Для меня стало бы честью видеть за своим столом автора этих шедевров.
        –Я с радостью, ха-ха! Только вот для хорошего чаепития нам потребуется весёлая компания!– задорно воскликнула пушистая кошка.– Компания и много, много сластей. Я мигом!– с этими словами она нырнула в портал, а спустя несколько минут вернулась, переместив сюда Мышку– Мартышку, Старче-Корче, всех обезьяномышей, бобриков и обезьянок Сплюш. Каждый из них держал по мешку свежайших сластей, которые бобрики приготовили в честь грандиозного события – возвращения Мордача. Чай со сластями – вот чего не хватало Хорёчку для полного счастья.
        В процессе чаепития Хорь-Хорёчек сообщил Рысе Плюше, что та, благодаря своим картинам, уже успела стать знаменитостью вселенских масштабов и многие ценители отдали бы всё на свете за её автограф на своей планете. Также Рыся узнала, что за время её путешествия по планетам свет Верховного Мордача успел превратить слюноречку в чистейший водоём, а Мышка-Мартышка собирается стать капитаном плавающего острова – бывшего логова Клюва-Ротоплюва и уже взяла к себе в команду гребцов могучих синих горилл Павияна-Бубуина, которые вспомнили о заслугах рода Мышек-Мартышек и признали обезьяномышь царём всех обезьян, оставив прежнего господина в компании его бесценных питоНцев. Несмотря на возвращение Мордача, Слюнивцы и Языкаты так никуда и не делись, просто они стали куда более дружелюбными, совсем как домашние животные. Вот Павиян-Бубуин и подумывает теперь об открытии Слюнивцеязыкатовой фермы. «А что, неплохая мысль,– заключила Мышка-Мартышка.– В каждый дом по Языкату, и полы будут просто сверкать чистотой!»
        Чаепитие продолжалось, и Хорь-Хорёчек, весьма впечатлённый вкусом сластей, предложил лидеру обезьяномышей заключить договор о долгосрочных поставках этого диковинного товара на его планету, обещав помочь высокотехнологичным оборудованием для обеспечения доставки сластей в наикратчайшие сроки. А как же без этого? Сласти всегда должны быть свежими, даже если это сласти с другой планеты. Мышка-Мартышка, недолго думая, согласилась, указав в договоре бобриков как производителя, себя как поставщика, а Хорёчка, соответственно, как получателя.
        Рыся Плюша смеялась во весь голос, подумав о том, что именно она стала причиной возможности межгалактических торговых отношений. «Ну вот,– размышляла она, видя как сливаются границы миров, становясь всё шире и шире.– Теперь и обезьяномыши узнали, что их земли – лишь одни из многих в бескрайних просторах необъятной вселенной Верховного Мордача. Конечно, я могла бы сделать для них что-то ещё – помочь, к примеру, освоить различные виды наук, магии, научить строить космические корабли самых последних моделей, да много чего… Моих знаний вполне бы хватило, даже несмотря на то, что я постоянно сбегала с уроков, что давала мне Та Самая Рысь. Да, Рысь… Возможно, она так бы и поступила… Что ж, оставим всю эту мудрость императрице вселенной, а я… Я просто пушистая кошка, которая принесла сюда лишь радость и веселье, а это, надо сказать, не так уж и мало!».
        Глава 11
        Жрысь подмигнул Рысе Плюше, и красный луч скользнул по экрану стены. Оказавшись по другую сторону экрана, он бледно-розовым светом отразился в мерцании звёзд, освещавших пушистую кошку.
        –Я всегда знал, что она больше, чем кажется,– произнёс хищник.– Никто из нас не справился бы лучше. Интересно, захочет ли Плюша вернуться обратно?..
        –Разве она куда-то уходила?– усмехнулся Безграничный в ответ.
        Жрысь задумался, прокручивая в голове всё, что увидел за последнее время.
        –Значит, с нашим миром когда-то произошло то же самое?– спросил он, не скрывая изумления.– Невероятно! Вся череда событий, когда-либо случавшихся во вселенной и, возможно, длящихся в настоящий момент, произошла по взмаху той самой перьевой ручки! Весь наш мир – это твоя идея? Одна из многих?
        –Я не смог бы этого сделать,– развёл руками Безграничный.– Всё это вы создали сами. Ведь то, что здесь происходит,– просто происходит и будет происходить постоянно, переливаясь в гранях Безграничности всё новыми и новыми поворотами. Эта история такая, какая есть, она ваших рук дело. Я лишь могу её видеть, наблюдать… Иногда участвовать… Каждый из вас способен на это. Вам стоит только попробовать приподнять занавес вашего мира, и вы поймёте, как близка была Безграничность.
        –И это говорит одно из моих отражений?– неожиданно вмешалась Рысь, которая всё это время беззвучно сверлила экран стены своим пронзительным взглядом.– Путешествие Рыси Плюши – отличный пример, тебе это удалось.
        –Думаю, у Рыси есть, что сказать по этому поводу,– Безграничный посмотрел на императрицу вселенной, ожидая продолжения её слов.
        –Оба вы не видите общую картину так, как это делаю я,– произнесла Рысь разъяснительным тоном, словно констатируя абсолютно неопровержимый факт.– Иногда миры начинают жить своей жизнью, а иногда это им только кажется. И твой мир не исключение. Да, я вспомнила запах этих чернил. Он привёл мой разум к месту нашей первой встречи. Хм, здесь мы увидели многое: мой мир, Тьму, мир, покинутый Императором, что на наших глазах преобразила пушистая кошка… Да… Плюша… Моя обновлённая душа в обновлённом мире… До Безграничности остался лишь шаг, и, похоже, настало время его совершить. Очень скоро мы увидим твой мир.
        –Так покажи его мне,– переливаясь всеми возможными цветами, человек развёл руки ладонями вверх, словно предлагая Рыси перейти к тому, что он ждал от неё всё это время. Она не торопилась.
        –Почему же всё-таки я?– последовал вопрос императрицы вселенной.
        –Мордач ведь любит кошек, ты сама это видела,– вновь беззаботно пожал плечами Безграничный.
        –Видела… И всё же я не единственная кошка в этой комнате,– она кивнула в сторону Жрыси.
        –Разве есть в нём для этого столько всепроникающей мудрости величайшего правителя, сопряжённой с гордостью и безоговорочной самоуверенностью, что сделали тебя той, кто ты есть? Нет, Рысь, на это способна лишь ты.
        –Я и не претендую,– усмехнулся Жрысь.– Я солидарен с Рысей Плюшей, оставим силу всезнания нашей властной императрице вселенной, мне по душе распределение ролей.
        –Вот видишь,– обратился к Рыси «меняющийся» человек.– Он сам это признаёт. Ведь не зря ты касалась Безграничности, видя вселенную песчинкой на своих зубах, будучи той же песчинкой, в тот самый миг, когда заполучила вселенский трон. И эта сила всегда была твоей, такой ты видела себя с самого начала. Никогда не проигрывать можно лишь тогда, когда понимаешь, что находишься в собственном мире. Мы во многом похожи.
        –Понимаю,– кивнула Рысь.– Ты хочешь посмотреть на себя со стороны… С моей стороны. Я могу стать твоим проводником к новым мирам. Ты ведь не единственный Безграничный. Как насчёт Мордача, который по ту сторону занавеса известен как Рыся Плюша? Через меня он может увидеть твой мир, расширяя пределы Безграничности, как бы абсурдно это ни звучало. Возможно, есть и другие, скоро я их увижу. Ты этого хочешь?
        –А чего хочешь ты? Выйти за пределы собственного мира было бы в твоём стиле, не правда ли?
        –Думаешь, ты всё это устроил – написал чернилами мой мир? Или думал, что сделал это. Хочешь узнать, как было на самом деле, ты ведь за этим здесь, увидеть моё развитие. Ты прав, я всегда была такой, просто именно сейчас для меня всё окончательно прояснилось. Ведь иногда я песчинка на своих зубах, а иногда и целая вселенная. Ты хотел моих выводов, и они очевидны. Ты создал всё это, значит, я могу сделать то же самое. Ведь ты… Ты – это я. Смотри,– после этих слов Рысь показала на стену, и картинки на экране изменились, являя зрителям новый мир, очередной вариант всё той же истории, новый взгляд, невиданный ракурс. Версия, где три рыси были одним человеком. Нет, глядя на него, нельзя было сказать это наверняка, и тем не менее тот факт не вызывал ни малейших сомнений. Где-то далеко есть мир, в котором Рысь никогда не разделялась на отдельные фрагменты своей личности, а существует в целом и законченном виде. Ещё одна форма, одна из тысяч… Ничем не лучше и не хуже той, где Рысь находит себя в отражениях Жрыси и Плюши, да и не только в них… Просто вариант… В тот момент она увидела Безграничного так
чётко, как никогда раньше.– Я знаю о тебе всё, я вижу тебя,– её пронзительные зелёные глаза осветили Безграничного, заглянув в самую душу.– И твой мир. Это я придумала его… И тебя…
        Он впитал свет её взгляда и пропустил его через себя подобно тому, как беспрепятственно пропускал сквозь себя всё безграничное пространство, купаясь в нём каждую секунду, после чего посмотрел на императрицу вселенной ясным и чистым взглядом, окончательно перестав меняться в глазах обеих кошек.
        –Как и я тебя. И этот мир мой не меньше, чем твой.
        Рысь слегка улыбнулась и казалась теперь куда менее серьёзной, скорее любопытной, будто впервые собиралась сыграть в какую-то забавную игру.
        –Хорошо, я это сделаю. И как ты себе это представлял? Я же кошка, по– твоему,– шутливо сказала она.– Да, я была кошкой, хоть и не совсем кошкой, далеко не кошкой, а иногда совсем и не кошкой. Ха-ха! Тебе ведь всегда нравились кошки… И Мордачу тоже… Хм… Наверное, кошке следует сделать это примерно вот так,– она потёрла лапы друг о друга, и между ними что-то зашелестело. Затем, разведя их в стороны, Рысь растянула смявшийся комок бумаги, появившийся в её руках, превращая его тем самым в стопку ровных белых листов. После она потянула за кисточку на своих ушах и вытащила оттуда длинную кисть для рисования, которой и написала на первом листе: «Книга Рыси о Безграничности». Потом она нарисовала красочную обложку, а вслед за этим поместила кисть обратно. Кисть тут же снова превратилась в кисточку на ушах Рыси. Теперь осталось самое главное. Рысь поместила в рот загнутый коготь и распрямила его вытягивающим движением зубов, после чего облизнула, смочив насыщенно-чёрными чернилами. Инструмент для письма готов! Совсем как перьевая ручка, та самая…
        Сквозь чистые страницы Рысь вглядывалась в мир Безграничности до тех пор, пока его история не созрела у неё в голове. Простая история о простом мире. О том, как один давний приятель однажды наделил её силой говорить «гррр!», а потом и куда большей силой, о Рысе Плюше, которую он встретил немного позже и много о чём ещё. Эта история о нём… О себе… И тогда Рысь начала писать, становясь песчинкой на своих зубах, в то время как вселенная являлась песчинкой между этими же зубами. С помощью ручки-коготка она придавала новые формы старым сюжетам, проносясь чернилами сквозь необъятные просторы Безграничности.
        Она начала со вступления, которое стало обращением к одному из её будущих читателей: «Мордач. Привет, Мордач – Рыся Плюша. Это я, Рысь… Та Самая. Я знаю, он тебе много обо мне рассказывал. Я кошка, хм, ты ведь любишь кошек? Знаю, что любишь.
        Я Рысь, императрица вселенной, и да, я определённо кошка, хоть иногда и говорю, что таковой не являюсь. Знаешь, Мордач, я, без сомнений, должна тебе понравиться. Ты думаешь, что меня нет на самом деле, но скоро ты убедишься в обратном, когда мы встретимся в Безграничных просторах. Я знаю, ты считаешь меня выдуманным персонажем, но я вижу обратное. Ведь это я выдумала ваш мир, когда касалась Безграничности, получив ту самую силу. Я очень хотела победить в самом начале и создала те самые подсказки, как и того, кто мог бы мне их дать. Миры могут жить своей жизнью, и это правда. Вы все тому пример, ведь теперь вы не менее реальны, чем я сама, а я не менее иллюзорна, чем вы. Я пишу эту книгу только теперь, но вы всегда были её героями, сколько я себя помню. Возможно, вы видите всё это в обратном порядке… Что ж, это тоже правда… Но послушай, Плюша-Мордач, я существую, и, если ты захочешь, мы станем лучшими друзьями. Как тебе такой вариант? Лучший друг – императрица вселенной, к тому же ещё и кошка. Мне кажется, тебе должна понравиться эта идея.
        Да, я часто говорю о том, что я вовсе не кошка, не совсем кошка и прочие подобные вещи, но, знаешь, нет никаких сомнений в том, что внешность моя вполне себе соответствует кошачьим стандартам. Да, с виду я кошка без всяких сомнений. Если бы ты меня видела, то убедилась бы в этом сама. Но постой, это же Безграничность, она твой дом. Ты можешь меня увидеть, просто закрой глаза и посмотри на меня. Видишь? Что-то зелёное светится в темноте. Оно становится всё ярче и ярче, просвечивает насквозь твой разум и переносит туда, где ты живёшь на самом деле. Это был свет моих глаз. Он показал тебе дорогу. Оглянись по сторонам. Видишь? Вокруг миллионы звёзд, разных… Среди них есть яркие, а есть лишь слегка заметные. Знаешь, что это? Это всё ты. Теперь ты видишь меня? Можешь не отвечать, я знаю, что видишь. Что ты теперь скажешь обо мне? Назовёшь ли ты меня кошкой?.. Теперь, когда мы встретились, я расскажу тебе свою историю. Она только для тебя, ты найдёшь её средь сотен тысяч звёзд… Твоих звёзд…»
        Рысь продолжала писать ещё некоторое время, а когда закончила, протянула Безграничному свою книгу.
        –Думаю, каждый получил, что хотел,– заключил он, принимая рукопись императрицы вселенной.
        –И что теперь? Ты вернёшься домой?– спросила она.
        –Я везде дома… Как и ты…
        –И всё-таки, может быть, теперь ты скажешь, сколько миров было с самого начала: один, два или всё-таки четыре?– с напускной наивностью поинтересовалась Рысь.
        –Ты же знаешь, Рысь,– ответил Безграничный.– Тебе под силу выбрать любую версию событий. Тем более что эта комната останется в твоём распоряжении. Комната за книгу – вполне честный обмен.
        –Комната может открыть проход в любые миры?
        –Она может стать всем, что ты пожелаешь, тебе под силу распорядиться ею наилучшим образом.
        –Кажется, все мы забыли о нашей пушистой кошке,– прервал их диалог Жрысь, который всё это время наблюдал за происходящим со стороны.– Рыся Плюша ведь так и не вернулась из своего путешествия.
        –А это хорошая идея,– воскликнула Рысь, подмигнув Безграничному.– Да, пожалуй, Рыся Плюша достойна своего собственного мира. И не просто мира – реальности. Эту комнату я передам ей.
        Глава 12
        Он возвращался домой… Зелёно-голубая планета светилась сквозь туман Безграничности разноцветными огнями. Это определённо была Земля. Ступив на её поверхность, он оказался на одной из улиц небольшого города огромной страны. Города густых зелёных лесов, многоэтажных домов, магазинов и машин, людей, животных и, конечно же, кошек. Следуя дальше, он чувствовал, как запахи этого мира заполняют пространство. Запах воздуха после дождя, разбавленный «ароматом» птицефабрики, носившей название реки, перемешивался с запахами бензина, мокрой травы, свежего хлеба и чего-то ещё, чего-то нового, неразличимого… Вскоре к ним добавились и другие ароматы, перемешавшись между собой в единый многокомпонентный букет. По мере продвижения один из запахов стал казаться ему наиболее ярким. Это был запах воспоминаний, пропитанный ароматом чернил шариковой ручки в старом красном блокноте, а затем и перьевой, той самой, чёрными чернилами которой была написана книга с многочисленными рисунками, где состоялась их первая встреча с Рысью. Теперь он сжимал в руках её книгу и думал о том, что миры не просто могут жить своей жизнью,
они могут становиться чем-то большим.
        Так Безграничный оказался в мире, где живут другие создатели миров и те, кто ещё об этом не знает…
        Это мир, обитатели которого путешествуют по просторам Безграничности, каждый раз открывая всё новые и новые миры. Порой некоторые из них формируют свои, а вернувшись обратно, делятся впечатлениями об этом друг с другом. Иногда они меняются собственными мирами, иногда меняются сами, иногда их меняют чужие миры, а иногда свои. Временами случается так, что некоторые из этих миров вырастают до таких невероятных размеров, что на первый взгляд способны были бы вместить в себя тысячи Безграничных, и создатель подобного мира подчас считает, что сумел открыть его двери для всех, кто пожелает войти. Но это не совсем верно. Ведь каждый из них, заглянув туда, остаётся в своём. Как бы то ни было, никто не отменял тот факт, что миры способны влиять друг на друга, встречаясь в Безграничности.
        А что же Рысь? Кем она стала теперь? Частью очередного мира или тем, кто вошёл в Безграничность и сам стал создателем миров? Несомненно лишь то, что сегодня она совершила беспрецедентный поступок, и её книга – ярчайшее тому подтверждение.
        …Он вернулся домой. Там, в пределах Безграничности, его ждала Рыся Плюша – Мордач, здесь и такое бывает. От неё исходило тёпло-рыжее свечение, которое обволакивало собой всё вокруг. Оно казалось лишь едва заметным, почти неразличимым и в то же время настолько ярким, что Безграничному ничего не оставалось, кроме как поприветствовать её словами: «Привет, Рыжа Плюша!» Затем он протянул ей книгу Той Самой Рыси и что-то сказал об относительности восприятия точек зрения и реальности и о том, что здесь, в Безграничности, всё возможно. Она весело засмеялась. Здесь Рыся Плюша – Мордач не была кошкой, по крайней мере, глядя на неё, этого никто бы никогда не сказал. Впрочем, это же Безграничность, и она вполне себе кошка, хоть и не кажется кошкой на первый взгляд. Она раскрыла книгу, и её любопытно-пытливый взгляд с задорной искринкой заиграл на страницах, придавая написанному новые краски. Узнала бы Рысь теперь то, что недавно написала сама? Где-то, на другом конце Безграничности, она улыбнулась, а её старый друг улыбнулся в ответ.

* * *
        В комнате уже не было никого к тому моменту, когда Рыся Плюша вернулась из своего невероятного путешествия. Она посмотрела в окно, за которым уже не осталось и следа той самой планеты, что не так давно стала центром восстания, послужившего причиной её прибытия сюда в качестве посланника императрицы вселенной. Плюша оглянулась по сторонам и увидела знакомую стену, напротив которой стояло три пустых кресла. Таких стен здесь теперь было много. Стен, окон и зеркал, зеркал, зеркал… Рыся заглянула в одно из них и рассмотрела там кошку Пушу, видимую теперь настолько чётко, что каждая её чёрно-белая шерстинка не могла ускользнуть от Плюшиного взгляда. Кошка лениво перекатилась с одного бока на другой и на всю длину растянулась по полу, а две весьма знакомые фигуры подошли к ней поближе и с особым старанием принялись наглаживать её пушистые щёчки, вызывая одобрительное мурчание своего безмерно довольного питомца. Это была одна из бесконечной мириады картин, отражавшихся в каждом предмете, окружавшем теперь Рысю Плюшу. Она наблюдала за всеми, внимательно рассматривая то, что происходило внутри каждой из
них, думала, выбирала… «Новое путешествие ждёт!– воскликнула Рыся.– Так-так, куда же мне отправиться вновь? Как много здесь всего интересного, просто глаза разбегаются! Посмотрим-посмотрим, кажется, где-то не хватает пушистых плюшевых кошек. Ну-ка, ну-ка, жители миров, оглянитесь по сторонам. Может быть, у вас? Нет-нет, у вас? Ха-ха, вам не скрыться от моего взгляда, так и знайте, и если в вашем мире не достаёт пушистого задора и веселья, то готовьтесь – я иду к вам!»
        notes
        Примечания
        1
        Передние конечности высших кошек в своём строении имеют черты как лап, так и рук, поэтому оба эти слова применимы в их отношении.
        2
        Хвост Рыси достаточно длинный, что явно отличает императрицу кошек от обычной рыси.
        3
        Отсылка к рекламе пасты «Colgate».

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к