Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Андрианов Валерий / Я Некромант: " №01 Я Некромант Часть 1 " - читать онлайн

Сохранить как .
Я - некромант. Часть 1 Валерий Александрович Андрианов

        Я некромант #1

        Позволите задать вам пару вопросов?
        Вы когда-нибудь ездили с приятелями на рыбалку, ну, чтобы лодки были, удочки, резиновые сапоги? Ездили? Я вот сподобился на свою голову — съездил! Знал бы заранее, чем все для меня обернётся, выкинул бы удочки на ближайшей помойке и остался дома у телевизора пить пиво.
        А вы когда-нибудь читали фэнтези, ну, чтобы накал страстей, борьба добра со злом, магия и мечи, эльфы и гномы, принцессы и главный герой, ясно, на белом коне? Читали? Отлично, а теперь забудьте про всю эту фигню.
        Нет, конечно, раз уж жанр обязывает, то будет и борьба, и магия с мечами, и, разумеется, учёба в магической Академии и прочие штампы.
        Вот только, увы, персонаж подкачал — не быть мне героем девичьих грёз. Вы спросите почему? Всё очень просто, я — некромант!

        Валерий Андрианов
        Я — некромант. Часть 1

        «Никогда в общение не называйте тёмного мага — просто тёмным. Ибо тёмными принято называют только тёмных
        колдунов, продавших свои души Проклятому. Тот, кто назвал темного мага — просто тёмным, рискует позавидовать
        мертвым».
    Из первой лекции по общей магии.

        Глава 1
        Перенос

        Звонок раздался поздно вечером в пятницу. Звонил Макс — мой вечный приятель по рыбалке, эдакий живчик и балагур по жизни.
        — Здорово, дядька! Есть желание сгонять за карасями? Мужики сдали новое место. Говорят, что есть много крупного карася. Клюет на все! Давай проверим, а? Хоть поймаем несколько штук, в глаза их бесстыжие посмотрим! А чё?
        Вован согласен. Возьмем лодки, палатки, посидим, ушицы сварим, водочки примем, отдохнем! А? Не поймаем, так из тушенки ухи наварим — первый раз что ли?
        Хм… Ничего другого я от Макса с Вовкой не ожидал. Очередная авантюра. Вообще все наши рыбалки являлись авантюрами чистейшей воды. То за лещом поедем, то за щукой, то еще за какой-нибудь другой рыбой в какое-нибудь новое и просто «офигительное» место, где рыба клюет только вчера и завтра. Вот только результат был известен заранее. Нулевой. Нет, посидим-то мы конечно хорошо. На природе, у костра. Романтика. Комаров опять же покормил душевно… И это если с погодой повезет, а про наше везение коллеги на работе уже анекдоты рассказывают. Хотя, с другой стороны, а почему бы и не съездить. Действительно, в первый раз что ли? Планов на выходные никаких. Живу один. Ни семьи, ни даже кошки-собаки нет. Решено. К черту все, еду на рыбалку!
        — Здорово! Шо, опять? Куда поедем на этот раз?  — поприветствовал я Макса.
        — Да тут не далеко. Километров двести с хвостиком. Короче, червей Вовка накопал. У нас все собрано, а про место я тебе и по дороге расскажу. Собирайся, мы часам к двенадцати к тебе подгребём.
        — Мда, попил пивка у телевизора!  — напрягся я — Может все-таки лучше с утра? Чего на ночь глядя-то? Доехали бы по светлому, спокойно поставили палатки, без шараханий в потемках, и ловили бы рыбу как все нормальные люди!  - попробовал я уговорить Макса. Ага, щас… Уговорил один такой.
        — Пивка вы с Вованом и в машине попьете. А то приедем к обеду, а там всех наших карасей уже выловили!  — поставил точку приятель.  — В общем, жди, мы скоро. Как сделаю неотвеченный на мобилу, значит будем у тебя через пять минут. Да кстати, хавчика набирай побольше.
        Ну и что тут скажешь?
        — Яволь, мой генерал. Жду.

* * *

        М-да, как говориться вечер перестал быть томным. Сборы были недолгими, а вещей набралось как грязи. Удочки, сумка с рыбацкими причиндалами, палатка, спальник, надувной матрац с подушкой, сапоги, теплая одежда, сумки с продуктами и еще куча, ну прям очень необходимых вещей, которые завалили дверь в прихожей. Мелькнула мысль о том, что квартира на втором этаже — это благо. А то, как представишь, что все это потом обратно затаскивать, да еще и с пойманной рыбой (эх мечты-мечты), так сразу кажется, что на фига мне спальник нужен — это в июне месяце, при плюс 20 ночью. Да и половина вещей нужна мне, как ёжику футболка. Какие-то банки-коробки, садок, подсачек и прочая хрень. НАФИГА? Вон Вован, все время ездит с одним дедовским алюминиевым ящиком за спиной — аля ранец, и пластмассовым ведром. Даже удочка у него телескопическая в ящике. А я че рыжий переть все это?
        — Ты бы еще лыжи с валенками захватил, придурок,  — укорил я себя любимого,  — каждый раз набираешь целую кучу шмоток, а что в итоге? Чувствуешь себя, как лошадь на свадьбе. Голова в цветах, а задница в мыле. Это не отдых, а черт знает что получается. Мда, положа руку на сердце, решил, а оно мне это надо? Правильно, не надо. Сел на табуретку в кухне. Спокойно прикинул и спустя двадцать минут сердешных и душевных терзаний (ну и минус одна банка пива и сигарета) выкинул половину шмоток обратно на балкон. Как говориться, от работы дохнут кони, ну а я бессмертный пони. Уф… Управился. Разогрел макарон с котлетами, заварил чайку, поужинал в общем. Решил, что ждать звонка от Макса дома не стоит, а можно выдвигаться на улицу. В две ходки спустил к лавочке у подъезда все вещи, попутно пару раз навернувшись через них на лестнице. Сел на лавочку, закурил. Красота!
        Макс с Вовкой подъехали в пять минут первого. Позвонить они конечно забыли.
        Ослепив меня фарами, подкатила старенькая Нива Макса. Из машины выскочили сразу оба, поручкавшись мы, перекидали мои вещи в машину и поехали. В салоне как обычно сразу заиграла «Я свободен» от Арии, что для этих двоих женатиков было очень актуально. Вырвались ребята из дома от жен. Держитесь караси. Мы едем! Ага, знал бы, чем все для меня закончится, выкинул бы все удочки на ближайшей помойке и остался дома у телевизора пить пиво.

* * *

        В дороге время летит не заметно, если компания хорошая, ну а у нас она самое то. Кстати позвольте я всех представлю. Первый — Володя Федорцов. Известный в нашей среде бабник (со всеми женщинами мира готов сожительствовать в гражданском браке) и хохмач, душа человек сорока двух лет отроду. Рост средний, вес средний, а вот куда умище-то деть? Я редко схожусь с людьми в силу своего паскудного характера, но вот с Володькой как-то все просто получилось. Пересеклись на работе через Макса, пообщались немного, выбрались вместе на рыбалку и все, как говориться наш человек.
        Второй сапог этой пары — Максим Тарасов, весельчак и балагур по жизни, вечный заводила в нашей команде. Человек — золотые руки, как у нас о нем отзываются на работе. Механик от бога и инженер от системы образования. Годков ему, как и мне тридцать пять.
        Ну и я — Иванов Алексей Михайлович, мужчина в полном расцвете сил. Ни красавец, ни урод, а человек обычной славянской внешности. Рост средний, телосложение плотное. Здоровье — грех жаловаться, как говорится, не дождетесь. Хобби рыбалка, музыка и книги жанра фэнтези… Обычный среднестатистический россиянин. Родился и живу в городе Владимире, окончил школу, политехнический институт, работаю инженером-конструктором на родном заводе. Своей второй половинки в жизни так и не нашел хоть и нахожусь в постоянном поиске. Словом, как говорил известный персонаж из кинофильма «Гараж» — я такой же, как и все, я из большинства.

        В общем, едем, балагурм, травим анекдоты и вспоминаем прошлые выезды на рыбалку. Мы с Володей
        Федорцовым пьем пиво, а Макс рулит и рассказывает про новое место и дорогу. Оказывается, что есть такая деревушка в соседней губернии — Пантелеевка. Так вот за этой деревней, километрах в трех, будет съезд с трассы на старую грунтовую дорогу, которая петляя километров семь по лесу, да по заболоченным местам, должна закончиться карьерами бывших торфяных разработок.
        — Болото, короче!  — махнул рукой Вован и приложился к баклажке с пивом.  — Как и вся наша Россия — большое болото!
        Не заплутаем?
        — Нет,  — сказал Макс — дорога там только одна.
        — Ага,  — засмеялся я — Сусанин полякам тоже что-то похожее говорил.
        — Ну, в крайнем случае, погуляем хорошо — улыбнулся Максим и прибавил газу.

* * *

        Погуляли действительно знатно. Для начала целый час мотались туда и обратно за Пантелеевкой в поисках съезда с трассы. Потом, когда грунтовка через пару километров разделилась на две дороги, встали на развилке перекурить.
        — Одна дорога здесь, говоришь!  — сказал, прикуривая Володя — Абориген, блин, хренов! А это, по-твоему, что? У нас в глазах двоиться?
        — Спокойно, мужики, у меня снимок со спутника в бардачке лежит,  — сказал Макс — забирая у меня из рук бутылку с пивом.  — ща разберемся!
        — Э-э, Макс, а ты не рано начал пить, мы же еще не доехали?  — забеспокоился я.
        — А че? Ты здесь надеешься встретить гаишников? Так нет их здесь, сердцем чую!
        — Сердцем он, блин, их чует,  — пробормотал Вован,  — он бы, гад, куда нам поворачивать лучше бы учуял.
        — Действительно, Макс, заканчивай пить! С трезвым Сусаниным мы бы еще смирились, но с пьяным мы все выходные здесь плутать будем!  — наехал я.
        — Злые вы, уйду я от вас!  — трагическим голосом сказал приятель, доставая карту.  — Так-с, посмотрим, что у нас тут!
        Блин мужики вы не поверите! На снимке дорога одна!!!
        — О, как его с пивка-то торкнуло!  — заржал Вован — Леха, проверь сам, а то я ему уже не доверяю.
        — Хм. Действительно одна.  — почесал я затылок.  — Писец, приплыли! Привет, караси.
        После того, как снимок с умным видом покрутили все, перекурив и оправившись, совет племени принял мудрое решение послушать Володьку и ехать налево. Как ни странно, но проехав километра четыре, наши плутания благополучно закончились. Фары выхватили из темноты высокую стену камыша с ровным, черным зеркалом воды за ним. Остановив машину возле старого костровища мы, включив фонари, приступили к разбивке лагеря под громкое хоровое пение местных лягушек и комаров.
        Когда лагерь был установлен, начало светать. Мир вокруг начал просыпаться и оживать, постепенно наполняясь красками и звуками, разгоняя серую мглу уходящей ночи.
        Перекусив на скорую руку, накачав лодки и замесив прикормку, ну и приняв немного на грудь за приезд, мы спустили лодки на воду. Так как место было не изученное, то мы решили разделиться и плыть в разные стороны водоема.

* * *

        Бросив в загруженную лодку полторашку с минералкой, я решил начать знакомство с местными карасями метров в четырехстах от лагеря. Там, как раз, сходились две стены камыша, образуя глухой, закоряженный, и заросший ряской угол озера.
        — Эх, лепота!!!  — спародировал я героя известного фильма — Красота-то, какая!
        Вокруг действительно было очень красиво. Поднимающееся солнце, подсвечивало редкие облака на голубом небе.
        Просыпающийся ветерок слегка покачивал верхушки камышовых зарослей, а вездесущие стрекозы уже носились над темной водой озера друг за другом. Лодка, плавно двигаясь по поверхности воды, разбивает пока еще ровное зеркало водоема.
        Привязав лодку к камышу в приглянувшемся еще с берега месте, закормил рыбу и забросил удочки. Просидев два часа без единой поклевки, я успел и окрестными пейзажами налюбоваться и покемарить, как следует. М-да, как говориться — не судьба! Судя по всему это болото относиться к той категории водоемов, на которых рыба клюет только вчера и завтра. Прям как в том анекдоте про врача и пациента: «Я вам говорю, приходите завтра! Чё вы всё время сегодня приходите?».
        Вернувшись в лагерь, громко распевая — Эх, хвост, чешуя, не поймал я ничего!  — и никого там не обнаружив, решил, что с этим делом нужно переспать и завалился в палатку.
        — Спать, спать, спать…  — пробормотал я сам себе, засыпая.

* * *

        Проснулся часа через четыре, разбуженный веселым хохотом Макса и Володьки. В палатку слабо тянуло дымком от костра и чем-то явно съедобным. Причем запах был настолько одуряющим, что мой желудок недовольно заворчал, намекая, что одной выпивкой и утренними бутербродами сыт не будешь. Сглотнув набежавшую слюну, я вылез из палатки, являя себя народу.
        — Славяне, а пожрать есть че?  — спросил я.
        — О-о, какие люди, к нам пожаловали.  — Заулыбались рыбачки.  — Всех карасей проспал, соня!
        Судя по булькающему на костре котелку и торчащим из него рыбьим хвостам, эти два обормота отрыбачились удачно.
        — Сподобил господь?  — вздернул я бровь от удивления — Нагляделись в глаза бесстыжие карасиные? Ну и кто так отличился? Ты, что ли?  — обратился я к Максу.
        — Не-е,  — заржал тот, аж похрюкивая от смеха — я так не умею! Хр. Это вон Вован расстарался, у дедка местного выпросил. Тот, хр…, как раз сетку проверял, когда мы назад пустые плыли. А этот как запричитает жалобно так, что даже я бы последнюю рубаху отдал: «Дедушка, миленький, сами мы не местные. Мамки-папки нет. Третий день голодные, а из продуктов только водка осталась! Будешь?». Ну, вот и поделился он с нами рыбкой. Мы тут посидели с ним часик, пока ты дрых, вот и разговелись немножко. А дед домой поплыл.  — утирая слезы рассказывал Макс.  -
        Кстати, ты знаешь, довольно интересный дедок попался. Такого нам тут с Вованом нарассказывал по пьяной лавочке, аж жуть берет, ну, если в эту муть конечно верить!
        — Ну-ка, ну-ка с этого места поподробней.  — заинтересовался я садясь на складной стульчик к столу.
        В общем, дед оказался немного, как бы это сказать, не в себе, что ли. Нет, с начала, со слов ребят, все было нормально.
        Абориген рассказал, где на озере лучше всего карася ловить, чем прикормить, чего насаживать. А вот потом, когда они приняли на грудь уже по стаканчику, поведал дед историю возникновения этого озера.
        Короче, в середине славных 80-х, решило высокое начальство создать в этих местах заповедник для рыбалки и охоты кремлевских генералов. Местные чиновники, отрапортовав, что, дескать, не извольте сумлеваться, все сделаем в лучшем виде, нагнали из Пантелеевки и других деревень местного люда на работы. Михалыч (так представился дед) с женой и сыном так же не избежали участи строителей светлого будущего коммунизма, для кремлевских генералов, и тоже попали на сооружение данного объекта. Работы начали ранней весной. Соорудили дамбу, срыли перемычки у нескольких карьеров, заполнили водой получившийся котлован. По осени зарыбили получившееся озеро. Рыбу привозили в бочках откуда-то издалека и выпускали в озеро тысячами. Построили несколько домой для московских хозяев, поставили баньку. Словом, на следующий год кремлевские начальники крепко прописались на этом озере.
        Рыбалка, охота — птицы на озере развелось полно, банька, шашлыки и прочие радости жизни, все было организовано на высшем уровне. Для охраны начальства приезжающего на отдых в заповедник нагнали солдатиков с автоматами. И потекла эта сладкая жизнь избранных товарищей изо дня в день и из года в год. Михалыч, тогда пристроился егерем в заповеднике, так как считался лучшим охотником и рыбаком в округе.
        Но пришла, как водиться беда, откуда не ждали. Пропал кремлевский генерал. Выплыл на зорьке по утке отохотиться и пропал. Причем пропал не один, а вместе с сыном Михалыча. Сунулись к охране, так та, знать говорит ни чего не знаем! Муха не пролетала! Организовали поиски, да только так никого и не нашли.
        Приехала комиссия с Москвы разбираться. Как же так целый генерал пропал! Михалыч к тому времени уже всю округу прочесал раз двадцать, да только без толку. Вот и эти покрутились, покрутились, да и уехали не солоно хлебавши. Чем у них там, в Москве, дело закончилось — неизвестно, но только заповедник закрыли.
        Казалось бы — все, закончилась та история. Но вот заметили местные, что нет, нет, да и пропадет на озере кто-то из приезжего люда. Вот собственно и весь рассказ.
        — Ну и куда, ты завел нас, Сусанин-герой?  — рассмеялся я.
        — Да откуда я знал-то? И вообще, если вы в эту мистику верите, то это ваши проблемы. Я вот лично на рыбалку приехал. Давайте уху есть, а время покажет!
        — Ага,  — улыбнулся Вован, открывая бутылку — УЗИ показало, что будет свадьба!

* * *

        Утром, еще по темному, позавтракали, подкачали лодки и как только начало светать выдвинулись на озеро. Я решил попробовать ловить на вчерашнем месте. Закинул удочки и начал ждать. Прошел час. ХРЕН. Блин, приедешь на рыбалку отдохнуть, нервишки полечить! Ага, останешься вообще без них! Еще туман этот, ни фига же не видно!
        Стоп. Какой туман и откуда он взялся? Я оглянулся. Молочный кисель окружал меня со всех сторон. Я уже с трудом различал нос лодки. Замуровали демоны! Ну и чего теперь делать? Ловить не возможно. Плыть обратно? Так куда, не видно же ничего? М-да, ситуация. Достал из кармана фляжку с водкой и сделал пару глотков. Черт, башка-то как болит! С утра же поправился, нормально все было.
        Боль в голове нарастала. Виски сдавило так, что в глазах начало темнеть. Стало, так хреново, что захотелось просто сдохнуть. Фляжка выпала из рук. Туман, как ватой, облепил меня со всех сторон, залезая в глаза и рот. Дышать стало невозможно. Писец котенку, промелькнула мысль. По подбородку что-то потекло. Провел рукой — кровь. Вот теперь точно — писец. Уже теряя сознание от боли и удушья замечаю, что по туману начали пробегать дуги электрического разряда, приближаясь ко мне со всех сторон. А потом мне в лоб прилетела молния. Вспышка. Все, отмучился!
        Темнота.

        Глава 2
        Знакомство с новым миром

        В себя я пришел от солнечного света, бьющего по глазам. Лежу на спине. Тело ватное, чужое и почти ничего не чувствует. Голова, как в тисках и отзывается болью даже на попытки приподнять ресницы. Подступивший приступ тошноты, заставил меня повернуть голову набок. Рвало и выворачивало меня минут пять. Наблевался на всю жизнь, не меньше. Господи, да откуда во мне столько? Стало гораздо легче, и я открыл глаза. Первое, что увидел — была трава.
        Обычная зеленая трава. Попробовал перевернуться на живот и подтянуть руки под себя, чтобы встать на коленки.
        Кажется, получилось. Отполз подальше от места, где меня выворачивало, и лег на спину. Мутило не по детски. Так, походу я на каком-то лугу. Метрах в тридцати видел пасущихся коров. Как я здесь оказался? Где Макс с Вовкой?
        Какая-то бесформенная куча с красным пятном на траве привлекла внимание. Твою мать, да это же запчасти от коровы: кишки, копыта, рога, рваная шкура и переломанные кости. Откуда? Они их чё, взрывают здесь что ли? В прочем ни времени, ни желания выяснять это у меня уже не было. Очередной приступ рвоты накрыл с головой.
        Рядом зашуршала трава — кто-то шел в мою сторону.
        — Эй, Ник, ты там живой?  — раздался крик со стороны.  — Ползти можешь?
        Я повернулся на крик и вытер лицо рукавом рубахи. На автомате отметил, что рубаха не моя. Метрах в двадцати стоял паренек с кнутом, на вид лет пятнадцати и призывно махал мне рукой.
        — Ползи ко мне, Ник! Да быстрее, дурачок, а то она сейчас вернется и тогда тебе точно конец!  — орал мальчишка, подпрыгивая на месте от нетерпения.  — Быстрее, она уже возвращается! Да ползи же, дурак!
        Мальчишка размотал кнут, и взмахнут им в мою сторону.  — Хватай скорее, я тебе помогу.
        Я повертел по сторонам головой, но вокруг кроме меня никого не было. Ну и где этот Ник? Судя по крикам мальчишки, ему явно, что-то угрожает. А поскольку он где-то рядом со мной, то и мне тоже нужно валить и желательно, как можно быстрее. Преодолевая очередной приступ тошноты, я пополз в сторону паренька, поскольку сил встать на ноги попросту не было.
        — Да, хватай ты кнут, дубина,  — заорал, похоже, все-таки мне, мальчишка — еще чуть-чуть и тебя сейчас снова накроет!
        Намотав на руку плетеную часть кнута, я продолжил ползти. Мальчишка, перехватив кнут двумя руками, принялся тащить меня к себе. Дело с моей транспортировкой пошло легче, и я повернулся назад, чтобы найти этого Ника.
        Вот это ни хрена себе! Сзади меня надвигался трех метровый прозрачный шар. Марево внутри напоминало дрожание воздуха над асфальтом в жаркий день. Вскочив на ноги, и откуда, только силы взялись, припустил в сторону моего спасителя. Добежав до него, рухнул в траву, дыша как загнанная лошадь.
        — Уф. Управились. Ну и здоровый ты кабан, Ник! Даром, что первый дурак на деревне, а вот силушкой Единый не обидел! Тебя за каким хреном потащило в Давилку? Жить надоело?  — затараторил мальчишка.
        — Сам дурак! Хотя за помощь спасибо! Чё это было-то? И кстати, ты кто?
        Мальчишка вытаращил глаза и упал на пятую точку. Размашисто крестясь, и глядя на меня неверящими глазами, произнес:
        — Ник, ты говоришь!
        У-у, как все запущено. Ладно, попробуем определиться.
        — Кто такой Ник? Где я?
        — Хм… говорить вроде начал, а вот как был дураком, так им и остался.  — почесал он затылок — Ник — это ты! Ты, чего, совсем ничего не помнишь? Я — Миха, ты — Ник. Мы с тобой каждый день коров вместе на выпас гоняем. Вон за рощей деревня наша. Ты чего, совсем ничего не помнишь?
        — Какой, на хрен, Ник?  — я начал закипать — Меня вообще-то Алексеем зовут! И никаких коров я с тобой не пас и пасти не собираюсь. Где озеро? Вообще где я?
        — Погоди, Ник. Ты хоть понимаешь, что ты говорить начал. Всю время мычал, слюни пускал, а теперь заговорил!
        Расскажу кому, так ведь мне не поверят. Хотя, чего это не поверят. Вот же ты, разговариваешь.
        Судя по всему, мой собеседник завис конкретно и с кем-то меня путает.
        — Расскажи все, что знаешь обо мне.
        — Ник, ты меня пугаешь,  — сказал Миха,  — отползая от меня на пару шагов. Ты же Ник, наш деревенский дурачок.
        Появился, ты у нас в деревне около двух лет назад, осенью. Тебя где-то подобрал дядька Купап, когда с рынка из
        Артона ехал. Говорить до сегодняшнего дня ты не мог, только мычал все время. Дядька Кулап, тебя пожалел, вот и приютил. С тех пор ты живешь у него в сарае и ходишь со мной и с ребятами пасти скотину. Зимой еще у дядьки
        Вакута в кузне помогаешь на мехах. Ну вот, наверно и все.
        Писец. Приплыли шлепанцы к ногам. Я чего сплю что ли? Ущипнул себя за руку — чуть не взвыл. Больно-то как, блин! Нет, точно не сплю. Тогда, что же это?
        Я растерялся совершенно. Что же происходит? Какого х…? Стоп. Давай разберемся по порядку. Я с ребятами рыбачил на озере. Потом меня окружил туман и я отключился. Очнулся на лугу среди коров и рядом с какой-то Давилкой. Так и на что это похоже? М-да, а похоже это, на то, что я попаданец. Осталось только определить, в какую задницу я попал.
        Хотя варианта всего два. Первый — сумасшедшем дом, где я сижу и пускаю слюни, радостно гугукая по любому поводу. Второй — даже и не знаю. Глупость конечно, но что если … Да нет, бред какой-то. Или все-таки не бред? Так надо успокоить парня, да и себя заодно. Нужно больше информации.
        — Хорошо, допустим, что я Ник. Что произошло?  — обратился я к Михе.
        — Чудно, как-то, что разговариваешь. Да и лицо совсем другое стало — серьезное что ли.  — задумчиво изучал меня Миха.  — Непривычно, как-то. Как будто с другим человеком говорю. Ладно, слушай.
        В общем, случилось следующее. Как обычно, пригнали с утра, стадо на луг. День обещал быть жарким и Миха с
        Ником устроились на отдых под кустами, в тени рощи. Продрыхнув полдня, изредка открывая глаза и поглядывая за стадом, Миха решил, что пора обедать. Не успели перекусить, как понесла нелегкая Пеструху (та еще паскуда, все время боднуть норовит) принадлежавшую дядьке Кулапу, к оврагу с Давилкой. Давилка — это типа такая местная аномалия. Все живое, что в нее попадает — давит и разрывает на части. Все местные давно знают, что к оврагу подходить не стоит. Вот и обходят его десятой дорогой. Вырваться не возможно — верная смерть. Проезжающий весной через деревню маг сказал, что если в неё до осени никто не попадет, то сама исчезнет.
        Ткнув пальцев в рванувшую от стада корову, Миха отправил меня (Ника) вернуть беглянку. И толи трава у оврага ей так приглянулась, толи просто характер у животины такой был, только догнать её удалось уже аккурат возле оврага.
        Вот тут-то она в Давилку и влетела. Эту хрень, оказывается, и не видно совсем, пока её не побеспокоишь. Вот и разлетелись пеструхины рожки, да ножки, рога и копыта по окрестностям. Царство ей небесное. Попутно зацепило, хорошо хоть только краешком, и дурачка местного. Но приложило все-таки, по всей видимости, не слабо. Полет в обратном направлении, по словам Михи, выглядел даже красиво. И почему люди не летают как птицы? Чему я ни сокол? Словом повезло, блаженному, даже не сломал себе ничего, а только говорить начал, да выглядеть по-человечески.
        — Свезло, так свезло, тебе Ник.  — покачал головой парень — Не иначе сам Единый тебя спас. Да не просто спас, а разум вернул. Помнишь, хоть что-то, о себе?
        Я покачал головой и задумался. Трындец! Порыбачили! Ну, спасибо, Макс. Низкий тебе поклон — до земли! Вытащил из дому — вовек не забуду!
        Следующие минут пять разговаривать я не мог. Только материться. От сердца, от души, и от всего организма.
        Вышагивая взад-вперед по лугу, я пинал босыми ногами траву и размахивал руками. Если верить в теорию, что когда о человеке вспоминаешь, то ему икается, то Макс должен был об икаться в усмерть.
        Наоравшись и выговорившись, сел на траву и уткнулся лицом в ладони. Та-а-ак, походу сюрпризы еще не закончились! Ну и чьи — это руки? А это, что? Борода что ли? Посмотрел на ступни ног, торчащих из холщевых порток. Бли-и-н, это уже не смешно! Мне, кажись, и ноги чужие подсунули! Я захихикал. Привет тебе Леха, от Юры Гальцева:
        Как-то в носе ковыряя — мне там лишнее на кой?
        С удивленьем замечаю, то, что палец-то не мой!
        И рука совсем чужая — здорова, как у коня,
        Волосатая такая и растет не из меня…

        Откинувшись на спину, я глядел в небо и пытался успокоиться. Блин, был бы маленький, точно заревел. Судя по всему, тело у меня теперь чужое, как и жизнь. Я очутился непонятно где и в новом теле. Да-а, бывает. Всё в лучших традициях фэнтезийных писателей. Поймать бы того писаку, кто со мной это сделал, да отметелить, как следует. Вот тебе и первая мечта в новой жизни.
        Так, проведем досмотр. Что мы имеем? Серые холщевые штаны, аля брезент, и рубаху из того же материала. Да-а, тяжела ты и неказиста жизнь деревенского дурачка. Хотя судя по одежде Михи, здесь, наверное, все так одеты.
        Дяревня. По причине отсутствия в одежде каких-либо карманов, на этом инвентаризация и закончилась. Ну что еще?
        Руки — есть, две ноги — тоже есть. Голова на месте, а что будет дальше, увидим.
        — Мих, давай рассказывай обо всем, что знаешь.

* * *

        В деревню мы вернулись вечером. Умело размахивая кнутом и иногда, покрикивая, Миха гнал стадо впереди нас, не давая ему разбредаться. Оставив позади луг с речкой и рощу, мы перевали через пригорок с редкими березками и вышли к деревне. Деревенька дворов на сорок, отделенных друг от друга плетнями, раскинулась на вершине небольшого холма. Справа от неё поднимались, какие-то поля с зерновыми, которые тянулись все дальше, уходя к хвойному лесу. Я с любопытством разглядывал местных крестьян, вышедших нам на встречу и разгоняющих по дворам скотину.
        Свернув кнут, Миха метнулся в сторону и подвел ко мне, высокого мужика лет сорока-сорока пяти одетого в синюю рубаху и черные штаны, заправленные в добротные сапоги из мягкой кожи.
        Миха в красках и действии принялся рассказывать историю сегодняшнего дня. Из их разговора я понял, что этот перец и есть Кулап — староста деревни.
        — Ну, здоров, орел — усмехнулся Кулап.
        — И вам не хворать, э… дядька Кулап. Мне б водички испить, а то так есть хочется, что переночевать негде.
        Мужики, что собрались вокруг нас, привлеченные рассказом Михи, заржали так, что все кобылы в окрестных конюшнях, наверняка, повернулись в нашу сторону.
        — А ну-ка, пойдем ко мне в избу, Алексей — пригласил меня староста — там и поговорим.
        Ага, посидим. О делах наших скорбных покалякаем…
        Я шел за деревенским старостой и мысленно ковырял информацию, что вывалил за день на меня Миха. Следовало решать, как жить дальше. Понятно, что прописываться в сарае у старосты и дальше — не вариант. Ну, может только на первые несколько дней, если хозяин разрешит. Хотя жилье сейчас не главное — лето на дворе и под кустом можно выспаться. Необходимо понять, как я могу заработать свой кусок хлеба в этом мире. А вот с этим, как раз, большие проблемы. Это только в книгах у попаданцев все гладко получается. У одних, не отходя от кассы, обнаруживается целый багаж необходимых знаний в голове — причем размером с Ленинскую библиотеку, не меньше. У других не хилые способности к магии — хоть сразу в архимаги производи, ну или на крайний случай, в Волшебники
        Изумрудного города. Третьи, так мечами и ногами махать начинают, что местные Ван-Даммы и Конан-варвары нервно курят в сторонке. А уж из лука стреляют так, что Робин Гуд рядом с этими снайперами — жалкий дилетант.
        Нет. Я не Гарри Поттер, да навыков Горца у меня нет. Знаний в голове, подходящих для этого мира, тоже вроде как не густо. Виртуальный теоретик, чего вы ходите. Работник клавиатуру и мышки. Да-а… Есть от чего впадать в отчаянье.
        И не хрена ты, Леха не умеешь! Как говаривал один персонаж: «Ты, вообще на свете живешь по доверенности. У тебя ничего нет! Ты голодранец!». Во-во, точно про меня. Блин, как жить-то?
        Так, соберись балбес! Надежда умирает последней! «Врагу не сдается наш гордый Варяг …». Если в этом мире есть магия, то не факт, что у меня нет магических способностей. Хотя опять же, не с моим везение. Далось оно мне это везение? Ну, пессимист я временами, пессимист. Дальше. Руки целы, ноги целы. Голова на плечах есть. Не совсем же она пустая? Не совсем. Так что рано впадать в отчаянье. Вон и хозяйство в порках болтается. Не хуже прежнего, между прочим. Еще днем на лугу приценился. Главное, что еще и работало. В общем, решено. На первых порах будем плыть по течению, и искать себя.
        А не хилая хата у старосты! Уважаю — хозяин! Сразу видно, что у мужика руки, откуда надо растут, не то, что у некоторых, да и голова варит. Можно сказать — трижды еврей Советского Союза. Заслуженный куркуль России! А иначе и старостой бы не был. Блин, как фигово, что мне от старого жильца моего организма никаких знаний не досталось. Хотя какие знания у убогого? Оказался в нужном месте в нужное время и на том спасибо! Хорошо, что хоть с общением нет никаких проблем. Чувствую ведь, не на русском разговариваем, а проблем нет. И, слава богу! Или как говорят местные Единому!
        Интересно, как я хоть теперь выгляжу? Догадываюсь, что не Делон и даже не Гир — с моим-то везением! Надеюсь, что хоть у Квазимодо хлеб отбирать не буду. Эх, была, не была, пора знакомиться!
        — Дядька Кулап,  — обратился я к старосте — мне бы глянуть на себя как. Есть в чего заглянуть?
        — Да вон бочка с водой у бани стоит.  — махнул тот рукой — Иди, любуйся.
        Иду к деревянной кадушке. А чё тянуть-то? Лучше сразу отмучиться. М-да… Встретили меня по одежке. Проводили тоже не очень хорошо. Не прынц — это точно. Но и страшно ничего. Народ при встрече разбегаться не будет.
        В бочке отражался парень лет двадцати. Темные волосы до плечь. Нос прямой. Лицо не широкое. Уши, как уши, глаза, как глаза. Не лопоухий, не косой и ладно. Больше ничего не разобрать — борода мешает. Ладно, жить буду. Помыться бы, да подстричься. Постираться бы тоже не мешало. Запашок от меня тот еще.
        Кулап, поняв мои намерения, принес какую-то глиняную плошку со щелоком. Нож побриться не дал, как я себя демонстративно не дергал за бороду. Абидно, да? Не доверяет мне. А чего от вчерашнего дурака ожидать? Вот и остерегается. Любой бы поостерегся.
        После мыльно-рыльных процедур вошли в дом и сели за стол. Хозяйка, удивленно косилась на меня, но рот не открывала. Молча, накрыла стол и ушла за печку.
        — Ну что, Алексей, перекусим чем Единый послал.  — указал на стол Кулап — Не стесняйся, вижу, что голодный.
        Меня просить два раза не нужно. Каша гречневая, на сале и грибочки соленые ушли влет. Жаренная рыбка, пироги с яблоками — м-м, вкуснотища! Хозяйке респект! Уф… Налопался. Покурить бы. Хотя, вроде как и не тянет теперь. Не приучено новое тело к табаку. Да и нет его в этом мире. Я у Михи специально узнавал.
        Хозяин плеснул из запотевшего кувшина пива в кружку и подтолкнул её в мою сторону. Налил себе,
        отхлебнул с удовольствие и принялся меня разглядывать.
        Молчание.
        — Ну что, Алексей, вот ты и пришел в себя. Чуть больше двух лет тебе на это понадобилось. Хотя надежды конечно мало было. Я ведь тогда у Кнута, даже имени твоего спросить не успел, когда он тебя мне оставил.
        Торопились они. Очень торопились.
        Я завис. Интересно о чем он? Я так понимаю, что Ник не всю жизнь в дураках проходил. Интересно девки пляшут! По идеи раз я (Ник) пришел в себя, то должен все вспомнить и понимать о чем идет речь. Но поскольку Ника больше нет, а его тело занял я, то нужно как-то выпутываться. Как? Придется все валить на амнезию. А что? Давилка меня тогда не слабо приложила. Должно прокатить.
        — Кулап, я ничего не помню из того, что со мной произошло. Совсем.  — начал я.  — Ни то время, что я дурачком бегал, ни то, что было до этого. Только имя свое вспомнил. Поэтому твои слова мне ничего не говорят. Я вообще ни понимаю — где я, кто я? Спасибо Михе, что просветил немного. Знаю теперь, что мы в Империи. Деревня называется
        Каменной Сторожкой. Что город Артон в половине дневного пути от деревни. Знаю еще немного мелочей, но это все.
        Дальше пустота. Кем я раньше был, чем занимался? Ничего не могу вспомнить!
        — Благодари Единого, что в себя пришел, парень! Остальное вспомнится помаленьку.  — усмехнулся Кулап.  -
        Теперь-то всяко веселее будет.
        — Можешь рассказать обо мне?
        — Это можно. Знаю я хоть и немного, но …
        Кулап помолчал, собираясь мыслями, вспоминая.

* * *

        Два года назад, будучи в Артоне после сдачи налогов сборщику в имперскую казну, староста остановился на постоялом дворе «Веселый наемник». Сам он из бывших наемников. Пять лет назад по ранению был списан в чистую из Ястребов графа Эйвака. Дослужился до десятника четвертой сотни и тут тяжелое ранение. Почти все накопленные за семь лет службы деньги и выплаты по ранению ушли на оплату услуг мага-целителя. Жизнюк1 оказался бакалавром. А где и на какие деньги прикажите искать полноценного мага жизни? Поэтому раны периодически напоминали о себе, особенно в непогоду. Возраст тоже начал о себе потихоньку напоминать, вот и пришлось вернуться в родную деревню. Через полгода земляки избрали его деревенским старостой. Связей с бывшими сослуживцами
        Кулап старался не терять и периодически наведывался в Артон, где постоялый двор держал ветеран Ястребов - Верлон.
        В тот вечер Кулап решил переночевать на постоялом дворе и поутру возвращаться в деревню. Пропустив пару кружек пива и поболтав с Верлоном о последних слухах, уже собирался завалиться спать, как в зал ввалился запыхавшийся Кнут.
        Кнут был действующим десятником Ястребов. Кулап помнил его еще желторотым молокососом, попавшим в его десяток после тренировочного лагеря. Но ничего, обтесался со временем. Стал не плохим мечником, а после ранения Кулапа принял десяток.
        — Привет командир — обнял бывшего десятника Кнут.  — Рад тебя видеть. Я вообще-то к Верлону шел, но то, что здесь ты — даже лучше!
        — Заматерел — сказал Кулап, оглядывая бывшего подчиненного.  — Каким ветром в наших краях?
        — Беда у нас командир. Граф назначил общий сбор отряду в Пограничье. Говорят, в Зоне нечить с нежитью зашевелились. Сотня четвертый день, как на марше. Вчера на ночевку вблизи Серого ущелья остановились, а ночью нежить с нечистью попёрла. Упыри вырезали половину караула и добрались до лагеря. Если бы не маг наш новый, все бы там легли. Мальчишку жалко — повредился он умом. Перенапрягся. Хорошо он гадов приложил — одни ошметки от тех, кто в лагерь ворвался, остались. Остальных в мечи взяли. Раненых здесь в городе размещаем. Через час вслед за сотней двинемся. Мага я хотел у Верлона оставить, что бы пристроил куда-нибудь, да пригляд за ним организовал.
        Разумник2 сказал, что может оклемается еще. Должны мы ему! Понимаешь? Крепко должны.
        — Понимаю. Слушай, Кнут, я сейчас старостой в Каменной сторожке. Давай его ко мне. Может и выйдет чего - очухается. Я пригляжу, если что. Ну, а если не придет в себя, то на все воля Единого — всяко не пропадет!
        — Спасибо, командир!  — просиял Кнут и положил на стол кошель.  — Вот, возьми. Не вздумай отказываться! Ребята обидятся. Пойдем во двор. В телеге он.
        Верлон крикнул прислугу и вышел с бывшим десятником вслед за Кнутом во двор. Выгрузили бессознательное тело мага, и прислуга отнесла его наверх.
        Верлон сунул Кнуту в телегу сверток с продуктами и пару кувшинов с пивом.
        — Удачи, Кнут. Сохрани тебя Единый!
        Обнялись.
        — Даст бог, свидимся, командир!

* * *

        — Не дал Единый. Нет больше Кнута. Почитай вся сотня полегла в Пограничье. От отряда тогда вообще человек пятьдесят осталось. Вынесли раненых, да тело графа. Остальные отход их прикрывали. Вот и полегли все.  - помрачнел Кулап.  — Вот и выходит, что узнавать о тебе, парень, больше не у кого.
        Бывший десятник достал из-за печи запечатанный кувшин. Сломал пробку и разлил в кружки напиток.
        — Гномий самогон.  — сказал Кулап — Помянем парней. Упокой Единый их души.
        У них тут, чё и гномы есть? Хотя если и нежить с нечистью водится, то почему бы и гномам не водиться. Наверняка и эльфы с орками в наличии имеются. Да, как говорила Алиса: «Всё чудесатее и чудесатее!». И как это меня угораздило-
        то, вляпаться во все это? Зона опять же у них в Приграничье есть. А гильдии сталкеров часом нету?
        Я по примеру Кулапа опрокинул в себя кружку самогона. Хорошо пробрало. Душевно. Огонь пробежал по пищеводу и взорвался в желудке. Уф… Даже слезу вышибло. Классная штука. Гномы — респект и уважуха.
        — Вот теперь давай думай, Алексей, что тебе дальше делать. Про Империю и соседей я тебе все расскажу. Каким оружием владеешь — завтра проверим. Дар у тебя есть. Так что если хочешь, то в деревне у нас оставайся. Нам маг точно не помешает. Хотя, если ничего не помнишь, то в Академию тебе надо. Снова учиться придется.
        Кулап плеснул по кружкам остатки из кувшина.
        — Да не унывай,  — улыбнулся Кулап — Второй раз всяко легче, когда знаешь, что ты через это один раз уже прошел.
        — Да я и не унываю, дядька Кулап.  — стукнул я своей кружкой об его кружку.  — Будем!
        — Вот,  — засмеялся староста — уже вспоминать начал.

* * *

        Следующая неделя пролетела, как один день. По утрам Кулап рассказывал мне все тонкости и перипетии этого мира, а с обеда гонял меня с мечом по местным огородам. Я узнал много нового, как об окружающем мире, так и о себе в частности.
        Начнем с того, что мечем я махал, как оглоблей. Всем остальным оружием владел еще хуже. То есть вообще никак.
        Кулап долго матерился и сокрушенно качал головой. Ну не могли, по его мнению, такого неумеху принять в Ястребы.
        Ни как не могли. Меня не меньше года нужно гонять в тренировочном лагере, прежде чем из меня получиться что-то путное. Скорее всего, в отряд я попал только благодаря своим магическим способностям.
        Ага, знать бы еще каким. Кем ты был Ник? По рассуждениям Кулапа, так врезать по нежити мог только полноценный некромант, воздушник3 или водяной4.
        А вот с познаванием мира дело двигалось семимильными шагами. Я буквально впитывал всю информацию, что на меня вываливал десятник.
        Итак, мир называется Эйнал. Он густо населен людьми, эльфами, гномами, орками и другими, но уже не такими многочисленными расами. Материк, на котором я оказался, тысячи лет назад был поделен разумными расами на четыре части — Империя людей, Подгорное Королевство гномов, Лесное Королевство эльфов и Островная Империя орков. Конечно, войны за владение той или иной спорной территорией периодически возникали, но носили уже локальный характер.
        Империя людей раскинулась в центральной и северной части материка и является самой крупной на сегодняшний день. К северу она простирается до Северного океана. Центральная ее часть упирается в Проклятые земли — Зону, как называют её жители империи. С востока Империя граничит с Подгорным Королевством, которое уступает ей по площади в два раза и тянется до побережья Штормового океана. На южном направлении гномы, как и люди, вынуждены сдерживать тварей Проклятых земель.
        К западу от Империи раскинулись вдоль всего побережья Тихого океана владения Лесного Королевства эльфов.
        Территориально они также уступали землями людей. К югу в них врезаются Проклятые земли. Таким образом, раскинувшиеся от Тихого до Штормового океана Проклятые земли, подпирают с юга все три государства. И только островная Империя орков, раскинувшаяся на целом архипелаге в Теплом океане, остается свободной от этой напасти.
        Остальные два материка Эйнала оказались поражены заразой Проклятых земель. На протяжении многих тысячелетий разумные расы были вынуждены отступать под напором тварей Зоны, оставляя материки и острова им на растерзание. Две с половиной тысячи лет назад в южной части последнего материка появилась новая Зона. Причину её появления выяснить так и не смогли, а точнее просто не успели. Не прекращающаяся череда войн всех со всеми за обладание лучшими землями не позволила вовремя заметить надвигающуюся катастрофу. А потом стало поздно. Зона начала стремительно расширяться, захватывая южные земли. Просрали-с. Сдержать напор удалось только после прекращения войн и раздела земель материка. Вдоль южных границ государств подписавших мирный договор стремительно выросло Пограничье. Цепь пограничных городов была объединена единой Стеной, отсекающей
        Проклятые земли от остального мира. Все ресурсы людей, гномов и эльфов были брошены на создание заслона.
        Императорскими и королевскими указами были созданы гильдии наемников, исследователей и охотников за темными тварями Зоны. Ремесло война и мага стало востребовано как никогда до этого. В городах Пограничья были сформированы постоянные гарнизоны, открыты представительства независимых гильдий. Это позволило остановить продвижение Зоны по материку. В Проклятые земли ринулись толпы магов, исследователей, авантюристов пытающихся понять причину их возникновения или просто урвать свой кусок добычи. Пограничье стало не только источником основных затрат казны государств, но и источником весьма высокой прибыли, после введения налоговой системы гильдий.
        Сутки на Эйнале больше земных на шесть часов, а в году насчитывается всего восемь месяцев по тридцать дней в каждом.
        Еще у Эйнала есть своя Луна, превосходящая земную по объему раза в два, называется она — Эния. Я когда её первый раз увидел — обалдел, красотища, аж дух захватывает. Можно всю ночь любоваться, когда она полная. А уж как она освещает окрестности ночью и как меняются очертания предметов в её свете — это надо видеть.
        Религия на Эйнале осталась только одна, но имеются её вариации у различных рас. Считается, что мир и всех кто его населяет, создал Единый. Появление Проклятых земель — происки Проклятого, стремящегося уничтожить весь мир и заселить его своими слугами и последователями. Инквизиция церкви Единого выявляет сторонников Проклятого и вместе со всеми стоит на рубежах Пограничья. Постоянные проверки на лояльность Единому считаются обычным делом.

* * *

        Пошла вторая неделя моего пребывания в Каменной сторожке. Кулап решил махнуть рукой на мои навыки владения оружием, а точнее на их полное отсутствие. Проверки и тренировки прекратились.
        — С тобой только время терять!  — сообщил он мне утром — Все равно толку не будет.
        Ну да, типа, какой ты нафиг танкист. Двигаться в бою не умеешь, руки из жопы растут, да и вообще… Нет, основные движения с мечом я понял как делаются. В стойке стоять тоже научился. Вот только не факт, что я при этом не зарежу сам себя. С таким умением и врагов не надо. Одна радость — физика у меня хорошая, если идти в наемники, то через год муштры в тренировочном лагере может и выйдет из меня неплохая заготовка.
        Так, чёй-то карьера военного-наемника меня не прельщает. Нет вариант, конечно, сам по себе не плохой для этого мира. Но вот не тянет меня махать железом в Пограничье или гоняться за тварями по окрестным лесам. Не тянет.
        Хватит, в армии с оружием по лесам набегался. Комроты был отменной сукой в части бега по пересеченной местности и маскировки. Хватило. Мы люди творческие. Нам всякие изыски подавай.
        Остается пробовать вариант с магией. Правда и здесь без военной кафедры не обойдется. Обучение в Академии магии не бесплатное. А если денег нет, то Империя заключит с тобой контракт и оплатит пятилетнее обучение. Правда потом придется десять лет отбарабанить в Пограничье в должности гарнизонного мага на голом довольствии и копеечном содержании или возместить затраты за обучение имперской казне. Правда, после службы в гарнизоне откроются неплохие перспективы — можно будет продолжить службу, получая сто золотых монет в месяц или уйти на вольные хлеба в любую из гильдий. Мне этот вариант нравиться больше. Сто золотых — не малые деньги. Иное баронство дает доход не более тысячи золотых в год. Что ж, раз так, то пора выдвигаться в сторону ближайшего города, в котором есть
        Академия. Путь-то не близкий. До ближайшего такого города — не меньше месяца, как раз только-только успеть к осеннему набору адептов.
        Сказано — сделано. За обедом сообщил старосте свое решение. Нужно определиться, как мне добраться до столицы к началу осени. Прием в Академию длиться всего неделю и опоздавшие посылаются по известному маршруту на дальний хутор. Если опоздаю, то останется только протянуть ноги с голодухи или идти в любой вербовочный пункт наемников. План Б меня категорически не устраивает, поэтому нужно торопиться.
        — Ну что ж, Алексей,  — сказал Кулап — вот и приходит время нам расстаться. Завтра отвезу тебя в Артон, попрошу
        Верлона подобрать тебе обоз до столицы. Может, к какому отряду наемников пристроит на время пути. Деньги возьми,  — достал он из сундука кошель — хоть и не очень много, но на дорогу должно хватить. Ну а там, как бог даст!
        Надеюсь, что свидимся.

* * *

        На следующий день поднялись еще затемно. Перекусили и отправились в дорогу.
        Кулап выдал мне дорожный мешок с краюхой хлеба, головкой сыра, окороком и комплектом сменной одежды.
        Поблагодарив хозяйку и простившись с домашними старосты, я вышел на улицу и запрыгнул в телегу. Всю дорогу до
        Артона пытался вытащить из Кулапа любую полезную информацию.
        Город окруженный каменной стеной, раскинутый на холмах, показался после полудня. Сначала вдоль тракта потянулись пригородные постройки. Слева в полукилометре на солнце поблескивала серебристая лента небольшой реки. Ближе к городу, движение стало более оживленным. У городских ворот образовалась небольшая пробка, из нескольких телег — крестьяне везли на продажу продукты и живность.
        Уплатив въездную пошлину, в размере трех медяков, мы въехали за городские стены. Я с любопытством стал вертеть головой направо и налево, разглядывая местную архитектуру и горожан. Обычный средневековый город. Двух этажные постройки из камня и дерева. Пыльные улицы, запах нечистот и конских каштанов.
        Н-да, цивилизация, однако! Это тебе не Владимир с его Золотыми воротами. Глухомань-с! Странное ощущение.
        Вокруг полно людей. Все бегут по своим делам, живут своей жизнью. А я как будто нахожусь на съемочной площадке, где снимают фильм про средневековье. Вот только нет съемочной группы, и никто не кричит в рупор: «Начали.
        Мотор!». Бывает.
        Покрутившись, минут десять по городским улицам мы подъехали к постоялому двору. Фасад здания украшал большой деревянный щит. На нем был изображен ухмыляющийся организм с закинутым на плечо здоровенным мечем и кружкой пива в другой руке. Оставив телегу прислуге, мы вошли в здание.
        «Веселый наемник» встретил нас полупустым просторным залом, негромким гулов голосов любителей промочить горло и запахом жареного мяса. Расположившись за одним из свободных столов, мы заказал обед на двоих у подбежавшей к нам девицы.
        — Красавица,  — обратился к ней Кулап.  — Принеси нам пока пива и хозяина позови. Скажи, что Кулап его спрашивает.
        Дело есть.
        Пока мы с удовольствием, после долгой дороги, потягивали пиво, к нам подошел хозяин заведения. Крепкий, седой мужик лет пятидесяти со шрамом через все лицо подсел к нам за стол.
        — Здравствуй, десятник. Давненько не виделись. Какие новости?
        — Да вот, познакомься с Алексеем! Помощь твоя нужна. Пришел он в себя, только не помнит ничего. Кнута и ребят нет, узнать о парне не у кого. А жить ему как-то дальше надо. Вот и решил он в Академию идти. Дар, слава Единому - единственное, что у него хоть осталось. Помоги Алексею до ближайшей Академии добраться, а то до начала испытаний осталось чуть больше месяца.
        — Угу,  — задумался Верон — ближайшая, стало быть, в Лире будет…

        Глава 3
        Академия Магии

        Утро. Я стою перед стенами Лира. Месяц изматывающего пути остался позади. С купеческим обозом, по Имперскому тракту я добирался сюда, как Ломоносов до… Ну да ладно, здравствуй, Лир! Худой, голодный и с двумя медяками в кармане, я прям как Д,Артаньян добравшийся до Парижу. Правда, у него в части денег получше было, но не намного, не на много. Мдя…, а вот я и стался без денег. Местный вариант инспектора ГБДД с алебардой на воротах в город оставил в моем кошеле только ветер. Всё, ни денег, ни совести, ни счастья!
        Узнав у стражника дорогу до Академии, до окончания набора адептов осталось всего два дня, двинулся навстречу судьбе по центральной улице Лира. Интересный город, мощенные булыжником мостовые и тротуары, опрятные одежды горожан, отсутствие неприятных запахов человеческих хм …  — говорит о многом. Мне здесь определенно нравиться. Чувствуется дыханье цивилизации, по мостовым разъезжают кареты и верховые, из открытых дверей заведений доносятся запахи вкусно приготовленных блюд.
        Мой желудок жалобно завыл, как волк на луну, намекая, что неплохо бы чего-нибудь съесть. Нет не так. СОЖРАТЬ!!!
        Вот нужное слово. Последний раз я довольствовался куском черствого хлеба вчера утром, и теперь вдыхая запахи свежей выпечки и жареного мяса, мой путь по городу можно проследить по капающей на тротуар слюне. У-у, гады!
        Жрут, буржуины проклятые!
        Пришлось ускорить шаг, чтобы побыстрее выбраться из этого района. Сейчас за кусок хлеба я был готов не только идти в наемники, но и начать активные, военные действия прям на улицах этого города.
        Отмотав ногами с километр, дровосек на городских воротах сказал, что сворачивать не нужно, я увидел впереди огромное здание с устремившимися ввысь шпилями. Я конечно не архитектор и не ценитель прекрасного, но даже меня впечатлило. Красиво. Окруженное коваными решетками черное каменное, прямоугольное здание имело пять этажей, с узкими арками окон. Стены украшены различными барельефами. Четыре башни тянулись к небу вслед за основным шпилем. Как называется этот стиль, я не знаю, но ничего так — гламурненько. Чувствуется тот еще храм науки. Вокруг Академии раскинулся целый комплекс вспомогательных зданий и пристроек. Все ясно. Академия — не только основное здание, но и целый академгородок вокруг него.
        Все подходы к основному зданию были забиты народом. Разношерстная толпа бурлила организмами всех рас и возрастов. Подъезжали кареты, верховые, подходили пешие группы и одиночки. Я с удивлением рассматривал эту толпу разумных.
        Блин, такое впечатление, что я в Диснейленде. С трудом верится в происходящее, тем более что все эти создания полностью соответствуют по своему виду моим ожиданиям. За месяц пути до Лира никого кроме людей не видел, а тут такой бомонд! Откуда только набежали?
        Остроухие эльфы и эльфийки поражающие своей красотой и высокомерием, свысока поглядывают на окружающих.
        Это ж надо уметь, одним своим видом провести черту между собой и всеми остальными. Да какую черту — пропасть.
        Снисходительность, вот, что читается в их взглядах. Снисходительность и брезгливость. Так и хочется подойти и зарядить в красивую дыню, чтобы сбить спесь. Так, чтоб от души! А чё? Россия щедрая душа!
        Кто у нас там дальше? О-о, гномы! Бородатые перцы, ростом под метр тридцать, поперек себя шире — классика.
        Кучкуются небольшими группами по десять-пятнадцать чел… э гномов.
        А это у нас кто такие тощие и зелёные? Группа из пяти, не выше гномов, зеленых гуманоидов стоит прямо у центральных ворот Академии и перешептывается. Мать моя — женщина, да это же гоблины! Ребята, вы где так зеленкой умудрились перемазаться? У вас что её здесь в промышленных масштабах производят?
        Я подошел к воротам и огляделся вокруг. Слава Единому, хоть орков не видно, а то еще пара, тройка местных национальных персонажей и моя крыша, жалобно мяукнув, точно сорвется с нарезки. Столько впечатлений и всё сразу!
        Я остановился метрах в пяти от гоблов, лопочущих на непонятном мне языке и стал прислушиваться к разговорам ближайшей ко мне группе людей. Лезть к ним с вопросами я не решался, судя по одежде — это ребята явно из благородных будут. Куда нам с нашим простонародным рылом к таким блага-а-ародным господам. Не поймут-с! Я и так, минут через пятнадцать узнал, что скоро откроют ворота и запустят на территорию Академии всех страждущих хапнуть магических знаний. Пустить-то пустят, вот только зайдут не все. Ворота не простые, не пропускают они тех, кто не одарен или чей дар слаб. Вот тебе бабушка и Юрьев день! Вот тебе и первое сентября — День знаний! Даешь бесплатное образование!
        О, организм в синей мантии подошел к воротам с той стороны. Чую, ща речь толкать будет.
        — Уважаемые кандидаты в адепты!  — начал синий — Прошу освободить пространство перед воротами! Сейчас откроются ворота Академии и все желающие поступить смогут начать проходить обязательные испытания.
        Интересно сколько этих испытаний будет? Надеюсь, что все это не надолго и всем поступившим сразу дадут пожрать.
        И вообще, если бы были испытания на скорость и количество съеденного, то я бы стал чемпионом мира и его окрестностей в этой деле.
        Между тем конферансье продолжал разоряться.
        — Прошу всех поступающих построиться друг за другом и по одному проходить через ворота во двор к столам с преподавателями. Первыми в ворота заходят те, кто может самостоятельно оплатить свое обучение в Академии. Тех, кто не сможет пройти ворота, прошу сразу расходиться и не мешать остальным поступающим. Порядок при проходе следующий. Первыми подходят подданные Империи, затем эльфы и гномы. Те, кто не в состоянии оплатить свое обучение иду последними в порядке живой очереди. Не волнуйтесь, все кто здесь присутствует, будут допущены к испытаниям. Удачи всем, начали!
        Мама родная, что тут началось! Большинство благородных, ну кроме эльфов и нескольких людей с гномами, забыв о своем высоком происхождении, рванули к воротам, как матросы к Зимнему. Теперь я понял, почему ни у кого из присутствующих не было с собой оружия. Организаторы, скорее всего, давным-давно запретили приходить на испытания с оружием. Только резни им на пороге Академии не хватало.
        Я решил никуда не дергаться и оставаться на месте. Все равно мой номер последний и торчать в очереди, конец которой уходил к горизонту, не интересно. С того места где я стою, удобно наблюдать за воротами и пытающимися в них пройти. Терпения мне и моему мочевому пузырю не занимать. Поглядим.
        Ага, вот и первые неудачники. Парочка эльфов, застыв перед воротами, развернулась и, шепча какие-то ругательства, разочарованно отвалила в сторону. Не повезло, ребятки? А не хрен так нос задирать было! Пролетела птичка обломинго и нагадила прямо на вас. Бывает. Обломайтис — ваша фамилия.
        Дальше пошла мелькающая череда лиц. Кто-то радостно смеялся, оказавшись по ту сторону ворот. Кто-то плакал и его отводили в сторону адепты Академии следящие за порядком. Мрачнее всего были лица тех, кто возвращался из-за ворот спустя пару часов. И можно их понять, прошли ворота, счастье было так близко, а вот следующее испытание завалили.
        Солнце давно перевалило за полдень, когда конец очереди подобрался к воротам Академии. По моим наблюдениям выходило, что процент отсеявшихся составил, примерно, третью часть от общего количества вошедших.
        Когда в очереди осталось человек десять, я встал в неё последним и понял что волнуюсь. Сейчас или никогда. Блин, я при поступлении в институт меньше волновался. Расслабься, от тебя сейчас мало что зависит, так что успокойся и не дергайся.
        Подошла моя очередь, я встал перед воротам и, задержав дыхание, сделал шаг вперед.

* * *

        Ну и чё? Я пожал плечами и пошел к ближайшему столу с преподавателем Академии. Если у них все испытания такие, то проблем с моим поступлением точно не будет. Стоило так волноваться и переживать?
        Подойдя к столу, я снова встал в стороне от очереди и с интересом стал смотреть за действиями препода. Перед ним на столе лежали шесть обычных камней. На берегу любого озера этих кругляшей можно набрать вагон и маленькую тележку. А нет, не все так просто. Даже с моего места было видно, что на них что-то накарябано. Ух, ты! Один из камней засветился, синим цветом, среагировав на подошедшую к столу девчонку лет пятнадцати.
        — Факультет магии Воды — сказал препод и сформировал между ладоней небольшой шар синего цвета.  — Следуйте за сферой на испытательный полигон вашего факультета.
        Шар оторвался от руки преподавателя и поплыл по воздуху, огибая здание Академии. Девчушка побежала за своим проводником.
        Мда, вот тебе Иванушка, клубочек волшебный, иди, куда он покатится….
        Очередь быстро таяла. Претенденты один за другим получали свой шар и разбредались в разные стороны, в зависимости от цвета проводника.
        Вот и моя очередь. Я подошел к столу и уставился на камни. Хм… На препода. Опять на камни. Снова на препода. И чё? Слышь мужик, мне тут долго ещё загорать? Ты давай уже определяйся быстрее, и я пойду. Ну, чё тупим-то? Блин, тоже мне распределяющая шляпа Хогвартса! Ну, скажи хоть что-нибудь, ты чё, как не родной? Я к этому столу, между прочим, месяц пёрся!
        Препод перестал открывать и закрывать рот и уставился на меня.
        — Молодой человек, вы как сюда попали?
        Не ну точно идиот!
        — Так же как и все. Через ворота.
        Молчание.
        — То есть вы хотите сказать, что вы САМИ прошли ворота и вам в этом никто не помогал?
        — Ну да.
        Опять молчание.
        К нам подошел конферансье в синем, дежуривший у ворот.
        — Проблемы профессор?
        — Да, Дин. Ты можешь подтвердить, что этот молодой человек прошел ворота сам, без чьей либо помощи?
        — Конечно, этот парень зашел последним. А в чем дело?
        — Ни в чем. Спасибо, Дин, можешь быть свободен.
        — Имя?  — это он уже мне.
        — Алексей.
        Препод, сжал амулет на груди:  — Маркус, подойди к воротам у меня интересный случай!
        Ну что ж подождем, хотя мне это все начинает активно не нравиться. Почему камни ничего не показали? Нет дара? Но тогда бы я остался по ту сторону ворот. Может проблема не во мне, а в настройках ворот или камней?
        Спустя минуту, к нам подошел солидный маг лет семидесяти в роскошной серой мантии.
        — Уже закончил, Гор?  — обратился он к моему собеседнику и, дождавшись его кивка, продолжил.  — Рассказывай, а то за весь сегодняшний день ни одного интересного случая! Просто поразительно, как за последние десять лет упал общий уровень поступающих. Я давно уже писал архимагу Горану о необходимости открытия начальных школ магии.
        — Маркус, это Алексей!  — представил меня профессор Гор.  — На него не реагируют первичные камни! Алексей, это господин Маркус — ректор Академии.
        — Рад знакомству, господин ректор!  — я наклонил голову.
        — Я тоже, Алексей. А…
        — Ворота он прошел сам, дежурный это подтвердил,  — уточнил Гор.
        — Так,  — потер ладони ректор — а вот это уже интересно. Ну и как это возможно?
        — Это я у тебя хотел спросить, для того и приглашал,  — пожал плечами проф.
        — Хм…, ну а ты, что можешь сказать, Алексей?
        «В своё оправдание» — так и повисло в воздухе.
        — Я не специалист, господин ректор, но думаю, что решение проблемы не должно быть сложнее самой проблемы. Скорее всего, проблема в настройках либо ворот, либо камней.
        — Это как? Кстати, интересное выражение, нужно запомнить.
        Тоже мне бином Ньютона!
        — Вариант первый и для меня самый неприятный — ворота пропустили неодаренного.
        Ректор вопросительно посмотрел на профа. Тот покачал головой.
        — Я уже проверил, сразу после опроса дежурного.
        — Отпадает. Вариант второй?
        — Камни не могут показать уровень моего дара. Например, он слишком велик для них.
        — И что?  — проф переглянулся с ректором.
        — Измените их настройку,  — и, видя, что меня не понимают, уточнил,  — условия, порог срабатывания, диапазон — все что возможно изменить.
        — Но менять нечего!  — воскликнул Гор.
        Так попробуем понаглеть!
        — А подумать?  — вздернул я бровь.
        — А ты наглец, Алексей,  — улыбнулся ректор,  — но менять действительно нечего.
        — Так не бывает, господин ректор. Хорошо, вы можете описать принцип их действия или это тайна?
        — Нет, конечно. Принцип их работы очень прост, благодаря наложенному на них плетению, если к камню приблизить живой магический источник его Силы, то он начинает её поглощать, преобразовывая в свет.
        — И все?
        — Да, как видишь менять действительно нечего.
        Действительно все просто. А если…
        — Скажите, профессор, а что будет, если одновременно поднести к камням несколько источников с различной природой Сил?
        — Сразу видно, что ты ничего не понимаешь в магии.  — покачал головой Гор.  — Для человека это в принципе не возможно. Ректор же сказал тебе — живой источник?
        — Ну, да.
        — Так вот на камни сейчас наложено плетение, позволяющее им не реагировать на наши с ректором источники, а на кристаллы-накопители и амулеты различных Сил камни не реагируют в принципе. А людей с несколькими источниками просто не бывает, поэтому в плетении и установлено ограничение на один камень.
        — Ну, вот мы и добрались до сути, профессор, попробуйте снять ограничение — я усмехнулся.
        — Алексей, я же тебе объясняю, что наличие у человека двух живых источников Сил не возможно — это доказанный факт!
        — Кем, профессор?
        — Вот послал Единый на мою голову неуча! Ах да, откуда тебе знать … Видишь ли, еще Совет Первых — это основатели Гильдии магов, хорошо изучили природу возникновения и взаимодействия Сил и пришли к выводу…
        Ну всё, Остапа, как говориться, понесло. Проф наверняка оседлал своего любимого конька и теперь меня ждёт долгая и поучительная лекция. А кушать-то хоца.
        — Пусть пересматривают свои выводы! Профессор, меняйте настройку плетения. Или у вас есть еще варианты?
        Проф обиженно засопел.
        Молчание.
        — Алексей, я не помню, я уже тебе говорил, что ты наглец?
        — Разумеется, господин ректор, уже два раза.
        — Меняй настройку, Гор — засмеялся ректор — разочаруй его.
        — Будут меня еще какие-то сопляки учить тому, в чем они совершенно не разбираются.  — пробормотал проф, направив ладони на стол с камнями.
        — Подойди к столу, Алексей.  — пригласил ректор.
        — Подойди и убедись бездарь!  — поддакнул Гор.
        Я шагнул к столу и два камня засияли черным и зеленым светом.
        — Это… Это НЕВОЗМОЖНО!!!  — в один голос вскрикнули проф и ректор.
        Ник или как там тебя звали до меня, спасибо тебе. Твоя сущность погибла в Давилке, но оставила мне свой источник.
        Черный цвет камня значит, что ты скорее всего был некромантом, причем не слабым. Вон как светиться черный камень — сильнее зелёного раза в два. А вот мой источник — это Сила Жизни — неожиданный бонус. Я видел, как этот камень светился у нескольких поступающих. Немыслимо! В моем теле теперь есть два живых источника.
        — Это не возможно. Эти Силы изначально противоречат друг другу,  — проф продолжал убеждать меня и ректора в невозможности происходящего.
        Ну, сейчас начнется! Я ошибся.
        — Следуйте за мной, молодой человек,  — ректор направился в Академию.

* * *

        Столица империя Людей. Башня ордена Магии. Вечер того же дня.

        Главе гильдии, Горану Нору.
        Сообщаю, что сегодня, при отборе адептов на вступительных испытаниях, выявлен одаренный имеющий два живых источника силы! Одаренный смог пройти ворота определяющее наличие магических способностей. При выявлении источника Сил два первичных камня сработали после снятия ограничения на количество источников.
        В настоящее время адепт Алексей Ив на контрактной основе зачислен на факультет магии Смерти, кафедра Некромантии и факультет магии Жизни кафедра Целительства. Занятия с ним будут организованы под моим личным руководством.
        Прошу Вас дать указание начальнику Тайной службы провести проверку по установлению личности адепта, так как, последний, утверждает, что потерял память, попав в аномалию силового действия возле деревни Каменная сторожка.
    Ректор Лирской Академии
    Маркус Рив

* * *

        Я лежал на кровати в корпусе общежития факультета магии Смерти и размышлял. Уже час, как я заселился в эту комнату, сразу после разговора с ректором. Можно сказать, что мне повезло. После эпизода с камнями Силы мои вступительные испытания закончились. Ни о каких дополнительных испытаниях речи больше не шло. Ректор долго выпытывал у меня информацию обо мне любимом, но я твердо стоял на своем — ничего не помню, очнулся возле
        Каменной сторожки после попадания в Давилку. Рассказал про Кулапа и как у него очутился. Нет, родителей не помню, вообще ничего не помню. Решил, что мое имя Алексей, но я не уверен.
        Когда вопросы пошли по третьему кругу я начал демонстративно зевать. Ректор меня понял и достал бланк стандартного контракта.
        — Как записать твоё полное имя?
        Я задумался.
        — Пусть будет Алексей Ив.
        — Какие кафедры выбираешь?
        — А какие есть?
        — Ну, на факультете магии смерти у нас действую три кафедры: некромантии — обучает искусству повелевания мертвыми существами и духам; темных и измененных существ — изучает порождения Проклятых земель, проводит исследования и разработку новых магических способов уничтожения тварей; магии крови — отдельное темное направление магии завязанное на получении магической силы на крови..
        — Я выбираю кафедру некромантии, господин ректор!  — сказал я.
        — Хорошо. Теперь факультет магии Жизни. Здесь действуют три кафедры: целительства, разума, изучение и создание магических существ. Твой выбор?
        — Целительство.
        Вписав в контракт мои данные и кафедры, на которых будет проводиться обучение, ректор протянул контракт мне.
        — Приложи большой палец к своему имени!  — сказал ректор.
        Я перечитал стандартный договор. Так, пять лет обучения в Академии, стоят десять тысяч золотых — нехило! Оплату производить Империя — уже легче. Поступающий адепт, после пяти лет обучения и получения звания мага, должен отработать по распределению в Пограничье десять лет в должности гарнизонного мага или пятнадцать лет, при получения звания бакалавра. Контракт считается закрытым после прохождения службы и ли погашения долга в полном объеме в период обучения или службы. М-да, чувствую — та еще ипотека! А что делать?
        Приложил палец к своему имени. Буквы вспыхнули, синим огнем и погасли. Всё, я адепт! Вернул контракт ректору.
        Теперь его отдадут представителю казначейства, а копия будет храниться в архивах Академии до конца моей жизни.
        — Сейчас отправляйся в общежитие факультета магии Смерти, у коменданта получишь форму и все необходимое.
        Факультет расположен на втором подвальном этаже. Занятия начинаются послезавтра, так что у тебя будет достаточно времени на изучение территории, правил и расписание занятий Академии. Ах да, твое обучение будет не из легких, особенно после второго курса — все-таки у тебя две специализации. А пока нагрузка будет на так велика, но все таки больше, чем у всех остальных адептов. Твое расписание на кафедре Некромантии будет как у всех, а занятия на кафедре Целительства будут как индивидуальными, так и в группе. Я попрошу деканов факультетов согласовать его между собой и передать завтра к вечеру. Заберешь его у коменданта. Вот твое направление, отдашь при заселении.
        Можешь быть свободен.
        — Благодарю, господин ректор!  — я поклонился и направился к выходу из кабинета.

* * *

        Комендант — обычная сука! В прочем, как и везде. В нашей институтской общаге был не лучше. Этот куркуль, сначала долго изучал моё направление, а потом решил втюхать мне обноски чьей-то старой формы и учебники больше напоминающие рухлядь. Пришлось ему объяснить, что со мной этот номер не прокатит, раз за меня платит Империя, то пусть и выдает мне все новое или я приду с представителем казначейства, что бы он проводил оценку выдаваемых мне вещей и составлял новую смету затрат на обучение. Комендант сдулся и выдал все новое. Правда сука, есть сука - заселил меня он в двухместную комнату возле туалета.
        Перетаскав в четыре ходки учебники, матрац с бельем и форму (полагалось два комплекта) переоделся в мантию черного цвета и завалился на кровать. Теперь вот лежу и размышляю, вспоминая прошедший день. Наконец у меня в этом мире появился дом. Пусть не совсем дом, а место, где ближайшие пять лет я буду жить, но на душе радость и покой. Наступила хоть какая-то определенность в моей жизни. Комната мне досталась не большая, если считать на двоих — метров шесть на восемь, с несколькими вентиляционными отдушинами. Из мебели двойной стандартный набор любого общежития: массивный стол со стулом, кресло, тумбочка и шкаф. В каменных стенах несколько пустых вырубленных ниш заменяющих полки. На столе закрытая чернильница с перьями и небольшие часы. В углу деревянная двухъярусная кровать, где на нижней койке я сейчас и лежу.
        Желудок заворчал напоминая о себе, мол, хозяин, ты что совсем забыл обо мне? Да помню я о тебе, помню проглот.
        Под завывания в животе пришлось встать, хлопком ладоней погасить свет (шар под потолком давал освещение очень похожее на свет наших дневных ламп) и отправиться на поиски местного общепита. Э-эх, если у них тут ещё и общевыпит есть, то совсем хорошо!
        За полчаса, расспрашивая встречных и сверяясь с картой Академии, выданной комендантом, разыскал столовую, получив на раздаче ужин сел за свободный стол. Народу в огромной столовой было не много, так как было уже довольно поздно, и я успел к её закрытию только-только. Быстро сметелив все, что мне накидали на поднос, я под довольное урчание желудка направился к общежитию жизнюков. А жизнь-то потихоньку налаживается!
        Показав направление ректора, и поскандалив с комендантом жизнюков, я забрал книги по целительству и потащился к себе в общагу.
        Свалив все книги на пол, прямо у входной двери, взял полотенце и, на подгибающихся от усталости ногах, направился в душ, благо идти было не далеко — напротив туалета. Помывшись, побрившись (Кулап спасибо за подарок, отличный нож для бритья) и почистив зубы, бачок с пастой и ящик с новыми щетками стояли у зеркала, я дотащился до своей комнаты, запер дверь и рухнул на матрац. Фиг с ним с этим бельем, сил, чтобы застелить кровать уже не было. Все — отбой!

        Глава 4
        И все-таки испытание

        Разбудил меня бой часов главной башни Академии. Вчера видел это чудо с пятнадцатичасовым циферблатом, когда стоял в очереди поступающих. Странно, вроде общежитие находиться под землей, а звуки ударов слышны очень отчетливо. А чего вы хотите — магия! Только вот почему ударов всего три? Судя по моему состоянию, а выспался я прекрасно, сейчас ни как не три часа ночи. Я с удовольствием потянулся и потер ладонями лицо.
        Взял полотенце, пошел умываться и чистить зубы. В комнате для умывания было пять человек. Заняв свободный умывальник, спросил ребят о часах. Все оказалось просто. Три удара часов — подъем в Академии, два — выход на завтрак, обед, или ужин (первый или второй с разницей в три часа), один — начало занятий или окончание.
        Ребята оказались такими же первокурсниками, как и я. А студенты, в смысле адепты,  — они и в Африке адепты. Шум, гам, шуточки и подколки, словом атмосфера веселья и бесшабашности.
        Я протянул руку худощавому светловолосому парню лет восемнадцати, умывающемуся рядом со мной.
        — Алексей.  — представился я.
        — Привет, я Тим!  — пожал он мою руку,  — это Нед и Яр, а вон те два раздолбая — Эрл и Макс.
        Я махнул парням рукой.
        — Ты на какой кафедре?  — продолжил знакомство Тим.
        — Некромантия.
        — Отлично, мы с Эрлом и Максом тоже, а Нед и Ярл на магии Крови. Будем учиться в одной группе.
        — Слушай,  — спросил я,  — а почему здесь так мало народу?
        — Основная масса народу, со старших курсов, приедет к вечеру — догуливают последний день каникул. Начало-то учебы только завтра! А пока здесь всего лишь человек пятнадцать новичков. Мы поступили позавчера, а ты?
        — Вчера.
        — Слушай, Алексей, мы сейчас на завтрак, ты как с нами?
        Я кивнул.
        — Тогда встречаемся через пятнадцать минут у входа в Академию.
        Я вернулся в комнату, заправил кровать и одел мантию. Сунув в карман направление выписанное ректором, после завтрака нужно будет найти руководителя кафедры, запер комнату и направился к лестнице.
        Я шел по коридору и с интересом рассматривал общежитие. Вчера, после такого богатого на впечатления дня я не уделил этому должного внимания. А чего вы хотите? Столько всего и сразу навалилось! Да я уже к вечеру был как вареный и двигался чисто на автопилоте, с трудом замечая, что меня окружает.
        Посмотреть было на что. Коридор длинной около ста метров, по которому я шел, был вырублен в черной скале. Его ширина не превышала двух метров. Не высокие потолки и стены, в отличие от пола, такой же гладкостью похвастаться не могли. Свет факелов, закрепленных в держателях на стенах (примерно через каждые десять метров), создавал причудливую игру теней, чередую освещенные места с пятнами мрака. С права и слева от коридора были проделаны небольшие тоннели заканчивающиеся дверьми комнат, по две в каждом. Коридор у лестницы, ведущей на верхние этажи Академии, расширялся и выходил в общий зал, в котором стояли несколько столов с креслами. Поднявшись по лестнице, выходящей в общий холл Академии, я пересек его и вышел во двор. Парни уже стояли там и разглядывали галдящую толпу претендентов на звание адепта Академии по ту сторону ворот. Всё ясно — сегодня последний день приема поступающих. После завтрака нужно будет сходить посмотреть на испытания, до которых я вчера не добрался.
        В столовой народу было немного. Мы получили на раздаче свои порции, расположились за свободным столом и не торопясь принялись завтракать, болтая о перспективах предстоящей учебы. Съев кашу и булку с каким-то фруктовым напитком, мы двинули в сторону небольшого полигона, на котором должен находиться руководитель нашей кафедры в ожидании первых жертв сегодняшнего отбора. По дороге парни обсуждали своё прохождение позавчерашних испытаний, но поскольку обсуждать это в который раз им было уже не так интересно, все начали приставать ко мне с вопросами о том, как это было у меня. Ну, сейчас начнется!
        — Парни, мне нечего вам рассказывать,  — начал я вилять, а потом решил, что всё равно они скоро всё узнаю,  — я не проходил эти испытании. Все мои мучения благополучно закончились на камнях Сил. Дело в том, что у меня засветились два камня — чёрный и зелёный …
        Почувствовав, что я иду дальше один я развернулся к однокурсникам. Блин, это что за хор мальчиков с открытыми ртами?
        — Чего стоим? Кого ждём?  — скромно поинтересовался я.  — Может, пойдем уже, а то я дороги не знаю.
        Что тут началось! Из меня буквально всю душу вытряхнули вопросами типа «что», «почему» и «как». Насилу отбился от них. Амнезия, спасибо тебе! Если бы не эта версия, то меня бы пытали до морковкиного заговенья! Садюги, блин!
        Так запытали эти горячие финские э…, короче парни, что я даже не заметил, как мы пришли на место.
        Одинокий скучающий организм лет сорока в черной, расшитой золотом мантии с удивлением разглядывал подошедшую к полигону толпу.
        Оглядевшись по сторонам, я был разочарован видом полигона. Ровная, выложенная камнями по периметру площадка утоптанной земли размером пятьдесят на пятьдесят метров. И это все? А где полосы препятствий? Где, ну я не знаю, какие-нибудь специальные устройства, тренажеры? Где изрытая заклятьями земля с подпалинами и поваленными деревьями? Где все это?
        — Добрый день, профессор, Стиг!  — поздоровался Тим.  — Мы тут новенького вам привели — вчера поступил.
        Я поздоровался с профессором и протянул ему своё направление. Кстати, интересный дяденька, чем-то напоминает
        Снейпа из фильма про Гарри Поттера. Та же черная мантия, черные прямые волосы и темные глаза. А уж выражение лица, я вас умоляю, точно вылитый Снейп.
        — Почему я не видел вас вчера на испытаниях, адепт?  — наехал Стиг, положив направление в карман, даже не взглянув на него.
        Писец, и характер не лучше. И это руководитель моей кафедры? Мама, роди меня обратно! Куда я попал?
        — Извините, профессор, я не был вчера у вас на испытаниях. Господин ректор сразу после проверки на камнях зачислил меня на вашу кафедру.
        Стиг долго матерился и брызгал слюной, жалуясь, что такая нехорошая задница, как я, наплевала на правила поступления и перепрыгнула через его голову, ну и …. В общем, слово «задница», было самым приличным в его трех минутном монологе.
        Однокурсники уже давно свалили метров на пятьдесят в сторону и из-за кустов с удовольствием грели уши, слушая вопли и перлы Стига.
        В конце концов, мне это начало надоедать. А оно мне это надо? Врезать бы ему, да только я не самоубийца поднимать руку на черного мага, к тому же если он заведует кафедрой некромантии. Но терпеть этот разнос сил у меня больше не было.
        — Профессор, я прекрасно понял вашу мысль. К сожалению, я не знал, что процедура прохождения этого испытания является обязательной, поэтому предлагаю провести её прямо здесь и сейчас.
        Стиг задумчиво оглядел меня и с мерзкой улыбкой сформировал шар чёрного цвета. Размахнувшись, бросил его в полигон, где тот исчез, сразу, как только пересек границу из камней.
        — Твоя задача найти этот шар внутри полигона, выжить и продержаться до того момента, когда встанет солнце.
        Разрешаю использовать магию. Если задача не будет выполнена, то ты можешь подтереться своим контрактом, потому, что на моей кафедре ты учиться не будешь. Ну, а если, находясь внутри полигона, ты решишь, что готов сдаться, тебе достаточно сказать «сдаюсь» и испытание прекратиться.
        Ни хрена себе, сказал я себе! Что-то я о таком испытании от парней не слышал. Нет, они, конечно, говорили, что на полигоне время течет по-другому — снаружи проходит не более пяти минут, а там несколько часов. И синяки, которые они там получили, были вполне реальные, но вот чтобы еще, и бороться за выживание — это явно перебор. Я для ему кто — Беар Гриллс? Получается, что всё это счастье только мне, потому что я здесь один такой рыжий?
        Подхожу к краю площадки и оглядываюсь на препода. Ну, сволочь, ну удружил! Магию он использовать разрешает!
        Как будто я ей пользоваться умею.
        Делаю шаг за камни, и меня окутывает тьма.

* * *

        Твою же мать!
        Я стою на кладбище в лесу. Пипец, приплыли! Ночь, луна (которая Эния) лес, я и могилы вокруг. Прям как в том фильме: «А вдоль дороги мертвые с косами стоят! И тишина!». Слава богу, мертвых ни с косами, ни без кос здесь нет, впрочем, как и дороги. А вот тишина да — это присутствует. Изредка поскрипывают покачивающиеся от ветра сосны.
        Бледно-желтый свет Энии создает в лесу причудливые тени. И тишина!!!
        Хрен!
        Воздух наполнил жуткий, тоскливый вой. Волосы на голове реально зашевелились и похоже, что встали дыбом, а по позвоночнику от копчика до мозга поднялась ледяная волна ужаса. Сердце подпрыгнуло к горлу и заколотилось, как у загнанной лошади. Хорошо в туалет утром зашел, а то мантию бы точно пришлось отстирывать!
        Я конечно человек не пугливый, но уж больно антураж вокруг соответствующий. Желание бежать без оглядки и леденящий ужас затопили сознание так, что в глазах потемнело. Пробую дышать глубже и медленно. Сердце опускается на место, и ужас потихоньку начинает разжимать свою хватку.
        Бл…, опять по ушам и сердцу, как ножом, ударил вой. Какая ж падла, так воет? Хотя нет, не знаю и знать не хочу!!! На полусогнутых ногах, через могилы, метнулся к ближайшей сосне. Прислоняюсь к ней спиной и сползаю на пятую точку, вытираю ледяной пот со лба.
        Хренасе, испытание! Да, я сейчас даже при всем желание слово «сдаюсь» не смогу выговорить, только мычать смогу, как тургеневский Герасим. Ну, Стиг, ну СУКА-А-А!
        Злость начинает по капле выдавливать страх из головы и подрагивающих мышц. Специально стараюсь накрутить себя ещё больше. Уже лучше. Адреналин прочищает голову, и я начинаю вспоминать, для чего здесь нахожусь.
        Ну и как этот шарик искать? Тут и так ничего нормально не видно, так ищи ещё теперь? Да, тут до опупения можно бегать по кладбищу и ничего не найти.
        Пытаюсь включить мозги и прокачать ситуацию.
        Так, методом научного тыка мне ничего не найти — это факт, значит для поиска должен быть хоть какой-то ориентир.
        Осторожно поднимаюсь с земли и вглядываюсь по сторонам. Никаких видимых ориентиров нет — кругом только лес и кладбище. Бродить бесцельно по нему бессмысленно, да и просто опасно. Значит, попробую ориентироваться на свои чувства.
        Закрываю глаза и прислушиваюсь к своим ощущениям. С минуту ничего не происходит, а потом… Где-то на грани восприятия начинаю различать повторяющийся шепот «я здесь». Бинго! Нашел! Конечно, остаются сомнения, что это игра моего воображения, но поскольку других вариантов нет, поднимаюсь на ноги и, пригнувшись, начинаю перебежки от дерева к дереву, стараясь не шуметь. Временами замираю, оглядываюсь и прислушиваюсь к шепоту, корректируя направление движения.
        Слава, Единому, вой время от времени, продолжает раздаваться за моей спиной. Пой светик, не стыдись, мне так легче ориентироваться.
        Преодолев за час метров шестьсот, хорошо, что на могилах нет оград, выскакиваю к дороге. Захоронения кончаются, и я стою, прижавшись к дереву, перевожу дух, ожидая, когда луна снова выглянет из-за туч.
        Вот это экстрим! Даже боюсь предположить, какой у меня после этого отходняк будет.
        Рано расслабился. С треском ломая хилый кустарник, с противоположной стороны дороги, вываливаются два человека.
        Луна выглядывает из-за туч, добавляя света, и я судорожно пытаюсь вжаться в дерево ещё глубже. Эти двое в обрывках истлевшей одежды — не люди! Вонь разлагающейся плоти, чувствуется даже отсюда.
        Рот наполняется слюной, но я боясь её глотать — вдруг услышат.
        Зомби стоят на дороге и не шевелятся. Я тоже не двигаюсь и слушаю тишину. Тишину?! Огромным усилием воли не даю себе сдвинуться с места.
        Вот оно, чё, Михалыч, вот оно чё! Воя больше не слышно!!! А я-то дурак, последние десять минут не могу понять, что же меня так беспокоит. Поэтому и замер перед дорогой, не решаясь выйти из-под деревьев.
        Закрываю глаза и вслушиваюсь, но кроме редкого рычания зомби — ни звука. Может пронесёт? Не факт, ой не факт!
        Внезапно справа раздается треск кустов, и мелькнувшая тень замирает на дороге. Не шевелясь, скашиваю глаза и рассматриваю существо. Огромный оборотень, привстав на задние лапы, шумно втягивает носом воздух, а потом, запрокинув морду вверх издает душераздирающий вой. Ну, вот и нашлась падла, от воя которой моя мантия едва не расцвела бурым цветом чуть ниже спины.
        Вжимаюсь в дерево с ещё большей силой, хотя несколько минут назад казалось, что куда уж больше.
        Зомби поворачиваются к оборотню и замирают. Спасители мои! Если б не вы, сейчас бы эта тварь рвала меня на части.
        Да-да, ни какая это не иллюзия — отвечаю! Слуховых, визуальных и запаховых глюков одновременно не бывает. И хотя в этом мире и рулит магия, но проверять я не буду. Ну, вас всех на фиг!
        Оборотень резко замер, а потом в несколько прыжков обрушился на зомби. За одну секунду в воздух взлетели куски тела ближайшего мертвеца. Второй мертвяк был разорван секундой позже. Всю землю в радиусе нескольких метров устилали куски мертвой плоти. Запах мертвечины сразу усилился в несколько раз, но я этому мог только радоваться.
        Попробуй учуй меня в этом смраде.
        Оборотень, втянул носом воздух, встал на задние лапы и, прогнувшись назад, запрокинул морду. Вой обманувшейся твари поплыл по воздуху. Исполнив последнее соло, чудовище спрыгнуло с дороги и скрылось в лесу на той стороне.
        Охренеть, кажется, я поседел во всех местах! Холодный пот струиться по спине, мантию можно просто выжимать.
        Простояв еще минут пять, вышел на дорогу и принялся тереть сапоги об остатки зомби. Не до брезгливости, если эта тварь возьмет мой след, то мне конец. Так, обрывки одежды мертвецов, тоже на себя. Тряпки расползаются в руках, пока я пытаюсь их прицепить к мантии, приходиться повозиться. Все теперь я благоухаю не хуже зомби и можно двигаться дальше.
        Шепот шара уже рядом. Нужно торопиться, пока ещё темно. Иду по дороге вдоль могил, ориентируясь на усиливающийся шепот. Ну, где же ты? Где? Луна снова прячется за тучами и видимость становиться почти нулевой.
        Присесть, замереть и переждать до следующего её выхода. Пора. Стоп!
        Вот он, лежит на земле возле очередной могилы. Беру в руку теплый, черный шар. Теперь нужно найти укрытие до рассвета.
        Снова прокачиваю ситуацию. Деревья отпадают — на сосны мне точно не залезть, с дороги нужно сваливать, а вот укрыться возле остатков зомби, наверное, будет лучше всего. Вряд ли оборотень к ним вернётся.
        Возвращаюсь к растерзанным телам. До рассвета остается не больше часа. Справа от дороги неплохие заросли кустарника. Устраиваюсь на земле в кустах, и начинаю вслушиваться и ждать рассвета. Небо потихоньку начинает светлеть.
        Уф… Кажется, пронесло! Осталось совсем немного…
        Всё вокруг окутывает тьма, и я оказываюсь на полигоне.

* * *

        Дневной свет резко ударил по глазам, заставляя их слезиться, а в уши врываются звуки окружающего мира. Я поднимаюсь с земли и оглядываюсь. Ага, а вон и Стиг стоит. С трудом иду по полигону к нему, срывая с бебя наспех прикрепленные к мантии остатки лохмотьев. Меня слегка мотает. Фу-у, ну и вонища от меня!
        Единый, как я устал! Скорей бы отмыться и поспать.
        — Задание выполнено, профессор!  — отдаю Стигу шар.  — Я могу быть свободен?
        С удивлением, отмечаю изменения на лице Стига. Не понял? А где Снейп? Передо мной стоит совершенно другой человек. Внимательный, полный участия взгляд. С лица пропала мерзкая улыбочка и спесь. Интересно, девки пляшут — это что, я так плохо выгляжу?
        — Можешь, ученик!  — улыбнулся меня Стиг.  — Иди, помойся и отдохни! Ты вообще как?
        Блин, ну вот же нормальный человек, не то, что до этого!
        — Нормально, профессор, бывало и лучше.
        — Учитель, Алексей, можешь называть меня — учитель!  — поправляет он меня.  — Все иди, тебе нужно прийти в себя.
        Твое расписание я согласую с Сааной — это руководитель кафедры Целительства. Вечером заберешь его у коменданта.
        А мне тут ещё с этими балбесами разбираться.
        Я проследил за направлением взгляда Учителя. Тройка вновь прибывших на испытание мялась в нерешительности метрах в десяти от нас.
        — Подходим ко мне, адепты!  — учитель кивнул мне и, переключившись на новеньких, снова включил Снейпа.
        Я усмехнулся, ну вот и очередные жертвы, и двинулся в общагу. Хорошо-то как, солнышко греет, птички поют - лепота! Не успел пройти и ста метров, как меня перехватывают однокурсники.
        — Ты как?  — заглядывает в глаза Тим.
        — Нормально, устал только.
        — Ты весь седой! А пахнет от тебя…
        — Не айс конечно, отмоюсь э…
        До меня доходит смысл сказанного Тимом.
        — Совсем седой?
        — Да. Что у тебя там случилось? Было так страшно?
        — Ну, наверное, не страшнее чем у вас — пара зомби и оборотень.
        Вокруг наступила тишина. Пара пролетающих ворон развернулась и заинтересованно закружила над нашей группой.
        Ещё бы, да любая себя уважающая ворона заинтересовалась бы такими широко раскрытыми ртами — это ж, какие гнёзда пропадают!
        — Какие зомби, какой на хрен оборотень? Стиг что, совсем ума лишился? Да у остальных по сравнению с тобой просто детская прогулка по пустому ночному кладбищу. Что он творит? Да ректор его за это на куски порвёт, если узнает. Да он из него…
        — Тим, кончай шуметь. Я ведь сам учителю предложил пройти испытание. Меня же никто не заставлял, просто я не хотел, чтобы между нами осталось непонимание.
        К паре кружащих ворон присоединилась ещё одна.
        — Он что официально взял тебя в Ученики? Разрешил называть Учителем?  — удивлено прошептал однокурсник.  — Ни фига себе, дела творятся!
        — Да что здесь такого-то? Мы же все его ученики,  — сказал я и, глядя на потрясенные лица ребят, уточнил,  — разве не так?
        — Алексей, ты из какой дыры вылез, раз не знаешь таких вещей? Мы адепты, простые адепты. Звание Ученика ещё нужно заслужить. Только на четвертом курсе, уже получив звание бакалавра, ты можешь попросить профессора принять тебя в Ученики и если он согласится, то можно считать себя сам счастливым человеком на свете.
        — Почему?
        — Да потому, балда, что только Ученику Учитель откроет все, ты понимаешь, ВСЕ секреты своего мастерства.
        Остальных он просто прогонит по общей программе обучения и всё! Говорят, что у Стига за последние пять лет так ни одного Ученика не было. А тут сразу на первом курсе и Ученик!
        Тим недоверчиво качал головой. А я чё? Я ни чё! Сам в шоке!
        — Ладно, парни, я в душ — стираться и мыться, потом отсыпаться. Пойдете на второй ужин, разбудите.
        Вернувшись в общежитие, взял мыльно-рыльные принадлежности и запасной комплект одежды. В душевой и возле умывальников ни души. Подхожу к зеркалу. М-да… Опять придется привыкать заново, к новому образу, теперь добавились ещё и седые волосы. А и ладно! Все равно красавчиком не был ни в прошлой, ни в этой жизни — чего уж теперь горевать! Умыл лицо и переключаюсь на вещи. Полчаса изображаю из себя енота-полоскуна, потом в душ.
        Как же хорошо быть чистым.
        Развесив сырую одежду, где только возможно по комнате, падаю на кровать и вырубаюсь.

* * *

        Академия магии города Лир. Кабинет ректора. Вечер того же дня.
        — Стиг, ты рехнулся? Ты, что устроил, как это тебе вообще в голову пришло? А если бы мы его потеряли? А? Это же уровень бакалавра-боевика, да и то не каждый справится!
        — Прости Маркус, я кажется, погорячился. Не понимаю, что на меня нашло, но и ты тоже хорош, мог бы и предупредить, в конце концов!
        — Это не оправдание, даже, если бы он не имел двух источников, а был бы простым адептом, ты не имел права так поступать. Что на тебя нашло?  — ректор перестал метаться по кабинету и сел в кресло напротив Стига.  — Ты же видел моё направление!
        — У тебя выпить есть?  — поинтересовался заведующий кафедрой некромантии, устало откинувшись в кресле.  — Сам до сих пор в себя прийти не могу. Как он вообще без магии справился? Я же не знал, что он ею ещё не владеет! Думал, раз ты его принял в обход меня, то у него как минимум отличные навыки в применении плетений. И в направление даже не заглянул, а когда понял, что парень в магии ноль, остановить испытание уже не мог — поздно!
        Рука ректора, разливающая вино по бокалам дрогнула, и вино разилось по столу.
        — Стиг, сколько мы знакомы?
        — Да уж лет двадцать, наверное.
        — Так вот, ты меня знаешь, еще раз повториться что-то подобное и я сам, вот этими руками, тебя убью! Вызову на поединок и убью.
        Мужчины молча, выпили вино.
        — Как он?  — ректор поставил пустой бокал на стол и опять налил себе и Стигу.
        — Поседел весь. Да, не смотри ты на меня так, мне и самому тошно.  — Стиг опустил глаза.  — Хотел поставить сопляка на место, чтоб не зазнался, а что вышло? Ведь теоретически он должен был сдаться минут через пять!
        — Сдаться,  — проворчал Маркус,  — а если бы он сломался? Не выполнить задание и пережить такое!
        — Хрен он сломается!  — в глазах некроманта зажглась гордость.  — Даже без магии, парень не сдался, хотя мог это сделать в любой момент, а прошел весь тест! Что не говори, а голова у него работает, как надо! Мне бы на кафедру побольше таких, а то приходят не понятно кто, половину приходится назад отправлять после испытаний на пустом кладбище.
        — Кристалл с собой?  — вскинулся ректор.
        — Вот держи.  — Выложил кристалл на стол Стиг.
        Маркус достал ещё одну бутылку, разлил вино по бокалам и активизировал кристалл с записью.
        Спустя почти три часа, к моменту окончания записи, количество пустых бутылок под столом достигло пяти штук.
        — Вот это да!  — Выдохнул изрядно захмелевший ректор.  — Поразительная воля и везенье. Такого не грех и в Ученики взять! Как считаешь? А Стиг? Как ты смотришь на то, чтобы я взял его к себе? В конце концов, не ты один здесь некромант!
        — Хрен тебе Учитель!  — вдребезги пьяный Стиг довольно улыбнулся.  — Я уже признал Алексея своим Учеником!

        Глава 5
        Новый день и новые заботы

        Вчера после ужина забрал у коменданта своё расписание занятий. Навел в комнате порядок, хорошо, что ко мне никого не подселили, и целый час изучал название предметов, листая учебники. Судя по расписанию уроки в Академии сдвоенные, по часу каждый. Итого по два часа на каждый предмет.
        Отложив нужные для завтрашнего дня учебники, полистал правила Академии. Выданная брошюрка представляла собой выжимку из основных законов типа «Адепту запрещается» и дальше по тексту — бла-бла-бла. Все, как и везде.
        Не пей, не ходи, не приводи, не дерись и т. д. и т. п. Тьфу, скукотища! Нет, конечно, есть несколько и позитивных моментов. Так, например, звание адепта стирает разницу происхождения и расовой принадлежности — вот это коммунизм, вот это я понимаю! Но этих моментов, к сожалению, мало. Одним словом, море обязанностей и капелька прав — демократия, мать её!
        Сейчас, вместе со всем первым курсом я иду в аудиторию для общих занятий, на третьем этаже, на урок «Общей магии». В дверях зала толпился народ, выискивая друзей и знакомых. Протискиваюсь через эту галдящую массу пестрящую мантиям разных цветов в аудиторию и осматриваюсь. А народу набилось порядочно. Найдя Тима с парнями по чёрным мантиям, падаю рядом на свободное место. Минут через десять все, наконец, рассаживаются в ожидании преподавателя.
        Дверь в аудиторию распахнулась, и в неё размашистой походкой вошел, если верить расписанию, профессор Кристан.
        Разговоры моментально стихли, и все взгляды устремились на преподавателя.
        — Начнем, пожалуй. Поздравляю вас с поступлением и началом первого учебного года!
        Нестройных хор голосов поблагодарил профессора.
        — Итак, тема урока — магическая сила и её источники. Сегодня я расскажу о методике позволяющей разумному обладающему источником видеть потоки Сил или говоря проще энергии. Как многие из вас знают, существует шесть типов первичных Сил. Это Силы: Воды, Земли, Огня, Воздуха, Жизни и Смерти. До сегодняшнего дня считалось, что разумный не может обладать более чем одним источником, но кое-кто успешно опроверг эту теорию. Я попрошу подняться Алексея с кафедры некромантии.
        Кажется, я становлюсь популярной личностью в Академии. Встаю из-за парты и поворачиваюсь в пол оборота к профессору и остальным. Десятки любопытных взглядов однокурсников начинают сверлить в моей мантии дырки.
        — Позвольте познакомить вас с адептом,  — преподаватель выдерживает театральную паузу,  — который опроверг эту теорию, тем, что имеет два источника Сил — Жизни и Смерти! Благодарю вас, Алексей, можете сесть.
        Удивленный гул голосов прокатился по аудитории. Ага, блин, как же, с нами Гарри Поттер!
        — Продолжим.  — Сказал профессор, выкладывая на свой стол шесть камней.  — Для того чтобы постоянно, по желанию мага видеть Силу, источнику достаточно настроиться на её один раз, потом это уже не будет для вас составлять каких либо проблем. Сейчас, каждому из вас необходимо закрыть глаза и расслабиться, чтобы почувствовать тепло своего источника. Когда вы его почувствуете, то медленно откройте глаза и расфокусируйте своё зрение, глядя на камни, а затем направьте тепло от источника к глазам.
        Шум недоуменных голосов заполнил аудиторию. Действительно, проще сказать, чем сделать.
        — Я понимаю, что это не просто, но это крайне необходимо.  — Кристан принялся вышагивать вдоль своего стола.  — Без этого ваше дальнейшее обучение бессмысленно. Не видя энергии, вы не сможете ни создать плетение, ни наполнить его энергией. Откройте свои учебники на пятой странице, там подробно описываются несколько методов, как настроить свой источник. Что же касается вас, Алексей, то я рекомендую вам, настраивать источники поочерёдно, первым следует настроить темный источник, так как он является более сильным.
        Кристан сел в кресло у стола и развел руками:  — Можете начинать пробовать, у вас есть время до конца занятия. Те, у кого не получиться, придут в эту аудиторию сегодня по окончании всех уроков. Будем заниматься дополнительно. В любом случае пара-тройка дней на настройку источника у вас будет. И да, вынужден вас огорчить, те, кто не смогут этого сделать будут отчислены.
        Ну, спасибо родной, теперь я точно смогу расслабиться! Кстати, судя по гулу недовольных голосов, так считаю не я один.
        Ну что ж, попытаемся расслабиться.
        Закрываю глаза и пытаюсь от всего отрешиться. Сразу это не получается, а попробуй это сделать, когда у тебя над ухом постоянно кто-то кряхтит, кашляет и листает учебники. И почему эту настройку обязательно делать в аудитории?
        Сидя в мягком кресле или просто на ковре это же гораздо… Так не отвлекаться! Расслабься, расслабься, расслабься….
        Блин, и почему этот урод, сидящий выше, так сопит! Не отвлекаться! Расслабься, расслабься…
        Минут через десять удается расслабиться и отрешиться от всего, что меня окружает. Где-то в области сердца начинаю ощущать крохотный комочек тепла. Пытаюсь сильнее почувствовать его, тянусь к нему и тот, как мне кажется, с радостью откликается! Живительное тепло, разливающееся по всей грудной клетке, напоминает ласково урчащего котенка-проказника. Хозяин, говорит он мне, ну где ты так долго пропадал? Давай порезвимся, поиграем, как раньше?
        Вместе так весело!
        Хорошо, Котёнок, мы обязательно поиграем. Вот только сейчас найду второй источник, и поиграем.
        Греясь в этом тепле, чувствую, как совсем рядом загорается ещё она звездочка, поменьше, чем первая. Опа — второй источник проснулся! Его тепло осторожно касается меня, и я чувствую в этом касании легкую обиду — а как же я?
        Открываюсь полностью и тянусь ко второму источнику. Меня окутывает теплом, свежестью летнего леса и запахом мяты, в котором я растворяюсь. Обалдеть!!! Второй источник у меня четко ассоциируется с мятой. Решено, ты будешь
        Мята!
        А сейчас ребята, мы с вами поиграем в интересную игру под названием «посмотри на камни глазами хозяина».
        Котёнок, сейчас твой выход!
        Котёнок довольно заурчал, и тепло разлилось по моему телу, заполняя каждую его клеточку. Медленно, стараясь не упустить это состояние, открываю глаза и смотрю на профессорский стол, где лежать камни. Теперь необходимо расфокусировать зрение. Продолжаю смотреть на камни, одновременно стараюсь еще больше расслабить глаза, так, чтобы изображение немного потеряло свою четкость, поплыло. Расслабленные мышцы век слегка, примерно на четверть, прикрывают глаза. Жду.
        Есть контакт! Камни окрасились в разные цвета и над ними стали подниматься вверх такие же по цвету небольшие энергетические столбы. Порядок, Котёнок! А теперь уступи место сестричке!
        По уже опробованному алгоритму действий провожу повторную процедуру с Мятой. Есть! Всё ребята, мы справились! А теперь замрите.
        Снова смотрю на пустые камни и слегка напрягаю мышцы век, желая видеть Силу. Камнями опять приобретают цвет и над ними появляются энергетические столбы.
        Уф… Порядок! Спасибо ребята, мы с вами классная команда! Скоро ещё поиграем, а пока отдыхайте. Котёнок и Мята на прощане обнимаю меня своим теплом, и уходят, но не совсем, а так, что я теперь постоянно ощущаю частичку их тепла и незримое присутствие.
        С чувством гордости за хорошо проделанную работу откидываюсь на лавке и оглядываюсь вокруг. Почти половина адептов курса, как и я изучает обстановку вокруг, сохраняя тишину, стараясь не мешать тем, кто ещё не закончил.
        Остальные сидят, погрузившись в себя и закрыв глаза или замерев, смотрят на стол с камнями. Судя по часам на стене аудитории, прошла только половина урока. Следующий урок по расписанию будет в этой же аудитории, и чтобы убить оставшееся время открываю учебник по «Общей магии».
        Так-с, посмотрим, что у нас по этому предмету будет дальше. Ага. «Определение потенциала источника и способы его увеличения». Ну, с этим все понятно. Будем определять емкость источника — запас манны, как определяют это понятие в фэнтези и компьютерных игрушках. На какое количество плетений, и какого уровня сложности, этого запаса хватит.
        А методика описывает несколько упражнений, как этот запас Сил у источника быстрее прокачать до максимально возможного. Основной способ увеличения запаса манны сводится к его ежедневному расходу до нуля в течение одного месяца. Понятно принцип раскачки обычного аккумулятора при формировании его ёмкости.
        Зачитавшись, я не заметил, как пролетело оставшееся время до конца урока, и профессор стал отвечать на вопросы адептов.
        — Что такое полигон?  — переспросил профессор Кристан,  — О, это один из наиболее часто задаваемых адептами вопросов. Как бы вам объяснить проще? Полигон — это полуразумный артефакт, являющийся некой разновидностью портала и имеющий в своей основе все виды магии, но преобладающими являются магия Разума и Жизни. Согласно табели о рангах Академии, все имеют свой уровень доступа к управлению полигоном. Так адепты могут моделировать в полигоне различную обстановку, ситуацию и противников, которые, безусловно, не являются реальными и не могут причинить значительный вред жизни адепта. Также полигон используется для учебных занятий или магический дуэлей. Магические дуэли или как их ещё называют поединки — это отдельная тема и мы её пока затрагивать не будем.
        Так вот, вернемся к управлению полигоном. Высший уровень допуска имеют только заведующие кафедр и ректор
        Академии. Это связано с тем, что по смоделированной ими ситуации и требованиям полигон телепортирует экзаменуемого в максимально близкое по заданным критериям реально, я подчеркиваю, реально существующее на
        Эйнале место. И противники у него там будут естественно реальные, что иногда приводит к смерти адепта.
        Гул возмущенных голосов заполнил аудиторию. Крики от «не имеете права» и «почему нам раньше скачали» до «в гробу я видел вашу Академию» повисли воздухе. Профессор Кристан дал адептам повозмущаться и выговориться, а потом, когда в аудитории установилась тишина, продолжил.
        — А как вы хотели уважаемые будущие маги,  — обратился он к группе одних из самых громко возмущавшихся адептов - большая часть из вас будет защищать людей в Пограничьи. От ваших знаний и умений будет зависеть жизни воинов гарнизонов и жителей окрестных поселений. Поэтому прошу прощения за цинизм, но пусть неумехи отсеются естественным образом и погибнут сейчас и сами, а не потом и с катастрофическими последствиями для тех, кто рассчитывает на их искусство. Поэтому гильдия Магии и одобрила такую систему обучения, она, как вы теперь понимаете, обязывает. Подумайте об этом.
        В аудитории на несколько минут воцарилась тишина, а я пытался осознать и примерить к себе эту новую информацию.
        Что-то такое я ощутил еще при испытании перед учёбой. Мои седые волосы — прямое тому подтверждение. Нет, логика магов мне понятна — на тебя рассчитывают, так что будь любезен оправдать ожидания людей Пограничья. По мне это правильно, лучше сдохнуть сейчас, чем потом, да ещё захватив жизни тех, кто на тебя надеется. Вот только как избежать досадных ляпов со стороны тех, кто имеет к полигону полный доступ? М-да, как тут не вспомнить дедушку
        Суворова Александра Васильевича с его легендарным афоризмом: «Тяжело в учении — легко в походе! Легко в учении — тяжело в походе!», вот только на кону твоя жизнь.
        — Профессор,  — обратился к преподавателю незнакомый мне адепт в мантии факультета Огня,  — а почему в полигоне при испытаниях время течет по другому?
        — Хороший вопрос, но объяснить его я вам не смогу и не потому, что не знаю, просто вы меня не поймете — рано вам ещё объяснять такие вещи. А если кратко, то все дело в магии Жизни. Помните, я вам говорил, что преобладающими в составе полигона являются магия Разума и Жизни, вот она то и создаёт временной перекос. В библиотеке вы никакой литературы по полигону не найдете, так как остальная информация засекречена Гильдией магов и лишь немногие из вас будут на последнем курсе изучать данную тему.
        Ну что ж, завеса тайны, хоть немного приоткрыта.
        — Ещё вопросы? Только не говорите все сразу, а поднимите руку, на кого я укажу, тот и задаст свой вопрос — обратился к аудитории профессор.
        — Скажите,  — задала вопрос адептка факультета Воды, симпатичная брюнетка лет семнадцати — почему тёмных магов, нельзя называть просто тёмными, ведь раньше их, насколько я знаю, так и называли, как и темных колдунов?
        — Запомните девушка,  — Кристиан поднял вверх указательный палец — Никогда в общение не называйте тёмного мага - просто тёмным. Ибо тёмными принято называют только тёмных колдунов, продавших свои души Проклятому. Тот, кто назвал темного мага — просто тёмным, рискует позавидовать мертвым.
        — Но почему профессор,  — удивилась адептка,  — ведь и те и другие используют в своих заклинаниях темную энергию?
        — Это распространенное заблуждение, дело в том, темным колдуном может стать маг с любым источником, кроме
        Жизни, стоит ему только использовать в своих заклинаниях силу Проклятого. Более того, большая часть тёмных колдунов — это вообще неодаренные, продавшие свои души, чтобы овладеть магией Проклятого. Поэтому мы и называем их просто тёмными — это не по цвету источника, а по состоянию души!
        — Тогда почему, тех же некромантов называют тёмными магами, так ведь можно совсем запутаться, профессор?
        — Дело в том, что, во-первых: ранее до признания темных магов верными слугами веры, церковь ставила их на одну сторону с темными колдунами и во-вторых: даже после признания церковью их называют тёмными магами из-за цвета
        Источника силы. Вот такой вот парадокс. Поэтому будьте внимательны в общении с тёмными магами, а то были прецеденты, со смертельным исходом в поединке, и эта смерть была не самой …, м-да не самой.
        Удар часов возвестил об окончании лекции и заставил вернуться к реальностям жизни, и я с сожалением закрыл учебник. Нужно будет сегодня вечером, ещё раз как следует проштудировать теорию.
        Между тем, профессор, проведя рукой над камнями, назвал имена семи неудачников, которым выпала честь прийти в эту аудиторию сегодня после уроков для продолжения настройки. Потом напомнил, что завтра ожидает всех на второй урок и, пожелав всем доброго дня, покинул аудиторию.
        Так-с, что у нас там дальше по расписанию?

* * *

        Следующим уроком была «История темных и измененных существ». Урок вела руководитель кафедры — профессор Лилиан. Урок получился интересным. Рассказ о возникновении проклятых земель, падении материков и островов Эйнала, отступлении разумных на последний, оставшийся свободным от этой заразы материк, с демонстрацией карт мира и описанием истории борьбы за создания государств оказался таким захватывающим, что все слушали профессора затаив дыхание. Два удара часов, означающие окончание урока и перерыв в занятиях на обед, застали всех врасплох.
        — Прошу самостоятельно прочитать первые пять глав учебника и подготовить к следующему занятию свиток с перечнем основных групп темных и измененных тварей Проклятых земель, упоминаемых в этих главах. Кроме того, необходимо подготовить свиток с полным перечнем представителей одной из групп с указанием типа и класса существ.  — Дала задание профессор, попрощалась и вышла.
        Я записал задание на следующий урок и открыл расписание, чтобы посмотрел, когда у нас следующее занятие по ТИС (темные и изменённые существа). Так, с профессором Лилиан мы встретимся через два дня — нормально, но затягивать со свитками не стоит, кто знает, сколько нам назадают другие преподаватели.
        Часовой перерыв на обед пролетел, как одно мгновенье. Отстояв в очередь на раздаче, шум стоял как в любой студенческой столовке, я сел за первый попавшийся стол и с аппетитом съел суп, напоминающий наш рассольник, салат из каких-то овощей и картошку (надеюсь, что это была именно она) с рыбой.
        В оставшееся время сбегал к себе в комнату, где бросил уже не нужные книги и взял учебник по некромантии.
        Следующие два урока будут на третьем подвальном этаже в аудитории нашей кафедры.
        Спустившись во владения Учителя, я едва не опоздал на урок, засмотревшись в темном, освещаемом факелами коридоре выставленные на этаже экспонаты. Кого тут только не было: зомби в истлевших одеждах, умертвия, чьи усохшие тела были закованы в доспехи, вампиры с крыльями в комплекте и без, оборотни в различных стадиях трансформации, духи мертвых, личи и много ещё кого, о ком я даже не слышал.
        Я так увлекся рассмотрением очередного упыря, что не заметил подошедшего Стига.
        — А, Алексей! Интересно?
        — Добрый день, Учитель! Очень. А как становятся упырями?
        — Ну, упыри — это блуждающие мертвецы, которые при жизни были оборотнями, колдунами. Так же ими становятся и часть обычных разумных, которые погибли в Зоне. Ночью упыри встают из земли, где прячутся от дневного света и благодаря своему человекоподобному виду легко проникают к людям и нападают на них. Убить упыря можно проткнув его осиновым колом или любым зачарованным оружием, также можно просто сжечь. Существует и несколько плетений, которые любой грамотный некромант должен иметь в своём арсенале, но их вы будете изучать немного позже. Ну что, я удовлетворил твоё любопытство?
        — Да, Учитель.
        — Тогда идём на урок.
        Мы прошли в небольшой кабинет-лабораторию в классических черных тонах с магическим освещением под потолком.
        Обнаружив расположившихся за одним из двух столов Тима, Эрл и Макса я удивленно хмыкнул сел рядом.
        — Тим, я не понял, мы что — единственные адепты-некроманты на курсе? Почему остальные места пусты?
        — Да ты чего, Ал,  — это он так решил сократить моё имя,  — четверо некромантов на курсе — это хороший набор, конечно, это не самый лучший результат, но и не плохой. Вспомни про испытания на кладбище, не многие такое выдержат, неудачников определяют на кафедры магии Крови и ТИС! Вон на втором курсе вообще всего двое некромантов учатся.
        Да и редко, когда при наборе адептов в Академию больше, чем у двадцати человек тёмные камней загораются, поэтому некромантов так мало — это элита темных! А у эльфов и гномов тёмных вообще не бывает, поэтому их и нет на факультете Смерти!
        — Итак, начнём. Тема сегодняшних занятий — нежить. Нежить классифицируется следующим образом: группа, вид, тип, класс и представляет собой существа, восставшие из мёртвых после своей смерти. Нежить подразделяется на два вида — телесная и бестелесная, каждая из которых состоит из определенных типов существ имеющих свой класс. К телесной нежити относятся: скелеты, зомби, вампиры, личи, упыри и другие реже встречающиеся существа. Приведу простой пример: группа нежить, вид — телесный, тип личи, классы — лич, мастер-лич, архилич. Понятно?  — Стиг окинул нас вопрошающим взглядом.
        Мы киваем.
        — Идём дальше. К бестелесной нежити относятся: рэйфы — видимые призраки, высасывающие из жертв мозг; банши - дух плачущей женщины, который своими ужасными криками способен лишить человека сознания и выпить из него жизненную силу, а после нескольких жертв обрести плоть; умертвия и духи. С бестелесной нежитью всё проще, у неё нет внутренней классификации, так как всё чего она способна достичь — это обретение плоти, после чего дальше не развивается. Вопросы?  — спросил Стиг.
        Молчание.
        — Тогда идём дальше. Кроме перечисленных мною групп, существуют также темные и измененные существа
        Проклятых земель, куда относятся не только обычные существа измененные Зоной, но и нежить с нечистью, как измененная, так и нет. Но это вы будете изучать на уроках ТИС, куда к слову относятся и измененные растения. А сейчас мы подробно рассмотрим представителей каждой группы нежити….
        Занятия шли своим чередом и за два урока мы узнали всех представителей нежити. По окончании, Стиг велел перечитать к следующему занятию главы с описанием нечисти и выучить наизусть всех представителей нежити.
        — Проклятье!  — жаловался Тим, когда мы поднимались к себе в общежитие.  — Теперь весь вечер придется зубрить всяких оборотней, демонов и прочих магических мутантов. Следующий урок у Стига уже завтра. А такие планы на вечер были! Нед с Ярлом звали к себе в общежитие, у них сегодня вечеринка по поводу поступления. Девчонки тоже будут. Нед говорил, что у них на факультете магии Крови такие цыпочки есть, пальчики оближешь! Хотя, может и успеем, до начала вечеринки есть ещё несколько часов. Ты как с нами?
        — Нет. У меня уже есть планы на вечер, так что давайте без меня.  — Я попрощался с однокурсниками и направился к себе.
        Чего они так переживают, до начала второго учебного дня ещё оставалось пятнадцать часов — хватит и на учёбу и на гулянку. Нет, это просто здорово, что в местных сутках по тридцать часов. Отучился четыре занятия по паре часов каждое, потратил по часу на завтрак, обед, ужин и у тебя остаётся целых девятнадцать часов на сон, выполнение всех заданий по учёбе и личные дела.
        А выучить то, что рассказывал Стиг совсем не сложно, тем более, что я и так всё запомнил, хоть сейчас повторю.
        Перечитаю перед сном нужные главы и готово! Нужно будет ещё в библиотеку заскочить, посмотреть, что там у них есть по всем предметам. Учебники — это конечно хорошо, но это только программа минимум. Испытание на полигоне меня многому научили, и я не собираюсь бездарно терять время в Академии. Нужно становиться лучшим, тем более, когда на кону твоя жизнь. Эйнал — далеко не подарок и за своё место под местным солнцем ещё предстоит побороться.
        Заскочив к себе, я поменял учебник и пошел к профессору Саане. Это у Тима с ребятами занятия закончились, а мне ещё предстоял урок по целительству. Изучая маршрут по карте до здания кафедры Целительства, я поднялся в общий холл Академии, который просто кишил разноцветными мантиями. Занятия закончились, и адепты не торопясь разбредались по своим делам. Пришлось прикладывать значительные усилия, чтобы пробиться сквозь этот поток учащихся.
        Нужное мне здание найти оказалось не сложно — пять минут ходу от общежития жизнюков, где я уже был и вот я стою у дверей утопающего в зелени большого двухэтажного корпуса. Последние метров двести пришлось идти по небольшой аллее окруженной раскинувшимся со всех сторон лесом. И это в городской черте! Огромные неизвестные мне деревья, толщиной в несколько обхватов, смыкали свои густые кроны над крышей здания. Изумрудная трава, запах леса и цветов, порхание птиц, жужжание насекомых — простой рай какой-то! Не мудрено забыть, где ты находишься. Такой красоты я в жизни нигде не встречал.
        Удивленно качая головой, я направился к входу в корпус. Сказать, что я впечатлился — это не сказать ничего! Это не наши загаженные цивилизацией леса, где и шагу нельзя ступить, чтобы не наткнуться на пустые бутылки или не вляпаться в то, что мы потом вытираем с подошв своей обуви, недовольно морща нос, поминутно поминая уродов, что это сделали.
        Найдя на первом этаже кафедры небольшую указанную в расписании, аудиторию я сел за парту и принялся ждать.
        Пара заглянувших в аудиторию эльфов с удивлением разглядывала мою чёрную мантию, но с расспросами не лезла.
        Ушли и ладно! Сидим, ждем-с.
        Открыв дверь, в аудиторию вплыла длинноногая симпатичная брюнетка лет двадцати. Длинные, прямые волосы до … кхе-кхе… аппетитного основания спины, точеная фигурка, безупречное по красоте лицо и зеленые глаза в которых плавали осколки разбитых мужских сердец. Сказать, что я влюбился — это тоже самое, что испортить воздух в приличном обществе — не поймут-с. Нет, я не влюбился. Я втрескался!!! Вот она, та, которую я всю жизнь ждал и искал на Земле! Твою же мать! Нет справедливости ни в том, ни в этом мире. Не с моей нынешней серой внешностью на что-то надеяться. Абидно, да?
        Огромным усилием воли, сохраняю невозмутимую, как я надеюсь, морду лица, и привожу мозги в порядок. Так, улыбку стереть, идиота кусок. Слюни подобрать. И о чем мечтаешь? Так она тебя и ждала всю жизнь, вздыхая у окна!
        Наивный албанец. Ты в зеркало на себя давно смотрел? Давно, я тебя спрашиваю? Вот то-то и оно! Сиди и сопи в тряпочку, улюблённый блин.
        — Добрый день! Я профессор Саана.  — прощебетало это милое создание,  — вы Алексей?
        Да что ж это такое-то! У этой феи и голос такой бархатный, что хоть сейчас сползай к её ногам и всю жизнь сиди там под каблуком счастливым. А вот хрен тебе! Не получишь моего комиссарского тела, леди. Я сегодня оставил своё сердце в других штанах. Со шмыганьем утираю нос рукавом мантии. Играем в неотесанную деревенщину — всё лучше, чем заикаться и краснеть.
        — Так это, и вам не хворать, госпожа.  — Разыгрываю я дурачка.  — Пскопские мы, Алексеем батька с мамкой кличут. Вот добрался к вам из деревни, буду грамоте учиться.
        Саана как будто наткнулась на стену. Зелёные глаза распахнулись шире, а очаровательный ротик приоткрылся.
        Стараясь закрепить успех, бедная моя мантия, опять утираю нос рукавом.
        — Ну, дык чаво?  — продолжаю я.  — Говорите знания, а я и запомню.
        Блин, где Станиславский? Где я вас спрашиваю? Тут такой артист пропадает. Вон как девочка быстро в себя пришла, задрала носик, взгляд похолодел. Смотрит на меня как на кучу э… навоза. А-а-а, барин брезгует! Ну-ну.
        Саана направилась к своему столу, небрежно поправив рукой прическу. Промелькнувшее под пальцами заостренное ухо девушки сразу расставило всё по своим местам. Эльфийка. Теперь понятно, почему профессор так молодо выглядит, и откуда такая красота. Хотя последняя вещь конечно исключительная, такой красоты я не видел у других эльфиек в день поступления в Академию. Возможно дело тут было в отсутствии презрения во взгляде, когда Саана вошла в аудиторию. Возможно. Интересно, сколько ей лет? Хотя… А зачем мне это знать? Женщине столько лет на сколько она выглядит. Ладно, проехали. Помечтали и будя…
        Эльфийка оттарабанила лекцию, даже ни разу не взглянув в мою сторону. Я старательно играл дурачка, только что в носу не ковырял в её присутствии. Впрочем, сохранять придурковатое выражение лица мне не составило никакого труда. Стоило только поднять на неё глаза, как я чувствовал, что сживаюсь с маской идиота. Да-а, тяжёлый случай.
        Бывает.
        Саана рассказывала про общее строение тел разумных. Объяснила отличие эльфийского от человеческого, а того в свою очередь от гномьего. Рассказала, какие типы целительских плетений существуют и на что они сориентированы.
        Показала несколько закупоренных пробирок с эликсирами разных цветов, объяснила какие ингредиенты в них входят и для чего служат. Словом — обычная вводная лекция на первом уроке.
        Закончив лекцию с ударом часов, эльфийка быстро покинула аудиторию, даже ничего не задав на следующий урок.
        С сожалением, глядя в след этой ушастой прелести, я твердо решил, что как только, так сразу сварю себе отворотного зелья, если такое существует, конечно. А если не существует, то я его изобрету, ну а если не получиться, так хоть отравлюсь им по-человечески.
        Встряхнувшись, я направился в столовую на первый ужин. Как объяснил вчера Тим их здесь два, а как иначе протянуть голодному адепту тридцати часовые сутки. Первый должен был закончиться через полчаса, и мне следовало поторопиться. Потом ещё нужно в библиотеку заскочить, осмотреться, да и задумка одна на вечер есть.

* * *

        Библиотека встретила меня тишиной и рядом пустых, не занятых столов оборудованных шарами для освещения.
        Библиотекарь — дряхлый дедок, со сгорбленной спиной приютился за огромным, единственным освещенным, столом в удобном кресле.
        — Приветствую, молодой человек,  — обратился он ко мне — Что привело вас в моё хранилище знаний в первый учебный день? Неужели не будете, как все эти обормоты праздновать сегодня? Все городские кабаки, наверное, уже забиты адептами, а вы здесь.
        — Добрый вечер, смотритель!  — поприветствовал я старика.  — Праздновать нет ни желания, ни возможности. Вы не могли бы помочь мне с выбором некоторых книг?
        — Какие вас интересуют?
        — Хотелось бы почитать о методах увеличении потенциала источника с практическими рекомендациями по этой теме.
        И ещё литературу по исцеляющим плетениям. Я конечно первым делом изучу учебники по этим предметам, но там ведь только сжатая информация.
        Библиотекарь, пожевав губы, развернулся к ближайшей стойке с книгами и выдал мне две с верхней и средней полки.
        — Думаю, что эти будут вам в самый раз. С собой возьмете или здесь изучать будете?
        — Пожалуй, с собой возьму,  — ответил я старику,  — что от меня требуется?
        — Приложи большой палец к этому шару, назови своё имя, факультет и названия книг.  — Просветил меня библиотекарь.
        Выполнив это не хитрое действо, я поблагодарил его за помощь и отправился к себе в общежитие.
        До второго ужина я проштудировал учебник по общей магии, в части раскачки источника, и выданный мне библиотекарем том «Природа Источника силы и методы увеличения его потенциала». В учебнике действительно была только краткая выжимка с описанием нескольких плетений и методов, а вот книга оказалась просто бесценным источником информации. Начнем с того, что плетений и методов было не несколько, а несколько десятков, с рекомендациями для каждого типа источника магических Сил. Нарисованные плетения были изображены в нескольких видах — а ля вид спереди, сверху и сбоку. Кроме них на страницах тома были привязаны объемные иллюзии этих плетений — от небольших конструкций, состоящих из блоков напоминающие различные геометрические и не очень фигуры, до плетений настолько громоздких, что они своим узором напоминали переплетающиеся ветви дерева. Причем, если плетения для темного источника имели ярко выраженный геометрический характер, то для источника Жизни плетения напоминали те самые ветви деревьев.
        Изучив теорию, я оставил на время учебники и отправился на ужин. Почти пустая столовая порадовала отсутствием очереди — адепты праздновали начало нового учебного года. Пока ужинал, успел определиться с теми плетениями, которые более подходят для моих источников. В свою комнату возвращался, чуть ли не бегом, как хотелось поскорее опробовать выбранные плетения.
        Вернувшись, я сел за стол и ещё раз мысленно прокрутил теорию построения плетений. Первое, что необходимо — это четко запомнить плетение. Второе — направить энергию источника в ключевую часть плетения, чтобы наполнить его
        Силой. Здесь главное не переусердствовать, так как чрезмерное наполнение плетения может привести не просто к опустошению источника, чего собственно я и добиваюсь, а к расходу уже жизненных сил мага, что само по себе чревато последствиями от легкого недомогания до потери сознания и смерти. Так что, лучше меньше, да лучше.
        Третье — это после вливания в плетение энергии его необходимо активировать, задав направление ладонями рук.
        Вершиной магического мастерства считается умение активации плетений без использования рук, то есть мысленно, правда к этому магу приходится идти многие годы. Многие маги вообще не могут сразу представить в объеме особо сложные плетения, поэтому им требуется некоторое время для его постепенного построения. Словом, чем быстрее ты можешь представить плетение, тем быстрее будет применено твоё заклинание. Хвала Единому, что у меня, как у бывшего конструктора, нет никаких проблем с объемным восприятием объектов, все современные земные компьютерные программы трёхмерного моделирования ориентированы на это.
        Ну-с, приступим! Мысленно воссоздав плетение для темного источника, свожу ладони рук друг к другу. Есть!
        Плетение моментально появляется между ладоней. Остается только направить Силу через ключевую часть плетения и активировать его, но поскольку финальной точкой пути заклинания должен быть магический накопитель (иначе произойдет просто разбрасывание энергии вокруг, а это чревато), то отложим это до полигона. Развеиваю плетение, просто перестав удерживать его конструкцию в голове.
        Теперь займемся плетением источника Жизни. Это плетение хаотичнее, чем первое будет, но через пару секунд и оно появляется возле моих ладоней. Порядок. А теперь на полигон. Как хорошо, что на всех полигонах Академии установлены кристаллы-накопители всех типов Сил, иначе пришлось бы бежать ещё и на полигон к жизнюкам.
        Пустой полигон встретил меня тишиной. Я осторожно переступил через камни, теперь-то я знаю, что это накопители, ступая на полигон. От неприятных воспоминаний по всему телу пробежала волна холодных мурашек. Я зябко передернул плечами и остановился, не заходя вглубь площадки полигона. Ну что, поехали?
        Я представил плетение темного источника, наполнил его энергией и активировал в сторону накопителей. Сгусток сырой Силы темного цвета был моментально поглощен накопителями. Получилось!!! Прислушиваюсь к своим ощущениям — нет ли усталости. Но нет — всё нормально. Выпускаю ещё несколько плетений, но усталости нет. Так, что там у нас было в книге? Там говорилось, что средний по ёмкости источник будет опустошен заклинаниями данного типа, при стандартном заполнении Силой через тридцать плетений.
        Через пять минут я миновал этот рубеж. Усталости нет, а по моим внутренним ощущениям меня хватил ещё на десяток-другой заклинаний. Отлично — у меня хороший резерв Источника, выше среднего. Я бы даже сказал, что значительно. Толи ещё будет после раскачки! Живем!!!
        Я продолжил опустошать Источник и на сорок шестом заклинание мне это удалось. Голова немного закружилась, а легкое тепло Котёнка, которое я теперь ощущал постоянно, пропало без следа. Всё — я пуст!
        Пережидая пока пройдет головокружение, я одновременно размышлял о прочитанной книге. Теперь становилось понятно, что такое откат и почему многие маги увлекшись в сражении, получали по полной, израсходовав энергию
        Источника и опустошив все свои накопители. Стала понятней и судьба Ника в том бою в Сером ущелье. Да-а, откат вещь серьёзная! Нужно максимально обезопасить себя от его последствий. А что для этого требуется? Правильно - тщательно следить за расходом манны в бою и обзавестись как можно большим количеством накопителей! Ну, если с накопителями всё понятно — чем больше и качественнее они будут, тем лучше, то для того, чтобы в любой момент четко знать свой запас манны необходима постоянная практика. Что ж, похоже, что с этого момента полигон станет моим вторым домом. Придется ежедневно практиковаться в расходе манны. Кто бы был против, тем более, что ближайший месяц я и так планирую этим заниматься — нужно раскачивать потенциал источника. А вот где и как достать накопители? Ладно, отложим вопрос на потом и почитаем необходимую литературу, и еще нужно поспрашивать Учителя.
        Теперь нужно опустошить Мяту. Создаю плетение для второго Источника и активирую. Вроде нормально. Со временем создания этого плетения после первого десятка заклинаний больше нет никаких проблем. Плетение воспроизводиться так же быстро, как и для темного Источника. Великая вещь — практика! Продолжаю опустошать
        Источник, контролируя своё самочувствие после каждого заклинания.
        Запас манны Источника Жизни средней ёмкости этим плетением должно израсходовать за двадцать заклинаний, но уже после пятнадцатого я понимаю, что опустошен. Оставшихся жалких крох энергии не хватит на полноценное плетение, но поскольку Источник должен быть опустошен полностью, я активирую заклинание ещё раз.
        Откат накрывает незамедлительно. Мир вокруг завертелся, засверкал разноцветными всполохами, в ушах зазвенело и я чувствую, что падаю на колени. Из носа на подбородок бежит струйка крови, приходиться наклонить голову вперед к земле, чтобы не заляпать мантию. Минут через десять прихожу в себя полностью. Покидаю периметр полигона и отойдя в сторону, ложусь на спину прямо на траву. Необходимо переждать, когда закончиться кровотечение из носа.
        Пока есть время поразмышлять, прикинем, что мы имеем. Итак, второй Источник слабее первого, ну это я знал и раньше. Мой запас Сил для магии Жизни ниже среднего, но через месяц я надеюсь его раскачать по максимуму и выйти на средний уровень, но это предел. Так что как не крути, а уровень Повелителя магии Жизни для меня закрыт.
        Так что всё, на что я могу рассчитывать в будущем в этом направлении — это уровень полноценного академического мага Жизни. Ну что ж, обидно конечно, но и то хлеб! А вот некромантом я могу стать очень сильным, тут после окончания Академии есть куда расти, так что всё нормально. Нужно, только учиться. Тем более, что уже сейчас у меня есть Учитель!
        Пока я размышлял, на улице стемнело. Наступил поздний вечер и на небе начали зажигаться звезды. Ещё путешествую вместе с обозом до Лира я часто на стоянках разглядывал ночное небо. Красиво конечно, но нет ни одного знакомого созвездия.
        М-да, пора и в общежитие возвращаться. Нужно подготовиться к завтрашним занятиям у Стига, да и по остальным предметам пролистать учебники. Сегодня хорошо бы перечитать первые главы по целительству и определиться с необходимой литературой из библиотеки. Да и со своим отношением к Саане тоже нужно определяться. Вот тоже, блин, нашлась проблема на ровном месте. Ну нравится она мне, ну втрескался, ну и что теперь? Буду продолжать выбранную линию поведения, а там посмотрим!
        Вернувшись в общежитие, принял душ, оттер юшку с мордашки и принялся за чтение. Изучая литературу, в районе полуночи услышал в коридоре шум и смех возвращающейся с гулянки ученической братии. Судя по горланящим воплям адептов, набрались они изрядно. Кто распевал песни, кто предлагал идти к девчонкам и продолжить, кого-то несколько раз роняли на пол, словом праздник удался. Вопли угроз коменданта гуляками благополучно игнорировался.
        М-да, кого-то завтра на занятиях ждет дикое похмелье и осознание залёта, комендант этого так не оставит.
        Наконец, приблизительно через час, в общежитии воцарилась тишина. Пора и мне укладываться, тем более, что всё что я планировал уже перечитано. Подготовив всё необходимое, для завтрашних занятий я рухнул на кровать, и вырубился раньше, чем моя голова коснулась подушки.

        Глава 6
        Учиться, учиться и ещё раз учиться!

        Прошёл первый месяц обучения. Я бы даже сказал — пролетел. Занятия по общей магии, целительству, некромантии, ТИС, физподготовке — всё перемешалось и закрутилось как колесо, в котором я чувствовал себя белкой. Основные предметы стали делиться по направлениям: зельеварение, травоведение, артефактное дело, вивисекция, анатомия всех и вся, патологоанатомия, история государств и география, владение мечом и так далее, словом — всё смешалось в доме
        Облонск… э Академии. Я не вылезал из библиотеки, обложившись книгами и рукописями, а вечерами меня можно было найти на полигоне или у преподавателей. Времени катастрофически не хватало, но я старался максимально охватить каждый предмет. По большинству предметов я ушел далеко вперед от своих сокурсников и, видя это многие преподаватели с радостью освободили меня от основных занятий, заменив их еженедельными вечерними консультациями, где я отчитывался о своих успехах, консультировался и согласовывал дальнейшие направления обучения. Конечно, я не прекращал посещение занятий по Целительству у Сааны, где продолжал упорно играть роль деревенского дурачка, там я специально не демонстрировал особых успехов. Хотя она поняла, что со мной не всё так просто — другие преподаватели наверняка рассказывали ей про мои успехи, но я решал пока ничего не менять, так как не знал, как вести себя с ней дальше.
        Так же я продолжал посещать почти все занятия у Стига. Более того, видя мои успехи, он каждый вечер начал проводит со мной дополнительное обучение, загружая меня списками дополнительной литературы. Должен сказать, что персональные занятия, проводимые с Учителем на полигоне или у него на кафедре, значительно отличались от уроков с одногруппниками и позволяли мне быть выше их наголову по уровню подготовки.
        По общим предметам, кроме физподготовки, я уже к окончанию второй недели обучения был освобожден от большинства занятий связанных с теорией. Это хоть как-то позволило ликвидировать постоянный дефицит времени, а то мои недосыпания стали уже систематическими. Теперь на уроки Сааны я мог ходить одновременно с адептами целителями.
        Словом, не смотря на бешеный ритм, всё постепенно нормализовалось и утряслось. Моя жизнь в Академии приобрела четкий порядок и смысл. Единственный предмет, где я был наравне со всеми — это физподготовка. Ну не умею я махать мечом, хоть ты тресни и всё тут! Хорошо, что большинство адептов, кроме благородных, были в этом деле как и я — ни в зуб ногой.
        Вот и сейчас, уже второй час, как мы с Тимом дубасим друг друга деревянными палками изображающими мечи, получая нелицеприятные отзывы и удары деревянным шестом по спине и ниже от мастера-мечника Торна отвечающего в Академии за физическую подготовку. Остальные адепты, около сорока человек, разбившись на пары, тоже лупцуют друг друга почём зря. Конечно, если бы мы занимались с мечом ежедневно и не по паре часов, а хотя бы по полдня из нас может быть и получились не плохие войны. А так к окончанию Академии мы будем знать, за какой конец меча взяться, но и только. Тем не менее, руководство Академии считает, что её выпускники должны уметь владеть этим оружием хотя бы на среднем уровне. Ну что ж, им виднее, да и я считаю, что эти навыки лишними не будут, особенно в Пограничье, где по окончании Академии мне придется провести немало лет. Кто знает, как скоро мне пригодятся эти навыки?
        Урок между тем закончился и мы, пожелав удачи однокурсникам, со стонами, потирая отбитые бока и плечи направились вчетвером на занятия по некромантии. Вчера Стиг обещал, что мы будем заниматься подъемом зомби, где каждый из нас будет сдавать зачёт на это умение. В отличие от Тима и ребят, переживающих перед этими испытаниями, я не почти не волновался. Плетения для создания неупокоенного я изучил ещё две недели назад, несколько часов тренировок без наполнения плетения Силой и вот я уже могу наложить заклинание в считанные мгновения. А порядок и последовательность необходимых действий Учитель рассказал нам ещё на прошлом уроке, так что сегодняшнее испытание виделось мне не таким уж и сложным. Вот на прошлой неделе было гораздо труднее, когда мы под руководством Стига занимались потрошением трупов. Пришлось попотеть и поблевать, а уж про еду мы в этот день, вообще не вспоминали. Даже гоблины смотрели на наши зелёные лица в тот день весьма уважительно.
        Нам потом целый час пришлось отмывать лабораторию — хорошо, что некромантия в тот день была в расписании последней.
        А чего, вы хотели? Работа некроманта — это грязь и кровь, так что остаётся терпеть и привыкать. Как сказал Учитель
        «Тебе нигде не будут рады, после того, как ты выполнишь свою работу, кроме Пограничья!». А уж про священнослужителей вообще говорить не приходиться. Этим только дай повод и мигом зажаришься на костре. Хоть указом главы церкви Единого дипломированные некроманты и признавались верными слугам веры, Императору удалось продавить этот указ, слишком сильно нуждалось в некромантах Пограничье, но отдельные фанатики продолжали травлю темных магов. Немало костров было зажжено по всей империи даже после выхода этого указа.
        Говорят, что Император узнав об этом пришёл в бешенство и крепко испортил отношения с церковью, чтобы защитить последних некромантов от притязаний святош. Но отстоял, после чего во всех Академиях магии открыли кафедры
        Некромантии и теперь выпускники этих кафедр самые желанные гости в Пограничных гарнизонах. Из-за огромного количества заявок, так как пять Академий не могли закрыть дефицит некромантов, начальники гарнизонов идут на любые ухищрения, чтобы заполучить к себе темного мага в штат. Поговаривают, что перекупка места в очереди на некроманта стоит не меньше двадцати тысяч золотых. Уж откуда у начальников гарнизона такие деньги не знаю, но то, что в последнее время потери в гарнизонах Пограничья превышают все мыслимые пределы — это факт. И хуже всего ситуация у эльфов с гномами. Вот им больше всех и приходится подкупать канцелярских чиновников, чтобы перехватить некромантов у других желающих, своих-то темных нет.
        Между тем, лаборатория встретила нас привычной тишиной и запахом мертвечины. На столах лежали трупы четырех мужчин различного возраста. На столе Стига лежало пятое тело. Судя по характерным следам на шеях покойников - это были повешенные совсем недавно преступники.
        Учитель уже находился в лаборатории.
        — Ну, что некроманты? Разбирайте, кто кому больше нравится.
        Блин, вот за такие шуточки нас и называют за глаза некрофилами.
        — Все помнят необходимые плетения и что нужно делать?
        — Да профессор.
        — Тогда приступим.
        Роль первопроходца выпала Эрлу. Учитель, да и мы с Тимом и Максом, внимательно и с интересом наблюдали за его действиями.
        С самого начала Эрл допустил ошибку, которая могла стоить ему, да и не только ему, жизни. Скорее всего, сказалось волнение, так как, выполняя ритуал подъема, он забыл наложить на будущего неупокоенного заклинание подчинения и в результате получил неуправляемого мертвяка, который после наложенного заклинания поднятия моментально отрастил себе клыки вместо зубов и когти на руках. Кроме того, он забыл проверить магический фон тела покойника, что привело к трансформации наложенного заклинания. Я едва успел набросить на зомби заклинание упокоения, прежде чем он успел добраться до Эрла. Слава Единому — это сработало и мой одногруппник отделался только порванной в нескольких местах мантией, когти оказались острыми как бритва.
        — Болван, бездарь…  — гнев Стига обрушился на голову находящегося все ещё в шоке Эрла.  — Ты хоть понимаешь, что вот он:  — Учитель ткнул в меня пальцем,  — только что тебе жизнь спас? Как вас можно чему-то научить, если вы не можете запомнить элементарных вещей. Сколько раз вам повторять, что знание плетений не делает вас магами.
        Необходимо четко придерживаться требуемого порядка действий. Вы что не понимаете, что эти правила были придуманы не просто так, а созданы на крови и убийствах вот таких идиотов?  — палец преподавателя указывал на Эрла.
        — Тим, Макс, что он сделал не правильно?  — задал им вопрос Стиг, а потом развернулся ко мне.  — А ты молчи я и так знаю, что ты это знаешь.
        — Ну, …  — неуверенно затянул Тим.  — Он не наложил на труп плетение подчинения, вот тот на него и набросился.
        — Всё?
        — Ещё забыл проверить магический фон у трупа, скорее всего это и привело к такой быстрой трансформации.  -
        Вовремя вспомнил Макс.
        — Ну, хоть эти не так безнадежны, как ты!  — обратился он к Эрлу.  — После занятий пойдешь на кухню и сегодняшний вечер, и все выходные будешь дежурным. Ещё раз вам напоминаю, что мертвая плоть крайне чувствительна к эманации Сил и тянет в себя её отовсюду. Если оболочка не будет пустой, то наложенные заклинания теряют стабильность или трансформируются…
        Вот это ни фига себе! Почти три наряда вне очереди, если говорить по-простому. Теперь Эрлу на вечер и выходные обеспечено веселье по мытью посуды. Как рассказывал нам один из залётчиков: «Руки за вечер сотрешь до ж…пы!».
        Весело.
        Следующими подняли своих зомби Тим и Макс. Тим управился за пять минут, а вот у Макса были явные проблемы со скоростью создания плетений. Тем не менее, минут через десть закончил и он.
        Настал мой черёд. Я сразу же наложил на покойника плетение, развеивающее накопленную энергию, затем последовательно плетения подчинения и подъема. Дав мысленную команду зомби подняться, я наложил на него заклятье трансформации плоти и через минуту с начала моих действий передо мной стоял высший зомби.
        Плетение боевой трансформации преобразило его: мощные изогнутые когти длинной около десяти сантиметров с которых сочился зеленый яд; клыки, которые перестали помещаться во рту, так что такая тварь, даже с оторванными руками была чрезвычайно опасна; и глаза горящие зелёным цветом позволяющие зомби хорошо видеть даже ночью.
        Заставив зомби немного погулять по лаборатории, я приказал ему вернуться на стол, после чего наложил на него заклинание упокоения.
        Удовлетворенно крякнув, Стиг заставил остальных упокоить нежить и после того, как это было выполнено, приказал освободить тела от плоти и сложить все кости на столах.
        Глядя на то, как остальные с брезгливыми лицами одели кожаные фартуки и взялись за инструмент я удивленно хмыкнув, создал плетение растворяющее плоть, но не трогающее костную ткань, и активировал заклинание. Через секунду на столе лежали только чистые, белые кости — всё, что заклинание оставило от покойника. На это полезное плетение я наткнулся вчера, когда изучал очередной трактат из списка литературы рекомендованной Учителем.
        Услышав удивленное хмыканье Стига, только подивился его удивлению, ведь он сам рекомендовал эту книгу. Ну а завистливые вздохи парней, стали для меня небольшой наградой за те лишения, на которые я обрек себя, отказавшись от радостей студенческой жизни в пользу учёбы. По моим прикидкам я уже имею в своем арсенале около сотни различных плетений по некромантии и порядка сорока по целительству, и это не считая тех, которые нам преподают по общей программе обучения. В самое ближайшее время я планировал существенно увеличить этот список.
        Между тем, минут через тридцать парни закончили изображать из себя маньяков и, сдерживая рвотные позывы, мы сели на лавку перед столом Стига в ожидании дальнейших указаний. Тот применил такое же, как и я заклинание по растворению плоти к трупу лежащему на его столе.
        Блин, как же мутит, к такому невозможно привыкнуть. Сегодня мы снова останемся без ужина, мысли о еде вызывают только отвращение и тошноту. Вот именно такие моменты и заставляют меня жалеть о том, что я выбрал некромантию.
        Стиг удовлетворенно кивнул, оценив результаты работы, и продолжил урок.
        — Итак, господа адепты, сейчас мы приступим к созданию костяных гончих. Как вы все читали, длительное воздействие темной энергии или её быстрый, но большой по объему выброс на любом кладбище приводит к его разупокоению. Если этот процесс остается без внимания церковников или некроманта длительное время, то кроме обычных зомби на кладбище появляются и эти твари возникающие из человеческих костей. Костяные гончие намного опаснее, чем зомби и ожившие скелеты, а их ярость и ненависть ко всему живому не знают границ. Вообще принято считать, что появление гончих — это проявление второй стадии неупокоенности кладбища. Когда гончая сформировалась в могиле, она выходит в ночное время на поверхность земли и начинает истребление населения ближайших к кладбищу поселений. Своими огромными клыками они за несколько ночей прогрызают даже самые толстые деревянные строения. Чем больше гончая изведёт народу, тем сильнее она становиться. Существует несколько плетений позволяющие справиться с ними. И вы их продемонстрируете мне на следующем занятии, если вы, конечно, уже не изучили их самостоятельно.
        Я кивнул на вопросительный взгляд Учителя и он, удовлетворенно улыбнувшись, продолжил.
        — После того, как гончие начинают уничтожать население, вокруг кладбища появляется огромное количество энергии полученной в результате убийств и она начинает менять оставшиеся на кладбище кости. Трансформация занимает не меньше месяца и из этих костей, собранных энергией в единое целое, получаются коконы, в которых вызревают костяные драконы. Обычно с момента образования кокона до рождения дракон проходит ещё не меньше месяца.
        Появление на кладбище кокона костяного дракона является проявлением третьей и последней стадии неупокоенности кладбища и некроманту, чтобы уничтожить эту высшую нежить необходим просто огромный запас сил — он как минимум должен быть больше в два раза, чем потребовалось для создания дракона. Кроме того, плетение для уничтожения является настолько сложным, что не многие некроманты могут воспроизвести его быстрее, чем за минуту. А эти твари ждать не будут, поэтому лучше всего пользоваться ритуальной магией с начертанием пентрограмм-накопления Силы или пентограмм-ловушек, заранее став на пути следования костяного дракона. Вот поэтому-то, что их так сложно уничтожить.
        Стиг замолчал.
        Молчали и мы ошарашенные мощью драконов. Не приведи Единый с ними встретиться. Можно сразу одевать деревянный макинтош и в твоём доме будет играть музыка, но ты её не услышишь…
        Учитель вышел из задумчивого состояния и продолжил.
        — Итак, вернемся к гончим. Для уничтожения этой нежити, рекомендую не жалея вкладывать в плетение больше энергии, так как если её окажется недостаточно, то заклинание может лишь ослабить гончию, а не уничтожить. На повторный удар вам элементарно может не хватить времени.
        Стиг выложил все кости в металлическую клетку, стоящую в углу лаборатории. Потом он кинул на них заклинание, развевающее накопленную в костях энергию (я для себя назвал это заклинание Нейтрализатор) и заклинание Гончей.
        Кости принялись быстро срастаться и трансформироваться: лицевая часть черепа вытянулась вперед образуя оскаленную морду; человеческие зубы стали острыми клыками, причем передние верхние и нижние выросли в тридцатисантиметровые; кости рук и ног образовали лапы гончей, а вдоль позвоночника появился острый гребень от головы до кончика выросшего хвоста. Глаза нежити начали разгораться красным светом.
        Блин, ну и страшила! На рисунках в книгах я, конечно, видел её изображение, но даже и близко не мог представить, что это за страсть!
        Поскольку Учитель не наложил заклинание подчинения, тварь принялась кидаться на решётку, рассчитывая добраться до нас. Клацанье клыков о металлические прутья, заставил всех отступить как можно дальше от клетки. Рёв и визг гончей, хотя не понятно, как такое возможно, ведь у неё нет легких, заполнил лабораторию и больно ударил по ушам.
        Куда там оборотню с его воем, тут собака Баскервилей бросится наутёк, трусливо поджав хвост.
        Между тем прутья решётки начали поддаваться под натиском клыков. Это просто не вероятно — металл уступал натиску костяной плоти, на полу уже скопилась целая гора стружки. Оглянувшись на парней, я увидел бледные, испуганные лица с круглыми глазами и трясущимися губами. Надеюсь, что сейчас я не выгляжу также как они, хотя испугаться есть от чего. Не приведи Единый столкнуться с этой нежитью ночью на кладбище. И угораздило меня в некроманты податься!
        — Ну что ж,  — усмехнулся Стиг, привлекая наше внимание,  — теперь вы имеете представление, что такое костяная гончая!
        По-моему, кроме меня его никто не услышал, так как остальные продолжали прибывать в шоке.
        Стиг подтолкнул меня в спину в направлении клетки.
        — Ал,  — вот ведь прицепилось сокращение с легкой руки Тима,  — продемонстрируй нам заклинание для уничтожения гончих. Стандартного заполнения Силы будет вполне достаточно.
        Делать нечего, подхожу к клетке ещё ближе. Бр-р-р!
        Тварь, совершенно обезумевшая от того, что я нахожусь в двух шага начала кидаться на подточенные прутья решётки.
        Судя по их скрипу — им осталось совсем немного.
        Стараясь не думать о том, что будет, если она вырвется на свободу я моментально (жить захочешь, не так извернёшься) создал нужное плетение и бросил в неё заклинание.
        М-да, похоже, что я слегка перестарался.
        Гончая захлебнулась визгом и замолчала навсегда. Сила вбуханная мною сверх всякой меры в плетение не оставила, от осыпавшихся на дно клетки костей, даже горсти праха.
        Твою мать! Вот это результат. Мне определённо нравится это заклинание! Правда я израсходовал не меньше десятой части своего резерва, но это того стоит.
        — Хм, ну что ж, весьма действенно.  — Одобрил мои действия Учитель.  — А теперь, начинайте изучать заклинание призыва Гончей. На следующей неделе каждый из вас должен продемонстрировать, как он умеет их создавать и сохрани вас Единый, если кто-то опять забудет наложить заклинания подчинения или не развеет остаточный магический фон…

* * *

        Академия магии города Лир. Кабинет ректора. Вечер того же дня.
        — Здравствуй, Стиг. Присаживайся.  — Ректор, уютно расположившись в кресле, наполнил бокалы рубиновым вином из замысловатой бутылки из зеленого стекла.
        — М-м-м,  — протянул заведующий кафедрой Некромантии, пригубив напиток — эльфийская лоза! Слушай, а неплохо, оказывается, быть ректором Академии. Не всякий граф может позволить себе данный нектар, а у тебя с запасами этого вина никаких проблем, как я посмотрю?!
        — А-а-а,  — раздраженно махнул рукой Маркус,  — опять герцог Инийский за своего балбеса проставляется.
        — Настолько бездарен?
        — Полный ноль, как любит выражаться твой ученик. Ну да бог с ним с сыном герцога — лентяй, каких мало, ты лучше вот эту бумагу посмотри.  — Ректор протянул письмо.
        Стиг взял письмо, и на минуту в кабинете воцарилась тишина, нарушаемая редкими голосами адептов, долетающими с улицы в распахнутое окно кабинета.
        По мере чтения лицо Стига становилось всё больше задумчивым. Наконец, когда письмо было дочитано, он одним глотком осушил бокал с вином.
        — Ал уже знает?
        — Нет, ещё не сообщал ему,  — развел руками ректор,  — хотел попросить тебя сделать это.
        — Думаешь, так будет лучше?
        — Уверен.
        Стиг, ещё раз пробежал глазами текст письма.

        Ректору Академии
        Маркусу Риву
        Сообщаю, что согласно Вашего запроса был организован ряд розыскных мероприятий направленных на установление личности адепта Академии Алексея Ива. В ходе расследования, при сравнении отпечатка ауры, с представленной копии контракта адепта, с базой Ордена, обнаружено полное сходство с аурой бывшего барона эль Фоске пропавшего около двух лет назад по пути следования к месту службы в Пограничье, после окончания Академии.
        Как стало известно, бывший барон, сирота и единственный наследник рода Фоске. В возрасте одиннадцати лет поступил в столичную Академию магии на контрактной основе в связи с тем, что род Фоске хоть и имел безупречную репутацию, но является одним из беднейших родов в Империи.
        В связи с предполагаемым дезертирством барона с императорской службы, указом Императора род Фоске был лишен благородного звания, а всё имущество было изъято в пользу казны.
        В ходе розыскных работ, нами были найдены и опрошены (копии опросных листов прилагаются) свидетели последнего места проживания бывшего барона, подтверждающие версию магической травмы в ходе сражения, по пути следования к месту службы барона.
        В связи с вновь открывшимися обстоятельствами нами направлен запрос в имперскую Канцелярию о пересмотре дела в измене барона эль Фоске и возвращении ему баронского звания.
    Начальник Тайной службы
    Эрик Кравст

        — Как думаешь, восстановят?  — спросил Стиг ректора.
        — Конечно восстановят, вопрос только через какое время?  — Вздохнул тот.  — Ты же знаешь этих канцелярских крыс!
        — Да…
        Маркус снова наполнил бокал Стига и принялся наливать себе.
        — Кстати, как его успехи? Судя по дошедшим до меня слухам, парень демонстрирует весьма неплохие результаты?
        — И это ещё скромно сказано. Конечно, здесь сказываются и наши с ним занятия, но и по основной программе он обошел всех остальных.
        — Что всё так радужно? Ведь прошел только месяц учёбы. Ты не торопишься с оценкой?  — пригубил вино ректор.
        — Нет. Я в нем уверен. Посуди сам, по всем основным предметам преподаватели освободили его от теоретических занятий, так как он хоть сейчас сдаст зачёты за первый семестр. Исключение составляют только фехтование и целительство. Хотя с последним я не уверен, похоже, что парень специально не демонстрирует успехов по этому предмету — в чем причина, я ещё не разобрался, хотя догадываюсь.
        Дальше. Из библиотеки и с полигона он просто не вылезает. Уже сегодня его запасу плетений позавидует любой адепт второго курса. У него прекрасная память, а скорость создания плетений просто поражает. Сегодня один из его группы забыл наложить заклинание подчинения перед тем, как поднять зомби, так Ал упокоил эту тварь быстрее, чем я успел среагировать. А видел бы ты, как он за минуту создал высшего зомби!
        — Не может быть!  — удивленно воскликнул ректор.  — Это же уровень бакалавра-боевика.
        — А я о чём, при этом он точно ничего не помнит из прошлого обучения в столичной Академии. Я несколько раз проверял и пытался ловить его на нестыковках. Но нет, он действительно полностью потерял память.
        Стиг отхлебнул вина.
        — А в конце сегодняшнего занятия он уничтожил костяную гончую, в которую я влил одно стандартное наполнения энергией, да так, что от неё даже праха не осталось. И самое удивительное, что он сделал это меньше чем за секунду!
        А…
        — Да уж, порадовал ты меня, нечего сказать. Судя по твоему восторженному отклику, из него выйдет могущественный некромант.
        — Поверь мне, со временем он будет выше нас с тобой на голову, если не забросит учёбу!

        Глава 7
        Зимняя сессия

        На площадку полигона я вывалился прямо лицом в сугроб, с пустым накопителем, опустошенным резервом и дикой головной болью. Вся мантия на груди была в крови — последствие отката, так что снег подо мной моментально стал красным. Однако, тёмная сфера в моей левой руке — это пропуск в следующий семестр.
        Быстро набросив на себя плетение Малого Восстановления сил, из разряда целительских (на Полное не осталось энергии), я встал на ноги и направился за периметр полигона к Учителю. Единый, как же от меня воняет, вся мантия в ошметках от нежити.
        Конечно, сегодняшнее испытание не сравнить с тем, что было при поступлении — там-то от меня почти ничего не зависило в плане магии, но и здесь мне конкретно досталось на орехи. Этот могильник вымотал меня так, что кроме желания упасть там, где стоишь, и отоспаться часов …дцать, других желаний не было. А уж сколько непоняток было в могильнике — просто туши свет!
        Оглядывая себя, с мрачной улыбкой констатирую, что сегодня комендант точно попытается меня удавить за растрату.
        За прошедшие с момента поступления три месяца это будет уже одиннадцатая мантия, которую я подам на замену.
        Вопли этого сквалыги, будут ещё долго услаждать мой слух, а его заявление, что я пустил Академию по миру, уже второй месяц, как занимает первое место в рейтинге лучших перлов.
        Всё! Неделя испытаний осталась позади, сегодняшнее было последним. Теперь недельные каникулы, а дальше второй семестр.
        Подойдя к Стигу, отдаю сферу и получаю записку о выдаче новой мантии. Потом договариваемся о завтрашнем совместном походе в префектуру к главе Лира — интересно зачем? В разговоре замечаю странный взгляд Учителя, однако я так вымотался, что выяснять, что это означает, нет никакого желания. Всё, теперь можно и в общагу.
        С трудом дотащившись по комнаты коменданта, слушаю десятиминутную лекцию о злостном растратчике имущества
        Академии. Блин, как же хочется спать! Я сейчас челюсть вывихну зевая. У-а-а…, глаза совсем слипаются…
        После того, как я все-таки заснул стоя, в разгар очередной попытки вынести мне мозг, комендант чуть ли не плача выдает мне новый комплект одежды и выставляет за дверь, крича в след проклятья. Ну, этим он меня вряд ли удивит, а брань, как известно, на вороте не виснет, поэтому оставляю этого стража собственного кармана наедине со своей совестью.
        Ввалившись в свою комнату, запираю дверь, оставляя не затихающие причитания лишенца в коридоре. Кое-как, скинув с себя испорченную одежду с обувью, плашмя, с грацией шкафа, падаю на кровать. Сколько раз за эти месяцы она вот так принимала меня в свои объятья… У-а-а…, как это сегодня было не про-с-то…

* * *

        Полдень. Мы с Учителем стоим у полигона. Вернее стою только я, а Стиг нервно вышагивает взад-вперёд по скрипящему под ногами снегу и, размахивая руками, ставит мне задачу перед испытанием.
        — Твоя цель — как обычно найти и вынести сферу. Попутно необходимо провести зачистку места от нежити.
        Желательно, чтобы зачистка была полной, но это на твоё усмотрение в зависимости от наличия энергии. Время выполнения задания — не более трёх часов. Разрешается использование одного стандартного накопителя.
        Использование артефактов запрещено. Вопросы? Нет? Тогда удачи.
        Вступаю на полигон. На пару секунд меня окутывает уже привычная темнота. Сколько раз за прошедшие месяцы мне приходилось это делать. Нет, не вспомню. Много.
        Не отвлекаться. Закрываю глаза, а то на последней тренировке попал после темноты в солнечный день и минуты две ловил в глазах зайчиков.
        Открываю глаза. Ну-ка, что у нас на этот раз? О-о, как оригинально!
        Поздний летний вечер. Уже сгущаются легкие сумерки. На небе ни облачка, а справа за деревьями проглядывает кромка горизонта, окрашенная багровым закатом. Минут через десять на землю опуститься ночь и будет темно, как у негра…, хм-м. Темно в общем.
        Вокруг тихо, только легкий ветерок освежает мой слегка вспотевший лоб — похоже, что я волнуюсь. Ну, это и не мудрено. Есть стопроцентная уверенность, что Стиг подготовил для меня очередную подлянку! С него станется - просто хлебушком не корми, дай только мне любимому очередную пакость сотворить!
        Осматриваюсь, кругом по-прежнему тишина, а вдоль дороги мертвые с косами… тьфу ты, да не приведи господи, какая только хрень в голову не залезет. Хотя о чем это я — я же вроде как некромант, а некромант, боящийся покойников — это нонсенс и моветон. Короче, нас не поймут, а посему — работаем.
        Передо мной расположен вход в пещерный комплекс, от которого буквально фонит ненавистью и чернотой. Уж насколько я привык к работе с тёмной энергией, но здесь в воздухе разлито что-то, совсем запредельное! Эманации темной силы, замешанные на жертвоприношении разумных и силе Проклятого — гремучий коктейль, от которого даже меня — некроманта бросает в дрожь. Это кем надо быть, что творить такое?
        Так ладно, лирику по боку — за меня никто мою работу не сделает.
        Осторожно ступаю под своды пещеры. Сгустившийся впереди мрак меня не пугает — заклинание Ночного зрения срабатывает моментально, и темнота отступают, уступив место серым, полуразмытым тонам. Единственный недостаток заклинание — это черно-белое зрение, но зато теперь я могу видеть на пятнадцать-двадцать метров, даже у негра… э-э, в общем, в полной темноте. Блин, и вот рассказывай теперь, что ты не расист, что ты всех не любишь одинаково.
        Вхожу в первую пещеру и сразу понимаю, что весь этот комплекс создан не только природой. Чьи-то умелые руки придали тому, что начала природа завершённый вид. На влажных стенах тоннеля, кроме наростов мха и лишайника видны следы обработки инструментом. Пещера, в которую выходит туннель, представляет собой комнату-склеп прямоугольной формы размером примерно пятнадцать на двадцать метром с ровным полом, на котором на каменных тумбах установлены гробы — ну куда же без них-то. М-да, тушите свет, у некроманта было черное чувство юмора.
        В стенах склепа в два яруса расположены вырубленные в скале ниши, где нашли свой покой несколько усопших, которых хоронили без гробов. Судя по их виду и истлевшим одеждам этому захоронению не меньше пятидесяти лет.
        Мои шаги гулким эхом отражаются от стен и потолка склепа, и это мне совсем не нравится. Хаханьки закончились.
        Мертвые любят тишину, не к чему беспокоить их сон. Черт, моя зимняя обувь совсем не предназначена для тихой ходьбы вот по таким местам. Нужно учесть на будущее, а пока…
        Ножом отрезаю от теплого плаща два больших прямоугольника и несколько тонких полос материи. Через минуту пыхтения поверх сапог примотаны тряпки, которые позволят заглушить звуки моих шагов. Для пробы делаю несколько шагов вдоль ряда гробов. Порядок.
        Оп-па, а это что у нас здесь? Разбитые крышки гробов, со следами от когтей, исполосовавших каменную поверхность свидетельствуют о разгуливающих где-то рядом неупокоенных. Хотя при такой концентрации силы, что разлита вокруг, вообще удивительно, как несколько покойников остались лежать в гробах и нишах. По идее эти ребята должны были уже бегать по пещерам в поисках жертвы.
        Чуть прикрыв глаза, внимательно рассматриваю склеп магическим зрением. Темная дымка Силы окружает меня со всех сторон, все-таки её уровень здесь очень велик. Лежащие тела видятся сплошными пульсирующими сгустками черноты.
        У-у, как всё запущено! Это сколько же энергии они в себя успели принять? Процесс разупокоения уже идет полным ходом и вопрос их подъема — дело считанных часов. Это я удачно зашёл! Конечно, поднять с десяток почти готовых зомби для меня не составит труда, а было бы неплохо их использовать как щит, выпустив вперед себя, вот только не удержать мне их. Даже одного не удержать. Слишком велик фон вокруг, он трансформирует и разрушит мои плетения подчинения за несколько минут, и в результате получу толпу озверевших зомби под боком. А оно мне надо? Вот и я о том же. Ну, его на хрен! Проще нужно работать, проще.
        Кидаю в каждого без пяти минут зомби Нейтрализатор, а пусть попробуют подняться без магической энергии и направляюсь к входу в следующий склеп. Теперь этим останкам опять понадобиться какое-то время, думаю не менее пары суток, при такой насыщенности, чтобы закачать в себя развеянную Силу. Так что формально будет считать их обезвреженными.
        Встаю у входа в следующую комнату и прислушиваюсь к своим ощущениям. Нет, голоса сферы не слышно, толи стены его экранируют, толи до него ещё пилить, как до луны, толи еще какие-то причины есть, так что идём дальше.
        Следующие два склепа были совершенно пустыми. Ни души, в смысле ни покойника. С одной стороны — это радовало, а вот с другой говорило о том, что с этими ребятами мне ещё придется схлестнуться. Так просто отсюда уйти не получиться.
        Рассматривая окружающую обстановку выдвигаюсь дальше. Кто видел один склеп — тот видел все. Ничего нового, всё на один манер и старо как сам мир. Единственное, что напрягает — это отсутствие залежей пыли на полу. Кто-то здесь активно разгуливает временами, что не удивительно, судя по разлитой вокруг силе — мертвякам можно дискотеки устраивать! А юмор у меня временами действительно черный!
        Стоп! Знакомая вонь коснулась носа, и это явно не пятая шанель. Блин, глаза ест. Ну, вот и нашлись покойнички! А то я уже начал надеяться, что моя прогулка по могильнику так и останется увеселительной. Ага, счаз, припасли бабу про солдата.
        Вход в следующую комнату закрывает парочка неупокоенных. Замершие метрах в двенадцати от меня в неком подобии транса, зомби стоят без движения. В принципе, эта парочка не проблема, просто неизвестно, сколько их может быть в следующей комнате. А если, как шпрот в банке? Где я вас всех хоронить буду?
        Подключаю магическое зрение. Однако! Нежить наполнена энергией под завязку. Придётся попотеть, чтобы их упокоить. Ну, работай некромант, война план покажет!
        Вхожу в склеп. Зомби тут же выходят из своей спячки и радостно, как мне кажется, рыча, устремляются ко мне. Ого, да вы ребята шустрики. И откуда в вас столько прыти?
        Две Стрелы праха распыляют тела зомби в труху. На пол пещеры падают только остатки их одежды. Двигаюсь дальше.
        Стоять, быстро назад. Вашу мать, да сколько вас тут набилось? Ноги-ноги, уносите мою … Отбегаю ко входу в комнату и бью себе за спину Ветром праха. Фу, блин, чуть брюки не намочил! Как они ломанулись, еле успел. Болван и критин, когда головой начнешь думать, а?
        Ну, куда ты полез, что так трудно было сначала установить пентаграмму-ловушку? А если бы не успел отскочить? Все бы тогда, отбегался? Как говориться и Митькой звали! Ой, мама, роди меня обратно — чего-то у меня коленки трясутся.
        Думай Леша, думай, а только потом делай!
        Снова стою у входа в следующую пещеру. Голоса сферы не слышно. Однако, а пятой части резерва уже нет. Толи ещё будет! Тьфу-тьфу-тьфу. И ведь никто молочка за вредность не даст.
        Следующая пара пещер тоже пуста, правда здесь пол имеет уже вполне ощутимый уклон. Насколько понимаю, дело идет к спуску на второй уровень. Интересно, а сколько в этом могильнике уровней? Надеюсь, что сфера не ниже второго, иначе мне просто край.
        В оставленных позади склепах насчитал около пятидесяти пустых гробов. Так что если вся эта кодла на меня навалиться — мне трындец. Причем полный. Сожрут! Сдаваться я не собираюсь, как в прочем и тянуть в себя местную темную энергию с примесью Проклятого — потом святоши сожгут. Ха-ха-ха. Слыхали коллеги последний анекдот про некроманта, который сгорел на работе? М-да, с таким чувством юмора, только на кладбище. Да тьфу ты…
        К очередному склепу подхожу во всеоружии. На мне защита от физического воздействия, слабенькая конечно, но пока хватит, буду экономить ману, и средний щит от магии. Ох, спасибо Учитель за науку, если бы не ты, сейчас бы как
        Геракл прикрывался только фиговым листком, потому как на общем курсе нам эти знания будут говорить только во втором полугодии. Хотя опять же, если бы не ты, то и таких сложных заданий у меня бы не было — туше! Эх, Учитель, кого же ты из меня готовишь? Не иначе как Рембу какую-то, кладбищенскую.
        Разговорчики, юморист. Работаем.
        Осторожно заглядываю в следующий склеп, потому как тратить ману на заклинание поиска, меня жаба душит — уже вся шея в синяках. Вот так потратишь всю ману и останешься один на один с жабой и с покойниками и это еще не известно с кем страшнее.
        Твою же мать, лучше без водки на воле, чем с водкой в тюрьме. В смысле, лучше бы потратил ману, дурак — лицо обожгло холодом, и правая сторона коридора покрылась льдом! Скелетон-маг, он же ледышка едва не пробил мою защиту. Быстро обновляю щит от магии — ставлю самый мощный, который могу сплести. Ох, как я это вовремя сделал!
        Следующее удар ледышки — Копьё льда, выносит меня в предыдущую комнату. А потом ещё один и мне кажется, что следом за мной остается хорошая такая колея, прямо в скале.
        Ох, держите меня семеро, как я зол! Осыпьте его мелом и подайте мне булаву.
        Быстро поднимаюсь и вытираю рукавом юшку из носа. Меня племенного муравья, в грудь ногой и кто? Бычара? Да на, на, н-на-а-а!
        Первые две Стрелы праха истощают защиту скелетона, а Молот праха доламывает её окончательно, да так, что осколки костей разлетаются в разные стороны. Готовченко!
        Жаба привстает на задние лапки и пытается заглянуть мне в глаза. Ну да, ну да, еще пятой части резерва, как не бывало. Уйди зелёная, не лезь, всё из-за тебя, нехрен было жалеть ману на плетение поиска — сейчас бы отделался только молотом. Но вообще-то нужно что-то делать, а то посадят меня за растраты, хорошо, если не на кол. В смысле кончится мана — останусь с голой э…, ну вы меня поняли.
        Захожу в слеп и замираю. Чувствую, как будто меня ударили поддых. Взгляд натыкается на человеческие останки лежащие в дальнем углу склепа. А вот это, совсем не хорошо, а если откровенно, то просто кисло. Во рту становится сухо, а ноги прилипают к полу. Одно дело услышать в Академии и от Учителя, о погибших и не вернувшихся из
        Полигона, а другое — это видеть их останки самому. И хотя все говорят, что в Полигоне гибнут только уж полные неумехи, но вот я себя таким не считаю, а сегодня и я мог остаться здесь. Самое поганое, это то, что останки принадлежат девчонке, парни косичек не носят. Судя по остаткам мантии — жизнючка, почти ребенок, лет пятнадцать, не больше.
        У меня натурально затряслись руки, как мне жаль эту неизвестную девочку. Стоп… А что она тут могла делать?
        Почему жизнюк в могильнике? Это же не их сфера деятельности? Может она была в команде, которая чистила этот могильник? Бред! Кто бы взял малолетку в команду в могильник?. Нет, это точно не вариант. Тогда что? Вопросы, вопросы и ни одного ответа.
        Присаживаюсь на корточки, и исследую останки, может хоть какой амулетик остался, вдруг поможет определить кто она. Хм, есть амулет. Какая-то капля росы или чего-то такого на цепочке. Красивый. Осторожно снимаю и тяну амулет, когда зеленая вспышка ослепляет меня, и вышибает сознание.
        Первая мысль, когда прихожу в себя — ловушка и я в неё благополучно вляпался. Потом приходит понимание, что вырубился я буквально на несколько секунд. А потом меня накрывают воспоминания о том, что я видел, когда был в отключке. Бли-и-н, нужно будет найти эльфов и отдать им амулет. Слезы медленно текут из моих глаз по щекам.
        Суки, твари, всех порву, мрази, уроды, падлы…
        Я наматываю на кисть амулет и сжимаю ладони в кулаки. Хотите войну, так вы её получили темные, и мне пох, что со мной будет!
        Всю оставшуюся энергию на новую, самую мощную физическую защиту из того, что я изучил. Вперед, больше сегодня я ни от кого бегать не буду! Из накопителя принимаю всю энергию в себя. Секунда и я снова полон.
        Иду из склепа в склеп, сжигаемый изнутри болью и горечью за девчонку. Твари, ребенка на алтарь! Урою!!!
        Иду как робот, внутри поднимается холодная ярость, которая как ни странно не застилает разум, а помогает действовать точно и расчётливо. Никогда до этого момента у меня не получалось так быстро подбирать необходимые заклинания и плести их. Я чувствую себя машиной по уничтожению нежити. Я понимаю, что моих сил надолго не хватит, но останавливаться не собираюсь. Кончится мана, мне пох, я буду их руками рвать. Зубами грызть… Я понимаю, что кроме нежити здесь больше никого нет. Что тёмные давно ушли из этого места, но как же хочется до них добраться и медленно резать их на кусочки. Ломтик за ломтиком, медленно-медлено, что бы каждый из этих уродов подыхал в страшных мучениях!
        Последним двум скелетам я сношу их бестолковки Лезвиями тьмы, выросшими из моих рук. Маны осталось на пару заклинаний, но возле алтаря больше никого нет. Тяжело дыша, я осознаю, что зачистка всех склепов осталась позади и что финальную их часть я зачистил в ручную лезвиями, заменившими мне мечи и так прекрасно разрушающими магические связи в телах и костях нежити. Несколько раз мне не слабо прилетало как в физическом, так и магическом плане, но боли я не чувствовал, просто накладывал на себя заклинание Полного восстановления сил. Кажется, один раз пришлось сращивать сломанную кость левой руки.
        М-да, повоевали, мля. В голове сплошной туман из разрозненных воспоминаний, как я крушу и уничтожаю всё вокруг.
        Понимаю, что поддался чувствам, что Остапа, как говорится, понесло, но ни капельки об этом не жалею. Так лучше, так легче, так правильно.
        А вот и шар, но пока у меня осталось здесь ещё одно не законченное дело. Вливаю в плетение лезвий остатки маны и добавляю еще немного сверх этого. Понимаю, что за это буду расплачиваться откатом, но это потом, а сейчас необходимо разрушить алтарь. Вперед…

* * *

        В себя прихожу только под вечер ко второму ужину и сразу бегу в душ. Резерв обеих Источников восстановился где-то на треть, поэтому я сразу накладываю на себя заклинание Полного Восстановления сил. Ну вот, физика теперь в порядке, а энергия восстановиться к утру.
        Как же хорошо себя чувствовать отдохнувшим! Жизнь сразу налаживается и кроме чувства дикого голода меня сейчас больше ничего не беспокоит. Желудок завывает так, что собака Баскервилей удавится от зависти.
        Вот под эти рулады я направился в столовую, иначе эта сволочь не заткнется.
        Народу в Академии не очень, так как местные адепты разъехалась к вечеру по домам на каникулы, а остальные отмечает успешную сдачу сессии. Ох, чую городские кабаки опять трещат по швам от гуляющих. Огневики опять сожгут парочку заведений — ещё ни разу не обходились без этого по пьяной лавочке. И завтра к ректору пожалуют хозяева этих заведений, с требованием возместить убытки.
        С удовольствием отужинав в столовой, по привычке иду на полигон. Стоп. Амулет! Мне нужно к Саане, нужно передать амулет девочки-эльфийки.
        Вот черт, а где её искать? Я не знаю, где она живет в Академии. По любому начну с кабинета на кафедре целительства, а там придется поспрашивать, если её нет на месте.
        Иду в корпус жизнюков, обдумывая предстоящий разговор с Сааной. Как не крути, а разговор предстоит более чем серьёзный, так что с маской идиота придется попрощаться. Жаль удобная и забавная была масочка, но тут уж ничего не попишешь, придётся исцелиться!
        К корпусу целителей я добрался уже по темному, когда на аллее зажглись фонари. Вот на ней и сталкиваюсь с идущей группой эльфов с дорожным багажом и среди них узнаю Саану.
        — Куда прёшь, тёмный,  — преграждает мне путь эльф с длинными белыми волосами, положив ладонь на эфес меча, -
        прочь с дороги.
        Сука, даже рта не дал открыть. А за темного, ты мне тварь отдельно ответишь, пусть не сейчас, но ответишь. Я ведь человек не злопамятный, сделаю зло и забуду!
        — Привет снежинка, чего какой бука? Зубочистку-то не погни, а то сломается, чем от высочества летом комаров отгонять будешь?  — выдаю наглому эльфёнку свою лучшую улыбку.
        Ох, как тебя перекосило, вон и шпажонку свою до половины из ножен вытащил. Ну, типа всё, держите меня семеро,
        «сколько я зарезал, сколько перерезал, сколько душ я загубил…». У вас несчастные случаи в Академии были?
        — Профессор,  — обращаюсь к девушке,  — вы не могли бы накинуть намордник на своего пса, а то ведь он сейчас свою железку достанет, и я не сдержусь, дам ему в зубы, а мне с вами очень нужно поговорить. Вопрос касается дочери леса, погибшей дочери леса.
        В это время эльфёнок выкрикнув на своём эльфячьем, что-то типа «убью студент» обнажил меч.
        — Любезный, у вас в лесу все такие нахалы или только вы такой не воспитанный? А может у вас с ушами что-то не в порядке и вы не расслышали моих слов?  — обращаюсь к побагровевшему эльфёнку,  — так ты не стесняйся, скажи мне, у меня-то с ушами все в порядке.
        Блин, насчет ушей, похоже, переборщил, башню у эльфа снесло напрочь. Не реагируя на предупреждающий окрик принцессы, снежинка рванул на меня, делая выпад, рассчитывая насадить меня на свой меч, как жука на булавку.
        — «Глаз мне подбил и кортик отобрал» — крикнул кто-то внутри меня, делая шаг в сторону. На-а-а, припечатываю эльфу в глаз с правой. Ух, ты, низко пошёл — к дождю наверно! А молодец снежинка, сам встает, ну почти сам. Чего он там лопочет, Саане и остальным? «Помогите, хулиганы зрения лишают…»? Это я мигом, я же «тёмный», мне можно, я…
        Что принцесса высказала своему подчиненному, я не понял, так как «житие мое…», в смысле «языками не владею», но вид у него стал, как будто она ему собственноручно в другой глаз засветила. А вот потом она резко обернулась ко мне.
        Блин, дыханье спёрло, глядя как влетает водопад волос этой ушастой фурии. Какие у неё глаза… Так некромант собрался. Ёк макарёк, дельфин русалку полюбил… Хорошо, ещё слюни не потекли! Позорище! Интересно, это она так на меня одного действует?
        — Что, ты сказал, ЧЕЛОВЕК, про погибшую дочь леса?!  — шагнула девчонка ко мне,  — повтори!
        …здец. Я закусил губу — а нехрен было её раскатывать! Ты всё понял, придурок? Ау-у, ЧЕ-ЛО-ВЕК, ты понял, куда можешь себе засунуть свои чувства, представитель другой расы? Сказок, что ли пересмотрел? Сука, как больно-то!
        Что же мне не прёт в жизни совсем! Девчонки, девчонки, что вы с нами делаете?
        — Повтори, что ты сказал,  — звонкая пощечина по моей левой щеке, а теперь и по правой,  — повтори, демон!
        Э-э-э…, а она точно нормальная? Сама же меня целительству обучает? Или это пример женской логики? Ну, так я могу включить мужскую!
        — Да пошла ты, со своим утюгом!  — по-русски говорю я в эти прекрасные глаза,  — вот тебе амулет и вали в свой сказочный лес!
        Эльфийка ахнула, вырвала амулет из моей руки и засюсюкала с ним, лопоча на эльфячьем что-то вроде «моя прелесть».
        — «Кузьмич, а ты когда успел финский выучить?» — удивился голос внутри меня.
        Да-а, тяжелый случай. Я аккуратно пальчик за пальчиком, отцепил левую руку эльфийки от своей мантии, и отступил на шаг. Не понял, а чего у остальных эльфов глаза как у эльфов, в смысле большие как у филинов? Хотя какая мне теперь разница? Кругом, шагом марш. Эх, напиться, что ли сегодня? Нет, не вариант, пойду лучше на полигон, разнесу чего-нибудь, а то опять кому-то в морду дам.
        Насвистывая мелодию «бестолковая любовь, головка забубенная…» покидаю общество эльфов. На полигон, дамы и господа, на полигон.

* * *

        Классное плетение это Эхо лектора, мало того, что транслирует все на удобном для слушателя языке (разумеется если его знает лектор), так по эффективности — любая стерео система отдыхает! Голос исполнителя группы «Король и шут» окружил меня со всех сторон! Полное присутствие. Слова песни проникают прямо в душу!
        Ты говоришь я демон? Так и есть!
        Со мною не видать тебе удачи.
        Навеки мое дело — зло и месть
        Для демона не может быть иначе!

        Я уже четвертый час на полигоне, кругом давно стемнело. Энергии здесь завались, вот я и выплескиваю желчь в заклинаниях, тренируясь на разных тварях, иллюзии которых полигон создаёт в произвольном порядке. Израсходовал всю ману, принял обратно из накопителя и снова готов к бою. Еще раз и еще раз. Еще раз и еще. Причем чем быстрее ты уничтожаешь тварей, тем быстрее и больше тебе их подсовывает полигон. Влил в заклинание не достаточно маны или нанес слабый удар оружием — тварь не исчезает, а продолжает тебя атаковать и если нанесет тебе удар, то ты ощущаешь этот кайф в полной мере. Нет физических повреждений ты не получишь, но из чаши боли отхлебнёшь не слабо. Всё правильно, лучше здесь, чем в реале, а боль отличный учитель. Вот только сегодня меня терзает совсем другая боль.
        Чем я заслужил судьбу несчастного изгоя?
        Постоянно доставать себя вопросом Кто я?
        Мысли, что я демон, часто выжить помогали.
        Люди же повсюду так меня и называли.

        Только последние минут десять у меня начало получаться нечто. Только когда я понял, что мне не хватает музыки и попробовал плетение позволяющее воспроизводить музыку. Вернее оно предназначалось не для музыки, но мне на это сейчас плевать. Соединив свои чувства, музыку и плетения мне удалось повторить своё состояние в могильнике, когда я уничтожал всех попавшихся тварей.
        Ты, зловещая луна
        В мои муки влюблена
        Отобрав души покой,
        Что ты делаешь со мной?
        Может ты мне дашь ответ
        Почему весь белый свет
        Обозлился на меня,
        Для чего родился я?

        Чередуя работу магией на расстоянии, с ударами Лезвиями тьмы я кружусь и перемещаюсь по полигону, уничтожая тварей. И пусть мой набор заклинаний пока весьма скуден, а навыки работы с мечами смехотворны, но ведь нет предела совершенству. Кстати, может пора дать полигону установку подсовывать тварей посложнее? Боль — отличный учитель!
        Помню, как толпа крестьян убить меня хотела
        После инквизиторы калечили мне тело

        Все восстало против молодого некроманта
        Сделав меня мучеником моего таланта

        Откуда я знаю, как мне двигаться? Почему я делаю именно это движение кистью левой руки? Почему после рубящего диагонального удара правым лезвием сверху вниз я окутываю себя Костяным щитом с последующим забросом за спину Копья праха? Нет ответа. Наверно музыкой навеяло…
        Ты, зловещая луна
        В мои муки влюблена
        Отобрав души покой,
        Что ты делаешь со мной?
        Может ты мне дашь ответ
        Почему весь белый свет
        Обозлился на меня,
        Для чего родился я?

        Почему мои движения так быстры, а тело выдерживает такие нагрузки? Почему любое заклинание рождается без построения плетений — мне просто достаточно подумать о нем? Что это? Тварей целая толпа, но я справляюсь.
        Наполовину человек,
        Наполовину я мертвец.
        Таким останусь я навек  —
        Я будто волк среди овец.
        Полна страданий жизнь моя,
        Но выбор сделанный судьбой
        Нет, изменить не в силах я:
        Война с самим собой!

        Почему я могу направлять заклинание без помощи рук? Это же уровень…, ого-го какой это уровень. Как это возможно?
        Люди мне враги, а ведь когда-то были братья.
        Я на всю округу наложил свое проклятье
        Гибнут урожаи, а вокруг чума и голод
        И ветра залетные приносят жуткий холод

        На финальном заклинании Ветер праха я понимаю, что мне не хватает маны. Совсем немного. Чуть-чуть, а не хватает, но брать больше, чтобы заработать откат я не хочу. И прежде чем я осознаю, что я творю, беру часть энергии из Мяты и добавляю к энергии Котёнка.
        Ты, зловещая луна
        В мои муки влюблена
        Отобрав души покой,
        Что ты делаешь со мной?
        Может ты мне дашь ответ
        Почему весь белый свет
        Обозлился на меня,
        Для чего родился я?

        Твою мать, что это было? Вы когда-нибудь видели зелёный Ветер праха? Кислотный ветер вот более подходящее название! Десяток скелетонов и пару зомби растворило как кислотой! Что же это такое? Я проучился всего три месяца, почему я могу творить такие вещи?
        Всё я пуст, лезвия исчезли. Сила осталась только у Мяты. Да и полигон больше не подсовывает тварей. Блин, как все вокруг качается — опускаюсь на колени, чтобы переждать. Что-то мне совсем хреново, нужно прилечь. Уплывающим сознанием фиксирую выстроившихся по периметру полигона адептов, эльфов с Сааной, Учителя с Ректором и кажется несколько святош. Это что, они всё видели? Аут, концерт по заявкам радиослушателей закончен. Темнота-а-а…

* * *

        Академия магии города Лир. Факультет целительства. Кабинет зав. кафедрой. Ночь.
        — Ну что, отец Инар,  — спросил старшего инквизитора, прикрепленного церковью Единого к Академии города Лир, профессор Стиг,  — у вас остались вопросы к моему Ученику после его проверки лояльности Единому?
        — Нет, сын мой,  — устало покачал головой инквизитор,  — он прошёл проверку лояльности Единому. Отец Нарим проверил его, он так чист, что даже удивительно. К гибели вашей сестры, принцесса,  — старший инквизитор обратился к Саане,  — он не имеет ни какого отношения.
        — Что же произошло с моей сестрой?  — эльфийка впилась взглядом в служителя,  — Кто убийца? Как её душа оказалась заперта в нашей семейной реликвии? Как она оказалась в этом захоронении?
        — Мы не знаем этого,  — Инар пожал плечами — тебе лучше расспросить его, когда он очнется. Кстати, что с ним?
        — Ничего особенного, если не считать полного магического и физического истощения. К утру будет в порядке, я же ещё на полигоне оказала ему необходимую помощь.  — Саана тряхнула головой.
        — Думаю, нам всем стоит выпить вина и немного успокоится,  — предложил ректор, разливая вино по бокалам,  — прошу вас.
        — А что это была за песня?  — пригубив вино, Саана обратилась к Стигу,  — у меня до сих пор мурашки по коже, как вспомню. Какие замечательные и в тоже время страшные стихи! Никогда ничего подобного не слышала.
        — Да уж, благодаря Алу теперь весь факультет будет её не одну неделю распевать.  — Усмехнулся заведующий кафедрой некромантии.  — Интересно, где он её слышал? А уж такое не стандартное применение Эха лектора я впервые в своей жизни вижу, хм… и слышу.
        — Интересный у тебя ученик, Стиг,  — вновь наполнил бокалы ректор,  — не перестаёт удивлять. Интересно, сколько в нем ещё скрыто талантов?

* * *

        В деревеньку с прикольным названием Гадюкино добрались лишь к вечеру третьего дня. Лежа в трясущейся телеге на сене или соломе, я почему-то их друг от друга не отличаю — не помогает в этом и высшее образование, изучаю хмурое небо и вынужденно констатирую, что Хазанов Геннадий Викторович был отличным прорицателем. В деревне Гадюкино дожди! Как я умаялся — лежать в сырой мантии, на сыром сене и получать смачные поджопники на каждом ухабе трассы Лир-Гадюкино. Этот заезд крестьянской формулы-1 длится уже третьи сутки, а дождь съел весь снег и развез почти непролазную грязюку. Я успел выспаться, промокнуть и вспомнить всё, что предшествовало началу этого квеста…
        Я стою рядом с привязанной к алтарю эльфийкой и не могу пошевелить ни рукой, ни ногой. Да я даже моргнуть или матюгнуться не могу. Твари, какие же они твари, такие как они, не имеют права жить. Тёмные, как я вас ненавижу. Рука тёмного, сжимающая горло эльфийки, разорванная мантия на только начавшей формироваться девичьей груди. Испуганные и умоляющие глаза девчонки глядящей прямо мне в душу и подхваченный эхом вскрик, когда фигура темного, прячущего лицо в капюшоне балахона, вонзает в грудь жертвы ритуальный кинжал. Я рванулся навстречу пытаясь спасти, чувствуя, как трещат мои застывшие кости и рвутся сведенные от напряжения мышцы, но сумел лишь дотянуться до ладошки девчонки. Всё что я смог — это держать её за руку и смотреть в затухающие глаза.
        — Су-у-к-а-а,  — я проламываю сопротивление окаменевшего тела и бросаюсь на тёмного… и просыпаюсь в холодном поту, лежа всё на том же сыром сене телеги. И так уже в который раз. Наверно эта картина будет преследовать меня до конца жизни. Испуганный взгляд крестьянина и сочувствующий Учителя. Я устало откидываю голову на сено и закрываю глаза…
        — Покажи мне Габриэль,  — умоляющий взгляд Сааны, покажи мне сестренку, Алекс, пожалуйста.
        Пипец приплыли, это её сестра, это её убили в могильнике. Я обнимал плачущую девушку, и гладил по волосам, нашептывая в остроконечное ушко успокаивающие слова. Ничего я тебе не покажу маленькая, тебе нельзя видеть такие вещи. Никому нельзя! Можешь умолять или проклинать меня — не покажу. Только святошам, только им, чтобы лучше работали и вычищали эту грязь с тела Эйнала. Плачь девочка, плачь…
        — Покажи мне, что ты видел, сын мой,  — смотрит мне в глаза отец Нарим.
        Смотри мне не жалко и другим святошам покажи, пусть они видят. Пусть не спят ночами, зная, что где-то остались выродки, которых необходимо прикончить. Сожги их инквизитор! Взвейтесь кострами, синие ночи….
        — Что это было, Ал,  — Учитель присел на край койки,  — там, на полигоне, твои упражнения с мечом и магией? -
        О, и ректор с Сааной здесь, скромно притаились за спиной у Стига. Сейчас весь мозг вынесут своими вопросами.
        — Если бы я сам знал, Учитель,  — пожимаю плечами,  — одно могу сказать точно, мне удалось использовать для создания Ветра праха энергию исцеления, а эффективность данного заклинания вы сами могли оценить.
        — Но как тебе вообще такое в голову пришло? Ты же мог погибнуть, ведь никому до тебя никогда не удавалось использовать энергию чужеродного источника для своих заклинаний!
        — Но ведь ни у кого и не было до этого двух источников,  — констатировал я,  — просто, когда у меня кончилась энергия одного источника, я взял из другого.
        — То есть, теоретически, при лечении тяжелых ран ты можешь использовать черный источник?  — промурлыкала, присаживаясь с другой стороны кровати заведующая кафедрой Целительства. Да-да именно так и ни как иначе, судя по фанатичному блеску этих прекрасных глаз, я попал. Нет, ни так, я ПОПАЛ!!! Блин, как не хочется быть подопытной лягушкой. А ведь судя по взглядам этой троицы, меня уже успешно препарировали. Э-э, народ, я жить хочу! И желательно долго и счастливо. Ага, сч-а-аз, размечтался милок, коллега подайте-ка, пожалуйста, вон тот скальпель и крепче держите больного, а то он брыкается и мешает науке…
        — Ал, позволь тебе представить главу Лира, господина Алексиса. Господин Алексис, это мой ученик Ал.  — представил нас друг другу Учитель.
        «Знакомьтесь! Алиса, это пудинг. Пудинг, это Алиса. Унесите.» — хихикнул голос внутри меня.
        А префектура впечатляет, решил я, оглядывая кабинет главы из удобного кожаного кресла и прихлёбывая предложенный чай. Нет, ну точно зря я в маги пошел, нужно было сразу во власть двигать.
        «Кто тут, к примеру, в цари крайний? Никого? Так я первый буду» — тут же отозвался внутренний голос.
        Живут же люди — умеют устроиться. В этом борове-пудинге, я имею ввиду главу, килограммов под сто пятьдесят будет.
        А так любить деньги, как это умеет он, это надо уметь (простите за мой французский), вот это, понимаешь, сильные чувства. Иные и о детях так не заботятся, как он об этих симпатичных желтых кругляшах. Сколько, сколько ты сейчас прохрюкал, заплатишь за упокоение погоста в это деревне? Я не ослышался? Целых пятнадцать золотых? Блин, я же честно старался не заржать, а тут такой запрещенный приём, придётся закусить губу.
        — Вы в своём уме, любезный,  — Стиг явно получал удовольствие от торга,  — предложить Академии эти жалкие гроши.
        Да за эти деньги даже бакалавр-наёмник не возьмется за работу, а к вам отложив все свои дела, прибыл заведующий кафедрой Некромантии с учеником — двести!
        «А двести рублей спасут отца русской демократии?» — блин, я закашлялся, поперхнувшись чаем. Наверно простудился по дороге, вот кашель и мучает. Я зажал себе рот платком и пытался молчать, в смысле кашлять в тряпочку. Уф-ф, уморили, честное слово. О, ударили по рукам на ста десяти монетах. Нормально подняли! Шестьдесят процентов
        Академии — шестьдесят шесть монет, тридцать пять процентов Учителю — около тридцати восьми с копейками, пять монет с копейками — мне. Спасибо Учителю, а то мог вообще лапу сосать, выделил мне пять процентов. А то без бабла совсем хреново, степуху здесь ведь не платят…

        — Тру-у, добрались господа маги, слава Единому,  — перекрестился, остановив клячу, наш извозчик,  — вон дом старосты, там ещё петухи на воротах вырезаны, туды вам.
        Я с хрустом потянулся и выпрыгнул из телеги. Ё-моё, вы когда-нибудь бывали в жо… э-э, заднице мира? Нет?
        Рекомендую приехать в Гадюкино, не пожалеете — очень познавательно: сверху льёт, снизу жижа по щиколотки норовит стянуть с тебя сапоги — даже при ураганном ветре можно не беспокоиться, знай себе пальцы в сапогах растопыривай пошире, да стой спокойно. А вообще данная деревенька — это что-то. Справа налево тянется авеню развалюх эдак на пятьдесят, огороженных друг от друга покосившимися заборами. Романтика, блин. Такой брутальной глубинки я ещё в жизни не видел.
        Отдай сапог, отдай, кому говорю, собака страшная. Со смачным чавком, поочерёдно, выдирая из жижи сапоги, подходим к дому старосты и колотим в ворота. За ними тут же забрехал кабысдох-тузик, да так противно, что у меня даже зубы заныли.
        — Хозяин,  — забарабанил я ногой в ворота,  — хозяин, мать твою, уснул что ли? Так темнеет ещё только, открывай, некроманты по твою душу пришли.
        Разоряющийся тузик заткнулся посередине воя, как будто ему кто-то зажал пасть. Кажется, чей-то голос ещё сказал:
        «Вякнешь, порешу паскуда!».
        — Что угодно, господам некромантам от бедного старосты,  — проблеяли за воротами,  — мы люди мирные, никого не трогаем, все налоги платим вовремя, работаем в поте…
        — Ворота открой, бумага для тебя есть от главы Лира,  — я так сгоряча засадил сапогом в воротину, что сам чуть не взвыл как тузик.  — Мы насчет погоста приехали.
        — Ох, ты ж господи,  — моментально распахнулись ворота,  — проходите, проходите скорее в дом, а то не ровен час опять принесёт нелёгкая этих тварей.
        Староста, оказавшийся плешивым мужиком, лет под пятьдесят, вьющийся вездесущим ужом, успевающим и дверь в дом перед Учителем распахнуть и тузика, высунувшего нос из будки пнуть, начал суетится вокруг нас. Провел в дом, усадил на лавки, зажег лучину, развесил сырые плащи на печи. Хозяйка — худая, молчаливая баба, подключилась к суете хозяина и стала накрывать на стол, выставляя нехитрую снедь. С печки, из-за занавески выглянули двое чумазых мальчишек лет десяти и восьми и уставились на нас.
        — Дяденьки,  — спросил тот, что постарше,  — а вы взаправду маги? А братику моему ножку вылечить можете? А мертвых убьёте? А то они папку с мамкой съели, и ещё сестренку тоже.
        Староста цыкнул на мальчишек и те испуганно спрятались за занавеской. Эх-хе-хех, печально тут у них. А чего я ожидал? Стали бы нас иначе в дом приглашать, да за стол сажать? Вот то-то и оно, что нет.
        Пока староста минут десять шевелил губами, читая бумагу, выданную нам главой Лира, мы с Учителем успели перекусить картошкой с салом, что выставила на стол хозяйка.
        — Дети чьи?  — обращаюсь к хозяину дома, после того как он вернул бумагу.
        — Дык, сына моего пацаны, господин маг, Сашкой и Олешком кличут,  — смахнул слезу и перекрестился хозяин,
        — вчерась родителей и сестру их схоронили, ну то, что осталось от них.
        Из-за занавески раздалось всхлипывание, перешедшее в дружный рёв.
        Сука, не думал, что будет так тяжело, что буду так близко к людскому горю, а ведь придётся к этому привыкать, туда, где все хорошо мне путь будет закрыт — моё место там, где горе.
        — Рассказывай, что у вас здесь происходит и когда началось,  — обратился Стиг к старосте.  — А ты, воды дай, да мальчишек успокой,  — это он уже хозяйке.

        Твою мать, как всё запущено. Со слов старосты началось всё пару месяцев назад, то есть в середине осени. В первый день никто ничего и не понял, пропала семья, ну так что в этом такого. Может к родственникам отъехали, может в лесу промышляют, может в город подались. На второй день утром не досчитались ещё одной семьи, с вечера были в деревне, а поутру нет их. Сунулись в дом, так двух баб, потом еле в чувство привели, одна так заикой сделалась. Глянули в дом к первой пропавшей семье — там тоже только останки. Староста с сыном тогда, отца
        Александра из соседнего села привезли. Тот провел отпевание и долго бродил по погосту, а затем указал старосте на десяток раскопанных могил. То, что мертвецы на погосте поднялись, отец Александр понял сразу, потому, не мешкая, отписал два письма: одно главе Лира, другое настоятелю храма Единого в Лире. Письма, отправили в тот же день, только, как потом выяснилось, посыльный далеко не уехал — нежить она и днем спокойно разгуливать может. А отцу
        Александру, похоже, лавры борца с нежитью по жизни покоя не давали, иначе как объяснить, что он снова на кладбище поперся, да ещё и ночью? Сожрали его, конечно. А дальше начался и вовсе кошмар, через день, два, да на третий люди семьями исчезать начали. Несколько десятков зомби с наступлением ночи атаковали дома и пожирали людей — порой и засовы не помогали, а днем бродили вокруг деревни, отлавливая тех, кто решился бежать. Дней десять назад, когда народу в живых осталось меньше половины деревни, мужики снарядили гонца и буквально прорубили для него дорогу, а сами, потеряв несколько человек, вернулись в деревню к семьям, дожидаться помощи.
        Вот только позапрошлой ночью, кроме мертвецов новая напасть завелась, судя по описанию — костяные гончие. Эти днем не появляются, солнечный свет их уничтожит, а вот ночью, ночью просто беда. Они и разрушили дом сына старосты, хорошо хоть мальчишки у деда с бабкой заночевать остались, тем и спаслись. Вот такая история здесь приключилась, а теперь вот и мы с гонцом вернулись.
        Я вышел на крыльцо. Темнело, дождь пошёл на убыль и сменился противной холодной изморосью. Из будки вылез тузик и, колотя себя хвостом по бокам, подошёл и улегся у моих ног. Страшно животине, вот она к человеку и жмется. Так в тишине я простоял минут десять, любуясь полной луной, пока совсем не стемнело. Вот и изморось кончилась. Вдалеке, со стороны погоста, донесся протяжный вой, и собака жалобно скуля, прижалась к моим ногам.
        На крыльцо вышел Учитель и тузик тут же проскользнул в сени, и забившись там под лавку, прикинулся ветошью.
        — Ну что, Алексей,  — усмехнулся Стиг,  — накопители с собой?
        — Конечно, все пять штук.
        — Тогда работаем некромант, чистим деревню — твоя левая половина, моя правая. Не подпускай к себе гончих и чаще оглядывайся. Как очистим деревню, выдвигаемся к погосту.
        — Понял,  — Ночное зрение на себя,  — я налево.
        «Ну, теперь все девчонки наши!»
        Конец первой части

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к