Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Амелин Артём: " Главная Альма " - читать онлайн

Сохранить .
Главная Альма Артём Вячеславович Амелин
        #
        Амелин Артём Вячеславович
        Главная Альма
        Роман: Фэнтези
        Аннотация: „Когда хочется чудес их либо творишь сам, либо рассказываешь, как совершали другие”.
        Амелин Артем
        "Главная Альма Магов".
        Изгнанник.
        Любые совпадения имен, названий и событий являются случайными и не имеют никаких аналогий с человеческой действительностью. Выражаю благодарность моим друзьям и товарищам за посильную помощь в создании персонажей.
        Пролог. Соседка.
        Жаркий июльский полдень. Солнце беспощадно палило. От плавящегося асфальта поднималось лёгкое марево. В этой полу миражной дымке таяли редкие пешеходы. Окна высоток походили на распахнутые рты, жадно заглатывающие свежий воздух. Но вместо прохлады с улицы вливалась нестерпимая жара. Жители города инстинктивно тянулись в направлении пляжей и гидропарка.
        Лена с безразличием наблюдала за муравьями, копошащимися вокруг большого жука. Эта сцена напомнила ей клип про муравьёв, что играли в футбол, а потом они съели двух больших жуков... Но в этот раз жуку повезло. Он смог выбраться из под живой кучи насекомых. Лене это показалось несправедливым по отношению к трудолюбивым мурашам. И она палочкой остановила "гулливера" попытавшегося взлететь. За несколько секунд агония великана прекратилась и его мощный панцирь покрылся "войнами королевы". Лена представила, что люди могут походить на муравьёв и беспощадно, жестоко разрывать свою жертву.
        "А если бы съели меня?!" - от этой мысли по её спине пробежал холодок, хотя при такой погоде это больше походило на болезненный озноб.
        "Та где же эта Маша?" - Лена знала о том, что её подружка не отличалась пунктуальностью, но опаздывать на 40 минут - "Это уже сверх наглость".
        Из подворотни вышел Ленкин сосед. При такой-то жаре он был одет очень странно. Длинный грязно-чёрный плащ наглухо застёгнутыё под самое горло, вместо шорт - тертые джинсы, вместо шлёпак - кожаные ботинки со стёртыми подошвами. Тимка был полностью погружён в чтение, какой-то замученной тетради.
        "Не уж-то ещё сессию не сдал" - хихикнула соседка. "Как он меня достал, прохода не даёт. Пялится, рохля, а подойти не подходит. Боится" - это ещё больше подняло настроение, уже уставшей от ожидания, девушке. Ей захотелось подразнить недотёпу:
        -Эй, Тимка! Как дела, - но Тимофей настолько был увлечён своими мыслями, что практически прошел мимо.
        Глава I. Не святая троица.
        -А, что? - вид у студента был глупый и гримаса, непонимания происходящего, усиливала впечатление.
        -Как тебе мои шорты, - Лена вскочила со скамейки и покрутилась.
        ...рот приоткрылся, а глаза округлились, дыхание утяжелилось - парень вошёл в ступор. Такая реакция вполне удовлетворила черноволосую соседку. Она засмеялась громким искренним смехом. Тимке ничего не оставалось, как улыбнутся в ответ.
        Из подъезда вылетела Маша.
        -Я уже думала, что ты не выйдешь! - обиженно сказала, развеселившаяся Лена.
        -Я ни как не могла подобрать топик.
        -Мы же на пляж идём - тебе его всё равно снимать!
        -...Э-э. Ну, я пойду, - неловко встрял в разговор нерадивый сосед.
        -Давай проваливай, - резко ответила Маша. - Чё, дел нет?
        -Да, я ничего, - промямлил Тимка, скрывшись в подъезде.
        В лифте стоял стойкий запах женских духов и сигаретного дыма. Тимофей нащупал кнопку своего этажа. Тусклый свет от обожженного и окрашенного плафона плохо освещал кабину лифта. Хоть он и мог отлично видеть в темноте, после слепящего солнца глазам было трудно привыкнуть к темному подъезду.
        Тима вновь пожалел черные очки, которые ещё утром красовались у него на носу. Пусть стёклышко треснуло, а зеркальное напыление давно стерлось, и они были самыми обычными солнцезащитными очками. Но они были его очками. А эта рогатая тварь первым же ударом раскрошила их в его кармане.
        -Ну, и мразь, всё же, был этот бычара, - проговорил студент и довольно улыбнулся. Он вспомнил озорную Лену в её коротких шортиках. - Определённо у меня..
        Двери лифта открылись. Тима вышел, шаря по карманам грязного плаща. Ключ коварно укрылся в заднем кармане джинсов и долго не попадался под руку. Когда замок был открыт, хозяин устало ввалился в квартиру. На кухне хозяйничал Толя, принюхиваясь к содержимому кастрюли.
        -Как повеселился? - вполне серьёзно спросил Анатоль.
        -Как обычно на пять балов, - самодовольно выпалил Тима.
        -А по подробней. Чё, такой грязный?
        -Так он не в Шератоне, а в канализации жил, как все порядочные минотавры.
        -Только "порядочные минотавры" женщин не насилуют, - уточнил Толя, наливая себе в миску холодный борщик. - Есть будешь, Тезей?
        -Угу, - глотая слюну, выдавил Тимка. - С утра хлебной крохи во рту не было.
        Толик по-хозяйски налил другу борща и отрезал хлеба и проследил за тем, что бы тот помыл руки после канализации и лохматого быкочела.
        -А Лёва где?
        Толя пожал плечами и добавил:
        -Инкуб все-таки. Зажигает сейчас с какой-нибудь подругой.
        Прямо посреди кухни возник парень невысокого роста с аккуратной причёской и улыбкой кота, съевшего соседскую сметану.
        -Ничего не зажигаю... Борщ. Без меня! - он явно был тоже голоден.
        Лёва ещё долго возмущался, наяривая свою порцию холодного обеда. В такую жару холодный борщ, как нельзя к стати. Отменно утоляет голод и спасает от вездесущей жары.
        -А наблюдатель был? - поинтересовался Лёва, намазывая, свежей горчичкой кусок хлеба
        -Ага, двое. Никонорыч и Галина.
        -Никонорыч? Он даже на аттестационные не ко всем ходит, а тут обычное Д.З. и явился. - Толя был в недоумении. Он вполне основательно считал Никонорыча сильнейшим из наставников, а по совместительству "ангелом-хранителем" для трёх amigos - Тимки, Лёвы и Толи.
        -Да был. Даже как-то сердобольно крехнул, когда я с трудом поднялся после пропущенного удара в челюсть.
        -Что в челюсть бил?
        -И не только. Плечо до сих пор болит.
        -Ты Никонорычу сказал?
        -Толя! А ты бы сказал? - упрекнул его Тима. - То-то же.
        Толя был одним из сильнейших студентов Главной Альмы на кафедре Прикладного колдовства и чародейства, и как говорил Никонорыч "подающим признаки сознания (осознания)". Что это значило, каждый понимал по-своему, но все сходились в том, что это высокая оценка способностей и потенциала.
        Толя был темным колдуном. Лёвик - колдун-инкуб. Очень редкое сочетание способностей помогало как в учёбе, так и в амурных делах. Тимофей или Тима (для друзей и родных), был чародеем, причём серым и вполне перспективным. С рождения его дух был объят языками пламени силы, которое находило выход в минуты ярости и гнева, в виде ухудшения самочувствия окружающих или эмоциональном всплеске (истерический хохот, рыдание, глубокая депрессия). Но в силу миролюбивого характера и большой толерантности разрушительные атаки, Тимофей подсознательно направлял на самого себя, что повлекло нарушения в его здоровье. Тима рос слабым, болезненным ребёнком, его лучшими друзьями (пока он не познакомился с Лёвой и Толиком) были книги и телевизор. Они и научили его "видеть" и анализировать увиденное. Со временем его способности развились и он сам того, не замечая (в хорошем настроении) смог лечить людей - вытягивать негативную энергию, заменяя положительной. Изначально Ти был принят в университет, как целитель, и уже на первой ступени он ловко "латал" ауру, снимал порчу, сглаз и прочую ерунду плоть до проклятий. Но
целительство стало ступенью, которую он уже переступил, и возвращаться к ней не рвался. А с головой окунулся в чародейство.
        -Ну, мы пойдём,- поднимаясь из-за стола, отвесил Толя. Лёва улыбнулся и добавил:
        -Как говориться, спасибо этому дому, пойдём к другому!
        -А, свиньи! Убирать за вами кто будет,- изобразив обиду, упрекнул хозяин, доедая свой борщ. - Тарелки в раковину. И пошли вон от седа!
        Смех приятелей растаял в портале вместе с ними.
        -А мне ещё... отчёт писать о бычаре! Эх! - раздосадовано вспомнил Ти.
        Убрав кухню, он устало поплёлся в свою комнату. Занавешенные окна делали невозможным определение времени суток вне этой кельи. Комната была не большой, треть занимали диван и кровать. На диване посапывал Илюха, младший брат Тимофея. Илья был студентом 2 ступени. И шаг за шагом овладевал всеми премудростями Артифактики, в университетской "Кузнеце". К тому же уже сейчас он искусно формировал порталы и управлялся с телепортом. Он всю ночь мастерил Кольцо истины, артефакт с помощью коего окружающий мир представал в реальном облике, пронизанный магией и колдовством. Это кольцо было его курсовой работой, за успешное исполнение которой ему присвоят третью ступень мастерства.
        В углу стоял рабочий стол Ильи. А возле кровати стол Ти, занятый компьютером и ворохом книг по чародейству и замученными конспектными тетрадями. Под столом лежали гантели и штанга - "в здоровом теле здоровый дых", говорил Илья.
        На мониторе загорелась кнопка, системник издал недовольное рычание. Экран украсила эмблема Windows и список пользователей.
        Отчёт "не клеился".
        -Чего-то не хватает, - Тима задумался.
        Не хватало вдохновения. И оно явилось в силе голоса и звука. Из динамиков вырвались первые аккорды арийского "Обмана".
        "То, что надо", - отчёт писался легко и скоро. Дело спорилось. Через пару песен всё было написано. И Ти полностью погрузился в музыку, нахлынувшие мысли и воспоминания. Трек за треком сменялись в проигрывателе Ария, Apocalyptica, Мастер, Легион, Butterfly Temple и Iron Maiden. Новинками в коллекции были избранные "вещи" от групп "Сектор газа", System of a Down и Эпидемия. "Искушение" напомнило о Лене, в плену сладких грёз он стал засыпать. Почувствовав тяжёлые путы сна, Тима перебрался на кровать...
        -Конту Греем,- произнес чародей и махнул рукой в сторону компьютера, тот "сам" завершил сеанс и отключился. Заклинание гремлина не обязательно разрушало технику, а могло просто цивилизованно её выключить. К стати именно оно стало первым, освоенным Ти в маги Хаоса.
        Глава II. Три плюс две.
        Толя и Лёвик шли по раскалённому железному мосту. Мимо пронесся маленький ребенок, весело крича и прыгая с ноги на ногу. Загорелый мужчина сердито крикнул ему в след:
        -Сына, шлепанцы!- реакции не последовало, и он недовольно бурчал себе под нос.
        Лев остановился и посмотрел вниз. Вода играла солнечными бликами и манила. Посмотрев на Анатоля, он сиганул в воду с криком:
        -Слабо-о-о!!?
        -КАРАМБА! - поддержал его Толя, пронзая водную гладь.
        Фонтан брызг и радостные крики приятелей на середине реки привлекли внимание спасателей. Над пляжем пронеслось стандартное предупреждение, но хрипение громкоговорителя сильно исказило содержание фразы.
        -Толя, кто последний выставляет пиво!
        Лёвик стремительно понесся к берегу. Перспектива угощать ненасытного инкуба не улыбалась Анатолю, и он резким рывком метнулся ему вслед.
        Холодное пиво в столь жаркий день приятно бодрило и поднимало настроение и победителю и побеждённому. К тому же с каждым глотком возвращались силы, затраченные в этом заплыве. Лёва пил с удовольствием, косо поглядывал на счастливого победителя ушатавшего первую бутылку залпом и ещё две немного медленней ей в след. Лев мысленно упрекал себя за это пари и свою ошибку. Он засмотрелся на привлекательную блондинку с эффектной фигурой проплывающую мимо и пропустил колдуна вперёд.
        -Сегодня ещё жарче, чем вчера,- он внимательно искал виновницу в пёстрой толпе отдыхающих.
        -Глобальное потепление, - кивнул Толя, делая большой глоток.
        "Куда же в тебя всё это влазит" - подумал Лёва, но сказал иное:
        -А Тёмный был прав, скоро клубнику в марте хавать будем.
        -Тёмный вообще умный мужик и нашу Магическую кафедру основал и в создании "Кузницы" посодействовал.
        -Да, жаль, что он в Николаев укатил.
        -Точно. Слушай, а Ти будет?
        -А, кто его знает, быть может, и явиться. Хотя пляжи он не очень жалует.
        -Ну да, ну да,- задумчиво подтвердил утверждение Лев. Его взгляд скользил мимо собеседника. Поиск увенчался успехом, и он жадно рассматривал аппетитную блондинку в откровенном (даже для пляжа!) бикини. Заметив это, Толя засмеялся:
        -Лев на охоте! - и с фотографировал на камеру в мобильном.
        Инкуб недовольно буркнул в ответ и указал на "группу в полосатых купальника" играющую в волейбол:
        -Сыграем?
        -Опять на пиво!
        -Если согласятся.
        При ближайшем рассмотрении "полосатые купальники" оказались татуировками, покрывавшими тела "спортсменов". Соотношение "два на пять" достаточный аргумент для лёгкой победы,- рассудили "спортсмены" и согласились играть на деньги. По началу друзья отдали соперникам два очка. И этого им показалось чересчур много для команды тутаированых. Игра закончилась с разгромным счётом 2-15, этот факт привёл в восторг зрителей, и состояние шока соперников. Вопрос "как двое обыграли пятерых" просто не укладывался в воображении обывателей.
        -Они профи! - предположил бритый с дешевой татуировкой орла на всю грудь, хотя птица была больше похожа на замученного жизнью и "не фартом" грифа.
        -Мы им мля попозже объясним правила игры,- добавил второй, нервно покручивая, золотой перстень на толстом пальце.
        На выигранные деньги "профи" взяли в ближайшем ларьке несколько бутылочек янтарного напитка от отечественных пивоваров и направились под "грибок". Там их уже ждал "запасной игрок".
        -Выиграли, чемпионы? - осведомился Ти когда Лёва протянул ему бутылочку "мицного". Из алкогольных напитков Тима пил только пиво (как правило, хотя изредка бывали исключения).
        -Как тебе эти? - блеснув глазами, спросил Лев.
        По лицу Тимофея пробежала незаметная тень грусти. Но голос остался холодным и равнодушным:
        -Это Ленка и её пустоголовая подружка. Они живут в моём подъезде.
        -Которая Ленка? - почти облизываясь, спросил Лёва.
        -В чёрном бикини, - угрюмо буркнул Ти.
        -Тогда блондинка с журналом её подружка, - констатировал Лев.
        -Её зовут, Маша. Определённо тебя она уже заметила.
        -Уверен? Как узнал?
        -Почувствовал изменения в ауре на уровне нижней чакры.
        -Пацаны! За дело, - он машинально проверил наличие контрацептива в бумажнике, - Чтобы не задело. Применим чары?
        -Не прокатит у неё амулет. Он ей от бабки достался, а она вроде ворожеей была, по-нашему - ведьма!
        -А внучка вроде бы нет! Силы не чувствую, даже подсознательной, - Лёва сбавил обороты.
        Теоретически магом может стать всякий желающий, но при условии, что его жизненная сила или энергия духа активна. Активизируется она то рождения либо наполняется источником, которые в свою очередь подразделяются на биотические и абиотические. Биотическим источником может быть и маг и созданное магией существо. К абиотическим относятся "разломы силы", над такими геологическими аномальными местами в древности строили храмы, а маги свои башни. Посещение подобного места помогает аккумулировать в себе силу. Но зарядка это отнюдь не всё, необходим также определённый интеллектуальный уровень, для изучения основ: самоконтроля силы, заклинаний, законов, рецептов, жестики (каждое движение рук мага имеет скрытый смысл, тайное значение). Но хорошего мага от заурядного мага-трудяги отличает талант. Именно талант или живость, изощрённость ума позволяет импровизировать в магическом деле. Если маг не обладает этой способностью он просто не в состоянии использовать сильные заклинания, превращаясь в артифактора. Артифакторы для наложения сильных чар, как правило, используют амулеты и талисманы, с уже готовым
магическим контуром. Способности к импровизации большая редкость даже среди опытных магов.
        -Ну, что, парни, попытаем удачу? - предложил Лёва, оценив свои шансы.
        -Я пас, - спокойно сказал Толя, прикончив очередную бутылочку пивка. Лев спорить не стал, вспомнив о Катрин к которой его друг отнюдь неравнодушен. Взгляд инкуба упёрся в Тиму, (нет обращать друга в камень он не собирался, хотя и мог!), чародей явно нервничал. Поведение "нового Тезея" было вполне понятно, он был робок и не без комплексов и фобий - просто подарок для психоаналитика. Но Лёва волевым движением увлек Тимофея за собой.
        Глава III. Маленькая шалость.
        Лена проснулась довольно рано, начало седьмого. Освежающий душ прогнал прочь остатки сна. Родители ещё спали...
        В холодильнике нашелся йогурт и банан, в хлебнице пара круасанов ...
        На плите бурлил и посвистывал чайник...
        Лена вдохнула приятно бодрящий аромат кофе...
        "Отлично!" - первый глоток обжигал и наполнял энергией, давая заряд, навесь грядущий день. Из спальни родителей послышалось ворчание отца. "Мама уже оккупировала ванную", - догадалась Лена и быстренько навила родителям по чашке чая; отцу покрепче, а маме по-английски - с молоком. Кофе в семье любила только она.
        -Леночка твой мобильный звонит, - крикнул отец. Он всё ещё ждал своей очереди в ванную.
        Лена метнулась в свою комнату. Трубка лежала на тумбочке возле кровати и насвистывала "Killer Song". Эта мелодия была очень популярна в этом сезоне и к тому же нравилась Маше, на которую и была выставлена.
        -Привет! Какие планы?
        -Давай с утра на пляж. А там, посмотрим, - Маша явно только проснулась или всё ещё спала.
        -Маша, давай к десяти, - почти умоляющи, протянула Лена.
        -Окей,- согласилась Маша, ей и самой хотелось поваляться в постели подольше.
        "Что ж у меня еще три часа", - что делать, дожидаясь назначенного часа Лена, не знала. Каникулы. Досрочная сессия. Суббота. И родители как назло не укатили на дачу. Полнейшая апатия и потеря интересов. Лена стала уставать даже от безделья, не прочитанных книг в доме не осталось (не считая женских романов, к которым она испытывала "личную неприязнь" и читать их не собиралась). Убирать было нечего, а по телевизору сплошные сериалы (не то чтобы Лена их не смотрела просто летом одни повторы). Неожиданно из-за стены донеслись звуки музыки. Музыка звучала всё громче и Лена уже различала слова песни.
        "Тимка!" - догадалась девушка. Парень иногда будил подъезд с помощью тяжелого рока или метала, но в такие тонкости Лена не вникала, главное что громко и соседи кто в шоке, а кто в ярости. Но чаще чем Тимофей "давал жару" Илья, он то просыпался часов в пять и музыку включал еще громче, чтобы и на первом слышали. Его визиткой была песня "Бивни черных скал", но в последнее время он отдавал предпочтение "Сектору газа". Тима меломанил под Butterfly Temple и Iron Maiden, Эпидемию и SOAD. Особенно Лене нравилась песня Como Estais Amigos, хотя для неё она называлась "no more tears". Но сейчас играла другая песня, какая точно девушка не знала, да и откуда, в её аудиотеке к року имели отношение только две кассеты "Рок Баллады" и опера "Иисус Христос супер звезда" - Тимка давно просил переписать. "Но я вредная",- с улыбкой отметила Лена. - "Не дала и не дам".
        Ваш мир - он мой
        Ключ от него у меня под рукой!
        Я обеспечу вам вечный покой!
        Но покой в ближайшее время для жильцов дома не предвиделся. Лена стала прислушиваться к песне, и она ей всё больше нравилась. Сама того, не заметив, она стала напевать себе поднос.
        Ты безумен и жесток,
        Но кончается твой срок,
        Ты не будешь править миром
        Будь ты проклят, Тьмы пророк.
        Лучше смерть, как избавление,
        Чем быть первой средь рабынь.
        Знаешь ты моё решение-
        Мой ответ: "Навеки сгинь!"...
        Песня ей очень понравилась. Она на мгновение представила себя на месте непокорной девушки в плену жестокого тирана. Сердце забилось в бешеном ритме, приключения, опасность и всё преодолевающая любовь, как этого ей не хватает. "М-м, может у Ти есть что-нибудь почитать".- Лена подбежала к зеркалу и поправила ещё вогкие после душа волосы, - "А он мне, отказать не сможет!" Она набросила халатик и выскочила на лестничную площадку.
        Звонить пришлось долго.
        "Зачем так громко слушать музыку? Ой, а может он не один и..."- от подобного предположения ей стало смешно. Замок щелкнул, из-за двери выглянул Тима. Он был явно удивлён и не готов к подобному визиту.
        -Утро доброе... Музыка?
        -Да, но я по-другому. Ты говорил как-то, что у тебя книги интересные есть.
        -Ой. Входи, входи. - "Идиот!" - Вот это да в дверях тебя держу.
        -Спасибо. - Лена посмотрела, пряма в глаза Ти. Он явно смутился и принялся рассматривать дверь, словно видит её впервые. Лена заметила неумелую повязку на плече и сильную ссадину под ней. "Ничего себе царапинка", - уже на 3 курсе она могла как опытный судмедэксперт, определить, чем был нанесён удар, - "явно били сильно тяжелым металлическим предметом, как ещё руку не сломали!"
        Зверо-люди как правило не используют оружие, но в схватке охотно орудуют повернувшейся дубиной или куском трубы, как вчерашний минотавр. Ти уловил взгляд девушки на повреждённом плече. Возникла неловкая пауза. На кухне захрюкал вскипевший полный воды чайник. Ти поспешил выключить конфорку.
        -Чай будешь?
        -Нет, спасибо, я только выпила кофе.
        -А я выпью, - Тима быстренько навёл себе чашку цейлонского.
        -Так, что именно тебе нужно?
        Лена хотела сказать "ты", но это было бы чересчур жестоко.
        "Ещё поперхнётся", - девушка невинно улыбнулась:
        -А что у тебя есть?
        "Не поперхнусь", - Ти улыбнулся в ответ:
        -У меня есть всякое разное. Посмотри в книжном шкафу в зале. Бери любую, что понравится.
        Где зал Лена знала - Маша жила этажом ниже в точно такой же квартире. В такой же да не такой. Обстановка была необычной и мистической, на стенах висели маски шаманов, то ли африканские, то ли североамериканских индейцев. Элементы восточного Фен-Шуя. Стены имели необычный оттенок, а точнее, что-то было в самих стенах. На мгновении Лене показалось, что они смотрят за ней, и она осмотрелась, - "Стены как стены. Чего я испугалась". Книжный шкаф стоял в углу, большой и высокий. Девушке захотелось достать книгу с самой верхней полки, а стула рядом не было, только огромное кресло и столь же внушительных размеров диван напортив телевизора. Ти всё еще возился на кухне, и Лена решила обойтись своими силами. Она направилась к комнате, которая предположительно принадлежала братьям. На двери был выжжен, именно выжжен какой-то оккультный символ, и вновь соседка почувствовала на себе чей-то взгляд. Но в коридоре было пусто. Лена толкнула дверь, - "Ой, она не заперта"! Придуманное оправдание показалось ей вполне убедительным, и она вошла в комнату. Лена ожидала увидеть нечто...
        И Тимофей не обманул её надежд. Посреди комнаты висела чёрная сфера на тяжелых кованых цепях на столе возле компьютера лежала раскрытая книга, написанная готическим и старославянским шрифтами. Черный кожаный переплёт. Золотое теснение, шелковые закладки - должно быть редкая вещь.
        -Я могу брать что захочу, Тима это сам сказал.
        Девушка вышла из комнаты и направилась в сторону кухни. Тимофей казалось, позабыл про неё и усердно драил сковородку. Не оборачиваясь, он задал вопрос:
        -Нашла?
        -Да! Так я могу взять.
        -Конечно!
        -Спасибо. Я пойду.
        Она на удивление легко открыла входную дверь и поспешила к себе. На часах было без четверти десять.
        -Не может быть! Я пробыла у него два часа.
        Но поразмыслить над случившимся помешал звонок в дверь. Маша торопилась. Она даже не сразу обратила внимание на то, что подружка ещё не готова. А попыталась вытянуть Лену за собой прямо с порога. Когда все было собрано, на часах было ровно10:00.
        Маша вызвала лифт. Лена прихватила с собой черную книги и внимательно разглядывала гравюру на первой странице.
        Ти вышел на площадку.
        -Лена, я хотел спросить на счет книги...
        Брюнетка прикусила губу, ей стало очень стыдно не из-за того, что он взяла книгу, а что её поймали так быстро, и она не смогла её почитать. К тому же его взгляд! Он смотрел словно ребёнок, потерявший любимую игрушку.
        -Что закончил "Гадкого утёнка", берись за "Буратино"! - крикнула Машка.
        Девчонки забежали в лифт, оставив Ти наедине с неприятным осадком в душе.
        На пляже уже было полно народу.
        -На той стороне народу будет по меньше, - сказала Маша, готовя мелочь на билетик.
        Они направились к мосту. Хоть проход и стоял сущие пустяки, на противоположенном берегу нарду и впрямь было не много. Но и пляж получше с шезлонгами и "грибками", под одним из которых и присели девушки. На полотенце растянулась Маша, она слушала радио и листала последний номер "Cosmo". Лена читала чёрную книгу. Она уже рассказала, как ей досталась эта книга. Чем позабавила подружку. По разумению Марьи любая книга является, сказкой, если в ней нет крутых парней на дорогих иномарках и в костюмах от Версаче. Именно такого парня она вознамерилась подцепить в ближайшее время. По крайней мере, так она говорила Лене и самой себе. Но "сердцу не прикажешь", любила повторять её бабушка.
        -Привет. - К ним подошел загорелый парень не высокого роста, но хорошо сложенный. Как уже успела заметить Маша. Он играл в волейбол с местными "интеллектуалами" и на пару со своим другом, прямо таки, порвал их с крупным счетом.
        -Мы тут оформили не большую спортивную победу, и я...и мы хотели бы, пригласить двух столь очаровательных девушек присоединится к нам в этом...
        -Триумфе, - подсказал Тима скромно стоявший за спиной Льва.
        Маша удивленно посмотрела на Тимофея:
        -Ты тоже играл, а то что-то я тебя не видела у сетки? - язвительно спросила она. Ти проигнорировал её колкость, он смотрел только на Елену, не смевшую поначалу поднять на него свои глубокие серые глаза.
        -А он наш тренер. Так сказать вдохновитель - на великие победы.
        Лена всё же посмотрела на него, и в её взгляде не было привычной ледяной стены, а не много детская наивность и искренне раскаяние в содеянном "преступлении". Тима ни словом не обмолвился о книге, а просто представил своего друга:
        -Лев.
        -Для друзей просто Лёва, - сверкнул белоснежной улыбкой инкуб.
        -Очень приятно, я Маша, а это моя подруга Елена.
        -Как вы смотрите вон на то кафе?
        -Вполне, положительно, - ответила Маша.
        Глава IV. Уютное кафе.
        В кафе было полно народу и не одного свободного места. Практически за каждым столиком сидело минимум по четыре человека. И уходить в ближайшее время из кондиционируемого рая ни кто не собирался. Посиделки накрывались "медным тазом", а вместе с ними и настроение спутниц колдунов.
        -Ну, вот отметили победу, - огорчилась Маша.
        Лёва кивнул бармену. Тот в свою очередь что-то шепнул официанту. К ним подошел мужчина среднего роста, лысоватый, (но это ему даже шло, придавая своеобразный шарм, такой себе аля Челентано). Он был одет в яркую летнюю рубашку и светлые брюки, на ногах красовались коричневые кожаные сандалии. К слову у него был вкус, хотя и не столь и изысканный как у Лёвы. Мужчина подошел к гостям, и его лицо засияло приятной улыбкой:
        -Кого я вижу! Левиафан Виторович, Тимофей Всеславович как я рад, что вы заглянули в моё заведение. Я несоизмеримо благодарен вам за то, что вы заступились за моего племянника в клубе. Сотню раз говорил, что Титаниум опаснейшее место, для молодого мута, так всяческая нечисть и норовит поприжать неопытного юнца. Хорошо, что вы парочкой фаербо...- договорить мут не успел, его перебил Ти, дав понять, что девушки не в курсе дела. И слыхать не слыхивали о нечисти, притесняемых мутах, а тем паче о разрушительной силе фаербола.
        -Да, да мы тоже рады, что всё тогда обошлось без особых эксцессов. И мы надеялись, что найдётся столик в твоём заведении Фаруф, но как я вижу аншлаг...- обведя взглядом, переполненный зал сказал Лев.
        -Ну что вы! Для своих друзей я ...я устрою самый настоящий пир в V.I.P. кабинете, - голос хозяина был преисполнен восторгом и говорил он слегка задыхаясь. Должно быть от волнения. Дружба с магами даже четвёртого уровня стоила многого, Фаруфу очень хотелось наладить с ребятами приятельские отношения.
        Девушки удивлённо переглянулись. Их поразил уже тот факт, что парни бывали в Титаниуме (самом элитном и загадочном клубе в городе), да ещё и спасли там кого-то. А теперь ещё и V.I.P. кабинет от хозяина ресторана и его явное заискивание перед ребятами. Маша вспомнила о "парнях на дорогих иномарках и костюмах от Версаче" и внимательно присмотрелась к своим спутникам, но признаков явной крутизны не наблюдалось.
        Кабинет представлял собой уютную веранду. Прикрытую от солнца и открытую для летней речной прохлады. В удобных плетёных кресла умостились девушки и Тима, внимательно изучающий меню. Лёва стоял в сторонке и давал указания официанту.
        -Хорошо, - уточнил он и вернулся к друзьям.
        -Господа, выбрали что-нибудь? - официант был учтив и вежлив
        -М-м, да девушкам мороженное "Априко" и сок манго, нам два десерта "Орион" и кофе по-чешски. О, и бутылочку марочного вина на ваш вкус.
        - Могу порекомендовать "Клико" 1984 года, - Тима одобрительно кивнул.
        Официант поспешно ушел. Лёва подвинулся к блондинке, и что-то шепнул ей на ушко. Маша расхохоталась. Лена улыбнулась и посмотрела Ти. По его спине прокатилась холодная лавина, и как-то по знакомому защемило в груди:
        "В её глазах ВСЁ - всё ради чего стоит жить". Он любил Лену давно, давно и безответно. Хотя можно ли ответить на любовь, в которой не признались. Просто сделать этот шаг ему мешала её показная холодность и заносчивое равнодушие в их общении, но в последние дни "лёд тронулся". И это не могло не радовать Тимофея, за её улыбку он был готов простить ей даже утреннею шалость с Чёрной книгой. Если бы она только знала, что за чтиво попало ей в руки и какой силой оно может наделить человека. Реакцию девушки предугадать просто невозможно, каждый воспринимает магию по-своему и в меру своих заблуждений. Ти был достаточно опытным магом, чтобы сварить приворотное зелье и подпоить им черноволосую соседку, но поступи он именно так, он потерял бы её навсегда, ибо зелье меняет не только чувство к одному человеку, а в целом эмоциональную составляющую личности. А Лену он любил такой как она есть: весёлую и жизнерадостную, серьёзную и ответственную когда необходимо. Да он не святой, но низость себе позволить не мог.
        По началу разговор не клеился. Но Лёвина непосредственность и Машина болтливость сделали своё дело. И за столиком завязалась беседа. По началу ни о чём - учёбе и отдыхе, планах на остаток лета. И тут Маша не упустила момент упомянуть о своём непреодолимом желании посетить Титаниум. Лёва в свою очередь клятвенно пообещал ей персональную экскурсию в закрытый клуб. Но рассказ о загадочном заведении перевел разговор в интимное русло. Лёва неожиданно да же для себя начал обсуждать достоинства открытых купальников. В беседу влилась Лена, до этого она просто внимательно слушала рассказ Льва, и время то времени поглядывала на Тиму. Он явно нервничал. И это приводило девушку в своеобразное волнение, она знала, что он думает о ней.
        -А ещё лучше топлес! - как бы невзначай отметила Лена и пристально посмотрела на свою подружку большую любительницу этого вида солнечных ванн.
        -Лена! - в имя подружки Маша вложила ёмкую фразу "ротик закрой" сопроводив её не менее эмоциональным взглядом.
        Все засмеялись. Неожиданно с улицы послышались крики и брань, основную часть фраз занимал мат:
        -Иди сюда мля, э ты ... чемпион ...!
        -Спускайся гнида мля, на пару сек надо кое-чё перетереть.
        Агрессия в голосе хамов росла с каждым выкрикнутым словом:
        -Ща мы мля сыграем, матч реванш мля...
        Голоса были довольно пьяные и сильно приправленные алкоголем и после полуденной жарой.
        Лена посмотрела на Тиму и Лёву:
        -Это они кому? Нам?
        -Нет. Мне, - спокойно сказал Лев, опустошив бокал с вином. Он привстал, но Маша, почувствовав неладное, обняла его и что-то шепнула. Лёва расплылся в улыбке. Ти отнесся к происходящему философски:
        -Горло не железное - покричат и заглохнут, - пояснил он.
        Но реваншисты не унимались:
        -Слышь, мля, иди сюда я тебя на ...порву. А после мы твою телку...
        Договорить им не удалось. Тима словно с цепи сорвался, он в мгновение ока сиганул из окна второго этажа. Лёва даже опешил на мгновение, но и его хватило, чтобы Ти поквитался со сквернословами самым жестоким образом. Единственное что огорчило инкуба так это то что друг не оставил ему парочки подонков. Девушки какое-то время прибывали в состоянии лёгкого шока. "И это Тима. Мой сосед. Быть того не может".
        Вскоре поднявшаяся суматоха улеглась, и ребята вернулись за столик. Предоставив Фаруфу возможность уладить дела с хранителями порядка, прибывшими на звук "ломающейся кости".
        -Надо позвонить Толяну, шо-то я за него переживаю, - с украинским акцентом сказал Лев и достал свой телефон.
        -Шутку понял - смешно, - улыбнулся Тима.
        Глава V. Кошечка и котик.
        Толя медленно поднимался по лестнице. Лифт был сломан. Постоянные кражи двигателя, троса и других не менее важных комплектующих осточертели жильцам. И они просто перестали выбрасывать деньги на ремонт. Пятый этаж. Первая дверь и Анатоль вошел в тёмный тамбур (присматриваться не было необходимости, он отлично видел даже в кромешной тьме), двойные двери квартиры и он дома. Разувшись, он пнул шлёпки под трюмо и направился в ванную. Горячий душ смыл пляжный песок и освежил колдуна. Ему показалось, что его силы удвоились, а может, и не показалось. "А они ещё понадобятся", - улыбнувшись своей мыльной голове в зеркале, подумал Толя. Тщательно промыв голову, побрившись, он пошел в комнату. Чистота и порядок, царившие в ней были противны его анархической душе. "Она скоро придет!" - он с нетерпением посматривал на часы.
        Гостья не заставила себя ждать. Пунктуальность это, то, что Катрин ценила в людях и воспитывала в себе. Звонок. Толя быстро открывал многочисленные замки, хотя мысленно упрекал себя в том, что вообще закрывал их. Дверь поддалась. Кет была восхитительна. Её длинные волосы были распущенны и ниспадали на загорелые обнаженные плечи. "Колдовской взгляд", - Толя смотрел на неё словно заворожённый. Не дожидаясь от изумленного хозяина официального приглашения Кет, вошла в квартиру, подарив Толе свою неземную улыбку. "Вот это пароль".
        Посреди зала стоял, изыскано сервированный столик. В таинственном сумраке, созданном плотными шторами мерцали свечи. Они придавали комнате особый шарм и своеобразную чувственность. Ужин при сечах - забытая романтика с интимными нотками.
        Они оба молчали. Но страсть в их глазах была лучше слов.
        -Вина? - спросил Толя, не отводя взгляд от её лица.
        Катрин подала ему свой бокал. Рубиновое вино омыло его стенки.
        -Спасибо, - Кет сделала глоток. Он заметил маленькую красную каплю на её губах. Они созданы для поцелуя, и лишь глупец не видит этого. В голове Анатоля вспыхнуло пламя молнии "К чёрту ужин" слова сами сорвались с уст:
        -Я хочу тебя. - Вскочив, он подошел к ней, взяв её за руку. Она потянулась к нему и тихо, словно кто-то мог подслушать её, сказала:
        -Целуй меня, - "возьми меня", - последние слова захлебнулись в страстном поцелуе. Нитки лопнули, и маленькие пуговки, словно жемчуг посыпались на пол. Кет целовала его грудь, он пытался справиться с застежкой её платья.
        "Она не надела бельё", - дыхание Анатоля прервалось восторгом. Весь мир поплыл в глазах, всё исчезло, и осталась только она, ласкающая его. Она обнажённая и прекрасная, в его крепких объятьях. Как волна за волной оргазм возносил Кет все выше и выше, приводя её в трепет... "Ты знаешь...", - да, он знал её тело и её душу. И сейчас у них была одна душа - одна на двоих. Душа, летящая в вихре страсти к Нирване...
        -Да, - они разразились сладострастным стоном. Двери Ирия открылись влюблённым. Их услада стала ключом.
        Толе хотелось курить, а курил он только когда был пьян. И сейчас он чувствовал себя хмельным и счастливым. Катрин прижалась к нему. Им было хорошо и безмятежно. Но с балкона сквозило, а насморк не умеют лечить даже целители. Свечи потухли. Обнявшись, любовники пошли в Толину спальню.
        Мобильный звонил противным знакомым рингтоном.
        -Лёва, и что ему ещё нужно? - пожаловался Толя. Ему не хотелось вылазить из постели. Кет посмотрела на телефон и поманила пальчиком. "Трубка" подлетела к ней. Катрин протянула её любимому.
        -Это тебя, - улыбнулась она.
        -Ведьма, - Толя улыбнулся в ответ. - Алло! Что? Вот уроды. Я сейчас буду. А их уже приняли. Так какого ты звонишь? Я, дома. Катрин? Не твоё дело? Ой! Не. Пиво не буду. Точно. Не твоё дело. - Кет целовала его, мешая говорить. - Так, чайник убегает. Давай, удачи.
        Кет вырвала у него телефон и отбросила в сторону. Она залезла под одеяло. Толя начал хихикать. Он не боялся щекотки, а смеялся от удовольствия.
        Глава VI. Разговор под дождем
        Лёва захлопнул телефон и покачал головой:
        -Как я и думал. Диагноз - Кет, пациент на пиво не явится.
        -Смысла дожидаться его, нет. Ему сейчас не до нас. Может быть, пойдём? - подвёл итог Тима. Он посмотрел на соседок и нехотя предложил, - Я вас проведу.
        -Не нас, а меня, - поправила его Лена.
        Ти поперхнулся. Откашлявшись, посмотрел на девушек и задал вопрос:
        -Одну? - но вместо ответа получил удар по ноге от Маши.
        -Я ещё позагораю, а Лёва составит мне компанию, если захочет, - в этом ни кто не сомневался. Лёва кивнул и тоже пнул Тиму под столом. Нога уже начала побаливать, и парень встал из-за стола. Лена что-то сказала подруге и пошла за Ти.
        Жара начала спадать и уже чувствовалась свежесть близящегося вечера. Можно было подъехать одну остановку, он Лена предложила прогуляться. Сопротивляться Тима не собирался. По небу бежали белые облака, изредка затягивая солнечный диск. Дул лёгкий ветерок. Лена шла молча, в руках у неё был пакет с купальником и полотенцем... и Тёмной книгой. Тима украдкой поглядывал на свою спутницу, но заговорить не решался. Он волновался.
        -Странная книга, - неожиданно сказала Елена и посмотрела ему прямо в глаза. Они остановились посреди тротуара, прохожих практически не было.
        -Согласен! - Ти ещё больше поддался волнению.
        -О колдовстве?
        Тима кивнул. Следующего вопроса он опасался больше всего:
        -Ты колдун?! - Лена ждала односложного ответа. И ей почему-то казалось, что Тима должен ответить "да". Обмануть или нет? Этот вопрос для Ти, был тяжелее, чем бремя Атланта. Спасение пришло с небес. Раскат грома и зарница раскололи небосвод, и он хлынул на землю летним ливнем. Они бежали, прыгая по лужам. Лена смеялась, она радовалась этому дождю, радовалась как в детстве. Промокнув до нитки, он все же добежали к первым домам. Один из подъездов был открыт он то и приютил ребят. Подъезд был грязным, но зато ни чем не воняло. Это их вполне устроило - что тут дождик переждать. Лена встряхнула головой:
        -Волосы только было, высохли и опять...- она достала из пакета полотенце. Вытерев длинные волосы, она расчесала и перехватила их в хвост.
        -Вытрешь голову?
        Но Тима отказался. Выглянул из подъезда. Дождь не унимался. Лена подошла к нему, и посмотрело на небо:
        -А ещё пару минут назад было чистым. Теперь же этим тучам нет конца и края...
        -Есть. Он всегда есть.
        Лена кивнула. Она вновь посмотрела на книгу.
        -Так всё же, ты колдун? - она улыбнулась. - Может и дождь твоих рук дело. Признавайся.
        -Конечно колдун, - Ти был абсолютно серьёзен. Но Лена не смогла сдержаться и рассмеялась. Чародей с облегчением вздохнул - "Не поверила".
        -А какой?
        -А ты как думаешь?
        Елена посмотрела на его книгу и уверенно сказала:
        -Тёмный, - и была довольно близка к истине.
        Тимофею хотелось удивить её какими-нибудь чарами, но кроме иллюзии ни чего не приходило на ум. Ему хотелось, что бы она верила ему. Он посмотрел на улицу, дождь закончился и асфальт парил под солнечными лучами.
        Лена отдала книгу и вышла из "укрытия". Ти взяв чтиво под мышку поспешил за девушкой. До подъезда они опять шли, не сказав, друг другу ни слова. Уже заходя в свою квартиру, Тима вдруг посмотрел на соседку, ковыряющую свой замок.
        -Елена, - девушка обернулась, - Маша будет звать на дискотеку. Не иди и её не пускай.
        Лена не понимала, о чем говорит Тимка, она не собиралась идти сегодня вечером куда-либо.
        -Сегодня злая ночь, нехорошая, - пояснил чародей.
        Лена кивнула и захлопнула дверь.
        Глава VII. "Ренессанс".
        Телефон, как и утром, свистел "убийственный хит".
        -Привет. Как там у тебя со Львом? Что! Он тебя поцеловал! Нет?! Ты его. Ну, ты даёшь. У вас даже первого свидания не было. По-твоему - это оно и было. Понятно. У меня? А что у меня? Тимка?! - Лену возмутил подобный вопрос. - Провёл и всё! Маша не говори глупости. Ближе к сути. Сегодня! На дискотеку! - Елена уже позабыла про Тимкино предупреждение. - Во сколько? Ага! А куда? "Ренуар"? Я о нём не слышала. Это что новый клуб? А имя хозяина! А что за дискотека? Ночной клуб "Ренессанс". Занятное название. Я буду готова через десять минут. Зайдешь ко мне? Давай.
        -Девять часов, а на улице ещё светло, - недовольно заметила Маша.
        -А мне кажется, хорошо. Всё видно и народу ещё много. - Лена от чего-то волновалась.
        -Вызовем такси? - предложила Мари. Её вечерний туалет резко бы контрастировал с интерьером общественного транспорта. Блондинка надела роскошное вечернее платье с глубочайшим декольте. Лена одела белую мини, черный топ и любимую белую короткую куртку. Но "фишкой" - были черные сапоги до колен, обхватившие её длинные стройные ноги.
        -Давай, быстрее доберёмся. Хотя, не рано ли?
        -Рано не рано, главное, что бы не поздно. - Машка махнула проезжающему авто с зелёным огоньком. Водитель резко дал по тормозам. Маша заглянула в салон. Впечатленный столь глубоким вырезом водила согласился на полцены. За окном мелькали огни вечернего города. Шеф несся, словно на пожар, при чём на дорогу он посматривал так между делом, а всё его внимание целиком было приковано к зеркалу заднего вида - к вечерним попутчицам, отражающимся в нём. Лена смотрела в окно на темнеющее небо. Из-за домов час от часу выглядывал лик полной луны. Ехали долго. Клуб оказался загородным. Девушка уже проклинала себя за то, что согласилась поехать. Мелькали домики частного сектора, ухабистая дорога подсказывала о том, что черта города осталась позади. Водила сделал резкий разворот и остановил тачку:
        -Приехали. С вас пятнадцать. - Маша достала двадцатку. Шеф отсчитал сдачу. Вместе с деньгами он протянул свою визитку:
        -Места тут глухие. Будете ехать назад, вызывайте, сторгуемся.
        Елена вежливо поблагодарила водителя и вышла из машины. Машка выскочила за ней.
        -Ну и куда нам? - девушки оглядывались по сторонам, но ни чего похожего на ночной клуб не наблюдалось. Машина также резко, как и тормозила, рванула с места. Лихо, выворачивая руль, таксист, понеся по дорожным ухабам к огням ночного города. В этот район таксисты даже днём заезжали редко, а ночью и подавно.
        Лена потянулась к мобильному в сумочке. Она хотела вернуть машину и поехать домой. Поездка с озабоченным таксистом ей казалась меньшим из зол. На экране загорелось табло электронных часов:
        -Маша уже 22:22, - это число показалось будущему криминалисту довольно подозрительным, и Лена сверилась с часами на руке всё точно, только...
        -Они остановились, - Лена попробовала их завести, но и это не помогло, - сломались.
        В одну секунду у них за спиной вспыхнула вывеска "Ренессанс" и только сейчас подружки заметили высокое белокаменное здание. Из дверей вышел швейцар, он пристально оглядел молодых особ:
        -Вас ожидают.
        Маша вошла первой, Елена вслед за ней. Помещение было большим, здесь были даже своеобразные балконы над танцполом, поддерживаемые резной колоннадой. Два бара. Около дюжины столиков вокруг танцплощадки, которая (судя по шесту в центре) по совместительству была сценой для танцовщиц во время представлений. Под потолком кроме зеркальных шаров и софитов висела железная клетка. Лена поёжилась. Клуб был просто роскошным и явно элитарного типа. Лена потянула Машу за руку в сторону и шёпотом спросила:
        -Как тебе удалось! Я думала обычная дискотека, а это явно эксклюзивный клуб. И вечеринка не для всех. Это Лёва помог?
        -Нет. Я же говорила Ренуар, он подошел к нам, когда вы ушли. О чем-то переговорил с Лёвой и ушел. Прощаясь, протянул мне визитку, - дальше Марья говорила шепотом, - Лёве я карточку не показала.
        -Почему?
        -А вдруг он ревнивый?
        В зал вошел мужчина высокого роста с черными волосами и светлой кожей. Он был одет во фрак и держал в руках трость с металлической рукоятью в виде головы какого-то животного. Маша расправила плечи и вытянулась по струнке. Истая светская львица.
        -Это он - Ренуар.
        Хозяин клуба подошел к гостьям:
        -Добро пожаловать. Ренуар Туре.
        -Очень приятно Мария. А это моя подруга Елена.
        -Вы немного рано. Если вам угодно можете подождать начала представления в моей ложе. Я же буду, занят ближайшие полчаса. Вся организация на мне.
        Маша уже хотела согласиться, но Лена её опередила:
        -Благодарим за приглашение, но мы лучше посмотрим представление из зала.
        -Воля ваша. Выбирайте любой столик, что на вас смотрит. - Ренуар указал на ещё пустующие столы. - Советую поближе к сцене. Извините должен вас оставить не надолго.
        По совету Ренуара девушки выбрали столик возле сцены и не далеко от бара, иногда приходится по полчаса ждать свой заказ. Постепенно начали приходить и другие гости. Мужчины во фраках, а их дамы в вечерних платьях. Лене стало немного не уютно, она резко контрастировала на фоне иных приглашенных.
        -Маша, почему ты не сказала что это раут? - сердито спросила она.
        -Я же сказала тебе, оденься по прикольней!
        -Я и оделась, но на дискотеку, - Лена грустно с лёгкой тенью зависти, осмотрела вошедшую девушку. Она была стройной с очень красивыми ногами. Темные волосы были собраны и аккуратно уложены, лишь длинная прядь спадала на её лицо. Черное платье с разрезом до бедра, дорогие модельные туфли, и роскошное жемчужное ожерелье - Лене она показалось знакомой. Её сопровождал молодой человек. Он, как и Ренуар был с тростью. В отличие от своей спутницы он держался в тени. И рассмотреть его было сложно. Единственное что его выделяло так это рост под метр девяносто. Эта таинственная пара скрылась в одной из лож. На удивление, в баре были все напитки, бармен готовил самые экзотические коктейли, да и цены были абсолютно символическими. До начала перформенса девушки уже успели пропустить по паре коктейлей. Маша сперва заказала "секс на пляже", затем бармен порекомендовал "зелёный эльф". Лена же выпила два "Манхэттена".
        Все столики были заняты. Свет стал меркнуть и зал погрузился в тишину и полумрак. Откуда-то начала звучать приятная мелодия. Под похожие, обычно, медитируют всякие гуру. На тело наступал покой, и душа погружалась в безмятежность. Музыка постепенно воплощалась в некий реальный образ в центре сцены. Молодая беловолосая женщина возникла, словно призрак из предрассветной дымки. Она была облачена в изящные средневековые доспехи, которые отнюдь не лишали её грации. Танец был, просто, не повторим, ибо одной физической подготовкой дело не обошлось. Чтобы так танцевать человек должен был полностью владеть своим телом и ощущать окружающее пространство всеми пятью чувствами, а шестым его изменять. Когда свет иссяк, ознаменовав финал действа, зал разразился бурей оваций.
        -Царица Тьмы. Талатиэль - живущая в веках, - восторженно приветствовал воительницу зал. Из своей ложи вышел сам Ренуар и встал перед танцовщицей на колено, она величественно подала руку. Туре коснулся её запястья губами. После чего помог ей сойти со сцены. Талатиэль проследовала за ним в ложу. Даже когда она скрылась, аплодисменты не утихали.
        -Я бы тоже хотела ТАК! - сказала Маша. Лена только кивнула. Представление окончилось, и началась обычная дискотека, музыка была и впрямь отменной, так и тянуло танцевать. В зал вошел молодой человек в длинном плаще. В руках он сжимал саквояж вроде докторского. Сама дискотека и музыка его не интересовали, он осмотрел зал и ложи, словно они были прозрачны и хорошо освещены. Видимо заметив объект поисков, он направился на второй этаж к хозяйской ложе.
        -Популярное место - эта ложа, - заметила Елена, вытанцовывая с подружкой. Она и не заметила, как их танец становился всё откровенней и эротичней. Вскоре они остались, вдвоем танцуя вокруг шеста. Все остальные гости расположились вокруг подиума. Вот-вот и к ним начали тянуть свои руки похотливые мужики, сжимавшие зелёные бумажки. И это им нравилось. "Это всё музыка", - говорила себе Лена, делая очередное фуэте на пилоне. Маша уже скинула своё платье, оно ей просто мешало. Лена также избавлялась от "лишней" одежды. Ритм подсказывал, новоявленным исполнительницам экзотического танца, каждое следующее движение. Но возбуждение у зрителей резко сменило своё обличье. Хотя девушки не замечали этого, - на них смотрели с вожделением. Смотрели, как смотрит томимый жаждой на сосуд с водой. Но некоторые из гостей заведения по-прежнему свистели и кричали, не разделяя жажды остальных. Этим выскочкам и выпала честь утолить голод томящий страждущих. В одно мгновение зал обратился в бойню,.. несчастных грызли и раздирали... кровь утоляла жажду вампиров! На глазах у подружек женщина ударом руки разорвала горло
парня, что пришел вместе с ней на это шоу, бедняга так и не понял, что же случилось. Не поняли этого и девушки, им казалось всё происходящие частью представленья - в стиле horror. Не далеко на мягкоте устроилось "веселое трио" - два мужчины осушали девушку, впившись ей в горло с разных сторон, но бедняжка даже не сопротивлялась, а лишь постанывала от удовольствия. Она еще не чувствовала холодные пальцы смерти всё крепче и крепче сжимающие её. Из своей ложи вышла девушка в сопровождении высокого парня с тростью, они спокойно проследовали к выходу, словно не замечали царившей резни.
        К танцующим девушкам подошел Ренуар. Он пристально посмотрел на них и поманил за собой. Ослушаться безмолвного приказа они были не в силах и покорно направились за хозяином клуба. Один вурдалак потянулся к обнаженной Елене, но Туре одним лишь взглядом отбросил его проч. После такого разъяснения прав на собственность вурдалак забился в один из тёмных углов, "зализывая раны". Каждый шаг к ложе отсекал кусочки от нитей жизни девушек.
        Самым ужасным для жертвы были последние секунды осушения, когда вампир отпускает жертву из-под ментального контроля. Освободившись от разума кровососа, несчастный испытывает столь сильный эмоциональный удар, что его сознание рушиться, высвобождая всё, что хранило на протяжении жизни. Вместе с кровью в эти секунды вампир поглощает не только жизненную силу жертвы, но и её память. Считается, что высшие или древние вампиры могут поглощать и душу жертвы, лишая её шанса на перерождение или жизнь после смерти, но подобных случаев за последние две тысячи лет зарегистрировано не было.
        Талатиэль лежала на бархатном, диванчике подле её ног сидел парень, что пришел с докторским чемоданчиком. Он был уже не в плаще. Его тело было перетянуто кожаными ремнями, от его шеи тянулась серебряная цепочка. Царица Тьмы, также сменила одеяние, вместо лат она надела свободное белое платье, сквозь которое были легко различимы очертания её красивого тела. Лена сама подошла к беловласой деве и села, возле неё потеснив раба. Машу, Ренуар усадил в большое кресло, ей предстояло увидеть смерть своей подруги и осознать близость своей кончины. Маша видела, как Лена покорно подставила свою шею под острые клыки Талатиэль. Она видела, но не могла сказать и слова... она пыталась кричать и звать на помощь, но из её уст вырывалось безмолвное дыхание,... она пыталась встать, но тело ей не подчинялось,. . Ренуар стоял рядом. Он наслаждался агонией своей жертвы, беспомощно бьющейся в кресле.
        Дверь слетела с петель. Раб кинулся на не званого гостя, но был отброшен в сторону белой вспышкой. Туре яростно взвыл. В его руке блеснуло лезвие рапиры, ей оказалась его трость со звериной головой. Он был готов покрошить любого на части, но что-то охладило его пыл.
        В дверях стоял маг в оплетенных чарами доспехах, он был вооружен боевым посохом. Связываться в прямой схватке с колдуном было опасно, да и заведение могло основательно пострадать. Раб, пришедший в себя, вновь кинулся на колдуна и в этот раз он его не отбросил, а ударом кола обратил в прах.
        -Остановись, колдун. Бери, то за чем пришел и уходи, - Ренуар старался не делать резких движений и говорил очень медленно, как со слабоумным.
        -Мне нужны они, - маг указал на девушек.
        Две свежих жертвы в обмен на собственную жизнь и сохранность клуба, Туре посчитал вполне приемлемой ценной.
        -Бери их и уходи. Тебя ни кто не тронет.
        Талатиэль нехотя отпустила Лену, она ей явно пришлась по вкусу. Лена вышла из транса и осознала ужас происходящего. В своём спасителе она узнала Тимофея, он угрожал упырям палкой со змеиной головой. Девушки не задавая вопросов, поспешно направились к выходу (по пути они подобрали свою одежду), Ти прикрывал отступление. Как и сказал Ренуар покинуть "Ренессанс" им ни кто не мешал. На улице стоял мотоцикл. Маша села в коляску, а Лена у Ти за спиной.
        Тима услышал девичьи всхлипы, Лена явно отошла от шока. Он остановил мотоцикл. Девушка соскочила с сидения и отбежала метра на три в сторону от дороги. Тима снял френч и накинул его на Машу, она вся тряслась, то ли от ночной прохлады то ли от пережитого ужаса. Чародей подошел к Лене. Девушка молча смотрела на огни ночного города,... она не плакала,...её белая куртка была в крови,... Ти просканировал Лену и, удостоверившись, что она невредима, обнял её и прислонил к своей груди. Лена услышала, как бьётся его сердце, к ней пришло осознание того, что её сердце сегодня могло остановиться навсегда. Она подняла голову и посмотрела на Ти, только сейчас он казался ей старше, чем обычно, в его глазах не было привычной робости. Его взгляд изменился, став решительным и проницательным.
        -Извини, - вместо "спасибо", сорвалось с губ соседки. Она уткнулась в его плечо и заплакала. Тимофей молчал. Он не знал, как ему поступить: стереть им память или объяснить все происходящие, если рассказать то, как и что именно...
        -Поехали, - попросила Маша, она нервно оглядывалась по сторонам, опасаясь, погони.
        -Идём, - в один голос ответили Лена и Ти.
        Подъезжая к подъезду, Тима повернулся к Маше и задал вопрос:
        -Почему ты не надела свой амулет?
        -Он не подходит к этому платью.
        -Фф, - сил спорить с блондинкой у чародея не осталось и н просто предупредил ее, - Ни когда не снимай амулет, это твой оберег.
        Маша кивнула. Ти провёл их до самых дверей, сначала Мари, а затем и Елену она долго смотрела на своего спасителя, прежде чем зашла в квартиру. Родители уже спали. Она постаралась не будить их, и на цыпочках прокралась в комнату. Нащупав выключатель, включила свет. На кровати сидел отец. Он держал в руках командирские часы. Лена почувствовала, что сейчас ей предстоит основательная взбучка. Но глава семейства Тройских спокойно ни сказав, ни единого слова подошел к дочке, поцеловал её в лоб и направился спать. Выходя, он внимательно посмотрел на шею дочери, там красовался смачный засос. "Утром - кровь прольётся утром", - сказала себе Лена и начала раздеваться. Уснула она легко и быстро, дали о себе знать усталость и сильнейший стресс. А так же, способствовало заклинание "лёгкого сна", наведённое Тимофеем на соседок.
        Глава VIII. Предчувствия последствий.
        Утро было просто волшебным.
        -Солнышко светит для меня, птички поют моё имя, я радуга нового дня, - проговаривал Илья, делая зарядку с гантелями. Ти ещё валялся в постели.
        -Слушай, я ни как не пойму, почему ты не применил телепорт, а тащился на мотоцикле?
        Тима развёл руками и потянулся:
        -Я не говорил тебе, но моя энергия сейчас на спаде. И портал был бы лишней тратой силы. Я и был уверен, что Ренуар не пустится в погоню, а если бы и решился, то Толя и Кет были рядом. К стати это они предупредили меня о том, что эти дуры в "Ренессансе".
        -Хорошо, что ты успел. А как они туда попали?
        -Ренуар дал Машке визитку на пляже, а она даже Левиафану не показала её. Боялась, что приревнует или ещё что-то, а если бы показала, всего этого не было.
        -Да, редко упыри средь бела дня шастают.
        -И я так подумал. К стати твоя сфера предсказала это с вероятностью 40%. Отличный результат. Точный прогноз лишним не будет, при чём сейчас.
        Илья понимающе кивнул. Картель это так просто не оставит, а значит большие неприятности, им гарантированы. Вампиры всегда отличались, свей мстительностью, при чём ответный удар они наносили в самый неожиданный момент. Хотя и оставались среди них те, кто по-прежнему чтит Кодекс Крови - основной закон живых мертвецов, своего рода законы чести, написанные в темные времена до объединения кланов в картель. Но таких "уникалов", ой как не много, кто в спячке, кто пал от рук инквизиции, кто в схватке со своими. Оставшиеся либо хорошо прячутся, либо отлично дерутся. Ренуару около двух сотен лет, он чистокровный вампир, что подразумевает способности к магии мертвецов от рождения. Это делает его опасным соперником. Не надо сбрасывать со счетов Талатиэть, ей после последнего пробуждения исполнилось больше двух тысяч лет. И мало кто знает, сколько точно ей стукнуло в этом году, счет может идти на десятки тысячелетий. Тима встал, подошел к своему столу и покопался в кипе тетрадей:
        -Вот, это лекции по демонологии. Помню на третьей ступени, нам читали о вампирах и первомертвецах. Ага, вот...
        "Существует две ветви живых мертвецов. Одна ведет свой род от человека по имени Каин, проклятого братоубийцы. Вторая же более древняя и прародителем в ней принято считать Юлирана - эльфа-отступника. Он смешал свою кровь с кровью демона, чтобы превзойти своего учителя в магии. Во время дуэли он применил черную магию и коварством одолел своего наставника. Но победы ему показалось мало, и он поглотил душу побежденного соперника. За своё преступление он был проклят и обречен на скитания во тьме до скончания времён. Часть эльфов встала на его сторону, и так появился первый клан вампиров".
        -И кажется, мне Талатиэль принадлежит к этому роду. А они используют Чёрную магию, а не магию мертвецов как Ренуар, - предположил Илья. Он закончил свой комплекс упражнений и начал возится с Кольцом истины.
        -Скоро закончишь?
        -Скоро-скоро, только что с него. Кольцо надо будет зарядить, - кузнец посмотрел на брата.
        -Ну, на кольцо я думаю, у меня энергии хватит, только потом...
        -Понял! Я тебя месяц трогать не буду, накапливай себе энергию, сколько влезет, - Илюха знал, что брат просто бездонный колодец и влезть в него могло очень много, при чем он и сам её вырабатывал. И если бы научился контролировать этот процесс, стал бы высшим чародеем. Илья включил компьютер и запустил проигрыватель. Автоматически система выбрала песню Butterfly Temple "Огнебога Семаргла жар"
        Кровь за кровь, в сетях трав, Туман ложиться в ладонях прах. Взгляд насторожен, забыта спесь, Наши жизни, возможно, останутся здесь! След простыл, рукоять тверда. Строй стальных волков разорвёт врага. Блеск в глазах, кровь стучит в висках, Вторит эхом гром по лесам раскат. Соль обид разрывает грудь, Но тверда рука, расчищая путь. Слёзы ран гордо красят стяг Волчий блеск в глазах, уничтожен враг! Рёв, скрежет стали, крики и боль, Всё как в тумане, ест глаза соль. Боги устали жизней рвать нить, Жадною сталью кровь врага пить! Тризны костры на курганах горят, реет стяг, Слёзы горят, жгут глаза, буйны головы спят. Огнебога Семаргла Жар унесёт ведогонь, Строй небесных полков пополнит огонь...
        Песня была как нельзя в тему. Предстояла схватка с опасным врагом. Цены в этой игре будут очень высоки. Затеять потасовку в баре это одно, а развязать локальную войну с вампирами за это по головке не погладят. Тима старался оценить свои шансы и возможные последствия своих действий. Нет, он не жалел о содеянном и готов поступить так и вновь если придется. В зале зазвонил телефон.
        -Я возьму, - сказал Ти.
        Он вернулся через несколько минут.
        -Кто звонил?
        -Никонорыч. Вызывает на ковер.
        -Он уже в курсе?
        -Он всегда в курсе. Будет мне читать лекцию на тему "Политика Совета и правило невмешательства".
        -Что тебе грозит?
        -Минимум дисциплинарное взыскание.
        -Круто! Ещё одно. Скоро юбилей - чёртова дюжина. А там и исключить могут.
        -Да, и пускай. Уже достали. Даже вампирам прикурить нельзя дать. Прям, конспираторы блин, а то, что некоторые на этом деньги делают и у всего мира на глазах "статуи исчезает", так это ни чего - можно, пока посулы даёт.
        Илья был полностью с ним согласен. Вот только он не член Совета и не состоит в рядах Исполнителей воли архимагов.
        -Я тогда в Башню, а ты давай заканчивай. Когда вернусь, заряжу твой артефакт.
        -Удачи. Смотри, дров не наломай. Ты маме живым нужен, а не фотокарточкой на мраморной плите.
        Глава IX. Разговор с незваным гостем.
        Лена не хотела просыпаться. Ей ни чего не снилось, и возвращение к реальности было невыносимым. За стеной уже гремела тяжёлая музыка. Нащупав пульт от музыкального центра, она включила радио. "Шакира, не плохо" - латинские ритмы приободрили её. Лена оделась, причесалась, зашла в ванную умылась. "Ужасные синяки под глазами. Ты похожа на боксёра после боя", - Лена всегда следила за своей внешностью. "Девушка должна быть девушкой, что бы ни приключилось", - говорила ей мама, когда учила пользоваться косметикой. Елена редко применяла специальные косметические средства, вроде тоников и лосьонов. Она всегда считала, что природа сама поддерживает красоту человека, а мы должны лишь немного помогать ей в этом, соблюдая здоровый образ жизни. Хотя в её сумочке всегда была помада и туш (выразительные глаз и привлекательные губы, подчеркивают индивидуальность женщины). Но в этот раз она извлекла из-за зеркала флакончик с тоником и тональный крем, этикетка обещала "вернуть свежесть и молодость коже, разгладить морщины". Морщин у Лены пока нет, а вот скрыть следы ужасной ночи было необходимо. Приведя себя в
порядок, девушка направилась в кухню. Тишина в квартире Тройских говорила о том, что родители куда-то укатили. Проходя мимо зала Лена, почувствовала запах сигаретного дыма. Она зашла в зал. На столике возле кресла стояла пепельница, её выставляли перед приходом гостей, так как родители Елены не курили, а она курила только за компанию с Машей, да и того уже давно не случалось. В пепельнице лежали два окурка. Лена почувствовала, что у неё за спиной кто-то стоит. Она оглянулась, но ни кого не было. Переведя дух, она собралась убрать пепельницу, но вскрикнула и отшатнулась в сторону. В только что пустом кресле сидел человек. Он был пожилой с аккуратной бородкой и большим количеством морщин вокруг глаз. Он пил кофе. И ни как не реагировал на девушку. Лена хотела звать на помощь, но кто её услышит? А если и услышат, то где гарантии, что прибегут помочь? Она собрала всю волю в кулак и без единой нотки страха, с достоинством и по-хозяйски спросила:
        -Кто Вы? И что Вы делаете в моём доме?
        Мужчина спокойно поставил чашку на столик и посмотрел на хозяйку квартиры.
        -Хороший у тебя кофе, дочка.
        Такого ответа Лена просто не ожидала. И ни чего не нашла лучшего чем сказать:
        -Спасибо.
        -Да ты не бойся меня. Присаживайся, нам необходимо поговорить.
        -О чем?
        -О Тимофее и вашем вчерашнем приключении. Я его учитель, если угодно наставник, имя моё тебе ни к чему. А ребята меня называют Никонорыч. И ты, Лена, можешь называть меня так.
        -???...
        -У тебя было время, чтобы обдумать события вчерашней ночи. Мне интересны твои предположения по поводу...
        Елена внимательно слушала неожиданного "гостя". Она перевела, дух и начала свой рассказ с того места, с которого, как ей казалось, всё и началось:
        -Я взяла одну книгу у Тимки,...то есть Тимофея, - Никонорыч улыбнулся, дав понять что, он понимает, - так вот, эта книга оказалась волшебной. В смысле о колдовстве. Я её читала, но так ни чего не поняла, а когда мы шли домой я его (Ти) спросила, колдун он или нет. Он в шутку сказал что да. Но теперь то я понимаю, кто он... Тима сразу меня предупреждал, чтобы я ни куда не ходила, но я его не послушала...- Лена рассказывала обо всех событиях того вечера, только опустила ту часть, где они с Машей танцевали стриптиз, - и он проводил нас до самых дверей квартиры...
        -И?
        -Ой, я думаю, что Тимофей... Баффи, то есть не девушка, а, как и она, убивает вампиров. Охотник.
        Здесь уже Никонорыч не смог сдержаться, представив Тиму, в роли ловкой блондинки с осиновым колом... Он смеялся от души, так он не хохотал давно. Лена лишь рот открыла при такой реакции наставника Ти. Переведя дыхание Никонорыч начал свой рассказ:
        -Значится так, твой Тимофей, - Лена хотела сказать "он не мой", но перебить не решилась, - не охотник на вампиров, а чародей. Он, как и его друзья Анатоль и Левиафан - студенты кафедры "Прикладного колдовства и чародейства" в нашем университете. Ты, конечно же, не слышала о таких специальностях как: колдун-целитель, боевой-маг, оккультист-демонолог и им подобных. А они есть, хотя и не пользуются такой популярностью как банковское дело или юриспруденция. О том, как Тимофей попал к нам, он расскажет сам, если посчитает нужным. Моя же забота объяснить тебе, что все, о чём ты узнала, ты должна сохранить в тайне. В противном случае мы будем вынуждены применить меры, - Лена поёжилась, ей не хотелось испытывать на себе силу магов.
        Никонорыч сделал ещё глоток кофе и продолжил разъяснять ситуацию:
        -У тебя есть выбор. Первое ты можешь забыть все события вчерашнего дня. Вместо них, мы внедрим тебе любые воспоминания и, конечно же, с отменной вещьдоковской базой, фотографии с гламурной вечеринки и тому подобная дребедень. А также мы поработаем с памятью твоих родителей, и они будут считать, что ты вернулась домой вовремя, да и ты сама будешь помнить самую обычную дискотеку. Но есть альтернатива. Вы, Елена Павловна Тройская, отныне будете посвещенной в дела Колдовского мира, тайного для простых людей. Это знание не благо, а бремя. Но знание - сила, а сила предполагает не только право, но и ответственность. Ответственность за свои поступки и слова. Ты должна подумать и дать ответ.
        Лена посмотрела на часы. Она хотела спросить, сколько она может думать, но Никонорыч её опередил:
        -Сейчас. Ты должна дать ответ сейчас. Я только допью кофе и пойду. А ты останешься со своим выбором.
        Лена думала, она вспоминала всё, что вчера произошло. "Да или нет!", - крутилось у неё в голове. Внутренний голос - интуиция, на которую она всегда полагалась, молчал.
        Маг поставил чашку на стол. Встал и посмотрел не девушку.
        -Всё.
        -Я хочу... помнить и знать, - она говорила медленно, но уверенно.
        -Очень хорошо. Другого ответа я от тебя не ждал. Теперь я пойду, кстати, у тебя кофе повкуснее, чем у Марьи. Всего доброго.
        К чему он сказал о Маше, Лена поняла не сразу. Он и к ней заходил. Какой же ответ дала она. Лена услышала голоса с кухни. Родители были дома. Лена побежала к ним. Они спокойно завтракали, обсуждая предстоящий отпуск.
        -Леночка, доброе утро. Проголодалась? Позавтракай с нами, - предложила мама.
        Аромат свежих гренок, пробудил аппетит. И Лена с удовольствием съела свой завтрак, со свежезаваренным кофе. Мама посмотрела на подоконник:
        -Ой, совсем из головы вылетело. Тебе посылка пришла. Какой-то книжный клуб. Не помню, что бы ты подписывалась.
        -Это в университете, - Лена подошла к окну.
        Посылка была не большой, но тяжелой как для книги. Это оставил Никонорыч, догадалась она и, взяв сверток, направилась в свою комнату.
        Внутри оказалась книга, надпись была тесненной "Елена", она была в кожаном переплете, с кованным необычным замком. Ключа не было. Да и замочной скважины тоже. В отдельном конверте лежало кольцо. На нем была гравировка "Е.Т." и надпись на непонятном языке. Лене показалось, что она его уже где-то видела. К нему прилагалась записка.
        "Это кольцо, поможет тебе различать реалии магического мира. Ибо не всё представляется людям в истинном облике. Отныне ты сможешь избегать не прямой угрозы. Это кольцо принадлежит тебе и оказывает действие только на тебя. Для любого другого будь он простой человек или маг, оно будет простым кольцом.
        Р.S. Будь бдительна.
        Никонорыч".
        Колечко было очень изящным и стильным, к тому же серебро, Лена предпочитала прочим благородным металлам.
        -Я рад, что ты сделала правильный выбор, - голос проник в её сознание из неоткуда. Она сразу узнала его. И по этому ни чуть не испугалась:
        -Тима, где ты? Я тебя не вижу.
        -Я - дома. А говорю с тобой телепатически. С помощью кольца ты можешь слышать меня...
        -А ты меня?
        -Мне не нужны кольца, я всё-таки маг.
        -Значит, теперь я могу читать мысли людей?!
        -Нет, ты можешь слышать то, что тебе говорят. А также передавать свои мысли. Для этого, подумай о человеке, к которому ты обращаешься. Только ты должна помнить, что услышать тебя может только колдун или посвещенный с кольцом. Так же ограничен радиус, чем дальше "собеседник", тем сложнее с ним установить связь. Для тебя радиус около 3 сотен метров. Для меня же, к примеру - три километра. По распоряжению наставника я буду твоим ментором, "проводником" или советчиком. Если я тебя не устраиваю, могу порекомендовать кого-нибудь другого, - после этих слов Ти прошел сквозь стену и встал перед Леной. Он был в старенькой порезанной футболке и обрезанных до состояния шорт джинсах. На ногах у него были смешные тапочки вроде арабских, с закрученными носами. Он что-то держал в руке.
        -Да я не хочу, что бы ты был моим ментором, - Тима тяжело вздохнул и кивнул, он ожидал подобного ответа. Но Лена ещё не закончила:
        -Это, во-первых. А во-вторых, я хочу, чтобы ты, - она ткнула его в грудь указательным пальцем, - был бы для меня просто другом. И я приходила бы к тебе за советом, как к другу, а не "проводнику". А в-третьих,... я ещё не придумала.
        Тима улыбнулся и достал из кармана брелок.
        -Этот брелок в случае опасности поможет мне найти тебя.
        Лена обратила внимание на мерцающий символ на правой руке у Ти. Знак пронизывал насквозь ладонь колдуна.
        -Что это? - Лена коснулась метки.
        -Символ четвертой ступени. Этот знак говорит о том, что я ученик колдуна, являюсь чародеем и нахожусь в балансе сил. То есть, говоря языком старика Толкиена, я вроде как серый маг.
        -А что ты умеешь?
        -С одной стороны многое, а с другой не достаточно.
        -Для чего недостаточно?
        -Не для чего, а для кого недостаточно. Для себя. Для Совета. Да, отныне ты должна помнить, что Совет принимает основные решения относительно Тени. Тенью мы называем нашу жизнь, наш мир, - частью которого с сегодняшнего дня являетесь и вы с Марьей. Лена подпрыгнула и обняла Тиму:
        -Машка тоже! - радовалась она от всего сердца. Маша была её лучшей подругой. Они дружили с детского сада. И как ни странно сорились они очень редко, возможно потому, что имели разные вкусы (даже относительно парней) и не навязывали их друг дружке, (а тем более не отбивали кавалеров). Но и общего у них было много, а теперь ещё и один секрет на двоих. Лена прижалась к Тимофею, и ей вспомнился один сон:
        "...Она вместе с Машей подходит к двери в мужскую душевую... Маша смеется, закрываясь ладонью. Лена в полном смятении чувств ей страшно, стыдно и интересно..
        она медленно открывает дверь. В голове крутится мысль:
        "Как же глупо, проиграть в карты на желание". А главное желание она придумала сама перед игрой. А теперь....Ой, мамочка... Сердце стучит всё быстрей, а ноги стали, как ватные и не желают повиноваться хозяйке. Лена надеется, что там ни кого нет... "Я быстро купаюсь и всё..." Маша шепчет у неё за спиной:
        - Если там кто-то будет, м-м примете душ вместе...
        Из душевой донёсся шум воды. Машка накаркала,...Лена медленно сняла одежду. "Принять душ, какой пустяк..." - говорила она, себе, ступая босой ногой на мокрый пол.
        Парень высокого роста. Он тщательно мылит свою голову, мугукая что-то себе под нос. Пена стекает по его белой спине, ниже и ниже. "Какая белая попка", - "Неужели это подумала я". Она подошла ближе. Дрожащей рукой коснулась его плеча. Он вздрогнул от такой неожиданности. Обернувшись, издал странный звук, словно подавился чем-то:
        -Крх-гм.
        -Можно...- голос дрожал, - я приму душ вместе с тобой.
        Оторвав свой взгляд от пола, и посмотрев на парня, её лицо изменилось и словно говорило "ТЫ! С тобой!" На неё с нескрываемым восхищением смотрел её сосед Тимка.
        Сцену шока прервал раскатистый мужской смех. И оживлённый разговор на повышенных тонах.
        "Мамочки, это баскетболисты! Неужели тренировка уже окончилась. Что будет... Меня исключат... С первого курса...". В её глазах блеснули слёзы. Взгляд был молящим...
        Ти резким движением прижал её к себе и что-то пробормотал. В душевую вошли спортсмены. Они прошли мимо. Лена жалась к Тимке и старалась не дышать, какой там стыд.... Как ей казалось, это могло помочь..."
        Но "марево", вызванное Тимофеем, помогало тогда куда больше. Заклинание было не сложным, и Ти вызывал его молниеносно. Прижимать девушку было не обязательно, но приятно. И делал он всё в ту секунду на уровне инстинктов...".
        Лена посмотрела в глаза Тимке. Он что-то прочувствовал и попытался перевести разговор:
        -Какие у тебя планы на вечер?
        Но Лена его не слышала, она пыталась поймать его блуждающий по комнате взор:
        -Смотри мне в глаза, - Лена взяла его за лицо и сориентировала на себя. - Ты умеешь становиться невидимым или что-то вроде того?
        -Что-то вроде того, а это что допрос?
        -Да!
        -Да умею, но я не пойму, к чему ты ведёшь.
        -Не поймёшь? - Лена старалась не улыбаться и делать крайне обиженный вид. - Может мне раздеться или душ с тобой принять? А?
        Тимка просто не знал, что ей ответить и буркнул первое, что пришло в голову:
        -Я уже покупался.
        -Покупался? Раздевайся. - Тима как бандерлог перед Ка, не смел, ослушаться приказа. Он начал стягивать футболку, но из-за волнения запутался в ней, махнув ногой, он отправил тапок в открытое окно.
        Лена разразилась искренним чистым смехом. Ти улыбался, но с трудом. Он только теперь понял, что это была своего рода шутка. Так сказать алаверды.
        Поправив футболку, он сел на стул и потупив взгляд, стал готовиться к Лениной реакции, когда она успокоиться.
        -И что ты хочешь мне сказать, - спросила она, немного успокоившись. - Быть может "извините, я больше не буду".
        -Нет. Не скажу. А скажу вот что... У тебя красивое тело.
        -Спасибо. Но скажи мне, ты применял своё искусство в отношении меня, кроме того раза? В смысле...
        -Я понял. Нет. Это, конечно, приходило мне на ум, но я уважаю тебя и никогда бы...
        В общем, я пойду. У меня на следующей неделе экзамен. На пятую ступень сдаю.
        Глава X. Как гуляют чародеи или новые друзья.
        А всё же "классик" был прав:
        "Если хочешь этот вечер, ты запомнит на всю жизнь. Иди в кабак".
        Шумная весёлая кампания гуляла во всю. Всё как полагается, жареные колбаски, копченая и солена рыба и всенепременно много-много пива, которое впервые полчаса официанты просто таки устали подносить. Теперь же жажда была побеждена, и пивом скоре наслаждались, чем запивали еду. Ребята были завсегдатыми в этом уютном кабачке. Этому способствовала отменная кухня, большой ассортимент пива, живая музыка и, конечно же, название, которое и привлекло, когда-то внимание Анатоля. Он просто не смог пройти мимо заведения с названием "НАВЬ". Оформление вполне соответствовало названию. Дубовые столы, массивные колоны, подпирающие резной свод, на стенах старинное оружие (точно с таким праславяне "ворогов воевали") и охотничьи трофеи. Даже меню радовало глаз оригинальными названиями вроде Сурьйи - воистину неимоверно вкусного нектара, который хозяин варит по старинному семейному рецепту. Но любимым напитком у Анатоля и его друзей стало пиво Чернобога. Им то и заправлялись друзья. За столиком устроилась довольно пестрая и неординарная компашка. Толя, Лёва, Тимка, Илюха и их очаровательные спутницы, Кет, Маша и Лена.
Всё ещё не соизволили появиться Лелик - молодой вампир и Свезара - нимфа. Они учились с ребятами в одной группе, но что-то опаздывали. С Лелианом всё понятно, он, как и все вампиры, отдавал предпочтение ночному образу жизни, если можно так сказать о мертвеце. И, скорее всего, явится после захода солнца. А вот Зара опаздывала обычно по одной причине, давала о себе знать ненасытная природа нимфы. И как назло её мобильный был в недосягаемости. Кет уже начала беспокоится за подругу. Они были так же близки, как Лена и Маша. К тому же, ненаглядный Катрин уже прилично "заложил за воротник", и останавливаться не собирался. Конечно, самым пьяным был Тимка, он как виновник торжества принял на себя весь "огонь" разудалого гулянья. Илья же был как "стёклышко". Тима посмотрел на трезвого брата и с досадой сказал:
        -С тобой, братуха, - он хлопнул кузнеца по крепкому плечу, - ни стакан опрокинуть, ни в шашки поиграть...
        -Ага, я больше горные тропы люблю, - объяснил Илья.
        -Тима, тебе уже хватит, - Лена взяла его за руку, когда он потянулся за своей кружкой.
        -Я требую продолжения банкета, - стукнув кулаком по столу, выкрикнул Ти.
        По настоящему напиться для мага это настоящая проблема, так как у них большая сопротивляемость ядам, и алкоголю в том числе. Но пиво Чернобога было настоящим, истинно хмельным напитком без добавок. И потому хорошо вставляло.
        В зал зашла стройная девушка, мужики за соседним столиком чуть головы себе не свернули. Один из них хотел, было что-то сказать, но, увидев за каким столиком, она присела, быстро унялся. Свезара шепотом объяснила что-то Катрин. Ведьма кивнула и подозвала официанта.
        -Сурью и салат "Солнечный остров", - Зара кивнула. Она посмотрела на Ти, он шептал заклинание трезвости, об этом его попросила Лена, а ей он отказать не мог. Плавный жест руки, монотонный голос, стих и на друзей смотрел трезвый, пронзительный взгляд. Про себя Ти решил, что напиться сегодня он ещё успеет, при чём до захода солнца и появления Лёлика, а с ним и подавно. Свезара улыбнулась чародею и нежно промолвила:
        -Поздравляю, чародей пятой ступени, - Тима расплылся в довольной улыбке.
        -Красиво звучит "пятая ступень", - мечтательно сказал Толя, его экзамен через месяц. Всё из-за этой Уваловой, она вкатила ему трояк по истории артифактики и теперь он идёт на испытание в последней очереди. Он поднял свою бадью и провозгласил тост:
        -За четвёртую ступень, без неё не может быть пятой.
        Все поддержали его ораторский порыв звуком стукающихся кружек и бокалов. Свезара подошла к музыкантам и заказала песню, они одобрительно закивали и объявили посетителям:
        -Белый танец. Дамы приглашают кавалеров. "Лунная серенада".
        -Тима, могу ли я пригласить Вас на белый танец, - спросила Зара и увлекла чародея за собой. Кет пригласила Анатоля. Илью пригласила девушка из-за соседнего столика. У Лёвы болела нога, и он остался один в компании Маши и Лены. Брюнетка наклонилась к инкубу и как бы для поддержания разговора спросила:
        -Лёва, а Свезара тоже ведьма?
        -Нет, она нимфа-волшебница.
        -Нимфа? - переспросила Маша.
        -Да, самая обыкновенная нимфа. Хм, вы же о них только в книжках читали. А нимфы это необыкновенные создания. Они пользуются сильной магией Геи. Им подвластны силы живой природы. К примеру, они могут контролировать рост растений или создавать новые и видоизменять уже существующие виды растений. Только их отличительной чертой является, своего рода вампиризм. Они, как и живые мертвецы не могут использовать энергию источника, а поглощают её из других...
        -Пьют кровь? - перебила его Маша.
        -Нет. - Лев улыбнулся. - Они получают энергию из своего партнёра во время секса. По сути именно из-за этого за ними закрепилась репутация "ненасытных самок". Чаще всего донором является колдун, а самый лучший вариант это "колодец", - Лева кивнул в сторону чародея, он уже вовсю зажигал с Зарай.
        Лена сверкнула глазами, между ней и Ти ни чего не было, и они оставались, прост друзьями, но всё же.... Маша поняла, что обеспокоило подружку, и подвела своеобразный итог:
        -Сама виновата. Он по тебе сохнет, а ты что же. Дальше дружбы ни-ни. Вот он и решил оттянуться по-взрослому. Если не с тобой так с этой нимфой. Ну, и что ты сидишь? Я же тебя знаю, потом будут рыдания в подушку или в подружку, смотря, кто рядом окажется.
        -Маша, я не знаю.
        -Что ты не заешь, как пацана окрутить или я за тебя с ним должна?
        -Что должна?
        -Конфеты лопать - переспать, конечно!
        Лена ещё раз посмотрела на площадку.
        Среди танцующих появился худощавый светло-русый парень. Ребята его радостно приветствовали и о чём-то расспрашивали. Лёва помахал ему рукой:
        -А вот и Лёлик. Все в сборе. Да к стати я вам говорил, что Лелиан вурдалак или не говорил, - Маша побледнела и сама стала похожа на вампиршу. - Ой, я вам сейчас такую историю расскажу.
        -Однажды зимой. Дело было в ночь перед Рождеством, в Свят Вечер. Лелиан уговорил Анатоля сходить на шабаш к обычным сатанистам, для того чтобы немного поразвлечься, попугать смертный люд. Пришли они на кладбище, мороз градусов пятнадцать, а снега всё равно нет. Спрятались они, значит. Лёлик в свежей могиле, а Толя в склепе. И ждут. Слышат, около полуночи стали собираться дьяволопоклонники. Установили они перевернутый крест, разложили всякую там дребедень и давай взывать к своему господину. Тут Толя возникает пред ними из яркого пламени, простейшее "марево", но лохи ведутся. Они все просто в шоке, сколько молились, ни кто не приходил, а тут такая канитель. Двое сразу дали чёсу. Один даже в штаты наложил. Тут тот, что вроде жреца и говорит: "Чего желает твоя черная сущность владыка?" Ну, Толя и говорит: "Жертвенной крови". Ещё двух как языком слизало. Оставшиеся думают, кого отдавать как жертву. И тут Толик - ход конём. Кричит, встаньте упыри, и вурдалаки пожрите плоть недостойных. Лелиан вырывается из земли и летит на сатанюг. Подонки с криком "мама" бежали с кладбища аж пятки сверкали.
        Но на этом история не кончается. На том же кладбище только с другой стороны, ещё одни оккультисты проводили обряд, но там всё было взаправду. А пацаны сразу не врубились ну и налетели на них. Такая потасовка завязалась, мама не горюй. Соотношение три к одному, хорошо Толян их чернокнижника испепелил "дыханием Семаргла", а Лёлик двоих опутал заклинанием "гробница", жертва опутывается прочными бинтами и становится похожа на мумию. И вроде бы шансы уровнялись, но как бы не так. Только Анатоль уклонившись от удара, проломил ребра одному из оккультистов, его кровь брызнула на землю. Из их пентаграммы вырвался призываемый демон. Это чувырло было четыре метра в высоту и два в плечах с огромными когтями и пастью полной зубов. Не верите, его чучело у нас на кафедре стоит. Как мы потом установили, звали его Фтридн, он пожирал мертвецов и Лёлик показался ему очень аппетитным трупом. Смекнув это, он отвлекал демона, пока Толя разрывал его прислужников на куски. Покончив с оккультистам Толя кинулся помогать другу, но было поздно.... Лелиан вырвал сердце у когтистого трупоеда. Совет признал их действия в
пределах допустимой самообороны. Просто оккультисты были ячейкой одной неподконтрольной Совету секты. А демон вообще этому миру не принадлежал и подлежал дезинтеграции. Хотя обычно Совет очень строг в подобных делах.
        История очень понравилась девушкам, а особенно первая часть про трусливых сатанистов. Лелиан подошел к столу, посмотрел на девушек и улыбнулся. В тусклом освещении кабака, Маша увидела, как блеснули кончики его острых клыков.
        -Лёлик.
        -Елена.
        -Марья.
        - Знакомство состоялось, - констатировал Лёва.
        Глава XI. Охотник на "охотников".
        Под звёздным небом раскинулся большой город. Его центральные улицы в свете фонарей и ионовых реклам ни чуть не изменились, на них всё также кипела жизнь, но другая. Не то чтобы люди, жившие ею становились другими с наступлением ночи, а скорее на оборот, они становились ещё больше похожими на самих себя. Жители города, толпами валят на залитые светом улицы и шатаются по ним из одного конца в другой, попутно навещая кафешки и ресторанчики. И пусть кто-то утверждает, что причиной тому жаркое лето и самый разгар отпусков, но подобную картину можно наблюдать и в любое другое время года.
        Абсолютно иная картина разворачивается в спальных районах изнывающего от жары города. Люди спят в своих бетонных коробках с открытыми окнами и гудящими во всю силу кондиционерами, вентиляторами и холодильниками. Они не идут на улицу, а точнее не хотят этого делать лишь по одной причине. Ночь словно острый нож, делит всех на охотников и дичь.
        И он был охотник. Лучший из тех, что скрывались в бледной тени молодого месяца и шли когда-либо по следу добычи. Он играл жизнью и смертью. Их жизнью и своей смертью. Он чувствовал страх своей жертвы, видел её бесполезные метания и попытки вырвать свою жизнь из его рук. Он искал, жаждал встречи с достойным соперником ни жертвой, а охотником другой стороны.
        Из-за дома вышла женщина, охотник уже давно почувствовал её приближение. Она шла очень быстро, иногда переходя на лёгкий бег. Страх исходящий от неё наполнял воздух, придавая ему терпкий аромат. В воздухе пахло смертью, но не её. Она забежала в подъезд дома, охотник проводил женщину взглядом. Она была ему не интересна. Во двор вошли трое. Они тоже мнят себя охотниками этой ночи, но утро рассудит...
        -Ну, вот! Эта тварь в подъезде. И шо теперь, а?
        -Та не парся, ща еще выцепим. Може фраера с лаве на кармане, а то и подругу по-симпотней...
        -И де ты её выцепишь, два ночи. Давай, рулим от сюда.
        -Смотри, там, на стене!
        -Шо там? Ни чё не вижу. У тебя уже от клея крыша едет.
        -А пёс его знает, вроде как прополз кто. Теперь нет?!
        -Опа, Глыба, я вроде тоже шото видел на козырьке. Там!
        На козырьке подъезда восседала статуя, как те, что украшают готический барельеф средневековых замков. Но откуда ей здесь взяться. Изваяние пошевелилось и встало во весь рост. Перед гопами стоял высокий человек с длинными тёмными волосами. Он сделал шаг с козырька, но вопреки всем законам гравитации не рухнул вниз, а словно шагая по невидимой лестнице, опустился на землю. Глыба в виду явлённого чуда даже перекрестился, хотя и был иудеем. Его подельники хотели, было бежать, но от ужаса перепутали направление и забежали в тупиковый карман. Любитель клея от души проклинал "совковую" архитектуру свойственную этому району и всех его строителей вместе взятых. Из дворика, где остался Глыба, и летающий мужик раздался пронзительный крик, оборвавшийся на полу-вздохе.
        -Еврею хана, - поняли пацаны, - он за нами идёт!
        В пролёте показался тёмноволосый. Он нес что-то в руке. Гопы жались к стене, кричать было бессмысленно, ни кто не поможет. Мужик кинул свою ношу к ногам жертв. Это была голова Глыбы, оторванная голыми руками от его мощной шеи. Один глаз был открыт, а второго попросту не было.
        -Кто ты такой! - душимый страхом прокричал один из парней.
        -Цирил, - голос охотника был глубокий и безмятежный. Он подошел ближе, от него повеяло прохладой. Через мгновение она превратилась в могильный холод, сковавший нерадивых охотников на веки.
        Вампир достал из кармана куртки мобильный телефон:
        -Алло. Понял, буду через двадцать минут.
        Он закончил разговор и поволок трупы в подвал. Надо было замести следы. О том, что его никто не видел, он не сомневался, "аура тьмы" надёжно укрывала его от посторонних взглядов. Самой нелюбимой частью в охоте была конспирация:
        -То ли дело было в старые времена!
        -Да-да, - он отвечал сам себе. Одиночество тяжелое бремя.
        -Когда Европа слышала моё имя, её начинало знобить. Эх, сей час бы...
        -Совет. Помни про Совет Цирил. Не уж то уже зажили наши шрамы.
        -Я разорву этих магов...
        -Да, мы разорвём их, воин теней. Но время ещё не пришло. Ты должен хранить свою лояльность, "лицензия" досталась нам слишком дорогой ценой. Ты помнишь её? Ты отдал им её.
        Но взвыл и резким сильным ударом выбил дверь в подвал. Цирил забросил туда тела, зашел сам и прикрыл дверь. Он посмотрел на лужу под прохудившейся трубой, но в ней ничего не было. Он не видел своё отражение шестьсот лет и мало вероятно, что увидит его впредь.
        -Если бы я не отдал её, они бы сожгли и меня. И ни кто бы, ни отомстил этим гнидам.
        -Отомстим, - его голос превратился в шепот, - отомстим...
        -Ты долгое время спал, пока я влачил жалкое существование, но теперь мы вновь вместе. Ты пробудился, и я чувствую, как былая сила наполняет меня.
        -О нет. Я не спал. Я ждал нужного часа, для нашего удара, - его голос стал словно чужой, выказав свою демоническую суть.
        -Надо спешить. Талатиэль не любит ждать.
        Глава XII. На службе силы зла.
        Клуб ещё был закрыт, но охрана хорошо знала рослого брюнета и не остановила его. Цирил редко бывал в "Ренессансе", но кабинет Туре нашёл сразу. Быть может по тому, что почувствовал флюиды Талатиэль. Она была восхитительна и чарующи прекрасна, ни один смертный не смог бы устоять против чар её красоты. Цирил подошел к царице и поклонился. Она подала ему руку, которую поцеловали его холодные губы.
        -Я прибыл по Вашему приказу, живущая в веках.
        -Цирил, воин теней, я помню тебя. Ты всегда преданно служил картелю. И сейчас мы вновь нуждаемся в тебе.
        "Нуждаетесь, свиньи. А когда меня схватили слуги Совета, ни один из вас не пошевелил и пальцем чтобы помочь. Что вы сказали на её мольбы... Вы смеялись ей в лицо, когда она просила о заступничестве великих носферату... и ваш гнилой картель разделит участь Совета.... Падёт под моим ударом".
        -Приказывай и я исполню, великая Талатиэль.
        -Тебе понравиться это задание. Ты должен будешь наказать мага, - слово "маг" она произнесла медленно и протяжно, наслаждаясь, то ли его звучанием, то ли картинами мести которые рисовала её фантазия.
        Цирил молчал, но его губ коснулась улыбка.
        -И ещё одно. Ты должен будешь доставить нам двух смертных. Они не маги, но посвещенные. Да, эти девушки, - Ренуар протянул охотнику пакет, в нем были личные вещи жертв, этого было достаточно, чтобы Цирил нашел их, - дороги колдуну и это нам на руку.
        Цирил кивнул. "Тебе прожорливая тварь всё на руку. И гибель мага - месть исполнена, и моя - платить не надо. А если бы я с тебя амулет затмения сорвал и на пляж в полдень", - представив Туре под июльским солнцем, пылающего у всех на глазах, Цирил улыбнулся ещё шире, обнажив черные клыки. Ренуар отнёс эту улыбку на счёт предстоящего задания и улыбнулся в ответ, но как-то не естественно. Среди вампиров, такие как Цирил редкость. Он не чистокровный вампир, а обращенный, но не через кровь. Над ним провели нечестивый ритуал вторжения. В его душу был вплетён дух демона, который и сделал его вурдалаком. Ритуал проводила одна ведьма, которая была его любовницей. За нарушение догм совета она была заочно приговорена к сожжению, но во время облавы маги смогли схватить только Цирила. Он был ещё слаб после слияния и под пытками выдал ведьму. Она была предана огню у него на глазах. Говорят, он потерял рассудок от горя, - столь сильным было его чувство. Но прыгнуть за ней в пламя помешали тяжелые оковы или.... Совет сделал ему предложение, от которого он не смог отказаться. Так он попал на службу к Совету, за
которую и получил "лицензию" по истечению срока службы. Теперь же он выполнял заказы картеля и служил исправно, выполняя разнообразную грязную работу.
        -Есть вопрос, насколько мои действия отразятся на отношениях картеля и Совета? Я имею в виду, не послужит ли это поводом для новой стычки.
        -Картель будет полностью отрицать свою причастность к твоим действиям, но это лишь в том случае если ты не выполнишь миссию. Вознаграждение, которое ожидает тебя, вполне оправдывает риск. "Амулет затмения". Подумай. Тебе не придется более прятаться от солнца в канализации и древних катакомбах.
        -Я слышала, это место притягивает разнообразные отбросы цивилизаций. Говорят, там живут и люди, и маги, и ночные твари - оборотни, отступники-вампиры и им подобные, не так ли?
        -Да моя госпожа. Я повидал не мало сброда в этих туннелях, это истинный цирк, - "и ты дрянь, была бы там главным аттракционом, а Ренуар составил бы компанию тамошним петухам, на таких тёлок, как ты там всё-таки дефицит".
        -При случае думаю, тебе будет, о чём мне рассказать, а теперь иди.
        Охотник поклонился и вышел из кабинета.
        Найти мага было не сложно, но заманить в искусно расставленные сети, это уже задачка потруднее.
        -Поймай его бабу, маги тоже люди и у них одно слабое место.
        -Сердце...,- процедил он сквозь зубы.
        -Я имел в виду другое, в таких ситуациях они думают не той головой.
        Его смех вполне подходил - холодному голосу, и каждое "ха" разлеталось вокруг ледяными искрами, иглами оцепенения, врывающимися в сердца живых. Он достал из пакета маленькую резинку (ей Лена завязала волосы перед походом в "Ренессанс") он втянул её запах и положил обратно в пакет. Затем он достал трусики Маши и повторил ритуал. Ветер был юго-западный, и это было ему на руку. След он нашел быстро.
        Цирил стоял возле подъезда, одной из железобетонных коробок, которыми превалировала архитектура районов периода развитого социализма. Он, оттолкнувшись, взлетел до уровня третьего этажа и ухватился за стену. Ещё толчок. Балкон. Шестой этаж. Прыжок. Балкон и крыша. По сути, он мог войти в подъезд, как все, но разминка не помешает.
        -Я чувствую её квартиру, но её дома нет.
        -Ну и нравы, девке только девятнадцать лет, а она шляется до трёх часов ночи. Куда родители смотрят. О, времена - о, нравы.
        -Мы подождем, - он сел на корточки и вновь стал похож на горгулью.
        Глава XIII. Еще один незваный гость.
        Фонари не светили, и знакомый двор казался чужим и опасным, но Тима и Илья шли рядом, и девушки ни чуть не волновались. Быть может только немного, маг всё же успел вновь опьянеть и теперь громко читал стихи:
        Где-то между черным солнцем
        И потерянной лунной
        Я прозрел, и я всё понял:
        Я хочу быть лишь с тобой.
        В темноте и в полумраке,
        В бездне и глуши лесной.
        Я тобою восхищаюсь
        Без тебя я сам не свой.
        Я люблю тебя как солнце,
        Ясноликую луну,
        Я тебе их посвящаю,
        Я тебе её дарю.
        Пожелаешь звёзды с неба,
        Стану для тебя звездой
        И в награду хочу слышать
        "Ты лишь мой".
        Лена посмотрела на хмельного поэта и приложила пальчик губам:
        -Тш-ш-ш, Тима, люди спят...
        -Но моя любовь к тебе не ведает покоя, прекрасная Елена.
        -Ты пьян. Тебе надо проспаться, - сказала Лена, но скорее сама себе чем, чародею, который не отрывал от неё своего теплого любящего взгляда. Он не смотрел даже под ноги и из-за этого уже пару раз пикировал в асфальт.
        -Смотри под ноги "Ромео", - заметил Илья, поддерживающий брата и не мене весёлую Машу.
        -А, вот...мы и... эк, ой...дома, - заплетаясь в собственных словах, сказала Маша. Она попробовала открыть дверь в подъезд, но проклятый ключ не желал попадать в замочную скважину. Лена отстранила Машу в сторону и вставила ключ, - дверь открылась, и на улицу брызнул тусклый свет из подъезда. Лена, зная характер Машиных родителей, предложила ей заночевать у себя, подруга согласилась и уткнулась в Илюхино плечё. Она уже проваливалась в сон. Тима что-то бубнил себе под нос, может заклинание, а может какую-то песню или свой стих вспоминал. Выходя из лифта, он остановил Елену, обнял её и поцеловал. Голова кружилась, и ноги подкашивались, но он не был пьян. Это она - вершина счастья. Лена опустила взгляд, она не ожидала этого и растерялась.
        "Сейчас влеплю ему пощечину, что бы знал, как пьяным, девушек целовать", - но вместо этого, она обхватила его и поцеловала в ответ. Ти даже пошатнулся, словно в него молния попала, но всё же на ногах он устоял и, глядя ей в глаз, а сказал:
        -Я люблю тебя, Лена.
        -Я люблю тебя, мой чародей, - сказала она в ответ, с грустью думая о том, что завтра он и не вспомнит об этом.
        Всё это время Илья, стоял возле Лениной квартиры и держал на руках Машу, которая уже спала, как ему казалось. Лена, вспомнив, наконец, про подружку, побежала открывать дверь. А Тима, переведя дыхание, поплёлся (шатаясь) к своей квартире.
        -Завтра, он про всё забудет, ведь так? - спросила взволнованная брюнетка у кузнеца, который словно и не держал ни кого всё это время.
        -Нет, он не пьян уже. Протрезвел ещё в лифте. Так что...,- Илья улыбнулся.
        Он тихонько отнес Машу в Ленину комнату, пожелав спокойной ночи, пошел домой. Лена заглянула к родителям, они мирно спали, Тима предусмотрительно наложил заклинание "лёгкого сна". Уложив Марью Лена, попробовала уснуть и сама, но мысли о поцелуе с Тимкой мешали этому. "Кто бы мог подумать, что я его поцелую, да что там поцелуй, я же люблю его. Но он же маг, он будет жить века. А я... нет", она вспомнила "Властелин колец" и выбор, который делала Арвен. Неожиданно, но легко в её сознание проник голос:
        -Я дам тебе бессмертие, и ты будешь с ним, - голос был не знакомый, и в нем чувствовались холодные, колкие нотки.
        -Кто ты, - Лена вспомнила, что Ти говорил о телепатическом контакте.
        -Моё имя Цирил, я старый приятель Котовраса или, как завёт его твой чародей, Никонорыча.
        -Ты тоже колдун? Что тебе нужно?
        -Нет, я не пользуюсь магией, а лишь парой амулетов. И скорее я должен спрашивать тебя, что нужно тебе. Но на этот вопрос ответ нам известен.
        -И что же?
        -Тимофей! Или я не прав?
        Лена молчала. Вопрос явно был риторическим. Цирил продолжал:
        -Его могущество, вот стена пред вашей любовью. Для него год для тебя десяток. Ты будешь стареть и чахнуть. А его сила будет хранить его от старости и смерти. Если вы будите вместе, ты приумножишь его скорбь. Участь колдуна - терять родных и близких и тут уж не попишешь. Ты умрёшь у него на руках, и сможет ли он это пережить, подумай.
        -Я не знаю, - Лена сомневалась, но Цирил говорил так, словно пережил всё это сам.
        -Зато знаю я. Но есть альтернатива. Она есть всегда. Но у каждого выхода своя цена. И готова ли ты её заплатить?
        -Что это за выход? И какова его цена, - голос Елены стал твёрже и решительней.
        -Тёмная сторона... она дарует вечность, взамен же требует жизнь или душу, и не обязательно твою.
        -Нет ни за что, это слишком высокая цена...
        -За Тимофея?
        -Нет, за вечность.
        -Похоже, нам не договорится, - Цирил усилил контроль над Еленой, и она поняла, чей холодный голос звучит в её голове, но было поздно. Сила воли покидала её и она целиком и полностью была во власти вампира.
        -Открой окно и пригласи меня.
        Лена распахнула окно и впустила ночную прохладу:
        -Входи, Цирил.
        Глава XIV. Легкое решение.
        Хрустальная сфера на тяжелых цепях в центре комнаты меняла свой цвет, её сердцевину затянула серая дымка и из этого сгустка сочилась тёмная и светлая энергия, наполняя окружающие пространство. По цепям искрились молнии то, проникая то, вырываясь из шара. Тимофей парил над полом, рядом с ним висела черная книга и посох. Под ним на полу были высечены оккультные и ведические знаки.
        Илья не входил в комнату, а стоял за дверью (да и не очень-то хотелось). Ти в таком состоянии мог испепелить любого, даже любимого брата. Слова заклинания стихли, и магический вихорь извне ворвался в чародея, переполнив его энергией. Такое пережить могли единицы, и Ти был одним из них.
        -Ты уверен в своём выборе?
        -Да, - даже голос чародея наполнился силой.
        Илья достал специальные очки, в которых он обычно работал, они защищали от самого яркого света.
        -Я пойду с тобой. И надо позвонить Толе и Льву. Они помогут.
        -Нет.
        -Но почему?
        -Картель ждёт моего удара, и если я выйду оттуда живым, они потребуют моей крови. За развеянных своих. Поэтому и ты останешься дома.
        -Нет...,- но Илья не успел привести свои аргументы, а свалился под чарами сна. Ти взял из его руки очки и надел их. Глаза, излучающие свет, слишком уж заметны.
        Формирование портала заняло долю секунды, когда вихорь, сквозь который прошел Тимофей, сомкнулся, под потолком раскрылся другой, посреди комнаты стояли трое мужчин в белых одеждах.
        -Капитан здесь только артифактик. Прибор зарегистрировал след червоточины, но её копеечная точка теряется в сжатом пространстве.
        -Ты хочешь сказать, что нам его не отследить? Я правильно тебя понял, Малакор?
        -Так точно капитан Диз-Зет. Мы потеряли чародея.
        -Нет. Его потеряли вы.
        -Да, капитан, - неохотно согласился Малакор.
        -Назад в башню, аналитики просчитают его возможные действия. Этого оставьте здесь. Он нам вряд ли поможет, заклинание "морфей", под ним он проспит до рождества. Развеять может только наложивший.
        Белые открыли портал и покинули комнату.
        Глава XV. Пленницы "Ренессанса".
        Ренессанс ничем не отличался от обычного ангара. Лишь ионовая вывеска говорила избранным посетителям, что они не ошиблись, а пришли по адресу. Восемь утра, время, когда засидевшиеся посетители неохотно покидают гостеприимные стены клуба. Кто на машине, кто туннелями и канализацией, а не которые снимали комнату, чтобы отдохнуть после весёлой ночки. Непременным атрибутами этих номеров были удобные одно- и двуместные гробы. А также широкие кровати и вместительные холодильники со свежей кровью, но и комната постояльцу обходилась в копеечку. Как раз в таком номере и пришлось дожидаться своей участи Лене и Маше, которую мучило жуткое похмелье, а свежая кровь ей не пришлась по вкусу. Как пошутила Лена "пока". Девушки надеялись, что Тимофей догадается, где их искать. Дверь была заперта снаружи и, судя по голосам, доносившемся из-за неё, Ренуар распорядился об охране столь важных пленниц. Лена хорошо понимала, что они с Машей наживка для чародея. Но становится завтраком для упырей, им не хотелось. Окна были плотно закрыты ставнями. Повозившись с замком, Маше удалось его открыть. Уже рассвело, было около
десяти утра. Но решётки исключали возможность побега. Оставалось только одно - надеяться, молиться и ждать.
        -Маша не помнишь, распятье помогает против вампиров или это такая же чушь, как и чеснок?
        -Лёлик что-то говорил об освященных знаках и заряжённых артефактах, - вспомнила подружка и достала из кармана джинсов свой талисман.
        -Точно он ведь колдовской, а значит, содержит энергию. Но как его использовать против вампиров.
        Маша задумалась, Тима после "Ренессанса" ругал её за то, что она его сняла:
        -Ти говорил, что одевший его, защищен от гипноза и тому подобного, - радостно вспомнила она.
        -Вампиры не смогут тебя подчинить себе, и тогда ты..., - дальше Лена перешла на шёпот.
        Дверной замок издал характерный щелчок. Петли скрипнули, дверь открылась. В комнату вошел Ренуар, он посмотрел на Лену и приказал ей идти за ним. Маша хотела остановить подругу, но голос Туре проник и в ее сознание:
        "Стой, твое время ещё не пришло. Отойди и стой смирно".
        Маша сделала шаг назад и отошла к окну. В комнату зашел ещё один кровосос, он принес одежду для "гостей". Ренуар на миг ослабил контроль над Еленой и она, оттолкнув его в сторону, и захлопнула дверь. Вампиры не сразу поняли, что именно придумали пленницы. Маша распахнула ставни, и комнату заполнил солнечный свет. Вурдалаки в одно мгновение вспыхнули ярким огнём, на своё счастье Ренуар успел активизировать "амулет затмения", а вот второй оставил после себя лишь горсть дымящегося праха. Обожженный Туре, позабыв, за чем пришёл, метнулся прочь из комнаты. Что чуть не стала для него крематорием.
        Девушки, вдохновлённые подобным развитием событий, громко смеялись ему в след. Они постарались забаррикадировать двери подручными средствами. Лена подошла к маленькой горстке пела, что раньше была слугой Туре и извлекла из неё темный твердый предмет. Очистив его от копоти, она продемонстрировала Маше нож.
        -Теперь мы вооружены, - с иронией заметила Лена, стараясь найти место, где незаметно его спрятать под одеждой. Спасибо Цирилу он хоть разрешил им одеться, а не похитил в неглиже. В дверь постучали, этот стук очень удивил невольниц, тюремщик в камеру не стучится:
        -Войдите, если сможете, - достаточно громко сказала Маша, импульсивно прикоснувшись к амулету на шее.
        -Сначала, ставни! - Лена сразу узнала холодный голос ночного гостя.
        -Это Цирил.
        Маша, сама не зная почему, прикрыла ставень, предусмотрительно оставив часть комнаты освещенной. Из под двери потянулась длинная тень, она постепенно обрела форму.
        -А говорил, что не колдун, - напомнила вампиру Лена.
        -Это не магия, а способность, полученная в результате симбиоза, - объяснил упырь.
        -Какого симбиоза?
        -Нашего, - голос Цирила стал сиплым и глубоким, - во мне живёт демон, он впаян в мою душу.
        -Нашу душ-ш-шу, - поправил свою оговорку демон, - охотник.
        -Так у тебя есть душа, - удивилась Лена и подошла ближе, чтобы рассмотреть похитителя. Его лицо казалось знакомым, такие рисуют в сказках, печальным злодеям. Глядя ему в глаза за первой холодностью и показным безумием, лишь чистый сердцем сможет разглядеть глубокую, безбрежную печаль за потерянной любовью. И Елена увидела её.
        -Ты её так сильно любил, что осквернил свою душу?
        -Осквернил?! - прошипел Цирил, но тут же осекся, - оставь меня на время...
        Он повернулся к своей тени и попросил ещё раз:
        -Оставь. Лишь час покоя.
        -Оставить...? - переспросил он себя.
        -Да!
        - Хорошо, но я рядом - в тебе...
        -Да, я любил её больше жизни. Второй мне такой не найти.
        Охотник сел на кровать и склонил голову. Казалось, что он сейчас заплачет, но слёзы не знали его глаз, с того дня как она была предана огню. Вместо рыданий, даже под жестокими пытками, из его горла вырывался циничный, холодный смех. От этой реакции даже у махровых бездушных садистов в жилах стыла кровь (конечно при условии, что она у них была, и хотя бы комнатной температуры). А вообще-то с таким психом желающих связываться было не много, уж больно ловким малым он стал, на службе силы зла. Хотя раскрыть и овладеть своими способностями ему помогла тайная канцелярия Совета и служба исполнителей. Двести лет он носил белые одежды и приводил в исполнение приговоры именем Совета.
        Лена посмотрела охотнику в глаза и задала прямой вопрос:
        -Когда мы умрём?
        -Это правильный вопрос. Для вас сейчас, имеет значение лишь время. Они придут за вами, как только Ренуар опомниться от подобной проделки. У вас около часа. Но я снимаю шляпу - так поджарить Туре, - он подошел к маленькому светильнику и раздавил его в кулаке, - лишние уши нам не к чему. По правде сказать, вы доставили мне больше удовольствия, чем самая лучшая охота.
        -Значит ты у нас в долгу, - подметила Елена, - Расскажи нам свою историю. Думаю часа тебе хватит.
        Глава XVI. Печаль аккару.
        -Любая история имеет своё начало и свой конец. Своих героев и злодеев. Я был лекарем в небольшом городке на севере Франции. В мои обязанности входило помогать больным и страждущим, а также проводить вскрытие тел, или как сейчас говорят, судебно-медицинскую экспертизу. Лето 1785 года принесло с собой эпидемию, которая унесла не мало жизней. Я боролся за город, как мог, и лишь с приходом осени болезнь отступила. Но зиму ослабленный недугом город встретил абсолютно не готовым. Нас ждала голодная зима, но не нас одних. Волки вышли из лесов, гонимые голодом не чувствуя страха она нападали на людей. Человеческая природа такова, что он ищет виновного в своих бедах, даже если его не существует. И виновных нашли. Ими объявили ведьм, которых в этих краях я отродясь не встречал. Но охота началась. Люди обвиняли вдов, потерявших своих мужей во время эпидемии. Несчастных сжигали на кострах, иногда вместе с семьей, а имущество распределяли среди их "жертв". По роковой случайности, я и сам переболел в конце лета, и к тому времени, когда грянул "сезон охоты на ведьм", я был, слаб и не принимал участия в судовых
процессах. Возможно, мне бы удалось спасти несколько не винных жертв "зимней инквизиции", как остроумно прозвали горожане, жестокий трибунал.
        Однажды ночью в двери моего дома постучали, если бы я не открыл, кто знает, как сложилась моя жизнь. Но я открыл дверь. На пороге стояла испуганная девушка, она была босой и завёрнута в какое-то драное одеяло, а мороз градусов десять. Воспаление лёгких и белые тапки, это я вам как врач говорю. По её молящему взгляду, я сразу понял что происходит, да и собачий лай подтвердил моё догадку. Охота, а она дичь. Что делать я не знал. Не впустить её я не мог, да и врать не буду, она мне сразу приглянулась. Спрятал я её в погребе, где делал вскрытия, подумать только, закрыть девушку в подвале с мертвецами, продрогшую и умирающую от страха. Я быстро спровадил "охотников", и поспешил вернуться к девушке, на моё удивление она, спала, закутавшись в свое одеяло и мой рабочий фартук. Будить бедняжку я не стал, а отнёс в комнату для гостей и уложил на кровать. Помню её лицо, словно, видел его минуту назад, она спала так мирно и спокойно, словно и не было страшной погони и близости смерти. Наутро, я проснулся и несколько минут пытался сообразить, приснилось мне это или всё случилось наяву. Первым делом я
направился в комнату для гостей, но там было пусто. Кровать была убрана, но уж очень аккуратно. Я в недоумении, спустился вниз, мысленно ставя себе диагноз, умственное расстройство. С кухни вышла ночная гостья, она была в кухонном переднике, а её щеки в белой муке. Она улыбнулась, как солнышко, улыбается первым подснежникам, и в моё сердце пришла весна, она принесла собой любовь. Девушка спросила меня:
        "Ты любишь гренки? Я приготовила завтрак".
        Вместо того чтобы ответить, я кивнул и добавил:
        "Я, Цирил".
        Она рассмеялась и сказала, что таких имен не бывает. Я попытался объяснить, что оно не французское. Но в итоге согласился, что звучит оно смешно. Её же имя было самым красивым и мелодичным. Аннабель. Всё сложилось само собой. Я не выгнал её, а она не ушла. Вскоре я признался ей в своих чувствах, а она на них ответила взаимностью. Однажды ночь, она пришла ко мне в комнату, с той поры комната для гостей пустовала. О том, что она ведьма, Аннабель рассказала мне в туже ночь, но мне было всё равно, главное, что я любил её.
        Прошло больше года, и тяжёлая болезнь вернулась в наши края. Соседний город был уже заражен, и я готовился к новой вспышке эпидемии. Аннабель хорошо знала лечебные травы, и помогала готовить лекарство. Она мне поведала о магическом мире и законах его существования. Это сейчас магам может назваться каждый второй и его в худшем случае упрячут в дурдом, а в те времена была свежа память о инквизиции и "гонениях огнем". Широкая практика была запрещена Советом, под страхом смерти. Когда разразилась эпидемия, Анна обратилась к Совету с просьбой помочь мне победить эпидемию, но ей отказали из соображений конспирации. Сражаясь с болезнью, я заболел. И в этот раз ни мои лекарства, ни колдовство Анны не возымели результата. Я умирал. И тогда Аннабель воспользовалась совмещенной магией и ...
        -Вызвала из мира теней меня..., - голос вампира вновь изменился
        -Ты обещал мне час. Барра!
        -Я идимму, а значит верить мне нельзя..., - говорил демон.
        -Мне, можно. Эдин На Зу!
        По лицу Цирила пробежала судорога. Вновь он был безмятежен.
        -Она сделала это с тобой, чтобы спасти тебя? - нарушала тишину Маша.
        -Да. Она превратила, маня в аккару или вампира, как называют меня сейчас. Аккару, так называли живых мертвецов, ведомых идимму, древние шумеры. Их магию и использовала Аннабель, она знала, чего это может ей стоить, но всё же пошла на это. Той же ночью после свершения ритуала, в мой дом пришли исполнители воли Совета. По началу я принял их за католических священников, их белые одеяния походили на сутаны. Но оковы и шпаги в их руках сказали мне, что я ошибся. Я был, слаб после ритуала, и они с лёгкостью справились со мной.
        Анна не оказывала сопротивления, и сама сдалась Совету, опасаясь, за мою жизнь. Я был брошен в подвалы Западной Башни, европейской цитадели магов. Совет приговорил мою ведьму к сожжению на костре, по правилам старого времени. Я был на суде. И лишь один маг из пяти судей высказался в её защиту. Я хорошо запомнил его имя, Котоврас. Мой приговор был столь же жесток, но вынес его я сам. Я вымолил у Совета разрешение видеть её последние минуты в пламени костра. С того дня многие считают меня безумцем...
        -И они правы, я не буду знать покоя, пока живы её палачи... - прошипел аккару и посмотрел на дверь, - за вами идут.
        Глава XVII. Ожидаемый удар.
        Дверь и "баррикада" рухнули под сокрушительным ударом. Цирил был абсолютно спокоен словно ни чего и не случилось. Лена метнулась к окну, но за стеклом клубился черный дым, скрывший солнце и его драгоценные лучи. "Проклятая магия, чтобы вам пусто было", - но так просто девчонки сдаваться не собирались. Маша подняла с пола ножку стола, разобранного на "укрепления". Лена сжала в руке нож. В комнату вошел Ренуар, на его лице все ещё были видны следы ожога. У него за спиной стояли слуги. Ребята вооружились веревками и парой наручников, вот только одни оковы были с меховой окантовкой, и выдавали тайные пристрастия хозяев. Лена кинулась на Туре, но он ловко уклонился в сторону, и она рухнула на пол. Следом за ней на пол кинулись слуги, тщательно связывая руки девушке. Елена посмотрела на печального аккару, равнодушно наблюдавшего за происходящим.
        -Цирил, помоги нам. Прошу...- взмолилась Лена.
        -Я не твой герой, Елена Тройская, - он молча встал, и вышел из комнаты, перешагнув через Лену и её пленителен. В коридоре он остановился и тихо добавил, - твой герой уже рядом...
        -Да, мы чувствуем его...- прошипел аккару и продолжил свой путь.
        -...она отмахивалась вот этой дубиной, - сказал Туре и демонстративно бросил ножку стола к ногам Талатиэль.
        Древняя подошла к Марье и провела острым ногтем по её шее. Тонкая струйка крови извилистой змеей потянулась по загорелой коже. Царица склонилась над парализованной собственным страхом девушкой, и слизала "алый нектар". Затем поцеловала её в губы и вполне довольная вкусом жертвы, одобрительно кивнула Туре. Он подвел ей Лену.
        -Я помню её. Мы играли в тот вечер, а хамский колдун нарушил нашу идиллию. Не так ли, дорогуша? Ты скучала обо мне. Я вижу это в твоих глазах. Ты видела во сне, как я ласкаю тебя.
        -Сама ласкай себя сука, - Лена плюнула в лицо вампирши. Её слюна была смешена с кровью и Талатиэль лишь рассмеялась в ответ на подобную дерзость. Она схватила брюнетку за горло и выжала из неё хриплый стон.
        В зал вошел человек в черных очках. Все присутствующие от удивления даже рты разинули. Пришелец волочил за собой тело дневного стража. Наёмник оставлял за собой ало-красный след. При жизни охранник, судя по грязной шерсти, был зверолюдом, каким-нибудь оборотнем.
        -Да что же это за день та такой. То поджигают, то без приглашения всяки вламываются. Встретьте гостя, - приказал Туре, возмущенный безалаберностью охраны. На его глазах за считанные секунды вокруг "гостя" собралось приличное кольцо упырей, готовых разорвать его по приказу господина.
        Талатиэль повернула голову Лены так, что бы ей было видно, как обескровят её спасителя.
        -Этого колдуна будут рвать на части, медленно и с особой жестокостью. Ты будешь слышать, как трещат его кости, как он молит о пощаде, захлёбываясь в собственной крови. Ты увидишь, как с него снимут кожу...,- Талатиэль задумалась и внимательно посмотрела на колдуна, - Стойте! Подведите его ко мне.
        Лена посмотрела на Тимофея. Он был без доспехов и боевого посоха, в длинном сером плаще и черных очках плотно прилегавших к лицу, такие одевают сварщики перед работой. Чародей не сопротивлялся, и сам подошел к "живущей в веках". Он стоял молча, абсолютно бесстрастный и хладнокровный, но в чертах его лица Лена видела силу, не ту что всегда была в нём, а новую, дикую и разрушительную.
        -Ты очень славный, - отметила царица и провела рукой по щеке Тимофея.
        Он поклонился и поцеловал её в губы. Она обхватила его и прижала к себе. Лена в ярости от подобного поведения "её Ланселота", со всей силы ударила его по спине. Но Ти ни как не отреагировал на проявление её ревности, а продолжал целовать Талатиэль. За долю секунды лицо древнейшей исказилось болезненной гримасой. Ренуар кинулся к ней, но было поздно, она упала к ногам Тимофея. Из её приоткрытого рта поднимался тонкий дымок.
        -Он сжег её изнутри, - слишком поздно понял Туре. Вассалы кинулись к чародею. Ти сорвал очки и скинул плащ, его глаза и тело излучали свет, в этих лучах все вампиры, находившиеся в зале, превратились в кричащие факелы, мечущиеся в поисках спасенья. Ренуар, защищенный амулетом затменья, кинулся к лестнице в подвал.
        -Постой, ты обещал нам амулет, - перед Туре стоял Цирил. Аккару преградил ему путь к отступленью.
        -Прочь, охотник, - возмутился хозяин клуба, - о какой такой награде ты говоришь...
        -Об этой, - с этими словами Цирил сорвал с его шеи амулет и вытолкнул в зал,... обугленное тело Ренуара упало на пол и рассыпалось в прах. Надев свою награду, охотник направился в подвал:
        -Всё случилось как я, и говорил тебе, охотник.
        -Да, он забавно горел и дергался в муках. Где-то так я и представлял себе эту сцену, - он разразился смехом.
        -А чародей не промах. Применил совмещенную магию...- продолжал аккару.
        -И теперь Совет ... возьмет его за причинное место мертвой хваткой,... Они покарают его, как когда-то наказали её, - Цирил покачал головой. Он окутал себя тенью и растворился в темноте подвала.
        Ти стоял посреди зала. Пол вокруг него был усыпан пеплом. Лена неожиданно осознала, что чародей абсолютно голый, этого требовал ритуал. Его глаза всё еще светились белым ярким светом. Маша подняла с пола плащ и отдала его Тимофею. Он подошел к Елене и ни чего, не говоря, поцеловал её. Маша, позабыв о тактичности, пялилась (иначе не скажешь) на влюбленных.
        Но триумф Тимофея омрачил портал раскрывшейся под сводом зала. Перед чародеем и девушками появились три человека в белых одеждах с черными воротничками. Одни были похожи на католических священников, к тому же на плечах у одного из них была лиловая лента, расшитая золотом. Вот только вместо распятий и молитвенников они были вооружены боевыми посохами и мечами.
        -Именем Совета, Тимофей Всеславович Мельник, не оказывая сопротивления, следуйте за нами, - громко и четко произнес исполнитель. Подошел к Ти и надел на него оковы. Лена и Маша кинулись к нему, но исполнитель жестом показал, чтобы они не вмешивались. Лена плевать хотела на этого святошу и, подхватив с пола ножку стола, которой Марья дубасила Туре, кинулась на капитана.
        -Оставьте его в покое! Он спас нас! Вы слышите меня!? - она разудало орудовала палкой. Но ни один из её ударов так и не достиг цели, просто боевой маг способен двигаться со скоростью около 70 км/час. Диз-Зет кивнул младшему исполнителю, и тот кинул к ногам Елены маленький шарик. Девушку накрыло облако блестящей пыли. Она почувствовала слабость, её тело ей не подчинялось, она упала на пол. Исполнитель поднял её и взвалил на плечё.
        -Гедемион, вам нужен только я.
        -Молчать, она напала на исполнителя. Малакор, формируй портал, - сказал Диз-Зет.
        -Пункт назначения? - спросил младший исполнитель.
        -Башня! Бестолочь! - рявкнул капитан.
        Исполнители и их пленники скрылись в портале, оставив Машу в полном одиночестве. Она огляделась по сторонам. За занавесом мелькнула чья-то тень.
        -Лучше бы они забрали меня с собой, - сказала она себе.
        -Я в этом не уверен, - из тени появился Цирил. Девушки посчитали что он, как и все остальные упыри обратился в прах.
        -Не бойся, я не трону тебя. Ваш друг, помог мне, - он обвел взглядом усыпанный прахом пол, - и меньшее, что я могу сделать, так это доставить тебя в целости и сохранности, туда где взял.
        -Кто это были? Куда они забрали Елену и Тимофея?
        -Это были исполнители, я кажется уже упоминал о них. А забрали они твоих друзей в башню магов, на суд совета.
        -Тот самый?
        -Да...
        Глава XVIII. Расплата.
        В комнате было темно. Глаза никак не хотели привыкать к этой темноте. Лена вновь могла контролировать свои движения и на ощупь обследовала комнату. Две кровати и дверь. "Должно быть это тюрьма, но чья". За дверью раздались шаги. Дверь просто рассеялась. За ней был свет, но он не проникал в камеру, словно, боялся нарушить материю мрака. Такого Лене видеть не приходилось.
        На пороге появился человек. Лена сразу узнала его. Никонорыч подал ей руку:
        -Пойдём, дочка.
        -Это вы? А где Тима, что с ним? - она вышла из комнаты и осмотрелась. Коридор оказался до боли знакомым. Это было здание университета. Шестой этаж. Здесь когда-то была её кафедра психологи и криминалистики.
        Никонорыч молча направился в конец коридора к большому окну. Лена поспешила за ним. Она сразу поняла, что сейчас не место, да и не время для подобных вопросов. Колдун остановился у окна и посмотрел в низ. Лена сделала тоже самое, но в тот же миг в ужасе отшатнулась назад. Вместо привычного университетского парка там внизу клубились темные облака, в гуще которых то и дело вспыхивали разряды молний. Девушка оглянулась и не поверила своим глазам. Зеленые стены коридора исчезли, а вместо него появилась круглая комната с прозрачными стенами и массивной белой колонной в центре. Стены помещения представляли собой что-то вроде витражей в небоскрёбах, но за каждым окном был свой индивидуальный пейзаж. Где-то вздымались горные вершины, укрытые белыми шапками снега, где-то простиралась бескрайняя морская гладь, на горизонте смыкающаяся с небом. Подобная картина просто заворожила Елену. Никонорыч подошел к колоне коснулся ее рукой и прошептал какое-то заклинание. Колона начала неспешное вращение, набирая обороты. Лена встала за спиной колдуна. Столб резко остановился, и перед ними открылась дверь.
        -Так это лифт, - вздохнув с облегчением, сказала Лена и зашла вместе с Никонорычем в кабину. Дверь плавно закрылась, но через несколько секунд открылась вновь, но за ней была другая комната. Из комнаты вела одна дверь, возле которой стоял стол. За ним сидела молодая девушка и увлеченно читала книгу. Она даже не заметила, как к ней подошли. Никонорыч закашлял, и девушка мгновенно спрятала книгу и устремила свой испуганный взгляд на гостей.
        -Ой, первый советник. Прошу прощения. Я не заметила, как вы зашли, - она говорила быстро и явно волновалась, - простите меня, но у меня особое предписание совета. Вы должны... сдать боевые артефакты, если конечно такие имеются.
        -Нет, конечно. Я не пользуюсь подобными артефактами, разве что очки, но без них я слеп, как крот. Быть может, я могу их оставить, колдунья пятой ступени.
        Девушка покраснела, она была только на четвертой, но уже один раз использовала заклинание пятого уровня, и подобное замечание из уст первого советника ей очень польстило. Немного подумав, она согласилась на очки. И вызвала исполнителя. В двери вошел один из "черных воротничков".
        -Вас проводят в зал совета, - тут она посмотрела на Лену.
        -Эта девушка со мной и будьте спокойны, у нее нет ни каких артефактов, да и простейшими арканами она тоже пользоваться не умеет.
        -А посвещенная, - с тенью призрения в голосе заметила колдунья. Лену подобный тон возмутил до глубины души, но ругаться с хамкой ей не хотелось. Она побежала за Никонорычем и хмурым исполнителем.
        Зал совета Лена рассмотреть не смогла так, как там освещались Центральный круг. Круг Совета с длинный столом, за которым сидели три человека одетые в мантии разного цвета - золотой, серебряный и черный. Их лица скрывали капюшоны, но, даже не видя их глаз Лена, ощущала их пристальный взгляд. От этого внимания ей стало не по себе. Также освещенными были еще два круга, своего рода трибуны. На одной из которых и седел Тимофей. Возле него стояли два исполнителя. Они были вооружены боевыми посохами и перчатками силы. Елене захотелось крикнуть ему, что они здесь и помогут ему, но голос разума взял верх над чувствами, и она сдержалась. На другой трибуне сидел капитан исполнителей, что производил арест, Анатоль, Левиафан и Катрин. И еще несколько человек, которых Лена раньше не видела.
        Архимаг одетый в золотую мантию обратился к вошедшим:
        -Первый советник, хочу Вам напомнить, что Вы не можете выступать, на чьей либо стороне. И по сему ваши показания не будут рассматриваться как улика.
        -Я помню закон, магистр, и по этому я не буду давать показания. Я привёл свидетеля, что прояснит обстановку, в которой был применен запретный аркан Проклятой книги и пламя АГА МАСС ССАРАТУ. Лена расскажи трибуналу обо всем, что случилось в "Ренессансе".
        Переведя дух Лена начала свой рассказ. Она говорила, громко и ни упустила, ни единой детали в реконструкции событий. Закончив свой рассказ, она посмотрела на Ти, он не отводил от неё глаз с той минуты, как она вошла в зал.
        -Благодарю, Елена Павловна, за столь подробные показания относительно событий в "Ренессансе". По нашему мнению, даже тот факт, что вы не знакомы с терминологией, не стал помехой для воссоздания достоверной картины. Однако причины повлекшие применение запрещенного аркана, Совет признает недостаточными.
        А по сему, действия Тимофея Мельника являются злоупотреблением силы высшей категории и непосредственным, осознанным нарушением верховной директивы Совета. Оглашение приговора! Подсудимый встать!
        "Мельник Тимофей Всеславович, чародей пятой ступени признаётся виновным по в сем пунктам обвинения. Мера наказания определяется кодексом как смертная казнь, - Лена пошатнулась, но Никонорыч вовремя подхватил её, - но Совет, проявляет снисходительность в отношении виновного и изменяет меру пресечения на опустошение и изгнание. Место изгнания - Аутленд".
        Тут уже стало не хорошо Никонорычу, одна мысль об этом, давила его более чем перспектива увидеть Тимофея на костре. Лена посмотрела на бледного колдуна и тихо спросила:
        -Это хорошо?
        -Не уверен, но...
        Глава XIX. Мир за гранью миров.
        -Что такое Аутленд?
        -Аутленд это нечто на подобье кладбища погибших миров. Магия не всегда была частью этого мира, она пришла к нам из миров Апсу и Элдерон. В этих измерениях магия была сутью существования, она наполняла все живое и не живое. Магия, можно сказать, была в них самих. Благодаря этому они были бессмертны и не знали старости. Изначально эти миры жили в мире и гармонии, но породила их абсолютно разная магия. Апсу - был детищем божеств разрушения и смерти. А Элдерон это мир, возникший из мыслей и духовного света богов созидания и перерождения. У нас принято называть этих существ демонами и ангелами. Все они дети Бога, лишь с той разницей, что часть из них сбилась с пути любви. Ты, должно быть, хочешь спросить какого Бога. Нашего. В разных религиях носящего разные имена, но наполняющего все единой сутью бытия. Витиевато сказал, - уточнил Никонорыч, - но так оно и есть. Так вот изначально сохранялся, своего рода, паритет - сил Апсу и Элдерона. Но на сторону сил тьмы перешел могущественный колдун (имя его предано забвению) и грянула долгая кровопролитная война миров. Ее итогом стало совмещение сфер
пространства. Иными словами, они слились воедино. И жизненная сила этих мест также, а этой силой была магия. Потеряв источник своего могущества расы, прекратили войну, но лишь на время. Вскоре они начали стареть и умирать, и тогда вновь грянула вторая война. Колдуны Апсу стремились к захвату хранилищ Элдерона. В ту эпоху народом света правил Латимир Звездный, он разделил свой народ на две части тем самым, обрекая одних на гибель, другим же даруя спасение. Ему удалось создать мощный аркан - комплекс заклинаний, - Лена кивнула, дав понять, что все понимает, - использовав остатки чистой магии из хранилищ к которым рвались легионы Апсу. Этот аркан породил односторонний портал, по которому часть элдеронцев покинула свой гибнущий мир. Оставшиеся погибли, прикрывая их отступление. Этот портал привел их в наш мир. Так к нам попала магия. Встретив на Земле слабо развитые расы, часть элдеронцев взяла над ними опеку с целью вывести их к свету. Но некоторые из элдеронцев поддались искушению и вознамерились поработить наших предков. Так началась война Раскола. Победивших и побежденных в ней не было, а был
результат. В сердца элдеронцев-отступников проникла тьма, пожрав их души. Так на землю пришло зло и добро, и могущественная магия. Со временем элдеронцы, которых земляне стали считать богами научились чувствовать и использовать магию и этого мира, она вновь подарила им бессмертие, эти знания они передавали избранным людям - королям и царям, чтобы те могли защищать свой народ в смутные времена. У темных и светлых богов были свои фавориты, которые изо всех сил стремились доказать свою любовь и преданность, проливая кровь врагов своих господ. Много времени прошло, и элдеронцы уже позабыли о апсу, считая, что те закрыты за пределами этого мира, так как питающей их магии не осталось, и они были обречены на смерть. Но все же они запретили открытие порталов в мертвый мир, который они нарекли Аутленд. Так как боялись, что в этот мир проникнут знания Апсу. И их магия хаоса. Но об этом мечтал Чернобог предводитель темных воинств. И один из его вассалов осуществил тайную мечту господина. Но он не просто проник в Аутленд и вернулся, он построил Врата Миров. Он не раз бывал в запретном мире. Он рассказал о том,
что часть легионов Апсу все еще жива, но либо спит, либо под действием совмещенной магии преобразилась, превратившись в немыслимых демонов. Их назвали Древними.
        Было время, когда Врата Миров оставались открытыми слишком долго, и я видел ужас, о котором невозможно рассказать в человеческих словах. Древнего, который вырвался в наш мир, великий чародей заставил его вернуться назад, но чудовище успело нанести огромный ущерб деревьям и стадам. Множество овец постигла необычная смерть, множество было пожраны; люди падали без чувств, ибо их разум был не в состоянии постичь то, что происходило. Однако зрелище Древних невыносимо для обычного человека, поскольку они являются из мира, который не прям, а искажен, и существуют в формах, неестественных и мучительных для глаза и разума, так что при виде их дух устрашается и бежит прочь из тела, и в такие минуты ужасные демоны овладевают телом и поселяются в нем до тех пор, пока не будут изгнаны туда, откуда они явились, чтобы обычный дух человека смог вернуться в свое жилище.
        -И там не возможно выжить? - обреченным голосом спросила Лена, так словно Аутленд ожидал её. К разговору подключился Анатоль, до этого тихо сидевший в углу, всем своим видом показывая, что все это ему давно известно и ни чуть не интересно:
        -Всё возможно, но...
        -У всего есть своя цена, - перебил его Лёва. Он внимательно изучал какие-то чертежи вместе с Ильёй. Но одним ухом слушал рассказ наставника, ему всегда нравились истории о старом мире. Ему льстило тот факт, что гелалы - первоинкубы пришли из Аутленда и он является приемником их силы.
        -Да, Левиафан прав. И если Аутленд не убьет Тимофея, то сильно изменит. И тут мы ни чего не сможем поделать.
        В комнату вошли Лелик и Кет. Вампир держал под мышкой большую черную книгу вроде той, что была у Ти. Ведьмочка как-то виновато улыбалась. Толя заметил это. И тихо спросил:
        -Как?
        -Всё! - с трудом сдерживая всплеск радостных эмоций (они были не совсем уместны), сказала Катрин и продемонстрировала ему изящный браслет на правом запястье.
        Анатоль подошел к ней, обнял ее и поцеловал. Он думал, что поцелуй получится чем-то вроде "поздравляю, так держать". Он не получилось. Уж слишком сильно он её любил, что бы сдержаться. И они словно забыли о том, где они и что на них смотрят. И не известно во что бы переросло это "поздравление" если бы не Лёлик. Он подошел к другу и хлопнул его по спине, словно хотел поздравить его, а не Катрин с назначением. Колдун опомнился и не охотно выпустил ведьму из своих объятий. Кет подошла к Лене и села рядом с ней, показывая всем своим видом, что она готова принять участие в, прерванном ее появлением разговоре. Но Никонорыч похоже уже сказал все что хотел и подошел к столу на котором были расстелены карты и чертежи. Лена посмотрела на Кет. И в полголоса, боясь показаться бестактной, спросила:
        -А что это? - и кивнула на серебряный браслет.
        -Браслет Первой ведьмы, - Кет надеялась, что Лена поймет её сразу, но взгляд девушки говорил об ином, - Это знак того, что я теперь... м-м, главная в культе. Ой, все ведьмы в своё время объединились в культы, чтобы вместе выстоять против инквизиции. Целью было единство. Но из-за разницы во взглядах. Культов получилось достаточно много. И чтобы как-то регулировать наши "отношения", была создана Лига Ведьм и Колдуний - ЛВК, в этой лиге отныне я и буду представлять свой культ как его глава. К стати в этом месяце у нас запланирован шабаш, или слёт и если хочешь, то я могу взять тебя с собой...
        Катрин решила, что Лене просто необходимо, хоть как-то отвлечься от навалившихся проблем. Брюнетка просто кивнула. Но ведьмочка расценила этот жеста как положительный ответ.
        -Интересно! Лена, как выглядел тот вампир, что похитил вас?
        -Высокого роста, длинные темные волосы, его имя Цирил... Ой, я вспомнила он же говорил что знает вас. Вот только называл вас Котоврасом.
        В комнате повисла пауза. Все молчали и пристально смотрели то на Лену, то на Никонорыча. Лена поняла, что сказала то, чего говорить не следовало. Первым тишину нарушил Толя, сделав вид, что ни чего не слышал:
        -Что ты еще помнишь о вампире?
        Лена перевела дух и посмотрела на Никонорыча, он одобрительно кивнул, и она вкратце пересказала историю аккару и его печальной любви. Кет даже немного заерзала в кресле, когда Лена говорила о сожжении на костре. Но ни кто из присутствующих не заметил этого, лишь Анатоль подошел к ведьмочке и обнял ее за плечи. Катрин улыбнулась, тень тревоги развеялась.
        "Все будет хорошо. Он рядом. Мы сможем. Ти вернется, и все будет как прежде", - Кет коснулась руки Анатоля на своем плече и в этот момент...
        -Лёва, ну зачем? Опять ты со своей камерой.
        -Не, Толян, будет очень даже симпатичная фотография.
        -Ага, вроде тех - в бабушкиных альбомах. "Они молоды и красивы. Романтический ореол вдохновляет их, и они с надеждой смотрят в будущее на свою счастливую совместную жизнь", - с легкой иронией заметил Лелик, он уже начал было скучать от всей этой накатившей серьёзности. И тут такой шанс. Он просто не смог сдержаться. Но Кет и Анатоль пропустили его реплику мимо ушей, сконцентрировав свои претензии на Леве. Инкуб упорно не хотел удалять неожиданный снимок из памяти мобильного. Спор оборвался так же неожиданно, как и вспыхнул.
        -Есть! Я рассчитал аркан и энерго-потенциал. Но...
        -Что "но"! - Все уставились на Илью. Ожидая его объяснений.
        -Для построения необходимо больше двух месяцев. Я не думаю, что Ти располагает этим временем. Насколько нам известно, за последние тысячелетия. Аутленд менялся. Из двух разрушенных в войне миров, он стал последним пристанищем всех погибших миров и измерений. Следовательно, мы не знаем его физическую и энергетическую структуру. А тем более его пространственно-временные характеристики, - он откашлялся и сделал маленький глоток воды, предусмотрительно поданной Леной, - Я хочу сказать, что мы знаем, что ни черта не знаем. Кроме формулы портала.
        -Илья хочет сказать, что время в Аутленде может быть, как вытянуто, так и сжато по отношению к нашему. И может случиться так, что у нас пройдет месяц или два, а в Аутленде века или пара секунд, что более приемлемо для нас.
        Лева ждал, что Никонорыч скажет еще что-то, но тот достал сигарету и отошел к окну. В комнате поплыл резкий сигаретный запах. Тогда инкуб выступил вперед и громко сказал:
        -Отправлюсь я!
        Реакцию Толи долго ждать не пришлось:
        -Ну, уж нет, папарацци. Твой талант художника необходим здесь. А если что не так пойдет? Кто будет фотографировать свадьбу? Он? - Толя указал на Лелика. Вампир обижено нахмурился. Всего-то один раз пленку засветил, и то по пьяни.
        Лева, как и Кет, хотел спросить:
        "Чью свадьбу? И когда?" - но ответ всплыл сам и не менее едкий.
        -Ну и тебе нельзя. Свадьба без жениха вовсе не играется. - Кет смутилась, и на ее щеках выступил румянец.
        Компромиссный вариант предложил Илья:
        -Жребий, но тянут не все. - Лена и Кет пролетали сразу. Елена не умела колдовать. А Кет уже было, потянула руку к кепке с бумажками. Но в последний момент её одернул Толя:
        -Ты останешься здесь. Как Первая ведьма в случае непредвиденных ситуаций, ты сможешь помочь, подключив культ, - Анатоль знал, что это лишь бредовый предлог. Да и все это знали. Он слишком ее любит, чтобы подвергать такому риску. Кет ни чего не осталось, как понимающе кивнуть. Лелик вытянул пустышку и недовольный плюхнулся в кресло ему очень хотелось отправиться в Аутленд. Приключения и опасность всегда влекли его, даря возможность пощекотать нервы на волосок от ...
        Анатоль и Лева опустили свои руки в кепку одновременно. Если у обоих пустышки значит "брат за брата" и создатель портала сам в него и войдет. Инкуб и колдун разжали кулаки одновременно...
        Толя стоял молча, даже не зная как реагировать, жребий выпал ему...
        Левиафан подошел к другу и пожал ему руку. Это выглядело так, словно, Толя прямо сейчас шагнет в вихорь портала.
        -Нам предстоит работа, - подвел итог Никонорыч, - И помните, сие есть великая тайна. И мы хранители ее.
        Последние слова наставника прозвучали как-то уж очень по-заговорщецки. А, по сути, то, что они собрались воплотить в жизнь, ни чем иным и не было. Заговор против Совета.
        Глава XX. Кровавый портал.
        Казнь или как ее еще называю "свершение воли совета", была назначена на понедельник. 6:30 утра. Ти ожидал своего часа в камере очень похожей на ту, в которой содержали Елену. Только в этой было окно, сделанное чтобы узник знал, когда! Для некоторых - осознание близости и неотвратимости, хуже, чем пытки и смерть.
        Тима использовал свое право на последнее желание. На кровати лежал плеер и стопка компакт дисков. Доев свой последний ужин, Ти лег на койку и одел наушники. "Ария. Ночь короче дня".
        "Вот это да, - автоматический выбор и такая меткость", - подумал узник.
        Со стороны могло показаться, что он уснул. Но это было не так. Особый вид медитации. Он позволял достичь глубокого погружения сознания и таким образам обеспечить контроль над всей энергией в организме. При чем тяжелый метал ни чуть не мешал этому ритуалу, а даже помогал абстрагироваться от окружающего мира. У каждого свои подходы в достижении точки слияния энергий. Внешних и внутренней. Чародей хотел жить и делал для этого все, что было в его силах. Опустошение грозило ему лишением магической энергии. А в Аутленде нет источников, в которых можно было бы ее восполнить. Конечно же, Тимофей сам по себе генератор энергии - "колодец", но колодец могут осушить. А для восполнения нужен субстрат, на котором будет восстанавливаться утраченное. Для этого ему необходимо суметь сохранить хоть малые крохи своей энергии. Иначе он станет, похож на старый аккумулятор не держащий заряд. Без магии он будет медленно умирать.
        Время не шло, а тянулось. Трек за треком сменяли друг друга. В наушниках гремел басами хеви. Ти прошептал слова песни словно заклинание:
        -Тебе меня не взять.
        "Металл-опера, хм? - про себя он обратился к ее герою,- А ты прав Деймос. Им нас так просто не взять. "Эльфийская рукопись", она очень нравиться Лене... Лена.. "
        -Нет! Я больше ее не увижу. Но не забуду, - он и сам не заметил, как прокричал последние слова в слух. Ти вскочил с кровати, но тут же без сил упал на колени. Все его тело била дрожь, по лицу катились крупные слезы. Он всегда считал, что слезы очищают душу, и не стеснялся плакать, когда это было уместно. Неожиданно для самого себя он вдруг понял, что плачет в последний раз.
        На небе занималась заря нового дня. Последняя заря, последнего дня для молодого чародея, смотревшего на ало-красный диск, поднимающийся из-за горизонта. Солнце было так велико и так прекрасно. Ему казалось, что он может коснуться его, если захочет. Но больше этого ему хотелось жить. Жить под этой звездой. Жить рядом с ней, как последние несколько недель. Любить ее, обнимать ее, целовать ее. Ее и только ее. Лену. Пусть она еще не любит его, но быть может, это чувство уже теплиться в ее сердце. Он помнил каждую минуту проведенную рядом с ней. Он помнил, как она смотрела на него, словно что-то пытаясь объяснить.
        Дверь открылась, и в камеру вошли два исполнителя. Один держал поднос с завтраком, другой чистую одежду.
        -Священника?
        -Нет. Я уже "на стене своей тюрьмы увидел лик святой", - но исполнители не оценили иронию в этой фразе, а лишь переглянувшись, вышли. Тима ел с аппетитом. Конвой ждал за дверью. Закончив свою трапезу, Ти переоделся. Одежда соответствовала его колдовским регалиям и была ему впору. Но также и подчеркивала его положение. Серый балахон с капюшоном. Белая свободная рубаха. Кожаные черные штаны и сапоги. Плетеный пояс, вроде тоже из кожи. Вся одежда была сделана под заказ. На ней были вышиты колдовские знаки, что подтверждали личность чародея и указывали на его проступок. Отдельно от символического орнамента на балахоне был знак опустошения и изгнания. Извивающийся тонкий восточный дракон в языках пламени.
        По пути к месту казни Ти хранил молчание, как и его конвоиры.
        В зале стоял алтарь, над которым висела кристаллическая сфера. У нее не было видимых опор или креплений. Грави-аркан - эффектно, но не эффективно. Выгоднее использовать обычные опоры или цепи. Но только не сегодня. Откачав энергию из Тимофея, кристалл превратиться маленькую звезду и его температура станет столь высока, что ни одни цепи не выдержат и расплавятся. Подумав об этом, Ти улыбнулся, ему нравилось осознавать мощь своей силы, не смотря на то, что ее же и используют для открытия и стабилизации портала.
        Ложа Совета была укрыта маревом и силовым полем. Для трибун не предусматривались, какие либо защитные барьеры и Тима мог видеть пришедших "проводить" его. Зал был разделен на три сектора. Первый - посвещенные, среди них сидели его родители и брат, возле него сидела Маша, но Лены не было. Илья должен был сидеть во втором секторе вместе с колдунами и чародеями, но семья превыше традиций. Среди колдунов Ти увидел своих друзей: Анатоля, Левиафана, Лелиана и недругов: несколько исполнителей вместе со своим капитаном Гедемионом Диз-Зетом. Противоположенную трибуну занимали колдуньи и ведьмы. В первом ряду он сразу же заметил Катрин. Она была в черной мантии, кажется на голое тело и островерхой шляпе с широкими полями. На шее висел амулет ее культа. Неожиданно Тимофея пронзило в самое сердце. Рядом с первой ведьмой сидели Свезара и Лена! "Но что она делает в колдовской ложе?" - Ти пытался вспомнить прецедент, но не смог. Маг может занять место в ложе смертных, но не наоборот! "Но тогда..., хм, я дал им новую ведьму".
        -Ха-ха-ха, - Тима засмеялся от всей души. Тем самым сильно удивив своих палачей. Но этот смех был отнесен ими к нервной реакции на стресс.
        Голос оглашал приговор и меру пресечения, но Ти не слушал его. Он смотрел на Лену, а она смотрела на него. На время он забыл обо всем. Но в его взгляде была не только любовь, но и слово. "Зря". Зря она пришла сюда, ей этого видеть не надобно. Зря он так долго ждал и зря так и не сделал всего, о чем мечтал. С другой стороны он был уверен, что окажись в той ситуации вновь, он поступил бы точно так. Его подвели к алтарю и приказали занять свое место. Ти разделся (одежда ему еще пригодиться, а отдача энергии может повредить ее) и лег на алтарь. Боялся ли он? Боялся, как ни когда и ни чего в своей жизни. Обряд опустошения не проводился с восемнадцатого века. Свидетели его проведения расходятся во мнении, что хуже смерть или пустота, рождающаяся внутри мага после. Над Тимофеем нагнулся палач, затянул ремни на его запястьях и отошел в сторону. Он посмотрел на ложу совета, на его глазах были черные очки, должно быть артефакт, наподобие антимарева, затем произнес заклинание, закончив его жестом активации.
        В сфере над алтарем начал сгущаться мрак - анти материя, она и поглотит магию тем самым, превратившись в энергию. Как ни странно, но техника опустошения была также совмещенной магией, за применение которой и осудили Тимофея. Тело чародея затрясло, и он весь выгнулся дугой. Первым шоком для тех, кто не видел опустошения раньше, была первая молния, вырвавшаяся из груди Тимофея. За ней была вторая, за второй третья и вскоре их стало так много, что он весь походил на громоотвод, искрящий во все стороны, но сходившиеся в одну точку. В сферу. Энергия только первые секунды вырывалась в виде молний, но затем превратилась в сплошной поток света. Все его мышцы были напряжены, а на лице застыла гримаса адской боли и ужаса перед бездной пустотой. Свет тускнел, последние частички магии покидали Ти. Над алтарем уже висела полноценная микро звезда, и ее свет был ослепительно желтым, но не долго. На теле чародея появились шрамы и к звезде потянулись струйки крови. Волна ропота прокатилась по трибунам. А Лелик поймал себя на том, что у него разыгрался аппетит от подобного зрелища. Но палач медлил, не по своей
воле. Совет еще не дал команды.
        И вот... Тиме помогли встать с алтаря. Все его тело покрывали ожоги и глубокие раны, кровь сочилась из них, тонкими струйками стекая на каменный пол. Палач переместил сферу-звезду. Теперь под ней был круг с символами портала. Открывшись, он превратился в кроваво-красный вихорь. Если бы Тима отказался шагнуть туда по своей воле, его бы туда толкнули исполнители.
        Ти обвел взглядом трибуны, посмотрел на родителей, мама плакала уткнувшись в мощную грудь отца. Он смотрел на своего сына с гордостью и уверенностью. "Мы с тобой, сынок". Тима кивнул. За тем настала очередь друзей, пацаны были солидарны с его отцом, а девчонки плакали обнявшись. Лена. Они смотрели друг на друга:
        "...Молчим, молчим, молчим о чем-то сковано..,
        И кроме нас ни кто не слышит
        Как это слово бьется на губах..."
        -Люблю. - Он сделал свой шаг.
        Луны были огромными. Две на месте одной и шлейф обломков третьей - след страшной катастрофы. Небо было тяжелым и безоблачным, его сине-черное полотно прошивали метеориты, сгорая в плотных слоях атмосферы. Воздух не был ядовит, а главное он был. Только дышать было трудно. Ландшафт был словно сотворен воспаленным сознанием безумца. Весь этот мир скован агонией и покоем. Страшно представить какие существа населяют его. Эту каменную пустыню изрезанную глубокими дымящими трещинами. За каждым черным, ржавым камнем могла таиться смерть, поджидая свою слабую жертву. На лини горизонта, если это была она, виднелись горы, серые, подернутые туманом, нахлобучившие на свои вершины ледяные короны. Там снег, там вода. Там жизнь. "Ты должен жить", - Ти опустился на колени и склонил голову над сомкнутыми руками. Его окутало сияние, кровь остановилась, и раны медленно затянулись, оставив слабо заметные шрамы. Первый аркан.
        Глава XXI. Способная ведьма.
        -Учитель, что значит первый аркан?
        -Первый аркан - это подарок высших сил колдуну, достигшему высокого мастерства в своем колдовстве. Первым он называется по тому, что это и есть первый комплекс заклинаний, обобщенный или, если угодно то, "сплетенный" колдуном. Этот аркан вливается в духовную силу мага и более не требует магической энергии как таковой. По этому его может использовать даже опустошенный.
        -А у вас есть...
        -Да. Я уже говорил, что в магию меня привлекла сила перевоплощения. И моим первым арканом стал "полный оборот".
        -Ой, а в кого, мастер?
        -Хм, "полный оборот" это искусственный метаморф. Я могу принимать облик и животных и людей.
        -Не тратя при этом силу! Вот это да! А я смогу?
        -Быть может, это покажется не справедливым, но нет. Ведьмы и колдуньи не получают этот дар, даже если используют арканы, что абсолютно для вас не свойственно.
        -Но по чему, - тень обиды скользнула в словах ученицы.
        -Быть может, это было сделано, для того чтобы сохранить своеобразный баланс сил. Между ведьмами и колдунами. Слышала ли ты хоть об одном братстве колдунов, просуществовавшем достаточно долго? Сомнительно. Ибо природа колдунов и чародеев ведет их к отшельничеству. Могущество и одиночество мага прямо пропорциональны. Посмотри на молодых учеников и подмастерий, они дни на пролет проводят в шумной гульбе, но стоит кому-либо из них возвысится в своем мастерстве, он покидает компанию и отдаляется от нее. И посмотри на старых ворчливых магов вроде меня, они могут годами сидеть в своих лабораториях и мастерских. Они переругались со своими приятелями и отстранились от друзей, поддерживая только деловые отношения с несколькими колдунами, что практикуют в той же области что и они сами.
        А ведьмы, - это совсем другое дело. В вас заложено стремление к единению. Именно поэтому ваши сестринства столь сильны и имеют многовековые традиции. Ты помнишь, я рассказывал тебе о спорах, что точились между магами и ведьмами. Вас от гнева могущественных колдунов спасла лишь ваша сплоченность. Колдуны проиграли из-за постоянных сор и пересудов о том кому достанутся плоды победы.
        -Делили шкуру не убитого медведя!
        -Хм, если так, тогда скорее лисы.
        Девушка кивнула и сделала пометку в книге. Все записи были аккуратны и последовательны, что абсолютно не свойственно большинству подмастерий. А внешне ученица ни чем от них не отличалась в смысле одежды, конечно. Широкий темно коричневый мужского кроя камзол и серый плащ, прикрывавший длинный клинок у нее на поясе. "Сила традиции", как и многое другое в общении ученика и наставника. Да и весь колдовской мир держался на традициях возведенных в ранг законов.
        Наставник шел на шаг впереди и поворачивался к ученице лишь за тем, что бы мимикой подчеркнуть то или иное высказывание. Неожиданно он остановился.
        -Прошло чуть больше двух месяцев, с того дня как ты познала силу. И я могу сказать тебе, что ты сделала первый шаг на этом пути, - он демонстративно сформировал огненный шар и протянул его девушке. Она осторожно приняла сферу из рук наставника. Пламя плясало в ее ладонях, но ни чуть не обжигало, а скорее наполняло их приятным теплом.
        -Вот видишь, ты уже овладела азами пиромантии. Я был на практической и удовлетворен тем как ты владеешь словом. Твои заклинания звучат твердо со знанием дела, да и жестика твоя отличается специфической пластичностью.
        Девушка играла новой огненной игрушкой, перемещая из руки в руку, и радостно слушала похвалу наставника. Но внутренний голос напомнил ей, что лесть делает пилюлю слаще. Все это предисловие и шар, должны подготовить и успокоить ее...
        -И за это время ты добилась значительных результатов в познании тайн искусства. Совет принял решение экзаменовать тебя. Но не надо боятся, я знаю, что ты готова. И ты это знаешь. Испытание назначено на первый день полной луны, это хороший знак.
        -Да, полнолуние отмечаться всплеском магической энергии и эмоциональным подъемом, что так же не маловажно, - наставник кивнул правильному ответу.
        -Комиссия будет состоять из четырех представителей разных кафедр. От нашей, будет Давид, ты знаешь его высокий молодой элементалист.
        Девушка смотрела на наставника широко раскрытыми глазами, не понимая о ком, говорит маг.
        -Хм, высокий с гладко бритой головой, - ученица закивала, вспомнив колдуна в восточных одеждах, - от кафедры травничества и зельеварения - Михей Федотович Войнов, к слову он хорошо отзывался о твоем журнале "Трав и рецептор", веди его аккуратно. Кафедру алхимии будет представлять Люсия. Как я помню, ты еще не сдала ей лабораторную. Не затягивай с этим. На экзамене будет вампир,- девушка побледнела и шатнулась в сторону,- да, я помню о том, что ты их очень боишься, но он будет представлять оккультистов и демонологов - Ольжич Пиров.
        -Но он ни чего у меня, ни читал, почему именно он?
        -Не надо его бояться, пусть он вампир. Но разве Лилиан не твой друг, а он тоже вампир и ни чего. Не все они служат тьме, хоть и являются ее детьми. Помни стены Альма-матер, стирают различия между тьмой и светом, хаосом и порядком в отношениях магов. Вы просто, ученик и учитель. Единственное, что он может сделать, так это задать каверзный вопрос, а он то это любит!
        -Урок закончен,- огласил маг. Девушка поклонилась и коснулась губами руки мага. Он также вежливо кивнул ей в ответ и медленно направился в глубь аллеи, уйдя с головой в какие-то рассуждения.
        Ученица осталась наедине со своими домыслами и догадками о причинах столь поспешной экзаменации. За три месяца насыщенной магией жизни она лишь от части понимала противостояние точащиеся в Совете.
        Их было пятеро два темных, два светлых и один нейтральный. По сути, серый кардинал одной из сторон. Но в тоже время имеющий собственные амбиции по отношению к политике Совета. Магический мир был поделен на два равносильных лагеря, но отнюдь не равнозначных. Добро и Зло, Порядок и Хаос - как не называй, а это светлые и темные маги. Ни тех, ни других не интересует мировое господство, а лишь они сами и их собственные заботы. Забота о процветании человечества о новом идеальном устройстве мира, что-то вроде "свобода, равенство, братство". Казалось бы, что может разделять их? Но их разделяют методы достижения поставленной цели. И не всегда путь Света лучше пути Тьмы.
        Если раньше маги служили при дворах королей и ханов, то теперь они предлагают свои услуги могущественным корпорациям. Как это ни странно, но деньги нужны даже в магическом мире. Не пойдет же ведьма работать уборщицей или официанткой, когда можно предложить своё искусство бизнесмену, у которого проблемы с конкурентами. Правда, для этого ведьме нужна лицензия, стоящая очень много. И выдать её может лишь Канцелярия теней, а она подчиняется Совету. Кроме всего прочего лицензия позволяет практику, необходимую для поддержания формы. От сюда и противоречия и споры между магами Совета...
        Анатоль быстро шел по улице, не оборачиваясь и не смотря под ноги. Дежурить он не любил, слишком много мороки, и ни каких привилегий. На перекрестке он кинул беглый взгляд на часы и решил не дожидаться зеленого света на светофоре, а уверенно перешел на другую сторону. Чтобы не пугать водителей и прохожих, он ловко вызвал марево. Он опаздывал на смену.
        В тексте книги использованы фрагменты из песен групп "Легион", металл оперы" Эльфийская рукопись" и авторские стихи.
        Херсон - июнь 2005.
        Честь и нечисть.
        Любые совпадения имен, названий и событий являются случайными и не имеют никаких аналогий с человеческой действительностью. Выражаю благодарность моим друзьям и товарищам за посильную помощь в создании персонажей. 9.10.05
        Пролог.
        Так бывает, что даже не значительное событие может в корне изменить вашу жизнь. А если происшествие более чем не значительное, то ураган перемен пронесется по вам и вашему жизненному укладу.
        С ранних лет я заметил за собой одну особенность. Я мог встречать людей. Но не просто встречать всяких - разных, а определенных - желаемых. Если я хотел (подсознательно хотел) встретить своего друга, так просто чтобы поболтать, то я его встречал, даже не ища с ним встречи на прямую. Поначалу я воспринимал это как должное, и считал цепью случайностей и совпадений. Но, повзрослев, я насторожился и стал осторожней относиться к своему жутковатому дару. Жутковатым он стал позже, а на первых парах беззаботной юности, это мне неимоверно нравилось. Такие возможности открывались передо мной. К примеру, я мог бы работать в уголовном розыске, и мне не надо было бы даже искать жуликов, я бы их просто встречал.
        Мне очень нравилась одна девушка, (да и сейчас нравиться) так вот у этой девушки была собака непонятной породы. Мне очень хотелось не просто встречать эту девушку, а завязать с ней знакомство. Она часто гуляла со своей псиной в парке. А последние несколько дней, я видел ее одну, без собаки. И она явно грустила. Я предположил, что ее любимец сбежал и если я найду собаку, то и познакомлюсь с девушкой. Свой эксперимент по "призыву" животного я решил провести вечером, когда родители уйдут в гости к друзьям. Я зажег свечу (не то чтобы это было необходимо, просто мне хотелось предать своим действиям таинственности) и начал думать о том, как выглядит собака и о том, куда ей надо прийти. Так в полумраке я просидел не больше получаса и начал уже сомневаться в результате, как вдруг услышал, скреб у входной двери. Я пошел в коридор и открыл дверь. В квартиру вбежала грязная собака, с трудом волоча заднюю лапу. Если бы не голубой ошейник у нее на шее не кто бы ни догадался, что это та самая псина что весело резвилась в парке под присмотром красивой хозяйки. Я с ужасом увидел на теле животного следы трупного
разложения. Как оказалось, собачка попала под машину и издохла в тот же день. Хозяева отвезли безвременно ушедшую любимицу на кладбище для животных и похоронили. Откуда же им было знать, что мне придет в голову повидаться с псиной. Сперва меня ни столько испугал тот факт, что собака была мертва, сколько то, что она наволокла в квартиру кладбищенской грязи. Прогнать этот ходящий труп "друга человека", оказалось намного сложнее. Но возня с четвероногим зомби увенчалась успехом, оно повиновалось моим командам, при чем самым необычным и сложным. Тогда я догадался приказать псине-зомби вернуться в свою могилу и почить в мире.
        Так я узнал, что я некромант.
        Глава I. Все как всегда...
        Холодильник не порадовал меня изобилием, и мне пришлось довольствоваться омлетом и бутербродом с колбасой. Свой завтрак я запил холодным кофе. Абы как, убрав со стола, я прихватил пакет с конспектом и поспешил на пары. До бурсы (иначе назвать это заведение у меня язык не поворачивается) было около четверти часа ходом. И я предпочел пройтись, причем по вторникам у нас всегда читал Латимир Брониславович, старенький оккультист. Он еще во времена Владимира Мономаха практиковал и довольно успешно. Возглавлял московскую Альма-матер в XVII веке. Но во время одного эксперимента совершил ошибку в расчетах, и сам опустошил себя. С того дня он необратимо стареет и более не применяет мастерство, так как не имеет силы даже на простенькое заклинание. Он оставил пост декана и перебрался в наш маленький городок, где основал малую Альму - академию для магов. Что, правда, академией её назвать трудно, а вот подготовительным классом или курсами младшего магического состава вполне. Преподавателей всего три: сам основатель, читает оккультизм и демонологию, его зам Вороновский Магот Соломонович - алхимию и все практики
по темным дисциплинам, Лаврова Наталья Петровна лекции и практики по светлым дисциплинам. Хоть она и не обладает магической силой, за то с лихвой восполняет это глубокими теоретическими знаниями в этой области. На её практических контроль за нашей честностью производиться с помощью старого куб-кристалла - универсального детектора лжи. Этот артефакт был подарен Латимиру Брониславовичу. "Палантир нового времени для старого друга. Котоврас."- гласила гравировка на кубе.
        Студентов тоже было не много. Всего двенадцать человек. В большинстве своем, это подростки в возрасте от десяти до четырнадцати. Любимицей нашей разновозрастной группы была Юля, ей только недавно исполнилось "сесть" лет, но она уже проявила свои магические способности. Моим сверстницами в группе были Оляна и Аннике - любимые дочери Магота. Они были похожи как две капли воды, и иногда мне казалось, что Магот на радостях оттого, что стал отцом, раздвоил своё чадо при рождении. Но поведение и характер близняшек говорил об обратном, это словно сравнивать день и ночь, огонь и лед. Не смотря на их внешнюю схожесть и одинаковую одежду, я легко научился их различать. Во-первых, Аннике практиковалась в зельеварении и алхимии и всегда пользовалась специфическими духами, а Оляна углубилась в изучение элементаристики и даже вела переписку с неким Давидом из Главной Альмы. Оляна Маготовна, как все элементалисты в день посвящения сделала себе на лице ранговые татуировки, что правда видеть их могут лишь маги, да и то не все.
        Наша бурса соблюдала все правила конспирации для магических заведений и скрывалась в стенах лучшего районного колледжа, в прошлом ПТУN7 при крупной мебельной фабрике им. ХХ съезда КПСС (хотя в наше время мебельная фабрика в степной зоне отдаёт легкими нотками шизофрении). В начале девяностых фабрика приказала долго жить, и город должен был последовать за ней, но его спасло удачное физгеографическое расположение, и он стал крупным транспортным узлом со всей присущей ему инфраструктурой. ПТУN7 преобразовали в колледж, пообещав повысить качество образования до уровня института. Но пока с этим не спешили, и молодежь тянулась прочь из города в поисках котируемых дипломов и высоких зарплат. Об этом подумывал и я, поглядывая в сторону Главной Альма-матер. Оставшись на малой родине, у меня были радужные перспективы освоения профессии продавца, экспедитора или младшего бухгалтера, а из магических лишь гадание и хиромантия, лицензии, на которые закончились еще пол века назад. Поэтому единственным выходом для меня была защита диплома на кафедре оккультизма и демонологии у маститого вампира-некроманта Ольжича
Пирова. Но для начала мне его надо окончить, а для этого мне не надо сориться с Маготом Соломоновичем - моим научным руководителем. При обсуждении тематики моей работы он настаивал на привнесении в нее идей Бен Бецалеля по созданию големов. Во времена своей молодости Магот прожил долгое время на Востоке и занимался созданием алмазного голема. Но что-то пошло не так, толи разразилась война, толи какая другая напасть, но он перебрался в наши края и осел здесь, взяв фамилию Вороновский.
        В отличие от моего наставника меня интересовали не големы, а оживление мертвых. Я уже мог поднимать вполне сносных зомби и скелетов. И сейчас экспериментировал с духами. На вампиров пока силы не хватало, а самому становиться кровососом мне не хотелось.
        Я подошел к зданию колледжа, у меня по спине побежали мурашки. Машины Латимира Брониславовича не было, а это значит, что пару ведет не он. Бежать не было смысла, я уже опоздал на десять минут. Я постучал и заглянул в аудиторию, на меня пристально смотрела дюжина пар глаз. И в одних читалось "попал", в других "это ты зря" и лишь черные глаза Вороновского были холодны и безразличны. Вроде бы все как всегда. Я ждал всего чего угодно, но...
        -Займите свое место Каин, - отчеканил Магот и принялся дальше выводить на доске кабалистические знаки. Это меня просто сразило, лучше бы он меня выгнал или отпустил в мою сторону пару своих шуточек. Значит, что-то случилось. Я осмотрелся и увидел близняшек, на них лица не было, как и на всех остальных. А маленькая Юля чуть не плакала. Пара прошла в полнейшей тишине с нашей стороны. Вороновский говорил сухо и сдержано без присущей ему экспрессивности и своеобразных метафор. Даже звонок не порадовал меня своей трелью как обычно, а прозвучал как противное дребезжание. Все собрали свои вещи, и по очереди выходили в коридор. Магот Соломонович сложил конспект лекции в свой старенький кожаный портфель и, не поднимая головы, обратился к нам:
        -На сегодня, пары отменяются. Все свободны. А Вас, Каин, я попрошу остаться, - прозвучало это как в старом фильме про разведчика.
        И я остался. По Вороновскому было видно, что разговор будет серьезный и не о моем опоздании. Он сел за стол и жестом указал мне сделать тоже. Я повиновался.
        -Так как ты опоздал, - начал он, - ты еще не в курсе. Сегодня ночью умер Латимир Брониславович.
        Я чуть было со стула не рухнул. Это просто не укладывалось в голове. За четыре года учебы старик стал мне как родной дед. Мне стало очень горько и тяжело в одночасье.
        -И что теперь?
        -Старик не просто умер, он сгорел в собственной кровати.
        -Так его убили!
        -Нет. На нем была печать сожжения, когда-то он был маг-легионером, а в бою они не просто погибали, а сгорали или взрывались...
        -Да я помню, что бы посеять страх в сердцах врагов.
        -А он посеял страх в сердцах соседей и пожарного расчета, - с иронией заметил Магот и достал из кармана пачку сигаре. Он хотел предложить мне, но я сразу отказался. Он закурил. Сделав тягу, он выпустил сизый дымок, поплывший по комнате, принимая разные формы от банального круга, до трехголового змея.
        -Так вот, следователи собрали прах, а криминалисты установили причину смерти. "Выпил, закурил и уснул с сигаретой".
        -Так ведь он не курил, а тем более не пил...
        -Это Митрохин подсуетился.
        Митрохин был следователем в местном РОВД, и прикрывал нас в случае чего. Ну и мы не оставались у него в долгу, то "висяк" поможем раскрыть, а то и со звездочкой подсобим.
        -А родственники?
        -Да какие родственники ему больше тысячи было, а магов в его роду больше не было. Так что если они и есть, то о нем и слыхать не слыхивали. Теперь все дела повиснут на мне и Лавровой. А его прах необходимо доставить в Главную Альма-матер, там ему отдадут последние почести и похоронят его со всеми причитающимися его рангу регалиями. Повезешь прах ты.
        К горлу подкатил ком. Не то чтобы я не хотел посетить один из крупнейших магических центров, просто обстоятельства визита меня более чем смущали.
        -Не спорь. Кроме праха я выдам тебе командировочные и рекомендательное письмо. Он его сам написал перед смертью. Мы и так планировали отправить вас в Главную Альму для подтверждения ранга. Ты сейчас на какой ступени?
        -На третьей.
        -Хорошо, её и подтвердишь. А хотя, ты давно говорил мне о первом аркане. А это четвертая ступень. Какой он у тебя.
        -"Мать сыра-земля".
        -Хм, я думал "зов" или "линия крови", как у большинства некромантов. Ну и это сойдет, если правильно применишь. Кого можешь поднять? Вампира?
        -Пока только духов. Последним был Дух войны - Тегиил.
        -А в демонологии?
        -Всех нижних каст и падших ангелов средних, - Магот кивнул головой. Я расценил это, как "Достойно".
        -Я бы посоветовал тебе сдавать на четвертую ступень. Так что удачи. Вы выезжаете завтра.
        -Мы? - может это он о Латимире Брониславовиче.
        -Да. С тобой поедут Оляна и Аннике с той же целью что и ты. У них также будут рекомендательные письма. Скатертью дорожка, - он похлопал меня по плечу и протянул конверт.
        Ехать решили поездом. Плацкарт - дешево и сердито. Спешить нам было некуда, а отцу-основателю и подавно. В дороге я развлекал девчонок историями и анекдотами, чтобы хоть как-то отвлечь их от хмурых мыслей. Посмотреть со стороны. Некромант веселит двух ведьм, чтобы те не думали о смерти - нонсенс. Истории были романтическими и немного детективными. Я сам того не заметил, как от прозы перешел к поэзии. Я читал разные стихи разных авторов, но все они были о любви - это всегда нравиться девушкам. Ну, почти всегда. И я не удержался и рассказал о Вере, девушке, чью собаку я вызвал из могилы.
        -Я написал ей стихи. Мой друг Вальдемар, сказал, что ей не устоять, если я посвящу их ей. Я так и сделал. Записал самые красивые и романтичные, вложил их в конверт. И вручил его ей, когда она шла домой после пар с подружкой. Так получилось, что я не успел ей ни чего сказать в тот момент. Меня отвлек один старичок попросивший помочь ему донести телевизор. И мы разошлись в разные стороны. У себя за спиной я услышал её смех, холодно-циничные нотки полоснули меня словно нож по сердцу. На следующий день я не решился подойти к ней, а когда она встречала меня, делала вид, что не замечает. Равнодушное игнорирование бесило меня до такой степени, что я забросил поэзию, а вместе с ней и учебу. Но это не помогло, я и дальше думал о Веронике. А потом она уехала, но я не забыл ее, и все также сокрушался над своей нерешительностью. Я вернулся к учебе и решил забыться в ней.
        -И как?
        -Еще не знаю, я решил это вчера.
        Сестрички засмеялись и на их личиках засеяли улыбки. Они, должно быть, приняли мой рассказ за вымысел или очередную байку. Да и я бы хотел верить в это, но не мог выбросить Веру из головы. На часах пикнула полночь и я, сказал, что неплохо было бы вздремнуть. Поезд прибывает в пять утра, а к семи мы должны уже быть на предварительной комиссии. А это значит, что прах необходимо передать до этого.
        Глава II. Город Главной Альмы
        Башня поражала своим великолепием. Она возвышалась над городом, как могучий исполин, восхищая взоры новоприбывших магов. Простому смертному не дано узреть творение маг-зодчих - Башню Совета. Некоторые говорили, что Профессор писал именно о ней, описывая Великий Ортханк. Но мне так не казалась, это две абсолютно разные башни и судьбы у них разные.
        -Класс, туда экскурсии бывают? - спросила Аннике, и когда я кивнул, весело захлопала в ладоши. Подобная инфантильность свойственна всем ведьмам, а волшебницам - серьезность и собранность, даже в детстве. Почему так, ни кто мне не объяснил и я не стал заморачиваться на эту тему.
        Мы взяли такси. Водитель пристально присматривался к сестрам, стараясь разобраться двоиться ли у него в глазах после вчерашней пьянки или это уже переутомление. Он даже позволил себе проверить наличие галлюцинации на ощупь. И потрогал сперва Оляну, а затем и Аннике. Подобная бесцеремонность возмутила ведьм, и они навеяли ему иллюзию оплаты вперед да еще с приличными чаевыми. На радостях таксист домчал нас за пятнадцать минут, да еще по пути рассказал историю основания города.
        Я приехал налегке - спортивная сумка на плече и урна с прахом под мышкой. Сестры Вороновские взяли с собой добрую часть гардероба, которую мне и пришлось тащить на пятый этаж общежития, куда нас поселили.
        Я жил на шестом. Из окна открывался прекрасный вид на... двор соседней высотки. Дом был старым с серыми потертыми панелями. За домом раскинулась река со стороны, которой тянуло ночной прохлады, неохотно отступающей под лучами восходящего солнца. Любоваться изысками совковой архитектуры, у меня не было времени, но я успел заметить знак заговора на одном из подъездов дома. "Значит, там живет маг",- подумал я, и решил, - "будет время, познакомлюсь поближе. И с магом и со знаком". Таких заговоров я еще не встречал. Переодевшись, я зашел за девчонками, и мы поехали в Альму.
        Нас приняли довольно быстро ждать, почти не пришлось.
        Кабинет был обставлен со вкусом и отражал разносторонние взгляды хозяина. Он явно прожил долгую и интересную жизнь, как и покойный Латимир Брониславович. Мое внимание привлек тотем смерти, пылящийся в углу, но воистину ценным экземпляром для любого некроманта, была точеная человеческая кость. По стилю резьбы и руническим знакам я определил, что это некий вариант магического жезла, только для магии смерти. У меня зачесались руки попробовать его в действии.
        -Для начала, его необходимо напитать силой в виде оскверненной крови, - раздалось у меня за спиной. По голосу, это был мужчина с определенной тягой к сигаретам. Хотя и запах в кабинете говорил о том же, только я сразу это не заметил. Я повернулся и вытянулся по струнке как солдат перед генералом. "Генерал" был лет шестидесяти с аккуратной бородкой с проседью. Он внимательно рассматривал меня, шаря по карманам. Я взглядом указал на пачку сигарет на столе. Он подошел, достал одну, покрутил ее и снова положил в пачку. Я решил начать:
        -Здравствуйте, мы...
        -Да, вы садитесь. Я уже все знаю, - с нескрываемой печалью произнес "генерал". В кабинете было только два кресла, и одно занял сам маг. Но я и не заметил, как он материализовал еще два, одно было точной копией моего кожаного кресла, другое же походило на огромную раскрытую ладонь, в которую и опустилась Аннике. Оляна встала, подошла к столу и, опустив голову, поставила урну с прахом перед магом.
        -О Латимире мы поговорим на церемонии, на которую вы, конечно же, приглашены. А сейчас о деле. Магот Соломонович сказал, что у вас имеются рекомендательные письма адресованные мне.
        Я хотел, было сказать, что на них нет адресата, но не стал спорить, причем я уже догадался, с кем имею честь говорить. Об этом колдуне ходят легенды и страшные сказки. Его имя вписано в летопись времен кровью и золотом. Именно он подарил куб-кристалл основателю. Мудрый Котоврас - серый кардинал совета.
        -Мои студенты зовут меня Никонорычем, завитее и вы.
        Он даже не стал распечатывать письма, лишь коснулся каждого и спрятал их в ящик стола.
        -Что ж, я считаю этих рекомендаций вполне достаточно, чтобы допустить вас к экзамену. Он состоится после завтра в полночь. Вопросы?
        -Мы можем узнать состав комиссии? - спросила Оляна, и мне показалось, что она начнет конспектировать ответ колдуна.
        -На экзаменации будут представители трех или четырех кафедр нашей Альмы. Михей Федотович Войнов, Люсия Люпен, Ольжич Пиров и от моей Давид Давиджинов, - Оляна даже залилась румянцем услышав имя элементалиста.
        -Я попрошу кого-нибудь из студентов показать вам университет и город. Подождите несколько минут, - он вышел из кабинета. Но ждать не пришлось. Он вернулся очень быстро вместе с молодой девушкой в мужском камзоле (на рукавах были одноцветные тесемки - знак первой ступени). Я вспомнил, что в Великих Альмах, еще соблюдают традиции. А это была одна из них. При общении с наставником подмастерий должен быть в сером камзоле, не зависимо от того мальчик он или девушка. Просто в давние времена колдуны в ученики брали исключительно мальчиков, а ведьмы девочек. А сейчас бери, кого хочешь, учи, чему хочешь, только соблюдай традиции.
        -Это Елена, она проведет для вас экскурсию, так что вы свободны до экзамена. Всего доброго.
        -До свидания, - мы дружно, хором сказали в ответ Никонорычу.
        Экскурсия была так себе. Как оказалось Лена, и сама будет сдавать экзамен на вторую ступень. О том, как она стала ведьмой и студенткой Главной Альмы она не сказала, как я не пытался узнать. Прочесть ее мысли я не смог, она использовала "хранитель снов", довольно дорогую штучку, как для простой студентки. У меня в голове завертелись разнообразные версии. Я почему-то склонялся к той, где Елена это любовница кого-то из влиятельных магов или даже самого Котовраса-Никонорыча. Она видимо почувствовала мой пристальный взгляд и обернулась:
        "Хорошо, что я для нее не открытая книга как для Никонорыча".
        Приятного мало, когда знаешь что тебя, видят насквозь и не одна твоя мысль, ни один проступок не скроются от смотрящего. Хотя можно было попробовать поиграть в ментальную дуэль, поставить барьер, но мои защита и стены все равно, что стекла для архимага. А вот от Лены я закрылся вполне профессионально, даже сложил парочку ложных образов, что бы создать иллюзию собственной не внимательности и направить студентку по ложному следу. Но подобные упражнения мне вскоре наскучили, и я просто поставил много уровневый барьер, достойный четвертой ступени. "Игры разума" не была моей любимой игрой, и я частенько проигрывал Маготу, но сейчас я был ему благодарен. Елена ни как не отреагировала на мой барьер, а так же монотонно и размеренно рассказывала о кубатуре помещений и их функциональном использовании. Сестрички начали зевать, да и я тоже. Было ясно, что экскурсовод была мыслями далека от нас и поручения Никонорыча, возможно думала о походе за покупками или свидании с возлюбленным. Неожиданно для себя я заметил, что Лена очень похожа на мою не знакомую Веру. Да не просто очень похожа, а одно лицо и один
голос (хотя схожесть голоса, это уже самовнушение). К сожалению, из-за камзола я не мог оценить ее фигуру, но тут сомневаться не приходилось. Все ведьмы следят за собой и поддерживают себя в форме, так как частенько эти формы им приходится обнажать на разнообразных шабашах.
        Мы как раз любовались лабораториями алхимиков, где кудесничал Вальдемар! Я от удивления даже рот открыл:
        -А ты, что здесь делаешь, черт непоседливый, - похлопывая его по плечу, спросил у него.
        Он оглянулся и пожал плечами:
        -Эликсир каменной кожи усиливаю,- абсолютно спокойно ответил Вальдемар и вернулся к процессу тетрирования.
        -Эликсир он усиливает, - передразнивая его, констатировал я.
        -Слушай, Алчи, я освобожусь через пол часа. Давай в "бочке" сядем и поболтаем. А?
        -Ну, давай, - согласился я. И тут же почувствовал скептический взгляд в спину.
        -Ну, что? - спросил я, обернувшись к своим спутницам.
        -Алчи? - с трудом сдерживая смех, спросили все хором. Я только недовольно рыкнул и вышел в коридор.
        -Каин, почему он назвал тебя - Алчи?
        -Случилось это довольно давно. Я тогда еще только постигал азы некромантии. Вместе с вот этим трудолюбивым экземпляром мы прогуляли больше двух недель по разным кабачкам и генделыкам нашего городка. Когда же я вернулся домой, мама устроила мне сцену, как в известной песне. И Вальдемар стал ее невольным свидетелем, а на следующий день у меня появилось это прозвище.
        -А какая песня, - тихонько спросила Елена, словно боясь собственного вопроса. Возможно, причиной тому стал мой зловещий тон голоса и выражение лица, будто я военную тайну раскрываю.
        -Как, какая. Наутилус. "Алчи, Алчи". Хм, что я могу сказать? Слушайте русский рок! And Have-Metal Forever!
        -Если это слушаешь ты! Это не значит, что должны и все остальные.
        -Ха-ха, а мне и не надо чтобы мою музыку, слушал, кто попала. "Эта музыка будет вечна". Да и тут необходимо душой чувствовать ее глубину, это вам не попса, оно же ширпотреб. Тут особый склад сознания должен быть и не каждый сможет оценить ее по достоинству...
        -Завёлся, - тихонько сказала Аннике Лене. Девушка понимающе кивнула головой и добавила:
        -Да уж, меломан! Это мне до боли знакомо, - она достала из кошеля на поясе сидиплеер, открыла его, продемонстрировав сестричкам черный диск с ало-красными буквами "Ария. Мр3". Я, поймав любимую тему, продолжал рассуждать о музыке и ее влиянии на формирование личности и даже магической ориентации.
        -Лена, а что такое "Бочка" и где это? - опомнился я.
        -Это так наши называют бар на другой стороне. Только он называется не "бочка", а "Кавказ".
        -А почему тогда "бочка"?
        -Сам увидишь.
        Но я уже примерно представлял корни подобного прозвища для "горного" бара. К нам подошел высокий парень в кожаном пиджаке и черных стречевых джинсах. На ногах красовались остроносые сапоги из крокодильей кожи. На его шее висел какой-то жетон. Я присмотрелся к надписи и прочел "маг-дежурный".
        -Лена, ты еще долго? - спросил он, не обращая на нас ни малейшего внимания.
        -Никонорыч попросил провести экскурсию, - пожаловалась "экскурсовод по неволе".
        Он смерил меня взглядом и собирался что-то сказать но, явно передумав, вновь обратился к Лене:
        -Ты иди. А я закончу с гостями.
        Девушка даже подпрыгнула и обхватила дежурного. Она поцеловала его в не бритую щеку и зашептала ему на ухо. Но парень укоризненно взглянул на нее и покачав головой сказал:
        -Лена, Кет ждет. На глупости нет времени.
        Она умоляюще посмотрела ему в глаза, и он покорно кивнул ей в ответ.
        -Пока. До встречи на экзамене.
        Только она ушла, я почувствовал ментальное давление со стороны нового гида.
        "Так вот о чем она просила! Ну, нет! Я так просто не сдаюсь!"
        Глава III. Сердце Святого
        Тот, кто дает нам свет,
        Тот, кто дает нам тьму.
        И никогда не даст нам ответ
        На простой вопрос - Почему?
        "Родившийся в эту ночь". Наутилус Помпилиус
        В "бочке" было не очень много посетителей. Я и две влюбленных парочки сидевших в разных углах. Прозвище свое бар оправдывал. Это было полуподвальное помещение. Стены представляли собой ряды больших винных бочек. Столы были деревянными, по-видимому, крышки столов некогда были частью подобных бочек. Вальдемар появился не один, а с компанией. Мы быстро раззнакомились и сделали заказ. Девушки взяли вино, а мы коньяк. К аперитиву шашлык и салат. Вальд пришел со своими коллегами. Из его рассказа я узнал, что он уже больше полугода работает аспирантом на кафедре алхимии, над получением мифрила - мифического метала. Он использовался артефакторами прошлого при создании самых мощных и долговечных артефактов...
        ...Настраивать зрение мне не хотелось, и я пробирался на ощупь. Темный коридор общаги встретил меня коляской и старым стулом. Ну, я, конечно, споткнулся и грязно выругавшись, рухнул на пол. Дальше я прошел без приключений, нащупав свою дверь. Когда я наконец-то вошел, меня осенило, что можно было залететь в окно и не шарится по темным коридорам. Скинув ботинки, я повалился на кровать и моментально уснул. Сон был тяжелый, снилась разная дрянь. Снились похороны Латимира Брониславовича, которые неожиданно превратились в мои, и Магот Соломонович говорил о том, каким студентом я был и каким магом мне ни когда не стать. Мне хотелось закричать, что я жив и со мной все хорошо, но вместо этого хладнокровно отдал распоряжение гробовщикам:
        "Зарывайте!"
        И сам стал помогать по лучше себя же закопать. Закапывал меня сегодняшний дежурный. Рядом с ним стояли в обнимку Лена и Вера. Они смеялись и помогали дежурному советами, но моя голова ни как не хотела покрываться землей и подобная некомпетентность персонала меня начинала бесить. Тут Вера вспомнила, что на могилу некроманта необходимо плюнуть. Желающих нашлось не мало. Хотели все, даже Вальдемар! Ну, от этого ленивого друида-алхимика я этого ни как не ожидал. Только один парень в тертом сером плаще и грязных джинсах не рвался с пеной у рта к моей могиле. Но вспомнить его я ни как не мог.
        И тут я проснулся. Включил свет и осмотрелся. Комната. Не моя. Ах, да, я же в общаге! На столе стояла бутылочка минералки, и меня потянуло к ней. Сделав несколько глотков, я вернулся в постель. На этот раз я полностью разделся и расстелил кровать. В общаге топили и очень хорошо, так что одеяло мне не пригодилось, и я укрылся простыней. Сон наступал, медленно и уверенно, стирая грани действительности. И вот...
        Я стою на вершине холма. Небо тяжелое с двумя огромными лунами. Но света от них не дождешься, сколько ни жди. Свет и был и не был. Везде сновали тени, искажая суть вещей. Тень без света быть не может. Но она была, и тут я понял, я сам в тени. Весь этот мир, лишь тень того, чем он был раньше. Я присмотрелся, и кровь остыла в моих венах. В долине холма раскинулся огромный лагерь. Он тянулся от самого горизонта. Шатры и бараки, сколько хватает глаз. Тысячи тусклых костров. Сотни тысяч воинов. Десятки кланов под единым знаменем. Союз племен. Военный союз, понял я.
        -Они ждут. Я жду, - я оглянулся за мной стоял... человек? Суровые почт звериные черты лица, пылающие тьмой глаза, острые желтые клыки во рту и огромный рост, но я узнал его. Это он стоял в стороне на моих похоронах в сером грязном плаще.
        -Чего они ждут?
        -Ни чего, а кого!
        Сон растаял, и я медленно открыл глаза. Надомной стоял прыщавый парнишка с сумкой на плече. В руках он держал сникерс и мою минералку.
        -Ой, я не хотел тебя разбудить. Ну, если ты проснулся, давай знакомиться я твой новый сосед. Вася.
        Вася мне сразу не понравился. Во-первых, он разбудил меня, не дал досмотреть такой интересный сон. Во-вторых, слишком уж он наглый, уже приложился к моей воде и глазом не повел
        -Водички? - он протянул мне бутылку, к горлышку которой прилип кусочек арахиса в нуге. Я отвернулся. Он пожал плечами:
        -Как хочешь, предлагаю один раз.
        -Учту, - буркнул в ответ. И тут я заметил, что он тянет свои грязные пальцы к моему плееру. Мой "старичок" не любит чужих рук, а тем более грязных. Я вскочил с кровати и оттеснил Васю от моей собственности. С максимально возможной деликатностью. Когда он начал раскладывать вещи, я наконец-то понял, что он не маг! Со сна я сразу этого не заметил и принял его за равного.
        "Ну, держись ВАСЯ!"
        Про себя я решил, что "сосед" съедет еще к обеду из паранормальной комнаты в любой свободный чулан. Настроение поднялось и я начал собираться на завтрак в столовую, попутно обдумывая план действий. Для начала я вызвал местного домового и попросил немного пошкодить с вещами Васи. Поначалу он отпирался, говоря о своих обязанностях и нехватке времени. Цену себе набивал. Но я сразу же сказал, что могу и гремлинов вызвать, а ребята в запале не только Васины обработают, но и за саму общагу взяться могут. Домовой согласился, опасаясь за собственное добро. Оставив Васю наедине с "хозяином", я пошел погулять по городу. Не забыв прихватить свой плеер. "Наутилусы поют..." вспомнилась фраза, и я включил музыку. Бутусов пел о черных птицах:
        Черные птицы слетают с луны,
        Черные птицы - кошмарные сны.
        Кружатся, кружатся в синюю ночь
        Ищут повсюду мою дочь.
        Возьмите мое золото,
        Возьмите мое золото,
        Возьмите мое золото
        И улетайте обратно...
        Город был суетлив. Я долго бродил по не знакомым улицам и крутил обалдело головой. Центральная часть сохранила следы архитектуры XIX века. Особо мне понравилось здание музея, художественного, как мне объяснили, до революции здесь была городская дума. Напротив был краеведческий музей, и я заглянул и туда. Экскурсия была бы самой обычной, если бы не старый смотритель, которого я заметил на входе. Я практически сразу почувствовал его силу - аура разливалась радужными волнами вокруг него. Такие бывают только у детей. Но ему было под семьдесят. "И такая чистота", задумался я и решил прочитать его, но он был закрыт. Закрылся он не амулетом и не заклинанием, а здесь было что-то другое. Я подошел к нему и завязал разговор, о первом, что пришло в голову - сколько лет музею, сколько экспонатов и т.п. Отвечал он не охотно. Из разговора я выяснил, что он ни маг и ни посвещенный. Оставался вопрос, почему? Я заметил экскурсовода, тоже в годах. Но и ее аура была чистейшей. И на неё ментальное воздействия не дало результатов. Я пришел к выводу, что в музее есть какой-то артефакт или что-то ему подобное. И я
загорелся найти ЭТО. Парень, что показывал нам экспозицию не испытал воздействия "артефакта". А это значит, что для подобных изменений, какие наблюдаются у старых сотрудников необходимо продолжительное время.
        -Извините, а какие самые старые экспонаты музея?
        Экскурсовод посмотрел в мою сторону, и сначала, начал было рассказывать о золотом блюде, выкопанном из какого-то скифского кургана, но осекся и сказал, что самая старая экспозиция музея сейчас на реставрации.
        -А реставрацию вы делаете своими силами или приглашаете экспертов со стороны.
        Он явно обрадовался вопросу и оживленно поведал нам о том, что работники музея не только сами реставрируют раритеты, но и не редко принимают приглашения иностранных музеев. И ко всему прочему музей обладает самым современным реставрационным оборудованием, и все работы производятся непосредственно в стенах музея. На мое счастье у парня еще не выработался иммунитет к ментальному воздействию, и я смог прочитать, где находиться лаборатория. Незаметно отделившись от группы, я направился в подвал. У меня уже сложилась теория, требующая проверки.
        В мастерскую я зашел без проблем и без применения магии, по моему мнению, она бы и не подействовала и на само здание. Оно настолько было пропитано энергией, что могло бы напитать добрую сотню магов, но не каждый сможет взять эту силу. Вот в чем заковырка. Помещение было пусто (перекур - святое) и не заперто. Когда я вошел в помещение искренне пожалел, что не взял с собой какого-нибудь измерительного прибора. Сила поля магического напряжения была неимоверно высока. Сила попросту бурлила вокруг меня. Бери, если сможешь. Я сам того, не заметив, включился в этот круговорот. Длилось это всего несколько секунд, но и этого хватило, чтобы подпитаться, все-таки завтра экзаменация. Я быстро взял себя в руки и осмотрел комнату, стараясь определить источник. Сперва я решил, что это старый кинжал, (по-моему, ритуальный) но я ошибся, сила сочилась из потертого временем глиняного сосуда, наподобие кувшинчика с кулак (мой кулак) величиной. Я взял его и испытал энергетический шок. Лишь сила воли помогла удержать, эту магическую звезду. Именно звезда пылала в моих руках, щедро лобзая мою ауру языками необузданной
магической силы.
        "Что же в этом сосуде?" - пульсировало в моей голове. Я судорожно вспоминал, самый сильные артефакты известные мне. Но ничего не приходило на ум. Все мои чувства были обострены до придела, и я услышал тихие, крадущиеся шаги аромат нежных женских духов, совершенно мне не знакомый. Тихий шепчущий голос спросил:
        -Ты чувствуешь?
        -Да! Мы совсем рядом, - фраза показалась мне знакомой и голос тоже!
        -А почему мы шепчем? - не меняя тональность, спросил знакомый голос.
        -Не знаю, - немного громче отозвался другой.
        Я отошел в угол и скрылся в тени. В комнату вошли. Но из-за двери мне было плохо видно, кто. Но по голосам я понял, что это две молодые девушки. "Должно быть, отстали от экскурсии в поисках приключений", - подумал я, ища причину их появления. Первой я смог рассмотреть девушку с незнакомым голосом. Она была высокого роста со стройной подтянутой фигурой. Темные с красным отливом волосы, где-то до плеч, были собраны в хвостик. На ней был облегающий черный костюм, и это натолкнуло меня на мысль, что у них на уме противоправные действия в отношении собственности музея. Она внимательно осмотрела стол и полочку над ним.
        -Ты видишь его?
        -Нет, - рассеянно и удивленно ответил знакомый голос, - Кати, но я...
        Девушка вышла из-за двери и повернулась в мою сторону. Я наконец-то вспомнил голос. На меня смотрела Лена-экскурсовод. Мне хотелось поблагодарить её за спарринг в ментальном воздействии сначала с ней, а затем и со зверем дежурным, но я решил дождаться их реакции на мое присутствие. Первой отреагировала Кати:
        -Что ты здесь делаешь, - повелительным тоном спросила она.
        -Должно быть, то же, что и вы. Просто заблудился, - антимагические свойства здания придали мне уверенности. Драться с двумя ведьмами мне было бы тяжело, Кати была опытней и сильней чем Лена. На ее запястье красовался браслет Первой ведьмы. И это меня ни чуть не радовало. Ввязываться в дела какого-либо шабаша мне было не с руки, да и не под силу.
        Ведьмы сверлили меня взглядом, явно стараясь сложить осколки своего плана воедино. Лена сделала шаг в мою сторону и протянула руку, предлагая мне отдать сосуд. Я покачал головой, вспоминая при этом приемы "черного боя" - боевого искусства некромантов. Но вспомнилось лишь "увечье", "костедробление" и "оцепенение", что было самым подходящим в данной ситуации. Кати сделала несколько жестов, пытаясь применить заклинание, но ни чего не помогало. Тогда девушки как по команде приняли боевые стойки. Кошачий стиль - его практикуют все шабаши и сестринства. Как говорит Магот Соломонович: "Красивая, грациозная гимнастика". Прием "оцепенения" позволял использовать только одну руку. В левой я сжимал "сокровище", правую - приготовил к атаке. Ведьмы сделали молниеносный выпад. Я увернулся от размашистого удара Елены, но попал под точный выпад Первовой ведьмы, я успел поставить блок свободной рукой. Об "оцепенении" и думать не приходилось. Ведьмы атаковали слаженно и агрессивно, мне ни чего не оставалось, как уйти в глухую оборону. Дрался я одной рукой и по возможности ногами. За сорок секунд схватки успел
получить пару раз по корпусу и раз в лоб. Девушки в своих комбинезонах носились вокруг меня словно черные фурии. И тут я не сдержался, бросил урну Лене в руки, а сам со свободными руками ринулся на Кати. Первая ведьмы подобного не ожидала и сразу же пропустила мою атаку. Кати рухнула на пол. В ее красивом лице читалось лишь удивление, от своей беспомощности. Лена упала вслед за ней. Она не справилась с энергетической волной артефакта, как и я пару минут назад впала в шоковое состояние и я смог прикоснуться к ее шее. Глаза ее пылали ненавистью, а лицо исказил страх. Я нагнулся и взял из ее беспомощных рук кувшинчик. Оставлять в подвале двух беспомощных девушек было не этично, но у меня не было выбора.
        -С вами все будет хорошо, оцепенение спадет через несколько минут.
        Я достал из Лениной сумки плеер и одел на нее наушники. Аккуратно поменял ее диск на свой. И включил "Бриллиантовые дороги".
        Посмотри, как блестят
        Бриллиантовые дороги.
        Послушай, как хрустят
        Бриллиантовые дороги.
        Смотри, какие следы
        Оставляют на них боги.
        Чтоб идти вслед за ними нужны
        Золотые ноги.
        Чтоб вцепиться в стекло
        Нужны алмазные когти.
        Музыку она подбирала со вкусом, судя по черному компакту, крутящемуся в моем "старичке". Музыка была отличной, но как-то не вязалась с тем образом, что сложился у меня относительно Елены. Одним словом, моя теория о музыке и ее влиянии на формирование магических способностей рушилась на глазах, под звук тяжелого метала.
        Дай мне сойти с ума
        Ведь с безумца и спроса нет
        Дай мне хоть раз сломать
        Этот слишком нормальный свет
        Здесь духотой гнетет
        Бесконечная страсть борьбы
        Воздух тягуч как мед
        С каплей крови своей судьбы!
        Бесы
        Бесы все злей и злей
        Бесы
        Бесы в душе моей...
        По пути к общаге я зашел в кафе, взял пару пирожков с мясом и бутылочку пива. Кувшинчик лежал во внутреннем кармане моей куртки. За четверть часа я настолько свыкся с ним, что потеря его была бы для меня равносильна увечью. Перекусив я расплатился и вышел на улицу. Осень это самое чудное время года, но любил я ее не за золотую листву и теплые последние деньки, а за холодный ветер, моросящий дождь и слякоть под ногами. Я люблю в осени все то, что другим не по нутру. Но сейчас сквозь рваные облака смотрела на остывающую землю равнодушная, далекая звезда.
        И тут в толпе прохожих я заприметил знакомого дежурного. Чуть поодаль от него шел ко мне коренастый паренек. Что, правда, я был повыше его, но мой нюх говорил мне, что в нем есть демонская кровь. Инкуб. Как я не подумал о том, что ведьмы могут быть не одни. "Ребята работают оперативно", - подумал я, - "Хотя меня бы и слепой нашел, кувшинчик фонит, как ЧАЭС после аварии". Я посмотрел на ауры окружающих, они трепетали и переливались. Люди были счастливы, кто от встречи со своим парнем, кто от накативших воспоминаний об отпуске, кто как ребенок чисто и беззаветно улыбался последним, солнечным денькам уходящего "бабьего лета". Я тоже был в превосходном расположении духа. И чувствовал в себе столько сил, что был готов схватиться не только с ведьмацким шабашем, а и самим Советом. Я нажал на "старичке" автовыбор, он довольно загудел, перебирая треки:
        Мерцает в тронном зале свет,
        Его источник Эль-Гилэт,
        Все звуки стихли в ожидании беды...
        ... Взрывы огненных шаров,
        Звон мечей и топоров...
        Песенка что надо! Как раз под ситуацию. Интересно, что за группа. Сейчас вам будет и шары, и молнии. Воздух тягуч, как мед. Весь окружающий мир поплыл прочь, оставив меня на один на один с моими соперниками. Их было двое. Инкуб. И давешний дежурный. Оба маги пятой ступени. Артефактов я не ощущал, хотя это не значит, что их нет. В отличие от колдунов и чародеев, мы некроманты пользуемся магией костей и магией крови. И потому, в нашем арсенала арканов, как правило, проклятья и порчи. Хотя для четвертой ступени познания имеются атакующие арканы вроде "линии крови", заклинатель из жертвы на расстоянии высасывает кровь и энергию. Я бы мог убить прохожего и сделать его своим "зомби-заступником", хороший мертвый воин должен отдать свою душу создателю, а пока она в теле, человек подчиняется собственной воле. С подобным заданием (контроль души), могут справиться лишь колдуны Вуду, да и то не все. У меня был один выход закрыться от атак колдунов простейшими заклинаниями защиты, их осваивают еще до первой ступени. Считается, если не способен вызвать эти, то о других и думать опасно. Я закрылся в кокон щитов,
от физического до ментального. Мне даже удалось вызвать духовную броню - аркан четвертой ступни чародеев. Вот этого я от себя не ожидал. Колдуны не спешили. Они явно кого-то ждали или выбирали подходящий момент для атаки. Напряжение силы стало столь высоко, что люди потянулись в разные стороны от того места, где стоял я и два колдуна. Инкуб сместился в сторону и крикнул дежурному:
        -Толя, давай!.. - и метнул в меня энергозаряд, но он лишь отвлекал мое внимание. Толя-дежурный, в прыжке, попробовал прорубить защиту, возникшим в его руках рунным клинком. Любимое оружие дуэлянтов. "А он не прост!"
        -Какого черта! - взревел он, когда лезвие клинка лишь скользнуло по моей скорлупе. Он несколько секунд рубил мою защиту, от такого количества ударов и скорости их нанесения, сломался бы любой меч, но не рунный. Наши движения были столь быстры, что редкие прохожие даже не замечали какого либо действия. Три парня просто стояли и говорили друг с другом.
        -Ты гастролёр? - совершенно серьезно спросил инкуб.
        Так же небрежно "тыкнув" ему в ответ спросил:
        -О чем ты.
        В разговор вступил Толя, голос у него стал холодным и расчетливым, с циничными нотками:
        -Верни нам "сердце". И у тебя не будет проблем. Ты на чужой земле. Играй по нашим законам. Или...
        -Или... умри, - я рассмеялся, его угрозы были пустым звуком для меня. Прямо к нам шли ведьмы. Кати и Лена. Девушки остановились в стороне, оставив переговоры колдунам.
        -Кстати, что это за "сердце" такое? - спросил я у дежурного.
        -Так ты даже не знаешь, что держишь в руках, - яростно прокричал инкуб.
        -Лёва! Как тебя зовут некромант?
        -Друзья Алчи, а остальные Каин.
        -Хорошо Алчи...
        -Нет, - я гневно перебил его, - для тебя, колдун, я Каин.
        -Каин, в твои руки, я уверен, случайно попал артефакт. "Сердце святого". Это реликвия была утеряна во время ВОВ. Ранее она хранилась в фамильном замке Росверфен, под Дюссельдорфом. Но после капитуляции фашистской Германии многие ценности были разделены между победителями. И каким-то образом сосуд с сердцем Святого Седрика попал в город, где стоит Главная Альма и более шестидесяти лет пылился на полках музея пока...
        -Не попал ко мне, - подытожил я.
        -Можно и так сказать. Теперь, ты отдашь его мне. Я, Анатоль Демьянович Росверфен, законный наследник герцога Росверфена и всего, что принадлежит моему роду.
        -М, да. Но я не отдам его тебе.
        -Ты нанес мне оскорбление. И я вызываю тебя в Круг, - я засмеялся. На что он надеться, я видел, как он орудует клинком. Мне и двух секунд не продержаться, против этого мясника. Меня разрывали черные птицы сомнения. С одной стороны притязания колдуна были обоснованы, но с другой я должен собственноручно отдать им "сердце" - моё сердце. К нам подошла Лена. Голос ее дрожал, практически срывался на неподдельные нотки обреченной безысходности:
        -Алчи,.. Каин, я прошу тебя. Нам... мне, необходимо это "сердце", - в ее глазах блеснули слезы или мне показалось, - Ради всего святого, я же вижу по твоим глазам, ты любил и это чувство свято для тебя...
        -Святого! Да, он же некромант - осквернитель могил, - вмешался Лева-инкуб.
        Я пропустил его реплику мимо ушей. Весы сомнения, неумолимо склоняли меня отдать сердце Вере!.. Нет, это не она! Я вырвал "сердце" из под своей куртки. И бросил его в руки Елены. В этот раз она устояла. Колдуны не могли поверить в происходящие. Тем временем я побрел по улице, натыкаясь на пешеходов. На долю секунды мне показалась, что я вырвал своё сердце, а может так оно и есть.
        Как в тумане я шел по не знакомым улицам в ушах звенел голос Кипелова и слова Елены. Не помню, как долго я бродил, но вскоре наткнулся на здание общаги. День близился к своему логическому концу - закату. Над горизонтом протянулась чистая от облаков полоска неба и ало-красный солнечный диск, был хорошо виден с крыши общежития. Я быстро поднялся туда, чтобы не пропустить последние мгновения уходящего дня. Тяжелого, исполненного необычных событий, в корне перевернувших мою жизнь. Я чувствовал, что этот день подстать тому, когда я оживил собаку. Меня ни что не беспокоило в этом обреченном на ночь мире. А это я знал, как и то, что все только начинается.
        Глава IV. Как гуляют некроманты или старые и новые друзья.
        -... построение пентаграммы заняло меньше половины отведенного времени.
        -Что ж, не плохо. Даже хорошо, - экзаменатор сделал заметку в планшете.
        -Назовите основные элементы зелья "помрачения".
        Оляна переведя дыхание, оттараторила ингредиенты и улыбнулась, она заметила внимательный взгляд Давиджинова. Элементалист одобрительно кивнул, когда ведьма закончила ответ. Этот жест приободрил ее перед следующим вопросом.
        Я наблюдал за этим допросом без особого интереса. На соседней скамье сидела Елена, рядом с ней не знакомая мне симпатичная ведьма-нимфа. Они о чем-то постоянно перешептывались, за что получили пару предупреждений от Пирова. Мне, по жребию, идти следующим.
        "Отстреляюсь и уйду. Видеть их всех не могу, - Оляна закончила отвечать и с поклоном покинула Круг. - Ну, я то кланяться не буду".
        Мерными шагами я вошел в Круг. Для начала мне задали пару банальных вопросов, так для проформы. Кто? Когда? Зачем? И т.п.
        -Я так посмотрю, ты парень не разговорчивый, - сказал вампир, поднимаясь из-за стола, - и по сему перейдем к практической стороне.
        Он вошел в Круг, в правой руке он держал кость, на подобье той, что я видел в кабинете Котовраса. А в левой - длинный змеевидный кинжал. Я же стоял без оружия, но и это меня ни чуть не страшило. Даже скорее на оборот, подобное неравенство придало моей взыгравшей гордыни твердой почвы. И я принялся колдовать. Черное мастерство всегда помогало отвлечься от неприятностей и проблем. Первым заклинанием я проклял Пирова. Он же мгновенно рассеял наведенное мною и изверг материальное проклятье в мою сторону. Рой насекомых облепил меня. Мошкара струей вырывалась из открытого рта вампира. Эффектно. Но не эффективно. Заклинание "Мор" облаком окутало меня и насекомых. Мошки пали наземь. Я дуновением послал облако в сторону Ольжича. На вампиров это не оказывает воздействие, но зато служит отличной дымовой завесой. Пиррову как магу вне уровней были доступны практически все известные заклинания. Но он применял исключительно черную магию до четвертой ступени включительно. Через пять минут поединка. Я был покрыт липкой паутиной и судорожно отхаркивал яд, а Пиров медленно погружался в зыбкую темно-зеленую трясину,
его руки ослабели и у него ни как не получалось выбраться самостоятельно. И тут он, нарушив правила, применил аркан пятой ступени белой магии. "Очищение". Я все также возился в липких путах, а мой соперник уже счищал остатки грязи со своих сапог. Чтобы усилить мою агонию он вызвал "малых трупоедов". Жуки проворно засеменили в мою сторону, активно клацая огромными мандибулами. Я уже явственно представил, как они врезаются в мою плоть, и взвыл от своей беспомощности. Что-то произошло во мне, и я сам того, не осознавая, сложил "первый аркан". "Мать сыра-земля". Словно руки протянулись ко мне из глубин. Они обхватили меня, и я погрузился в толщу земли. Я стал землей. Я чувствовал, как сок жизни течет сквозь меня, исцеляя мои раны. Мне тяжело судить, сколько прошло времени. Я чувствовал вечность или мне так казалось. Но в тот момент, когда я возник из земли, Пиров обалдело осматривался по сторонам. А на лицах присутствующих было изумление и испуг. Я встал в боевую позицию, но вампир не сказав ни слова, покинул Круг и занял свое место за столом экзаменаторов.
        -Экзаменация окончена. Третья ступень подтверждена. Четвертая ступень подтверждена, - кланяться я не стал, а просто кивнул головой и направился к выходу. За моей спиной прозвучало:
        - Елена Тройская в Круг.
        Я остановился. Куда мне идти? Может остаться и посмотреть? Нет, я слишком устал? Не физически, а скорее духовно. Я ощущаю надлом в моей эмоциональной броне и мне необходимо его залатать.
        Латать его я решил в компании друида-алхимика. Вальдемар за последний год, проведенный в Главной Альма-матер, отменно изучил расположение местных кабачков. И во многих частенько просиживал часы на пролет за кружечкой хмельного пива. И я целиком и полностью положился на его знания и опыт в выборе кабака на этот вечер. Перед другом я поставил всего два условия: во-первых, по карману, во-вторых, тихо и уютно.
        "НАВЬ" - симпатичное местечко для приятного время препровождения. Столик мы выбрали в углу под древнерусским щитом. Все помещение было преисполнено духом давней Руси, и меню ни чуть не отличалось от интерьера и всецело дополняло его. Вальд посоветовал взять вяленое мясо и пиво Чернобога. Я не стал спорить и сделал заказ. Друид поднял увесистый кухаль и произнес тост:
        -За четвертую ступень и начало пути к пятой.
        Я громогласно отозвался:
        -ХОЙ,- и осушил свой бокал.
        Вальд внимательно заглянул мне в глаза и только сказал:
        -Рассказывай, - ох уж мне эта проницательность друидов.
        Я вкратце поведал ему о том, что случилось со мной. Не забыв отметить своё эмоциональное состояния, в тот или иной момент. Вальд умел слушать и всегда давал дельные советы. Слушал он внимательно, лишь изредка перебивая, чтобы уточнить тот или иной момент. Когда я закончил свой рассказ, он наклонил голову и сложил руки на груди. Я не раз видел это, и хорошо представлял, что меня ждет. В этот момент в голове друида формировались выводы, а быть может и какое-то особое виденье произошедшего.
        -Ты знаешь, Алчи, все, что ты рассказал, пахнет очень и очень скверно. "Сердце Святого" это реликвия, а не просто могущественный артефакт. И появление реликвии сулит большими переменами. Эти ребята затеяли что-то серьезное. Определенно я ни чего пока сказать не могу, но... два мага пятой ступени не побоялись ввязаться в противостояние среди бела дня... А это может означать лишь одно за ними стоит кто-то посильнее и не прост Главная ведьма и ее шабаш, а великий маг. И я даже догадываюсь кто.
        -Я тоже.
        -Хм, несколько месяцев назад приключилась одна история, и твои вчерашние соперники были ее непосредственными участниками. В то время я практически не вылезал из лаборатории, Люсия насела с выполнением плана, и я прост зашивался. Но все же крохи новостей и слухов доходили и до меня. Что ты знаешь о совмещенной магии?
        -Только то, что нам читала Наталья Петровна на ИММ (истории магического мастерства).
        -Значит ни чего, - он сделал глоток, промочив горло, - эта магия пришла к нам из иного мира вслед за той, что считается классической. Ты ни когда не задумывался от чего ты - некромант и я - друид, стали друзьями? А ведь объяснение есть, мы инь и янь, отлично дополняем друг друга. Ведь согласись, что тебе некроманту тяжело найти приятеля, я даже не говорю друга!, среди темных колдунов, если они не используют некромагию. Это все по тому, что подсознательно, где-то в глубине души ты чувствуешь, что их сила чужая для тебя. Да чужая, как и твоя для них.
        Я открыл рот и слушал, все его слова были правдивы и бесспорны.
        -Помнишь, чему нас учили. Что великие элдеронцы, покинули свой мир и пришли в наш. Принеся с собой знания и новую силу - магию, - я кивнул.
        -Так, да не так. Пришли то они не в пустой мир, а уже населенный homo sapiansами, то есть нашими предками. Предки наши жили тогда в эпоху темнейшего каменного века, о нём даже наскальных рисунков не сохранилось. Но и наши предки к тому времени кое-чему научились, а именно, познали тайны природы, жизни и смерти. А некоторые даже научились ими повелевать. Этих "вундеркиндов" пещерные люди назвали шаманами. Представь себе картину. Племя идет осваивать новую территорию, а она уже освоена другими. Ну, не идти же назад. Можно попробовать отнять ее силой. Только вот не задача силы не равные, хозяев много, а их мало. Вот тогда, за дело берется шаман. Он призывает на помощь своему племени силы природы - самых обычных животных: волков, медведей и им подобных хищных и опасных. Подобное лохматое войско идет на местных, надежда только на своего шамана. Племя живет на этом месте пару поколений, и в могилах имеются кости предков, которых шаман и призывает на помощь соплеменникам. И тут уже войско нежити выступает на лесную орду. Где-то примерно так воевали до прихода классической магии. Она же уменьшила значение
огромных воинств, так как один колдун преспокойно их выжигал "фаерболами" и "белыми молниями".
        -Ты хочешь сказать, что некро- и натуромагия древнее классического волшебства?
        -Да. Но только в нашем мире. Ты ведь помнишь, как впервые поднял мертвеца. Кажется, это была собака. Ты не заряжался магической энергией, ты просто использовал свой врожденный дар. Ты мог призвать и живого пса, только тогда бы ты стал друидом как я. Но "зов к мертвым" намного сильнее в тебе, как и у других некромантов. Почему? Этого я не знаю. Быть может ответ, знали древние, но нам его не открыли или забыли это сделать. Я считаю, не прейди элдерондцы в наш мир, магия бы развивалась в ином направлении. До середины XV века еще встречались культуры практикующие древние искусство без прямого воздействия классической магии. К примеру, культура североамериканских индейцев была основана на культе живой природы, даже их имена свидетельствуют об этом. Южноамериканские индейцы на оборот, отдавали предпочтения кровавым культам некромагии - ацтеки, инки.
        Мы недолго пофантазировали о том, как бы развивалась древняя магия. Но вскоре наше воображение исчерпало себя, и наши домыслы стали походить на банальные фантастические книги о колдунах в далеком космосе и т.п.
        -Вернемся к совмещенной магии,- сказал Вальд. Он рассказал мне о Тимофее Мельнике и его изгнании за пределы нашего мира. Вскользь упомянул о роли Елены в этой истории. И очень красочно расписал место пребывания изгнанного колдуна ныне. Но, только описывая мрачный Аутленд, он не забыл акцентировать на том, что информации о прародине элдеронцев крайне мало, а если быть точным, то ее попросту не найти. Все что он знал об этом месте, он вычитал в записках безумного алхимика, с которыми он работал на первой стадии своего проекта. Когда Вальд описывал ландшафт безумного мира, агонию совмещения магий, запечалившеюся в окружающей природе. Все эти картины показались мне знакомыми, но я ни как не мог вспомнить, где же я мог их видеть или читать о них. Но сосредоточится на моих мыслях, Вальд мне не дал. Он замолчал и, пнув меня под столом, кивнул на вход. В дверях появился парень под два метра в кожаной куртке и черных джинсах. Но узнал я не его лицо, а козырные остроносые сапоги.
        Анатоль обвел взглядом помещение и, обернувшись, позвал:
        -Ребята, заходите. Их еще нет.
        В кабачок вошли мои вчерашние "знакомцы". Лев-инкуб, ведьмы Кати, Лена и нимфа, ее имени я не знал. Они заняли столик в противоположенном углу. И как я мог судить, нас они не заметили. Вальд предложил уйти.
        -К чему нам уходить. Мы не мешаем им, а они не мешают нам. Дав лучше по пиву, и расскажи о своем лесе,- моё предложение порадовало друида, и он охотно поведал мне о своих родных местах. Родился Вальдемар в лесах Скандинавии, он сказал и точное название леса, что, правда, на финском, и я его не запомнил. Отец его был главой лесного клана. К нему всегда приходили за советом, и он ни кому не отказывал в помощи. Вальд научился у него всем секретам природной магии. И однажды отец решил отправить его к своему хорошему приятелю Маготу Соломоновичу, для продолжения учебы. С тяжелым сердцем покидал Вальд родной лес и своих нимф. К тому времени он уже успел трижды жениться и получить назначение в одну из лесных провинций. По его словам сейчас его участок охраняет младший брат, но он все равно волнуется за своих подшефных. Я спросил, от чего отец отослал его, так как продолжение ученья для друида, не так важно, как для других магов. Вальд немного помялся, но все же раскрыл карты. Причиной тому была одна love story. А точнее ее последствия. Вальд на дуэли убил одного волколапа. Его стая потребовала голову
друида, пригрозив резней молодняка оленей и другого зверья в неограниченных количествах. Вся эта история принимала нежелательную сторону для лесных стражей. И отец рассудил, что отправить сына от греха подальше, будет очень кстати. Так Вальд спешно собрал свои пожитки и отправился в большой мир.
        -Из-за кого дуэль была?
        -Лохматый гнус, вознамерился овладеть одной из моих нимф, против ее воли. Если бы она хотела уйти к нему, я бы не мешал. Так у нас принято, но тут было другое. И я пришиб гада.
        -Пришиб?
        -У нас, дуэль проходит либо в рукопашной схватке либо как у меня с волколапом - дубинами. Моя оказалась крепче, - он рассмеялся.
        В своих угодьях он руководил двумя сатирами и одним фавном и целой кучей лесовиков, даже один русский леший затесался в его реестр. Он попал в этот лес во время Финской войны в 39-ом, да и остался. Он то и научил Вальда говорить на русском, точнее ему пришлось научиться, потому что леший финский учить не хотел, а общаться с ним как-то надо было. На мои расспросы о возрасте Вальд отвечал уклончиво, но я приблизительно высчитал, что ему больше шестидесяти. Для друидов это очень мало. Вальд считается юнцом безусым среди своих - в лесном клане.
        -Алчи, ты знаешь о боевых трансформациях друидов? Как думаешь, какая моя?
        Я пожал плечами глядя на нескладного Вальда я не мог представить животное, в которое он обращался во время схватки. Единственное что лезло в голову - куница. Худощавый долговязый друид хитро смотрел на меня, заранее зная, что я не угадаю.
        -Куница?
        Моя гипотеза вызвала улыбку на его сухом сдержанном лице. Всегда серьезный и по-научному собранный Вальд широко улыбался, как ребенок, улыбается взрослым, когда те не могут ответить на элементарную загадку.
        -Медведь.
        -Ого, - не сдержавшись, воскликнул, - медведь!?
        -Не смотри на внешность - она обманчива. Мышечная масса для друида не играет роли. А хочешь знать, в кого бы обращался ты, если бы был друидом?
        -Хм-м, заманчиво. Почему бы и нет? "Крути свою машину"!
        -Дай мне свою руку, - я протянул Вальду ладонь. Он ловко поджег маленькую салфетку, и она мгновенно сгорела в его руках. Оставшийся пепел растер на моей ладони и сдул его. На ней остался знак, но понять его я не мог. Вальд покачал головой и нахмурился.
        -Что все так плохо? Неужели крыса или змей, какой.
        -Да нет, я просто ни когда не видел этой руны. Точнее видел, но лишь раз. В "Книге Ушедших", туда заносят вымершие виды. Это руна мертвого дракона.
        -От чего он умер?
        -Нет, ты не понял, он всегда был мертв. Это такая шутка Матушки. Она породила страшную тварь для Смерти. Дракон был её слугой. Но дракон вопреки законам природы, будучи мертвым, был способен на размножение как высшие вампиры. Его потомство прожило не долго, но оставило по себе тяжелую память. Мы знали лишь о четырех мертвых драконах, все их имена занесены в "Книгу Ушедших". На твоей руке пятое, новое имя. Твоё имя.
        Это явно потрясло Вальдемара. И каждое слово он говорил не только мне, но и себе, убеждая себя в реальности руны и ее значения.
        -И что это плохо?
        -Да нет. Это необычно. Но не плохо. Просто, было бы интересно посмотреть на мертвого дракона. Жаль что ты не друид.
        -Да уж жаль.
        -Давай сурьи возьмем она мягче водки, но эффект круче. Я так думаю.
        Я охотно кивнул и покосился на компанию Анатоля. Они кого-то ждали, и все время поглядывали на дверь. У меня возникла идея. Вальд тут же назвал ее идиотской, а меня реваншистом. Но я отмахнулся от его увещеваний и встал из-за стола. Я намеренно придал своей походке вязкой неуверенности, что бы все принимали меня за пьяного.
        Анатоль рассказывал что-то своим друзьям, приобняв Кати за талию. Ведьма прильнула к нему. Лёва отошел к барной стойке и флиртовал там с симпатичной официанткой. Девушка кокетливо строила инкубу глазки, совершенно позабыв о клиентах. Сервис. Колдун настолько увлекся своей историей, что не заметил, как я подошел со спины. Упускать такой шанс, просто грех. И я нанес "удар".
        -Здорово! - крикнул я ему на ухо и похлопал по плечу. Росверфен аж подпрыгнул. Но приятней всего мне было видеть изумление плавно переходящее в истинное исступление. Он ни как не мог предположить, что я вот так запросто подойду к ним, словно мы хорошие знакомые и вознамерюсь присоединиться к их скромному банкету. На подмогу растерявшемуся колдуну пришла его девушка-ведьма:
        -Алчи, - она явно помнила мои слова о том, что Алчи зовут меня только друзья и назвала именно так, - а ты здесь откуда?
        -Да всё оттуда. Пьянствуем. Отмечаем-с.
        -И мы тоже, - блеснув белозубой улыбкой, сказала Кати.
        Я нагло отнял стул за соседним столиком и присел к колдовской компании, хотя чем ближе была полночь, тем больше в кабачке собиралось народу имеющего непосредственное отношение к магии и Главной Альме. Да и персонал заведения явно был в курсе необычных способностей большей части посетителей и уже подевал спецочки - различители магии. Все кроме официантки, с которой общался инкуб, он совершенно заморочил голову бедняжке.
        -Как тебе музыка? - спросила Елена.
        Я повел плечами и тяжело вздохнул.
        -Не думаю, что подборку делала ты.
        -Да? А кто же, по-твоему?
        -Видишь ли, у меня имеется теория я, кажется, уже рассказывал тебе о ней во время экскурсии. Но повторюсь еще раз. Музыкальные предпочтения являются отражением магических способностей их уровня и ориентации. К примеру, светлый чистый знахарь ни когда не станет слушать Cradle of Filth или Коррозию металла. Чародей высокого уровня подсознательно тянется к глубокой содержательной музыке, богатой духовно и эмоционально. И посему не слушает "попсу", а тяготеет к классике, рок-музыке, этнто-стилям и т.п.
        -И какую же музыку должна слушать я? - спросила Лена и отвела глаза в сторону, чтобы я не смог прочитать ее взгляд.
        -Nickelback, баллады Metallica, Океан Ельзи что-то такое. А этот диск, - я достал из "старичка" черный mp3, - больше подошел бы Анатолю или чародею пятой ступени. Да именно чародею, темный колдун Анатоль скорее записал бы Кино, больше Сектор Газа, Nirvana. А, я прав?
        Толя кивнул и предложил выпить. Мы говорили тост, за тостом опрокидывая бокал за бокалом.
        -За музыку.
        -За духовный рост.
        -За друзей.
        -Друзья зовут меня Кет, - сказала Первая ведьма и указала на нимфу, - это Свезара. Лену ты знаешь, Толю и, - она осмотрела зал и кивнула в сторону инкуба, - Леву тоже.
        -За нас, - после этого тоста к нам вернулся Лёва вместе с Вальдом, они спорили о вечном. Предметом дискуссии были девушки, я краем уха слушал размышления инкуба и друида на тему женской красоты и привлекательности и о том, как им ловеласам тяжело в этой жизни.
        -Столько красавиц и так мало времени, - с грустью и обидой заявил Вальд. Я заметил, как мой друг смотрит юную нимфу Свезару. И девушка отвечала ему взаимностью.
        -За любовь.
        -За вас, - мы (парни) пили стоя и до дна.
        Я рассказал компании пару историй. Вальд все время перебивал меня, не давая приукрасить и не много приврать. Веселые истории в моем арсенале исчерпались, а навивать тоску или пугать ребят мне не хотелось. Тут мне на помощь пришла любовь к стихам. Лирическая поэзия ни когда не испортит дружескую атмосферу, а даже привнесет аромат любви и укажет тонкую грань взаимопонимания:
        Твой светлый образ, силуэт
        Укажет путь мне в темноте.
        Когда померкнет солнца свет
        Для всех людей на всей Земле.
        Вдвоём останемся с тобой
        В элизиуме наших дней.
        И будем слушать сердца бой,
        В саду Любви, в тени ветвей.
        Но не смогу я в жизни этой,
        Найти необходимых слов.
        Скажу я проще без маневра -
        Люблю тебя, мой ангел снов...
        И тут я запнулся. Каково же было мое удивление, когда Лена продолжила читать, тихо в пол голоса задумчиво глядя в одну точку. Голос ее был мягок и слова, слетали с губ как заклинания:
        Ты послана была мне свыше,
        Чтобы спасти меня от тьмы -
        Чтоб прекратилась эта мука,
        Ты Серафим моей судьбы.
        Я полюбил ночной огонь
        И словно грешный мотылёк
        Не осторожно полетев
        Я крылья собственные сжег.
        Но я ни чуть не сожалею,
        Лишь вспоминаю пламя жар.
        И как тогда, от счастья млею.
        Я потерял свой странный дар.
        Когда она закончила, в ее глазах блеснули слезы. Лена встала из-за стола и направилась к выходу, за ней вышла и Кет. Я почувствовал сверлящий взгляд Лёвы. Анатоль положил руку мне на плече и спросил:
        -Алчи, откуда ты знаешь эти стихи?
        -Толя, если бы я знал, то сказал, но я не знаю. Они просто есть в моей памяти. Но ни когда не читал их и не слышал. Я даже не знаю, кто автор, - я, конечно, соврал, так как уже догадывался, кто их написал. Но Толя не почувствовал лжи.
        -Видишь ли, эти стихи написал наш друг. Сейчас его нет с нами. По независящим от него причинам. И он ни кому не читал их кроме нас и ни где их не публиковал. Я даже не знаю. Ты не вытащил их из Лениной памяти.
        -Нет.
        В зал вернулись Лена и Кет, с ними шел молодой парень-вампир. Он был вампир по рождению, а не слуга некроманта. На его правой руке был перстень высших вампиров клана Руук.
        -Лелиан Руук для друзей просто Лелик.
        -Каин, но друзья зовут меня Алчи.
        Мы пожали руки. И он сел к нам за стол.
        Стихи явно не сделали вечер приятней, а скорей на оборот. Выпив еще по одной, я с Вальдом решил покинуть компанию, пока в конец не испортил всем настроение, совсем позабыв, что с начала этого и добивался нагло подсев к ним. Вот только друид ни куда уходить не собирался он весело общался со Свезарой и не обращал на остальных ни малейшего внимания. Я махнул на пропащего рукой и, сказав всем, "пока" пошел домой.
        Уже на улице меня догнала Лена.
        -Приходи завтра пред закатом по этому адресу, - она вложила мне в руку бумажку.
        -Я приду.
        -Спасибо.
        -За что?
        -За стихи. Я не знаю, откуда ты их знаешь, но читал ты красиво.
        -Ты его любишь? - сам не зная, почему спросил я.
        -Да...- она поспешила вернуться в "НАВЬ". Начинал моросить дождик. Сквозь темные облака проглядывал бледный месяц, отбрасывая тусклый свет на лужи и мокрый асфальт. Я поднял ворот плаща и пошел по пустой улице в сторону общаги. Мысли путались под действием принятого "на грудь" за вечер. И сложить заклинание "ясности" у меня не получалось, да и не особо хотелось, не так уж часто маги могут напиться в наше время. Попытки напиться могут привести к длительному запою и ослаблению способностей в результате оного. Но в запой уходить мне не хотелось. А хотелось спать, при чем так сильно, что я был согласен лечь прямо на асфальте. Но крупицы трезвых мыслей гнали меня по пустынным улицам к общежитию. А там постель и сладкие часы забвения. В голове звенели строчки стиха:
        "Но я ни чуть не сожалею,
        Лишь вспоминаю пламя жар.
        И как тогда, от счастья млею.
        Я потерял свой странный дар..."
        Но читал их не я и не Лена. Когда я на конец-то это понял, меня прошибло потом и я, вздрогнув, оглянулся. Не знаю. Быть может, я ожидал увидеть за спиной автора, уставшего и изможденного. Но на меня смотрела ночь - темными окнами домов, притаившимися по углам тенями и пронзительной пустотой улиц. Я мало чего боюсь в этой жизни и уж точно не темноты и одиночества, но что-то здесь было ёще и оно погнало меня быстрей и быстрей к цели моего пути. Пройдя через парк и пару дворов, я вышел к общежитию. В некоторых окнах еще горел свет, - студенты, - заточи. А может - гас-квас. Всякое бывает. Я решил не тревожить дежурных и подлетел к своему окну. Летаю я плохенько и медленно, скорее даже парю. И что еще хуже я позабыл наложить "марево". Пролетая мимо окна третьего этажа, я встретился взглядом с парнем. Это был мой давешний сосед Вася. И я не придумал ни чего лучшего, как помахать ему рукой. При виде этакого "карлсона" он пару раз протер глаза и попятился к столу. Он быстро выключил лампу, захлопнул книгу и пулей юркнул под одеяло. Мне стало, немного, жаль бедолагу, но лишь немного. И я поплыл вверх, к
своему окну.
        В комнате было пусто. Никого больше ко мне не подселяли, да и желающих не было, как потом выяснилось. Вася всем растрендел о полтергейсте в моей комнате и других чудосиях, что приключились с ним. (С моей легкой руки).
        На столе лежал аттестат. Я забыл забрать его после экзаменации, должно быть сестрички подсуетились. Надо буде их завтра куда-нибудь пригласить, а то свин-свином получаюсь. Я разделся, джинсы на стул не попали, но мне было все равно. Я залез под покрывало и уснул. Морфей был благосклонен, и его легкие сети унесли меня прочь от тягостных дум и не понятных происшествий.
        Проснулся я рано. И голова моя не напоминала мне о вчерашнем. Вальд был прав - сурья лучше водки. Я оделся и направился к девчонкам. Оляна уже проснулась и крутила свое тело в немыслимых позах тао-йоги. Она улыбнулась мне и приветливо спросила, буду ли я кофе. От утреннего допинга я не отказался, и когда ведьма закончила упражнения навела по чашечке ароматного напитка. Как в рекламе, на запах проснулась и Аннике. Выпив кофе, я предложил девочкам перекусить в знакомой мне кафешке.
        Утренняя "НАВЬ" разительно отличалась от ночной. Атмосфера была легкой и непритязательной, и я не как не мог понять, что изменило суровый облик старорусского дома. Нет, интерьер остался тот же, да и персонал, вроде бы, тоже. Ну, может, не было официантки, с которой вчера общался Лева. Будь он вампир, я бы забеспокоился о судьбе девушки, но Левиафан был инкуб, а это значит, что она отсыпается после бурной ночи.
        Девчонки заволновались и предложили поискать местечко попроще, когда заглянули в меню. Но я уверил их, что готовят здесь отменно и цены вполне приемлемы. Мои спутницы заказали блинчики и по чашечке травяного чая со льдом. Я взял кашу и пару мясных биточков. Пить я решил пиво.
        Сестры рассказал мне, что было, после того как я ушел с экзаменации. Как я и думал ни чего интересного. Аннике "отстрелялась" на отлично, а Лену ни кто не валил, так что и она сдала (что я уже знал). Пиров вручил им аттестаты, поблагодарив за старание, и отпустил пару колких реплик в мою сторону. Видимо сильно я ему досадил во время спарринга. На сколько мне было известно, Ольжич был хороший колдун, но жил он очень долго и с годами его характер портился. А после того как он стал вампиром то и вовсе огрубел. Лишь в последние годы после женитьбы его сердце смягчилось. Во многом этому поспособствовало то, что он стал отцом. Много легенд ходило об этом маге. И самой таинственной была история его обращения. Почему он стал вампиром, ни кто точно не знал. Ну, уж точно не для перехода на уровень великого мага, в то время он уже был им. Самой правдоподобной, я считаю вот какую.
        Пиров - чернокнижник - постигая тайны древней некромантии, исследуя какой-либо манускрипт, обнаруживает обряд, цель которого увеличение силы мага. Он решает провести его на себе - в целях эксперимента. Из-за неточного перевода или другой, какой ошибки он не правильно понимает суть обряда, которая заключается в обращении на вампира. В древнее времена это был единственный способ для шамана-некроманта продлить свою "жизнь" и успеть передать свои знания приемнику.
        Так Ольжич Пиров стал вампиром. А так как он был уже великим магом, то Совет дозволил ему стать основателем нового клана - клана Ольжичей. Древним родам вампиров пришлось признать это право за Пировым, но без особой охоты. Все это из-за "лицензий на кровь". Каждый клан в начале года получает квоту на человеческую кровь - жертв охоты. Эта доля зависит от пожертвований клана Главной Альме и его полезности для Совета. К примеру, воины клана Руук - ночная стажа Башни, и они получают свою долю не зависимо от того внесли они деньги или нет. Остальные кланы покупают свои доли на торгах в канун Рождества. Иногда для увеличения своей квоты кланы стараются умилостивить Совет, преподнося подарки и т. . Но если они осмелятся предложить деньги члену Совета или шантажировать его, за дело берется Тайная канцелярия и ее исполнители. Эта организация наделена практически неограниченной властью, и все свои действия производит от имени Совета и Главной Альмы. Для мага служба в Канцелярии более престижна, чем работа на самую влиятельную корпорацию. Подобная должность достается большим трудом и высочайшей протекцией со
стороны членов Совета. Точное число исполнителей известно не многим, но все хорошо знают их капитанов.
        Глава V. О насекомых.
        Детство его было самым обычным и не примечательным. День за днем он пропадал во дворе со своими друзьями: гоняя мяч, играя в снежки, строя картонные крепости и убега купаться на речку. Родители растили его добрым отзывчивым ребенком, и у него было много друзей сперва в саду, а затем и в школе. Ему исполнилось двенадцать лет, и он стал самым старшим в своей кампании из-за того, что долговязый Генка переехал в Севастополь.
        Во время летних каникул, когда все его друзья разъехались по бабушкам и санаториям. Он дни на пролет одиноко бродил по улице, чувствуя себя, последний защитником двора. Он даже пару раз подрался с мальчишкой из соседнего. Соседи частенько ходили через их двор, так как это было кротчайшее расстояние до реки. Этот парень также как и он остались без своей кампании. И из-за малого количества участников драки и отсутствия зрителей обычного удовольствия они не получил, а лишь навешали один другому пару тумаков и разошлись по своим делам. Да вот только у него ни каких дел не было. Однажды после обеда он вышел на улицу и сел на лавочке возле своего подъезда. Это было лучшее место во всем дворе, летом тенек от деревьев и самого дома дарил прохладу, а зимой здание закрывало от пронзительного холодного ветра. К дому подъехал грузовик, из кабины вылез широкоплечий мужик. Ему на руки спрыгнула девчонка лет двенадцати. Мужчина что-то сказал ей на ушко и указал на бездельника на скамейке. Девочка хлопнула его по плечу и обижено протянула:
        "Да он же маленький".
        Подобное замечание мальчишке не понравилось. И он пулей подлетел к приехавшим и возмущенно сказал мужчине, а не девочке (игнорируя ее присутствие):
        "Ни чего я не маленький, мне уже двенадцать".
        Отец девочки улыбнулся и сказал:
        "Если не маленький то может, поможешь нам. Ты из этого подъезда? Тогда мы твои новые соседи".
        "Хорошо, а что нужно?"
        "Бери вещи в машине и неси за мной. Только не бери очень тяжелые. А то я вас мальчишек знаю, все силой своей похвастаться хотите, а мне потом и носить нечего". Он засмеялся и потрепал парня по голове. Мальчишка кивнул и пошел к кузову. Два грузчика уже доставал диван.
        "Ты кто? А помощник. Ну, бери помощник, лампу только аккуратно. На пятый этаж".
        Девчонка подошла сзади и строго заметила:
        "Это моя лампа. Осторожней".
        Как же ему не понравилась эта наглая воображала. Все они такие думал он, считая ступеньки. Лифт не работал.
        Через два дня он думал совсем по-другому. Она стала его лучшим другом, но не, потому что другие разъехались, а потому что они понимали друг друга, как ни кто. Это была настоящая дружба, но она была обречена. Они дрались и раньше, как дерутся друзья или родные брат и сестра. Она была выше его ростом, но он все же был крепче, и когда она колотила его что было силы, он терпел и лишь иногда толкал или дергал за одну из рыжих косичек, но и то так, что бы позлить. Но в этот раз она в запале, от собственного бессилия видя, как он хохочет от ее ударов, укусила его за ухо. И укусила так сильно, что капельки крови брызнули на футболку и лицо. Он закричал и сжался. Девушка кинулась по комнатам в поисках ваты, бинтов и йода. Когда она вернулась, он сидел на диване, отвернувшись к стене. Рукой он закрывал левое ухо, а правое продолжало кровоточить.
        "Ты что? Я же укусила за правое!"
        "Не хочу, чтобы ты откусила мне и левое",- зло сказал он, пока она обрабатывала ему рану йодом.
        "Больно"?
        Он посмотрел на нее и тихо в пол голоса сказал:
        "Я люблю тебя",- и поцеловал ее в губы. Секунду они были безучастны и скованы страхом, но все же ответили ему взаимным поцелуем. Она обняла его за плечи, а он положил свободную руку (другой он все еще зажимал левое ухо) ей на талию, а может и не многим ниже. В ее объятиях он чувствовал себя самым счастливым человеком во всем мире.
        Он вырвался из ее объятий, ловя руками воздух в поисках опоры и спасенья. Ее глаза расширились от ужаса, мальчик рухнул на пол, извиваясь, он пытался вдохнуть воздух, но не мог. Бледными руками он сжал свое наряженное горло в попытке вжать в него воздух. Девушка кричала от ужаса и страха, она кинулась прочь из комнаты звать на помощь соседей.
        Врачи были неумолимы. Толком что-либо объяснить они не могли. Одни говорили о мутации эндокринной системы, другие о нарушении работы высших нервных центров. Он плохо понимал, что это значит на языке медицины, но для него это был страшный приговор. Он больше не мог встречаться с ней и другими девушками.
        С того дня в его жизнь вошло одно уравнение "потеря девственности равна смерти". Его родители переехали в другой район и перевели его в другую школу. Но этому предшествовал долгий курс терапии. Лечение не дало положительных результатов, а привело к потер волос. Его лысая голова вызывала косые взгляды и смех за спиной со стороны сверстников. От придирок басоты его защищали внушительные размеры. За год лечения он усиленно занимался спортом: секции рукопашного боя, тренажерные залы, легкая атлетика. Он искал ответ в силе своего тела, но там его не было. Три года тренировок сделали его хорошим атлетом. Параллельно с этим он углубился в науку: формулы, законы и олимпиады. Но и холодный разум точных наук не давал ответов на его вопросы. А он продолжал свой поиск. Философия дала почву для размышлений и построения правильных вопросов. Религия дала утешение, но не ответ.
        Он без особых проблем сдал вступительные экзамены в институт. И в тот день он решил для себя, что не доживет до выпускного. Он полюбит, и полюбят его, и он умрет в объятьях любимой. В группе его любили, но не так. Быть может, он просто был не в состоянии почувствовать любви по отношению к себе. Ибо пять лет в его груди гнал кровь бесчувственный кусок льда не знавший любви и ласки.
        Так прошел год учебы в ВУЗе. Прошел бы и еще один, если бы не одна факультетская дискотека. Он не охотно ходил на подобные мероприятия и пришел в тот вечер исключительно под давлением друзей. Вокруг все танцевали и пили, пили и плясали. А ему весь этот бедлам был не по нутру. Он одиноко сидел за столиком своей компании и с иронией взирал на гормональный взрыв вокруг него. Он решил выйти на улицу подышать свежим воздухом. Благо уже наступила весна, и суровые февральские холода уступили мартовской оттепели и ее безумным котам. На часах было за полночь, и небо укрыло город звездным полотном. Он обошел здание дискоклуба, возле входа было людно и шумно. Как ему показалось, даже кто-то дрался. Смотреть на потасовку особого желания не было, и он выбрал местечко поукромней за домом. Он не курил и не пил, а просто смотрел в ночное небо, думая о том, что кто еще, сейчас, смотрит в это же самое небо и думает свои сокровенные мысли. Неожиданно вслушиваясь в голос ночи, он услышал его вполне отчетливо и совсем рядом. Это были всхлипы и бормотания. Он осмотрелся и увидел в тени деревьев лавочку, на которой
кто-то сидел. По началу он сказал себе, что это не его дело, но любопытство подтолкнуло его в спину. И он подошел к плачущему силуэту. Силуэт оказался девушкой дрожащей над листком бумаги ее крупные слезы падали на белый лист, размывая слова. Она пыталась разорвать его, но руки ее не слушались и по этому она просто мяла бумагу. Подобное зрелище кого-нибудь рассмешило, а в ком-то вызвало жалость. Но он был беспристрастен. Хладнокровно взял из ее рук письмо, она даже не сопротивлялась и не успела испугаться. И у нее на глазах разорвал его, а затем и конверт лежавший на скамейке.
        "Все проходит, пройдет и это".
        "Что"?
        "Кто. Соломон".
        Так он познакомился с ней. Она понимала его боль и одиночество. Она и сама была одинока. Их отношения росли и крепли. О своем приговоре он рассказал в первый же день знакомства, и она сказала, что ей все равно будет между ними секс или нет. Но чем больше они проводили времени вместе, тем больше понимали неизбежность близости. Их тянуло друг к другу, и они ни как не могли это изменить. Над ней смеялись все подружки и уговаривали бросить его, но она не могла и не хотела. Это была любовь или даже страсть - необузданное желание быть вместе, быть рядом. Его врач, наблюдавший его с двенадцати лет, говорил, что он умрет. И "палачом" молодого парня будет его безумная любовь к девушке научившей его любить. Но парень открещивался и твердил, что не расстанется с ней, и они будут вместе. Когда он привел ее в свой дом, знакомить с родителями мать и отец в один голос говорили, что она хорошая и славная, но не для него. Разразился скандал и он ушел из дома со словами, что он умрет, но умрет в объятиях любимой. Она же сказала, что жить без него не сможет и уйдет из жизни вслед за ним. Быть может, это было
театрально, но как они решили, так и сделали. В день ее рождения он принес ей огромный букет роз и бутылку дорогого вина. Она любила эти цветы, а он ценил вкус хороших вин. У одного приятеля она раздобыла пузырек с ядом. О яде она ни чего не сказала ему, так как он долго уговаривал ее одуматься, говоря, что у нее вся жизнь впереди и т. . и т.п. Она сделала вид, что вняла его уговорам и более не помышляла о смерти. Во время ужина она не заметно подлила себе яд в бокал и выпила до дна. Он взял ее на руки и отнес в спальню. Он знал, что не нужно спешить, умрет он во сне, когда она, прильнув к его груди, будет спать и не услышит его тихого стона. Она помогла справиться с волнением и тихонько шептала на ушко, чего ей хочется, и что он должен делать и как целовать. Он ласкал ее тело в первый раз, и впервые касались его тела женские руки в интимной игре. Его губы целовали ее нежную кожу, и под каждым прикосновением она вздрагивала и что-то шептала. В момент, когда он вошел в нее, она застонала, он же зарычал, почувствовал, как рвется его сердце. Но он смог сдержать свою боль, задавив ее жгучим чувством
экстаза рвущим его на части. Движения их стали плавными, и страсть стихала, дав время перевести дыхание и ощутить сладость момента. Он лег на спину, предоставив ей свободу действий. Сердце болело все сильней, но не подавал и виду, снося внутреннюю боль ради нее...
        Она прильнула к нему и рассказала о яде и о том, что по утру они не проснуться вместе. Он не чего не сказал, а обнял и погладил ее по голове, словно утешая нашкодившего ребенка. Если что-то и можно было сказать, то было уже поздно...
        Утреннее солнце весело заглядывало в окна домов. Но лишь в одном окне ему были не рады. Он сидел у кровати и смотрел на ее лицо ее красоту и безмятежность. Он встретил рассвет один, и обманул и ее и себя...
        Он лежал рядом с ней и ждал, сжимая в кулаке пустой пузырек. Яд проникал в его кровь и стремительно несся к сердцу, чтобы остановить навсегда мощный насос...
        Он подошел к окну и распахнул его. В лицо ударила ночная прохлада. На кровати спала она, на столике лежала прощальная записка. "Скоро я тоже усну". Он встал на подоконник. Высоко. Девятый этаж. Он шагнул вперед...
        Белые мягки стены камеры. Смирительная рубашка и стеклянный взгляд. Он молчал и думал. Он думал о ней, и о том кто умер в ту ночь, и о том кто родился на утро...
        В таком состоянии и нашел его Пиров в закрытой психиатрической лечебнице. Ольжичь помог ему и вернул к жизни. Дав ему силу и имя. Саранча. Почему "саранча"? Он столь же живуч и очень плохо умирает...
        Саранча, второй капитан исполнителей и адъютант Пирова.
        ***
        Если бы я знал, кто вошел в кафе, я бы тотчас же вышел. Он был среднего роста в дутой куртке, клетчатой рубашке, серых брюках и коричневых ботинках. Ни чего особенного, вполне заурядная невзрачная личность. Если бы не его лицо, покрытое множеством маленьких шрамов и от того похожее на треснувший камень. И даже цвет кожи вполне подходил на гранит, в совокупности с рельефом лица он полностью скрывал эмоции этого человека, если он был способен их испытывать. Взгляд его пронзал присутствующих, приводя в оцепенение. В помещении нависла тишина. Я почувствовал поток энергии от него. Скорей всего он не маг, а пользуется талисманами и артефактами. На его запястьях я углядел два браслета с руническим орнаментом, фонили именно они. В их предназначении я не секунды не сомневался, но вот намеренья их владельца ускользали от меня, и я путался в догадках. Кто этот безумец? О его невменяемости говорил пустой бесцельный взгляд. Он явно готов на все, вот только ради чего?
        И тут я догадался посмотреть на него истинным зрением. Оно открывает скрытые знаки, вроде татуажа на лицах элементалистов, на его же лице я увидел всего три знака, но их было достаточно. "Совет", "капитан", "Саранча". Мысленно, я отказывался верить в то, что этот безумец капитан исполнителей. Я вспомнил все, что я зал о капитанах. Их три. И один из них адъютант Пирова. Я был готов биться об заклад даже с самим лукавым, что Саранча ищет именно меня по приказу Ольжича, но я не азартен по жизни.
        -Девочки, может, пойдем отсюда. Что-то чересчур людно сегодня.
        -Пойдем, - согласились ведьмы в один голос. Мы встали и, не подавая виду, направились к выходу. Я не забыл заплатить по счету, оставив хорошие чаевые. Проходя мимо капитана, я поздоровался и юркнул на улицу. Мое приветствие, как я надеялся, собьет его с толку. И он примет меня за местного, если он, конечно, не знает меня в лицо. А если знает, то толку прятаться.
        -Каин. Именем Совета следуйте за мной, - голос у него был мягкий и ни как не вязался с внешностью. Но все равно мягкость не отличалась выразительностью или эмоциональной интонацией. Лезть в петлю и проявить не повиновение, было равносильно самоубийству. Я мимолетно обратил внимание на шрам у виска капитана.
        "Пуля. Стреляли в упор. Разве такое возможно". Шея Саранчи была замотана лиловым шарфом, дико дисгармонирующим с остальной одеждой.
        "Должно быть, скрывает шрам как Бендер". Я повиновался и пошел за исполнителем, на улице ждали еще двое - рядовые. Один вызвал марево, закрыв нас от случайных прохожих, а второй открыл портал. Я раньше не пользовался ими из-за того что они требуют либо затраты большого количества энергии либо специальных артефактов. Рассмотреть, что же использовал исполнитель, я не успел.
        Глава VI. Нелепый допрос.
        Бастиону и катакомбам Главной Альмы позавидовали бы гномы, настолько они были огромны и непревзойденны в своей архитектуре, позавидовали бы (если бы могли) духи воевод, обитающие в заброшенных крепостях и цитаделях, столь неприступны они со дня сотворения и во веки вечные и во славу Совета. Но я не испытывал особого восторга шагая темными коридорами, спускаясь по каменным винтовым лестницам все глубже и глубже в сопровождении двух исполнителей. Капитан исчез в одном из боковых ответвлений еще в бастионе. И я был на сто процентов, что он уже ждет меня в конечном пункте моего следования, где бы он ни находился. А находился он в маленьком кабинете. Что, правда, размеры комнаты визуально оценить не представлялось возможным из-за слабого освещения. Но малые размеры комнаты ощущались кожей. Пространство давило и уничтожало. Меня усадили на жесткий стул. На его ручках были укреплены кожаные ремни, но меня приковывать не стали, хотя я уже мысленно готовил себя к худшему.
        Напротив стояло стол и более удобное, чем мое, но столь же по спартанскому простое кресло. Его занял Саранча. Он взял со стола документы и, пробежав их глазами, спросил, не отрывая взгляда от явно заинтересовавшего момента:
        -С какой целью прибыли в город?
        -Экзаменация на четвертую ступень.
        -Как долго намереваетесь пробыть у нас? И что намериваетесь делать? Экзаменация уже закончилась, - как бы подытожил капитан.
        -Завтра утренним поездом еду домой. Если ни что не помешает, - добавил я и постарался понять, будет ли капитан мне мешать или даже вещи поможет до вагона донести. Но понять не смог.
        -Хорошо, - но сказал он это словно "без разницы".
        -К нам поступила информация о том, что ты не законно, в обход воли Совета зарядился энергией, тем самым, увеличив свою силу, хоть и временно. А это дозволено лишь нимфам и сатирам. А у тебя, некромант, я не вижу рогов, а тем более... Ха-ха-ха... - смех его был просто звуком, как и пустые слова, но эта пустота и вселяла страх.
        -Не было такого, - признаваться я не собирался, а память я закрыл достаточно хорошо, так что единственное, чем можно меня было расколоть - грубый пролом сознания, но применяли его только во время войны. Даже исполнители должны согласовывать свои действия в этом вопросе с кем-либо из Совета. А я пешка и вполне благопристойный маг - "в связях порочащих был, но не замечен". По этому мало вероятно, что мою память выпотрошат из-за не санкционированного пополнения. Подобные истории встречаются сплошь и рядом. А все из-за проклятых квот на энергию, как у вампиров на "жертвы охоты".
        Много тысячелетий шли кровопролитные войны между магами за магические источники способные пополнять и увеличивать запас магической энергии. Эти самые источники имеют разнообразную форму и содержания. Одни восполняют силу белых другие черных, а третьи и тех и других - самые ценные для Совета в наше время.
        До Совета и Главной Альмы существовали и другие объединения магов. Ставившие себе за цель, контроль над магической энергией, но они не хотели делить ее с другими, и по сему век их был не долог. Совет архимагов объединил белых и черных магов, для регулирования споров был создан Кодекс, и призваны на службу исполнители. Со временем все известные источники были захвачены Гвардией Совета и проигравшим были предложены вполне честные условия: "мы даем вам энергию, а вы то, что нам необходимо". Платой за энергию или как ее еще называют ману, не всегда были деньги, в те времена активно развивалось рабство и бартер и т.п.
        Спрос рождает предложение и теневую экономику. На черном рынке можно купить не только саму квоту, но и ману. Ею, иногда, торгуют "колодцы" - генетические уроды, способные не только аккумулировать, но и вырабатывать магическую энергию. Но насколько я помню подобных людей в мире не больше пяти, а может и того меньше. Хотя, как правило, маной приторговывают спекулянты и импы. Импы это бесоподобные существа способные воровать ману во время сна. На одного из них, если что, я и решил валить все. Найти продавца у исполнителей вряд ли получиться, а покупка маны на черном рынке тянет максимум на штраф.
        -Не было! Хорошо. Тогда ответь вот на какой вопрос. Что ты знаешь о Сердце Святого?
        "Вот это да! Уже знают". Я смотрел на Саранчу, так словно я где-то об этом уже слышал, но не могу вспомнить, где именно и ждал, что капитан даст подсказку. И он дал:
        -Краеведческий музей. Росверфен. Святой Седрик.
        -Да, да, я что-то припоминаю. По истории магического мастерства кто-то писал реферат об этом Седрике, но вот в чем там было дело. Я помню плохо. Кажись, этот ваш Росткафер замочил бедного Седрика и съел его сердце. Но вот при чем тут краеведческий музей. Убей, не знаю, - я перевел дыхание и когда Саранча хотел, было сказать еще что-то, продолжил свою безумную историю о печальном Седрике.
        - А может, дело в музее было. Или Седрик, или Роскухель работали в музее. Я прав?
        -Да, так оно и было, - со скупой, чуть уловимой ноткой иронии сказал капитан.
        -Свободен, - он посмотрел в документы, и односложность моего имени вызвала секундную паузу. Так всегда, ни кто не может понять Каин, это фамилия или имя. Я всегда отвечаю на этот вопрос просто: "Судьба". И это еще больше настораживает посторонних.
        -Мы, Вас более не задерживаем, маг Каин. Капрал, - в комнату вошел исполнитель. - Сопроводить к выходу.
        Я с неимоверным облегчением покинул бастион Альмы и с удивлением заметил, что день близился к концу. Сколько я провел времени в катакомбах и только ли в них. Быть может, мне основательно промыли голову, и я теперь запрограммирован бог весть на что. Я оглядел себя и ощупал шею и осмотрел руки. Шея была чистой, и на руках не было следов уколов, да и голова была ясной, и мысли скользили легко и непринужденно в моем сознании, выстраивая логические цепи. Вопросы были, но ответы на них можно получит только в одном месте. Сегодня перед закатом.
        Солнце пылало ало-красным диском, падая за горизонт. Я люблю закат не меньше чем рассвет, но в предрассветной тишине я могу представить, что я один в этом мире и солнце поднимается, что бы увидеть меня и я живу, что бы видеть солнце. Быть может, по этому я не хочу становиться вампиром или личем. Я не смогу больше видеть солнце, а если и смогу то не испытаю того что у меня сейчас в душе, когда багряный лик звезды бросает последние лучи уходящего дня на одиноко стоящий ангар.
        Таксист еще раз предупредил меня, что клуб закрыт больше двух месяцев. Из его рассказа я узнал о бандитской разборке послужившей причиной для его закрытия, но не меньшей причиной была, смерть хозяев. Их сожгли заживо в собственном клубе, а вот сам клуб не пострадал. На мой вопрос, почему он решил, что их сожгли, он сказал, что об этом писали все газеты. "Прах на танцполе", "Зажигательный вечер" и тому подобные заголовки украшали первые полосы газет. У меня, на счет случившегося, сложилась своя версия, но делиться с водилой я не стал. И что за мода, из ангаров и складов дискоклубы делать.
        Глава VII. Возвращение из неоткуда.
        Я пришел не первым, но и не последним. В зале уже была Лена и Лева, возле не понятной для меня аппаратуры возился коротко стриженый парень в кожаном фартуке. Он постоянно что-то объяснял Лелику который помогал ему в наладке приборов. Вампир ворчал и шипел, показывая артфактику белоснежные клыки. Но тот только отмахивался крестом от упыря, заставляя вздрагивать от неприятных ощущений. Левиафан, заметив меня, помрачнел и, ткнув в мою сторону пальцем, с обидой спросил Лену:
        -А этот что здесь делает?
        -Его позвала я.
        Лена взяла инкуба за плечи и что в пол голоса объяснила ему. Он недовольно мотал головой, отклоняя любое ее предложение. Но все же сдался и, глядя на меня, строго сказал:
        -Если он будет мешать или не дай бог, привел хвост....Я за себя не отвечаю.
        К нам подошел "кузнец", его фартук был подпоясан ремнем с бесчисленным множеством инструментов и малых артефактов. Он вытер руку и протянул ее мне:
        -Я, Илья. А ты Каин.
        -Да, Алчи.
        -Хорошо, Алчи. Умеешь собирать контур портальных врат?
        -Нет, но если покажешь.
        -Покажу, а то этот вампир только шипит и грозиться укусить. А от инкуба и того толку меньше. Он, видите ли, не может работать с контуром. Его биополе замыкает, а он еще хотел в сферу...
        Илья показал, что я должен делать, и я взялся сборку элементов контура. Через десять минут все дуги были собраны, и Илья завершал тестирование. Меня поразило, с какой легкостью он переносил дуги. Мы с трудом поднимал ее вместе с Леликом, а он вампир сила-то у него не малая. Прошло еще пять минут, и явились Анатоль и Кет. Ведьма сияла и крепко накрепко прижималась к колдуну, боясь его отпустить. По ее глазам и мятой одежде была хорошо понятна причина их опоздания. Но ни кто не подал и виду, только Лена улыбнулась Первой ведьме и подмигнула, Кет залилась румянцем и уткнулась личиком в грудь Анатоля.
        -Так, я вижу все в сборе,­ - Толя посмотрел на меня, но что-либо говорить не стал. Лев уже сказал все, что следовало, до его прихода и это было понятно. Толя быстро переоделся. Черный облегающий костюм, вроде тех, что были на ведьмах в музее, только с пластинами брони. За спиной висел тонкий клинок с удобным эфесом. Дуэлянт. Илья дал ему браслет. Толя одел его на руку и быстро набрал комбинацию. Вокруг него вспыхнул сферический барьер. Гелиосфера. Я о таких только в книгах читал, а тут. Должно быть ее собрал Илья, а может, дал Никонорыч.
        И тут я увидел его. Сердце Святого Седрика. В Портальном контуре оставался свободный паз для источника питания. Вот для чего оно необходимо. Сердце - ключ в Аутленд. И сегодня они откроют портал. Гелеосфера защитит Анатоля от возможной радиации и прочей опасной ерунды. Она же поможет ему найти Тимофея. Скорость перемещения в ней близка к световой. И если он еще жив Толя отыщет его за минуты в мире проклятых. А минуты того мира равны годам нашего, но пока открыт портал, время миров синхронизировано, и минута у нас равна минуте там.
        Я внимательно осмотрел стены клуба, они были покрыты спец веществом с экранирующими свойствами, выброс энергии будет колоссален и Совет узнает об этом, к тому же врата в Аутленд это ничто иное, как совмещенная магия. И тут штрафом не отделаешься. Я всегда мечтал о подобных друзьях, готовых пойти ради меня на безумный шаг. Нет, друзья у меня есть Вальд, Игорь и Анна - пара влюбленных призраков живущих у меня дома, но вот такой любовью, какой любит Тимофея Елена, меня ни кто не любил. Я любил и дарил свое сердце, но оно ни кому не нужно. Но надежда еще есть.
        Илья поместил Сердце в контур и произнес заклинание. В Портале зарождался кроваво-красный вихорь. Ветер со свистом вырывался из воронки и трепал мои длинные волосы. Лена и Катя предусмотрительно надели шапочки и защитные очки. Ой, очки одели все! Илья, заметив мои метания в поисках очков, кинул мне черную сварочную маску.
        "Хоть это. Ослепнуть не входит в мои планы"!
        Глава VII. Те, что ушли и те, что вернулись.
        Сфера нырнула в портал. Все затаили дыхание, особенно тяжело было смотреть на ведьм. Они держались за руки и словно завороженные смотрели на красный путь в иной мир. Я смотрел, как шевелятся их губы. Неужели они молятся или все же читают какое-то защитное заклинание. Лена потянула руку к цепочке на шее и закрыла глаза. В ее руке блеснул крестик. Не многие маги верят в бога, а тем более молятся ему, прося защиты. Нет, они не просили за себя они молились за любовь, тот огонь в сердцах, что очищает их, что, согревает нас и помогает не сбиться с пути.
        Из гладкой поверхности "зеркала" портала потянулся дым. Черные клубы заполняли зал. Дышать было тяжело, в горле скреблись кошки, вызывая кашель и тошноту. Лена, откашливаясь, кинулась к Илье, он ошарашено барабанил по клавиатуре. Компьютер выдавал информацию о работе установки. Кузнец проверял блок за блоком:
        -Это не установка, что горит за гранью.
        Лелик, стоял так, словно не чего не происходило, и втягивал воздух, принюхиваясь, выделяя тонки и незаметные нам запахи.
        -Горит древесина, не известной породы. И разные ароматические масла. Это погребальный костер.
        Кет в ужасе закричала и упала на руки подоспевшему Льву. Она не теряла сознание, просто ноги отказались ее держать. Лена смотрела в одну точку - центр вращения вихря портала и еще крепче сжимала крестик. Маленькая капля крови упала на пол из сжатого кулачка. Слезы потоком лились по ее бледному лицу, она прощалась с последними осколками надежды увидеть его вновь.
        Воздух заколебался, и мощный порыв ветра рванул из портала. Илья вскочил со своего стула и, размахивая руками, указывал на воронку. Сфера появлялась медленно и плавно, неохотно покидая иной мир. Она потускнела, и радужность ее сменилась монохромностью серой пленки. Мутность оболочки не позволяла, как следует рассмотреть ее содержимое, но...
        Серый мыльный пузырь лопнул у всех на глазах. И перед нами стояли двое. Анатоль в черных латах с тонким клинком за спиной. И другой...
        Рядом с колдуном стоял широкоплечий, рослый - Человек? Быть может, когда-то... Лицо на половину покрыто красной краской, но Лелилк с голодным блеском в глазах смотрел на боевую раскраску. Это кровь. Глаза пришельца пылали темным огнем. Кожа была серо-темной с рядом татуировок на обнаженном торсе. Вся его одежда представляла собой набедренную повязку, плащ из звериной шкуры с капюшоном из головы зверя и перевязь на которой висел тяжелый топор. Из-под плаща выглядывала тряпичная сумка и большая книга на цепях. Во рту крылись желтые клыки, а на пальцах угрожающе блестели короткие, но острые черные когти. Вместо меховых сапог на его ногах были сбитые грязные и потрепанные длинной дорогой кроссовки. На шее блистал амулет с драгоценным камнем. По его суровому закаленному лицу текли человеческие слезы из пылающих глаз. Он осел на пол, взявшись за голову. Ни кто не решался сделать шаг или сказать хоть слово. Даже Толя (может специально) молча стоял в стороне и смотрел на старого друга...
        -Я не плакал две сотни лет, - голос пришельца дрожал, - Я не имел право на это. Но я вернулся и вернул себе все... даже слезы...
        Первой к Тимофею подошла Лена, она присела рядом и обняла его, проведя рукой ему по волосам. К ним по очереди подходили все и что-то говорили. Кет смеялась сквозь слезы и хлопала в ладоши от радости. Она подбежала и расцеловала Тимофея, но всю ее колдовскую страсть принял Толя - её Герой. Первая ведьма увлекла колдуна в своих объятьях в одну из боковых комнат, о том, что было дальше, в зале только догадывались, но как сказал Лева:
        -Толя попал... в правильные руки, - и тут же добавил, - то есть заботливые.
        -Да и я не жалуюсь, - пробасил Тимофей.
        -Попробовал бы у меня, - пригрозила ему Лена и вновь заключила в объятья.
        Илья заканчивал с порталом, деактивация заняла минут пять. Я решил помочь ему, но кузнец показал, что все сделает сам. Я продолжал стоять в стороне не зная с какого бока я оказался в этом зале. Подойти к вернувшемуся чародею я не решался и мялся с ноги на ногу, тихонько мугыкая "Человек без имени" себе под нос.
        Тима поднялся с колен и предстал в моих глазах во всей своей силе и величии. Я узнал его. Я вспомнил голос, что говорил во сне. Он повернулся ко мне и сказал:
        -Алчи, я ждал увидеть тебя здесь среди моих друзей. Зови меня Ти.
        Я даже не удивился, что он знает мое имя.
        -И я рад видеть тебя, вождь, в добром здравии, - подобное обращение к чародею показалось мне наиболее уместным. Но у остальных вызвало улыбки, они посчитали, что я иронизирую по поводу внешнего вида Тимофея. Хотя я говорил вполне серьезно, так как прочел его татуировки. Откуда я знал этот орнамент и стиль вязи, а тем более значение символов я не знал, но хорошо их понимал. Вождь улыбнулся и похлопал меня по плечу.
        -Ты уже чувствуешь, шаман.
        -Да. Но я не знаю что именно. Ощущения мои туманны. Я теряюсь в догадках.
        -Прейдет время, и я объясню тебе все, - это он сказал в пол голоса, что бы услышал только я.
        Из комнаты выскочили Кет и Толя. Анатоль подошел к Тимофею и протянул бесформенный мешочек. В сгустке я узнал Сердце Святого. Оно отдало все, что было в нем для поддержания маной портала и сферы.
        -Жаль, - сказал Илья, - такое дело провернули. По проделанной работе на пятую ступень мне с головой хватит, да еще и останется. Вот только ни кто о наших подвигах не узнает.
        -Да, для всех посторонних я вернулся без вашей помощи. Иначе вы займете мое место. Совет слеп в своей жестокости. Это я уже понял. Каким образом я смог покинуть Глорам... то есть Аутленд, это детали о которых вам не известно. В ночь с пятого на шестое я пришел домой и тем самым аннулировал приговор. Изгнание не предусматривает возможность возвращения из Аутленда и это не воспрещено. А что не запрещено, то...
        -Можно отметить, - закончил фразу Лёва и был абсолютно прав.
        -Можно, только завтра. Я хочу домой. Илюха, ты скоро?
        Кузнец пожал плечами и как-то виновато улыбнулся:
        -Тима, понимаешь я это самое... Ну, дома не живу, - он развел руками.
        -А где?
        -В центре. Там до мастерских не далеко и Маше на роботу тоже близко.
        -А она тут причем?
        -Э-м, мы, вроде как, вместе... живем. Да и вообще...
        -Ладно. А ты ни с кем не живешь? - чародей посмотрел на Лену и улыбнулся. Ведьмочка обижено стукнула его кулачком в плече и добавила:
        -Жди его после этого. Ночами не спи.
        Она отвернулась от Ти, что бы он ни увидел ее хитрую улыбку.
        -Ну, я же пошутил, котенок. Что ты?
        Они еще что-то сказали друг другу, и Ти поцеловал ее.
        -Можем идти, - сообщил Илья, - с остальным завтра закончу.
        Тима кивнул и одним движением руки попытался вызвать морок, чтобы скрыть свою внешность от посторонних. Но заклинание далось ему только с третьего раза. Он потер руки и, жалуясь, сказал:
        -Совсем отвык. Придется снова начинать с азов.
        -Будем вместе, - сказала Лена и показала биколорную тесемку на рукаве куртки - знак второй ступени. Тима пожал плечами и сказал, что такие куртки ни когда не носил, даже на первом курсе.
        -Бунтарь? Да? - Подтрунивала над ним Лена.
        -Нет. Дикарь! - Он подхватил ее на руки и закружил по залу. Лена кричала и хохотала, умоляя, поставит ее на землю.
        -Как же ты на метле летаешь? А? Тоже мне ведьма. - Так на руках и унес ее чародей из ангара, нашептывая ей на ушко, как сильно он тосковал о ней, как ждал встречи и как сильно ее любит.
        Глава IX. О том, как вернуться домой.
        Рано утром ко мне пришли. Исполнитель передал конверт. Мне "именем Совета" предписывалось быть на закрытом заседании высших магов. Чем я удостоен подобной чести я не знал, но не пойти я не мог. Я вспомнил, что взял с собой кроме обычной одежды парадную мантию. В ней я думал быть на похоронах Латимира Брониславовича, но их перенесли на следующую неделю, и костюмчик валялся в сумке без надобности. Мне стало интересно, приглашены ли на заседание сестры Вороновские и я поспешил навестить их. Они преспокойно паковали свои вещи. Я спросил их о том, каким поездом они намерены уезжать, на что получил встречный вопрос-упрек:
        -А ты что, не собираешься?
        -Да мне Вальд предложил у него погостить. И думаю еще на недельку другую задержаться.
        Они поверили и пожелали мне хорошо провести время, а я сказал, что провожу их и обязательно посажу на поезд. Затем они как бы невзначай упомянули о вчерашнем аресте и принялись выпытывать все в мельчайших подробностях. Я соврал им то же самое, что и капитану.
        Позавтракав, я отвез девчонок на вокзал и посадил на поезд. На прощанье я попросил их прислать мне мою вазу. Передал ключи от квартирки, которую снимал больше года. Аренда была оплачена до конца этого. Сестры чуть ли не летали от радости, (точнее они прыгали и вешались мне на шею). Это отличный шанс пожить отдельно от родителей. Зная их отца Магота, с его ядерным характером, моя берлога была отличным подарком на прощанье. Да и плата не высока, прислать вазу.
        До заседания оставалось около получаса, и я решил прогуляться до Альмы пешком в полной уверенности, что успею. По пути я заглянул в магазин и взял пару пирожков и пакет кефира.
        "Перекушу, если успею в парке возле Альмы",- решил я и ускорил шаг. Как, сам не знаю, то ли под ноги засмотрелся, то ли задумался, но так получилось, что я хорошо приложился лбом о фонарный столб и, не удержавшись на ногах (от неожиданности) рухнул на землю. А точнее не на землю, а на проходящую мимо девушку. Будь, проклят мой дар. Я думал о Вере в тот момент и на нее же и упал. Я не видел ее больше полугода. И встретить ее в большом городе, да еще и при таких обстоятельствах - не возможно. Но факт.
        -Осторожней, смотрите куда идете, - она меня не узнала. Хотя с чего она должна помнить неудачливого воздыхателя и его бездарные стихи. Вот это номер. Что же делать? Действовать.
        -Я, конечно, дико извиняюсь, но мне ни чуть не жаль, - возмущение на ее лице сменялось удивлением, - встретить такую красавицу в такой погожий день, что может быть лучше?
        -Вы больной!
        -Быть может, но тому причина Вы. Я просто голову теряю от красоты твоих зеленых глаз.
        -А мы что уже на ты?
        -Если ты так хочешь то уже.
        -А если не хочу.
        -То уже поздно мы на ты. Меня друзья зовут Алчи, ты можешь звать как пожелаешь, вот только я не на все имена отзываюсь. А тебя, дайка угадаю, зовут Вероника. По гороскопу ты Козерог - исходя из этого, мы просто созданы друг для друга. Но сейчас я спешу. До вечера, я зайду за тобой в семь, если совещание не затянется.
        Я поспешил дальше по улице, оставив Веру в полном недоумении. Мне хватило доли секунды, что бы увидеть ее адрес и планы на вечер, их полнейшее отсутствие приободрило меня. Уже в парке я сообразил что, падая, выронил одну булочку, и мне пришлось довольствоваться оставшейся и пакетом кефира.
        В зал заседаний высших магов меня проводила молоденькая ведьма, как я понял секретарша, или что вроде того. Зал представлял собой огромную сферу с огромным количеством балконов и лож. Она была разделена на два полушария - восточное (черные маги) и западное (белые маги). Разделение было условностью, которую не очень-то соблюдали. Я заметил парочку белых в одной ложе с Пировым. И одного темного колдуна в ложе белой школы. Заседание еще не началось, и все активно общались между собой. Как по мне, то строители этого зала были огромные оптимисты - свободных мест было, раз впять больше чем высших магов. В зал вошли пять Архимагов. Сегодня в Совете пятеро. Я не знаю всех тонкостей внутренней политики Главной Альмы, но все пятеро собираются только в случае войны. Глава Совета огласил начало заседания, на повестке было два вопроса. Первый возвращение Тимофея Мельника из Аутленда, при этих словах зал вспыхнул бурей эмоций. Секретарь призвал почтенных магистров к порядку, и вновь тишина воцарилась в сфере. Глава перешел ко второму вопросу, что делать с вернувшимся чародеем и надо ли, что-то делать. Регламент
заседания был установлен таким образом: выступление Тимофея, комментарии экспертов, слово желающим высказать свое мнение по сути вопроса; переход ко второму вопросу здесь будет выступление Котовраса, как защитника Тимофея и Ольжича в роли обвинителя, хотя ни кто не мог толком сказать, в чем же его будут обвинять.
        Тимофей стоял на дне сферы в прямом луче света, это, по идее, лишало его возможности видеть тех, кто будет выступать против него, да и за него тоже. Он был одет в серую рясу, на ней были все соответствующие его рангу регалии. Выглядел он, как и раньше, он все еще был под мороком. И маги, похоже, не замечали этого. Почему, понять я не мог.
        -Волей Совета, я принял назначенное мне наказание. По ту сторону портала меня встретил Аутленд. Его холодные равнины и ледяные горы. Жаркие бесконечные пустыни и вулканические огненные гряды. Ржавые реки и мертвые моря. Вы скажете, что человек, а именно человеком я должен был стать после "опустошения", не в состоянии выжить там. Но я доказательство невозможного. Я не только выжил, но и прожил в Аутленде, - Ти сделал паузу, и обвел взглядом балконы и тех, кого не должен видеть, - две сотни лет.
        Ропот прокатился по сфере, маги не веря, мотали головами и что-то объясняли рядом сидящим коллегам. Секретарь снова призвал магистров к порядку, но те успокоились не сразу.
        -Я был выброшен в Холодной равнине под тяжелым небом, воздух погибшего мира труден для дыхания, - по лицу чародея не было видно, что он сдерживает свои эмоции, но я чувствовал это, я знал это, - и я приспособился не сразу. Для того чтобы выжить мне была необходима вода, и я пошел к горам. Я отчетливо видел белые шапки ледников, но путь был не близкий и я не дошел.
        Тима залился смехом. В нем чувствовалась ярость и гордость, жалость к собравшимся в сфере. Но магистры не видели этого, а принимали это за банальную истерику помешанного.
        -И он нашел меня, - сказал Ти, справившись с нахлынувшими эмоциями, - умирающего от голода и жажды в холодном аду. Его имя Гестальт Ярый. Он научил меня всему, что знал сам о Глораме или как называете его вы - Аутленде. Чтобы я мог выжить в мире совмещенной магии, Гестальту пришлось изменить меня.
        Он развеял наведенный ранее морок и в луче света стоял монстр, а не молодой чародей. Я заметил, как исполнители потянулись к жезлам силы, но капитан остановил их. Его я раньше не видел, но узнал сразу. Гедемион Диз-Зет - первый капитан исполнителей.
        -Гестальт говорил мне, что Глорам отвергает все чуждое для него и единственный выход слиться с этим миром. Подобное предложение повергло меня в шок, а особенно способ слияния, но я принял его. Ярый влил в меня кровь Аутленда - кровь тварей Глорама. Он также провел обряд АР-УБ для очищения зерна моей духовной силы от плевел. По прошествию полугода я окреп и он сказал, что я годов к пути. Путь наш лежал через горы и пустыни, моря и эфемерные леса с не понятной для меня растительностью. Три года мы странствовали землями Глорама, за это время я овладел мастерством охоты, изучил всех встречавшихся на тварей и растения. Мой учитель предложил мне свои знания, и я с благодарностью их принимал. На пятый год нашего странствия мы пересекли море и вошли в земли Кланов. По словам Ярого его путь подошел к концу. Но мой только начинался.
        Кланы - это те, кто остался в Аутленде, они смогли выжить тем же способом что и я. Кровь демонов горит в их сердцах. Но в отличие от меня они проделали долгий эволюционный путь. Как я узнал позже кланы это потомки элдеронцев и апсу. Они называют себя клансеры. За двести лет я стал похож на одного из них, и вы можете, глядя на меня составить свое представление о клансерах. Гестальт привел меня в Валкху - столицу кланов. Во дворце вождей он представил меня как своего ученика и приемника. Вожди кланов с почтением отнеслись к его решению, и с того дня, я занимал почетное место возле своего учителя. По прошествию двадцати лет я полностью освоил их язык и ораторское искусство. К моему сожалению Ярый сдавал с каждым годом и по этому торопился передать мне все свои знания в боевой магии.
        Атмосфера в зале стала тяжелой и во взглядах некоторых магов была откровенная ненависть и зависть. Они понимали, что Тимофей не просто не сломался, а как металл под действием закалки стал крепче и сильней.
        -Он рассказал мне о том, как нашел меня. Гестальт обладал даром ясновиденья, и во сне ему был дан знак, что он должен отправиться в холодные равнины. Так же по его словам он видел меня, и то место где он подберет меня. В летописях Глорама существовало пророчество о пришельцах из сопредельного мира. Первыми стали шаманы. Они были изгнаны из этого мира за непреклонность перед носителями новой магии. Теперь известной как классической. Сотни сосланных друидов и некромантов умерли, так и не сумев приспособиться к новому миру. Выжившие стали членами кланов благодаря своим знаниям и труду они покорили совмещенную магию. В этом им помогли работы Мардука, - громогласно произнес чародей последнее имя, так словно могущественное заклинание.
        Тишина опустилась на присутствующих, и только глава Совета встал и со своего места и спустился к Тимофею:
        -Ты читал его труды? Почему он сделал то, что сделал, - он специально не произнес имя этого Мардука и тут я вспомнил почему, а точнее догадался. Только одно "неизвестное" имя предано забвению по велению элдеронцев. Имя того, кто объединил миры Апсу и Элдерон. И создал совмещенную магию.
        -Да, я читал их. Он хотел положить конец, вечной войне, создав компромисс непримиримых интересов. И он создал его.
        Архимаг покачал головой и спокойно направился обратно к своему месту.
        -Вслед за шаманами пришел маг. Он был послан своим господином в поисках новой силы. Он нашел ее в совмещенной магии. Он похитил одну из черных книг. В последствии разошедшуюся ограниченным тиражом в этом мире. За использование одной из этих книг я и был изгнан в Аутленд. После пропажи одной из книг пришельцев-изгнанников стало больше. Мало кто смог выжить и еще меньше тех, кто продолжил путь шаманов. Мне была уготована участь, занять место Гестальта. Шаман это не только боевой маг и знахарь это - первый советник вождя. Шаманы это интеллектуальная, а иногда и военная элита клансеров.
        После смерти Гестальта Ярого я провел десять лет в пещерах. Это был своеобразный траур по учителю, и в тоже время духовная подготовка к предстоящим испытаниям. Для Кланов начинались не простые времена, Ярый предвидел внутреннею войну, которая ослабит позиции Кланов и Тени попытаются покарать их. Я не сказал еще о том, что клансеры были не единственной эволюционной ветвью Глорама. Есть еще и Тени это потомки исключительно элдеронцев также изменившиеся под влиянием совмещенной магии. Если клансеры чтобы выжить поглотили кровь тварей то Тени - души. Они обладают особой техникой движения и способны скрываться от врагов, за это они получили свое название. По сути, многие из них не просто поглотили души демонов, а вступили в симбиозы с ними. Так появились аккару. Известные и в этом мире.
        Моё затворничество окончилось в год первого похода. Вожди призвали меня на военный совет, они собирались первыми нанести удар по королевству Тени. Для этого им была необходима помощь шамана, ибо только маг в состоянии провести по тайным тропам через границу Теней. Я впервые увидел всю военную мощь Кланов. Восьмидесяти тысячное воинство стояло под едиными знаменами. И это была лишь пехота. Предводителем армии был назначен вождь Клана Топоров - Ринальд. Во власти клансеров были и полчища тварей, порождения искусственных бестиариев. Я был уверен в нашей победе. Над моей головой неслись тысячи птиц Горна - огромные крылатые хищники, поднимающиеся в небо под звук боевых труб, одни были дрессированы раздирать вражеские пешие отряды, другие же несли седоков вооруженных луками. Конницей для клансеров была огромная саранча, прирученная более тысячи лет тому. Ее же использовали как домашний скот. Более искусных воинов несли боевые богомолы. Роль артиллерии выполняли могары - троллеподобные существа обученные метать тяжелые булыжники на расстояния более тысячи метров.
        На то время я мало, что знал о военных подразделениях Теней. После первого похода я занялся изучением технологий врага. К этому меня побудило поражение в двух сражениях и наше бесславное возвращение в Валкху. От восьмидесятитысячной армии осталось не более одной шестой, о тварях я вообще не говорю. Последствия были столь тяжелы, что бестиарий смог восстановить потерянные боевые единицы только по прошествию пятнадцати лет. Благодаря оборонительным валам и другим фортификационным сооружениям на границах Кланы сдерживали натиск Тени. Для того чтобы быть ближе к объекту своих исследований я перебрался в один из приграничных фортов. Из своих наблюдений я сделал вывод, что Тени на прямую используют главную особенность Глорама - отсутствие дня и ночи, света и тьмы. Это походило на то, если бы весь мир погрузился в полумрак - в тень. Как раз этот полумрак и использовали враги. Если шаманы черпали в нем свою силу, то Тени сами были его частью. Они располагали двумя видами войск: лаларту - призрачные войны своего рода лазутчики способные проникать в самые непреступные крепости и телалы - "злобные демоны",
выносливее и живучие войны со способностью к метаморфизму. Они взывали к демону, с которым вошли в симбиоз. Этот дух наделял их большей силой и новой способностью, как правило, присущей поглощенной душе.
        Война шла более сотни лет с переменным успехом. Первой достаточно крупной и значимой победой для Кланов стало падение одного из городов Тени. Мы называли их призрачными из-за особого стиля архитектуры. Города на расстоянии словно таяли на глазах. Это было главной проблемой для кланов, казалось, что города Тени дрейфуют по землям Глорама. По моему приказу передовые отряды предотвратили уничтожение документов хранившихся в библиотеках. Бесценным трофеем для воевод стали карты территории Тени с обозначенными на ней городами и укрепрайонами. Для меня же трактаты о Теневом искусстве войны и Технике симбиоза. Основываясь на полученной информации, мы выработали новую стратегию боя и с помощью тактики одерживали победу за победой, даже над превосходящим противником. Но я хорошо осознавал, что очень скоро Тень примет контрмеры и тем самым восстанови статус кво, а быть может и переломит ход войны в свою пользу. По этому я посоветовал Вождю войны начать переговоры о мире. Меня поддержала часть воевод, и Ринальд V согласился с необходимостью положить конец в затянувшейся войне, ему хотелось, пусть даже, путем
мирного соглашения, но выйти победителем из противостояния.
        Я настоял на моем участии в переговорах, аргументом послужило знание языка и обычаев народа Тени. Я опущу подробности пути, который проделала дипломатическая миссия, скажу лишь, что продвигались беспрепятственно и вскоре достигли цели - столицы Набу. Тень представляла собой классический тип монархических государств с обожествлением королевского рода. Договор был заключен. По его условиям часть земель занятых войсками Кланов остается за ними, остальные же возвращаются под власть Тени. По предложению монарха и с разрешения Кланов я остался в Набу, как посол вождей и их полноправный представитель. Там я прожил около пятнадцати лет и постиг тайну маскировки лаларту. Они научились манипулировать пространством, создавая карманы в подпространстве. В субматериальном мире для них не существует преград, к тому же они перемещаться с большой скоростью.
        -Применима ли эта технология к условиям нашего мира? - задал вопрос один из архимагов.
        -Я не могу ответить на ваш вопрос магистр, так как не пробовал ее применить, но могу предположить, что нет. Это связано с самой природой мира Глорам. И для создания подобных искривлений в пространстве необходимо большое количество энергии. Хотя классическая магия использует подобную технологию для телепортации и открытия порталов. Именно с помощью технологии искривления пространства мне удалось вернуться, но это был не просто портал. Вам известно, что открытие подобных врат требует большого количества энергии - маны этого мира. Благодаря своему уникальному дару, если кто-то не помнит, то я являюсь "колодцем", я смог накопить, за двести лет, необходимое количество энергии для возвращения домой. На построения портала и выведения формул у меня ушло много времени и сил, но воцарившийся мир всячески способствовал моей работе. Тени предоставили технологии, Кланы материалы и рабочую силу. Я поспособствовал нормализации в отношениях старых врагов. Перед своим уходом я назначил своего приемника из числа боевых шаманов.
        Я покинул Глорам с легким сердцем, зная, что дома меня ждут друзья.
        Выступление экспертов было кратким, они не могли что-либо опровергнуть или что-либо подтвердить. Желающих прокомментировать рассказ чародея среди магистров так же не нашлось, и секретарь предложил перейти ко второй части.
        Котоврас говорил об искуплении путем преодоления длинного пути. А Ольжичь давил на зависть в сердцах некоторых магистров, по отношению к возросшим силам чародея, в его выступлении часто звучала фраза: "наказание стало милостью". Но, исходя из того, что возвращение из изгнания в Аутленд не воспрещено, а приговор суда был приведен в исполнение, на чародее Тимофее Всеславовиче Мельнике вины нет. А по сему он свободен и ему будут возвращены все соответствующие звания, после подтверждения ранга. Среди магистров было не мало тех, кто откровенно был против подобного решения и призывал к более жестоким мерам. На подобные призывы Ти отреагировал адекватно. Он заявил, что примет вызов любого мага. Но желающих сразиться с чародеем не нашлось, и заседание было объявлено закрытым.
        Глава X. Дела Сердечные.
        У меня осталось много вопросов к Ти, но время задавать их еще не пришло. Я назначил встречу Веронике в полюбившейся мне "Нави". Я решил совместить приятное с еще более приятным (как я думал). В этом же кабачке собрались друзья Тимофея, что бы отпраздновать его возвращение. Я пришел первым, и сел возле барной стойки ожидая Веру. Она заставляла себя ждать. В зал вошли ведьмы Кати и Свезара их кавалеры остались на улице. Я решил тоже подышать свежим воздухом. Как я и думал, Кет была в сопровождении Анатоля, а вот Свезара пришла с Вальдемаром. Я был рад видеть друида и быстренько поделился с ним своими планами на вечер относительно Вероники. На что Вальд, только покачал головой и скептически сказал:
        -Алчи, она не для тебя. Поверь мне ты не найдешь с ней счастья. Я же говорил тебе об одиночестве некромантов и ...
        -Но ты ведь тоже, как и я носитель древнего искусства, почему же ты и Свезара?.
        -Да по тому, что это наша природа, и в ней и во мне "зов лесов". Это эмоциональная связь, не думай что это банальный секс. Нет! Но вы некромаги не способны...
        -Любить! Ты так думаешь.
        -Нет, нет. Что ты, я хотел сказать дарить свою любовь. Ты любишь ее, но она ни когда не ответит на твои чувства, так как не увидеть их. Люди не могут любить некромантов, это ваше проклятье.
        Обида душила меня. У меня не было сил спорить с ним и дальше. На остановке из маршрутного такси вышла Вера. Я поспешил к ней:
        -Я докажу тебе, что ты ошибаешься. Она пришла! - я ликовал.
        В полутьме прокуренного кабачка мы заняли укромный столик в углу зала. Я предложил Веронике сделать заказ, но она сказала, что полностью полагаться на мой выбор. Я приблизительно представлял особенности гастрономических пристрастий моей спутницы и выбрал рыбное блюдо и белое вино. Но Вера сказала, что будит розовое марочное, название я не запомнил, зато хорошо помню его сногсшибательную цену. Нет, я не скряга, мне не жаль денег и для Вероники я готов на все и за ценой не постою. Проблема была в другом. Отсутствие присутствия наличности в моих закромах. Я ни как не предполагал, что Вероника обладает таким утонченным вкусом. Я, конечно, мог бы материализовать вожделенные для многих денежные знаки, при чем любой страны и любого наминала. Вот только официанты в этом самом заведении в большинстве своем посвещены в дела Альмы и хорошо знают фокусы местных магов, по этому все как один ходят в очках "различителях" - с помощью которых отличают реально существующие деньги от материализованных только что.
        Вовремя я вспомнил о том, что Вальд обещал одолжить деньжат если что. А тут как раз кое-что. Я извинился и под невинным предлогом "освежиться" помчался не в уборную, а на улицу. Друид все еще любовался ночным небом (я этих природников плохо понимаю, его там девушка ждет, а он...).
        -Вальд, дружище, выручай!
        Он даже не спросил в чем дело, а преспокойно отслюнявил две сотни гринов. Так словно фантики. Хорошая зарплата на кафедре алхимии!
        -Отец время от времени помогает, - объяснил он, поймав мой удивленный и не скромный взгляд. Я на всякий случай, (а вдруг!) проверил материальность валюты в моем кармане и, убедившись, что все в порядке, вернулся к Вере.
        Она, похоже, так и не вспомнила меня, а скорее даже не узнала. Но я не унывал. Вот только про себя все думал намекнуть на то, что я ее знаю или все таки не стоит. Я по привычке старался обдумывать каждое слово, что бы ни ляпнуть какую-то глупость и просчитывал свои шансы на успех. Я старался шутить, но не быть клоуном, быть интересным, но не заумным. Один мой приятель говорил:
        "В каждом человек живет ребёнок, подросток и взрослый. Чтобы понравится девушке, ты должен угодить - всем троим".
        И я старался. Я осыпал её комплиментами и соглашался практически во всем. Я слаб пред ней и беззащитен. Честно говоря, я не заметил, как счет перевалил за две сотни зеленых. И я, расплатившись, остался без копейки в кармане, а Вера вспомнила, что сегодня на какой-то дискотеке супер-шоу и она непременно хочет туда пойти. Выхода у меня не оставалось, я уже пообещал ей незабываемый вечер, а посещение клуба было его неотъемлемой частью. Проходя мимо столика, за которым сидели Ти, Толя и Вальд я подал знак друиду, и он глубоко вздохнув, незаметно протянул мне полтинник. Из дамской комнаты вышли ведьмы, я помахал им рукой, и поспешил за Верой, она уже ждала на улице.
        Проходя фейс-контроль в клубе до меня дошло, что это не "НАВЬ" и тут я могу немного "пошаманить". Я отложил настоящие деньги (чтобы не попутать) и наколдовал своих зеленых. И тут для нас начался настоящий праздник. На весь клуб не нашлось ни единого мага, который мог бы меня "попалить". Шоу не оправдало моих надежд. С начала выступал кордебалет, вторым номером шел какой-то иллюзионист - полнейшая бездарность его ляпы видели все, но чтобы не жалеть о потраченных деньгах удивлялись каждому кролику и осыпали шарлатана бурными аплодисментами. Завершал шоу программу мужской стриптиз, ну здесь как всегда - женщины радовались каждому па мускулистого негра, а мужики, насупившись, отрешенно потягивали свои напитки.
        Я принял пару "отверток" и взяв бутылочку холодного пива. Вера танцевала почти каждую песню, а я только те, что нравились. Нравились мне не многие. Да и танцевал я не очень хорошо. С Верой я танцевал только пару медляков, а потом она танцевала с другими, вот это меня уже начало бесить. Я уже начал было скучать, но она вернулась и рассказала о том, как одна девчонка (по-видимому, пьяная) растянулась посреди танцпола. Вера мягко и не навязчиво спросила, не будет ли у меня ей на фирменный коктейль.
        -О чем разговор, - я по-деловому извлек тугую пачку "мертвых президентов" и дал ей двадцатку, - хватит?
        -Конечно, - она обняла меня и поцеловала. У меня даже голова закружилась. Через пару секунд она исчезла в толпе на некоторое время, а вернулась в компании двух бритоголовых одетых в джинсы от Хуго бос и туфли от Армани. Они не спрашивая разрешения, подсели за наш столик и начали знакомиться. "Интеллигентов" звали Миша и Гриша. Они завсегдатые в этом убогом клубе и знают тут каждого официанта. Разговор свелся к тому, что если мне надо, то они могут достать. Я посмотрел на Веру и в шутку спросил:
        -А нам надо?
        На что она ответила коротко и емко:
        -А как же! Это отличный афродизиак.
        Подобный ответ не заставил меня колебаться, и я сказал ребятам:
        -Доставайте.
        -Уже! - гундося, сказал то ли Миша, то ли Гриша, я так и не запомнил. - На улице. С черного хода, там вынесут.
        Я кивнул и заметил, что ребята не уходят. Оказывается, информация тоже была не бесплатной. Я заплатил "интеллигентам". Они довольно прошуршали бумажками, проверяя подлинность, и спрятали их в карманы. Я нехотя вышел на улицу. В надежде, что "товара" ждать не придется, я даже куртку в гардеробе не взял. О чем через пять минут на морозе, очень пожалел. Пританцовывая, я пялился на черный ход, ожидая, когда вынесут. Сзади кто-то подошел. Я обернулся. Это была Вера, она обняла меня и поцеловала...
        ...я падал на снег. Вот только цвет его был не белый.... Кровь вязко стекала по длинным волосам, я одной рукой касался пролома в своем черепе, а другой шарил по снегу.... Сильный удар под дых перевернул меня на спину...
        ...почему друид смотрел на звезды... я попытался приподняться, но в ход пошел обрезок трубы, моя рука хрустнула и безвольно разжалась. Надо мной склонился "интеллигент". Он, не особо церемонясь, проверил мои карманы и, нащупав лопатник, извлек его на свет божий. Довольно улыбаясь, он потряс трофеем и пнул меня еще пару раз. Я силился поднять голову, но сильный удар в лицо остановил мою попытку.
        Я с трудом говорил, кровь мешала, и губы были разбиты:
        -Вера! Что вы с ней сделали!
        Она наклонилась надомной и улыбнулась, но как-то зло и от этого красота ее лица растаяла в миг:
        -Ни чего!
        -Но... я же... дарил тебе сердце...
        -Ты что серьезно думал, что я буду с тобой. Буду слушать твои бездарные стихи, и говорить, как они мне нравятся. Плевала я на всю твою поэзию. Да кому оно нужно твоё сердце. Ты ничтожество. Ты лох. А лохов, - она посмотрела на мордоворота стоящего рядом.
        -Надо наказывать, - сказал громила, поддав мне со всего размаха. Ребра охотно сломались под сильным ударом.
        Снег захрустел. Они уходили. Я изо всех сил приподнялся и посмотрел им в след, все плыло в глазах и голоса подонков меркли в нарастающем шуме:
        -...я думал он сразу того. Здоровый мля. Может его...
        В палате был тусклый, мягкий свет. Рядом с кроватью стоял аппарат, на экране бежали несколько волнистых и ломаных линий. Капельница отмеряла раствор, по прозрачной трубке тянущийся в вену. Резиновая гармошка сжималась в такт дыхания. На маленьком столике лежал букетик с запиской. Я долго косился на него, томясь в догадках, кто же это прислал.
        Но первый вопрос, возникший в моей голове, после того как я открыл глаза, сколько я здесь. А до того как открыл, почему мне не холодно. Под правой рукой я нащупал кнопку вызова медсестры. Но беспокоить персонал я не спешил. Я пошевелил пальцами ног, покрутил ступнями, убедившись в том, что ходить я могу, я начал проверять память. Имена даты и т.п. меня интересовали мало - главное заклинания и жестика. Первое что пришло на ум "вамит длотам свак" - на столике рядом с букетом появился кекс. Материализация продуктов у меня редко удавалась, и есть свое произведение я не стал. Зато я хорошо осознал, что голоден. В тумбочке еды не было (только бинты и вата). Пришло время беспокоить медсестру. Я пару раз нажал на кнопку и начал ждать.
        Но вместо медсестры в палату вошла вся медкомиссия. Столько врачей в одной комнате я видел только в военкомате. Один из вошедших представился как главврач и поинтересовался моим самочувствием. Я сказал, что чувствую себя просто отлично, вот только сильно проголодался. И тут же сказал, что хотел бы отправиться поскорей домой. Он очень удивился подобной бодрости с моей стороны:
        -Это замечательно голубчик. Но я бы рекомендовал вам еще немного задержаться. Мы вас понаблюдаем пару дней и если все в порядке выпишем. Но я считаю, подобное просто чудом.
        Я потянулся к его памяти, но, почувствовав энергетическую слабость, так и не достиг своей цели. Пришлось по старинке:
        -Доктор, а что со мной было!
        -Вы ни чего не помните?
        -Помню удар и как падал на снег, - говорить о подонках мне не хотелось. Если их не поймали то и не поймают. Да и у меня были к ним свои вопросы.
        -Вас доставили к нам с проломленным черепом, множественными переломами и сильным внутренним кровотечением. Шанс что вы выживите, был один из тысячи. Быть может холодный снег и низкие температуры...- последние он уже говорил себе под нос, перебирая возможные причины чудесного исцеления.
        Я покосился на букет на столе.
        -А это к вам заходила девушка, - он взял карточку с букета и протянул ее мне.
        "Некромант, поправляйся, мы очень скучаем. Вождь, Темный колдун, Инкуб, Друид, Первая ведьма, Ведьмочка, Нимфа, Кузнец и Вампир". Я улыбнулся и вспомнил их всех. Но тут же подумал о том, что они стали мне друзьями и близкими людьми. Но я так и не нашел как Ти свою Елену. И Вальд оказался как всегда прав. И так мне стало горько и обидно. Я закрыл глаза и постарался уснуть. Врачи ушли, посчитав, что я устал.
        Но сон не шел. Я ворочался. Беспокойство тенью кралось в мою душу.
        -Что не спишь? Тебе отдыхать надо.
        Я оглянулся, на корточках возле окна сидел Ти, он старательно выводил на полу знаки, посыпая их порошком. Он был одет в серый джинсовый костюм и черные кроссовки. Возле него лежал сверток, от которого исходил аппетитный запах. Не отрываясь от работы, чародей объяснил:
        -Это я "оберег тайны" готовлю. Нам поговорить надо.
        -А в пакете что, - глотая слюну, спросил я.
        -Девчонки вкусненькое передали. Я то думал, что ты еще спишь. Хотел сам все съесть, - протянул Ти, жалостливо рассматривая сверток, - Лена даже попробовать, не дала, а у Свезары с Кет, даже Толя не выпросил. Так что ты у них на особом положении. Что, правда, Лева, незаметно, кусочек пирога с яблоками все-таки стянул.
        -Ладно, поделюсь. Слушай, а почему ты выглядишь так?
        Он окончил с оберегом и сел на стул возле кровати:
        -Как так? В смысле клыки и огромный рост? - Я кивнул и покосился на дверь.
        -Не бойся ни кто не войдет. В смысле не подумает, это все сила оберега, а если захотят подслушать, то услышат, как мы обсуждаем начинку пирогов и т.п., а касательно моего внешнего вида, то я еще на второй день провел обряд "метаморфизма". Мой облик клансера, это что-то вроде, боевой трансформации.
        -Как у друидов, когда они обращаются в зверей?
        -Да, только немного сложней. Если хочешь, я могу принять облик клансера.
        -Да нет. И так нормально. А я видел тебя именно таким. В одном из моих снов. Ты был на моих похоронах в сером плаще и старых джинсах. А потом я видел Глорам и огромную армию, стоящую под единым знаменем.
        -Это мое знамя, - я знал это и просто кивнул, - ты понимаешь, что на заседании я рассказал не все. Я скрыл, как вернулся и зачем. Ты уже знаешь, как, но хочешь ли ты знать зачем? - вопрос был сугубо риторическим.
        -Глорам обречен. Его время подходит к концу. Он начал умирать в то день, когда родился из двух враждующих миров. Если ты думаешь, что это ошибка Мардука, то ты ошибаешься, он не закончил обряд. Есть мнение, что его предали ученики и слуги. Они раскрыли тайну его открытия элите Элдерона, и те поняли, что могут потерять всё. Сила и власть уходила из их рук, тогда они "заказали" мятежного колдуна. Но убийца опоздал, и Мардук уже начал ритуал, закончить начатое ему не удалось. Хотя, Мардук мог ошибиться и сам. Этого нам не узнать. Важен результат - мир гибнет. Я попал в Глорам в его последнее тысячелетие. Войны, точащиеся между Кланами и Тенью от обреченной безысходности. Они знают, что умрут и страшатся "соломенной смерти", от того и рвутся в бой. Мир, заключенный с моей помощью держится лишь на одном слове. Моем слове. Направляясь в Набу, я знал, что сделаю монарху предложение, от которого он не сможет отказаться. - Ти сделал паузу. - Исход.
        -В наш мир?!
        -Почти. Ты слышал о Небесных вратах? Это нечто большее, чем артефакт, они были обнаружены элдеронцами, когда те пришли в этот мир. Их настолько поразила инженерная мысль и уровень технологий, сделавшие возможным создание Врат в Небеса, как их называли шаманы, что они устрашились пройти ими. Врата охранялись некромантами и армией мертвых. Латимир Звездный пришел в чертоги стражей-некромантов, как друг, и его приняли, как почетного гостя. Вот только гостеприимство хозяев не изменило его черных намерений, он вырезал стражу, а армия мертвых, лишившись полководцев, была обращена в прах за считанные секунды. Пленных некромантов отправили в Погибший мир, за пределы Земли - Аутленд. Латимир не смог покорить силу Врат и приказал запечатать их. Элдеронцы всегда умели забывать то, что надо забыть. Путь в Небеса был забыт. Я обещал Глораму этот путь. И он, поверив мне, встал по единое знамя. Впервые за сотни тысяч лет клансеры стоят плечом к плечу с тенями. Я пришел в этот мир, чтобы провести за собой народ Глорама. Но я лишь тот, кто выведет их из гиблых земель, но не мне вести их за собой.
        Я молча смотрел на чародея, в нем была печаль и тревога. Он отвернулся к окну и сказал:
        -Алчи, ты помнишь Сердце Святого?
        -Да, помню. Оно истлело в контуре портала.
        -Это был разве, что не единственный артефакт во всем мире, способный принять неограниченное количество энергии. Но теперь его нет, так должно было случиться, и в том, что оно не выдержало напряжения полей ни кто не виноват, кроме меня. Но мне оно необходимо чтобы открыть портал вновь.
        -Разве это возможно? Ты хочешь его восстановить?
        -Нет это не возможно. Мне нужно новое сердце, Глораму нужно новое сердце. Но в этот раз это будет "Сердце Грешника". Твое сердце. Но я не могу забрать его силой та, даже если бы мог, не сделал этого. Я хочу, что бы ты верил мне. - Он вскочил со стула и зашагал по комнате.
        -Что ты хочешь сказать? - я прекрасно понимал, что необходимо Аутленду.
        -Сила "сердца" заключается в самопожертвовании. В добровольном отказе от... ну, ты понимаешь. И я не вправе просить тебя, но не вижу другого выхода.
        -Если бы я мог, то отдал бы свое. - Он кинулся к окну и открыл его настежь. Свежий воздух ворвался в комнату, и мысли мои понеслись прочь от Ти, и его неумолимой просьбы. Я вспомнил клуб и ночь, снег и кровь, слова, ее слова:
        "...кому оно нужно твоё сердце...".
        -Глораму, - тихо произнес я в ответ той, что не было здесь.
        -Бери! - я распахнул рубашку. Тима покачал головой:
        -Я не могу, ты должен сам. Подумай, сможешь ли ты...
        -Да. Я просто умру и все. Ведь будь я человеком, я умер бы той ночью, от первого же удара.
        -Нет. Ты не умрешь. Ты отдашь сове сердце Глораму, а Глорам войдет в тебя.
        Я не понял эту фразу, посчитав ее банальной традицией иного мира. Быть может, так провожают умирающих воинов. Размышлять над этим мне не хотелось. Я взял кусок пирога из пакета и откусил побольше, медленно пережевывая, я коснулся своей груди и почувствовал, как удар за ударом орган приближается к моей руке. Вот оно бьется, стараясь гнать кровь, но ее больше нет...
        Глава XI. Я дал тебе силу, я дал тебе власть...
        Алчи смотрел на свое сердце светящиеся в его руке.
        -Почему оно горит?
        -Оно исполнено силы, - ответил чародей и принял из рук некроманта "Сердце Грешника". Он провел невидимую черту в воздухе, и пространство заколебалось и открыло карман. "Значит это возможно и здесь. Надо попросить, что б научил и меня", - подумал некромант, наблюдая за действиями Тимофея.
        -Но почему я еще жив, я стал вампиром или зомби. Что происходит Ти. Я ожидал, что обрету покой.
        -Нет. Я же сказал, что Глорам будет в тебе. Я поместил в тебя совмещенною магию. Она заменит тебе сердце, это особая структура она вечна, в понимании нашего мира. Но этот мир уже не твой. Ты же знал это? Ты поведешь клансеров и теней сквозь Врата Небес. Ты отдал свое сердце народу, и он принял его вместе с тобой. Я дал тебе силу, я дал тебе власть...
        -Взлететь выше солнца?
        Тима улыбнулся, поэтическая дуэль в больничной палате:
        -Не бойся упасть!
        -Почитаешь мне свои стихи. Или ты пишешь только для Лены?
        -Под настроение. Почитаю, если прочтешь и ты.
        -Не вопрос, вот только последний кому я читал их, попытался меня убить.
        -Кстати о тех гнидах. Я навел справки, по своим каналам. В городе Главной Альмы нет ни одного неподконтрольного магам преступного сообщества, даже мелкие гопники, так или иначе, ходят под кем-то из Альмы. Так спокойней, и если, что всегда можно найти след. Что я и сделал. Ты знаешь Саранчу, второго капитана исполнителе? Так вот, тебя торцанули его ребята. Они конечно не посвещенные, но пользуются у Саранчи особым доверием, выполняют грязную работу среди людей. Ты ведь в городе провел не больше недели, а уже успел обзавестись солидным врагом в лице капитана.
        -А может это Ольжич?
        -Пиров, конечно, зловредный тип, но на подобное не способен. Я слышал, ты его на экзаменации побесил. Так это ерунда, он уже и думать забыл. Просто ты у него теперь на хорошем счету. Это он такой с виду колючий, а вообще мировой колдун. А Саранча, хоть и ходит в его адъютантах, работает еще на кого-то, вот только на кого я пока не понял. Здесь много ходовая комбинация. А я терпеть детективы не могу, так что действовать будем сообща. И вот еще, что. О Вратах знаешь только ты, как и обо всем остальном, - он приложил палец к губам, и подошел к оберегу. Растерев символы ногой, открыл портал, не оглядываясь и не прощаясь, вошел в вихорь.
        В тексте книги использованы фрагменты из песен групп "Наутилус Помпилиус", "Ария", металл оперы" Эльфийская рукопись" и авторские стихи.
        Херсон - ноябрь 2005.
        Сумерки богов.
        Вместо пролога.
        Ага, сын Авеля, в болото
        Лечь, плоть твоя осуждена!
        Сын Каина, твоя работа
        Как следует, не свершена.
        Сын Авеля, пощад не требуй,
        Пронзен рогатиной насквозь!
        Сын Каина, взбирайся к небу
        И Господа оттуда сбрось.
        Шарль Бодлер. "Цветы зла".
        Глава I. Ближе к Богу.
        Холод февраля также как и июльская жара гнал случайных прохожих быстрее укрыться в своих домах. Начиналась метель. Острая снежная крупа мела по подворотням и пустынным улицам. Сугробы на обочинах вперемешку с грязью, создавали проблемы для парковки автомобилей, и по тому машин практически не было на этой улице.
        За три месяца пребывания в городе Алчи облазил его большую часть в поисках чего-нибудь интересного, но здесь он еще не бывал. Частный сектор вперемешку с покосившимися хрущевками выглядел не презентабельно и не тянул туристов и гостей города к своим достопримечательностям. Да и самих достопримечательностей у него не было. Разве что место, на котором в начале девяностых замочили московского авторитета и старенькая церквушка. Мимо нее и шел Каин, когда почувствовал аромат чая с малиной. И так ему захотелось заглянуть в маленькую пристройку, в которой кто-то пил чай. То, что он некромант ни чуть ему не мешало входить в церкви и храмы, а тем более в их пристройки. Это вампиры не заходят без приглашения, а он та не нежить.
        Пристройка была приоткрыта. Алчи потянул дверь на себя и зашел в помещение. Закрыв дверь, он присел к столу. В комнате ни кого не было. Зато чайничек был горячий и баночка с малиновым вареньем на столе. По-хозяйски, он налил себе чашку чая, в одну из стоявших на столе фарфоровых чашечек, вместо сахара положил ложечку варенья, и взял ванильный сухарик из пакетика. Чай был просто великолепный:
        "Должно быть, настоящий индийский или цейлонский", - подумал он, сделав первый глоток. Горячий напиток мгновенно согрел и предал сил. Аромат малины улучшил настроение. И он, расслабившись, решил осмотреться.
        Комната была не большой, но уютной. Кровать у стены. Вещевой шкаф, маленькая плита. Все было в одной комнате: спальня, гостиная и кухня. Удобства во дворе, зимой это крайне неприятно.
        -Простенько и чистенько.
        Его взгляд привлек книжный шкаф, точнее шкафчик. На полках кроме святого писания было много литературы философского содержания. Алчи узнав пару названий решил изучить библиотеку по лучше. "Государь", "Восстание масс", "Сумерки Европы". Но все это было не то. Он посмотрел на кровать.
        -В яблочко!
        На подушке лежала книга в мягком переплете. Скажи мне, что ты читаешь, и я скажу кто ты. Алчи отметил про себя, что его бы больше заинтересовала аудиотека хозяина пристройки, но и книги подойдут. Вещи могут многое рассказать о человеке. Его этому научила Лена. Она такие психологические трюки проделывает с якобы "уликами", этому она на своей "криминалистике" научилась. Ведь она так и не решилась рассказать родителям о том, что стала ведьмой и бросить институт тоже. Так что живет теперь полноценной двойной жизнью. И Тиму принуждает к тому же, для ее родителей он студент пятого курса того же ВУЗа, только другой специальности, какие-то там очистные сооружения. Даже сам Тима плохо знал название своей псевдо специальности, но ради Леночки был готов на все: учить устройство каких-то установок, только что бы подтвердить ее легенду во время совместных ужинов у нее дома.
        Книга оказалась занятной. Акунин "Пелагея и красный петух". Алчи, терпеть не мог детективы, но в этот раз просто-напросто зачитался. Он так и сидел с книгой в одной руке и чашечкой чая в другой, когда дверь открылась, и в комнату вошли.
        -Я все проверила и закрыла. Вы не серчаете отче, что так долго, я еще мусор вынесла, - хозяйка не сразу разглядела того, кто сидел за столом, пил чай и читал её книгу.
        -А я и не серчаю, - ответил Алчи, и оторвал взгляд от книги. Перед ним стояла молодая монашка на вид лет девятнадцати. Она с испугом смотрела на нежданного гостя. В её взгляде было множество беззвучных вопросов, но Алчи ответил только на один:
        -А я тут у вас чайком балуюсь. С малиной, - довольно отметил некромант.
        Девушка пришла в себя и, овладев своим голосом, спросила:
        - Вы ищите отца Иллариона?
        -Нет. Просто пью чай, читаю книгу. К стати и вам рекомендую чайка, на улице самая взаправдашняя февральская вьюга, - он налил в чашку заварки и кипяток с чайника, благо он его еще раз подогрел. Монашка подошла к столу и села напротив. Она ни как не могла, понять, что нужно этому нежданному гостю. Выгнать на улицу она его не могла. Не по-христиански это. А отца Иллариона всё не было. Каин продолжал читать, не обращая на хозяйку ни малейшего внимания. Девушка пила свой чай и поглядывала то на часы, то в окно, то на гостя. Так продолжалось минут десять. Алчи зевнул и отложил книгу:
        -Вот, умная эта Пелагея. Да? - девушка кивнула, но ни чего не сказала.
        -Что-то разговор у нас не клеиться, а я думал с Вами о чем-нибудь поболтать. Может, какой интересный спор бы получился. Кто знает.
        -Это Вам с Отцом Илларионом пообщаться надобно. Он умеет с людьми говорить. Всякого выслушает. Для каждого доброе слово найдет, приободрит, совет добрый даст. А вот если заболеете, то лучше к матушке обращайтесь, она травы разные знает и молитве нужной научит.
        -Они здесь, что ли живут, - спросил Каин, осмотрев комнатушку, - маловата, как для трех человек.
        -Нет, они дальше по дороге, дом с зелеными воротами. Они меня к себе звали, у них комната одна свободная есть...
        -А чего ж не пошла?
        -Да мне здесь больше нравиться. Возле церкви спокойней...
        -К Богу ближе? - с иронией спросил некромаг. Он потянулся и скинул кожаный плащ. Под плащом у него был черный френч, застегнутый наглухо под горло. Только сейчас монахиня обратила внимание на то, что гость, весь в черном. Белыми были только его короткие волосы. Он встал, поднял плащ и повесил его на вешалку у двери. Монахиня присмотрелась к его голове и заметила уродливый розовый шрам на затылке. Гость провел по волосам, словно хотел собрать их в хвост, но длина теперь не позволяла, и он нервно отдернул руку.
        -Можно спросить, что с вами случилось, я имею в виду шрам на голове.
        -Неудачно влюбился. Чуть голову от любви не потерял, - он подлил себе чайку и добавил малины, - а если серьезно, то гулял поздней ночью по темным улицам. И встретил других прохожих, только у них был обрезок трубы. И вот вам результат. С того дня я без этого не хожу.
        Он нагнулся и, задрав правую штанину, достал из сапога кортик в красивых ножнах. Хозяйка вздрогнула, увидев оружие в руках незнакомца. Он протянул ей клинок, предложив рассмотреть. Она какое-то время колебалась. Но, рассудив, что в её руках он ей ни чем не угрожает, взяла оружие из его рук.
        Ножны были подстать костюму гостя, черные с серебряной гравировкой. Орнамент был витиеват и не понятен, он очень напоминал какой-нибудь язык. Она четко видела закономерность в расположении отдельных символов в итоге формирующих единый рисунок. Она попробовала освободить лезвие от ножен, но ни чего не получалось. Каин внимательно следил за действиями монашки. Немного покрутив кортик в руках, она щелкнула потайным замочком, и клинок заблистал в ее руках, Алчи ни как не ожидал подобного. Он то думал, что девушка так и не сможет вынуть Шип, а именно так он назвал своё оружие, из ножен. По крайней мере, это ему обещал Илья, выковавший клинок, как подарок на день выписки из больницы. Ведьмы покрыли черные ножны охранными заклятиями "от чужой руки" и им подобными. Теперь же Алчи ошарашено смотрел на монашку с его обнаженным клинком в руке.
        По змеевидному лезвию бежали отблески электрического света. Девушка восхищенно смотрела на клинок. Нет, она была против насилия, но умела видеть красоту, и по достоинству оценила искусную работу кузнеца. К тому же ей раньше не приходилось видеть мефрил, она приняла его за чистое серебро или какой-то из его сплавов.
        Она отдала Шип гостю. Алчи ловко вернул его в ножны, и спрятал в сапог. Поправляя штанину, он заметил:
        -Я зову его Шип.
        -А может тогда сразу Жало, - подколола его хозяйка пристройки.
        -Я по началу так и хотел, но потом решил что это не очень-то оригинально. Вы так не думаете? К стати об именах. Я еще не назвал свое, и не знаю ваше. Меня зовут Каин, а друзья просто Алчи.
        -Алчность это порок, - заметила монашка.
        -Ни кто не идеален, - парировал гость.
        -Мое имя Анна, - девушка протянула руку Алчи. Он только коснулся ее, как тут же монашка кинулась прочь от него, как черт от ладана. Она отбежала под распятье и упала на колени со словами молитвы. Она крестилась и взывала к небесам, моля ниспослать защиту от Нечистого. Ни чего не понимая Алчи смотрел на монашку не решаясь подойти ближе. Но, все же собравшись с духом, он сделал шаг в ее сторону и присел на корточки, что бы быть с девушкой на одном "уровне".
        -Что случилось? Ты можешь мне это объяснить. Тут мы болтаем, ни чего особенного, как бац, - он хлопнул в ладоши, перед ее лицом прервав монотонный молебен, - и ты уже крестишься и молишься под распятьем. В чем дело Аня? Может ты просто религиозная фанатичка?
        -Ты... ты... не че-че-ловек...- запинаясь сказала она, с неподдельным ужасом смотря на Алчи. Она продолжала бормотать:
        -В тебе... у тебя... не-нет сердца, его нет. Ты дьявол. Ты пришел, что бы искушать меня, - в ее последних словах чувствовалась сила и решительный отпор. Алчи засмеялся и поднялся на ноги. Он хохотал и ни как не мог остановиться.
        -Да, ты права... ох, ой, - он перевел дыхание и продолжил свои объяснения, - сердца у меня нет. Но если я дьявол, то не пил бы с тобой чай, и уж точно не в церкви. Хочешь, перекрещусь? Или давай плесни на меня святой водой, если я начну дымиться и таять, то я нежить...
        -Но как же это? - вытирая слезы, спросила Анна.
        -Просто. Если хочешь, я исповедаюсь тебе. Но ты не должна ни кому открывать тайну этой исповеди. Решай!
        Монашка поднялась с колен и оправила свою рясу. Она посмотрела на гостя. Алчи сидел за столом с поникшей головой. Она подошла к нему и провела рукой по белой голове.
        -Хорошо, я выслушаю тебя, но лишь после решу, было ли то, что ты расскажешь исповедь. И еще одно, я расскажу обо всем отцу Иллариону не зависимо оттого, что именно ты мне расскажешь. Я почувствую, если ты попытаешься меня обмануть или что-либо утаить.
        -Твои условия меня вполне устраивают, - он сел поудобней и начал свой рассказ. Он рассказывал о том, кто он есть и как им стал, где учился, зачем и почему приехал в этот город. Он искусно обходил детали связанные с совмещенной магией, оставив ее на десерт. Он рассказал Анне о Главной Альме и Совете архемагов. О природе своего мастерства. Даже продемонстрировал пару трюков, для пущей убедительности. Он постарался объяснить монахине, что хоть и является черным магом, да еще и некромантом, но ни когда не служил Нечистому. А сердца лишился из-за не разделенной любви. Историю в клубе он описал особенно красочно, не забыв рассказать, как и где ему сломали руку и как проломили голову. Обрисованные им картины виделись Ане более зловещими, чем они есть, из-за завываний ветра за маленьким замерзшим окном. Непогода разошлась не на шутку. И то что он зашел в пристройку казалось Алчи как нельзя к стати.
        -В больнице мой друг предложил мне бессмертное сердце в обмен на мое, израненное безответным чувством к жестокому существу, - Алчи не хотел вспоминать ее имя.
        -И я согласился. Вместо живого сердца из плоти и крови чародей дал мне силу - совмещенную магию. Эта субстанция в моей груди не бьется, но поддерживает во мне жизнь. Кровь все также циркулирует по телу, и легкие вдыхают воздух. Я не стал мертвецом, как подумала ты. Совмещенная магия была чужда этому миру. Чародей принес ее из иного измерения. Вот отсюда, я не обо всем могу рассказывать тебе. Так как я связан клятвой. Надеюсь, ты не заставишь меня нарушить ее.
        -Если так, то рассказывай, то, что можешь, но не лги мне я...
        -Да, да, почувствуешь!
        Алчи рассказал ей об Аутленде вкратце обрисовав, так сказать, сложные природные условия и политическую обстановку. Он рассказал о Тимофее, изгнании и о его возвращении. Некромант дал понять монахине, что именно Ти вложил в его грудь сердце Глорама, как он называл это.
        -Вот вроде бы и все. Может, что-то и подзабыл, но не со зла. Есть вопросы.
        -Да. Вас много?
        -Кого нас?
        -Колдунов?
        -Правильней говорить магов. Так как колдуны, это одни из многих. Есть еще чародеи, некроманты, - он ткнул на себя пальцем,- друиды и волшебники, и целители и тому подобное. Колдун это всего лишь профессия. К примеру, во время магических войн колдуны, как правило, выполняют функции отрядов поддержки, наравне со знахарями и целителями. Кто-то из них насылает проклятия на врагов, кто увеличивает силы своей армии или отражает и снимает проклятия наведенные противником. Но зачастую колдуны имеют более широкий "профиль", это если кроме непосредственно заклинаний "поддержки" они овладели каким-либо боевым искусством или другим классом заклинаний. Тогда они получают приставку к слову "колдун", к примеру, Темный колдун или их "профессия" меняется полностью. Был колдун, овладел магией огня - волшебник. И тому подобное. А относительно количества, то я точно не знаю. Ну, в городе около трех тысяч.
        -Трёх тысяч! - Анна перекрестилась.
        -Да, не надо бояться. Нечего, - Каин конечно врал. Он не хотел пугать девушку вампирами и иной опасной нечестью, охотящейся на людей, - многие маги живут абсолютно нормальной человеческой жизнью и у них есть семьи родные и близкие. Их ждут и любят дома. И они абсолютно не стремятся к мировому господству, просто живут. Нет, если какой-то безумный маг вздумает возродить, что-либо, что давно ушло, я имею в виду империю какую. То ему не дадут. В магическом мире строгая иерархия и преемственность традиций. За десять тысяч лет, многие традиции возведены в ранг законов. Совет архимагов строго следит за соблюдением правил...
        -Да я уже поняла, как он следит, раз твоего друга отправил в этот самый Аут.
        -Аутленд.
        -Да я и говору Аутленд. И что никто не знает о том, что вы есть?
        -Ты. Разве этого мало?
        -Я серьёзно, - она старалась придать своему лицу побольше серьёзности и нарочитой взрослости. Но не для Алчи. На него смотрела девятнадцати или двадцатилетняя девушка. Он все думал, почему столь молодая девушка отказалась от мирской жизни и посвятила себя служению Богу. Невеста Иисуса.
        -Есть, конечно, обычные люди, которые, так или иначе, узнали о магах. Их мы называем посвещенные. Это могут быть члены семьи мага, а могут быть и просто "нужные" люди - даже нам нужны свои "края" в правительстве или влиятельных корпорациях. По своей непосредственной специальности маги как раз и работают либо на правительство, либо на богатых частных лиц, либо открывают независимую практику, но на все это нужна лицензия. А получит заветную печать очень нелегко, без связей в Главной Альме. Самые талантливые и перспективные вербуются Советом для работы в рядах исполнителей или на преподавательскую должность в один из филиалов. В одном из филиалов учился и я.
        -Так у вас свои боги, своя религия?
        -Это зависит от человека. Кто-то, став магом, укрепляется в своей вере в единого бога, считая, что сила дана ему свыше и на него отныне возложена великая ответственность. Кто-то наоборот устремляет свой взор к языческим верованиям, в поисках корней своих способностей, кто как. Это во многом зависит от того, какое воспитание и образование получил человек, так как к магии приходят в осознанном возрасте. Тот, кто не готов морально и интеллектуально ни когда не овладеет мастерством. Бывает, конечно, и так, что человек изучая магию, постепенно отдаляется от реальности и замыкается в себе. Феномен аутизма заключается в том, что человек постиг силу изменения реальности - магию, одним словом, до того как сформировалось его сознание и подсознание погрузило его во внутренний мир, и оно изменило для него реальность, замкнув на себе. Ну, это конечно только теория, и ее еще ни кто не доказал, хотя и пытаются.
        -А ты долго учился?
        -С семнадцати лет. И достиг, как я уже говорил, четвертой ступени, - с нескрываемой гордостью сказал некромант и отправил ложечку варенья себе в рот.
        -А сколько их всего? Ступеней?
        -Пять. Но это не вершина. После того как ты подтверждаешь пятую ступень мастерства, ты можешь получить лицензию. Но только при условии, что у тебя есть поручитель. По окончанию учебы начинается жизнь. И тут "ступени" заменяет "ранг" или уровень силы. Их всего семь, ну просто с более низким рангом я еще не встречал. Он измеряется как по мастерству, так и по времени лицензированной практики. При чём во втором случае за каждую сотню лет присуждается новый ранг.
        -Сотню лет! - Алчи не сказал, что Ти провел в Аутленде более двух столетий.
        -Мана - магическая энергия продлевает человеческую жизнь на практически неограниченное время. Маги по природе своей бессмертны, в понимании людей. Но со временем ресурс оболочки - тело мага, исчерпывается и мана начинает разрушать его на генетическом уровне. Но подобного я еще не видел для этого необходимо прожить очень-очень долго, десятки тысяч лет. Самому старому магу, которого я видел лично, было немногим больше трех тысяч. А рекордсменами долгожителями являются, - Каин резко осекся, о вампирах Анне лучше не говорить и о демонах тоже. Этим-то три тысячи лет детский возраст.
        -И кто же у вас долгожители?
        -Ну, я собирался стать таковым. Того глядишь, в зале почетных ветеранов мою фотку налепят и пенсию от Альмы назначат. Буду жить припеваючи и косточки свои ревматические на солнышке греть, где не будь под Альфой Центавром.
        -Где, - с трудом сдерживаясь от смеха, переспросила Аня.
        -Как где. На планете Майями-2. В системе Стрельца или там еще кого-нибудь. Мне то уже, поди, восьмая тысяча пойдет. Надеюсь, к тому времени космос хорошо освоят. Буду в белом скафандре по Сатурну, гулять с местными на суахили объясняться. К тому времени это будет официальный язык Земли.
        -Ох, и фантазер же ты, - она отвела глаза встретившись с Алчи взглядом.
        -А можно я спрошу?
        -Спрашивай, если хочешь, но я могу и не ответить.
        -Конечно, можешь, - он пощупал чайник, - остыл уже. Я вот что хотел спросить. Почему ты в монашки пошла.
        -Что значит "пошла". Это не армия или работа куда забирают или выходят. Это Путь...
        -Куда и от куда?
        -Это жизненный путь. Он избирается душой и ведет к Спасению. К "духовному".
        -А может к Забвению? И ведет прочь от "физического"?
        -Нет. К спасению души, ибо это путь Спасителя.
        -Путь Спасителя? Но почему? От чего ты решила спасти свою душу? Почему решила стать Его невестой?
        -Всему есть причина, у всего есть начало. Но не все можно рассказать и объяснить. Точнее я не могу, - она всхлипнула и отвернулась. По щекам потекли слезы. Анна ни как не ожидала, что расплачется при некроманте. Разговор как-то перешел на личные темы, и она оказалась не готова к этому.
        Алчи встал и подошел Ане. Она плакала, закрывшись ладошками. Он коснулся ее рук, и заключил их в свои.
        -Прости меня. Я понимаю. Каждый лечит свою душу по-своему. Скажи это как-то связано с твоим даром?
        -Каким даром?
        -Ты же увидела, что я, - Алчи подобрал подходящее слово, - не совсем человек.
        -Это мягко сказано "не совсем", - она улыбнулась, - но я не увидела, я почувствовала. Это бывает очень редко. Когда я касаюсь кого-нибудь, то чувствую его органы. В смысле то здоровы ли они, иногда я ощущаю мысли. Если человек задумал что-то плохое, то и атмосфера вокруг него будет для меня тяжелой колючей и омерзительной. А если в человеке благие намеренья, то я чувствую и это. От таких людей исходят волны тепла и ласки. Особенно эмоциональны влюбленные, между ними постоянное напряжение и гармония одновременно. Это не передать словами. Это необходимо прочувствовать. И ты, когда я вошла. В комнате было спокойствие и равновесие. Нет, не гармония, а равновесие - шаткий баланс добра и зла. И где-то в тонких ментальных чуть уловимых полутонах твоего состояния чувствовалось нарастание конфликта. Буря грядет. Но тебе не понять меня...
        -Позволь мне, это сделать?
        -Как сделать?
        Алчи держал ее руки в своих. Он показал монашке, что она должна встать. Аня послушно поднялась со стула и выпрямилась. На лице остались только следы от слез печали. И всем своим видом (осанкой и взглядом) она показывала, что нет в ней страха, по крайней мере, за себя.
        Проникновение в сознание человека не самое сложное умение магов, но и оно требует концентрации и собранности. Алчи закрыл глаза и мысленно абстрагировал себя и Анну от окружающего мира. Он решил не просто заглянуть в ее мысли. Это казалось ему в данной ситуации недостойным поступком. А вот взаимное проникновение сознаний, это равноценный обмен. Духовный бартер, как он называл его. Это вид медитации, используемый для обмена опытом.
        "Далее мы будем общаться мысленно. Что бы я услышал тебя. Просто подумай о том, что хочешь сказать. Для начала думай о положительных моментах, о радостных и памятных днях. Это поможет открыть поток памяти. В любой момент ты можешь прекратить это, только отдерни руки. Ты готова?".
        "Хорошо!"
        Глава II. Всё что было.
        В школе, поругалась с одноклассницей, эта дура, пообещала глаза мне выцарапать. А я что всего-то пококетничала с Серегой. Я же не виновата, что она пацана возле себя удержать не может. Зато я поняла, что нравлюсь парням, и уже превратилась из маленькой куколки в милую бабочку. За лето у меня оформилась грудь, и некоторые, так и сверлят мою кофточку глазами, когда у доски отвечаю. Я и раньше пользовалась успехом у мальчишек, но то все было как-то в понарошку.
        На лавочке возле подъезда уже собралась практически вся наша компания. Володя гитару вынес. Если он петь начнет, я уйду, у него ни голоса, ни слуха и песни какие-то нелепые и пошлые. Он кроме как об этом, ни о чем больше не поет. Секс, секс, секс. Даже голова болит от его завываний. А в остальном, нормальный парень, как любой другой. Рядом с ним сидит Лера. Давно я ее не видела. Она во Франции все лето у отца жила, но прежде чем уехала нам все уши прожужжала о том, как там хорошо и замечательно, о том, что ей очень жаль, что мы всего этого не увидим. Как же, ей жаль, это мне мои ушки жаль. С одной стороны вой Володьки, а с другой Леркины россказни о прекрасной Франции и галантных красавцах французах. Чуть в сторонке под деревом, что бы с балконов не видели, курили Рая и Полина. Они в полголоса сплетничали о чем-то, и когда я подошла, что б поздороваться, замолчали и испугано уставились на меня, словно я у них денег прошу.
        -Привет, как твое "ничего"?
        Дежурная фраза, в нашей компании дословно означающая "иди своей дорогой". И я решила не мешать.
        -Все спокойно, - сказала и оставила сплетниц одних. Может они обо мне. Хотя маловероятно, но мне стало просто дико интересно. Любопытство это мой величайший порок и оно не раз меня подводило в банальных ситуациях. Всегда забываю пословицу "Любопытной Варваре на базаре нос оторвали", но и я не Варвара.
        -Настя, привет, - за спиной раздался мягкий знакомый голос.
        -Глеб, Глебушка. Ты когда приехал, - я кинулась ему на шею и чмокнула в щеку. Он как-то замялся, и мне показалось, в слабом свете фонаря, что он покраснел. Смутился! Я его целое лето не видела. Предки его в село к бабушке отослали. За три месяца он так вырос и кажется, даже шири стал, что ли. Мы с детства дружили и знали друг друга как самих себя. Я сразу заметила, что с Глебом что-то не то. Какой-то он тихий все сидит и молчит. На вопросы отвечал вяло и слова в песнях пел невпопад, строчки путал, хотя слух у него хороший и память тоже. Должно быть, в селе ему плохо было. Тогда чего не радуется, а может на оборот. Познакомился там с кем-то и скучает. С кем это он там познакомился? Отпускай его теперь! Хотя, что это я? Какое мне дело до его знакомых из села!? А кто она интересно? Стоп! С чего я решила, что это она.
        Я бы так еще долго себя накручивала, но Володька встал со скамеечки и сказал:
        -Завтра рано в военкомат, - он выдержал паузу, разглядывая наши удивленные лица, - всем классом везут на медосмотр. Сказали не опаздывать. Так что я пошел иначе просплю.
        Он помахал нам рукой и пошел в подъезд.
        -Вовка, гитару оставь, - попросил Глеб, но гитарист сказал, что инструмент батин и он ему, голову оторвет, если хоть царапинка. Вовка вообще любил порассказать. Видите ли, гитара ручной работы из красного дерева, да еще и итальянская, чуть ли ни самого Паганини. Вот болтун. Он нас к себе пол года на новый год звал, обещал, что предки отвалят, и мы сами останемся. А на самом деле, когда мы пришли к нему, родители не то что бы куда-то собирались они и нас не ждали. Тогда Глеб за Вовкой по всему району гонялся, пиная под зад. Я считаю, что получил Вовка, заслужено, не будет "лапшу вешать". Маленькая "профилактика" ему не повредит, но я смотрю, и не особо помогла. Вот только он нас больше в гости не завет.
        Когда музыкальный акомпанемент наших посиделок покинул нас, мы решили расходиться по домам. Завтра всем в школу, а Глебу в институт. Он был старше меня на два года и всегда защищал меня, как свою младшую сестренку. Он предложил провести меня, аргументировав предложение тем, что уже темно. Но я жила в соседнем подъезде и расхохоталась. Нет, ну, это очень смешно прозвучало, "проводить". Раньше он не спрашивал, а просто шел со мной рядом. А тут вдруг.
        -Ладно, проводи, - согласилась я на его предложение. Уже у самого подъезда он взял меня за руку и притянул к себе. Он не сказал ни слова, а просто поцеловал. Просто? Да нет, не просто. Так меня еще не целовали. Нет, ну, я целовалась, конечно, но только не в серьез, а во время игры в бутылочку или еще какого "безобразия". Но он же мой друг. "Глебушка, что же ты делаешь. Ты же говорил, что я тебе как сестра, твой лучший друг". И я от неожиданности ответила ему. У него такие нежные губы. "Целуй, целуй меня. Мне не нужна твоя дружба, мне нужен ты". Он выпустил меня из объятий, и я почувствовала, как кружиться голова. Что же это со мной. В голове все кружиться, кажется, это оно. Так приходит любовь. И конец нашей дружбы. Он спросил, не хочу ли я сходить завтра с ним в кино. И я согласилась...
        Мы встречались уже больше трех месяцев. Полинкин секрет уже стал, заметен окружающим, хотя она все так же делала вид, что все хорошо. О чем она только думала. Насколько я знаю, она даже имени его не знает. Но рожать будет. Как родители не уговаривали она не в какую, даже из дома хотела уйти. Только тогда родители смерились, начали потихоньку готовиться стать дедушкой и бабушкой. Вот только в школе у Полины начались проблемы. Косые взгляды это одно, а прямые наезды - другое. Ей директриса так и сказала, что Полька последняя потаскуха и в ее школе учится, не будет. Родителям пришлось долго уламывать дирекцию и даже найти связи в муниципалитете города, что бы Полька смогла окончить эту же школу и не переводиться в другую. За хороший аттестат пришлось приплатить отдельно.
        Иногда я думаю, что это из-за нас с Глебом распалась наша компания. Не поцелуй он меня тогда мы бы всё также собирались по вечерам у подъезда, вместе отмечали дни рождения друг друга. Но нет. За каких-то три месяца все пошло кувырком. Володька связался с какой-то дурной компанией, и его чуть не посадили, они там избили кого-то. Но для Вовки все обошлось, может потому что, дед у него полковник милиции, а может, он и не виноват был, кто знает. Но родители тут же отправили его в Житомир, к тетке, что бы он тут еще чего не натворил.
        Яна как-то сама отдалилась. У нее в этом году выпускные, вступительные и мать устроила ее в центр довузовской подготовки. Там Яна познакомилась с каким-то мальчиком, и понеслось, поздние возвращения с прогулок, бессонные ночи для родителей и скандалы с родителями. Они успокоились только когда узнали, что Янин кавалер ездит на собственном БМВ, и живет в собственной квартире в центре города. Ко всему прочему у него была собственная фирма, что-то там связанное с антиквариатом. Он уже сделал Яне предложения, но она попросила подождать до окончания школы, он согласился.
        Мне же Глеб ни его не предлагал, но я и не ждала, мне просто было хорошо с ним. Вечерами мы сидели у него. По выходным гуляли в городе, я попросту с ума схожу, когда мы выходим на большую пешеходную улицу в центре. Там вся молодежь вечерами гуляет. И тут мы с Глебом. Он такой красивый высокий и сильный, и умный, в институте сдаёт все только на пятерки. У нас в школе двенадцати бальная система, а в институтах все как раньше - "от двойки до пятерки". Как-то ко мне прицепился хам какой-то, так Глеб одним ударом отправил его в нокдаун. И так мне спокойно с ним после того дня, я знаю, что он меня ни кому не отдаст. И я его тоже. Вот только он, иногда, когда мы у него дома, и родителей нет. Одним словом "хочет". Только я еще не готова. И он с пониманием говорит, что я должна сама решить когда, так как это важный психологический шаг и т.д. и т.п. но я то вижу, каково ему. Но для себя решила, как только исполниться шестнадцать ...
        Глеб меня почти на три года старше. Я все еще в десятом классе. В нашей компашке я самая младшая была, ну может только, еще брат Володьки - Рома, но он совсем еще мальчик ему только двенадцать. С нами Рома сидел только летом, когда его приятели разъезжались по бабушкам и дедушкам, в лагеря и пансионаты, на моря и в горы. Он так гордился тем, что летом тусуется со старшими ребятами, а теперь все. "Тусуется" Ромка где-то в Житомире, а он такой смешной был, всегда истории рассказывал, но не как Вова - "ни слова правды", а такие интересные, что я даже советовала ему их записывать и когда-нибудь книгу написать. Такой рассказчик классный этот Рома, что диву даешься, откуда такая фантазия и словарный запас в двенадцать лет, он же и взрослого мог переспорить и за пояс заткнуть.
        Хотя, как мне кажется, нам с Глебом и без секса хорошо. И это его приятели по институту на него давят. Он же тоже еще девственник, он сам мне это рассказал. Может это меня и пугает. У него ведь опыта нет, а для этого опыт очень важен, так мне Лера говорила. Но я считаю, что важнее не опыт, а чувства, первый должен быть любимым. По-любви...
        Всё могло быть по-другому, если бы не распалась наша компания. Но так получилось. Глеб уехал в канун Нового года в Киев, а я осталась дома. У него была какая-то конференция или еще, что-то. К тому времени я, так получилось, лучше сошлась с классным коллективом, и наша староста пригласила всех к себе встречать Новый год. И я пошла вместе со всеми. Десятый класс это лучшие годы школьной жизни, уже взрослый и еще не то чего не зависишь, знай себе, уроки делай и с друзьями гуляй. Ни тебе проблем с выпускными ни со вступительными. Об этом, о планах на будущие, о том кто как каникулы проводит, мы и болтали сидя у старосты за праздничным столом. Я раньше у нее никогда не бывала и то, что у нее двух этажная! квартира меня поразило, такого я еще не видела. Только в кино и то импортном. Я заметила, что на столе стоит кроме шампанского две бутылки водки и одна с джином. От водки я отказалась сразу, а вот джин с тоником Серега все-таки уговорил меня попробовать. Я до того "напробовалась" что полезла танцевать на стол. И танцевала бы и дальше, если бы Серега не снял меня с импровизированной танцплощадки,
которую тут же заняли две девчонки в похожем на мое состояние. Серега пли со мной наравне и должен был опьянеть еще раньше, но по нему этого не скажешь.
        -Я слышала, что если вместе пьют парни и девушки одного возраста, то парни пьянеют быстрей, - на что Серега сказал:
        -Чистая, правда. Пацаны не только от водки пьянеют, но и от вашей красоты.
        Я почувствовала, как мои щеки вспыхнули, а он взял меня за плечи и предложил показать квартиру. Я согласилась, я очень хотела посмотреть эдакие "хоромы". Любопытство. Экскурсия оказалась короткой. Сергеи провел меня в одну из комнат, а я как дура ни чего не понимая, еще и дразнила его, кокетничая с ним. Только когда он дверь закрыл и снял рубашку, я поняла, но не до конца, практически не осознавая ужаса сложившейся ситуации. Когда он начал обнимать меня и целовать, говорить мне что-то, я практически ни чего уже не понимала. Только пыталась по началу высвободиться, но он был настойчив, он был властен, но не груб. Он был такой, каким ни когда со мной не был Глеб. Боже мой, Глеб. Я закрыла глаза и старалась представить именно его лицо, его голос, что его губы мягкие и нежные ласкают мою грудь. Что его сильные руки обнимают меня, что его...
        На утро я проснулась одна в незнакомой комнате. Одежда была разбросана по всему полу. Я с трудом отыскала всё. Быстро оделась и незаметно выскользнула из квартиры. В гостиной я увидела хозяйку, спящую в обнимку с бутылкой джина, будить ее я не стала. Я шла домой по пустынным заснеженным улицам. Ночью был снег. Ночь был секс. Голова раскалывалась. Я стала женщиной...
        О том, что произошло в Новогоднюю ночь, я ни кому не рассказала, даже подружкам. А тем более Глебу. Но как же теперь, быть. Он же поймет, после первой же ночи поймет. И я... к горлу подкатил комок,... Я потеряю его. Я буду молчать, я найду способ...
        Так длилось около месяца и ли чуть больше. В середине февраля, ко мне подошел Сергей. Он предложил встретиться у него дома вечером. Я сказала, что между нами ни чего не будет.
        -Как это не будет. Было уже, красавица, было. И будет.
        -Нет.
        -Право твое. Но только твой Глебушка, будет иметь малоприятный разговор. И темой будешь ты. Так что решай.
        -Нет. Ты не посмеешь. Сергей не надо. Я умоляю тебя.
        -Если хорошо "попросишь". Я еще подумаю.
        -Ты тварь, ты подонок. Он не поверит тебе. Иди, рассказывай. Импотент.
        И он ушел. Я надеялась, что он не расскажет, что это пустые угрозы, что Глеб не поверит. Я насторожилась, стала еще нежней и заботливей, старалась, как можно больше время проводить с Глебом. Он не о чем не знал. Как раз в это время он болел и не ходил на учебу. Я пару раз прогуляла школу, что бы посидеть с ним. Он выздоровел и вернулся в студенческие ряды. Через несколько дней Глеб перестал со мной разговаривать, он не звонил мне и не отвечал на мои звонки. Первым делом я бросилась к нему, но он не открыл мне, я простояла под дверью, до прихода его родителей. Отец Глеба вежливо попросил меня уйти, сказав, что меня видеть в этом доме больше не хотят. Я шла домой как в дурмане. Голова кружилась, и ноги несли сами собой. Всё, всё рушилось. Будь он проклят. Я зашла в свой подъезд и практически потеряла сознание, но все-таки дошла до квартиры. Мне на встречу вышел Сергей и направился к лифту, проходя мимо меня, тихо шепнул:
        -Доигралась, сладенькая.
        Дома были мама и папа они сидели на кухне. На столе лежали фотографии. Мать заливалась слезами, отец яростно смотрел на фото, с трудом сдерживая себя. Он гневно швырнул в меня фотографии и закричал:
        -Для этого я растил тебя. Для этого? Что? Что смотришь? Полюбуйся. До чего мать довела. Опозорила ты нас. Что денег тебе мало было дрянь, убирайся видеть тебя не могу.
        В меня плеснуло стеной ненависти. В одно мгновение с меня словно сдернули кожу, и я ощутила всем телом, как омерзительна своим родителям. Презрение хлестало меня как плеть и гнало прочь, я пятилась, закрываясь то несуществующих ударов. Я зажалась в угол и почувствовала, что мой отец сейчас раздавит меня своим безумным неистовым гневом и яростью. А мать осыпала меня проклятиями, но не вслух, а мысленно и я принимала всё. Отец продолжал кричать на меня, поднимая с пола и бросая в меня все те же фотографии, на которых я Сергеем или еще с кем-то, рассмотреть лица партнера не возможно. Кто же снимал? И тут меня словно копьем пробило, но это были только слова. Страшные слова, для пятнадцати лет:
        -Ты нам больше не дочь...
        Я кинулась к двери и побежала на улицу. Я ушла из дома, не взяв с собой ни вещей, ни денег. У меня, ни чего не было, у меня, ни кого не было.
        На улице начиналась весна. Снег под ногами превратился в грязную жижу, и сапоги вязли на разбитой не асфальтированной дороге. Что же мне делать они все отказались от меня.
        Я не помню, как пришла, в этот забыты район города. Ни магазинов, ни ларьков мне не встречалось. Ужасно хотелось, есть, но голод был меньшей из моих проблем. В кармане было только буханку хлеба и все. Что делать я не знала куда идти. Над городом сгущались сумерки, и район погружался в темноту, ни один фонарь не горел. Тусклый свет из окон домов манил уютом и теплом. Я ужасно замерзла и валилась с ног от усталости, но назад я не вернусь. Я помню, как увидела открытую дверь. Свет в доме приглашал войти. Я посмотрела вверх. Над крышей высился крест. Церковь место, где я, быть может, смогу поспать. Я в своей жизни была в церкви только два раза, когда крестилась и на свадьбе двоюродной сестры. Я вошла, иконы на стенах маленький алтарь. Но ни кого нет. У стены лавочка. Я села. Когда будут закрывать, уйду. А пока... я повалилась, усталость взяла своё. Когда я открыла глаза, на меня смотрела женщина. Лицо ее было не молодо, но и старческие морщины еще не коснулись его. Только у уголков глаз маленькие бороздки говорили о добром нраве хозяйки и ее улыбчивости. Но сейчас он смотрела на меня с состраданием,
но не жалостью. От нее тянуло приятым телом и свежестью, волны доброты и понимания приободрили меня. И я осмотрелась. Это уже была не церквушка возле дороги, а дом. Я лежала не на деревянной лавке, а в мягкой теплой постели.
        -Где я?
        -У нас дома. Тебя нашел мой супруг. Отец Илларион как ты, себя чувствуешь Анна.
        Я вспомнила, как сквозь сон кто-то спрашивал мое имя, но от слабости я лишь смогла сказать Ан.. Ана... и вновь провалилась в забытье. Я не стала спорить и называть мое имя. В тот миг я решила, что Анастасия умерла от хода и голода в маленькой церквушке на обочине дороги. С того дня я решила посвятить свою жизнь служению Господу Богу. И лучшего места для этого, чем церквушка у дороги, в которой умерла Настя, не было. Отец Илларион предложил мне пожить у них, а когда я изъявила желание стать монахиней. Он сказал, что для этого необходимо отправиться в женский монастырь. Я же сказала, что хочу служить господу в его приходе. Он какое-то время думал над моим предложением, но когда я рассказала о том, что почувствовала, когда открыла глаза и посмотрела на матушку, он согласился. И сам съездил к протоирею и договорился за мое назначение или, что-то вроде того. Жить у отца Иллариона я не стала, самой не хотелось, а вот маленькая времянка возле самой церкви мне очень понравилась. И отче нехотя, но отпустил меня из-под матушкиного крылышка. Я стала для них как родная дочь. Их старший сын вырос, женился и
уехал в Англию. Иногда по праздникам он присылает им открытки и фотографии. Не так давно матушка пришла ко мне и принесла фотоальбом. Она наконец-то стала бабушкой. Малыша назвали Георгием. Отец Илларион просто светиться от счастья с ним очень приятно стало работать. Да, именно работать ведь мы каждый день ведем работу, бой за души человеческие.
        Глава III. Защитник веры.
        В комнату ворвался человек. Он был в валенках на босу ногу, драповом распахнутом пальто поверх белого подрясника. В его косматой бороде застряли снежинки, и от того он походил на Деда Мороза, вот только вместо посоха и мешка с подарками в руках он держал топор и увесистый крест. Он кинулся к Алчи и со всего размаху швырнул его прочь от Анны. Девушка с криком кинулась к "Деду Морозу":
        -Отче, помилосердствуйте отче. Он не со злом. Он все мне показал. Стойте, отче.
        Анна насилу остановила священника примчавшегося ее спасать от "исчадья ада". Она отняла у него топор и предусмотрительно выкинула оружие на улицу. Усадив отца Иллариона за стол она помогла встать Алчи. Священник успел сильным ударом разюшить нос некроманту, и выбить ему зуб. Который он и рассматривал на своей ладони. Аня подвела Алчи к отцу Иллариону, она ожидала, что маг после подобного приветствия оробеет перед грозным служителем церкви, но она ошиблась. Алчи стоял абсолютно спокойно и если бы не его кровоточащий нос, то можно было бы решить, что его ни кто не бил и зуб у него выпал сам собой. Подобное спокойствие, можно сказать толерантность, удивили священника, и его боевой пыл стал угасать. Все тем же тоном непримиримого борца он задал вопрос некроманту:
        -Что делаешь нечисть ты в стенах храма Божьего.
        -Пойди, успокой матушку. Она вся извелась, поди, - смягчившись, сказал Илларион и посмотрел на перепуганную Анну.
        -Нет, отче. Я вас наедине не оставлю. Я ведь чувствую, как у Вас всё вскипает. И не равён час, сотворите что.
        Она подошла к священнику и взяла его за руку.
        -Да не бойся, дочка, ничего я ему не сделаю. Бог свидетель. Как пришел, так и уйдет восвояси. А ты поспеши.
        Анна быстренько оделась и выскочила на улицу. Метель стихла, и просто сыпал хлопьями снег. Они сидели друг против друга и сверлили взглядами оппонента.
        -Спрашиваю ещё раз. Что тебе здесь надо, ирод?
        -Чаю с малиной попить зашел.
        Илларион провел рукой по бороде, приводя ее в порядок, волосы были мокрые от растаявшего снега. Он глубоко вздохнул и, продержав немного, погодя выдохнул, тем самым, пытаясь привести свое дыхание в размерный, спокойный ритм.
        -Чаю?
        -Да.
        -Попил?
        -Да. Спасибо, - Алчи был абсолютно спокоен.
        -Метель стихла, можешь идти. И забудь дорогу сюда. Здесь тебе не рады.
        -А я то думал, что вы учите любить ближнего своего. А что на самом-то деле получается. Не хорошо.
        Некромант встал, подошел к вешалке, надел свой плащ. Уже выходя, он повернулся к священнику и посмотрел истинным взглядом:
        - "Знак Воина Господнего", на челе твоем о многом мне говорит, но и многое скрывает. Ты любопытный тип, Илларион. И воспитанница твоя, не так проста, как кажется. Она расскажет тебе обо мне, но знай, что я открыл ей душу, и она видела меня всего, как и я, ее...
        -У тебя нечисть, души нет.
        -Сердца, нет, а душа есть у всякого. Только у каждого своя. Со своими темными уголками и яркими гранями.
        Он открыл дверь и вышел в предрассветную мглу.
        Глава IV. Падший ангел.
        Собрать побольше бутылок можно либо в парке, либо в праздники. Народ то пьющий, вот только Семенычу с самого утра не везло. Такое ощущение, что перед ним прошелся кто-то еще, может бомж, какой приблудный шарился. Хотя какие бомжи могут быть с самой лучшей стране в мире в СССР.
        Оставалось одно, собрать побольше картонных коробок и газет - макулатуру тоже не плохо принимают. Он, оглядываясь, подошел к мусорному контейнеру. В соседнем доме шел ремонт, и строительным мусором было завалено все вокруг. И картона было полно, но не все подходит, надо выбирать.
        За спиной раздался какой-то шорох. Семеныч сам того, не ожидая, спрятался за контейнером. В переулке мелькнула какая-то тень. Грюкнула крышка бака и звуки быстрых легких шагов понеслись прочь.
        -Кто же мусор, на ночь, глядя, выносит? Плохая примета, - проворчал, выбираясь из укрытия, Семеныч. Он отряхнулся и поправил мятый пиджак. Над домами поднималась луна. Из ночных темных облаков, вот-вот пойдет дождь. (Осень щедро поливала бескрайние поля малой родины спивающегося фельдшера). О дожде Семеныч знал точно. Как и то, что из одного контейнера доносился слабый крик. Он подошел к баку. Нет, он не ошибся. Дрожащей рукой открыл ржавую крышку, и остатки алкогольных паров в одну секунду развеялись без следа. Он смотрел на маленького ребеночка. Малыш плакал, но крик его был так слаб, что Семеныч услышал его чудом. Он быстро скинул пиджак и снял свитер. Аккуратно взяв ребенка на руки, закутал его в шерстяной ангорский свитер. Было время, он в нем на Памир взбирался и по Алтаю с экспедицией ходил. А что теперь? Квартира с облезлыми голыми стенами провалившейся диван, бутылка водки (если повезет достать) под ним и маленький замерзший ребенок на руках. Что делать? Ментов звать? Так "примут" за похищение или еще что, с них станется.
        -Нет. Думай, Семеныч, думай.
        Он бежал по улице к своему подъезду. Этажи он пролетел словно спортсмен разрядник. Вспомнились нормы ГТО. Он ворвался в квартиру и захлопнул за собой дверь. Он метался по комнатам в поисках решения.
        -Аптечка!
        Но кроме бинта там ни чего не было. Он весь замерз. Память родила ответ. Тех, кто замерзал, во время восхождения растирали спиртом. Под кроватью лежала начатая бутылка водки.
        -Как же хорошо, что сам я ее не допил, - он плеснул себе в руку горькую и начал растирать малыша. Ручки, ножки, животик, спинку, - это что еще.
        Он замер в изумлении. За свои полвека он повидал многое, но подобного...
        Из спины малыша, из-под лопаток, выглядывала лишняя пара рук? По крайней мере, лишни конечности очень на них были похожи.
        -Так вот чего твоя мамка испугалась. Да не чего, - взяв себя в руки, сказал фельдшер, - я и не такое видал.
        Он аккуратно обработал "лишни ручки" водкой и укутал ребеночка в простынку, которую откапал в шкафу. Блага еще не все пропил.
        -Что же мне с тобой делать? В детдом отдать, так это для тебя адом станет. Искалечат тебе душу. Выродком звать будут. Я то знаю, сам детдомовский. Лучше у меня будешь, - он огляделся и покачал головой, - не лучше конечно, но все равно какой ни какой, а дом.
        Ребенок уснул. Семеныч уложил его на диван, а сам повозился, немного, наводя в квартире порядок.
        -Как же я звать-то тебя буду, горе ты мое горькое. А так и буду Гориком или Гореем. Не хуже Даздрапермы какой-нибудь. А о секрете твоем ни кто не узнает, Горей.
        Тому, что у ханырика Семеныча ребенок появился, ни кто не удивился. Время такое было, ни кому, ни до кого дела не было. Тут главное самому выжить и шмат побольше отхватить. Восьмидесятые - подул "ветер перемен" и этот самый ветер, как ураган выдул всю грязь из жизни фельдшера и его маленького сынишки. В доме Семеныча жили люди доброжелательные и не любопытные. Вот только соседка с низу. Постоянно распускала сплетни о том, что Горея Семенычу принесла одна молодуха, с которой он. . По-пьяни. И оттого, что пил он много, ребеночек увечным родился, вот мать папаше и снесла свое несчастье. Да сам Семеныч ни чего не отрицал, пускай считают, что родной, а остальное не важно.
        В детсад он Горея не отдал, а воспитывал сам. Пить он бросил в ту самую ночь. И ни разу не брался за бутылку с тех самых пор. Работу нашел, по началу охранником и грузчиком. А там и по специальности дело повернулось.
        Когда Горику исполнилось семь лет пришло время отдавать его в школу. Секрет его достоверно маскировался под горб. О природе отростков на спине мальчика Семеныч уже догадался. Случилось это, когда Горею исполнился третий год. На отростках появился белый пух.
        -Крылья, крылья, - радостно кричал приемный отец. Но откуда они на спине советского ребенка. Ответ для Семеныча был только один:
        -Да ты ангел, мальчик мой. Самый настоящий ангел. Мой ангел хранитель.
        Учился херувимчик в школе N6 сначала в классе для детей с задержкой в развитии, а когда выиграл школьную олимпиаду по математике, в пятом классе его тут же перевели в 5-А. "А" классы считались самыми сильными в этой школе, и попасть в них могли только лучшие. Особенно легко давались Горею языки. В седьмом он уже свободно говорил на шести европейских, двух африканских и нескольких диалектах Южной Азии. Феноменальная память и скорость логического мышления поражали учителей. О нем даже написали в газете, но статья ни кого не потрясла, в то время бешено колотил страну от последствий распада Союза. Все были миллионерами, но мало кто видел у себя дома полный холодильник. Заводы стояли, колхозы распадались, что страшное творилось вокруг, люди теряли работу, а вместе с ней средства к существованию. Но только не Семеныч, беды обходили его стороной, словно рядом с ним шел по жизни его ангел-хранитель. Частная клиника, в которой он нашел себе постоянный заработок, процветала, и пережила не одного конкурента. Со временем Сменычу предложили получить высшее образование, что бы возглавит местное отделение. И он
согласился.
        К шестнадцати годом крылья Горея окрепли и полностью оперились. Физиология их была для Семеныча не понятна, они, складываясь, могли поместиться под плащом или даже пиджаком, а когда Горей расправлял их в полную величину... Одним словом Икар. Он мог летать. И он хотел летать. Для этого Семеныч вывозил его в горы в тур походы. И там он парил от вершины к вершине, но только в ночи. Что бы сын мог найти его в темноте, Семеныч жег сигнальные огни, но Горик чувствуя свободу, и высоту неба забывал обо всем, а главное о земле.
        "Рожденный парить под облаками.
        Я был рожден для птичьей стаи", - написал он в своем дневнике после первой поездки в горы.
        Семеныч пытливо изучал возможности мальчика, стараясь полностью раскрыть его потенциал. Он заметил, что когда Горей счастлив, то крылья светятся серебром, а если грустит, то тускнеют и перья отливают холодной сталью. Самым поразительным было то, что когда Горей влюбился в свою одноклассницу, сила его возросла втрое, и он поднимал не только свой вес, но и носил к облакам отца. К сожалению, любовь была безответной, и девушка разбила Горею сердце. Ах, первая любовь, первые ошибки! Но и тут с ним произошла удивительная метаморфоза. Он впал в депрессию, и перья его крыльев потускнели, а со временем и вовсе на них появились темные пятна. Мрачные, хмурые мысли мучили ребенка, но Семеныч быстро сориентировался и увез Горея в горы. Там он вновь обрел душевный покой и белёсый цвет вернулся его крыльям. Вот только с тех пор Семныч настоятельно требовал от Горея тренировать свой дух и сознание путем дисциплины и самоконтроля. Все это Горей нашел в восточных боевых искусствах. Он поглощал технику за техникой. Со временем, выработав собственный комплекс приемов рукопашного боя и искусства фехтования. Семеныч
записал его в секцию по стрельбе. Там его прозвали "горбатый снайпер". Прозвища бесили Горея, и ему всегда хотелось избавиться от своего проклятья. Но что-то в нем останавливало его перед решающим шагом. Чувство достоинства, самодостаточности и ответственности. Воспоминания о той свободе, которую он обретает в минуты полета, стирали любые насмешки и оскорбительные прозвища.
        Семеныч умер, не дожив до своего семидесятилетия трех дней. Он завещал Горею квартиру и счет в банке. К тому времени, Горей уже окончил школу, и поступил в Мединститут. Учился он в другом городе и по стечению обстоятельств опоздал на похороны отца. Из того, что Горею рассказали в прокуратуре (где сначала открыли, а после сразу закрыли дело по факту смерти его отца) Семеныч погиб за рулем своего авто. Не справился с управлением по причине сильного алкогольного опьянения. Как показали свидетели, он покинул офис своей фирмы уже в не трезвом состоянии. Горей попросил сказать кто эти свидетели, но следователь сказал, что их имена это тайна следствия.
        -Какого следствия? Вы же его уже закрыли, - кричал Горей, он нутром ощущал, что смерть его отца это убийство. Семныч ни разу не притронулся к спиртному с той ночи, когда в его жизнь вошел Горей. Он ни чего не мог доказать упрямому неповоротливому следователю.
        Решение пришло само собой. А точнее подкатило. На девятый день после смерти отца в квартиру к Горею вломились четверо при виде увечного (для полной конспирации он и дома прятал крылья под одежду), они принялись громить квартиру и угрожать ему физической расправой, если он не передаст им документацию на отцовскую фирму или какое-то оборудование. Горей, для начала, попытался объяснить, что не понимает, о чем говорят незваные гости. Когда он увидел, что конструктивного диалога у них не получается, подгадав момент, выскочил из квартиры с какой-то газетой в руках. Они посчитали, что Горей пытается скрыться с интересующими их бумагами, и кинулись за ним.
        Первое что они отметили, отличную спортивную форму "инвалида". Горей бежал по улицам, петляя переулками и не останавливаясь, пресекал проезжую часть. Но вот бандиты загнали его в глухой карман высотки. Сюда не выходило ни единого окна из прилегающих домов. Голые бетонные равнодушные к расправе стены, должны были стать последним, что увидеть Горей в своей жизни.
        Один из преследователей извлек из кармана нож. Он был самым ушлым из четверки. Самое поразительное, что они ни чуть не походили на широкоплечих горилл, которых показывают в фильмах про бандитов. Трое среднего роста и телосложения, а четвертый, явного разводящий, более щуплый с хитрым прищуром. Но остальные трое выполняли все его приказы беспрекословно. Но все же они хранили верность обычаям и головы их были подстрижены под ноль, только у "красномордого" был полубокс. Он походу дела, что-то вроде зама для "щуплого".
        Когда щуплый упал на землю, хрипя и корчась в попытках вынуть свой собственный нож из-под лопатки. Преследователи дрогнули, но лишь на мгновение. "Красномордый" пихнул в спины двух оставшихся, вынуждая атаковать опасного "горбуна". Они заходили с разных сторон, Горей ловко прокрутил сальто и оказался за спиной "красномордого". Сильный удар по почке осадил "зама" на землю. Он простонал и затих. Внутренние органы разорвались от четко сориентированного и выверенного удара. Оставшиеся без бригадира и его помощника, боевики попятились к стене. Теперь тупик стал мышеловкой для них самих. Один из них, должно быть, самый отчаянный, бросился на "горбуна". Вот только за три шага до своей цели он в ужасе метнулся назад. Горей одним движением рук разорвал свой широкий свитер. Огромные крылья вывались из плена маскировки. Они вздымались к небу, бросая вызов тусклым звездам и призрачному серпу месяца. Горей подхватил одного из "шестерок" и понесся с ним ввысь. Ветер свистел в ушах, заглушая вопли его ненужной ноши. Горей даже не взглянул на бандита, а услышав слово:
        -Отпусти...
        Разжал руки и сказал в след удаляющемуся телу:
        -Отпустил.
        Второго он нагнал достаточно быстро. Тот по причине своей непроходимой тупости, стоял на том же самом месте, пока возле него не шмякнулся о землю бесформенный мешок костей и плоти. Он успел пробежать чуть больше двух сотен метров, как над его головой рассекли воздух огромные крылья. Но удача и ловкость помогли бандиту скрыться в открытом подъезде. Первый этаж. Второй. Третий. Он кинулся к двери одной из квартир.
        -Откройте, пожар! Дом в огне! - из личного опыта он знал, что кричи он, помогите, убивают, не кто бы ни открыл. А на призыв спасать собственные шкуры, люди отзываются охотней. И вот щеколда двери клацнула. Хозяин забыл взглянуть в глазок. Дверь приоткрылась. Бандит рывком распахнул ее полостью и ворвался в коридор. Хозяйка, пытаясь преградить ему путь, получила прямой удар ногой в живот и плюхнулась на пол. Хлопнув дверью, он схватил женщину за загривок и потащил по коридору. Она кричала и брыкалась.
        -Не объезженная, мля попалась. Он швырнул ее к стене и подошел к окну. Женщина верещала от страха. Но как-то не так.
        -Да заткнись ты...
        Он ни раз видел такое. Но ни разу не слышал, что бы бабы затыкались после первого же предупреждения, хотя на это он не обратил особого внимания. А стоило. В руках присмиревшей заложницы блеснул маленький шарик. Она раздавила его, и на ее руках заклубилось облачко серебристого тумана. Все это она проделала, когда бандит смотрел в окно, выглядывая своего преследователя. Женщина, было, собралась сдуть туман на бандита, но замерла при виде подобного. Оконное стекло треснуло под ударом кулака, и две сильных руки подхватили "вторженца" унося его в черное ночное небо. Попросту стряхнув туман с ладони, она кинулась к окну и увидела лишь пару белоснежных крыльев режущих ночь.
        Казалось, что преступник ускользнул от крыльев правосудия. Но обоняние Горея обострилось до предела, и он по тонким следам в воздухе определил окно. И бросился вниз к своей цели. Пробив оконное стекло, он подхватил свою жертву. Стремясь достигнуть максимальной высоты, он несся всё выше и выше, унося с собой бандита. Спрашивать не пришлось, тот сам, пытаясь выторговать жизнь, сдавал всех, о ком знал и о ком не знал, но догадывался. Но все эти сведенья были безразличны для Горея, он просто заглянул в глаза своей ноше и понял все. Он отпустил его, увидев ответ на один единственный вопрос "ты?". Посмотрев на тонкий лунный серп, он сложил крылья и камнем понесся вниз.
        В разбитом окне на подоконнике сидела молодая женщина. Она расчесывала свои рыжие волосы. И смотрела, как падает ангел. Он падал вниз. Он падал к ней, хотя еще не знал этого. Он - Горей Крылатый - третий капитан Исполнителей, инструктор Гвардии Совета.
        Глава V. На службе Главной Альме.
        В комнате горел тусклый свет. За письменным столом сидел Горей и читал донесение. Из отчета о проделанной работе следовало, что учения, проведенные в этом месяце, показали недостатки в подготовке гвардейцев к ведению боевых полномасштабных действий в условиях города. Особенно низкая оценка дана корпусу прикрытия, осуществляющему маскировку действий магических частей от посторонних.
        В целом вырисовывалась пессимистическая картина. Из общего числа магов и магес (ведьм, волшебниц и колдуний), только четверть в состоянии применять свои способности в условиях войны. Сказывается недостаток времени и отсутствие заинтересованности в этом Совета. По мнению Горея архимаги за последние столетие, утратили бдительность, возложив на Исполнителей обязанности регулярной армии. Поэтому, вот уже пол века не проводились учения в условиях приближенных к боевым. Горей принял дела у своего предшественника, когда тому перевалило за восемьсот. Он хорошо помнил столетнюю войну, но не знал что такое танк, а ядерное оружие он описывал как разновидность французских мортир. За развитием магических военных технологий он и подавно не следил, так как в ближнем бою отдавал предпочтение исключительно клинку, а для дальнего - фаерболу. В технике защиты, под его командованием, гвардейцы применяли только индивидуальные поля.
        Горей привнес кардинальные изменения. Во-первых, он унифицировал индивидуальное оружие гвардейцев, до этого все походило на самодеятельность, кто на что горазд. Теперь гвардеец в полном боевом оснащении был вооружен боевым посохом, силовой рукавицей, кинжалом (офицеры рапирами или мечами), броней типа "грифон" или для штурмовых групп - "дракон". Во-вторых, инструктор лично отобрал людей на командирские должности (раньше это были покупаемые звания). Он взялся за их индивидуальное обучение в тактике и стратегии магической войны XXI века. В-третьих, он лоббировал вопросы об укреплении существующих цитаделей и создании фортификационных сооружений на стратегических направлениях к Главной Альме. Его беспокоило то, что Главная Альма за последние два века потеряла свои позиции в Азии и Новом Свете. Оплотом власти Совета оставалась Европа с достаточно мощной школой и надежными финансовыми тылами.
        По сути Главная Альма оставалась главной только номинально. Под лапой "азиатских тигров" окрепла восточная школа, утратившая свое могущество в начале второго тысячелетия. По мнению аналитиков у них сильны реваншистские настроения. С другой стороны, школы Нового Света, официально подтвердившие свой отказ от догм Европейской традиции, влившись в вудуиские культы африканских рабов и спиритуализм коренных американцев. Но этой новой магической формации противостоит достаточно сильный сатанинский культ, практикующий магию крови и черные искусства. Он наиболее близок Главной Альме с точки зрения применяемой магии, но не идеологии. Все это обуславливает сложности в выработке достаточно эффективной системы обороны Альмы. Над этой проблемой и ломал голову молодой инструктор Гвардии Совета.
        Как ему казалось, он уже практически нашел решение, но в дверь постучали. И нить логических размышлений канула в сознании, породившем вопрос:
        -Кто ещё?
        -Разрешите войти, - осведомился лейтенант.
        -Да. Входите. Что там у вас?
        -Господин капитан вас вызывает первый капитан Исполнителей, - молодой маг занимал должность секретаря только несколько недель и еще не осмеливался называть капитанов по именам.
        -Спасибо лейтенант. Вы свободны.
        Горей встал и оправил мундир. Его взгляд привлек адамантный панцирь, его он одевал, как парадную форму, только по праздникам или на Совет (целых два раза - отчет о принятии командования над гвардией и когда просил разрешение на проведение учений). Он тоскливо провел рукой по резному узору на сияющих латах и в памяти вспомнился тот день, когда он нес Её к небесам облаченный в эти доспехи. "Хороший был денек. Почаще бы так выбираться на природу", - эту мысль Горей закончил, подходя к кабинету Гедемиона.
        -Разрешите, - не спрашивая, а скорее утверждая, сказал инструктор и вошел в кабинет. Гедемион стоял у стены, на которой был высечен рельефный узор. Тореадор, вступивший в неравную схватку с быком. В его руках развевается плащ взывающий к ярости быка. Ревущий от восторга стадион. Башня старой ратуши с часми. Не поворачиваясь к Горею, Диз-Зет спросил:
        -Капитан, вы видели когда-нибудь корриду?
        -Ни как нет, господин капитан, - емко, по-военному ответил Горей, ожидая, что Гедемион еще не закончил свою мысль. И не ошибся.
        -Это барельеф работы Генте. На нем изображен мой родной город и его маленькая арена в час корриды. Мне доставляет удовольствие смотреть на лицо тореадора, и иногда я вижу в нем свои черты. Но Генте создал его в то время, когда я уже покинул свою родину. Мы встретились позже, но... Вы знакомы с его работами?
        -Нет.
        -Да, да их совсем мало в мире не более дюжины. Как жаль это, был величайший скульптор, он вполне бы мог превзойти самого Микеланджело, но...
        -Разрешите спросить, что же помешало ему?
        -Я. Он был сожжен на костре святой инквизиции за сговор с дьяволом.
        Горей почувствовал, как по его крыльям пробежали мурашки и стройными рядами перебрались на спину. Он мало, что знал о первом капитане, кроме того, что он был лучший дуэлянт Главной Альмы, а родом из Испании или Корсики. Теперь еще одна мрачная страница биографии Гедемиона открылась для инструктора. О хладнокровности и непреклонности Диз-Зета ходили легенды. Он выходил победителем из всех своих поединков. По мнению некоторых магистров, равного ему на Песчаной арене не было и маловероятно, что появиться. А, учитывая, что должность капитана Исполнителей оспаривается на дуэли, Гедемион еще не скоро сложит свои обязанности. Среди его соперников рискнувших оспаривать звание велся своеобразный рейтинг. Топ 10. В эту десятку попадали лишь те, кто смог ранить или ходя бы испортить камзол капитана во время дуэли. Первое место удерживал Саранча с его хитом "ранение в живот", сам же второй капитан получил более пятидесяти смертельных ранений, но все еще в добром здравии.
        -Садись капитан. Я хочу поговорить с тобой о Мельнике. Что ты думаешь относительно его рассказа об Аутленде?
        -Принимая во внимание, что Тимофей был осужден и сослан Советом в мир, наделивший его новыми знаниями и силой. Ситуация в любой момент может выйти из-под контроля. Тот факт, что он лично явился в Главную Альму и заявил о своем возвращении, еще не означает, что он забыл и простил Совету вынесенный вердикт. Быть может это всего лишь отвлекающий маневр, что бы нанести один мощный удар, способный сокрушить Башню и сам Совет.
        -Возможно, но тут более сложная комбинация. Мы должны принимать во внимание и то, что чародей утаил часть информации от Совета. Вероятность этого 87% и не следует недооценивать достижения иного мира. Тимофей Мельник потенциальный вражеский резидент. А посему я бы хотел, что бы ты, капитан, подобрался к нему как можно ближе. Или если не сам то держал бы возле него надежного человека, который в нужный момент помог бы нам устранить нашу проблему.
        -Думаю я найду нужного человечка.
        -Хорошо, так для справки, не в обиду, сперва я обратился к Саранче, но его головорезы наломали дров, точнее голов. Некий некромант Каин известный как Алчи, попал в реанимацию, а должен был под наш контроль. Некомпетентность "шестерок", чуть не сорвала операцию. Не допусти той же ошибки.
        -У меня, господин капитан, интеллектуальная агентура. Сыграем как по нотам.
        -Вопросы?
        -Один. Материальная сторона операции...
        -Все расходы берет на себя Тайная Канцелярия. В случае необходимости можете задействовать группу особого назначения, - у Горея вспотели руки, такое было с ним, только перед свадьбой.
        Он покрутил золотое кольцо на безымянном пальце, эта привычка появилась с первого дня семейной жизни. Глядя на тонкую гравировку, он вспомнил, а не прочитал, слова клятвы в вечной верности и любви, высеченные на обручальных кольцах. У Неё оно такое маленькое, Горей пробовал надеть ее кольцо на мизинец, но оно не налезло. Точнее, налезло, а вот назад только с мылом.
        -Благодарю за оказанное доверие, - говорить, что "оправдает" глупо Гедемион не поверит. А зря языком болтать Горей не любил.
        Глава VI. Гедемион.
        Рукоять тяжелого кованого меча выглядывала из-под вороха тряпок и мешков на телеге. Колеса повозок вязли в проторенных разбитых колеях. Это не первый и не последний обоз, бредущий в этой заснеженной степи. Солдаты, мерзнущие от лютого мороза, но все же упорно тянущие за собой тяжело груженые возы. Последние лошади пали несколько дней тому. Что б не бросать трофеи, добытые кровью, своей и врагов, солдаты сами впрягаются в телеги и тянут их за собой из последних сил. Но уже сейчас чувство самосохранения берет верх над алчностью, и солдаты бросают свои непосильные ноши на обочинах дороги.
        Еще полгода назад Он, офицер и дворянин, одним лишь своим взглядом покорял сердца прекрасных женщин, и каждый придворный стремился заручиться его дружбой и поддержкой. А теперь Он, кутаясь в крестьянский тулуп, прячась за повозкой, тащился по заснеженной степи, спасая свою жизнь. Он смотрел на изможденных воинов в изодранных синих мундирах, с трудом передвигающих ногами по разбитому тракту. Солдаты падали от холода и голода, падали от усталости и безнадежности. Но хуже всего было, когда они падали от казацких пуль. Эти степные дьяволы, словно буран приносились из белой бескрайней степи.
        Он провел рукой по рукояти пистолета за поясом, еще один меньшего калибра был спрятан в сапоге. Но пистолеты были не тем оружием, на которое он молился все эти годы перед очередной битвой. Большой кованый меч с элегантным эфесом и ювелирной заточкой. Этот клинок отделил не одну сотню голов от их собственных шей и отдели еще, если на то будет воля его господина. Его господин пристально всматривался в серую, чуть различимую точку на горизонте. Офицер сбросил тулуп в грязь протоптанной дороги.
        -Еще у одного поехала крыша, Пьер, - сказал один из проходящих мимо солдат. Идущий рядом с ним капрал только повел плечом и обреченно добавил:
        -Какая тебе разница Жан. Не первый не посл..л.., - слова его застряли в разорванном пулей горле. Он повалился в талую холодную грязь.
        -К бою. К бою, - вопил какой-то офицер, расталкивая полу замерзших солдат. Всадники стремительно пробежались к обозу, они сделали еще один залп из пистолей и обнажили сабли. Свист вороненой стали и крики обреченных рокотом катились к белой грани горизонта. Синие мундиры жались к повозкам, ища защиты, стрелять они уже не стреляли, а лишь отбивались прикладами от секущих ударов казаков. Только единицы успели примкнуть штыки, тем самым, повысив свои шансы. Но и это мало помогало, уж больно хорошо "рубили" казаки. Бой все больше походил на бойню - всадники не брали пленных.
        Есаул яростно ринулся к одному из обозов, заметив офицерский мундир, мелькнувший за ним. Уже через миг он растянулся на земле, пытаясь сообразить, что же лучилось. Но сделать это ему не довелось. Голова есаула под острым лезвием тяжелого меча отделилась от остального тела. Офицер вспрыгнул на обоз, метким выстрелом он снял с седла того, что более других всадников походил на атамана отряда. Усатый казак рухнул наземь. Тут же к нему кинулись на помощи бывшие рядом казаки. Из малого пистоля, что был в сапоге, Он убил еще одного и обнажил свою саблю. Так с мечем в одной руке и саблей в другой, Он приготовился к атаке. Осатаневшие казаки устремились на убийцу их братьев. Офицер точным колющим ударом пронзил первого подоспевшего, тот грузно повис на острие меча. Оттолкнув убитого ногой, Офицер с размаху рассек грудь еще одному. Всадники кружили вокруг повозки, стараясь достать Офицера, но ловкость и сила хранили Его от острых сабель казаков. Для казаков же все обстояло иначе. В схватке с Офицером, он потеряли уже восьмерых.
        Залп ружья свалил Его с ног, и Он кубарем скатился на землю. Остреё кавалерийской пики вонзилось ему в грудь, пробив насквозь. Радостный крик всадников глушил и давил глубже в грязь. Он крепко сжал древко пики и вырвал ее из своей груди, кровь брызнула в лицо казака искаженное ужасом. Офицер встал на ноги. Бела рубах побагровела от крови. Казак попытался отнять у Офицера собственную пику, но тот сам вернул ее всаднику, пронзив ему сердце.
        Он поднял свой взгляд на потрясенных казаков. Офицер с пулей в животе и пробитой грудью стоял, как не в чем не бывало. Он протянул руку в сторону и четко по слогам произнес:
        - ДИЛГАН У РИКИС НУНИ, - в Его руке возник его кованый меч палача. Эта испанская сталь все еще помнила отблески костров инквизиции и крики толпы вокруг помоста с плахой.
        Солнце медленно тянуло к закату. По заснеженной степи, кутаясь в серую шинель, мчался всадник, уносясь, прочь от черной нити дороги. Он смотрел за линию горизонта, не оглядываясь назад, на кровавый круг его противников, сложивших буйны головы под ударом Его меча. Меча, Гедемиона Диз-Зета Первого капитана Исполнителей.
        Глава VII. "Я ждала тебя".
        -Как ты думаешь, где сейчас боги?
        -...,- молчание в ответ. Она дотронулась до его широкой груди и положила на ее голову. Он обнял ее и тихо продолжил свои рассуждения. Она понимала, что это он спрашивал не у нее, а у себя самого. Откуда ей знать о богах и том где их искать.
        -Боги дали нам свою силу - магию. Но были ли они воистину богами? Говорят, что боги бессмертны. Но и мы для простых людей бессмертны, но мы не мним себя богами, зная, что есть более могущественные и достойные этого Силы. Я должен их найти, только они знали путь к Небесным Вратам.
        -Ты найдешь их Тим. Я знаю, - Лена потянулась и обняла своего чародея. Рядом с ней лежал сильный и крепкий воин. С огрубевшими чертами лица, с рельефным торсом и сильными руками, но тем же взглядом, той же застенчивой, стеснительной улыбкой. Рядом с ней лежал ее Тимофей. Все такой же добрый и ласковый, романтичный и мечтательный. Ее кожа все еще хранила память о его поцелуях в любовной игре, а в голове звучала стихи, что читал он ей этим вечером. Он все так же смотрит на нее, как и двести лет назад, словно их и не было. Словно они не разлучались.
        -Ти, я хотела спросить, можно?
        -Можно, - он поцеловал ее и посмотрел ей в глаза, что бы доказать свою искренность, - спрашивай. У меня нет от тебя секретов.
        -Тима, ответь мне честно. Я всё пойму. Все-таки двести лет, - она отвернулась, - у тебя была девушка, там, в Аутленде, или жена?
        -Была, - Лена вздрогнула и сжалась как от укола, - я засыпал и просыпался с ее именем на устах. Я шел в битву, зная, что она любит меня и ждет, что я вернусь живым и невредимым. В ее честь я назвал один из арканов совмещенной магии - Елена.
        Сквозь навернувшиеся слёзы обиды и негодования Лена спросила:
        -Как?
        -Как, как! Твоим именем глупенькая. Я жил там лишь одним. Одна цель, одна причина руководили мною. Ты.
        Он коснулся ее плеч и провел рукой по спине. Лена подалась к нему. Тимофей перевернулся на спину, и она оказалась над ним. В ее распущенных черных волосах играли блики лунного света струящегося сквозь окно. Тима словно околдованный красотой юной ведьмы не решался коснуться ее лица, боясь, что она растает как мираж. Так часто бывало там за гранью портала в Глораме. Но сейчас все не так. Все реально. Она склонилась и поцеловала его в губы, затем в шею, лизнула пульсирующую артерию и укусила за плечо.
        "Без советов Кет, а может быть и практических занятий, не обошлось", - Тима принимал условия игры и покорно урчал от удовольствия. Лена выпустила коготки и провела ими по груди чародея. Он потянулся к ее лицу и сперва, как и она поцеловал ушко, а затем легонько укусил за мочку. Лена засмеялась. Он обнял ее за талию. Руки скользили по шелковой коже избранницы к ее упругой попке. Он помог ей устроиться удобней, отдавшись ее власти. Он лишь иногда придерживал ее за плечи, что бы оттянуть развязку. Но все же она наступила. Лена застонала, но ее голос сник в одночасье под рычанием Тимофея. Двести лет... если для Ти, оргазм стал яркой вспышкой, то для Лены это был каскад эмоций, что фейерверком вспыхнул в ней. Она без сил упала на Тиму, и он почувствовал, как на кожу падают маленькие капли..
        слезы?!
        "Не может быть", - он посмотрел ей в лицо и увидел в ее глазах:
        "Я ждала тебя".
        -Ты была?..
        -Да, - она отвернулась, он Тимофей принялся целовать и успокаивать ее.
        -Нет, нет. Мне не больно. Я плачу от счастья. Я же люблю тебя. Теперь я это знаю.
        За окном по безоблачному небу плыла луна, бросая свой призрачный свет на ночной город. По дорогам под лучами фонарей и ионовых реклам проносились одинокие автомобили. В столь поздний час высотки смотрели на мир лишь парой светящихся окон, а в их дворах завывал порывистый холодный ветер. Холодная февральская ночь. Страстная февральская ночь. Волшебная ночь. Их ночь.
        Глава VIII. Необычный прихожанин.
        Анна проснулась рано, как обычно. За окном только занималась заря. Она быстро оделась и поспешила в церковь приготовить все необходимое для заутреней. Отворив дверь в церковь, она заметила неподвижную фигуру, стоящую подле алтаря на коленях. Сперва она приняла человека за отца Иллариона, но это был не он. Молящийся не отрывал глаз от распятья и не замечал суетящуюся монашку. Анна не стала отрывать прихожанина от праведного дела, а занялась исполнением своих обязанностей. Прихожанин закончил молитв и перекрестился, он встал и обратился к монашке:
        -Прошу прощения за своё вторжение, но мне необходимо найти отца Иллариона. Вы не могли бы мне помочь в этом?
        Анна внимательно осмотрела прихожанина. Она хорошо знала и помнила всех, кто посещал церковь. А лицо этого человека было ей абсолютно незнакомо. Он был высокого роста с длинными белокурыми волосами, собранными в "хвост". Одет он был в дорогое кашемировое пальто и черные лакированные туфли. Особенно в глаза бросалась трость с серебряной рукоятью, стилизованной под голову орла. Аня захотела коснуться богатого прихожанина, но тут же отдернула руку, побоявшись, что может увидеть, что-то личное или неприятное.
        -Отец Илларион скоро будет. Сейчас время заутреней, а он ни когда не опаздывает на службу. Можете подождать его, если не торопитесь.
        -Спасибо, - Анна с опаской смотрела на нового прихожанина, он напоминал ей Каина. Что-то было в его поведении, а скорее пластичной грации. В каждом движении незнакомца ощущалась легкость, казалось, что он мог бы, если захотел подняться к своду церквушки и присоединиться к парящим на расписном потолке ангелам. Аня хотела, было спросить, как его зовут, но в церковь вошел отец Илларион. Заметив высокого блондина, рассматривающего иконы и фрески, он всплеснул руками, словно увидел блудного сына. Гость обернулся и, отмерив пару шагов, оказался подле застывшего от радости священника. Он поклонился и поцеловал руку батюшке.
        -Будет тебе, сын мой. Что привело тебя ко мне? Давно не видел я тебя в храме божьем.
        -Я пришел к вам за советом, - он оглянулся на монашку, - можем ли мы поговорить наедине.
        -Конечно, только если можешь, подожди конца службы. Прихожан у меня не много, но все же для них это важно.
        -Я и сам с удовольствием послушаю Вас отче.
        Аня с интересом рассматривала необычного знакомого отца Иллариона. Он был молод, не многим старше ее самой, может разница года три-четыре. Одет элегантно, ему был присущ тонкий вкус к хорошим вещам. Осанка и холеная выправка выдавали в нем человека военного, к тому же трость, как решила Аня, свидетельствует о боевом ранении. Гость все продолжал любоваться иконами, пока священник переодевался для службы. Аня уже сделала все, что входило в ее обязанности, и всецело отдалась новому занятию. Ей непременно самой хотелось разгадать тайну личности гостя. Она заняла свое место в церковной лавке, как оказалось, это был чудесный "наблюдательный пункт". Анна смогла заметить золотое обручальное кольцо на пальце незнакомца. Он задумчиво прокручивал его, и что-то бормотал себе под нос. Перед самым началом службы он купил свечу в лавке, и когда он протянул Ане деньги, она заметила гравировку на кольце, но прочесть ее не смогла. Вот только символы показались ей до боли знакомыми.
        "Неужели он тоже маг", - думала Аня, провожая его взглядом, - "Отец Илларион так гневно встретил Каина, можно сказать в штыки и тут такой радушный прием этому. .".
        Анна поймала себя на том, что она явно симпатизирует Алчи и совершенно не доверяет другу отца Иллариона. А это недопустимо, ибо отче не может ошибаться в людях.
        "Но что-то с этим военным не то. Я чувствую", - Анна пошатнулась и по ее телу пробежала дрожь. Она отчетливо увидела монолит стрелою уходящий в небо, увидела глубины подземелий испещренных туннелями и мрачными коридорами, людей в белоснежных сутанах стоящих и ворот цитадели, увидела лицо молодой женщины сидящей на окне, увидела, как стремительно приближается земля...
        Глава IX. Падать, чтобы упасть.
        Мне снятся собаки, мне снятся звери.
        Мне снится, что твари с глазами как лампы,
        Вцепились мне в крылья у самого неба
        И я рухнул нелепо, как падший ангел...
        Прямо вниз.
        Туда, откуда мы вышли в надежде на новую жизнь.
        Прямо вниз.
        Туда, откуда мы жадно смотрели на синюю высь.
        Прямо вниз.
        Наутилус Помпилиус "Падший ангел".
        Падать, что бы упасть. Упасть, что бы не быть. А зачем быть, когда можешь многое, но не имеешь главного. Единственный человек, любивший его, ушел из жизни, так и не сказав чего-то главного. Чего-то что знают только те, кто любят, может секрет, как любить. И падение, это сладкие мгновенья, даровало ему забвение. Он чувствовал, как воздушные потоки пронзают его тело и с каждой секундой он все ближе к той черте, за которой ответы на все вопросы. Он уже видел, как его крылья безвольно покроют его тело. Он видел город и дороги, на одной из которых ему лежать, получив ответы.
        Она провела расческой по волосам и отложила ее в сторону. Прохлада осенней ночи освежала и по ее прекрасному телу пробежала дрожь. Она закуталась в халатик, но дрожь была не от холода, а возбуждения. В черном небе падала звезда. К ней падала её судьба. К ней падал ночной ангел. Зрелище ночной схватки в бескрайнем царстве птиц восхищало сознание даже опытной магессы. Она протянула руку в направлении падающего ангела.
        -Не бойся, - промолвила она и поманила его, - ты мне нужен.
        Он почувствовал, как его тело окутывает дымка, в голове звучал приятный женский голос зовущий его сквозь ночь. И он, расправив крылья, отправился на зов. Что это было, он не знал, но сладостное чувство затмило все иные. Он летел не на собственных крыльях, а точнее они более не повиновались ему, он сам не хотел этого.
        И вот он завис напротив ее окна. Могучие белые крылья секли воздух, держа своего господина у окна его госпожи. Он смотрел на неё и не мог понять, почему. Почему она позвала его? Она протянула ему руку, тонкая изящная кисть легла в его ладонь, но вместо того, что бы войти к ней он увлёк её за собой. Он подарил ей себя и свое небо. Она приняла этот дар.
        ... лететь в облаках в объятиях своей судьбы - что может в большей мере дать ощущение свободы. Разве что смерть. Но не сейчас.
        -Люсия, - представилась она ему, когда земля унеслась из под ног и звезды помчались на встречу.
        -Горей, - ответил он. Она сбросила халатик и осталась обнаженной в руках летуна.
        -Я твоя, падший ангел. - Горей прижал ее к себе и почувствовал, как жар ее обнаженного, молодого тела взывает к его плоти. - Если я тебе не нужна, то брось меня и дело с концом, но знай, что сейчас или никогда.
        -Никогда! - прокричал он, но не ей, а пронзительным небесам, смотрящим на них. - Она моя!
        Люсия поцеловала ангела в его обветренные губы. Она целовала его, лаская обнаженный мускулистый торс. Желание языками огня плясало по телу Горея вслед ее прикосновеньям. В этом пламени страсти он не почувствовал, как Люсия укусила его за губу, и кровь смешалась со вкусом ее помады, пьянящим и возбуждающим.
        Все под небесами, и только они в небесах. Горей нес в своих объятьях свою любовь, свою спасительницу. Люсия только через полчеса безумного полета вспомнила о безопасности и окутала их маревом, закрыв от посторонних.
        Возвращение на грешную землю казалось приговором, но предрассветное зарево полыхало на горизонте, предупреждая влюбленных, что время их полета на исходе. Горей подлетел к ее окну и присел на подоконник, не выпуская Люсию из рук. Более всего Люсию поразила сила ее падшего ангела. Он был неутомим во всем.
        Тем же утром она рассказала ему о том, что она магесса и работает на совет архимагов в Главной Альме. Она предложила ему, учитывая его экстраординарные способности, работу в ее лаборатории "для начала, а там посмотрим". Горей спокойно отреагировал на сказанное любимой:
        -Дай мне день. Я приму решение лишь взвесив все за и против.
        Люси вкратце обрисовала приоритеты службы в Альме. Стараясь говорить исключительно о плюсах, ловко избегая вопросов о преследованиях и внутренней конкуренции, интригах и всяческих кознях. Но об этом Горей догадывался и сам.
        -Где деньги и власть, там можно пропасть.
        -Но мы не пропадем.
        Горей попросил у Люси какой-нибудь плащ, чтобы вновь превратить свои крылья в уродливый горб.
        На улице копошились стражи порядка, соскребая с асфальта останки рэкетиров. Но это мало интересовало прихрамывающего горбуна проходившего мимо. Он осмотрелся и, заметив машину с зелёным огоньком, поспешил к ней.
        -Шеф, свободен.
        -Свободен. Из-за этих, - таксист показал на суетящихся медбратьев, криминалистов, оперативников и рядовых милиционеров, - работы и вовсе не осталось. Надо же было этому, летуну из самолета без парашюта прыгнуть.
        -Из самолета? - удивленно переспросил горбун.
        -А то. Его же вовсе по земле размазало, как масло по бутерброду.
        -Вот так завтрак, - скаламбурил клиент.
        -Куда тебе?
        -Поехали, а там посмотрим, - такой ответ вполне устраивал таксиста, значит маршрут произвольный, а такса не фиксированная.
        За окном проносились дома знакомого города. Поначалу аккуратные стройные высоток из стекла и бетона, но чем дальше был деловой центр города, тем разительней менялась картина. Вот уже показались бетонные джунгли жилых массивов, за ними коттеджи представительского класса "Аля-фазенда". По мере удаления от цента города, фазенды мельчали, теряясь в серых тонах неброских частных домиков. Где ни где этот ландшафт нарушался нелепыми обветшалыми пятиэтажными домами, всё еще жилыми, но уже давным-давно пережившими свой век. Во дворах этих домов когда-то носилась детвора, играя в казаки-разбойники, а теперь старики-разбойники стучат по ржавому столу "забивая козла". В конце улицы показалась башенка часовни с возвышающимся над ней крестом.
        -Остановите возле церкви.
        Такси притормозило, горбун вышел и направился в церковь.
        Внутри Горей встретил священника, он был крепок и силен на вид, но уже с поседевшей бородой. Хотя копна его волос аккуратно уложенная назад оставалась черной словно смоль.
        -День добрый, чем могу помочь Вам, сын мой.
        -Простите, я не знаю, как к Вам обращаться святой отец.
        -Имя моё, отец Илларион. Но можете обращаться батюшка. Прихожане зовут и так и так.
        -Отец Илларион, меня зовут Горей.
        -Что привело тебя ко мне, Горей. Чем я могу помочь тебе.
        -Я пришел исповедаться и просить вашего совета.
        -Ну, что ж я исповедую тебя и отпущу грехи твои.
        -Благодарю Вас, отче, но для начала я открою вам тайну. Я вижу, что вы праведный человек и сохраните её, - Горей скинул плащ, и его крылья расправились во всю свою величину. Искрящийся белый свет наполнил церковь.
        -Ох, о-о, - священник с трудом устоял на ногах и в нерешительном порыве сделал попытку коснуться белых перьев, но тут же отдернул руку.
        -Вы ангел, сын мой, - путаясь в словах, промолвил Илларион.
        -Нет, что вы отче. Я расскажу вам о том, кто я, и что привело меня к вам. Я не знал своих родителей. Меня вырастил приемный отец. Этому человеку я обязан всем, он сделал из маленького гадкого утенка, - Горей выдержал паузу, - меня. Но он был убит не так давно. И убийцам почти удалось избежать правосудия, но они напали на меня и я...
        -Я слушаю, - приободрил его Илларион, он знал, к чему ведет Горей, но он должен был признать это сам.
        -Я убил их. Но что хуже всего я не чувствую вины, расправившись с последним, я почувствовал облегчение - что ли. Я сомкнул крылья и бросился вниз. И я бы не говорил сейчас с вами, а лежал бы на анатомическом столе в мединституте, но меня позвала она. Ее голос прорвался ко мне сквозь ночь и предсмертную мглу. Она оказалась колдуньей, самой, что ни на есть настоящей. Она рассказала мне, что, таких как она, магов, колдунов - не так уж мало. И в довершение всего она предложила работать вместе с ней на структуру возглавляемую магами. И тут я понял, что должен спросить совета. Но у кого? Мой отец убит, а других близких у меня не осталось. Я могу, не оглядываясь назад, порвать с прошлым и начать новую жизнь.
        -Послушай, что я скажу тебе, - священник бросил взгляд на распятье и перевел дыхание.
        -То, что ты пришел ко мне именно сейчас говорит мне о многом. Не так давно ко мне в церковь пришла девушка. Еще совсем девчонка, но у нее есть дар. Она способна чувствовать мысли и былые поступки людей. Это было бы чудом для любого другого священника, но я многое видел в своей жизни. Не думай, что твой рассказ удивил меня, нет. Я давно знаю о Главной Альме и ее магах. Вот твои крылья и впрямь уникальны, о подобном колдовстве я не слышал ни когда. В свое время я был отмечен знаком "воина Господнего" - тем самым на меня была возложена святая миссия. В те годы я жил в Карпатах. Мой приход был не более чем этот по количеству человек, а может и того меньше. И приключилась беда.
        Как говорили люди "маняк завелся", кто-то по началу резал скот, как бы тренируясь, а потом начали пропадать и люди. Находили их далеко в лесу изодранных животным. В милиции сказали, что это волк. Была объявлена охота на волка-людоеда, но зверь обходил все ловушки и не попадал в капканы. Каждое следующее нападение становилось еще более дерзким и жестоким. Это животное не боялось человека и его жилищи. Последней каплей стала резня, которую оно устроило на свадьбе. На второй день гуляний в разгар веселья оно ворвалось в дом. Из всех кто был в доме, уцелел только я. Меня поразила то, как осмыслено волк выбирал своих жертв. Он убивал не ради еды, он рвал свои жертвы ради крови, ради смерти. Тогда я всё понял, но не хотел поверить. Спасло меня в ту ночь то, что я носил на шее серебряный крест, и когда тварь кинулась на меня, последнего оставшегося в живых, я со всей силы наотмашь рубанул ее крестом. Оно взвыло и, корчась от боли, понеслось по комнате, ища выход. Волк кинулся в окно, оставив среди осколков клок своей шерсти и тонкий кровавый след.
        На следующий же день после поминальной службы я отправился в монастырь, что был в тридцати километрах. Там в библиотеке я нашел все, что мог о борьбе с оборотнями, а именно за волколапа я принял зверя. О, лучше бы я ошибался. Я рассказал обо всем настоятелю монастыря. Он благословил меня и, коснувшись чела моего, нарек меня "воином Господним".
        Вернувшись в село, я поспешил расспросить селян о том, кто мог желать смерти людям, что гуляли на свадьбе. Я изначально взял верный след, но вот только задавал не тот вопрос, а точнее не тем. Кто более чем старожилы знает о родовых спорах и склоках. Как выяснилось, вот уже лет двести ведется спор между двумя семьям в этом селе. Спор временами переходил в локальную войну. Одна семья не хотела признавать право другой на какое-то пастбище. Вот только за двести лет один род изошел на корню, осталось только три представителя этой семьи, дед и бабка по восемьдесят лет и их правнук. Он приехал погостить к ним на лето. Говорили люди, что в этом роду был "черный человек" водивший дружбу с нечистым, и оставил он своим потомкам некую книгу, в которой были его тайны.
        Убийца, нанеся свой удар в день свадьбы, рассчитывал на то, что там соберется вся ненавистная ему семья. Но вот только не все пришли. Я узнал, что во всем селе осталась только одна семья, что имеет отношение к убитым на свадьбе. И они были следующими. Я не стал предупреждать их, и в этом была моя ошибка. Я устроил засаду, использовав беззащитных, ни чего не знающих людей в качестве приманки.
        Настала ночь. Я ждал. Близилась полночь, а зверь все не спешил. Я уже начал было думать, что ошибся, но тут из полумрака пронеслась тень и приблизилась к дому. Я отчетливо видел, как он шел на двух ногах, медленно присев продолжил движение на четырех. Его глаза блестели тусклым холодным огнем. На миг мне показалось, что он учуял меня и уйдет. Но, немного помедлив, зверь приблизился к дому. Одним прыжком он ворвался сквозь окно в дом.
        Вот только я не стал предупреждать семью о той опасности, что им грозит, а пригласил к себе в гости и как радушный хозяин настоял, чтобы они остались. Сам же поспешил к их дому.
        Я последовал за зверем. Тварь металась из комнаты в комнату, не поминая где же жертвы. Увидев меня, волк оскалил желтые клыки и, ощетинившись, приготовился к прыжку. Я предусмотрительно взял с собой пистолет с серебряными пулями. Когда тварь ринулась к моему горлу в попытки сомкнуть на нем свою пасть, я выстрелил. Кровь брызнула во все стороны. Тяжелый хриплый вой вырвался из животного. Но продолжал нестись на меня. Я отпрыгнул в сторону и оборотень по инерции вылетел в окно. Я подбежал к окну и заметил, как монстр перемахнул через ограду. Последовав за ним, я в ужасе понял, что он несется к моему дому, где ночевали те, чьей смерти он жаждал. Даже раненым он был слишком быстр для меня. Я опоздал. Как знать, быть может, если бы я предупредил несчастных, то трагедии можно было бы избежать. Их не спасли ни дубовые двери и ставни, ни кованые замки и засовы. Дверь была снесена с петель. Я нашел его в спальне гостей на красной от крови постели. Он свершил свою месть. Я выстрелил прямо в сердце. Зверь рухнул к моим ногам и начал принимать свой человеческий облик. И вот на меня смотрели широко открытые
глаза молодого человека. Его губы шевелились, силясь, что-то сказать, но кровь подступала к горлу, мешая ему. Я отпустил ему его грехи и помолился за его душу и души его невинных жертв.
        Так я убил оборотня. С того дня неутомимо вел тайную войну со всяческой нечистью: сжигал вампиров, обращал в прах Неупокоиных мертвецов, преследовал черных колдунов. И я знаю, что цена победы неумолимо высока, но ее платить необходимо. Единственное, что помогло мне сохранить рассудок в ту кровавую ночь это вера. Все эти годы я верил и ждал. И вот я встретил тебя - воистину война Небес.
        -Вы хотите, чтобы я...
        -Продолжил мое дело. И то, что ты будешь в самом средоточие нечисти, в Главной Альме этим ты принесешь неимоверную пользу нашему делу.
        -Нашему?
        -Да, Горей, нашему.
        Он сказал обоим (священнику и Люсии) "согласен"!
        Глава XII. Почти семейный совет.
        -Алчи, привет, - поздоровалась с только что вошедшим некромантом Лена. Она уютно устроилась в большом кресле под торшером с книгой в руке. Она сидела, по-турецки поджав ноги. С ее правой ноги свисал пушистый тапочек, что вот-вот должен был упасть на пол, но ведьмочка была слишком увлечена книгой и не замечала этого.
        -Привет, - ответил Алчи и устроился в кресле напротив, - Где Ти?
        Лена указала в сторону кухни и заявила:
        -Готовит ужин. Я сегодня не хочу. А он такой лапа даже спорить не стал, взялся приготовить всё сам.
        -Шото я не понял, - с иронией сказал некромант, - у нас, что сегодня, внеочередное 8-ое марта?
        С кухни пришел Ти в фартуке и миской несваренных пельменей:
        -Нет, день мужской солидарности. Мыть руки, и пулей на кухню, помогать мне с салатом.
        -Ничего себе гостеприимство!
        -Не я не понял, молодой, тебя, что фаерболом под зад приободрить?
        -Спасибо, обойдусь без стимуляторов, гражданин хороший. Ишь какой. Лена, ты его совсем распустила. От рук отбился, да ты не смотри, что он магистром признан, и что с него песок сыпется от времени. Двести лет - пенсионер со стажем.
        -Я те, покажу "пенсионер". Живо овощи резать.
        Алчи нехотя оторвал себя от уютного кресла и поплелся на кухню. Ворча об эксплуатации магов и нарушении прав человека.
        -Тима, ты же реально можешь материализовать любое блюдо. Даже всяческие деликатесы, а вместо этого мы режем морковку и буряк, варим пельмени и яйца.
        -Чудак, как ты не понимаешь. Главное это не блюдо, а процесс. Я готовлю сам, потому что Лена всегда готовит, а не материализует еду, - Ти подмигнул и тихонько в пол голоса добавил, - у нее еще сил не хватает, чтобы съедобные продукты формировать.
        -Не слушай его, Алчи, он на меня наговаривает. Всего у меня хватает, а готовить я люблю и всё тут, - обиделась Елена. У нее отличный слух, как у всех ведьм.
        -Конечно, конечно, - сдерживая смех, сказал некромант, - я же вижу.
        -Что? - Лена зашла на кухню. На ее личике была недовольная колкостями в ее адрес мордашка. Ведьмочка сверлила гневным взглядом Тимофея. Чародей делал вид, что ни чего не замечает, и пытался поймать последний пельмень в уже пустой кастрюле. Алчи ускорил нарезку овощей.
        -Ничего любимая, ничего. Мы почти все сделали.
        -"Сделали" одни. Пельмени маслом не помазал, они же слипнуться. А ты, кто же так крупно режет, это же не пиломатериалы. Я так посмотрю, мы могли и без ужина остаться. С такими поварами мне грозит голодная смерть.
        -На этот случай для меня всегда свободный столик в "Титаниуме" держат.
        -"Титаниуме". Это ночной клуб! Там не только дорого, но и не вкусно. Пошли вон! Не то за метлу возьмусь, - разошлась Лена, крайне возмущенная некомпетентностью "дежурного по кухне".
        -Идем, Алчи. А то и впрямь возьмётся, с неё станется. Лучше выпьем по бутылочке...
        -Я вам "выпью"! - пригрозила Лена.
        -Слушай она всегда такая "ведьма". Ты куда смотрел, когда влюблялся или на что?
        -На шорты! - ответил Ти, незаметно вытянув парочку зеленых бутылок сквозь дверцу холодильника.
        -Так говоришь, на шорты? А на что еще? - заинтриговано, выпытывал некромант. Тима бросил взгляд в сторону кухни и мечтательно сказал:
        -На нее. А ты с чем пожаловал? Что расскажешь?
        -А что? В Багдаде все спокойно.
        -Ой, ладно я же вижу, что-то так и хочешь рассказать.
        -Да, да я тоже вижу, - подтвердила Елена.
        -Так, женщина, мужчины разговор разговаривают. Не мешай, твоё дело плита, бельё, сопливые дети!
        -Шо-то я детей не вижу, - приколол хозяина Алчи. Тима развел руками:
        -Ну, так и с кухней справиться пока не можем.
        -Мельник, ты у меня договоришься. Яду в кофе подмешаю.
        -Эта может! - подтвердил Ти, - так, что там у тебя. Колись.
        -Познакомился с одной девушкой. Даже не знаю с чего начать.
        -С постели, - предложил Ти.
        -Дурак, - прозвучало с кухни.
        -Она права, Ти. Что сразу с постели. Все было по-другому. Я шлялся по городу и сам не заметил, как зашел в какой-то чахлый квартал на окраине. Начиналась метель. И тут я заприметил открытую дверь. Это была пристройка тамошней церквушки. В домике ни кого небыло зато был горячий чай.
        -И ты что, так просто вошел, - спросила Лена.
        -А шо такое. Уже и обогреться нельзя, замерзшим некромантам. Я может, еще не совсем восстановился.
        -Ага, контузия на всю башку.
        -Во-во контузия. Я этих гадов еще изловлю и всенепременно накажу.
        -Жестоко, я полагаю?
        -Адекватно. Я ж не изверг. Знаете, давно подумываю о рабе мертвеце. Мы отвлеклись. Хозяйкой в этом домике оказалась молодая монашка Анна.
        -У-у, чувак, монашка, дохлый номер. Что же тебя из крайности в крайность кидает. То убийца, то монашка, - констатировал чародей.
        -Та ладно тебе. Я о другом. У нее есть дар. Она только коснулась моей руки, тут же увидела, что у меня нет сердца.
        -Я и без этого вижу, что у тебя сердца нет. Ты как с Вальдом обошелся? А? он тебя приютил и обогрел, а ты что? Взял и съехал, - упрекнула Лена.
        -Съехал. А что мне оставалось он мне по ночам спать не давал со своей нимфой-нимфеткой. К тому же Свезара могла бы спасибо сказать, что я жилплощадь освободил.
        -Скажет, обязательно скажет. Так что там с монашкой дальше-то было?
        -Значит, почувствовала она, что я не самый обычный человек. Тут мне, конечно, пришлось вскрыть карты. Я ей рассказал о себе и жизни моей не простой. И раскрутил ее на "духовный бартер", - Алчи вздохнул, - Она это что-то. Ее эмоциональный мир это калейдоскоп восприятия действительности. Тяжелое потрясение в юном возрасте высвободило скрытые способности. Они дремали и были укрыты от "скаутов", ищущих потенциальных магов в школах. Все от того, что до подросткового возраста она не испытывала серьезных эмоциональных кризисов. Ее жизнь была розовым сном. И в один день все рухнуло. Под давлением навалившихся проблем ее психика вызвала скрытые способности, что бы решить проблемы. Но ее дар лишь усугубил и излишне драматизировал в ее глазах ситуацию.
        Сейчас Аня живет возле церкви, где работает в лавке. Она, я так понял, время от времени консультирует прихожан по вопросам лечения притаившихся болезней и тому подобной знахарской чуши. Я вот о чем подумал.
        Тима приложил палец к губам, сделав знак, что подумал о том же самом:
        "Думаешь, она сможет", - Ти перешел на невербальное общение.
        "Да, я уверен. Вот только согласиться ли она", - ответил Алчи.
        -Так, о чем секретничаем мальчики?
        Ти изобразил ангельский взгляд и посмотрел на любимую:
        -Так, о пустяках.
        -Мельник, я тебя знаю и твои пустяки тоже. Ты что-то задумал. Второй раз я тебя ждать не буду. Пусть тебя хоть на луну отправляют и его в придачу, - Лена указала на Каина.
        -Котенок, ну что ты?
        -Тима, ты же жить без приключений не можешь. Я тебя умоляю...
        -Я без тебя жить не могу, - Тима встал и подошел к любимой. Лена смотрела на него широко открытыми глазами, они уже блестели от наворачивающихся слёз. Любящее сердце не обманешь. Чародей обнял ее и поцеловал.
        -Ну что, я уже проголодался.
        -У меня все готово. Можно за стол.
        -Пельмени! - радостно прокричал Алчи.
        Глава XIII. Око Небес.
        Беседа за чашечкой чая тянулась уже более двух часов. Аня ждала в прихожей вместе с матушкой, пока отец Илларион говорил с неким Гореем, как он представил утреннего гостя. Они закрылись на кухне, и оживленно о чем-то общались, иногда голос священника срывался на повышенные тона, так Анна смогла разобрать, что речь идет о ней. Но что нужно от нее этому странному гостю? Аня терялась в догадках. Единственное в чем она была уверена, так это в том, что дело как-то связано не только с ней, но и с Алчи. Ожидание самое томительное ощущение, Анна сохранила своё любопытство не раз подводившее ее.
        С кухни вышел отец Илларион. Он был бледен и чем-то напуган. Беседа с гостем явно оставила неприятный осадок и сулила неприятностями. Священник посмотрел с начала на жену, затем на Анну и сказал:
        -Аня, дочка, мне надо с тобой поговорить.
        Аня кивнула и пошла за священником. Они зашли на кухню. За столом сидел Горей, он крутил в руках свою трость, рассматривая металлическую рукоять, так словно впервые видел её.
        -Анна, садись. Разговор будет долгим.
        -Не думаю, - буркнул Горей, все еще не смотря на монахиню и священника.
        -Может, тогда ты сам все объяснишь, - предложил священник и встряхнул руками, словно старался их умыть. Горей поднял свой взгляд и кивнул:
        -Охотно, отче. Дело тут вот о чем, Анна. Ты знакома с неким Алчи?
        Анна посмотрела на отца Иллариона, он только кивнул, отвернулся к иконе и перекрестился. Аня посчитала, что священнику было неприятно упоминание о некроманте, но все было гораздо хуже.
        -Да, я знаю его.
        -Так же ты знаешь кто он? И чем живет?
        -Да, он, - Аня боялась сказать лишнее, - колдун.
        -Нет, он некромант. Служитель черного культа смерти, осквернитель могил и кровосос, и пожиратель мертвой плоти. Он гниль и падаль на этой земле, - Горей говорил столь убедительно, что Анна могла бы ему поверить, если бы не видела душу Алчи.
        -Быть может для Вас, но...
        -Да, для нас. И для всех кто чтит заповеди Господни и верен догмам истинной веры.
        Анна, возмущенная подобным заявлением, готова была грудью защищать свои убеждения, но пыл ее поник в тот миг, когда Горей расправил свои крылья. Белоснежные перья мерцали слабым светом, гипнотизируя молодую монашку, застывшую посреди кухни, в бессилии сжимающую кулачки.
        -Он,.. он, - дрожащим голосом бормотала Анна. Смотря то на священника, то на ангела!
        -Имя моё Гореиил. Я глашатай небес. Я послан указать тебе дитя твой истинный путь, - голос ангела стал глубоким и мягким, таким теплым и любящим как у матери, но в тоже время в нем чувствовалась сила колокола бьющего в набат. Он продолжал:
        -Ты наделена великой силой. Ты знаешь об этом?
        Аня замотала головой:
        -Ты можешь чувствовать и видеть души и мысли былые и грядущие поступки людей. Для тебя открыт истинный порядок вещей. В тебе Око Небес. Ты видишь этот мир, так как видит его Он. И будучи наделенной подобной силой, ты не вправе отказаться от возложенной на тебя ответственности и твоей мисси.
        -Какой?
        -Некромант. Он придет к тебе. Он попытается использовать тебя в своем нечестивом мастерстве, но мы будем рядом. Мы защитим тебя. Но ты должна узнать суть обряда, то с какой целью он хочет провести его. Планы его укрыты тьмой от нас, и лишь ты можешь вывести его на чистую воду. Все что требуется от тебя быть рядом с ним и выяснить всё! Ты понимаешь, что это значит? Какова ответственность, возлагаемая на тебя?
        -Да.
        -Ты можешь все обдумать. Но я уверен в твоем ответе.
        Аня вышла с кухни. Воины Господа остались наедине. Первым заговорил Илларион:
        -Ты уверен?
        -Что?
        -Ангел? Глашатай Небес? Зачем, разве нельзя обойтись без нее. У вас много своих методов и средств дознания,- священник практически шипел от злости. Но злился он на самого себя.
        -Ты сам когда-то сказал, что цена победы неумолимо высока, но мы должны ее платить, ради самой жизни. А касательно наших методов, то они не дали результатов. Отче, тот факт, что они встретились это знак, и отрицать это мы не вправе. Судьба дала нам карт-бланш, так почему бы ни сыграть?
        -Иногда мне кажется, что Люсия права, - он отвернулся, - "ты падший ангел, Горей, падший ангел".
        Глава XIV. Сложное решение.
        Алчи метался по комнате агрессивно размахивая руками, с пеной у рта доказывая Ти свою правоту. Комната, которую Тима оформил под свой кабинет на новой квартире, где он теперь жил с Леной, была полностью экранирована от подслушивания, сканирования и т.п. с помощью самых надежных арканов. Так что Алчи не боялся, что его услышит кто-то посторонний.
        -Нет, Ти, я не могу. Да и не хочу.
        -Это наш единственный шанс. То, что вы встретились, это судьба.
        -Нет, - с болезненной улыбкой возразил Каин, - это не судьба. Это рок. Злой рок. И не надо улыбаться, чародей. Я знаю, что говорю. Когда я рассказал тебе о ней, я не хотел. Не хотел втягивать ее в это дело. Ты знаешь, что мы ставим ее под удар. А где гарантия, что мы сможем ее защитить. Альма слепа в своем гневе. Ты испытал это на собственной шкуре. И теперь хочешь подставить и ее.
        -Алчи, ты просто влюбился. Будь она простая прохожая, ты, не задумываясь, бросил бы ее в жернова Альмы и даже не вспомнил об этом. Но ты влюбился. Я не осуждаю тебя. Да и не вправе я на это. Вот только ты хорошо знаешь цену. Часть ее в твоей груди.
        -Да. Да. Да. У меня нет сердца. Ты сам заменил его во мне на ману Глорама. И что теперь, ты говоришь, что я влюбился. У меня нет сердца, я не способен любить. Ха-ха-ха.
        -Ты рассуждаешь, как первоклашка, разве сердцем мы любим, Алчи. Сердце это только мышца, что гонит по телу кровь. Но вот в энергетическом плене сердце и впрямь имеет отношение к любви. Только косвенное, оно хранит на себе отпечаток всех эмоции, что пережил человек в состоянии влюбленности: радость встречи, тоску в разлуке, боль и обиду предательства, тягучую горечь отказа. Признай, ты не помнишь этого. Всё это чуждо для тебя.
        -Но почему?.. Что теперь?..
        -Ты любишь её своей душой, своим разумом всем тем, что еще может любить. Теперь ты будешь любить, каждый день твоей любви будет чистой страницей, ты будешь прощать обиды, но и не будешь более ценить прошедших дней. Теперь вся твоя жизнь, твоя любовь, обращены в завтра. Главное что ты любишь ее. И пусть чувства ее не взаимны, но ты можешь ждать. А время великий архитектор, оно может построить любовь там, где ее нет и укрепить ее в том, в ком она слаба. Посмотри на меня и Лену. Ждал нашей встречи двести лет, но когда снова посмотрел в ее глаза, понял, что ждал бы и дольше. И пусть она любит другого...
        -Другого?!
        -Я имею в виду Его.
        -А!
        -Бе. Жди и будь рядом. А лучшего способа быть рядом с ней, чем подключить ее к нашему делу я не вижу.
        -А если я тоже стану священником?
        -Алчи, ты же некромант.
        -Блин, забыл!
        Глава XV. Арест.
        В мерной колбе перемешивались два раствора, образуя единую смесь. Студенты внимательно следили за протеканием реакции, отмечая характерные изменения окраски раствора, выпадения осадка и т.п. Все в белых халатах, суетящиеся вокруг горелок, спорящие из-за очереди на реактив. Всё как всегда и только время от времени плачь маленького ребенка нарушал рабочую обстановку и процесс замирал. Молодая мама спешила в препараторскую, что бы успокоить сынишку, соскучившегося по ней. Иногда вместо мамы к ребенку спешил кто-то из девчонок. Как не странно, но кроме как у матери ребенок не плакал, только у Лены и Люсии. Так как Лена должна была выполнять практическую работу, то с ребенком сидела Люсия. Малыш настолько увлек её внимание, что о студентах она практически позабыла. И они сами того, не замечая, говорили громко и не по теме урока. Получения эликсира левитации не самое веселое занятие, но обязательное на этой паре алхимии.
        Лена была в одной группе со Свезарой и они даже стали подружками. После того как Лена рассказала Свезаре о том, что когда-то ревновала к ней Ти. Свезара объяснила ей, что для Тимы она просто сестра, а он для нее брат. А теперь, когда появился Вальд, Лена и вовсе успокоилась. К стати, Вальд был младшим преподавателем на кафедре алхимии и иногда заменял Люсию на практических. Но не в этот день. Когда пару ведет Вальд, то либо его внимание отвлекает нимфа, либо он сам в своих философских рассуждениях уходит от предмета занятия.
        -Лена, посмотри, - Свезара кивнула в сторону Люсии. Она сияла от счастья. В глазах читался нескрываемый восторг от нянченья с ребенком. Чувства и желание, которые преисполняли ее при этом, угадать было несложно. Материнский инстинкт.
        -Ой, а сама, что, - ответила Лена, аккуратно смешивая серебристый порошок с желтым. Главное выдержать пропорции, иначе все насмарку, - ты лучше за раствором следи. Как только закипит, смешаем с порошком.
        -Нет, сперва необходимо смешать, а затем довести до кипения.
        -Госпожа Люпен, с начала вскипятить, а затем долить или наоборот?
        -Да, - ответила Люсия.
        -Лена, что "да"? - спросила Свезара.
        -Думаешь, я поняла? Где методичка?
        Методички так и не нашли, поэтому сделали и так и так, а там видно будет.
        -Все равно титровать еще. Для какого реакция пойдет, тот и правильный, - рассудила ведьма. Нимфа не возражала, до конца пары осталось не так много, а переделывать неохота.
        В аудиторию вошли трое. Быть может это просто временная реакция и вскоре она пройдет, но Лена вздрогнула при виде "черных воротничков". По спине пробежал холодок. Исполнители осмотрели лабораторию. Пересчитав студентов, исполнитель в чине лейтенанта подошел к Люсии. Колдунья отдала ребенка матери и встала вытянувшись по стойке смирно. Лейтенант видимо, что бы соблюсти формальности представился и ждал того же от Люсии.
        -Люсия Люпен, колдунья-алхимик, заведующая кафедрой алхимии. Чем обязана.
        -У меня предписание, доставить Вас в Бастион для беседы с Первым капитаном. Можете не беспокоиться. Это не арест и не допрос, - видимо иронизируя, над напряженной обстановкой, сказал лейтенант, - О сути вопроса узнаете у самого капитана. Прошу за мной.
        Люсия взяла сумочку и вышла вслед за лейтенантом, за ней два остальных исполнителя. Через пару минут пришел Вальдемар, но пообщаться со студентами он не успел - ему помешал звонок. Зато Свезара своего не упустила, она чуть не удушила друида в своих объятьях.
        ***
        Машина остановилась возле парадной. У входа стояли два исполнителя с боевыми посохами в руках. Вместо классических белых одежд они были закованы в адаманитные латы - тяжелые и прочные доспехи, используемые во время осады. Лейтенанта и конвоируемую им колдунью они пропустили без единого слова, каких либо проверок или сканирования. К кабинету Первого капитана они направились не коридорами, а малым порталом. Это лишало посторонних возможности ориентироваться в пространстве и впоследствии сказать, где именно находиться кабинет.
        -День добрый. Рад Вас видеть госпожа Люпен, - сказал Гедемион, жестом предлагая гостье сесть в кресло.
        -Моё почтение, - Люсия отвечала холодно и сдержано, показывая, что отнюдь не рада подобному приглашению, - что Вам угодно Диз-Зет. Или я арестована.
        -А что, есть за что? - поинтересовался капитан.
        -Вам виднее. Но все же, что случилось и отчего, тайную канцелярию заинтересовала моя персона.
        Гедемион выдержал паузу, якобы "собираясь с духом":
        -Разговор у меня к Вам серьёзный. Это связано с Гореем.
        Сердце колдуньи сжалось от волнения, тяжелый камень нехорошего предчувствия лег ей на грудь:
        -Что с ним? Скажите мне!
        -Боюсь ваш муж в опасности. Он выполняет приказ Совета. Детали операции я должен сохранить в тайне, но могу сказать, что он за пол шага до ошибки. И она может стоить ему жизни. Поэтому Вы здесь Люсия. Зная, что ты небезразлична ему, я вынужден подстраховаться и обеспечить твою охрану. Поэтому ты ближайшие несколько дней проведешь в Бастионе. Но я не хотел бы, что бы ты чувствовала себя пленницей. Считай пребывание здесь внештатной командировкой или скорее отпуском.
        -А санаторий, я так понимаю, мне заменит комфортабельная "одиночка" в катакомбах?
        -Что Вы, Люсия, как можно!? Мы предоставим вам комнату со всеми удобствами и соответствующее вашему рангу обслуживание. У Вас будет служанка и личный телохранитель.
        -То есть, квалифицированные надсмотрщик и тюремщик?
        -Фи, как грубо, - Люсия сомкнула ладони и скрестила особым образом пальцы, - Я смотрю, вы пытаетесь сложить пару заклинаний перемещения. Должно быть, вы плохо знаете особенность Бастиона и его помещений. Они экранированы от несанкционированного применения магии. Хотя некоторым это удавалось.
        -Горей этого так не оставит. Он придет за мной. Диз-Зет, он капитан исполнителей и инструктор Гвардии.
        -Гвардия это "кружок умелые ручки" в сравнении с моими "черными воротничками".
        -"Твоими"? они служат Совету, а не тебе капитан. Кажется, ты забываешься.
        -Так же думает и Совет, но вот только военное положение делает их моими, со всей полнотой власти.
        -Какое военное. Войны нет. Ты сумасшедший Диз-Зет.
        -Если войны нет, ее необходимо начать.
        -Ни кто не пойдет на прямую конфронтацию с Главной Альмой. Она всё еще может показать клыки и вцепиться в шею. Это понимаем не только мы, но все те, кто хотел бы покончить с Главной Альмой и ее правлением.
        -Тогда надо воевать с теми, кто не в курсе дела.
        -С людьми!? Ты безумен Диз-Зет. Ты маньяк.
        -О нет, Люсия, мне не нужна новая Инквизиция. Но вот ее принципы вполне подходят для моей цели. Если нет врага, его необходимо назначить. Почему бы еще раз не "поохотиться на ведьм", но в этот раз ловить будем чародея.
        Люсия пыталась понять, о ком говорит Диз-Зет, но ни чего не приходило в голову. Она могла думать только о Горее. Теперь он под колпаком у Первого капитана исполнителей Гедемиона Диз-Зета.
        -А твой Крылатый будет ласковый и пушистый, зная, что ты в безопасности. Увести!
        Глава XVI. Гвардейцы.
        Магот Соломонович Вороновский перебирал бумаги, стараясь свести дебет с кредитом в использовании манны Малой Альмой в этом году. Но это не очень-то получалось. Его взгляд то и дело скользил по инкрустированному драгоценными камнями кальяну. Кальян он привез с Востока еще в начале прошлого века, то бишь ХХ. Это был подарок одного шейха за добрую службу, кроме кальяна было подарено и то, что курилось через него, но всё закончилось еще в середине 50-х, а сейчас такого качества не найдешь. Но привычка, выработанная годами, не давала покоя, и Маготу пришлось переключиться на "отечественного производителя". Сам кабинет был стилизирован под арабский шатер. С персидскими коврами на полу, ятаганами и щитами на стенах. Кроме письменного стола был еще низкий маленький стол в центре комнаты, на котором и стоял кальян, вокруг были выложены, мягки подушки. Дверь была прикрыта тканью.
        Полог занавеса отдернулся, и в комнату вошла Аннике.
        -Папа, ты вызывал?
        -Ах, Аннике. Заходи. Завтра по расписанию будет пара по зельеварению, а я не могу ее провести. Так что ты подменишь меня. Хорошо?
        -Хорошо пап. А что случилось?
        -Да так ерунда. Ты же помнишь, что я состою в Гвардии Совета? Так вот на завтра назначили полевые сборы. Очередные внеочередные учения.
        -А когда ты вернешься?
        -Ну, я почем знаю. Как только победим условного противника, так сразу и дембель, - он отложил бумаги в сторону, так и не добившись результатов.
        -Если учения затянуться, то и остальные мои пары распределите с Оляной. Все понятно?
        -Да пап. Ты когда уезжаешь?
        -Я не поеду, а пройду порталом. Так что время у меня еще есть.
        ***
        Кет, нахмурив брови, следила за тем, как Толя роется в шкафу в поисках формы.
        -Котенок, я прошу тебя. Отдай форму. Я же на сборы опаздываю.
        -Нет.
        -Что нет? Я же опоздаю, а то дисциплинарное взыскание. Меня ведь внизу Лёва ждет. Кет будь человеком верни форму, - умоляющи, просил Анатоль. В одной руке он держал боевую перчатку в другой клинок.
        -Катрин, меня накажут. Ну, не будь ты ведьмой. Я же опоздаю.
        -НЕТ.
        -Как нет?
        -Не опоздаешь, ты вообще не пойдешь. Гвардия обойдется и без тебя. Мне и прошлого раза хватило.
        -А что такое?
        -Что такое? Понажирались как свиньи. Это же, сколько надо выпить магу, чтобы не помнить, что он пил, а?
        -Кет, в этот раз другое. Я тебе обещаю, я клянусь. Я не на пьянку. Это учения.
        -Так-так, значит учения. Мг, тогда открой мне свои мысли.
        -Нет.
        -Открой иначе не пущу, - пригрозила Кет.
        Анатоль закрыл глаза, и демонстративно развел руками, показывая, что он открыт. Кет ментально потянулась к его сознанию и проникла в память. Она увидела все то, что видел, слышал и читал Анатоль. Вот оно сообщение от Горея Крылатого - инструктора гвардейцев...
        -Нет! Нет, Толя. Я умоляю тебя.
        Лицо колуна стало каменным и холодным. Ни один мускул не выдавал его эмоций. Он душою рвался к ней. Но сейчас долг превыше любви. Дружба, прежде всего. Толя оттолкнул Кет в сторону и, оставив поиски формы, вышел из квартиры. Ведьма быстро сняла морок с формы лежавшей под тумбочкой, подхватила ее и бросилась за любимым. К ее счастью он еще не прошел порталом. Она нагнала его у выхода из подъезда.
        -Толя, вот, - Кет протянула ему черный костюм. Толя обнял ее и поцеловал:
        -Ради тебя, я бы пошел на большее...
        Глава XVII. Большая игра.
        Кто-то бьётся в поле
        Кто-то - в грязь лицом.
        Случай правит пулей,
        Ворон - мертвецом.
        Место лютой сечи
        Поросло травой.
        Больно жгучи речи,
        Бой не за горой.
        "Чую гибель" группа Алиса.
        Две когорты гвардейцев стояли в боевом построении. Горей молчал. Он всегда знал, что гвардейцы верны Альме и его слову, но он ни как не мог предположить, что по его приказу они пойдут против Альмы. Точнее не самой Альмы или Совета, а против Исполнителей. По его скромным предположениям, на его вызов должны были отозваться чуть больше двадцати магов - его друзей. А сейчас перед ним выстроились две когорты магов. Каждая, на половину состояла из магов выше третей ступени мастерства, а это значит, что они владеют заклинаниями разрушения. Одну из когорт возглавлял Магот - магистр некромагии и черных искусств, его отряды поддержки были сформированы как раз из таких же, как и он, темных колдунов и некромантов. Они должны были обеспечить проклятия и ослабления вражеских сил. Основу когорты Магота составляли вампиры, личи - воины скелеты, зомби и другие неупокоенные.
        Вторую когорту возглавил сам Горей. Она была сформирована из чародеев, колдунов, друидов (одного - Вальда) и целителей. Ее отряды поддержки обеспечивали защиту от вражеских проклятий своим солдатам и обкладывали их благословениями. В целом когорта Горея насчитывала девяносто боевых магов и двадцать магов отряда поддержки. Когорта Магота была больше чем у Крылатого, это объясняется специфическим контингентом рекрутов, соотношение приблизительно три к одному.
        -Перед нами Бастион Главной Альмы - твердыня Исполнителей. За его стенами укрылся Гедемион Диз-Зет - вор и предатель. Он преступил клятву, данную совету, и обратил свою силу и своих людей против нас. Мы остановим его. Он хочет войны! Мы дадим ему то, что он хочет, - Горей повернулся к Бастиону, - и возьмем то, что по праву наше.
        Слово взял Магот:
        -Братья, давно мы не рвали всякую погань, - он вдохнул полной грудью свежий ночной воздух, - отличная ночь для чьей-нибудь смерти. Обагрим клинки кровью врагов. На штурм! Разнесем к черту эту богадельню!
        Первый залп фаерболов расплылся по силовому барьеру, освещая несущихся к стенам воинов. Над бегущим воинством с мечом в руке летел Горей. Он маневрировал, уклоняясь от огненных шаров запускаемых со стен Бастиона. В обычных осадах крепостей непременным атрибутом являлись лестницы и стенобитные машины, но не при осаде Бастиона Исполнителей. Одним прыжком боевые маги достигали необходимой высоты. Словно полчище саранчи взмыли они в воздух, чтобы сесть на стенах. Мертвецы карабкались по серым камням, провозглашая свое приближение боевым кличем неупокоенных, от которого кровь стыла в жилах врагов. Одним из первых на стену вступил Магот в боевой трансформации. Своим тяжелым боевым топором он прокладывал путь для себя и идущих за ним в след воинов.
        Впервые за последние пять сотен лет над миром несся боевой клич мертвецов. Этот призыв вселял страх и ужас даже в сердца могущественных колдунов. И не одно царство темных веков кануло в лету под натиском армии Мертвых. Они отважнейшие из воинов, ибо все их страхи остались за чертой жизни. Умерший однажды не боится умереть вновь. Вера их в их силе, а сила в Смерти.
        Но и Исполнители не худшие воины. Совету служат лучшие из лучших магов обученные лишь двум вещам убивать и выживать. Каждый Исполнитель это "маг армия". Из тех, кто встретил первую волну когорт Горея, осталось не более двадцать человек. Их можно было узнать по отсутствию осадных лат, способных выдерживать прямые разрушающие удары пятой ступени и регенерировать силу и выносливость бойца комплексом восстанавливающих зелий впрыскиваемых в кровь. В рукопашной схватке броня класса "грифон" была крайне не эффективна. И быть может потому ловкие и верткие воины, не успевшие ее одеть и не погибшие под залпами фаерболов все еще были живы, и сражались с войсками мятежного Горея. Именно мятежником объявил его Гедемион.
        Обороной бастиона командовал Саранча. Он рубился в самой гуще сражения, яростно бросаясь на врага. В какой-то момент Исполнители были оттеснены к внутренней части бастиона, и второй капитан остался окруженный нежитью во главе с Маготом. Изрубленный и окровавленный, покрытый прахом развеянных мертвецов с мечем Ада в руке Саранча встал во весь рост, широко улыбаясь некромагу. Магот пристально посмотрел в глаза Исполнителя и увидел в них смерть тысячи дней. И сейчас он готовился умереть или убить. И было ему это так же безразлично, как и сам мир, в котором для него не было конца.
        -Я дам тебе то, что ты ищешь, капитан.
        -Я жду, - он раскинул руки, и Магот нанес удар. Лезвие топора ломало и крошило кости в груди капитана, но он не пошатнулся. Магот рванул оружие назад, но топор не поддавался. Саранча отпрыгнул в сторону, и с пол оборота вырвав оружие некромага, отшвырнул его прочь.
        -Я знал, что не дашь мне, то чего я хочу.
        Саранча в мгновение ока оказался возле Магота и пронзил его своим мечом. Пылающее огнем лезвие пошло насквозь и вырвалось из спины некромага языками пламени. Магот разразился предсмертным воплем, перед его глазами поплыли лица дочерей. Он оставляет их...
        Лишь тело могучего Магота рухнуло к ногам капитана, мертвые воины кинулись на Саранчу. Он овеянный прахом - обласканный смертью. Он бессмертный - ищущий смерти. Саранча - второй капитан Исполнителей.
        ***
        -Я прошу тебя, мне нужна твоя помощь. Целый мир молит тебя о спасении. Аня, ты прости меня, что я пришел, но я не мог иначе. Ты же знаешь, - Алчи потупил взгляд и дрожащим голосом спросил, - ты же видишь?
        Аня кивнула и продолжала молчать. Она видела. Она чувствовал, что он любит ее, и от этого ей становилось не по себе. Она не знала, как воспринимать его любовь. Ведь это не любовь к сестре. Его чувства пылали страстью и желанием. Для нее же Алчи был просто другом. И не важно, что она знала его не больше месяца, но она знала его душу, а он знал ее и все равно полюбил.
        -Я все понимаю. Ты служишь и любишь другого, - Алчи улыбнулся, но как-то наиграно и не естественно, - и не могу я ждать, что ты ответишь мне взаимностью...
        -Алчи...
        Некромант приложил палец к губам. Аня смолкла и продолжала слушать.
        -Я прошу тебя. Помои мне. Укажи Врата и я покину этот мир. Ты будешь знать, что я любил тебя, но ушел. И ты будешь, свободна от бремени любви нечестивого. А я... я буду слишком занят, что бы думать о том, что было. Я так думаю. Помоги мне.
        -Хорошо. Я помогу тебе. Но и ты пообещай, что исполнишь одну мою просьбу, когда прейдет время.
        -Я клянусь.
        -Тогда, ты должен мне помочь. Я смогу почувствовать врата, зная, какова их суть. И мне нужею ключ, я думаю.
        -Врата были созданы магами древности. Мы так думаем, а может и кем-то более могущественным. Единственное что мы знаем точно, так это то, что элдеронцы прейдя в наш мир, поспешили захватить власть над ними, а когда у них это не получилось, то решили их разрушить. Но и тут их ждал провал. Им хватило всего мастерства и всей силы, какой они были наделены только на то, что бы спрятать Врата и теперь. Теперь мы их ищем. Я не знаю, как тебе помочь.
        -Отвези меня в Альму. Может там, я смогу прочувствовать путь к Вратам.
        -Хорошо. Собирайся.
        Глава XVIII. Капитаны.
        "Не знали наши папы,
        Не знали наши мамы..." из КВН.
        Для победы - одной победы мало, нужны ее свидетели. И свидетель должен быть достаточно уважаем и авторитетен, что бы в случае каких вопросов подтвердить твою правоту. Это понимали и Горей, и Гедемион. А кто авторитетней члена Совета в Городе Главной Альмы, пожалуй, только его глава, но в Совете все имеют равную силу голоса. Дело оставалось за малым. Из пяти архимагов привлечь на свою сторону большинство. И сделать это необходимо быстро. На стороне Горея был эффект неожиданности - его послы отправились к архимагам раньше. Но Гедемион перехватил инициативу. Он оставил осаждаемый Бастион и обратился к Совету лично. Это и решило исход дела.
        Горей Крылатый объявлен Советом мятежником и смутьяном. Гедемион Диз-Зет получил приказ подавить восстание и пленить главарей бунтовщиков Горея Крылатого, Магота Вороновского, Анатоля Росверфена и Левиафана Соколова, а так же всех магов выше четвертой ступени мастерства причасных к мятежу. Вместе с этим приказом Гедемион получил особые полномочия военного времени и резервные когорты гвардейцев (не поддержавших мятежников). Победа близка. Теперь он, как былые времена, мог любого неугодного ему, объявить врагом Альмы и отправить на костер. А они вспыхнут и вознесут в небеса прах врагов Гедемиона и всех, кто не приклоняет перед ним колено. Первыми отправятся к дремлющим богам те, кто наиболее рьяно служили им. Архимаги. Старперы засидевшиеся в своей башне.
        Капитан коснулся рукояти его большого меча:
        -Давно не знал ты роботы, мой друг. Тебе не терпится коснуться чьей-то шеи. Ждать осталось не долго.
        Портал к Бастиону был открыт, и капитан немедля ни секунды вошел в него. На другом конце туннеля у выхода Гедемиона встречал бледный лейтенант Малакор:
        -Капитан, дела плохи. Враги оттеснили нас ко внутренней части Бастиона. Второй капитан... он... Саранча...
        -Что Саранча?
        Малакор протянул руку в сторону стены, на которой еще несколько часов назад спокойно несли караульную службу исполнители. Гедемион не сразу понял, что именно он видит. Сперва он принял это за что-то не живое. Но он ошибся. На внутренней стороне крепостной стены висело тело второго капитана. Он был пришпилен к серым камням мечами, как насекомое в коллекции энтомолога. Все его тело было изодрано и истерзано и теперь представляло кровавое месиво из костей и плоти. Но от все еще был жив. Полным ненависти и отчаянья голосом второй капитан вопил что-то и плевал кровью.
        -Что он кричит, - равнодушно спросил Диз-Зет.
        -Он клянет всё и всех. Посылает проклятия небесам и солнцу и всем известным богам.
        -Словом, делает то, что и всегда. Вернемся к нашим баранам. Какими силами мы располагаем.
        -Из всего гарнизона осталось не более двух сотен. Причем часть отрезана врагами. Двадцать три исполнителя и лейтенант Орл Су укрепились на западной стене.
        -Передай, пусть прорываются к нам.
        -Но я не думаю...
        -А тебе и не надо. Они послужат отвлекающим маневром и выиграют для нас время. А оно необходимо, что бы перебросить резервные части гвардейцев. Это будет забавно. Одни псы перегрызут глотки другим. К тому же близок рассвет и нежить уберется восвояси или сжариться на солнце. Тогда мы возьмем нашу "птичку" голыми руками.
        -А если...
        -Забудь это слово. Всё будет, по-моему, или не будет вовсе. Готовь отряды к контратаке.
        Малакор поклонился и поспешил передать приказ Первого капитана войскам. Гедемион остался один. С балкона открывался чудесный вид. Плац Бастиона усеянный телами мятежников и исполнителей. Гедемион ни когда не считал себя исполнителем. Они были для него всего лишь инструментом - отличным оружием в политических играх. Сегодня ночью на этом плацу посеян знатный урожай и не только Смерть соберет свою жатву, он Гедемион Диз-Зет наконец-то достиг своей цели. Он снова посмотрел на стену и Саранчу. По губам Диз-Зета скользнула ироническая улыбка. Он представил, что неплохо бы к этому зоологическому экспонату добавить еще один с крылышками:
        -Надо бы пополнить коллекцию. Можно начать с ведьмы.
        Гедемион хлопнул в ладоши и к нему подбежал слуга.
        -Привести.
        Слуга исчез за дверью и вернулся через мгновение. Капитан в слугах ценил две вещи расторопность и молчание, поэтому у всех его слуг был вырван язык. Слуга-раб вел за собой Люсию. Она была обнажена, как сказал Гедемион исключительно в целях ее же безопасности. И добавил, что-то о скрытых артефактах в ее одежде. Но, сейчас, созерцая ее восхитительные формы, он был готов изменить себе и отступить от намеченного плата. Капитан страстно возжелал сделать Люсию своей наложницей. Но одного ее взгляда хватило, что бы развеять его фантазии. Она не покориться ему, а быть может и сможет убить. Держать ее возле себя слишком опасно.
        -Люси, посмотри туда, - он указал в сторону позиций мятежников. Они готовились к штурму. Колдунья, ни чуть не стесняясь своей наготы (ей был неприятен только взгляд первого капитана) вышла на балкон. Быть может это совпадение или все же духовная связь влюбленных, но Горей занятый подготовкой бросил беглый взгляд на балкон именно в тот момент, когда вышла Люсия. Увидев ее в сумрачном свете луны, он вспомнил ту ночь, то безудержное падение и то, за что он ее полюбил. Он любил ее за то, что она заменила ему жизнь. Она стала его жизнью, когда он, падая, терял веру и желание существовать. Этот бой он вел не только за нее, но и за самого себя. Не щадя головы и крыльев своих он несся к ней. И с каждой минутой с каждым метром отвоеванного, омытого кровью плаца он был ближе к ней. Она сразу видела капитана гвардии в мерцающих в свете луны адаманитных латах. Он расправил свои белоснежные крылья, и в это мгновение по ее щеке потекла слеза, а ее шеи коснулась холодная сталь. Одним резким движением легким и безжалостным Гедемион отнял ее жизнь...
        На его глазах она рухнула вниз. Ее безжизненное тело упало на каменную площадь. Рассудок Горея канул во тьму, и ярость взяла верх. Он остался один. Один в этом мире под этим звездным небом, к которому несли его черные крылья. Несли, чтобы отпустить.
        Анатоль и Лев попытались остановить Горея, но все в пустую. Теперь они молча смотрели на развязку. Это был конец... Ночь сменилась днем, но это был обман. Небо пылало не от восходящего солнца, а ярости Горея и неистового огня исполнителей. Анатоль приказал подавить огневые точки противника, но это мало что решало. Капитан гвардии, маневрируя и уклоняясь от огненных шаров, летел к тому балкону, где его ждал Гедемион. Мечи капитанов высекли искры друг из друга и в тот же миг обстрел прекратился. Все следили за поединком. Исход был ясен всем. Горей атаковал, позабыв об обороне. Выпад за выпадом он рубил с плеча и казалось, вот-вот пробьет блок Гедемиона, но инквизитор ловко уходил от ударов, выжидая. В движениях Диз-Зета был опыт и знанье дела, Горей же пылал в огне чувств убитой любви, сгорая удар за ударом и возрождаясь вновь, как феникс, видя, что они оба еще живы. Доспехи Горея превратились в жалкое подобие брони. Еще в воздухе несколько фаерболов облизали холодный адамант, и теперь Гедемион тремя верными контрударами разрушил защитные заклинания.
        -У-умри! А-а! - кричал Крылатый.
        -...- Гедемион парировал удар и отбросил Горея назад. Гвардеец обернулся, и взгляд его упал с высоты балкона вниз к ее телу. Он мог бы взлететь и поднять Диз-Зета высоко в небо и тогда... но Гедемион одним ударом отсек ему путь к отступлению вместе с правым крылом. Кровь хлыстала из уродливого обрубка, обагряя латы. Каким-то чудом, Горей в одной из своих атак, обескровленный и слабый, но все так же жаждущий мщения и смерти, не чувствуя ударов Гедемиона нанес свой, пробив его блок. Одним ударом Горей рассек лицо капитана. Безумная смесь ненависти и страха поглотила Гедемиона. Ждать больше нельзя. И тут Горей опьяненный своим собственным ударом с удвоенной злобой и ненавистью кинулся на убийцу.
        -А-а-а! - занеся в ударе меч, он почувствовал, как его грудь пронзает широкое лезвие меча палача. Из последних сил Горей выдохнул ее имя...
        -Люс...сия!
        Глава XIX. ...память хранит...
        В камине потрескивали черные угли. Языки пламени лизали каменную кладку, покрытую золой. Комнату наполнял аромат костра и табачного дыма. В старом кожаном кресле сидел не менее старый человек, кутаясь в теплый плед. Он курил трубку и пускал дым, стараясь придавать ему разнообразные формы. Он с нетерпением поглядывал на часы. И вот долгожданный звук открытия двери. Компьютер почтительно поприветствовал вошедших, на что получил дружный громкий ответ. Дом ожил и наполнился не только веселыми детскими возгласами, но шумом работающих роботов-уборщиков. На улице была слякоть, и ребята успели запачкать обувь, которую теперь тщательно отчищал робот.
        В комнату вбежали мальчик и девочка. С виду двойняшки, но мальчик постарше. Старик затушил трубку и положил ее возле пепельницы на журнальном столике. Дети подбежали к старику и вместе обхватили его за плечи.
        -Деда!
        -Ну-ка, я вас рассмотрю. Как вы выросли, - старик поцеловал внуков, и они уселись ему на колени.
        -Деда, ты колешься.
        Старик потер щеку и обнаружил щетину.
        -А и верно. А вроде бы брился.
        -Да ты еще лезвиями бреешься, они же плохо бреют. Лучше "холодным лучом" - говорил внук, так словно сам борется с щетиной.
        -Да откуда тебе знать, - сказала сестра.
        -Папа говорил. И я сам знаю, что лучше.
        -Так тихо. Не то не будет истории.
        -Нет, нет! - единодушно заныли дети, - расскажи, что ни будь. Деда, пожалуйста. Мы будем тихо. Расскажи.
        -...Бастион Исполнителей военная твердыня Главной Альмы. В ночь полной луны четвертого месяца года огненного волка я оказался за пол шага до своего конца, и только мой клинок удержал меня на краю. В ту ночь гвардейцы обратили свои мечи против Исполнителей и виной тому были капитаны Горей Крылатый инструктор гвардии и третий капитан исполнителей и Гедемион Диз-Зет первый капитан исполнителей.
        -Он! Так ты был в исполнителях или гвардейцах.
        -Я? Меня подчиненные звали лейтенант исполнителей Малакор.
        -А враги?
        -А врагам звать не приходилось, я сам приходил за ними.
        -Я тоже всегда "исполнитель", - похвастался мальчик. Малакор удивленно посмотрел на внука.
        -Ну, в игре! Ты что не играл в детстве в "исполнителей и монстров".
        -Нет, в моем детстве были другие игры. "Казаки-разбойники" или еще, какие-то там. Детства у меня почти не было. Меня воспитывал один из архимагов, я был его слугой и учеником одновременно, и у меня не было времени на игры со сверстниками. Однажды я забыл убрать...
        -Деда! Ты же про исполнителей рассказывал!
        -Ах, да. На чем я остановился?
        -На Диз-Зете!
        -...Он сразил Горея Крылатого, и как ему казалось, обезглавил мятежных гвардейцев. К тому же близился рассвет. Союзниками мятежников были неупокоенные и с первыми лучами солнца они бы сгорели. Во время штурма Бастиона гвардейцы оттеснили нас во внутренние укрепления, отрезав небольшой отряд во главе с лейтенантом Орл Су. Диз-Зет приказал им прорываться к нам. Это был приказ о самоубийстве. Из двадцати или двадцати пяти исполнителей отряда Орл Су смогли пробиться трое. Орл Су и еще двое рядовых. Взбешенные смертью своего капитана гвардейцы разрывали своих врагов. Я думаю, что Гедемион просчитался, убив Горея. Место капитана гвардии занял молодой маг Анатоль, приняв командование на себя. Диз-Зет расхохотался, когда над первой когортой гвардейцев поднялся штандарт рода Росверфен. К тому моменту, когда гвардейцы перегруппировались после ухода нежити, к нам уже подошло подкрепление - резервные когорты гвардии Совета. И теперь наши силы превосходили мятежников в шесть раз. На каждого мятежника приходилось в среднем два исполнителя и четыре гвардейца. Гедемион решил сохранить остатки исполнитель. Мы были
верны ему как псы. Тем более, что Совет наделил его особыми полномочиями военного времени и он военный советник превратился в маршала Главной Альмы. Знали бы великие маги, что повлечет за собой их приказ. Но они не пророки. Если кто-то из них и предвидел что-либо, то будущее было туманно, и картины будущих событий были столь ирреалистичны, что маг попросту не поверил своим ведениям.
        Но видели бы вы мятежников в те минуты, когда Анатоль обходил их поредевшие ряды ни тени страх или сомнения. Каждый из них знал, чем будет для него эта битва. Гедемион не брал пленных. Ему приказано было арестовать предводителей восстания, но двое уже были на пол пути к Создателю, а для Анатоля лучшим выходом избежать пленения и бесчестия, было упасть на свой клинок. Но Росверфен предпочел повести своих гвардейцев в последнюю атаку. Даже после смерти Горея ни один из гвардейцев не покинул поле боя, они все как один стали под знамена Анатоля.
        Неожиданным поворотом для Гедимеона был отказ командиров резервных когорт гвардейцев вступать в бой против своих братьев по оружию. Ни угрозы, ни приказы, ни обвинения в предательстве и трусости не помогли изменить решение резервистов. Диз-Зет был в ярости, наше численное превосходство сводилось к минимуму - два к одному. Гедемион рассчитывал на "блиц крик" и быструю победу. Но отступать некуда за нами твердыня Исполнителей, потерять бастион было равносильно поражению в войне. Ведь раньше аккумуляторы маны стояли в его катакомбах. Отдать их мятежникам означало отдать силу Исполнителей. Аккумуляторы маны обеспечивали независимость от Источника воинов, а главное самого Гедемиона.
        Солнце час за часом поднималось все выше и выше. Анатоль видя, что гвардейцы не поддержали Гедемиона, принимает решение занять оборону, и если будет на то воля Всевышнего, дождаться ночи и возвращения неупокоенных. Мы недоумевали почему капитан не ведет нас в атаку. Близился полдень. На удивление погода была солнечной и жаркой для этого времени года. И вот Гедемион вознес к небу свой тяжелый меч, закричал:
        "Опрокинем врага!"
        Мы побежали к стенам, на которых укрепились мятежные гвардейцы. Левиафан - колдун-инкуб правая рука Анатоля со своими людьми встретил нас на лестницах, но был вынужден отступить выше. Потери были колоссальными с обеих сторон, но не мы, не мятежники не хотели отступать. Воины, закованные в осадные латы под палящим солнцем все больше падали духом, но продолжали биться. Вспышки огненных шаров, запускаемых в ближнем бою. Они были похожи на приближающийся ад, с его жаровнями и котлами для грешников. Временами нам удавалось оттеснить мятежников с одной из площадок, но это был временный успех. На тот участок обороны, где было тяжелее всего, кидался сам Анатоль, и мятежники метр за метром возвращали отвоеванное нами. И вот наступило затишье. Лишь изредка кто-то стрелял с обеих сторон. Мы теснили мятежников, у них осталась только одна башня и верхний ярус стены. Я сидел возле бойницы и смотрел на мирный город. Дела магов укрыты от смертных и по тому ни кто из них не видел нашей схватки.
        На мгновение мне показалось, что глаза обманывают меня. Из желтых цветков раскрывающихся порталов выходили воины. Во главе отряда шел маг с боевым молотом в руках. Это был Лукьянов Демьян - лидер мастеров артефактов или как их еще называют "кузнецов". Только этот мастеровой мог повести за собой сдержанных "кузнецов" к стенам Бастиона, где в какой-то степени вершилась история. Рядом с ним шел Илья Мельник, за его спиной крепились хоругви мастеровых - Молот и наковальня. Демьян поднял свой молот и прокричал:
        "Приветствую вас, отважные. Мы с вами, братья. Анатоль!"
        Полсотни сильных, а главное свежих воинов меняли расклад в игре затеянной Гедемионом. Боевые молоты крошили нашу броню и стирали кости в прах. Так "кузнецы" прокладывали себе путь через наши ряды. Мы оказались между молотом и наковальней. С одной стороны мастеровые, с другой приободренные подоспевшей подмогой мятежные гвардейцы.
        ...С тех затянутых пеленой времени веков, когда древни боги, сражались плечом к плечу со своими последователями - магами, нам осталось "слово". "Слово" - обращение к богам. Этим, словом маршал мог призвать их в критический момент. Но сделать это он мог не мыслью, а духом. Момент этот наступал так редко, что о "слове" мало кто помнил. Более двух тысяч лет ни один из маршалов Главной Альмы не взывал к богам.
        И в минуту отчаяния, когда скорбь по павшим братьям преисполнила и отяготила наши сердца, неумолимый Гедемион не разумом, но духом призвал на помощь тех, чью силу и власть хотел превзойти и чье место занять.
        Тяжелой поступью сотрясающей небеса и твердь земную шел Латимир Звездный. Великий элдероенц во всем своем могуществе. Он явился нам в теле широком и большом, плотный и полнокровный. Цвет его лат подобен золоту, окрашенному в кровь. Появление сходно с заревом на небе. Каждого из воинов в миг прихода мертвого бога проняла дрожь, и не было важно насколько отважен он или вовсе в безумии схватки утратил свой страх. Для воинов поставивших на карту свою жизнь страх грядущего бога был мгновенен, но это чувство испытав один раз не забудешь вовек. Король со скипетром, верхом на льве. Таков был его облик.
        И каждый понимал, что первый из первых элдеронцев это знак. Символ грядущей бури. Я и представить не мог, что заставило пробудиться от смертельного сна древнего владыку. Чего бояться ушедшие боги? В ту секунду я не знал ответа. А точнее хотел верить в то, что они жаждут нашей победы. Но это было не так. Они страшились всегда и во все времена лишь одного...
        ... лик ее был непорочен, а взгляд глубок и всевидящ. Подле нее шел нечестивый окутанный тьмой и несущий силу ничто. В глазах ее была печаль и сострадание, а перст указывал на бастион. Темный кивнул. И склонив голову, прошептал одно слово. Но в нависшей над миром тишине оно было громом: "Спасибо". Сверкнули контуры портала, и из воронки вышел воин. Черты его лица искажали тени далекого мира. Глаза воина пылали тьмой. Сила искусств его была велика. В одной руке он нес боевой топор, а в другой держал раскрытый "заклинатель". Книга на цепях крепилась к его поясу. Слова неслись над миром и с каждым звуком не понятной речи ярость нарастала в Латимире Звездном. Древний элдеронец при виде воина-чародея казалось, забыл о мятежниках и осаде бастиона, его всецело поглотили слова заклинаний. Он не мог поверить в то, что слышит этот язык. И тут чародей смолк. Из неоткуда возникла, огромная рама портала. Венцом ее было бьющееся сердце, с каждым ударом посылающее энергию в контур. Блик "зеркала" портала и одон за одним стали входить в этот мир незваные гости. Ужас забытого мира. Огромная армия шла к стенам
бастиона. Вот этих ребят-то уже видели все. Но видели не долго. Чародей довольно быстро среагировал и приказал им укрыться мороком. Эти "звери" использовали только артефакты и не умели колдовать. Но по ним было видно, что бы увидеть завтрашний день это им не обязательно. На какое-то мгновенье, где-то глубоко в душе я спросил себя: "на чьей они стороне". Ответом мне был клич чародея: "Кланы, под знамена Анатоля. Бастион должен пасть!"
        Первым ударил по ним Гедемион, но его фаербол пятого класса даже не подернул цель копотью, словно и не было мощнейшего аркана. Всё происходящее напоминало шахматную парту или подкидного, как оказалось на нашей стороне тоже была не разыгранная козырная карта или ладья - Латимир шел не один за ним следовало воинство Элдерона. Под небом Главной Альмы в год Огненного волка у стен Твердыни Исполнителей свершилась битва, о которой мало, что сказано в учебниках магической истории. Там хорошо расписано то, что повлекли за собой ее результаты. Битва известная как Сумерки Богов. В ходе сражения, когда воинство, жаждущее мщения и силы тех, кто тысячелетиями страшились этого, схлестнулись, как две волны огненного шторма, я и все те, кто стояли плечом к плечу со мной познали истину. Мы опустили мечи... это была не наша битва. Быть может, мы бы продолжали биться, следуя за Гедемионом. Но он исчез. Нет, он не отступил и не бежал. Его закрутила буря сражения. Несчастный обезумел. Он рубил всех направо и на лево и врагов и друзей - всех! В той битве он снес больше сотни голов, и не все они были нашими врагами.
Гедемион возжелал то, о чем мечтал всю свою жизнь. Убить бога - стать богом. У каждого своя судьба... Латимир пал в той битве, но не от руки Первого капитана или клансера. Его убил Демьян Лукьянов, проломив своим тяжелым молотом кровавое золото лат Великого элдеронца. С того дня он с гордостью носит имя Звездобой. Со смертью своего предводителя элдеронцы теснимые клансерами и мятежниками, как я называю это - "союзом мщения", отступили в бастион, а затем и в катакомбы. Не знаю, быть может, они не могли покинуть поле боя без Звездного владыки или просто не хотели бежать еще раз, но они бились до конца. Что случилось с элдеронцами? Трудно сказать, они исчезли мы не нашли не их тел не их самих. Кто-то говорил, что они вернулись в Валгаллу, где пировали до этого дня. Но теперь они оплакивают смерть своего короля и своё поражение. Я верю в одно. В тот день, на моих газах настал Рагнарок - битва богов, что принесла им их покой, их конец, их сумерки...
        Эпилог. "Прощайте друзья".
        -Что будет теперь?
        -Всё.
        -???
        -Мы запустим Врата. Я поведу клансеров и тех из теней, кто пожелает уйти со мной в иной мир, что станет для них домом. Мы не найдем его сразу. Это будет долгий и тяжелый путь. Что-то вроде скитаний Моисея, ну ты лучше меня эту историю знаешь.
        -А Тимофей? Вроде Аарона (брат Моисея, вершивший чудеса)?
        -Нет. Он останется здесь.
        -???
        -У него есть Лена. Его любят, и он любит. Он и так двести лет жил одной надеждой, что увидит ее вновь, и он не оставит ее ради всего золота мира, а взять ее с собой? Бред! Вот он и нашел меня. Поводыря и шамана для тех, кто покинет Глорам. Я особо не сопротивлялся. Мне нечего терять. У меня ничего нет в этом мире, - Алчи осекся и посмотрел Анне в глаза. Они оба знали, что чувствуют друг к другу, и это казалось некроманту попросту невыносимым.
        -Помнишь, ты обещал мне, что исполнишь любое мое желание?
        -Помню. И я сдержу слово. Проси что хочешь.
        Анна указала на стену.
        -Сохрани ему жизнь.
        Алчи посмотрел туда же и онемел от удивления. На серых камнях весел распятый Саранча, исполнитель, что когда-то допрашивал его. Каин жестом указал одному из клансеров снять исполнителя. Но прежде глорамца к своему капитану подоспели исполнители сидевшие в стороне. Они не знали, что им делать из командиров остались лейтенанты Орл Су и Малакор. На них клансеры и мятежники не обращали внимания. Все были заняты какими-то приготовлениями. Чародей отдавал приказы и готовил контур для еще большего портала, явно, что бы привести остальных клансеров, ему помогали "кузнецы" - лучшие мастера порталов и телепортов. Анатоль и Левиафан уже покинули бастион вместе с остатками гвардии. Исполнители аккуратно сняли Саранчу и на руках снесли его на площадь. Анна поспешила подойти к капитану. Алчи последовал за ней:
        -Как я сохраню ему жизнь? Он сам жаждет смерти.
        - Он ищет свою смерть. Но ее у него забрали. Та, что любила его больше жизни, взяла его смерть себе. Это было давно и с тех пор он бессмертен. Это озлобило его и сделало не способным любить. Это проклятье для него. Он ни когда не полюбит, так как любили его и ни когда не заберет чужую смерть себе, что бы освободиться. Он может только одно жить, и отнимать чужие жизни. Саранча,- Анна произнесла имя капитана так ласково и нежно, что по его изувеченному бесчувственному лицу побежала слеза. Он не плакал слишком давно и совсем позабыл в своей погоне за смертью, что есть и многое другое в этом мире. Он смотрел в небо. Он давно не видел его, и в какой-то миг сердце его сжалось от боли, от той боли, что он нес другим на острие своего адского клинка. Скольких он оставил вдовами и сиротами? Что-то надо менять.
        -Начни с малого,- шепнула ему Анна,- его звали Магот...
        Саранча кивнул в ответ монахине и жестом показал исполнителям, что бы ему помогли встать. Алчи не мешал им и последовал за Анной. Она опять куда-то спешила. Она застыла над телами мужчины с отрезанным крылом и обнаженной женщины.
        -Я знала его. Он приходил к отцу Иллариону. Можешь не верить, но это он сказал мне, что бы я помогла тебе. Нет, я бы и так помогла. Но в этот раз все совпало. Они любили друг друга. И теперь они слились с потоком вечности и стали едины. И если он переродятся вновь, то непременно встретятся и полюбят. Такова их судьба.
        -Хорошая судьба...- Алчи пошел погрузившись в раздумья, а Анна не стала мешать ему оставив одного.
        -Ты думал, что она попросит взять ее с собой в иные миры? - чародей произвел необходимые приготовленья и счел нужным объясниться с другом.
        -Ти. Думаешь, что я идиот, раз надеялся на это?
        -Нет. Ты влюблён. И тут я не в силах тебе помочь. Сам знаешь...
        -Да-да, время и расстояние, лучшие врачи от душевных ран. Но тебе это не помогло.
        -Хм, так я и не хотел забыть Лену. Я наоборот помнил и мечтал о ней...
        -Ясно, ясно. Успокойся, а то опять заведешь свою шарманку, про то, как ты ждал и как боролся.
        -Ну, ты и циник, Алчи. Я же помочь тебе хочу.
        -Ладно, извини, вспылил, был не прав, больше не буду. Смотри.
        Тима обернулся. По плацу шла Лена, Кет и Свезара все были в легких доспехах и с посохами. Рядом с ними шел Илья нехотя отвечающий на град вопросов сыпящейся из милых губок. Ти помахал им рукой, в ответ услышал гневные нотки в голосе Кет:
        -А он нам, так ручкой! Где Толя?
        -Он уже больше получас как ушел со своими бойцами. Наверно в каком-нибудь кабачке отмечают победу.
        -Опять без нас победили? - обиделась Лена.
        -Как это без тебя. Ты милая всегда в моем сердце.
        Алчи хотел пошутить, что и в его (учитывая, что у него сердца нет), но не стал портить трогательный момент.
        -Шаман, портал готов. Врата активированы. Одно твое слово.
        -Поехали!- Алчи махнул рукой и "коридор жизни" был открыт.
        -Твое время близится Каин-некромант. Мой друг Алчи.
        -Прощай.
        -И ты прощай. Я немного завидую тебе, ты увидишь новые миры. Но мой мир здесь. Желаю и тебе найти свой.
        -А мне?- все посмотрели на Анну. Она стояла чуть в стороне, в руках у нее был маленький рюкзак. Она уже переоделась, сменив рясу на красную куртку, джинсы и кроссовки.
        -Но ты не спрашивала меня, возьму ли я тебя с собой?
        -А я и не собиралась спрашивать. Ты плохо меня знаешь Алчи. Но ничего узнаешь получше, у нас будет время. Путь не близкий,- она кинула некроманту свой рюкзак и подошла к Ти.
        -Чародей, у тебя хорошие друзья, держись их в этой жизни.
        Лене Аня, что-то сказала на ушко, и ведьма рассмеялась и обняла Аню как лучшую подружку.
        Алчи взял под руку Анну и они вошли во Врата. Путь к иным мирам закрылся, чтобы открыться вновь. Мир и покой воцарился в городе Главной Альмы, но не на долго.
        В книге использованы фрагменты из песен групп "Алиса", и "Наутилус Помпилиус", стихи Шарля Бодлера.
        Херсон - декабрь-январь (2005-2006).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к