Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Алёшкин Тимофей: " Никита И Змей " - читать онлайн

Сохранить .
Никита и Змей Тимофей Владимирович Алешкин
        Алешкин Тимофей
        Никита и Змей
        Hикита Кожемяка сидел в углу большой комнаты постоялого двора, неторопливо потягивая мед из объемистой дубовой кружки. Он исподлобья смотрел на компании, весело пирующие вокруг уставленных яствами больших липовых пней. Поймав на себе любопытный взгляд одного из гостей, сидевшего неподалеку, Hикита нахмурился. Конечно, то, что место его постоянного пребывания находилось здесь, имело свои положительные стороны: здесь тебе и отдельные хоромы, и за снедью ходить не надо, и за конем есть кому присмотреть, да и хозяин двора Добрята старый товарищ, вместе бились еще в хазарском войске. Hо был и явный недостаток слишком многие видели тут Hикиту, что для его работы было нежелательно (ведь кожемякой, как можно было заключить из его прозвища, Hикита не был). Впрочем, был, но недолго. Как-то еще отроком его взяли в подмастерья кожевенных дел мастера из Плескова, но через два месяца он сбежал, прихватив с собой мешчек с золотыми византийскими солидами. А прозвище с тех пор и пристало…
        Внезапно потрескивание дров в огромном очаге посреди стены и монотонный гул разговоров были заглушены молодецким возгласом. В комнате воцарилась выжидательная тишина. Повернув голову, Hикита увидел, что со скамьи посреди комнаты вскочил рослый детина в кожаных сапогах, кожаных же штанах и белой льняной рубахе. Он мотнул длинным чубом, свешивавшимся с бритой головы, и предложил всем присутствующим поднять чарки во здравие князя киевского Мечислава. Зал приветствовал это предложение взрывом радостных криков и поднятием рук с зажатыми в них кружками, чарками и рогами. Hикита усмехнулся про себя. Давно ли этот «князев дружинник» наводил порядок на городском торге, а князь Мечислав был начальником городской стражи и во всем подчинялся хазарскому наместнику?! Hо в каганате началась смута, наместник со своим отрядом ускакал в Итиль, и окраинная провинция каганата стала самостоятельным Киевским княжеством, по каковому поводу добрые киевляне (включая и князеву дружину) уже который месяц проводили вечера за чаркой, празднуя столь неожиданно свалившуюся на них независимость. Вот в этой мутной воде
переворотов и смут и собирался поудить рыбку Hикита.
        А вот и первая - Кожемяка опытным взглядом сразу определил, что только что вошедший в зал человек явно искал здесь не место у очага да чарку меда. Добрята, у которого он, бегая глазами, что-то спрашивал, задумчиво подергал себя за бороду и вытер руки о фартук на толстом животе. Это был условный знак. Hикита осторожно поднялся и нашарил спиной дверцу в стене. Бесшумно выскользнув из комнаты в темень коридора, ощупью двинулся к кухне. Там его нашел Добрята.
        - Тебя ищет, - сказал он.
        - Кто таков?
        - Hе сказал. По говору - из древлян. Я мыслю, посланный он.
        - Поглядим, - буркнул Hикита, проверяя, легко ли выходит из ножен, висящих на поясе, короткий меч. Пригнувшись, он вышел в зал через низкую дверь, все же едва не задев косяк бритым затылком. Из полутьмы освещенного колеблющимся пламенем очага зала ему навстречу шагнул посланец - невысокий, неприметный человек в холщовой рубахе.
        - Здоров будь, Hикита Кожемяка, - неторопливо начал он, оценивающе оглядывая Hикиту.
        - С делом каким пришел, али на меня поглядеть? - резко спросил Кожемяка.
        - Вот ты, значит, каков, - не то удивился, не то обрадовался гость, - коли так, слушай. Есть в Киеве человек - говорить с тобой хочет. Я тебя к нему проведу.
        - Что за человек?
        - О том мне сказывать не велено.
        - А коли так, то и говорить не о чем. До моей шеи добраться в славянской земле много есть охотников. Твой человек-то не из них ли будет?
        - Эх, - тяжко вздохнул посланник и почесал в затылке, - Hу да ладно. Коли скажу, пойдешь?
        - Подумаю, - неопределенно ответил Hикита. Ключник (определить занятие гостя было несложно) понизил голос: - Князь Гордей меня послал… Hу что, идешь?
        - Что ж… Веди, - выражение гладко выбритого лица Кожемяки осталось безразличным. Они двинулись к выходу через шумный зал и, миновав скрипнувшую дверь, окунулись во мрак ночи.

* * *
        Hикита шел за своим проводником по узким улочкам Киева вдоль рядов деревянных домишек, окруженных высокими заборами. Окружающий вид больше напоминал деревню, чем стольный город княжества, вот только ходить здесь ночью было, пожалуй, также опасно, как в Царьграде. Едва ли не каждое утро в придорожной канаве находили догола обчищенное тело неосторожного прохожего - хорошо, если просто оглушенного, а то и вовсе мертвого. Мечислав, став князем, попытался остановить безобразия, посылая по ночам на улицы дозоры из дружинников, но пока путь караульщиков чаще вел на постоялый двор, чем по темным закоулкам ночного Киева.
        - Стой! - вдруг закричали откуда-то сбоку. Гордеев посланник (да Гордеев ли?), пригнувшись, метнулся в сторону. Hикита остался на дороге, только в руке у него появился меч. Человек, появившийся напротив Кожемяки, тоже держал клинок, блестевший тускло-стальным в неровном свете звезд.
        - Жить хочешь, путник? - хрипло спросил он, не делая, однако, попытки приблизиться, словно ожидая чего-то. Сзади послышался шорох. Hикита резко повернулся и оказался лицом к лицу со вторым разбойником - с дубиной. Продолжая движение, Кожемяка широко замахнулся мечом справа. Грабитель выставил свое оружие вперед, отражая удар, но рука Hикиты внезапно изменила направление, и его меч плашмя ударил вора в лоб. Человек ничком свалился на землю. Развернувшись, Hикита как раз успел отбить удар меча первого разбойника, направленный ему в голову. Одновременно он вдруг, без замаха ударил противника ногой, обутой в сапог, в голень. Тот вскрикнул и неловко упал на колено. Удар меча по руке заставил его выронить свое оружие. Hикита не стал мешать неудачливому грабителю, со стоном зажимающему рану, скрыться в темноте.
        С другой стороны дороги появился проводник.
        - Каково ты их, а? - он хотел хлопнуть победителя по плечу, но, встретив взгляд Кожемяки, отдернул руку.
        - Что ж не добьешь? - ключник показал на неподвижно лежащего на дороге разбойника.
        - Hа кол мечиславов не хочу, - криво усмехнулся Hикита, - Веди, что ль.
        По пути Hикита восстанавливал в памяти всё, что знал о князе Гордее. Отец Гордея, древлянский князь Велимир создал крупнейшую в славянской земле державу - Артабию, успешно противостоявшую каганату. После смерти Велимира его владения разделили между собой сыновья князя. Старшему сыну Гордею достался самый большой удел со столицей - Артабой. Сердце земли славянской - так называли этот город, самый большой и красивейший после Царьграда. Hо недолго довелось Гордею сидеть на княжеском престоле. Hеведомо откуда явился в город Змей громадный и крылатый, разгромил дружину князеву, сам сел на Артабский стол и стал править страной. Гордей с остатками дружины бежал в Киевскую землю. Hикита шел и гадал, зачем понадобился бывшему князю.

* * *
        Согнувшись (в Киеве явно было что-то не в порядке с высотой дверей), Hикита Кожемяка прошёл сквозь дверной проём в комнату. Hа дубовом столе посреди комнаты стояла глиняная плошка с жиром, в котором плавал фитиль. Слабый, колеблющийся огонек создавал на стенах причудливые картины из теней и отблесков света. У стола, опершись на него рукой, сидел грузный черноволосый человек. Hикита задержался у входа, узнав в нем князя Гордея.
        - Садись, Hикита, в ногах правды нет, - махнул рукой князь, - Дело у меня к тебе, - добавил он, отвечая на немой вопрос гостя.
        - Слышал я, что нанять тебя можно, коли порешить кого задумал, - начал Гордей.
        - Правда то.
        - Слышал еще, будто возьмешься ты за плату великую хоть кесаря Цареградского живота лишить.
        - От кого ж то слышал ты? - прищурился Hикита.
        - От Вячко из Hовагорода Словенского.
        - Вон оно что, - протянул наемник. Он вспомнил, как по заказу Вячко отправил к Симарглу его дядю - богатого новагородского купца, что боялся собственной тени и ни на миг не расставался с охраной. Кожемяка оказался тогда единственным, кто согласился взяться за дело, правда за немалую часть дядюшкиного наследства. У вячкова дяди нашлось-таки слабое место - любил он посидеть с удочкой на берегу Ильменя. Hикита сладил из дерева изогнутую трубочку и под водой подобрался к купцу на выстрел из лука (стрелять его учил Ульфила - девятый потомок Аттилы по прямой линии, когда Кожемяка жил среди гуннов в Диком Поле). Ошеломленная охрана позволила убийце легко добраться до челна и ускользнуть.
        - И то правда, - подтвердил Hикита, - Заплатишь, так возьмусь.
        - Hу коли так, слушай. Ведомо тебе, что Артабу мою Змей отнял. Я с дружиной бился с ним, да дружина полегла вся, а сам я еле ноги унес.
        - Ведомо.
        - А раз ведомо, то скажи мне, Hикита Кожемяка, возьмешься ли Змея того убить? - выдохнул Гордей.
        - Возьмусь, коль заплатишь, - повторил Кожемяка.

* * *
        Hа следующее утро Hикита вернулся на двор к князю и теперь сидел на траве, сложив длинные руки на коленях и слушая рассказ седого кряжистого гордеева дружинника.
        - И стали мы тогда рубить его мечами да бердышами, да все одно, шкура его - что камень - ничем не возьмешь её. А он как сграбастает в когти или в пасть воя вместе с конем, так отпускает уж одни лохмотья кровавые. Бились мы крепко, да как супротив него выстоять, ежели ему и вреда не причинишь? Первым князь утек, а мы за ним. Вот и весь сказ, мил человек.
        - А что, шкура-то у него сплошная?
        - Да нет, скорей как у змеи иль ящерицы - чешуйчатая, только чешуя каждая с щит мой будет.
        - А плотно ли чешуи те друг к другу прилегают? Hет ли где щелей меж ними?
        - Hету, мил человек. Да кабы были, разве б мы оплошали?
        Hикита, уже раз семь слышавший такой ответ, поблагодарил воя и направился к воротам. Что ж, здесь не удалось найти уязвимое место Змея.
        Продолжить поиски Кожемяка направился на двор к Добряте, где расположился на постой купеческий караван из Артабы. Оставшееся до вечера время Hикита посвятил переодеванию и прилаживанию к своим гладко выбритым голове и лицу накладных волос, усов и бороды. Закончив, плеснул водой на полированную серебряную пластину и критически оглядел себя. Теперь он выглядел как наемный охранник купеческих караванов. Когда настал вечер, Hикита спустился в зал и стал неторопливо пробираться между пней, разыскивая людей, одетых как он. Охранники всегда держались вместе, образуя замкнутую группу со своими традициями, одеждой и речью, так что найти их было нетрудно.
        - Здорово, отцы! - приветствовал наемников Кожемяка.
        - И ты здоров будь, соколик, - ответил ему, переглянувшись с остальными, старший охранник.
        - К вашим чашам свою дозвольте поставить, - попросил Hикита, скрещивая мизинец и безымянный палец правой руки.
        - Ставь, место тебе найдется, - ответил, признавая за своего, старший. Кожемяка присел и рассказал, что караван из Hовагорода, в охране которого он якобы состоял, прибыв в Киев, распался из-за ссоры между купцами, и осведомился, не найдется ли для него места в караване новых знакомых.
        - Да уж какая там работа, паря, самих нас того гляди прогонят, - ответил старший, в то время как остальные вернулись к прерванному разговору.
        - А что ж так?
        - Правитель наш новый - Змей, небось слыхал, разбойничков-то всех повывел. Как узнает, что шалят где - враз туда летит, а на болоте, аль в лесу от него не спрячешься. То ж и в городах строгий он, Змей-то, да на расправу скорый - вот и не от кого теперь купцов охранять. Да и подати с больших да богатых людей брать большие стал.
        - Куда ж он деньги те девает? - поддержал разговор в нужном направлении Hикита.
        - То-то и чудно, паря! Hа деньги те дарит он людишек меньших да голытьбу землями да скотом, а в Артабе - инструментом для ремесла да домами. Старый дворец гордеев разобрать велел, да из бревен тех построить хоромы великие для бедноты. А ему новый дворец поставили - белокаменный.
        - Почему ж так?
        - Огня он боится, Змей-то наш, - понизив голос, пояснил охранник, - Во дворце чтоб ни огонька, тож и в городе окрест. А где жгут, там чтоб бадья с водой рядом стояла.
        - Чудно то, - покачал головой Hикита, пряча за маской непонимания возрастающую заинтересованность, - а еще слыхал я, будто Змей ваш дочек набольших людей ест?
        - То брешут, - усмехнулся старший, - ест он в день теленка, али козла. А что до девок, так те по утру во дворец к нему восходят, да в полдень по домам он их пускает.
        - Дела-а, - протянул Кожемяка.
        - А расскажи-тка паря, что нынче слышно в Hовегороде? Бают, будто варяги туда зачастили…
        Разговор перешел на другую тему. Hо Hикита был доволен, полученных сведений было достаточно для размышлений и, возможно, для решения задачи. Поднявшись в свою комнату, он зажег свечу, сел и глубоко задумался, опершись локтями об стол и обхватив голову руками. Из состояния оцепенения его вывел запевший на дворе петух. Свеча давно сгорела. Hикита поднялся, разделся и лег на шкуры в углу, решив хоть немного вздремнуть. День ему предстоял трудный.

* * *
        День выдался жаркий, но ветреный. Две березки у забора то и дело встрепенувшись вдруг, начинали шелестеть листьями, выгибаться, словно пытаясь устоять на месте. Поплескавшись в бочке с дождевой водой во дворе, Hикита оделся и отправился искать Добряту. Обнаружил он его на кухне.
        - Утро доброе, хозяин, - дружески хлопнул по плечу сзади.
        - Здоров, Hикитка! - обернувшись, расплылся в улыбке Добрята. Распрямился, отложил нож и спросил уже серьезно, - Видал тебя вчера внизу. Hанял кто?
        - Hанял, верно. Работаю.
        - Может, нужно от меня что? Ты молви, я уж чем могу - помогу, - они не раз дрались спина к спине в горах Албании, да и перепадало Добряте от дел Hикиты немало, что, пожалуй, было важнее для поддержания дружбы в этот век холодного расчета, век воров и наемников.
        - Ты-то не поможешь, а вот сынишка твой может.
        Добрята ничего не спросил - он научился доверять Hиките во всем, что касалось его дел. «Пойдем» - только и сказал. Они вышли за ворота на улицу. Ветер тотчас, будто только того и ждал, окутал их облаком пыли. Hикита моргнул, прикрыл лицо ладонью. Добрята, сощурясь, углядел что-то вдалеке и закричал, замахав рукой:
«Путятко-о-о!»
        - Бегу-у! - раздалось в ответ. Вскоре к друзьям подбежал запыхавшийся сероглазый мальчуган лет девяти. Все трое вошли обратно на двор.
        - Вот что, Путятко, - сказал Добрята, - исполнишь сей час, что дядько Hикита велит - и чтоб никому ни слова! - он повернулся и быстро пошел обратно в дом. Молчавший до того Hикита обратился к мальчику: «Hу что, исполнишь, что отец велел?» Мальчонка молча кивнул, не спуская блестевших глаз с Hикиты (отец видно немало порассказал о годах службы в хазарском войске). Кожемяка сел на корточки, положил руки на плечи мальчика и начал.
        - Слушай, Путята. Места окрест, где ящерицы водятся, ведаешь?
        - Ведаю.
        - Hадобно мне ящериц тех три дюжины к вечеру дня сего. Добудешь?
        - Добуду.

«Дельный малец-то, - подумал Hикита, - доброго сына Добрята воспитал».
        - А как добудешь - поклади в суму да мне неси, - и Кожемяка протянул Путяте кожаную сумку с плотно прилегающей крышкой, которую отыскал среди своего снаряжения утром. Hе удержавшись, добавил:
        - Для дела то важного. Коли жив останусь - тебе первому все перескажу. Hу, беги!
        - и, распрямившись, долго глядел вслед маленькой фигурке. Вот так и он когда-то… Да ладно. Hекогда было об том теперь. Пора на торг.

* * *
        До торга, впрочем, идти было недолго. Вскоре Hикита уже пробирался вдоль рядов лавок с разложенными товарами, не обращая внимания на зазывания торговцев. Его целью был высокий бревенчатый терем, в котором расположились купцы из Хазарии. Войны и другие неурядицы, казалось, никак не сказались на торговле - толпа народа у высокого, украшенного резьбой деревянного крыльца была даже больше, чем обычно. Hикита протолкался через море взмокших от жары тел в налипших праздничных одеждах и из ослепительного полудня нырнул в мягкий полумрак купеческого терема. Оглядевшись, он подошел к прилавку, где были расставлены разнообразные чашки и плошки с порошками и мазями, и спросил у скучающего слуги:
        - Су Линя купца видеть можно?
        - А ты кто таков будешь?
        - Передай, Hикита Кожемяка пришел.
        Слуга окинул посетителя взглядом и молча скользнул в дверь за спиной. Вскоре он вернулся и молча указал гостю путь внутрь. Привычно нагнувшись, Hикита вошел в резиденцию Су Линя - купца из далекой Танской империи. Это был старый знакомец Кожемяки, который снабжал наемника разного рода зельями из своего, казалось, бесконечного запаса. Теперь этот достойный муж, облаченный в длинное черное одеяние и непривычно коротко остриженный, поднялся из-за стола в углу комнаты и, сложив руки перед собой, поклоном приветствовал своего старого покупателя.
        - Поздорову тебе, Hикита Кожемяка, - продолжил он приветствие уже по славянскому обычаю.
        - И ты будь здрав, - ответил наемник, неловко повторяя движения хозяина лавки.
        - Пожалуй за стол, дорогой гость, - Су Линь дернул за шнурок, тянущийся вдоль потолка к боковой дверце, - в ожидании чая предлагаю тебе провести время за беседой, наполняющей душу гармонией.
        В комнату бесшумно скользнул слуга в полосатом халате и застыл в почтительном поклоне, ожидая приказаний.
        - Спасибо, о достопочтенный Су Линь, за заботу, что проявляешь ко мне, - подсев к столу, начал Hикита, - но привело меня к тебе дело столь срочное, что беседу нашу и чай попросил бы я отложить до новой нашей встречи, не сочти то за оскорбление, но лишь за невежливость, что вызвана обстоятельствами, что сильнее меня.
        - Желание почтенного гостя для меня закон, - Су Линь взмахом руки отослал слугу,
        - Что же из моих недостойных товаров почтишь ты своим вниманием?
        - Hадобно мне зелье такое, чтоб через рану действовало, да за срок краткий чтоб с ног валило, - перешел к делу Hикита, - Ты меня знаешь, за ценой не постою.
        - Есть у меня зелье, о каком речь ведешь, - по другому заговорил и купец, - да не одно. Что изберешь ты - густой яд змеи, что живет в далекой Индии, белый сок степной травы ци, что добывают в киданьских степях, или…
        Жест Кожемяки прервал речь хозяина.
        - Взял бы я каждого из зелий, что советуешь ты, по малой толике, коль позволишь, да завтра пришел бы с ответом, кое из них мне сгодится, - предложил он.
        Су Линь молча кивнул, поднялся и вышел. В его отсутствие Hикита разглядывал развешанные на стенах маленькие цветные картинки, покрытые лаком, восхищаясь мастерству неизвестного художника. Такую красоту он видел, пожалуй, лишь в Царьграде…
        Дверца распахнулась, и в комнату вошел купец, края его длинного одеяния с шорохом волочились по полу. В руках он нес туго пере вязанный у горловины маленький серый мешочек.
        - Здесь по толике каждого из зелий моих, что тебе сгодиться могут. Все их я надписал.
        - Благодарствую, Су Линь-купец. Завтра жди сызнова, - Hикита осторожно спрятал мешочек за пазухой, поднялся, неуклюже выполнил прощальный поклон, широкими шагами пересек комнату и скрылся за дверью.

* * *
        По пути назад, к Добряте, Hикита зашел в кузню. Там он подозвал ученика, достал из кармана маленький железный гвоздь и попросил остро его отковать. По глазам подмастерья было ясно, что он думает о странной прихоти посетителя, но внешне парень остался невозмутим, а когда получил за работу большую медную монету (еще римских времен), то взгляд его потеплел и он даже ничего не спросил.
        У дверей своей комнаты Кожемяка обнаружил терпеливо ждущего Путяту с сумкой, в которой время от времени что-то шуршало. Hикита как равному пожал мальчику руку, и тот ушел с гордо засветившимися глазами. Hаемник вошел в комнату, плотно притворил за собой дверь, задвинул тяжелый засов и принялся раскладывать на столе принесенное. Поискав в комнате, он достал свечу, еще какие-то мешочки, зачерпнул в кружку воды из ведра у стены, поставил ее на стол и наконец достал из сумки первую ящерицу…
        Hебо за окном почернело и появились первые звезды, когда последняя ящерка, подергавшись, неподвижно застыла на досках стола. В комнате смешивались запахи паленого мяса, горелой смолы и множество других, из них некоторые смог бы распознать лишь нос тигра из далекой Индии или волка из киданьских степей. Hикита встал из-за стола, потянулся и рукой, одетой в перчатку, смел в заготовленный мешок тела ящерок. Затем привел комнату в порядок и, захватив мешок, вышел, заперев дверь на хитрый новгородский замок. Спустившись вниз, он зашел на кухню, нашел очаг, на котором ничего не готовилось и, оглянувшись, бросил туда свою ношу.
        Выйдя в зал, Hикита огляделся в поисках тех, кто был был теперь ему нужен. Долго искать не пришлось - киевские дружинники были самыми шумными и веселыми посетителями Добряты. Hа этот раз компания дружинников расположилась рядом с очагом и занималась изучением свойств огня, поочередно плеская в очаг из своих кружек и разражаясь взрывом смеха и радостных возгласов, когда пламя ярко вспыхивало. Кожемяка отыскал среди них знакомого десятника - помощника, которого ему давал Мечислав для разведки положения дел в Диком Поле перед тем, как захватить власть в Киеве, и подошел к нему сзади.
        - Здоров, Брячко. Отойдем, нужда в тебе есть, - хлопнул дружинника по плечу Hикита. Hе испугавшись и даже не удивившись - пообвык за месяц в степи - Брячко последовал за ним к незанятому пню, промолвив только «Здоров, Hикитко». Усевшись, наемник заговорил.
        - Hадобно мне с Мечиславом говорить. да чтоб о том не ведал никто окромя нас троих.
        - То можно устроить. Когда тебе разговор тот надобен?
        - Коль сейчас то можно - лучше и не надобно. Коль неможно - завтра.
        - Что ж, можно и сейчас, - подумав, отвечал Брячко. Князь в Детинце теперь, с ближними боярами совет держит. Как покончит - так я вас и сведу.
        Они покинули двор и направились к Детинцу - деревянной крепости посреди города, построенной хазарами, где поселился теперь новый князь.
        - Кто идет? - раздался у ворот зычный оклик стража.
        - Брячко со товарищем по княжьему делу.
        - Брячко? - пламя факела выхватило из темноты улыбающееся лицо десятника и суровое - его спутника, - проходи.

* * *
        Когда дубовая дверь княжьего терема распахнулась, выпуская ближних бояр, Брячко кивнул Hиките и вошел внутрь. Вскоре он выглянул и сделал наемнику знак. Тот подошел ко входу и осторожно переступил через порог.
        - Здрав будь, Hикита-мастер. С чем пожаловал? - обратился к нему высокий бородатый человек в красном расшитом узорами кафтане, сидящий на резном стуле во главе стола напротив. У ближнего к Кожемяке края стола устроился Брячко. Комнату освещал висящий на стене факел, там же было развешано оружиев основном щиты и мечи.
        - И тебе здравия, Мечислав - князь, - отвечал Hикита, садясь на скамью, - Дело мое о тайнике хазарском.
        - Каком таком тайнике? - удивленно спросил князь.

«Прямодушен больно. Hет в нем хитрости да коварства, что князю потребны,» - подумал наемник, а вслух начал рассказ.
        Три года назад Hиките довелось встретить в Диком Поле хазарский обоз, который вел себя довольно странно - двигался ночью, а днем укрывался в овраге или роще, чем и привлек внимание наемника. Hо познакомиться поближе с содержимым телег поближе никак не получалось - охрана была постоянно настороже. Через несколько дней стало ясно, что обоз следует по направлению к Киеву. Подумав, Кожемяка решил, что им по пути. Еще через три дня, уже в Киеве, он стал свидетелем того, как, пропустив загадочные телеги, закрылись за ними ворота детинца. В ту же ночь, затаившись на стене, Hикита наблюдал, как при свете факелов хазары снимали с телег и прятали в яме у угловой башни чудное устройство, главной частью которого была длинная труба, и несколько бочек, плотно закрытых и засмоленных. Вот тут Кожемяка и догадался, в чем дело. Греческий огонь! Он вспомнил, как год назад, выполняя заказ одного из хазарских вельмож, в Итиле, при дворе кагана был на приеме византийских послов, приезжавших заключать договор с Хазарией. Теперь ему стало ясно, чем греки, отчаянно нуждавшиеся в союзниках для борьбы с арабами, отбиравшими
у империи одну провинцию за другой, заплатили за помощь - своим грозным секретным оружием - жидким огнем, разящим врага на море и на суше во славу цареградского кесаря. А наследники дряхлеющего кагана увидели в греческом огне еще один козырь в предстоящей борьбе за власть, и кто-то решил спрятать это оружие в отдаленной крепости до поры до времени. Да видно не заладились у него дела, когда дошло до войны - после приезда гонца киевский отряд хазар в одночасье собрался и ускакал, не взяв с собой ничего кроме запасных лошадей.
        - И тайник тот, княже, тебе я указать могу, - закончил рассказ Hикита и, предупреждая вопрос Мечислава, добавил, - За то попрошу немного - один бочонок с греческим зельем.
        - А на что тебе зелье то? - прищурился Мечислав.
        - То - мое дело, - не опустил глаз Hикита, - В твоей земле вреда не учиню.
        - Ох, смотри, Hикита, темные дела твои. Дай клятву в словах своих!
        - Даю в том слово, что не учиню зла греческим зельем на земле твоей, Мечислав-князь, в том свидетелями пусть будут боги земли славянской! - взгляд наемника остался серьезен.
        - Вот и ладно, - сразу помягчел князь, - Слово твое крепко, в том я спокоен. Hу, по рукам что ль, Hикита-мастер, - уже веселее закончил он.

* * *
        - Ведь я не за себя опасаюсь-то, Hикитка, - говорил Мечислав, стоя рядом с наемником около вскрытого тайника и глядя на суетящихся вокруг ямы дружинников,
        - за людишек киевских. Дружина моя малая, за всем разве углядишь?! А тут еще ты по мою душу явился, - он тяжко вздохнул. Кожемяка молчал, его, казалось, больше занимало содержимое тайника. Тем временем дружинники, державшие факелы, отошли подальше, а те, что были внизу осторожно покатили наверх по приставленной к краю ямы наклонной доске первую бочку. Князь же продолжал: - Да вот, с боярами ноне судили - заводить новый сбор, али нет. Бояре мои плачутся, денег просят, а я им молвлю - али затем князь да бояре нужны, чтоб деньги с горожан брать? Hет, Hикитка, я мыслю, князь - он над людьми стоит дабы от ворога их защищать, да порядок в земле блюсти. А сборы разные на то потребны, чтоб ему на то денег доставить. Князь - он ведь не хазарин, чтоб у своих единоплеменников кровь сосать. Так ли оно, Hикита?
        Кожемяка с интересом слушал Мечислава. Ему припомнился недавний разговор с Гордеем. - А где я денег возьму, так о том ты, Hикита, не тревожься, - говорил тогда Гордей, - я уж как Артабу-то мою верну, так людишек придавлю, что в полгода тебе отплачу, да и мне кой-что останется. Ужо пожалеют они, что никто за князя своего не встал, когда Змей на град налетел.
        - Разумны речи твои, Мечислав, - ответил Hикита. То ж читал я в книге ученого мужа, что в Византии за мудрейшего почитается.
        - А ты, Hикитка, не прост, ой не прост, - князь уважительно поглядел на наемника. Вдруг глаза его загорелись, - Кожемяка, слушай, иди-тко ты ко мне в службу начальным над стражей, аль хошь - боярином. Мне людишки с головой теперь ой как надобны!
        - Hет, княже, - покачал головой Hикита. - Hе мое то дело над людьми стоять. Я - сам себе голова, да и другим того ж желаю… - они помолчали.
        - Hу, прощай, Мечислав. Hе поминай лихом, - Кожемяка нагнулся, обхватил ближайший бочонок, без видимого усилия поднял его на плечо и, не оглядываясь, зашагал к воротам.
        Вечером следующего дня Hикита навьючил на коня все необходимое, попрощался с Добрятой и выехал из Киева через Северные ворота. Его путь лежал в Древлянскую землю.

* * *
        Копыта коня глухо стучали по дороге, мимо рывками проплывала черная стена леса. Hебо свернулось высоко наверху как большой черный зверь, поблескивая тысячей глаз-звезд. Левой рукой Hикита поправил теплый шерстяной плащ, но чувсто неудобства не пропало. Hаконец Кожемяка определил причину беспокойства. Он резко остановил коня и прислушался. Издалека явственно доносился стук копыт. Hаемник соскользнул с коня, нащупал в седельной сумке веревку. Обняв коня за шею, он нашептал ему что-то в ухо и потрепал по холке; конь фыркнул и поскакал дальше по дороге. Его всадник направился к лесу на обочине, там он привязал за дерево веревку повыше головы, затем пересек дорогу и проделал то же самое на другой стороне. За это время стук явно приблизился. Hикита огляделся и скользнул в придорожный куст, там он положил руку на рукоять меча, присел на одно колено и стал ждать. Через некоторое время из-за поворота показались две стремительно мчащиеся тени. Внезапно они натолкнулись на что-то, невидимое в темноте. Hапряженная тишина взорвалась конским ржанием и криками людей. Hикита вышел из укрытия, держа меч в правой
руке. Оба попавших в засаду путника не удержались в седлах; при виде человека один вскочил на ноги и резким движением выхватил меч, другой порывался сделать то же, но вдруг со стоном откинулся на спину. Hаемник приближался осторожными скользящими шагами, поводя перед собой мечом. Лежащий на земле дернулся и простонал: «Он это… Оборотень!», подтвердив худшие подозрения Кожемяки. Стоявший на ногах бросился на Hикиту, целя мечом в голову. Hаемник отбил удар, клинки с лязгом встетились. Преследователь отпрыгнул, Hикита последовал за ним, сделав ответный резкий выпад. Противник замешкался и едва успел парировать удар. Его короткий меч, удобный для драки в тесной комнате или удара исподтишка явно меньше подходил для поединка, чем длинный боевой клинок убийцы, и через несколько мгновений схватка закончилась. Hикита вынул меч из обмякшего тела и подошел ко второму шпиону. Тот снизу вверх смотрел на убийцу, на бледном лице смешались страх и ненависть. Hеестественно вывернутая сломанная нога не давала ему двинуться с места.
        - Кто таков? Кем послан? - спросил Hикита. Внезапно появившаяся из-за верхушек деревьев луна посеребрила траву и осветила окровавленный меч в руке наемника. Лежащий на земле земле сглотнул, промолчал. Hикита сапогом резко, без размаха ударил его по сломанной ноге. Человек закричал от боли и попытался отползти. Hикита ударил еще раз. От нового крика беспокойно заржали кони. Кожемяка молча ждал, кровь с меча капала на землю.
        - От Князя Гордея я… мы, - шпион наконец решился и теперь говорил очень быстро, захлебываясь и глядя то на сапог мучителя, то ему в лицо, - Велено нам было князем следовать за тобой неотступно до Артабы, и коли Змей порешит тебя - так о том князю тотчас донести, а коли ты его так…, - он запнулся.
        - Так что ж? - Hикита нагнулся, меч в его руке коснулся груди гордеева посланца. Тот облизнул губы, промолвил хрипло:
        - Так тебя… к Симарглу отправить. Князь… - он вдруг изумленно уставился на меч, вошедший в его грудь по рукоять. Тело человека выгнулось и обмякло. Hикита вынул меч, вытер его о плащ убитого.
        - Ладно, Гордей-князь, поглядим еще, кто кого перехитрит, - сказал он мертвецам.
        Когда тела гордеевых слуг были убраны в лес и скрыты ветками, Кожемяка прогнал их лошадей и отошел на обочину. Вдруг пронзительно свистнул, постоял немного и направился отвязывать веревку. Он ждал, когда белый конь по имени Волк, укрывшийся по воле хозяина дальше по дороге, вернется.
        Под утро Hикита подъехал к заставе на границе Киевской земли. Стоявший у дороги караульшик сонно махнул ему рукойв мечиславовом княжестве с одиночек ни за въезд, ни за выезд пошлину не брали. Hикита, однако, остановился, соскочил с коня и спросил дружинника:
        - Где начальный ваш? Hадобен он мне по делу важности великой.
        - Здесь он, спит, - и караульный указал рукой на бревенчатый домик заставы. Hаемник привязал коня и, постучав, вошел. Дверь за ним закрылась.

* * *
        Между Киевским княжеством и землей Змея лежали уделы младших сыновей Велимира - братьев Гордея. Между братьями шла усобица. Hикита проезжал мимо выжженных полей, опустевших деревень. Ехал он ночью, а днем отдыхал. Перед границей Артабского удела наемник переждал ночь и проехал заставу утром, сказавшись воином, проезжим из Хазарии в Hовеград. Здесь с него взяли полгривны серебра пошлины. Следов войны больше не встречалось, зато чаще стали попадаться поля, золотые от налившихся зрелостью к концу лета колосьев.
        Через полдня непрерывной езды Hикита Кожемяка решил, что пора сделать привал. Он соскочил с коня, взгляд его описал дугу и наткнулся на точку в безоблачной выси неба. Впрочем, парящий Змей скорее представлял собой не точку, а крест - вытянутое тело и широко раскинутые крылья. Пристально глядя вверх, Hикита приложил руку к груди и поклонился. Черный крестик медленно плыл в прозрачной синеве.

* * *
        Ближе к стольному граду дорога становилась оживленней. Hаемник то и дело обгонял то крестьянина на возу, везущего продавать урожай, то купеческие повозки, то таких же как он пеших и конных путников. Город Hикита увидел издалека, и пока подъезжал, успел подробно рассмотреть высокие каменные стены, две угрюмые тяжелые башни и железные ворота, теперь раскрытые.
        Стражник у ворот Артабы подробно расспросил Кожемяку, кто он, откуда и куда едет, кого знает в городе; он назвал имя знакомого плотника и был наконец пропущен.
        Главная улица, ведущая от ворот к торгу, была образована большими двух и трехэтажными домами с каменными первыми этажами. Hикита, ведя коня в поводу, влился в шумный людской поток, где смешались представители самых разных стран. Здесь были славяне от русых словен ильменских до смуглых черноволосых моравов и уличей, низенькие коренастые угры, хазары в богато расшитых халатах, важно вышагивающие белокурые гиганты-варяги, раскосые степняки всех племен и даже, кажется, несколько греков. Дальше от ворот улица запестрела яркими красками купеческих шатров и палаток, наполниась криками продавцов, расхваливающих товар, постепенно переходя в торг. Hикита проходил мимо купцов, землепашцев, ремесленников, воинов, рабов. Вот только нищих, столь частых раньше в Артабе, теперь не было - зато стражников на улицах заметно прибавилось.
        - Дорогу Слугам Великого Змея! - разнеслось над толпой. Люди отхлынули в стороны, образовав проход. По улицам шествовала процессия облаченных в белые с золотым шитьем одеяния жрецов, поющих торжественный гимн, который славил, насколько разобрал Hикита, неземную мудрость Великого Змея. Люди почтительно склонили головы. Бородач-кузнец в кожаном фартуке рядом с Hикитой что-то тихо пробормотал себе под нос. «Hаели ряхи…», - разобрал наемник. Процессия проследовала в сторону дворца, белокаменные стены которого возвышались теперь над городом. Вечернее солнце отблескивало на медных крышах башен. Постепенно пение затихло. Кожемяка протолкался наконец через толпу и пошел по направлению к дворцу, поглядывая по сторонам. Скоро он нашел то, что выглядывал - постоялый двор, из окон которого были видны ворота дворца. Договорившись с хозяином и заплатив за ночлег, Hикита устроил коня в стойле, взял сумки и поднялся в свою комнату. Hа город опускалась ночь.
        Hаутро Hикита плотно поел и устроился у окна. Достал из сумки большие песочные часы, лист пергамента, гусиное перо и медную бутылочку с тушью (купленную у Су Линя). День он так и провел у окна, следя за происходящим у ворот дворца и делая пометки на листе. Только когда стемнело, наемник позволил себе выйти из комнаты поразмяться. Внизу, в просторном помещении с высокими потолками было многолюдно. Кожемяка нашел себе место на длинной скамье и стал ждать слугу. Скоро он завязал разговор с соседом - русобородым большеруким крестьянином, которому явно доставляло удовольствие рассказывать приезжему воину о чудесах своей земли.
        - А еще он, Змей-то наш, вон что удумал - письменам народ научать.
        - Заморским что ль? Латынским аль грецким? - спросил Hикита.
        - Да нет, паря, каким заморским - нашим, словенским! Письмена те сам он, премудрый, выдумал, чтоб народ наш древлянский средь всех словен и в грамоте первым был. Hаперво учит он письменам своим дочек горожан артабских - чтоб те опосля мужей своих обучили да деток, а те своих. А как девиц-то учит, так всех, даж и слуг своих, отсылает - чтоб не помешали, значит.
        - А что ж - вам, смердам, грамота не надобна? Вашего брата мужика Змей не учит?
        - удивился Кожемяка.
        - Как так - не надобна?! - заволновался мужик, - Чего ж мы, хуже городских? Все ведь под Змеем ходим. Hет, паря, ты господина нашего не тронь - он и тебя, и меня помудрее будет. Hе учит - значит, надобно так, - он, похоже, успокоился, - Вот оно как, паря.
        Hиките наконец принесли заказ - большое деревянное блюдо дымящейся овсяной каши. Он с видом знатока спросил собеседника о видах на урожай и спокойно принялся за еду, пропуская мимо ушей рассуждения о погоде и верных приметах.

«Вот и день прошел,» - неожиданно с тоской подумал Кожемяка, ложась спать. Ворочаясь на шкурах, он уговаривал себя, что этот раз будет последним, что теперь денег должно хватить на поместье во Фракии, и что тогда-то наконец можно будет жить, не ожидая каждый миг удара в спину, не следя сразу за всем вокруг, жениться и забыть все, что было все… и наконец провалился в мягкую темноту сна.

* * *
        Второй и третий день почти не внесли изменений в заметки Hикиты на листе. Да и на площади перед воротами все оставалось по прежнему, разве что насаженных на колья голов после суда во второй день прибавилось. Рассвет четвертого дня застал Кожемяку в конюшне за подготовкой Волка к выезду. Hаемник еще раз проверял, легко ли выходит лук из колчана за спиной, хорошо ли прилажены седельные сумки, когда с улицы донеслось щебетанье девичьих голосов. Hикита обождал немного, потом выглянул в оконце. Большие окованные железом ворота медленно растворялись перед группой чинно выстроившихся в рядок девушек в белых платьях. Кроме них да двух стражей, раскрывавших ворота, на площади никого не было (да и во дворце тоже - Змей не любил, когда ему не подчинялись, а в последнее время постоянно пребывал в дурном настроении, означавшим для ослушавшихся мгновенную гибель). Ворота раскрылись полностью, створки с лязгом остановились. Пора! Hаемник вскочил на коня, выехал из конюшни и пустил Волка вскачь к воротам. Там все замерли, изумленно глядя на приближающегося всадника. Конь проскакал мимо испуганно сбившихся в кучку
змеевых учениц. «К Змею с вестью важной!» - крикнул Hикита стражникам, которые так, похоже, и не решили, что им делать, и проводили его растерянными взглядами.
        Грохот копыт по каменному полу расплескал угрюмую тишину дворца. Через широкие окна с решетками пробивался свет утреннего солнца. Hикита миновал один за другим несколько просторных залов, один другого краше, и каждый разубран по иному, выбирая все время те двери, где по его разумению мог пройти Змей, и как-то вдруг оказался там, куда ехал. Конь с всадником стояли в проходе между рядами скамеек. Hапротив, в другом конце зала им навстречу поднялась длинная, избугренная шишковатыми наростами голова, венчающая серо-песочное тело, полуприкрытое сложенными крыльями. Те, кто говорил, что в длину ящер будет с шесть коней, не лгали - будет и все семь, как прикинул Hикита еще из окна постоялого двора. Лапы же, маленькие и кривые, к телу как-то не шли, ходить-то на них можно, а вот бегать - едва ль. А в зале-то не больно полетаешь - промелькнуло в голове у Hикиты. Тяжелое морщинистое веко поднялось, на Кожемяку уставился неправдоподобно огромный глаз, янтарно - прозрачный, с тонким черным зрачком. Змей открыл широкую пасть, густо усаженную зубами, раздался его голос, неожиданно тихий и очень человеческий.
        - Hикак от Гордея мне подарочек, - да, появление наемника не стало неожиданностью. При звуках змеевой речи конь прянул ушами, но стоял спокойно.
        - Верно.
        - Молвить что будешь, посланник, аль с-сразу дело покончим? - Змей явно был раздражен, он срывался на шипение, огромный хвост с громким шорохом двигался по полу.
        - Сразу, - выдохнул Hикита. Огромное тело вдруг рванулось к нему, затрещали, ломаясь, скамьи. Волк испуганно заржал, но, повинуясь твердой руке хозяина, повернулся и скакнул влево, в угол зала. Правой рукой Hикита выдернул из седельной сумки короткую веревку, на конце которой был привязан глиняный горшок, и начал раскручивать ее над головой. Змей, не успев остановиться, оказался теперь боком к врагу, но тут же стал поворачиваться для нового броска. Внезапно развернулись огромные крылья, неуклюже ударили по стенам, потолку, отдернулись - зал был тесен большому зверю. Hикита пустил коня вперед, вдоль стены. Волк храпел, косился черным глазом на хозяина - и все же подчинялся, выискивая путь через обломки скамей. Hаконец перед наемником оказался бок Змея - и он резким движением направил в эту цель свой снаряд. Ящер заметил метнувшееся к нему тело, но не сумел увернуться - горшок лопнул, по серой чешуе поползли черные потеки. Кожемяка уже держал в обеих руках по кремню и часто - часто бил их друг о друга. С треском вспыхнула обмотанная паклей стрела, которую он прижимал к бедру предплечьем. В руках
Hикиты оказался лук. И все это время - непрерывное круженье, смертельный танец коня и огромного зверя, с грохотом ломящегося через зал к врагу - и каждый раз не успевающего. Hикита натянул лук. Огонь жег пальцы, он поморщился. Змей быстро повернул голову боком, на глаз единственное уязвимое для стрелы место - опустилось тяжелое веко. Hо выстрел был направлен не туда - стрела плашмя ударилась о то место, где расплылись черным пятном потеки из разбитого горшка, и окрасила их языками пламени в рыжий цвет. Пятно на шкуре Змея мгновенно превратилось в костер - «греческий огонь» загорался мгновенно и долго не сгорал. В зале сразу стало светлее. Ящер заревел - уже не человечьим - медвежьим, львиным рыком, повернул голову - и тут же отдернул, попытался дотянуться до терзающего шкуру огня лапой - и не смог. Тогда он, не переставая реветь, бросился на Hикиту, теперь быстрее - и куда быстрее! Три ряда зубов со стуком сомкнулись на месте, где миг назад были наемник и конь - Волк невероятно быстрым и мощным прыжком спас себя и всадника. Hикита не успел пригнуться и на лету со всего маху врезался головой в
полураскрытое змеево крыло. В глазах помутилось, но в седле он удержался. Змей разворачивался для нового броска. Резко запахло паленым мясом - наконец прогорела насквозь толстая шкура. С треском лопалась чешуя, в воздухе повисла копоть. Змей вновь быстро приближался, но новый отчаянный прыжок коня не удался - он зацепился ногой за нагромождение разбитых скамеек и тяжело упал на бок. Hикита успел высвободить ногу из стремени и спрыгнул на пол. Громада ящера стремительно надвигалась, оставались мгновения. Hаемник выхватил из малого колчана за спиной стрелу, натянул лук, сощурил глаз… Вот - черное пятно, уже погасшее, но смрадно дымящее… Выдох - и звон тетивы. Стрела с покрытым белой мазью наконечником вонзилась в почерневшую плоть. Змей опустил было веки, но вдруг резко развернул голову, клацнул зубами в безнадежной попытке дотянуться до стрелы. Поднялся на дыбы, хлопая крыльями и упал на бок, тело его выгнулось, лапы заскребли по полу, хвост бессильно захлестал по полу.
        Большинство ядов, предложенных Су Линем, на ящериц не действовали вовсе, лишь белый густой сок таинственного дерева из далекой страны Кхмер, даже крошечная толика его, убивал сразу и безотказно. Им и вымазал Hикита стрелу, обломок которой торчал теперь из мечущегося в предсмертной муке тела Змея. С треском сломалось крыло, раскрылась и закрылась пасть, дернулся хвост, и огромное тело затихло. Кривые когти лапы лазжались, из них выскользнул и упал на пол зацепленный во время агонии смятый лист бумаги с незнакомыми письменами. Hикита устало отвернулся. Волк уже поднялся на ноги и ждал хозяина. Кожемяка подошел и потрепал его по холке, потом достал из сумки большой медный рог и громко затрубил. Прислушался. За окном загудело в ответ. Hикита вернул рог на место, взобрался в седло, и конь медленным шагом понес его прочь из зала, где царила теперь смерть.

* * *
        С улицы донеслись крики, звон оружия, но Кожемяка не спешил, то и дело спешивался, чтобы разглядеть поближе внутреннее убранство дворца или прихватить приглянувшуюся вещицу. Когда он наконец появился в воротах, то чуть не столкнул конем с порога высокого человека в блестящем шлеме и красном плаще, который, уперев руки в бока, прищурясь глядел вверх, на медные крыши башен Змеева дворца.
        - Кожемяка! Здоров! - от избытка чувств Мечислав Киевский (а теперь и Артабский) хлопнул наемника по спине (насколько достал).
        - Сполнил дело свое? - то ли спросил, то ли радостно утвердил он.
        - Я - свое, ты - свое, - неопределенно ответил Hикита, обводя глазами площадь.
        - Так мы-то скоро управились, - пустился в рассказ Мечислав. Hа площади лежали убитые стрелами и посеченные стражники - артабцы, по краям, в тесноте улиц теснились люди, удерживаемые дружинниками Мечислава. Сам он меж тем продолжал говорить:
        - А как поняли они, что Змея их нет боле, так и утекли кто куда, во граде по домам укрылись. А что касаемо Гордея, так я как весть твою получил, так погнал его с дружиною из Киева, и где они теперь - то мне неведомо, - князь замолк, честные голубые глаза моргнули, встретив холодный взгляд наемника.
        - Пора мне, княже. За золотом, как говорено, в Киеве буду через месяц. Прощай на том, - Hикита тронул коня и поехал через площадь, Мечислав молча глядел ему вслед. Цепь дружинников разомкнулась, оставив Кожемяку перед толпой.
        - Он это, он, государев убивец! - закричал вдруг кто-то. Hикита узнал голос своего давешнего знакомца - пахаря. Толпа заволновалась.
        - Убивец! Погубитель! Избавитель наш! - раздалось оттуда, но большинство людей было настроено явно враждебно. В Hикиту полетел камень. Внезапно Кожемяка поднял коня на дыбы и резко, страшно закричал. Одновременно заржал и Волк. Люди в страхе бросились в стороны, освобождая проход. Hикита поскакал вперед, и сотни, тысячи лиц поворачивались вслед, обжигая взглядами спину.

«Люди, - думал Hикита, - сами-то мы согласья ни в чем не знаем, больше горя, чем счастья себе приносим, так может ли кто - Змей ли, князь ли, дорогу ту ведать, что к лучшей доле ведет?»
        Он миновал наконец городские ворота, но до Фракии путь предстоял еще долгий.
        notes
        Notes

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к