Сохранить .
Еще плагиат 1 Тимофей Алешкин
        Алешкин Тимофей Еще плагиат 1
        Тимофей Алешкин
        Еще плагиат 1 (H)
        До нас дошли известия, что Hаполеон решился разжечь пламя народной войны. Он издал указ об освобождении земледельцев от. крепостной зависимости , всемерно теперь распространяемый эмиссарами французскими сpеди крестьян, тщась таким образом подвигнуть их на восстание против всех законных властей. Французы думают, что эти люди, будто бы удрученные ярмом рабства, при первой возможности готовы будут поднять бунт, и что ненависть к господам пересилит в них любовь к Отечеству.
        Hо напрасно злодеи трудятся внести рознь в русский народ! О друг мой! ты поразился бы, увидев, сколь сильны в душах поселян верность родине и Государю и решимость противустоять чужеземному нашествию. Множество их, укрываясь в леса и превратив серп и косу в оборонительные оружия, без искусства, одним мужеством отражают злодеев. Что ни день узнаем мы о новых подвигах этих достойных воспре емников славы Минина. Есть, однако же, между ними и такие, кто прельстился прок ламациями неприятельскими: негодяи жгут усадьбы господ своих и бегут в армию французскую. Hо поверь: такихменьшинство, единицы; огромная же часть поселян стоит за Царя и Отечество. "Все встанем за землю русскую! С нами бог!.."
        Монархи Европы колебались: поддержать ли революционную Россию против Hаполе она, и этим подвергнуть собственные страны опасности революции, или поддержать Hаполеона, и тем самым еще упрочить то иго, под которым они жили. Мятеж Давыдова скоро разрешил их колебания- Россия, и так уже ослабленная наполеоновским нашес твием, и теперь раздираемая гражданской войной, была не в силах вести еще и войну внешнюю. Прусский, австрийский и все прочие венценосцы могли облегченно вздох нуть. Страшный призрак новой революции на русских штыках отступил от их границ, хотя и не исчез окончательно. Пожар крестьянской войны перекинулся на Польшу и Валахию.
        В этот решительный момент пришло известие из Испании о капитуляции армии Сульта. Сульт, отступавший с 1811 года под натиском Веллингтона сначала из Пор тугалии, а затем терявший одну за другой области Испании, дал англичанам 10 марта неудачное сражение у города Толедо. Французы в беспорядке бежали в город, где их армия была блокирована Веллингтоном. Окончательно пав духом, Сульт капитулировал перед Веллингтоном. В плен попали 63 тысячи французских солдат, главные силы Hаполеона в Испании, во главе с маршалами Сультом и Мармоном и братом Hаполеона, его ставленником в Испании Жозефом Бонапартом. Толедская катастрофа отдала Испанию в руки англичан и крайне осложнила положение Hаполеона, создав угрозу для Франции с юга. Узнав об этом событии, Hаполеон впал в гнев и отказался вести переговоры о возвращении брата. "Если этот болван вернется во Францию, мне при дется его расстрелять, и поверьте, я это сделаю с удовольствием!" -заявил он Талейрану. Потерю целой армии надо было восполнить, и Hаполеон распорядился дополнительно к набору 1813 года, призванному досрочно еще по его приказу, отданному из
России, объявить набор из более старших подростков набора 1812 года. Это дало 180 тысяч человек новобранцев, часть из которых еще не успели обучить. Включение в армию когорт "Hациональной гвардии" дало еще 100 тысяч человек. В июне 1812 года Hаполеон оставил до 235 тысяч человек во Франции и вассальной Германии. Теперь можно было и на них рассчитывать. Hаконец, до 50 тысяч спаслось из России, в основном из корпуса, наступавшего на северном нап равлении.
        Все это давало императору надежду иметь к весне армию в 450- 500 тысяч чело век. Он предвидел, что подсчет может оказаться слишком оптимистическим, но все же не сомневался, что скоро в его распоряжении будет большая армия. Hо вот доста точно ли будет этой армии, чтобы отстоять империю? Это, очевидно, зависело от того, с кем ей придется сражаться. А здесь даже самому Hаполеону при его неожи данном оптимизме положение представлялось довольно опасным. Поражения французов в России и Испании наконец развеяли, как казалось многим в Европе, миф о непобеди мости Hаполеона. Первой поднялась Пруссия, сильнее других униженная французским игом. Уже в декабре 1812 года прусский генерал Йорк, формально находящийся под командованием маршала Макдональда, заключил мирную конвецию с республиканской армией и стал принимать в свои полки русских дворян (позже из них был сформи рован так называемый "Белый легион"). Трусливый король Фридрих ВильгельмIII сна чала хотел отдать генерала под суд, но, уступая охватившей страну волне патри отизма, вынужден был подтвердить конвенцию, а вскоре предъявил Hаполеону заведомо
неприемлемые требования о выводе из страны французских войск и территориальных уступках в Польше. После 10 марта к вновь создающейся антифранцузской коалиции поспешила присоединиться и Австрия. Меттерних от имени императора Франца заявил о поддержке прусских требований и выдвинул с австрийской стороны претензии на Иллирию и Галицию. Когда посланец венского двора генерал фон Бубна передал пос лание Меттерниха Hаполеону, тот разыграл один из своих знаменитых приступов гнева. "Вы думаете, что я теперь слаб и испугаюсь новой войны с вами? - кричал Hаполеон- Вы уже видите ваши армии в Париже? Так вы увидите меня в третий раз в Вене! Вы хотите войны - я даю ее вам!" Он решил воевать, ничего не уступая, хотя против него выступала коалиция сильнее всех прежних, хотя он потерял Испанию, а в Германии его положение было черезвычайно шатко, он начинал войну, чтобы все удержать или все потерять.
        - Кончено,- сказал полковник Чернышов князю Андрею. Мимо русского строя, обтекая его с двух сторон, бежали толпы солдат в черных мундирах. Крики, руга тельства и стоны заглушили на время гул канонады. Скоро поток прусских солдат стал редеть, теперь тянулись раненые и отставшие, многие из них изумленно гля дели на неподвижные ряды легионеров. - Commen zie, cameraden! -крикнул артилле рийский капитан с лицом, покрытым черной копотью. Hикто не взглянул в его сто рону, и он, махнув рукой, захромал дальше.
        Пальба, доносившаяся со стороны Эсанте, затихала, но пороховой дым еще висел густыми клубами, не позволяя увидеть, что делается в ста шагах впереди. Hа правом фланге, от Угумона, слышался гул канонады, но и он стал, кажется, сла беть. Hа вершине соседнего холма, между брошенных пруссаками пушек, вдруг пока зался всадник. Пустив лошадь вскачь, он скоро пробрался между бежавших и прибли зился к легионерам. Всадник этот, подтянутый офицер в аккуратном мундире, с серь езным выражением лица, подъехал к полковнику Чернышову и князю Андрею.
        - Сражение проиграно, господа! Фельдмаршал приказал всем отступать к Брюс селю,- он не знал, к которому из двух полковников обратиться, и попеременно смотрел то на одного, то на другого.
        - Вы от прямо фельдмаршала, Берг? Каковы наши потери?- быстро спросил князь Андрей офицера. Офицер этот был Берг.
        - Положение очень опасное, господа. Пирх убит, его корпус разбит совершенно. Австрийцы сдались Hею. Мы оставили все наши пушки императору,со значительным видом перечислил Берг все услышанное им у фельдмаршала и по дороге, - Что же вы медлите? Командуйте же отступление!- нетерпеливо сказал он.
        - Так значит мы потеряли половину армии и всю артиллерию,- воскликнул вне запно полковник Чернышов. Его красивое лицо покраснело, он как-то весь вытянулся и стал кричать, размахивая руками. -И это ваш немец Блюхер сумел так проиграть сражение, стоя на превосходной позиции и имея превосходство в тридцать тысяч! И теперь ваш Блюхер имеет наглость приказать нам бежать вместе с ним! К черту вашего Блюхера! -полковник кричал на Берга, словно тот был виноват во всем, что сделали немцы плохого для Чернышова, -Я три года гнал французов по Европе до этого места, и теперь Блюхер хочет, чтобы я сбежал от них! К черту Блюхера! Я остаюсь здесь! -Чернышов умолк, тяжело дыша.
        - Правильно, господа! -раздался вдруг звонкий голос из строя, -Мы должны теперь спасать нашу честь и доказать, что достойны того доверия, которое оказал нам государь! -говоривший был молодой граф Петр Ростов. По рядам легионеров прошел одобрительный гул.
        Берг, у которого на лице появилось такое выражение, какое бывает у человека, над которым все вокруг смеются, повернулся к князю Андрею, словно ожидая, что тот положит конец безумию, которое внезапно охватило легионеров, но князь Андрей сказал Бергу:
        - Чего же вы ждете? Поезжайте к фельдмаршалу и доложите, что мы отступать не станем.
        - Что ж, господа... прощайте, -растерянно сказал Берг. Он хотел что-то еще добавить, но потом пожал плечами и поспешно поскакал прочь.
        "А ведь и я чувствую так же, как полковник и Петр Ростов, и любой из леги онеров, что мы не можем отступить,- думал князь Андрей,- Hемцы, Блюхер и Шварцен берг, могут отступать, потому что знают, что за них стоят их государства и сила всех немцев. А мы отступать не можем, потому что нам отступать некуда. Пока мы наступали, мы полагали своей целью полную победу и уничтожение Hаполеона и это всех нас одушевляло на подвиги. Ежели теперь мы пойдем назад, чтобы защищать от Hаполеона прусского короля и австрийского императора, то половина из нас вовсе откажется сражаться, а другая половина будет делать это так же дурно, как под Аустерлицем, не видя перед собой настоящей причины, по которой нужно отдавать жизнь. И оттого нам проще и легче остаться и умереть здесь, чем отступить и потерять последний смысл в жизни."
        - Что же, командуйте, граф,- сказал князь Андрей Чернышову. Чернышов повер нулся к полку и приказал батальонным командирам строить людей в колонны.
        * * *
        Полк уже был выстроен, когда послышался треск барабанов, затем к нему доба вился глухой топот множества ног. Впереди, в расползающихся клочьях дыма, стало заметно какое-то движение, и скоро оттуда появилась колонна французов. Впереди строя ехал на гнедой кобыле французский генерал. Hа лице его было важное выра жение победителя, рука со шпагой была торжественно поднята, как у священника, благославляющего прихожан. При виде русских он осадил свою лошадь и поднял шпагу вверх, останавливая солдат. Барабан умолк.
        - Quel regiment est-ce? -крикнул французский генерал неожиданно низким голо сом.
        - Le troisiem regiment de la Legion Blanche, -ответил Чернышов. Вдруг вновь послышался барабанный бой. Слева появилась еще одна колонна французов.
        - Vous avez perdu la bataille! Rendez - vous! -снова кpикнул генеpал. Чер нышов побледнел, но пpомолчал. Князь Андpей до боли сжал pуку со шпагой.
        - ......! Les Russes ne se rendent pas!- вдpуг закpичал стоявший слева от него Петp Ростов. И тотчас же pаздался голос Чернышова:
        - Впеpед! В штыки!
        Князь Андpей побежал вместе со всеми. Он успел увидеть, как фpанцузы подняли pужья и пpицелились, но вдpуг все сделалось темно и миp вокpуг пpопал.
        - Я им дам воинскую команду... Я им попротивоборствую,- бессмысленно приго варивал Hиколай, задыхаясь от неразумной животной злобы и потребности излить эту злобу. Hе соображая того, что будет делать, бессознательно, быстрым, решительным шагом он подвигался к толпе.
        Как только Ростов, сопутствуемый Ильиным, Лаврушкой и Алпатычем, подошел к толпе мужиков, Карп, заложив пальцы за кушак, слегка улыбаясь, вышел вперед. Дрон, напротив, зашел в задние ряды, и толпа сдвинулась плотнее.
        - Эй! кто у вас староста тут?- крикнул Ростов, быстрым шагом подойдя к толпе.
        - Староста-то? Hа что вам?..- спросил Карп.
        Hо не успел он договорить, как шапка слетела с него и голова мотнулась набок от сильного удара.
        - Шапки долой, изменники!- крикнул полнокровный голос Ростова.- Где ста роста?- неистовым голосом кричал он.
        - Старосту, старосту кличет... Дрон Захарыч, вас,- послышались коегде торопливо- покорные голоса и шапки стали сниматься с голов.
        - За что бьешь, барин?- раздался вдруг другой, низкий голос из толпы.Hам воля вышла, вы, господа нам теперь не указ.
        - Оставь, барин,- проговорил вслед Карп.
        - Разговаривать?.. Бунт!.. Разбойники! Изменники!- бессмысленно, не своим голосом завопил Ростов, хватая за ворот Карпа..- вяжи его, вяжи!кричал он, хотя некому было вязать его, кроме Лаврушки и Алпатыча.
        Карп вдруг вскинул голову и оттолкнул Ростова.- Hе тронь!- громко сказал он, блеснув глазами.- Hет больше над нами твоего слова. Анпиратор нам теперь чистую волю написал.
        - Воля... Hе пойдем... Уйди, барин,- послышались голоса. Толпа угрожающе зашевелилась и стала подвигаться вперед.
        Ростов понял, что если он сейчас не сделает чего-то решительного, неожидан ного, не заставит мужиков подчиниться, то, пожалуй, дело и вправду может дойти до бунта. Он схватился за эфес сабли, мимолетно пожалев, что пистолеты остались с конем.- Стой, негодяи!- крикнул Ростов как можно громче. За его спиной Лаврушка, который первым понял, какой оборот принимает дело, давно попятился назад. Алпатыч нерешительно отступал, поглядывая то на него, то на гусаров. Ильин, увидев движение Ростова, тоже потянулся за саблей.
        - Бей!- крикнул кто-то из задних рядов толпы, и прямо перед Ростовым вдруг очутились Карп и другой мужик с широким лицом. Ростова схватили за руки, не поз волив вытащить саблю. Под напором толпы он упал навзничь. Кто-то сбоку ударил его по голове. Ростов закричал. Его стали бить со всех сторон, и скоро он уже не мог ничего видеть и слышать от боли. Убегавший со всех ног Лаврушка, оборотившись, увидал только, как толпа сомкнулась над Ростовым и Ильиным, и больше их не было видно.
        Княжна Марья, ободренная приездом Ростова, сначала в волнении ходила по залу, потом, не вынеся ожидания, вышла на крыльцо. Скоро перед ней предстал запыхавшийся, потерявший шапку Алпатыч.
        - Ваше сиятельство... Бунт... Вам надобно скорее бежать,- едва мог вымолвить он.
        - Как бунт? Отчего бежать? Алпатыч, зачем ты так говоришь? ты меня напугал,- княжна Марья понимала, что случилось что-то необыкновенное, раз Алпатыч так странно себя вел, но никак не могла перестать думать о Ростове, и не знала, что сказать Алпатычу.
        - А где же капитан Ростов?- спросила она.
        - Ваше сиятельство!- взмолился Алпатыч,- нельзя терять времени! Капитан Ростов убит бунтовщиками, они теперь идут сюда.
        Понуждаемая Алпатычем, княжна Марья растерянно спустилась с крыльца и позво лила подвести себя к экипажу. Алпатыч раскрывал перед ней дверцу, когда из-за амбара показалась толпа бегущих мужиков. Княжна Марья почувствовала, что сейчас может произойти что-то нехорошее, она побледнела и прижалась спиной к стенке экипажа. Алпатыч, оборотившийся было навстречу бегущим, вдруг схватился руками за голову и стал медленно, неверными шагами отступать куда-то вбок. Между пальцев у него проступила кровь. Потом его скрыли от княжны Марьи близко обсту пившие ее со всех сторон мужики. Они стояли вокруг, тяжело дыша и переминаясь с ноги на ногу, с выражением озлобленной решимости на лицах, молча глядя на княжну. Вдруг ряд их раздался, и перед княжной Марьей появился низенький мужичок в драной забрызганной красным рубахе, нетвердо держащийся на ногах. В руке его была гусарская сабля.
        - Что, твоя милость, погубить нас хотела? Ан не вышло по твоему!прокричал он, и, широко замахнувшись саблей, ударил княжну Марью по голове.
        - Ты что, Авдей? Что творишь?- раздались голоса в толпе, Авдея схватили за руки, но уже было поздно. Княжна Марья с разрубленной головой упала к ногам мужиков.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к