Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Альшанская Снежана: " Академия Десяти Миров " - читать онлайн

Сохранить .
Академия десяти миров Снежана Альшанская
        Меня прокляли. Наложили чары, от которых нельзя избавиться. Проклятие угрожало всем вокруг. Пришлось переселиться в другой мир, стать студенткой академии межмировых магов и научиться противостоять самому страшному злу - антимагии. Что ждет впереди? Можно ли доверять тому, кого люблю? Мне предстоит раскрыть тайну академии десяти миров.
        Снежана Альшанская
        АКАДЕМИЯ ДЕСЯТИ МИРОВ
        Глава 1: Будущее
        - Что вы слышали о мистере Д? - медленно, почти по буквам проговорил он.
        - Мистер Д? Какой еще мистер Д? Это тот рыженький певец? - я решила разыграть дурочку. Такие психи, как он, быстро отстают, поняв, что собеседника ни капли не интересуют ни они сами, ни то, что они несут.
        Попыталась закрыть дверь перед его носом, но ничего не вышло. Заклинила, черт его подери! В самый неподходящий момент. Наверняка Беатрис опять хотела сделать так, чтоб вход в нашу комнату открывался и закрывался щелчком пальцев, но чего-то напутала с заклинанием.
        - Мистер Д вас выбрал. Он пришлет за вами сегодня в полдень. Готовьтесь, - прозвучал тихий, с хрипотцой, чем-то похожий на тигриное рычание голос незнакомца. А затем треклятая дверь сразу же захлопнулась.
        Мерзкий тип! И как его только сюда пропустили? Надо будет зайти к миссис Ренуа и пожаловаться.
        Мистер Д! Конечно же, я слышала о мистере Д. А кто о нем не слышал? Слышали о нем все, зато никто не видел, потому что никакого мистера Д не существовало и существовать не могло.
        Еще на лекциях по магическим культам старичок-преподаватель, имя которого мне не запомнилось, говорил, что никакого мистера Д нет и быть не может, потому что магия и антимагия не может соединяться в едином существе.
        Я вернулась в комнату, посмотрела на Беатрис, которая лежала на своей кровати и читала внушительных размеров фолиант. Книга левитировала прямиком над грудью моей соседки и словно сама понимала, когда переворачивать страницу. Сколько помню Беатрис, ей хорошо давался телекинез.
        - Кто там приходил? - полусонным голосом протянула она.
        - Ты ставила заклинание на дверь? - вопросом ответила я.
        - Нет. Ты же просила не ставить, - пробормотала она, плавно опуская книгу на висящую над кроватью полку. - Так кто приходил?
        - Псих какой-то. Сказал, что мистер Д меня выбрал, - попыталась добавить к словам нотку пафоса, но вышло не очень.
        - И что, теперь у тебя свидание с мистером Д? - хихикнула Беатрис, поднялась с кровати и взяла с тумбочки пачку сигарет.
        - Ага. Он обещал прислать за мной в шесть, - ответила полушепотом, хихикнула, и принялась собираться на лекцию. - Ты на пары решила не идти?
        - Первую отменили, - коротко ответила Беатрис, вышла на балкончик, присела, так чтоб с улицы не было видно и закурила.
        Когда мы познакомились она только начинала дымить. Говорила ей: бросай пока не поздно. Ага, дойдет ей. В итоге подсела. И дня наверное без сигареты не проживет.
        Сняв пижаму, я одела длинную джинсовую юбку и черный гольф. Холодно не будет, надеюсь? Дождя, как вчера, не было. Ветра тоже - ели, почти достававшие до нашего окна на четвертом этаже, не шевелились. Стояли, как нарисованные. Недвижимой нитью показался и ручеек, тянущийся через огромный парк, и заканчивающийся идеально круглым прудом.
        Значит, куртку брать не стоит.
        Я по-быстрому с помощью магии привела в порядок свои темно-каштановые волосы, которые когда-то доставали почти до того места, на котором сижу, но сейчас едва заходили за плечи. Так же быстро подкрасила ресницы и губы. Беатрис тем временем вернулась с балкона и с помощью телекинеза притянула к себе ту самую толстенную книгу.
        - Знала я одного верующего в мистера Д, - сказала она, одновременно листая гримуар. - Он говорил, что его последователи с ним связывались. И что у них всех есть одна особенность, - Беатрис прищурилась, заговорщицки подмигнула, и прошептала, - никто никогда не помнит их в лицо. А ты помнишь в лицо того, кто приходил?
        - Не всматривалась в него, - ответила я, рассматривая себя в зеркале и тут же поняла, что действительно лицо визитера исчезло из памяти. Совсем. Каким он был? Молодым или старым? Брюнетом или блондином? А может, это и не он вовсе, а она? В памяти остался лишь темно-синий пиджак и запах каких-то растений.
        Впрочем, этому было и вполне логичное объяснение: первокурсникам наверняка вчера прочитали лекцию о магии забвения и кто-то решил попрактиковаться в ней прямо в общежитии. А ради атмосферности взял на вооружение байку о мистере Д.
        - Я возьму твою красную блузку? - протянула Беатрис, играя в воздухе книгой - то разворачивая её, то сворачивая, то маша обложкой, будто гримуар летел. Учить историю магии ей видимо совсем не хотелось.
        - О-у-у-у, - протянула я. - У тебя свидание? И с кем же?
        Эту блузку соседка просила только в исключительных случаях. Понятно каких..
        - С Ранзаром, - усмехнулась та.
        - Ранзар? Этот с четвертого курса, что ли?
        - Да. Из Карсекора, - Беатрис тихо хихикнула.
        Ранзар мне не нравился. Совсем не нравился. Высокомерный тип из мира, где до сих пор существовала жесткая классовая система. Естественно, он принадлежал к высшему из классов и это сказывалось во всем - в поведении, в отношении к другим, в пренебрежении всем, чем только можно. Но по какой-то неведомой никому причине многие девушки просто сохли по этому бледнолицему парню с черными, как уголь, волосами.
        Меня тоже зачастую принимали за карсекорку из-за естественной бледности лица и это иногда страшно бесило.
        - Жуткий тип, - я сморщилась, вспомнив холодный взгляд и острые черты лица Ранзара.
        - Тебе никто не нравится, - буркнула в ответ Беатрис. - Так блузку дашь?
        - Бери, только не говори, что я тебя не предупреждала.
        Сожительница хитро усмехнулась, пожелала мне удачи на лекциях и продолжила играться томиной по истории магии.
        Я же вышла в чистенький коридор (еще бы ему не быть чистеньким с магическими поглотителями грязи, пыли и чего только можно) и, под взорами смотревших с портретов великих чародеев, направилась к выходу.
        Наш этаж почти пустовал. Здесь жил в основном пятый курс, а у них сейчас практика в других мирах. Лишь пара парней промчалась мимо с такой скоростью, будто за ними гнались демоны.
        Порталы не работали из-за затянувшегося перераспределения магической энергии - пришлось воспользоваться аккуратной винтовой лестницей, тянущейся через все этажи общежития. Проходя через холл поздоровалась с управительницей. Той было не до меня - она громко спорила с парой студентов. Ладно, вечером расскажу ей о визитере.
        Я продолжила спускаться туда, где должен был находиться первый этаж. Правда, такового здесь не существовало. Под зданием раскинулся изумрудный травяной ковер, само же общежитие парило в воздухе. К лужайке прикасалась только блестящая лестница.
        На первых порах культура Кати с парящими зданиями и шагающими статуями меня шокировала, но за год привыкла, разобралась, и теперь это казалось даже удобным и красивым. Соединенные миллиардом мостиков города-острова висели в воздухе, земля же была сплошным вечно зеленым парком, где воздух не испорчен газами и так легко провести день на лавочке за книгой.
        Межмировая академия тоже парила в нескольких метрах над землей и была похожа на огромную золотистую пирамиду, на острие которой красовался ромб, разделенный по вертикали на две половинки - фиолетовую и белую… Почему-то именно пирамида была здесь символом знаний, а ромб обозначал борьбу магии с антимагией.
        Рядом с искусно сделанными лавочками под пирамидой ютились с полсотни студентов - будущих межмировых магов.
        Помню, как боялась стоять под зданием академии. Казалось, что она в любой момент может обрушиться прямо на голову. Сейчас же - смешно да и только. Как работают помогающие преодолевать притяжение заклинания я знала, как и то, что у пирамиды упасть шансов куда меньше, чем у обычной киевской многоэтажки.
        То ли по случайности, то ли по вселенскому замыслу, первым, кто мне встретился на пути к академии, был Ранзар из Карсекора. Тот самый, у которого с Беатрис было назначено свидание.
        Посмотрев на него я еле сдержала усмешку. Он и Беатрис? Да скорее я и ректор! Моя подруга только услышит о карсекорском обычае целовать мужчине ноги перед тем, как перейти к более привлекательным местам, сбежит. Я нарочно не упомянула ей про этот обычай. Да и она бы мне все равно не поверила. Не любит она ни магическую историю, ни историю как таковую.
        Ранзар прошел мимо и посмотрел на меня свысока, с видом начальника, готового вынести выговор подчиненному. Меня он если и знал, то только по имени, но успел проникнуться антипатией. Ему не нравился мой цвет кожи и то, что меня путали с представителями его народа.
        - Кристина, привет, - окликнула меня Даналия. Она была зуберианкой, хоть это и не бросалось в глаза. Люди её мира обычно имели широкий нос и излишне худую фигуру, как у анорексичек. Она же была похожа на обычную, слегка худощавую землянку. Отличали её только ярко-оранжевые глаза и способность смотреть ими в разные стороны одновременно.
        - Здрасть, - мы обменялись дружеским поцелуем.
        - Не хочешь завтра кое-куда прогуляться? - сходу спросила она.
        - И куда же? - заинтересовалась я.
        - Хочу себе кое-что прикупить из одежды. Сумка новая нужна.
        Она же несколько месяцев назад сумку покупала!
        - Завтра? Постараюсь. Только у меня занятие с мистером Пи. Успеем до пяти?
        Даналия улыбчиво кивнула.
        - В Эрлисид и обратно, - шепнула она мне на ухо.
        - В Эрлисид?
        - Ты что, не знаешь? - Дана состроила удивленную мину в ответ.
        - Что не знаю?
        - В Эрлисиде делают самые красивые платья. Помнишь прошлогодний концерт Сульелины? Её платья из Эрлисида.
        Я помнила то платье, плавно меняющее цвет и немного форму каждые полчаса. Думала, это какая-то магия, еще народ спрашивала. Кто-то даже сумел наплести мне байку, что то платье - иллюзия, а певица выступает голая. И я в это даже поначалу поверила. А оказывается, вон оно как! Жаль, что с Даной мы сдружились немного позже.
        - Как же ты туда собралась? - спросила я. - Нам пока запрещено в другие миры ходить.
        - Не боись ты! Дверца у меня есть. Взяла кое у кого.
        У кого Дана утащила дверцу я не спрашивала. Все равно не скажет. Она - дама загадочная. Но это весело. В Эрлисиде я еще не была. В прошлом году собирались на экскурсию, но в последний момент что-то отменилось.
        Я поспешно кивнула. Наверняка со стороны мы выглядели так, будто планируем, ни больше ни меньше, ограбление банка.
        - Приветствую вас. С новым учебным днем, - зазвенел в ушах голос фантома Бойрака. А за ним на мгновенье промелькнул человек. Может, конечно, мне показалось. Разглядеть его не успела, да и почему-то не хотелось на него смотреть. Но что-то изнутри подсказывало - это тот самый тип, что приходил ко мне и говорил о мистере Д.
        Глава 2: Прошлое
        Год назад я и подумать не могла о том, что магия действительно существует. Как и другие миры, магические академии, хвостатые люди и все прочее, с чем я здесь познакомилась.
        Зато был веселый праздник Новый Год. Веселый для всех, кроме меня, потому что каждый Новый Год меня ждало одиночество. И не то чтобы я была убежденной затворницей, которая боялась людей. Нет. Были у меня и знакомые, и вроде бы друзья, только на праздник все собирались в компании, а я по разным причинам оставалась дома.
        Как в прошлом году:
        - Кристина, поедешь с нами на Новый Год в Карпаты?
        - Денег нет, - расстройства тогда я не показала, зато дома всю ночь проревела в подушку. Родилась в небогатой семье, зато умудрилась поступить в универ Шевченка, на престижный факультет, который больше напоминал стереотипную американскую школу из фильмов: у каждого первого студента - дорогая машина и дизайнерская одежда, а списывать позволяет парень, встречающийся с поп-звездой. Для полноты картины не хватало только капитана баскетбольной команды с дефицитом мозга и белокурой стервы рядом с ним.
        В позапрошлом году я договорилась отпраздновать с бывшими одноклассниками, но умудрилась перед самими праздниками заболеть гриппом и пролежать неделю в кровати.
        А до того в канун Нового Года меня бросил мой первый парень.
        А еще раньше…
        Короче, отношения с Новым Годом у меня решительно не складывались класса так с шестого. Вот и в этом году все случилось похожим образом: Университетская подруга Алиска уехала на праздники домой в Ивано-Франковск, Костя, который тогда мне нравился, умудрился вляпаться в пьяную драку и валялся дома со сломанными ребрами. Даже Борис, мой друг почти с детства, который давно был в меня влюблен, но как на мужчину на него я смотреть не могла, решил праздновать в чисто мужской компании.
        И я снова одна.
        - Что же, Дедушка Мороз, почему то у нас с тобой острая взаимная неприязнь, - прошептала я себе под нос, шагая по заснеженной улице домой с тортиком в руке.
        Тортик мне суждено разделить с мамой. Даже братец, который был тем еще домоседом и любил компьютерные игры больше жизни, куда-то умотал.
        Не везет так не везет.
        Снег кружился в свете уличных фонарей, по улицам бродили шумные компании, где-то вдали грохнул фейрверк, а мороз, наплевав на нормы приличия, не успев познакомиться, бросился обнимать меня с головы до пят.
        Зимой оно как? Вечная дилемма между красотой и теплом. И мне захотелось хотя бы в праздник побыть красивой и напялить юбку вместо брюк и осеннюю красную куртку вместо пуховика, о чем я пожалела только выйдя из дома. Мороз с прытью хищника набросился на меня как только я покинула теплый подъезд и принялся кусать во все места одновременно.
        Но я не сдалась. Пересилила желание вернуться домой и переодеться, вместо этого побыстрее добралась до маршрутки и направилась в центр взглянуть на центральную ёлку города. Приехав в центр я поняла, что зря.
        Половина народа здесь уже успела принять на грудь, вторая с минуты на минуту собиралась это сделать. Все здесь напоминало какой-то зомби-апокалипсис. Прожив всю жизнь в городе я никогда не бывала на всяческих празднованиях в центре. Вот, увидела. Больше не хотела.
        Какой-то парень, даже вполне симпатичный, подошел познакомиться. Но его выражение лица мне решительно не понравилось, а потом я заметила мужскую компанию, которая ждала его дальше по улице, и ответила решительным «нет».
        Побродив еще немного по Софийской площади и поняв, что морем из пьяных людей я налюбовалась, а больше здесь делать нечего, я отправилась домой. Тем более мороз озверел не на шутку и завтрашний день мне, возможно, предстоит провести в постели с градусником в обнимку.
        Прикупив по дороге тортик, я быстро иду по улице, любуясь пляшущими в свете фонарей снежинками и кутаясь в совершенно неподходящую сезону куртку.
        - Красавица, подвезти? - услышала я, а секунду спустя понимаю, что обращаются ко мне.
        Рядом остановилась машина из тех огромных внедорожников, которые так нравились любителям строить из себя больших боссов. Из окна выглянуло квадратное лысое лицо, принадлежавшее то ли владельцу какой-нибудь маленькой фирмы, то ли бывшему уголовнику.
        - Сама дойду, - холодно ответила я.
        - Да ладно тебе, садись, - продолжил он явно подвыпившим голосом, я же ускоряю шаг, стараясь быстрее дойти до поворота. Впрочем, «уголовник» решил поискать счастья в другом месте.
        - Ну и дура, - послышалось вслед, а затем до меня донесся рев двигателя.
        - Сам дурак, - ответила про себя я, сворачивая на ведущую к своему дому аллейку. Еще и настроение испортят. Нет, все-таки Новый Год и я - понятия абсолютно несовместимые, как огонь и лед. В следующем году точно останусь дома. Даже думать об этом празднике не буду!
        Жила я в самом обычном доме на Троещине рядом с «Флоренцией». Удобненько в плане транспорта, но не красиво. Обычный серенький район, обычные коробки-дома, все самое обычное.
        - С Новым Годом! - заорал кто-то с верхних этажей, а следом за его голосом прогремел фейрверк.
        - С Новым Годом! - крикнул кто-то в ответ.
        Приду домой, возьму какую-нибудь романтичную книжку, с ней и проваляюсь пока не усну.
        Но и этого сделать мне было не суждено.
        Краем глаза я увидела человека, который медленно шел ко мне со стороны небольшого парка. Странным он мне показался сразу, а через секунду я поняла в чем дело. Во-первых - одежда. На нем был длинный плащ, похожий на те, что носили герои фильма «Матрица», голову укрывала широкополая шляпа, в руке что-то светилось синим.
        Ладно, черт с ним, Новый Год все-таки. Хоть его наряд больше подходил к Хэллоуину, но мало ли кто как решил вырядиться. А потом в моей голове что-то переключилось.
        Что-то с тем парнем было не так. Что-то почти незаметное глазу, но очень явное.
        Я покосилась на него и поняла в чем дело.
        Его ноги не проваливались в снег. Его в тот год навалило - мама не горюй. Еле успевали счищать с дорог и тротуаров, но ходить вне них было совсем невозможно. Белый ковер доставал до самых колен.
        Но этот человек не проваливался, хоть и был совсем не маленьким, явно крупнее среднестатистического мужчины.
        Я было подумала, что он идет на лыжах, но никаких лыж не было. Незнакомец высоко поднимал ноги и, опустив голову вниз, шагал прямиком на меня. Ничего хорошего я от этого не ждала. Прямо чувствовала, что добра он мне не хочет, хоть разум и подсказывал, что кто-то из знакомых просто-напросто решил приколоться.
        Интуиция оказалась сильнее.
        Я пошла быстрее, обогнула дом и оказалась в абсолютно пустом дворе. Он никогда не пустовал. По крайней мере я за двадцать с лишним лет жизни такого не помнила. Всегда были попивающие пиво у подъезда парни, очередь у сигаретного ларька, паркующий машину сосед. Всегда кто-нибудь был, а сейчас двор будто умер.
        Где-то неподалеку хлопнула петарда, послышалось пьяное пение. Но самым громким звуком были шаги. Тяжелые, шаркающие. И они приближались.
        Сердце дернулось.
        Мой подъезд был совсем рядом, но магнитный ключ срабатывал в лучшем случае через два раза на третий. Человек за спиной несомненно успеет этим воспользоваться.
        Я решила нырнуть в следующую дверь, замок которой уже с полгода не работал и где жила моя бывшая одноклассница Машка. На новый год у них традиция собираться всей семьей, приглашать родственников, они точно дома, да и живут на первом этаже.
        Шаги приблизились. Я слегка повернула голову, хоть интуиция и настаивала не делать этого.
        И увидела тьму.
        Тьма была чернее самой темной ночи. Тьма проступала в мои глаза, делая мир вокруг немного темнее. Тьма была абсолютной черной бездной, которая вглядывалась в меня.
        Тьма была у него вместо лица.
        Я побежала. Без раздумий, на одних лишь рефлексах рванула вперед. После такого забега на каблуках по снегу, меня стоило бы взять на олимпиаду.
        Мир прыгал резиновым мячиком. Покрытые белым ковром лавочки танцевали. Внутренний барабанщик изо всех сил в бешенном ритме долбил палочками по сердцу. Я неслась не зная куда, чувствуя, как тьма обступает со всех сторон.
        А затем ноги меня предали. Секунда свободного падения, после - удар, от которого мои кости словно перемешались. Тьма наступила.
        Какое-то время я лежала без движения, с закрытыми глазами, пытаясь подавить панику. А когда решила открыть глаз, поняла, что вечер сменился днем.
        Что это за место, черт его дери?
        Пейзаж передо мной напоминал картинку, которую можно смело ставить на рабочий стол компьютера. Покрытые снежными хлопьями исполинские ели окружили меня со всех сторон… Лес доставал до самого горизонта, который казался необычно далеким, словно я смотрю на все немного сверху, хоть под моими ногами лежал снежный ковер. Над головой распростерлось небо. Настолько синее, что от синевы слепило глаза. А вдали над лесом виднелась радуга. Вот уж чего-чего, а радуги зимой не бывает.
        Это сон? Галлюцинация?
        Впрочем, людей без лиц тоже не бывает. Мне наверняка все снится.
        Я шагнула вперед и тут же провалилась в снег по самую грудь. Только сейчас ощутила, что тело замерзло и я не в состоянии даже пошевелить пальцем.
        Нужно проснуться. Кошмар какой-то!
        Проснуться не получалось. А радуга на слишком синем небе оказалась совсем уж необычной. В ней присутствовали всего три цвета - красный, фиолетовый, синий, а потом снова желтый и красный. Да и форма не та. Вместо дуги радуга описывала восьмерку.
        Сплю!
        Я зажмурилась, дернулась, пытаясь прийти в себя. Хочу проснуться. Обратно в свою кровать. Домой.
        А когда открыла глаза, увидела, что полностью погрузилась в снег. В лицо впилась тысяча морозных колючек, вокруг стало темно, лишь подняв голову увидела слишком синее небо.
        Прийти в себя!
        Проснуться!
        Хватит этого!
        Просыпайся!
        И эти мысли помогли.
        Глава 3. Будущее
        Полупрозрачная фигура пухленького человечка, который когда-то задолго до моего рождения основал академию, появилась прямо посреди лужайки и торжественно объявила о начале учебного дня. Пора на лекцию. Сейчас, кажется, антимагия, если я правильно помню расписание.
        Антимагию я любила. Было в ней что-то обворожительное, сюрреалистическое. Жаль, что практиковать её нельзя.
        Преподаватель - мистер Плинек всегда опаздывал минут на пять, а потому мы с Даной спокойно дождались пока толкучка на лестницах прекратится и вошли в здание.
        Внутри альма-матер была сложным переплетением коридоров, кабинетов и порталов, в которых несложно заблудиться. Первым заклинанием, которое обычно учили студенты, была навигационная метка. Сейчас метка нам с Даной не требовалась. Мы прошли сквозь похожий на синеватое зеркало портал, потом по коридору, поворот налево и уперлись прямиком в дверь нужного кабинета.
        Аудитория не была похожа на те, в которых томились студенты на Земле. Она напоминала зал совещаний в крупной фирме. За аккуратными столиками стояли мягкие фиолетовые кресла, стены украшали акварельные пейзажи, а главным украшением служила большущая, напоминающая хрустального паука люстра.
        Что мистер Плинек любит опаздывать знали все, а потому внутри из группы были только трое. Альц - худой, как палка, длиннолицый парень из мира Даны, Маргарита - светловолосая невысокая землянка и еще один мой одномирянин по имени Марк. Вот этот парень мне всегда нравился, хоть и вел себя отстраненно, мало с кем общался.
        Высокий, с мягкими, даже девичьими чертами лица и каштановыми волосами по плечи Марк ни капли не был похож на стереотипного немца. Да и фамилия у него была итальянская - Ауреллио, хоть Марк и говорил, что родился и вырос в Штутгарте.
        Он как обычно сидел вдали от всех и кормил с руки своего хорька, которого почти всегда носил с собой. Марк мало с кем общался, но если уж нужна была помощь - он никому не отказывал.
        Следом за нами с Даной в аудиторию вошли двое эрлисидианцев - Кузм и Бонм. Оба были высокими, широкоплечими, загорелыми (Эрлисид на все миры славился как жаркое место с шикарными пляжами). На обоих были обтягивающие свитеры, подчеркивающие идеальные фигуры парней. Люди их мира любили превозносить красоту тела - что мужского, что женского. Ну а снизу парни, конечно же, носили джинсы. Земные джинсы любили почти во всех мирах. Знали бы об этом их производители!
        Потом в кабинет вплыла принцесса и принцессу я не любила, хоть и чувствовала, что её высокомерность и снобизм были лишь маской. Анелин могла бы быть отличной девчонкой, не родись она в королевской семье.
        Идущая как модель по подиуму к своему принцессьему месту блондинка была местной. Это означало, что полноценным межмировым магом она не станет никогда - просто не сможет творить заклинания в других мирах. Но её высочество все равно предпочла получить образование в нашей академии, а правила приема по просьбе её отца, конечно же, нарушили.
        Анелин даже сидела не так, как другие студенты. Всегда идеально ровная спина, всегда каменное выражение лица, всегда лишь правильные жесты. Будто и не человек вовсе, а робот.
        Робот, кстати, тоже появился в аудитории. Он-то был человеком, по крайней мере родился им, но в калисиде люди не живут. У них какой-то свой способ мышления, превращающий их в механизмы чуть ли не буквально. Как мыслят эти ребята знали лишь они сами. Пэр - так звали нашего робота (если это вообще было именем) одевался в зеленый, похожий на военный мундир, да и ходил как солдат на плацу. Он промаршировал до своего места, словно по команде развернулся, сел и застыл в единой позе. Двигались только его зрачки. Они у него всегда двигались, от чего казалось, что Пэр наблюдает за всеми одновременно. Наверное, не зря в свое время эрлисидианцы отсоединились от Калисида и ушли в другой мир.
        - Прикинь замутить с Пэром, - тихонько захихикала Дана. За время нашего общения она успела подобраться земных словечек, я же иногда ругалась именем Коббе - зуберианского аналога дьявола.
        - Думаешь, они вообще с кем-то мутят?
        - Как-то же размножаются.
        - Не знаю, - ответила я. - Девушки-калисидианки не видела ни разу. А ты?
        - Может они того… Яой и все дела.
        Мы хором засмеялись. Я-то и начала забывать что такое яой.
        В кабинет вошел мистер Плинек и с громким стуком, который означал готовность начать лекцию, поставил на стол свой кактус.
        Про этот кактус даже легенда ходила: будто бы молодой мистер Плинек влюбился в девушку и не долго думая решил подмешать ей любовного зелья. Та поняла, что задумал будущий преподаватель, и с помощью колдовства направила его чувства на кактус. С тех пор у мистера Плинека только одна любовь…
        - Здравствуйте, - преподаватель кивнул в приветствии, открыл портфель, достал оттуда какие-то бумаги, одел свои фирменные очки.
        В них он походил на сыча. Низкий, плотный, круглоголовый, с искривленным носом и большими глазами.
        - Сегодняшняя тема лекции - существа, способные вызвать проявления антимагии.
        Я достала конспект, но записывать не спешила. Чертила что-то на полях.
        Жалко, что земные планшеты тут не в ходу. Местные ручки наполнены заколдованными чернилами, которые влияют на запоминание. На запоминание они и правда влияли. Но только для того, кто записал. У другого наоборот ничего не запоминалось. Брать чужой конспект перед лекцией, как у нас, тут не было смысла.
        - Первое такое существо - демон, - продолжил Плинек. - В земной культуре есть демоны, - преподаватель посмотрел на меня, - в зуберианской тоже, - он перевел глаз на Дану. - И в карсекорской…
        В дверь постучали и в кабинет вошел тот, о ком говорилось. Нет, не демон, а карсекорец Жагар.
        - Извините, мистер Плинек, - пробормотал он и быстренько устремился к свободному месту. Жагар почти всегда опаздывал, был растерянным и совсем не похожим на своего сомирянина Ранзара.
        Преподаватель ответил только кивком.
        - Итак, демон. Кристина, что представляют из себя земные поверья о демонах? - он уставился в меня вопросительным взглядом.
        - Это злобные духи, прислуживающие Сатане и способны вселяться в людей, - отчеканила я.
        - Верно, и в этом поверье есть доля правды. Сатана, как вы, наверное, уже знаете из истории магии - древнее название антимагии, сохранившееся с тех времен, когда все миры были единым целым. А демоны действительно могут овладевать разумами людей. Но чем же они отличаются от существ из земных верований? Кто-то знает?
        - Демон не дух, а способ мышления, - будто пытаясь оправдаться за опоздание, сказал Жагар.
        - Правильно. Демон - не живое существо, а информация. Попадая в разум человека демон захватывает его, заставляет мыслить по-своему. Это своего рода компьютерный вирус, только предметом его деятельности выступает не компьютер, а человеческий мозг. Когда демон попадает в человека, жертве это нравится. Человек становится умнее, начинает все схватывать на лету. Если один из вас мыслит демоном, то он сможет после лекции повторить её слово в слово, одновременно решая математическую теорему, создавая сложное заклинание и рисуя картину.
        В дверь снова постучали. И снова не демон, но очень похоже. Наташа, или как её называли все - Наташа-призрак, без единого слова прошла через кабинет и уселась в конце аудитории. Моя одномирянка как всегда была в своем неповторимом стиле, а точнее его полном отсутствии. Длинный, слегка грязноватый плащ до пят, из-под которого виднелись совершенно не подходящие ей камуфляжные брюки и черная толстовка размеров на пять больше, чем требовалось Наташе. За внешностью эта девушка не следила от слова совсем. С каштановых спутанных и давно немытых волос почти полностью слезла черная краска, под глазами проступили темные круги, которые их хозяйка даже не пыталась маскировать или выводить, а её лицо казалось бледнее, чем у любого карсекорца.
        - Вы не хотите извиниться? - обратился к ней мистер Плинек.
        - Извините, - не смотря в сторону преподавателя сказала она и принялась искать что-то в сумке с изображением флага Великобритании, висевшей у неё через плечо.
        Если бы мы узнали, что среди нас находится демон, то все хором показали бы на Наташу. А если же демон был не при чем, то здесь явно замешана наркота. Наташа даже парнями не интересовалась. Как-то Кузм и Бонм поспорили кто из них быстрее сможет обратить на себя внимание нашего призрака. Победа не досталась никому.
        - Продолжим, - коротко сказал мистер Плинек. - Итак, человек становится умнее. Особенно это опасно в немагических мирах, где о демонах ничего не известно. После короткого периода адаптации человек начинает мыслить на языке демонов. В нем нет слова «я», нет понятия «мы», он вообще перестает видеть людей вокруг. Вместо этого ему видятся схемы. Как, опять же, в компьютере. После одержимый человек может стать агрессивным и даже начать убивать. Жизни это существо не видит, для него это как проба чего-то на вкус. На этой стадии проще всего опознать демона.
        - А они могут быть среди нас? В этой аудитории? - спросил Жагар, и все хором посмотрели в сторону Наташи, которая, кажется, и вовсе не обратила на это внимания.
        Мистер Плинек не отреагировал на то, что лекцию прервали. Он скорее любил, когда студенты интересовались темой и задавали вопросы.
        - Хороший вопрос, - сказал он. - И сложный. Демон быстро учится, а потому если упустить его в период возбуждения, он быстро поймет, что ему нужно как-то скрываться среди людей и может выработать нужную систему поведения вплоть до создания искусственной личности. Но он никогда нас не поймет. Его личность будет скорее автоматом, который выполняет функцию. Единственные, в кого не может вселиться демон, это калисидианцы.
        Я инстинктивно бросила взгляд на Пэра.
        - На их способ мышления этот вирус просто не встанет. Не сможет с ним взаимодействовать. Тем не менее любой межмировой маг должен уметь определять демонов и уничтожать их.
        - То есть убивать? - подал голос Альц.
        - Не обязательно. Можно уничтожить саму систему мышления. Стереть нужный участок памяти. Но есть риск, что сознание человека полностью ассимилировано. В таком случае носитель, - преподаватель секунду помедлил, словно подбирал слова, - превратиться в овощ. Это сложная моральная дилемма для любого межмирового мага. К счастью, большинство, а может и все вы никогда с этим не столкнетесь. Демоны очень редки. Но приемы экзорцизма вам знать нужно.
        - Может, сразу на Натали проведем? - послышался голос Бонма из-за моей спины.
        - Сперва демона нужно опознать. Удостовериться, что человек является носителем. Поможете мне в демонстрации, - преподаватель посмотрел на Бонма. - Подойдите сюда.
        Бонм лениво поднялся, направился к преподавателю, я же уставилась в его обтянутую свитером спину, но поняв, что лучше так не делать, отвела взгляд.
        О ритуале я слышала. И застыла в предвкушении.
        - Бонм, так? - спросил мистер Плинек.
        Студент ответил кивком.
        - Бонм, сними, пожалуйста, свитер.
        Бонм и сам явно был не против. Он, как и все эрлисидианцы, гордился своим телом и любил всячески его демонстрировать. Свитер оказался на столе, а я, как и все девушки (кроме Наташи, разумеется) уставились в его идеально сложенное тело. Он даже поиграл мышцами, заставив что-то внутри меня загореться.
        - Девчонки, это не мужской стриптиз, а лекция о демонах, - улыбнулся мистер Плинек.
        Я потупила взгляд, хотя не смотреть было трудно.
        Для начала рисуем на груди человека символ Альтениуры, - продолжил преподаватель, одновременно создавая глиф. - Для этого лучше подойдет магически заряженный маркер, но можно просто обвести рукой. После этого демон начнет…
        Бонм зарычал, измерил аудиторию хищным взглядом. Кто-то уже успел испугаться.
        - Демоны так себя не ведут, - обратился к Бонму преподаватель. - Почувствовав влияние, демон инстинктивно уходит в себя. Чтобы отвлечься, он может начать решать в уме сложную задачу. С виду он потеряет всю заинтересованность, будто уснет на ходу.
        Бонм попробовал это изобразить, но на этот раз его актерского мастерства не хватило.
        - А если демон понял, что ему грозит, и бежит на меня? - поинтересовался Марк. - Мир не магический, энергии осталось на одно заклятие. Какое использовать?
        - Телепатию, - ответил Курсель Дольмер. - Или, говоря по-земному, заспамь ему мозги. Чем угодно. Хоть детскими стихами. Он замешкается, это даст несколько секунд на то, чтобы уйти.
        А я тем временем, не знаю почему, потеряла интерес к эрлсидианскому красавцу и уставилась в лежащую передо мной открытку с изображением двухцветного ромба на фиолетовом фоне. Раньше её здесь не было. Кто-то шутит с иллюзиями? Неужели один из парней ударился в детство и решил написать мне анонимную любовную записку?
        Я взяла открытку, повертела её в руках, в надежде, что кто-то покосит взгляд в мою сторону. Но этого не случилось - вся аудитория с интересом наблюдала за ритуалом мистера Плинека.
        - А можно потом на девушке показать? - спросил кто-то из задних рядов.
        Я же повернула таинственную открытку и увидела отпечатанные красивым шрифтом слова.
        «Мистер Д ждет вас. Сегодня в полдень. Не забудьте».
        Глава 4: Прошлое
        Сидевший передо мной мужчина был красив. Высокий, с правильно сложенной фигурой, аккуратными чертами лица. Лет тридцати на вид, но в его взгляде читалось что-то детское. Одет он был в вельветовый пиджак поверх синего свитера. К тому же он постоянно улыбался, и я чувствовала, что искренне.
        Он чем-то напоминал Тома Круза, каким тот был в «Ванильном небе».
        Мужчина снова улыбнулся, тряхнул каштановой шевелюрой, и посмотрел мне в глаза.
        - Кристина, так? - подмигнув, спросил он.
        - Где я нахожусь? Это полиция? На меня кто-то напал.
        Кабинет, в котором мы сидели, вполне мог бы находиться в отделении полиции. Передо мной стоял лакированный стол с затупившимися от возраста углами, на нем лежали несколько папок, справа стоял набитый книгами шкаф, а за спиной моего собеседника висели нерабочие настенные часы. Окно справа выходило на город, но понять какой час было невозможно. Может, вечер, а может, уже и утро.
        Не вписывался в картину только «Том Круз». На полицейского он мог подойти только в голливудском фильме.
        - Нет, не полиция, - ответил он.
        - А что это за место? - я начинала злиться. Нахожусь неизвестно где, неизвестно как сюда попала, и что из того, что было правдой, а что сном - неясно. Впрочем, может, я до сих пор сплю.
        - Меня зовут Дэн, - представился собеседник. - Я - главный маг по восточной Европе. Магия существует.
        - Что? - я решила, что ослышалась.
        В ответ он протянул руку ладонью вверх, так, чтобы я её видела. Кожа на ней поплыла, будто состояла из воды. Спустя мгновенье там показалось что-то зеленое. Оно стало вытягиваться, обрастать лепестками, потом наверху появился бутон, а из него плавно, словно в танце, показались темно-фиолетовые лепестки.
        Еще несколько секунд и Дэн сорвал с собственной руки необычного цвета розу и протянул её мне.
        - Бери. Не бойся, она вполне настоящая.
        - Трюк какой-то? - спросила я, взяв цветок. Он действительно был настоящим. По-настоящему цвел и пахнул, а колючки на стебле по-настоящему царапали кожу.
        Когда-то в детстве я верила в волшебство, мечтала о письме из «Хогвартса» и все такое, но сейчас-то уже взрослая девочка. Какая магия?
        - Не веришь? Подойди к окну. Я слегка подкрутил течение времени в этой комнате, чтобы твоя мама не переживала.
        Я подошла. Поначалу не увидела ничего необычного. Мы находились рядом с Контрактовой. Заснеженная площадь выглядела как обычно, посредине её на бронзовом коне восседал Сагайдачный, светились светофоры и вывески, гуляли люди…
        Или не гуляли? Стояли на месте, словно вкопанные. Как на картине. Кто-то поднял ногу, но шаг сделать не успел, двое мужчин застыли в рукопожатии, чуть дальше парень в ярко-оранжевой куртке выронил бутылку пива, но она повисла в воздухе на уровне его колен. Прямо передо мной на расстоянии метров двух нерушимо висел красный воздушный шарик. Даже звезды в небе не мерцали. Замерли.
        Я захотела открыть окно. Потянулась к нему, но рядом с ручкой остановилась, перевела взгляд на Дэна.
        Тот улыбчиво кивнул.
        - Выглянь, - сказал, как там он себя называл? Главный маг Европы?
        Я выглянула. И все ожило. Уши мгновенно наполнились миллионом звуков. Словами, гулом машин, стуком разбившейся бутылки. Мое лицо тонкими булавками принялся колоть мороз, звезды ярко замерцали.
        От неожиданности отпрянула назад и тут же все стихло. Звуки угасли, мороз бесследно пропал. Картина за окном снова застыла.
        - Видишь, - развел руками Дэн. - Магия!
        - Та-а-ак, - протянула я, пытаясь смириться с существованием того, чего пару минут назад для меня не существовало. - И что теперь? Вы же не стали бы мне это показывать, если бы ничего не хотели?
        - Хочешь быть магом? - спросил Дэн.
        - А-а-а, - помедлила я. Информация сыпалась на голову так быстро, что мозг не успевал её переваривать. - А если откажусь?
        - Сотрем память и отпустим, - улыбнулся собеседник, усаживаясь на свой стул. - Это совсем не больно. Но на тебя что-то напало. Что-то антимагическое. Я здесь почувствовал возмущение. Что - не знаю. И не факт, что оно не вернется.
        - Так это…
        - Ты убегала и открыла портал в другой мир. Из-за паники активизировался давно дремавший магический талант. Так бывает. Мы тебя нашли и вытащили. Побудь ты там дольше - снег Карсекора тебя бы съел, - он вздохнул. - В прямом смысле. Но мы подоспели вовремя и все обошлось. Если согласна стать магом - отправишься учиться в Кати. Это мир такой. Очень красивый. Там много магов, никакая антисущность до тебя добраться не сможет.
        - В другой мир? - я тоже решила присесть. От происходящего трещала голова. - А как же мама?
        - Всем родственникам, друзьям, знакомым мы уберем тебя из памяти. Команды зачистки работают хорошо, здесь не волнуйся.
        - Но я не хочу чтоб меня забывали!
        Дэн вздохнул, улыбнулся и наклонился ко мне.
        - Антисущность была там не случайно. Она шла специально за тобой. Почему - не знаю, но пытаюсь выяснить. Она может прийти снова. Мы можем не успеть, и тогда пострадают все.
        Маг поднялся, подошел к окну, подышал свежим воздухом.
        - К тому же мы не сотрем тебя из памяти твоей мамы насовсем. Только заглушим. Потом ты сможешь с ней повидаться и даже восстановить на время память простым магическим триггером.
        Антисущность, или как он это назвал, пугала меня до сих пор. Абсолютная тьма, чернейшая бездна поглядывала из-под широкополой шляпы стоило закрыть глаза. Конечно же, я не хотела, чтоб это в один прекрасный день заявилось ко мне домой!
        - А чем занимаются маги? - спросила я.
        - По-разному бывает, но ты, скорее всего, будешь бороться с антимагией, - ответил Дэн, широко улыбнувшись.
        - Это что-то типа злых магов?
        - Нет. Злыми маги, конечно, бывают, но никакой организации, желающей захватить мир, не существует, - Дэн встал, широко улыбнулся, взял со стола одну папку. - Идем.
        - И что такое антимагия, - спросила я, а Дэн открыл дверь. И я тут же чуть не упала в обморок.
        Голову вскружили неестественные, но приятные запахи. Послышался шум волн. А глаза увидели, что за дверью не полутемный маленький коридор, как я себя представляла, а целый мир.
        Впереди был белый, будто вылепленный из снега мост. По обе стороны от него в высь тянулись узорные колонны. Что-то подобное я видела на картинках в учебнике по истории, когда проходила древнюю Грецию. Но эти колоны казались бесконечными. Они уходили в небеса сколько хватало взгляда. Само же небо было оранжевым, цвета спелого апельсина. То здесь то там под небесами висели огромные черные капли. Не знаю, были это облака или что-то другое, но слово вырвалось лишь одно.
        - Вау!
        - Пошли-пошли, - позвал Дэн. - Тут безопасно. Это Эрхинопс. Один из миров.
        Я осторожно сделала шаг., следом еще один. Огляделась и не увидела за спиной двери. Мы что, из воздуха вышли?
        Потом посмотрела вниз и увидела то ли дым, то ли туман. Он плотной завесой покрывал здешнюю землю, а может, и море. Не представляю, что там внизу, но выглядело красиво. Туман тянулся до самого горизонта. Как, впрочем, и мост.
        - Этот мост сделан из хребта единственного животного длиной в восемьдесят километров, - объявил Дэн.
        - Восемьдесят километров? Животное? - удивилась я.
        - Ладно, немного вру. Семьдесят восемь. Они живут на другой стороне планеты.
        А Дэн начинал мне нравится. И как я могу думать о таких вещах, оказавшись в другом мире, узнав, что магия существует, а где-то живут животные по восемьдесят километров в длину?
        - Ты спрашивала про антимагию? Так вот, все в мире состоит из вещества. Вещество в магических мирах способно выделять магическую энергию. Чародеи взаимодействуют с этой энергией. А есть антивещество.
        Он мгновение помедлил и продолжил:
        - Оно занимает пространство между мирами. Там, где оно есть в природе, оно неопасно. Но иногда антивещество, или тот, кто может управлять им, создает сущности. Детальнее расскажет мистер Плинек в академии. Эти сущности используют антимагию. Магию, основанную на антивеществе. Попадая в любой из миров, такое колдовство только разрушает все вокруг. Потому маги должны оберегать миры от подобных сущностей.
        - Они разумны? Эти существа? - задала я очередной вопрос.
        - Как и у людей. По-разному бывает, - ответил Дэн. - Что за сущность за тобой охотилась пока не знаю. Но выясню.
        И тут я увидела нечто. Нечто огромное и прекрасное, напоминающее исполинского кита. Оно вынырнуло прямо из тумана, блеснуло серебристой кожей, широко раскрыло два рта, взглянуло вокруг десятком ярко-красных глаз.
        - Смотрите! - крикнула я.
        - Это кюрин. Он не опасен. Зато красив, - ответил Дэн. А я продолжала всматриваться в неведомое доселе создание. Чуть ниже головы у него были то ли крылья, то ли плавники, с которых тоже смотрели глаза. Кожа его отблескивала, будто состояла из серебра.
        Существо было размером не меньше двадцатиэтажного дома, но не издавало ни звука. Или это я его не слышала? Оно замерло на фоне оранжевого неба. Совсем. Крылья не двигались, рты тоже.
        - Он так может стоять сутками, - сказал Дэн, показывая на дверь, которой несколько секунд назад не было, открыл её и жестом пригласил внутрь.
        Так началась моя новая жизнь.
        Глава 5. Будущее
        - Мистер Плинек, а вы можете рассказать о мистере Д? - спросила я, когда преподаватель закончил лекцию и предоставил возможность задать вопросы.
        Спросила это не потому, что меня сильно уж интересует этот миф, а в надежде, что тот, кто решил поиграть со мной, находится здесь и выдаст себя смешком или чем-то еще.
        Но этого не случилось. Готовые покинуть аудиторию одногруппники лишь покосились на меня. Мол, чего затягиваешь? Сидеть не надоело?
        - Мистер Д? - преподаватель призадумался и взглянул на наручные часы. - Вообще этот вопрос лучше задавать миссис Кош на «магических культах», но попробую ответить как вижу я. Вообще понятие «мистер Д» недавнее. В одно время его считали мужчиной, в другое женщиной, в третье бесполым существом. По легенде он был магом, способным сочетать в себе магию и антимагию, использовать то и другое без вреда для себя и окружения.
        - Мы проходили это у миссис Кош, - впервые за лекцию подала голос Маргарита, явно желающая побыстрее выйти.
        В ответ мистер Плинек покосился на наручные часы.
        - Подождите. Лекция еще не закончена, а я обожаю когда мои студенты проявляют любознательность.
        - Знаем мы, знаем, - донесся еще один голос из-за спины, на этот раз он принадлежал Марку.
        - Проблема в том, что такое сочетание антинаучно от начала и до конца, - не обращая внимание на недовольных, продолжил преподаватель. - Можно провести антимагический ритуал. С помощью массы ингредиентов создать связь с антивеществом и воспользоваться им, обычно с такими проявлениями и борются межмировые волшебники. Но использовать антимагию как мы пользуемся телекинезом, пропускать её через себя, невозможно. Я изучал одно время мистера Д, считая, что он действительно когда-то жил. Но по моей теории он не умел пользоваться магией и антимагией одновременно, а породил антимагию. Возможно, этим мистер Д не хотел сделать ничего плохого. Он был ученым, стремился создать новый вид волшебства. Но вышло так, что его изобретение зажило собственной жизнью.
        - Антимагия живая? - спросил Марк.
        - Возможно. Это лишь теория. Я думаю, он жил в Эрхинопсе. Как вы, наверное, знаете, раньше там существовали люди, но по каким-то причинам они исчезли. Некоторые ученые считают, что именно из Эрхинопса, а не из Кати пошло человечество. Почему исчезли тамошние жители - неизвестно. Но есть теория, что к этому причастен мистер Д. Лет пять назад там нашли захоронение. Одно-единственное на весь мир. Я думал, что это и есть могила мистера Д и помчался туда. Но это был не Д, а, скорее всего, один из его последователей. Или верующих, если придерживаться теории, что Д никогда не существовало. Судя по расшифровке записей, найденных в могиле, захороненного звали Анкевель. А кости рассказали нам, что он немного отличался от представителей любого из известных видов людей. Может, это была врожденная аберрация, а может, он был эрхинопсианцем. Но главное - мы нашли неизвестную магическую формулу. Из-за возраста захоронения она не полностью сохранилась, но многие считают, что это - формула магии предсказания. Она давала возможность видеть будущее. А может, даже путешествовать в него. К сожалению, восстановить
формулу и провести эксперименты не удалось, но появилась еще одна теория о мистере Д.
        Преподаватель снова бросил взгляд на часы, потом улыбнулся аудитории.
        - Мистер Д изобрел магию предсказания, открыл портал в будущее и именно оттуда появилась антимагия. Потом он понял что натворил, но заодно узнал, что когда-то антимагия уничтожит все человечество во всех мирах. А потому, имея возможность заглядывать в грядущее, он придумал план как этого не допустить. А на этом лекция закончена. Всем хорошего дня.
        Мистер Плинек принялся прятать бумаги в портфель, с любовью подхватил свой кактус, я же в это время лениво прятала конспект в сумку.
        - Ну и чем же тебя так заинтересовал этот Д? - спросила Даналия.
        - Взгляни, - я протянула ей открытку, та посмотрела и рассмеялась.
        - Таинственный мистер Д! - подруга скорчила игривую минку. - Ты что, правда в это веришь?
        - Нет, конечно, но думала, что шутник услышит и откроет свое лицо, - сказала я, а сама подумала, что не так давно и магия для меня для меня была сказкой. А сейчас я учусь на чародейку в другом мире, заменяю волшебством лак для волос и знаю как изгнать демона. Почему бы и мистеру Д не существовать?
        - Внимание группы ММ-22, - заговорил громкоговоритель в коридоре. - Лекция по иллюзии переносится на завтра, на восемь утра…
        Чтоб его! Завтра еще и вставать не свет, ни заря! Клаус Оргус - мужик строгий. За прогул придется рефераты писать. Интересно, что будет, если попробовать отправить на пару вместо себя иллюзию? Он, конечно, поймет, но вдруг поставит плюсик за старание и наглость?
        Дана тоже была не в восторге. Накрылся наш совместный шоппинг медным тазиком, при том не иллюзорным.
        - Куда пойдем? - недовольно спросила она.
        - Я думала заглянуть в библиотеку, - ответила я.
        - Да ладно тебе. До зачетов долго еще.
        - Вообще хотела поискать что-то о мистере Д, - не знаю почему, но все это меня не на шутку заинтересовало. - Пойдешь со мной?
        Подруга призадумалась.
        - А знаешь, пойду. Тут один старшекурсник говорил, что библиотекари выдают книгу по магическому соблазнению если правильно спросить. Мол, калисидианцы они и есть калисидианцы. Если сказать прямо - блок сработает, а вот если выдать «Формуляр Ф-2538-Б», то дадут.
        - У тебя одно на уме, - усмехнулась я. - Ладно, пошли. На ком ты этот формуляр тестировать-то собралась?
        - Бо-о-ольшой секрет, - протянула Дана, состроив невинное личико.
        - Да ладно тебе, колись уже.
        Подруга потянулась ко мне, и шепотом произнесла:
        - На Марка.
        Я не удержалась и расхохоталась так, что не будь акустической магии, наверняка услышали бы на верхних этажах. Марк и Даналия? Она только и думает, что о парнях да своей внешности, а он задумчивый отстраненный, кучу времени проводит в библиотеке? Марк, конечно, симпатичный, но с Даной я его никак не представляла.
        - Ну а что? Красавец ведь. Ну заучка. Но это мы исправим, - заговорщицки подмигнула Дана.

* * *
        Библиотека находилась на самом верху пирамиды академии. Она напоминала сад - между стеллажами с книгами, а иногда прямо из них росли самые настоящие деревья и кусты, по всему помещению вились лианы, из них распускались небольшие белые и фиолетовые цветки, похожие на фиалки.
        Пахло здесь соответствующе - свежей травой и цветами. Раньше я думала, что это сделано исключительно красоты ради, но оказалось, что растения совсем не простые, а очень даже магические, и колдовство, которое они вырабатывают, помогает вернуть книгам первозданный вид даже после того, как ими воспользуются самые неряшливые студенты.
        Прямо возле входа мы встретили ректора - архимага Делиуса Беррилия Третьего. Он явно куда-то спешил, пробежал по лестнице вниз явно ускоряя себя при помощи магии, чуть не задев меня хвостом.
        Типом он был веселым. До сих пор помню, как он одурачил меня (да и большинство студенток-первокурсниц) своей полуиллюзией.
        Выбросив ректора из головы, я ступила на мягкую траву, служившую здесь ковром. Запахи цветов тут были куда сильнее, чем на улице, и мгновенно вскружили голову.
        Куда не глянь - виднелись покрытые белым и фиолетовым цветом кустики и небольшие деревца. Слышался мягкий шелест листьев, звон ручья, треск древесной коры. Заклинания звука, которыми было пронизано это место, давали слышать только того, кто находился рядом, и позволяли насладиться природой. Тишина в библиотеке. В прямом смысле.
        Посреди здешней идиллии от пола и до самого верха росло дерево, похожее на дуб. Посредине оно разрасталось бесконечными книжными полками, у которых, как и в природе, не было прямых углов.
        Народу тут находилось немного. Пара девчонок-старшекурсниц лениво сидела на подвешенной к ветке дерева лавке-качели и лениво всматривались в художественную книжицу с мягкой обложке. Под одним из деревьев лежал паренек, наверняка только поступивший сюда. Его большущие очки закрывали половину лица - парень точно еще не знал о магической коррекции зрения. Преподаватель истории миров Курсель Дольмер - абденец ростом под два с половиной метра - сидел прислонившись к кроне дерева и окружив себя добрым десятком книг. В углу на коврике разместилась симпатичная парочка эрлисидцев - они сюда пришли точно не читать.
        Библиотекарь - худой калисидец с мертвым взглядом безмолвно стоял за столиком, больше похожим на пень от дерева. Когда я подошла, он поднял взгляд, секунды две изучал меня, а затем спросил ледяным голосом:
        - Чем могу помочь?
        - Нужна литература по мистеру Д, - ответила я слегка игривым тоном, вспомнив про старую студентскую примету - кто сможет вызвать эмоции у калисидца сдаст сессию на отлично.
        Но если у библиотекаря и были эмоции, то достучаться до них было неимоверно сложно.
        - Прошу подождать, - ответил он все таким же ледяным тоном, склонил голову и поднял руки, выставив указательные пальцы в стороны.
        Со всех сторон к калисидцу начали слетаться книги. Разные - начиная от тоненьких брошюр и заканчивая огромными фолиантами, весящими больше, чем моя подруга.
        Книги повисли в воздухе прямо перед библиотекарем. А затем открылся пустой фолиант, лежавший на пне, и туда с книг начали сыпаться символы. Буквы, слова, цифры, знаки препинания - все это копировалось и складывалось на лету. Только калисидцы могли вытворить подобное. Причина была не в мощном телекинезе, как думали многие, а в том, что только представители этого вида помнили все книги наизусть - вплоть до каждой запятой, и могли на ходу составить новый экземпляр под конкретного человека.
        Библиотекарь закончил и протянул мне созданную книжку. Она не была большой, по размеру как обычный земной фэнтези-роман. Но внешность обманывала - книга внутри была явно больше, чем снаружи.
        - Прошу, мисс, - услужливо сказал калисидец.
        - Спасибо, - поблагодарила я, взяв книгу.
        Следом к библиотекарю подошла Дана.
        - Мне, пожалуйста, формуляр, - она замешкалась, пытаясь вспомнить цифры, - Ф-2535-Б.
        - Прошу подождать, - ответил калисидец, Дана же покраснела и будто сжалась.
        А когда книжка прилетела в руки библиотекаря, мы хором рассмеялись.
        На коричневом переплетен золотистым теснением значилось «Целибат. Целомудрие и воздержание: практические советы и магические практики».
        - Кажется, с номером ошиблась, - Дана достала из своей сумочки блокнот, принялась искать в нем нужную запись. - Вот. Формуляр Ф-2538-Б.
        - Эта книга, к сожалению, предназначена исключительно для проведения магических экспериментов и выдается только по разрешению ректора или его заместителя, - отчеканил библиотекарь.
        - Коббе, чтоб его, - выругалась Дана, я же хоть и смеялась, но и жалела подругу, тем более рядом с нами уже стояла Агнесса Одди - дама строгих нравов, преподающая историю миров.
        И тут мне в голову пришла идея. Сработает или нет - не знаю, но попробовать стоит. Калисидцы все-таки оперировали сухими данными.
        - Да, еще одно, - обратилась я к библиотекарю. - У меня курсовая по Пеоране Сикви. Можно взять пять самых известных её произведений?
        Я знала, что Пеорана Сикви всю жизнь занималась погодной магией, но именно «Магическое соблазнение», написанное ею шалости ради, стало популярным трудом, пока его распространение не стало ограниченным.
        Библиотекарь опять принял свою телекинетическую позу, притянул с полок пять книг, на одной из которой я заметила нужную подруге надпись. Она аж запрыгала от радости.
        - Держите, - сказал калисидец, протягивая мне собранный фолиант. - Это все?
        - Да, спасибо, - кивнула я и отойдя от пня на пару шагов мы с Даной хором рассмеялись.
        - Да ты просто гений! - выкрикнула подруга. - Дай сюда.
        - Только учусь, - ответила я, протягивая ей книгу.
        Глава 6. Прошлое
        Год тому пройдя сквозь дверь на мосту я ощутила небывалую легкость. Меня просто переполняла энергия: хотелось петь, прыгать, танцевать, общаться. Даже ароматы здесь ощущались слишком ярко и насыщенно. Чувство - будто всю жизнь я жила с насморком, и вот его наконец-то вылечили.
        - Мир Кати и его магическая академия, - Ден указал жестом на огромную пирамиду, которая висела в воздухе посреди поляны, а у меня отвисла челюсть.
        Все походило на кадр из фантастического фильма наподобие «Звездных войн». Казалось, что пирамида вот-вот взлетит и устремится в космос. Или же откроется вход и оттуда выйдут серые большеголовые человечки.
        Но больше всего удивили цветы у моих ног. Они походили на разноцветные маки и двигались. Гонялись по поляне, пытаясь поймать друг дружку. Черт, это было необычно, и в то же время мило. Даже животное из предыдущего мира не вызвало стольких эмоций.
        Представляю, как приходит парень к девушке на свидание и говорит что-то вроде «Я тебе цветов купил, но они позже подойдут».
        - Учебный год еще не начался, но ректор должен быть здесь. Он тебя примет, - сказал Дэн и направился к пирамиде. Маки же подняли головки, словно удивляясь тому, как такой великан вообще может существовать.
        Здесь было тепло, после киевской зимы - даже жарко. Градусов так восемнадцать-двадцать, а потому куртку я решила снять и повесить на сумку.
        «Академия межмировой магии» - прочитала я вывеску, висящую прямо в воздухе, без каких-либо опор.
        Надпись была на неизвестном языке, символы походили на что-то среднее между китайскими иероглифами и рисунками ребенка. Но каким-то чудом я понимала надпись, хоть никогда не была сильна в языках.
        - Что это за язык? - спросила я. - Как я это читаю? Это ты сделал?
        Почему-то неожиданно для самой себя я перестала называть Дэна на вы.
        - Нет, - ответил он, не снимая улыбку. - Не я. Слышала о гипотезе лингвистической относительности?
        - Не-а, - повертела головой я. - Я думала, что и магия только в фэнтези книжках существует.
        - А это не магическая теория, - на ходу объяснял главный маг Европы. - Её придумали в твоем мире. Она гласит, что язык определяет мышление человека. Маги узнали об этой теории и придумали универсальный язык под любой тип мышления. Он познается интуитивно, скоро ты сможешь на нем говорить. Вот к примеру «у тебя красивые волосы». Что я только что сказал?
        - Что у меня красивые волосы.
        Уже комплименты делает! Он хоть не женат?
        - На каком языке я это сказал? А?
        - На…
        Тут я замешкалась. Потому что это точно был не русский и не украинский. Даже не английский. Это звучало как «харинте ни сюрри». Если вдуматься в слова, то я таких не знала, но понятия каким-то чудом улавливала.
        - Межимировой язык познается интуицией, а не разумом. Быстро привыкнешь, - подмигнул Дэн.
        - Ясненько, - ответила я, еще раз посмотрев на странную, но понятную вывеску. - А почему именно межмировые маги? Может, я хочу стать магом-лекарем? Или боевым магом?
        - Все, кто прибыли из немагических миров, поначалу обучаются в межмировой академии, - ответил Дэн. - Потом выберешь специализацию. Но обычно люди из других миров, сами открывшие в себе магию, становятся межмировыми и продолжают учиться здесь. Потому что только такой человек может творить заклинания в немагических мирах. Межмировых магов не так и много и всегда нужно пополнение. Да и работа интересная. Ты сможешь много путешествовать по разным мирам. А может, и мое место когда займешь.
        - А ты, - я немного помедлила, вдруг такой вопрос здесь не приветствуется? - из нашего мира?
        - По крови - наполовину. Папа был эрлисидианцем. Да еще и королем. Прикинь? Но я больше в маму пошел, власть в эрлисиде мне не светит, да и работа межмирового мага интереснее. А рос в разных местах. Немного в Эрлисиде, немного в Гее, чуть в Карсекоре.
        Почему Дэну не светит власть я решила не спрашивать. Как-то в другой раз. Не настолько мы знакомы. Но симпатичный, да еще и принц - прямо как в романтических сказках для взрослых девочек.
        А тем временем мы вошли под академию, а мне стало страшновато. Вдруг сия махина возьмет да и обрушится на голову?
        - Не бойся, не упадет, - будто прочитав мои мысли (а может, и в самом деле читал), ответил Дэн.
        Под академией на изумрудном травяном ковре стояли несколько лавочек, на одной из которых сидел высоченный, явно больше двух метров детина, а рядом с ним бледная девушка, одетая во все черное. Прямо как готка.
        - Не глазей так, - сказал Дэн. - Абденцы этого не любят.
        - Аб… Что?
        - Абденцы. Люди из Абдены. Это высокий парень. Они все высокие. А девушка - карсекорка. К ним ты попала когда открыла портал. Советую сходить в библиотеку и взять пару-тройку справочников чтоб быстрее адаптироваться.
        Когда мы поднялись по лестнице в академию, я увидела зал, который мог бы находиться во дворце, но никак не в учебном заведении. В таком высокопоставленная особа могла бы принимать послов, устраивать званые обеды и балы, отдыхать в свободное от работы время.
        По начищенному до блеска паркету пролегала ярко-красная ковровая дорожка. С обоих сторон от неё высились огромные витражные окна, обрамленные алыми шторами. Под ними стояли мягкие диванчики и стулья, а в центре висела здоровенная блестящая люстра, украшенная красными камешками. Не удивлюсь, если это настоящие рубины. И везде царила настоящая музейная чистота и вылизанность, словно мыли здесь по несколько раз в сутки.
        - Сюда, - позвал Дэн, и вслед за ним я прошла через зал, вслушиваясь в стук каблуков под ногами и вошла в высокую, оформленную фигурной резьбой дверь. За ней находился широкий коридор с дверями по обе стороны. На той, что оказалась передо мной, значилась надпись «Ректор. Архимаг Делиус Беррилий Третий».
        - Он тебя примет, все расскажет, я постараюсь навестить тебя завтра, - усмехнулся Дэн, мне же не хотелось с ним разлучаться. Столько всего произошло за последние несколько часов, что мне становилось страшно. И хоть главный маг Европы тоже свалился на мою голову совершенно внезапно, но я ему верила. Не знаю почему - из-за симпатичной внешности? Приятного голоса? Не сходящей с лица улыбки?
        Он наверняка заметил мое желание не разлучаться.
        - Не бойся. Делиус - хороший дядька. Через полчаса получишь комнату и сможешь отдохнуть. Только чувство юмора у него своеобразное. Не принимай всерьез.
        Я кивнула. Не первый раз мне предстояло общаться с ректором. И в этот раз переживу.
        Дэн постучал в дверь, приоткрыл её.
        - Архимаг Делиус, вы свободны? - спросил он не переступая порог. В его голосе чувствовалось уважение.
        - Входи, Дэн.
        - Я тут тебе студентку привел, - главный маг Европы открыл дверь, пропуская меня вперед, и я узрела ректора.
        Как ни удивительно, на ректора он совсем похож не был. Впрочем, Дэну тоже не подходило звание кого-либо главного.
        Архимаг больше походил на классического аристократа - зачесанные назад черные волосы, аккуратная бородка вокруг рта, большие карие глаза. Лишь одет он был не по-аристократски - в самой обычной синей футболке, какие на земле хотя бы раз надевал каждый.
        Сидел ректор за большим письменным столом, из которого росли причудливо переплевшиеся пять цветков. Каждый своего цвета - желтый, синий, красный, фиолетовый и оранжевый.
        - Садись, - дружелюбным жестом архимаг указал на стул напротив него.
        - На неё напала антисущность в Гее. Сама открыла портал в Карсекор, - сказал Дэн, обмениваясь с архимагом рукопожатиями.
        - Антисущность?
        - Да. Похоже на специально наложенное проклятие, но не уверен. На пару дней поставьте несколько охранных заклятий.
        От слова «проклятие» меня передернуло, хоть и виду я старалась не подавать. Кому могло вообще прийти в голову проклинать меня? Самую обычную, ничем не примечательную девушку?
        - Хорошо, - кивнул архимаг. - Зайди на днях, тут у меня пара студентов рвется в Гею на практику.
        - Только не калисидианцы.
        - Зубериец и землянка.
        - Тогда без проблем. Ладно, я пошел, дела ждут.
        Дэн ушел, оставив меня наедине с ректором. А тот несколько секунд безмолвно в меня вглядывался, скак в музейный экспонат.
        - И как зовут мою новую студентку? - внезапно спросил он.
        - Кристина. Кристина Хольская, - представилась я.
        - Итак, Кристина, вот тебе документ на комнату, - ректор положил на стол фиолетовую бумажку, исписанную мелким белым шрифтом. - Тебя туда проведут, там отдашь распорядительнице. А это, - архимаг вытащил темно-зеленую папку, - несколько анкет. Заполни их, пожалуйста, как немножко освоишься, принеси мне.
        Я молча кивнула.
        - Да, вот еще, - он привстал и потянулся к книжному шкафу, который стоял за его спиной, а я же увидела, что он не человек.
        Что за черт-то?
        Голова его сзади была лысой и покрытой чешуей, как у ящерицы. По обе стороны от неё свисали уши? Или маленькие перепончатые крылышки? А из-под футболки виднелся хвост. Самый настоящий, черт его дери, хвост. Как у крысы, только во много раз длиннее.
        Архимаг сел обратно, возвращая свой аристократический облик, и положил на стол блестящую книжку, на которую я не смотрела. Взгляд был прикован к самому ректору.
        - Небольшое начальное руководство, - улыбаясь, сказал он. А когда я положила руку на книгу, пытаясь взять её, он тут же накрыл её своей.
        Заигрывает! Нет, не хочу я здесь учиться. Мне только флирта от ящерицы не хватало.
        Я отодвинулась назад, не убирая руки, а он наклонился ко мне. А по моей коже уже во всю бегал холодок.
        - Можете отодвинуться? - прошептала я. Громче сказать не получалось.
        - Шучу, - сказал он, убрав руку. - Да и не ящерица я. Это полуиллюзия. Всегда проверяю ей будущих студенток. Если готовы прыгнуть на ящерицу - не беру.
        Ректор одним взмахом руки убрал все, что в нем было от рептилии, и дружелюбно рассмеялся.
        Шутки у него, блин! От таких шуток можно инфаркт схватить! Как первоклассник! А еще архимаг!
        - А заодно и определяю уровень страха, - продолжил Делиус Беррилий Третий. - Это важно для междумирников.
        - Вообще-то я порядочно так испугалась!
        - А кто бы не испугался? - развел руками архимаг. - Межмировой чародей и должен бояться антимагии. Но в то же время должен и уметь контролировать свой страх. Научишься.
        Да уж! Той дряни, что за мной погналась, трудно не испугаться.
        Он встал, подошел к окну и открыл его… Как ящерица ректор уже не выглядел, но хвост оставался на месте. Это особенность его вида, что ли?
        Затем он поднял руку и на неё села птица. Большая и полностью белая, кроме, разве что клюва и глаз и гребня, который был темно-фиолетовым.
        - Анх, отведи нашу новую студентку в общежитие, - сказал ректор. - И присматривай за ней. Кажется, её проклял кто-то из близких.
        Глава 7. Будущее
        Солнце аккуратно выглянуло из-за небольшой белой тучки, словно подсматривало за кем-то. Его лучи коснулись прозрачной крыши библиотеки и проникли внутрь, словно желали насладиться этим местом. Они прикоснулись к изумрудной траве, облизнули книжные полки, побегали по вьющимся по всей зале лианам, осветили высокий лоб библиотекаря.
        Кто-то даже достал зеркальце и принялся пускать калисидианцу в глаза солнечные зайчики, но тот продолжал делать свое дело не обращая на пакостника ни малейшего внимания.
        - Пошли, - Дана указала на свободное место рядом с большим деревом, росшим у стеллажа с надписью «Известные чародеи и чародейки». Помню, как когда-то хотела вынести отсюда книгу. Уж очень она блестела, да и надпись на ней значилась завлекательная: «Магическая мода. Заклинания и практики». А я, как сорока, зацепилась взглядом. Но где там? Гримуар словно намертво прирос к полке.
        Мы с Даной уселись на мягкую, сухую траву. Подруга сразу же принялась искать в своей вожделенной книженции нужные ей заклинания.
        Отсюда через прозрачную вершину пирамиды простирался вид до самого Хименеса. Пять светящихся городских башен выглядывали из-за горизонта, а энергетические соединения между ними сияли красным, отчего казалось, что день уже начал сменяться вечером. Парк академии переходил в лес, тянувшийся до самого города. Среди его зелени взгляд ловил красные и синие деревья, которые, если присмотреться, складывались в забавный узор. Природа так постаралась или человек я не знала, но выглядело впечатляюще.
        Посреди леса стояло огромное серебристое дерево. С величественным видом оно возвышалось над собратьями, как будто присматривая за ними. Король леса - так его называли. Хотелось бы подойти и взглянуть ближе, но без проводника опасно - лес населяло множество всяческих сущностей, в том числе и опасных.
        - Смотри, в жабу Марка не преврати, - я оторвала взгляд от вида и открыла свой фолиант.
        - Не превращу, не бойся, - ответила она.
        Доставшаяся мне книжка содержала множество всего. Мифология, история, магические формулы, даже картинки были. Абденцы изображали мистера Д в виде дракона, потому, что раньше эти милые зверьки у них водились. В Карсекоре, пока тамошние жители не превратили себя в ходячие компьютеры, тоже был похожий культ. Назывался он верой в Центрального. Всемогущего чародея, который и создал волшебство. Они видели его как длиннобородого старца с обручем на лбу. Здесь же упоминался и наш мир, а именно Иисус. По мнению автора книги, Иисус был магом, который пытался построить идеальное общество, построенное на взаимоуважении и любви друг к другу. Был он самим мистером Д, или его посланником, умалчивалось.
        - А что, если Кузма и Бонма влюбить друг в друга? - захихикала Дана, явно успевшая найти то, что ей нужно.
        - Доиграешься - выпрут из академии. И меня вместе с тобой, - пригрозила ей я.
        А потом увидела Марка. Он сидел совсем рядом, под соседним деревом, и, словно оторвавшись от всего мира, смотрел в книгу.
        Знал бы он, что ему уготовала Дана!
        Какое-то время я сидела и любовалась им. Мягкими, но при том не полными чертами лица, отсутствием какой-либо угловатости, аккуратными девичьими губами. Одень на него платье, подкрась немного, и никто не догадается, что перед тобой парень.
        На девушек он никогда не смотрел. Даже когда наша принцесска приходила в слишком уж откровенных нарядах, которые здесь считались нормой. Может, он гей и противоположный пол его вовсе не интересует?
        Он перевернул страницу своей книги, и я увидела листик бумаги, который он использовал в качестве закладки. Точно такой же был и у меня. На нем и значилось послание от таинственного мистера Д.
        Я достала свой, посмотрела на него - один в один.
        А затем подвинулась к Марку.
        - Тебе тоже подбросили? - спросила я.
        - А? Что? - он оторвался от чтения так, будто его разбудили посреди ночи с криком «нас окружили зомби!».
        - У тебя такая же открытка…
        - Кто-то подкинул на лекции. Наверное, один из эрлисидианцев, - улыбнулся он, повертев бумажку в руках. А ты, вижу, заинтересовалась?
        Он смотрел на обложку моей книги, а я на него.
        - Немного да, - призналась я. - Утром ко мне кто-то приходил. Сказал, что мистер Д меня выбрал.
        - Хм, - усмехнулся он. - Ко мне тоже. Только вчера вечером.
        - И ты его помнишь?
        - Только синий костюм, - усмехнулся Марк. - Не помню даже мужчина это был или женщина. Еще и как назло магический снимок забыл сделать.
        - И что, действительно думаешь, что этот Д существует?
        - Да какой Д? - искривился Марк. - В худшем случае секта или типа того. А скорее всего, кому-то скучно, вот он и дурачится.
        Я вздохнула, посмотрела на книгу. Поймешь тут чему верить.
        А Дана тем временем сверлила меня взглядом так, будто я только что превратилась из её лучшей подруги в злейшего врага. Ясно все с ней. Влюбилась в Марка по уши и теперь пойдет на что угодно, лишь бы его завоевать. Мешать ей я не собиралась. Да, он красивый парень и все такое, но как человека-то я его не знаю от слова совсем. Может, под его милой мордашкой таится тот еще придурок.
        - Ладно, увидимся на лекции, - Марк поднялся, поправил свою земную клетчатую рубашку. - Если, конечно, за нами не придет мистер Д.
        - Увидимся, - улыбнулась я и вернулась к подруге.
        - Ты чего? - спросила она сходу.
        - Увидела у него такую же открытку, как мне прислали, да и решила спросить, - ответила я.
        А что, мне его десятой дорогой по её мнению обходить? Не смотреть на него даже? Или сразу в параллельную группу перевестись, чтоб наверняка? Подруга понемногу начинала меня злить.
        - Нашла тут классное заклинание. Взгляни, - тыкнула она мне книгу.
        - Не поможет тебе это все, - ответила я. - У подобной магии ограниченный срок действия. Ну получится у тебя с ним на первых порах. И что дальше? Два дня продержится, может, три. А потом он придет в себя, поймет, что случилось, а ты получишь врага до конца учебы.
        - Мне только первый шаг нужен, - хихикнула она. - Дальше он и сам в меня влюбится.
        Может, и влюбится. Любовь - штука непредсказуемая. Но стойкое ощущение того, что Марк считает мою подругу легкомысленной глупышкой не пропадало.
        Хоть на деле Дана не была глупой. Легкомысленной и ленивой - да. Но глупость - точно не про неё. Многие предметы давались подруге лучше, чем мне, а еще она одна из первых определилась со специальностью. А ведь с ней до курса-так третьего, а то и четвертого мало кто определяется. У меня её не было до сих пор и я не представляла что это могло бы быть.
        - Извините, - прошедший мимо человек в коричневом капюшоне чуть было не наступил на меня.
        Посмотрев в спину странно одетому незнакомцу, я снова открыла книгу.
        В статье некоего, а может и некой Джаузи Он-Он выдвигалась теория, что Д не один человек, а целая организация, только не людей, а демонов. И именно эта организация пытается с помощью антимагии управлять мирами.
        Дальше выдвигалась теория, что Д - вообще не существо, а первая буква древнего названия магии. Потом - что Д не конкретный человек, а вид хомо сапиенс, способный использовать и антимагию, и магию.
        Потом говорилось, что Д - дикилокес, то есть равновесие на зуберийском и предлагалась философская доктрина о взаимодействии волшебства и его противоположности.
        Иноформации тут была масса, от легенд до научных статей. Только вычленить из этого что-то действительно стоящее оказалось проблематично.
        - В столовку сходим? - спросила Дана каким-то не своим голосом.
        - Можно. Сегодня же понедельник. Там кексы, - я поднялась и потянулась.
        - Будешь есть много кексов - станешь похожей на мадам Кур-Кур.
        - В здешних кексах нет калорий, - ответила я.
        - Думала, ты не знаешь, - Дана потупила взгляд.
        Мы спустились по лестнице вниз и вошли в дверь, ведущую прямиком на первый этаж. Весь потолок здесь был усажен фиолетовыми цветами, только их запах не чувствовался. Потому что из столовой всегда доносился аромат чего-то жаренного или печеного.
        Сама же столовая была необычной. Во-первых, в ней не было окон. Из-за синеватого свечения на столах она напоминала ночной клуб (в качестве него она тоже использовалась по субботам, когда в академии устраивали дискотеку). Ну а во-вторых, столики находились не только на полу, а и на стенах и даже потолке.
        Такой странноватый дизайн по идее должен был соединить культуры еды всех миров воедино, но вышло с точностью наоборот - каждый находил причину, по которой ему не нравилось это место. Меня просто бесило, что во время трапезы кто-то смотрит с потолка.
        Но несмотря на это, людно здесь было всегда.
        Первым делом я заметила Ранзара и вспомнила о его свидании с Беатрис. Он сидел на потолке в компании двух карсекорцев и активно жестикулируя что-то им рассказывал. Наверняка о предстоящем приключении.
        Кузм и Бонм уселись на стене и жадно поедали эрлисидианское мясо. Ругар Нест - преподаватель алхимии, пялился в газету. Повар в красном сюртуке с помощью искусного владения телекинезом возился с блинами.Недалеко от него уселся тот самый человек в капюшоне, который чуть не наступил на меня в библиотеке.
        Он что, следит за мной?
        Выглядел он точно не как все. Капюшон был здесь только у него, плащ с расширенными рукавами тоже. Он ничего не ел, и будто бы даже не шевелился. Лишь сидел и глядел куда-то в сторону.
        Я вспомнила о антисущностии всем том, что пришлось пережить. Хотя нет, не может быть. Даже если антисущность снова заявится - в академию войти точно не сможет.
        Дана уже успела подойти к помощнику повара - мистеру Кермину, стоявшему у стойки в центре, и взять у него пару кексов. Но аппетит у меня почему-то пропал напрочь.
        До двенадцати часов оставались считанные минуты и я нервничала.
        - Подержи, я в туалет зайду, сказала Дана, тыкнув мне в руки оба кекса.
        - Ага. Я после тебя, - ответила ей. Хотелось переждать там зловещий полдень. Сама не знаю почему, но дамская комната казалась самым безопасным местом во всех мирах.
        Я перевела взгляд туда, где сидел странный незнакомец, и не увидела его. Столик, за которым он только что находился, пустовал. Кто-то мог использовать иллюзию, как Наташа-призрак, которая почти всегда ходила под невидимостью (хоть могла бы и под привлекательностью), но по коже уже ползли мурашки. Дана задерживалась. Какой-то парень пробежал мимо слегка зацепив меня локтем, заставив подпрыгнуть на месте и чуть не уронить кекс.
        Полдень приближался. Я прямо чувствовала его. Если это чья-то шутка, к тому же с использованием заклинания страха - убью этого клоуна!
        Дверь в уборную оставалась закрытой, хоть рядом с ней уже собралась небольшая очередь. Мимо туда и обратно шастали студенты и преподаватели. Синее освещение бесило. Часы на стене досчитывали последние секунды. Во рту образовалась пустыня, посуше зуберийской.
        Сейчас ничего не произойдет. Спокойно отправлюсь на лекцию. А вечером сыграю со всем этажом общаги в «Курцельванию».
        «Три, два, один,» - мысленно посчитала я и закрыла глаза.
        Ну вот, ничего не произошло. Всего лишь чья-то шутка. Все нормально.
        Я подняла веки и увидела вокруг совсем другое место.
        Глава 8. Прошлое
        Год назад я сидела в кабинете ректора Делиуса Берилия Третьего, всматривалась в белую птицу по имени Анх на его руке. Чем-то она напоминала попугая, если бы не длинный клюв и не странный гребень.
        - Конечно. Отведу её. Покажу ей дорогу. Вкусно! - высоким певчим голосом сказала птица и ей после случившегося я уже ни капли не удивилась.
        - Через неделю в академии бал в честь начала нового учебного года, - архимаг посмотрел на меня. - Приходи. А сейчас иди за Анхом. Общежития почти пустые, а у тебя есть время адаптироваться.
        - Спасибо, - поблагодарила я. Типом он мне показался странным. Хвост так и болтался у него за спиной. Интересно, сколько ему лет? На вид - тридцать-тридцать пять, но на деле боюсь, что очень много. Сотня? Пять сотен? Тысяча?
        Да и Дэн может быть куда старше, чем выглядит. Мне он понравился, а потом окажется, что ему больше, чем моему прапрадедушке! Не становятся главными магами Европы в том возрасте, на который он показывает. Пусть он симпатичный, улыбчивый, доброжелательный и все такое, но раскисать и проявлять чувства к нему не стоит!
        Но главное не это. Кто и как мог наложить проклятие? Зачем? Близких - значило не знакомых, а именно близких. Тех, кто всегда рядом. Ну не братец же это сделал. И вряд ли кто-то из друзей.
        Они ошибаются, иначе и быть не может.
        Вслед за медленно летящей птицей я покинула академию тем же путем, что и вошла в неё. Анх старался не лететь слишком быстро. Всегда держался в поле моего зрения. Поначалу было страшно потерять его из виду, но потом поняла, что мой пернатый проводник никуда не денется, и принялась рассматривать окрестности.
        Академия, похоже, находилась на огромной поляне посреди леса с разноцветными деревьями. Если присмотреться внимательнее и мысленно провести линии между синими и красными - становилось похоже на какой-то знак.
        Зачем строить учебное заведение в лесу? Почему не в городе? Чтобы не допустить к студентам антисущности или наоборот, чтобы ученики не уходили?
        А если и антисущности никакой не было? Вдруг она - трюк, чтобы затянуть меня сюда и заставить остаться? Такие мысли понемногу сводили с ума.
        - Нельзя впадать в безумие! - вслух сказала я сама себе, одновременно хлопнув ладонью по ноге.
        - Нельзя. Говоришь правду - нельзя, - внезапно ответила летящая рядом птица. - Безумной станешь - антимагию навлечешь. Плохая антимагия! Нехорошая. Невкусная.
        - То есть можно самой привлечь к себе эту самую антимагию? - я покосилась на Анха.
        - Невкусная антимагия! Маг привлечь её может. Должен маг себя контролировать. Магию от антимагии отличать. А то невкусная антимагия поглотит мага, - ответил Анх. - В это место невкусную трудно привлечь. Защита тут стоит. Но с ума не сходи! А то невкусно будет. Горько и кисло. Невкусная антимагия!
        - Я и сама не против не тронуться. Но не тронешься тут!
        - Не сходи. А то невкусно будет. Был бы я вкусным - не летел бы с тобой, а продолжал бы учиться. А так невкусный я и невкусная антимагия.
        - Так ты что, - удивилась я, - был студентом?
        - Был вкусным, стал невкусным, - коротко ответил Анх. - Невкусный ритуал провел - сам вкус потерял. Антимагические ритуалы к невкусным силам взывают.
        - И тебя превратили в птицу?
        - Кто вкус теряет, очищение должен пройти. А я невкусным был. Кислым. Или горьким. Приторно-сладким. Ненавижу приторно-сладкий.
        - Что же, ясно, - ответила я.
        Становиться птицей мне совсем не хотелось. Странные у них здесь наказания. Не сдашь лабораторную - превратят в птицу? Хорошо, если не в что-либо похуже.
        - За учебу не будет очищать никто. А вот если невкусной станешь…
        - Ты что, мысли мои читаешь? - обозлилась я.
        - Я Анх, птица-телепат. Не могу не читать. Тем более вкусные они.
        А теперь ко мне чтеца мыслей приставили! Вообще замечательно! Это все действительно напоминало исправительную колонию, а не академию!
        - Рассказать о твоих мыслях не могу никому, - сказал Анх. - Печать не даст. Но вкусные мысли. Освежают. Очищают. От невкусной антимагии вкусными мыслями лечиться надо. Светлыми.
        - Так это лечение? - удивилась я.
        - Мысли новоприбывших - са-а-амые вкусные. Очищают! - пропела птица. - А вон там ты жить будешь. Вкусно там. Не кисло.
        Я посмотрела вперед и увидела здание. Его можно было бы принять за наше, земное: пятиэтажное, голубоватого цвета, с большими окнами и красной черепичной крышей. Можно было бы, не пари оно в воздухе!
        - Здесь все летает? - спросила я Анха.
        - Парит все, летает. Вкусно летать. В Кати целые города летают. Посмотришь еще как там вкусно.
        Приблизившись к общежитию, я увидела винтовую лесенку, ведущую внутрь. И женщину, стоящую рядом с ней. Женщина была высокой, ей бы в баскетбол играть. Наверняка она из того же мира, из которого тот детина, которого я видела в академии.
        Но несмотря на высокий рост и крупное телосложение (да и возраст - на вид ей было не меньше пятидесяти) женщина сохраняла искру привлекательности. Одета она была в бежевое винтажное платье до пола. Но ярко-рыжие волосы распустила, и те свободно колыхались на ветру. Макияж у неё тоже был. Умеренный и красивый. Можно будет поинтересоваться где достать косметику.
        - У нас новая ученица! - женщина расплылась в доброжелательной улыбке, как бабушки, спустя долгое время видящие своих внуков. - Я миссис Ренуа. Анх, можешь лететь обратно к архимагу.
        - Анх нужен будет - щелкни трижды пальцами и назови меня по имени. Прилечу - вкусно будет. Не будь невкусной, - сказала птица и взмыла в небеса.
        - Милочка, тебя как зовут? - обратилась ко мне женщина не снимая улыбки.
        - Кристина, - ответила я и протянула фиолетовую бумажку. Отвечать доброжелательностью ей я не спешила. Не до того было. Все менялось настолько быстро, что голова кружилась. Антисущность, магия, ректор то ли извращенец, то ли шутник, говорящая птица, а теперь эта мадам. Хотелось уснуть, а потом проснуться в своей квартире и своей постели. Ощущения того, что все вокруг сон, не уходило ни на секунду.
        - Поселить и посодействовать в адаптации, значится, - прочитала с бумажки Ренуа. - Так и сделаем. Ты же из Геи?
        - С Земли.
        - С Геи. Поселим тебя к геянке. К Беатрис. Она второкурсница, быстро тебе поможет. Из вашей страны, как же её? Объединенные штаты Америи?
        - Америки, - поправила я.
        - Точно. Никак не запомню это слово. Идем, - позвала она и просто-таки взмыла по лестнице. Я же не спешила. Ступеньки выглядели узкими и неудобными. Неверный шаг - и навернусь вниз головой.
        - Не бойся! - заверила миссис Ренуа. - Отсюда никто не падал. Они адаптируются!
        Женщина говорила не на русском. На том языке, о котором мне рассказал Дэн. Как и ректор, да и Анх тоже. Каким-то чудом я понимала каждое их слово.
        Вспомнила уроки английского в своем мире. Бессонные ночи за книгами перед экзаменом и строгую Лидию Петровну, требующую не понимать, а зубрить написанное.
        Здесь с этим вроде бы все намного лучше.
        Лестница действительно подстраивалась под меня. Стоило встать на ступеньку как та расширялась и расстояние между ступеньками становилось меньше.
        Внутри общежития, как и в академии, был настоящий королевский зал. Начищенный до блеска паркет и ковер - только на сей раз синий. В центре стоял стол с кучей валяющихся на нем бумаг, а вокруг - фигурные колонны, в каждой из которых виднелась дверь.
        - Беатрис еще не приехала, - бормотала миссис Ренуа. - Будет через два-три дня. Сходите с ней в город за платьем для бала. Ты же любишь балы? Ваш ежегодный бал в честь Джамали - просто чудо. Я бывала в молодости. А пока что запишем тебя в комнату. Четвертый этаж, восьмая.
        Я не стала говорить ей, что с балом она перепутала, и у нас нет никакого Джамали. Спросила то, что интересовало меня куда больше.
        - А как же деньги? Я ничего не взяла. Да и наши гривны вряд ли здесь в ходу.
        - Гривны? Все время думала, что у вас кубальи, - миссис Ренуа поморщилась и облокотилась на свой стол. - Не беспокойся про это. Каждому новоприбывшему из других миров полагается карта. Вот.
        Она вытащила из-под стола желтую карточку, похожую на ту, которыми расплачивались у нас, только без каких-либо надписей и положила её на стол.
        - Пыли тут хватит на два-три месяца. К тому же питание бесплатное. А там устроишься к кому-то из преподавателей в подмастерья. Это оплачивается. Пара-тройка часов в день - и на все хватит. Мастера вывесят списки тех, кто им нужен, в начале учебного года. Вообще повезло тебе, что как раз перед началом прибыла. Чуть раньше - пришлось бы долго ждать, а чуть позже - догонять программу.
        - Спасибо, - кивнула я и взяла карточку. На ощупь она действительно казалась покрытой пыльцой.
        - И вот. План местности, конечно же. Пока не выучила навигационных заклинаний, - миссис Ренуа положила на стол чуть больший лист бумаги, на котором были красиво и стилизовано нарисованы академия и еще несколько зданий.
        Я прикоснулась к карте, та дрогнула, а затем по среди неё появилась надпись «Добрый день. Я - карта местности. Куда проложить путь?».
        Это что, как навигатор?
        - Заблудиться не даст, но путеводные чары советую выучить в первую очередь, - улыбка на лице собеседницы расцвела еще больше. - Тебе вон в ту дверь. Через неё сразу попадешь на свой этаж. Можно и по лестнице, но ты и так устала, милочка.
        Я взглянула на одну из дверей в колонне, на которой виднелась золотистая тройка.
        - Точно туда? - переспросила я. С памятью у неё, кажись, неважно.
        - Туда-туда, - закивала женщина. - Свое общежитие я как пять пальцев знаю. Комната откроется когда прикоснешься к двери. И запомнит тебя. Никто, кроме тебя и Беатрис не войдет. А то бывают тут мальчики!
        - Спасибо, - поблагодарила я, надеясь, что в этот раз она не ошиблась, и направилась к колонне.
        В этот раз миссис Ренуа сказала правду - пройдя сквозь дверь я оказалась в длинном коридоре с все таким же начищенным до блеска паркетом на полу. Быстро нашла свою комнату с номером восемь и как только прикоснулась к ручке, та открылась.
        К счастью, мои ожидания не сбылись. Насмотревшись на здешние залы я ожидала музейную чистоту, начищенную до блеска мебель из века-так восемнадцатого, подсвечники, исполинские люстры - ту обстановку, на которую приятно глядеть, но в которой невозможно жить.
        Реальность оказалась приятнее ожиданий: за дверью нашлась вполне симпатичная и уютная комнатка с двумя кроватями, столиком, парой шкафов - один для одежды, а второй для книг. Половина шкафа с левой стороны была уставлена книгами. Надписи на корешках гласили: «Телекинез», «Основы иллюзий и превращения», «Труп из Новиграда» - кажись, бульварное чтиво, «Магические и немагические травы», «Мертвые души. Том второй».
        Что?
        Ладно, сейчас не до этого.
        Здесь же были несколько земных тетрадей с симпатичными актерами на обложках. Плакат с корейской мальчуковой группой нашел свое место над кроватью.
        Левая сторона, значится, занята. Моя - правая. Я положила на столик между кроватями свои бумаги, отправила в шкаф куртку и улеглась. Здесь еще были туалет и душевая (вполне земные, кстати!) и небольшая кухонька. Рассматривать их не хотелось, лишь туалетом воспользовалась. Радовало то, что это совсем не было похоже на то, что я представляла при слове «общежитие» в своем мире. Никаких обоев советской поклейки, запаха гнили и одной уборной на полсотни человек.
        Понадеявшись, что сюда никто не войдет, я разделась. В шкафу нашелся нежно-розовый халатик, который подошел мне идеально. Принадлежал он, скорее всего, Беатрис. Надеюсь, она не обидится.
        На улице понемногу темнело и я решила поспать. Залезла под одеяло, потянулась и заметила за окном человеческую фигуру. Она стояла прямо под моим окном и, кажись, не двигалась. Голова её была опущена, взгляд пялился в землю. Были ли у фигуры глаза оставалось загадкой. Тело скрывал мешковатый плащ, голову покрывала широкополая шляпа.
        - Антисущность, - прошептала я. А антисущность, кажется, поняла, что я на неё смотрю. Она медленно развернулась, будто желая, чтоб я подольше на неё смотрела, и ушла восвояси.
        Желание спать тогда было убито напрочь.
        Глава 9. Будущее
        Место я узнала сразу, хоть не была тут никогда в жизни.
        Оно походило на Венецию, какой она предстает в исторических фильмах и книжках. Узкие каналы с мостиками, снующие туда-сюда гондолы, люди, одетые в подобия древнеримских туник. Куда не глянь взгляд цеплялся за яркие краски. Они были повсюду - в одеждах, в архитектуре, даже висящая в небесах радуга выглядела сочно. Будто кто-то пролетел и разбрасывая вниз тысячи разноцветных брызг. Те падали вниз, ложились на дома, людей, памятники. Делали из города настоящую палитру художника.
        Винезарис! Город миллиона цветов. Единственный город Кати, стоящий на Земле.
        Картины, магограммы, и прочие подобные сувениры с этим местом были повсюду. Когда-то город был столицей всего мира. Отсюда виднелась и его визитная карточка, которую любили размещать на всяческих открытках - разноцветная статуя Карху - короля, объединившего государства мира воедино.
        Для меня твердо стоящие на земле здания были привычны, а вот для местных - настоящей диковинкой. Между пестрящими всеми возможными красками домами сновали сотни туристов. Глаз цеплялся за высоченных абденцев, худощавых зуберийцев, бледных карсекорцев. Даже иномиряне здесь пытались выглядеть красочно и надевали продающиеся на каждом углу пестрые платки.
        - Я ничего тебе не сделаю, - послышались слова, а память понемножку начинала возвращаться.
        Я же была в академии. Ждала Дану и как-то оказалась здесь.
        Мистер Д! Точно, я получила записку и тут…
        Меня похитили!
        - Не бойся! - человек, пытавшийся успокоить меня, встал прямо перед моими глазами. На нем был плащ с капюшоном, который я приметила в академии, но кто он и к какой расе принадлежит понять казалось трудной задачей, потому что лицо незнакомца скрывала темная, почти черная маска.
        - Ты в безопасности, - твердил он.
        Голос звучал немного странно, словно говорили через приложенный ко рту лист бумаги. Выглядывавшие из прорезей маски карие глаза не были злыми. Вряд ли они принадлежали преступнику. Ну и точно в них не было ничего от антисущности.
        - Ты меня похитил! - громко сказала я.
        - Мистер Д хочет поговорить, - тихо объяснил незнакомец. - Ему нужно сохранять анонимность. К тому же, понадобится охрана. А я способен тебя защитить. Считай это эскортом.
        - О чем же он хочет со мной поговорить?! - спросила я еще громче.
        - Он хочет, чтобы ты ему кое в чем помогла. И это пойдет на благо всем.
        - А если я не хочу ему помогать?
        - Ты можешь отказаться. Но сперва выслушай его.
        Ладно. Надо успокоиться. Но как тут успокоишься? Каким-то чудом этот тип перенес меня из академии в Винезарис за считанные секунды?! Ни один маг не способен на подобное! Даже ректор!
        Или способен?
        Я слышала что-то о способности к перемещению, но ни разу не встречала. Вроде как подобные вещи - редкость, и встречаются единожды на миллион человек.
        Антимагия?
        Эта мысль заставила сердечный бой участиться.
        - Позволь пригласить тебя на речную прогулку, - мой похититель протянул руку в пригласительном жесте, а кивком указал на тихо плескавшуюся у берега лодку.
        - Если ты можешь переноситься на огромные расстояния, зачем нужна лодка? - спросила я.
        - Не в любое место можно так попасть, - ответил он.
        Любопытство взяло верх. Я протянула незнакомцу правую руку, но, ведомая тем же любопытством, левой попыталась ухватиться за его маску. Рука прошла насквозь, словно там ничего не было. Лишь кончик пальца на мгновенье коснулся мягкого лица.
        Иллюзия. Но настолько мощная, что не искривляется, если к ней прикоснуться.
        - Позже я покажу тебе свое лицо. Если ты согласишься на предложение мистера Д, у меня не будет от тебя тайн, - прогудел незнакомец.
        - Ладно, ладно, - закивала я. На лекцию все равно не успею. От Винезариса день пути на корабле до Хименеса, а оттуда к академии только на лошадях или мавах. Разве что этот человек, зачем-то прячущий свое лицо, перенесет меня обратно.
        Я спустилась в лодку, села на сидение и почувствовала успокаивающее покачивание реки.
        А что? Почему не посмотреть на мистера Д воочию? Похищать меня ради выкупа или магических экспериментов - да ну. Бред! Выкуп за меня никто не заплатит, а для тестов проще купить голема или нанять добровольца.
        Незнакомец встал у руля и взялся за весло. Под развевавшимся на ветру плащом я увидела темный, как и маска, костюм, который скрывал худощавую, но не чрезмерно фигуру. Точно не зубериец. И не абденец - рост не тот. Не эрлисидианец - фигура не подходила. И не калисидец. Тех, когда они открывают рот, ни с кем не спутать. А карсекорца выдал бы легкий акцент.
        Или наш, или местный. Мне от чего-то показалось, что наш. Землянин-геянин.
        Лодка медленно двинулась по узкому каналу, я же любовалась окрестностями. Не ежедневно представляется возможность посетить Винезарис.
        От яркости слепило глаза. Здесь все, начиная с дорог и заканчивая людьми, было разноцветным. Мимо проплыло похожее на церковь здание, в котором причудливо сочетались красный, синий, зеленый и немного розовый. Высящаяся над городом башня была раскрашена фиолетовыми и серебристыми пятнами. Арка, на которой сидел бронзовый мальчик, пестрела желтым, бирюзовым, травяным зеленым и белым.
        Все это многоцветие отражалось в реке, превращая её в пеструю ленту.
        Канал становился шире. Вокруг плавали другие прогулочные лодки, а кто-то прыгал в каналы и купался.
        Прямиком из воды выглядывала статуя в виде руки, на пальцах которой сидели трое ребят лет по десять, решившие устроить здесь трамплин.
        Рядом с лодкой показалась серая, продолговатая голова минерамина. Он посмотрел вокруг четырьмя светящимися синим глазами и нырнул в пучину, на прощанье взмахнув плавником.
        Впервые мне довелось видеть это животное вживую, а не на картинках из учебника по магической зоологии. На самом деле он был куда меньше, чем казался, но ради отпугивания хищников научился создавать иллюзии размера.
        Мой похититель, охранник, пространственный маг, гребец и все это в одном лице молчал. То он смотрел на меня, то на водную гладь, то направлял свой взгляд к городу.
        - Сейчас не бойся, - сказал он.
        - Чего не бояться? - спросила я и лишь после этого заметила, что наша лодка медленно погружается под воду. - Мы тонем!
        - Не тонем. Так должно быть.
        Воды становилось все больше. Она достигла моих щиколоток и первым желанием стало спрыгнуть. Плавать я умела, с детства любила ходить на пляж. До берега как-нибудь доберусь.
        - Не бойся, - сказал мой спутник, а я заметила, что не чувствую влаги. Подняла ногу, попробовала на ощупь свою обувь, и та оказалась абсолютно сухой. Еще одна иллюзия?
        Воды становилось все больше. Лодка затонула почти полностью. Мимо проплыла гондола, но никто из трех её пассажиров не обратил на нас внимания. Может, они вовсе не видели нас? Или видели, но им казалось, что мы просто плывем?
        Сильная иллюзия, пространственный дар - но такого быть не может! Два подобных таланта у одного человека не бывает. Точно антимагия! Чертова антимагия!
        Спустя каких-то десять секунд над рекой выглядывала лишь моя голова. Но лодка не переворачивалась, не удирала из-под меня. Все так же ощущалось сиденье, а главное - сухость.
        Может, магия заключена в самой гондоле, а не в человеке, который ею управляет?
        На мой подбородок наплыла небольшая волна, но касание не почувствовалось, словно она была иллюзорной. Я попыталась зачерпнуть воду, но это оказалось невозможным. Никакой жидкости будто и не было. Глаза меня обманывали. Протянула руку и почувствовала сразу же охватившую кисть влагу.
        Будто коридор ведет вниз!
        - Не пытайся сойти с лодки. Попадешь в реку и утонешь, - сказал мне мой спутник и в тот же миг моя голова оказалась под поверхностью.
        Поверхность реки, ласкаемая лучиками солнца, виднелась над головой. Проглядывающиеся здания стали размытыми, как на акварельной картине. Рядом с моим лицом проплыл косяк миниатюрных рыбешек. Чуть дальше показался минерамин, который в воде выглядел куда больше, чем сверху.
        Тот же или другой?
        - Скоро будем на месте. Главное - не бойся, - попытался успокоить мой спутник и начал грести быстрее. Его голос от погружения ни капли не изменился.
        Достал повторять!
        Чего, собственно, не бояться? Эта река совсем не глубокая. Утонуть здесь - надо совсем не уметь плавать. Наверняка мы сейчас пройдем через портал и окажемся в другом месте. Только в чем смысл прятать портал на дне реки?
        Я посмотрела вниз и увидела там полнейшую тьму. Дно не виднелось, хоть уже должно бы показаться. Как и портала.
        Небольшая рыбка чуть не столкнулась с моим носом, остановилась, будто говоря «привет, незнакомец» и поплыла по своим делам. Потом показались водоросли. Значит, мы у самой земли.
        Но длинный покрытый иглоподобными лепестками стебель закончился как и начался. Дна все не было, хоть погружались мы достаточно долго. Не может эта река иметь такой глубины!
        Мы уже перешли куда-то в другое место? Или в другой мир?
        Как доказательство этого перед моим взглядом появился блестящий след босой человеческой ноги. Рядом с ним еще один. Кто-то невидимый притопнул, а потом следы направились вверх.
        - Что это? - спросила я.
        - Долго объяснять. Нас оно не тронет.
        Вода вокруг стала прозрачной и кристально чистой. Никакой мутности, даже наоборот, мое зрение стало острее. Я замечала плавающие вдали косяки рыб, водоросли, порхающую по кругу полупрозрачную медузу.
        Появились еще две пары следов. Существа, оставляющие их, обогнали нашу лодку и ушли вниз.
        За год с той поры, как я узнала, что магия существует, а мой мир не единственный, мне не приходилось видеть ничего подобного. Потому игнорируя моего спутника я испугалась. Сильнее вжалась в сидение, сильнее обхватила пальцами колено, почувствовала дрожь по всей коже.
        Перед взглядом пронеслась птица. Большая, яркая, похожая на попугая. Откуда она здесь взялась? У неё не крылья? Нет, не они. По обе стороны существа росли человеческие руки!
        Вслед за птицей откуда-то с дна (которого здесь, может, и вовсе не существовало) появился черный пузырь. Больше всего лоснящаяся штуковина напоминала нефть.
        Пузырь остановился прямо перед моими глазами и какое-то время плыл параллельным курсом. Мне даже нравилось наблюдать, как он то вытягивается, то сужается. А потом в нем показалось лицо. Полностью симметричная лишенная любого волосяного покрова голова всмотрелась в меня пустыми черными глазищами. За ним вдали что-то происходило. Боковым зрением я заметила огромную, этажей в тридцать ростом, человеческую фигуру, но посмотреть туда не могла. Будто что-то незримое отталкивало мой взор от созерцания.
        Я закричала, отодвинулась назад, почувствовала, как во мне что-то дернулось, снова услышала слова «не бойся».
        Лицо зашептало. Оно не моргало, у него вообще не двигалось ничего, кроме рта. А то, что лилось из него не было словами. Набором монотонных шипящих звуков, но только не словами. Его речь закончилась внезапно, сменившись полной тишиной. А потом лицо так же резко, как и появилось, исчезло в пузыре, тот с молниеносной скоростью метнулся вверх, а с ним исчезла и огромная фигура в уголке глаза.
        - Что это было? - спросила я, чувствуя, как дрожит мой голос.
        - Оно неопасно. Я и сам не понимаю здешней природы, - ответил мой спутник, монотонно работая веслом.
        - Где мы?
        - В Денканте. В месте, о котором не принято говорить.
        Денкант!
        Нет, стоп, это не может быть им! Ведь все проходы в этот мир запечатаны. Или может?
        В книгах встречались только короткие заметки об этом месте. Говорилось, что это мир, который поглотила антимагия, и чтобы она не распространялась, чародеи сделали так, что проход туда невозможен.
        Значит, человек, который вез меня на вниз, вопреки всем законам магической науки мог использовать антимагию без сложных ритуалов, просто пропуская её через себя.
        Мистер Д?
        Глава 10. Прошлое
        Год назад я тоже испугалась появления антисущности за окном. Но она не появлялась час, два три. Сон все сильнее умолял откинуться на теплую подушку, а я уговорила себя, что, может, никакой антисущности и не было. Может, это кто-то другой, только одетый похоже. Или вообще подсознание нарисовало пугающую галлюцинацию.
        В итоге я вырубилась и без снов провалялась в отключке до самого утра.
        Когда наконец проснулась, то сперва решила, что нахожусь в Киеве, в своей постели. Потянулась, нежась в постели. Вспомнила, что никуда не нужно идти. Почему бы не поваляться в кровати до обеда, а то и дольше?
        Но стоило приоткрыть глаза, как я поняла, что все, что было, произошло наяву. Другие миры, магия, антисущность - они находились не в фэнтези-книжке, не во сне, а рядом.
        Сонливость как рукой сняло. Зато возникло резкое желание отмотать время назад и остаться дома в тот злополучный день. Если бы я это могла!
        Но ведь если магия существует, то кто сказал, что подобное невозможно?
        А с другой стороны, если то создание действительно шло за мной, то оно могло прийти и в квартиру. И тогда…
        Больно представить что было бы тогда.
        Я встала в желании совершить утренние процедуры, но у меня даже зубной щетки и полотенца не было. Получилось лишь принять душ, благо, с теплой водой тут проблемы не было.
        Моя одежда совершенно не годилась для местной погоды. А ведь Дэн говорил, что сотрет меня из памяти всех, кто был со мною знаком. Не мог бы они и мои вещи сюда перенести?
        И почему про это не спросила?
        А за окном, похоже, сегодня теплее, чем вчера. И пейзажик красивый. Россыпь красных цветов по зеленом травяном ковре была хаотичной, но в то же время в ней царила какая-то странная, неуловимая глазу гармония. Были ли вчера эти цветы здесь? Не помню. Зато помню гоняющиеся друг за другом растения.
        За поляной сколько хватало взгляда виднелся лес, а на горизонте высились пять одинаковых башен. Похоже, там начинался город. И мне нетерпелось там побывать. Но сперва надо бы найти что надеть и узнать об этом мире побольше.
        Я заглянула в одежный шкаф и нашла там пару синих толстовок с фиолетово-белым символом, который я видела на академии. Похоже на здешнюю униформу. Обе были чистенькими, пахли цветами, будто только что пришли с прачечной. Одну я решила надеть. Под мою юбку она вполне подходила..
        А вот расчески не нашлось, а потому волосы пришлось лишь пригладить рукой и спрятать под толстовку.
        Потом я присмотрелась к книгам на полках Беатрис. Конечно же, первым делом заинтересовал второй том «Мертвых душ». Посмотрев краткое предисловие, стало понятно, почему Гоголь их сжег. Точнее, он и не сжигал книгу, наверняка это было байкой для тех, кто не знает о существовании волшебства.
        Как оказалось, Николай Васильевич был магом с особым даром чувствовать магию сквозь миры. Писатель решил, что это вдохновение, и описал вполне реальные магические практики. Сеть чародеев тогда не была развитой, нашли его не сразу, а когда нашли, сказали, что мир не магический, потому этой книге в нем не место.
        Хм, а не магический - значит, что в нем нет магии? Я же открыла портал, значит, есть. Или что магия запрещена? Но почему?
        Ответ на этот вопрос дала другая книга: «Путеводитель по мирам».
        Оказалось, что магия в нашем мире была, но в куда меньшем количестве, чем в мирах, называемых магическими. Массой сложных терминов объяснялось, что вещество в магическую энергию у нас трансформировалось медленно. А потому творить там заклинания могли лишь те, кто способен сохранять магию в себе и использовать собственное тело в качестве такой себе чародейской батарейки.
        У мира Кати же было свойство самостоятельно вырабатывать такую возможность у тех, кто перебрался сюда в водрасте от пятнадцати и до двадцати пяти. Особо хорошо это получалось у тех, кто провел детство в мире, лишенном магии, как наш.
        Это про меня, что ли?
        Интересно!
        Еще здесь говорилось, что маги в нашем мире есть. Люди, с редким даром не только использовать энергию для заклинаний или хранить её, но и производить самостоятельно.
        Даже имена перечислялись, правда, все из прошлого: Жанна Д'Арк, Элвис Пресли (который позже переселился в Эрлисид), Николай Гоголь, королева Виктория.
        Говорилось, что волшебники у нас и ныне, но не афишируют себя - это запрещено. А еще нельзя её использовать в военных и политических целях. Потому что из-за нашего устройства общества магические знания могут привести к катастрофам.
        Вполне разумно. Представляю отряд чародеев на службе у какого-нибудь Ким Чен Ына.
        В дверь постучали, заставив меня оторваться от книги.
        - Да? - спросила я, подойдя к двери.
        - Доброе утро, Кристина, - послышался уже знакомый голос миссис Ренуа. - К вам посетитель.
        Я открыла дверь и увидела управительницу в компании Дэна. Кто же еще мог меня здесь навестить?
        Сегодня он был одет в светло-голубые джинсы и черный гольф, на манер того, который носил Стив Джоббс. На его плече висела небольшая дорожная сумка.
        - Привет. Я тут принес тебе кое-что. Можно зайти? - улыбаясь, спросил он.
        - Да, конечно входи, - закивала я.
        - Только не трогай мне девочку, - забурчала миссис Ренуа. - Знаю я каким ты был, когда здесь учился.
        - Ага. Только это не я был, а Вильф, - ответил Дэн. - Я был тем прыщавым пухлячком, который сутки напролет просиживал в библиотеке, и на первом курсе знал что такое магическая конденсация квантового поля, но боялся девушек больше, чем антимагии. С памятью у вас все так же.
        - Да-да, думаешь, я совсем ничего не помню, - миссис Ренуа погрозила пальцем и покинула нас.
        Дэн же прикрыл дверь и протянул мне сумку.
        - Если что не нашел - извини, - сказал он.
        Я взяла сумку, расстегнула её и увидела свою красную блузку, которую я надевала в исключительных случаях. Под ней лежала джинсовая юбка, дальше кожаный плащ, расческа, нижнее белье. Все скомканное, видно, что мужчина складывал, но я была рада. Как столько вещей умещалось в маленькой легкой сумочке оставалось загадкой но, надеюсь, скоро я это пойму.
        Удобно же.
        - Спасибо, - кивнула я, стараясь не выражать лишних эмоций. Еще что подумает. - А ты и вправду был прыщавым пухлячком?
        - Ага, - кивнул Дэн. - Как бы я еще попал на свою должность в двадцать шесть лет? Заучкой был страшным.
        Расческа! Наконец-то!
        Я вынула из сумочки свою массажку, принялась рассчесываться.
        - Вообще-то тут можно без неё обойтись, - сказал Дэн. - Дай покажу.
        Он шагнул ко мне, протянул ладонь.
        - Дай руку.
        Руку я протянула. Он взял её, легонько помассировал. Прикосновение было горячим, наполняющим меня приятным теплом.
        - Ногти остриги, - сказал Дэн. - И лаком не пользуйся. Проводимость у него нулевая, а на начальном этапе нужно много работать пальцами.
        - Точно?
        - Если хочешь можешь взять книжку по иллюзиям в библиотеке и научиться создавать иллюзорный маникюр. А теперь смотри: проведи пальцами по волосам, сосредоточься, почувствуй энергию. Мысленно прикажи энергии работать с волосами. Я буду тебя немножко контролировать, чтоб ты с первого раза не переусердствовала.
        - Оки, - кивнула я, всматриваясь в глаза Дэна. Какие же они… Интересные! - Попробую.
        - Оки! - усмехнувшись, кивнул он не отпуская мою руку.
        Я потянулась к волосам, попыталась почувствовать ту самую энергию. Что-то действительно ощущалось. Тепло, холод, мягкое пощипывание подушечек пальцев. Но как этим управлять?
        - Не обо мне думай, а сконцентрируйся на волосах, - сказал Дэн.
        - А я о тебе и не думаю, - соврала я, стараясь сохранять сосредоточенное выражение лица.
        - Ну конечно, - главный маг Европы издал короткий смешок.
        - Только мысли мои не читай!
        - Я и не могу пока ты не позволишь. Я же человек, а не птица-телепат. Но ты краснеешь.
        Серьезно? Краснею? А зеркала рядом-то нет.
        - Ладно. Сосредоточься на магии. Пропусти её через себя. Попроси её сделать то, что ты хочешь, - объяснял Дэн. - Я помогу. Почувствуй невидимую нить, соединяющую твои пальцы и волосы. Закрой глаза.
        Я закрыла и действительно почувствовала. Каждый волосок на голове казался управляемым одной лишь силой мысли. Кажется, я даже могла сосчитать их при желании. Вот здесь распутать, там подправить и выпрямить. А еще сделать пышнее.
        - Вот так, молодец, - услышала я слова Дэна. - Можешь попробовать сменить цвет, если хочешь. Пигментацией управлять просто.
        - Пока не хочу, - ответила я, не открывая глаз. Мой темно-каштановый меня устраивал, хоть иногда мелькала навязчивая мысль стать черной или рыжей.
        Я продолжила наводить порядок на голове обоими руками. Почувствовала, что Дэн встал сзади и держит меня за оба запястья, наделяя все тело теплом.
        - У тебя хорошо выходит, - сказал главный маг Европы, когда я закончила. - Сможешь стать магическим стилистом, если немного подучишься. - Прогуляемся?
        - Почему нет? - ответила я и только сейчас он отпустил мои руки. Но приятное тепло внутри сохранялось.
        - Чувствуешь что-то наподобие огонька внутри?
        Я закивала и усмехнулась.
        - Это ты сделал?
        - Лишь помог тебе с концентрацией, - усмехнулся Дэн.
        - Подожди за дверью. Я переоденусь, я кивком указала на выход.
        - Без вопросов, - развел руками он и удалился.
        Черт! Я что, флиртую с главным магом Европы? Срочно надо опомниться! Я даже не знаю сколько ему на самом деле лет. Может, не стань он магом, был бы пенсионером! Но от прогулки отказываться не стоит. Он пока что единственный, кто помогает мне адаптироваться.
        Я сменила джинсы на голубые, весенние. Нашла в сумке кеды. Старенькие, я их еще будучи школьницей покупала, но чертовски удобные. Заметила коробку прокладок. Ого, он и это взял! Не помешало бы чуть подкраситься, но косметика была разбросана по всей сумке, найти там что-то казалось невозможным. Толстовку с символом академии я решила оставить. Тем более большинство моей одежды смялось.
        Дэн ждал когда я выйду опершись о стену и о чем-то задумавшись.
        - Главный маг Европы решает важные вопросы, - спросила я, захлопывая дверь в комнату.
        - Только восточной Европы. В западной после Де Фюнеса от этой должности отказались. Запоминай, кстати. Магическую историю своего мира тебе в конце семестра сдавать придется.
        - Де Фюнеса? Актера, что ли?
        - Ага, - усмехнулся Дэн. - Он всю жизнь потратил на попытку сделать Гею магическим миром. Но ничего не достиг.
        - Значит, маги не живут тысячелетиями? - спросила я в желании узнать сколько же на самом деле главному магу Европы. Только восточной.
        - Куда там? - ответил он. - Как и все люди. Максимум лет на пятнадцать можно отстрочить смерть. Есть, правда, те, для кого долгожительство - часть специальности. Но тут еще и особенные таланты надо иметь.
        - А у тебя какая специальность?
        - Хочешь знать сколько мне лет? - усмехнулся Дэн. - Двадцать восемь земных. А по специальности временной чародей.
        - То есть ты управляешь временем? - я вспомнила тот фокус с заморозкой улицы.
        - И да, и нет. Отмотать назад нельзя. Можно замедлить, ускорить, приостановить, и то в ограниченном пространстве и ненадолго. Время - как река. Оно восстанавливается, и развернуть его не смогут даже все временные маги вместе взятые. Идем, - Дэн жестом предложил взять его под руку.
        А чего отказываться? Он не старец, он симпатичный. Хотя, какой симпатичный? Красавец.
        - Так о чем думал главный маг восточной Европы? - спросила я.
        - Об антисущности, - ответил он. - Пройдемся по ступенькам. Люблю эту лестницу.
        Винтовая лестница находилась чуть дальше по коридору и была пришельцем из фильмов про викторианскую Англию. Каждая ступенька блестела так, будто по ней никто никогда не ходил.
        - У тебя были знакомые, в которых ты чувствовала что-то не то? Будто от них так и тянет отрицательной энергией? - спросил Дэн.
        - Я всегда знала, что моя училка по физике пришла прямиком из ада, - пошутила я, не зная что ответить. Да, были люди, которые явно не вызывали симпатию. Сосед-алкоголик, друг моего братца, похожий на бандита из девяностых, озабоченный одногруппник, который всегда стремился прикоснуться к девушкам и несмешно шутил на темы секса, взяточник-препод…
        - Мои коллеги проверяют твоих знакомых. Пока виновника не нашли, но антисущность точно натравили на тебя умышленно. При том поработал очень умелый чародей, - сказал Дэн.
        - Кому я вообще могу быть надо? - спросила я.
        - Не представляю. Но проклятие могли наложить через кого-то, - сказал Дэн. - Чародей перенес на тебя заклинание через того, с кем ты должна была встретиться. Было ли такое, что кто-то из твоих знакомых сердился, кричал, а потом внезапно остыл, захотел спать, а ты ощутила себя плохо?
        - Нет…
        Я задумалась.
        - Или было? Может? Что-то вертится в голове, но вспомнить не могу.
        - Плохо, - вздохнул мой спутник. - Поработали с памятью. Все хуже, чем казалось.
        Глава 11. Будущее
        - Мистер Д? - спросила я у лодочника. - Это ведь ты?
        - Когда будем на месте, все узнаешь, - монотонно ответил он.
        Блин, ну почему не объяснить все сразу? Зачем все это вместо того, чтоб просто поговорить?
        Я обернулась в попытке оглядеться и увидела ту самую огромную человеческую фигуру, которую наблюдала пять минут назад краешком ока. И поняла, что в ней от человека ровно столько же, сколько в рыбе.
        Состояла эта штуковина из сплошных водорослей или из чего-то, очень похожего на них. В её исполинском теле виднелись дыры, отовсюду выглядывали отростки-растения. Но главное - под существом не было дна, лишь вода. Тем не менее двигалось оно так, будто твердо стояло на ногах.
        Вряд ли существо имело глаза, но не покидало ощущение, что оно смотрит на меня. А потом гигант растворился..
        - Что это было? - спросила я, не ожидая ответа.
        - Исполин из водорослей памяти. Они воссоздают знакомые образы. Он не опасен, - ответил гребец.
        Смотря на него вспоминался миф о Хароне, перевозчике в ад. И все указывало на то, что именно туда мы и направляемся.
        Вверх снова прошел кто-то невидимый, оставляя в воде серебристые следы. Послышался хохот ребенка. Это в самом деле был детский смех или мне почудилось? Сердце окончательно устремилось к пяткам.
        Мимо проплыла рыба. Самая обычная рыбина, похожая на земного леща. Но когда она развернулась, взору предстало человеческое лицо с плавниками вместо ушей и хвостом там, где должна быть борода.
        Глаза чуда-юда завертелись и не пойми что, ушло на глубину. Лишь спустя минуту я поняла, что у лица не было глаз. Вместо них из черных дыр выглядывали открывающие раковины моллюски.
        Мне сильно-сильно захотелось закрыть глаза, чтобы не видеть всего вокруг, но страх не позволял. Закрадывалась мысль, что кто-то подбросил мне галлюциногенного паука.
        Внизу что-то показалось. Нечто огромное и темное. Громкий звук, похожий на перетаскивание чего-то большого по асфальту, резанул уши. Я слегка наклонилась и узрела кюрина. Похожего на того, что предстал мне когда-то, когда Дэн вел меня по мосту в академию.
        Тогда я видела только часть его, сейчас же взору предстало все создание. Верхняя часть напоминала земного кита. Исполинская туша, тянулась широкой мордой вверх, а её усы развевались в воде как на ветру.
        Десятки хаотично раскиданных по огромному телу кюрина красных глаз смотрели во все стороны одновременно. С обоих сторон его тела росли огромные плавники, куда больше, чем у того, что мне приходилось видеть. Отсюда они выглядели как пара перепончатых крыльев летучей мыши. Огромной летучей мыши. Но больше всего поражала воображение нижняя часть тела этого создания.
        Оно напоминало лошадиный торс с хвостом, похожим на метлу. Ног было семь, насколько я могла видеть сверху. Они были человеческими, но заканчивались не ступнями, а копытами. А на спине высился замок. Переливался, будто построили его из драгоценных камней. В центре его находилась башня, на которой должен был бы висеть флаг, но вместо него переливался черный пузырь. Тот же или другой?
        - Мы туда направляемся? - спросила я, кивая в сторону замка, но ответа не получила.
        - Держись, - крикнул мой конвоир. В его голосе прозвучали знакомые нотки. Кому же они принадлежат?
        И тут лодка склонилась, заставив меня рефлекторно уцепиться за борт.
        Что происходит?
        - Держись и не бойся! - громко сказал незнакомец.
        Не испугаешься тут, когда кто-то скрытый от взгляда оперся на бортик, а затем и шагнул в лодку. Невидимка оставил след - такой же серебристый, как и появлявшиеся раньше ступни. Только на сей раз это была трехпалая конечность с когтями, оставляющими вполне реальные зазубрины.
        Послышался тихий рык. В нос ударил смрад, похожий на сапах протухшей квашенной капусты. Я закрыла нос.
        Лодка снова качнулась. След появился у моих ног. За ним еще два. Оно ходило на трех лапах?
        Я вжалась в сиденье, чувствуя, как кружится голова и двоится в глазах. Впервые с момента попадания в другой мир мне хотелось проснуться.
        Что-то слизкое коснулось кожи. Послышался тихий, монотонный рык. Скользкая и липкая часть тела невидимки (язык?) коснулась лица. А потом лодка начала перекашиваться в другую сторону.
        Все это сон! Страшный сон! Он закончится!
        Вот только знобило меня вполне по-настоящему, а сердце, подобно чужому из фильма, грозилось разорвать грудную клетку.
        Три блестящих следа, оставленные в воде, говорили, что чем бы не была эта тварь, она отправилась вверх.
        - Что это? - мой голос дрожал, кожа словно уменьшилась, а разум рисовал существо, которое не могли видеть глаза.
        Оно ходило на трех лапах, имело то ли язык, то ли щупальца…
        - Мы должны пройти через пасть кюрина, - наконец-то предупредил мой спутник.
        Через пасть? То есть позволить ему себя сожрать?
        Огромный ус был совсем рядом, из-за проделок невидимки я его не заметила. Стало темнее. От непонятного запаха желудок выворачивало наизнанку. Хорошо, что я не успела позавтракать!
        Над головой сомкнулась огромная пасть с треугольными зубами. Стало темно и страшно. Липкая темнота обступала со всех сторон.
        Она обнимала меня и облизывала в физическом смысле. Она была живой. Она дышала и чувствовала. Она пыталась что-то мне сказать, но я не понимала что.
        То ли мои глаза привыкли, то ли действительно стало светлее. Я увидела опускающиеся вниз пузыри. Один из них был размером с мою голову, остальные поменьше.
        А потом они притянулись к чему-то огромному и черному и исчезли там.
        Тук-тук. Тук-тук.
        Равномерный, даже мелодичный стук дал понять - этот огромный бесформенный кусок чего-то, на который уставились мои глаза, был сердцем.
        Стало холодно. Я сжалась, и будто бы уменьшилась во много крат.
        Огромное черное сердце, во все стороны от которого шли прозрачные трубочки, пугало монотонностью своего биения. А в центре его блестели часы, которые крутились не останавливаясь, будто время здесь летело с неведомой ему скоростью.
        Часы бежали так быстро, что их тиканье превращалось в свист. А я будто отключилась от чувств и повисла в вакууме. Как из тела вышла. Глаза, уши и нос все еще передавали какие-то ощущения, но мозг отказывался их принимать.
        И тут мы всплыли. Хоть я была уверена, что лодка идет вниз, но каким-то чудом она вынырнула.
        Передо мной показались несколько мраморных ступенек, настолько чистых, что смотрясь в них можно было краситься.
        Чуть дальше находилась блестящая арка, украшенная драгоценными камнями. А за ней светился дворец. Мы на спине у кюрина!
        По обе стороны от арки росли деревья и кусты с серебристыми листьями, прямо как у короля леса. Неба видно не было, будто царила беззвездная ночь, но ступеньки, арка, растения были освещены, словно свет здесь жил самостоятельно, без какого-либо источника.
        - Мы приплыли, - сказал незнакомец, вышел из лодки и протянул мне руку.
        Мое же тело упрямо отказывалось двигаться. Замерло в одной позе, обратилось в камень. Взгляд коснулся небольшой рыбки, лежащей в лодке. Несколько секунд она трепыхалась, но вернуть её в воду не было сил.
        Рыбка справилась сама. Дернулась, подскочила и поплыла по воздуху в сторону дворца. После сердца, невидимки и следов в воде такой трюк показался мне сущей мелочью.
        - Идем? - спросил незнакомец, я же только взглядом смогла показать, что не могу двинуться.
        Он понял. Вернулся в лодку, мягко взял меня на руки, понес к дворцу. Какой же он был горячий! Его прикосновения ощущались как кофе после прогулки по морозу. Они бодрили, гнали вперед кровь, заставляли чувства прийти в нормальный ритм. Запах незнакомца был совершенно не таким, как все вокруг. Он казался приятнее всего на свете. Ощути я это в другом месте - решила бы, что это любовь. Здесь же понимала, что он - кусочек чего-то родного и нормального в абсолютно чуждом человеку месте.
        По обе стороны арки стояли два рыцаря в доспехах с копьями в руках. Сперва показалось, что это надетые на статуи костюмы, внутри никого нет, но как только мы приблизились, оба ритмично топнули ногами и встали по стойке «смирно».
        Ведущие во дворец ступеньки были такими же блестящими, как и все здесь, и лишь сидящая на них фигура выделялась своей чернотой и дисгармонией. Я узнала этого человека сразу. Её ни с кем не спутаешь.
        Наташа Призрак собственной персоной.
        Но что она здесь делает?
        - Это ведь Наташа? - спросила я, чувствуя, что голос все еще дрожит.
        - Да, - мягким голосом ответил незнакомец.
        - Только не говори, что она и есть мистер Д.
        - Она приглашена на аудиенцию, как и ты.
        Наташа поднялась, посмотрела на меня бесчувственным взглядом.
        - Она-то здесь зачем? - её голос был как всегда спокоен.
        - Теперь вы с ней - команда, - ответил незнакомец.
        - Может, я тоже на руках покататься хочу? Возьми меня, а? Так нечестно, - говорила Призрак, а её взгляд становился все более презрительным.
        - Ты не перепугалась.
        - Знай про приз - испугалась бы, - Наташа хихикнула, я же заворочалась, желая спешиться. Неизвестный мягко поставил меня на ступеньки, слегка поддержал, не давая меня потерять равновесие. А я могла. То ли мне казалось, что пол качается, то ли он и в самом деле двигался. Мы же на спине морского чудища.
        - Марк, кажется, ты ей нравишься, - сказала Наташа, стоя ко мне спиной.
        - Марк? - посмотрела на него я. - Тот самый Марк?
        - Наташа, просил же!
        - А ты меня на ручках не поносил. Теперь пеняй на себя. Может, не стоило меня сюда приводить, зная, что для меня твои жесты, походка и запах говорят не меньше, чем лицо?
        Маска на лице незнакомца пошла трещинами, начала рассыпаться. Пылинки падали вниз, но до ступенек не долетали. Таяли, как снег на солнце. А на меня смотрел мой одногруппник Марк. Он секунду помялся, словно подбирал слова.
        - Я потом объясню.
        - О том, что ты используешь антимагию, тоже расскажешь? - издевательски спросила Наташа.
        - Я же просил! - крикнул он, но оказалось поздно.
        - Ты проводишь антимагические ритуалы? - испугалась я даже больше, чем в путешествии. Антимагия - корень всего зла во всех мирах и оказывается, ей пользуется мой одногруппник! Мало того, он знает как попасть в Денкант!
        - Я все контролирую, - ответил он. - Антимагия - не то, что тебе кажется. Дай объяснить. Я не добровольно стал антимагом, уж поверь.
        - Ты антимаг! - кровь закипала в моих жилах.
        Это как узнать, что знакомый, симпатичный парень, в которого влюблена моя подруга, в тайне готовит теракт, является членом нацистской группировки или приносит человеческие жертвы дьяволу.
        Моей злобе не было границ. Пальцы изо всех сил сжимались в кулаки и я еле сдерживалась от того, чтобы наброситься на Марка. Злоба даже подавила мой страх.
        - Он антимаг, - услышала я новый голос, повернулась и увидела Ранзара. Карсекорца, с которым свидание у Беатрис и куда он, похоже, не собирается. Вот же мужики!
        - Ты-то здесь откуда взялся? Беатрис тебя ждет.
        - Я тут потому что я тоже антимаг, Ранзар хитро усмехнулся. - И меня тоже призвали на аудиенцию. Да и Наташа. Она вообще самая сильная из нас. Ведь она одержима демоном.
        - Демоном? - прошептала я.
        Господи, как и почему я сюда попала? Антимаги, демоны! Я же клялась защищать мир от этой дряни. И сейчас они принесут меня в жертву. Совершат кровавый ритуал во благо поглощения миров антиматерией. Или посадят мне в голову демона.
        Я перепугалась еще больше. Изморозь гуляла по телу, мышцы болели от напряжения. Пальцы начали складываться в боевой магический знак, хоть я понимала - всех их мне ни за что не одолеть.
        - Не пугайся ты так, - склонился ко мне Ранзар. - Ты здесь только потому, что ты тоже антимаг.
        - Я… Кто из вас мистер Д? - отступила назад я и чуть не навернулась со ступенек.
        - Мы все - мистер Д, - ответила Наташа.
        Глава 12. Прошлое
        Год назад я удивленно смотрела на Дэна, пытаясь понять, кто и зачем «поработал» с моей памятью и как это вообще действует.
        - Кто-то заставил тебя забыть. Может, ты видела того, кто это сделал. А он не хотел раскрываться. Нужно провести парочку ритуалов, может, получится что-то восстановить, - ответил он.
        От слов про ритуалы воображение нарисовало людей в балахонах, тихие бормотания, зловещую символику, от чего я искривилась.
        - А она не могла как-то появиться сама, эта штука?
        - Антисущности иногда возникают сами по себе, - ответил Дэн. - Они чувствуют талантливых магов, даже тех, кто пока не знает о своем даре. Но такие существа нестабильны. Они быстро появляются, быстро исчезают. Бывает, что кто-то случайно призывает антисущность. Такая тоже долго не проживет и вряд ли будет иметь четкую форму. Но тварь, что гонялась за тобой, не из подобных. Она стабильна, очень могущественна и охотилась именно за тобой. Подобную можно создать только умышленно, и не всякий маг или демон на это способен. Я сперва сам не понял что это. Но порылся в архивах, нашел пару упоминаний о подобных случаях. Один был в Эрлисиде, второй здесь еще до моего рождения. В обоих случаях антисущность призвали умышленно.
        - Та-а-ак, протянула я. - И как справились те двое?
        - Не хочу пугать, но никак. В обоих случаях антисущность взяла свое. Правда, тогда этого места с его защитой не существовало.
        Я занервничала, хоть и старалась этого не показывать. Это что, заточить себя на пожизненно в клетку? А потом внезапно перед глазами встала картина вчерашнего дня и то, что бродило под моим окном. Почему-то оно ускользало из памяти стоило перестать о нем думать.
        - Она была здесь! - воскликнула я, ступая с лестницы на пол. - Под окном!
        - Её там не было, - покачал головой Дэн. - Она может создавать галлюцинации у своей цели. Наверняка хотела вынудить тебя бежать отсюда, и настигнуть, когда ты выйдешь из-под защиты. Эти галлюцинации надолго не запоминаются. Но если она их создает, значит, у вас некий контакт, поставленный сильным чародеем.
        - Она разумна?
        - Да, - кивнул Дэн. - Она может учиться и способна к магии. Она может создавать фантомов, похожих на твоих знакомых, чтобы отвести тебя в место, где сможет тебя достать.
        Прекрасно. Паранойи мне только не хватало!
        - Фантом всегда безэмоционален. Имитировать эмоции антисущность не может. Так ты сможешь их отличить.
        - А если отличу, то что? - поинтересовалась я, когда мы вышли на улицу. Цветы с ножками вместо корней, как и вчера, гонялись друг за дружкой по лужайке. Под общежитием на лавочке сидели две девушки. А солнце, которое было побольше нашего, слепило глаза. Надо было взять очки.
        - Вот, - Дэн повернулся ко мне, вынул из кармана коробочку и открыл её. Внутри лежало кольцо с переливающимся фиолетовым камнем, который будто выглядывал из обрамления в виде серебряных листиков.
        Это было похоже на признание в любви, черт его дери!
        - Надень. Это магический маяк, по нему я всегда тебя отслежу. Если почувствуешь что-то не то - прикоснись к нему и позови. Сразу примчусь.
        Я взяла кольцо, повертела его в руках. Прикольное. Мне нравилось. Если бы это был только подарок!
        Дэн взял его, помог надеть на палец и драгоценность легла как влитая. Это магия? Или он на глаз мог определить мой размер?
        - Не снимай его, - сказал Дэн. - И постарайся случайно не вызвать меня во сне. А то влечу в твою комнату в одних трусах…
        Несмотря на все разговоры об антисущности, представив Дэна, появляющегося рядом со мной в одном исподнем, я рассмеялась.
        - А с антисущностью нельзя договориться? - спросила я.
        - Смотрела «Терминатора»? Антисущность точно так же. Не примет уговоров или денег, не чувствует опасности, не остановится ни перед чем. Уничтожить её может только тот, кто её призвал. Или если он погибнет, его тварь умрет сама, - вздохнул Дэн. - Извини, если напугал, но лучше тебе знать об опасности и внимательно смотреть по сторонам.
        Я кивнула, посмотрела на главного мага Европы, который, похоже, всегда улыбался, потом на его подарок, добавляющийся изящности моей руке.
        - Да, тебе же нужно платье для бала? - подмигнул Дэн.
        - Что-то говорили про бал…
        - Подружек тут у тебя еще нет, есть только я, к тому же я смогу тебя защитить, - усмехнулся он, подмигивая одним глазом. - Потому предлагаю метнуться в город и купить тебе платье. Что скажешь?
        Конечно же, я хотела платье и на бал! Какая же девушка откажется? Разве что Наташа-призрак, которую я тогда еще не знала.
        - А ты там будешь? - подмигнув в ответ, спросила я.
        - Ненавижу смокинги и фраки, - искривился Дэн. - К тому же тебе нужно знакомиться с людьми, а не провести весь вечер со мной. Меня много кто знает в лицо. Решат, что ты моя возлюбленная, - игриво пробормотал он. - Хочешь много завистниц, косые взгляды и все в таком духе?
        - Есть чему завидовать, - сама не знаю как вышло так, что я произнесла это вслух.
        В ответ Дэн просто усмехнулся.
        - Пошли.
        Он развернулся и направился по ступенькам обратно в общежитие. Здесь что, имеется какой-то телепорт?
        Я устремилась за ним. Главный маг Европы же подошел к одной из дверей в холле, широко раскрыл её стал рядом, жестом приглашая меня войти. За дверью оказался город.
        Красивый, весь обвитый зеленью, похожий на те, что приходилось видеть в фэнтези-фильмах. Постройки с высоченными трубами на крышах будто бы вытесали из слоновой кости. Вдали виднелся маяк, на вершине которого что-то ярко светилось голубым. Вперед уходила мощеная маленькими, но ровными камешками дорога. Неподалеку слышались чьи-то голоса и плеск реки. Вкусно пахло чем-то жареным.
        - Уводишь девочку? - услышала я голос миссис Ренуа.
        - Не беспокойтесь, верну я её, ответил Дэн, а я в то же время шагнула за порог и удивилась по-настоящему.
        И здешние постройки, и дороги, и зелень буквально висели в воздухе. То, что показалось мне дорогой, на деле было мостом с высокими фигурными перилами. Осторожно подойдя к краю, я увидела синюю нить реки, вьющуюся между деревьями и кустами. Еще там был небольшой пляж, на котором отдыхали не больше десяти человек.
        - Добро пожаловать в Хименес. Столицу мира Кати, - сказал Дэн, закрывая дверь за моей спиной.
        А я с открытым ртом продолжала смотреть по сторонам.
        Впереди прошло огромное животное, похожее не то на слона, не то на увеличенную в размерах и растолстевшую лошадь. На его спине восседали три всадника. За ними виднелась площадь. Посреди неё непривычную, но приятную музыку играл небольшой оркестр.
        Приглядевшись, я заметила, что что-то похожее на трубу было только у одного из них. Остальные же, словно мимы, орудовали мягко светящимися синим пальцами, а один громко пел. От оркестра пахло то цветами, то пряностями, то свежей травой. Как это получалось, не знаю, но запахи словно бы ложились в ритм музыки.
        Чуть дальше расположился цветастый фонтан, на бортике которого восседала компания из трех человек. Но что было страннее всего - некоторые из них одевались совсем как на Земле. Рубашки, свитера, даже джинсы.
        - Сюда что, поставляют нашу одежду? - спросила я.
        - Конечно, - ответил Дэн. - На Земле она удобная и красивая. Идем. Я знаю здесь один магазинчик.
        Звук, который издавали мои ноги при ходьбе, тоже оказался необычным. Будто мост под ногами был полым внутри. Рядом пронесся зверек, похожий на зайца, только с синеватым оттенком шерстки. А потом он расправил крылья и полетел над городом.
        - Почему все так боятся этой антимагии? - спросила я. - Как понимаю, это просто инструмент?
        - Не просто, - ответил Дэн. - Антимагия разумна. У неё есть своя воля и нужда размножаться. Захватывать все новые территории. Один раз использовав антимагию, человек вступает с ней в симбиоз. Становится таким себе спящим агентом. И если ему поступит приказ, тот не сможет его не выполнить. Некоторые чародеи не думают о будущем. Другие хотят могущества. Третьи - всего здесь и сейчас. И проводят ритуалы. Антимагия же постепенно захватывает разум человека и использует в своих целях. Адольф Гитлер был одержимым демоном чародеем и прибегнул к антимагии чтобы прийти к власти. А дальше чуть не уничтожил весь мир. Это было частью плана антимагии. Мир без людей было бы легко захватить.
        - Как дьявол, - вслух подумала я.
        - Это одно и то же.
        - А если я узнаю, что кто-то этим пользуется?
        - Нужно срочно рассказать кому-то. Преподавателям, ректору, мне, полицейским в магических мирах, - Дэн повернулся и посмотрел в глаза. - Тебе нужно знать, что антимаг - хуже любого преступника. Если преступник может исправиться, то человек, совершивший ритуал, потерян.
        Дэн взял меня за руку и мы быстро прошли через еще один каменный мост, который вел на еще одну площадь. Весь город здесь будто бы состоял из мостов и площадей, а точнее островков. Внизу же во всем великолепии царила природа. Мне здесь нравилось. Было необычно, но нравилось.
        А еще я наслаждалась прикосновением главного мага Европы. Странно, то мне хотелось, чтобы это оказалось сном, то боялась, что это он и есть.
        - Нам сюда, - Дэн указал на небольшую дверь, за которой находился магазин. Он походил на наш, земной. По всему залу застыли во всевозможных позах манекены в достойных королей и королев нарядах. Был тут и отдел с бижутерией, и примерочная, на которую указывала большая светящаяся надпись.
        - Заходи, примеряй, - пригласил Дэн.
        - А продавец где?
        - Появится когда что-то выберешь.
        Хм, ну ладно.
        Людей в магазине не было. Странно как-то. Ни услужливого консультанта с умением впарить что подороже, ни покупателей, ни охраны. Ладно, черт с ним. Местные порядки мне еще надо подучить.
        Сперва мне на глаза попалось синее длинное платье с золотистым корсетом, но его юбка была слишком широкой, а ограничения в движении я не очень жаловала. Потом присмотрелась к белому, которое издали смотрелось так, будто все было обшито бриллиантами. Цвет, правда, так себе. Ассоциируется со свадьбой.
        И тут я увидела его. И сразу поняла, что это мой выбор.
        Платье было надето на манекен приблизительно моего роста. Фиолетовое, обтягивающее сверху и со свободной юбкой, с вкраплениями серебристой ткани и красивым, но не вызывающим декольте.
        - Кто бы помог его примерить? - спросила я, подойдя к платью и прикоснувшись к нему рукой. Ткань оказалась легкой, почти невесомой. Я и не почувствовала, как точно такой же наряд появился на моей руке.
        - Магия, значит, - вздохнула я. Похоже, здесь все продумано.
        Обрадовавшись, зашла в примерочную, которая совсем не была примерочной какие я видела в своем мире. Скорее небольшой кабинет с огромным овальным зеркалом, мягким креслом внушительных размеров, шкафом и столиком.
        И снова удивление. Как только переступила порог, каким-то образом оказалась одета в то самое платье.
        Я чуть не выругалась от неожиданности. А ругань точно не подходила той даме, что смотрела на меня из зеркала. Такие встречаются со звездами Голливуда, ходят в рестораны с кучей нулей в ценниках меню и водят «Ламборджини».
        Мне не то, что не нравилась моя фигура. Она была средней, самой обычной, среднестатистической. Как я говорила: «ни модельная карьера, ни сумо не грозит». Но в этом наряде я стала куда ближе к первому.
        Помню, как завидовала однокласснице, которой богатые родители на выпускной заказали дорогущий наряд от именитого европейского кутюрье. Так вот, он в сравнении с этим смотрелся дешевкой.
        Здесь все было изящно, аккуратно, совсем не стесняло движений. Талия то ли из-за умелого использования цветов, то ли работы мага, казалась уже, грудь красиво подчеркивалась серебряным напылением. Юбка чуть длиннее колен будто бы становилась полупрозрачной к низу. Я повертелась перед зеркалом, чувствуя себя королевской особой перед свиданием с принцем. Заметила, что обувь тоже изменилась. Вместо моих кед на ногах были серебристые туфли. На каблуке сантиметров семь, но при том каблук не ощущался. А шею украшало серебристое колье с маленьким фиолетовым камешком, как раз под цвет камня в кольце, что дал мне Дэн.
        Все. Подходит. Беру!
        Я выпрыгнула из примерочной, замечая, что платья на мне больше нет. Джинсы и толстовка вернулись на место. Аж грустно видеть себя опять в повседневном шмотье.
        - Ваша покупка, - прозвучавший голос звучал хрипловато и принадлежал карлику с зеленоватым цветом кожи. Одет он был в черный сюртук с шарфом на груди, а в коротких ручках держал сиренево-белую коробку. Лепрекон, ни дать ни взять.
        А карту-то я забыла. Она так и осталась лежать на тумбочке в общежитии.
        Зараза! Придется вернуться за ним позже.
        - Выбрала? - спросил Дэн и улыбаясь посмотрел на коробку. - Хороший выбор. Цвет тебе должен идти.
        - Ага. Только карточку забыла. Позже проводишь меня сюда?
        - Ясно, - усмехнулся он, достал из заднего кармана джинсов карту и протянул лепрекону. Тот взглянул на неё и на миг его глаза чем-то напомнили взгляд Скруджа МакДака из диснеевского мультика.
        - Ты что, купил за свои? - обратилась я к Дэну. Тот в ответ кивнул. - Люблю делать подарки.
        - Отдам позже…
        - Не надо. Я главный маг восточной Европы. Как король не живу, но и не бедствую, - подмигнул он, а лепрекон тем временем провел пальцем по карте и вернул её Дэну, как и коробку с платьем, которую тот услужливо передал мне.
        На радостях я обхватила покупку в желании танцевать. Новость о бале я поначалу восприняла без энтузиазма, но сейчас хотелось, чтобы он был как можно скорее. Выбежала из магазина и почувствовала легкий холодок по коже, будто внезапно налетел ветер.
        Надо было взять куртку.
        Повернулась и тут же увидела Дэна, смотрящего на меня слегка испуганным взглядом. Он смотрел в сторону от меня. Проследив за его взором я увидела тьму. Все в том же длинном плаще, будто снятой с пугала широкополой шляпе и без лица. Несмотря на отсутствие у антисущности глаз, я чувствовала, как она всматривается в меня, дырявит взглядом. Жесты твари были четкими, как у механизма. Рука потянулась вперед. Мое сердце чуть не вырвалось из груди. Пальцы до боли впились в коробку с нарядом.
        - Назад! - крикнул Дэн, выбросил руку в сторону твари, и время остановилось.
        Глава 13. Будущее
        - Ты антимаг и это правда, - сказал мне мистер Д, в кабинет которого меня привели, когда я чуть не передралась с остальными.
        Мистер Д, или по крайней мере тот, кто им назвался, оказался высоким и худощавым мужчиной, который мог бы быть слишком высоким зуберийцем или излишне тощим абденцем. Одевался он застегнутый под шею темно-синий костюм, а лицо скрывала черная маска. Это что у них, фетиш такой, в масках ходить?
        Комната вокруг была оформлена в белых и фиолетовых цветах, совсем как знак над академией. Между мной и собеседником стоял белоснежный стол, который будто выплавили из воска. Местами даже потеки виднелись. Пол тоже оказался белым, слегка прозрачным, похожим на лед.
        За спиной мистера Д что-то скрывали плотные темные шторы. На стене висел портрет незнакомого мне седовласого мужчины с длинной бородой, похожего на Гендальфа из «Властелина колец». А под ним расположились две перекрещенные сабли. Конечно же, в фиолетовых ножнах и с белыми рукоятями. В стене расположился камин, и он потрескивал, несмотря на то, что никакого огня в нем не было.
        - Ты можешь использовать антимагию, - холодным, металлическим голосом сказал он.
        Моя нервозность и страх внезапно куда-то испарились. Может, поняла, что желай они что-то сделать со мной, давно бы сделали, а может, здесь была распылена какая-то успокаивающая субстанция.
        - Это невозможно, - ответила собеседнику я, разведя руками и положив их на фиолетовый подлокотник кресла. - Использовать магию и антимагию одновременно ведь нельзя! А ритуалов я не проводила!
        - Возможно, если у тебя есть склонность к нужной специализации. Таких людей немного. Большинство из них даже не догадываются о своей особенности.
        А в самом деле, зачем ему маска? Неужели я и его знаю? Или он - известная персона? Всяко, если он не хочет, чтобы я видела его лицо, точно не собирается убивать.
        - Год назад ты открыла портал из Геи в Карсекор? - спросил мистер Д.
        - Убегала от антисущности, - ответила я, пытаясь уловить за маской его взгляд. Но взгляда не было. Готова поклясться, за прорезями вообще ничего не было. Антисущность?
        От этой мысли я сильнее вжалась в кресло.
        - Ты открыла его не магией, а антимагией. Редко кто первым заклинанием открывает портал в другой мир, но дело не в этом. Ты попросила у антимагии способность когда это было необходимо. Она тебе её предоставила.
        - Ну да. Позвонила с мобильного. Слушайте, мне тут перенестись нужно…
        - Нет. Между антивеществом и теми, кто способен его чувствовать, всегда есть связь, - не обратив внимания на мою шутку, продолжил мистер Д. - А действия с ней фиксируются в твоей энергии. Как лог компьютера.
        - Будь я антимагом - меня превратили бы в птицу, - вспомнив про Анха, сказала я.
        - Они и сами не поняли как ты его открыла, - мистер Д подался вперед и будто посмотрел внутрь меня. - У неосознанных магов могут появиться разные способности. И они решили, что это одно из таких проявлений.
        - А вы знаете?
        - Знаю, что антимагия - не враг, но способны к ней немногие. Это не просто волшебство. Это способ общения с мирами. Ты попросила мир о спасении, он перенес тебя в Карсекор. Но если брать её энергию силой, при помощи ритуалов, то она становится опасной.
        - Но нельзя одновременно использовать и магию и антимагию, - мне все еще казалось, что то, что он говорит - полная чушь.
        - Можно. Но только единицам, - ответил мистер Д и оперся на стол. - Это редкий дар - сочетать в себе и то, и другое. Именно такие люди мне и нужны.
        - Если антимагия не плохо, тогда почему её так боятся?
        - Потому что она осквернена, - объяснял мистер Д. - Когда-то все миры были единым целым. Одним живым существом, соединяющим в себе магию и антимагию. Они сосуществовали в балансе. Но потом произошел катаклизм, баланс был нарушен, единый мир распался на осколки. И катаклизм этот случился не просто так. Он случился потому, что нечто проникло в антимагию как вирус.
        - Демоны? - предположила я.
        - Нет, не демоны. Демон - всего лишь способ мышления. Своего рода язык для мышления. Тут скорее паразит, который решил перестроить миры под себя. Когда-то жил один чародей по имени Улиус. Он хотел знать о вселенной больше и провел неудачный эксперимент, из-за чего миры разъединились, антимагия оказалась осквернена. А сам волшебник слился с ней и стал первым, кто сошел с ума из-за её использования. Его сущность и сейчас где-то там.
        Мистер Д потянулся к столу, достал оттуда небольшую коричневую коробочку и вынул из неё сигару. Каким-то чудом на его маске, которая до сих пор казалась цельной, появилось отверстие. Он вставил сигару в рот, закурил и продолжил:
        - За тобой в прошлом году послали антисущность, - спокойно говорил собеседник, а я вздрогнула.
        Стоило вспомнить о всем том, что случилось тогда, как меня бросало в дрожь. В сердце что-то словно щелкнуло, заставляя его забиться сильнее.
        - Я же предлагаю узнать, кто приказал послать её за тобой, - продолжил собеседник. - Все следы ведут к академии. Кто этот человек - не знаю. Но он пользуется антимагией и замышляет что-то недоброе.
        Иногда воспоминания о том времени казались туманными, но я помнила тьму, бродившую за мной по пятам. От одной мысли о ней комок застревал в горле.
        - Вы уверены, что это он? - полушепотом спросила я.
        - Антимагический ритуал всегда имеет индивидуальный почерк, - голос мистера Д звучал как скрежет по металлу. То, что сотворил один человек может быть лишь поверхностно похоже на то, что сотворил другой. Этот почерк невозможно подделать. Тот, кто пытался тебя убить, находится в академии. И он что-то планирует. Может, убийственный ритуал. Может, что-то другое. Академия - место очень заряженное магией. Даже сверх меры. А магию теоретически можно преобразовать в антимагию. Лучшего места для ритуала, требующего огромной силы, не придумаешь.
        Эти слова были лезвием, ударившим прямо в мою душу. Может, за кем-то и сейчас бродит такая же тьма. А может, чего похуже.
        - Откуда вы знаете? - спросила я, всмотревшись в холодную, бесчувственную маску.
        - Когда-то давно мне встретился один мальчик, владеющий даром провиденья. Он рассказал мне о том, что произойдет. Описания были туманны, но стало ясно - случится что-то нехорошее. Мой долг это предотвратить. Потому я начал собирать людей. Пророк сказал, что их должно быть четверо. А Марк обнаружил следы антимагии. У Клауса Огруса.
        - Преподаватель иллюзии - антимаг?
        Он строгий дядька и все такое, но чтоб антимаг - никогда не поверю.
        - Может, это и не он, - продолжил мистер Д. - Но он контактировал с тем, кто послал за тобой антисущность. Или на нем самом лежит проклятие.
        - Значит, кто-то из преподавателей…
        - Не обязательно преподавателей, - прервал меня мистер Д. - Это может быть и студент, и ректор, и повар, и библиотекарь. Кто угодно. Но находится он в академии. Нужно, чтобы вы его нашли и узнали что он замышляет.
        - Нам? - спросила я.
        - Вам четырем. Тебе, Наташе, Марку и Ранзару. Видишь ли, именно у вас четырех есть редкая врожденная способность к использованию и магии и антимагии. Руководствуясь словами пророка, я сделал так, чтобы вы оказались в одном месте, где и должно что-то произойти. Мы вместе - мистер Д. То есть мастера.
        - В смысле? - спросила я.
        - Мистер Д - это не человек, - продолжил объяснять собеседник. - Это специализация. В веках название немного исказилось, но правильно говорить не «мистер Д», а «Должность мастера». Все мы, кто можем использовать антимагию, и обращает её во благо всех миров, находимся на этой должности.
        Я в край запуталась.
        А тот, кого считала Мистером Д договорил, поднял руку ладонью вверх. Она заискрилась и ко мне помчались маленькие блестящие пылинки. На мгновенье картинка перед взглядом вспыхнула, голова закружилась.
        - Что это? - спросила я.
        - Пыльца михитения. Растет в эрхинопсе. Если кто-то поймет, что ты антимаг, попытается арестовать, то часть твоей памяти сотрется и ты не сможешь сдать остальных, - пробасил незнакомец.
        - Так! Я не просила это делать со мной! - мои пальцы сжались в кулаки.
        - Думаю, ты не хочешь быть пойманной как антимаг. Но если попадешься - это спасет остальных. Такое заклинание лежит на всех нас. И на мне в том числе, - мне показалось, что неизвестный под маской улыбнулся.
        - Стоп! Это правда, что Наташа одержима демоном?
        - Правда. Но она нашла баланс между человеческим мышлением и демоном и пытается примирить эти два вида мышления.
        Кажись, то, что она демон, и так всем понятно.
        - И как она прошла проверки?
        - Я ей помог. Потому что по словам пророка среди вас должен быть демон, - мистер Д затянулся сигарой и потушил её. - Марк должен был учиться в Эрлисиде, но благодаря моему влиянию его перевели. Он, как и ты, случайно открыл в себе способность, но немного раньше. Ранзар принадлежит к знатному карсекорскому роду, который издревле пользуется антимагией. Правда, они вынуждены это скрывать. Он вообще не хотел учиться, но я ему помог преодолеть страх. А тебя подарила судьба. Я не знал, где взять четвертого человека, который фигурировал в предсказании. И тут появилась ты. Это значит, что пророчество правдиво. Может, о пророчестве знал и тот, кто это затеял, потому и попытался тебя убить.
        - Допустим, я не согласна. Что тогда? - спросила я, все пытаясь уловить взгляд собеседника за монотонной маской.
        - Будешь чувствовать себя не очень хорошо, когда некто совершит что-то ужасное, а ты не захотела этому помешать. И не узнаешь, кто за тобой охотился. Поговори с остальными. Они объяснят поподробнее. Можешь отказаться, обратиться к ректору или в магистрат. Но кто тебе поверит? Мистер Д - лишь миф. Зато антимагию в тебе найти могут. А вот если согласишься - попробуй свои новые силы. Это место пропитано антимагией, побывав тут ты достаточно зарядилась.
        - Если тот, кто пытался меня убить, в академии, почему он не попробует еще раз? И зачем кому-то вообще меня убивать? - я попыталась добиться ответов, но собеседник поднялся, явно не желая мне их давать.
        - Тогда ты не была еще студенткой академии. Умри ты в своем не магическом мире - никто бы не стал проводить расследование. Потом он отчаялся и продолжил преследование. Но ты выжила. Значит, провидец сказал правду.А ты… Ты же хочешь отомстить тому, по чьей вине ты потеряла того, кого любила? А потом заглушила себе память, чтобы уменьшить страдания? Ты же не помнишь, как для вас все закончилось? Почему его сейчас с тобой нет?
        Собеседник становился то больше, то меньше. Потеки на столе зашевелились. Картинка перед глазами смазывалась как нарисованная гуашью картина, на которую пролили воды.
        Господи!
        Конечно же! Там что-то произошло!
        Воспоминания пробуждались рывками, от чего заболела голова. Длинный мост, по которому я когда-то и пришла в мир Кати. На нем две фигуры. Они пытаются убить друг друга. Сперва с помощью магии, потом голыми руками.
        А потом что-то происходит. То, из-за чего я и предпочла не помнить!
        Боже мой! Дэн!
        Я вспомнила, что любила его всей душой. А потом предпочла забыть случившееся, чтобы можно было жить дальше.
        Он погиб?
        Глава 14. Прошлое
        Год назад я не знала ни о своих способностях, ни о мистере Д, и была парализована от страха.
        Антисущность смотрела в меня без глаз, слышала меня без ушей и нюхала меня без носа. Она замерла совсем рядом, давая себя рассмотреть. И я смотрела. В непроглядную черноту, из которой состояла тварь, в слегка исказившееся вокруг неё пространство, в напяленный на темную фигуру неряшливый наряд.
        Тогда-то я и поняла - это не форма жизни в привычном её понимании. Состоит тварь не из чего-то материального. Не из какой-либо энергии, не из металла и точно не из плоти и кожи.
        Антисущность была отсутствием чего бы то ни было. Полным ничто. Дырой в пространстве. Кляксой на тле мироздания.
        - Сюда! - я слышала Дэна, но не могла пошевелиться. Пустота гипнотизировала меня, звала к себе. Словно шептала на ухо: Подойди! Ну же! Смелее!
        Я чувствовала, как Дэн схватил меня за руку, но все равно не могла пошевелиться. А спустя секунду пришла в себя и увидела совсем другую картину.
        Передо мной лежала исполинская скульптура изо льда. Или чего-то очень похожего на него. С земли поднимались замершие в едином мгновении ледяные волны, будто могущественный чародей в одно мгновение заморозил океан во время шторма.
        На гребнях волн стояли такие же ледяные и блестящие дома. И если волны могли послужить олицетворением хаоса, то постройки воплощали абсолютный порядок. Геометрически точные кубы, паралелепипеды, конусы и цилиндры, в которых виднелись идеально правильные квадратные и круглые окна тянулись до горизонта.
        Лишь замок вдали выделялся из царствия геометрии и порядка. Он стоял на огромной волне, которую без преувеличения можно было назвать цунами, и выглядел так, как могла бы выглядеть обитель снежной королевы.
        Иглы-сосульки служили вместо башен. На центральной из них находился символ, похожий на перевернутую букву «Щ». Сам же дворец напоминал множество пересекающихся между собой спиралей, которые уходили вверх и тонули в нависших над головой серых тучах… Жил ли там кто или же это было чем-то вроде памятника узнавать не было времени.
        - Идем! - крикнул Дэн и потянул меня за руку. - Нужно её запутать. Мы пройдем через парочку миров.
        Я пошла за ним, спустя секунду заметив, что взбираюсь вверх по одной из волн. Несмотря на то, что мы поднимались, идти оказалось не тяжело. Зато было холодно. Я понимала это по запаху и вкусу воздуха, но не чувствовала. Наверняка Дэн держа мою руку как-то согревал меня.
        Навстречу прошли двое человек - мужчина и женщина. Оба были слишком бледные, на обоих были серые шубы почти до самих пят и большие меховые шапки.
        Опустив взгляд вниз, заметила волны поменьше, вздымающиеся рядом с ними иглы-сосульки и дыру.
        Сквозь дыру виднелось кристально чистое небо слишком яркого оттенка и странно изогнутая радуга, которая могла бы быть частью спирали.
        - Кар… Кер…
        Попыталась я вспомнить название мира, куда попала когда убегала от антисущности впервые.
        - Карсекор, - напомнил Дэн.
        - Это не замерзшее море? - озвучила я следующую мысль.
        - Нет. Это облака. Здесь живут на замерзших облаках.
        Как же это возможно! Черт с ним. Магия!
        Мы приближались к идеально ровной цилиндрической башне, вырезанной из все того же льда. Окон в ней не было, зато была дверь. Полностью белая, что натолкнуло меня на мысль, что она состоит из снега.
        Я попыталась оглянуться и чуть было не потеряла равновесие. Нога скользнула в сторону, тело устремилось вниз, но Дэн тут же подхватил меня, не позволив упасть. Сделал он это настолько быстро, что его скорости мог бы позавидовать Ртуть из «Людей Икс». Фокусы со временем.
        - Не отпускай мою руку, - сказал он, посмотрев мне в глаза. - Здесь чертовски холодно, скользко, а ходить можно используя специальные чары, которых ты пока что не знаешь.
        Я молча кивнула.
        Дверь башни оказалась совсем не из снега, а из дерева. Дэн открыл её, мы сиганули внутрь и запахи изменились. Здесь царил приятный аромат, напоминающий запах дорогих духов.
        Спустя секунду я увидела и источник запаха. Исполинский цветок с ярко-оранжевыми лепестками рос прямо передо мной и выглядел яркой кляксой на фоне припудренного красным горизонта, из-за которого вот-вот должно показаться солнце. Высокая трава почти что достигала моей груди. Небо изобиловало переплетением звезд, которых здесь было явно больше, чем в моем мире. Будто бы кто-то рассыпал по небосводу множество драгоценных камней.
        - Зуберия, - сказал Дэн. - Длина суток здесь равняется длине года. Можно бесконечно долго наблюдать восходы и закаты.
        - Антисущность отстала? - спросила я, даже не запомнив название мира.
        - Похоже. Но чтобы она окончательно нас потеряла лучше еще немного попетлять. Заодно миры посмотришь, - ответил Дэн и отпустил мою руку.
        Как же красиво!
        Осмотревшись, я поняла, что мы находимся на холме, с которого стекал ручей. Тонкая нить направлялась вдаль и впадала в тихую речку, над которой, будто новогодние шары, повисли сразу две луны - одна красная, вторая серебристая. Да и вообще здешние цвета казались куда ярче, чем где бы то ни было Крупные, подобные лопухам листья деревьев переливались в свете первых солнечных лучей. Рядом со мной из травы выглядывали растения, похожие на кукурузу. Я случайно прикоснулась к одному такому и зернышки, громко запищав, шуганули вниз.
        Отовсюду доносилась тысяча звуков. Стрекотание насекомых, пение птиц, легкий шелест листвы на ветру.
        - Можем побыть здесь немного, если хочешь, - улыбаясь, сказал Дэн.
        - Хочу, закивала я. - Тут не опасно, надеюсь?
        - Нет, - покачал головой главный маг Европы. - Динозавры на этот берег не заходят.
        - Динозавры? - удивилась я.
        - Они здесь выжили. Вон там, на том берегу реки. Присмотрись, - указал он и я увидела две длиннющие шеи, вздымающиеся над деревьями, и небольшие головы на них… Они медленно качались, будто разговаривали. Посмотреть бы поближе.
        - Пошли к пляжу, - предложил Дэн.
        Я закивала и усмехнулась сама себе, что так и не выпустила из рук бело-фиолетовую коробку с бальным нарядом.
        - Пошли, - сказал Дэн, снова взял меня за руку и повел вниз по склону.
        Поверхность реки выглядела прозрачной и чистой, как стекло. Сквозь воду виднелись маленькие красноватые рыбешки, которые, похоже, обитали здесь в огромных количествах. С песчаного пляжа рассвет выглядел еще красивее. Красный румянец небес мягко переходил в голубой, который постепенно темнел, покрываясь блестящими драгоценными камешками. Небо смотрело в зеркало реки, удостоверяясь в утонченности своего утреннего макияжа. Река же оставалась спокойной, ожидала, пока в неё вдоволь насмотрятся.
        Песок казался мягким, как пух. Ступать по нему оказалось крайне приятным занятием. Где-то вдали плеснулась рыба, послышались крики птиц. Природная идиллия, какой она должна быть!
        Дэн сел на песок, жестом пригласил меня сделать то же самое.
        Садиться на этот пляж было так же приятно, как на перину. Словно это и не песок вовсе. Откладывая коробку в сторону, я заметила шпиль, выглядывающий из-под воды. Прямо на нем восседала большая белая птица. Похожая на Анха, только крупнее. Она тоже меня заметила. Поглядела немного, рассматривая пришельца, а потом поднялась и, взмахнув двумя парами крыльев, умчалась по своим делам.
        - Что это? - спросила я, указывая на шпиль.
        - Храм природы, - ответил Дэн. - У зуберийцев бог - это природа, а природа - это бог. Здешняя легенда гласит, что бог заболел и создал человека для того, чтобы тот изучал и лечил его. Природа хочет, чтоб человек познавал её, а потому наука и религия в этом мире - одно и то же.
        - Круто, - не спуская взгляд со шпиля, я отложила в сторону коробку. - Интересно было бы взглянуть на храм изнутри. Жаль, что он давно затонул.
        - Он затапливается только ночью. А днем уровень воды падает и там проводятся службы, - Дэн лег на песок и подложил под голову руки. - Хочешь придем сюда через месяца три. Местные ритуалы напоминают концерты. Тебе понравится.
        - Окей, - ответила я и осторожно легла рядом и всмотрелась в мерцающую небесную гирлянду.
        Звезды сияли так сильно, что смотреть на них иногда было больно, хоть глаза понемногу привыкали. Постепенно я даже начала различать созвездия и что-то продолговатое, похожее на сигарету, висевшее прямо над нами.
        - Что это?
        - Искусственный спутник, - ответил Дэн.
        - Значит, тут развиты технологии?
        - Да. Но они уже прошли этап войны всех против всех. Последний раз воевали лет пятьсот назад. А вон там видишь? Созвездие монтарри. На нашем языке романтики.
        Я присмотрелась и действительно увидела что-то похожее на две держащиеся друг за друга руки. Умеют же люди называть созвездия. А не как у нас - медведицы в форме дуршлагов. В то же время почувствовала, как ладонь Дэна легла на мою. Его прикосновение было теплым и приятным. По коже прошелся жар. Убирать руку совсем не хотелось.
        А ведь странно выходит. Почему он не нашел кого-то раньше? Или нашел, но заигрывает с другой?
        - У тебя есть кто-нибудь? - решила спросить прямо.
        - У меня? Да целый гарем катиек, жена в Карсекоре, страстная абденочка, пара эрхинопсианок. Да и все. А нет, подожди. Еще одна в..
        На мгновение я подумала, что Дэн всерьез, но он не договорив рассмеялся.
        - Нет, конечно. Никого нет.
        - Удивительно, что такой как ты до сих пор никого себе не нашел.
        - Говорю же, был конкретным книжным червем, а потом работа, много обязанностей. Только сейчас нашлось время для романтики, - хихикнул он. - Как вспомню то время… Считал отношения какой-то непонятной фигней. Рудиментом.
        - А сейчас?
        - Сейчас повзрослел и все стало иначе. Вот и думаю, а не найти ли себе кого? Кого посоветуешь? - Дэн взял немного песка и сыпнул его мне на выглядывавший из-под толстовки живот.
        - Ай! - воскликнула я и тут же попыталась сотворить серьезный тон. - Миссис Ренуа, может? Она все постоянно забывает, сможешь кого на стороне найти.
        Я набрала в ладонь песка и вернула должок. Досталось шее Дэна. Он засмеялся, повернулся ко мне.
        - Ты хоть знаешь сколько ей лет? Столько же, сколько академии. Да и не люди как-то не подходят.
        - А она не человек? Из какого она мира? - спросила я, набирая в руку песок для следующей атаки.
        - Она - часть академии. Как стол или стул, - ответил Дэн. Не знаю шутил он или говорил взаправду. - Когда-то она была человеком, но давно умерла. Кто-то заключил часть её сознания в искусственное тело. Правда, хорошей работы памяти не добились.
        Над головой тихо перешептывались деревья, похожие на пальмы. Были ли их листья в самом деле фиолетовыми, или это игра света и тени я не знала, но выглядело красиво. Лист будто бы светился изнутри сиянием цвета индиго, а по нему время от времени пробегали две яркие точки.
        - Антисущность точно сюда не заявится? - спросила я, вспомнив о тьме.
        - Нет, - ответил Дэн. - Переходить из мира в мир ей трудно. Она знает, что ты вернешься в академию, потому вряд ли пошла за нами.
        - Надеюсь мне не придется стать затворницей и поселиться в академии, как миссис Ренуа?
        Дэн вздохнул.
        - Надеюсь, что мы найдем чародея, наложившего проклятие. Есть еще один способ избавиться от антисущности. Способ, конечно, ужасный, но он есть.
        - И что это за способ?
        - Ритуал, позволяющий перенести проклятие на кого-то, кто тебе не безразличен.
        Глава 15. Будущее
        Я просыпаюсь?
        Попыталась встать с кресла, но тут же будто провалилась сквозь пол. Меня обступала тьма. Понятия верха и низа словно исчезли.
        Показалось, что вокруг что-то вязкое. Это сон. Точно сон.
        Правда, однажды я именно так и говорила.
        Но в этот раз проснуться удалось. Подо мной был диванчик с фиолетовой обивкой, а вокруг какая-то зала. Тоже в бело-фиолетовых цветах. Так сплю я или нет, черт его дери?
        На колене что-то пошевелилось, я аж подскочила от страха. А то, что меня перепугало, оказалось рукой Марка. Он тоже, похоже, уснул рядом со мной.
        - Не пугайся, он всегда говорит через сны, - прокряхтел спросонья одногруппник.
        - Руку-то убери! - воскликнула я, пытаясь понять, где нахожусь.
        А находилась я в комнате вполне в стиле мистера Д. Это мог быть и тот же кабинет, только здешний зал был раза в два больше. На одной стене находился тот же портрет «Гендальфа», во второй камин, только на сей раз огонь внутри горел. Прямо передо мной стояли четыре овальных зеркала, а рядом, на соседнем диванчике, просыпались Ранзар и Наташа.
        - Это что-то вроде переговорной комнаты, - попытался объяснить Марк. - Через эти зеркала он…
        - Какая разница? Бред какой-то. Паразит, антимагия, проклявший меня человек в академии, - я все еще инстинктивно отказывалась принимать происходящее. - Мистер Д в маске. Зачем он прячется?
        - Он не человек, - подала голос Наташа. - Не знаю что он такое, но точно не человек. Вы все видели его воплощение?
        - Да, - потягиваясь, ответил Ранзар.
        - А ты демон? Правда? - спросила я в готовности защищаться.
        - Мне он и воплощения не показал. Только голос. Знал, что пойму, чем он на деле является, - монотонно отчеканила Наташа и обернулась ко мне. - А ты успокойся. Я тебя не убью, не инфицирую и не призову антисущностей. М-м-м! У тебя давно не было секса, хоть ваш мир на этом зациклен. А ты интересный экземпляр.
        - Что? Как? - я не нашлась что ответить.
        - По запаху чую, - Наташа посмотрела на меня мертвым взглядом. - У Ранзара он был вчера. И позавчера тоже. С разными самками. А ты веришь в любовь, да? Какие странные люди! Одна биохимическая реакция для них почему-то лучше другой!
        Боже, чего она вообще в это лезет, да еще и всем извещает? Еще бы взяла рупор да прокричала на всю академию. Хоть польза в этом была. Теперь-то я узнала что за рыба Ранзар и обрадовалась тому, что он не попал на свидание с Беатрис.
        - Нам нужно отнестись ко всему серьезнее, - сказал Марк, по очереди посмотрев на каждого из присутствующих.
        - Ты же его давно знаешь, этого мистера? - завелся Ранзар. - Шпионил за нами для него, потом привел нас сюда.
        - Нет, не шпионю. И знаю не больше вашего, - Марк старался отвечать спокойно, хоть было видно, что в случае чего он готов дать карсекорцу сдачи.
        - Рассказывай! - рявкнул Ранзар.
        - Мистер Д спас меня. Когда-то я уснул, а проснулся в другом месте. Не знал что со мной, где нахожусь. Но он нашел меня и сказал, что я смог случайно переместиться благодаря своему восприятию к антимагии. А потом научил меня этим пользоваться. И рассказал о том, что мы должны сделать.
        - И ты ему веришь? - ухмыльнулся карсекорец.
        - Верю. И тебе советую.
        - Назад ты нас перенесешь? - я посмотрела на Марка. - Надеюсь, нам не придется снова плыть сюда на лодке?
        - Не смогу, - ответил он. - могу перемещаться только в рамках одного мира. А мы в Денканте.
        - Та-а-ак, - протянула я. - Значит, у нас впереди опять плаванье?
        - Не обязательно, - влезла демонесса. - Есть среди нас кое-кто, кто может перемещаться между мирами и даже раз делал это.
        Все присутствующие впились в меня взглядом.
        - Я, что ли?
        Наташа кивнула.
        - Но… Не представляю как это делается.
        - Это Денкант, - Ранзор сделал шаг ко мне. - Вокруг полно антимагической энергии. У тебя получится.
        Он смотрел на меня и играл глазами. Заигрывает? После того, что сказала демонесса, у меня и в мыслях не будет с ним…
        - А не получится - придется плыть на лодке, - карсекорец уселся рядом и попытался меня обнять, но я перехватила его руку.
        - Не смей.
        - Как хочешь. Но не будь как Анелин.
        Мде…
        Я не представляла как должна перенести всю эту ораву в Кати. А если не выйдет? А вдруг выйдем мы в кратере вулкана или в Жанвивьене, и что тогда?
        - Сосредоточься на каком-то месте, - посоветовал Марк. - На академии. Представь его. И попроси мир выполнить твою просьбу.
        - Хорошо, - сдалась я. - Но если окажемся в километре над землей - я вас предупредила.
        А потом закрыла глаза, вообразила пирамиду академии настолько ярко, насколько могла. Мысленно провела рукой по бело-фиолетовому символу на её вершине, принюхалась к бегающим у её подножия цветам, представила мистера Плинека, доедающего бутерброд в столовой, Дану, которая не представляла куда делась её подруга, играющего своим хвостом Делиуса Беррилия Третьего, опять что-то позабывшую миссис Ренуа, библиотечный сад с миллионом запахов.
        И в следующий миг ощутила их. Множество ароматов после стерильного, лишенного запахов пространства Денканта ударили в голову настолько сильно, что та закружилась и я потеряла равновесие.
        А когда подняла веки, увидела академию. Та находилась немного в стороне. Внизу виднелись общежития, лес, городские башни Хименеса. Холм Элсита?
        Похоже на то. Помню, как сидела здесь, любуясь закатом.
        Я оглянулась и увидела рядом лишь Ранзара.
        - Остальные остались там? - подумала вслух.
        - Марк, который регулярно наведывается в Денкант и демонесса? - усмехнулся карсекорец, улегся на траву и закинул ногу на ногу. - Доберутся. А тебе надо больше практиковаться.
        Ранзар договорил и легонько толкнул меня в живот.
        - А ты мне нравишься. Давай слетаем в Карсекор. Покажу тебе парочку тамошних достопримечательностей. Заодно и потренируешься.
        - Точно не с тобой! - буркнула я, начала подниматься, но Ранзар тут же схватил меня за ногу и повалил обратно на траву.
        - Детка, - прошептал он, - таким счастливым, как сейчас, я себя никогда не чувствовал. Только с тобой я могу по-настоящему жить!
        Вот уж лицемер!
        - Ты сегодня восхитительно выглядишь. Я даже боюсь показаться бледной тенью на фоне тебя, - с этими словами он потянулся ко мне рукой.
        Твою же дивизию! Он что, посещал какие-то тренинги по пикапу?
        - Ты это всем своим девушкам говоришь? - ответила я, отодвигаясь в сторону, и жалея, что придется использовать кучу магической энергии, чтобы после этого валяния отчистить юбку.
        - Ты восхитительно умна, - изо рта Ранзара продолжил доноситься бред. - Твой ум способна превзойти разве что твоя красота.
        Сказав это он бросился вперед и схватил меня за запястье. А я вспомнила, как в школе занималась айкидо. Спортсменки из меня не вышло, но кое-что в памяти осталось. Перехватила его руку, резко потянула вверх, отвела в сторону, что карсекорец аж крикнул. Разлегся лицом в пол и был полностью в моей власти.
        - Если еще раз услышу, как ты используешь девушек, сломаю! - изображать сердитый тон не пришлось, он получился сам собой. Если раньше я просто недолюбливала этого высокомерного бледнокожего парня, то сейчас просто ненавидела.
        В ответ Ранзар засмеялся и я слегка подняла его руку.
        - Ай! Пусти!
        - Ты вообще должен быть на свидании с Беатрис! Обманул её и ко мне подкатывать пытаешься? Совесть есть? Извинись! И перед Беатрис тоже. А то больно будет.
        Он снова захихикал, заставив еще больше свернуть его конечность. Теперь он взвыл и зашипел как змея.
        - Любишь жесткость? - прокряхтел он.
        - Только с такими, как ты!
        - Я пошел на свидание с Беатрис. Знаешь как?
        - Нет, неинтересно. И твои дурацкие комплименты тоже! - рявкнула я погромче.
        Ломать ему руку не хотелось, а вот сделать наглецу больнее - за милую душу. И плевать что он из какого-то там знатного рода!
        Изо всех сил я дернула руку Ранзара вверх, а он стиснул зубы в попытке не заорать на всю академию. Стыд он еще не совсем потерял, значится.
        - Моя главная антимагическая способность, - прокряхтел Ранзар, - суперпозиция. Если проще - возможность находиться в нескольких местах одновременно.
        Вторая часть фразы прозвучала из-за спины, а потом сильные руки обхватили меня и повалили на землю.
        Чтоб ты провалился, придурок! Или придурки. Потому что их было двое, один из которых с недовольной гримасой массировал собственное плечо.
        И теперь уже я была в проигрышном положении. Оба лица карсекорца одинаково ухмыльнулись, а потом слились воедино.
        - Вставай, - протянул он мне ладонь.
        Я взялась за неё, но вместо того, чтоб подняться, изо всех сил дернула Ранзара на себя, слегка отодвинувшись в сторону и с удовлетворением наблюдая, как он шлепается животом на траву.
        - Злюка! - буркнул он.
        - А то, - я поднялась, сделала шаг в сторону академии и тут же оказалась в объятьях его копии, оказавшейся вне моего поля зрения.
        - Но я ведь тоже не промах! Как считаешь?
        Теперь их было трое. Три карсекорских болвана, которые считали, что им позволено все, пялились в меня тремя парами голубых глаз.
        - Нас заметят антимагические детекторы!
        - Не заметят. Сюда они не достают. А ты ведь мне действительно нравишься, - сказал со спины четвертый Ранзар. Они окружили меня со всех сторон. Я даже немножко начала пугаться. Один из них подошел вплотную и потянулся своими губами к моим.
        Чтоб ты сдох!
        Я изо всех сил засадила ему ногой по лодыжке. Он искривился, но продолжал тянуться ко мне. Захотелось долбануть его каким-нибудь заклинанием, но в голову пришла идея получше. Вспомнился мир Ранзара с хищным снегом и радугой в виде восьмерки. Мир, который я увидела когда убегала от антисущности.
        Спустя секунду стало холодно. Мороз впился в лицо, пробежался по всему телу, подо мной что-то скрипнуло. Открыв глаза, я увидела ту самую радугу в виде знака бесконечности. Теперь она казалась больше, чем в прошлый раз. Занимала почти все небо.
        Я в Карсекоре, значит!
        От холода сводило мышцы, хищный снег пугал, но радовала картина в голове. Как Ранзар сливается в поцелуе с собственной копией, и лишь спустя мгновенье понимает, что это немного не те губы, к которым он хотел прикоснуться.
        - Сейчас я тебе задам! - дрожащим голосом прошептала я, взяла побольше снега и снова закрыла глаза, представляя холм Элсита, пока не почувствовала тепло.
        Ранзар стоял там же. Уже в единственном экземпляре и кисло усмехался.
        - Вот тебе подарочек из дома! - крикнула я, бросая в него снежок. Попала прямиком в лицо, сбивая ухмылку.
        - Видишь, как замечательно. Учишься! Спасибо ска…
        Договорить он не успел. Я изо всех сил толкнула его мокрыми от снега и холодными руками в живот, от чего он завалился на спину. Но ржать как конь карсекорец не перестал.
        - Осторожнее, - сказал он. - Там мисс Кастель бродила. При ней антимагию лучше не применять. А то проведем год в облике птиц.
        Но я не послушалась. Желание больше досадить Ранзару одержало победу над здравым смыслом. Я снова метнулась в Карсекор, взяла целую охапку снега, в мгновение ока метнулась обратно и взгромоздила добычу прямо на голову главного бабника академии.
        Тот в ответ снова засмеялся.
        - Мы, карсекорцы, чувствуем холод куда меньше, чем вы, - взял снежок и бросил его в меня.
        Я успела увернуться и почувствовала сильное головокружение. Может, от перепадов давления, а может, от всего произошедшего. Села на траву, попыталась расслабиться, игнорируя назойливый смех Ранзара.
        Все еще не верилось, что я могла быть антимагом. Тем, кого боялись и ненавидели. На какую-то долю меня окутала ненависть к себе самой. И что теперь? Придется скрывать это от всех. Карсекорец был прав в том, что если кто-нибудь заметит то, что я практикую антимагию - придется год, а то и дольше питаться зерном и чистить клювом перья.
        - Как ты справляешься с этим, а? - спросила я.
        - Привыкнешь со временем, - ответил Ранзар. - Меня раз уже подозревали, но отец все уладил. За тебя заступиться некому. Да и после того, что произошло год назад, за тобой посматривают чуть больше, чем за остальными. Так что не провоцируй их.
        - Посматривают?
        - Ну да. Многие считают, что Дэн не заслужил той судьбы, что ему выпала. Некоторые считают виноватой тебя, - прошипел карсекорец. - Вы же были близки, верно?
        - Не вспоминай о нем, - прошипела я в ответ. Теперь этот придурок нарочно трогал больную тему, пытаясь задеть меня за живое.
        - Знаешь, я ведь не соврал, ты красивая девушка, - Ранзар, а точнее его копия возникла рядом со мной. Он сел, посмотрел на солнце. - Как думаешь, почему у тебя до сих пор нет парня? Много кто намного хуже тебя находит себе кого-то. Как страшила Винки. А ты одна. Все еще любишь его?
        Карсекорец смотрел в меня хищным взглядом изподлобья. Неприятным взглядом, от которого хотелось спрятаться, хоть в Жанвивьену. Но про мисс Кастель он не соврал. Она бродила у подножия холма и кормила облепивших её голубей.
        - Ты же не прочь найти кого-то, а? - продолжил Ранзар. - Но тебя обходят стороной. Попросту боятся после того, что случилось с Дэном. Боятся!
        Я не выдержала. Гнев закипел и вылился. Собрала все силы в кулак и толкнула карсекорца телекинезом так, что он отлетел метра на два и еще один проехал по траве. И плевать, что нельзя использовать магию друг против друга.
        Затем я поднялась и быстро зашагала в сторону академии, стараясь сосредоточится на чем угодно, кроме неприятных воспоминаний.
        - У тебя ведь были к нему чувства? - донеслось из-за спины.
        - Да, были, - прошептала я сама себе. - И до сих пор есть.
        Глава 16. Прошлое
        - Перенести проклятье на кого-то - нет, никогда, - вслух подумала я, и попыталась отвлечься от всего.
        Это место в Зуберии было прямо создано для этого. Дурманящий запах цветка достигал до самого пляжа, где мы сидели. Послышался тихий всплеск, подул легонький ветерок, взъерошив волосы на голове Дэна. И тут же я бросила песком. Прямо в его лицо, представляя как он морщится.
        - Вот тебе, - засмеялась и увидела, что песчинки до лица главного мага Европы не долетели. Остановились в воздухе между нами.
        - Не шути так с временным чародеем, - погрозил он пальцем и направил песок обратно. Те мягко коснулись моего лица, распространяя по коже приятное тепло.
        - Ну-у-у, - я состроила недовольную гримаску. - Так нечестно!
        - Из этого песка делают косметические средства вообще-то. Так что я помог тебе намазаться кремом, - хихикнул Дэн. - У тебя еще одна попытка. С кем же мне построить свое будущее? Я в затруднении.
        В тот же миг с пляжа начала подниматься еще одна горсть песка.
        - С ректором? Как же его имя? Короче, он третий, - засмеялась я так громко, что стая птиц неподалеку испугалась и взметнулась из травы в воздух.
        - Тоже старый. Да и он мужик. Женщиной последний раз становился лет двадцать назад. А главное - он хвостат, - расхохотался он, а я тут же подула на зависшие между нами песчинки.
        - А-а-а! - воскликнул Дэн, протирая глаза, но все еще улыбаясь. - Вот это было нечестно! Сейчас отомщу!
        И я почувствовала, что отрываюсь от земли, поднимаясь в воздух.
        - Отпусти, - хохотала я, пока мое тело летело прямиком к воде. - Не надо! Отпусти!
        Хоть честно признаться, я была не против купания, тем более в настолько чистой реке. Но не в одежде же!
        В водном зеркале под собой я видела собственное лицо. Радостное, хохочущее, счастливое. Давненько у меня такого не было. Моя оставшаяся в прошедшем дне реальность казалась серой и неприветливой. С глупыми условностями, унылыми людьми, бредущими на унылые работы и обратно, в унылые дома. Здесь же виделась сказка, слышалась сказка и пахло сказкой.
        Пальмовые листья отсюда выглядели зелеными, а вот трава наоборот перекрасилась в индиго. Легкий ветерок растрепывал волосы и приятно холодил кожу. В воде виднелись разноцветные рыбешки.
        А я летела над водной гладью чувствуя себя самым счастливым человеком в мире.
        Зависнув над рекой, попыталась повернуться и мне это удалось. Дэн шел ко мне прямо по водной глади и широко усмехаясь.
        - Я придумал, - сказал он, с видом учителя подняв палец вверх. - Решил, с кем попытаюсь построить отношения. Не знаю как получится, но перспективы хорошие. Есть одна карсекорка.
        Дэн приложил ко лбу руку, будто защищал взгляд от Солнца, посмотрел на меня, а я засмеялась еще громче.
        - Хотя нет, не карсекорка. Землянка. Но бледновата, надо будет сводить её сюда днем, пусть загорит. Чего смеешься? Я тебе про отношения, а ты хи-хи да ха-ха. Может, отпустить тебя?
        Я бросила взгляд на водную гладь и закрутила головой, утопая в собственном смехе.
        - Не люблю загар!
        - Долго тебя не продержу. Мир не магический. Энергию черпать неоткуда, продолжил он. В нежно-молочном свете звезд и рассветных лучах Дэн выглядел еще красивее. Черты лица выглядели выразительнее, чем раньше. Трепыхающиеся от ветра волосы добавляли романтических штрихов. Под обтягивающим черным гольфом проглядывалась та фигура, которую принято называть идеальной.
        Будет прикол, если он потом признается, что так и остался в облике ботаника, а это все - лишь иллюзия.
        - Так что предлагаю искупаться, - сказал он. - На счет три бросаю. Р-а-а-з…
        - Не… не…
        - Два-а-а…
        Я что-то чувствовала к нему. Что-то более сильное, чем просто симпатия, детская влюбленность или сексуальное влечение Более глубокое. Эти эмоции пылали где-то внутри меня и словно обжигали.
        - Три! - сказал Дэн и на секунду я оказалась в свободном падении. А потом почувствовала, как касаюсь к воде. Все происходило как при замедленной съемке. Сперва ощутила влагу рукой, потом пяткой, плечом. Увидела взлетающие вокруг меня брызги. Как необычный фейерверк из другого мира, они возносились надо мной, отражали мерцание звезд и разлетались во все стороны света. Сами же звезды переливались и расплывались, то увеличивались, то уменьшались, да и вообще вели себя так, будто обрели жизнь и принялись познавать все вокруг.
        Я погрузилась в воду.
        Сквозь неё мир показался размытым, как картина акварелью, но от того не менее красивым. Маленькая золотистая рыбка подплыла к моим глазам, всмотрелась в невиданного пришельца, потеряла интерес и резво размахивая хвостиком уплыла.
        - Дыши, - послышались слова, а секунду спустя перед глазами возникло лицо Дэна. Голос его звучал необычно и отдавал гулким эхо.
        - Что ты сделал? - спросила я.
        - Заморозил время ненадолго. Этакий воздушный пузырь построенный на том, что…
        Я усмехнулась.
        - Да какая разница? - ответил он и мы слились в бесконечно долгом поцелуе. По телу прошла волна тепла. Сердце забилось сильнее. Плеск воды показался музыкой. Я чувствовала, как влага застала нас врасплох и заключила в свои объятья, лишая возможности вдохнуть.
        Чем не сказка?
        Мы вынырнули из реки. Мокрые до нитки. Воздух после купания показался холодным.
        - Иди сюда, - сказал Дэн и прижал меня к себе и я оказалась в объятьях, положила голову на его плечо и продолжила любоваться пляжем.
        Тот сиял. В буквальном смысле. Песок перестал быть собой и превратился в россыпь жемчужин. Роса на ветвях отсвечивала ему в ответ. Оставленная мной на берегу коробка с бальным нарядом тоже поблескивала, словно хотела стать частью этого мира. Вдали пестрел огромный оранжевый цветок. Будто наблюдал за происходящим. Раскрашенное в рассветные цвета небо, протянувшиеся на горизонте хребты гор, стая пролетевших мимо птичек - все это настраивало на волну идиллии. На секунду я задумалась, что сон в любую минуту закончится. Шутка ли? Я и главный маг Европы. Восточной.
        - Так ты не против, если я попробую построить с ней отношения? - хмыкнув, спросил Дэн.
        - Вообще-то, - протянула я. - только если сходишь с ней на бал.
        - Ты-то меня в смокинге представляешь?
        - А то!
        - Я в нем похож на пингвина!
        - Значит, придется побыть пингвинчиком. А то найду там кого-нидь получше, - я прикоснулась кончиком пальца к его носу, оставляя на нем каплю воды.
        - Тогда, похоже, я все решил, - пробормотал Дэн.
        - Что?
        - Искупать тебя повторно, - сказал он, после чего резко толкнул меня обратно в воду.
        - Ах ты негодяй! - воскликнула я, поднялась и плеснула в него брызгами.
        - Вот ты какая? Тогда держи! - засмеялся Дэн, обрызгивая меня в ответ. Мы радовались как дети и громко смеялись, кружились в воде, танцевали. Хотелось заставить этот миг замереть навсегда.
        А потом Дэн поднял меня на руки, понес к берегу.
        - Знаешь, что мы нарушили парочку зуберийских законов? - спросил он, легонько подбрасывая меня вверх.
        - В этой реке нельзя купаться? - попыталась угадать я.
        - Нет. Здесь разница в возрасте между проявляющими половой интерес друг к другу лицами должна составлять не больше двух лет. Для прибывших тоже.
        - То есть, мы вне закона?
        - Если нас заметит местный полицейский - да. К счастью, ближайший из них на расстоянии полтысячи километров от нас, - Дэн аккуратно положил меня на песок. - сейчас просушу наши шмотки.
        Он положил руки мне на плечи и одежда начала подсыхать на ходу. Зато я умудрилась потерять кроссовок. Хотя оно того стоило.
        - Мы уходим? - спросила я.
        - Антисущность может найти нас, - вздохнув, ответил Дэн и слегка погрустнел. - Думаю, завтра мы сможем сходить в твой мир. Мои коллеги нашли что-то необычное. Если ошиблись - кину на тебя одно заклинание, может, оно приведет нас к наложившему проклятье.
        - Ты уверен кто-то из тех, кто меня знал, его наложил?
        - Думаю, да, - кивнул главный маг восточной Европы. - Но не факт. Что-то в тебе есть. Я не знаю что. Какая-то странная энергия. Я едва её чувствую, но все же ощущаю. Она могла привлечь чародея, который это сделал.
        - Что за энергия? - удивилась я.
        - У каждого мага есть магический отпечаток. Или аура, - продолжил Дэн, закончив с моей одеждой и занявшись своей. - Но в твоей есть еще что-то. Могу ошибаться, конечно. Мое восприятие затуманено чувствами…
        Дэн усмехнулся и протянул мне руку.
        - Что это может быть? - спросила я, поднимаясь с песка.
        - Может, кто-то из твоих предков был сильным колдуном. Или у тебя есть редкий магический дар. Или все из-за проклятия. Или ты подхватила энергетическую инфекцию. Или…
        - Инфекцию? - прервала я.
        - Не беспокойся, это не страшно. Пара сеансов у лекаря и все, - подмигнул одним глазом Дэн.
        - А что самое страшное из всего, что может означать такая энергия? - поинтересовалась я, желая знать правду. Хоть смогу к этому приготовится.
        - Антимагическая метка, - ответил Дэн и мгновенно помрачнел.
        - Что это значит?
        - Что ты сойдешь с ума. Рано или поздно. Что сама антимагия отметила тебя. Что тебя к ней будет тянуть как наркомана к дозе, и рано или поздно желание станет невыносимым. Говорить это неприятно, но опасность есть, - его голос погрустнел.
        - А если сойду, то что? - я всмотрелась в глаза Дэна, который явно не хотел говорить об этом. Идиллия разрушалась на глазах.
        - Провести антимагический ритуал - не просто воспользоваться чем-то. Постепенно эта сила захватывает, - не смотря мне в глаза, продолжал Дэн. - Человек трогается рассудком. Полностью меняется. Переписывается. Становится другой личностью.
        - И что тогда? - настаивала я.
        - По законам разных миров человека, изначально помеченного антимагией, или казнят, или изолируют от общества, или лечат. Если бы такое произошло со мной - я бы выбрал первое, - главный маг восточной Европы опустил взгляд, да и я тоже не хотела больше ничего. Сказочный день вмиг обратился тяжелыми мыслями и нервозностью.
        - А если это правда, как поведешь себя со мной ты?
        - Мы вместе будем бороться с этим до конца, - сказал он и легонько поцеловал меня в щеку.
        - Ладно, будем думать, что это не антимагия. Что не сойду с ума и что эта особенность моей ауры значит что-то другое.
        - Идем, - сказал Дэн и мы направились по высокой траве прямиком к исполинскому цветку. Подойдя к нему он достал из кармана небольшой цилиндр, похожий на ручку, бросил его на траву, тот зашипел и начал перестраиваться. Сперва раздвоился, затем из него выползла вертикальная пластина. Спустя минуту в этом царстве природы стояла самая обыкновенная дверь.
        - Пошли, - Дэн нажал на ручку.
        А я все всматривалась в рассветное небо, надеясь, что это не мой последний визит в этот мир.
        Глава 17. Будущее
        Визит и в самом деле оказался не последним.
        Я сидела там же, где мы с Дэном были год назад и где случился наш первый поцелуй - на зуберийском пляже. Но в этот раз одна.
        Волны реки ласкали ноги, деревья склоняли головы, словно приветствуя меня в оазисе нетронутой природы, небо все так же одевалось в рассветные цвета, лишь громадного цветка не было. Но запахи цветов и травы все равно кружили голову. А еще бушевал ветер. Срывал листву с деревьев, заставлял её кружить в танце.
        Листья багровели в лучах вечно рассветного солнца, примеряли на себя всевозможные наряды от вызывающе красного до угольно-черного, но в итоге все равно разлетались, так и не успев насладиться пребыванием вместе.
        Мы с Дэном были здесь лишь раз, но запомнилось это место на всю жизнь. Когда захотелось побыть в одиночестве, потянуло именно сюда.
        Я антимаг. Чертов антимаг!
        Человек, который угрожает всем мирам. Человек, с какими клялась бороться. Один из тех, кто направил на меня антисушность год назад, и тех, из-за которых я потеряла Дэна.
        Где он? В памяти был только мост и две дерущиеся фигуры. Что произошло потом - не помню.
        Коббе! Черт! Дьявол!
        Мне хотелось забыть о времени и провести здесь целую вечность. Пусть думают, что меня больше нет. Может, исчезла, а может, меня похитили, а может…
        Только куда мне идти?
        Над лесом на противоположной стороне реки поднялась голова динозавра. Она повернулась, посмотрела на меня парой ярко-оранжевых глаз, будто спрашивала «что я здесь делаю», а потом принялась за поедание зелени с огромного дерева. Рядом прокричали птицы, заставив меня на минуту испугаться. Захлопали крылья, из кустов поднялась стая альхересов. Послышались шаги. Кто-то шел сюда.
        Я вскочила с места, быстро сотворила простое боевое заклинание и была готова к его применению.
        - Эй, стоп, не надо, - послышался знакомый голос из высоких кустов, а вслед за ним появился Марк.
        Он был одет так, как обычно приходил на лекции - клетчатая рубаха, вельветовые брюки, рюкзак на спине, а в его руках мирно сидел хорек.
        Я развеяла магию, посмотрела на одногруппника.
        - Как ты меня нашел?
        - Мы чувствуем друг друга. Попробуй.
        - А попал сюда как?
        - Через дверь, - ответил Марк и достал из кармана цилиндр, похожий на тот, что я когда-то видела у Дэна.
        - А в Денкант так же не мог? Или захотелось меня попугать? - спросила я.
        - Денкант запечатан. Ты же знаешь. Проходы туда не открываются, - развел руками Марк. - Или антимагические способности, или проход в реке. А еще нам скоро пора на лекцию. А ты не спала всю ночь.
        - Пошло оно все, - я развернулась. - Пропущу иллюзию и пес с ним. Огрус не умрет.
        - Клаус Огрус может иметь отношение к тому, что должно случиться. Возможно, именно он послал к тебе антисущность. - Марк подошел ближе и я услышала за спиной фырканье его хорька. - Слышала же что сказал босс? На нем есть следы антимагии. Я сам их нашел.
        - Он мне не босс, - отрезала я. - И ты тоже.
        - На самом деле нет, - донесся из-за спины голос Марка. Мы все на одной должности - должности мастера. Но кто-то должен все координировать и направлять нас. Я предпочитаю называть его боссом.
        - Кто он вообще такой? - я резко обернулась к Марку. Мы встретились взглядами и я увидела в его глазах что-то необычное. Чего не видела или не замечала никогда ранее. - Ты видел его без маски?
        - Никто не видел. Я вообще подозреваю, что и он, и весь его дворец - одна мощнейшая иллюзия, - сказал Марк. - Но кем бы он ни был, он помог мне найти себя. И тебе поможет. И если так - то какая разница кто он такой?
        Я кивнула. Если действительно удастся найти того, кто послал за мной антисущность - поблагодарю. Но смириться с тем, что я антимаг, трудно. Страшно общаться со знакомыми - вдруг кто поймет. Страшно появляться в академии - может, там для меня уже приготовили ловушку.
        Захотелось спрятаться ото всех на каком-нибудь необитаемом острове, где никто и никогда меня не увидит.
        - Босс объяснил мне, что мы - как полиция, - продолжил Марк. - Пусть нас и не одобряет общество, но мы боремся с тем, что угрожает ему.
        - Скорее как люди икс, - усмехнулась я.
        - Люди икс? - переспросил одногруппник.
        - Ты из нашего мира и никогда не слышал о людях икс? - удивилась я.
        - Я в семь лет открыл в себе магию, - ответил он. - Рос в детском доме, там была одна воспитательница, которая почему-то меня невзлюбила. Вечно наказывала. И вот однажды я рассердился и сам не понял как телепортировал её в подвал, где хранились продукты. Она просто исчезла. Была зима и она провела там всю ночь. А потом меня нашли люди из министрата магии, объяснили, что я чародей и все такое. Радости-то было. Я тогда мечтал о письме из Хогвартса и тут приходит дядька и говорит, что я могу колдовать. Меня забрали в Эрлисид. Там меня усыновила семья колдунов. А затем я поступил в академию. Так что знаний о культуре Геи - только то, что успел прочитать. Как-нибудь расскажешь что там и как.
        - Обязательно, - кивнула я.
        Хорек Марка потянулся ко мне и легонько укусил за палец.
        - Ай!
        - Карел, не трогай её.
        - Где же ты взял это животное? - поинтересовалась я и всмотрелась в хорька, который тянулся ко мне своей мордочкой, будто собирался то ли рассказать что-то, то ли поцеловаться.
        - Купил на эрлисидской ярмарке, - ответил он. - Подержать хочешь?
        - Ага, - я протянула руки и зверек, будто ожидая этого, перепрыгнул ко мне, поднял мордочку, всмотрелся, как бы желал что-то сказать. Тыкнул носом мне в лицо, тихо пискнул, загукал. Прикольная зверушка. У меня только кот был в детстве. Всегда хотела завести кого-то, но ухаживать не было времени.
        - Зачем нам идти к мистеру Огрусу на лекцию? Не думаю, что там нам получится узнать его подноготную, - спросила я.
        - Надо проникнуть в его кабинет, - коротко и ясно ответил Марк и мне это не понравилось.
        Кабинет Огруса находился на пятом этаже, рядом с кабинетами остальных учителей. Самоличное проникновение в любой из них запрещалось под угрозой исключения. Мол, у кого-то могут найтись опасные алхимические субстанции, у кого-то не менее опасные заклинания, миссис Керенор - так и вовсе держала у себя настоящего двуглавого льва. Говорила, что проводит над ним какие-то исследования. А еще на этаже всегда сидел калисидец, который должен был помогать учителям и студентам, но на деле и следил за соблюдением запрета.
        - Ты хочешь, чтоб нас исключили? - поглаживая свернувшегося на моих руках хорька, спросила я.
        - А ты хочешь найти своего врага? - вопросом на вопрос ответил Марк и коснулся пальцами моей руки. Прикосновение показалось холодным, а хорек, поняв, что от него требуется, мгновенно перебежал по руке на моего собеседника, забрался ему на шею и повис на ней как воротник.
        - Как ты собираешься разобраться с калисидцем? - поинтересовалась я. Хоть хорек уже и вернулся к хозяину, убирать руку Марк не спешил. Заигрывает? Парень он симпатичный, конечно, но его женственность мне нравилась и отталкивала одновременно.
        Правда, мне было не до этого.
        - Натали что-то придумала, - ответил он.
        Еще и Наташа, чертов призрак. Я-то думала, что она в депрессии или на наркотиках сидит. А может, проводит какие исследования. Но демон, бродящий по академии и обходящий все меры безопасности - это слишком! Если так пойдет и дальше - половина студентов вскоре сменятся демонами. Вот кого нам стоило бы бояться.
        - Не пугайся её, - тихо произнес Марк. - Она не такая как остальные демоны. И не такая, как люди. Что-то посредине. Все, чего она хочет - мира между нами и ними.
        - В академии-то она что делает?
        - Изучает нас. Учится нашей магии. Она хочет стать своеобразным мостиком для примирения.
        - Она же и мысли умеет читать, так? - спросила я. - Вот пусть и прочитает мысли Клауса Огруса.
        - Не умеет. Это байки. Просто смотрит на вещи, которые мы обычно упускаем, - наконец-то Марк убрал руку.
        - Хорошо. Пошли, - сказала я, подумав, что больше хочу добраться до виновника торжества, чем боюсь вылететь из академии. - Ты дверцу для перехода где взял?
        - Купить можно что угодно. Надо только знать у кого, - усмехнулся Марк.
        Раньше он для меня был милым мальчиком, который полностью зарылся в книги и мог что-то рассказать или подсказать. Сейчас в этой улыбке проглянуло что-то не от мира сего. Будто он сам был демоном.
        Вслед за ним я прошла через дверь и оказалась в коридоре академии, заполненном студентами. Кто-то рассматривал расписание, кто-то громко смеялся, кто-то пялился в конспект, а один из старшекурсников благодаря заклинанию телекинеза парил под потолком.
        Здесь никогда не бывало пусто и тихо. И все это среди полностью белых стен, потолка и пола, пропитанных заклинаниями чистоты. Наташа ждала нас, прислонившись спиной к колонне посреди холла и направив взгляд вниз.
        - Сможете стащить у него ключ телекинезом так, чтобы он не заметил? - спросила она, когда мы подошли.
        - Думаю, - мы с Марком переглянулись, притянуть сможем, только он заметит пропажу.
        - И тут я создам иллюзию ключа, - сказала демонесса не поднимая взгляд.
        - Обмануть иллюзией преподавателя иллюзий? - спросила я, оглядываясь вокруг в страхе, что кто-то нас слышит, но Марк, кажется, уже успел выставить акустическую завесу.
        - Я же демон, - с мертвым выражением лица ответила Наташа. - У нас немного другие иллюзии. Эту он не распознает, пока не попытается открыть ею замок. План прост - берем ключ, один из вас выходит посреди лекции, идет в кабинет Огруса и осматривает его. А потом вернем ключ на место.
        - А калисидец? - спросил Марк.
        - Потому я пойду следом и сделаю иллюзию, будто вы - это Огрус. Калисидец не обратит внимания.
        - У тебя как с телекинезом? - спросил Марк.
        - Так себе. Семь баллов, - ответила я, вспомнив о Беатрис. У неё и с телекинезом получше и наверняка думает почему меня не было ночью. Надо будет найти её в академии. Заодно спросить как прошло её свидание с Ранзаром.
        - У меня восемь, - сказал Марк. Значит, я ворую ключ, притягиваю его к двери. А ты его там возьмешь и сходишь с Наташей посмотреть что в кабинете у нашего иллюзиониста.
        - Ладно, допустим, в кабинет мы войдем, - сказала я. - Как понять, что именно может быть связано с тем, что нам нужно, а что нет? Я не знаю всех возможных магических артефактов и для чего они нужны.
        - Я почувствую все, что связано с антимагией, - заверила Наташа. Говорила демонесса четко и ровно, как говорит автоответчик телефона: без малейших эмоций и дрожания голоса. От этого тона становилось немного не по себе.
        Становилось страшно, но в то же время подогревал азарт. Ощущение - будто мы собрались грабить банк и не меньше.
        Глава 18. Прошлое
        - Не так! Невкусно! - год назад заявил Анх, сидевший на моем подоконнике в общежитии. - Вкусную энергию надо правильно распределять! Как будто картину рисуешь! Тогда и вкусно получится.
        Анх говорил, а я пыталась магически увеличить свою блузку, которая была на меня мала уже года три. Располнела, блин! В корову не превратилась, конечно, но жирку прибавилось.
        С помощью магии я подгоняла блузку под свои нынешние размеры, но то один рукав становился больше другого, то слишком добавляла в талии, то в груди. Да ну его все! Три года про неё не вспоминала, а тут внезапно захотелось!
        Со злости я схватила деформированную блузку и швырнула её в шкаф, сама же улеглась на кровать.
        - Невкусно поступаешь! - прокомментировал Анх. - Межмировой маг до конца идти должен. Так правильно. Вкусно!
        - А ты чем заслужил превращение в птицу? - спросила я, закрыв глаза.
        - Ритуал провести пытался. Плохой ритуал! Невкусный!
        - И для чего тебе понадобился невкусный ритуал?
        - К жизни близкого человека вернуть хотел, - ответил Анх. - Очень хотел. Чтоб вкусно снова было.
        - Благородная цель, - ответила я. - А это возможно? Антимагия позволяет воскрешать людей?
        - Только физически, - с ноткой грусти ответил Анх. - Человек воскрешенный будет вкусным казаться первое время. Но это уже не он. На деле же невкусная антисущность в него проникнет и в нем развиваться будет. А потом, когда она созреет, начнет зло нести. Невкусное зло. Противное! Мерзкое!
        - Кого же ты хотел воскресить?
        - Свою девушку. Канирью. Она из-за несчастного случая погибла. Совсем погибла. Невкусно было Анху. Анх решил её вернуть. Но как вернулась она, сразу почувствовал, что не тот это человек. Будто вкусная оболочка, а внутри невкусное что-то. Противное. Анх знал, что накажут за это, но сильно любил её. Вкусной она была.
        Грустная история. И вправду «невкусная». Прошла бы я на все, чтобы спасти близкого человека невзирая на последствия? Тогда я не знала.
        Да, отказалась от родни ради того, чтобы антисущность их не настигла. Но тогда никто не умер, а мне в то же время мне было интересно. Охваченная чудесами, внезапным знанием о том, что магия есть, мне хотелось узнать что же будет дальше.
        Я поднялась и посмотрела в окно, за которым моросил легкий дождик, а бегающие цветы радовались ему. Подпрыгивали, тянулись вверх, пытаясь ухватить побольше живительной влаги. Деревья леса, который окружал академию, понемногу начинали желтеть. Здесь этот процесс тут был побыстрее, чем у нас. За одну ночь почти полностью зеленый пейзаж за окном сменился красно-желтым. Лишь Король Леса все так же стоял в своем серебристом наряде и свысока смотрел на преображение его прислуги.
        - Дэн идет. Вкусный Дэн. Хороший! - прощебетал Анх.
        - Где? - я ведомая импульсом выглянула из окна, но там был лишь дождь да лужи.
        - В коридоре он уже, - сообщила птица.
        - Откуда ты знаешь, что это он? - поинтересовалась я, решив, что слух у птицы куда лучше моего. Но различать людей на звук по походке - это за пределами фантастики.
        - Мысли читать умею. Вкусные мысли у Дэна - ответила птица. - Анх - птица - телепат. О чем - не скажу. Не могу. Извини. Но вкусные.
        На слове «вкусные» в мою голову начала закрадываться пошлая мысль и тут же в дверь постучали.
        Решив поиграть, я лениво спросила:
        - Кто там?
        - Я, - ответил главный маг восточной Европы. - Нас ждет небольшая прогулка.
        - На Землю? - спросила его, подходя к двери и открывая её.
        Дэн показался мне чем-то встревоженным, даже не улыбался, как обычно. Вместо этого он посмотрел на меня, вздохнул.
        - Знаешь Александру Сомову?
        - Знаю. Только не говори, что это она наложила проклятие.
        Сашка Сомова меня точно не проклинала бы. Даже если допустить, что она маг.
        Моя бывшая соседка была на пару лет старше, и именно она стала моей лучшей подругой детства. Рассказывала мне о том, как следует вести себя с мальчиками, и как лучше одеваться. А когда её брат купил игровую приставку, мы безвылазно сидели у неё играя в видеоигры.
        Потом её родители приобрели квартиру побольше и ближе к центру, с Сашей мы стали видеться куда реже, но все же иногда встречались. Регулярно приглашали друг друга праздновать дни рождения, иногда просто гуляли по Киеву. А затем у неё появился парень. Высокий, статный шатен, будто сошедший с экрана голливудского фильма. И подруга перестала мне звонить, а потом и вообще, кажется, позабыла о моем существовании.
        - Я проверил магическую активность в Киеве за неделю до того, как на тебя напала сущность, - объяснил Дэн. - Мир не магический, таковые редко случаются, но все же одна была. В доме, где живет Александра Сомова. Может, конечно, случайный всплеск, но лучше проверить.
        - Мы отправимся в Киев?
        Дэн кивнул.
        - Наложу на тебя одно заклятие. Если она причастна к проклятию, то рядом с тобой начнет вести себя неестественно. Испугается или станет агрессивной. А может, наоборот, начнет подлизываться. Только мои коллеги стерли тебя с её памяти. Она тебя не знает. Так что не стоит с порога бросаться в объятья.
        Возвращаться мне не сильно хотелось. За несколько дней я начала привыкать к смене места, к новому быту, к миру Кати с его парящими зданиями. А оказавшись дома…
        Мне сразу же захочется увидеть маму и брата. Нахлынет тоска…
        - А если захочу обратно? В прошлую жизнь? - я подняла взгляд на главного мага Европы, заглянула в его глаза.
        - Ты же видела антисущность. Это необычайно сильное колдовство. Она может преследовать тебя сквозь миры, проникать повсюду, - ответил Дэн. - Платье померила? Иллюзия, конечно, хорошо, но лучше мерить вживую.
        Он это спросил явно для того, чтобы сбить меня с грустных мыслей.
        - Да, - закивала я. - Самая красивая вещь из всех, что я когда-либо видела.
        Вчера я и действительно надела новый наряд, а потом часа три вертелась перед зеркалом, любуясь собой. Жаль, что создать прическу с помощью волшебства не очень получалось, и я надеялась, что парикмахеры в этом мире существуют.
        - Ты еще всех чудес своего мира не видела. В Киеве живут несколько мимиков, - подмигнул Дэн. - Увидишь - удивишься.
        - Мимиков?
        - От слова мимикрия. Это существа из Эрхинопса. Имеют магическую природу, вырабатывают энергию, способны перемещаться между мирами, но внешняя магия для них опасна, а потому они переселяются в немагические миры, мимикрируя под что-то. Ты пробыла тут несколько дней, потому на тебя их иллюзии не подействуют. Они работают только на местных жителей.
        - Неужели в центре Киева над Майданом Независимости летает невидимый дракон? - предположила я.
        - Кое-что покруче. Увидишь. Только оденься теплее. Я подожду за дверью, - улыбка Дэна на этот раз показалась мне вымученной. Что-то он недоговаривал. Вопрос - что?
        Зимней куртки среди вещей, что принес мне главный маг восточной Европы, не оказалось, потому я натянула ту же осеннюю ветровку, в которой впервые сюда попала. Только в этот раз поверх теплого свитера, который я всегда считала «бабским».
        Завязала волосы так, чтоб они прикрывали уши (головных уборов никогда не любила), обула сапоги и вышла в коридор. Благо, далеко тащиться в этом всем по ранней осени Кати не пришлось. Мы спустились вниз и Дэн услужливо попросил миссис Ренуа открыть проход прямо из холла, на что та ответила кивком.
        Она отворила одну из дверей, которая должна была вести на верхние этажи, и моему взгляду предстал Майдан Независимости.
        В нос сразу же проник морозный воздух, добрался до легких, принялся холодить меня изнутри. Пространство наполнилось шумом двигателей машин, громкими голосами, чьими-то шагами.
        - Пошли, - сказал Дэн, взяв меня под руку и шагнув в проход.
        Небо родного города было чистым, без единой тучки. Как там Пушкин писал? «Мороз и солнце, день чудесный». Под ногами тихо потрескивал снег. Мороз с усердием принялся массировать мои щеки и уши. Надо было все-таки взять шапку.
        Но несмотря на это, город показался мне тусклым по сравнению с Кати. Даже на лицах проходивших мимо людей читалась усталость, а местами даже грусть. Мимо пробежала женщина с ребенком. Неподалеку трое мужчин громко матерились. Интересно, мат существует только в земных языках?
        Не сразу я заметила то, чего здесь быть не могло. Сознание поначалу будто отказывалось воспринимать огромный щупальцеподобный отросток, который высился там, где на моей памяти находился монумент Независимости.
        Желто-коричневая штуковина, которая могла бы быть конечностью огромного осьминога, ходила из стороны в сторону, тряслась и вздрагивала. По всей её длине виднелись поры, из которых непрерывно выходил пар. Люди шли из стороны в сторону по своим делам, словно не замечая существа, которому тут явно было не место.
        - Что это? - спросила я, покосившись на Дэна. Он тоже слегка изменился. Точнее его пиджак превратился в коричневую куртку с меховым воротником.
        - Один из растительных мимиков.
        - Это растение? - удивилась я, потому что то, что высилось впереди, больше походило на животное.
        - Ага, - ответил главный маг Европы. - Живет тут с 2001 года, маскируясь под монумент Независимости Украины. Я сам видел как он дозревал.
        - Оно не опасно?
        - Нет. Разве что иногда может поймать птицу, - усмехнулся Дэн. - Если хочешь можешь прикоснуться к нему.
        Прикасаться не хотелось. Уж очень отвратительно выглядело щупальце. Словно было измазано какой-то слизью. Да и касалась я его, даже не раз. Как и множество киевлян. Не представляя что скрывается за памятником на самом деле.
        - Пошли, - сказал Дэн, легонько дернув меня за рукав, заставляя отвлечься от мимика. Я взяла его под руку. Интересно, со стороны мы выглядели красивой парой?
        От прикосновения сразу же стало теплее.
        Если это растение, то страшно представить как выглядит животное-пришелец. Как огромный паук, разгуливающий по киевским дорогам, но маскирующийся под обычный автомобиль?
        А что, вполне возможно. Эта тентакля была по меньшей мере раза в два выше стелы Независимости и умудрялась скрывать свои истинные размеры.
        Мы прошли через площадь, миновав группу детей, которых явно привезли сюда на экскурсию откуда-то из провинции. Направились в сторону никогда не знавшего пустоты Крещатика.
        Я все время оглядывалась по сторонам в надежде увидеть то, что пряталось от моего взора раньше, но наблюдала обычные картины. Сигналящие автомобили, кутающихся в пуховики людей, яркую рекламу, призывающую купить новый смартфон или опробовать очередную марку кофе.
        Появилось стойкое ощущение, что кто-то наблюдает за мной. Некто незримый словно бы прятался повсюду - в проезжающих мимо машинах, среди толп людей, в окнах домов.
        Антисущность или что-то другое - я тогда не знала.
        Глава 19. Будущее
        Мне ужасно хотелось спать. Настолько, что готова была в любой момент свалиться с ног. Сходить в кабинет алхимии попросить зелье бодрости, что ли?
        - О, привет, - окликнула меня внезапно появившаяся из-за угла Беатрис. - Ты чего не ночевала дома? У тебя было свидание? С ке-е-ем? - протянула она.
        И почему мне так не везет на подруг? Что у Даны, что у Беатрис в голове одни сплошные свидания, парни да шмотки. Хоть и та, и другая - не дуры.
        - Твое-то как? - решив уйти от ответа, спросила я.
        - Ранзар сказал, что я ему должна целовать ноги! представь себе, ноги! - Беатрис состроила злобную физиономию. Знала бы она, что в то же время он был в другом месте! А может, и в третьем, с другой девушкой!
        Но рассказать о его способности Беатрис я, конечно, не стала.
        - Пойдешь еще с ним на свидание? - спросила вместо этого.
        - Нет, конечно! - воскликнула та. - Кто его знает какие еще ритуалы есть у этих карсекорцев! Больше никаких бледнокожих!
        - Историю миров надо было учить! - серьезным тоном, проговорила я.
        - Ты знала про этот обычай? Почему не сказала?
        - А ты бы поверила? Решила бы, что он мне тоже нравится, и я убираю конкурентку.
        - Здравствуй, - сонная Дана умудрилась подкрасться сзади и взъерошить мои волосы. Она тоже выглядела как сонная муха, хоть и пыталась казаться не такой. Над ритуалом привлечения Марка всю ночь просидела, что ли? Сегодня она оделась в короткое черное платье с декольте, в котором одно неверное движение - и или грудь вывалится, или филейная часть покажется.
        Она отвела меня в сторону, лишая возможности договорить с Беатрис, но та лишь помахала рукой на прощание и удалилась. Сейчас точно спросит что я делаю рядом с Марком.
        Но она этого не сделала. Вместо этого продемонстрировала швейную иголку.
        - Вот! Осталось лишь уколоть ей Марка и…
        Лицо Даны сияло от счастья, будто она только что выиграла миллион. Только бы не сделала это когда Марк будет воровать ключ у Огруса. Он собьется, выронит ключ, а отследить телекинетическое действие не так и сложно.
        Я не смогла мгновенно найти слова, которые не дали бы подруге это сделать. А в то же время рядом появился фантом Бойрака.
        - Здравствуйте! Поздравляю вас с новым учебным днем, - заговорил основатель академии, в тот же миг я заметила, как Марк мне подмигнул.
        Сказать ему о намереньях Даны, что ли? Тогда она до конца учебы на меня разозлиться. Черт!
        Четкий голос Бойрака сказал об аудитории, в которой пройдет лекция по иллюзии. Пожелал лично мне, Кристине Хольской, всяческих успехов. Каждый слышит в его словах обращение к себе.
        Нужная аудитория находилась на этом же этаже, и Дана со скоростью профессионального бегуна устремилась туда, мгновенно нашла место за Марком и уселась там. Я примостилась рядом. Может, получится помешать. Наташа-призрак вообще не явилась. Решила ждать за дверью?
        Клаус Огрус тоже был здесь. В этом он казался полной противоположностью мистера Плинека - если тот всегда опаздывал, то этот входил в кабинет минут на пять раньше.
        Преподаватель иллюзии был эрлисидцем, но об этом говорил лишь его загар. В остальном же - небольшое пузо вместо мышц, длинная черная борода вместо гладкого лица, связанные в хвост длинные волосы вместо модных в его мире из-за жары коротких стрижек. Чем-то он напоминал Хагрида из «Гарри Поттера», а чем-то Фиделя Кастро. Одет он был в свою фирменную черную рубашку с воротником-стойкой и такой же черный пиджак, из-за чего некоторые земляне за глаза называли его священником.
        Он осмотрел аудиторию прищуренным взглядом из-под густых бровей.
        - Все здесь?
        Дана кивнула и тут же хихикнула мне, снова демонстрируя свою иголку.
        - Может, в другой раз? - спросила я, но тут же Огрус меня оборвал.
        - Тишина. Начинаем, - сказал он. - Что Кузму нужно было сделать для того, чтоб я не заметил его отсутствия на занятии? Кто ответит?
        - Создать иллюзию себя и послать его на лекцию? - тихо ответила я.
        - Тогда я бы заметил, - Огрус посмотрел на меня стальным взглядом - Плюса за старания это достойно, только до экзамена забуду. А вот сделай он невидимым журнал, мне бы потребовалось время на то, чтоб провести деиллюзию. А до конца лекции я бы и забыл про то, что не отметил. А потому поговорим о заклинаниях невидимости и малозаметности.
        Преподаватель встал, взглянул на аудиторию, я же заметила большой ключ, висящий на его поясе. Ключ там висел всегда. Тогда как остальные преподаватели пользовались кодовыми словами или опознанием лица, Огрус говорил, что доверяет только ключам. Может, ему и в самом деле было что прятать?
        В тот же момент ключ слегка дернулся. Макс проверял сможет ли он незаметно его снять. Потом он посмотрел на меня и легонько кивнул, что, конечно же, не осталось незамеченным Даной.
        Подруга окатила меня злобным взглядом, повертела иголку, погрозила пальцем. А Огрус тем временем продолжал.
        - Иллюзию невидимости вам обычно предстоит применять в немагических мирах, что сложнее, ведь энергии там почти нет. А потому приходится рассчитывать только на свою внутреннюю батарейку. Невидимость, несмотря на кажущийся большой эффект изменения восприятия, чем у мимикрии, меньше расходует внутренний потенциал. А потому если вам понадобится совершить что-то в немагическом мире не привлекая к себе внимания местных - лучше воспользоваться ей. Любое заклинание невидимости строится в наложении иллюзий таким образом, чтобы они соответствующим образом заломляли свет, делая вас невосприимчивым для глаз человека-наблюдателя. Конечно, калисидец или демон увидит вас. Рассчитает ваше нахождение по движению воздуха или посмотрит в недоступном человеку спектре, но от взоров людей вы будете надежно защищены. Количества вашей внутренней энергии хватит на четыре-пять часов поддержания невидимости.
        Я слушала преподавателя, пытаясь одновременно следить и за Даной, и за Максом. Но не заметила, как подруга уколола одногруппника своей иголкой и началось что-то невероятное.
        Внезапно сорвавшийся посреди аудитории ветер взъерошил мои волосы и открыл дверь. На голову посыпался мелкий моросящий дождь, переходящий в ливень. Повеяло холодом, а спустя секунду Клаус Огрус потерял равновесие и упал. Я приподнялась, посмотрела - под преподавателем красовалась большая заледеневшая лужа.
        Сверкнула молния, послышался раскат грома. Становилось то холодно, то жарко. А моя подруга недоуменным взглядом пялилась в меня.
        - Кажется, я что-то напутала с заклинанием, - медленно, по слогах прошептала она.
        - Кто? - крикнул Огрус, пытаясь встать, но тут же снова оказался на полу. Послышавшийся из-за спины хохот потонул в раскате грома. Дождь перерос в ливень, но тут же мои глаза наткнулись на ключ преподавателя.
        Он лежал прямо перед открытой дверью. Марк мгновенно понял что делать. Несильно толкнул его телекинезом и тот улетел в коридор, где мелькнула Наташа, подняла добычу, показала мне жестом выходить и исчезла.
        - Как это произошло? - кричала Дана, набрасывая на голову капюшон толстовки и направляясь к выходу.
        Я пошла за ней и во внезапно возникшем тумане столкнулась лбами с Марго.
        - Эль фатин-риккар-ду-бенг! Развейся! - кричал преподаватель магическую формулу. Огрус все-таки умудрился встать, опереться на подоконник и изо всех сил пытался справиться с заклинанием.
        - Зовите мисс Альши, - крикнул он.
        Чего же такого нахимичила Дана, что даже опытный преподаватель не может развеять колдовство? Или библиотекарь склеил воедино погодные формулы и инструкции по соблазнению от Пеораны Сикви?
        Прикрываясь сумкой от ливня, я все-таки умудрилась выйти из аудитории. По коже пробежал тянущийся из кабинета холодок. Пара преподавателей пронеслись мимо спеша на помощь своему коллеге. А Наташа снова вышла из невидимости и поманила меня рукой.
        Наверное, то, что произошло - к лучшему. Огрус сам потерял свой ключ, Марк только помог ему добраться до Наташи.
        В коридоре царила настоящая суматоха. Из двери напротив выбегали мокрые студенты, пол коридора покрылся инеем, где-то блеснула молния. Дана-Дана! Теперь тебе точно несдобровать! На всю академию погодное заклятие наложила.
        Хотелось найти её, но я пошла за Наташей. Лучшего момента для того, чтобы попасть в кабинет Огруса не будет.
        - Телепорты временно не работают! - прогремел над головой голос из магического громкоговорителя. - Просим сохранять спокойствие.
        Лестница была покрыта инеем и немного скользкая. Стараясь не упасть, я проследовала за демонессой.
        - Калисидец отошел, - на ходу оповестила она. - По сердцебиению слышу. Пройдем без проблем.
        Наверху был красивый холл, украшенный картинами и карликовыми пальмами, росшими прямо из пола и потолка. Сюда заклинание Даны в полной мере не дошло - на полу виднелось лишь несколько луж. Пень-столик, за которым обычно сидел калисидец, пустовал. Россыпь росших со стены белых и фиолетовых цветов, формировавших эмблему академии, радовала глаз. Но я не любила это место. Бывать тут приходилось лишь когда вызывали в деканат.
        Кабинет Огруса находился справа и скрывался за высокой, как и все здесь, двустворчатой деревянной дверью. Наташа вставила ключ, замок щелкнул и взгляду предстало рабочее место преподавателя иллюзии.
        Понятно, почему он так беспокоился о безопасности. На стене раскинула крылья исполинская летучая мышь. Подвешенное на невидимых нитях чучело взирало на нас ярко-красными глазами. Казалось, что оно вот-вот оживет и полетит.
        А ведь кланги (так назывался этот вид) охранялся межмировым законом об исчезающих видах. За содержание такого чучела Огруса могли лишить работы и впаять немаленький штраф.
        Окна кабинета были плотно зашторены. Здесь не было ни столов, ни стульев. Только несколько тумбочек с какими-то пробирками, книжный шкаф, набитый толстыми томами, ковер на потолке. Действие заклинания измененной гравитации я почувствовала сразу как вошла сюда. Словно желудок поднялся кверху. Иллюзионист однозначно любил побродить по потолку.
        А вот и еще одно почти вымершее животное. На противоположной стене висела эрхинопсианская летучая змея. Она высунула оба своих языка, на которых находилось по глазу, так и застыла в позе поиска добычи.
        - Осторожно, - предупредила Наташа. - Огрусу не надо знать что кто-то рылся в его кабинете.
        Попробуй тут осторожно! Я пробежалась взглядом по корешкам книг. «Король Адерус Восьмой», «История Эрлисида», «Создание трехмерных иллюзий при неравномерном освещении», «Роль иллюзии в современном театральном искусстве», «Средства от геморроя». Последняя как-то не вписывалась в ряд научных работ и монографий. Может, она открывает тайный проход, как в кино? Потянула - где там. Обычная книжка.
        На верхнем этаже шкафа хранились алхимические реактивы, половины которых я не знала. Венерическая соль? Серьезно?
        - Тут иллюзия, - кивнула Наташа в сторону свернувшейся на стене змеи. Она прикоснулась к глазу на её языке, взмахнула рукой, что-то пробормотала и пространство перед ней исказилось и пошло мелкими волнами. Спустя секунду там, где находилось чучело, проявился небольшой деревянный шкафчик, похожий на те, что остались у нас со времен СССР.
        Еще несколько манипуляций демонессы - и дверцы разошлись. Изнутри повеяло ароматом сирени. И как Наташа его обнаружила? Я при своей девятке у Огруса даже не ощутила, что там что-то спрятано.
        Внутри шкафчика обнаружилась пара папок, разглядывать которые не было времени, а потому я просто скопировала их вместе со всем содержимым простым заклинанием. Долго копия не продержится, но до конца дня просмотреть можно будет. Буду смеяться если там окажутся эротические рассказы или что-то в этом роде.
        Закончив, я положила оригиналы на место, но одна из папок выскользнула, упала на пол и раскрылась. Бумаги рассыпались по полу. Карта с отмеченными точками местами, десяток исписанных от руки листов, запечатанное письмо, и фото.
        - Черт его дери! - вырвалось у меня, когда взгляд всмотрелся в изображение. - Не может быть.
        Подняв фото я присмотрелась, даже моргнула, решив, что показалось. Но наваждение не отступало. С фотографии на меня смотрела я сама.
        Глава 20. Прошлое
        Думала, что оказавшись дома, захочу остаться здесь. Но случилось ровным счетом наоборот - после всех красот Кати и Зуберии, необычности Карсекора, чудес Эрхинопса мой мир казался мне мертвым, лишенным искры. Лишенным магии.
        - Почему у нас так серо в сравнении с другими мирами? - спросила я.
        - Магия, - ответил Дэн - В магических мирах буквально все пронизано магической энергией. Здесь же волшебства мало. От этого местность кажется будто неполной. Цвета тускнеют, люди больше грустят и нервничают.
        - А можно как-то это исправить? Сделать Землю магической?
        - Эксперименты были. Но мир противится наполнению себя магией, - ответил Дэн. - Природа будто оказывает противодействие. Мир словно поглощает магическую энергию. А иногда случаются случается землетрясения, эпидемии, извержения вулканов. Из-за этого подобные опыты запрещены.
        Да уж.
        - А раньше ведь мой мир был магическим?
        - Раньше все миры были единым целым. Атлантида, Гиперборея - в этих мифах есть доля правды. Гиперборея - это нынешняя Абдена, а Атлантида - Карсекор. Давид и Голиаф - воплощение конфликта абденцев с катийцами. Пророк Иона оказался не в чреве кита, а в Жанвивьене. Перуном звали чародея, открывшего погодную магию.
        - А Вавилонская башня - разделение миров? - догадалась я.
        Дэн кивнул в ответ.
        - Миры - это живые существа, - ответил Дэн. - Раньше, когда мир был един, он общался с нами напрямую. Сейчас же - лишь через магическую энергию.
        - Мне кажется, кто-то за мной наблюдает. Словно отовсюду и сразу.
        - Тоже чувствую. Похоже, остатки энергии после всплеска. Но лучше быть настороже. Не отпускай мою руку. Если что - скроемся.
        Я сильнее сжала руку Дэна и стала оглядываться по сторонам в поисках существа без лица. Но оно не показывалось.
        Мы миновали «Арена-сити», направились к площади Льва Толстого. Идущий навстречу человек, засмотревшись в телефон, чуть не сбил меня с ног. Разодетые в костюмы Дедов Морозов и Снегурочек уличные музыканты дрожали от холода, но умудрялись петь «Happy new year». Пара полицейских волокли к своей машине пьяного бомжа. Несколько человек тряслись на остановке общественного транспорта.
        А мне холодно не было. Каким-то образом Дэн умудрился согревать меня, но так, что и жарко не становилось. Надо будет этому научиться.
        - Александра тут живет, - Дэн указал на желтый дом в пять этажей, нижний из которых был занят ювелирным магазином.
        - Тут? - удивилась я. И не знала, что подруга обитает в престижном районе возле самого метро. Мне бы тут жить не хотелось. Здесь не празднование так митинг, не митинг так революция. Но квартира тут стоит целое состояние.
        Мы обошли дом, Дэн прикоснулся к входной двери и домофон сам вспомнил правильный код. Внутри нас ждал вылизанный холл с большой люстрой под потолком, которую я никак не ожидала увидеть в подъезде и сияющей новогодней ёлкой. А еще охранник. Не семидесятилетний консьерж, а охранник в полном смысле слова - квадратный и усатый господин лет сорока в синем камуфляжном костюме и с кобурой на поясе.
        - Это не те дроиды, которых вы ищете, - Дэн провел рукой перед его лицом.
        - Не те дроиды, - монотонно повторил он. - Проходите.
        - В «Звездных войнах» тоже есть крупица истины? - удивилась я.
        - Простой магический триггер отвлечения, завязанный на фразу, - ответил главный маг восточной Европы. - Я свой завязал на «это не те дроиды, которых вы ищете». Точно лучше, чем «Авада кедавра» и «Святое порно» у коллег.
        Поднявшись на третий этаж, Дэн напомнил мне, что теперь моя бывшая подруга меня не знает, и позвонил в дверь.
        - Кто там? - из-за двери спросил знакомый сонный голос, а я почувствовала на себе взгляд из глазка.
        - Полиция, - Дэн поднес к отверстию пустую руку, но Александра явно увидела в ней удостоверение.
        - Чего вам?
        - Тут на днях случилось кое-что. Нам надо знать что вы видели, - отчеканил Дэн.
        - Ничего я не видела.
        - И все же нам надо поговорить, - главный маг восточной Европы показал в глазок странный жест. Мизинец и безымянный палец он согнул, остальные выставил вперед.
        - Ладно, ладно, - ответила бывшая подруга и замок щелкнул. В нос ударил запах чего-то жаренного. Из недр квартиры тихо доносилась легкая электронная музыка.
        Заглянув внутрь, я слегка удивилась. Прежде всего отсутствию привычного небольшого коридорчика, место которого занимала огромная комната, в которой из мебели находился только шкаф. Зато какой шкаф. По размерам он вполне мог бы посоревноваться с тем самым маленьким коридорчиком в обычной квартире. Справа находилась открытая дверь на кухню, где поблескивал хромированный холодильник и виднелась репродукция картины какого-то импрессиониста.
        Но больше всего удивила хозяйка. Я ожидала увидеть супермодель с увеличенной грудью, которая даже дома не снимает платье от кутюр. Или толстушку в розовых тапочках-собачках. Да хоть хипстершу с бритыми висками и пирсингом в носу.
        Но подруга выглядела исхудавшей и бледной, похожей на анорексичку. Под огромными стеклянными глазами виднелись синяки. Русые волосы выглядели так, будто последнее свидание с расческой у них произошло дня три назад.
        Когда мы с ней виделись в последний раз до этого, Саша была вполне привлекательной девушкой. Но нынче казалась похожей на наркоманку или алкоголичку.
        Мне хотелось спросить что с ней произошло. Муж избивает? Или она на чем-то сидит? Но Дэн заморозил время, моя бывшая подруга замерла в единой позе слегка вытянув шею.
        - Не смотри так на неё, - сказал он мне, закрывая входную дверь.
        - Тут что-то не так!
        - И мы пытаемся узнать что.
        - Она, на что-то подсела?
        - Тут что-то другое, - сказал Дэн, снова запуская время. Александра мгновенно включилась.
        - Проходите, - запела она, указывая жестом вперед. - Можете не разуваться.
        Войдя в комнату, я не поняла, почему она не сказала разуться. Посреди лежали несколько настоящих шкур. На стене над огромным диваном висели исполинские оленьи рога. Вторая же стена была одним сплошным огромным экраном, по величине не уступавшему таковому в некоторых кинотеатрах. В углу же стояла белоснежная статуя мускулистого мужчины, которую будто бы привезли на машине времени из античной Греции.
        Но больше всего удивил вид за окном. А точнее еще один мимик, видневшийся над крышами домов. Этот был куда больше предыдущего, кончиком щупальца он мог уходить куда-то в стратосферу. Несколько секунд я думала под что он мог бы маскироваться, а потом внезапно сообразила - телевышка на Дорогожичах.
        Только как? Там же люди работают.
        Спрошу у Дэна позже.
        А Саша тем временем принесла три блюдца с чаем и расставила их на небольшом стеклянном столике у дивана.
        - Не замечали здесь ничего необычного? - спросил Дэн, расстегивая куртку и усаживаясь на диван.
        - Нет, - ответила та. - Разве что у соседей вечеринка была.
        Я заметила несколько рамок с фотографиями, которые не висели на стене, а были встроены в неё. На них подруга все еще выглядела нормально. Живой взгляд, румянец на щеке, длинные волосы, заплетенные в косу. Так сразу и не заметишь, что это - один и тот же человек.
        - Часы не останавливались? - спросил Дэн.
        - Нет. А должны были? - Александра отпила чаю.
        - Никого необычного не видели? Может, кто-то к вам заходил? Или к соседям?
        - Да нет. Охранник никого левого сюда не пропустит, - пожала плечами Саша.
        - Может, вспышки за окном? Их тоже не было?
        - Говорю же, ничего необычного, - продолжала пить чай Саша, а я тем временем заметила кое-что, что показалось мне странным.
        Точнее не заметила. Ни на одной фотографии не было её парня. Хоть на некоторых фото композиция явно подразумевала нахождение в кадре кого-то еще. Вот тут моя подруга словно обняла воздух. А тут сидит на кресле и улыбается пустоте. А здесь стоит с ней же в обнимку.
        Несколько дней назад я бы решила, что она разошлась с ним, каким-то образом отжала квартиру, обратилась к специалистам, чтобы те удалили с фотографий её бывшего спутника.
        Это объяснило бы и Сашин запушенный вид. Может, она и в самом деле его любила.
        Но теперь я знала - дело не в этом.
        А еще вспомнила, как на первых порах её отношений она все время собиралась познакомить меня с избранником, но у того в самый неподходящий момент вырисовывались встречи с партнерами по бизнесу, деловые поездки за границу, болезни…
        Она даже его фотку мне не прислала, мотивируя это тем, что её Влад не очень любит объективы фотокамер. И про работу его не распространялась. «У него крупный бизнес» - вот и все ответы, которые мне удалось получить от подруги.
        - Это не те дроиды, которых вы ищете, - сказал Дэн, сделав уже знакомый жест.
        - Да-да, конечно, - взгляд Саши уставился в пол, а тело слегка наклонилось вперед. Кружка с чаем беззвучно упала на шкуру, кажется, медвежью, но не разбилась. Лишь содержимое расплескалось в разные стороны.
        - Что случилось, - спросила я, но Дэн не ответил. Вместо этого присел на корточки, с видом ювелира, оценивающего кольцо, всмотрелся в приготовленный для нас чай. Опустился на четвереньки, провел пальцем по разлитому на полу напитку, снова присмотрелся.
        - Ни на одном фото нет её парня, - озвучила мысль я. - Это странно.
        - Посмотри в шкафах, - Дэн кивнул в сторону коридора. - Есть ли там мужская одежда.
        Я метнулась в коридор, открыла стоявшую там громадину и узрела лишь две куртки и одно пальто. При том все женское. Зашла в такую же огромную, как и все здесь, спальню, которая могла бы принадлежать королю. Атласные шторы на окнах, кровать, на которой вполне комфортно могли бы спать человек десять, все те же шкуры на полу, напольные часы под старину и такой же шкаф оформленный резьбой и завитушками. Заглянула внутрь - то же самое. Женское белье, несколько кофт, при чем не новых, обычные джинсы на этикетке которых красовалось «Made in China».
        Будто Александру поселили в эту квартиру знакомые. Сама же она осталась такой же простой девчонкой, как и была. На величественном комоде из красного дерева не было косметики, духов и всего прочего, что обычно стоит в таком месте у любой женщины. Там находилась лишь фотография, с которой смотрела одинокая Саша.
        - Тут живет только она, - сказала я, вернувшись к Дэну и взглянув на бывшую подругу, все так же пялящуюся в потолок. - Мужских вещей нет.
        - Это гнездо, - на лице Дэна проскочило негодование.
        - Чье гнездо?
        - Мага. При чем созданное в обход закона.
        - Зачем? - удивилась я.
        - Пока что не знаю. Иногда похожие гнезда делают ради наблюдения за потенциальными чародеями, аномалиями, или для изучения чего-либо, - объяснил Дэн. - Находится квартира или дом. Группа работает с хозяйкой и соседями. Им меняют воспоминания. В квартиру под видом родственника вселяется маг. Делает свое дело и все возвращают на свои места. Здесь похоже. Но все намного тоньше. Он боялся. Вместо магии - алхимия, - главный маг Европы указал на чашки с чаем. - Отследить её куда труднее. Квартира куплена давно, создана вполне настоящая, а не магическая легенда. Здесь творится что-то опасное.
        - А она, - я кивнула в сторону Саши.
        - Используется в качестве контейнера для магической энергии. Её транспортируют в один из магических миров, дают пропитаться, возвращают обратно и стирают память.
        - И все это имеет какое-то отношение ко мне? - с опаской спросила я. Ощущение было такое, будто мне сообщили, что на меня охотится мафия.
        - Пока что не знаю. Может, просто совпадение. Но недавно тут провели мощный ритуал. Энергетика необычная. Возможно, именно тут призвали антисущность.
        Глава 21. Будущее
        Лекцию отменили из-за случившегося конфуза, Дану вызвали к ректору, я же сидела в своей комнате вместе с Марком и просматривала содержимое папок.
        Только бы Дана меня не сдала, что это я помогла ей взять ту книгу из библиотеки.
        В папке, кроме моей, нашелся еще десяток фотографий. Люди из разных миров, разных национальностей. Парочка карсекорцев, трое землян, при том один из них азиат, три зуберийца и абденец. Никого из них я не знала. Даже не видела никогда. Хоть зуберийцев различала плохо, но почему-то была уверена, что ни с кем из них никогда не встречалась.
        Все, что их объединяло - возраст. На вид каждому от восемнадцати до двадцати пяти. Больше ничего общего.
        Я не представляла что могло объединять этих парней и девушек.
        Землянку, сфотографировавшуюся на фоне египетской пирамиды, массивного абденца на сером фоне, и зуберийца, который находился рядом со странной зигзагоподобной колонной.
        В остальном же среди бумаг из папок Клауса Огруса не было ничего, что намекало бы на что-то страшное. Нашлось несколько описаний ритуалов - опасных, но не антимагических. Такие и не стоит выставлять на всеобщее обозрение. Мало ли зачем кому-то могло бы понадобиться перенос своего или чьего-то сознания в животное или превращение человека в неодушевленный предмет.
        А Марк так и не понял, что все погодные чудеса, помогшие нам, были попыткой наложить на него приворот. Или понял, но вида не показывал? Но судя по глазам все-таки не понял.
        Он тоже рассматривал бумаги и тоже не понимал в чем дело. Вертел в руках запечатанное никем не подписанное письмо, найденное в тайнике преподавателя, подносил его к окну, пытаясь рассмотреть что внутри.
        - Если откроет кто-то кроме того, кому оно предназначено, возможно, письмо уничтожится, - констатировал он.
        - Снять заклятия самоуничтожения можно?
        - Может, ректор и смог бы. Но мы точно нет, - пожал плечами Марк, усевшись в обнимку с хорьком.
        - А если мы не придумаем как его открыть - оно пропадет, - вздохнула я. - Моего копирования хватит на часов шесть, если повезет - на восемь.
        - Там может быть всего лишь записка от любовницы.
        - Или объяснение того, как у него оказалось мое фото и что он с ним собирался делать.
        Я была злая. Очень злая. Расхаживала по комнате то взад то вперед, подходила к окну, бросала взгляд на обычно успокаивающе-чарующий лес, на его короля, посматривавшего издали и кивая своей серебристой листвой. Но лес не успокаивал. Наоборот, побуждал злость.
        - А если показать его тому типу в маске? - спросила я.
        - Он сам выбирает когда хочет встретиться, - ответил Марк, встал и взял меня за запястье. - Не беспокойся ты так.
        - Что не беспокойся? - я вырвала руку, не желая принимать его заигрываний. - Год назад за мной охотилась антисущность. Она меня чуть не убила (о Дэне мне говорить не хотелось). А тут оказывается, к этому мог быть причастен Огрус. И у Огруса в тайнике лежит мое фото. А если это список жертв? Если за этими людьми как и за мной отправили антисущностей? Если они уже мертвы?
        Дверь за спиной скрипнула.
        - Если бы тебя хотели убить - убили бы, - в комнату ленивой походкой вошла Наташа-призрак.
        - Вообще-то дверь должна быть заперта, - я окинула её взглядом, подозревая иллюзию.
        - Замок запоминает не человека, - мертвым тоном пробормотала демонесса. - Он запоминает походку, жесты, мимику. А у тебя они просты. Кто угодно внимательный откроет эту дверь. А пожелай я тебя убить - подсыпала бы яд. Летом ты подрабатывала в алхимическом кабинете. Во время сепарации можно подмешать пыльцу Гония. От испарений умрешь быстро и мало кто поймет почему. Или совсем весело - подбросить прямо сюда альхских жуков. Убить тебя - да проще простого. Раз уж безумный фанатик в прошлом году умудрился прикончить абденского министра - тебя-то совсем раз плюнуть.
        Я взбесилась еще больше. Демонесса мало того, что абсолютно спокойно вошла в мою комнату, так и поведала о куче способов моего умерщвления. Хоть если подумать, она была права. Пожелай кто со мной расправиться - давно бы это сделал. Да и зачем? Обычная девчонка. Смысл такую убивать?
        - Вопрос в том, зачем Огрусу держать в тайнике запечатанное письмо, - добавила Наташа. - Есть же компьютеры, магические накопители. Есть голова. Он мог запомнить содержимое.
        - Может, он его собирался куда отправить и не отправил? - предположил Марк.
        - Ты видел какой на нем был слой пыли? - сморщилась Наташа. - Нет, конечно. В нем или хранится завещание Огруса, или то, что внутри не имеет никакой ценности. Дай сюда.
        С этими словами Наташа вырвала из рук Марка конверт, подошла к окну, присмотрелась.
        - Скрытых знаков нет. Запахи ты не скопировала, а зря. Аромаграфия - пусть старый, но хороший способ сокрытия информации. А вот бумага шершавенькая. Это мне нравится. Крутая бумага.
        С этими словами она облизнулась, словно собралась съесть конверт.
        Демонесса положила письмо на тумбочку, сцепила пальцы в замок и громко хрустнула. Никаких норм приличия. Затем она начала водить пальцами по бумаге.
        - Его надо читать не глазами а кожей, - сказала она. - Похоже на книги для слепых.
        - И что там написано? - поинтересовалась я.
        - Не написано, а начерчено. Карта. Судя по расположению улиц - Абдена. Улица в Абдене, построенная пять веков назад. Такие есть лишь в одном тамошнем городе - Локтисе. Здесь похоже на площадь. А тут на памятник. А вот здесь…
        Наташа говорила это закрыв глаза, будто пытаясь отвлечься от всего.
        - Здесь странная вмятина, не означающая ничего. Значит, пометка, - продолжала она. - И это место находится в Локтисе, на улице, которая уходит направо от площади Кенуви, в третьем строении. Больше ничего сказать не могу.
        - Что это за место? - спросил Марк.
        - Понятия не имею, - фыркнула Наташа, продолжая мять в руках конверт. - Интереснее зачем оно ему на конверте? Не забыть? Проще запомнить. Тем более место вроде как примечательное. Ага, вот тут. Похоже на цифры. Один, шесть, один три, пять, два.
        - И что они значат?
        - Время. Если перевести на местное исчисление - сегодня, семь вечера, - Наташа резко разорвала конверт.
        Что она делает?
        - А внутри, конечно же, пустая бумажка. Если бы там что-то было и оно уничтожилось - появился бы специфический запах.
        Демонесса вернулась к двери, посмотрела на меня взглядом исподлобья, от чего мне стало не по себе.
        - Не знаю, зачем ему это, но похоже на время и место встречи. Можете смотаться в Абдену и посмотреть. А у меня и здесь найдутся дела.
        После этого Наташа вышла, оставив нас с Марком наедине.
        - Значит, Абдена? - спросила я.
        - Мне туда нельзя, - ответил одногруппник, поглаживая своего хорька. - Там растут лигении. Это такие цветы. У меня аллергия на их пыльцу. С Ранзаром сходишь.
        От упоминания Ранзара я поморщилась. Еще его мне в спутниках не хватало. Вот почему он не помогал нам пролезть в кабинет Огруса? Он же может находиться в нескольких местах одновременно.
        Может, отказался от участия в этом всем?
        - Лучше одна слетаю, - ответила я.
        - Ты хоть раз была в Абдене? - спросил Марк.
        - Кажется. Раз. Мимолетом. А может, это и не Абдена была.
        - Там хоть и магический мир, но магию мало где любят, - сказал Марк. - считают её блажью, легким путем и все такое. По крайней мере большинство. Там много магов, но в городах они не живут. Города там экранированы. Любое заклинание развеется. Так что ни попасть напрямую в город, ни колдовать там нельзя. А еще они не очень любят пришлых. Сойти за абденку вряд ли получится. Это тебе не Карсекор.
        Да уж. Лишние полметра роста я никак нарастить не смогу. Но я наверняка знала - мне нужно туда попасть. Во что бы то не стало. Не представляю откуда, просто знала.
        - А Ранзар что? Знает Абдену?
        - Может, и знает, - ответил Марк. - Но Карсекор их торговый партнер. Они не выставят его из города. К тому же их противомагические экраны ставили как раз карсекорцы. А именно одна из организаций, принадлежащая отцу Ранзара. Он может знать какие-то лазейки.
        - Ясно. - кивнула я. Уж что-что, а просить напыщенного болвана сгонять со мной в другой мир не хотелось. Сама как-то справлюсь. Не знаю как, разберусь на месте.
        В это мгновение в комнату вошла Беатрис. Выглядела она уставшей и выжатой как лимон. Одета была в разноцветную олимпийку, свободные брюки и балетки. Такая она приходила только после занятий по боевой магии.
        Но заметив Марка тут же улыбнулась и помахала ему рукой.
        - Привет. Оставлю сумку и иду заниматься с миссис Арсери, - протянула она.
        Занятие с миссис Арсери у неё было раз в неделю и не сегодня. Просто увидев тут парня, решила не мешать. Хотелось сказать ей, что у нас и близко ничего нет, но Марк меня опередил.
        - Я ухожу, - сказал он, собирая бумаги. - Ты будешь на лекции у Плинека?
        - Да, буду, - кивнула я. - Встретимся там.
        Марк подмигнул и вышел вместе с бумагами. А Беатрис посмотрела на меня и широко усмехнулась.
        - Симпатичный, - протянула она, снимая олимпийку. - Я бы вас оставила на пару часов.
        - Между нами ничего нет, - отрезала я.
        - Да ладно тебе. Вижу же как он на тебя смотрит. Еще в академии заметила.
        - Он, может, и смотрит, но все равно ничего нет. Просто помогал мне кое с чем, - ответила я.
        - Ну да. Нужна была бы помощь - ты бы меня попросила.
        - А ты разбираешься в истории и архитектуре Абдены? - сказала первое, что пришло в голову. Впрочем, чего это я оправдываюсь? Хочет считать, что мы пара - флаг в руки.
        - В архитектуре немного. На лекции по другим мирам хожу, - отвечала Беатрис, одновременно переодеваясь в домашний халат. - В истории не очень. Да ладно. Дело твое. Не хочешь распространяться про своего парня - не надо.
        Она заговорщицки подмигнула и растянулась на своей кровати явно желая отдохнуть после тяжелой тренировки.
        Марк мне нравился. Но нравился больше как приятель.
        А может, слишком мало времени прошло после Дэна. Мне необходимо еще время. Сколько не знаю, но нужно привыкнуть. А я, черт его дери, так и не вспомнила, что случилось на том мосту.
        Да и будь иначе - увести парня, по которому тащится Дана, я бы не смогла.
        - Он на тебя смотрит не как на сиюминутное увлечение. Ты ему действительно нравишься, - закрыв глаза, сказала Беатрис.
        - А моего мнения никто не спросит? Уже женить собралась? - ответила я.
        - А твое мнение у тебя на лице написано. Он тебе тоже нравится. Но ты боишься признаться в этом сама себе.
        Любит же моя соседка рубить с плеча. Всяко я к новым отношениям пока что не была готова. Они подождут. Сейчас это не главное. Куда важнее узнать то, зачем Клаусу Огрусу моя фотография?
        Для этого нужно добраться до нужного места, а для этого нужен Ранзар.
        Зараза!
        Глава 22. Прошлое
        - То есть тут была база некоего мага, который и натравил на меня антисущность? - спросила я Дэна, когда мы покинули дом моей бывшей подруги.
        - Что здесь прятался маг - да. Что именно он натравил антисущность - не обязательно, но похоже, - ответил Дэн и достал из кармана самый обычный черный мобильник.
        Он набрал чей-то номер, дождался ответа.
        - Жером, у нас желтый код по Большой Васильковской семнадцать. Двенадцатая квартира. Злоумышленника не обнаружил, девушке потребуется реабилитация. Присылай бригаду. Возможно причастность к делу Хольской по проклятию.
        После формальной беседы Дэн спрятал телефон, посмотрел на меня, усмехнулся.
        - Мои ребята перевернут тут все вверх дном и если он причастен - будем знать, - сказал он, взял меня за плечи, прижал к себе.
        - Что значит «желтый код»? - спросила я.
        - Место магического преступления. Твоей подругой воспользовался беглый от закона чародей. И если он прятался здесь, то у него за душой не только это.
        - Вы же тоже, как ты говорил, творите нечто подобное.
        - Не то же, - ответил Дэн. - Ты её видела. Девушка истощена. Он проводил её в другие миры, где она пропитывалась магической энергией, а потом питался из неё.
        - А вы? Вы такого не делаете? - спросила я посмотрев Дэну в глаза. - Межмировые маги совершают подобное?
        - Нет. Мы просто находим резиденцию для наблюдения, если потребуется. Можем внушить хозяйке, что у неё есть брат. Был когда-то таким «братом». Мне попалась дама с булимией, которая мало того любила поссорится. Мне хотелось немного привести её в порядок, но закон запрещает. Нельзя вмешиваться в жизнь несведущих о магии людей. А подпитываться я бегал в Кати. Здешний клиент, похоже, в розыске. В магических мирах его ищут. Там он появлялся редко. Вот и завел батарейку.
        Судя по взгляду, говорил он честно. Но от увиденного мне все равно было как-то не по себе. Моя бывшая подруга стала жертвой мага-преступника. Еще неделю назад мне только во сне такое могло привидеться.
        - Чем тут маг занимался? - спросила я.
        - Среди чародеев тоже есть воры, убийцы, всевозможные психи. Может, просто прятался, может, что-то творил. Незаконное. Мы узнаем. Нам нужно возвращаться. Я слегка подистощен и если явится антисущность - будет трудно.
        Я кивнула в готовности снова покинуть родной город. Эти самые улицы, по которым я гуляла, люди, говорящие на родном языке, своя культура, свои обычаи. В какой-то миг даже показалось, что сейчас можно просто сесть в маршрутку и отправиться домой. Вот только оставаться тут не хотелось. Слишком все серое, блеклое, агрессивное.
        Тосковала только по маме, по брату, пусть он и проводил все время в видеоиграх, по коту, который наверняка сейчас растянулся на теплой батарее. Может, можно как-то их навестить?
        Только с этой антисущностью - лучше в другой раз.
        Мы подошли к магазинчику цветов, Дэн открыл вход и я увидела Кати. Аккуратно остриженную травяную поляну под академией, по которой гонялись друг за дружкой цветы, окруживший учебное заведение лес, ясное светло-голубое небо. Из-за двери подул теплый ветерок, снег рядом с порогом начал подтаивать. Переход между зимой и летом, между технологией и магией, который никто, кроме нас, не замечал.
        Проходящие мимо киевляне что-то ощущали. Опускали воротники, снимали перчатки, ни с того ни с сего улыбались, но увидеть, что вход в магазин с надписью «Цветы круглосуточно», превратился в портал не могли.
        А ведь интересно, кому могут понадобится цветы в половине третьего ночи? Может, все такие магазины на деле - переходы между мирами?
        Я шагнула вперед оставляя за спиной киевский мороз. Сразу же сняла влажную куртку.
        - Я расскажу как что-то узнаю, - сказал Дэн, взял меня за плечи, повернул к себе.
        - С Сашей все будет хорошо?
        - Да. Пройдет магическую реабилитацию и будет как новенькая, - ответил Дэн, смотря мне в глаза, а потом потянулся во внутренний карман снова превратившейся в пиджак куртки, достал оттуда небольшую книжицу в черном переплете и протянул её мне.
        - Сборник заклинаний. Почитай, запомнишь несколько, - объяснил он.
        - Обязательно.
        - И не забудь - завтра у тебя бал.
        - Да, точно, - усмехнулась я, пряча книгу в сумку. - А ты там будешь?
        - Сказал же, ненавижу смокинги, - искривился Дэн.
        - А если я попрошу? - я легонько ткнула его пальцем в пупок.
        - Я не полюблю от этого торжественные шмотки.
        - А если хорошо попрошу? - тыкнула еще раз.
        - Пообещаю подумать, - главный маг восточной Европы состроил задумчивую гримасу, тыкнул меня в ответ.
        - Ай!
        Я опустила глаза и в это время Дэн прижал меня к себе и поцеловал в губы. Его уста все еще оставались холодными после морозного Киева, но я чувствовала как они теплеют, становятся мягче. Внутри меня будто что-то проснулось. Давно дремавшее, о чем я успела позабыть. Что-то обволакивало меня, тянуло вверх, выбивало землю из-под ног.
        А когда открыла глаза и увидела усмешку Дэна, поняла, что действительно вишу в метре над землей и главный маг восточной Европы парит рядом со мной.
        - Молодец, - рассмеялся он. - Левитация мало у кого получается.
        - Левитация? То есть это сде…
        Спросить я не успела. Шуганула вниз, но Дэн меня подхватил и аккуратно поставил на траву, а потом и сам медленно опустился на землю. В лучах солнца он походил на снисходящего с небес ангела. Впрочем, для меня отчасти оно так и было.
        - Ты, - сказал он приземлившись рядом со мной. - А знаешь что? Тут при академии есть школа магических боевых искусств. Обычно туда берут после первого курса, но поговорю с тамошней преподавательницей, она кое-чему тебя подучит. Если уж у тебя получается левитировать, то карнашу обучишься быстро.
        - Карнашу?
        - Это такое боевое искусство, основанное на левитации. Чем-то напоминает земное айкидо. Только в воздухе.
        Я кивнула. Айкидо я когда-то занималась. В средних классах. Попробуем и этот их карнаш.
        - Мне пора. Надо помочь ребятам в Киеве, - Дэн подмигнул, усмехнулся, легонько поцеловал меня в щеку, а потом вышел обратно в дверь.

* * *
        - Я Беатрис, - поздоровалась светловолосая девушка с круглым лицом и аккуратной родинкой на подбородке, обнаружившаяся в моей комнате. На её кровати стояла большая сумка, из которой она с помощью телекинеза доставала вещи и вешала их в шкаф.
        - Кристина, - ответила я, и мы по-мальчишески пожали друг дружке руки.
        - Ты за это платье переспала с ректором или продала душу дьяволу? - спросила она, продолжая раскладывать вещи. Вещей у неё оказалось много. Но все однотипные. Клетчатые рубашки, джинсы, пара юбок. Сама она была одета в бордовый спортивный костюм и черные кеды.
        - Не-а, - протянула я.
        - Признаешься где взяла? - спросила соседка, протянула руку и пачка сигарет вылетела из сумки, приземлившись прямо ей в ладонь. Она достала одну, повертела в руках, пошагала на балкончик.
        Она мне чем-то нравилась. Бывают люди, в которых ловишь что-то притягательное с первого взгляда. Сразу стало понятно - уживемся.
        - Ты куришь? - спросила я об очевидном.
        - Иногда. Когда нервничаю или задолбусь. Хочешь?
        - Нет. Дурацкая привычка, - я вспомнила как пробовала курить в девятом классе. Дело было за школой после урока физкультуры, я решила не уступать одноклассникам, взяла протянутую мне сигарету, затянулась, а потом минут пятнадцать кашляла со слезами на глазах.
        Но на балкон вслед за Беатрис вышла. Та присела так, чтоб с улицы не было видно, затянулась.
        - Закрой меня, - сказала она. - Там иногда бегает мистер Бун. Или миссис Канен за цветами ухаживает. Не хочу чтоб видели.
        Я встала так, чтоб скрыть сожительницу от лишних взглядов.
        - Так где платье взяла? Представляешь, сколько оно стоит?
        - Сколько? - ответила вопросом на вопрос я.
        - Где-то как «Ламборджини», если перевести на наши.
        От слов Беатрис я аж подскочила на месте. Как «Ламборджини»? Что-то она путает. Не мог Дэн купить мне настолько дорогое платье.
        - Это виренский шелк. Добывают его медленно и трудно. Чтоб создать такое платье надо года два ручной работы, а потом магическая обработка. Ты часом не принцесса?
        - Нет, - ответила я.
        - Местная принцесса собирается учится с этого года. Я её никогда не видела, но говорят, мымра. Вот и подумала…
        - Вообще-то это подарок, - объяснила я, не вдаваясь в излишние подробности.
        - Боюсь даже представить чей, - усмехнулась Беатрис, затушила сигарету и спрятала окурок в отверстие под подоконником.
        Вот только зависти сожительницы мне для полного счастья и не хватало.
        Она вернулась в комнату, резким движением подняла сумку в воздух, заставила её заползти под кровать. Я тем временем поспешила переодеться в домашнюю толстовку и свободные брюки.
        - Ты в нашем мире была? То есть на Земле? - спросила я ради поддержания разговора.
        - И туда заглядывала. Но в основном здесь, в Кати. Пошла летом немного подработать барменом в Кендере. Заодно подкачала умение пользоваться телекинезом.
        - Барменом?
        - Ага. Ты бы видела как я со стаканами управляюсь. Целое шоу. Заодно познакомилась кое с кем. Короче, лето прошло не зря. А ты только попала или жила в магических мирах?
        - Попала, - ответила я и вкратце рассказала об антисущности и внезапном перемещении в Карсекор. Пугать Беатрис не хотелось, но пусть лучше знает, если тварь вдруг заявится.
        - Та не боись ты. Сюда антимагия не проникнет, - ответила она. - Но кто-то за тебя серьезно взялся. Стабильная антисущность в немагическом мире. Ух! За что так тебя?
        - Самой бы знать, - вздохнула я, присаживаясь на кровать. - На бал идешь?
        - А куда денусь? Пойду, конечно, - ответила Беатрис таким тоном, будто поход туда для неё тяжелая работа.
        Значит, завтра и узнает про Дэна. Если тот, конечно, придет.
        Беатрис показалась мне этакой революционеркой. В её взгляде, жестах, даже манере одеваться читалось бунтарство против всего окружающего мира.
        - Так говоришь, будто не хочешь идти?
        - Мне нравится там. В самом деле нравится. Но после часа на балу башка кружится так, будто я часами каталась на американских горках, - ответила она.
        - Почему?
        - Сходишь - увидишь. Но советую выпить что-то против тошноты, - усмехнулась сожительница. - Пройтись не хочешь?
        Мне не хотелось. После визита в Киев внутри тела будто все еще чувствовался мороз, да и голова вела себя так будто была готова в любой момент разразиться болью. Еще и Саша никак не оставляла в покое. Она до сих пор стояла перед глазами. Моя подруга, которая будто бы только что сбежала из нацистского концлагеря.
        Но почему бы не отвлечься от этого, а заодно не познакомиться с Беатрис поближе?
        - Куда пойдем?
        - Хочу купить жвачку. Не могу без жвачки. Ну и возьму пару книг в библиотеке. А еще сходим прогуляемся по лесу, если хочешь. Люблю там гулять. Составишь компанию?
        - Да. Почему бы и нет? - ответила я, а потом вспомнила слова Дэна о том, что антисущность может создавать фантомов, а в лесу магических барьеров уже нет. Беатрис не выглядела безэмоциональной, но вот идти туда…
        Да ладно, не прятаться же мне всю жизнь! Надо рискнуть.
        Глава 23. Будущее
        После пар дворик под пирамидой академии напоминал муравейник. Копошащиеся студенты разбредались кто куда. Кто-то громко пел песню на неизвестном языке. На лавочках расселись уставшие студенты и преподаватели. Группа из трех абденцев стояла отдельно от всех и о чем-то разговаривала на своем языке. Никогда особо не присматривалась к этим великанам, но сейчас они и их мир меня заинтересовали. Я всю лекцию листала книжку о его культуре.
        Там все оказалось даже строже, чем я думала.
        У абденцев сотню лет назад произошла революция, после которой магию признали легким путем, ведущим к деградации. Вместо этого они решили делать ставку на технологии. Лишь недавно разрешили магические больницы, но пользоваться ими рисковали немногие. Здесь же учились в основном жители тамошних магических резерваций.
        Несмотря на все стремления к технологиям, великаны (как их называли в академии) верили в духов. Что после смерти человек в форме бесплотного духа в зависимости от поступков в жизни сливается или с сутью света, породившей пытливый разум, или с сутью тьмы, давшей начало магии.
        У них даже существовало научное объяснение этим самым духам, но я его не поняла, так как книга описывала это сложными формулировками из высшей математики и квантовой механики. Зато в странной религии абденцев не было пунктиков на секс, половую дискриминацию, целомудрие с воздержанием и прочие так популярные во всевозможных верованиях вещи.
        Они считали, что излишние пляски с бубном вокруг размножения отвлекают от совершенствования разума, а для того, чтоб познакомиться с кем-то будь то на всю жизнь или на один вечер просто помечали себя разноцветными значками, отражающими предпочтения индивида.
        Ранзар подошел ко мне когда я уже собиралась найти укромное место и отправиться оттуда в Абдену, представив её по фотографиям из книги.
        - Говорят, тебе помощь нужна? - спросил он.
        - Убью Марка! - сквозь зубы процедила я. Вслух говорить это мне не хотелось, но самоконтроль никогда не был моей сильной стороной.
        - Мне не Марк сказал, а Призрак, - кисло усмехнулся он, показывая, что ему помогать мне хочется еще меньше, чем мне идти с ним.
        А Наташа ведь не слышала наш разговор с Марком о Ранзаре! Но у демонов свои тайны и уловки. Может, она смогла понять по запаху или по моей прическе? Нет, конечно. Просто знала, что я решила идти в Абдену, знала, что там ждет, и что мне нужен Ранзар.
        - Приятно развлечься, - сказала демонесса, пройдя рядом и не сбавляя шаг наложив на себя невидимость.
        - Обещай меня не доставать, - сказала я, посмотрев Ранзару в глаза.
        - Постараюсь, но не обещаю, - карсекорец улыбнулся все той же кислой улыбкой, на которую мне не хотелось смотреть от слова совсем. - Но если хочешь - иди сама. Геянку поймает патруль на первой же улице. Потом тебя отведут в небольшой подвальчик и допросят. С пристрастием. И если повезет - выставят из города. Магией или антимагией ты воспользоваться не сможешь. Везде экраны.
        Ладно, он мне был нужен больше, чем я ему.
        - Так что, идем?
        - Идем, - кивнула я. Хорошо хоть умолять не заставил.
        - Выйдем с территории академии и переноси, - сказал он и быстрым шагом направился вперед.
        Я за ним еле успевала, не смотря на то, что одежду выбрала поудобнее. Черные полуспортивные брюки с множеством кармашков и такую же черную толстовку, а волосы связала в тугой хвост.
        Он специально так спешит, что ли?
        - Ты почему не помог нам с Огрусом? - спросила я в желании сбавить темп.
        - Не мог выбраться.
        - Ты же…
        - Я не могу пользоваться этим везде и постоянно. И тебе не советую.
        Мы направлялись в сторону леса. Солнце понемногу уходило в закат, от чего лесной король начал отблескивать золотым, а исполинское здание академии окрасилось в алые цвета вечернего неба. В такие моменты она все еще выглядела для меня как готовый взмыть в небо корабль внеземной цивилизации. Раньше казалось, что свечение пирамиды по вечерам - работа магической иллюминации, но оказалось, что дело в хитром заломлении света. Ребра академии становились ярко-красными, к середине грани свечение сменялось на оранжевый, а символ наверху разбрасывал лучи словно звезда.
        Едва поспевая за Ранзаром я зашла в лес и академия скрылась из виду. Лишь чьи-то голоса слышались неподалеку.
        - Можешь переносить, - карсекорец резко обернулся и положил руку мне на плечо.
        Так, переносить. Та картинка - там была колонна, под ней памятник, похожие на холмы дома.
        Черт! Не могу сосредоточиться.
        - Переноси же, - подгонял меня Ранзар. - Или ты никогда не была в Абдене? Не за что зацепиться?
        Я согласно кивнула и Ранзар положил ладонь мне на голову. Перед глазами вспыхнула странная трава. Чем она странная я поняла не сразу, лишь спустя секунду углядела, что она расширяется кверху и заканчивается чем-то наподобие желтого шарика. Вдали виднелся город, а может, и не город, а что-то живое, потому что прямых линий, как и в природе, здесь не было. Картина впереди напоминала резко вздымающиеся из земли покрытые травой холмы. Лишь зависшая над этим местом штуковина в виде четырехконечной звезды говорила о том, что это место не просто часть ландшафта. Звезда являлась тем самым экраном, не позволявшим творить магию в радиусе её действия. Это я знала по описанию в книжке.
        Несмотря на яркий свет солнца, которое здесь было синим, звезда оставалась белой и отбрасывала вниз почему-то круглую тень.
        Спустя миг в лицо ударил ветер, трава ритмично зашевелилась из стороны в сторону, а звезда медленно завертелась.
        - Ты что-то сделал? - пробормотала я, понимая, что мне холодно и накидывая климатическую завесу.
        - Перебросил знания. На третьем курсе научишься, - сказал Ранзар и направился к городу.
        - Только не спеши, - окликнула его я.
        - Только если попросишь. Хорошо попросишь, - ответил Ранзар, не сбавляя темпа.
        Вот же сволочь!
        А трава здесь была куда пожестче той, что у нас или в Кати, пригибаться она не хотела и идти по ней было так же, как пробираться сквозь снежный сугроб. Но умолять Ранзара я не буду. Лучше помучусь.
        - На входе встретит стража. Если что - ты моя девушка, - Ранзар резко повернулся и снова одарил меня своей кислой ухмылкой.
        - Что-о-о? - спросила его, заметив, что те травинки на которых шарик побольше, не сгибаются совсем, те же, на которых он был маленький, вполне годились для того, чтоб на них наступать.
        - Абденцы не особо жалуют чужаков. Если ты со мной - слежку не установят. А еще лучше будет, если мы начнем изображать пару.
        С этими словами карсекорец подался назад и обхватил меня за талию.
        - Я не вру.
        Нахал!
        К тому же холодный нахал. Его вид привык к холоду, никакими климатическими заклинаниями он не пользовался, а потому показался мне холоднее льда. Я рванула в сторону, но тут же зацепилась за траву и чуть было не упала. Но зависла в воздухе прямо над травинкой с огромным шариком наверху, которая метила точнехонько мне в глаз.
        - Зараза! - воскликнула я, когда Ранзар своим телекинезом приводил меня обратно в вертикальное положение. А отправься я сюда сама - было бы плохо. Очень плохо.
        - Поблагодаришь? - спросил карсекорец, поставив меня так, чтоб наши лица оказались в опасной близости друг к другу, а я ощутила его дыхание..
        - Спасибо, - фыркнула я, после чего он протянул мне руку.
        - Держись. И не отходи. Я тут не впервые, привык к лигении.
        Неохотно я протянула свою руку, после чего он совершенно внезапно ухватил меня за талию, притянул к себе и поцеловал. Я дернулась назад, снова перецепилась, но Ранзар снова ухватил меня телекинезом.
        - Говорил же, держись, - сказал он.
        - А ты не провоцируй! - крикнула я так, что аж в горле запершило.
        - А мне захотелось, - ответил карсекорец. - И не ори. Здесь это не принято.
        Краем глаза я заметила двух абденцев, прошедших мимо нас. Они, как и полагалось их народу, были рослыми, под два с половиной метра. Здешние стрижки «как у северокорейского диктатора» всегда меня бесили, а вытянутые лица делали их похожими на инопланетян. Одеты оба были в голубые комбинезоны под шею с какими-то символами на плечах. У одного на щеке находилась абстрактная татуировка.
        - Не глазей, - сказал Ранзар. - Они не любят когда на них смотрят чужаки. Тем более они чем-то провинились и я не представляю чем.
        - Провинились?
        - Татуировка на щеке. Он вызывает муки совести, а в города, пока они не исправятся, их не пустят. У одного она едва заметна, он почти отбыл наказание. А вот второму еще долго с ней ходить, - объяснил Ранзар.
        Я кивнула, но все же повела взгляд в сторону местных, которые наверняка заметили нас и тут же поспешили удалиться.
        - Пошли, - карсекорец повел меня к городу. Его рука была холодной. Как и его мир да и он сам внутри. Хоть мне казалось, что он не такой. Вся эта надменность - напускная. Может, в нем живет нормальный человек, который зачем-то предпочитает прятаться за маской черт пойми чего.
        Чем ближе мы приближались, тем сильнее вращалась звезда над городом. Теперь я понимала почему она отбрасывает круглую тень. Но это место все равно казалось необычным. Из чего они строили дома? Вблизи они походили на исполинские бутоны цветов с длинными прорезями вместо окон. Эти бутоны тоже покрывались травой - какие-то меньше, какие-то больше.
        Со стороны города доносилось монотонное гудение, будто бы там работал мотор. Поначалу я приняла это гудение за ветер, но теперь понимала, что звук издает неизвестный механизм.
        Рядом с одним таким стояли четверо абденцев. Тоже в комбинезонах, только в этот раз красного цвета, и с широкими поясами поверх них на которых висело по паре фляжек и что-то напоминающее кнуты. Сразу видно - солдаты или полиция. Наверное, эти товарищи во всех мирах похожи.
        Несмотря на яркое свечение солнца, в городе светились фонари. Они просто висели в воздухе, ни к чему не крепясь. Народу отсюда виднелось немного. За спинами стражников удалось насчитать семь человек, пятеро из которых стояли единой компанией и еще двое сидели опершись спинами о бутон. Иногда проезжал транспорт, похожий на земные мотоциклы, только с крышей. Только чего-либо похожего на асфальт тут не было. Мотоциклы ездили по все той же несгибаемой траве.
        Вдали что-то просвистело. Я подняла голову и увидела треугольный самолет, который выпорхнул из-под вращающейся звезды и унесся вдаль.
        Подходя к стражникам, Ранзар снова обнял меня за талию. В этот раз я не сопротивлялась. Мало ли. А один из абденцев в красном комбинезоне сделал нам навстречу пару шагов и провел рукой по лицу. Ранзар ответил тем же жестом. Решив, что это что-то наподобие приветствия, повторила его и я, после чего словила неодобрительный взгляд от стражника.
        Наверное, не следовало.
        Но Ранзар тут же что-то объяснил абденцу, и тот громко хмыкнул.
        А потом карсекорец отпустил меня и принялся что-то говорить стражнику, одновременно с этим размашисто жестикулируя. Я слышала про здешний язык, что он наполовину складывался из жестов, но ни разу не видела. Все студенты академии из этого мира говорили на всеобщем.
        Закончив беседу, карсекорец снова взял меня за руку и под бдительным взглядом мы миновали охранный пост.
        - В следующий раз не жестикулируй, да и вообще не делай лишних телодвижений, - казал Ранзар.
        - Я же только повторила то, что показал ты. Это ведь приветствие?
        - Пальцы неправильно держала. И вышло немного не то.
        - И что же я ему сказала?
        - Переспать с козлом.
        Я громко рассмеялась.
        Глава 24. Прошлое
        Здешняя жвачка не особо напоминала земную. С виду она больше походила на кубик льда, а вкус, казалось, не испарялся, как у привычных земных аналогов. Но библиотека удивила больше. Все эти казавшимися живыми стеллажи, прямо из которых росли древесные ветви, травяной ковер под ногами и пьянящий цветочный аромат. Будь у нас такие - любителей почитать нашлось бы куда больше.
        Мы с Беатрис уселись на небольшом холмике рядом с академией, откуда прекрасно виднелась вся поляна. Три общежития можно было принять за наши, земные постройки века-так девятнадцатого, если бы они не парили в воздухе. Неподалеку раскинулась треугольная площадка с синим покрытием для какой-то спортивной игры. В центре её стояла колонна, заканчивающаяся подобием чаши, на углах находились столбы с большими кольцами. Ну а за площадкой отсвечивала золотистым академия. Лучики солнца мягко касались её поверхности, и та переливалась, от чего все выглядело так, будто бы пирамида сделана из чистейшего золота.
        Неподалеку слышалась какофония птичьего пения, хоть ни одной птицы вокруг я не видела. Рядом пролетел огромный жук, а вслед за ним из травы поднялась бабочка. Чем мне нравился этот мир - здесь не было комаров. Кажется не было. Вот посиди так летом под вечер у нас - они задолбут.
        - Смотри, - Беатрис вынула из кармана мобильник и показала мне фото рыжеволосого голубоглазого парня лет двадцати пяти. Он не был в моем вкусе. Слишком массивные подбородки и рыжие волосы никогда мне не нравились. Но все же в нем было что-то симпатичное. Может, это скрывалось в добродушном простоватом взгляде, а может, в родинке на щеке.
        - Твой парень? - поинтересовалась я.
        - Да. Познакомились на днях.
        - Здешний?
        Беатрис кивнула.
        - Обещал меня навестить здесь когда начнется учеба. А твой кто?
        - Мой - да так, один маг, - ответила я, не желая вдаваться в подробности.
        - «Один маг» не подарит платье из виренского шелка. Так что рассказывай.
        - Главный маг по восточной Европе, - чистосердечно призналась я.
        - Дэн, что ли? - удивилась она.
        - Ты его знаешь?
        - А то! В прошлом году читал курс по основам работы в немагических мирах. Все девчонки на него облизывались. И даже пара парней. Как тебе удалось-то?
        - Как-то само по себе получилось. Я как-то открыла портал в Карсекор. Он меня спас от хищного снега. И дальше - само по себе.
        - Некоторые как только не пытались обратить на себя его внимание. Безрезультатно. Решили, что у него кто-то есть, - призадумалась Беатрис.
        - Может, я просто везучая, - пробормотала я и улеглась на траву, всмотревшись взглядом в синее небо. Оно здесь тоже слегка отличалось от привычного. Словно находилось выше, да и цветом было понасыщеннее. Иногда в вышине пролетали стаи темных птиц, похожих на ворон, но куда больше. С востока медленно наползала серая туча и воздух понемногу холодел. Кажется, будет дождь.
        - Пошли? - спросила я. - Холодно становится.
        - Ага, - кивнула Беатрис и поднялась. - Видела уже здешний дождь.
        - Не-а.
        - На это стоит взглянуть, - заинтриговала она. - Лучше всего из библиотеки, но наше окно тоже вполне подойдет.
        Я поднялась и тут же заметила человека, стоявшего рядом с общежитиями. Он не был похож на антисущность. По крайней мере отсюда виднелось его лицо. Но он мне не нравился. Незнакомец был одет в бежевый плащ до колен, под ним виднелся темный костюм, а голову венчала светлая шляпа. Похож на детектива из нуарных фильмов.
        Погоде его наряд слегка не соответствовал. Жарковато должно быть.
        Я присмотрелась детальнее. Было в нем еще что-то необычное, но я не понимала что именно.
        - Видишь того типа, - показала я Беатрис. - Не знаешь его?
        - Вижу, - ответила она. - И не знаю.
        - Давай обойдем, - предложила я.
        - Паранойя по поводу антисущности?
        - Я видела её из окна своими глазами.
        - Проекцию. Не антисущность. Но как хочешь. Пошли, - позвала жестом она и принялась спускаться с другой стороны, а я не спускала взгляд с незнакомца.
        И тут он развернулся и ушел в противоположную от нас сторону, а потом скрылся за стеной общежития. Может, и в самом деле нужно меньше об этом думать? Так скоро любого встречного буду принимать за проекцию антисущности.
        Навстречу громко хохоча прошли двое абденцев. Точнее абденец и абденка. Не обратив на нас ни малейшего внимания они направились в сторону леса.
        - Завтра тут будет полным полно народу. На бал съезжаются все. Так что будешь видеть в каждом встречном врага - с ума сойдешь, сказала Бэатрис. - А какой он в постели?
        - Кто?
        - Да Дэн твой. Только не говори, что вы с ним не…
        - Не было пока ничего, - прервала я.
        - Он из тех, кто любит долго ухаживать? Эх, романтика! В этом есть что-то прекрасное. Но смотри, поиграется и сбежит. Красавцы - они такие. У них всегда есть кто-нибудь на замену.
        Я была уверена в том, что это неправда. Убеждена, как монах в истинности своей веры. Дэн так не поступит. Он не такой. Хоть когда-то знала многих, кто говорил так же, а потом он уходил, а она разочаровывалась в мужчинах и в итоге мутировала в стерву с мантрой «все мужики сволочи».
        Нет, это не про меня. И не про Дэна. Я точно знала, что со мной такое не произойдет.
        Рядом с общежитием мне встретился невысокий человечек, одетый в узкий клетчатый пиджак. Он держал в руках кактус и пронесся мимо словно вихрь, не обратив никакого внимания на наше приветствие. Тогда я еще не знала мистера Плинека.
        Возле входа находился портал. Воздух прямо под лестницей будто погустел и кружился вихрем. Как кто-то проделал дыру в реальности.
        Трое бледных как трупы парней вынесли оттуда десяток больших чемоданов. По паре в каждой руке и еще несколько плыли за ними по воздуху. А следом за ними появился еще один карсекорец. Высокий, темноволосый, одетый в белый, застегнутый под шею костюм с голубой портупеей, на которой в белых ножнах болталась сабля.
        Единым движением руки он закрыл портал, приведя мир в порядок, и посмотрел на меня холодным взглядом, словно перед ним находился ни больше ни меньше его враг.
        - Ранзар, не пялься так на девушку. Она новенькая, - окликнула его Беатрис.
        - Пусть загорит, что ли, - буркнул он и высоко задрав голову кверху вошел во дверь.
        - Что с ним? И кто он вообще? - спросила я.
        - Ранзар. Сынок какой-то карсекорской шишки. Думает, что ему все здесь позволено, - фыркнула Беатрис.
        - И чего он с меня хотел?
        - Кожа слишком бледная, а волосы темные, - объяснила Беатрис. - Похожа на карсекорку. Не обращай внимание, у него свои заморочки.
        Тогда я и представить не могла, что спустя год с этим самым Ранзаром отправлюсь в Абдену.
        Туча все приближалась. Двигалась она куда быстрее, чем на Земле, хоть ветра почти не было. Это позже я узнала, что воздух Кати движется совсем не так, как земной, а академия своей магической пропиткой еще и притягивает её.
        Когда она была почти над головой, я увидела, что туча переливалась и светилась, будто бы к ней привязали миллионы новогодних шариков и включили гирлянду. Она закрыла солнце и начала представление, которого я до тех пор и представить не могла.
        Воздух искрился и блестел, мигал всевозможными цветами, а потом мне прямо на голову опустился большущий, переливающийся мыльный пузырь.
        - Ух ты! - воскликнула я, коснулась его пальцем и тот лопнул, брызнув холодными каплями мне в лицо.
        Вау!
        Рядом на траву опустился такой же. Тот подождал несколько секунд и только потом исчез. Еще один повис в воздухе на расстоянии вытянутой руки. Я пригляделась и заметила в пузыре собственное отражение.
        Я улыбнулась ему, а оно мне. В тот миг окончательно поняла, что вряд ли когда захочу вернуться в свой мир. Он казался мне неполноценным. Как будто кто-то изъял из него важную часть. Сравнивать его и Кати - это как сравнивать немытого бомжа с Крисом Хемсвортом.
        Мыльные пузыри медленно опускались на лужайку. Некоторые из них сразу лопались, другие продолжали какое-то время лежать. В некоторых из них виднелись отражения странных городов с высокими башнями, невиданных мной никогда людей, снегопада, зверей, птиц. Прямо перед глазами проплыла отвесная скала, напоминающая голову орла. Пузырь взорвался и взгляду предстала то ли постройка, то ли животное - как будто дом, но на четырех лапах и с длинным пушистым хвостом.
        - Они запоминают. Как фотоаппарат, - объяснила Беатрис.
        Она тоже пылала радостью, будто бы этот дождь имел магическое воздействие на настроение. Мы взялись за руки, принялись прыгать, не обращая внимания на летящие отовсюду холодные брызги.
        Где-то в небесах подмигнуло солнце, его лучи отбились от пузырей и все вокруг словно вспыхнуло золотистым сиянием. Я хохотала как ребенок, получивший на день рождения вожделенную игрушку. Беатрис тоже. А брызги разлетались во все стороны, на миг останавливались в воздухе, будто выбирая место для приземления, и устремлялись вниз.
        Я поскользнулась, упала, утащив с собой соседку. Мы обе оказались на траве, на прекращая смеяться. Одежда промокла до нитки, но на это было плевать. А над головой до самого неба висели разноцветные светящиеся шары. Все мигало, светилось, наливалось багрянцем, вспыхивало, разлеталось, снова склеивалось воедино. Я видела то саму себя, то невообразимые пейзажи со скалами, городами, океанами, водопадами, то незнакомых мне людей.
        От смеха начал болеть живот.
        - Есть одна история, - сказала Беатрис. - Здешняя легенда. Будто бы злобный маг заточил в темницу свою дочь, желая принести его в жертву темным богам и обрести бессмертие. У неё было лишь маленькое окошко в темнице, через которое она видела мир. И вот однажды пошел дождь и изображение грустной девушки отпечаталось на одном из пузырей. Туча направилась в столицу, и тамошний принц увидел в капле отражение девушки и сразу же влюбился в неё.
        - А потом он её спас, у них была свадьба и много детей? - предположила я.
        - Не совсем. Он не смог победить колдуна и предложил себя вместо любимой. Здешние сказки учат, что за все надо платить. Иногда самую высокую цену.
        - Грустные сказки.
        Наблюдая за вспышками и невообразимыми картинами, я услышала шаги. Сперва не придала им значение, пока надо мной не склонился тот самый человек в плаще, которого я недавно видела.
        Он был необычным. Слишком покрытым морщинами, но еще молодым. С необыкновенными ярко-зелеными глазами. Радость сразу же исчезла. На секунду меня пронзил страх.
        - Здесь опасно. Уходи отсюда, - голос незнакомца звучал будто отовсюду одновременно. Звуки и запахи исчезли. - Уходи!
        А потом он растворился. Мой нос уловил лишь отчетливый запах озона.
        - Ты видела его? Того человека? Он только что был здесь! - крикнула я, ухватившись за руку Беатрис.
        - Человек. Странный такой, в плаще и шляпе, - крикнула я. Сожительница все еще смеялась, не понимая, что все всерьез.
        - Не видела я никого, - хохоча ответила она.
        Глава 25. Будущее
        Город Локтис то ли действительно был живым, то ли здешняя технология сильно отличалась от всего, что я видела ранее. Впереди раскинулось что-то напоминающее осьминога и размером с пятиэтажку. Все оно было покрыто непрерывно вибрирующими присосками из которых постоянно выливалась гадкая, гнойного цвета жижа. Щупальца существа тянулись вперед и заканчивались исполинскими цветочными бутонами, на каждом из которых находился вход. Из конструкции, время от времени выходили абденцы в комбинезонах, разнящихся только по цвету.
        Над головой проплыл, как сперва показалось, воздушный шар. Лишь приглядевшись я заметила, что это тоже зеленоватый бутон. А еще выше с неимоверной скоростью кружилась звезда. Не было видно ни её кончиков, ни сердцевины. Все слилось в движении, из-за чего небо выглядело слегка покосившимся.
        Больше всего бесило то, что пройдя в город, я перестала ощущать магическую энергию. Чувствовала будто бы от меня что-то оторвали. Как будто тянешься рукой открыть дверь, а руки-то оказывается нет.
        За год я привыкла то кружку телекинезом притянуть, то вместо макияжа воспользоваться иллюзией, то утомление снять. Магия плотно вошла в обиход и стала неотъемлемой частью жизни. И лишившись волшебства я нервничала и то и дело разглядывала все вокруг в попытке успокоиться.
        - Не смотри на них так. Они этого не любят, - сказал Ранзар.
        Попробуй тут не смотреть! Не каждый день попадаешь в подобные города!
        - Напомни, куда нам надо? - спросил спутник.
        - Площадь Кенуви, улица, отходящая вправо, - местоположение я выучила наизусть.
        - Кеунуви, Кенуви, - призадумался Ранзар, почесав себя по подбородку, на котором, как казалось, отродясь ничего не росло.
        - Кенуви - это местный деятель такой?
        - Нет, не деятель. Явление. Это такой вихрь в верхних слоях атмосферы. Очень редкий.
        - Ты знаешь эту площадь? - спросила я.
        - В честь явлений ничего уже давно не называют, - объяснил Ранзар. - Но я догадываюсь где это. Пошли.
        Он взял меня за руку и потянул ко входу в щупальце «осьминога».
        - Куда ты меня тащишь? - резко высвободилась я и отпрянула в сторону. Прошедший мимо абденец в зелёном комбинезоне бросил в мою сторону неодобрительный взгляд, но задерживаться не стал. Направился по своим делам.
        - В честь Кенуви могло быть названо только одно место, - злобно прошипел карсекорец. - Там, где вихрь по вине какого-то мага внезапно опустился и уничтожил несколько улиц. Это на другом конце города. Нам нужно воспользоваться общественным транспортом. Так мы идем или нет?
        Ранзар был противным и высокомерным типом, который ни капли не хотел задерживаться здесь. Но я понимала, что без него не справиться. Прибудь я сюда одна и что?
        - Идем. Только не трогай меня без причины, - прошипела я.
        - Желание прикоснуться - причина?
        - Нет.
        Заканчивающиеся входами щупальца осьминога действительно напоминали вход в метро. Вот только как здесь все выглядит изнутри мне оставалось лишь догадываться. Следуя за Ранзаром я вошла в ближайший проход и оказалась внутри длинной белой светящейся трубы.
        Через метров десять мне начало казаться, что труба поднимается вверх. Навстречу прошли трое здешних, каждый из которых не постыдился измерить меня взглядом. Я старалась на них не смотреть и не жестикулировать без необходимости. Мало ли как они на это отреагируют. А магии, чтобы защититься, нет ни у меня, ни у Ранзара.
        Здесь не было запахов, не чувствовались звуки шагов - ни моих, ни Рапнзара, ни время от времени встречающихся местных. Словно мы шли по воздуху.
        Труба снова выровнялась, а потом, как мне подсказывал мой вестибулярный аппарат, пошла вниз. Тут не было никаких указателей, надписей, и прочего, что по моему представлению всегда должно находиться в таких местах. Только монотонная светящаяся белым кишка.
        Может, и в самом деле кишка огромного осьминога?
        Эта мысль заставила меня на мгновенье замереть.
        Спустя пару десятков метров послышался шум. Тихий, монотонный гул и хлопанье, словно кто-то ударял ладонью по чему-то мокрому. Звук доходил откуда-то снизу, действовал на нервы и заставил меня немного ускориться.
        Где же этот транспорт? И что это должно быть?
        На секунду представилась станция, на которую вместо поезда приползает огромный червь, сбежавший из второй части «Людей в черном».
        Гул остался позади. До моих ушей доходили лишь монотонный шум.
        - Долго нам еще? - спросила я, и не услышала свой голос. Каким-то чудным образом тут не распространялись звуки.
        Черт!
        Хлопнув Ранзара по плечу, я попыталась объясниться жестами, на что карсекорец повилял пальцем и отрицательно покачал головой.
        Что это значит я не поняла. Надеюсь, что идти нам недолго. А через минут пять увидела выход. Неужели станция?
        Приблизившись я поняла, что это не станция. Мы вернулись в город, правда, вышли в совершенно ином месте. Из той картины, что была раньше, здесь остался только высившийся позади «осьминог». Впереди же находилось что-то похожее на рынок.
        Воздух внезапно наполнился запахом чего-то похожего на гарь. Послышались звуки шагов и громкая мелодия. Музыка была не совсем обычной. То она напоминала классическую, то резко переходила в подобие тяжелого рока, то слышался странный, низкий топот, словно рядом проходили гонки на слонах.
        За невысокими столиками-прилавками сидели абденцы. А точнее - абденки. Ни одного мужчины среди них я не нашла. А на прилавках лежали лишь предметы, напоминающие наши, земные планшеты.
        - А транспорт? - спросила я и наконец-то порадовалась, что слышу себя.
        - Труба и есть транспорт, - не оборачиваясь, ответил Ранзар.
        - То есть просто переход? Могли пройти через город.
        - Не просто. Какие же геяне глупые. Мы прошли около полкилометра, но преодолели дистанцию в миль пять.
        - Как это возможно? Да еще и без магии? - удивилась я.
        - Звезда не только поглощает магию, - ответил карсекорец с таким видом, будто его попросили рассказать о том, что такое еда или вода. - Она создает гравитационные аномалии. Та штука, через которую мы прошли, фокусирует эти аномалии, проделывая межпространственные туннели. Будто бы пространство сжимается.
        - Ясно, - кивнула я, а потом увидела нечто хотя бы отдаленно напоминающее людскую постройку.
        Огромный конус размерами этажей в двадцать пять-тридцать стоял за местом, которое я приняла за рынок. Он был белым и светился, как труба, по которой мы пришли, и будто бы парил над землей. Никаких опор я не видела. Как он держался без них оставалось загадкой.
        Но больше привлекло внимание то, что находилось немного дальше. Огромный вихрь танцевал над землей как пьяный, шатался в стороны, то увеличивался, то уменьшался. Поначалу показалось, что это что-то похожее на мимиков, но приглядевшись, поняла, что и в самом деле наблюдаю настоящий торнадо. Исполинская серая масса, которая будто грозилась обвалиться на город. Он носил в воздухе листья и ветки, промелькнуло даже что-то напоминающее человеческую фигуру.
        - Это памятник тому самому кенуви, - объяснил Ранзар. - Высокотехнологичный, действующий памятник. Настоящий ураган раз в двадцать больше.
        Никогда не думала, что памятник может выглядеть вот так. От осознания могущества такого монстра стало не по себе.
        - А это и есть площадь, - сказал Ранзар.
        - Здесь какой-то рынок?
        - Служба знакомств.
        Ого! Так все эти женщины стоят здесь, будто сами являются товаром, а редкие прохожие мужчины могут пройтись меж рядами и выбрать. На этих планшетиках наверняка находится краткая биография и прочее подобное. Как-то очень уж по рабски.
        - Нам туда. - сказал Ранзар и пошел через импровизированную «площадь знакомств». Вскоре я увидела и первую вывеску, встреченную мной в этом мире. Прочитать что на ней писалось оказалось невозможным - абденского я не знала.
        Дальше мы пошли по узенькой улочке, ведущей с холма вниз. Эта самая улочка как и все остальное здесь было засажено той самой травой, аллергией на которую страдал Марк. А по обе стороны высились заросшие постройки, чем-то напоминающие грибы. Все вокруг напоминало постапокалиптический пейзаж, где человечество давно вымерло, а города отвоевала природа.
        Зато что мне нравилось - никаких привычных моему миру толп. Лишь изредка я видела абденцев. Будто и город в самом деле почти пустовал.
        - Здесь так мало народу. Почему? - поинтересовалась я у Ранзара, который как всегда держался на пару шагов впереди.
        - Рабочее время. Вечером здесь не протолкнуться будет. А вот и третье строение.
        Карсекорец жестом указал на оплетенный ветвями цилиндр мясного цвета с огромным распустившимся цветком на крыше. Похожий цветок я когда-то видела в Зуберии. Правда, тот был слегка поменьше.
        - Надо как-то спрятаться. Чтоб мы видели это место, а нас отсюда нет.
        - Туда, - указал Ранзар на растущие у обочины несколько деревьев и кустов. Деревья показались мне вполне обычными. Земными. Сколько я не пыталась - не могла найти отличия от того, что видела на Земле.
        - Это же наши деревья? - спросила я, когда подошла поближе, и поняла, что передо мной яблони.
        - Да. Экспортные, - кивнул Ранзар.
        Я встала среди деревьев так, чтоб светиться поменьше. Карсекорец примостился рядом и как не хотелось сказать ему отойти, я не рисковала. Если мы сейчас поссоримся - то упустим и Огруса и того, с кем он встречается.
        Ранзар же наглел на глазах. Подходил все ближе. Я даже чувствовала его дыхание на щеке.
        - Отойди. - фыркнула я.
        - А если не захочу?
        Ну вот. Как и думала.
        - И все-таки отойди.
        В ответ он назло приблизился ко мне. Сволочь!
        Я предпочла выкинуть наглеца из головы и наблюдать за улицей. Вид отсюда был хороший. Нужная конструкция виднелась отлично, а кого-то прошедшего по улице, не заметить было просто невозможно.
        Там как раз прошли трое местных, за ними еще пара. По всей видимости, в Абдене заканчивался рабочий день. А Ранзар подвинулся ближе и положил руку мне на талию.
        Твою же дивизию!
        Стараясь не шуметь, я быстро убрала с себя его клешню (иначе и не назовешь), повернулась и посмотрела на спутника как можно более свирепо.
        В ответ он только растянул рот в своей традиционной хищной ухмылке.
        - Будешь продолжать - лучше уходи.
        - Хочешь попасться абденцам и быть принятой за шпионку, - карсекорец посмотрел свысока, будто пытался доказать свое превосходство.
        Я не удержалась и изо всех сил толкнула его обоими руками в живот, заставляя упасть. Захрустели ветки, лицо Ранзара искривилось в гримасе. Он что-то пробормотал на своем языке. Наверняка нецензурное, и тут же схватился рукой за мою ногу. Тянуть не спешил, наверняка ждал как я отреагирую. А мне захотелось засадить этой ногой ему по носу.
        Неподалеку остановился абденец и посмотрел на место наших пряток, но обернулся и пошел дальше, наверняка предпочитая не связываться. А мой спутник и объект моей ненависти в едином лице все еще продолжал держать меня за лодыжку, легонько подергивал, давая понять, что повалить меня рядом с ним сможет в любой момент. Я уже отводила вторую ногу, чтобы ударить его прямо в лыбящуюся физиономию, но тут же заметила Огруса.
        - Идет! - пробормотала я, сразу же забыв о Ранзаре.
        Глава 26. Прошлое
        Почти каждой девушке хотя бы раз в жизни хотелось попасть на бал. Настоящий бал, с шикарной одеждой, красивыми танцами, элегантными мужчинами, а не то, что предлагает современность в моем мире. Здесь не подойдут всяческие дискотеки, концерты и прочее подобное. Хочется настоящего бала со страниц «Золушки», а не ритмичные подпрыгивания под электронную мелодию.
        Мало какая из современных девушек была на балу. Может, и есть в Киеве организация, устраивающая подобные развлечения. Но кроме этого нужно недешевое платье и умение танцевать. Первое обычно дорогое, а второму лень учиться.
        Танцевать я тоже не особо умела. Перед школьным выпускным к нам наведался хореограф и провел несколько репетиций - этим и заканчивалось мое танцевальное образование. Да и танцы здесь могли отличаться от тех, что существовали в моем мире.
        Зато у меня было платье и я очень хотела попасть на бал. И никакие предупреждения от непонятных людей с антисущностями мне не помешают!
        Беатрис почему-то не рассказывала о том, что меня там ждет. Ну и пусть. Приду - сама увижу. Зато соседка помогла мне с прической, показала несколько заклинаний её фиксации. Такой штуки, как лак для волос, как оказалось, в магических мирах не существовало. Все делалось при помощи волшебства, что и к лучшему - всегда ненавидела всяческие лаки и их запахи. А еще Беатрис оказалась неплохим визажистом и у неё была местная косметика, которую я все время забывала приобрести. Выглядела она здесь странно - вся в металлических баллончиках без цветастых рисунков, как это принято у нас. Зато макияж получился красивым - фиолетовые тени на веках, блестящий блеск для губ, румянец, который, как мне показалось, менял тон в зависимости от того, с какой точки смотреть.
        - А ты не идешь? - спросила я. Моя новая знакомая все еще была одета в свой спортивный костюм.
        - Чуть позже подойду, - ответила она. - Хочу зайти к подруге.
        Я встала, посмотрела в зеркало, находившееся на обратной стороне дверцы шкафа, и увидела не себя. Может, свою версию из альтернативной реальности, но точно не себя. Аккуратные вьющиеся локоны касались плеч, легонько щекотали их. Беатрис как-то умудрилась осветлить кончики, от чего казалось, будто они сияют. Губы и глаза выглядели чуть большими, чем казалось мне раньше. На шее красовалось серебристое ожерелье. Ну а ниже было платье, которое когда-то я и представить не могла.
        Я вертелась перед зеркалом как волчок, а оно становилось темнее с одной стороны, светлее с другой, а с третьей так и вовсе делалось прозрачным, при том не открывая ничего, что могло бы показаться вульгарным.
        Туфли как ни странно тоже были удобными и мягкими. Черт подери, я впервые в жизни видела мягкие туфли! Не знаю как обстояли дела с этим у мужчин, но я знала наверняка - удобство и туфли - взаимоисключающие понятия. Сапожки, босоножки, что угодно может сочетать в себе и красоту, и удобство - но только не туфли. Надев здешние я поняла, что мне больше не хочется называть этот вид обуви кандалами.
        К тому же несмотря на высокий каблук идти в них было легко, как ступать по пуху. Правда, я казалась себе чересчур уж высокой. При моих ста семидесяти пяти роста десять сантиметров каблука - это уже заявка в баскетбольную команду. Ну или в модели.
        В общем мой вид мне нравился. Хотя нет, не так. Он был супер-мега-офигенен, как сказали бы на Земле.
        Пугало другое: что попав на бал я весь вечер могу просидеть где-то в укромном уголке. Танцор из меня такой себе, знакомых, кроме Беатрис, и нет, а Дэн может и не прийти. Даже не из-за нелюбви к смокингам, а из-за работы.
        - Как-то справлюсь, - сказала я себе и вышла из комнаты, оставив здесь мысли о всем нехорошем, что со мной случилось за последние дни. Пусть котится подальше чертова антисущность, сегодня буду счастливой.
        Коридор общежития успели увешать всевозможными плакатами с извещениями о бале. На наши плакаты это походило мало, скорее на классическую живопись с рисованными маслом танцующими людьми. Увидав их, я поняла, что если здешние балы и отличаются от земных, то незначительно. Дамы в платьях, джентльмены в костюмах, просторная зала, оркестр…
        Незнакомая мне чересчур загорелая девушка, стоявшая в коридоре, окинула меня взглядом, и как мне показалось, позавидовала моему облику. У неё самой было длинное и пышное темно-зеленое платье, в котором, как мне показалось, не то, что танцевать, ходить неудобно.
        Навстречу прошла пара карсекорцев. Парень в белом застегнутом под шею кителе, девушка в черном готическом платье. Затем встретилась абденка, одежду которой и торжественной назвать было сложно. Больше это походило на ярко-оранжевый деловой костюм, под которым находилась серебристая блузка.
        Все были заняты своими делами, разговорами друг с другом после каникул, сборами, почти никто на меня внимания не обращал, кроме некоторых явно присматривающихся ко мне парней и завидующих облику девушек.
        Их взгляды меня даже радовали.
        Спустившись на нижний этаж я увидела, что отсюда поставили портал, над которым красовалась огромная серебристая надпись «бальный зал». Сам портал находился между четырьмя дверьми, ведущими на этажи, и походил на двухметровое овальное зеркало в искусно сделанной раме. Миссис Ренуа стояла рядом с ним с широкой улыбкой на лице и приветствовала каждого проходящего внутрь. А рядом с ней толпился десяток студентов в торжественных костюмах. Один даже стоял на потолке и то поднимал то руки, то ноги, будто пробовал не сорвется ли.
        Я прошла в портал, одновременно получив комплимент и приветствие от миссис Ренуа и оказалась в огромном зале. Нос сразу же уловил запахи духов и какой-то еды. Каблуки застучали по паркету. Откуда-то сверху доносилась легкая медитативная мелодия. Рядом с колонами у стен стояли небольшие круглые столики, на которых возвышались белые вазы с фиолетовыми цветами. Прямо под цвет моего платья.
        Передо мной на сцене стоял оркестр из шести человек. Все в белых костюмах и черных рубашках. Две скрипачки, один пианист, один трубач, а вот инструменты еще пары я не опознала. У одного это было что-то обмотанной вокруг руки металлической трубы, поверх которой были натянули струны. У второй похожий на гусли инструмент крепился сбоку на шее.
        Народу в таком огромном зале было немного: с три десятка человек. Наверняка я явилась раньше, чем следовало. Посреди комнаты я заметила ректора. Он мельтешил в воздухе хвостом и что-то объяснял двум невысоким женщинам. В углу, будто таясь, стоял невысокий человечек в черном фраке. Две девушки за столиком в углу что-то обсуждали. С надменным видом то взад то вперед по залу ходил тот же самый карсекорец, которого я видела вчера. Заметив меня он хищно усмехнулся.
        Я подняла взгляд вверх и поняла, что народу здесь не так и мало, а то, что я приняла за зеркальный потолок таковым не было. Потолок здесь служил танцплощадкой, и по нему кружили в танце несколько десятков пар.
        Но как они там держатся?
        Внезапно одна из пар оторвалась от потолка, повернулась, начала кружить прямо в воздухе. Будто бы понятий «верх и низ» тут не существовало. Что это? Иллюзия? Или какое-то заклинание, которого я не знаю?
        Еще одна пара оказалась на стене. Скрипачка из оркестра поднялась метра на два вверх и зависла в воздухе, отчего звуки её скрипки стали четче.
        Рядом со мной прошла та самая девушка в пышном зеленом платье, которую я видела в общежитии. Она подошла к центру зала и тут же поднялась в воздух, обернулась и встала на потолок.
        Зараза! Почему никто не дал мне инструкцию?
        Почему даже здесь все организовано через одно место? Даже Дэн ничего не сказал мне о том, как не ощущать себя на этом балу белой вороной!
        Моему расстройству не было границ. Мимо проходили девушки в платьях, парни в смокингах, и все они знали что-то, чего не знала я. Надо кого-то спросить. Да хоть вон того парня с уставшим видом с длинной шевелюрой и хорьком на руках.
        И тут я поняла, что больше не стою на полу. Начищенный до блеска паркет удалялся, а точно такой же, но расположенный на потолке, приближался. Не знаю как я развернулась в воздухе, при том моя одежда все время находилась в нормальном положении. Казалось, что пол все еще под моими ногами, что он летит вместе со мной.
        - Можно вас пригласить на танец? - услышала я голос и повернулась.
        Передо мной стоял темноволосый широкоплечий парень в темно-сером смокинге и ярко-желтом шейном платке.
        - Вообще-то я жду одного человека…
        - Надеюсь, он не обидится на один танец. Ничего более.
        - Да и не знаю как здесь…
        Я замялась и наверняка покраснела. А он был красив и не будь Дэна…
        - Новоприбывшая из немагического мира? Тогда позвольте мне вам все показать, - кивнул он, взял меня за руку, обхватил талию и мягко, аккуратно начал кружить.
        - Это так…
        - Здесь не нужно быть великим танцором, - сказал он. - В конце концов у каждого мира своя культура и будь он хоть миллион раз искусным танцором в одном мире, в другом может ничего не уметь. Но магическая аура этого места словно сама подсказывает нужные движения. Просто расслабьтесь и доверьтесь чувствам.
        Мы закружились быстрее. Тело будто само находило нужные позы, ноги самостоятельно знали как встать, руки поняли что им нужно делать. В какой-то момент я поняла, что не касаюсь ногами к чему-либо. Кружу прямо в воздухе.
        - Как это работает? - восхищенно спросила я, с усмешкой вспоминая как вошла сюда и решила, что от меня утаили важный секрет.
        - Магическое управление гравитацией, - ответил партнер. - Притяжение подстраивается под каждого. Под каждый миллиметр тела. И в итоге танец получается сам по себе.
        - Ух ты!
        Теперь мы были на стене. От этого всего начала слегка покруживаться голова. Мой партнер не опуская мою руку опустился на пол, а может, и потолок (теперь я их уже не различала). Я же плавно пролетела над ним, опустилась с другой стороны.
        Спустя минуту подняться в воздух, повернуться и встать на стену стало для меня естественным, будто бы я занималась этим всю жизнь.
        А потом музыка затихла. Мой партнер поблагодарил меня. В ответ я вежливо усмехнулась и принялась искать взглядом Дэна. Но его, похоже, здесь не было. А ректор академии поднялся на сцену и принялся читать речь.
        - Уважаемые студенты, преподаватели, работники академии! Поздравляю вас…
        Это была самая обыкновенная речь, похожая на все те, что обычно читают на подобных мероприятиях в моем мире. Я не слушала. Рассматривала все вокруг. Платья девушек, обстановку, самого Делиуса Берилия третьего. Неужели так и проведу весь вечер одна?
        Спустя минуту я заметила Беатрис. Та оделась в золотистое платье с разрезом, а её волосы показались мне длиннее, чем раньше. Она стояла на потолке и спокойно разговаривала с другой девушкой. А ведь мгновенье тому её там не было. То ли меня уже от смены пола и потолка глючит?
        Ну хоть кто-то знакомый!
        Глава 27. Будущее
        Клаус Огрус шел медленно и легко, будто прогуливался. На нем был узкий пиджак, одетый поверх темного свитера, по цвету сливающегося с черной бородой преподавателя. В руке находился портфель, с которым он обычно приходил на лекции. Иллюзионист явно не впервые находился в этом мире и на этой улице.
        Остановившись на нужном месте, Огрус достал из кармана трубку и закурил. Не знала, что он курит. Мимо него прошли двое местных и кивнули головами в знак приветствия Огрусу. Тот так же ответил им быстрым кивком.
        Его что, здесь знают?
        А ведь не похоже, что преподаватель собирается совершить что-то плохое. Такой человек обычно нервничает, переминается с ноги на ногу, ходит кругами. Иллюзионист же выглядел спокойным, расслабленным и даже едва заметно улыбающимся, будто просто вышел прогуляться.
        Может, он и не делает ничего плохого? Здесь у него встреча с другом, родственником или, чем черт не шутит, с любовницей. А что? Вполне похоже. Другой мир, необычное место, счастливое выражение лица. Я даже начала ждать, что сейчас появится молодая абденка двух с половиной метров роста и заключит преподавателя в свои объятия.
        Никакого заговора, всего лишь супружеская измена. Правда, эта версия не отвечала на вопрос «зачем ему мое фото?». Но вдруг у Огруса не совсем обычные вкусы в постели, и он присматривался ко мне как к потенциальной кандидатке на участие в каком-нибудь извращении?
        От такой мысли я искривилась.
        Но ни его любимая, ни любимый, ни кто-либо еще не появлялись. Преподаватель стоял в гордом одиночестве, курил трубку. Только его лицо из веселого превратилось в безразличное, а взгляд устремился вверх. Тут же возникла другая теория - мой преподаватель употребляет наркотики и приходит сюда чтоб побаловаться чем-то не очень хорошим.
        А потом он тихонько забормотал.
        Расслышать что-либо было невозможно, но губы иллюзиониста шевелились.
        - Ясно. Наркоман, - сказала я.
        - Заткнись! - приказал Ранзар. Я и не заметила, как его рука снова оказалась на моей талии. Сам же карсекорец словно застыл. Он не двигался, будто и не дышал. Я слышала, что у его народа слух куда лучше, чем у землян, к тому же их культура говорит постоянно его тренировать. Но неужели он слышит что говорит Огрус?
        Я не слышала даже шепота. Может, он просто шевелит губами. Но Ранзар явно что-то слышал.
        Я аккуратно попыталась убрать его руку, но он обхватил меня еще сильнее.
        - Тихо!
        Я резким движением убрала конечность карсекорца с себя, за что удостоилась неодобрительного взгляда, и снова посмотрела на преподавателя. Тот все так же стоял задрав голову к небу и едва заметно шевелил губами. Проходящие мимо него местные не обращали никакого внимания на землянина, который ну никак не выглядел естественно.
        В итоге Оргус остановился, какое-то время простоял не двигаясь, а потом спрятал в карман трубку, расстегнул портфель и зачерпнул там что-то рукой, глубоко вздохнул и подбросил в воздух блестящую пыльцу, похожую на конфетти. Простояв еще секунд тридцать направился вперед по улице.
        - Пойдем за ним, - сказал Ранзар, выбираясь из кустов.
        - Что он делал? - спросила я, поскользнувшись на скользкой почве. Карсекорец тут же ухватил меня за запястье, помогая удержаться на ногах. Но благодарить я не спешила. Очень уж он меня достал.
        - Общался с джинном.
        - С джинном? - удивилась я.
        Про джиннов мне приходилось слышать, но настолько мало, что не было уверенности существуют они или же являются мифом. Вроде как они существовали до разделения миров. Вроде как могли отвечать на вопросы вместо того, чтобы исполнять желания. Вроде как эти вопросы могли привести к исполнению желаний. Вот и все, что мне доводилось увидеть в книгах.
        - Джинн - что-то наподобие компьютера. Он получается из дыма от горения определенных трав, - объяснил Ранзар.
        - Компьютер? - я определенно много чего не знала о здешних мирах.
        - Я сам не уверен. Джиннов мало осталось. Но очень похоже.
        - То есть так он сверился с… магическим интернетом?
        - Не глупи, тут нет магии. Да и джинн не магическое существо, а алхимическое. Собираешь определенные травы в определенных пропорциях, смешиваешь, поджигаешь, куришь, видишь джинна. Он может ответить как достичь того, что тебе надо.
        Дане бы такого джинна. Всю академию за собой заставила бы бегать.
        - И в чем подвох? - спросила я.
        - В том, что вопрос нужно задавать на языке математики. Устно. Представь себе листов десять, исписанных цифрами мелким шрифтом. Все это надо знать на память, чтобы задать один вопрос джинну.
        Ранзар смотрел на меня как на ничего не понимающего неандертальца.
        - Джинна вызвать трудно. Потому, что сделать нужную алхимическую реакцию можно только там, где вовсе нет контакта с магией и соблюдены еще несколько редких условий. Иначе можно воззвать к антимагии, - продолжил карсекорец, а Клаус Огрус тем временем медленно шел по тому, что именовалось в Абдене улицей. Только именовалось. Потому, что дорога была покрыта неудобным ковром из жесткой травы и петляла так, будто архитектор специально старался удлинить путь из одной точки в другую.
        Зато каждая постройка здесь была по-настоящему уникальной и я с трудом удерживалась от того, чтобы не забыть про преподавателя и не начать рассматривать каждую из них.
        Одни «здания» напоминали каменные монолиты удивительных асиметричных форм. Вторые явно были живыми, как та штука, похожая на большущий, покрытый мелкими пузырьками гриб. Третьи будто сошли с полотна художника-сюрреалиста, как статуя безголового человека с неестественно вывернутыми конечностями, по всему телу которого открывались и закрывались сотни глаз.
        Ранзар совершенно не смотрел по сторонам. Молча шел на несколько шагов впереди и иногда останавливался, дожидаясь меня.
        Внезапно Огрус остановился, посмотрел по сторонам и резко повернул направо. Я ускорилась, даже смогла обогнать вечно спешащего длинноногого Ранзара, а заодно и сбить дыхание.
        Свернула вслед за иллюзионистом и увидела большую площадку, обсаженную по кругу деревьями. Посреди площадки тоже росло дерево, но необычное, похожее на одуванчик размером в два человеческих роста. Стоило приглянуться, как я поняла, что семена одуванчика не что иное, как множество рук, каждая из которых сжимала свои пальцы в кулаки. А потом дошло - это совсем не дерево, а памятник, только очень уж реалистичный.
        Вокруг памятника сновало десятка три местных - все в ярко-оранжевых комбинезонах и облегающих шапочках, похожих на те, что носили пловцы. Они стояли небольшими группками по три-четыре человека и активно жестикулируя вели беседы на своем языке.
        Огруса я не видела.
        Внезапно прозвенел колокол и абденцы, словно по команде, упали на колени и опустили головы. Еще звон - они встали, расставив руки в стороны. Со следующим звуком их руки опустились, ноги раздвинулись. Потом они резко обернулись.
        Что это? Танец? Религиозный ритуал? Спортивная тренировка?
        - Вон он, - показал Ранзар и посмотрев туда, куда указывал карсекорец, я обнаружила Огруса.
        Тот стоял, смотрел по сторонам, как юный курильщик, боящийся что его вот-вот обнаружат взрослые.
        Группа абденцев сделала очередное движение, а вместе с ней двинулся преподаватель. Он быстро подошел к одному из них и что-то передал.
        Моя интуиция говорила мне, что сейчас случится что-то нехорошее. Даже не говорила, а орала. Сердце забилось, будто через него пропустили электрический ток.
        - Сейчас что-то случится, - пробормотала я.
        Снова зазвонил невидимый колокол, а местные встали на одну ногу, подняли вторую и развели руки в стороны, как это обычно делают шаолиньские монахи в фильмах про кунг-фу.
        - Почему ты так думаешь? - спросил Ранзар.
        - Предчувствие.
        Звон колокола. Смена позы местных. Несколько шагов Огруса к краю площадки.
        - Пошли ближе, - сказала я, слыша дрожание собственного голоса.
        - Он может заметить, - ответил Ранзар.
        - Плевать.
        Что-то будто тянуло меня подойти к группе то ли спортсменов, то ли танцоров. Тем более Огрус и не собирался смотреть в нашу сторону.
        - Не прикасайся к ним только, - предупредил Ранзар. - Они в трансе.
        Что за транс и чем они вообще занимались я не спрашивала. Молча направилась в сторону группы. Быстро старалась не идти, но и не медлила.
        Снова зазвенел колокол. Группа абденцев улеглась лицами вверх, а Огрус оказался за деревом. Чем ближе я подходила, тем сильнее чувствовала терпкий запах, доносившийся, как мне казалось, от статуи в центре площадки.
        Звон. Абденцы резко поднялись, наклонились, выпрямились, подняли головы вверх. Все это выглядело как единый механизм из людей, в работе которого нет места спешкам, промедлениям и неточностям. Но на сей раз что-то сломалось.
        Один из местных, тот самый, которому, как мне показалось, Огрус что-то передал, не поднялся. Он так и остался лежать на спине и смотреть ввысь. С ним было что-то не так. Что я не знала, но ускорила шаг.
        - Он исчез! - воскликнул Ранзар.
        - Кто?
        - Огрус. Не вижу его.
        Преподаватель почему-то перестал меня интересовать.
        Незримый колокол снова зазвенел. Теперь мне показалось, что он звучит в моей голове. Сердце забилось еще сильнее. Абденцы ожили. Одна из находившихся в группе девушек обоими руками показала на того, который лежал. Она что-то громко сказала, второй член группы крикнул, третий опустился на колени.
        Лежащий был мертв. Это я поняла как только подошла к нему на расстояние трех метров. Его грудная клетка не двигалась, широко раскрытые глаза смотрели в небо, челюсть слегка сдвинулась.
        - Он убил его? - пробормотала я, а потом лицо мертвеца показалось мне знакомым. Чем больше я вглядывалась в него, тем больше узнавала.
        Никогда не умела хорошо различать здешний народ друг от друга, но лицо этого человека сразу же всплыло в моей памяти. Я видела его на одной из найденных у Огруса фотографий.
        Глава 28. Прошлое
        Год назад я перепрыгнула на потолок, подошла к соседке, а тем временем ректор закончил свою речь. Он громко щелкнул хвостом по полу и снова заиграла музыка. В нос отчетливо ударил запах чего-то жаренного и неизвестно откуда в зале появилась обслуга.
        Все в красных кителях, у каждого поднос в руке, даже их лица мне казались одинаковыми. Уж чего-чего, а подобной обслуги в академии я встретить не ожидала.
        - О, привет, - подошла Беатрис. - Как ты тут? Развлекаешься?
        Сожительница показалась мне бледноватой, даже слишком. Явно переборщила с пудрой. А еще у неё был хрипловатый голос, будто бы она болела гриппом.
        - Стараюсь, - ответила я. - Как-то нездорово выглядишь.
        - Немного не рассчитала заклинание, - поморщилась она. - такое иногда бывает.
        - Ну как ты тут? Обживаешься? - ректор Делиус Беррилий Третий появился рядом со мной словно из воздуха. Одет он был в серебристый пиджак поверх темной рубашки и коричневые брюки. Да и выглядел жизнерадостным. Выпил, что ли?
        - Понемногу, - ответила я.
        - В этом году у нас будет много народу из вашего мира, - сказал он. - Прямо бум какой-то. В твоей группе найдется даже несколько человек.
        - Скажите, а обязательно ли превращать человека в птицу, если он нарушил закон? - поинтересовалась я. Здешние наказания казались мне странными.
        - Ты про Анха, - усмехнулся ректор. - Это больше лечение, чем наказание. Антимагия - коварная штука. Если человек воспользовался ею раз, она будет постоянно этого требовать. Она формирует зависимость, словно наркотик. Анхель мог или постоянно проводить ритуалы, пока не натворил бы чего-то необратимого, или сойти с ума.
        - И что же ему даст пребывание в виде птицы?
        - Птица-телепат иначе смотрит на мир. Она видит мысли, чует намеренья людей, смотрит на их переживания. Это все лечит анхеля. Он перестает слышать антимагию. Некоторые люди, страдающие от приступов агрессии или депрессии, добровольно идут на временное превращение в птицу-телепата. Это популярный метод в психиатрии Кати. А некоторые люди творчества: писатели, музыканты, художники - становятся птицами ради ощущений и нового взгляда на мир. В конце концов быть птицей-телепатом не так и плохо.
        - Ясно, - коротко ответила я, все еще не понимая, чем же это так хорошо. Все-таки здесь не мой мир, другая культура, другие обычаи. Нет ничего странного в том, что я не совсем понимаю местных.
        - Кузм, подойди, - сказал ректор тому парню, с которым я только что танцевала. Тот стоял рядом с двумя дамами и о чем-то им рассказывал.
        - Здравствуйте, - подбежал он.
        - Это Кристина. Твоя будущая одногруппница, - представил он меня.
        Надо же, и по имени помнит.
        - А это Кузм. Он из Эрлисида, - продолжил Делиус Беррилий Третий. - Надеюсь, вы подружитесь.
        - Вообще-то мы уже немного успели познакомиться, - покраснел Кузм.
        - Всюду успеваешь, - усмехнулся ректор. - Поможешь ей приступить к учебе. А меня ждут дела. Не скучайте.
        С этими словами Делиус Берилий обернулся и направился через зал, на ходу с помощью хвоста взяв закуску у слуги.
        - Теперь мы знакомы, - усмехнулся Кузм. - может, еще один танец?
        - Хотела спросить, а из какого мира ректор? - не удержалась я. - Кроме него никого с хвостом тут не вижу.
        - Он местный, - ответил эрлисидианец. - Но хвост вырастил сам. У него предрасположенность к долгой жизни. Ему больше лет, чем самой академии. Надо где-то хранить знания. Хвост - это как дополнительный отсек памяти.
        - Флэшка, - кивнула я, еще раз посмотрев вслед ректору.
        Кузм пожал плечами. Наверное, слово «флэшка» он слышал впервые.
        У меня же понемногу начала кружиться голова. Все эти танцы на потолке, стенах и даже в воздухе, мельтешащие перед глазами разноцветные платья, резкая мелодия оркестра…
        К этому всему нужно привыкнуть. Может, через какое-то время я и свой мир начну считать странным и неестественным.
        - Пройдешься со мной? - внезапно спросила Беатрис.
        - Да, конечно, - ответила я. Мне и в самом деле не помешало бы вдохнуть свежего воздуха.
        - Значит, не получится? Еще один танец? - поморщился Кузм.
        - Может, позже, - ответила я.
        - Что же, схожу к вон тем красивым девушкам, - сказал он. А мы с Беатрис прошли мимо парящих в воздухе музыкантов, а затем через высоченную дверь вышли на улицу.
        Тут было тихо. Музыка стала еле слышной, возгласы людей остались позади. Я сразу же поняла, что нахожусь не в академии. По крайней мере здание, где проводился бал, прочно стояло на земле, а не висело в воздухе.
        Сам воздух был теплым, приятно пахнул и казался сладким на вкус. Высоко в небе повисла здешняя луна. Здешняя хозяйка ночных небес была раза в три больше нашей и светилась нежно-голубым оттенком, освещая аккуратно остриженные кусты и траву. По всему небу раскинулась ярчайшая гирлянда звезд, из-за которой все вокруг было видно как днем.
        Неподалеку высился необычный фонтан. Две огромных скульптуры людей - мужчины и женщины - стояли направив руки вперед. Из руки мужчины выливалась вода, женская же окрашивала её мягким изумрудным светом.
        За фонтаном находился парк с узкими аллейками и лавочками. Над ним ввозвышалась башня. Она светилась нежно-молочным цветом и словно маяк. А стоило повернуться налево и я увидела, что нахожусь на холме, внизу же раскинулся город.
        Дома там не были высокими - по четыре-пять этажей этажей. Но на их крышах росли настоящие сады из облепленных разноцветным цветением деревьев, а между постройками располагались подвесные мосты.
        Город не был ярким, блестящим и шумным, как я привыкла. Скорее он казался умиротворяющим. Я представляла как здешние жители не просыпаются в шесть утра и в спешке собираются на работу, а спокойно выходят из своих домов, ходят по улицам, любуются природой.
        Стоило же посмотреть в другую сторону и я увидела куда менее приятную картину. Карсекорец Ранзар сидел прямо на лужайке облокотившись на ствол дерева и обнимал рыжеволосую девушку в синем платье. Благо, он был настолько занят своей подругой, что не заметил меня. Я не знала какой менталитет его народа и все ли они такие, как Ранзар, но уже инстинктивно старалась обходить бледнокожих стороной.
        - Где мы? - спросила я.
        - Это здание министрата. Тут обычно проводят балы, - все таким же хрипловатым голосом ответила Беатрис. - Идем.
        - Куда?
        - К парку.
        - Зачем? - удивилась я. Встречай она там любовника - точно не взяла бы меня с собой.
        Беатрис склонилась ко мне. Может, мне показалось, но у неё не было запаха. Вообще. Забыла про духи?
        - Один чувак должен мне кое-что дать, - пробормотала сожительница.
        - Что дать? От чего такая секретность? - сама не понимая почему разнервничалась я.
        - Ты когда-нибудь курила травку?
        Я отрицательно покачала головой. Никогда меня не тянуло на подобное, хоть пару-тройку раз предлагали.
        - Вот мне и должны дать здешний аналог. Говорят, она куда круче нашей. Идем, - Беатрис быстро направилась в сторону парка.
        Я не знала что делать. Это дело здесь под запретом, иначе она не направлялась в укромное место ради того, чтоб забрать наркотик. Конечно же, участвовать в этом мне не хотелось. Но не бросать же соседку вот так. Кто его знает что там может случится.
        - Ты уверена, что оно тебе нужно? - я поспешила догнать знакомую.
        - А почему нет? Что плохого в том, чтоб расслабиться? - ответила она. - Ничего страшного в этом нет. Будешь чувствовать себя раскованнее. В Мензеране это даже разрешено.
        - Я принимать не буду!
        - Тогда я сама. Но всяко сходи со мной. Я того типа не знаю и не знаю чего от него ждать.
        - Ладно-ладно, - неохотно согласилась я, проходя мимо памятника и замечая у его подножия надпись «Пятому Министрату магии. Вперед и налево!»
        Что значило «вперед и налево» я и представить не могла. Впрочем, меня это и не интересовало. Больше волновала Беатрис, которая собралась встречаться непонятно с кем и принимать наркотики. Может, она уже чего-то приняла и именно этим объясняется хрипловатый голос и бледность кожи. Всяко её лучше не оставлять одной.
        Блин, даже на балу нормально развлечься не дадут. И Дэн почему-то не пришел, и соседка намерилась втянуть меня черт пойми во что.
        Парк был пустым и чистым. Здесь не было фантиков от конфет, банок из-под газировки и пива, окурков, без которых наш земной парк трудно и представить. Даже урн рядом с лавочками здесь не было. Как решался вопрос с мусором я не знала, но это место мне нравилось.
        Над головой что-то зашуршало, я подняла голову и увидела стаю маленьких птиц, перепорхнувшую с одного дерева на другое и тут же почувствовала сильный, но приятный аромат, напомнивший запах абрикосов.
        - Сюда, - Беатрис поманила меня жестом и свернула с аккуратно вымощенной аллейки на траву. Неподалеку раздалось женское хихиканье, мужской стон. Кому-то было явно не до бала.
        Впереди я увидела постройку, напоминающую маленькую часовенку, только без какой-либо религиозной символики.
        - Он должен ждать меня там, - сказала Беатрис, я же оглянулась в сторону пылающего огнями здания министрата. Отсюда оно виднелось отлично, казалось, что до него рукой подать. Пять колонн перед входом, треугольная крыша, белые стены - чем-то оно напоминало древнеримскую архитектуру. Поняв, что отошла не так и далеко, я немного успокоилась.
        А рядом с «часовенкой» действительно кто-то ждал. Темная, едва различимая в тенях фигура стояла слегка выглядывая из-за постройки и словно не двигалась. Она немного подождала, явно удостоверившись, что мы её заметили, и зашла за угол.
        Ходить на каблуках по траве было тяжело. Ноги то и дело намекали, что вот-вот предадут меня. Пусть Беатрис побыстрее забирает свою травку и вернемся обратно.
        - Постой здесь, - сказала она, когда мы подошли к «часовенке».
        - Ладно, - кивнула я и принялась рассматривать «часовенку»., и понимая, что никакая это не постройка. Когда-то она была деревом, но позже из неё вытесали скульптуру замка в миниатюре. Вырезали настолько детально, что даже в тенях можно было рассмотреть шпили этого самого замка, черепичные крыши, ворота, фигурки двух охранников рядом с ними.
        - Это чей-то дворец? - я нашла взглядом Беатрис, которая почему-то не подходила к своему наркоторговцу. Молча стояла и смотрела вдаль мертвым взглядом. А потом я поняла - она вообще не двигалась. Даже не дышала. Словно время для неё остановилось. Платье не развевалось, волосы замерли, лицо перестало отражать хоть что-нибудь. Я вспомнила, как Дэн остановил время, когда мы бежали от антисущности, но зачем это здесь? Кто это сделал?
        - Беатрис! - окликнула я.
        Та не отвечала.
        - Эй! - я сделала шаг к ней и заметила, что соседка исчезает. Тает в воздухе. У неё не было части платья, рука до локтя исчезла, волосы растворялись. Лицо стало еще бледнее и теперь оно напоминало маску.
        - Что происходит! - рявкнула я и поняла, что со спины на меня кто-то смотрит.
        Насчет того, кто это, у меня не было ни малейших сомнений. Сердце заколотилось сильно-сильно, заглушая боем шелестение травы и крики птиц. Мир потускнел, утратил краски. Ноги словно оказались в вязком болоте. Прилагая недюжинные усилия я смогла повернуться. Увидела длинный, достигавший земли плащ, широкополую шляпу и пустоту под ней. У пустоты не было глаз, но я чувствовала на себе её взгляд.
        Воздух наполнился странным запахом. Я сделала шаг назад, упала, сильно ударилась спиной, почувствовала, как кожа покрывается потом.
        Антисущность медленно сделала шаг ко мне. Она не спешила, словно понимала, что её жертва никуда не денется.
        Антисушность наслаждалась моментом.
        Я крикнула в надежде, что кто-то услышит, но поняла, что не могу издать ни звука. Ни бежать, ни кричать, ничего.
        - Зачем я тебе? - спросила я, понимая, что задыхаюсь. - Скажи, зачем?
        Но антисущности было плевать на мои вопросы, на мой страх и на мою жизнь. Она медленно и уверенно шагала ко мне.
        Я потянулась к кольцу, что дал мне Дэн. И вспомнила, что когда собиралась, забыла его на комоде.
        Глава 29. Будущее
        - Идем! - сказал Ранзар. Говорил он негромко, но таким тоном, будто кричал.
        - От чего он умер? - я посмотрела на карсекорца, который схватил меня за руку и тащил прочь. - Я хочу знать!
        - Мы тут неместные. Нас заподозрят в его убийстве! - Ранзар уже почти перешел на крик. Откуда-то издали приближался тихий, пронзительный свист, который сильно резал по ушам. Спустя минуту в воздухе показался черный куб, быстро направлявшийся к месту, где все случилось. От издаваемого им свиста болели уши. Не удивлюсь, если из них прямо сейчас хлынет кровь.
        - Пригнись, - сказал Ранзар, потянув меня к ближайшему дереву настолько сильно, что моя рука хрустнула. - Это полиция.
        Полицейский куб завис над площадью, где пару минут назад абденцы занимались своей гимнастикой. Он повернулся одним из углов вниз и моментально смолк, а затем начал вертеться. Сперва медленно, но с каждым оборотом наращивал темб.
        - Бежим! - Ранзар снова дернул меня за руку. - Не смотри на него.
        Я не могла оторваться. В конце-концов не каждый день видишь летающие кубы, не каждый день слышишь свист, от которого внутри будто что-то переворачивается. Но больше интересовал ответ на вопрос «Что произошло с тем парнем?».
        Что такого мог дать ему Огрус? И зачем? Значит ли это что меня ждет то же самое? Ведь я тоже была среди людей на фотографиях!
        - Пошли. Только быстро. И не оглядывайся, - скомандовал Ранзар.
        Я же была по-настоящему в шоке. Каждый шаг и каждое движение давались с трудом. Даже моргнуть глазами казалось трудной задачей.
        Со стороны, откуда мы пришли, снова послышался тихий писк. Внезапно сорвался ветер и своим порывом метнул мне в лицо несколько сорванных с дерева листов.
        - Послушай, - сказал карсекорец, смотря мне в глаза, - они установят, что мы были там, и если тот человек действительно был убит - нам придется несладко. Быть иномирянином, попавшимся на преступлении в Абдене - врагу не пожелаешь. Нам нужно срочно покинуть город и мир. Сама затея прийти сюда была дурацкой. Но надо выбираться. Так что или ты идешь со мной, или я ухожу сам.
        - Хорошо, - кивнула я, чувствуя, как подгибаются ноги и предает тело.
        - Пошли, - сказал карсекорец. - нам нужно переместиться.
        Людей на улицах города становилось все больше. Повсюду пестрили разноцветные комбинезоны, которые что-то означали, но что я не представляла. Об Абдене на лекциях по истории миров упоминали очень мало, да и в книгах все подавалось очень поверхностно.
        Мы пересекли улицу, прошли через переулок между двумя постройками, одна из которых напоминала железную мельницу с очень тонким ветряком, а вторая перевернутый вверх дном гриб. За ними абсолютно неожиданно ждало круглое озеро, посреди которого высилось что-то похожее на голову Лох-Несского чудовища. Только «голова» оказалась размером с дом.
        В этом городе вообще все было совершенно неожиданно. Архитектура создавалась так, чтобы скрыть все, что находится за ней. Кто мог подумать, что пройдя через узенький переулок окажешься у озера, если с противоположной стороны его не видно? Или площадь, на которой все случилось - почему её построили так, чтоб она проглядывалась только с одной-единственной ведущей к ней улицы?
        - Идем, - позвал Ранзар, наконец-то отпустив мою руку.
        Передо мной лежал пляж, который вполне мог бы существовать и в нашем мире. Накатывающиеся на берег волны омывали желтый песок и полировали мелкие камешки, на отмели виднелись камыши, чуть дальше виднелась рыболовная кладка. Иногда очередная волна выбрасывала на берег странных существ, похожих на рыбу, но с клешнями по бокам.
        С противоположной же стороны берега плотной стеной росли вполне земные ели, сосны и клены. Здесь, похоже, любили наши растения.
        Ранзар посмотрел на меня, вздохнул.
        - По пляжу доберемся к входу на станцию перемещения. Оттуда за город. А там перенесешь нас обратно в академию. Если, конечно, они не успели перекрыть вход.
        - А если успели? - занервничала я.
        - Если успели - тебе мое предложение не понравится.
        Краем глаза я заметила трех абденцев. Все они были в красных комбинезонах, как у тех, что встретили нас на входе в город. Стража, охрана, полиция - как не назови лучше им на глаза не попадаться. Ранзар тоже их увидел, мгновенно сделал шаг ко мне, обнял и начал прижимать к земле.
        - Это ради нашей же безопасности, - прошептал он, когда я села мягким местом на песок. А потом он меня поцеловал.
        Его губы показались холодными, словно снег. Ощущения - как в детстве, когда я брала в рот сосульки в надежде заболеть и пропустить неделю-другую школьных занятий. Но отталкивать карсекорца не спешила. Не было сил. Лишь краем глаза смотрела за тремя местными в красных комбинезонах, которые медленно направлялись к нам.
        - Они на нас не взглянут, - прошептал Ранзар. - У них смотреть на проявляющих друг к другу сексуальный интерес людей противоречит морали.
        А потом снова начал меня целовать. Теперь его губы стали теплее, даже жаркими, как и его руки, тепло которых чувствовалось через одежду. Прикосновение карсекорца потеряло присущую ему грубость. Стало приятным, ласковым, согревающим.
        Он прижал меня к себе и я ощутила его теплое дыхание, а потом вспомнила лекцию мисс Дюбери о мире Ранзара и о населяющем его народе. Что температура их тела подстраивается или под внешнюю среду или под самоощущения. Будучи рядом с любимыми Ранзар мог буквально гореть.
        Я не знала правда это или красивая легенда. До сих пор.
        Вечно холодный, но нынче закипающий Ранзар прижимал меня к себе и целовал то в губы, то в щеки, то спускался к шее. В каком-то смысле мне было приятно ощущать прикосновения его губ, чувствовать его дыхание, понимать, что он не бросит меня здесь как бы не сложились обстоятельства.
        Но с другой стороны я не чувствовала к нему того, что он ко мне. Мои мысли и чувства были направлены в прошлое, где остался Дэн. А Ранзар слишком долго старался воспитать у меня ненависть к своей персоне.
        - Они уходят, сказала я, посмотрев вслед трем абденцам, которые медленно направлялись в противоположную от нас сторону.
        - Тогда идем, - сказал карсекорец, выразив недовольство на лице.
        Я молча поднялась, отряхнула с одежды липкий песок, подняла взгляд на Ранзара. Тот ожидал от меня чего-то, но я не могла дать ему это. По той простой причине, что у меня этого не было. Нельзя просто взять, нажать на рубильник и включить чувства. А будь такая возможность - вряд ли я бы ею воспользовалась.
        - Ты же не обижаешься? - сказал карсекорец, повернувшись ко мне спиной и направившись вдоль пляжа.
        - Обижаюсь. Ты целый год смотрел на меня так, будто я твой личный враг.
        - Не мог иначе. Мой отец - значимый человек в Карсекоре. Скажи я, что мне нравится кто-то не моего вида - для него это будет тем еще ударом. К тому же я антимаг. Вряд ли какая-нибудь девушка этому обрадуется. Потому решил подавить свои чувства, спрятав их за…
        - За ненавистью?
        Ранзар кивнул.
        - Получилось плохо.
        Он не выглядел бледным. Кожа порозовела, на щеке появился румянец, что однозначно говорило о влюбленности. Не сексуальном влечении или возбуждении, а о чувствах.
        - В моем мире все патриоты, - продолжил он. - Все любят Карсекор и считают себя лучшим видом во всех мирах. «Мы едины, нам не нужны другие земли. На твердых облаках мы построим идеальный мир». Строчка из нашего гимна.
        - Какое это имеет отношение ко мне?
        - Никакого. А вот ко мне имеет, - Ранзар отвел взгляд, стараясь не смотреть на меня. - Карсекорцы в прошлом - очень агрессивный народ. Но нам удалось это пережить, не уничтожив ни себя, ни кого-либо еще. После этого была создана идеология любви к своей земле и миру. Гордости за него. Превознесения своих достоинств. Зачем нам чей-то мир, если у нас самый лучший? Зачем нам воевать с кем-то, если они этого недостойны? Если бы я открыл свои чувства, это для нашего народа выглядело бы так же, как открытый гей лет сто назад для вашего.
        - И потому ты решил, что лучше всего начать агрессивно ко мне относиться? - фыркнула я, посмотрев на Ранзара и заставив его отвернуться со стыда.
        - Пытался доказать самому себе, что я - настоящий карсекорец. А всякие чувства - лишь шелуха, мешающая достоинствам, - он сказал это тихо, почти прошептал. Словно ему каждое слово давалось с болью.
        - Мог хотя бы поговорить? - спросила я.
        - Не мог. Боялся. Считал, что это никакие не чувства, а лишь бунт против отца, который уже успел расписать мою судьбу до мелочей.
        Мне стало его жаль.
        Рядом со мной шел не тот самый Ранзар, который видел себя пупом всех миров, а остальных низшими существами. Не бабник, стремящийся пригласить любую более-менее симпатичную девушку на свидание. Не сын какой-то шишки, считающий, что ему позволено все. Будто бы иллюзия спала, и на свет появился неуверенный в себе парень, который непрестанно сомневался в том, правильно ли он живет и действует. Который, может, рад был бы жить в другом мире, с другими родителями, но жизнь сложилась иначе.
        Но несмотря на это, я не могла ответить карсекорцу взаимностью.
        - Так что? Может, попробуем? - он повернулся ко мне и на миг в его взгляде проскользнуло что-то хищное.
        - Нет, - коротко ответила я.
        - У тебя кто-то есть?
        - Не в том дело, - вздохнула я, подумав, что нашли же мы место и время для подобных объяснений.
        - А в чем? В том, что было?
        - В том, что я не чувствую к тебе того же, что ты ко мне. Извини, - ответила я.
        - Что же, ясно, - вздохнул Ранзар и опустил голову.
        Мы пошли молча, стараясь даже не смотреть друг на друга. Брели по песчанной отмели, которая и не собиралась заканчиваться.
        День потихоньку сменялся вечером. В небесах появилась первая звезда. По озеру то здесь, то там пробегали синеватые огоньки, будто кто-то сидел под водой и светил вверх фонарем. Над головой пронеслась стая птиц, а вслед за ней громко жужжа пролетел черный, похожий на яйцо, аппарат.
        Больше всего мне сейчас хотелось выбраться отсюда. Оказаться на кровати в общежитии и подумать о том, зачем Огрус убил того парня и что он собирается сделать со мной. Знает ли он о моих антимагических способностях? Может, все из-за этого? Хоть будь причина в них - он бы просто доложил куда надо.
        Человек в маске, назвавшийся мистером Д, говорил, что дело в чем-то, что планирует преподаватель иллюзии. Но при чем тут тот абденец и зачем его убивать? Да и Огрус не выглядел так, будто собирался лишить кого-то жизни. Скорее, он просто гулял.
        А если убийца - не Огрус? Если настоящий убийца хочет, чтобы на преподавателя упало подозрение?
        Ранзар внезапно остановился, всмотрелся вдаль, а на его лице возникла недовольная гримаса.
        - Не пройдем. У входа три охранника. Может, и больше, - сказал он.
        - Они точно ищут нас? - я попыталась рассмотреть то место, куда показывал карсекорец, но увидеть смогла только несколько красных точек, которые наверняка были комбинезонами местной стражи.
        - Здесь лет сто никто никого не убивал, - Ранзар злобно хлопнул себя по колену, и пнул ногой близлежащий камень, отправив его в воду.
        - Ты говорил еще про один вариант. Какой? - спросила я, пытаясь сохранить хладнокровие, хоть боялась наверняка посильнее, чем мой спутник.
        - Он слишком опасен, - коротко ответил карсекорец.
        - Что именно опасно? - настаивала я.
        - Проход через Жанвивьену.
        Глава 30. Прошлое
        Антисущность была неумолимой.
        Антисущность не выражала никаких эмоций, да и не было их у неё.
        Антисущность шла ко мне.
        Медленно и уверенно, понимая, что я никуда не денусь, словно хотела насладиться каждым моментом.
        Я же дрожала как осиновый лист. Пыталась бежать, но ноги предательски разъезжались в стороны, пыталась звать на помощь, но не могла выдавить из себя ни звука.
        А потом, когда силы закончились, я смирилась со смертью, одно из деревьев склонилось и овило веткой антисущность за руку. Второе, с другой стороны сделало то же самое. Тварь дернулась вперед, но не смогла. А затем из-под земли змеями выползли корни и принялись опутывать ноги существа.
        Помог ли кто мне я тогда не знала. Сразу же бросилась обратно к зданию. Кинула беглый взгляд на место, где находилась Беатрис. От неё остались лишь часть лица и шея. Все остальное рассыпалось в воздухе, словно состояло из пыли. Иллюзия! Черт!
        Сердце грохотало в ушах, в горле пересохло, казалось, что вот-вот я упаду, а антисущность тут же сделает свое дело. Здание министрата подпрыгивало и танцевало, воздух в легких грозил закончится, по всему телу выступил холодный пот. Треснула ткань, и я поняла, что оставила на дереве часть своего платья.
        Кто-то вздохнул совсем рядом. Послышались шаги. Я попыталась ускориться, но чья-то рука вцепилась в мое запястье. Нога скользнула по холодной траве, я крикнула от испуга, но упасть не успела. На мгновенье повисла в воздухе, а затем почувствовала знакомый запах и оказалась в объятьях Дэна.
        - Где ты был? - испуганно спросила я, всматриваясь в его лицо желая удостовериться, что это именно он, а не очередная иллюзия.
        - Все хуже, чем мы думали.
        - Это точно ты? - спросила я, всматриваясь в его лицо. Можно подумать, если он - иллюзия, то так сразу мне в этом признается.
        Но объясняться Дэн не стал. Вместо этого прижал меня к себе, наклонился и коснулся своими губами моих. Поцелуй успокаивал. Он действовал на меня как бутылка холодной воды, найденная посреди бесконечной пустыни. Словно Дэн забирал из мене нервность, усталость и страх.
        Открыв глаза я увидела, рядом еще одного человека. Невысокого, щуплого мужчину с короткими усиками. Одет он был в застегнутый под шею темный мундир, на его поясе красовалось что-то похожее на фонарик.
        - Существо ушло. Просто растворилось, - сказал он.
        - Значит, это не просто проклятие? Кто-то управляет антисущностью напрямую? - спросил Дэн.
        - Мы все еще проводим исследования, но похоже на то, - ответил незнакомец. - Странно, что кто-то пошел на такое прямо рядом с министратом.
        - Продолжайте, - сказал Дэн и подняв меня на руки, понес ко входу.
        Ни смеющаяся парочка у входа, ни студент с развязанным галстуком и бутылкой вина в руке, ни парочка у дерева не обратили на нас внимания. Но обратно на бал мне не хотелось. Платье было порвано и испачкано, будто я вытащила его из мусорной урны. Обувь осталась где-то в парке. На руке не оказалось браслета. Я чувствовала как на щеке образовывается синяк, полученный во время моего бегства.
        Но Дэн и не направился в бальный зал. Вместо этого он открыл дверцу, за которой виднелись ведущие вверх ступеньки, и понес меня наверх в ярко освещенный коридор, а оттуда в большую комнату с парой обтянутых бархатом диванчиков и десятком кресел, расставленных вокруг стола. На столе лежала цветастая карта, а на ней были расставлены разноцветные фигурки людей и животных. Наверняка какая-то здешняя игра, похожая на «Монополию».
        - Это комната отдыха. Сейчас приведем тебя в порядок, - сказал Дэн, укладывая меня на диванчик. Я прижалась к нему изо всех сил. Не хотелось, чтоб он оставлял меня, сразу же становилось страшно до ужаса. Воображение рисовало, что как только он уйдет, вернется антисущность.
        - Не отпускай меня, - мой голос показался мне чужим.
        - Я никуда не ухожу, - ответил главный маг восточной Европы. - Буду с тобой. Успокойся.
        Я глубоко вдохнула и попыталась расслабится на теплом диванчике. Но тело сопротивлялось. Оно то и дело подавало знаки, что опасность не миновала.
        - Скажи лучше, кто научил тебя управлять растениями? - спросил Дэн, подвинув под себя один из стульев с помощью телекинеза. - Это сложноватое заклинание, особенно для новичка.
        - Растениями?
        В голове возникла картина, как деревья начали изгибаться, а их ветви опутали антисушность, дав мне время на побег.
        - Это был не ты?
        Дэн покачал головой.
        - Ты сама это сделала. Только такое невозможно. Растительная магия изучается только на втором курсе, и то большинство студентов едва способны управлять маленьким ростком, не говоря уже про многовековые деревья. Чем старше растение, тем труднее на них воздействовать. А этот парк стоит тут лет с пятьсот.
        - Но я не могла, - ответила я. - Даже не думала про такое.
        - В тебе что-то есть. Не знаю что, но, наверное, потому за тобой и послали антисущность.
        Дэн потянулся во внутренний карман своего черного пиджака, достал оттуда фотографию и показал её мне. С фотографии на меня смотрел мужчина лет сорока-пятидесяти. Он походил на какого-нибудь лесника - морщинистое, казавшееся измученным лицо прикрывала неухоженная борода, с высокого лба спадали грязные рыжие волосы, нос казался сломанным, над правой бровью тянулся узкий шрам, сбоку на шее находилась небольшая родинка. Угрюмый дядька.
        - Ты когда-нибудь видела его? - спросил Дэн.
        - Нет, - честно ответила я. Среди моих знакомых такого точно не числилось. - Кто это?
        - Хотен вин Драур. Преступник. Проводил запрещенные ритуалы, занимался незаконным влиянием на разум, работал наемным убийцей, перевозил контрабандой магические артефакты. Его ищут во всех мирах.
        - И какое он имеет отношение ко мне?
        - В квартире твоей подруги нашли его следы. Мы подозреваем, что это он послал антисущность. Ты не замечала, что кто-то следит за тобой? Или что в у тебя аакуратно отрезали локон волос? Или порезали будто невзначай? Для такой магии нужен генетический материал жертвы.
        - Кажется, где-то его видела, - ответила я, еще раз посмотрев на фото. - Где - не знаю. Зачем я понадобилась этому преступнику?
        - Не представляю. Его подозревают и в пособничестве преступным группировкам и в выполнении за деньги всяких незаконных услуг, - ответил Дэн. - Может, его для этого наняли. Он сильный маг. Установить маяк или воздействовать на чей-то разум, чтоб тот выполнил для него какую-то работу ему несложно. Вопрос в другом - почему именно антисущность? Он мог сделать так, чтоб твоя смерть выглядела как несчастный случай, самоубийство или немагическое преступление. Тогда мы даже не знали бы, что в этом замешана магия, а полиция не магического мира, конечно же, ничего бы не нашла.
        Я еще раз всмотрелась в фото. Что-то знакомое в нем было. Хотя, может, мне кажется и я сама себя накручиваю?
        - Если антисущность не хотела меня убить, то чего ей потребовалось? Познакомиться? - вспылила я.
        - Успокойся, - усмехнулся Дэн. Я сам пытаюсь понять.
        Его усмешка действовала на меня как успокоительное с самой первой нашей встречи. А мое платье тем временем чудным образом очистилось от грязи, разгладилось, даже «рваная рана» заросла. Я не представляла что именно делал Дэн, но знала, что такому заклинанию было бы неплохо научиться.
        - Тебе нужно пройти обследование, - сказал главный маг Европы, а у меня возникла стойкая ассоциация с больницами, анализами и докторами.
        - Какое? - поинтересовалась я.
        - Магическое. На скрытые потенциалы, стирание памяти, ложные воспоминания и прочее подобное. Ничего страшного. С тобой поговорят несколько магов, сделают несколько безопасных процедур.
        - Стирание памяти?
        - Откуда-то ты же знаешь как управлять растениями. Это невозможно если этому специально не обучалась. То есть ты могла учиться, а потом тебе стерли память.
        - Зачем?
        - Ну-у-у, - протянул Дэн. - К примеру, ты была ученицей мага-ренегата. А потом он по какой-то причине вытер тебе память. Или же кто-то ставил на тебе магические эксперименты и не хотел чтоб ты кому-то про это рассказала. Или ты состояла в какой-нибудь группировке.
        - То есть, ты думаешь, что я - преступница? - я посмотрела Дэну в глаза, но не увидела там ничего плохого. Все тот же добрый взгляд, все та же улыбка на губах.
        - Нет, - покачал головой он. - Но провериться стоит. Вернемся на бал?
        - Без обуви?
        - Точно.
        Дэн усмехнулся, поднес руку к моим ногам.
        - Как же оно… Вспомнил.
        Он поводил пальцами вверх-вниз, потом начертил что-то пальцем в воздухе, снял с себя пиджак, набросил его на мои ноги, а потом резко убрал, словно фокусник, готовый показать, что в его шляпе неизвестно откуда появился кролик.
        Только это был не кролик. На ногах появились мои синие кеды, в которых я была с Дэном в Зуберии. Под платье они подходили чуть менее, чем никак, и меня, несмотря на произошедшее, это рассмешило.
        - Кеды? - сквозь хохот спросила я.
        Дэн кивнул.
        - Не умею создавать туфли. Сам их ненавижу.
        - Так и пойду на бал?
        Главный маг Европы ухмыльнулся, перевел взгляд вниз. Я проследила за ним и увидела, что под смокинг на нем обуты темно-зеленые кроссовки.
        - Не люблю торжественную одежду, а обувь еще больше, - сказал он. - Это твердая иллюзия. Развеется через часов десять, но до тех пор можно носить.
        - Ну ладно, - сказала я, поднимаясь с диванчика. - Потом научишь такое делать?
        - Обязательно, - усмехнулся он.
        Чем больше я узнавала Дэна, тем больше он мне нравился. Даже таким дурачеством, как направиться на бал в иллюзорных кедах выглядело романтично и заставляло веселиться.
        Да и иллюзорная обувь совсем не ощущалась, словно её не было. А может, и в самом деле не было? Да и черт с ней. Танцевать босиком - это так романтично!
        Но чертова антисущность при каждом воспоминании о ней заставляла содрогаться в страхе. Она смогла воспроизвести мою соседку до малейших деталей - походка, длина волос, разве что голос был немного хрипловатым.
        Значит, она способна прикинуться кем угодно. Ректором, миссис Ренуа или даже Дэном. Или нет?
        Нужно будет расспросить, но только не сейчас. Сейчас мне хотелось расслабиться и позабыть всяческих проклятиях, сущностях и магах-ренегатах. Позабыть обо всем и просто развлечься.
        Глава 31. Будущее
        - Жанвивьену? - удивилась я. - Но туда нельзя попасть без магии. А из города…
        - Абденцы давно исследуют тот мир. Нашли вход туда с помощью технологий. Но идти туда я и сам боюсь, не говоря о том, чтоб вести тебя.
        Конечно же, это страшно, черт его дери. Жанвивьену в свое время считали адом в одних мирах и использовали как средство мучительной казни в других.
        В прошлом году я побывала на экскурсии в музее магии и видела там арт-иллюзию Олвуда Ко Ганна «Жанвивьена сегодня» и растительную постановку Эники Шельми «Огни Жанвивьены». Те произведения искусства поражали воображение, но сколько в них правды не знал никто. Даже их творцы. Потому что Жанвивьену никто никогда не видел.
        Этот мир можно было ощутить, послушать и понюхать, но не увидеть.
        Потому что он мгновенно убивал всех, кто пытался это сделать.
        На лекции долго рассказывали про восприятие к наблюдателю, циклические суперпозиции и прочие подобные вещи, но смысл в этом всем был один - один взгляд на Жанвивьену - ты труп.
        - Нам надо попробовать, - сказала я, хоть понимала, что прогулка не из легких. Даже слегка, краешком глаза увидеть этот мир означает остаться там навсегда. - Завяжем себе глаза. А как там окажемся - должна начать работать магия.
        - Там нельзя сразу воспользоваться магией. Нужно ждать когда мир это позволит.
        - У нас нет другого выхода.
        Казаться смелой у меня выходило из рук вон плохо. Голос подрагивал, руки дрожали, а отражение лица в озерной воде было бледнее, чем у любого карсекорца. Но выбраться отсюда было необходимо. Все-таки смерть в Жанвивьене, как рассказывали в академии, мгновенная. А вот быть осужденным за убийство в Абдене равно потерять все права и стать подопытной крысой местных ученых, а то и что похуже.
        - Да, ты права. Нам нужно идти через Жанвивьену. Абденцы скоро найдут наше ДНК и смогут точно определить наше местоположение, - вздохнул Ранзар.
        - Где вход? Он не охраняется?
        - Вот вход, - карсекорец жестом показал на озеро. - Тот же принцип, что и в Денканте. Надеюсь, ты хорошо плаваешь?
        - Нормально, - ответила я, вспоминая, как каждое лето ездила к бабушке, которая жила совсем рядом с речкой и я проводила все каникулы плескаясь в воде.
        - Сколько сможешь не дышать?
        - Не знаю, - ответила я. - Может, на минуту. Не представляю.
        - Думаю, хватит, - сказал карсекорец.
        Мне было страшно, а за спиной, над верхушками деревьев снова послышался тихий, размеренный свист, от которого начинали болеть уши и трястись пальцы.
        - Идем? - протянул руку Ранзар. - Надо спешить. Не знаю сколько у них уйдет времени чтобы нас отследить.
        - Идем, - кивнула я, и ухватилась за его ладонь. Как ни странно, подавить страх получилось как только я прикоснулась к карсекорцу. Тело перестало дрожать, мурашки прекратили устраивать на моей спине «майдан», даже говорить стало легче. Может, так воздействовал на меня мой спутник, а может, сама смогла привести в порядок свою психику.
        Ясно было одно - чем раньше начнем тем раньше закончим. Я подошла к озеру, попробовала воду пальцами - та была теплой, будто здесь царило лето. Сняла обувь и сделала шаг в озеро. То же самое делал и Ранзар.
        - Как это все работает? - спросила я. - Переход в воде?
        - Там какие-то специальные молекулы. Только технология, никакой магии, - ответил он. - Когда окажемся в воде само озеро потянет нас к проходу. Не забудь закрыть глаза.
        Мне даже стало интересно что чувствует человек, попавший в Жанвивьену. Те, кто там был, описывали ощущения по-разному - начиная с эйфории и заканчивая паникой. А некоторые даже сходили с ума. Наверняка известно было только то, что весь тамошний мир занимает одно-единственное живое существо огромнейших размеров и ощущения попавшего туда зависит от него.
        Под ногами чувствовались мелкие камушки и ракушки. На какое-то мгновенье стало неприятно, захотелось развернуться и выбраться обратно на берег, но я подавила в себе страх и продолжила идти дальше.
        - Все будет хорошо, - успокоил меня Ранзар, почувствовав мою нервозность.
        - Ты сам-то был в Жанвивьене.
        - Нет, - покачал головой он. - Но много общался с теми, кто был.
        Зато честно. Куда хуже было бы, если б карсекорец начал фантазировать на грани хвастовства о прекрасном свидании с голубоглазой блондинкой в мире, где невозможно видеть.
        С каждым шагом казалось, что в воде есть что-то привлекательное и манящее. В какой-то момент начали чувствоваться запахи еловых ветвей, слышаться голоса. Даже вкус воздуха во рту чувствовался как-то по-другому, будто только что я съела вкусный пирожок. От воспоминания о еде свело живот - пищу последний раз я принимала еще вчера вечером.
        Внезапно я за что-то зацепилась и едва-едва, благодаря вовремя подхватившему меня Ранзару, смогла удержаться на ногах.
        - Зараза!
        - Осторожнее, - сказал он, прижимая меня к себе. Оказавшись в его объятьях я не ощутила ничего, зато страха поубавилось. Ладно, смелее вперед.
        Я шагнула резко и быстро. Еще раз и еще. А затем что-то словно схватило меня и я едва успев задержать дыхание оказалась под водой. Перед взглядом пронесся небольшой косячок серебристых рыбешек, потом из под воды я увидела один из концов звезды, который, как показалось отсюда, двигался очень медленно.
        Закрыть глаза!
        Я будто услышала в голове собственный голос и зажмурилась. Резко стало холодно, а потом тепло, снова холодно. Затем по телу что-то проползло, заставив меня принять позу эмбриона.
        Что-то громко стукнуло, словно с высоты на землю упал тяжелый предмет. Эхом застучало сердце. Послышались тихие шепотки. Снова удар чего-то тяжелого. Вода превратилась в вязкую жижу. Начало сводить мышцы, но сразу же отпустило. Несмотря на задержку дыхания я продолжала чувствовать ароматы хвои и горячих пирожков. Затем поняла, что больше не сжимаю в ладони руку Ранзара и стало страшно. Ощущение собственного тела пропало, сказать в какой позе оно находится казалось невыполнимой задачей.
        По коже снова что-то проползло. Появились ощущения, будто я пробираюсь через узкий, измазанный грязью проход.
        Заново на свет рожусь, блин!
        А затем под ногами возникла твердая почва.
        Я в Жанвивьене!
        Возникло мгновенное желание открыть глаза и хоть на секунду узреть здешний мир. Пришлось прикрыть их рукой, чтобы не посмотреть. Воздух вокруг был густой, как кисель, и безвкусный. Под ногами что-то шелестело, словно мяли фольгу из упаковки шоколада. Ветер то усиливался, то мгновенно прекращался. Над головой что-то завыло, спустя мгновенье вой перешел в непонятные слова, которые мог бы изрекать древний шаман в плясках вокруг костра.
        Что-то холодное и слизкое коснулось моего лица. Я взмахнула рукой, пытаясь понять, что это, но рука лишь прошла сквозь воздух. Потом прикоснулась к щеке, которая была покрыта чем-то вязким, похожим на клей. А то, что «облизало» меня теперь находилось на шее.
        - Ранзар! - закричала я. Крик показался шепотом, а в ответ мне снова зашелестела «фольга».
        Кто-то громко и отчетливо засмеялся. Потом послышался звук, будто человек тянул букву «о». Я попыталась на ощупь найти какой-нибудь ориентир, в итоге мои пальцы наткнулись на что-то похожее на ветку. Ветка мгновенно ожила и выскользнула из пальцев, а в ответ раздался все тот же смешок.
        Рядом послышались чьи-то шаги.
        - Ранзар!
        Кто-то ухватил меня за руку. Это он? Может, если у него вместо пальцев клешни! При том длинные и скользкие. Я мгновенно отпрыгнула в сторону, наткнулась на что-то большое, твердое и холодное, чего секунду назад тут точно не было. Попыталась нащупать где заканчивается этот предмет, но он под моими пальцами превратился в жидкость, а мои пальцы оказались внутри его. Я отпрыгнула назад. Сердце заколотилось так, что было готово пробить грудную клетку как Чужой из известного ужастика.
        - Ранза-а-ар!
        В ответ снова кто-то протянул букву О. Кто-то схватил меня за ногу сразу в трех местах. Прошелся по телу, словно изучая его.
        - Ранзар!
        В нос ударил неприятный запах, от которого я чуть было не открыла глаза. Чувства были такие, будто я провалилась в канализацию. Главное не посмотреть. Только не посмотреть!
        Я нащупала на плече сумку, достала оттуда шейный платок, повязала его на глаза и тут же чихнула.
        Над головой послышалось что-то похожее на топот копыт, потом чьи-то шаги. Я потянула к ним руку и ухватилась за что-то. Но это не было ногой, слишком тонкое и гладкое. Скорее кость.
        Чтоб тебя! Как же мерзко.
        С моих закрытых глаз текли слезы, желудок грозился вывернуться наизнанку, все тело дрожало осиновым листом.
        Не выберусь! Никогда не выберусь! Останусь здесь пока не открою глаза и не умру.
        Я попыталась присесть, но почва под ногами задвигалась, словно не желала дать мне сделать это. Снизу снова донесся шелест, а с ним чавканье и фырканье. Мурашки на спине снова занялись своей революцией. Но мурашки это или что-то извне я не понимала. Голова закружилась, будто меня долго вращали на карусели. Ноги покосились, я упала, прикоснулась пальцами к чему-то скользкому и теплому, а потом оно расползлось в стороны.
        - Ранза-а-ар!
        - О-о-о-о…
        Попытка применить антимагию снова не дала результата, но я начала чувствовать энергию. Она словно находилась в скорлупе и с каждой минутой все больше билась о её стенки в готовности вылупиться.
        Что-то схватило меня за плечи, заставив лечь. Я прижала руку к глазам. Еще немного! Пожалуйста!
        Рядом послышались звуки, напоминающие пение лягушачьего хора. Громкое клацанье и шелест. Я ощутила чье-то дыхание, а спустя мгновенье поняла, что дышит что-то, тысячекратно превышающее меня в размерах. Сознание рисовало бесформенную картинку того, чем оно могло бы быть. Только что бы мне не вообразилось - на деле все точно было куда страшнее.
        Проклятая Жанвивьена! Я никогда с неё не выберусь! Здесь и умру.
        Горесть схватила меня в свои объятья. По щекам потекли слезы.
        Внезапно все прекратилось Шорохи, звуки, запахи, даже ощущения. Где я?
        Неужели переместилась?
        - Ранзар!
        Собственного голоса я не услышала, а еще поняла, что почва подо мной тоже испарилась. Я падала, а может висела - не знаю. Тут же я упала, ощутила боль по всему телу. Ужасно заныла рука, но страх пошевелиться был сильнее.
        Стало понятно, что лежу я на потолке. Если тут вообще был потолок. Послышался тихий гул, будто бы приближалась машина. Потом она остановилась, донеслось клацанье и скрежет, словно кто-то драл когтями метал.
        Мимо меня что-то прошло, я отчетливо почувствовала это. Что-то ходило на пяти ногах по потолку. По крайней мере такую картину нарисовало мне сознание.
        Хочу подальше отсюда. Куда-нибудь!
        - Пожалуйста!
        Отовсюду доносились звуки, похожие на лимон по вкусу и на ежа по форме. Что-то положило руку мне на плечо.
        - Ранзар, ты?
        И внезапно я ощутила, что могу переместиться. Сконцентрировалась на первом попавшемся воспоминании, а тем временем кто-то или что-то держало меня нескончаемым количеством конечностей и смердело как выгребная яма.
        Улечу, все-таки улечу.
        - Ранзар!
        В лицо ударили несколько капель воды, а потом они ожили и устроили пляску на моих щеках. Запахло хвоей и пирогами. Почва ушла. Я словно летела по лабиринту, хаотично поворачивая то в одну, то в другую сторону.
        Чьи-то шаги, клацанье, шелестение, музыка лимонного вкуса.
        А потом я переместилась. Каждая клеточка тела поняла, что это уже не Жанвивьена. Мозг сомневался до последнего, не позволяя мне смотреть. Стало холодно, словно я оказалась на Северном полюсе. Странное свечение проникло в мой взор и сразу исчезло.
        Я открыла глаза и увидела того, кого могла узнать с первого взгляда, но не представляла кто он такой.
        Глава 32. Прошлое
        Я спустилась вниз и первым, что попалось мне на глаза, был парящий посреди зала оркестр. Они висели в разных позах - горизонтально, вертикально, а девушка с прикрепленным к шее странным инструментом - головой вниз. При этом её юбка каким-то чудом оставалась в нормальном положении.
        На полу, потолке и стенах танцевали пары, а ректор Делиус Берилий Третий парил отталкиваясь то от потолка, то от пола, пытаясь обменяться с каждым хоть парой слов. Беатрис тоже была здесь. Выплясывала на потолке в паре с худым парнем, который был на голову ниже моей знакомой.
        Музыка была приятной, легкой, и в то же время ритмичной. Откуда-то доносился тихий голос певицы, тянувшей песню на незнакомом языке.
        Мимо меня прошло что-то, напоминающее робота. Сделанная из хромированного металла обшивка светилась в лучах невидимых ламп. На нем была маска, ноги и руки прятались в металлических поножах и рукавицах. Был ли это в самом деле механизм, или же надевший странные доспехи человек, я не знала, да и мне было плевать.
        - Позвольте пригласить вас на танец, - сказал Дэн, сделав шаг в сторону, поклонившись, и протянув мне руку.
        Я никогда не умела делать всяческие реверансы, не знала местных традиций, да и вообще представляла себе этикет подобных мест исключительно по фильмам и книгам. А потому просто склонилась и протянула Дэну руку ладонью вниз.
        Его это наверняка позабавило. Он засмеялся, притянул меня к себе, обхватил за талию и мы закружились в танце. Спустя минуту я ощутила, как почва ушла из-под моих ног. Вокруг стало будто темнее, а вот запахи наоборот, усилились.
        Я ощущала как пахнет Дэн и наслаждалась этим ароматом. Впитывала его всей кожей. Закрывала глаза, чувствуя, как он кружит мне голову.
        Мы то зависали в воздухе, то оказывались на потолке, а потом мягко оттолкнувшись от него, переплывали на стену. Ни понятий верха и низа, ни гравитации для нас не существовало. Иногда создавалось впечатление, что вокруг вакуум и лишь мы танцуем в нем на потеху вселенной.
        Я радовалась и смеялась. Все неприятности и тревожные ощущения таяли в этой радости как мороженое в жаркий летний день.
        Мелодия закончилась, Дэн притянул меня в свои объятья. Я оторвалась от опоры, шагнула к нему, и мы слились в поцелуе. Вокруг слышались голоса, тихие шепотки. Кто-то кого-то поздравлял, кому-то было хорошо, а кому-то наоборот плохо, кто-то признавался в любви, кто-то принимал его предложение, а кто-то лишь смотрел на всех со стороны.
        Меня не интересовал никто из них. Люди вокруг - земляне, карсекорцы, катийцы - стали лишь фоном и воспринимались как детали обстановки. Не более. Я тонула в прикосновениях моего главного мага восточной Европы и наслаждалась каждым мигом. Не знаю, как там Европа, но для меня он точно был главным чародеем в мире.
        Вокруг засияли огни, затанцевали лучики, заиграла новая мелодия. На сей раз медленная и грустная. Дэн обнял меня за талию, мы медленно закружились, словно наслаждаясь каждым мгновением.
        Тогда хотелось чтоб момент длился вечно. Все желания сходились в одном - растянуть время, закольцевать его, заставить никогда не идти вперед.
        К сожалению, все когда-то заканчивалось.
        Музыка стихла, мы опустились на пол (или потолок), где нас ждал тот самый господин в темном кителе и с усиками, что встречался нам в парке. Как только мы оказались рядом с ним, тот выключил все окружающие звуки. Пары продолжали кружиться, музыканты играть, прислужники делать свою работу. Звуки исчезли лишь для нас.
        - Иллюзия третьего вида, - сказал господин. - Необходима длительная подпитка живым источником.
        - То есть? - спросила я.
        - Маг, который создал иллюзию той девушки, должен был длительное время находиться с ней рядом, - объяснил Дэн. - Нужно с ней поговорить.
        - Беатрис? То есть она…
        - Скорее всего, сама не знала, что стала оригиналом для иллюзии.
        Я оглянулась вокруг, пытаясь взглядом найти соседку. В последний раз видела её, когда она танцевала с невысоким парнем на потолке. Выглядела она веселой, Но сейчас её там не было.
        - Может, отошла? В туалет или подышать свежим воздухом? - предположила я.
        - Найдите её, - сказал Дэн господину в мундире, тот послушно кивнул и удалился.
        Сам же главный маг Европы явно занервничал. Его улыбка исчезла, он в замешательстве смотрел по сторонам, что-то бубнил про себя.
        - Что случилось? - спросила я.
        - Твоей подруге может грозить опасность, - ответил Дэн. - Ты знаешь её лучше меня, попробуй настроится на неё. Я помогу.
        - Не знаю как, - нервозность Дэна передалась мне и теперь уже я рассматривала всех вокруг в поисках Беатрис. Нигде не было и низкорослого парня, с которым я видела её в последний раз. Как сквозь землю провалились!
        - Просто думай о ней. Я тебя направлю, - сказал Дэн.
        - Хорошо, - я закрыла глаза, а главный маг восточной Европы взял меня за руки. Я чувствовала, как исходящее от него тепло распространяется по моему телу, добирается до кончиков пальцев, а оттуда распространяется во всех возможных направлениях.
        Заиграла музыка, зашумели голоса, изменились запахи. Теперь все вокруг обрело мятный аромат и привкус. Я будто бы потеряла тело и превратилась в бесплотного духа, существующего в полной пустоте.
        Беатрис, где же ты?
        Где-то неподалеку что-то вспыхнуло. Словно в энергетическом потоке всех находившихся тут людей показалось что-то знакомое. Это была моя соседка - я почувствовала сразу. Но её местонахождение точно определить не могла.
        Кажется, в той стороне, за выходом.
        Точно, там!
        Я вылетела из здания, поднялась повыше, снова почувствовала ту самую энергетическую вспышку.
        Вот же!
        Я открыла глаза, голова мгновенно вскружилась от доносящихся отовсюду звуков и запахов.
        - Увидела что? - спросил Дэн.
        - Она на улице. Чуть правее от входа.
        - Идем, - Дэн взял меня за руку, мы пошли к выходу. Парк на входе все так же приветствовал меня ароматами травы и цветов. Статуя двух магов искрилась под звездным небом, а город внизу действовал успокаивающе и умиротворяющее.
        - Направо, - указала я.
        Там, куда я указывала, было множество кустов, по которым словно кто-то разбросал белые и фиолетовые капли цветения. Среди них высился высоченный стебель дерева, похожего на пальму, на которой росли большие, размером с футбольный мяч, синие плоды.
        - Прямо под пальмой!
        - Останься здесь, - сказал Дэн, отпустил меня и медленно двинулся к дереву. Мне было страшно за него. Казалось, что-то из кустов смотрит на нас, словно изучает, выбирает подходящий момент чтобы наброситься.
        Мои ладони вспотели, а во рту пересохло.
        - Именем магического министрата, поднимите руки и покиньте укрытие, - громко произнес Дэн.
        В ответ донесся лишь шорох листьев.
        - Именем магического министрата, поднимите руки и выйдите. Иначе я расценю это как сопротивление…
        Из кустов медленно поднялась ладонь, затем вторая. Потом показалась голова того самого парня, с которым танцевала Беатрис.
        - Признаюсь, я украл немного смеси из алхимического кабинета, - пробормотал он испуганным голосом. - Но я её не использовал. Могу вернуть.
        На парне не было рубашки. Да и штанов, похоже, тоже.
        - Где Беатрис? - спросил Дэн.
        - Тут я, тут, - донеслось из кустов. - Дайте одеться! Министрат что, уже и трахаться запрещает?
        Из зарослей поднялась рука Беатрис, помахала, снова исчезла, а спустя минуту показалась и её обладательница. С растрепанной прической, размазанной по лицу помадой и в грязном платье с оторванной лямкой. Выражение лицо у соседки было такое, будто её разбудили посреди ночи и выставили на мороз в одной ночнушке.
        - Он делал с вами что-либо противозаконное? - спросил Дэн.
        - Нет, конечно. Все по обоюдному согласию, - фыркнула та, отведя взгляд в сторону, а потом посмотрела на меня. - Это у тебя шутки такие, что ли?
        Я не нашлась что ответить. Молча посмотрела на знакомую немного сожалея о том, что мы ошиблись.
        - Здесь был еще кто-то? Кроме вас двоих? - спросил Дэн.
        - Нет, конечно. Я не извращенка и не нимфоманка, мне и одного достаточно, - в свойственной себе жестковатой манере протараторила Беатрис.
        - Проверьте магическую активность, - сказал Дэн мужчине в мундире, который все это время стоял рядом со мной. - Я с ними поговорю.
        - Поговоришь? - Бэатрис посмотрела на Дэна взглядом готовой напасть змеи. - О чем? Секс на территории министрата не запрещен и вообще-то я имею полное право подать жалобу в комиссию по правам за вмешательство в личную жизнь.
        Вот уж эти американцы. Чуть что - готовы пойти по судам.
        - Послушай, на Кристину напала антисущность, - попытался объяснить Дэн. - Чтобы выманить её использовали твой образ. Такую иллюзию нельзя создать не имея контакт с оригиналом. Не думаю, что ты замешана в этом, но ты знаешь того, кто это сделал. А значит, свидетель по делу о проклятии и покушении на убийство. С кем ты была где-то час-полтора назад? С ним?
        - Нет, с ним мы только познакомились, - Беатрис вышла из кустов, на ходу поправляя платье, а её партнер опустился и принялся одеваться. - Мы поссорились с моим парнем. Уже бывшим.
        - Что за парень? Это он? - Дэн достал из кармана ту же фотографию, что показывал мне, ткнул её моей сожительнице, а та в ответ рассмеялась.
        - Если у этого отнять лет двадцать-тридцать - может. Хотя вполне похож. Эта родинка на шее, лицо Беатрис посерьезнело, а рот открылся от удивления. - Я бы сказала, что это его отец, если бы не знала, что у него нет отца.
        Теперь и я вспомнила на кого походил тот человек с фото. Теперь уже бывший парень Беатрис имел тот же взгляд, цвет волос, похожие черты, только был куда младше.
        - Где он сейчас?! - крикнул Дэн. Он почти что буквально засветился от злобы. Таким я его еще не видела.
        - Не знаю. Он передал мне записку, что хочет встретится возле министрата, - испуганно прощебетала Беатрис. - Мы встретились и он сказал, что порывает со мной, нашел кого-то получше, мы немного повздорили и он ушел. Я пошла на бал и в желании подавить плохие эмоции познакомилась с Эльхом.
        Эльх уже успел одеться, вышел из зарослей и измерил мою сожительницу озлобленным взглядом.
        - Значит, ты…
        - Заткнись, - приказал ему Дэн, и снова обратился к Беатрис. - Где вы виделись?
        - С противоположной стороны здания. У черного хода, - ответила та. - Потом он направился в сторону города.
        - Оповестите городскую полицию. Пусть ищут его, - крикнул Дэн своему усатому помощнику и тот мгновенно развернулся и умчался в здание министрата.
        - Это был он? Один и тот же человек? - поинтересовалась я.
        Дэн кивнул.
        - Самый простой, не требующий огромных затрат энергии и стабильный способ изменения внешности - манипуляции с возрастом. Вроде и то же лицо, но опознать сложно.
        - Надеюсь, его найдут…
        - Пожелай он тебя убить - спокойно заявился бы на бал, - главный маг восточной Европы явно нервничал. Чесал затылок, топтался на месте, то сжимал, то разжимал кулак. - Значит, он не хочет тебя убить. Но зачем тогда это все? Не представляю.
        На бал мне больше не хотелось. Все происходящее было странным, неестественным, напоминало сон.
        Опять захотелось уснуть и проснуться в своей постели в Киеве. А потом подумать «ну и приснилось». А после сожалеть, что таких людей, как Дэн, нет, да и не может быть в реальности.
        Только теперь реальность была здесь, а все, что осталось в прошлом казалось мимолетным сном.
        Глава 33. Будущее
        Я узнала его сразу.
        Широкоплечий, высокий (не как абденцы, конечно, но как для человека - вполне), в темном, застегнутом под шею пиджаке и с такой же темной, скрывающей лицо маской.
        Мистер Д. Ну или мастер, если он так предпочитал.
        Вокруг нас не было ничего. Полная тьма. Не слышались звуки, не чувствовались запахи, к моей коже ничто не прикасалось. Краешек глаза уловил лишь серебристый след в пространстве, невидимый хозяин которого направился вверх.
        Я понимала, что это видение. Словно сон наяву. Но не могла проснуться.
        - Он убил абденца? - спросил мистер Д. Его голос отразился громким эхо, будто бы мы находились на дне глубокого колодца.
        - Да, - ответила я. - То есть нет. Я не уверена. Он передал ему что-то, а спустя мгновенье тот погиб. Тот парень был на фотографии, которые мы нашли у Огруса. Может, это люди, склонные к антимагии, и он считает, что делает добро уничтожая их?
        - Что он передал?
        - Я точно не видела. Что-то похожее на записку.
        - Нужно найти остальных людей с тех фотографий. Узнать что с ними, - мистер Д склонился, и только сейчас я поняла, что нахожусь в пространстве ниже него, словно мы стояли на лестнице. Он поднес к собственным губам руку, облаченную в темную перчатку, и поднял указательный палец в красноречивом жесте «молчать».
        И тут же послышались шаги. Их было много, словно где-то рядом проходил военный парад. Снизу начали подниматься следы. Невидимые существа, ходящие на двух человеческих босых ногах шли один за другим, оставляя свои серебрящиеся следы на черноте пространства. Пара ног, затем вторая, потом третья, потом попрыгала единственная конечность. Следы появлялись спереди, по бокам, между мной и моим собеседником. Не знаю почему показалось, что это не множество бесплотных людей, а одно огромное существо с множеством ног.
        Следов становилось все больше. Некоторые из них начали пересекаться, другие шли вверх пятками вперед, на третьих количество пальцев не соответствовало пяти… Из-за них стало светло настолько, что мне пришлось зажмуриться.
        А потом, когда следы начали исчезать и я подняла веки, прямо между мной и мистером Д нарисовалась яркая вертикальная линия, словно что-то тянуло за собой хвост.
        - Узнай, что с ними произошло, - сказал мистер Д и исчез. Спустя мгновенье пара следов вышла снизу и ушла куда-то в сторону, оставляя меня в темноте.
        Через миг я поняла, что лечу по узкому туннелю. В лицо дул ветер, нюх уловил запах сигарет, впереди показалось окно и зависло в паре метров передо мной. Самое обычное окно, которое могло принадлежать офису или квартире, но теперь оно вело в мир.
        Я подошла ближе и увидела за окном свою квартиру. Комнату брата. Отсюда виднелся компьютерный стол, высящийся на нем монитор, на стене плакат с персонажами какой-то компьютерной игры, рядом шкаф и кровать.
        Я дома?
        Окно было слегка приоткрыто и других выходов из пустоты я не видела. Отворила его сильнее и аккуратно забралась внутрь, оглянулась, и увидела, что никакой тьмы снаружи дома нет. Вместо неё вполне обычный пейзаж - панельные многоэтажки, припаркованные у подъездов машины, бредущие по своим делам люди и мелкий моросящий дождь, который уничтожал разбросанные то тут то там остатки снега.
        Я разнервничалась. Что будет, если мама сейчас зайдет? Что я ей скажу? Помнит ли она меня?
        Но тут же увидела висящие на стенке часы, стрелки которых показывали без десяти минут полдень.
        Мама на работе. Брат или на учебе или пошел к другу в соседний дом.
        И почему я здесь? Как вообще сюда попала?
        Спустя минуту я почувствовала, что в кармане моих брюк есть что-то, чего там раньше не было. Это оказались фотографии людей, которых я видела у Огруса.
        Теперь ясно. Мистер Д направил меня в мой мир чтобы я смогла проверить фото по компьютеру. Почему-то из всех миров лишь у нас был развитый интернет.
        Я немного постояла, вслушиваясь в каждый шорох, но поняв, что слышу лишь тиканье часов, включила компьютер. Посматривая в окно на свой старый двор, дождалась, пока на экране вспыхнула заставка «Windows 7», а вслед за ней появился рабочий стол.
        Не знаю почему, мне не хотелось долго задерживаться ни в этой квартире, да и в этом мире. Потому быстро отсканировала фото троих землян и принялась искать через поиск по картинкам.
        Первый из них оказался американцем по имени Джеймс Халливел. Это я узнала из куцой статьи на английском, которая говорила о том, что девятнадцатилетний парень исчез без вести в пригороде Чикаго три года назад. Набрала в гугле его имя и увидела, что его не нашли до сих пор, а подозрение упало на орудовавшую тогда банду торговцев людьми.
        Второй - азиат - жил в Лондоне и был сыном мигрантов из Китая. Устроился подработать на стройку и стал жертвой несчастного случая свалившись вниз с восьмого этажа. Как ни странно, он выжил, а спустя две недели умер в больнице при странных обстоятельствах.
        Третью звали Вероника Дуччи из Неаполя. Полгода назад семнадцатилетняя девушка покончила жизнь самоубийством с помощью охотничьего ружья отца. Родители при том заявляли, что у дочери не было депрессии и склонностей к суициду, наркотиков и алкоголя в её крови не обнаружили, а на сейфе, где хранилось ружье, не нашли её отпечатков.
        Твою то дивизию!
        Четыре человека из тех, кто был на этих фотографиях, уже мертвы! Их всех убил Огрус? Может, с помощью наемников, как Хотен вин Драур, но то, что я видела говорило однозначно, что это он. По крайней мере кроме него никого подозрительного в Абдене, рядом с местом, где умер тот парень, я не видела.
        Только зачем он это делает? Один ли он или у него есть сообщники? Что общего между всеми, кто у него на фотографиях? Не методом тыка же их выбрали.
        Я снова полезла в гугл.
        Как оказалось, Халливел любил показывать фокусы, при том никогда и никому не рассказывал их секреты. А мать Мо Цзиня (так звали китайца) говорила, что когда тот еще не умел ходить, она могла оставить его в одном месте, а найти в другом. Один раз даже на шкафу, куда сам ребенок никак забраться не мог.
        Сильные магические способности?
        Но во мне-то не было ничего магического, пока я убегая от антисущности не попала в Карсекор. Антимагия? Возможно. О её проявлениях я знала не очень много. Зато было понятно, что Огрус путешествует по мирам уже не первый год и зачем-то убивает молодых магов.
        Стало страшно. Неприятно узнавать, что один из твоих преподавателей - маньяк. Но зато я это знала, а значит, ему со мной будет труднее. Надо бы еще проверить жив ли кто из остальных фотографий, но отсюда это сделать, конечно же, не выйдет.
        Пора бы вернуться в Кати, тем более я не представляла где Ранзар и прошел ли он через Жанвивьену живым. Он хоть и доставал меня целый год учебы, но после прошедшего у меня к нему даже возникла симпатия.
        Я снова осмотрелась в комнате. Увидела на шкафу царапину, которую я в детстве сделала ножницами, и наклейку, налепленную мной же на подоконник. Интересно, чувствовала ли моя родня что после того, как им вытерли меня из памяти? Было ощущение, что из их жизни пропало что-то важное, или же нет?
        Выключив компьютер я вышла из комнаты во всегда тусклый коридор, аккуратно приоткрыла дверь в свою комнату и не узнала её.
        Теперь комната служила складом, куда занесли все то, что жаль было выбрасывать, но и хранить негде. Кровать покрывала гора одежды начиная с зимнего пальто и заканчивая детскими чепчиками. На столе пылился старый кассетный магнитофон по соседству с массивным монитором и парой ваз. Стену украшали давно вставшие часы. В углу стоял скрученный ковер, который раньше стоял на балконе. На потрепанном кресле, раньше находившемся в комнате брата, лежали несколько десятков видеокассет и DVD-дисков. В угол втиснули детскую колыбель и водрузили на неё давно испортившуюся люстру, которую мама не желала выбрасывать под предлогом «надо будет починить». Здесь пахло затхлостью и пылью, а вид напоминал обитель человека с синдромом Плюшкина.
        Я аж представила как мама говорит в один прекрасный день брату «а давай снесем весь хлам в пустую комнату», позабыв, что в этой комнате несколько дней назад кто-то жил.
        Я с болью смотрела на это все, не представляя, как можно взять и кого-то забыть. Вот так стереть из памяти кучу приятных и неприятных моментов.
        Вдоволь налюбовавшись на жизнь моих родственников без меня, я перенеслась в Кати, на холм, с которого открывался вид на пирамиду академии.
        Сколько времени я не знала, в каждом мире оно идет немного, но по-своему. По солнцу определить тоже не вышло - небо покрыли серые мохнатые тучи, в воздухе висели мыльные пузыри и моросил легкий дождик. Как и на Земле. Может, у погоды есть что-то общее для всех миров?
        Решив, что сегодня не до лекций, я направилась к общежитию. Не обращая внимания на перебирающую какие-то бумаги миссис Ренуа, через портал перенеслась на свой этаж и зашла в комнату. Часы на тумбочке показывали пол третьего дня. Беатрис не было - наверняка еще на лекциях. Переоделась в сухую одежду и оставив сушиться мокрую, вышла в коридор, где из окна открывался вид на пирамиду. Через десять минут наступит перемена, надо бы посмотреть, есть ли Ранзар. Он со своими дружками из Карсекора во время перемен всегда стоял вон у той лавочки.
        - Как прошло? - услышала я знакомый голос Марка и повернулась. Тот был одет в зеленую толстовку и держал в руках своего лучшего друга хорька. Выглядел мой одногрупник немного вялым, будто то ли болел, то ли давно не спал.
        - Ты видел Ранзара? - спросила я.
        - Ранзар вернулся несколько часов назад, - ответил он. - Сказал несколько слов. Что держался за тебя в Жанвивьене, но ты его не осознавала. А потом умчался в Карсекор проверять его одномирян с фотографий.
        - Я своих уже проверила. Все мертвы. При загадочных обстоятельствах, - последнее слово я произнесла по слогам. От осознания происходящего говорить становилось трудно.
        - Успел поговорить с одним зуберийцем еще вчера, когда вы улетели. Тот узнал, что его сомирянин тоже пропал. Год назад ушел в лес медитировать и не вернулся.
        В голову понемногу закрадывалась мысль, что из всех восьми человек из фотографий Огруса жива только я. И преподаватель спит и думает как отправить меня на тот свет.
        - Это может быть каким-то ритуалом? Или чем-то похожим? - спросила я, подходя к Марку.
        - Ритуалы, построенные на смерти, существуют. Помнишь, на истории миров рассказывали про парочку. Но во всех них нужно чтобы жертвы находились рядом. Надо бы спросить кого-то из преподавателей.
        - Мистер Д сказал, что Огрус может быть не один. Мы не знаем кому можно доверять, - вздохнула я.
        - Можно спросить того, кто тут не работает, но знает не меньше преподов, - ответил Марк. - Знаю одного специалиста по ритуалам. Он работает в здешнем музее. Можем его проведать.
        - Когда?
        - Да хоть сейчас. Музей еще открыт.
        - Тогда идем.
        Глава 34. Прошлое
        Год назад в то же время я сидела на полу комнаты с мягкими стенами, подозрительно напоминавшем психушку, а высокий, худой и лысый человек, похожий на великана из «Твин Пикса», задавал мне вопросы.
        Как тебя зовут?
        Какое твое первое воспоминание?
        Чувствовала ли ты, что в мире существует магия до того, как узнала о её существовании?
        Одет он был в длинный серый в белую вертикальную полоску пиджак, от чего казался еще выше, чем был на самом деле, а его голова блестела так, словно её натерли салом.
        Получалось ли у тебя предугадывать события благодаря своей интуиции?
        Были ли случаи, когда рядом с тобой по непонятным причинам двигались предметы? Возникали спонтанные возгорания? Другие необъяснимые с точки зрения науки вашего мира происшествия?
        Чувствовала ли ты, что рядом с тобой в пустой комнате кто-то есть?
        Тестирование и правда походило на прием у психиатра. Хоть несмотря на свою непривлекательную внешность «великан» казался добродушным. Звали его Аймунд Хлисек, по профессии он был интеканте. Что это значит я не представляла, но после пяти минут разговора с Дэном он согласился провести исследование. Сам же главный маг восточной Европы ждал за дверью. Я чувствовала, что он там, чувствовала, что он нервничает, но его присутствие меня немного успокаивало.
        - Закрой глаза, - сказал интеканте. - Сосредоточься на запахах. Я мягко коснусь тебя заклинанием, ты скажешь, что почувствовала. Хорошо?
        Я согласно кивнула и зажмурилась.
        - Сосредоточься. Попытайся сосредоточиться на запахах.
        Я попыталась. Пахло здесь чем-то сладким и приторным, не очень приятным, но сносным. Постепенно ароматы стали меняться. Повеяло морем. Чистый и прохладный запах проникал в ноздри и чувствовался даже на вкус. Воображение нарисовало уходящее в горизонт море, красные лучи заката, накатывающие на песчаную отмель волны.
        Спустя миг волны оказались подо мной. Я не плыла, а летела над ними подобно бесплодному духу.
        - Сколько сможешь не дышать? - спросил кто-то. Голос принадлежал не интенканте. Он был более мягкий и бархатный, хоть говорящего я не видела. Но в тоне однозначно чувствовалось беспокойство за меня.
        - Не знаю. Может, на минуту, - ответила я. Мой собственный тон показался мне уставшим и испуганным.
        - Должно хватить, - ответил невидимый собеседник.
        «Главное - не открывать глаза» - прозвучала мысль в голове. Почему не открывать? Зачем? Что случится, если открою?
        Я не представляла в чем состоит опасность, но боялась этого больше всего на свете. Открыть глаза - значит, умереть. Я знала это как дважды два.
        А затем начала опускаться в воду. Почувствовала касание волн к своему телу, распространяющуюся по всему телу прохладу. Мне даже нравилось, но в то же время возникало чувство непонятной тревоги и опасности.
        Что-то словно схватило меня и я едва успев задержать дыхание оказалась под водой. Перед взглядом пронесся небольшой косячок серебристых рыбешек. Я успела зажмуриться, хоть и без того понимала, что мои глаза не видят, а все происходит исключительно в моем воображении под действием какого-то заклинания.
        Меня тянуло вниз, в какую-то непонятную огромную дыру, за которой таилось нечто. И это нечто грозилось убить меня как только я на него посмотрю. Тьма вокруг была густой, как кисель. Она словно не хотела меня пропускать. А из-за неё что-то смотрело на меня. Что-то необычное, противоестественное, опасное.
        Впереди показался лучик света. Он промелькнул всего на секунду, а затем вспыхнул сверхновой, озаряя все вокруг неестественно ярким светом.
        - Хватит! Открой глаза! Смотри на меня!
        Это был интеканте. Его не самое приятное в мире лицо внезапно показалось мне чуть ли не родным. Словно он был первым человеком, которого я увидела прожив десять лет на необитаемом острове.
        Теперь я не сидела, а лежала на полу, который был покрыт сплошным матрацем.
        - Что ты видела? - спросил у меня интеканте.
        - Не знаю. Море. Меня что-то туда тянуло. Там кто-то был, - пробормотала я. - Мне нельзя было открывать глаза. Не знаю почему.
        - Кто это был?
        - Боже, да не знаю, - я оперлась на руки и отползла назад. Наверняка это выглядело соответствующим образом - комната, в которой нет ничего твердого, и девушка с испуганным видом ползущая в угол. Для антуража не хватало разве что смирительной рубашки.
        Интеканте выпрямился во весь рост, стряхнул с плеча несуществующие пылинки.
        - Продолжим сегодня или в другой раз? - спросил он.
        - Давайте в другой раз.
        - Что вы нашли? Что вообще это было?
        - Небольшая доза одной алхимической субстанции, которая помогает воскресить связанные с магией воспоминания.
        - Но того, что я видела, определенно не было…
        Меня беспокоило не непонятное видение, не страх открывать глаза, а голос собеседника в видении. Где-то я его слышала. Только где? И почему он звучал так, будто его хозяин беспокоится обо мне. Он не принадлежал Дэну, не принадлежал кому-либо из моих друзей или родных. Но тогда кому?
        - Иногда бывают и видения, не связанные с памятью. Фантазии, мечты, визуализация страхов, - выждав паузу, ответил интенканте. - Но определенно в вас есть некая скрытая сила. Но вместе с тем выглядит это так, если бы кто-то провел на вас ритуал мнемотрансляции.
        - Мнемотрансляции?
        - Это способ передачи знаний от одного человека к другому. Способ довольно затратный и опасный для обоих. При том много информации передать нельзя. Сейчас им почти никто не пользуется. Но выглядит так, будто в твою память перебросили несколько заклинаний с помощью такого вот способа. У тебя не было чувства, что не можешь вспомнить, что было вчера? Или наоборот, не вспыхивало ли в памяти что-то, что не было твоим воспоминанием? Такой ритуал обычно тянет за собой провалы в памяти или элементы чужих воспоминаний.
        - Нет, - я отрицательно покачала головой.
        - Хорошо, - кивнул интенканте и при помощи телекинеза открыл невидимую дверь.
        Дэн сразу же показался в проеме и я бросилась к нему. Буквально повисла на его шее.
        Он мягко прижал меня к себе, от чего я ощутила себя в безопасности.
        - Что там, Аймунд? - обратился он к интенканте.
        - Похоже на мнемотрансляцию, но не уверен. Но память ей определенно не стирали, личность не переписывали, антимагическим ритуалам она не поддавалась.
        - Спасибо, - Дэн кивнул и я почувствовала, как ему стало легче на душе.
        - Потенциал у неё не низкий, но чтоб управлять растениями без подготовки… Уверен, что это она, а не кто-то находившийся рядом, но решивший не показываться?
        - Магический отпечаток совпал. Это точно она, - сказал Дэн.
        - Родители точно не скрывающиеся чародеи?
        - Точно.
        - Одна теория у меня все же есть, - я спиной почувствовала кислое выражение лица интенканте. - Межмировая контрабанда информации. Кто-то нашел девочку с магическим потенциалом в немагическом мире, зашил ей в голову то, что нужно перебросить - от опасных ритуалов до методов синтеза наркотиков. А потом сделал все, чтоб вы сами её нашли и доставили в нужный мир. От проводившего мнемотрансляцию чародея ей случайно досталось несколько магических формул. Я бы порекомендовал глубокое исследование памяти по методу Кушнира-Бойхе.
        - Ясно, спасибо, - Дэн на мгновенье меня отпустил, пожав руку интенканте. - Не забыл о чем договаривались?
        - Да. Никто не должен знать. Боишься, что она - антимаг? Что-то в ней есть, не факт, что антимагия, но моих методов тут недостаточно.
        - Благодарю и за это, - Дэн взял меня за руку и повел к выходу.
        Мы шли по просторному холлу с столиками и креслами, как в зале ожидания какой-нибудь крупной компании. Разве что дизайн для моего мира был слишком уж мудреным и витиеватым. Одна из стен была единым сплошным окном, через которую я видела центральный городской архипелаг с множеством висящих в воздухе зданий, памятников и площадей, соединявшихся хлипкими на вид подвесными мостиками.
        День был яркий и солнечный. В такие дни хорошее настроение обычно появляется само по себе. Небесное светило нежно облизывало листья росших внизу деревьев и кустов, лучики света танцевали на гофрированных крышах зданий, узких улочках, по которым бродили люди в разноцветных капюшонах и накидках.
        - Что за метод Кушнира…
        Название успело выветриться из моей головы.
        - Не самая приятная штука. Не хочу чтоб ты через это проходила, - ответил Дэн.
        - В чем он состоит?
        - В тебя вселяют духа, который может детально исследовать память.
        - А чем неприятно?
        - Тем, что изгнание его невозможно. Он сам испаряется через неделю-две, но до того хорошо так помучает. Не беспокойся, я тебя на это не пущу, - усмехнулся Дэн.
        - Ты попросил его чтоб он ничего никому об этом не рассказывал. Почему?
        - Если ты антимаг или преступница, - Дэн отвел взгляд в сторону, будто хотел что-то сказать, но не мог.
        Он с полминуты хранил молчание, будто что-то терзало его изнутри. Словно он разрывался между чем-то и я догадывалась чем.
        - Не хочу тебя терять, - в итоге сказал он.
        - А если я и в самом деле…
        - Думаешь, это что-то поменяло бы?
        Законов этого мира я тогда не знала. Не знала, что мне будет, если в моей голове найдут контрабанду, ну а тем более плохо представляла что мне светит за антимагию. В птицу превратят? Или что похуже?
        Но то, что для Дэна это ничего не поменяет, меня вдохновило. Наверняка по правилам он должен был доложить куда надо, а там в свою очередь подвергли бы меня и вселению духов и черт его знает чему еще. Но Дэн пытался сохранить все в тайне. Обратился к специалисту, который, по словам главного мага восточной Европы, был перед ним в долгу, попросил его никому не говорить.
        Я была для него ценнее здешних законов? Наверное. Но каждому известно, что обычно законы пишутся не просто так. Они должны защищать людей.
        Мы вышли из здания, которое снаружи походило на хрустальный цветок, выросший посреди дивного города, который сочетал в себе прошлое и будущее одновременно. С одной стороны не было машин, телефонов в руках каждого второго, а одежда походила на массовый косплей какой-нибудь сказки. С другой над головой периодически пролетали треугольные, похожие на самолеты, штуковины, а дома из дерева и камней соседствовали рядом с декорациями к какому-нибудь «Стартреку». Стоило же подойти к краю островка и взглянуть вниз, как взгляду представала зеленая трава, насаждения деревьев и ручьи, рядом с которыми резвились маленькие, похожие на зайцев с зеленой шерсткой зверушки.
        Я не хотела отпускать руку Дэна. Казалось, что именно она оберегает меня от всех опасностей, способна защитить от всех антисущностей в мире и никогда не отпустит.
        Он повернулся ко мне, широко улыбнулся.
        - Готовить умеешь?
        Я рассмеялась в ответ. Мужики во всех мирах одинаковы, хотят видеть жену на кухне, что ли?
        - Не особо. Яичницу поджарить могу.
        - Хочешь научиться? Знаю тут один ресторанчик, только готовить нужно самостоятельно. - главный маг восточной Европы закрыл один глаз, а вторым смотрел на меня явно ожидая согласия.
        Не знаю что это за такой странный ресторанчик, но есть мне не хотелось. После всех тех видений, подозрений, лысины интенканте и голосов возникло желание только улечься в кровать и не заниматься вообще ничем. Свернуться в клубочек, как котенок, и лежать позабыв обо всем на свете.
        - Не голодна, - ответила я.
        - Тогда я все съем. Пошли, - позвал он, а мне трудно было ему отказать. Может, хоть развлекусь? Пусть покажет мне еще какие-то чудеса других миров.
        - Будешь много есть станешь толстяком, - ответила я.
        - Да?
        - Да. У тебя будет огромное пузо и двойной подбородок, - усмехнулась я. Одно нахождение рядом с ним заставляло улыбаться.
        - Значит, ты будешь контролировать чтобы я не переедал. Пошли.
        Глава 35. Будущее
        Центральный музей Кати располагался за окружающим академию лесом на одном из плавающих в воздухе городских островов. Вообще здешняя принадлежность к тому или иному населенному пункту была для меня непонятной даже спустя год учебы.
        С мостика над лесом, по которому мы шли, виднелись еще два плавающих в воздухе городских островка. Тот, что находился ближе, выглядел так, словно полностью был вытесан из камня. Строгая архитектура в светло-серых тонах, тянущиеся кверху круглые башни, ровные и четкие линии и минимум растительности. Тот, что повис чуть дальше, прямо над небольшим озерцом, выглядел куда красочнее. Даже отсюда взгляд ловил разноцветные фонтаны по его краям. Архитектура была почти не видна из-за множества деревьев и кустов, растущих повсюду: от дорог и до крыш домов.
        Только тот, что ближе, по непонятным причинам принадлежал к другому городу. И не сказать, что дело было в особенностях постройки.
        Островок, где мы с Марком находились, отличался и от первого, и от второго.
        Здешние здания не имели углов и прямых линий вовсе. Они выглядели как светло-серые каменные купола с овальными окнами, на крышах которых прямо по центру росли деревья. Они больше всего напоминали ели или сосны, на которых вместо шишек росли круглые синие фрукты размером с апельсин. А еще эта часть города была двухъярусной и мы то поднимались по лестнице вверх, то опускались вниз.
        Мы шли по аккуратным мостикам между островками, а я все смотрела на проходящих мимо людей. Одевались они в основном в длинные и короткие тканевые плащи с низом, напоминающим рваное тряпье, и капюшонами разных цветов. Но встречались местные и во вполне земных джинсах и куртках.
        - Вон он, - Марк указал на здание музея.
        Я почему-то ждала чего-то большого и вычурного. Какого-нибудь древнего дворца или обители здешней исторической личности. Но это был точно такой же, как и остальные, круглый каменный купол, который лишь слегка превосходил по размерам остальные.
        - Ждать придется долго? - поинтересовалась я. У меня слегка покруживалась голова, да и вообще больше всего на свете хотелось поспать.
        - Вряд ли. Обычно он сидит в кабинете, - ответил Марк, а выглядывающий из-под его толстовки хорек уставился на меня так, будто вот-вот собирался заговорить.
        Перед музеем не было никаких вывесок, памятников и прочего, чем у нас принято уставлять подобные места. Мостик прямо над поляной, на которой резвились бегающие друг за другом цветы, вел прямиком к овальной арке входа.
        Никаких дверей тут не существовало, и снаружи показалось, что внутри царит полная тьма. Но когда я переступила порог, картинка мгновенно изменилась.
        Изнутри музей напоминал…
        «Звезду смерти»?
        Наверное, если бы из той вычистили все внутренности, а оболочку превратили в музей.
        Я находилась внутри исполинского шара, стены которого помигивали синим и красным. Смотря на здание снаружи трудно было сказать, что внутри это такая громадина. Посредине, от пола и до самого потолка высилась статуя кьюрина - такого же, какого я видела в Денканте. Помесь кита и жирафа величиной с Эйфелеву башню впечатляла. Изо всех сторон к нему вели металлические мостики, которые заканчивались кольцом вокруг каменного тела животного. Здесь бродили несколько десятков людей всех возможных возрастов, разглядывая повисшие прямо в воздухе экспонаты.
        Рядом висели непонятные светящиеся точки, похожие на звездное небо. Я сделала шаг - и точки обрели форму и сложились в изображение. Оттуда, где они были, на меня смотрела широко открывшая рот рыба, у которой вместо плавников росли крылья.
        - Светоскульптура. Один из видов полумагического искусства, - объяснил Марк. - Видна лишь с определенной дистанции.
        Я зашагала по мостику вслед за ни, рассматривая скульптуры невиданных животных, стойки с непонятными предметами, картины, одни из которых были обычными, а другие выглядели скорее как телеэкраны с двигающимися по них картинками.
        - Мистер Бо, - обратился Марк к пожилому, седовласому мужчине, который разглядывал висящую рядом с ним статую зеленой летучей мыши размером с человека. Глаз и рта у летучей мыши не было, там, где они должны были находиться торчало что-то похожее на рога.
        - Да? - мистер Бо повернулся и широко усмехнулся. Его взгляд скрывали круглые темные очки, одевался же он в синий плащ, под которым виднелась черная рубаха.
        Он обнажил глаза, прищурившись, осмотрел нас.
        - Вот, взгляните, - сказал он, протягивая мне очки. - Это произведение искусства в разных спектрах выглядит по-разному. Прошу, взгляните.
        Я не посмела отказывать, хоть спать хотелось так, что ничего не было в радость. Взяла очки, взглянула на летучую мышь и увидела не её, а крылатого, похожего на ангела человека. Человек был полностью гол, а его тело начиная со лба и заканчивая пятами было исписано словами на неизвестном мне языке. Выглядел человек так, будто бы он пытался взлететь, но что-то неумолимо тянуло его вниз.
        - Вам нравится? - спросил мистер Бо. - Это скульптура Энзара «продолжительность». В Карсекоре верят, что люди в прошлой жизни существовали в другой форме и другом измерении. Что и показывает скульптура, если смотреть на неё в нашем спектре. Существо, абсолютно не адаптированное ни к одному из существующих миров. Но тем не менее радостное. Зеленый у карсекорцев - цвет радости. По их верованиям мы перерождаемся. Потому, надев очки, видим человека. Легенды гласят, что человеческая фаза - это фаза выбора. От неё зависит кем мы станем потом. Мы можем возвысится, о чем и говорят крылья. Но в то же время нас тянут вниз обычаи, конструкты и правила человеческого мира. Надписи на теле человека - на карсекорском древнем. Но обозначают они социальные конструкты всех миров. Со временем добавляются новые. Вот тут написано «правительство». А там - «деньги». А вон там - «война». Здесь, на лбу - «кальсапукэ и метованэ».
        Что значат всякие касапукэ и мэтованэ спрашивать не хотелось.
        - Вообще-то мы пришли за консультацией, - сказал Марк.
        - По какому вопросу? - спросил мистер Бо, взяв у меня очки и принявшись вертеть их в руках.
        - По ритуалам.
        - Каким именно? Я не очень силен в ритуалах Эрлисида и в магии времен Допгера.
        - Нужно опознать, могут ли определенные действия быть частью ритуала, - сказала я, посмотрев мистеру Бо в глаза.
        - Ритуалы вообще сложная штука. В разных местах один и тот же обряд мог проводиться очень по-разному, - словно оправдываясь, сказал наш собеседник. - Но я попробую. В чем состоят эти действия?
        - Ритуал завязан на убийствах, - начала я.
        - Кровавый ритуал? Надеюсь, вы не хотите провести один из таких? - мистер Бо усмехнулся.
        - Нет. Нам дали условное задание, по данным которого мы должны определить магическое это действие или нет, - поспешил оправдаться Марк.
        - И за помощью вы пришли ко мне?
        - Преподаватель сказал, что можно использовать любые средства, - подхватила я.
        - И в чем же состоит ваш ритуал?
        Я коротко пересказала произошедшее, подставив вместо себя условную девушку.
        - Хм, - мистер Бо призадумался. - Вообще похожий случай был, но тогда этим занималась группа сумасшедших фанатиков. И они не добивались совершения действия ритуального характера.
        - Расскажите, - настоял Марк.
        - С полвека назад произошла серия подобных убийств. Разные миры, разные люди. Общий лишь возраст жертв - от шестнадцати до двадцати трех. Полиция вышла на след секты. Одного из членов поймали, тот рассказал, что выполнял волю Улиуса, который говорил с ним через его друга, и что-то нес о пророчествах. Его признали сумасшедшим. Всего членов секты было пятеро. Один попался. Еще трое покончили с собой, поняв, что их поймают. Один исчез. Небось смылся, гаденыш, и спокойно дожил до старости. В чем смысл того всего, что они развели, осталось непонятным. Это все, что я знаю. Не моя специальность. Тут надо обратиться к криминальной истории, найти работавших тогда полицейских и межмировых магов, порыться в архивах.
        - А тот сектант, которого поймали, он жив? - поинтересовалась я.
        - Без понятия, - ответил мистер Бо и снова нацепил свои очки. - Сказал же, не моя специальность. Прочитал об этом да и все. Каких психов только в мире не бывает. Улиус, чтоб его!
        Я вспомнила, что мистер Д говорил об Улиусе. Древним маге, из-за которого единый мир разделился на множество частей, а антимагия оказалась осквернена. Мог ли он существовать в какой-то форме? Мог ли управлять Огрусом? И если да, то что именно ему нужно?
        Мистер Д говорил и о каком-то опасном ритуале. Возможно, это его часть. Но наш консультант сказал все, что знал. Узнать от него больше не получится. Нужно искать что произошло полвека назад.
        - А вы помните как звали того сектанта?
        - Конечно, - ответил мистер Бо. - потому это и запомнил. Звали его почти как меня. Я Артон Бо, а он Артон Бок. Но ко мне он, конечно, не имеет никакого отношения.
        - Спасибо, мистер Бо, - поблагодарил Марк, я лишь согласно кивнула.
        - Рад был помочь, - ответил тот и продолжил созерцание статуи.
        - Думаешь найти этого Бока? - спросил Марк, когда мы направлялись к выходу из музея.
        - Стоит попробовать, - ответила я. - если тот жив, конечно. Пятьдесят лет назад по летоисчислению Кати это около шестидесяти пяти по нашему. Если он и жив, то ему около девяноста.
        - Ты думаешь, с ним правда говорил Улиус?
        - Не представляю с кем он говорил, но если он жив, то стоит с ним повстречаться.
        - Он же сумасшедший…
        - Его считали сумасшедшим, - ответила я. - Кто его знает как оно на самом деле. Чего он добивался?
        - Попробую что-нибудь о нем узнать, - ответил Марк, а хорек на его руках завертелся, будто хотел убежать. Одногруппник едва его удержал.
        - Узнай. Вряд ли после случившегося он спокойно живет под своим настоящим именем.
        - А ты куда? - успокоив хорька, поинтересовался Марк.
        - Мне нужно выспаться. - коротко ответила я.
        Глава 36. Прошлое
        Это место мало походило на ресторан. Если быть уж совсем честной, то совсем не походило на ресторан.
        Снаружи здание было небольшим, но высоким. Такая себе башенка в десяток этажей, которая заканчивалась большой круглой плитой сверху. Когда мы вошли, попали в небольшую приемную, оформленную в розовых цветах. К нам подошел высокий широкоплечий эрлисидианец, одетый в майку, подчеркивающую его околоидеальное телосложение, поклонился. Дэн поклонился в ответ. Что-то похожее на реверанс попыталась изобразить и я.
        Из-за темных штор, тусклого освещения, похожей на алтарь возвышенности в центре и всем эти приветствиям с поклонами это больше походило на культовое сооружение.
        Потом эрлисидианец обратился к нам на неизвестном мне языке. Дэн ответил ему, показывая что-то на пальцах. Очевидно, этот язык он знал плохо. На что эрлисидианец кивнул, подошел к алтарю, посмотрел на него, а затем отодвинул штору, показывая на дверь.
        Дэн взял меня за руку, прошли сквозь проход и я сразу поняла, что это был портал. Мы переместились на несколько этажей выше. Вид из круглого окна с узорной рамой демонстрировал край парящего островка Кати, несколько десятков людей, некоторые из них стояли опершись на перила, другие о чем-то разговаривали, еще один восседал на спине животного, которое я бы назвала смесью осла с бегемотом. За краем островка и до самого горизонта тянулся лес, между деревьями виднелась белесая дымка.
        Само же помещение было не таким уж и привлекательным. По центру стоял деревянный стол, на нем стояли несколько тарелок и мисок, лежали ножи, ложки, вилки, какие-то странные заостренные штуковины, о предназначении которых я даже не догадывалась.
        Противоположная от меня стена была занята широким, на всю стену шкафом. На его полках лежали продукты, стояли всевозможные колбочки с неизвестным мне содержимым. Пахло здесь специями. Довольно сильно, что я даже чихнула.
        - Это и есть ресторан? - удивилась я, смотря на странную обстановку.
        - Это кухня, - ответил Дэн. - Комната усиливает телекинез. Можем начать готовить.
        - И как? Рецептов-то я не знаю.
        - И я. Воспользуемся интуицией.
        Главный маг восточной Европы подошел к столу, протянул руку и притянул к себе кусок красного мяса. Положил его на стол, потом поднял телекинезом нож и принялся его нарезать.
        - Попробуй, - сказал он.
        - Попробую, - кивнула я, стала у стола и с помощью телекинеза взяла из шкафчика то ли фрукт, то ли овощ, похожий на апельсин. Нарезала его, потом добавила каких-то орехов. Заметила совсем маленькую жаровню в углу, поставила жариться. Снова что-то нарезала.
        Как ни странно, такая готовка была даже веселой. Хоть от моего блюда, вполне возможно, глаза полезут на лоб, а то чего доброго придет диарея.
        Некоторые из здешних продуктов напоминали и фрукты и мясо одновременно, а одна из специй воняла так, что мне пришлось зажмурившись и закашлявшись вернуть эту дрянь на место.
        Дэн что-то размешивал в маленькой ступке и периодически мне усмехался. Я улыбалась в ответ. Сейчас накормлю его так, что он больше никогда не попросит меня готовить.
        Вся история с видениями, антисущностью и сотворением мной непонятной магии будто развеялась.
        Я взглянула на полученное блюдо. Выглядело оно даже аппетитно. Похоже то ли на картошку фри с мясным гарниром, посыпанное чем-то белым, то ли на мясо с картофелью. Уверенности в том, что продукты то, чем они мне представлялись, не было, зато хоть выглядит хорошо.
        - Закончила? - спросил Дэн.
        Я кивнула в ответ.
        - Смотри, а то еще стошнит. Не представляю что здесь есть.
        - Тогда пошли обедать.
        Он открыл передо мной портальную дверь, за которой я ожидала увидеть привычный для ресторанов зал со столиками и легкой музыкой. Ну и с пакетиками на случай, если из кого-то повар как из меня. Но дверь вела на крышу здания, которая была засеяна изумрудной травой и редкими маленькими белыми цветками. Она оказалась куда больше, чем мне показалось снизу.
        То здесь, то там на ней лежали коврики. На некоторых сидели люди и поедали снадобья. Как на загородном пикнике. Через всю импровизированную поляну протекал небольшой ручеек. Здесь пахло природой. Легкий ветерок взъерошивал наши с Дэном волосы. В тихом плеске ручья слышалась какая-то мелодия.
        Дэн подошел к ближайшему коврику, пригласил меня сесть рядом с ним. Я уселась, поставив свое блюдо рядом, увидела рядом корзинку, в которой лежала пара плетеных бутылок, судя по всему, с вином, и два бокала.
        На других ковриках сидели исключительно пары. Ни одиночек, ни компаний, ни детей. Одна из пар, правда, была лесбийской, по их поведению становилось понятно - это не просто две подружки.
        Дэн взял то, что я наготовила, попробовал, а я прямо ожидала момента, когда его лицо начнет морщится. Но он проглотил один кусок, взял второй.
        - Хм. Вкусно.
        Неужели в самом деле?
        Я попробовала и его блюдо. Тоже неплохо. Немножко солоноватое как по мне, но вполне себе хорошо. Неужели какая-то магия помогала, или главный маг восточной Европы и в самом деле умеет управляться на кухне?
        - Думаю, из тебя может получиться повариха, - засмеявшись, сказал Дэн.
        - Ну уж нет. Я не проведу жизнь на кухне.
        Мы хором рассмеялись.
        - На самом деле там нет не сочетаемых между собой продуктов, - объяснил он.
        - И ты мне не сказал? А я боялась, что у тебя глаза на лоб полезут.
        - Зато было весело, - Дэн отправил в рот еще кусочек того, что я наготовила, принялся разливать вино.
        - Спаиваешь студентов, да?
        - Совсем немного, - он покосился на меня. - Вообще этот ресторан в эрлисидианской традиции. Ресторан для влюбленных.
        Та-а-ак, теперь понятно почему тут нет ни одиночек, ни компаний, ни семейных пар.
        Впрочем, чего я злюсь-то? Радоваться надо.
        - У эрлисидианцев в отношениях есть стадия нурсе, это что-то типа первые встречи, и энсе - начало отношений, когда люди поняли, что любят друг друга. В начале энсе принято ходить в такие рестораны и готовить друг для друга.
        - Интересная традиция, - ответила я, сама не зная что говорить, но внешне наверняка сияла от счастья.
        - И девушка в ней признается в любви первой, - Дэн рассмеялся, отправляя в рот очередной кусочек блюда.
        - Серьезно? - удивилась я.
        Дэн кивнул в ответ. А я-то всегда представляла, как парень передо мной склоняется на колени, протягивает букет…
        - И как это выглядит?
        - В произвольной форме. Можно просто сказать. А можно… В общем как тебе удобно. Если, конечно, тебе есть в чем признаваться.
        Я, конечно, эрлисидианкой не была, но традиция показалась мне веселой. Я встала, прокашлялась, будто собиралась произносить речь из-за трибуны.
        - Поднимись.
        Дэн проглотил еду, встал, а я не придумала ничего лучше, чем преклонить одно колено.
        Затем я подняла голову, посмотрела ему в глаза. Пожалуй, да, мне в чем признаться. Это не просто увлеченность, не желание найти кого-то да и поскорее, не восхищение внешностью и не что-то подобное. Это было то самое чувство, когда понимаешь, что без этого человека жизнь станет пустой и бессмысленной. Зависимость, как у наркомана. Когда наслаждаешься его видом, голосом, словами, мыслями, а без него переживаешь самую настоящую ломку.
        - Я люблю тебя, - сказала я не стесняясь произнеся эти слова как можно громче. - Люблю.
        Дэн присел, посмотрел мне в глаза.
        - И я тебя люблю.
        Я закрыла глаза в готовности слиться в поцелуе, но Дэн тут же подхватил меня на руки и закружил.
        - Ай! Что ты делаешь?
        - Если уж следовать эрлисидианским традициям, то до конца, сказал он, после чего поставил меня на траву и мы поцеловались. Голова кружилась, от чего поцелуй воспринимался еще слаще, чем обычно. Казалось, что это единственное, что я вообще ощущаю.
        Перед глазами летали разноцветные мушки, я тонула в наслаждении, хотелось, чтоб этот момент никогда не заканчивался. Но он закончился. Внезапно перед глазами всплыла картинка. Нечеткая, словно сон.
        Впереди был длинный мост, похожий на тот, по которому меня когда-то проводил главный маг восточной Европы. На не маячила чья-то темная фигура.
        Дэн устремился вслед за неизвестным. Я понимала, что сейчас что-то случится. Чувствовала это. Но не могла сделать ничего, кроме как стоять и наблюдать, будто мое тело превратилось в статую.
        На мосту завязалась драка. Сперва магическая - остановка времени, попытки телекинетического воздействия, пыльца деструкции.
        Затем силы у обоих иссякли и поединок перешел в физическую плоскость. Удары кулаками, ногами, увороты.
        - Стой! Вернись!
        Я пыталась кричать, но Дэн не слышал. Да и я сама не слышала собственного голоса, лишь отзвуки в глубине сознания. Внутри меня что-то горело. Стало невыносимо горячо, настолько, что казалось, мое тело плавится. Я попыталась прибегнуть к магии, но не выходило. Словно здесь и вовсе не существовало магической энергии.
        А Дэн и незнакомец сцепились намертво. Схватили друг друга за глотки, пытаясь уничтожить. Что-то вспыхнуло, наверняка кто-то из них приберег магический козырь.
        По моей щеке потекла горячая слеза, которая будто обратилась в камень.
        - Дэн!
        Вспышка озарила небо. Главный маг восточной Европы упал. Тот, второй человек бросился на него, но Дэн умудрился перебросить его через себя ближе к обрыву, а затем подняться.
        Они снова вцепились друг в друга, а потом кто-то из них сделал неверный шаг. На секунду мир словно застыл. Я чувствовала мысли Дэна, который падал вниз вместе со своим противником, но был горд, что сделал для меня все.
        А спустя миг их обоих поглотила пропасть.
        Я открыла глаза. Передо мной было лицо Дэна, а вокруг поляна ресторана.
        - Что-то не так? Ты побледнела, - сказал он.
        - Видение, - прошептала я.
        - Какое?
        Во взгляде главного мага восточной Европы читалось беспокойство. А я дышала жадно глотая ртом воздух, будто вынырнула из глубины. По щеке стекали горячие слезы.
        Этого не может быть. Просто не может.
        - Ты там умер. Дрался с кем-то. За меня. И упал вместе с ним в пропасть, - шептала я.
        - Не беспокойся. Наверное, все-таки продукты не совсем сочетаемы.
        - Нет. Это не продукты. Не галлюцинации. Это будет. Случится!
        - Случится? - удивился Дэн. - Та ладно тебе. Может, ты просто переборщила где-то с магией. Или нечаянно заглянула в другой мир, или это страх из-за…
        - Это случится, - твердо ответила я. - Это неизбежно. Оно произойдет. Не знаю как, но, кажется, я вижу будущее.
        Глава 37. Будущее
        Через год я проснусь в своей комнате в общежитии академии. Потянусь, слегка приоткрою глаз, и снова попытаюсь уснуть, но затем резко, как камень, на меня упадет целый поток мыслей и воспоминаний.
        Не о том, что я здесь в опасности, не о Клаусе Огрусе, непонятно зачем убивавшем людей в разных мирах, а о Дэне.
        Здесь для меня это уже произошло. Вспоминала я все довольно смутно, воспоминание будто бы покрыла пелена, но понимала, что с ним случилось еще год назад. Как он пытался меня защитить, как погнался за тем типом и как они вместе улетели в пропасть. Почему-то я не смогла сделать ничего, будто мое тело охватил паралич.
        От воспоминаний слезы накатились на глаза, искажая картинку комнаты. В душе что-то рвалось. Я тихонько хныкала, даже не пытаясь вытирать их. Не знаю как долго это продолжалось. Несколько минут? Полчаса? Час?
        - На пары идешь? - над головой послышался голос Беатрис. Я открыла глаза и увидела сожительницу в домашнем халате и с зубной щеткой во рту.
        - Иду, наверное, - ответила я и лениво поднялась с кровати. А затем вспомнила, что первой парой у меня «Иллюзия» у мистера Огруса. Идти туда совершенно не хотелось. Черт его дери, он убил того парня в Абдене просто передав ему что-то. Что это было - не представляю. Что-то пропитанное ядом или смертельной магией?
        Я боялась Клауса Огруса. И все же понимала, что лучше бы не упускать его из виду, присмотреться к нему, понять, зачем он делает то, что делает.
        Вытерев слезы и умывшись, я принялась одеваться. Нацепила на себя что сверху лежало - темно-синие джинсы, толстовку с эмблемой академии, старенькие «Конверсы». Как-то так я и была одета когда мы с Дэном ходили покупать мне бальное платье, потом сбегали от антисущности, а потом у нас было прекрасное романтическое утро в Зуберии.
        Вспоминать было неприятно. Я схватила сумку, перебросила её через плечо и вышла из комнаты.
        В коридоре было необычно тихо. Краем глаза я заметила полицейского, стоящего рядом с троицей карсекорцев. Надевая по очереди на студентов свою широкополую шляпу правды, полицейский задавал им какие-то вопросы. Наверняка кто-то или приволок в общежитие наркотик, или обдолбившись им, что-то совершил.
        Я прошла через портальную дверь внизу, увидела мадам Ренуа, которая непривычно для себя не улыбалась и сидела на своем месте за столом как статуя. Выглядела она высушенной и истощенной, будто с неделю голодала, а потом вмиг постарела на десяток лет.
        - Здравствуйте. Что-то случилось? - спросила я.
        Она молча подняла на меня взгляд.
        - А ты что, не слышала? Все об этом гудят. Полицейских полная академия.
        - Что произошло? - с опаской смотрела я.
        - Убили парня.
        - Кого?
        - Где бледные живут? В Зуберии?
        - В Карсекоре.
        - Значит, из Карсекора. Высокомерного такого. Сына какой-то тамошней шишки.
        - Ранзар?
        Я сразу поняла, что это он, но решила переспросить в надежде что все-таки ошиблась. Миссис Ренуа поспешно кивнула.
        - Где?
        - Рядом с академией.
        Как можно быстрее я спустилась по лестнице на изумрудную лужайку, посмотрела в сторону тонущей в лучах солнца академию, как можно быстрее, сбивая дыхание, побежала туда.
        Если бы Ранзар умер несколько дней назад мне было бы плевать. Но сейчас мы узнали друг друга получше, и если Огрус прикончил его…
        Чтоб его все! Он был не таким и плохим парнем, каким я считала его раньше. Вспомнилось, как он целовал меня, одновременно раскаляясь как уголек в печи. Как признавался в чувствах, хоть я и не принимала их. Стало жаль карсекорца и в то же время страшно.
        Огрус знает. А значит, я следующая жертва.
        Внезапно я услышала чьи-то шаги за спиной. Не оглядываясь бросилась вперед, услышала за спиной чей голос и обернулась, тут же почти потеряв равновесие.
        - Это я! Не кричи! - послышался голос Марка, а затем его руки отпустили меня.
        - С ума сошел так пугать! - прошипела я. - У меня чуть…
        - Тише! - сказал он, приложив указательный палец к губам. Мой одногруппник явно нервничал. Выглядел так, будто только что занимался тяжелым трудом или бежал марафонскую дистанцию. А вот Наташа Призрак, которая оперлась о ближайшее дерево, была абсолютно спокойной. Она стояла закрыв глаза, будто оторвавшись от всего мира.
        Я же не могла восстановить дыхание, а сердце стучало так, что я и впрямь начала бояться что оно выпрыгнет из груди.
        - Не советую туда идти, - сказал Марк, а его хорек тем временем выпрыгнул из рюкзака и уселся на плечо одногруппника.
        - Ранзара убили! - почти прокричала я.
        - Потому и не советую. Кто-то видел тебя с ним в Абдене. Кто - не знаю. Но кто бы то ни был - лучше тебе не попадаться ему на глаза. Лекции все равно нет, полиция опрашивает всех, кто хоть немного знал Ранзара.
        - Как его убили? - поинтересовалась я.
        - Магией. Ему навеяли иллюзию, Ранзар умер от страха. Такой способ не отследишь, это не телекинез какой-то. Магических отпечатков нет, причина смерти по сути не зависит от наложенного заклинания, - спокойно объяснил Марк.
        - Иллюзией, значит? - я посмотрела одногруппнику в глаза. - Кажется, понятно кто это.
        - Ошибка, - не открывая глаз, подала голос Наташа. - Огрус был на Альпелье в момент убийства. Это видно по грязи на его обуви. Такая грязь и её давность не соврет. Но он мог приготовить галлюциногенную пыльцу.
        - Полиция вовсе думает, что он сам то ли по ошибке, то ли желая свести счеты с жизнью выпил алхимической настойки, - сказал Марк.
        Не из-за меня ли…
        - Или у Огруса есть сообщник. Но зачем убивать Ранзара? - спросила я. - Его отец, так понимаю, тут все вверх дном перевернет.
        - Уже переворачивает, - снова ответила Наташа. - Я видела труп. Судя по грязи на его обуви, он был в лесу. Где-то там…
        Демонесса пальцем указала в направлении леса, а затем продолжила:
        - Я там побродила немного. Нашла запахи коры пледора, кожи тефуния, несколько лепестков анеции, трупы жаб. Похоже на какой-то ритуал.
        - Ранзар проводил ритуал? С трупами жаб? - удивилась я.
        - Трупы жаб - побочный эффект. Они умерли от сильного магического возмущения. Там был еще кто-то. Есть следы еще одного человека той же давности. Судя по его шагам, обувь была ему велика. Скорее, он умышленно обул неподходящие башмаки, чтобы скрыть следы. Думаю, все было так - Ранзар что-то про кого-то узнал, решил проследить, стал свидетелем проведения ритуала, но его заметили и убили.
        Черт!
        - Что за ритуал? - поинтересовался Марк.
        - Есть несколько ритуалов с использованием тамошних компонентов, - ответила демонесса. - Но больше всего тут подойдет высасывание чьего-то облика.
        Про этот ритуал я слышала на лекциях. Он не был запрещенным и даже часто использовался в театре, когда один актер по каким-то причинам не мог выступить и его облик временно примерял на себя другой. Пользовались им и политики, желающие выставить место себя на трибуну дублера. Где-то была брачная традиция - перед браком какое-то время супруги должны были провести какое-то время в «шкуре» друг друга.
        Запрещено было использовать его на человеке, который не дал согласия. К тому же лектор говорил, что без содействия отдающего ритуал пройдет для него очень болезненно.
        Это не было иллюзией. В отличие от таковой человек полностью перенимал не только внешность другого, а и некоторые его знания и повадки. А еще принявшего чей-то облик таким образом почти невозможно было отличить от оригинала.
        - Странно то, - продолжила Наташа, - что если он проводил такой ритуал, то должен был быть и тот, у кого он воровал внешность. Но следы там только Ранзара и неизвестного.
        - Может, он пытался принять облик Ранзара? - предположила я.
        - Следы не сходятся. Ранзар зачем-то следил за ним. И если честно, я бы не прочь взглянуть на комнату карсекорца, - сказала Наташа. - Но сейчас меня туда не пустят.
        - Может, нам следует пойти в академию? - предположила я. - Лучше не вызывать подозрений.
        Я пыталась казаться рациональной, хоть мысли были о другом - смыться из этого мира куда угодно и сидеть там как можно дольше. Просто забыть обо всем. Пусть мистер Д плетет свои интриги, пусть Огрус убивает, мне хотелось быть в безопасности.
        Если бы был Дэн…
        Зараза! Почему я не смогла ничего тогда сделать?
        - Половина студентов разбрелись когда узнали, что пар не будет. Так что все в норме, - кивнул Марк.
        - А если один из вас - на самом деле кто-то другой? - сказанная вслух догадка ошарашила меня и заставила сделать шаг назад. Вряд ли это Наташа. Она демонесса, а сымитировать демона трудно, если вообще возможно.
        - Я это я! - ответил Марк, когда увидел как я смотрю на него. - Вчера мы ходили в музей. Встречались с мистером Бо и спрашивали его о ритуале. Если бы кто этой ночью занял мое место, он бы этого не помнил.
        - Вытягивание облика частично переносит знания, - ответила я, собираясь связать его с помощью росшей под ногами травы. Трава под действием моего заклинания уже начала подергиваться так, словно по ней текло электричество.
        - Он облик не менял, - спокойно сказала Наташа. - По крайней мере не за прошедшие сутки. Зато Артона Бока я нашла. Не самого Бока, а место, где он недавно жил. Может, и сейчас там живет.
        Я попыталась успокоиться. Вряд ли демонесса мне врала. С её типом мышления неимоверно трудно говорить неправду. Мне всегда казалось, что демоны чем-то лучше людей. По крайней мере склонностей к вранью у них куда меньше.
        - Это недалеко, - продолжила Призрак. - У него свой дом на третьем острове. Можем сходить, посмотреть.
        Я «отпустила» траву под ногами Марка, хоть та по инерции продолжила неестественно дергаться. Мне нравилось управлять флорой. Еще в прошлом году на лекции я услышала основы этой техники и захотела узнать её лучше. Набрала книг в библиотеке, принялась учиться и уже через несколько месяцев могла заставить цветок вырасти в человеческий рост, а траву превратить в грозное оружие.
        И тогда против антисущности я применила именно то, что умела лучше всего.
        Проблема была в том, что тогда я даже не знала, что такая магия существует. Значит, я каким-то образом могла получать знания о будущем, видеть его, чувствовать, словно это происходило тут и сейчас.
        О господи!
        Я повернулась к пирамиде академии. Вокруг неё сновали полицейские в широкополых шляпах, напоминающих таковые в книге про трех мушкетеров. Похоже, они проводили какой-то магический ритуал. Расставляли под академией длинные палицы, что-то рассыпали между ними.
        Это же не просто воспоминания о прошлом или видения будущего. Каким-то образом я находилась и в настоящем, и в прошлом одновременно. Будущее влияло на прошлое, как и прошлое на будущее.
        А могу ли я оттуда все изменить? Сделать так, чтоб Ранзар остался жив, чтобы Огрус не убил того парня в Абдене…
        …чтобы Дэн выжил.
        Не знаю. Как только оказываюсь в одном времени, второе становится смутным, превращается в полузабытый сон.
        Глава 38. Прошлое
        - Я пророк! Я вижу будущее! Нахожусь во двух временах одновременно!
        После этих слов Дэн сперва задумался, потом посмотрел мне в глаза.
        - Ты уверена? - спросил он вполне серьезно.
        - Именно оттуда моя способность управлять растениями. Я научилась этому в академии, только позже. Мне нравится растительная магия. Я даже комнату в общежитии немного оформила.
        Дэн выглядел расстроенным и подавленным, будто ему принесли неприятное известие. Его лицо обратилось в кислую мину, а взгляд уставился вниз.
        - Что случилось? Мы постараемся сделать так, чтоб ничего с тобой не произошло…
        - Чтоб его все, - выругался главный маг восточной Европы. - Это не предвиденье будущего. Не гадание, не аналитическая карта, не проекция с помощью светляка времени. Если ты пророк, то часть тебя находится в будущем. Ты видела его своими глазами. Ты помнишь как я это тебе говорил?
        - Нет, не помню. Все как в тумане. Поначалу, когда я была в будущем, мне и вовсе казалось, что то, что здесь - воспоминания. Только очень уж реалистичные, - ответила я.
        - Пророк - это даже не дар, - сказал Дэн, смотря мне в глаза. - Это сбой мироздания. Когда один и тот же человек находится в двух точках во времени одновременно. С точки зрения пророка настоящее уже произошло. Он одним своим существованием делает грядущее для нас реальностью.
        - Ясно, кивнула я, а затем резко поднялась и подошла к краю крыши.
        - Что ты делаешь?! - воскликнул Дэн.
        Я же была переполнена решимости. Страха не было, даже моя извечная боязнь высоты испарилась. Лишь легкая оторопь шла по коже, взгляд уперся вниз, в не очень оживленный переулок, по которому лишь изредка кто-то проходил. Не хочу забрать кого-то с собой.
        Мне никогда не было интересно что чувствуют самоубийцы. Всегда считала, что у них не все в порядке в голове.
        Сейчас же я была готова пойти на смерть, и понимала, что это необходимо. Только так можно спасти Дэна. А может, и того парня в Абдене, Ранзара и добрый десяток человек. Это не самоубийство. Это самопожертвование. Если в мире есть Бог, то по заветам религий мне суждено попасть в рай.
        - Ведь если я прыгну, то не доживу до следующего года, - прошептала я. - Значит, меня там не будет и будущее не произойдет.
        По щеке стекла слеза, коснулась губ, распространила во рту солоноватый привкус.
        - Если меня не будет на том мосту - ты не умрешь…
        - Я не дам тебе прыгнуть, - твердо сказал Дэн. - Подхвачу.
        - Ты не можешь все время находиться рядом, - прошептала я, а глаза начали заливаться слезами так, будто внутри меня кто-то открутил невидимый кран на полную.
        Стало тяжело дышать, грудь будто придавило тяжелым грузом. Голова вскружилась, будто я выпила лишнего.
        - Это не выход. Мы что-то придумаем!
        Дэн подошел ко мне сзади, прикоснулся к спине, обхватил руками талию.
        - Мы что-то придумаем, - прошептал он.
        Наверное, со стороны эта картина выглядела как нечто романтическое: двое влюбленных стоят на краю крыши, о чем-то шепчутся. Даже если кто-то поскользнется - всегда есть заклинания телекинеза и левитации. Никакой опасности. Никто даже не смотрел в нашу сторону.
        Я повернулась к Дэну, а он рукой мягко коснулся моего лица, вытирая слезы, а потом так же мягко поцеловал в губы.
        - Ты умрешь. Я видела это, - прошептала я. - Хотя бы ради того, чтобы не допустить этого, мне стоит покончить с жизнью.
        - Не буду я умирать, - главный маг восточной Европы подмигнул мне, но он лишь делал вид, что не грустит, я это чувствовала.
        - Ты сам сказал, что ничего нельзя изменить.
        - Это не значит, что нужно сдаться. - ответил Дэн. - Феномен пророка до конца не изучен. Мир узнал только про нескольких из них и совсем единицы жили в то время, когда исследования стали возможны.
        - Там был тот мост, по которому ты меня вел сюда из моего мира, когда мы познакомились. Мост из скелета какого-то животного…
        - Ну.
        - Пообещай, что не пойдешь туда. Что будешь держаться подальше от него, - попросила я. - Пообещай мне.
        - Обещаю. Я и не планировал…
        - Я видела как ты падаешь с него. Мы вместе преследовали кого-то. Потом меня парализовало, а у вас завязался бой. Сперва пошла в ход магия, затем кулаки, а потом вы вместе…
        По моих щеках с новой силой потекли слезы.
        - Этого не будет. Я не пойду в Эрхинопс. Даже один, - заверил Дэн и прижал меня к себе покрепче, а я положила голову ему на плечо. Жаль, что нельзя вот так взять и отменить время, заставить мир застыть в едином моменте.
        Но я надеялась, что видения пророка - не истина в последней инстанции. Что будущее, которое он видит, можно изменить. Что Дэн не умрет, Ранзар тоже останется жив, что все, что мне довелось увидеть, окажется лишь сном.
        - Ты знаешь такого преподавателя - Клауса Огруса? - шепотом поинтересовалась я.
        - Огруса? Не припоминаю, - ответил Дэн. - Но мне неизвестны все преподаватели в академии. К тому же каждый год кто-то уходит, на его место приходит кто-то новый.
        - Он преподает иллюзию.
        - Иллюзию? - удивился Дэн. - Этим уже лет десять как занимается Мэтта Донфи. Он еще у меня преподавал и вроде не собирается никуда уходить. Я её знаю.
        - Клаус Огрус, - я еще раз произнесла его имя. - Строгий мужик с бородой. Там, в будущем, он делает что-то плохое. Плохо помню, все как в тумане. Но он убил одного из студентов и еще какого-то парня в Абдене. Он имеет ко мне какое-то отношение.
        - Надо поинтересоваться у ректора, но мне такой человек не знаком, - хмыкнул Дэн.
        - А еще я там…
        Договорить я не смогла.
        Антимаг - звучит ужасно по меркам этого мира, да и всех остальных тоже. Не зря существует комитет по борьбе с антимагией, а самими антимагами пугают детей. Здешние писатели создают тонны опусов, где злодей чуть ли не в обязательном порядке проводит антимагические ритуалы, а религии всех миров видят в таких способностях корень зла.
        Странно. В нашем мире говорят, что преступников ждет расплата, и все равно их становится все больше. Здесь же антимагия редка. Все понимают, что это зло и что с ней надо бороться.
        - Что там? - поинтересовался Дэн.
        - Не знаю, - ответила я. - Забыла что хотела сказать. Все как в тумане.
        - Я попытаюсь навести справки про этого Огруса. Если такой человек существует и тем более если он будет преподавать в академии в следующем году - его должны знать. Не появился же он из ниоткуда.
        - Хорошо, - кивнула я, хоть и слегка боялась. Не знала к чему приведет то, что я сказала Дэну. Отменит ли это случившееся в будущем или наоборот - сделает это возможным?
        Множество фильмов и книг о путешествиях во времени рассказывали о героях, которые пытались воспрепятствовать неутешительному грядущему, но своими действиями сами создавали его. Но разве лучше сидеть и ничего не делать, просто ждать? Ожидание было бы невыносимым.
        Я провела пальцами по блестящей в лучах солнца шевелюре Дэна, попыталась улыбнуться. У меня даже получилось. Ощущение близости с ним снимало все переживания, вселяло уверенность. Я чувствовала того, на кого могла опереться и смогу это делать дальше.

* * *
        Я сутки моталась по территории академии не находя себе места. Отворачивалась от всех, кто пытался со мной заговорить, старалась не смотреть никому в глаза, да и вообще чувствовала себя так, словно страдаю от инфекции. Каждый мой шаг, каждое слово могло сказаться на чьем-то будущем.
        Впрочем, даже не будь я пророком, так это и происходит. Сталкиваешься с кем-то в коридоре, он опаздывает на поезд, а после узнает, что поезд сошел с рельс и все погибли. Или наоборот - отнимаешь у кого-то время, ему приходится идти домой немного позже, и он становится жертвой грабителя.
        Отличие было в том, что я знала что произойдет.
        Больно смотреть на Ранзара, который вальяжно прошел по коридору, отпустив в мою сторону недоброжелательный взгляд, зная, что через год он погибнет. Хотелось предупредить его об этом, но что из этого выйдет сейчас? Он просто рассмеется мне в лицо.
        Нужно не забыть. Главное - помнить! Предупреди я его за сутки до происшествия, может, ничего бы и не случилось.
        Наверняка я чем-то стала похожа на Наташу Призрака, с которой мы еще не успели познакомиться. Так же сторонилась всех и вела себя как пришелец из другой реальности.
        Я долго сидела в библиотеке, попросив калисидца-библиотекаря собрать для меня знания о пророках. В итоге я получила немаленькую книжицу, часть которой состояла из мифов, а вторая из малодоступных пониманию простого смертного научных статей.
        Магические сингулярности, квантовое устройство времени, теории магической относительности не давали ответа на главный вопрос: что делать?
        Нашлась статья про одного пророка прошлого, который согласился на добровольное затворничество, но это не предотвратило его пророчеств. Еще один покончил с собой, но его предсказания все равно сбылись и пришли к тому же самому, только другим путем и без него в качестве участника. Была еще статья о том, что если умирает один пророк, тут же его способность передается другому человеку. Что это как цунами - бороться с ним невозможно и бессмысленно. Если это должно случиться оно обязательно так и произойдет.
        Все попытки изучить феномен пророков заводили в никуда. Никто не сообщал что делать таким людям. Даже наоборот, везде говорилось, что подобные вещи не изучены, и почему так происходит никто наверняка сказать не мог.
        Но главным, что я почерпнула из книги, было то, что пророки часто предзнаменовали какие-то страшные события, войны и катаклизмы. Извержение вулкана в Карсекоре, из-за которого погибла треть населения того мира тысячу лет назад, магический взрыв, сделавший калисид миром без магии, война эрлисидианцев с катийцами, и даже хорошо известные мне Вторая Мировая и одиннадцатое сентября - пророки не только предвидели эти события, а и были их непосредственными участниками.
        Прочитав об этом я ужаснулась. Неужели погибнет множество людей, а я буду об этом знать, но не смогу ничего сделать? Буду лишь смотреть, как гибнет мир, зная, что этого могло не случиться, распорядись я даром немного иначе?
        Я сидела в своей комнате и читала очередную статью о пророках, пытаясь найти в ней хоть какую-то полезную информацию. Беатрис куда-то ушла. Завтра меня ожидал первый учебный день в академии. Но мне было не до этого.
        Гори оно все огнем - чертова магия, академия, миры и все остальное. Отчаянье обступало со всех сторон и не давало дышать. Со злости я схватила бесполезную книгу и швырнула её в дверь как раз в тот момент, когда та открылась.
        Показавшийся за ней Дэн схватил её, когда та почти прилетела ему в лоб.
        - Убьешь же, не надо так, - усмехнулся он, откладывая книгу на тумбочку.
        - Извини, не хотела, - безразлично ответила я.
        Мне вообще ничего не хотелось, но вид главного мага восточной Европы действовал на меня каким-то непостижимым, мистическим образом. Он словно сразу прибавлял сил, придавал уверенности, уменьшал отрицательные эмоции, как наркотик.
        - Такого человека, как Клаус Огрус, никто не знает, - сказал он, подошел ко мне, и обнял за плечи, от чего я сразу ощутила как мне становится теплее.
        - Как не знает? Откуда он тогда взялся? - спросила я.
        - Зато я побеседовал с Меттой Донфи. Иллюзионисткой. И, кажется, нашел того, кто мог бы быть Огрусом.
        - И кто же это?
        - Она действительно общается с неким человеком по имени Клаус. Говорить она не хотела, мне пришлось немного пошарить в её памяти. Этот самый Клаус давно с ней переписывается. Просит её бросить работу и переехать к нему в Бортолане.
        - Бортолане?
        - Это город в Зуберии, - ответил Дэн. - Но живет этот самый Клаус не там. Письма, которые он пишет миссис Донфи, обработаны специальной алхимической субстанцией для влияния на разум. А такую можно сделать только здесь. Часть ингредиентов, из которых она делается, не выживут в других мирах. Я отследил заказы этой субстанции, и оказалось, что в нужных количествах её брал некий Жолл Доммер.
        - Кто он?
        - Скорее всего, под этим именем живет тот, кого ты знаешь как Огруса, - Дэн протянул мне руку. - Мы пойдем к нему и выясним. Я никого не привлекал, боялся, что кто-то узнает, что ты - пророк.
        Я поднялась, взяла его за руку и тут же поняла, что это все и ведет к моему видению, где Дэн падает с обрыва. Мои пальцы затряслись. Стало холодно, словно меня поместили в холодильник.
        - Ты боишься? - спросил Дэн.
        - Он начнет убегать. Ты погонишься за ним и…
        - Этого не будет, - усмехнулся Дэн, подошел ко мне, обнял за плечи. - Не переживай. Со мной ничего не случится.
        - Я это видела, - прошептала я, опуская голову на сильное плечо Дэна.
        - Пообещал ведь, что не пойду в Эрхинопс, - главный маг восточной Европы подмигнул мне и прижал к себе.
        Я посмотрела в его глаза, от чего становилось тревожно. Возникало иррациональное чувство, что последний раз вижу их.
        - Даже если он начнет убегать не помчишься за ним?
        - Нет. Пусть убегает. Главное - чтобы ты его узнала. А поймать его станет делом времени. Он нарушил закон уже тем, что присылал миссис Донфи письма с субстанцией.
        - Почему не взять с собой кого-то? Из твоей организации?
        - Потому что если кто узнает, что ты пророк - покоя не дадут, - ответил Дэн, поглаживая меня по волосам. - Ученые захотят тебя исследовать, правители знать, что ждет их страны в будущем, а кто-то может даже посчитать тебя злом и попытается убить. Я этого не допущу. Об этом не должен знать никто.
        - А что потом? - спросила я. - Если все обойдется? Не знаю как с этим жить.
        - Мы уедем. У меня есть небольшой домик в Зуберии. Рядом никого, только природа. Никакой зимы. Вокруг море фруктов и овощей, можно охотиться с помощью магических ловушек, рядом река. Хочешь?
        - Хочу, - ответила я, подумав, что это идиллия. Жить вдали от всей суеты, с любимым человеком, в лоне природы. В мире, где день по размеру как год. Где несколько месяцев подряд царит волшебный рассвет. Где можно прожить жизнь ни разу не встретив другого человека.
        Эта мысль даже ненадолго подняла мое настроение, но затем снова стало грустно.
        Ведь все, что должно случиться, обязательно сбудется.
        У меня было предложение к вселенной. Этакая сделка. Мне бы хотелось, чтоб с Дэном было все хорошо, а остальной мир пусть накрывается медным тазом сколько ему влезет. Только бы он остался жив.
        Мы уедем. Исчезнем навсегда. Никогда не вмешаемся ни во чью судьбу. Только останься жив.
        Пожалуйста, Вселенная!
        Глава 39. Будущее
        Мы шли по аллейке одного из островов Кати. Аллейка была длинной, прямой, почему-то посыпанной песком, вдоль неё росли невысокие пальмы, листья которых излучали едва заметный синеватый свет. Чуть дальше виднелась россыпь домиков, будто пришедших с ближнего востока. Невысокие, желтовато-коричневые, невзрачные. Над домиками кружили стаи пестрых, напоминающих попугаев птиц. А за ними виднелась огромная гора, снежная шапка которой соприкасалась с медленно плывущими по небу облачками.
        Людей вокруг было мало. Лишь изредка кто-то обгонял нас или шел навстречу. Наташа двигалась впереди, мы с Марком пристроились сзади и еле ползли за демонессой. Здесь было настолько влажно, что казалось, будто шагаешь по морскому дну. Запахи вокруг тоже оказались не сахаром. То воняло дымом, то чем-то похожим на спирт.
        Похоже, здесь живут далеко не самые успешные жители Кати.
        В подтверждение этой мысли навстречу прошли двое девушек - обе в невзрачных и серых одеждах, навевающих ассоциации с тюрьмой, обе коротко стрижены, обе с измученными, обветренными лицами. Я-то думала, в этом мире нет социальной несправедливости.
        - Это что-то наподобие трущоб? - спросила я шагающего рядом Марка, который будто и не замечал меня, все что-то бормотал своему хорьку.
        - Что-то вроде. Но проблема не в деньгах. В магии.
        - То есть? - удивилась я.
        - Кати - магический мир, - ответил Марк. - Здесь если у тебя с ней плохо - заработать себе на жизнь трудновато.
        - То есть нет никаких социальных программ и прочего? - ужаснулась я, понимая, что если бы мой мир был магическим, в нем обязательно не маги приравнивались быв к инвалидам.
        - Для тех, кто совершенно лишен магии, есть пенсии и прочее обеспечение, - ответил Марк. - А тем, у кого низкий потенциал, приходится трудно.
        Чтоб тебя!
        Выходит, что если родился неспособным к магии, то страдай всю жизнь?
        - Ради справедливости скажу, что эти люди не неспособны. Они просто не хотели развивать свой магический дар., - проговорил Марк.
        Надо же. А раньше мне этот мир казался такой себе утопией, где пусть каждый и не живет как король, но имеет все необходимое и может спокойно радоваться жизни. Прожив тут целый год, мне мало когда доводилось покидать окрестности академии, а на лекциях мало что говорили о здешнем мироустройстве.
        - А те, кто не хочет заниматься магией? Желает чего-то другого? - поинтересовалась я.
        - Здесь все завязано на магии. Наука, культура, медицина. Вообще все. Зачем строить машину, если все то же можно сделать при помощи колдовства? Магические лаборатории, обсерватории, научные центры. Или ты чародей, или жить тебе будет непросто.
        - Ясно, - кивнула я и повела взглядом вслед за парнем в серой одежде и странным, напоминающим чалму, убором на голове. Он наверняка почувствовал что за ним смотрят. Развернулся и измерил меня ненавидящим взглядом, словно от всей души желал мне смерти.
        - Осторожно, - предостерег Марк. - Тут нас не любят. Они вообще не любят никого непохожего на них. А еще тут каждый второй вор… И оглянуться не успеешь как кто-то засунет руку тебе в карман.
        Я кивнула и отвернулась. Может, они сами заслужили такую судьбу, а может, был виновен мир вокруг. Мне было интересно что же не так с миром Кати, почему при наличии магии, которая позволяет творить многие вещи, о которых в моем мире оставалось только мечтать, здесь существует такой район.
        Мы перешли через узенький мостик, пересекающий плещущийся внизу ручей. Вода в нем казалась чистой, несмотря на здешний пыльный и горячий воздух.
        - Марк, а магическая способность существовать сразу в прошлом и будущем существует? - поинтересовалась я, ожидая, что он скажет, что такого быть не может, и мне станет понятно, что пора поближе познакомиться с психиатрами от магических миров.
        - Ты чувствуешь что-то подобное? - удивленно спросил он.
        - Нет, просто в книжке здешней читала, - соврала я, не желая совершать признание. - Книжка была художественной, вот и интересно, можно такому научиться или это выдумка?
        Демонесса повернулась, посмотрела на меня и мгновенно отвернулась. Наверняка поняла, что я о себе, но говорить, к счастью, не стала. А мне почему-то не хотелось каяться Марку.
        - Вообще это не колдовство, а ошибка магического мира, - объяснил тот. - Научиться этому нельзя, можно лишь родиться с таким. Но последний известный пророк жил давным-давно. Впрочем, они рождаются нечасто. Мистер Д говорил о пророке…
        - То есть пророки видят будущее?
        - Не видят, а существуют в нем параллельно с настоящим. Можешь взять книжку про них в библиотеке. Но там сплошная магическая интерпретация квантовой механики и куча терминов, без которых понять сложно, - ответил Марк, и прищурившись, присмотрелся ко мне. Наверняка, как и Наташа, он все понял.
        Но я все же решилась на еще один вопрос. Даже если понял - плевать. Он ведь мне не враг.
        - Пророк может влиять на будущее?
        - Не знаю, - ответила уже шедшая впереди Наташа. - Если ты прогнозируешь будущее, то можешь его изменить. Но пророк - уже увидел то, что произошло. Выходит противоречие. Или пророчество сбывается, или сказавший его не пророк.
        - Ясно, - сказала я, недовольно искривилась и уже была готова раскаяться своим спутникам о том, что, я и являюсь этим самым пророком.
        - Вон он. Дом мистера Бока, - внезапно сказала Призрак, показывая вперед.
        Там, на выглядывающей из моря скале, стоял самый настоящий замок. Он не был большим, но отличался от всей здешней «ближневосточной» архитектуры и выглядел пришельцем из далекого прошлого. Строгое сооружение возвели из квадратных, каменных блоков серого цвета, венчала же постройку круглая башенка с которой наверняка открывался прекрасный вид.
        - Резиденция графа Мешария? - удивился Марк.
        - Да, - ответила демонесса. - Десяток лет назад её купил Артон Бок.
        Меня в отличие от Марка мало интересовало кому эта крепость принадлежала и как оказалась в руках Бока. Больше волновало то, как добраться до входа.
        Замок стоял немного вдали от городского острова на выпирающей из моря скале. Волны то и дело накатывали на неё, полируя подножие так, что оно аж блестело. Но никаких мостиков я не замечала. Может, с другой стороны? Или нужно применить какую-то магию? Пролевитировать на такое расстояние я точно не смогу, не стоит даже пытаться.
        Но Наташа спокойно перепрыгнула через небольшой заборчик на границе городского острова и пошла вперед. На миг я подумала, что там есть узкий, почти незаметный переход, но подойдя ближе увидела, что демонесса шла по воздуху.
        - Вы же не чувствуете движений воздуха, - обернулась она, измеряя нас с Марком безразличным взглядом. - Тут невидимый мостик.
        Черт! А ступать вниз-то страшно!
        Но первым перешагнул через перила Марк. Его сурок завертелся и чуть было не выпрыгнул у него с рук, но одногруппник успел его подхватить, отправил зверька в рюкзак и застегнул молнию. А потом подал мне руку.
        - Ширина два метра двадцать семь сантиметров, - отозвалась Призрак. - Не упадете.
        Просто ей говорить. Она-то не совсем человек.
        Подавив страх, я перебралась через перила, ухватилась за руку Марка, ногой ощупала перед собой воздух. Там действительно было что-то твердое, что по каким-то непонятным причинам скрывалось от глаз. Выбросив руку вперед, я создала немного магической пыльцы и бросила её перед собой. Заклинание было простым и действенным. Как же хорошо, что я записалась на факультатив эстетической магии!
        Колдовство, которое, казалось, может применяться только украшательства ради сработало и блестящая пыльца мягко опустилась на невидимый мост. Теперь я видела куда ступать. Хоть менее страшно не становилось, под пыльцой виднелись камни и бушевали волны, но хоть что-то.
        - Молодец! - похвалил меня Марк.
        - А то! - ответила я, направившись вперед и посыпая перед собой дорогу пыльцой.
        Мы подошли к массивной деревянной двери. На ней в металлическом круге была выгравирована голова животного, похожего на быка, только без глаз.
        - Символ магии оживления, - сказал Марк.
        Про магию оживления я знала. Это было чем-то вроде создания големов, но позволяло вдохнуть жизнь в любой предмет. Если разобраться, наделить зачатками сознания можно все - от целого замка и до плюшевого мишки. Услышав лекцию про такое колдовство я даже некоторое время побаивалась кукол.
        Наташа же постучала и дверь открылась, только за ней никого не было. Вместо этого перед моими глазами предстала картина запущенности. Все это напоминало склад - множество больших и маленьких ящиков, накрытая простынями мебель, пыли столько, что по ней можно было рисовать.
        Здесь царил запах затхлости, и приятная после уличной жары прохлада.
        - Может, он давно здесь не живет? - спросила я, и мой голос, отразившись от стен громким эхо, вернулся ко мне. За спиной скрипнула дверь. Закрылась сама. Замок, похоже, и вправду живой. Но вот контролирует ли кто его?
        Стало страшно. Каменные стены словно дышали и даже тихо бормотали между собой. Хоть звуки вполне могли принадлежать и гуляющему по огромным залам ветру, но я четко слышала бормотание. Зараза!
        Я приготовилась переместиться. Куда угодно, лишь бы подальше.
        - Не бойтесь. Он не собирается нападать, - сказала Наташа. - Я поговорила с замком. Его хозяин хочет нас видеть.
        От этого менее страшно не становилось. Монотонные стены нависали над головой, где-то вверху виднелся свет, звук каждого шага эхо разносило вокруг и возвращало тысячей голосов. Мои руки задрожали. Марк тут же взял меня за руку, погладил по коже.
        Стало как-то спокойнее, я не одна в этих декорациях для фильма ужасов.
        Впереди послышался скрип - открылась дверь впереди. Но мое внимание приковал к себе другой предмет. До боли знакомый и чем-то пугающий. Металлическая маска, которую я видела в Денканте, лежала на покрытом пылью столе. На ней самой пыли не было. Ей часто пользовались.
        Маска мистера Д!
        Он и Бок - одно лицо?
        Я подняла маску, провела пальцем по её неровностях, почувствовала непонятное беспокойство, которое словно исходило откуда-то извне. А потом посмотрела вперед, сквозь только что открывшуюся дверь.
        Картина за ней напоминала больничную палату. В центре стояла кровать, на которой кто-то лежал. Над ним висело несколько стеклянных капельниц с жидкостями разного цвета. А по обе стороны от кровати стояли…
        …люди?
        Их лица скрывали темные мешки, на которых не было ни прорезей для глаз, ни каких-либо еще отверстий. Их было двое Оба одинакового роста и в одинаковых серых мешковатых комбинезонах.
        Марионетки!
        От них веяло страхом. Моя кожа становилась гусиной, но все же я сделала несколько шагов вперед, чтобы разглядеть того, кто находился на койке. А когда разглядела охнула.
        К тому, что находилось там, с трудом подходило слово «человек». Скорее уж монстр Франкенштейна. Часть головы была выбрита, на второй под редкими волосами виднелись язвы. У существа был единственный глаз. Там, где должен находиться второй, не виднелось никаких следов его присутствия в прошлом. Рот словно сдвинулся на щеку. Вместо носа зияла черная дыра, в которой, как мне показалось, что-то двигалось. Но самым страшным зрелищем оказались руки. Местами на них была кожа, где-то виднелись мышцы, а где-то зияли кости. А вокруг костей опутывалась змея.
        Увидев это, я рефлекторно шагнула назад, но тут же услышала голос. Он звучал словно отовсюду, на мгновение отступал, отскакивал от стен и возвращался обратно. От него хотелось бежать, уноситься, прятаться. По коже гулял неприятный холодок, а горло пересыхало.
        - Подойдите, - говорил голос.
        Глава 40. Прошлое
        Этот остров Кати назывался историческим. Целый остров - один сплошной музей древней архитектуры, которой, по словам любимого, было по пятьсот, а то и тысяче лет.
        Я всегда думала, что только у нас красивые формы в постройках со временем заменяются на более простые, практичные и обезличенные. Это оказалось неправдой, потому что исторический остров изобиловал статуями древних божеств, памятниками известным людям прошлого и диковинными сооружениями. Эти же статуи когда-то и были обиталищами здешнего населения.
        Прямо передо мной высился исполинский бронзовый человек, отдаленно напоминающий статуэтку «Оскара». У его подножия был небольшой проход внутрь, а внутри, по словам Дэна, когда-то проживало семейство известных магов.
        Рядом с ним расположился величественный фонтан из десятка скульптур всевозможных животных, среди которых нашлось место как обычному медведю, так и многолапому ушастому чудищу, напоминающему гибрид паука и магистра Йоды.
        Посреди фонтана было небольшое углубление - проход под землю, где когда-то находилась библиотека.
        Немного дальше расположился памятник древнему богу, который сидел склонив голову и учил заклинаниям собравшихся вокруг него первых людей. Конечно же, внутри скульптура была полой и когда-то там находился храм.
        Вокруг было множество статуй зверей, людей, божеств, всяческих духов. И все это было полноценными помещениями и жилыми и нежилыми. Какое-то время я оглядывалась по сторонам, взирая на все с открытым ртом и жалея, что у меня нет фотоаппарата.
        - Почему так перестали строить? - поинтересовалась я.
        - Слишком сложно и долго. На возведение одной такой постройки требуется около десяти лет и несколько сотен магов, - ответил Дэн.
        Мы шли по аккуратно вымощенной камнем улице. При том на каждом камешке была какая-то гравировка - где-то совсем простая, а где-то целый портрет или пейзаж.
        - Раньше считалось, что человек в любом творении должен возвеличивать природу, богов, известных личностей или магию. Этим они зарабатывали благосклонность мира и могли рассчитывать на лучшую послежизнь. А тогдашние священники умели давать эту самую послежизнь, точнее её видения, применяя на людей перед смертью галлюциногенные заклинания. Храмы были по сути домами престарелых, куда шли доживать.
        Дэн хоть и стремился рассказывать мне про здешний мир, его историю и обычая, но было видно, что он нервничает. Главный маг восточной Европы с опаской оглядывался по сторонам, будто проверял нет ли за нами слежки, посматривал на меня, нервно теребил пальцами.
        - Он живет здесь? Огрус?
        - Должен быть здесь. В некоторых из этих строений можно поселиться при условии помощи в уходе за историческим островом.
        Мы миновали постройку, напоминающую огромного пингвина, а вслед за ней серебристое дерево. Легкий ветерок теребил мои волосы, под ногами хрустели опавшие с росших по обе стороны от аллейки деревьев.
        - Вон там, - указал Дэн, - показывая на цилиндрическое здание, похожее на пивной бокал, с которого гребнем свисала пена.
        - Кружка пива? - удивилась я.
        - Тогда пиво считалось напитком богов, - усмехнулся Дэн, обнял меня, прижал к себе. - Не беспокойся. Все будет хорошо. Только как войдем держись за мной. Я сделаю магический щит, не выходи из-под него. Хорошо?
        Я молча кивнула. А потом прыгнула на Дэна, обняла его за шею и поцеловала. Так, будто это последний поцелуй в нашей жизни. Уйти бы отсюда прямо сейчас, сбежать от всего, но антисущность рано или поздно найдет меня в любом мире. Нужно разобраться здесь со всем.
        - Идем. Все будет хорошо, - приободрил меня Дэн.
        Мы подошли к зданию, напоминающему кружку пива, и стоя перед дверью Дэн сделал несколько жестов. Магического щита я не видела, но чувствовала, словно вокруг нас скорлупа из чего-то твердого и почти непроницаемого.
        Появился похожий на дымный запах, а звуки шагов начали отдавать эхо.
        Потом Дэн постучал, но, не дождавшись ответа, решил открыть дверь. Внутри нашлась винтовая лестница, ведущая наверх.
        - Держись сзади, - сказал главный маг Европы и начал подниматься вверх.
        Я пошла за ним и тут же услышала звон. Тот шел словно отовсюду, и от него казалось, что все мое тело завибрировало. По коже будто гуляли волны, распространялись снизу, и доходили до кончиков волос.
        - Ты слышишь? - спросила я.
        - Что?
        - Звон.
        - Наверху кто-то есть, - ответил Дэн, словно не услышал, о чем шла речь.
        Я мягко, стараясь не издавать лишнего шума, шла вслед за Дэном. В итоге мы добрались до верхнего этажа и главный маг Европы открыл дверь.
        То, что я увидела за ней, походило на кабинет. Книжные шкафы, массивный стол, большая люстра под потолком. А в центре находилось кресло, и в нем кто-то сидел. Услышав звук, он медленно повернулся, и я узнала его лицо.
        Это он был парнем Беатрис. Только сейчас он выглядел лет на двадцать старше. Рыжая борода, прилизанные волосы, взгляд прищуренных глаз…
        Хотен вин Драур.
        - Ты арестован, - холодно произнес Дэн. - Сдайся добровольно и это зачтется на суде.
        Но преступник не спешил повиноваться. Он перебросил ногу за ногу, ухмыльнулся, будто ему совсем ничего не грозило.
        - Ты слышал звук? - спросил он.
        - Вставай. Ты арестован.
        - Нет, конечно, - сказал он. - Заклинание было настроено на твою спутницу и сейчас она начнет медленно разлагаться, если ты не дашь мне уйти.
        После этого вин Драур встал, подошел к двери, которая виднелась на противоположном конце комнаты, а Дэн обернулся ко мне. Он взглянул на меня, словно что-то о изучая, прищурился и повернулся к преступнику.
        - Сдавайся!
        Взгляд Дэна меня немного испугал. Он выглядел как врач, нашедший у меня неизлечимую хворь.
        - Ты же всем пожертвуешь ради неё, - сказал ван Драур и открыл дверь. А за той виднелось оранжевое небо, черные пятна на нем и мост. Мост, сделанный со скелета исполинского животного длиной в несколько километров.
        Эрхинопс.
        - Ты ведь не будешь меня преследовать, - отчеканил вин Драур и скрылся за дверью. А за моей спиной что-то показалось. Что-то темное, состоящее из сплошной пустоты, не имеющее ничего общего с миром вокруг.
        Антисущность.
        Глава 41. Будущее
        Подходить к нему было страшно.
        Но мистер Д, а может, мистер Бок, или как там его, подзывал меня к себе. Может, не меня, а Наташу или Марка? Определить на кого точно из нас он смотрит казалось невозможным, потому что в его единственном глазе находилось сразу три зрачка, глядевшие в разные стороны.
        Я шагнула вперед. И вспомнила то, что видела минуту назад. Вин Драура - преступника, который чем-то меня отравил, а затем убежал в Эрхинопс. Дэна, который собрался за ним в погоню, и я понимала, что вряд ли смогу его остановить, ведь он боролся за меня. Две параллельные линии, которые для других были разделены временем, для меня слились в единое целое. Я будто бы была тут и там одновременно.
        Видела, как Дэн, на какие-то мгновения остановив антисущность, говорит, что пройти вслед за вин Драуром в Эрхинопс - единственный выход.
        Я бросилась к мистеру Д, словно позабыв о всей его мерзости и уродстве. Оно не мешало мне. А мне важнее всего на свете было получить ответ.
        - Как спасти Дэна?
        - Я не знаю кто такой Дэн, - прохрипел мистер Д, овившаяся вокруг него змея пошевелилась, а стены комнаты вокруг начали исчезать.
        Монотонные серые монолиты буквально плавились, обнажая то, что находилось за ними. Но там оказался совсем не пыльный, прожаренный солнцем пейзаж бедняцкого острова Кати. Мы погружались в воду.
        Комната, если это еще можно было назвать комнатой (от неё остался лишь пол) тонула, а совсем рядом проплывали косяки разноцветных рыб. Безликие существа, стоящие вокруг койки, бесследно пропали. Он протянул руку вперед и дыра, обнажающая обвившуюся вокруг его костей, затянулась, а поверх неё появился рукав темного костюма.
        Я уже видела его. Он не был настолько уродлив, может, воспользовался иллюзией, но мы встречались. Когда-то. Раньше. Он предупреждал меня. Говорил бежать.
        - Вы хотели меня о чем-то предупредить? Год назад?
        - Знал, что ты мне понадобишься. Хотел уберечь от антисущности. Но у меня нет возможности долго находиться там. Видишь, чем я стал.
        Рядом прошел сделанный из водорослей исполин. Головы у него не было, вместо неё находилось лишь что-то похожее на стручок. Побежали вверх светящиеся следы. Проплыл черный, лоснящийся шар, из которого что-то поглядывало.
        - Вы - мистер Бок? - поинтересовалась я. - Почему вы убивали людей полвека назад? Вы состояли в какой-то секте?
        Собеседник не закончил метаморфозы. Вслед за ним самим поменялась и его лежанка. Она изогнулась, потянулась кверху, превратилась в фиолетовое кресло, на которое и уселся мистер Д. Он поднял маску, внезапно обнаружившуюся в его руке, повертел её и прикрыл лицо.
        - Вы не человек. Даже не совсем живое существо, - холодно отчеканила Наташа Призрак. - Вы что-то наподобие гибрида человека и антимагической сущности..
        - Как и ты - гибрид человека и демона, - ответил мистер Д. - Только в таком виде можно полноценно взаимодействовать с антимагией. Только благодаря такому ритуалу можно было дожить до этих дней. Настоящий мистер Д - лишь легенда. Должности Мастера давным-давно не существует. Так почему мне её не возродить?
        Наш собеседник казался все более живым, будто бы чем ближе мы приближались к Денканту, тем больше он возвращал человеческую сущность.
        - Это ведь иллюзия, - сказала я сама себе.
        - Иллюзия? Нет, не совсем. Часть меня в Кати, а часть в Денканте, - ответил собеседник. - Мне пришлось пойти на некоторые не совсем приятные вещи. Соединить себя со змеей альхемуса, сделать из себя улей для тарантулов-межмирников, чтобы получить возможность по полной взаимодействовать с антимагией. Надо было не дать свершиться пророчеству. Ведь я сам сделал так, что оно смогло воплотиться.
        - Вы сами будто марионетка, - отчеканила Наташа. - Марионетка Антимагии.
        - А ты - нет? - спросил её мистер Д. - Кто сейчас говорит со мной? Человек или демон? Или оба вместе?
        - Зачем вы убивали людей полвека назад?
        - Тогда я служил Улиусу. Паскудные были времена, - ответил мистер Д. - Я был молод, как вы. Все время развлекался, не думал о завтрашнем дне, практиковал эйфорические техники магии, гнал в общежитии самогон из корней симирицы. Не лучший пример для молодого поколения.
        - И что дальше? Кто-то подарил вам надежду?
        - Не кто-то, а сам Улиус, - усмехнулся мистер Д, разминая руки, спрятанные в темных перчатках. - Я думал, все эти рассказы о нем - сказки и только. А потом один знакомый попросил меня сходить с ним на какое-то собрание. Я и пошел.
        Вода вокруг начала становиться темнее, а следы в ней почти исчезли. Проползло что-то похожее на птицу. Именно проползло, потому что двигалось оно как насекомое. Вдали что-то застучало, тихое и протяжное.
        - Поначалу это было весело, - продолжил мистер Д. - Мы собирались в похожем на храм доме. Нас научили новым магическим трюкам, даже нескольким антимагическим ритуалам. А затем сказали, что для нас есть задание. Направили в Карсекор, так ничего и не объяснив. Потом погиб человек. Какой-то тамошний парень. Все случилось будто случайно. Он шел, обратил на одного из нас внимание, зацепился за ногу второго, столкнулся с третьим и упал из твердого облака вниз. Могло показаться, что это случайность, но я всегда знал - мы его убили. Как - не знаю. Но чувство вины не пропадало.
        Тем временем Наташа обошла мистера Д сзади, посмотрела на него, словно в чем-то удостоверилась. Что-то пробубнила себе под нос.
        - Я вернулся домой, попытался обо всем забыть, но не получалось. А потом, когда вроде бы вышло и я перестал об этом думать, нас собрали вновь.
        Мистер Д потянулся к внутреннему карману пиджака, достал оттуда толстую сигару и закурил, а потом, выпустив дым, заглянул мне в глаза.
        - И сказали, что Улиус до сих пор жив, а убив карсекорца мы скрепили себя с ним договором. А потом объяснили все, что я даже поверил в то, что это необходимо.
        Мистер Д поднялся, прошелся по комнате, выпустил в несуществующий потолок дым, и я увидела над головой раскрытую пасть, которая висела в метрах двадцати над местом, где был потолок.
        Стало страшно до головокружения. Два ряда зубов сверху и снизу, а между ними сотня лиц во всевозможных гримасах. Все эти лица взирали на меня пустыми глазницами, от чего становилось не по себе.
        - Это память антимагии, - объяснила Наташа, увидев мое выражение лица. - Антимагия помнит что происходило в мире, но смешивает реальность и эмоции. Потому иногда получаются устрашающие людей картины.
        - Нам объяснили, - продолжил мистер Д, - что тот парень из Карсекора - пророк. Что пророки - это сбой. Ошибка, нарушающая нормальное существование миров.
        - Почему сбой? - спросила я, сама понимая, что может, оно так и есть. Что никто не должен знать точное будущее.
        - Потому что будущее не определено. Оно создается само, сейчас, нами. Для пророка же то, что с нами еще не случилось, становится прошлым. Мы не можем поступить против того, что увидел пророк.
        Значит, те люди, убитые Огрусом, были пророками!
        Как, черт его дери, и я!
        Мои пальцы до боли сжались в кулаки. Может, этот Улиус и прав? Ведь умри я тогда, в своем мире, попадись в лапы антисущности, Дэн остался бы жив!
        Комнату окружала полнейшая тьма, а лица сверху смотрели на нас с безразличием, словно наблюдали за интересным спектаклем, с нетерпением ожидали концовки. Трагедия или счастливый финал? Кто его знает на чьей стороне они были.
        - Почему ты пошел против Улиуса? - спросила я, подойдя к мистеру Д и заглянув в его скрытое маской лицо.
        - Потому что каждый человек имеет право на жизнь. Даже если он пророк, - холодно ответил собеседник. - Но пророк определяет будущее единолично, при том даже сам не понимая этого.
        - Может, он был прав? - спросила я, смотря на мистера Д заслезившимися глазами. Его лицо искажалось, становилось размытым и неестественным.
        - Может, и прав. Только Улиус - не человек. И не бог. Это процесс, - голос мистера Д показался мне громом. - Пусть разумный, но процесс. Чародей Улиус когда-то провел эксперимент, желая сделать людей ближе к вселенной. Он пытался дать нам возможность тоньше чувствовать её. Но в итоге миры разъединились, появились пророки. Улиусу удалось стать частью вселенной, но он превратился в саморегулирующую систему вселенной, в которой пророков быть не может. Словно он сам пытался противодействовать тому, что натворил..
        Краем глаза я увидела, как рядом появилось что-то огромное, серое. Повернулась, взглянула в россыпь глаз по всему телу исполинского существа - кюрина. Почувствовала его дыхание и сердцебиение и внезапно поняла, что это огромное существо, на плечах которого располагался дворец мистера Д, несчастно.
        Оно грустило. Не знаю почему. Может, от одиночества, а может, потому, что его использовали. А может потому, что это создание было давно мертво, и оставалось лишь бесформенным воспоминанием, тенью былого величия.
        Создание всматривалось в меня миллионами глаз, а я всматривалась в него. Будто мы оба искали выход оттуда, откуда его нет, и оба до последнего надеялись увидеть лучик света в царстве мрака.
        Я вздохнула и попятилась назад. Мне было плевать на Улиуса, на все вместе взятые миры, на мастеров и на то, правильно существование пророков или нет. Интересовало лишь то, как не дать Дэну погибнуть.
        Я знала, что вернусь туда. И переживу тот самый момент в Эрхинопсе. Увижу, как мой возлюбленный падает с моста в пропасть. И единственное, что мне было интересно, можно ли этого не допустить.
        - Это всегда происходит, - сказал мистер Д. - Всегда создается организация, уничтожающая пророков. Я был в Эрхинопсе. На могиле человека, который давным-давно служил Улиусу. Уничтожал пророков. Понял, что это будет продолжаться вечно. И этому нужно помешать. Найти решение.
        - Как спасти Дэна? - выкрикнула я, замечая, как мы оказались на спине кюрина, прямо перед сделанным из хрусталя и драгоценных камней дворцом. Ведущие к нему ступеньки теперь мне казались более серыми и мрачными, чем тогда, когда я была тут впервые.
        - Я в самом деле не знаю никакого Дэна, - ответил мистер Д.
        - Что делать пророку, который знает будущее, но не хочет, чтоб оно сбылось?
        По дворцу впереди побежали волны. Картинка перед глазами поплыла и исказилась. Гнулись башни, увеличились окна, исполинская дверь, ведущая внутрь, стала похожа на узкую щель. В нос ударил резкий запах, похожий на спирт, от которого мои глаза заслезились еще больше.
        - Я не знаю, - ответил мистер Д.
        В реальности появились пробелы, словно мир покрывался серыми пятнами. Сквозь них виднелись монотонные блоки стен замка, алхимические субстанции и изувеченное тело, лежащее на койке. Его хозяин не смотрел на меня. Смотрела змея, буквально вживленная в его тело. Это она говорила со мной человеческим голосом и отвечала на мои вопросы.
        Наташа тоже склонилась над кроватью мистера Д, но с другой стороны. Он наверняка общался с нами одновременно, но воспринимали это все по отдельности.
        - Я честно не знаю, - ответило лежащее на койке изнеможенное существо, когда-то бывшее человеком.
        Человеческий рот шевелился, но слова шипели так, словно их произносила змея.
        - А ты знаешь пророка?
        - Я и есть пророк! - ответила я.
        - Ты?
        Он поднял голову. Его три зрачка слились воедино и черное пятно уставилось на меня.
        - Я увидела смерть дорого мне человека и хочу не дать этому произойти.
        - Но ты не пророк…
        - Как, не пророк?
        - У них особая магическая аура. Если знаешь куда смотреть - никогда не спутаешь.
        Артон Бок издал тихий звук, похожий на кашель, а я вглядывалась в его покрытое морщинами, точнее полностью состоящее из морщин лицо. Всматривалась в собственное отражение в зрачке его единственного глаза. Пыталась обнаружить ответ в его тьме, но тот все время ускользал.
        - Я ведь вижу будущее. Нахожусь в прошлом и будущем одновременно, не зная, что из этого реальность.
        - Ты не пророк, - прозвучал голос, хоть рот мистера Д не открывался. - Антимаг - да. Но не пророк.
        - Не может быть, - ответила я, понимая, что лежавший передо мной человек или врет, или ошибается. В его состоянии ошибаться вполне нормально. - Я живу и в прошлом, и в будущем одновременно. То, что происходит сейчас - это будущее. А есть прошлое, где дорогой мне человек в опасности…
        - Но это невозможно, - повторил мистер Д, не открывая рот. Слова словно лились изнутри него. - И не можешь им быть.
        - Сейчас происходит то же, что и полвека назад! - крикнула я. - Клаус Огрус уничтожает пророков. Он убил человека на моих глазах! Он помогает этому Улиусу? Кто вообще он такой?
        - Клаус Огрус, - послышался тихий шепот, будто шептали тысячи голосов со всех сторон одновременно. - Кажется, я догадываюсь кем он был.
        Он потянулся ко мне и я почувствовала, как кто-то словно роется в моих мыслях, переворачивает все в голове вверх дном. Находит там Клауса Огруса.
        - Теперь догадываюсь. Я ошибался. Как же я ошибался.
        Единственный зрачок мистера Д расплылся. Теперь уже было не три круживших в его глазе точки, а целых пять. Они бегали друг за дружкой, вели бесконечную гонку.
        - Так его теперь зовут. Клаус Огрус. Тогда он был совсем юн. Он видел будущее. И я должен был убить этого человека.
        Шершавая рука Артона Бока прикоснулась ко мне, но я не сопротивлялась. Знала, что он хочет что-то мне показать. Стало холодно. Мороз начал обжигать кожу и заставил щелкать зубы. Спустя мгновенье я увидела осенний лес.
        Опавшие листья лежали повсюду, под ногами хрустели ветки и желтая, приготовившаяся к смерти трава. Деревья вокруг склонились, простирая ко мне крючковатые пальцы. Среди их ветвей проглядывало серое, затянутое тучами небо. Падал снег. До земли он не долетал, таял в воздухе. Пахло вот-вот собирающейся наступить зимой.
        Спустя мгновенье я увидела парня. Худенького, невысокого ребенка. На вид ему было лет шесть. Он, кутаясь в теплое пальто, собирал какие-то травы. Набрав корзину, он побежал к высокому мужчине, стоявшему неподалеку.
        - Пап, это подойдет? - спросил он.
        - Да. То, что надо, - усмехнулся отец.
        Я смотрела не своими глазами. Я вовсе не смотрела. Переживала воспоминания Артона Бока. Чувствовала, как мысли мешаются в его голове. Он смотрел на мальчишку, слепо уверенный в том, что одним своим существованием этот паренек может уничтожить мир.
        Бок собирался сказать слова проклятия, но те не желали срываться с языка. Он осмотрелся вокруг, начал топтаться на месте, утратил контроль и скрывающее его заклинание исчезло.
        - Пап, там кто-то стоит! - послышался голос парня.
        - Где?
        - Да вон же!
        Артон Бок не мог совершить задуманное. Он стоял, смотрел еще несколько секунд, в надежде, что все-таки решится спасти мир от чудовища-пророка, но не смог.
        А затем паренек шагнул к нему.
        - Что-то произойдет, - сказал он. - Спустя пятьдесят лет. Нужно собрать людей, владеющих антимагией. Они смогут помешать. Клаус Огрус. Он причастен.
        - Я оставил ему жизнь! - прошипел Артон Бок, а точнее то, во что он превратился. - Сейчас по моей вине все происходит. Но ты не пророк. Я вижу. Я чувствую то, что ощущаешь ты. Это не твои видения.Кто-то, скорее всего, дал тебе это при помощи магии.
        - Но кто? И зачем?
        - Не знаю, - поднял голову он. - Но теперь, когда я понял, кто такой Огрус, мне ясно, что меня использовали. Сам Улиус или его сторонники. Кто-то следил за мной и за вами, чтобы найти пророка. Кто-то из вас. Кто? Покажись!
        Я оглянулась, посмотрела в угол комнаты, где лежал брошенный Марком рюкзак, из которого медленно, будто опасаясь чего-то, выползал хорек. Животное росло на глазах. Сперва стало размером с собаку, потом начало принимать человеческие очертания. Шерсть исчезала, лапы превращались в руки.
        Марк был совсем голый и худой, будто не ел несколько месяцев..
        Реальность начала разрушаться. Стены замка разлетелись в стороны и обратились в пыль.
        Вместо туч на небе появлялись черные пятна, бронзовый памятник какому-то магу, высящийся на площади, покосился и склонился, будто хотел дотянуться до пальцев собственных ног. Земля шла трещинами, сквозь которые виднелось абсолютное ничто. На глазах деформировались и принимали причудливые формы деревья и кусты, улицы и лавочки, дома и люди. Вместо ног некоторых из них были руки, у других отсутствовали головы, третьи передвигались как животные.
        Мир покрывался складками, трещал, сжимался. Мир был ненастоящим и как измятый листок бумаги летел в мусорную урну.
        - Это он убил Ранзара, - сказал Марк. - Тот, кто жил в моем обличии. Он поймал его, когда тот черпал из меня энергию для перевоплощения.
        - Кто он такой? - спросила я, видя, как пальцы моей руки теряют целостность и расплывается.
        Меня здесь нет. Здесь только моя проекция.
        - Сам Улиус во плоти. А может, его прислужник, - ответил Марк. Стоящая рядом Наташа что-то говорила, но слышно её не было. Она словно находилась за звуконепроницаемым стеклом. - Это не должно произойти.
        Договорить он не успел. Слова перестали звучать, а затем между нами треснула земля. Обрыв образовался на глазах. Огромный и черный, чернее всего на свете.
        Реальность рушилась. Распадалась на клочки. Но почему? Потому что пророчество ненастоящее? Или потому, что в прошлом что-то произошло, не дав случиться настоящему?
        Глава 42. Прошлое
        Эрхинопс был в точности таким, каковым я его запомнила. Оранжевое небо, на котором виднелись черные пятна, окутанная туманом пропасть и словно вылепленный из снега мост через неё. По обе стороны от моста высились колонны, уходящие вверх до самих оранжевых небес. А впереди бежал человек.
        Хотен вин Драур.
        - Не нужно! - крикнула я Дэну. - Не преследуй его.
        - Он проклял тебя. Смертельно! - воскликнул Дэн. - Проклятие может снять только он. Я должен.
        Я бежала за ним, понимая, что силы вот-вот закончатся. Что-то будто прицепилось ко мне и высасывало энергию. Руки и ноги немели, я переставала ощущать свое тело, готова была упасть в любую секунду.
        - Не умирай! Прошу! - крикнула я.
        Не знаю, услышал ли Дэн. В ушах шумел ураганный ветер, глаза закатывало пеленой, в горле застрял ком. Я слабла с каждым мигом, а тот, кого я любила, отдалялся от меня.
        Я видела этот момент. Смотрела на него множество раз. Воспроизводила в памяти. Знала, что это произойдет. Знала, что тот, кого я люблю, умрет здесь. Но помочь не могла. Присосавшийся ко мне паразит-проклятие высасывал все соки. Попытки воззвать к магии не увенчивались результатом, будто волшебство просто исчезло.
        Я чувствовала как тяжелеет тело. Мысленно умоляла Дэна вернутся, но тот не слышал или не хотел слышать. Он почти догнал бегущую перед ним фигуру, полыхнуло синим, время поползло медленно, почти остановилось.
        Два человека впереди сошлись в схватке насмерть. В ход шел весь магический арсенал обоих. Они то замедлялись, то ускорялись настолько, что превращались в размытое пятно. Взлетали в воздух, падали вниз, снова поднимались, бросали друг друга телекинезом, изменяли тела друг друга.
        Поединок двух чародеев не был похож ни на что. Дуэль сопровождалась чередой отвлекающих маневров, изменений скорости течения времени, созданием иллюзий и прочими трюками и защитными маневрами.
        Побеждал тот, кто смог преодолеть или обмануть защиту противника, отличить правду от трюка.
        Я знала, что победителя в этой дуэли не будет, а по моей щеке стекала горячая слеза. Тело перестало чувствоваться, оставался лишь разум и бешено бьющееся в груди сердце.
        Это конец!
        В какой-то момент у Дэна появился двойник, но противник понял маневр, не отвлекся, а вместо этого отпрыгнул и направил в сторону обоих телекинетическую волну.
        Двойник исчез сразу. Дэн же проскользил несколько метров по белоснежному мосту, но не дал противнику воспользоваться секундным замешательством. Он создал дымовую завесу, скрывая себя в ней и не давая врагу сосредоточиться, а затем налетел на него сверху.
        Вин Драур тоже был не лыком шит, успел замедлить время, отскочил. А потом все ускорилось, замигало и замерцало.
        Я не хотела смотреть, но не могла ни закрыть глаза, ни отвернуться. Проклятие с каждой секундой набирало силу. С каждым мгновеньем какая-то частица меня умирала. Даже эмоции начали гаснуть.
        Из последних сил я держалась за спасительную ниточку чувств к Дэну. К главному магу восточной Европы, изменившему мою жизнь. И казалось, что любовь только растет. Что проклятие не властно над ней.
        Эрхинопс не был магическим миром, а потому у дерущихся чародеев быстро закончилась энергия, которую они принесли с собой. В ход пошли кулаки.
        Маги по старинке набросились друг на друга. Каждый старался отправить противника в падение с моста. Бой шел с переменным успехом. То один оказывался на белоснежной поверхности, то другой. Казалось, что мост, сделанный из скелета двухсоткилометрового животного, вот-вот разломается.
        Я пыталась сделать хоть шаг. Помочь хоть как-то, но не получалось. А Дэн и вин Драур слились воедино, в схватке, где не могло быть победителей.
        Оба все ближе подбирались к краю моста. Вин Драур толкнул Дэна ногой, но тот успел ухватиться за колону. Повернулся, нанес ответный удар.
        Критический момент приближался. Я могла отсчитать время до того момента, когда оба упадут в бесконечную пропасть. Мои глаза слезились и из-за слез я почти не видела их. Лишь движущееся размытое пятно кувыркалось перед взглядом.
        Бой сердца замедлился, почти затих. Я чувствовала лишь жгучие слезы, скатывающиеся по каменным щекам, и разрывающую боль изнутри.
        А затем все случилось.
        Кто-то из двух магов оттолкнул второго, налетел на него в желании толкнуть с моста, но в последний миг тот успел ухватиться за противника. Я даже почувствовала, как мост ушел у них из-под ног. Видела, как оба исчезают в беспросветном тумане.
        Спустя миг я оказалась на коленях, понимая, что проклятие больше не работает. Тот, кто наложил его, умер, унеся его с собой. Я снова чувствовала свои руки и ноги, ощущала запахи и слышала легкое потрескивание, доносившееся из бездны.
        Но мне не хотелось возвращаться в мир.
        Дэна в нем больше не было и лучше бы проклятие сработало до конца. Слезы капали на белоснежный мост и сразу исчезали. Кость, из которой он был сделан, впитывала их. Стало темнее. Или в самом деле или только для меня - не знаю, но на шею словно подвесили тяжелый якорь.
        Распластавшись на мосту, я рыдала. Я не была пророком, но все же увидела этот момент в будущем и не смогла его предотвратить. Будущее предопределено. Оно детерминировано теми, кто может заглядывать в него. Не существуй меня - Дэн был бы жив.
        Мне хотелось чтоб трепещущее сердце разорвалось, позволило мне обрести покой, но оно билось как птица, пойманная в клетку, но не желало умирать. Зато желала я. Кто знает чьи жизни мне предстоит забрать? Кто знает случится ли то, что я видела?
        Всяко к жизни без Дэна я была не готова. Поднялась на трясущиеся ноги, ступила к обрыву, взглянула в него.
        Говорят, если долго смотреть в бездну, бездна посмотрит в тебя.
        Я чувствовала на себе её взгляд. Знала, что скрытая за дымкой попасть готова принять меня в свое лоно и обеспечить вечный покой.
        Не так ведь много времени прошло с того времени, как я впервые шла по этому мосту. Всего-то немного больше недели. Но за это время я поняла, что все, бывшее до того момента, не имело значения.
        Может, загробная жизнь существует?
        Книги магических миров рассказывали такие теории. О том, что после смерти человек сливается с вселенной или переходит на другой уровень существования.
        Правдивы ли они? Без понятия. Но даже малейший шанс быть с Дэном заслуживал того, чтобы им воспользовался.
        Клубящийся туман внизу звал, и я почти сделала последний шаг.
        - Стой!
        Крик за спиной был громким и знакомым. Я не хотела оборачиваться. Решила, что это галлюцинация, но тут же сильная рука ухватила меня за плечо, заставляя повернуться, и я посмотрела в глаза Дэна.
        Он выглядел так, будто только что вернулся из ада. Кожу покрывала черная копоть, его свитер был порван, на руке виднелась рана, под глазом красовался синяк, но несмотря на это он улыбался.
        - И что бы я без тебя делал? - спросил он, подмигивая мне левым глазом.
        Я прикоснулась к его лицу, пытаясь удостовериться, что это не иллюзия и не игры воображения. Стерла с него черную пыль. А потом бросилась в объятья Дэна, изо всех сил прижала его к себе.
        - Ты же предупредила меня. А я говорил, что ничего страшного не будет, - прошептал он. - Приберег немного энергии для левитации.
        Мне было наплевать как он это сделал. Главное жив. Я впилась в его уста и мне хотелось, чтоб поцелуй длился вечно. Так оно и было, я слегка приостановила время, чисто интуитивно. Из ложных воспоминаний о грядущем все же удалось утащить несколько воспоминаний и умений.
        А когда мои глаза открылись, взору предстал кюрин. Он выставил свое исполинское тело из тумана в шаге от моста и заинтересовано взирал на нас миллионом глаз. Его серая кожа вздувалась, усы трепыхались на ветру. Подглядывать решил, что ли?
        - Кыш отсюда, - рассмеялась я.
        - Ты знаешь, что эти животные одно время были священными? - спросил Дэн.
        - Не-а-а, - протянула я, качая головой.
        - Перед ними заключали союзы. Так что пусть он слышит. Клянусь всегда быть вместе с тобой, защищать, оберегать…
        Дэн замялся.
        - Как там дальше?
        - В горе и в радости?
        - Точно. В горе и в радости.
        - И я клянусь любить тебя и защищать. В горе и в радости. В любом мире и времени. Во имя…
        - Кареншу, Зибери, Капхэ и Локсса.
        - Что? - Рассмеялась я.
        - Имена древних богов.
        - Во имя Карнешу, Зиб…
        Я забыла и снова засмеялась.
        - Короче, клянусь. Кюрин, прими нашу клятву.
        А потом мы снова поцеловались. В душе расцвела надежда, что расставание не наступит никогда.

* * *
        В окне кабинета Клауса Огруса наверняка стояла какая-то приближающая иллюзия, из-за которой лес казался совсем близким. Ветви деревьев сплетались в странном узоре, сквозь который в комнату проникали солнечные лучи. Они освещали покрытый пылью книжный шкаф, массивный стол и самого хозяина кабинета, сидевшего за ним.
        Он только переехал сюда и только начал обустраиваться.
        Клаус Огрус выглядел мрачно и подавлено, будто в его жизни случилась большая трагедия. Облик угрюмого и строгого преподавателя исчез как по мановению волшебной палочки. Он предстал обычным человеком с растрепанной бородой и волосами, в костюме, который повис мешком на его будто исхудавшем за последние полчаса теле.
        Не издавая ни звука Клаус Огрус слушал мой рассказ и с каждым словом будто увядал, отдалялся от мира, даже старел. Рядом сидел Дэн, который тоже внимательно слушал и держал меня за руку, немного успокаивая.
        Я пересказывала все, что ждет в будущем. Воспоминания понемногу испарялись из памяти, но основное я помнила. Мистера Д, Марка, демонессу Наташу, Ранзара, который погиб таким молодым, абденского парня, умершего во время то ли ритуала, то ли танца, Артона Бока, который решил возродить должность мастеров, и Улиуса, который давно не был человеком, но влиял на мир больше, чем кто-либо из живущих.
        - Это я дал тебе частицу своей энергии, - сказал он. - Я сделал из тебя псевдопророка, - сказал он и отвернулся, будто стыдясь. - И я же нанял вин Драура, чтобы он послал за тобой антисущность.
        - Зачем?
        - Страх порождает быстрое развитие способностей. Антимагических способностей в твоем случае. Как человек, за которым гонится тигр, способен бежать со скоростью профессионального спортсмена, так и чародей способен на то, что казалось трудным или вовсе невозможным.Убивать тебя я ему не говорил. Но он преступник. Для него ценнее всего собственная шкура. Потому на мосту он и попытался сделать это.А я… Я пытался найти лекарство для пророков. Чтобы они не переживали то, что пережил я.
        - Лекарство? - ухмыльнулась я, решив, что у каждого злодея найдется сотня оправданий своим деяниям.
        - Я давно не помню какое имя дали мне при рождении, - вздохнул он. - Когда-то за мной послали убийцу. Мне тогда было лет шесть. Послали просто потому, что у меня были видения чего-то, что мне тогда не было понятно. Только потом до меня дошло, что это не просто видения, а будущее. Что в них случается катастрофа. Затем я попытался найти другого человека с подобными способностями. Чтобы сверить их. Им оказался парень из вашего мира. Но он упал с крыши, оказался в больнице, а затем умер. Тогда я и понял, что кто-то уничтожает пророков. Оказывается, сама вселенная хотела избежать катаклизма. Я много раз менял имена, личности, тер собственную память, чтоб меня не нашли. Оставлял себе пометки о том, что нужно и чего не нужно делать. Фотографии важных для дела людей. Не жизнь, а ад.
        Огрус поднялся, прошелся по комнате, выглянул в окно.
        - Тот человек в Абдене. Помню его по видениям. Он тоже пророк. Почему-то мне нужно было связаться. Может эксперимент с тобой оказался удачным, и я хотел ему помочь. Видения расплывчаты. Но мне точно не хотелось его убивать. Его убило что-то другое, после того, как я передал ему записку с желанием встретиться и поговорить.
        - И в чем же состоял эксперимент? Какое лекарство? - спросил Дэн.
        - Найти человека, способного к антимагии. С помощью магии перенести на него ту часть себя, что отвечает за пророчества. Пророк никогда не бывает антимагом, а антимаг пророком. Это я понял, изучая книги. Пророки возникли в момент разъединения миров. И я подумал, почему бы не попробовать создать пророка-антимага? Может, он сможет договориться со вселенной.
        - Почему выбрал меня? - выпалила я.
        - Способность соединять в себе магию и антимангию встречается нечасто. Я искал долго. И ты первая, кто мне попался. Не мог упустить возможность проверить теорию.
        - И ты решил нанять применить несанкционированное магическое вмешательство, а потом еще и нанял бандита, который чуть её не убил, - проскрипел зубами Дэн. - Тебя ждет тюрьма.
        - И я очень рад этому, - усмехнулся Огрус. - Значит, то, что должно произойти, не произойдет. А значит, это работает. Нужно лишь найти других пророков, других антимагов, и провести подконтрольные эксперименты. Улиус перестанет уничтожать пророков, пророки избавятся от своего проклятия, а антимаги найдут свое место в мире.
        - Ты говорил о катаклизме, - сказал Дэн. - О каком?
        - Некий человек проведет очень опасный ритуал. Это случится через год. Он словно разъединится. Часть его будет находиться в Кати, а вторая в Денканте. Он станет таким себе мостиком, через который энергия Денканта проникнет сюда. Кати станет вторым Денкантом. А может, это распространится и дальше. Не знаю. Он сам не хотел этого творить. Он, как и я, хотел помешать смерти пророков.
        - О боже, это же мистер Д! Артон Бок! - воскликнула я. - Я видела как рушится мир. Думала, что это из-за того, что будущее удалось изменить. Но оказывается…
        - Где найти этого Мистера Д? - спросил Дэн.
        - Резиденция графа Мершария! - выпалила я названия из видения.
        - Идем, - позвал Дэн и мы вышли из кабинета.
        В коридоре кипела студенческая жизнь. Кто-то бродил по потолке, кто-то нервно листал конспект, кто-то громко смеялся.
        Пара полицейских в широкополых «мушкетерских» шляпах направились в кабинет Огруса как только мы покинули его, а спустя несколько секунд преподаватели иллюзии в их сопровождении направился по коридору. Несмотря на это он улыбался.
        Мимо меня прошел Марк. Я узнала его сразу, как только он появился на противоположной стороне коридора. Он обмолвился двумя словами со скучающим у стены абденцем и устремился по своим делам.
        Это был настоящий Марк, а не то существо, что выдавало себя за него. Не знаю как, но я почувствовала это сразу. Первым моим позывом было подойти к нему, предупредить об опасности, но вряд ли он поверит мне. Тут же был и Ранзар, который стоял в компании своих карсекорских дружков и измерял меня хищным взглядом.
        Думаю, теперь с ним ничего не случится.
        - Нужно уведомить власти про этого Мистера Д, - сказал Дэн.

* * *
        Низкие серые тучи медленно плыли над островом, который я назвала трущобами.
        Резиденция графа Мершария выглядела как белое пятно на фоне всеобщей серости и уныния. А вокруг неё толпился десяток полицейских и трое боевых магов, державших наготове боевые заклинания.
        Артон Бок, вышедший изнутри в компании полицейских, выглядел как старик, готовый в любой момент отдать концы. Дряблая, морщинистая кожа, скрюченное тело, трясущиеся руки.
        - По сути антимагия - болезнь, - сказал мне стоящий рядом Дэн. - его отправят на очищение.
        - Нужно чтобы он знал, что произошло по его вине, прошептала я.
        Артон Бок был совсем рядом. Он не смотрел в мою сторону. Пялился вниз. Его глаза словно умерли. Потеряли интерес ко всему.
        Я сделала шаг вперед, не отпуская руку Дэна.
        - По вашей вине случится катаклизм, о котором предупреждал пророк.
        Мистер Д, а точнее тот, кто должен им стать, поднял голову, посмотрел на меня, что-то тихо прохрипел себе под нос, покачал головой. А потом резко потянулся ко мне рукой. Коснулся моего лица шершавыми пальцами.
        Дэн собирался что-то сделать, но меня вмиг словно озарило. Я поняла, что необходимо дать Мистеру Д совершить то, что он собирался сделать.
        Вмиг схватила руку старика, закрыла глаза, а спустя мгновение оказалась в другом месте.
        Мост из костей тянулся вдаль сколько хватало глаз, а белые колоны доставали до самих небес. Вдали красовался кюрин. Эрхинопс.
        Шершавыми пальцами старик провел по моему лбу, и я почувствовала, как мысли в голове переворачиваются. В точности как в моем видении из будущего. Он искал там что-то. Точнее кого-то. Клауса Огруса.
        - Некий человек проведет очень опасный ритуал. Это случится через год. Он словно разъединится. Часть его будет находиться в Кати, а вторая в Денканте. Он станет таким себе мостиком, через который энергия Денканта проникнет сюда. Кати станет вторым Денкантом. А может, это распространится и дальше. Не знаю. Он сам не хотел этого творить. Он, как и я, хотел помешать смерти пророков, - его фраза повторилась в голове громом.
        А потом он отступил на шаг назад, искривился. Посмотрел на меня внезапно ожившим взглядом. Повертел головой. По помятой возрастом щеке поползла слеза.Мне стало его жаль. Все-таки он не желал допустить того, что произошло.
        - Я не дам этому произойти, - сказал он, и попятился назад. Прямо к краю моста. И не спуская с меня взгляда, прыгнул вниз.
        Эпилог. Настоящее
        Вблизи король леса был необычайно красив. Серебристые ветви спутывались в странные узелки, а листья словно дышали, ритмично танцуя друг с дружкой несмотря на то, что ветра и в помине не было. Где-то неподалеку плескался ручей, в траве отпевали свои серенады сверчки. Ключ необычных больших и синих птиц, напоминающих попугаев, пронесся по небу. Где-то в траве промелькнул небольшой серый зверек и, не дав себя разглядеть, исчез, растворившись в природе.
        Воздух пахнул цветами. И любимым.
        - Мало что помнишь? - спросил Дэн, присевший на траву и облокотившись спиной на блестящую кору древнего дерева.
        Король леса словно благословлял нас. Он слегка склонился вперед и мне показалось, что изнутри исполина доносится легкий, едва слышный шепот.
        - Какие-то отдельные моменты помню. Имена. Места. Но сложить все вместе не могу, - ответила я, прижавшись к любимому.
        - Главное не делай тек больше. Я чуть с ума не сошел, когда ты пропала вместе с этим Боком.
        - Не буду, - усмехнулась я. - Его тело нашли?
        - Разбился о скалы. Как и вин Драур.
        Небольшие аккуратные, словно искусственно кем-то созданные тучки медленно плыли по небосклону, а трава наслаждалась последними мгновениями перед тем, чтобы уйти на зимнюю спячку. Стоял последний теплый денек, которые так ценимы что в нашем мире, что где-то еще. А завтра пойдут дожди, настанет слякоть и холод.
        В Кати этот день - праздник и готовиться к нему начали как только маги-синоптики определили точное время наступления осени.
        - А что с Огрусом?
        - Дает показания. Он сядет. Но кое-кто к нему прислушался. Решили повторить перенесение пророческого дара на антимага в лаборатории.
        - Вряд ли найдутся добровольцы.
        - Уже нашлись. Ранзар из Карсекора признался, что он антимаг. Заявил, что не хочет идти по стопам отца. Желает помочь человечеству. Ну и Огрус в качестве пророка тоже дал согласие на исследования. А еще объявилась демонесса. Сказала, что хочет помочь в исследованиях. Тесты подтвердили, что говорит правду. Со временем найдутся и другие.
        Ранзар…
        Я слабо помнила его. Но чувствовала, что он сделал правильный выбор.
        - А еще нашли секту Улиуса, - продолжил Дэн. - Один из них сдался. Сказал, что Улиус повелел ему найти человека по имени Марк, украсть его внешность и внимательно следить. Но будто бы Улиус перестал выходить на контакт, и они поняли, что это не лучший путь.
        - Значит, мы предотвратили будущее? - усмехнулась я.
        - Скорее всего, - ответил Дэн. - А хочешь еще хорошую новость?
        - Хочу, - ответила я.
        - Я уволился, - коротко сказал Дэн.
        - Да?
        - Ага. Говорил же, что уедем в Зуберию. Там у меня есть небольшой домик. Поживем вдали от всех, пока не надоест.
        Я хоть и не помнила будущего, но точно знала, что как минимум годик мне стоит побыть где-то в другом месте. Подальше от магов, антимагов, городов да и вообще от всего, что связано с людьми. Может, со временем такая жизнь мне надоест, и захочется вернуться, а может, и нет. Но сейчас я обрадовалась, обхватила Дэна будто его собирались украсть и поцеловала в губы.
        Он горячо ответил на поцелуй, прижал меня к себе.
        - Ты когда-нибудь пробовала кушниру?
        - Кушниру? - впервые услышала это слово.
        - Зуберийское блюдо из тамошних фруктов. Это когда берутся тамошние яблоки, нарезаются дольками, ложатся рядом с целыми анхимиями, а потом сыпется пыльца цветка застры. Лучше всего идет с зуберийским вином.
        - Нет, конечно, - улыбнулась я. - На что-что, а на рецепты других миров мне времени пока что не хватило.
        - Научу тебя её готовить. Впрочем, и от обычных земных пельмешек не откажусь.
        - Значит, ты хочешь, чтобы я стояла на кухне, пока ты будешь развлекаться с зуберийками? - в шутку спросила я.
        - Смотреть не могу на зубериек, - рассмеялся он. - Знаешь, как их называют эрлисидианцы? Анорами. От земного «анорексия».
        - Но на кухне все же работать мне…
        - По очереди. Только по очереди. Там есть передатчик, способный тянуть магическую энергию из других миров. Не очень сильный, но на двоих вполне хватит. А готовить с магией не так и скучно.
        Представилась картина из какой-нибудь сказки, где ножи сами нарезали еду, сковородки сами жарили, рядом сама по себе бродила метла.
        Я хотела чтобы мы никогда не расставались. Ни при каких обстоятельствах. Пусть хоть весь мир перевернется вверх дном и накроется медным тазом, лишь бы мы были вдвоем. Это была та самая любовь, о существовании которой многие позабыли, хоть прикоснуться к ней означало открыть в себе колдовскую силу, не требующую магической и антимагической энергии и работающую что в магических мирах, что в тех, что лишены волшебства.
        Вечный двигатель существует. Не смотря на все физические и магические законы, он есть и всегда открыт тем, кто хочет его увидеть. Любовь - вечный двигатель человечества.
        Поцеловала Дэна в щеку, подняла взгляд и увидела Анха, который смотрел на нас с ветки соседнего дерева. Он повернулся боком, посмотрел на нас, будто приценивался, а затем поговорил:
        - Хорошая любовь. Вкусная! - протараторила птица. - Вку-у-уснотища.
        - А ты не подглядывай, - бросил ему Дэн.
        - На днях мой птичий срок заканчивается, - прощебетал Анх. - Вкусно! Буду как человек! Вкусно быть человеком! И забуду все, что тут видел. Хочу тогда с вами познакомиться.
        - Познакомишься как-то, Анх, - ответил Дэн и сильнее прижал меня к себе. Я чувствовала себя не одной. Может, впервые за всю жизнь понимала, что у меня есть тот, кто всегда подбодрит, успокоит и никогда не бросит. Впервые за свою жизнь я была по-настоящему счастлива.
        - Тогда до встречи. Вкусной встречи. Не буду вам мешать, - бросил Анх взмахнул крыльями и устремился вдаль, оставив нас наедине.
        Я не знала что будет дальше и радовалась этому. Может, нас ждали только приятные моменты, а может, и нет. Может, спокойно доживем до старости, а может, нас ждет череда приключений.
        Но в то же время я чувствовала, что мы никогда не отвернемся друг от друга и всегда будем вместе.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к