Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Алферова Наталья: " Петрович И Серый В Иномирном Легионе " - читать онлайн

Сохранить .
Петрович и Серый в Иномирном легионе Наталья Алферова
        Империя под угрозой! Оракул предсказывает нашествие нечисти. Как справиться с бедой «малой кровью»? Просто, если эта кровь - чужая. В разные миры отправляются ловчие, набрать рекрутов в Иномирный легион. Этот легион и должен принять на себя основной удар. Из диких, лишенных магии миров рекрутов забирают, не спрашивая согласия. Одним из таких миров становится Земля. Жертвы намечены, ловчая сеть приготовлена, вот только с самого начала все идет не так.
        Легион, смирно! На попаданцев с Земли равняйсь!
        Обложка от Екатерины Кругловой.
        Наталья Алфёрова
        Петрович и Серый в Иномирном легионе
        Глава первая. Дети Ветра
        Ничто не предвещало ни беды, ни хоть какого-нибудь значимого события. Картахея, столица Великой Империи, нежилась под летним солнцем, подобно спящему льву. За полторы сотни лет без войн, междоусобиц, склок за власть и природных катастроф жители империи расслабились.
        Тем более что с приходом на трон династии Эстарон захватническая тактика по расширению территорий сменилась на дипломатическую. В результате в империю влились Горное королевство гномов и Союз гоблинских племён. После чего стремление к увеличению подвластных земель и вовсе сошло на нет, ибо, как сказал император, дед нынешнего: «Нельзя отхватывать кусок больше, чем сможешь проглотить».
        Такая аналогия была не случайной, все Эстароны отличались отменным аппетитом. И это являлось, пожалуй, единственной их слабостью. А вот любовь к красивым женщинам отец нынешнего императора за слабость считать отказался, заявив, что это естественное для мужчин качество.
        За полтора века забылось первое десятилетие правления династии с жёсткими реформами, а вот последующий расцвет в памяти поколений отложился. Как и воцарившийся после него период мирной спокойной, можно сказать, беззаботной жизни. Богатые и нищие богатели, причём, первые быстрее, остальные наслаждались стабильностью.
        Но нашлись и те, на чью жизнь не влияли никакие перемены. В Империи их называли «Дети Ветра» или, попросту - бродяги. Уличные музыканты и художники, циркачи и актёры, даже провидцы встречались. Не помогали выстроенные в больших городах театры, галереи, цирки. Труппа могла осесть на некоторое время, но вскоре ветер приключений подхватывал и отправлял в путь.
        Лишь с возрастом, когда уже не оставалось сил на странствия, бродяги покупали на скопленные деньги домишки и начинали вести скромную и скучную, по их мнению, жизнь. Так мечтала поступить и старая провидица Нея, но, предсказывая судьбу другим, она не угадала своей.
        Во время странствия, которое должно было стать последним, Нея нашла на дороге брошенного непутёвой матерью мальчишку лет двух. О том, что ребёнок именно брошен, свидетельствовала прикреплённая булавкой к рубашке записка, в которой корявым почерком сообщалось его имя «Ижен», и просьба: позаботьтесь, кто сможет. Правильнее бы было оставить мальца в ближайшем приюте, но сердце старой женщины дрогнуло. Посмотрев в карие смышлёные глаза мальчишки, Нея поняла, что она, никогда не имевшая детей, обзавелась внуком. И странствия продлились ещё на десять лет.
        Одной Нее до конца жизни хватило бы накопленных средств на скромное существование, а вот быстро растущему мальчишке требовалось многое. К радости бабушки он проявил склонность к музыке и научился играть на скрипке. Вскоре Ижен и Нея зарабатывали уже вдвоём. Мальчик играл на скрипке, а провидица предсказывала желающим их будущее.
        В столицу они пришли не только с намерением заработать, хотя Картахея считалась местом хлебным, даже городскому стражу порядка пришлось отвалить немалый куш, за возможность выступать. Нея надеялась, что её талантливого внука удастся устроить в одну из музыкальных школ. Сама же собиралась купить хоть плохонький домик на окраине и, наконец, осесть.
        Поначалу всё складывалось удачно. Удалось снять недорогую, но вполне уютную комнату в постоялом дворе, отметиться в Гильдии - да, да, у бродяг они тоже имелись, и за неполных три дня отбить сумму, выплаченную стражу. Однако Нею мучили тревожные предчувствия. Старой провидице очень не нравились ходившие по столице слухи, они тревожили, как тревожат водную гладь волны от брошенных в неё камушков.
        Нея давно уже разговаривала с внуком как с равным, потому спросила:
        - Ижен, ты общался с местными? Что говорят?
        Мальчик, разглядывавший скрипку и смычок, пробормотал:
        - Скоро струны менять, - затем поднял на бабушку взгляд и ответил: - Мутно всё. Кто-то видел Оракула, идущего во дворец. Значит, на него снизошло важное видение. Вряд ли хорошее, старец вид имел мрачный. Одного из наших, под ноги попавшегося, посохом по спине огрел. Благословил.
        Последнее Ижен произнёс с усмешкой. Нея укоризненно на него глянула, мол, как-то ты неуважительно о великом старце. На что Ижен, тоже молча, пожал плечами.
        - А я слыхала, новый призыв в войска ожидается. Счастье, что ты ещё не дорос, - произнесла Нея. Затем взяла куртку внука и принялась пришивать к ней пуговицы, терявшиеся подозрительно часто. Хорошо, у запасливой бабушки имелась целая шкатулка запасных, правда другого цвета и размера. В итоге куртки и рубашки Ижена, выглядели как у циркача. Сам мальчик на это внимания не обращал, а зрители после первых же звуков, издаваемых его скрипкой, забывали обо всём, кроме чудесной музыки.
        - Постой, бродяг ведь не забирают служить? - удивлённо спросил Ижен.
        Настала очередь бабушки пожимать плечами. Она перекусила нитку, благо зубы каким-то чудом сохранила, после чего добавила:
        - За неделю до нашего прихода у Императора все правители побывали. Точно что-то затевается.
        - Посмотрим, - философски изрёк Ижен и спросил: - Ба, можно я погуляю перед сном?
        - Драться не будешь? - строго поинтересовалась Нея, протягивая куртку.
        - Как получится, - честно ответил внук.
        На следующий день Нея и Ижен, чью щёку украшала свежая ссадина, отправились на Центральную площадь. Там, по словам местных, прогуливались известные музыканты и важные вельможи. Последние часто бывали щедры, а вот первых Нея надеялась привлечь талантом внука. Возможно, даже учеником какой-нибудь мэтр возьмёт. Долго мечтать провидица не умела. Она кинула на площадку у фонтана коврик, уселась на него и завязала чёрной лентой оба глаза. «Видеть не глазами, а сердцем», - так звучал девиз всех обладателей дара предвидения: от самого признанного из них - Оракула, до начинающего провидца-бродяги.
        Ижен достал инструмент из футляра, настроил и заиграл. На этот раз он начал выступление со старинной пастушьей песни. Прекрасные звуки скрипки словно переплетались с плеском водяных струй фонтана. Создавалась иллюзия, что маленький музыкант играет на струнах воды.
        - Неплохо, весьма неплохо, - изрёк господин, шествовавший мимо вместе с другом, и остановившийся, привлечённый искусной игрой.
        В его голосе не слышалось ноток, присущих настоящим музыкантам. Нее случалось показывать внука мэтрам, она хорошо помнила их интонации, даже при похвале остающиеся слегка пренебрежительными. Любопытство заставило чуть сместить повязку.
        Похваливший Ижена господин, как и его спутник, оказался важной птицей. Их мундиры, близкие по покрою к военным, украшали вышитые золотом гербы Империи - львы, опирающиеся на щит. Видеть подобные Нее доводилось, хотя и так можно было догадаться - это королевские советники.
        Похваливший Ижена советник, кинул в выставленную для сбора денег миску золотую монету.
        Ижен на мгновение прервал игру, склонил голову и вновь опустил смычок на струны.
        - Ты ещё у провидицы погадай на судьбу, - насмешливо посоветовал второй господин.
        Послышались смешки, вокруг постепенно собирались зеваки. Щедрый советник тоже улыбнулся и направился к Нее. Его шаги провидица только слушала, успев вернуть повязку на место. Скрипка Ижена смолкла.
        - Что ждёт нашу Империю в ближайший год? - неожиданно спросил мужчина, касаясь пальцами морщинистой руки Неи.
        Нея встала, обхватила ладонь советника своими двумя.
        Собравшаяся толпа притихла. Обычно на подобные вопросы следовал молниеносный ответ: «Богатство, мир и процветание». Нея тоже собиралась так ответить, но неожиданно пришло видение - отозвался дар.
        - Тьма, тьма грядёт, - произнесла провидица глухим голосом. - Призови помощь из других миров, ты сможешь.
        После этих слов Нея сняла повязку и посмотрела в глаза растерявшемуся мужчине.
        Раздались изумлённые вздохи. Второй советник кинул в миску ещё одну монету и повернулся к толпе.
        - Что встали, нечего слушать безумных старух. Лучше ты, парень, играй, - кивнул он Ижену, зло сверкнувшему на него глазами.
        Однако мальчик послушался, понимая, от таких предсказаний лучше отвлечь, чтобы не спровоцировать панику. Заиграл он гимн троллей, в исполнении на скрипке звучавший даже мелодично. Выбор мелодии объяснялся замеченными юным музыкантом троллями, выходящими на площадь.
        Королевские советники направились прочь. Нея и Ижен хорошо расслышали слова второго, сказанные достаточно громко:
        - Слава богам, всех бродяг завтра выставят из столицы. Кроме, разумеется, подходящих по возрасту под призыв в армию.
        Провидица неожиданно поняла, таким образом, второй советник извиняется за «безумную старуху», предупреждая о предстоящем событии. Она переглянулась с внуком и уже решила уходить, чтобы оповестить Гильдию. Но тут подошли тролли в форме дворцовых стражей. Видимо, сменился караул.
        - Эй, парень, славно играешь! - воскликнул один, с нашивками на рукаве, явно командир. - А нашу походную знаешь?
        Ижен кивнул и приготовился играть, но его остановил другой тролль.
        - Обожди-ка, - и подошёл к Нее, решившей повязку больше не надевать. - Провидица, скажи, женюсь ли я этим летом?
        - Не думаю, что первая жена позволит тебе привести вторую, - ответила Нея, улыбаясь.
        - О, здесь настоящий дар, не то, что всякие шарлатанки, - пробасил тролль, ссыпая в миску у ног Ижена несколько монет.
        Нея скромно промолчала о том, что задавая подобные вопросы, стоит снимать обручальное кольцо.
        Ижен заиграл, а тролли дружно запели любимую походную, пугая громкими голосами птиц и прохожих. Под необычный, но довольно удачный аккомпанемент дворцовые стражи трижды спели походную песню и два раза гимн. После чего щедро насыпали в миску для сбора средств монет и отправились в казармы в прекрасном настроении.
        Нея и Ижен, поместив деньги в заметно потяжелевший кошель, поспешили в Гильдию. Это им не составит труда быстро собраться, а вот артистов и циркачей, отягощённых реквизитом, костюмами, декорациями, нужно предупредить заранее. Да и тех, кто не горит желанием стать воином, тоже. Сами же бабушка с внуком решили не дожидаться завтрашнего дня.
        - Меня почему-то тянет отправиться к границе со степняками, - произнесла Нея, задумчиво глядя на внука. - Хотя безопаснее всего именно здесь, в Картахее.
        - В пограничье, значит, в пограничье, - весело ответил Ижен. - Думаю, охранники границ тоже любят петь.
        Нея в этом и не сомневалась, кто откажется от развлечения, чтобы скрасить службу. Вот только её оседлая и спокойная жизнь вновь откладывалась. Погоревать по этому поводу провидица не успела, они дошли до здания, в котором располагалась Гильдия Детей Ветра. Именно так было написано на вывеске, висевшей над дверью.
        Глава вторая. Империя под угрозой
        После визита в Гильдию провидицы и юного музыканта, Дети Ветра устроили совещание, после которого в разные концы столицы отправились посыльные. Пока бродяги быстро, без лишнего шума собирались в дорогу, в императорском дворце намечалось совещание куда более значимое.
        В портальный зал прибывали Военные советники всех входящих в состав империи королевств. Встречал их Первый Советник, тот самый щедрый господин, оценивший игру бродячего музыканта. Был он молчалив и задумчив. Первый Советник находился под впечатлением полученного предсказания. Старая провидица каким-то образом сумела увидеть то же, что и Оракул и даже частично угадала разработанный тайный план.
        Первый Советник невольно поморщился. Общение с Оракулом, довольно своеобразным старцем с отвратительным характером, далось ему лично нелегко. Никогда, даже в детстве, Первого Советника никто не осмелился бы назвать тупицей. Никто! А тут - пожалуйста, по десять раз на дню. Хорошо, хоть долго это не продлилось. Первый Советник уступил место Главнокомандующему объединёнными войсками, и даже сумел скрыть радость и облегчение. Старый вояка оказался крепким орешком, после общения с ним недовольным выглядел уже Оракул. У Первого Советника чудом с языка не сорвалось: «Что, съел?», но это было бы неуместным мальчишеством в данной очень непростой ситуации.
        Вырвал из задумчивости Первого Советника недовольный бас посланца троллей.
        - Опять эльфы опаздывают. Отвратительная привычка!
        Раздалось согласное хмыканье остальных. Собственно говоря, Военным советником представителя эльфов можно было назвать лишь номинально. Изнеженная утончённая раса не имела собственной армии, предпочитая оплачивать наёмников. И, тем не менее, на совещания и учения - очень давно не проводившиеся учения - эльфы обязаны были высылать представителей.
        - Спорим, опоздает на десять минут? - сказал гоблин, поворачиваясь к гному.
        - На семь, - охотно отозвался гном, протягивая для спора ладонь.
        Этот военный советник подготовился к визиту к императору очень ответственно. Не забыл надеть доспехи и прихватил боевой топор.
        Представитель королевства людей разбил сцепленные руки спорщиков, выступая свидетелем.
        - Несусветная глупость спорить с гномом, - произнёс советник от фейри, прикрывая лицо рукой.
        В отличие от эльфов, фейри, на вид тоже утончённые, да ещё с изящными крылышками, являлись расой весьма воинственной и опасной.
        Гоблин оценивающе посмотрел на фейри, решил пока не реагировать на его реплику, но заметочку в памяти сделал. Злопамятность гоблинов стояла, пожалуй, в одном ряду с изяществом эльфов, грубостью троллей и скупостью, сами они называли это бережливостью, гномов.
        В центре портального круга возник столб из клубящегося зелёного дыма. Дым быстро рассеялся, являя эльфа. Случилось это ровно через семь минут после назначенного времени.
        Гном, молча, протянул руку ладонью кверху. Гоблин, тоже без слов, опустил в неё золотой.
        - Опять на меня спорили? - спросил эльф приятным тенором и стряхнул с лацкана парадного мундира несуществующую пылинку.
        - Прошу за мной, - произнёс Первый Советник, и первым двинулся к выходу из зала.
        Император ожидал Военных советников в личном кабинете. Высокий грузный мужчина сидел в массивном, похожем на трон кресле, во главе стола и дремал, водрузив руки на солидный живот. Напоминал он в этот момент толстячка-пивовара, вдоволь надегустировавшегося готового хмельного напитка.
        Как только открылась дверь, император открыл глаза, и от благодушного пивовара не осталось и следа. Цепким взором жгучих чёрных глаз император окинул склонившихся в поклоне советников, словно просвечивая насквозь и читая самые потаённые мысли. Даже Первому Советнику, видевшему его Величество не в пример чаще остальных, в такие минуты становилось не по себе.
        - Вы опоздали, - заметил император лениво и кивнул на стулья. Затем жёстко добавил: - С этой минуты объявляется военное положение. Со всеми вытекающими, господа советники.
        Все дружно посмотрели на эльфа, до которого дошло, отныне ждать его никто не будет. Попадать же под взгляд или, того хуже, магический удар императора, в одиночку не хотелось. От подобной перспективы эльф вспомнил, что он представитель воинов и выпрямил спину.
        Император кивнул Первому Советнику, тот подошёл к стене с висевшей на ней картой и принялся рассказывать:
        - Оракул увидел будущее. Меньше, чем через год наша страна подвергнется нападению нечисти из мира Демонов, - советник помолчал, давая возможность оценить сказанное. Прорывы из соседнего мира случались, но могла просочиться лишь нечисть, к счастью, несмотря на всю силу и опасность, вполне смертная. Огромным демонам не позволяли попасть в этот мир размеры и неспособность менять форму. Рассказчик обернулся к карте. - Предположительно нападения следует ожидать в этих точках.
        - Все шесть королевств Империи, - произнёс тролль, хмуря брови.
        - Похоже, какой-то безумец решил использовать запрещённую магию демонского призыва, - сказал фейри, лицо которого приобрело хищное выражение, а из-за губ выступили клыки.
        - Оракул не видел никого, но вероятность есть, - ответил Первый Советник. - И да, на такое может решиться только безумец. Нечисть не приручается, и не слушается того, кто её призвал. Древняя история знает множество примеров попыток призыва, каждая из которых закончилась трагически. Каждая! Призвавших убивали либо сама нечисть, либо обезумевшие от горя люди, потерявшие близких по их вине.
        - Поэтому объявлен внеочередной набор в армию? - спросил гном.
        Ответил ему сам император.
        - Армию, несомненно, следует усилить, - произнёс он. - Увеличить численность, провести учения, приближенные к боевой обстановке. Похоже, годы мира несколько ослабили нашу мощь. Но это не всё. Мы дорожим каждым подданным нашей Великой Империи. Каждым, - с напором повторил император, заметив каким взглядом посмотрел эльф на гоблина и тролля, а фейри на эльфа и человека. - Поэтому основной удар примут на себя воины из соседних миров. В том числе и из диких, немагических. Мы отправим ловчих, где-то они наберут воинов, заключив контракт, а где-то просто отловят магической сетью и отправят сюда. Пойманным предложат на выбор: контракт на пару лет или смерть. Кто-нибудь сомневается, что они предпочтут? Наш мир преобразит новобранцев согласно имеющимся у нас расам, кого-то наделит магией. Назовём это воинское подразделение из шести отрядов Иномирный Легион. Отряды разместим в лагеря около предположительных точек прорыва. Лучшие инструкторы проведут ускоренное обучение навыкам ведения боя с применением магии, разных видов оружия. Каждый отряд получит ездовых и летающих драконов. Мы уже заключили договор на
поставку этих тварей из мира Драконат. За сумму, что с нас запросили, мы потребовали и инструкторов.
        Император замолчал, как и его советник, давая возможность переварить информацию.
        - Легион смертников, - задумчиво протянул фейри.
        - Не стоит быть таким пессимистом, - возразил с усмешкой император. - Наш мир наделит легионеров достаточной силой, чтобы выжить. Наши войска задействуем лишь в качестве поддержки, или если отряд легиона будет уничтожен нечистью. Как вы уже, надеюсь, поняли, каждый из вас будет курировать отряд легионеров, размещённый на территории вашего королевства. А сейчас советую взглянуть на ловчих.
        По щелчку пальцев императора карта сдвинулась в сторону, а стена, на которой она висела, стала прозрачной. В просторной комнате сидели существа самого необычного вида. Первый Советник пояснил:
        - Наши учёные изучают соседние миры, в том числе и дикие. Ловцы приняли форму их обитателей перед отправкой.
        - Не вижу ловчего, подготовленного к отправке на Землю, странный, но довольно интересный мир, - произнёс император.
        Эльф даже приосанился, не он один имел привычку опаздывать.
        - Ловчий Ноль-ноль семь, - произнёс Первый Советник. - Странное он выбрал прозвище. Говорит, для землян это знаковое число.
        - У дикарей из мира без магии есть знаковые числа? - спросил фейри, даже не пытаясь скрыть высокомерный вид.
        Отвечать на этот, скорее, риторический вопрос никто не стал. К тому же в помещение вошёл припозднившийся ловчий. Вид он имел вполне человеческий, а вот одежда выглядела очень странно: сверху что-то похожее на ночную рубаху с отрезанными рукавами, снизу штаны из грубой дерюги, выкрашенной в синий цвет, с дырами над коленом с одной стороны и ниже с другой. Обувь на ногах напоминала о местных циркачах, как и забавная прическа, с выбритыми на висках зигзагообразными дорожками.
        В ухо ловчего была вставлена странная штучка, похожая на затычки для крепкого сна, а в руках он держал плоскую коробочку с верхней стороной, похожей на экран амулета связи последней модели. Похоже, непонятное устройство каким-то образом передавало в штуковину в ухе музыку.
        Ловчий Ноль-ноль семь пританцовывал при ходьбе. После резкого окрика главного ловчего, этот чудак вздрогнул, заторопился к свободному стулу, сначала свалил его и только потом уселся, как пояснил зрителям советник, слушать заключительный инструктаж.
        - М-да, - протянул фейри.
        - Вот этот сможет кого-то поймать? - выразил сомнение тролль.
        Первый Советник произнёс:
        - За него ходатайствовала её Величество. Это брат любимой фрейлины нашей императрицы. Дадим возможность юноше проявить себя. К тому же из дикого мира Земля решено взять на пробу лишь двух будущих легионеров.
        - Ну, двоих-то поймает, - пробасил тролль.
        Фейри, понаблюдав, как обсуждаемый ловчий, вместо того, чтобы слушать инструктаж, уткнулся в коробочку, с сомнением покачал головой.
        Глава третья. Ловчий Ноль-ноль семь
        Тимс Корин, выбравший себе прозвище «Ноль-ноль семь», чувствовал себя почти счастливым. Его буквально раздувало от важности предстоящей миссии. Пока остальные ловчие тщательно раскладывали в походные сумки сети, ножи, амуницию, он быстро покидал всё, положенное ему, в рюкзак, и направился к огромному - в рост тролля - зеркалу.
        Там, оглядевшись, и убедившись, что на него никто не обращает внимания, он выпрямился, горделиво вскинул голову и представился самому себе:
        - Корин. Тимс Корин.
        Пусть в хронозаписях землян, называемых ими фильмами, это звучало несколько иначе: Бонд. Джеймс Бонд. Зато удалось произнести с нужной интонацией, сделав многозначительный акцент на имени. «Жил бы на Земле, стал бы знаменитым актёром», - довольно подумал Тимс. Ещё пришла мысль, что вряд ли кто здесь понял бы его. Ведь в Империи актёры всего лишь бродяги, а там, на Земле, очень обеспеченные люди.
        - Стройсь! - раздался вопль Главного ловчего.
        Тимс поправил лямку рюкзака на плече и рванулся к своему месту в строю - последнему. Он, какой раз посетовал, что в родном мире его не ценят. «Ну, ничего, добуду самых сильных воинов, посмотрим, как тогда запоёте», - подумал Тимс, слушая, как Главный перечисляет, в каком порядке будет производиться отправка. Ловчих в дикие миры отправляли последними. Такая очерёдность объяснялась сложностью пробивания порталов. Но Тимсу вновь стало неприятно.
        Пока его два собрата, тоже ожидавшие отправки в немагические миры, пользуясь случаем, дремали, ловчий Ноль-ноль семь взращивал обиду. Долго этим заниматься не получилось, мысли сами по себе переключились на предстоящее путешествие.
        Историями других миров Тимс увлёкся ещё в детстве. Что, имея в наличии дядюшку известного путешественника, неудивительно. Дядюшка частенько баловал племянников всевозможными диковинками и рассказами о своих приключениях. Любимым его проектом стал мир Земля. Тимс, наслушавшись рассказов и насмотревшись привезённой информации на кристаллах, стал буквально грезить необычным миром. Он даже поступил в Академию Межмировых Отношений, ведь без соответствующего образования путь в другие миры был закрыт.
        Объявление о наборе ловчих для отправки в различные миры, в том числе и на Землю, стало для студента, только окончившего первый курс, свалившимся с неба подарком. Но… желающих оказалось катастрофически много.
        Тимс кинулся к старшей сестре, фрейлине императрицы, к слову, не питая излишней надежды. Как ни странно, сестрица, всегда относившаяся к нему, как к несмышлёнышу, с энтузиазмом его поддержала. Обратившись к её Величеству, сестра получила для него вожделенное место в отряде ловчих.
        Потрясение Тимса от неожиданного поведения сестры прошло, когда та передала ему список того, что ей нужно доставить с Земли. Длинный такой, на трёх страницах. Привыкла к кремам, косметике, прочим безделушкам, а также к экзотической музыке на записях, что вёз с Земли дядюшка. А тот в настоящий момент увлёкся Драконатом. Нет, дядюшка искренне предлагал родне драконов в качестве домашних питомцев и очень удивлялся дружному и категоричному отказу.
        Попав в отряд ловчих, Тимс узнал истинную цель путешествия. Он подумал, что видел кое-какую интересную информацию на подаренных дядюшкой кристаллах с записями земных передач, фильмов и выпусков новостей. Не помнил, что именно, но видел точно. Несколько суток пришлось потратить на то, чтобы всё пересмотреть. В первую очередь ставшие любимыми фильмы о суперагенте, чьё прозвище Тимс присвоил себе. Тимс после просмотра подумал, как жаль, что точка выхода портала находится не в той стране, где сняли фильм, а другой. Хотя дядюшка, как-то говорил, что там живут сильные и отчаянно-смелые воины. И тут новоявленного ловчего осенило: новости! Он видел нужный сюжет в выпуске новостей. После чего поиски быстро продвинулись. Вскоре Тимс смотрел репортаж о дне десантника в небольшом городке.
        - Да, это именно то, что надо! - воскликнул Тимс, разговаривая сам с собой и наблюдая, как широкоплечие мужчины в полосатых рубахах и голубых беретах ломают кирпичи о голову или ребро ладони и купаются в фонтане.
        Ловчий Ноль-ноль семь наметил цель. Он сумеет выловить двух воинов. Тем более что праздник, отмечающийся каждый год в один день лета, наступит через неделю после прибытия Тимса на Землю. Хватит времени и осмотреться, и заказ сестры выполнить. Вспомнив о заказе, Тимс на следующий же день подошёл к Главному ловчему с требованием дополнительно выдать земные деньги. Объяснил это ростом цен.
        Главный ловчий, пробормотав:
        - Что взять с дикарей, никакой стабильности, - требуемую сумму выдал.
        Лёгкость, с которой это было сделано, навела Тимса на нехорошие подозрения. Похоже, начальство поначалу пыталось часть денег недодать. Когда же он потребовал, выдали положенную сумму. Как-то не верилось, что Главный ловчий, в чьей родословной наверняка отметились гномы, что-то может выдать сверх причитающегося.
        - Ловчий Ноль-ноль семь! - раздалось над ухом. - Прекращай спать, твоя очередь.
        Тимс соскочил с места, быстро моргая. За воспоминаниями он и не заметил, как заснул. Произнеся про себя краткую молитву богам, Тимс шагнул в портальный круг. Вокруг закружил зеленоватый туман. Уши заложило, веки стали тяжёлыми, тело сдавило, а время словно прекратило свой бег. Тимсу ещё не приходилось пользоваться порталом между мирами. Прислушавшись к себе, он понял, отличием от обычного портала внутри Империи, является именно ощущение безвременья.
        Внезапно неприятные ощущения отпустили. Тимс обнаружил себя на полянке с ярко зелёной травой. На небе светило не сдвоенное, а вполне себе одинарное солнце. Ловчий достал из кармашка рюкзака местное средство связи и нажал нужные кнопки, выученные под руководством дядюшки.
        - Слушаю, - раздался из телефона сонный голос, Тимс вспомнил, как эта штука называется. Ловчий осознал, что язык здесь не родной, но не только понимал его, но и мог читать и писать, с такими настройками и работали все межмирные порталы. Относительно недавнее достижение учёных.
        - Я прибыл, локация та же, - выдал Тимс заученный же ответ.
        - Стой на месте. Жди, - ответил собеседник.
        Тимс принялся рассматривать необычные деревья, окружавшие полянку - с белым стволом, на котором выделялись тёмные полоски, словно небрежные мазки, нанесённые художником. От видневшейся сквозь деревья дороги доносился довольно сильный шум от проносящихся самоходных повозок.
        Ждать пришлось недолго. Садясь в самоходную повозку с наёмным возчиком, или как здесь её называли такси, на заднее сиденье рядом с дядюшкиным другом, Тимс мысленно поблагодарил богов, что так удачно всё складывается. Ведь представители их мира жили на Земле не постоянно. Повезло, что учёный именно в это время находился здесь. Так что Тимсу не пришлось заботиться о проживании и еде.
        Дядин друг с удовольствием знакомил Тимса с Землёй и всякими техническими новинками. Тимс быстро научился пользоваться тем, что здесь называли Интернетом, зарегистрировался в соцсетях и пропал. Попал в эти самые сети, как муха в паутину. Время пролетало незаметно, а после того, как Тимс познакомился по переписке с девушкой под ником Иномирянка, и вовсе полетело стрелой. Переписка получилась очень оживлённой. Тимс рассказывал о своём мире, собеседница восторгалась его невероятной фантазией, советуя писать романы. Хорошо, что посмеивающийся дядин друг закупил всё по сестриному списку и даже поместил в сумку со сжимающимся пространством.
        Между тем час икс приближался. Тимс как-то проснулся утром и обнаружил, что сегодня то самое число, в которое состоится тот самый праздник. Пора выполнять миссию и возвращаться домой. Тимс с удивлением понял, что с удовольствием пожил бы здесь год, а лучше два-три. Может, с Иномирянкой бы в реале встретился. Успокаивая себя, что обязательно вернётся на Землю уже в качестве учёного, Тимс тепло попрощался с дядюшкиным другом и направился в Центральный парк, куда уже несколько раз ходил, разведывая обстановку.
        Удача вновь повернулась к ловчему Ноль-ноль семь лицом. В относительно безлюдном парке на скамейке у фонтана сидели два воина в полосатых рубахах, которые, как успел выяснить Тимс, называются тельняшками, и в голубых беретах.
        Ловчий, встав в сторонке, достал из рюкзака магическую сеть и ввёл нужные настройки: портальный круг около лагеря в приграничье Илларана, королевства людей. Он уже приготовился сеть запускать, как пришло сообщение от Иномирянки. Тимс не мог не ответить. Пообщавшись с подругой по переписке, он, напустив тумана, разумеется, в переносном смысле, сообщил, что на некоторое время будет «вне зоны доступа». Намекнул на дело государственной безопасности - в целом не обманул - и отключился. После чего ловким движением запустил магическую сеть.
        И только когда та достигла цели, сообразил, что диспозиция за время его общения с подружкой поменялась. На скамейке сидели совсем не намеченные жертвы. В ловушку попали не два дюжих воина, а крепкий седовласый мужчина средних лет и худощавый парень, явно студент. У Тимса в академии таких называли заучками, на Земле - ботанами.
        Тимс попробовал выдернуть ловушку из уже заклубившегося вокруг неё зелёного тумана, но лишь немного повредил сеть и, скорее всего, изменил траекторию перемещения.
        Никогда не славившийся кровожадностью Тимс подумал, что неплохо бы было, чтобы случайно пойманные им люди затерялись в междумирье или вовсе разбились или сгорели. Но тут же его начала мучить совесть. Дождавшись, когда зелёное свечение портала исчезнет вместе с его добычей, Тимс рванул к выходу из парка.
        Поймав такси, он отправился к заветной полянке, лихорадочно думая, как будет оправдываться перед начальством. Решение пришло неожиданно, когда Тимс уже стоял в окружении берёз, он выяснил и как эти странные деревья называются. Сразу к начальству он не пойдёт. Первым делом отыщет будущих легионеров, заставит подписать контракт и с триумфом доставит их в лагерь. А неправильную траекторию перемещения объяснит браком в ловчей сети. И никто не сможет ничего доказать. Довольный найденным решением Тимс активировал портальный камень.
        Глава четвёртая. Случайные попаданцы
        Выходной для Александра Петровича - Петровича для всех, Сани для жены - начавшийся лениво и беззаботно, перестал быть таковым после телефонного звонка.
        И хотя звонили на сотовый жены, Петрович насторожился. Он вопросительно посмотрел на свою половину. Вернее, как он сам шутил - одну треть. Ведь сам отличался крупными габаритами, в отличие от невысокой, сохранившей стройную фигуру супруги.
        - Не с работы, на дежурство не выдернут, это дочь, - быстро пояснила жена, и ответила на звонок.
        Прислушавшись, Петрович понял, расслабляться рано. Не получив проблему в виде дежурства, они, похоже, обзавелись другой. В какой-то степени приятной, но куда более хлопотной.
        - Что, внуков на выходные подкинут? - спросил он закончившую разговор жену, и уточнил: - Старшая дочь или младшая?
        - Сань, тут такое дело… - осторожно начала жена.
        - Значит, обе! - пробасил Петрович, вскакивая с дивана.
        - Дочкам с зятьями нужно отдохнуть, работают, вот, в кои-то веки на природу собрались, - протараторила жена.
        Но Петрович уже завёлся.
        - А мы, с тобой, значит, не работаем? А тебе, значит, отдыхать не надо? Двое разбойников ещё ладно, а тут все четверо!
        - Ну, на прошлые выходные ведь не привозили, и так стараются по очереди подкидывать, - робко протянула жена и спросила, наблюдая, как муж натягивает джинсы и футболку: - А ты куда собираешься?
        - Как куда? - искренне удивился Петрович. - Эти троглодиты от нормальной еды носы воротят. Пойду закупаться. Сок, печенье, коктейли, колбаски, конфеты, сухой корм для детей.
        - Быстрые завтраки, - поправила машинально жена. - Мороженое не бери. Нам прошлогоднюю Женькину ангину до сих пор вспоминают.
        Петрович, только успокоившийся и шагающий к полке с обувью, развернулся, возвращаясь в комнату.
        - Пусть только мне претензии выскажут. Наше жильё, наши правила. Оставили под ответственность деда с бабкой, свободны!
        Как всегда в такие моменты Петрович говорил громко, густым басом. Как говаривала тёща: «Тебе б, зятёк, вместо дьякона в церкви петь», а младшая дочь всегда Чехова цитировала: «Голос у вас, ваше превосходительство, громкий, но противный». Выучили филолога на свою голову.
        - Саня, - не выдержала жена, - соседи подумают, мы ругаемся.
        - Не боись, крошка, - пробасил супруг. - Они привыкли. Вот смотри. - Он стукнул ключом по батарее и громко спросил:
        - Тётя Нина, ты знаешь, что я не ругаюсь, а так разговариваю?
        - Знаю, - раздалось из квартиры снизу.
        - Вот! - торжествующе произнёс Петрович.
        Жена проводила до входной двери и встала, наблюдая, как Петрович обувается.
        - Сегодня десантники празднуют, ты там не нарывайся, - посоветовала она.
        - Солдат солдата не обидит, - заявил Петрович, проверяя, всё ли взял. - Сам два года сапоги относил.
        - Ну, ты сравнил: ВДВ и стройбат, - сказала жена, улыбаясь.
        - Интересно, а кто этим десантникам аэродромы строил, казармы, взлётные полосы, дома в военных городках? Мы - военные строители, - с достоинством произнёс Петрович.
        - Сейчас нет стройбата, - напомнила жена.
        - Так и ВДВ-шникам голубые береты заменить хотят на непонятно что. На святое покусились, ироды. Ну, я пошёл.
        После этих слов Петрович притянул жену и смачно поцеловал в губы. Та, смеясь, отмахнулась:
        - Иди уж, аника-воин! И не вздумай выпить.
        - Обижаешь, крошка, - раздалось уже с лестничной площадки.
        Закупился Петрович быстро. Помимо всяких вкусностей, он приобрёл по четыре игрушечных машинки и робота, а также по водному пистолету каждому. Развлекать два дня четырёх шустрых дошколят - не шухры-мухры.
        Нагрузившись двумя пакетами, Петрович двинулся к дому, но пройти мимо фирменного магазина, торговавшего спиртным, не смог. Решив, что ему сто грамм, как танку гайка, он купил маленькую бутылку коньяка, пару пластиковых стаканов и направился в Центральный парк. Поздравив попавшихся навстречу десантников, Петрович присел на лавочку, которую те освободили. Мельком глянул на стоявшего у дерева подростка в рваных джинсах, увлечённо тыкавшего пальцем в экран смартфона. Рядом с собой Петрович поставил пакеты и только собрался отвинчивать крышку, как с другой стороны на лавку плюхнулся ещё один парень, чуток постарше того, у дерева. Вид у него был настолько красноречивый, что Петрович не удержался от вопроса и пробасил:
        - Что, парень, всё так фигово?
        - Жизнь - боль, - ответил тот приятным тенором.
        Сергею Светлову новый день принёс неприятное открытие и огромное разочарование. Он прозевал момент, когда его девушка стала относиться к нему по-другому. Взялся перечитывать классику фантастики, увлёкся, и не обратил внимания, что его перестали забрасывать сообщениями, звонками и новыми фотками с селфи. Честно говоря, даже порадовался, что никто не мешает погрузиться в миры Брэдбери и братьев Стругацких. Спустя недели полторы понял, что чего-то не хватает, вернее кого-то. Заглянул на знакомую страничку, намереваясь сначала лайкнуть пару фоток, всё же так долго оставлять девушек без внимания не комильфо, а затем позвонить. Вот тут-то и выяснилось, что он перешёл в разряд бывших. Больше всего взбесили комменты подружек-однокурсниц, типа: давно было пора бросить этого ботана и задохлика.
        - Задохлик, значит? Ничего-ничего, - бухтел Сергей, - семестр начнётся, посмотрю, как вам качки помогут с курсовыми и контрольными.
        Скрепя сердце, он прочёл переписку своей бывшей уже девушки с подругами до конца. Лучше бы этого не делал. Она с восторгом рассказывала, с каким крутым косплейщиком познакомилась на их сайте, правда, пока заочно. Сплошные «мимими» и розовые сопли. Убило то, как описывались фантазии этого недоделанного толкиениста на тему иных миров. «Прикиньте, я под ником Иномирянка, а он словно реально там побывал! Невероятный талант, он должен романы писать». Это высказывание стало контрольным выстрелом. Его, Сергея, фантастическую миниатюру, кстати, занявшую первое место на конкурсе фантастов, в своё время она равнодушно похвалила: «Ну, молодец, что ли», а тут такие восторги.
        Захлопнув ноутбук, Сергей выскочил из дома. Ноги сами понесли его в сторону Центрального парка. Сначала он почти бежал, но вскоре выдохся и опустился на скамейку с седым мужиком средних лет. Вид, похоже, Сергей имел ещё тот, потому что сосед поинтересовался, всё ли в порядке. Сергей ответил то, что сейчас чувствует.
        - Петрович, - представился сосед, протягивая руку.
        - Серый, - непонятно почему представился школьной кличкой Сергей и пожал протянутую ладонь.
        - Выпить хочешь? - спросил Петрович и после кивка сунул новому знакомцу пластиковый стакан. Затем разлил поровну коньяк и добавил: - По пятьдесят грамм самое то, и не опьянеешь и стресс снимешь. Ну, за ВДВ!
        Сергей кивнул, ему было абсолютно безразлично, за что пить. Он проглотил напиток одним махом, не чувствуя ни вкуса, ни запаха и лишь потом в области желудка зажгло.
        - Молорик, - одобрил Петрович, тоже успевший выпить. - Сейчас закусь организую.
        Он повернулся к пакетам, но ничего сделать не успел. Их с Серым словно спеленало какой-то странно мерцающей сетью. Вокруг закружился зеленоватый туман. Оба пленника заметили делавшего какие-то манипуляции подростка в модно-рваных джинсах. Но, ни крикнуть, ни пошевелиться не смогли. Уши заложило, веки потяжелели, тела сдавило. Осталось ощущение полёта в каком-то безвременье. Сколько это длилось, непонятно. Закончился странный полёт тем, что Петровича и Серого хорошенько тряхнуло раз, затем другой, а сразу после этого и вовсе сильно приложило об землю. От этого удара сеть лопнула, и пленники откатились друг от друга, ударившись ещё и головой. Зелёный туман развеялся.
        Двойное солнце на лазурном небе освещало поляну, на которой лежали на спине неподалёку друг от друга изящный стройный эльф и широкоплечий тролль в странной для этого мира одежде. Рядом медленно растворялась в воздухе магическая ловчая сеть. Попаданцы пришли в себя одновременно и, кряхтя и охая сели, недоумённо оглядываясь. Уставившись друг на друга, они одинаково вытаращили глаза: эльф зелёные, а тролль тёмно-серые. Даже дышать на какое-то время перестали.
        Эльф отмер первым и произнёс густым басом:
        - Серый, а ты ведь реально серый, - видимо, имея в виду характерный для троллей светло-серый цвет кожи.
        На что тролль завопил тенором, срывающимся на фальцет:
        - Петрович! Ты что за пойло мне подсунул, эльф недоделанный?!
        - Элитный коньяк, пять звёзд, - оскорбился Петрович и только после этого спросил: - Эльф? Это те, которые с длинными ушами?
        Он кинулся ощупывать уши и сплюнул, осознав и приличный размер, и остроту кончиков. Но это было не всё. Из-за спины при очередном движении вылетела белоснежная коса. Пока Петрович разглядывал и дёргал косу, Серый щипал себя за руку и бормотал:
        - Больно, значит, не глюки. К тому же, вдвоём с ума не сходят. Не мышцы, а камень, вот засада. Это что, за то, что я качкам позавидовал?
        Петровича в этот момент занимала другая проблема.
        - Я что, баба? - пробасил он, лихорадочно ощупывая грудь. Даже за пояс джинсов, уменьшившихся вместе с ним, заглянул. Только после этого вздохнул: - Не баба, - и откинул косу за спину.
        Серый на всякий случай тоже себя осмотрел и вздохнул. Раса поменялась, но хоть пол остался тем же.
        - Петрович, а мы точно сейчас не в реанимации бредим? - спросил он. - Или в рай попали?
        Эльф, выглядевший его ровесником, встал, внимательно огляделся, присвистнул, посмотрев на небо, даже принюхался. Серый тоже втянул в себя воздух. Пахло разгоряченной под солнцем травой. Из-под деревьев веяло прохладой.
        Петрович подошёл, протянул руку, помогая собрату по несчастью подняться.
        - До сегодняшнего дня я был атеистом, - ответил он. - Вряд ли это рай, мне он не светит. Скорее, другой мир. Ты на солнце глянь. Я сначала подумал: в глазах двоится, а оно реально такое.
        - Что делать? - спросил Серый, которого начало заметно потряхивать.
        Прилетевший мощный шлепок по спине привёл его в чувства.
        - Ошалел?! - завопил Серый. - Больно же, а ещё пишут, эльфы - хрупкие создания. Фантасты, тьфу.
        - Ну, вот, другое дело, - произнёс Петрович. - Не боись, прорвёмся. Нас двое. Выдвигаемся на поиски цивилизации.
        - Пока она сама нас не нашла, - мрачно пробурчал Серый, наблюдая, как эльф очищает найденные ветки от лишних сучков.
        - Лови оружие, - сказал Петрович, кидая ветку напарнику. - За мной!
        После чего он бодро зашагал по еле заметной тропинке. Серый, ругаясь про себя, ринулся за ним.
        Глава пятая. Под чужим небом
        Следующие два часа попаданцы бодро шагали по еле заметной тропке. Вернее сказать, так двигался Петрович, оценив новое молодое тело. Не сковывало при резких движениях спину, не подскакивало давление, не прихватывало сердце.
        Серому приспособиться к новым габаритам оказалось намного сложнее. Он чувствовал себя так, как обычно чувствуют люди быстро и сильно набравшие вес. Последние минут двадцать он дышал как выброшенная на берег рыба и, при ходьбе, опирался на палку. Только гордость и упрямство не позволяли попросить о привале. Изо всех сил стараясь не отстать, он смотрел под ноги и чуть не врезался в остановившегося Петровича.
        - Серый, тебе не кажется странным, что комары летают рядом и не кусаются? - спросил Петрович.
        Серый неопределённо пожал плечами, ему здесь всё казалось странным, и, отдышавшись, предположил:
        - Отравиться боятся?
        - Шутишь? Значит, в норме. Вон там, кажется, вода журчит, схожу на разведку. Ты присядь пока, отдохни, - сказал Петрович и нырнул в заросли высокой травы, росшей по обе стороны тропы. Трава отдалённо напоминала подорожник, увеличенный раз так в двадцать. Цвет её и листьев на местных деревьях был привычно зелёным, только тусклым, словно всё вокруг присыпало пылью.
        Серый с размаху сел на поваленное дерево. Раздался треск. То ли ствол дерева не выдержал вес тролля, то ли просто уже сгнил в труху, но Серый оказался на земле.
        Не успевший далеко отойти Петрович вынырнул из зарослей обратно.
        - Вот, упал, - пожаловался Серый и выругался.
        Эльф дёрнул длинным ухом, подошёл к нему и отвесил подзатыльник со словами:
        - Не смей родной язык осквернять.
        Вместо того, чтобы возмутиться, Серый сел удобнее, почесал затылок и растерянно сказал:
        - Петрович, а язык, на котором мы говорим, того. Не наш. Похоже, бонусом к внешности идёт.
        - Точно, - хлопнул себя ладонью по лбу эльф. - Я-то думаю, что не так. Но всё равно, не сквернословь.
        - Можно подумать, ты никогда не материшься? - обиженно произнёс Серый.
        Петрович отпихнул ногой щепки и сел рядом с троллем.
        - Не поверишь, старший внук отучил. Говорит, дед, ты, если ругаться будешь, я буду за тобой повторять. И повторял ведь, разбойник. Так и отучил. Я жену с дочкой к стенке припёр, спрашиваю: ваша работа? Уверяют, сам додумался. Может, и сам, Женька у нас самый прошаренный.
        После этих слов, Петрович обнял руками колени и устремил взгляд вдаль. У Серого громко заурчал живот.
        - Есть хочу, зверски, - произнёс он, оправдываясь.
        - Жалко, пакеты на скамейке остались, - произнёс Петрович. Мысли, которые он усиленно гнал, захлестнули, рисуя картину, как мечутся по городу в его поисках родные. Захотелось завыть по-волчьи. Но Петрович быстро взял себя в руки. Сейчас он отвечал не только за себя, но и за этого мальчишку, неопытного, неприспособленного к жизни, несмотря на нынешние внушительные размеры и грозный вид.
        - А ещё нет ни спичек, ни зажигалки, - со вздохом произнёс Серый. - Ты не куришь, может, у тебя в карманах завалялась?
        - Бросил, последний год сердце пошаливало, - ответил эльф, тряхнув головой. Белая коса вновь упала вперёд. Петрович брезгливо двумя пальцами откинул её за спину и сказал: - Как только нож в руки попадёт, срежу эту мерзость.
        - Хорошо бы вот так пальцами, раз - и огонь, - мечтательно протянул Серый.
        Затем протянул руку над кучкой щепок и действительно щёлкнул пальцами. Вылетевший из них огненный сгусток ударил в щепки и вверх взвился столб пламени. Петрович, еле успевший отодвинуться, вскочил и принялся затаптывать костёр, пока огонь не перекинулся на сухое дерево рядом.
        - Уф, как говорится, ну ты, мужик, в натуре и колдун, - произнёс он, вытирая со лба пот. - Может, и я так могу?
        Но, сколько ни щёлкал, даже искорки не получилось. Серый тоже попробовал ещё раз, стараясь быть осторожнее. Получилось куда лучше. Затушив занявшуюся щепку, на этот раз одну, Серый произнёс:
        - У тебя, наверное, другая магия. Эльфы же природу любят. Сейчас приманишь какую-нибудь живность нам на ужин.
        - Как? - фыркнул Петрович. - Вот так что ли: цып-цып-цып-цып.
        Позвал он, как зовут хозяйки кур. К огромному удивлению новоявленных магов на тропинку вышла птица. Размером с откормленного гуся с длинной шеей. Вот только оперение оказалось другим - ярко оранжевые перья чередовались с чёрными и красными, напоминая окраску петуха или попугая.
        Пока Серый любовался необычным оперением, Петрович прицелился и швырнул в местного гуся палку. Бросок вышел удивительно метким и результативным.
        - Ты смотри, с одного удара зашиб, - удивился Петрович, поднимая добычу за шею.
        Серого раздирали противоречивые чувства: жалость к птице и предвкушение ужина. «Смогу ли я её есть?» - подумал он, вновь забурливший живот словно сказал: ещё как сможешь.
        - Пошли, воду поищем и подходящее место для ужина и ночлега, распорядился Петрович. - По темну в лесу лучше не рыскать. Видишь, оба солнца к горизонту клонятся. За дровами потом вернёмся. Хорошо ты дерево покрошил.
        - Не прикалывайся, - сказал Серый, морщась.
        - Да ты что, я сама серьёзность, - последовал ответ.
        Уже вместе они двинулись через заросли травы, ориентируясь на журчание воды. Далеко идти не пришлось. Почти вдоль тропинки тёк небольшой ручей. Серый потянулся к воде, чувствуя жажду, но Петрович остановил, указывая на замеченный родник. Обложенный гладкими камнями, с грубо сколоченной деревянной скамьёй рядом и выточенной из дерева посудиной, напоминающей ковш.
        - Люди где-то рядом обитают, - протянул Петрович, но посмотрев на Серого, добавил: - Или не люди.
        Но Серый уже пил из ковша, затем протянул Петровичу, сказав:
        - Вода вкусная.
        Утолив жажду, они прошли ещё немного вглубь и заметили идеально круглую, возможно, тоже рукотворную, полянку. В центре лежал плоский круглый камень.
        - О, вот и место для костра, - обрадовано произнёс Петрович.
        - Что-то мне этот камень напоминает, - протянул Серый, склоняя голову. Щербинки на камне, при таком угле зрения складывались в странный узор.
        - Один в один канализационный люк, - ответил Петрович, затем добавил: - Топай за дровами, а я птицу ощиплю. Вспомню детство и юность, сколько у тётки в деревне гусей-уток обрабатывал.
        Справился Петрович и впрямь быстро. К тому моменту, как Серый перетаскал на полянку остатки дерева, тушка была уже готова к опаливанию, как выразился эльф. Они несколько минут экспериментировали, пока Серый не научился образовывать над руками ровное пламя.
        - Самое то, - бормотал Петрович, ворочая тушку над огненными ладонями напарника.
        Серый усиленно отворачивался, стараясь не вдыхать запах палёных перьев. Сооружением вертела из вымоченных палок, потрошением тушки местного гуся при помощи острых сучьев, занимался Петрович один. Серому он поручил вырыть ямку, тоже палкой. На вопрос: зачем, пояснил, что перья и внутренности стоит закопать, чтобы не приманить хищников.
        - Их и так запах приманит, - ворчал Серый, наблюдая, как ловко эльф поворачивает над пламенем насаженную на ветку птицу. Но яму копал.
        Поужинали почти по-домашнему, сидя на скамье у родника. Петрович даже умудрился птицу дожарить до готовности, почти не подпалив. Не хватало соли, но и так в желудках разливалось блаженное тепло.
        - Эх, здесь бы на скамье лечь, да холод от воды, - произнёс Петрович, потягиваясь. Остатки ужина, не очень большие, он завернул в лист «подорожника» и отнёс на камень, который очистил от золы.
        - Я думал, мы у костра спать будем, - сказал Серый и, глянув на небо, сообщил: - Луна тут какая-то зеленоватая. Звёзды похожи на нормальные.
        - Костёр может быть виден с тропы, мало ли кто здесь бродит, - произнёс Петрович. - Не замёрзнем, я сейчас травы натаскаю, около камня ляжем. Спать будем по очереди, часа по два. - Тут Петрович посмотрел на часы и довольно кивнул: - Идут. Командирские, противоударные. Младший внук в суп горячий их ронял, выдержали.
        Пока натаскали травы, стемнело. Первым на пост заступал Петрович. Свои два часа Серый еле высидел, сначала вздрагивая от каждого шороха, затем клюя носом. Как только Петрович проснулся, Серый растянулся на куче травы и мгновенно отключился. Казалось, спал всего пару минут до того момента, как вновь наступила его очередь, но нет, оказалось два часа прошло.
        - Пора, что ли? - зевая, спросил он.
        - Посиди часок, потом меня разбудишь и ляжешь, перед рассветом самый сон, - почему-то шёпотом сказал Петрович, укладываясь на бок.
        Он тоже быстро заснул, тихо похрапывая. Это похрапывание действовало успокаивающе, умиротворяюще. Серый и сам не заметил, как завалился под эльфийский бок и тоже заснул.
        Проснулись, когда уже взошло солнце.
        - Ой, прости, - виновато произнёс Серый, садясь.
        - А я думал, вся эта бодяга приснилась, - пробормотал Петрович и ответил: - Ладно, живы и слава Богу. Кстати, а где наш завтрак?
        Серый посмотрел на камень. А там было пусто: ни остатков гуся, ни листа подорожника, в который те были завёрнуты.
        - Наверное, хищник какой стащил, - сказал он.
        - Мелкий хищник, - уточнил Петрович.
        - Почему мелкий? - удивился Серый.
        - Потому что крупный предпочёл бы нас, а не кусочек птицы, - с видом знатока произнёс Петрович и добавил: - Пойду, прошвырнусь. Может, что съедобное приманю.
        Он встал и отправился вдоль ручья, палку прихватил с собой. Сделав все утренние дела и умывшись, отправился обратно. Птиц не видел, да и рыба в ручье почему-то не водилась. «Ничего, подтянем пояски», - решил он. Уже на подходе к месту ночёвки Петрович услышал голоса. Серый с кем-то разговаривал. На всякий случай Петрович пригнулся, прячась за травой, и осторожно стал красться к полянке.
        Неожиданно Серый крикнул:
        - Что пристал, урод? Не знаю я, где второй! Меня из сетки здесь выкинуло, а его дальше поволокло.
        Петрович присел и, отогнув широкий лист, выглянул из укрытия. Серый так и сидел около камня, опутанный мерцающей сетью. Перед ним стоял тот самый подросток в рваных джинсах из парка и держал в руках какой-то листок. Петрович, оценив расстояние до их похитителя, удобнее перехватил палку. «Кидать нельзя, этот покрупнее гуся будет», - решил он и остался выжидать подходящий для нападения момент.
        Глава шестая. «Приют путника»
        Долго ждать не пришлось. Похититель показал Серому листок и спросил:
        - Ну, так что? Будешь подписывать?
        Пленённый тролль продемонстрировал средний палец. Если не ругаться он Петровичу обещал, о жестах уговора не было. Подростку, похоже, знак оказался незнаком. Он расценил его как согласие и склонился, просовывая в ячейку сети листок и какую-то палочку, похоже, местный аналог ручки.
        Петрович выскочил из укрытия, бесшумно, но быстро подобрался к похитителю и с размаха опустил тому на голову палку. Похититель рухнул на землю рядом с Серым. Одновременно с тролля спала сеть. Наверное, подросток ей как-то управлял.
        - Т-ты его не убил? - осторожно спросил Серый отодвигаясь от поверженного врага.
        Петрович перевернул противника, машинально отметив, что мальчишка вблизи выглядит старше, чем казался, ровесник Серого. Приложил пальцы к шее, там, где пульсировала сонная артерия, и ответил:
        - Живучий, оклемается. Вон, даже кожу не рассёк, шишкой отделается.
        После чего Петрович деловито обыскал похитителя и, обнаружив позвякивающий кошель, заглянул в него и сунул себе в карман.
        - Это мародёрство, - сказал Серый, вставая.
        - Это боевой трофей, салага. А как ты хотел выживать на вражеской территории? Что стоишь? Валим отсюда, а то очухается, опять бить придётся.
        Эльф и тролль выскочили на тропинку и побежали.
        - Петрович, - на бегу сказал Серый, - этот говорил, здесь рядом трактир с постоялым двором. Обещал меня там покормить, если контракт подпишу.
        - Что за контракт? - обернулся Петрович, обогнавший напарника.
        - Я не понял, этот объяснять совсем не умеет, - ответил Серый.
        - Молодец, что не подписал, может, это договор на рабство. И да, - Петрович остановился и протянул руку. - Дай пять. Ты молорик, не сдал меня, да ещё нашёл способ предупредить. Наш человек. В смысле, тролль.
        После крепкого рукопожатия напарники вновь побежали по тропинке, которая начала заметно расширяться. Вскоре и вовсе вывела на широкую дорогу. Петрович, благодаря острому эльфийскому зрению вовремя увидел двигающийся по дороге обоз и утащил напарника в кусты. Из зарослей подорожника, они, лёжа на животе, наблюдали необычную, как впрочем, и весь окружающий мир, картину.
        По укатанной до состояния асфальта дороге двигались повозки, скрепленные между собой по три штуки, больше похожие на платформы, вот только вез их не паровоз, а крепкие лошади, по четыре в одной упряжке. На платформах возвышались большие клетки, накрытые плотной тканью. Сопровождали обоз военные в тёмно-зелёной форме, с мечами за спиной и ножнами с кинжалами на поясе. На вид они не отличались от людей. А вот рядом с последней повозкой шёл тип, расу которого ни Петрович, ни Серый даже и не попытались угадать. Высокий, в кожаном костюме зеленовато-болотного цвета, с зелёными волосами, стоящими в виде панковского начёса, на щеках и шее имелась блестящая на солнцах татуировка в виде чешуи.
        Поравнявшись с укрытием попаданцев, чешуйчатый тип повернул голову. Ноздри плоского носа затрепетали, глаза сверкнули зелёным огнём, словно сканируя местность. Сделав какие-то выводы после сканирования, чешуйчатый равнодушно отвернулся, следуя дальше.
        - Готов поспорить, этот змей нас засёк, - шепнул Петрович, когда последние повозки скрылись из виду. - Не расценил, как опасность. Похоже, кроме того пацана с сетью, нас никто не ловит.
        После этих слов Петрович поднялся, машинально отряхиваясь. Пыль и мусор в виде листочков и веток он стряхнул, а вот футболка и джинсы, после вчерашнего и сегодняшнего лежания в траве выглядели камуфляжем.
        - Куда идём? - спросил Серый, поднимаясь.
        - Туда, - указал Петрович направление в сторону, противоположную той, в которую следовали военные. - Идём по дороге. И вид понаглее. В кусты не шарахаемся. Может, за местных сойдём.
        Серый послушно кивнул, выбираясь из зарослей на дорогу и тоже отряхиваясь. Он и в своём-то мире не особо любил вылазки на природу. Выражение «постоялый двор» означало хоть минимальный, но комфорт, поэтому идти Серому было куда веселее, чем накануне. Хотя, скорее всего, он просто привык к выданному этим миром телу.
        Трактир и впрямь оказался недалеко, через пятнадцать минут - командирские часы Петровича показывали время чётко - напарники его заметили. Ошибиться было невозможно. Большой двухэтажный деревянный дом с кучей построек в огороженном невысоким забором дворе и вывеской: «Приют путника».
        Это вывеска показала попаданцам, что знание письменности этот мир им тоже подогнал. А чтобы не оставалось сомнения в назначении дома, из двери трактира вышел человек, явно в подпитии. Шатаясь, он едва не упал со ступенек, выпрямился и, заметив Петровича и Серого, пробормотал:
        - О, эльфа увидеть к удаче.
        И поплёлся через дорогу к стоявшим по другую сторону небольшим домам какого-то поселения. Попаданцы огляделись. С той стороны дороги они увидели пасущуюся корову вполне земного вида, если не считать трёх рогов и окраски как у далматинца. Ещё дальше виднелась река, около которой бегала ребятня. На мостках женщины в длинных платьях с подоткнутыми подолами полоскали бельё.
        Серый и Петрович замерли, увиденное вновь напомнило родную Землю. И вновь эльф опомнился первым.
        - Хорош глазеть, заходим.
        Он поднялся по ступенькам и толкнул дверь. Увиденное вновь тряхануло нервы. Внутренне убранство трактира напомнило попаданцам старые фильмы. Массивные дубовые столы со скамьями около них, стойка с двух концов, от которой имелись двери. Одна, полуоткрытая вела к лестнице наверх, из-за второй доносился запах съестного. На стойке стояло несколько пузатых бочонков, явно со спиртным.
        Внутри оказалось малолюдно. За дальним столом сидели пожилая женщина с мальчишкой и разглядывали лежащую на столе скрипку. Они с интересом уставились на вошедших. Молодая женщина, протиравшая деревянные кружки, оставила своё занятие и поспешила навстречу посетителям.
        - Всем доброго дня, - поздоровался Петрович негромко, чтобы раньше времени своим басом местных не пугать. - Хозяюшка, а таким путникам как мы место для ночлега найдётся?
        - Ик, - произнесла хозяйка, уставившись на Петровича.
        - И, если можно, еды побольше, будьте добры, - добавил Серый, чей живот вновь подвело. Молодой троллий организм требовал пищи.
        - Ик, - вновь икнула хозяйка, переводя изумлённый взгляд на Серого.
        Попаданцы переглянулись. Они, в отличие от местных, не знали, что вежливый тролль явление, по редкости уступающее лишь эльфу, без пренебрежения разговаривающему с окружающими. Однако хозяйка не зря держала в нежных женских руках постоялый двор и трактир. Она быстро опомнилась и произнесла:
        - Добро пожаловать в Приют путника. Советую взять номер на двоих, так выйдет дешевле, всего один серебряный за сутки. Сюда входит еда и пиво, а также посещение бани и услуги прачки. Насчёт обеда: будут какие пожелания, или устроят наши обычные блюда?
        - Устроят обычные, - пробасил Петрович, который успел порыться в кошельке. Он выложил на стойку серебряную монету, подумав, добавил к ней несколько медных и попросил: - Хозяюшка, одолжи на минутку нож. Чем острее, тем лучше.
        Хозяйка кивнула, сгребла монеты в карман фартука и отправилась на кухню, распоряжаться насчёт обеда. Вернулась, неся в руках здоровенный тесак. Вопросов она задавать не стала, просто протянула нож Петровичу, со словами:
        - Вот самый острый.
        Тот попробовал лезвие пальцем и одним махом отсёк свою шикарную белоснежную косу и швырнул её на ближайшую скамью.
        Хозяйка и пожилая женщина за дальним столом в один голос охнули, а мальчишка вскочил со своего места и подошёл к эльфу, с блаженным видом трясущему головой. Неровно обрезанные волосы упали на лицо «рваной» чёлкой, но в целом выглядели вполне неплохо.
        - Наконец-то я избавился от этой мерзости, - сказал Петрович, возвращая тесак.
        - Господин эльф, - сказал мальчишка, - если вам не нужна ваша коса, отдайте её мне.
        - Да забирай, - разрешил Петрович, - а зачем?
        Мальчишка, прижимал к груди эльфийскую косу и выглядел примерно как Петрович, после того, как её обрезал.
        - Я сплету из неё струны для скрипки и смычка, - произнёс он мечтательно. - Говорят, нет прочнее и звонче струн, чем из волос эльфа. А ещё, играя на таких струнах можно отогнать нечисть.
        Серый и Петрович переглянулись с ошарашенным видом. «Что, здесь ещё и нечисть есть?» - подумал каждый.
        - Ижен, ты забыл поблагодарить, - произнесла пожилая женщина, подошедшая к остальным.
        - Спасибо, спасибо, спасибо! - воскликнул мальчишка и закружился в танце, прижимая к груди своё сокровище.
        - Может, мы заплатим, пусть не полную цену, - предложила женщина и представилась: - Я Нея, провидица. Можно просто: тётушка Нея. Ижен мой внук.
        - Не стоит, я уже подарил, - ответил Петрович. - Красивое имя у вашего внука. Почти как Женька. Женька, а сыграй нам что-нибудь.
        Юный музыкант кивнул, засунул драгоценную косу за пояс, взял скрипку и смычок и поднялся на небольшой круглый помост в углу трактира. Мелодию Ижен на этот раз выбрал весёлую, заводную, под стать его собственному настроению.
        Хозяйка и её помощник принялись накрывать стол, слегка приплясывая, Петрович и Серый даже ногами притопывали под зажигательные ритмы. Тётушке Нее с внуком собирались накрыть дальний стол, но Петрович пригласил составить им компанию, и провидица согласилась.
        Закончив играть, Ижен раскланялся под громкие аплодисменты, слушатели ладоней не жалели. После чего направился к столу новых знакомых, куда уже перебралась бабушка. По пути он свернул к окну, чтобы разместить на подоконнике скрипку и застыл, смотря в него.
        В этот же момент в трактир вошли несколько военных, на рукавах одного красовались вышитые золотом гербы, выдавая главного. Петрович и Серый насторожились, ведь вместе с воинами вошёл и похититель. Петрович кинул быстрый взгляд на дальнюю дверь, затем на окно. Ижен отрицательно помотал головой и показал три пальца.
        - Снаружи ещё трое, сиди, не рыпайся, - тихо шепнул Петрович Серому.
        Похититель кивком указал на попаданцев. На лице главного на миг отразилось удивление, похоже, он ожидал увидеть кого-то другого. Но командир воинов быстро с собой справился и уже с непроницаемым лицом двинулся к столику, за которым сидели Петрович и Серый.
        Глава седьмая. Контракт на жизнь
        Командир местных воинов остановился в шаге от стола. Он натянул на лицо улыбку и с пафосом произнёс:
        - Как легат Илларанского отряда Иномирного легиона приветствую представителей мира Земля. - После этих слов хозяйка таверны и провидица переглянулись, странное поведение эльфа и тролля получило объяснение. Ижен уставился на новых знакомцев с неподдельным восторгом. Легат продолжил: - На вас возложена благородная миссия…
        - А ну-ка стоп! - скомандовал Петрович. Резко. Громко. Басом. Легат застыл с полуоткрытым ртом, воины вытянулись в струнку, остальные просто замерли. Петрович продолжил: - Никаких миссий, пока мы голодны. Да и всем остальным не помешает подкрепиться. Хозяюшка, будь добра, подойди. Накрывай столы на служивых, на тех, что во дворе тоже. Я угощаю. И пива всем вдоволь.
        - И мне? - спросил Ижен, озорно поблескивая глазами.
        - Мал ещё! - в один голос осадили его Петрович и бабушка.
        Петрович добавил:
        - Женьке сока или компота организуй, милая.
        После этих слов он оттянул карман фартука подошедшей хозяйки и высыпал туда половину содержимого кошелька. И сделал это на глазах бывшего владельца, узнавшего свою собственность и покрывшегося пятнами. Но, к чести Ловчего Ноль-ноль семь, он ни слова не сказал. Просто потерял дар речи от столь вопиющей наглости.
        - Сейчас-сейчас! - воскликнула сияющая хозяйка и метнулась к двери на кухню. Вскоре она сама, помощник и повар споро накрывали соседний стол и разносили в кружках пенистый напиток. Ижен получил свой сок.
        Легат оценил обстановку и решил попробовать уладить дело миром. Он кивнул воинам и ловчему, разрешая принять угощение. Сам присел за стол к землянам.
        Три кружки пива спустя легат объяснял попаданцам суть контракта на службу в Иномирном легионе, подчёркивая все преимущества: полное королевское обеспечение, солидное денежное довольствие, регулярные увольнительные, последнее, естественно, в мирное время.
        Петрович внимательно слушал, молча. Серый, быстро опьяневший, вставлял время от времени одну и ту же реплику:
        - Меня что, мама зря от призыва откупила?
        За соседним столиком сменились воины, пришли те, что стояли в карауле во дворе трактира. Поскольку контракт ещё не был подписан, уже пообедавшие товарищи караульных заняли их место. Ловчий, которому тоже хватило трёх кружек, мирно дремал в уголке, опустив голову на стол. Тётушка Нея ушла к себе в комнату, захватив с собой слегка упирающегося Ижена. Мальчишке не терпелось узнать, чем дело закончится.
        - За каждую удачную боевую операцию по зачистке местности вам будет выплачиваться премия. Да, нечисть не так просто победить, но вас за полгода обучат всем воинским премудростям, - вещал легат.
        - На какой срок контракт? - спросил Петрович, прерывая молчание.
        - На два года, - прозвучал ответ.
        - После его расторжения нас отправят обратно на Землю?
        - Если вы сами этого захотите, а не решите послужить ещё, - быстро ответил легат.
        - Что будет, если мы откажемся? - спросил Петрович абсолютно трезвым голосом. Ему и в эльфийском теле столько пива было как слону дробина.
        Вместо ответа воинский начальник достал документ и указал на последнюю строчку, выделенную красной рамкой. Петрович взял контракт в руки и прочёл.
        - Меня что, мама зря… - завёл свою волынку Серый, но Петрович толкнул напарника локтем в бок и сунул под нос бумагу.
        Прочтя выделенный текст, протрезвел и Серый. Он уточнил: - В каком смысле, казнить?
        - В прямом, - ответил легат, - смертная казнь через повешение или отсечение головы. Личный приказ императора.
        - Чем эту штуку подписать? Не кровью, надеюсь? - спросил Петрович.
        - Мы же не дикари какие, - с усмешкой ответил легат, доставая палочку, заострённую с одного конца. Петрович ещё раз прочёл контракт и поставил в конце подпись, затем подсунул Серому. Тот подписал не глядя и тут же взвыл, получив от старшего друга подзатыльник.
        - Читать надо, что подписываешь, - заявил Петрович. - Вот так люди в кабалу к банкам и попадают.
        - Надо же, банкиры, похоже, во всех мирах одинаковые, - задумчиво протянул легат. - Словно проныры гномы всюду проникли и потомков наплодили.
        Он взял контракт, сворачивая и помещая в сумку, притороченную к поясу. Они с Петровичем принялись обсуждать условия службы. Серый последовал примеру ловчего: водрузил на стол руки, опустил на них голову и задремал. Правда, долго поспать ему не дали, последовал очередной толчок в бок.
        - Не спи, замёрзнешь, - сказал Петрович. - Пока ты дрыхнешь, я нас с тобой в кавалерию записал.
        - Это что, на лошадках ездить? - спросил Серый и зевнул.
        - Ездить, но не на лошадках, - ответил Петрович и усмехнулся. - Это по любому лучше, чем пешком топать или летать.
        Серый задумался, соображая, каким образом в этом мире летают, но задать вопрос не успел. Легат подозвал хозяйку.
        - Я так понял, мы можем все здесь переночевать?
        - Да хоть три дня живите на полном пансионе, - ответила хозяйка, - за всё заплачено.
        После этих слов она с нежностью посмотрела на эльфа и тролля, обеспечивших трактир недельной выручкой.
        - Три дня не будем, переночуем и на рассвете отбудем в лагерь, - решил легат и отдал приказ воинам: - Снимайте караул. Отдых до утра.
        - Можете занимать комнаты с третьей по седьмую, там всё готово, - сказала хозяйка легату и повернулась к Петровичу. - Ваша вторая, в первой остановились тётушка Нея с Женькой.
        Хозяйке понравилось, как назвал мальчишку Петрович. От этого варианта имени веяло чем-то озорным и задорным.
        Ещё через две кружки пива воины отнесли заснувшего ловчего наверх. Вернулись они вместе с Иженом.
        - Музыкант нам поиграет, - сообщили воины.
        - Я уже знаю, что вы здесь на два года остаётесь, - радостно сообщил Ижен новым знакомым, а остальных спросил: - Что хотите послушать?
        Выслушав заявки, юный музыкант приставил скрипку к подбородку и взмахнул смычком. Трактир заполнили чудесные звуки. Целый час без остановки играл Ижен, заставляя зрителей радоваться и печалиться, захватывая в плен талантливой игрой.
        После того, как музыка стихла, слушатели ещё мгновенье сидели, замерев, затем разразились громкими аплодисментами.
        Ижен с достоинством поклонился и сказал:
        - Обязательно приходите, когда я сплету новые струны. Звуки станут волшебными!
        - Ты и так замечательно сыграл, - сказала хозяйка.
        Она взяла для сбора денег для артиста большую кружку и первой кинула туда монеты. Затем обошла всех присутствующих. Воины кидали серебряные монеты, легат расщедрился на золотой. Петрович и вовсе достал из кармана кошель и кинул Ижену со словами:
        - Лови, нам жалование выдадут, а вам с бабушкой не помешает.
        Ижен ловко поймал кошель, а подошедшая хозяйка ссыпала туда же собранное вознаграждение.
        - Ой, спасибо! - искренне поблагодарил музыкант. - Мы хотим купить домик здесь, в посёлке. Немного не хватало. Теперь точно купим. Пойду, обрадую бабушку!
        Ещё раз поклонившись, Ижен вприпрыжку бросился к лестнице, одной рукой прижимая кошель, а в другой держа скрипку и смычок.
        - Славный мальчуган, - произнёс легат. Остальные дружно закивали, подтверждая его слова.
        Хозяйка напомнила Петровичу и Серому, что они собирались в баню.
        - Там уже протоплено. Вещи оставьте в предбаннике, пока моетесь, прачка постирает их и высушит, - сказала она.
        Проводить постояльцев вызвался помощник. Баня располагалась позади дома и представляла собой низенький, но просторный домик из брёвен.
        - Трубы нет, наверное, на магии всё работает, - сказал Петрович.
        Серый лишь плечами пожал, ему мыться в подобных банях не доводилось, и он понятия не имел, как всё должно выглядеть.
        - Правильно, мы используем разные амулеты, - подтвердил догадку Петровича помощник, распахивая дверь. Он быстро объяснил что, где находится и удалился.
        - Слушай, а они не боятся, что мы сбежим? - спросил Серый.
        Петрович уже стянувший футболку, замер, уставившись на собственное плечо. Там красовалась татуировка в виде перекрещенных мечей.
        - Не боятся, видишь, клеймо. Почти рабство этот контракт. Но, похоже, единственный способ домой вернуться, - заключил Петрович и, скинув остальную одежду на скамью в небольшом предбаннике, прошёл внутрь к чану с тёплой водой.
        Серый, скинув одежду, первым делом изучил татуировку. Затем осмотрел себя. Нет, тело было вполне себе. Как у культуриста, только кожа светло серая. Оглядевшись, Серый обнаружил небольшое овальное зеркало и громко вздохнул. Дико оказалось видеть в отражении чужое лицо. В целом, хоть и грубоватое, но не лишённое привлекательности. «Вот теперь я точно не задохлик», - решил Серый, но радости от этого не испытал. Он ещё раз громко вздохнул.
        Петрович, уже намылившийся, выглянул, чтобы поторопить друга. Заметив зеркало, он подошёл к нему и заглянул.
        - Ну как тебе? - спросил Серый.
        - Всю жизнь терпеть не мог смазливых юнцов, высмеивал, а теперь сам такой. Бумеранг вернулся, - ответил Петрович и приказал: - А ну, бегом мыться. Будем носить те тела, что выдали. Это нам ещё повезло. Наш воинский начальник сказал, все остальные иномирцы здесь в виде гоблинов.
        - Да ладно? - Серый, уже дошедший до чана с водой, замер.
        - Вот тебе и ладно. Будем с зеленопухами служить.
        После этих слов Петрович зачерпнул полный ковш воды и вылил на Серого. Вода оказалась тёплой, поэтому тот не возмутился, а тоже принялся намыливаться.
        Долго намываться они не стали, но когда вышли в предбанник, там их ожидала чистая, приведённая в порядок одежда. Даже пятна от подорожника исчезли.
        - Ничего тут так сервис, - произнёс Петрович, одеваясь.
        Рано утром, тепло попрощавшись с тётушкой Неей, Иженом и хозяйкой трактира, попаданцы отправились вместе с отрядом сопровождения в ту сторону, куда ехал обоз. Туда, где находился лагерь шестого Илларанского отряда Иномирного легиона.
        Глава восьмая. Лагерь магического режима
        Идти пешком до пункта назначения попаданцам не пришлось. Легат решил их для начала поберечь, ну, и себя за компанию, и по амулету связи вызвал транспорт: небольшую повозку, запряжённую лошадью. С повозкой передали и летнюю форму для новеньких воинов легиона.
        Петрович и Серый переоделись в тёмно-зелёные рубашки с короткими рукавами, плотные брюки, подобие фуражки и высокие ботинки. Как выразился Петрович: «Практически, берцы, а в моё время в сапогах топали». Свою одежду земляне отдали на хранение хозяйке трактира. И вновь об этом позаботился Петрович.
        - Надо же будет переодеться, когда домой отправимся, - сказал он.
        Серому не очень понравилось скептическое выражение лица легата при этих словах. Воинов сопровождения командующий отправил в лагерь пешим ходом, сам же приказал возчику трогать, но не гнать. В последнюю минуту он позволил забраться в повозку и ловчему, которого, по всему видно, собирался отправить вместе с воинами.
        Однако вид бедолаги, терзаемого похмельем, тронул и зачерствевшее сердце старого вояки.
        Даже кружка пива, поданная ловчему на прощанье сердобольной хозяйкой помогла не сразу.
        - Не умеешь пить, не берись, - тихо сказал Серый, ни к кому конкретно не обращаясь.
        Ловчий зло покосился в его сторону, но промолчал. Они с Серым с первого взгляда почувствовали друг к другу неприязнь. Казалось, ловчий подобное должен бы испытывать к Петровичу, который и по голове ударил, и деньги присвоил. Ан нет. Антипатия, как, впрочем, и влюблённость, далеко не всегда подчиняется логике.
        Как выяснилось, легат не просто так велел вознице ехать медленно.
        - О мироустройстве рассказывать не буду, узнаете на учёбе, а вот о лагере, структуре отряда, распорядке дня, пожалуй, стоит поговорить. И о дисциплине, - произнёс он.
        - Сколько у вас длится год? А сколько в нём месяцев? - подозрительно спросил Серый, из головы которого не шла скептическая улыбка легата.
        После объяснений с использованием часов Петровича и амулета времени легата, пришли к выводу: эти параметры в двух мирах совпадают. Примерно так же дело обстояло и с расстоянием и мерами веса. Поиски сходств и различий увлекли легата настолько, что он чуть не забыл о первоначальной цели. Опомнился после беседы о деньгах. В отличие от Земли тут во всём мире была единая валюта. Наименьшая мера - медяк, сто медяков - серебряный, десять серебряных - золотой. Но, скорее, отвлекло легата пиликанье амулета связи, на который пришло сообщение.
        - О, один в один эти ваши навороченные гаджеты, - оживился Петрович, наблюдая, как легат смотрит на экран плоского, размером с ладонь устройства.
        - Чего это ваши? Ты что, таким не пользуешься? - спросил Серый.
        - Да купил, но старшая дочь свой угробила, отдал погонять. Сам пока звоню по неубиваемому кнопочнику… Звонил, - помолчав добавил Петрович, вспомнив, где находится.
        Легат повернулся к задремавшему похитителю и сообщил:
        - Ловчий Ноль-ноль семь, вам, как и остальным ловчим, предстоит отбыть в Картахею до конца дня. - Затем пробормотал: - Опять придётся экстренный портальный камень активировать.
        Серый, услышав, как обращались к их похитителю, сказал:
        - Зачётная кликуха, - и зашёлся в приступе смеха.
        Ловчий сверкнул на него глазами. Петрович же ткнул локтем в бок напарника и произнёс:
        - Хорош ржать. Нормальный позывной. И, главное, в тему.
        Легат отправил амулет связи в карман и приступил к запланированному рассказу. Выяснилось, что Иномирный Легион состоит их шести отрядов, учебные лагеря для которых созданы во всех шести королевствах империи. Каждый отряд в свою очередь подразделяется на пять ритонов: два всадников и три пехотинцев. Всадников по десять воинов, пехотинцев по двадцать. У каждого ритона командир и его заместитель из этого мира, а также лекарь и маг-координатор.
        - По-моему мнению, маловато получилось. Но столько удалось завербовать и позаимствовать в иных мирах ловцам, - посетовал легат.
        - Вы хотели сказать: похитить, - спросил Серый. На этот раз он злобно глянул на ловчего.
        - Что хотел, то и сказал, - отбрил легат. - Пока мы не в лагере, сделаю вид, что ничего не слышал. А там, сами понимаете.
        - Понимаем, - кивнул Петрович: - Приказы не обсуждаются, а вы нам царь и бог, и воинский начальник.
        - Хорошее выражение, надо запомнить, - одобрил легат. - Кстати, о принятых обращениях. Ко мне обращаться нужно: господин легат. К непосредственным начальникам: комрит и замкомрит, к остальным командирам: младший командир, старший командир, высший командир. Нашивки изучите. Себя обозначать: воин такой-то. Понятно?
        - Так точно, - ответил Петрович.
        - Такой ответ пойдёт, можно и просто склонить голову, - произнёс легат и добавил: - Подъезжаем.
        Петрович и Серый во все глаза уставились на появившийся на горизонте лагерь. Вернее, на высокую сетку, поблескивающую и явно магическую, которой была огорожена вся территория. За сеткой смутно виднелись очертания зданий. Над ней медленно крутились ромбовидные штуковины, то ли местные камеры наблюдения, то ли какое-то магическое оружие. В пределах видимости имелась и пара башен с часовыми. Два вооруженных воина стояли у ворот.
        - Прямо зона строгого режима, - произнёс Петрович, затем поправился: - Лагерь магического режима.
        - Надеюсь, вам понятно, что самовольный уход с территории невозможен? - поинтересовался легат, довольный произведённым впечатлением.
        Повозка остановилась. К ней подошли не намного отставшие воины из отряда сопровождения. Один из часовых подбежал к легату и, отдав честь - Петрович запомнил, что честь здесь надо отдавать, повернув ладонь вперёд, - доложил:
        - Господин легат! За время вашего отсутствия на территории лагеря чрезвычайных происшествий не было. Магический фон на подконтрольной местности спокойный. За комритом всадников отправлен дневальный.
        - Вольно, - скомандовал легат и обернулся к Петровичу и Серому. - Ждите командира. До встречи. Ловчий Ноль-ноль семь, за мной.
        После этих слов легат зашагал в открытые ворота. Ловчий поспешил за ним, временами срываясь на бег.
        Петрович спустился из повозки на землю, придержал споткнувшегося Серого и протянул, глядя вслед легату:
        - Не родился ещё командир, что сможет встать между мной и самоволкой. Интересно, а здесь дедовщина есть?
        - Вот из-за боязни дедовщины я от армии и откосил, - признался Серый. - Страшная вещь.
        - Не скажи, - возразил Петрович. - Всё меняется, если дед - ты.
        Из ворот вышел среднего роста, средних лет и средней полноты мужчина в форме с гербом на рукаве, но в два раза меньшем, чем у легата. При его появлении воины, сопровождающие попаданцев, строем прошли на территорию. Петрович и Серый встали ровно, сообразив, что видят непосредственного командира.
        Мужчина представился:
        - Комрит Тарон, командир второго отряда всадников. Представьтесь, воины.
        Если этот вояка и был удивлён видом новобранцев, то на лице его это никак не отразилось.
        - Воин Петрович!
        - Воин Серый!
        Последовали ответы. После чего Петрович отдал честь, Серый, слегка замешкавшись, тоже.
        - Потихоньку осваиваетесь? Похвально, - оценил жест комрит и добавил. - До присяги, а она через неделю, вам многое будет сходить с рук, к примеру, незнание устава, званий, правил обращения. А уж после - не обессудьте. За мной!
        Он развернулся и зашагал в лагерь. Петрович строевым шагом двинулся за ним. Следом почти строевым - ну, как получилось - затопал Серый.
        Комрит, следуя по лагерю, преимущественно пустовавшему, пояснял новобранцам, где, что находится.
        - Остальные воины легиона осваивают тренировочный полигон, - пояснил комрит. - До их возвращения можете побыть в казарме, выбрать места. Но это первое и последнее послабление. С лекарками не заигрывать, спирт у них не выпрашивать. Почти пришли.
        К этому времени они миновали плац и ступили на дорожку, ведущую к одноэтажному деревянному зданию, одному из многих.
        - А я думал, раз лагерь, то палатки, - поделился с Серым Петрович.
        Они шли по мощеной гладким камнем дорожке между строго подстриженных кустов. Уже на подходе к казарме им навстречу вывернул интересный тип, заставивший Петровича и Серого остановиться. Внешне похожий на эльфов парень в штатском, отличался не столь длинными, хотя и заострёнными ушами, светло-русыми волосами, а за спиной трепетали нежные полупрозрачные крылья. Комрит тоже остановился, крылатый протянул ему руку для пожатия, поздоровался и произнёс, презрительно глядя на Серого:
        - Не повезло тебе, Тарон, тупого тролля подсунули.
        Не успел комрит среагировать, как Петрович в два шага оказался около крылатого и пробасил:
        - Это что за муха тут прожужжала? Крылья, случаем не жмут?
        - Отставить, - раздался сзади женский голос. - Первый раз вижу такого воинственного эльфа. Тарон, рада видеть.
        Все дружно обернулись на голос и увидели молодую женщину, тоже крылатую, только в форме и с нашивкой герба на рукаве.
        - Приветствую, комрит Намирей, - склонил голову командир попаданцев с Земли.
        Женщина комрит, протянула крылатому свёрток с формой и спросила Петровича:
        - Вы что-то имеете против фейри и крыльев, воин, что называете нас мухами?
        - Против вас, комрит, ничего. Вы - прелестная бабочка. Муха - он, - ответил Петрович, указывая пальцем на обидчика друга.
        - Да я тебя в карцере сгною! - взвился тот.
        - Не получится, - спокойно парировал Петрович. - До присяги не положено, а после у нас свой командир и всякие штатские нам не указ. А муха и есть муха, позволяешь даме тяжести таскать.
        Фейри дёрнулся, было, в сторону Петровича, но и его остановил приказ:
        - Отставить, - затем крылатая женщина воин произнесла: - Формально эльф прав, Кирас. Ты не в форме, откуда он может знать, что ты мой заместитель. Мы командуем первым отрядом всадников. И я извиняюсь за нелицеприятные слова замкомрита в адрес троллей.
        - Ладно, забыли, - буркнул Серый, у которого даже румянец выступил от подобного внимания. Вернее, щёки из светло-серых стали тёмно-серыми.
        К тому же комрит Намирей даже по меркам людей была очень привлекательной. Ей шла короткая стрижка каштановых волос, большие синие глаза казались глубокими как море, а полные губы заставили бы взвыть от зависти силиконовых красоток Земли. Не портили впечатления высокие скулы и волевой подбородок.
        Её тоже слегка смутили и комплимент эльфа, и любование ею троллем. Козырнув, она направилась в сторону соседней казармы. Её заместитель последовал за ней, одарив напоследок Петровича уничтожающим взглядом.
        - Так, одним врагом, воин Петрович ты уже обзавёлся, - протянул комрит Тарон. Однако в его голосе послышалось не осуждение, скорее, одобрение. Похоже, заносчивый фейри уже многих в лагере успел достать.
        Глава девятая. Петрович и дедовщина
        Казарма оказалась просторной и светлой. Легат был прав, ожидалось больше воинов, чем отловили. Вдоль стен стояло много двухъярусных кроватей, большинство не застеленных. Около каждой стояли по две тумбочки.
        - Значит, уборные и умывальники с душем - там, - сказал комрит Тарон, указывая рукой в противоположную входу сторону. - Здесь наши с заместителем комнаты. Иногда мы будем оставаться с ночёвкой. Занимайте любые места. Свободные, разумеется. Не наглейте.
        Петрович посмотрел на двери, ведущие в комнату начальства, и ответил:
        - Есть, не наглеть. Ваши покои занимать не будем.
        Комрит поперхнулся воздухом, а прокашлявшись, сказал:
        - Шутить изволишь? Чувствую я, воин Петрович, одним врагом ты не обойдёшься. Размещайтесь.
        Развернувшись, комрит вышел из казармы. Петрович ещё раз оглядел помещение и уверенно направился к свободной кровати в центре.
        - Самое то, - обернулся он, к последовавшему за ним Серому. - От начальства подальше, до умывалки не далеко. Посмотри на застеленные кровати. - Серый посмотрел. - Так никогда не делай. Сейчас на примере твоей покажу, как нужно.
        Петрович взял простыню и наволочку, лежащие снизу.
        - Слушай, может я, того, наверх? Ты всё же старше, - предложил Серый.
        - Чтобы ты ночью на меня рухнул? Нет спасибо, - отказался Петрович, не отрываясь от заправки. - Вот так простыню разгладь, чтобы не складочки не было.
        - Не такой уж я и толстый, - обиженно протянул Серый.
        - Совсем не толстый, одни мышцы. Просто тяжёлый, - согласился Петрович. - Подушку, когда заправил, вот так встряхиваешь и ставишь уголком. Понял?
        - Понял, - буркнул ещё обиженный Серый, наблюдая, как старший друг застилает уже свою постель. - Даже жалко садиться, круто получилось.
        - А тебе в течение дня и не придётся, будь спок. Здесь не детский сад, тихого часа нет. Пока нам поблажки делают, можешь прилечь. Заодно поучишься.
        Серый, которому похмелья досталось меньше, чем ловчему в силу размера, скинул берцы и с наслаждением растянулся на кровати, которая жалобно скрипнула.
        - Вот! - Поднял палец вверх Петрович. - А ты на второй этаж забраться хотел.
        Пока Серый дремал, Петрович осмотрел всю казарму. Уборные, умывальники и душевые его вполне устроили. Во-первых, их было достаточно, чтобы не создавать очереди, во-вторых, вид всё имело вполне узнаваемый. Заглянул Петрович и в комнаты комрита и его заместителя и хмыкнул. Лаконичная простота: кровать, только одноярусная, тумбочка, стол со стулом и небольшой шкаф. Начальство здесь, похоже, не шиковало, во всяком случае, в полевых условиях.
        Оценил Петрович и вид из окон, потому и заметил бредущую к их казарме толпу качков, с кожей светло-зелёного оттенка. Гнал их совсем молодой командир. На вид, только выпустившийся из военного училища, или, что там в этом мире.
        - Серый, подъём! - скомандовал Петрович.
        Серый вскочил и быстро расправил простынь, одеяло и подушку.
        - Ну, как? - спросил он.
        Петрович кивнул.
        В казарму вошли качки гоблины и злой замкомрит.
        - Воины Петрович и Серый, из мира Земля, прибыли для несения службы в Иномирном легионе, - доложил Петрович, отдавая честь.
        Взгляд замкомрита потеплел, он обернулся к остальным и заявил:
        - Вот, учитесь у попаданцев с Земли. А сейчас: стройсь!
        Качки лениво выстроились в кривую линию и замерли в расслабленных позах. В целом, эти ребята напоминали африканцев, только зелёных. Серый и Петрович заняли место во главе. Если тролль встал по росту правильно, то Петрович, который ростом доходил ему до плеча, а гоблинов был ниже на полголовы, явно себе польстил.
        Замкомрит посмотрел на Петровича и оставил всё как есть. Его подкупила безукоризненная выправка землянина. Серый у него тоже нареканий не вызвал, а вот остальных замкомрит явно собирался отчитывать. Если судить по строго сведённым бровям.
        Помешало командиру отвести душу пиликанье амулета связи. Прочитав сообщение и скомандовав: «Разойдись», замкомрит вышел из казармы.
        Разойтись никто не успел. Как только командир скрылся за дверью, Петрович гаркнул:
        - Равняйсь! Смирно!
        Вкупе с басом вышло столь грозно, что гоблины встали ровно, вытянувшись в струнку. Серый тоже. Петрович прошёлся вдоль строя, делая замечания чуть не каждому: «Грудь вперёд, живот подобрал, плечи назад, зубы спрятал». Дойдя до конца строя, он приказал:
        - А теперь коротко, по сути, объясните, с какой целью вы здесь дурака валяете?
        Один из гоблинов, чьи волосы отливали рыжиной, ответил:
        - А чего они нас из нашего мира похитили?
        Тон, с которым это было сказано, и упрямо-вызывающее выражение лица рыжего натолкнули Петровича на определённые подозрения.
        - Конкретнее, кто вы, и как вас похитили?
        На этот раз ответил другой гоблин, с мелкими тёмными кудряшками:
        - Мы студенты, поступили на первый курс академии и шли заселяться в общежитие. А тут этот, с сетью. Никто и пикнуть не успел.
        - Вольно, - сказал Петрович, - садитесь. - И первым сел на пол, скрестив по-турецки ноги. Остальные последовали его примеру. Пока все рассаживались, Петрович бормотал: - Свои слова насчёт детского сада беру обратно. Хотел в деда поиграть, а я здесь реально один дед. Тут даже не салаги, салажата.
        - Получается, не только наш ловчий лоханулся, - произнёс Серый.
        - А вы тоже студенты, не военные? - спросил третий гоблин, точная копия второго, наверняка брат близнец.
        - Я да, а Петрович… - Серый запнулся, он ведь так и не узнал, кем был Петрович в их мире.
        - Электрик на заводе. Мастер. В армии служил в юности два года. Но это дело десятое. Желторотики, вы контракт-то читали, когда подписывали?
        - А смысл? - спросил в ответ рыжий и пожал плечами. - Всё равно, если не подпишешь, смерть.
        - Так я и думал, - протянул Петрович. - Значит, так: наша служба в легионе, это единственный шанс вернуться домой. Поют местные, конечно, складно, мол, вам всего-то нечисть победить. Но, зуб даю, не всё так просто. Не зря нас из разных миров выдернули, когда у самих армия боеспособная. Видели, сколько воинов из местных только в лагере? Вот то-то. Так что, наша задача - выжить. И для этого нужно, чтобы и наша рота, вернее, как его там, ритон стал боеспособным. Не командиров доводить, а учиться, учиться и ещё раз учиться. Так в нашем мире один умный человек говорил. Мы должны держаться вместе, плечо к плечу. Я из вас сделаю настоящих бойцов. А для начала…
        - Будете кровати правильно заправлять, - давясь от смеха, проговорил Серый.
        К моменту, когда в казарму вошли командиры второго ритона, все кровати оказались в идеальном состоянии, красуясь корабликами - подушками.
        - Стройсь! - скомандовал замкомрит, и уставился на командира, мол, сам посмотри. Явно успел нажаловаться на подопечных. Тот усмехнулся и кивнул головой на строй. Можно сказать, идеальный строй. Гоблины речью Петровича прониклись, домой хотели вернуться все.
        Замкомрит чуть рот не открыл от удивления. «Ещё один желторотик», - с сожалением подумал Петрович.
        Последовала команда: выйти из казармы. На улице ярко светили местные солнца, так, что приходилось щуриться. Если бы не ветерок, жару было бы не просто перенести. Около остальных казарм тоже выстраивались воины.
        Выстроив новобранцев в шеренгу по двое, командиры повели их в столовую. Туда же стекались и все остальные. Петрович подметил, что гоблины из разных ритонов заметно отличаются. Их «африканцы» оказались самыми рослыми. У крылатых фейри ритон состоял из воинов, похожих на земных азиатов. Этих, скорее всего, тоже похитили, ибо шли они вразнобой и с хмурым видом. Пехотинцы, напомнившие Петровичу индусов, скорее всего, набирались по контракту. Они и выглядели бодрее, да и шли тоже. Но до профессиональных воинов не дотягивали. Петрович сомневался, что служить в другой мир они отправились от хорошей жизни.
        Всадники ценились в отряде выше остальных, поскольку комрит Намирей скомандовала:
        - Расступись пехота! Первый, второй ритоны заходят.
        Такое положение дел Петровича устраивало, даже его детский сад чуток повеселел.
        На крыльце столовой, помещения довольно немаленького, обнаружился чешуйчатый тип. Тот самый, что шёл с обозом и засёк сидящих в укрытии землян. Петрович не удержался от комментария и тихо сказал Серому:
        - Смотри, Чингачгук Большой Змей тоже здесь нарисовался.
        Чешуйчатый, как выяснилось, обладавший невероятным слухом, громко спросил:
        - Как ты меня назвал, эльфийский воин?
        - Чингачгук Большой Змей, - так же громко ответил Петрович, с вызовом глядя на типа.
        - Большой Змей, - повторил тот и рассмеялся. Между узких губ мелькнул раздвоенный язык. Затем он произнёс: - Всадники, отныне называйте меня только так: Большой Змей. Я инструктор по полётам и езде на драконах.
        - Езде на ком?! - ошарашено спросил Серый друга, поскольку инструктор зашёл в столовую вслед за фейри и их ритоном.
        - Я же говорил, что в кавалерию нас записал, - ответил Петрович.
        - Драконы, это такие большие ящерицы? - спросил один из близнецов.
        - Да мы, как бы, тоже не местные, не видели, - сказал Петрович.
        Неожиданно в их разговор вмешался комрит Тарон.
        - Драконы тоже не местные. Их доставили из мира Драконат. Они нечто среднее между ящерицами и лошадьми. Привязываются к хозяину, поддаются дрессировке. Но лучше их не обижать, злопамятны и мстительны.
        - Да кто угодно таким будет, если из родного мира стащить, - произнёс рыжий.
        Остальные с ним оказались полностью согласны, заранее проникаясь симпатией к меньшим братьям по несчастью. Командиры переглянулись, у младшего на мгновение вид стал виноватым. Но лишь на миг. Профессиональные воины этого мира, как, впрочем, всех остальных, приказы не обсуждали.
        Глава десятая. Золотой свиток
        В столовой каждому ритону был предназначен отдельный стол, о чём свидетельствовали таблички с цифрами. Комрит Тарон подвёл своих воинов к столу с цифрой два и приказал:
        - Рассаживайтесь.
        После чего он отправился в обеденную зону для командиров. Располагалась он тут же, в конце столовой. Замкомрит немного задержался, но, убедившись, что подопечные ведут себя адекватно, последовал за начальником.
        За двое суток, что прошли до момента появления попаданцев с Земли, замкомрит зверски устал от вредных гоблинов, так и норовивших выкинуть какую-нибудь пакость.
        Пехотинцы, вошедшие следом, дисциплиной не отличались. Занимали места они шумно, с грохотом отодвигаемых стульев, под окрики командиров. Правда, быстро. От выставленных на столе тарелок шёл аромат, обещающий вкусный обед.
        Вскоре в столовой воцарилась тишина, прерываемая лишь звоном ложек о тарелки. Петрович обратил внимание на лежащие на краю стола подносы. После того, как допил компот из каких-то местных фруктов, он обратился к соседу, рыжему гоблину:
        - Посуду сами относим?
        - Зачем? - удивился тот. - Кухонницы утащат.
        - Девчонки? В лагере? - тоже удивился Серый.
        - Тут их достаточно служит, - пояснил один из близнецов. - На кухне, в лекарском ритоне, даже в охране есть.
        Словно подтверждая его слова, дверь, отделяющая обеденный зал от кухни, открылась и оттуда вышли две, как их назвал рыжий, кухонницы. Девушки тоже в военной форме, дополненной белым беретом и белым же фартуком. Они направились к столу с цифрой один. Первый ритон обедать закончил и ждал приказа командиров, выходить.
        Кухонницы ловко собрали посуду, улыбаясь на шуточки воинов. Всё это время Петрович, а следом Серый, загружали подносы оказавшимися довольно тяжёлыми тарелками и кружками со своего стола.
        - Поможем девчонкам, - шепнул Серому Петрович.
        Когда, сгибаясь под тяжестью, кухонницы двинулись от первого стола, Петрович и Серый подошли к ним, и отобрали подносы. На робкий протест, Петрович веско басом заявил:
        - Женщинам нечего тяжести таскать, вам ещё детей вынашивать и рожать.
        Примеру одноритонцев последовали близнецы, подхватив подносы со своего стола и потащив в сторону кухни. Сгрузив всё на специальную стойку, воины второго ритона вернулись на свои места. За этой сценой заинтересованно наблюдал остальной отряд и командиры. Последние решили не вмешиваться.
        Кухонницы подошли к столам пехотинцев. Потрясённые поступком воинов, и особенно словами эльфа, они уже не обращали внимания на робкие заигрывания новобранцев. Один из них не выдержал, со словами:
        - Мы что, хуже всадников? - сгрёб на ближайший поднос посуду.
        Так же поступили и ещё несколько воинов, растерянные кухонницы смотрели, как быстро пустеют столы. Продолговатое окно в разделяющей помещения здания стене открылось, и в него высунулись все работники кухни, повара, их помощники, ещё несколько кухонниц.
        - Отряд! Стройсь на выход! - прозвучала команда.
        Отдавший её комрит Тарон с превосходством посматривал на коллег. У него в рукаве имелся ещё один козырь, который он собирался им предъявить. Тарон мысленно вознёс благодарность богам за то, что попаданцы с Земли достались ему. Причину изменений в поведении гоблинов он просчитал на раз.
        После обеда отряд последовал в учебную часть: несколько одноэтажных - в лагере только такие и были - домов, выстроенных в ровную линию. К ним так же вела вымощенная камнем дорога в окружении невысоких подстриженных кустов. На домах тоже красовались номера. Замкомрит направился к дому с номером два.
        Следуя за ним, всадники второго ритона вошли в коридор, разделяющий здание на две половины, в каждую вела дверь. Замкомрит кивнул налево и сказал:
        - Это комната отдыха, у вас пять минут на посещение уборной, мытьё рук и приведение себя в порядок. После чего жду в учебном отсеке. - Тут последовал кивок направо. - Время пошло.
        Замкомрит повернул направо, остальные рванули в левую сторону. Комнату отдыха рассматривать не стали, устремившись к основной цели. Справились быстро, благо и тут кабинок с удобствами и умывальников оказалось достаточно. Даже осталось время заметить в комнате кресла, небольшие столики с книгами и газетами на них.
        - Местная пресса, - обрадовался Петрович, затем спросил: - Как замкомрита звать-то?
        - Эванс, - ответил рыжий. - Кстати, я Дейс.
        - Рамир и Самир, - представились близнецы.
        Остальные гоблины назвать имена не успели, в дверь засунулась раздражённая физиономия замкомрита.
        - Долго я ждать буду? - поинтересовался он и вновь скрылся.
        - Чётко вы его достали, - произнёс Серый.
        - Эванс, - протянул Петрович. - Ну, прям, Ванька-взводный.
        Гоблины дружно заржали, уж очень смешным показалось им это сочетание.
        Спевшийся ритон дружно перешёл в учебный отсек. Напоминал он обычный класс в обычной земной школе. Да и количество мест соответствовало - примерно на тридцать учащихся.
        Петрович уверенно направился к последнему столу у окна, Серый потопал за ним.
        - Кто куда, а мы на камчатку, - пробурчал он, правильно разгадав замысел друга.
        Уселись все тоже дружно и быстро. По двое, подражая землянам. Замкомрит, который уже обзавёлся прозвищем, раздал каждому книжечки с надписью «Устав». Вернулся на преподавательское место и принялся кратко излагать основные положения устава. Он периодически останавливался, подозрительно вглядываясь в воинов, но те внимательно его слушали, и пока намерений помешать не проявляли.
        Минут через тридцать ему всё же помешали, но вовсе не так, как он опасался. В дверь вошёл легат в сопровождении старичка в штатском.
        Петрович встал, следом остальные.
        - Оригинальный способ приветствовать, - произнёс легат. - Садитесь. По личной просьбе её Величества императрицы представители Общества Зверозащитников прочтут вам лекцию о редких видах зверей и птиц, находящихся в нашем мире под охраной. За их истребление предполагается наказание. А незнание, хоть и является облегчающим вину фактором, не отменяет ответственности. Перед вами выступит профессор естествознания Картахейской Магической Академии.
        Тут легат назвал труднопроизносимую фамилию учёного, после чего вышел.
        Старичок кивнул и принялся выкладывать на преподавательский стол какие-то амулеты. Замкомрит пересел за один из ученических столов, уступив своё место. Рассказывал учёный интересно. Начал он с того, что в Империи имеется Золотой свиток - список редких, вымирающих видов местной фауны. Свой рассказ он сопровождал демонстрацией объёмных картинок при помощи амулетов.
        - И сюда пять Д добралось, - тихонько сказал Серый.
        Редкие звери во многом были похожи на земных, даже названиями, отличались размерами и окраской. Правда, встречались и довольно странные особи, наподобие трёхрогой коровы в посёлке.
        - Переходим к птицам, - вещал учёный. - Начнём с наиболее редкого вида. Итак, королевский гагр.
        Старичок нажал на амулет, и в воздухе появилось объёмное изображение птицы, похожей на большого гуся, с оранжево-красно-чёрным оперением.
        Петрович и Серый посмотрели друг на друга округлившимися глазами.
        - Упс, императрица опоздала, - прошептал Серый.
        Петрович ткнул друга в бок, призывая к молчанию. Однако озвученная профессором сумма штрафа за истребление драгоценной птички, развязала язык и ему.
        - Не хило мы поужинали. За такие деньги у себя неделю бы только в кабаках питались.
        - Воины за последним столом, вы хотите что-то спросить? - раздался вопрос профессора.
        Петрович поднялся и пробасил:
        - Да вот, говорим, в нашем мире Земля есть такой же Золотой свиток. Красная книга называется. Правда, штрафы на порядок меньше.
        - О, как приятно. Даже в диком мире есть зверозащитники, - умилился профессор.
        А вот Петрович неожиданно разозлился.
        - С чего это мы дикие? На себя посмотрите: живёте в лесу, молитесь колесу.
        Старичок на выпад не обиделся, а сказал:
        - Впервые слышу такое образное описание лесных алтарей. Что же, садитесь, а я продолжу. Перейдём к следующему виду птиц. Талинейские куропатки…
        Петрович и Серый вновь посмотрели друг на друга.
        - Вот каменюка что напоминал, алтарь, - шепнул Серый.
        - Стрёмно как-то перед местными богами получилось, - тоже шепнул Петрович.
        - Ты же атеист, - напомнил друг.
        - Это я дома атеист, - парировал Петрович.
        - Получается наш завтрак боги спёрли? - спросил Серый, сопоставив новые знания с таинственным исчезновением остатков гуся.
        - Воины, вам не интересно? - вновь обратился к ним профессор, а замкомрит украдкой показал кулак.
        - Очень интересно, а, главное, познавательно. А можно попросить вас прочесть ещё одну лекцию. О съедобных и ядовитых растениях? Мало ли в какие условия в походах попадём, нужно же знать, чем можно травануться, - попросил Петрович.
        - Дельная мысль, - одобрил профессор. - Я поговорю с легатом. А вы подумайте, о чём хотели бы ещё узнать. Возможно, потребуется курс лекций. Пока же перейдём к обитателям рек и озёр.
        Пока легионеры шестого отряда знакомились с Золотым свитком при помощи учёных, их командиры стояли в казарме второго ритона и любовались на идеально заправленные кровати с подушками-корабликами.
        - Необычно, одновременно и порядок, и уют, - произнесла, наконец, комрит Намирей. - И, главное, ничего ведь сложного. Нужно будет своих обучить.
        Командиры пехотинцев дружно и довольно скептически хмыкнули. Однако на следующее утро во всём отряде койки оказались заправленными именно так. Отставать хоть в чём-то от всадников никто не собирался.
        Но это было утром. А сразу после отбоя Петрович свесился с верхнего этажа кровати, поманив к себе Серого.
        - Я придумал, - произнёс он.
        - Что? - спросил Серый и зевнул.
        - Как местных богов задобрить. В первую же увольнительную идём в трактир, закупаемся харчами, выпивкой, узнаём, как всё правильно сделать, и тащим к алтарю, - сказал Петрович.
        - У нас денег нет, - напомнил Серый.
        - Так выдадут когда-нибудь, тогда и рассчитаемся. Пока же я хозяюшке свои часы в залог оставлю.
        - Ты думаешь, всё настолько серьёзно? - спросил Серый.
        - Кто его знает, этот мир, - глубокомысленно добавил Петрович.
        - Что вы такого натворили, что надо богов задабривать? - раздался вопрос с койки напротив. Над остальными приподнялись головы, в ожидании ответа.
        - А ну, спать, охламоны! - рявкнул Петрович. - Нечего дедушку подслушивать. - Затем добавил: - Завтра расскажу. Всем отбой.
        Гоблины улеглись обратно, и вскоре всю казарму сотрясал дружный молодецкий храп.
        Глава одиннадцатая. Драконы Большого Змея
        Утро началось с попытки замкомрита всех разбудить. Робкой такой попытки, можно сказать, интеллигентной.
        - Подъём, - спокойно произнёс Эванс. К нему за полдня прочно прилепилась данная Петровичем кличка: «Взводный».
        Проснулся только Петрович. Он спрыгнул с кровати, оглядел бессовестно спящих сослуживцев и рявкнул во всю глотку:
        - Рота, подъём!!!
        Раздался шум, грохот и негромкие ругательства. Лежащие снизу приложились головами о дно второго яруса, а сверху почти попадали. Один из близнецов не почти, а конкретно рухнул на пол.
        - Ой-ё! - взвыл он. Ему вторил Серый, чья голова тоже встретилась с препятствием сверху.
        - В умывалку бегом! - продолжил командовать Петрович и добавил: - Кто последний, тот ботан.
        После чего спокойно пошёл в умывалку следом за рванувшими туда студентами. Нет, у гоблинов заучки назывались по-другому, но посыл они поняли.
        Вскоре перед замкомритом стоял относительно ровный строй.
        - Быстрее, чем вчера, - одобрил тот.
        - Разрешите возразить, - попросил Петрович. После кивка замкомрита, он вышел из строя, развернулся к остальным воинам и произнёс: - Пока вы тут копались как черепахи, условный противник уже уничтожил пару поселений.
        - Мы же не на войне, - не очень уверенно возразил рыжий Дейс.
        - Вот и надо учиться, пока не на войне, - отрезал Петрович, возвращаясь в строй.
        После утренней пробежки по овальному полю, похожему по форме на футбольное - принимали участие в забеге все ритоны - отряд отправился в столовую. Петрович, которому нагрузка далась неожиданно легко, посматривал на запыхавшихся одноритонцев. Похоже, они ещё не до конца приспособились к выданным им телам. «Надо что-нибудь придумать, чтобы ребятишки заставили работать эти груды мышц», - подумал он.
        В столовой их ждали накрытые столы. Со вчерашнего дня кухонниц освободили от уборки посуды со столов, перепоручив это дело новобранцам. Но девушки постоянно выглядывали из-за двери и из раскрытого окна в стене. Они с интересом посматривали в сторону красавчика эльфа, но тот, к общему их огорчению, спокойно ел кашу и по сторонам не глазел.
        Одна особо смелая девушка, словно случайно, столкнулась с Петровичем, когда тот, отнеся поднос, выходил из кухни. Подхватив девушку, Петрович мягко пожурил:
        - Что же так неосторожно, моя хорошая, а если бы упала?
        После чего обогнул кухонницу и вернулся на место.
        - Ну, ты к ней, прям как к маленькой девочке, - шепнул Дейс. - Ещё по головке бы погладил. А девчонка на тебя запала.
        - Наш Петрович по малолеткам не прикалывается, - ответил Серый.
        Петрович кивнул, мол, есть такое дело. Отец, вырастивший двух дочерей, их ровесниц он за детей и воспринимал.
        - Да ты на вид не старше её, - сказал один из близнецов.
        Петрович лишь философски пожал плечами.
        Сразу после столовой ритоны уже привычно направились в учебную часть. Занятия вновь проводил Взводный. На этот раз он знакомил иномирян с устройством Империи.
        Для наглядности на стене была вывешена географическая карта. Обычная, не магическая. И указкой замкомрит пользовался обыкновенной, деревянной, чем вызвал у Петровича приступ ностальгии. Один в один его школа: он на камчатке, учитель с указкой и карта на доске.
        Объяснял замкомрит неплохо, раскладывал всё по полочкам. Шесть королевств в составе Империи: люди, фейри, эльфы, гномы, тролли, гоблины. Строй, скорее, феодальный. Монархия с элементами демократии. Во всяком случае, так понял Петрович.
        Когда замкомрит показал расположение лагерей Иномирного Легиона, Дейс спросил:
        - А в остальных королевствах попаданцы из других миров в каких телах?
        - Все гоблины, - ответил Взводный, но, глянув на Петровича и Серого, исправился: - почти все. Дело, скорее всего, в том, что гоблины, как и тролли, самая сильная раса. Только в отличие от последних обладают быстрой реакцией. Поэтому наш мир и выбрал этот вариант легионеров.
        Два исключения из общего правила переглянулись.
        - В нашем случае сбой программы, - шепнул Петрович Серому. - Или из-за разрыва сети, или пацан ловчий накосячил. Два против одного за второй вариант.
        Серый согласно кивнул, а Петрович подумал, что не отказался бы от тела гоблина. По его мнению, это был куда лучший вариант для мужчины, чем длинноухий смазливый эльф.
        Дверь в учебную комнату открылась, но на этот раз вошёл не легат, а комрит Тарон.
        - К сожалению, придётся прервать ваше занятие, - сказал он. - Большой Змей, то есть инструктор по драконам, заявил, что его питомцы адаптировались и готовы к встрече с будущими хозяевами. Сегодня наша очередь. Завтра - первого отряда. Эванс, нам тоже нужно подобрать драконов для себя. Эти твари, оказываются, не переносят рядом с собой лошадей.
        Командиры кисло переглянулись, похоже, подобная перспектива их не особо радовала.
        Всадники второго ритона вышли на улицу и двинулись вдоль учебных корпусов, в которых шли занятия. Более-менее нормальным строем они двинулись в самый отдалённый участок лагеря. Туда, где находились драконарни и площадки для выездки. У Петровича в голове вертелись несколько строевых песен.
        Он попытался адаптировать их под реалии этого мира, но решил, к чему заморачиваться, когда под рукой десяток студентов. Вот пусть и переделывают, а он оригинал продиктует. Всё же с песней идти было бы куда веселее.
        Участок, принадлежавший драконам, занимал примерно такую же площадь, как весь остальной лагерь со всеми домами и полигонами. Он оказался разделён на две части, отделённые друг от друга и от остальной территории магической сеткой. Над первой даже возвышался купол из той же сетки. Комрит Тарон повёл свой ритон ко второй.
        Их уже поджидал Большой Змей.
        - Драконы уже на площадке, - сообщил он, рукой указывая направление, куда идти. - Можете делать выбор.
        После этих слов на его тонких губах зазмеилась ехидная улыбка. Петрович заподозрил подвох. Когда остальные, зайдя в загон, двинулись к стоящим в отдалении драконам, придержал Серого, шепнув:
        - Сначала осмотримся.
        Они остановились неподалёку у входа, разглядывая необычных зверей. Драконы по размеру оказались повыше лошадей и заметно шире в спине. Если бы не массивные лапы, их бы можно было сравнить с кошками породы сфинкс, сходство усиливали и приличного размера уши и довольно страхолюдные морды. А вот хвост больше пристал бы ящерам, толстый, мощный, почти достигавший земли.
        Командиры и сослуживцы землян тоже остановились, но ближе к драконам, приглядываясь и выбирая себе питомцев.
        - Берём вон тех двух, - неожиданно решил Петрович, указывая отделившуюся от общей стаи парочку, и направился в ту сторону.
        - Почему этих? - спросил Серый, следуя за другом.
        - Сам посмотри, вон тот, крупный, подойдёт тебе, а этот поджарый - мне.
        - Так-то да, подойдут, - согласился Серый.
        Когда они подошли ближе, крупный дракон попятился, зато второй уставился на Петровича с Серым довольно нахально.
        - А я что говорил, - торжествующе произнёс Петрович. - Твой салага, а мой молорик.
        Неожиданно драконы сами потопали к всадникам, а сзади раздался голос Большого Змея:
        - Откуда узнал, эльфийский воин, что драконам, прежде всего, нужно дать имя?
        - Случайно вышло, - ответил Петрович, опуская руку на шею питомца и обращаясь к нему: - Значит, ты у нас Молорик. Смотри-ка, а кожа-то тёплая! - воскликнул он, почёсывая довольно жмурившегося зверя.
        - Разумеется, это же вам не ящерицы какие, - с достоинством ответил Большой Змей.
        - Правда, тёплый! - радостно воскликнул Серый, наконец рискнувший коснуться своего питомца.
        Петрович посмотрел в сторону остального загона. Командиры и гоблины безуспешно пытались наладить контакт с избегавшими их драконами.
        - Так, - протянул он, пристально вглядываясь в раскосые глаза Большого Змея. - Получается, ты намеренно не сказал, как правильно выбрать себе питомца?
        Большой Змей вновь усмехнулся.
        - Вас что, тоже насильно в этот мир утащили? - сочувственно спросил Серый.
        - Можно и так сказать, - ответил инструктор. - Ладно, пойду, объясню, что нужно делать, а то мои драконы уже устали от этого топтания.
        Большой Змей направился к остальным. Петрович покачал головой. Драконы выглядели не уставшими, а скорее, довольными внеплановым развлечением. Зато люди и гоблины взмокли от напряжения.
        После того, как всадники определились с драконами, Большой Змей провёл первый инструктаж. Он вкратце рассказал о рационе драконов, их привычках. С этого дня всадникам предстояло проводить на драконарнях не менее двух-трёх часов в день.
        - Со следующей недели начнём выездку. Пока привыкайте друг к другу. Сразу предупреждаю, драконов не баловать и не перекармливать. Это боевые звери, а не домашние питомцы. На сегодня всё. Можете отвести драконов в загоны. Они знают свои места, сами выбирали.
        Последняя фраза многих озадачила, но списали её на странность инструктора. Петрович с Серым переглянулись, решив, что драконы умнее, чем их принято здесь считать.
        Два самых просторных стойла в большом помещении драконарни принадлежали Молорику и Салаге, что укрепило мнение землян о драконах.
        - Не скучай, мы завтра придём, - шептал Петрович в подставленное ему ухо и обнимая своего дракона за шею. Накатили детские воспоминания, как он в деревне у тётки обнимает большую пастушью собаку.
        - Пока, Салага, - сказал своему дракону Серый, похлопав по лоснящемуся боку.
        В глазах Большого Змея мелькнуло подобие уважения к этим всадникам. Ведь кроме них никто с питомцами поговорить не догадался.
        Казалось, времени прошло не так много, а вернулись они в основной лагерь перед обедом. Времени хватило лишь привести себя в порядок в комнате отдыха.
        После обеда отряду предоставили свободное время. Петрович предложил остальным пройти в беседку, расположенную рядом с учебным корпусом. Там он познакомил гоблинов с задумкой по поводу строевой песни. Поскольку задумка понравилась, он даже надиктовал слова, те, что вспомнил, нескольких подходящих песен. Близнецы даже сбегали ради этого в учебную комнату и принесли листы с ручками.
        Петрович даже напел несколько строк. Он с интересом наблюдал, как сослуживцы дружно подстраивают песни их с Серым мира под нынешние реалии.
        - Интересно, луки тут есть? - спросил Рамир, чтобы их с близнецом различали, он нарисовал на щеке букву «р».
        - Мечи есть, значит, и луки имеются, - произнёс Серый.
        Выглянув из беседки, увитой зеленью, Петрович заметил идущих по дорожке комрита Намирей и её заместителя.
        - Я сейчас, - сказал он своим, вышел из беседки и окликнул: - Комрит Намирей, разрешите обратиться.
        - Слушаю, воин Петрович, - ответила комрит и, поймав взгляд Петровича на заместителя, произнесла: - Иди, Кирас, я догоню.
        Подождав, когда заносчивый фейри отойдёт, Петрович сказал:
        - Завтра вам предстоит выбирать драконов. Прежде всего, нужно дать своему питомцу имя. И они очень умные, кажется, даже речь понимают. Большой Змей сразу об этом не говорит, поэтому я решил предупредить.
        - Спасибо, - произнесла комрит Намирей и задумчиво протянула. - Даже не знаю, говорить своим всадникам об этом, или пусть их драконы погоняют.
        - Плохо с дисциплиной? - спросил с сочувствием Петрович.
        - Пока да, хотя это и предсказуемо, - ответила Намирей. - Но ничего, мы с Кирасом справимся. А завтра пусть побегают за драконами, на пользу пойдёт. Ещё раз спасибо.
        Кивнув, комрит Намирей отправилась к стоящему в отдалении с недовольной физиономией заместителю.
        Глава двенадцатая. Маг координатор
        Петрович вернулся в беседку, где продолжалось бурное сочинительство.
        - Вот послушай! - воскликнул, соскочив с места Самир, и принялся декламировать:
        - Всадники отряда, бравые ребята,
        Кто же ваши жёны?
        Наши жёны - луки заряжёны,
        Вот кто наши жёны.
        - Годно получилось, - одобрил Петрович.
        Рамир тоже вскочил и, потрясая листком, сказал:
        - Там где про дедов, мы припев без изменений оставили, где сёстры тоже. Там ведь славные победы и сабли, пики остры. А вот, где строка: кто же ваши детки, мы думаем, что лучше: стрелы наши метки или копья?
        - Если жёны - луки, то детки стрелы, - решил Петрович.
        Рамир принялся записывать.
        - А я вот ещё что придумал, - неожиданно произнёс самый молчаливый воин ритона. Он замялся, но его бурно поддержали выкриками: «Давай, Перт, не ломайся», и Перт продолжил:
        - Всадники отряда, бравые ребята,
        Где же ваше солнце?
        Наше солнце - в мир родной оконце,
        Вот где наше солнце.
        - Круто, - дружно оценили остальные, позаимствовав это выражение у Серого.
        Так же дружно решили этот куплет петь последним. Рыжий Дейс пробежал глазами листок с окончательным вариантом строевой песни и выдал:
        - Ладно, на сегодня хорош. Песню, где уговаривают девчонку не плакать, завтра переделаем. А вот сейчас расскажите, чем вы местных богов обидели?
        Петрович уселся на скамейку рядом с Серым и произнёс:
        - Слушайте сюда…
        Через несколько минут беседку сотряс такой хохот, что чуть листья с обвивающих её растений не осыпались.
        - Вам ха-ха, - обиженно протянул Серый, - а нам теперь оправдывайся. Канализационным люком обозвали, костёр на алтаре жгли. Петрович, но гуся-то боги утащили, может, зачтётся за дары?
        - Какого гуся? - спросил Дейс.
        - Так вы ещё про королевского гагра не знаете, - пробасил Петрович.
        Ещё через пару минут все вновь укатывались от смеха, даже Серый не удержался.
        - Помнишь, как ты его приманил? - произнёс он, отсмеявшись.
        - Как? - в один голос спросили близнецы.
        - Да вот так: цып-цып-цып, - изобразил Петрович.
        Послышался шум крыльев, и на порог беседки приземлилось несколько местных голубей. Птицы важно, как их земные сородичи, пошли к Петровичу. Поклевали что-то на земляном полу около его ног и так же важно удалились, не найдя корма. Достигнув входа, они вспорхнули и улетели. И всё это сопровождалось потрясённым молчанием. Даже Петрович от удивления онемел.
        Дейс выругался от потрясения. Петрович встал и отвесил ему затрещину.
        - За что? - взвыл рыжий.
        - Нельзя язык осквернять, даже чужой, - со знанием дела объяснил Серый.
        - А если хочется, а приличных слов нет? - спросил Перт, похоже, его молчание было своеобразной реакцией на стресс, теперь же этого попаданца отпустило.
        - Вы же чуть ли не все поэты, вот и придумайте замену. Например, гагр лапчатый, чем не ругательство. Или: маг тебя забери, - предложил Петрович.
        Остальные переглянулись, однако новый всплеск устного народного творчества был безжалостно прерван Взводным. Замкомрит заглянул в беседку.
        - Вот вы где, - с облегчением произнёс он.
        - Да куда мы денемся с подводной лодки, - тихонько буркнул Серый.
        - Пока, - поправил его Петрович, ещё лелеющий мечты о самоволке. Не сказать, чтобы ему это было надо, но дело принципа.
        - Пройдёмте в учебную комнату, я представлю вам мага координатора. Сегодня маги для всех отрядов прибыли порталом из столицы, - сообщил Взводный и радостно добавил: - Наконец, проведём проверку, может, кого-то из вас мир наделил магией. Маловероятно, но всё же.
        - А… - начал, было, Серый, но замолчал, заметив показанный старшим другом кулак.
        - Инициатива наказуема, - шепнул ему Петрович.
        Всадники вошли в учебную комнату и спокойно принялись рассаживаться на свои места. На лицах же Петровича и Серого появилась одинаковая ухмылка. Ухмылка, не обещающая ничего хорошего магу, сидящему за преподавательским столом.
        Ловчий Ноль-ноль семь, переведённый в маги координаторы, медленно осознавал весь масштаб подставы, заготовленной судьбой. Принимая новое назначение с радостью, ведь службу в отряде Иномирного Легиона засчитывали вместо практики за все годы обучения в академии, кое-чего он не учёл. А именно, возможности попасть в один ритон с теми, кого он по ошибке выкрал из мира Земля.
        - Это наш ловчий, - негромко сообщил остальным Серый, следуя за Петровичем на камчатку.
        - Ловчий, говоришь, - нехорошо усмехнулся рыжий и спросил: - Замкомрит, а все маги из ловчих?
        Не подозревавший подвоха Взводный, ответил:
        - Нет, в нашем отряде таких только двое. У нас и в третьем ритоне у пехотинцев. Кстати, тот, что посещал ваш мир, воин Дейс.
        Возможно, Взводный и заподозрил бы неладное, наблюдая за поистине кровожадными переглядываниями гоблинов, но маг переключил внимание на себя, решив представиться.
        - Корин. Тимс Корин, - произнёс он с заученной перед зеркалом интонацией.
        - Тимоха, значит, - произнёс Петрович под смешки остальных.
        - Попрошу обойтись без фамильярности, - сказал Взводный. - Обращаться к магу координатору будете: Корин, или, лучше, маг Корин. Понятно?
        - Понятно, - ответил Петрович, усмехаясь.
        В комнату вошёл комрит Тарон. Ритон дружно встал. Командующий единственным ритоном, так приветствующим начальство, Тарон довольно улыбнулся и произнёс:
        - Как вижу, уже познакомились? Замечательно. А теперь можно идти на полигон. Всем на выход. В шеренгу по двое становись.
        Воины быстро вышли на улицу, где и выстроились, как было приказано. Маг Корин, выходя, умудрился зацепить преподавательский стул и уронить его. Пока поднимал, приложился головой о стол.
        Наблюдавшие за ним вполоборота комрит и его заместитель, переглянулись.
        - Ну, может, маг сильный? - предположил замкомрит. Тарон скептически поморщился. Не особо он верил в силу лиц, попавших куда-то по протекции. А за Тимса Корина ходатайствовал кто-то с самых верхов.
        На улице замкомрит отправился в начало шеренги, возглавив её.
        - Шагом марш! - скомандовал он.
        Ритон двинулся вдоль учебных корпусов. Через пару шагов Петрович тоже отдал команду:
        - Ритон, нашу строевую запевай! - и первым запел, громко, басом:
        - Всадники отряда, дружные ребята,
        Кто же ваши деды?
        - Наши деды - славные победы,
        Вот кто наши деды! - бодро подхватили остальные.
        Комрит Тарон, идущий сзади вместе с магом, слегка растерялся, но даже с шагу не сбился. А с каждым куплетом всё больше и больше горделиво задирал голову. Ведь, привлечённые песней, из всех корпусов повыскакивали воины и их командиры. Вот мимо последних-то комрит Тарон и шёл с видом, полным превосходства. Без слов сообщая: вот мои как могут, не чета вашим.
        До полигона, расположенного неподалёку с драконарней дошли бодро и весело. По просьбе комрита ритон исполнил строевую песню ещё дважды. Воинские песни Тарон любил, а под эту и маршировать получалось хорошо.
        Полигон тоже напоминал футбольное поле, даже скамьи на краю имелись. Только то там, то тут возвышались непонятного пока предназначения столбы разной высоты и деревянные сооружения.
        К одному из столбов, высотой с метр, направились комрит и маг. Тимс водрузил на столб амулет в виде прозрачной стеклянной пирамиды и принялся нажимать кнопки на его основании. Перед этим он попросил командиров отключить все свои амулеты, для чистоты эксперимента. Комрит пояснил:
        - Сейчас при помощи определителя модели пять-восемь, не последняя разработка, но самая надёжная, мы проверим всех вас на наличие магии.
        - Готово, - сообщил Тимс. Что-что, а амулеты он настраивать умел.
        - Значит, показываем наглядно. Вот так выглядит живой объект без магии, - произнеся эти слова, комрит кончиками пальцев коснулся граней пирамиды. Амулет засветился изнутри ровным зелёным цветом. - А теперь, попросим продемонстрировать свой дар мага Корина.
        Тимс тоже коснулся пальцами граней - внутри пирамиды заметались молнии.
        - Подходим по очереди. Воин Петрович - первый, - скомандовал Взводный.
        Появившиеся под пальцами Петровича молнии удивили лишь командиров и мага, последнего не очень приятно. И совсем неуютно почувствовал себя Тимс, когда магией оказался наделён и Серый.
        Из остальных магия обнаружилась только у близнецов.
        - Получается, вы тоже можете вот так, - произнёс Серый, щёлкнув пальцами. Над его ладонями заплясали огоньки.
        Близнецы дружно щёлкнули. Столб огня полыхнул в сторону мага, еле успевшего закрыться мерцающим щитом.
        - С ума сошли? - завопил он. - Сначала надо научиться, магическими потоками управлять!
        - У них же получается, - сказал Рамир, и близнецы дружно указали пальцами на землян.
        - У них? - уловил главное в этой фразе комрит. - Воин Петрович, покажи нам, что умеешь.
        - У меня другое. Наверное, эльфийский вариант, - произнёс Петрович. - Я живность приманиваю. Скорее всего, о какой подумаю. Например, о птичках. Цып-цып-цып.
        Раздалось щебетание и шорох крыльев, на этот раз на зов откликнулись местные воробьи. Они даже приземляться не стали. Облетели Петровича с громким чириканьем и улетели прочь.
        - Эльфы больше по растениям, о подобном я не слышал, - произнёс Тимс.
        - А можешь о ком другом подумать? - спросил замкомрит, блестя глазами.
        - Наверное, - ответил Петрович. - Я видел, около столовой пара кошек крутилась, попробую их. Кис-кис-кис.
        Все замерли в ожидании. Через несколько минут кусты, создававшие ограду вокруг полигона, зашуршали. Оттуда выбрался большой кот бандитского вида: с взъерошенной шерстью и хищным прищуром зелёных, как у Петровича глаз. Кот подошёл к эльфу, боднул лобастой головой его ногу и гордо удалился в те же кусты.
        - О, а можешь ещё что-нибудь? - восторженно спросил замкомрит, в этот момент выглядевший совсем юным. - Змею, к примеру.
        - Давайте, попробую. Наверное, вот так, - произнёс Петрович и зашипел: - Ш-ш-ш-ш.
        Сразу после этого у входа на полигон появился Большой Змей. Послышались смешки, а Дейс сказал:
        - Ну, ты и змейку приманил.
        Большой Змей быстрыми шагами направился в сторону столпившихся возле столба с амулетом воинов. Однако прошёл мимо и встал на краю площадки. Из его глаз вырвался зелёный луч, врезаясь в землю. Раздались свист и шипение, затем запах горелой плоти. Все кинулись туда. У ног Большого Змея валялись две убитые им змеи.
        - Ядовитые, - произнёс чешуйчатый и повернулся к командирам: - Комрит Тарон, тебя и твоего заместителя вызывает к себе легат. С вами связаться ему не удалось, попросили меня передать.
        После этих слов Большой Змей подхватил дохлых малых и зашагал на выход.
        - Воин Петрович, больше пока не магичь, - приказал комрит. - Маг Корин, остаётесь за главного. Объясните воинам основы управления магическими потоками, - распорядился комрит Тарон.
        Когда командиры вышли вслед за Большим Змеем с территории полигона, Серый повернулся к Тимсу и угрожающе протянул:
        - Ну, что, ловчий, поговорим?
        Глава тринадцатая. Беги, маг, беги!
        Тимс Корин сделал несколько шагов назад, увеличивая расстояние между собой и Серым.
        - Да я вообще не вас собирался захватить, а десантников. Зачем вы вместо них сели? - нервно произнёс он.
        - Ты смотри, о десантниках знает, - насмешливо произнёс Петрович.
        Гоблины заняли позицию наблюдателей, отдав право землянам разобраться с обидчиком лично. Они расселись на скамейки, для полноты картины не хватало чипсов, попкорна или хотя бы семечек.
        - Я многое о вашем мире знаю, - огрызнулся Тимс. Петровича он явно опасался меньше. - Здесь считаюсь лучшим знатоком Земли.
        - Свистеть и я умею, - парировал Петрович.
        - Да я, я… - Тимс немного подумал и нашёл, как ему казалось, решающий аргумент. - Я даже девушку земную завёл. На сайте косплей точка ру познакомились. Если бы вас не доставлять сюда, в реале бы встретились. У неё ещё ник Иномирянка.
        - Убью! - зарычал Серый, сжимая кулаки.
        Тимс юркнул за спину Петровича, а на руках разъяренного тролля повисли близнецы, удерживая от опрометчивого шага. Слова его они восприняли всерьёз, а кто знает, как в этом мире за убийство наказывают.
        - Серый, ты чего? - спросил Дейс. - Речь ведь о какой-то девчонке шла, зачем так нервничать.
        - Не просто о девчонке, а о моей. Этот гагр лапчатый не только нас похитил, он у меня девушку увёл.
        Это преступление показалось близнецам даже более заслуживающим наказания, чем похищение, и они отпустили руки тролля. Перед этим Петрович посоветовал Тимсу:
        - Беги, маг, беги!
        И Тимс побежал так, как никогда раньше. За ним с рёвом раненного быка нёсся Серый. Только то обстоятельство, что тролли не слишком быстры, да ещё и Серый к новому телу не до конца привык, спасло незадачливого ловчего от немедленной и жестокой расправы.
        От страха Тимс позабыл о магии, зато Серый вспомнил. И решил не поймать обидчика, так подстрелить, запуская вслед улепётывающему магу огненные шары. Тимс запетлял подобно зайцу, огибая столбы и прочие препятствия.
        Петрович, понаблюдав за беготнёй, присоединился к гоблинам и сел на скамью для зрителей.
        - Что тут происходит? - раздался женский голос. Всадники вскочили с мест и обернулись.
        - Отрабатываем тактику бега по пересечённой местности, комрит Намирей! - не моргнув глазом, доложил Петрович.
        Камрит Намирей махнула рукой, позволяя всем садиться, и сама устроилась на скамье рядом с Петровичем.
        - Меня Тарон попросил последить за вами, - сказала комрит.
        Петрович почувствовал, как к его предплечью прикоснулось что-то шелковистое. Скосив глаза, он понял - крыло, и на миг завис, наблюдая за искорками на этом крыле, полупрозрачном, казавшимся чем-то эфемерно-нереальным. Да и сама женщина рядом казалась сказочной феей. Миг, и улетит на волшебных крыльях или растворится в воздухе. Петрович отвёл взгляд, стряхивая наваждение. Нельзя ему заглядываться на посторонних женщин, пусть даже и фей. Его дома семья ждёт.
        - Серый! Серый! - раздался вопль болельщиков.
        Как оказалось, пока Петрович любовался посторонними крыльями, его друг значительно сократил расстояние между собой и магом. Последний тоже это заметил. Похоже, в приступе отчаяния, Тимс забрался на самый высокий столб. Серый вновь взревел и попытался столб раскачать.
        - Что на самом деле происходит? - спросила Намирей Петровича.
        - Да маг, пока за нами охотился, умудрился у Серого девушку увести, - сдал Тимса Петрович.
        - Этот? - искренне удивилась комрит.
        - По переписке с девчонкой общались, - счёл нужным пояснить Петрович. Неуклюжий невезучий маг на покорителя девичьих сердец не тянул.
        Серый нарезал десяток кругов вокруг столба и, наконец, выдохся.
        - Слезай, - обратился он к Тимсу. - Бить не буду.
        - Н-не могу, - раздалось сверху. - Высоты боюсь.
        Следующие полчаса Серый и подтянувшиеся к столбу зрители уговаривали Тимса Корина спуститься. Не помогли ни угрозы, ни увещевания, ни насмешки всадников, ни прямой приказ комрита Намирей.
        - Вон, видите складской домик, - спросила комрит у близнецов, стоящих рядом с ней и Петровичем. Те дружно кивнули. - Там в тюках маскировочная ткань, довольно прочная, натянем, будем вашего координатора ловить.
        Близнецы рванули к видневшемуся на другом конце поля домику.
        - Не буду я прыгать, - заявил Тимс.
        Он с перепугу не только взобрался на абсолютно гладкий столб, но и примотал себя к нему магической сетью. Так что мог находиться в таком положении достаточно долго.
        Намирей этот выпад проигнорировала. Когда прибежали обратно близнецы со свёртком пятнистой ткани, на вид напоминающей земной брезент, комрит оценивающе оглядела мага и вынесла заключение:
        - Четверых хватит. Беритесь за края, растягивайте.
        Гоблины послушно натянули ткань, подойдя к столбу.
        - Эй, я же сказал, не буду прыгать! - панически завопил Тимс.
        - Да кто тебя спросит, - с усмешкой ответила комрит и повернулась к Серому. - Жги сеть, которой этот обмотался. Швырни в неё шар огня, это сработает.
        - А вдруг промахнусь, или в мага попаду? - спросил Серый.
        - Ну, будет в отряде на одного координатора меньше, - бесстрастно ответила комрит Намирей, игнорируя вопли протеста, раздающиеся сверху.
        - Что здесь происходит? - раздался вопрос, на этот раз произнесённый мужским голосом.
        Около входа на полигон стояли командиры второго ритона и легат, который, собственно, вопрос и задал. Кивнув Серому, комрит Намирей развернулась и зашагала к командующему. Отдав честь, она, не моргнув глазом, как недавно Петрович, выдала:
        - Отрабатываем тактику спасения местного населения в экстремальных условиях, господин легат.
        - А-а-а-а!!! - раздалось за её спиной.
        Тимс не стал дожидаться, когда в него полетят огненные снаряды, растворил сеть и прыгнул. Гоблины поймали его довольно удачно. Правда, Тимс, упав на отпружинившую ткань, подскочил на ней ещё раза три.
        - С приземлением, - буркнул Серый, и Тимс понял, бить его действительно не будут. Во всяком случае, пока.
        - Слаженно действуете, воины. И мага координатора привлекли. Похвально, похвально, - произнёс легат, подходя к злополучному столбу. - У меня для вас объявление. Даже несколько. Во-первых, на следующей неделе марш-бросок. Наш отряд должен пройти двадцать километров по лесной местности. Накануне профессор естествознания прочтёт вам лекцию об ядовитых растениях. Во избежание, так сказать. Во-вторых, в воскресенье у вас первая увольнительная. Рекомендую до этого времени изучить месторасположение ближайших населённых пунктов. У каптёра получите часть жалования. Да, совсем забыл. Принято решение, что маги координаторы будут проживать в казармах тех ритонов, к которым их прикрепили.
        После этих слов Тимс прислонился к столбу и принялся сползать по нему на землю. Петрович успел вовремя ухватить его за шиворот и прошептал:
        - Успокойся. Сказано же: бить не будем.
        Легат сделал вид, что ничего не слышал, и ничего особенного не произошло. А вот вечером провернуть такой фокус командующему не удалось.
        Незадолго до отбоя легат, комриты второго ритона всадников и третьего пехотинцев, а так же маг координатор третьего ритона, прижимавший амулет исцеления к фингалу под глазом, стояли в казарме под цифрой два.
        Напротив, вытянувшись в струнку, стояли обитатели казармы. Тимс Корин встал завершающим, тем самым признав себя частью этого ритона.
        - Итак, ещё раз спрашиваю: кто принимал участие в избиении мага координатора третьего ритона? - устало произнёс легат. Строй слаженно молчал. Командиры переглянулись. Им нечего было предъявить всадникам, кроме подозрений потерпевшего. Маг утверждал, что его могли избить доставленные им из мира Виртер попаданцы. Поскольку на мага накинули мешок и били через него, опознать он никого не мог. Легат обвёл взглядом вытянувшихся перед ним воинов и собрался, было, отправляться прочь, как оживился потерпевший.
        - Господин легат! - воскликнул он. - У меня есть камень правды. Пусть вон тот эльф и мой коллега, маг из второго ритона ответят, выходили ли из казармы гоблины. Если солгут, камень окрасится зелёным, если скажут правду - синим.
        - Чем объясните свой выбор ответчиков? - спросил комрит Тарон с подозрением.
        - Эльфы никогда не лгут, а магу Корину нет смысла кого-либо покрывать, - объяснил потерпевший и достал из сумки плоский квадратный камень с вмятиной в центре.
        Петрович вышел из строя, прикоснулся к вмятине на камне пальцем и произнёс:
        - Клянусь, что в течение последнего часа в эту дверь из нашей казармы никто не выходил.
        Камень окрасился в синий цвет. Петрович промаршировал обратно в строй, а к камню подошёл Тимс Корин.
        - Клянусь, из этой двери в течение последнего часа никто не выходил, - произнёс он. Камень остался синим.
        - Испытание завершено, - с облегчением произнёс легат и скомандовал: - Вольно, разойдись.
        Сам же торопливо зашагал на выход, пока потерпевшему никаких новых идей в голову не пришло. Пострадавший маг, перед выходом с подозрением посмотрел на Петровича и своего коллегу. А ведь они сказали правду и только правду.
        К тому же, зачем выходить в дверь, когда есть замечательное окно в умывальне, выводящее на задний двор казармы.
        - Здорово ты придумал, тёмную устроить, - сказал Петровичу Дейс. - А то точно сейчас в карцер бы отправились.
        Серый же похлопал по плечу Тимса и произнёс:
        - Ты ничего, не сдал. А с девчонкой бы мы и так расстались. Они с подружками меня между собой называли задохликом и ботаном. Благодаря тебе всё выяснилось.
        - Знаешь, если я попаду на Землю, внесу Иномирянку в чёрный список. Нельзя, имея парня, заводить отношения с другим, - ответил Тимс, и бывшие неприятели крепко пожали друг другу руки.
        - Петрович, - сказал Дейс. - А комрит Намирей тоже на тебя глаз положила. И она не малолетка.
        Петрович даже умываться перестал. Он разогнулся, вытер лицо и руки и только после этого сказал:
        - Слушайте сюда, салаги. Мы в этом мире всего на два года, чтоб не вздумали местным девчонкам головы морочить. Мы уйдём, а им здесь оставаться. Что насчёт меня, то я давно и счастливо женат.
        - А если любовь? - спросил Перт.
        - Только если такая, что ты, Петруха, готов будешь в этом мире навсегда остаться, - ответил Петрович.
        - Может, она со мной отправится, - не сдавался Перт, переименованный в Петруху.
        Петрович оглядел притихших мальчишек и сказал то, что недавно понял сам:
        - В этом мире слишком дорожат коренными жителями, чтобы так просто отпустить. Даже для битв с нечистью нас, иномирцев призвали, чтобы местных на убой не отправлять. Вот так-то. Правильно я говорю, Тимоха?
        Тимс растерянно уставился на Петровича, он с этой стороны на происходящее не смотрел. Подумав, Тимс ответил:
        - Скорее всего, так и есть. Петрович, Серый, простите меня. Ведь действительно не очень красиво получается.
        - Забудь, - отмахнулся Петрович.
        Из казармы донёсся голос замкомрита:
        - Вы что, совсем там замылись в умывальне, быстро по кроватям! Отбой!
        - Отбой, так отбой, - проворчал Серый.
        Всадники второго ритона и их маг координатор дружно потопали к кроватям под подозрительным взглядом Взводного.
        Глава четырнадцатая. Здравствуй, оружие!
        На следующее утро почти весь отряд проснулся под крики замкомритов:
        - Рота, подъём!
        Результат получился именно таким, как его описывал Взводный Эванс, рассказывая о магическом действии немагической фразы Петровича. Все воины моментально проснулись.
        Почти весь отряд, потому что Кирас из первого ритона всадников следовать примеру неприятного ему эльфа не стал. Он применил старый способ с расталкиванием. Не внял он и предупреждению комрита Намирей о правильном приручении драконов, ведь это тоже подсказал выскочка землянин.
        На завтрак всадники второго ритона шли с песней, к зависти остальных. Воодушевлённые успехом гоблины намеревались адаптировать к этому миру и надиктованную накануне Петровичем песню: «Не плачь, девчонка!»
        Перт и близнецы даже с утра немного поспорили в умывалке, как лучше назвать подружку гоблина, сошлись на гоблинке. Эльфийка и тролльчиха вписались в припевы просто идеально. Молчаливый Перт, после того, как его отпустило, оказался вовсе не молчаливым, скорее, наоборот. Он умудрялся болтать даже за завтраком, на что Петрович сказал ему тоном, каким говорил внукам:
        - Когда я ем, я глух и нем.
        Пока гоблины переваривали вместе с кашей житейскую мудрость Земли, Петрович стащил из общей миски несколько сладких сухариков. Серый сразу понял, зачем и шепнул:
        - Большой Змей не велел драконов перекармливать.
        - Тю, - ответил Петрович. - Этим разве перекормишь? Тут даже не на один их зубок, а на четверть.
        Серый, подумав, кивнул, соглашаясь со старшим другом, но последовать его примеру пока не рискнул.
        После завтрака первый ритон отправился к драконарням. Комрит Намирей возглавляла строй и на лице её играла загадочная предвкушающая улыбка.
        - Похоже, совсем её эти гаврики достали, - сделал вывод Петрович из этой улыбки. После чего обратился к своим: - Понаблюдайте за ними. Надо вычислить, кто там заводила и по-мужски поговорить.
        - Устроим тёмную? - с надеждой спросил Дейс.
        - Нельзя, - коротко отрезал Петрович. - Может, им придётся нам спины прикрывать. Нужно по-хорошему. Смотрите, а пехотинцы, похоже, втягиваются. Интересно, куда это они так дружно маршируют?
        На вопрос Петровича ответил комрит Тарон, который подошёл незаметно:
        - У них сейчас будут определять наличие магии на полигоне. Мы отправимся на тренировочную арену, но немного позже, там не всё приготовили. У вас первая практика по применению оружия. Ознакомительная. Пока полчаса свободного времени, отдыхайте.
        - О, как раз новую песню и досочиняем, - оживлённо воскликнул Перт.
        - Дело хорошее, молодцы, - одобрил комрит и зашагал прочь.
        - Пойдёмте в беседку, - предложил один из близнецов, метка стёрлась, поэтому различить их вновь стало невозможно.
        Петрович понаблюдал, как оживлённо совещаются их поэты: близнецы и Перт, и задумчиво произнёс:
        - Значит, на арену. Интересно получается, полная противоположность Хемингуэю. У него: прощай, оружие, у нас: здравствуй, оружие.
        - Ты читал Хемингуэя? - с удивлением спросил Серый, и только потом понял, такое удивление может обидеть собеседника.
        Петрович не обиделся, он улыбнулся и принялся рассказывать:
        - Младшая наша училась на втором курсе. Как-то мне в руки сунула книгу Хемингуэя, матери - Ремарка и так просительно: только вы можете меня спасти! Завтра зачёт по зарубежке, не успеваю всё охватить. Прочитайте вот это быстренько и мне кратенько перескажите.
        - И что? - спросил Серый.
        - Прочли, рассказали, надо же ребёнка выручать. Старшая, правда, нас ругала: вечно вы ей потакаете, раньше надо было учить, а не оставлять напоследок. Так кто спорит, но выручить-то тоже надо, - ответил Петрович.
        - Сдала? - спросил Дейс, по лицу которого видно было: рыжий прокручивает в голове услышанное и решает, можно ли подобное провернуть с родными. Позже, когда вернётся домой.
        - Сдала. Повезло, попалось то, что она читала сама. Боюсь, наш пересказ получился слишком вольным.
        - У нас готово! - воскликнул Перт. - За сегодня выучим, а завтра с новой песней пройдём.
        В беседку заглянул взводный и скомандовал:
        - Ритон, в шеренгу по двое стройсь!
        Арена для тренировок располагалась в противоположной от драконарни стороне. Как выяснилось, на этом настоял Большой Змей, заявив, что звон мечей и свист стрел нервируют его питомцев. Легат подозревал, что это раздражает самого Змея, но, как говорят земляне, подозренья к делу не пришьёшь. Все требования инструктора старались выполнять, поскольку он хоть и имел странный для этого мира характер, но считался лучшим знатоком драконов.
        Выглядела арена как… арена. Круглая площадка в центре и несколько рядов скамеек, разделённых на сектора. Взводный провёл ритон на первый ряд. Напротив, в центре площадки, располагался целый оружейный ряд. Мечи всех размеров, сабли, кинжалы, вынутые из ножен, отражали лучи двух солнц. Секира и ещё несколько видов боевых топоров устрашали размерами, копья - остротой наконечников и длиной. Луки и арбалеты различных размеров, располагались отдельно, рядом висели колчаны со стрелами с чёрным оперением и сумки с болтами для арбалетов. Щитов имелось лишь два вида: круглый и прямоугольный, но присмотревшись, можно было заметить, что одна сторона последнего заточена как лезвие.
        - Ну, здравствуй, оружие! - потрясённо произнёс Серый, который даже как взять в руки хоть что-то не представлял, не то, что пользоваться.
        - Похвальное уважение к оружию, воин Серый, - произнёс легат.
        На него и нескольких стоящих рядом воинов из охраны всадники обратили внимание в последнюю очередь. А обратив, заметили и стоящие сбоку мишени и чучела на шестах.
        - Похоже, нам мастер класс проведут, - уже шёпотом сказал Серый. Петрович согласно кивнул. Он тоже в уме прикидывал, сможет ли управиться со средневековым арсеналом. Ведь даже в далёком детстве Петрович предпочитал луку рогатку, а внукам покупал игрушечные автоматы и пистолеты, а не мечи со щитами.
        Гоблины тоже малость погрустнели. Легат это заметил и на ходу перестроил занятие. Сначала он намеревался познакомить новобранцев с оружием, но понял, сначала нужно показать того, против кого это оружие придётся применять. Нет, живой нечисти в его распоряжении не имелось, зато благодаря учёным удалось воссоздать объёмные и довольно реалистичные изображения основных видов пришельцев из мира Демонов.
        Кивнув воинам пока тоже отправляться на скамью, легат произнёс:
        - Сейчас вы увидите несколько видов нечисти, - после этих слов он отошёл к скамьям, достал небольшой амулет и активировал его.
        В центре арены появился чёрный зверь. Размером в половину ездового дракона, но выглядевший куда более хищным. Под чешуйчатой шкурой при каждом шаге перекатывались крепкие мышцы, на спине и длинном змеевидном хвосте имелись шипы, каждую из шести лап венчали изогнутые когти, поблескивающие под солнцем. На лбу имелся тоже шип, скорее, рог. Зверь шёл по следу, уткнув нос в землю. Немного не дойдя до потрясённых всадников, он поднял голову. Четыре алых глаза освещались огнём ненависти и жаждой крови. Зверь зевнул, открывая пасть полную острых клыков, расположенных в два ряда.
        - Можно мне вон ту секиру, что побольше, - попросил Серый и икнул.
        Легат ответил:
        - Секира - вооружение пехотинцев. Нечисть, которую вы видите, носит название Шипорог. Это, скажем так, тупой убийца. Заметив жертву, преследует её, не проявляя хитрость и осторожность. Последнее характерно для всех видов этих тварей. Это и позволяет уничтожать их с минимальными потерями со стороны воинов. Следующий вид более опасен. Это демонские волки. - Легат нажал на амулет, шипорог растворился в воздухе, вместо него появилось несколько новых зверей. - С ними легко справиться поодиночке, но эта нечисть появляется в виде небольших стай, имеется вожак, самая крупная особь.
        В полном молчании новобранцы смотрели на демонстрируемых им тварей и слушали пояснения легата. Все испытали облегчение, когда тот сказал:
        - А вот теперь переходим к вооружению отряда. Вам положены копья, для битвы на драконах, короткие мечи, если придётся спешиться и арбалеты, заряженные магической сетью. Сеть не удержит нечисть надолго, но даст время воину. Как и магический удар. Нечисть имеет огнеупорную шкуру, но не способную защитить от клинков и стрел.
        - Луки и арбалеты тоже не для нас? - спросил Дейс.
        - Это оружие всадников на летучих драконах. Но им тоже положен один короткий меч, ситуации бывают разные. По двое лучников будет и в ритонах пехоты. В вооружение пехотинцев входят боевые топоры, длинные мечи, щиты. Вы изучите все виды вооружения, но, разумеется, основной упор будет делаться на владение вашим личным оружием. Пока же наши лучшие воины продемонстрируют свои умения.
        К стойкам с оружием вышли воины местной армии. Они стреляли по мишеням из луков и арбалетов и рубили чучела секирами и всем, что рубит.
        - Интересно, мы так сможем? - спросил Перт.
        - Сможем, - уверенно произнёс Петрович, про себя добавив: «Жизнь заставит, и не так раскорячишься». Вслух он этого, разумеется, не сказал, чтобы не убить только начинающий зарождаться боевой дух своих салажат.
        После демонстрации воинского искусства, местные показали, как правильно доставать и хранить оружие. Подержав в руках мечи и копья, Петрович решил, что справится. А если это сможет он, в не самом сильном эльфийском теле, то смогут и остальные.
        Выйдя с арены, ритон отправился к драконарне. Попавшиеся навстречу всадники первого ритона выглядели изрядно помятыми и еле тащили ноги. Лишь комрит Намирей выглядела бодрой и полной сил. Она улыбнулась и слегка кивнула Петровичу. Её крылатый заместитель посмотрел на эльфа зверем, словно тот был виноват, что Кирас не внял умному совету.
        Большой Змей уже ждал их у входа.
        - Сегодня будете учиться седлать своих драконов. Это не сложно.
        На фоне виденной недавно нечисти драконы показались просто милашками. Молорик и Салага, растолкав остальных первыми выбрались из помещения со стойлами. Они бодро подошли к хозяевам.
        - Какие умницы, - похвалил Петрович и, пользуясь тем, что Большой Змей раздаёт сёдла другим, сунул питомцу половину сухариков.
        Затем позвал дракона друга:
        - Салага, лови! - и кинул сухарики и ему.
        Драконы весело захрустели. Большой Змей, хоть и находился далеко, на странные звуки обернулся.
        Четыре одинаково невинных взгляда встретились с одним подозрительным. Однако выяснить, что происходит, Большой Змей не успел. Дракон Взводного решил поиграть выданным хозяину седлом и принялся подкидывать его хвостом в воздух. Как только Большой Змей отвернулся, Салага и Молорик дружно облизнулись.
        - Завтра ещё принесём, - пообещал Петрович.
        Стоит ли говорить, что эти два дракона дали себя оседлать куда лучше, чем остальные.
        Глава пятнадцатая. Медосмотр
        После того, как драконы были раз по пять оседланы, Большой Змей объявил:
        - С завтрашнего занятия начинаем выездку. Драконов в стойло можете не заводить, сами дойдут.
        Драконы, услышав слова инструктора, бодро потопали в сторону драконюшни, так прозвал Петрович, а за ним и остальные, помещения для содержания зверей. Молорик ткнулся в бок Петровича лобастой головой, мол, не скучай, хозяин. И ушёл после того, как получил завалявшийся в хозяйском кармане последний сухарик.
        Перед обедом к ритону, расположившемуся в любимой беседке, присоединился Тимс Корин. С утра маг координатор проходил инструктаж, а после его привлекли к процессу определения магии у пехотинцев вместо жертвы мести гоблинов из мира Виртер.
        - Много там магов? - спросил Серый.
        Тимс отрицательно помотал головой и ответил:
        - На три ритона всего пять. А у всадников первого вообще ни одного.
        Последнюю фразу Тимс произнёс подозрительно довольным тоном.
        - С кем из них ты поцапался? - спросил Серый.
        - С фейри, - последовал ответ. - Этот Кирас всех магов координаторов обозвал недоучками. Кстати, у него прозвище среди всадников первого ритона: Муха.
        - О, Петрович, твои словечки в народ пошли, - протянул Серый и рассказал остальным о первой встрече их с Кирасом и комритом Намирей.
        Дружное ржание гоблинов спугнуло присевших на крышу беседки воробьёв. После того, как отсмеялись, Перт мечтательно произнёс:
        - Прелестная бабочка, как поэтично. Жаль, что комрит Намирей вряд ли на кого из нас внимание обратит. Кроме Петровича, разумеется. Все любят эльфов.
        - Не все, - мрачно буркнул Петрович, чем вновь вызвал взрыв смеха. Его отношение к собственной эльфийской внешности для одноритонцев секретом не являлось.
        - Ой, совсем забыл! - воскликнул Тимс, хлопнув себя по лбу. - После обеда у новобранцев осмотр у лекарей.
        - С чего это, мы все здоровые, - сказал Дейс.
        - Не бухти, - осадил его Петрович. - Медосмотр - обычная процедура. Тем более, в армии.
        - С лекарками познакомимся, - вставил Перт.
        - Кто о чём, а наш поэт о девчонках, - поддел его Серый.
        - Можно подумать, ты о них не думаешь, - обиженно сказал Перт.
        Щёки Серого потемнели, выказывая смущение. От расспросов его избавил заглянувший в беседку взводный.
        - Ритон, стройсь! - скомандовал он. С каждым разом у замкомрита команды звучали громче и уверенней.
        - Серый, - шепнул Петрович. - Попроси кухонниц нам каждое утро сухарики готовить. И, так, между прочим, скажи, что я женат и мечтаю вернуться к семье.
        - Ага, заметил, как они все на тебя смотрят, - с усмешкой ответил Серый.
        - Аппетит это не портит, но зачем давать им ложную надежду, - объяснил Петрович.
        Сразу после обеда отправиться в местный госпиталь не получилось. Тимс не так расслышал или не придал значения, но медосмотр проходил по заранее определённой очерёдности. Почему-то всадников поставили последними.
        Так что пришлось второму ритону отправляться в учебную комнату. На этот раз комрит Тарон посвятил занятие нечисти, истории её появления, способам уничтожения и отпугивания, в том числе и народным, основанные на слухах и легендах. Петрович вспомнил Ижена и спросил:
        - Правда, что нечисть можно отпугнуть, играя на струнах, сплетённых из волос эльфов? Когда я косу обрезал, один скрипач её на струны попросил.
        - Достоверно это неизвестно, только на уровне легенд, - ответил комрит Тарон и добавил: - Эльфы очень ценят свои волосы. Косы у мужчин это, как бы выразиться, показатель статуса, положения в обществе.
        Все дружно уставились на короткие волосы Петровича. Тот пожал плечами и сказал:
        - Аристократов в роду нет, так что мне простительно.
        Комрит хмыкнул и продолжил свой рассказ. Он использовал амулет, и, воспроизводя уменьшенные копии разных видов нечисти, показывал, где у этих тварей слабые места и каким оружием лучше пользоваться. Говорил комрит уверенно, со знанием дела.
        - А вам приходилось сталкиваться с нечистью? - спросил Дейс.
        - Приходилось, - лаконично ответил комрит Тарон и добавил: - Прорывы из мира Демонов случались, но не в таких масштабах, как ожидается. Зачисткой местности от нечисти занимаются специальные подразделения. Легат нашего отряда, все комриты, несколько воинов из охраны лагеря служили в этих подразделениях. Каждый в своё время, разумеется.
        - И комрит Намирей? - спросил Дейс.
        - Два года назад за проявленную отвагу при ликвидации крупного прорыва, комрит Намирей была удостоена имперской награды, - ответил комрит Тарон и оглядев ошеломлённых всадников, остался доволен произведённым эффектом.
        - У прелестной бабочки стальные крылья, - негромко сказал Петровичу Серый.
        Комрит Тарон расслышал эти слова, кивнул в знак согласия, после чего спохватился и продолжил занятия, остановившись на применении копья. На этот раз вопрос задал Петрович.
        - В этом мире есть практика применения драконов в операциях зачистки? У меня создалось впечатление, что местным это тоже в новинку.
        - Раньше использовались лошади, - ответил комрит. - Но, как выяснилась, они для нечисти вместо деликатеса. Драконы же активно используются в мире Драконат для истребления хищников.
        Серый тихо шепнул на ухо Петровичу:
        - Как лошадок своих против нечисти, так им жалко, а наших драконов - всегда пожалуйста.
        Петрович согласно закивал. Он тоже больше ценил собственного дракона, чем постороннюю лошадь.
        В госпиталь, несколько домов за учебным корпусом, шли весело, с песней. Настроение гоблинов повысилось после того, как комрит сообщил, что это только осмотр и уколов не будет. Вместе со всем строем шагал и Тимс Корин, который и на занятии присутствовал. В обязанности мага координатора это не входило, но пропускать интересные события бывший ловчий Ноль ноль семь не собирался.
        Навстречу им вновь попался первый ритон, уже осмотр прошедший. Всадники выглядели злыми, Кирас хмурым. Лишь комрит Намирей сохраняла невозмутимый вид. Если не считать искорок сдерживаемого смеха в чудесных синих глазах.
        Около входа в основной корпус пришлось подождать, об этом попросила комрита Тарона лекарка, молодая женщина в военной форме и белом халате, накинутом сверху. Сказав, что их позовут. Как только подзарядятся диагностические амулеты, лекарка скрылась за дверью, на прощание стрельнув глазами в сторону взводного и Петровича.
        Серый толкнул друга локтем в бок, тот отмахнулся. Рамир, он снова нарисовал букву на щеке, спросил:
        - Никто не знает, почему эти все злые? - он кивнул в сторону, куда ушли всадники первого ритона.
        - Ой, забыл сказать, - бодро начал Тимс и тут же стушевался. По обращённым на него взглядам, маг понял: если он ещё что-нибудь забудет, его точно побьют. - Кирас поцапался с Большим Змеем. И на драконарне, где содержат крылатых драконов, сразу испортился амулет очистки. Вот первый ритон и снарядили навоз за своими питомцами убирать. Пока амулет не наладят.
        Да, смеяться над неприятностями других не очень хорошо, но гоблинов и Петровича с Серым это не остановило.
        На крыльцо вышел высокий мужчина в халате, с вышитым на рукаве гербом. Как уже научились распознавать всадники - комрит лекарского ритона. Комрит устало улыбнулся, заметив веселящихся воинов, и пригласил заходить.
        Уже знакомая лекарка провела всадников в просторную комнату с лавками по периметру, как выразился Петрович - предбанник, и велела разуваться и раздеваться до белья. Местное бельё, тоже зелёного цвета, напоминало земные трусы боксёры.
        И вскоре в предбаннике выстроились в ряд восемь зелёных качков, один качок серый и стройный белокожий эльф. Петрович не знал, но от местных эльфов он отличался не только отрезанной косой, но и вполне развитой мускулатурой. На Земле людей с подобным строением обычно называют жилистыми.
        Пока обследуемые ожидали приглашения в кабинет, в дверь, ведущую в коридор, несколько раз заглянули любопытствующие лекарки.
        - На тебя пришли полюбоваться, - сказал Серый.
        - Чем тут любоваться? - совершенно искренне удивился Петрович. - Разве что ушами, как у зайца.
        После этих слов он даже пару раз дёрнул ухом, вызвав смешки.
        - Смотрю, вам сегодня всем смешинка в рот попала, - произнёс главный лекарь, как раз в этот момент выглянувший из кабинета. - Пройдёмте.
        Кабинет не был похож на подобные в поликлиниках или больницах Земли, разве что белыми халатами лекарей и ещё чем-то абсолютно неуловимым. Всю медицинскую аппаратуру здесь заменяли амулеты, при помощи которых воинов обмеряли и сканировали лекарки.
        Тех, кого уже обследовали, отправляли одеваться и выходить в коридор, а амулет сдавали наблюдавшему за процессом комриту лекарей. К моменту, когда закончили, Петрович и Серый уже стояли в коридоре, ожидая остальных. Мимо них прошёл главный лекарь с кучей амулетов в руках и скрылся за соседней дверью.
        - О, вот с кем мне нужно поговорить, - пробормотал Петрович.
        - Зачем? - спросил Серый, но друг уже стучал в дверь, за которой скрылся лекарь. После разрешения, Петрович вошёл и сказал:
        - Комрит, разрешите обратиться.
        - Спирт не дам, - ответил лекарь, не поднимая головы от журнала, куда вносил данные с амулетов.
        - Я по другому поводу, хотя мысль про спирт неплоха, - ответил Петрович.
        Главный лекарь поднял голову, удивлённо уставившись на Петровича, кивком указал на стул, стоящий перед его столом и велел:
        - Излагайте.
        - Тут вот какое дело, - начал Петрович, - в своих мирах мы имели совершенно другие тела, и если я легко приспособился, то остальные не очень.
        Комрит лекарей после этого сообщения повёл себя странно, а именно, с размаху стукнул ладонью себя по лбу. Затем воскликнул:
        - Точно! А я голову ломаю, почему у многих такое несовпадение объёма мышц и силы. Спасибо, воин… - лекарь заглянул в амулет. - Петрович. Мне раньше не доводилось иметь дела с иномирянами, вот сразу не сообразил.
        - Так что делать? - спросил Петрович, которого больше интересовала практическая сторона вопроса.
        - Ах, да, да, - отозвался главный лекарь, погрузившийся в свои мысли. - Во-первых, в рацион добавим витамины с магическими компонентами, это ускорит процесс привыкания к новому телу. Во-вторых, нужно будет пару раз в день делать комплекс упражнений. Раз вас так беспокоит эта проблема, сможете обеспечить выполнение рекомендаций.
        - Без базара, - сказал Петрович и тут же исправился: - Будет сделано, комрит.
        - Вот список упражнений на первую неделю, - протянул свиток лекарь и пробормотал: - В другие ритоны тоже нужно будет занести. - Затем помялся и сказал: - Если станет совсем тоскливо, воин Петрович, заглядывайте. Спирт не обещаю, а вот вином угощу.
        - До свидания, комрит, - произнёс Петрович, отдавая честь.
        - Спасибо, Петрович, - прозвучало вслед.
        Эту же фразу, только с совершенно другой интонацией, повторил практически каждый воин отряда, будь то всадник или пехотинец. Ведь вместо отдыха перед отбоем всем пришлось приседать, отжиматься и делать ещё целую кучу физических упражнений.
        Глава шестнадцатая. Задобрить Богов
        Оставшийся день перед увольнительной пролетел быстро, и под завязку оказался наполнен событиями. Первым стало получение всем отрядом жалованья. Новобранцам кошели с десятью серебряными монетами выдали в первую очередь. Каптёр, немолодой мужчина, прижимистый даже на вид, не уставал повторять:
        - Кошели не терять, в них буду деньги до конца контракта выдавать.
        Следом получили жалование воины охраны, лекари, повара, и последними - командиры. Тоже оживлённо-радостные.
        - День получки - это святое во всех мирах, - глубокомысленно заметил Петрович.
        - И стипендии, - хором поддержали Серый и Тимс.
        Гоблины дружно закивали, они, хоть не успели получить стипендию ни разу, но отзывы старшекурсников об этом приятном дополнении к учёбе слышали.
        Следующая пара событий оказалась связана с драконарней. Амулет очистки у летучих драконов наладился. Всадники только вздохнули с облегчением, как Кирас спросил у Большого Змея:
        - Интересно, почему наш ритон драконий навоз выгребает, а второй нет?
        После этих слов амулет вновь сломался. Как заявил Большой Змей:
        - Досадная случайность. Точно два дня уйдёт на починку. Придётся вам ещё лопатами поработать. Комрит Намирей, вам плохо?
        - Нет, соринка в глаз попала, - ответила Намирей, вытирая слёзы, выступившие от старательно сдерживаемого смеха.
        Всадники посмотрели на Кираса очень выразительно. Так смотрит на муху паук: большой, злой и голодный.
        И во втором ритоне без происшествий не обошлось. Большой Змей обнаружил у Петровича и Серого контрабандное лакомство для питомцев. Помог ему в этом дракон. Нет, не Молорик или Салага, а Смелый, так прозвал своего питомца Взводный. А надо было назвать Хитрым. Шустрый совсем молодой дракон заметил, что происходило на прошлой тренировке, и справедливо заподозрил, что соседи по стойлу хомячат что-то невероятно вкусное.
        Как только появились всадники, Смелый буквально протаранил своего до Петровича. После чего сначала ткнул Взводного носом в карман, затем потянулся к карману Петровича.
        Молорик издал угрожающее рычание, которое переводилось: это мой хозяин и моё лакомство! И предупреждающе клацнул зубами над ухом Смелого, но юный дракон, учуявший приятный запах, даже не отшатнулся.
        Разумеется. Большой Змей прекрасно сообразил, в чём дело. Он протянул руку ладонью вверх и приказал:
        - Дайте то, чем прикармливаете драконов.
        - Всего лишь сладкие сухарики, - пояснил Петрович, опуская несколько штук в протянутую ладонь.
        Большой Змей второй рукой взял сухарик, понюхал и закинул в рот. Остальные смёл с ладони инструктора язык Смелого.
        - Замкомрит Эванс, вы слишком избаловали своего дракона, - заявил Большой Змей и добавил для остальных: - Можете прикармливать, несколько штук в день будет даже полезно.
        Петрович и Серый переглянулись и выгребли карманы. После чего разделили имеющиеся сухарики между всадниками и Взводным с комритом. Да, досталось по две штуки, но зато всем. Драконы, сообразив, что в следующий раз порции будут больше, вели себя послушно, даже приседали, когда всадники на них взбирались. Взводный же до конца занятия возмущённо ворчал:
        - Они, значит, прикормили, а я избаловал. Смелый, поворачивай налево. Ладно, хочешь направо, пусть будет направо.
        С этого дня в меню Большого Змея добавились сухарики, а их заготовки для всадников работниками столовой приняли практически промышленный масштаб. Каптёр заинтересовался перерасходом сладких булок, из которых сухарики и сушили, на что получил ответ: для драконов.
        Почесав голову, каптёр причислил эти расходы к статье: содержание драконов. Почесал ещё раз, прикидывая, может, что ещё туда приписать, но не рискнул, потому что до икоты боялся Большого Змея.
        Но это произошло немного позже, пока же события дня перед увольнительной продолжались. Второй ритон представил новую строевую песню, когда шли от казармы в столовую ужинать. Запевали Петрович и Дейс:
        - Как будто ветры с гор
        Трубят отряду сбор.
        Дорога от порога далека…
        В этом куплете поэты заменили одно слово, а вот в припеве каждый раз менялись обращения.
        - Не плачь, эльфийка,
        Пройдут дожди,
        Твой эльф вернётся,
        Ты только жди.
        Дальше это были трольчиха и тролль, гоблинка и гоблин и девчонка и её друг.
        Так как, к моменту, пока дошли, песня не кончилась, всадники продолжили маршировать на месте, пока не допели до конца. Раздались аплодисменты воинов отряда и высыпавших на крыльцо кухонниц и поваров. Легат, также при премьере присутствовавший, задумчиво произнёс:
        - Неплохо бы было каждому ритону обзавестись строевой песней. Комриты, займитесь этим вопросом.
        Командиры задумались, лишь комрит Тарон и Взводный беззаботно улыбнулись.
        Утром, по настоятельному совету легата, комриты и маги координаторы предложили новобранцам экскурсию в приграничный городок, расположенный километрах в пяти от лагеря. Согласились все, кроме Петровича и Серого.
        - Нам нужно навестить знакомых, - объяснил Петрович легату, тот кивнул, отпуская.
        Легат понимал, если легионеры отряда ближе познакомятся с местным населением, им будет кого защищать. Это мотивация куда мощнее, чем защищать абстрактный, к тому же чужой мир.
        Одноритонцы были бы не прочь составить компанию Землянам, но понимали, друзьям предстояла важная миссия под кодовым названием: «Задобрить Богов». Выполнение подобной миссии свидетелей не предусматривало.
        По знакомой уже дороге Петрович и Серый шли достаточно быстро. Серый почти освоился в теле тролля и больше не задыхался и не останавливался. Напротив, иногда он даже друга обгонял. Витал он где-то далеко, а на щеках отмечался румянец, разумеется, в сером цвете. У отходящей в глубь леса тропинки Петрович Серого остановил.
        - Вот, отсюда мы тогда вышли.
        - А? - спросил Серый, возвращаясь из своих мыслей в реальность.
        Петрович взял друга за плечи, развернул лицом к тропинке и сказал:
        - Вон туда мы пойдём, после того, как затаримся в трактире. Серый, ты что, реально втюрился в хозяйку?
        Серый хотел возмутиться, но передумал и ответил честно:
        - Нравится она мне, да. Помню я, что ты говорил. Клянусь, что не обижу её… Даже не знаю имени.
        - Вот сегодня и узнаем, - ответил Петрович. И они зашагали дальше.
        Вскоре в поле зрения появились трактир по одну сторону дороги и поселение по другую. Ничего не изменилось. Ковылял, пошатываясь, в сторону поселения завсегдатай трактира, на мостках у реки женщины полоскали бельё, неподалёку играла ребятня, а рядом с дорогой паслась трёхрогая пятнистая корова.
        В «Приюте путника» оказалось немноголюдно. За одним из столиков сидели хозяйка, тётушка Нея и пили чай. Ижен, расположившийся на помосте для выступлений, настраивал скрипку. Он первым и увидел вошедших. Сорвавшись с места, Ижен подлетел к Петровичу и выпалил:
        - Струн получилось три комплекта, звучат волшебно, мы дом купили. - Только после этого добавил: - Доброе утро!
        - Доброе утро, - отозвался Петрович и протянул руку музыканту: - Давай пять, Женька.
        После чего осторожно пожал мальчишескую ладонь с тонкими длинными пальцами.
        - Проходите, чайку налить? - спросила хозяйка.
        - Спасибо, милая, не откажемся. Прости, запамятовал, как твоё имя, - обратился к хозяйке Петрович.
        Они с Серым подошли к столу и уселись на свободную лавку.
        - Да я и не говорила, - со смешком ответила хозяйка, стрельнув глазами в сторону Серого. - Родители ныне покойные нарекли меня Таис, но друзья зовут Тай. Женька, - обратилась она к мальчишке, - сбегай, будь добр, на кухню за чашками, да пусть повар сдобу даст. Я угощаю.
        Ижен, пристроив скрипку на подоконник, на котором уже стояла подставка для неё, помчался к двери за стойкой. Вернулся он с подносом, на котором стояло блюдо с выпечкой, вазочки с вареньем и конфетами, ложечки и две чашки. Хозяйка быстро выставила всё на стол и разлила чай. Тётушке Нее, Ижену и себе тоже.
        - Тут вот какое дело, - начал Петрович. - Нам нужно на лесной алтарь дары для богов отнести. Хорошие дары, мы малость накосячили, не со зла, по незнанию.
        - Расскажи, как, - попросила тётушка Нея. На секунду задумавшись, словно выпадая из действительности, она произнесла: - Когда боги гневаются, я чувствую, как звенит напряжением воздух. Тут спокойно с тех пор, как мы с Иженом пришли.
        Петрович рассказал, краем глаза примечая, что хозяйка и Серый обмениваются смущёнными взглядами. Похоже, и молодую женщину заинтересовал скромный и вежливый тролль.
        На этот раз никто не смеялся, не перебивал, лишь Ижен восхищённо сверкал тёмными глазами.
        - Можно, я с вами пойду богов задабривать! - наконец, не утерпел он. - Я им на новых струнах сыграю, они вас быстрей простят.
        Тётушка Нея строго глянула на внука и сказала:
        - Думаю, часть птицы была засчитана за дары. И вы особо не рассказывайте, что Королевского гагра забили, чтобы съесть. У нас этих птичек все охотники за километр обходят, чтобы упаси боги, случайно не зацепить. Потом не расплатишься. Мы-то молчать будем, да вдруг кто случайно услышит и стражам донесёт. Правда, сказать, не понимаю я, почему с этим гагром так носятся. Что по виду, что по вкусу - обычный гусь.
        - Ба! Ты тоже такого ела?! - с восторгом завопил Ижен.
        - В путешествиях много чего случается, - туманно произнесла провидица, - а я в них всю жизнь провела.
        - Но дополнительные подношения не помешают, - вмешалась хозяйка. - Пойду, распоряжусь, чтобы утку запекли на углях, да бочонок пива литра на три подберу.
        - Вот, возьмите, этого хватит? - сказал Серый, протягивая серебряный.
        - Четверти достаточно, - ответила хозяйка, опуская монету в карман неизменного передника и доставая оттуда же монетки достоинством поменьше.
        - Себе сдачу оставьте, Тай, - тихо сказал Серый, накрывая руку хозяйки своей лапищей. Его щёки потемнели, а щёчки хозяйки украсил румянец.
        Петрович и тётушка Нея понимающе переглянулись. Один Ижен ничего не заметил.
        - Ба, так ты отпустишь меня с Петровичем и Серым?
        - Сходи, почему бы не сходить. А пока дары готовятся, пойдёмте, посмотрите наш домик, - ответила тётушка Нея.
        - Идите, идите, я вам туда заказ принесу, - закивала Тай. - Сдобу и конфеты, тётушка, с собой захвати, будет, чем перекусить.
        Хозяйка метнулась за стойку, достала небольшую корзинку и ловко упаковала туда оставшуюся выпечку и конфеты, к которым никто не притронулся.
        Выйдя из трактира, Петрович, Серый, тётушка Нея и довольный Ижен направились в сторону поселения. Туда, где находился дом провидицы и её внука.
        Глава семнадцатая. Домик в деревне
        Поселение за дорогой оказалось куда больше, чем показалось на первый взгляд. Просто часть его, не видная от трактира, располагалась в низине. Имелось несколько улочек, достаточно широких для проезда повозок, и даже перекрёсток, разделяющий окрестности на четыре части.
        - Ну и где тут ваш домик в деревне? - спросил Петрович, когда тётушка Нея на этом перекрёстке остановилась отдохнуть.
        - Какое смешное название: Деревня! - воскликнул Ижен. - Ты ошибся, Петрович, поселение зовётся Бережки. А дом наш - вон.
        Ижен показал пальцем на небольшой дом, окружённый прилично покосившимся забором. Имелся двор с огородом и парой деревьев, похожих на яблони с одной стороны, и приземистый сарай с другой.
        Больше никто ничего сказать не успел, из-за одного из домов выскочил мальчишка, одних лет с Иженом, за ним нёсся дедок, старый, но шустрый, с хворостиной в руках.
        Мальчишка, заметив стоящую на перекрёстке компанию, кинулся туда с воплем:
        - Дяденьки воины, спасите!
        Добежав, он шустро юркнул за спину Серого, наиболее мощную из всех.
        - Я вот те покажу, спасите, злыдень! - выкрикнул дедок, останавливаясь. После чего степенно поздоровался: - Привет вам, воины, и вам новосёлы. За Дерта вступаться не спешите. Этот бездельник спал, вместо того, чтоб овец пасти, вот отара и убрела невесть куда. Ищи вот теперь.
        - Деда, - сказал пастушок, высунувшись из-за Серого, - овец опять Пятнашка увела.
        - От ведь треклятая корова! - воскликнул дедок и пояснил для невольных зрителей их с внуком ссоры: - Чуть не уследишь, то овец уведёт, то быка бодает, вожаком себя мнит, чудо пятнистое. Вот и пасётся одна.
        Петрович и Серый переглянулись, догадавшись, о какой корове идёт речь. Ведь и впрямь, когда из трактира вышли, трёхрогой, окрашенной под далматинца коровы на полянке у дороги не было. А ведь, когда пришли, она там паслась, похоже, вынашивая планы по захвату власти.
        - Как так, отара за коровой пошла? - с удивлением спросил Серый.
        - Да что с них взять - овцы, - ответил дедок и со вздохом обратился к пастушку: - Пойдём отару искать.
        Тот вышел из-за такой надёжной спины тролля, с опаской поглядывая на хворостину в руке деда.
        - Постойте, попробую вам помочь, - предложил Петрович. - У меня магия может живность приманивать, попробую и ваших овец вернуть. - Он представил овец своего мира, подумав, вряд ли они сильно отличаются, и позвал: - Бяша, бяша, бяша.
        Спустя немного времени из перелеска справа, расположенного сразу за крайними домами, появилось десятка два овец. Отличались они от земных серебрящейся под солнцами шкурой. За ними брела уже знакомая трёхрогая корова. Она периодически пыталась перехватить управление отарой, но овцы брели как заколдованные к эльфу. Вернее, не как заколдованные, а конкретно приманенные магией.
        Местные жители замерли с открытыми ртами, подобного видеть им не доводилось. Дедок опомнился первым, как только овцы подошли ближе кинулся к ним, отгоняя хворостиной от зловредной коровы. Пятнашка оказалась не только зловредной, но и умной. С грозным «Му», она направилась к Петровичу, правильно вычислив лишившего её лидерства эльфа.
        - Только попробуй, - строго сказал тот, показав кулак.
        Пятнашка развернулась и побрела к полянке с видом: я не я, и вон тех овец знать не знаю.
        Пастухи рассыпались в благодарностях и быстро попрощались, погнав овец на выпас. Новосёлы и их гости, наконец, дошли до дома. Петрович оглядел забор, обратил внимание на скрипнувшее крыльцо с «заходившими» под ногами досками, кое-как покрытый сарай, не спеша высказать своё мнение. А вот внутри дом оказался неожиданно уютным и ухоженным. Три небольших комнатки и кухня, сенцы, для двоих неплохое жильё. Бывшая хозяйка и обстановку оставила: мебель, коврики, занавески.
        Тётушка Нея пояснила:
        - Женщина тут жила одинокая, вот мужских рук не хватало.
        Заметила она всё же взгляды Петровича.
        - Что сможем, наладим, пусть и не за один раз, - пообещал тот. - Мы пока к алтарю сходим, постарайся найти инструменты, молоток, гвозди. Вернёмся, крыльцо укреплю, пока вы с Женькой с него не улетели.
        - Ой, да я по соседям сбегаю, - оживилась тётушка Нея, радуясь неожиданной помощи. Она уж думала, кого нанять подешевле. Покупка дома здорово проредила их кошелёк.
        Нет, у провидицы имелся в гномьем банке счёт, но эти деньги она отложила на обучение внука.
        Только огляделись, как появилась хозяйка трактира. Серый подбежал к ней, выхватив из рук тяжёлую корзину с бочонком и запечённой уткой на деревянном блюде.
        - Что же такие тяжести носите, - укоризненно произнёс он.
        - Да я привычная, - ответила Тай, вновь краснея от смущения. - Можешь ко мне на ты обращаться, не настолько я и старше.
        Последняя фраза, произнесённая с явным кокетством, вогнала в краску, заставила посереть щёки, тролля.
        - Ба, так я иду? - уточнил Ижен.
        - Сказала же, сходи, - ответила тётушка Нея.
        Тай, спохватившись, посоветовала:
        - Дары прямо в корзинке на алтарь кладите, так принято. Как вернётесь, все вместе обедать приходите. Я жду.
        Тут Тай многозначительно посмотрела на Серого.
        Тётушка Нея направила всех на выход.
        - Идите, идите, - приговаривала она. - Мне ещё за инструментом надо сбегать, пока вы согласились помочь.
        - Так у меня возьми, тётушка, - отозвалась Тай.
        До заветной полянки с лесным алтарём дошли быстро. Попаданцы рассказывали Ижену о первом знакомстве с этим миром. При рассказе Петровича о косе и о том, что он бы и уши укоротил, если бы знал, как, Ижен залился смехом. Только успокоится, как посмотрит на эльфийские уши, которыми Петрович, для наглядности, шевелит, и по новой начинает смеяться. Еле угомонился.
        Место, где свернуть, опознали по трухлявому пню, оставшемуся от ушедшего на костёр дерева. У родника по очереди попили из ковша, как сказал Ижен - так положено. Затем отправились к алтарю в центре полянки. Откровенно говоря, на канализационный люк камень действительно был похож больше, чем на святыню. Но попаданцы эту синхронно возникшую мысль так же синхронно загнали куда подальше. Опустив корзину на алтарь, присели рядом на траву, а Ижен достал скрипку из футляра и заиграл.
        Чудесные звуки наполнили воздух, скрипка пела в искусных руках юного мастера. Существовала только нежная, проникновенная музыка, остальные шорохи и шелест стихли, словно лес тоже слушал, наслаждаясь и замерев.
        Петрович и Серый тоже попали под волшебство скрипки. Они думали о далёком родном мире, но без отчаяния, с уверенностью, что вернутся туда, как только настанет срок.
        После того, как Ижен прекратил играть, несколько мгновений стояла звенящая тишина, затем появились пропавшие звуки: пенье птиц, шелест листвы, шорохи, обычные для лесной чащи.
        - Круто, - произнёс Серый.
        - Ты талант, Женька, - поддержал Петрович.
        - Это струны волшебные, ну, и я старался, - ответил Ижен и неожиданно спросил: - Петрович, а ты можешь, какую-нибудь лесную зверушку приманить? Оленя, например.
        - Наверное, смогу, - задумчиво произнёс Петрович, решая, а как, собственно, позвать. Ничего кроме когда-то слышанного от пастуха: цоб-цобе, на ум не пришло. Олень, конечно, не бык, но вдруг отзовётся. И Петрович, представив земного оленя, громко позвал: - Цоб-цобе, цоб-цобе!
        На край полянки выскочил оленёнок и замер, готовый в любой момент сорваться с места. Бархатные чёрные глаза смотрели на призвавшего эльфа настороженно и с любопытством, на белых пятнышках на шкуре отражались солнечные блики, небольшие, недавно проклюнувшиеся рожки придавали оленёнку озорной вид.
        Постояв немного, он стрелой полетел в лес вдоль ручья.
        - Вот это да! - восторженно воскликнул Ижен. - А можно…
        Дослушать, кого именно захотел попросить приманить Ижен не успели. На поляну твёрдым шагом вышел охотник. Выглядел он примерно таким, какими рисовали охотников в земных книгах сказок, вот только в руках держал не лук, а арбалет.
        - Простите, что прерываю ваше общение с Богами, - произнёс охотник, - но вы не видели, куда убежал олень.
        - Туда! - Три пальца дружно указали в сторону противоположную той, в какую унёсся оленёнок.
        Охотник кивнул и скрылся в указанном направлении. Петрович, выждав достаточно времени, посмотрел на алтарь и сказал:
        - Простите нас, местные Боги за ложь во спасение.
        - Да не вопрос, - раздалось сзади.
        К алтарю прошёл тот же охотник с жавшимся к нему оленёнком.
        - Ой, - только и произнёс Ижен, который, судя по увеличившимся в два раза глазам, охотника опознал. Тот же продолжил:
        - Снедь принесли, не скупясь, музыкой порадовали, любимца моего домашнего пожалели. Дары приняты.
        После этих слов, охотник подхватил корзинку, встал на камень, их с оленем охватило серебристое сияние, в котором они растворились, исчезая. На полянке остался пустой круглый камень.
        - Кто это был? - спросил Серый.
        - Нет, в этом мире я точно не атеист, - одновременно с ним произнёс Петрович, которого озарила догадка.
        Откуда-то издалека донёсся смешок. А Ижен объяснил:
        - Это Суховей, Бог искателей приключений. Иногда он путешествует по королевствам, но его никто не узнаёт, пока сам не захочет открыться. В храмах есть лики богов, но всё равно никто не догадывается.
        - И чем грозит эта встреча? - спросил Серый.
        - Бог же сказал: дары приняты, значит, на вас не сердятся, - сказал Ижен.
        - Прогиб засчитан, - проворчал Петрович и добавил: - Думаю, нам пора. А то увольнительная закончится, а нам и крыльцо нужно починить, и в трактир заглянуть.
        Перед тем, как уйти, Петрович и Серый, вслед за Иженом, поклонились алтарю. Они не видели, как после их ухода на полянку вышел олень, лесной красавец с большими ветвистыми рогами.
        Жителей Бережков ждало необычное зрелище, практически все прошли раз, а то и два мимо дома новосёлов. Там, скинувшие воинские зелёные рубахи тролль и эльф укрепляли крыльцо и выравнивали забор. А после того, как справились, обливали друг друга водой из колодца.
        Перед тем, как идти в трактир, Петрович высыпал на стол в гостиной тётушки Неи содержимое кошеля, оставив себе одну монету. На попытки протеста провидицы, он произнёс:
        - Вы с Женькой, можно сказать, наши иномирные родственники, а родне надо помогать. В следующие выходные крышу на сарае подправим. Ты, тётушка, узнай, где доски хорошие купить можно. К зиме, глядишь, скотиной обзаведётесь.
        Тётушка Нея поблагодарила от души и воскликнула:
        - Ой, пойдёмте, скорее в Приют путника! Тай, поди, заждалась.
        После того, как душевно посидели в трактире за кружечкой пива, Петрович и Серый отправились в лагерь. Прибыли они туда одновременно с остальными, чем заслужили одобрительный взгляд легата. Командующий лично вышел к воротам лагеря, встречать новобранцев после их первой увольнительной.
        Глава восемнадцатая. Новая неделя
        Петрович и Серый с интересом поглядывали на остальных. Большинство находилось в приподнятом настроении, но не все. У пары-тройки пехотинцев земляне заметили свежие фингалы и синяки. А всадники первого ритона еле держались на ногах, явно перестаравшись с горячительными напитками.
        Возглавляли ритоны замкомриты, окриками поддерживающие порядок в нестройных шеренгах. Завершали строй комриты, похоже, тоже позволившие себе расслабиться. Намирей даже приветливо помахала рукой Петровичу. Тот склонил голову и щёлкнул каблуками, вытягиваясь во фрунт. Это было замечено и оценено. Легат, к примеру, живо представил, как, прибыв к военному советнику, эффектно повторит приветствие Петровича, и как вытянется от удивления лицо начальства.
        После ужина ритонам предоставили свободное время. Второй собрался в облюбованной беседке. Первым делом Петрович и Серый рассказали, как задабривали богов и даже умудрились с одним познакомиться лично. Не обошли в рассказе и домик в деревне, и выходку пятнистой коровы. Гоблины слушали, раскрыв рты от удивления, а после окончания рассказа принялись бурно обсуждать услышанное.
        - В следующий выходной мы с братом с вами пойдём, - сказал Самир. Близнецов научились различать и без метки.
        - У нас дядя плотник, мы ему часто помогали, - поддержал его Рамир.
        - А что это только вы? - возмутился Дейс. - Мы тоже поможем, а потом в трактире посидим.
        - Музыку послушаем, - мечтательно протянул Перт. - Люблю скрипку. Мечтал играть, но слуха нет.
        - Я тоже пойду, можно? - спросил Тимс Корин, проигнорировавший общее собрание координаторов ради интересных новостей. - Может, амулеты там надо зарядить, или ещё какая магическая помощь.
        - Конец Бережкам, - с трагическим видом произнёс Серый и рассмеялся. Затем ткнул локтем в бок надувшегося мага и добавил: - Успокойся, шучу я, конечно, пойдём.
        - Всем ритоном и с песней, - добавил Петрович. - Как вы-то увольнительную отгуляли?
        Настала очередь рассказывать гоблинам. Как выяснилось, после того, как отряд прибыл в приграничный городок под названием Фортес, комриты отделились. Дружно оставив ритоны на заместителей, они отправились куда-то праздновать. Маги координаторы последовали их примеру, кроме Тимса, что предпочёл остаться с всадниками своего ритона.
        Погуляв по городу, поглазев на выступления бродячих артистов - в городке проходила ярмарка - ритоны разделились, отправляясь по разным трактирам. Справились со своими подопечными не все замкомриты. Кираса всадники полностью игнорировали. А пехотинцы третьего ритона, того самого, где магом координатором служил вражеский ловчий, передрались между собой.
        - Между собой - это плохо, - сказал Петрович, нахмурившись. - Придётся и с пехотинцами беседу проводить. Кстати, вы выяснили, кто у лётчиков заводила?
        - У лётчиков? - удивлённо протянул Дейс, затем сообразил: - А, у всадников из первого. Да, выяснили. Его Горт зовут, это невысокий, наглый. У него ещё волос чёрный.
        Петрович кивнул, описанного молодчика он и сам приметил. Хотя с определением «невысокий» мог бы поспорить, ведь даже самый маленький гоблин превосходит в росте самого рослого эльфа.
        - Хорошо, поговорим с этим Гортом, нужно подходящий момент выждать, - сказал Петрович.
        Незадолго до отбоя всадники вернулись в свою казарму, где, несмотря на возмущённые стоны, были построены Петровичем на вечернюю зарядку. Тимс Корин побрёл к своей кровати, но был остановлен грозным басовитым окриком:
        - Куда? Быстро в строй.
        - Петрович, но я же, того, в своём теле, - попытался возразить Тимс.
        - Разговорчики! Будем из тебя настоящего мужика делать. К отжиманию готовсь, упор лёжа принять! И раз, и два, - командовал Петрович, успевая и отжаться, и проследить, чтобы остальные не филонили.
        Тимс Корин отжимался с кряхтением старого деда, думая, что служба в легионе даже в сравнение не идёт с практиками академий. «Нужно было ещё каких льгот для себя выпросить», - запоздало подумал он, а позже и все мысли выветрились, уступая место усталости.
        Утром к зарядке присоединились комрит Тарон и Взводный.
        - Нужно приводить себя в форму, - пояснил комрит в ответ на удивлённые взгляды, и спросил: - Ну что, устали?
        - Тяжело в ученье, легко в бою! - отчеканил Петрович.
        - Хорошо сказал, - одобрил комрит.
        - Это сказал один из лучших воинских начальников Земли. Суворов Александр Васильевич, - объяснил Петрович.
        - А ещё он говорил: сам погибай, а товарища выручай, - добавил Тимс, показывая, что в истории Земли его интересовали не только кинематограф и секретные агенты.
        Комрит согласно покивал и спохватился:
        - Быстро всем в умывальню, приводите себя в порядок и выходите строиться. Не хватало ещё на завтрак опоздать.
        В столовую шли строем и с песней. Как только завершили, подхватил четвёртый ритон, там к пожеланию легата о строевых песнях отнеслись ответственнее остальных.
        Пехотинцы пели, как воины шагают по дороге, а та ведёт их к победе. Маршировать под эту песню тоже оказалось удобно.
        Новая неделя показала, времени на раскачку новобранцам больше давать никто не собирается, к тому же перед следующими выходными предстояло принять присягу. Начались практики по владению оружием, обучение работе с картами местности, ориентировке. У всадников оттачивались навыки езды. Первому ритону Большой Змей разрешил подняться на драконах в воздух. Магическую сеть-купол он не убрал, поэтому драконы с наездниками летали по кругу, словно карусель.
        Перед полётом комрит Намирей лично проверила, как гоблины закрепили страховочные пояса. Проконтролировала она и Кираса. После чего удостоилась множества возмущённых проявленным недоверием мужских взглядов и одного уважительного от Большого Змея.
        О предстоящем марш-броске помнили все, но сообщение: выдвигаемся завтра, почему-то стало неожиданностью.
        - Эх, жаль, что придётся пешком, а не на драконах, - протянул Серый, распрягая Салагу.
        - Точно, - поддержали остальные, вкусившие всю прелесть верховой езды.
        Большой Змей, что-то обсуждавший с комритом Тароном, услышал, повернулся и сказал:
        - Поедем, но позже. Наши питомцы пока не готовы к освоению этого мира.
        Глаза драконов выразительно показали удивление: кто не готов? Мы не готовы? Всадники заулыбались, а Перт добавил:
        - Петрович, Серый, вы правы, они всё понимают, - после чего потрепал по холке своего питомца, которому дал имя: Поэт.
        Как и было обещано, преподаватели кафедры естествознания из столичной академии провели занятия, посвящённые ядовитым растениям этого мира. В учебную комнату второго ритона пришёл уже знакомый старичок учёный. Чем-то ему понравились именно эти воины.
        Учёный либо к этому занятию подготовился ответственно, либо в принципе таким был. Он доступно объяснял, иллюстрируя рассказ уже привычными объёмными картинками. Описывал признаки отравления и какую первую помощь следует оказать. Показывал съедобные растения, с которыми ядовитые можно спутать. Всё было просто и понятно, пока дело не дошло до кустарников.
        - Да один в один похожи! - воскликнул Дейс, тщетно пытаясь найти отличия между двумя объёмными иллюстрациями, изображающими кусты, усыпанные красными ягодами, размером с небольшую сливу.
        - Да как же?! - суетился учёный. - Вот же у красноголова ядовитого на листках не больше пяти прожилок с каждой стороны, и черенок более насыщенного оттенка.
        - Ну, если черенок, тогда понятно, - протянул Петрович, после чего дотянулся и толкнул Дейса, чтобы тот унялся.
        - Вот видите, понятно, - обрадовался старичок и сменил картинку. - Вот ещё два схожих экземпляра…
        После занятия, когда учёный вышел, Дейс спросил у Петровича:
        - И что тебе понятно?
        - То, что с кустов мы ягоды жрать не будем, - ответил Петрович. - Слышали, что профессор говорил, даже местные травятся, путают. За день настолько не оголодаем, чтоб на подножный корм переходить.
        Остальные согласились, после красочно описанных учёным отравлений, испытать подобное на себе не хотелось. В день похода новобранцы, которым каптёр выдал вещмешки со всем необходимым, выстроились на плацу.
        Легат кратко объяснил задачу отряда. Он усложнил первоначальный вариант. Всем пяти ритонам предстояло преодолеть десять километров по лесной местности. Одним, без сопровождения. Причём каждый ритон выходил со своей позиции.
        - Помимо выносливости и скорости, вам придётся продемонстрировать умение ориентироваться на местности и работать с картой. Показать, как вы усвоили знания, - вещал командующий. - В конечной точке вас будут ожидать комриты, лекари и маги координаторы. Когда все соберутся, небольшой привал, и в обратный путь отправитесь вместе. На каждый ритон выделяется амулет связи. Воспользоваться им можно лишь при чрезвычайных обстоятельствах. Всем удачи! Отряд напра-налево, шагом марш.
        Выстроенные по периметру ритоны развернулись и строевым шагом отправились к воротам. И конечно, не обошлось без строевой песни. На этот раз подготовился и пятый ритон пехотинцев. Незамысловатая песенка со словами: «Воинская служба знай себе идёт, а подруга верная ждёт, ждёт, ждёт», хорошо задавала ритм.
        Под песни и дорога показалась быстрее. Вскоре отряд пересёк долину и достиг первых деревьев. Кирас скомандовал своему ритону остановиться и построиться. Остальные прошли дальше, вдоль лесной полосы, разделяясь по мере подхода к исходным позициям. Замкомриты вручили амулеты связи надёжным воинам - Взводный доверил амулет Петровичу, - проинструктировав, как пользоваться. После чего связались друг с другом, сверяя готовность, и одновременно отдали приказ выступать. Сами же остались на исходных позициях.
        Взводный Эванс, пользуясь тем, что его никто не видит, совершил охраняющий знак, похожий на зигзаг молнии. Так его самого провожала матушка. И хотя он всегда над ней подшучивал, сейчас поступил точно так же.
        Глава девятнадцатая. Марш-бросок
        Перелесок с молодыми, редко растущими деревцами, закончился быстро. Не видно стало воинов из других ритонов. Вековые деревья с толстыми стволами, покрытыми светло-зелёным мхом, возносили мощные кроны высоко в небо. Там ветви одних исполинов соприкасались с ветвями других, образуя своеобразный купол, плохо пропускающий лучи даже двух солнц.
        Поросли оказалось мало, единичные чахлые деревца помехи для движения не создавали. Под ногами расстилался слой прелой листвы и островки моха.
        - Здесь, что, болото? - спросил Дейс, осторожно ступая на мох.
        Петрович достал учебную карту со встроенным в неё компасом. Гоблины и Серый собрались вокруг него, изучая местность, по которой предстояло пройти. Маршрут был обозначен мерцающей пунктирной линией, а место фактического нахождения ритона отражалось зелёным треугольником.
        - Захочешь, не заблудишься, - произнёс Серый. - Болота точно нет на пути, а вот овраг и ручей - имеются. И холмы. И озеро.
        - Силён, - одобрительно произнёс Петрович.
        Под уважительными взглядами гоблинов Серый смутился и пояснил:
        - У нас географию хорошо в школе преподавали, а обозначения на картах похожи.
        - Получается, нам идти строго на север, - задумчиво протянул Петрович. - Так, по правую руку от нас всадники первого ритона, по левую - пехотинцы третьего. Ну, двинули. Пройдём вот до этой полянки. - Петрович ткнул в карту пальцем. - На ней привал. Идём гуськом, Серый первый, я завершающий. Шагом марш.
        После этого Петрович вручил карту Серому, и тот быстро зашагал между деревьями, изредка сверяясь с компасом. Шли молча.
        Ощущение, что лес поглощает не только свет, но и звуки, постепенно пропадало. Уши уже улавливали шорохи, шелест крыльев, дальние крики какой-то птицы.
        Окрик Петровича: «Стоять», прозвучал громом среди ясного неба. Серый и гоблины остановились, замерев, только после этого обернулись.
        Выяснилось, Перт покинул строй и отошёл к кустам с синими ягодами. Смутившийся Перт указал на куст и виновато произнёс:
        - Видите, птицы ягоду клюют, значит, съедобная.
        - У тебя перья и клюв есть? - грозно спросил Петрович и сам себе ответил: - Нет. Так что, отошёл от куста и бегом в строй. Ягодки ему захотелось. Щегол.
        Пристыженный Перт вернулся на своё место и ритон продолжил свой путь. Петрович похвалил себя за предусмотрительность. Не зря встал завершающим. Хоть его детсад и подрос, всё равно нужен глаз да глаз. А ещё он порадовался заданному Серым темпу. Магические добавки к пище и зарядка своё дело сделали.
        На полянку выходили, словно выныривая из полумрака под яркий свет. Хотя до полудня оставался ещё час, солнца уже поднялись достаточно высоко и соответственно светили.
        - Отдых, - блаженно жмурясь, протянул Дейс, делая шаг по высокой траве.
        - Стой, - попросил Рамир. - Вдруг тут змеи есть. Нужно палками проверить.
        - Петрович, - позвал его брат, - ты приманивать можешь, а попробуй прогнать? Пошипи и представь, что все змеи уползают.
        - Попробую, - кивнул Петрович и прошёл в центр поляны. Там он остановился и прошипел: - Кыш-ш-ш-ш.
        Через пару мгновений с двух сторон полянки послышался шорох и в сторону леса, извиваясь, поползли большие серые змеи. А почти рядом с ногами побелевшего Дейса от полянки юркнули несколько чёрных змеек.
        - Получилось! - радостно воскликнул Серый и направился к другу, уже скинувшему вещмешок и на него присевшему.
        Следом двинулись остальные.
        - Вот, теперь даже за кустики сходить, отлить, страшно, - проворчал Дейс.
        - Вон туда никто не отползал, - произнёс Перт, указывая пальцем направление.
        На полянке решили надолго не задерживаться. Настрой отдохнуть и поваляться на травке уполз вместе со змеями. На окружавшем полянку кустарнике росли виденные на иллюстрации учёного красные ягоды. Однако проверять, сколько там прожилок на листьях, ни у кого желания не возникло.
        Развернув карту, удостоверились в том, что с пути пока не свернули.
        - Следующий привал у озера, но чтобы никаких искупаться! - произнёс Петрович. - Там перекусим и уже без остановок к пункту назначения.
        - Эх, жаль, что на время идём, - со вздохом произнёс Рамир. - Петрович каких-нибудь птиц бы приманил, мы бы с братом и Серым костерок организовали.
        - Как-нибудь в увольнительной сообразим пикничок, - пообещал Петрович. - Вот домик и двор в Бережках до ума доведём и сходим. Тётушку Нею, Женьку, Тай захватим. Узнаем у местных, где все отдыхают.
        - Зачем местным на природу, они и так на ней живут? - спросил Серый, пожимая плечами. Но видно было, что идея ему понравилась.
        - А кто такая Тай? - спросил Перт и тут же пискнул, поваленный на землю Серым и прижатый массивным троллем.
        - И думать забудь, - прошипел Серый. - Тай - моя.
        - Хозяйка трактира Приют путника, - пояснил Петрович. - Серый, отпусти Петруху, он уже пожелтел от нехватки воздуха.
        Серый вернулся на место, его самого удивила эта вспышка гнева.
        - Ты, это… извини, - буркнул он.
        - Ладно, - ответил Перт, отдышавшись.
        - Смотрю, сил набрались, отдохнули, так что: рота, подъём! - скомандовал Петрович, вставая и подхватывая вещмешок.
        Вновь шли быстро, молча, сосредоточенно. Серый уверенно вёл остальных, не забывая сверяться с картой. Петрович позади всех, бдительно присматривал за гоблинами, Серому он доверял больше.
        Возможно, потому что Петрович не ослаблял внимания, а, может, благодаря эльфийскому слуху, он и засёк слабый возглас: «Спасите», раздавшийся слева.
        И вновь ритон остановился по команде: «Стоять».
        - Кому ещё ягоды поесть захотелось? - угрожающе протянул Дейс, шедший сразу за Серым.
        Петрович поднял руку, призывая к тишине, затем указал налево. Далёкий возглас расслышали все.
        - Серый, Самир, за мной, Рамир, остаёшься за старшего. Отсюда ни ногой, - скомандовал Петрович, направляясь в сторону, где уже никто не кричал.
        На бегу, Петрович достал из вещмешка складной нож. Нажал на кнопку, выдвигая лезвие. Не Бог весть какое оружие, но что делать, если настоящее выдаётся только после присяги. К слову, и нож-то каптёр выдал только ему, посчитав самым ответственным.
        Втроём они выскочили на довольно широкую просеку. На противоположной стороне огромный кабан с шерстью бурого цвета атаковал одно из деревьев. Зверь с разбегу ударялся о ствол, стрясая с ветки того, чьё присутствие Петрович, Серый и Самир сразу не заметили.
        Обхватив ветку руками и ногами, можно, сказать, слившись с ней, на дереве находился один из пехотинцев третьего ритона.
        - Помогите, - просипел он, заметив группу спасения.
        Кабан же, движимый одной целью, на окружающее внимания не обращал. Разбегался и врезался в дерево. Снова разбегался и снова врезался.
        - Готовьте магию, попробую так отогнать, если не получится, применим огонь, - сказал Петрович и крикнул: - Кыш!
        Но кабан слишком разъярился и даже не заметил воздействия.
        Серый и Самир по щелчку пальцев сформировали над руками небольшие огненные шары. Близнецы несколько дней учились у Серого и Тимса управлению магическими потоками и вполне успешно.
        - Ну что, бьём? - спросил Серый, прищуривая один глаз.
        - Погоди. Давай-ка я ещё вот так попробую, - сказал Петрович и позвал: - Хр-хр-хр.
        Кабан, только начавший разбег, замер. Затем медленно повернулся в сторону Петровича и уставился на него маленькими глазками. Из них медленно уходил блеск ярости.
        - А вот теперь бьём? - не выдержал Самир.
        Кабан хрюкнул и кинул взгляд на висящего на ветке пехотинца.
        - А вот теперь: кыш-кыш-кыш! - строго приказал Петрович.
        Зверь, недовольно фыркая, потрусил вглубь леса. Подождав, когда он отойдёт подальше, спасатели кинулись к дереву.
        - Всё, спускайся, - позвал Серый.
        - Н-не м-могу, р-руки затекли, - просипел пехотинец, похоже, успевший сорвать голос до того, как его услышали.
        - Могу кабана обратно приманить, - спокойно произнёс Петрович и добавил: - Где-то я такой цирк уже видел.
        Серый и Самир, вспомнив забег мага координатора, дружно рассмеялись. Пехотинец, сообразив, что раз смеются, то угроза миновала, сполз с дерева. Это был один из тех, что вернулись из увольнительной с фингалом. В воспитательных целях лекари фингалы и синяки устранять не стали, подлечив лишь ушибы.
        - Спасибо, я Ирван, - сказал пехотинец и закашлялся. Петрович достал фляжку протянул потерпевшему. Тот припал к фляге, жадно глотая воду.
        - Вот, это твоё, - сказал Самир, протягивая поднятый с земли вещмешок, порядком потоптанный кабаном.
        - Идти сможешь? - спросил Петрович. Бедолага пехотинец лишь кивнул, возвращая фляжку. - Тогда все за мной, пока наши на поиски не отправились. С них станется. Ищи потом по всему лесу.
        Под это ворчание потерпевший и группа спасения отправились к ожидающим их всадникам второго ритона.
        Петрович кратко описал происшествие, а Ирван объяснил, что случилось. Он ушиб ногу и отстал от остальных. Его отсутствия никто не заметил. Позвать он не решился. В этом месте он болезненно поморщился, а Петрович сделал вывод:
        - Зачморили пацана. Слушай, Ирван, сильно тебя обижают?
        Пехотинец лишь вздохнул и продолжил рассказ, как нарвался на кабана, уже чем-то разозлённого, как в последний момент успел взобраться на дерево, как звал на помощь.
        - Если бы не вы, я бы долго не продержался, - признался он.
        - Ладно, поговорили, и будет. Порядок движения не меняем, всё равно опоздаем. Идём к озеру. Ирван, пойдёшь передо мной. Рота, шагом марш!
        Второй ритон двинулся по лесу, быстро, но без суеты. Привал возле озера Дейс предлагал сократить, но Петрович, глянув на Ирвана, отрицательно помотал головой. Парнишка, даже в гоблинском обличье казался совсем юным. Он не ныл, не жаловался, покорно принимая случившееся. «Робкий, несмелый, неуверенный», - вывел про себя Петрович причину, по которой этот паренёк испытал на себе дедовщину. Но, как оказалось, был неправ. Серый спросил:
        - За что тебя гнобят?
        После чего выяснилось, самого Ирвана поначалу никто не трогал, но он вступился за того, над кем все смеялись, и травля распространилась и на него.
        Как и ожидал Петрович, они вышли на большую поляну, являющуюся исходной точкой, когда там уже собрались все остальные. Хотя нет, не все. Всадников первого ритона, их комрита и мага координатора не наблюдалось.
        Пехотинцы стояли в строю. Комрит третьего ритона бегал вдоль своих и ругался почём зря.
        - О, Тарон, вон твои хвалёные всадники, - протянул с ехидством комрит пятого ритона, и, вглядевшись, добавил: - И твоя потеря, Сарс, с ними.
        Комрит Сарс замер с открытым ртом, а Петрович, выстроив своих, доложил:
        - Второй ритон прибыл. За время прохождения маршрута был отбит у дикого кабана воин Ирван. Прошу зачислить этого воина в наш ритон.
        Неожиданно с воплем:
        - Ирв, я с этими гадами без тебя не останусь! - из строя пехотинцев выскочил толстячок гоблин с фингалом под глазом и синяком на щеке и неуклюже побежал к всадникам. Он встал в строй последним и произнёс: - Прошу зачислить меня во второй ритон. Я воин Теренс.
        - Ну что, Сарс, поздравляю с первыми боевыми потерями, - протянул всё так же ехидно улыбающийся комрит пятого ритона.
        - В качестве исключения принимаю двух воинов Ирвана и Теренса, - произнёс комрит Тарон и, поскольку его назначили главным, скомандовал: - Вольно. Привал десять минут.
        Он достал амулет связи и доложил легату, что все в сборе и готовы к отправке в лагерь.
        - Кимрит Тарон, разрешите обратиться, - попросил Петрович и после согласного кивка спросил: - Мы первый ритон ждать не будем?
        - Воины первого ритона отравились ягодами и экстренно доставлены в госпиталь, - пояснил комрит.
        - Весь лес обгадили, пока догадались амулетом связи воспользоваться, - вновь подал голос ехидный комрит.
        - Уймись, Тиль, - посоветовал ему комрит Тарон. - У всех бывают неудачи.
        Он посмотрел на новых воинов своего ритона, думая, что вот его сегодняшняя неудача. Проще было бы их не принимать, но глубоко в душе Тарон оставался добрым человеком. Очень глубоко.
        Спустя десять минут отряд направился в сторону лагеря.
        Глава двадцатая. Разговор по душам
        Сразу после возвращения все ритоны, кроме первого, разумеется, выстроились на плацу. Легат не стал проводить «разбор полётов», он отправил третий ритон вместе с командирами и магом на полигон для дополнительных тренировок, с наказом гонять всех до седьмого пота. Остальным было разрешено отдохнуть.
        Судя по выражению лица легата первый ритон, после выписки из госпиталя, ожидали тоже отнюдь не пряники.
        К комриту Тарону подошёл Большой Змей и попросил подойти через полчаса вместе с ритоном к драконарням.
        - Поможете мне выгулять летучих драконов, - пояснил он.
        - А амулет очистки не сломается? - подозрительно спросил комрит, наслышанный о проблемах соседей.
        - Нет, до выздоровления всадников первого ритона зарядки хватит, - ответил Большой Змей. На губах его заиграла поистине змеиная улыбка.
        Петрович подмигнул Серому, и тот отправился в столовую за двойной порцией сухарей. За двойной, потому что всадники, прежде, чем выгуливать чужих драконов решили навестить своих. К тому же нужно было получить питомцев новым всадникам: Ирвану и Теренсу.
        Большой Змей счёл эти аргументы достаточными и всадников к питомцам допустил. Ирвин и Теренс с блестящими от восторга глазами подошли к предоставленным им резервным драконам.
        - Мой Бублик! - воскликнул толстячок Теренс, протягивая сухари упитанному и чем-то похожему на него дракону.
        - Я нарекаю тебя Герой! - торжественно произнёс Ирван своему питомцу, затем, спохватившись под вопросительным взглядом Героя, протянул ему порцию лакомства.
        Всадники выгуляли питомцев на площадке, попутно подкармливая. Седлать не стали. Большой Змей сказал комриту, смотря при этом почему-то на Петровича:
        - Больше резервных драконов нет.
        - Жаль, что координаторам не положен дракон, - произнёс Тимс Корин, который вновь увязался за остальными, и спросил: - А личного дракона можно завести? Мне дядя хотел подарить.
        - Насколько я знаю, в лагере не разрешается держать домашних питомцев. А вывоз боевых драконов возможен только по личному разрешению Верховного драконата, - ответил Большой Змей и добавил: - Прогулка закончена.
        Драконы послушно направились к стойлам, а всадники отправились к их крылатым собратьям. Те встретили чужих хозяев настороженно, но приказ инструктора и угощение помогли. Вскоре каждый всадник вёл в поводу дракона, даже Тимс Корин, гордый оказанным ему доверием.
        Крылатые драконы оказались раза в два меньше ездовых и подвижнее. Во время пешей прогулки звери расправляли крылья, большие, перепончатые, бархатистые на ощупь. Да, каждый из всадников, когда думал, что никто не видит, потрогал своего временного питомца.
        После драконарни всадники ненадолго зашли в казарму, где новенькие выбрали себе кровать и тумбочки, после чего приняли душ и отправились на ужин. Посмотрев на уставших и злых пехотинцев третьего ритона, Петрович решил с ними разговор отложить. А вот для профилактической работы с «лётчиками» наступил самый подходящий момент.
        Отправив одноритонцев сразу после ужина в беседку, переделывать песню: «Идёт солдат по городу», Петрович поспешил в госпиталь. Комрит лекарей, встретившийся в госпитале первым, удивлённо вскинул бровь и произнёс:
        - В вашем ритоне, по моим данным, проблем нет. Что, тоска по дому?
        - Всё нормально, справляюсь, - ответил Петрович. - Нужно кое с кем переговорить. Где тут лежит воин Горт?
        Лекарь кивнул, стукнул в дверь комнаты, соседней с его кабинетом. Выскочила лекарка и, мило улыбнувшись Петровичу, вопросительно посмотрела на начальника.
        - Отведи нашего гостя в третью палату. После организуй нам с воином закуски к чаю, - распорядился лекарь и сказал Петровичу: - На обратном пути заглядывай.
        Комрит лекарей скрылся в своём кабинете, а лекарка, судя по нашивкам на рукаве халата замкомрит, приветливо предложила пойти за ней.
        Пока они шли по переходу к палатам, лекарка спросила:
        - Девчонки говорят, ты женат, это правда?
        - Правда, - ответил Петрович.
        - Такой молодой, куда торопился, - сказала лекарка, задорно улыбнувшись.
        Петрович улыбнулся в ответ и пожал плечами. Просвещать насчёт своего возраста не стал, почему-то местные представительницы прекрасного пола в это верить не хотели. Хорошо хоть, насчёт семейного положения поверили.
        Войдя в нужную палату, лекарка сказала: «К вам гость», и удалилась. Петрович бегло осмотрел небольшую комнатку с тремя кроватями и направился к той, на которой лежал Горт.
        - Я к тебе, поговорить, - сказал он, присаживаясь на единственный стул.
        - Что надо? - не очень вежливо спросил Горт, выглядевший, как, впрочем, и соседи по палате, неважно.
        - Вас тоже насильно в этот мир притащили? - спросил Петрович, не обращая внимания на недовольный вид гоблина.
        - Хочешь сказать, и вас спёрли? - вопросом на вопрос ответил Горт. Его два сослуживца притихли, вслушиваясь в беседу.
        - Да, нас с Серым вообще с другими перепутали. Остальные студенты первокурсники, шли в общагу заселяться, - ответил Петрович.
        - И что же вы тогда выслуживаетесь? - спросил Горт.
        - Вот об этом я и пришёл поговорить, - последовал спокойный ответ. - Но сначала скажите, кто вы в своём мире, как попались. Похоже, там, у себя, знали друг друга.
        Горт сел, подкладывая подушку под спину, и уже другим тоном ответил:
        - Да, мы друзья и родственники. Накануне моей свадьбы собрались на мальчишник. Отметить радостное событие. Отметили.
        - Получается, у тебя в твоём мире невеста осталась?
        - Не только у меня. Брат и друг тоже собирались подругам предложение делать. Ненавижу этот мир. Ненавижу этот контракт. И не подписать было нельзя. Никто не знает, куда мы пропали, вернёмся, а нас уже никто не ждёт, - с горечью проговорил Горт, один из его соседей тяжело вздохнул.
        - Если любят, дождутся, - уверенно произнёс Петрович. - У меня жена и две дочки дома. - О внуках он решил пока умолчать, чтобы не показаться обманщиком. - Тоже меня потеряли. Нет хуже неизвестности. Значит, нам обязательно надо вернуться.
        - Как? - спросил Горт. - Через два года?
        - Через два года. И для этого нужно выжить. Назло всем невзгодам выжить. Это сейчас у нас учёба. Придёт время битв. И мы должны быть готовы. Поэтому нужно не протестовать, а впитывать всё, что нам преподают. - Петрович говорил веско, убедительно.
        - Допустим, убедил, - хмыкнул Горт. - А зачем тебе наше выживание?
        - Вы поддержка с воздуха. Именно вам придётся прикрывать нас, выручать, приходить на помощь. Именно, чтобы вернуться, наш отряд должен сплотиться в единое целое. Нам, в какой-то степени, повезло. Мы будем уничтожать демонских тварей, а не участвовать в битвах с себе подобными. Не возводить на трон царька, не захватывать чужие страны. - Петрович встал и зашагал по комнате. - Местное население здесь такое же, как в наших мирах, дети, старики, женщины, беззащитные перед нечистью. Раз этот мир не справляется с их спасением, этим предстоит заняться нам. Да, мы попали сюда против своей воли, но обычные люди, ну, и другие расы, не виноваты в этом. Можно, конечно, попробовать выступить против Империи, в попытке отомстить. Но нас прихлопнут быстрее, чем комара, севшего на щёку. Проще выполнить контракт, защитить местных, заработать денег и вернуться домой!
        Горт и оба его соседа, слушавшие с открытыми ртами, переглянулись. Ослеплённые ненавистью, они даже не подумали о том, о чём говорил им Петрович.
        - Мы подумаем, - произнёс Горт.
        Петрович остановился напротив заводилы гоблинов и добавил:
        - Что бы вы ни надумали, пообещайте слушаться комрита Намирей. Говорят, она опытный воин, но во время сражений присмотрите за ней.
        - Хорошо, - согласился Горт.
        - А за Муху, значит, не просишь, - протянул гоблин, лежавший у окна.
        - Отношения с замкомритом Кирасом ваше личное дело, - ответил Петрович. - Кстати, у меня для вас есть замечательная строевая песня. Завтра мы с нашим поэтом Пертом заглянем, принесём текст. Выздоравливайте.
        После этих слов Петрович вышел из палаты, оставив гоблинов обдумывать его речь. В кабинете главного лекаря его ожидал накрытый стол и радушный хозяин. Они уговорили бутылочку креплёного вина под увлекательную беседу. Лекарь интересовался медициной чужого мира, Петрович рассказывал, что вспоминал. В последнее время перед похищением ему часто приходилось обращаться к врачам, хоть он это и не любил. Да и от жены, работавшей медсестрой в детской поликлинике, он кое-что слышал.
        Засиделись почти до отбоя и расстались почти друзьями. Взяв с Петровича обещание, заглядывать на «рюмочку чая», комрит лекарей отправился на обход. Петрович зашагал к двери и резко открыл её, столкнувшись с входящей комритом Намирей.
        Он успел подхватить Намирей и, наверное, в голову ударило выпитое вино, не спешил убирать руки с её талии.
        Намирей тоже замерла, не сводя с Петровича чудесных синих глаз. Она подняла руку, ласково коснулась эльфийской щеки, в глазах появился немой вопрос.
        Петрович отрицательно покачал головой.
        - Ты не останешься здесь? - спросила Намирей, прерывая затянувшееся молчание. - Тебя ждут?
        На этот раз Петрович кивнул утвердительно и добавил:
        - Там, на Земле, осталось моё сердце.
        После этих слов он разжал руки и посторонился. У прелестной бабочки и впрямь оказались стальные крылья. Комрит Намирей склонила голову и с недрогнувшим лицом прошла мимо затронувшего её сердца эльфа в госпиталь, узнавать, как там её подопечные.
        Петрович направился к казармам, по пути обдумывая неожиданную встречу. Как-то давно ему не приходилось попадать в подобные ситуации, внимание юных девчушек этого мира Петрович в расчёт не брал. Наверное, нужно было сказать, что Намирей ещё встретит кого-то достойного. Но эта сильная женщина не нуждалась в утешении. Да и мысль о другом мужчине рядом с ней Петровичу очень не понравилась. Свою невольную симпатию к волшебной фее из сказок Петрович засунул подальше, туда же, что и тоску по дому. Дому, куда он собирался вернуться, где оставил своё сердце и свою любовь.
        Глава двадцать первая. Трудовой десант
        Всадники первого ритона провели в госпитале ещё один день. Горт обсудил слова Петровича с остальными и, похоже, они приняли определённое решение. Петрович, как и обещал, заглянувший к болящим вместе с Пертом, пока спрашивать ни о чём не стал. Он отдал переделанный текст и напел мотив.
        Собравшиеся в палате предводителя гоблины одобрительно закивали головами, но стихли под взглядом Горта.
        - Посмотрим, может, песня и пригодится, - сказал Горт небрежно, однако листок со словами аккуратно свернул.
        Петрович его понимал, трудно отказываться от своих идей.
        А вот после выписки лётчикам - с лёгкой руки Петровича это определение прижилось в отряде - пришлось испытать на себе, что значит, вызвать гнев командующего. Они отправились на полигон к третьему ритону, который гоняли уже третий день. И это, не считая вновь разрядившегося амулета очистки на драконарне с крылатыми драконами.
        Кирас уже не вступал в перепалку с Большим Змеем, понимая, тот ему не по зубам. Но успел переругаться с шеф поваром столовой.
        Обычно невозмутимый здоровяк повар, даже сплюнул, проворчав в сердцах:
        - Да что за Муха навозная, жужжит и жужжит.
        Слышали эту реплику немногие, но этого хватило, чтобы о ней узнали все.
        Пока два ритона отбывали наказание, лечились и чистили драконарни, остальные практиковались с оружием и изучали карты местности. Магически одарённые легионеры ежедневно занимались с магами координаторами, обучавшими их управлению даром. Кроме Петровича. Во-первых, дар он имел необычный для этого мира, во-вторых, комрит Тарон лично попросил на территории лагеря никого не приманивать. Змей он, мягко говоря, не любил.
        Ирван и Теренс прижились на новом месте быстро. Правда, Теренс постоянно что-то ронял из-за своей неуклюжести, но до Тимса Корина толстячку гоблину было далеко. Тимс за неделю умудрился два раза забыть о дополнительных занятиях для своего ритона, трижды опоздать на собрание магов координаторов и один раз заблудиться на пути от драконарни к арене.
        За всеми этими событиями незаметно подошло время увольнительной. Второй ритон отправился в Бережки, как и предсказывал Петрович: строем и с песнями. Когда в поле зрения показались трактир, ближние дома и неизменная трёхрогая корова на персональной полянке, пелась уже третья песня.
        - Не обижайтесь, девушки,
        Но для ритонца главное,
        Чтобы его далёкая
        Любимая ждала, - дружно выводили всадники.
        Привлечённые песней, выходили из домов люди. Ребятишки, одинаковые во всех мирах, подбежали к воинам, и пошли следом, старательно маршируя и размахивая руками.
        Ижен, тоже выбежавший на дорогу, достал скрипку. Он быстро уловил мотив, и остаток пути всадники пели под искусный аккомпанемент. Во дворе дома Петровича с Серым и их сослуживцев, включая новичков и мага ждали тётушка Нея и Тай. Около сарая лежали, закупленные провидицей доски и инструмент.
        - Трудовой десант прибыл! - доложил Петрович тётушке Нее и отдал честь.
        После того, как Петрович представил всадников, они направились к сараю. Близнецы тут же взобрались по старой лестнице на крышу, осматривая и определяя фронт работ. Много времени им не потребовалось. Спустившись, Рамир сказал:
        - Часть покрытия можно оставить, так что, на новую лестницу материала тоже хватит. Хорошие доски купили, качественные, - похвалил он тётушку Нею.
        - Ещё и сторговались нормально, - вставил Ижен, крутившийся рядом.
        Мальчишка и во время работы стремился помогать. Но после пары попыток его хитростью устранили. Петрович попросил:
        - Женька, ты нам поиграй, так и работа будет лучше спориться.
        Тимса Корина, после того, как он уронил себе на ногу доску, тоже отправили посидеть на брёвнышке. Глянув на расстроенную мальчишескую физиономию мага, Петрович и его приободрил:
        - Копи силы, после того, как всё будет готово, зачаруешь от повреждений.
        - Да, да, - закивал Тимс. - У меня и амулет подходящий есть, только его зарядить нужно.
        Он принялся рыться в сумке, в поисках необходимого.
        Теренс, на которого посматривали с опаской, вне лагеря словно растерял неуклюжесть и неуверенность. Он, в паре с Ирваном довольно ловко подавал доски на крышу, где обосновались близнецы и Дейс.
        Примерно за час до обеда, когда добровольные работники устроили небольшой перерыв, к Серому подошла Тай и попросила:
        - Пойдём со мной, нужно бочонки с пивом из подпола достать, а помощник выходной взял.
        Парочка отправилась в трактир, провожаемая любопытными взглядами. Когда Тай и Серый отошли подальше, Дейс, сидевший на крыше сарая, свесив ноги, протянул:
        - Интересно, успеют или нет.
        - Что успеют? - спросил Тимс, поднимая голову от амулета.
        Ижен, сидящий рядом с магом, он тоже отдыхал от игры на скрипке, фыркнул.
        - Ты как вчера родился, Тимс. Переспать, конечно, - выдал он.
        - Женька!
        - Ижен! - в один голос воскликнули Петрович и тётушка Нея, пока остальные старательно прятали улыбки.
        - А я что? Говорю, успеют они бочонки достать, - не растерялся мальчишка.
        К обеду сарай красовался новой крышей, защищённой от повреждений и крепкой, тоже новой лестницей. В трактир тоже шли с песней. Все обитатели Бережков слушали и смотрели, отложив свои дела. Жизнь этих жителей приграничья событиями не баловала, потому каждое, даже незначительное, воспринималось как праздник и долго обсуждалось после.
        Тётушка Нея, идущая рядом с Тимсом Корином в конце строя, поймала себя на том, что пытается подстроиться под остальных и идти в ногу, и весело покачала головой.
        Как выяснилось, обед в трактире оплатила провидица, на протесты она спокойно ответила:
        - В нашем мире принято работников кормить. Не думаю, что у вас по-другому.
        - Так же, - согласился Самир.
        Пока все рассаживались, появились хозяйка трактира и Серый, тащивший пузатый бочонок. Тай, устроив бочонок на стойке, открыла кран и принялась разливать пиво по кружкам, а Серый относил пенный напиток друзьям. Судя по счастливым улыбкам, взглядам друг на друга и, вроде как, случайным касаниям рук, у этой парочки всё сладилось.
        Дейс открыл, было, рот, но Петрович сунул ему под нос кулак и указал глазами на Ижена: мол, не вздумай учить ребёнка плохому. Рыжий выразительно хмыкнул, что означало: этот ребёнок сам кого хочешь, научит, но от комментариев воздержался.
        Пообедав, вновь отправились в дом тётушки Неи и Ижена. Привели в порядок двор, подправили забор там, где не успел в прошлый раз Петрович, сколотили лавку, не всё же на бревне сидеть. После чего отбыли в лагерь с чувством выполненного долга. На следующий выходной договорились отправиться на пикник. Скинувшись, оставили деньги Тай для закупки продуктов, её, тётушку Нею и Женьку, разумеется, пригласили с собой.
        - Я знаю одно замечательное место, - сказала Тай. - Правда, давно там не была, но мы с Женькой сбегаем, посмотрим.
        На прощание хозяйка «Приюта путника» обняла смутившегося Серого и помахала рукой остальным. Тётушка Нея обняла каждого, шепча то ли заговор на удачу, то ли слова благодарности. Ижен, подражая Петровичу, пожал всем руки.
        У ворот лагеря всадники оказались одновременно с пехотинцами четвёртого и пятого ритонов, марширующих с песней. Остальных легат лишил увольнительной. Это оказалось последним наказанием для провинившихся во время марш броска.
        Утром понедельника отряд поджидал сюрприз. Когда общий строй двинулся от казарм к столовой, строевую песню затянули всадники первого ритона. Они исполнили «Песню авиаторов», которую даже особо переделывать не понадобилось.
        - Пора в путь-дорогу,
        Дорогу дальнюю, дальнюю идём.
        Над милым порогом
        Махну драконьим я тебе крылом, - дружно, а главное, прочувствованно, пели иномирные лётчики. Пилоты, они и в другом мире пилоты.
        Как ни странно, с этого дня и амулеты очистки на драконарне крылатых драконов больше не ломались. Большой Змей песню оценил.
        События понедельника на этом не закончились. К легату прибыли гости. Воин в тёмно синей форме со знаками отличия высшего командира, и ещё двое рангом ниже.
        - Интересно, зачем пограничники пожаловали? - задумчиво протянул комрит Тарон.
        Второй ритон направлялся на арену, когда чужие воины в сопровождении дневального входили в штабной домик. Комрит чуть позже объяснил подопечным, что легата посетил начальник Восточного пограничного гарнизона. На вопрос зачем, он пожал плечами.
        - Скорее всего, степняки активировались. Это дикие племена орков. Они иногда нарушают границу, но сильно не беспредельничают. Скот могут угнать, людей не трогают, - пояснил он и добавил: - Но причём тут наш отряд? У нас другие цели. Уж точно, не степняков гонять.
        Какой-то смысл визит пограничников всё же имел, перед ужином легат объявил, что присяга состоится через день, а не в конце недели. Объяснил причину такой поспешности командующий после того, как выстроившиеся на плацу легионеры хором поклялись защищать Империю. Но не всем.
        В штаб были вызваны второй ритон с командирами и магом и Большой Змей. Адъютант провёл воинов в зал для совещаний и велел рассаживаться на расположенных полукругом скамьях. Всадники посмотрели на командиров и инструктора, но те сами недоумённо переглядывались. Даже Большой Змей утратил обычную невозмутимость. Хотя, пребывание в лагере на него подействовало, сделав более эмоциональным.
        Легат вошёл в зал, проследовал к подобию кафедры. На стене за ней была вывешена большая карта. Сделав знак садиться вставшим при его появлении всадникам, легат произнёс:
        - Думаю, вы знаете о визите начальника Восточного гарнизона. Пограничники обеспокоены поведением степняков. По данным разведки там в нескольких племенах сменились вожди. В отличие от прежних, они не настолько лояльны к Империи. В будущем возможны набеги, нет гарантий, что не пострадают мирные жители. К нашему отряду обратились за помощью. Мы с начальником гарнизона разработали операцию под кодовым названием: Поступь дракона. Наша задача, не дожидаясь первых шагов противника устрашить и деморализовать его. И вашему ритону в операции отводится ключевая роль.
        Командующий обвёл глазами внимательно слушающих его всадников и их командиров и принялся излагать детали предстоящей операции. После того, как легат закончил речь, Петрович с Серым переглянулись. Несколько всадников не удержались от вздохов облегчения. Стало понятно: биться со степняками им не придётся, всадникам и их драконам предстояла другая задача.
        Глава двадцать вторая. Поступь дракона
        Выступили утром следующего дня. Всадники, в полном вооружении и сверкающих облегчённых доспехах, верхом на драконах выглядели внушительно.
        Для выезда с территории лагеря открыли запасные ворота, расположенные за драконарнями. Двигались вереницей, первыми: комрит Тарон и Взводный, завершающим - Большой Змей, вызвавшийся сопровождать питомцев в их первой вылазке.
        Личный дракон инструктора боевым не являлся. Благодаря небольшому размеру и способности этого дракона развивать приличную скорость, Большой Змей мог свободно и быстро подъехать к любому участку вереницы.
        Применить эту возможность Большому Змею пришлось несколько раз. Первый, когда дракон Перта по кличке Поэт заметил красивую бабочку на цветке и покинул строй. Его хозяин, на которого в этот момент снизошло вдохновение, сообразил, что едет не туда, лишь после окрика Большого Змея. Второй, когда Бублик, похожий на неуклюжего хозяина не только внешне, наступил на хвост впереди идущему собрату. Тот развернулся, клацнув зубами. Бублик попятился и врезался в Героя, оттоптав дракону хозяйского друга передние лапы.
        Намечавшуюся потасовку прекратил Большой Змей своими резкими сердитыми окриками. Всадники вздохнули с облегчением, а вот драконы выглядели разочарованными, причём не только участники стычки, но и остальные. Такого развлечения лишили.
        Инструктор вернулся на своё место, не зная, что и в начале строя намечалась заварушка. Смелый, дракон Взводного, от радости, что его поставили впереди признанного вожака, всем видом демонстрировал превосходство. Даже Петрович понял, к чему это гордое вышагивание, и метение хвостом пыли так, что та летела в морду идущему следом Молорику.
        Молорик сузил глаза, оскалил зубы и издал глухое протяжное рычание, заставившее вибрировать мощное тело. Затем склонил голову, явно высматривая, за какое место тяпнуть наглеца. Петрович, почесал за большим драконьим ухом, склонился к нему и сказал:
        - Мы на задании, после возвращения разберёшься.
        Хвост впереди перестал мести пыль. Смелый тоже расслышал слова Петровича. До дракона дошло: есть не только здесь и сейчас, но и «после».
        Путь до Фортеса, который всадники намеревались обогнуть по западной дороге, выводящей к границе, прошёл спокойно. Всадники ехали по широкому тракту, разглядывая поля, луга, редкие перелески, видневшиеся вдали поселения. Только Петрович и Серый оказались здесь впервые, но с интересом изучали местность и остальные. Одно дело: топать до города в увольнительную пешком, другое: ехать верхом на драконе.
        Перед развилкой дорог случилось ещё одно событие. Навстречу всадникам двигался торговый обоз: несколько гружённых товаром телег, запряжённых лошадьми. Большой Змей приказал драконам остановиться, подъехал к комриту, перекинулся с тем парой слов, после чего они спустились с драконов и направились к обозу пешком.
        Петрович прекрасно расслышал, о чём шла речь. Инструктор напомнил о неприязни драконов к лошадям. Оказалось, в их мире водятся хищные единороги, на которых при помощи драконов и ведут охоту. Действительно, при появлении лошадей все драконы подобрались и замерли, словно ожидая команды: «Взять».
        Всадники наблюдали, как комрит Тарон общается со старшим обоза, указывая на драконов. А старший и его люди с опаской смотрят не на драконов, нет, на Большого Змея, молча, стоящего рядом с комритом.
        Торговцы ситуацией прониклись, развернули обоз и вернулись к городским воротам. Лишь после того, как последний дракон из вереницы ступил на обходную дорогу, они рискнули продолжить путь.
        Когда до границы оставалось идти совсем недолго, всадников встретили уже виденные командующий гарнизона и его заместители. Пограничников о лошадях предупредили, потому из перелеска они вышли на дорогу пешком.
        После того, как всадники спешились, начальник гарнизона, ответив на приветствие, произнёс:
        - Придётся немного подождать. Как только степняки начнут своё представление, нам дадут знак. Последние несколько дней эти дикари собираются с той стороны границы, потрясают оружием и выкрикивают оскорбления. У степняков принято демонстрировать неприятелю своё превосходство. Оружие у них почти равноценно нашему, а вот численность воинов, несомненно, больше, чем в гарнизоне. С драконами нам тоже будет, что продемонстрировать. Если не поможет, придётся обращаться к императору, с просьбой выдвинуть к границе войска. Это самый нежелательный вариант.
        Комрит Тарон произнёс:
        - Значит, наша задача выстроиться вдоль границы на драконах и стоять с грозным видом, на оскорбления не реагировать.
        - Именно так. О, вот и сигнал, выступайте, - ответил начальник гарнизона и скрылся в перелеске, где был обустроен наблюдательный пункт. О том, что время пришло, сигнализировал не только запущенный в воздух огненный шар, но и вопли, свист, звон, доносящиеся со стороны границы.
        - По драконам! - скомандовал комрит Тарон, первым вскакивая в седло. Пустив питомцев рысью, всадники миновали перелесок и выехали на поле, разделенное на две половины при помощи разграничительных столбов.
        Проехав вдоль и развернувшись, выстраиваясь в одну линию, всадники получили возможность разглядеть орков. Коренастые лохматые смуглые воины, разрисованные белыми и красными полосами, увешанные амулетами, верхом на коротконогих тоже лохматых лошадях, в свою очередь уставились на воинов на диковинных зверях. На краткий миг установилась напряжённая словно звенящая тишина.
        Драконы дружно и предвкушающе оскалились. Дикие степные лошади оказались сообразительнее домашних и попятились, пытаясь развернуться и сбежать от опасности. Этим и привели в чувства своих всадников. Вновь послышались крики, выявились несколько лидеров, по всей вероятности те самые молодые вожди. Они гарцевали впереди остальных, вдохновляя своим примером, Сначала кричали оскорбления на своём гортанном языке и демонстрировали жесты, явно считающиеся в этом мире неприличными.
        Всадники второго ритона сидели на своих драконах, молча, как вкопанные.
        Степняки, видимо сообразив, что их язык не знают, выпустили вперёд соплеменников, владеющих общеимперским. Однако и проклятия на ломаном языке в адрес гоблинских жён, тролльих тёщ и эльфийской матери впечатления не произвели. Ведь по сути иномирные легионеры не являлись теми, чьи тела им этот мир предоставил.
        Гомон на той стороне слегка утих. Степняки выглядели несколько обескураженными, ведь пограничники всегда ловились на их уловки. Посылая в ответ угрозы, в том числе и на языке орков. Да и на жесты не скупились. Сейчас же перед степняками предстали другие противники: невозмутимые и непрошибаемые.
        Новые вожди сдаваться не собирались, по их приказу к разделительной линии вышли три шамана в звериных шкурах с бубнами - ими они и звенели - и мешками в руках. По команде среднего они вытряхнули на чужую землю содержимое мешков, одновременно издавая пронзительный свист.
        Вывалившиеся из мешка змеи, извиваясь, шустро поползли в сторону всадников на драконах.
        - А ну стоять! - раздался громовой голос Петровича. - Кыш-ш-ш, кыш-ш-ш, кыш-ш-ш!
        Змеи развернулись в обратную сторону, уже не подчиняясь свисту шаманов. Тех рептилий, что двигались недостаточно быстро, сжёг своим взглядом-лучом Большой Змей.
        Степняки сорвались с места и с гиканьем ускакали прочь, поднимая клубы пыли. Миг, и на поле, на той стороне не осталось никого, кроме уползающих змей.
        Комрит Тарон посчитал миссию выполненной, и скомандовал всадникам разворачиваться, чтобы отправляться в обратный путь. У перелеска их встретил начальник гарнизона.
        - Невероятно! - воскликнул он. - Результат превзошёл ожидания. Теперь степняки несколько недель не появятся. - Затем, развернувшись к своим подчинённым, добавил: - Вот, вот что значит, не вестись на провокацию! Учитесь.
        Обратный путь прошёл без происшествий. Честно говоря, все, в том числе и командиры, пребывали в уверенности, что спугнули степняков бас Петровича и прожигающий взгляд Большого Змея, а вовсе не вид вооружённых воинов на драконах.
        Молорик выходку Смелого запомнил. После того, как их расседлали и отправили в стойла, он всё-таки тяпнул молодого нахала за хвост. После чего, с чувством выполненного долга, первым прошёл в ворота драконюшни.
        Запрета на рассказы о проведённой операции не было, и вскоре весь лагерь оказался в курсе того, куда уезжал второй ритон. Как водится, событие обросло слухами и вымыслом. Так, шеф повар вещал собравшимся вокруг него кухонницам, как бравые всадники разогнали несметные полчища диких орков. И как степняки падали без чувств от грозного голоса эльфийского воина. Девушки охали, восторгались и безоговорочно верили в то, что события происходили именно так.
        Перед обедом отряд выстроили на плацу, и легат от имени командования Восточного гарнизона и себя лично вынес благодарность второму ритону.
        А после ужина легат на том же плацу тот же ритон уже отчитывал, лихорадочно обдумывая, какое бы наказание помягче назначить. Ведь, как ни крути в первую, половину дня всадники проявили себя героями. А вот во второй…
        Началось с того, что незадолго до ужина командующий собрал на совещание командиров и магов координаторов, а воины получили свободное время. Второй ритон направлялся в беседку, чтобы переделать очередную песню. Всем очень понравились слова, которые решено было не изменять: «А помирать нам рановато, есть у нас ещё дома дела».
        На дорожке они столкнулись с пехотинцами третьего ритона, которые, по старой памяти принялись цепляться к Теренсу и Ирвану. Не учли пехотинцы одного, эти два воина уже влились в ряды всадников, за несколько дней став своими в доску. После того, как один из насмешников толкнул Теренса так, что толстячок чуть не упал, раздался крик: «Наших бьют!», и второй ритон кинулся в драку.
        Пехотинцев не спасло даже численное преимущество. Прошло не так много времени, как они, побитые, вывалянные в пыли, побрели в сторону госпиталя.
        - Ну что? Готовимся по полигону бегать, - произнёс Перт.
        - За правое дело и пострадать не грех, - заявил Петрович, который и дал сигнал к битве своим криком.
        Опыт, полученный в школе, техникуме, армии убедил Петровича, бывают ситуации, когда ни уговорами, ни убеждениями ничего не добиться. Будь ты хоть трижды на стороне добра, крепкие кулаки порой тоже не помешают.
        Глава двадцать третья. Смотр песни и строя
        Отработать два часа в столовой на месте кухонниц - такое наказание придумал легат. По мнению командующего: достаточно унизительное для мужчин воинов и физически особо не выматывающее. Пехотинцы третьего ритона тоже получили наказание с формулировкой: потерпели позорное поражение, хотя превосходили численностью противника.
        Комритам Тарону и Сарсу легат поручил составить график отработки, чтобы наказанные сменяли друг друга. Получалось шесть смен по пять воинов: два от всадников и три от пехотинцев.
        Кухонницам, получившим неожиданный выходной, легат подписал увольнительные, порекомендовав, провести время вне лагеря.
        Командующий справедливо подозревал, что девушки, если останутся в столовой, ринутся на помощь всадникам второго ритона, умудрившимся за короткое время стать любимцами почти всего лагеря. И никакие приказы не помогут.
        После того, как легат озвучил свои распоряжения, он распустил отряд, скомандовав: «Вольно, разойдись!» После чего отправился к себе, в домик неподалёку от штаба, с довольным видом.
        Следующий день начался с бурного веселья. Отряд оценил вид мощных гоблинов и тролля в белоснежных фартуках и косынках, повязанных по типу земной банданы. Серый, которому выпало отбывать повинность на кухне первым, научил так носить головной убор Перта, доставшегося ему в напарники, а трое пехотинцев этот способ быстренько переняли.
        Когда новоявленные «кухонницы» принялись собирать освободившуюся посуду на подносы, отовсюду посыпались реплики с предложениями помочь. Пехотинец из пятого ритона, явно набравшийся ехидства от своего комрита, перефразировал слова Петровича:
        - Вам нельзя тяжести таскать, вам же ещё детей делать!
        Ржали все, даже те, кому на отработку тоже предстояло идти. Серый и Перт, поначалу растерявшиеся, принялись отшучиваться в ответ. Их напарники пехотинцы тщётно пытались сохранить невозмутимый вид, но то и дело срывались на смешки.
        Командиры наблюдали за остальными из-за своих столиков. Лишь Кирас попытался веселье прекратить. Комрит Намирей вовремя отследила порыв заместителя, опустила руку ему на плечо и на грани слышимости скомандовала:
        - Сидеть.
        Чем заслужила одобрительные взгляды коллег. Комриты пришли к общему выводу: легат подобрал лучшее наказание из возможных. Совместный труд и совместное веселье способны прервать зародившуюся вражду.
        Петрович заступил на пост после обеда. В напарники ему определили Теренса, а со стороны пехотинцев - трёх заводил, больше остальных толстяка гоблина, а затем и его друга гнобивших. Скорее всего, комриты сговорились и сделали такую расстановку намеренно.
        Нацепив фартук и повязав бандану, Петрович оглядел помещение кухни и спросил у шеф повара:
        - Ну, где тут ваша иномирная картошка?
        Шеф повар кивнул, его два помощника подтащили две огромных корзины с картошкой, две, поменьше для очисток, два внушительных котла с водой и пять ножей.
        - Приступайте, если за два часа справитесь, хорошо. Хотя, сомневаюсь, - произнёс здоровяк повар и, вновь кивнув помощникам, вышел вместе с ними из кухни через заднюю дверь, которую оставил приоткрытой.
        - Так, салаги, смотрим на меня и учимся, - произнёс Петрович после того, как понаблюдал за неуверенными действиями напарников.
        Он поймал картофелину, оброненную Теренсом, и принялся очищать. Тоненькая кожура непрерывной лентой спускалась в корзину для мусора. Что-что, а чистить картошку Петрович умел. В армии в наряды ходил частенько, и даже нарывался на наряды вне очереди намеренно. На кухне в воинской части можно было и самому подкормиться и для ребят из родного взвода утащить несколько банок тушенки, сгущенки, да и заваркой разжиться. Капитан, начальник столовой, смотрел на это сквозь пальцы. Он вообще был классным дядькой и сумел внушить многим солдатикам, что лучшие кулинары именно мужчины.
        Может, ещё и поэтому, позже, на гражданке, Петровичу не было зазорно самому приготовить ужин, если жена уставала на работе. Ну, и дочек научить чистить картошку так, как учил сейчас сидевших рядом мальчишек.
        - Да я так никогда не научусь! - воскликнул Теренс, глядя на треугольной формы обрубок в своих руках.
        Пехотинцы засмеялись, а Петрович строго им сказал:
        - У вас пока не лучше получается. А вот послушайте сюда. Представьте, Теренс отбился от ритона. - Слушатели кивнули, в том числе и сам толстячок гоблин, это представлялось легко. - Нас всех направили на его поиски, разбив на тройки. И вот вы идёте и видите, как наш Теренс из последних сил отбивается от нечисти. Так что, мимо пройдёте? Он ведь и меч держит не так и заблудился по своей вине.
        Пехотинцы на пару минут зависли от нарисованной картинки. Затем один из них, швырнув очищенную картофелину в котёл так, что часть воды выплеснулась на пол, заявил:
        - Слышь, эльф, ты из нас тварей последних не делай!
        - Спасли бы, - буркнул второй пехотинец, третий кивнул, подтверждая его слова.
        - А Теренс бы вас спас? Или Ирван? Каждого из вас. Помня, как вы их чморили, спас бы?
        Пехотинцы дружно посмотрели на добродушное круглое лицо толстячка Теренса, представили Ирвана и вынуждены были признать:
        - Да, спасли бы. Оба.
        - Так какого демона лысого вы таких парней гнобили, хороших, как выясняется, парней? - спросил Петрович.
        Надувшиеся пехотинцы вновь взялись за отложенную картошку, яростно кромсая несчастные клубни. А вот у Теренса начало получаться.
        - Вот! - радостно воскликнул он, показывая Петровичу толстую, но срезанную почти одной лентой кожуру.
        - Молодец, - похвалил Петрович. Благодаря ему, их корзина опустела быстрее. Ни слова не говоря, он пересыпал часть картошки пехотинцев себе.
        Тот, который высказывался первым, неожиданно спросил:
        - Эльф, то есть, Петрович, а у тебя нет в запасе ещё одной песни? Нам край надо до завтра придумать, а тут эта отработка.
        - Сейчас подумаю, - произнёс Петрович. - У нас в школе постоянно устраивали смотры песни и строя, наш класс даже на городском конкурсе побеждал. В армии ходили под песни. Опять же у дочек инсценировки разные ставили… Хм… А если?.. Нет… Вот, нашёл! Слушайте:
        Я уходил тогда в поход,
        В далёкие края.
        Рукой взмахнула у ворот
        Моя любимая.
        - То, что нужно! - в один голос заверили пехотинцы.
        - Осталось выучить, - протянул заводила.
        - Так время ещё есть, - сказал Петрович. - Будем петь и на ходу сочинять. Так и слова выучите, и мотив запомните. Да и работа веселее пойдёт.
        Гоблины, а вместе с ними Теренс согласно кивнули. Толстячок гоблин петь любил, почему бы не составить компанию остальным?
        На улице около приоткрытой двери на кухню стояли комриты Тарон и Сарс, пришедшие, проверить, как идут дела у их подопечных. Заметив проходящего мимо, тоже, вроде как случайно, легата, они отдали честь, собираясь доложить. Но командующий, приложив палец к губам, встал рядом, прислушиваясь. Из-за двери лилась песня:
        - Пехоты третий наш ритон
        Теперь моя семья,
        Он шлёт тебе привет-поклон,
        Моя любимая.
        После того, как время отработки вышло, всадники отправились на драконарни. Питомцы встретили их радостно, дали себя оседлать, жуя любимое угощение. На выездке драконы пытались свернуть к выходу, всем видом показывая, что не прочь прогуляться вне лагеря. Вошли во вкус. Хотя, всадники тоже бы с удовольствием проехались по окрестностям. Но Большой Змей парой слов урезонил любителей простора.
        - Не сегодня, - сказал он.
        Когда возвращались в казарму, Тимс Корин, уже по традиции сопровождавший свой ритон на все занятия и практики, воскликнул:
        - Ой, забыл сказать. - Посмотрев на развернувшихся к нему всадников, он поспешно добавил: - Ребята, только не убивайте! Завтра приезжают из столицы военные советники с проверкой. Кажется, будут представители людей, эльфов и фейри. Всем ритоном предстоит выходить на плац с песней по очереди. Так легат придумал. Какую будем петь?
        - Вот зачем третьему так срочно песня понадобилась, - сказал Петрович, коря себя за то, что не расспросил о причине поспешности. Хорошо, Тимс вспомнил о новости, но вполне мог и забыть.
        - Про бравых ребят, - уверенно произнёс Перт. - Эта песня как гимн нашего ритона.
        - Жалко, что вы и лётчики не на драконах будете, - сказал Тимс, убедившийся, что угроза его избиения миновала. - Представьте, наши драконы все такие идут, крылатые летят прямо над советниками…
        - Одному из крылатых драконов захочется сделать кучку, фигак, и всё столичное начальство в драконьем дерьме, - подхватил Серый, вспомнив аналогичный случай с голубем из родного мира.
        После того, как все отсмеялись, Тимс произнёс:
        - Вот ещё что я забыл, - и, глянув на зверские физиономии вокруг, мило улыбнулся и продолжил: - Шутка.
        Проверяющие появились в лагере незадолго до обеда. Отряд выстроился и, как и запланировал легат, поритонно занимал своё место на плацу. Разумеется, маршем и с песней. Впереди ритонов, отдавая честь стоящим в центре плаца у флагштока Военным советникам и легату, шагали комриты и замкомриты.
        Каждый ритон, занимая место, разворачивался и замолкал, давая возможность проявить себя остальным.
        Проверяющие стояли с ошеломлёнными лицами, легат с довольным, воины отряда с трудом удерживали улыбки. Шутка Серого о крылатых драконах пошла в народ.
        Пока отряд проходил своеобразный смотр строя и песни, пока отвечал на приветствие легата, пока выслушивал речи гостей, все смогли этих самых гостей внимательно рассмотреть. Советник королевства людей выглядел, как и любой профессиональный вояка, долго занимающий высокую должность: физическую форму уже слегка растерял, но выправку сохранил. Фейри и форму сохранил, даже в парадном мундире и вооруженный лишь кинжалом, он выглядел опасным воином.
        А вот вид эльфийского Военного советника стал для легионеров шестого отряда откровением. Мужчина изящного телосложения, в парадном мундире, украшенном кружевами, с длинной косой, перевязанной золотыми лентами, с маникюром на аккуратно подстриженных ногтях, он не выглядел воином. Совсем. Его приветственная речь, хоть и содержала общее для всех обращение к легионерам как к надежде Империи, отличалась вычурностью и манерностью. Обладал эльфийский советник приятным и даже мелодичным тенором.
        После того, как отряду позволили разойтись, а легат и комриты повели высоких гостей на экскурсию по лагерю, Дейс, выражая общее мнение, сказал:
        - Какой-то от эльфов советник приехал странный. Совсем на настоящего эльфа не похож. Не то, что наш Петрович.
        Взводный и Тимс Корин переглянулись, они точно знали, что именно Петрович не похож на настоящих эльфов, но почему-то разубеждать всадников не стали.
        Глава двадцать четвёртая. Местная пресса и её представители
        Военные советники обошли лагерь, посетили несколько практик. Единственное, что не удалось им осмотреть: драконарни. Большой Змей заявил, что драконы не переносят чужаков, и пропускать проверяющих к своим питомцам не стал.
        Советник фейри попробовал покачать права, на что инструктор замкнул магический контур у него перед носом и ушёл к драконюшням с упрямо-невозмутимым видом.
        - Какой грубиян, - высказал своё мнение эльфийский советник. - Господин легат, неужели вы не можете как-то повлиять или заставить? Нет, меня не интересуют драконы, но дело принципа.
        - Не могу, к сожалению, - ответил легат, во взгляде которого этого самого сожаления не было ни грамма. - Большой Змей подданный мира Драконат. Кроме того, он принадлежит к правящему роду, и по меркам нашего мира почти принц.
        - И что этот драконий принц здесь забыл? Тем более в качестве инструктора? - спросил фейри.
        Разговор происходил уже по пути от драконарен к арене. Советники выразили желание посмотреть тренировки легионеров с оружием. Легат пожал плечами и ответил:
        - Не могу сказать точно, но именно правящей семье принадлежит право на разведение боевых драконов.
        Фейри переглянулся с эльфийским советником. Они прошли вперёд, обсуждая драконьего выскочку и, пожалуй, впервые сходясь во мнении. Советник от людей подмигнул легату, мол, не обращай внимания на этих снобов.
        Занятия второго ритона проверяющие не посетили. Легату не понравился презрительный взгляд эльфийского советника на короткие волосы Петровича. И, пребывая в уверенности, что выходец с Земли вряд ли смолчит, если ему сделают замечание, решил не рисковать.
        Незадолго перед ужином легат пригласил в штаб всех комритов. Проверяющие выразили желание поделиться впечатлением от увиденного. Сделав несколько замечаний по организации занятий и практики и похвалив за строевые песни, советники отпустили командиров. Сами же остались в штабе, ожидая время до открытия портала в столицу.
        Второй ритон проходил мимо штаба к учебным домикам примерно в это время. Около штаба Военный советник фейри беседовал с комритом Намирей. Лицо советника прямо-таки светилось - он явно стремился произвести впечатление. Намирей слушала собеседника с непроницаемым видом. Но во взгляде, кинутом на проходящих мимо всадников, отразилась такая тоска, что Петрович решил вмешаться.
        - Серый пошли со мной, - шепнул он другу и кивнул остальным, чтобы не ждали. После чего подошёл к стоящей у штаба паре и произнёс: - Господин Военный Советник, разрешите обратиться к комриту Намирей.
        - Разрешаю, - недовольно морщась, произнёс фейри.
        - Комрит Намирей! Большой Змей просил вас подойти срочно к драконарне для обсуждения тренировочных вылетов.
        - Извините, господин советник, вынуждена вас оставить, дела службы, - отчеканила комрит Намирей, лихо козырнула и в сопровождении Петровича и Серого быстро зашагала по мощёной дорожке в сторону драконарни. Уже на подходе туда, она спросила: - На самом деле меня никто не звал?
        - Нам показалось, что советник слишком навязчив и вам это неприятно, - ответил Петрович.
        - Не показалось. Спасибо, - ответила комрит Намирей и добавила: - Раз уж я здесь, пойду договариваться с Большим Змеем о тренировочных вылетах.
        Благодарно улыбнувшись своим спасителям, Намирей направилась к инструктору, вышедшему навстречу.
        Свой ритон Петрович и Серый нашли в комнате отдыха. Всадники читали свежие выпуски столичных газет. Оказалось, там опубликовали заметку о дяде Тимса Корина. Гордый маг подбежал к вошедшим и, сунув в руки газету с названием «Имперский вестник», показал на снимок перед статьёй. Высокий широкоплечий мужчина на снимке обнимал небольшого дракона, похожего на личного дракона Большого Змея.
        - Вот, читайте: выдающийся учёный и известный путешественник профессор Корин вернулся из мира Драконат. Ну и дальше… - произнёс Тимс.
        - Крутой у тебя дядя, Тимоха, - сказал Петрович, пробежав глазами статью.
        Маг просиял, словно похвалили его самого.
        - Он у меня такой, где только не побывал! - произнёс он.
        - Тимс, а почему нигде про наш легион не написано? - спросил Дейс, пересмотревший уже внушительную кипу газет.
        - А я разве не говорил? - удивился Тимс. - Там наверху решили пока широкой огласке создание Иномирного легиона не предавать. Про нашествие нечисти тоже пока молчат. Это чтобы паники не было. Слухи, конечно, ходят. Я удивляюсь, почему ещё ни один репортёр в приграничье не появился?
        - Не пронюхали ещё, - сказал Серый.
        - Да и смысл, если всё равно статью пока не пропустят, - кивнул Петрович, с интересом знакомясь с местной прессой. - Вот слушайте: Гномий банк Тум и сыновья в честь юбилея выдаёт кредиты по сниженной ставке. Или вот: Младший брат императрицы замечен в компании артистки цирка. Не этим ли объясняется фестиваль цирковых трупп, инициатором которого он и является? О, ещё реклама, заказывайте черепицу только в Радостном доме. Радостный дом. Нашу крышу не сдвинет никакой ураган.
        - Прям, как в родном мире побывал, - произнёс Серый.
        - Слушай, а зачем вы к этому советнику подходили? - спросил Перт.
        - Он к нашей Стальной бабочке клеился, вот Петрович и отозвал её под предлогом визита на драконарню, - доложил Серый.
        Петрович кивнул и добавил:
        - Видно же было, Намирей неприятно, а никуда не денешься, стой и слушай. Этот овощ ушастый старший по званию.
        Все невольно посмотрели на уши Петровича, раза в два превышающие в длине уши советника, но ничего не сказали. То, что у постороннего фейри они посчитали за недостаток, у собственного эльфа выглядело вполне себе достоинством.
        До самого ужина просматривали газеты и журналы, тут и такое имелось, обмениваясь между собой впечатлениями. Тимс выступал в качестве консультанта. Он вновь забыл о собрании магов координаторов. Те, уже привыкнув к его постоянному отсутствию, даже разыскивать Тимса не стали. Хотя его-то найти было легче лёгкого. Маг координатор второго ритона неотлучно с этим ритоном находился.
        Оставшиеся два дня до увольнительной, как дракон языком слизнул. Настолько они оказались наполнены занятиями, практиками, тренировками. У воинов ни минутки свободной не оставалось.
        Утром в воскресенье весь отряд отправился в Фортес, а второй ритон - в Бережки. Со строевыми песнями маршировали теперь все. На крыльце трактира возвышались несколько вместительных корзин, а рядом стояли, глядя на приближающихся всадников Тай, Ижен, тётушка Нея и незнакомая девушка: невысокая пышка с огненно-рыжими волосами, заплетёнными в две толстых косы.
        Ижен сорвался с места, добежал до ритона, развернулся и зашагал рядом с Петровичем, рассказывая:
        - Продуктов запасли. Место для пикника осмотрели, веток для костра натаскали. Там здорово, вам понравится. Петрович, ничего, если с нами Ринка пойдёт, она забавная. Два дня назад приехала, у Тай остановилась.
        В этот момент строй дошёл до крыльца. После обмена приветствиями, Тай представила свою постоялицу:
        - Знакомьтесь, это Рина, репортёр одной из газет. Всё время забываю название.
        - Глашатай королевства, - подсказала девушка.
        - Серый, ты, того, накаркал, - сказал Перт.
        - Не я, а Тимс, - поправил Серый, который под шумок подошёл к Тай и обнял за плечи.
        Тимс же, не сводивший с девушки глаз, воскликнул:
        - Впервые вижу репортёра из гномов!
        - И что? - вызывающе спросила Рина, упирая руки в бока. - Я тоже впервые вижу, к примеру, эльфа без косы, но не утверждаю, что такого не бывает.
        Она гордо вздёрнула нос с озорными веснушками, а Тимс на всякий случай сделал пару шагов назад, уж очень воинственно выглядела юная гномка.
        - Ринка, не пыхти, как котелок на костре, - вмешался Ижен. - Тимс, хоть и маг, нормальный парень. К тому же, как и ты из Картахеи.
        - А по манерам и не скажешь, что столичная девушка, - пробухтел Тимс.
        Гномка двинулась к нему со словами:
        - Ещё никто безнаказанно не обижал Рину Тум.
        Ижен преградил ей дорогу, а Дейс воскликнул:
        - Совсем как в рекламе: банк Тум и сыновья. Ты, что из семьи банкиров? Почему тогда репортёр?
        Рина обернулась к Дейсу и ответила:
        - Сам же сказал: и сыновья. А я, как видишь, не сын. Ничего, я им всем докажу, что профессия репортёра не хуже профессии банкира!
        После этих слов девушка погрозила кулаком кому-то находящемуся далеко в столице.
        - Ну, что, Петрович, берём Ринку с собой на пикник? - спросил Ижен.
        - Берём, как не взять такую боевую девушку, - ответил Петрович и улыбнулся Рине. Та зависла от этой улыбки, не отрывая взгляда от красивого лица эльфа.
        Очнулась от тычка в бок от того же Ижена.
        - На Петровича не западай, - предупредил мальчишка новую подругу. - Он женатый и древний.
        - Ижен, ну что ещё за древний? - укоризненно протянула тётушка Нея. - Извинись.
        - Да правильно он говорит, - защитил Ижена Петрович. - Что стоим? Кого ждём? На пикник шагом марш!
        Всадники подхватили корзины со снедью и выстроились у крыльца по двое. Ижен с Тай встали во главе и повели всех по дороге, шедшей вдоль Бережков к подготовленному для пикника месту.
        - Эх, путь дорожка, боевая,
        Не страшна нам невзгода любая.
        А помирать нам рановато,
        Есть у нас ещё дома дела, - пели всадники.
        Старательно маршировали пристроившиеся в хвост колонны ребятишки. Вдалеке, на полянке пастухи отгоняли от овец трёхрогую корову.
        Глава двадцать пятая. Пикник на берегу
        Место для пикника Тай нашла замечательное: пологий берег реки, окруженный с трёх сторон лесом, напоминал полуостров. Создавалось ощущение оторванности от остального мира. Кусочек дикой природы, чью безмятежность нарушали суета и весёлые голоса гоблинов, людей, тролля, эльфа и представительницы расы гномов.
        Рина Тум, репортёр «Глашатая королевства», даром времени не теряла. Непостижимым образом вычислив в Петровиче главного, она забросала его вопросами. Первыми были:
        - Поговаривают, вас пригласили из других миров, чтобы спасти наш от опасности? Нашествия нечисти, например? Это правда?
        - Можно и так сказать, - ответил Петрович, многозначительно глянув на остальных. Хоть с них и не брали клятвы о неразглашении, рассказывать об истинном положении вещей, он пока не спешил.
        Девушка репортёр Петровичу была симпатична, но не настолько, чтобы безоговорочно ей доверять.
        Далее последовали вопросы о родине легионеров, о первом впечатлении от этого мира, о том, как все они выглядели до перемещения сюда. Постепенно в беседу оказались вовлечены почти все, отвечая на вопросы и одновременно устраивая места для пирушки, выкладывая на расстеленную на земле плотную ткань продукты и напитки из корзин.
        Над тремя кострами разместили вертела с замаринованным накануне мясом, Тай постаралась. Серый и близнецы под руководством Тимса Корина подожгли хворост при помощи магии. Получилось даже эффектно, раздались одобрительные возгласы и хлопки в ладоши от Ижена и Рины.
        Гномка всё же не удержалась от колкости, видимо вспомнив слова о столичной девушке, она сказала Тимсу:
        - Надо же, ты и в самом деле маг, а по виду не скажешь.
        - Тимс Корин наш маг координатор, - заступаясь, произнёс Серый. Хотя сам он частенько над бывшим ловчим подтрунивал.
        Услышав фамилию мага, Рина на миг замерла, затем уточнила:
        - Профессор Корин твой родственник?
        - Дядя, - нехотя признался Тимс.
        С Риной произошли разительные перемены. Она откинула косы назад, приосанилась и призывно улыбнулась Тимсу, приоткрывая белоснежные зубы. Маг на всякий случай сделал пару шагов назад. Петрович, шлёпнув себя по бедру, воскликнул:
        - Готов поспорить, девчонка намерена получить интервью дяди, заручившись поддержкой племянника.
        - Откуда знаешь? - спросила Рина, разворачиваясь к Петровичу.
        - Репортёры, похоже, во всех мирах одинаковые, - ответил он.
        - Ну вот, - с огорчённым вздохом сказала Рина. - Такой хороший план угробил. Я бы очаровала мага, а он бы познакомил меня с дядей.
        - Я и так познакомлю. Только очаровывать меня не надо, - попросил Тимс.
        - И бить тоже, - добавил Дейс. - Это исключительно наша привилегия.
        Все рассмеялись, а Ижен, почесав макушку, сказал:
        - Так мага не за что бить.
        - Это пока, - нарочито зловеще протянул Дейс, затем добавил: - О, скоро мясо приготовится, чуете, какой запах?
        Остальные тоже уже почувствовали аромат жареного мяса с дымком, как сказал Петрович: шашлыка. Около костров под руководством Тай ловко поворачивали вертела над огнём Серый, Теренс и близнецы. Рамир и Самир занимались этим по очереди, принять участие в готовке хотелось каждому, вот и нашли компромисс.
        Петрович вновь обратил внимание на то, что толстячок гоблин вне лагеря проявляет чудеса ловкости. Теренс до сих пор ничего не уронил, никому не наступил на ногу, и даже легко управлялся с готовкой.
        - Интересно девки пляшут, - пробормотал Петрович, наблюдая, как ловко Теренс сгружает куски готового мяса с вертела на подставленное Ирваном деревянное блюдо.
        - Что за девки? - спросила Рина. То ли у гномов замечательный слух, то ли сработал репортёрский навык, но она даже в таком гомоне умудрилась бормотание расслышать.
        - Наша земная поговорка, - ответил Петрович, не вдаваясь в объяснения.
        - Значит, иномирный фольклор, - пробормотала уже Рина, быстро строча что-то в небольшом блокноте.
        - К столу! - пригласила всех Тай, указывая на уставленную едой ткань и плетёные подстилки, наподобие циновок вокруг.
        Серый сел рядом с Тай, Петрович между тётушкой Неей и Иженом, Рина рядом с попытавшимся улизнуть Тимсом. Но, как выразилась гномка: «От Рины Тум ещё никто не сбегал». И окружающие, наблюдая, как ловко она ухватила за руку мага, в это поверили.
        Остальные расселись, как придётся. Близнецы принялись разливать пиво. Ижену и Рине Тай налила в кружки сок. Рина попыталась потихоньку поменять свой сок на пиво соседа, но тётушка Нея пригрозила ей пальцем. На вопросительные взгляды всадников Тай и провидица только улыбнулись, а вот Ижен сдал новую подружку с потрохами:
        - Ринке нельзя выпивать. Она даже с пива такое творит! Вчера собиралась штурмовать ворота вашего лагеря. Ваш легат отказался её пропускать, даже просто разговаривать не стал. Вот она вооружилась лопатой и рванула с ним разбираться. Еле догнали.
        Героиня рассказа сидела, потупив глазки, усиленно изображая скромный вид.
        - Хорошо, что ты в актрисы не пошла, - заявил Тимс.
        Это было довольно неосмотрительно с его стороны, что маг и понял, получив чувствительный тычок в бок.
        Вскоре все дружно отдавали должное вкусным блюдам, так же дружно чокаясь деревянными кружками. За пару часов до окончания пикника Тай и Серый потихоньку ушли. Вернее, они считали, что потихоньку, все просто сделали вид, что ничего не заметили. В том числе непосредственный Ижен. Мальчишка даже способствовал этому побегу, взяв скрипку и принимаясь играть, тем самым отвлекая внимание на себя.
        Сидели хорошо, можно сказать, душевно, пока Петрович не вспомнил, что комрит Тарон просил вернуться из увольнительной пораньше. Все засуетились, быстро сгребая в корзины посуду, складывая ткань и подстилки, собирая котелки и остальное, наводя порядок на берегу. За суетой не заметили, как Рина Тум приложилась к бочонку с оставшимся там пивом.
        Всю обратную дорогу гномка выпытывала у Тимса Корина что и где расположено в лагере, особенно её интересовали драконарни. Тоже подвыпивший Тимс охотно рассказывал, не видя в расспросах ничего странного.
        Дойдя до «Приюта путника», всадники оставили там корзины и извлекли Серого, даже не пытавшегося скрыть счастливую улыбку. Затем попрощались с Тай, тётушкой Неей, Иженом и Риной и с маршем и песнями отправились в лагерь.
        Комрит Тарон уже поджидал свой ритон. С места в карьер он погнал своих подопечных на полигон, сдавать нормативы.
        - Комрит, мы ведь того, навеселе, - сообщил Петрович.
        - То, что нужно, - последовал неожиданный ответ.
        После чего выяснилось: комрит решил проверить боеспособность своих воинов в любом состоянии. Мало ли, когда подадут сигнал тревоги. Он результатом остался доволен, в отличие от всадников, с трудом сдерживающих кряхтенье, оханье и ругань. Вполне неплохо получилось пройти дистанцию у Тимса, хотя, как маг координатор, он полигон мог не посещать, и уж тем более в испытаниях не участвовать.
        Отпустив всадников отдыхать, комрит Тарон направился в штаб, докладывать легату о проведённой проверке. По пути он заметил, как гонят на полигон свои ритоны коллеги и довольно улыбнулся. Как говорит пословица: ранней пташке - первое зерно.
        Одновременно с Тароном в кабинет легата вбежал дневальный.
        - Господин легат! - воскликнул он, козырнув. - Разрешите доложить. Наблюдательные кристаллы на ограждении напротив драконарни не работают. Высылать туда охрану?
        Ответить легат не успел, запиликал его амулет связи. Выслушав сообщение, командующий отключился и ответил:
        - Пока охрану не высылать. Возвращайтесь на пост. - Подождав, пока дневальный выйдет, легат обратился к комриту всадников: - Большой Змей обещает интересное зрелище. Пройдём к драконарне.
        Большой Змей встретил их на крыше драконюшни, призывно махая рукой и открывая в магическом ограждении проход. Заинтригованные легат и комрит быстро взобрались на крышу по приставленной лестнице. Инструктор не обманул. Причём зрелище открывалось занимательное и со стороны загона для драконов и с той стороны магического заграждения.
        На внешней стороне рыжеволосая девушка ловко рыла подкоп короткой лопатой, предусмотрительно накинув кухонные полотенца на амулеты наблюдения.
        Из загона, ровно напротив рыл землю передними лапами любопытный Смелый, услышавший шум и решивший посмотреть, что творится. Остальные драконы наблюдали за собратом на некотором отдалении.
        - Видел я эту девчонку, - сказал легат. - Репортёр какой-то газеты, она говорила, не запомнил. Рвалась в лагерь, но я её завернул. Смотри-ка, настырная. Как ты её засёк?
        Вопрос был адресован Большому Змею. Тот, без слов, показал на амулет наблюдения на крыше драконюшни. У крылатых драконов имелся аналогичный. Инструктор драконов очень ценил, потому и подстраховался.
        Наблюдатели и двуногие, и четырёхлапые замерли в ожидании, близился момент встречи копателей. Наконец, оставшаяся тонкая преграда осыпалась. Девушка увидела драконью морду, а дракон - испачканное в земле лицо и растрёпанные рыжие волосы. Отреагировали они одновременно и одинаково: тонко завизжали и принялись лихорадочно закапывать то, что откопали. Смелый даже развернулся, засыпая ход задними лапами, решив, что так будет быстрее.
        То, что рылось чуть ли не час оказалось закопано за пять минут. На крыше комрит Тарон согнулся напополам от приступа хохота. Легат смеялся так, что выступили слёзы, лишь Большой Змей просто широко улыбался. Хотя с его эмоциональностью подобную улыбку вполне можно было приравнять к хохоту.
        Отсмеявшись, легат попросил:
        - Тарон, проводи девчонку до дома. Она, кажется, в Бережках остановилась. Нечего одной по лесу шастать.
        - Я тоже провожу, - неожиданно отозвался инструктор. - Внушу мысль, что к моим драконам соваться нечего.
        Они спустились вниз. Большой Змей велел взбудораженным происшествием драконам идти в стойла и кивнул Тарону в сторону запасных ворот, тех самых через которые они выходили из лагеря, направляясь к пограничникам.
        Легат, посмотрев им вслед, с сомнением покачал головой. Нет, возможно, в драконарни настырная девчонка больше не полезет, но ведь и в остальном лагере достаточно мест, интересных для репортёра. Командующий готов был побиться об заклад, что проныра из газеты, название которой легат так и не вспомнил, уже свела знакомство с кем-нибудь из всадников второго ритона. Ведь те выбрали для увольнительных именно Бережки. Мелькнула мысль: «Может, проще устроить для девчонки-репортёра экскурсию по лагерю?» Ответив сам себе на этот вопрос: «Не проще», легат эту мысль отогнал.
        Глава двадцать шестая. Не учебная тревога
        Вернулись комрит Тарон и Большой Змей перед ужином, который по традиции в выходной начинался на час позже. Легат, попросивший охрану сообщить, когда провожатые появятся в поле зрения, встретил их у ворот.
        - Довели репортёра Рину Тум до Приюта путника в целости и сохранности! - доложил Тарон. Губы его подрагивали от сдерживаемой улыбки.
        Большой Змей же, имевший вид грозовой тучи, произнёс:
        - Репортёры - зло, - и направился к своим питомцам.
        - Это она ещё не знает, что в своём мире ты принц, - тихо сказал легат, скорее, для себя.
        Однако обладающий потрясающим слухом Большой Змей услышал. Остановился. Повернулся и с чувством сказал:
        - Убью любого, кто ей об этом расскажет.
        Комрит Тарон вновь сложился от смеха. Только отсмеявшись и приобретя способность говорить, он ответил на вопросительный взгляд легата:
        - Девчонка замучила Змея вопросами о драконах и его мире. Никогда не встречал людей, и тем более гномов, способных говорить с такой скоростью.
        Легат улыбнулся. Где-то в глубине душе он почувствовал гордость за одномирянку, сумевшую вывести на эмоции хладнокровного драконьего принца.
        К ужину воины отряда пришли в себя после незапланированной практики на полигоне. Легионеры с аппетитом ели, перекидывались шуточками между собой и кухонницами и уже традиционно помогали тем убирать со стола.
        Сразу после того, как вышли из столовой, пехотинцы третьего ритона при всех принесли извинения Теренсу и Ирвану. Звучало это, примерно так:
        - Вы это, того, ну, в общем, простите.
        Но все всё поняли. Ирван, молча, склонил голову, извинения принимая. Более сентиментальный Теренс пару раз хлюпнул носом, так расчувствовался.
        В беседке, куда всадники отправились обсудить прошедший выходной, к ним присоединились два пехотинца уже из пятого ритона. У них никак не получалось переделать новую строевую песню, вот и обратились за помощью. Перт справился с рифмой минут за пять, но пехотинцы уходить не спешили, включаясь в беседу. Они даже рассказали пару забавных случаев из своей жизни в лагере.
        От дружного хохота с крыши беседки вспорхнула стайка воробьёв. Нахальные и в этом мире птицы вытеснили с этого места степенных голубей, тоже расхаживающих неподалёку. Птицы всегда появлялись, когда в беседку заходил приманивший их эльф.
        К слову, бандитского вида кот, тоже вызванный эльфийской магией на полигон, взял за привычку забираться на колени Петровича, отвечая на поглаживания басистым мурлыканьем.
        Шеф повар, проходивший мимо беседки, даже остановился, всплеснул руками и проговорил:
        - Мы этого пушистого бандита прикармливаем, лучшие кусочки подкладываем, даже погладить не даётся, а тут смотри-ка.
        - Магия, однако, - ответил Петрович, подмигивая.
        Все вновь засмеялись, и только Серый витал где-то в облаках. Его счастливое и довольное лицо начинало одноритонцев слегка раздражать. Перед отбоем близнецы не выдержали и, вооружившись подушками, кинулись на Серого с воплем:
        - Мочи тролля!
        Миг, и в казарме разразилось настоящее подушечное сражение. Никто не остался в стороне, даже Взводный, которому прилетел в лицо импровизированный снаряд, когда они с комритом вошли. Более опытный воин комрит Тарон от летящей подушки увернулся, успев, однако, её поймать.
        - Если, упаси Боги, порвётся, - произнёс комрит, - каптёр из вас подушки набьёт. В лучшем случае из жалованья вычтет. Мы с Эвансом здесь сегодня ночуем. Завтра с утра объявят учебную тревогу. Но я ничего не говорил.
        После этих слов комрит метким броском закинул подушку на одну из кроватей и направился в свою комнату.
        - Слышали? - спросил остальных Петрович. - Значит, кладём одежду и обувь так, чтобы утром быстро натянуть. Отбиваемся быстро, все посторонние мысли откидываем. - Тут Петрович шутливо толкнул локтем в бок Серого. Заметив, что толстячок гоблин запутался в одеяле, позвал: - Теренс, подойди.
        - Сейчас, - ответил Теренс, освобождаясь при помощи Ирвана и Перта.
        - Ты ведь не хотел записываться в легион? - спросил Петрович.
        - Не хотел, - со вздохом ответил Теренс. - Это для того, чтобы родители мной гордились. Сами они, конечно, ничего не говорят, а вот родственники достали, что у всех дети достигли успеха, один я недотёпа.
        - Думаешь, родители станут любить тебя меньше, если не наживёшь богатства, как, например, двоюродный брат жены троюродного деда? - задал ещё один вопрос Петрович.
        - Н-нет, - ответил Теренс, даже заикаться начавший от неожиданности. Такая мысль ему в голову не приходила.
        - Твои родители будут счастливы, когда ты вернёшься живым и здоровым. Просто вернёшься, и им совсем не важны будут слава, почести, деньги. Или твои отец и мама не такие? - вновь спросил Петрович.
        - Они именно такие, как ты описал! - воскликнул Теренс.
        - Так прогони страх, что у тебя что-то не получится. Тогда ты и в лагере станешь таким же уверенным в себе и ловким, как за его пределами, - уверенно сказал Петрович.
        - Спасибо! - воскликнул Теренс, порывисто обнимая Петровича. После чего, толстячок гоблин поспешил к себе, уронив по пути тумбочку.
        - Не сразу Москва строилась. Далеко не сразу, - протянул Петрович, поднимая тумбочку, и добавил уже более оптимистично: - Но построилась же.
        - Что такое Москва? - в один голос спросили близнецы.
        Ответил Тимс Корин:
        - Это у них столица, типа нашей Картахеи.
        - Вы сегодня угомонитесь? - поинтересовался комрит, выглядывая из комнаты.
        - Уже спим, - заверил Петрович, одним рывком закидывая своё тело на верхний ярус кровати.
        «Совсем как в родном плацкарте на верхней полке», - подумал он, засыпая.
        Сигнал тревоги, прозвучавший утром, хоть и не стал неожиданностью, но заставил быстрее забиться сердца. За считанные минуты всадники второго ритона успели сбегать в умывальню, одеться и, выскочив из казармы, построиться.
        Судя по тому, что остальные воины отряда не сильно отстали, не только комрит Тарон рассказал о предстоящей тревоге.
        - Налево, бегом марш! - скомандовала отряду комрит Намирей, чей ритон стоял первым.
        Легионеры с командирами во главе и магами, строй завершающими быстро достигли плаца и выстроились в уже определённом порядке. В центре около флагштока, на котором развевался флаг Империи, стояли легат и командующий Восточным пограничным гарнизоном. Присутствие пограничника стало неожиданностью для всех. Своего комрита всадники второго ритона видеть не могли, а вот по лицам стоящих напротив - серьёзным, настороженным, с нахмуренными бровями - догадались, случилось что-то, переводящее учебную тревогу в нечто более серьёзное.
        Начальник гарнизона прокашлялся и заговорил:
        - Легионеры! Я вынужден обратиться к вам за помощью, поскольку большая часть нашего гарнизона на учениях в соседнем округе, своими силами не справимся. К нам обратились вожди степняков. Пропали дети: брат одного из вождей и сыновья другого. Судя по всему, мальчишки отправились на нашу территорию посмотреть волшебных зверей. Так называют степняки драконов. К сожалению, пропажу детей обнаружили не сразу, примерно через сутки. Поскольку ни в Фортесе, ни в поселеньях их не видели, дети, скорее всего, заблудились в лесу.
        Всадники второго ритона тут же вспомнили нападение дикого кабана на Ирвана. Да и мало ли других опасностей может поджидать маленьких степняков.
        Пограничник передал слово легату, который отдал чёткие распоряжения. Каждому ритону отводился для поисков свой квадрат. Всадники отправлялись и вылетали на драконах. Большой Змей на этот раз присоединялся к лётчикам.
        - Сегодня мы собирались испытать систему связи ритонов и магов координаторов на учениях. Испытаем в деле. Маги, находясь в лагере, будут, ориентируясь по картам и амулетам руководить поисками. Воины, получайте оружие и выстраивайтесь у задних ворот. Разойдись! - скомандовал легат.
        Комрит Тарон распорядился получить в оружейной облегчённый комплект: меч и ловчую сеть. Себе и Взводному он дополнительно взял копья, сделав себе заметку, что надо срочно учить подопечных применению копья, сидя верхом на драконах. «Нужно ускорить обучение», - решил он.
        Выстраиваясь у ворот, всадники заметили, что пехотинцы тоже захватили лишь мечи. Хоть местные леса и не были завалены буреломом, полное вооружение значительно уменьшит скорость продвижения. Со стороны драконарни раздался шум, хлопанье крыльев - в воздух взлетали лётчики первого ритона. На какое-то мгновение даже легат замер, вглядываясь в парящих в высоте драконов, но быстро переключился на остальных, отдав приказ выдвигаться.
        Сам командующий остался в лагере, хотя, откровенно говоря, он хотел бы принимать непосредственное участие в поисках, а не направлять их из штаба. Больше всего он не любил ожидание и неизвестность.
        После того, как всадники выдвинулись из лагеря в направлении леса, заработал амулет связи. Комрит Тарон активировал какой-то знак, и всадники услышали голос Тимса Корина.
        - На громкую связь поставил, - откомментировал Серый.
        - Приём, приём, как слышите? - спросил маг.
        - Слышим хорошо, - ответил комрит Тарон, крепя амулет на перекрестные ремни от ножен с мечами. Так и руки свободные и от уха подальше, ведь Тимс старательно кричал во весь голос.
        - Напоминаю, наш квадрат пять-тринадцать на северо-восток! - воскликнул Тимс и затих.
        До самого леса всадники ехали, молча, сосредоточенно, даже драконам передалось общее настроение. Когда прошли через перелесок, вопль Тимса заставил вздрогнуть, настолько громким показался в торжественной тишине векового леса.
        - Обнаружено несколько живых объектов. Примерно метров двести от вас, путь на карте отметил.
        - Принято, - кратко ответил комрит Тарон, вглядываясь в карту и поворачивая дракона в нужном направлении. После того, как выехали на просеку, глазам всадников открылась картина, кое-кому живо напомнившая недавние события. На дереве сидели трое лохматых мальчишек, а большой дикий кабан разбегался для очередной атаки. Зверь, как и в прошлый раз, пытался стряхнуть с веток нарушителей границ его владений. Завидев Петровича, кабан недовольно хрюкнул и потрусил прочь.
        Однако почти тут же пулей вылетел обратно и пронёсся мимо всадников в противоположную сторону. Следом на просеку вышел куда более опасный зверь. Огромный, чёрный, шестилапый, с рогом на лбу. Четыре глаза полыхали алым огнём.
        Одновременно из амулета связи раздался голос легата:
        - Прорыв в квадрате пять-тринадцать! Боевая тревога! Всем ритонам следовать в указанном направлении. Тарон, вступайте в бой. И да хранят вас Боги.
        Глава двадцать седьмая. Первая битва
        Шипорог, а именно этот представитель нечисти вышел на просеку, замер, выбирая жертву. Комрит Тарон скомандовал:
        - Близнецы, магическими снарядами огонь! - В шипорога полетели огненные шары, заставив его попятиться. Комрит Тарон отдал следующий приказ: - Петрович, забирай ребятишек и вези в гарнизон. Серый, Дейс - сопровождают.
        Серый поймал карту, брошенную командиром, тот же скомандовал Теренсу, Ирвану и Перту накинуть на шипорога магические сети. Комрит выигрывал время, чтобы Петрович успел увезти детей перед тем, как на просеке развернётся битва.
        Петрович направил Молорика к дереву, на котором сидели маленькие степняки. Умный дракон прислонился боком к стволу, Петрович поманил мальчишек знаком и подставил руки. Одного, покрупнее, он передал Дейсу, двух остальных усадил перед собой. Самый маленький тихонько всхлипывал, утирая слёзы. На то, чтобы успокаивать, времени не было, Петрович лишь потрепал лохматые макушки и развернул Молорика. Уже выезжая с просеки, он успел услышать очередной приказ комрита:
        - Все в сторону, Эванс, за мной!
        И увидеть, как командиры, выставив копья, двигаются навстречу разъяренному хищнику.
        Когда миновали лес и перелесок, Серый выдвинулся вперёд и поехал вдоль деревьев, сверяясь с картой. Петрович и Дейс ехали следом, прижимая к себе притихших мальчишек. Вскоре они свернули, отъезжая от деревьев по широкому полю, через которое вела просёлочная дорога. Телега, запряжённая лошадьми, по ней бы прошла свободно, а вот двум драконам было тесновато.
        Петрович придержал Молорика, пропуская вперёд Дейса. Ему не давала покоя мысль, что он краем глаза заметил в перелеске какое-то движение. Он обернулся, чтобы проверить, показалось или нет.
        Не показалось. Следом за ними бежали три больших демонских волка. Чёрные, блестящие под солнцем шкуры, стремительный бег, жажда крови в огромных в полморды алых глазах.
        - Быстрее! Сзади погоня! - крикнул Петрович, выезжая на поле и догоняя спутников. Те, обернувшись, тоже натянули поводья. Серый тоже крикнул:
        - Впереди холмы, догонят!
        Волки двигались быстрее драконов, расстояние сокращалось. Петрович обернулся назад и со всей злостью выпалил:
        - Пошли вон, твари!
        Выяснилось, что полученная им эльфийская магия действует и на нечисть. Волки остановились, а самый мелкий из трёх даже попятился.
        - Может ещё огоньком их? - азартно спросил Серый.
        Но вступить в бой ему не удалось. Сверху послышался шелест крыльев, и солнце на мгновение спряталось в тень от летящих драконов. Три пошли на снижение, остальные полетели в сторону леса, к месту прорыва.
        Всадники, успевшие въехать на первый холм, остановились, наблюдая за схваткой с его вершины. Юные степняки тоже оживились, забыв о недавно пережитом страхе.
        Схватка завершилась за считанные минуты: Большой Змей своим взглядом парализовал стряхнувших действие магии волков, а комрит Намирей и её заместитель выстрелили из арбалетов, с первого выстрела уложив демонских тварей. Волки растеклись чёрными лужами, быстро впитываясь в землю.
        Драконы взмыли вверх, но перед тем, как отправиться вслед остальным, комрит Нимирей помахала рукой всадникам на холме. В ответ дружно замахали не только Петрович, Серый и Дейс, но и троица искателей приключений. Мальчишки окончательно пришли в себя, уверовав, что с такими защитниками им ничего не грозит.
        До границы добрались без происшествий. Фортес, мимо которого проезжали, стоял с закрытыми воротами, изображая из себя неприступную крепость, какой, собственно, и был в давние времена.
        - Хорошая здесь система оповещения, - оценил Петрович.
        Дейс, ехавший рядом, здесь дорога уже это позволяла, что такое система оповещения не знал, но на всякий случай кивнул, соглашаясь.
        В гарнизоне их уже ждали. Встречать вышли командир, который в прошлый раз приезжал с начальником и два степняка. На этот раз вожди, судя по количеству амулетов и татуировок, наличие драконов учли, оставив лошадей по ту сторону границы.
        Вожди невозмутимо стояли, пока всадники спускались с драконов и ставили на землю мальчишек. Лишь когда троица беглецов подошла, старший вождь с всё тем же невозмутимым лицом отвесил каждому по подзатыльнику и отправил со вторым к лошадям. Затем произнёс слова благодарности, стукнув себя кулаком в грудь.
        - Надеюсь, теперь на нашей стороне таких перебежчиков не будет, - произнёс пограничник и добавил уже для всадников: - Нечисть истреблена, ваш легат приказал вам возвращаться сразу в лагерь.
        Вождь степняков поклонился, заявив:
        - Больше никто не сбежит из детей, сами побоятся.
        После чего прошествовал мимо пограничных столбов. Петрович, в сомнении, покачал головой. Ему, деду четырёх озорников были слишком хорошо знакомы блестящие азартом взгляды, бросаемые в сторону границы искателями приключений, которых сейчас увозили взрослые.
        Степняки с ходу пустили лошадей в карьер, но мальчишки исхитрились обернуться и помахать на прощание руками. Всадники ответили тем же, попрощались с пограничниками и вскочили на драконов. Да, именно вскочили, Большой Змей не зря тратил время на тренировках.
        По пути к лагерю вновь пришлось огибать Фортес. Судя по закрытым воротам, чрезвычайное положение ещё не отменили. Позже, в лагере комрит Тарон объяснил, что ограничения снимаются не с уничтожением нечисти, а после деактивации магами места прорыва. Пояснения комрит давал в учебной комнате. Он даже на доске начертил схемку простейшего деактиватора и защитного контура. Петровичу они показались до боли знакомыми, но он не успел вспомнить, что же ему чертежи напоминают, комрит приступил к анализу состоявшегося боя.
        После возвращения в лагерь легат выстроил отряд и от себя лично и от Императора поблагодарил за службу. Он сообщил, что прорыв оказался единичным, и, вероятно, отношения к предсказанию оракула не имеет. Выяснилось, сразиться с нечистью успели всадники и пехотинцы пятого ритона. Шипорог появился один, а вот стай демонских волков было две. Такой прорыв считался крупным. Отправив ритоны по учебным комнатам, для «разбора полётов», как выразился Петрович, легат направился в штаб. Там он, впервые за весь этот день сел в кресло и расслабленно прикрыл глаза. Тем более, что маги координаторы, работавшие в месте прорыва, заявили о его закрытии.
        - Господин легат, - раздался голос адъютанта, - к вам комрит Намирей с сопровождением.
        - Пусть войдут, - разрешил легат, вставая с кресла.
        В кабинет вошли комрит первого ритона и один из всадников. Легат даже вспомнил его имя: Горт.
        - Господин легат, разрешите доложить, - начала комрит Намирей.
        - Присаживайтесь, потом поговорим, - мягко произнёс легат, подождал, пока пришедшие усядутся, опустился в кресло сам и предложил: - Излагайте.
        - Во время операции воин Горт заметил кое-что странное. Вернее, кое-кого, - произнесла комрит Намирей и подтолкнула локтем немного растерявшегося всадника. Горт, наверное, за всю свою жизнь, впервые чувствовал неуверенность, несвойственную его статусу заводилы и лидера.
        - Когда мы пролетали над перелеском в нужном квадрате, я заметил прячущегося за деревьями типа в маскировочном плаще. Скорее всего, человека. У гоблинов и троллей фигуры мощнее. У нас был приказ уничтожать нечисть, поэтому я не доложил сразу. Подумал, может, охотник. А дальше мы увидели демонских волков, и я забыл. Это важно?
        - Важно, - кратко ответил комрит. Он хорошо помнил, что карта поисковик показала лишь три живых объекта - детей степняков. Следовательно, «охотник» имел маскирующий амулет.
        Командующий поднялся и предложил пройти комрита Намирей и Горта в комнату связи. Там он соединился с военным советником и службой безопасности королевства. Легат, как и некоторые советники, подозревал, что неспроста прорывы, предсказанные оракулом, захватят все шесть королевств Империи. Кто-то за этим стоит.
        Советник и Глава безопасности отнеслись к сообщению очень серьёзно. Горта расспрашивали у экрана связи так подробно, что бедолага гоблин покрылся холодным потом, думая про себя: «Это они с союзниками так разговаривают, как же они обращаются с врагами?»
        Отпустив Намирей и Горта, легат связался с пограничным гарнизоном и стражами порядка Фортеса и крупных поселений, описав приметы лже-охотника.
        Когда вышли из штабного домика, комрит Намирей хлопнула Горта по плечу со словами:
        - Молодец, хорошо держался.
        Горт расплылся в довольной улыбке. После короткого боя с нечистью он сам и весь первый ритон стали ещё больше уважать Стальную бабочку. Прозвище, придуманное Серым, пошло в народ. На крыльце учебки их поджидал Кирас. Улыбка Горта плавно перетекла в ухмылку. На Муху его хорошее отношение не распространялось, хотя смелость и меткость замкомрита гоблин оценил.
        Остаток дня отряд провёл в тренировках. Не только Тарон решил интенсивнее готовить своих подопечных. После отбоя получившие боевое крещение воины заснули, как только их головы коснулись подушки. Лишь Петрович крутился с одного бока на другой. Ему не давали покоя увиденные чертежи.
        - Электрические схемы! - тихо воскликнул Петрович, хлопая себя по лбу. Затем огляделся, не разбудил ли кого. Но сослуживцы крепко спали. Не в силах ждать до утра, Петрович позвал: - Тимоха. Тимс. Ты спишь?
        - Сплю, - раздался сонный голос с соседнего верхнего яруса.
        - У тебя есть схемы и чертежи магической защиты? - спросил Петрович.
        - Есть, - ответил Тимс и, перевернувшись на другой бок, пробормотал: - Петрович, будь человеком, дай поспать.
        После чего вновь засопел.
        - Так я, вроде, эльф, - пробормотал Петрович. - Ладно, спи, завтра разберёмся.
        Он попытался ещё раз вспомнить чертежи на доске, и незаметно для себя уснул. Мозг Петровича решил: завтра, значит, завтра.
        Глава двадцать восьмая. Тяжело в ученье
        Тимс Корин утром и не вспомнил о странной просьбе эльфийского товарища. Однако тут же, по первой просьбе, выдал все схемы и даже учебник по магической защите. Тимс не спросил, зачем. Если Петрович сказал: надо, значит, надо.
        - Я изучу, верну, - пообещал Петрович.
        - Не нужно, у меня есть запасной комплект, - беззаботно отмахнулся Тимс, широко зевнул и добавил: - Постоянно что-нибудь теряю, вот и приходится несколько экземпляров иметь.
        - Ксерокопии рулят и в этом мире, - подтолкнул шутливо мага Серый.
        Глаза Тимса подёрнулись мечтательной дымкой при воспоминании о технических возможностях Земли. Он протянул:
        - У нас копирующие амулеты только в стадии разработки. А как бы классно было, наделал копий, и теряй, сколько хочешь.
        - Так, нашего мага координатора с секретными донесениями не посылать, - пробормотал Петрович, уткнувшийся в учебник.
        К своему удовольствию он обнаружил много общего с электрическими схемами родного мира. Обозначения и единицы измерения были другими, но ему не составило труда провести аналогию.
        Полистать учебник Петровичу удалось лишь до завтрака. Сразу после всадники отправились на драконарню, а уже оттуда на полигон - учиться поражать мишени копьями.
        Большой Змей отправился муштровать лётчиков, пообещав присоединиться ко второму ритону на следующий день.
        - Разработайте маршрут, пора драконам осваивать окрестности. Выезжаем перед обедом. Позаботьтесь о провизии, - сказал инструктор комриту Тарону и Взводному перед тем, как уйти.
        - Знаю я один хороший маршрут, и еду с собой тащить не понадобится, - задумчиво протянул Тарон и, подмигнув Взводному, добавил: - Заодно посмотрим, где наши доблестные воины каждую увольнительную пропадают.
        Всадники, стоявшие рядом одобрительно зашумели, а Серый расцвёл, боясь поверить своему счастью.
        - Через Бережки поедем? - уточнил Тимс Корин.
        - Ты с нами собрался? - удивлённо спросил комрит Тарон.
        - У тебя же дракона нет? - тоже удивился Теренс.
        - А меня Петрович сзади посадит. Его Молорик самый выносливый, - спокойно, как уже о чём-то решённом сообщил Тимс.
        - Да не вопрос, - отозвался Петрович, а его дракон с превосходством посмотрел на сородичей. На этот раз драконы оспаривать его авторитет не стали. Да и раньше пытался лишь Смелый, по молодости и глупости. Но его хвост ещё хорошо помнил укус лидера.
        - По драконам! - скомандовал комрит. - Копья готовь!
        Он первым направил дракона к мишени и ударил копьём прямо в центр.
        Всадники тоже устремились к мишеням, поражая их с разным успехом. Тимс Корин, взобравшись на один из столбов полигона, делал пометки, кто и с каким результатом «отстрелялся». Это поручение дал ему комрит Тарон. Как подозревали остальные, чтобы их маг координатор, с его везением, не оказался затоптан драконами и не попал под копьё.
        После трёх попыток, комрит взял записи Тимса и, почти в них не глядя, подробно разобрал ошибки каждого и пояснил, как их избежать. Для закрепления навыка, комрит дал ещё по три попытки и остался доволен.
        Отведя питомцев на драконарню, по дороге подкармливая их ставшим легальным лакомством, всадники отправились на арену. Там, сменив пехотинцев, они приступили к тренировочным боям на коротких мечах. Но и этого комриту Тарону показалось мало. Дав своим подопечным небольшой перерыв после обеда, он устроил экзамен по топографии, используя карты нескольких видов.
        Задумок и планов комрита хватило и на остаток дня. К отбою всадники устали настолько, что даже в любимой беседке не посидели. Птицы и кот в недоумении покрутились вокруг пустой беседки и отправились по своим кошачье-птичьим делам.
        Только Петрович и Тимс нашли в себе силы перед отбоем обсудить несколько магических схем. Правда, глаза у мага периодически закрывались. Тимс, как студенты всех миров, умел спать в любом положении.
        На следующий день второй ритон выехал из лагеря. Впереди ехал Взводный на Смелом. Тимс, как и было обещано, сидел за спиной Петровича. Завершали процессию комрит Тарон и Большой Змей.
        - И куда это мы едем? - с подозрением спросил последний.
        - К реке Чарне, с заездом в Бережки, где и пообедаем, - пояснил комрит.
        Он с удовольствием понаблюдал за сменой эмоций на обычно хладнокровном лице инструктора. Комрит готов был поклясться, что первым порывом Большого Змея был: остаться в лагере, но желание оставаться верным своему слову перевесило. Змей обещал сопровождать всадников в пешем походе, Змей сопровождает.
        Хозяйка «Приюта путника» вместе с помощником выскочила встречать неожиданных гостей. Переглядываясь с Серым, она предложила оставить драконов на лугу, огороженном изгородью. Здесь обычно оставляли путники своих лошадей.
        Большой Змей придирчиво осмотрел загон и кивнул, решив, что условия приемлемы. Всадники спешились, но отправить питомцев в загон не успели, заметив, как со стороны Бережков мимо полянки с пасущейся там трёхрогой коровой к ним спешат Ижен с бабушкой и Рина Тум. Последняя обошла полянку по широкой дуге.
        Когда подошли, Ижен принялся ходить вокруг драконов, восхищённо их разглядывая. Даже тётушка Нея проявила любопытство, расспрашивая Петровича о диковинных животных. Рина Тум, как это ни странно, безошибочно вычислила дракона, с которым столкнулась нос к носу. Она направилась к Смелому и возмущённо заявила:
        - Ты! Меня! Напугал! - каждое слово сопровождалось подпрыгиванием, иначе маленькая гномка не доставала, и мотанием пальца перед драконьей мордой. Смелый попятился, Рина, довольная такой реакцией, добавила: - Больше так не делай.
        Тут взгляд Рины упал на Большого Змея. В её глазах зажглись огоньки азарта, а в глазах инструктора мелькнула паника. Однако пятиться, подобно Смелому, он не стал. Возможно, зря. Шустрая гномка мигом оказалась рядом и крепко ухватила под руку объект для будущих расспросов.
        Тимс Корин вздохнул с облегчением. Тоже поторопился. Ведя Большого Змея в сторону трактира, Рина умудрилась сцапать мага за рукав и притянуть к себе, подтверждая своё высказывание, что от неё никто ещё не убегал. На крыльцо они взошли втроём: два высоких мужчины и маленькая девушка посредине. У остальных это зрелище вызвало улыбки, комрит Тарон и не пытался удержать смешок.
        Комрит не знал, что опознан Риной. Не зря она недавно готовила большую статью для «Глашатая королевства» о героях, получивших высшую награду Империи. Комрит Тарон был намечен третьей целью, к интервью с ним Рина намеревалась приступить после того, как вытрясет из молчаливого инструктора сведения о мире Драконат, и заручится гарантиями от Тимса на встречу с его дядей.
        Вскоре всадники, Ижен, тётушка Нея и Рина сидели за щедро накрытыми столами. Комрит Тарон перед отбытием из лагеря вытряс из каптёра деньги на оплату еды. Вот только пришлось обойтись без пива - на этот раз не только Ижен и Рина пили сок.
        Ижен решил поиграть для друзей и направился к подоконнику, на котором лежала на специальной подставке скрипка. Глянув в окно, он позвал:
        - Петрович, смотри.
        Петрович, оторвавшись от учебника по магическим схемам, подошёл к Ижену и, смотря в окно, спросил:
        - Большой Змей, а как драконы относятся к коровам?
        - Они не трогают домашний скот, - сказал инструктор, вставая с места.
        Сообразив, что на улице творится что-то необычное, все присутствующие в трактире прильнули к окнам.
        А происходило следующее. Трёхрогая корова Пятнашка со своей лужайки увидела стадо странных зверей, возглавляемое слабым вожаком. За вожака она приняла Смелого, он ведь шёл первым. Слабым же посчитала потому, что он позволил на себя кричать мелкой рыжеволосой двуногой. Саму Пятнашку эта двуногая боялась, животные всегда чувствуют такой страх.
        Как только хозяева драконов скрылись в трактире, Пятнашка приступила к захвату власти. Корова бодро порысила к загону. Она подцепила рогом задвижку, открывая дверцу, прошла в загон, встала рядом со Смелым. Затем, подтолкнув его боком, повернулась к выходу с лужка и издала командное:
        - Му.
        Затем сделала пару шагов, повернула голову и ещё раз промычала. Смелый и ещё пара драконов шагнули за коровой. Тут путь им преградил Молорик, сообразивший, что если просто стоять и наблюдать, можно и стада лишиться. Он веско, басом произнёс:
        - Р-ра!
        - Петрович, он тебе подражает, - потрясённо произнёс Серый. Окна зрители приоткрыли, поэтому не только видели сцену на лугу, но и всё слышали.
        - Так бывает, когда между драконом и всадником устанавливается контакт, - снизошёл до объяснения Большой Змей.
        Между тем Пятнашка, оглядев Молорика, уточнила:
        - Му?
        - Р-ра, - подтвердил дракон.
        Трёхрогая корова с независимым видом вышла из загона и отправилась на свою полянку, помахивая хвостом. Ей было не впервой терпеть поражение.
        Молорик рыкнул ещё раз. Салага и Смелый ухватили зубами задвижку, возвращая её на место.
        - Конечно, самому-то ему не по статусу загоны закрывать, - с обидой произнёс Взводный.
        Зрители возвратились к столу. Рина Тум пересела к комриту Тарону, пришло его время отвечать на вопросы. Петрович готов был поклясться, что на лицах Большого Змея и Тимса Корина мелькнуло не облегчение, а, скорее, разочарование. Им обоим не понравилось, что настырная девушка репортёр нашла для себя новый объект.
        Когда всадники направились на выход, Серый вызвался помочь Тай с уборкой посуды. Появился он, когда все уже вскочили на драконов, счастливый с шалым блеском в глазах. Вскоре в дверях трактира появилась и его хозяйка, поправлявшая растрепавшуюся причёску. Она, вместе с Иженом и тётушкой Неей долго махала вслед уходящему в сторону реки ритону.
        - Жаль, что на обратном пути не заглянут, - произнесла со вздохом Тай.
        Рина, сидевшая на крыльце и строчившая что-то в блокноте, отвлеклась от своего занятия и сказала:
        - Жаль, я ещё не всё у комрита спросила. Он про последний прорыв не стал рассказывать. Говорит, военная тайна.
        - Увидитесь ещё, - заявил Ижен. - Им надо местность разведывать, а не в трактире отдыхать. А местные-то все на ярмарке в Фортесе. Когда вернутся, расскажу, что здесь драконы проходили. Мальчишки от зависти лопнут.
        - Только без драк, - предупредила его тётушка Нея.
        - Ба, ну что я, маленький? - возмутился Ижен.
        - Большой, большой, - со смешком сказала Тай.
        А вот Рина произнесла неожиданно серьёзно:
        - Иногда даже те, кто мал, могут стать настоящими героями!
        Ижен приосанился, Тай и тётушка Нея улыбнулись. Они не знали, что слова Рины окажутся пророческими.
        Глава двадцать девятая. Волшебные струны
        В лагерь всадники вернулись незадолго до ужина. Комрит Тарон пребывал в прекрасном настроении, поэтому дал своим подопечным отдохнуть.
        В любимой беседке Петрович и Тимс принялись обсуждать способы магической защиты, накладываемой на крупные населённые пункты. Остальные внимательно слушали. Им было непонятно, но очень интересно.
        - Вот это самый на настоящий момент эффективный способ, - вещал вдохновлённый всеобщим вниманием маг. - Контур Терьени. Магия затрудняет проникновение нечисти, к тому же, при начале прорыва подаётся сигнал на контрольные пункты.
        - Слушай, а ведь эту схему можно модернизировать, - произнёс задумчиво Петрович.
        Комрит Тарон, проходивший мимо, случайно стал свидетелем обсуждения. Он не удержал любопытства и направился в беседку, по дороге чуть не наступив на заглядывающих в проём голубей.
        - Ну-ка, ну-ка, - произнёс он, - покажи, что ты предлагаешь.
        Петрович попросил у Тимса самописец и принялся зарисовывать на чистом листе, сопровождая свои действия комментариями:
        - Вот контур, это часть в этом мире, эта обращена в мир демонов. Если вот здесь и здесь заизолировать, а вот здесь разомкнуть. Получится следующее, когда твари полезут сюда, цепь замкнётся и их хорошенько током, то есть магией… - тут Петрович запнулся, подбирая цензурное выражение, - долбанёт. Раз долбанёт, два, а затем выработается условный рефлекс и в этом месте они больше не полезут. Ведь, по сути, вся нечисть сходна с обычными животными.
        Комрит взял у Петровича листок, изучил внимательно, затем произнёс:
        - А ведь может сработать. Как думаешь, Тимс?
        Тимс Корин, с удивлённо-восторженным видом изучавший схему, воскликнул:
        - Что касается магии, стопроцентно сработает! Нечисть получит хорошие такие удары. И насчёт рефлексов, думаю, тоже. Земляне в этом разбираются. Был у них такой учёный, забыл фамилию.
        - Иван Павлов, - подсказал Петрович, к своему удивлению обнаруживший, что кое-что из школьной программы ещё помнит.
        - Пойдёмте к легату, - велел комрит Тарон. - Думаю, стоит донести идею Петровича до высшего командования. Кстати, Тимс, ты сможешь наложить пробную защиту, на Бережки, например?
        - Может не хватить амулетов, но если взять у каптёра, смогу, - согласно кивнул Тимс и, помявшись, добавил: - Только вы у него сами попросите, мне он ничего не даст больше, сам предупредил.
        - Так нечего было в увольнительной вещмешок и кошель терять, - ответил комрит, который оказался в курсе сложных взаимоотношений их мага координатора с каптёром.
        Все уставились на Тимса, тот смущённо пожал плечами и пояснил:
        - В первой увольнительной, когда в Фортес ходили, я немного выпил.
        - Немного? - с усмешкой уточнил комрит.
        Тим кивнул, а Серый вступился:
        - Да нашему магу и кружки пива хватит. Непереносимость спиртного.
        - Бывает, - сказал Дейс и гоблины сочувствующе закивали, припомнив пикник. Пил тогда Тимс меньше остальных, но вот выглядел наоборот.
        Комрит махнул на них рукой, кивнул Петровичу и Тимсу следовать за ним и направился к штабу с листком в руках. Петрович ссадил с колен разомлевшего кота и поспешил за командиром. Попутно он удержал от падения Тимса. Маг шарахнулся от резко взлетевшего от порога беседки голубя.
        - Глупые птицы! - раздражённо воскликнул Тимс. - Петрович, не мог ты кого получше приманить?
        - Королевского гагра, например, - подсказал с насмешкой Рамир.
        - Да ты что, потом ведь не расплатимся, даже если всем отрядом скинемся, - возразил Самир, шутливо толкая близнеца в бок.
        Легат обнаружился в штабе. Он только закончил с кем-то переговоры по амулету связи. В глазах командующего прыгали смешинки. Он предложил вошедшим садиться, и, видимо, не удержавшись, поделился причиной веселья.
        - Со мной связался начальник Восточного гарнизона. Они замучились отлавливать на границе детвору степняков. Мелочь рвётся посмотреть на волшебных драконов и могучих воинов. Пока наши справляются, но пришлось им сворачивать учения и возвращать в гарнизон всех пограничников.
        - Вот вожди-то рады, - иронично протянул Петрович.
        Мужчины дружно рассмеялись. Комрит Тарон протянул легату чертёж и попросил Петровича пояснить суть своего предложения.
        - Так просто, - удивился легат. - Почему раньше никто не додумался? - и сам себе ответил: - Привыкли на авторитетных мастеров надеяться. Всё только по инструкциям. Значит, я сегодня же передам эту, как ты там назвал, Петрович, модернизацию, в центр. А пока в Военном совете обдумывают, нужно для начала обезопасить Фортес, гарнизон, ну и ваши любимые Бережки. Тимс, завтра с утра ознакомь остальных магов координаторов с новыми схемами. Получите всё необходимое у каптёра. Думаю, в ближайшие дни стоит озаботиться безопасностью. Как-то мне не спокойно.
        Комрит Тарон переглянулся с Петровичем, Тимс же, судя по отсутствующему взгляду, прокручивал в уме, как будет объяснять остальным магам их задачу.
        Когда вышли из беседки, комрит Тарон сказал:
        - Тимс, начните наложение защитных контуров с Бережков, там площадь меньше, быстрее справитесь. Завтра после обеда - подходящее время. Об интуиции нашего легата легенды складывают. Если он говорит: не спокойно, точно, скоро прорыв будет. Надеюсь, успеем.
        Но маги координаторы поставить защиту не успели. За час до обеда в штаб забежал дневальный.
        - Господин легат! Прорывы! - крикнул он и добавил: - Два крупных в районе Фортеса, средний у Бережков.
        Легат нажал на кнопку тревоги, и над лагерем зазвучала сирена.
        - Что-то ещё? - проницательно спросил командующий.
        Дневальный, бледный, как полотно, ответил:
        - Система оповещения сработала не сразу, кто-то задействовал глушилки.
        Легат кивнул, выскакивая из штаба. Он объявил о прорывах собравшимся на плацу легионерам и скомандовал:
        - Второй ритон выдвигается к Бережкам, все остальные к Фортесу.
        Получив оружие и вскочив на драконов, всадники выехали в главные ворота, остальные отправились через второй выход. Большой Змей хотел присоединиться ко второму ритону, но легат, молча, указал на крылатых драконов. Инструктор сверкнул глазами, но послушался.
        Драконы бежали по дороге, ведущей в Бережки быстро, бесшумно. Даже Бублик, дракон толстячка Теренса, растерял всю свою неуклюжесть. Это были настоящие боевые звери, ловкие, опасные, под стать всадникам.
        Ехали всадники, молча, отгоняя мысль, что прорыв произошёл уже какое-то время назад. Уже на подъездах к Бережкам они услышали то, что никак не ожидали услышать: звуки скрипки. Эти звуки резанули по и так натянутым нервам, и всадники пришпорили драконов, заставляя двигаться ещё быстрее.
        Первым в поле зрения попался трактир «Приют путника», с закрытыми окнами и дверями. В центральную бился шипорог. Дерево трещало под мощными ударами, в стороны летели щепки. Казалось, ещё немного и крепкая преграда падёт.
        - Серый, Взводный, Дейс, к трактиру, остальные за мной! - отдал команду комрит Тарон.
        Под несмолкающую музыку ритон выскочил на холм за дорогой. На крыше сарая стоял Ижен и играл на скрипке, рядом сидела Рина. Во дворе маленького скрипача и его бабушки, в их доме, собрались все дети, старики, женщины поселения. За оградой, вооружённые вилами, лопатами, палками, стояли мужчины. Их взяла в круг большая стая демонских волков. Нечисть действительно сдерживали звуки скрипки. Когда Ижен останавливался, чтобы перехватить смычок или перевести дух, волки пытались нападать, но защитники отбивали успешно эти атаки, тем более что перерывы в музыке длились секунды. Здесь же у ограды жалась к ней отара овец. Её защищали пастухи и корова Пятнашка. Пастухи: дед с внуком, отбивали отару от демонских волков хворостиной, Пятнашка ловко орудовала рогами.
        Всадники погнали нечисть прочь, Петрович и близнецы задействовали магию, остальные копья. Их целью было: выгнать нечисть из поселения и там уничтожить.
        Ижен прекратил играть, только когда демонские волки, гонимые всадниками скрылись из виду. Он сел на крыше сарая, скрестив ноги, бездумно глядя на струны своей скрипки. Когда-то белоснежные, они окрасились в красный цвет от стёртых в кровь пальцев. Правда, долго так сидеть Ижену не пришлось, Рина, вглядывающаяся в сторону, где происходило сражение, кинула случайный взгляд на маленького друга и заметила и израненные руки, и отрешённый взгляд.
        - Лекари есть? - спросила она, свесившись с крыши.
        Молодая женщина, здешняя лекарка, споро поднялась по лестнице и занялась Иженом. Вслед за ней поднялась и тётушка Нея, позабыв о возрасте. Она с трудом удержалась от горестного восклицания.
        - Не расстраивайся, ба, - сказал ей пришедший в себя Ижен. - На мне всё, как на собаке заживает.
        - Шутка ли, больше трёх часов играть, - сказала лекарка, накладывая на пальцы и ладони мальчика мази и накладывая повязку. - Так, давай-ка ещё здесь намажем.
        Лекарка осторожно приподняла голову Ижена и принялась втирать мазь в наливающийся на подбородке синяк. Рина Тум, при помощи амулета, уже пятого по счёту запечатлевала картинки. Не обошла она вниманием и скрипку, уже примерно зная, что напишет в статье об ожившей легенде. Убедившись, что здесь всё в порядке, Рина спустилась во двор и вышла на улицу, там она ещё раз, уже с другой точки запечатлела защитников, в том числе и пастухов с трёхрогой коровой. После чего направилась к месту битвы. Далеко уйти не удалось. Старый пастух неуважительно ухватил столичного репортёра за шиворот, наловчился внука вылавливать.
        - А ну-ка, милая, топай к остальным, - грозно сказал он. - Нечего у воинов под ногами путаться.
        Если от пастуха Рина бы вырвалась, то пройти мимо заступившей ей дорогу трёхрогой коровы, она не рискнула. Довольно смелая девушка панически боялась коров, причём, без всякой причины.
        Тем временем всадники, отогнав нечисть за пределы Бережков, окружили стаю и приступили к истреблению демонских волков. В ход пошли не только копья, драконы тоже приняли участие, хватая зубами, отбрасывая хвостом, кидавшихся на них и всадников хищников. Убитые демонские волки превращались в чёрные, похожие на разлитую нефть лужи и впитывались в землю. Когда был уничтожен последний, комрит скомандовал разворачиваться, направляя ритон к трактиру, но навстречу уже ехали отправленные на битву с шипорогом воины.
        - Кранты Бобику, - произнёс Серый.
        Комрит Тарон достал амулет и связался с Тимсом.
        - Зачистка закончена, - произнёс он.
        - В вашем районе нечисти больше не обнаружено. Место прорыва засекли. Выдвигаемся вместе с лекарями к вам, - ответил Тимс.
        Всадники въезжали в Бережки под приветственные крики их жителей. Правда, комрит Тарон призвал разойтись по домам, пока не будет деактивировано место прорыва. Петрович спешился и прошёл во двор к тётушке Нее, там он сгрёб в объятия провидицу, Ижена и попавшуюся под руку Рину.
        Серый направил Салагу в сторону трактира, туда, где на истоптанном шипорогом крыльце его ждала Тай.
        Глава тридцатая. Герои и легенды
        Комрит Тарон решил, что дожидаться магов и лекарей лучше в комфортных условиях, и скомандовал всем направляться к трактиру. Петрович посадил на Молорика Ижена и Рину. Затем заметил взгляд тётушки Неи, полный скрытого сожаления, и устроил в седле и провидицу. После чего дракон, до того прилёгший, осторожно поднялся и так же осторожно двинулся. Умный зверь понимал, его временные пассажиры дороги хозяину.
        Ребятишки Бережков, увидев это, кинулись к остальным всадникам. Их искренние просьбы тронули даже комрита, как-то подзабывшего, что он только что сам разгонял местных жителей по домам. В результате к трактиру подошли, ведомые под уздцы своими хозяевами драконы, на которых восседала счастливая ребятня поселения. Даже пастушонка дед отпустил покататься на драконе.
        Сам старый пастух стоял около полянки у дороги, опираясь о хворостину. Он наблюдал, как трёхрогая корова следит за полученной под командование отарой. После героического поступка Пятнашки у пастуха просто рука не поднялась отогнать её от овец, которых корова так отчаянно защищала.
        На крыльце «Приюта путника» его хозяйка доверчиво прижималась к Серому. Он стоял на пару ступенек ниже, спрятав лицо в распущенных волосах возлюбленной. И не важно, что совсем недавно Тай с тесаками в руках готовилась плечом к плечу с помощником и поварами вступить в бой с нечистью. Сейчас это была слабая беззащитная женщина в объятиях сильного мужчины.
        Никто из подошедших не рискнул помешать, даже ребятня стихла.
        Сбоку раздалось потрескивание. В воздухе появилось зелёное свечение, быстро преобразуясь в портал. Оттуда вышли Тимс Корин, ещё один маг координатор и трое лекарей, возглавляемых замкомритом. Той самой молодой женщиной, что сетовала на «раннюю» женитьбу Петровича.
        - Наши у Фортеса тоже всё зачистили, - сообщил Тимс, размахивая картой. - Хорошо, что стены крепостные крепкие, местные продержались до прибытия помощи. Ну, мы к месту прорыва.
        После этих слов, Тимс собрался, было, направиться к отмеченному на карте участку около реки, но его остановил комрит Тарон.
        - Поедете с сопровождением. Самир, Рамир, проводите магов.
        Комрит не забывал о возможном присутствии где-то рядом диверсантов. Не зря же не сработало вовремя оповещение.
        Близнецы ссадили детвору. Одна из девчушек - да, да, в стремлении прокатиться на драконах девочки не отставали от мальчиков - угостила своего дракона конфетой.
        Смелый тут же сообразил, что кому-то досталось внеочередное лакомство. Он протолкнулся к девчушке и склонил голову на бок, просительно заглядывая в глаза.
        - И в кого ты такой попрошайка? - спросил Взводный, вздыхая. Смелый даже ухом не повёл, ведь и ему протянули на ладони карамельку. Девчушка оказалась запасливой, её конфет хватило на всех драконов.
        Пока драконы получали угощение, их всадников осматривали лекари. Попытки отмахнуться: «Пустяк, царапина», были пресечены замкомритом лекарей. После того, как оказали помощь воинам, лекари спросили, есть ли пострадавшие из местных.
        - Меня уже полечили, - ответил Ижен, покрутив забинтованными руками.
        Они с Риной и тётушкой Неей так и сидели верхом на Молорике. Их, как впрочем, и остальных драконьих пассажиров не торопили. Кроме, разумеется, питомцев близнецов, уже отъезжающих в сторону реки.
        Тай, вспомнив об обязанностях хозяйки трактира, широко распахнула его дверь и пригласила:
        - Заходите, - но, замерев, вгляделась в небо и воскликнула: - Кто-то летит!
        И впрямь быстро растущая точка в небе вскоре превратилась в летящего дракона. После приземления на дороге, с дракона сошёл Большой Змей, внимательно вглядывающийся в стоящую около трактира толпу. Заметив Рину Тум, целую и невредимую, инструктор вновь принял независимый вид и отправился осматривать драконов. Его питомцы не пострадали - их шкура оказалась не по зубам демонским тварям.
        Всадники быстро сняли с драконов ребятишек и направили питомцев на уже обжитый теми лужок. В трактире Тай раздала детям выпечку и отправила в Бережки. Не одних, в сопровождении помощника, чтобы пострелята не свернули вместо дома к загону с драконами.
        Большой Змей зашёл вместе с остальными. Когда он проходил мимо тётушки Неи, та остановила его и попросила:
        - Дай руку, воин.
        Глаза провидицы затянуло серебристой дымкой, голос стал глуховатым. Большой Змей выполнил неожиданную просьбу. Он протянул руку, на запястье сверкнула татуировка в виде чешуи. Тётушка Нея провела пальцами по татуировке и произнесла:
        - Когда будешь делать выбор, помни: трон не стоит жизни. - Затем посмотрела уже прояснившимся взглядом и добавила: - Иногда предсказания приходят сами. Возможно, не ко времени.
        Большой Змей склонил голову и ответил:
        - Это предсказание как нельзя кстати, провидица. Спасибо. Мне позволили вернуться в Драконат, но я останусь здесь. Ты права, я действительно больше воин. Какой воин пропустит битву?
        Пока происходил этот разговор, остальные рассаживались за столы, усиленно делая вид, что их ну нисколечко не интересует прозвучавшее предсказание.
        Тётушка Нея тоже поклонилась Большому Змею и направилась на своё место рядом с Петровичем. По другую руку от него устроился Ижен. Рядом с ним присела Рина, уже доставшая записную книжку с самописцем.
        Сидевшая напротив замкомрит лекарей заметила Петровичу:
        - А ты, эльф, смотрю и здесь семьёй обзавёлся. Приёмная матушка, приёмный сын.
        - Ещё брат, - подсказал Петрович, кивком указывая на Серого, помогавшего Тай разносить тарелки и кружки.
        - И я, в смысле, дочь, - вмешалась Рина, поднимая глаза от своих записей. - От меня родные отреклись, когда я репортёром стала. Удочери, а, Петрович.
        - Ладно, - ответил тот, беспечно пожав плечами: - Где есть один ребёнок, там и второй не помеха.
        После этих слов Петрович оглядел усевшегося рядом с Риной Большого Змея уже новым, оценивающим взглядом. Ведь у него теперь появилась дочь на выданье.
        За шутками, сдобренными крепким пивом, время летело незаметно. В трактире появились маги и близнецы. Их тут же усадили за столы. Тимс несколько раз удивлённо моргнул, заметив Большого Змея, но спросить, что тот здесь делает, не рискнул.
        Вскоре комрит Тарон отдал приказ выдвигаться. Над Бережками, Фортесом, другими поселениями коротко взвыла сирена, оповещая о том, что чрезвычайное положение отменено. Провожали всадников всем поселением, дружно махая руками вслед. Маги и лекарки устроились на драконах за их спинами.
        Как только скрылся из поля зрения последний дракон, Рина Тум попросила помощника Тай отвезти её в Фортес. Там находился большой стационарный портал. Рина собралась в Картахею, в родное издательство. Она бережно прижимала к груди сумку со своими записями и амулеты, которыми удалось много чего запечатлеть.
        Редактор «Глашатая королевства», бегло проглядев предоставленные материалы, вспомнил поговорку: где гном, там и сокровища. Он похвалил себя за то, что рискнул принять эту рыжую пигалицу, оказавшуюся золотой птицей удачи. Прорывы произошли во всех шести королевствах Империи, но именно там, где случились самые масштабные, чудом оказалась начинающая девушка-репортёр.
        Вечером того же дня в «Глашатае королевства» появилась короткая заметка, по сути, анонс будущей статьи. А вот на следующий день вышла и статья на всех разворотах газеты, снабжённая качественными иллюстрациями.
        В одночасье заурядная газета превратилась в самую популярную в Империи. Издательства всех королевств, в том числе и «Вестник Империи», выстроились в очередь за право перепечатать статьи. Рина Тум на одной не остановилась. Она, как и герои её статей получила свою минуту славы. Но почивать на лаврах не собиралась, намереваясь вернуться к своим друзьям.
        По всей Империи, даже в самых глухих её уголках, только и разговоров было о бесстрашных и непобедимых воинах Иномирного Легиона, о невероятных драконах, о подтвердившихся предсказаниях Оракула, о забавной, но отчаянно смелой трёхрогой корове, но наибольшей популярностью пользовались рассказы о маленьком скрипаче. Эти рассказы стремительно становились легендой. Три часа, в течение которых Ижен играл, превратились в трое суток. Одна стая демонских волков - в несметные полчища нечисти. Согласно этой легенде иномирный эльф пожертвовал роскошными волосами, чтобы скрипка и смычок чудесного музыканта получили волшебные струны.
        В плане последнего жители Империи стали с интересом и довольно однозначно поглядывать на эльфов и их статусные косы. До прямых слов не доходило и эльфийские мужчины старательно делали вид, что не понимают намёков.
        Неожиданно для всех пожертвовала своими волосами жена Владыки Великого Леса. Она отстригла роскошную косу, которой хватило на целых три лиры. Её примеру последовали многие эльфийки. Волшебные струны появились на лирах, скрипках, китарах. Музыкантов призвали в армии, приписывая к войскам. Но это случилось немного позже.
        Незадолго до этого Рину Тум пригласили на приём к Императору. Его Величество узнал, что девушка репортёр отбывает обратно к месту событий и принял решение передать герою скрипачу подарок. О чём Император и поведал Рине, принимая её в рабочем кабинете. По его знаку слуги внесли футляр, выточенный из дерева и украшенный искусной резьбой.
        Первый Советник, который тоже читал статью, и даже узнал на иллюстрации маленького скрипача, чья бабушка дала точное предсказание, раскрыл футляр. Внутри на бархатной обивке красовалась редкой красоты скрипка.
        - Работа Мастера Гарьета, - пояснил вельможа.
        Глаза Рины округлились, скрипки работы известнейшего в древности мастера давно стали редкими и баснословно дорогими.
        - Маленький герой заслуживает этот инструмент, - произнёс Император, довольный произведённым впечатлением.
        После того, как успевшая задать по несколько вопросов Первому Советнику и самому Императору Рина Тум удалилась, в кабинет вошёл Глава безопасности Империи. Он незримо наблюдал за встречей.
        - Шустрая девица, - многозначительно произнёс он. - Как думаете, Ваше Величество, может, помочь ей уменьшить прыть?
        - Не стоит, - ответил Император и добавил: - Пока она пишет правильные статьи.
        Безопасник склонил голову, признавая правоту Императора. Пока репортёры пишут правильные статьи, их действительно лучше не трогать.
        Глава тридцать первая. Поймать диверсантов
        Император встал с кресла-трона, Первый Советник и главный безопасник Империи тут же вскочили со своих мест. В кабинет вошёл слуга и, поклонившись, произнёс:
        - Военные советники собрались. Ожидают в портальном зале. Приглашать?
        - Все собрались, даже эльфийский? - уточнил Император.
        - Все, Ваше Величество, - подтвердил слуга.
        Глава безопасности, молча протянул кошель с монетами Первому Советнику. На вечно опаздывающего эльфийского вельможу спорили не только гном с гоблином. Вот только ставки у первых лиц государства были повыше.
        - Зови, - распорядился Император.
        Сам же прошёлся до окна, затем до стены с картой. Его дражайшая супруга уже несколько раз намекала, что Император мало двигается, а это, учитывая его здоровый аппетит, не самым лучшим образом сказывается на его же здоровье. Его Величество, дойдя до карты, решил, что достаточно подвигался и вернулся к креслу-трону. Тут он только заметил уже вошедших и склонившихся в поклоне военных советников, вытянувшихся в струнку безопасника и Первого и махнул рукой, позволяя садиться.
        Первый Советник прошёл к карте и приступил к докладу.
        - Вы все в курсе, что несколько дней назад одновременно во всех шести королевствах произошли прорывы. К сожалению, только у людей и гномов обошлось без жертв среди местного населения. - В этом месте доклада представители упомянутых рас с некоторым превосходством посмотрели на остальных. Первый Советник это заметил и поспешил добавить: - Благодаря счастливым случайностям. У гномов нечисть наткнулась на рудокопов, чьи кирки вполне можно приравнять к оружию. Людей же спасли крепостные стены и игра юного музыканта на волшебной скрипке.
        После этих слов все непроизвольно посмотрели на перекинутую через плечо белоснежную косу эльфийского советника. Тот беспокойно заёрзал на месте и перекинул косу за спину.
        - В Великом Лесу нет погибших в результате прорыва, только раненые, - заявил он, переключая внимание. А то, мало ли, вдруг сам Император попросит пожертвовать волосы на струны. К подобному подвигу эльфийский советник был совсем не готов.
        - Потому что обоз, на который наткнулась нечисть, охранялся, и отнюдь не эльфами, - отозвался на это заявление советник от гоблинов.
        - Вот-вот, - поддакнул тролль.
        - Не стоит меряться пострадавшими, - прервал зарождающуюся свару Первый Советник. - Главная проблема в том, что не сработала своевременно система оповещения. Нет никаких сомнений, что кто-то применил глушилки, несколько таких амулетов найдено неподалёку от мест прорывов. Ещё после первого прорыва, одиночного, легат шестого отряда доложил, что один из воинов видел человека в маскировочном плаще, приняв за охотника. Видели подозрительных личностей и местные жители. Ходят слухи о возродившемся Ордене Отмщения.
        Раздался короткий стук в дверь кабинета, вошёл слуга и быстро проговорил:
        - Прошу прощения, но там Оракул, он не хочет ждать.
        В кабинет, отодвинув не успевшего посторониться слугу посохом, вошёл почтенный старец, отвесил быстрый поклон, произнёс два слова: «Третья ветвь», - развернулся и вышел.
        Военные советники замерли от удивления. Император и его окружение, лучше знакомые с Оракулом и привыкшие к экстравагантным поступкам, переглянулись.
        - Значит, за всем этим стоит мой троюродный братец, - произнёс Император тоном, от которого присутствующих охватил озноб. - Надеюсь, наш главный безопасник обеспечит домашний арест моему братцу и его семейству, полностью исключив общение их с остальным миром.
        - Достаточным ли основанием будут слова Оракула? - уточнил Глава безопасности.
        - Мне не нужны основания, - произнёс Император. - Если великий старец ошибся, на моей памяти случалось и такое, я лично принесу извинения третьей ветви рода Эстарон. После того, как разберёмся с прорывами. Кстати, нужно усилить работу агентов безопасности. Ты докладывал, они давно на местах, но почему-то до сих пор ни один диверсант не пойман.
        - Будет сделано, Ваше Величество, разрешите идти, выполнять ваши приказы.
        - Иди, - кивнул Император и перевёл взгляд на Военных советников, невольно выпрямивших спины. - А сейчас мы послушаем, как подавлялись прорывы воинами Иномирного легиона. Начнёт, пожалуй…
        Все присутствующие подобрались, лишь Первый Советник расслаблено улыбнулся. Ему на память почему-то пришли занятия в школе. Усиливало сходство и то, что и сейчас отвечающие тоже получат оценку…
        По Картахее, как и говорил Первый Советник, действительно распространились слухи о таинственном Ордене и о диверсантах, им засланных. Рина Тум впитывала эти слухи как губка. В оставшееся до отъезда время она встретилась с дядюшкой Тимса Корина. Маг слово сдержал, поговорив с дядей по амулету. Путешественник и репортёр остались довольны состоявшейся беседой.
        Рина похвалила Тимса, сообщив, что он один из лучших среди магов координаторов своего отряда. Дядюшка был приятно удивлён, подумав, что недооценивал племянника, считая того ленивцем. Он с удовольствием ответил на заданные вопросы и дал согласие, чтобы Рина не только опубликовала интервью с ним. Путешественник и учёный позволил Рине ссылаться на его слова при описании миров, откуда призвались легионеры в будущих статьях.
        В целом поездка Рины Тум в столицу удалась, даже превзойдя ожидания. Единственное, что огорчало - родители, хотя наверняка видели её статью и знали, что она в Картахее - даже не попытались встретиться с блудной дочерью. Сама Рина оказалась ещё не готова отпустить обиду и сделать первые шаги к примирению. Хотя оказалось не так-то просто пройти мимо банка с вывеской: «Тум и сыновья». Рина даже шаг замедлила, но быстро пришла в себя и, поправив сумку, набитую амулетами и записными книжками, прижимая к груди драгоценную скрипку, решительно направилась к главному столичному порталу.
        Если столица, несмотря на события, связанные с прорывами, казалась спокойной и расслабленной, Фортес больше, чем обычно напоминал крепость. Хоть в городе и протекала обычная жизнь, в воздухе словно летало лёгкое чувство тревоги. Городские стражи пристально вглядывались в прибывших порталом, как, впрочем и въезжающих через ворота.
        У Рины оживилось репортёрское чутьё. «Останусь на денёк, разведаю обстановку», - решила она и направилась в местный банк, чтобы оставить на сохранение скрипку и большую часть своих амулетов.
        Побродив по городу, заглянув на рынок, она пообщалась с местными и узнала, что военные маги поставили защиту на сам Фортес, Бережки и пограничный гарнизон.
        - Особую защиту! - вещал торговец сладостями, многозначительно поднимая палец. - Эльф Петрович придумал, вот. Степняки уже просят у наших схемы этой защиты им продать.
        - Да, опять, небось, врёшь, - возразила торговка тканями. - Откуда бы степнякам знать?
        - Когда это я врал? - возмутился торговец. - Ребятишки же их постоянно около границы крутятся, вот и рассказали старшим, что маги в гарнизоне что-то ставили.
        Послушав ещё немного, Рина отправилась дальше. Перекусив в уютном трактирчике, она решила отдохнуть в парке неподалёку, но не дошла до притягивающей внимание лавочки, заметив странного мужчину. Подозрительный тип явно старался выглядеть незаметным, сам зорко осматривал окрестности, делая пометки в блокноте. В голове девушки репортёра моментально всплыли слухи о диверсантах, таинственном ордене. Как назло в пределах видимости не оказалось ни одного стража порядка, а подозрительный тип двинулся прочь. Ещё немного и он свернёт за угол дома, и скроется из виду.
        - Нужно за ним проследить, - прошептала Рина и, короткими перебежками, двинулась следом.
        Всё то время, пока Рина Тум находилась в столице, прославляя в статьях шестой отряд Иномирного легиона, этот самый отряд трудился, как сказал Петрович, до седьмого пота. Прежде всего легат приказал установить обновлённую защиту на ближайшие населённые пункты и гарнизон. Вместе с магами координаторами легат направил группу сопровождения и всех, обладающих даром легионеров.
        - Думаю дополнительная подпитка амулетов лишней не будет, - произнёс легат и запнулся, посмотрев на Петровича.
        - Моя магия тоже пригодится, - заверил тот. - Попробую в часть защиты, что с этой стороны, впаять отпугивающую нечисть магию. Вдруг получится.
        - Пробуй, - позволил легат, уже наслышанный о том, как Петрович шуганул демонских волков.
        Торговец с рынка оказался прав в отношении степняков. Их вожди направили делегацию к пограничникам. Узнав о новой защите от нечисти, они даже в обмен на схему пообещали подписать торговый договор с Империей, решение по которому откладывали уже года три. Начальник пограничного гарнизона отправил запрос в Картахею.
        После того, как мирные поселения оказались защищены, легионеры вновь вернулись к обучению и тренировкам. Всадники и первого, и второго ритонов всё больше времени проводили с питомцами. Тимс Корин постоянно находился вместе со своими друзьями. Он первым принёс в отряд газеты со статьями Рины, присланные из столицы дядюшкой. Статья понравилась всем, даже легат стал намного лучше относиться к пронырливой девчонке.
        - Смотри-ка, и впрямь неплохо написала, - приговаривал он, покачивая головой.
        Тимс же принёс весть о скором прибытии Рины.
        - Дядюшка сообщил, она из столицы в Фортес на днях собиралась отправиться, - сказал он.
        - Значит, скоро объявится, - пробасил Петрович, поглаживая Молорика. Они только вернулись с выездной тренировки.
        На территорию драконарни быстро вошёл адъютант и выпалил:
        - Воин Петрович, срочно пройди в штаб. Дело касается твоей приёмной дочери.
        - Объявилась, - констатировал Петрович, и двинулся за адъютантом.
        Большой Змей, отпустив всадников и велев драконам идти в стойла, зачем-то тоже направился в сторону штаба.
        Глава тридцать вторая. За крепостными стенами
        Большой Змей быстро нагнал Петровича, топавшего за адъютантом, и спросил:
        - Как думаешь, с ней ничего серьёзного не случилось?
        Петрович, которому не нужно было объяснять, кого инструктор подразумевает под словом «ней», отмахнулся со словами:
        - Да просто куда-нибудь не туда влезла, репортёр же, - затем вздохнул и добавил: - Как в прошлое вернулся, иду на родительское собрание в школу. Пока дочки учились, только я и ходил, ведь, как утверждает Крошка, моя жена, это святая отцовская обязанность.
        В дверях штабного домика их поджидал легат, тут даже у Петровича закралась мысль, что дело серьёзнее, чем он думает.
        - Пройдём, поговорим, - пригласил легат Петровича, после того, как тот доложил о своей явке. Командующий глянул на Большого Змея, оставшегося на крыльце и, усмехнувшись какой-то своей мысли, первым прошёл в кабинет. Там легат подошёл к окну, уставившись в него.
        - И что эта стрекоза натворила? - спросил Петрович, не выдержав паузу.
        Легат повернулся и с сомнением покачал головой. Он, как и все в отряде, был осведомлён о появившихся у их эльфа приёмных родственниках. Умом легат понимал, что Петрович взрослый, опытный, серьёзный мужчина. Однако ему странно было разговаривать о проступке «дочери» с «отцом», внешне выглядевшем практически её ровесником.
        - Рина Тум задержана в Фортесе за нападение на агента безопасности. Она находится в темнице предварительного заключения. Забрать можно только под поручительство родных. Она дала твои данные как приёмного отца.
        - Оп-па, да это покруче родительского собрания, - пробасил Петрович. - Вытаскивать из обезьянника мне ещё никого не доводилось. Да уж, младшенькая обеих старших дочек переплюнула. Господин легат, прошу внеочередную увольнительную по личным обстоятельствам. У меня появились срочные дела в Фортесе.
        Легат улыбнулся и ответил:
        - Пойдём вместе. Чувствую, моя поддержка и знание законов не помешают. Ради такого дела воспользуемся портативным амулетом перемещения. Я ввёл туда координаты портала Фортеса. Но нужно выйти за ворота лагеря. Что стоим? Вперёд!
        Легат и Петрович вышли из штаба, чуть не столкнувшись с комритом Намирей.
        - Господин легат… - начала она, прикладывая руку к виску.
        - Вижу, что прибыла, - прервал её легат. - На время моего отсутствия назначаешься исполняющей обязанности командующего шестым отрядом.
        - Слушаюсь, господин легат, - произнесла Намирей, не забыв послать в сторону Петровича взгляд, означающий: смотри, как меня здесь ценят.
        Петрович незаметно показал ей поднятый вверх большой палец, жест и в этом мире означавший похвалу.
        Большой Змей, заметив, что Петрович вместе с легатом направляется к выходу из лагеря, пошёл рядом, вопросительно поглядывая на эльфа.
        - Отправляемся в Фортес, вытаскивать Рину из местной темницы, - сообщил Змею Петрович.
        - Господин легат, разрешите присоединиться к спасательной операции! - выпалил Большой Змей.
        Легат даже шаг замедлил, затем, вскинув бровь, напомнил:
        - Ты утверждал, что репортёры - зло.
        - Да, но Рина - наименьшее зло из остальных. Разрешите к вам присоединиться.
        Легат хмыкнул, непривычно оказалось видеть надменного принца из Драконата в роли просителя, обычно тот требовал.
        - Хорошо, присоединяйся, - наконец, согласился командующий и пробормотал себе под нос: - Даже спрашивать не буду, зачем тебе это нужно. Хватит на сегодня потрясений.
        Выйдя из главных ворот лагеря, мимо вытянувшихся в струнку часовых, легат достал амулет перемещения и активировал его. В воздухе возник прямоугольник в рост человека с зелёным маревом внутри. Трое спасателей по очереди туда шагнули.
        Вышли они на площадке у портала города-крепости. Стражи порядка, дежурившие у портала, отдали честь старшему по званию. Один подошёл и доложил:
        - Высший командир, начальник стражей приказал проводить вас к нему.
        Сопровождающий повёл прибывших по улочкам Фортеса. Петрович, видевший город только снаружи, с интересом рассматривал крытые черепицей дома, ажурные кованые ограды, ухоженные садики с поздними цветами. Под ногами стелилась мостовая из светло-серого камня.
        "На Прибалтику похоже», - подумал Петрович. Сам он в Прибалтике не был, а вот старшая дочь на экскурсию ездила и привезла море фотографий.
        Свернув в очередной переулок, в конце его Петрович увидел здание, расположенное за высокой каменной стеной. Виднелась лишь крыша и часть окон второго этажа, загороженных решёткой.
        «Сижу за решеткой в темнице сырой. Вскормленный в неволе орел молодой…» - всплыли в голове Петровича строки из стихотворения Пушкина. Да и как им было не всплыть: сначала сам в детстве зубрил, затем у дочерей проверял, как они выучили. Воспоминания, с каким трагизмом исполняла это произведение младшая, вызвали улыбку. Артисткой бы ей быть, а не учителем. Да она, собственно, сначала и мечтала о театральном. Петрович с женой денег подкопили, отпуска на февраль-март запланировали, чтобы на прослушивания свозить дочку в Москву или в Ярославль.
        Но это чудо в одиннадцатом классе заявило, что нужно не в облаках летать, а получать реальную профессию. Да, Петрович всегда считал себя атеистом, но после этих слов своей младшей, перекрестился. Хотя, в свете новых обстоятельств, нужно дочку средней называть. А вот младшенькую предстоит вытаскивать из переделки прямо сейчас.
        Дежурные стражи, чья форма отличалась от воинской лишь цветом, покрой и гербы на рукавах совпадали, провели посетителей по длинному коридору к кабинету начальника. Петрович приметил лестницу, ведущую наверх, отгороженную решёткой. Камеры здесь находились не в подвале, как первоначально представлялось, а на втором этаже.
        Главный городской страж встретил пришедших дружелюбно, и, похоже, обрадовался их появлению. Если его и удивил вид отца задержанной и его молодость, вида начальник стражей не подал. Он кратко описал, что случилось: Рина следила за агентом безопасности, а когда тот заметил слежку, попыталась скрутить и задержать. Причём, при данных действиях, агент получил синяк под глазом и ушиб руки.
        - Ваша дочь утверждает, что приняла его за диверсанта. Её слова подтвердили свидетели, торговцы с рынка. Ведь, задерживая, она голосила: «Держите диверсанта. Он нечисть призывает». Торговцы даже поверили и агента тоже немного помяли. К ним он претензий не предъявил, а вот Рину Тум, по его настоянию пришлось задержать. - Тут начальник слегка помялся и добавил: - Сначала Рину поместили в камеру к задержанным за мелкое хулиганство и бродяжничество, но по их просьбе перевели в одиночку.
        - Насколько я знаю, в одиночку помещают совершивших более серьёзные проступки, - вкрадчиво заметил легат.
        Начальник стражи вздохнул и, поманив за собой посетителей, двинулся к лестнице, позвякивая ключами на поясе.
        - Нет, задержанные, разумеется, достойны наказания, - произнёс он, вставляя один из ключей в замок решётки, преграждающей путь на лестницу. - Но даже они не заслужили двухчасовой пытки непрерывными вопросами.
        - Надеюсь, моя дочь находится в нормальных условиях? - спросил Петрович.
        Начальник даже слегка вздрогнул от баса, не ожидаемого от эльфа.
        - Несомненно, - подтвердил он. - Кстати, хоть это и не принято, вы можете выкуп внести в два или даже три приёма, только заберите дочь быстрее. Безопасник заломил цену за нанесённое ему оскорбление в двадцать золотых.
        - Сразу расплачусь, - ответил Петрович, протягивая кошель. Сумма равнялась «боевым», полученным за зачистку Бережков. Он порадовался, что не успел потратить деньги, иначе пришлось бы по друзьям одалживаться, а Петрович этого не любил.
        - Вот и ладненько, - обрадовался начальник стражи. - Расписку в получении на выходе получите, а пока давайте побыстрее нашу пленницу освободим.
        - А то что? - подозрительно спросил Петрович.
        - Безопасник пока в лечебнице, но он может передумать насчёт выкупа, на вид мстительный тип, - признался начальник.
        За разговорами они поднялись по лестнице, и пошли по коридору. Их шаги заглушала ковровая дорожка, потёртая, но довольно толстая. Начальник открыл замок нужной камеры и распахнул дверь.
        Рина Тум стояла на стуле, поставленном на кровать, у полукруглого окна и расшатывала прутья решётки. Заслышав шум сзади, она оглянулась, после чего вставила обратно вытащенный прут, отряхнула ладони и повернулась.
        - А я тут воздухом дышу. Папуля, Змей, господин легат, добрый день. А что вы так рано? Я не успела у господина начальника интервью взять!
        Петрович и Большой Змей одновременно протянули Рине руки. Она, опираясь на них, сошла со стула на кровать и с кровати на пол с величием королевы. Весь путь от камеры до выхода Рина рассказывала о своей ошибке. А вот выйти сразу не удалось. Путь им преградил молодой мужчина с фингалом под глазом и рукой в магическом фиксаторе - аналоге земного гипса, только зелёного цвета.
        - У меня не ушиб, а перелом, - провозгласил мужчина, тот самый безопасник, на свою беду попавшийся на глаза Рине.
        - Ничего не знаю, выкуп уже получен, - быстро произнёс начальник стражей, всовывая в руку Петровича расписку.
        - Перелом - более тяжкое повреждение. Помимо выкупа, злоумышленница должна понести реальное наказание.
        - Моя невеста обладает дипломатической неприкосновенностью, - неожиданно заявил до того хранивший молчание Большой Змей.
        - Оу! Твоя невеста тоже сюда загремела? Тоже кого-то побила? - восторженно блестя глазами, спросила Рина.
        - Моя невеста большая шутница, - многозначительно произнёс Большой Змей.
        Тут только Рина заметила, как легат и Петрович мигают ей одним глазом, а начальник стражей двумя.
        - О, да! Люблю, знаете ли, пошутить, - подхватила она. - Шутка - моё второе имя.
        Потерпевший безопасник зло глянул на Рину, затем на Большого Змея, прикидывая, стоит ли жаловаться в посольство Драконата. И тут вмешался легат.
        - Думаю, Главе Имперской безопасности, будет интересно узнать, что один из его подчинённых не сумел должным образом замаскироваться и не сразу заметил слежку за собой, - произнёс он, внимательно изучая побледневшего агента.
        - Приношу извинения за поведение своей приёмной дочери, - сказал Петрович.
        - Хорошо, я принимаю выкуп и не настаиваю на большем наказании, - процедил сквозь зубы агент безопасности.
        От здания темницы освободители и освобождённые уходили с улыбками. Но самой радостной улыбка была у начальника городской стражи. Если бы его воля, он бы и платочком вслед помахал, но счёл это уж слишком несолидным.
        Глава тридцать третья. Военкор
        Рина Тум выглядела на удивление довольной, словно не было потасовки с безопасником и заключения под стражу. Но Петрович, принявший своё отцовство вполне серьёзно, поинтересовался:
        - Тебя хоть кормили в темнице?
        - А как же? - живо ответила Рина и поделилась: - Вот только стражей, что еду приносили, разговорить не удалось. Оставят чашки, и бегом из камеры. Ну, ничего, может, в следующий раз получится.
        На этих словах все три её спутника дружно споткнулись.
        - Тебе больше темница не грозит. У тебя дипломатическая неприкосновенность, - напомнил Большой Змей.
        - Жаль, - протянула Рина, затем добавила: - Хотя, дипломатическая неприкосновенность - это заманчиво. О, мне в одно место нужно зайти. Я быстренько, заберу подарок императора для Женьки и свои вещи. - С этими словами неутомимая гномка подбежала к фортесскому отделению банка «Тум и сыновья». Родители, конечно, отреклись, но она воспользовалась услугами их банка как остальные подданные королевства. Прежде, чем скрыться за дверью, она обернулась и сказала Большому Змею:
        - Это ты здорово с фиктивной невестой придумал. Не против, если я ещё немного в этом статусе похожу?
        Большой Змей, молча, кивнул. А когда Рина вошла в банк, ответил на вопросительные взгляды легата и Петровича, которые были уверены: инструктор слов на ветер не бросает, и на самом деле собрался жениться на Рине.
        - Пусть пока считает, что это фиктивно. Она привыкнет к мысли, что невеста. Я привыкну.
        - Или передумаешь, - подсказал легат.
        - Не передумаю, - серьёзно ответил Большой Змей.
        - Ну, это ты, зятёк, попал, - радостно потёр руки Петрович. - Если только обидишь дочь, по полной огребёшь. Не поможет ни звание, ни эта самая неприкосновенность.
        - И я добавлю, - поддакнул легат.
        Большой Змей удивлённо уставился на защитников, его миндалевидные глаза даже округлились, и спросил:
        - Да с чего вы взяли, что я Рину обижать собираюсь?
        - Хорошая профилактика никогда не помешает, - глубокомысленно пробасил Петрович.
        Из банка вышла Рина с сумкой на плече и с футляром в руках. Она подошла к мужчинам, открыла футляр и торжественно произнесла:
        - Скрипка работы Мастера Гарьета.
        Смотрела она при этом на легата, единственного одномирянина в их компании. И тот действительно сумел понять ценность демонстрируемого инструмента.
        - Поистине императорский подарок, - произнёс он.
        Рина просияла, словно подарок предназначался ей, а не названному брату и, пока получилось завладеть вниманием командующего, выпалила:
        - Вы ведь дадите мне интервью, как только окажемся на месте?
        - Хорошо, - ответил легат, всё ещё словно загипнотизированный, рассматривая скрипку. Затем спохватился, но согласие уже прозвучало. Рина же поспешила закрепить успех:
        - И устроите экскурсию по лагерю? Надо же знать, в каких условиях живут папуля и мой жених.
        - Справедливо, - согласился легат и вместе с остальными улыбнулся, когда Рина затанцевала, нежно прижимая к груди футляр со скрипкой.
        Затем дружная компания двинулась в сторону городского портала. Петрович отобрал у Рины оказавшуюся довольно тяжёлой сумку с амулетами. В этом он опередил Большого Змея, который к статусу жениха ещё не привык, и легата, справедливо полагавшего, что девушке есть кому помочь и без него.
        - Пап, - протянула Рина, потупив глазки. Петрович, хорошо знавший подобный тон, насторожился. Но при следующих словах расслабился, поняв, ему хотят сказать об уже известной проделке. Он похвалил себя, что не успел по старой привычке спросить: «Что ещё натворила». Рина же продолжила: - Я знаю, сколько этот жлоб запросил. Нет, чтобы наградить за бдительность! Так вот, у меня осталось кое-что от гонорара за статьи. Правда, не очень много, амулеты дорогие…
        - Забудь, - отрезал Петрович, махнув рукой. - Не хватало ещё с дочери деньги брать.
        - Тогда я с бабушкой и Женькой поделюсь, - решила Рина, - бабушка говорила, как ты им помогаешь.
        Рина, как и Петрович восприняла их родство всерьёз и искренне стала считать эльфа - отцом, Серого - дядей, тётушку Нею - бабушкой, а Ижена - братом. Для себя Рина приняла решение: даже если родители и остальные родственники, их поддержавшие, сменят гнев на милость, она никогда не бросит Петровича, Серого, провидицу и Ижена.
        Пока добирались до портала, случайные прохожие, попавшиеся на пути, останавливаясь, глядели вслед колоритной даже для приграничья четвёрке. Высшего командира, тоже явление в Фортесе не особо частое, затмевали эльф с белоснежными коротко стрижеными волосами, обитатель драконата, с ярко зелёным «ирокезом» и гномка, с огненно-рыжими косами. Все личности стали в Фортесе уже довольно известными. А в юной воительнице, пытавшейся обезвредить лже-диверсанта, кто-то сумел опознать того самого репортёра, чьи статьи пользовались в городе-крепости бешеной популярностью.
        У портала приставленный к нему маг ввёл координаты, переданные легатом. В Фортесе портал представлял собой довольно большой овал, способный пропустить даже повозки, но в исключительных случаях. Чем больше объект, тем больше магии приходилось затрачивать. Потому товары в Фортес и через него шли по старинке обозами, обычными дорогами.
        Легат шагнул в зеленоватое марево портала первым, остальные последовали за ним. Вышли уже из знакомого прямоугольника около ворот лагеря. Рина двинулась к воротам.
        - Как я понял, ты собираешься на экскурсию прямо сейчас? - уточнил легат.
        - А что тянуть? Вдруг вы передумаете, - ответила Рина, мило улыбаясь.
        Легат только головой покачал. Когда миновали часовых, Большой Змей вызвался сам показать лагерь невесте. Рина закивала, вручила скрипку Петровичу и, напомнив легату об интервью, поспешила за провожатым.
        Петрович и легат переглянулись, последний произнёс вслух то, что беспокоило обоих:
        - Ты видел, как Рина обрадовалась дипломатической неприкосновенности? Как бы устроить, чтобы эта неугомонная никуда опять не влезла? Разгребать-то нам придётся.
        - Мне, - уточнил Петрович.
        - Когда это я своих воинов бросал? - оскорбился легат.
        - Идея у меня есть, - задумчиво протянул Петрович. - У нас на Земле есть военные корреспонденты, военкоры. Они ведут репортажи с мест боевых действий, с учений. Вот бы и Рину, того, в наш отряд зачислить.
        - Хорошие мысли в твою голову приходят, - одобрил легат, хлопнув Петровича по плечу. - Пойдём в штаб, я приказ подготовлю о введении в штат новой должности. Там и дождёмся нашего отрядного военкора. Как думаешь, обрадуется?
        В штабе легата встретила комрит Намирей с докладом, что за его отсутствие никаких происшествий не случилось. Легат, поблагодарив Намирей, отпустил её. Проходя мимо Петровича, она, словно ненароком коснулась его своим крылом.
        - Женщины, - философски произнёс легат, когда Намирей вышла.
        После чего предложил Петровичу присесть, и вызвал к себе адьютанта, принявшись диктовать приказ.
        Рина Тум не просто обрадовалась новому назначению, она с визгом кинулась на шею легату, затем Петровичу, затем Большому Змею. После чего встала, вытянувшись во весь свой рост, и произнесла:
        - Господин легат, военкор Рина Тум готова приступить к исполнению прямых обязанностей.
        - Вольно, - ответил легат, которому такая искренняя радость польстила. - Получишь обмундирование у каптёра, разместишься в жилом корпусе лекарей, там проживают все женщины отряда.
        - И знаменитая комрит Намирей? - спросила Рина, чьи загоревшиеся глаза сообщали, кто станет вторым интервьюированным после легата.
        - Да, она тоже, - подтвердил легат.
        - И увольнительные мне тоже положены? - спросила Рина и тут же пояснила, боясь показаться легкомысленной: - Мне же нужно передать подарок от императора.
        - Положены, - согласился легат. - Вот завтра, в выходной, твоя первая увольнительная и состоится. Поедешь в Бережки вместе со вторым ритоном.
        - Господин легат, разрешите взять у вас интервью, - произнесла Рина.
        - Разрешаю, - прозвучал ответ. Затем легат добавил: - Заодно получишь инструкции, о чём в статьях не упоминать, и что на кристаллы не снимать. Военная тайна, слышала о таком?
        Рина кивнула, а легат отпустил Петровича и Большого Змея, разрешив позже помочь с заселением.
        Петрович нашёл свой ритон в облюбованной беседке. Заметив его возвращение, туда же подтянулись Взводный и комрит Тарон, а Тимс Корин уже был вместе с остальными, проигнорировав очередное то ли собрание, то ли совещание магов координаторов. Маги с таким поведением смирились, выдавая Тимсу распечатанные по итогам собраний инструкции.
        Не став томить слушателей, Петрович рассказал о приключениях Рины в Фортесе.
        - Так что, был у нас сын полка, - сказал Петрович, глянув на Тимса, - теперь прибавится дочь полка, по совместительству и моя личная.
        Слушатели согласно закивали. Хоть они и не знали, что такое полк, но смысл поняли правильно.
        - Во даёт, рыжуля! - воскликнул Дейс, восторженно хлопая себя по бедру. - И это ещё ей пива не наливали.
        Все дружно рассмеялись, лишь Тимс Корин сидел, задумавшись.
        - Петрович, - спросил, наконец, он, выныривая из раздумий. - Я что-то не понял, наш инструктор Рину назвал невестой по-настоящему или фиктивно?
        - Да кто его знает? - ответил Петрович.
        И этим ответом словно соломки подстилал, а вдруг Большой Змей передумает. Кому хочется, чтобы дочь оказалась в брошенных невестах? На такой случай - пусть до поры до времени действительно в фиктивных походит.
        Первая же вышедшая в газете «Глашатай королевства» статья с подписью: «Военкор Рина Тум», произвела фурор во всей Империи. В резиденции Военных Советников оставшихся пяти королевств потянулись репортёры с просьбой принять их на службу военкорами. В приёмных выстраивались очереди. Каждый соискатель стремился представить себя в наиболее выгодном свете. Порой, доходило до драк, которые, впрочем, моментально пресекались воинами из охраны. Ну и, разумеется, началась шумиха в прессе, не только с восхвалением своих кандидатов, но и с поливанием грязью соперников.
        Император лично порекомендовал Военным советникам и легатам отрядов Иномирного Легиона определиться с выбором в кратчайшие сроки. Это оказалось легче и надёжнее, чем непосредственно унять сотрудников газет и журналов.
        Кроме Рины Тум в военкоры попала ещё одна представительница прекрасного пола - репортёр из журнала «Семь чудес Великого леса», одна из тех эльфиек, что пожертвовали косами для изготовления волшебных струн, вслед за женой Владыки.
        Глава тридцать четвёртая. Тревожное время
        Следующие три недели для всей Империи прошли спокойно. Правда, в отношении шестого отряда Иномирного Легиона данное определение подошло бы с поправкой: относительно.
        За это время новоиспечённый военкор Рина Тум успела взять интервью у всех обитателей лагеря. Не обошла вниманием ни столовую, ни лечебницу, ни хозяйственные службы, ни охрану. Хотя, основной удар репортёрского энтузиазма приняли на себя боевые части: ритоны и их командиры.
        На изобретателей новой должности посматривали укоризненно, и если легату, почему-то получающему удовольствие от происходящего, ничего не высказывали, то Петрович упрёков не избежал.
        Относился он к этому стойко, возражая:
        - Служит дочь на совесть, молодец! И статьи дельные. Талант.
        На это собеседники ничего ответить не могли. Рина Тум действительно умела выбрать из всей полученной информации самое нужное и интересное. Так что, помолчав, выражавшие недовольство соглашались признать репортёрский талант Рины, но обязательно добавляли, что предпочли бы этим талантом восхищаться издали.
        Статьи Рины в «Глашатае королевства» появлялись два раза в неделю: во вторник - краткая сводка за прошедшее время, а в субботу - полноценная статья с обязательным интервью.
        Остальные военкоры изо всех сил старались Рину переплюнуть, попытались превзойти числом статей. На что Рина выкинула главный козырь, укрепивший её ведущую роль среди коллег. Она выставила статью под названием: «Прелестная бабочка со стальными крыльями» с подробным интервью с комритом Намирей. Единственным, поскольку героиня битв с нечистью репортёров не жаловала.
        Откровенно говоря, Намирей сделала исключение только ради Петровича, и Рина это прекрасно понимала. Как-то забежав к Петровичу, а в его ритоне она чувствовала себя как дома, Рина выпалила:
        - Папуля, что я тебе сказать хочу… - Затем оглядела замерших у двери всадников, они как раз собирались в учебку, и добавила: - А вы идите, идите, мы позже догоним.
        - Так нам тоже интересно, - бесхитростно произнёс Теренс.
        - Любопытный судачок к нам попался на крючок, будем мы уху варить, а тебе идти водить, - протараторила Рина детскую считалку, одновременно выталкивая на улицу смеющегося толстячка гоблина.
        Вскоре с улицы послышалась маршевая песня, второй ритон отправился к учебным домикам.
        - Опоздаю ведь, а сегодня нужное занятие, - произнёс Петрович.
        - Скажешь, интервью давал, - легко отмахнулась Рина. - Слушай, а наша Стальная бабочка тебя того, любит. Так-то она не говорила, но, когда о тебе речь заходит, она словно светится. Жаль, что тебя семья ждёт, так, глядишь, после службы в нашем мире бы остался.
        Тут Рина умильно посмотрела на приёмного отца и показательно вздохнула. Петрович даже головой покачал и ответил:
        - Мне обязательно нужно вернуться домой. И насчёт Намирей не выдумывай. Какая любовь? Мы и знакомы не так давно. Может, и нравлюсь, внешность мне тут досталась смазливая. Даже поговорка у местных: эльфов любят все. Это быстро пройдёт.
        Настала очередь Рины качать головой, сомневалась она, что дело в эльфийской внешности. Однако сказать ничего не успела, в казарму вошёл Тимс Корин.
        - Сумку забыл, - рассеянно произнёс он, направляясь к тумбочке.
        В руке маг держал развёрнутый свиток с текстом и схемами. Именно этот свиток привлёк внимание Рины.
        - Тебе новую инструкцию выдали? Дай посмотреть! - воскликнула она, пытаясь выхватить свиток.
        - Я сам ещё не читал, - ответил Тимс, удерживая бумагу.
        Они с Риной принялись тащить свиток в разные стороны, пыхтя и приговаривая:
        - Отдай!
        - Не отдам!
        Петрович предостерегающе протянул:
        - Осторожно, порвё…
        Договорить он не успел. Плотная, магически зачарованная от повреждений бумага не выдержала, разорвавшись с громким треском. Спорщики оказались на полу, каждый сидя со своим обрывком.
        Проворчав, что это даже не детский сад, а ясли, Петрович рывком поднял Рину и Тимса с пола.
        - У меня склеивающий амулет есть, - пробормотал Тимс и добавил: - Наверное.
        - Давай обычный клей используем, - предложила Рина.
        Петрович махнул рукой и отправился на занятия, оставив детей полка восстанавливать испорченный документ. Он практически не опоздал, зайдя сразу за комритом Тароном.
        - Что там у Рины? - тихо спросил Серый.
        - Обсуждение личных дел оставьте на свободное время, - строго произнёс комрит.
        Всадники насторожились, обычно их командиры сами были не прочь языками почесать. Похоже, речь пойдёт о серьёзных вещах. Комрит Тарон попросил не расслабляться, поскольку ему лично затишье не нравится.
        - Всем уже ясно, что прорывы провоцируются призывами сторонников Ордена отмщения, - произнёс он. - Поступили сведения о задержании нескольких диверсантов. Тем, кто попался безопасникам, повезло, остались живы и относительно целы. У гномов диверсанта обнаружили те самые рудокопы, что вступили с бой с нечистью. Да ещё поймали на горячем, диверсант чертил на земле круг призыва.
        - Кирками зарубили? - спросил Дейс.
        Комрит кивнул и добавил:
        - Разделил, можно сказать, участь с теми, кого призывал. Рудокопов похвалили за бдительность и поругали за самосуд. Говорят, Главный безопасник настаивал на наказании, но Император запретил трогать героев, и напомнил, что вредителей выявили всего в трёх королевствах. В нашем, к сожалению, нет. Хотя, если у нас действуют безопасники типа того, что выследила наша Рина, я не удивлён.
        По учебной комнате пронеслись смешки. Петрович задумчиво произнёс:
        - Диверсанта застали за созданием круга призыва, значит, нужно ждать прорывов в ближайшее время. Плохо, что у нас никого не выловили, опять могут глушилки накинуть.
        - Вот и я о том, - кивнул комрит Тарон. - Будем надеяться, новая защита не подведёт. Что-то долго Учёный Совет её изучает.
        - Да ждут, сработает у нас или нет, - выдал версию Серый.
        Комрит Тарон подумал и согласился:
        - Похоже, боятся брать на себя ответственность. Вряд ли это вредительство. Закоснели в этом совете, пока раскачаются, а время сейчас не то. Тревожное время. Что же, вступление закончено, приступаем к занятию. Сегодня рассмотрим разные варианты возможных прорывов, в привязке к местности.
        После этих слов комрит Тарон подошёл к карте на стене. Занятие пролетело быстро, а в перерыве перед следующим, второй ритон отправился в комнату отдыха, знакомиться с прессой. Легат позаботился о том, чтобы газеты со статьями военкоров всех отрядов поступали в лагерь без задержек.
        - Не, наша Рина лучше пишет, - заключил Перт, откладывая журнал «Семь чудес Великого леса».
        - Смотрите, а гномы своих рудокопов поддерживают. Им даже устроили экскурсию в местный лагерь легионеров, - произнёс Дейс.
        - А у троллей оползень в горах, чуть поселение не накрыл, - сообщил Рамир.
        - Наши, с Иномирного Легиона помогли мирному населению, - подхватил Самир.
        С приходом в отряд Рины легионеры стали читать её статьи, статьи других военкоров, для них неожиданно стал интересен мир, в котором они оказались. А небольшая часть местности, которую они защищали от нашествия нечисти, разрослась до размеров Империи.
        Тревожность комрита Тарона потихоньку передалась и другим, даже без приказов легионеры находились в состоянии боевой готовности. Уже никто не ворчал на усиленные тренировки и большую нагрузку, даже Тимс Корин, не отстающий от своего ритона.
        Третья неделя спокойствия закончилась неожиданно. К центральным воротам лагеря подошла странная процессия. Пастухи, дед с внуком, гнали перед собой двух мужчин в маскировочных плащах. Руки мужчин были связаны за спиной, а рты заткнуты кляпами. При попытке пленных остановиться или освободиться от кляпов, старый пастух пускал в ход хворостину. Завершала процессию небольшая отара овец с трёхрогой коровой во главе.
        - Слышь, сынки, - обратился пастух к часовым, - старшего командира зовите. Мы тут этих, диверсантов, нечисть их покусай, словили.
        Один из часовых достал амулет связи и быстро доложил о незваных гостях легату.
        - Есть пропустить на территорию лагеря! - ответил он на прозвучавшее в амулете распоряжение и растерянно уточнил: - С ними корова с овцами, их куда?
        - Ты, сынок, не боись. Овец Пятнашка тут, у ворот покараулит, - произнёс пастух и продолжил, подгоняя замешкавшихся пленных в распахнутые ворота. - Золотая корова, знать бы раньше, что она не хуже пастуха будет, не гоняли бы от отары. Пятнашка, ждать здесь.
        Последнее пастух сказал корове. Часовые изумлённо наблюдали, как издав «Му», с явно прозвучавшими в нём командными нотками, корова отвела своё стадо на травку чуть в стороне от дороги. Часовые, в отличие от всадников второго ритона с трёхрогой коровой знакомы ещё не были.
        За то время, пока пастухи, в сопровождении нескольких воинов охраны вели пленных к легату, у штабного домика собрались комриты с заместителями. Рина, заметившая подозрительную активность, тоже явилась. Причём захватила с собой Большого Змея и Петровича.
        Как раз к её появлению на крыльцо вышел легат, а к штабу подошли пастухи и их пленники.
        - Вот! - торжествующе воскликнула она, толкнув в бок спутников. - Я же говорила, надо идти. Диверсантов поймали. Ой, а вон того, справа, я знаю. Это же…
        Рина охнула, закрыв рот руками. Но стоящего справа мужчину в маскировочном плаще опознали ещё трое: легат, Петрович и Большой Змей.
        - Этого развязать, - приказал легат.
        Мужчина, которому освободили руки, уже сам вытащил кляп, и, разминая кисти, обратился к пастухам:
        - Я же говорил, что агент безопасности.
        Старый пастух нисколько не смутился.
        - Мало ли кто, что говорит, особливо, когда корова рогами к дереву припирает. - Почувствовав, что всё внимание направлено на него, пастух воодушевлённо принялся рассказывать: - Идём это мы с Дертом вдоль реки, стадо гоним. Глядь, а там типы подозрительные. Один что-то на песке чертит, знаки рисует, второй в кустах караулит. Ну, мы и того. Задержали. Которого на бережку, хворостиной приложили, а на того, что в кустах, Пятнашку натравили. Золото, а не корова. Эти в маскировке, прячутся, где там было разбирать, кто агент, а кто наоборот.
        - Вы со своей коровой мне чуть операцию по захвату преступника не сорвали, - зло высказал безопасник.
        - Ну, так захватили же, - резонно ответил пастух, пожимая плечами.
        Рина, до того строчившая что-то в блокноте, достала амулет из сумки и попросила:
        - Господин легат, можно пару снимочков, а то сейчас отправите диверсанта в столицу и всё.
        Легат кивнул, после чего подождал, пока Рина сделает нужные снимки и велел вести настоящего диверсанта в штаб. Сам же поспешил к главному амулету связи с центром.
        В отличие от безопасника приверженца Ордена Отмщения не развязали, и рот ему освобождать не спешили. Мало ли какие заклятья выкрикнет. Вот пусть в столице в стенах магической тюрьмы и разговаривает.
        Незадачливый агент безопасности шагнул следом за легатом, но путь ему заступила Рина.
        - Скажите пару слов для интервью. Например, как местное население помогло вам обезвредить диверсанта? - произнесла она, давая подсказку, что события можно преподнести по разному.
        Агенту, которого передёргивало даже от взгляда на Рину, хватило ума не отвергать протянутую руку помощи. Ему и впрямь подходила предложенная версия: он выследил диверсанта и задержал при помощи местных пастухов. А вот детали задержания для широких масс и собственного начальства можно и не упоминать.
        Глава тридцать пятая. Незваные гости
        Пастухам, героически задержавшим диверсанта, легат предложил экскурсию по лагерю и обед вместе с воинами в столовой. Пастушонок Дерт обрадовался возможности посмотреть лагерь, а его дед - возможности попробовать воинские харчи.
        После обеда пастухов проводили до ворот, а Рина даже запечатлела их на снимке вместе с отарой и Пятнашкой. Держалась при этом она не так, чтобы близко. Отважный военкор по-прежнему боялась трехрогую корову куда больше, чем драконов.
        Всё это произошло уже после отбытия порталом в столицу задержанного и агента безопасности. Воодушевлённая произошедшими событиями Рина сработала оперативно. Не прошло и часа после обеда, как она появилась в штабе с готовой статьёй. Первым делом легат просмотрел статью, как всегда это делал, и только потом дал добро на отправку. Для таких целей командующий выбил для своего военкора экстренный почтовый портал.
        Отправив в редакцию все материалы и получив заверение редактора, что статью и снимки напечатают сегодня же в экстренном номере, Рина собралась покинуть штаб. Однако произошло событие, заставившее замереть на месте.
        Дневальный забежал к легату, начиная доклад от порога, словами:
        - Господин легат, прибыли легаты отрядов Иномирного легиона от троллей и гномов. Направляются к нам из Фортеса.
        Легат распорядился:
        - Свяжись с часовыми, пусть пропустят сразу, как только появятся. - Смотря вслед дежурному, командующий пробормотал: - Интересно, почему не воспользовались особым порталом, ведущим из Картахеи?
        - Хотят сохранить визит в тайне, - не удержалась от реплики Рина.
        - Вот, даже ты понимаешь, - откликнулся легат и добавил: - Чтобы, пока гости будут здесь, духу твоего около штаба не было. Понятно?
        - Так точно! - ответила Рина, лихо приложив руку к берету. Научилась у Петровича. - А после того, как уйдут, можно будет сюда зайти?
        - Кыш! - шикнул легат и рассмеялся, после того, как Рина буквально испарилась. Умела она ему поднять настроение.
        Выскочив на крыльцо штабного домика, первым делом Рина внимательно оглядела окрестности. После чего, кивая своим мыслям, направилась в сторону драконарни.
        У второго ритона в это время заканчивались занятия в учебке. Всадники настроились на времяпровождение за чтением газет, но комрит Тарон подкорректировал их планы. Обломил, как выразился Серый.
        - Сейчас у вас дополнительная практика. Мы с комритом Тилем договорились об обмене опытом. Он проведёт с вами на малом полигоне занятие по рукопашному бою, а я погоняю его пехотинцев, - произнёс комрит, довольно потирая руки.
        У всадников вырвался непроизвольный вздох. Нет, они ничего не имели против рукопашного боя, но попасться на язык ехидному комриту пятого ритона - то ещё удовольствие.
        После выхода из учебного домика второй ритон разделился. Как оказалось, несколько всадников, не ожидая подлянки, оставили сумки с формой для практик в казарме. Серый, в том числе.
        - Ну, салаги, вы расслабились, - проворчал Петрович, качая головой. - Ну-ка бегом марш до казармы. Одна нога здесь, другая на полигоне.
        - Никаких ног не хватит, - фыркнул Серый.
        - Жизнь заставит, и не так раскорячишься! - дружно ответили остальные одной из любимых присказок Петровича.
        Бегать и гоблины, и Серый наловчились, они появились на полигоне чуть позже остальных, и даже почти не запыхались. Тимс Корин посмотрел на прибежавших друзей с толикой превосходства. Он-то на этот раз ничего не забыл. Все дружно принялись переодеваться.
        Следом за забывчивыми всадниками на полигон вошёл адъютант легата и прямым ходом направился к Петровичу.
        - Воин Петрович, тебе предписано явиться в штаб ровно через десять минут.
        После того, как это выпалил, адъютант развернулся и припустил в сторону складов. Похоже, поручений у него было много.
        - Опять что ли Рина накосорезила? - задумчиво протянул Петрович.
        - Точно нет, - произнёс Серый, натягивая местный аналог футболки. - Я Ринку вот только видел. Она на крыше драконюшни высматривает что-то в районе штаба.
        - Как её только Змей пустил? - удивлённо спросил Перт.
        - Так жених, - со смешком ответил Серый. - Это он нас строит, а перед племяшкой на цыпочках ходит.
        - Фиктивный жених, - поправил Тимс Корин.
        После этих слов все сочувственно на мага посмотрели, а Серый и вовсе хлопнул по плечу и сказал:
        - Это тебя Тимоха карма настигла, судьба, по-вашему. Ты у меня девушку увёл, Змей - у тебя. Смирись.
        - Я посмотрю, как ты смиришься, если на Тай кто западёт, - буркнул Тимс.
        - Только попробуй ещё про мою Тай что-то вякнуть, - зло оскалился Серый.
        - А то что? - вызывающе спросил Тимс, подходя вплотную.
        - Эй, боевые олени, а ну - отставить, - раздался ехидный голос комрита Тиля. - Если так не терпится подраться, будете первой парой. На площадку для боя бегом марш. Без команды бой не начинать. Так, воин Петрович, почему не в должном виде? Забыл, что должен быть образцом для салаг?
        Многие выражения и слова землян прижились в этом мире как родные. Петрович ответил:
        - Мне приказано явиться в штаб через… уже через семь минут.
        - Так иди, - спокойно ответил комрит пехотинцев и, переключил внимание на Тимса и Серого. - Оп-па, а один из оленей у нас маг координатор. Маги же не тренируются с остальными.
        - Это ваши не тренируются, а наш тренируется, - сообщил Дейс с нотками гордости в голосе.
        Комрит Тиль дал команду к бою, а сам глубоко задумался. После того, как Серый предсказуемо, но не без усилий, победил, комрит Тиль изрёк:
        - Как-то кучеряво живётся остальным магам координаторам в военном лагере. Нужно поговорить с легатом, чтобы их тоже погонять хорошенько.
        Всадники переглянулись.
        - Как бы Тимоху нашего маги того, не побили, - произнёс Серый, за время поединка выпустивший пар и сменивший гнев на милость. - Узнают ведь, из-за кого им нагрузки прилетели.
        - Ничего, защитим, - решительно произнёс Дейс.
        - Наш ритон своих в обиду не даст, - подтвердили близнецы, а Перт добавил:
        - Помнишь, вы с Петровичем о мушкетёрах рассказывали, нам ещё девиз понравился: один за всех, и все за одного.
        - Девиз, конечно, хороший, - раздался голос комрита Тиля, - но команды разойтись никто не давал. Воины Перт, Ирван, на площадку бегом марш.
        Петрович в это время уже подходил к штабу. Перед тем, как зайти, он посмотрел на крышу драконюшни. Увидев там знакомую фигурку, помахал рукой. Рина в ответ радостно замахала обеими. Петрович улыбнулся, понимая причину этой радости. Рина надеялась, он расскажет, что происходит у командующего, а там явно что-то происходило.
        Войдя за адъютантом в кабинет легата, Петрович доложил:
        - Господин легат, воин Петрович по вашему распоряжению прибыл.
        Он окинул быстрым взглядом находившихся в кабинете помимо легата тролля и гнома в форме с нашивками высших командиров. Не укрылась от взгляда и горка амулетов на столе, и стопка листов с магическими схемами.
        - Присаживайся, - приказал легат, кивая на свободный стул. - Мои коллеги, легаты первого и третьего отрядов Иномирного Легиона обратились к нам за помощью. Дело в том, что Учёный Совет не торопится с одобрением усовершенствованной тобой и нашими магами схемы защиты поселений.
        - Мы готовы взять на себя ответственность, используя не получившие Имперского знака схемы, - пробасил тролль.
        Выглядел он постарше Серого, был крупнее, с более грубыми чертами лица. Опытный вояка, он под взглядом Петровича неожиданно почувствовал себя неуютно, словно его вытряхивают из родного тела, примеряя на себя. Собственно, так оно и было. Петрович окончательно утвердился в мысли, что ловчий конкретно напутал с их перемещением. И вот такая троллья внешность ему, Петровичу подошла бы куда больше эльфийской.
        - Главное, хорошо защитить местное население, - поддержал гном и добавил: - Воин Петрович, я слышал, ты удочерил младшую дочь семейства Тум. Позволь пожать тебе руку. Пусть кланы банкиров привыкают к мысли, что раса гномов, не только они. Уважения достойны и рудокопы, и воины, и репортёры.
        После этих слов он протянул руку, обменявшись с Петровичем крепким рукопожатием.
        - Новая защита ещё и у нас не прошла проверку, - напомнил легат шестого отряда.
        - По-любому будет надёжнее старой, - сказал тролль и тоже обратился к Петровичу: - Особенно, если ты, эльфийский воин, напитаешь амулеты для её установки, отпугивающей нечисть магией.
        - Легко, - согласился Петрович.
        Тролль с гномом шустро подвинули ему чуть меньше половины амулетов. После его недоумённого взгляда, гном пояснил:
        - Не мы одни такие умные, думаю, в ближайшее время и остальные легаты подтянутся. Мы вон не сговаривались, а в Фортесе столкнулись, - кивнул он на тролля.
        - Не только у дураков мысли сходятся, но и у единомышленников, - пробормотал Петрович, беря в руки первый амулет.
        Тролль усмехнулся, он наверняка бы похлопал Петровича по плечу, если бы тот не был занят.
        На зарядку двух десятков амулетов ушло примерно полчаса.
        - Твоя сила растёт, - заметил легат шестого отряда.
        Получив схемы и амулеты, гости заторопились уходить, отказавшись от приглашения на ужин.
        - Нужно ещё быстро всё установить, - пояснил тролль.
        Гном добавил:
        - Сделать быстро и тайно, пока нет прямого приказа, непроверенные схемы не применять.
        - Через Фортесский портал возвращаться будете? - уточнил у гостей легат и, после дружного кивка, добавил: - У ворот вас ждёт повозка, запряжённая парой лошадей.
        Поблагодарив и крепко пожав руки, гости удалились. Тролль перед уходом всё же похлопал Петровича по плечу, и одобрительно хмыкнул, когда тот не согнулся под тяжёлой рукой.
        - Военкора нашего поблизости не видел? - спросил легат. - Как-то непривычно тихо твоя дочь себя ведёт.
        - На крыше драконарни наблюдательный пункт устроила, - сдал Рину Петрович.
        - А, ну тогда ладно, - успокоился легат и вдруг замер от пришедшей на ум идеи. - Ну-ка, свистни стрекозу сюда. Есть у меня одна задумка.
        Петрович вышел на крыльцо и действительно свистнул, привлекая внимание Рины, всматривающейся в сторону ворот. Затем призывно поманил рукой. Рина чуть не кубарем слетела с крыши по приставной лестнице, вывернулась из рук успевшего её подхватить Большого Змея и стрелой понеслась к штабу.
        На следующий день в «Глашатае королевства» появилась не только традиционная уже статья с интервью, но и заметка о невероятно крутом способе магической защиты населённых пунктов, который уже месяц не могут утвердить в Учёном Совете.
        Глава тридцать шестая. Магоискатель
        Оставшиеся три легата отрядов Иномирного Легиона появились в лагере на следующий день после оказавшихся самыми сообразительными тролля и гнома. Визит их совпал с увольнительной, однако Петровича лишать законного выходного не стали. Он, по просьбе командующего, заранее зарядил амулеты на отпугивание нечисти. Так что, пока фейри, эльф и гоблин договаривались с легатом шестого отряда о новой системе защиты, Петрович с друзьями проводили увольнительную в Бережках. К ним прибавились Большой Змей и Рина, Тимс Корин и командиры ритона: Взводный и комрит Тарон.
        Военное положение пока не ввели, но некоторые изменения появились. В увольнительные легионеры отправлялись с облегчённым вооружением, а всадники ещё и на драконах. Также легат настоятельно рекомендовал на спиртное не налегать, ограничиться пивом и лёгким вином. Ропот в строю был легко подавлен обещанием ввести «сухой закон», если хоть кто-то рекомендацию не выполнит.
        Угроза подействовала: после увольнительной теперь все возвращались на своих ногах, в случае пехотинцев, и почти ровно держась в седле, в случае всадников.
        Тем не менее, легат перед каждой увольнительной напоминал о правилах поведения, не забыл напомнить и на этот раз.
        Отъезжали от лагеря всадники немного в другом порядке. Впереди ехали командиры. Тимса везли Петрович с Молориком, а Рину, разумеется, Большой Змей.
        Около трактира драконов отправили в уже обжитой ими загон. Набежавших ребятишек внутрь загона не пустили, но их это не огорчило. Они и с наружной стороны от изгороди умудрялись скармливать драконам заранее припасённые лакомства.
        Возможно, Большой Змей и обшипел бы ребятню, но присутствие рядом Рины не дало проявить змеиный характер. Пришлось ему утешаться мыслью, что редкое нарушение режима питания питомцам не навредит.
        Первым делом, по уже установившейся традиции, второй ритон отправился к тётушке Нее, так провидицу называли уже все. Только Петрович и следом за ним Серый обращались: матушка Нея, а Рина называла: бабушка. Ижена тоже переименовали в Женьку не только воины, но и местные жители.
        Постепенно, незаметно, но помощь бабушке с внуком распространилась на все Бережки. Кому забор поправить, кому сено помочь скирдовать, кому дров наготовить на зиму: амулеты амулетами, а запас карман не трёт, как выразился Петрович. Да мало ли дел в деревне? «Приют путника» тоже без помощи не остался. Порушенное шипорогом крыльцо трактира сразу починили.
        Особо ценились плотницкие навыки близнецов и Теренса. Толстячок гоблин сумел преодолеть неуверенность в своих силах не только вне лагеря. Даже на тренировках он нет-нет, да и удостаивался похвалы комрита Тарона. Комрит и думать забыл о своём опасении, что Ирван и Теренс станут для ритона проблемой.
        На этот раз достроили сарай старой супружеской паре. Счастливые хозяева пообещали служивым бочонок виноградного вина со свежего урожая.
        - Я бы хоть сейчас открыл, - суетился хозяин, - да не дозрело пока винцо, не доиграло. Ему ещё недельку постоять.
        - Не кипеши, отец, - пробасил Петрович. - Нам ещё у вас тут служить и служить. Успеешь, угостишь.
        - Угощу, угощу, - закивал хозяин и добавил, обнимая хозяйку, невысокую худенькую старушку: - Уж как мы с Крошкой моей вам благодарны, слов нет.
        Петрович вздрогнул всем телом. Здесь, в другом мире, нашёлся тот, кто наградил жену таким же ласковым прозвищем. Он замер от нахлынувших воспоминаний.
        Почему-то увиделась первая встреча. Проводы в армию. Автобусы у военкомата. Толпа родственников, друзей. Невысокая девчушка, что пришла своего брата проводить. Неожиданно вырвавшийся вопрос:
        - Будешь меня с армии ждать, Крошка? Если что, меня Саней зовут. У брата адрес твой возьму, напишу.
        И ответ:
        - Делать мне больше нечего! - Смех весёлый, колокольчиком и тоже неожиданное продолжение: - Но ты напиши, Саня…
        - Эй, сынок, да что с тобой? Третий раз зову, а ты молчишь, как в камень обратился, - донёсся до Петровича обеспокоенный голос хозяина.
        - Жену свою вспомнил, - отозвался Петрович. - Я ведь её тоже Крошкой называю.
        - Вот, видишь, - торжествующе обернулся хозяин к жене. - А ты всё ворчишь, что перед людями за такое прозванье неудобно. А я ведь любя.
        Старушка же ласково погладила Петровича по руке и сказала:
        - Ничего, служивый, время оно быстро летит. Не успеешь оглянуться, как служба закончиться. Вернёшься домой к своей Крошке.
        Петрович, молча, обнял старушку, пожал руку хозяину и отправился догонять успевших отойти всадников. Удержать подступившие к глазам слёзы удалось. Пришло удивление, столько держался, а тут, смотри-ка, из-за одного слова расчувствовался. Петрович сделал пару глубоких вдохов и загнал накатившие воспоминания и чувства в дальние уголки памяти. Не время для них. И чтобы восстановить душевное равновесие, он решил переключиться на что-нибудь другое. Поравнявшись с Тимсом, Петрович спросил:
        - Тимоха, слушай, а почему мы круги призыва не ищем? Ведь если их стереть и так, и магией, прорыва не будет. Вон, пастухи рассказывали, что по рисунку дважды отару прогнали, а после и координаторы в том месте магичили.
        Тимс удивлённо посмотрел на Петровича, с видом, как можно не знать элементарного, затем сообразил, что легко, если ты из другого мира. Сам на Земле в перьях белой вороны побывал. Чувствуя неловкость, Тимс принялся подробно объяснять:
        - Круг призыва можно обнаружить, только если он нанесён не больше, чем шесть часов назад. После этого времени он становится невидимым.
        - А магия в нём остаётся? - уточнил Петрович.
        - Конечно, в этом и смысл, - удивлённо ответил Тимс.
        - Но ведь вы же можете определять магию в челове… - тут Петрович осекся, - ну, в любом существе при помощи амулета-кристалла.
        - Можем, а что? - Тимс остановился у крыльца трактира, решив поговорить с Петровичем на улице, пока накрываются столы.
        Правда, мысли молодого мага были уже там, откуда доносились ароматы жареного мяса и свежей зелени.
        - А магию круга призыва кристалл покажет? - вновь спросил Петрович.
        - Покажет… - протянул Тимс, и тут он догадался, к чему были заданы такие вопросы. - Да ну, не таскаться же по лесу с тяжеленным кристаллом. К тому же, у него радиус действия не очень большой. Сам видел, вплотную надо подходить.
        - Это если целый, тяжело, - произнёс Петрович. - А если небольшой кристалл, усилить петлёй и приделать к ручке, по типу земных металлоискателей или миноискателей. Там схемка плёвая, вот смотри.
        Отломив ветку с куста, Петрович принялся рисовать на земле, попутно объясняя Тимсу, даже о еде забывшему, где поставить кристалл, как усилить магические потоки, чтобы увеличить радиус действия. В запале ни сам рационализатор, ни маг не заметили, как к ним присоединился ещё один слушатель. Комрит Тарон, когда Петрович закончил объяснять, деловито поинтересовался:
        - Какие материалы нужны для опытного образца?
        Петрович и Тимс чуть не вздрогнули от неожиданности, но тут же принялись перечислять необходимое.
        - Всего-то, - обрадовался комрит и добавил: - Кристаллы у нас и так списанной устаревшей модели, один каптёр точно даст, проволоку, как проводник магии возьмём у оружейников. А вот ручку…
        - Да швабру у кухонниц позаимствуем, а позже плотники нам выточат ручки, если дело пойдёт, - подсказал Петрович и добавил: - Назовём магоискателем. На нас с Серым и на других магах опробуем.
        Из открытой двери трактира раздались звуки скрипки. Ижен, чьи пальцы уже зажили, сделал новые струны на подаренную императором скрипку, и решил порадовать друзей игрой на драгоценном инструменте.
        - Талантливый парнишка, - произнёс комрит Тарон. - Ему бы у столичных мастеров подучиться, цены бы не было.
        - В этом году не получилось, а вот на следующий Женька с матушкой Неей поедут на прослушивания в Академию Искусств Картахеи, - ответил Петрович. - Как раз и денег достаточно подкопим.
        - Он же маленький для Академии, - удивился Тимс Корин. - Не слышал, чтобы туда детей брали.
        - Легат по нашей просьбе узнавал, при Академии есть школа для юных талантов. Заочная. Женьку точно примут. Будет два-три раза в год ездить, экзамены сдавать. А как подрастёт, тогда уже в Академию, - произнёс Петрович с гордостью за приёмного сына. - Школа, конечно, платная. Зато лучшие выпускники могут обучаться дальше на бюджете, то есть за счёт королевской казны.
        Сказав это, Петрович подумал, что стоит матушке Нее с Женькой оставить большую часть заработанных им денег. В своём мире, когда вернётся, он сумеет заработать. Дочки устроены, у них с Крошкой тоже небольшой запас имеется. Так что, с родной семьёй в материальном плане всё нормально, а вот о приёмной просто необходимо позаботиться.
        Ижен завершил игру. Он высунулся в дверь и позвал:
        - Отец, Тимоха, командир, только вас ждём, - и скрылся внутри трактира.
        - Нет, вы слышали, и этот туда же: Тимоха! - возмущённо произнёс Тимс Корин.
        Петрович и комрит Тарон переглянулись, пряча улыбки.
        Вечером в лагере царило невероятное оживление. Мимо оружейных мастерских, где устроились изобретатели, не прошёл только ленивый. Это поочерёдно. А вот когда дошло дело до испытаний на малом полигоне, зрители собрались все. Кому хватило скамеек, уселились на них, остальные стояли. Сидеть на земле стало холодновато. Осень потихоньку начинала вступать в свои права.
        Всех, одарённых магически попросили выстроиться посреди полигона на расстоянии вытянутой руки. Тимс Корин с важным видом вооружился магоискателем. Он медленно двинулся вдоль строя, не забыв нажать на кнопку на ручке. Устройство, названное «магоискатель представляло собой палку, с металлической петлёй на конце. В центре петли красовался маленький кристалл.
        Когда Тимс поравнялся с первым магом, кристалл сверкнул и раздался слабый писк, который заглушился восторженными криками зрителей. Первый же образец оказался удачным.
        Легат, тоже присутствовавший при испытаниях, довольно покивал головой и сказал:
        - Готовьте несколько штук. Завтра разведаем местность около населённых пунктов. Начнём с Фортеса.
        Воодушевлённые всадники второго ритона двинулись к складам. Там их встретил каптёр, стоящий в обнимку с кучей швабр.
        - Кристаллы дам, они и так списанию подлежат, а на швабры даже не надейтесь, - заявил он.
        Расстался каптёр со своими сокровищами лишь после распоряжения легата выделить средства на очищающие амулеты. И то долго после этого ворчал, что амулеты ломаются, разряжаются, и нет ничего надёжнее для уборки, чем старая добрая швабра.
        Глава тридцать седьмая. Прорыв
        Провести испытание магоискателя на местности получилось, но совсем не так, как планировали изобретатели и легат. Ранним утром над лагерем раздался сигнал тревоги.
        Считанные минуты ушли у воинов отряда на то, чтобы собраться и выстроиться на плацу, начинала сказываться выучка. Легат сообщил, что случилось два прорыва у Бережков и у Фортеса. К Бережкам отправили всадников второго ритона и пехотинцев пятого, остальные направлялись в Фортес.
        - Отряд направо, налево бегом марш! - скомандовал легат и быстро добавил: - Военкор, быстро в штаб, к магам координаторам.
        Это он вовремя подсуетился, Рина уже шла к всадникам, намереваясь напроситься к кому-нибудь пассажиром. И, учитывая репортёрские пробивные способности, ей бы это удалось.
        Недостающее вооружение получили на оружейных складах без спешки и сутолоки, потому - быстро. Драконов пустили рысью сразу, как миновали ворота. Звери уверенно бежали по знакомой дороге.
        Пехотинцы, заметно отставшие, двигались размеренным бегом. В их задачу входило: обеспечить поддержку всадникам и прикрыть им тыл, в случае повторных прорывов.
        Ещё на подъезде к Бережкам, Петрович понял, защита сработала, ведь музыки слышно не было. Ижену не пришлось отгонять нечисть игрой на волшебной скрипке.
        А вскоре всадники и увидели эффект от новой схемы. Многочисленные демонские волки, не меньше двух-трёх стай, топтались около незримых магических линий, не решаясь их перейти. Один, посмелее или поглупее, ступил на защищённую землю и тут же отпрянул с испуганным воем. Остальные подхватили, и в их завывании отчётливо слышалась досада зверя, упустившего добычу.
        Обитатели Бережков, несомненно, верили в установленную на поселение защиту, но и сами на всякий случай подстраховались. Тай с помощниками забаррикадировались в трактире, а жители Бережков собрались у дома Ижена и его бабушки. Туда же Пятнашка привела свою отару. Сам Ижен стоял на крыше сарая со скрипкой наготове.
        Появление всадников на драконах заметили одновременно. Вой нечисти сменился злобным рычанием. Пятнашка издала торжествующее «Му», мол, что, съели? Ижен заиграл воинский марш.
        Демонские волки ещё немного отступили и принялись группироваться для атаки.
        - Кыш, кыш! - крикнул Петрович, отгоняя нечисть подальше от поселения.
        Амулет связи комрита пикнул, раздался голос Тимса Корина:
        - В квадрате восемь-шесть новый прорыв, пятый ритон отправился туда. Одни справитесь?
        - Справимся, - уверенно ответил комрит Тарон, перехватывая удобнее копьё. Он уже наметил себе цель - крупного демонского волка, явно вожака.
        Отогнав нечисть на берег реки, всадники окружили стаю и атаковали её. Демонские волки отбивались, отчаянно кидаясь на драконов, на копья. Выяснилось, нечисть не боится ничего, кроме эльфийской магии. На Петровича демонские волки не кидались, старались увернуться и отбежать. Решив, что не дело гоняться за нечистью по всему берегу, Петрович достал ловчую сеть. С третьего броска он научился накидывать сеть сразу на пару-тройку волков. После чего они вместе с Серым добивали демонских тварей копьём. Воинов перестало удивлять то, что, погибая, нечисть растекалась чёрной лужей и впитывалась в землю.
        Среди волков Петрович увидел нечисть со шкурой в чёрно-красную полоску, чьё заковыристое название он забыл, а вот то, что против неё лучше применять вместе с оружием магию усвоил чётко. Нечисть кралась, прячась за спинами волков, наметив целью Теренса. Толстячок гоблин, бьющийся с несколькими волками, этого не видел.
        - Теренс, слева! - крикнул Петрович. - Серый, вон по той полосатой фигне - огонь!
        Мощный эльфийский бас перекрыл шум сражения. Теренс успел увернуться от крестовой мантикоры, Петрович всё-таки вспомнил название твари, сорвавшейся в прыжок. Серый довольно метко запустил магический снаряд, угодивший в бок нечисти чем-то похожей на огромную кошку, уже на земле её добил Ирван, сражающийся плечом к плечу с другом.
        Наблюдая, как впитываются в землю остатки демонских волков, комрит Тарон достал амулет связи.
        - Зачистка Бережков проведена. Пострадавших нет. Можете выдвигаться.
        - Пусть магоискатель захватят, - подсказал Петрович.
        - Хорошо, захватим, - раздалось из амулета связи. Тимс, на том конце расслышал просьбу Петровича.
        Всадники двинулись от реки в сторону трактира. Когда они спешились и отправили питомцев в загон, раздался сигнал отмены тревоги.
        Двери трактира распахнулись, на крыльцо выскочила Тай и кинулась в раскрытые для неё объятия Серого. От домов по ту сторону дороги к всадникам поспешили местные. Первыми подоспели ребятишки с Иженом во главе. Они сбивчиво принялись рассказывать.
        - Сирена как загудит!
        - Волки как выскочат, жуткие!
        - А защита их не пускает!
        - Даже Женьке играть не пришлось!
        - А тут вы, такие, на драконах!
        Выпалив всё это в один голос, вся ребятня, кроме Ижена рванула к загону со ставшими общими любимцами драконами.
        Подтянулись местные жители, они пожимали руки воинам, обнимали, благодарили.
        На дороге показались пехотинцы. Комрит Тиль ещё издали, по-мальчишески похвастался перед комритом Тароном:
        - А мы двух шипорогов замочили.
        - Зато у нас, кроме демонских волков, была крестовая мантикора, - в тон ответил Взводный.
        - Да ну, - удивился комрит Тиль. - Это же редкость. Рассмотрели хоть хорошенько?
        - Где там, - ответил Взводный, махнув рукой. - Наши её прикончили, никто охнуть не успел.
        В последних словах Взводного отчётливо прозвучала гордость за всадников.
        Раздался треск, в воздухе образовался портал. Из зеленоватого марева вышли Тимс Корин, маг координатор пятого ритона, Большой Змей и Рина Тум, державшая в руках отобранный у Тимса магоискатель.
        - В Фортесе тоже зачистка закончена, - доложил Тимс то, о чём все уже догадались по присутствию инструктора. Большой Змей на этот раз сопровождал своих летающих питомцев. И раз он успел вернуться, значит около города крепости всё в порядке.
        Рина наставила на Петровича магоискатель и, не обнаружив сигнала, разочарованно воскликнула:
        - Сломался, ведь у папули магия точно есть.
        - Кнопочку на ручке нажми, - ехидно посоветовал комрит Тиль.
        Однако к его ехидству уже у всего отряда выработался иммунитет, и Рина просто послушалась совета. Тут же раздался её ликующий вопль, заглушивший пиканье сигнала.
        Рина принялась объяснять заинтересовавшимся местным жителям, что это за штуковину она держит в руках. Комрит Тиль обратился к Тай:
        - Хозяюшка, позволишь в твоём трактире отдохнуть уставшим воинам?
        - Заходите, - живо откликнулась Тай. - Мы гостям всегда рады. Сейчас всё приготовим.
        Она метнулась внутрь, подзывая помощника и поваров. Серый заступил дорогу комриту пехотинцев. Выглядел он при этом по-тролльи угрожающе, даже нижнюю челюсть вперёд выдвинул, оскаливая мощные клыки.
        - Тай - моя девушка, - произнёс он.
        - И тут всадники опередили, - со смешком отозвался комрит Тиль и, хлопнув Серого по плечу, добавил: - Успокойся. Никто в здравом уме троллям дорогу переходить не будет.
        Серый внимательно глянул на комрита Тиля, отошёл от двери и разрешил:
        - Ну, тогда проходите.
        Пехотинцы и всадники зашли в трактир. Маги в сопровождении охраны разошлись к местам прорыва. С Тимсом Корином отправились близнецы, Рина и Большой Змей. Местные, кроме провидицы Неи и Ижена разошлись по своим делам.
        Вернулись маги и их спутники довольно быстро.
        - Недалеко места прорывов на этот раз, к тому же, наши общую сигналку усилили. Точнее места магической нестабильности показывает, - рассказал Тимс.
        Рина, перебивая его, воскликнула:
        - А я такое нашла!
        Выяснилось, по пути через Бережки Рина не отключила магоискатель и исследовала всё вокруг. И внутри Бережков кристалл заискрился, и прибор издал писк, обнаружился не сработавший круг призыва.
        - Получается, диверсант начертил круг внутри поселенья. Если бы не защита… - пояснил Тимс.
        Он покачал головой, а тётушка Нея охнула, приложив руку к губам. Перед глазами провидицы пронеслась картинка того, что могло бы произойти.
        - Вас сами Боги привели сюда из других миров, - прошептала она.
        - Я бы сказал, спёрли, - уточнил Петрович и добавил: - Но мы уже не в обиде. Защитить мирных жителей - это святое для воинов.
        Комрит Тарон, внимательно слушавший Рину и Тимса, достал амулет связи и отошёл в сторонку, к окну. Хотя мог бы и за столом говорить, всё равно все подслушивали. Комрит связался с легатом, кратко доложил об обстановке и попросил обследовать Фортес магоискателями.
        Закончив разговор, он машинально выглянул в окно и застыл, протянув:
        - Так, я не понял…
        Присутствующие рванули к окнам. Картинка открылась занимательная. Трёхрогая корова гнала свою отару к загону с драконами. Дойдя до загона, Пятнашка ловко поддела рогом задвижку, загнала овец внутрь. Затем закрыла загон, произнесла: «Му» и отправилась по своим делам, задорно хлеща себя по бокам хвостом.
        - Р-ра, - растерянно протянул Молорик.
        - Вот тебе и р-ра, - со смешком произнёс Петрович. - Придётся нашим дракошам побыть овечьими няньками, пока это пятнистое чудо не нагуляется. Надо же, сообразила, где для её отары безопаснее всего.
        - А корова-то стельная, - заметил кто-то из пехотинцев.
        Их комрит радостно подхватил:
        - Вот принесёт зимой дракончика, будете всем ритоном алименты хозяину коровы платить.
        Все рассмеялись, принимая шутку, только двое в трактире восприняли слова комрита пехотинцев всерьёз.
        - Не принесёт, у них несовместимость видов, - произнёс Большой Змей.
        - Не принесёт, - в тон сказал Ижен. - Пастухи говорят, Пятнашка, получается, к стаду ходила не только для того, чтобы быка сместить. На будущего телёнка уже очередь. Но мы с бабушкой первыми успели занять. Так что, если тёлочку принесёт, нам отдадут.
        Тётушка Нея, успевшая приобрести несколько кур, довольно покивала головой. Жить на одном месте ей оказалось в новинку, но пока нравилось.
        Вернувшись в лагерь, воины второго и пятого ритонов узнали ворох новостей. В Фортесе нашли целых три круга призыва, что не смогли пробить защиту. Их, разумеется, уничтожили.
        Прорывы случились вновь одновременно во всех шести королевствах. Но на этот раз, благодаря новой защите обошлось без жертв. Учёный Совет сразу после того, как об этом стало известно, присвоил новой системе защиты Имперский знак. И получила она название: «Контур Петровича-Терьени». И учёные мужи могут проявлять скорость при принятии важных решений, особенно когда под ними начинают шататься кресла, а впереди маячит волшебный пинок от императора.
        Глава тридцать восьмая. Военнопленные
        На следующий день после прорыва ритоны, вооружившись магоискателями, а за вечер накануне этих приборов наделали ещё два десятка, направились к Фортесу.
        Выстроившись цепью, легионеры прочёсывали окрестности города крепости и соседних малых поселений. На крепостных стенах собралось немало зрителей, а картинка действительно открывалась интересная. Петровичу, например, происходящее напомнило сенокос в деревне, когда косцы идут в ряд, срезая траву. Так и воины водили магоискателями, чтобы охватить как можно большую территорию.
        Легат, который лично присутствовал при этом действе, считал, что чем дальше от населённых пунктов произойдёт прорыв, тем безопаснее для мирных жителей. Да и отряду удобнее уничтожать нечисть на открытой местности.
        Усилия легионеров даром не прошли, они нашли целых пять кругов призыва. Легат, дав отмашку воинам, отдал приказ приступать к деактивации найденных и помеченных флажками кругов магам координаторам.
        В лагерь ритоны возвращались тихо, сосредоточенно, оглядывая окрестности. Песни не запевали, Петрович, кивая на флажки, произнёс:
        - Шуметь нельзя, вдруг сдетонирует и рванёт.
        И хотя маги-координаторы уверяли, что звуки на круги призыва не действуют, воины отряда словам Петровича доверяли куда больше.
        - Нет, на драконах передвигаться удобнее, - заявил Теренс, когда отряд остановился у ворот. Толстячок гоблин даже пот со лба вытер.
        - Ещё что ли вам нагрузку на тренировках увеличить, - задумчиво протянул комрит Тарон.
        - Нет, нет, мы и без драконов бодренько так: ать-два, ать-два, - вмешался Перт, хотя до того сам недовольно пыхтел, шагая по дороге.
        - Эх, так и не сходил я в самоволочку, - протянул Петрович, окидывая взглядом стены лагеря. - Да здесь никакого интереса, от военного патруля прятаться не нужно.
        - Воин Петрович, ко мне! - раздался голос легата. - Остальные в лагерь шагом марш!
        - Воин Петрович по вашему приказу прибыл! - отчеканил Петрович, щёлкая каблуками и отдавая честь.
        - Ну-ка объясни мне, о чём ты там говорил, - попросил легат.
        - Объяснить, что такое самоволка? - оживился Петрович.
        - Это я и без тебя знаю, - отмахнулся легат. - Меня интересуют военные патрули.
        - Нужны для контроля над соблюдением устава военнослужащими, патрулируют на определённом участке, задерживают нарушителей, - отчеканил Петрович.
        - Практически то же, что и стражи порядка, только они за мирным населением следят. Ты меня натолкнул на одну интересную мысль. Можно ведь направить военные патрули на поиски диверсантов, раз безопасники сами не справляются, - произнёс легат и добавил: - А то мы тут круги уничтожаем, а эти фанатики новые нарисуют.
        Отпустив Петровича, легат быстрым шагом направился в штаб, к главному амулету связи.
        - Ну что, влетело? - спросил Петровича Серый, остальные всадники внимательно и с сочувствием ожидали ответа.
        - Нет, мы будем, похоже, местность патрулировать, диверсантов вылавливать, - ответил Петрович. - Давно пора этих вредителей выловить, а то развелось, как тараканов в общаге.
        Серый фыркнул. Гоблины согласно закивали, то, что под общагой подразумевается общежитие, несостоявшиеся студенты поняли, а тараканы водились во всех мирах.
        Военный Совет принимал решения не в пример быстрее Учёного. Уже со следующего дня в отряды Иномирного Легиона пришёл приказ о патрулировании подконтрольной местности. Глава Имперской Безопасности согласился на предложенную помощь, скрепя сердце. Не привык попадать в ситуации, когда не получается справиться. Но на этот раз действительно не получалось.
        Задержанные диверсанты оказались фанатично преданными Ордену Отмщения и явки с паролями не сдавали. Хранил молчание и кузен императора. Закрытый в своей резиденции он лихорадочно обдумывал, как свалить всю вину на Орден и его главу в случае провала.
        Да, именно императорский кузен поддержал возрождение древнего Ордена, пообещав место в Совете Империи, когда он, тоже потомок рода Эстарон, взойдёт на трон. Непременно взойдёт, когда выяснится, что нынешний император не способен справиться с прорывами и защитить подданных.
        В своих планах кузен императора не учёл несколько факторов: вмешательство Оракула и создание Иномирного Легиона. Да и глава Ордена в случае успеха вряд ли стал бы слепо подчиняться. В своём стремлении к власти, кузен императора выпустил джина из бутылки…
        Появление военных патрулей во всех королевствах местное население встретило на «Ура». После ликвидации прорывов воинов Иномирного Легиона везде принимали как героев.
        В шестом отряде на патрулирование отправляли по два воина из каждого ритона, чтобы не ослаблять боеспособность в целом.
        - Вдруг война, а мы устали, - провожали оставшиеся патрульных присказкой, пущенной в ход Петровичем.
        Первые два дня прошли без происшествий, а вот на третий патрульные всадники первого ритона вернулись в лагерь намного раньше назначенного.
        Дежурный, заметив летящих по направлению к лагерю двух драконов, сообщил легату. Таких глазастых оказалось много, так что патрульных встречал весь лагерь. То, что возвращались они с добычей тоже без внимания не осталось. Драконы держали в лапах замотанных в ловчую сеть пленников.
        Над посадочной площадкой около драконарни, звери сначала скинули свою ношу, затем приземлились сами. С них спрыгнули всадники: комрит Намирей и Горт, негласный лидер первого ритона. Горт чётко выполнял просьбу Петровича присмотреть за Намирей.
        Подойдя к легату, комрит Намирей доложила:
        - Диверсант и его сообщник доставлены. Пойманы в момент передачи сообщником продуктов.
        - Этих проверить на магию, после чего доставить в портальную комнату штаба, - скомандовал легат воинам охраны, затем обернулся к адъютантам. - Свяжитесь с Фортесом, вызовите сюда агентов безопасности. Сделайте запрос на перемещение экстренным порталом в Картахею.
        Адъютанты бегом кинулись в сторону штаба. Остальные разглядывали пленных. Диверсант в маскировочном плаще морщился, придерживая голову, а его сообщник кряхтел и постанывал, растирая бок. Выглядел он как мелкий торговец, кем, собственно и являлся.
        Тимс Корин поднёс к пленным магоискатель, заискривший и издавший писк только у диверсанта. Тимс достал антимагические наручники и, прорезав сеть, ловко защёлкнул их на руках первого пленника. Второму перетянули кисти рук ремнём. Ловчие сети растворились. Пленных, всё ещё оглушенных ударом об землю, подняли на ноги, и повели в штаб. Легат отправился следом. Рина Тум зашагала рядом с упрямо-независимым видом. Легат глянул на неё и махнул рукой. В данном случае проще было разрешить присутствовать при отправке задержанных в столицу.
        Как только зашли, пленных провели дальше по коридору, а адъютант доложил:
        - Агенты из Фортеса извещены. Допуск в столицу появится через час.
        Рина, с заблестевшими от предвкушения глазами попросила:
        - Господин легат, можно я возьму интервью у военнопленных? Время же есть! Ну, разрешите, пожалуйста!
        - Разрешаю, - ответил, подумав, легат. Глядя в спину бегущей по коридору Рины, он пробормотал: - Сами виноваты, не жалко.
        Залетев в портальную комнату, Рина с ходу обратилась к диверсанту:
        - Как давно возродился Орден? Какая цель призыва нечисти? Кем вы были до вступления в Орден? - Не получив в ответ ничего, кроме презрительного взгляда, Рина переместилась к сообщнику, забрасывая вопросами: - Вы помогаете призывальщикам нечисти, не боитесь, что пострадают ваши родные? Много нынче платят за предательство? Чем, кроме Родины, торгуете?
        Торговец заёрзал на скамье. Стоящий за его спиной воин из охраны легонько ткнул в спину рукоятью кинжала и рявкнул:
        - Отвечать!
        Охранник, стоящий рядом с диверсантом и вовсе кинжал из ножен вынул и поиграл лезвием перед лицом первого пленного. Диверсант ответил взглядом, в котором, помимо ненависти, явственно читалось: ничего не скажу, хоть режь. Рина, сообразив, что от диверсанта ждать нечего сосредоточилась на торговце, который начал вилять и выкручиваться, чуть не со слезами заверяя, что его заставили.
        Примерно час спустя в комнату зашли два агента безопасности. Торговец, скатившись с лавки, рухнул перед ними на колени и завопил:
        - Всё скажу! Только побыстрее отправьте в столицу. И попросите её замолчать!
        При этих словах он кивнул на Рину. Старший из агентов окинул взглядом стоящего на коленях торговца, диверсанта, с дёргающимся глазом и перекошенным от злости лицом и двух чуть не сползающих по стенке от сдерживаемого смеха охранников. Затем посмотрел на Рину.
        - А, старая знакомая, - и понимающе ухмыльнулся.
        - И тебе добрый день, - отозволась Рина, тоже узнав старого знакомца, с которым подралась в Фортесе, приняв за диверсанта.
        - За поимку диверсантов и их сообщников положена награда. Патрульным в первую очередь, но я подам и твоё имя, как разговорившей преступника. Думаю, двадцать золотых будет в самый раз. Мир?
        Безопасник протянул Рине руку под стенания торговца: «Ей ещё и заплатят!» Рина, сообразив, что ей, фактически, возвращают уплаченный Петровичем штраф, охотно ответила на рукопожатие.
        - Быстро убрал руки от Рины, - раздалось от двери.
        Там стояли легат, Большой Змей и Тимс Корин. Реплика, разумеется, принадлежала Змею. Безопасник и не подумал подчиниться. Он перевернул руку Рины кистью вверх и поцеловал, не обращая внимания на злое шипение, после чего произнёс:
        - Береги невесту, а то уведут.
        - Ты ш-ш-ш-што ли? - прошипел Большой Змей.
        - Вряд ли, - с сожалением ответил безопасник, отпуская руку Рины. - Люблю комфорт и спокойствие. Хотя, если подумать…
        - Вы должны меня в столицу доставить, а не девчонку делить, - неожиданно подал голос диверсант, указывая связанными руками на активировавшийся портал: внутри стоящей у стены рамки клубился зеленоватый туман.
        - О, кто-то даже разговаривать умеет, - с усмешкой протянул безопасник.
        - Может, пару вопросов для интервью? - спросила Рина диверсанта.
        Его передёрнуло, а все окружающие расхохотались, даже успевший встать торговец. Диверсант покраснел, в глазах разгоралась злоба.
        - На тебе наручники новой модификации, - предупредил разъяренного пленника Тимс Корин. - Вздумаешь проклятье наложить, всё к тебе же и вернётся.
        Безопасник подошёл к диверсанту и подтолкнул в спину в сторону портала:
        - Вперёд! Всем: до встречи.
        Подмигнув Рине, он скрылся в зелёном мареве вслед за задержанным. Его напарник завёл туда довольного торговца.
        - Когда вы наручники успели переделать? - удивлённо спросил легат.
        - Только собираемся, - ответил Тимс, - но ему, - последовал кивок в сторону портала, - об этом знать не обязательно.
        Пока легат и Тимс разговаривали о наручниках, Большой Змей подошёл к Рине, но устроить сцену ревности ему не удалось. Рина что-то строчила в своём блокноте, ничего вокруг не видя и не слыша. Вздохнув, Большой Змей повёл невесту к выходу. Она благодарно угукнула, не прерывая своего занятия. Статья в «Глашатае королевства» дело важное и неотложное. Что ни говори, а к обязанностям своим военкор Рина Тум относилась очень и очень ответственно.
        Глава тридцать девятая. Битвы бывают разные
        Время очередной увольнительной подошло незаметно. Ко второму ритону, отправляющемуся в Бережки, добавился пятый. Пехотинцев никто не звал, они сами себя пригласили.
        Серый поначалу отнёсся к этому с большим подозрением. Но комрит Тиль в сторону Тай даже не смотрел. Язва-язвой, а слово держать умел.
        Примирило всадников, уже привыкших считать Бережки и местных обитателей исключительно своими, то, что пехотинцы не только в трактире гуляли, но и помощь мирному населению оказывали. Даже их командиры в стороне не остались. Комрит Тиль лично подлатал крыльцо в доме пожилой вдовы.
        Местные ребятишки, сбегав угостить драконов, вертелись около воинов. Ижен и его друзья все уши прожужжали Петровичу о том, что со следующей недели начинаются занятия в школе. Школа располагалась в Фортесе, а учеников с Бережков, других мелких поселений и из Пограничного гарнизона утром повозками привозили в город-крепость, а после уроков развозили по домам.
        - Вот и кончилась вольная жизнь! - произнёс Ижен, изобразив на лице скорбь, и заиграл печальную мелодию. Играл он на своей старой скрипке, подарок императора берёг для особых случаев. Затем заиграл другую мелодию, чуть веселее, постепенно наращивая темп, закончил яркой весёлой плясовой.
        Некоторые зрители, а их на импровизированный концерт собралось немало, пустились в пляс. Ижен сыграл ещё несколько танцевальных мелодий, а закончив, задорно тряхнул головой, поднимая вверх скрипку и смычок.
        Юному музыканту долго и с удовольствием хлопали. После случая, когда он волшебными звуками отогнал нечисть, Ижен стал общим любимцем. Он крепко сдружился с местными ребятишками, что не мешало изредка выяснять отношения на кулаках. Утончённо чувствующий музыку Ижен был тем ещё задирой.
        Возвратившись в лагерь, всадники остаток свободного времени в любимой беседке. Обстановка расслабляла: громко мурлыкал сидевший на коленях Петровича кот, ворковали голуби, на крыше чирикали воробьи.
        - Странная тут осень, - произнёс Петрович, кивком указывая на листья вьюнка, оплетающего беседку. Те и не думали желтеть, как и листья на деревьях и кустарниках.
        - Обычная, - ответил Тимс Корин, пожав плечами. Но тут же спохватился, добавив: - У нас всегда так. Времена года резко меняются. Вот недельки через две-три проснёмся, а на улице прохладно, дождливо и все листья жёлтые, красные.
        - И зима так же? - уточнил Перт и поёжился. - Не люблю холод.
        - И зима, - подтвердил Тимс. - Но здесь, на востоке не сильно много снега. Вот у гномов в предгорьях, там, да. Дома с крышей заносит.
        Все посмотрели на Рину, строчившую очередную статью в неизменном блокноте. В качестве подставки для блокнота, она использовала спину Большого Змея. Всеобщее внимание Рина почувствовала и отвлеклась от записей.
        - Так-то я с рождения живу в Картахее, там эти переходы не так остро чувствуются. Один раз поехала я на каникулы к родне в Предгорье. Накануне отъезда солнышко светило, а утром проснулись - темень за окнами. А это дом засыпало почти под крышу. Вот тогда-то я и поняла, почему все двери внутрь открываются, и лопаты в доме хранятся, - рассказала Рина. - Но я, честно говоря, не расстроилась. Пока дома откопали, пока дорогу до порталов расчистили, у меня ещё дополнительная неделя каникул образовалась и по уважительной причине.
        - Значит, у нас ещё три недели лето будет? - спросил теплолюбивый Перт и, получив в ответ слаженный кивок от Тимса и Рины, воскликнул: - Я зимний холод не терплю, я лето красное люблю!
        - Мне больше всего конец весны нравится, - признался Петрович. - Зелень яркая, не пожухлая, жары и пыли ещё особо нет. Красота.
        - Да, ладно, зимой тоже здорово, - возразил Дейс.
        - Не-не-не, - затряс головой Перт. - Лето и только лето.
        Утром следующего дня выяснилось, что лета осталось куда меньше, чем ожидал отрядный поэт. Нет, в воздухе не похолодало и деревья пока не пожелтели. День начался с общего построения на плацу. Поскольку сирены тревоги не было, никто особо не насторожился. Рядом с легатом у флагштока стояли двое мужчин, как представил их командующий: префект округа и его заместитель по сельским угодьям. Перфект выглядел встревоженным, ему первому легат предоставил слово.
        - Воины легиона! Мы вынуждены обратиться к вам за помощью. Вчера пришло срочное сообщение от магов погодников: похолодание наступит через пять дней, на две недели раньше, чем мы рассчитывали. Как назло, в этом году рекордный урожай яблок. Своими силами мы не успеем, даже если привлечём пограничников, местное население, школьников и студентов. Надежда только на вас.
        Дальше последовали восхваления иномирных воинов, префект явно задабривал будущих помощников. Его заместитель уже описал конкретно, на каких участках предстоит работать и какой процент от собранного пойдёт в столовую лагеря. Рядом с заместителем префекта словно из под земли появился каптёр, и после того, как тот закончил, оттащил в сторонку, обсудить практическую сторону вопроса.
        Легат озвучил своё решение: первый ритон оставался для патрулирования, остальные отправлялись на битву за урожай. Перед выездом всадников второго ритона из лагеря, к ним подошёл каптёр. Он пристально оглядел драконов и спросил почему-то Петровича:
        - Как думаешь, может, те яблоки, что нам положены, драконы довезут, а повозки не нужны? Они ведь у вас вон какие.
        Каптёр протянул руку, похлопать Молорика по лоснящемуся боку.
        - Р-ра, - предупреждающе рыкнул дракон. Он позволял себя трогать хозяину и ребятишкам. Тимса и Рину, он, следом за Петровичем, тоже считал детьми. Остальным такие фамильярности не позволялись.
        - Ну, ладно, повозки, так повозки, - покладисто согласился каптёр, шустро отдёргивая руку.
        Фруктовые сады располагались в противоположной стороне от леса, где состоялась первая битва с нечистью. Насыщенно красные яблоки выделялись на фоне довольно блеклых по меркам Земли листьев. Количество деревьев потрясало, не сады - огромный лесной массив. Вот только с деревьями, стоящими ровными рядами.
        Каждому ритону выделили участок и помощников. Всадникам достались школьники младших классов. Их старенькая учительница тщетно пыталась навести порядок. Детвора, возглавляемая бережковскими, рванула знакомиться с драконами. Растерялись все, даже драконы, облепленные малышнёй, как муравьями. Петрович скомандовал:
        - Яблочные воины, стройся!
        - Это мы, что ли? - уточнила бережковская девочка, та, что первой угостила драконов конфетой.
        - Вы, - подтвердил Петрович и повторил: - Стройсь!
        Дети построились, как могли. Петрович прошёлся вдоль неровного ряда и произнёс:
        - Сегодня нам всем предстоит важная битва. Битва за урожай. Командовать вашим ритоном будут настоящий маг и настоящий военкор. Тимс Корин, Рина Тум, объясните яблочным воинам боевую задачу. Всем слушаться главнокомандующего - вашу учительницу. С драконами познакомитесь во время перерыва. Яблочный ритон шагом марш!
        - Ну, спасибо, папуля, - шепнула Рина, проходя мимо.
        Всадники, забираясь на лестницы, напоминающие стремянку, принялись собирать яблоки с дерева в небольшие корзины, дети по двое эти корзины оттаскивали к большим плетёным коробам.
        Доставшиеся в помощники Петровичу мальчишки просветили, что старшие школьники собирают яблоки самостоятельно, и что все ученики сняты с занятий. Время близилось к перерыву, когда Петрович, опуская очередную наполненную корзину, внизу никого не обнаружил. Его помощники стояли чуть поодаль и спорили. Чуть, и начнётся драка. Петрович спустился, подошёл к драчунам и спросил, в чём дело. Оказалось, мальчишки спорят, едят ли драконы яблоки.
        - Сейчас проверим, - сказал Петрович и позвал: - Молорик, ко мне.
        Подошёл не только Молорик, но и Смелый. Дракон Взводного невероятным образом всегда оказывался там, где речь шла о еде. Петрович взял из корзины два яблока и протянул спорщикам.
        - Угощайте.
        Мальчишки переглянулись и осторожно, на ладони протянули своё угощение. Все прекратили работу, наблюдая за драконами. Звери обнюхали яблоки, смели в один миг языком и захрустели с довольным выражением на мордах.
        Со стороны остальных драконов раздалось недовольное ворчание.
        - Перерыв! - скомандовал комрит Тарон.
        Дети кинулись к драконам, по пути набирая яблоки. Взрослые, хотя, по большому счёту к таковым можно было отнести лишь Петровича, комрита Тарона и старенькую учительницу, пошли наблюдать за этим процессом.
        После полудня появилась повозка с обедом для работников. Лошади категорически отказались подходить близко, и котелки и остальную посуду пришлось нести на место трапезы руками. Школьников и их учительницу, пообедавших вместе с остальными, загрузили в повозку, чтобы развести по домам. Оказавшиеся самыми шустрыми бережковские взяли с всадников обещание покатать их на драконах.
        Абстрактный чужой мир становился для воинов Иномирного Легиона вполне реальным, опутывая привязанностями, симпатиями, знакомствами крепче, чем ловчей сетью.
        Всадники поработали до вечера. С повозками для коробов с яблоками, приехал и заместитель префекта. Он поблагодарил воинов, сообщив, что завтра они будут работать здесь же. Петрович о чём-то с ним пошептался. После чего взял небольшую корзину и набрал в неё самых красивых и спелых фруктов. Причём на остальных глянул так, что никто даже вопроса задать не посмел, не то, что шуточку отпустить.
        Смелый повернулся в сторону повозок с лошадьми и нервно заводил носом.
        - Поверь, яблоки вкуснее, - сказал ему взводный.
        - Шутите? - спросил заместитель префекта, улыбаясь.
        - Отнюдь, - ответил вместо Взводного комрит Тарон. - В их мире драконы охотятся на единорогов, практически на лошадей. Так что, в следующий раз так близко не подъезжайте, дождитесь, пока мы удалимся подальше.
        - Учту, - закивал заместитель префекта с опаской поглядывая на драконов.
        Когда все отправились на ужин, Петрович задержался в казарме. Догнал он остальных уже у столовой.
        Серый потихоньку спросил:
        - Что, корзину с яблоками для Намирей через окно закинул?
        - Я что, мальчишка безусый? - возмутился Петрович и добавил: - Через дверь вошёл. Там никого не было.
        - А если бы застукали? - не унимался Серый.
        - У меня там дочь живёт, - напомнил Петрович.
        - Вот так тебе все бы и поверили, - фыркнул Серый.
        Незадолго до отбоя Рина Тум возвращалась в свою комнату после прогулки с Большим Змеем. Случайно глянув в приоткрытую дверь комрита Намирей, она застыла на месте. На столе стояла подозрительно знакомая корзина, а сама Стальная бабочка, сидела с закрытыми глазами и, прижимая яблоко к щеке, улыбалась.
        Рина тоже расплылась в улыбке. Умом она понимала, настанет время, и её приёмный отец вернётся домой. Но так хотелось, чтобы он остался!
        Глава сороковая. Прыжок в осень
        За пять дней со сбором урожая яблок справились. Счастливый заместитель префекта отправил в лагерь помимо обещанного ещё пару коробов яблок - персонально для драконов, оценивших их вкус.
        Прорывов за это время не случилось, возможно, потому, что выловили ещё двух диверсантов. На этот раз отличились Кирас и Большой Змей, сопровождавший караульных.
        Правда, к великому огорчению Рины, случилось это, пока остальной отряд, и она сама, находился в садах. Пришлось ей расспрашивать Кираса. Замкомрит, довольный собой, даже на время отбросил обычное высокомерие. Чем Рина тут же и воспользовалась, раскрутив его на полноценное интервью.
        Что касается Большого Змея, то его на несколько дней отправили в Картахею вместе с безопасниками и диверсантами. Своим видом и возможностью пускать из глаз смертоносные лучи, Большой Змей напугал даже фанатиков. Особенно одного, впадавшего при виде Змея в состояние панического ужаса.
        Безопасники это заметили и попросили у легата отпустить с ними Большого Змея для помощи в допросах. Расчёт оказался верным, в присутствии Большого Змея диверсант рассказал всё, что знал. И пусть знал он немного, приверженцем Ордена стал недавно, но и это дало толчок для дальнейшего расследования.
        Глава Имперской безопасности лично поблагодарил Большого Змея перед тем, как отправить обратно в лагерь. Вернулся инструктор одновременно с наступлением осени.
        Утро этого дня началось для второго ритона, да, впрочем, и для всех остальных, необычно. Сразу после подъёма в казарму зашли два воина охраны в мокрых плащах. В руках они держали увесистые тюки, которые сгрузили прямо у двери.
        - Это для командиров и мага, - сказал один из воинов, кивая на тюк поменьше, затем указал на больший. - А это для остальных. Прочую амуницию получите лично на складах после завтрака.
        Охранники вышли, запустив в казарму холодный воздух. Часть всадников выглянула в дверь, остальные приникли к окнам. На улице шёл мелкий дождь, низко нависали свинцовые тучи. Деревья стояли с окрасившейся в блекло-жёлтый и тёмно-красный цвета мокрой, наполовину опавшей листвой. Поздняя осень, по меркам Земли. Хотя и для других иномирян такое оказалось в диковинку.
        Петрович и комрит Тарон деловито развязали тюки. Там оказались плащи, подобные тем, в каких пришла охрана. Командирские отличались более светлым оттенком и нашитыми знаками отличия.
        - Ничего так плащ-палатка, огромная, - оценил Петрович, примеряя обновку. - Нужно вешалку у входа примастрячить, чтобы в казарму верхнюю одежду не тащить.
        - Да без проблем, - отозвался Рамир. - Если нет готовых, мы с братом в два счёта соорудим.
        - Не такой уж плащ и огромный, - высказался Серый, с трудом затягивая застёжку. Его поддержал Теренс.
        - А может, кое-кому не помешает похудеть? - поддел их Тимс Корин, оборачиваясь плащом чуть не дважды.
        - А кому-то - поправиться, - огрызнулся толстячок гоблин.
        Петрович с удовлетворением крякнул, пребывание в их ритоне явно шло Теренсу на пользу. Вон, зубки отрастил. В переносном, разумеется, смысле. Так-то у всех гоблинов клыки будь здоров.
        Сразу после завтрака отправились к драконам, отворачивая лица от ветра, так и норовящего швырнуть в лицо моросью.
        Драконы отнеслись к перемене погоды куда лучше хозяев, их шкуры оказались водонепроницаемыми. Так что, прогуливались они по загону с вполне довольными мордами. Молорик попробовал повести остальных к выходу, но Большой Змей произнёс:
        - Два дня гуляем в лагере, пусть драконы адаптируются.
        Что-то из этих слов драконы явно поняли, поскольку вернулись в загон и больше попыток выйти не предпринимали.
        Когда после прогулки драконов завели в стойло, и Петрович подкармливал Молорика сухариками, он почувствовал за спиной чьё-то присутствие. Обернувшись, увидел Большого Змея, стоявшего с мрачным лицом.
        - Она даже не заметила моего отсутствия, - произнёс Большой Змей с обидой.
        Петрович грудью встал на защиту дочери.
        - Рине нужно было срочно написать несколько статей и кучу заметок. Вчера был этот, как его… Во - дедлайн, крайний срок. Она вообще вокруг ничего не видела. Если бы не соседки по общежитию, забыла бы, что покушать нужно. И ты же ей не сказал, что по-настоящему в жёны зовёшь.
        - Рано ещё, - буркнул Змей. - Жду, может, сама догадается. На прогулку приглашал, цветы дарил, уже не знаю, как ещё намекнуть.
        - Возьми с собой на патрулирование, - предложил Петрович.
        - Это же опасно, - неуверенно возразил Большой Змей. - Тебе не жалко?
        - С чего это я буду каких-то там диверсантов жалеть, - ответил Петрович, пожимая плечами.
        Большой Змей кивнул и решительным шагом вышел из драконюшни, разыскивать неугомонную невесту.
        Дождь прекратился, но облака не разошлись. Они продолжали нависать, нагоняя тоску. Свободное время провели в комнате отдыха. Любимая беседка, лишившись защитного вьюнка, насквозь пропиталась влагой. Кот, как выяснилось, умевший открывать любые двери, уже ждал всадников, уютно свернувшись клубком в кресле. Голуби ворковали где-то под крышей, и лишь воробьи купались в лужах и громко чирикали.
        Пока остальные читали прессу, обмениваясь мнениями, Серый уселся на подоконник с самым несчастным видом. Петрович первым это заметил. Отложив газету со статьёй Рины и ссадив с колен кота, он тоже подошёл к окну. Там тоже присел на подоконник и спросил:
        - Ты что, с Тай поссорился? Всё же нормально в прошлый выходной было.
        - А? - Отвлёкся от своих мыслей Серый, после чего ответил: - Нет, у нас всё хорошо. Очень.
        На последнем слове его голос дрогнул.
        - Рассказывай, - коротко приказал Петрович и обратился к остальным: - А вы читайте, читайте, нечего уши греть. - Затем вновь повернулся к Серому и спросил: - Если секрет, давай выйдем.
        - Какой там секрет, - ответил Серый и махнул рукой, после чего спросил: - Как думаешь, может, для Тай император сделает исключение и отпустит со мной? Она сирота, трактир - наследство родителей. Есть какая-то дальняя родня в посёлке под Картахеей и всё.
        - Вряд ли, - ответил Тимс Корин, вместе с остальными подслушивающий разговор. - Но надо законы посмотреть. Может, есть лазейка, если вы обвенчаетесь. Но это лишь в случае, если Боги одобрят брак. Это редкость. Они и для своих-то обычно не расщедрятся. Большинство пар живут просто венчанные, без одобрения.
        Серый соскочил с подоконника и воскликнул:
        - Да я хоть сейчас! Вот завтра и спрошу, согласна ли Тай со мной уйти.
        - Не торопись, - осадил его Петрович. - Пока Тимс всё конкретно не разузнает, не обнадёживай девчонку. Она, похоже, тоже тебя любит.
        Тимс Корин почесал в затылке и сказал:
        - Завтра я отправлюсь в Картахею. Дядя мой пока не уехал в очередную экспедицию. У него много знакомых законников, он подскажет, что делать.
        Серый подошёл к Тимсу и порывисто его обнял, со словами:
        - Спасибо, друг.
        Дейс тоже почесал затылок и сказал:
        - Слушай, а вдруг при перемещении твой мир изменит Тай. Станет она, например, страшненькой или толстушкой.
        - Ну и что? - с удивлением спросил Серый и добавил: - Это же всё равно будет моя Тай.
        Он с такой нежностью произнёс «моя Тай», что все поверили: Серый будет любить свою избранницу несмотря ни на что, и уж тем более, на внешность.
        Настроение у всадников повысилось, но ненадолго. Если остальные просто шутили меньше обычного, то Теренс к вечеру и вовсе впал в хандру. Ирван пытался его растормошить, но толстячок гоблин только отмахивался. В конце концов, Ирван не выдержал и призвал на помощь тяжёлую артиллерию.
        - Петрович, ну, скажи хоть ты ему, - взмолился он.
        Петрович отошёл от новой вешалки, сооружённой братьями, показывая им большой палец в знак одобрения, и направился к Теренсу.
        - В чём дело-то? - спросил он.
        Выяснилось, их Теренс влюбился в одну из кухонниц. Девчонка тоже на него поглядывает благосклонно. А вот признаться он стесняется, боится что его, такого неуклюжего отвергнут. Петрович спросил, насколько серьёзны чувства у Теренса.
        - Я её люблю! - воскликнул Теренс, ударяя себя кулаком в грудь. - Мне проще, чем Серому, наш мир не закрытый. Мы можем жить хоть у меня, хоть у неё, хоть на два мира! Когда женимся. Если женимся.
        Теренс после последних слов сник, а Петрович произнёс:
        - Да что ж вас сегодня так всех накрыло? Зверская тут осень, я смотрю. Значит, так. Отставить страдать. Иди и объяснись с девушкой.
        Теренс послушно двинулся к выходу, схватив свой плащ, он уронил два соседних, но даже не заметил этого. Когда дверь за ним закрылась, Петрович поднял упавшие плащи и выдал:
        - Нормально, раньше бы всю вешалку свалил. Тимоха, иди-ка сюда. Скажи, ловчая сеть растягивается хорошо?
        - Да, а что? - отозвался Тимс.
        - Пора этому миру приобщиться к волейболу и баскетболу, - ответил Петрович. - Надо же чем-то выбивать эту осеннюю хандру.
        - У меня на кристаллах есть записи нескольких матчей, - оживился Тимс. - Я завтра в столицу, как раз возьму. И мячи куплю. У нас они, правда, для баскетбольных легковаты, наверное. Ничего, придумаем, как утяжелить.
        - Вот и ладушки, - обрадовался Петрович.
        В казарму вихрем ворвалась Рина. Она с разбегу повисла на шее у Петровича с воплем:
        - Папуля!!! Меня Змей в понедельник на патрулирование берёт! Сам предложил!
        Петрович покружил Рину и поставил на пол.
        - Поздравляю, - сказал он. - Так, смотри, он из фактических в настоящие женихи перейдёт.
        - Да ну тебя, папка! Всё шутишь, - отмахнулась Рина и выскочила из казармы.
        - М-да, тут ещё работать и работать, - протянул Петрович.
        Остальные дружно кивнули. Тимс Корин тяжко вздохнул.
        - Слышь, Тимоха, - подал голос Дейс. - Если так нравится девчонка, отбей её у инструктора.
        - Я ещё молод, чтобы погибать, - мрачно ответил Тимс.
        Остальные закивали.
        - Змеище Ринку не отдаст, - выразил общее мнение Перт.
        До ужина Теренс не вернулся. Всю дорогу до столовой всадники гадали, как прошли переговоры толстячка гоблина с девушкой. Успокоились, увидев парочку, стоящей на пороге и держащейся за руки.
        - Ну, хоть кому-то первый день осени принёс что-то хорошее, - произнёс Перт и добавил: - Для любви настоящей никаких нет преград. Завывает пусть ветер, и вокруг листопад. Даже зимняя вьюга никому не страшна, если в сердце с любовью расцветает весна!
        Глава сорок первая. Спорт службе не помеха
        Наверное, это был первый раз, когда всадники возвращались в лагерь после увольнительной охотно и с нетерпением. Даже Серый попрощался с Тай быстрее обычного.
        Тимс Корин, которому тоже не терпелось сообщить новости, ожидал свой ритон у ворот, нервируя часовых беготнёй туда и обратно.
        Когда всадники спешились и повели драконов в поводу в драконюшни, Тимс пошёл рядом с Серым, рассказывая, что ему удалось разузнать. Выяснилось, даже брак не поможет, его попросту расторгнут. Новоявленную супругу не отпустят в закрытые миры.
        - Но… - тут Тимс многозначительно поднял палец вверх. - Есть одна лазейка.
        - Ребёнка заделать? - спросил Дейс.
        - Ни в коем случае! - воскликнул Тимс. - С детьми вообще без вариантов. У нас даже в открытые миры семьи послов не могут детей взять с собой. Рождаемость в Империи не сказать, что высокая, каждый ребёнок на счету.
        - Так что за лазейка? - спросил Серый, весь обращаясь в слух.
        Они уже достигли драконарни и остановились перед воротами. Как ни странно, драконы внутрь не спешили, словно тоже ожидая ответа Тимса. Петрович покачал головой, он давно подозревал, что драконы умнее, чем кажутся и понимают даже больше, чем утверждает Большой Змей.
        - Есть закон, по которому нельзя расторгнуть брак в течение его первого месяца. Если вы с Тай сходите в храм за неделю до окончания контракта, вас не станут разлучать и отправят на Землю вместе, - выпалил Тимс и добавил: - Ведь после окончания контракта вы обязаны покинуть наш мир в течение трёх суток. Если, конечно, не заключите новый.
        Серый расцвёл улыбкой, а вот Петрович нахмурился.
        - Постой, постой, - произнёс он. - Получается, вы с легатом нас обманули. И император ваш до кучи, со своим указом. Нас бы не казнили, а попросту выперли отсюда домой?
        Тимс ярко покраснел и замялся, не зная, что ответить. Выдавил из себя только:
        - Ну-у…
        - Вот жулики, - протянул Петрович даже с каким-то восхищением. - Остап Бендер нервно курит в сторонке.
        - Кто такой Остап Бендер? - одновременно спросили близнецы.
        - Литературный герой, - решил блеснуть знаниями Тимс Корин. - Его имя на Земле стало нарицательным, синоним всевозможных жуликов и мошенников.
        - Долго стоять будете? - раздалось с крыши драконюшни.
        Большой Змей стоял там рядом с Риной. Судя по тому, что раньше они голос не подавали, подслушивали разговор.
        Драконы направились к стойлам. Рина скатилась по лестнице и кинулась к Серому. Она обняла его и воскликнула:
        - Как я рада за вас с Тай! Но буду скучать, когда уйдёте. Такого тролля у меня в дядюшках ещё не было. Ладно, пока, мне нужно к завтрашнему патрулированию готовиться.
        После последней фразы Рина убежала.
        - Интересно, как она готовиться собралась? Что там вообще готовиться? - подозрительно протянул Петрович, глядя на Большого Змея. Тот, к этому времени уже, не спеша, спустился с крыши.
        - Кристаллы для запечатления, - пояснил он. - Рина сделает снимки с высоты драконьего полёта. Говорит, читатели будут в восторге.
        - Рина знает, что говорит, профессионал своего дела, - с гордостью произнёс Петрович, оглядывая окружающих. Не только же дочь из неприятностей вытаскивать, погордиться тоже можно. Даже нужно. Для здоровья точно полезно.
        - А, мячи я привёз, - вспомнил Тимс. - И кристаллы с записью игр. Там, правда, не полностью.
        - Отлично, пойдём к легату с идеей досуга для страдающих от осенней хандры, - оживился Петрович.
        Легат воспринял идею спортивных состязаний в лагере с большим энтузиазмом.
        - Один из учебных домиков пустует. Если снести перегородки между комнатами, по размерам самое то, - произнёс он, изучая записи игр. - Так, ну доски на щиты есть, кольцо для корзин оружейники сделают. Сетки…
        - Ловчие сети, - подсказал Петрович. - Они и по цвету подходят и по размеру ячеек. И тянутся - до размеров волейбольной сетки - без проблем, мы в казарме пробовали.
        - Ну, что же, одобряю, - сказал легат. - Завтра и начнём место готовить.
        Командующий улыбнулся предвкушающе. Как таковой, спорт в Империи существовал, но занимались им школьники и студенты. Легат не относил себя к мечтателям, но появившаяся в голове картинка, как он рассказывает о нововведении в своём отряде коллегам, порадовала. Словно наяву увиделось, как сморщат брезгливо носы эльф и фейри, как одобрят остальные, особенно гномы. Последние, наверняка, ещё и придумают, как доход от соревнований получить.
        В понедельник закипела бурная деятельность по подготовке практически крытого стадиона для проведения тренировок и, в будущем, игр. Каптёр без сильных споров выдал материалы и инструменты. Легче всего хозяйственник оторвал от сердца запасные ловчие сети. И их, и амуниции на складах имелось с запасом, ведь планировалось большее количество легионеров, чем удалось завербовать и выкрасть.
        В итоге к вечеру зал был готов. Сразу приготовили и корзины, и натянули сетку для волейбола, чтобы продемонстрировать, как всё будет выглядеть. От обычной службы освободили не только плотников, строителей, но и Петровича, Серого и Тимса, взятых консультантами.
        Петровича привели в восторг местные краска и лак. Они моментально сохли и, главное, совсем не пахли. Вспомнилось, как дома он однажды купился на рекламу краски, которая, по словам производителей быстро сохла и почти не пахла. Справедливости ради стоит признать - высохла краска за полдня. Но вот запах стоял такой, что пришлось хватать в охапку всё семейство и отправляться ночевать к тёще. Да ещё неделю выслушивать претензии от соседей. Ядрёный запах достал и их.
        Перед ужином в сторону новенького спортивного зала направилась целая процессия. Первыми шли консультанты с мячами, легат, каптёр, Рина, вернувшаяся с патрулирования и ради предстоящего события отложившая написание статьи. Следом - все любопытствующие, то есть весь лагерь, за исключением часовых. Легат предупредил, что заходить все будут по очереди, но сначала второй ритон, как инициаторы идеи.
        По земной традиции легат даже перерезал красную ленточку, у каптёра и не такое можно было на складах найти. Всадники расселись на лавки у стен, остальные заглядывали в окна и двери. Петрович взял мяч и сделал подачу стоящему по ту сторону сетки Серому.
        То, что случилось дальше, никто не ожидал, хотя вполне могли предвидеть. Сетка резко вытянулась вверх и поймала мяч в захват. Несколько минут все стояли замерев. До окружающих медленно доходило, что ловчая магическая сеть не только хорошо растягивается, но и настроена на то, чтобы ловить движущиеся предметы.
        После первой реакции всадники отмерли и принялись атаковать сеть мячами, кидая их вверх, вниз, вбок и несколько одновременно. Победила ловчая сеть.
        - Давайте, корзины опробуем, - предложил легат и первым кинул мяч.
        С корзинами, в плане игры в баскетбол, получилось с точностью наоборот. Если волейбольная сеть не пропускала броски, сеть баскетбольная отлавливала мячи и затягивала в корзину.
        После того, как все желающие, по очереди заходящие в зал, попробовали пободаться с ловчей сетью, легат произнёс:
        - Да чего мучиться, отрежьте от маскировочной, на складе самый большой тюк. Вот там точно ни капли магии. Ну, будет не белой, а зелёной и пятнистой.
        - Только через мой труп, - встрепенулся каптёр. - Вот приедут проверяющие, как я отчитываться буду?
        - Можно подумать, проверяющие будут отмерять, сколько там в тюке, - ответил легат, отмахиваясь. - К тому же, я в жизнь не поверю, что ты не сможешь оправдаться.
        - Вообще-то маскировочные сети могут подвергаться усушке, - сказал каптёр и выловил за рукав рванувшего к складам Дейса. - Стоять! Сам отрежу, а то знаю я вас.
        Открытие спортивного зала состоялось. Маскировочная сеть не отличалась белизной, не растягивалась, но самостоятельно мячи не ловила.
        Практически тут же образовались команды. Набралось их целых семь: по одной от каждого ритона, команда воинов охранников и женская сборная. В последнюю сборную вошли кухонницы, лекарки, Рина и комрит Намирей, ставшая капитаном команды по единодушному голосованию.
        Тренерами и судьями выбрали тех, кто в этом разбирался. Да-да, Петровича, Серого и Тимса. Взялись все за дело рьяно и уже через пару недель состоялись пробные игры по волейболу.
        Многие представители сильного пола отнеслись к созданию женской сборной скептически, но только до первой игры. Поначалу судьи даже слегка подсуживали девчонкам, но вскоре этого не понадобилось. Рина и несколько кухонниц, в том числе подружка Теренса, отличились силой бросков. Комрит Намирей и лекарки меткостью и ловкостью. Они одержали уверенную победу над пехотинцами пятого ритона. Комрит Тиль, даже о своём обычном ехидстве забыл. Он несколько раз произнёс: «Да не может быть!» Но команду соперников поздравил совершенно искренне.
        На следующий день после первого соревнования случился прорыв, по принятой здесь классификации - малый. Случился он между Фортесом и Бережками. Небольшую стаю демонских волков истребили всадники второго ритона. По пути обратно в лагерь, Петрович спросил у комрита Тарона, почему волки на этот раз выглядели довольно вялыми.
        - В мире Демонов не бывает холодов, - ответил комрит. - Осенью и весной прорывы ещё случаются, зимой - никогда. Я читал в хрониках, демонопоклонники делали попытки и зимой создать круги призыва, но безуспешные. Так что, скоро нас ждёт передышка.
        - Зимнее перемирие, - протянул Петрович.
        - Сколько времени для соревнований останется! - воскликнул Дейс, оказавшийся заядлым спортсменом и азартным болельщиком.
        Комрит Тарон улыбнулся, после чего уже серьёзно произнёс:
        - Наша очередь патрулировать. Смотрите в оба. Боюсь, диверсанты активируются. Не так много времени до холодов, последний шанс призвать нечисть.
        Всадники дружно кивнули, драконы тоже. Всех и двуногих, и четырёхлапых, несколько задевал факт, что до этого времени отлавливал преступников только первый ритон. Пришло и их время себя проявить.
        Глава сорок вторая. Рина наносит удар
        Петрович и Серый отправились патрулировать в среду. Одновременно с ними выдвигались три группы из пехотинцев. Около ворот адъютанты вручили всем карты с указанным маршрутом. Составлялись маршруты легатом лично и в условиях строгой секретности.
        Многим такие меры предосторожности казались излишними, пока Петрович не заявил:
        - Во всех армиях есть понятие: военная тайна. Раз командующий решил, значит, так правильно. Приказы не обсуждаются.
        После двойного аргумента: «командующий решил, и Петрович сказал», воины сомневаться в необходимости секретности данных перестали.
        Развернув карту с маршрутом, Серый недовольно скривился.
        - Что, сегодня мимо любимых Бережков? - понятливо протянул Петрович.
        - Нам нужно лес проверить. Тот, где учения проходили, - ответил Серый и проворчал: - Сразу бы сказали, мы бы через вторые ворота выехали, а то крюк делать.
        Петрович со смешком перефразировал земную поговорку:
        - Боевому дракону сто километров не крюк.
        Они оба прекрасно понимали, дело совсем не в лишних километрах, но Серый ворчал, пока не обогнули лагерь. Он с трудом прощался с мыслью о внеочередной встрече с Тай.
        Осень в этом мире вряд ли прозвали бы золотой, скорее, мокрой. Дожди шли по несколько дней, не переставая. Петровичу и Серому ещё повезло, тучи нависали низко, но сверху пока ничего не лилось. Драконы двигались, не спеша, им, в отличие от всадников, такая погода нравилась. На холме Серый остановился. Они с Петровичем внимательно огляделись. Обзор с холмов предоставлялся хороший. Вдали виднелся Фортес с его высокими стенами и отходящие от него дороги. В сторону города-крепости и со стороны Бережков и от пограничного гарнизона двигалось несколько повозок. Местных ребятишек везли в школу. Оказавшиеся более зоркими, бережковские дружно замахали руками всадникам. Заиграла скрипка, так Ижен приветствовал своих приёмных отца и дядю. Последние тоже помахали в ответ.
        Петрович задумчиво протянул:
        - Что-то я в этом мире расслабился. Уроки у ребёнка не проверил ни разу. В увольнительную займусь.
        - Вот Женька-то обрадуется, - фыркнул Серый. - Давай ещё у всех школьников проверять. Мы, плюс пятый ритон, на каждого ученика хватит. Эй, Петрович, я пошутил! - поспешил добавить Серый, заметив, как задумался напарник и друг.
        Они спустились с холма и поехали через поле, здесь двигаться приходилось гуськом из-за сужающейся тропы. Патрульным предстояло проехаться вдоль леса и обратно. Двигались так же размеренно, внимательно поглядывая по сторонам.
        Неожиданно Молорик, а следом и Салага насторожились, повернув морды в сторону леса.
        - Драконы что-то услышали, нужно проверить, - решил Петрович. В подозрительных случаях отклонение от маршрута допускалось. Он обратился к Молорику: - Ну, конь мой ретивый, вези.
        Вскоре, углубившись в лесную чащу, всадники тоже услышали глухие удары. Молорик вывел на уже знакомую просеку. Картинка открылась тоже похожая. На дереве, вцепившись в ветку, сидел диверсант, а снизу готовился к очередной атаке хозяин здешних мест. Кабан, тот самый, которого отгонял Петрович уже дважды, заметно изменился. Щетина на спине потемнела до черноты, клыки стали длиннее, да и сам зверь заметно раздался в ширину, всем своим видом наглядно показывая, что означает слово: раскабанел.
        - Спасите меня от этой свиньи, - просипел диверсант.
        Кабан запыхтел и боком ударился о ствол. Дерево ощутимо тряхнуло, диверсант еле удержался, обхватывая ветку и руками, и ногами, словно, сливаясь с ней.
        - Смотри, на свинью обиделся, - заржал Серый.
        Его взглядом не удостоили, кабан, отойдя для разбегу, принялся копытом рыть землю.
        - Постой, приятель, - обратился Петрович к кабану, который послушно замер. Затем Петрович спросил у диверсанта: - Какой нам интерес тебя спасать? Приказ доставлять в лагерь таких, как ты, есть, но нигде не сказано, что живыми.
        - Всё, всё скажу, - произнёс тот и закашлялся. Откашлявшись, продолжил: - Где круги призыва покажу. Где у нас убежище в этих местах - тоже. Только других адептов Ордена мало знаю, недавно туда вступил. Спасите, всё затекло.
        Петрович и Серый спешились.
        - Поклянись, - потребовал Петрович.
        - Всеми Богами и Демоном всемогущим клянусь, - взвыл горе-диверсант и, по знаку Петровича сполз по стволу на землю. Ноги его держали плохо, видно, не врал, что затекли.
        Диверсант сел под деревом, протягивая руки. Серый защёлкнул антимагические наручники и предупредил:
        - Если попытаешься магичить или проклинать, всё на тебя вернётся.
        На этот раз никто не обманывал, наручники, благодаря Тимсу, действительно усовершенствовали. Тимс Корин заразился от Петровича рационализаторством. Как ни странно, в большинстве случаев действуя успешно. Он улучшил связь, освещение, охранную магическую сеть вокруг лагеря. Планировал Тимс усовершенствовать и систему оповещения, чтобы сделать не чувствительной к глушилкам, но каптёр уговорил Тимса заняться амулетами очистки от снега.
        - Когда ещё тот снег, - вяло возмутился Тимс.
        - Сам спасибо скажешь, когда не придётся хотя бы внутри лагеря лопатой махать, - заявил каптёр, и этот аргумент сработал.
        Тимс занялся амулетом очистки, следом оборудованием спортзала всякими магическими заморочками, для удобства проведения соревнований. О системе оповещения было забыто.
        Серый терпеливо стоял рядом с задержанным, давая время, прийти в себя. Петрович, захватив вещмешок, направился к кабану.
        - Ты извини, что какой раз тебе охоту срываем, - обратился он к зверю. - На вот, угощайся.
        После этих слов Петрович выложил на холмик опавшей листвы свой обед и несколько яблок, припасённых им для Молорика.
        Со стороны драконов раздалось возмущённое:
        - Р-ра.
        Петрович отошёл от кабана и только после этого рискнул повернуться к зверю спиной. Магия магией, а осторожность ещё никому не помешала. Подойдя к Молорику, Петрович похлопал того по шее и произнёс:
        - Не бухти, сейчас всё равно в лагерь возвращаться. А там я для тебя не только яблоки, но и чего-нибудь вкусненького на кухне возьму.
        Кабан подошёл к угощению и принялся поедать его, не обращая внимания на окружающее.
        Задержанный диверсант смотрел на эльфа практически со священным ужасом в глазах. Способность Петровича разговаривать с животными его добила. Полностью деморализованный приверженец Ордена Отмщения действительно рассказал всё, что знал безопасникам, которых пригласили в лагерь. На карте он показал круги призыва и место расположения убежища.
        Захватив с собой магов координаторов и воинов охраны, безопасники отправились в названные квадраты. А диверсант попался в руки Рине.
        К тому моменту, когда явилась группа захвата и деактивации, вместе с ещё двумя пленниками, злосчастный диверсант пришёл к выводу: встреча с военкором Риной Тум отняла сил меньше, чем встреча с диким кабаном, но не намного.
        Рина, поймав вдохновение, написала не краткую сводку, а статью. Правда, Петрович категорически отказался везти её в лес, и выманивать кабана для запечатления. Пришлось довольствоваться картинкой из журнала о дикой природе. Она не жалела красок, расписывая страх диверсантов перед Большим Змеем и кабаном, изображая приверженцев мятежного Ордена жалкими трусами.
        Статья Рины произвела фурор. Впервые адепты Ордена Отмщения оказались предметом насмешек. Остальные газеты подхватили язвительный тон Рины. Нанесённый случайно удар по репутации, оказался довольно чувствительным для Ордена. В народ пошли поговорки: «Что шарахаешься, как диверсант от кабана?», «Боится, как Орден змей», «У тебя храбрости ещё меньше, чем у адептов Отмщения».
        Глава Ордена был не просто уязвлён тем, что его адептов выставили посмешищем, он рвал и метал. Однако предпринять что-либо уже не мог. Нечисть призывалась плохо из-за холодов, а впереди и вовсе маячила зима. А для восстановления репутации требовался не просто призыв, а призыв мощный. И Глава Ордена Отмщения даже не сомневался, где стоит нанести основной ответный удар. Правда, ждать придётся до весны. «Что же, будет время подготовиться», - решил Глава Ордена.
        Не только Орден Отмщения взял передышку на подготовку, имперская безопасность тоже не дремала. Агенты безопасности добывали всё больше сведений о противнике, обкладывая, как волков красными флажками. Глава Имперской Безопасности с согласия императора готовился к финальной операции. Выжидали, чтобы захлопнуть тщательно подготовленные ловушки и устранить опальный Орден одним ударом. Всё это тоже планировалось на весну.
        В лагере шестого отряда даже не подозревали, какую бурю вызвала статья их военкора. В ближайшую увольнительную Петрович отправлялся с намерением заняться с Иженом уроками. Однако приёмный сын опередил. Не успел Петрович открыть рот, как Ижен выпалил:
        - Пап, нам нужно срочно приготовить кормушки для птиц, а я ни разу такого не делал. Помоги.
        - Да что там делать-то? - удивился Рамир.
        - Мы в два счёта сделаем, - поддержал Самир.
        Вскоре всадники, расположившись во дворе у тётушки Неи, наблюдали за ловкой работой плотников-краснодеревщиков. Движения мастеров завораживали. Никто даже не заметил, что зрителей прибавилось. Они сами себя обнаружили, когда Ижену был вручён готовый домик-кормушка: с крышей, удобными жердочками под ней.
        - Дядя Петрович, - позвала любимица драконов, восседавшая на заборе вместе с друзьями. Да, эту девочку, открывшую для них мир сладостей, драконы дружно обожали. - А нам тоже такое задали. Можно, Рамир и Самир и нам сделают?
        - А почему ты у меня спрашиваешь? - удивился Петрович.
        - Так ведь ты у них главный, как скажешь, так и будет, - невинно хлопая глазами, ответила девочка.
        - Ну что, поможем? - спросил Петрович у близнецов. Те дружно кивнули. - Сколько вас?
        Дети попрыгали с забора во двор.
        - Ого, - сказал Рамир, Самир присвистнул. - Где досок столько взять?
        - Это ещё не все, - радостно сообщила девочка. - А доски там, у меня во дворе. Мы заранее приготовили!
        Возвращаясь из увольнительной, Серый, пропустивший эпопею с домиками, так как в это время находился у Тай, долго не мог успокоиться, подшучивая над другом и братьями.
        - Лучше бы ты у них уроки проверял, - сказал он Петровичу.
        - Уроки проверяли остальные, - отозвался Перт, а Дейс добавил:
        - У всех Бережков.
        Серый рассмеялся, громко, запрокидывая вверх голову. Этот смех поддержали остальные. Осень перестала казаться такой уж промозглой и скучной, а хандра незаметно испарилась. Приближалось время зимы.
        Глава сорок третья. Зимняя передышка
        За оставшееся время до начала зимы прорывов больше не было. Орден Отмщения затаился, как зверь в логове, зализывая раны. Многих адептов поймали безопасники, патрульные, местные жители. Помощники из подданных Империи не вербовались ни за какие деньги. Нескольких вербовщиков сдали властям. После насмешек в газетах и поимок диверсантов Орден перестал выглядеть неуловимым и зловещим.
        Безопасники тоже затаились, как охотники перед облавой. Многих отличившихся наградили. Безопасник, пострадавший от Рины получил знак отличия из рук Императора. Как выразился один из его коллег:
        - Везунчик. Работать с лучшими попаданцами и лучшим военкором.
        «Везунчик» только улыбнулся, вспоминая встречи с отчаянной гномкой и боевой трёхрогой коровой. Он искренне считал, что свою награду заслужил.
        Перед отбытием в Картахею, а всех агентов отозвали в столицу, безопасник умудрился перекинуться парой слов с Риной наедине. Большой Змей проглядел момент, когда агенты прибыли в лагерь для отправки через экстренный портал.
        - Когда тебе надоест твой чешуйчатый, только скажи. Я буду ждать, ты мне очень, очень нравишься.
        Он даже сделал то, что никогда раньше себе не позволял: оставил Рине номер для связи по амулету. После того, как он скрылся в портале, Рина задумчиво произнесла:
        - Иногда нужно как следует настучать по башке, чтобы мужчина понял, что девушка ему нравится. Смешно получилось, а никому не расскажешь. Змей будет злиться, а папуле не понравится. О, девчонкам на кухне расскажу, они заценят.
        Не удивительно, что о влюблённом безопаснике вскоре узнал весь лагерь. Большой Змей сделал вид, что ничего не слышал, но решил процесс ухаживания ускорить.
        Как-то после обеда Рина ворвалась в комнату отдыха, где теперь вместо беседки обитал второй ритон. С порога она завопила:
        - Папуля! Представляешь? Змей за мной на полном серьёзе ухаживает! Смотри, это в честь помолвки!
        Она покрутила перед лицом Петровича рукой с изящным, но на вид безумно дорогим перстнем.
        - Да что ты говоришь? - удивился Петрович. Получилось довольно фальшиво.
        - Так, - протянула Рина. - Получается, ты всё знал? - она развернулась к остальным: - И вы знали?
        - Знали, - ответил Дейс, с опаской отодвигаясь подальше.
        - Злые вы, уйду я от вас, - произнесла Рина, но никуда не ушла, плюхнулась в свободное кресло, любуясь украшением.
        - Значит, ты согласилась, раз кольцо приняла? - спросил Тимс Корин, скрывая огорчение.
        - Какой гном откажется от сокровища? - спросила Рина. - Это же знаменитый драконарский бриллиант. Хотя, если бы Змей мне не нравился, я бы смогла отказаться и от подарка, и от помолвки.
        - Тебе нужно помириться с родителями, - сказал Петрович.
        - Они отказались от меня, - ответила Рина, хмурясь.
        - Мы все совершаем неправильные поступки и говорим много лишнего. Твои родители не исключение. Попробуй, сделай первый шаг, - посоветовал Петрович.
        - А если не получится? Если они не захотят меня видеть? Вон, когда в Картахее была, не захотели.
        - Не попробуешь, не узнаешь, - прозвучал ответ.
        - Как-нибудь позже, - сказала Рина.
        - Как знаешь, ты у меня уже взрослая девочка, невеста, - отозвался Петрович, подмигивая повеселевшей Рине.
        Она перевела тему.
        - Кормушки-домики для птиц на беседке и около столовой - ваша работа?
        - Рамир и Самир сделали, - с гордостью ответил Серый. - Петрович же голубей и воробьёв приманил. А мы в ответе за тех, кого приручили.
        - Как хорошо ты сказал! - воскликнула Рина, доставая свой блокнот.
        - Не я, - смущённо произнёс Серый. - Это у нас на Земле писатель один сказал. Он ещё сказку написал: Маленький принц.
        - Расскажи, - попросил Перт.
        Когда комрит Тарон, потерявший свой ритон, заглянул в комнату отдыха, все, затаив дыхание, слушали вольный пересказ знаменитого произведения Антуана Сент-Экзюпери.
        Когда все вскочили при появлении комрита, Рина осталась сидеть, что-то быстро строча в блокноте. О том, что её осенила очередная идея, можно было судить по блеску в глазах.
        - Похоже, нас скоро накроет локальный тайфун по имени Рина, - прошептал Петрович.
        Он ошибся. Тайфун оказался совсем не локальный. Рина дала задание всем ритонам вспомнить по несколько легенд, сказок, преданий из родных миров. Большому Змею тоже пришлось напрягать память. Во всех преданиях, что он вспомнил, обязательно фигурировали драконы. Рина вновь стала законодательницей модных тем, она открыла рубрику в «Глашатае королевства» с названием: «Сказки чужих миров». Редактор газеты довольно потёр руки, когда продажи вновь выросли, и добавил жалование бесценной сотруднице. Легат тоже жалованием не обделил, так что, несмотря на то, что половину Рина отдавала приёмной бабушке на будущую Женькину учёбу, она становилась довольно-таки обеспеченной невестой.
        Патрулирование легат решил продолжить и, как оказалось, не зря. Всадники первого ритона обнаружили несколько ребятишек-степняков. Дети, выждав время и притупив бдительность родителей, а так же, отыскав лазейку на границе, отправились посмотреть на диковинных зверей.
        Всадники посадили малолетних лазутчиков перед собой и доставили в пограничный гарнизон. И это стало большой ошибкой. Пограничники замучились отлавливать мечтающих полетать и просто прокатиться на драконах юных степняков.
        Верховный вождь пригласил в гости всадников, с просьбой показать драконов неуёмной детворе, разумеется, в обмен на какой-то там договор с Империей. Главный шаман после этого решения долго ворчал, что дети слишком дорогое удовольствие.
        Договорились, что всадники первого и второго ритонов погостят у степняков по одному дню с интервалом в неделю. От второго ритона поехали Петрович, Серый, Теренс и Взводный. Последних двух взяли исключительно из-за характера их драконов. Бублик Теренса отличался самым добродушным нравом, а Смелый Взводного за угощение мог всю степь на себе перекатать.
        Встретили их как дорогих гостей, закатив пир на всю степь. Даже из дальних стойбищ и стоянок прибыли делегации с кучей ребятни. Драконы, которых тоже угощением не обделили, благодушно катали детей, шествуя по большому кругу. А вот лошадей степняки отогнали подальше, чтобы не вводить драконов в искушение. За время пребывания на стоянке Петрович попутно отогнал несколько стай волков - обычных, не демонских. И зарядил кучу амулетов на отпугивание хищников.
        - Зима холодная будет, однако, - сказал старый охотник, который и догадался попросить Петровича об услуге. - Табуны трудно сохранить. С амулетами хорошо.
        В обмен Петровичу выдали несколько отборных шкур местных лис. Он попробовал отказаться, но Вождь пояснил:
        - Прими дар, эльфийский воин, тогда и амулеты твои долго служить будут.
        День пролетел - оглянуться не успели. Распрощались со степняками тепло. Всадникам пришлось пообещать Верховному вождю приехать в гости по весне. Как сказал охотник:
        - Степь цвести будет. Красиво, однако.
        Всадники не знали, что после их отъезда Верховный вождь собрал всех детей, живущих на главной стоянке и прибывших с других. Он сообщил, что драконов привезут ещё и весной, но при одном условии: если никто из юных искателей приключения не будет пробираться на земли королевства Илларон. Спокойную жизнь на ближайшие несколько месяцев вождь себе и пограничному гарнизону обеспечил.
        Полученные меха Петрович раздарил. Пушистыми воротниками на зиму обзавелись тётушка Нея, Рина, комрит Намирей, Тай и подружка Теренса.
        - Своим не оставишь? - спросил Серый потихоньку.
        - Да не носят мои девчонки такое, - с улыбкой отмахнулся Петрович. - Крошка не любит меха. Вон шубу в прошлом году еле уговорил купить. А здесь, я у Рины узнал, это пик моды. Интересно, какая здесь зима?
        Ответ на свой, можно сказать, риторический вопрос Петрович получил спустя неделю. Хотя накануне каптёр раздал зимние плащи и сапоги, зимнее утро стало неожиданностью. Лёгкий морозец, деревья без единого листочка, покрытые инеем, кипенно-белый снег, слепящий глаза.
        Иномирян обескуражил настолько резкий переход, ни тебе ледяных дождей, ни оттепели, ни слякоти под ногами. Раз - и снежная сказка. Амулеты, заряженные Тимсом Корином, работали отменно. Снег, падая на дорожки и полигоны, тут же уносился под деревья и кусты, а то и вовсе за пределы лагеря.
        А вот обещание меньше махать лопатой от каптёра, данное магу-изобретателю, не сработало.
        - Да кто же думал, что с первого дня столько снега будет, - ворчал каптёр, выдавая лопаты и провожая воинов к воротам.
        - Вы ещё снежные зимы не видели, - пробурчал Серый и добавил: - И если это сильный мороз, то я эльф.
        - Суровый у вас климат, - с уважением протянул каптёр.
        Петрович стоял, опершись на лопату, и улыбался. В их с Серым городе климат назывался резко-континентальным, это он ещё со школы запомнил и много раз на собственной шкуре испытал. От плюс сорока летом до минус сорока зимой: обычное дело. Но, как оказалось, любил Петрович не только позднюю весну. Он в принципе любил нормальную постепенную смену времён года, но понял это только сейчас, оказавшись в чужом мире.
        Поскольку все попаданцы уже привыкли к выделенным этим миром телам, то и скачок погоды перенесли легко. Морозец не перехватывал дыхание, а наоборот бодрил.
        Как выяснилось, здесь военные и пограничники помогают местным в расчистке дорог. Помимо привычной помощи в этом году добавился снежный городок в Бережках. Идею подал Петрович, остальные дружно её подхватили. Ирван неожиданно для всех оказался хорошим скульпторам. На его ледяные и снежные творения специально выбирались посмотреть из соседних поселений. Трактир Тай, обычно в это время пустующий, пользовался огромной популярностью. Ведь так приятно после катания на горке и прогулки на морозе посидеть в тепле, попивая чай со свежей выпечкой.
        Глава сорок четвёртая. Ранняя весна
        Холодная, по местным меркам, зима для Петровича и Серого оказалась «мягкой». Температура не опускалась ниже минус десяти, снегопады не сопровождались буранами и метелями, ветер с ног не сбивал - мечта, а не зима, по меркам Земли.
        Игры в волейбол и баскетбол получили в легионе, да и в остальных войсках Империи невероятную популярность. Пограничники соседнего гарнизона тоже создали свою команду. Они прибыли в лагерь на дружеский матч по волейболу. Против них выставили женскую сборную. Поначалу пограничники усмехались и переглядывались, не очень высоко оценивая противников, но изменили своё мнение, проиграв подчистую.
        Несмотря на наступившее затишье, легат не позволял своему отряду расслабляться. Воспользовавшись соревновательным духом, охватившим лагерь, командующий провёл несколько соревнований по воинскому искусству и, для имевших дар, по магии.
        Петровича, обладавшего магией своеобразной, взяли одним из судей. К судьям отправился и Тимс Корин, легат ценил изобретательские способности этого мага координатора, но ещё не сгладилась из памяти его неловкость.
        Заразившись общим настроением, устроили состязания между собой и командиры. Комриты и замкомриты соревновались в стрельбе по мишеням из арбалетов. Стреляли все довольно метко, но выступившая последней комрит Намирей оставила остальных далеко позади. Когда она закончила стрельбу и повернулась к зрителям и судьям, раздался восторженный и торжествующий вопль Рины. Она оказалась не только хорошей спортсменкой, но и ярой болельщицей. Остальные поддержали восторги Рины аплодисментами. Легат, вручавший наградное оружие победительнице, поцеловал ей руку с галантностью придворного вельможи. И это тоже вызвало аплодисменты и одобрительные выкрики. Намирей, раскрасневшаяся и счастливая, выглядела невероятной красавицей.
        Рина пробралась к судейским местам и принялась шептать на ухо Петровичу:
        - Смотри, какая красавица, ведь она нравится тебе, ну, признайся, что нравится!
        Петрович повернулся к Рине и ответил:
        - Нравится, как может не нравиться такая волшебная фея? Но, запомни, дочь, красивых женщин много, а жена одна. И этот вопрос закрыт, поняла?
        - Да поняла, - ответила Рина, со вздохом. - Ой, пап, а ты моему Змею можешь эту мысль внушить?
        - Он, вроде, ни на кого, кроме тебя не смотрит? - удивился Петрович.
        - Это здесь не смотрит, а если в столицу выберемся, там ведь столько красоток. А мой-то ещё и принц! - воскликнула Рина.
        - Да ты их всех за пояс заткнёшь своим острым умом и языком, но с женихом твоим побеседую. Кстати, а ты сама когда безопаснику сообщишь о своей помолвке? - строго спросил Петрович.
        - Уже, - ответила Рина. - Он сказал, что переведётся в другой округ, чтобы нам не мешать. Но если я передумаю, его предложение в силе. О, всех уже наградили, идём, поздравлять.
        Рина сорвалась с места. Петрович, не спеша, поднялся и последовал за ней. Его задержал Тимс, потянув за рукав. Выглядел маг координатор расстроенным.
        - Получается, Рина влюбляется в Большого Змея, раз ревнует? - спросил он, но тут же добавил: - Извини, я случайно подслушал.
        - Похоже на то, - отозвался Петрович.
        - Серый прав - это карма, - со вздохом произнёс Тимс и неожиданно сказал: - Наверное, не очень хорошо, что к нам новые безопасники прибудут, условий не знают, местность тоже.
        - Скорее всего, ты прав, - ответил Петрович, - но тут ничего не поделаешь. Когда с началом весны возобновим патрулирования, придётся быть внимательнее. Не люблю я затишья. У нас даже примета есть: затишье всегда перед бурей.
        - Как там у вас на Земле говорят: не чирикай, кажется, - сказал Тимс, нахмурив лоб, припоминая.
        - Не каркай, - подсказал Петрович и добавил: - Хорошо, не буду.
        После соревнований спортивных и военных, кто-то из пехотинцев вспомнил о лыжах. Плотники в лагере имелись и вскоре желающие обзавелись свежевыструганными лыжами. На крепления каптёр, скрепя сердце, отдал списанные сапоги. На одном полигоне убрали амулеты очистки, чтобы снега стало достаточно для лыжни. Проехав первый круг, Петрович, он вступил в «клуб любителей лыж» одним из первых, вспомнил о таком виде спорта, как биатлон. Оказалось, арбалет вполне годится на замену винтовки. Легат одобрил нововведение, и даже сам, как он выразился: тряхнул стариной.
        - Ничего себе старина, - ворчал про себя Дейс, когда их командующий оказался лучшим.
        Легат же не упустил возможности так, между делом, рассказать остальным командующим отряда о нововведениях. После общения по общей связи он сказал самому себе:
        - Готов спорить, сейчас все начнут строгать лыжи и соревноваться в меткости.
        И ещё раз подумал, что с попаданцами ему крупно повезло.
        В Бережках тоже не обошлось без новостей. Как-то раз Ижен встретил всадников на крыльце трактира. Не дожидаясь, пока драконов определят в загон, он подбежал к Петровичу и воскликнул:
        - Пятнашка принесла тёлку! Пап, пойдём, посмотрим. Я бы всем хотел показать свою Нотку, но Пятнашка мало кого подпускает. Они ещё у хозяев.
        Ижен ухватил Петровича за руку и потащил в сторону домов под одобрительные смешки всадников и успевших подойти пехотинцев.
        Петрович как-то не задумывался о том, что у трёхрогой коровы есть хозяева. Ими оказалась супружеская пара, угостившая по осени всадников виноградным вином. Та самая, в которой муж ласково называл жену Крошкой. В силу возраста они не справлялись с упрямой коровой и отпускали на вольные хлеба.
        Отелившись, Пятнашка присмирела и даже не попыталась боднуть вошедших в сарай Ижена и Петровича. Тёлка оказалась копией Пятнашки.
        - Упаси Боги, и характером в маму пойдёт, - высказала хозяйка.
        - Самое то! - воскликнул Ижен. - Моя Нотка - лучшая!
        - Му, - одобрительно произнесла Пятнашка.
        - Местные животные понимают куда больше, чем вы о них думаете, - сказал Петрович.
        - Вот, - поддержал его хозяин. - Я всегда это говорю. Не верят, а зря. Теперь пусть попробуют оспорить, раз эльф Петрович тоже так считает!
        Когда Ижен и Петрович пришли к тётушке Нее, Рамир и Самир строгали дерево, делая лыжи для детворы, облепившей забор.
        Зима закончилась неожиданно и на недельку раньше, чем предсказывали маги погодники.
        - Синоптики во всех мирах одинаковые, - произнёс Петрович, выйдя из казармы.
        Снега словно и не было никогда. Зеленела подросшая трава, на деревьях распустились листочки, набирали цвет кустарники.
        - Ничего себе, - выразил общее настроение Серый, когда обрёл способность говорить.
        - Чувствую себя обкраденным, - неожиданно признался Петрович. - Лето, осень, ладно, но тут… Словно проспал месяца два, проснулся: оп-па - весна в разгаре.
        - Долго стоять будете? - спокойно спросил комрит. - Бегом к каптёру, сдавать зимнюю форму.
        Судя по тому, как комрит Тарон смотрел на деревья и качал головой, становилось понятно - такая ранняя весна непривычна и для местных.
        Казалось, привыкнуть к теплу после морозов будет легче, чем наоборот, но нет. Почти у всех иномирян на это ушло два-три дня и то при помощи витаминно-магических микстур, приготовленных лекарями.
        Первые две недели прорывов не было, да и патрульные ничего подозрительного не заметили. Прибыли новые безопасники. Но на контакт ни с легатом, ни с комритами они не пошли. Прибыли экстренным порталом, поздоровались чуть ли не сквозь зубы и тут же отправились в Фортес.
        - Зря ты своему побитому рассказала о помолвке, - сказал легат Рине.
        - Чему вы меня учите? - возмутилась Рина. - К тому же, кольцо бы он сразу увидел.
        - Но перевестись бы быстро не смог, - пробормотал легат и добавил: - Ладно, забудь.
        Во время второй весенней увольнительной Ижен вновь встретил с новостью. Но на этот раз рядом на крыльце трактира всадников поджидала и тётушка Нея. Она новость и сообщила, хотя Ижен крутился рядом, чуть не подпрыгивая от нетерпения.
        - Нам пришёл ответ из Академии Искусств, - сказала провидица. - Ижена приглашают на прослушивания, они пройдут на следующей неделе. Всем поступающим в школу при академии и их сопровождающим предоставят жильё.
        - Сегодня в обед отбываем через Фортесский портал! - выпалил Ижен. - Вы же нас проводите?
        - Мы вас туда даже доставим, - пообещал Петрович и первым обнял одновременно Ижена и провидицу, поздравляя.
        Юного музыканта и его бабушку все поздравляли от души. Почти каждый сказал:
        - Женька, ты лучший, тебя наверняка возьмут.
        - А за живностью нашей соседи присмотрят, - сообщил Ижен. - Представляете, Нотка чуть не сбежала, а я ведь на минутку ворота открыл. Правильно бабушка Крошка сказала: вся в Пятнашку!
        Все посмотрели в сторону лужайки у дороги. Трёхрогая корова щипала молодую травку, не забывая приглядывать за своей отарой.
        В Фортес выехали после праздничного обеда, устроенного Тай. Проводить Ижена собрались все Бережки, в сам Фортес поехали Тай и несколько ребятишек с согласия их родителей. Девочку, любимицу драконов, вызвался вести Смелый Взводного, оттерев от неё остальных драконов. И не прогадал, судя по довольной что-то жующей драконьей морде.
        Тётушку Нею взял в седло Петрович, Тай - Серый, Ижена - комрит Тарон лично. Он тоже являлся поклонником таланта юного скрипача. Рина запечатлела и эту процессию, и портал в Фортесе, после чего написала статью. Там она напомнила о подвиге Ижена, его волшебной скрипке и написала слова поддержки от всего отряда. Закончила статью она словами: «Мы все надеемся, что знаменитые Магистры Академии Искусств смогут по достоинству оценить невероятный талант нашего легендарного скрипача».
        - И пусть только попробуют не оценить! - сказала Рина после того, как зачитала всем желающим статью перед её отправкой, и воинственно поддёрнула рукава.
        - Магистров ты ещё не била, - подшутил над Риной Большой Змей.
        - Ничего, мы Ринку и из столичной тюрьмы вытащим, опыт есть, - отозвался Серый.
        - Нечего тут на мою дочь наговаривать, - вмешался Петрович, - она у нас белая и пушистая.
        Рина, состроив умильную рожицу, присела в реверансе под дружный смех.
        Глава сорок пятая. «Вызываем огонь на себя»
        Через день, после того, как проводили в столицу Ижена и тётушку Нею, Петрович и Серый отправились патрулировать.
        - Ну что ты будешь делать! - не удержался Серый, открывая полученную у ворот карту с маршрутом.
        - Опять мимо Бережков? - спросил Петрович.
        Серый протянул ему карту.
        - Смотри сам.
        - Надо же, маршрут практически такой же: через холмы, поле, вдоль леса. Как думаешь, наш кабан на этот раз никого на дерево не загонит? - спросил Петрович.
        - Вот! - воскликнул Серый, поворачивая Салагу, чтобы обогнуть лагерь. - Так и знал, что это из-за тебя! Точно легат про кабана вспомнил, а кто, кроме тебя, с ним ладить умеет?
        - Да ладно тебе, - примиряюще протянул Петрович. - Вот только с Тай виделись.
        - Не только, - поправил Серый, - вторые сутки пошли.
        Так они ехали, шутливо переругиваясь, но не забывая осматривать окрестности. Трава ещё подросла, листья на деревьях тоже. Даже цвет казался ярче, чем обычно, приближаясь к земному. Кусты цвели мелкими белыми или жёлтыми цветами. Утренняя прохлада обещала смениться почти летней жарой, Петрович про себя похвалил себя за то, что прихватил запасную фляжку с водой, похоже, она им понадобится. Местные два солнца светили так, словно старались переплюнуть друг друга.
        Поднявшись на холм, всадники остановили драконов, чтобы хорошенько осмотреться, благо вид открывался, как на ладони.
        - Смотри, ребятишек в школу везут, - указал рукой в сторону дороги, ведущей от пограничного гарнизона Серый.
        - Бережковские тоже появились, - отозвался смотрящий в другую сторону Петрович, - интересно, как там Женька к прослушиванию готовится? Может, спит ещё, а одноклассники на уроки едут.
        - А это ещё что?! - воскликнул Серый.
        Петрович резко повернулся. Примерно на одинаковом расстоянии от приближающихся с разных сторон повозок с детьми и воротами Фортеса на земле появилось чёрное пятно, разрастающееся на глазах. Из него стали появляться демонские волки: один, второй, третий…
        - Прорыв! - воскликнул Серый, трогая поводья.
        - Не успеем, - остановил его Петрович, - пробую приманить сюда. Вызываем огонь на себя! Цып-цып-цып-цып, - позвал он, представляя всю виденную им нечисть.
        Около трёх десятков демонских волков и два шипорога развернулись в сторону холмов.
        - Получается, - прошептал Серый, совершенно нелогично боясь спугнуть эльфийскую магию. - Ох, ты ж, сколько тварей.
        Действительно к уже имевшейся нечисти добавилась ещё стая волков и несколько мантикор.
        - Сюда, скорее, мы вас ждём, цып-цып-цып, - звал Петрович, отпуская на волю всю магию. Глаза его загорелись зелёным огнём, по волосам, телу проскакивали искры.
        Вся нечисть, разлившаяся чёрной волной, повернулась на зов. Первыми не выдержали крестовые мантикоры, двинувшись к холмам с опасной грацией тигра. Следом пошли волки, опустив морды с полыхающими алыми глазами к самой земле. Последними поддались действию магии шипороги.
        - Почему нет сигнала тревоги? - спросил Серый, нажимая на амулет. - Чёрт, связи нет. Опять глушилки работают.
        Петрович, не сводя глаз от текущей к холму чёрной волны, разделяющейся на два потока, спрыгнул с дракона и произнёс:
        - Копьями не получится, занимаем круговую оборону. Серый, доставай меч. Молорик, Салага, ваше время доказать, что вы боевые драконы.
        Пока нечисть брала холм в кольцо, всадники и драконы встали спина к спине, хвост к хвосту, готовясь встретить нападение врага. И оно не замедлило последовать.
        Первыми напали мантикоры. Петрович разрубил одну в прыжке, Серый откинул сразу двух огненными снарядами, драконы пустили в ход зубы и удлинившиеся когти на передних лапах, разодранных мантикор они тоже откинули на остальную нечисть. Демонские волки отскочили и замерли, готовясь к нападению.
        Петрович успел посмотреть в сторону Фортеса и воскликнул:
        - Повозки вошли в город, ворота закрылись!
        Его голос послужил сигналом, демонские волки кинулись одновременно со всех сторон. Атаку отбивали, молча, сосредоточенно. Слышался лишь свист мечей, шипение огненных снарядов, клацанье мощных драконьих зубов.
        Раздался резкий звук сирены - сработала сигнализация. Заметно прореженные стаи отхлынули к подножию холма. Затем волки расступились, пропуская вперёд шипорогов.
        - Ребята нам ещё немного продержаться! - выкрикнул Петрович, доставая второй меч.
        Не зря шипорогов характеризовали как тупых тварей. Наиболее опасными противниками они посчитали драконов, кидаясь на них и открываясь сбоку. Вновь засвистели мечи, запахло палёной шерстью, запущенные огненные снаряды достигли цели. Неповоротливые твари развернулись к всадникам и были атакованы драконами. Шипороги крутились, пропуская удары. Первым разлился чёрной лужей зверь, атаковавший Петровича, следом - напавший на Серого.
        Волки припали к земле, готовясь к очередной атаке. В этот момент сверху тени на миг загородили солнце и несколько демонских тварей упали, сражённые арбалетными болтами. Одновременно на поле открылись два портала, из которых начали выходить всадники пехотинцы.
        Потери в стае не остановили демонских волков, они сделали скачок наверх. Но Петрович зашипел:
        - Кыш-ш-ш, твари, - а после того, как волки попятились, скатываясь к подножию, добавил: - Мы свою работу сделали, пора нашим повоевать.
        После этих слов, Петрович прислонился спиной к невредимому Молорику и устало прикрыл глаза. Словно откуда-то издалека он слышал шум схватки. Схватки ожесточённой, но короткой. Они с Серым и драконами сильно проредили нечисть, уничтожив около половины.
        О том, что схватка закончена, Петрович понял по приближающимся шагам.
        - Как ты? Совсем плохо? - услышал он встревоженный женский голос и почувствовал, как по щеке скользнуло что-то шелковистое.
        - У тебя не стальные крылья, а нежные, - произнёс он, открывая глаза.
        - Как ты меня напугал, зараза эльфийская! - воскликнула Намирей.
        Но, несмотря на нарочито грубый тон, осторожно обняла Петровича руками и крыльями, и прислонилась к его щеке своей, замерев. На краткое мгновение оба почувствовали сожаление о том, что не случилось и никогда не случится. Но это был лишь миг слабости.
        Намирей отстранилась, достала амулет исцеления и повесила на шею Петровичу. Средство первой помощи придало сил, Петрович повернул голову в сторону друга, около которого хлопотал Горт, и спросил:
        - Серый, ты жив?
        - Не дождётесь, - ответил тот, засмеялся и охнул. Затем, с трудом произнёс: - Эта тварь меня рогом зацепила, хорошо, по касательной. Ребра два точно сломал.
        - Горт, лови, - сказала Намирей, кидая напарнику целительский амулет. Тот ловко поймал и повесил на шею Серому, а комрит добавила: - До венчанья заживёт.
        Горт помахал столпившимся у подножья холма легионерам и крикнул:
        - С ними всё в порядке. На драконах так вообще не царапины.
        На поле битвы открылся ещё один портал: прибыли лекари во главе с комритом и сам легат, не усидевший в лагере. Он поднялся вместе с лекарями на холм и, пока Петровича с Серым осматривали при помощи каких-то амулетов, выслушал доклад о произошедшем. Когда он посмотрел в сторону Фортеса, брови сердито сдвинулись, желваки заходили. Этот взгляд не предвещал ничего хорошего безопасникам, проглядевшим диверсантов.
        - Ничего серьёзного, ушибы, магическое истощение, - сказал комрит лекарей. - Но в госпитале полежат денька три-четыре. Заберу прямо отсюда экстренным порталом сразу в лечебницу. Хм… Вместе с драконами.
        Последнее главный целитель отряда добавил после того как Молорик и Салага выдвинулись слегка вперёд, загораживая хозяев.
        - Действуй, - разрешил легат и скомандовал: - Комрит Намирей, воин Горт, за мной!
        После чего принялся спускаться с холма вниз. Намирей улыбнулась Петровичу, кивнула Серому и поспешила за командующим. Горт последовал за ней.
        Переместились перед дверью госпиталя. Комрит лекарей передал Петровича и Серого в руки заместительницы, вызвавшись сам отвести драконов. Почти сразу после того, как закрылась дверь за героями битвы на холмах, рядом с госпиталем появилась Рина, она даже с магами координаторами не отправилась, так переживала.
        - Не пущу, - кратко, но весомо произнёс лекарь. - Воины почти не пострадали, но им нужен покой. Поняла?
        Рина часто-часто закивала. Молорик фыркнул. Лекарь неправильно понял это фырканье и сказал:
        - Устали, проголодались, ничего, я сейчас вас в стойло отведу.
        Он повёл драконов в сторону драконарни. Рина, выждав, пока он отойдёт подальше, шмыгнула за угол.
        Она прошла под окнами, подтягиваясь на руках и заглядывая в них. Наконец, нашла нужную палату. Лекари и не думали, что кто-то может войти не через дверь, окно оказалось приоткрыто. Пыхтя, Рина с трудом вскарабкалась на подоконник и спрыгнула внутрь. Секунду она стояла, всматриваясь в лежавших Петровича и Серого.
        Она кинулась сначала к Серому, обняв и поцеловав его, затем к Петровичу. Присела рядом, уткнулась в плечо названному отцу и заревела.
        - Что ты, девочка, что ты, всё же хорошо, - успокаивал Петрович, приглаживая растрепавшиеся рыжие косы.
        - Тише, если не хочешь, чтобы тебя отсюда выставили, - предупредил Серый.
        Это предупреждение подействовало куда лучше утешений. Рина подняла голову, утёрлась краешком простыни, которой был укрыт Петрович, в неё же высморкалась и быстро сказала:
        - Как это выставят? Пока не узнаю из первых уст, что случилось никуда не уйду.
        - Вот, другое дело, - сказал Петрович. Поочерёдно они рассказали о прорыве. В конце Петрович добавил: - Ты не представляешь, как я струхнул. Дети рядом с нечистью, и Женьки с волшебной скрипкой нет. Никакой защиты. Хорошо, магия подействовала.
        - А знаешь, как твой папуля нечисть призывал? - спросил Серый и старательно копируя бас Петровича произнёс: - Цып-цып-цып.
        Он сам, а следом и Петрович с Риной засмеялись. Вот только по щекам отважного военкора вновь потекли слёзы.
        - Так и знал, что ты здесь, - раздался от двери мужской голос. Но взглянув на зарёванное лицо Рины, комрит лекарей сжалился: - Хорошо, ещё минут десять посиди, но ни секундой больше.
        - Спасибо, - произнесла Рина, шмыгнув носом.
        Лекарь кивнул и вышел. Ему срочно нужно было подлечить нервы стаканчиком старого доброго вина.
        Глава сорок шестая. Как снежный ком
        Со дня Битвы на холме события вокруг Иномирного Легиона и Ордена Отмщения стали разворачиваться стремительно, обрастая деталями и подробностями. Словно снежный ком, скатывающийся с горы. В этот день вновь произошли прорывы во всех шести королевствах. Но такого нашествия нечисти, как в Илларане нигде не было.
        В королевстве фейри и вовсе обошлось одним шипорогом. И это благодаря заслуге влюблённого в Рину безопасника и подчинённых ему агентов. После перевода к фейри, безопасник с головой ушёл в работу и обезвредил диверсантов до того, как они начертили круги призыва.
        Когда до безопасника дошла весть о событиях в пограничье человеческого королевства, его стала мучить совесть. Бедолага даже прошение об отставке подал, считая, что он, со знанием местности точно не допустил бы подобного.
        Глава безопасности прошение внимательно прочитал и назначил излишне совестливого подчинённого своим заместителем.
        По Империи разнеслась весть о новых героях. Не только впечатлительные дамы, но и суровые мужчины утирали слёзы, читая статью военкора Рины Тум. История о том, как попаданцы, рискнули жизнью ради детей чужого мира, как помогали им верные драконы, никого не оставила равнодушным. Газету зачитывали до дыр. Несколько детей, родившихся в эти дни, получили имена Петрович и Серый. Куда большее количество домашних питомцев обзавелись кличками Молорик и Салага.
        После того, как стали известны подробности Битвы на холмах подданные Империи, знавшие что-то об Ордене, перестали сомневаться, стоит ли сдавать его адептов. У безопасников в руках появилось ещё большее количество «нитей», оставалось вычислить Главу Ордена и захлопнуть ловушки.
        Диверсантов, создавших самый мощный круг призыва из известных, поймали и обезвредили. Нет, не безопасники, а степняки. Трое адептов Ордена решили, что безопаснее уходить через границу. Их крупным просчётом стало потепление в отношениях между степняками и людьми.
        Верховный Вождь решил передать пленных в Пограничный гарнизон. Вернее, пленного. Двух диверсантов шаманы успели принести в жертву духам предков. Оставшийся в живых, как только оказались у Начальника пограничного гарнизона, завопил:
        - Всё, всё расскажу. Где Глава Ордена скрывается, всех адептов назову. Только не отдавайте меня им.
        Дрожащей рукой диверсант показал на Вождя и шамана, стоявших с непроницаемыми лицами. Надо сказать, пообещал диверсант это вовремя. Начальник гарнизона уже прикидывал, как обставить, чтобы пленный погиб при попытке к бегству.
        У главного пограничника оба сына находились в повозке, что ехала в Фортес. Скрепя сердце он передал диверсанта агентам безопасности, заметно подрастерявшим высокомерие. Сделал это быстро, пока кто-нибудь из его подчинённых не прибил пленного, наплевав на интересы Империи. Весь гарнизон рисковал в одночасье потерять детей. Такое не прощается.
        Отбывали безопасники с пленным через экстренный портал в лагере. Легат еле удержал Рину, которая с удесятерённой силой рвалась прикончить диверсанта.
        - Быстрее, - приказал легат, замешкавшимся у портала агентам. - Сейчас весь лагерь узнает. Не поздоровится ни ему, - кивок в сторону пленного, - ни вам.
        - А нас-то за что? - ляпнул один агент, но после того, как Рина переключила внимание на него, побледнел и нырнул в портал вслед за пленным и остальными.
        Легат отпустил Рину. Она подскочила к уменьшающемуся зелёному прямоугольнику и от досады плюнула вслед ушедшим.
        - Не удивлюсь, если попала, - произнёс легат и повернулся к Большому Змею. - Где ты ходишь? Тут твоя невеста чуть не положила диверсанта и безопасников в придачу.
        - Она может, - с гордостью ответил Большой Змей, любуясь своей отчаянной невестой.
        Петрович и Серый, всё это время соблюдавшие в госпитале строгий постельный режим, узнавали все новости из первых рук. Комрит лекарей, к своему удивлению, обнаружил, что магия пациентов быстрее восстанавливается после общения с друзьями. Покачивая головой, лекарь запрет на посещения снял. У героев побывал весь лагерь, представители пограничников. Рина почти переселилась в их палату, заняв третью койку, сидя на которой писала статьи и заметки.
        На третий день в палату вошли необычные посетители. Легат разрешил Рине провести Тай и вернувшихся из столицы Ижена и тётушку Нею. Командующий прекрасно понимал: запрети он, предприимчивая Рина протащит гостей нелегально. Подкоп в драконарню давно стал местной байкой с названием «Сказ о том, как девица хотела на драконов посмотреть, а женихом обзавелась».
        Тай обняла Петровича и присела на койку к Серому. Ижен и тётушка Нея сначала обняли Серого, затем сели на койку к Петровичу, потеснив разлегшегося в его ногах большого кота. Голуби и воробьи сидели на ближнем к окну дереве, изредка слетая на подоконник.
        После первых приветствий, Петрович спросил:
        - Ну что, Женьку зачислили?
        - Первым номером прошёл, - с гордостью произнесла тётушка Нея. - Прослушивание как раз в день битвы состоялось.
        - Представляешь, пап, - сказал Ижен, - старший из магистров даже прослезился, когда я сыграл. И говорит: император мог бы за мальчишку не ходатайствовать, мы бы и так приняли. Талант. То есть, это я талант! Круто!
        - Мы и не сомневались в тебе, - сказал Петрович.
        - После прослушивания родителей зачисленных позвали какие-то бумаги оформлять, - продолжил рассказывать Ижен. - Мы в аудитории остались. Сижу, значит, и тут ко мне двое столичных подкатывают. Один мне: слышь, гений. Ну, я на всякий случай приготовился, вдруг драться придётся…
        - Ижен, опять за своё, - охнула тётушка Нея.
        - Да ладно, баб, ты лучше слушай. Они просто подошли попросить, чтобы я на экзаменах первым не играл. После лучшего выступления остальные не так ярко смотрятся. И оценку могут занизить. Вот.
        - Ты смотри, какие продуманные, - сказал Петрович.
        - Да мне без разницы, каким выступать, первым или, там, десятым, - сказал Ижен, пожимая плечами. - Нас должны были по экскурсиям повозить, но тут узнали о прорыве и о вашем подвиге. Мы с бабушкой сразу домой рванули. Что нам та столица, успеем насмотреться. Хотите, сыграю?
        Не дожидаясь ответа, Ижен вынул из футляра скрипку и встал в центре палаты. Видимо, чтобы поднять настроение пациентам госпиталя, он заиграл лёгкую весёлую плясовую, за ней ещё две. После того, как музыка смолкла, в дверь заглянул лекарь и попросил:
        - Ижен, тебя не затруднит выйти на крыльцо и исполнить несколько мелодий там? Собрался весь отряд, все тоже хотят послушать лучшего в Империи музыканта.
        - Конечно, с радостью, - ответил Ижен и растерянно повернулся в сторону Петровича с Серым.
        - Не переживай, - с усмешкой сказал главный лекарь, понимая нежелание мальчишки оставить близких. - Наших героев вместе с кроватями на улицу вынесут. И воздухом подышат, и концерт послушают.
        Лекарь вышел и вернулся с всадниками второго ритона. Они действительно вынесли кровати вместе с больными и поставили около входа. Возле домиков госпиталя действительно собрался весь отряд.
        Ижен вышел на крыльцо, которое заменило сцену, и поклонился слушателям, наградившим его аплодисментами. Юный музыкант приставил к подбородку скрипку, взмахнул смычком, и полилась волшебная мелодия. Скрипка словно ожила в руках маленького хозяина, заставляя зрителей вместе с ней печалиться и улыбаться, мечтать и любить, тосковать и веселиться.
        Когда импровизированный концерт под открытым небом закончился, на миг воцарилась звенящая тишина, которую взорвали оглушительные аплодисменты и громкие одобрительные выкрики.
        Птицы сорвались с крыш, откуда тоже слушали пение скрипки. Перт снял форменный берет и пошёл по кругу собирая вознаграждение. Ижен хотел, было, отказаться, но легат, тоже внесший свою лепту, произнёс:
        - Возьми, не стесняйся. Это тебе на учёбу. Такой талант нельзя зарывать в землю!
        - Ох, ты, обед же! - воскликнул шеф повар и добавил для Ижена: - Тебя с бабушкой и невестой дяди тоже приглашаю!
        После чего повар бегом направился в сторону столовой, поторапливая кухонниц.
        - А нам когда можно будет нормальной пищи поесть? - спросил Серый, когда его кровать друзья проносили мимо лекаря.
        - Ещё пара дней строгой диеты, - произнёс тот и ворчливо добавил: - Скажи спасибо, что гостей пропустил.
        - Спасибо! - искренне поблагодарил Серый, с нежностью глядя на Тай.
        В день, когда шестой отряд наслаждался чудесной музыкой и великолепным исполнением, в Картахее проходил заключительный этап операции службы безопасности под кодовым названием: «Ловушка». Без лишнего шума безопасники провели аресты адептов Ордена Отмщения, от мелких сошек до Главы. Последний оказался аристократом из древнего, но разорившегося рода. В нынешнем плачевном положении семьи он винил не расточительных, недальновидных, не гнушающихся преступлениями предков, а власть, которая за эти преступления их наказала. Куда проще обвинить в своих бедах кого-то постороннего, чем вглядеться в своё отражение в зеркале.
        Глава Ордена, единственный знавший об участии в заговоре против Императора его кузена, сообщника не выдал. Но Императору хватило и косвенных улик, он отправил мятежного троюродного брата в ссылку на остров-тюрьму в королевстве фейри.
        Рядовых приверженцев Ордена Отмщения отправили на каторгу, а вот над Главой Ордена и его помощниками было принято решение устроить показательный суд. Кроме того Император решил лично наградить лучших воинов Иномирного Легиона, в первую очередь тех, кто спас детей - главную ценность Империи.
        Глава сорок седьмая. Награда для героев
        На три дня дольше продержал Петровича и Серого в госпитале комрит лекарей. Петрович подозревал, что местный врач намеренно не сказал им настоящего срока лечения. Так они сразу не протестовали, а позже привыкли, тем более, что на скуку жаловаться не приходилось.
        Рина написала статью с названием: «Герои снова в строю», к которой присоединила довольно удачный снимок-картинку. «Посмотрите, как мужественны и одухотворены их лица! Как они прекрасны!» - утверждала она в статье. Читатели прониклись, а вот Петрович с Серым скептически переглянулись, про себя решив, похвальных слов здесь чересчур, особенно в том месте, где говорится об одухотворённости. Рина их запечатлела, или, как она сама уже выражалась, сфоткала, сразу после получения вознаграждения. К слову, Петрович и Серый все призовые за бой отдали тётушке Нее.
        - Вот теперь точно хватит и на школу при академии, и на саму академию! - воскликнула она и обняла обоих приёмных сыновей.
        Она, как и Рина, как и остальные, очень хотела, чтобы они остались. Но, умудрённая жизненным опытом, провидица не затрагивала эту тему в разговорах. Если суждено уйти в свой мир, пусть уходят с лёгким сердцем. Лить слёзы на проводах, а тем более, заранее - плохая примета.
        Родной отряд встретил возвращение Петровича и Серого торжественно, а шеф повар приготовил необычный десерт: круглые булочки с глазками и ртом из сушёных фруктов. Рина не только собирала сказки разных миров, она ещё и пересказывала их всем желающим. Любимой сказкой шеф повара стал «Колобок».
        Драконы встретили своих хозяев бурно. Салага тыкался лобастой головой в плечо Серому, а обычно сдержанный Молорик облизал Петровичу лицо и руки. К личным драконам присоединился Смелый. Он сообразил - где встреча, там обязательно будут вкусняшки.
        - Ты за угощение Родину продашь, - с обидой высказал ему Взводный, от которого питомец смылся без зазрения совести.
        - Р-ра, - ответил Молорик, а Петрович перевёл:
        - Он ещё молодой, обтешется.
        Взводный с сомнением посмотрел на жующего питомца и покачал головой.
        Жизнь отряда вернулась в привычное русло. Несмотря на данные о поимке всех адептов Ордена Отмщения, патрулирование продолжалось. Мог остаться ненайденный круг призыва. Маги координаторы проверили магоискателями довольно большую территорию, но полной гарантии дать не могли. На обследованных участках они ставили табличку с надписью: «Проверено: опасности нет». Их впечатлил рассказ Петровича о сапёрах крупнейшей на Земле войны.
        Пехотинцы пятого ритона, воспользовавшись возвращением судей, назначили матч реванш женской сборной. И вновь проиграли. На этот раз Петрович даже чуть-чуть не подсуживал.
        - Ничего, в следующий раз ничья будет, - успокоил он комрита Тиля.
        Тот лишь рукой махнул и ответил:
        - Похоже, наших женщин не победить.
        К концу первой недели от возвращения Петровича и Серого в строй легат собрал отряд на экстренное построение.
        - У меня замечательные новости, - провозгласил он. - Император приглашает в Картахею воинов Петровича и Серого, чтобы лично вручить награду. Нашим героям: ура!
        - Ура! Ура! Ура! - подхватили легионеры и их командиры.
        Распустив строй и дождавшись, пока героев поздравят товарищи, легат скомандовал:
        - Воины Петрович и Серый, явитесь в штаб через тридцать минут. Я лично доставлю вас в столицу. А теперь шагом марш к каптёру, получать парадную форму!
        Спустя тридцать минут Петрович и Серый подходили в штабным домикам. Проводить их собрался весь лагерь.
        - Папуля, дядя, вы невероятные красавцы! - воскликнула Рина.
        Парадная форма, тёмно зелёная, с золотым кантом, белоснежными эполетами Петровичу и Серому действительно шла. Особый шик добавляли лихо сдвинутые на ухо береты.
        Легат тоже переоделся, надев боевые награды. Их количество впечатлило иномирян и даже сослуживцев. Командующий хвастать своими подвигами не любил, но визит к Императору - случай особый.
        Перемещение порталом в столицу Петрович и Серый перенесли куда лучше, чем первое, в ловчей сети, и второе до госпиталя. Привыкли. Вышли они в просторном помещении, по обстановке которого сразу можно было определить - они во дворце. Легат это подтвердил. К ним подошли воины в форме службы безопасности, одного Петрович узнал - незадачливый ухажёр его дочери. Здесь он был за старшего, судя по нашивкам и тому, как вёл себя с остальными. Он обрадовался старым знакомым, отдал честь легату и пригласил следовать за ним.
        По пути безопасник рассказывал, как называются залы, через анфиладу которых они шли. Во дворце не было помпезности, позолоты. Лаконичная простота, и неброская, но дорогая отделка стен и пола, старинные гобелены и портреты на стенах, придавали величия.
        После анфилады они попали в центр дворца, в комнату - своеобразную приёмную - перед тронным залом. Там уже собрались представители других отрядов легиона и их командующие. Легаты тролль и гном с удовольствием пожали руки Петровичу и Серому. К Петровичу и вовсе отнеслись как к старому знакомому, сообщив, что заряженные им амулеты действуют безукоризненно.
        Двери распахнулись, и важный мужчина в ливрее пригласил всех проходить и рассаживаться. Легионеры заняли места, разглядывая похожий на большое кресло трон, высокий куполообразный потолок, окна с витражами в верхней части. Долго ждать не пришлось. Местный дворецкий распахнул двери позади трона и объявил:
        - Его Величество Император Эстарон Четвёртый!
        Воины вскочили с мест, вытягиваясь в струнку и прикладывая руку к виску, отдавая честь. Жест, введённый в этот мир Петровичем, прижился быстро и, похоже, навсегда.
        В зал, в сопровождении свиты вошёл Император - высокий грузный мужчина. Мягкие черты лица могли бы ввести в заблуждение, заставив думать о добродушном нраве и слабом характере. Но проницательный взгляд чёрных глаз, словно просвечивающий насквозь, показывал насколько обманчиво это впечатление.
        Опустившись в кресло, Император сделал знак всем садиться. Петрович подумал, что правители этого мира, пожалуй, гуманнее относятся к подданным. Где-то он читал, что в старину на Земле в присутствии королей сидеть не полагалось.
        Первым выступил военный советник Илларана. Он поблагодарил воинов Иномирного Легиона за проявленную отвагу в битвах с нечистью. Его адъютанты начали вызывать легионеров для вручения памятных знаков и вознаграждения.
        - Вас на десерт оставили, - шепнул легат Петровичу и Серому.
        Награждённых поддерживали аплодисментами. Получив награду, они отдавали честь, со словами:
        - Служу Империи!
        Легат оказался прав, его подопечных пригласили последними и сразу двоих.
        - Воин Петрович, воин Серый, пройдите для получения награды, - сказал советник.
        На этот раз слово взял сам Император.
        - Воины! - торжественно произнёс он. - Совершённый вами подвиг вошёл в летописи, о нём будут помнить всегда. Вы спасли самую главную ценность нашей Империи - детей. Этот подвиг бесценен, и мы долго думали, какая награда подойдёт для героев. - Император поднялся с места, все присутствующие в зале последовали его примеру, и продолжил: - Воины Петрович и Серый, с этого момента ваш контракт считается завершённым. Вы получите все полагающиеся по нему выплаты и особое вознаграждение. Кроме того, мы награждаем вас особым порталом, для возвращения в свой мир. Вы не просто вернётесь на Землю. Вы вернётесь в прошлое, в момент, когда вас забрал ловчий. Я разрешаю переместиться в свой мир сегодня, с территории лагеря. Думаю, вы захотите проститься с друзьями.
        Петрович подтолкнул Серого в бок, после чего они дружно отдали честь и произнесли:
        - Служим Империи!
        Чувства, их охватившие невозможно было передать словами. Казалось, должна преобладать радость, но её заглушала растерянность: как, неужели всё? Они мечтали вернуться, но настраивались ждать этого события ещё больше года. И тут обухом по голове прилетела награда.
        Серый, до того робевший, вспомнил о Тай и сделал шаг вперёд.
        - Ваше Величество! Прошу позволить взять с собой мою невесту, - и замер, сам в шоке от собственной смелости.
        Император, до того любовавшийся реакцией воинов на награду, приподнял бровь и задумался.
        Со стороны приёмной раздался какой-то шум. Дверь открылась. В неё, отодвинув посохом дворецкого вошёл сухощавый старец в чёрной мантии, расшитой серебряными нитями. Что-то в его облике заставляло вспомнить о хищных птицах. Возможно, острые черты лица, или похожая на крылья за спиной накидка.
        Поравнявшись с Петровичем и Серым, старец остановился и поклонился правителю, после чего произнёс скрипучим голосом:
        - Здоровья и процветания, мой Император.
        - Что привело тебя в столь неурочный час, Оракул? - подозрительно спросил монарх.
        «Оракул, значит. Так вот ты какой, северный олень», - мелькнуло в голове у Петровича, но все мысли вылетели, когда старец повернулся и устремил взгляд на них с Серым.
        Если король словно пронизывал взглядом, Оракул практически выворачивал души наизнанку, рассматривал до мельчайших подробностей, с усмешкой возвращая обратно. Этот взгляд заставлял вспомнить все проступки и прегрешения, начиная с младенческого возраста. Серый отвёл глаза, Петрович выдержал, сказался опыт. В глазах старца мелькнуло нечто похожее на уважение.
        Оракул взмахнул свободной рукой, в ней появился стеклянный шар, заполненный клубящимся туманом, после чего перевёл взгляд на Императора и спросил:
        - Я слышал, этих воинов отпускают в их мир, это так?
        - Да, герои заслужили свою награду, - ответил Император.
        Оракул выпрямился, глаза его заволокло серебряной дымкой. Он произнёс ставшим глухим голосом:
        - Александру Петровичу и Сергею Светлову, известным в этом мире как Петрович и Серый возвращаться на Землю нельзя.
        Глава сорок восьмая. Выбор
        Тишина, установившаяся в тронном зале после слов Оракула, не имела ничего общего с той, звенящей, после выступления Ижена в лагере. Эта тишина придавливала, угнетала, тревожила.
        - Объяснись, - приказал Оракулу Император, нарушая безмолвие.
        Старец, чьи глаза стали обычными, тряхнул шаром в руках и подошёл вплотную к Серому.
        - Смотри, - велел он невольно попятившемуся попаданцу с Земли. - Попав в свой мир, ты не успеешь дойти до дома. Тебя собьёт насмерть самоходная повозка. Кажется, у вас их называют машинами.
        Внутри шара что-то замелькало, послышались звуки, странные для этого мира, но знакомые Петровичу и Серому: визг тормозов и скрежет шин, глухой удар и вой сирены.
        - Хватит! - воскликнул Серый, который не только слышал, но и видел своё возможное будущее. Он стал светло серым, так бледнея, и закрыл лицо руками.
        Оракул развернулся к Петровичу, по его скорбному лицу было ясно: и тут ничего хорошего ждать не придётся.
        - Твоё сердце остановится ровно через год, после того, как ты вернёшься, - произнёс он.
        Из шара вновь донёсся вой сирены и тихий женский плач, почему-то его перекрывавший.
        - Я понял, - произнёс Петрович, опуская руку на шар и останавливая этим мельтешение внутри. - Мы благодарны за предупреждение, отец.
        Оракул онемел от подобного обращения и застыл с вытаращенными глазами. Петрович переключил внимание на друга. Он хлопнул Серого по спине, приводя в чувства, как тогда, когда они только попали в этот мир.
        - Вот всё и разрешилось, - произнёс он. - Тебе не придётся делать выбор. Родители похоронят твоё тело, и не будут мучиться от неизвестности долгие годы, в поисках без вести пропавшего сына. Ты же останешься здесь со своей Тай.
        Император пристально глянул на Петровича, первым уловив подтекст в последних его словах.
        - Если я правильно понял, - начал он, - ты, воин Петрович намерен воспользоваться наградой и вернуться в свой мир?
        Петрович склонил голову, выпрямился и ответил:
        - Вы совершенно правы, ваше Величество.
        - Но ведь тебе отпущен всего год жизни там! - воскликнул Император, которому не удалось скрыть потрясения.
        - Не всего, а целый год жизни, ваше Величество, - возразил Петрович. - Целый год, чтобы показать жене, как сильно я её люблю, чтобы помочь дочкам и вправить мозги зятьям, чтобы сводить внуков на рыбалку, чтобы выпить вместе с тёщей, наконец. Год, это совсем не мало.
        - Что же, я принимаю твой выбор, - произнёс Император и склонил голову в честь уважения. Не многие удостаивались такого. После чего правитель посмотрел на Серого и сказал: - Воин Серый, с этого момента признан подданным империи со всеми правами. Советую сохранить первоначальный контракт, за это время оглядишься, и решишь, чем заняться. Что же, друзья, давайте поздравим наших героев с полученной наградой. Ура!
        - Ура! Ура! Ура! - грянуло в зале.
        Награждали попаданцев с Земли последними, а вот покидали зал первыми, вместе с легатом. Они прошли через строй других легионеров и безопасников, отдающим им честь.
        Пока в портальном зале маги настраивали портал, Петрович отдал полученный массивный кошель Серому и произнёс:
        - Разделишь на три части. Одну отдашь матушке, две остальных - подарок на свадьбы тебе и Рине.
        - Но как же… - начал Серый, но Петрович остановил его, произнеся:
        - Нет, домой я ничего не возьму. У нас с Крошкой общий счёт, как я объясню появление большой суммы? Скажу, в другом мире заработал? Прости, но я хочу провести время с родными, а не в психушке.
        Легат, пока его воины разбирались с вознаграждением, с кем-то говорил по амулету связи. Наконец, в арке портала заклубился зеленоватый туман. Представители шестого отряда шагнули туда, возвращаясь в лагерь.
        В штабе их ожидали Рина и Большой Змей, а вскоре к ним присоединились Тимс Корин и Тай, тётушка Нея и Ижен, доставленные магом-координатором порталом. Ради особого случая легат дал на это разрешение. Весть о том, что Петрович уходит разнеслась по лагерю, как разносится пламя по сухому лесу. Вскоре около штабных домиков было не протолкнуться. Петрович, переодевшийся в земную одежду в кабинете легата, сразу после того, как вышел на крыльцо попал в объятия всадников родного ритона, оттеснивших всех остальных. Только попрощавшись сами, друзья подпустили к Петровичу остальных.
        - Пора, - сказал легат, активируя портал. Этот портал выглядел старинным зеркалом с массивной рамой, внутри клубился серебряный туман.
        После того, как дал последние наставления приёмной семье и крепко обнял их, Петрович подошёл к Намирей и нежно провёл по её щеке тыльной стороной ладони. Они замерли на миг, прощаясь не только друг с другом, но и с несостоявшейся любовью.
        Петрович двинулся к порталу, но обернулся и попросил Серого:
        - Присмотри за Молориком. Я не могу смотреть ему в глаза. Вы поймёте, почему я ухожу, а он, хоть и умный, всего лишь зверь. Ну, как говорится: долгие проводы, лишние слёзы. Друзья-однополчане, я не боюсь вас оставлять. Когда мы встретились, вы были салажатами, теперь же - настоящие мужики. Спасибо за всё. В этом мире остаётесь вы и частичка моего сердца. Прощайте!
        Отдав честь, Петрович вошёл в портал.
        - Ему отпущен всего год в том мире, - произнёс легат, - но он сделал свой выбор.
        Неожиданно раздался треск веток и топот. Молорик, протиснувшись сквозь кусты, выскочил на площадку перед штабом и, не сбавляя скорости, кинулся в портал. После того, как он скрылся в серебряном тумане, портал исчез.
        - Господи, пусть он превратится там не в лошадь или в корову, - прошептал Серый.
        Рина обнялась с Намирей, и они обе заплакали. Многие сослуживцы тоже не сдержали слёз. Лишь тётушка Нея, поглаживая уткнувшегося в неё внука, не пролила ни единой слезинки. Она смотрела куда-то вдаль, с лицом человека, принявшего важное решение.
        Петрович, войдя в портал, на краткий миг потерял сознание. Очнулся он, сидя на скамейке в парке. Рядом стояли его пакеты. На небе ярко светило солнце. Одно! Яркая зелень листвы резала глаза. Всё случившееся в чужом мире могло показаться сном или бредом, но в воздухе ещё висело зеркало портала, постепенно уменьшаясь в размерах. Внезапно оттуда на скамейку рядом с Петровичем выкинуло кота породы сфинкс, после чего портал исчез.
        Морда кота показалась Петровичу удивительно знакомой.
        - Молорик? - уточнил он.
        - Мр-ра? - тоже спросил кот, в чьём вопросе так и слышалось: «Хозяин, это ты такая громадина?»
        - Ну что же, похоже, здесь я тебя возить буду, - произнёс Петрович, сажая кота на плечо.
        Он встал, взял в руки пакеты и зашагал к выходу из парка. Где-то в его глубине играл духовой оркестр. Петрович без труда узнал «Песню пилотов». Подходя к дому, Петрович на себе прочувствовал то, что ощущали гоблины и Серый, оказавшись в массивных телах. Он остановился у подъезда, унимая одышку. Спина отозвалась глухой болью.
        - М-да, придётся нам с тобой на лифте прокатиться, - сказал он Молорику, внимательно разглядывающему окружающее. - Обидно, всего-то третий этаж.
        Отдышавшись, Петрович шагнул в подъезд. Однако волнение до конца унять не смог, попав в замок ключом лишь с третьего раза. Войдя в прихожую, он поставил пакеты к стенке и опустил Молорика на пол.
        Из кухни выглянула жена и быстро подошла, со словами:
        - Что-то ты долго, Саня, а ну, дыхни.
        Петрович сгрёб жену в объятия, выдохнув:
        - Крошка!
        - Саня, ну что ты, словно год не виделись, - смеясь, отбивалась жена и добавила: - Да тише ты, внуков уже привезли. Ой, а это кто?
        Она заметила кота, наблюдавшего за ними, и вынырнула из объятий.
        - Это Молорик, будет жить у нас, - сообщил Петрович. - Ты же давно хотела завести котика.
        Из комнаты высунулся младший внук.
        - Деда кота принёс!!! - завопил он.
        Все четверо мальчишек выскочили в прихожую, окружая Молорика и отрезая от хозяина.
        - Конец коту, - со смешком произнесла жена.
        Петрович только снисходительно улыбнулся. Что там его салажата против боевого дракона. Молорик проскочил под ногами мальчишек и рванул в комнату. Дети побежали за ним. Вскоре там раздались грохот, смех, азартные вопли. Не прошло и нескольких минут, как Молорик показался в дверном проёме, оттолкнулся от косяка, в три прыжка достиг Петровича и с пола запрыгнул ему на плечо.
        Выскочившие следом мальчишки закричали:
        - Так нечестно!
        - Ушёл!
        - Ничего, поймаем!
        - Мр-ра, мр-ра, мр-ра, - пожаловался на ухо Петровичу Молорик.
        Тот ответил:
        - А что ты хотел? Внуки.
        Петрович притянул к себе Крошку и вместе они смотрели, как мальчишки в восемь рук потрошат пакеты с подарками…
        В это же время в приграничье Илларана по лесной дороге шла провидица Нея. В руках она несла корзинку. На половине пути она остановилась, подумав, что зря не захватила трость. Присев на поваленное дерево провидица немного отдохнула, приводя мысли в порядок. Принятое решение далось нелегко. Ради себя самой она никогда бы не смогла переступить через застарелую обиду.
        Вдохнув и выдохнув, она собралась и встала, чтобы преодолеть остаток пути до лесного алтаря.
        В установленном месте она свернула с тропы, направляясь на журчание родника. Там попила ключевой воды, немного посидела на лавочке, как было и положено, после чего направилась в центр круглой поляны.
        Водрузив на алтарь корзинку с дарами, тётушка Нея села на землю. Почти недрогнувшими руками она сняла с шеи цепочку с необычным кулоном из прозрачного камня в виде капли. Украшение тоже опустила на камень с древними рунами. Кулон разлился лужицей, впитываясь в алтарь. Оставалось только ждать, чем провидица и занялась, прикрывая глаза и погружаясь в воспоминания.
        Глава сорок девятая. Давняя клятва
        Провидица Нея, ощутив чужое присутствие, произнесла:
        - Здравствуй, Вей, - и открыла глаза.
        Суховей, Бог путешественников и искателей приключений, сидел напротив, с другой стороны алтаря. Его спутник оленёнок пасся неподалёку. Корзина и украшение исчезли с камня, словно их и не было.
        - Давненько меня так не называли, - с улыбкой произнёс Суховей. - С тех пор, как мы расстались.
        - С тех пор, как ты бросил меня, - уточнила Нея и замерла, осознав, что не чувствует ни жгучей обиды, ни боли, ни любви к непостоянному Богу. Она сама не заметила, как отпустила все эти чувства. Они прошли в тот момент, когда она взяла на руки маленького мальчика, брошенного непутёвой матерью на дороге.
        - Ты позвала меня, значит, вспомнила о клятве. Признаюсь, ждал тебя раньше. Хочешь стать молодой и красивой, как была? - спросил Суховей, глаза которого заблестели.
        Всего лишь раз позволил он себе задержаться рядом с полюбившейся женщиной на целых пять лет. Воспоминания остались самые лучшие, кроме прощания. Нея не захотела понимать, что ему пора уходить, даже данная клятва исполнить любое её желание, как только позовет, не помогла. Хотя подаренный знак призыва - кулон в виде слезы, как оказалось, она сохранила.
        Провидица неожиданно рассмеялась и сказала:
        - Оказывается, и у богов бывает плохая память. Молодой я, конечно, была, а вот красивой - нет.
        - Ты всегда была несправедлива к своей внешности, - протянул Суховей и мечтательно добавил: - А как ревновала к каждой смазливой девчонке. К слову, сейчас я свободен.
        - У старости есть свои преимущества. Уже ничто не давит здесь, - Нея прижала руку к груди, - при воспоминаниях о твоих похождениях. И, прости, мне всё равно, есть ли кто у тебя сейчас или нет.
        - Ты изменилась, Нея, - сказал Суховей.
        - Людям, да и прочим расам нашего мира, в отличие от бессмертных Богов, свойственно меняться, - последовал ответ. - Кое-что ты угадал, Вей. Я действительно вспомнила о клятве и призвала тебя, чтобы предъявить желание.
        Суховей с интересом уставился на провидицу. Она изменилась и внешне, исхудала, поседела, обзавелась сеточкой морщин, лишь глаза не утратили яркости и блеска.
        - Слушаю тебя, - произнёс он, склоняя голову к плечу.
        - Помнишь попаданцев, недавно приносивших тебе дары. С ними был ещё мальчик скрипач? - спросила Нея.
        - Ещё бы не помнить, - ответил Суховей и рассмеялся. - Потрясающая наглость: развести на алтаре костёр и поджарить на нём королевского гагра. Я бы сказал, двойная наглость, одним действием оскорбить богов и нарушить законы Империи. Простил бы и без подношения, но воины молодцы, не поскупились, к тому же, музыканта привели, оленя моего пожалели. Признаюсь, к их внешности я руку приложил. Скучно же, когда все призванные гоблины. Никакого разнообразия. Вот я и заготовил в межмирном обменнике тела тролля и эльфа. Брат мой старший, когда узнал, вопил, как дракон, которому на хвост скала упала. Но после последней битвы этих воинов с нечистью, буркнул, что был не прав. Извинился так. Солдафон до мозга костей. Хотя Богу войны и положено таким быть. Что-то я разговорился не в меру, рядом с тобой почему-то всегда так. Скажи, лучше, какая связь этих воинов с твоим желанием?
        Провидица Нея тоже склонила голову к плечу, невольно любуясь Суховеем, нисколько не изменившимся с их последней встречи.
        - Петрович и Серый мои приёмные сыновья, а Ижен приёмный внук. Есть ещё приёмная внучка Рина, её жених, невеста Серого. Как видишь, у меня теперь большая семья, - принялась она рассказывать. Подробно и обстоятельно, спешить пока было некуда. - Так вот, Император в награду за битву, которую ты упоминал, решил возвратить героев на Землю на год с лишним раньше окончания контракта. Но вмешался Оракул…
        - Вот как везде успевает?! - воскликнул Суховей. - Только ему кто из наших будущее приоткроет, как он тут же бурную деятельность развивает. Утомил.
        - Так не приоткрывайте, - посоветовала Нея, сообразив, что под «нашими» Суховей подразумевает других Богов.
        - Проще ответить, чем слушать его завывания, которые старец называет молитвами. С возрастом у него стал на редкость противный и скрипучий голос. Да и характер. Но дар сильный, этого не отнять. Прости, прервал тебя, продолжай, слушаю внимательно.
        Суховей сел, выпрямив спину, изображая, что он - весь внимание.
        - Оракул предсказал, что в своём мире попаданцев с Земли ждёт неизбежная смерть. Одного сразу после возвращения, другого через год, - продолжила Нея. - Мой старший сын сделал выбор вернуться и провести этот год с семьёй.
        - Эльф Петрович, - утвердительно произнёс Суховей. - Уважаю. Мужик, - после чего скривился и добавил: - Как пообщаюсь с братом, вечно его словечки перенимаю.
        Провидица Нея неожиданно легко поднялась с земли и произнесла:
        - Моё желание такое: пусть сердце моего сына не остановится через год. Пусть он продолжит жить в кругу родных до глубокой старости.
        Суховей, вскочивший следом и стоявший напротив, медлил с ответом. Наконец, неуверенно, что для него было не свойственно, сказал:
        - Ты загадала невыполнимое желание. У меня нет власти в не магических мирах.
        - Получается, твоя клятва ничего не стоит, как ничего не стоила твоя любовь, - с горечью прошептала провидица и, больше не обращая внимания на бывшего возлюбленного, направилась в сторону тропы.
        Суховей преградил ей путь и, заглянув в глаза, попросил:
        - Загадай что-нибудь другое. Может, всё-таки решишь помолодеть? Я даже смогу с тобой остаться на год или на два.
        Нея, не говоря ни слова, обошла Суховея и продолжила путь. Около родника Бог путешественников и любителей приключений догнал её и, взяв за руку, усадил на скамью. Сам устроился рядом и быстро, пока его слушают, сказал:
        - Кажется, я знаю, как выполнить твоё желание. Не полностью, но, во всяком случае, твой сын останется жив.
        Провидица Нея, выслушав то, что предложил Суховей, склонила голову, в знак согласия.
        Восточное Приграничье Илларана. Год спустя.
        Суета царила на лесной поляне, куда когда-то не очень мягко приземлились попаданцы с Земли. Создавали её Рина и Ижен бегающие с одного конца поляны на другой. Просто сидеть на бревне рядом с Тай и тётушкой Неей, или стоять, опираясь спиной о деревья, как Серый и Большой Змей, они не могли.
        - Ба, а ты точно уверена, что твой бог успеет забрать папину душу и поместить в эльфа? - задал уже раз в двадцатый Ижен.
        - Боги всегда выполняют клятвы, - уверенно произнесла тётушка Нея, искусно скрывая собственное волнение. - К тому же, наш Тимс будет помогать. Последнее время он достиг большого мастерства, почти ничего не путает.
        - Не нравится мне слово: почти, - проворчал Серый.
        - А вдруг в этом, как его, межмирье, того тела, в котором он был, не окажется? - тоже не в первый раз уточнила Рина и тут же добавила: - Да мы папулю в любом облике любить будем.
        - Если его в тролля закинет или гоблина, он только обрадуется, - вмешался Серый, который эту мысль тоже озвучивал не впервые.
        Тётушка Нея уже привычно пояснила:
        - Обменные тела в межмирье хранятся, по словам Суховея, лет десять или сто.
        - Это же большая разница, - остановился Ижен.
        - Для Суховея - никакой, - с улыбкой ответила ему бабушка.
        - Много шума, - произнёс Большой Змей. - Хорошо, что легат разрешил пойти встречать Петровича только близким, а остальным приказал ждать в лагере.
        Все кивнули и дружно посмотрели на воркующих на краю поляны голубей, сидящих на самом высоком дереве воробьёв и лагерного кота, ставшего ещё толще. Им слова легата указом не были.
        Сбоку из лесной чащи раздался треск ломающихся веток, шум, рычание и ругательство, прерванное знакомым басом:
        - Нельзя родной язык осквернять!
        Раздвигая собой кусты и ветки, на полянку выбрался Молорик, следом вышли по уже проторенной тропе Петрович, в том виде, в каком попал в этот мир, включая традиционную эльфийскую косу, и Тимс Корин в земной одежде.
        - Да я всего немного и ошибся в координатах, - оправдывался последний.
        Но его уже не слышали. Петровича обнимали, целовали, хлопали по плечу и тянули в разные стороны. Часть приветствия досталась и верному дракону, доставленному в этот мир Суховеем в качестве бонуса.
        На мгновенье мелькнула тень и на поляну приземлилась всадница верхом на драконе. Комрит Намирей, впервые за долгую и безупречную службу ослушалась приказа командира. Она спрыгнула с дракона и подбежала к Петровичу. Ухватив его за футболку, подтянула к себе, сказала:
        - Вот теперь ты никуда не денешься от меня, зараза эльфийская, - и крепко поцеловала в губы.
        Петрович рассмеялся. Одной рукой он обнял за талию Стальную бабочку, второй небрежно откинул за спину косу.
        - Сколько струн наделаю, - мечтательно проговорил Ижен, нисколько не сомневающийся, что эту косу постигнет судьба первой.
        Вскоре шумная компания покинула гостеприимную, порядком истоптанную поляну, направляясь к лагерю. Там шестой отряд готовил торжественную встречу. Два солнца ярко светили в небе, казалось, весь этот мир радуется возвращению самого необычного за всю его историю эльфа - попаданца с Земли.
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к