Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Алфеева Лина: " Пастельная Магия " - читать онлайн

Сохранить .
Пастельная магия Лина Алфеева


        Тяжело наладить личную жизнь чистокровной суккубе, но еще сложнее найти приличную работу. Чтобы избавиться от опеки высших демонов Триады, мне пришлось кардинально изменить свою жизнь. И помогло мне в этом зелье начинающей ведьмы, открывающее путь к новому источнику удовольствия. Вот только я и не подозревала, что на новом пути судьба столкнет меня с темным друидом. Фамильные секреты и мрачные тайны родового замка Дол-Аллен оказались сущей мелочью по сравнению с огненной страстью, вспыхнувшей между мной и хозяином замка, Коулом Мак-Аллистером. В этом огне так легко либо сгореть, либо открыть себя настоящую.

        Лина Алфеева
        ПАСТЕЛЬНАЯ МАГИЯ


        До чего же непросто демону соблазна найти подходящую работу! С тех пор как представители иных рас открыто живут среди людей, мы обязаны указывать отличительные характеристики в резюме. Ну а какие особенности у суккубы, кроме вечной молодости и врожденной притягательности для противоположного пола? Правильно, специфика питания. Нам необходим секс. Точнее, энергия, получаемая в процессе, требуется не меньше обычной еды. И из-за этого начинаются многочисленные проблемы, связанные с трудоустройством.
        Первое собеседование прошло неплохо. Менеджер по подбору персонала впечатлился предъявленным портфолио дизайнера и направил на верхний этаж к боссу. Тот уделил фотографиям несколько секунд, зато всю беседу не сводил взгляда с моей груди и в конце концов предложил пройти дополнительное испытание на профпригодность. В загородном доме.
        В следующий раз я была умнее и сразу предупредила, что не заинтересована в подпитке на работе, да и вообще нахожусь на диете и сама выбираю цели. Босс заверил, что все понял, а в первый же рабочий день попытался зажать в углу и продать душу за жаркое свидание с суккубой.
        После серии аналогичных неудач я осознала, что жизнь, свободная от опеки Триады демонов, не настолько уж и проста. Мой диплом и навыки дизайнера волновали работодателей куда меньше внешних данных. Банковский счет стремительно пустел, но сдаваться так быстро я не собиралась. Более двухсот лет я исполняла волю Триады, соблазняя смертных, сотрудничество с которыми таило выгоду для демонов, а сейчас наконец-то была свободна. И никакие временные трудности не заставили бы меня свернуть с выбранного пути. Всего-то и надо было — найти способ приглушить собственную притягательность для противоположного пола.
        Сперва я подумала о косметической магии. Приукрашали же себя некоторые иллюзиями, значит, и испортить внешность с помощью чар тоже несложно. Изучив прейскурант Гильдии магов, поняла, что не потяну финансово. Помянув добрым словом магов с их драконовскими правилами и не менее кусачими ценами, заглянула на форум, где обсуждали чародеев, готовых прийти на помощь нелегально, и в результате вроде бы нашла неплохой вариант.
        — Масла, статуэтки, украшения из камня берем?  — Приятный голос с легким акцентом прервал изучение расписания прилетов. Самолет чудо-ведьмы, пообещавшей решить проблему, должен был приземлиться в аэропорту Хитроу только через час.
        — Спасибо, ничего из перечисленного не нужно,  — рассеянно отмахнулась я.
        — Жаль, Лорел, но придется приобрести.
        Медленно обернувшись, увидела незнакомку индусских кровей. У ее ног стояла объемистая кожаная сумка.
        — Масла, статуэтки, бижутерия,  — повторила она.  — Зря везла, что ли?
        — Так вы и есть…
        — Ш-ш-ш…  — неожиданно девушка приложила палец к губам и качнула головой вправо.  — Тип в терракотовом пиджаке — слухач. Следует за мной из Ростова. Может, и совпадение, но не хочу подставляться.
        Пока я переваривала полученную информацию, девушка обворожительно улыбнулась и громко заявила:
        — Уверена, вам очень понравится фигурка розового слоника.
        Спустя полчаса я стала счастливой обладательницей керамического тигра и сушеных ягод годжи. В пакете помимо них прощупывался пузырек с вожделенным зельем.
        — И вот еще.  — Ведьма выложила на стол крошечную рамочку с фотографией какого-то памятника.
        — А эта потрясающая вещица сколько стоит?  — процедила сквозь зубы я. Неожиданно оговоренная стоимость эликсира увеличилась на треть.
        — Что вы, магнитик на холодильник я дарю вам совершенно бесплатно,  — сладким голосом пропела она.  — Так сказать, на долгую память.
        — Чтобы было понятно, где искать, если варево не сработает?
        — Сработает. Снадобье поможет перенастроить энергетические потоки внутри вашего тела.
        — И я перестану быть суккубой?
        — Некоторое время не будете испытывать потребность в… во внимании противоположного пола,  — выкрутилась ведьма и зачастила: — Инструкция по применению приклеена к флакону, возникнут вопросы — пишите. Хорошего вам дня и приятных покупок. Пока-пока.
        Не успела я опомниться, как ведьма подхватила саквояж и смешалась с толпой.


        ГЛАВА 1



        Дегустировать полученное зелье в одиночку я не рискнула. Кто знает, что там намешала начинающая ведьма и как оно на меня подействует? Теоретически я должна была переориентироваться на новый источник энергии.
        — Вдруг тебя на свежую кровь потянет?  — Точеное личико Лики скривилось от отвращения.
        — Речь шла исключительно об энергии и новых источниках удовольствия.
        — Оу! Ведьма знает толк в извращениях?
        — Не уточняла,  — весело хмыкнула я.  — Полагаю, мне захочется чего-то неожиданного и крайне волнующего.
        — Начнешь жрать все подряд — растолстеешь.
        — Да ну тебя,  — отмахнулась я и подбросила на раскрытой ладони флакон.
        — Постой, а ты давно подзаряжалась?  — встрепенулась подруга.
        — Позавчера. А что?
        — Как это что?! Вдруг зелье переориентирует на то, что тебе не понравится. Станешь голодать, потеряешь в весе и ослабнешь. На эксперименты надо решаться заряженной на все сто процентов!
        — Если ты куда-то намылилась и хочешь, чтобы я тебя сопровождала, скажи прямо.
        — В «Счастливом клевере» сегодня одна группа выступает. Я уже договорилась о пропуске за кулисы,  — Лика протянула мне рекламный флаер.
        — По работе или для себя?  — уточнила я, узнав барабанщика. В свое время мне доводилось пересекаться с его отцом.
        — Парень не желает приобщаться к семейному бизнесу. Просили повлиять.
        Опять дела Триады! Хватит с меня ее коммерческих интересов. Пора проверить, чего я стою сама по себе. Смогли же суккубы в России создать общину и освободиться от влияния местного сообщества демонов. И я сумею. Конечно, в компании было бы проще, но ни одна суккуба не поддержала меня в желании отправиться в «свободное плавание».
        — Не поможешь,  — со вздохом констатировала Лика.
        — Тебе же больше достанется,  — усмехнулась я.  — Но в одном ты права. Мне пора подзарядиться.
        — Тогда переодевайся!
        Она подорвалась с места и по-хозяйски сунула нос в мой шкаф. Вообще-то я, как и все суккубы, крайне ревниво относилась к личным вещам. В особенности к одежде и обуви, но Лике прощалось многое.
        — Вот!  — торжественно возвестила она, и в меня полетело красное, расшитое пайетками платье.
        — Я голодная, а не отчаявшаяся.
        — Тогда, может, это?  — она с сомнением покрутила в руках кожаные шорты.
        Оттеснив подругу, достала любимый комплект. К легкой шифоновой блузке прилагалась полупрозрачная юбка макси с двумя разрезами до середины бедра.
        — Скучненько,  — заявила Лика.
        — Радуйся. Значит, все парни достанутся тебе.
        — Да ты же знаешь, я не прочь поделиться. Особенно если поможешь мне справиться с заданием.
        — Забудь. Я вне игры.
        — Как хочешь,  — подруга обиженно надула губы. Наверняка до последнего рассчитывала, что меня удастся уломать на групповое свидание с музыкантами.

* * *

        Я слегка слукавила, когда сделала вид, что согласилась пойти в клуб, только чтобы подзарядиться. Для этого мне не пришлось бы выходить из подъезда. Достаточно было бы заглянуть на чай к милому студенту, проживающему этажом ниже.
        Мне хотелось развлечься. Хоть ненадолго забыть о неудачах с поиском работы, копящихся счетах и приближающемся сроке оплаты квартиры. Прежде мои финансовые проблемы решались Триадой. Я работала на лидеров демонов, а они обеспечивали меня всем необходимым. Я и представить не могла, что деньги имеют свойство заканчиваться так внезапно.
        Как же я надеялась на зелье ведьмы! На некоторое время оно должно было помочь мне стать… почти человеком. Но пока я все еще являлась чистокровной суккубой — демоном соблазна, притягивающим мужчин. И эта ночь принадлежала мне.
        Такси подъехало, едва я и Лика вышли из подъезда. Из окна выглянул улыбающийся латиноамериканец.
        — Добрый вечер, мисс, подвезти?
        Лика надменно задрала носик и отвернулась. Время шло, а она все еще не могла вытравить из себя снобизм аристократки Старого Света.
        — Поезжай, я поймаю другую машину.
        — Как хочешь,  — пожала плечами я.
        Забравшись внутрь, откинулась на спинку кресла. Взгляд таксиста задержался на моих ногах. Чуть подавшись вперед, расправила полупрозрачный шифон юбки.
        — Куда едем?  — сипло поинтересовался водитель, откровенно разглядывающий мое декольте. Вырез был более чем скромный, зато тонкая ткань соблазнительно подчеркивала грудь.
        Я назвала адрес клуба и прикрыла глаза. Желание водителя было почти осязаемым. Симпатичный парень, сильный, с крепкими руками. Я представила, как они скользят по моей ноге и обнаруживают отсутствие белья.
        М-м-м… А вот это уже интересно. К чистому вожделению примешивалась толика горечи и обиды. Измена или разрыв отношений?
        Приоткрыв глаза, начала исподтишка изучать профиль мужчины. Хорош. Пожалуй, эта поездка могла бы стать длиннее и приятнее.
        — Скажите, что во мне не так?  — внезапно спросил он.
        Я не стала изображать недоумение и, приподняв голову, уже открыто посмотрела на водителя.
        — Отчего девушка, с которой я встречаюсь уже пять лет, видит во мне лишь подружку?
        — Иными словами, для секса она предпочитает других парней, а все остальное время проводит с вами?
        — Устал ждать,  — агрессивно процедил он сквозь зубы и, свернув к обочине, заглушил мотор.  — Почему я должен выслушивать истории о ее похождениях, видеть засосы на шее, оставленные другими? Возможно, настало время и самому…
        Он повернулся ко мне и, схватив за руку, притянул к себе. Я не ожидала, что он сорвется настолько быстро, и не успела уклониться. Парень счел мое молчание за выражение согласия и ловко просунул руку в вырез моей блузки. Его решительность отозвалась сладким откликом в теле. Однако я помнила о первопричине…
        Обхватив его лицо ладонями, мягко поцеловала в губы и тихо произнесла:
        — Ты хочешь ее. Только она сможет подарить тебе то удовлетворение, которого ты так жаждешь.
        Таксист прекратил ласкать мою грудь, чуть отстранился и явно растерялся:
        — А что, если она не хочет меня? Вдруг я не дотягиваю до тех парней?
        — Ты так считаешь?  — игриво поинтересовалась я и, склонившись к его уху, шепотом рассказала, что хотела бы с ним сделать на заднем сиденье и на капоте его автомобиля.
        Дыхание мужчины участилось, я чувствовала, как его тело колотила дрожь желания. Я опустила руку на его ширинку и слегка сжала.
        — Поезжай к ней. Она ждет,  — прошептала я и выскользнула из машины.
        Я почти не удивилась, когда такси с громким ревом рвануло с места.
        Вздохнув, вытащила из сумочки телефон, открыла электронную карту и выругалась. До клуба оставалось почти два километра. Сбросив неудобные туфли на шпильке, я поплелась вдоль трассы.

* * *

        Сбивать ноги долго не пришлось, красный «Феррари» нагнал меня буквально через пять минут, следом накатила волна похоти, приправленная чувством превосходства. Зря считают, что суккубы всеядны, козлов в мужском обличье не переваривают даже демоницы.
        — Красавица, хочешь покататься?  — развязно протянул водила.
        Я бы с легкостью его отшила, но тут он добавил:
        — Ну что, мымра, выметайся. У меня замена состава.
        Только теперь я почувствовала на заднем сиденье девушку. К моему глубокому офигению, та открыла дверцу и на полном серьезе собиралась выйти из машины в ночь. Чистокровная человечка, и, похоже, инстинкт самосохранения у нее напрочь отсутствует.
        Присмотревшись, увидела на щеке незнакомки свежую ссадину. Быстро отвернувшись, прикрыла глаза, чтобы мужик не заметил, как они вспыхнули алым. Теперь только бы сохранить спокойствие и ясность мыслей. Сильно вредить человеку я не планировала, скорее надкусить, разжевать и выплюнуть.
        — Чего ты тянешь? Залезаешь или как?
        — Клевая тачка,  — просияла в ответ я.
        — Еще бы!  — раздался в ответ самодовольный хмык.
        — А дверь перед леди не откроешь?
        — Леди…  — гоготнул водитель, но с сиденья все же задницу поднял.  — Добро пожаловать… леди.
        Передо мной распахнули дверь и издевательски поклонились. Краем глаза я заметила, что девушка уже выбралась наружу и теперь ковыляла вдоль трассы. Вот и отлично, лишние свидетели мне ни к чему.
        Мужчина оказался вполне предсказуем. Стоило шагнуть к машине, как его ладонь опустилась мне на попу и развязно погладила. Я обернулась и глупо хихикнула. В свое время специально этот звук перед зеркалом отрабатывала. Саму бесило до жути, но вот таким типам отчего-то нравилось.
        — Леди, как насчет жаркого поцелуя взасос?
        — Только поцелуя?  — кокетливо уточнила я.
        — От чего-нить пониже я бы тоже не отказался,  — объявил мужик и начал расстегивать штаны.
        Мое терпение лопнуло. Я ухватила его за ворот и, притянув к себе, поцеловала. Миндальничать не стала, а сразу же выпила подчистую. Все равно он был пьяным, плюс явно выкурил порцию дури, так что утром спишет все на алкоголь. Мужчина обмяк в моих объятиях, я отшвырнула его в придорожные кусты и, подобрав с земли ключи, скользнула за руль.
        Девушку я нагнала довольно-таки быстро. Заметив знакомую машину, она шарахнулась в сторону.
        — Спокойнее!  — объявила я.  — Подвезти?
        — А где Сандр?  — тихо обалдела она.
        — У него изменились планы на вечер.
        — Ты чего! Я в криминале участвовать не собираюсь.
        — Да жив твой Сандр, к утру оклемается. Так подвезти или дальше потопаешь?
        — До «Счастливого клевера» подбросишь?
        — Не вопрос. Как раз туда направляюсь.
        По-хорошему девушке следовало вернуться домой, но она явно желала отхватить дополнительную порцию приключений. Раз так, ее дело, я в няньки не нанималась.
        Дождавшись, пока она устроится на заднем сиденье, я завела мотор и тут почувствовала чей-то взгляд. Быстро обернувшись, всмотрелась в темноту. Ощущение наблюдения тут же исчезло. Возможно, показалось.

* * *

        К «Счастливому клеверу» я подъехала позже Лики. Убедившись, что я ее заметила, подруга послала воздушный поцелуй и заговорщицки подмигнула. Ну конечно, энергетический перекус в ночное время для любой порядочной демоницы — святое. После того как следом за мной из машины выбралась подружка владельца авто, на лице Лики появилось выражение полного офигения, хоть хватай телефон и делай снимок на память. Чтобы добить подругу окончательно, я ухватила девушку за руку и, притянув к себе, чмокнула в губы.
        Невинный розыгрыш вылился в пойманную волну сладкого удовольствия. А ведь ничего и не предвещало! Новая знакомая вдруг повисла на мне и проворковала:
        — Ну их, этих мужиков, поехали ко мне.
        Вляпалась. Причем конкретно. Отшивать деву с разворота мне не хотелось. Вечерок у нее и без того выдался так себе.
        — Оставь номерок. Я позвоню.
        Поспешно вырвав лист из блокнота, девушка долго копалась в сумочке в поисках ручки. В результате в ход пошла помада.
        — Здорово. Просто зашибись,  — я демонстративно поцеловала записку, после чего спросила: — Деньги на такси есть? Вот и отлично. Поезжай домой и ложись спать.
        — А как же машина?
        — О ней позаботятся,  — хмыкнула я. Аккуратно стерев платком отпечатки с ключа, вставила его в замок зажигания. После этого протерла руль и клавиши на приборной панели, не забыла и о дверных ручках.
        — Так ему, козлу, и надо!  — воинственно воскликнула девушка и пнула бампер.
        Я тяжело вздохнула. Туфли было жалко. Натуральная кожа, модный в этом сезоне каблук. Сама себе хотела такие прикупить, но пришлось проплатить аренду квартиры.
        Тем временем новая знакомая продолжала строить мне глазки. Поняв, что такси она точно сама не найдет, озадачилась поисками. В результате усадила, продиктовала водителю адрес, чуть ли не платочком вслед помахала.
        — Реально позвонишь?  — выпалила подошедшая Лика.
        — Подслушивать неприлично,  — хмыкнула я.
        — Неприлично — это когда лучшая подруга решает разнообразить меню и не сообщает тебе об этом. И как оно? Стоит того?
        — Без понятия,  — хмыкнула я и помахала перед носом Лики запиской.  — Если хочешь, могу подкинуть телефончик.
        — Вот еще! Мне и парней хватает. Кстати, о парнях… Тьма, он мой!  — На лице подруги появилось хищное выражение, зеленые глаза сверкнули алым.
        Я усмехнулась, но спустя секунду мне уже было не до веселья. Взгляд, тяжелый, практически материальный, скользнул по спине. В нем было и жаркое нетерпение, и волнующее обещание. Мужчина четко знал, что я собой представляю, и хотел заполучить. Отклик собственного тела подсказывал, что на меня обратил внимание бессмертный. Расу я определить не могла, но, несомненно, это существо было древним.
        Судорожно сглотнув, попыталась сбросить наваждение. Каким бы притягательным ни казался объект, я всегда предпочитала держать ситуацию под контролем. Для начала не мешало бы разобраться, с чего это мной заинтересовались. Теперь я ни капли не сомневалась, что именно этот бессмертный следил за мной во время разборок с владельцем «Феррари».
        — Вечно тебе самое вкусное достается,  — обиженно протянула Лика.
        — А как же тот симпатичный барабанщик?  — поддразнила ее я.
        — Так то же по работе,  — равнодушно пожала плечами подруга.  — За неделю управлюсь, верну блудного музыканта в лоно семьи и смогу устроить себе каникулы.
        — Отличные планы.
        Лика беззаботно тряхнула головой. Мы обе знали: когда работаешь на Триаду, загадывать что-то бесполезно. Если высшим демонам понадобились твои услуги, времени на личную жизнь практически не остается.
        Я ни секунды не жалела, что рискнула сбросить с себя оковы служения. А проблемы с наличностью — такая мелочь. Все равно все туфли в мире скупить невозможно!

* * *

        Перед входом в клуб было не протолкнуться, но Лика уверенно провела меня вдоль длинной очереди ожидающих. Вслед раздавалось гневное шипение женщин, мужчины реагировали более благосклонно — кто-то попытался мимоходом стрельнуть номер телефона. Причем у обеих.
        — Размечтался,  — проворчала сквозь зубы Лика.  — И с одной не справится.
        Я бегло просканировала ауру парня и убедилась в полной… несъедобности. По-хорошему его прямо сейчас можно было заворачивать домой, а то вырубит прямо в клубе.
        — Лорел, детка, неужели это ты?
        Я обернулась и тут только обратила внимание на охранника, высокого мускулистого африканца.
        — Гарри!  — взвизгнула я и бросилась ему на шею.
        Расплывшись в улыбке, он сцепил лапищи на моей талии и подкинул вверх, я завизжала еще громче, а при приземлении чмокнула его в подбородок. Хотела в губы, но просто не дотянулась. Гарри был самым высоким оборотнем из всех, кого я знала. Когда-то во время поездки в Тунис я оказала ему и его семье услугу. С тех пор оборотень считал меня своим другом.
        — Понятия не имела, что ты перебрался в Англию. Слушай, давай я выйду, как этот дурдом рассосется? Безумно хочу с тобой поболтать.
        — У нас запарка до рассвета, так что лучше я тебя наберу и договоримся о встрече. Номер тот же?
        — Тот же,  — просияла я.
        — Гарри, так вы нас пропустите?  — кокетливо захлопала глазами Лика.
        Несмотря на сбивающее с ног обаяние подруги, оборотень мельком посмотрел на нее, после чего снова повернулся ко мне.
        — Рад был увидеть,  — пробасил Гарри и снял цепочку ограждения.
        — Он на меня не отреагировал,  — потрясенно прошептала мне на ухо подруга, как только мы зашли внутрь.  — Подскажи, чем пользуется: амулетом или зельем?
        — Не угадала,  — хмыкнула я.  — Гарри уже не одно десятилетие глубоко влюблен в свою жену.
        — Всего один партнер? Какая скукотища. О! А вот и мой объект,  — подруга стрельнула глазами в сторону сцены.  — Ну, я пошла. Удачи желать не надо.
        Я усмехнулась и покачала головой. Лика была неисправима. Она казалась ярким лучиком света, беспечным и не обремененным лишними проблемами. Я не сомневалась, что она этой же ночью затащит парня в постель, а то и всю его группу. Тут как настроение подскажет. Уже через неделю несчастный сменит барабанные палочки на ноутбук, стянет драные джинсы, втиснется в костюмчик и как миленький пойдет учиться. Лика будет держать его на крючке где-то с полгода. Сначала встречи станут реже, а потом родители подыщут уже бывшему барабанщику приличную девушку, соответствующую его положению в обществе.
        Предсказуемо. Скучно. И немного грустно.
        Играл парень и в самом деле отлично. Только вот Триаде демонов на это начхать.

* * *

        Появление бессмертного я ощутила, как только он переступил порог. Резко обернувшись, с жадностью всмотрелась в лицо незнакомца. В клубе было не протолкнуться, но я не чувствовала других мужчин. Их эмоции и желания стали для меня недоступны, внутренний радар перенастроился исключительно на высокого брюнета. И, черт подери, этого хватало с лихвой! Мне еще ни разу не приходилось сталкиваться с таким источником сексуальной энергии, темным, опасным и все равно влекущим. Мелькнула мысль, что это изысканное лакомство может оказаться мне не по зубам, но сосредоточиться на ней я не успела. Над ухом прозвучал мягкий баритон:
        — Добрый вечер, разрешите угостить вас коктейлем?
        — Не люблю принимать алкоголь перед…  — я резко захлопнула рот.
        Да что же со мной такое творится?! Чуть было не заявила, что предпочитаю питаться на трезвую голову.
        — Понимаю. Тогда идем?  — он протянул мне руку и слегка поклонился.
        Со стороны могло показаться, что меня пригласили на танец. В какой-то степени так оно и было.
        — Вы не боитесь с такой легкостью довериться чистокровной суккубе?
        Мужчина улыбнулся, на смуглом лице блеснули белоснежные зубы.
        — Уверен, вы меня не разочаруете. Как и я вас.
        Сексуальный подтекст фразы заставил кровь прилить к низу живота. Я чувствовала запах незнакомца, его возбуждение заводило не хуже поцелуев. Глубоко вздохнув, поняла, что пропала окончательно.
        — Прикройте глаза, иначе распугаете всех клиентов,  — все так же тихо предостерег он.
        Я поспешно опустила голову и услышала, как стоящий рядом мужчина доказывает своей спутнице, что у меня глаза внезапно засветились алым. Хорошо, что его подруга оказалась не слишком доверчивой.
        — Уже набрался. И когда только успел?  — с раздражением процедила она.
        Послышался скрежет отодвигаемого барного стула.
        — Домой!
        — Но, дорогая, концерт же только начался. Ты только послушай, какая песня сладкая, про любовь.
        — Зубы не заговаривай. Уже девки с горящими глазами мерещатся. Не хватало, чтобы и твои глазки в ответ загорелись.
        Незнакомец также прислушивался к разговору. Как только парочка удалилась, положил руку мне на талию и весело хмыкнул:
        — Стыдно, да? Испортили кому-то вечер. Нет, постойте,  — поспешно добавил он, когда я попыталась поднять голову.  — Не будем пугать людей видом ваших очаровательных глаз.
        — Я уже в порядке. Все под контролем.
        — И все же не стоит рисковать.
        На веки легла мягкая ткань. Судя по ощущениям — натуральный шелк. Я поправила узкую полоску на переносице, принимая правила игры. Бессмертный затянул оба конца ленты на затылке.
        — Не переживайте, я не дам вам упасть.
        Лиричная баллада сменилась динамичной композицией. «Ты уверена, детка, что хочешь этого? Если да, то прочь сомнения и зажигай…» — выкрикивал со сцены певец. Ударные звучали в такт биению сердца, голова слегка кружилась от остроты эмоций мужчины, стоящего так близко. Я не была уже ни в чем уверена и все-таки собиралась рискнуть.
        На ощупь нашла пальцы незнакомца и переплела со своими.
        — Давайте проверим, насколько правдивы ваши обещания.
        Он усмехнулся и поднес мою руку к губам, после чего загадочно произнес:
        — Правда — обоюдоострое оружие, но сегодняшней ночью нам будет не до разговоров.

* * *

        Необходимость в повязке отпала, как только мы покинули общий зал, но я не спешила ее снимать. Темнота обострила остальные органы чувств. Я прислушивалась к дыханию партнера, наслаждалась теплотой ладони, лежащей на моей талии.
        — Вы меня изучаете,  — неожиданно упрекнул он.  — Прекратите.
        — А говорили, что понимаете, с кем имеете дело,  — улыбнулась я.
        Щелкнул замок, я сделала пару шагов и услышала тихий хлопок закрывшейся позади двери. В комнате повисло напряженное молчание.
        Сомнение бессмертного казалось забавным. В зале он был готов немедленно прижать меня к стене, а сейчас колебался и изо всех сил старался обуздать собственные эмоции.
        — Не бойтесь,  — прошептала я и коснулась его щеки.  — Я не заберу слишком много. Всего лишь надкушу. Чуть-чуть здесь…  — Я дразняще поцеловала уголок рта.  — Немного там…  — Рука легла на ширинку.
        Он обхватил мое лицо и прошептал:
        — Запомни, я давал тебе шанс…
        Скрытая ярость в его голосе меня насторожила. Внезапно я осознала, что до сих пор не определила, с кем имею дело. Там, в зале, я отреагировала не только на мужское влечение, меня привлекла аура — по-настоящему темная и такая притягательная для демона соблазна. Я поддалась внутреннему порыву, не подумав о последствиях.
        Его руки снова оказались на моей талии, легкий шифон лопнул с первого же рывка. К черту юбку, я должна была выяснить…
        Приоткрыла рот, но не успела произнести ни звука, губы смял жесткий поцелуй. Бессмертный подхватил меня под бедра и опустил на твердую гладкую поверхность. Горячие сильные пальцы вздернули тонкую ткань блузки и скользнули по обнаженной коже. Из горла мужчины вырвался хрип, кажется, он только что обнаружил отсутствие белья. Замерев на мгновение, он продолжил исследование моего тела. Его прикосновения отзывались волнами сладкого удовольствия, но куда круче было то, как он реагировал на мои стоны. Дыхание мужчины стало частым и поверхностным, его возбужденный член уткнулся мне в бедро.
        — Обними меня,  — потребовал бессмертный и, подождав, пока опущу руки на его плечи, добавил: — Не отпускай. Ни за что не отпускай.
        Мир вспыхнул алым, в нем не осталось ничего, кроме первобытной, сводящей с ума похоти. Сущности суккубы было плевать на опасности и загадки, она хотела получить свое. Я поглощала сексуальную энергию, впитывала ее кожей, а внутри меня разгоралось пламя, требующее выхода. Мужчина двигался все резче, я уже не пыталась подстроиться под его темп, а только пила и не могла остановиться.
        Внезапно я ощутила, что вместе с энергией в меня проникает что-то яростное и темное. Взвизгнув, попыталась оттолкнуть бессмертного, но он только крепче прижал меня к себе и прорычал:
        — Поздно, Лорел. Слишком поздно.
        Жесткие губы снова накрыли мой рот, и я почувствовала, как в горло вливается сама Тьма. Я задыхалась, ощущая, как пробуждается древняя память. Когда-то суккубы питались не только энергией секса, самым изысканным лакомством считалась сила, полученная в момент смерти партнера. Но я не желала такой силы!
        — Мне жаль…  — простонал он и в несколько яростных толчков подвел нас обоих к самому краю.
        Я вскинула голову и закричала.

* * *

        Из оцепенения меня вывели громкий топот и встревоженное перешептывание:
        — Она должна быть наверху.
        — Уже убивала?
        — Нет. И наша задача — сделать так, чтобы этого не произошло.
        Я пошатываясь поднялась. В голове гудело, словно после передозировки алкоголя. Бессмертный свалил, предварительно усадив меня на диван. Даже подушку под спину подсунул. Джентльмен чертов! Кажется, перед уходом он извинился.
        Подобрав юбку с пола, обмотала ее вокруг талии и завязала узлом. И так сойдет. На наведение красоты не было времени. Интуиция подсказывала, что пора выбираться из клуба, потому что пущенные по моему следу стражи вряд ли жаждут развлечься.
        Дверная ручка повернулась, я затаила дыхание.
        — Подожди, по инструкции надо поставить перед выходом ловушку.
        — Еще я на низшего демона кристалл тратить буду.
        Мне так и захотелось ляпнуть, в какое место он мог засунуть себе этот кристалл. Ловец хренов! Даже звукоизоляцию не использовал. И чему только этих стражей учат?
        — Может, подкрепление запросим?  — неуверенно поинтересовался первый.  — На место прибыли, обстановку оценили, но мы же не боевики.
        — Хочешь до конца жизни улицы патрулировать? Замочим тварь, а потом скажем, что первая на нас набросилась.
        Ярость кровавой пеленой застлала глаза. Неожиданная вспышка эмоций была настолько сильной, что в себя я пришла, только когда поняла, что вспорола когтями подушку. Поднесла руку к лицу и охнула — на пальцах засохла кровь. Значит, я бессмертного в кровь расцарапала…
        Вот и отлично! Получил свое. И эти получат. Поймать они меня решили. Сейчас! Это еще кто кого поймает…
        Я разодрала юбку, скомкала и бросила за диван, следом полетели туфли. Привстав на носочки, сладко потянулась. Вот так вот, мальчики, я готова к встрече. Готовы ли вы? Не моя проблема.
        Дожидаться активации ловушки я не стала. Рывком распахнула дверь и замерла, смущенно хлопая глазами.
        — Простите. Он уже ушел? Огромное вам спасибо за то, что вы его спугнули! Представляете, сказал, что на втором этаже VIP-зал. Я и повелась как последняя дура…
        Прижав руку к губам, пустила скупую слезу. Впрочем, и ее хватило.
        — Леди, вам нужна помощь?  — спросил тот, кто еще минуту назад был полон решимости меня замочить.
        Второй продолжал сидеть на корточках и пялиться на мои ноги. В руках стража мерцал кристалл размером с кулак. По-видимому, как раз с помощью этой стекляшки меня и собирались поймать.
        — Что-то мне нехорошо…  — пролепетала я.
        Прислонившись спиной к стене, начала картинно по ней сползать. Достаточно медленно, чтобы парень подскочил на помощь. Руки при этом спаситель разместил четко на моей заднице. Приоткрыв глаза, отметила, что так и не активированная ловушка осталась валяться на полу.
        — Голова закружилась. Наверное, мне лучше вернуться в комнату, а то появится кто, а я в таком виде.
        Меня немедленно подхватили на руки и пинком распахнули дверь. Патрульный не повернул головы к напарнику, не согласовал с ним действия. Да он напрочь позабыл, что теоретически за стеной должен скрываться монстр! Взгляд мужчины жадно шарил по моей груди, пульс подскочил.
        И как только такого взяли охранять улицы ночного Лондона? Не иначе как набирали по объявлению. Одни проблемы от волонтеров-энтузиастов.
        — Эдвард, мы на вызове, если что,  — попытался образумить его Умник.
        Патрульный замер и поморщился. Он пытался бороться с моими чарами! Значит, охранные амулеты им все-таки выдали. Слабенькие такие, практически абсолютно бесполезные при столкновении с ментальной магией.
        Захлопав ресницами, прошептала:
        — Спасибо. Можете поставить меня на пол.
        — Да, конечно,  — пробормотал Эдвард и отчаянно покраснел.
        Я скользнула вдоль его тела, при этом блузка, едва прикрывающая бедра, поползла вверх. Судя по судорожному вздоху Умника, стоящего позади, увиденное ему понравилось. Дверь с тихим щелчком закрылась, отрезав обоим мужчинам пути к отступлению.
        Схватив Эдварда за ворот рубашки, притянула к себе и поцеловала. Его губы с готовностью раскрылись, мягкие, податливые. Чужое возбуждение отозвалось энергетическим всплеском. Еще недавно и стоять на ногах не могла, а теперь была снова полна сил. Я довольно заурчала, впитывая вожделение, приправленное толикой смущения. Проведя рукой по мужской груди, остановилась на шее, такой крепкой и одновременно по-человечески хрупкой. Я чуть сжала пальцы, наслаждаясь биением пульса. Чиркнешь когтем по яремной вене — и почувствуешь, как с кровью утекает жизнь. Он будет хотеть меня до последнего вздоха. Наслаждаться каждым прикосновением, пока не станет слишком поздно.
        Да что со мной творится?!
        Я разомкнула объятия и отскочила от Эдварда. Тот сомнамбулой двинулся ко мне.
        — Не подходи!  — воскликнула я, выставляя вперед руки. Вид засохшей крови на пальцах отрезвил окончательно.
        — Поймал,  — тяжело выдохнул в ухо Умник, обхватив меня сзади. Быстрый какой. Уже и раздеться успел.
        — Сожалею, но мне пора.  — Развернувшись, отшвырнула патрульного на диван.
        Проклятье! Где же сумочка? К черту юбку и туфли, но без ключей и кредиток я уйти не могла.
        Искомое валялось под столом. Я быстро сцапала пропажу и понеслась к окну. Для человека высота была приличная, но мне и с третьего этажа прыгать доводилось.
        — Не уходи!  — раздался позади надрывный стон.
        Я обернулась. Эдвард смотрел безумными глазами и походил на наркомана, оставшегося без дозы.
        — Не глупи, парень. Ты еще должен сказать мне спасибо,  — пробормотала я и спрыгнула во тьму.
        Домой я добралась на такси, предварительно доведя до белого каления диспетчера, принявшего вызов. Тот не хотел понимать, почему это мне вдруг потребовалась непременно женщина-водитель, да еще и с нормальной ориентацией.


        ГЛАВА 2



        Утро следующего дня я встретила с ощущением жесткого энергетического передоза. Зря выделывалась и полезла к патрульным. Расплата за выпендреж до того походила на отравление алкоголем, что при мысли о спиртном к горлу подкатывала тошнота. А может, все дело было в зелье ведьмы, которое я приняла перед сном. Снадобье по вкусу напоминало вермут.
        Проверив входящие вызовы на телефоне, увидела семь пропущенных звонков от Лики. Та прекрасно знала, что раньше десяти я с постели и не вставала, и все равно пыталась разбудить ни свет ни заря. Хорошо, что я догадалась заменить звонок на вибросигнал.
        — Привет, липучка-доставучка…  — пробормотала я, когда телефон снова зажужжал. Приняв вызов, сонно пробормотала: — И тебе доброго утра…
        — Наконец-то!  — возмущенно выдохнула Лика.  — Дома?
        — А где мне еще быть?
        — Тогда открывай.
        В ту же секунду раздался сигнал домофона. Я нажала на кнопку и понеслась ставить чайник. Раз Лика пожаловала с утра, придется кормить. На этот случай я всегда держала в холодильнике ее любимый сыр и ржаной хлеб.
        — Утро!  — объявила с порога подруга.  — Хорошо, что ты взяла телефон, а то бы пришлось лезть по пожарной лестнице.
        — А вариант, что меня не окажется дома, ты не рассматривала?
        — Ну вот и проверила бы. Кстати, ты одна?
        — Одна. И мило, что ты об этом все-таки спросила.
        — Не ворчи, а лучше скажи спасибо.
        Лика вошла в спальню и бросила на пол мои туфли и юбку.
        — Откуда?  — опешила я.
        — Со второго этажа. Твое счастье, что я в чертовски прекрасной форме. Могу выйти на пять минут попудрить носик и спереть улики из-под носа Серой Стражи.
        — Постой. Ничего не понимаю.
        Лика вытащила из кармана КПК и сунула мне под нос. В читалке были открыты новости за минувшую ночь. Каждый второй заголовок сообщал о гибели стража в «Счастливом клевере».
        Я открыла статью. С экрана на меня смотрело лицо Эдварда.
        — Бред какой-то. Когда я уходила, он был жив.
        — Ищейка сказал, что парень отхватил нехилую порцию ментальной магии. Твое счастье, что в отличие от классической магии чары суккубы невозможно идентифицировать. Чтобы доказать, что это твоя работа, им придется сцапать тебя и протащить через следственный эксперимент. Радуйся, что я подчистила все следы твоего пребывания в клубе.
        — Зачем? Я же ничего не сделала. Я сама сейчас пойду к стражам и…
        — Совсем сдурела?  — опешила Лика.
        — Я не приказывала ему выпрыгнуть из окна!
        — Да магам по фиг, как это произошло. Ты — демон, он — слабый человек. Если есть труп, то априори виновата нелюдь.
        — А второй как?  — глухо спросила я.
        — Второй?
        — Их было двое. Патрулировали улицы, приняли вызов…
        — Ты грохнула патрульного?!  — взвилась Лика.
        — Да не убивала я его! И в мыслях не было. Проклятье…  — тихо прошептала я.
        Лика выключила чайник, уселась на стул и решительно потребовала:
        — Выкладывай!
        Я рассказала все с самого начала, с поездки на «Феррари». Подруга такую мелочь, как угон машины, восприняла со снисходительным хмыком:
        — Отпечатки стерла — уже хорошо.
        Далее я поведала о жарком свидании с бессмертным непонятно какой расы. Лика слушала внимательно, не перебивала, а под конец выдала:
        — Повезло же тебе.
        — Хей! Ты вообще слышала, что я только что тебе рассказала? Он со мной что-то сделал…
        — Он тебя трахнул, и тебе понравилось. Остальное — чистой воды галюны.
        — Тогда как ты объяснишь, что я чуть не напала на того, кто в результате оказался мертв?
        — Ты подталкивала его в спину?
        — Нет, но…
        — Тогда не твоя печаль. Закрываешь тему и живешь дальше.
        — На втором этаже была камера,  — вспомнила я.
        — Сломалась камера. Зато охраннику перепало,  — томно протянула Лика.  — Славный парень. Пожалуй, встречусь с ним еще, как разберусь с заданием Триады. Кстати, о нем.  — Подруга уставилась на экран коммуникатора.  — Мне пора бежать. И да, купи ты уже себе нормальный КПК.
        Послав мне воздушный поцелуй, подруга умчалась. Я вытащила чашку, залила кипятком растворимый кофе и уставилась в кружку. Перед глазами стоял Эдвард, умоляющий меня не уходить.

* * *

        Намерение посетить похороны Лика объявила высшей степенью мазохизма, но останавливать не стала. Более того, подвезла меня до часовни, где проходило прощание с погибшим, и собиралась ждать в машине.
        — Просто хочу убедиться, что это он.
        Подруга отреагировала на мое бормотание скептическим хмыком и вытащила из сумочки солнцезащитные очки.
        — Это тебе. Не вздумай ни с кем там болтать.
        — И не собиралась. Не переживай, никто не заметит.
        Зелье ведьмы все-таки сработало. Пусть и не с первого дня приема, но я начала замечать изменения в отношении окружающих. Мужчины, как и прежде, обращали на меня внимание, но оно уже не было назойливым. Впервые в жизни отказ понимали с первого слова. Лика ворчала, что я совершаю глупость, отрекаясь от природных способностей, и в результате огребу кучу проблем.
        В часовне оказалась тьма народу. Я приметила мужчин и женщин с эмблемой Серой Стражи и осторожно протиснулась внутрь вдоль противоположной стены. Подходить к гробу не стала, еще издали увидела лицо Эдварда и сразу же шлепнулась на ближайшую скамью.
        Ноги не держали, руки пришлось сцепить на коленях, чтобы хоть немного унять дрожь. За неполные триста лет я сменила немало мужчин, успешно выполняла задания Триады демонов, но ни разу моя выходка не приводила к чьей-то гибели. Лика предлагала не заморачиваться и жить дальше, а еще намекала, что моя хандра напрямую связана с зельем.
        Снадобье ведьмы надлежало принимать в течение двух недель. За это время я должна буду не только утратить часть природного магнетизма, но и приобрести новый источник энергии. Знать бы еще какой! Если меня потянет на сладкое, то я точно не пожалею времени и средств, чтобы отыскать ведьму и сказать ей пару ласковых.
        — Простите, мы знакомы?
        Опустившаяся на мое плечо рука заставила вздрогнуть. Покачав головой, чуть ли не носом уткнулась в сумочку. Умника, второго патрульного, я узнала сразу же.
        Вот же вляпалась! Валить следовало сразу. Увидела, пустила слезу — и ходу. Позаниматься самоедством можно было и в другом месте.
        — Томас, спасибо, что пришел.  — Женский голос заставил Умника убрать руку с моего плеча.
        Я в тот же миг подорвалась с места и, бормоча извинения, устремилась по центральному проходу между скамьями. Как назло, рядом с выходом маячила девушка-страж. Я замедлила шаг, чтобы мой уход не походил на бегство. Вытащила из сумочки платок и прижала к губам. Дергалась я зря, одаренная не посмотрела в мою сторону, зато я ощутила спиной взгляд Умника, направленный мне вслед.

* * *

        Лика не пожелала оставить меня в покое. Заметив, в каком состоянии я вернулась из часовни, подруга заявила, что мне надо срочно отхватить заряд бодрости. В идеале — подцепить красавчика и как следует на нем попрыгать.
        — Нет, что-то не хочется,  — вяло отозвалась я.
        — А ну посмотри на меня,  — потребовала подруга.
        — Ты меня еще к врачу своди.
        — И свожу! Если потребуется — отнесу. Кстати, до этого недолго осталось. Если не будешь нормально питаться, быстро протянешь ноги.
        — Не хочется что-то,  — повторила я и мельком посмотрела в окно. По тротуару как раз пробегали парни в спортивных шортах и кроссовках.
        — Аппетитные задницы,  — томно вздохнула Лика.
        — Не вдохновляют,  — равнодушно констатировала я.
        — Ни фига себе. Ты же суккуба! Слушай, а дай-ка мне номер той ведьмы, уточню, что за бурду она тебе сварила.
        — Погоди, я в порядке,  — рассмеялась я.  — Всего лишь четыре дня без подпитки.
        — Докажи,  — упрямо потребовала Лика и завела мотор.
        — Постой! Куда ты собралась?
        — В торговый центр. Даю час на поиск объекта. Вот, это тебе,  — она насильно сунула мне в руки кредитку.
        — Зачем это еще?
        — Чтобы не тащила его к себе домой.
        Высадив меня на парковке, Лика умчалась на свидание с барабанщиком. Несмотря на срыв планов в «Счастливом клевере», неугомонная все-таки умудрилась окрутить парня и предвкушала выполнение задания Триады в рекордный срок.
        Еще недавно моя жизнь мало чем отличалась от Ликиной: бесконечные разлеты по миру, ночевки в гостиницах и мотелях. Не успевала разобрать чемодан, как мне выдавали новую цель для соблазнения. Нескончаемый калейдоскоп из вечеринок, встреч, расставаний и путешествий.
        И, черт побери, я была рада, что рискнула попробовать что-то действительно иное!
        Лика советовала обзавестись новым любовником, но, вместо того чтобы направиться на фуд-корт и подцепить симпатичного студента, я решила прогуляться по торговому центру. Себе покупать ничего не планировала, а для Лики стоило прихватить сувенир. Подруга здорово меня выручила, и я в ответ собиралась ее одарить чем-нибудь милым и абсолютно бесполезным. Да хотя бы мягкой игрушкой!
        Заметив вывеску «Make a friend», я решительно повернула к дверям магазина-мастерской, в котором можно было создать мехового питомца. Стоило подумать о выборе крошечных платьиц, хорошеньких таких, с оборочками и бантиками, как настроение заметно улучшилось.

* * *

        — Мисс, вам точно не нужна помощь?  — робко спросила девушка-консультант.
        Я покачала головой и, повернувшись лицом к очереди, объявила:
        — Следующий!
        Мне тут же сунули в руки белоснежную шкурку.
        — Иди сюда,  — подозвала я светловолосую девчушку.  — Сейчас мы вдохнем в твою симпатягу жизнь.
        Жизнь вдыхалась вместе с набивкой через хитрый аппарат, который я бессовестно оккупировала, оттеснив продавца-консультанта.
        — А одеть мою зайку поможешь?  — бойко поинтересовалась малышка.
        Ха! Она еще спрашивает. Я, можно сказать, только ради этого тут и торчала. Моими стараниями уже удалось нарядить двух медведей, панду и розового слоника.
        — И какое платье ты хочешь?  — пробормотала я, придирчиво осматривая витрину.
        — Сиреневое!  — озвучила выбор малышка.
        — С оборочками и сердечками?  — уточнила я и потянулась к вешалке.
        Платье сошлось на зайчихе с трудом и было ей коротковато, но это ничуть не смутило владелицу игрушки. Она радостно пританцовывала рядом. Странно, но меня это ни капли не раздражало. Прежде я и в кафе не заходила, если видела среди посетителей детвору, а тут уже полчаса возилась с малышами и их игрушками и чуть не урчала от удовольствия.
        — Хочу еще шляпку!  — пропищала кроха.
        Ее мать покосилась на ценник и покачала головой:
        — Сама лучше сошью.
        — Хочу эту,  — упрямо топнула ногой капризуля.
        Шляпка и правда была чудесная, под цвет платья и с прорезями для заячьих ушек Примерила, полюбовалась. Гневное шипение на тему того, что я спецом тут околачиваюсь, чтобы раскрутить клиентов магазина на покупку дополнительных аксессуаров, меня откровенно разозлило. Объяснять матери малышки я ничего не стала. Вместо этого наклонилась к девочке и заговорщицки прошептала:
        — Шляпка от меня в подарок. И давай мы еще туфельки подберем.
        — Да-да-да!  — радостно захлопала в ладоши кроха.
        Я бросила хитрый взгляд на женщину, прислушивающуюся к нашему разговору, и отметила, что она густо покраснела.
        Вот так-то! Не фиг сразу думать о незнакомых тетях самое плохое. Возможно, они просто в детстве не наигрались. Или же им безумно понравилось общаться с детьми…
        Осознав, о чем только что подумала, я ощутила слабость в коленях.
        — Туфельки! Хочу туфельки,  — продолжила пищать мелкота.
        Я сняла с полки белые пинетки, украшенные белым кружевом и аппликацией из сиреневых сердечек. Присев на корточки, обула зайку. Славная получилась, так бы себе и оставила.
        Полюбоваться проделанной работой как следует не вышло, девочка буквально вырвала игрушку из рук и закружилась с ней по магазину.
        — Мисс, я сама могу оплатить шляпку и пинетки,  — смущенно произнесла ее мать.
        — Не проблема. Я уже пообещала их в подарок,  — абсолютно убитым голосом отмахнулась я и поплелась к кассе.
        Похоже, что зелье ведьмы все же переориентировало меня на новый источник удовольствия. Вот только это меня ни капли не радовало!

* * *

        Из мастерской я помчалась на верхний этаж. Как раз там располагались игровые зоны для детей. Поначалу собиралась присесть на лавочку и понаблюдать за собственной реакцией, но в результате сунулась прямиком в лабиринт для малышни.
        — Мисс, а вы с кем?  — раздалось вслед удивленное.
        — Сама по себе,  — отмахнулась я.  — Провожу околонаучное наблюдение.
        И не соврала же! Я вела дневник с первого дня приема зелья. Лика настояла, чтобы в случае чего можно было показать записи специалисту. Если выяснится, что вместо регулярного секса мне теперь придется возиться с детьми, то я побегу к доктору вприпрыжку и без единого пинка со стороны Лики. И потом, когда я заказывала альтернативу любовным свиданиям, то не имела в виду любовь к детям!
        Любовь к детям. Я теперь люблю детей. А что, если мне скоро придется родить своего?
        — Леди, вам плохо?
        Звонкий мальчишечий голос слегка привел меня в чувство. Я покачала головой и оценивающе уставилась на пацана, одетого в футболку и джинсы.
        — Ты здесь с мамой?  — спросила я для поддержания разговора.
        — Не-а, мама там осталась,  — он махнул рукой в сторону выхода из лабиринта.  — Я тут мелкую выгуливаю. Ток она опять потерялась.
        — Нашла! Нашла! А я тебя нашла!
        Из-за угла выскочила девочка в прелестном белоснежном платье, украшенном милейшими розочками. Я опустила взгляд и увидела на ногах крохи спортивные тапочки. Нет, удобство — это здорово, но с таким платьем надо непременно носить текстильные туфельки на крошечном каблучке. В идеале — украшенные точно такими же тканевыми розочками.
        Стоп!
        Я пристально посмотрела на мальчика. Джинсы, футболка, кроссовки. Не интересно. Теперь девочка. При виде пышного платьица мое сердце забилось чаще.
        Приехали. Это что, меня теперь плющит от девчачьих шмоток? И заячьих, и медвежачьих, да и панду я тоже с огромным удовольствием одела. Пора звонить Лике и вымаливать телефон доктора!

* * *

        Лику я беспокоить не стала. Не могла же я сорвать подруге еще одно свидание? Вместо этого заглянула в магазин товаров для творчества. Потопталась в дверях, осмотрелась. Вряд ли в таком месте продавалась одежда для малышей. Вот и проверю, вдруг моя новая энергетическая мания проявит себя как-то еще.
        Сердце дрогнуло у прилавка с открытками. Точнее, здесь можно было приобрести все для создания собственных поздравительных карточек; от картона и блестящих бусин до цветных заготовок и штампов.
        «Беру!» — незамедлительно решила я. Все-таки открытки — это намного безопаснее детей и не так затратно для бюджета. Озвученная на кассе сумма вернула меня в жестокую реальность. Да за такие деньги можно было снять двухместный номер в мотеле!
        Я уставилась на сложенное горкой добро и поняла: мое, ни за что не откажусь. Пальцы подрагивали в нетерпении. Вот вернусь домой со своим сокровищем и…
        Промелькнувшие перед глазами образы заставили сладко зажмуриться. Я представила, как оформлю открытку с изображением двух мишек Тедди кружевом и жемчужинами, а потом подарю Лике. Нет, конечно, подобная милота была не в ее вкусе, но раз у меня появится поздравительная открытка, да еще и собственноручно созданная — ее просто необходимо презентовать. А после мишек я займусь аппликацией белочки и розовощекой куклы. Жаль, что у меня нет настоящей, уж я бы ей… нарядов нашила.
        Я ошалело захлопала глазами. Да я же иголку никогда в руках держать не умела!
        — Тоже увлекаетесь шебби?
        Заданный вопрос заставил отмереть и шагнуть в сторону от кассы. Покупательница, стоящая позади меня, выложила на стойку пару книг. На светло-розовой обложке золочеными буквами было выведено «Пастельная магия стиля шебби-шик».
        — Еще есть такая?  — встрепенулась я.
        — В разделе «Дизайн и интерьер». Нижняя полка товаров со скидкой. Да не переживайте, там их много!  — весело прокричала мне вслед покупательница.
        Я выглядела глупо. До безумия глупо, но было плевать. Вожделенную книгу я прижимала к груди, словно сумочку из последней коллекции «Биркин». Расплатилась уже наличными. О том, как стану объяснять Лике покупки, сделанные по ее кредитке, думать не хотелось.

* * *

        На выход из торгового центра я неслась на крыльях любви. Вот только дома меня ждали не жаркие объятия, а ножницы и пузырек клея, а еще ажурные цветочки из бумаги и перламутровый картон. Внезапно я осознала, что хочу туфли точно такого же оттенка.
        Нет, Лорел, спокойнее. Обновки подождут, а пока надо сосредоточиться на открыточке. М-р-р! Моя прелесть.
        Я чуть ли не вприпрыжку рванула на стоянку такси, как вдруг у обочины остановилась белая «Тойота». Из окна выглянула женщина, порекомендовавшая мне книгу о стиле шебби-шик.
        — Вам куда ехать?  — с улыбкой спросила она.
        — В Сохо.
        — Могу подбросить.
        — Здорово!  — искренне обрадовалась я. Забросив пакеты на заднее сиденье, сама устроилась на переднем и представилась: — Лорел Лейк.
        — Миранда О’Мали,  — ответила она и завела мотор.  — Я живу в другом районе, просто в Сохо расположен один магазинчик тканей. Давно в него не заглядывала и сочла это судьбой. Вы верите в знаки?
        — Я верю, что нельзя упускать возможности.
        — Верно. Чувствую, что спущу сегодня четверть зарплаты. Говорят, что рукодельниц попеременно навещают два животных. Знаете какие?
        — Понятия не имею.
        — Жаба и хомяк.
        Я громко фыркнула в ответ.
        — Вам смешно, а мои запасы уже не помещаются в мастерской. Подбираюсь к гаражу мужа, но пока он стойко держит оборону. А у вас как с этим дело обстоит?
        — Я из начинающих.
        — Тогда у вас все впереди. Только не повторяйте моей ошибки: не хватайте все подряд. Лучше начать с мелочей, делающих жизнь уютнее. Или с гардероба.
        Сегодня с утра я втиснулась в кожаные брюки и темно-синюю рубашку навыпуск. А могла надеть костюм цвета шампань. Его мне подарил один из бывших, но я так и не рискнула выйти в этом наряде на улицу. Уж больно ткань казалась блеклой и невзрачной. И почему я настолько зациклилась на черном, чернильно-синем и оттенках красного? Мысленно перебрала гардероб и в ужасе осознала, что мне абсолютно нечего носить! Ну разве что кроме того самого костюма.
        — Простите, я не хотела вас обидеть,  — спохватилась незнакомка. Отчего-то она подумала, что возникшая в разговоре пауза имела прямое отношение к моему прикиду.
        — Никаких обид. Я пока присматриваюсь. Начну с открыток, потом, возможно, решусь на большее.
        — Знаете, а приходите завтра на свадебную выставку,  — Миранда вытащила из бардачка флаер.  — Наш салон как раз будет оформлять платформу в стиле шебби.
        Прежде одно только упоминание человеческого брачного ритуала заставило бы меня содрогнуться. В том, что касается любви, у суккуб нет иллюзий. Сложно представить, чтобы хоть кто-то из нас смог надолго оставаться подле одного партнера. Самые сладкие эмоции тоже приедаются. И все-таки я собиралась пойти на выставку. Предчувствие подсказывало, что я открою для себя много нового и волшебного. Да у меня только при мысли о длинных платьях, расшитых жемчугом и стразами, по спине побежали мурашки.
        Без понятия, как ведьма это сделала, но, кажется, она действительно смогла перенастроить меня на новый источник удовольствия.

* * *

        Я ждала сюрпризы только завтра, но первый нагрянул уже вечером. Лика примчалась узнать, как прошло мое свидание. Вид гостиной вогнал подругу в состояние ступора.
        — И чем это ты тут таким интересным занимаешься?  — спросила она, поднимая с пола обрезки картона и смятые шарики бумаги. Прежде чем приступить к воплощению замысла, я сделала не менее десятка эскизов.
        — Вот! Это тебе!  — торжественно возвестила я и протянула ей свое сиренево-розовое творение.
        Открыточка вышла до жути прелестная, аж расставаться не хотелось. Перед приходом Лики я устроила фотосессию на балконе. Щелкнула открытку и на фоне неба, и перед окном, даже на соседский балкон слазила, чтобы сфотографировать в горшке розовых петуний. Соседу подобная инициатива пришлась по вкусу, как и вид моей попы в коротких шортах, так что мне предложили войти через окно. А я… Я отказалась, потому что собиралась сделать еще пару снимков на фоне заката и мне надо было разобраться с настройками фотоаппарата.
        Последний, тот самый захватывающий кадр я поймала, забравшись на крышу. Дом у меня невысокий, всего в три этажа, так что маневры на парапете собрали приличную толпу. Кто-то восхищался моим упорством, а кто-то предлагал вызвать службу спасения. Больше всего порадовал мужик с камерой, который стал снимать с земли. Под конец я подошла к самому краю и поощрила его парой эффектных поз.
        И вот заветный момент настал. Я вручила открытку Лике, однако та не спешила восхищаться результатом творческого вдохновения.
        — Это что?  — с опаской уточнила она.
        — Мой новый источник удовольствия.
        Подруга с подозрением покосилась на тюбик клея, а потом не выдержала, сцапала и начала изучать состав.
        — Да брось ты. Обычный канцелярский. Тут дело в другом. Не представляешь, до чего может радовать творческий процесс. Я чувствую себя наполненной, окрыленной…
        — И оргазм был?
        — Да ну тебя. Это… совсем другое.
        — Но не менее вкусное,  — хмыкнула Лика.
        По ее улыбке я поняла, что подругу отпустило и межрасовую неотложку она вызывать не станет. По крайней мере, сразу.
        — Сколько тебе еще принимать зелье?
        — Девять дней…  — томно прошептала я, предчувствуя новые захватывающие перемены.
        — Отдай пузырек!  — внезапно потребовала Лика.
        — Еще чего!  — искренне возмутилась я.  — Ты же видишь, что я сыта, довольна и удовлетворена.
        — Вижу, но это ненормально. Так тащиться от каких-то открыток.
        — Не каких-то, а в стиле шебби!  — уточнила я и, схватив со стола книгу, поманила Лику на диван.
        В следующие полчаса она установила, что меня посетили весьма разносторонние глюки. Меня адски плющило и от мебели, и от одежды с обувью, да я даже посуде умилялась. Главное, чтобы все предметы были светлыми, милыми и несли на себе следы времени.
        — Не понимаю, как может нравиться это старье,  — Лика ткнула красным ногтем в фотографию кресла-качалки.  — Оно же все растрескавшееся, того и гляди развалится на части.
        — Ничего ты не понимаешь в эффекте кракелюра,  — глубокомысленно возразила я.
        — Понимаю! У меня лак для ногтей такой есть,  — спохватилась подруга.  — Наносишь на базовый слой, а кракелюр потом так прикольно растрескивается.
        — Вот и здесь примерно так же,  — с улыбкой кивнула я. Надо не забыть заглянуть перед сном на сайт мебельного секонд-хенда и приобрести себе пару деревянных стульев.
        — И мужика совсем не хочешь?  — завела старую песню Лика.
        — Смотря какого, смотря где…
        — Вот прямо в этом кресле,  — хихикнула она.  — Можно забавно покачаться.
        — Свалимся,  — предположила я.
        — А ты проверь. Найди подходящее кресло и не менее подходящего владельца…
        — А пойдем со мной завтра на свадебную выставку?
        Лика резко втянула в себя воздух и закашлялась.
        — Да не бойся, я не для себя…
        — Уже радует.
        — Знакомая пригласила, у них как раз стенд будет оформлен в стиле шебби-шик. Приобщимся к прекрасному.
        Суккуба поморщилась в ответ:
        — Не мое.
        — Кстати, о твоем,  — спохватилась я.  — Забирай, пока я тебе счет не опустошила.
        — Да не проблема. Отдашь, когда сможешь.
        — Знаешь, Лика, хомяк — страшный зверь,  — задумчиво поведала я.  — Когда он приходит — деньгам трындец.
        — Прикольно. Я считала, что самый страшный зверь — белочка,  — прошептала Лика таким тоном, что стало ясно — подруга твердо уверена, что та самая белка меня как раз и посетила. И не только посетила, но еще и покусала.


        ГЛАВА 3



        Выставка позволила мне окунуться в вихрь предсвадебных хлопот. Специально приехала на полтора часа раньше, чтобы понаблюдать за подготовкой стендов, и, как выяснилось, появилась вовремя.
        — Лорел, спасайте!  — вместо приветствия взмолилась Миранда.  — Модель, с которой мы договорились, подхватила грипп и не придет на дефиле.
        — А чем я смогу помочь?
        — У вас рост и комплекция подходящие. Помимо вас, будут еще девушки от других участников выставки. Каждая продемонстрирует по три платья.
        — Мне никогда не приходилось заниматься ничем подобным,  — засомневалась я.
        По подиуму я ни разу не ходила. А позирование в обнаженном виде — это все-таки несколько другое.
        — Обратите внимание на платья. Возможно, передумаете,  — с хитрой улыбкой предложила Миранда.
        Подхватив меня под руку, она направилась к ширме, стоящей рядом со стендом свадебного салона. Одного взгляда на манекены оказалось достаточно, чтобы согласиться принять участие в показе. Да за фотографии в таких нарядах я была готова целый день по подиуму выхаживать!
        Внутренний голос незамедлительно напомнил, что это как-никак свадебные платья.
        «Вечерние!» — отмахнулась я.
        — Вам придется надеть другое белье,  — предупредила Миранда.
        — Не вопрос. Давайте,  — я приспустила комбинезон до талии и потянулась к застежке лифчика.
        Помощница Миранды удивленно крякнула и подала мне пакет.
        — Вы не торопитесь. Мы можем выйти,  — заверила она.
        — Выходите, если нужно. Но для переодевания здесь достаточно места.
        Девушка задержаться за ширмой не пожелала и, сославшись на то, что надо закончить оформление стенда, покинула закуток Миранда осталась мне помогать.
        — Вам еще надо будет сделать прическу и макияж… хм… другой подобрать.
        — Заметано. Сама понимаю, что стрелки и красная помада плохо сочетаются с вашими платьями.
        Сегодня я специально накрасилась поярче. Как почувствовала, что тянет обойтись минимумом, вроде туши для ресниц и бесцветной помады, так и разрисовала лицо, словно для клубной вечеринки. Разве что над волосами издеваться не стала, а собрала в простой хвост.
        Быстро сменив белье, аккуратно сложила вещи в рюкзак и, прислушавшись к эмоциям, клубящимся по другую сторону, спросила:
        — Подскажите, парень, пыхтящий за ширмой,  — ваш фотограф?
        Сопение резко оборвалось, рассекреченный бедолага отпрыгнул подальше.
        — Ну вот, напугали нашего Гилберта,  — рассмеялась Миранда.  — Он все утро набирался храбрости, чтобы пригласить на фотосессию Эмилию, а она и вовсе не пришла. А у него курсовая горит.
        — А что за тема? Эй, скромник, я у тебя спрашиваю!  — выкрикнула я и помахала из-за ширмы.
        — «Портретное фото»,  — неуверенно сообщили в ответ.
        — Если моя физиономия тебя устраивает, готова поделиться в обмен на пару хороших снимков.
        — Что вы! Я не менее сотни сделаю!  — встрепенулся фотограф.  — Не представляете, как бы вы меня выручили! А то я насчет одежды договорился, а у вас схожий типаж. Если вы позволите, то я…
        — Да иди сюда!  — в сердцах воскликнула я. Не хотелось, чтобы наш разговор слышали посторонние.
        Парень зашел за ширму и на мгновение замер с открытым ртом, потом спохватился и начал строить из себя крутого профи. Крутизна почему-то измерялась количеством откровенных снимков, которые ему удалось сделать. В конце концов Миранда не выдержала и отправила Гилберта пощелкать стенды конкурентов.
        После переодевания настал черед прически и макияжа. Впрочем, на них мне было плевать. Прикрыв глаза, я тихо млела от эмоций Гилберта. Я ему понравилась. Не в физическом плане, парень таращился на меня, точно нашел новую Музу. До чего же приятные переживания.
        — Вот и все. Готово!  — объявила Миранда.  — Час после открытия работаем у стенда, а потом поднимаемся наверх для показа.
        — Да я поняла уже. Стоять, улыбаться, руками по возможности ничего не трогать.
        — Я такого не говорила,  — слегка растерялась миссис О’Мали.
        — Вы — нет, зато ваша помощница намекала.
        — София трепетно относится к выставочным композициям. Она и на посетителя голос повысить может. Хотите посмотреть на себя в зеркало?
        Кивнув, вышла из-за ширмы. Гилберт, маячивший до этого в другом конце зала, рванул обратно. Славный мальчик, с таким можно и подружиться.
        К зеркалу я подошла не торопясь. Предвкушение приятно щекотало нервы. Прежде я не умела наслаждаться предвосхищением момента, хотелось немедленно добиться результата. Зелье ведьмы смягчило мой характер. Да, это снадобье можно было бы смело рекомендовать как отличное успокоительное!
        Спустя пару секунд мой пульс резко подскочил, а на ногах, втиснутых в туфли на высоченной шпильке, начали поджиматься пальцы. Хотелось обхватить себя руками и выдать звучное «Уи!». Я знала, что платье силуэта «Русалка» сядет отлично, но не подозревала, что настолько. Молочное, выполненное из тончайшего кружева, оно подчеркивало фигуру и от колена переходило в свободно струящуюся юбку. Прозрачные облегающие рукава были расшиты цветочным узором, до того изящным, что казалось, будто рисунок нанесен прямо на кожу.
        — Вы светитесь изнутри, словно настоящая невеста,  — хмыкнула Миранда.
        — Вы потрясающий модельер.
        — А вы отличная модель. К концу дня наш салон получит не менее дюжины заказов.
        — Будем надеяться.
        Я с улыбкой отошла к стенду, оформленному в виде стола новобрачных, и ощутила себя ребенком перед витриной с конфетами. С огромным удовольствием подержала бы в руках букет из живых цветов и его практически точную копию из искусственных. Заглянула б под крышку сундучка, зажгла свечи и отпила бы из высокого бокала. Мне безумно хотелось потрогать каждую из вещей, оформленных в золотисто-розовых тонах.
        — Вот так, замрите,  — взволнованно попросил Гилберт.
        Я застыла, позволив ему сделать фотографию.
        — Гилберт, давай сразу проясним ситуацию. Я согласна с тобой поработать, но не более того.
        — Знаю,  — с легкой грустью отозвался он.  — Такие девушки, как вы, не для начинающих парней с объективом. Но я рад, что вы согласились мне попозировать. В свою очередь постараюсь вести себя прилично.
        — Не могу пообещать того же,  — усмехнулась в ответ я.
        Гилберт снова меня удивил. В наше время редко можно встретить сочетание уверенности и умения верно расставлять приоритеты. Парень мог бы попытаться затащить меня в постель, и не факт, что у него бы не вышло, но, скорее всего, на этом наше сотрудничество завершилось бы. Как модель я была ценнее, и он предпочел не рисковать.
        Люблю мужчин, которые точно знают, чего хотят.
        Собралась предложить Гилберту сделать еще пару снимков, уже с букетом невесты, когда вдруг ощутила тот самый взгляд. Чувства обострились, на смену легкости и вдохновению пришло ощущение чего-то темного и запретного. Замерев на мгновение, пробормотала, что ненадолго отойду, и устремилась туда, где только что стоял мой случайный любовник. Я безумно хотела увидеть бессмертного снова. Не просто посмотреть ему в лицо, а зажать в углу и потребовать, чтобы этот урод объяснил, что же все-таки произошло в «Счастливом клевере».
        Бессмертный покинул зал еще до того, как я подошла к едва приоткрытой двери. Для меня не составило труда определить, куда именно он скрылся — за дверью была лестница на второй этаж. Похоже, меня приняли за дуру, способную не только второй раз наступить на те же грабли, но и от души на них попрыгать.
        Ха! Размечтался.
        Развернувшись, направилась на балкон. Если я верно уловила эмоции мужчины, то он желал со мной встретиться не меньше, чем я с ним. И, судя по всему, мне заодно жаждали задать несколько вопросов.

* * *

        — Шумно. Очень шумно,  — обронила я, услышав еле слышный шлепок. Бессмертный спустился по виноградной лозе и приземлился за моей спиной. Если он хотел произвести впечатление, то ни черта у него не вышло. Собственно говоря, это я и сообщила. Мужчина подошел вплотную и положил руки на перила по обе стороны от моих. Наглости ему было не занимать.
        — Во время прошлого свидания ты тоже вела себя достаточно шумно,  — послышалось чуть насмешливое в ответ.
        А вот это он зря!
        Резко обернувшись, изо всех сил толкнула ладонями крепкую грудь. В силе суккубы уступают оборотням и вампирам, но обычным людям с нами не сравниться. Впрочем, человеком стоящий передо мной не был. Слегка качнувшись назад, он маятником подался вперед, прижав меня спиной к балюстраде.
        — Полегче, или испортишь чужое платье.
        Чуть снисходительный тон заставил меня заскрипеть зубами, но намного сильнее разозлила собственная реакция. Стоило ощутить близость мужского тела, как пульс подскочил, а внизу живота разлилось сладкое томление.
        — Ты все еще меня хочешь, Лорел,  — самодовольно произнес он.
        — Люди регулярно травятся хот-догами, но все равно продолжают их покупать.
        Сравнение с фастфудом пришлось ему не по нраву. Опустив руки на плечи, он притянул меня к себе и прошептал:
        — Ты права, в прошлый раз мы закончили слишком быстро.
        — Медленный секс на перилах балкона вне моих приоритетов,  — отчеканила я.  — И потом, в прошлый раз ты порвал мне юбку.
        — Тебя волнует только она?
        Искреннее удивление, прозвучавшее в его голосе, убедило меня, что он прекрасно знал, что со мной сотворил. Вот только ответит ли он, если я спрошу о произошедшем? Интуиция подсказывала, что вряд ли.
        — Сейчас меня волнует лишь то, что я оставила выставочный стенд и меня наверняка уже разыскивают.
        Мужчина шагнул в сторону, открывая мне путь к дверям. Я тотчас устремилась туда. Следовало бы замедлить шаг, чтобы отступление не походило на бегство, но в тот момент мне было плевать, как мой уход выглядел со стороны.
        — Лорел…  — тихо окликнул меня бессмертный, вынуждая оглянуться.  — Меня зовут Коул.
        — Мне плевать, как тебя зовут,  — процедила сквозь зубы я и покинула балкон.

* * *

        Миранда не ошиблась, ее платья стали настоящей сенсацией выставки. Если до дефиле я только ловила заинтересованные взгляды посетительниц, то после официального мероприятия наш стенд окружили будущие невесты. Мне пришлось переодеться еще несколько раз, продемонстрировав все три платья. Воодушевленная Миранда раздавала визитки и на ходу составляла график посещения салона. Узнав, что я никак не могу найти работу, она пригласила меня в свою команду. Озвученная зарплата была ниже, чем я рассчитывала, но, с другой стороны, в последнее время я и вовсе не могла никуда устроиться.
        — Приезжайте завтра к нам. Осмотритесь, тогда и решите,  — предложила Миранда, заметив мои колебания.
        — Да, так, наверное, будет правильнее,  — согласилась я.
        Происходящее казалось частью сюрреалистического сна. За день я неплохо подзарядилась, и это при том что никто не воспринимал меня как сексуальный объект. Ну, почти никто, о встрече с Коулом я старалась не думать. Меня так и тянуло позвонить Лике и попросить выяснить о нем хоть что-нибудь. Пока я знала лишь то, что он хорош в постели и способен выдержать удар суккубы. А еще его поцелуи пробуждали во мне самые темные наклонности. И это пугало и возбуждало одновременно.
        До чего же здорово, что после нашего первого свидания я догадалась хлебнуть зелья русской ведьмы. Страшно представить, что я могла бы без него натворить. Лика не поверила, что я взаправду хотела пустить кровь тому бедолаге. Списала все на перевозбуждение и внезапно проснувшуюся тягу к БДСМ.
        Бр-р! И вспоминать противно!
        А ведь я и понятия не имела, как долго продлится действие снадобья. В инструкции об этом не было ни слова.
        — Что с вами?  — обеспокоенно спросил Гилберт.  — Вы так побледнели.
        — Немного устала. Ничего серьезного. Приму ванну, выпью вина и буду как новенькая.
        — Кто-то упомянул вино?  — вклинилась в разговор Миранда.  — Уверена, мы все заслужили по бокалу. Предлагаю отправиться куда-нибудь и отметить успех выставки.
        — Звучит неплохо,  — объявила София и вытащила из-под стола коробки.  — Лорел, поможете упаковать свечи и бокалы? Я пока займусь цветами.
        — Ого! Вам доверили прикоснуться к образцам, значит, вы уже пошли на повышение,  — усмехнулся Гилберт.
        — Кончай выделываться и лучше помоги Лорел.
        Мы управились довольно-таки быстро. Пока Миранда и София занимались упаковкой, я и Гилберт носили вещи в фургон. На третьей ходке фотограф попросил меня не усердствовать, потому что окружающие начали посматривать в нашу сторону с подозрением.
        — Запомните, Лорел, вы — слабая и хрупкая Муза моего сердца, и я знать не хочу, каким образом вы с легкостью поднимаете одной рукой десять килограммов.
        Я округлила рот в беззвучном «О!» и захлопала ресницами.
        — Вот! Так намного лучше,  — одобрительно хмыкнул Гилберт.  — Идите, присядьте. Остальное я дотащу сам.

* * *

        Я ожидала, что мы отправимся в бар, но вместо этого Миранда привезла нас к дверям кофейни. Судя по загадочному виду Гилберта, место это он прекрасно знал и подозревал, что оно произведет на меня особое впечатление. В конце концов парень не выдержал и попросил меня закрыть глаза.
        — Смелее, Лорел. Вам точно понравится.
        Пожав плечами, сорвала с его головы кепку и надела, сдвинув козырек вниз. Гилберт, смеясь, подхватил меня под руку и повел к дверям.
        — Осторожнее, тут ступенька. Еще немного. Все! Вуаля!
        Я сдвинула козырек набок и застыла, не веря собственным глазам. Да я прежде и не подозревала, что где-то в Лондоне может быть такое местечко!
        Изнутри пространство напоминало увитую плющом беседку. Круглые белые столики и удобные, светлые, обитые тканью с цветочным рисунком диванчики создавали атмосферу легкости и уюта. Среди виноградных лоз мерцали крошечные огоньки.
        — Нравится?  — с гордостью поинтересовалась Миранда.
        — Ваша работа,  — догадалась я.
        — Только эскизы и выбор материала.
        — Не скромничайте. Миранда тут чуть ли не каждый прутик собственноручно покрасила,  — просветила меня София.
        — Мы все поработали на славу,  — улыбнулся Гилберт.  — Какая бы погода ни была на дворе, в «Беседке» царит вечное лето.
        В этот момент стоящая у кассы женщина подняла голову. Она была старше Миранды, но черты лица не оставляли сомнения, что передо мной ее родственница.
        — Миранда? Не ожидала, что ты сегодня заглянешь.
        — Решила отметить успешное проведение выставки и побаловать ребят сладостями. Знакомься, моя новая манекенщица — Лорел Лейк Лорел, разрешите вам представить мою тетю, Анжелику. В ее кофейне подают самый вкусный штрудель по эту сторону пролива.
        Женщина рассмеялась и, подойдя поближе, протянула мне руку.
        — Моя племянница необъективна. Так что придется вам составить собственное мнение.
        — С удовольствием,  — просияла в ответ я.
        Да в таком месте я была готова завтракать, обедать и ужинать хоть каждый день! Мы заказали по куску штруделя и чай, София единственная сделала выбор в пользу мороженого.
        — Безумно вкусно,  — пробормотала я.
        — Стоп! Замрите!  — вдруг выкрикнул Гилберт и выхватил камеру.
        София дернулась и перевернула вазочку.
        — Гил, ты псих. Предупреждать же надо!  — возмутилась она, вытирая салфеткой стол.
        Фотограф никак не отреагировал на ее слова и продолжил раздавать указания:
        — Глаза прикройте, голову набок. Круто! Такое чувство, что вы совсем недавно испытали оргазм.
        В этот раз уже подавилась Миранда, пролив чай себе на колени. София решительно поднялась с места и подхватила свое мороженое.
        — Предлагаю пересесть за другой столик.
        — Гилберт, может, продолжишь в студии?  — попыталась призвать его к порядку Миранда.
        — Не то будет. Анжелика просила сделать фотографии для рекламного проспекта, я все не знал, с какой стороны зайти, а тут бац… словно щелкнуло… Оно!
        — Она…  — поправила его Миранда.  — Дай девушке хоть поесть спокойно.
        — Да пусть ест, кто ж ей мешает. Анжелика, а что у вас еще красивенького и фотогеничного сегодня в меню?
        Хозяйка «Беседки» отреагировала незамедлительно, и вскоре передо мной поставили пасту с креветками, пирожные игу и сливочный пудинг. Пока Гилберт шумно восхищался ароматом блюд и кулинарным талантом повара, я тихо млела от сервировки. Посуда в кофейне также была подобрана в стиле шебби-шик. От пастельной росписи на тарелочках и чашечках замерло сердце.
        Непременно приобрету себе такую же с первой зарплаты. И заварник куплю, и кастрюльку. Плевать, что не знаю, с какой стороны к плите подойти, а еду заказываю в бумажных коробках. Новая посуда мне нужна позарез! Да я от лишней пары туфель ради нее готова отказаться!
        — Обратите внимание на столовые приборы,  — подсказал Гилберт.
        — Запрещенный прием,  — с придыханием произнесла я и стрельнула глазами в парня.
        Тот покраснел и сказал, что у меня весьма выразительное лицо.
        Кулинарная фотосессия закончилась вполне предсказуемо: я объелась и у меня заболел живот. И это при том что я всего лишь пробовала. Анжелика настояла на дегустации каждого блюда. Пыталась намекнуть, что в первую очередь прибалдела от керамики, а не от содержимого тарелок и вазочек, но меня не поняли.
        — Простите, но придется пройтись пешком,  — с кислой улыбкой сообщила я.
        Гилберт, уже забравшийся на заднее сиденье, вылез наружу.
        — Я провожу.
        — Налаживаете творческие отношения,  — хмыкнула Миранда. Вероятно, сочла, что у меня с парнем намечался роман. София послала мне взгляд Горгоны и, не прощаясь, скрылась в машине.
        Вот так всегда — к работе еще не приступила, а проблемами уже обзавелась.

* * *

        Гилберт настоял, чтобы мы зашли в аптеку. Парень чувствовал себя виноватым и купил мне не только травяные сборы, но и какие-то таблетки. Я поблагодарила и сунула пакет в рюкзак. Не рассказывать же было, что суккубам человеческие лекарства не подходят.
        Как только я почувствовала себя немного лучше, мы поймали такси. Я не спешила прощаться с парнем, а он увязался следом. В квартиру мы поднялись в полном молчании. Любопытство и восхищение молодого фотографа льстило, но не более того. Я не рассматривала его как объект для подзарядки.
        — Вот тут я и живу,  — объявила я, остановившись возле двери.
        — Тогда до завтра. Вижу, что в гости не позовете.
        — Если без глупостей, то могу и позвать.
        — Я бы хотел осмотреть ваш гардероб,  — несколько смущенно признался он.  — Понимаете, я взял напрокат всего одно платье…
        — Не вопрос. Заходи. Только вряд ли мы сможем хоть что-то подобрать.
        Мои вещи произвели на Гилберта впечатление. Фотограф уже мысленно создал для меня образ, и откровенные клубные наряды в него совсем не вписывались.
        — Это действительно ваше?  — в который раз потрясенно вопросил он, рассматривая кожаный комбинезон, после чего выдвинул ящик.
        — Отделение для белья,  — на всякий случай уточнила я.
        — Ага. Вижу,  — отрешенно бросил парень.
        Я задумчиво почесала переносицу. Нет, я, конечно, девушка без комплексов, но как-то не привыкла, чтобы парень, с которым я даже не спала, копался в моем белье.
        — Вот! Это подойдет!  — он вытащил из недр ящика белоснежную атласную сорочку.  — Чулки, только белые, еще нужны.
        — Найду,  — усмехнулась я.
        — Здорово! Тогда до завтра. И заварите себе чай.
        — Лучше намотаю пару километров на беговой дорожке.
        — Как знаете. Не болейте. И да… Фотосессия будет улетная,  — хитро подмигнул он напоследок.
        Несмотря на усталость, я все-таки заставила себя ступить на тренажер. Только разогрела мышцы, как завибрировал телефон. Номер оказался незнаком, так что я собиралась проигнорировать вызов, а вот поступившее следом SMS все-таки прочитала.
        «И как, Лорел, тебе понравилось?»
        Вопрос заставил меня соскочить с дорожки и перезвонить самой.
        — Кто это?  — требовательно спросила я.
        — Во время нашей последней встречи тебе было плевать, как меня зовут.
        — Слушай, ты…
        — Я не хочу ругаться.
        — А я хочу. До чертиков хочу! Но еще сильнее во мне желание послать тебя на хрен.
        — Скажи, Лорел, ты объяснила мальчику, кто ты такая? Знаешь, он вышел из твоего подъезда вприпрыжку…
        — Да что ты говоришь! Обычно уползают по стеночке.
        — Или же выходят через окно.
        Намек на гибель Эдварда больно царапнул по сердцу. Я крепко прикусила губу, чтобы не начать оправдываться. Я не обязана никому ничего объяснять. Тем более ему.
        — До встречи, Лорел. До скорой встречи…
        — Да пошел ты!..
        Закончить фразу я не успела. Коул сбросил вызов.

* * *

        Суккубы не принимают человеческие лекарства, но этим вечером я была близка к тому, чтобы заварить себе аптечные травки. Слышала, они успокаивают. Звонок Коула пробудил воспоминания. Мысленно прокрутила собственное поведение в клубе. Прежде я никогда не выходила за рамки и уж тем более ни за что не отняла бы чью-то жизнь только потому, что так захотелось. В противном случае на меня бы давно выписали ордер на ликвидацию. А что, если Томас и Эдвард как раз и выполняли заказ?
        Страх холодной рукой сжал сердце, заставив опуститься прямо на пол.
        Глупости! Я же не могла так накосячить! За последние полгода у меня было всего пара заданий от Триады, и уже почти два месяца я находилась на самообеспечении, то есть проматывала заработанное ранее.
        В панике набрала номер Лики:
        — На меня выписали ордер?
        — С чего ты взяла? С утра еще все было в порядке.
        — Да вот решила, что те парни из клуба…
        — Тьфу на тебя! Нет, мой сладкий, это я не тебе…  — томно проворковала она в сторону.  — Значит, так, кончай истерить. Ты вне подозрений. Усекла?
        — Угу.
        — Я держу ситуацию на контроле, пока ничего не предвещает, что кто-то запомнил тебя в клубе.
        — Коул знает,  — тихо прошептала я.
        — Это тот бессмертный?  — встрепенулась Лика.
        — Сможешь разузнать о нем что-нибудь?
        — Попытаюсь. А ты ложись спать. И без глупостей.
        Легко сказать — ложись. Я и стоять на месте не могла, носилась по комнате перепуганной мышью. В результате снова потянулась к ведьминому зелью. Оно помогало мне остаться самой собой, не позволяло Тьме поселиться в моей душе. Возможно, снадобье и стало моим спасением. Открыв крышечку, я залпом допила остаток


        ГЛАВА 4



        Утром я проснулась в чудесном настроении. Вскочила с кровати, потянулась и, вместо того чтобы снова заползти под одеяло, открыла настежь окно. И это в семь часов! Да я в жизни в такую рань не вставала, разве что когда надо было мчаться в аэропорт. Холодный воздух заставил застучать зубами. Я снова посмотрела в сторону одеяла и… начала делать зарядку. Просто почувствовала, что ни за что не проснусь без разминки и растяжки. Мимоходом отметила, что комнате не хватало простора и светлых оттенков. Да как я тут вообще жила?! Почему не замечала, что моя квартира похожа на прибежище подростка, повернутого на рок-металле?
        Спокойнее, Лорел. Все по порядку. Сначала душ, завтрак, а потом уже уборка и составление планов на день.
        На кухне меня опять потянуло на подвиги. За каким-то чертом я захотела приготовить себе полноценный завтрак: пожарить яичницу и сварить овсянку. Поскольку необходимых продуктов у меня сроду не водилось, пришлось бежать в супермаркет. Вернулась быстро, внеплановая прогулка только подстегнула аппетит.
        Поставив молоко на огонь, занялась яичницей. Пока кромсала бекон и помидоры, молоко сбежало. Отставила уцелевшее, сыпанула овсянки и закрыла крышкой. Мелькнула запоздалая мысль, что я слегка перестаралась и приготовленное не съем при всем желании.
        Спустя десять минут я в этом убедилась. Завтрак стал поперек горла из-за полной несъедобности. Бекон ужарился и по вкусу напоминал оберточную бумагу, яйца подгорели, а каша не пожелала набухнуть подобно мюсли. Слишком поздно до меня дошло, что овсянку надо было все же варить, а не заливать молоком.
        Столько лет питалась вне дома, так какого сейчас приспичило осваивать кулинарное мастерство? Зверски захотелось, потому что умение готовить — часть навыков истинной леди. И откуда я только взяла подобную чушь? Желание приобщиться к статусу леди радовало в особенности. Никогда подобной ерундой не страдала. Я же суккуба, демон соблазна, мой удел — клубы, вечеринки, пьяные выходки и вкусный секс.
        Магия меня изменила… Но ведь даже плохим девочкам может захотеться перемен!

* * *

        Гардероб пал первой жертвой. Я открыла дверцу шкафа и поняла… Нет, ситуация «нечего надеть» была для меня далеко не в новинку, а вот состояние «как я прежде это носила?!» подарило совершенно незабываемые эмоции.
        Я срывала с вешалок кожаные шорты и брюки, сваливала в кучу комбинезоны и платья, больше походящие на длинные футболки. И как я этого раньше не замечала? В результате осталась с одним-единственным костюмом, тем самым подарком любовника. Обувь постигла бы та же участь, но планы нарушила заявившаяся в гости Лика.
        — Обалдеть! Ты реально все это выбросишь?
        — Не в моем стиле.
        Подруга ошарашенно похлопала ресницами.
        — Завязывай-ка ты лучше с этим зельем.
        — Считай, уже завязала. Я его допила.
        — Что ты сделала?!  — взвилась она.  — Там же оставалось больше чем на неделю приема.
        — Мне вчера звонил Коул. Тот парень из «Счастливого клевера».
        — Которого ты попробовала, а он в ответ трахнул тебе мозги?
        — Лика, выбирай выражения!  — возмутилась я. Странно, прежде высказывания подруги меня ни капли не смущали. Я и сама могла в соответствующих обстоятельствах припечатать крепким словцом.
        — А что мне еще думать?  — проворчала она.  — Ты сейчас сама на себя не похожа. Так что либо виновато зелье, либо он. Сейчас ты оденешься, и мы поедем к специалисту по ментальной магии.
        — Еще чего. Как будто мне больше нечего делать.
        — И чем же таким важным ты собираешься заняться?
        — Разве не говорила? Я устроилась на работу,  — с гордостью возвестила я.
        Лика все-таки отпустила меня в салон Миранды, точнее, увязалась следом. Хотела проверить, не впуталась ли я во что-то сомнительное под воздействием загадочного нечто. Лично я никакого сверхъестественного влияния не ощущала, а, наоборот, сохраняла ясность мыслей как никогда раньше. На душе было легко, сердце замирало в предвкушении перемен. Еще бы обувь подходила под костюм. Отчего-то у меня не оказалось ни одной пары светлых туфель на низком каблуке. Я так громко сокрушалась по этому поводу, что Лика сунула мне свою кредитку.
        Поначалу я не собиралась принимать помощь, но подруга заявила, что я могу считать это сделкой. Лика считала, что неплохо прибарахлилась на руинах моего гардероба. Она не позволила ни единой вещи отправиться на свалку, аккуратно сложила все в пакеты и отнесла к себе в машину.
        — Итак, это реально свадебный салон,  — с удивлением произнесла Лика, рассматривая вывеску.
        — Так я об этом все утро твержу.
        — Ладно, не дуйся. Я рада, что ты смогла устроиться. Не буду отвлекать тебя в первый же рабочий день. В гости загляну… как-нибудь потом.
        Пауза, выдержанная Ликой, была совсем незначительной, но я знала, что моя подруга терпеть не могла брачные ритуалы и все, что с ними связано.

* * *

        Гилберт первый заметил произошедшие во мне перемены. Улучив момент, он отвел меня в сторону и шепотом поинтересовался, не случилось ли чего.
        — С чего ты взял? И, пожалуйста, давай уже на «ты».
        Парень кивнул и смущенно произнес:
        — Ты стала похожа на Снежную Королеву.
        — Больше не нравлюсь? Не хочешь, чтобы была твоей моделью?  — обеспокоилась я. Новые предпочтения и перемены меня полностью устраивали, но оказаться совсем уж непривлекательной для противоположного пола я не планировала.
        — Фотосессия остается в силе, но думаю внести кое-какие изменения,  — загадочно произнес он.
        — А когда начнем?  — встрепенулась я.
        — Сейчас убегаю на учебу, потом в студию — займусь оформлением. А завтра после работы планирую поснимать.
        — Договорились. Как раз успею купить чулки.
        София зло стрельнула в меня глазами, а вот Миранда только хитро улыбнулась:
        — Портретная съемка в чулках?
        — Не только портретная,  — невозмутимо отозвался Гилберт.  — Мне пора. Увидимся.
        После ухода фотографа Миранда провела для меня экскурсию. Помимо комнаты с платьями и демонстрационной, в салоне имелась мастерская швей и рукодельная. Последнее помещение миссис О’Мали показывала с особой гордостью.
        — Мы же не только свадьбы оформляем, но и беремся за заказы, связанные с интерьером.
        — Обставляете дома?
        — Дома — это сильно сказано. Скорее помогаем сделать отдельные уголки уютнее. Вот этот комплект стульев скоро отправится в загородную усадьбу.
        Миранда кивнула на четыре деревянных стула, расписанных цветочными узорами. Лаковое покрытие с эффектом растрескивания придавало им возраста и таинственности.
        — Люблю вещи с историей,  — тихо призналась она.
        — Понимаю…  — я провела рукой по гладкой спинке стула. С удовольствием поставила бы такой на веранде, если бы она у меня была. Здорово жить за городом.
        Да уж. Определенно, странные мысли посещали голову сегодня. Меня всегда притягивал город. Его суета и ритм. Ну и ночные развлечения. Как же без них.
        Миранда устроилась на одном из стульев и указала на соседний, приглашая присесть.
        — Вы упоминали, что по образованию дизайнер.
        — Верно, однако опыта у меня не так много,  — я вытащила из портфеля папку с фотографиями.  — Дизайн скорее хобби, а не источник дохода.
        Уточнять, что моими клиентами были знакомые вампиры, оборотни и демоны, я не стала, однако Миранда на глаз определила, что мне доводилось работать с настоящим антиквариатом.
        — И какое направление вам по душе?  — спросила она, просмотрев снимки.
        Дома, которые я обставляла, являлись полным отражением внутренней сущности владельцев. Если вампиры ценили лоск и помпезность, то оборотни в первую очередь уважали функциональность и добротность. Когда я занималась поместьем Гарри в Штатах, мне пришлось неделю уговаривать его приобрести статуэтки для полочки над камином. Оборотень считал изящные вещицы пустой тратой денег. Хрупкие изделия просто не пережили бы взросления его волчат.
        — Лорел…  — Миранда с улыбкой вскинула бровь.
        — Простите, замечталась.
        — Приятные воспоминания?
        — Каждый заказ для меня всегда был чем-то особенным.
        — А вы, оказывается… другая. Мягче, душевнее, что ли.
        — Это все магия шебби-шик,  — развела руками я.  — Когда тебя окружают настолько прелестные вещицы, ты и сам становишься чуточку светлее.

* * *

        Половина рабочего дня пролетела незаметно. Я демонстрировала платья, в перерывах болтала со швеями. Пообедать собиралась вместе с коллегами в кафе, расположенном через дорогу, как вдруг зазвонил телефон.
        — Привет, Гарри, рада тебя слышать,  — искренне обрадовалась я.
        — Лорел, детка, надо срочно встретиться.
        — Не вопрос. У меня как раз скоро перерыв.
        — Говори адрес.
        Спустя пятнадцать минут к дверям салона подкатил внедорожник оборотня. Гарри распахнул дверь и поманил рукой:
        — Давай залезай.
        — Я полагала, ты днем отсыпаешься.
        — Поспишь тут, когда с утра Серая Стража прессует.
        Я устроилась на переднем сиденье и замерла в ожидании пояснений.
        — Лорел, ты же была в «Клевере» ночью, когда патрульный за каким-то чертом выбрал его для самоубийства?
        — Естественно. Ты же сам пропустил меня внутрь.
        — А вот камеры тебя не засекли.
        — Гарри, не обижай, не такая уж я и незаметная,  — попыталась отшутиться я.
        — Лорел, я серьезно. Если у тебя проблемы…
        — Да нет у меня никаких проблем. И не будет, если никто не заявит, что я была в «Счастливом клевере».
        — Один тип точно тебя запомнил. Смуглый, темноволосый, рост под шесть футов.
        — И отзывается на имя Коул,  — проворчала я.  — Чего хотел-то?
        — Интересовался тобой позавчера. Фото у него не было, но я по словесному портрету догадался. Парень был весьма настойчив и дотошен.
        — Нашел уже,  — не подумав ляпнула я.
        Гарри тут же насторожился:
        — Если нужно, чтобы он раз и навсегда забыл, как тебя зовут, только свистни. Могу мальчиков своих для охраны отрядить.
        — Спасибо, но это лишнее.
        — Как знаешь.
        — Лучше расскажи, что с Серой Стражей?
        — Патрульных было двое,  — многозначительно произнес он.
        — Верно. И что с того?
        — Так вот, второй утверждает, что остался снаружи, чтобы активировать ловушку на демона, а его напарник вошел в номер и спустя какое-то время выпал из окна.
        — Бред! Он ведь тоже…
        — Был с тобой в номере.
        — Да не заставляла я никого выпрыгивать из окна!
        — Но сама вышла из клуба через него.
        Гарри не обвинил меня напрямую, но в тихом голосе оборотня отчетливо прозвучал упрек.
        — Считаешь, мне надо пойти и во всем признаться?
        — Еще чего! Даже не думай. Никто не поверит, что ты не нарочно.
        — Лика сказала примерно то же самое.
        — Умненькая она. Временами,  — хмыкнул оборотень.  — И будь поосторожнее с тем парнем. Как его там?
        — Коул,  — подсказала я.
        — Не нравится он мне. Уж больно странные вопросы задавал.
        — Какие это?
        — Спрашивал, не приходилось ли мне встречать суккуб, которые бы имели любовные связи с фейри.

* * *

        Разговор с Гарри лишил меня аппетита. В кафе я так и не пошла. Вместо этого вернулась в салон и позвонила Лике. Интуиция подсказывала, что надо срочно прояснить ситуацию с тем бессмертным.
        — Привет. Как раз собиралась тебя набрать,  — жизнерадостно сообщила подруга.
        — Что-нибудь узнала?
        — И да и нет. Вернее, информация есть, но она из не особо надежных источников.
        — Иными словами, исключительно сплетни.
        — Они самые, но если ты стоишь — лучше присядь. Села?
        — Угу,  — буркнула я, пристроившись на краешке стола.
        — Твой так называемый бессмертный — чистокровный человек — Да ладно!
        — Не перебивай. Он друид в шестом поколении из рода Мак-Аллистеров. Поговаривают, его семья как-то связана с фейри. Родители и сестра погибли при загадочных обстоятельствах.
        При упоминании о фейри я не удержалась от фырканья. Да я терпеть не могла представителей Волшебной страны! Заносчивые интриганы. Являются в наш мир как к себе домой и считают, что все вокруг должны хлопаться в обморок от счастья. Лучше бы собственным деторождением озадачились. Так нет же, с энтузиазмом способствуют человеческому.
        — А Коул точно не смесок? Я же чувствовала его ауру, и ничего от обычного человека в ней однозначно не наблюдалось.
        — Говорят, что нет. Но опять же — сплетни. Мой совет — будь с ним осторожнее.
        — Постараюсь,  — пообещала я, так и не сказав Лике, что Коул уже не только выяснил мой номер телефона, но и прекрасно знал, где я жила.

* * *

        После работы я помчалась в торговый центр за картонной коробкой и тесьмой. В пакете лежал кусок изумительной нежно-розовой парчи. В мастерской швей нашелся ненужный отрез ткани, и мои креативно-загребущие руки зачесались. На кой черт мне понадобилась эта коробка, я еще не определилась. Возможно, сложу потом в нее белье или платки с шарфиками, важен был сам процесс созидания.
        В отделе для творчества меня встретили как родную, помогли выбрать искомое и пожелали неиссякаемого вдохновения. С последним проблем точно не было, вдохновение и желание творить и вытворять хлестало через край. Как раз поэтому меня отпустили с работы за полчаса до закрытия салона. Мои бесконечные вопросы замучили всех.
        Я становилась въедливой, дотошной и… бесконечно счастливой.
        Оформление коробочки завершилось глубоко за полночь и не обошлось без жертв — я сломала два ногтя и один браслетик. А все потому, что срочно понадобились камушки для украшения крышки. Ну и пусть. Этот браслет я все равно уже год как не доставала из шкатулки, а ногти… ногти новые отрастут.
        Плоды ночного бдения пришлись Миранде по вкусу, но в гораздо большем восторге оказалась невеста, примерявшая платье. Она тут же захотела себе целый набор из таких вот коробочек. Пока я судорожно пыталась прикинуть, где же мне найти такие же браслеты, владелица салона озвучила стоимость заказа.
        Украшения мне больше ломать не позволили. Вместо этого выдали пакетик с искусственными бриллиантиками. Сверкали камушки так же ярко, а стоили намного меньше. Пять круглых заготовок разного диаметра купил по пути Гилберт, я заперлась в рукодельной и… улетела в астрал.
        — Лорел, ты домой-то пойдешь?  — со смехом поинтересовалась Миранда.
        — Домой?  — на автомате переспросила я.
        — Посмотри на часы.
        Я вытащила из чехла телефон и подпрыгнула на месте.
        — Фотосессия! Гилберт!
        — Парень уже с полчаса ждет тебя в демонстрационной.
        — Скажите ему, что уже бегу. Только розочку приклею.
        Конечный результат грел сердце. Коробочки вышли просто загляденье: розовые, нежные — с ними и расставаться не хотелось. Вытащив телефон, сделала несколько фото на память.
        — Прощайте, малыши, у вас теперь будет новая мамочка.
        Я послала коробочкам воздушный поцелуй, а в голове уже зародилась новая идея. Уж эти точно останутся у меня!

* * *

        Студия Гилберта, расположенная в подвале многоэтажки, поражала воображение.
        — Аквазона,  — фотограф указал на стену, выложенную темной плиткой.  — У камина фоткаю на Новый год, а тут у меня пока только заготовки. Готовлю проект на Хэллоуин.
        Осенние декорации состояли из самодельной, грубо сколоченной лестницы и пучков травы, подвешенных к потолку.
        — Мне еще пустой бочонок обещали и венки из листьев. Ну и тыквы, как же без них. Если захочешь, пофотографирую тебя, как закончу стенд. Но сегодня мы поработаем здесь…
        Выдержав театральную паузу, он откатил ширму. Увиденное заставило меня сцепить руки в замок и, приподнявшись на носочки, издать восхищенное: «Вау!» Гилберту удалось воссоздать кусочек летней террасы. На столике, явно позаимствованном из «Беседки», стоял чудесный чайный сервиз. На заднем фоне возвышался белоснежный комод, украшенный пустой птичьей клеткой. Рядом в кадке пристроился цветущий кустик роз.
        — Хотел канареек купить, но потом решил не мучить птиц. Мне развлечение на пару дней, а им потом где-то жить.
        — У меня!  — твердо объявила я.
        — Прости?
        — У меня жить будут. Поехали за канарейками.
        — Ты это серьезно?
        — Серьезнее не бывает. Ты только представь: я в одном белье, на ногах белоснежные чулки, а за спиной весело щебечут канарейки.
        Гилберт посмотрел на меня, покраснел и глухо выдавил:
        — Едем.
        Птичек мы успели приобрести буквально за пять минут до закрытия магазина. Пока Гилберт расплачивался на кассе, я успела ухватить ну просто чудесную бронзовую птичью клетку.
        — Зачем? Одна же уже есть.
        — Это для Хэллоуина. Соберу тебе букет из осенних листьев и рябины. Можно еще шишки добавить и крошечные декоративные тыковки. Для тыковок нам понадобится…
        — Мисс Лейк, птичкам скоро ложиться спать,  — урезонил меня Гил.  — И не только им.
        — Прости. Замечталась,  — смущенно ответила я.
        И все-таки, из чего можно сделать крошечные декоративные тыквы для букета? Или же проще купить настоящие?

* * *

        Фотосессия оказалась просто улетной. Да я столько комплиментов уже с неделю не получала! Гилберт сыпал ими как из рога изобилия и одновременно требовательно гонял по площадке.
        — Голову правее, подбородок не задирай, ноги не скрещивай. Вот! Красота! А теперь снова встань у клетки, только волосы распусти.
        — А когда фотографии будут готовы?
        Вполне невинный вопрос заставил парня скривиться как от зубной боли.
        — Терпеть не могу компьютерную обработку.
        — Отдай как есть.
        — Размечталась. Так, хватит, пора по домам. Но если ты не против, я бы еще с тобой как-нибудь поработал.
        — Не против,  — просияла в ответ я.
        — Стоп!  — он быстро щелкнул еще пару кадров.  — У тебя такая лучистая улыбка. Ты словно светишься изнутри, а в следующее мгновение замираешь и становишься холодно-отстраненной. Я от тебя просто балдею.
        Я промолчала и пошла за ширму переодеваться. Спряталась из опасения, что Гилберт увлечется и непременно захочет запечатлеть, как я раздеваюсь. И в результате мы еще с час проторчим в студии. Во время творческого прилива, накрывшего в салоне, я получила мощный энергетический заряд, но в животе давно урчало от голода. Так что мне хотелось и обычной материальной пищи.
        Виноград, несколько ломтиков сыра, гренки и мед…
        Собственный запрос заставил меня удивленно захлопать глазами. Прежде и хот-дога было достаточно.
        — Гил, ты случайно не знаешь, как жарить гренки?
        — Не только знаю, но и умею,  — последовало хитрое в ответ.
        — Ночевать не оставлю,  — предупредила я.
        — Ну, я должен был хотя бы попытаться.
        — Погоди, мы же вроде как договорились…
        — Терять голову от тебя я не собираюсь, а вот дружеский секс еще никому не помешал.
        Я не удержалась и запустила в него из-за ширмы ботинком. Гилберт самым бессовестным образом меня дразнил.


        ГЛАВА 5



        После трудоустройства в свадебный салон моя жизнь изменилась. Я окончательно пополнила ряды дневных пташек и перестала посещать клубы. Происшествие в «Счастливом клевере» не имело для меня последствий. Смерть патрульного признали несчастным случаем, и если поначалу я переживала, что Томас, напарник погибшего, попытается со мной встретиться, то после закрытия дела постаралась выбросить обоих из головы.
        Мне удалось вписаться в коллектив салона и подружиться со швеями. Даже София, поначалу улыбавшаяся сквозь плотно сжатые зубы, оттаяла. До нее наконец-то дошло, что я не собиралась окручивать Гилберта. Отношения с парнем у меня сложились компанейские. Он перестал намекать на интим, зато регулярно таскал на съемки.
        — И что, вы в самом деле проникли на охраняемый объект?  — удивилась София.
        — Да какое там, охраняемый,  — отмахнулся Гилберт.  — Такая дыра в заборе была, что просто грех не залезть. Зато с крыши вид сказочный.
        — Но чтобы на нее забраться, пришлось попотеть,  — вклинилась я.
        — Двадцать пять этажей пешкодралом. И это мне еще Лорел помогала тащить софит.
        Я предостерегающе зыркнула на Гилберта, с недавних пор посвященного в мою тайну. Отреагировал фотограф вполне спокойно. Подумаешь, суккуба. Вот у него сосед андрогин, нарядится в платье — и вылитая баба с сюрпризом в трусах.
        — Так, ребята, остаетесь за старших,  — объявила Миранда, подхватив чемодан.  — Будете себя хорошо вести — в следующем году поедете с нами.
        Она и София уезжали на выставку свадебной индустрии, проходящую в Париже. Наш салон не принимал участия, но на подобных мероприятиях всегда можно было обзавестись полезными связями.
        — Буду фотографировать оформление конкурентов и постить на страничке. Так что забегайте за свежими картинками,  — пригласила София.
        — Обязательно,  — улыбнулась я, предвкушая пару свободных дней.
        Закроюсь в рукодельной и закончу роспись кресла-качалки. Только Пинни и Коко принесу из дома. Я так привязалась к солнечным щебетуньям, что установила трель канарейки в качестве мелодии звонка на телефоне.
        — Присматривай за ней,  — попросила Миранда Пила.  — Не позволяй ночевать в салоне.
        — Это было только один раз,  — смущенно пробормотала я.
        — А меня до сих пор в холодный пот бросает, как вспомню, что пришла и обнаружила тебя лежащей на полу.
        Я смущенно улыбнулась. Да уж, неловко вышло. Прилегла буквально на пару минут и отрубилась до утра.
        — Счастливой поездки,  — хмыкнул Гилберт. Он, как и я, уже наметил для себя занятие и с нетерпением ждал отбытия начальства.

* * *

        — Лорел, ты серьезно будешь торчать тут целый день?  — с тоской в голосе спросил Гил где-то через час.
        Я бросила кисточку в банку и обернулась:
        — Иди домой. Сама справлюсь.
        — Еще чего! Миранда мне башку оторвет. Тут одной бижутерии на нашу годовую зарплату.
        — Могу запереться изнутри и повесить табличку «Закрыто».
        — Как вариант… Но не прокатит. Меня замучает совесть. Ладно, я сейчас включу ноут и попробую тоже немного поработать.
        Не успел Гилберт присесть, как на двери зазвенел колокольчик. Я выглянула из мастерской и увидела высокого худющего мужчину лет шестидесяти. Он поставил у двери трость и, кивнув Гилберту, повернулся ко мне.
        — Добрый вечер,  — произнес он с заметным шотландским акцентом.  — Я уполномочен передать вам деловое предложение.
        Пока я прикидывала, стоит ли вести беседу с клиентом в отсутствие Миранды, Гилберт подорвался с места и ответил за меня:
        — Хотите взять полный пакет?
        — Пакет?  — переспросил посетитель.
        — Все включено. Вы оплачиваете оговоренную сумму, мы выезжаем к вам и разбираемся на месте. Как правило, приобретение тканей и необходимых аксессуаров уже входит в стоимость.
        — Даже так…  — несколько опешил посетитель.  — И сколько вы стоите?  — поинтересовался он почему-то у меня.
        Я озвучила стандартную сумму VIP-пакета, включающего оформление банкетного зала и места проведения церемонии.
        — Что касается одежды, то тут цена может варьироваться.
        — Не сомневаюсь,  — поморщился он и вытащил чековую книжку.
        — Вот так вот сразу?  — растерялась я.
        — Подозреваю, к утру цена повысится.
        — Нет, что вы, это стандартные расценки,  — заверила я.  — Когда я смогу к вам подъехать?
        — Прямо сейчас.
        Милое заявление вогнало меня в очередной ступор.
        — Замок моего хозяина расположен в Хайленде. Это удаленное место, вам будет удобнее добраться вместе со мной на вертолете, чем трястись в поезде.
        Я откровенно сомневалась в разумности проведения торжества в таком труднодоступном месте. Это ж надо будет еще как-то гостей доставить, а потом развезти по домам. Только я раскрыла рот, как Гилберт покачал головой и объявил:
        — Прошу прощения, надо посоветоваться с партнером.
        Меня подхватили под локоток и вывели в мастерскую.
        — Гил, во что ты нас втягиваешь? Надо сперва с Мирандой переговорить. Она ни за что не взялась бы за заказ без предварительного согласования деталей.
        — Вот на месте и согласуем. Лорел, не будь букой. Никто же не заставляет нас немедленно обналичивать чек или подписывать договор. Съездим на место, разведаем обстановку и позвоним Миранде. И потом, я уже год мечтаю поснимать в настоящем замке.
        — С этого и надо было начинать,  — проворчала я.
        — Лорел, ну пожалуйста. Если владелец начнет гнуть пальцы, пошлем его и вернемся. Ты только представь, как здорово провести свадьбу в таком месте.
        — Осенью? В горах?  — скривилась я.
        — Возьми одежду потеплее.
        — Придется захватить инвентарь.
        — Собирайся!
        — Так у меня все дома.
        После того как Миранда стала привлекать меня к оформлению, я обзавелась «походным» саквояжем, в котором можно было найти все, от рулетки до булавки.
        — Тоже заскочу к себе. Надо взять дополнительную вспышку и сумку с объективами.
        Я все еще колебалась, но Гилберт объявил о нашем согласии. В ответ мужчина кивнул с таким видом, словно и не сомневался в положительном ответе.
        — Сколько времени вам нужно на сборы?
        — Пару часов, мистер…
        — Иоганн Вольф,  — важно произнесли в ответ.
        — Я живу в Сохо,  — сочла необходимым предупредить я.
        — Не важно. Диктуйте адрес.
        Я назвала улицу и номер дома, Гилберт следом озвучил, откуда надо будет забрать его.
        — Одна не поеду,  — твердо заявила я, заметив колебания мистера Вольфа.
        — Я заеду за вами через два часа. Если молодой человек опоздает — его проблема.
        Развернувшись, мистер Вольф направился к выходу. Гилберт бросился провожать дорогого клиента, попутно заверяя его в собственной пунктуальности. Я тем временем вызвала такси. Пока доберусь домой, успею составить список необходимых вещей.

* * *

        Мистер Вольф отвел на сборы всего два часа, но я управилась и за тридцать минут. Одним из бесспорных преимуществ новой версии меня была аккуратность. К саквояжу с инструментом добавились чемодан и коробка со шляпками.
        — Вязаные бери,  — мрачно предложил Гилберт.
        — И фотографировать меня ты тоже в вязаных будешь?  — кокетливо уточнила я.
        — Да запросто. Только бы владелец замка не стал выделываться.
        — Не станет. Я проконтролирую,  — мечтательно заявила я.
        Несмотря на то что зелье изменило источник энергии и теперь для подзарядки мне было достаточно ощутить сильнейший прилив вдохновения, я все же оставалась суккубой и могла влиять на мужчин. Я чувствовала их эмоции, но более от них не зависела. И это было очень… приятно. Я ощущала себя сытым гурманом, которому не обязательно набивать живот, достаточно только попробовать лакомый кусочек. А при желании и вовсе можно посидеть на диете.
        Лика была в шоке от таких перемен. Первый месяц подруга навещала меня каждый день — как правило, забегала на работу в обеденный перерыв, иногда заходила и вечером. Все никак не могла поверить, что я в норме и не протяну ноги от недостатка энергии.
        — Вот и все. Я готова. Пинни и Коко корма насыпала, воду поменяла. Как ты думаешь, с ними же за день ничего не случится?
        — Не случится,  — заверил в который раз Гилберт.
        Поначалу я собиралась взять с собой и клетку, но парень предположил, что канарейки плохо перенесут поездку. Пришлось признать, что дома им будет все-таки комфортнее. Ничего, мои маленькие, мы же ненадолго расстаемся.
        — Пока ждем машину, можно и перекусить,  — предложила я.
        — Сама готовила?  — обеспокоенно уточнил Гил.
        — В «Беседке» лазанью заказала.
        — Тогда согласен. Сейчас разогрею.
        — Постой, я сама.
        — Тебе напомнить, чем закончился эксперимент с духовкой в прошлый раз? Не позволю кремировать лазанью, жрать реально хочется. Собирался впопыхах, бутерброд, и тот не успел перехватить.
        Ускоренные сборы никак не повлияли на количество фотоинвентаря. Я как чувствовала, что Гилберт не ограничится одной сумкой с объективами. Умудрился захватить зонт, штатив и лампу.
        — Ты хотя бы зубную щетку взял?  — тяжело вздохнула я.
        В ответ Гилберт похлопал себя по правому карману куртки.
        — Щетка и бритва. А в соседнем — сменные трусы и носки.
        — Чудо ты чудное,  — не удержалась от улыбки я.
        — А еще я умею пользоваться духовкой,  — хитро подмигнул Гилберт и умчался на кухню.
        Предстоящая поездка нервировала, я так и не смогла дозвониться до Миранды. Гилберт уверял, что наше самоуправство не выйдет боком. Прокатимся, посмотрим на замок, а завтра после обеда уже будем в Лондоне. Оставалось надеяться, что он не ошибался.
        Я подошла к окну и зябко поежилась. С неба снова лило, резкие порывы ветра раскачивали провода и вывеску над баром на противоположной стороне улицы. В такую погоду хотелось устроиться с книгой в кресле, а не тащиться неведомо куда.
        Впрочем, адрес конечного пункта назначения я знала, а Гилберт еще и картинки показал, нарытые в Интернете. Замок заказчика располагался в Хайленде, на озерном островке. Вероятно, летом в этих краях было здорово, но осенью там ловить, кроме насморка, нечего. Пронизывающий ветер с вересковых холмов и близость воды нам его с легкостью обеспечат.
        Ехать не хотелось. Я любовалась на струи дождя, стекающие по стеклу, и прикидывала, можно ли отказаться от поездки или же сделать приятное Гилберту, которому приспичило на халяву поснимать в чужом замке. Он доказывал, что печется о заказе для салона, но я-то чувствовала первопричину. Вдохновение окрыляло и давало энергетический подъем, сравнимый с физическим возбуждением, и только достижение цели могло подарить желанную разрядку.
        Тот самый взгляд я узнала мгновенно, стоило лишь ощутить легкую дрожь. Уткнувшись в стекло, увидела Коула, стоящего перед подъездом. Его лицо скрывал зонт, но я чувствовала, что он смотрел на меня. Прикрыв глаза, прислушалась к ощущениям. Несмотря на перемены, я все еще помнила прикосновения этого мужчины, он до сих пор меня волновал.
        И все-таки, что он забыл у меня под окнами?
        Схватив с вешалки плащ, я заглянула на кухню. Гилберт как раз вытаскивал из духовки лазанью.
        — Ты куда собралась?
        — Хлеба надо купить и печенья в дорогу,  — смущенно объявила я.
        С недавних пор ложь давалась мне с трудом. Лика считала, что зелье ведьмы сделало меня чертовски замороченной, но была готова мириться с моими странностями при условии, что я не попрусь к Серой Страже с идиотскими признаниями. Дело о гибели Эдварда было закрыто, мне бы обрадоваться и жить дальше, но я все равно периодически хандрила и чувствовала себя виноватой. Кто бы мог подумать, что любовь к бантикам и кружеву настолько изменит мою личность? Или это я сама была подсознательно готова к переменам?
        А вот о том, что меня сцапают прямо в подъезде, я и не помышляла, поэтому отреагировала совсем не как леди. Рефлексы не подчинялись рассудку — не одно десятилетие отрабатывались. Но и Коул был хорош. Мой кулак пролетел в дюйме от его лица и врезался бы в стену, если бы друид не перехватил мою руку.
        — Осторожнее, можешь пораниться.
        — Если о твою физиономию, то не так страшно,  — прошипела в ответ я.  — Лапы убери.
        Коул ослабил хватку, но при этом и не собирался отпускать. Вторая рука, по-хозяйски расположившаяся чуть ниже талии, притянула меня поближе.
        — Я приехал к тебе.
        — Сейчас расплачусь от радости.
        — Не стоит, Лорел, ведь на самом деле тебе хочется другого. Как и мне.
        Он поднес мою руку к лицу, медленно поцеловал каждый палец, после чего опустил вниз, дав почувствовать твердость намерений.
        — Понимаю,  — прошептала я.  — Ты хочешь повернуть меня лицом к стене, задрать юбку, слегка сдвинуть ткань стрингов…
        Собиралась всего лишь поддразнить Коула, но попалась в расставленную ловушку и заодно выяснила, что суккубское восприятие все еще при мне. Я чувствовала желание друида. Хотелось расстегнуть его штаны и запустить руку внутрь. Перед глазами замелькали соблазнительные картины. Было так легко поддаться соблазну и воплотить озвученное.
        Мигающий над лифтом счетчик вернул меня в реальность. Я стояла на лестничной клетке между первым и вторым этажами. В любой момент мог пройти кто-то из соседей, и это не говоря о сомнительной гигиеничности места для спонтанного свидания.
        Я слегка повернула голову и выдохнула в полураскрытые губы:
        — Кажется, я уже объясняла, что быстрый секс в общественном месте находится вне моих приоритетов.
        — Пойдем к тебе…  — прошептал он в ответ.
        — Не могу.  — Я убрала руку с его ширинки и шагнула назад.  — Когда ты появился, я как раз собиралась поужинать.
        Коул поджал губы и требовательно спросил:
        — Ты не одна?
        Могла бы пояснить, что речь шла всего лишь о лазанье, но этот друид и так позволял себе слишком много.
        — Я суккуба,  — небрежно обронила я.  — Мы никогда не бываем одни. Вопрос питания.
        Коул остался внизу и не пытался меня остановить, но я вбежала в квартиру, точно за мной гнались по пятам. Или же я убегала от самой себя?
        — Лорел, а где хлеб?
        Вопрос Гилберта заставил меня нервно захихикать.
        — Не продали.
        — Кошелек забыла, что ли?
        — Почти. Пойдем есть, а то скоро выходить.
        Гилберт внимательно посмотрел на меня, но ничего не сказал.
        Мистер Вольф опоздал на полчаса. Внешне он производил впечатление человека крайне пунктуального, даже педантичного, так что я начала опасаться, что он попросту передумал. Пока я металась по гостиной, Гилберт успел помыть посуду и вытереть со стола. В последнее время он убирался на моей кухне чаще меня.
        Сигнал домофона прозвучал подобно раскату грома. Я рванула в коридор, но Гилберт оказался быстрее.
        — Хорошо. Уже спускаемся,  — сообщил он и, повесив трубку, повернулся ко мне: — Лорел, спокойнее. Выглядишь как горе-дизайнер, собирающийся кинуть заказчика.
        — Как это?  — опешила я.
        — Нервно. А когда человек нервничает, начинаешь подозревать его в чем угодно. Например, в непрофессионализме.
        Крутым профи меня было назвать сложно, но я чувствовала интерьер и — что еще важнее — могла настроиться на заказчика и с лету понять, что от меня требуется. Миранда утверждала, что со мной очень легко работать. Если Гилберту не терпелось поснимать в замке, то я действительно хотела заполучить заказ и проверить, чего бы я стоила без присмотра хозяйки салона.
        Мне уже доводилось летать на частных вертолетах, но по комфорту они не могли сравниться с самолетом. А после того как в кабину загрузили наши вещи, стало совсем тесно. В любом случае лучше уж так, чем добираться с пересадками: трястись на поезде, а потом уговаривать местных подбросить к замку.
        Я отвернулась к иллюминатору. Изучающий взгляд мистера Вольфа нервировал. Как женщина я его не интересовала, тут было что-то другое, но от этого не менее личное.
        — Лорел, держи.  — Гилберт протянул мне плед.
        — Поухаживаешь?  — капризно надула губы я.
        Парень усмехнулся и, встав со своего места, начал меня укутывать. С ним можно было вести себя как с подружкой. Я совершенно не опасалась за сердечный покой Гилберта, им владела одна большая страсть — любовь к фотографии. А сильные эмоции — самая лучшая защита от чар суккубы.
        Под пледом сразу стало уютнее и теплее, и если закрыть глаза, то получалось представить, что я все еще дома. К примеру, в любимом кресле, над головой — абажур, на коленях — корзина для рукоделия. Давно собиралась сделать зимний тканевый букет из роз, но сначала следовало вырезать уйму лепестков. Творческий процесс никогда меня не тяготил, не важно, сколько времени уходило на завершение работы, предвосхищение результата придавало сил.
        Будет здорово, если мне удастся оформить и вазу для тканевого букета. Принесу композицию в студию Гилберта и поснимаю на фоне камина. Или сама с ней пофотографируюсь. Только сначала надо найти джемпер подходящей расцветки. Такой же мягкий и уютный, как выданный плед…

* * *

        Замок Дол-Аллен встретил нас яркой иллюминацией. Внешняя подсветка окутывала темный камень золотистым покровом тайны. Я бы обязательно насладилась дизайнерским решением, если бы могла твердо стоять на ногах. Ветер дул такой, что того и гляди унесет в небеса. Гилберт прикололся и предложил мне раскрыть зонтик, мол, получились бы улетные снимки.
        Зонтик я также прихватила, но за ним надо было лезть в саквояж, который еще не достали из вертолета. Услышав мое ворчание, мистер Вольф заверил, что вещи выгрузят и доставят в гостевые комнаты. Нам же предлагалось пройти в замок по мосту, соединяющему остров с берегом.
        — Ничего! Могло быть и хуже,  — бодро заявила я, кутаясь в шарф.  — Могли и на телеге через холмы добираться.
        — Скажешь тоже. Машину бы арендовали.
        — Если бы кто-то захотел нам ее доверить. Сомневаюсь, что в этих краях есть пункт проката.
        Гилберт потопал по краю моста и также выдал порцию оптимизма:
        — Зато еще не похолодало.
        — По-твоему, сейчас не холодно?
        — Я же предупреждал, чтобы ты взяла теплые вещи.
        — Я и взяла,  — пробормотала я, подтягивая шарф к самому носу.
        — Замерзнешь ночью — зови в гости.
        — Так ты же не один явишься, а с камерой. Знал бы ты, как меня достала твоя вспышка.
        — Терпи, красотка, я еще сделаю из тебя модель.
        — Больно надо,  — буркнула я.
        Возможность очутиться на страницах глянца ни капли не привлекала. В последнее время меня так и тянуло к домашнему уюту. Вероятно, внутри этот замок не так уж и плох. Посижу у разожженного камина, наслажусь атмосферой, а по возвращении в Лондон замахнусь на новые дизайнерские решения.
        Мост закончился неожиданно быстро. Я даже не успела полюбоваться видом ночного озера, зато слегка согрелась. Пройдя под высокой аркой, застыла в недоумении — двор был залит самым обычным асфальтом.
        — А где брусчатка?  — растерянно пробормотала я.
        Мистер Вольф невозмутимо притопнул.
        — Вот прямо в асфальт и закатали?  — оживился Гилберт.
        — Следуйте за мной,  — сухо обронил мужчина и принялся подниматься по лестнице.
        — Гил, смотри, это же обычный замок.
        — И камера видеонаблюдения мигает,  — шепотом добавил парень.
        — Куда мы попали и где наши вещи?  — пробормотала я.
        Вопросы были скорее риторическими, но мистер Вольф обернулся и надменно произнес:
        — Я уже упоминал, что вещи доставят в ваши комнаты.


        ГЛАВА 6



        Кем бы ни был владелец замка Дол-Аллен, он не был достоин этого места. Да урод просто угробил его! Вытравил душу, вырезал сердце и нашинковал современной электроникой!
        Вместо дворецкого нас встретил новомодный робот с сенсорным экраном на груди. Пока я подбирала челюсть с пола, Гилберт забрал у меня плащ и вручил механическому помощнику. Я же ошарашенно крутила головой, замечая новые следы вандализма: от люстры в стиле хай-тек до современных скульптур с подсветкой.
        — Скажи мне, что я сплю и вижу кошмар,  — пролепетала я.
        — Если вы желаете вздремнуть перед ужином, вас проводят в гостевые комнаты,  — донеслось из-за спины невозмутимое.
        — А есть еще варианты?  — быстро поинтересовался Гилберт.
        — Можете пройти на кухню, вам подадут чай.
        — На кухню!  — твердо объявила я и едва не подпрыгнула, когда меня тронули за плечо чьи-то металлические пальцы.
        — Следуйте за мной!  — бодро пропиликал робот и покатил вправо.
        Я припустила за ним, не проверив, присоединился ли Гилберт к спонтанной экскурсии.
        Кухня подтвердила самые мрачные ожидания. Подойдя к окну, дернула за шнурок и подняла жалюзи. Просто хотелось убедиться, что я все еще находилась на озерном островке, до которого добралась, между прочим, по каменному мосту, по которому хаживали и пикты, и викинги, и шотландцы в килтах. Да горцы бы собственные волынки сожрали от возмущения, если бы узнали, что кухню, на которой некогда готовились к пирам, изуродовали до такого состояния!
        Я провела кончиком пальца по встроенной электронной варочной панели. Отметила стерильную чистоту шкафов и раковины.
        — Тут хоть кто-нибудь готовит?
        — Хозяин предпочитает питаться вне дома,  — ответил мистер Вольф.
        — Или заказывает пиццу курьеру,  — пробормотала я.
        — Боюсь, осуществление доставки в наших краях невозможно.
        — Еще бы… Ладно, ведите меня в спальню.
        — А как же чай?
        — Перехотелось. И ужинать не буду,  — отрезала я, чувствуя, как настроение стремительно ухудшается.
        Хорошо, что завтра уезжаем, иначе свихнулась бы от жалости к несчастному замку. Он не заслужил подобного отношения. И с чего это владельцу приспичило проводить свадебную церемонию в таком месте? С тем же успехом можно было снять банкетный зал в гостинице. Если Миранда заинтересуется предложением, я в этом фарсе участвовать не стану, как и встречаться с заказчиком. Стоит заговорить с ним, как я выскажу все прямым текстом, и тогда нас точно не доставят в Лондон на вертолете, а предложат телегу. Причем без лошади.
        — Желаете воспользоваться подъемником?
        Вопрос мистера Вольфа застал меня на третьей ступеньке. Я ласково погладила потемневшие от времени деревянные перила.
        — Если я увижу двустворчатый лифт, то уже не усну.
        Подъем по лестнице пролился целительным бальзамом на страдающую душу дизайнера. Несмотря на то что изнутри замок оказался ультрасовременным, ничто не смогло заглушить его величавую монументальность. Интерьер — всего лишь скорлупа. На мгновение показалось, что я снова очутилась в родном поместье.
        — Третий пролет, мисс,  — уточнил мистер Вольф, когда я остановилась, чтобы перегнуться через перила и посмотреть вниз.
        От высоты захватывало дух. Мысленно убрала с постаментов стеклянные статуэтки и прикрыла черный мрамор теплыми драпировками. Со стенами также надо было что-то сделать. Светлые матовые панели превратили холл в приемную косметического центра. Задрав голову, увидела, что третий этаж — еще не предел. Где-то должна быть лестница, ведущая на чердак.
        — Сколько же тут комнат?  — пробормотала я, хотя в первую очередь меня интересовало, остались ли в замке помещения, не испоганенные новомодной обстановкой. Красный обеденный уголок, стоящий на кухне, мне еще долго будет являться в кошмарах.
        — Пятьдесят восемь, если учитывать и подсобные помещения. Подробный план ожидает в вашей комнате.
        План… Если там еще и фотографии замка в первозданном виде окажутся, то я точно помру от тоски.

* * *

        Хандрила я недолго. Ровно до того момента, как переступила порог приготовленной для меня спальни.
        — Скажите, что он настоящий,  — взмолилась я, уставившись на разожженный камин.
        — Центральное отопление заработает в полную силу только после ремонта котла. Пока приходится прибегать к помощи огня.
        — Ничего не имею против,  — заверила я.
        — Если что-то понадобится, нажмите на кнопку переговорного устройства,  — мистер Вольф указал на аппарат, похожий на современный домофон.  — Завтрак подадут в восемь. Приятных снов.
        Не успела я поинтересоваться, куда поселили Гилберта, как мистер Вольф покинул мою комнату. Я так и не выяснила его статус в замке, но интуиция подсказывала, что, скорее всего, мужчина выполнял обязанности управляющего.
        — Отлично, осталось только разобраться, как тут включается свет…
        Только я произнесла кодовое слово, как в спальне стало светлее. Я задрала голову и охнула от восторга. Надо мной находились деревянные перекрытия, украшенные крошечными огоньками. Даже не верилось, что эту прелесть смог заказать тот же человек, что и поставивший красный уголок в кухне. Опустив взгляд вниз, выругалась. Громко, с чувством и в выражениях, не подобающих настоящей леди.
        Вместо традиционной кровати на четырех ножках обнаружилась черная «клякса» с подсветкой. Новомодное ложе по высоте доходило мне до середины икры, с тем же успехом на пол могли бросить обычный матрас. Да соломенный тюфяк лучше бы смотрелся в помещении, где царствовали благородные оттенки бежевого, коричневого и золотого.
        Двумя пальцами подцепила край простыни и отбросила в сторону. Вид черной кожаной обивки заставил заскрипеть зубами. И на этой мерзости мне предстояло спать?!
        Я повернулась к домофону и призадумалась.
        Нет, скандал мне ни к чему. Кто знает, вдруг вместо предоставления новой спальни мистер Вольф прочтет нотацию о завышенных требованиях наемного работника. И в какой-то степени окажется прав. Ведь меня пригласили в замок не в качестве гостьи. Я задумчиво посмотрела на широкие двустворчатые двери, ведущие в смежную комнату, потом на узкую входную дверь спальни. Решение, посетившее меня, отдавало самоуправством и хулиганством, но… я же смогу проснуться пораньше и вернуть все на место!
        Замок ожидаемо был закрыт, пришлось воспользоваться шпилькой. За годы работы на Триаду я собрала такой набор многофункциональных заколок, что любой взломщик обрыдался бы от зависти. Мои действия имели мало общего с образцовым поведением леди… Что ж, для уроженки Нового Света должны быть небольшие послабления. И потом, истинная леди ценит комфорт, стиль и никогда не будет спать на кровати, которую впору ставить в холле среди скульптур из оргстекла.

* * *

        «Клякса» оказалась чертовски тяжелой. Без понятия, как ее на третий этаж затащили. Но разве могла такая малость, как вес, остановить разозлившуюся суккубу? Я пыхтела, упиралась, материлась, но дотолкала кожаное ложе до двери. Выяснив, что ширины дверного проема не хватает, выругалась особо громко и повернула основание боком, при этом едва не разбив вазу, стоящую на комоде. Вытурить чертово ложе из спальни стало уже делом принципа.
        В соседнюю комнату я ввалилась тяжело дыша. Осторожно опустила «кляксу» в горизонтальное положение и растянулась на ней лицом вниз. Обратно пусть сами тащат, закрою дверь и сделаю вид, что так и было.
        Тихие хлопки за спиной сопровождались насмешливым:
        — Итак, ты это сделала…
        — Мог бы и помочь,  — невозмутимо ответила я и демонстративно медленно перекатилась на спину.
        Самообладание удалось сохранить с огромным трудом. Куда с большей радостью я запустила бы в морду нагло ухмыляющегося Коула чем-нибудь тяжелым.
        — Прости, что не встретил во дворе. Пришлось задержаться в Лондоне.
        — Да не вопрос. Твой слуга нам все тут показал…
        — Иоганн не имеет никакого отношения к прислуге. Он — член семьи. Попрошу запомнить это раз и навсегда.
        — Принято,  — с обманчивой покладистостью согласилась я и села на кровати.
        Коул все еще был в верхней одежде. Бедолага. Так спешил меня увидеть.
        — И?  — выжидательно приподняла бровь я.  — Ты меня сцапал. Что дальше?
        Он нахально улыбнулся в ответ:
        — Скоро сама узнаешь.
        — Да плевать, собственно говоря,  — решительно заявила я и поднялась на ноги.  — Завтра я и Гилберт уезжаем.
        — Как хочешь. Тогда мне придется привлечь к реставрации другую фирму.
        Я замерла на полушаге и обернулась:
        — Реставрации?
        — Сама же видела, во что можно превратить замок, предоставив женщине полную свободу действий.
        — Это твоя бывшая так его отделала?  — скривилась я.
        — Почему же бывшая…
        Пренебрежение, прозвучавшее в голосе Коула, заставило меня крепко стиснуть зубы. Этот тип женщин ни во что не ставил!
        — Я в курсе, что в замке в скором времени пройдет свадебная церемония.
        — Мероприятие планируется в ночь на Самайн.
        — Но это же…
        — Через полтора месяца.
        — Понятно…  — пробормотала я, мысленно прикидывая объем работ.
        Коул не подтвердил, что это будет свадьба. Впрочем, независимо от того что он планировал устроить, уложиться в срок будет сложно. Безумно сложно. На один только двор уйдет не меньше недели. Но, если привлечь оборотней или демонов, мы можем успеть. А вот люди — вряд ли управятся. Неудивительно, что Коул обратился ко мне.
        — Ты оказалась другой.
        Тихое замечание заставило меня обернуться.
        — Поясни,  — резко обронила я, пытаясь прогнать нежданные фантазии.
        Размечталась, распланировалась. Чуть ли не смету уже начала составлять. И напрочь забыла о произошедшем в «Счастливом клевере».
        — Я считал, что суккубы более легкомысленны. А ты другая. Смогла избавиться от опеки Триады, на работу нормальную устроилась.
        — Ты следил за мной?
        — Собирал информацию.
        — Я тоже о тебе узнавала.
        После моих слов Коул заметно напрягся, словно человек, которому есть что скрывать. Впрочем, у всех есть тайны.
        — Если рассчитываешь на интим в качестве приложения к договору подряда, то мне лучше не разбирать вещи,  — предупредила я.
        Вместо ответа друид снял тренч и бросил его на стул, после чего расстегнул две верхние пуговицы на рубашке. Я так и не видела Коула обнаженным, в клубе все произошло слишком быстро. Наш секс в самом деле походил на быстрый перекус, а ведь сближение с Коулом могло быть совершенно иным.
        И как же хорошо, что я больше не нуждалась в энергии такого рода! А с влечением можно и совладать. Прежде я никогда не отказывала себе в удовольствиях. Но разве может сравниться близость с мужчиной с кайфом, получаемым в процессе создания чего-то нового? Даже и рядом не стояли. Как бы ни был хорош Коул, я собиралась в первую очередь сосредоточиться на заказе. И сначала мне надо было переговорить с Мирандой и получить ее одобрение.
        — Который час?  — спросила я, прикидывая, добралась ли моя начальница до гостиницы.
        — Почти полночь,  — улыбнулся в ответ Коул. Он уже сбросил рубашку и, судя по позе, рассчитывал на реакцию с моей стороны.
        Я мазнула взглядом по широкой груди и подтянутому животу. И не такие видала. Чтобы меня впечатлить, требовалось нечто большее, чем просто отличное тело.
        — Прошу прощения. Мне надо срочно позвонить,  — с этими словами я скрылась в своей комнате.

* * *

        Миранда ухватилась за идею реставрации Дол-Аллена, едва услышала название. Она незамедлительно выдала мне краткую историческую справку и отметила, что замок находится в частном владении семьи Мак-Аллистер.
        — Ты не представляешь, как сложно в него попасть. Заворачивают всех: от историков до журналистов, обычным смертным можно только мечтать и довольствоваться фотографиями из архивов.
        — Историков не пускают?  — хмыкнула я.  — Догадываюсь почему.
        — Неужели все так ужасно?
        — Завтра сбросим тебе снимки, а там решишь, ввязываться ли нам в это.
        — Договорились.
        — Нам потребуется помощь. Если позволишь, у меня есть знакомые ребята…
        — Специалисты по реставрации?
        — Специалисты по подъему тяжестей,  — усмехнулась я.  — Да и руки у них откуда надо растут. Может, слышала о строительной компании «Другой мир»?
        — Нелюди?  — нахмурилась Миранда.
        — Могу узнать их расценки.
        — Действуй. Будем на связи, Лорел. И присмотри за Гилбертом. А то с него станется взобраться на крепостную стену ради пары снимков.
        Я мысленно хмыкнула, в этом мы с ним были похожи. Возможно, завтрашний день окажется весьма интересным.
        Беспокоить Гилберта я не собиралась. Парень мог уже лечь спать. Мне же подобная роскошь не грозила. Реализовав выселение «кляксы» из спальни, я осталась с одной подушкой и тонким покрывалом. Комод, стул и туалетный столик на спальное место не тянули и намекали на бессонную ночь. О том, чтобы постучать к Коулу и потребовать кровать обратно, не могло быть и речи. В этом случае ночь также могла стать бессонной, но уже по другой причине. А к подобному повороту событий я не была готова.
        Легкий стук в дверь сопровождался тихим: «Лорел, ты спишь?» Гилберт не только не уснул, но и отправился на поиски приключений. Я открыла дверь и уже хотела затащить парня внутрь, как из соседней комнаты показался Коул.
        — Добрый вечер, мистер Райли.
        — Добрый,  — ошарашенно пробормотал Гил.
        Я шагнула в коридор и обнаружила, что Коул уже успел принять душ и переодеться в халат.
        — Счастлив очутиться в Дол-Аллене,  — спохватился фотограф.
        — Хорошо добрались?  — невозмутимо поинтересовался хозяин.
        — Да, отлично. Но вот только…  — Гилберт смущенно посмотрел на меня.
        — Ночь, одиночество. И снять некого,  — услужливо подсказал Коул.
        — Что вы, я без камеры…
        — Зато я с подушкой,  — объявила я и, подхватив ее с пола, закрыла за собой дверь.
        До Гилберта дошло, что я таки напрашиваюсь в гости. Парень покраснел и пробормотал:
        — Да я тут, в конце коридора.
        — Отлично. Идем,  — я взяла его за руку и чуть ли не силой поволокла за собой.
        Резкий звук захлопнувшейся двери спальни Коула пролился целительным бальзамом на расшатавшиеся нервы. До комнаты Гилберта мы дошли чуть ли не бегом. Уже внутри он тихо спросил:
        — Лорел, а зачем тебе подушка?
        — Душить тебя буду!  — в сердцах бросила я. Интуиция подсказывала, что своей выходкой я только что подстегнула Коула к решительным действиям.
        Гилберту не спалось. Несмотря на то что на нашей кровати можно было играть в футбол, а мы лежали на разных концах, парень все равно прислушивался к каждому шороху. Не иначе как опасался, что начну приставать.
        — Лорел?
        — Да?
        — Если тебе нужен мужчина, чтобы подкрепиться, я пойму.
        — И принесешь себя в жертву?  — мрачно уточнила я.
        — Я слышал, что от одного раза ничего не бывает. И потом, некоторым нравится.
        — Гилберт, ты попутал роли. Тебя послушать, так вылитая девственница, которую уламывают в первый раз.
        — У меня будет не первый!  — искренне возмутился он.
        — Будет,  — охотно согласилась я.  — Но не со мной. Если спросишь с кем — получишь по башке подушкой. Я суккуба, а не провидица.
        Гилберт обиженно засопел.
        — И что, я даже как вариант не рассматриваюсь?  — наконец выдал он.  — Не подумай, я не настаиваю. Просто хочу уточнить, все ли со мной в порядке… Может, у меня энергетика не такая или что-то…
        — Или где-то,  — передразнила его я и села на постели.
        Гилберт дернулся и быстро повернулся ко мне лицом. Видимо, счел, что я прямо сейчас примусь доказывать, что с ним все в порядке. Близости со мной он не желал, а вот подтверждение того, что суккуба была с ним не прочь, очень бы парню польстило. Но за повышением самооценки не ко мне, а к психотерапевту.
        — Спокойной ночи,  — буркнула я и, стащив с парня одеяло, направилась к двери.
        — Отдохни хорошенько. Завтра у нас много работы.
        Мысленно Гилберт уже предвкушал фотосессию. Он забыл, что мы тут в первую очередь для того, чтобы решить, возьмется ли салон за заказ или нет.

* * *

        Я не собиралась красться в собственную спальню мимо двери Коула, словно воровка, но все равно слегка замедлила шаг. Сердце гулко стучало в груди. Гилберт пожелал мне расслабиться и отдохнуть, но само присутствие владельца замка поблизости будоражило не хуже кофеина. Рывком распахнула дверь, обернувшись, быстро втянула «хвост» одеяла и выдохнула с облегчением.
        Вот и все. Теперь нужно успокоиться и в самом деле немного поспать. Синяки под глазами не красят даже демониц.
        — Быстро ты,  — раздалось позади.  — Или это был всего лишь перекус на ночь?
        Коул не только поджидал меня в гостевой спальне, он еще и расположился с относительным комфортом. Тащить кровать обратно не стал, зато где-то раздобыл матрас, одеяло и гору подушек.
        — А себя ты предлагаешь в качестве основного блюда?  — едко поинтересовалась я.
        — Лорел, Лорел,  — притворно вздохнул он.  — Нельзя же быть такой зацикленной на вопросах питания. Секс может дарить удовольствие. Или твои любовники были не настолько хороши, чтобы показать это?
        Мак-Аллистер поднялся на ноги. Мне пришлось призвать все самообладание, чтобы не шарахнуться в сторону. В конце концов, я не припадочная девственница, впервые увидевшая полуголого мужчину.
        — Помнится, в коридоре ты был в халате,  — пробормотала я.
        — Пожалел беднягу Гилберта. Выйди я обнаженным, у него не было бы шансов.
        Крепко стиснула зубы, чтобы не скатиться в базарную перебранку. Коул меня бесил. Да я в жизни не встречала типа с настолько раздутым самомнением!
        — Лорел, посмотри на меня,  — дождавшись, пока я подниму голову, он положил руки мне на плечи.  — Я вижу, что ты меня хочешь. Мое желание также не вызывает сомнения. Так в чем проблема?
        Я невольно опустила взгляд. Нет, не для того чтобы убедиться в правдивости слов Коула. Просто, когда я смотрела на его губы, думать становилось сложнее. Впрочем, вид снизу также весьма отвлекал.
        — Понимаю, мой поспешный уход в «Счастливом клевере» несколько испортил впечатление от первого свидания. Но мы же можем попробовать еще раз?
        Я не удержалась от тихого хмыка:
        — Так ты приглашаешь меня на свидание?
        — На его заключительную часть,  — выкрутился он.  — Ужин при свечах и конфеты организуем чуть позже.
        Хотела спросить, а не будет ли его невеста возражать, но вовремя прикусила язык. Вопросы верности меня мало интересовали. Зачастую человеческие чувства отличались еще большим непостоянством, чем привязанность суккубы. И потом, долгосрочные обязательства не для представительниц моего рода.
        И все-таки я боялась повторения безумия, охватившего меня в клубе.
        — Лорел…  — Горячее дыхание пощекотало ухо.  — Не отпустив себя, никогда не узнаешь, на что способен.
        — Глупости! Я прекрасно знаю, что могу получить от тебя… и что могу дать.
        — Тогда что же тебя останавливает?  — вкрадчиво спросил он и поцеловал меня в уголок рта. Его язык дразняще прошелся по моим губам, заставив ощутить прилив обоюдного желания. Я чуть повернула голову и ответила на поцелуй. Лика почти убедила меня, что Тьма, исходящая от Коула, всего лишь почудилась. Что ж, этой ночью я собиралась выяснить это наверняка.
        «Проверка. Это будет всего лишь проверка…» — мысленно пообещала я себе и, позволив одеялу упасть на пол, положила голову на мужское плечо.
        От Коула исходил приятный аромат ванили и корицы. Я потерлась носом о гладкую кожу, попробовала на вкус. Спешить не хотелось. Этой ночью мне предстояло провести всестороннее изучение.
        И в этот момент над ухом раздалось удивленное:
        — Ты все-таки с ним переспала.
        Сначала я решила, что мне послышалось, однако Коул опустил руку на мое бедро и недвусмысленно смял ткань атласной сорочки.
        — Если ты о платье, то я не привыкла валяться в постели одетой. И да, кажется, я забыла его в спальне Гилберта,  — с вызовом ответила я.
        Да уж… Неловко вышло. Хотела бы я увидеть лицо парня, когда он поймет, что утерянное придется возвращать. Вместе с бельем. Я тихо охнула, потому что Коул также обнаружил его отсутствие и продолжил дальнейшее бесцеремонное исследование моего тела.
        — Ты такая влажная, Лорел.  — Словно в подтверждение своих слов палец Коула легко проник внутрь.  — Скажи, ты готова отдаться любому, кто тебя пожелает?
        Вопрос Мак-Аллистера меня взбесил. Не его дело, по какому принципу я выбирала прошлых любовников. И уж тем более я не собиралась обсуждать их с нынешним.
        Приподнявшись на цыпочки, резко опустилась на пятки, позволив пальцу Коула заскользить внутри меня.
        — Может, ты заткнешься и займешься делом? Если нет, то…
        Договорить он мне не позволил. Его губы жадно завладели моими, язык проник между приоткрытых губ. Коул не просто целовал меня, а доказывал, что он лучше Гилберта. Первый, чуть еле слышный стон вырвался из моей груди. Коул наклонился, подхватил меня под бедра и прижал к себе, давая ощутить всю силу своего желания. Я скрестила ноги за его спиной и прошептала:
        — Мне нравятся решительные мужчины.
        Стремительно развернувшись, он прижал меня к стене. На мгновение наши взгляды встретились, лихорадочный блеск глаз Коула заставил мое сердце биться чаще. Я лишала его самообладания, и это злило его до чертиков. Что ж, хоть в этом мы были на равных. Внезапно мне почудилось, что вокруг нас сгущаются тени. В комнате словно стало темнее.
        — Нет, постой…  — прошептала я, услышав шорох одежды, но он лишь крепче стиснул руки и одним движением вошел в меня. Вскрикнув, я вцепилась в плечи Коула и буквально повисла на нем. Его эрекция была настолько мощной, что я оказалась не готова к подобному напору — удовольствие на грани боли.
        — Я. Заставлю. Тебя. Забыть,  — тяжело дыша, заявил он. Каждое слово сопровождалось ударом бедер и отзывалось жаркой волной внизу живота. Я по-прежнему ощущала сексуальную энергию партнера, но теперь не нуждалась в ней. Могла раствориться в новых ощущениях, полностью отдавшись им. Наслаждение Коула слилось с моим, открывая для меня новые грани чувственного сладострастия.
        — Смотри на меня!
        Хлесткий голос Коула заставил меня приоткрыть глаза. Мак-Аллистер был бесподобен в сексе, еще бы он при этом молчал и не пытался верховодить. И потом, наше положение у стены не располагало к его абсолютному доминированию. Кажется, я произнесла это вслух, потому как Коул снова прижал меня к себе и перенес на матрас.
        — Отлично. Теперь технически ты сверху,  — ответила я и не узнала собственного срывающегося голоса.
        — Технически…  — еле слышно протянул Коул. Он выскользнул из меня и, забросив мои ноги себе на плечи, ворвался обратно. Я крепко стиснула зубы, но все равно не удержалась от судорожного всхлипа.  — Технически я тебя имею. И тебе это нравится.
        — Нам обоим это нравится,  — тут же поправила я.
        — Замечательно,  — прошипел он.  — Тогда заткнись и…
        Я не дала ему вернуть мои слова, обхватила за пояс и притянула к себе резким движением. Хотела показать, кто из нас на самом деле главный, но угодила в собственную ловушку. Страсть ослепила. Стало плевать, кто же все-таки ведет, а кто ведомый.
        — Лорел…  — низкий рык Коула обозначил, что у него возникли те же сложности.
        Он стал двигаться быстрее, резче. Напряжение, зревшее во мне, достигло своего пика, по телу прошла дрожь, заполнившая меня чем-то светлым, легким, искрящимся. Радость соития выплеснулась громким вскриком, где-то на краю сознания я услышала голос Коула, произносящий мое имя.


        ГЛАВА 7



        Ясность мыслей вернулась не сразу. Я лежала неподвижно и не ощущала собственного тела. Казалось, время остановилось. Мне было так хорошо и уютно, как вдруг сквозь пелену полубеспамятства прозвучало надрывное «Лорел» и меня затрясли, как тряпичную куклу.
        Я приоткрыла глаза и пробормотала:
        — За добавкой приходи завтра.
        Он рассмеялся, точно буйнопомешанный, и, обняв меня за талию, вынудил сесть. Уткнувшись носом в его шею, я пробормотала:
        — Недодала обнимашек?
        — Как ты себя чувствуешь?
        Я бы списала вопрос на приступ внезапного идиотизма, если бы не неподдельная тревога, прозвучавшая в голосе Коула. Понемногу в голове прояснилось, и на душе стало тревожно.
        — Как, по-твоему, я должна себя чувствовать?
        — Не хочется сделать что-нибудь…
        Я тут же уперлась руками в грудь Коула и отстранилась:
        — Плохое? Например, кого-нибудь убить?
        — Ты не трогала патрульного. Я узнавал.
        — Ты следил за мной…
        Коул поджал губы, я ждала, что он отвернется и начнет оправдываться. Тогда бы я незамедлительно собрала вещи и покинула Дол-Аллен. Проклятье! Я хотела, чтобы он начал мямлить и изворачиваться, но Мак-Аллистер лишь тихо произнес:
        — Я рад, что ошибся.
        Вскинув руку, залепила ему звонкую пощечину. Коул не попытался уклониться. Он продолжал на меня смотреть с такой тоской и сожалением, что я не знала, что и делать. Прежняя я выматерилась бы и потребовала детальных объяснений, а нынешняя хотела отложить разговор до утра. Нужно было все взвесить, подумать.
        Коул решил за меня. Поднявшись на ноги, он протянул мне руку:
        — Идем, кое-что покажу. Только оденься, пожалуйста,  — добавил он.  — Возможно, для представителей твоей расы минимализм в одежде — дело привычное, но меня будет отвлекать.
        Хмыкнув, раскрыла чемодан и вытащила из него домашний халат и вязаные тапочки. Переоделась довольно-таки шустро, учитывая, что Коул не сводил с меня пристального взгляда. Обернулась, чтобы оценить реакцию, и внезапно обнаружила, что он смеется. Сложив руки на груди, уставилась себе на ноги. Нет, приятно, конечно, что у него поднялось настроение, но не за мой же счет… мать его!
        — Лорел… ты такая…  — выдавил из себя Мак-Аллистер.
        — Да?  — мрачно бросила я.
        За последние месяцы я основательно обновила гардероб. Этот комплект стал одним из последних приобретений. Светло-зеленый халат с оторочкой из золотистого кружева и уютные тапочки цвета спелого яблока с белыми меховыми помпончиками. Приподняв ступню, слегка ею покачала, любуясь пушистиком. Если Коул ничего не понимает в уюте и комфорте — его проблема. Причем проблема замкового масштаба.
        — Подожди меня тут,  — наконец произнес Коул и помчался к себе в комнату. Должно быть, одеваться. Он так и не изволил объяснить, почему смеялся.

* * *

        Замки всегда полны тайн. Причем самые загадочные припрятаны в самых труднодоступных и малоприятных местах. К моему сожалению, Дол-Аллен не оказался исключением. Да знала бы я, что Мак-Аллистер потащит меня в подземелье, надела бы не любимые тапочки, а резиновые сапоги!
        — Паутина. Пыль. А вон там, кажется, крыса пробежала,  — я брезгливо указала на темный угол коридора.
        — Радуйся, что не сдохла,  — проворчал в ответ Коул.
        Я тут же принюхалась и покачала головой:
        — В твоем подземелье пахнет сыростью и плесенью. Что неудивительно, ведь мы находимся под озером.
        — Если точнее, то на стыке нашего мира и мира фейри,  — будничным тоном заявил он, заставив меня сбиться с шага.  — Осторожнее…
        — Постой,  — я сбросила его ладонь со своей талии.  — Повтори, что ты только что сказал.
        — Лучше я покажу.
        Дальше мы шли молча. Я крутила головой, пытаясь увидеть хоть какие-то следы пребывания фейри в замке. Что Коул подразумевал под стыком миров? Действующий портал? При мысли, что мы можем перенестись в Волшебную страну, стало не по себе. К подобному «счастью» я не была готова. Если друид и заметил мое беспокойство, то предпочел воздержаться от комментариев. Дверь, за которой находилось неведомое нечто, я почувствовала еще до того, как мы повернули за угол. Не удержавшись, схватила Коула за руку и спрятала лицо у него на груди.
        — Замри,  — приказала я.
        — Что ты делаешь?  — недоуменно пробормотал он.
        — Слушаю тебя.
        — И как?
        — И ни черта не понимаю. Твоя аура… Она…
        — Похожа на то, что находится за поворотом.
        — Эта штука оказывает на тебя влияние!  — догадалась я и вскинула голову, чтобы посмотреть на реакцию Коула.
        Он слегка кивнул.
        — И должна была повлиять на меня?  — добавила я уже не так уверенно.
        Снова молчаливый кивок.
        — Здорово. Тогда при чем тут Тьма?
        Вместо ответа Коул обогнул меня и продолжил путь. Мне не оставалось ничего другого, как поспешить за ним.
        Я полагала, что за поворотом нас ожидала закрытая дверь, но коридор вывел к скудно освещенному алькову, лампы горели совсем тускло, словно в замке случился перепад напряжения.
        — Тут всегда так. Он не выносит яркого света.
        — Он?  — спохватилась я.  — Там кто-то живой?
        — Временами мне кажется, что эта штука обладает разумом.
        Коул ступил в альков, а когда показался вновь, с его руки темной змейкой свисал черный пояс. На мгновение почудилось, что это самая что ни на есть настоящая рептилия. Поморгав, увидела обычный пояс-цепочку. Но не успела я рассмотреть звенья, как в руке Коула оказалась кожаная лента.
        — Знакомься — реликвия темных фейри. Как женщина ты должна оценить его изменчивость.
        — Спасибо, но я как-нибудь обойдусь без подобной красоты.
        — Верное решение. Не представляю, как сестра носила его, не снимая.
        Я припомнила слова Лики о том, что семья Коула погибла при загадочных обстоятельствах, сестра в том числе.
        — Итак, ты прячешь эту штуку у себя…  — пробормотала я, с опаской разглядывая пояс.
        — Скорее присматриваю.
        — Фейри выбрали людей в качестве хранителей?  — скептически нахмурилась я.
        — Темный Король выбрал Дол-Аллен в качестве… места для свиданий. В окрестностях замка эльф впервые смог открыть портал между мирами, а потом привел к нам свою фаворитку. Впрочем, гостила она недолго, ровно до того момента, как смогла зачать. Слышал, на родине у фейри проблемы с этим делом.
        — А потом?
        — Эльф забрал ее. И больше не появился. Мой предок пустил фейри под свою крышу в обмен на знания, но отхватил бонус, от которого мы теперь не в силах избавиться. Наша семья хранит Пояс Плодородия уже не одно столетие.
        — Забавно. Этот артефакт пригодился бы в мире фейри.
        — Вполне возможно.  — Коул снова скрылся в алькове и вышел уже без пояса.  — Но не мне решать. Вернуть реликвию мы сможем только тому, кто ее дал, или его преемнику. Однажды мы освободимся…
        Лицо Мак-Аллистера исказила гримаса боли. Какие бы внутренние демоны его ни терзали, оставалось только радоваться, что подобное происходило не со мной. И все-таки я имела право знать, что случилось в «Счастливом клевере».
        — Полагаю, настало время кое-что объяснить,  — многозначительно произнесла я, постукивая носком тапочка по полу.
        — Хорошо. Но не здесь. Не рядом с реликвией.
        Я тяжело вздохнула, предчувствуя, что рассказ Коула мне не понравится. А еще возникло ощущение, что я уже вляпалась в эльфийско-друидскую тайну по самую макушку и так просто мне из нее не выпутаться.

* * *

        Мы спустились в подземелье по лестнице, подняться же предстояло иным путем. Еще недавно я фыркала, что упаду в обморок при виде современного лифта, а теперь нервно поглядывала на металлическую клетку, которую по недоразумению обозвали подъемником.
        — Коул, я на этом не поеду.
        — Не переживай, механизм недавно проверяли.
        — Недавно — это месяц назад?
        — Почти угадала,  — Коул гостеприимно распахнул передо мной дверь.  — Смелее, Лорел. Для девушки, которая может запросто выпрыгнуть со второго этажа, ты слишком нервничаешь.
        — Если эта штука сорвется, умение прыгать мне не поможет.
        Я осторожно вошла в кабину и замерла, стараясь дышать пореже. Коул дернул за один из подвесных рычагов, и подъемник с противным скрежетом пополз вверх.
        — Ты же сказал, что его смазывали!  — возмутилась я.
        — Я сказал, что его проверяли. Смазывали, кажется, еще в прошлом десятилетии.
        — И почему тут так темно…
        — Давно надо провести проводку, но все руки не доходят. Можешь, кстати, заняться.
        Когда мы наконец-то поравнялись с первым этажом, я стояла, прилипнув к Коулу, и часто дышала от страха. Дыхание Мак-Аллистера также участилось, но уже по другой причине.
        — Лорел, я хотел пригласить тебя на кухню и напоить чаем. Но, если ты не перестанешь меня обнимать, я буду вынужден скорректировать планы.
        Несмотря на то что физиологически я более не нуждалась в сексуальной энергии, реакция Коула мне льстила. Я тихо млела в его объятиях, но не собиралась признаваться в этом, как и в изменениях, произошедших после выпитого зелья. Пусть лучше думает, что я готова завалить на спину любого, чем о том, что у меня от одного его взгляда подгибаются колени.
        Я проложила на шее Коула дорожку из поцелуев и прошептала:
        — Идем пить чай.
        — Суккуба,  — отрывисто бросил он. В его устах название моего вида прозвучало как ругательство.
        — Еще недавно тебе это нравилось,  — хмыкнула я.
        Игривое настроение улетучилось, едва мы ступили на кухню. Я чувствовала себя быком, перед мордой которого взмахнули красной тряпкой. Разумеется, никакой тряпки и в помине не было, однако с ее функцией вполне успешно справлялся кухонный уголок. Это ж надо было с помощью одной только вещи низвести замковую кухню до уровня придорожной забегаловки!
        — Не нравится?  — понимающе хмыкнул Мак-Аллистер.
        — Мечтаю утопить эту гадость в озере.
        — Рыбки тебе этого не простят.
        — Коул, я серьезно. Кто бы ни занимался кухней, он изуродовал ее!
        — Я передал тебе фотографии замка. На них видно, каким он был до перестановки.
        — Хочешь, чтобы я вернула Дол-Аллену прежний облик?
        — Не обязательно. Некоторые отклонения от исходного варианта допустимы. Если захочешь, можно будет…
        Коул что-то говорил о бригаде помощников и о бюджете. Я рассеянно кивала в ответ. Мысленно я уже очистила кухню от уродского уголка и сняла жалюзи. Для нее больше бы подошло что-то яркое и легкое. Нет, начинать следует с камина. Он настоящее сердце замка. Несмотря на то что кухню нашинковали современной бытовой техникой, никакие электронные навороты не могли соперничать с очагом, дарившим пищу и тепло обитателям Дол-Аллена на протяжении веков. Интересно, а смогу ли я приготовить что-нибудь на открытом огне?
        — Лорел, достанешь кружки?  — Коул поставил на стол пачку чая и пояснил: — В подвесном шкафу.
        Я открыла дверцу и ужаснулась:
        — Только не говори, что ты реально из этого пьешь.
        — А почему нет? Можно ставить прямо на варочную панель.
        — Но это же алюминий!
        — Зато не бьется. Но если хочешь что-то приобрести…
        — Хочу!  — всплеснула руками я.
        Перед глазами замелькали кружки и тарелочки. Обязательно куплю розовые в белый горошек. Как раз под цвет новых занавесок. А еще надо заменить настенные лампы. Выбрать такие, чтобы и с камином сочетались, и не выглядели мрачным приветом из глубокого Средневековья. Вероятно, именно такие на стенах и висели, в противном случае их бы не променяли на плоские квадраты, сеющие белый электрический свет.
        Лампы, посуда, занавески. А ведь я еще и не заглядывала во двор… Ох!
        Из моей груди вырвался тяжелый вздох.
        — С возвращением,  — усмехнулся Коул.
        Воспользовавшись тем, что я улетела в астрал, он обнял меня со спины. Одна рука медленно спустилась по моему бедру и, поднырнув под халат, также медленно заскользила вверх. Я тотчас напомнила себе, что больше не нуждаюсь в сексе и совсем недавно отхватила порцию приятных и волнующих ощущений, но телу было плевать на воспоминания. Ему хотелось новых, причем немедленно.
        — Кажется, ты говорил что-то о чае…
        — И не отказываюсь от своих слов,  — вкрадчиво произнес Коул.
        — Я хотела обсудить с тобой рес…ставрацию…  — сбивчиво прошептала я, потому что Мак-Аллистер слегка подался вперед, вынуждая меня опереться руками о стол.
        — Конечно. Реставрация очень важна,  — абсолютно серьезно заверил он.  — Ты каждому делу отдаешься целиком, с таким порывом и страстью…
        Пальцы Коула дразняще выводили круги на внутренней стороне бедра, но не касались самого сокровенного, однако осознание того, что он может, заставляло ощутить прилив возбуждения.
        — Лорел, мне нравится такой настрой…
        — Твой тоже… ничего,  — хмыкнула в ответ я.
        В этот раз я была готова. Тело с легкостью приняло Коула. Я чуть прогнулась, позволяя ему проникнуть еще глубже. Черт с ним, с питанием. В жизни должно быть место и для обычного удовольствия.
        — Рес-тав-ра-ция…  — самодовольно протянул по слогам он, сопровождая каждый слог движением бедер.  — Как же мне нравится это слово.
        Я крепко стиснула зубы, подавив рвущийся из груди тихий всхлип. Этот гад был в восторге от того, как быстро я завелась! Пригласил на кухню, чтобы ответить на вопросы о реликвии темных фейри, пообещал чай, а сам зажал возле стола. И я допустила это. Проклятье! Демоны соблазна не позволяют партнерам контролировать ситуацию. Только мы решаем, когда, с кем и при каких обстоятельствах…
        — Завтра же с утра позвоню миссис О’Мали. Если она согласится на твои условия, засяду за эскизы и расчеты.
        Мак-Аллистер на мгновение замер, словно не веря услышанному. Я дернула бедрами, давая понять, что требую продолжения.
        — И часто ты обсуждаешь рабочие вопросы в постели?  — холодно спросил он.
        — В постели? Нечасто. А вот на подоконнике, у стены и на столе так и тянет поболт…
        Закончить фразу я не успела. Он резко толкнул меня вперед, распластав на животе. Я лежала, уткнувшись носом в столешницу, и прислушивалась к частому дыханию Коула. Мне удалось его задеть. Можно было смело ставить галочку и объявлять счет один-один.
        Говорить он ничего не стал, только сжал мои бедра и подвинул так, чтобы я не касалась ногами пола. Я приподнялась в поисках точки опоры, но Коул положил руку на мой затылок, прижимая к столу. Он хотел показать, кто из нас сверху! Извернувшись, укусила его за запястье, в ответ Коул вышел из меня, чтобы ударить бедрами снова. Я расцепила зубы и застонала.
        Пусть я и злилась на Мак-Аллистера, телу было плевать. Коул слегка прикоснулся к моим губам кончиками пальцев. Он словно проверял мою реакцию, оценивал. А я, вместо того чтобы цапнуть его снова, слегка пощекотала подушечки языком. Из горла Коула вырвался низкий, глухой рык Движения ускорились, наполняя сладкими ощущениями. Я точно раскачивалась на качелях, все быстрее и быстрее. Окружающий мир перестал существовать, я будто оглохла и ослепла. Впервые в жизни я отдавала себя полностью, без остатка. Это было неправильно, неразумно, но мне нравилось. Тьма снова была рядом, она растеклась по коже подобно теплому кокону, но уже не пугала. Я балансировала на краю, всеми силами оттягивая неизбежное. Напряжение росло, подчиняясь резким движениям внутри меня, с губ срывались громкие стоны. Я уже не пыталась сдержать их, а, наоборот, выплескивала в звуке ощущение восторга, переполнявшее каждую клеточку тела. Тьма заполнила меня, прошла насквозь и… исчезла. Тело забилось в судороге, пальцы беспомощно скользили по гладкой поверхности, пытаясь обрести опору. Я закричала и почувствовала, как позади меня
содрогнулся Коул.
        Некоторое время мы молчали, пытаясь перевести дыхание. Мак-Аллистер полностью накрыл меня собой, придавив к столу. Кажется, не у одной меня возникли сложности с самоконтролем. Ну и к черту его. Обо всех странностях и загадках я подумаю завтра.
        — Лорел, ты в порядке?
        — В основном,  — сонно пробормотала я.  — Но наверх несешь сам.
        Коул рассмеялся и сгреб меня в охапку. Я положила голову ему на грудь и прикрыла глаза. Вот и выяснила опытным путем, что секс может не только дарить заряд бодрости и энергии, но временами и чертовски выматывать. Когда друид начал подниматься по лестнице, я уже провалилась в сон.

* * *

        Из забытья меня вывел восхитительный аромат крепкого чая. Я принюхалась, блаженно улыбнулась и приоткрыла один глаз. Коул сидел на постели и смотрел на меня. Вид у него был так себе — если бы не знала, что вчера не выпила ни капли энергии, решила бы, что увлеклась и отняла лишнее.
        — Привет. Как ты себя чувствуешь?  — спросил он таким тоном, словно обращался к тяжело больной.
        Я потянулась на кровати, ощущая приятную легкость в теле. Несмотря на то что я не подзарядилась во время секса, сон, несомненно, пошел мне на пользу.
        — Лорел…  — обеспокоенно повторил он.
        — Чувствую?  — рассеянно переспросила я.  — Чувствую так, словно меня вчера…
        Он приложил палец к моим губам, не дав договорить. Очевидно, испугался, что я ляпну что-нибудь непристойное.
        Я села на постели и поморщилась. Бедра саднили, я отбросила одеяло и обнаружила на коже два темных синяка. Значит, все-таки умудрилась хорошенько приложиться о стол.
        — Прости. Обещаю впредь быть аккуратнее,  — повинился Коул и поставил на постель поднос с чаем.
        — Впредь?  — удивленно вскинула бровь я.
        — Миссис О’Мали заинтересовалась моим предложением. Сегодня с утра Гилберт помог мне провести сеанс конференц-связи.
        — Предатель малолетний,  — процедила сквозь зубы я.
        Миранда загорелась от одной только возможности заполучить Дол-Аллен в портфолио салона, и все-таки именно я, а не Гилберт являлась дизайнером. Это мне предстояло привести в порядок внутренний двор, холл и кухню. Если останется время, то займусь и шахтой лифта. Дел много, времени в обрез, а раз так — пьем чай, и за работу!
        — Не злишься, уже радует,  — улыбнулся Коул и попытался меня поцеловать.
        Я резко повернула голову, и его губы скользнули по щеке.
        — Кажется, я уже говорила, что секс не является бесплатным приложением к договору.
        — Помню. И предлагаю рассматривать его в качестве бонуса за хорошее поведение. И да, материалы по Дол-Аллену найдешь на подоконнике.
        Я так и застыла с открытым ртом. А Мак-Аллистер широко улыбнулся и скрылся в смежной комнате. Настроение у него было отменным, но черта с два я позволю ему испортить мое собственное!
        Быстро позавтракав — чай, на удивление, оказался приличным,  — я бегло просмотрела папку, о которой упомянул Коул. В ней оказались копии чертежей замка и фотографии. Особое внимание я уделила видам Дол-Аллена до так называемой модернизации, после чего позвонила Миранде. Та уже наверняка находилась на выставке, но мне надо было лично убедиться, что салон берется за заказ.
        — Наконец-то. Я уже подумала, что, попав в замок, ты превратилась в Спящую Красавицу,  — объявила вместо приветствия начальница.
        — Сморило после перелета. Почти четыре часа добирались.
        — А сегодня придется лететь обратно. Я сбросила тебе на почту список. Надо будет проехаться по адресам, забрать каталоги и заодно прощупать поставщиков на предмет скидок.
        — Поняла. И насчет каталогов полностью согласна. Так будет проще. Видела бы ты, какая тут дорога.
        — Я пробила информацию о фирме, о которой ты рассказывала. Отзывы самые что ни на есть положительные. Расценки у них кусаются, но зато можно будет сэкономить на количестве рук.
        — В этом плане с оборотнями проще,  — осторожно заметила я.
        — Питание, содержание и транспортные расходы — за счет владельца замка. Проследи, чтобы этот пункт включили в договор подряда.
        Напор и скорость, с которыми Миранда решала деловые вопросы, меня всегда слегка дезориентировали. Вот и в этот раз она была готова вскочить на лошадь с разбега и мчаться к финишу.
        — Погоди, мне надо сначала созвониться с владельцем «Другого мира» и выяснить, сможет ли он нам помочь. У него же свой график и сроки…
        — Я уже связалась с мистером Локом и договорилась о вашей встрече на завтра. Кстати, он передавал тебе привет.
        Я в очередной раз поразилась моторности Миранды. Впрочем, в деловом мире иначе никак. Хочешь зарабатывать — будь быстрее конкурентов.
        Разговор с миссис О’Мали прямо-таки обеспечил мне заряд скорости. Я переоделась и, подхватив сумочку, поспешила на поиски Гилберта. В спальне его не оказалось, зато милая горничная-робот сообщила, что мистер Райли отправился прогуляться.
        Проклятье! И почему я, проснувшись, первым делом не разузнала, чем занят профи-энтузиаст? С такого станется не просто прогуляться по берегу, а ради пары снимков залезть в лодку и выплыть на середину озера.
        Я бежала по ступеням со скоростью Золушки, спешащей покинуть бал. Притащив с собой Гилберта, я взяла ответственность за его благополучие. Пусть инициатива исходила от самого фотографа, я была старше, опытнее, а теперь еще и знала, что в Дол-Аллене припрятана реликвия темных фейри. Уже одно только это помещало замок в разряд объектов, небезопасных для молодого человека повышенной любознательности.
        — Лорел, осторожнее!
        Толкнув входные двери, я едва не сбила с ног предмет собственной опеки. Только чудом Гилберту удалось устоять на верхней ступеньке.
        — Прости,  — прошептала я, тяжело дыша.  — Испугалась, что уедешь без меня.
        — И как тебе такое только в голову пришло?  — на губах парня возникла лукавая улыбка.  — Мы еще не реализовали ни одного пункта из намеченной программы. Я уже присмотрел в замке дюжину мест, где бы мы могли…
        Узнать, что же для меня запланировал неугомонный фотограф, помешало ледяное:
        — Вертолет подадут на площадку через пять минут.
        Я вскинула голову и увидела Коула, стоящего на террасе второго этажа. Очевидно, он не только видел, как я бросилась в объятия Гилберта, но и слышал каждое наше слово. А вот и нечего подглядывать! Нервы целее будут. С последними у Мак-Аллистера явно имелись проблемы. По крайней мере, выражение лица было такое, что только валерьянку и прописывать. И то не факт, что поможет.
        Склонившись к уху Гилберта, еле слышно выдохнула:
        — Пора валить.
        Парень на мгновение нахмурился, а потом, положив мне руку на талию, просиял:
        — Хорошего дня, мистер Мак-Аллистер. Переночуем в Лондоне и завтра же вернемся.
        Коул молча кивнул и скрылся в замке, но от взгляда, который он бросил напоследок, у меня по коже пробежала нервная дрожь.

* * *

        — Уверена, что хочешь взяться за этот заказ?  — спросил Гилберт, едва вертолет оторвался от земли.
        — Почему нет? Не каждый день представляется возможность поработать в замке.
        — Я же вижу, что между тобой и мистером Мак-Аллистером что-то происходит. Простите, мисс Лейк, это не мое дело…  — спохватился он.
        — Ты уж определись, либо относишься ко мне как к подружке, либо ходишь по струнке и дышишь через раз.
        — Не стоит смешивать работу и удовольствие.
        — Самая лучшая работа — это работа, приносящая удовольствие,  — беззаботно хмыкнула я и надела наушники.
        Нам предстоял долгий перелет. За это время я собиралась проработать файлы из папки. Мак-Аллистер хотел, чтобы я привела в порядок испоганенное любительницей современного дизайна, но я видела, какие еще изменения стоило внести в общий облик замка.
        Взять, к примеру, устройства внутренней связи. Белые корпусы плохо вписывались в интерьер комнат, обставленных антиквариатом. Я едва не застонала от досады при виде огромной двуспальной кровати под балдахином в комнате Гилберта. И почему нельзя было предложить такую мне? Нет же, хотели уложить на современного монстра, место которого на верхних этажах небоскреба с панорамными окнами во всю стену. Я ничего не имела против ультрасовременной обстановки, просто слегка устала от нее. Когда я сменила кожаные шорты и короткие топы на платья из вискозы и шерсти, меня потянуло к домашнему уюту. Так, надо не забыть прикупить резиновые сапоги и вязаные гетры.
        Разбив файл на три столбца, я вносила пометки по дизайну, строительным работам и заодно составляла список необходимых вещей для себя любимой. Мне предстояло на полтора месяца переехать в Шотландию, и расположиться я собиралась с максимальным комфортом!
        — Гилберт, ты случайно не знаешь, какое ограничение на вес багажа в вертолете?
        — Оформи доставку контейнера и не парься. В течение недели все получишь.
        — Можно и так. Соберу необходимое, а остальное прибудет следом.
        — Необходимое?  — насторожился он.
        — Не думаешь же ты, что я проведу больше месяца вдали от Пинни и Коко?
        Гилберт хохотнул и вдруг признался:
        — А я спиннинг заказал. Порыбачим.
        Я в ответ зябко передернула плечами, поскольку у воды собиралась появляться как можно реже. Разве что попозирую немного. Прогулки по сырости не для меня. Точно так же как и близкие отношения с наглыми и самоуверенными типами. Мак-Аллистер был чертовски хорош в постели, однако с ним еще как-то надо было общаться вне ее. Пока выходило с переменным успехом.
        Коул меня бесил, но его тайна и загадка Дол-Аллена притягивали. Кто бы мог подумать, что здесь окажутся замешаны фейри и их реликвия. Определенно, она искажала ауру Мак-Аллистера, именно поэтому при первой встрече я сочла его бессмертным. Да и Тьма, которую я ощутила во время близости с Коулом, в действительности исходила от темного артефакта. Друид назвал его Поясом Плодородия. Неудивительно, что эльфы в Волшебной стране начали вырождаться. Каковы реликвии, таков и результат. Радовало лишь то, что на меня эта гадость больше не влияла. Кажется, мне стоило выписать русской ведьме премиальные.


        ГЛАВА 8



        Во время перелета я успела вздремнуть, так что приземлилась полная сил и желания действовать. Первым делом позвонила в офис Брайна и узнала, что босс на месте.
        Вот и славно! К чему встречаться завтра, если можно обсудить детали сегодня!
        Распрощавшись с Гилбертом, поймала такси и направилась в Сити. Я не видела Брайна около года, но не сомневалась, что он будет рад встрече. В прошлый раз уровень эндорфина зашкаливал настолько, что мы начали раздеваться прямо в лифте. Что ж… сегодня меня ждали исключительно деловые переговоры. Мысленно вызвала в памяти образ голубоглазого оборотня и поняла, что не хочу с ним спать. Кажется, подсев на новый источник удовольствия, я уже не могла уделять должное внимание прежнему.
        — Мисс Лейк?  — при виде меня секретарша вскочила со стула и подбежала к двери, ведущей в кабинет начальника.
        — Успокойся, Мейдж, я не собираюсь врываться к твоему боссу без приглашения. Просто передай, что я приехала.
        — Боюсь, прямо сейчас это невозможно. У мистера Лока сеанс конференц-связи с Парижем.
        — О! Тогда мне точно надо туда!  — объявила я и, оттеснив секретаршу, ворвалась в кабинет.
        Брайн общался не с Мирандой. Увы, до меня это дошло с опозданием.
        — Прошу прощения, мистер Лок. Я пыталась ее остановить,  — всплеснула руками Мейдж. Чистокровная, между прочим, человечка. Вот посадил бы Брайн у дверей оборотня, ни одна курица бы мимо не пролетела.
        Ситуация была глупая, однако это не помешало мне взять себя в руки и улыбнуться шатену, смотрящему с экрана монитора.
        — Прошу прощения. Слегка ошиблась. Думала, что у Брайна встреча с дамой.
        Черт! Вот что я несу? Выставила себя ревнивой идиоткой.
        Мужчина понимающе улыбнулся.
        — Мистер Лок, полагаю, нам стоит продолжить завтра.
        — Конечно, мистер Рейфорд.
        Связь прервалась. Я шагнула к Брайну и смущенно захлопала ресницами.
        — Мейдж не виновата. Я была слишком настойчива…
        — Понимаю. Спасибо, мисс Каллахан, вы свободны.
        Мейдж негодующе стрельнула в меня глазами и удалилась. Славная женщина и заслуживала уважения хотя бы за то, что не боялась работать в фирме, в которой большинство сотрудников были нелюдями.
        Брайн бесшумно подошел ко мне со спины и поцеловал в шею. Я уловила знакомый аромат одеколона. Оборотень мне нравился, нам было что вспомнить. Более того, он был парнем моего круга, чуждым условностей вроде верности и ревности. И он умел доставить женщине удовольствие.
        — Рад, что заглянула. Можем поехать ко мне.
        — Не выйдет…
        — Прямо здесь?  — оборотень опустил руку мне на попу и слегка сжал пальцы.
        Я прикрыла глаза и прислушалась к ощущениям. Нет, точно не хочу. Даже немного обидно.
        Повернувшись, покачала головой.
        — Я приехала не за этим. Моя начальница, Миранда О’Мали, договаривалась о встрече.
        В ответ Брайн нахмурился:
        — Но ведь это только завтра. Я еще не просмотрел ее предложение, не подготовился. Проклятье, Лорел, никто так не ведет дела!
        В голосе его отчетливо прозвучало раздражение. У Брайна были все основания злиться. Сорвала переговоры, еще и моральную компенсацию зажала.
        — Завтра мне придется вернуться в Шотландию, но если я совсем уж не вовремя…  — мой голос понизился до трагического шепота.
        — Кончай дурить. Я не один из твоих мальчиков на побегушках. Принесла чертежи?
        — Да, конечно,  — сразу перестала жеманничать я.
        Достав из портфеля папку, принялась раскладывать на столе фотокопии чертежей и снимки Дол-Аллена. При взгляде на панорамный вид замка, расположенного на берегу озера, сердце застучало чаще. Я демонстрировала объект с такой гордостью, словно имела к нему какое-то отношение. Хотелось, чтобы и Брайн разделил мой восторг.
        Оборотень отодвинул фотографии в сторону и склонился над чертежами. Очевидно, его волновали цифры и планировка, а не общий вид.
        — В каком состоянии замок? Капитальный ремонт давно проводился?
        Я снова потянула к себе фотографии, но Брайн перехватил мою руку.
        — Меня интересует твое мнение. Как строитель я прекрасно знаю цену красивым картинкам.
        — Крыша не течет, трубы в порядке. По крайней мере, в той комнате, где я ночевала, все было на уровне. Управляющий упоминал, что котел барахлит,  — сухо отчиталась я, но оборотень не заметил смены моего настроения.
        — Я так понимаю, владельца заботит исключительно внутренняя отделка?
        — Возможно, придется кое-где заменить сантехнику и проводку. И вот еще двор…  — я постучала кончиком ногтя по асфальтовому покрытию.
        — Вымостить плиткой?
        — Откопать брусчатку.
        — Издеваешься? Мы разворотим весь двор. Возни недели на две. Каким образом ты собираешься заносить мебель или прочие финтифлюшки? Разве что провести работы в два этапа.
        — Хозяин Дол-Аллена хочет, чтобы мы успели к Самайну.
        Брайн замолчал и уставился на чертежи. Я затаила дыхание — он не послал меня сразу, что уже можно было считать маленькой победой. Впрочем, радовалась я ровно до того момента, как мне озвучили сумму.
        — Ничего личного, Лорел, это бизнес,  — криво усмехнулся Брайн.
        — Понимаю. Мне придется обсудить условия с заказчиком.
        — Не наймете нелюдей, не успеете при всем желании.
        — И это я тоже понимаю не хуже тебя.
        Дался Коулу этот Самайн! Если он разукрасит замок фальшивой паутиной и светящимися тыквами, я за себя не ручаюсь. А вот гирлянды зелено-красных огоньков Дол-Аллену подошли бы. Я уже знала, где в холле можно было бы поставить елку. Разумеется, после того как зал привели бы в порядок Рождество в Дол-Аллене — это здорово, жаль, что к тому времени меня уже там не будет.
        — Лорел, детка, я не хотел тебя расстроить,  — Брайн ласково провел пальцем по моей щеке.
        — Знаешь, а подожди немного.  — Я вытащила из портфеля телефон и вышла в коридор.
        Мак-Аллистер словно только и ждал моего звонка:
        — Слушаю, Лорел.
        — Я переговорила с владельцем строительной фирмы. Он озвучил примерную стоимость.
        — Брайн Лок?  — сухо уточнил Коул. Очевидно, он уже пообщался с Мирандой и она рассказала ему о строительной фирме «Другой мир».
        — Он самый.
        — И во сколько мне обойдутся его услуги?
        Я озвучила сумму и затаила дыхание в ожидании ответа.
        — Приемлемо.
        Краткий ответ Коула заставил меня широко улыбнуться. Я была уверена в ребятах Брайна, знала, на что могу рассчитывать. Мало выбрать дизайн и приобрести отличные материалы, надо, чтобы не напортачили в процессе работ.
        — Есть еще вопросы, связанные с размещением бригады. Дол-Аллен — большой замок.
        — Рабочих поселят в деревне, находящейся в десяти минутах езды. Транспорт я предоставлю.
        — Мак-Аллистер, нельзя быть таким снобом!  — от негодования я притопнула ногой.
        — Мисс Лейк, если вы еще не поняли, объясняю популярно. В моем замке находится реликвия темных фейри. Вопрос безопасности. И да, я жду…
        — Чего?  — буркнула я.
        — Извинений. Или же ты предпочтешь принести их при личной встрече?
        — Хорошо, я была неправа. Возможно, ты и не сноб, но…
        — Увидимся завтра. Думай обо мне, когда станешь принимать ванну.
        Я так и застыла с открытым ртом, не найдя что ответить. Ладони вспотели, в горле пересохло. Коул был совершенно невыносим! Я подошла к кулеру и налила себе стакан воды. Выпила залпом, немного постояла с закрытыми глазами. Прежде чем вернуться к Брайну, следовало прийти в себя. И все равно оборотень догадался.
        — Выглядишь взволнованной. Учитывая, что заказчик согласился с нашими расценками, смею предположить, что это личное.
        — А личное суккубы не обсуждают,  — с улыбкой напомнила я.
        — Для тебя так важно закончить заказ в срок? Если вопрос в деньгах, которые ты получишь после сдачи объекта…
        — Нет, Брайн, я в самом деле хочу привести Дол-Аллен в порядок. Этот замок достоин самого лучшего.
        — Как и ты,  — он взял мою руку и поднес к губам.  — Если передумаешь, этим вечером я свободен.

* * *

        Из офиса Брайна я помчалась в гипермаркет товаров для дома. В таком месте можно было найти все: от настенных крючков до дикого камня для внутренней отделки. Четкий список необходимого я еще не составила, поэтому бесцельно бродила из зала в зал, пока меня не окликнул один из менеджеров:
        — Мисс Лорел Лейк?
        Я обернулась, пытаясь понять, откуда молодому человеку известно мое имя.
        — Алек Хоуп,  — он протянул мне руку.  — Вы организовывали свадьбу моей сестры.
        — Морская тематика? Жених служит на флоте?  — быстро припомнила детали я.
        — Верно. Возможно, я смогу вам чем-то помочь?
        — Сможете. У вас есть тематический электронный каталог?
        — Ищете что-то конкретное?
        — Дизайн помещения пока находится в стадии обдумывания, но работа предстоит внушительная.
        — Полная смена интерьера?  — мгновенно сделал стойку менеджер.
        — Полнейшая,  — выдохнула в ответ я.
        В глазах парня я из привлекательной девушки превратилась в не менее желанного клиента.
        — Могу вам предоставить диск с нашей внутренней программой. Моделирует комнату по фотографиям и подгружает весь ассортимент магазина для примерки.
        Я призадумалась. У меня в папке как раз лежали фотографии, но вряд ли Мак-Аллистер обрадуется, если узнает, что я показываю их направо и налево. Помнится, Миранда говорила, что Коул даже историков не жаловал. Замок Дол-Аллен оставался закрытой территорией.
        — Мисс Лейк, этой программой пользуются исключительно при составлении заказа, но я вам ее предоставлю заранее. Вам не придется у нас ничего покупать.
        — Звучит заманчиво.
        Парнишка всего лишь хотел сделать мне приятное. Однако, судя по тому, как он на меня смотрел, не отказался бы, если б удовольствие стало обоюдным.
        — Пройдемте в мой кабинет, я запишу для вас кристалл-диск.
        — И заодно покажете, как работает ваша чудо-программа,  — улыбнулась в ответ я.
        — Конечно! Это очень сложная прога для дизайнеров, но под моим руководством вы обязательно во всем разберетесь…
        Менеджер принялся разглагольствовать о преимуществах программы и о том, насколько она облегчит мне жизнь. А уж если я соглашусь на частный урок по освоению интерфейса, то непременно смогу смоделировать дизайн своей мечты. Попутно менеджер вещал об акциях, проходящих в гипермаркете. Я рассеянно кивала в ответ. В первую очередь меня заинтересовали эмоции мужчины. Впервые за многие месяцы меня клеили настолько откровенно. Неужели зелье ведьмы переставало действовать? Только этого мне не хватало!
        Надо было срочно провести эксперимент. Возможно, стоило принять предложение Брайна и заехать к нему в гости. Скорее всего, я так бы и поступила, если бы у меня было побольше свободного времени.
        Поток размышлений прервал входящий вызов от Гилберта.
        — Хеллоу, Лорел. Я тут фотографии Дол-Аллена переписал и залил в файлообменник. Сейчас пришлю тебе в SMS адрес и пароль.
        — Гил, ты просто чудо!  — с искренней радостью воскликнула я.
        — Да вот подумал, что тебе пригодятся виды холла и кухни.
        — Работа предстоит внушительная,  — тактично заметила я.
        — Справишься,  — отмахнулся фотограф и хитро добавил: — Если не будешь уделять слишком много времени владельцу замка.
        — Не говори ерунды, между нами ничего нет.
        В ответ послышался многозначительный хмык.
        — За этим «ничего» забавно наблюдать. Кстати, я уладил вопрос с деканатом. Так что завтра вечером присоединюсь к тебе.
        — Тогда до встречи.
        Убрав телефон в сумочку, только сейчас заметила полный непонимания взгляд менеджера.
        — Девушки часто меняют точку зрения,  — усмехнулась я.
        — Тогда вам просто необходимо научиться пользоваться этой программой. Мой рабочий день заканчивается через час, так что мы можем…
        — Не можем. Диск, пожалуйста,  — я протянула руку и уставилась на парня.
        «Доставал» я терпеть не могла, независимо от обстоятельств. Единственным исключением были объекты, намеченные Триадой, но тут желание затащить меня в койку играло скорее на руку. Досрочно выполнишь задание — получишь премиальные. Надо же, еще недавно подобное являлось для меня нормой. Теперь я была свободна в выборе мужчин, и осознание этого грело душу.
        — Мисс, постойте!  — негромкий окрик заставил обернуться.
        Таксиста я узнала сразу же, хотя с момента нашей первой встречи парень посвежел. Вместо нервного и измученного бедолаги передо мной стоял сияющий молодой человек. Причина перемен улыбалась рядом и прижимала к груди покупки из отдела для будущих мам.
        — Вот, Лиззи, это тот психолог, о котором я тебе рассказывал.
        Я так и замерла с открытым ртом. Психологом меня еще никто не обзывал.
        — Спасибо, что помогли Дэвиду стать раскрепощеннее.
        — Всегда пожалуйста,  — пробормотала я, надеясь, что у парня хватило ума не вдаваться в подробности.
        — Мы дальше как-нибудь сами,  — не менее смущенно отозвался Дэвид и быстро откланялся. Его спутница только головой покачала и послала мне напоследок лучистую улыбку.
        Уйти с пустыми руками из гипермаркета я не могла. В отделе зоопродуктов ухватила симпатичный колокольчик для Пинни и Коко. Немного покрутилась перед стеллажом с одеждой для собак. Мета часто посещало желание обзавестись симпатичным папильоном, но я понимала, что собачку в клетку не посадишь, а если стану таскать питомца на работу, то Миранда меня уволит, невзирая на заслуги.
        На выход я шла обвешанная пакетами, и это при том что ничего лишнего себе не позволила! Несмотря на обеденный час пик, такси удалось поймать без особых проблем. Однако когда я приблизилась к машине, то успела заметить на другой стороне улицы патрульную машину Серой Стражи. На мгновение показалось, что на пассажирском сиденье располагался Томас. Бросив пакеты в багажник, я снова уставилась на машину патрульных, но в окне торчала голова совершенно незнакомого стража. Совсем нервы расшатались! Идея вернуться в Шотландию начинала мне нравиться все больше и больше.

* * *

        Квартира встретила меня веселым щебетанием. Канарейки всегда радовались моему приходу. Расставаться с ними на целый месяц я не собиралась. В замке уже находился необходимый минимум одежды, так что я занялась сборами моих любимиц в дорогу. Погладила чехол для клетки, пересыпала в баночки корм, после чего произвела инвентаризацию корзины для рукоделия. Походный саквояж с инвентарем отправился со мной еще в первую поездку, но в нем не было запасных ножниц и схем для вязания. Давно хотела связать себе новые тапочки и шарфик, вот и займусь. Должно же быть у меня хоть какое-то развлечение после рабочего дня?
        Когда я наконец-то добралась до компьютера и установила программу; уже стемнело. Сначала загрузила фотографии и задала размеры помещения по чертежам. После обработки на экране открылась трехмерная модель холла. По ней даже можно было «походить», используя стрелочки. Наигравшись, окончательно убедилась в том, что замок надо спасать. Я предвкушающе потерла руки и принялась очищать холл от скульптур и современных светильников. Жаль, что в реальной жизни у меня не было под рукой волшебной кнопки «удалить».
        Я прикинула новые варианты расцветок стен и потолка, заменила плитку на родной паркет. Все варианты сохраняла в виде снимков и отправляла на почту Брайну. Проснется, посмотрит, и можно будет обсудить детали.
        Брайн позвонил мне намного раньше, чем я предполагала. Где-то после пятого отправленного варианта оформления холла.
        — Лорел, ты на часы смотрела? Если тебя мучает бессонница, могу приехать. Не спать вдвоем намного веселее.
        Несмотря на провокационный намек, тон приятеля был скорее хмурым, чем заигрывающим.
        — Прости. Не хотела тебя разбудить.
        — У меня звуковое оповещение на личной почте стоит. А насчет предложения я серьезно.
        — Ты сейчас ворчишь, как злой Серый Волк, наблюдающий из засады за Красной Шапочкой.
        На другом конце раздался добродушный смешок.
        — Вот приеду в Дол-Аллен и съем.
        — Ты собираешься в замок?  — растерялась я.
        — Разумеется. Должен же я проследить за размещением рабочих. Если немного потренируешься, сможешь изобразить, что рада меня видеть.
        — Ворчун,  — фыркнула я.
        — И тебе приятных снов,  — хмыкнул Брайн и отключился.

* * *

        Ночь прошла беспокойно. За мной гонялись полотенца, чашки и фарфоровые тарелки. Следом не спеша топал кухонный сервант. Беленький такой, украшенный резьбой в виде птичек. Монстр зловеще хлопал дверцами и требовал немедленно его купить. Кажется, меня все-таки догнали, потому что проснулась я в холодном поту. Поворочалась и закрыла глаза снова, однако следующий сон оказался таким же бредовым. Утром я долго приходила в себя и убеждалась, что еще не тронулась умом. В конце концов, не все же голые мужики должны по ночам являться.
        Не успела я сползти с кровати, как зазвонил телефон.
        — Доброе утро. Думала обо мне?  — интимно протянул Коул.
        — Слушай, тебе никто не говорил, что у тебя наклонности маньяка?
        — Это все влияние темной реликвии.
        — Мне жаль… Нет, правда, никому бы не пожелала…
        Тихий самодовольный смешок на другом конце заставил меня заскрипеть зубами.
        — Знаешь, Мак-Аллистер, иди ты к черту!
        — А твоя начальница в курсе, как ты разговариваешь с клиентами?
        — Не приплетай сюда Миранду. Обустройство замка всего лишь повод, чтобы заманить меня в Дол-Аллен.
        — Ошибаешься. Давно мечтаю избавиться от красного пятна в столовой.
        — Это кухня,  — смягчив тон, поправила я.  — Столовая согласно плану находится в задней части дома, как раз позади лестницы.
        — Лет сто в нее не заглядывал. Но, если хочешь, можешь обустроить и ее.
        — Ты установил такие временные рамки, что случится чудо, если я успею привести в порядок холл и двор.
        — Не успеешь — задержишься до Рождества.
        — В таком случае мне придется перевезти еще кое-какие личные вещи.
        — Не вопрос.
        — Гилберт приедет со мной.
        На другом конце повисло напряженное молчание.
        — Коул, я же суккуба,  — проворковала я.
        — Ни на секунду не забываю об этом,  — отрывисто бросил Мак-Аллистер.  — Иначе я бы тебя никогда не нанял.
        — Что ты хочешь этим сказать?  — от моего тона могла замерзнуть вода в стакане, но друид намека не понял.
        — Если бы я хотел привести замок в порядок, то обратился бы к профи, а не к любителю-самоучке.
        — Еще не поздно все переиграть,  — прошипела я.
        — Поздно. Твоя начальница уже подписала бумаги и получила аванс. Вряд ли ей будет по силам выплатить неустойку в случае разрыва контракта по инициативе подрядчика. Лорел, ты так часто дышишь, словно я прервал твой завтрак.
        До меня не сразу дошло, что он имел в виду энергетическое питание, а когда поняла, то перед глазами заплясали алые звездочки.
        — Иди к черту, Мак-Аллистер!  — рявкнула я и бросила телефон на подушку.
        А ведь я хотела наладить отношения! Да я старалась быть самой любезностью, и вовсе не потому, что мне нравился Мак-Аллистер, а просто из уважения к его обители, но раз Коул хотел получить суккубу… он ее получит! Точно так же как и дизайнера-самоучку. Нет, испортить интерьер Дол-Аллена у меня бы не поднялась рука, но внести некоторые корректировки я была готова.
        В этот раз я просидела за ноутбуком всего час, но, когда закончила, у меня созрел четкий план преображения замка.

* * *

        Брайн почувствовал подвох, еще когда я зарулила к нему домой с пакетом свежеиспеченных круассанов и двумя стаканчиками кофе. Оборотень слишком хорошо меня знал. Молча провел на кухню, подождал, пока я выложу покупки на стол, и, сложив руки на груди, потребовал:
        — Рассказывай.
        — Мне нужна помощь в выборе строительных материалов. Если одобришь эскизы, желательно управиться до вечера. А мелочь для уюта и мебель я закажу уже по каталогам.
        — С чего такая срочность?
        — Заказчик считает меня криворукой неумехой.
        — Но все-таки тебя нанял.
        — Я с ним спала,  — предельно честно ответила я.
        Брайн задумчиво погладил подбородок.
        — Во что ты хочешь меня впутать?
        — В разборки между суккубой и одним чертовски заносчивым друидом.
        — Лорел, детка, тебе не говорили, что подобная откровенность вредит бизнесу?
        — Смысл мне тебя обманывать?  — пожала плечами я.  — Ты же все равно чувствуешь ложь.
        — Что есть, то есть. Будут еще пожелания?
        — Сможешь мне сбросить список свободных рабочих?
        — Из числа нелюдей?
        — Исключительно из нелюдей. Желательно тех, кому за сотню перевалило.
        Оборотень нахмурился:
        — В нашем деле возраст не всегда служит гарантией профессионализма.
        — Зато он повышает вероятность того, что мы встречались прежде,  — оскалилась в улыбке я.
        — Стерва…  — хмыкнул Брайн и надкусил круассан.
        Я отсалютовала ему стаканчиком с кофе.

* * *

        Собиралась снова заскочить в гипермаркет товаров для дома, но Брайн повез меня на базу, где продавались исключительно материалы для отделки. Так и заявил, что либо шикарный выбор деревянных панелей и хорошая сантехника, либо финтифлюшки для полочки над камином — в одном месте купить все не получится. В машине мы еще раз пробежались по эскизам, я показала программу. В результате в проект холла внесли небольшие изменения, а вот вид будущей кухни откровенно смутил Брайна.
        — Ты точно уверена, что клиент одобрит подобное?
        — Считаешь, что дизайн не вписывается в общий интерьер замка?
        — Почему же. Подходит. Вот только это больше для девочек.
        — Многие полагают, что место женщины на кухне,  — оскалилась в улыбке я.  — И потом, Коул там почти не появляется. Вот и сделаю любовнице приятное.
        — То есть — себе,  — хмуро уточнил оборотень.
        — Что поделать, привыкла получать от работы удовольствие.
        — Мне-то все равно, как скажешь, так и сработаем. Но разгребать будешь сама.
        Далее Брайн попросил копию договора, подписанного Мирандой, отнял сумму, полагающуюся за работы его фирме, и сунул мне под нос калькулятор, наглядно продемонстрировав остаток. Тут-то и выяснилось, что Мак-Аллистер все-таки ограничил мой бюджет.
        — Маловато будет,  — проворчала я.
        — Антиквариат сразу вычеркивай.
        — Вот же жлоб!
        — Ты так возмущаешься, словно он зажал тебе лишнюю пару туфель.
        Насчет моей слабости к хорошей обуви Брайн был в курсе. Он слишком давно меня знал, как и я его. Но это не мешало нам получать удовольствие в постели. Зато потом мы могли разойтись и не созваниваться месяцами. Брайн был весьма удобным любовником — прежде я бы назвала его идеальным.
        Прикрыв глаза, вызвала в памяти образ Коула. Друид меня раздражал, он словно вытаскивал из меня все самое плохое. С ним я становилась склочной и нервной. Можно было бы трусливо свалить все на влияние темной реликвии, но я-то знала, что она тут ни при чем. За исключением нашей первой встречи в «Счастливом клевере», близость с Коулом никак не отражалась на моем восприятии. Разве что хотелось от души залепить пощечину по одной нагло ухмыляющейся физиономии. Но леди не распускают рук подобно базарным торговкам, они наносят удар с вежливой улыбкой и высоко поднятой головой.


        ГЛАВА 9



        Под чутким руководством Брайна я оформила заказ на материалы для внутренней отделки. Состояние труб и сантехники оборотень собирался оценить лично. Также он планировал осмотреть котел и подъемник.
        — Приеду завтра. Надо еще проверить, где твой ненаглядный хочет разместить моих ребят.
        — Коул упоминал дом в деревне. Но могу попытаться уговорить его сдать комнаты в замке. Ничего ему не сделается.
        — Не стоит. Рабочим будет удобнее ночевать вне объекта.
        Я еще раз пересмотрела кипу товарных чеков и накладных. Часть заказанного должны были получить только на следующей неделе, и это слегка нервировало.
        — Такая база, и все равно надо ждать.
        — Могла бы выбрать другой артикул плитки. Разница в сроках доставки вышла бы ощутимая.
        — Это у тебя цветопередача на экране хромает. На самом деле они заметно отличаются.
        — Зато с глазами порядок. Ты же мне показывала образцы.
        Верно, показывала. И при дневном освещении, и при искусственном, и к кухонным шкафам прикладывала. Упертый оборотень считал, что оттенки абсолютно одинаковые, но милостиво согласился подождать, пока прибудет тот, на который я запала.
        — Не дергайся. Успеем,  — попытался успокоить меня Брайн.
        — Еще же двор надо привести в порядок.
        — Я помню.
        — Разворотите весь. Грязи в замок натаскаете,  — проворчала я.
        — Ты уж извини, но биотуалет я в Хайленд тащить не собираюсь.
        — Да ладно, замяли тему. Будет вам туалет. И с готовкой помогу.
        Брайн покосился на меня, но промолчал. Не доверял, видимо. Я тоже себе поражалась, но, как говорится, была бы охота, а возможность всегда найдется. В моем случае загребущие ручонки дорвались до посуды. Полный набор я покупать не стала, все-таки в первую очередь следовало закончить ремонт, но против новенькой чугунной сковородки и подвесного походного кофейника устоять не смогла. Желание приготовить завтрак на открытом огне потихоньку превращалось в скрытую манию. Ничего, поэкспериментирую тихонечко, если же результат меня не удовлетворит, то и дегустировать никого не приглашу. А еще я купила рождественскую елку и гирлянды. Брайн буквально на пару минут отошел, а когда вернулся и увидел меня на кассе, то выругался.
        — Не переживай, я ее с собой заберу. Припрячу под кроватью.
        — На черта мне надо, чтобы заказчик потом говорил, что мы растратили бюджет, выделенный на ремонт, на огоньки и пластмассовые иголки?
        — Елка точно нужна. Она будет хорошо смотреться в холле.
        — Паркет в твоем холле будет хорошо смотреться и новые деревянные панели.
        Я бы обязательно прихватила еще и елочные игрушки, но Брайн умыкнул меня от соблазнов подальше и отвез домой. Более того — потребовал, чтобы дальнейшие траты я согласовывала с ним. Не иначе как опасался, что я спущу все деньги и нечем будет платить зарплату рабочим.

* * *

        Лишнее время — беда для запасливой леди. Мне приспичило перепроверить, не забыла ли я чего. Выяснилось, что забыла. И платье забыла, и любимую кружку, и мотки пряжи. В результате пришлось доставать еще один чемодан и перепаковывать багаж. Когда завалился Гилберт с легкой сумкой на плече — очевидно, в этот раз запас носков и трусов в кармане уже не поместился,  — я сидела на чемодане в надежде, что если чуток на нем попрыгаю, то обязательно закрою. Как назло, еще и Лика позвонила.
        — Привет, только что приземлилась,  — объявила она с лету.
        — Мило. А я вчера вернулась.
        — А ты откуда?  — опешила она.
        — А ты куда?  — не осталась в долгу я.
        — У Георга командировка в Японию. Не смог со мной расстаться.
        Кто такой Георг, я понятия не имела, да и выяснять не хотелось. Мало ли кто разжигал аппетит суккубы.
        — Лорел, ты мне ничего не хочешь рассказать?  — проворчала в трубку она, чувствуя, что откровенничать мне неохота.
        Я покосилась на Гилберта, пытающегося закрыть мой чемодан. Заметив мой взгляд, парень вскинул руки:
        — Понял, иду на кухню. Перехвачу горячий бутерброд.
        — И мне сделай!  — прокричала вслед.
        Я и не собиралась скрывать от Лики, что находилась дома не одна, но подруга опять все не так поняла.
        — Наконец-то привела к себе мужика! Ну и как он? Уже попробовала или только собираешься?
        — Это Гилберт, мой фотограф.
        — Дался тебе этот птенчик.
        — Не собираюсь я с ним спать! Я вообще на чемодане сижу. Не закрывается, зараза,  — в подтверждение своих слов я подпрыгнула на упомянутом. Разумеется, Лика меня не видела, а вот чемодан искренностью возмущения проникся и сомкнул створки.  — Фух! Есть. Готово.
        — Постой, ты же говорила, что только прилетела.
        — И скоро уезжаю обратно. Салон доверил мне заказ на обновление интерьера замка.
        — Круто. И куда едешь?
        — В Хайленд.
        На другом конце возникла пауза. Очевидно, Лика мысленно перебирала общих знакомых, которые могли бы владеть недвижимостью в Шотландии.
        — Скажи мне, что это не Коул Мак-Аллистер,  — потребовала она.
        — Видела бы ты его замок…
        — Я видела его самого. Этого вполне достаточно.
        — Лика, я серьезно, это по работе. И потом, за мной присмотрит Брайн Лок.
        — Отдых в Шотландии будет разнообразнее, чем я думала,  — фыркнула Лика.
        Переубеждать ее не имело смысла. Пусть лучше считает, что выпитое зелье уже потеряло силу и я собираюсь наверстать упущенное.
        — Буду присылать тебе фотографии.
        — Пусть твой птенчик запечатлит вас четверых. О! Мой медвежонок получил багаж. Пора бежать. Оторвись там хорошенько.
        Лика сбросила вызов. Она не поверила, что я в самом деле получила заказ на оформление замка.
        Я застегнула молнию на чемодане, докатила его до двери, туда же перенесла клетку с Пинни и Коко, после чего отправилась на изумительный запах из кухни. Готовил Гилберт божественно. Мог запросто из остатков продуктов сообразить вкуснятину на двоих. Вот и сейчас из тонких лепешек, курицы и сыра он состряпал поджаристые конвертики. Я подцепила один и уронила на лист салата, завернула и, прикрыв глаза, проворчала:
        — Полезешь за камерой — дам в лоб.
        — Лорел, ты так соблазнительно это делаешь. Вку-ша-ешь.
        — Маньяк ты.
        — Да ладно. Я же не достаю тебя, когда ты раздеваешься.
        — Потому что пары фотосессий тебе хватило. А от хорошей еды тебя плющит не меньше, чем от фотографий.
        Выражение лица Гилберта стало рассеянно-мечтательным, не иначе очередная Муза посетила. Временами мне казалось, что это как раз родная сестренка шизы.
        — Слушай, а если соединить?  — задумчиво произнес он.
        — Фотографию и еду?
        — Обнаженную тебя и еду. Интересно, можно ли там поблизости найти свежую клубнику?
        — Ну вот, а утверждаешь, что не маньяк,  — усмехнулась я.

* * *

        В Дол-Аллен мы прибыли уже затемно. Я не доверила роботам транспортировку моих малышек, поэтому поручила клетку Гилберту.
        — Ты только аккуратнее держи. И рукой поменьше размахивай. Осторожнее! Ну как можно спотыкаться на ровном месте? Так у моих птичек точно будет стресс. Отдай, сама справлюсь. Да, мои маленькие?  — я приподняла клетку повыше и прислушалась к встревоженному писку.
        Прутья были накрыты специальным чехлом для транспортировки. Продавец уверял, что благодаря этому канарейки не поймут, что их куда-то перемещали. Как же, не поймешь тут, когда тебя несут и спотыкаются!
        В этот раз Мак-Аллистер решил предстать в роли гостеприимного хозяина и встретил нас на пороге.
        — Добрались отлично. Поговорим чуть позже.
        Проскользнув мимо Коула, я устремилась вверх по лестнице. Надо было как можно быстрее обустроить канареек. В сумочке у меня лежал припасенный пакетик с кормом, следовало снять чехол и почистить клетку.
        Так, Лорел, спокойнее. Сначала хотя бы сними пальто и сапоги.
        Коул поднялся лично проверить, чем же я таким интересным занималась, и застал балансирующей на краю кровати. Пока я наливала воду, Пинни воспользовалась приоткрытой дверцей и выбралась из клетки. Обретшая свободу птаха с довольным видом устроилась на люстре и заливалась трелью. Коко возмущенно вторила ей из своего домика.
        — Заходи скорее! А то сам по замку ловить станешь!  — воскликнула я и, взмахнув рукой, слегка покачнулась. Не упала бы, но Коул очутился рядом и помог. Приземлилась я четко в его объятия.
        — Одну уже поймал,  — весело сообщил он.
        Я бы обязательно высказала все, что думала о его хватательно-спасательных поползновениях, но именно в этот момент Пинни спорхнула с люстры на стол.
        — Тихо. Не шевелись,  — прошептала я.
        Выбравшись из объятий, я опустилась на четвереньки и поползла к столу.
        — Ты ж моя хорошая. Такая быстрая, смелая девочка…  — ворковала я, прикидывая, удастся ли накрыть канарейку шарфом.
        — Отлично ползете, мисс Лейк.
        Ироничный тон Коула заставил меня прикусить нижнюю губу. Если не хочу спугнуть Пинни, придется помолчать.
        — Суккубы носят слипы? Вот так сюрприз. Понимаю еще стринги или танга.
        — Да уймешься ты?!  — прошипела я, не поворачивая головы.
        Потревоженная Пинни перелетела на верхушку клетки. Я медленно поднялась на ноги, держа наготове шарф.
        — Лорел, ты в курсе, что под тонкой тканью белье выделяется? Конечно, у тебя попка что надо, аппетитная, упругая, до сих пор помню, как сжимал ее, когда…
        Не выдержав, я развернулась и швырнула шарф в нагло улыбающееся лицо.
        — Улетела птичка,  — притворно вздохнул он.
        Обернувшись, обнаружила, что Пинни вернулась на люстру.
        — Как же ты меня достал! Вот как я смогу заниматься обустройством твоего замка, если ты только и делаешь, что издеваешься надо мной!
        — Обещаю никоим образом не вмешиваться в рабочий процесс,  — смиренно произнес Мак-Аллистер.
        — Не станешь критиковать и доставать замечаниями?  — вкрадчиво уточнила я.
        — Ни слова не скажу, пока вы не закончите…  — с широкой улыбкой пообещал он.
        Я с трудом подавила ответную. Все-таки покер-фейс я выдерживала не всегда да и жульничать не особо любила. Но тут… мне просто не оставляли выбора! Если Мак-Аллистер позволил сотворить с замком такое, значит, либо ему плевать на родовое гнездо, либо в самом деле нравилось подобное. В любом случае оставаться в стороне я не могла.
        Есть! Теперь кухня моя! И холл мой, а там и до подъемника и двора доберусь. Все-таки голая брусчатка, пусть и древняя, это так скучно. До чего же здорово будет посмотреть на физиономию Коула, когда он увидит, что я задумала.
        Шарф, к которому я протянула руку, взметнулся в воздух и лег мне на плечи. Мак-Аллистер резко прижал меня к себе и ухмыльнулся:
        — Я не стану доставать и третировать тебя во время работы. Но в перерывах и после — за себя не ручаюсь.
        Не успела я возмутиться, как мне заткнули рот дерзким поцелуем. Коулу снова захотелось показать, кто из нас хозяин положения. Пусть. Ремонт все расставит на свои места.

* * *

        Гилберт никогда прежде не гостил в замке, однако чувствовал себя в нем как рыба в воде. Только я переоделась в домашний костюм, как от парня поступило предложение прошвырнуться на кухню и чего-нибудь сожрать, например взятое в дорогу.
        — Я бы и холодный рулет слопал, но разогретый все же вкуснее. А на кухне микроволновка есть.
        Я с сомнением посмотрела на часы.
        — Ужин обещали доставить из деревни через полчаса.
        — Издеваешься? Да я за тридцать минут от голода на стену полезу. Неужели нам так и будут харчи на заказ таскать? Не может быть такого, чтобы у них в холодильнике мышь повесилась.
        — Уверена, ты и мышь смог бы подать как надо.
        — Да что там мышь, я как-то улиток жарил.
        — И как они тебе?
        — Интересные. Но готовить долго. Для этого надо…
        Всю дорогу меня просвещали, как правильно чистить улиток. По пути нам встретились два робота-уборщика, надраивающие пол в холле. По размеру они были не больше футбольного мяча. Я припомнила милую горничную-андроида, с которой столкнулась после первой ночевки в замке, когда искала Гилберта, и электронного помощника. Мелькнула мысль, что в Дол-Аллене явный перебор техники.
        — Ничего, Лорел, в озере Аллен должны устрицы водиться. Так что я еще угощу тебя вкуснейшим супом,  — с воодушевлением пообещал Гил.
        — Ловить, надеюсь, не сам собираешься?
        — Летом полез бы, но сейчас… Бр-р! Я существо теплолюбивое, так что купим в деревне. Вот и кухня. Надо же, с первого раза дорогу запомнил. А вот и наша микроволновка. Надо только посуду для разогрева найти.
        Гилберт выложил на стол рулет и тосты, по-хозяйски открыл шкаф и принялся шарить на полках. Чтобы не сидеть без дела, я набрала воду и включила чайник.
        Нет, пожалуй, часть техники я оставлю. Все же мы не в Средние века живем. Так что незачем создавать себе сложности. Опять же, без электрического чайника и комбайна в наше время никуда, а вот робота я точно в утиль сдам!
        Электронный помощник подкатил бесшумно и положил металлическую лапу мне на спину. Я дернулась и едва не выронила из рук чашки.
        — Напоминаю, до ужина осталось двадцать пять минут. Прошу спуститься на кухню через пятнадцать,  — голосом мистера Вольфа продекламировал он.
        Очевидно, управляющий отправил робота передать нам голосовое сообщение.
        — Что будем делать?  — поинтересовалась я у Гилберта.
        Тот пожал плечами и философски заметил:
        — Отступать поздно. И потом, я уже рулет отрезал. Хочешь куснуть?  — парень сунул мне под нос мясной кругляш.
        Ответить помешало появление мистера Вольфа. Он замер в дверях — видимо, наша наглость лишила его дара речи. Иоганн изо всех сил старался изображать из себя вышколенного слугу, но я-то видела, каких трудов ему это стоило. Да и униформа была ему маловата в спине. Коул назвал мистера Вольфа членом семьи. Что, если так оно и было? А дворецкого он стал изображать, чтобы избежать неудобных вопросов. Например, отчего в таком огромном замке нет слуг. Одни роботы рассекают.
        — Прошу прощения. Мы тут немного похозяйничали,  — пробормотала я.  — Но вы не переживайте, мы ваши продукты не трогали.
        — Вижу. Располагайтесь. Ужин скоро подадут.
        Мистер Вольф величаво удалился. Гилберт пожал плечами и соорудил бутерброд.
        — По ходу, нам еще придется отвоевывать полочку в холодильнике. Сходим в деревню, затаримся продуктами. Я не собираюсь есть по часам.
        — Возьмем лазанью и котлетки.
        Парень в ужасе уставился на меня.
        — Не буду я есть твои полуфабрикаты. Тут отличная духовка. Сами что-нибудь запечем.
        — На этой кухне скоро начнется ремонт,  — напомнила я.
        — Пусть начинается, кто ж ему мешает? Могу мясо замариновать и в спальне, а тут только приготовим.
        Вздохнув, прикрыла глаза. Кажется, я поступила опрометчиво, позволив Гилберту сопровождать меня в Шотландию.
        Ужин, доставленный из деревни, оказался вполне приличным и еще горячим. Проглотила я его быстро. Хотелось поскорее лечь спать, ведь уже завтра после обеда ожидалось прибытие рабочих и Брайна. Но с утра придется очистить холл от скульптур и немногочисленной мебели. И почему Коул еще не сделал этого? Неужели среди его роботов отсутствовали специалисты по подъему тяжестей?
        — Не стоит спать за столом. В кровати уютнее.
        Подняв голову, увидела стоящего у камина Коула. Я настолько замечталась, что совершенно не заметила его приход. А вот Гилберт не только заметил, но и усиленно заработал челюстями. Затолкав в рот последний кусок хлеба, фотограф вскочил на ноги и объявил, что идет спать. Причем один. Последнее уточнение, очевидно, предназначалось хозяину.
        — Я тоже пойду,  — поспешно поднялась я и почему-то начала убирать со стола.
        — Оставь. Руперт сам справится. Это робот,  — пояснил Мак-Аллистер.
        — Тот самый, который передвигается бесшумно и дважды чуть не сделал меня заикой?
        — Я и Иоганн уже привыкли. Но раз пугает, перепрограммирую, будет передвигаться под музыку.
        — В замке больше нет людей?
        — Нет. И не будет. Рабочих разместят в деревне.
        — Я помню.
        — И даже не обвинишь меня в снобизме?
        — Реликвия фейри, я и о ней помню. Ты боишься, что кто-то узнает твою тайну?
        — Нет, Лорел,  — Коул печально улыбнулся.  — Я боюсь, что кто-нибудь еще попадет под влияние Пояса. Рабочие смогут посещать туалет и столовую, но ночевать — только в деревне. И да, Лорел, присматривай за Гилбертом.
        От серьезности тона Мак-Аллистера у меня по спине пробежали мурашки.
        — Считаешь, что ему может грозить опасность?
        — Всего лишь перестраховываюсь. Если бы я был уверен, то не позволил бы ему остаться в замке. Пусть погостит немного, развеется, пофотографирует, побудет закуской…
        Судя по наглой улыбке, Мак-Аллистер провоцировал меня на новый скандал, но я слишком устала, чтобы идти на поводу.
        — Ты позволишь Гилберту снимать в замке?
        — Почему бы и нет? Уверен, скоро он тебе наскучит,  — небрежно обронил Коул. Он считал себя непревзойденным сексуальным партнером, и даже роль объекта для подзарядки суккубы его не смущала. Что ж, тем интереснее будет познакомить Коула с ребятами Брайна.
        В спальню я вернулась в приподнятом настроении и обнаружила сюрприз — Пинни снова сидела в клетке. Я бы могла счесть произошедшее счастливой случайностью, если бы не алая роза, лежащая рядом на столе.

* * *

        Спрятать скульптуры на чердак оказалось проще, чем убрать то, на чем они стояли. Мы с Гилбертом спустили ящики для упаковки и теперь раздумывали, с какой стороны подступиться к дальнейшей расчистке холла. Нет, теоретически я бы могла поднять постаменты и в одиночку, но не стоило забывать о девичьей хрупкости. И что с того, что у демониц она как таковая отсутствовала? За прожитые годы я неплохо наловчилась симулировать. Владелец замка принять участие в подготовительных работах не соизволил и умотал куда-то ни свет ни заря.
        Входящий вызов от Брайна прервал тягостные раздумья.
        — Встречать собираешься?
        — Бегу!  — обрадовалась я и тут же спохватилась: — А куда бежать?
        — Сильно не разгоняйся. Я за дверью.
        Впустив оборотня, высунулась наружу. В лицо ударил промозглый ветер. Нет, и Лондон далек от родного Техаса, но на юге Англии погода все же поприятнее. Двор оказался пустым. Неужели Брайн оставил рабочих по другую сторону моста?
        — А где остальные?
        — Располагаются в деревне. Мак-Аллистер командует заселением. Кстати, он уже начал подозревать…  — многозначительно произнес Брайн.
        Выходит, план сработал. Я же порядочная суккуба с отличным аппетитом, и не беда, что у меня в ближайшем рационе теперь вязание и создание фетровых цветочков.
        М-м-м… Какой кайф! Только подумала о спицах, слаженно стучащих друг о друга в тишине, о пряже чудесного конфетно-розового цвета, как в душе разлилось блаженное тепло.
        Меня так и тянуло выяснить, кого же Брайн отобрал для работы в замке. Мы оговорили только инкуба и двух оборотней из клана рысьих. Хотела добавить в команду еще одного знакомого волка, но Лок зарубил его кандидатуру, поскольку каменщик нам бы здесь не пригодился. Я ляпнула, что у этого каменщика сильные руки и крепкие плечи, которые обязательно для чего-нибудь сгодились бы. После этого Брайн заявил, что я перепутала ремонт с фуршетом, и прекратил обсуждение потенциальных членов команды.
        В идеале хотелось бы, чтобы среди парней было несколько знакомых. А впрочем, не важно. И с незнакомыми успею наладить контакт. Конечно, он будет не настолько близкий, как сочтет Мак-Аллистер, но в этом-то и суть.
        — Я тебе сейчас такое покажу! Раздевайся быстрее!
        Брайн слегка приподнял бровь.
        — Верхнюю одежду сними,  — уточнила я и, приняв куртку, вручила ее подоспевшему Руперту.
        Коул сдержал обещание и включил роботу звуковое сопровождение. Радовалась я недолго. Электронная мелодия оказалась до того раздражающая и прилипчивая, что я тихо мечтала о бесшумном режиме. Интересно, смогу ли я перепрограммировать Руперта самостоятельно или все-таки стоит сначала раздобыть инструкцию?
        Пока я вздыхала над электронным помощником, Брайн приступил к осмотру холла. Обошел по периметру, оценил высоту потолка.
        — Неплохо. Места много.
        — А когда закончим, станет еще и красиво.
        — Кухню покажешь?
        — Конечно.
        На кухне я обнаружила Гилберта. Воспользовавшись паузой, он снова залез в холодильник, и я точно знала, что взятое в дорогу уже закончилось.
        — Представляешь, они по ходу остатки омлета выкинули,  — разочарованно вздохнул фотограф.
        — Ты же свою порцию съел.
        — А вот ты не доела. Ничего, сейчас смотаюсь в деревню и куплю что-нибудь на бутерброды, а то до ужина не дотяну.
        — Пешком пойдешь? Брайн, это долго?
        Вместо ответа оборотень шагнул вперед и протянул руку:
        — Брайн Лок, владелец фирмы, которая приведет этот замок в порядок.
        — Гилберт Райли, фотограф, нахлебник и самое голодное существо в этом замке,  — в свою очередь представился Гил.
        — Если пешком, то минут за двадцать доберетесь. Деревня как раз за холмом. Странно, что вы ее не заметили.
        — Я-то заметил. Это Лорел оба раза проспала посадку.
        — Когда я хочу спать, то вырубаюсь и стоя.
        — Бессонная ночь?  — хмыкнул оборотень.
        — Пойду-ка я,  — внезапно засобирался Гилберт.
        — Стоять! Вместе пойдем. Только я сначала покажу Брайну подъемник и чердак.
        — Это, пожалуй, без меня,  — проворчал Гил.
        Как и я, Гилберт с подозрением относился к древним механизмам. Зато Брайна лифт привел в восторг. Он заставил меня дважды подняться и спуститься, даже режим экстренной остановки опробовал. Заодно и акустику шахты проверил.
        — Еще так сделаешь — удавлю,  — зло зашипела я.  — Да я только из вежливости с тобой в эту клетку полезла.
        — Боишься?  — Брайн успокаивающе обнял меня за талию.
        — До жути. Тут темно, страшно и вечно что-то хрипит и щелкает.
        — Проверю механизм.
        — Спасибо… Что значит проверю?  — спохватилась я.
        — Не думала же ты, что я тебя брошу? Такой замок может оказаться не по зубам маленькой суккубе.
        — Не такая уж я и маленькая,  — фыркнула я.
        — Не такая, а в некоторых местах очень даже объемная…
        Я прикусила губу, прикидывая, как бы объяснить Брайну, что, если он хочет принять участие в ремонте, ему придется заниматься исключительно им. Я не была заинтересована в возобновлении отношений. И только открыла рот, чтобы это озвучить, как сверху донеслось взбешенное:
        — Если вы там оба закончили с замерами, то, может, все-таки прекратите ломать мой подъемник?
        Наверх я поднималась, чувствуя себя крайне неловко. Нет, я планировала немного подпортить настроение Мак-Аллистеру, но хотела сама запустить процесс, а тут мало того что знакомство с рабочими состоялось без меня, еще в интиме с Брайном заподозрили. Да чтобы я согласилась на подобное в этой клетке?! Я в ней дышать-то старалась через раз!
        — Привет, а я как раз хотела показать Брайну чердак. Нужно определиться, куда переносить лишнюю мебель.
        — Показывай,  — кратко бросил Коул и начал спускаться по лестнице.
        — А ты не хочешь поучаствовать? Возможно, возникнут какие-то пожелания.
        — Я плачу тебе за конкретную работу, а не за разговоры. В конце дня будь добра представить подробный план и график работ.
        Мне пришлось медленно сосчитать до десяти, чтобы прийти в себя. Ладно, будет ему график, и смета будет, и ежедневные отчеты. И пусть только скажет, что не заказывал на кухню розовых штор в белый горошек!

* * *

        — Полегчало?  — весело поинтересовался Брайн.
        Я отбросила в сторону еще один чехол и замерла, тяжело дыша.
        — Вот нормальная же мебель была. И какого заменили?
        — Ты не ответила на вопрос.
        — Потому что не хочу отвечать.
        — Расслабься,  — оборотень положил руки мне на плечи и начал массировать.  — Все будет хорошо.
        — Если не поубиваем друг друга в процессе.
        — Тим и Тодд сегодня были в шаге от того, чтобы попасть под горячую руку нервного заказчика.
        — Здорово, что ты все-таки взял близнецов.
        — Они не задержались. Лорел, я оценил твое желание потретировать Мак-Аллистера бывшими любовниками, но у нас есть работа, которая должна быть закончена в срок, невзирая на обстоятельства. Так что приступаем после обеда…
        — Постой, он отправил Тодда и Тима обратно в Лондон?
        — Я отправил. Ребята отзывались о тебе в обычной манере. Шутки ниже пояса и прочие подколы. Мак-Аллистер воспринял это как личную обиду.
        — Да какая ему разница, с кем я спала раньше?! Так, изучай тут все, а мне нужно срочно переговорить с Коулом.
        — Лорел, ты хоть слышала, что я только что сказал?
        — Из-за него прогнали Тима и Тодда!  — процедила сквозь зубы я и бросилась вниз по лестнице.
        Брайн прокричал мне вслед, что это будет самый интересный ремонт за всю его жизнь.
        Чтобы найти Коула, пришлось прибегнуть к помощи Руперта. Должно быть, робота запрограммировали являться по первому зову, потому что стоило мне произнести его имя, как раздалась приближающаяся музыка.
        — И как же тебя перенастроить?  — задумчиво пробурчала я, рассматривая широкую грудь, на которой имелся сенсорный экран.
        — Для смены настроек зайдите в меню,  — выдал подсказку Руперт.
        Я потыкала в экран пальцем и добралась-таки до искомого пункта. Ассортимент мелодий удручал. Три из них были не менее противными, женское хихиканье тоже не подходило, пришлось остановить выбор на эффекте шаркающих по полу тапочек.
        — А ну-ка пройдись до лестницы и обратно,  — скомандовала я.
        Робот бодро покатил, шурша звуковым сопровождением.
        — Вот теперь порядок,  — проворчала я, рассматривая параболическую фигуру Руперта. У него не было головы, зато на «макушке» имелась россыпь лампочек, отвечающих за воспроизведение эмоций. Сейчас все они излучали зеленый свет. Робот был счастлив, потому что успешно справлялся с поставленными задачами. Мое одобрение являлось для него личной маленькой победой.
        Оставалось еще отловить робота-горничную и поковыряться и в ее настройках. Но это потом, сначала надо было разобраться с замковладельцем.
        — Руперт, где мне искать Мак-Аллистера?
        — Хозяин в кабинете. Первый этаж, правое крыло.
        Первый так первый. Не представляю, как в этом замке можно хоть кого-то найти без помощи робота или инфракрасного сенсора.
        К логову Мак-Аллистера я подошла спокойная как удав. Скандалить расхотелось. Подумаешь, отослал Тима и Тодда. При необходимости Брайн с легкостью сможет их заменить. К тому же следовало признать, что братья-оборотни были в самом деле те еще любители сальных шуток. При этом они оставались добряками, так что по жизни им многое прощалось, но не всегда. Вот и Коул не пожелал терпеть их рядом. А смогла бы я? Прежде меня мало трогали скабрезности, но теперь бы я наверняка не стала относиться к рысехвостым шалопаям со снисхождением.
        Кабинет миновала судьба кухни и холла. Эта комната словно застыла во времени. Я с легкостью могла представить за широким добротным столом как аристократа в камзоле, так и шотландского лорда в килте. У Мак-Аллистера титула не было, и на том спасибо. Зато мании величия хватало на целую династию.
        Коул приподнял голову, от его взгляда захотелось вытянуться по стойке «смирно».
        — Уже подготовила график работ?
        — Брайн еще вчера согласовал предварительный.
        — Я говорю о тебе. В отличие от мистера Лока ты не представила никаких документов или эскизов.
        — И когда я должна была успеть?!
        — Разве это должно меня волновать? Я нанял дизайнера, но ты явно забыла, что находишься в замке на правах наемного работника. То, что ты спишь со мной, не дает тебе права уклоняться от прямых обязанностей.
        — А чем я, по-твоему, занималась все утро?! Если ты не заметил, то я как раз упаковывала твои статуэтки.
        — Хорошо. Можешь продолжать.
        Я крутанулась на пятке и чуть ли не бегом покинула кабинет. Уже в коридоре до меня дошло, что меня попросту грамотно выставили. Чертов Мак-Аллистер и манипулятором оказался отличным!

* * *

        Брайн сколотил замечательную команду. Мне хватило десяти минут, чтобы убедиться — ребята отлично понимали друг друга, а еще подчеркнуто вежливо общались со мной. Линтон, которого я знала не одно столетие, и тот ограничился сухим кивком.
        — Хей! Тебе помочь?  — спросила я у инкуба, стоящего на стремянке. Линтон был электриком и как раз демонтировал светильники.
        — И чем же вы мне поможете, мисс Лейк?  — чопорно ответил он, но я-то заметила смешинки в его глазах.
        — Могу инструмент подавать, а могу…
        — Посидеть тихонечко и никому не мешать,  — встрял Брайн.
        Оборотень подхватил один из стульев и поставил возле лестницы.
        — Твое рабочее место на сегодня.
        — Ладно, как скажешь,  — проворчала я.  — Только за спицами сгоняю.
        Парни обменялись непонимающими взглядами.
        Корзина для рукоделия произвела настоящий фурор. Наверное, спустись я в неглиже, отхватила бы куда меньше внимания. Спровадили бы быстро, а тут ни у кого не возникло повода меня выставить.
        Сижу тихонечко, вяжу тапочек, и только спицы клац-клац друг о дружку. И что с того, что пряжа ярко-розовая, а на ногах у меня те самые, зелененькие с помпончиками?
        — Лорел, не могла бы ты порукодельничать где-нибудь еще?  — процедил сквозь зубы Брайн.
        Один из демонов только что едва не прибил ему палец молотком. Правильно, нечего было в замке задерживаться. Мог еще час назад уехать, но отчего-то решил дождаться вечернего поезда.
        — Ты же сказал, что тут я не буду никому мешать,  — капризно протянула я.  — И ведь не мешаю же. Сижу далеко, помогать не рвусь, с советами не пристаю…
        — Лорел, не зайдешь ко мне на минутку?
        Просьба Коула и его появление удивили не так сильно, как тон, в котором слышалась легкая грусть. Неужели пересмотрел смету и понял, что не потянет ремонт?
        Я поднялась со стула, аккуратно сложила вязание и, подойдя к Мак-Аллистеру, вручила корзинку.
        А что? Сам позвал. Пусть теперь тащит.
        — Можно полюбопытствовать, чем ты занимаешься?  — без лишних предисловий начал он, едва мы вошли в кабинет.
        — Вяжу,  — улыбнулась в ответ я.
        — А зачем?
        Коул не обвинил с лету в тунеядстве, значит, не был настроен ссориться. Отлично. Меня это устраивало.
        — Нравится. Должно же быть у девушки хобби. Мое вот — рукоделие.
        — Понятно…  — пробормотал он, глядя в сторону, очевидно, не представлял, как начать задуманный разговор.
        Я прошла вдоль семейного древа рода Мак-Аллистер. Панно с изображением развесистого дуба занимало целую стену, вместо листвы на ветках висели фотографии. Подобный способ размещения мне нравился, смотрелось намного изящнее, чем четкие ряды на стене.
        — Твоя сестра?  — я провела пальцем по фото с изображением молодой женщины. Ее лицо представляло сочетание прямых линий: тонкие губы, идеальный нос, практически лишенные изгиба брови.
        — Кетрин. Она должна была позаботиться о реликвии фейри.
        — Ты упоминал, что ей приходилось ее носить.
        — Пояс Плодородия требует внимания. Хранительница вынуждена его носить…
        — И все-таки тебе удалось найти альтернативу.
        — Ты нужна мне, Лорел.
        — Поясни,  — попросила я, начав понимать, к чему клонил друид.
        — Мои эмоции помогают поддерживать долбаный артефакт в действующем состоянии. Маленький нюанс, о котором не упомянул Темный Король.
        — Ты должен заниматься сексом?
        — Не прямо сейчас…
        — Конечно, ведь рабочий день еще не окончен,  — ввернула я.
        — Прости. Я больше не стану тыкать тебя носом в контракт. Никогда не считал тебя способной уклониться от взятых на себя обязательств.
        — Полагаешь, что настолько хорошо меня изучил?
        — Это вряд ли. Но то, что я успел рассмотреть, мне нравится.
        Смена настроения Мак-Аллистера меня порадовала, из его глаз исчезла тоска, на губах вновь появилась чуть ироничная улыбка. И все-таки в кабинет я пришла в надежде получить ответы.
        — Что произошло в «Счастливом клевере»?
        Коул снова помрачнел, он не особо жаждал откровенничать на эту тему, но и лгать не собирался.
        — Я отправился в клуб, чтобы найти женщину. Тебя засек еще на трассе. Мне понравилось, как ты отделала того недоумка. Хотел вмешаться, но ты справилась.
        Если друид рассчитывал, что похвала меня отвлечет, то зря старался.
        — Ближе к делу,  — потребовала я.
        Мак-Аллистер недовольно поджал губы. Видимо, ожидал от меня иной реакции.
        — Как мужчина я не могу носить Пояс на себе, артефакт испытывает потребность в женском начале.
        — Прежние хранители были женщинами?
        — Сестра, до нее мать. Меня старались держать в стороне от всего этого. Не вышло.
        Мне до чесотки в ладонях хотелось спросить, что же такое приключилось с его сестрой, но вместо этого я подошла к Коулу и обняла его.
        — Реликвия влияет на своих владельцев, изменяет их,  — тихо заметила я.
        — И что ты чувствуешь? Каким видишь меня?  — он положил мне руку на талию, но прикосновение не было интимным. Он просто хотел убедиться, что рядом есть тот, на кого можно опереться.
        — Когда мы впервые столкнулись в клубе, я приняла тебя за одного из бессмертных, однако определить расу не смогла.
        — Я всего лишь человек
        — «Всего лишь» не совсем подходит при описании такого человека, как ты.
        — Вы мне льстите, мисс Лейк,  — хмыкнул он. Комплимент ему определенно понравился.
        — Коул, ты знаешь, что в процессе занятия сексом Пояс влияет не только на своего хранителя?
        — Я уже попросил прощения. Реликвия хочет чувствовать себя в безопасности, вот и пытается расширить круг защитников.
        Защитников?! Я вспомнила злость, охватившую меня в клубе. Мои эмоции были далеки от желания оберегать и защищать.
        — Лорел, я тебя не обманываю…
        — Думаешь, мне от этого легче? На тебя свалилась реликвия фейри, артефакт, о котором ты знаешь только то, что как хранителю тебе позарез надо переспать с суккубой. Но при чем тут я? Почему я?
        — Подошла бы любая женщина, к которой меня потянуло. Ты понравилась Поясу.
        — Здорово! Просто замечательно! Так, значит, я должна чувствовать себя польщенной?!
        — Это ненадолго, уверяю. Пока ты работаешь в замке, тебе все равно надо питаться. Наша связь будет взаимовыгодной. Я постараюсь найти замену…
        — Какой же ты идиот!  — я подхватила корзинку с пола.
        — Так мы договорились?
        — Составь график,  — едко произнесла я.  — Сопоставлю со своим. Возможно, удастся выкроить время. И чтобы ты знал, Мак-Аллистер, для питания я выбираю мужчин сама, по настроению и подсказке звезд!
        Коул нахмурился. Очевидно, прикидывал, какую роль играет космос в питании демонов соблазна.
        — Гороскоп я каждое утро изучаю!
        Озадачив Мак-Аллистера по полной программе, я покинула кабинет.

* * *

        Решение проводить Брайна было спонтанным. Мне захотелось изучить окрестности и зайти в деревенский магазин. Гилберту позволили прогуляться по гостевым комнатам второго этажа, и фотограф-энтузиаст был готов пожертвовать перекусами ради снимков. Вдруг хозяин Дол-Аллена отменит разрешение на съемку внутри замка?
        На вокзал нас вызвался отвезти мистер Вольф. Машину подогнали не к крыльцу, а к противоположной стороне моста. Я прикинула, сколько стройматериалов придется перетащить ребятам на себе, и в очередной раз порадовалась выбору в пользу нелюдей.
        — Пересмотрю еще раз смету и отправлю тебе свежий отчет. Деревянные панели прибудут завтра,  — торопливо продолжил инструктаж Брайн, его поезд отправлялся с минуты на минуту.  — Светильники и паркет для холла доставят на днях. Люстру придется подождать.
        — Зря заказала. Надо было сначала на чердаке покопаться.
        — Ты же не знала, что мебель не выбросили, а отправили наверх.
        Оборотень замолчал и нахмурился, словно что-то вспомнил.
        — Лорел, когда ребята упаковывали пьедесталы, в одной из коробок нашелся товарный чек,  — он вытащил из кармана сложенный листок бумаги.  — Сама посмотри и сделай выводы. Будем на связи.
        Кивнув мне на прощание, он вошел в вагон. Поезд тронулся. Я помахала Брайну и, развернув чек, тихо присвистнула. Кажется, кто-то явно переплатил за постаменты для скульптур. Затем обратила внимание на дату и выругалась. Пьедесталы, установленные в холле, приобрели всего месяц назад.
        Прежняя я немедленно бы помчалась предъявлять улику Коулу, нынешняя помнила о голодном Гилберте. Я отпустила мистера Вольфа домой, в конце концов, деревня находилась не так уж и далеко, а много покупать я не планировала.
        Местный супермаркет нашелся быстро, ведь это был единственный магазин на всю округу. Впрочем, ассортимент в нем оказался изумительным. Когда опомнилась, в моей тележке лежало два набора пуговиц, моток пряжи для вязания крючком и настольная лампа. Обычный такой светильник, ничем не примечательный и унылый, ему был просто необходим новый абажур.
        Вздохнув, покатила тележку в продуктовый отдел. Купила молоко, багет, сыр, зелень, шпинат и редис. Не так уж и много, но уже на кассе вспомнила о бригаде рабочих. Будет несправедливо, если Гилберт станет перекусывать один. Пришлось пойти на второй заход. В результате я была готова позавидовать пауку и взять в аренду хотя бы еще одну пару рук. Не отказалась бы и от такси, но такового возле магазина не нашлось, одиноко торчащий седан отъехал, едва я подумала, что было бы неплохо попросить подкинуть меня до замка. Зато через дорогу находился прокат велосипедов.
        — Это будет забавно,  — пробормотала я и уверенно направилась к стоянке, краем глаза посматривая на авто, которое проехало полквартала и снова остановилось. Водитель явно пялился в мою сторону. Ну и черт с ним.
        Процесс оформления аренды занял всего пять минут. Я выбрала модель с самой вместительной корзиной. Владелец пытался обратить мое внимание на руль и тормоз, я только вежливо кивала в ответ. Мне было плевать, сколько у этой штуки скоростей. Лично я собиралась ее катить. За триста лет я так и не научилась ездить на велосипеде.
        — Мисс, а у вас точно нет другой обуви?  — владелец велопроката с сомнением покосился на мои замшевые сапожки на высоченной шпильке.
        Пришлось признаться, что я и велосипедом-то ни разу не рулила.
        — Не сложилось как-то,  — смущенно улыбнулась я.  — На лошади скакала, на мотоцикле и автомобиле гоняла, а вот на велосипеде — ни разу.
        Хозяин транспортного средства почесал в затылке и предложил мне альтернативу.
        Мотороллер завелся не сразу, видимо, не хотел отдаваться в чуткие руки суккубы, но я его победила. Вот как утрамбовала все покупки в коляску, так и решила, что непременно уеду на этом динозавре. И ребятам перекусить привезу, и бесплатный цирк обеспечу. По мосту мотороллер точно проехал бы, так что я собиралась подкатить прямо к крыльцу.
        Замок оказался несколько дальше, чем представлялось из окна степенного «Роллс-ройса». Меня трясло и подбрасывало на каждой кочке. Пришлось подбадривать себя тем, что сапоги я спасла, но в следующий раз надену резиновые. И все-таки мысленные разговоры не могли до конца избавить меня от тревоги. Я то и дело оборачивалась и напоминала себе, что нахожусь в Шотландии и здесь просто некому за мной следить.
        Фееричное появление во дворе замка никто не заметил. И это притом что тарахтел и хрипел мой железный конь так, словно в любой момент мог отбросить копыта. Я пыхтела не менее громко, уже от обиды. Старалась, тащила — и никто не встретил.


        ГЛАВА 10



        Пока я изучала ассортимент местного супермаркета, в Дол-Аллене подали ужин. Очевидно, Мак-Аллистер решил не жадничать и накормить рабочих перед отправкой в деревню. Сервировали в столовой, на кухне все бы попросту не поместились. Судя по гомону и смеху, доносившемуся из-за двери, ужин проходил на ура. Я потопталась, вздохнула и поплелась на третий этаж Следом шаркал Руперт. Робот единственный приветствовал меня на пороге, подхватил покупки и вручил тапочки. В общем, заботливым оказался, зря я на него фыркала.
        В спальне хандра-тоска накатила с новой силой. Внезапно я осознала, что всего лишь наемный работник. И не важно, сколько абажуров я свяжу и какие чашки закажу для кухни,  — пользоваться этим станут другие.
        — Решила объявить голодовку?
        Коул вошел из смежной комнаты без стука, но я не стала делать замечание. Ничего не хотелось. Даже скандалить.
        — Мне понравилась ваша деревня. Тихо. Спокойно.
        — Было, пока ты не завела мопед.
        — Надо же. Не думала, что кто-то заметил.
        — Я видел, как ты вернулась.  — Коул скрылся в спальне, а когда появился, у него в руках оказался поднос.  — Героически отвоевал для тебя котлету. А то бы не досталось.
        — У оборотней отменный аппетит,  — хмыкнула я.
        — Инкуб тоже ест за троих,  — проворчал Коул.  — Придется нанять еще одну кухарку. Добрая женщина из деревни, готовящая на всю ораву, уже не справляется.
        — А что, если ее в замке разместить? Не дело постоянно в обед кастрюлями еду таскать.
        — Исключено.
        — Ты так переживаешь за людей и нелюдей, переступающих порог твоего дома?
        — Согласись, у меня есть на то веская причина.
        — А не боишься, что реликвия повлияет на твою невесту?  — вопрос вырвался сам собой. Я не собиралась интересоваться избранницей Мак-Аллистера, да и не была уверена, что таковая имелась.
        — Я бы никогда не привел человеческую девушку в этот замок.
        Я молча кивнула. Звучало разумно, но от этого не менее гадко. Человечку, значит, нельзя, а суккубу можно. Склонившись над подносом, начала с преувеличенным вниманием рассматривать котлету и картофель.
        — Лорел, у меня нет невесты,  — Коул опустился рядом на постель.
        — Мне нравится эта кровать. Подходит этой комнате.
        — И свадьбу я не планировал. Я сразу говорил о Самайне, думал, ты поймешь.
        — Внешняя подсветка замка изумительная, но кое-что я бы поменяла.
        Коул вздохнул:
        — Ешь, пока горячее.
        Я молча потянулась к столовым приборам. Личная жизнь Коула меня не касалась. У меня был заказ, имелись планы по смене интерьера, я получу неплохие деньги и удовольствие от работы. Фактически я добилась всего, о чем мечтала, когда разорвала отношения с Триадой. Вот только меня это отчего-то не радовало.
        Кто бы ни готовил для замка, свое дело он знал. Хорошая еда всегда повышала мне настроение. Вечер подкрался незаметно, но еще столько всего предстояло сделать. Для начала следовало спуститься вниз и поблагодарить ребят за отличную работу, потом закончить тапочек и поработать над эскизом кухни. Я решила отложить заказ посуды и прочих мелочей, пока хотя бы часть работ не будет завершена. Хотелось прочувствовать помещение. То, что меня плющило от штор в горошек, не означало, что они подойдут.
        — Выглядишь уставшей,  — нарушил молчание Коул.
        — Это все погода и свежий воздух.
        — Или голод. Энергетический голод…
        — Со своим голодом я как-нибудь сама разберусь.
        — Сама не сможешь. Я узнавал. Хотя с удовольствием посмотрел бы, как ты ласкаешь себя.
        — Проклятье!  — я с раздражением бросила вилку на поднос.  — Ты можешь подумать хоть о чем-то, кроме секса?
        — Думаю,  — серьезно заверил Коул.  — Например, о фьючерсах на уголь и серу. О перекредитовке и транспортных расходах. Но мне кажется, это не твои темы.
        — Хочешь узнать о моих темах?  — вкрадчиво спросила я.
        — Хочу.
        Коул был абсолютно серьезен, у него даже взгляд был такой, словно ему интересно. И я решилась! Подхватив с пола корзину с рукоделием, поставила ее на постель.
        — Это то, над чем я работаю в настоящий момент.
        Коул внимательно осмотрел розовый тапочек.
        — И как украсишь?
        — Да как-то не планировала. Вообще-то он еще не закончен. Осторожнее, не распусти!  — спохватилась я, когда Коул вытащил тапочек из корзинки.
        Вернув его на место, друид поднялся на ноги.
        — Я знаю, что тебе подойдет. Хочешь посмотреть?
        Я неуверенно кивнула. Изображать наигранный восторг я не умела, а судя по тому, что уже видела в замке, наши вкусы вряд ли совпадали.
        Коул привел меня в одну из спален, пересек ее и толкнул дверь в будуар. В нос ударил резкий запах средства от моли.
        — Здесь у меня много чего хранится. Вещи давно не проветривались, так что прошу прощения за аромат. Вот…  — он вышел из будуара, держа в руках… корсет.
        Потрясающий корсет молочного цвета, украшенный тканевыми розами. Цветы спускались от груди к животу вдоль ряда крючков. Лиф был обтянут розовым кружевом и пышными рюшами.
        — Это и есть твое добавочное украшение для тапочка?  — фыркнула я.
        — Скорее приложение к нему. Примеришь?
        Я понимала, чем все закончится, и все равно потянулась к молнии на платье. Приспустила его до талии и замерла, чувствуя на себе жаркий взгляд, ласкающий спину.
        — Белье тоже придется снять…
        — Поможешь?  — я перекинула волосы на одно плечо.
        Коул расстегнул застежку лифчика и накрыл ладонями мою грудь.
        — Корсет точно все еще нужен?  — неуверенно пробормотала я.
        — Конечно,  — заверил он, поглаживая пальцами вершины сосков.  — Надевай.
        Он помог мне снять лифчик и сомкнуть вокруг туловища створки корсета. Прикосновение прохладной ткани заставило разочарованно выдохнуть. Ноющая грудь требовала продолжения ласки. Дрожащие пальцы не могли справиться с крошечными крючками. Сколько же их тут!
        — Ни черта не выходит,  — прошипела я.
        Коул обошел меня, опустился на одно колено и принялся ловко застегивать крючки. Наверняка с не меньшей сноровкой он бы и расстегивал их.
        — Еще шнуровка сзади,  — подсказала я, однако Коул не спешил помогать. Вместо этого он потянул вниз болтающееся на талии платье и замер, обнаружив пояс для чулок. Судя по энергетическому всплеску, сюрприз определенно удался.
        — Как видишь, я ношу не только слипы,  — несколько нервно усмехнулась я. Сегодня утром я потратила немало времени на выбор белья.
        — Вижу,  — тихо отозвался он, не поднимая головы.
        Я не видела лица друида, но голос выдал его нетерпение. Платье упало на пол, я переступила через него, подцепила ногой и отбросила в сторону. Коул положил руку на мое колено и медленно заскользил вверх по ноге.
        — Потрясающе. Я чувствовал, что не ошибся с выбором…
        — Поясни,  — потребовала я.
        Намек на то, что я оказалась подходящей суккубой, мне совершенно не понравился.
        — Корсет, Лорел. Он так тебе идет.
        Последнее слово мне выдохнули в бедро. Горячее дыхание пощекотало кожу. Мак-Аллистер самым бессовестным образом меня соблазнял! И ему это определенно удавалось.
        Я повернулась к нему спиной и повела плечами.
        — Ты обещал помочь со шнуровкой.
        Коул поднялся с пола и начал стягивать ленты корсета. Не так туго, чтобы мешать дыханию, но достаточно плотно, чтобы он облепил мое туловище подобно второй коже. Грудь дерзко приподнялась вверх, плечи расправились. Я чувствовала себя воином, готовым к битве.
        — Где-то тут было зеркало,  — пробормотал он.
        Вся мебель в спальне была зачехлена. Высокая кровать, и та оказалась укрыта от пыли. Мак-Аллистер подошел к одному из тканевых коконов и стянул покрывало, открыв туалетный столик, над которым висело зеркало.
        Приблизившись к нему, я приподнялась на носочках. Со стороны могло показаться, что я любовалась своим отражением, но это было не так. Я не сводила глаз с лица Коула, жадно оценивала его реакцию на каждое мое движение. Несмотря на выпитое зелье, я оставалась суккубой.
        Покрутившись перед зеркалом, объявила:
        — Тапочки лишние. К этому корсету лучше подошли бы туфли на высокой шпильке.
        Мое предположение заставило Коула нервно сглотнуть. Не успела я порадоваться реакции, как он меня огорошил:
        — Тапочки более устойчивы. Кроме того, у них имеется еще одно преимущество…
        Не успела я опомниться, как Коул стремительно развернул меня к себе лицом, подхватил под попу и усадил на стол, губы обжег горячий поцелуй, я откинулась назад на локтях, пятки уперлись в столешницу.
        — Вот видишь, какая замечательная обувь,  — прошептал Коул.
        Я прикусила губу и покраснела. Кажется, я теперь никогда не смогу думать о домашних тапочках в прежнем ключе.
        Громкий гудок заставил меня вздрогнуть.
        — Приехал автобус,  — недовольно процедил сквозь зубы друид.
        Эротическое наваждение развеялось. Я вспомнила, что так и не пообщалась с бригадой. Не обсудила с ребятами планы на завтра, не разобралась, кто мне поможет с получением груза на станции. Да я вообще ни черта не успела из-за Мак-Аллистера!
        Спрыгнув со стола, рванула к окну.
        — Куда это ты собралась?  — послышалось недоуменное вслед.
        — Работать. Сам же установил такие сроки, что впору привлекать нежить. Ей хотя бы не нужно спать,  — быстро проговорила я и распахнула окно.  — Эй вы там, внизу. Замрите. Я спускаюсь!
        — Если в таком виде, как сейчас, то готовы стоять хоть всю ночь,  — донеслось насмешливое в ответ.
        Рабочим тоже понравился корсет.
        — Надо кое-что обсудить,  — смущенно пробормотала я.
        Мак-Аллистер кивнул:
        — Иди.
        Он никоим образом не выказал неодобрения. Я шагнула к двери, чувствуя себя последней идиоткой. Уйти, и в такой момент! Но я должна была думать о чем-то еще, кроме секса. Реликвия влияла на Коула, делала его таким притягательным. Определенно, дело было лишь в артефакте темных фейри. В противном случае я не представляла, как еще объяснить собственную реакцию на этого мужчину.

* * *

        Перед тем как явить себя бригаде нелюдей, следовало хотя бы накинуть халат. Нет, я и в чулках и корсете могла бы запросто выйти на улицу, но не по такой же погоде! Еще не хватало простудиться. Уже на подходе к гостевой спальне я услышала шаркающую поступь. Робот выкатился в коридор, держа в вытянутых руках пальто и сапоги. Не иначе как Коул побеспокоился.
        Мое появление сопровождалось вполне понятными возгласами разочарования, причем громче всех сокрушался Гилберт. Он уже успел запустить камеру, прежде чем понял, что я все же оделась.
        — Всем привет. Сожалею о внеплановой задержке.
        — Да ладно,  — хмыкнул долговязый оборотень,  — мы ужинали, вы — перекусывали. Все путем.
        Я не стала разубеждать парня, еще бы счел, что кокетничаю и напрашиваюсь на добавку.
        — Поздравляю с окончанием первого рабочего дня. Надеюсь, шотландское гостеприимство пришлось вам по душе.
        Я пристально всмотрелась в лица рабочих. Недовольных не обнаружилось. Вот и славно. Значит, разместили в сносных условиях и нормально накормили. Причем второе было намного важнее первого.
        — Нужны два добровольца, которые помогут мне завтра перевезти груз со станции.
        — А что придет? Стены или пол?  — деловито уточнил Линтон.
        — Обшивку для зала обещают.
        — Понятно. Разберемся,  — кивнул инкуб.  — На станцию поедем я и Нед.
        Нед, коренастый бородатый увалень, скупо кивнул, подтверждая согласие.
        — Отлично. Тогда встретимся у здания вокзала. Желаю всем хорошенько отдохнуть.
        Развернувшись, скоренько взбежала по ступеням. Пальто, конечно, здорово, но под ним одежды у меня было маловато.
        — Лорел, а ты ничего не забыла?  — донеслось мне вслед. Обернувшись, непонимающе уставилась на Линтона.  — Нет, ребят, не забыла. Отчаливаем,  — объявил вдруг он и первым направился к мосту. Остальные потянулись следом.
        Я бы не обратила внимания на неловкую паузу, возникшую при расставании, но она не укрылась и от Гилберта. Парень щелкнул пару раз камерой, пока я переобувалась, и ухмыльнулся:
        — Да уж, круто ты их обломала.
        — Это ты еще о чем?
        — Ребята предположили, что ты их остановила, потому что кого-то присмотрела на ночь. Целый день только и разговоров было, на кого польстится суккуба. Но я как самый умный поставил на мистера Мак-Аллистера.
        — Болтун…  — проворчала я.
        Гилберт хитро прищурился и вдруг выдал:
        — А ты еще в том корсете? Я нашел потрясающую гостиную, в которой ты бы неплохо смотрелась.
        — Давай завтра. Сегодня что-то я без настроения.
        — Хорошо,  — разочарованно вздохнул Гил.
        Я действительно устала. Несмотря на то что это была приятная усталость, подкрепленная глубоким удовлетворением от проделанного за день, я все равно чувствовала себя совершенно разбитой. Надо бы пригласить Коула на чашку чаю, что ли.
        Громкий хлопающий звук заставил меня подойти к окну.
        — Надо же, куда это он на ночь глядя?  — удивился Гилберт.
        — Без понятия,  — с наигранным безразличием обронила я, смотря вслед поднимающемуся в воздух вертолету.  — Пойду спать. Увидимся утром.
        Итак, Мак-Аллистер обиделся. Ну и пусть, не больно-то и хотелось с ним чаевничать. Достало, что он относился ко мне как к личному нейтрализатору реликвии фейри. Еще и робота ко мне приставил. Электронный помощник околачивался возле двери. На экране мигало изображение конверта. Похоже, что мне передали сообщение.
        Я вошла в спальню, дождалась, пока Руперт закатился следом, и стукнула кончиком ногтя по экрану. Из динамиков раздалось чеканное:
        — Надеюсь, корсет и тапочек согреют тебя ночью.
        Выходит, все-таки обиделся.

* * *

        Мак-Аллистер точно накаркал. Этой ночью я несколько раз просыпалась от холода. Не выдержав, прокралась в соседнюю спальню и стащила с кровати Коула дополнительное одеяло. После чего устроилась на полу возле камина. Кажется, я все-таки умудрилась простудиться. Суккубы редко болеют, а лечатся исключительно энергией, но при мысли о вязании или скрапбукинге у меня начало ломить в висках.
        Ничего, отлежусь, а завтра с новыми силами за работу. И вообще, надо завязывать с неглиже. Пижама мне нужна, теплая, мягкая и удобная.
        Стоило слегка задремать, как я услышала сквозь сон громкий топот и витиеватую брань. А потом меня куда-то поволокли по полу вместе с одеялом, на котором я лежала. Тащил Коул, ругался он же, а еще в воздухе пахло чем-то паленым.
        — Лорел! Когда я позвал тебя переделать интерьер, то не подразумевал, что ты предварительно сожжешь его к чертям!
        Громкий голос заставил меня зажмуриться и накрыть голову подушкой. И чего этому друиду неймется? Жаждет выяснить отношения, пусть приходит, когда мне полегчает.
        — Не притворяйся, что спишь! Вот как можно было не почувствовать запах дыма?
        — Какого еще дыма? Пахнет паленой собачьей шерстью,  — сонно протянула я.
        — Верблюжьей. Отличное, между прочим, одеяло. Было.
        Окончательно проснувшись, приподнялась на локте, мне тут же продемонстрировали конец тлеющего одеяла.
        — Ничего себе, чуть не согрелась,  — потрясенно пробормотала я.
        — Ты могла устроить пожар,  — уже спокойнее сказал Коул.
        — И в мыслях не было заниматься прикроватным самосожжением, просто захотелось очутиться поближе к огню,  — я закуталась в одеяло в попытке сохранить остатки тепла.
        — Ты замерзла?  — нахмурился он.
        — Вторая нога мерзнет.  — Я предъявила левую ступню, обутую в розовый тапочек. Надела перед сном, но теплее не стало. Наверное, потому, что правая ступня так и осталась босой.
        Коул опустился на колено и, ощупав мою лодыжку, потянулся ко лбу.
        — Это еще зачем? У меня нет температуры. Суккубы не болеют, как люди.
        — Все болезни демонов соблазна из-за нехватки энергии, хотя внешние признаки могут маскироваться под общеизвестные симптомы.
        — Молодец, ставлю тебе пятерку за теорию. В энергетическом плане со мной полный порядок, я же довязала тапочки.
        — Бредишь?
        — Мерзну. Обними меня.
        Коул недоверчиво нахмурился, а я вдруг почувствовала, что просто обязана прижаться к его телу, способному разжечь страсть и подарить тепло. Приподнявшись, я обняла Мак-Аллистера за шею, сомкнув пальцы на затылке. Спине сразу стало зябко.
        — Холодно,  — снова пожаловалась я.
        — Может, тебя врачу показать? В Эдинбурге есть круглосуточная клиника для нелюдей.
        — Лучше поцелуй меня,  — прошептала я и потянулась к его губам.
        Мак-Аллистер не стал уклоняться, но и особого желания не выказывал, впрочем, меня это ничуть не смутило. Стоило ощутить знакомый вкус губ, как в груди сладко заныло, а еще стало немного теплее. Я поерзала на полу, высвободила ноги из-под одеяла и подвинулась поближе. Пусть сопротивляется, так интереснее. Я просунула язык между приоткрытых губ Коула и глубоко вздохнула, чувствуя, как в меня проникает сладкая, тягучая… энергия?!
        Я снова питалась! Как суккуба!
        Неужели шебби-шиза меня оставила? А как же заказ, как же замок? Как же я довяжу второй тапочек? Вдруг и желание творить также улетучилось?
        Мне надо было заглянуть в корзинку с рукоделием и проверить, почувствую ли я хоть что-нибудь, взяв в руки спицы.
        — Да черта с два я позволю продинамить себя во второй раз!  — процедил сквозь зубы Коул и сцепил руки у меня на талии.
        — Ты не понимаешь. Мне надо только разобраться…
        — Ты суккуба, Лорел, попавшая под влияние реликвии. И уж если я с этим смирился, то и ты как-нибудь справишься,  — с этими словами он мягко толкнул меня на спину.
        — Что ты хочешь сказать?
        — Не хочу говорить,  — Коул накрыл рукой мою правую грудь и слегка сжал.  — Опять поругаемся. Надоело.
        Ругаться не хотелось, а вот согреться — очень даже. Я крепко обхватила его бедра ногами и заверила:
        — Так намного теплее.
        — А скоро станет совсем горячо.
        — Ничего не имею против.
        Он поцеловал меня в губы и отстранился буквально на пару секунд, но и их хватило, чтобы мне снова стало зябко. Мак-Аллистер ошибся, артефакт темных фейри тут был ни при чем. Действие зелья закончилось, и теперь мне была необходима персональная грелка. А друид, он просто подвернулся рядом. Но об этом я подумаю завтра, а сейчас мне хотелось только чувствовать и… согреться.
        Коул мог быть нежным и внимательным любовником. В этот раз наше соитие не походило на борьбу и выяснение отношений. Мак-Аллистер почувствовал, что сейчас мне требовалось другое. После огромного перерыва моя сущность словно пробуждалась заново. Поначалу я еще пыталась ее контролировать из опасения навредить друиду, но потом убедилась, что он неплохо справлялся. Коул казался бездонной чашей. Он щедро делился энергией, согревал меня ею, и только тяжелое дыхание выдавало, как сложно было ему сдерживаться. Коул не просто занимался со мной сексом, он делал это для меня.
        — Согрелась?  — тихо поинтересовался он.
        — Достаточно для того, чтобы захотеть оказаться сверху.
        Это была проверка, и Коул ее прошел.
        — Ничего не имею против.  — Он обхватил меня за талию, крепко прижал к себе и быстро перекатился на спину.  — Полностью в твоем распоряжении.
        Я провела ладонями по крепкой мужской груди, чуть приподнялась и снова опустилась.
        — Тепло, очень тепло,  — промурлыкала я, вновь приподнявшись.
        — А я обещал, что станет жарко.
        Мак-Аллистер опустил руки на мою талию и резко шевельнул бедрами. Охнув, замерла, позволяя ему перехватить инициативу. Я зависла над Коулом, который теперь стал хозяином положения. Именно он задавал ритм, вбивался в меня так сильно и резко, как только мог. Закрыв глаза, я полностью отдалась ощущениям, переполнявшим нас обоих. Магия фейри струилась вокруг нас, окутывала наши тела. Она оставалась темной, но теперь не пыталась подчинить, а соблазняла, манила, казалась такой созвучной силе демонов ночи…
        — Не надо, не слушай его,  — вдруг прошептал Коул.  — Смотри на меня. Я здесь.
        Словно желая доказать это, он крепко сжал мои бедра. Я охнула, но не успела возмутиться. Оргазм накатил неожиданно, заставив меня закричать. Кажется, я снова начала царапаться, потому как Коул переплел мои пальцы со своими, его руки служили мне точкой опоры. Он продолжал погружаться в меня, заставляя тело биться в судорогах, а потом вдруг резко притянул к себе. Я упала на грудь Коула и услышала, как он прошептал мое имя.
        Я была готова вырубиться прямо на полу, но Коул мне не позволил. Подхватил на руки и утащил к себе в спальню. Уже проваливаясь в сон, я обозвала его наглым и жадным друидодраконом. Сравнение определенно пришлось Мак-Аллистеру по вкусу, потому что меня немедленно возвели в ранг сокровища. Такого, что и врагу не пожелаешь. Вдобавок он опять назвал меня суккубой. Тихо так назвал, словно пытался понять, что же я такое. Я бы ему обязательно продемонстрировала это снова, если бы не хотела так сильно спать.


        ГЛАВА 11



        Настоящие леди не ругаются матом. Я вот не удержалась и обложила Руперта трехэтажным. Мысленно, конечно, но сути это не меняло. Робот меня вконец выбесил! В его обязанности входила забота обо всех обитателях замка, но какого было соваться к Пинни и Коко? Видимо, хотел покормить, но не учел, что моим паршивкам только покажи приоткрытую дверцу. Когда я вернулась в спальню переодеться, то обнаружила пташек, заливающихся на люстре. Руперт тревожно мигал лампочками и тряс в воздухе пакетиком с кормом.
        — Чтоб тебя закоротило!  — в сердцах бросила я.
        Обеспокоенный моей реакцией храбрый робот попытался исправить ошибку и поймать канареек.
        — Отставить. Отменить команду! И потом… пошел вон!  — взвыла я, повиснув на железной руке, которая начала стремительно удлиняться.
        — Лорел, ты уже нашла с кем поругаться?  — донесся сонный голос из соседней комнаты.
        — Твоя жестянка выпустила Пинни и Коко!
        — Окна закрыты, двери тоже. Вернем беглянок.
        — Прикажи этому извергу втянуть клешни, или я ему их обломаю! А если он поднимет меня еще чуточку выше, то есть шанс, что сломаю что-нибудь я.
        — Руперт, отмена выполняемой команды. Можешь приступать к обычным обязанностям.
        Робот пропиликал что-то возмущенное, поставил меня на пол, после чего удалился, шаркая музыкальным сопровождением. Я повернулась к стоящему в дверях Коулу. Одеться он, как и я, не успел, так что белье ему заменяло повязанное вокруг бедер покрывало. Минувшей ночью я неплохо подзарядилась, но одного взгляда на Мак-Аллистера хватило, чтобы захотеть добавки.
        Коул понимающе ухмыльнулся:
        — Твоя работа?
        До меня не сразу дошло, что речь шла о перенастройке Руперта. Возникшая в разговоре пауза вызвала на губах Коула ленивую улыбку.
        — Это лучше, чем та безумная музыка,  — проворчала я.
        — Хорошо. Будет у нас роботодедушка.
        — У кого-то хороший настрой.
        — Естественно. Тебе ли не знать, что отличный секс всегда повышает мужчине настроение.
        Я не стала развивать тему. Вряд ли Коул обрадовался бы сравнительному анализу. Он смирился с тем, что запал на суккубу, но не обязан был получать удовольствие от разговоров о моих прошлых связях.
        — И как же мы их снимем?  — с тоской протянула я.
        Пинни и Коко облюбовали люстру и выдавали гимн свободы пернатых.
        — Точно так же как и в прошлый раз,  — хитро произнес Коул.
        Подойдя к столу, на котором стояла клетка, он протянул руку и прошептал:
        — Пора домой.
        И канарейки его послушались! Желтохвостые вредины перепорхнули ему на руку, немного потоптались и самостоятельно залетели в клетку.
        — Что это было?  — потрясенно прошептала я.
        — Небольшой секрет друидов,  — хмыкнул в ответ Коул.  — Больше не мерзнешь?
        Я переступила босыми ногами по полу, прислушалась к ощущениям. Тело было легким от переполнявшей его энергии. Кроме того, мне не было холодно, вот ни капельки, и это несмотря на наготу.
        Вскинув руки, сладко потянулась.
        — Прекрати,  — севшим голосом попросил Коул.
        А вот нечего было ехидничать. Пора бы и вспомнить, кто из нас двоих демон соблазна…
        Процесс соблазнения прервал вернувшийся Руперт. Робот подкатил к Коулу и начал что-то возмущенно пиликать. Лампочки на его голове сияли всеми оттенками красного.
        — Лорел, Гилберт любит готовить?
        — Да, а что?
        — Тогда нам придется спуститься вниз. Но я запомнил, на чем мы остановились.
        Коул скрылся в спальне, я же зло уставилась на робота. Вконец достал!

* * *

        В функционал Руперта входило приготовление пищи. Однако список его рецептов ограничивался традиционными английскими блюдами вроде овсянки или пудинга, поэтому Коул редко пользовался услугами электронного повара. Тот чувствовал себя недовостребованным и радовался, когда его задействовали. Вот и сегодня он резво покатил на кухню, но обнаружил, что та занята. Гилберт встал затемно и решил побаловать нас оладушками. К слову сказать, оладушки Руперт печь не умел, поэтому воспринял действия гостя как наглый саботаж.
        Гилберт приготовился к осаде. Когда мы открыли дверь, то наткнулись на перегороженный стульями проход. Сам повар, вооруженный сковородкой и кувшином с водой, стоял позади «баррикады».
        — Гил, ты чего удумал? За год же не расплатишься!  — возмутилась я.
        — А нечего лапы немытые к вашему завтраку тянуть. Этот робот хотел меня выгнать!  — фотограф обвиняюще ткнул в сторону Руперта. Тот разразился электронной трелью. Звук вышел до того пронзительным, что я заткнула уши.
        — Руперт, отставить,  — принялся наводить порядок Коул.  — Возвращайся к работе на третьем этаже. Попросил его снять чехлы с мебели в некоторых комнатах.
        — О! Это чтобы я мог пофотографировать интерьер?  — оживился Гилберт.
        — Почти,  — слегка смутился Мак-Аллистер.
        — А давайте будем завтракать! Умираю, как есть хочу!
        Надеялась отвлечь всех от околопостельной темы, но стало только хуже. Теперь уже покраснел Гилберт.
        — Вы тут как-нибудь сами,  — вдруг объявил он.  — А я пойду… пощелкаю на берегу.
        Придумав себе задание, Гилберт слинял.
        — Да уж, неловко получилось…
        — Пусть остынет, ему полезно,  — проворчал Коул.
        — Я с ним не спала,  — на всякий случай уточнила я.
        Мак-Аллистер прожег меня голодным взглядом.
        — Лорел, ты оладьи есть будешь?
        — Буду.
        — Тогда садись и ешь. Желательно молча.
        Я посмотрела на часы. Через тридцать минут я должна была встретиться с Линтоном и Недом на вокзале. Так что тут либо сдоба, либо секс. Ничего, у меня же будут перерывы в течение рабочего дня!
        Завтрак прошел нервно. Я вдруг вспомнила, что действие зелья закончилось. Вот совсем-совсем закончилось. Теперь я питалась как настоящая суккуба, а значит, не смогу творить…
        — Лорел, тебя что-то тревожит?
        — Как ты догадался?
        Вместо ответа Коул указал чайной ложечкой на мою тарелку. Только тогда заметила, что мажу джемом уже четвертый оладушек, три несъеденных лежали передо мной.
        — Ой! Прости. Сколько там осталось?  — я попыталась заглянуть под крышку, но Коул отодвинул блюдо подальше.  — Гилберт наверняка еще не завтракал. И мистер Вольф. Кстати, я вчера его так и не видела. Он сейчас в замке?
        — Иоганн ночует в деревне. И ты не ответила на вопрос.
        Я положила последний оладушек на тарелку так, чтобы получился идеальный квадрат, и прочертила пальцем линии из джема.
        — Тебя не учили не играть с едой?  — проворчал Мак-Аллистер.
        Вскинув голову, провокационно улыбнулась:
        — Коул, я просто обожаю играть с едой.
        — Неужели?  — он придвинулся на диванчике ко мне. Теперь Коул сидел вплотную, я чувствовала тепло его тела и чуть не урчала от удовольствия. Коул взял мою ладонь, поднес к губам и слизал остатки джема.  — Игры с едой. В этом что-то есть,  — задумчиво произнес он.  — И все-таки, что тебя беспокоит?
        Вопрос Мак-Аллистера заставил меня вздрогнуть, я даже стала отползать в сторону. Коул обнял меня за талию и притянул обратно. Поняв, что от разговора не отвертеться, я все же призналась:
        — Переживаю, что не справлюсь. Я работала в поместье, на ранчо, обставляла квартиры. Дизайн никогда не был моим основным источником дохода, просто находились знакомые, готовые доверить мне свое жилище. Но Дол-Аллен — это совсем другое…
        — Мистер Док прислал мне вчера отчет. Собственно говоря, из-за него я и вернулся.
        — Вспомнил, что я так и не составила собственный?  — нервно усмехнулась я.
        — Он показал мне твои эскизы. Мне понравилось.
        Хотела спросить, видел ли он кухню, но помешал вернувшийся Руперт.
        — Машина подана,  — голосом мистера Вольфа чопорно возвестил он.
        — Вы используете Руперта в качестве посыльного?
        — Он сам формирует словарный запас. Будет забавно понаблюдать за его развитием,  — пояснил Коул.
        Я так и замерла с открытым ртом. Робот учился не только готовить, но и говорить? В этом случае его стоило держать подальше от бригады! Кто знает, каких словечек он нахватается?

* * *

        Приемка материалов растянулась на два часа. Началось с того, что поезд задержался на двадцать минут, потом мы оформляли бумаги и грузили заказанное в фургон. Точнее, физическая часть лежала на плечах Линтона и Неда, я тоже порывалась помочь, но меня отослали в кабину. А когда я все-таки из нее выбралась и подхватила длинную доску, которую тащил на плече Линтон, меня послали повторно, причем в таких выражениях, что я всерьез забеспокоилась о словарном запасе Руперта.
        В Дол-Аллене меня снова попытались спровадить, уже из холла, где должен был начаться монтаж деревянных панелей. Я устраняться не желала, дело шло к скандалу. И тут пришел входящий вызов от Брайна. Помня об отличном слухе нелюдей, я вернулась в свою комнату и только тогда перезвонила.
        — Привет. Как продвигается ремонт?  — спросил он.
        — Неплохо, твои ребята шустрые.
        — И не шумные…
        — Наябедничали уже,  — тяжело вздохнула я.
        — Лорел, если Линтон говорит, что ты должна уйти, ты разворачиваешься и тащишь свою попку в любое свободное от оборотней и демонов место.
        — Да с какой это радости?! Как я могу их оставить одних? Я же отвечаю за ремонт Дол-Аллена. И вкладываю в него всю душу! Готова вылизать каждую плиточку, расцеловать каждую лампочку…
        — Ты на взводе.
        — Да, ремонт меня чертовски возбуждает!
        — Тогда найди друида и затащи его в спальню, а моих ребят оставь в покое! Приближается полнолуние, Лорел. Нам же не нужны проблемы?
        — Считаешь меня опасной?  — кокетливо протянула я.
        — Заноза ты в заднице,  — на другом конце послышался тяжелый вздох.
        — Да поняла я все. Не высовываюсь и занимаюсь дальнейшей прикидкой интерьера на компьютере.
        — Я обозначил бюджет,  — спохватился Брайн.
        — Помню. Линтон посмотрит котел?
        — Сразу же после того как закончит с освещением холла. И в шахту подъемника заглянет. Следующая поставка через день. Поручи Неду и тем, кого он сам отберет. Не дело привлекать единственного электрика к подъему тяжестей.
        — Хорошо. Как скажешь.
        — Не ворчи. Поверь, я заинтересован в успешном выполнении заказа не меньше твоего.
        — Мак-Аллистер обещал рекомендации?
        — Обещал,  — не стал увиливать владелец фирмы.  — Будем на связи.
        После разговора с Брайном я написала письмо Миранде, приложила отчеты и снимки, сделанные Гилбертом. Начальница возвращалась в Лондон на днях. Не верилось, что еще пять дней назад я и не знала о существовании Дол-Аллена.
        Я последовала совету Брайна и не стала возвращаться в холл, где работали оборотни. Вместо этого воспользовалась черной лестницей и спустилась на кухню. Там как раз паковали мебель демоны. Руководил процессом, как ни странно, Гилберт:
        — Микроволновку в столовую. Холодильник туда же. Куда вы шкаф потащили! Я же еще из него кофеварку не забрал.
        — Да кому только нужен этот кофе,  — проворчал долговязый демон.
        — Лорел нужен. Она без него просто звереет…
        — Кхм!  — не выдержала я.
        — Вот, слышали?  — Гилберт вскинул указательный палец.  — Уже пыхтит.
        Демоны молча поставили шкаф на пол, вынули требуемое, после чего понесли мебель наверх.
        — И не стыдно тебе?  — попыталась я пробудить совесть фотографа.
        — А почему я должен из-за ремонта оставаться без кофе? И потом, я все равно завтра отчаливаю, так что потерпят меня еще немного.
        — Ты уезжаешь?  — обомлела я.
        — Я же тебе говорил, что всего на неделю удалось отпроситься в деканате. Но ты была слишком озабочена тем, как перенесут перелет Пинни и Коко.
        — Прости. Временами я бываю слишком рассеянна. Тебя отвезут?
        — Да прямо-таки. Взял билет на поезд. Не переживай, буду на выходные приезжать.
        — Можно подумать, ближний свет.
        — Зато какой…  — мечтательно протянул Гилберт.  — Я же так на середину озера и не выбрался, не порыбачил. Кстати, ты же не будешь против, если я твои фотки покажу редактору журнала?
        — Мы же уже это обсуждали. Раз нужно для дела — показывай. Но карьера модели меня не интересует.
        — Жалко. С тобой было круто работать.
        — Нам с тобой было круто работать,  — тут же поправила я.  — Не факт, что другому фотографу я бы не засветила штативом по башке.
        Гилберт довольно усмехнулся. Ему тоже нравилось наше сотрудничество.
        — Ладно, прочь лирику. Поговорим о насущном,  — серьезно произнес он.  — Холодильник, микроволновка и кофеварка переехали жить в столовую. Варочную панель пришлось демонтировать. Ребята будут завтракать и ужинать в деревне, обедать здесь. Но на твоем месте я бы не жмотничал и устраивал им перекусы. Бутерброды, например, строгал.
        Я представила, что мне придется резать по двадцать-тридцать бутербродов за раз, и покачала головой:
        — Максимум — могу ездить за продуктами.
        — Забота об обитателях замка традиционно ложилась на плечи его леди.
        — В таком случае леди этого замка — Руперт,  — хмыкнула я.
        Должно быть, робот околачивался поблизости, потому что в то же мгновение заглянул в кухню. Не звал ли кто. А тут и демоны вернулись. Быстро сработали, если продолжат в таком же темпе, то к вечеру полностью освободят комнату от мебели.
        — Лорел, иди к себе. Тут и так не развернуться,  — неожиданно начал выпроваживать меня Гилберт.
        И этот туда же. Ну и ладно. Мы не гордые, можем и свалить.

* * *

        Вернувшись в спальню, я обнаружила в ней робота-горничную. Вернее, сначала я идентифицировала со спины незнакомую тетку без ауры и едва не засветила ей по голове лампой.
        — Что вы забыли в моей комнате?
        — Перестилаю постель,  — раздалось чопорное в ответ.
        Я со всех ног бросилась к клетке с Пинни и Коко. К счастью для андроида, канарейки оказались на месте.
        — Слушай, можно исключить эту комнату из графика уборки?
        — В таком случае вам придется самой застилать кровать, вытирать пыль, пылесосить…
        — Да я и окна сама помою! Только чтобы я больше тебя здесь не видела.
        Горничная похлопала голубыми глазищами и кивнула.
        Нет, околокосмический дизайн Руперта мне был больше по вкусу. Да и лампочки, изменяющие цвет в случае перепадов настроения, не так раздражали, как физиономия человекоподобной куклы.
        Распахнув перед горничной дверь, я дождалась, пока она отчалит, и только потом сделала несколько глубоких вздохов.
        Спокойнее, Лорел. Думай о приятном. Взгляд выхватил на подоконнике корзинку с рукоделием, а ведь я так и не провела проверку.
        Крадучись подошла к окну и сдернула с корзины салфетку. При виде спиц и розового мотка шерсти на губах появилась улыбка. Несмотря на то что я снова питалась как суккуба, желание творить никуда не исчезло. Шебби-вдохновение оставалось в наличии. Логика происходящего отсутствовала. Ну и черт с ней. И так все устраивало.
        Мне безумно хотелось связать второй тапочек, но Дол-Аллен был важнее. Я снова изучила график, составленный Брайном. После этого напомнила ему о необходимости заменить внутренние переговорные устройства, даже несколько симпатичных моделей подыскала. Оборотень тут же пофыркал в ответном письме, что я, как все девушки, ведусь исключительно на внешний вид, и пообещал сам найти подходящие.
        После разговора с Брайном я открыла эскизы будущего холла и кухни. Если удастся реализовать задуманное, то эти два помещения полностью впишутся в интерьер замка. Чего не скажешь о виде за парадной дверью. Я еще раз просмотрела фотографии внутреннего дворика до того, как его закатали в асфальт. Нет, старинные камни и декоративная подсветка смотрелись неплохо и в то же время скучно. Идея, посетившая меня, заставила потянуться к телефону.
        — Брайн, а если нам разбить фонтан?
        — Фонтан чего?
        — Да я не о фуршете, настоящий фонтан. Во дворе. Там как раз места хватит. Я смотрела картинки, можно заказать готовый…
        — А воду сама носить станешь?
        — Так озеро же рядом…
        — Отлично, тогда прикупи к фонтану парочку ведер.
        — Брайн, я серьезно! Неужели нельзя закачивать воду прямо из озера?
        — Вместе с рыбками?
        — Не издевайся.
        — Нет, Лорел, это ты издеваешься!  — неожиданно громко рявкнул оборотень. Я аж трубку от уха подальше убрала.  — У нас есть утвержденные миссис О’Мали смета и график работ, и я не собираюсь заставлять моих ребят пахать круглосуточно из-за твоих дизайнерских заморочек!
        — А если пару лавочек добавить?  — робко попросила я.
        — Каких?
        — Кованых. С арочным сводом, можно будет посадить вьющиеся растения. Получатся красивые беседки.
        — Я тебе еще и садовника должен где-то откопать?
        — Привлеку кого-нибудь из местных жителей. За свой счет.
        — А лавочки какими должны быть?
        — О! Я набросаю эскиз и подыщу в Сети похожие варианты.
        — Нет, милая моя. Ты составишь чертеж. С указанием размеров каждого декоративного завитка. Также мне будет нужен план двора с указанием, где ты хочешь разместить свои лавки.
        — Постараюсь,  — пролепетала я.
        — Зато будешь при деле,  — в голосе Брайна отчетливо прозвучало злорадство.

* * *

        Проще всего было бы отказаться от идеи обустройства внутреннего двора. Тем более что Мак-Аллистер ни о чем подобном не просил. Но этому дворику так не хватало капельки уюта! Поэтому я оделась потеплее, вооружилась рулеткой и мелом и отправилась наружу. Никто из рабочих не поинтересовался, куда я собралась, парни продолжали работать, однако стоило мне выйти на крыльцо, как занавески на окнах зашевелились. И пусть только Линтон заявит, что я опять кого-то отвлекаю!
        Места для двух лавочек я наметила сразу, еще одну решила установить на берегу, прямо у стен замка. Уж; больно пустынным и заброшенным казался крошечный кусочек суши. Я не понимала, почему никто из прежних владельцев замка не догадался разбить здесь мини-садик или поставить беседку. На берегу даже пристани не было, а ведь озеро Аллен глубокое. Пара шагов от берега — и уйдешь под воду по самую макушку.
        Я опасалась заикаться Брайну о чем-то масштабном. Если удастся заказать лавочки — будет уже счастье. А для Коула я, пожалуй, прикину вариант обустройства острова. Вдруг по весне вдохновится на новые подвиги?
        Вопрос с лавочками был решен, оставалось разобраться, что же этакого посадить рядом с ними. Будет обидно, если заказанные саженцы не приживутся. Поэтому я завела мопед и потарахтела в деревню. Когда выезжала из ворот, спина прямо-таки горела от любопытных взглядов. Вот не надо было со мной ругаться, тогда бы знали, куда я намылилась на ночь глядя.
        Охота на садовника началась в супермаркете в отделе живых цветов. Не успела опомниться, как обзавелась двумя горшками с геранью и тремя приглашениями на танцы. Приглашавшие оказались милыми парнями, но на садовников не тянули, поэтому были посланы лесом. Не знаю, сколько бы я еще изображала «девушку в беде», если бы в супермаркете не появился мистер Вольф. Сперва я шарахнулась за стойку с цветами, а потом рискнула заговорить с управляющим. Главное, было действовать понаглее, чтобы не догадался, что Мак-Аллистер не в курсе моих планов.
        — Вот теперь ищу подходящие растения,  — с улыбкой закончила рассказ я.
        — Герань не подойдет,  — на полном серьезе вдруг выдал Иоганн, но его глаза лучились от сдерживаемого смеха.
        — А что вы предложите?
        — Самый универсальный вариант — плющ. Помогу вам с приобретением.
        Я заметила, что мистер Вольф стал относиться ко мне с меньшей настороженностью. Неужели ему пришлись по нраву мой деловой подход и желание привести замок в порядок? Или же он сначала не поверил, что суккуба в самом деле станет работать?
        — Не ожидал, что Коул решится притронуться к берегу…  — вдруг добавил управляющий.
        — Сначала речь шла исключительно об откапывании брусчатки во дворе,  — осторожно заметила я и остановилась у прилавка с печеньем. Пришлось сделать вид, что не могу выбрать. На самом деле мне требовалась пара секунд, чтобы осмыслить услышанное.
        Неужели прежде на берегу находились какие-то постройки? Коул о них не упоминал, да и на фотографиях я их не заметила. Надо еще раз внимательно пересмотреть.
        Мы расплатились на кассе и отправились на парковку. Мистер Вольф дошел со мной до мопеда и снова пообещал, что позаботится о саженцах плюща. Разговор был исчерпан, однако управляющий не спешил прощаться. Я терпеливо укладывала покупки в коляску, хотя промозглый ветер пробирал до дрожи. Надо было захватить на обратную дорогу перчатки.
        — Лорел, не знаю, говорил ли вам мистер Мак-Аллистер…
        Я повернулась к Иоганну. Выражение его глаз заставило меня нервно прикусить губу. Физически он находился на расстоянии вытянутой руки, но мысленно перенесся в прошлое. И воспоминания определенно не были приятными.
        — На берегу раньше стоял маяк, он есть на старых снимках. После гибели родителей мисс Кетрин решила его уничтожить.
        — А двор тоже ее работа?
        — Нет, асфальтовое покрытие уложили по желанию мистера Мак-Аллистера.
        Я невольно поежилась. Нехилые желания возникают в голове у Коула. Например, тот жуткий красный уголок.
        — Я рад, что мистер Мак-Аллистер отбросил прошлое. Надеюсь, в этот раз все пройдет удачнее…
        — Дол-Аллен завораживает, я постараюсь его обновить, но не стану менять.
        — Спасибо. Рад, что мы понимаем друг друга. Можете на меня рассчитывать.
        — Договорились. Слышала, вы отвечаете за размещение рабочих.
        — Было непросто уговорить местных предоставить крышу над головой нелюдям, но все разрешилось к лучшему. Кстати, что планируете делать завтра вечером?
        — Хотите пригласить меня на танцы?  — кокетливо захлопала ресницами я.
        — Староват я уже для этого, но вы с ребятами приходите. Незачем вам одной находиться в замке.
        — Разве Коул, то есть мистер Мак-Аллистер, куда-то уезжает?
        — Он попросил подготовить вертолет на утро.
        — Понятно,  — пробормотала я.  — Тогда увидимся завтра.
        — Хорошего вечера, мисс Лейк.
        Я рассеянно кивнула и завела мотор. Предстоящий отъезд Коула расстроил, я погрузилась в собственные мысли, но все-таки уловила чей-то взгляд из окна местного паба. Вероятно, действие зелья и в самом деле сошло на нет.


        ГЛАВА 12



        Коул не был обязан передо мной отчитываться, и все-таки неприятно, что я узнала о его отъезде от постороннего. Еще и Гилберт собирался вернуться в Лондон. Что ж, придется остаться в замке в компании роботов и канареек. Не особо веселая перспектива. Уж лучше напроситься на ночевку в деревне. Только надо заранее предупредить Линтона, чтобы втолковал демонам и оборотням, что я не на плотный ночной перекус набиваюсь. А то скандала не избежать.
        Ох! Вот зараза!
        Замечтавшись, я наехала в темноте на какую-то кочку. Тряхнуло так, словно подо мной находился не мопед, а конь повышенной строптивости.
        Нельзя о технике плохо думать. Она это чувствует. Вот и моя «тарахтелка», как только я ее обозвала криволапым динозавром, вдруг рыкнула и заглохла. Я покрутила ключ в замке зажигания и поняла, что вляпалась. Несмотря на полный бак, раритетная зараза отказывалась ехать. До замка оставалось рукой подать, можно было бы оставить мопед на дороге, но в коляске у меня лежали десять стеклянных бутылок гранатового сока. Без пакета. О нем я вспомнила, только перекладывая сок из продуктовой тележки, а тащиться обратно в магазин, когда на мистера Вольфа напал приступ откровения, показалось неразумным. А вот застрять на дороге с десятью стеклянными бутылками — верх разумности. Вечно у меня все… не как у леди.
        Теоретически мой сок никому на фиг не сдался, герань, мопед и прочие продукты тоже, но внутренний хомяк призывал не разбрасываться имуществом. Оставался еще один вариант, который мне был вполне по силам,  — катить чертов мопед. Хорошо, что догадалась обуть резиновые сапоги. Несмотря на то что погода не радовала, видела я в темноте неплохо, да и от физических нагрузок еще ни одна суккуба не умерла. Я уже почти убедила себя, что все не так уж и скверно, когда начал моросить дождь…
        К замку я добралась злая и уставшая. Самый сложный участок оказался на мосту, мопед подскакивал на камнях, бутылки противно дребезжали. К моему удивлению, ни одна из них не разбилась. Подрулив к крыльцу, остановилась, чтобы отдышаться. Двери тотчас распахнулись, и по ступеням скатился Руперт, держащий над головой зонт.
        — Только ты обо мне и беспокоишься,  — хмыкнула я и звонко чмокнула робота в макушку.
        — Мисс Лейк, ужин и горячая ванна ожидают вас в ваших апартаментах,  — протянул Руперт почему-то голосом инкуба.  — Надеюсь, вы не отбили себе попку на дороге…  — его же голосом добавил робот.
        Нет, определенно зря Коул позволил Руперту околачиваться рядом с рабочими. Как бы потом не пришлось удалять из памяти все выученное за последнее время.
        Я снова вернулась к ужину или второму обеду. И опять не присоединилась к ребятам. Теперь уже потому, что обиделась. Ни одна зараза не пожелала меня встретить, никто не предложил перенести покупки. Таскай, Лорел, сама свои бутылки с соком!
        Переобувшись в тапочки, увидела, что Руперт уже поставил у двери четыре бутылки сока и отправился на вторую ходку. Очевидно, дождь был роботу не помеха.
        — А ты, оказывается, упорная,  — обозначил свое присутствие на лестнице Коул.
        Осторожно перебежав по деревянным доскам, установленным на время укладки паркета (и как только Руперт по ним передвигается), поднялась по ступеням и стащила с плеча Мак-Аллистера полотенце.
        — Я приготовил тебе горячую ванну.
        Я замерла, уткнувшись носом в мягкую махровую ткань. Энергетика Коула намекала, что он готовил ванну не только потому, что считал, что мне надо согреться. Хотя да… И согреться тоже.
        — Лучше бы предложил выпить,  — буркнула я.
        — Могу пригласить поужинать.  — Коул отнял у меня полотенце и нахально улыбнулся.  — Спагетти, Лорел, речь идет о них.
        В животе у меня заурчало от голода. Но чувствовался и другой голод, который нельзя было унять обычной едой. Обостренное чутье суккубы реагировало на взгляд Коула, его дыхание, даже флер темной магии фейри притягивал…
        — Лорел, уже вернулась? Бегом ко мне! Ой, добрый вечер, мистер Мак-Аллистер. А можно мы по-быстрому…  — Гилберт замер на полуслове.
        — Иди,  — улыбнулся Коул.  — Только не очень долго.
        Я помчалась по лестнице, не зная, то ли поблагодарить Гила, то ли удавить его за вмешательство. Еще немного, и я бы не то что не вспомнила о спагетти, я бы позволила Коулу взять меня прямо на лестнице. Промелькнувшая перед глазами картина заставила споткнуться. Я ухватилась за перила, восстановила равновесие и обернулась. Друид смотрел мне вслед и, судя по выражению лица, думал примерно о том же самом, о чем и я.

* * *

        Где-то с месяц назад Гилберт отправил снимки редактору журнала. Шансы на положительное решение были ничтожны, и все-таки работы одобрили.
        — Смотри! Только сегодня номер в продажу поступил,  — парень продемонстрировал мне отсканированную страничку.  — А я закрутился и забыл, что сегодня выходит.
        — Удачная подборка,  — заметила я, рассматривая разворот под названием «Тьма и Свет».
        После съемок в студии на фоне декораций в стиле шебби-шик, я и Гилберт устроили набег на ночной клуб. Владелец позволил нам поснимать перед открытием. В результате Гилберт получил отличные фото и заодно выяснил, что я умею вытворять на шесте.
        — Теперь ты у нас известный фотограф,  — я потрепала Гилберта по макушке.
        — До известного мне еще пилить и пилить, но отметить это дело я планировал. Ну, раз не судьба — в другой раз.
        Я только тут заметила бутылку вина и бокалы.
        — Когда успел?
        — Днем сбегал в магазин. Как чувствовал. На самом деле я собирался выпить за отъезд. Неизвестно, вернусь я в замок или нет.
        — Я буду скучать,  — абсолютно искренне заверила я, вкручивая штопор.
        — Лорел, тебя ждут,  — осторожно заметил Гилберт.
        — Ты же сам говорил, что мы сделаем это по-быстрому.
        — Про это разговора не было!
        — И про то тоже,  — передразнила его я.
        — Вот всегда ты так. Не воспринимаешь меня всерьез.
        — Потому что тебе это не нужно. За головокружительные планы и не менее волнующие перспективы.  — Я отсалютовала Гилберту и залпом опустошила бокал. Шутки шутками, но меня ждали. И если не потороплюсь, то не видать парню повторного приглашения в Дол-Аллен.

* * *

        Коул обнаружился на стуле возле клетки с Пинни и Коко. Очевидно, я слегка задержалась, потому что Мак-Аллистер успел задремать.
        — Не представляю, что мне с тобой делать,  — тихое замечание обозначило, что он не спал.
        — У Гилберта фотографии опубликовали, я должна была его поздравить.
        — Вот и я о них же. Не думал, что рассматривать тебя полуголую будет настолько неприятно.
        Мак-Аллистер подался в сторону, и я увидела на столе печатную версию издания. Ну вот, он тут втихаря любуется, а Гилберт довольствуется отсканированными копиями. Я протянула руку к журналу, но Коул ухватил меня за запястья и усадил к себе на колени.
        — Ванна давно остыла, ужин тоже, я пока еще горяч…
        Я поерзала, чувствуя, что Коул сможет охладиться, только если залезет в ледяную воду.
        — И чем же тебя угощали?  — прошептал мне на ухо Коул.
        — Немного вина. Совсем пустяк для девушки, которая умеет пить.
        — В том числе и шотландское виски?
        — Никогда не пробовала.
        — И тут я по законам гостеприимства должен непременно исправить это досадное упущение, спуститься в погреб, найти бутылку. Пожалуй, сегодня я не буду хорошим хозяином…
        Коул поцеловал меня в шею, я откинулась назад, досадуя, что на нас слишком много одежды. До чего же здорово было бы сидеть вот так, прижавшись голой спиной к обнаженной груди Мак-Аллистера.
        — Совсем, говоришь, вода остыла?
        — Могу включить режим подогрева.
        — Хорошо,  — согласилась я, не собираясь вставать с его колен. Сексуальная энергия Коула согревала не хуже виски, а туманила голову как хорошее шампанское.
        — Хорошо,  — эхом повторил Коул.  — А может стать еще лучше.
        Он положил руку на мое колено, я молча улыбнулась. Если не станет медлить, то вскоре обнаружит сюрприз. Шотландская погода не располагала к ношению тонких чулок, зато шерстяные отлично подошли к вязаному платью.
        Судя по тихому вздоху друида, сюрприз удался. Недолго думая, Мак-Аллистер пробормотал, что хочет на это посмотреть, и стащил с меня платье. Я зябко повела плечами и встала, чтобы повесить снятое на спинку кровати. Приняв зелье ведьмы, я стала аккуратнее обращаться с вещами. Забавно, но, после того как оно перестало действовать, я все еще сходила с ума от шебби и рукоделия и, как и раньше, была без ума от владельца замка Дол-Аллен.
        Коул смотрел на меня. Я чувствовала его взгляд, скользящий по моей обнаженной спине, замирающий на уровне телесных кружевных трусиков. Единственное белье, которое я сегодня надела. Чулки не в счет, это всего лишь защита от холода, и в теплой комнате она мне была не нужна. Я наклонилась вперед и стянула правый чулок. Предвкушение возбуждало не хуже прелюдии, эмоции Коула заставляли сердце стучать быстрее.
        Я дала Мак-Аллистеру время, и он меня не разочаровал. Стоило сделать три шага назад, как друид притянул меня к себе. Горячие ладони легли на попу и слегка сдвинули трусики в сторону. Я замерла в ожидании ласки, но ее не последовало. Вместо этого Коул обхватил руками мои ноги, слегка развел их и помог устроиться на коленях так, как я и сама того желала. Приподнявшись, я снова опустилась, вбирая в себя его член до самого конца, и тихонько застонала. Коул сжал мои бедра руками, помогая ускорить темп. Сила его желания заставляла вскрикивать при каждом скачке, я чувствовала его энергию, такую жаркую, яростную и так непохожую на подкравшуюся Тьму. Словно голодная тварь она кружила рядом, но не могла подобраться ближе.
        — Иди к черту, не дам,  — процедила сквозь зубы я.
        — Кажется, ты слегка запоздала с заявлением,  — прошептал мне в ухо Коул.
        Я усмехнулась, но не стала ничего пояснять. Попросту не смогла произнести ни слова, потому что Мак-Аллистер внезапно подхватил меня под грудь и опустил на пол.
        — Когда же мы уже доберемся до постели?  — буркнула я, упираясь ладонями в пол.
        — А смысл?
        Смысл…
        В том, что с нами происходило, его не было. Чистая страсть, не имеющая никакого отношения к питанию суккубы. Коул заставлял меня забыть, кто я такая. Самоконтроль, который я тренировала годами, оказался не нужен. С Мак-Аллистером я могла не опасаться, что отниму слишком много. Он был бездонным колодцем, нескончаемым источником силы и удовольствия.
        Коул частично вышел из меня, чтобы тут же вонзиться снова. Я прогнула спину, позволяя ему проникнуть еще глубже, и громко всхлипнула. Мой беспомощный стон послужил сигналом. Мак-Аллистер словно обезумел, прошептав мое имя, он стал вколачиваться в меня с такой силой, что мне уже было сложно балансировать на краю. Он подобно огромной мощной волне сбивал с ног и затягивал в сладкий омут, я кричала и не понимала, что слышу собственный голос, но одно я знала точно — покуда мы вместе, темная магия фейри не посмеет навредить Коулу.

* * *

        Мак-Аллистер выполнил обещание. Пока я нежилась в кровати, всеми силами стараясь прогнать дремоту, он приготовил горячую ванну. Вставать не хотелось, было лень даже приподнять голову, поэтому Коул подхватил меня на руки и понес в ванную, расположенную на его территории.
        — Ничего себе!  — восхитилась я, уставившись на ярко-розовое джакузи. Сон как рукой сняло.  — Этим чудом тебя тоже приглашенный дизайнер наделил?
        — Нет, его я как раз сам выбрал. Кстати, ванная общая,  — опустив меня в горячую воду, Коул указал на дверь, которую я сначала приняла за часть встроенного шкафа.
        — А я-то думала, почему у меня только душ поставили… Хей! Получается, что ты можешь шастать ко мне в спальню, как к себе домой?
        — Это и есть мой дом.  — На загорелом лице друида блеснула белоснежная улыбка.
        Я не выдержала и швырнула в него мочалкой. А потом замерла. До меня только что дошло, что для уроженца Шотландии Мак-Аллистер был чересчур смуглым. Я бы списала это на гены, но ни голубые глаза, ни цвет волос не указывали на природный оттенок кожи. И на любителя солярия Коул явно не тянул.
        — Чем занимаешься по жизни?
        Если мой вопрос и удивил Коула, то он не подал виду. Взяв с полочки пузырек с гелем для душа, он налил немного ароматного мыла на мочалку и попросил повернуться. Я перекинула волосы на одно плечо и подставила спину. Если таким образом Коул надеялся уйти от расспросов, то у него бы не вышло, впрочем, он и не стал увиливать.
        — Я вхожу в совет директоров горнодобывающих компаний на юге Африки.
        — Далеко же тебя забросило.
        — И не представляешь насколько. Обязанность хранителя реликвии круто изменила мою жизнь.
        — Постой, так прежде ты жил не в Дол-Аллене?
        — Родители старались держать меня подальше от него.
        Откровения Коула породили новые вопросы, но, вместо того чтобы продолжить расспросы, я с трудом подавила зевок.
        — Однажды я расскажу тебе о своей жизни в ЮАР. Это удивительная страна.
        Я прикрыла глаза, чувствуя, что вот-вот засну прямо в ванне. Горячая вода, мягкие прикосновения Коула и его голос действовали убаюкивающе. У Мак-Аллистера был потрясающий голос, такой низкий, бархатный…
        Меня вырубало каждый раз после секса с друидом!
        Развернувшись, хмуро уставилась на Коула:
        — Скажи, что ни разу не применял ко мне свои друидские штучки.
        — Лорел, тебе надо отдохнуть…
        Я вскочила на ноги и швырнула в Мак-Аллистера какой-то пузырек. Попала в зеркало, стекло со звоном лопнуло, осколки посыпались на пол.
        Да как он мог?! Плевать на темную магию фейри, после первого раза в клубе она больше на меня не воздействовала. Но мистер Перестраховщик решил иначе! Счел, что проще усыпить, чем разгребать возможные последствия! Прекрасно знал, что реликвия влияла на меня, но и не подумал предупредить. Ведь я для него была всего лишь подходящей суккубой!
        — Лорел, я нанял тебя для того, чтобы ты отремонтировала замок, а не разнесла его,  — с раздражением произнес Коул.
        Он не подтвердил, что применял магию, но мне и не нужны были словесные признания. Все читалось по лицу: плотно сжатым губам, вздернутому подбородку и упрямому взгляду, наполненному верой в собственную правоту. Исключительную правоту.
        Я потянулась к следующему пузырьку. Как же мне хотелось попасть прямо в широкий твердый лоб! И почему я все еще не распаковала вещи? Как раз на дне чемодана у меня была припрятана изумительная чугунная сковородка.
        — Достаточно,  — Коул стремительно наклонился и прижал мои руки вдоль туловища.  — Я не хочу ссориться, Лорел.
        А я вот хотела. Безумно хотела высказать все, что у меня было на сердце, но не смогла вымолвить ни слова. Голова отяжелела, ноги стали ватными. Коул не дал мне упасть, снова подхватил на руки и понес в спальню. Кажется, прежде чем отключиться, я успела прошептать, как сильно его ненавижу.

* * *

        Проснувшись утром, я сразу поняла, что Мак-Аллистер уехал. Как глянула на букет роз, стоящий рядом с клеткой Пинни и Коко, так сразу и догадалась, что друид трусливо сбежал. Нет, я знала, что он заранее распорядился подготовить вертолет, но мог бы разбудить меня перед отъездом и поговорить. Вместо этого Коул предпочел самый простой путь.
        Ну и к черту Мак-Аллистера! Меня ждало свидание с Дол-Алленом.
        Натянув легинсы и тунику, я поспешила вниз. Надо было осмотреть все до прихода рабочих. А то снова начнут ворчать, что я мешаю и отвлекаю.
        Ребята уже почти закончили стены в холле и должны были на днях заняться потолком. Возни с ним предстояло не так много. Изначально я планировала заменить только люстру, но Брайн настоял на реставрации лепнины. Оборотень считал, что ее необходимо «освежить».
        Я переступила по девственно-чистому полу. Наконец-то оборотням удалось сковырнуть эту ужасную черную плитку! Осталось дождаться укладки паркета, и придет мне счастье великое. Можно будет заняться расстановкой мебели. Перегружать холл лишними деталями не хотелось. Но все-таки этот замок был жилым домом, а не музейным экспонатом, так что немного уюта холлу не помешало бы. А вот с кухней я просто не представляла, что делать. Доставка плитки задерживалась. Брайн говорил о нескольких днях, но, похоже, все шло к тому, что заказ я получу не раньше следующей недели. Как чувствовала, что накладок не избежать!
        Принюхавшись, уловила аромат чего-то вкусного и сдобного… Пошла на запах и обнаружила Гилберта в столовой. Тот колдовал над устройством, похожим на сковороду.
        — Представляешь, я в одном из шкафов нашел вафельницу,  — с тоскою произнес он.
        — Не похоже, чтобы тебя это обрадовало.
        — Так поздно же нашел. Через два часа поезд.
        — Собраться-то успел?
        — Почти.
        — Надумал трусы и носки мне на память оставить?  — проворчала я.
        — Белье забрал,  — хмыкнул парень.  — А вот штатив и зонтик тащить не хочу.
        — Если тяжело нести до станции, могу помочь. Ты не спорь, сам знаешь, что мне это не в тягость.
        — Знаю. Ты удивительная. Кстати, мистер Мак-Аллистер тоже так считает.
        — Ты видел сегодня Коула?
        — Он слопал почти все вафли. Пришлось по второму разу тесто замешивать.
        Ну конечно, на вафли у него время нашлось, а на меня — нет! Ладно, запомним.
        — Ты хоть насчет машины договорился?
        — Да, мистер Вольф отвезет на вокзал.
        — Отлично, мне тоже надо прокатиться в деревню.
        — Слышал, твой железный конь оказался с норовом,  — хитро улыбнулся Гилберт.
        — Скопытился он. Надо договориться насчет ремонта.
        — А если ребят попросить? Вдруг кто в мотоциклах разбирается?
        — Еще чего! Сразу же обвинят в домогательствах. Ну их, сама разберусь.
        Завтрак пролетел быстро. Я и сама не заметила, как слопала целых три вафли. Мне будет не хватать Гилберта и его вкусностей. Да что там вкусности, я даже по его чудовищной вспышке скучать стану! И по болтовне…
        Парень периодически сокрушался, что познакомился с настоящей суккубой и так ни разу с ней не переспал. Узнает кто — не поверит. Ну и дурак будет. Дружеский треп намного ценнее возни под одеялом.

* * *

        На вокзале я позорно разревелась. Как помахала Гилберту платочком, так и раскисла, поэтому не заметила Неда и ребят, получающих груз.
        — Мисс Лейк, с вами все в порядке?  — обеспокоился широкоплечий оборотень.  — Вы же не из-за нас,  — мужчина слегка смутился,  — не из-за того, что мы вас от ремонта отлучили?
        — Ты еще скажи, что вы меня от тела отлучили,  — проворчала я.
        Нед потупил взгляд. Несмотря на многодневную щетину, я заметила, как его щеки залились румянцем.
        — Мы знаем, что мистер Мак-Аллистер уехал.
        — И?
        — А вам надо питаться.
        — Предлагаешь бросить жребий?  — зло спросила я, но оборотень не уловил сарказма.
        — Мы с парнями потолковали, если надо, составим график.
        — Единственный график, который вас должен волновать,  — график работ,  — отчеканила я.
        — Да я как бы не для себя. Ребята узнать просили,  — вконец растерялся Нед.
        Я сделала глубокий вдох и напомнила себе, что настоящие леди не ругаются матом.
        — Если вам интересно, то плитка прибыла,  — попытался перевести разговор на рабочую тему оборотень.
        — Так чего же вы молчали? Уже разгрузили?  — Я жадно уставилась на крытую кабину грузовика.  — А что еще получили?
        — Меня больше интересует, куда мы все это складывать будем. Не на второй же этаж тащить.
        — Так во дворе же планировали брезент расстелить.
        — Не получится. Двором уже занимаются.
        — Как это занимаются? По графику только на следующей неделе должны были начать.
        Я с ужасом ждала предстоящей расчистки брусчатки, и весть о том, что рабочие уже приступили, оказалась сродни ушату холодной воды. Вот как они могли? Как? Без согласования со мной. Я же еще не выбрала, где мы посадим плющ!
        — Мистер Лок откорректировал сегодня утром график работ с Линтоном,  — добил меня Нед.  — Вы бы не дергались так. Отправляйтесь домой, посмотрите картинки. Вдруг вдохновитесь на покупку красивостей.
        Иными словами, мне предлагали подождать, пока упаковка подарка будет завершена, и обещали позвать, чтобы повязать бантик. А я не хотела бантиков! Я жаждала участвовать в процессе! Мне хотелось творить!
        — Нед, я правильно поняла, что, пока не закончат холл и двор, кухней заниматься будет некому?
        — Впереди еще много времени, мы обязательно все успеем.
        — Отлично. Тогда кухня моя,  — предвкушающе улыбнулась я.
        — Как это?  — опешил оборотень.
        — Скоро узнаете.

* * *

        Вернувшись в замок, я обнаружила на почте обновленный календарный план. Брайн попросил заняться двором, поскольку опасался, что первый снег не за горами. Пятерых рабочих перебросили на снятие асфальта, и теперь тишину замка нарушали противное тарахтение работающего перфоратора и звуки ударов. Где-то через час я перестала вздрагивать и кривиться, но все равно приятного было мало. Пинни и Коко разделяли мою точку зрения и оглашали кухню встревоженными трелями. Зря я перенесла канареек, но мне так хотелось, чтобы в комнате помимо меня был хоть кто-то еще.
        К намерению расположиться на кухне ребята отнеслись с подозрением, но возразить не посмели. Только Линтон высказал пожелание, чтобы я не высовывалась в холл. Да больно хотелось! Меня ожидали грандиозные планы.
        Я распаковала две коробки с плиткой. Один вид аккуратно прислонила к стене, второй разложила на полу. Получилось довольно-таки симпатично. Не зря дожидалась именно такого оттенка. Что бы там ни думал Брайн, но выбор цвета занимал не последнее место в оформлении. Зато теперь я точно знала, что угадала, и могла спокойно приступить к заказу мебели и посуды. Хотя…
        Если примеряться, то с размахом!
        Предвкушающе потерев руки, вытащила из пачки лист для отделки потолка. Изначально мы планировали пройтись по нему эмульсией и освежить цвет, но потом я решила подарить Дол-Аллену кухню своей мечты. А к таковой обязательно прилагался подвесной потолок со встроенной подсветкой. Брайн в качестве завершающего штриха предложил обшить камин декоративным диким камнем, но я отказалась. Трогать очаг не хотелось, разве что котелок, кочергу и щипцы стоило начистить до блеска.
        — И чем ты тут занимаешься?  — угрюмо поинтересовался Линтон.
        — Проверяю светильники. Представляешь, подсунули с серебряной окантовкой, хотя я заказывала только бронзу.
        — Серебряные для шахты лифта.
        — Так мы успеем провести свет и туда?  — обрадовалась я.
        — Успеем. Если ты не станешь путать материал. Шла бы ты… в столовую.
        — Зачем это?
        — Ланч принесли. И потом, не все же тебе от нас прятаться,  — хитро произнес инкуб.
        — Так сами же на этом настояли.
        — Ребята ожидали встретить суккубу непомерных аппетитов. Вот и вели себя соответственно. Это все длинные языки Тима и Тодда. Хорошо, что Брайн отослал близнецов. Так что, присоединишься к нам? Сегодня в меню бараньи ребрышки и картофельное пюре с зеленью.
        — Обожаю картофель,  — улыбнулась я и подхватила инкуба под руку.
        Ланч прошел намного лучше, чем я ожидала. Никто не заглядывал мне в рот, но и подчеркнутое безразличие не ощущалось. Все разговоры сводились к работе. Я внимательно слушала и запоминала. Несмотря на опыт на поприще оформителя, я оставалась новичком, впервые работающим бок о бок с профи. И только я убедила себя, что присутствующие воспринимали меня исключительно как коллегу, один из демонов поинтересовался:
        — Мисс Лейк, а чем вы сегодня занимаетесь?
        — Вечером в деревне будут танцы,  — поспешно встрял второй.
        Пауза затягивалась. Я отложила столовые приборы и улыбнулась:
        — Сегодня вечером мне надо… подготовить эскиз для коврика из помпонов.
        Рабочие ни черта не поняли, но с готовностью закивали, признавая важность моих планов. Я же снова приступила к еде и внезапно осознала, что действительно хочу обзавестись таким ковриком. Можно будет постелить в спальне у кровати прямо поверх ковра, а то ворс от времени поистерся, не очень удобно было на нем…
        Проклятье! Я же дала себе слово не вспоминать о Мак-Аллистере!
        Он так и не дал о себе знать. Даже SMS не прислал, не говоря уже о том, чтобы как-то объяснить свой отъезд. Пусть! У меня найдется чем заняться этим вечером.
        После обеда я прихватила Пинни и Коко и поспешила в спальню. Идея коврика из помпонов никак не отпускала. А раз так, то зачем сопротивляться? Открыла программу по дизайну и быстро прикинула рисунок и количество необходимых мотков шерсти, потом залезла в интернет-магазин товаров для рукоделия и пропала. Вот как заглянула в раздел с тканями, так и оказалась потеряна для окружающего мира. Провозилась до глубокой ночи и уснула, развалившись на полу перед ноутбуком.


        ГЛАВА 13



        Утром меня разбудило громкое шарканье Руперта. Робот добросовестно наматывал круги перед дверью. В спальню не сунулся, и на том спасибо. Стоило выглянуть в коридор, как Руперт подкатил ко мне, жизнерадостно сверкая зелеными лампочками. На его груди мигал значок голосового сообщения. Я ткнула в экран пальцем и выяснила, что мистер Вольф приглашает меня спуститься на завтрак в столовую.
        Ух ты! Получается, что я не одна. Счастье-то какое!
        Быстро умывшись, оделась, натянула на босые ноги тапочки и понеслась вниз.
        — Доброе утро! Рада видеть,  — объявила я с порога.
        — Слишком просторно?  — понимающе улыбнулся Иоганн.
        — До жути.
        — Вынужденная мера. Не смотрите на меня так настороженно. Я посвящен в старую тайну этого замка.
        — И о новой слышали? Владелец замка неожиданно пропал.
        — Вас что-то беспокоит?
        — Коул так и не подал вестей,  — нехотя призналась я.
        — Зато он прислал меня, как только понял, что задержится. Поездки — неотъемлемая часть жизни делового человека. Тосты? Джем? Масло?  — Иоганн указал ножиком на сервированные на столе тарелочки и вазочки.
        Обсуждать Мак-Аллистера с его управляющим показалось неловко, поэтому я постаралась увести разговор в рабочее русло.
        — Скоро прибудут рабочие…
        — Полагаю, сегодня они немного опоздают.
        — С какой это радости?  — опешила я. Если ребята надумали воспользоваться отсутствием владельца замка, притащу в Дол-Аллен за шкирку!
        — Посещение бара имело последствия,  — с тихим смешком поведал Иоганн.
        — Подрались? Буянили? Приставали к девушкам?  — обеспокоилась я.
        — Продегустировали шотландское виски.  — Иоганн поднялся со стула и, приоткрыв холодильник, продемонстрировал запасы эля.
        — Местное лекарство?  — усмехнулась я.
        — Наверняка пригодится.
        — Им всем сегодня лучше поработать во дворе.
        — Физический труд способствует выходу алкоголя из крови,  — согласился со мной мистер Вольф.
        Танцы, на которые я не попала, прошли просто замечательно, о чем свидетельствовал бледно-зеленый оттенок лиц большинства членов бригады. Иоганн оказался прав, ребята опоздали почти на час.
        — Только не говорите, что это местные дамы вас так укружили.
        — Да что там дамы, знала бы ты, какое виски на этих танцульках подают,  — простонал в ответ Линтон.
        — Это не помешало тебе закадрить брюнеточку,  — хмыкнул Нед.
        Линтон поморщился:
        — А толку.
        — Выпивка оставила нашего инкуба без ужина,  — гоготнул демон, пытавшийся пригласить меня на танцы.
        — Мисс Лейк, а может, мы сегодня отдохнем?
        Вопрос озвучил всего один демон, зато на меня с надеждой посмотрели все присутствующие.
        — Завтракали?  — с улыбкой поинтересовалась я.
        — Издеваешься?  — вскипел Линтон.
        — Брайн не простит мне, если я оставлю вас голодными, поэтому прошу всех в столовую.
        Парни нахмурились, но послушно потопали следом.
        Припасенное «лекарство» разошлось на ура. В мгновение ока я из занозы в заднице поднялась до уровня свойской демоняхи. Об этом мне с широченной улыбкой поведал инкуб. Я сразу спустила его на землю, заявив, что на выходной губу может не раскатывать. Как ни странно, никто не стал возмущаться или обижаться. Более того, меня пригласили присоединиться.
        И я сдуру согласилась!
        Слишком поздно до меня дошло, что и для такой неумехи, как я, найдется занятие. От бесконечных «подай, принеси и подержи» голова шла кругом. Спустя час я отправилась переобуваться. Тапочки с помпончиками пора было отправлять в стирку, но меня это не особо расстроило. Дол-Аллен обретал новое «лицо», и до чего же здорово, что я могла наблюдать за процессом из «первого ряда».

* * *

        Первый рабочий день следовало отметить. Так сказать, для закрепления результата. А то вдруг протрезвеют и спохватятся. Не поить же мне их снова. Хм! Все мужики любят мясо, а оборотни и демоны — тем более.
        — Руперт, где мне найти Иоганна?
        — Следуйте за мной,  — пропиликал робот и покатил вверх по лестнице.
        — Лорел, ты куда, а кто мне стремянку подержит?  — спохватился демон.
        — Сам постоишь,  — проворчал Линтон.  — Да и работать будешь быстрее.
        — Нормально я работаю,  — послышалось возмущенное в ответ.
        — Когда не пялишься на чужую грудь,  — припечатал инкуб.
        Я тихо хмыкнула и поспешила за Рупертом. На самом деле я и без подсказки Линтона уже поняла, что демоны и оборотни задумали использовать рабочий процесс как ритуал ухаживания. Постоит, подержит гвозди, посмотрит, до чего здорово парень управляется с крепкой дрелью, а там и поужинать пригласит, чтобы выяснить: может, у него еще что-то настолько же крепкое. Я не стала никого разубеждать. Пока ребята были уверены, что смогут заменить Коула, я могла наслаждаться ремонтом.
        Мистер Вольф обнаружился в гостиной. На журнальном столике рядом с ним я заметила стопку чеков и накладных. Линтон мне тоже документы, полученные при приемке грузов, отдал. Вспомнить бы, куда я их засунула. Кажется, в вазу на подоконнике. Сегодня же составлю отчет по расходу материалов. Мне уже приходилось заниматься подобным в салоне Миранды. Заодно и начальнице копию сброшу. Но это потом, сначала надо подготовить сюрприз для рабочих.
        — Я могу вам чем-то помочь?  — Иоганн отодвинул бумаги в сторону и накрыл журналом. Неужели я настолько откровенно на них пялилась?
        — Подскажите, в деревенском баре можно заказать мясо гриль на вынос?
        — Вряд ли. Обычно в нем подают традиционные шотландские блюда. Закажите хаггис.
        — Это не совсем то…  — разочарованно вздохнула я.
        — Мы не гонимся за модой. Деревня Аллен находится за пределами туристических маршрутов. У нас даже гостиницы нет.
        — Верно… Удивительно, что вам удалось найти свободный дом для рабочих.
        — О! Это было не так уж и сложно. Всего-то пришлось переехать на время.
        — Рабочие разместились в вашем доме?  — опешила я.
        — Они обещали хорошо себя вести,  — серьезно заверил мистер Вольф, однако глаза его лучились улыбкой.
        — И все-таки мне нужен гриль или хотя бы решетки. Хочу пожарить мясо к ужину. Отметим завершение трудовой недели. Ребята это заслужили.
        Иоганн задумчиво почесал подбородок.
        — Где-то должен стоять гриль. Давно не использовался, но, думаю, его можно найти.
        — Отлично! Тогда осталось только определиться, что же на нем пожарить. Придется сбегать в деревню.
        — Любите пешие прогулки?
        — Если бы. У меня мопед сломался.
        — И как давно его пробовали завести?  — с довольным видом поинтересовался Иоганн.
        — Неужели его починили?  — просияла в ответ я.
        — Пока вы трудились в холле, я пригласил владельца проката, и он заменил кой-какие детали.
        — Иоганн, вы чудо! Тогда я в магазин.
        Уже хотела рвануть к двери, когда мистер Вольф потянулся к телефону.
        — И сколько фунтов мяса вы желаете заказать, мисс Лейк?
        Я прикинула обычные порции Брайна, умножила на количество голодных ртов и озвучила цифру. А как озвучила, так и поняла, что не потяну. Не смогу провести столько времени возле огня. Причем не читая книгу под уютным пледом, а наблюдая за жарящимся мясом. Это ведь не на поленья в камине глазеть! Эх! Разбаловал меня Гилберт.
        — Привлеките к готовке робота,  — посоветовал Иоганн.
        — Он умеет жарить на гриле?!
        — На установочном диске более тысячи рецептов.
        — Тогда почему сейчас Руперт умеет готовить так мало?  — Я принялась загибать пальцы.  — Яйца во всех вариантах, каши, пудинги и брокколи. Десять вариантов рецептов с брокколи. Это же какое-то издевательство!
        — Наверное, для того чтобы вы не смели приспосабливать его к готовке. И, Лорел, я вам ничего не говорил.  — Мне заговорщицки подмигнули.
        — Постойте, так это из-за паранойи Коула насчет опасности реликвии рабочие завтракают и ужинают в деревне?
        Лицо мистера Вольфа стало серьезным.
        — Увы, паранойя вполне обоснована. Идемте, кое-что вам покажу.
        Кое-что находилось в кабинете Коула. Иоганн уверенно толкнул дверь и отступил, пропуская меня вперед.
        — Разве это правильно? Входить сюда в отсутствие владельца?
        — Я являюсь юристом и душеприказчиком мистера Мак-Аллистера. Именно я научил его вести первую в жизни бухгалтерию.
        — И сколько ему было?
        — Семь,  — с улыбкой ответил Иоганн.
        — Коул упоминал, что вы приходитесь ему родней.
        — Дядей по линии матери.
        — А это его родители?  — вопрос вырвался, едва я повернулась к семейному древу Мак-Аллистеров. На фотографиях не было подписей, но я уверенно прикоснулась к паре портретов.
        — Верно. Диана и Ричард Мак-Аллистеры. Родители Коула и его сестры Кетрин.
        — Слышала, они погибли…
        Иоганн кивнул.
        — Ничего сверхъестественного. Не справились с управлением на трассе в Монако. К тому времени хранительницей реликвии была уже Кетрин.
        — Они добровольно взвалили такую ношу на плечи дочери?
        — Как вы считаете, сколько лет Ричарду Мак-Аллистеру на этом снимке?
        Я присмотрелась к мужчине, так похожему на Коула. Тот же квадратный подбородок, широкий лоб и тяжелый взгляд исподлобья, пробирающий до мурашек.
        — Тридцать? Сорок?
        — Семьдесят четыре. И если в деревне уже привыкли, что чета Мак-Аллистеров не меняется с годами, то внешний мир начал задаваться вопросом, а каким образом ей удается сохранять молодость.
        — Если Ричард Мак-Аллистер обладал такой же аурой, как и его сын, вопросы должны были возникнуть по-любому,  — пробормотала я, припомнив, как сама сначала приняла Коула за долгожителя, прекрасно маскирующего собственную расу под человеческую.
        — Отчасти поэтому Ричард и Диана решили передать реликвию Кетрин. Она была полностью обученным подающим надежды друидом, знала, чего ждать от Пояса и как с ним обращаться, однако вскоре мы начали замечать перемены. Реликвия изменила ее. За какие-то два года из милой и приветливой девушки Кетрин превратилась в агрессивную отшельницу. Возможно, если бы Коул был рядом, ей было бы проще перенести смерть родителей. А так осталась одна и в результате связалась с неподходящим молодым человеком. Это только усугубило ситуацию.
        — Они расстались?
        — По инициативе Кетрин. Однако Коул полагает, что разрыв отношений послужил лишь толчком к срыву, но я-то знаю… Это все фейри и проклятая игрушка,  — прохрипел Иоганн.  — Она уничтожила Кетрин.
        Лицо мужчины покрылось пятнами, глаза лихорадочно горели, он с такой яростью стискивал пальцы, словно представлял, что сжимает шею ненавистного эльфа.
        — Простите,  — тяжело выдохнул он.  — Я, наверное, вас напугал.
        — Ничуть. Меня интересует прошлое Коула, ведь именно оно сделало его таким, какой он сейчас.
        — Вы хорошая женщина, Лорел.
        — Для суккубы?  — кокетливо взмахнула ресницами я, пытаясь скрыть смущение.
        — Без оговорок.

* * *

        Иоганн не только разыскал на чердаке гриль, но и помог заказать мясо. Я же вплотную занялась базой данных Руперта. Разыскала с его помощью установочный кристалл-диск и выпала из реальности где-то на час. А все потому, что, как выяснилось, робот умел не только готовить, но и вязать! В его базе было столько схем, что я позабыла о намерении найти программу приготовления шашлыка.
        — Лорел, вам помочь?  — предупредительно поинтересовался Иоганн.
        Я вздохнула и отобрала у Руперта спицы и начатый шарф.
        — Идеальные петли. Мне до его уровня далеко.
        — Машинная вязка и сделанное своими руками никогда не смогут сравниться. Мне кажется, Коулу понравится, если вы для него что-нибудь смастерите.
        — Свитер с оленем,  — проворчала я.
        — Почему бы и нет. Вы разобрались с рецептом?
        — Да, сейчас включу.
        — Нет, постойте! Не здесь. Роботу лучше задавать команду в непосредственной близости от места выполнения задачи, а то его начинает глючить.
        Мы выманили Руперта на задний дворик, где уже стоял разожженный гриль. На деревянном переносном столике в пластиковом контейнере томилось в маринаде мясо. Рядом возвышался неизвестный прибор.
        — А это еще что?
        — Маринатор. Позволяет быстро замариновать мясо и овощи.
        — Интересная штучка. Коул часто пользуется?
        — С чего вы взяли?
        — Да просто так. Подумалось вот…  — буркнула я.
        Не объяснять же было, что Мак-Аллистер по части маринования мог дать хитрому прибору сто очков вперед. Вот что ему стоило хотя бы сбросить SMS?
        Кулинарные способности робота превзошли все ожидания. Определенно, он знал толк в хорошо прожаренном мясе. Было бы забавно затеять баттл между ним и Гилбертом. Человек против робота. Чья еда окажется вкуснее? Хоть реалити-шоу устраивай. Или фотосессию.
        А это идея!
        Я сняла на телефон, как здорово Руперт управляется с лопаточкой и решеткой, и переслала видео Гилберту. В ответ меня обозвали садисткой и потребовали, чтобы к приезду дорогого гостя в холодильнике было что пожрать. О дате прибытия фотограф не заикнулся.
        Предоставив чудо-роботу заниматься готовкой, я написала отчет для Миранды и отправила копию Коулу. Не то чтобы рассчитывала на ответ, просто чтобы потом никто не мог упрекнуть меня в недобросовестности. Начальница тут же перезвонила, поздравила с первыми успехами. Преображение холла ей очень понравилось.
        — Да, кстати, мистер Мак-Аллистер перевел нам оставшиеся тридцать процентов.
        — Так ведь по договору должен был только после сдачи объекта.
        — Значит, уверен, что результат его устроит. Или же причина в другом…  — вкрадчиво протянула она, но я сделала вид, что не заметила намека. Наверняка Гилберт разболтал о моих более чем непростых отношениях с заказчиком.
        — Кто там разберет, что в голове у замковладельца,  — буркнула я.
        Поняв, что ждать подробностей бесполезно, Миранда перешла к рабочим вопросам. Уточнила, когда будут готовы эскизы кованых лавочек и кто займется их изготовлением. А затем огорошила меня тем, что к ней в салон заходил Брайн.
        — А этому еще что понадобилось? Решил примерить свадебный смокинг?
        — Полагаю, ему стало интересно, чем ты занимаешься. Уверена, мистер Лок был потрясен. Знаешь, Лорел, посмотришь на твоих воздыхателей — и начинаешь жалеть, что счастлива в браке,  — с тихим смешком заметила миссис О’Мали.
        — Все не так уж и просто,  — внезапно разоткровенничалась я.
        — Строить отношения всегда непросто. Будем на связи.
        — Будем,  — прошептала я и сбросила вызов.
        Строить отношения? Разве то, что происходило между мной и Коулом, похоже на отношения? Не страдают демоны соблазна подобной ерундой. Мы берем то, что нам хочется в текущий момент, и заодно присматриваем объект повкуснее. Суккубы — хищницы по своей природе. Семейный уют и прочая белиберда не по нашей части. Вот только почему мне было так холодно этой ночью?

* * *

        Разведчиком выбрали Линтона. Инкуб нарисовался во дворе и без лишних расшаркиваний спросил:
        — И куда тебе столько?
        — Меняю гриль на доступ к кухне на время ремонта.
        — Шантаж?
        — Бартер.
        — Кетчуп и горчица есть?
        — Сами из холодильника возьмите. И прихватите посуду.
        Линтон исчез в дверях. Впрочем, отсутствовал он недолго. Явился, держа наготове измазанную горчицей тарелку, поверх которой кровавыми разводами растекался кетчуп.
        — Жуть!  — вынесла вердикт я.
        — В животе все равно перемешается,  — инкуб получил от робота внушительную порцию и отошел в сторону.
        Оборотни и демоны выстроились в шеренгу. На подходе каждый отвешивал шутливый комплимент повару, то есть Руперту. О моих заслугах никто и не заикался.
        — Эй! Вы ничего не забыли?  — не выдержала я.
        По двору раздался громкий смех.
        — Лорел, детка, если станешь устраивать подобные сюрпризы почаще, готов показать тебе не только кухню,  — хмыкнул демон, которому я помогала держать стремянку.
        — Показать ты ей всегда готов, причем в любом месте,  — уел его Линтон.
        Парни ввязались в шутливую перебранку. Я прикрыла глаза, физически наслаждаясь взглядами, скользящими по моим ногам, втиснутым в узкие легинсы. И все равно мне было зябко. Надо было не модничать и надеть джинсы.
        — Мерзнешь?  — участливо спросил Нед.
        — Если предложишь согреть — дам в глаз.
        — А как насчет чашки чая?
        — Беру,  — улыбнулась я, убедившись, что оборотень не собирался приставать.
        Мимо нас на всех парах промчался Руперт. Входную дверь робот толкнул с такой силой, что та распахнулась настежь и ударилась о стену. Между прочим, о новые деревянные панели. Со всех сторон послышались ругань и такие пожелания, что приличные люди и не произносят. Впрочем, людьми мои ребята не были, что не мешало им оставаться обалденными специалистами по ремонту.
        — Куда это наш Роб намылился?  — удивился Линтон.
        — Лорел чаю захотела,  — хмыкнул Нед.
        Руперт вернулся еще до того, как я успела дожевать кусок мяса. В руках он держал поднос, на котором разместился чуть ли не весь чайный сервиз. Разве что чашка и блюдце были в единственном экземпляре.
        — Кушать подано. Идите жрать!  — гордо пропиликал Руперт.
        Я гневно уставилась на ребят. Так и знала, что они пополнят словарь робота неприличными выражениями.
        После плотного перекуса мы вернулись в холл. Линтон провел меня по всем участкам, рассказал, что уже сделано, а что только планируется и в какой последовательности. Со мной даже насчет встроенной подсветки посоветовались! Эскиз расположения ламп и светильников на кухне был уже одобрен Брайном, но Линтон как электрик и воплотитель в жизнь моей затеи хотел еще раз обсудить детали. Закончилось все тем, что я затащила его наверх и показала, какую мебель отобрала для холла и кухни. Доставить ее должны были через неделю.
        Наше возвращение сопровождалось напряженным молчанием. Взгляды, которые парни бросали на инкуба, нельзя было назвать дружелюбными. Я послала Линтону лукавую улыбку, в ответ он обреченно закатил глаза. Кажется, ребята решили, что мы уединились совсем по другой причине.
        Нет, технически суккуба и инкуб могли переспать. Однако в плане подзарядки занятие было совершенно бесполезным, хотя и не лишенным определенной доли приятности. Но я не собиралась объяснять это каждому демону и оборотню, имеющему на меня виды.
        Огоньку добавил Руперт. Робот прошаркал в центр зала и громогласно объявил:
        — Парни, кто хочет освежиться? Я сделал лимонад. Кому надо, шевелите булками.
        Рабочие виновато потупились.
        — Лорел, может, ему как-то память стереть?  — робко предложил инкуб.
        — А смысл? До конца ремонта он еще нахватается.
        — Надо бы инструкцию к нему зачесть,  — глубокомысленно произнес Нед.
        — Да проще простого, в Интернете наверняка есть. Надо только серийный номер глянуть.  — Линтон подошел к Руперту и принялся осматривать его макушку.  — Вот! Нашел.
        Руперт пару секунд стоял не шелохнувшись, а потом вдруг заурчал как кот, зеленые лампочки на его голове окрасились в розовый.
        — Эй! Парень, ты чего?  — Линтон отскочил в сторону, потому что Руперт попытался его приобнять.
        — Видимо, ты ему нравишься,  — предположил один из оборотней.
        — Инкубы настолько круты, что заводят не только суккуб, но и технику,  — гоготнул демон.
        — Ты смотри, в следующий раз к тебе тостер полезет целоваться,  — ехидно сокрушался его сосед.
        Проклятье! Надо имена рабочих выучить, что ли. Попрошу Линтона написать список. Но это завтра, а сегодня лучше бы лечь пораньше, а то голова уже совсем не соображает.
        — Ребята, я пойду к себе. Увидимся утром.
        — Мы пораньше начать хотим. Так что ждем тебя к восьми,  — предупредил инкуб.
        Судя по улыбкам рабочих, они были не прочь встретиться со мной завтра.


        ГЛАВА 14



        Две недели промелькнули незаметно. Днем я была нарасхват. Оборотни и демоны жаждали со мной проконсультироваться. Парни просекли, что преображение Дол-Аллена было для меня важным, и надеялись произвести впечатление. Я не собиралась выбирать кого-то из них, поэтому терпеливо выслушивала просьбы, раздавала советы и старалась делать вид, что не замечаю многозначительных взглядов и рук, ненароком оказывающихся на моей талии или попе.
        К себе в комнату я возвращалась только после отбытия бригады. Уставшая, но морально удовлетворенная. В спальне меня поджидал герой моего сердца Руперт. Чудо-робот сам подсоединился к базе данных и накачал видео мастер-классов по созданию декоративных цветов из ткани. Я загорелась идеей, и теперь к пушистому ковру из помпонов потихоньку добавлялась мягкая полянка в пастельных тонах. А еще я самым идиотским образом растратила месячную зарплату и премиальные — накупила полупрозрачной розовой ткани для драпировки потолка, белый комод и совершенно потрясающее розовое кресло. Конечно, чтобы все это счастье поставить, пришлось вынести часть мебели в соседнюю комнату, но я надеялась, что Коул не будет против. Судя по тому что он за все время и не поинтересовался ремонтом, ему было плевать на замок.
        Днями и вечерами я была при деле, зато ночью громко клацала зубами от холода. Не спасали ни разожженный камин, ни выпрошенный у Иоганна обогреватель. Любимая работа больше не заряжала энергией, а, наоборот, отнимала силы, но ни оборотни, ни демоны меня не вдохновляли. Обеспокоенный Линтон предлагал мне смотаться в деревню, вдруг кто из местных придется по вкусу, или, на худой конец, устроить выходные и выбраться в Лондон. Но я лишь отшучивалась, ссылаясь на то, что небольшая диета еще ни одной девушке не повредила.
        Утром во вторник меня разбудил телефонный звонок. Спросонья я не сразу поняла, что громкие птичьи трели — это не песни Пинни и Коко, а звуковой сигнал.
        — Привет, Гарри. Рада тебя слышать.
        — Привет. Лорел, у твоего мальчика проблемы.
        — Когда успел?  — я подскочила на постели.
        Перед сном у меня с Гилбертом был традиционный сеанс связи. Я похвасталась ему начатым абажуром, он показал новый журнал. После успешной продажи номера, в котором были фотографии на тему «Свет и Тьма», редактор слезно умолял отдать для печати что-нибудь еще. Тематической подборки у Гилберта под рукой не было, зато имелись мои студийные фотографии в стиле ню.
        — О Гилберте с утра инфа во всех летучках.
        Я замерла, судорожно сжимая телефон. Летучки — закрытый канал для обмена информацией среди нелюдей. Включал как радиочастоту, так и форум в Интернете.
        — Он…
        — Да жив он, жив. Но сильно потрепан.
        — Не понимаю, мы вчера же только болтали. Он задержался в студии и собирался домой.
        — Вот в сквере возле дома его и накрыли. Подробностей не знаю, но если для тебя это важно…
        — Важно,  — подтвердила я.  — Ему потребуется целитель. Не могла бы Мередит…
        — Не вопрос. Узнаем, в какую больницу его поместили, и съездим.
        — Спасибо,  — с трудом выдавила из себя я.
        — Буду держать тебя в курсе,  — пообещал Гарри и отключился.
        Я не сомневалась, что Мередит сможет попасть в палату к Гилберту, у целительницы имелись свои связи.
        К горлу подкатил комок Мой Гилберт. Бесстрашный Гилберт, способный ввязаться в любую авантюру, если та сулила порцию драйва и отличные фотографии, сейчас находился в больнице. Неужели какая-то мразь польстилась на фототехнику? Да к черту камеру, намного важнее он сам. Если новость разнеслась по каналу нелюдей, руку приложил кто-то из них. А это означало, что делом займется Серая Стража.
        Я позвонила Брайну. Гилберту могла понадобиться охрана, а еще мне нужна была фамилия ищейки, которому поручат расследование, и его номер телефона.
        — Лорел, полегче. Дай мне хотя бы мозги включить,  — проворчал оборотень.
        — Поздно лег?
        — С час назад как…  — На заднем фоне послышался ворчливый женский голос.  — Одну минуту перейду в кабинет. Все. На месте,  — сообщил через пару секунд Брайн.
        — Прости, что разбудила.
        — Ничего. Теперь то же самое, только медленно и по порядку.
        Я пересказала то, что удалось узнать от Гарри, и тихо добавила:
        — Брайн, я хочу приехать.
        — Глупость несусветная.
        — Я нужна ему…
        — Сомневаюсь, что в текущем состоянии он сможет с тобой спать.
        — Как же вы все достали постоянно говорить о сексе! Можно подумать, что суккубе больше нечего привнести в отношения.
        — Я прекрасно знаю, какой ты можешь быть. И сейчас вижу, что ты истеришь.
        — Ты еще скажи, что без причины.
        — Причина серьезная. Но ты уже сделала все, что могла. Нашла целителя и охрану.
        — Так ты мне поможешь?  — встрепенулась я.
        — А ты сомневалась?
        — Скорее надеялась…
        — Я позабочусь о парне, а ты останешься на месте и будешь заниматься обустройством замка.
        Мне ничего не оставалось, как заверить Брайна, что я не помчусь на вокзал.
        — Линтон сказал, что ты не питаешься.
        — А ему какое дело? Достал!
        — Оставайся в Дол-Аллене. Все будет хорошо,  — изящно ушел от назревающего скандала Брайн.
        Мне так хотелось хоть с кем-нибудь поцапаться, но Гилберт был важнее, поэтому я дозвонилась Миранде, та еще была не в курсе произошедшего. Начальница как раз собиралась на склад, но, услышав новости, отменила поездку и заверила, что до обеда побывает в больнице.

* * *

        Вниз я спустилась в скверном расположении духа. Нед подкараулил меня у лестницы, чтобы согласовать замену фильтров для воды. Изначально никто не собирался их трогать, но обстоятельный оборотень вчера полдня провел под раковиной и вынес вердикт — лучше повозиться сейчас, чем вызывать сантехника через три месяца. К слову, Брайн нашел средства на приобретение фильтров. А вот покупку симпатичных настенных часов зажал! Конечно, чистая вода важнее декоративной безделушки, но все равно было слегка обидно. В последнее время я слишком много обижалась.
        — Мисс Лейк, думаю, сегодня вам лучше остаться в постели,  — осторожно предположил Нед.
        — С постельным вопросом разберусь сама. Когда планируешь закончить?
        — К обеду управлюсь.
        — Отлично.
        — Лорел, на пару слов,  — Линтон спрыгнул со стремянки.
        — Проблемы с люстрой?  — спросила я, прекрасно зная, что с той полный порядок.
        Поколебавшись, я все же решила повесить найденную на чердаке красавицу. Она идеально гармонировала с лестницей и лепниной на потолке. А еще это был настоящий антиквариат. Заказанную подделку под старину я вернула в магазин. Менеджер предложил отоварить проплаченную сумму у них же, так что я на радостях накупила посуды, полотенец и подвесную полочку. Когда Брайн спохватился, я уже спустила шестьдесят процентов от стоимости люстры. После этого у нас состоялся довольно-таки жесткий сеанс конференц-связи на повышенных тонах, и я окончательно осознала, что дизайнер и специалист по ремонту никогда не смогут понять друг друга. Оставалось только порадоваться, что совместного дома у нас никогда не будет.
        — Лорел…  — в голосе Линтона отчетливо прозвучало раздражение.
        — Да? Я тебя слушаю.
        — Я уже трижды повторял вопрос.
        — Не говори ерунды, ты повторил только один раз.
        — Правда? И что же я спрашивал?
        — Хотел порадовать меня тем, что стены уже высохли?  — захлопала ресницами я.
        Вчера мы поругались из-за кухни. Мне хотелось поскорее повесить шкафы, а Линтон доказывал, что в этом случае они отвалятся вместе с плиткой. Под конец взял и нажаловался на меня Брайну. Они все в последнее время чуть что звонили обожаемому мистеру Локу.
        Достали!
        Линтон нахмурился и обязательно выдал бы что-то не особо приятное, но тут в коридоре раздалось звучное «мяу!» — Руперт подкрался бесшумно и требовал, чтобы его почесали.
        Отчего-то робот идентифицировал себя с любимым котом инкуба. Это была любовь с первого касания, того самого, когда Линтон просто искал серийный номер и название модели. Теперь Руперт встречал его у дверей, провожал и подавал инструменты. Он был готов находиться при инкубе постоянно, если бы у него не было других обязанностей. Их Руперт исполнял беспрекословно, и только лампочки на его голове сменяли розовые и зеленые цвета на тусклый желтый.
        — Руперт, проводи Лорел в спальню. А то сейчас стоя уснет.
        Металлическая рука с готовностью удлинилась и попыталась меня сцапать.
        — Держи при себе свои железяки,  — прошипела я.
        Руперт мяукнул и дернулся в сторону. Я увидела, как блеснули в отражении экрана два красных огонька.
        — С меня хватит! Будешь ты мне тут еще голодными глазищами сверкать.  — Линтон подхватил меня на руки и понес вверх по лестнице.
        Я пригрелась в его объятиях, как кошка.
        — И дальше что?  — с вызовом поинтересовалась я, когда он бесцеремонно швырнул меня на кровать.
        Инкуб не был для меня источником энергии, но когда тебя несут на руках, это очень приятно.
        — Дура ты, Лорел,  — вздохнул Линтон и покинул мою комнату.
        Я уткнулась носом в подушку и разрыдалась.

* * *

        Гарри сдержал слово. Он не только выяснил, в какую больницу поместили Гилберта, но и смог попасть в палату.
        — Давай, парень, улыбнись Лорел, а то смотри, до чего она фигово выглядит. Извелась вся.
        Улыбнуться Гилберт не мог из-за зафиксированной челюсти, зато подмигнул незаплывшим глазом и помахал загипсованной рукой.
        — Помолчи немного,  — приструнила Гарри жена.
        Миссис Мередит Эбале развернула веб-камеру в свою сторону и сухо отчиталась:
        — Сделала что могла. В естественный процесс восстановления не вмешивалась, но последствий не будет. Скорее всего, при следующем снимке головы врачей ожидает сюрприз. Над ногой и пальцами на правой руке также поработала.
        — Как ты считаешь, его хотели убить?
        Гилберт протестующе замычал.
        — Полагаю, он хочет сказать, что, если бы его хотели убить, он бы неотложки не дождался,  — вклинился Гарри.  — А если бы не Мерри, то вряд ли бы смог с прежней ловкостью нажимать на кнопку фотоаппарата.
        — Спасибо,  — с чувством выдохнула я.
        — Ни я, ни моя семья никогда не забудем, что ты сделала для нас.
        Лично я считала, что семейство Эбале давно вернуло долг. Конечно, им не приходилось высвобождать меня из рук чокнутого работорговца нелюдями, но я неоднократно обращалась к ним за помощью и в Штатах, и за их пределами.
        Мередит пообещала еще зайти к Гилберту и проконтролировать процесс регенерации, а Гарри не только настроил парню веб-камеру, но и помог запустить чат.
        «А я уже билет взял…» — написал Гил левой рукой. Ей досталось не так сильно, как правой, но все равно на два пальца наложили гипс. Глядя на то, как парень медленно тычет в кнопки, я пообещала себе найти урода, напавшего на него.
        — Ничего, Гилберт, ты еще сваришь мне устричный суп. Показать, чем я сейчас занимаюсь?
        Парень едва заметно кивнул. Я похвасталась тканевыми цветочками и ковриком из помпонов. Но больше всего фотографа заинтересовало кресло. При виде его он начал стучать загипсованной рукой по одеялу.
        — Хочешь поснимать меня в нем?  — догадалась я.
        В ответ Гклберт закивал активнее и попытался приподняться — не иначе как желал изобразить позу, в которой жаждал меня запечатлеть. Чтобы осуществить маневр, он ухватился за свисающую сверху треугольную перекладину.
        — Ты что творишь! А ну лег обратно!
        Гилберт повалился на постель, но не из-за того что послушался, а просто не мог удержаться самостоятельно.
        — Отдыхай. Я завтра еще позвоню.
        Дождавшись кивка, я отключила веб-камеру. Время близилось к вечеру. По-хорошему следовало одеться и спуститься вниз, чтобы проверить, что успели за сегодня ребята, но не было сил даже на то, чтобы убрать рукоделие и компьютер с кровати. Переставив их в ноги, закуталась в одеяло. Я уже оставила бесплодные попытки согреться с помощью одежды, холод шел изнутри. Его не прогоняли ни горячий чай, ни ванна.

* * *

        В последующие дни я разрывалась между ремонтом, творчеством и Гилбертом. Фотографу удалось очаровать персонал, и теперь он мог переписываться со мной столько, сколько позволяло самочувствие. Когда Гил уставал печатать, я брала ноут в руки и проводила для него экскурсии по замку, показывала, как продвигался ремонт. Рабочие относились к моей затее с пониманием. Один Линтон ворчал, что всех отвлекаем, а о реалити-шоу в контракте не было ни слова. Я в свою очередь от лица Гилберта пообещала ему профессиональные фото установленной подсветки для резюме, и инкуб растаял.
        Несмотря на то что выздоровление Гилберта и ремонт шли полным ходом, я с каждым днем чувствовала себя все хуже. Вязаное платье и джемпер не спасали от холода. Мерзли уши, нос, а пальцы не могли согреть даже шерстяные перчатки.
        Деликатный стук в дверь заставил разлепить веки. Кого еще принесло? Если это один из рабочих или озабоченный вопросом моего питания Линтон, я найду силы спустить доброхота с лестницы.
        Стук повторился.
        — Никого нет дома,  — проворчала я, догадавшись, кто же такой настойчивый решил меня навестить. И чего ему в Лондоне не сиделось? Ауру Брайна я могла узнать и с закрытыми глазами.
        Оборотень решительно вошел в спальню и, не поздоровавшись, подошел к кровати.
        — Простуда? Грипп? Обострение идиотизма?
        — Спроси у Линтона. Он же тебя вызвал. Эй! Ты чего удумал?
        — Раздеваюсь.
        — Вижу,  — сглотнула я, поскольку оборотень снял не только пиджак, но и приступил к расстегиванию рубашки.  — Слушай, у меня не то настроение.
        Брайн молча разделся до трусов и потянул на себя одеяло. В обычной ситуации он бы так легко желаемое не добыл, но сейчас я была слишком слаба.
        — Кончай выделываться,  — прорычал оборотень, когда я поползла на другой край кровати.  — Или и тебя раздену.
        — А что, не будешь?  — тут же замерла я.
        Вместо ответа он растянулся рядом и, обняв меня за талию, накрыл нас обоих одеялом.
        — Брайн, ты же меня хочешь.
        — Я в курсе,  — послышался тихий смешок.
        — Тогда зачем?
        — Потому что я джентльмен. Я не стану принуждать тебя, хотя уверен, что твое голодное тело сейчас бы польстилось и на мистера Вольфа.
        — Скажешь тоже.
        — Лучше помолчим, подумаем…
        — О чем?
        — О расчетах. И о падениях акций «Другого мира».
        — Не особо вдохновляющие мысли,  — хмыкнула я.
        — Поверь, последнее, что мне сейчас нужно,  — это вдохновение.
        Я поерзала на постели и почувствовала, что вдохновлять Брайна не стоило. Он был и так готов на подвиги. Вот только я была не совсем подходящей партнершей. Еще бы понять, что со мной происходило. Несмотря на недостаток энергии, я не могла и представить, что стану питаться другими мужчинами.
        — Что с тобой, Лорел?  — Брайн погладил меня по голове.
        — Была бы человеком, сочла бы, что анорексия.
        — Это еще как?  — опешил оборотень.
        — Есть надо, а не хочется,  — пробормотала я.
        — И давно не хочется?  — насторожился он.
        — А Линтон разве не доложил?
        — Он сообщил только, что ты неважно себя чувствуешь.
        — И ты сразу же примчался?  — разомлела я.
        — Я же предупреждал, что приеду сегодня. Чем ты слушала?
        — Не помню такого. Я что-то стала совсем рассеянной.  — Из груди вырвался тяжелый вздох.
        Неожиданно Брайн обхватил меня за плечи и повернул к себе лицом.
        — Так когда ты питалась?
        — Я хочу только Коула,  — жалобно прошептала я и всхлипнула: — Прости. Не хотела тебя обидеть.
        — Погоди, Линтон говорил, что хозяин замка отсутствует почти месяц.
        — Месяц? А я считала, что прошло только две недели.
        На лице Брайна отразилось крайнее изумление, а потом он крепко обнял меня и поцеловал. Я с готовностью приоткрыла губы, позволяя ему завладеть моим ртом, и замерла в ожидании шквала эмоций. Близость с оборотнем всегда была подобна огненному смерчу, но сейчас я не чувствовала ничего. Ни удовольствия, ни желания, ни отторжения. Мне было все равно.
        — Проклятье, Лорел!  — Брайн вскочил на ноги, подхватил пиджак и вытащил из него телефон.
        — Куда ты собрался звонить?
        — Вызывать неотложку,  — мрачно пояснил он и скрылся в ванной.
        Я замерла, чтобы не пропустить ни слова. Впрочем, предосторожность была излишней, потому что Брайн начал орать. Громко, не особо стесняясь в выборе выражений, заявил, что я умираю. И если его собеседник немедленно не примчится в Дол-Аллен, то он найдет его и притащит лично.
        Он звонил Мак-Аллистеру!
        Я подскочила на постели. Вот как он мог? Рассказать обо мне Коулу! У того и так самомнение выше крыши, а теперь и вовсе разрастется до космических размеров. Он ведь настолько крут, что суккубы после секса с ним на других мужчин и не смотрят.
        Посмотрев на дверь ванной, представила, что сейчас на пороге появится Брайн и начнет меня жалеть. А потом предложит попытаться еще раз…
        Я быстро натянула тапочки, подхватила одеяло и выбежала в коридор.
        Так, Лорел, пораскинь мозгами. Оборотень выследит тебя по запаху, значит, надо спрятаться там, где он не сможет до тебя добраться. Подъемник!
        Я спустилась в подземелье и заблокировала лифт, чтобы его нельзя было снова вызвать. Брайн появился у шахты буквально через минуту:
        — Лорел, это не смешно. Поднимайся обратно!
        — Разве похоже, что я смеюсь?  — всхлипнула в ответ я.
        — Обещаю, что не стану к тебе прикасаться…
        — Дело не в этом. Просто мне так стыдно. Это словно я и в то же время не я. Не хочу, чтобы ты видел меня такой.
        — Не поднимешься?
        — Нет.
        Наверху что-то громыхнуло. Оставалось надеяться, что Брайн не сломал ограждение подъемника. Впрочем, какая разница. Отремонтирует.
        Я замоталась в одеяло и опустилась на пол. Кто бы мог подумать, что я буду торчать вот так в ненавистной клетке. В темноте, одна и без малейшего представления о прошедшем времени. Ничего, пересижу до утра, а как рабочие появятся, по-любому услышу. Вряд ли Брайн захочет устраивать разборки в их присутствии.
        Проклятье! Как же холодно. Надо уснуть. Может, тогда мне приснится кружка горячего глинтвейна или обжигающий яблочный сидр. Но больше всего мне хотелось увидеть во сне Коула.

* * *

        Нельзя загадывать желания на сон грядущий, они могут сбыться. Ворвавшийся в ночные грезы Мак-Аллистер был горяч и напорист. Не успела я опомниться, как мои губы смял жаркий поцелуй. Дыхание Коула смешалось с моим, такое теплое, согревающее, помогающее снова почувствовать себя живой.
        — Еще,  — сбивчиво выдохнула я.  — Не останавливайся.
        — И не собирался. Хотя, возможно, утром ты захочешь меня убить.
        Меня подхватили на руки, вот тогда-то до меня и дошло, что к ночному бреду возвращение Коула в замок не имело никакого отношения. Он на самом деле был здесь, во плоти.
        — Что вытворяешь?
        — Исправляю ошибку. Прости, Лорел, я не знал, что все так обернется. Иоганн присматривал за тобой. Мы ждали вспышек агрессии, но и не предполагали, что Пояс надумает по-тихому тебя опустошить.
        Мак-Аллистер говорил что-то еще. Об эльфах и их проклятом артефакте, но я не слушала. Близость Коула лишала возможности сосредоточиться на какой-либо мысли, хотелось только чувствовать. Когда меня поставили на ноги, я протестующе заворчала и вцепилась в плечи Коула.
        — Подожди. Я сейчас.
        Он мягко отлепил от себя мои руки и скрылся в алькове. Том самом, где хранился Пояс Плодородия! При виде темной шелковой ленты я зашипела и вжалась в стену. Я уже видела ее, но не узнала, потому что эта дрянь могла изменять внешний вид. Неужели настало время очередной подзарядки артефакта?
        — Не бойся, он не причинит тебе вреда.
        — Как тогда в клубе?
        — Пояс выбрал тебя, Лорел. Ты нужна ему. Нужна мне.
        Мак-Аллистер меня использовал и не пытался это скрыть. Честность я всегда ценила, но тут безумно хотелось залепить ему пощечину. Нереализуемое желание, учитывая, что я едва держалась на ногах.
        — Ненавижу,  — прошипела я.
        — Знаю,  — печально улыбнулся Коул и завязал мне глаза.
        Окружающий мир исчез. Я перестала ощущать каменный пол под ногами, легкий запах сырости заглушил аромат Коула. Я слышала биение его сердца, чувствовала его желание, так похожее на отблеск собственного.
        — Надо вернуть то, что эта штука вытянула из тебя, а потом мы подумаем…
        Ах, вот оно что. Кажется, я и впрямь поспешила с выводами.
        Протянув руку, коснулась кончиками пальцев лица Коула. Тело пронзил электрический разряд, захотелось немедленно сбросить одежду, сорвать ее с Мак-Аллистера и прижаться к его груди, обхватить ногами его бедра, слиться, стать одним целым.
        Нет, не так.
        Прикусив губу, начала бороться с охватившим меня наваждением. Я суккуба, и ни одна эльфийская игрушка не смеет мне диктовать, как заниматься сексом. Это всего лишь вопрос питания. Ничего личного.
        Я провела рукой по чуть шершавой щеке Коула и нашла его губы, твердые и мягкие одновременно, способные дарить волшебные ощущения. Медленно очертила контур, как вдруг Коул перехватил мою руку.
        — Достаточно.
        — Я хочу всего лишь удостовериться, что это ты. Тебя так долго не было, кажется, я успела позабыть…
        — Суккуба,  — процедил сквозь зубы он и, резко крутанув, развернул меня лицом к стене. Я уперлась ладонями в каменную кладку и хмыкнула:
        — Какая неожиданность.
        — Мне говорили, ты никак не можешь согреться, но ты не похожа на ледышку, Лорел. Наоборот, очень горячая…
        Ощутив ладони Коула на обнаженной коже, я едва смогла сдержать стон, а потом осознала, что начинаю падать. Я хваталась за стену, но гладкие камни оказались ненадежной опорой. А потом меня вскинуло вверх, и я очутилась в надежных, уютных объятиях.
        — Хорошо-то как,  — вынесла вердикт я и блаженно закрыла глаза.
        Меня куда-то понесли, куда — было плевать. Я впитывала вожделение, исходящее от Коула, нежилась в лучах исходящих от него эмоций и практически уснула, когда внезапно оглушило гневное:
        — Что ты с ней сделал?!
        — Еще ничего. Пошел прочь.
        — Почему у нее глаза завязаны?
        — Руки убрал!  — рявкнул Мак-Аллистер. Видимо, Брайн попытался прикоснуться к реликвии фейри.
        — Да что там глаза, я и на ногах не держусь,  — заставила себя улыбнуться я.  — И это при том что еще ничего не было. Вот совсем. Представляешь?
        — Еще чего,  — буркнул Брайн.  — Не собираюсь я вас представлять. Зайду завтра.
        Мак-Аллистер принес меня в спальню и положил на кровать. Судя по тому что я не слышала канареек, это была его комната.
        — А почему не ко мне?  — капризно протянула я.
        Ответом послужил еле уловимый шорох одежды — Коул раздевался. Я встала на колени и попыталась стащить платье через голову, но только подняла руки, как перед глазами засверкали яркие звездочки.
        — Да полежи же ты спокойно!  — в сердцах бросил он и подхватил меня, едва не упавшую с края кровати.
        — Не могу я лежать спокойно…  — прошипела в ответ я и мертвой хваткой вцепилась в Коула. Сразу стало теплее, в голове прояснилось.
        — Если хочешь — сними,  — пробормотал он, явно имея в виду не платье.
        — Нет, мне и так нравится,  — возразила я, поправляя на глазах темную ленту. Или правильнее было бы назвать ее Поясом Плодородия? Интересные у фейри реликвии. Многофункциональные.
        Платье с меня все-таки стащили, вместе с чулками и бельем. А вот настрой, с которым происходил процесс обнажения, мне совсем не понравился. Коул притрагивался ко мне как к тяжело больной, а потом и вовсе присел на краешек кровати и вздохнул:
        — Не надо было втягивать тебя в это.
        Я замерла, не в силах поверить услышанному. Это же он сейчас пошутил? Нет, кажется, серьезно, того и гляди сбежит. А как же я? Как же вопрос питания, ставший поперек горла?
        Обняв Коула со спины, уткнулась носом в затылок и пробормотала:
        — Сделай мне приятное. В кровати, если можно. На фуршет я сейчас физически не способна.
        — Ты еще можешь шутить?
        — Предлагаешь поплакать?  — я поцеловала Коула в шею и сразу ощутила энергетический всплеск.  — М-м-м… Ты такой вкусный. Я бы хотела тебя продегустировать. Всего.
        Уточнение стало последней каплей, обрушившей границу самоконтроля. Коул бросил меня на подушки, не успела я перевести дыхание, как он устроился между моих ног.
        — Приятного аппетита, Лорел,  — прошептал он и одним движением вошел в меня.
        Вскрикнув, вцепилась в его плечи и крепко обхватила ногами бедра. К черту любовные игры. Мне нужен был секс, причем немедленно, а о том, почему моему телу подавай именно Коула, я разберусь позже.

* * *

        Уже традиционное «как ты?» прозвучало еще до того, как Коул покинул мое лоно.
        — Хочу дать тебе в глаз. Засчитывается как проявление агрессии?  — Я сорвала с лица повязку и, вскрикнув, отбросила в сторону.
        Коул ошарашенно смотрел на Пояс, лежащий на полу. На глазах из черной шелковой ленты он превращался в кожаный ремень с пряжкой.
        — Даже не думай,  — пробормотала я.
        — Еще раз выкинешь подобное — использую по назначению,  — буркнул он, однако поднимать реликвию не спешил, как и размыкать объятия.
        — И как долго подобная ерунда будет продолжаться?
        — Ты сейчас о влиянии Пояса?
        — Нет, о прогнозе погоды.  — Я уперлась ладонями в грудь Коула и спихнула его в сторону.
        — Полагаю, что, как только ты покинешь замок, станет намного легче.
        — Здорово. Тогда собираю вещи. Ремонт близится к завершению. Если соизволишь заглянуть на кухню, то увидишь, что мы почти закончили.
        — Ты не можешь уехать прямо сейчас. Сначала мне надо подыскать тебе замену.
        — Ошибаешься. Могу!  — упрямо вскинула подбородок я.
        Коул поднялся с постели. Видок у него был как у осла, не желающего сворачивать с намеченного пути. Но и я не собиралась играть роль проторенной дорожки. Если ему нужна женщина для того, чтобы совладать с реликвией, пусть обзаведется любовницей. Судя по всему, подойдет любая, не задающая лишних вопросов и способная выносить внезапные отъезды и недельные отлучки хозяина замка.
        — Спокойной ночи,  — Коул подоткнул мне под спину одеяло.
        — И тебе того же,  — проворчала я.
        Несмотря на то что Мак-Аллистер снова меня разозлил, ему удалось меня согреть. Я была полна энергии, однако организм требовал своего. Для того чтобы прийти в норму окончательно, мне следовало поспать, но в этот раз я хотя бы знала, что магия друидов к внезапной сонливости не имела никакого отношения.


        ГЛАВА 15



        Утром меня вызвали в кабинет. Сообщение передал Руперт. Он не стал дожидаться, пока я соизволю подняться и выглянуть в коридор, а ввалился в спальню, растолкал, даже тапочки подал. Судя по тому что робот застыл у постели, в кабинет меня приказали доставить независимо от желания.
        К встрече с Мак-Аллистером я подготовилась словно к боевым действиям. Выудила из недр шкафа классическое платье-футляр, жакет и туфли-лодочки. Пусть знает, что я не только задницей, обтянутой в мини-юбку, крутить умею.
        При виде Коула, облаченного в черный деловой костюм, я невольно сбилась с шага. Неужели друид рассчитывал переиграть меня на юридическом поле? Обломается! Я условия по договору оформления Дол-Аллена выполнила. Декоратор не обязан дожидаться, пока рабочие забьют последний гвоздь. Вернусь через неделю-полторы в компании Миранды и сдам уже готовый объект.
        — Присаживайся,  — прервал дальнейшее мысленное планирование Коул.
        — Спасибо, лучше постою.
        — Долго ты. Рассчитывал, что появишься на десять минут раньше.
        — Снова куда-то спешишь?
        — Я — нет, но у твоего начальника плотный график.
        Коул обернулся к широкому монитору. Я прижала папку с документами к груди, отгородившись ею как щитом. Еще до того как на экране появилось изображение, я догадалась, что увижу вовсе не Миранду.
        — Доброе утро, Лорел,  — певуче произнес Жан-Клод, он же первый демон Триады.
        — Доброе.
        — Детка, ну что за выражение лица? Неужели ты не рада меня видеть?  — издевательски протянул он.
        — Скорее не понимаю, чем обязана.
        В Триаде придерживались четкого распределения полномочий, Жан-Клод занимался финансовыми и юридическими вопросами. Когда-то, очень давно, я считала холеного демона весьма привлекательным мужчиной. И он бессовестно воспользовался этим, втянув в дела Триады, из сетей которой выпутаться оказалось не так уж и просто. Но я смогла. И черта с два вернусь обратно!
        — Как же так, Лорел,  — улыбнулся Жан-Клод.  — Неужели ты забыла, в каких случаях меня привлекают?
        — Финансовые споры.
        — А также невыполнение обязательств,  — подтвердил мою догадку Жан-Клод.
        — Я пришлю копию договора, заключенного между салоном и мистером Мак-Аллистером,  — выдавила из себя я, изо всех сил стараясь не смотреть на Коула. Вот же низкий тип! Неужели он заявил, что я нарушила контракт, собравшись смыться до завершения ремонта?
        — Меня не интересует твоя дизайнерская песочница,  — небрежно махнул рукой демон.  — Развлекайся сколько душе угодно.
        — Тогда о чем речь?
        — О твоих прямых обязанностях. У мистера Мак-Аллистера есть все основания полагать, что ты намерена оставить его с носом.
        — Не понимаю сути претензий,  — глухо уронила я.
        — Ну как же…  — Жан-Клод взял со стола листок бумаги и начал зачитывать стандартные условия контракта, по которому я переходила в распоряжение Коула Мак-Аллистера до конца года.
        — Одну минутку! Я не подписывала этот договор.
        — Ты должна нам,  — жестко напомнил первый демон Триады.
        — Перед уходом я подбила суммы по контрактам. Ты согласился, что я вернула долг.
        — Лорел, ты никогда не умела обращаться с цифрами. Вот и тогда ошиблась. Всего на пару пенсов, но именно они отделили тебя от вожделенной свободы.
        — Назови номер счета.
        — Нет, детка,  — с лица блондина исчез всякий намек на добродушие.  — Ты задумала нас бросить, а от Триады не уходят просто так. Нам пришлось потратиться, чтобы выкупить твоих африканских друзей. И ты поклялась, что отработаешь.
        Это была сложная сделка. Демоны отказались ссудить необходимую для выкупа семьи Гарри сумму, мотивируя тем, что у меня деньги утекали сквозь пальцы. Вместо обычного кредита меня взяли на работу. С каждого контракта я отдавала стандартный процент и до сегодняшнего утра была уверена, что полностью рассчиталась.
        Резко обернувшись, уставилась на Коула и прошипела:
        — Ты еще пожалеешь.
        — Вот видите, мистер Мак-Аллистер, я же говорил, что все удастся уладить. Будут проблемы — обращайтесь.
        Я не стала дожидаться ответа Коула и покинула кабинет.

* * *

        Мне удалось добраться до спальни, ничего не разбив и не сломав по дороге. Постоянно напоминала себе, что леди так не поступают. Кроме того, я не хотела создавать рабочим дополнительные сложности. Славных ребят Брайн подобрал, за время ремонта мы успели сдружиться.
        Да любой демон или оборотень был честнее Мак-Аллистера! Ремонт он затеял! Захотел привести замок в порядок. Как же! Небось еще и изуродовал его специально, чтобы я покрепче заглотила наживку. Как он, наверное, ржал, когда выбирал тот жуткий красный уголок. У рабочих руки не дошли его выбросить, и теперь это убожество пылилось на чердаке, хотя в спальне Коула ему было самое место. Красный диван смотрелся настолько же убого и фальшиво, как и попытка друида завоевать мое расположение. А впрочем, к чему злиться непродуктивно?
        Ненавистный уголок я дотолкала до лестницы, пожертвовав двумя ногтями. Точнее, ногтей я лишилась, когда от души шлепнула ладонью по столешнице. Та выдержала, крепкая, зараза, оказалась, под стать корпусу.
        Подкатившийся Руперт галантно предложил помощь в перестановке мебели. Я тут же согласилась. Робот с легкостью поднял всю конструкцию за крышку стола и потащил впереди себя. Я топала позади и прислушивалась. В любой момент ожидался треск. Крепление дивана могло не выдержать нагрузки и отвалиться от ножки стола. Куда там! Мебель добралась до спальни Коула в идеальном состоянии. Уверена, если бы я попыталась утопить уголок в озере, он бы не утонул. Хотя непотопляемость не всегда являлась признаком качества.
        Мелкая пакость не принесла желаемого удовлетворения. Спальню, выдержанную в бежево-коричнево-синих тонах, было жалко до слез. В результате я стащила с кровати Коула покрывало, задрапировала кричаще-красное убожество, после чего вернулась к себе и без сил повалилась на кровать.
        День определенно не задался. А раз так, то и выбираться из кровати я больше не планировала. Тем более что как раз здесь отныне находилось мое рабочее место.
        Я бы наверняка расклеилась окончательно, если бы не звонок от Брайна. Оборотень сообщил, что все еще находился в деревне, и если информация о нападении на Гилберта еще актуальна, то я могу подойти в кафе на станции.
        — А может, ты ко мне?  — с надеждой поинтересовалась я.
        — Извини, Лорел, но услышанного вчера мне хватило. Кстати, поздравляю с подзарядкой.
        — Хорошо, скоро буду,  — сдалась я.
        Кажется, я обидела отличного парня.

* * *

        Брайн выяснил, кому поручили расследование. По его словам, это был опытный страж.
        — Не найдет он никого,  — проворчала я.
        — Вполне вероятно. Твоего фотографа подкараулили на территории сквера, в «слепой» зоне. Ни видеокамер поблизости, ни свидетелей.
        Я рассеянно кивнула в ответ. Обстоятельства нападения мне были известны, но все равно я надеялась, что появится хоть какая-то зацепка. Видимо, надо радоваться тому, что уже удалось сделать для Гилберта.
        — Спасибо, что оплатил телохранителя. Я верну по стандартному тарифу.
        Брайн поморщился.
        — Не бери в голову. Недели две присмотрим за парнем. Если все будет тихо, можно будет и отозвать охрану. После выхода из больницы Гилберту не помешает водитель, вот телохранитель и совместит.
        — Водитель? С личным автомобилем?
        — Подберу что-нибудь спортивное. Считай это подарком к выписке.
        — Спасибо,  — я взяла Брайна за руку.  — Я знала, что могу на тебя рассчитывать.
        Оборотень медленно поднес мою руку к губам. Целовать не стал, а замер в паре сантиметров, согревая кожу дыханием.
        — Если бы ты позволила, я бы сделал для тебя намного больше.
        — Мне бы не хотелось менять статус наших отношений.
        — Не сейчас,  — совершенно спокойно согласился Брайн.  — Но что значит год-два для оборотня?
        Он отпустил мою руку. Я едва удержалась, чтобы не потрогать место, к которому так и не прикоснулись его губы.
        — Все будет хорошо, Лорел. Я обо всем позабочусь.
        Перед глазами встало избитое лицо Гилберта. Бедняга. Сегодня я не звонила ему, не решилась побеспокоить. Зато узнала через Миранду, что ночь в больнице прошла спокойно, без сюрпризов.
        — Его бы на реабилитацию,  — задумчиво произнес Брайн.
        — В специализированный пансионат?  — уточнила я.
        — Не обязательно. Сойдет и замок.
        Намек на Дол-Аллен был достаточно прозрачным.
        — Сомневаюсь, что шотландский климат подойдет Гилберту. С его-то ногой только по пустоши и ковылять.
        — А кто его заставляет выходить за пределы Дол-Аллена? Медленные прогулки по берегу, вечера у камина в хорошей компании.
        — Скажи, что не пытаешься превратить Гилберта в буфер между мной и Коулом.
        Брайн печально улыбнулся.
        — Мне будет спокойнее, если ты останешься не одна. О роде Мак-Аллистер ходят разные слухи. Например, что они связаны с фейри.
        — Все в порядке. Я в курсе.
        — Надеюсь, ты понимаешь, что творишь.
        Настал мой черед улыбаться через силу.
        — Не совсем.
        — Пообещай, что в случае чего дашь мне знать. Если он тебя обидит…
        Протянув руку, прикоснулась к губам Брайна.
        — Не надо. Молчи. Озвученным мыслям свойственно сбываться.
        — Становишься суеверной?
        Чтобы скрыть заминку, я пригубила чай и закашлялась, ощутив на своей спине тяжелый взгляд. Быстро обернулась к окну, но никого не увидела. Впрочем, мне и не нужно было видеть, чтобы убедиться, что возле него только что стоял Мак-Аллистер.

* * *

        В деревне мне отчасти удалось отвлечься от заказа, навязанного Триадой, но стоило подкатить к крыльцу, как он предстал во всем великолепии. Друид поджидал меня с видом ревнивого мужа, чья жена не вернулась вовремя с вечеринки.
        Я слезла с мопеда и одарила Коула ответным долгим взглядом, после чего нарочито медленно начала вытаскивать из коляски покупки. Я так и не определилась, как себя вести с Мак-Аллистером.
        На него, безусловно, было приятно смотреть. Он подходил мне в постели и обладал подходящей энергетикой. На этом плюсы заканчивались, а список минусов я могла продолжать бесконечно. Нет, я девушка с опытом и умею отделять работу от личных привязанностей, но прежде я всегда четко знала, что мой объект — лишь задание. Еще ни разу моя жертва не оставляла меня с носом! Каким-то непостижимым образом из охотника я стала добычей, и это чертовски нервировало.
        Я посмотрела через плечо. Коул продолжал изображать из себя статую и явно готовился к скандалу.
        Нет уж!
        Если я вынуждена проторчать в этом замке до нового года, то сделаю пребывание максимально комфортным. Для себя, разумеется.
        Взбежав по ступеням, я поравнялась с Коулом, быстро чмокнула его в щеку, после чего чуть ли не насильно всучила ему пакеты с покупками.
        — Лапусик, будь добр, занеси на кухню,  — манерно протянула я и скрылась в замке.
        Пока до «лапусика» доходило, что это к нему обратились, я успела переобуться в тапочки, бросить Руперту пальто и со всех ног рвануть вверх по лестнице. Добежала до спальни, захлопнула двери и прикрыла глаза от облегчения. Первый раунд был за мной, предстояло готовиться к следующему. Мало кто отважится заполучить суккубу в официальные любовницы, а раз так, то должен быть готов к последствиям!
        Открыв глаза, подавила удивленный возглас. На столике, рядом с клеткой Пинни и Коко, возвышалась огромная розовая коробка, перевязанная пышным белым бантом. Я на цыпочках подошла к ней, приподняла, чтобы оценить вес содержимого, потрясла и с сожалением поставила обратно. Не стоило забывать, что демоны соблазна последовательны в обидах. Правильной леди из меня не вышло, значит, оставалось отыгрывать роль настоящей суккубы. А для этого надо было переодеться.
        Изменять собственному вкусу я не стала. Кроме того, в моем гардеробе давно не водилось вещей прежней Лорел. И все-таки практичные шерстяные легинсы и туника не тянули на прикид коварной соблазнительницы. Придирчиво изучив содержимое шкафа, остановила выбор на бежевом платье-футляре из джерси. Оно подчеркивало каждый изгиб тела и вместе с тем не выставляло напоказ ничего лишнего.
        Руперт снова вкатился без предупреждения. Если первый раз я еще могла принять это спросонья за случайность, то теперь вероятность ошибки была полностью исключена.
        — Руперт, я запрещаю тебе появляться в моей комнате без стука.
        Робот замер, на пару секунд лампочки на его голове погасли, а потом начали мигать красным. Электронный помощник был в панике. Мой приказ относился к категории невыполнимых.
        — Руперт, ты собирался мне что-то передать,  — напомнила я.
        На его груди в тот же миг зажегся жизнерадостный смайлик. Это задание было роботу под силу.
        — Мистер Мак-Аллистер ожидает вас в кухне. Велел поторопиться.
        Я отметила, что друид не заикнулся об обеде. Значит, хотел обсудить новый имидж «сердца» Дол-Аллена.

* * *

        Обновленный дизайн кухни уже успел вдохновить меня на кулинарные подвиги. Я опробовала приобретенные в припадке шопоголизма походный кофейник и сковороду. В результате твердо уяснила, что утром нет ничего милее, чем кофемашина, а готовка на открытом огне требует не только энтузиазма, но еще сноровки и терпения. Мое иссякло на пятой оладье, в результате я перешла на блины, которые постепенно вытеснили пухлые коржи средней прожаренности.
        Миновав абсолютно пустой холл, заглянула в кухню и обомлела. Коул восседал в полумраке за накрытым столом.
        — А где все?  — нахмурилась я.  — Рабочие должны были приехать еще час назад.
        — Я устроил ребятам выходной.
        — С какой это радости?
        — В честь нашего официального воссоединения. Заметь, я не сказал о счастливом.
        Друид поднялся с места, отодвинул для меня стул и, подождав, пока я устроюсь, положил руки мне на плечи.
        — Лорел…
        Я вскинула голову и улыбнулась:
        — Прямо сейчас или сначала поедим?
        Коул вернулся на место и с такой яростью встряхнул салфеткой, словно представлял на ее месте меня. А еще он ни словом не обмолвился о ремонте.
        Обидно! Я же так старалась.
        Отныне кухня была моим самым любимым местом в замке. Светлая, просторная. Благодаря чудесам правильной расстановки мебели удалось даже нормальный обеденный стол на двадцать персон втиснуть. Получилось не хуже, чем в столовой, только намного уютнее. Одни настенные шкафчики, украшенные цветочной росписью в стиле шебби, чего стоили. А подвесная полочка для кружек? Та самая, из-за которой я поругалась с Брайном. Зато теперь на кухне Дол-Аллена была своя чайная коллекция. Кружки висели на крючочках в три ряда: розовый, голубой и бежевый, с цветовым переходом от насыщенного цвета до нежного пастельного оттенка. Никто никогда не узнает, сколько сил я потратила, чтобы их отобрать. А новые розовые занавески? Да я сама связала для них крючком подхваты. И скатерть, расстеленную на столе, я нашла, и салфетки. Коул, наверное, и не заметил, что рисунок по краю с точностью повторял роспись на шкафах. Руперт оказался роботом больших талантов.
        — Лорел, ты плачешь?  — до меня донесся напряженный голос Коула.
        — Игра света,  — выдавила из себя я.
        С освещением я и Линтон повозились изрядно. Судя по тому что сейчас был включен третий режим, создающий на кухне интимный полумрак, с пультом и настройками Коул разобрался.
        — Проклятье! Я не знал, что ты в самом деле работаешь в салоне. Решил, выполняешь очередной заказ Триады.  — Салфетка опять взмыла в воздух и отлетела в сторону.  — Когда я просил Иоганна найти тебя и нанять, то думал лишь о твоих расовых возможностях.
        Я собиралась и дальше изображать из себя статую, но любопытство пересилило.
        — А ремонт?
        — Должен же я был прибраться в замке после пожара. Или тебе бы больше пришлись по вкусу пепелище и гарь?
        — Ты не говорил мне…
        — Кетрин…  — тихо обронил Коул.  — Я полагал, что, избавив ее от бремени хранительницы реликвии, смогу защитить. Слишком поздно до меня дошло, что магия фейри так просто не отпускает.
        — Иоганн говорил о маяке…
        — Его она оставила напоследок. Сначала зажигательной смесью обработала первый этаж. Потом, видимо, поняла, что запаса не хватит, и заперлась на маяке. Она искренне верила, что, уничтожив Дол-Аллен, можно освободиться от влияния Пояса. К сожалению, я разобрался в ситуации слишком поздно.
        Настал мой черед подняться с места. Я подошла к Коулу, не представляя, что стану делать, но он сам отодвинулся на стуле назад и, ухватив меня за руку, притянул к себе на колени.
        — Почему ты установил такой срок? Сначала Самайн, теперь конец года.
        — Темный Король приходил всегда в Самайн, пока его фаворитка жила тут. В это время года наши миры соприкасаются и возможно создание прямого портала. Так что для нашего рода ожидание высокого эльфа на Самайн — что-то вроде семейной традиции.
        — А канун Нового года?
        — Символизирует надежду и обновление. Вдруг в следующем году появится тот, кому под силу разорвать связь между нашим родом и реликвией.
        — Ты в это веришь?
        — А что еще остается?  — прошептал Коул, его горячее дыхание пощекотало шею.  — Я отпущу тебя, если не выйдет. Обещаю. Если не веришь, завтра же вызову Иоганна и составим контракт.
        Мне так хотелось поддержать Коула, но я прекрасно знала цену обещаниям. Триада научила меня верить не в магию чувств, а в пункты, прописанные в контракте.
        — Хорошо. Мы заключим договор.
        — И чего же ты хочешь?  — процедил сквозь зубы Коул — видимо, он рассчитывал, что я ему поверю на слово.
        — Свободу в отношении Дол-Аллена. Не похоже, чтобы тебя волновал внешний вид фамильного гнезда.
        — Да плевать я на него хотел!  — внезапно рявкнул друид и крепко сцепил руки на моей талии, чтобы я не подскочила с колен.  — Мне не было дела до цвета обоев, после того как Кетрин… Я нанял фирму, которая не только сделала косметический ремонт, но и завезла мебель. Да я на кухню зашел только спустя неделю после окончательного расчета.
        — Прости. Я не подумала,  — обхватив лицо Коула ладонями, поцеловала его в губы.  — Никому не под силу изменить прошлое, но я могу добавить тебе приятных воспоминаний в будущем.
        — Мне бы хотелось с тобой пообедать. Я имею в виду обычную еду,  — уточнил Коул, как только я притронулась к верхней пуговице на его рубашке.
        — Хорошо.  — Я с тоской посмотрела на другой конец стола.
        — Боюсь, если ты передвинешь приборы ближе, ужин не состоится. А мне хочется насладиться волшебной атмосферой обновленной кухни.
        — Ты заметил?  — хмыкнула я.
        — Намного раньше, чем ты свой подарок,  — загадочно произнес друид.
        Я перебралась на свое место и усилием воли сосредоточилась на содержимом тарелки. Мак-Аллистеру удалось меня заинтриговать, и теперь я пыталась представить, что же такое могло лежать в большой розовой коробке, украшенной белым бантом. И почему только я не заглянула под крышку?

* * *

        Обед прошел в непринужденной атмосфере. Коулу удалось меня разговорить. Я рассказала ему о новых кулинарных возможностях Руперта и о его талантах в области вышивки и вязания.
        — Надо же. А меня заверяли, что он прекрасно удит рыбу.
        — Замечательный робот,  — хмыкнула я.
        — Компанейский,  — согласился Коул.  — И прекрасно готовит ростбиф.
        — Так, значит, этот обед…
        — Иоганн убедил меня, что Руперт справится.
        — К сожалению, десерты он готовить не умеет,  — со вздохом констатировала я.
        — В меню есть пудинг.
        — Я имела в виду настоящий десерт. С кремом и украшениями.
        — Ты слишком много хочешь от робота,  — усмехнулся Коул.
        — Наверное. Но я бы с удовольствием украсила тортик. Если бы кто-то его испек для меня.
        — Договорились. Сегодня печем торт.
        — Ты это серьезно?
        — Вполне. Но только после того как ты откроешь подарок. А вот, кстати, и он.
        Руперт вкатился в кухню и торжественно вручил мне розовую коробку.
        Ладно, сейчас разберемся, что же такого мне преподнесли. Неужели что-то для кухни?
        Почти угадала.
        При виде розового фартука, сшитого из такой же ткани, что и занавески, мое сердце растаяло, как мороженое. Сразу стало так хорошо, ведь я поняла, что Коул интересовался ремонтом. Более того, уделил внимание деталям. И, кажется, был совсем не против магии стиля шебби-шик.
        — Примеришь?  — с тихим смешком поинтересовался он.
        — Конечно.
        — Лорел, что ты делаешь?  — глухо спросил он.
        — Снимаю лишнее. Ты же просил примерить фартук.
        — Руперт, убери посуду со стола и можешь быть свободен,  — отдал приказ Мак-Аллистер.
        От его голоса и эмоций у меня начали подгибаться колени, но я все равно аккуратно сложила платье и, только оставшись в одних чулках, повязала фартук.
        — Мне идет?  — медленно повернулась кругом. Безумно хотелось покрутиться перед зеркалом, но было достаточно и реакции Коула. Фартук определенно пришелся ему по вкусу.
        — Идеально. Уютная кухня, прекрасная хозяйка.
        — Не умеющая готовить,  — смущенно пробормотала я.
        — Зато у нее отличный аппетит. Как и она сама…  — Коул положил руки мне на попу и подтолкнул к столу.
        — Постой! Мебель в стиле шебби-шик очень нежная и хрупкая. Я столько сил потратила, чтобы найти подходящий стол.
        — Помнишь, где покупала?
        — Да. Кажется,  — выдохнула я, потому что Коул отодвинул в сторону полоску трусиков.
        — Тогда закажи запасной. Думаю, он нам пригодится.


        ГЛАВА 16



        Мак-Аллистер самым бессовестным образом припахал меня к выпечке тортика. Точнее, сначала он отнес меня наверх, сунул под душ, вытер полотенцем и уложил на постель. И только я разомлела окончательно, как в меня полетел фартук.
        — Надевай. И желательно поверх одежды.
        — Ты же это не серьезно?  — проворчала я, жалея, что заикнулась о десерте.
        — Почему нет? День длинный, а мы слишком молоды, чтобы провести его в постели.
        — Ошибаешься. Я трехсотлетняя демоница.
        — Хорошо, тогда свечи в торт на день рождения отменяются. Одежду сама достанешь или помочь?
        — Сама,  — окончательно сдалась я.
        На кухню я спускалась уверенная, что смогу отвертеться от участия в готовке, но Коул вручил мне миску с яйцами и попросил отделить желтки от белков.
        — Зачем? Если в тесте все равно перемешаются.
        — Надо,  — непреклонно заявил Коул и выставил на стол пакет с мукой и сахар.
        — Только грязь разведем,  — пробурчала я.
        — Лорел, это кухня. На ней готовят.
        — А стол крепкий оказался. Не ожидала,  — с провокационной улыбкой заметила я и получила щелчок по носу.
        — Не отвлекай.
        Поняв, что помощи не дождется, Коул отнял у меня миску с яйцами.
        — А почему нет сливок? В торте должен быть крем,  — нахмурилась я.
        — Посмотри в холодильнике. Но пока не доставай. Взбивать надо холодными.
        — Ага,  — рассеянно кивнула я и, приоткрыв дверцу холодильника, обнаружила внутри бутылку гранатового сока.  — Уи! Это мне?
        — Иоганн сказал, что ты его любишь.
        — Обожаю.  — Я налила себе сока в стакан, пригубила и блаженно зажмурилась.
        — Кислятина,  — скривился Коул.
        Я устроилась на стуле и приготовилась наслаждаться самой чудесной кислятиной на свете, когда Руперт сообщил о прибытии мистера Вольфа и еще одного посетителя. С лица Мак-Аллистера тут же исчезла улыбка.
        — Иоганн привел кого-то в замок?  — удивилась я.
        — Именно. И он бы не нарушил запрет без веской причины.
        Причина оказалась более чем серьезная и носила имя Джулия Непер. Судя по напряженным голосам, доносившимся из холла, с девушкой что-то случилось, а раз к разбирательству надумали привлечь Коула, значит, отличился кто-то из рабочих. Неужели Линтон выбрал неподходящий объект для питания?
        Отсиживаться в кухне я больше не могла, поэтому вышла в холл.
        — Добрый день, господа. Уверена, какое бы недоразумение ни произошло с этой девушкой, ситуация поправима.
        — Это вряд ли,  — сухо произнес коренастый усатый мужчина. У него на куртке поблескивал значок полицейского.
        — Что-то серьезное?  — насторожилась я.
        — Более чем, мисс. На Джулию Непер совершено нападение.
        Я не удержалась от потрясенного вздоха.
        — Как это произошло? Она жива?
        — Девушка выжила, остальные детали я сообщить не могу. Ведется расследование.
        — Лорел, подожди на кухне.  — От тона Коула у меня волосы на затылке встали дыбом. Он не просил, а приказывал.
        — Я не понимаю, почему вы пришли в Дол-Аллен. Неужели вы полагаете, что нападавший скрывается здесь?
        — Подозреваемый уже задержан и находится в участке. Речь идет о Линтоне Ройе.
        — Бред какой-то!  — воскликнула я.  — Линтон никогда бы не поднял руку на девушку. Да инкубу достаточно улыбнуться, чтобы получить…
        — Инкубу?  — От колючего взгляда полицейского мне стало не по себе.  — Мистер Мак-Аллистер, вы не уведомили администрацию о том, что привели в деревню инкуба.
        — Да какая разница?! Кто в наше время шарахается от демонов соблазна?  — воскликнула я.
        — Джулия Непер не шарахалась. И плохо кончила,  — сухо произнес полицейский.
        — Так она и Линтон…
        — Встречались. Он воспользовался доверчивостью девушки, вскружил ей голову…
        Коул хотел что-то сказать, но я была быстрее:
        — Вы сами себе противоречите. Если Линтон вскружил голову Джулии Непер, ему не пришлось бы ее ни к чему принуждать и уж тем более применять физическое насилие. Уверена, у них были равноправные отношения.
        — Примерно как у волка и овечки. У вас все хорошо?  — полицейский посмотрел на Коула.
        — Как видите, мистер Мак-Аллистер в полном порядке,  — поспешно вмешался Иоганн.
        Так вот почему полицейский нагрянул в Дол-Аллен! Хотел убедиться, что нелюди не разделались с его владельцем. Я подавила нервный смешок. Типы, подобные этому, мне уже встречались. Их узколобие и категоричность напоминали бетонную стену. Полицейский считал представителей иных рас монстрами, способными на любое зверство. До чего же хорошо, что, помимо человеческих представителей закона, существует и Серая Стража, а раз так, то и нападение на Джулию должен расследовать кто-то из стражей.
        Проклятье! Надо позвонить Брайну. Линтону может понадобиться толковый адвокат.
        — Прошу прощения, но мне придется ненадолго отлучиться.
        — Лорел, у полицейского могут быть к тебе вопросы,  — в голосе Коула отчетливо прозвучало предупреждение.
        Учить он меня будет! Да я с полицией успешно разбиралась, когда его еще и в проекте не было!
        — Отвечу обязательно,  — просияла в ответ я.  — Как только вернусь.
        Мрачный вид Коула обещал мне неприятности, но плевать я хотела на его командирские замашки. Я прекрасно знала, как вести себя в случае проблем с законом у представителя нашей расы. Да я бы не дожила до своего возраста, если бы не умела играть по человеческим правилам!
        Брайн выслушал меня не перебивая, но как только я заикнулась об адвокате, вдруг заинтересовался пострадавшей.
        — Понятия не имею, кто эта Джулия. Никогда ее не видела. Мне жаль, что с ней так вышло, но сейчас надо вытаскивать Линтона. Вызвать Серую Стражу, возможно, привлечь психотерапевта из числа работающих с нелюдями…
        — Сам знаю. Закругляемся. Тут твой замковладелец пытается дозвониться.
        — Ответь, а я пока соберусь. Хочу прорваться к Линтону и выяснить, как он.
        Я ни капли не сомневалась в Брайне и его связях, но считала, что в данной ситуации следовало задействовать все средства.
        — И тебе доброе утро,  — из динамика раздался хмурый голос Гарри.
        — Прости, забыла, что ты днем отсыпаешься.
        — Рассказывай уже, во что вляпалась.
        — Почему сразу я?  — обиженно надула губы.  — В этот раз помощь нужна моему приятелю.
        Я повторила все, что услышала от полицейского о нападении на человеческую девушку и обвинениях в адрес Линтона. Гарри пообещал подключить своих.
        — Выясним, что известно Серой Страже. Кстати, твой знакомый из «Клевера» пошел на повышение.
        Я уже столько времени не вспоминала об Умнике, что весть о нем заставила меня судорожно втянуть воздух. А ведь я так надеялась, что никогда больше не услышу о напарнике погибшего Эдварда!
        — Не знала? Он больше не патрульный, а безопасник.
        — Понятия не имела,  — пробормотала я.
        Гарри заверил, что свяжется со мной, как только что-то узнает, и сбросил вызов, я же начала переодеваться. Собиралась я быстро и все равно не успела. Когда спустилась в холл, в нем уже никого не было. Но самый главный сюрприз мне преподнесла запертая входная дверь. Сначала я решила, что ее заклинило, и позвала Руперта.
        — Хозяин приказал заблокировать все выходы из дома,  — пропиликал робот.
        Да что за на фиг!
        Я набрала номер Коула, но тот оказался занят. Потом позвонила Брайну — включилась голосовая почта.
        — Приказано вас не выпускать,  — неожиданно выдал Руперт.
        — А вот с этого момента подробнее.
        — Допустимо применение легкой физической силы,  — в подтверждение своих слов робот пощелкал металлическими пальцами.
        — Держи свои грабли при себе,  — буркнула я и потопала к лестнице.
        При желании я бы запросто смогла выбраться из замка, и никакой робот не встал бы у меня на пути. Но смысл? Примчаться к участку, чтобы поругаться с местными полицейскими? Или прорваться к Линтону и подержать его за ручку сквозь прутья решетки? Инкубу нужна была реальная помощь, и обеспечить ее мог Брайн. А он, судя по тому что не ответил на звонок, как раз этим и занимался.
        Вернувшись в спальню, я в сердцах швырнула подушку о стену. Сначала Гилберт, теперь Линтон. Да что это за ерунда творится?!
        Этой ночью мне так и не удалось сомкнуть глаз. Чтобы как-то отвлечься, я занялась ковриком из фетровых цветов и к утру его закончила. Когда я нервничала, то работала намного быстрее. Ни Коул, ни Брайн, ни Гарри так со мной и не связались. Я тоже не стала названивать, рассудив, что телефонная истерика в моем исполнении Линтону не помогла бы.

* * *

        Мак-Аллистер вернулся только утром, причем с таким выражением лица, что сразу стало ясно — извинений я не дождусь.
        — Не желаешь мне хоть что-то объяснить?
        — Ты осталась в замке. Неожиданно.
        — Да, я осталась! Только потому, что понадеялась, что ты отправился в деревню в интересах Линтона.
        — Спасибо за доверие,  — несколько опешил Коул.
        — Размечтался. Скорее я дала тебе шанс показать себя меньшим болваном, чем обычно.
        — Ты совершенно не умеешь делать комплименты.
        Я поднялась с пола и скрестила руки на груди:
        — И не пыталась.
        — Скорее всего, с Линтона снимут обвинения. Надо лишь дождаться приезда Серой Стражи.
        — Отлично.
        — Ничего не вижу отличного в сложившейся ситуации,  — хмуро обронил Коул.
        — Жаль девушку, но Линтон не виноват. Нельзя на него спускать всех собак только потому, что он не человек. Демоны соблазна питаются сексуальной энергией, но отдаем мы немало…
        — Не надо, не оправдывайся. Я никогда не считал суккуб воплощением мирового зла.
        — Конечно, ты всего лишь заявил, что я — паршивый дизайнер.
        — Не думал, что ты относишься к этому настолько серьезно,  — неожиданно признал он.
        — А какого я тогда устроилась в салон?
        — Допустим, официально тебя взяли манекенщицей. Я узнавал.
        — Взяли. Сложно все.  — Я отвела взгляд в сторону. Признаваться, что я сдуру хряпнула незнакомого зелья и временно подзаряжалась от открыток и тапочек, казалось нелепым.  — И все же ты доверил мне замок.
        — Рассудил, что хуже быть уже не может,  — с лукавой улыбкой заметил Коул.
        Не удержалась и шлепнула его ладонью по груди, он тут же перехватил мою руку, притянул меня к себе, а потом словно спохватился:
        — Не сейчас. Когда ты рядом, я не могу думать рационально.
        Я бы могла ответить, что страсть и рациональность — несовместимые понятия, но, как и он, понимала, что сейчас лучше придержать чувства в узде.
        — О чем ты говорил с Брайном?
        — О тебе. И о преображении Джулии Непер.
        Коул вытащил из-за пазухи фотографию.
        — Перекрасила волосы?  — задумчиво произнесла я.
        — Посетила салон косметической магии. Специально ездила в Лондон и только вчера вернулась.
        — Зачем это ей понадобилось?
        — Это же очевидно. Наш прораб нашел кого-то повкуснее, и Джулия сочла, что он бросил ее из-за тебя.
        — Бред какой-то!
        — Этот бред обошелся ей слишком дорого, и я сейчас не расценки салона имею в виду.
        — Отличные косметические чары.
        Фотография девушки упала на пол, Мак-Аллистер схватил меня за плечи и встряхнул:
        — Прекращай притворяться идиоткой. Неужели ты не видишь, что Джулия пыталась скопировать твое лицо?
        — Что-то общее у нас есть.
        — Всего лишь что-то?!
        — Я бы никогда не стала встречаться с инкубом.
        Коул резко выдохнул и разжал пальцы.
        — С тобой невозможно разговаривать. Но я прошу тебя, настоятельно прошу, не ездить больше по пустоши в одиночку.
        — Если тебе будет спокойнее…
        — Да, мне будет спокойнее. Лорел, я не хочу, чтобы тебя придушили следующей.
        — С суккубой не так-то просто справиться.
        — Будет лучше, если ты некоторое время не станешь покидать замок.
        — Кому лучше-то?  — упрямо вздернула подбородок я.
        — И для расследования, и для Линтона. Местные прекрасно понимают, под кого перекрасилась Джулия, а тут еще мои тайны…
        — Хорошо. Постараюсь не создавать сложностей.  — Я положила руки на плечи Коула.  — Выглядишь уставшим.
        — Ты тоже не ложилась?
        — Издеваешься? Я места себе не находила. Зато вот, доделала,  — отступив в сторону, продемонстрировала получившийся коврик.
        — А этот куда?
        — Пока не решила,  — я подняла цветочную полянку и повесила на спинку кресла.  — Возможно, подарю. Ложись спать.
        — А ты не собираешься?
        — Позже. Надо встретить рабочих.
        Коул молча кивнул. Он понял, что мне и ребятам надо обсудить произошедшее. Когда я спустя десять минут заглянула в спальню Мак-Аллистера, он уже спал. Я поправила на его спине одеяло, поцеловала в щеку и пошла переодеваться. День предстоял сложный. Пообещав Коулу не покидать замок, я не могла остаться в стороне.

* * *

        По традиции каждое утро бригады начиналось с обсуждения планов на день. Линтон следил, чтобы каждый из рабочих четко помнил, чего от него ждут. Кроме того, работая бок о бок, ребята не должны были мешать друг другу. Сегодня Линтона не было, и роль организатора взяла на себя я.
        — Доброе утро. Переодеваемся, переобуваемся, и прошу в столовую.
        Оборотни и демоны хмуро закивали в ответ. Не было ни жарких взглядов, ни робких улыбок, ни двусмысленных подколов.
        — Я так понимаю, что все в курсе, что произошло в деревне вчера вечером.
        — Еще бы,  — буркнул Нед.  — Линтона из нашей общей конуры загребли в участок.
        Со всех сторон раздалось возмущенное:
        — У него есть алиби.
        — И с девушкой этой он с неделю как расстался.
        — Да плевать полицейским на факты.
        Я вскинула ладони, подождала, пока шум поутихнет, и объявила:
        — Дело на контроле у Серой Стражи. Прибытие ищейки ожидается уже сегодня. И потом, мистер Лок обещал Линтону адвоката.
        — А целителя он не обещал?  — хмуро поинтересовался Нед.
        — Линтон пострадал при задержании?
        — Для девушки.
        — Вряд ли родственники девушки допустят к ней целителя,  — вклинился Зак.
        Я все-таки выучила имена демонов и оборотней. Всего-то пришлось пару дней походить со шпаргалкой в кармане.
        — Слышали бы вы, как ее мать орала на Линтона,  — подхватил Том.  — Обзывала кровопийцей. Кажется, она не видит разницы между инкубом и вампиром.
        Я сделала мысленную заметку рассказать Брайну о семье Джулии. Если там все не жалуют нелюдей, лучше ему не светить ни собственную расу, ни возможности целителя. Это при условии, что Брайну удастся его найти. Магия значительно облегчала жизнь, но она не могла изменить ее. Практикующие целители сами решали, кому прийти на помощь, это было их право, их привилегия. Среди магов Стихий ветвь Земли была наиболее малочисленной. Владеющие даром не могли заменить традиционную медицину, да и люди никогда бы не пошли на подобное.
        — Как Линтон?  — спохватилась я.  — Кто-нибудь заходил к нему после задержания?
        — Да что с ним станется?  — угрюмо отозвался Нед.  — Был я у него. Хандрит, переживает. Так, парни, погрели попу, и хватит. Пора за работу.
        Демоны и оборотни подскочили на ноги и потянулись прочь из столовой. Я тоже не стала задерживаться, вскоре должен был позвонить Гилберт.
        При мысли о фотографе у меня потеплело на сердце. Пожалуй, Брайн прав и мне стоит пригласить парня на реабилитацию в замок. Все равно же на учебу пока ходить не сможет, а так и сам отдохнет, и меня от глупостей отвлечет.

* * *

        С Гилберта сняли фиксатор челюсти. Об этом парень сообщил мне громогласным воплем, едва я вышла в видеочат.
        — Поздравляю. Не болит?
        — Совсем. Я уже и яблоко на радостях сгрыз, и сухарик. Пиво зубами пока открывать не рискну, а вот целоваться уже можно.
        — Тогда бери билет до станции Аллен.
        — Серьезно?  — опешил фотограф. Он поверить не мог, что его вот так запросто приглашают в замок.
        — Вполне. На учебу тебе пока рано.
        — Ага, мне продлили отпуск, пока нога не срастется. Я бы мог ковылять в универ и на костылях, но на фиг надо. Теорию и дома могу изучать, а практики у меня и так выше крыши. Кстати, о крыше…
        — Забудь. Не с твоей ногой. И не в это время года.
        — Да мы за полчаса управимся. Ты только представь, какой там вид.
        — Свалиться и свернуть себе шеи мы сможем и за пару минут.
        — А я тебе белье новое привезу,  — тоном искусителя сообщил Гилберт.  — Дизайнерское. Только для эротических фотосессий. Но смогу оставить в дар как отработанный материал.
        — На крышу в нем не полезу,  — на всякий случай предупредила я. Наряд для фотосессии меня заинтересовал. Раз Гилберт хвастается — точно что-то совсем уж улетное.
        — Что ты! Для крыши у меня есть костюм Санты. Женский вариант, разумеется.
        — Стоп! Тебе все-таки дали заказ на календарь?
        — Ха! Долго же до тебя доходило! Осталось только получить согласие мистера Мак-Аллистера.
        — Если правильно преподнести концепцию и верно расставить декорации, проблем не будет. Ну и не афишируй место съемки. Если в эротическом календаре будет приписка, что на заднем плане виды частных владений рода Мак-Аллистер, Коул меня придушит и тебя заодно.
        — Нет, не такой же я придурок. Все, Лорел, шухер! Позвоню вечером.
        Гилберт поспешно вышел из чата, но я успела услышать возмущенный голос медсестры, грозящей отнять у него компьютер.
        После разговора с Гилом я позвонила Миранде. Начальница не только одобрила идею пригласить выздоравливающего фотографа, но и согласилась его сопровождать.
        — Должна же я увидеть своими глазами результат.
        — Мы закончим только на следующей неделе,  — напомнила я.
        — Не важно. Если бы не запарка с заказами, то еще в начале месяца выбралась бы. А так совмещу приятное с полезным.
        — Я и сама собиралась подыскать Гилберту сопровождающего.
        — Он бы и один прекрасно справился. У этого парня энергии на десятерых. Страшно представить, что бы он нам устроил в салоне.
        Мы поболтали немного о текущих заказах. Миранда пообещала сбросить каталоги новой свадебной коллекции, но как только завела речь о предновогодней выставке, в разговоре возникла неприятная пауза.
        — Боюсь, мне придется взять за свой счет до Нового года.
        — Ты там хоть не в декретный отпуск собралась?  — с досадой произнесла начальница.
        — Еще чего! Не надо мне такого счастья!  — искренне ужаснулась я.
        — Тогда после праздников жду тебя на примерку и фотосессию. Как раз Гилберт оклемается, обновим рекламные проспекты.
        — Спасибо за понимание…
        — К черту понимание. Я сегодня сброшу фотографии двух залов и пожелания клиентов, прикинешь в своей хитрой программе варианты оформления. Если заказчикам понравится, то готовься. Станешь работником удаленного доступа.
        Суровый тон Миранды не произвел на меня должного впечатления. Я уже успела хорошо изучить начальницу и прекрасно знала, что та временами любила поворчать. Что совершенно не мешало ей оставаться замечательным руководителем. Миранда любила повторять, что я стала самой удачной находкой для ее салона в этом году. Сама же я считала, что это мне чертовски повезло и с работой, и с новыми друзьями, и с зельем. Русской ведьме удалось кардинально изменить мою жизнь.
        Поддавшись порыву, открыла электронную почту и написала ведьме благодарственное письмо. Плевать, чего она там наварила, результат вышел улетный. Зелье словно открыло мне глаза, помогло многое переосмыслить и обзавестись потрясающим увлечением. Если прежде у меня была на первом месте работа и я стремилась оставаться незаменимой для демонов Триады, то теперь понимала, что в жизни нет ничего важнее хобби. А если оно еще и является источником дохода, то это нереально здорово.
        Когда я закончила, часы на стене подсказали, что уже прошло почти два часа. До чего же быстро пролетело время! Сначала с Гилбертом и Мирандой заболталась, потом письмо сочиняла, а поесть Коулу так и не приготовила. Из деревни доставят обед, но сытные закуски для завтрака не подойдут. Надо что-то легкое, нежное, вкусное. Такое, чтобы я могла похвастаться новым чайным сервизом!
        Сунув ноги в тапочки, я помчалась на кухню.

* * *

        Инвентаризация холодильника заставила меня призадуматься. Надо было составить меню и при этом не замахнуться на невыполнимое. Ведь конечная цель — не устроить кавардак на кухне, а порадовать Коула вкусным завтраком.
        Хорошо, хоть выбор продуктов радовал. Под моим давлением Иоганн согласился, что в замке всегда должна быть еда, и теперь доставку из супермаркета осуществляли три раза в неделю. Конечно, я не наглела и по десять бутылок гранатового сока не заказывала, зато у нас постоянно было под рукой свежее молоко, сыр и йогурт. Вот их-то я и собиралась пустить в дело.
        Руперт как-то разнюхал о предстоящей готовке и прикатил на кухню в сиянии розовых лампочек.
        — Не лезь, я сегодня сама.
        Робот замер, а потом выдал мне порцию красных вспышек, которые иначе как SOS трактовать было нельзя.
        — Мило. Ты еще пойди кому-нибудь нажалуйся,  — проворчала я и подскочила на месте, потому что робот пошлепал к выходу.  — Стоять! Шпион-разведчик! Скотчем к стене примотаю.
        Что такое скотч, Руперт не знал, но общий посыл уловил и замер в ожидании команды.
        — Все время забываю, что ты всего лишь техника. Делают же. Твоя помощница совсем другая. Кроме уборки, ничего не знает и не понимает. А ты вот смышленый.
        От ласковой интонации Руперт успокоился и рискнул приблизиться. Я тяжело вздохнула и сдалась:
        — Хорошо, разрешаю поджарить тосты.
        Электронный помощник метнулся к хлебнице и замер, не найдя искомого.
        — В холодильнике посмотри,  — подсказала я.
        Робот выдал порцию красно-желтых сигналов крайней степени возмущения и покатил добывать хлеб. У меня возникло ощущение, что на меня только что повысили голос.
        Приготовление завтрака проходило в полной гармонии. Руперт поджарил хлеб и нарезал сыр. Я расставила посуду, налила молоко в кувшин и наполнила вазочки джемом и сладостями. Идиллия! А потом меня осенило: надо показать Гилберту! Кто, как не он, оценит сочетание розового фарфора, ежевичного желе и клубничного зефира?
        С Коулом я столкнулась на лестнице, быстро поцеловала в щеку и предупредила:
        — Я сейчас. На кухне ничего не трогай.
        Мак-Аллистер не почувствовал подвоха, потому что с готовностью кивнул. Проклятье, надо бы еще вспомнить, куда я сунула фотоаппарат!
        Когда я вернулась на кухню, Коул уже не улыбался. Рядом суетился Руперт. Он демонстративно простирал руку над тостами и выдавал на экране температуру, намекая, что те безнадежно остыли.
        Ну и пусть! Так вкуснее.
        — Без паники. Я быстро.
        Отойдя подальше, сняла общий вид накрытого стола, потом залезла на сиденье и пару раз щелкнула сверху.
        До чего же мило получилось, намного лучше, чем я представляла. Определенно, розовый фарфор просто создан для кухни. Надо заказать темно-малиновые кастрюльки, которые я присмотрела вчера. Набор для специй цвета пыльной розы доставят на днях, а так был бы полный комплект.
        Прикосновение к коленям едва не оставило меня без камеры. Я вздрогнула и чуть не выронила фотоаппарат.
        — Осторожнее,  — прошептали мне в поясницу.
        — Прекрати, ты меня отвлекаешь.
        — А ты не даешь мне позавтракать, так что мы в расчете.
        — Ты не понимаешь, тут все такое аппетитное…
        — Полностью с тобой согласен.
        Оставив колени в покое, Коул принялся оглаживать мои бедра. Я вздохнула, закрыла объектив и объявила:
        — Можешь приступать. Эй! Я имела в виду завтрак!
        Протест подавили самым бесцеремонным образом: стащили со стула, отняли фотоаппарат. Вручив его Руперту, Коул спровадил робота с кухни, после чего многозначительно произнес:
        — Позавтракаешь?
        Эмоции, исходящие от Мак-Аллистера, намекали, что к традиционной еде его предложение не имело никакого отношения.
        — Только если с тобой,  — я взяла со стола тост и надкусила.  — Вкусный.
        — Но несладкий.
        Коул обмакнул палец в джем и провел по моим губам. Я облизнула варенье и признала:
        — Так определенно вкуснее.
        — Надо попробовать,  — прошептал он, не сводя пристального взгляда с моих губ.
        — А как же завтрак?
        — Подождет. Тосты все равно уже остыли.

* * *

        Поздний завтрак или же все-таки ранний обед? Мне было уже все равно. Разомлевшая, я сидела на стуле, поджав под себя ноги, и любовалась Коулом.
        — О чем думаешь?  — спросил он.
        — О том, как здорово, что я попросила установить голосовую блокировку двери. К нам уже трижды пытались войти.
        — Значит, и звукоизоляция у нас также отменная,  — довольно хохотнул Мак-Аллистер.
        Я с удовлетворением осмотрела посуду. Коул съел даже зефир. Не зря старалась.
        — Что приготовить на обед?  — поймав удивленный взгляд, я уточнила: — Привлеку Руперта и буду руководить процессом.
        — Тогда лучше ужин. Придется слетать в Эдинбург, но вечером вернусь.
        — Понятно,  — разочарованно обронила я. И с чего это я возомнила, что Коул останется в замке на целый день?
        — Я тоже буду скучать,  — признание подкреплялось теплой улыбкой.  — Чем планируешь заняться?
        — Заказами салона, а потом хочу кое-что в спальне переделать. Ты же не против?
        — Переделка как-то связана с теми рулонами ткани, которые у тебя сложены у двери?
        — Хочу задрапировать подсветку, выйдет волшебно.
        — Ни капли не сомневаюсь. Только попроси рабочих помочь.
        — И ты не возражаешь, что кто-то из них появится у меня в спальне?  — поддразнила я друида.
        — А почему я должен возражать?  — усмехнулся в ответ Коул.  — Мы же уже установили, что я для тебя самый вкусный.
        — Самомнение у тебя, конечно…
        — Но ведь именно это во мне тебе и нравится,  — невозмутимо парировал Мак-Аллистер.


        ГЛАВА 17



        Терпеть не могу расставания, поэтому после завтрака поцеловала Коула в щеку и ушла к себе работать. Провожать и махать платочком не собиралась, но, услышав хлопанье лопастей вертолета, не удержалась и шмыгнула носом. Какая-то я сентиментальная стала, не иначе как прилипло вместе с увлечением шебби-шик. Как раз в этом стиле хотела оформить загородный дом и заказчица, впечатленная кухней в Дол-Аллене.
        Забавно получилось. Леди всего-то зашла в салон купить свадебные туфли, а увидела фотографии и заинтересовалась. Теперь мне предстояло спроектировать оформление холла и спальни. Миранда приложила две цветовые палитры, на них и следовало ориентироваться. Хорошо, что за время работы в замке у меня составилась своя база изготовителей подходящей мебели и предметов интерьера. Только и нужно было подгрузить объемные картинки в программу, и можно прикидывать варианты.
        От работы меня оторвал телефонный звонок. Номер оказался незнаком. Неужели Лика в очередной раз сменила кристалл-карту?
        — Добрый день, мисс Лейк.
        — Добрый…  — с наигранной приветливостью ответила я, хотя внутри все обмерло. Голос Умника из «Счастливого клевера» я узнала в тот же миг, как услышала.
        — Томас Лероу, слухач, Серая Стража. Я вхожу в оперативную группу, расследующую нападение на Джулию Непер. Вы же в курсе случившегося?
        — Да, верно. Девушка из деревни Аллен,  — пробормотала я.
        — Мне надо с вами увидеться,  — огорошил меня страж.
        — Не представляю, чем я могу вам помочь. Я и Джулия никогда не встречались.
        — Зато вы можете свидетельствовать в пользу мистера Линтона Ройе. Простая формальность, но она позволит снять с него все подозрения.
        — Да, конечно! Когда я должна прибыть в участок?
        — Я бы предпочел встретиться на нейтральной территории. К сожалению, между мной и местными коллегами возникло недопонимание.
        — Не только у вас,  — нервно усмехнулась в ответ я. Прибывший в замок полицейский не жаловал представителей иных рас и вряд ли относился с симпатией к конкурентам, работающим в сфере сверхъестественного.
        — Ребят из участка можно понять, я практически лишил их единственного подозреваемого.
        — Очень удобного подозреваемого.
        — И это тоже. Так что, мы встретимся?
        — Конечно. Кафе «Уют», это на станции. Примерно через час.
        — Буду ждать.
        Только договорившись о встрече, я осознала, какую глупость совершила. А что, если Умник, или правильнее Томас, меня вспомнит? Теперь-то я знала магическую специализацию бывшего патрульного. Слухач. Надо же! Конечно, должность не гарантировала наличие дара. Вполне возможно, что у Томаса всего лишь были обострены органы чувств, но вдруг у него и память преотличная?! Окликнул же он меня тогда в церкви. Оставалось надеяться, что мой нынешний шебби-облик никак не свяжется с любительницей ночных клубов.
        На встречу я принарядилась, решив пренебречь комфортом в угоду имиджу. При виде меня рабочие замерли, а потом я ощутила такую волну эмоций, что стало сразу же ясно — полупальто одобряют и пышную юбочку тоже, а кружевные вязаные чулки так вообще вне конкуренции.
        — Мисс Лейк, замерзнете же,  — проворчал Нед. Он единственный не строил мне глазки, а в голосе оборотня отчетливо читалось неодобрение.
        — Не замерзну, если кто-нибудь подкинет до деревни. Не могу же я в таком виде по пустоши топать.
        Я покружилась на месте, юбка из фатина взметнулась вверх подобно облаку, продемонстрировав подвязки. Желающих помочь «леди в беде» нашлось больше, чем могло поместиться в нашем грузовичке. Способы выбора водителя отличались разнообразием: от подбрасывания монетки до борьбы на руках. Гомон в холле поднялся такой, что Руперт прикатил посмотреть, не случилось ли чего.
        Ситуацию спас Нед. Оборотень почесал бороду и заявил, что никто никуда не поедет, потому что работы валом, а если мне приспичило в деревню, то я могу звякнуть мистеру Вольфу.
        — Спасибо, так и сделаю,  — заверила я и поспешно ретировалась. Становиться объектом борьбы между оборотнями и демонами решительно не хотелось. Они же ребята увлекающиеся. Как бы потом заново холл ремонтировать не пришлось. Так что на кухне я укрылась с огромным удовольствием, но успела услышать напоследок, как Руперт громко пропиликал:
        — Впахивайте, черти!
        В ответ робот получил такие пожелания, что я осознала — словарь придется переустанавливать. Пока робот ни разу не выражался в присутствии Коула, но не могло же везти вечно?

* * *

        Мистер Вольф обеспечил меня транспортом, но при этом поглядывал так, что уж лучше бы я пошла пешком. Вот точно с Недом сговорился! Оправдываться я не любила, особенно когда четко осознавала, что ни в чем не виновата. Да, Коул просил меня оставаться в замке, но обстоятельства изменились. Я же не за мотком пряжи в деревню намылилась, а по делу. Впрочем, разъяснять это Иоганну я не собиралась. Раз сделал неверные выводы — его проблема.
        — Где мне припарковаться, мисс Лейк?  — подчеркнуто официально спросил управляющий. Словно и не было между нами задушевных разговоров о прошлом Коула, словно я не обращалась к Иоганну с просьбами в течение минувших недель.
        Ну и ладно!
        — У вокзала остановитесь, пожалуйста,  — сухо обронила я.  — Ждать не нужно. Без понятия, когда освобожусь.
        Покинув «Роллс-Ройс», я на мгновение прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Следовало выбросить все посторонние мысли из головы. С обидами и недопониманием разберусь потом, сейчас же мне предстояло сосредоточиться на встрече с Томасом Лероу. Страж прекрасно знал, что я суккуба, и наверняка ждал определенного поведения.
        Обломается!
        — Мисс Лейк?
        Смесь удивления и недоумения в голосе Умника меня позабавили. Значит, не зря наряжалась.
        — Добрый день, Томас, я думала, вы ожидаете меня в кафе.
        Фамильярное обращение смутило стража. Он смешался, оправил высоко поднятый воротник пальто, а потом вдруг опомнился и бросился распахивать передо мной дверь.
        Странный какой-то. Слишком нервный. И совсем не похож на патрульного, готового прибить демона только для того, чтобы выслужиться перед начальством.
        Мы разместились за столиком, сделали заказ. Я поинтересовалась самочувствием Джулии Непер, мне сообщили, что она все еще находится в госпитале Форт-Киллан.
        — Мисс Лейк, большое спасибо, что согласились уделить мне время.
        — Я пришла ради Линтона. Он мне дорог,  — чтобы сгладить резкость слов, я смущенно улыбнулась.
        — Насколько вы близки?  — деловито уточнил Томас.
        — Настолько, насколько могут быть близки старые знакомые.
        — И разница в сотню лет не является помехой?
        Вполне невинный вопрос заставил меня насторожиться. Я никогда не комплексовала из-за возраста, но обычно люди не выведывают, сколько лет суккубе, с которой они собираются переспать. Впрочем, Томас не набивался в любовники. Я вообще не интересовала его как женщина.
        — Простите, я допустил бестактность. Я всего лишь имел в виду разницу менталитетов. Мистер Ройе — дитя иной эпохи.
        — Все долгожители учатся шагать в ногу со временем. Жизнь меняется, мы подстраиваемся под ее течение. Но оставим лирику, вы говорили, что разговор со мной как-то поможет Линтону.
        — Насколько мне известно, вы являетесь руководителем проекта реставрации замка Дол-Аллен.
        — Можно сказать и так.
        — И вы набирали… команду.
        Томас допустил легкую паузу, но и ее хватило, чтобы понять — страж счел, что я притащила в замок гарем.
        — Да, я выступала инициатором привлечения фирмы «Другой мир» к ремонту.
        — С какой целью?
        — Прошу прощения, но это сугубо профессиональный аспект.
        — Допустим, но вы знали, что, привлекая инкуба, должны позаботиться о его питании.
        — Линтон в состоянии самостоятельно решать этот вопрос. Практически в любом населенном пункте есть женщины, готовые на небольшое любовное приключение.
        — А если женщина не согласна, ее можно подтолкнуть к связи с помощью чар?
        Раздражение Умника выплеснулось через край. Я явно поспешила, когда сочла, что он окажется менее предвзятым, чем местный полицейский.
        — Странный вопрос для стража,  — я уже и не пыталась казаться любезной.  — Похоже, вы перепутали демонов соблазна и фейри.
        — Простите, возможно, я не слишком разбираюсь в нюансах.
        — В этом случае я не понимаю, почему вы занимаетесь делом Джулии Непер. Я ожидала увидеть компетентного следователя, вы же пытаетесь убедить меня в том, что я привела в деревню монстра.
        Вероятно, я разговаривала излишне жестко, но явный непрофессионализм Умника меня разозлил. Не дорос он до жетона стража, такому только улицы и патрулировать.
        — Мисс Джулию Непер осмотрел наш специалист. Он подтвердил, что к девушке не применяли магию.
        — Тогда к чему ваши расспросы?
        — Простите, не удержался. Я впервые разговариваю с суккубой.  — Томас слегка покраснел.
        Ну конечно, в прошлый раз ему было не до разговоров. Слишком торопился снять штаны.
        — Давайте ближе к делу.
        — Мисс Непер подтвердила, что встречалась с мистером Ройе по собственному желанию, а также заявила, что не видела лица нападавшего. У мистера Ройе имеется алиби на момент нападения…
        — Отлично. Тогда я могу уйти прямо сейчас.
        — Алиби нет у мистера Брайна Дока.
        Заявление Умника вогнало меня в ступор. А Брайн-то тут при чем? Я же сама проводила его на станцию, да мы в этом же кафе с ним беседовали!
        Я поведала об этом Томасу и получила в ответ снисходительную улыбку.
        — Вы ошибаетесь, мистер Док не отбыл в Лондон после вашего разговора. Он сошел на следующей станции в Форт-Киллан и взял напрокат автомобиль.
        — И дальше?
        — Дальше его след теряется.
        — В нашей стране взятие напрокат автомобиля еще не делает преступником. Проклятье! Да Брайн даже не был знаком с этой Джулией.
        — Зато он хорошо знает вас. Согласитесь, после косметическо-иллюзорной процедуры мисс Непер и вы — одно лицо.
        — И что с того? Брайн — оборотень. Он бы никогда не ошибся.
        — Оборотни не ошибаются?
        — Оборотни чувствуют запах! Брайн прекрасно знает, как я пахну…
        — Потому что он был вашим любовником? И поэтому вы настроены его выгораживать?
        Я поднялась и бросила на стол купюру.
        — Мы закончили. Сдачи не надо. Если вы пожелаете побеседовать со мной еще раз — вызывайте в участок. И, будьте уверены, я прибуду в сопровождении адвоката.

* * *

        Разговор с Умником прошел совсем не так, как я рассчитывала. Вместо того чтобы прояснить судьбу Линтона, я внезапно узнала, что стражи копают под Брайна. Идиоты! Он бы никогда не поднял руку на женщину. И уж тем более не спутал бывшую любовницу с совершенно посторонней девушкой.
        И все-таки, что Брайн забыл в Форт-Киллан? Укачало в поезде и поэтому пересел на автомобиль? Маловероятно.
        Несмотря на то что я ни капли не сомневалась в непричастности Брайна к нападению, на душе стало тревожно, а тревогу лучше всего заглушали новые друзья. Например, кружево, ленты и искусственные жемчужины. Да, именно их мне и не хватало для полного счастья. Я долго ломала голову, что смастерить к Рождеству. В результате остановилась на носках для подарков. Связала три: для Лики, Миранды и Гилберта. А потом внезапно поняла, что круче носка для подарка может быть только парный к нему в придачу. Теперь мне предстояло создать не только креативные упаковки, но и носки нормального размера. Прикинула объем работы и схватилась за голову, мелькнула мысль привлечь к работе Руперта, но проснувшаяся совесть призвала не халтурить.
        В супермаркет я забежала буквально на десять минут, а в результате зависла над прилавком для рукоделия на целый час.
        — Мисс Лейк, вам помочь?
        — Никак не могу подобрать фурнитуру к кружеву,  — пожаловалась я менеджеру.
        — К сожалению, выбор у нас не так велик, как в том же Форт-Киллан.
        — Туда еще надо доехать.
        — Так в чем проблема? Двадцать минут на поезде, и вы на месте. Кстати, ближайший пройдет мимо нас через полчаса.
        Информацию менеджер выдал совершенно будничным тоном, но мой внутренний хомяк мигом сделал стойку и начал нашептывать голосом змея-искусителя о том, сколько сокровищ может быть скрыто в Форт-Киллан, а также о неудачном заказе, сделанном в интернет-магазине. Тонкости цветопередачи монитора, чтоб ее!
        — И где находится тот магазин?  — спросила я, уткнувшись в картограф на телефоне. Всего-то хотела вбить адрес в меню поиска, глянуть на здание и убедиться, что мне совсем не нужно в этот захудалый магазинчик. Лучше дождаться приезда Миранды. Подготовлю для нее список, и она привезет то, что нужно.
        В Форт-Киллан располагался совершенно потрясающий магазин для рукодельниц! Стоило увидеть фотографии залов и стендов, как меня точно магнитом потянуло. Напоминания, что действие зелья ведьмы закончилось и пастельное безумие вроде как угасло, ни разу не помогали.
        В поезде я изучала прайс-лист и заодно прикидывала список необходимого. Посмотрю вживую на оттенки и смогу быстро собрать заказ. Вот бы еще вернуться в Дол-Аллен до приезда Коула. Конечно, он пронюхает, что я покидала замок, но быть пойманной с поличным — это не то же самое, что стать объектом сплетен.
        Первый неприятный сюрприз подкараулил меня на станции по прибытии. Выяснилось, что в обратную сторону поезд отходит через час, а следующий будет только глубокой ночью. Вернуться раньше Мак-Аллистера я не успевала при всем желании. Ну и пусть! Я же взрослая суккуба и сама решаю, сколько мотков пряжи мне необходимо для полного счастья! И я не виновата, что в Аллене настолько скудный выбор. Коул не хотел, чтобы я напоминала жителям деревни о причине нападения на Джулию Непер, так что мне пришлось выполнить его пожелание и отправиться за покупками в соседний город.
        — Простите, вы не подскажете, не ходит ли в деревню Аллен автобус или проще поймать такси?  — поинтересовалась я у милой продавщицы билетов.
        — Лучше возьмите напрокат машину. Так надежнее.
        — Почему бы и нет. Где находится ближайший пункт?
        — Одну минуту, я запишу вам на бумаге.
        Зал железнодорожного вокзала я покинула твердо уверенная, что обязательно все успею!

* * *

        Сначала я решила обзавестись машиной. И в общественном транспорте трястись не придется, и пакеты с добычей смогу сразу загрузить в салон. Служащий автопроката рьяно пытался навязать мне спортивную машину. Я слушала его трескотню вполуха. Какая мне разница, какую скорость в состоянии развить эта крошка, если мне придется трястись на ней по проселочной дороге? А вот вместительный багажник и высокая посадка мне бы точно не помешали. В результате остановила выбор на симпатичном бежевом «Ниссан-жук».
        — Скажите, пожалуйста, вы сможете сами забрать взятый напрокат автомобиль?
        — Смотря откуда,  — менеджер скорчил недовольную мину.
        — Из деревни Аллен.
        — Далась вам эта деревушка. Ни гостиницы приличной, ни достопримечательностей.
        — А как же замок?  — с наигранным удивлением поинтересовалась я.
        — Разве что вы из любителей поглазеть на стены. Вид там отличный, но внутрь не попадете. Впрочем, вряд ли я смогу вас отговорить, если вы уже настроились.
        — Звучит так, словно вы не жалуете замок.
        — Да что там замок, камни они и есть камни. А вот владелец тот еще типчик. Не то что прошлая хозяйка, прими господь ее душу.
        — И чем же вам не угодил мистер Мак-Аллистер?  — прямо спросила я, но менеджер и не заметил, что я упомянула имя хозяина Дол-Аллена.
        — Да как заявился, так весь штат и разогнал. Заменил новомодными роботами. К нам и не заглядывает, лишь летает над городом на своем вертолете. Как будто мы не знаем к кому.
        — И к кому же?  — Изображать отстраненное любопытство становилось все сложнее.
        — Любовница у него в этих краях. По трассе в сторону Лондона несколько коттеджей стоят. Вот в каком-то из них и пригрел. Видимо, недостаточно хороша, чтобы в замке обитать.
        — Видимо…  — рассеянно согласилась я.
        Столько раз убеждала себя, что мне плевать на невесту Мак-Аллистера, что практически в это поверила. А когда Коул заявил, что никакой суженой не существует, развесила уши, как последняя идиотка! В моем-то возрасте и с моим-то опытом вестись на подобные уловки! Стыдно!
        — А вы часом не репортер?  — вдруг встрепенулся менеджер.
        — С чего вы взяли?
        — Да меня буквально вчера расспрашивал о любовнице мистера Мак-Аллистера один тип.
        Взяв себя в руки, описала внешность Брайна и получила подтверждение, что это он интересовался частной жизнью Коула.
        — Так вы его знаете?  — продолжил докапываться менеджер.
        — Естественно,  — склонившись к уху мужчины, интимно прошептала: — Это мой конкурент в газете. Спит и видит, как турнуть меня с работы. Так что вы меня тут не видели.
        — Что вы, как я могу подставить такую милую леди…
        Далее полилась такая патока комплиментов, что мне захотелось уронить на ногу менеджера домкрат или на худой конец разводной ключ.
        Из салона я выехала злая, как черт, едва не забыв о левостороннем движении. Почти полвека жила в Англии, а все равно временами привычка давала о себе знать. Первоначальный порыв повторить маршрут Брайна я задушила на корню. Еще и навесила себе эпитетов для пущей профилактики, таких, которых при Руперте произносить вслух не стоило.
        Мак-Аллистер был всего лишь заданием Триады, а раз так, меня не должно было колебать, к кому он там мотался. Что до отвратительного настроения, то ничто так не улучшает его, как хороший шопинг!
        Я собиралась закончить к Рождеству пять пар носков и осчастливить Лику, Гилберта, Гарри, Мередит и Миранду. Что касалось Коула, то для него вязался свитер с симпатичным снеговиком, окруженным снежинками и елями, но после сегодняшних новостей я четко осознала — рисунок надо менять. И не была уверена, что новый вариант придется Коулу по нраву. Ну и пусть, зато вслух объясняться не надо.
        Излишняя нервозность не самый лучший советчик. В магазине я заметалась от стенда к стенду и не могла сообразить, с чего начать. Намеченный список уже не казался достаточным. В результате я принялась совать в корзину все, что казалось симпатичным и подходящим. Остатки пригодятся для работы в салоне Миранды. Или же порадую себя новыми творениями. Но это все потом, сначала следовало обеспечить себя необходимым, чтобы и носа до Рождества из замка не высовывать! И вовсе не потому, что так будет лучше для расследования нападения на Джулию. Просто я не хотела, чтобы мне вслед шептали, какая же я все-таки дура!
        В Дол-Аллен я вернулась по навигатору. Несмотря на приличную дорогу, ехала медленно, хотела быть уверенной, что опоздаю. Бросать машину на открытом месте не рискнула, вместо этого воспользовалась личной охраняемой парковкой Мак-Аллистера. Той самой, где базировался вертолет. Железная птичка была на месте, значит, и Коул вернулся в родовое гнездо.

* * *

        По традиции Руперт встретил меня на пороге. Он всегда возникал в холле, стоило мне распахнуть парадную дверь. Не иначе как имел доступ к наружным камерам наблюдения. Робот быстро подхватил пакеты и покатил вверх по лестнице. Выждав пять минут и убедившись, что больше встречающих не предвидится, потопала вслед за Рупертом в спальню.
        В комнате меня поджидал невероятный сюрприз. В мое отсутствие Нед и ребята закончили оформление потолка.
        — Включить подсветку,  — отдала голосовую команду я и потрясенно ахнула.
        Нет, я знала, что получится здорово, но чтобы настолько! Мягкий рассеянный свет лился сквозь розовую полупрозрачную ткань. Оборотни натянули каркас и закрепили шифон так, чтобы он спадал мягкими волнами. Я растянулась на полу и замерла, любуясь завораживающей картиной. Она гипнотизировала похлеще огня в камине.
        — Голодный обморок или усталость?  — донеслось холодное от двери. Мак-Аллистер все-таки соизволил явиться.
        — Ты только посмотри, до чего красиво…  — пробормотала я. Омрачать такой момент ссорой не хотелось. Лучше бы друид заглянул чуть позже.
        — Пила или курила?  — продолжил допрос Коул.
        — Да как ты смеешь?!  — от возмущения я рывком вскочила на ноги.
        — На ногах держишься — уже радует.
        — Что за дурацкие намеки? Неужели я хоть раз дала повод подумать, что употребляю?
        — Я полагал, что тебе можно доверять. Ты произвела впечатление женщины, на которую можно положиться. Вот я и задумался, что еще я о тебе не знаю.
        — Не перегибай палку. Всего лишь отлучилась в ближайший город.
        — Знаю, тебя видели на станции.
        — До чего же меня достала слежка! Почему я и шагу не могу ступить без твоего ведома?
        — Да потому, что я не хочу, чтобы тебя, как Джулию Непер, нашли в сточной канаве!
        — В канаве?  — я поморщилась.  — Не знала, что все настолько плохо.
        — Хочешь узнать, насколько все плохо?
        Коул в три шага подскочил ко мне и, схватив за руку, потащил в соседнюю спальню.
        — Эй! Полегче!  — возмущенно воскликнула я, когда он толкнул меня на кровать. Следом на нее упала стопка фотографий.
        — Любуйся!
        Я посмотрела на первый снимок и потрясенно прижала руку к губам. В разговоре с Томасом я всего лишь поинтересовалась самочувствием Джулии. Выведывать подробности нападения у следователя показалось излишним. Кроме того, я не сомневалась, что Линтон ни при чем.
        Девушку не просто избили, ее сознательно изуродовали. Да если бы я знала, что инкуба хотят обвинить в этом, то еще вчера бы заявилась в участок! И фиг бы кто мне помешал!
        — Вот тварь!  — Я метнулась в свою комнату в поисках телефона.
        — Кому собралась звонить?
        — Брайну. Джулии нужен целитель. Если лицом не заняться как можно быстрее, придется потом всю жизнь грим накладывать.
        — Мистер Лок уже обо всем позаботился. Твой чудо-оборотень оказался просто волшебником. В больнице Форт-Киллан его готовы носить на руках.
        — Ты был в больнице?
        — В том числе у меня сегодня выдался веселый денек. И вечер под стать. Итак, я жду.  — Коул скрестил руки на груди.
        — Чего?
        — Объяснений. Я хочу понять, что же такого случилось, раз ты наплевала на нашу договоренность.
        — Страж, ведущий дело Джулии, попросил о встрече. Он сказал, что я могу помочь Линтону.
        — Отличная попытка. Озвучивай второй вариант.
        — Я уже ответила!  — Презрение в голосе Коула заставило меня сорваться на крик. Да какого черта он посмел так со мной разговаривать?!
        — Милая моя, возможно, мисс Ингрид Шольс не самая утонченная леди, но ее сложно назвать мужиком.
        — Это еще кто?
        — Ведущий следователь по делу Джулии Непер.
        — Томас не утверждал, что он главный, сказал только, что входит в группу стражей. Он слухач,  — пояснила я и поморщилась. Звучало так, словно я оправдывалась.
        — Он уже успел стать для тебя просто Томасом?  — вкрадчиво поинтересовался Коул.
        — Мы всего лишь пообедали в кафе на станции. В присутствии бармена, официанта и других посетителей. И нет, я никогда не страдала эксгибиционизмом. Что ты делаешь?  — настороженно спросила я, потому что Коул начал расстегивать рубашку.
        — Ты упомянула обед, и я вспомнил, что ты сегодня не питалась.
        — Спасибо за заботу, но как-то не хочется,  — раздраженно бросила я.
        — Твои глаза утверждают обратное,  — самодовольно улыбнулся Коул.  — Я нравлюсь тебе, Лорел, и идеально подхожу в постели, просто признай это. Если тебе станет легче, можешь валить все на реликвию фейри, я ничуть не обижусь.
        — Мак-Аллистер, ты оглох? Я не собираюсь с тобой спать!
        — Я тоже не собираюсь, речь идет о легкой подзарядке на ночь. Ты нужна реликвии, Лорел. А поэтому нужна и мне.
        Вот, значит, как? Реликвии он сделать приятное с моей помощью решил? Замечательная отмазка!
        — Отлично!  — Вскочив с постели, дернула молнию на блузке.  — На кровати, у стены или мне спуститься в подземелье, поближе к священной хреновине, которую ты хранишь?
        Коул замер. Видимо, приготовился к сопротивлению, а тут такой облом. Я щелкнула пальцами у него перед носом.
        — Ты нанял меня у Триады до конца года, но в контракте нет ни слова ни о количестве, ни о продолжительности… свиданий. Попрошу завтра же составить график. И, пожалуйста, не бери в голову мое питание. С ним я разберусь как-нибудь сама.
        С минуту Коул сверлил меня тяжелым, немигающим взглядом, а потом медленно кивнул. Не успела я поздравить себя с победой, как он развернулся и вышел из спальни.
        — Эй! Ты куда?
        — Составлять график,  — донеслось мрачное в ответ.
        Этой ночью я не мерзла, но ее все равно нельзя было назвать приятной. Долго ворочалась с боку на бок, а перед глазами стоял Коул в полурасстегнутой рубашке. Он находился совсем рядом, за стеной. Я не обладала безупречным слухом оборотня, зато прекрасно чувствовала, что у Мак-Аллистера те же проблемы со сном, что и у меня. И по той же причине. В результате не выдержала и включила свет, разбудив Пинни и Коко. Канарейки принялись скакать и требовать внимания. Я перебралась к ним поближе, в кресло, и, укутавшись в одеяло, принялась вязать носок для Лики. Белый и невесомый, точно морозный узор. Я собиралась украсить его вставками из кружева и лентой. Получиться должно было мило, замечательное дополнение к пеньюару, который я уже для нее заказала.
        Рукоделие слегка отвлекло меня от мыслей о Коуле: когда я работала, то забывала обо всем. В голове мелькали картины и образы замечательных вещиц, которые мне только предстояло сделать. Я прикидывала, какие материалы мне необходимы, и совершенно не представляла, как выкроить время для воплощения задуманного. Уверена, если бы рискнула составить график, то у меня бы вышел план на год вперед.
        График! Неужели у Мак-Аллистера хватит наглости включить меня в расписание? Со вздохом признала, что, безусловно, хватит. Что ж, в этом случае мне оставалось только выдвинуть встречные требования.


        ГЛАВА 18



        Руперт подкараулил меня у двери спальни. И как подкараулил! Притаился в режиме ожидания, точно партизан, отключив лампочки и экран. В результате я спросонья влетела в металлическую глыбу и больно ушибла колено.
        — Мисс Лорел Лейк,  — громко пропиликал робот,  — мистер Коул Мак-Аллистер уполномочил передать, что приглашает вас в оранжерею для интимного свидания. Завтракать не обязательно, но можете надеть…
        — Ни слова больше!  — рявкнула я и побежала на лестницу.
        Так и есть, оборотни и демоны были на месте. И если до фееричного приглашения, озвученного Рупертом, они еще трудились на благо замка, то теперь не таясь таращились, задрав головы вверх.
        — И вы молчите! Проклятье, кто-нибудь подскажет мне, где в этом замке оранжерея? И почему я понятия не имею о ее существовании?
        — Так это сюрприз как бы… был,  — скромно поведал Нед.
        — Хорошо, где мне искать сюрприз?
        — Первый этаж, левое крыло.
        Спускаться по лестнице под прицелом изучающих взглядов я не рискнула, вместо этого воспользовалась подъемником. Нет, пока действовало зелье, жить определенно было легче. Не то чтобы я жаловалась на расовую особенность и притягательность для мужчин, просто все познавалось в сравнении.
        Я редко заходила в крыло, где располагался кабинет Мак-Аллистера, но знала, что здесь же находились два зала для приема гостей. Балы и прочие увеселительные мероприятия в замке давно не проводились. Вид огромного помещения, стены в котором были задрапированы, чтобы уберечь висящие на них картины от пыли, и гулкое эхо под ногами повергли меня в состояние крайнего уныния. Я тогда еще не отошла от вида кухни, а тут в придачу заброшенный бальный зал. Убедившись, что ни пол, ни стены, ни потолок не нуждаются в ремонте, я исследовала смежную комнату, такую же пустую и заброшенную, и больше не вспоминала о них. И вдруг на тебе! Сюрприз какой-то нарисовался! Неужели поэтому меня последнюю неделю так старательно спроваживали наверх?
        В главном бальном зале было по-прежнему пусто, и только светящаяся стрелочка указывала на соседнюю дверь.
        Ненавижу сюрпризы. В особенности в исполнении Мак-Аллистера. Вот что хорошего он может устроить? Зачитать вслух график «встреч»?
        Дверь смежного зала я распахнула чуть ли не ногой. Злая была до жути и готовая выяснить все «рабочие» моменты! Чтобы больше ни сюрпризов, ни нежданчиков, ни необоснованных претензий…
        Небо! Какая красота!
        Некогда пустой и заброшенный зал утопал в зелени и цветах, а в центре бил искусственный фонтанчик. Услышав щебетание птиц, я задрала голову в поисках динамиков и увидела клетки с канарейками, волнистыми попугайчиками и еще не пойми какими птахами.
        Все! Меня можно было выносить!
        Прикрыв глаза, я вошла внутрь и прислонилась к стене спиной.
        Появление Коула я почувствовала кожей. Его аура притягивала точно магнит. И ни друидские штучки, ни влияние артефакта тут были ни при чем. Коул подкинул отличный вариант для самоуспокоения, но я никогда не обманывала саму себя. Даже демон соблазна, питающийся сексуальной энергией, может встретить идеального партнера.
        Сладко заныло внизу живота. Коул был совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки. Я чувствовала его желание. Мак-Аллистер еще не прикоснулся ко мне, а я уже была на взводе. Не скажу ни слова. Не хочу ругаться в таком месте, да и вообще… не хочу. Может, нам и правда лучше молчать?
        Очевидно, Коул придерживался аналогичного мнения. Я почувствовала, как на стену по обе стороны от меня легли его ладони. Не удержавшись, чуть повернула голову и потерлась щекой о его руку.
        Хорошо-то как…
        — Знаешь, еще немного, и я начну ревновать тебя к замку,  — проворчал Коул.
        Я открыла глаза и признала:
        — Он прекрасен, и в нем чувствуется характер.
        Мак-Аллистер хотел что-то сказать, но я приложила палец к его губам.
        — Когда я увидела Дол-Аллен впервые, меня поразила скрытая в нем мощь. Чувствовалось, что эти стены возводили в первую очередь для защиты. Но здесь, внутри, все пронизано любовью. Твои предки любили Дол-Аллен…
        — Настолько любили, что отдали фейри?  — горько усмехнулся Коул.
        — Ты говорил, что Темный Король избрал это место для тайных свиданий. Разве это так плохо?
        — Да плевать мне, кого он тут имел. Единственное, что я хочу,  — избавиться от треклятого артефакта, пока он окончательно не свел с ума…  — Внезапно он замолчал и взял меня за руку.  — Идем, я обещал тебе завтрак Нормальный завтрак, Лорел.
        Уточнение было излишним, я и сама уже успела заметить накрытый возле окна стол. Я заказала его и стулья для веранды, на которой я и Руперт некогда жарили на гриле. Сейчас для чаепития на свежем воздухе было слишком холодно, но по весне Коул еще не раз оценит мою предусмотрительность. Что до меня, то я утешусь прекрасными воспоминаниями о днях, проведенных в Дол-Аллене.
        — Сам готовил или привлек Руперта?  — Устроившись на стуле, я подцепила с блюда кусок творожной запеканки.
        — Мне доверили только разбить яйца и насыпать изюм,  — угрюмо признался Коул.  — Не представлял раньше, до чего у меня вредный робот.
        — Ты просто ограничивал его функционал. Вот и наверстывает.
        — Примерно с таким же рвением, с каким учится говорить.
        Я едва не подавилась запеканкой.
        — Молока?  — Коул заботливо подал мне стакан.
        — Спасибо.  — Я запила ставший поперек горла кусочек и осторожно поинтересовалась: — И что такого страшного он тебе сказал?
        — Я упомянул о тебе, он повторил то, что услышал от других.
        Мне пришлось снова припасть к стакану с молоком.
        — Добавки?  — он приподнял молочник.
        — Не надо. Терпеть не могу молоко.
        — Тогда зачем же ты купила кувшин? Добавлять сливки в кофе?  — нахмурился Коул. Он с таким сосредоточенным видом рассматривал фарфоровый сосуд, словно на нем должна была появиться инструкция по применению.
        — Он входил в стандартный комплект посуды.
        — Какой смысл приобретать набор, если не станешь пользоваться всеми предметами?
        — Да чтобы ты знал, я ни одним из них пользоваться не собиралась! Я для тебя покупала! Но, если тебе не понравилось, могу забрать себе, вернув полную стоимость.
        Друид с громким стуком поставил молочник на стол, заставив подпрыгнуть остальную посуду.
        — Если что-нибудь разобьешь, выкупать не стану.
        — Да отцепись ты уже от этого набора!
        — Хорошо,  — покладисто улыбнулась я, хотя с огромным удовольствием вылила бы остатки молока ему на голову.  — Ты собирался поведать, что же такого сказал смышленый Руперт.
        — Повторил фразу одного рабочего.
        — Хочешь выяснить, спала ли я с ним?
        — Нет. Не хочу. Я раз и навсегда решил, что мне это не интересно. Ни твои прошлые связи, ни вкусовые пристрастия. В моей семье к женщинам всегда относились иначе. Я не привык, чтобы кто-то настолько развязно обсуждал женщину за ее спиной.
        — Выясню, кто отличился, и лично дам ему в глаз,  — хмуро пообещала я.
        — За то, что посмел упомянуть о тебе в таком ключе?
        — За то, что раскрыл рот в присутствии Руперта.
        — Я так и подумал,  — вздохнул Коул.  — Наверное, я кажусь тебе ужасно старомодным.
        — Хей! Вообще-то я тебя старше.
        — Временами ты ведешь себя как подросток. Слишком импульсивна и не способна трезво оценивать последствия своих поступков.
        Я могла бы напомнить друиду, ради чего он нанял меня у Триады. Вряд ли моя эмоциональность мешала ему во время секса. Да я бы много чего могла сказать, но с того самого момента, как я очутилась в оранжерее и увидела, сколько сил Коул затратил, чтобы сделать мне приятное, я поняла, что не хочу скандалить. Если есть хоть малейший шанс провести отведенное до Рождества время в относительном мире и согласии, то я должна за него ухватиться. Несмотря на тот ужасный ремонт, Коул любил Дол-Аллен, а раз у нас есть хоть одна точка соприкосновения, то неужели мы не сможем найти и другие?
        Улыбнувшись, попыталась ответить максимально откровенно:
        — Я люблю жизнь и не вижу смысла отказывать себе в удовольствиях. Не стремлюсь изменить мир или навязать кому-то свою точку зрения. Если мне комфортно, я остаюсь, нет — ухожу.
        — А ты могла бы остаться со мной?
        Вопрос Коула заставил сердце дрогнуть в груди. Это же он не на эксклюзивные права на пользование суккубой сейчас намекает?
        — Коул, я понимаю, что нужна тебе как хранителю реликвии фейри…
        — Я избавлюсь от нее.
        — Тогда задай мне этот же вопрос, как только Пояс Плодородия покинет Дол-Аллен.
        Мак-Аллистер медленно кивнул. Он не давал клятв или обещаний, но я почувствовала, что он обязательно придумает, как освободить свой род от эльфийской напасти.
        Последующие десять минут я отдавала должное стряпне Руперта. Никогда не считала себя гурманом в плане материальной пищи, но готовил электронный помощник не хуже Гилберта. Конечно, следовало предварительно не только выбрать рецепт и указать количество порций, но и снабдить робота всем необходимым. Он скрупулезно изучал имеющиеся в наличии продукты и, если хоть один не соответствовал указанному в рецепте, наотрез отказывался готовить.
        Кажется, я буду скучать и по Руперту.
        Я не заметила, когда Мак-Аллистер встал со своего места, и слегка вздрогнула, когда он, очутившись позади, положил руки мне на плечи.
        — Не хотел тебя расстроить, Лорел. Этот завтрак задумывался как шаг к примирению.
        — Я его оценила,  — тихо ответила я, сдерживая слезы. Вот когда я успела стать такой сентиментальной плаксой? И почему я до сих пор не поинтересовалась причиной, по которой Коул регулярно мотался на вертолете в пригород Форт-Киллан? Наверное, потому, что мне было все равно. Отпущенное нам время утекало. Но черта с два я позволю Коулу почувствовать, как сильно буду скучать по нему и по замку.
        — Я пригласила Гилберта после выписки из больницы в Дол-Аллен. Он все равно не сможет некоторое время посещать занятия. Надеюсь, я не поспешила?  — добавила я. Прежде Коул не возражал, чтобы фотограф еще раз заглянул к нам в гости.
        — Ничего не имею против.  — Коул начал мягко массировать мне затылок. Хотелось закрыть глаза и раствориться в исходящей от него нежности, но я упрямо цеплялась за реальность.
        — И Миранда, то есть миссис О’Мали, собирается приехать в день сдачи объекта.
        — Знаю. Она мне сообщила.
        — Неплохо мы поработали, да?
        — Просто замечательно.  — Коул обнаружил потайную молнию на моем платье и потянул «язычок» вниз.
        — В этом зале хорошая акустика,  — смущенно заметила я.
        — Не припомню, чтобы подобные мелочи тебя когда-то беспокоили.
        — Меняюсь,  — со вздохом признала я.  — И дело не в шебби-шизе.
        — Интересный у тебя диагноз,  — опешил Коул.
        Я тут же захлопнула рот.
        Да что же это такое?! Обычно я не настолько неосмотрительна. Да и откровенничать никогда особо не любила, а сейчас вдруг захотелось рассказать Мак-Аллистеру и о проблемах с поиском работы, и о дурацкой затее с зельем. Хотя почему дурацкой? Наверное, это самое волшебное приключение за последнюю сотню лет. Ведь оно привело меня в Дол-Аллен.
        Тем временем Коул помог мне высвободить руки и спустил платье до талии. Я зябко повела плечами. Все-таки зал для торжеств отапливался далеко не так хорошо, как спальня.
        — Мерзнешь?  — Коул обеспокоенно провел ладонью по обнаженной спине.
        — Не так, как в тот раз,  — я поднялась на ноги и позволила платью упасть на пол.
        — Тогда идем,  — он взял меня за руку и уверенно повел к… стене.
        — Погоди! Не то чтобы я против, но все-таки присмотрись к кушетке,  — попыталась его образумить я.
        Кушетка в самом деле была замечательная. Художественная ковка, с переплетением завитков на спинке и мягким сиденьем и подлокотниками. Я собиралась установить ее на берегу по весне, но, видимо, Мак-Аллистер счел, что она будет неплохо смотреться и в оранжерее.
        Намного лучше, чем я в пыльном потайном ходе! Нет, я подозревала, что замок весь пронизан скрытыми переходами, но опробовать лично подобную экзотику не горела желанием. Особенно в полуголом виде.
        Я вернулась и подняла с пола платье. Соваться в тесный тоннель почти нагишом не хотелось. Впрочем, в платье тоже.
        — Там когда паутину с потолка в последний раз снимали?
        — Хочешь пройти мимо рабочих?  — невозмутимо поинтересовался Коул.
        — Там грязно…  — скривилась я.
        — Если подхвачу на руки, то всю пыль со стен соберем. Проход слишком узкий для подобных маневров.
        — Хорошо, веди,  — согласилась я и крепко зажмурилась.  — Но чтобы завтра же выдал мне карту всех потайных ходов.
        — Зачем это еще?
        — Порядок с Рупертом наведем. Швабра, тряпки и моющее средство нам в помощь.
        Коул тихо рассмеялся и взял меня за руку. Он не понимал, что я не боялась грязи и паутины, просто в определенные моменты они безумно раздражали. Вот не ожидала я, что вместо поцелуев и объятий получу возможность прогуляться по зловещему потайному ходу.
        — Злишься?  — тихо заметил Коул.
        — Как догадался?
        — Слишком громко сопишь.
        — Тут дышать невозможно. И ступеньки крутые.
        Как назло, в этот момент я споткнулась и, если бы Мак-Аллистер не придержал, шлепнулась бы на колени. Вместо того чтобы отпустить и продолжить путь, он притянул меня поближе и прошептал на ухо:
        — В нашем роду немало семейных легенд. По одной из них, в этом потайном ходе был зачат мой далекий предок.
        — Как же его так угораздило-то?  — пробормотала я, напоминая себе, что еще немного, и мы выберемся наружу. А там недалеко и до спальни. Чистой и уютной постели.
        — Показать?
        Одно слово, произнесенное интимным шепотом, заставило сердце дрогнуть в груди. Я чувствовала, как участился пульс Коула. Его рука, лежащая на моей талии, скользнула ниже и забралась под платье.
        — Это неразумно,  — пробормотала я и, охнув, вцепилась в плечи Коула.
        — Зато будет что вспомнить. Уверен, потайных ходов в твоем списке еще не значится.
        Кто о чем, а друид о моих прошлых связях. И не объяснишь, что сравнения тут излишни. Нельзя сравнивать еду, работу и мужчину, которого выбрала сама. Никакой контракт не заставил бы меня остаться в Дол-Аллене, если бы я этого не пожелала.
        — Иди ко мне,  — я дотронулась до груди Коула, тот быстро перехватил мою руку, переплел наши пальцы и толкнул меня к стене.
        — Лорел,  — он склонился к моему уху и слегка прикусил зубами мочку.
        Я вздрогнула от всплеска его эмоций. Вожделение Коула было созвучно моей собственной жажде. Я была нужна ему в равной степени, как и он мне. И плевать на магию фейри. Она кружила рядом, точно голодная летучая мышь, в надежде урвать часть сексуальной энергии.
        — Реликвия пробуждается,  — обреченно простонал Коул.  — Если бы ты знала, как я ее ненавижу.
        — Закрой глаза,  — попросила я.
        — Я тут и так ни черта не вижу.
        — Просто сделай,  — я выждала несколько секунд и коснулась губами его губ.  — Представь, что мы одни. Совсем одни. Стоим в потайном переходе твоего замка. Ты пригласил меня на свидание.
        — Не так уж и сложно представить то, что и так отражает реальность…  — пробормотал он, сомкнув руки в замок вокруг моей талии.
        — Ты заманил меня в тайное место, чтобы напомнить об одной очень интересной легенде.
        — Просто потрясающей…  — эхом откликнулся Коул, покрывая мою шею поцелуями.
        Я помогла расстегнуть ремень и справиться с молнией на джинсах Коула, после чего обхватила ногой его бедра, притягивая к себе настолько близко, насколько это было возможно.
        — К черту легенды, Мак-Аллистер. Этому замку пора обзавестись новыми историями.
        — Полностью с тобой согласен,  — из его груди вырвался тяжелый вздох.  — Я слишком долго оглядывался назад.
        — Не нужно.
        — Лорел, у тебя глаза светятся.
        — Тебя это беспокоит?  — лениво протянула я, хотя внутри все обмерло от страха. Я не хотела, чтобы Коул считал меня тварью, похожей на фейри.
        — Ничуть,  — беззаботно хмыкнул он и одним движением вошел в меня.

* * *

        Уж лучше бы мы остались в оранжерее. Там, по крайней мере, чисто, светло, пели птички и обстановка была довольно-таки романтичная. Об этом я и заявила, как только удалось немного выровнять дыхание. Спина слегка саднила, оцарапанная о каменную кладку, еще и локоть ушибла.
        — Ворчунья,  — поддразнил меня друид и помог натянуть платье, болтавшееся на уровне талии.
        — Еще и платье испортила. Наверняка все в зацепках.
        — В качестве компенсации открою доступ в закрома Дол-Аллена.
        — Ты имеешь в виду…
        — Одежду, аксессуары, украшения. Мак-Аллистеры всегда славились тем, что баловали своих женщин.  — Коул поцеловал меня в губы. От нежности, исходящей от него, у меня защемило сердце.  — Ко мне уже несколько раз представители музеев подкатывали, но рука не поднимается отдать хоть что-то. Каждая вещь — часть истории нашего рода.
        — Так ты ведешь меня в сокровищницу?  — заинтересовалась я, прикидывая, можно ли найти среди старинных вещей веер или зонтик.
        — Это спальня,  — пояснил Коул, распахнув передо мной дверь.
        — А больше похоже на чей-то шкаф,  — пробормотала я и отодвинула в сторону вешалки с зачехленной одеждой.
        — В замке много секретов. Это — один из них.
        — Словно вход в Нарнию.
        — Я бы не отказался. Но, увы, мой замок связан лишь с Волшебной страной, где обитают фейри. Итак…  — Коул распахнул дверцу шкафа,  — добро пожаловать в детскую.
        Догадаться, что мы попали в комнату для малышей, можно было лишь по рисункам на стенах. Вся мебель, как и в прочих нежилых комнатах, оказалась зачехлена. Только шкаф с секретом оставался ненакрытым.
        Коул включил свет и осмотрелся.
        — Давно не заходил сюда?
        — В детстве я редко здесь бывал. Это спальня Кетрин.
        Я и сама догадалась, что некогда эта комната принадлежала маленькой девочке. Пастельно-розовые стены переходили в темно-синий потолок, увешанный светильниками в виде китайских фонариков.
        — Интересный выбор цвета.
        — Кетрин так захотела. Говорила, ей хочется, чтобы над головой всегда был свет.
        — Тогда почему на потолке ночное небо?
        — Потому что днем света и так достаточно. Самые главные страхи таятся во Тьме. Ее готовили, Лорел. С десяти лет она уже знала, что станет следующей хранительницей реликвии. И отчаянно боялась. Я понял это слишком поздно.
        — Боялась?  — Я зябко повела плечами.  — Разве фейри такие страшные?
        — Для демонов, возможно, и нет, но для человеческой девочки ноша оказалась неподъемной. Пойдем. Я обещал тебе завтрак во всех его смыслах, а на деле расстроил и заморозил.
        — Ты подарил мне кусочек своего прошлого, это дорогого стоит.
        — Правда? Тогда я могу рассчитывать на ответный подарок?  — Коул выжидательно посмотрел на меня.
        Я же вконец растерялась. Только что сама хотела рассказать ему о своих проблемах и приключениях, а теперь казалось, что тем самым я только подчеркну наше различие. Забавно, но я всегда полагала, что принадлежность Мак-Аллистера к кругу друидов выделяла его среди обычных людей и делала терпимее к представителям иных рас. Но теперь, осознав, как он относится к фейри, я вспомнила, с какой интонацией он называл меня суккубой.
        — В другой раз.  — Я натянуто рассмеялась.  — Боюсь, за годы у меня скопилось столько «подарков», что и дня не хватит, чтобы ими поделиться.
        — Понимаю. Идем, тебе надо одеться.  — Коул резко развернулся и направился к двери.
        Да уж, славно поговорили.
        Мы вернулись в мою спальню. Я на негнущихся ногах доковыляла до шкафа, ожидая, что в любую секунду позади хлопнет дверь. Однако когда я сняла с вешалки халат и обернулась, то обнаружила, что Коул расположился в кресле.
        — Лорел, ты веришь мне?  — внезапно спросил он.
        У меня от его голоса по спине пробежали мурашки. Представилось, что сейчас он поведает о своей невесте и начнет утверждать, что она для него ничего не значит. Нет, глупости! Коул не из таких. Он не станет юлить и уворачиваться, скажет прямо. Вот только я не была готова услышать правду.
        — А ты веришь мне?  — ответила я.
        — Верю,  — серьезно кивнул он.  — Возможно, ты не самая обязательная женщина, но на предательство не способна.
        И снова взгляд, пробирающий до дрожи. Да что же с ним такое творится?!
        — Ну, раз веришь, то передашь мне план потайных ходов?
        — Хочешь сбежать?  — холодно улыбнулся Коул.
        Неужели он все-таки опасался, что я наплюю на договор, скрепленный Триадой, и брошу его?
        Мы вышли в коридор. Потребовалось несколько секунд, чтобы сориентироваться и определить, в какой части замка мы находились. Наверное, мне и сотни лет не хватит, чтобы запомнить расположение комнат в этой громадине. Что ж, это совершенно не мешало мне желать, чтобы Дол-Аллен стал уютным.
        — Коул, я вполне серьезно насчет уборки. Хочется вычистить замок, сделать его идеальным. Ничего не могу с собой поделать,  — пожаловалась я.  — Ты не подумай, прежде я не была таким уж рьяным фанатом чистоты, но сейчас готова покусать рабочих за одни лишь грязные следы на паркете.
        — Неправда! Мы вытираем ноги на входе!  — донеслось ворчливое снизу.
        Терпеть не могу чуткий слух оборотней! Уже собиралась высказаться на эту тему, но Коул прижал палец к губам и покачал головой. В самом деле, не стоит вовлекать посторонних в наши разговоры. Я обожала ребят Брайна и была благодарна им за то, что они сделали, но, признаться, мечтала, чтобы бригада поскорее покинула замок.
        До Самайна оставалось три дня.


        ГЛАВА 19



        К приезду Миранды и Гилберта я готовилась не покладая рук. Да я просто задолбала окружающих! Начиная с рабочих и Брайна и заканчивая заказчиком. Руперта, и того умудрилась достать. Теперь он передвигался бесшумно и старался не попадаться мне на глаза. Об этом поведал с широкой ухмылкой Коул, когда я пожаловалась, что уже десять минут безрезультатно разыскиваю робота.
        — Не издевайся! Я серьезно!
        — Я тоже. Ты на взводе, Лорел. Все в порядке. Расслабься. Вы уложились в срок, результат намного лучше предполагаемого.
        — Владения готовы к приему неожиданных гостей?  — На лицо Коула набежала тень.  — Прости, ляпнула, не подумав.
        — Ты права, я не исключаю возможность визита фейри. Однако затеял ремонт не ради них.
        — А ради кого?  — нахмурилась я.
        — Подойди.  — Коул поманил меня к себе.
        Я обернулась на плотно закрытую дверь. И что же такого тайного мне собираются сообщить? Ах вот в чем дело…
        — Так нечестно. Ты «подслушала»…  — проворчал Коул, что, впрочем, не помешало ему схватить меня за запястье и усадить к себе на колени.
        — Люблю эту комнату,  — признавшись, откинулась на спину Коула.
        — Я старомоден, предпочитаю спальню.
        — Прекрати!  — шлепнула Мак-Аллистера по руке, по-хозяйски скользнувшей под юбку.
        — Сама же сказала, что тебе нравится заниматься сексом в кабинете. Могу сделать перерыв.
        — С минуты на минуту должны подвезти продукты из деревни,  — с сожалением напомнила я.
        — Поэтому искала Руперта?
        — Рассчитывала, что он поможет разобрать пакеты.
        Коул склонился к панели интеркома.
        — Руперт, ожидается доставка. Будь добр, встреть поставщика и разложи заказ.
        — Уверен, что он услышал?
        — На станциях связи, установленных в доме, выделен специальный канал.
        — И ты рассказываешь об этом только сейчас?!  — я спрыгнула с колен Коула.  — Ты представляешь, сколько времени я тратила на поиски? Да я весь замок за эти три дня обошла!
        — Рад, что ты познакомилась с Дол-Алленом,  — Мак-Аллистер поднялся следом и положил руки на мои плечи.
        — Я тоже рада. И все-таки…
        — И все-таки как насчет небольшого предобеденного перерыва?  — Горячее дыхание пощекотало шею, заставив ощутить поток волнующих эмоций.
        Повернувшись лицом, твердо произнесла:
        — Ты для меня не еда.
        — Хочешь сказать, что для питания тебе нужен кто-то еще?  — в тот же миг нахмурился он.
        — Боюсь, что кого-то еще не потяну физически,  — засмеялась я.
        — Лорел, ты давно перестала быть для меня всего лишь средством подпитки артефакта.
        — Нас тянет друг к другу. И Пояс тут ни при чем,  — не стала отрицать очевидное я.
        — Это не просто влечение. Временами мне кажется…
        Я поспешно приложила палец к его губам, не давая закончить. Люди слишком легко принимали влечение и страсть за более глубокое чувство.
        Коул отвел мою руку в сторону и серьезно сказал:
        — Не стоит ставить меня в один ряд с обычными смертными, с которыми ты имела дело прежде.
        — Звучит как угроза,  — попыталась обратить разговор в шутку я, но от тона Мак-Аллистера и выражения его лица мне стало не по себе.
        Коул казался таким надежным и уверенным, он знал, что я из себя представляла, но его это ни капельки не смущало. Я постоянно напоминала себе, что наши отношения — всего лишь сделка, но временами он смотрел так, словно я была для него единственной женщиной на свете.
        Вздохнув, потерлась кончиком носа о его щеку. Коул крепче сжал руки, словно боялся, что я растворюсь прямо в воздухе. Я обожала наблюдать за его реакцией на мои прикосновения, замечать малейшие изменения, будь то учащающееся дыхание или подскочивший пульс. Мак-Аллистер периодически ворчал, что со мной он чувствует себя абсолютно голым. Я отшучивалась, что ничего не имею против. Впервые в жизни я получала удовольствие не только от физической близости. От одной только мысли, что этот невероятный мужчина так остро на меня реагировал, переполнял восторг. Я упивалась безумием, охватившим нас, наслаждалась каждой минутой, проведенной вместе. Самайн приближался, а за ним придет и Рождество…
        Нет, до конца года еще много времени, и я не позволю глупым страхам испортить обеденный перерыв!

* * *

        В себя я приходила долго. Не было сил оторвать голову от стола. Хорошо, что Коул догадался свернуть голографический экран и клавиатуру и спрятать панель интеркома.
        — Люблю я этот кабинет,  — томно протянула я.
        — Угу. И я,  — выдохнул мне в шею Коул.  — А с твоим появлением полюбил еще сильнее.
        — Я сейчас о другом.  — Приподнявшись, обхватила ладонями лицо Мак-Аллистера и пояснила: — Эта комната — точное отражение тебя. Ты ценишь комфорт и технические навороты, но с уважением относишься к прошлому. А еще ты безгранично любишь Дол-Аллен.
        — Не только его,  — пробормотал он.  — Лорел…
        От нежности во взгляде Коула у меня защемило сердце. Проклятье! Если он продолжит смотреть на меня так, то я наделаю глупостей. Демоны соблазна не привязываются к одному партнеру, любовь так скоротечна, мне ли этого не знать.
        — Не подашь платье? Хочу подготовить комнаты к приезду гостей.
        — Да, конечно.
        Коул помог мне одеться, даже туфли из-под стола выудил.
        — Увидимся вечером?  — внезапно спросил он.
        — Приглашаешь на свидание?
        — Если Руперт поможет кухарничать.
        — Внимательнее читай рецепты,  — посоветовала на прощание я.
        — А ты хорошенько подготовь комнаты,  — сверкнул улыбкой Мак-Аллистер.
        Я выскользнула за дверь и тут только вспомнила, что вчера перед сном похвасталась, что закончила все приготовления к приезду Гилберта и Миранды.

* * *

        Из кабинета я отправилась прямиком в спальню. Надо было принять ванну и поразмыслить над тем, что происходило между мной и Коулом. Но для начала следовало успокоиться.
        Проклятье! Еще никогда я не чувствовала себя настолько беспомощной. Прежде я не отказывала себе в удовольствии, но в выборе партнеров всегда руководствовалась здравым смыслом и знала, что получу взамен. Когда же речь шла о Мак-Аллистере, я вела себя крайне неразумно. Да я сама себя удивляла! И это бесило до чертиков.
        Звонку Брайна я не обрадовалась. Последние дни оборотень меня игнорировал. Почувствовав неладное, я старалась до него достучаться: звонила на сотовый, оставляла сообщения на голосовой почте, пыталась связаться через секретаря. Каждый раз мистер Лок отсутствовал, был жутко занят или же попросту не брал трубку.
        — Привет, Брайн!  — преувеличенно бодро поприветствовала я.  — Внезапно вспомнил о моем существовании или наконец-то заметил пару десятков пропущенных вызовов?
        — Ты сейчас одна?
        Тон Брайна мне не понравился, вопрос тем более. Я присела на край кровати и осторожно поинтересовалась:
        — Что-то случилось?
        — Лорел, я понимаю, что лезу не в свое дело, но считаю, что ты должна знать…
        — Если ты о девушке, проживающей в пригороде Форт-Киллан, то я в курсе.
        — Даже так…
        — Ты следил за Коулом?
        — Я беспокоился о тебе,  — глухо обронил оборотень.
        — Глупости! Я сама в состоянии о себе позаботиться.
        — Как знаешь. Твоя жизнь — тебе решать. Но почту все-таки просмотри.
        Брайну удалось выбить меня из колеи. Когда я обнаружила новое сообщение, возникло желание его удалить. Внутреннее чутье прямо-таки вопило, что не стоит читать письмо. Вот какая разница, с кем Мак-Аллистер обнимается, когда покидает замок? Главное — происходящее в Дол-Аллене. Хотелось спуститься к Коулу и убедиться, что его чувства мне не померещились, но вместо этого я открыла прикрепленный файл.
        Уж лучше бы у Коула была невеста! Тогда бы я пожала плечами, рассудила, что он ничем не отличается от многих мужчин, и отправилась принимать ванну. С экрана на меня смотрела Кетрин, вполне себе живая и счастливая. И, судя по фону за спиной, находилась она не в Форт-Киллан, а в Лондоне. Бегло пролистала остальные снимки, узнавая все новые виды столицы. На некоторых фото мисс Мак-Аллистер удалось заснять вместе с братом.
        Нет, это уже ни в какие ворота! Какого черта Коул так старательно убеждал всех, что его сестра погибла?! И почему она перебралась в Лондон?
        Схватив телефон, набрала номер того, кто был в состоянии пролить хоть немного света на загадку рода Мак-Аллистер.

* * *

        Я собиралась встретиться с мистером Вольфом в кафе на станции, но он пригласил меня к себе. Точнее, в дом его родственницы, кажется, свояченицы. Меня представили хозяйке. Мы обменялись любезностями, но спустя минуту я не могла вспомнить ни имя этой женщины, ни то, как она выглядела. Перед глазами стояло совсем другое лицо. Кетрин Мак-Аллистер.
        — Иоганн, спасибо, что согласились со мной увидеться!  — пылко поблагодарила я.
        — Вы узнали о Кетрин,  — печально улыбнулся управляющий.
        — Как вы догадались?
        — Вы выскочили из замка без макияжа и в домашних брюках.
        — Простите, но сейчас мне не до наведения красоты.
        — Вот и я о том же. Выпьете чаю?
        — И от него я также откажусь. Я сейчас на таком взводе, что…
        — Успокаивающий травяной чай будет как раз кстати.
        Не успела я и рта раскрыть, как Иоганн покинул гостиную. Я вскочила с места и подошла к окну.
        Зря я сюда пришла. Следовало перезвонить Брайну. Наверняка нанятый им детектив приложил к отчету не только фотографии. Но мне захотелось поговорить с кем-то, кто опирался не только на факты. Я хотела понять, какого черта происходило в семье Мак-Аллистер и какая роль во всем этом кавардаке отводилась мне и реликвии фейри.
        Иоганн вернулся с подносом, на котором располагалась всего одна чашка.
        — Сэмми настаивала на том, чтобы я взял сладости, но я подумал, что вы не в том состоянии, чтобы что-то есть.
        — Таблетка успокоительного на закуску мне бы точно не помешала,  — угрюмо отозвалась я.
        — Поверьте, у мистера Мак-Аллистера были все основания убрать Кетрин из замка.
        — Из-за влияния реликвии. Я помню. Но к чему было распускать слух о смерти сестры?
        — Чтобы Кетрин осознала, что пути назад нет.
        Под конец фразы Иоганн перешел на шепот, его лицо помрачнело, взгляд стал растерянным. За пару секунд энергичный пожилой мужчина превратился в старика.
        — Коул рассказал мне, что она хотела уничтожить замок.
        — Неправда!  — Иоганн резко взмахнул рукой, едва не смахнув со стола поднос с чашкой.  — Кетрин хотела избавиться от реликвии и была готова пожертвовать самым дорогим — своим домом.
        — А после того как Коул взвалил на себя роль хранителя, Кетрин стало легче?  — осторожно поинтересовалась я и вздрогнула, ощутив приближение знакомой ауры.
        Вскочив на ноги, беспомощно посмотрела в сторону окна. Нет, глупо получится. И потом, он, скорее всего, уже знает, что я здесь.
        — Лорел, все в порядке?  — недоуменно нахмурился мистер Вольф, и в этот момент раздался стук в дверь.
        Я схватила с подноса чашку чая и откинулась на спинку кресла. Если повезет, гроза пройдет мимо.
        Надежда оказалась тщетной. Одного взгляда на Мак-Аллистера было достаточно, чтобы осознать — меня ожидали неприятности.
        — Иоганн, не оставишь нас ненадолго?  — попросил Коул таким тоном, что мне самой захотелось выскочить за дверь.
        Мистер Вольф сочувственно вздохнул и покинул комнату.
        — Пришел сообщить, что романтический ужин отменяется?  — нервно усмехнулась я.
        Мак-Аллистер опустился в кресло напротив и чуть подался вперед. Его лицо находилось так близко, однако теперь в голубых глазах не было и намека на нежность.
        — Видит Небо, Лорел, я доверил тебе главную тайну своей семьи и готов был посвятить и в остальные,  — отчеканил Мак-Аллистер.  — Однако я помыслить не мог, что ты опустишься настолько низко, что станешь за мной следить.
        — Следить? Что за бредовые мысли? Ты копался в моей почте!  — я вскочила на ноги. Мимолетную слабость как ветром сдуло, я была готова защищать свое.
        Коул поднялся с кресла следом.
        — Сложно было не заметить, если ты оставила включенным экран ноутбука.
        Оставила? Не помню, в упор не помню. Я так спешила к Иоганну.
        — Нечего сказать?  — едко поинтересовался он.
        — А что говорить? Ты уже все решил,  — пожала плечами я.
        Не буду оправдываться. И о Брайне говорить не стану. Если Коул счел, что я наняла детектива и приказала собирать информацию о Кетрин, то я и рта не раскрою, чтобы его разубедить.
        — Признайся, Лорел, это и было твоим изначальным заданием? Триада приказала тебе подобраться к моей семье?
        Слова Мак-Аллистера были подобны удару под дых. Из просто сверхлюбопытной любовницы я внезапно превратилась в его глазах в расчетливую тварь. Хотя чему тут удивляться. Он не раз высказывался, как относился к фейри. А суккубы в его понимании недалеко от них ушли. Я всматривалась в голубые глаза в надежде найти хоть намек на прежнего Коула, но казалось, что передо мной стоял совершенно посторонний человек. Что ж, я тоже могла быть другой Лорел.
        Склонив голову набок, одарила его фирменной улыбкой стервы.
        — Долго же до тебя доходило, лапусик. Я с первого дня знала, что ты владелец мегакрутой реликвии. Триада давно планировала наложить лапу на Пояс Плодородия. У демонов соблазна тоже существуют проблемы с рождаемостью. Это бизнес, мальчик, ничего личного.
        — Какой же я идиот,  — горько усмехнулся Коул.
        — Каким уж уродился. Ты говорил, что готовили Кетрин, а не тебя. Возможно, тебе не стоило влезать в игры нелюдей.
        Развернувшись, Мак-Аллистер вышел из комнаты. Я же рухнула в кресло и прикрыла глаза. Мне предстояло отыскать в себе прежнюю Лорел. Ту, которая смогла бы с честью вернуться в Лондон, потому что нынешняя была готова позорно разреветься.

* * *

        Дом родственницы мистера Вольфа я покинула, не проронив ни слова. Иоганн словно почувствовал, что мне было не до разговоров, и ни о чем не спрашивал, только посоветовал долго не задерживаться под открытым небом.
        Очутившись на улице, обнаружила, что погода в самом деле испортилась. Ветер сбивал с ног, вдобавок начал сыпать мокрый снег. Я натянула перчатки, поправила шарф. О немедленном возвращении в Дол-Аллен не могло быть и речи. Вариант ночевки у рабочих пришлось также отбросить. Ребята обязательно заметили бы мое подавленное состояние и догадались бы, что я поссорилась с Коулом. Кое-кто предположил бы, что у него появился шанс. Нет, еще одно выяснение отношений мне вовсе ни к чему.
        В результате я оседлала мопед и потарахтела в кафе на станции. Оно работало круглосуточно, и я собиралась скоротать ночь за столиком, потягивая чай. Дождусь приезда Миранды и Гилберта и уже вместе с ними заявлюсь в замок, чтобы собрать вещи.
        — Мисс Лейк!
        Окрик Умника заставил меня заскрипеть зубами. Вот и чего он ко мне прицепился?
        — Мисс Лейк.  — Томас поравнялся со мной и смущенно улыбнулся: — Не поверите, как раз хотел вам звонить.
        — Надеюсь, не затем, чтобы снова обвинить Линтона?
        — Обижаете. С него официально снято подозрение. Мисс Лейк…  — Томас заступил мне путь, не давая тронуться с места,  — возможно, мы не слишком удачно начали наше знакомство, но, надеюсь, вы не откажете мне в помощи.
        — Помощи следствию?  — холодно уточнила я.
        — Разумеется. Речь идет о семействе Мак-Аллистер.
        Я быстро осмотрелась, чтобы убедиться, что поблизости никого нет.
        — Ладно. Кафе подойдет?
        — Лучше в машине. Мне бы не хотелось, чтобы нас услышали,  — Томас указал на темный седан.
        — Хорошо. Только вам придется немного за мной проехать. Хочу вернуть мопед в пункт проката.
        Избавиться от тарахтелки удалось довольно-таки быстро. Владелец прямо-таки жаждал выпытать подробности о ремонте, проведенном в замке, и заодно выведать о моей интрижке с Коулом. Пришлось сослаться на договор, запрещающий мне трепаться об увиденном в Дол-Аллене.
        — Вы же не хотите, чтобы меня оштрафовали?  — похлопала ресницами я.
        — Нет, что вы, мисс!  — пылко воскликнул мужчина.  — Рад, что смог сделать ваше пребывание в Аллене чуточку комфортнее.
        Расставание с мопедом подпортило и без того не радужное настроение. Зато теперь я точно знала, что не сорвусь среди ночи и не помчусь выяснять отношения с несносным друидом. На душе было тоскливо, хотелось устроиться в уютном, темном уголке, хотя бы на стуле, закрыть глаза и немного поспать. Вместо этого пришлось топать к машине Умника. Я сомневалась, что он расскажет мне что-то новое, но если Серая Стража заинтересовалась Кетрин, я должна была выяснить, что им известно, чтобы предупредить Коула.
        — Кофе? Круассаны?
        Не успела я устроиться на сиденье, как мне подсунули пластиковый стаканчик с еще горячим напитком. Я с подозрением взглянула на Томаса. Со стороны могло показаться, что слухач за мной ухаживал, но я-то точно знала, что не интересую его в этом плане. Вероятно, потому, что нелюдь. Не то чтобы меня это как-то задевало, просто возникал закономерный вопрос: «А какого черта ему от меня тогда нужно?»
        — Я не позволил вам зайти в кафе, вот и попытался компенсировать доставленное неудобство.
        Звучало разумно. Я кивнула и приняла стаканчик.
        — Итак, вы хотели поговорить о семье Мак-Аллистер.
        — Если быть точнее, то о Кетрин Мак-Аллистер.  — Томас включил монитор на приборной панели и вывел на экран фотографию сестры Коула.
        — Симпатичная девушка,  — небрежно обронила я и пригубила кофе.
        — Поговаривают, она погибла при пожаре…  — закинул удочку Томас.
        Значит, все-таки пронюхал. Я понятия не имела, как Коул инсценировал смерть сестры и пошел ли на документальный подлог, но очевидно, что Умник что-то разведал.
        — Поговаривают? Я считала, что стражи опираются на факты, а не на сплетни.
        — Вам нужны факты?  — на губах Томаса появилась холодная улыбка.  — Тогда слушайте. Кетрин Мак-Аллистер, тридцать пять лет, потомственный друид. В детстве прошла через ритуал, связавший ее силу с магией фейри. К сожалению, ее психика оказалась слишком слаба, чтобы противостоять притягательности существ из Волшебной страны. Ее одержимость фейри превратилась в настоящую манию, а желание открыть к ним портал едва не уничтожило родной дом.
        Мужчина коснулся экрана, на слайде появился горящий замок. Маяк, о котором рассказывал Иоганн, полыхал подобно зажженной свече.
        — Мне говорили, что Кетрин была не в себе,  — пробормотала я.
        — Это еще мягко сказано. Я не обвиняю ее. Мало какая женщина может противиться притягательности эльфа.
        Томас не обвинял Кетрин, но всем своим видом выражал презрение. До чего же мерзко! Я отставила кофе в сторону, чувствуя, что если выпью еще глоток, то меня попросту стошнит.
        — Хорошо. Я вас поняла. Вы считаете Кетрин слабой женщиной, попавшей в зависимость от фейри и устроившей пожар в Дол-Аллене. Но откуда такое внимание к ее истории?
        — Разве злоупотребление даром не достаточный повод для внимания Серой Стражи?
        — Верно. Да. Тут вы правы,  — пробормотала я.
        Мысли путались. Я судорожно пыталась сообразить, чем могу помочь Коулу и его сестре. Для начала следовало догадаться, чего этот Умник вообще хотел добиться.
        Между тем Томас открыл изображение двухэтажного здания.
        — Вам знакомо это место?
        — «Миднайт Хоуп», пансионат для одаренных.
        — Для одаренных, не способных существовать среди нормальных людей. После последнего срыва Кетрин было рекомендовано перебраться в это заведение, в котором она и должна была оставаться под присмотром врачей.
        — Там работают исключительно маги.
        — У этих магов в арсенале имеются не только заклинания, но и таблеточки,  — совсем уже мерзко ухмыльнулся Томас.
        Какая же у него все-таки противная рожа!
        — Звучит так, словно вы рады, что ее заперли.
        — Я был рад, до того момента, как она использовала способности друида и сбежала из пансионата.
        — В каком смысле — сбежала?  — опешила я.
        — Официально это назвали выпиской.
        — Так, может, не было оснований держать ее взаперти?  — процедила сквозь зубы я.  — Прошу прощения, но предлагаю закончить разговор. Уж не знаю, чем вам не угодила эта девушка…
        — Она покинула «Миднайт Хоуп» за день до нападения на мистера Райли.
        Гилберт смотрел на меня с четвертой фотографии, сделанной, по-видимому, сразу же после его поступления в больницу. Я прекрасно знала, что парень практически полностью поправился, но все равно сердце дрогнуло. Стало тяжело дышать. Я нажала на стеклоподъемник и обнаружила, что он заблокирован.
        — Нужно подышать свежим воздухом,  — прохрипела я.  — Что-то мне нехорошо.
        — Вы не поняли,  — Томас схватил меня за руку и развернул к себе.  — Кетрин Мак-Аллистер сбежала из психушки для магов и изувечила вашего приятеля. Она едва не оставила его без правой руки, раздробив пальцы…
        Томас принялся перечислять повреждения, нанесенные Гилберту. Каждое слово отзывалось невыносимой болью в груди. Или это я и в самом деле задыхалась?
        — Мне нужна ваша помощь, Лорел. Вы были внутри Дол-Аллена, знаете, что там творится. Если вы дадите показания, то Серая Стража сможет добиться ордера на проведение обыска.
        — Отпустите! Мне надо выйти!  — Я отпихнула Томаса и рванула дверную ручку, но та не поддалась.
        Умник схватил меня за волосы и больно дернул на себя.
        — Кажется, я еще не разрешал вам выходить.
        Я вскрикнула и, извернувшись, ударила в стекло кулаком. В ушах зазвенело, лицо обдал порыв холодного ветра, прежде чем я потеряла сознание.


        ГЛАВА 20



        Томас сковал меня какой-то зачарованной дрянью — стоило дернуться, как она плотнее обвила запястья, сжала талию и сдавила горло. Справа послышалось предупреждающее мычание. Я медленно повернула голову и увидела сидящую на полу женщину. Ее рот был заклеен широкой полоской скотча, но я все равно узнала Кетрин Мак-Аллистер.
        — Вечер. Хреновый, в общем-то, он выдался,  — прохрипела я.
        Женщина вопросительно посмотрела на меня.
        — Я Лорел. Вы — Кетрин, сестра Коула. Тот придурок, что нас сцапал,  — бывший патрульный и долбаный неудачник по жизни. Потому что, когда я до него доберусь, он пожалеет, что подался в стражи.
        Глаза Кетрин округлились еще сильнее. А что она думала? Что я стану биться в припадке?
        Осмотревшись, поняла, что нас заперли в подвале. Узкие зарешеченные окна находились под самым потолком. Судя по тусклому свету, на улице все еще был вечер, получалось, что я пробыла в отключке недолго. Какую бы дрянь ни подмешал мне в кофе Томас, организм сумел ее перебороть. Меня больше не мутило, зато во рту был такой привкус, словно там кто-то сдох.
        Лязгающий звук отпираемого замка заставил меня насторожиться. Притворяться спящей я не стала, вместо этого откинулась на спину и поджала под себя ноги. Их Томас связывать не стал, не хватило длины магической цепи, и я не хотела привлекать к ним внимание. Свободные ноги мне еще понадобятся.
        — Соскучилась, Кетрин?  — явившийся Умник светился от радости.  — Как тебе новая подружка?
        — Да супер все. Уже познакомились. Поболтать не получилось, но если ты снимешь с Кетрин скотч, то торчать у тебя в гостях станет намного приятнее.
        Томас уставился на меня так, точно увидел перед собой оборотня, балансирующего на грани трансформации.
        — Ты должна была очнуться только утром.
        — И пропустить все веселье? И потом, невежливо спать в гостях.
        — Смеешься?  — Томас угрожающе шагнул ко мне.
        — Всего лишь пытаюсь понять, какого черта ты вытворяешь? Или единственный доступный тебе способ заполучить женщину — опоить ее?
        Я хотела разозлить Томаса, чтобы он объяснил, что задумал. Ни я, ни Кетрин точно не привлекали его в сексуальном плане. Будь это не так, все было бы намного проще. Сунулся бы ко мне — мигом бы вырубила.
        — Считаешь, что я не смогу заинтересовать женщину?  — развязно хмыкнул он и повернулся к Кетрин: — Хочешь, расскажу, сколько я морочил тебе голову?
        — Вы знакомы?  — опешила я.
        — Ближе, чем ты думаешь.  — Томас опустился на колено и схватил женщину за подбородок.  — Посмотри на меня, Кетрин. Ты же помнишь, как здорово нам было вдвоем?
        Глаза женщины расширились от ужаса.
        Проклятье! Все оказалось намного хуже, чем я предполагала. Если этот урод похитил меня потому, что я не согласилась ему подыграть, то Кетрин он ненавидел. И был не прочь помучить.
        — Ты с ней не спал,  — протянула я.  — Возможно, обслюнявил немного, полапал. Но у тебя точно не встал. Признайся, ты импотент?
        Резкий удар ногой в бедро заставил охнуть от боли, Томас резко дернул меня за руки. Магическая удавка незамедлительно отреагировала и сжала горло.
        — Тварь! Ты такая же, как и все фейри. Вы околдовываете сексом. Используете человеческую слабость для достижения своих целей,  — прошипел он мне в лицо.  — И тупая, как все девки, даже слежку в деревне не заметила.
        Физиономия Томаса была настолько близко, что меня снова начало мутить. Светло-серые, практически прозрачные глаза до тошноты напоминали рыбьи. Я застонала, перед глазами замелькали яркие звездочки. Или же это в глазах Томаса начали мерцать золотые искры?
        — Фейри…  — потрясенно выдохнула я.
        Меня с силой отшвырнули обратно к стене. Путы тут же ослабли. Я с наслаждением повела шеей. Однако кайфовала недолго, рожа Умника снова оказалась рядом.
        — Я не фейри,  — зло зашипел он.
        — Разумеется, нет. Доля крови слишком мала, даже аура человеческая. Однако, когда психуешь, лучше надевай очки, а то сразу видно, что кого-то из твоего рода…
        За длинный язык снова пришлось расплачиваться шее. Томас схватил меня за горло и прошипел:
        — Заткнись, или Кетрин придется наслаждаться моим гостеприимством в одиночку. Хотя, если подумать, именно у нее мы находимся в гостях. Так ведь, милая?
        Я прикрыла глаза и изобразила обморок. Надо было осмыслить полученную информацию.
        Умник не стал задерживаться в подвале. Бросил напоследок пару гнусностей в адрес Кетрин и свалил.
        — Мерзкий слизняк,  — прошипела я, не открывая глаз.  — Он нас прослушивает?
        В ответ раздалось мычание.
        — Выражайтесь четче, я не понимаю.
        Кетрин замычала еще громче.
        — Все равно непонятно,  — хмыкнула я и тут же получила по ноге какой-то дрянью.
        Открыла глаза и увидела лежащую рядом миску. Кетрин сидела на полу и мрачно смотрела на меня.
        — Отличный бросок. Чего не скажешь о вашем умении выбирать мужчин.
        Женщина вздернула подбородок и зыркнула так, словно мечтала вцепиться мне в горло.
        — Поговорим?  — просияла в ответ я.
        Разговор с Кетрин Мак-Аллистер оказался намного информативнее, чем я ожидала. Я задавала вопросы, она кивала или качала головой в ответ. Не истерила, не ревела и оказалась дамой со стержнем. Странно, что она умудрилась клюнуть на такую мокрицу, как Томас Лероу.
        — Итак, что мы имеем в итоге. Вы и мистер Тупица встречались. С вашего позволения я буду называть его именно Тупицей, а не Умником. Потому что только безмозглый кретин может так высказываться о женщине. После того как вы бросили Томаса, у него совсем сорвало башню, и он попытался лишить вас приданого. Да-да, речь идет о родовом замке.
        Кетрин в ответ замычала. Похоже, что она трепетно относилась к Дол-Аллену. Жаль, что Коул оказался такой задницей. Я бы с удовольствием подружилась с его сестрой.
        Выждав, пока она успокоилась, я вздохнула:
        — Это не вы. Нет, я наслышана о ваших проблемах с Поясом Плодородия и депрессии и вспышках гнева, но, видите ли, у нашей Мокрицы есть снимок горящего замка. Вот! И я о том же. Вряд ли Томас прогуливался в окрестностях Дол-Аллена случайно. А уж какой замечательный кофе он варит, просто сногсшибательный. Скажите, вы ненароком не встречались перед пожаром? Значит, все сходится. А теперь надо придумать, как бы нам выбраться, потому что меня от этого места уже тошнит.
        Кетрин обиженно нахмурилась.
        — Да поняла я уже, что это ваш дом, расположенный в пригороде Форт-Киллан, и последнее место, где вас станет искать брат.
        Снова кивок головой.
        — Скотч снять не сможете? Жаль. Ваши друидские штучки нам бы пригодились.
        Ненавижу магические цепи. Артефакторы пыхтят над изготовлением основы, вливают кучу магии в металл. Заказчик должен быть уверен, что цепь не порвет даже нелюдь. Вот только крепят потом всю эту навороченную прелесть к таким хлипким стенам.
        В процессе испытания цепи я уже поняла, где та соединялась со стеной. Томас перестраховался и прикрыл место стыка магией. Я не сумела бы вырвать крюк, потому что в этом случае меня бы попросту придушило, но могла попытаться сделать так, чтобы он выпал сам. Осторожно отползла от стены и замерла, почувствовав активацию «удавки», а затем изо всех сил ударила плечом в каменную кладку.
        Кетрин ожидаемо замычала, но мне было не до разъяснений. Я не знала, как быстро Томас услышит, что в подвале завелся дятел. И этот дятел собирался испортить любимый кашемировый свитер.
        Регенерация. Суккубы, как и все демоны, обладали отличной регенерацией. Об этом я стала твердить себе, когда обещание купить с десяток новых свитеров вместо испорченного перестало действовать. Перед этим я еще поминала пузырек с обезболивающим, но этот «приз» вдохновлял не так, как новые наряды. Кетрин уже не мычала, а поглядывала на меня с замешательством. Кажется, она решила, что я совсем «ку-ку» и собираюсь пробить стену насквозь. Нет, милая моя, я же не терминатор и до андроида мне также далеко. Плечо болело адски, я старалась на него и не смотреть.
        Когда за спиной раздалось громкое мычание, я не выдержала и рявкнула:
        — Ну что еще?!
        В ответ Кетрин задергала головой, как припадочный страус. Я опустила взгляд и заметила среди кусочков штукатурки металлический крюк.
        Я была свободна! Относительно свободна, потому что снять цепь самостоятельно мне было не под силу. Зато теперь я могла приблизиться к Кетрин.
        Вставать я не рискнула. Велика была вероятность потерять равновесие и задушить себя в процессе падения.
        — Не дергайтесь, не целоваться лезу,  — предупредила я, когда Кетрин шарахнулась в сторону.  — Наклонитесь, мне руки не поднять.
        Она опустила голову, я подцепила пальцами скотч. Кетрин резко дернула головой, сорвав с губ черную полоску, и прошептала:
        — Спасибо.
        Томас явился чертовски не вовремя. Я еще не успела сообщить, в чем же состоял план нашего спасения, как раздался звук отпираемого замка.
        — Пригнись,  — прошипела я и забросила ногу на бедро Кетрин.
        При виде нас страж замер с отвисшей челюстью.
        — Кушать захотелось,  — томно протянула я.  — И потом, так теплее.
        Изумление на лице Томаса сменилось брезгливой гримасой.
        — Теперь понятно, почему мне не удалось затащить тебя в постель.
        Кетрин за моей спиной обиженно засопела… и ущипнула за бок. Вот же, зараза друидская! Вся в брата! Я приподняла ногу и провела ступней по ее лодыжке.
        — Зайди попозже. Хотя если хочешь — можешь посмотреть. Так интереснее.
        Лицо Томаса стало пунцовым, он прохрипел что-то нечленораздельное и бросился прочь по ступеням. Хлопнула дверь, а вот замок не щелкнул. Неужели все настолько просто?
        — Рано радуешься,  — прошептала Кетрин.  — Ты не знаешь этого психа. У нас есть не больше пары минут. Повернуться сможешь? Надо размотать цепь.
        — Сама знаю,  — буркнула я и, встав на колени, принялась медленно крутиться вокруг своей оси.
        — На совесть обмотал. С полчаса провозился,  — проворчала Кетрин.
        Как только цепь ослабла на талии, то и с горла соскользнула самостоятельно, а вот освободить руки мы не успели. Дверь распахнулась, но вместо ожидаемых шагов послышался всплеск. И с деревянных ступеней, сверху, начала стекать какая-то дрянь.
        — Лероу, какого черта?!  — взвизгнула я. Темная, маслянистая жидкость попала мне на ногу.
        — Предупреждала же, что ты его плохо знаешь,  — срывающимся от страха голосом прошептала сестра Коула.
        Я вскочила на ноги и хотела броситься к лестнице.
        — Стой…  — прошипела Кетрин странным вибрирующим голосом, и я подчинилась. Застыла как вкопанная.
        Обернувшись через плечо, процедила сквозь зубы:
        — Еще раз так сделаешь — и я залеплю тебе рот скотчем.
        Кетрин замотала головой и приложила палец к губам. Предупреждение было излишним, я и сама ощутила приближение Томаса. Он не стал спускаться вниз. Присев на корточки, Лероу посмотрел на нас сквозь просвет между ступеньками и издевательски продемонстрировал огнекамень, магический аналог зажигалки. Я не сомневалась, что стоит этому камушку соприкоснуться с зажигательной смесью, как начнется пожар.
        — Леди, вам все еще холодно?  — издевательски протянул Томас.
        — Спустись сюда и проверь.
        Мое предложение заслужило крепкий щипок за икру. Нет, Кетрин меня определенно достала, но не так сильно, как Лероу.
        — Тебе это не сойдет с рук.
        — Уже сошло. Целых три раза.
        — Три?  — опешила я.  — Гилберт, Джулия Непер… Признавайся, что ты сделал с Коулом?!
        Позади шумно выдохнула Кетрин, я предупреждающе лягнула ее пяткой. Женщина старательно замычала, словно у нее все еще был заклеен рот.
        — Нет, мистер Мак-Аллистер у меня припасен напоследок. Им я займусь сразу же, как только найдут ваши тела. Ну же, Лорел, напряги мозги, если они у тебя есть. Неужели ты сочла, что я тебя не узнал?
        Небо, он намекает на?.. Вот гад!
        — Это ты выбросил Эдварда из окна!
        — Бинго, детка!
        — Но зачем? Он же был твоим напарником?
        — Эдвард был слабаком, сразу поддался чарам фейри. Я почувствовал всплеск мерзкой магии, едва Мак-Аллистер тебя выбрал. Не представляешь, каких трудов мне стоило не ворваться в ваш номер. Дать вам закончить. А потом эта мерзкая магия коснулась и меня…
        Мне стало жаль Томаса Лероу, несмотря на то что он сделал. Бедолага так и не понял природу собственной тяги к фейри. Это был зов крови, естественная потребность быть рядом с существом своего вида. Его тянуло к Кетрин, однако он извратил собственные чувства и испоганил жизнь славной девчонке. Нет, пожалуй, мне его совсем не жаль.
        — Я не позволю тебе навредить моему брату,  — неожиданно раздалось позади.
        Краем глаза я уловила движение — Кетрин Мак-Аллистер поднялась на ноги. Она встала рядом, прижав связанные запястья к груди. Реальная Кетрин чертовски отличалась от уверенной, самодостаточной женщины с фотографии в кабинете Коула. Она казалась такой беззащитной и измученной, что того и гляди упадет в обморок.
        — Не позволишь навредить Коулу?  — ухмыльнулся Томас.  — Маленькая серая мышка решила показать зубки?
        В ответ Кетрин слегка качнула головой.
        — Ты старался убедить меня, что я запятнала себя связью с реликвией фейри, но на самом деле, чтобы увидеть настоящую Тьму, тебе достаточно посмотреть в зеркало. Остановись, Томас. Позволь Серой Страже помочь тебе.
        — Заткнись, тварь!  — Томас вскинул руку и активировал огнекамень.  — Я хотел дать вам время до утра, но вы сами выбрали свою судьбу.
        — Нет, это ты сделал свой выбор. Мне жаль… Гори, Томас Лероу!
        Я вздрогнула от ее голоса, на мгновение показалось, что мимо меня пронесся темный вихрь. Томас медленно поднялся на ноги, сделал шаг в сторону двери, схватился за ручку, толкнул и… бросил огнекамень себе под ноги.
        Твою ж мать! Я рванула к лестнице, но Кетрин буквально повисла на моем плече.
        — Не надо! Ты его не остановишь. Это необратимо,  — прокричала она сквозь слезы.
        За свою жизнь мне всякого доводилось повидать, но от вопля полыхающего мужчины у меня внутри все обмерло. Огонь прочертил пылающую дорожку по лестнице и перекинулся на стену. А я стояла и не могла отвести взгляд от живого факела.
        — Лорел, надо выбираться!  — чтобы привлечь к себе внимание, Кетрин пришлось закричать мне в ухо.
        Я растерянно покосилась в сторону крошечных окошек. Могла бы вырвать решетки и выбить стекло, но расширить проход — вряд ли. Только кислорода подпущу.
        Огонь разгорался, зажигательная смесь оказалась на редкость вонючей. В горле уже начало першить. Еще и запах горящей плоти.
        — Здесь есть потайной ход, только надо сдвинуть шкаф. Идем же!
        Искомая дверь оказалась не в стене, а в полу и больше походила на люк Кетрин потянула за кольцо и с сожалением констатировала:
        — Лестницы нет. Придется так,  — и прыгнула во тьму. Не успела я опуститься на колени, как раздался горестный вскрик:
        — Кажется, я сломала ногу!
        Я осторожно уселась на краю лаза и, убедившись, что Кетрин отползла в сторону, спрыгнула следом.

* * *

        Томас Лероу облил зажигательной смесью весь первый этаж. Когда мы выбрались наружу, дом уже вовсю полыхал. Я поняла, что Кетрин знала об этом, когда настояла на том, чтобы мы воспользовались подземным лазом. С ее помощью мне удалось избавиться от цепи, я разорвала путы на ее руках, и теперь мы прислушивались к звукам сирены — соседи уже вызвали пожарных.
        Томас не успел отогнать машину в гараж, так что я оттолкала ее подальше от дома и с позволения владелицы разнесла стекло, чтобы добраться до сумки, в которой лежал телефон. Звонить в местный полицейский участок я не стала. Вместо этого набрала номер отделения Серой Стражи, расположенного в Лондоне. Дежурный выслушал мое сообщение, уточнил детали и велел дожидаться наряда.
        — Так быстро…  — удивилась Кетрин.
        — Через портал всегда быстро. Как твоя нога?
        — Ноет. Но терпимо, если не шевелиться,  — вымученно улыбнулась она.
        Я вздохнула и, стащив джемпер, накинула ей на плечи. Мы включили печку в машине, но из-за разбитого окна она слабо помогала.
        — Он показал мне канистры. Для подвала хватило бы и одной,  — абсолютно безжизненным голосом поведала Кетрин.
        — Ты пыталась привести его в чувство. Сделала все, что могла,  — глухо уронила я.
        — Знаю. Как ты считаешь, Серая Стража поверит, если я скажу, что использовала способности друида в целях самообороны?
        — Какие еще способности?  — хмыкнула я.  — Разве ты не слышала, что я заявила диспетчеру? Томас Лероу случайно поджег себя из-за неосторожного обращения с огнекамнем. Это же не зажигалка. Уронишь — не погаснет.
        — А я думала, что ты приберегла подробности для…
        — Значит, так!  — я повернулась через плечо и уставилась на женщину, сидевшую позади.  — Я уже доложила дежурному диспетчеру о происшествии, ты была рядом и слышала, что я сказала. Он поджег себя сам. Изменишь показания — у меня будут проблемы. Ты же не хочешь, чтобы у меня возникли сложности с Серой Стражей?
        — Нет, конечно! Да я тебе жизнью обязана!
        — Вот и отлично.  — Я откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза.
        Сестра Коула тяжело вздохнула и принялась нервно ерзать на сиденье.
        — Мы познакомились в Дублине,  — тихо обронила она.  — Долгое время встречались в Форт-Киллан. Я считала, что реликвия свела нас как маму с папой. Доверчивая идиотка! А потом я пригласила Томаса в замок…
        — И тут началось самое веселье,  — пробормотала я, припоминая, как меня плющило в клубе.
        — Реликвия помогла нам расстаться,  — чопорно отозвалась она.
        В салоне повисла гнетущая пауза. Что ж, хотя бы тут Коул не оплошал. Вытащил сестренку из пекла и после постарался сделать все, чтобы помочь. За мой счет, конечно.
        — Если нужен будет кто-то, чтобы обсудить случившееся, у меня есть знакомая целительница.
        — Психотерапевт?  — раздраженно фыркнула Кетрин.
        — Целительница. Но она поймет.
        Я не стала рассказывать, что Мередит сама побывала в плену у торговцев живым товаром, но была уверена, что женщины найдут общий язык.
        — Смотри, кажется, это к нам,  — встрепенулась Кетрин.
        — Точно к нам,  — подтвердила я и выбралась из машины, чтобы встретить появившихся из портала стражей.
        — Лорел, а как они узнали, куда перемещаться?
        — Ориентировались на Томаса.

* * *

        Мне пришлось во второй раз, уже под запись, поведать о произошедшем в доме Кетрин Мак-Аллистер. Следователь, дотошный мужчина средних лет, усадил меня в местную патрульную машину и заставил рассказать не только о похищении и знакомстве с Томасом Лероу, но и о моей работе в Дол-Аллене.
        Краем глаза я следила за происходящим по другую сторону дороги. Карета «Скорой помощи» прибыла одновременно с вертолетом Коула. Вероятно, Кетрин выпросила у одного из стражей телефон и вызвала брата. Коул помог медикам уложить ее на носилки, я рассчитывала, что он и в больницу поедет вместе с ней, но вместо этого Мак-Аллистер выбрался наружу. В руках у него был мой джемпер. Стоило Коулу направиться к машине, как я пригнула голову, но пары секунд хватило, чтобы заметить в его взгляде затаенную боль. Пусть я и знала, что Коул меня любит, это ничего не меняло. Слишком многое было сделано и сказано. Даже у опытной суккубы есть предел того, что она может вынести.
        — Мистер Локвуд, я не желаю сейчас ни с кем общаться,  — малодушно заявила я.
        — Хорошо, мисс,  — страж без дальнейших расспросов вышел из машины, чтобы перехватить Коула.
        Обратно следователь вернулся уже с моим джемпером. Вид у стража был несколько смущенный.
        — Мистер Мак-Аллистер просил передать, что не станет запирать входную дверь.
        — Спасибо,  — выдавила из себя я.
        Коул дал понять, что ждет меня в замке. Вот только я не была готова вернуться. Ни сейчас, ни после приезда Миранды и Гилберта. Ремонтные работы уже завершились, а с формальностями разберутся и без меня.
        — Скажите, ваш штатный телепортист еще здесь?
        — Помогает ребятам с разбором завала. А, нет, уже закончили. Они нашли его,  — пояснил мистер Локвуд, указав на накрытые носилки.  — Ваши показания помогут нам раскрыть сразу несколько дел.
        — Рада, что оказалась полезной,  — прошептала я.
        Несмотря на то что стражи смогут закрыть дела о нападении на Гилберта и Джулию Непер, дело бедняги Эдварда вряд ли будет пересмотрено. Я не стала рассказывать следователю о признании Томаса, ведь в этом случае мог всплыть фамильный секрет рода Мак-Аллистер. За минувший час мне пришлось ответить на множество вопросов. Следователь пытался мимоходом выведать о странностях, творящихся в замке, но я сделала вид, что не поняла.
        — Так я могу воспользоваться услугами вашего телепортиста? К сожалению, я не в том состоянии, чтобы отправиться на станцию.
        Мистер Локвуд внимательно посмотрел на меня, но ему хватило такта не напоминать, что меня ждут в замке Дол-Аллен.
        — Раз вы настаиваете, готовьтесь пройти через портал через полчаса.


        ГЛАВА 21



        Декабрь выдался на редкость отвратительным. Все просто задались целью свести меня с ума!
        Первым «обрадовал» Гилберт, надумавший устроить себе затяжные каникулы в Дол-Аллене. Я не находила себе места, приглашая Гила в замок, я предполагала, что он все время будет под моим присмотром. А теперь гадай, куда занесет фотографа-энтузиаста страсть к первоклассным снимкам. И это с загипсованной ногой! На все мои причитания Гил только отшучивался и слал в ответ свежие фотографии. Внезапно он обрел новую Музу в лице Кетрин Мак-Аллистер. Как выразилась Лика, две хромоножки нашли друг друга. Не то чтобы я была против. Гилберт — взрослый парень и сам в состоянии разобраться с личной жизнью. Но, проклятье, почему из всех женщин он связался именно с Кетрин?! Куда смотрел Коул? Или же он был не в курсе? Умотал небось снова в свою Африку. Я пыталась выяснить у Гилберта окольными путями хоть что-то о Коуле, но парень делал вид, что в упор не понимал намеков. Перебежчик малолетний! Он даже для новогоднего календаря нашел другую модель!
        Подпортила настроение и Миранда. Я рассчитывала, что она догадается привезти мои вещи, но миссис О’Мали по возвращении сделала круглые глаза и заявила, что я ни о чем таком ее не просила. Пришлось перепоручить просьбу Гилберту. Тот охотно согласился захватить мое барахло и клетку с Пинни и Коко, как только избавится от гипса и полностью оправится. Судя по тому, насколько ему понравилось в замке, своих крошек я увижу не раньше следующего года.
        Брайн-предатель, и тот вконец достал дифирамбами Мак-Аллистера. Замечательно, что у них что-то там срослось в сфере деловых интересов, но неужели было обязательно держать меня в курсе? Я как бы и не просила.
        Лика отказывалась меня понимать! Все ворчала, что я сама на себя не похожа, и мечтала затащить к врачу. Я же уповала на травяной чай и рукоделие. Днем они неплохо меня отвлекали, зато по ночам накатывала тоска. Даже во сне я слышала голос Коула, мне чудилось, что он рядом. Проснувшись, я долго смотрела в потолок и ощущала себя полнейшей идиоткой. Пришлось признать очевидное — меня угораздило влюбиться в Мак-Аллистера.
        Единственной хорошей новостью являлось то, что Триада оставила меня в покое. Жан-Клод соизволил прислать официальное письмо, в котором подтвердил успешное выполнение контракта, заключенного с Мак-Аллистером, и отсутствие у меня долга.
        В салоне перед Рождеством работы было невпроворот. Глобальной проработкой оформления занимались Миранда и София. Мне же поручали изготовление рождественских венков и прочих аксессуаров для торжеств. Выдав материалы и эскизы, оставляли в покое, даже от обязанностей манекенщицы освободили. Подобный подход меня полностью устраивал. Чем меньше вокруг суеты, тем спокойнее я себя чувствовала. В последнее время меня все чаще посещала мысль, что я ненавижу людей, оборотней, демонов и прочих существ, способных разговаривать.
        Права была Лика, со мной творилось что-то странное. И только в мастерской на меня снисходило умиротворение.
        Я подхватила с пола коробку с елочными украшениями и поставила ее на стол. Курьер не подвел и доставил заказ вовремя. Отличное начало дня. Основу я сплела еще вчера, так что к обеду закончу оформление. Настроение было чудесным, я даже напевать себе под нос начала. Вскрыла упаковку, отодвинула наполнитель и в ужасе бросилась в примерочную.
        — София, нам доставили чужую заявку!  — От моего вопля в комнате у швей что-то свалилось на пол. Я в панике метнулась к двери: — Все в порядке?
        — У нас, очевидно, да…  — проворчала Миранда, поднимая с пола утюг.
        — Заказ, тот самый. Для венка на церемонию в Вестминстере…  — выдохнула я, чувствуя, что еще немного — и разревусь.
        Миранда вздохнула, но воздержалась от комментариев.
        Проверка содержимого короба повергла всех в состояние крайнего недоумения.
        — Лорел, так они же красные,  — нахмурилась София.
        — Но я выбрала малиновые, а они положили алые. Вы только посмотрите, какой теплый оттенок!
        Миранда молча выключила свет, подхватила коробку и поставила на подоконник.
        — Теперь смотри.
        — Холодный,  — простонала я.
        — А лоб, кажется, горячий,  — Миранда без особых церемоний пощупала мою голову.
        — У меня нет жара,  — отмахнулась я.  — Просто столько работы…
        — Лорел, иди домой. София закончит вместо тебя.
        — Вы меня выгоняете?  — потрясенно прошептала я.
        — Всего лишь предлагаю немного отдохнуть. Если нужно, вызовем такси.
        — Не нужно!  — я схватила со стола венок и выставила как щит.  — Никуда не уйду, пока не доведу до конца.
        — Хорошо,  — примирительно улыбнулась Миранда.  — Доделывай.
        — Но, миссис О’Мали…  — пыталась возразить София, однако начальница была непреклонна, подхватила помощницу под руку и увела из мастерской.
        Приятно, когда твое слово имеет вес в коллективе!

* * *

        Спустя полчаса выяснилось, что мое мнение не значило ровным счетом ничего! В салон нагрянула Лика и чуть ли не силой утащила «погулять». Миранда и София с радостью спровадили меня на обеденный перерыв, причем обе улыбались так, словно были уверены, что обратно я уже не вернусь.
        — Лика, это не смешно,  — проворчала я, поняв, куда мы едем.
        — Нет, Лорел, это мне ни капли не смешно! У меня самолет через шесть часов, и я не хочу, чтобы ты испоганила мне отпуск. Вот как, скажи, я смогу нежиться под пальмами, если буду дергаться из-за твоего состояния?
        — Да нормальное у меня состояние. Энергетически насыщенное.
        — И это при том, что секса у тебя не было с момента возвращения из Шотландии.
        — Подзаряжаюсь от открыточек и носочков,  — хмыкнула я.
        — Ты только об этом кому другому не ляпни.
        — Мередит можно. Она поймет,  — уверенно произнесла я, убежденная, что практикующая целительница за свою жизнь много чего повидала. И она-то точно объяснит, что за ерунда со мной творится в последнее время. Наверное, травок каких-нибудь выпишет. Ведь у демонов соблазна может быть стресс. Только бы не сказала, что это — возрастное.
        Очевидно, Лика предупредила заранее, потому что миссис Эбале ничуть не удивилась, завидев нас на пороге. Поприветствовала, подождала, пока мы разденемся, и пригласила меня в кабинет.
        — А Лика?  — растерялась я.
        — Подождет в гостиной.
        — А может, и я в гостиной…
        Мередит сложила руки на пышной груди и нахмурилась:
        — Ты ко мне на прием или в гости пожаловала?
        — На прием,  — тяжело вздохнула я.
        — Тогда шагом марш в указанном направлении.
        Белоснежная дверь с табличкой отличалась от остальных, покрытых темным лаком, и выбивалась из общего дизайна холла. Я остановилась, чтобы сообщить об этом, но Мередит уверенно обняла меня за талию и подтолкнула в спину.
        — Мне раздеваться, да?  — нервно улыбнулась я.
        — Лорел, присядь,  — целительница указала на кушетку.  — На самом деле я и без осмотра знаю, что с тобой происходит. Изменения отразились на ауре.
        — Все-таки энергетическое истощение?  — пробормотала я.
        Вот же засада! А по внешним признакам и не определишь. Чувствовала я себя вполне сносно, если не считать повышенной раздражительности.
        — Лорел, ты беременна.
        — Да, я понимаю, что мне надо питаться, но… Что?!  — от моего вопля задрожали стекла.
        — Присядь, пожалуйста. Надо поговорить.
        — Как это присядь?  — я подбежала к Мередит, плюхнулась рядом с ней на колени и схватила за руки.  — А может, ты получше на мою ауру посмотришь? Вдруг тебе померещилось. Или мне надо раздеться.
        — Раздеваться перед отцом ребенка будешь,  — оскалилась в улыбке она.
        — Да я этого гада скорее с лестницы спущу!  — рявкнула я и разрыдалась: — Мерри, что мне теперь делать? Это же как-то можно исправить?
        — За исправлением не ко мне,  — жестко обрубила целительница.
        — Ясно,  — шмыгнула носом я.
        — Ты когда в последний раз питалась-то?
        — Полагаешь, ребенку не хватает энергии?  — я прижала руки к животу.
        — Хватает, но, честно говоря, смотрится странно. Если бы я не знала, что подобное в принципе невозможно, то решила бы, что вы сейчас оба привязаны к какому-то источнику энергии.
        — Возможно. Определенно возможно,  — прошептала я.
        Только теперь до меня дошло, что открытки, носочки и прочее творчество к моей подзарядке не имели никакого отношения. А вот реликвия фейри, заинтересованная в продолжении рода Мак-Аллистер, вполне могла подсуетиться. Пояс Плодородия, чтоб его!
        Из дома целительницы я вышла на автопилоте. Мередит пыталась договориться о следующей консультации и ведении беременности, но я не хотела ничего планировать. Да я вообще не представляла, как буду жить дальше! Одна Лика скакала вокруг меня бешеным кузнечиком и составляла вслух план покупок. Она собиралась стать самой кайфовой «крестной феей» за всю историю рода суккуб.
        Домой я вернулась в сопровождении Лики. Она наотрез отказалась прощаться у подъезда, поднялась в квартиру, пожарила омлет, чуть ли не в постель меня уложила. Я была благодарна ей за участие, потому что сама находилась точно в тумане. Разум отказывался верить в то, что мне сообщила Мередит, и все-таки я понимала, что она не ошиблась. Вот только легче мне от этого не было.

* * *

        На следующий день я не вышла на работу. Миранда даже не спросила, с какой это радости я взяла отгул. Начальница заверила, что все текущие заказы доделают и без меня. Еще бы голос при этом у нее был не таким бодрым, словно она была рада от меня отдохнуть.
        Поднявшись с кровати, сделала через силу зарядку и поползла на кухню. Есть не хотелось, но я должна обеспечивать малышку нормальной пищей. Да и об энергетической следовало подумать. Возможно, если расширить выбор партнеров, то и аппетит проснется.
        Вот же зараза!
        Приближение Коула было подобно удару под дых. Я замерла, переводя дыхание. Может, притвориться, что меня нет дома? Нет уж! Я не собираюсь прятаться!
        Выбежала в коридор, рывком распахнула входную дверь.
        — Чего стоим? Кого ждем?  — мрачно поинтересовалась я в спину Мак-Аллистера.
        Он резко развернулся, одарил меня белоснежной улыбкой и как ни в чем не бывало протянул букет алых роз.
        Это уже ни в какие ворота! Неужели Коул думает, что цветы — панацея при любых обстоятельствах?
        Я уловила шорох, повернула голову. Все, этот сосед вконец достал! Стоило один раз забраться на его балкон, чтобы сфотографировать открытку на фоне петуний, как мужик решил, что может безнаказанно за мной следить. Я подскочила к его двери и несколько раз шлепнула по ней ладонью.
        — Хей, радость моя! У тебя какие-то проблемы? Еще раз посмотришь в моем направлении, и я…
        В следующее мгновение я взмыла в воздух — Коул с легкостью обхватил меня поперек талии и забросил на плечо, после чего сам склонился к глазку.
        — Смотреть в ее сторону опасно для нервной системы. Усек?
        Из-за двери пробасили, что все поняли, после чего Коул внес меня в квартиру, поставил на пол.
        Здорово! Просто замечательно! Я же его и на порог пускать не хотела.
        — Лорел, надо поговорить,  — хмуро произнес он.
        — Кому надо?
        — Мне. Тебе. Нам.  — Коул бросил букет на тумбочку. Видимо, по его разумению цветы свою задачу уже выполнили.
        — Не надо,  — промурлыкала в ответ я, развязывая пояс халата.  — Разговоры — это так скучно.
        — Лорел, постой…  — попытался образумить меня Коул.
        Тщетно! Я потеряла разум, когда впервые ступила на мост Дол-Аллена. Любовь к этому месту проникла в мое сердце, а страсть к владельцу замка накрыла подобно цунами. Сначала я еще барахталась, а потом признала, что не стоит оно того. Тонуть намного приятнее.
        Коул сопротивлялся, он выставил руки, чтобы удержать меня на расстоянии, заодно помог халату сползти с плеч.
        — Мне так нравится, когда ты меня раздеваешь,  — усмехнулась я.
        — Я и не собирался,  — глухо выдохнул он, не сводя с меня жадного взгляда.
        — Будем считать это удачным совпадением. Как и то, что ты оказался поблизости. Представляешь, я сегодня еще не завтракала.
        — Суккуба…  — процедил Коул и, обхватив меня за талию, развернул спиной к стене.
        Я улыбнулась и потянулась к пряжке его ремня. Вот так вот! Ни к чему выяснять отношения. Лучше довериться чувствам.
        — Эй, не так быстро!  — воскликнула я, когда Коул подхватил меня под попу.  — Я же еще не расстегнула…
        Коул помянул род демонов соблазна еще раз и, усадив меня на тумбочку, отскочил назад.
        — И все-таки мы сначала поговорим,  — твердо объявил он, хотя я и чувствовала, до чего ему было сложно сдерживаться.
        — Говори,  — капризно надула губы я.
        Мне еще удавалось сохранять лицо, хотя внутри все обмерло от страха. Неужели узнал?
        — Лорел, мне позвонила Лика.
        — Делать ей больше нечего!  — рявкнула я и, спрыгнув с тумбочки, подняла с пола халат. Оделась, затянула пояс и направилась на кухню. Да черта с два я буду выслушивать Мак-Аллистера!
        — Ты беременна, Лорел.
        — Пока не особо заметно.
        — Ребенок мой.
        — Досадное недоразумение.
        — Ты не можешь отмахиваться от своего положения, как от проблемы, не стоящей внимания!  — Голос друида зазвенел от возмущения.
        — Нет у меня никакой проблемы!  — Я развернулась и подбоченившись уставилась на него.
        Смуглое лицо Коула заметно побледнело.
        — Ты решила избавиться от нашего ребенка?
        Из моего горла вырвался полувздох-полувсхлип:
        — Мак-Аллистер, ты такой болван.
        — Полный,  — с печальной улыбкой подтвердил он.
        — Знаешь, а твое предположение отлично вписывается в сценарий. Я же целенаправленно соблазнила тебя в клубе, чтобы добраться до реликвии.
        — Не надо, не говори так.
        — Не надо?!  — я с силой толкнула Коула в грудь, с удовлетворением наблюдая, как его отбросило назад.  — Это вообще-то твои слова!
        Не успела я опомниться, как оказалась в крепких объятиях.
        — Я никогда так не думал,  — глухо произнес он.  — Когда я увидел на твоем компьютере фотографию Кетрин, а потом узнал, что ты поехала к Иоганну, то ощутил, что меня предали. Кетрин слишком дорога мне. Я столько сил положил, чтобы однажды она смогла вернуться к нормальной жизни. Прости, я сильно тебя обидел.
        Я стояла, уткнувшись носом в плечо Коула, и чувствовала, как баррикада из злости, обиды и недоверия рушится к чертям. Все-таки есть и свои минусы в умении чувствовать энергию любви. Суккубу невозможно обмануть, и Коул бессовестно этим пользовался. Он держал меня в своих объятиях, прекрасно зная, что я и сама все пойму.
        Подняв заплаканное лицо, проворчала:
        — Так просто ты не отделаешься.
        — Небо упаси! Неужели дальше будет еще хуже?  — с наигранным ужасом воскликнул он.
        — Для начала хотелось бы узнать о твоих планах.
        — Сделать из тебя честную женщину. Я хочу, чтобы ты была рядом, Лорел,  — серьезно произнес Коул и кончиком большого пальца вытер у меня со щеки слезу.
        — Ты не дарил мне кольцо.
        — Я подарил тебе свой дом и свое сердце. Но если хочешь кольцо, не вижу проблем. Откроем сейф — и выберешь любое.
        — Хочу беседку и пирс. Чтобы весной с разбега в озеро голышом.
        — Вода и летом-то не особо теплая,  — поморщился в ответ Коул,  — но, знаешь, вместе мы найдем способ, как согреться.
        Он спустил руки чуть ниже моей талии и провокационно улыбнулся. Я глубоко вздохнула, чуть ли не урча от удовольствия. Его эмоции грели сердце и заставляли кровь бежать быстрее. Ради такого стоило выждать месяц. Я обняла Коула покрепче, сцепив руки в замок на его затылке.
        — Нам придется перепробовать множество вариантов, чтобы найти самые интересные.
        — Предлагаю начать прямо сейчас,  — улыбнулся в ответ Коул и подхватил меня на руки.

* * *

        Они установили елку. Нет, не так. Они самым свинским образом установили в холле мою елку. Ту самую, которую я лично выбрала в магазине. И игрушки повесили, и гирлянду, и даже подсветку включили. Да я всю дорогу мечтала о том, как наряжу ее, и на тебе. Я мрачно рассматривала рождественское дерево, чувствуя непреодолимое желание надавать кой-кому по шее. И плевать, что больных и увечных бить нечестно!
        — О! Лорел, привет…  — справа раздался удивленный возглас Гилберта.  — А я все гадал, куда это мистер Мак-Аллистер среди ночи сорвался.
        — Все фотографируешь?  — едко поинтересовалась я.
        — Да минут пять как свежие фотки тебе отправил. Думал, хотя бы на картинках на нашу красавицу полюбуешься.
        Уже хотела высказать, как я отношусь к его манипуляциям, как взгляд опустился ниже.
        — Гилберт, где гипс?  — зло прошипела я.
        — Да вот, сняли недавно,  — смущенно улыбнулся он.  — Знаешь, забавная штука, мне до сих пор кажется, что он при мне.
        — Могу освежить воспоминания по полной программе!
        — Нет, мисс Лейк, пожалейте его,  — Кетрин Мак-Аллистер вошла в холл, постукивая костылями. Выглядела она намного лучше, чем в прошлый раз. Из глаз исчезло затравленное выражение, на губах сияла улыбка.
        — Я из-за леди Кетрин задержался,  — с легкостью выкрутился Гилберт.  — Она без меня как без ног.
        Сестра Коула густо покраснела.
        — Он меня постоянно фотографирует.
        — Привыкайте,  — хмыкнула я.  — Ладно, я к себе. Конечно, если комната все еще моя.
        — Ваша…  — с готовностью подтвердила Кетрин.  — Рада, что вы вернулись.
        — Я тоже рада. И такое чувство, что только сейчас начинаю понимать насколько.
        Пинни и Коко меня узнали и разразились громкой трелью. Я придирчиво осмотрела клетку и, убедившись, что о канарейках хорошо заботились, выдохнула с облегчением. Потом обратила внимание на стол и обомлела. Толстый слой пыли намекал, что роботогорничная все еще следовала моим инструкциям и не убирала спальню. Ну и ладно! Завтра же сама порядок наведу, ну а пока надо позвонить Лике. Подруга несколько раз пыталась со мной связаться, но во время полета связь не работала. Только я достала телефон, как Лика в очередной раз набрала мой номер.
        — Привет! Он добрался?  — без лишних экивоков спросила она.
        — И даже еще жив.
        — Не могла же ты покалечить отца собственного ребенка.
        — Правильно,  — сладко пропела я.  — Всё самое интересное я приберегаю для доброхотов. Кстати, приглашаю тебя в замок на рождественские праздники.
        На другом конце повисло напряженное молчание.
        — Лорел, спасибо, конечно, за предложение, но давай лучше встретимся в Эдинбурге. Это такой замечательный город! Пройдемся по магазинам, погуляем…
        — Нет, что ты. Ты просто обязана хотя бы раз переночевать в замке. И потом, скоро родится малышка, ты как «крестная фея» должна проконтролировать оформление детской.
        — Так это же ты у нас дизайнер. Но если ты так настаиваешь, я могу забежать. Ненадолго. И без ночевки.
        Не выдержав, рассмеялась в голос.
        — Лорел, не смешно!  — обиженно воскликнула Лика.
        — Трусиха, это же не заразно.
        — Да кто там знает, чем эти друиды занимаются в замке.
        Я замолчала, досадуя на догадливость подруги. Только бы она об этом не начала трепаться.
        — Лика, мне было бы неприятно, если бы ты стала обсуждать семью Мак-Аллистер с кем-либо еще,  — отчеканила я.
        — Да я за семью своей лучшей подруги кого угодно порву!
        Я удивленно хмыкнула, не зная, как реагировать на подобное заявление. Еще недавно Лика обзывала Коула шотландским бараном.
        — Постой, он не предложил тебе выйти за него замуж?  — в голосе Лики прозвучала неприкрытая угроза.
        — Вы и это обсуждали?!  — окончательно обалдела я.
        — Суккубы размножаются только по большой и великой любви, а она как бы подразумевает и прочие формальности. Но в замок не приеду.
        — Тогда приглашаю тебя в деревню Аллен.
        — Я подумаю,  — проворчала подруга.  — Береги себя и малышку. Ну и ее папу заодно.
        — Обязательно,  — прошептала в ответ я, чувствуя на себе взгляд Коула.
        Я отложила телефон и обернулась. Коул появился из смежной спальни. Он успел переодеться и находился в приподнятом настроении.
        — Слышал, ты расстроилась из-за того, что елку нарядили без тебя.
        — Еще бы!  — фыркнула в ответ я.
        — Тогда предлагаю тебе собственноручно добавить к ней завершающий штрих.
        Коул поманил меня в свою спальню. Я зашла в комнату и остолбенела. На полу возвышалась гора упакованных подарков.
        — По традиции леди замка принимает гостей на Рождество и дарит каждому подарок.
        — Коул, это так мило!  — всхлипнула я и повисла у него на шее.
        — Я знал, что тебе понравится.
        — Отлично! Тогда переоденусь, перекушу, и можно будет положить коробки под елку.
        — Хороший план.
        Я подошла к ближайшей коробочке, взяла в руки, потрясла. С бантика свисала карточка «Иоганну. В рождественский сочельник. От Коула и Лорел».
        — Ты знал, что я вернусь на Рождество?
        — Я надеялся на это. И готовился.
        — Спасибо,  — потрясенно выдохнула я.  — А что внутри?
        — Узнаешь вместе со всеми,  — хитро хмыкнул Коул.
        Отложив подарок, вскочила на ноги.
        — Хей! Это не смешно!
        — Я и не думал смеяться,  — заверил меня Коул, хотя его улыбка свидетельствовала об обратном.
        — Нам понадобятся еще коробочки и упаковочная бумага.
        — Зачем?
        — Должна же леди замка лично упаковать приготовленные подарки.
        — И что же ты подаришь мне?
        — Узнаешь вместе со всеми,  — рассмеялась в ответ я.

* * *

        Лика все-таки приехала на Рождество в Дол-Аллен. Она основательно подготовилась, и теперь амулетов и оберегов на ней было словно на вешалке в мастерской Гильдии Магов. Разгадавшие назначение многочисленных кулонов, подвесок и браслетов, украшавших шею и запястья суккубы, тактично промолчали. Несведущие списали изобилие бижутерии на экстравагантный вкус и опять же не задавали вопросов. Одна Лика дергалась и то и дело прикасалась к магическим висюлькам.
        — Успокойся, не прилипнет,  — украдкой шепнула ей на ухо я.
        Лика страдальчески сморщила нос.
        — Как я могу поверить, если вы тут все такие… влюбленные?
        Я с улыбкой посмотрела на Кетрин и Гилберта. Парочка наконец-то бросила изображать исключительно околопрофессиональные отношения. Даже Коул выдохнул с облегчением, когда его сестра перестала прятаться с фотографом в дальних нежилых комнатах.
        Появление Мак-Аллистера я почувствовала в то же мгновение, как он начал спускаться по лестнице. Подняв голову, громко фыркнула — Коул все-таки надел мой свитер. С размером я угадала, и теперь грудь друида украшал олень в алом колпаке. Я поправила коробки с еще не врученными подарками и поднялась с пола. Коул нарушил собственное правило и пригласил на Рождество многочисленных родственников по линии Иоганна.
        — Смотрю и не могу налюбоваться,  — тихо прошептала я, не сводя жадного взгляда с Коула.
        — Я заметила,  — хмыкнула Лика.  — Даже завидно немного.
        — Возможно, и ты когда-нибудь…
        — Еще чего!  — подруга в ужасе прижала одну руку к животу, а другой ухватилась за связку защитных амулетов.
        — Лорел, я тебя могу ненадолго похитить?  — с улыбкой поинтересовался Коул. Он остановился у подножия лестницы, но, судя по хитрому блеску голубых глаз, слышал каждое слово.
        — Конечно.  — Я подошла и очертила пальцем мордочку оленя на его груди.  — Тебе идет.
        — Не сомневаюсь. Одно лицо,  — усмехнулся он и, подхватив меня под руку, повел к подъемнику.
        Линтону удалось сделать невозможное, и теперь каждый раз, когда решетчатая кабина возносилась по шахте, мое сердце замирало от восторга.
        — Изумительно…  — выдохнула я, наслаждаясь подсветкой. Крошечные огоньки загорались на стенах по мере приближения к ним и походили на потревоженных во тьме светлячков.
        Коул вывел меня в коридор, но не успела я поинтересоваться, о чем же таком секретном со мной собирались поговорить, как оказалась прижата спиной к стене.
        — Просто соскучился,  — улыбнулся он.
        — Достойная причина, чтобы умыкнуть меня за десять минут до прихода гостей.
        — Уже за семь,  — прошептал Коул и нежно прикоснулся губами к моим губам, при этом его рука легла на мой живот.
        — Не жалеешь?  — внезапно спросила я.
        — О чем?
        — Родится девочка. Всегда только девочки. А тебе нужен наследник.
        — Полагаю, Гилберт и Кетрин прекрасно справятся с решением этого вопроса. Пара жарких фотосессий, и придется реставрировать еще одну детскую.
        — Здорово!  — выдохнула я.  — Ой! А как же правильно выбрать цвет? Это же ждать придется, потеряем время. Не успеем заказать материалы…
        — Ш-ш-ш…  — Коул приложил палец к моим губам.  — У тебя уйма времени.
        — Да-а-а. А вот с нервами явные неполадки. Но это ерунда, хорошо, что в остальном норма.
        Я не стала говорить прямо, что переживала из-за влияния реликвии, но Коул меня понял.
        — Кетрин чувствует себя превосходно. Наверное, это из-за того, что я стал официальным хранителем артефакта.
        — Ошибаешься. Не думала, что скажу это, но реликвия не является источником зла сама по себе. В противном случае ваш род давно бы прервался.
        — Пояс влиял на Кетрин,  — возразил Коул.  — Я не ошибаюсь.
        — Знаю. Пояс Плодородия чувствовал, каким человеком был Лероу и его отношение к фейри. Вот и пытался по-своему воспрепятствовать. Точно так же как предупредить меня тогда в клубе. Эй! Ты чего?  — воскликнула я, заметив, что лицо Коула помрачнело.
        — Не могу простить себе, что подставил тебя в «Счастливом клевере».
        — Ерунда. Но я бы не отказалась, если бы ты помог мне совладать с эмоциями.  — Я сунула руки под свитер Коула и вытащила из брюк рубашку.
        — Скоро придут гости,  — попытался призвать меня к порядку он.
        — Я впервые устраиваю прием в замке. Безумно нервничаю.
        — В таком случае я просто обязан помочь тебе сбросить стресс,  — сверкнул белоснежной улыбкой Коул и подхватил меня на руки.  — В твою спальню или ко мне?
        Я обняла его шею руками и потерлась губами о кожу, вдыхая любимый аромат.
        — Без разницы. Я обожаю каждый уголок этого замка. Точно так же, как и его владельца.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к