Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Алмазная Анна: " Побег Из Рая " - читать онлайн

Сохранить .
Побег из рая Анна Алмазная

        Рассказ-фэнтези про глупую блондинку. Мужчинам читать не рекомендуется. Феминисткам тоже читать не рекомендуется. Читать исключительно романтически настроенным барышням.

        Алмазная Анна
        ПОБЕГ ИЗ РАЯ

        Платье шуршало так громко, а на вокруг было так тихо. И темно. И холодно. Но она упрямой тенью скользила по пустынным улицам, пугаясь каждого шороха. Нянюшка говорила… ночью девушке нельзя ходить одной. Нянюшка много чего говорила. Учила опасаться колдунов, а теперь… Не смотря на круг света, отбрасываемого покачивающимся на ветру фонарем, дверь казалась страшнее улицы. Постучать. Надо только подняться на ступеньку, схватить тяжелое кольцо, и постучать. Три раза: раз, два, три… а потом дверь откроют, впустят внутрь, выслушают и можно будет выплакаться на плече Ариса. Арис такой красивый, такой… а колдун… нельзя за колдуна. Даже если батюшка велит. Постучать… но рука не поднимается. Батюшка велит. Батюшка всегда знает лучше. Но Арис… Арис шептал горячие слова на ушко, Арис тайком дарил подарки, приносил цветы.
        Красиво. И та брошка, в виде бабочки, с тельцем из сапфира… она такая красивая… А жених… колдун проклятый:
        — Ты должна решиться, душа моя,  — шептал вчера на балу Арис, легко касаясь ее ладони при танце.  — Как можно? Такую красавицу, как ты, и за колдуна. Говорят… Много чего говорят. Няня как услышала, за кого ее кровинушку отдать собираются, всю ночь проплакала, все шептала, что матушка бы никогда не позволили. Матушка такая милая была, такая хорошая, только умерла рано… в лихорадке сгорела. А потом няня помогла и ключ у батюшки выкрасть, и из дома потихоньку выйти.
        — Боги тебя да хранят,  — плакала она, отпуская девушку в ночную тьму.  — Боги да хранят… А идти-то было недолго: через слабо освещенный фонарями мост, через пустынный теперь парк, потом вправо, влево, и вот она — заветная дверь, а за ней спасение. Лейла не хотела выходить за колдуна! Постучать… надо постучать…
        — Куда собралась, красавица?  — он появился так внезапно, что Лейла чуть было не закричала от ужаса. Но рука в перчатке предусмотрительно зажала ей рот, а другая обхватила за талию, не позволяя вырваться.
        — Тише! Слово даю, что тебя не трону. Успокоилась? Лейла кивнула, почему-то поверив.
        — Волосы то какие… как шелк,  — незнакомец тронул тугой локон, на миг накрутив его на палец, и Лейла вдруг почувствовала себя свободной. Но далеко не счастливой. Странно… в объятиях незнакомца было так приятно…
        — Ты в этот дом, белокурая? Она вновь кивнула, силясь улыбнуться.
        — А чего же этим ходом? Этим друзья не ходят. Я тебе другой покажу… там интереснее… Лейла нахмурилась. Что это за ходы, что это за незнакомец, который такие вещи говорит! Глупости говорит! Арис милый, благородный, и дом ему под стать: там дурных вещей не водится… И гостей, что через потайные ходы проскальзывают, не водится… Честным людям скрывать нечего!
        — Покажи!  — голос хрипит… предатель. И коленки дрожат, не держат. А когда незнакомец делает шаг вперед, вновь оказываясь близко, становится сладко… и дышать трудно.
        — Откуда ты взялась такая, м?  — шепчет в ухо незнакомец, и его дыхание жаром щекочет шею.  — Белокурая…
        — Так мы идем или нет?  — выпрямилась Лейла. Нельзя… мужчине нельзя подходить так близко. Но приятно же…  — Руки убери… не с кухаркой разговариваешь!
        — Ой, какая ты,  — сразу же сдался незнакомец, и Лейла с облегчением поняла, что может дышать… и вновь почувствовала странное разочарование… почему-то хотелось, чтобы незнакомец подержал ее в объятиях чуть дольше. Хотя бы чуть-чуть. Завтра попросит Ариса отвести ее в храм. Будет на коленях стоять у статуи богини-матери и вымаливать прощение, потому что… потому что смотрит в чуть поблескивающие в свете фонаря глаза незнакомца и более не хочется ей ни к Арису, ни к кому-то на свете… родинка.
        Над верхней губой у него родинка. Хочется до нее прикоснуться пальцами, увериться, что она настоящая, а не какая-нибудь соринка… и сами губы его, жесткие, красиво очерченные, как у батюшки на картине… Лейла днями могла возле картины в детстве стоять и шептать:
        — Батюшка, красивый… а мой муж тоже будет красивый…
        — Будет, доченька, будет,  — смеялся батюшка, и Лейла прижималась к его плащу, чувствуя крепкую смесь запаха табака и лошадиного пота. Губы незнакомца слегка дрогнули, сложились в злую улыбку. Родинка дернулась…
        — Мы идем или нет? Он подал руку, и Лейла оперлась на его локоть, чувствуя себя неуверенно и счастливо одновременно. Незнакомец поднял с земли нечто, оказавшееся прикрытым тряпкой фонарем, и они обошли угол, остановились у глухой стены…
        — Дверь,  — сказал он, оглядываясь.
        — Где?  — прошептала Лейла, пялясь в слабо освещенную каменную кладку. Мужчина шагнул вперед, провел рукой по едва видимой в кладке трещине, и Лейла вновь с трудом удержала крик: трещина начала на глазах разрастаться, в ней показался свет, и вскоре в стене ярким пятном высветилась дверь, а на фоне двери — страшная фигура.
        — Кто?  — спросила фигура, оказавшаяся неприятно пахнущим и неопрятно одетым верзилой.
        — Девушку привел,  — голос незнакомца был на диво тихим и подобострастным,  — новенькую. Верзила шагнул вперед, откинул капюшон Лейлы на плечи, подвинув фонарь так близко, что в глаза брызнуло светом, а в нос — запахом горелого масла.
        — Хороша,  — присвистнул верзила.  — Хозяин обрадуется. Заходи. Внутри оказалось тесно, темно и душно. Незнакомец фонарь совсем затушил, взял Лейлу за руку и повел по коридору. И как только видел, куда идти? Но шел уверенно… Поворот, запах сдобы. Еще поворот, ступеньки вниз, влево и яркий, красный свет в глаза… и вновь рука в перчатке затыкает рот, а незнакомец вжимает ее в стену, грубо, безжалостно. И шепчет на ухо:
        — Тихо.
        Лейла подчинилась. А когда ее отпустили, осторожно заглянула в ярко освещенное помещение. Окруженный свечами алтарь, на алтаре крестом привязанная обнаженная белокурая девушка, и стоявший рядом Арис в золотистой хламиде. Так близко… крикнешь, и услышит. Но не хочется кричать, потому как обычно бледное лицо Ариса горит теперь лихорадочным румянцем, в глазах — зверское выражение, а на губах незнакомая улыбка, что пугает… А рядом стоит незнакомец в красной хламиде, и в душе Лейлы холодеет. Она уже видела одного такого, мельком, на улице. Они тогда от батюшкиного знакомого возвращались, через площадь ехали, ну карета в толпе, как муха в сметане, и завязла. Лейла в окошко выглянула, а тут толпа и взревела… довольно так. А там, посреди площади, помост. На помосте — костер, а в костре такой вот… в красной хламиде корчиться.
        — Кто он?  — прошептала Лейла, прижавшись испуганно к отцу.  — За что?
        — Чернокнижник он. Верь мне, девочка, заслуживают они смерти. Воспоминания исчезли. Лейла сглотнула, и уже сама прижалась к незнакомцу. Она не хотела смотреть на того страшного, в хламиде, но не могла отвести от него взгляда.
        — Она недолго выдержит,  — сказал чернокнижник, с сытой улыбкой поглаживая бедро жертвы и бормоча под нос непонятные Лейле слова.
        Показалось, вдруг, что воздух загустился. Девушка на алтаре застонала, долго, протяжно, выгнулась дугой, а Лейла задрожала, еще сильнее прижимаясь к незнакомцу. Она почти физически чувствовала, как жизненные силы жертвы серебристыми ручейками текут к страшному человеку в хламиде…. так нельзя. Лейла знала, что так нельзя…
        — Ничего,  — ответил Арис.  — Сегодня обещали привести новенькую. А скоро я приведу к тебе дочь речной ведьмы. Лейлы, дуры белокудрой, тебе надолго хватит. Ведьмы, они же выносливые. Лейлу бросило сначала в жар, потом в холод. Вырвавшись из цепких рук незнакомца, она вышла из своего убежища и закричала:
        — Это кто дура белокудрая? Я?! Да ты… ты!! Гнев распирал Лейлу, разочарование душило, лилось из нее водяным потоком. Вода… как много тут воды, она стирает румянец с щек Ариса, она душит, душит… И чужие руки обнимают за талию, а чужой голос шепчет:
        — Остановись!

        Больше Лейла не помнила. Очнулась она дома, на своей кровати, в симпатичной комнатке, отделанной в розоватых тонах. Мяукнула лежавшая в ногах белоснежная кошка, потянулась от души, потерлась о руку Лейлы. Неужели ей все приснилось? Открылась дверь, вошел батюшка. Подошел к кровати, сел рядом, взял дочь за руку:
        — Теперь понимаешь, почему хотел тебя отдать Рану? Нет, не приснилось.
        — Потому что я колдунья, а он — колдун?
        — Потому как ты речная ведьма, а он — придворный маг,  — поправил отец.  — И не станет тебя использовать, как пытался использовать Арис. И скажи мне на милость, где ты нахваталась подобных глупостей?
        Я понимаю, что простые люди боятся магии, но моя дочь… Княжна? И так подвластна предрассудкам?
        — Нянюшка говорила…
        — Эта дура к тебе больше и близко не подойдет! Назвать придворного мага колдуном! Уму непостижимо!
        — Арис…
        — Арис больше не твоя проблема. Ран намекал мне, что князь опасен, но чтобы черная магия?
        — Ран…
        — Ран. Придворный маг его королевского величества. Человек, который каким-то образом при исполнении служебного долга застал у князя кого?.. представьте себе, собственную невесту. Совсем с ума сошла, дочка? Сбегать к князю? Да кто так сбегает?
        — А как сбегают?  — заинтересовалась Лейла.
        — Я твою мать у дома родителей ждал…  — мечтательно ответил отец.
        — Сам до своего дома довез… а ты…
        — По мне и слава богам, что Лейла не сказала Арису о побеге,  — холодный голос заставил Лейлу вздрогнуть.  — Как и слава богам, что девушка, благодаря которой я должен был войти к Арису и все же встретиться с его старательно прячущимся господином-чернокнижником, в последний момент струсила. Как еще слава богам, что я смог сбавить волну Лейлы и мы все же выжили…
        — А Арис?  — быстро спросила Лейла не решаясь посмотреть на своего жениха.
        — Что Арис?
        — Жив?
        — Прошу оставить нас одних,  — Лейла потупила взгляд, задрожала, хотела крикнуть: «Нет!» — , но раздались шаги, дверь скрипнула, и отец вышел. Вновь шаги. Прогибается перина под его весом, когда он садится на кровати. Пальцы его дотрагиваются подбородка, заставляют поднять голову…
        — Посмотри на меня. Поднимает взгляд, смотрит на губы… на эту проклятую родинку, в глаза: карие, глубокие, и испытывающие.
        — Почему так интересуешься Арисом… Любишь его?
        — Не хочу быть убийцей…  — шепчет Лейла.
        — Тогда выйдешь за убийцу. Живой он… только ненадолго,  — жестко отвечает Ран, отпуская.  — У короля слуги чернокнижников долго не живут. Я бы его сам убил, да только ты вмешалась. А после твоего вмешательства и полуоглушенного Ариса, и его господина, можно было голыми руками брать.
        — Я больше не буду,  — потупилась Лейла. Он не слушал. Протянул руку и коснулся лежавшего на плече девушки золотистого локона.
        — Тебе нравится?  — глупо спросила Лейла. Пальцы жениха скользнули по кружевам ночной рубашки к шее, потом к подбородку, прошлись по губам. Лейла глубоко вздохнула, почувствовав себя вдруг страшно счастливой. 
        — Нравится,  — ответил Ран.  — Только больше не убегай. А то догоню и отшлепаю.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к