Сохранить как .
Перевертыш Николай Алентьев
        Перевертыш (Алентьев) #1
        

        Быть эльфом не просто, а светлым эльфом с темным даром и подавно. Обучение в Академии магии, толпы восторженных поклонниц, сокурсница стерва-дроу, конфликт с гильдией магов, интерес спецслужб сопредельных государств... продолжать можно до бесконечности, но я уже выдохся, да и лететь пора.

        Николай Алентьев
        Перевертыш

        Глава 1

        Я красив. Я очень красив. Хотя, определение 'божественно прекрасен' тоже мне подходит. Разглядывая уже в который раз своё отражение в зеркале, я пытался свыкнуться с новой реальностью. Пробежав взглядом по стройному, гибкому телу, аристократическим чертам лица, длинным светлым волосам, я в очередной раз споткнулся об уши. Да, уши подкачали.
        Поморщившись, я натянул на это безобразие шапку, перекинул через плечо дорожную сумку и спустился во двор, где меня уже ожидал дилижанс.
        Денег на пространственный портал у меня не было, так что пришлось путешествовать по старинке. Подбадривая себя открывающимися перспективами и дорожной романтикой, я, в последний раз взглянув на особняк отказавшихся от меня новых родственников, залез в общественный транспорт. Устроившись на свободном месте, кивком головы поприветствовал пассажиров и сразу же закрыл глаза, сделав вид, что собираюсь спать. Общаться ни с кем не хотелось, да и нужно было обдумать ситуацию, в которой оказался.
        Попал я в этот мир пару недель назад. В своем я умер. Сбросился с высотки. Рак мозга перечеркнул мои планы на жизнь, а невыносимые боли и запрет эвтаназии привели на ту злополучную крышу. Что заставило меня остановить свой выбор именно на таком способе самоубийства, когда я вполне мог застрелиться, не выходя из дома? Наверное, моя любовь к высоте. Сколько себя помнил, я всегда стремился забраться на самый верх: сначала это были крыши и деревья, следом горы и скалы, а затем и само небо.
        Приходил я в себя довольно долго. Жар и ужасная головная боль, сдобренная обрывками чьих-то воспоминаний, накрыли меня словно цунами. Картинки из чужой жизни непрерывно сменяли друг друга: счастливое детство, большая любящая семья, смерть всех родных и я, бегущий по ночному лесу. Резко вынырнув из пограничного состояния, я чуть не задохнулся от нехватки воздуха.
        - Ну, всё, жить будет, - послышался, словно издалека, довольный голос. - С вас двадцать золотых и можете забирать своего племянника.
        - Двадцать?! - последовал возмущенный ответ. - Но почему так много?!
        - А что вы хотели, уважаемый Торгус Лир? Юношу нашли полностью изможденного! Скажите спасибо, что я вообще смог ему помочь!
        - Разумеется, наша семья вам безмерно благодарна, уважаемый Ватгус Гор, - сбавил тон, произнес мой новоиспеченный дядя. - Но кто мне возместит такие траты?
        - Племянник и возместит, - хмыкнув, ответил доктор. - Закончит академию и возместит, - и через небольшую паузу добавил, - с процентами.
        - Это мне четыре года ждать придется, - недовольно пробубнил дядя.
        - Долгосрочные инвестиции! - глубокомысленно изрек доктор.
        Открыв глаза, я обнаружил себя лежащим на кровати в светлой комнате, обстановка в которой была довольно необычная. Во-первых, меня поразили ярко-оранжевый цвет стен и очень высокий потолок, а во-вторых, необычайно изящная мебель, подобную которой я не видел даже в музеях. Самое же большое мое удивление вызвали двое находившихся здесь мужчин. Я даже сел, чтобы лучше их рассмотреть, на что они никак не отреагировали. Оба они были высокими и излишне красивыми для мужчин, оба имели длинные светлые волосы, только у дяди они были распущены и доходили длиной почти до пояса, а вот у доктора - завязаны в хвост и открывали уши.
        Сморгнув, я вновь сфокусировал взгляд на ушах доктора. Они были длинные с заостренными кончиками.
        'Уродство какое', - промелькнула мысль и в этот момент я заметил, проступивший из-под волос кончик уха дяди.
        Открытие заставило меня машинально потянуться и к своим ушам. Ощупав которые, я убедился, что у меня такие же, после чего, помотав головой, попытался навести порядок в обрывках чужих воспоминаний.
        Зовут меня теперь Маргус Лир, единственный оставшийся в живых сын Каргуса Лира, младшего брата Торгуса Лира. Мою семью, вернее тела, в которое я вселился, вырезали орки, напавшие на пограничный замок, где служил комендантом мой отец. И, кажется, теперь я эльф.
        Усмехнувшись причудам судьбы, я пришел к выводу, что главную ценность - жизнь, я всё-таки получил, а всё остальное лишь детали, которые не так уж и важны.
        В доме дяди погостить пришлось недолго, всего пару недель, как раз до дня начала приема в местную Академию. Но поучится мне в ней так и не довелось, поскольку вступительные экзамены я провалил.
        - Мне очень жаль, но у вашего племянника нет дара, - произнес ректор безразличным тоном и скользнул взглядом сначала по дяде, а затем и по мне. На мне его взгляд задержался, и безразличие сменилось недоумением. - Светлый эльф из благородной семьи не имеющий способности к магии - это конечно редкость, но, к сожалению, такое встречается, - ректор поднял указательный палец вверх, но задумавшись, прервал свою речь. - Правда в своей практике я такого не припомню, - через какое-то время проговорил он себе под нос и уже в полный голос добавил, - впрочем, это неважно, забирайте документы и можете быть свободны.
        Таким вот образом новоиспеченный эльф остался без дома, семьи и денег.
        Дядя, удостоверившись, что племянник оказался бесполезным, отказал мне от дома и потребовал вернуть долг, пригрозив долговой ямой. Пришлось отдать ему большую часть оставшегося от отца наследства в тридцать золотых.
        Наследство оказалось небольшим, поскольку семья Лир не принадлежала к высшей аристократии княжества, к тому же, Маргус относился к младшей ветви семьи. Так что пришлось мне новую жизнь начинать с десятью золотыми в кармане и неясными перспективами.
        В эльфийском княжестве Аравелия меня, в общем-то, ничего более не держало. Эльфу без дара здесь светила только малооплачиваемая работа, например, продавцом в лавке или мелким клерком. Но для представителя благородного сословия, кем являлся и я, такая работа считалась неприемлемой, да и сам я не собирался вести жалкую жизнь неудачника, у меня и в той жизни были совсем другие интересы.
        Как мне подсказал, мечтающий от меня избавиться, дядя, эльф, даже без дара, может неплохо устроиться на землях людей, поскольку является представителем высшей расы. Эльфы были теми еще снобами и реально считали, что своим обществом осчастливливают представителей других рас.
        Даже эльфы - простолюдины, неодаренные и обладатели малого дара задирали носы и чурались грязной работы. Эту нишу в княжестве занимали люди, влекомые более высоким уровнем заработка и жизни в Аравелии стремились всеми правдами и неправдами закрепиться в княжестве.
        Сами светлые эльфы государства людей посещали нечасто. В основном только по торговым делам и в составе посольских делегаций, в связи с чем, в землях людей на эльфов был повышенный спрос.
        - Сможешь сделать там хорошую карьеру, - напутствовал меня дядя, - подчиняться эльфу для людей престижно.
        Моими попутчиками оказались в основном люди, которые ехали навестить оставшихся в соседнем королевстве Галасия родственников.
        Галасия находилась северо-западнее Аравелии, а на востоке, как и княжество эльфов, граничила с землями орков. В этой связи между Аравелией и Галасией даже образовался военный союз: оба государства дружили против орков, и смешанные отряды патрулировали восточные границы.
        Насколько я смог понять уровень развития в княжестве соответствовал примерно XVIII или началу XIX века земной истории. В качестве транспорта здесь в основном использовался гужевой, хотя богатые люди могли себе позволить перемещение с помощью пространственного портала, которые были установлены во всех крупных городах княжества и столицах человеческих государств. Содержание одного портала обходилось в колоссальную сумму, поэтому более отсталые экономики человеческих государств, могли позволить себе содержать только по одному порталу.
        Более высокий уровень экономического развития эльфов был обусловлен магией. Если среди эльфов даром обладали, за редким исключением, все представители благородных сословий, то одаренных людей встречалось в разы меньше. В реалиях же этого мира, чем больше магов, тем сильнее государство, поскольку магия здесь была основным двигателем экономики.

        Границу мы пересекли на третий день пути. Вопросов ко мне у представителей власти княжества и Галасии не возникло. Мельком взглянув на мои документы, таможенники, обозначив уважительный поклон, пожелали мне счастливого пути.
        Где-то, через сутки, когда мы ехали по территории королевства, приключилась долгожданная романтика. Сначала я услышал взрыв, затем ржание лошадей и, наконец, ругань нашего возницы. Заинтересовавшись причиной витиеватых ругательств, перемешанных с проклятиями и угрозами, я, позабыв об осторожности, выглянул наружу. На дороге несколько человек, спешившись, рассматривали образовавшуюся от взрыва воронку. На охрипшего от крика возницу никто из них внимания не обращал. Самый старший из группы отвесив подзатыльник одному из юношей, принялся что-то тому выговаривать. Провинившийся, втянув голову в плечи, стоял и согласно кивал. Потоптавшись на месте взрыва еще с минуту они, вскочив в седло, умчались в ту же сторону, куда и мы держали свой путь.
        - Уронили, видимо, что-то, - озвучил версию пожилой мужчина.
        Приложив сложенную в лодочку ладонь ко лбу, его жена, прошептав молитву, проговорила:
        - От этих темных одни только неприятности.
        - Темные? - сорвался с моих губ вопрос.
        На меня посмотрели удивленно, но всё-таки ответили:
        - Темные маги. Лучше держаться от них подальше.
        Задумавшись над услышанным, я принялся выуживать из памяти крупицы сведений о темных магах. Среди моих сородичей их не было, поскольку светлые эльфы владели только светлой магией. Темной магией владели темные эльфы и люди. Из разумных рас, населяющих этот мир, мне были известны люди, орки, гномы, гоблины и эльфы, светлые и темные (дроу).
        Гномы с гоблинами, а также дроу жили в северных, горных районах и на землях светлых эльфов и людей были нечастыми гостями. Орки занимали всю западную равнину и являлись природными врагами эльфов и людей, поскольку те их постоянно теснили, увеличивая свои территории за счет отвоеванных у орков.
        'Интересно, а я не могу быть темным магом? - пришла мне в голову неожиданная мысль и стала развиваться, - Ведь эльф я только снаружи. В Аравелии меня могли проверить только на наличие светлой магии, в их академии даже факультета темной магии нет. Хотя, конечно, та сфера, которая так и не засветилась, когда я приложил к ней руку, могла показывать наличие магии как светлой, так и темной', - я поморщился и вздохнул. Гипотеза требовала проверки.
        На постоялом дворе мы вновь встретили темных магов. Когда наша компания вошла в зал, маги как раз встали из-за стола и направились наверх в комнаты. За столом в одиночестве остался только тот недотепа. Склонившись над большой кружкой, судя по выделяющемуся пару, чего-то горячего, он предавался горестным размышлениям.
        Ведомый любопытством, я присел за тот же стол, но с противоположного конца. На мой маневр юнец не обратил никакого внимания. Ободренный, я сдвинулся и оказался напротив соседа.
        - Чего грустишь? Может помочь чем? - с детской непосредственностью спросил я, зная, что наивных и добрых сразу не посылают.
        Удивленно обозрев неожиданно возникшего собеседника, он пробурчал:
        - Тебе то что?
        - У меня вот тоже проблемы, - сразу же сообщил я, что являюсь неудачником, - Из дома выгнали.
        Расчет оказался верным и собеседник заинтересовался:
        - А чего натворил?
        - Не оправдал ожиданий, - печально ответил я.
        - Бывает, - вздохнул он, видимо, вспомнив что-то похожее из своей жизни, после чего поделился и своим несчастьем: - А я гратулу уронил.
        Изобразив на лице сочувствие, я выслушал печальную историю из жизни Доната Пекеля, студента третьего курса темного факультета. Их группа в составе пятерых студентов и одного преподавателя возвращалась с практических занятий. Изготовленные в полевых условиях из ингредиентов, которые водятся только в окрестностях деревушки Тол-Тол, гратулы они везли в академию. Перевозили они эти ценные артефакты в специальных контейнерах. То ли Донат недостаточно хорошо упаковал свои гратулы, то ли стал жертвой демонов шутки, но одна гратула каким-то непостижимым образом выпала прямо на дорогу и активировалась.
        Ему еще повезло, что никто из его спутников не пострадал. Грустил же Донат Пекель от необходимости погасить причиненный академии ущерб в сумме десять золотых.
        - А как ты понял, что ты темный, а не светлый маг? - наконец-то я смог задать интересующий меня вопрос.
        Всем своим видом Донат показал мне, что только деревенщина может не знать такого.
        - Так магическая сфера показала, - довел он до меня общеизвестный факт. Но мне нужны были подробности и их добился.
        Как я и подозревал, сфер было две. Одна показывала наличие светлой магии, а другая - темной. В академиях человеческих государств, абитуриенты подходили к сферам по очереди, а вот в академии светлых эльфов в темной сфере надобность отсутствовала.

        Столица Галасии встретила нас вечерними сумерками. Закатное солнце, осветив напоследок высокие шпили зданий, скрылось за горизонтом, и городские улицы наполнились светом от фонарей. Дилижанс остановился и я, спрыгнув на брусчатку, с удовольствием потянулся, разминая затекшие от долгого сидения мышцы.
        Если эльфийские города утопали в зелени и парки чередовались с прудами, то в Галасии господствовал камень и теснота: дома стояли впритык друг к другу, а улицы были довольно узкими. По одной из таких улочек я вскоре и дошел до гостиницы эконом-класса, рекомендованной мне одним из попутчиков.
        Сняв номер на сутки, я проследовал за слугой, который всю дорогу оборачивался и пытался определить, что за постоялец у них объявился. Красив как эльф, а характерных ушей из-под шапки не видно. Задержавшись на пороге с протянутой рукой и получив медяк за старания, он склонился в поклоне и, так и не разгадав загадку, оставил меня одного.
        Как я уже имел возможность убедиться в дороге, при наличии шапки отличить эльфа от человека практически невозможно. Среди людей ведь тоже встречаются очень красивые особи как женского, так и мужского пола.
        Демаскировать эльфа могли только уши и волосы. Хотя многие люди в попытке подражать светлым эльфам, не только брили лица, но и носили длинные волосы и даже осветляли их. Впрочем, если приспичит, волосы можно и обрезать. Хотя настоящий эльф быстрее позволит себя зарезать, чем подстричь. Волосы для мужчины-эльфа - это фетиш. Но я-то ненастоящий эльф и фетиш у меня совсем другой.
        Открываться я не спешил, ведь еще было не известно, как меня здесь встретят, и чем мне придется зарабатывать на жизнь, да и осторожность не помешает. Получив второй шанс, я рисковать совершенно не собирался, а в моем случае лучше было перебдеть, чем недобдеть.
        Утром, позавтракав предложенной нехитрой снедью, я направился в Академию Магии. Располагалась она на окраине города и представляла собой комплекс зданий, окруженных широким рвом. Подойдя к контрольно-пропускному пункту, находящемуся под аркой на мосту, я сообщил о цели прихода.
        - Прием студентов в этом году уже окончен, - ответил мне представитель охраны академии и добавил заученную фразу, - Мы будем рады вас видеть в следующем году.
        - Да мне проверить только надо, - без боя я сдаваться не собирался.
        Охранник закатил глаза, сообщая миру о своей нелегкой доле.
        - Какой непонятливый молодой человек, - вздохнув, проговорил он, - Вам же сказано, приходите через год.
        - Вообще-то я не человек, - разозлившись, произнес я и снял шапку.
        Обозрев мои уши и светлую гриву волос, охранник поклонился и попросил обождать. Переговорив с кем-то по внутренней связи, он открыл калитку и объяснил в какое из зданий мне нужно идти.
        Территория академии, в отличие от города, была озеленена. Шел я по выложенной плиткой дорожке, по сторонам от которой росли всевозможные виды растений. Поскольку стояла середина осени, то многие деревья уже сбросили листву, украсив землю ярким ковром.
        У входа меня встретил секретарь ректора и, поклонившись, проводил в кабинет своего начальника.
        Пухлый мужчина с серьезным взглядом, приветствуя меня, встал из-за стола и обозначил кивок.
        - Чем могу быть полезен? - спросил он, вопросительно приподняв бровь.
        - Маргус Лир, - представился я, после чего сообщил о своем желании проверить наличие дара.
        Поняв, что охранник ничего не перепутал, когда докладывал об эльфе, ректор, прочистив горло, подошел к одному из шкафов и достал оттуда закрепленный на высокой подставке уже известный мне шар.
        Поставив его на стол передо мной, он приглашающе кивнул.
        - Приложите к сфере руку, пожалуйста.
        - А другой сферы у вас нет? - спросил я вместо того, чтобы последовать указаниям ректора и, увидев недоумение на лице последнего, уточнил, - Эта ведь сфера определяет наличие светлого дара?
        - Да, конечно, - ответил он, всё еще не понимая, куда я клоню.
        - Вот! А мне надо проверить наличие темного дара, - пояснил я и стал наблюдать за сменявшими друг друга степенями недоумения на лице ректора.
        - Темного? Но ведь вы светлый эльф! - наконец произнес он.
        - Давайте сначала проверим, а уже потом будем разбираться, что я за эльф, - гнул я свою линию.
        Сморгнув, ректор махнул рукой и принес другой шар.
        - Ну, давайте проверим, - ухмыльнувшись, разрешил он.
        Затаив дыхание, я приложил руку к шару, который тут же отозвался. Отделившись от подложки, он воспарил и засветился темными оттенками красного цвета.
        'Не фига себе!' - восхитился я, - Я темный маг!
        Интерлюдия

        В кабинете помимо ректора находились декан темного факультета и глава службы безопасности академии. Сидя напротив друг друга, они обсуждали ситуацию с новым студентом академии, светлым эльфом Маргусом Лиром.
        - Как такое возможно? - в который раз пытался выяснить у архимагов безопасник.
        Декан темного факультета, архимаг Танзин Парас пожав плечами, переадресовал вопрос ректору:
        - Ты слышал о таких случаях?
        Отрицательно помотав головой, ректор проговорил:
        - Ладно, пусть учится, а мы понаблюдаем за ним, - и уже безопаснику: - Проследите, чтоб они с соседом не поубивали друг друга.
        - Присмотрим, - заверил тот и недоуменно произнес: - Странно, что эльфы его отпустили.
        - Возможно, они не знали, что он темный, - декан ухмыльнулся, - Такого ведь и предположить было нельзя.
        - До сегодняшнего дня, нет, - согласился с ним ректор.
        - В любом случае заполучить на службу светлого эльфа - это очень хорошая новость для короля, - озвучил общую мысль безопасник, а ректор вспомнил сегодняшний разговор с эльфом.
        - Каким образом я могу у вас пройти обучение? - спросил молодой эльф, как только ректор смог оторвать взгляд от светящейся сферы.
        - Обучение стоит двести пятьдесят золотых, оплачивать можно частями - раз в полгода, - машинально проговорил он все еще находясь под впечатлением от увиденного.
        - А другие варианты есть? - уточнил юноша, и смущенно добавил, - У меня нет таких денег.
        Еще раз удивившись, ректор всё-таки справился с собой и рассказал об альтернативном варианте, при котором за обучение, нужно будет отслужить короне в течение четырех лет.
        - Это мне подходит, - заявил юноша и задал следующий вопрос, - Вы предоставляете студентам общежитие?
        - Предоставляем, - кивнул ректор, - Но, к сожалению, учебный год уже начался и свободных комнат больше не осталось.
        - Это плохо, - скорее для себя, чем для ректора озвучил эльф и задумался.
        Ректор тем временем связался по внутренней связи с комендантом общежития и уточнил информацию.
        - Есть свободное место в двухместной комнате, - сообщил он и, замявшись, добавил, - Только сосед - дроу.
        Ректор уже считал, что удивить его этому молодому эльфу больше нечем, но тот, видимо, решил порвать все шаблоны и радостно воскликнул:
        - О, это мне походит!

        Глава 2

        Войдя в комнату, я бросил вещи на свободную кровать и стал осматриваться. Комната, в которой мне предстояло жить, оказалась небольшой, вмещала в себя две кровати, два узких шкафа, горизонтальные створки которых трансформировались в столешницы, стулья, прикроватные тумбы и низкий круглый столик. Совмещенный с комнатой санузел состоял из душевой кабинки и унитаза квадратной формы с прикрытой крышкой дырой. Осветительные приборы работали на магической энергии и имели съемные накопители, которые по мере необходимости снимались на подзарядку.
        'Ладно, нормально, - подбодрил я себя, - Спартанские условия еще никого не убили'.
        Устроившись на кровати и подложив под спину подушки, я принялся изучать выданную мне макулатуру. Правила академии содержали краткий перечень прав и длинный перечень обязанностей студентов, а также санкции за нарушение режима. Программа обучения первого курса темного факультета заинтересовала меня больше, а список дисциплин озадачил: нежитеведение, некромантия, демонология, основы ментальной магии, руноведение, артефакторика, зельеварение, история магии, магический этикет, основы боевой стихийной магии и фехтование.
        - Пипец, - проговорил я, - Что за нафиг?! Некромантия?! Демонология?! - вернув челюсть на место, попытался проанализировать информацию. Нет, я, конечно, предполагал, что темные маги занимаются чем-то этаким, и о некромантии я слышал, но надеялся, что факультет будет разделен на кафедры и я смогу выбрать что-нибудь более для себя приемлемое. Не срослось. Разделение на специальности произойдет только на третьем курсе, а пока мне, видимо, придется наслаждаться обществом покойников и демонов.
        - Жизнь моя жестянка, - пробурчал я себе под нос.
        Поразмышлять о свалившемся на меня счастье мне помешали открывшаяся дверь, появившийся в дверном проеме незнакомый парень и летящий в мою сторону металлический предмет. Скатившись с кровати, я ужом прошмыгнул к шкафу и напал со спины на уже проникшего в комнату незнакомца.
        Невероятно, но мой противник сумел высвободиться из моего захвата и заехать мне локтем под дых. Хватая ртом воздух, я бросился на него и свалил на пол.
        Разняла нас насмерть вцепившихся друг в друга охрана академии. Растащив по разным углам нам сообщили, что пришло время для конструктивного диалога.
        Рассматривая вытащенный из подушки местный аналог сюрикена, я ругал свою беспечность. Добравшись, до конечного пункта, я позволил себе расслабиться и более того, упустил информацию о том, что светлые и темные эльфы ненавидят друг друга.
        Бросив, недобрый взгляд на сидевшего напротив дроу, я благосклонно кивнул на заверение начальника службы безопасности, что подобное больше не повторится.
        Как выяснилось, дроу не успели предупредить о новом соседе, а он застав в своей комнате светлого эльфа, решил, что его пришли убивать и стал защищаться.
        'Замечательно! У меня сосед параноик!' - думал я, рассматривая недавнего спарринг-партнера.
        Юноша, примерно моего возраста, худощавого телосложения и на голову ниже меня ростом. Был он, как и светлые эльфы красив, но имел более мелкие черты лица, очень светлые глаза и темные длинные волосы. Звали его Старком Росо и он, так же как и я, являлся студентом первого курса темного факультета.
        Помимо него на факультете училось еще несколько дроу, но на первом курсе числились только он и его сестра Стасия Росо. Как я уже упоминал, светлые и темные эльфы друг друга не переваривали, а вот людей оба вида эльфов терпеть могли. Поэтому случалось, что дроу отправляли своих отпрысков учиться в академии человеческих государств. Светлые же эльфы предпочитали получать образования у себя. А вот преподавать в академиях людей они, бывало, соглашались, если, конечно, им обещали очень выгодные условия.

        Учебный год начался неделю назад и чтобы я смог догнать остальных студентов, декан темного факультета договорился со всеми преподавателями о дополнительных для меня занятиях. Прошедшую неделю у студентов велись только четыре предмета - история магии, магический этикет, основы ментальной магии и фехтование. Поэтому я планировал управиться за вечер и уже на следующий день приступить к обучению в общем порядке.
        Как мне пояснила, преподаватель основ ментальной магии, дама среднего возраста и высокого самомнения, ее предмет является фундаментальным. Ведь магия сама по себе не случается, ей нужно управлять Управляется же она силой мысли.
        Поскольку концентрировать внимание я умел и по прошлой жизни, то не прошло и десяти минут, как я мысленно ухватился за увиденную в сознании нить и потянул её.
        - Превосходно! - вывел меня из транса голос солы Гранж (сола - уважительная форма обращения к старшей женщине).
        Открыв глаза, я увидел перед собой светящийся сгусток энергии в форме эллипса
        - А теперь мысленно переместите его в сад, - дала мне задание преподаватель, кивнув головой в сторону открытого окна.
        Не отрывая взгляда от сгустка, я мысленно приказал ему вылететь в окно и тот, пару раз дернувшись, меня послушался.
        - Превосходно! - опять произнесла сола Гранж и, подойдя к окну, уничтожила мой сгусток одним мимолетным взглядом, - Многообещающий результат, - улыбнулась она мне, - Впрочем, чего еще можно было ожидать от эльфа. Хоть и такого странного, - последнее она добавила уже тише и для себя.
        В фехтовальный зал я ввалился за два часа до ужина. Меня встретил высокий, жилистый мужчина
        - Добрый вечер, студент Лир, - поприветствовал он меня кивком головы, - Ко мне следует обращаться мастер Редас.
        Кивнув, я уперся взглядом на ближайшую стену, где в специальных нишах размещалось холодное оружие. Но никакого разнообразия там не было; я заметил только шпаги и длинные мечи, с обоюдоострыми узкими длинными клинками на обоих концах.
        - Чем из этого вы владеете? - спросил меня преподаватель.
        Поскольку длинноклинковым оружием я не владел, то так и ответил. Всё равно он во время учебного поединка это бы выяснил. На мышечную память тела у меня надежды были небольшие.
        Оказалось зря. Реакция, конечно, запаздывала, но через час фехтования, я более-менее стал уверенно держать в руках здешнее оружие. Хотя возможно, сыграли свою роль и мои навыки из прошлой жизни.
        - Очень хорошо, - ровным голосом, без намека на отдышку, произнес мастер, - Для первого раза достаточно.

        Приняв душ в своей комнате, сосед к моей пущей радости, где-то шлялся, я пересек парк и оказался в студенческой столовой. Половина мест к моему приходу уже была занята, а у раздачи стояла внушительная очередь. Пристроившись в конце, я принялся коротать время, рассматривая местных представительниц прекрасного пола.
        Девушки были разные, преимущественно симпатичные, встречались даже красавицы, например, как та, высокая шатенка, в свело-синей мантии со знаком первокурсницы.
        Мантии были двух видов: синие для студентов светлого факультета и бордовые - для темных. Ношение мантии в стенах академии было обязательным. Обработанная магическим способом, она являлась для студента дополнительной защитой, так необходимой на практических занятия.
        Я тоже уже успел получить униформу и поэтому не выделялся среди толпы. Неизменная же шапка скрывала от всех, что я эльф. Разумеется, я понимал, что маскировка меня не спасет и скоро все обо мне узнают. Обучающийся в академии Галасии светлый эльф - это уже своего рода сенсация, а новость о том, что он студент темного факультета, боюсь, произведет эффект разорвавшейся бомбы. Но, тем не менее, я хотел отсрочить этот момент на сколько будет возможно.
        Так вот, девушки: они были юны и прекрасны. Переговариваясь смешками, они будоражили мой слух, а их изящно-выверенные движения заставляли мое сердце биться чаще и вызывали скрежет зубов.
        Вздохнув, я невольно опустил глаза вниз и уперся взглядом в виднеющиеся из-под юбок ровненькие ножки. Местные модницы совсем недавно отвоевали себе право носить юбки длиною до середины голени. Хотя с кем они за это воевали, так и осталось для меня загадкой. Лично я не стал бы возражать, вздумай они ходить вообще без этих ненужных кусков материи.
        Пройдясь взглядом по ногам всех прелестниц в зоне моей видимости, я, наконец-то, оказался у самой раздачи.
        Выбор блюд был приемлемым, а цены в меню не особо кусались. Стоимость обедов прибавлялась к стоимости обучения, так что особо гурманствовать я себе позволить не мог. Выбрав первое, второе и компот, я приложил браслет к специальному магическому устройству и после того, как мне был начислен долг стоимостью ужина, я с подносом в руках отправился искать свободный столик.
        Браслет, который выдавали студентам вместе с мантией, представлял собой гибрид удостоверения личности, электронного кошелька, следящего устройства, пропуска и ключа от комнаты в общежитии. Девайс этот был съемным, но правилами предписывалось носить его даже за пределами академии. Академия должна была знать, чем занимаются ее студенты.
        Выбрав столик у окна, я принялся за еду. После ужина у меня была запланирована встреча еще с двумя преподавателями, и следовало торопиться.

        Утро наступило как всегда неожиданно: кажется, что только что ляжешь спать, а уже пора вставать. Отсутствие в комнате соседа, немного подсластило пилюлю. Впрочем, я даже не помню был ли дроу здесь вечером. Вернувшись вчера уже в темноте, я сразу же завалился на кровать и мгновенно уснул.
        Бросив взгляд перед выходом на свое отражение, подумал, что сидеть целый день в помещении в шапке будет глупо и жарко. Соорудив хвост так, чтобы волосы скрыли уши, я удовлетворенно кивнул и вышел из комнаты.
        Первой по расписанию стояла лекция по руноведению. Аудитория, когда я до нее добрался, была уже наполовину заполнена. Заметив, что в зале присутствуют студенты сразу обоих факультетов, я направился поближе к своим. Поскольку самые верхние места были уже заняты, пришлось расположиться на середине. Выбрав место, попытался удобно на нем устроиться, что было довольно сложно на твердых лавках без спинок.
        Из лекции преподавателя истории магии я уже знал, что разделение магов по типу магии на темных и светлых произошло из-за различного вида преобразованной ими энергии и используемых ими для этих целей внешних источников. Маг по сути является генератором: он производит и преобразует магическую энергию. Магическую энергию маг может получить как из внутренних, так и внешних источников. Так вот, внутренние источники как у светлых, так и темных - одни и те же, а вот внешние - различные. Так же дело обстоит и с результатом преобразования энергии: он может быть как схожим, так и совершенно разным. Например, вылечить или убить человека может как светлый, так и темный маг, только сделают они это с помощью разных видов магической энергии. Или преобразуя одну и ту же внутреннюю энергию, светлый маг может сотворить светлячка, а темный - миниатюрную черную дыру. Темный маг, разумеется, тоже в состоянии создать светлячка, но делать он его будет уже посредством преобразования энергии, взятой из внешнего источника. А вот светлый маг черную дыру сделать уже не сможет. Так же светлые маги не в состоянии заниматься
некромантией и демонологией. Темные же маги не могут эффективно управлять большинством из стихий, а стихией жизни и света вообще не владеют. Хотя, светлые тоже не могут воздействовать на стихии смерти, тьмы и хаоса.
        Число студентов темного факультета составляло примерно четверть от студентов светлого. Согласно статистике дипломы получала в лучшем случае только половина из поступивших. Остальные отсеивались по разным причинам: несчастный случай, отчисление за дисциплинарные проступки или неуспеваемость. Последнее происходило и вследствие так и не развитых до нужной степени магических способностей. Дело в том, что изначально магические способности у всех одаренных примерно одинаковые, хотя у эльфов, разумеется, уровень выше, чем у людей. В процессе же обучения идет интенсивное развитие этих способностей, но у каждого есть свой потолок. При достижении же своего наивысшего уровня, развитие останавливается и дальше идет только накопление опыта. Всего этих уровней пять.
        Первый - начальный, которым обладают многие эльфы-простолюдины и большинство из имеющих дар людей. Такие студенты могут проучиться в академии два первых курса, но на третий курс их уже не переведут. В мирной жизни, обладатели начального уровня часто устраиваются помощниками магов, так же их охотно берут на государственную и военную службу. Второй уровень - бакалавры магии. Прошедшие обучение и получившие диплом маги. Третий - магистры магии, имеющие право заниматься преподавательской деятельностью. Четвертый - архимаги. Пятым уровнем владеют только эльфы, как светлые, так и темные, для людей этот уровень недоступен.
        Так вот, никто наверняка не знает, какой силы дар разовьется у конкретного разумного, поэтому принимают в академию всех, у кого есть дар. Разумеется, у отпрысков благородных семей вероятность наличия дара выше начального уровня более высокая, чем у простолюдинов.
        Неожиданно гул голосов стих и все развернулись в сторону дверей. Скользящей походкой в зал вошли двое - мой сосед, судя по всему, с сестренкой, которая оказалась на голову выше него. Она шла первой, не обращая внимания на устремленные на нее взоры. Просканировав аудиторию взглядом, она направилась в мою сторону, братец же семенил следом. Поднявшись до моего ряда, парочка недобро посмотрела на меня и заняла места чуть выше. Спина засвербела и я сдвинулся прямо к окну, после чего тоже неласково на них глянул.
        Перестрелку взглядами прекратил приход преподавателя. Лекция началась.
        Руноведение оказалось довольно скучным предметом. Пожилой маг монотонным голосом перечислял нам виды рун и проектировал их изображения в виде иллюзий на специальную доску, установленную на стене за кафедрой. Мы же прилежно всё записывали и зарисовывали в тетрадях. Эта мука продолжалась примерно полтора часа без перерыва.
        Из лекции студенты узнали, что основных рун насчитывалось сорок четыре, остальные были всевозможными вариациями основных рун или их элементов. Насколько я понял, магические знаки использовались для усиления свойств предметов, например, оружия, и придания им магических свойств, например, талисман или портал, который представлял собой исписанную рунами каменную арку. Кроме того, руны использовались при проведении магических ритуалов.
        - На практических занятиях будем с вами всё это отрабатывать! - закончил он лекцию и задал вопрос, - Вы уже разбились на группы?
        Услышав отрицательный ответ, мэтр поморщился и пробурчал:
        - Кто бы сомневался? Как обычно, самое интересное оставили для меня, - и уже в полный голос, - сами, как я понимаю, вы распределиться по пятеркам не в состоянии?! Ну что ж, придется вам помочь! - зловещим голосом закончил он.
        Просмотрев списки студентов, мэтр хмыкнул и начал решать судьбы присутствующих.
        - По одному темному в каждую группу, - распорядился он, - Хотя нет, всех эльфов в одну группу закинем, чтобы драки из-за них не случилось, - подкорректировал мэтр свое решение, и, видимо, припомнив что-то забавное, рассмеялся.
        Зал зашумел, а мэтр продолжил:
        - Ну и кто же будут эти два счастливчика? - задал он провокационный вопрос.
        - А почему два, а не три? - спросил кто-то из зала.
        - Эльфов потому что три, - пробурчал преподаватель, - Считать даже не умеют. Неучи!
        Сенсационное заявление мэтра, заставило студентов замолкнуть, после чего все принялись шарить по залу взглядом, ища незамеченного ими эльфа.
        Ощутив себя дичью, я приготовился к отражению атаки и наметил пути отступления. Но поняв, с кем собрался драться, мысленно сплюнул, вбитые прошлой жизнью рефлексы чуть не сыграли со мной злую шутку.
        Через пару минут все взгляды присутствующих скрестились на мне.
        'Вычислили всё-таки, гады', - ухмыльнулся я и с каким-то нездоровым удовольствием стал наблюдать, как радость узнавания сменяется на лицах студентов сначала недоумением, затем неверием, и наконец - шоком от осознания, что цвет мантии всё-таки бордовый и дальтонизмом никто из них не страдает.
        - Да, у нас нынче в студентах светлый эльф. К тому же он темный, - подтвердил мэтр догадку присутствующих.
        'Абсурд какой-то', - пронеслось в моей голове, и появилась неожиданная мысль: - Может меня следует классифицировать как темного эльфа?'
        - Так он темный или светлый? - кто-то из студентов задался тем же вопросом.
        - Светлый, конечно, - не раздумывая, ответил мэтр, - Только дар у него темный.
        - А такое разве возможно?
        Как-то неприятно было чувствовать себя объектом исследований.
        - Всё возможно! - безапелляционно заявил мэтр и резким тоном пресек дальнейшую дискуссию, - Определяемся с двумя счастливчиками!
        - Меня, меня, я, я! - послышалось со всех сторон.
        Студенты поднимали руки, вставали с мест и даже забирались на лавки.
        - Молчать! - крикнул мэтр, ударив указкой по кафедре, - Все сели!
        Когда установилась тишина, он спросил:
        - Может у господ эльфов кто-то есть на примете?
        Я сидел оглушенный ором и поэтому не сразу понял, чего он от меня хочет. Никогда не любил быть объектом пристального внимания и всегда предпочитал тень известности, а тут оказался в эпицентре зрелищ.
        'Выбрать предлагает?' - переспросил я сам себя и осмотрел аудиторию. Раскрасневшиеся в ожидании чуда лица девушек меня приободрили. Найдя взглядом вчерашнюю шатенку, я указал на нее пальцем.
        Визги восторга избранницы и вопли разочарования отвергнутых студенток вновь на миг оглушили меня, но я всё-таки расслышал низкий женский голос, прозвучавший за моей спиной:
        - Герцог Мелдок!
        Высокий брюнет с надменным лицом отнесся к выбору эльфийки как к должному. Обозначив кивок, он с достоинством поднялся со своего места и важно прошествовал в нашу сторону, после чего занял место рядом с дроу.
        Выбранная же мной девушка уже сидела подле меня и посматривала на всех взглядом королевы.
        - Мира Бакель, - представилась она.
        'Глаза серые', - машинально отметил я, поскольку обычно у шатенок глаза карие или зеленые. Она зарделась и самоуверенно улыбнулась мне, по-своему расценив мой пристальный взгляд.

        Лекцию по зельеварению я нагло проспал, явился только на практическое занятие. Моя группа уже заняла места за одним из столов, заставленных предметами из арсенала алхимика: всевозможных колб, перегонного куба и прочего инвентаря. В центре стола было установлено что-то типа электрической плитки.
        Заняв свободное место между Мирой, которая постоянно зевала, прикрывая рот ладошкой, и герцогом, сидевшим с таким надменным видом, словно кроме него здесь никого не было, я принялся налаживать отношения. Ведь с этими ребятами мне придется сотрудничать, по крайней мере, в течение двух ближайших лет.
        Дело в том, что немногим более десяти лет назад Академия Галасии перешла на обучение студентов первого и второго курсов в составе смешанных групп.
        Постоянные конфликты между магами, особенно между светлыми и темными, которые сказывались на политическом и экономическом благополучии государства, вконец допекли короля Галасии и он, призвав к себе главу гильдии магов и ректора Академии, потребовал решить проблему.
        Проблема была решена, и теперь студенты светлого и темного факультетов учились взаимодействовать друг с другом: выполняли в составе групп задания на практических занятиях: варили зелья, изготавливали артефакты, постигали азы руноведения и даже основы боевой магии.
        Поднимали покойников и вызывали демонов, темные, разумеется, в своем тесном кругу, где не было места для светлых.
        - Доброе утро, - поприветствовал я их, услышав в ответ вежливо-безразличное 'Доброе'. Улыбку я дождался только от Миры.
        - Студент Маргус Лир! - услышал я за спиной строгий голос, а обернувшись, увидел сверлящую меня взглядом даму, - Студенту при входе в аудиторию первым делом следует поприветствовать преподавателя, а после - испросить разрешения занять свое место! - выговорила мне она.
        Преподаватель зельеварения оказалась молодой женщиной, небольшого роста и ничем не примечательной внешности. Не удивительно, что я ее не заметил, но надо быть вежливым, поэтому я поднялся и поприветствовал ее кивком головы.
        - Прошу прощения, я задумался, - решил я не говорить ей правду.
        Небрежным жестом я поправил волосы, открыв на миг ухо и обворожительно улыбнулся. Эффект не заставил себя ждать: недовольное выражение лица мгновенно сменилось восхищением и сола Дарс расплылась в ответной улыбке.
        Магические зелья были разделены на четыре большие группы: лечебные, яды, боевые и стимуляторы. К последним относились сыворотка правды, приворотное зелье, зелья обостряющие органы чувств, задерживающие дыхание, повышающие потенцию и другие.
        Начали мы обучение, несмотря на разочарованные вздохи студентов, с приготовления лечебных зелий.
        Что меня удивило, так это то, что никаких лягушачьих лапок, засушенных пауков, крови девственниц и подобной дряни для приготовления магических лечебных зелий не использовалось. Ингредиенты были преимущественно растительного происхождения, которые в процессе приготовления насыщали магической энергией.
        - Вы растираете семена и листья, а мы с братом все это смешиваем в колбе, - распределила обязанности Стасия, сделав заявку на лидерство в группе.
        Поскольку мне было всё-таки не семнадцать лет, как эльфу в тело которого я вселился, то я не стал спорить по мелочам
        К тому же, вероятность взрыва при растирке листьев гораздо ниже, чем при смешивании ингредиентов и нагревании полученной массы. Что и было доказано: субстанция сначала зашипела, а затем и вырвалась из колбы на свободу, окрасив дроу в ядовито-зеленый цвет.

        Глава 3

        После занятий Мира вызвалась показать мне столицу Галасии. Пришлось согласиться на экскурсию. Так-то я и сам собирался наведаться в город, правда, без компании, но женщинам сложно отказать, когда они правильно просят.
        Потащила она меня, разумеется, на дворцовую площадь - место сосредоточения основных достопримечательностей города и модных мест. Сам бы я выбрал совсем другой маршрут. Но нужно отдать ей должное, язычком она работала виртуозно: в развлекательном ключе мне была поведана история города и известных личностей, в нем проживающих.
        Пока Мира пересказывала мне сплетни и курьезы из жизни высшего света королевства, я выудил из обрывков воспоминаний юного эльфа, в тело которого попал, что Галасией правила династия Бервенов.
        Правили они уже около полутысячи лет, а к власти пришли в результате военного переворота. Поскольку всех представителей прошлой династии Бервены предусмотрительно умертвили, то оспорить их права на трон было некому.
        Наличие в семье Бервенов большого количества магов, а также то, что гильдию магов возглавлял родственник короля, также способствовало укреплению власти династии.
        Лояльность дворянства обеспечивалось привилегиями. А чтобы исключить возможность мятежа со стороны черни, на территории городов Галасии было запрещено ношение оружия. Оружие в королевстве имели право носить дворяне, лица, находящиеся на военной службе и в службе правопорядка, а так же имеющие специальное разрешение. Разрешение могли получить, разумеется, предварительно оплатив это удовольствие, представители некоторых профессий.
        - Подожди, нам нужно кое-что купить, - прервав рассказ, остановила меня Мира возле лавки с говорящим названием 'Женские радости'.
        Вспомнив о своем обещании, я обреченно поплелся вслед за девушкой.
        Натолкнувшись вчера во время знакомства, на неизвестную мне конструкцию из чулок, лент и хитрых застежек, я, видимо, из-за возбужденного состояния не стал заморачиваться решением ребуса, а просто всё это порвал. И вот пришло время возместить причиненный ущерб, а денег кот наплакал. И нужно срочно что-то с этим делать.
        Две предыдущие проблемы я благополучно решил: нашел временный приют и успокоил гормоны. Осталось найти источник дохода.
        Пока Мира рассматривала 'женские радости', которыми под завязку был забит довольно просторный торговый зал, я перебирал возможные для себя варианты получения денег.
        Криминальные пришлось отмести. В мире, куда я попал, была магия, то есть теоретически могли существовать магические способы защиты от преступлений, всевозможные магические ловушки, сигнализации и другие чудеса, изготовленные местными магами. И прежде чем подступаться к этому, нужно было сперва изучить магию и ее возможности. Взять у кого-нибудь взаймы, а потом не отдать здесь так же было невозможно, по крайней мере, пока я решения этой проблемы не видел. Слепков ауры здесь никаких, конечно, не было, но финансовые документы заверялись кровью, а отыскать разумного по такому следу запросто мог специализирующийся на магии крови маг.
        Тотализатор? Казино? Это также вопрос будущего, сперва здесь нужно было осмотреться.
        Найти работу? В принципе, я не против, нужно же с чего-то начинать, да и знакомствами так можно обзавестись.
        Пока я раздумывал, Мира определилась с выбором и озвучила мне результат. Отдав золотой и проводив его взглядом скряги, я в раздражении дернул входную дверь и втащил в помещение как раз собирающуюся войти в лавку даму. Оказавшись в моих объятьях, та охнула и резко отстранилась.
        - Прошу прощения, - постаравшись придать голосу раскаяние, произнес я.
        Дама, моего любимого возраста, озадаченно осмотрела меня и, определившись с тактикой поведения, шутливым тоном произнесла:
        - Действительно, женская радость, - после чего, кокетливо улыбнувшись, спросила, - И кто же сей красивый юноша?
        - Студент, Маргус, - представился я, изобразив кивок и окинув её оценивающим взглядом, от которого женщины обычно смущаются.
        Высокая брюнетка с очаровательной улыбкой и смеющимися глазами цвета кофе, смущаться не собиралась, а также оценивающе меня рассматривала.
        - Красив как эльф, - вынесла она вердикт, - Вы могли бы украсить своим присутствием лучшие салоны города.
        - Так Маргус и есть эльф, - сдала меня некстати вмешавшаяся Мира.
        Приподняв в удивлении брови и приоткрыв ротик, брюнетка воскликнула:
        - Какая чудесная встреча! - изобразив на лице наивысшую степень счастья, она произнесла бархатным голосом: - Вы-то мне и нужны! Вы ведь не откажите в просьбе даме? - скромная улыбка озарила ее лицо, а ресницы произвели несколько взмахов.
        Мысленно чертыхнувшись, я расплылся в ответной улыбке.
        'И чего ей от меня срочно понадобилось? - думал я, одновременно произнося вежливую фразу:
        - К вашим услугам, прекрасная незнакомка.
        - О! Я же не представилась! - воскликнула она, изящным жестом, сложив ладони в домик, - Зория Церж, хозяйка салона 'Цержавия'.
        - О! Цержавия! - услышал я восхищенный возглас своей спутницы, - Всегда мечтала там побывать!
        Сола Церж, бросив на Миру мимолетный взгляд, мгновенно потеряла к ней интерес и, взяв меня под локоть, произнесла:
        - Сегодня вечером вы будете моим гостем! - и ослепительно улыбнувшись, безапелляционно добавила, - Жду вас ровно в семь вечера.
        По дороге в академию Мира рассказала мне то, что знала о салонах Галасии. Хозяйкой одного из них, 'Цержавии', как раз была Зория Церж, вдова банкира.
        В салоне собирался высший свет королевства, чтобы пообщаться, похвастаться друг перед другом нарядами и приобретениями, сыграть в настольные игры, потанцевать, встретиться с поэтами и музыкантами и послушать их камерные выступления. Своеобразный клуб для высшего общества. Поскольку таких клубов в городе было два, то между ними существовала конкуренция, и хозяйки салонов изыскивали средства переплюнуть друг друга.
        'То есть я буду изюминкой этого вечера', - сделал я для себя вывод. Впрочем, возражений против знакомства с высшим светом Галасии у меня не было. Для устройства в этом мире, связи в верхах мне точно не помешают.

        Кабинет хозяйки 'Цержавии' больше напоминал дамский будуар, чем место для деловых переговоров. Заглянув за украшенную растительным орнаментом ширму, где располагалась широкая кушетка, я уселся в кресло, стоящее между бюро и столиком, на который Зория поставила бутылку вина с двумя высокими бокалами.
        - Вы произвели фурор! - произнесла она с загадочной улыбкой на устах, разливая вино по бокалам.
        Изобразив самодовольный вид, я важно кивнул и, скрывая раздражение, пригубил вино. Мне в течение часа пришлось терпеть общество восторженных дур и выслушивать от них комплименты. На десятом предложении навестить обладательницу четвертого размера как-нибудь вечерком, я мысленно взвыл и убежал играть в карты. Кстати выиграл, правда, немного, всего двадцать серебряных. Но выигрыш улучшил мое настроение и вот теперь я почти спокоен.
        - Двери моего салона всегда открыты для тебя! - произнесла она таким тоном, словно оказывает мне великую милость, - Будешь моим почетным гостем!
        - И что я за это получу? - спросил я, отпив вино из бокала.
        Хоть я и не любитель светских развлечений, но шанс заработать упускать было глупо. К тому же, если я правильно понял, мне всего лишь придется присутствовать на ее вечерах и даже гостей развлекать не надо, этим занимаются специально приглашенные певцы, поэты и музыканты. Один лишь факт моего присутствия сработает как магнит и привлечет в Цержавию восторженных почитателей эльфов.
        Приблизившись к креслу и поставив коленку между моих ног, она приподнялась и нависла надо мной. Ее волосы упали мне на плечи, а дыхание коснулось лица. Пройдясь языком по моим губам, она прошептала:
        - Ты получишь меня.
        Приподняв женщину за талию, я усадил ее на себя. Зория игриво улыбнулась и заерзала. Выдохнув, я, просунув руки под платье, сжал приятные на ощупь округлости, и так же шепотом ответил:
        - Я тебя, конечно, обожаю, но мне нужны деньги, - зря она решила, что получит меня, лишь раздвинув ноги.
        - Золотой за вечер, два раза в неделю, - сменила она интимный шепот на деловой тон, видимо догадавшись о моих мыслях.
        Улыбнувшись предложению, я отрицательно покачал головой.
        - Десять. И не чаще одного раза в две недели.
        Куснув меня за нос, она рассмеялась и произнесла тоном обиженной девочки:
        - Ты требуешь слишком много у бедной вдовы, - поджав губки, она сделала второй шаг, - Три золотых и раз в неделю.
        - Десять и раз в две неделе, - не уступая, я поднялся вместе с Зорией с кресла, поставил ее на пол и направился на выход, по дороге послав даме воздушный поцелуй.
        Проследив за моей траекторией Зория крикнула:
        - Хорошо! Будь по-твоему! Демоны с тобой.
        Остановившись на пороге и закрыв после ее слов дверь, я подошел к Зории и притянул ее к себе.
        - Мы прекрасно сработаемся, - проговорил я, хриплым от нетерпения голосом.

        Ночной город встретил меня тишиной. Шагая по мостовой, я во всю зевал и мечтал только об одном - побыстрее оказаться в своей кровати. Хоть мне и удалось вздремнуть пару часов, прежде чем меня вежливо попросили покинуть дом и не компрометировать достопочтенную вдову, ужасно хотелось спать.
        Когда я проходил по улице ремесленников, ночную тишину нарушил звук похожий на щелчок, а в окне одного из домов, ярко вспыхнул свет и тут же погас.
        Проснувшееся любопытство заглушило сонливость и я осторожно приблизился к заинтересовавшему меня дому. Прислонившись к двери, я услышал приглушенную речь и вскрик. Достав из специального кармана, так называемый, французский гвоздь, удобство которого оценил еще в прошлой жизни, я осторожно приоткрыл дверь и, разглядев через щель удаляющиеся силуэты, очень тихо пробрался внутрь.
        В подсобке, соседствующей с торговым залом лавки, расположились трое: первый сидел на стуле и, шипя, перевязывал себе ногу. Второй возвышался над прислонившимся к стене стариком и держа того за грудки требовал отдать какой-то савхор.
        Поняв расклад, я специально уронил с прилавка ближайший предмет и затаился за дверью. Установившуюся на миг тишину прервал голос одного из грабителей:
        - Глянь, чего там.
        Ответом были крадущиеся шаги и медленно открывающаяся дверь подсобки. Дождавшись, когда грабитель выйдет, я рванул его за одежду на себя и насадил на гвоздь. Придерживая, дергающееся в предсмертных судорогах тело свободной рукой, я со всей силы толкнул его вовнутрь, желая сбить стул под вторым грабителем или хотя бы отвлечь его внимание. Забежав следом, я едва успел увернуться от выпущенного в меня сгустка шипящей субстанции.
        'Черт! Маг! - Пронеслось в моей голове, пока я форсировал, лежащие на моем пути преграды в виде стула и тела первого грабителя.
        Нырнув за стол, я услышал и даже унюхал, как произвольная баррикада приняла удар очередного магического снаряда на себя.
        Раздавшийся спустя мгновение душераздирающий крик, заставил меня выглянуть из-за укрытия. Второго грабителя трясло, словно от удара током. Содрогнувшись в последний раз, он рухнул на пол и затих. Находившийся всё это время в подсобке старик, посмотрел на меня мутным взором, и словно лишившись последних сил, сполз вниз по стене и тоже затих.
        Проверив второго грабителя и убедившись, что тот мертв, я принялся приводить в чувства старика.
        - Всё, всё, молодой эльф, я уже в порядке, - пробурчал он старческим голосом и оттолкнул мою руку.
        Устроившись с моей помощью на табурете, он распорядился:
        - Этих оттащи в зал.
        Когда я выполнил его просьбу и вернулся в подсобку, старик уже копошился у шкафа, перебирая, хранящие там вещи.
        - Рад, что мой призыв подействовал и привел тебя ко мне на помощь, - объяснил он мне причину моего опрометчивого поступка, - Что ж, ты достоин награды.
        Старик, кряхтя и держась за спину, развернулся, окинул меня внимательным взглядом и спросил:
        - Чего ты хочешь?
        - А вы кто? - ответил я вопросом на вопрос, все равно мыслей насчет награды пока не было. Ну, не денег же у него, в конце концов, просить, не настолько же я циничная скотина. Хотя, тот факт, что меня использовали, без моего ведома, мне ужасно не понравился. Меня же запросто мог прихлопнуть тот маг, и прощай второй шанс.
        - Маг-артефактор я, Горос Фект, - представился старик и добавил, - Старый я, силы уже почти нет, поэтому и клиентов мало. Так что денег у меня немного, но для тебя наскребу.
        Ужасно хотелось спросить, что такое савхор, но я унял неуместное любопытство и задал другой вопрос:
        - А помощник вам не нужен? - увидев удивление на лице мага, я пояснил: - Денег мне от вас не надо, их и в другом месте можно достать, а вот знания опытного артефактора мне не помешают.
        Старик хрипло рассмеялся.
        - Эльф желает учиться у человека. Мир сошел с ума.
        - А как вы узнали, что я эльф? - задал я мучивший меня вопрос. Ведь остальные люди, когда я в шапке об этом не догадывались, возможно, потому что встретить светлого эльфа в человеческом королевстве почти невозможно.
        - Что я эльфа не отличу? - возмущенно бросил он, - Я, конечно, стар, но из ума еще не выжил. - Хотя нынешние маги - недоучки все, - как-то печально добавил он, - Они могут и не отличить, пока им под нос уши не сунуть! - со злостью закончил он.
        - Почему недоучки? - удивился я.
        По-старчески брюзжа, маг мне поведал о том, что раньше обучение длилось десять лет, а вот уже как двести лет, чтобы ускорить выпуск магов, так необходимых государствам, обучать стали четыре года.
        - Спешат все, спешат, оголтелые. Не понимают, что спешка до добра не доводит, - закончил он и сгорбился под грузом осознания ожидающих всех бед.
        - А лет вам сколько?
        - Так третья сотня скоро стукнет, - ответил он и подмигнул мне, - А ты, поди, думал, что только эльфы до такого возраста доживают?
        Вообще-то да, так я и думал. Сохраненная в голове информация от прежнего владельца тела говорила мне, что обладающие магическим даром эльфы могут дожить до трехсот лет, а люди-маги, максимум, лет до ста восьмидесяти.
        - Утеряны знания. В спешке, видимо, потеряли, - он рассмеялся горьким смехом.
        - А вы чего не поделитесь знаниями со своими соплеменниками? - спросил я, пытаясь разобраться к кому меня занесло.
        От моего вопроса он нахмурился и будто выплюнул:
        - Не нужны им мои знания. Никому не нужен старый маг Горос Фект, - задумавшись на минуту, он добавил, - И мне никто не нужен. Так что проси другую награду.
        - Э, нет, я к вам в спасители не напрашивался, вы сами меня выбрали, - для наглядности позиции я поводил пальцем перед его лицом, - Так что принимайте в помощники и обучайте.
        - Наглый больно, - заметил маг, недовольно наблюдая за моим аргументом. - Ты хоть кто будешь-то?
        - Маргус Лир, - представился я, - светлый эльф, обладатель темного дара.
        Старик задумался, но удивление не выказал.
        - Перевертыш, - услышал я его приглушенный голос.
        - Что значит перевертыш? - жестче, чем следовало, спросил я.
        Удивившись тому, что я об этом не знаю, он все-таки рассказал мне, что раньше так называли магов с уникальным даром.
        - Уже лет пятьсот о таких не было слышно, - закончив рассказ, он заинтересованно посмотрел на меня и сказал, - Хорошо, будешь моим помощником, но денег я тебе платить не буду.
        - А продавать то, что сам сделаю, вы мне разрешите? - уточнил я.
        - Наглый ты больно, - последовал ответ.
        Оставив старика улаживать дела с городской стражей, я без приключений добрался до своей комнаты в общежитии и, довольный прошедшим днем, мгновенно уснул.

        Глава 4

        Разве я когда-то мог предположить, что на полном серьезе буду изучать нежить? Я и в детстве во всяких бабаек не верил, а тут записываю за лектором и пытаюсь запомнить виды нежити.
        Благодаря стараниям мэтра Каргоса, преподавателя нежитеведения, я узнал, что в зависимости от происхождения нежить бывает естественная и сотворенная. Повышенный магический фон этого мира являлся благоприятной средой для появления нежити, поэтому встретить ее можно было в так называемых 'нечистых' местах, к которым относились чащобы, кладбища, водоемы со стоялой водой, заброшенные дома и прочие. Сотворенная же являлась результатом действий разумных, как умышленных, так и из-за небрежности.
        По силе нежить подразделялась на низшую, относительно разумную и высшую. Деятельность низшей нежити была подчинена определенному алгоритму, в том числе заложенному создателем (скелеты, зомби, мертвецы и другие). Деятельность, так называемой, относительно разумной нежити, определялась самой нежитью. К такой нежити относили низших вампиров, химер, русалок, мавок, болотников, кракенов, гарпий, метаморфов (оборотнеподобная нежить), саламандр (дух огня), мантикор (модифицированная кошка) и других. Высшая нежить была способна управлять как нежитью, так и разумными. Среди них особенно опасными считались личи и высшие вампиры.
        - Многие из этих милых созданий еще и воняют жутко, - сообщил нам лектор, наблюдая за тем, как студенты морщатся от проектированных на доску изображений нежити, - Так что первым делом при охоте на нежить или спасения от нее нужно использовать нюх. Если не доверяете своему нюху, то используйте улучшающее его заклинание.
        Подождав, когда студенты запишут, лектор продолжил:
        - Второе заклинание, которое следует использовать - это заклинание сканирования пространства. Но предупреждаю, действует оно не на все виды нежити, только на низшую и частично на относительно разумную.
        Сообщив, что заклинания они будут изучать на практических занятиях, лектор закончил лекцию. Мы же, отделившись от светлых, проследовали в дальнее здание учебного комплекса на некромантию.
        Курс нежитеведения слушали студенты как светлого, так и темного факультета. В первый год обучения студентов знакомили с существующими видами нежити, учили её обнаруживать, чтоб успеть унести ноги, а также знакомили с первичными способами защиты от нежити. Со второго курса нежитеведение преподавали только студентам темного факультета. Их обучали продвинутым способам защиты, на которые способны только обладатели темного дара, а также методам борьбы с нежитью. С третьего курса студентов обучали создавать нежить.
        Некромантия же являлась ответвлением нежитеведения, выделенным в отдельную дисциплину, в рамках которой студентов темного факультета обучали, во-первых, поднимать мертвых и контролировать их, во вторых, повелевать душами мертвых: призывать души умерших, изгонять или заточать в плен души, вселять призраков в живые или неживые тела.
        В помещении учебного класса стоял полумрак. Одну из стен полностью закрывали пустые металлические клетки, от которых исходил слабый трупный запах. Центр комнаты занимали два прикрепленных полу массивных стола с системой креплений. Сейчас они также были свободны. В стоящем между узкими, с металлической решеткой, окнами шкафу, находились жуткого вида инструменты и предметы, назначение которых я определить не смог.
        Внутренняя дверь со скрипом отворилась, и в помещение вошел темный эльф. Не обращая внимания на столпившихся у входа студентов, он уселся на высокий стул, после чего всмотрелся в каждого из нас своими невероятно-светлыми глазами. Когда очередь дошла до меня, его взгляд на мгновение замер, от чего моя интуиция забила тревогу.
        - Рад приветствовать вас в своей обители, - одновременно и тихим, и сильным голосом произнес некромант после того, как смог отвести от меня взор, - Ко мне следует обращаться мэтр Ларкес Гото.
        Достав из кармана, сложенную в трубочку тетрадь, он, сверившись с записями, продолжил:
        - Так, у нас нынче светлый эльф с темным даром, - отыскав меня в толпе и еще раз осмотрев, он задумчиво произнес, - Посмотрим, что из этого получится.
        Рассевшись на лавку, вдоль стены мы приготовились внимать мудрости некроманта. Первое занятие было ознакомительным, преподаватель нам поведал о том, чем занимаются студенты первого курса: поднимают свежих мертвецов, а также другие разновидности низшей нежити, и учатся давать им простейшие команды. Кроме того, нам была дана полная классификация мертвецов, поведано о степенях их контроля, а так же о том, что некроманты самые крутые маги.
        С последним утверждением я был не согласен, да и возня с дурно пахнущими различных стадий разложения трупами меня особо не прельщала, но я благоразумно об этом умолчал.
        Во время лекции дверь, через которую зашел преподаватель, вновь распахнулась и порог перешагнула местная ипостась Франкенштейна - покрытая скорняжными швами, синюшная человеческая особь. Босиком, одетое в одни штаны, тело, когда-то, судя по отличающимся частям, принадлежащее нескольким крупным мужчинам, тяжелой походкой, издавая жуткие утробные звуки, двинулось в сторону студенческой лавки.
        Повскакивав с мест, большая часть студентов ломанулась к спасительному выходу. Две из четырех девушек, если не считать дроу, потеряли сознание, а оставшиеся две издали визг мощностью в неучтенное количество децибел. Мельком глянув на образовавшуюся пробку у двери, я ничего более умного не придумав, вскочил на лавку и, вытащив гвоздь, приготовился к отражению атаки.
        Рядом со мной тоже самое проделал Старк, только вооружен он был ножом. Прицеливаясь, как бы половчее обездвижить эту тушу, мой взгляд невольно остановился на некроманте, о котором все благополучно забыли. Тот сидел на своем месте и спокойно наблюдал за происходящим.
        - Убери своего монстра! - крикнул я ему, пытаясь перекричать гул голосов.
        Разозлившись на отсутствие реакции на мои слова, я прыгнул в сторону некроманта с целью добраться до его тушки, но невидимый удар отбросил меня от преподавателя и швырнул обратно. Перелетев лавку, я сильно приложился спиной об стену. Пока приходил в себя и проверял степень повреждений, всё закончилось: некромант, отдал команду монстру уходить, а студентам возвращаться.
        - Как показал эксперимент, некромантов из большинства из вас не получится, - этими словами дроу закончил занятия.

        В обеденный перерыв, я из-за отсутствия аппетита, а также движимый гложущим меня со вчерашнего вечера вопросом, направился на поиски солы Гранж. Нужно было срочно узнать о методах противодействия ментальной магии. Ситуация, когда каждый желающий мог привлечь меня к решению своих проблем, удручала. Становиться тимуровцем в мои планы не входило. Суперэльф спешит на помощь - не мой девиз.
        Нашел я ее, как ни странно, в саду. Она сидела на скамье и, прикрыв глаза, наслаждалась одиночеством.
        Прочистив горло, чтоб привлечь внимание дамы, я протянул ей собранный специально для нее букет из разноцветных листьев.
        - Любимому преподавателю от признательного студента, - пояснил я свой жест.
        - Оригинально, - усмехнувшись, сказала она, удивленно осмотрев сначала букет, а затем и дарителя, - Листья мне еще никто не дарил.
        Протянув, спрятанную в перчатку руку, она бережно взяла листья и по наитию понюхала их. Вспомнив, по всей видимости, что-то приятное из своей молодости, женщина с полуулыбкой на губах, поправила выбивающуюся из-под аккуратной шляпки прядь волос и, посмотрев на меня внимательно, спросила уже тоном мага-менталиста:
        - Ну и что же ты хочешь взамен, признательный студент?
        - Ментальную защиту, - выдохнув, признался я.
        - Вот как, - произнесла она и задумалась, - Ментальная защита стоит на студенческом браслете. Этого для тебя не достаточно?
        Признаться, я удивился, никто мне об этом раньше не говорил, а инструкция к браслету не прилагалась.
        - И насколько она хороша? - спросил я
        - Маг уровня бакалавра ее не пройдет, - ответила она, - Для студента этого вполне достаточно.
        'А вот для меня нет, - подумал я и пришел к удручающему выводу - Большую значит не даст, преподавателям ведь нужен контроль над студентами.
        Видимо угадав мои мысли, сола Гранж принялась объяснять мне ситуацию. Ее объяснения сводились к тому, что поскольку дар у меня начал развиваться совсем недавно, то поставить защитные блоки я был пока не в состоянии, просто силы не хватит. За территорией академии можно было пользоваться защитными артефактами, но те стоили бешеных денег, так что я пока не рассматривал этот вариант. На территории же учебного заведения использование сторонних артефактов было запрещено, поскольку они вступали в противодействие с защитой академии. Да и надобности в них, по мнению руководства академии, не было, так как студенческий браслет в необходимой мере обеспечивал защиту своим носителям и не только ментальную.
        - Понятно, - невесело произнес я, дослушав аргументы преподавателя.
        - Не все так уж и плохо, - подбодрила она меня, - Молодости свойственен максимализм.
        'Не так уж я и молод, - подумал я, а вслух спросил, рассматривая на своей руке браслет темно-оранжевого цвета, изготовленный из материала, напоминающего толстую кожу:
        - А какие еще у него есть функции?
        Сола Гранж рассмеялась и, погрозив мне пальцем, произнесла:
        - То, что необходимо знать студенту, ты уже знаешь, - но видимо уловив мой настрой, уже серьезным тоном добавила, - Никакого вреда браслет студенту не причинит, так что не нужно ждать от него неприятностей, а тем более 'случайно' его забывать, когда выходишь в город. В первую очередь он направлен на защиту. Мы дорожим своими студентами, их и так слишком мало, - закончила она задумчиво.
        - Видел я, как вы дорожите студентами, - проворчал я, намекая на инцидент в классе некромантии, - Надеюсь, девушки пришли в себя.
        Сола Гранж рассмеялась и уверила меня, что студенты в порядке, целители привели всех в норму.
        - Это проверка была обязательна, - пояснила она мне, - Не держи зла.

        Аудитория, где должна была проходить следующая лекция, находилась на последнем четвертом этаже здания, принадлежащего кафедре артефакторики. Функцию потолка здесь выполнял стеклянный купол, отчего в помещении было довольно светло. Как я позже узнал, стеклянное покрытие купола, кроме того, что являлось очень прочным, так еще и могло затемняться при необходимости.
        Усевшись рядом с Мирой и чмокнув ее в специально подставленную для этого действия щечку, я бросил мимолетный взгляд на других членов группы. Герцог как всегда являл собой статую: с надменным видом следил через купол за траекторией полета осенней листвы, срываемой ветром с деревьев. Старк Росо что-то увлеченно рисовал в тетради, прикрыв от сестры результаты своего усердия. Стасия же смотрела на меня, причем как-то брезгливо, словно на насекомое, посмевшее утонуть в ее компоте.
        Улыбнувшись ей в ответ гадливой улыбкой, я вслушался в щебетание Миры, которая мне, оказывается, уже что-то воодушевленно рассказывала. Рассказ девушки, в смысл которого я так и не смог въехать, прервал зашедший в аудиторию преподаватель.
        Среднего возраста, с небольшим брюшком и ухоженной растительностью на лице, что являлось редкостью для этого мира, он зашел за кафедру, и, отпив воду прямо из графина, произнес скрипучим голосом, от которого половина студентов сморщилась:
        - Приветствую вас, неучи! - Осмотрев аудиторию строгим взглядом, будто выискивая несогласных с формулировкой, он пафосно продолжил, - Маг-артефактор является наивысшей ценностью для мира! На артефакторах держится цивилизация! Изготовленные нами артефакты используются повсеместно и никто уже и помыслить не может обходиться без них. Мы несем миру развитие и процветание! Без нас мир погрузится во мрак дикости и беззакония!
        Через несколько минут подобного вещания он, осмотрев впечатленных вступительной речью студентов, гаденько так припечатал:
        - Хотя я сомневаюсь, что среди вас есть те, кто достоин высокого звания мага-артефактора! - сделав театральную паузу, он закончил каверзным вопросом, - Вот, интересно, получится ли кому-то из вас доказать обратное?
        Многие после последних слов расправили плечи и вздернули кверху подбородки, показывая преподавателю, что вот как раз они-то и докажут. Маг махнул рукой и, наказав конспектировать, начал знакомить студентов с видами артефактов.
        Как оказалось, артефакты могли быть одноразовыми, более простыми в изготовлении и использовании, и многоразовыми.
        Многоразовые артефакты подразделялись на те, которые подпитываются энергией извне и те, которые получают заряд от своего владельца. Последние были эффективны в том случае, если дар владельца достигал хотя бы уровня бакалавра. Соответственно, чем сильнее дар у владельца, тем эффективнее был и артефакт.
        Также существовали артефакты, содержащие в себе некую сущность. Изготавливать их могли только темные маги.
        По назначению артефакты подразделялись на защитные, боевые, бытовые, стимуляторы, лечебные, любовные и другие.
        Сообщив нам, что мы начнем обучение с изготовления простых бытовых артефактов, преподаватель нас отпустил.

        Оставив учебные принадлежности в комнате, я направился в город осваивать артефакторику на практике. Старик встретил меня можно сказать радушно, по крайней мере, недовольства на его лице я не заметил.
        - Давай сразу договоримся, - сказал он мне, когда закончил знакомить с работой лавки и моими немногочисленными обязанностями, - Ты мне сразу скажешь, что ты от меня хочешь узнать.
        - Меня такой подход устраивает, - согласился я, но про себя подумал о риске, которому себя подвергну, открывшись старику.
        Мне нужны были знания, так сказать, совсем необязательные для законопослушного гражданина: например, я хотел научиться не оставлять следы, передвигаться бесшумно и незаметно для окружающих, в то же время, сам я хотел распознавать таких умников, чтобы они не смогли неожиданно ко мне подобраться; мне была нужна информация о видах существующей в этом мире защиты, как личности, так и имущества, а также способах ее обхода.
        К тому же меня интересовали знания по менталистике: я хотел научиться защищать себя от ментальных атак, а так же самому воздействовать на разумных. А поскольку старик смог меня, несмотря на наличие браслета, позвать на помощь, то по силе был явно выше бакалавра и по моим расчетам должен был обладать нужными мне знаниями.
        Разглядев сомнения на моем лице, которым я все еще не научился владеть в должной мере, Горос Фект хмыкнул и старческим голосом произнес:
        - Не беспокойся, мне недолго осталось, так что унесу твои тайны в могилу.
        Заявление старика от чего-то не оставило меня равнодушным и не только из-за того, что я испугался не успеть выудить из него все нужные мне знания. Уловив мое состояние, старик еще раз усмехнулся.
        - Несколько месяцев у меня еще есть, - сказал он и, прокашлявшись, потребовал, - Выкладывай!
        Ну, я и выложил. Не все, конечно, о себе я ему ничего не рассказал, только то, чему хочу научиться.
        - Интересно, - сказал он, выслушав пожелания, - Хотя ты же перевертыш, - видимо, это явление объясняло мои интересы, и он опять хмыкнул.
        Старчески шоркая ногами, мэтр Фект прошел в подсобку и через несколько минут вернулся оттуда с двумя внушительного размера фолиантами.
        - Эти книги, будешь изучать здесь, - положив одну из них передо мной на стол, он пояснил, - Вот это - пособие для магов-криминалистов, а вот здесь дается подробное описание всех известных магических систем, применяемых для защиты тайников и зданий, - вторую книгу маг положил рядом с первой.
        - Спасибо! - искренне поблагодарил я, рассматривая учебные пособия.
        - Позже их посмотришь, а сейчас будем заказ клиента выполнять - заряжать артефакты для освещения помещений.
        С этими словами старик поставил на стол ящик с этими самыми артефактами. Под руководством мага, я зарядил пять накопителей для ламп, на большее сил пока не хватало, после чего начал расспрашивать учителя о расценках за подобную работу.
        Услышав цифры и вспомнив об уличных фонарях, я предположил, что город тратит изрядную сумму из бюджета только на освещение улиц в вечернее и ночное время.
        - Столица - это лицо королевства, - пожав плечами, ответил на мое замечание маг.
        - А можно изготовить такой артефакт, который будет днем собирать солнечную энергию, а в темное время освещать ею улицы? - задал я вопрос.
        - Зачем? - спросил маг.
        - Ну, солнечная же энергия, в отличие от магической, бесплатная, - озвучил я, как мне казалось, очевидное.
        - Солнечная энергия, - передразнил меня маг, - Придумал тоже. Кто ее использует-то?
        - Все используют: растения, животные, да и мы тоже, загораем, например, - привел я разумный довод, хотя насчет загара, это я конечно зря, - Существуют ведь мельницы, где используется энергия воды и ветра, - дождавшись согласного кивка учителя, я сделал вывод, - Солнечную энергию тоже можно использовать на благо человечества, - и быстро дополнил, - и эльфов.
        Задумавшись, старик выпал из реальности на несколько минут, а когда вернулся, пообещал попробовать создать такой артефакт.
        Окрыленный его согласием, я принялся рисовать схему солнечной батареи, чтоб маг лучше понял идею.
        - Главное - создать артефакт, который будет преобразовывать солнечную энергию в магическую, - заметил я.
        - А панели, которые будут поглощать солнечный свет из чего делать? - спросил маг, внимательно рассмотрев схему.
        - Ну, - я почесал затылок, - За основу можно взять всё, что угодно, хоть стекло, хоть металл. Здесь же есть магия! - оптимистично ответил я.
        - А где ее нет? - зацепился за мои слова мэтр.
        Пожав плечами, я предположил равнодушным голосом:
        - Ну, не знаю, где-то ведь её может не быть.
        - Очень странная идея, - подозрительно заметил маг.
        - А патентное бюро в Галасии есть? - сменил я тему, задав очень важный для себя вопрос.
        Ответ мэтра меня воодушевил. Понятие интеллектуальной собственности этому миру, оказывается, уже было знакомо. Магические изобретения подлежали регистрации в гильдии магов. Правда, так называемый, патент действовал только на территории того государства, где был зарегистрирован.
        Когда на следующий вечер, я пришел в лавку мэтр Фект уже с нетерпением меня ожидал.
        - Я придумал, как преобразовывать солнечную энергию в магическую, - обрадовал он меня.

        Глава 5

        Преподаватель кафедры боевой магии, мэтр Гро Тарос очень высокого роста маг, с заплетенными в косу волосами, пояснил, что первые полгода нас будут обучать управлять стихиями огня, воды, воздуха и земли, а со второго семестра темным начнут преподавать одну из специальных стихий - стихию тьмы. С третьего курса, для тех темных, кто выберет специализацию боевого мага, добавятся стихии смерти и хаоса. Кроме того уже со второго курса всех студентов будут обучать ментальной боевой магии.
        Начали мы обучение с укрощения воздушной стихии. Занятия проходили на одном из, принадлежащих кафедре боевой магии, полигонов - площадке, размером с футбольное поле с расставленными по периметру высокими столбами, между которыми проходили силовые потоки, выполняющие защитные функции.
        Несколько часов подряд мы под руководством мэтра учились пускать по заданной траектории воздушные потоки: студенты клали на ладони листья и силой мысли, создавая ветер, заставляли их летать.
        Поскольку светлые имели большую предрасположенность к основным стихиям, то у студентов в синих мантиях покорять воздух получалось заметно лучше, что ужасно злило темных.
        'Жаль, а я уже размечтался о полетах. Ладно, что-нибудь придумаю, артефакт какой, возможно, удастся сделать', - думал я, наблюдая за очередной попыткой Стасии справиться с листом.
        Заметив мой взгляд, и без того красная от злости Стасия, взорвалась.
        - Ты мне мешаешь! - выкрикнула она и, вдавив каблуком упавший лист в землю, прошипела, - Демонов светлый!
        Усмехнувшись, я отвернулся от этой ненормальный, и, подмигнув, улыбающейся мне Мире, отправил в ее сторону кленовый лист. Сделанного мною воздушного потока хватило только на середину пути, и если бы Мира не продолжила его путь своей магией, то листок был бы обречен. Взяв долетевший лист в руку, девушка, шутливо изобразив книксен, украсила им свою шляпку.
        Со стихией земли у темных дело шло еще хуже. Если светлые без особого труда силой мысли образовывали небольшие ямки на поверхности земли, а у некоторых даже получалось их закапывать, то у студентов в бордовых мантиях с трудом получалось сделать даже короткую борозду.
        - Землеройка, - презрительно бросила Стасия Мире, завистливо осмотрев результаты труда светлой.
        - Хамка, - не осталась в долгу Мира и на всякий случай зашла мне за спину.
        Девушки имели разные весовые категории. Дроу была крупнее и на полголовы выше Миры. К тому же ее нереально светлые глаза пугали. Вот интересно природа распорядилась, очень красивая девушка: и тонкие черты лица и чувственные губы, и точеная, спортивная фигурка, и роскошные темно-русые волосы, но вот глаза - жуть какая-то. Они портили всё впечатление и вызывали только желание отвести взгляд.
        - А когда мы будем стихию огня изучать? - услышал я вопрос одного из студентов, отвлекший меня от размышлений о специфической красоте дроу.
        Преподаватель недовольно глянул на светлого, ведь тот своим неуместным вопросом отвлек всех студентов и вместо того, чтобы учиться управлять землей, те сейчас стояли и ждали ответа.
        - Когда выпадет снег, - всё же сообщил он и пояснил, увидев печаль в глазах у многих, - Чтоб пожаров не было.
        'То есть за месяц надо овладеть воздухом и землей', - дал я себе установку. Правда, пока не знал, как этого добиться. Из темного стихийного мага по любому не выйдет. Надежда была только на какие-нибудь утерянные или забытые методики, о которых мог знать Горос Фект.

        Мэтр Фект выслушав мою проблему, хмыкнул и, произнеся традиционное 'неучи', показал мне пару упражнений на прокачку каналов, отвечающих за взаимосвязь со стихиями.
        - Но все равно выше уровня бакалавра ты стихийной магией владеть не будешь, - спустил он размечтавшегося меня с небес на землю. - Хотя если сравнивать с нынешними темными магами, которые владеют основными стихиями только на начальном уровне, то, думаю, все не так уж и плохо, - услышал я его голос, погрузившись в невеселые мысли.
        - А заклинание левитации, я смогу осилить? - спросил я, затаив дыхание.
        - Зачем тебе? - спросил он, и возмущенно, ударив ладонью по столу, - Что за странные мысли вечно в твоей голове рождаются?!
        - Летать хочу, - признался я, вздохнув.
        - Летать не сможешь, - безапелляционно заявил он, - Если только ненадолго зависать в воздухе.
        Видимо, разглядев мое глубокое разочарование, маг попытался меня успокоить.
        - Ну, зачем тебе летать? Никто ведь не летает. Нет, стихийные маги, конечно, могут, но незачем. Чего там наверху? Нет там ничего! Драконов и тех уже несколько сотен лет никто не видел.
        Я сидел и кивал на доводы старика. Как вот ему объяснить, что я без неба жить не могу? Да и ни к чему это.
        - Поможешь мне сделать артефакт, который бы поднимал меня в воздух и мог летать на хорошей скорости и высоте? - спросил я его.
        Произнося очередной утешительный довод, мэтр споткнулся на полуслове, и пару раз поймав ртом воздух, прокашлялся и только потом произнес:
        - Еще один?! Мы еще предыдущий до ума не довели!
        Бормоча о злодейке-судьбе, подсунувшей ему на старости лет сумасшедшего эльфа, мэтр велел мне нести со двора солнечную лампу, на таком названии мы решили остановиться, где она с самого утра проходила испытания.
        Притащив и поставив на стол артефакт, я, затаив дыхание, стал наблюдать за манипуляциями мага.
        Получилась у нас конструкция, напоминающая гриб с очень широкой плоской шляпкой, причем в форме многоугольника. Дело в том, что у соседа мэтра, стекольного мастера осталось стекло от витражей, на которое уже долгое время не было покупателей, так что нам оно досталось, как залежалый товар, по дешевке. Улучшив свойства стекла с помощью магии, мэтр насадил его на металлический бочонок, преобразователь энергии.
        И вот теперь пришло время проверить, будет ли лампа работать.
        - Переключатель надо еще какой измыслить, - услышал я бормотание старика.
        - Автоматический - подсказал я.
        Махнув на меня рукой, мол не мешай думать, маг продолжил колдовать. Через пару секунд лампа загорелась, озарив подсобку ярким светом.
        - Работает! - не удержался я от возгласа.
        - Работает, работает, только до ума еще доводить надо, - не разделил моей бурной радости старик.
        В Гильдию магов мы отправились на следующий день, когда маг доработал артефакт. На общем собрании было решено, что патент будем регистрировать на два имени. Ну и что, что идея моя? Без мэтра я бы ее вряд ли когда-нибудь воплотил, уж точно не в ближайшие четыре года, да и, если честно, хотел я таким образом подмазаться к старику, чтоб он не дай бог, что-то важное из своих знаний от меня не утаил. Я ведь ему по сути никто, пришлый эльф, даже не сородич.
        Здание Гильдии магов находилось, как я и предполагал в центре города. Это было одно из самых красивых из стоящих здесь зданий, напомнившее мне своим видом творения мэтра Гауди из моего мира. Пройдя арку из ряда, склоненных друг к другу, колон, мы оказались в огромном зале, пол которого был выложен цветной плиткой, а стены украшены объемными изображениями, оставивших в истории королевства след, магов. Из-за использованной художником объемной техники, казалось, что маги внимательно наблюдают за посетителями, возможно, именно поэтому, здесь не смотря на наличие людей, было довольно тихо. Подойдя к стоящему за стойкой служащему, мэтр сообщил ему о цели визита. Важно кивнув, клерк через внутреннюю связь, продублировал сообщение мэтра и спустя минуту, за нами явился другой служащий, который и проводил нас в кабинет мага-чиновника, занимающегося регистрацией изобретений.
        Осмотрев нашу солнечную лампу, чиновник сделал запись в специальном журнале и попросил нас явиться через неделю. И если проверка покажет, что ничего подобного в реестре изобретений нет, то нам выдадут патент.
        Процедура регистрации удивила меня своей простотой. Но отсутствие бюрократических препон - это только треть успеха. Нужно было еще изготовить лампы, а также продать их. Через салон 'Цержавия' я планировал выйти на чиновника, отвечающего за благоустройство города и получить у него заказ.

        Уже пару дней я пытался освоить показанные мне мэтром Фектом заклинания отвода глаз и заметания следов. Пока получалось плохо, но я не унывал, а планомерно продолжал заниматься. По утрам я прокачивал каналы, а после занятий, когда приходил в лавку, изучал выданные магом книги и тренировался делать заклинания.
        И сейчас, возвращаясь в академию, по дороге я отрабатывал заклинание отвода глаз. Судя по тому, что выясняющие отношения у входа в кабак горожане не обратили на прошедшего мимо них чужака внимания, можно было сделать вывод, что заклинание действует. Хотя для чистоты эксперимента не мешало бы проверить на трезвых испытуемых.
        Возможность представилась буквально через квартал. Из одного из домов вышла молодая прачка, с заполненной грязным бельем корзиной, и направилась в ту же сторону, что и я. Поравнявшись с девушкой, я шлепнул её по колыхающемуся при ходьбе заду. Резко развернувшись, и явив моему взору шикарного размера грудь, она озадаченно осмотрела пустую улицу.
        Не удержавшись, я прикоснулся к ее груди и еле успел увернуться от тяжелой корзины.
        - Кто здесь?! - крикнула девушка, озираясь по сторонам.
        Не сказал бы, что она была сильно напугана, скорее рассержена. Не дождавшись ответа и так никого и не обнаружив, девушка быстрым шагом с короткими перебежками побежала по улице.
        Довольный результатом эксперимента, я, отпустив испытуемую, продолжил свой путь. Правда, созерцание аппетитных форм горожанки не осталось без последствий: разбушевавшиеся гормоны заставили меня слегка изменить маршрут. Оказавшись под окнами женского общежития, я, вновь применив заклинание отвода глаз, полез по пожарной лестнице на третий этаж, где жила Мира. Отсчитав четыре окна, я двинулся по карнизу к цели. В этой ситуации главное не промахнуться. Как-то мой знакомый движимый страстью и несколькими градусами алкоголя штурмовал высотку и перепутал этажи: вместо шестого, залез на пятый, напугав тем самым готовившуюся ко сну пожилую женщину. Незапланированная романтика все же не состоялась, невнимательный любовник поспешно ретировался, даже не выслушав доводов дамы.
        Судьба старого знакомого меня, к счастью, миновала, и я оказался там, где планировал, вот только место было уже занято.
        Стащив голого парня с девушки, я сперва подправил коленом его наглую рожу, а затем от души попинал по ребрам. Творимый мною беспредел прекратил мощный воздушный удар. Врезавшись в стену, я услышал обеспокоенный голос девушки:
        - Барис! Тихо! Комендантша услышит!
        - Извини, Галия. Я проучу его тихо, - пообещал старшекурсник и начал ко мне приближаться.
        Поняв, что ошибся и мысленно обматерив себя, я обновив заклинание отвода глаз, метнулся в сторону двери, но был схвачен сзади за куртку. Резко наклонившись вперед, я лягнул незадачливого студента в пах. А нефиг против меня без штанов выходить.
        Пока он валялся в позе эмбриона и скулил, я рывком открыл дверь и выбежал в коридор. Добежав до лестницы, еле успел увернуться от выпущенной в мою сторону молнии. Перепрыгивая через ступени, я ломанулся вниз. Вдогонку летели молнии и проклятия разъяренного противника.
        На первом этаже ювелирно обогнув препятствие в виде грозной женщины, спешащей в сторону лестницы, я выбежал на улицу и, применив заклинание заметания следов, со всей мочи понесся в сторону своей общаги.
        'Блин, надо же так лохануться, - корил я себя по дороге домой, - И чего я вообще драться полез? Я конечно ревнивый, но так, чтобы крышу сносило, такого раньше не было. Неужели причина всему молодое тело и разыгравшиеся гормоны?'
        Утром же Мира рассказала мне, что уступила свою комнату подруге. У той случилась любовь с лучшим студентом четвертого курса боевой магии и чтобы проверить свои чувства, им срочно нужно было уединиться.
        - Это ведь не ты был? - спросила она меня с надеждой в голосе, заглянув в глаза.
        Правда, я не понял, какой ответ она надеялась услышать, положительный или отрицательный.
        - Нет, конечно, - уверил я ее.
        Девушка вздохнула, но я вновь не понял, это был вздох облегчения или разочарования.
        - А вот Барис почему-то думает на тебя, - предупредила она меня. - Через неделю, когда его выпустят из под ареста, он, скорее всего, захочет с тобой поговорить.
        'Тоже мне, нашел виноватого! - возмущенно думал я, услышав о возможной угрозе со стороны боевого мага, - Тикать надо было из общаги, а не бегать по коридорам с голым задом, метая молнии. Что за мода обвинять в своих проблемах кого угодно, только не себя?!'.
        Интерлюдия

        Мэтр Карлос Свинс, заместитель главы Гильдии магов заслушивал доклад подчиненного: выжимку дел, проходящих через Гильдию за декаду. Услышав о выдаче патента на изобретение 'солнечная лампа' мэтру Горосу Фекту с учеником, неким Маргусом Лиром, эльфом, Карлос сделал жест рукой, призывая докладчика прерваться.
        - Горос Фект? - уточнил заместитель главы гильдии у подчиненного, - Он разве еще жив?
        Этот маг лет сто назад, когда сам Карлос еще лежал в колыбели, был довольно известной личностью. Причем известной в качестве врага одной из аристократических семей соседнего королевства Патании. Правда, тех, кто объявил его врагом и назначил за его голову награду, уже давным-давно не было в живых, как и всех представителей того неосмотрительного семейства, а вот их враг и как припомнил маг, предатель своего сюзерена, оказывается еще жив.
        'Это сколько ему должно быть лет? - попытался подсчитать в уме Карлос, - Явно больше ста пятидесяти, - помотав головой и отбросив подсчеты, маг выбросил эту историю из головы. Не представляла она для него интереса. Подумаешь, доживающий свое время, старый маг нашел себе ученика, ну и что, что маг человек, а ученик - эльф. У Карлоса даже проснулось что-то типа гордости за тот факт, что человек чему-то может обучить эльфа.

        Глава 6

        В здание кафедры демонологии я входил настороженно. К демонам я и в той жизни относился сложно. Не то, чтобы верил, но кто из нас не боится встречи с Люцифером, верховным демоном христианской мифологии? Ага, расскажите мне о своем бесстрашии, да еще стоя одной ногой в могиле. Ведь важнейшая из загадок для человека: где он окажется в раю или аду - разгадывается только после смерти. Я вот, например, после смерти выяснил, что вариантов ответа больше двух. Тем, не менее, дьявола все еще опасался, мало ли.
        Демонологию, науку о взаимодействии с демонами преподавали только студентам темного факультета. На первом курсе студентов знакомили со всеми известными видами демонов, давали их полную классификацию, а также обучали способам противодействия ментальным ударам демонов. Со второго курса студентов начинали обучать призывать демонов и в зависимости от вида демона и силы мага заключать с демоном сделку или подчинять его своей воле.
        Преподаватель демонологии, мэтр Марк Лорель встретил нас в тускло освещенном камерном зале. Рассевшись в полукруг на лавки перед столами, предназначенными для трех студентов, мы, притихшие, непроизвольно бросали по сторонам взгляды, ожидая очередной проверки.
        Лекция началась как обычно: лектор ознакомил нас с видами демонов. Классифицировали демонов по силе и по назначению. Несмотря на то, что назначение у демонов было разнообразным, демонологи их традиционно разделяли на четыре большие группы: демоны - собиратели душ, демоны страстей, демоны стихий и демоны шутки.
        Последние хуже всех поддавались 'дрессировке' и были самыми непредсказуемыми и опасными из всех демонов. Работе с ними обучали студентов последних курсов.
        Речь лектора прервал донесшийся до аудитории жуткий хохот, заставивших многих побледнеть.
        - Не обращайте внимания, - успокоил нас мэтр, - Это старшекурсники шутников пытаются подчинить.
        Остаток лекции прошел под аккомпанемент разного вида смеха: от истерического до патологического.
        Несмотря на спокойное поведение преподавателя, студенты нервничали, постоянно озирались и жались друг к другу. Когда преподаватель объявил, под гомерический хохот очередного демона, что лекция закончена, все вздохнули с облегчением и, обгоняя друг друга, устремились на выход.
        Мы с дроу оказались в хвосте. Они потому что всем своим видом пытались доказать окружающим, что им нисколько не страшно, а вот мне было скорее интересно, я даже пожалел, что студентам не показали даже какого-нибудь слабого демона.
        - Что, страшно? - спросила меня Стасия с ехидной улыбкой на губах.
        - Очень, - не стал я спорить, - Но если что, ты ведь меня спасешь?
        - Что?! - задохнулась от возмущения дроу, - Я тебя?! Да я буду рада, если тебя съест какой-нибудь из демонов!
        После чего она резко развернулась и быстрым шагом направилась в сторону выхода. Старк, вздохнув, поплелся следом, ну а мне ничего не оставалось, как идти за ними. В здании кафедры демонологии меня больше ничего не держало, да и обедать было пора.
        Размышляя о еде, я чуть не влепился в остановившегося вдруг Старка. Тем временем, Стасия с задумчивым видом, прошла мимо нас в обратную сторону. Удивившись, я, тем не менее, не стал узнавать, куда это ее понесло и, не меняя маршрут, уперся в стену. Тупик. Что за нафиг?
        Обернувшись, я увидел, как дроу заворачивают за угол, и поспешил за ними. Пройдя пару минут по коридору, мы опять уперлись в стену.
        'Проверка началась, когда о ней уже все забыли', - пришла мне в голову мысль.
        Пошли обратно. А что еще делать? Простукивать стены?
        'Пол бы из-под ног не ушел', - подумал я и, замедлив шаг, стал ступать осторожно.
        Стасии, видимо, пришла та же идея на счет стен и она начала их ощупывать, надавливая на понравившиеся камни. Через несколько минут, когда я уже сидел на корточках и рассуждал о сложностях бытия, оплакивая пропущенный обед, один из камней поддался и в стене образовался узкий проход.
        Воодушевленная успехом, Стасия бесстрашно в него шагнула, а за ней в дыру пролез и братец. Заглянув в проход и прислушавшись, я никаких зловещих звуков не услышал. Лаз был входом в узкий и длинный коридор. Решившись, я перешагнул нижнюю кладку и стал догонять дроу.
        Через пару минут, мы вышли в небольшое квадратное помещение и буквально сразу же, стена, издав скрежет, загородила проход, так что, не успев выскочить, мы оказались в каменной ловушке.
        Выругавшись, Стасия вновь приступила к осмотру стен.
        - Помогайте! Чего встали?! - прикрикнула она на нас.
        Переглянувшись, мы пришли к общему мнению, что лучше не спорить и тоже принялись обследовать стены.
        Повезло опять Стасии и она также без страховки, первой пролезла в открывшийся проем.
        'Хорошо, когда есть, кем рисковать', - невольно подумалось мне.
        Плутали мы по лабиринту примерно час. Выдохлись и решили передохнуть. Вернее Стасия, отчаявшись, сползла по стене и, обхватив руками колени, уставилась в одну точку. Мы, вновь переглянувшись, пристроились напротив нее.
        - Слишком долго для проверки, - сказал я, чтобы хоть что-то сказать.
        Несмотря на то, что, как выяснилось, эльфы видят в темноте намного лучше людей, закрытое пространство все равно давило на психику, а тишина и неизвестность действовали на нервы.
        - Думаешь, это проверка? - удивился Старк.
        - Ну а что еще? - пожал я плечами, - Хотя есть у меня еще одна версия, - сообщил я загадочным тоном, и когда Стасия вышла из прострации, продолжил, - Вы меня сюда заманили, чтобы съесть.
        Сморгнув, Стасия открыла рот, чтобы ответить на обвинение, но Старк перебил ее, прыснув со смеху, после чего мы оба заржали.
        - Идиоты, - фыркнула девушка и, встав на колени, вновь принялась ощупывать стены. И опять, что-то там нашла. Лучше бы она отдыхала, ей богу.
        Меня ослепила вспышка, рядом вскрикнул Старк, и где-то впереди Стасия. В помещение ворвался воздух и нас начало засасывать. Ослепшие, цепляясь друг за друга, под демонический хохот, мы вылетели, судя по ощущениям, на улицу и совершив несколько кувырков, свалились в траву.
        Когда зрение восстановилось, я обнаружил себя на лесной поляне. Чуть в стороне лицом вниз лежал без движений Старк, а вот девушки видно не было.
        'Нихрена себе проверочка! - возмущенно подумал я и мысленно передразнил солу Гранж: 'Мы дорожим нашими студентами'.
        Ага, дорожат. И как теперь отсюда выбираться?
        Доползя до дроу, я принялся приводить его в чувства оплеухами.
        - Выплюнув изо рта землю и прокашлявшись, Старк осмотрелся и, не увидев сестры, принялся кричать ее имя.
        Попросив его заткнуться, мало ли кто может услышать его вопли, я, с трудом поднявшись на ноги, отправился осматривать поляну, надеясь, что Стасия, скрытая высокой травой, лежит где-то неподалеку. Нашлась она, как я и предполагал, в нескольких шагах от брата. Присев подле нее, и проверив пульс, я пошлепал ее по щекам.
        - Вставай, красавица, идти пора.
        - Стасия! - выкрикнул, подошедший Старк.
        - Да не ори ты так! - одернул я его, - Жива она.
        Отряхнув одежду от листьев и полусухой травы, я, обернувшись к дроу, велел им поторапливаться. Нам нужно было как можно быстрее, не привлекая к себе внимания выйти к ближайшему населенному пункту. Солнце уже вышло из зенита, и скоро начнет темнеть. Брат с сестрой уже успели привести себя в порядок и сейчас о чем-то усиленно шептались.
        - Чего это ты тут раскомандовался?! - поравнявшись со мной, возмущенно высказала претензию Стасия и, задрав подбородок, пошла первой.
        'Вот, дура', - удивился я ее поведению, но мысленно сплюнув, пошел замыкающим.
        В осеннем, полуголом лесу словно отсутствовала жизнь: не щебетали птицы, не сновали с ветки на ветку белки, даже муравейники по пути не попадались.
        'Странный какой-то лес', - подумал я, - ну ладно животных не видно, от нас попрятались. А вот почему птиц не слышно?'.
        На всякий случай, я подобрал подходящего вида палку и заострил ее с помощью ножа. На днях я приобрел себе два метательных ножа, на большее у меня не хватило денег. Несмотря на то, что дворяне здесь носили шпаги, маги относились к этому оружию прохладно и больше доверяли своей магической силе, чем этой железке. И действительно, клинковое оружие против мага смотрелось не серьезно. Маг был в состоянии убить силой одной лишь мысли. Но я-то ведь пока не маг и силой мысли врагов разить не умею.
        Идущий впереди меня Старк остановился и заинтересованно уставился в глубь леса. Поравнявшись с ним, я тоже глянул в ту сторону, надеясь увидеть, что привлекло его внимание. Между деревьями стояла обнаженная девушка с распущенными рыжеватыми волосами, длиною, уходящими в листву под ее ногами.
        - А ничего так, симпатичная, - одобрил я его выбор, ведь действительно, девушка была чудо как хороша: полные груди, плоский живот, длинные, ровные ножки, ну и еще пара штрихов.
        - Как думаешь, это дриада или фея? - спросил меня дроу, сбив мечтательный настрой.
        - Чего?! - обалдел я от его вопроса.
        Признаться, я еще не успел подумать, откуда здесь взялась эта красавица, мысли пока были заняты другим. А о феях-то я вообще забыл. В своем лесу, я их как-то не встречал, а в здешний первый раз попал.
        Всмотревшись в девушку, я заметил, что глаза у нее словно застывшие.
        - Стеклянные глаза, - мысль непроизвольно преобразилась в слова, когда я вспомнил об одном из признаков, перечисленных преподавателем по нежитеведению.
        - Мавка! - закричали мы в унисон и, обогнав Стасию, понеслись прочь от этого места.
        Бежали быстро, едва успевая уворачиваться от хлестких веток и остановились только когда расслышали позади надрывающийся голос Стасии:
        - Да стойте вы!
        Отдышавшись, она возмущенно нам выговорила:
        - У нас же браслеты! Они должны отпугивать нежить.
        - Проверять как-то не хотелось, - возразил ей брат, - Да и браслеты вроде защищают только от низшей нежити, мавки к ней не относятся.
        - Все равно, день ведь еще, - не сдавалась девушка, - Они только после захода солнца активны, а сейчас вялые еще, так что не стала бы она нападать.
        Я посмотрел на небо и пришел к выводу, что закат начнется примерно через пару часов, а солнце скроется за деревьями и того раньше.
        - Уходим! - прервал я их спор и, развернувшись, направился в западном направлении.
        - Чего это ты опять командуешь? - услышал я за спиной недовольный голос Стасии.
        Не оборачиваясь, я продолжил свой путь. Нужно было успеть найти убежище до темноты, на выяснение того, кто круче, времени совсем не было.
        'Долбанутые академики, - ругался я по дороге, - устроили, блин, проверку. Наверно, сами сейчас не знают, где нас искать, - от последней мысли внутри похолодело, - Да нет, не может быть, - принялся я себя успокаивать. - Маги же, а у них всё должно быть под контролем, следят, поди, сейчас за нами, через какой-нибудь артефакт и ржут.
        Интерлюдия

        В кабинете ректора академии обстановка была накалена.
        - Потерять трех эльфов! - кричал, брызгая слюной, ректор, - Как такое вообще возможно?! Что у вас за бардак там творится?!
        Декан темного факультета и руководитель кафедры демонологии стояли перед ректором на вытяжку, смотря поверх головы низкорослого начальника.
        - Один из старшекурсников не справился с шутником и тот вышел из-под его контроля, - когда образовалась пауза, доложил глава кафедры, - Демон провел эльфов через тайные ходы и вывел к замурованному порталу, после чего активировал его, - глава кафедры сделал небольшую паузу, сглотнул и закончил, - Их выкинуло в Мертвый лес.
        - Мертвый лес?! - красное от гнева и страха от возможных последствий за утерю сразу трех эльфов, лицо ректора моментально побелело.
        Стоящий рядом глава службы безопасности вычурно выругался. Он уже отчитался перед начальником тайной службы Галасии о приеме на службу короля светлого эльфа. И что, из-за какого-то демона, он сейчас лишится благосклонности высокопоставленного сановника?
        - Их надо найти! - потребовал он.
        Ректор перевел взгляд с двоих архимагов на безопасника.
        - Разумеется, мы будем их искать! - возмутился он тем, что кто-то мог предположить обратное, и, взглянув на декана, распорядился, - Организовать поиски!

        - Нам надо на восток! - услышал я возмущенный голос Стасии и невольно сморщился.
        'Если так пойдет и дальше у меня выработается рефлекс', - успел подумать я, прежде чем голос девушки резко оборвался, и буквально сразу же закричал уже Старк:
        - Стасия! Нет!
        Обернувшись и одновременно уйдя с возможной линии атаки, я увидел, что парень стоит на четвереньках и кричит прямо в траву.
        'Провалилась она что ли?', - пришла в голову первая попавшая мысль, которая оказалась верной. В земле зияла дыра.
        Рассмотрев идущий далеко вниз образовавшийся узкий колодец, я понял, что Стасии уже ничем не помочь. Сплошная земля и зацепиться не за что, даже корней деревьев не видно, да и веревки у нас не было. Туда не спуститься.
        - Надо прыгать за ней, - заявил дроу с решительным видом.
        - Прыгай, - согласился я и еле успел его схватить за мантию, когда этот дурак прыгнул.
        Оттащив дроу от дыры, я потащил его на запад.
        - Отпусти! - кричал он, вырываясь.
        Несостоявшиеся самоубийцы редко бывают благодарны своим спасителям.
        - Ты дурак что ли? Она уже мертва, разбилась! Тоже хочешь? - вздохнув, я остановился и начал ему объяснять очевидное.
        - Не верю! - выкрикнул он мне в лицо и, оттолкнув, пошагал обратно.
        - Да стой ты, идиот! - догнав, я вновь попытался оттащить его от дыры, но не успел. Земля развернулась под ногами и мы, крича во всю глотку, полетели вниз.
        Падали мы не особо долго и не совсем вниз, туннель оказался покатым, как горка. Свалившись на твердую поверхность, я первым делом принялся себя осматривать, но кроме того, что при падении я сильно ударился плечом, других повреждений вроде не было. Осторожно ощупав конечности, я убедился, что переломов нет. Рядом кряхтел Старк, отходя от пережитого шока.
        - Вы чего так долго?! - услышал я возмущенный голос Стасии и лицевые мышцы непроизвольно передернуло.
        - Стасия! Ты жива! - обрадовался Старк и, пошатываясь, пошел в ее сторону.
        Та восторга от воссоединения с родственником не выказала и голосом сержанта произнесла:
        - Хватит прохлаждаться! Идти надо!
        Шли мы по каменному туннелю, под ногами хрустел всякий мусор, рассматривать который, если честно, желания не было. Дойдя до перекрестка мы остановились в раздумьях: надо было выбрать, по какому пути идти.
        - Пойдем направо! - решила Стасия.
        - Значит надо налево, - уточнил я.
        Смерив меня убийственным взглядом, девушка потребовала объяснений.
        - Что ты хочешь этим сказать?! - прошипела она.
        - Ты всегда ошибаешься, - ответил я и пошел по левому туннелю.
        Через минуту я услышал за спиной шаги дроу, а затем и ехидный голос Стасии:
        - Хорошо, посмотрим, куда нас выведет светлый.
        А вывел я всех к следующей развилке. По лабиринту мы бродили довольно долго, пока, наконец, не оказались в помещении круглой формы, судя по обстановке, ритуального назначения. Толстый слой пыли на всех поверхностях указывал на то, что его давно не использовали.
        В центре зала располагался постамент с широкой каменной плитой, с четырех сторон от которой стояли статуи. Судя по оскалу на высеченных в камне лицах, это были изображения каких-то демонов.
        Пол зала с правой стороны от постамента был завален человеческими костями. Или не человеческими, хотя кости других разумных я при всем желании не отличил бы.
        Рассмотрев убранство зала, мне захотелось как можно быстрее его покинуть, но, к сожалению, других выходов, кроме того, через который мы сюда вошли, в зале не было.
        - Я думаю, тут всё-таки должен быть еще как минимум один выход, - заявила Стасия, видимо, подумав о том же, о чем и я.
        - В ритуальный зал должно вести несколько путей, - согласился с ней Старк.
        Одновременно выругавшись, мы втроем принялись осматривать стены зала.
        'Когда выберусь отсюда, этим долбанным академикам не поздоровится', - думал я, нажимая на каждый камень в кладке.
        Удача выпала на этот раз Старку и я вздохнул с облегчением. Появился шанс, что мы на верном пути. Но надежда не оправдалась: найденный дроу вход вел в хранилище.
        Вдоль стен продолговатого помещения были установлены, упирающиеся в потолок стеллажи, заваленные разнообразными вещами. На полках под слоем пыли лежали опознанный мною набор алхимика, обычная посуда, ткани, несколько фолиантов и многое другое, не поддающееся идентификации.
        Пройдя вдоль ряда стеллажей и заглянув в несколько ящиков, я решил устроиться здесь на ночлег. Усталость уже валила с ног, а сколько мы еще будем искать выход неизвестно. К тому же на улице, скорее всего, уже темно, а, судя по встреченной нами мавке, в лес ночью лучше не выходить. Предложение было озвучено и, о чудо, возражений не последовало.
        Устроившись на подготовленном для себя спальном месте, я, бросил взгляд на дроу. Те сидели на ящиках и вслушивались в темноту. Причем сидели, довольно далеко друг от друга. Странные у них какие-то родственные отношения. Любовь и самопожертвование со стороны Старка и безразличие и холодность по отношению к брату со стороны Стасии.
        'Не повезло тебе с сестренкой', - подумал я и закрыл глаза.
        Пробуждение мое было внезапным. Услышав грохот и крики дроу, я вскочил на ноги и первым делом узрел стоящее в дверном проеме нечто. Темный балахон, длиною до самого пола, а над ним обтянутый кожей череп с дырой вместо губ, впадиной вместо носа и огромными глазами-омутами.
        Спросонья, я, действуя на рефлексах, метнул в эту жуть один из ножей и увидел как он, резко изменив заданную траекторию, по самую рукоятку вошел в один из ящиков. Успев спрятаться за стеллаж, я услышал грохот, после чего на меня стали падать стоящие наверху вещи. Отскочив к прижавшимся к противоположной стене дроу и бросив по пути один из пустых ящиков в сторону приближающегося балахона, я рыбкой нырнул на нижнюю полку стеллажа и, расчищая путь от мешающих мне вещей, быстро пополз в сторону выхода. Оказавшись за спиной твари, я увидел, что дроу ползут по проложенному мною маршруту. Чтоб отвлечь от них внимание, я, повиснув на одном из стеллажей, уронил его в проход.
        - Бежим! - заорал я и тут мои мышцы онемели, а сознание затуманилось.
        Очнулся я стоящим перед ритуальной плитой. Слева от меня стояли дроу и, по всей видимости, так же как и я, не могли пошевелиться. Лич, а это был именно он, я опознал его по данному на лекции описанию, с помощью заклинаний деловито очистил ритуальную площадку от пыли и развел огонь внутри каменных демонов. Закончив приготовления, он прошелся по нам взглядом и остановился на Стасии. Девушка, явно выполняя его мысленный приказ, начала медленно сбрасывать с себя одежду. Полностью раздевшись, она легла на плиту и замерла.
        Лич достал из недр балахона нож с длинным изогнутым лезвием и сияющими кровавым светом камнями на рукоятке. Приблизившись к девушке, он скинул свой балахон и я увидел отвратительный обтянутый кожей скелет. Когда-то это было человеком, но сейчас даже пол невозможно было определить.
        Надрезав кожу на шее жертвы, лич залез в рану пальцами, вернее тем, что от них осталось, и начал рисовать кровью на теле девушки руны. Скосив глаза на Старка, я понял, что он всё это прекрасно видит, но, как и я, сделать ничего не может.
        Лич же тем временем приступил к раскрашиванию жертвенной кровью уже своего тела. Закончив накладывать руны, он залез на плиту и, нависнув над девушкой, как я понял, установил с ней зрительный контакт. Раздался приглушенный стон Стасии, ее тело задрожало, и в этот момент невидимая сила сбросила мертвого мага с плиты. В тот момент как он ударился об стену зала, я смог вновь контролировать свое тело.
        Отмерев, Старк первым делом бросился к сестре и принялся стирать наложенные на нее личем руны. Оглянувшись, я увидел приближающихся к мертвому магу трех преподавателей академии: некроманта, демонолога и мэтра Каргоса, нашего нежитеведа.
        - Уходите отсюда! - бросил нам на ходу один из них.
        Накинув на Стасию мантию, мы с дроу потащили ее бесчувственное тело в сторону коридора, который привел нас в этот проклятый зал. Но когда до выхода оставалось буквально несколько шагов, раздался сильный хлопок, и взрывной волной нас отбросило прямо в кучу костей.
        Вынырнув из принявших мое тело человеческих останков, я первым делом увидел зависшего под куполом лича, который судя по всему, успешно отражал атаки трех преподавателей, по крайней мере, сбить его у них не получалось.
        Перестроившись, маги одновременно набросили на него магическую сеть, сполохи от которой хорошо просматривались в темном помещении, освещенном только огнем каменных демонов. Сеть, не успев укутать его тело, разлетелась на мелкие части. От ответного удара задрожали стены, а спустя мгновения кости, на которых мы сидели, начали шевелиться и скрепляться между собой.
        Подхватив девушку, мы бросились к спасительному выходу, но земля вновь ушла из под ног и нас швырнуло к хранилищу.
        'Чего они с ним возятся?! - мысленно ругался я, - Втроем одного прихлопнуть не могут!'
        Обстановка тем временем изменилась. Маги медленно сжимали огненное кольцо, в центре которого на ритуальной площадке стоял лич. В следующий момент, лич высоко подпрыгнув, вновь завис в воздухе и магов накрыло их же огнем. Пламя погасло мгновенно и в сторону лича на огромной скорости устремились сгустки тьмы. Лич, то ли сбитый, то ли потеряв равновесие, рухнул вниз и в этот момент маги одновременно ударили по нему. От их атаки воздух словно схлопнулся и из того места, где лежал лич высоко вверх поднялся огненный столб.
        - Бежим! - услышал я крик одного из мэтров и метнулся в сторону коридора.
        - Маргус! - голос дроу заставил меня обернутся. Старк с сестрой на руках пытался освободится от вцепившихся в его мантию сразу нескольких костяных рук. Подбежав к дроу, я принялся пинать кости, но, заметив множество ползущих в нашу сторону уже сцепившихся друг с другом частей скелетов, вырвал из рук Старка девушку, бесцеремонно перекинув ее через плечо, и крикнув 'За мной!', понесся вслед за магами.
        Вовремя свернув в один из коридоров, мы успели укрыться от огненной волны в лабиринте. Бегущие впереди преподаватели, не сбавляя скорости, запрыгнули в образовавшийся впереди портал и я, не раздумывая, последовал их примеру.

        Глава 7

        Ректор академии принимал в своем кабинете делегацию светлых эльфов. Прямо с утра к нему заявились двое представителей 'высшей' расы, и вот уже минут двадцать выносили ему мозг.
        - Вы не имели права заключать с Маргусом Лиром контракт! Он несовершеннолетний! Вы воспользовались его положением! - обвинил ректора посол Аравелии.
        - Я ничем не пользовался! Маргус сам выбрал условия обучения. В том, что несовершеннолетний эльф оказался без денег в чужой стране виноват точно не я! - обвинить в бедственном положении эльфа его сородичей ректор все же не решился.
        Эльфы переглянулись и второй эльф, всплеснув руками, объяснил ситуацию:
        - Недопонимание в семье. Вы же знаете, какие они бывают в этом возрасте? - дождавшись кивка ректора, эльф продолжил, - Обиделся, собрал вещи и уехал. Молодость! Души мятежные порывы!
        Эстафету подхватил посол и возмущенно добавил:
        - Вы должны были сразу же сообщить мне о появлении в вашей академии несовершеннолетнего эльфа! Но вместо этого вы поспешили заключить с Маргусом контракт, обязав эльфа служить Галасии! - высказав претензию, посол перешел к угрозам, - О вашем недостойном поведении будет сообщено вашему королю!
        - Ну, зачем же вы так, уважаемый Давгус, - погасил пыл посла его коллега, - Совсем необязательно отвлекать короля такими мелочами, - строго посмотрев на ректора, он не терпящим возражений тоном произнес, - Мы ведь сможем решить эту маленькую проблему? Вы признаете факт недействительности контракта, и мы останемся друзьями. Маргус же продолжит обучение в вашей Академии, но уже за деньги.
        Прижатому к стенке ректору ничего не оставалось, как согласиться на предложение эльфов. Слишком уж у них было много рычагов воздействия на аристократов Галасии и даже самого короля.
        - Ну, вот и замечательно! - удовлетворенный результатом переговоров, произнес посол, - Осталось позвать Маргуса, чтобы он так же поставил свою подпись на документе.
        Но вместо того, чтобы выполнить недвусмысленное распоряжение посла, ректор продолжил сидеть на месте и эльфам очень не понравился его увиливающий взгляд.
        Прочистив горло, ректор, нервно теребя модный ныне галстук, все же произнес:
        - У нас произошла небольшая накладка. Маргуса и еще двоих студентов затянуло в спонтанно открывшийся портал, - споткнувшись о прищур посла и озабоченный взгляд второго гостя, ректор поспешил добавить, - Но спасательная экспедиция уже отправлена. Так что все должно быть хорошо! - оптимистично закончил он.
        - Куда их затянуло?! - потребовал ответа посол, а когда узнал, сильно возмутился, - И это вы называете небольшой накладкой?!
        - Когда это произошло? - перебил его второй гость.
        - Вчера днем, - обреченно ответил ректор.
        - Что?! - прокричали оба эльфа в унисон, - Сейчас же дайте нам координаты Маргуса! Браслеты должны подавать сигнал.
        - Да, разумеется, - засуетился ректор и в этот момент раздался сигнал внутренней связи, - Они вернулись! - воскликнул ректор мгновение спустя, и его лицо стремительно преобразилось.
        Пройдя вместе с ректором в соседнее здание, эльфы оказались в полуподвальном помещении, где уже суетился народ. Целители осматривали вернувшихся. Сразу двое из них склонились над лежащей на лавке девушкой. Светлый эльф с закрытыми глазами сидел на соседней лавке, навалившись на стену. Весь грязный, с перепутанными пыльными волосами и в разорванной мантии он представлял собой жалкое зрелище.
        Быстро подойдя к сородичу, эльфы принялись диагностировать его состояние.
        - Он в порядке, - услышали они голос целителя, - Просто устал.
        Не придав значения словам человека, они все-таки завершили диагностику с помощью специального артефакта. Удостоверившись в удовлетворительном состоянии сородича, посол, наконец, смог осмотреться и сразу же наткнулся взглядом на сидевших неподалеку дроу, один из которых явно был студентом и выглядел не чуть не лучше Маргуса, а вот второй, по всей видимости, был некромантом.
        Окатив дроу презрением, посол демонстративно отвернулся и заметил, что светлый эльф внимательно рассматривает их с коллегой.
        Изобразив свою самую благожелательную улыбку, посол представился:
        - Давгус Тис, посол Аравелии, а это, - он указал на стоящего рядом сородича, - атташе по культуре, Полтус Кор.
        - Чем обязан? - как-то настороженно спросил юноша.
        - Пришли вас проведать, - ответил посол и мягко пожурил юношу, - Вы ведь не спешили отметиться в посольстве.
        - А что, должен был? - настороженность в голосе юноши не исчезла, а даже, как показалась послу, усилилась.
        Не понимая причин такого настроя молодого эльфа, посол оглянулся на атташе. Тот, видимо, тоже уловив неуместные интонации, весь подобрался и включился в разговор.
        - Разумеется, не обязаны, - ответил он, наблюдая за реакцией собеседника, - Но если бы вы пришли в посольство, то у вас бы не возникло таких проблем с обучением.
        - Каких проблем? - казалось, что молодой эльф действительно не понимает, какие у него возникли проблемы.
        - Ну, как же? Вас вынудили подписать контракт, по которому вы обязаны отслужить королю Галасии целых четыре года, - разъяснил ему атташе.
        - Это условие бесплатного обучения, - устало пояснил юноша, так и не поняв суть проблемы.
        - Вы, конечно, еще молоды, чтобы видеть последствия своих опрометчивых поступков, - пояснил всем присутствующих непонимание юноши посол, - Но мы уже придумали, как вам помочь, для этого и…
        - Господа, мы не могли бы обсудить мои проблемы завтра? Я ужасно устал, - перебил его молодой эльф.
        - Да, разумеется, - сразу же согласились эльфы, и Маргус, пробормотав 'вот и отлично', поднялся с лавки.
        Подойдя к студенту-дроу, он, слегка ударив того кулаком в плечо, спросил:
        - Ты идешь?
        С трудом разомкнув веки, дроу кивнул.
        После чего, светлый и темный эльфы будто и не было между их народами многовековой вражды, направились к выходу.
        Поразившись увиденному, сотрудники посольства перевели взгляд на стоящего неподалеку ректора, но тот поспешно ретировался, сделав вид, что сильно занят.
        Выйдя с территории Академии и устроившись в ожидающем их конном экипаже, посол озвучил общее впечатление:
        - Всё довольно странно.
        - Завтра, думаю, мы во всем разберемся, - уверил себя и собеседника атташе, а точнее сотрудник по особым поручениям тайной канцелярии Аравелии.
        Прибыл он в Галасию специально для прояснения ситуации с отпрыском благородной семьи, сиротой, Маргусом Лиром.
        Совсем недавно в тайную канцелярию поступила информация о том, что в Академии магии Галасии обучается светлый эльф, что уже само по себе вызвало интерес, информация же о том, что он обучается на темном факультете, представляла уже государственный интерес. Вот Полтуса и командировали в столицу Галасии для выяснения всех обстоятельств дела.
        Ежегодно Аравелия была вынуждена нанимать темных магов из людей, на это из бюджета княжества тратились огромные суммы. А тут выясняется, что светлый эльф обладает темным даром. Это же вопрос экономической безопасности государства.
        Немедленно забирать талантливого эльфа из Галасии, разумеется, никто не собирался. В Аравельской академии темный факультет отсутствовал, поэтому решили оставить юношу учиться здесь, а вот когда он получит образование, ему была уготована служба на благо своей родины. Впрочем, с этим проблем не предвиделось, поскольку абсолютно все светлые эльфы являлись патриотами.
        А 'недопонимания' в семье со временем уладятся. Торгусу Лиру уже высказал свое неудовольствие сановник из тайной канцелярии, и тот его уверил в готовности приложить все силы к примирению с племянником.

        Только успев обрадоваться выходному дню, вспомнил про эльфов. Надо было идти в посольство, решать какие-то проблемы.
        'Что-за проблемы они там выдумали?', - предавался я размышлениям, совершая утренний моцион.
        Дроу уже поднялся ни свет ни заря и умотал в больницу академии, проведывать сестрицу. Его самоотверженность поражала, хотя может из-за того, что я в своей земной жизни был одиночкой. Единственный ребенок в семье, рано лишившийся отца, место которого сразу же было занято отчимом, на смену которому пришел другой отчим, затем третий и сейчас я уже не помнил, сколько их у меня было. Вроде бы семь, впрочем, не важно. Из дома я ушел в четырнадцать и надобность в подсчете отчимов, а также синяков, оставляемых ими на моем теле, отпала. Беспризорники - это тоже не дружная семья, а одиночки, сбившиеся в стаю до поры до времени. На малолетке же я укрепился в мысли, что рассчитывать можно только на себя. Тюрьма для малолетних - это вообще самое ужасное место, что придумали люди. Хотя именно там я встретил его, вернее, он нашел меня, ему как раз нужен был такой, как я - озлобленный одиночка, готовый на всё ради места под солнцем.
        Мои воспоминания прервала выпавшая из собираемых в стирку вещей, тетрадь. Вот о ней-то я и забыл. Нашел я ее еще в хранилище лича, в одном из ящиков, где она лежала вместе с письменными принадлежностями. Заинтересовала она меня тем, что, несмотря на познания бывшего владельца тела, я не смог разобрать в ней записи, которые были сделаны на языке явно родственном человеческому, но все-таки сильно отличном от него. Заинтересовавшись этим фактом, я машинально засунул ее за ремень штанов, чтобы в дальнейшем попробовать перевести, и благополучно о ней забыл.
        От расшифровки записей, которая, впрочем, и не шла, меня оторвал вернувшийся дроу.
        - Стасия уже пришла в себя! - сообщил он мне радостную весть.
        - Рад, - машинально ответил я, пряча тетрадь за пазуху, и, бросив на ходу, что опаздываю, вышел из комнаты.
        Посольство Аравелии располагалось в здании, построенном из розового камня в эльфийском стиле: украшенный растительным орнаментом фасад, стрельчатые своды и стремящиеся ввысь шпили.
        Вчерашние знакомые сразу же взяли меня в оборот и, объяснив, что я поступил глупо, согласившись работать на людей, подсунули мне новый контракт, согласно которому, оплачивать мое обучение будет князь Аравелии, а я за это на четыре года поступаю к нему на службу.
        - Почему вы считаете, что старый контракт недействителен? - решил я выяснить этот вопрос, - Ну и что, что я несовершеннолетний? Официального опекуна у меня нет, а дядя от меня отказался.
        - Дядя от тебя не отказывался, по крайней мере, записи об этом нигде нет, - объяснил мне посол.
        'Вот уроды, без дара никому не был нужен, а как узнали, что темный, так сразу понадобился, и из дома-то меня никто не выгонял, сам ушел искать приключения', - невесело обдумывал я сложившуюся ситуацию. Конечно, я мог их послать, но какие последствия меня в этом случае ожидали? То, что санкции за неповиновение последуют, сомневаться не приходилось. Быть должником этих самодовольных ушастиков я абсолютно не желал, но выхода из ситуации пока не видел, хотя, лазейку оставить себе мог.
        - Допишите пункт, что я имею право выкупить у вас этот контракт.
        - Если только с процентами, - усмехнулся посол, - Пятьдесят процентов от цены контракта.
        - Слишком много, и десяти хватит, - не согласился я.
        Начался торг, в результате ожесточенных баталий, остановились на двадцати пяти процентах. Довольный я, изобразив повиновение, подписал контракт. Деньги я планировал достать с помощью знаний мэтра Фекта и освободиться от долговой кабалы еще до конца обучения.
        Придя в лавку артефактора и приведя с помощью заклинания чистоты, рабочее место в порядок, я, присоединившись к мэтру, начал помогать делать солнечные лампы.
        - Что случилось? - видимо, уловив мое состояние, поинтересовался старик.
        Выслушав историю о перекупленном эльфами контракте на обучение, мэтр очень внимательно на меня посмотрел, словно пытаясь увидеть скрытое.
        - Ты так возмущаешься, словно не знаешь своих сородичей, - задумчиво произнес он.
        - Я на орочьей границе вырос, а там из-за близкой и постоянной опасности все ведут себя по-другому, не так, как в мирной жизни, - привел я довод, прервав полет фантазии мэтра.
        - Наверно, ты прав, - согласился старик, кивнув, и продолжил очернять эльфов, - Для них нет ничего святого, они без всяких сомнений принесут в жертву выгоде дружбу и родственные связи, а уж о том, что во имя блага светлых эльфов они готовы уничтожить все другие расы и упоминать не стоит.
        'Будто люди другие, - невольно подумалось мне, - Такие же уроды'.
        Высказав всё, что он думает о коварстве ушастых, и отведя душу, мэтр успокоился и я смог приступить к осуществлению плана по расшифровке записей лича.
        - Мэтр Фект, вы можете прочитать, что здесь написано? - спросил я, протягивая магу тетрадь.
        Заинтересовавшись содержимым рукописи, мэтр на несколько минут выпал из реальности, мне даже пришлось пару раз напоминать ему о своем присутствии. Наконец, оторвавшись от чтения, он ответил:
        - Это на имперском.
        Увидев, что я не понимаю, мэтр мне поведал историю отдельно взятого материка.
        Несколько сотен лет назад, большую часть его территории занимала империя людей. Сперва сюда пришли темные эльфы, которые, примерно две тысячи лет назад отделившись от светлых, покинули материнский материк. Дроу поселились в северных горных районах, потеснив гномов, но людей не беспокоили. Спустя тысячелетие, материк, где жили эльфы ушел под воду и те были вынуждены искать приют в империи. Имперцы их приняли и даже выделили для проживания земли, граничащие с орками, в расчете, что новые соседи будут защищать их от старых. Устроившись и немного обжившись, эльфы принялись мутить воду: стравливать мелких региональных правителей между собой и центром, финансировать повстанцев и всячески способствовать отделению отдаленных районов от империи. В результате добились раскола империи на отдельные королевства. Сильная империя канула в лету и у людей наступили времена феодальной раздробленности. Гости же превратились в хозяев и в три раза расширили границы, первоначально выделенной им людьми территории.
        - Почему люди всегда такие идиоты? - задал я риторический вопрос, дослушав историю исчезновения империи.
        Добытая мною тетрадь содержала заклинания для темных магов. В основном, они касались некромантии, но были и заклинания для получения власти над демонами, а также несколько боевых заклинаний. Причем о большей части из них мэтр Фект не только не слышал, но даже и не подозревал, что такое возможно. Не удивительно, что преподаватели втроем долго не могли справиться с личем.
        - Имперский маг, - пояснил старик. Даже мне, получившему образование еще в те времена, когда учили на совесть, слишком далеко до уровня имперского мага. Эльфы ведь не только империю развалили, но и выстроенную людьми уникальную систему образования магов. Эльфам не нужны конкуренты! - зло выплюнул старик и уже тихо, почти шепотом закончил, - И вот теперь пятый уровень доступен лишь им.
        - Как тогда наши имперского мага смогли убить, причем лича? - задался я вопросом.
        - А с чего ты взял, что они его уничтожили?
        - Взрыв был, - неуверенно проговорил я, - Думаете, он жив? В смысле, не уничтожен?
        - Да кто его знает, - вздохнув, ответил мэтр и обнадежил, - Если жив, думаю, то ты об этом узнаешь одним из первых.
        Сглотнув, я уточнил, что он имеет в виду.
        - Маги мстительны, - пояснил он мне и я понял, что эльфы не самая моя большая проблема.

        Глава 8

        Барис Холп, студент четвертого курса кафедры боевой магии был разъярен. Намедни он подвергся нападению со стороны одного из студентов, а из-за того, что защищался, его отправили под арест на целую неделю. Доводы же о том, что он не из-за хулиганства метал в женском общежитии молнии, бегая по этажам в голом виде, а гнался за обидчиком, услышаны не были. Даже в существование этого самого обидчика никто не поверил. Видите ли, комендантша его не видела, а следов его пребывания не нашли. Провести неделю в студенческой тюрьме это, во-первых, обидно, во-вторых, страшно, а в-третьих плачевно для карьеры. Кто же его теперь возьмет в элитные войска с такой биографией?!
        Семья мелкопоместного дворянина возлагала большие надежды на Бариса, ведь он, еще не закончив обучение, уже имел магическую силу магистра, то есть в перспективе должен был стать архимагом. И что теперь на планах семьи по получении одним из отпрысков должности в личной гвардии короля можно поставить крест?
        За его моральные страдания и похеренную карьеру должен заплатить дружок Миры, светлый эльф. Барис не был на сто процентов уверен, что его избил именно Маргус Лир, но других кандидатур на роль козла отпущения не имел. Да и перед отцом нужно будет как-то оправдываться. Тот уже выехал в столицу для встречи с ректором. В любом случае участь эльфа была предрешена. Ему предстояло умереть и смыть позор потомственного боевого мага собственной кровью. Для осуществления задуманного, нужно было спровоцировать конфликт и вызвать эльфа на дуэль. Не смотря на то, что дуэли между студентами жестко пресекались, эти самые студенты запрет благополучно обходили: встречались в тайных местах, подальше от города.
        Заняв наблюдательный пост между кустами недалеко от входа на полигон, где первокурсники учились повелевать стихиями, Барис с друзьями принялись ожидать обидчика.
        - Идут! - озвучил очевидное секундант Бариса, накручивая на палец прядь длинных светлых волос.
        Наблюдая за приближающимися первокурсниками, он, скривив губы в надменной улыбке, начал награждать их нелестными эпитетами, развлекая друзей. В повадках и внешности он копировал своих кумиров - светлых эльфов. Барис даже удивился, когда тот вызвался стать его секундантом. Впрочем, причиной могла быть обычная зависть, ведь у Маргуса Лира, в отличие от подражателя все было настоящим.
        - Темные неудачники, - процедил сквозь зубы псевдоэльф, когда студенты в бордовых мантиях поравнялись с ними.
        Создав заклинание небольшого урагана, старшекурсник направил его на темных. Студенты шарахнулись, но ветер из-за защитных браслетов, всего лишь потрепал их мантии.
        Испуг первогодок, разумеется, развеселил старшекурсников.
        - Какие мы пугливые! Темные всегда были трусами! Вы там не обделались?! А то что-то завоняло! - посыпались издевательские реплики и смешки.
        Барис вплотную приблизившись к светлому эльфу, пробуравил его ненавидящим взглядом, но в ответ увидел лишь легкую досаду.
        - Вот он где, самый засранец! - выкрикнул он и демонстративно зажал нос, а секунду спустя заскулил, упав на землю.
        - Действительно, воняет, - сообщил эльф, брезгливо взирая на корчившегося у его ног старшекурсника.
        - Дуэль! - первым делом выкрикнул Барис, после того, как восстановил дыхание.
        Все прошло немного не так, как он планировал, но, тем не менее, формальный повод для дуэли был найден.

        Увидев на пути следования группу старшекурсников в синих мантиях, явно поджидающих кого-то из нас, я сразу же вспомнил о своей проблеме под номером три - любвеобильном друге подруги Миры.
        Все последующее, включая вызов на дуэль, также не стало для меня неожиданностью.
        Секундантом согласился быть Старк. Вдохновленный всей этой историей, он жутко мне завидовал. Ну как же, выйти против лучшего на кафедре боевого мага - это же так романтично. Даже если меня убьют, мое имя уже войдет в анналы истории Академии. Поэты сложат в мою честь стихи, музыканты напишут музыку, а певцы исполнят душещипательные песни, заставив красавиц утопиться в слезах и печали.
        Такой судьбы я себе не желал, поэтому раздумывал, как бы его половчее прихлопнуть, да так, чтобы убийство сошло мне с рук. О том, что решать проблему придется радикальным образом, я понял еще при встрече, заглянув в его глаза, и прочитав в них вынесенный мне приговор.
        Размышления привели меня, как и следовало ожидать, в лавку артефактора.
        - У меня тут дуэль намечается, - сообщил я, будто невзначай, мэтру Фекту, после того как собрал очередную лампу, и добавил для нагнетания обстановки, - Со старшекурсником кафедры боевой магии. Говорят, у него сила уровня магистра.
        - Ну и дурак, - пробурчал безразличным голосом старик.
        - Кто дурак? - все-таки уточнил я, уязвленный отсутствием заинтересованности к моей судьбе со стороны, как мне казалось привязавшегося к странному эльфу старика.
        - Недомаг твой, боевой, - ответил мэтр, ухмыльнувшись и я, выдохнув, подмигнул старику, после чего мы оба рассмеялись.
        - Артефакт тебе дам, отражатель, - проговорил старик и разъяснил принцип его действия, - Примененное твоим противником заклинание к нему и вернется.
        - Артефакт - это хорошо, - согласился я, - Но я бы предпочел устроить магу несчастный случай. Не хочу быть убийцей перспективного студента и проблем, которые за этим обязательно последуют.
        Задумавшись ненадолго, старик, проворчав про хитрожопость эльфов, предложил другой вариант:
        - Убьешь его дыханием смерти, это заклинание не оставляет следов. Он не сможет дышать и задохнется, все подумают, что это нервный спазм.
        - Из тетради? - уточнил я источник знаний, поскольку знал, что старик был светлым магом.
        Старик кивнул и пояснил:
        - Заклинание довольно старое, мало кто о нем помнит, нынешние маги им точно не владеют. Эльфы сделали всё возможное, чтобы мы утратили свои знания, особенно в области темной магии.
        - А дроу смогут выяснить? - спросил я, вспомнив о некроманте.
        - Не думаю, дроу больше исследователи, чем боевые маги, они ставят опыты, проводят эксперименты, в общем, в их арсенале имеются большей частью совсем другие заклинания.
        - А сил у меня хватит на это заклинание?
        - Не хватит, - подтвердил мои сомнения старик и, махнув рукой, словно решившись на что-то, произнес, - Савхор тебе дам. На вечер! Вернешь потом! Не забудь! - дождавшись кивка, он ослабил ментальное воздействие.
        - Что такое савхор? - сделал я стойку, услышав знакомое название.
        Сплюнув и вновь махнув рукой, старик ответил:
        - Он увеличивает силу мага. Артефакт времен империи.
        - Как много народу знает, что он у тебя? - задал я следующий вопрос, припомнив обстоятельства, при которых услышал о савхоре.
        - Думал, что никто не знает, - пожав плечами и вздохнув, ответил мэтр, - Все кто знали, уже умерли.
        - А как он у тебя оказался? - мне нужно было выяснить все обстоятельства дела. Раз уж я связался с мэтром Фектом, то, так же как и он, мог попасть под удар охотников за артефактом. К своей безопасности я всегда относился очень серьезно, первый учитель вбил в меня это правило.
        - Украл я его, - глухо ответил старик, - У сюзерена своего.
        История жизни мэтра Фекта, по крайней мере, та часть, которую он мне поведал, оказалась довольно занимательной. Родился и вырос он в соседнем королевстве Патания. Как отпрыск обедневшей дворянской семьи он получил образование за счет сюзерена, за что должен был всю жизнь тому служить. Так все и произошло, он отслужил сюзерену более ста лет, пока однажды не получил задание привести очень древний артефакт, предварительно убив его владельца. Задание он выполнил, артефактом завладел, а владельца убил, но вот сюзерену савхор не отдал. Прежде чем умереть владелец рассказал мэтру о свойствах артефакта. Желание получить безграничную силу, затмило разум и подтолкнуло к предательству. Прихватив артефакт, Фект скрылся. Его, конечно, искали, охотников он убивал, а когда надоело прятаться, вернулся в Патанию и вырезал всю семью сюзерена. Страну ему пришлось сразу же покинуть, поскольку, несмотря на то, что следов он старался не оставлять, существовала опасность быть вычисленным. Долгое время Фект мотался по миру, нанимаясь на службу разным аристократам, а лет пятьдесят назад остановился здесь в столице
Галасии, где решил встретить смерть.
        История человеческой слабости и предательства меня, в общем-то, не удивила, я пришел из мира, где такое поведение было нормой. Заметив, что старик смотрит на меня настороженно, словно ожидая осуждения, я поспешил его заверить, что понимаю его мотивы и привел цитату из Библии о брошенных в грешника камнях.
        Осмыслив услышанное, мэтр прослезился, чем вызвал у меня растерянность. Ну, не ожидал я слабости от мага, поэтому и не знал, как на это реагировать, то ли сделать вид, что ничего не произошло, ведь многие не любят показывать слабость, то ли начать успокаивать.
        - Всю жизнь живу с этим предательством, оно как тяжелый камень давит мне на грудь, - всхлипывая и растирая по лицу старческие слезы, проговорил старик, - Боялся, что и ты от меня отвернешься.
        - Ты ни сколько не хуже эльфов, - подбодрил я его, решив, что такое сравнение, учитывая отношение старика к ушастым, будет уместным.
        Оценив довод, старик просветлел лицом и принялся обучать меня заклинанию дыхания смерти и скрыта. Когда у меня начало получаться, старик принес савхор. Артефакт представлял собой перстень с плоским темно-фиолетовым камнем.
        - Перед применением наложишь на него заклинание скрыта, тогда его никто не увидит, а обнаружить его с помощью заклинаний и артефактов поиска итак невозможно. Так что, если сам глупость не сделаешь, то никто и не заметит.

        Сняв студенческий браслет и надев артефакты, я, ухмыльнувшись очень серьезному виду Старка, вышел из комнаты, на ходу повторяя про себя любимый оберег моего первого учителя.
        Мимолетное воспоминание о дяде Вове, вновь погрузило меня в прошлое. Человеком, которого заинтересовал озлобленный на весь свет подросток, стал Александр Павлович Пыреев. Не знаю уж, что он во мне разглядел, но увидев как-то при проверке в лазарете сильно избитого паренька, он вплотную занялся моей судьбой. Правда, забота его была своеобразной: он принялся готовить из меня помощника в своих неофициальных делах. Дело в том, что заместитель прокурора по надзору за исполнением законов в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы занимался шантажом. Занимался он им на протяжении многих лет и весьма успешно. Такая долгая успешная незаконная деятельность объяснялась, скорее всего, тем, что никому в голову не могло прийти, что старший советник юстиции будет улучшать свое благосостояние не с помощью взяточничества, а банального шантажа.
        Но в какой-то момент его помощник, непосредственный добытчик информации, получил увечье, и ему срочно требовалась замена. 'Благодетель' добившись моего досрочного освобождения, сдал меня на поруки отошедшему от дел дяде Вове, который и стал обучать меня премудростям профессии шантажиста.
        - Маргус! - вернул меня из прошлого обеспокоенный голос секунданта, - Ты чего молчишь? Я спрашиваю, ты придумал, как убить этого боевика?
        - Думаю, духи предков мне помогут, - ответил я полную чушь с точки зрения землянина, но здесь это заявление помогло избавиться от назойливых вопросов дроу.
        Жаль, конечно, что его нельзя будет прихлопнуть сразу, а для маскировки придется отыграть 'избиение младенца', причем постараться при этом не дать прихлопнуть уже себя. Именно для этих целей мэтр Фект по моей просьбе подкорректировал артефакт-отражатель, перенастроив его с возвращения заклинаний отправителю, на их отклонение. Это было нужно для того, чтобы у наблюдающих за дуэлью возникло ощущение, что противник промахивается.
        - Вечно в твоей голове рождаются странные идеи, - бурчал при этом старик, - Даже для эльфа это слишком хитроумно.
        - Я просто хочу избежать проблем, - оправдывался я, изображая простачка.
        Местом для дуэли служило поле в часе езды от города. Добирались мы туда в специально нанятом экипаже. Барис Холп со своим секундантом, пародией на эльфа, был уже на месте и с нетерпением ожидал того момента, когда насадит меня на молнию. Кроме них начала дуэли дожидались еще несколько любителей зрелищ, среди которых я разглядел своего старого знакомого Доната Пекеля, который приветственно мне кивнул, а также Стасию Росо.
        - Все таки пришла, - недовольным голосом пробурчал Старк, заметивший сестру, - Просил же не приходить. Не хочет понимать, что здесь дуэли - это только мужское дело.
        - У твоей сестры на всё есть свое мнение, - ответил я, чтобы поддержать беседу.
        Собственно, мне было все равно, будет ли среди зрителей эта стервозная особа или нет, лишь бы ко мне не лезла.
        - Господа, артефакты прошу положить в эту шляпу, - обратился к участникам дуэли Донат Пекель.
        Оказалось, он был кем-то вроде председателя студенческого совета, который ко всему прочему исполнял обязанности арбитра в спорах между студентами.
        Сообщив, что у меня с собой их нет, я подвергся воздействию заклинания поиска, которое, разумеется, ничего не обнаружило.
        После подтверждения намерений драться, мы с противником разошлись в разные стороны и остановились напротив друг друга в ожидании сигнала арбитра.
        Буквально сразу же, после того как он прозвучал, в мою сторону полетели одна за другой две молнии и обе благодаря артефакту не нашли цель. Гримаса разочарования отразилась на лице моего противника и ко мне начал приближаться смерч. Уйдя с его траектории, я с большим трудом воздержался от ответной любезности. Никто не должен даже предположить наличие у меня артефакта увеличивающего силу, ведь всем известно, что темный студент первого курса не в состоянии эффективно управлять основными стихиями.
        По сути, эта дуэль была дымовой завесой для обычного убийства. Отчасти по этой причине я и не испытывал жалости к своей будущей жертве. Побегав по полю, уворачиваясь от атакующих заклинаний боевого мага еще пару минут, я решил закругляться. Соорудив дыхание смерти, я задал ему направление и стал наблюдать за противником, который внезапно застыл столбом и, простояв в таком виде пару секунд, рухнул на землю как подкошенный.
        Интерлюдия

        - Смерть студента четвертого курса Бариса Холпа наступила из-за остановки сердца, - доложил глава кафедры целителей.
        - Он когда-нибудь жаловался на боли в сердце? - спросил, присутствующий на совещании, глава службы безопасности.
        - Нет, таких жалоб от студента Холпа не поступало, - ответил целитель, - Вполне возможно остановка сердце была спровоцирована сильным волнением, возможно, страхом.
        - Вы серьезно считаете, что боевой маг уровня магистра мог испугаться первокурсника? - издевательским тоном задал вопрос безопасник.
        - Страх - чувство неконтролируемое и зачастую иррациональное, - ответил целитель, окатив обидчика презрительным взглядом.
        - Среди студентов ходят слухи, что Лир воспользовался помощью предков, - заметил декан темного факультета.
        - Разве такое возможно? - спросил безопасник, с издевкой в голосе, по его лицу было видно, что он не верит в эту версию.
        - Эльфийская магия, - глубокомысленно заметил декан, - У Лира совсем недавно погибли родители, вполне возможно, что связь с ними у него еще не прервалась.
        Глава службы безопасности хотел сказать, что-то язвительное, но ректор, пресекая начавший спор, перебил его:
        - Вы выяснили из-за чего произошла дуэль?
        - Да, - ответил безопасник, недовольно поджав губы, - Инициатором был студент Холп, он спровоцировал Лира. Хотя секундант Холпа утверждает, что Лир напал на его друга в женском общежитии. Но эта версия не нашла своего подтверждения. Опрошенные комендант и студентки, эльфа не видели, следов его пребывания в общежитии также обнаружено не было.
        - Давайте сюда заключение, подпишу, - выслушав все стороны, решился ректор академии.
        Дуэль и последующая за ней смерть лучшего студента кафедры боевой магии наделала много шума. Отец погибшего требовал голову убийцы, а светлые эльфы направили королю ноту протеста и потребовали оградить своих сородичей от агрессивных студентов академии магии, а также их родственников.
        Срочно нужно было ставить в этом неудобном деле точку и, подписав заключение о смерти Бариса Холпа по естественным причинам, ректор ее поставил.

        Глава 9

        Подставив лицо под падающие снежинки, я наслаждался исходящим от них холодом. Всегда любил зиму. Здесь же она пришла на месяц позже, заставив меня себя ждать.
        - А я думала, что эльфы не любят снег, - вернул меня в действительность голос Миры.
        Открыв глаза я с досадой взглянул на девушку. Эльфы, действительно, не любили снег и всё связанное с зимой. На их Родине снег выпадал только в северных районах, да и то, сразу же таял. С тех пор как эльфы перебрались в империю, они были вынуждены мириться с новым климатом. Хотя Аравелия находилась южнее Галасии, но снег там покрывал землю почти два месяца.
        - Эльфы, как и люди, разные, - ответил я на замечание Миры и еще раз попробовал сотворить на своей ладони пламя.
        Ничего не вышло, уже какой раз пытаюсь и всё зря. Целый месяц качал эти чертовы энергетические каналы и никаких подвижек. Бросив завистливый взгляд на студентов в синих мантиях, которые играючи управляли сотворенными языками пламени, я резко отвернулся ото всех и принялся колдовать по новой.
        Не то, чтобы данные мэтром Фектом упражнения были не эффективны. Нет. Со стихиями воздуха и земли дело пошло, и я уже мог создать маленький смерч и выкопать небольшую траншею, что было самым лучшим результатом среди темных студентов. А вот с огнем уже второе занятие бьюсь и всё без толку. Утешало только то, что у остальных темных результат был тем же.
        - Ничего страшного, - подбадривал нас мэтр Гро Тарос, - к занятию пятому-седьмому, создадите свое пламя.
        Разозлившись, я в буквальном смысле отмахнулся от уже надоевших заверений преподавателя, и спонтанно сотворенный огонь, сорвавшись с моей руки прилетел на голову стоящей напротив Стасии. Шапка на ней мгновенно загорелась, девушки завизжали, а подбежавший Старк, единственный кого не одолел ступор, сдернул горящую шапку и втоптал ее в землю.
        - Что за?! - потрясенно проговорила дроу и в панике принялась проверять сохранность своих волос. Да, для дроу волосы тоже являлись фетишем.
        - Волосы в порядке, - поспешил успокоить ее брат, - Досталось только шапке.
        - Я случайно, - проговорил я, удивленно рассматривая свою руку.
        Взглянув на девушку и заметив стремительно наливающееся краской лицо и суживающиеся в гневе глаза, я поспешил ее заверить:
        - Шапку куплю.
        - Демонов светлый! - то ли прокричала, то ли прошипела дроу, - Ты мне не только шапку купишь! Ты мне принесешь официальные извинения!
        Еще бы знать, что это означает. Звучит как-то зловеще.
        - Ну, извини, - произнес я вслух, пожав плечами.
        - Официальные! - прошипела Стасия, не удовлетворившись подачкой.
        Пока мы пререкались, возле нас уже собралась толпа ожидающих развязки любопытных студентов.
        - Девушка из благородной семьи требует официальных извинений, - произнес вышедший вперед мэрт Тарос, - Она в своем праве.
        Взгляды всех присутствующих скрестились на мне, а я не знал, что делать. Порывшись в доставшейся мне памяти, я к своей досаде ничего там не обнаружил.
        - Не желаешь, значит, - объяснила мое молчание Стасия, недобро сверкая глазами.
        Вздохнув, я решился признаться, посчитав это меньшим из зол.
        - Что значит официальные извинения? Объясни мне.
        На лице девушке отразилось удивление.
        - Тебе нужно преклонить колено и смиренно просить о прощении, - проговорила она непреклонным тоном.
        Видимо, заметив, как меня передернуло от ее слов, Стасия довольно ухмыльнулась.
        - Откажешься - на твой род падет позор. Для благородных ты станешь изгоем, - добавила она, явно наслаждаясь моментом.
        'Может дуэлью обойдемся?' - подумал я, но вспомнив, что братом Стасии является Старк, отринул эту идею. Убивать парня мне совсем не хотелось.
        Посмотрев на преподавателя и дождавшись кивка, подтверждающего слова дроу, я, пересилив себя, опустился на одно колено, склонил голову и стал ждать.
        Ожидание показалось мне вечностью.
        'Чего она медлит? Наслаждается положением? Так не всегда я буду в такой позе перед ней стоять. Дай срок - наши роли поменяются', - пронеслись мысли в моей голове.
        - Встань, светлый, - услышал я долгожданный голос дроу, - На первый раз я тебя прощаю.
        Играя желваками и ловя на себе насмешливые взгляды однокурсников, я поднялся и многообещающе улыбнулся своей визави.
        - Студентка Росо! - разрушил наш зрительный контакт окрик преподавателя, - Вы здесь учитесь, а не променад совершаете. При учебе возможны несчастные случаи, так что в следующий раз воздержитесь от требования официальных извинений!
        - Да, мэтр Тарос, - потупив взор, произнесла Стасия, - Я всё поняла.
        Удовлетворившись ответом, мэтр кивнул и, окинув студентов предупреждающим взглядом, сказал:
        - Это всех касается! И вас Маргус Лир тоже, - после его слов я невольно отшатнулся от легкого ментального удара.

        Я спешил в лавку артефактора поделиться успехом. Ведь у меня получилось вызвать огонь и не какой-то там дохлый огонек от свечи, а почти файербол!
        Вспомнив, как мгновенно вспыхнула шапка дроу, я громко рассмеялся, напугав встречных горожанок. Улыбнувшись красавицам и послав им воздушные поцелуи, я вприпрыжку побежал по улице. Забежав в торговый зал, я чуть не запнулся об лежащие на полу солнечные лампы.
        - Мэтр Фект, я же говорил, что сам всё сделаю! - воскликнул я, увидев выносящим его из подсобки очередную лампу.
        - Утром из мэрии приходили, сказали, что уже днем за ними приедут, - проворчал мэтр, но все-таки отдал мне лампу, которую я буквально вырвал из его старческих рук.
        Вот что с ним делать? Договорились же, что всю тяжелую работу буду выполнять я. Старик итак еле ходит. Умрет еще раньше положенного срока. И что мне тогда, искать нового трехсотлетнего мага?
        - Не бойся, еще несколько месяцев у меня есть, - словно услышав мои мысли, проговорил старик и беззвучно рассмеялся.
        - А может тебе после смерти личем стать? Поселишься где-нибудь поблизости, а я тебя навещать буду, - озвучил я внезапно пришедшую мне в голову идею и мэтр зашелся в кашле.
        Постучав старика по спине, я принялся перечислять аргументы.
        - У лича силы больше, чем у живого мага, личи бессмертны и у лича ничего не болит, - добавил я, заметив, когда усаживал старика на табурет, что он морщится от боли в ногах.
        Не дождавшись реакции, я продолжил:
        - А главное - это шанс прожить еще одну жизнь! - На последнем слове я запнулся, но быстро добавил, - Ну, не совсем жизнь конечно, но тоже неплохо.
        Посмотрев на меня рассеянным взглядом, старик велел мне заткнутся и заняться лампами, за которыми с минуту на минуту должны приехать покупатели.
        Через Зорию Церж мне все же удалось выйти на чиновника, отвечающего за благоустройство города и уговорить его установить на одной из прилегающих к центру улиц наше изобретение. Правда, предложенная цена меня совсем не утраивала. Пришлось списать затраты на вынужденную рекламную акцию и пообещать себе, что если всё пройдет как задумано и лампы себя оправдают, то в следующую поставку возместить упущенную выгоду.
        Представители города не заставили себя долго ждать, и мы, сгрузив лампы в телегу, поехали к месту назначения. Изготовленную нами дюжину солнечных ламп, согласно договоренности, я должен был установить самолично.
        Когда я уже монтировал последнюю лампу, на улицу, вывернув из-за угла, вкатилась изящного вида карета, запряженная четверкой белоснежных лошадей.
        - Эльфийка, - услышал я снизу голос одного из служащих мэрии.
        - Ты ее видел? - спросил второй, с придыханием наблюдая за приближающимся экипажем.
        - Нет, - вздохнул неудачник. - Говорят она дочь высокородного эльфа, родственница князя.
        Услышав щелчок кнута возницы, я мельком глянул вниз и увидел, что служащие отскочив от приближающейся кареты налетели на лестницу, на которой находился я. Попытавшись удержать лестницу, они непроизвольно наклонили её в другую сторону и я, не удержав равновесие, рухнул прямо на крышу экипажа, и, проломив тонкую перегородку, оказался у чьих-то ног. Сквозь резкую боль, я услышал женский вскрик и удивленный голос посла Аравелии.
        - Маргус Лир?! - воскликнул он, - Что вы себе позволяете?!
        Не успел я ответить, как дверца кареты резко отворилась и мне в шею уперлось острие шпаги.
        - Все в порядке, - успокаивающе махнул рукой посол, - Это наш соотечественник.
        Угрожающий мне эльф, ошалелым взглядом осмотрел дыру в крыше, затем меня, но, обуздав эмоции, кивнул, после чего убрал оружие и отошел от кареты.
        - Я жду объяснений! - напомнил о себе посол.
        - Я случайно, - машинально проговорил я и скривился от накрывшего меня дежавю, - Ваш кучер испугал людей, и они, отскочив, опрокинули лестницу, на которой я стоял, - объяснил я произошедший инцидент, держась за ушибленную часть тела и пытаясь при этом принять вертикальное положение.
        Удивленный услышанным, посол вылез из кареты и стал осматриваться. Мне же, наконец, удалось выпрямиться, но тут карету качнуло и я, свалившись на освободившееся место, оказался напротив молодой эльфийки.
        - Добрый день, - не смотря на боль, я вспомнил об этикете и поздоровался.
        Ошеломленная моим эффектным появлением эльфийка, пару раз моргнула и я, не дожидаясь ответной любезности, мазнув на прощание взглядом по очаровательному личику незнакомки, поспешил покинуть ее общество.
        Оказавшись снаружи, я первым делом глянул наверх, проверяя целостность солнечной лампы.
        - Фонари установлены, - обратился я к притихшим служащим, - Принимайте работу.
        Робея перед эльфами, люди, кивая, словно китайские болванчики, заверили меня, что все в порядке и, прихватив лестницу, поспешили убраться на ожидающей их телеге.
        - Почему вы не в Академии?! Вы что на город работаете?! Почему вы не попросили денег?! - отчеканил вопросы красный от возмущения посол.
        - Так, всё нормально! - я выставил вперед руки в успокаивающем жесте, - Работаю я на себя. Денег с роду ни у кого не просил и начинать не собираюсь. Мне очень жаль, что я сломал вашу карету, можете прибавить сумму ущерба к контракту. А сейчас мне пора идти. Рад был встрече!
        Изобразив легкий поклон, я развернулся и, прихрамывая, пошагал в сторону ремесленного квартала.
        'Сегодня явно не мой день', - думал я, удаляясь от центра города.
        Интерлюдия

        - Кто это был? - спросила Алия, когда они с послом продолжили путь в сломанной карете.
        Пребывание в человеческом государстве выдалось довольно скучным. Однотипные приемы в королевском дворце, восхищенные взгляды придворных, раболепие. Всё это ужасно приелось и девушке с каждым днем всё сильнее хотелось вернуться домой.
        Сегодняшнее 'нападение' хоть как-то разнообразило унылые будни и заставило Алию испытать вместо раздражения, испуг и даже интерес.
        - Маргус Лир, студент академии магии Галасии, обладатель темного дара, - сообщил посол, и, взглянув на дыру в крыше кареты, недовольным тоном добавил, - Перевертыш.
        Им удалось отыскать в архивах упоминания о подобных эльфах. За всю историю таких было всего три, не считая Лира. Двое родились у дроу и один у светлых. Рождение эльфов с противоположным даром, считалось отголоском давних времен, когда темные и светлые эльфы были еще одной семьей.
        - Он представляет какой-то интерес для Аравелии? - выслушав рассказ, спросила племянница князя.
        - Архивные записи говорят, что от перевертышей больше вреда, чем пользы, - поджав губы, сообщил посол, - Первого перевертыша, пятьсот лет назад, пришлось убить. Дроу же своих принесли в жертву богине сразу же, как узнали об их светлом даре. Возможно, наши недруги поступили разумно.
        - Значит, он уже приговорен? - спросила девушка, заинтересованно рассматривая дыру в крыше.
        - Нет, конечно! - воскликнул посол, - Мы же не дикари! За пятьсот лет цивилизация шагнула вперед. Давно уже прошли времена, когда убивали только за то, что отличаешься от большинства, - прочистив горло, посол продолжил: - У нашего князя на перевертыша есть свои планы, о которых вы сможете узнать, когда вернетесь домой.
        - Когда еще это произойдет, - тяжело вздохнув, произнесла Алия.
        Решением дяди она, как представитель княжеского дома Аравелии, была включена в состав делегации, а строгий протокол ей предписывал присутствовать на всех важных мероприятиях, проводимых в Галасии. Дело в том, что два государства вели переговоры о совместном наступлении на орков. И эльфам, и людям требовались новые земли. Пришло время расширить границы.

        - Ты ведь задумал отыграться на Стасии?! - такими словами встретил меня Старк, - Знай, что я тебе этого не позволю! - Дроу стоял передо мной, сжав кулаки и излучая решимость идти до конца.
        Тот факт, что он заслоняет мне путь в ванную комнату, юный защитник стерв, в своем порыве, видимо, не учел.
        - Отойди, ссать хочу, - попросил я его вежливо.
        Оглянувшись и увидев дверь в ванную, дроу смутился и ретировался в комнату, а я, выдохнув, наконец-то, дорвался до желанного помещения.
        - Твоя сестра позволила себе слишком много, - начал я перетягивать Старка на свою сторону, когда вернулся в комнату, - Она прекрасно знала, что я не специально сжег ей шапку, тем не менее, затребовала официальных извинений.
        - Она испугалась! Ты чуть не спалил ей волосы! - сделал попытку обелить сестру дроу.
        - Ну, не спалил же, так что унижений явно не заслуживал, - привел я контрдовод.
        - Официальные извинения - это не унижение! - возмутился он, - Все произошло согласно кодексу чести благородных.
        - Стоять на коленях - для меня является унижением, - с небольшой заминкой произнес я, вспомнив сцены из своего прошлого, - Ладно, проехали. Ничего я твоей сестре не сделаю, - обнадежил я Старка и быстро вышел из комнаты. Нужно было срочно проветриться.
        Поднявшись вверх по лестнице и выйдя на крышу, я уселся на самый край и свесил ноги. Что-то неладное со мной творится и мне это очень не нравится. То возбужденный, как прыщавый подросток, то апатичный как удав. Настроение прыгает, словно столбик термометра у лихорадочного больного. Излишнюю эмоциональность можно, конечно, списать на биологический возраст тела, а приступы апатии - на ментальное воздействие преподавателей академии. Списать-то можно, но как с этим бороться?
        'Получается, пубертат мне не перепрыгнуть, - обреченно констатировал я, вспомнив ко всему прочему, что лицом я так и не научился владеть, в связи с чем, для окружающих являлся открытой книгой, - Придется ждать, когда это тело повзрослеет'.
        А вот насчет ментальной защиты, надо срочно что-то решать. Я уже подкатывал к мэтру Фекту с этой просьбой, но услышан не был. Приходилось искать другой источник информации.
        Видите ли, из-за малой силы только начавшего раскрываться дара, ментальная защита мне может навредить! Да мне вред скорее причинит отсутствие этой самой защиты!
        'Вот опять, эмоциональный всплеск! - заметил я и невольно застонал. - Нет, это просто невозможно! Валериану что ли где достать? Или еще какую травку?'
        Мои мысли о высоком прервал появившийся Старк. Ежась от холода и притопывая в тапочках, он подошел ко мне и, осторожно глянув вниз, подозрительно спросил:
        - Ты чего тут сидишь? Задумал чего?
        Закатив глаза к небу, я заверил его, что прыгать не собираюсь.
        - Не страшно? Не холодно? Зачем на крышу залез? - забросал он меня вопросами.
        - На высоте мне спокойней, думается легче, - ответил я и, недовольно покосившись на дроу, добавил, - Обычно на высоте никого не бывает. Все ее боятся.
        - Ничего я не боюсь! - возмущенно проговорил дроу, опасливо косясь на край крыши.
        В желании доказать мне свою храбрость, он переборол свой страх и уселся, скопировав мою позу.
        'Надо бы артефакт для полета изобрести', - вспомнил я свою идею об открытом небе для отдельно взятого эльфа, - Сейчас зима, можно будет его на лыжах или доске сначала испытать', - пришедшая мысль меня захватила и я представил, как прыгнув на лыжах с трамплина, улетаю в даль.
        - Тапок улетел, - сообщил дроу, шмыгнув носом, чем нарушил установившуюся тишину и прервал полет моих фантазий.
        Машинально посмотрев вниз и ничего там не увидев, я поднялся.
        - Ладно, пошли отсюда, заболеешь еще. Второго официального извинения мне не пережить, - сказал я и протянул дроу руку, увидев, как он судорожно держится за край крыши.
        - Ага, - кивнул Старк, вцепившись в меня, как утопающий за соломинку.
        Оттащив его от края и убедившись, что дроу успокоился, я быстрым шагом пошел вниз, почувствовав, наконец, что замерз.

        Глава 10

        Я стоял напротив клетки и наблюдал за повторяющимися монотонными движениями мертвеца, который в такт ударам моего сердца колотил головой о металлические прутья.
        Выстроившись вдоль клеток в аудитории некромантии, мы пытались контролировать каждый своего мертвеца.
        Подопытные нам попались явно бракованные, у всех наблюдался выраженный синдром навязчивых движений. Мертвец Старка, например, не прерываясь сгибал и разгибал руки в локтях, а мертвец Стасии без устали отбивал поясные поклоны, видимо, подтверждая тот факт, что эта стерва обожает, когда перед ней ползают на коленях и низко кланяются.
        Уже третье занятие мы учимся управлять мертвецами, но результаты пока не особо впечатляют. Сказать по правде, некромантия мне радости не доставляла. Ну, не нравилось мне созерцать отвратительно-синюшный вид мертвецов и вдыхать их трупный аромат.
        Мэтр Гото раз за разом терпеливо указывал нам на ошибки и подсказывал способы их решения. Некромант оказался очень уравновешенным типом и терпеливым преподавателем, я даже заподозрил его в отсутствие нервных окончаний или блокировке их магией. В свете недавних событий, я бы и сам от такого преимущества не отказался.
        Выслушав рекомендации мэтра, я сосредоточился и попытался, как он учил, мысленно слиться с объектом. Видимо слияние все-таки произошло, поскольку мой подопытный, наконец-то, прекратился долбиться головой о прутья и застыл с оттопыренным средним пальцем, обращенным в сторону Стасии. Убедиться в установлении контроля я смог, когда он, следуя моему мысленному приказу, изобразил вращательные движения бедрами.
        Окрыленный успехом, я дал объекту новую команду выполнить движения из брэйк данса. Подчиняясь, мертвец, упав на спину, тут же выпрыгнул на ноги, затем встав на руки и на мгновение застыв, принялся исполнять 'свечку', после чего закрутился уже на спине и в завершении, изобразив 'вертолет', он прыжком поднялся, и тут же рухнул на пол, сообщив всем, что моя сила исчерпала себя.
        Впечатленные представлением студенты зааплодировали.
        - Ну, ты даешь! - воскликнул Старк и треснул меня в порыве восторга по спине.
        - Что это было? - озадаченно спросила Стасия.
        - Танец страсти, - важно ответил я, - Твоя красота способна завести даже покойника.
        Закатив глаза, дроу, как мне показалось, прошептала 'идиот' и занялась своим подопытным.
        - Хороший результат, - услышал я ровный голос некроманта, - Но в следующий раз постарайся рационально использовать свою силу.
        - Мэтр Гото, а существуют способы быстрого восстановления магического резерва? - заинтересовался я.
        - Существуют, - обрадовал меня преподаватель и тут же разочаровал, - Но вы пока до них не доросли.
        Добившись своими словами всеобщего внимания, некромант продолжил:
        - Все в мире взаимосвязано. Чтобы получить магическую энергию, нужно ее где-то взять. Где, по-вашему, темный маг может взять энергию? - обведя студентом гипнотизирующим взглядом светлых глаз, мэтр сам же ответил на свой вопрос, - Отобрать! Забрать ее у других: у живых существ - большей частью у разумных, нежити, а также из нечистых мест и природных темных источников.
        'Что было ваше, то стало наше', - вспомнился мне лозунг из прошлой жизни и, кажется, я понял, в чем суть темного дара.
        Следующие слова мэтра разрушили, судя по загоревшимся взглядам, появившиеся иллюзии у студентов:
        - Заклинанию сбора энергии вас начнут обучать на втором курсе, - пресекая возгласы недовольства, некромант пояснил, - Во-первых, у вас для этого сейчас недостаточно сил, а, во-вторых, пополнять свою энергию за счет некоторых видов, например, нечисти для вас пока опасно: вы сами легко можете стать донорами.
        Не обращая внимания на вздохи разочарования студентов, некромант мимолетным взглядом успокоил всех мертвецов и закончил занятие.

        'Ненавижу демонов', - думал я, переступая порог, принадлежащего кафедре демонологии, корпуса. Взглянув на выражение лиц дроу, убедился, что они думают о том же. То, что наше маленькое путешествие в Мертвый лес было устроено вырвавшимся из-под контроля демоном шутки, нам уже сообщили и даже принесли свои извинения. Но хоть нас и заверили в том, что подобного больше не повторится, верилось в это с трудом.
        Мэтр Марк Лорель встретил нас в том же скудно освещенном небольшом зале.
        - Сегодня мы будем знакомиться с так называемыми демонами страстей, - обрадовал он всех, после того, когда мы расселись по местам.
        После его слов стена за кафедрой преподавателя раздвинулась, и нашему взору предстали ровные ряды огромных аквариумов, которые вместо воды были наполнены желеобразной субстанцией.
        - Вы видите специальные контейнеры, в которых с помощью магии удерживаются несколько видов демонов страсти, - пояснил нам мэтр Лорель, - Стенки контейнеров прозрачные специально для целей обучения.
        Указка в руках преподавателя увеличилась, и ее острый конец уперлся в один из контейнеров. Мгновение спустя бесцветная желеобразная субстанция окрасилась в нежно-розовый цвет и приняла вид вытянутого шара. Еще пару секунд спустя, образовавшиеся на шаре пузыри лопнули и он приобрел лицо: глаза, нос в форме пяточка и непропорционально большой рот.
        - Знакомьтесь, демон похоти, - представил нам своего питомца демонолог, - От его воздействия разумные подаются безудержному распутству.
        Под объяснение лектора демон надул губы, окрасив их в ярко красный цвет и облизал их языком. Затем тело демона удлинилось и в нас уперлась не меньше пятого размера грудь с налитыми, словно бутоны, бордовыми сосками. Мгновение и грудь сменил огромный символ мужественности. В завершении же демон исполнил танец, напомнивший мне ламбаду.
        - Твоя красота не только мертвецов, но и демонов заставляет танцевать, - не удержался я от реплики, заметив, что лицо Стасии при просмотре устроенного демоном представления приобрело пунцовый окрас.
        - Следующий демон, которого вы видите, демон злобы, - указка преподавателя переместилась к соседнему аквариуму и наполнявшая его субстанция, окрасившись в болотный цвет, приняла вид осьминога. Появившиеся же в следующее мгновение сильно выпуклые и подвижные, словно у жабы, глаза стали внимательно фиксировать все наши движения.
        Как рассказал мэтр, демон злобы в первую очередь наделял человека завышенной самооценкой, что способствовало появлению раздражительности, обидчивости и уязвленного самолюбия, которые и порождали злобу. В приступе ярости разумный набрасывался на жертву и, как правило, убивал её. Из-за наличия демона злобы в этом мире, при расследовании убийств следователь-маг в обязательном порядке проверял, не подвергался ли подозреваемый влиянию этого демона.
        - А они всегда так странно выглядят? - спросил один из студентов.
        - Нет, конечно, - ответил преподаватель и объяснил, что демоны являлись метаморфами, то есть могли принимать любой вид и форму, хотя степень изменения внешнего вида, напрямую зависела от силы демона. Например, вид разумного, так, чтобы его невозможно было распознать, могли принимать только высшие демоны.
        - А вот этот плакса, - вернувшись к экспозиции продолжил мэтр и постучал указкой по прозрачной стенке, за которой желейная масса преобразовалась в лицо зареванного ребенка, - Демон уныния. Он вызывает в разумных такие чувства как недовольство, обида, безнадежность, разочарованность и даже лень. Так что, если будете лениться, будем проверять вас на связь с этим демоном.
        Подождав, когда утихнут разговоры и смешки, лектор продолжил занятие. Поочередно нам было рассказано обо всех находящихся в коллекции академии демонах страсти. Я узнал, что демон зависти усиливает чувство несправедливости, вызывает желание завладеть тем, что ему не принадлежит и подталкивает отобрать источник зависти силой. Демон алчности отравляет разумного жаждой наживы. Под его влиянием разумный проявляет жадность, скупость, корыстолюбие, а также ненасытность. Демон несдержанности в разы усиливает у разумных тягу к праздному образу жизни, обжорству, пьянству. Находящийся во власти этого демона разумный не может противостоять своим порокам.
        Демон лжи, когда дошла до его очередь, показал нам свой длинный, как у змеи язык; демон подлости изобразил с помощью, образовавшихся рук неприличный жест, а вот демон страха, никак себя не проявил, прикинувшись ветошью.
        В коллекции имелись и демоны, вызывающие и усиливающие, так называемые, положительные и нейтральные чувства, такие как эйфория, восхищение, привязанность, доверие, ответственность, любопытство, честолюбие, безразличие и другие.
        Здешних демонов можно было сравнить с демонами из христианской мифологии, поскольку в основном они несли разумным зло: демоны использовали разумных в своих целях, кормились их душами (высасывали энергию) и развлекались за их счет. Единственными из разумных, кто мог поступать с демонами зеркально - были темные маги.
        Нередко, разумные при помощи темных магов заключали с демонами сделки на развитие у себя или тех, кто был им по какой-либо причине интересным, нужных чувств до состояния одержимости.
        Правда, власти такую деятельность темных магов официально не поощряли. В человеческих государствах даже были организованы службы по её контролю. На территории же Аравелии такая деятельность темных магов находилась под запретом и строго каралась законом. Тем не менее, ни одно из государств не отказывалось от использования демонов в военных или других своих целях.
        В коллекции академии находились не самые сильные демоны, только те которых мог контролировать маг первого уровня. Это объяснялось как вопросами безопасности, так и тем, что на таких демонах легче было обучать студентов.
        Демонов высшего порядка под контроль не мог взять ни один разумный. Такие демоны сами могли контролировать кого угодно. Для противодействия их силе, темные маги постоянно разрабатывали и совершенствовали способы защиты. На базе кафедры демонологии даже был создан исследовательский центр.
        - А как можно попасть в этот центр? - задала вопрос Стасия.
        - Для работы в нем допускаются только перспективные студенты последних курсов, - ответил мэтр Лорель.
        'Видимо, девочка, не нагулялась в Мертвом лесу, - подумал я, глядя на горящие в предвкушении глаза дроу, - Впрочем, от этой стервы все демоны разбегутся, ей даже никакая защита не понадобится'.
        - Сегодня мы с вами разберем первичные способы защиты от демонов страсти, - голос преподавателя прервал мои недобрые мысли, явно вызванные наличием по близости демона злобы. А как же иначе? Из лекции я понял, что во всем виноваты именно демоны.

        - Если наложить на предмет специальную руну, то он полетит? - спросил я мэтра Фекта, положив на стол лыжи, которые по моему эскизу изготовил местный мастер. Этот мир уже знал лыжи, но здесь ими пользовались только охотники, а поскольку мне охотничьи лыжи были ни к чему, то пришлось раскошелиться за индивидуальный заказ.
        Я рассчитывал получить нужный мне результат, наложив на лыжи руны полета и скольжения, а также раздумывал над руной ускорения.
        - Попробуй, - поджав губы, ответил старик.
        Я уже заметил, что моя идея с полетами ужасно не нравилась старику, приходилось буквально по крупицам выцеживать из него информацию. Разговоры же об артефакте так и остались только разговорами.
        - Учитель, в чем дело? - наконец решился я выяснить причину, - Почему ты не хочешь, чтобы я летал?
        Бросив на меня недобрый взгляд из-под седых бровей, мэтр ударил по столу ладонью.
        - Чего ты от меня добиваешься?! - выкрикнул он, - Ты хочешь, чтобы я помог эльфам захватить еще и воздух, заняв нишу драконов?! - после чего со злостью, ударив по столу уже кулаком, прорычал, - Не бывать этому! Одно дело предать сюзерена, другое - весь человеческий род!
        'А у старика, оказывается, стратегическое мышление', - удивился я.
        Сдвинув брови к переносице, он смотрел на меня как на врага народа, и я ощутил ментальную атаку.
        'Пришибет сейчас, - мелькнула мысль, - Во избежание, так сказать'
        - Я не люблю эльфов, - инстинкт самосохранения сработал молниеносно, - Они выкинули меня как ненужный хлам, а когда выяснили, что я перевертыш, решили меня использовать, - Ну а чем мне еще объяснить свою нелюбовь к эльфам, вернее безразличие? Не рассказывать же, что я вселенец.
        Пробуравив меня взглядом, мэтр наконец-то расслабился.
        - А ведь ты не врешь, - задумчиво произнес он, а я наконец-то выдохнул, - Тебе действительно, нет до них дела. Странно всё это, - последние слова опять заставили меня напрячься.
        - Ничего странного, - поспешил я его уверить, - Они меня предали. Разве можно простить предательство? - надавил я на его больное место.
        Старик, сникнув лицом, навалился своим весом на стол, а давившее на меня все это время ментальное воздействие наконец-то исчезло.
        - Нельзя, - глухо произнес он.
        Сходив на кухню за водой и напоив старика, я уселся рядом и вкрадчивым голосом произнес:
        - Я тебе обещаю, что не причиню вред людям, - ради возможности летать, я готов был пообещать все, что угодно.
        Ну не мог я без неба! Обхватив голову руками, я уставился на лежащие передо мной лыжи. Сколько себя помнил, оно меня всегда манило. Даже первые появившиеся у меня деньги, я потратил на него. Недалеко от дома моего первого учителя, находился аэроклуб, где обучали полетам на дельтаплане. Там-то я в течение нескольких лет и проводил всё свое свободное время и оставлял все заработанные деньги.
        Небо было моей отдушиной. На высоте не было проблем. Проблемы оставались внизу, на земле. Освобождение из тюрьмы не принесло мне долгожданной свободы. Камера сменилась комнатой в деревенском доме. Жесткие и даже жестокие методы обучения, а затем и выполнение рискованных заданий скрашивала лишь радость от полета. Лишь в небе я ощущал себя свободным.
        - Хорошо, я помогу тебе, - услышал я голос старика, отогнавший мои воспоминания.
        Испытания я проводил в районе предгорья. Скатываясь с небольшого склона, я с помощью специального заклинания активизировал руны, и, как мечтал, полетел вдаль. А пару минут спустя, когда отрылся из сугроба и отряхнулся от снега, понял, что нужно еще составить руны маневренности и переключателя скоростей.
        Второе испытание прошло более успешно. Опробовав усиленные рунами лыжи, а также изготовленную в целях сравнения результатов доску, я остался доволен тем и другим. Артефакты получились скоростными и маневренными. Вот только высота полета оставляла желать лучшего.
        'Может, еще какой артефакт, типа крыла изготовить, для того, чтобы задействовать восходящие потоки воздуха? - думал я, возвращаясь домой на арендованных санях, - На крыло можно руну наложить, усиливающую это взаимодействие. Еще бы сделать так, чтобы этот артефакт открывался автоматически, при определенной высоте. А где его фиксировать?' - задался я вопросом под конец размышлений.
        Вечером со стариком мы устроили мозговой штурм. Спорили, даже ругались, но в результате решили отказаться от отдельного крыла, а его функцию переключить на доску. Летать на лыжах, без дополнительного артефакта, разумеется, не позволит недостаточная поверхность самих лыж, да и рассматривал я их, только, как средство для тренировки в зимний период. Доска же в этом плане была перспективней: её можно модифицировать и предусмотреть выдвигающиеся при определенной высоте те самые крылья.
        В результате наших манипуляций с рунами получился оригинальный артефакт для полета. Был он в виде доски для серфинга, но с дополнительными функциями. При высоте примерно в семь метров, сбоку автоматически выдвигались крылья, с помощью которых можно было набрать высоту около пятидесяти метров. Не самый лучший результат, конечно, но для передвижения на других высотах нужен был совершенно другой артефакт и у меня уже были мысли на его счет.

        Глава 11

        Поймав на себе уже в который раз за утро обеспокоенный взгляд Миры, я задумался. Ощущение, что она от меня чего-то ждет, а не получая нервничает и вот-вот начнет злиться. Прокрутив в голове последние события, я удостоверился, что обязательную утреннюю программу откатал: поцеловал в щечку, сделал комплемент и послал восхищенный взгляд. Что еще? Подошло время очередного подарка? Так, не вопрос. Пусть скажет - куплю. Или я должен сам угадать, что ей нужно? - утомленный поиском ответа, я решился задать вопрос первоисточнику.
        - Мира, что-то случилось? - спросил я, приблизившись к ее очаровательному ушку.
        - Ты меня все еще не пригласил на праздник, - сообщила она мне, предварительно поджав губки и состроив плаксивое личико.
        'Хорошо, что спросил, ни за что бы не догадался', - подумал я и уточнил:
        - Какой праздник?
        Подозрительно посмотрев на меня, Мира все-таки поведала мне о местном дне влюбленных и истории его возникновения. Согласно легенде, несколько сотен лет назад, в самую середину зимы, убегающие от жестокосердных родственников влюбленные, предпочли разлуке замерзнуть в объятьях друг друга. Их так и нашли в виде ледово-скульптурной композиции те самые злыдни-родственники.
        С тех пор, отдавая дань памяти жертвам романтики, влюбленные пары ваяли из снега символизирующие любовь скульптурные композиции.
        Для этих целей во двор академии с утра завезли лед с реки и даже порезали его на отдельные глыбы. А я такой бесчувственный, не пригласил девушку творить изо льда символ нашей любви.
        Объяснив мне мою ошибку, Мира, вздохнув, укоризненно добавила, что глыбы влюбленные пары занимают уже с утра и нам из-за моей забывчивости лед может попросту не достаться.
        'Ошибки надо исправлять', - сказал я себе и ломанулся вниз, занимать лед.
        После занятий огромный двор академии заполнила любопытная толпа студентов. Во-первых, многие хотели посмотреть, какие пары образовались в этом году (оказывается, это кого-то интересовало). Во-вторых, в зависимости от целей (лесть, месть или другое) выразить восхищение или без последствий высмеять скульптурные композиции. Ну, и, в-третьих, принять участие в голосовании при выборе лучшего ледового символа любви.
        Среди первокурсников мы оказались единственной парой, так что нам было труднее всего, поскольку старшие студенты владели магией льда.
        Окинув соперников пренебрежительным взглядом, я, вооружившись лобзиком, примерился к своей глыбе. Обозначив контуры снеговика, показал результат Мире. Заметив, что девушка поморщилась, стер линии и, на минуту задумавшись, изобразил зайца. Мира сердито поджала губки. Чертыхнувшись, стер зайца и нарисовал простейшую фигуру в виде сердца с пронзившей его стрелой. Мира заинтересовалась и, обойдя глыбу, застыла в позе критика.
        - Что это? - наконец спросила она.
        - Сердце, пронзенное стрелой, - ответил я и поведал историю о мелком демоне Купидоне, пуляющем свои стрелы в кого ни попадя, - Проткнутое сердце означает, что разумного пронзила стрела Купидона, то есть он влюбился, - в конце рассказа пояснил я.
        Взмахнув ресницами и мило покраснев, Мира смущенно улыбнулась.
        - Значит, ты влюбился?
        - Конечно! Сразу же, как словил стрелу, - не стал я спорить.
        - Никогда раньше о Купидоне не слышала, - озадаченно произнесла она. - А как он выглядит?
        - Молодой парень с крыльями за спиной и светлой кучерявой головой, вооруженный луком со стрелами, - перечислил я отличительные признаки Купидона, вспомнив изображение из книг.
        - О! Это эльфийский дух! - воскликнула Мира, проведя аналогию, - Лук - это же символ эльфов!
        Получив добро, я с помощью лобзика и скребка сделал сердце с торчащей из него стрелой, после чего Мира магией воздуха отшлифовала скульптуру, придав ей законченный вид.
        Повторив презентационную речь и одарив эльфийской улыбкой судей, я был обласкан и удостоен первого места.
        'Магия против лобзика ничто, когда ты эльф', - познал я истину.

        Празднование дня влюбленных изготовлением ледовой скульптуры, к сожалению, не ограничилось. С меня вытребовали обещание явиться на студенческий бал. Вспомнив о котором, при случайном взгляде на настенные часы, я соскочил с табурета как ошпаренный.
        Вздрогнув от неожиданности, мэтр Фект, недовольно проворчал, отодвинув от края стола задетую мной солнечную лампу:
        - Что ты скачешь?!
        - Опоздал! - крикнул я, одновременно натягивая на себя куртку с шапкой, - Бал уже начался!
        - Какой к демонам бал?! Мы еще заказ не выполнили?! - возмутился мэтр.
        Город оценил наши солнечные лампы и заказал еще дюжину. В этот раз мне удалось повысить их стоимость до приемлемого размера, но за это город установил нам жесткий срок для выполнения заказа.
        - Завтра доделаю, - уверил я старика и, упреждая его недовольство, объяснил ситуацию, - Девушке обещал. Не приду - будет скандал.
        Оценив реальность угрозы, мэтр, проворчав: 'Молодость', махнул мне рукой, отпуская.
        Схватив доску для полета и наложив на нее заклинание невидимости, а на себя - отвода глаз, я выбежал во двор.
        На ходу активировав руны полета и скрепления, чтобы не свалиться, я вскочил на доску и помчался в сторону академии. Сумерки придали городу мистический вид: покатые готические крыши с уходящими в небо шпилями, украшенные каменными чудовищами карнизы, танцующий свет от уличных фонарей и я словно сёрфер, рассекающий волны, летящий над этим великолепием.
        Разглядев с высоты полета слабоосвещенный зимний сад, расположенный на верхнем этаже одного из домов местного богача, я невольно притормозил.
        - Цветы меня спасут! - пришла идея.
        Подлетев вплотную к высоким окнам, я всмотрелся в стекло. Не обнаружив никого внутри, нашел глазами место, где должны быть защелки и мысленно сформулировал заклинание открытия. Спустя мгновение, услышав характерный щелчок, приоткрыл створку.
        Сигнализации я не боялся, поскольку в этом мире она была примитивной. Проштудировав выданные мэтром Фектом книги, я узнал, что дома на сигнализацию в нашем понимании здесь не ставили, а заклинание защиты накладывали на сами сейфы и хранилища. Украшающие же дома скульптуры в виде различных чудовищ, в большинстве своем являлись лишь камнями, призванными внушать своим видом страх потенциальным ворам. Шанс нарваться на каменного стража был минимальным. Я знал, что такие стражники охраняли королевский дворец и академию, но сомневался, что обычный горожанин мог позволить себе такого дорогого и редкого защитника. Как я ошибался!
        Сорвав несколько цветов ярко-красного цвета, напомнивших мне тюльпаны, и засунув их за пазуху, я вылез в окно и спрыгнул на поджидающую меня доску.
        Артефакт для полета получился превосходным. Он имел функции переключения скоростей и высоты, маневрирования, торможения, зависания, а кроме того им можно было управлять и с достаточно большого расстояния. Мэтр Фект показал мне заклинание привязки, после применения которого, артефакт стал отзываться только на мои команды.
        Отлетая от фасада, я краем глаза заметил нависшую надо мною тень, а когда посмотрел наверх - увидел крылатую бестию, напомнившую мне горгулью, которая пикировала на меня, приближаясь с огромной скоростью.
        Мне же пикировать было некуда, поскольку я находился на расстоянии примерно пяти метров над землей.
        Раскрыв с помощью командного заклинания крылья, я резко ушел в вираж, уклоняясь от атаки. Услышав сзади шум разбитого стекла, я интуитивно обернулся. Горгулья, сильно хлопая крыльями, как раз отлетала от окна и, набрав скорость начала меня догонять. Пытаясь от нее оторваться, я увеличил высоту и одновременно скорость, но быстро поняв, что страж быстрее, спикировал вниз, уходя под защиту городских улиц.
        Бросив взгляд назад, и убедившись, что горгулья не отстает и тоже снижается, я, спустившись до уровня второго этажа, резко ушел в боковую улицу. Звук похожий на камнепад, заставил меня обернуться: горгулья все-таки успела у самой земли притормозить, но своими огромными когтистыми лапами пробуравила часть мостовой и освободившиеся камни разлетелись в разные стороны.
        Началось маневрирование по извилистым лабиринтам улиц, в котором я явно проигрывал. Приняв решение контратаковать, я, стремительно набрав высоту, развернулся на сто восемьдесят градусов и сел на хвост преследователю. Без савхора, шансы уничтожить тварь у меня отсутствовали, да и не уверен я был, что заклинание подействует на каменного стража, но всё же бросил в него дыхание смерти, после чего резко свернул в поворот и помчал прочь. Приближающийся звук разбитого стекла известил меня, что бестия тоже развернулась и сейчас приближается.
        Оглянувшись, я удостоверился, что она летит зигзагами, задевая стены и окна домов.
        'Подействовало?!' - одновременно удивился и восхитился я.
        'Пока она оглушена, нужно рвать когти', - решился я и, набрав высоту, устремился в сторону академии.
        Уже почти на самой границе, меня опять накрыла здоровая тень, упреждая, что горгулья настигает.
        - Вот, гадина, привязалась! - бросил я в сердцах.
        Залетев на территорию академии, я сразу же свернул к общаге, но мелькнувшая справа еще одна тень заставила меня изменить маршрут.
        - Пипец! - простонал я, разглядев еще двух горгулий. Они быстро приближались ко мне и их намерения были очевидны.
        Резко уйдя в вираж, я чуть не зацепил фонарный столб. Уклонившись в последний момент и прибавив скорость, я на очень низкой высоте, буквально в метре от земли, рванул к главному зданию, из окон которого сочился яркий свет и, мне даже показалось, что до меня долетают звуки музыки. Чтобы спастись от чудовищ, я уже был готов раскрыться и принять помощь магов. И когда я уже подлетал, ночную тишину пронзили отвратительно-скрипучие высокие звуки. Инстинктивно закрыв руками уши, я обернулся. На высоте шел бой. Городская горгулья сцепилась в схватке с защитниками академии. Она была крупнее и явно одерживала победу. Увидев в небе приближающиеся к месту воздушного боя тени, я понял, что эти ужасные звуки являлись сигналом о помощи.
        Моя преследовательница, видимо, тоже обнаружила группу поддержки, поскольку оставив противников, на огромной скорости, словно ракета, пронеслась надо мной в сторону города. Путь ей преградила вторая группа защитников и горгулья сделав петлю в воздухе, изменила траекторию полета. Казалась, что она уже вышла из окружения, когда один из защитников пошел на таран. Слившись в клубке, обе бестии влетели в закрытое окно главного здания корпуса академии.
        Звон разбитого стекла и крики студентов разлетелись по всей округе. Мгновение спустя сработал сигнал тревоги, и голоса разумных перекрыли вопли сирены. Территорию академии осветили огромные прожекторы, а крылатые стражники поднялись высоко в небо и принялись облетать округу, разыскивая нарушителей. Опасаясь лететь дальше, я остановился и спрыгнул с доски. Подхватив ее, побежал в сторону общежития.
        Вломившись в комнату, спрятал артефакт прямо над потолком, надеясь, что невидимости будет достаточно, чтобы его скрыть от соседа. Когда я снял куртку, чтобы переодеться в специально приготовленный для бала костюм, на пол упали тюльпаны. Чертыхнувшись, я поднял эти злополучные цветы и задумался, куда бы их спрятать, превращающего в пыль предметы заклинания я пока не знал. Из символа любви и надежды на прощение они превратились в улику, от которой необходимо было срочно избавиться. Решив похоронить их в сугробе, я быстро переоделся и, обновив заклинание отвода глаз, побежал на бал. Нужно было как можно скорее присоединиться к студентам, чтобы они меня запомнили. Мало ли, вдруг начнется расследование, ведь эта долбанная горгулья полгорода разворотила.
        У входа в главный корпус я чуть не столкнулся с охраной академии. Охранники как раз выбежали из здания и рассредоточивались по территории. Мысленно сплюнув, я подпрыгнул и, зацепившись за карниз, подтянулся вверх. Открыв окно на первом этаже, спрыгнул в комнату. Осторожно выглянув в коридор и убедившись, что рядом никого нет, я стал подниматься на шум голосов вверх по лестнице.
        Подойдя сзади к образовавшим широкий круг студентам, я, сняв заклинание, встал на цыпочки и заглянул поверх голов. Преподаватели стояли возле лежащих без движения горгулий и оживленно переговаривались между собой. Распластавшиеся на полу твари показались мне просто огромными, а их устрашающего вида когти и клюв, заставили меня похолодеть от ужаса. Когда я убегал от горгульи мне, разумеется, было страшно, но тогда было как-то не до этого чувства, все силы были направлены на спасение, из-за чего страх держался в узде. Сейчас же, когда мне уже ничего не угрожало, я, наконец, осознал, какой опасности подвергся.
        'Надо атакующие заклинания у старика выведать и еще бы савхор выпросить', - подумал я, ощущая холодок, пробежавший по спине.
        Тем временем ректор академии приказал всем расходиться по своим комнатам и студенты шумно обсуждая произошедшее направились к лестнице. Оказавшись впереди мне, ничего не оставалось, как спускаться.
        - Как думаешь, устроят новый бал взамен этого? - спросил я у идущего рядом студента, вспомнив, что не помешало бы быть замеченным, - Этот же был испорчен! - добавил я в голос возмущенные нотки.
        - Вряд ли, - вздохнув, ответил он и бросил разочарованный взгляд на идущую позади девушку. Видимо, горгульи расстроили и его планы на вечер.
        - Ты где был?! - услышал я сердитый голос, после чего последовал тычок в бок.
        - Мира! - радостно воскликнул я, лучезарно улыбнувшись, - Ты сегодня так красива!
        - Ты где был? - повторила вопрос девушка, нахмурившись.
        - Наблюдал за тобой из-за колонны, - принялся я оправдываться, - Твоя красота сразила меня наповал, и я любовался издалека.
        - Что за глупости ты говоришь?! - спросила она, подозрительно прищурившись.
        Обняв девушку за талию, я прижал ее к себе.
        - Я люблю тебя, - прошептал я ей на ушко.
        - О! - растаяла Мира от признания, - Я тоже тебя люблю!
        'Но вот и чудненько', - подумал я и повел девушку к женскому общежитию. Нужно было срочно снять стресс.
        По дороге, она весело щебетала, одаривая меня влюбленными взглядами, а я улыбался ей в ответ улыбкой эльфа.
        Интерлюдия

        В кабинете ректора было шумно. Кроме главы службы безопасности академии и нескольких преподавателей здесь присутствовали заместитель главы гильдии магов Галасии и глава городской стражи города.
        Окинув взглядом громко переговаривающихся гостей, ректор вздохнул. Взбесившаяся горгулья королевского банкира, разрушила мостовую и фасады домов на нескольких улицах города, после чего залетела на территорию академии и напала на местных каменных стражей. Мэр города потребовал провести тщательное расследование, а главе городской стражи пришло в голову включить в следственную группу его и представителя гильдии магов. Видите ли, горгульи магические существа.
        Перед магами было поставлено два вопроса: возможно ли неадекватное поведение у каменных стражей, и что могло его вызвать?
        И вот они уже битый час обсуждают варианты.
        - Я считаю, что она за кем-то гналась, - который раз озвучил свою версию декан кафедры демонологии, - Каменный страж полностью подчинен своему хозяину. И раз глава городской стражи утверждает, что владелец королевского банка не отдавал ему приказа разрушать город, то он, скорее всего, выполнял его общий приказ по охране дома.
        - Вы говорите глупости! - вспылил декан кафедры боевой магии, - Ну, допустим, кто-то пытался проникнуть в дом банкира, каменный страж его засек и пытался атаковать. Этот таинственный вор, по-вашему, кто? - не дав оппоненту ответить, он быстро продолжил, - Вы же утверждаете, что эти разрушения произошли в результате погони каменного стража за вором! И кто у нас в состоянии убежать от стража?!
        - Улететь, - вставил уточнение демонолог.
        - Тем более! - вспылил боевик, - Вы считаете, что в столице Галасии завелся дракон? Причем трусливый дракон, ведь настоящему дракону этот каменный страж на один зуб!
        - Успокойтесь, - поднял руку в успокаивающем жесте ректор, - Последнего дракона убили около тысячи лет назад, так что не говорите глупости.
        - А я и говорю, что эта теория - глупость! - воодушевился боевик. - Каменный страж вышел из-под контроля! И всё! И не надо тут оживлять легенды! - в заключение он от возмущения ударил руками по подлокотникам кресла.
        На минуту воцарилась тишина, всем присутствующим вспомнилась упомянутая легенда и связанное с ней пророчество, согласно которому черно-белый дракон уничтожит мир. Споры о том, что же означает это пророчество, все еще продолжались. Толи это легенда о драконе-революционере, который призван разрушить сложившийся мировой порядок, то ли местный вариант апокалипсиса доподлинно было неизвестно.
        - Действительно, версию про дракона указывать в заключении не будем, - в установившейся тишине, раздался голос ректора. - Позора потом не оберемся.
        - Каменный страж вышел из-под контроля, например, из-за неправильного использования, - предложил боевик.
        - Да, так лучше, - кивнул ректор.
        Предложенная деканом кафедры боевой магии версия случившегося устроила всех, кроме демонолога и начальника службы безопасности академии. Демонолог, был уверен, что выйти из-под контроля страж не мог ни при каких обстоятельствах, а вот безопаснику вообще вся эта история казалась странной.
        - А у банкира что-нибудь украли? - спросил он главу городской стражи.
        - Нет, ничего, - ответил он и когда безопасник уже посетовал на невовремя разыгравшееся воображение, добавил, - Хотя жена банкира утверждает, что кто-то срезал ее цветы.
        Вечером, во время обыска территории академии, один из сотрудников нашел замерзшие ярко-красные тюльпаны.

        Глава 12

        Практические занятия по менталистике проходили в большом зале, в котором отсутствовали места для сидения. Сола Гранж возвышалась над всеми на специальном постаменте. Удобно устроившись в кресле она наблюдала, как студенты отрабатывают заклинание иллюзии.
        В начале занятия сола Гранж, бросив тоскливый взгляд в окно, за которым вот уже который день бушевала метель, шумно вздохнула.
        - Как мне не хватает лета! - произнесла она вслух, - Сегодня мы будем создавать цветы! - повернувшись к аудитории, обрадовала она всех,
        'Нет, только не цветы! - мысленно простонал я, - Ненавижу цветы!'
        - Тому, кто сотворит лучшую иллюзию букета, я поставлю автоматом зачет за первый семестр, - заглушила она мое недовольство.
        Задание нам дали довольно сложное, поскольку при создании цветов требовалось одновременно использовать нескольких колеров. Передача же цвета в иллюзии являлось чуть ли не самым проблемным, так как его яркость и насыщенность быстро развеивались. Удерживать же их продолжительное время у первокурсника сил пока не хватало. Но раз сола пожелала летних красок и поманила морковкой, то все принялись творить прекрасное с воодушевлением и азартом.
        Припомнив содержимое цветочного магазина из моего мира, куда мне приходилось иногда заглядывать, я принялся создавать один из выставленных в нем для продажи букетов.
        После долгих усилий, выраженных в насилии над мозгом и воображением, удалось создать одновременно три цвета - зеленый, розовый и желтый. Воображаемый букет получился довольно обширным, именно такой, какие любили получать в подарок девушки из моего мира. Вспомнив, что он был оформлен в блестящую сетку, я так же воссоздал ее изображение и окрасил в цвета бутонов.
        Закончив создавать иллюзию, я посмотрел на постамент. Сола Гранж не сводя взгляда с моего букета, встала с кресла и спустилась по лестнице вниз. Пройдя между затихшими и также смотрящими в мою сторону студентами, она быстрым шагом подошла ко мне и, остановившись, стала внимательно рассматривать иллюзию.
        - Какая прелесть! - наконец произнесла она и, подняв на меня глаза, спросила, - А из живых цветов ты сможешь сделать подобное?
        - Нет, конечно, - слишком поспешно ответил я, испугавшись, что она чем-то задумала меня нагрузить.
        - Жаль, - с сожалением проговорила преподаватель, - А я уже размечталась удивить всех на празднике весны. Надеялась, ты дашь девушкам пару уроков.
        Вытащив из памяти, что праздник весны является симбиозом нашего Нового Года, соревнований для мужчин и конкурса красоты для девушек, я тут же выкинул эту информацию из головы и напомнил преподавателю об интересующем меня вопросе:
        - А как насчет зачета?!
        Осмотрев иллюзии остальных студентов, которые явно уступали по красоте и креативности моей, она, кивнув, уверенно произнесла:
        - Зачет!
        - Благодарю! - не остался я в долгу и одарил даму своей фирменной улыбкой, растворившись в которой, сола Гранж смогла вернуться в явь только через пару минут.
        Шумно выдохнув, она, бросив на ходу об окончании занятий, вышла из зала.
        Вот не привык я еще к такой реакции на меня женщин. В прошлой жизни, конечно, уродом не был, но раньше женщины при взгляде на меня в прострацию не впадали.
        - Что ты вечно улыбаешься?! - услышал я желчный голос Стасии, вытащивший меня из размышлений, - Хотя, чего еще ожидать от светлого? Только и умеете красоваться, да любезничать, - смерив меня уничтожающим взглядом, она резко развернулась и направилась к выходу вслед за преподавателем.
        'Завидует', - догадался я. Решение ребуса было очевидным.
        Приближалось время первой сессии, и все студенты находились на взводе. Получить же зачет автоматом считалось настоящей удачей, поскольку все были напуганы предстоящими экзаменами. Второкурсники же умело нагнетали обстановку, рассказывая первогодкам жуткие истории о первой сессии. Особой популярностью пользовалась история одной девушки, которая в лохматом году на экзамене по менталистике лишилась рассудка и, напав на одного из сокурсников, перегрызла тому горло.
        Впрочем, порассуждать над поведением стервы мне не дали, облепившие меня со всех сторон, сокурсницы и я принялся выслушивать комплименты. Мучение длилось не долго, ревнивая Мира, пробравшись сквозь толпу поклонниц, схватила меня под локоть и потащила на выход, на ходу одаривая меня собственническими взглядами.
        Наверно, из всех преподаваемых нам дисциплин менталистику я считал наиболее для себя полезной. Получить власть над разумом было заманчивой перспективой.
        Всего лишь около пяти процентов от, имеющих магические способности, разумных достигало уровня бакалавра ментальной магии. Не удивительно, что маги-менталисты были самыми высокооплачиваемыми из магов.
        Маг-менталист мог полностью подчинить своей воле разумного, в том числе не имеющего защиту и более слабого мага. Кроме того, темный маг, в зависимости от силы, мог контролировать нежить относительно-разумную и разумную.
        Маг-менталист мог считывать память и мысли, внушать, направлять и приказывать; создавать телекинетический барьер, защитное поле от физических атак; обнаруживать на достаточно большом расстоянии чужие мысли; пробивать ментальные щиты.
        Всеми этими умениями я мог овладеть в случае наличия у меня дара к ментальной магии хотя бы на уровне бакалавра. Об уровне магистра я даже не мечтал, поскольку это было почти не осуществимо. Уровень магистра в Галасии имели всего четыре мага, в том числе и наш преподаватель сола Гранж, ну, и как недавно выяснилось мэтр Фект. Хотя власти о последнем даже не догадывались. Вернее, они знали, что на их территории обитает маг-беглец, но о реальной его силе и возрасте им было не известно. В Галасии мэтр Фект вел скромную жизнь мага-артефактора, поэтому если вначале, сразу после его переезда, за ним и велось наблюдение, то со временем, убедившись, что старый маг не представляет угрозы, компетентные органы попросту о нем забыли.
        'Называется, вспомни о хорошем', - подумал я, обнаружив в лавке старика двух неизвестных мне магов и одного чиновника. Двух первых я опознал по сканирующим меня взглядам, а последнего - по форменной одежде.
        - А вот и сообщник объявился, - процедил сквозь зубы один из магов, с вытянутой, как у гусеницы, фигурой и длинными темными волосами, свободно спадающими по спине.
        Со временем я все-таки свыкся с этой местной мужской модой на ухоженные, длинные волосы, вид которых, особенно на своей голове, поначалу меня сильно шокировал. Поэтому сейчас взирал на гостей уже без удивления, а настороженно, поскольку заметил, что мэтр Фект сидя на табурете и опираясь на прилавок, изображает старческую немощь.
        Проигнорировав реплику мага, я обратился сразу к чиновнику:
        - В чем проблема?
        - Уважаемые маги столицы обеспокоены тем, что вы отобрали у них заказы на обслуживание городских фонарей.
        - Это неправда! - сразу же ответил я на обвинения, - Заказы мы не отбирали, мы даже не занимаемся зарядкой накопителей городских фонарей. У нас другой бизнес.
        Чиновник ощерился, оголив желтоватые, но крепкие зубы и продолжил:
        - Мы знаем, что вы не заряжаете, вы устанавливаете свои фонари, чем лишаете заработка других магов.
        - От города мы получили заказ всего лишь на пять улиц, так что я не вижу здесь ущерба для ваших многоуважаемых магов, - ответ я сопроводил эльфийской улыбкой.
        Дело в том, что после того, как горгулья разрушила несколько улиц города, в том числе уничтожив и фонари, мэрия приняла решение заказать нам еще сорок солнечных ламп. Чиновники все-таки посчитали, что устанавливать наши лампы намного выгоднее обычных фонарей, которые требовали постоянной подзарядки магией. К нам же, скорее всего, пожаловали представители наших конкурентов, причем заявились с тяжелой артиллерией в виде чиновника, и судя по нашивкам на шинели не последнего ранга.
        - Очень недальновидно ссориться с магами, - проигнорировав мое обаяние, предупредил нас второй из магов, обладатель затронутых сединой и завязанных в косу, волос, - В столице - мы сила, и не надейтесь, что ваши сородичи успеют вам помочь, - дополнил он, видимо, решив, что я побегу жаловаться эльфам.
        - А мэр города в курсе этого вашего визита? - козырнул я шапочным знакомством.
        Чиновник опять ощерился и озвучил требование:
        - Вам всего лишь предлагают продать патент на солнечные лампы.
        - Сумма? - спросил я.
        - Десять золотых, - быстро вставил более молодой маг, а пожилой кивнул, продавив меня взглядом.
        'Зазыркал, он тут! - начал я заводиться, - Ага, сейчас обоссусь от страха и подарю тебе патент!'
        - Господа, мы обсудим ваше предложение, - пресек мои необдуманные действия мэтр Фект.
        - Возраст дарит нам мудрость! - пафосно заявил чиновник, подняв вверх указательный палец, - Всего, доброго и не затягивайте с решением!
        Изобразив легкие кивки, троица покинула лавку, напоследок одарив меня насмешливыми взглядами.
        - Вот, уроды! - крикнул я им вслед, когда дверь закрылась и, повернувшись к старику, спросил, - Мы можем их убить?
        Тихо рассмеявшись, мэтр Фект пробурчал:
        - Какой же ты еще ребенок, Маргус.
        'Точно! - щелкнуло у меня в мозгу, - Пубертат чертов!'
        Вздохнув, я уселся рядом со стариком.
        - Что делать будем? - спросил я, - Продавать патент за такие смешные деньги я точно не буду! - воскликнул я, ведомый гормонами, и задался вопросом, - А что они могут нам сделать?
        - Лампы наши бить, поставки стекла перекрыть, недоимки по налогам отыскать, лавку забрать для нужд города. Да много чего, - перечислив бедствия, старик махнул рукой.
        - Так, ты пока не унывай! - сказал я, одновременно вставая с табурета, - Сегодня схожу в Цержавию, попробую переговорить там с мэром.
        - Поговори, - согласился старик, хотя по его лицу было видно, что он не верит в успех предприятия.
        - Ты мне савхор не одолжишь до завтра? - как-бы ненароком спросил я у мэтра.
        - На тебя сразу же выйдут, - предостерег он меня, - К тому же убийство этих троих ничего не решит. Придут другие. Ты серьезно считаешь, что здесь обошлось без гильдии?
        - Думаешь, за ними стоит глава Гильдии магов?
        - Или кто-то из его окружения.
        'Так-то это возможно, - задумался я, - выдали патент не просчитав последствия, а когда спохватились, ужаснулись содеянному. Наш преобразователь из солнечной в магическую энергию сильно бьет по карману магов, а значит и по всей Гильдии. Интересно, какие у них планы на патент? Неужели решили делать солнечные лампы? Хотя, скорее всего, просто заморозят эту деятельность. Вернут все на круги своя'.
        С такими невеселыми мыслями я и добрался до салона Зории Церж.
        Салон встретил меня атмосферой торжественности, в воздухе ощущалась какая-то интрига, да и дамы как обычно ко мне не спешили, обгоняя друг друга, а лишь поприветствовали сдержанными кивками. Бросив взгляд в одно, из украшающих зал, зеркал и удостоверившись, что личины на мне нет, я озадачился.
        Дело в том, что я под руководством мэтра Фекта продолжал постигать ментальную магию, а именно магию иллюзий. Освоив заклинания отвода глаз и невидимости, я начал тренировки по освоению заклинания наложения личины, выбрав ничем не примечательную внешность обычного человека. Наткнувшись же на безразличие, я и решил, что задумавшись, случайно наложил на себя личину. Но причина невнимания гостей Цержавии крылась в другом.
        Объяснила мне ситуацию, возникшая словно из ниоткуда, хозяйка салона. Взяв меня под руку и шепнув на ухо, что у нее в гостях светлые эльфы, направилась в большую залу.
        - Мне бы лучше с мэром переговорить, - попытался я ее тормознуть.
        Посмотрев на меня, как на идиота, она ответила.
        - Мэр около эльфов! Там сама представительница княжеского дома Аравелии!
        Огибая гостей Цержавии, улыбаясь и отшучиваясь, Зория провела меня прямо к моим сородичам.
        - Ваше сиятельство! - воскликнула она присев в реверансе, - Посмотрите, кого я вам привела! Лучшего студента академии магии Галасии, Маргуса Лира!
        - Маргус? И вы здесь? - удивился посол.
        Я же, как завороженный впился взглядом в стоящую подле него девушку с волосами цвета платины и глазами, в которых отражалась бирюза моря.
        - Ваше сиятельство, вы ведь помните Маргуса Лира? - разглядев мой интерес, чуть дернув уголками губ, обратился Давгус Тис к красавице.
        Она действительно была прекрасна! Красота ее поистине казалась неземной! Длинное, уходящее в пол платье из легкой ткани, изящными складками огибала ее потрясающую фигуру, сводя с ума всех, находящихся в радиусе поражения, особей мужского пола. Чудного цвета волосы были уложены в высокую прическу, открывающую лебединую шею чаровницы, к которой так и хотелось прикоснуться губами и попробовать на вкус.
        Осмотрев меня с носков ботинок по кончики ушей, девушка моей мечты мило улыбнулась и бархатным голосом произнесла:
        - Как же, как же, помню. Разве можно забыть такого необычного эльфа?
        - Алия Аравельская, племянница князя Аравелии! - представил мне красавицу посол и я неожиданно для себя поклонился. Спина сама согнулась, а руки изобразили затейливые движения.
        'Мышечная память, - сообразил я. - Рефлекс на представителя княжеского рода'.
        - Вы искали встречи со мной? - огорошила меня вопросам княжна, видимо, объяснив таким образом мое появление в этом салоне.
        - Да, конечно! - сориентировался я и восторженно воскликнул, - С тех пор, как вас увидел, я потерял покой!
        Столпившаяся вокруг княжны свита от моих слов притихла, эльфы рассматривали меня как чудо чудное. Впрочем, они и до этого на меня так смотрели, но мое заявление, видимо, стало последней каплей.
        Мои слова смутили и самого адресата, она пару раз взмахнула ресницами и повернулась к послу за помощью.
        - Ее сиятельство интересуется, что за дело привело вас к ней? - недовольно буравя меня взглядом, перевел мне слова княжны посол.
        - Мне нужен патент на мое изобретение, действующий на территории Аравелии, - сказал я и сам обомлел от своей наглости.
        - Патент? - еще больше удивились княжна и ее свита.
        - Я изобрел преобразователь солнечной энергии в магическую, - сообщил я им, - наладил производство солнечных ламп в Галасии и теперь хочу устроить такое же производство и на территории княжества.
        - А причем здесь я? - все еще не понимала княжна.
        Признаться, я тоже не понимал, что за бред я несу.
        - Хотел предложить вам долю в бизнесе, - нашелся я и на пару минут затих, осмысливая сделанное предложение.
        А ведь это выход! Беря представителя княжеского дома в бизнес, я убиваю сразу двух зайцев. Во-первых, вхожу на рынок Аравелии, попасть на который без волосатой лапы мне не светило. Во-вторых, имея такую крышу, я автоматически выхожу из-под удара магов Галасии, которые против одного эльфа могли бы еще пойти, а вот против княжеского дома Аравелии вряд ли отважатся.
        - Впрочем, это место не для обсуждения таких дел, - закруглился я, - Прошу вас об аудиенции, где я в подробностях расскажу о перспективах нашего с вами сотрудничества, ваше сиятельство.
        Обалдевшая от моего натиска княжна, быстро кивнула и вымученно улыбнулась.
        - Жду вас завтра днем в нашем посольстве, - вздохнув, произнесла она.
        Сразу же после озвученного приглашения княжеская свита оттеснила меня от девушки и мне ничего не оставалось, как удалиться. Проследовав на выход я попытался уйти по-английски, но у самой двери был остановлен Зорией.
        - Куда ты? Разве ты по мне не соскучился? - спросила она, надув губки.
        - Конечно, милая, только о тебе все время и думаю, - попытавшись скрыть разочарование, ответил я. Впрочем, после того, как мне в губы впились страстным поцелуем, я и сам уже идти никуда не хотел.

        Глава 13

        Поежившись от холода, я спрятал нос в воротник и натянул поглубже шапку. Не то чтобы на улице было очень холодно, все-таки конец зимы, плюсовая температура, даже снег почти весь растаял, но, согласитесь, торчать на крыше в течение часа не способствует согреванию. Хотя находиться в заполненной народом комнате, для меня, любителя одиночества, было еще сложнее. Да еще эта Стасия, если бы не она, я возможно и смирился бы с неожиданным нашествием гостей. Но у нас с этой девушкой явная непереносимость друг друга, в замкнутых пространствах приобретающая крайне острую форму. Впрочем, ректору на нашу антипатию было насрать. Это по его распоряжению мы уже вторые сутки вынуждены наслаждаться обществом друг друга.
        Вспомнив о недавних событиях, я витиевато выматерился. Ведь как всё хорошо начиналось и какие большие планы у меня были на эти дни! Сплюнув и проследив за полетом плевка, я еще раз выматерился. Я сейчас должен был наслаждаться обществом Алии, красавицы-эльфийки, а не стервы-дроу с жуткими глазами-дырами.
        Сохранившийся в моей памяти образ эльфийки, заставил меня невольно улыбнуться. Девушка моей мечты оказалась не только красива, но и умна, о чем свидетельствовало то, что она сразу же оценила мое предложение и согласилась сотрудничать. Пару дней назад мы как раз закончили переговоры и подписали все необходимые бумаги. Поскольку производство солнечных ламп планировалось развернуть на территории двух государств, то было заключено два договора, ко второму из которых, по устройству бизнеса в Галасии, присосался и посол. Пришлось отвалить ему целых десять процентов, но за свою долю он обещал решать все возможные проблемы с магами, а также бюрократические препоны.
        Дипломатическая миссия, с которой Алия пребыла в столицу Галасии подошла к успешному финалу и княжна со дня на день должна была вернуться к себе на Родину, а я вместо того, чтобы проводить эти последние часы с ней, торчу на этой злополучной крыше.
        Дело в том, что на территории академии орудовал маньяк. Все началось пару недель назад, когда пропала первая девушка - студентка первого курса. Искать, конечно, ее начали, но решив, что девушка сбежала с каким-нибудь воздыхателем, тревогу не поднимали. Через пару дней пропала еще одна студентка, уже второго курса. Во втором случае, тоже обошлось без паники, ведь две исчезнувшие девушки - это только совпадение. Когда же неделю назад пропала третья девушка, то все поняли, что эта уже система. Вот тут началось. Нас собрали в большом актовом зале, находившемся в главном корпусе и, предупредив, что на территории академии стало опасно, попросили по одному не ходить и вообще быть осторожными, уверив, что поиски злоумышленников уже ведутся. И действительно, преподаватели организовали прочесывание территории академии, а городская стража - города, искали девушек или их тела. Но следов пропавших и преступника обнаружено так и не было, а два дня назад исчезла четвертая студентка.
        Поскольку жертвами являлись только одаренные девушки, народная молва приписала эти преступления темному магу и пошли шепотки, что похищает он их для совершения какого-то жуткого ритуала. Ректор опять собрал всех студентов и зачитал распоряжение, согласно которому учащимся младших курсов до поимки преступника предписывалось передвигаться, и вообще находиться на территории академии только в составе пятерок. Вот мы уже вторые сутки и куковали в нашей со Старком комнате.
        - Ладно, остыл, пора и возвращаться, - решил я, поднимаясь с обустроенного мною на самом краю крыши места.
        Зайдя в комнату и пройдя мимо однокурсников, я, сняв куртку, завалился к себе на кровать, подвинув Миру.
        'На ужин, что ли сходить?' подумал я, зевая.
        Одолевшую меня скуку неожиданно развеял Старк, предложив пойти поймать маньяка самим и заодно прославиться.
        Рассмеявшись, я глянул на сидевшего поблизости на стуле герцога, предлагая тому поржать вместе.
        Открыв глаза и поняв, что обращаются в том числе и к нему, наш титулованный друг, прочистив горло и размяв пальцы на руках, глубокомысленно изрек:
        - Твое предложение довольно рискованно. Преступника найдут и без нас.
        - Да когда этого извращенца еще отыщут? - продолжал гнуть свою линию дроу. Слова маньяк и извращенец он услышал от меня еще неделю назад, когда пропала третья девушка, и с тех пор козырял ими.
        - Действительно, надоело уже прятаться, - неожиданно поддержала брата Стасия и воинственно заявила, - Нужно пойти и поймать ублюдка!
        - Ага, устроить охоту на живца, - сорвалось с моего длинного языка.
        Разумеется, мое предложение всех мгновенно заинтересовало, даже герцог немного поддался вперед в предвкушении интересной истории. Пришлось рассказать основы сего увлекательного оперативно-розыскного мероприятия.
        - И кто будет приманкой? - выслушав лекцию, завороженно спросил Старк.
        - Ну, раз маньяк похищает только девушек, то и приманкой должна быть девушка, - объяснил я очевидное.
        - Ой! Я не буду! Я боюсь! - вскрикнула Мира, когда наши взгляды скрестились на ней.
        Пренебрежительно фыркнув, Стасия выдвинула на эту роль свою кандидатуру.
        - Это может быть опасно! - дошло до Старка.
        - Если боишься, можешь оставаться с этой светлой! - бросила ему сестра через губу.
        - Вы это серьезно?! - дошло и до герцога.
        - Шутим мы, шутим, - успокоил я его, и вновь принял горизонтальную позу.
        - Трепач! Только на словах храбрец, а как до дела дошло, сразу за подружку спрятался! - с полным ехидства голосом, произнесла Стасия.
        - Ты меня раскусила, - не повелся я на провокацию и закрыл глаза.
        Услышав, как Стасия вышагивает по комнате, я приоткрыл один глаз. Остальные со своих мест тоже не вставали, но настороженно следили за метаниями дроу.
        - Вы что не понимаете?! - резко остановившись, воскликнула она, - Все думают, что похититель - это мэтр Ларкес Гото! - обведя нас взглядом своих жутких глаз, она усилила напор, - Мы должны доказать его невиновность! Ведь на него думают только потому, что он дроу!
        - Он еще и некромант, - добавила Мира и сразу же за меня спряталась, но из-за плеча добавила, - В жертву молодых девушек приносят только темные маги.
        - Вот видите! - прокричала Стасия вперив в меня указательный палец, - Всегда во всем обвиняют дроу, а, между прочим, он тоже темный маг! Но кому придет в голову, что душка-светлячок может быть убийцей?!
        Поперхнувшись от абсурдности обвинения, я повернулся к Мире и позвал ее на ужин в столовую. С этой ушастой дурой в одном помещении я больше находиться не желал.
        - Нам нельзя расходиться! - остановил нас окрик герцога, - В столовую пойдем все вместе, к тому же я тоже голоден, - уже тише добавил он.
        Столовая нас встретила гомоном переговаривающихся между собой напуганных студентов. Мы немного припозднились, поэтому народу в зале находилось мало. Как только мы подошли к раздаче, разговоры смолкли, и я заметил, какими настороженными взглядами присутствующие рассматривали стоящих впереди нас дроу.
        'Реально, все думают, что маньяк - дроу', - убедился я в правоте слов Стасии.
        Поставив еду на поднос и приложив браслет к считывающему устройству, я прошел следом за дроу и сел с ними за один стол. Встретив меня удивленными взглядами, дроу все же промолчали. Стасию я терпеть не мог, но к Старку относился как к другу и хотел показать ему, что он может на меня рассчитывать, а студентам - что я не верю в эти дурацкие слухи.
        Остальные члены пятерки расположились рядом: Мире ничего не оставалось, как проследовать за своим парнем, а герцогу на общественное мнение было плевать.
        Быстро перекусив, поскольку находиться здесь было некомфортно, спиной постоянно ощущались чужие взгляды, мы вышли из столовой и с облегчением выдохнули.
        Но как оказалось рано. Путь нам преградила группа старшекурсников со светлого факультета, среди которых я узнал дружка убитого мною на дуэли студента.
        - Ну и куда вы дели наших девушек? - спросил псевдоэльф, самоуверенно ухмыльнувшись. А чего ему тушеваться? Он же был в окружении друзей, да еще и против первогодок.
        - Пшел отсюда! - попер я на него, просчитав, что в этой ситуации лучшим средством защиты будет как раз нападение и ударом в печень, стер с его лица ухмылку.
        - Вали их! - закричал я во всё горло, сделав подсечку ближайшему ко мне и пнув упавшего на четвереньки со всей силы, я принялся за следующего. Рядом орудовал ножом Старк, от точных движений которого, у двух противников оказались разрезанными куртки. Даже герцог принял участие во всеобщем веселье, и умело отбивался сразу от трех противников.
        Издав воинственный клич, который тут же подхватили мои друзья, я в прыжке ударил ногой в грудь одного из светлых, после чего враг дрогнул и мы погнали противников по улице.
        Убедившись, что старшекурсники и не помышляют о контратаке, а увлеченно драпают, мы, не сговариваясь, остановились и повернули назад.
        - Уроды! - сплюнув, выругался дроу.
        - Ты что дурак за нож хвататься?! - наехал я на него.
        - Если бы не нож, они бы не испугались!
        - Оружие не всё решает. Главное напор и уверенность в своих силах! - глубокомысленно заявил я и задумался, - 'А, действительно, чего они испугались: ножа или напора?'
        Из размышлений меня вывела подбежавшая и бросившаяся мне на шею Мира.
        - Вы сумасшедшие, на старшекурсников нападаете? - всхлипнув, проговорила она, - А если бы они вас покалечили?
        - Всё нормально, на нас же браслеты, - напомнил я ей о защите и подумал о том, какая удобная все-таки штука, эти браслеты, позволяющая безнаказанно бить старшекурсников.
        - Все равно, это опасно, - не желала успокаиваться Мира, а когда подошла Стасия, заявила, - От этих дроу одни только неприятности! В Мертвый лес ты тоже из-за них, между прочим, попал! - напомнила мне подруга, когда я попытался ей возразить.
        - Всё хватит! Возвращаемся! - пресек я ее истерику и, развернув, потащил за руку к общаге. Когда же оглянулся, то увидел, что за нами идет только герцог. Притормозив, я крикнул дроу:
        - Вы чего там встали? Темно уже, домой пора.
        Дроу неторопливо приблизились и сообщили, что решили попробовать охоту на живца.
        - Я буду приманкой, - с решительным видом, заявила Стасия, - Пройдусь по парку, а Старк будет наблюдать из укрытия и когда маньяк появится, нападет на него сзади.
        - Это безумие, - озвучил мою мысль герцог, - Маг с вами в легкую справится. Даже если мы будем все вместе, нам вряд ли получится ему противостоять, если только убежать, - попытался он достучаться до этих безумцев.
        'И савхора у меня с собой нет, - пронеслось в голове.
        - Маргус, пошли ко мне, - вцепившись в мою руку, Мира потащила меня в сторону женского общежития, - Эти сумасшедшие дроу куда опасней всех маньяков вместе взятых, - заявила она, хлюпая носом.
        - Стасия, мы не справимся сами, - перебил я Миру и, предупреждая обвинения в трусости от дроу добавил, - Давай расскажем об идее с охотой на живца преподавателям. Пусть поимкой спятившего мага занимаются профессионалы, а не студенты-первогодки.
        - Маргус дело говорит, - поддержали меня Старк с герцогом, - Давай хотя бы мэтру Гото всё расскажем.
        Зло на нас зыркнув и, недовольно поджав губы, Стасия все-таки дала добро на привлечение к делу преподавателей. Вздохнув с облегчением, наша компания направилась на кафедру некромантии.
        Проходя через парк, расположенный между корпусами кафедр некромантии и демонологии, я почувствовал смутное беспокойство. Осмотрев голые деревья и установленный в центре парка временно неработающий фонтан, я ничего опасного не обнаружил, зато заметил, что дроу тоже нервно оглядываются по сторонам.
        - Пошли быстрее, - предложил я и прибавил шаг, крепко держа за руку Миру.
        - Я устала! И, вообще, я спать хочу! - некстати закапризничала она.
        Шедший впереди герцог оглянулся.
        - Мне кажется или там что-то блестит? - спросил он, ткнув пальцем в пустоту.
        Всмотревшись вперед, я тоже заметил две светящиеся точки.
        Резко остановившись мы замерли, а светящиеся точки стали быстро приближаться.
        Слева вскрикнула Мира, а спереди выругался герцог.
        - Бежим! - закричал я и мы рванули в обратную сторону.
        Споткнувшись, Мира не упала только потому что я держал ее за руку, но из-за ее неосторожности, мы отстали.
        - Беги! - крикнул я ей, увидев что к нам довольно быстро подлетает балахон, над которым светятся два глаза. Сам же подобрав с земли палку, бросил ее в приближающееся нечто. Проследив за полетом снаряда и вспомнив, что учусь на мага, я, чертыхнувшись, послал в преследователя заклинание дыхания смерти. Вот только ни первое, ни второе не помогло.
        Ночную тишину пронзил девичий визг и присоединившиеся к нему крики о помощи дроу и герцога.
        Нечто приземлилось прямо передо мной и я смог разглядеть обычного, только безволосого человека, единственное, что было в нем странное, так это светящиеся, словно у кошки, глаза.
        Заглянув, как показалось, мне прямо в душу, маг своим взглядом парализовал меня, я не мог пошевелиться и даже моргать. Простояли мы друг на против друга, наверно, пару минут, как раз до того момента, как подоспела подмога. А затем маг просто исчез, растворился в дымке, и ко мне сразу же вернулась способность двигаться.
        'Он у меня память, что ли считал!? - в панике догадался я, - Что-то мне это всё напоминает: неспособность пошевелиться, ритуалы, балахон. Это имперский лич?!' - застонав, я тут же оказался в заботливых руках преподавателя кафедры целительства.
        Интерлюдия

        Ректор сидел за своим столом и, нервируя окружающих, отбивал ритм пальцами.
        - Ну, теперь-то вы убедились, что сумасшедший маг - это не кто-то из наших преподавателей? - задал он вопрос главе городской стражи и заместителю главы гильдии магов.
        - Убедиться-то мы убедились, - кивнул мэтр Карлос Свинс, - Но проблема-то так и не решена! Маг не уничтожен! А всё потому, что вы понадеялись справиться своими силами! - заместитель главы гильдии, ухмыльнувшись, добавил, - Видимо тоже думали на своих и хотели это скрыть!
        - Уважаемые мэтры, давайте перестанем другу друга обвинять! - вклинился в спор глава городской стражи, - Нам еще предстоит совместно решать, как вы верно заметили мэтр Свинс, нерешенную проблему.
        - Думаю, чтобы исключить другие похищения студентов, нужно отправить их на каникулы, - предложил глава безопасности академии.
        - Жертвы ему, скорее всего, больше не понадобятся, - отмахнулся декан темного факультета, - Четырех жертв он уже получил, ритуал завершен. Как известно для любого ритуала достаточно четырех жертв, по числу частей света.
        - А для чего же он тогда вернулся в пятый раз, - недоверчиво спросил безопасник, - Может он решил не ограничиваться одним ритуалом?
        - Да у него сил не хватит так часто ритуалы совершать! - не согласился мэтр Парас.
        - Тем не менее, он пришел в пятый раз! - гнул свою линию безопасник, - К тому же вы забываете, что в жертву были принесены не обычные девушки, а одаренные.
        - Тут всё как раз понятно: для любого ритуала жертвы из одаренных предпочтительней, - объяснил декан, - Единственное, маг для проведения такого ритуала должен обладать силой хотя бы уровня магистра.
        - Может это лич? - предположил мэтр Свинс.
        - Завершил ритуал обретения плоти? - задумчиво проговорил декан темного факультета, - И поэтому выглядит как живой человек, - задумавшись ненадолго, он отрицательно покачал головой, - Сканирующий артефакт не определил нежить.
        - Вы в своем докладе указывали, что осенью ваши преподаватели в Мертвом лесу уничтожили лича, - обратился заместитель главы гильдии магов к ректору, - Вы уверены, что тот лич уничтожен?
        - Вы хотите сказать, что он пришел мстить? - возмутился ректор и натужно рассмеялся.
        - Просто ответьте на вопрос! - не поддержал веселье коллеги представитель гильдии.
        - Подтверждающих доказательств у меня нет, там произошел взрыв, и следов не осталось! - прокричал ректор, ударив ладонью по столу, - Что за глупости?! Вы всерьез считаете, что трое сильных магов не могли уничтожить одного лича?!
        - Я всего лишь рассматриваю версии, - ответил мэтр Свинс и добавил примирительно, - И не нужно так на это остро реагировать, я ни в коем разе не пытаюсь поставить под сомнение компетенцию преподавателей академии.
        - Так что решаем? Студентов на каникулы отправляем? - поинтересовался безопасник.
        - Когда мы его еще поймаем? Может он больше не вернется или продолжит орудовать уже в городе? Что теперь вообще академию закрывать? - разведя руками в стороны, показывая недоумение, озвучил свою позицию ректор.

        Глава 14

        Прогуливаясь по берегу уже освободившейся ото льда Гальсы архимаг рухнувшей Империи наслаждался давно забытыми ощущениями. Ледяная речная вода ласкала его голые стопы, а резкие порывы ветра приятно холодили тело.
        Глубоко вдохнув неповторимый аромат свежего воздуха, архимаг улыбнулся, оскалив идеально белые зубы. Восстановив плоть и наладив работу всех жизненно важных внутренних органов, он вернул свое человеческое обличие и теперь мог испытывать все присущие человеку чувства и желания.
        Просуществовав в качестве лича около сотни лет, он неожиданно для себя выяснил, что вместе с жизнью утратил и тягу к ней, пропали мечты и цели. Никчемное существование разочаровало и пришло желание исчезнуть. Изготовив специальный саркофаг, за основу которого был взят трофейный кокон, ранее принадлежащий вампиру, он погрузился в стазис.
        Проснулся архимаг спустя несколько сотен лет, а выбравшись наружу, обнаружил, что мир вокруг изменился: лес граничащий с имением разросся и заполнился нежитью, а сам некогда богатый дом ушел глубоко под землю. Восстановив часть силы с помощью отобранной у нежити энергии, он призадумался о своем будущем. В этот самый момент его и навестили нежданные гости.
        Нарушителей оказалось всего трое и как ни странно ими были эльфы. Во времена его жизни встретить в Империи эльфов было довольно сложно, поэтому-то он и удивился, хотя больше, конечно, обрадовался, тем более, когда выяснил, что девушка невинна. Теперь он был уверен, что с помощью их энергии он сможет не только полностью восстановить свои силы, но и провести ритуал трансформации. При подготовке жертв к ритуалу архимаг заметил необычность светлого эльфа: от того исходила странная аура. Решив разобраться в этом вопросе вдумчиво, он оставил светлого напоследок, а сам занялся наиболее перспективной, в плане качества энергии, жертвой.
        К сожалению, ритуал завершить ему помешали. Правда, обидчики оказались столь неосторожны, что оставили след. Проследить же их путь для архимага не составило никакого труда. В какое же благодатное место они его привели - обилие подходящих жертв привело его в хорошее расположение духа и он даже решил повременить с местью. У первой жертвы архимаг в первую очередь считал память. Полученная информация о том, что произошло в мире в его отсутствие, озадачила мага. Империи более не существовало, человеческие маги ослабли, а миром правят светлые эльфы. Перед ним опять встал вопрос - что же ему теперь делать? Решив сперва восстановить плоть, чтоб иметь возможность выйти к людям и осмотреться, он довел приготовления до логического завершения и провел ритуал трансформации.
        Когда же архимаг в облике человека с помощью заклинания переместился на территорию академии, чтобы разжиться современной одеждой и отправиться в столицу человеческого государства Галасии, он вновь встретил заинтересовавшего его светлого эльфа. Правда произошла накладка, и архимаг пока не мог понять ее причину, но считать память получилось лишь поверхностно. Впрочем даже то, что он смог рассмотреть повергло его в шок: перед ним стоял иномирец.
        Отвлекли его от осмысления увиденного подоспевшие на помощь эльфу маги и он, не желая раньше времени раскрываться, с помощью заклинания пространственного перемещения ушел за пределы города.
        И вот сейчас, у реки, он размышлял над его дальнейшими шагами. Он все еще не мог поверить, что встретил того, в чье существование никто не верил. Официальной науке было доподлинно известно, что другие миры населены лишь демонами. Но то, что вселилось в светлого эльфа не являлось демонической сущностью, это было сознание человека, причем человека из другого мира. Разумеется, архимагу тут же захотелось исследовать это явление, и он уже был готов отправиться за иномирцем, но в последний момент в его голову пришла неожиданная и, как сперва показалось, здравая мысль о том, что прежде чем проводить опыты не мешало бы понаблюдать за иномирцем в обычной жизни. Да и торопиться ему было некуда, впереди его ждала вечность. Пара же месяцев ничего не меняли, но могли развеять тысячелетнюю скуку.

        Мы стояли на полигоне и ждали преподавателя боевой стихийной магии, который по неизвестной причине задерживался.
        - Интересно кто нас будет учить управлять стихиями тьмы, смерти и хаоса? - задался вопросом Старк.
        - И где его носит?! - возмущенно добавила Стасия, поежившись от пронизывающего ветра.
        Со второго семестра студенты темного факультета начинали изучать профильные стихии. И вот мы в ожидании занятия уже около получаса торчали на продуваемом всеми ветрами полигоне.
        - Добрый день, господа студенты!
        Услышав властный голос, мы синхронно развернулись. Перед нами стоял мужчина, примерно лет тридцати с короткими светлыми волосами и гладко выбритым лицом. Глубоко посаженные глаза, нос с небольшой горбинкой и тонкие губы придавали ему хищный вид. Одет он был в легкую удлиненную куртку темно-серого цвета с капюшоном и черные шаровары, заправленные в высокие сапоги.
        'Интересно, как это у него получилось, так незаметно подобраться?' - задался я вопросом.
        - Моё имя Гарат Катс, - представился он и, окинув всех быстрым, но внимательным взглядом, предложил и нам назвать свои имена.
        - Начнем мы с изучения стихии тьмы, - сообщил он, когда мы закончили перекличку.
        Создав небольшого размера темный газообразный сгусток и объяснив, каким образом он это сделал, мэтр Катс дал нам задание закрепить теорию на практике.
        Пока студенты пытались изобразить подобное тому, что не развеиваясь висело в воздухе в качестве наглядного пособия, преподаватель расхаживал по полю, довольно щурясь от пронизывающего ветра. Складывалось впечатление, что мэтр наслаждается каждым мгновением жизни и мне даже пришло в голову, что если сейчас вдруг начнется дождь или даже ураган, он нисколько не огорчится.
        'Может он на свежем воздухе давно не был? - задался я вопросом, - В тюрьме, например, сидел?' - на эту версию указывали короткая стрижка и бледная кожа нового преподавателя.
        Пока я размышлял над этим, безусловно, важным вопросом, дроу создали сгустки тьмы и радостно сообщили об этом мэтру. Стасия даже успела окатить меня взглядом превосходства и презрения. Впрочем, я ей вернул любезность, создав минуту спустя сгусток большего размера и более плотной консистенции.
        - Как вы знаете, совсем скоро состоятся весенние соревнования, - напомнил нам мэтр Катс о празнике весны, когда занятие подошло к концу.
        Соревнования проводили каждый год, почитая таким образом память предков. В дань традициям виды состязаний из года в год оставались неизменными. Как и тысячу лет назад, так и сейчас одаренные юноши соревновались в умении владеть луком и традиционным оружием благородных - двухклинковым мечем, называемым здесь мечем мага.
        - Поскольку лучшие лучники - это эльфы, то я записал вас господа Маргус Лир и Старк Росо в команду лучников.
        - А как же я?! - спросила Стасия.
        Недовольно поморщившись от того, что его перебили, мэтр Катс бросил на девушку мимолетный взгляд, но все же ответил:
        - В соревнованиях участвуют только юноши, для девушек - конкурс красоты, - и, не обращая внимания на покрасневшую от возмущения Стасию, продолжил:
        - Вы ведь знаете правила?
        - Да, конечно! - радостно воскликнул Старк, - Спасибо! Всегда мечтал принять в них участие!
        'Рад, что хоть кто-то рад, - подумал я и витиевато выматерился про себя.
        - В таком случае, желаю вам удачи, - улыбнулся мэтр Катс, и мне захотелось ему врезать.
        Придя вечером к мэтру Фекту, я поделился с ним своим горем.
        - Я не совсем понял, - выслушав меня, сказал старик, - Почему ты считаешь, что опозоришься? Ты же эльф?
        'Ага, эльф, но только снаружи!' - крикнул я про себя.
        Эльф, в тело которого я вселился, разумеется, владел луком, но мне же нужно было восстановить эти навыки. И как мне это сделать без наставника? Кому же признаться в таком позоре? Эльф, забывший как пользоваться луком - это определенно позор!
        - Меня не учили пользоваться луком мага, - решил я частично открыться старику.
        - Вот в чем дело, хотя странно, конечно, - задумчиво пробормотал мэтр Фект, - Ладно, пошли покупать лук, а потом за город, тренироваться.
        - Не знал, что ты лучник, - удивился я.
        - Одаренных юношей из благородных семей с малых лет учат пользоваться луком и мечом мага, - старик напомнил мне общеизвестный факт.
        - Спасибо! Ты самый лучший учитель!
        Отмахнувшись от меня, он принялся одеваться.
        - Надо еще в цех зайти, - проворчал он, - Не было печали, так устроил старику жизнь на старости лет.
        - Вот выясним, кто из работников более ответственный и пользуется у остальных авторитетом и сделаем его управляющим, - пообещал я ему.
        Расширение производства вызвало недовольство мэтра Фекта, поскольку его размеренной жизни пришел конец.
        Цех по производству солнечных ламп мы устроили в снятом неподалеку помещении и наняли двадцать человек с начальным уровнем дара.
        Кстати, одной из причин, почему эльфы заинтересовались моим изобретением и захотели со мной сотрудничать, являлась как раз дешевизна производства. Дело в том, что для изготовления преобразователей из солнечной в магическую энергию не требовалось обладать большой магической силой, поэтому нанимать дипломированных магов необходимости не было, их вполне могли заменить недоучки. Данное обстоятельство существенно снижало себестоимость товара, что устраивало бережливых или, как утверждал мой учитель, слишком жадных эльфов.
        В неделю наш небольшой цех выпускал шестьсот солнечных ламп, которые не задерживались на складе. Нам даже не пришлось тратиться на дополнительную рекламу, слухи о дешевых артефактах-осветителях распространились по всей территории Галасии и в столицу потянулись торговцы даже из самых отдаленных районов.
        Отчеты управляющего производством артефактов в Аравелии говорили о том, что там дела идут еще лучше: в неделю они выпускали около двух тысяч солнечных ламп и весь товар также находил покупателя. То есть мое финансовое благосостояние улучшалось с каждым днем, и я уже начал задумываться о создании большого летательного аппарата.
        В оружейных лавках города в преддверии праздника не было отбоя от посетителей. Протиснувшись сквозь толпу почитателей клинкового оружия, мы с мэтром Фектом оказались у дальней витрины с вооружением лучника.
        Для одаренного требовался специальный лук. Выглядел он как обычный, но при этом являлся артефактом. Дело в том, что лучник-маг стрелял стихийными стрелами, а правилами соревнований строго предписывалось использование огненных или стрел тьмы.
        Внимательно рассмотрев и подержав в руках все выставленные на продажу образцы, мэтр остановил свой выбор на изогнутом луке.
        - Думаю, тебе вот этот подойдет, - сказал он, протягивая мне артефакт.
        Поскольку в этом оружии я не разбирался, то решился довериться учителю.
        Подобрав специальные доспехи, изготовленных из эластичного и очень прочного материала, усиленного с помощью магии и состоящие из куртки с укороченными рукавами и перчаток, длиною до локтя, мы на арендованной двуколке отправились за город.
        - Стихию огня освоил? - спросил он меня после того как мы выбрали место для тренировок возле реки.
        - Не особо, - признался я вздохнув.
        Взяв лук, он начал мне показывать, как пользоваться этим артефактом.
        - Левой рукой держишь лук. Правой же ты одновременно должен создать стрелу и натянуть лук, оттягивая тетиву. Вот смотри.
        С оружием в руках, мэтр Фект преобразился: спина разогнулся, а в глазах появился азартный блеск. Приняв стойку лучника, он показал на практике то, что мне сейчас рассказывал, и огненная стрела улетела в реку.
        - Теперь ты, - сказал он, передавая мне артефакт.
        - Нифига! - разочарованно воскликнул я, после того, как вместо стрелы у меня получилось огненное черте что и, разумеется, никуда не полетело, - Я же темный, а у нас с основными стихиями не очень хорошо, - вздохнул я, - Точно опозорюсь.
        - Не говори глупости! - прервал мои стенания старик, грозно сдвинув брови, - Освоишь ты эти стихии, на уровне бакалавра так точно, просто темным нужно для этого немного больше времени. К тому же у тебя еще есть время для тренировок, - обнадежил меня мэтр.
        Усмехнувшись, я уселся на корточки и принялся кидать в реку камни.
        - Учитель, - обратился я к нему и, обернувшись, увидел, что он, сидя на пне, смотрит на оставляемые камнями круги на воде, - В этой тетради, что я забрал у лича есть заклинания с использованием основных стихий. Ты их еще назвал очень сложными и сказал, что создать их может только маг уровня не меньше магистра, - дождавшись, когда старик кивнет, я спросил, - А зачем он их записал, он же темный маг?
        - Я тоже думал об этом, - после небольшой паузы ответил мэтр, - Возможно, дело в том, что в империи были более сильные маги или мы утратили какие-то методики. Сейчас уже мы этого не узнаем, - тяжело вздохнув, он последовал моему примеру и, подобрав камень, зашвырнул его в реку.
        - Я вот, что подумал, - отвлек я его от новой забавы, - Если у нас получилось преобразовать солнечную энергию в магическую, почему бы не попытаться преобразовать одну стихию в другую? Принцип ведь тот же.
        - А преобразователь?
        - Артефакт или заклинание. Нужно составить руну и формулу заклинания! - увлекся я своей идеей.
        - Формула, заклинание, артефакт, руна, - передразнил меня мэтр, - Ты меня за кого принимаешь? Я что, по-твоему… Как ты там их называл? - щелчок пальцами помог ему вспомнить, - Изобретатель!
        - Ты самый умный маг в мире. Уверен, ты заткнешь за пояс этих недоучек! - польстил я ему.
        - Надо подумать, - почесав затылок, задумчиво проворчал маг и, посмотрев на меня, крикнул, - Ты чего расселся! Иди тренируйся стрелы тьмы пускать!
        Изобразив прилежного ученика, я соскочил с места, подхватив лук.

        Соревнования проходили на полигоне, где для зрителей установили защищенные трибуны. Когда мы там появились, они уже были полностью заполнены. Пробравшись до занятых студентами в бордовых мантиях мест, мы с дроу стали наблюдать за соревнующимися мечниками.
        Мечники были экипированы в аутентичные доспехи, внешне напоминающие наши рыцарские, и состояли из кирасы с ожерельем, доходивших до локтя наплечников, наручей, набедренников и открытого шлема.
        Их выступление я бы сравнил с красочным световым шоу жонглеров. Виртуозно орудуя мечами, они их буквально раскручивали, от чего те издавали свист, а при ударах сеяли искрами. Каждое появление искр зрители встречали громкими овациями и свистом.
        Когда еще в первый раз я увидел в фехтовальном зале академии этот длинный, двухклинковый меч, я заинтересовался, почему благородные выбрали для себя именно такой вид клинкового оружия. Оказалось, что в этом мире предпочитали сражаться пешими, а двуручный меч широко использовался в те далекие времена, когда исход битвы решали одиночные поединки. Сейчас же, когда тактика боя изменилась, двухклинковый меч стал скорее статусным оружием, чем боевым.
        В отборочном туре приняли участие сорок студентов, то есть состоялось двадцать поединков. Победители первого тура сошлись между собой во втором туре и так далее, пока не определился единственный победитель. Почетные вторые и третьи места здесь не давали. Или ты первый, или ты в толпе.
        Финальный поединок получился ожесточенным, ведь сошлись лучшие из лучших: студенты обоих факультетов четвертого курса. Подбадривая своего, студенты в бордовых мантиях выкрикивали придуманные мною кричалки и пускали волны по трибуне, шокируя своим поведением преподавателей и зля светлых.
        Нанеся удар сверху и сразу же прикрывшись вторым клинком, облаченный в черненые доспехи противник, наконец-то, пробил защиту светлого, который получив мощный удар в шлем, оступился и от последующего удара в грудь, упал на четвереньки. Приложив лезвие клинка к шее противника, темный стал победителем.
        Темные, вскочив с мест, принялись кричать во всё горло, радуясь победе. Мы же со Старком отправились готовиться к выступлениям в сторону установленной на краю поля палатки.
        По условиям соревнования лучник должен был попасть в мишень, которая делилась на три части. При попадании в цель мишень начинала светиться разными цветами. Красным - когда попадали в самый центр, желтым во второй круг и черным - в третий. При промахе светового сигнала не было. Победителем признавался тот, кто зарабатывал больше очков.
        Состязания также проходили в несколько этапов. На поле нас вышло, так же, как и мечников, сорок человек. Наше со Старком появление в рядах участников удивило зрителей. Дело в том, что факультеты предпочитали не выставлять первокурсников, но в этот раз благодаря новому преподавателю, негласные правила были нарушены. Недовольства же со стороны темных, как мне кажется, не последовало только из-за того, что первогодками оказались эльфы.
        'Осталось их не разочаровать', - подумал я и, выдохнув, встал в стойку лучника.
        Мы стояли каждый против своей мишени, которые находились на противоположной стороне поля и судя по расстоянию нас разделяющему, из обычного лука я бы в них ни за что не попал.
        Последовал сигнал рожка, и мы одновременно натянули луки. Образовав стрелу тьмы и прицелившись, я пустил ее в цель. Мишень вспыхнула желтым цветом. Недовольно поджав губы и пресекая пораженческие мысли, я уверил себя, что не все потеряно. Было бы хуже совсем промазать, тогда бы я автоматически выбыл из соревнований.
        Посмотрев на Старка, и увидев его счастливую рожу, понял, что он прошел во второй тур.
        Зависти не было, меня даже как-то успокоил сей факт. Отстранившись от всего мира, я, оттянув тетиву до самого уха, выпустил следующую стрелу тьмы, и спустя несколько секунд мишень окрасилась красным цветом.
        - Здорово! - крикнул подбежавший ко мне Старк, - Мы оба во втором туре!
        - Да, здорово, - согласился с ним я и в этот момент услышал приближающиеся панические крики бегущего изо всех сил к преподавательской трибуне человека.
        - Война! Война! - кричал он, судорожно вдыхая воздух. Добежав до, спустившегося к нему, ректора, он, немного отдышавшись, прокричал в установившейся тишине, - Орки перешли границу и взяли несколько крепостей! Война!

        Глава 15

        Король Галасии Яков VII из династии Бервенов восседал в кресле с высокой спинкой во главе стола и задумчиво рассматривал собравшихся на совет сановников. Военный министр вчитывался в лежащие перед ним донесения и грифелем аккуратно делал пометки на полях, глава Гильдии магов, кузен короля по матери, тихо переговаривался с главным военным магом армии Галасии, имеющим чин генерала, министр иностранных дел наблюдал за всеми исподтишка и, скорее всего, проворачивал в своей хитроумной голове различные комбинации.
        - Эльфы в военной помощи нам отказали, - привлек к себе внимание советников король. Сослались на то, что сами вынуждены отбиваться от орков, которые вошли и на территорию Аравелии.
        - Кто бы сомневался, - оторвавшись от записей, озвучил общую мысль военный министр, - Они только обещать могут, а как доходит до дела, сразу находят уйму причин не выполнять обязательства.
        - Как доложил мне сегодня Сватос Горж, - продолжил король, взгляд его метнулся в сторону министра иностранных дел, после чего тот сидя поклонился, - Наши соседи посылать свои войска на помощь также не спешат, - король недобро усмехнулся и добавил, - Видимо, надеются, что орки насытятся нами и дальше не пойдут.
        - Даже Патания? - уточнил военный министр. Новость его, мягко говоря, удручила. Он рассчитывал, что хоть кто-то из соседей поможет им отразить натиск врага. Военный министр лучше других в королевстве понимал, что своими силами справиться с орками будет непросто, - Глупцы! - воскликнул он, дождавшись подтверждение от министра иностранных дел, - Орки Галасией не насытятся! Их ведет молодой и амбициозный вождь, которому нужна слава! За ним идет огромная армия и сильные шаманы, - при последних словах министр с вызовом посмотрел на магов, - С которыми вы не можете справиться!
        - Мы уже отрабатываем новую тактику ведения боя, - ровным голосом ответил на обвинения генерал.
        - А что с этими шаманами? - заинтересовался король, - Раньше у орков другие, что ли были?
        - Есть мнение, что шаманам помогает кто-то из высших демонов, - ответил на вопрос глава Гильдии магов и его взгляд вильнул, - Но мы в этом пока не уверены.
        - Ну, так выясните! - повысил король голос и его глаза зло сверкнули, - И решите вопрос с этими шаманами! Орки уже Плест взяли, а они не уверенны, видите ли! - ударив кулаком по столу, Яков VII отвернулся от магов и обратился к военному министру, - Мы сможем отстоять столицу?
        - Вашу семью лучше эвакуировать, - не стал обнадеживать тот короля.
        - Может мне еще страну покинуть?! - закричал король и, сжав подлокотники, процедил сквозь зубы, - Забудьте об этом! Выполняйте свой долг!
        - Надо мобилизовать все имеющиеся у нас резервы, - не стал спорить министр, - Нам нужно как можно больше магов.
        - От гражданских магов на поле боя мало толку! - прервал его глава Гильдии. - Артефакты для армии мы поставляем регулярно, а все боевые маги Галасии, в том числе темные поступили в распоряжение мэтра Дельса еще неделю назад, - кивнув в сторону генерала глава гильдии, резюмировал, - Так что от магов Галасии вы получили всё, что мы в состоянии вам дать!
        - Можно подключить еще студентов Академии, - продолжил гнуть свою линию министр, - Привлечь старшекурсников с боевой кафедры и темного факультета.
        - Глупость! - возмутился генерал - Шаманы сметут их в первом же бою!
        - А в первый ряд их и не нужно ставить, пусть будут на подхвате, - привел свой довод министр.
        - Ваше мнение? - король впился взглядом в главу Гильдии магов.
        Сглотнув, кузен монарха согласился с министром:
        - Думаю, можно попробовать. Если их не ставить против шаманов, то польза от них боевым магам будет, хоть энергией поделятся. Но только это должны быть добровольцы! - все-таки выдвинул он условие.

* * *

        Неутешительные новости с границы вызвали в столице Галасии всплеск патриотизма, люди осаждали, специально организованные по такому случаю пункты призыва, желая самолично проучить дикарей, посмевших вторгнуться на их землю. Сформированные отряды ежедневно отправляли в учебный лагерь, находящийся недалеко от города и спустя всего декаду пространственным порталом переправляли на фронт. Обучение шло ускоренными темпами, поскольку орки стремительно наступали, беря один замок за другим, а вчера стало известно о захвате ими большого города.
        Параллельно на тот случай, если орки подойдут к столице, правда, в этот вариант развития событий никто не верил, создавалось ополчение, куда могли записаться люди не призывного возраста, но желающие защитить свой город.
        Судя по тому, что академию навестил сам военный министр Галасии, на магов в эти дни в армии был повышенный спрос, даже на недоучившихся. Выступив в главном корпусе академии перед студентами с патриотической речью, призванной сподвигнуть юные сердца на подвиги, он самолично стал составлять добровольческие списки.
        Правда, в добровольцы брали только учащихся последних двух курсов. Услышав эту обнадеживающую весть, я, выдохнув, откинулся на спинку неудобного стула. Идти на чужую войну желания никакого не было. Да и воспоминания об орках у меня были далеко не радужные, они, черт возьми, вырезали всю семью эльфа, в тело в которого я вселился. Так что встречаться с ними, тем более на поле брани, в мои планы не входило.
        К тому же орки являлись очень опасным противником, организованным и свирепым в бою. Они были крупнее других видов разумных и сильнее их физически, их кожа была смуглой и имела красноватый оттенок. Круглые лица с широкими скулами и крупным носом были покрыты густой растительностью медного оттенка. И если бы не их уши, напоминающие эльфийские, но более широкие и мясистые, свидетельствующие о том, что они относятся все-таки к иной расе, чем люди, то я бы принял их за наших варваров, образ которых транслировало телевидение.
        Бросив взгляд на сидящего рядом герцога, я про себя выматерился, параллельно пожелав военному министру всего наилучшего. Кулаки друга были сжаты, а глаза горели. Мысленно он уже был там, на поле боя и разил врагов направо и налево. Его реакция на отказ в приеме в добровольцы была прямо противоположной моей, соскочив с места, чем сразу же привлек к себе внимание, он, ткнув пальцем в сторону трибуны, которую сейчас как раз занимал военный министр, во всю мощь своего голоса прокричал:
        - Ну и что, что мне нет восемнадцати, ну и что, что я учусь всего год?! Я тоже хочу защищать свою Родину! Вы не можете отказать мне в моем праве!
        - Мне радостно такое здесь слышать! - пафосно заявил министр и разразился пространственной речью о воспитании подрастающего поколения и достойной смене, а по делу добавил, - Вы можете записаться в ополчение.
        - У меня есть предложение получше! - раздался голос и все повернулись в сторону его обладателя.
        Мэтр Гарат Катс, не спрашивая ничьего разрешения, прошел к трибуне и, встав рядом с министром, обратился сразу же ко всем присутствующим в большом зале студентам.
        - Предлагаю организовать студенческий отряд добровольцев, куда войдут учащиеся первого и второго курсов. Создадим резерв боевых магов, способных заменить собой раненных и убитых!
        Предложение мэтра Катса было встречено ликованием. Студенты повскакивали с мест и принялись тянуть руки и выкрикивать свои имена, требуя записать их в этот отряд.
        Посмотрев на преподавателей, я заметил, что не всем из них пришлось по душе это предложение. Мэтр Гро Тарос, преподаватель боевой стихийной магии, сверлил своего коллегу недобрым взглядом и играл желваками. Ректор же вообще сплюнул и ударил кулаком по столу, от чего подпрыгнул стоящий на нем графин с водой.
        'Ну, хоть кто-то здесь понимает, что студенты-первогодки всего лишь, как бы у нас сказали, 'пушечное мясо', - удовлетворенно отметил я.
        Но замять предложение решившего выслужиться преподавателя не удалось, министр вцепился в эту идею как щенок в тапок.
        - Я знал, что найду здесь истинных патриотов своей страны! - с довольным видом окинув зал, заявил он.
        Следующие полчаса мэтр Катс записывал в свой стихийно образовавшийся отряд добровольцев. Ладно, хоть брал не всех подряд, большинству студентов первого курса отказал.
        'Надо же, не совсем двинутый', - только успел подумать я, как услышал свое имя.
        - Маргус Лир, а вы, почему не записываетесь? - впился в меня, как мне показалось, насмешливым взглядом преподаватель.
        Разумеется, все повернулись в мою сторону, и я почувствовал, как сидящий слева Старк напрягся под взглядами студентов. Так уж получилось, что мы с ним, не сговариваясь, не принимали участия в этой патриотической вакханалии.
        - Маргус Лир подданный Аравелии, - услышал я недовольный голос ректора.
        - Но Галасия стала ему домом, - не согласился мэтр Катс, - Думаю он не откажется помочь ей в трудный час, - его показавшиеся в ухмылке ослепительно белые зубы сверкнули.
        'И какого ему от меня надо?'
        Между тем все присутствующие ждали ответа, и я понял, что если откажусь, то стану изгоем.
        'Вот урод!', - возмутился я про себя, а вслух, не вставая с места и наградив доброжелателя недобрым взглядом, крикнул:
        - Я только за!
        - Меня тоже запишите, - присоединился к смертникам Старк.
        На улице нас ждали девушки и как только мы появились в парке, сразу же были подвергнуты допросу.
        - Мы вступили в добровольческий отряд! - гордо сообщил герцог, прервав шквал вопросов.
        - И ты? - непонимающе спросила Стасия брата, - Но нас же отзывают в Варсу?! Я же тебе вчера сказала!
        - Так я поэтому и не вызывался, - понуро ответил дроу, - Но мэтр Катс был таким настойчивым, что…, - Старк развел руками.
        - Вас что заставили?! - возмутилась Мира, - Они не имели права! Вы же еще не маги!
        - Никто никого не заставлял! Мы сделали то, что должны были сделать! - задрав подбородок, заявил герцог.
        - И что я теперь скажу маме? - как-то по-детски, обиженно спросила Стасия.
        - Думаю, никто и не заметит, что меня нет, - пробурчал Старк.
        - Как знаешь! - бросила Стасия и, развернувшись, пошла прочь.
        Проводив ее взглядом, дроу вдохнул, а Мира спросила:
        - Что, правда, не заметят?
        Пожав плечами и понурив голову, Старк поплелся в сторону нашего общежития.
        - Я всего лишь младший сын, - бросил он на ходу.
        - А правда, что у вас сыновей в жертву богине приносят? - задала бестактный вопрос девушка, когда мы его догнали.
        Я тоже об этом слышал, но уточнять у Старка так и не решился. Да и не хотел, если честно, расспрашивать его о жизни, особенно после того, как он однажды обмолвился, что потерял отца в десять лет. По сути, он был таким же, как и я в своей первой жизни - одиноким и никем нелюбимым ребенком, так что ничего веселого рассказать он мне все равно не мог.
        - Нет! - резко остановившись, крикнул Старк, - Мы не приносим своих детей в жертву! Эти сплетни светлые распускают! - на последнем слове он завис и, взглянув на меня, смутился, - Я не о тебе.
        В этот вечер, сидя на крыше общежития, Старк рассказал нам с герцогом о мире дроу и своей семье.
        Общество дроу было устроено отлично от светлых эльфов. Дроу не имели единого государства и правителя, их общество представляло собой союз семей (родов, кланов). Все важные вопросы решались коллегиально на совете глав семей. Кланы постоянно конфликтовали между собой, создавали альянсы и дружили друг против друга. Именно из-за внутренних противоречий дроу отставали в экономическом плане от своих сородичей, а также проигрывали им на политическом поле.
        В отличие от остальных разумных у дроу царил матриархат. Власть в роду передавалась по наследству по женской линии, но во всем остальном мужчины пользовались равными с женщинами правами. Пока женщины занимались политикой, мужчины успешно проводили исследования, торговали и оттачивали военное мастерство. Военная доктрина у дроу носила оборонительный характер, а из-за небольшой численности и разрозненности родов, дроу предпочитали действовать партизанскими методами, а их воины были лучшими из диверсантов.
        Сыновей в жертву своей богине они действительно уже много веков не приносили. Слух пошел из-за того, что дроу были помешаны на здоровье рода и долгое время от больных, имеющих уродства детей, избавлялись, принося их в жертву богине. Но такое уже очень давно не практиковалось, да и больные дети у дроу рождались очень редко. Несмотря на это эльфы о тех временах забывать не спешили и пиарили дроу по-черному.
        Стасия, оказывается, приходилась второй дочерью нынешней главе клана Росо, а Старк младшим из трех сыновей. Клан этот был не слишком большим, но имел свой город, а также обширные поля, на которых трудились гоблины, нанимающиеся к дроу на летний сезон целыми семьями. Жили дроу в городах расположенных в горах. Дома родовой знати были врезаны в скалы и связаны между собой проходящими через скальную породу туннелями. Также в скалах размещались лаборатории, склады и другие стратегические объекты.
        - Зря ты считаешь, что семье на тебя плевать, - сказал герцог, выслушав рассказ, - Я бы все отдал, чтобы вернуть свою семью, - посмотрев вниз, он добавил, - Ты не ценишь то, что имеешь.
        Вечер откровений продолжился, и мы услышали печальную историю жизни герцога Мелдока. Судьбы Дерса Мелдока и Маргуса Лира оказались схожими. Семью Дерса вырезали орки, напавшие на имение, где гостили всем семейством Мелдоки. Самого Дерса из-за малолетства родители оставили дома с няньками, что и спасло ему жизнь. Видимо, поэтому он и рвался на войну с орками и с радостью записался в отряд смертников.
        После того, как сказанное было осмысленно, парни повернулись в мою сторону.
        - Мою семью тоже вырезали орки, - пришлось ответить мне, - Но в отличие от тебя Дерс, я их видел, они сильные противники, с нашими умениями и небольшой силой первогодки мы вряд ли их одолеем.
        - Мэтр Катс научит нас убивать орков! - уверенно заявил герцог. 'Интересно, чего ему от меня нужно?' - задался я вопросом, вспомнив о преподавателе.

        Глава 16

        Генерал Товис стоял на одном из пологих склонов гор, окружающих долину и рассматривал позиции противника через увеличивающий изображение артефакт, который представлял собой диск, размером с большую тарелку.
        Огороженную с двух сторон горами довольно большую долину занимали две армии: орки и люди. Армии уже построились в боевом порядке и ждали сигнала к наступлению.
        Вражеские шаманы расположились так же как и маги людей, с одной стороны на склонах гор, а с другой на искусственно возведенной насыпи, и судя по их дергающимся фигурам уже начали камлать.
        Ваша главная задача - подавить шаманов противника, - оторвавшись от линзы, повторил он для генерала Гельса, командующего подразделением магов.
        Мы сделаем всё возможное, - уверил его главный маг армии Галасии.
        Исторически сложилось, что армия Галасии подразделялась на воинов и магов, которые имели собственных командиров. Но поскольку маги считались вспомогательной частью армии, то общее командование, не смотря на равенство званий, осуществлялось командиром воинов.
        В распоряжении генерала Товиса находилась пятнадцатитысячная армия, две трети из которой составляла пехота, три тысячи приходилось на лучников и примерно столько же на кавалерию, а также сто двадцать магов.
        Армия орков имела примерно такую же численность и состояла из пехоты и стрелков: метателей дротиков и пращников. Магическое же ее прикрытие осуществляли шаманы.
        Определив место на одном из горизонтальных уступов, где находился вождь орков. Товис всмотрелся в своего противника. Вождь Тархингор был молод и еще не мог похвастаться густой растительностью на лице. Его высокий даже для орка рост и широкие плечи с длинными руками свидетельствовали о незаурядной физической силе. Вождь был облачен в металлический панцирь, его руки защищали наручи, а ноги поножи. Держа шлем в руке, он смотрел прямо на Товиса и довольно скалился, а его заплетенные в боевые косы ярко-рыжего цвета волосы из-за сильного ветра извивались словно змеи.
        Невеселые мысли генерала прервал пронзительный звук вражеского рога. Со своего места ему было прекрасно видно, как орки, держа плотный строй, двинулись вперед. Вооруженные мечами, топорами и булавами прикрытые щитами и защищенные покрытыми металлическими пластинами кожаными доспехами, они, постоянно ускоряя шаг, приближались к позициям людей.
        После очередного сигнала с обеих сторон от основных сил, по долине и склонам гор врассыпную побежали орки-стрелки, вооруженные дротиками и пращами.
        Когда орки оказались в зоне поражения, находящихся на первой линии боевого построения, лучников Галасии, генерал распорядился дать сигнал стрелять по приближающемуся врагу. Почти сразу же к лучникам подключились маги, наполнив долину грохотом от, выпускаемых артефактами, взрывающихся снарядов. Но усилия людей были тщетны, шаманы, призвав духов
        ветра, прикрыли своих от атак людей.
        Маги, в попытке нейтрализовать действия шаманов, воздвигли между ними и войском стену из огня, но та развеялся в считанные секунды. Отправленные в шаманов огненные стрелы, так же не принесли тем никакого урона.
        Сплюнув, генерал Товис повернулся к Гельсу, но тот был слишком занят, чтобы как-то прокомментировать неудачу своих подчиненных.
        Между тем, расстояние между армиями стремительно сокращалось. Приказ сигнальщикам - и под звуки боевых рогов лучники, отступив за копейщиков, рассыпались по склонам, откуда продолжили разить неприятеля стрелами.
        Копейщики же Галасии, сомкнув щиты, начали движение вперед. В это время шаманы нанесли мощные удары по позициям магов, снесшие почти все метательные артефакты. Ответом стал массированный огонь по позициям орков. Яркая вспышка озарила небо и, занятую орками часть долины, накрыл плотный огненный дождь. Одновременно с ним, темные маги пустили стрелы тьмы. Атака принесла первые значительные результаты: отвлеченные шаманы потеряли контроль над духами и почти все стрелы лучников нашли свои цели. Правда, продолжалось это недолго, шаманы отбив атаку магов, вновь установили воздушную защиту своих воинов.
        Копейщики встретили натиск орков, присев на одно колено, укрывшись щитом и уперев копья в землю. Прорубая путь через образовавшуюся стену, орки начали теснить людей. Еще один сигнал рога и в дело вступил второй отряд лучников, обойдя
        копейщиков с левого фланга, и обосновавшись на склонах гор, под защитой кустарника. Орки также протрубили атаку и к месту боя, издавая громкие воинственные крики, начала стремительно приближаться орочья лава. Завязалась рукопашная. Маги же в это время были все еще скованны противостоянием с шаманами и не могли помочь своим копейщикам.
        Генерал Товис отдал сигнал на начало движения конницы, задачей которой было обойти противника с правого фланга. Развив скорость, кавалерия вырвалась вперед и врубилась во фланг армии орков. Задумка генерала удалась, и орки оказались зажатыми между конницей, лучниками и копейщиками людей. Но сломить противника все же не удалось. Шаманы, уничтожив защиту' магов и сметя батареи, атаковали людей, чем самым дали своим возможность выйти из окружения и, организовавшись, пойти в новое наступление.
        Галасийцы дрогнули, со своего наблюдательного пункта генерал видел, как люди кто по одному, а кто и целыми десятками бежали с поля боя. Чтобы не допустить паники и неорганизованного бегства, Товис велел играть сигнал отступления.
        - Прикройте нас! - крикнул он генералу Дельсу и, бросив взгляд на отступающее войско, потребовал коня.
        Сбор смертников проходил на одном из полигонов академии. Отряд насчитывал, включая двух эльфов, тридцать разумных,
        шесть из которых были темными.
        Мэтр Кате появился как всегда для окружающих неожиданно.
        - Снимите браслеты! - услышали мы вместо приветствия.
        Переглянувшись между собой, студенты подчинились, и защитные браслеты перекочевали в рюкзаки, сваленные кучей на специальную подставку у входа на полигон.
        Мэтр Кате, сунув руки в карманы куртки, прошелся перед строем, задумчиво рассматривая нас.
        - Первым делом, я научу вас делать щиты! - раздался его сильный голос, - А именно защитную стену из основных стихий, - остановившись напротив меня, он добавил, - Огненную, воздушную, водную и земляную.
        - Среди нас есть темные, - напомнил я преподавателю.
        - Среди вас есть добровольцы! - выкрикнул он мне прямо в лицо, - Темные, светлые, не важно. Ваша задача - остановить врага! Развернувшись, он, видимо, для пущего эффекта, щелкнул пальцами рук, и поле прямо по центру разделила земляная насыпь, метров десяти в высоту. Следующий щелчок, и вместо земляной нашему взору предстала огненная стена. Таким же образом нам была продемонстрирована стена воды, а в завершении и воздуха, плотность которого, судя по переливам сполоха, была повышена.
        - Через четыре дня вы все должны это повторить! - развернувшись, заявил он безапелляционным голосом.
        Спустя мгновение, я получил мысленный образ формулы защитных заклинаний.
        - Отрабатываем! Время пошло! - демонстративно достав часы из внутреннего кармана, он, взяв их за цепочку, покачал перед нашими глазами.
        Спустя несколько минут стало понятно, что темные оказались в аутсайдерах. Если некоторые из светлых могли создавать даже двухметровые стены, то мы и до полуметровой высоты не дотягивали.
        - Тренируемся! - время от времени подбадривал нас преподаватель, - Вы должны пропускать заклинание через себя, сливаться с ним!
        Вымотавшись вконец, я уселся на корточки.
        - Перерыв, - сказал я, утерев пот со лба.
        Остальные темные поспешили последовать моему примеру и приземлились прямо на землю рядом со мною. Не успели мы расслабиться, как возле нас раздался взрыв, от которого всех засыпало землей.
        Вскочив на ноги, мы напоролись на недобрый взгляд мэтра Кате а.
        - Щиты! - крикнул он и поднял руку.
        Кое-как изобразив полуметровую земляную насыпь, мы с опаской стали наблюдать за движением пальцев преподавателя. Раздался щелчок и нас отбросило на край поля.
        Выплевывая землю и матерясь, я, поднявшись на четвереньки, первым делом посмотрел в сторону мэтра и увидел, что он приближается.
        - Щиты! - последовал приказ, а мгновенье спустя от очередного взрыва нас вновь засыпало землей.
        - Следующий удар будет уже по вам! - предупредил мэтр Кате, скривив рот в улыбке маньяка - Щиты!
        Очнулся я в лазарете. Моими соседями оказались те пять неудачников из отряда смертников, включая Старка.
        - Все повреждения устранены, можете идти, - сообщила нам целительница, одарив ласковым взглядом мгновения спустя сменившимся на холодно-деловой.
        Встав с узкой койки, я прислушался к своим ощущениям. Действительно, ничего не болело.
        - А какие повреждения у меня были? - спросил я ради интереса.
        - Многочисленные гематомы и ссадины, ну и пара вывихов, - охотно просветила она меня, - Как видите, ничего страшного.
        - Действительно, ничего страшного, - согласился я с ней на словах и припомнил, что даже от учебы моего первого учителя, казавшегося мне тогда садистом, я ни разу не оказался на больничной койке.
        - Вот говнюк! - поделился я своим мнением по поводу случившегося уже со Старком.
        Тот вздохнул, скрипнул зубами, но промолчал.
        - Вы, почему не на полигоне?! - остановил нас командный рык мэтра Катса на подходе к общежитию.
        Резко развернувшись, мы предстали перед его грозным взором.
        - Быстро на полигон, отрабатывать щиты! - крикнул он, усилив речевой приказ ментальным воздействием и мы, не сговариваясь, рванули в сторону кафедры боевой магии.
        Вернулись мы в общежитие, предварительно заскочив в лазарет, когда уже стемнело. Стащив одежду, я упал на кровать и моментально вырубился.
        Через несколько часов смертники в полном составе стояли на полигоне и с хмурыми лицами встречали рассвет.
        - Щиты! - раздалась команда мэтра и, предвосхищая щелчок пальцев, мы со Старком и герцогом совместными усилиями создали земляную стену высотою примерно в три метра, отгородившись от преподавателя.
        - Защитника себе нашли! - услышали мы недобрый смех за стеной, которая тут же развеялась, словно ее и не было.
        Идея действовать сплоченно принадлежала герцогу. Понаблюдав вчера за тем, как над нами издевается мэтр, Дере из-за угрозы лишиться друзей, решил взять над нами шефство.
        - Значит, решили спрятаться за светлого?! - тем временем продолжал уличать нас в трусости преподаватель. - Отошли от герцога! Щиты!
        Экзекуция продолжалась до самого вечера. Результатом ее были многочисленные ушибы, уязвленная гордость и злость.
        - Щиты! - услышал я очередную осточерствевшую команду и буквально озверел, а секунду спустя тупо пялился на возникшую
        передо мной высоченную стену из огня.
        «Что за?!» - успел удивиться я, перед тем, как стена посредством заклинания мэтра Катса исчезла.
        - Зачет по огненной стене студент Маргус Лир сдал, - тем временем сообщил мне приятную новость преподаватель, - Осталось три стихии, - одарив меня многообещающей улыбкой, он крикнул, - Воздушный щит!
        Очнувшись ночью в лазарете, я призадумался. Меня удивило, что я смог создать огненную стену, да еще и такую высокую. Для темного первокурсника результат был слишком хорош. Задавшись вопросом, смогу ли я его повторить, я машинально создал свечу. Она получилась высокой и насыщенной. Полюбовавшись оранжевыми всполохами огня, я развеял заклинание и осторожно встал с кровати. Убедившись, что ничего не болит, я вылез из окна и побежал в сторону общаги. Нужно было срочно встретиться с учителем.
        Путь от академии до лавки артефактора занял примерно пять минут. Прислонив доску к стене в торговом зале, я поднялся на второй этаж и постучал в комнату мэтра.
        Предварительно выслушав брюзжание на тему того, что от меня одно только беспокойство, я рассказал старику об освоении мною огненной стихии.
        - Рано, конечно, - согласился со мной мэтр Фект, - Но ты же эльф, а у эльфов врожденная связь с природой.
        - Но я же темный! - прервал я его.
        - Ну и что? Главное - ты эльф! - подняв кверху палец и тряхнув кисточкой от ночного колпака, глубокомысленно заявил мэтр.
        - Этот Гарат Катс довольно странный, - поделился я своими подозрениями с учителем, - Мне кажется, что он не тот за кого себя выдает.
        «Рыбак рыбака видит издалека», - вспомнилась вдруг поговорка.
        - Он же преподаватель академии, а их тщательно проверяют, - отмахнулся от меня старик.
        - Я за два дня три раза был в лазарете! - привел я довод в защиту своей версии.
        - И что? Мэтр Кате всего лишь использует методы обучения, практиковавшиеся еще в империи. Нас тоже обучали намного жестче, чем вас сейчас. Так что вам повезло с учителем! - крикнул мэтр Фект, недовольный моими жалобами на правильное, по его мнению, обучение, - До того разнежили магов, что они уже с шаманами справится не могут! - обуздал он свою любимую тему.
        - Мэтр Фект, - прервал я вновь старика, - Может тебе уехать на восток? Здесь становится слишком опасно.
        Действительно, горожане были напуганы неудачами армии и многие покидали столицу. Стасия отбыла к своей семье в Варсу, воспользовавшись пространственным порталом, а за Мирой приехал сам отец, крупный земледелец с юго-востока.
        Вспомнив о встрече с Нирсом Бакелем, я поперхнулся. Получив удар по спине от мэтра, и поблагодарив его за заботу; я продолжил уговаривать старика покинуть столицу.
        - Чего мне от смерти бегать? - даже не пытался понять моих доводов тот, - Мон дни итак уже подходят к концу, ты бы лучше о
        себе подумал. Может, вернешься в Аравелию? - заглянув мне в глаза, спросил он.
        - Какой смысл? - пожал я плечами, - Там тоже неспокойно.
        - Бои там идут только на границе. Эльфы в отличие от людей не пустят орков так далеко, - уверенно заявил он.
        Обдумав предложение мэтра, я всё же его отверг. Во-первых, я точно знал, что там не приживусь. Другой я, не эльф. Во-вторых, я не мог бросить дела. Из-за войны люди стали слишком бережливыми, благодаря чему спрос на солнечные лампы возрос, нам даже пришлось нанять дополнительных работников. Хоть я и нашел управляющего, но все наемные работники нуждались в постоянном контроле, а поскольку терять бизнес в мои планы не входило, то нужно было оставаться в Галасии.
        Была и третья причина. Я не хотел, чтобы меня сочли трусом, поскольку как ни странно стал дорожить своей репутацией. Понял я это неожиданно для себя, когда в зале главного корпуса академии, после слов мэтра Катса взоры всех присутствующих скрестились на мне.
        Ну и в-четвертых, здесь оставались мои друзья. В прошлой жизни у меня были только приятели и сообщники, в этом же мире появилось сразу три друга: мэтр Фект, Старк и герцог. II что странно, терять я их не хотел, даже больше чем репутацию.
        «Что-то мне всё это очень не нравится», - подумал я, испугавшись ответственности, когда осознал, что неожиданно утратил статус одиночки.
        Стихийные стены, как и обещал мэтр Кате, мы освоили за четыре дня. Еще день у нас ушел на то, чтобы овладеть заклинанием
        защиты - воздушным коконом. Кокон, не ухудшая обзор и не сковывая движения, окутывал тело мага словно невидимая скорлупа, защищая того от физических и магических атак и не мешая наносить удары по противнику
        С ментальной защитой пришлось повозиться подольше, на ее освоение понадобилась целая неделя, да и то защита получилась неполноценной. Все-таки мы еще не обладали должным уровнем дара.
        Самостоятельно, вернее, с помощью мэтра Фекта, я освоил заклинание зеркального щита, взяв за основу принцип действия артефакта - отражателя.
        После защитных заклинаний мы приступили к изучению атакующих. Из ментальных мы в рекордный трехдневный срок освоили заклинание устрашения, подавления воли и ступора, с помощью которого можно было на непродолжительное время парализовать противника.
        Всего день нам понадобился для изучения заклинания запуска стихийных снарядов: копий и стрел. Так что теперь я, как и полагается настоящему эльфу, всегда ходил с луком за спиной.
        Студентов с темным даром мэтр Кате научил заклинанию, позволяющему развеивать неодушевленные предметы в прах, на которое я уже давно облизывался.
        Полученным знаниям я был безмерно рад. Когда бы я еще все это освоил? Имперская методика обучения, взятая на вооружение странным преподавателем, принесла свои плоды. И мы буквально за неделю превратились из смертников в подающих надежду
        уцелеть в первом бою.
        Как всегда, возвращаясь из города, я приземлился на крыше общежития. Спрыгнув с доски, я потянулся и широко зевнул. Давно уже надо было ложиться спать, но не навестить мэтра Фекта этой ночью я не мог. Старик за эти месяцы сильно сдал и даже я уже ощущал находившуюся по близости смерть.
        Задержаться пришлось из-за того, что мы никак не могли прийти к единому мнению по поводу места хранения савхора. Он убеждал меня, что раз я собираюсь идти на войну, то мне артефакт пригодится больше. Я же считал, что савхор должен оставаться у мэтра Фекта, поскольку сомневался в способности старика постоять за себя. Артефакт же был хоть какой-то гарантией того, что старика не убьют или неизвестные охотники за артефактами или орки, если захватят столицу.
        - Студент Маргус Лир! - услышал я знакомый голос за спиной и резко развернулся, - Что это такое? - глаза незваного гостя смотрели прямо на доску, укрытую заклинанием невидимости.

        Глава 17

        Начальник службы безопасности несмотря на то, что все пошло немного не так, как он рассчитывал, был чрезвычайно доволен собой: патрулирование территории академии с артефактом, позволяющим видеть скрытое заклинаниями иллюзий дало результаты: он наконец-то выяснил кого в вечер бала преследовал каменный страж.
        Плинт всегда подозревал, что с этим эльфом что-то не так, вокруг него постоянно происходили странный вещи. Необычным был и сам эльф. В первую очередь, разумеется, из-за своего темного дара. Странным было его отношение к людям и темным эльфам: первых он не считал ниже себя, а ко вторым не питал ненависти. Более того, он с ними дружил и даже имел общие дела с одним старым человеческим магом.
        Вот и еще одна странность: не успев начать обучаться магии, он сразу же изобрел артефакт, да не кабы какой, а получивший скандальную известность, поскольку лишал части заработка многих магов. А тот факт, что у него не отняли патент, говорил об его изворотливости.
        «Да, этот Маргус - скользкий тип, - подумал безопасник, вспомнив утренний разговор в кабинете ректора, - Для своего возраста держится слишком уверенно и даже нашо, легко врет и, по всей видимости, не подозревает о существовании совести. Впрочем, такое поведение типично для светлых эльфов. Ну, хоть чем-то он на них похож», - усмехнулся Плинт.
        Не давала покоя начальнику службы безопасности и загадочная смерть студента Бариса Холла. В то, что студент-боевик испугался дуэли, от чего получил разрыв сердца, он не верил, поэтому уже несколько месяцев неофициально занимался расследованием этого дела.
        «Ничего, Маргус, когда-нибудь я о тебе узнаю всё, и тогда тебе будет уже не отвертеться», - получившийся оскал не предвещал молодому эльфу ничего хорошего.
        Воспоминания о пополненном банковском счете деньгами Холпов позволили притупить разочарование от того, что Маргусу Лиру удалось извернуться и в этот раз.
        Приведя утром в кабинет ректора эльфа. Плинт первым делом для пущего эффекта положил на стол прямо перед взором начальства доску-артефакт и торжественным тоном доложил:
        - Я нашел того дракона, за которым гонялся каменный страж!
        Вот только заявление безопасника, судя по недовольному и невыспавшемуся виду ректора, начальство не обрадовало.
        - Какого еще дракона? - обреченно спросил ректор, откинувшись на спинку кресла, - Не было никакого дракона, закрыли же уже этот вопрос, - вздохнув, архимаг, прищурившись, отпил из высокой кружки горячий травяной чай.
        - Страж банкира гонялся за нашим студентом, - пояснил безопасник, качнув головой в сторону Маргуса.
        Оторвавшись от напитка, ректор, мельком взглянул на студента и недовольным голосом проговорил:
        - Господин Плинт, вопрос закрыт! Я не намерен выслушивать ваши фантазии! Студент первокурсник не в состоянии противостоять каменному стражу! И вы это прекрасно знаете! - закончил ректор, перейдя на крик.
        Слова архимага заставили самодовольную улыбку сползти с лица безопасника и он поспешил объясниться.
        - Это летающая доска. Маргус Лир в вечер бала, летел на ней в академию. Решив сделать своей девушке подарок, он залез в дом банкира и сорвал цветы. Каменный страж гнал вора до академии, ще и был уничтожен магами, - рубленными фразами доложил безопасник результаты расследования.
        - Это всего лишь ваши домыслы, у вас нет никаких доказательств, - голосом скучающего аристократа, ответил на обвинение Маргус.
        - Наши доказательства - это доска и цветы, которые мы нашли в сугробе недалеко от студенческого общежития! - прокричал тому в лицо безопасник и победно оскалился
        - Доска моя, я от нее и не отказываюсь, - кивнув, тем же скучающим тоном подтвердил Маргус, - А вот о цветах я ничего не знаю. Когда страж залетел в окно корпуса, я был среди остальных студентов.
        - Так, всё, хватит! Драконы, летающие доски, цветы! Что за бред!? - крикнул ректор, - Вы, господин Плинт, забыли, что сейчас война идет?! У нас половина студентов прервали обучение! А вы со своими глупостями!
        Внезапно открывшаяся дверь заставила ректора прерваться.
        - Добрый день! - поздоровался, зашедший в кабинет мэтр Кате, - Мне доложили, что служба безопасности заинтересовалась одним из моих студентов из отряда добровольцев, - пройдясь по всем участникам дискуссии быстрым, но внимательным взглядом, мэтр продолжил, - Хотелось бы урегулировать это недоразумение как можно быстрее. Нам пора на тренировку, орки ведь не будут ждать, - в завершение он развел руками, как бы показывая, что он тут не причем, а всему виной - война.
        - Ваш студент - преступник! - зло бросил безопасник, уже поняв, что все его усилия призвать эльфа к ответу тщетны.
        - Вы меня оскорбили! - сверкая глазами, выкрикнул Маргус, - Дуэль!
        - Молчать! - ударив по столу кулаком, крикнул ректор. Из-за ломоты в костях ему сегодня не удалось как следует выспаться, да еще пришедшее рано утром сообщение от безопасника, где тот просил его прибыть на рабочее место как можно раньше, не располагали к хорошему настроению.
        От удара по столу, доска съехала. Не позволивший ей упасть мэтр Кате, задержав ее в руках, принялся тщательно рассматривать артефакт.
        - Интересные руны, - пробормотал он, - Она летает?
        - Да, летает, - первым ответил безопасник, - Я сегодня ночью лично видел, как ваш студент приземлился на ней на крышу общежития. А пару месяцев назад, он с ее помощью украл у банкира цветы!
        - Для чего ты ее сделал?! - проигнорировав слова Плинта, мэтр Кате впился в эльфа взглядом.
        - Чтобы летать, - ответил, явно находящийся под ментальным воздействием, Маргус.
        - Спросите у него про каменного стража, - решил воспользоваться ситуацией безопасник.
        Вместо сотрудничества мэтр наградил его уничтожительным взглядом.
        - Вы идиот? Этот парень придумал как победить орков, а вы тут пытаетесь привлечь его к ответу за то, что он хотел порадовать девушку!

* * *

        Со дня, когда начальник службы безопасности академии застал меня на крыше общежития, прошло всего три дня, а я уже был выжат как лимон и всерьез раздумывал над вопросом, не свалить ли мне в Аравелию. К тому же вчера пришло письмо от дяди, где он выражал обеспокоенность за судьбу своего единственного племянника и настойчиво просил вернуться домой.
        Даже не знаю, как мэтр Кате понял, что использовать летающие артефакты можно и в военных целях: то ли это я ему рассказал, находясь под ментальным воздействием, то ли он сам догадался. Тем не менее, эта его идея фикс изменила нашу жизнь. После того, как стахановским методом за один вечер были изготовлены тридцать одна доска, начались усиленные тренировки. Студентам-добровольцам пришлось не только справляться со страхом высоты, учиться маневрировать и держать равновесие, но
        и по ходу движения доски пускать в находящихся внизу воображаемых врагов боевые заклинания: преимущественно стихийные стрелы и файерболы.
        Тренировались мы теперь за городом у излучины реки в местности, где не было леса.
        - Ты не боишься высоты! - гипнотизирующим голосом проговорил мэтр Кате, завладев вниманием Старка, который все никак не мог перебороть в себе этот страх.
        «Он ведь так может внушить нам, что мы ничего не боимся и послать нас в самоубийственную атаку», - мелькнула тревожная мысль и, осознав власть над своим разумом этого непохожего на других мага, мне стало действительно страшно.
        В подтверждение моих страхов, Старк бесстрашно вскочил на свою доску и, набрав достаточную высоту и скорость, стал исполнять отрабатываемый нами уже пару дней боевой разворот, который необходим для выполнения атаки по наземной цели, выхода из нее, а также совершения повторной атаки.
        Из-за отсутствия противника в воздухе, о таких фигурах пилотажа, как боевой заход, то есть пикирование на цель, переворот с последующим пикированием и других, предназначенных для маневренной войны, я решил пока не рассказывать, должен же у меня остаться хоть один козырь.
        Мэтру Катсу я не доверял, впрочем, я вообще здесь полностью не доверял никому, даже друзьям. Мою отстраненность и нежелание сближаться с остальными бойцами отряда добровольцев, многие, скорее всего, принимали за эльфийскую спесь.
        Впрочем, меня это полностью устраивало, привычки одиночки оказывается никуда не ушли, а только отступили перед временными трудностями.
        Правда, я никак не мог себе объяснить, почему все еще не забрал савхор у мэтра Фекта, ведь артефакт решил бы многие мои проблемы, включая уязвимость перед ментальными атаками. Я и сентиментальным идиотом себя обзывал и убеждал, что старик мне никто и что нужно блюсти только свои интересы, но заставить себя лишить учителя последней защиты, я так и не смог. Проследив траекторию полета, выписывающего виражи в небе, Старка, я усмехнулся. Друзья, когда узнали, что теперь станут бить врага подобно легендарным драконам, испытали высшую форму экстаза. Оказывается, драконы в этом мире пользовались огромным почетом и популярностью, перед их силой и мощью преклонялись и многие даже верили, что драконы не истреблены, а улетели на один из отдаленных островов и придет время, когда они вернуться. Тут даже имелась легенда о приходе черно-белого дракона, который должен отомстить разумным за всё хорошее.
        Не удивительно, что бойцов нашего отряда решили назвать драконами. Мэтр Кате правда, всеобщую радость по этому поводу не разделял, а когда слышал слово «драконы» морщился и называл нас яйцами. Пытался таким образом сбить с новоявленных «драконов» спесь и привести их мозги в порядок, а то действительно студенты что-то сильно возгордились: им уже чудилось, что орки пустятся в бега от одного их бравого вида. С таким подходом к шапкозакидательству, я с нашим командиром был солидарен, грозное название нужно было сперва подтвердить в бою, а уже потом им гордиться.
        В этот раз за тренировкой нашего отряда наблюдали местные генералы и военный министр Галасии. Мэтр Кате находился в их компании и пояснял по ходу совершаемых в небе воздушных маневров, их смысл и предназначение.
        «Отправлять на смерть обученных магов они не захотели, видимо, пожалели затраченных на их обучение времени и денег. А вот проверить действие новой тактики на бесполезных первогодках, посчитали целесообразным, - зло думал я, наблюдая за довольными рожами генералов.
        - Ну что же, - узнал я голос военного министра, - Возможно из этого и выйдет толк. Сообщите им, что отправка состоится завтра утром. Удерживать орков в долине становится всё труднее, не сегодня, так завтра, они прорвутся.
        - Добровольцы с нетерпением ждут, когда смогут помочь своей стране, - ответил на это мэтр Кате, кося под патриота.
        Возможно, из-за разыгравшейся паранойи, но я был почти на сто процентов уверен, что этот человек постоянно врет и лицемерит, казалось, что он ведет свою игру. Интуиция кричала мне, что он опасен и следует держаться от него, как можно дальше, а совсем недавно я начал подозревать его в шпионаже в пользу орков.
        Неожиданно все улики сложились в стройную логическую версию: бледный вид, короткие волосы, непохожесть на других преподавателей, лицемерие, интерес к гениальному, фонтанирующему идеями, светлому эльфу с темным даром - всё это указывало на то, что мэтр был в плену у орков, где его заставили сотрудничать. Возможно, его заданием было совершение диверсии в альма-матер здешних магов, но неожиданно ему на глаза попался я, который заинтересовал его своей необычностью,
        что в свою очередь заставило мэтра отложить акцию на какое-то время. А дальше он узнал о летучей доске, выведал у меня ее возможности и сейчас готовится вернуться к оркам вместе с доказательствами своей полезности.
        «Он хладнокровно даст нас убить оркам, затем соберет артефакты и перейдет к своим хозяевам, - думал я, наблюдая за командиром, который опять довольно щурился, подставив лицо теплому весеннему ветру, - Значит, нужно убить его первым». Словно узнав о моем решении, мэтр Кате лениво развернулся в мою сторону, окинул меня внимательным взглядом, после чего, изобразив ухмылку, отвернулся.
        Сглотнув, я вновь подумал о савхоре. Правда слетать этим вечеров в город мне так и не удалось. Мэтр Кате предупредил нас, что утром мы всем отрядом направляемся на фронт, а лично мне посоветовал никуда не отлучаться.
        - Каменные стражи получили приказ, сбивать все летающие объекты, - объяснил он и, с невинным выражением лица, добавил, - Приказ начальника службы безопасности.
        «Не успел», - обреченно понял я, а когда мы направлялись в общежитие, рассказал друзьям о своих подозрениях.
        Отсмеявшись и утерев выступившие на глаза слезы, герцог, хлопнув меня по спине, сказал:
        - Хорошая шутка!
        - Я серьезно! - возмутился я и повторил свои доводы.
        - Вполне возможно, - призадумался Старк.
        Как дроу он легко допустил возможность появления на территории Галасии шпионов и даже согласился с моим мнением о том, что уничтожение академии со всеми преподавателями и студентами, было бы выгодно оркам, как в тактическом, так и в стратегическом плане.
        - Вы явно перетренировались, - махнул на нас рукой герцог, - Люди не сотрудничают с орками, орки дикари, их только убивать можно, - зло сверкнув глазами и сведя челюсти, он убежденно проговорил, - Мэтр Кате именно тот, кто поведет нас на орков! Я верю в него!
        «Тяжелый случай», - подумал я, глядя на пылающего жаждой мести друга и оставил попытки его переубедить.
        Утром мы, собрав вещи, доспехи и запаковав доски в специально изготовленные чехлы, предохраняющие артефакты от механических повреждений, прибыли к пространственному порталу, через который осуществлялась транспортировка воинов, лошадей и груза в прифронтовую зону.
        Расценки на перемещение через портал гражданских лиц были совершенно грабительскими, поэтому многие и предпочитали преодолевать даже большие расстояния с помощью гужевого транспорта. Видимо из-за дороговизны, сейчас здесь находился только военный люд, дисциплинированно ожидающий своей очереди на специальной площадке, расположенной вблизи от портала.
        Перед нами готовился к отправке отряд лучников, с рюкзаками и зачехленными луками за спиной. Больше сотни мужчин, на вид от двадцати до тридцати лет, стояли с угрюмыми лицами, и изредка переговариваясь между собой, бросали на нас любопытные взгляды.
        - Детей уже призывают, - услышал я голос с их стороны, - Видимо, дела совсем плохи.
        Все утро, я спинным мозгом чуял, что за мной наблюдают.
        «Неужели, он понял, что я его раскрыл?» думал я, стараясь не смотреть в сторону командира. Но мои тревоги были мгновенно забыты, как только я увидел, как работает портал. После звукового сигнала, лучники, построившись в четыре нестройные шеренги, направились к высокой каменной арке, с вырезанными на ней рунами. Пространство между сводами не светилось и вообще никак не отличалось от окружающей обстановки, а с другой стороны арки находилась всё та же площадка. Если бы я не знал, что это портал, то я бы принял ее за триумфальную арку, украшающую многие столицы нашего мира.
        Наблюдая за входящими в арку, и тут же исчезающими друг за другом лучниками, я невольно поежился. Из объяснений преподавателя артефакторики, я знал, что на атомы он никого не расщепляет, а всего лишь искривляет пространство, благодаря чему и становится возможным быстрое перемещение из точки А в точку Б.
        Все произошло именно так, как и обещал преподаватель: я перешел арку, ничуть не изменившись и даже не испытав дискомфорта.
        Выйдя из портала, мы оказались на большой ровной площадке, почти полностью заполненной ранеными бойцами. Запах крови, немытых тел, страха и отчаяния, да и вся обстановка кричала о том, что я оказался в стане армии, которая терпит поражение за поражением и уже не надеется на победу.
        К нам сразу же подошли доспешные воины с красными повязками на наплечниках. Проверив, предоставленные им мэтром Катсом документы, они объяснили, куда нам следует идти. Оказывается, для отряда драконов уже были приготовлены три большие палатки. Приказав нам устраиваться, мэтр отправился докладываться генералу Гельсу.
        Примостившись рядом со скинутыми на один из лежаков вещами, я вытянул уставшие ноги.
        - Как думаешь, мы выживем? - спросил меня, устроившийся на соседнем лежаке Старк.
        - Если не погибнем, то обязательно, - уверил я его.

        Г лава 18

        Армия Галасии вот уже несколько дней не давала вражескому войску покинуть долину и выйти на ведущий в столицу тракт. Сдерживать орков не в меньшей степени удавалось и благодаря сложному рельефу горной местности, пересеченной хребтами и отрогами, которые сами по себе препятствовали продвижению вражеского войска.
        На месте выхода из долины, через который отступала армия Галасии, маги устроили гигантские насыпи из собранных в округе
        камней, и постоянно следили за тем, чтобы шаманы не могли разрушить эту искусственную преграду.
        Перед нашим отрядом были поставлены две основные задачи - разведка и уничтожение противника в долине, на перевалах, да и везде, где мы его увидим.
        Прибыв к месту ведения боевых действий, мы столкнулись с одной очень серьезной проблемой. Дело в том, что наличие гор порождало воздушные течения, сильные, порывистые ветры, причем в разных направлениях, а также утренние туманы. Все это усложняло нам маневрирование, а, следовательно, и выполнение поставленных перед нами задач.
        Чтобы адаптироваться к новым условиям мы в первую очередь приступили к тренировкам. Учились справляться со здешними погодными явлениями.
        Вот и сейчас, перед очередным учебно-тренировочным вылетом, мы проверяли работу артефактов.
        - Что ты орешь? Хочешь чтобы все оглохли? - выговаривал мне командир, когда наш отряд проверял работу артефактов связи в полевых условиях, - Артефакты мощные, говори спокойно.
        Я кивнул, но сразу же вспомнив, как должен правильно ответить, добавил:
        - Так точно!
        Экипировка драконов состояла из доспеха лучника-мага, пошитого по моим эскизам из того же эластичного, усиленного магией материала, шлема летчика и летных очков-артефактов тройного назначения: они увеличивали изображение, позволяли видеть в темноте, а также скрытые заклинаниями иллюзий объекты, и кроме того, являлись средством связи.
        Вооружены мы были, в первую очередь, разумеется, магическим даром, луком мага, а также гратулами, которые находились в подсумках кожаной портупеи, изготовленной по моим эскизам.
        Использование гратул так же было моей идеей. Размышляя как-то перед сном, чтобы еще такого сбросить на головы орков, я вспомнил о гратулах, последствия от активирования которых я наблюдал на пути из Аравелии в столицу Галасии.
        Убедившись, что связь в порядке, командир дал мне команду на взлет. Как обычно, начинали мы отрабатывать технику пилотирования с индивидуальных полетов. Сделав несколько кругов над лагерем и приноровившись к ветрам, я принялся выполнять фигуры пилотажа. Получалось уже лучше, в первый раз меня вообще сразу же сдуло, и я сорвался в штопор. Не разбился я только благодаря помощи мэтра Катса, который страховал нас с помощью воздушных заклинаний, которых я называл батутом.
        После того, как все бойцы эскадрильи отработали индивидуальные полеты, мы приступили к групповым маневрам. С этим было еще сложнее, поскольку резкие порывы ветра так и норовили нас столкнуть.
        - Шаманы умрут от страха! Или от смеха! Трепещите враги, драконы летят! - услышали мы в очередной раз смех боевых магов, когда возвращались в лагерь.
        Боевые маги сделали за правило высмеивать «выскочек» и «неумех», именно так они нас называли. В лагере они были нашими ближайшими соседями, так что приходилось постоянно выслушивать их недружественные выпады и терпеть не слишком приятное соседство, причем молча, поскольку пререкаться с боевыми магами было себе дороже.
        В свою компанию маги нас принимать не спешили, да и смотрели на нас, как на смертников. В то, что мы выживем после столкновения с вражескими шаманами никто из них не верил. Впрочем, их можно понять: раз уж боевые маги с трудом противостояли шаманам, то трудно было ожидать какой-то пользы в бою от недоучек.
        У меня же, несмотря на их недружелюбность, боевые маги вызывали интерес, не говоря уже о том, что я попросту завидовал их силе, ведь мне до их уровня было еще расти и расти.
        Экипировка боевых магов была довольно проста. Из вооружения, я заметил только жезл - аккумулятор, так необходимой в бою энергии. Носили они его за поясом, под мантией.
        До спех боевого мага изготавливался из той же ткани, что и наш и состоял из жилета и темно-серой с капюшоном мантии, длиною немного ниже колена. В бою маги предпочитали не привлекать лишний раз к себе внимание противника, поскольку неожиданные удары были наиболее эффективны.
        Боевые маги считались войсковой элитой, даже их командир был в одном звании с командующей армии. В подчинении генерала Гельса находилось пять отрядов магов, каждый численностью в тридцать человек. У каждого командира было по два заместителя, один из которых находился на острие атаки, а второй руководил группой прикрытия. Исходя из поставленных задач.
        отряд мог делиться на боевые двойки, пятерки, десятки, а также выступать единым кулаком.
        Боевыми магами были только мужчины, а вот среди военных целителей встречались и женщины. По вечерам многие, кто находил в себе силы, выбирались на посиделки, откуда, ветер приносил такой манящий женский смех. Лично у меня сил к вечеру не оставалось, выматывали тренировки, к тому же я весь извелся, пытаясь решить шпионский ребус.
        Проснулся я от того, что кто-то тряс меня за плечо. Метнувшаяся под, использованный в качестве подушки, валик рука была прижата к лежаку.
        - Одевайся и выходи, - услышал я шепот мэтра Кате а.
        Когда же я, выполнив распоряжение командира, выбрался наружу, то узнал, что нам вдвоем предстоит лететь на разведку. Глянув на небо, я заметил появившуюся на востоке светлую полосу рассвета, которая только начинала алеть, являя миру первые лучи солнца.
        - Предчувствие нехорошее, - объяснил он подъем в столь ранний час.
        Застегнув ремешок шлема и надев очки, я запрыгнул на доску и полетел вслед за командиром. Мэтр, кстати, доработал летательную доску, наложив еще пару рун: защитную и руну иллюзии, скрывающую её от возможных наблюдателей внизу. Таким образом, мы стали практически неуязвимы для врага, если конечно держаться подальше от шаманов и не входить в зону их поражения.
        Пролетев между холмами, мы оказались в долине, где сразу же заметили странное шевеление. Орки отошли от завала, препятствующего выходу из долины на достаточно большое расстояние, и в полном облачении чего-то ожидали.
        Присмотревшись к груде камней, я заметил виднеющиеся в шахматном порядке между камнями темные пятна.
        «Взрывать, что ли собрались? - подумал я и сообщил через артефакт о своем подозрении командиру.
        - Летим обратно, - услышал я в ответ.
        Перейдя незримую границу территории лагеря людей, мэтр послал сигнал тревоги. Когда мы приземлились, все уже были на ногах и в быстром темпе надевали доспехи.
        - Ждите здесь, - приказал командир, а сам направился к шатру генерала.
        Как только он скрылся из вида, раздался сильный взрыв, от которого содрогнулась земля, а мгновение спустя прогремело еще несколько взрывов. Из-за гор звуки взрывов и камнепада разлетались по всей округе и возвращались в виде эха, поэтому громыхание не прекращалось. Кроме того, со стороны подорванного завала, в нашу сторону полетели камни, направляемые, по всей видимости, потоками ветра, контролируемыми вражескими шаманами.
        Летящие на огромной скорости сотни разного размера каменных снарядов прошлись по не успевшим укрыться людям, словно залп из града. Спустя пару секунд пространство впереди нас оказалось завалено раздавленными и переломанными телами. Ото всюду раздавались крики раненых и призывы о помощи. Недалеко от нас на земле сидел молодой лучник и одним оставшимся целым глазом тупо смотрел на раздробленную руку.
        - В укрытие! Кокон! - закричал я и мы под защитой заклинаний, подхватив доски, понеслись за ближайший холм.
        Начавшуюся панику, прекратили громкие приказы командиров, подчиняясь которым, пехотинцы со стрелками, принялись занимать оборонительные позиции, приготовленные в этой местности самой природой. Кавалеристы же в это время пытались успокоить лошадей и уводили их как можно дальше от образовавшейся в защите бреши.
        Спустя пару минут к нам присоединился командир.
        - В небо! - отдал он приказ и, на ходу активировав доску, взлетел.
        Построившись в воздухе в птичий клин, мы взяли курс на долину. Еще заранее было обговорено, что в составе всего отряда, для обеспечения плотности обстрела, а также, чтобы не мешать друг другу, мы будем передвигаться именно в таком порядке. Бойцам правого крыла надлежало разить врага с правой стороны, а левого - слева. Последние же два летуна должны прикрывать отряд. Мое место было первым в правом крыле, сразу же за командиром.
        Пролетев место, где несколько минут назад была защитная стена, мы увидели наступающих орков, которые в боевом порядке и на довольно приличной скорости, выходили через широкую брешь из долины. Одновременно, по многочисленным тропам, устроенным, видимо, совсем недавно, продвигались вражеские стрелки. На возвышенностях же стояли шаманы и страховали своих воинов.
        - Стрелы!
        Раздалась команда и мы натянули луки. Девяносто три огненные стрелы одновременно на большой скорости устремились к вражеским колонам. Именно по три стрелы, как выяснилось на тренировках, без ущерба для эффективности мог пускать один лучник.
        Орки не заметили приближающиеся снаряды, пока те не нашли своих жертв. Когда мы вышли из боевого разворота, обстановка в стане врага уже изменилась. Пехотинцы ушли под защиту каменных выступов и расщелин, а стрелки палили наугад в небо. Нам они были не страшны, поскольку мы были для них невидимы, а от их снарядов нас защищала высота, ветер и защитные руны. Кто представлял для нас проблему, так это шаманы, которые сейчас всматривались в небо, пытаясь понять, что за опасность им грозит.
        - Файерболы! - последовала очередная команда и мы, прицелившись, стали бить по расщелинам, где укрылись орки.
        Нашу атаку прервал мощный воздушный удар, который швырнул нас вглубь долины. Выйдя из штопора и вернув равновесие, я осмотрелся вокруг. Бойцы отряда оказались раскиданы на большое расстояние друг от друга. Двое же из наших, не удержались и упав на землю, не подавали признаков жизни. Как раз сейчас к ним спешили орки под предводительством одного из шаманов. «Старк?! Дере?! - позвал я их через связь, когда же те отозвались, выдохнул. Но тут мне в голову пришла очередная мысль, - Артефакты! Они не должны оказаться у орков!» - и я начал приближаться к месту падения, пытаясь опередить врага.
        Осуществить задуманное мне не удалось. Неожиданно тела вместе с артефактами укутала тьма, а когда спустя мгновение ветер очистил воздух, на земле ничего не осталось, даже трава, там прорастающая, исчезла.
        - Возвращаемся! - услышал я через артефакт связи приказ командира.
        Заняв места в боевом порядке, мы на большой скорости направились в сторону нашего лагеря.
        Пока мы отсутствовали, в лагере уже навели порядок, площадку освободили от камней, а раненых унесли в раскинувшийся у портала госпиталь. О недавней бойне напоминали лишь не успевшие впитаться в каменистую землю пятна крови.
        Отдохнув пару часов и восстановив силы, пока другие подразделения сдерживали продвижение орков, мы вновь вылетели на охоту. Вернее первая смена из десяти летунов. Мы ведь были еще неполноценными магами, и чтобы восстановить магический резерв, нам требовалось больше времени.
        - В воздухе образуете подвижную цепь вдоль горной гряды и бьете по всем, кто пытается прорваться на нашу сторону. Я же вас буду прикрывать, - проинструктировал нас перед вылетом мэтр Кате.
        Началась рутина: почти до самого вечера мы посменно выцеливая, высунувшихся врагов, разили их снарядами. Командир же, как и обещал, прикрывал нас от шаманов. Благодаря его защите мы больше никого не потеряли в этот день.
        «Значит не шпион», - пришел я к выводу, когда мы вечером, собравшись у костра, поминали погибших товарищей.
        Исподволь наблюдая за командиром, я размышлял: «Кто же ты такой, мэтр Кате? Не верю я, что ты простой преподаватель. Обычный магистр не сможет, не напрягаясь, сдерживать шаманов на протяжении нескольких часов».
        Причудливые тени, порожденные бликами от костра, придавали лицу командира зловещий вид. Поймав в какой-то момент мой взгляд, он усмехнулся, показав зубы, а игра света с тенью нарисовала для меня образ огромных клыков.
        Интерлюдия

        На военном совете, состоявшимся вечером в шатре главнокомандующего присутствовали сам генерал Товис, генерал Гельс, командиры пехоты, стрелков и кавалерии, а также глава военного госпиталя.
        - Ваш отряд оправдал наши надежды, - сказал он, благосклонно кивнув командиру драконов, занимающему место в конце стола, напротив целителя, - Благодаря, в том числе, вашим умелым действиям оркам сегодня не удалось прорваться. Ваш рапорт будет приложен к моему и направлен военному министру. Думаю, награды не заставят себя ждать.
        - Благодарю, генерал, - добавив в голос благодарность, ответил мэтр Кате.
        - Думаю еще рано делать выводы, - встрял в диалог командир кавалерии, высокородный граф Мелсон, - Успех отряда был обусловлен неожиданностью для противника. Теперь же орки знают об их существовании и подготовятся к следующей встрече.
        Думаю, они более не позволят вам так бесчинствовать. Шаманы сильные противники.
        - В таком случае нужно развивать тактический успех, - ответил на недружественный выпад командир драконов, - Ночью, перед рассветом, устроим атаку на спящий лагерь орков. Мой отряд ударит по врагу сверху, а следом конница в слитном строю пройдет по остаткам лагеря. Мы же будем в это время поддерживать наших с высоты, нанося удары по шаманам.
        - Это самоубийство! Сами то вы будете в недосягаемости, а нас хотите подставить под раздачу!
        - Ну почему же сразу самоубийство? Обычная военная операция, - снисходительно посмотрев на собеседника, не согласился с ним Кате, - Или вы не желаете рисковать?
        - Не вам обвинять меня в трусости! - сквозь зубы, словно выплюнув, проговорил граф, - Я в отличие от вас уже двадцать лет воюю. Явился тут умник пару дней назад и сразу же принялся планировать военные операции. Ты сначала поучись военному делу, да повоюй с моё!
        - Господа! Выплескивайте свою злость на врага, благо он тут недалеко, - остановил разгоравшуюся ссору генерал Товис. Ненадолго задумавшись, он спросил у командира драконов, - В темноте не ошибетесь? Не откроете огонь по своим?
        - Наши очки позволяют видеть в темноте даже мелкие детали, - уверил его мэтр Кате.
        - Интересная у вас экипировка, да и ваши летающие артефакты, - заинтересовался командир кавалерии, - Идеи запатентованы?
        - Перед отправлением Маргус Лир оставил заявки в Гильдии магов, - сообщил Кате.
        Плотоядно улыбнувшись, граф продолжил:
        - Я слышал у вас в отряде молодой герцог Мелдок. Король знает, что наследник герцогства рискует стать не только единственным, но и последним представителем семьи Мелдок?
        - Не знаю, - ответил Кате, пожав плечами, - Я не знаком с королем.
        - Я напишу ему, - заверил его граф с надменной улыбкой на лице.
        - Господа, что вы думаете о предложенном мэтром плане? - устав слушать словесную перепалку двух командиров, спросил у присутствующих генерал.
        - План, конечно, рискованный, но вполне осуществимый, - первым высказал свое мнение генерал Гельс, - Только нужно в него внести небольшие коррективы.

        Глава 19

        Ночь постепенно отступала, темнота развеивалась, а мы уже второй раз за последний час летели в сторону долины. Первый был разведывательный рейд, в котором участвовали только я и командир. В плане военной операции под кодовым названием «Возмездие» нашему отряду отводилась решающая роль: мы должны были обезглавить вражеское войско и нанести как можно больший урон противнику до прихода нашей кавалерии. И чтобы не бить наобум, пришлось перед боевым вылетом определить какие из шатров являются теми самыми главными целями.
        Наш отряд начал атаку одновременно с появившимися на горизонте первыми солнечными лучами. Сбросив на шатры шаманов и вождя орков гратулы, мы, немного спустившись, принялись забрасывать их огненными шарами.
        От прицельного огня, шатры вспыхнули ярким пламенем, фигурки внизу заметались и до нас стали доноситься яростные выкрики приказов и завывания шаманов.
        Отстрелявшись по главным целям, мы, рассредоточившись по флангам, продолжили наносить удары по лагерю противника. Полыхающая центральная часть долины и набирающий рассвет хорошо освещали поле боя, помогая нам выбирать лучшие цели.
        - Уходим! - раздался приказ командира, и я увидел, как в долину ворвалась конница, сметая на своем пути раненых и не успевших спрятаться под защитой гор орков.
        Кавалеристы Галасии были серьезным противником даже для физически более сильных, чем люди, орков. Вооружены они были копьем, мечом, типа палаша и кинжалом, из доспехов имели кирасы, закрытый шлем и небольшой щит, круглой формы, который держали в той же руке, что и поводья.
        Пройдясь по вражескому лагерю конной лавой, кавалеристы, распределившись на группы, принялись маневрировать, атакую образовавшиеся очаги сопротивления орков. Мы же наблюдали за их слаженными действиями, зависнув на границе, разделяющей оба лагеря. За кавалеристами в долину вошли боевые маги, которым согласно плану предстояло оказывать поддержку наземным войскам, а также страховать их от оставшихся в живых шаманов. На то, что атака драконов уничтожит абсолютно всех шаманов орков никто, разумеется, не рассчитывал. Какой-то процент все равно должен был по закону вероятности спастись, и этими выжившими как раз должны были заняться боевые маги.
        Только я подумал о скорой победе и позволил себе помечтать выспаться, как небо над головой разразилось раскатами грома и заволокло тучами. Хлынувший на долину ливень по силе и интенсивности напомнил тропический.
        Бросив взгляд на командира с надеждой, что он прикажет искать укрытие, я обнаружил, что дождь перестал на меня лить, но посмотрев наверх, даже через очки не обнаружил никакого защитного навеса.
        «Интересно, что за заклинание?» - подумал я, но спросить не успел.
        - Обыкновенный защитный купол, - услышал я через связь, - Он из воздуха, поэтому бесцветен.
        - А над всей долиной его нельзя протянуть? - поинтересовался я, раз уж командир сам захотел поделиться информацией.
        - Незачем, - услышал я лаконичный ответ, - Пожары и нам мешают.
        - Видимость ухудшилась, - привел я довод.
        Вместо ответа, мы вновь услышали раскаты грома и почувствовали, как сотряслись горы. Фигурки на земле начали падать, лошади заржали и став неуправляемыми, понеслись к выходу из долины.
        «Землетрясение что ли?»
        Мою догадку подтвердили начавшиеся обсыпаться с гор камни. Тем временем, на земле кавалеристы пытались успокоить лошадей, а маги, стягивались к центру долину, туда, где торчали остовы от шатров. Как только они стали подходить к бывшим шатрам оркской знати, над землей воспарил один из шаманов, и по долине разнеслось завывание, подхваченное и усиленное эхом.
        Отделившаяся от него тень начала стремительно разрастаться, обхватывая метр за метром территорию долины. Маги, заметив угрозу, сперва остановились, а затем сдали назад, одновременно пытаясь с помощью заклинаний остановить продвижение тени. В это время военные горны протрубили отход и, одновременно с их раскатистыми звуками, перестал лить дождь.
        Тень, не смотря на усилия магов, продолжала разрастаться и приближаться к покидающим долину воинам, а на тех местах, по которые она уже захватила, оставались лежать вместо трупов и раненных иссохшие мумии орков, людей и лошадей.
        - Что это? - спросил один из наших.
        - Скорее всего, демон, - ответил мэтр Кате, совершенно безразличным тоном.
        «Все-таки он не из Галасии», - подумал я, применив ситуацию к себе. Ведь я, скорее всего, тоже вряд ли бы озаботился спасением французов или англичан.
        - Надо помочь им! - услышал я голос герцога, истинного патриота Галасии.
        - Внизу около сотни боевых магов. Вы считаете, что они не справятся с единственным, хоть и высшим демоном? - поинтересовался мэтр. Связь, исказив его голос, придала ему издевательский тон.
        - Высшего демона уничтожить невозможно! - внес свою лепту Старк, вспомнив лекцию по демонологии.
        - Надо же, а я и не знал, - издевательский тон, стал слышен отчетливее, - Ну тогда тем более, наша помощь ничего не даст.
        - Мы не можем просто смотреть, как их убивают! - не согласился с ролью пассивного наблюдателя герцог.
        - И что вы, предлагаете? Кого и чем будем бить? - спросил у нас мэтр Кате, с интересов посмотрев в сторону Дерса.
        - Шамана. Сначала нужно разорвать связь между ним и демоном, - уверенно ответил тот.
        - Какие заклинания применим? - продолжил опрос преподаватель.
        Студенты наперебой начали предлагать те, которые мы знали и могли применить на практике.
        «У нас тут, что, стихийный экзамен? - задался я вопросом. У меня вообще сложилось мнение, что мэтр развлекается.
        - Маргус, у нас тут военный совет, - дошла и до меня очередь, - Как убить вражеского шамана? - ухмыльнувшись, спросил командир.
        - Я не знаю, как убивать шаманов, - раздраженно ответил я, - Вы нам об этом не рассказывали.
        - А если подумать? - не впечатлялся моим обвинением командир.
        - Нож в сердце - лучшее из средств, - ответил я, чтобы отвязаться.
        - Отлично! - согласился командир, - Ваша задача - убить шамана! Сам же я займусь демоном. У вас десять минут! Выполнять! - прокричал командир и растворился в лучах рассветного солнца.
        Посмотрев по сторонам и убедившись, что командир действительно исчез, мы всем отрядом впали в прострацию.
        - Что делать будем? Как его убить-то? - вернули меня в реальность голоса студентов.
        Бросив взгляд на зависшего в воздухе посреди долины шамана, я сглотнул. Лететь туда совершенно не хотелось.
        - Надо взять его в клещи и забросать стрелами! - предложил герцог, - Маргус, а ты что скажешь? - последние слова Дерса напомнили мне, что теперь я являюсь командиром.
        - Делимся на два отряда: первый сковывает шамана боем, второй атакует сверху. Дере, ты командуешь первым отрядом, Старк со мной, остальные темные с герцогом, - посыпались из меня распоряжения, - Темные стреляют стрелами тьмы, светлые - огненными. Если удастся приблизиться - закидываем его файерболами. И не забываем про защиту и маневрирование! Не зависайте на месте, постоянно двигайтесь!
        «Авось кто-нибудь и выживет», - понадеялся я на славянского бога случайной удачи, и, обновив заклинание иллюзии, возглавил отряд.
        Когда мы, набрав необходимую высоту, устремились в боевом порядке вниз, группа герцога как раз выходила из атаки. Выполнив боевой разворот, они вновь пошли на сближение с шаманом.
        Раздался оглушающий хлопок воздуха, и воздушный удар буквально отшвырнул драконов Дерса. Потеряв равновесие, они сорвались в штопор.
        - Бей! - заорал я, и наша группа обрушила на шамана шквал стихийных стрел и огненных шаров.
        Из-за неожиданности, шаман все-таки пропустил несколько ударов и сорвался вниз, правда, в отличие от большинства драконов из первой атакующей группы, его приземление было мягким. Опасаясь контратаки, я спикировал вниз и буквально упал на него. Прижав шамана к земле, я воткнул в его сердце один из метательных ножей.
        Последний воздушный удар, уже умирающего противника отбросил меня от его тела, и я, совершив в воздухе пару кувырков, неудачно упал прямо на спину.
        «Черт!» - последнее, что успел подумать я прежде чем отключиться.
        Интерлюдия

        Устроившись на одном из горных склонов, архимаг погибшей империи наблюдал за происходящим между его подопечными и шаманом боем.
        «Можно было бы и на три группы разделиться. Про группу прикрытия забыли. Тогда бы и потерь столько не было, - комментировал он про себя действия галасцев, - Впрочем, самый ценный опыт - тот, который приобретается через потери». Когда иномирец спикировал на шамана, архимаг немного приблизил картинку.
        - Нож в сердце?! - удивился он и, осознав случившееся, рассмеялся, - Оригинально!
        Обычно шаманов убивали с помощью магии, а не клинкового оружия. Люди были уверены, что клинок от соприкосновения с телом шамана превращается в прах. Впрочем, они были недалеки от истины, ведь физическое тело шамана постоянно находилось под защитой духов. Здесь же, скорее всего, защита оказалась повреждена, что не только спасло иномирца, но и позволило ему победить.
        - Рискнул и выиграл. Удачливый тип, - проговорил архимаг. Впрочем, дальнейшие происходящие на поле боя события заставили его поморщиться, - А может и не удачливый».
        Мысленно пожалев, что эксперимент подошел к концу, архимаг перевел взгляд на ожидающего его демона. Тот как раз начал менять свой облик: тень принялась разбухать и приобретать объем, превращаясь в огромный сгусток хаоса.
        ««Кажется, пора», - сказал себе архимаг и, оскалившись, устремился к своей добыче.
        Именно так рассматривал Кате подвернувшегося ему высшего демона. Он знал, что, впитав его энергию, он одновременно заберет и его силу и сможет, как и демон, пересекать границы миров. Когда архимаг обнаружил в своем мире иномирянина и узнал о существовании, помимо миров хаоса, миров, пригодных для жизни разумных, он загорелся идеей исследовать их. Судьба же, явив на его пути высшего демона, предоставила ему возможность осуществить задуманное.

* * *

        Пробуждение было болезненным, попытавшись принять вертикальное положение, я, вскрикнув от боли, вновь упал на доски. «Доски? - удивился я, ощупав руками лежанку.
        - Вам нельзя шевелиться, - услышал я мягкий женский голос, - У вас поврежден позвоночник. Но вы не переживайте, через несколько дней, все придет в норму, - поспешно обнадежила меня целительница, видимо, увидев страх в моих глазах.
        Сделав несколько глотков, предложенного мне эликсира, я попытался осмотреться из горизонтального положения. Судя по разносившимся отовсюду стонам, все пространство возле меня занимали раненные. Лежали мы, как я смог разглядеть, на площадке перед пространственным порталом.
        «Интересно, мы победили?» - задался я вопросом, вспомнив недавние события, и окрикнул, уже успевшую отойти, целительницу.
        - А где остальные драконы? - спросил я, когда меня все-таки услышали.
        - Трое, как и вы, дожидаются эвакуации, десять человек, те, кто получил легкие ранения, уже перешли через портал. Остальные же погибли, - сообщила она мне после небольшой паузы.
        - Кто погиб? - прохрипел я, но услышав в ответ, что она не знает имен, я уточнил, - Дроу жив?
        - Дроу перешел через портал, - кивнула она.
        - Герцог Мелдок?
        - Не знаю, но я это выясню, - пообещала целительница и, напоив меня водой, поскольку у меня от волнения пересохло горло, ушла к другим раненым.
        Откинувшись на жесткий валик, я принялся прокручивать в голове детали боя. Меня мучил вопрос, всё ли я сделал правильно и возможно ли было избежать таких потерь. Или, наоборот, убив шамана мы совершили невозможное? Вспомнив недобрыми словами мэтра Катса, не только оставившего нас без командования, но и свалив на меня принятие решений по проведению боя, я крепко стиснул зубы.
        Возвращение в столицу надолго не затянулось, моя очередь переходить через портал наступила вечером того же дня. Разместили нас в городской больнице, где я оказался в одной палате еще с тремя ранеными, к сожалению, среди не было никого из моего отряда. Утром же меня навестили друзья.
        - Маргус! Уже встаешь! - услышал я знакомые голоса, когда пытался попасть ногами в стоящие у кровати тапки.
        - Я же говорил, что он выкарабкается! - добавил Старк, помогая мне справиться с обувкой.
        Сегодня, действительно, спина почти не болела, и я даже решил немного размяться.
        - Мы теперь герои! - заявил Дере, сияя от счастья.
        - Круто, - пробормотал я, пытаясь разогнуться. Из-за обычного поворота корпусом спину заклинило, а по телу пробежала волна боли.
        - Награждение состоится через несколько дней в королевском дворце! - тем временем продолжал радовать меня Дере.
        - Вы что творите, больной! - воскликнула появившаяся в дверях целительница, - Быстро в кровать! Кто вам разрешил вставать?! Вернув меня умелыми действиями в горизонтальное положение, она, обведя посетителей строгим взглядом, обвиняющим тоном проговорила:
        - А вы куда смотрели?! У него же позвоночник поврежден! Требуется пять дней покоя!
        Заверив целителя, что больше не дадут мне вставать, Старк с Дерсом проводили ее заинтересованными взглядами.
        - А ничего так, симпатичная, - заметил Старк, когда за ней закрылась дверь.
        - Красотка! - поддержал дроу герцог, но вспомнив о нашем героическом прошлом, вернулся к предстоящему награждению, - Мы увидим короля! Получить награду из рук монарха - это честь!
        - Действительно, подфартило, - не стал я с ним спорить, пытаясь расслабиться и унять возобновившиеся боли в спине, - Вы лучше расскажите, как там наши?
        - Нас только тринадцать в живых осталось, - тяжело вздохнув, ответил Старк, - мэтр Кате тоже погиб. Ректор сказал, что его наградят посмертно.
        - Погиб?! - удивился я, поскольку уже считал его нежитью.
        - Да, героически погиб! - дрогнувшим от волнения голосом, подтвердил Дере, - Погиб в бою с высшим демоном.
        - А демон? - спросил я, забыв о спине.
        - Уничтожен. Командир все-таки сумел его победить!
        Далее, перебивая друг друга, Старк с Дерсом принялись рассказывать мне то, что я пропустил. Бой мэтра Катса с высшим демоном, оказывается, так никто толком и не видел: в какой-то момент поглотившая почти всю долину тьма развеялась и кроме превращенных в мумии трупов, ничего на поверхности земли не осталось.
        Войну же мы выиграли. Сейчас отряды кавалерии преследовали оставшихся в живых и сумевших выбраться из долины орков.
        Кроме того, силами пленных началось восстановление приграничных крепостей и разрушенного врагами города.
        - Как-то всё быстро, - задумчиво проговорил я, - Скоротечная война какая-то получилась.
        - Это благодаря нашему отряду! - заявил герцог, - Орки не были готовы, что их будут атаковать с воздуха. Мы переломили ход войны, а наш командир уничтожил высшего демона. Мы герои! - пафосно закончил он.
        - Всегда мечтал стать героем, - проговорил я, обдумывая новости.

        Глава 20

        Глава гильдии магов задумчиво обвел взглядом раскрасневшиеся от спора лица присутствующих. Начавшееся обыденно совещание превратилось в балаган, и всему виной изобретение эльфа Маргуса Лира. Граф Мелсон без обиняков предложил отнести его к военной тайне и отказать в выдаче патента изобретателю. Генерал Гельс его поддержал, а вот ректор Академии магии уперся и уже несколько минут, брызгая слюной, доказывал всем, что никакой тайной летающие доски уже не являются. По крайней мере, тринадцать разумных могут повторить используемые на артефактах руны.
        - Таким решением вы настроите против себя талантливого студента, и следующее изобретение он нам уже не покажет! - пытался он достучаться до их разума.
        - Надо бы подписки о неразглашении со всех взять, - задумчиво, проговорил мэтр Гельс, - Обосновать это государственной необходимостью.
        - Двое из тринадцати не являются подданными Галасии. Вряд ли эта подписка будет для них что-то значить, - скептически встретил предложение граф.
        - Поставить ментального стража, - задумчиво проговорил глава гильдии, - В секрете ведь нужно держать не только руны, но и тактику ведения боя драконов.
        - Вы считаете всех идиотами? Подобрать руны и отработать тактику не так уж и сложно. Здесь ценность представляла сама идея. Никому до этого не приходило в голову создать отряд летучих магов. Сейчас же подобные отряды появятся во всех армиях.
        - Наш коллега прав, - неожиданно поддержал ректора генерал, - Все захотят господствовать в воздухе. Нам остается только удерживать первенство в этой гонке. А для этого нужно наладить обучение боевых магов-драконов еще в академии. Создать методику обучения, которую как раз и надо будет держать в секрете.
        - Жаль, командир драконов погиб, - вспомнил об утере ректор.
        - Ничего, справитесь, - заверил его генерал, - Но обучать на драконов нужно только подданных Галасии и закрепите это правило в Уставе академии. Те одиннадцать человек как раз и станут костяком новой группы на кафедре боевой магии.
        - А с эльфами что делать? - спросил ректор.
        - Пусть продолжают обучение, как и раньше, - пожав плечами, ответил генерал.
        - Патент все же, я считаю, выдавать Маргусу Лиру не стоит, - напомнил о себе граф, - Мы не можем отдать выпуск летающих досок и экипировки для драконов в руки эльфа.
        - Наши маги, думаю, сами с этим в состоянии справиться, - обдумав слова графа, согласился глава гильдии, - Пусть солнечными лампами занимается.
        - Вы правы, мэтр. Я мог бы взять на себя обязательства по снабжению армии Галасии всем необходимым для отряда драконов, - сделал предложение граф Мелсон и, предупреждая недовольство присутствующих, добавил, - На паях, разумеется.
        - Ну что же, интересное предложение. Нужно обдумать его как следует и определиться с размерами паев, - подвел итог совещанию глава гильдии.

* * *

        - Чего вы так долго?! - нетерпеливый голос герцога заставил нас со Старком скривиться, что отразилось в зеркале, перед которым мы приводили себя в порядок перед выходом. Зайдя к нам в комнату, Дере демонстративно вздохнул.
        - Эльфы, есть эльфы. «Только о внешности и можете думать», - произнес он.
        - О девушках мы тоже думаем, - дополнил дроу.
        Старк, кстати, вытянулся за эти полгода, почти догнав меня в росте, и судя по всему останавливаться не собирался. Впрочем, он был на всех на год младше, так что ему было еще куда расти.
        Еще раз проверив, что форма сидит на мне как надо, я вслед за дроу, закрутив хвост, натянул на голову летный шлем.
        - Вроде, хорошо, - высказал я свое мнение, - Жаль, конечно, что не парадная, но тоже сойдет.
        Парадную форму драконам пошить не успели, из-за чего пришлось в цейтноте с помощью бытовых заклинаний приводить в порядок старую, ту в которой мы совсем недавно били орков, и которая после последнего боя представляла собой жалкое зрелище.
        - Знаков отличий нет, - вздохнул герцог.
        Действительно, как и у всех добровольцев, знаки отличия у нас отсутствовали, то есть де-юре к победоносной армии Галасии мы не относились, что и удручало герцога.
        - Все равно все девки будут наши, - заявил я, не разделяя его печаль.
        - Девки - это, конечно, хорошо, - глубокомысленно заявил Дере, - Но наградная шпага лучше!
        - Да, шпага - это круто! - согласился с ним Старк, зажмурившись. Видимо, представил себя с сей железкой на боку.
        - Будет вам шпага, не зря же нас на награждение позвали, - пообещал я.
        - Надеюсь, - откликнулись оба.
        - Кто здесь герои?! - крикнул я, чтоб взбодрить несчастных безоружных.
        - Мы здесь герои! - поддержали меня друзья и мы, заржав в голос, наконец-то, покинули стены общежития.
        Адъютант генерала Гельса, молодой боевой маг, с остальными драконами, ожидал нас у главного корпуса. Он-то как раз был облачен в парадный мундир с золотыми эполетами и шпагой.
        - Ваше место сразу после боевых магов, - сообщил он нам после приветствия.
        - Нам двигаться на досках? - уточнил я.
        - Да, на досках. На уровне всадника, чтобы не выбиваться из общего ряда, - кивнув, ответил он, добавив, - Раз мэтр Кате погиб, то возглавлять колону будешь ты, Маргус.
        Окинув нас взглядом ревизора и предупредив, что возле западных ворот, откуда будет торжественный въезд в город, мы должны быть через десять минут, он, вскочив с седло, покинул территорию академии.
        Кроме нас, некроманта и не попадающейся нам на глаза службы безопасности здесь никого не было. Студенты и большая часть преподавателей академии с самого утра уже находились в городе, заняли места как можно ближе к королевской площади, откуда можно было наблюдать за маршем победы.
        Некроманту же, судя по всему, на параде был интересен только его сородич.
        - Твоя семья будет гордиться тобой, - сообщил он ему, после ухода адъютанта, - Я уже сообщил главе рода Росо о награждении и
        поздравил ее с таким сыном.
        Старк зарделся, но промолчал. По его лицу было видно, что он не очень-то верит услышанному. Я давно уже заметил, что отношения в семье дроу довольно странные, словно и не семья они вовсе. Даже мой дядя написал нелюбимому племяннику письмо, с просьбой вернуться домой, а вот Старка никто из его семьи даже не пытался отговорить от участия в чужой войне. Чтобы прервать затянувшуюся паузу, я задал мэтру Гото мучивший меня уже несколько дней вопрос.
        - Мэтр Кате мог выжить?
        - Нет, - не задумываясь ответил он, - Никто не может выжить после нападения высшего демона.
        - Раньше считалось, что высшего демона вообще победить невозможно, - заметил я, добавив в голос скепсиса.
        - Так демона и не убили, - ответил на это некромант, - Демон, получив то, что ему было нужно и, прихватив с собой в придачу сильного мага, удалился в свой мир. Вот, собственно, и всё.
        «У Мэтра Фекта такое же мнение», - озадаченно подумал я.
        - А высшая нежить может убить высшего демона? - задал я еще один вопрос, так же чтобы сравнить ответы двух магов.
        - Может, - ответил мэтр Гото и, подозрительно прищурившись, спросил, - К чему такие вопросы?
        - Повышаю уровень образования, - пожав плечами, ответил я.
        Делиться своими подозрениями особо не хотелось. Меня итак друзья постоянно подкалывали за то, что когда-то считал мэтра
        Катса шпионом. Если же я еще заикнусь о командире-нежити, то, боюсь, меня самого заподозрят в чем-нибудь неблаголепном. Армию победителей встречали тысячи ликующих горожан. Они заполнили пространство вдоль главной улицы, ведущей от западных ворот к дворцовому комплексу. Стояли они не только вдоль дороги, но и оккупировали балконы и даже крыши близлежащих домов.
        Наш отряд из-за своей экзотичности, ну и, наверно, из-за того, что именно мы уничтожили шамана и высшего демона, удостоился самого большого внимания. Нас забрасывали цветами, кричали благодарственные слова. Девушки дарили улыбки, а самые смелые подбегали за поцелуями. Спустив очередную симпатичную горожанку с доски, я послал ее более скромным подругам воздушный поцелуй и рассмеялся, услышав восторженный девичий визг. Быть героем мне начинало нравиться, да и мои товарищи тоже довольно скалились, наслаждаясь происходящим.
        Оказавшись на королевской площади, мы, стоя между колоннами боевых магов и пехотинцев, выслушали торжественную речь короля, в которой он с прискорбием в голосе, помянул погибших, гневно пообещал покарать виновных в их смерти, а также торжественно поблагодарил своих воинов, которые оправдали его надежды.
        Благословив горожан на дальнейшее празднование победы и обрадовав их новостью о бесплатной выпивке, он величественно удалился с балкона дворца. Сразу же за монархом во дворец потянулись и приглашенные на награждение.
        Поднявшись вслед за все тем-же адъютантом по парадной лестнице, украшенной статуями, зеркалами и затейливой лепниной,
        мы прошли через анфиладу роскошных комнат и оказались в просторном зале с золоченными колонами по периметру и высокими мозаичными окнами. В самом конце зала возвышался, пока еще пустой, трон.
        Наш приход вызвал у присутствующих здесь живейший интерес. На мгновение все разговоры стихли и на нас устремились любопытные взгляды. Я тоже не без интереса осмотрелся. В основном в тронном зале находились так называемые придворные, те, кто прислуживал королевской семье, интриговал и выпрашивал преференции. Их лица были надменны, а манеры изысканы, наряды поражали своей вычурностью, а разговоры пустотой. Некоторых из них я встречал в Державин, как, например, ту красивую даму в аляпистом платье с притягивающим взгляды декольте, правда, ее имя выпало из моей памяти.
        Вторая самая немногочисленная группа посетителей относилась к чиновникам, те явились на королевский прием в парадных мундирах с регалиями и гражданскими наградами. Они украдкой бросали завистливые взгляды на военных - истинных героях сегодняшнего дня.
        - Герцог Мелдок! Рад видеть вас живым и невредимым! - остановился напротив нас высокий мужчина в сине-красном с золотыми эполетами мундире. Он, как и все присутствующие военные, держал головной убор в руках. Пышный султан на кивере, указывал на то, что он кавалерист.
        - Граф Мелсон. И я рад вас видеть, - после небольшой паузы, видимо, вспоминая собеседника, ответил на приветствие Дере, изобразив кивок.
        - Вы не представите мне своих друзей?
        - Маргус Лир! - воскликнул граф, после того, как герцог выполнил его просьбу, - Давно хотел с вами познакомиться! Мы все восхищены вашим талантом! - после этих слов, сопровождающие графа военные принялись поддакивать.
        Вернув им любезность, я тут же скривился от упоминания о нерадостном событии в моей жизни.
        - Я слышал у вас небольшие проблемы с оформлением патента, - изобразив голосом сочувствие, проговорил граф. Не дождавшись от меня реакции, он продолжил, - А что поделать? Государственные интересы превыше всего!
        Вчерашним вечером, когда я находился в лавке арте фактора, туда заявился представитель гильдии магов и уведомил меня, что патента мне не видать. Видите ли, на мое изобретение наложили гриф «Секретно». Обрадовав новостью, он поспешил заверить, что, как только в казне появятся деньги, мне тут же выплатят компенсацию.
        «Грабят!» - возмущено заголосил внутренний голос, вот только изменить ситуацию я не мог. Даже эльф против государства не потянет.
        Отвлек меня от невеселых размышлений, зычный голос герольда, оповестивший о приближении короля. Присутствующие, прервав разговоры, тут же развернувшись лицом к выходу. Когда в Тронный зал в сопровождении свиты вошел Яков VII, все склонились в поклоне, приветствуя монарха. Пройдя сквозь образовавшийся коридор из подданных, король занял трон, и герольд возвестил о начале награждения.
        Мне, как и всем из отряда драконов, досталась наградная шпага, с позолоченным эфесом и красным камнем на крестовине, а также серебристого цвета орден в форме двух накрест лежащих мечей мага. Король, собственноручно одевая мне ее на шею, проговорил официальные слова благодарности и выразил надежду, что меня ждет впереди еще множество наград.
        Злой из-за украденного изобретения, я мысленно пожелал ему засунуть свои награды куда поглубже. Когда же процедура награждения подошла к концу, и адъютант генерала Гельса проводил нас до выхода из дворца, перед нами стал вопрос куда идти дальше.
        - Все парни, теперь выпивка и девки, - сказал я, вдохнув вечерний воздух, и повел всех в «Цержавию».
        Пробраться мимо празднующей победу толпы оказалось не так-то просто. Гулял весь город: на улицах играли музыканты, жители весело отплясывали, все радовались и пили дармовое вино. Нас то и дело останавливали, подносили чарки с вином и кричали:
        - Драконы!
        Ловко огибая, пытающихся на мне повиснуть нетрезвых горожанок и не сводя взгляда от уже видневшегося здания, где располагался салон очаровательной вдовы, я все-таки привел свой маленький отряд к цели.
        Когда дворецких закрыл за нами тяжелые двери, все выдохнули с облегчением: дешевое вино и пахнущие им простые горожанки явно были не для геройских драконов. Заметив, спешащую нам на встречу Зорию, я расплылся в довольной улыбке.
        - Ты как всегда прекрасна! - поприветствовал я ее.
        - Маргус! - воскликнула она в ответ, взмахнув в изящном жесте руками в высоких кремовых перчатках.
        Взяв меня под локоть и заставив наклониться, Зория заявила, что всегда считала меня самый храбрый из всех разумных.
        - Маргус, я так переживала! Ночами не спала! - надрывным голосом, поведала она мне о своей печальной участи, пока мы шли к залу, - И скучала, - добавила она, томно на меня взглянув.
        - Я тоже соскучился, - порадовал я ее, изобразив взглядом нетерпение.
        - А это и есть знаменитый отряд драконов? - спросила она, обернувшись и оценивающе осмотрев следующих за нами парней.
        - Тринадцать драконов к вашим услугам, сола! - уверил я ее.
        Плотоядно улыбнувшись, она, поцеловав меня в щеку, прошептала на ухо:
        - Спасибо, что привел их ко мне, - и, рассмеявшись, добавила, - Баронесса Валынт лопнет от зависти, когда узнает. В ее салоне сегодня только несколько боевых магов и кавалеристы во главе с их командиром, графом Мелсоном.
        Когда мы оказались в зале, гости, оставив разговоры, окружили нашу компанию. Мужчины желали узнать подробности боя, а дамы поближе познакомиться с героями. Незакаленные светской жизнью драконы, сперва смущались, но выпив несколько бокалов дорогого вина, воодушевленно принялись рассказывать о своих подвигах. Я же убедившись, что парни освоились, утащил Зорию наверх.
        Интерлюдия

        В пыточной несмотря на огонь в жаровне было довольно холодно и сыро. На вбитых в стену цепях висел мужчина. Набухшие веки, синяки под глазами, засохшая кровь под носом и вокруг губ. Тело без одежды, все в кровоподтеках и ожогах. II тусклый взгляд, который время от времени задерживался на, сидящем в кресле у стены, нанимателе.
        Он уже сотый раз пожалел, что связался с этим полоумным магом. Заказ был хоть и сложным, но не предвещал для исполнителя неприятностей. Нужно было отыскать сбежавшего более сотни лет назад из Патании мага или его наследников и забрать у них артефакт, именуемый савхором.
        Дело он поручил единственному в его отряде магу и своему племяннику, понадеявшись, что родная кровь не предаст. Но прошло уже полгода, а от его людей ни слуху, ни духу Единственное, что он знал так это то, что его люди полгода назад остановились в столице Галасии, откуда и выслали ему весточку. В этом он и пытался уверить своего мучителя. Но тот, словно одержимый, не желал слушать доводов разума и, заставляя палача продолжать, требовал отдать ему древний артефакт.
        - Значит, Галасия? - услышал он раздраженный голос нанимателя.
        - Да, мэтр, - быстро ответил подвешенный, бросив опасливый взгляд на застывшего палача, - Мои люди исчезли в столице
        Галасии.
        Маг кивнул и, рукой подав сигнал палачу, вышел из пыточной. Докатившийся до него крик отчаяния заставил его губы скривиться в довольной ухмылке.
        - К порталу, - приказал он кучеру, приблизившись к ожидающей его карете с гербом в виде головы хищной птицы на дверце.

        Глава 21

        Погрузившись с головой в учебу, я только и мог. что выкроить час перед сном для того, чтобы навестить мэтра Фекта, справиться об его здоровье и переговорить с ожидающим меня в лавке артефактора управляющим. Ни на что другое времени просто не оставалось. После вынужденного перерыва, преподаватели старались до начала практики успеть впихнуть в нас все положенные для первокурсника знания. С утра до вечера мы зубрили формулы заклинаний и отрабатывали их применение на практических занятиях.
        Если с боевой стихийной магией у меня, как и остальных добровольцев из отряда драконов, а из первокурсников в живых остались только трое, было всё хорошо, то остальные дисциплины приходилось подтягивать до должного уровня.
        Хуже всех мне давалась бытовая магия, к изучению которой мы приступили со второго семестра. Если с очисткой от грязи и пыли поверхностей у меня проблем не возникало, видимо, сказывалась продолжительная практика в лавке артефактора, то изучаемые сейчас заклинания по восстановлению внешнего вида испорченных вещей, такие как починка и сушка мне совершенно не давались. Несмотря на все мои старания испорченные вещи, после моей магии становились не подлежащими восстановлению. Преподаватель, очаровательная сола Берш, со светлыми локонами и огромными голубыми глазами, предающими ей кукольный вид, объясняла мои неудачи увеличивающимся даром, с которым я пока не мог совладать и определиться с дозировкой силы, отчего постоянно перебарщивал.
        Такие же проблемы были и у дроу, из-за чего я отнес свои неудачи в бытовой магии на особенности темного дара. Мэтр Фект подтвердил мои догадки и уверил, что со временем всё наладится, если, конечно, я буду постоянно тренироваться.
        Покинувшие в неспокойное время академию студенты вернулись, и вместе с ними и моя отрада - Мира, а также мое наказание - Стасия.
        Первая искренне восхищалась нашими наградами и гордилась своим героическим парнем. Вторая же - рассмотрев с нескрываемым скепсисом шпагу и орден, пренебрежительно заметила, что настоящие эльфы не тратят время на спасение каких-то там людишек.
        - Мама просила, чтобы ты с ней связался, она переживает о твоем здоровье, - с удобством устроившись на кровати брата, скучающим голосом добавила она, - Ты, кстати, как, не ранен? - вспомнив, поинтересовалась она.
        - Я в порядке, - отстраненно ответил Старк, бросив взгляд на окно. Видимо, решая прямо сейчас ему бежать в главный корпус, где находился артефакт связи, ми все же дождаться утра.
        - Вижу и тебя орки не тронули, - перевела она свое внимание на меня, - Побрезговали, наверно.
        - Ага, заблевали всю округу и сдохли от обезвоживания, - не стал я спорить.
        Сидя на своей кровати по-турецки, я пытался с помощью заклинания починить дырявый носок, а эта незваная гостья меня постоянно отвлекала.
        Брезгливо поморщившись, она продолжила допрос.
        - Говорят, ты убил шамана обычным ножом?
        - Врут. Он сам упал на нож, два раза, - машинально открестился я от обвинения, увлеченный действием заклинания. Место, где зияла дыра, засветилось, свет становился ярче, а затем резко потух, - Черт, да сколько можно! - осмотрев оставшуюся в моих руках половину носка, я тихо выматерился.
        - Это тебе не на доске летать, - не упустила возможность позлорадствовать Стасия, - Кстати, Старк, мама просила написать ей руны, что вы использовали для полета.
        Переведя вновь внимание на меня, она продолжила экзекуцию.
        - Ты дело с украденным патентом так и оставишь?
        - А что я, по-твоему, должен сделать?
        - Наказать виновных, - хищно оскалилась дроу, - Или слабо?
        - Разумеется, я же не так крут, как ты, - пробурчал я, доставая из-под кровати следующий носок.
        «Надо сосредоточиться, а то совсем без носков останусь», - размышлял я, разглядывая дыру на пальце. Мысленно представив формулу, я направил слабый поток энергии на поврежденный участок ткани.
        - Надо выяснить кому отдали заказ на изготовление артефактов, - не ослабляла напор Стасия, - У тебя есть мысли, как это сделать?
        - Спрошу у генерала Гельса, - ответил я, внимательно наблюдая за возникшим свечением.
        - Я серьезно! - фыркнула девушка, и резко сменив тему, спросила, - Ты можешь меня провести в салон «Цержавия»?
        - Это не режимный объект, тебя туда и без меня пустят, - удивившись просьбе Стасии, ответил я, - Дроу - это же так экзотично. Хозяйка салона будет рада такой гостье.
        Из-за накатившего на меня смеха, я вновь не совладал заклинанием и испортил носок.
        Увернувшись от запущенной в меня подушки, я полез под кровать в поисках следующего объекта для отработки заклинания починки.
        - Старк, у тебя остались дырявые носки? - спросил я, не обнаружив искомого.
        - Самому надо.
        Заметив мое внимание к тому, что лежит под его кроватью, дроу, свесившись вниз, успел-таки перехватить мою добычу.
        - Да что за жизнь такая, даже носок и тот увели, - удрученно проговорил я, усаживаясь обратно.
        - Нельзя такого спускать! - сразу же отозвалась Стасия, и уточнила, увидев наше недоумение, - Я про патент. На твоем месте я бы им отомстила.
        - Месть есть наслаждение души мелкой и низкой, - припомнилось мне высказывание одного из мудрецов моего мира.
        - Месть - это естественное право высокородного! - парировала дроу.
        Этот разговор мне уже начинал надоедать. Что-за характер у этой дроу? Меня итак вся эта ситуация с патентом мягко говоря не радует, так еще и она масла в огонь подливает. Местный юрист, к которому я обратился за консультацией, сообщив, что помочь мне не может: «воры» сделали всё по закону Галасии. Не подкопаешься.
        Был еще вариант предать дело огласке и поднять шумиху, но спокойно обдумав ситуацию, я решил действовать по-другому. В первую очередь нужно было выяснить тех, кто за этим стоит. Если даже не получится отомстить, то хотя бы буду знать своих врагов. То что, здесь не обошлось без магов из Гильдии, я даже не сомневался, но хотелось бы знать имена. Подозревал я и боевых магов, как самых заинтересованных в моем изобретении. Вряд ли генерал Гельс, командующий боевыми магами, после продемонстрированного нами на войне преимущества нового вида войск, не озадачится созданием отряда драконов.
        Видимо, пришло время применить свои навыки из прошлой жизни, где я был специалистом по добыче информации. Решившись, я попрощался с дроу и поднялся на крышу. Благо у местных не хватило наглости конфисковать у меня доску. Без нее было бы совсем тяжко, ведь этот артефакт позволял существенно сократить время в пути.
        Сейчас же мне нужно было навестить мэтра Фекта и одолжить у него савхор, лезть к магам без артефакта было бы самоубийством.
        - И чего ты там опять задумал? - выслушав просьбу поинтересовался старик, буравя меня взглядом из-под седых бровей.
        - Нужно выяснить, кто лишил меня патента, - не стал я от него скрывать цель операции.
        - Без главы Гильдии не обошлось, - усмехнувшись, заметил он очевидное и резко посерьезнев, добавил, - Он архимаг и по совместительству кузен короля. Не дорос ты еще до такого врага.
        - Я и не собираюсь с ним связываться. Мне всего лишь нужно выяснить всех выгодоприобретателей, - заверил я учителя. Вздохнув, старик поднялся с лавки и шаркающей походкой отправился к одному из тайников. Их расположение он показал мне еще перед тем, как я ушел на войну.
        - Я могу и не дожить до победы, - так мэтр тогда прокомментировал свое решение.
        Вернулся он через несколько минут и замученный отдышкой, плюхнулся на лавку.
        - Держи, - протянул он мне перстень, который, поймав свет от лампы, подмигнул мне фиолетовым огоньком.
        Надев его на средний палец руки, и полюбовавшись игрой света, я, поблагодарив старика, прихватил доску и направился к зданию Гильдии.
        Ночной город встретил меня тишиной, пустыми улицами и разносимыми весенним ветром ароматами цветущих деревьев. Лавируя между крышами домов, я, так никого и не встретив на своем пути, добрался до цели. В темноте, устремленные в небо, искривленные башни дворца Гильдии производили жуткое впечатление, воображение мне тут же нарисовало растопыренные пальцы гиганта.
        «Надеюсь, информация о том, что здесь нет каменных стражей, не устарела», - выразил я мысленно надежду, подлетев к окну верхнего этажа. Впрочем, с древним артефактом, никакие каменные стражи мне были не страшны. Савхор усиливал абсолютно все заклинания, в том числе и защитные. С ним я даже для архимага являлся невидимкой.
        Проникнув внутрь здания, я втащил за собой доску и отправился искать кабинет главы гильдии магов. Во время моего последнего визита, когда я принес сюда заявку на патент, удалось случайно узнать, что глава гильдии обитает на последнем этаже. Пройдясь по широкому коридору, я остановился напротив самой шикарной, двухстворчатой двери. Вскрыв замок, я оказался в просторном зале с тремя дверями по периметру. Одна из дверей как раз вела туда, куца мне было нужно.
        Кабинет главы гильдии просто кричал, что его хозяин знает толк в роскоши. Первым, что бросалось в глаза - это огромный камин на пол стены и не меньшего размера крытый бархатом стол в центре комнаты. Стены кабинеты украшали чередующиеся между собой зеркальные и декоративные панели. На последних были изображены различные сцены битв, а также регалии семьи Бервенов. В кабинете так же хранилась впечатляющая коллекция драгоценных камней, возле которой я на какое-то время и задержался, но быстро взяв себя в руки, принялся искать тайник.
        Входом в тайник оказались напольные часы, втиснутые между панелями. Провозившись пару минут, я вскрыл защитное заклинание и обнаружил проход в другое помещение. Проверив на наличие неожиданностей для грабителей, типа капканов и вылетающих из специальных ниш отравленных стрел, я шагнул вперед и оказался в хранилище. Это было небольшое помещение, две стены которого занимали открытые полки, а вот третья представляла собой огромный шкаф, имеющий дополнительную защиту.
        Взломав с помощью заклинания из учебника криминалистики последнюю преграду, я обнаружил разного размера ячейки, заполненные документами в виде свитков и сшитых между собой листов.
        Это только на первый взгляд кажется, что отыскать нужный в этом море документов непосильная задача. На самом деле все не так уж и сложно. Люди имеют склонность все систематизировать и складывать в зависимости от типа в отдельные папки, ящики и т.п., чтобы самим не запутаться.
        «Приступим», - сказал я себе и, потерев ладони, развернул один из документов из первой ячейки.
        «Соглашение о совместном выпуске артефактов для нужд армии Галасии», - прочитал я, спустя час поисков. Во второй строке значилось «Отряд боевых магов «Драконы».
        Изучив документ, я выяснил тех, кто лишил меня патента и немалых прибылей. В этой дружной компании оказались Глава Гильдии Магов, генерал Гельс, граф Мелсон и даже ректор Академии Магии, которому принадлежала похожая на подачку доля в четыре процента. Само же производство артефактов согласно соглашению должно быть открыто на землях графа Мелсона.
        - Вот значит, как, - пробормотал я и, скопировав с помощью бытового заклинания текст на специально захваченную из дома бумагу, положил документ на место.
        Можно было, конечно, забрать оригинал и привлечь к этому делу общественность. Шумиха вышла бы знатная: героя лишили награды! Вряд ли такое понравится жителям Галасии. Возможно, даже бы получилось оттяпать какой-то процент от прибыли с артефактов. Но есть одно но: мэтр Фект прав, не дорос я еще до таких врагов.
        С сожалением пройдясь еще раз взглядом по залежам информации, я захлопнул дверцы и, поставив на место защиту, тихо удалился.
        «Ничего, придет и мое время», - подбадривал я себя, возвращаясь.
        Подлетев к лавке артефактора и начав спускаться, я заметил на крыльце мимолетное движение. Притормозив, и зависнув немного наискосок от входа, я всмотрелся в темноту, но никого не обнаружил.
        «Возможно, показалось, - уверил я себя и приземлился.
        Осторожно, чтобы не шуметь, я открыл дверь и резко нырнул внутрь. Не обнаружив ничего подозрительного, я посмеялся над своими страхами и, поставив доску к стене, пошел наверх сдавать реликвию.
        - Ты спишь? - спросил я через дверь, постучавшись.
        Заметив, проникший через щель свет, я вошел в комнату старика. Мэтр Фект сидел в стоящем посреди комнаты кресле и невидяще смотрел прямо перед собой. За креслом, положив старику на плечи руки, стоял незнакомый мне человек.
        - Не успеешь! - выкрикнул он, - Я убью его раньше! Ты ведь не хочешь лишиться учителя?
        Заметив свечение вокруг шеи старика, я ему сразу поверил и сдал назад.
        - Тебе чего надо-то? - спросил я, надеясь услышать сумму выкупа.
        - Артефакт, что у тебя на пальце, - услышал я то, чего боялся.
        Савхор отдавать не хотелось. Совсем. Но увидев задыхающегося учителя, которому маг заклинанием начал сдавливать горло, я рывком снял кольцо.
        - Мне нужны гарантии, - сказал я, стиснув челюсти.
        - Вы мне не нужны, мне нужен только артефакт, - усмехнулся незнакомец, - Положи его на колени старику.
        Поставив щиты, я начал приближаться. Наблюдая за моими движениями, маг то и дело останавливал взгляд на перстне и в его глазах вспыхивал нездоровый блеск.
        Как только я положил артефакт на обтягивающий колени халат учителя, меня отшвырнуло назад. Из-за щита, атакующее заклинание потеряло силу, поэтому уже через секунду мне удалось восстановить равновесие.
        Рассмеявшись, маг надел перстень на палец и немного полюбовавшись им, довольно оскалился.
        - Ты получил то, что хотел, уходи, - напомнил я ему о соглашении, правда не надеясь, что он его выполнит.
        Разумеется, я мог уничтожить мага, правда, в этом случае мэтр Фект бы погиб. Мог ли я пожертвовать стариком и оставить артефакт себе? Да, конечно, полгода назад я бы так и сделал. Но с тех пор многое изменилось.
        Пройдя мимо меня к выходу, маг уже на пороге обернулся и бросил:
        - Прощай, эльф.
        Последнее, что я успел сделать, это поставить зеркальный щит.
        Очнулся я, когда уже взошло солнце от грохота за окном. Кто-то настойчиво колотил в дверь лавки. Старик лежал на полу возле меня, и его стеклянные глаза смотрели в потолок.
        - Учитель, - позвал я его.
        Проверив пульс и убедившись в его отсутствии, я понял, что старик умер.
        К горлу подступил комок. Закрыв покойнику глаза, я, усевшись прямо на пол, схватился руками за голову.
        «И старика не спас, и артефакт потерял. Идиот».
        Стук приближающихся шагов, заставил меня взять себя в руки. В голову пришла мысль, что никто не должен знать о случившемся. Чем объяснить нападение на мэтра Фекта мага, без упоминания о древнем артефакте, я попросту не представлял, а рассказывать о нем я не хотел. Мне только обыска в лавке не хватало, здесь же осталось еще много чего интересного, что должно принадлежать мне. Взяв старика на руки, я переложил его на кровать, укрыв одеялом. Поскольку видимых повреждений на теле мэтра не было, то я понадеялся, что смерть спишут на естественные причины. Только я успел примоститься на стул рядок, как дверь открылась.
        Интерлюдия

        - Демонов эльф, - прохрипел маг второго уровня.
        Он стоял в нескольких шагах от цели, обхватив руками фонарный столб, чтобы не свалиться и мутным взором смотрел на светящуюся в темноте вывеску, которая гласила, что в доме напротив обитает целитель третьего уровня.
        Казалось, цель всей его жизни достигнута, он завладел артефактом и получил силу, о которой всегда мечтал. Казалась, что он всё продумал и рассчитал. Он выяснил, что владелец савхора был немощным стариком, не способным оказать сопротивление даже слабому магу. II случайно возникшая проблема в виде эльфа, который оказался учеником старого мага, быстро разрешилась: эльф оказался предан своему учителю и для его спасения отдал магу артефакт. Завладев савхором, он, разумеется, не мог оставить тех, кто знал и об артефакте, и о его новом владельце. Заклинание сна подходило как нельзя лучше для его задумки. Оно было бесшумным, а усиленное древним артефактом в несколько раз, должно было сделать их сон вечным.
        И что же произошло? Заклинание подействовало на самого заклинателя?
        «Это невозможно», - последнее, что подумал маг, прежде чем уснуть вечным сном.

        Глава 22

        Толик Санс любил красивую жизнь, что, в общем-то, было естественным для молодого человека из хорошей семьи, привыкшего получать все, что пожелает. Вот только оставленное от родителей наследство с каждым днем всё уменьшалось, а долги, наоборот, всё увеличивались. Санс уже ощущал приближение того времени, когда ему, как приличному человеку, придется пускаться в бега, чтобы не угодить в долговую яму.
        Вот и сегодня, проиграв в карты довольно крупную сумму, он, замахнув с горя несколько бокалов игристого вина, возвращался из салона домой, благо ему было еще куда возвращаться, банк по неизвестной причине пока не успел наложить арест на имущество.
        Пошатываясь и то и дело оступаясь, он зигзагом брел вдоль улицы, мучаясь одновременно от икоты, отрыжки, и флатуса. Споткнувшись о внезапно возникшую на его пути преграду, Санс в последний момент все-таки успел выставить перед собой руки, чем спас лицо от встречи с мостовой.
        Когда удалось сфокусироваться на окружающем мире, он обнаружил, что лежит поперек какого-то человека.
        - Что за? - пробормотал он и полез через тело.
        Заняв вертикальную позицию с помощью стоящего рядом фонарного столба, он решил помочь и собрату по несчастью.
        - Эй, вставай! - позвал он, протягивая тому руку, но лежащий без движения мужчина не откликнулся.
        - Слушай, а ты мне денег не одолжишь? - вспомнил Санс о своих финансовых проблемах, разглядев, что одежда пьянчужки довольно дорогая.
        Разозлившись, что его просьба осталась без ответа, Санс со злостью пнул лежащего перед ним человека.
        - Сдох ты там, что ли?! - выкрикнул он.
        Не дождавшись ответа, он вновь пару раз пнул тело, а затем в его голову пришла интересная мысль. Воровато осмотревшись по сторонам, Санс приземлился перед мужчиной на колени и неуверенно начал того обшаривать. Добыча нашлась во внутреннем кармане плаща, откуда он достал тощий кошель, который тут же переложил к себе. Часы с цепочкой и перстень с руки так же не были оставлены им без внимания.
        Пьяно ухмыльнувшись, он довольный проделанной работой, пошагал в сторону дома, изредка оборачиваясь и проверяя застывшее в свете фонаря тело.

* * *

        «Черт с этим савхором, - уговаривал я себя, - Я же все-таки маг, а значит, сам могу делать артефакты. Выучиться только надо»,
        - вздохнув, я вновь погрузился в чтение записей мэтра Фекта.
        Вчера открыв тайники, я обнаружил, что стал обладателем двух тысяч золотых монет, называемых здесь просто золотыми, четырех ценных артефактов, а также дневника старого трехсотлетнего мага, исписанного формулами заклинаний.
        Самыми ценными из артефактов были три третьего уровня: уже известный мне артефакт-отражатель, артефакт скрыта и артефакт-накопитель магической энергии; а также защитный артефакт четвертого уровня.
        Кроме того, как единственному наследнику по завещанию, мне досталась его доля в нашем общем с ним бизнесе, дом и вся оставшийся в лавке товар, а это в основном артефакты первого и второго уровней, которые из-за своей относительно небольшой цены пользовались большим спросом у неодаренных.
        Сейчас я решал, что делать с лавкой. Торговать в ней мне было, в общем-то, нечем. Солнечные лампы в розницу не продавались, оптовики их разбирали прямо со склада. Сам я мог изготавливать только артефакты первого уровня, то есть ассортимент получился бы скудным. Да и времени на лавку у меня не было, ведь нужно было не только делать артефакты, но и продавать их, я же до вечера был занят в академии.
        Сигнал, похожий на звук колокольчика прервал мои размышления. Убрав вещи в тайник, я отправился открывать дверь, на которой сейчас висела табличка «Закрыто».
        - Надеюсь, не помешали, - спросил Старк, проходя мимо меня в лавку.
        - Немного товара осталось, - осмотрев полупустые прилавки заметил зашедший следом Дере.
        - Распродажу думаю устроить, - сообщил я и предложил им выбрать что-нибудь для себя, пока есть из чего.
        - А от нежити ничего нет? - спросил дроу, остановившись у одной из полок с артефактами.
        - Мэтр Фект был светлым магом, - отрицательно покачал головой я.
        - Жаль, а то я бы взял защитный.
        - Я сейчас в несколько затруднительном положении, - между тем сказал герцог.
        - Ага, я тоже на мели, - более понятно выразился Старк и пояснил, что мать выделила ему деньги только на защитный артефакт от нежити, - Практика же скоро.
        Пожав плечами, я пробурчал, что про деньги вообще-то не заикался, но настаивать не стал, мало ли еще гордость чью-нибудь задену. Формула «дают - бери» моим друзьям, похоже, была не известна.
        - А у тебя, где будет практика? - спросил я Дере а, чтобы сменить тему.
        Пройдясь по небольшому торговому залу и заглянув в подсобку, где стоял рабочий стол, а на полках помимо накопившегося за годы хлама, лежали заготовки для артефактов: камни, в основном полудрагоценные и пластины из различных материалов, герцог все же ответил:
        - С боевиками. Меня взяли в команду драконов академии. Там студенты кафедры боевой магии последних курсов и те, кто был в отряде мэтра Катс а
        Наблюдая за нашей реакцией на его слова, он сперва принял независимый вид, но затем, смутившись, проговорил:
        - Я спрашивал о вас, но мэтр Тарос сказал, что в отряд драконов набирают только подданных Галасии, - тяжело вздохнув, он добавил, - Мне жаль.
        - Нам тоже, - ответил дроу.
        Зайдя в подсобку и усевшись на лавку, он принялся отбивать ритм пальцами по столу.
        Сев напротив дроу и тоже отстучав пальцами непонятную мелодию, я вдруг отчетливо понял, что никогда не стану для людей своим. Я здесь чужак, причем, абсолютный: чужой для всех.
        - Сначала патент у тебя отобрали, а сейчас и из драконов выкинули, - зло усмехнувшись, заметил Старк.
        «Черная полоса, блин, какая-то», - удрученно припомнил я последние события.
        Мне еще повезло, что смерть старика не вызвала у властей никаких вопросов, а то я сильно сомневаюсь в своих возможностях противостоять магам-менталистам, которые здесь проводили дознание.
        Вспомнив начальника службы безопасности, который в поисках отсутствующего на занятиях студента, заявился в тот день в лавку, я непроизвольно скривился.
        - Мы беспокоились за вас, - объяснил он тогда свое вторжение.
        Ага, беспокоились они. Вынюхивает этот безопасник что-то. Все простить мне не может своего фиаско. Вора цветов он, видите ли, поймал. Герой, блин.
        Вообще, надо вести себя впредь тихо, по крайней мере, до того, пока не стану полноценным магом и не смогу дать отпор. А для этого нужно учиться, учиться и еще раз учиться, как завещал великий и ужасный. Я должен узнать как можно больше о магии, чтобы найти свое место в этом чужом для меня мире, да и рассчитаться со всеми своими должниками не помешает.
        - Я не мог отказаться, - голос герцога вывел меня из задумчивости, - С драконами я смогу уничтожить больше орков.
        - Никто тебя не просит ни от чего отказываться, - махнул я на него рукой, - Делай, как знаешь.
        - То есть, друзья? - уточнил он, настороженно переведя взгляд с меня на дроу.
        - Друзья, - заверил я.
        Ну, выкинули меня из драконов и что? В армию Галасии я все равно вступать не собирался. Да и вообще, им же хуже: сами себя лишили ценного специалиста. А что? О воздушных боях я знаю намного больше местных, все-таки за моими плечами опыт моего мира.

* * *

        Мастер Редас, как всегда, являл собой саму невозмутимость. Вот и сейчас после очередного учебного спарринга он
        невозмутимо выговаривал мне, что мои замашки уличного бойца только мешают стать хорошим шпажистом.
        - Твоя ошибка в том, что ты постоянно норовишь сблизиться с противником. В фехтовании на шпагах - главное держать дистанцию.
        Получив наградную шпагу, я стал уделять больше времени на тренировки у мастера Редаса. Раз уж мне теперь положено носить шпагу, то нужно было повысить свой уровень фехтовальщика. Вот и уговорил мастера давать мне дополнительные занятия, не за бесплатно, разумеется.
        Поблагодарив учителя за науку, я направился в общежитие, нужно было принять душ и выдвигаться в салон, ибо обещания надо выполнять.
        И как у нее получилось добиться от меня согласия? Вот тоже загадка. Женщины все-таки умеют получать то, что желают, и противится им нет никакого смысла, все равно своего добьются, не мытьем, так катаньем.
        Вчера я ей сообщил, что больше не смогу присутствовать на ее вечерах, так часто, как раньше. Деньги у меня теперь имелись, и ошиваться в салоне, развлекая гостей Зорин, я больше не желал. Да и сама хозяйка салона мне, если честно, уже наскучила. Говорить ей об этом я, конечно, не собирался, надеясь, что она сама меня бросит. Обижать даму с такими связями было чревато даже для эльфа.
        - Завтра вечером будет большая игра. Тебе нужно обязательно присутствовать, - шептали ее губы в перерывах между поцелуями, -
        Я даже дам тебе денег, чтобы сыграть.
        - Сколько? - заинтересовался я предложением, ведь много денег не бывает.
        Поморщившись от воспоминаний, я натянул на себя приличный костюм-тройку и отправился в салон.
        В зале для карточных игр было не протолкнуться. Кроме самих игроков здесь находилось много зрителей, у которых из-за зрелищности большая игра пользовалась огромной популярностью. Оглядев сидящих за карточными столами людей, я зацепился взглядом за графа Мелсона. Он сидел за столом, стоящим немного в стороне от остальных, где делались самые крупные ставки. Рассудив, что раз играю не на свои, то отказывать себе в удовольствии незачем, я, поприветствовав присутствующих, занял свободное место, став восьмым игроком.
        - Маргус Лир, - кивнул мне граф, - Интересно будет с вами сыграть.
        - Взаимно, - искренне ответил я.
        Поскольку дилера здесь не было, то игроки сами тасовали и раздавали карты. Перетасовав колоду, граф предложил мне ее снять, что я, приняв важный вид, и сделал.
        Играли здесь в разновидность покера. Игрокам раздавалось по пять карт, две из которых можно было заменить сразу же и еще одну после первого круга. После раздачи у меня оказалось три дамы и две десятки, и я отказался от замены. Граф поднял начальную ставку в десять золотых и сразу двое игроков сбросили карты. Ответив, я вновь отказался от замены. Граф же заменив одну из карт, поднял ставку остальные ее уравняли. Когда вскрыли карты, у графа оказалась также тройка, вот только старшая карта была у меня.
        Следующую игру, я с помощью двух замен собрал каре и также выиграл, а вот от третьей игры меня отвлекли.
        За соседним столом произошла ссора, один игрок обвинил другого в шулерстве, и началось выяснение отношений. Зрители сразу же подтянулись поближе, чтобы ничего не пропустить. Ну и я, разумеется, тоже заинтересовался происходящим. Впрочем, интерес к спорщикам у меня был недолгим: как только я увидел руку одного из игроков соседнего стола, я сразу же о них забыл. На одном из пальцев молодого человека, одетого в ярко-фиолетовый фрак, красовался мой савхор.
        Подозвав с помощью щелчка пальцев официанта, я распорядился принести мне выпить. Между тем, конфликт исчерпал себя, подозреваемого в шулерстве просто заставили покинуть салон. Игра продолжилась. Поскольку она меня уже не интересовала, и я больше боялся прозевать свой артефакт, чем проиграть, то меня успешно обыграли два раза.
        - Нужно быть внимательней, - по-отечески пожурил меня граф.
        - Я, пожалуй, закончу игру, - заявил я и не услышав возражений вышел из-за стола.
        Затесавшись среди зрителей, я стал ждать своего часа. Отыграв еще две партии, интересующий меня тип, сбросив карты, направился к выходу. По выражению его лица я понял, что он проиграл.
        Попрощавшись с недовольной моим ранним уходом Зорией, я не обращая внимания на ее надутые губки, вышел из салона и, наложив на себя заклинание отвода глаз, направился вслед за человеком в фиолетовом фраке.

* * *

        Толик Санс спешил домой. В очередной раз обернувшись и вновь убедившись, что его никто не преследует, он все же ускорил шаг, а через минуту совсем перешел на бег. Его интуиция просто кричала об опасности.
        Свернув, наконец-то на свою улицу, которая в этот поздний час была пустынна, он с облегчением выдохнул. До дома оставалось буквально несколько шагов.
        Возникшие перед ним, словно ниоткуда два внушительных типа со злобными ухмылками на лицах, заставили его вскрикнуть и попятиться назад.
        - Куда же ты, Толик? - показал жертве щербатый рот, тот, который был ближе.
        - По-моему, он нам не рад, - отозвался второй, после чего оба издевательски заржали.
        - Ты, гнида, когда долг отдашь? - начал приближаться к отступающему Сансу первый тип.
        - На днях, обязательно, - неслушающимся голосом прохрипел Санс, не останавливаясь и вертя головой в поисках выхода.
        Один из кредиторов, резко ускорился и, схватив Санса за шкварник, потащил к дому. Отчаянно упирающийся при этом должник принялся было кричать, но его быстро успокоили парой ударов, после которых тот повис словно куль.
        Оказавшись в доме, кредиторы сразу же приступили к обыску, и в центре комнаты быстро образовалась куча вещей. В ней была свалена одежда, обувь, столовые приборы, предметы интерьера и всё, что представляла хоть какую-то ценность.
        - А это что у тебя такое? - склонился над, забившимся в угол, Сансом один из кредиторов. Схватив Толика за руку, он содрал с его пальца перстень с фиолетовым камнем.
        - Кире, гляди, - позвал он, увлеченного конфискацией имущества должника, коллегу, - Как думаешь, насколько потянет? Посмотрев на свет перстень, Кире, задумчиво проговорил.
        - Обычный вроде, камень только драгоценный, но плоский какой-то. Даже не знаю, - закончил он оценку.
        - Пять золотых хоть дадут? - не унимался первый, пытаясь просчитать прибыль.
        - Да, не знаю, я, сказал же! - раздраженно пнув тут же скорчившегося и завывшего Санса, он добавил. - За этого красавчика всяко больше получим.
        - Точно! - заржал первый, - Молодой, да из благородных, таких на Востоке любят.
        Веселье прервала неожиданно наступившая темнота, словно кто-то вырубил свет. Санс сперва услышал хрип, затем, судя по характерному треску, об стену сломали стул и сразу же закричал один из кредиторов:
        - Урою!
        Опять раздался хрип и звук падающего на пол тела. Съежившись от ужаса Санс замер, буквально слившись со стеной.
        - Где ты взял перстень? - услышал он жуткий голос и задрожал.
        Рассказав неведомо кому всё без утайки, он почувствовал перед лицом порыв ветра, а затем наступила тьма.
        В заключении старшего группы дознания было указано, что хозяин дома защищая свое имущество расправился с грабителями, но одному из злоумышленников в последний момент удалось бросить в хозяина дома нож, который, к сожалению, достиг своей цели.

        Глава 23

        В посольстве Аравелии я торчал уже битый час. Начавшиеся за дружеским чаепитием переговоры явно затянулись. Меня не вполне устраивали их условия, а посол не желал соглашаться на мои. Обсуждали мы, как не трудно догадаться, мое изобретение под названием «летающая доска».
        - Как добропорядочный эльф вы должны передать все права на свое изобретение княжеству, - заставил меня поперхнуться чаем посол.
        - Ваше предложение противоречит эльфийскому духу, - нашелся я, когда откашлялся, - Добропорядочный эльф должен заботиться о своем благосостоянии и о благосостоянии Аравелии в равной степени, ведь только так можно достичь божественной гармонии,
        - пересказал я одну из эльфийских догм.
        - Разумеется, ты получишь за свой дар преференции! - всплеснув руками и перейдя на «ты», воскликнул посол.
        Вот эти преференции мы и обсуждали, выпив весь чай и подъев всё печенье. Мне нужна была доля в прибыли и мое имя на патенте. Давгус Тис же предлагал мне имя и государственную награду.
        - Орден «За заслуги перед княжеством» дает право на получение единовременной выплаты в размере тридцати золотых! - эмоционально рассказывал он, - Но самое главное, право на получение аудиенции у князя вне очереди!
        «Круто! - ворчал я про себя, - Сдался мне твой князь! А сумма вообще смешная! Нет уж, мне нужны постоянные выплаты в виде процентов».
        - Все же я хочу обсудить размер моей доли, - гнул я свою линию, - Но и от награды я, разумеется, тоже не отказываюсь. Это честь для меня! - пришлось добавить в голос пафоса, чтобы не выбиваться из образа благородного и добропорядочного эльфа. Покосившись на большое, украшенное разноцветной мозаикой окно, я обнаружил, что на улице уже начало темнеть.
        «Распродажу придется перенести на завтра», - недовольно подумал я.
        Перед учебной практикой нужно было успеть доделать все дела, а тут непредвиденная задержка образовалась. Переведя взгляд на посла, я мысленно прикинул, сколько времени потребуется для того, чтобы его дожать.
        «Не меньше часа, - после анализа мимики и жестов оппонента, пришел я к неутешительному выводу, - Сегодня уже ничего не успею, хотя возможно удастся заскочить в лавку темного мага-артефактора».
        - Один процент, - вывел меня из размышлений голос посла. Долгожданный торг наконец-то начался.
        Консенсус был достигнут, как я и предполагал, только через час жесточайших переговоров: удалось выбить десять процентов, плюс имя и награда. Выйдя из здания посольства, я сразу же направился в сторону артефактной лавки темного мага третьего уровня.
        Мелодичный перезвон возвестил хозяину лавки о прибытии нового покупателя, а я, переступив порог, оказался в довольно тесном помещении с единственным застекленным прилавком вдоль одной из стен. За прилавком на высоких стеллажах были расставлены черепа млекопитающих и земноводных, всевозможные горшки с изображением различных рун и связки не пойми чего, производящие, видимо, из-за всеобщей атмосферы склепа, жуткое впечатление.
        Склонившись над стеклом прилавка, я принялся разглядывать небольшие артефакты, выполненные в виде кулонов и пластин. Все они были второго и третьего уровня, и у всех отсутствовала функция самозарядки. Впрочем, последнее было следствием сговора местных магов, возникшего с полного одобрения Гильдии, которая заботилась о своих членах и позволяла им зарабатывать, как можно больше, а подзарядка составляла примерно половину дохода мага. Именно из-за этого маги и ополчились против моих солнечных ламп, которые подзаряжались с помощью бесплатной солнечной энергии.
        - Добрый вечер, - отвлек меня от изучения товара, вышедший из смежного помещения маг.
        Это был мужчина среднего возраста с приковывающим внимание мясистым носом и с черными, перехваченными лентой волосами. С явным интересом рассмотрев меня, он профессионально улыбнулся и поинтересовался целью моего визита.
        - Защитный артефакт от нежити третьего или, если есть, четвертого уровня.
        Найти здесь последний, я, конечно, не расчитывал, но на всякий случай решил упомянуть, авось завалялся где. Хотя такие ценности очень редко появлялись в свободной продаже, они изготавливались, как правило, на заказ. II сделать их могли только маги четвертого уровня, которые сами являлись большой редкостью. Темные маги пятого уровня встречались только у дроу, но их изделия на сторону не уходили.
        - Так вы тот самый светлый эльф, - заметил артефактор, видимо, моя слава докатилось и до него.
        - Что вы можете предложить? - не стал я развивать тему.
        Достав пару артефактов, он пояснил, что оба являются третьего уровня. Тот, что в форме диска сможет помимо прочего защитить от заклинания распада живой плоти, а тот, что в виде капли - скрывает от вампиров.
        «Дилемма, - задумался я, - Не могут ведь первогодок отправить на съедение вампирам? - взгляд блуждал от одного артефакта к другому, - Или могут?»
        Можно было, конечно, взять оба, только носить их одновременно все-равно не получилось бы. Дело в том, что навешивать на себя однотипные артефакты не рекомендовалось. Они могли блокировать действие друг друга. Но можно было одновременно носить множество разноплановых: например, один защитный от нежити, второй защитный от механического воздействия, третий защитный от боевой стихийной магии и так далее.
        «Быть развеянным по ветру как-то не прельщает, а с вампирами я, пожалуй, и сам справлюсь», - решился я и стал обладателем небольшого диска.
        Возвращение савхора позволило мне более оптимистично смотреть в свое будущее. Хоть артефакт и не был панацеей от всех бед, но с его помощью шансы дожить до конца обучения, у меня все же возрастали.
        Закрепив артефакт на специальном ремешке-браслете, и забрав у меня семьдесят золотых, маг пожелал мне удачно пройти практику.
        «Что-то мне его улыбка не нравится», - мелькнула мысль при прощании.
        Состоявшаяся на следующий день распродажа позволила мне заработать около пятисот золотых и стал вопрос, где хранить деньги. Мэтр Фект предпочитал держать их под рукой, но на то у него были причины. Я же в отличие от старика в бегах не находился и имел абсолютно легальный статус. Поэтому решив, что банковское хранилище все-таки надежнее лавки артефактора, я отвез почти всю имеющуюся в доме наличность профессионалам: часть в банк Галасии, а вторую половину в банк Аравелии, где у меня уже был открыт счет, на который приходили поступления от совместного с эльфийкой бизнеса.
        Кстати, от Алии мне пришло письмо. Белоснежный конверт, из которого я, чуть не разорвав от нетерпения, вытащил сложенный на три части лист нежно-розового оттенка. Каллиграфическим почерком со всеми положенными завитушками девушка моей мечты поздравила меня с награждением и выразила надежду на скорую встречу.
        Несколько раз перечитав послание и вдохнув слабый цветочный аромат, который оно источало, я уже был готов бежать к порталу. Но мой порыв остановили не вовремя появившиеся первые покупатели, а к концу распродажи, я уже пришел в себя и решил навестить Алию после практики, заодно и похвалиться успешно законченным первым курсом академии.
        Выйдя из аравельского банка, я решил прогуляться до торговой площади, которая находилась всего лишь в двух кварталах отсюда. Нужно было прикупить кое-какие вещи к предстоящей поездке на границу с Потерянными землями, где в основном проходила служба темных магов, а заодно и практика всех студентов темного факультета. Хоть мэтр Каргос, преподаватель по нежитеведению, и уверял, что в крепости для студентов имеется все необходимое, но поскольку я по прошлой жизни знал, что такое гособеспечение, то решил не рисковать и сделать запасы.
        Послышавшийся впереди шум характерный для большого скопления народа возвестил, что цель близко и я непроизвольно прибавил шаг. Людей стало попадаться больше, многие несли заполненные покупками корзины, а кое-кто катил за собой небольшие тележки с закрепленным на них товаром. Прошедшие мимо две юные прелестницы с плетенными корзинками в руках, украшенными разноцветными лентами, заставили меня обернуться. Галантно поклонившись, так же обернувшимся девушкам, я уже решил повременить с шопингом, но тут мой взгляд скрестился с цепким, как у ищейки, взглядом идущего в нескольких шагах от меня человека. Хоть он сразу же и сделал вид, что не по мою душу, но интуиция уже протрубила тревогу и я, забыв о флирте, направился к торговой площади, решив затеряться в толпе и оторваться от странного преследователя. Пока шел и украдкой осматривался, удалось выявить еще одного преследователя.
        «От банка ведут? Решили, что я снял деньги? Бред какой-то. Если следили, то должны были видеть, что заходил я в банк с тяжелой сумкой, а вышел налегке», - за размышлениями я таки дошел до торга, где, накинув на голову капюшон, нырнул в разномастную толпу.
        Шумная рыночная площадь была заставлена палатками с дорогим товаром, столами с товаром попроще, и обычными телегами, с которых окрестные крестьяне продавали выращенных в своих хозяйствах как овощи, так и домашнюю живность.
        Все эти стихийные прилавки были вытянуты в неровные и петляющие торговые ряды, по которым сновали покупатели и зазывалы крупных продавцов.
        - Вот, черт, не отстают, - чертыхнулся я, когда поплутав по торгу, понял, что преследователи меня каким-то образом не теряют, - Маги что ли? - догадка меня озадачила, поскольку тем совершенно незачем было за мной следить, браслет сообщал мои координаты круглосуточно.
        «Придется отрываться», - решился я и ускорил шаг.
        Преследователи, умело огибая препятствия из снующих в разные стороны людей, рванули за мной. Достав на ходу из кармана медные монеты, я сотворил заклинание иллюзии и бросил их на брусчатку.
        Народ, увидев рассыпавшееся золото, отталкивая друг друга и выкрикивая угрозы и проклятья, бросился его собирать. Завязалась драка, сразу же переросшая во всеобщую свалку. Чтобы не быть смятым спешащими урвать свой кусок, я нырнул под прилавок и оказавшись в другом ряду, устремился к выходу.
        Просочившись в узкий проход между ящиками с товаром у одной из лавок, я, тяжело дыша, прислонился к дощатой стене. Сумасшедший забег и исполнение нескольких не самых легких заклинаний изрядно меня утомили. Савхор хоть и увеличивал мою силу в несколько раз, но все-таки её не восстанавливал, а я как ни крути полноценным магом еще не являлся и большие выбросы энергии сильно сказывались на моем самочувствии.
        Уничтожив с помощью заклинания, ведущие за мной следы, я, не убирая иллюзию отвода глаз, направился в сторону академии, посчитав, что там буду в относительной безопасности. Версию о том, что охотятся за мной маги из гильдии, из-за её абсурдности пришлось отмести. Для того, чтобы меня взять, им всего лишь было нужно наведаться в академию, а не устраивать слежку и погоню. За мной гнался кто-то другой. Но кто?

* * *

        Для мэтра Ринза это уже было не первым заданием по похищению одаренных с территории сопредельных государств. Помимо самого мага в группу захвата входило еще трое бойцов, хоть и не обладающих даром, но натасканных именно на работу с магами. Немалый опыт, серьезная подготовка, наличие в арсенале группы артефактов четвертого уровня, да и сам объект, который являлся лишь студентом первого курса академии, всё указывало на то, что операция должна пройти успешно.
        Захват объекта предполагалось произвести вне стен академии, слишком уж сложной и многоуровневой была защита у подобных учебных заведений. Им повезло, что светлый эльф часто появлялся в городе, причем в одиночестве. Оставалось только подгадать время и место. Но несмотря на кажущуюся легкость стоящей перед ними задачи случай представился только на третий день наблюдения за лавкой артефактора. Днем объект вышел из лавки и направился в центр города. Взять его в лавке мешали постоянно находившиеся в ней покупатели. Эльф распродавал оставшиеся ему в наследство артефакты и судя по количеству народа, цены выставил более чем доступные. Вечером же, он просто исчезал. Так же ни разу не удалось увидеть, когда он приходит в лавку. При обыске в его отсутствие дома, портала мэтр Ринз так и не обнаружил. Необъяснимое появление и исчезновение объекта немного размазывало благостную картину предстоящего успешного захвата. От непонимания происходящего подчиненные начинали нервничать и командир принял решение брать объект на улице.
        По дороге в банк из-за многочисленных прохожих, снующих по улицам города, взять его так и не удалось. Из банка же объект направился на торговую площадь. Рассудив, что в толчее можно будет провернуть дело незаметно, маг дал команду на захват. Мэтр Ринз совершенно не ожидал, что студенту-первогодке удастся уйти от их группы. Это было немыслимо. Тем не менее это произошло.
        Сначала, засмотревшись на молодых горожанок, объект обернулся и засек одного из бойцов. Затем объекту удалось создать иллюзию, которую маг классифицировал как заклинание второго уровня. Напоследок же он уничтожил все следы и исчез.
        Сидя вечером в полупустом трапезном зале гостиницы, где они остановились, Ринз вяло пережевывая филе запеченного специально для него гуся, обдумывал ситуацию. Подчиненные же в это время налегали на местную брагу, настоянную на ягодах, произрастающих только в северных болотистых землях Галасии. Окинув их недовольным взглядом, мэтр уже хотел приказать заканчивать с выпивкой, как невольно засмотрелся на Герту, самую молодую из них и единственную женщину в группе. К ним она попала всего пару месяцев назад, взамен погибшего бойца. Брать к себе в группу женщину Ринз, разумеется, не желал, поскольку на личном опыте убедился, что от них бывает только разлад и шатание. Но разговор с начальником к положительному результату не привел, доводы командира группы, так и не были услышаны, и со словами «На что-нибудь да сгодиться», Герту ему все-таки навязали.
        Рассматривая, не скрывая заинтересованности, девушку, он отметил ее густые темные волосы, миндалевидные глаза цвета неба, высокие скулы и приятный изгиб линии губ. Нет, Герта не была красавицей и даже не вписывалась в стандарты местной моды, да и ее движения воина не отличались изяществом, но всё это было сейчас несущественным, поскольку не могло помешать осуществлению задуманного. Ведь не мог же молодой, страдающий от весеннего обострения эльф не клюнуть на заинтересовавшуюся им даму, да и слежка за объектом показала, что он не чужд прекрасного.
        Поднявшись наверх, мэтр Ринз поведал подчиненным о составленном им за ужином плане захвата, в котором Герте отводилась роль приманки. Выслушав командира, девушка позволив себе лишь недовольно поджать губы, кивнула, показывая, что подчиняется приказу.
        «Я воин, а не девка!» - возмущалась она про себя, когда следующим вечером поджидала объект недалеко от моста, ведущего в академию.
        Она всегда мечтала служить Патании, как и ее погибший еще в молодом возрасте отец. Командир и по совместительству друг отца замолвил за нее слово и девушку приняли в воинскую школу, а по окончании обучения и в группу мэтра Ринза. В своих мечтах она уже рисовала себя великим воином, а вместо этого, на первом же задании ей приказали охмурить юнца и заманить его в арендованный дом.
        Поскольку в ее гардеробе отсутствовали присущие модницам платья и шляпки, то перед операцией пришлось пройтись по местным лавкам, а также посетить дамского мастера, который уложил ей волосы и нанес макияж.
        Когда она предстала в новом облике перед остальными членами группы, то на несколько минут установилась гробовая тишина: все переваривали увиденное. Да и она сама, встретившись со своим изображением в зеркале, также поначалу была шокирована, ведь с той стороны на нее своими огромными глазищами взирала настоящая красотка, призванная разбивать мужские сердца и втаптывать их осколки в дёрн.
        - Клюнет, - громко сглотнув, сделал заключение мэтр Ринз.
        И вот, уже битый час она стояла в ожидании объекта, пытаясь не обращать внимания, на проходящих мимо и обязательно притормаживающих возле нее горожан мужского пола. Ей отвешивали комплименты, пытались познакомиться и даже сделали пару непристойных предложений. Сколько же сил ей потребовалось, чтобы держать себя в руках и не проткнуть наглецов стилетом, ожидающим своего часа в недрах модной сумочки.
        Наконец, объект появился. Просканировав местность внимательным взглядом, и не обнаружив опасности, эльф направился в сторону центра города. Обогнув один из домов и пробежав пару кварталов по соседней улице, мимоходом загубив охоту местного кошака за птицами, Герта выйдя на идущую в центр дорогу, направилась навстречу объекту. Заметив его заинтересованность, девушка мило улыбнулась и тут ее нога неудачно встала и она, охнув, уселась прямо на мостовую.
        - Сейчас я помогу, не вставайте! - крикнул эльф, после чего подбежал и опустился подле нее на колени. Ловкими пальцами, расшнуровав ботинок, он осторожно его снял и принялся ощупывать лодыжку.
        - Перелома нет, - наконец-то сообщил объект, - Вывих, наверно. Вам больно?
        - Да, - охнув, прошептала Герта и, изобразив умилительное выражение лица, которое она с самого утра репетировала перед зеркалом, попросила, - Вы не могли бы проводить меня до дома?
        - Может лучше к целителю? - уточнил он.
        - Нет, не нужно, - мило улыбнувшись, произнесла девушка, - Дома у меня есть специальная мазь, она должна помочь.
        - Сейчас, экипаж только остановлю, - пообещал юнец и, действительно, не прошло и пары минут, как он вернулся уже на бричке, которой правил совершенно седой дед.
        Спрыгнув на дорогу и взяв девушку на руки, эльф перенес ее к экипажу и осторожно устроил на сидении. Заняв место рядом, он приказал кучеру трогать.
        - На Абрикосовую улицу, - вспомнив, что нужно задать направление, произнесла Герта, и как бы невзначай, прижалась одним боком к объекту.
        - Как вас зовут? - поинтересовался эльф, увлеченно разглядывая ее декольте.
        Знакомясь, они и не заметили, как доехали. Когда экипаж остановился у названного ею дома, где их уже заждались остальные члены группы, извозчик назвал цену. Расплатившись, эльф бережно поднял Герту на руки и понес к входной двери.
        - Ключ, - ловко вытащив из сумочки, она протянула его Маргусу.
        - Давай, лучше ты, - предложил тот, поскольку открывать дверь с ношей в виде девушки было не особо удобно.
        Смеясь и получая от процесса обоюдное удовольствие, они совместными усилиями все-таки открыли эту злополучную дверь и объект, наконец-то, оказался в ловушке. Вернее так предполагалось, но с этим демоновым эльфом всё опять пошло не так. Заклинания мэтра Ринза отчего-то не сработали, от ответного же удара эльфа в ее глазах резко потемнело, и мир померк. Очнулась Герта лежащей на холодном полу. Покрутив головой, она заметила двух бойцов, так же отдыхающих недалеко от нее и в той же позе, что и она, с завязанными сзади руками и ногами. Командир же был привязан к стулу и сейчас находился без сознания, а судя по кровоподтекам на лице, его допрашивали.
        Эльф же, стоя возле двери, с задумчивым видом взирал на дело своих рук, и, казалось, размышлял, что же ему сейчас с ними делать. Всякий раз, как его взгляд останавливался на ней, она инстинктивно съеживалась, ведь в его глазах, которые совсем
        недавно лучились светом, поселилась самая настоящая тьма. Знание же того, что эльф обладает темным даром и далеко не первого уровня, вызывало дрожь по всему телу, отчего, как бы она не старалась этого не допустить, стучали зубы.
        - Герта! Очнулась! - услышала она его голос, абсолютно неприятный и не бархатный, как ей показалось при знакомстве, - А ведь ты мне понравилась, - с сожалением проговорил он, а затем рассмеялся совершенно жутким смехом.

        Глава 24

        Выпрыгнув вслед за дроу из дилижанса, я, широко зевая, потянулся, а рассмотрев, вытянувшиеся вдоль линии горизонта, огромные черные столбы, выпирающие из земли словно сталагмиты, так и остался стоять с открытым ртом.
        - Защитная стена, - с гордостью в голосе, пояснил студентам мэтр Каргос, один из кураторов нашего курса на время учебной практики.
        Зрелище передо мной открылось в равной мере величественное и необычное: высоченные, высеченные из цельных каменных глыб, столбы, на поверхности которых были вырезаны руны и вставлены различных форм и размеров пластины - сдерживающие нежить, а также сигнальные артефакты. Пространство между столбами то и дело разбирала рябь, указывая на наличие защитного магического поля. Слева же, со стороны, куца вела дорога, примерно в километре от нас, на холме возвышался самый настоящий замок.
        - Коготь Дракона! - услышал я пояснение куратора.
        Осмотрев еще раз. простирающуюся на несколько километров вокруг долину, вереницу дилижансов, телег и спешившихся всадников, я перевел взгляд на студентов, шестнадцать юношей и четырех девушек, будущих темных магов, если доживут, конечно, до тех светлых дней, которые с любопытством и благоговением взирали на виднеющиеся вдали черненные каменные стены. На границе мне вместе с ними предстояло провести ближайшие три месяца, поскольку треть учебного времени на первом курсе, отводилось на закрепление и применение на практике полученных теоретических знаний.
        Добирались мы до северо-восточной границы Галасии в составе каравана, от чего наш путь занял целую неделю. В целях безопасности на границе с Потерянными землями было запрещено устанавливать стационарные пространственные порталы. В экстренных же случаях темные маги использовали пространственные артефакты, с помощью одного из которых мы убегали из Мертвого леса, расположенного как раз на территории Потерянных земель.
        Потерянные земли условно делились на три зоны: Мертвый город, Пустыню и, соответственно, Мертвый лес. Каждая зона обладала своей спецификой: в Мертвом лесу преимущественно обитали мавки, болотники, мантикоры и оборотни, Пустыня считалась вотчиной химер и саламандр, а в Мертвом городе поселились вампиры.
        Согласно официальной доктрине примерно тысячу лет назад на этих землях изменился магический фон, в нем стала преобладать темная энергия, которая со временем превратила обширные территории в своеобразный питомник и плацдарм для нежити, где она успешно размножалась, накапливала силы и откуда осуществляла вылазки на заселенные разумными земли.
        Поняв, что не в силах эффективно противостоять нежити на этих неблагоприятных для всего живого территориях, люди, устав нести бессмысленные потери, официально признали территории потерянными и отгородились от них защитной стеной.
        Стена простиралась по территории двух человеческих государств - Галасии и Латании. С севера же Потерянные земли охватывала горная гряда, по другую сторону от которой располагались владения гномов, гоблинов и темных эльфов. Последние как раз и сдерживали проникновение нежити за горные хребты.
        В замке-крепости с поэтическим названием «Коготь Дракона» базировался гарнизон, который состоял как из неодаренных воинов, так и темных магов. Из крепости маги совершали рейды и за ее стенами держали оборону от нежити, когда той удавалось прорваться на территорию людей. Последний большой прорыв случился двести лет назад и привел к огромным потерям со стороны людей. С тех пор для того, чтобы обезопасить северную границу Галасии королю пришлось увеличить вознаграждение за службу здесь в несколько раз, иначе желающие просто не находились.
        Приказ главы каравана о продолжении движения и, последующий за ним тычок в бок от Стасии, прервали мои размышления.
        - О чем размечтался? - спросила она, искривив губы в усмешке.
        - О тебе, - окатив ее влюбленным взглядом, сообщил я и, не дожидаясь ответной реакции, залез в дилижанс.
        Одетая в дорожный брючный костюм, подчеркивающий изгибы ее фигуры она непроизвольно приковывала к себе взгляды всех находящихся в караване ценителей прекрасного. Правда дальше взглядов и протяжных вздохов дело не заходило, ведь красотка была дроу. Представителей же этой расы люди, мягко говоря, опасались. Впрочем, даже если бы кто-то из них и решился подкатить к темной эльфийке, то получил бы такой отлуп, что пришлось бы бедолаге ударяться в бега. Эльфийки, как темные, так и светлые, людей в качестве партнеров не рассматривали от слова совсем, и это был общеизвестный факт. А вот эльфы по молодости, бывало, вступали в отношения с человеческими женщинами, правда, потомства от этих временных союзов никогда не появлялось. Этот мир вообще не знал полукровок, видимо, расы в генетическом плане были несовместимы.
        Отвернувшись от Стасии к окну и уделив внимание местному пейзажу, я мысленно вернулся к минувшим дням, проведенным в столице. Вспомнив же о своей последней симпатии, я непроизвольно сплюнул, словно избавляясь от залетевшей в рот мухи.
        - Осторожнее! Расплевался тут! - возмущенный голос Стасии прервал мои воспоминания.
        - Не кричи, думать мешаешь, - недовольно проворчал я и вновь уставился в окно.
        Герта меня разочаровала. Вместо приятного времяпровождения я получил кучу проблем на свою голову. Убить людей, находящихся на службе соседнего государства, я тогда так и не решился. Испугался последствий. Задание у группы захвата было официальным, и если бы группа, выполняя его, исчезла, то вопросы бы пришли задавать в первую очередь ко мне. А мне оно надо? Вариант - стереть память и отпустить, мною также рассматривался. Но где гарантия, что местные маги не смогут восстановить то, что я стер? От мэтра Фекта я слышал, что такое возможно. Обдумав всё, я решил, что группа должна не исчезнуть, а сбежать, оставив при этом след. При таком раскладе их, конечно, тоже могут найти и восстановить память, но я рассчитывал, что это произойдет не так уж и скоро: пока хватятся, учинят розыск, найдут, допросят. А за это время многое может измениться.
        На протяжении трех вечеров я с помощью ментальной магии и имперского артефакта внушал патриотам Патании, что им начхать на интересы Родины. Рисовал перед ними радужные картины райской жизни на южных островах, где круглый год царило лето. Кроме того, убедил перед поездкой на курорт посетить местный банк, чтобы запастись наличностью, а удостоверившись, что понимание достигнуто - отпустил их в новую жизнь.
        На следующий же день я узнал, что всех четверых убили при попытке ограбления королевского банка - самого охраняемого банка Галасии. Произошло, конечно, не совсем то, что я планировал. Тем не менее, полученный результат тоже имел свои плюсы, по крайней мере, связать теперь со мною смерть группы вряд ли получится: где я, а где королевский банк. Разумеется, я понимал, что уничтожение одной группы не решало проблему. За этими охотниками последуют и другие. Оставалось надеяться, что ко времени моего возращения с северной границы спецслужбы сопредельных государств найдут способ получить информацию о «летающей доске» минуя самого изобретателя. В любом случае, у меня есть целых три месяца на то, чтобы придумать, как избежать внимания к себе любимому.
        Крики возниц, возвестили, что мы приближаемся к цели. Выглянув в окно, я увидел прямо перед собой мощные стены, на почерневших от времени камнях которых были отчетливо различимы вырезанные защитные руны. Обогнув крепость с западной стороны, мы въехали в нее через башню-ворота и сразу же оказались в довольно узком каменном лабиринте, над проходами в котором располагались навесные бойницы-машикули. Сделав несколько поворотов, дилижанс вывез нас в огромный внутренний двор, где и остановился.
        Караван из трех дилижансов и нескольких телег, в которых везли всё необходимое для нужд гарнизона, разместился у западной стены, где находились преимущественно хозяйственные постройки.
        Подбежавший тут же к телегам служащий крепости, мужичок небольшого роста с пивным животиком и обеспокоенным выражением лица, принялся принимать товар, выкрикивая своим помощникам распоряжения, куца какие ящики следует нести. Рассеявшихся же по площади студентов, которые с любопытством осматривали всё вокруг, призвал к порядку вышедший из донжона маг, представившийся комендантом.
        Из приветственной речи мэтра Кинга следовало, что он безумно рад всех нас видеть в стенах доверенного ему замка. Но во избежание недоразумений, на этом месте комендант обвел всех новоприбывших тяжелым взглядом, он советует студентам по территории крепости без дела не шастать, подчиняться распорядку и приказам своих наставников.
        Мэтр Каргос отвел нас в расположенные в южной части замка казармы и велел располагаться. Студенты темного факультета остальных курсов прибыли на северную границу еще месяц назад и, разумеется, заняли лучшие места. Нам же достались напоминающие кельи комнаты на последних этажах, куда вели узкие и кривые каменные лестницы.
        Заняв, не без боя, более-менее широкую келью, мы со Старком бросив вещи на хлипкого вида кровати, высунулись по пояс в окно, из которого открывался потрясающий вид на окружающую замок долину.
        - Красиво здесь! - не скрывая восторга, произнес дроу.
        Протекающая вдоль долины местная извилистая речушка, подпиралась с противоположной стороны лесом, а с нашей обрывистым скальным берегом. Из окна был виден и каменный мост, соединяющий берега, по которому мы проезжали совсем недавно.
        - Есть, где искупаться, - согласился с ним я.
        - Ты умеешь плавать? - удивился дроу, оторвавшись от созерцания природы.
        - Да, - неуверенно ответил я, поскольку наверняка не знал, сможет ли это тело уцержаться на поверхности воды. Сразу же захотелось проверить, - Завтра надо будет отпроситься на реку, - задумавшись, проговори я.
        Доску мне взять с собой не разрешили, как я не пытался их убеждать, угрожать и торговаться.
        - Это неприемлемо! Студенты должны находиться в равных условиях! - вспомнил я абсурдный довод ректора.
        Разумеется, пришлось уступить. Впрочем, если приспичит, нанести руны на подходящую с позиции аэродинамики поверхность
        не займет много времени. Воспользоваться пространственным карманом так же не получилось. Мэтр Каргос предостерег меня от совершения ошибки, объяснив, что если меня поймают за нарушением правил прохождения практики, то тут же исключат из академии. С моими же планами это совершенно не согласовывалось: я хотел получить магическое образование и стать магом. Зато со мной был савхор, носил я его теперь не на пальце, а на шее, и скрывал ото всех с помощью специального заклинания из дневника ныне покойного учителя. Как утверждал мэтр Фект, обнаружить скрытый имперский артефакт было в силах только магам пятого уровня, да и то если они будут его целенаправленно искать.
        - Куда это вы собрались?!
        Услышав голос Стасии, мы неохотно обернулись. Девушка уже успела переодеться и привести себя в порядок. Ее густые темные волосы были красиво уложены и ниспадали на ученическую мантию, притягивая к себе взгляды. По крайней мере, я долго не мог оторваться от этого великолепия. Словно не замечая моей реакции, Стасия нарочито медленно подошла к окну, как бы невзначай задела меня плечом и уже хотела нанести следующий удар, но тут ее внимание переключилось на простирающуюся за окном долину с пересекающей ее голубой лентой реки. Сперва ее рот приоткрылся и послышался восторженный вздох, но спустя мгновение девушка недовольно поджала губы.
        - А мне досталась комната с видом во двор, - досадливо проговорила она, и после небольшой паузы, во время которой внимательно разглядывала округу, вздохнув, добавила, - Хорошо, хоть без соседей.
        - Три девушки будут жить в одной комнате? - догадался я.
        - Разумеется, - смерив меня озадаченным взглядом, подтвердила она мою догадку, - Я даже вторую кровать им отдала.
        - Очень благородно с твоей стороны, - не мог не заметить я.
        - Ничего, я придумаю, как они мне это возместят, - пообещала она.
        - Не сомневаюсь.
        - У тебя какого уровня защитный артефакт? - сменила она тему.
        - Третьего, - ответил я, приготовившись выслушивать насмешки с демонстрацией превосходства.
        - А у нас со Старком пятого, - хмыкнув, похвасталась она, - Держи, - протянула она руку брату.
        - Один для меня? - слово зачарованный переспросил Старк, впившись взглядом в артефакт, который представлял собой овальную пластину, выполненную из темного с желтоватыми прожилками материала. Пластина была вставлена в ободки из серебра, и носить ее предполагалось на шее.
        - Разумеется, для тебя. Бери уже! Мамин подарок за руны, - пояснила она.
        Бережно, словно артефакт был хрустальным, дроу взял пластину, рассмотрел ее на солнечный свет, после чего быстрым движением повесил на шею и спрятал под кофту.
        - А мне? - напомнил я о себе.
        - Что тебе? - не поняла девушка.
        - Артефакт пятого уровня. Руны-то мои.
        - Вот еще, - фыркнула она, - Патента у тебя на них нет.
        - Есть, Аравелия выдала, - в свою очередь похвастался я.
        - Мы сейчас не в Аравелии, а в Галасии, - пожала она плечами, - И, вообще, пусть тебя твой князь снабжает артефактами.
        - Продашь? - деловито осведомился я.
        - У меня только два. Да и если бы был третий, то все равно не продала. Ты нам враг.
        - Что ты несешь?! - не выдержал Старк, - Маргус нам друг!
        - Ты младший, а значит не можешь судить о том, кто нам друг, а кто - враг, - поставила она его на место, и, развернувшись ко мне, ехидно улыбаясь, выразила опасения, что с практики кое-кто, не имеющий хорошей защиты, может и не вернуться.
        - Ты права, кое-кто с практики точно не вернется, - согласился с ней я.
        Интерлюдия

        Граф Крестон, глава разведывательного департамента Патании, слушал доклад штатного некроманта, касающийся группы мэтра Ринза. Оправленная в Галасию группа, вместо того, чтобы выполнить полученное задание, ограбила королевский банк, да так неудачно, что в ходе ограбления все члены группы оказались убитыми.
        Внедренный в городскую службу правопорядка агент, опознал мертвых грабителей и сразу же связался с центром, после чего провел прибывшего для проведения дознания некроманта в тюремный морг.
        И вот сейчас, вернувшийся некромант докладывал главе разведки о причинах, побудивших командира группы, мэтра Ринза, ослушаться приказа.
        - Мне удалось установить, что все члены группы шли на ограбление банка сознательно, их целью было разжиться деньгами перед переездом на Южные Острова.
        - Что вы несете?! - прервав доклад некроманта, воскликнул глава разведки Патании.
        - Я отвечаю за свои слава, - чуть дернув щекой, заявил некромант, - Я уже семьдесят лет занимаюсь считыванием оставшейся памяти у трупов различной стадии разложения.
        - Прошу меня извинить, - заглушил в себе эмоции граф Крестон, - Просто, то, что вы говорите, совершенно… необычно, - наконец-то смог подобрать он слово.
        - Кроме того, мне удалось выяснить, что мужчины были влюблены в нового бойца группы - Герту.
        - Бред какой-то, - удручено проговорил граф и, спохватившись, вновь извинился перед некромантом, - Командир тоже был
        влюблен? - немного погодя уточнил он.
        - Несомненно, - подтвердил некромант.
        - Но как такое возможно? - растерянно проговорил граф.
        - Весна, рядом молодая и красивая женщина, - начал перечислять причины специалист по трупам.
        - Вы это серьезно? Они же были профессионалами.
        - Другого объяснения у меня нет, - пожав плечами, ответил некромант.
        Оставшись в одиночестве, граф Крестон принялся размышлять о женском факторе в разведке. «Больше никаких смешанных групп!» - принял он решение, когда взвеем все «за» и «против».

        Глава 25

        Увешанные артефактами и оружием, мы цепочкой, словно туристы, направлялись в первый учебный рейд. Шли мы по редколесью, примерно в двух километрах от разделительной стены. Эта местность считалась относительно безопасной, именно здесь бродили в поисках нежити студенты первого курса. Старшие же курсы забирались охотиться вглубь территории, там, где относительно разумную нежить можно было встретить намного чаще, а если повезет, то и наткнуться на разумную. Впрочем, последнее - везение относительное.
        - Незабываем нюхать! - вскочив на пригорок, напомнил нам мэтр Каргос и уже сотый раз повторил, - Первое правило охотника за нежитью - нюхать!
        Направлялись мы к месту, где более тысячи лет назад произошло грандиозное побоище между гномами и людьми. Империя в те времена интенсивно расширяла свои границы, а жившие на территориях, соседствующих с горами, гномы этому упорствовали. Несмотря на ожесточенное сопротивление гномов, Империи тогда удалось оттеснить их за Северную гряду и занять предгорные плодородные долины. С тех давних пор ландшафт местности сильно изменился, долины большей частью заросли лесом, а треть территории превратилось в пустыню. А еще спустя пару столетий здесь начал меняться магический фон, изменение которого в последующем и привело к образованию «мертвых» территорий.
        Считалось, что таким образом гномы отомстили людям. Непосредственными же исполнителями заказа являлись темные эльфы, которым в оплату за услугу было разрешено поселиться в гномьих горах. Существовала и другая версия, согласно которой гномы стали жертвами коварства темных эльфов. Светлые эльфы утверждали, что появление территорий, заселенных нежитью было выгодным только дроу. Во-первых, эти территории отделяли их от людей, не самых приятных из соседей, а, во-вторых, давали рычаги влияния на гномов, которым требовалась защита от нежити. Было еще и в-третьих, но об этом говорили уже шепотом. Ходили слухи, что дроу проводят здесь какие-то жуткие эксперименты. Мэтр Гото, когда на привале мы задали ему этот вопрос, только усмехнулся.
        - Люди тоже охотятся за нежитью, - поддержал его мэтр Карго с.
        - И тоже проводят эксперименты, - добавил мэтр Гото, - Вы тоже будете ходить в рейды в поисках опытных образцов.
        - То есть, Потерянные земли - это охотничьи угодья? - уточнил я. Сперва-то я решил, что люди пытаются решить проблему под названием «Потерянные земли», а оказалось, что их наличие всех устраивает. Питомник какой-то получается.
        - Можно и так сказать, - согласился мэтр Гото, - Здесь все охотятся за всеми.
        - За нежитью охотятся только ради экспериментов? - спросила одна из студенток, невысокая девушка с очень грустными глазами и отстраненным выражением лица. Звали ее, кажется, Норой и вроде бы она была влюблена в моего друга, судя по часто бросаемым ею на него украдкой взглядам, которые не замечал только сам виновник.
        - Еще ради ингредиентов, они необходимы для производства некоторых артефактов и зелий, - ответил мэтр Каргос и, с усмешкой, наблюдая за появившимся блеском в глазах студентов, пояснил, - Это входит в учебную программу последних курсов академии.
        - Пора идти, - сказал, поднимаясь с упавшего дерева, мэтр Гото.
        - Всем просканировать пространство! - дал задание мэтр Каргос, - Стасия Росо, к вам это тоже относится! - буравя взглядом девушку, повысил голос преподаватель нежитеведения.
        Та вела себя словно на прогулке в парке: часто сходила с тропы, чтобы поближе рассмотреть заинтересовавшие ее дары леса, игнорировала слова куратора, не использовала заклинания, позволяющие определить наличие поблизости нежити. Вот и сейчас она с интересом наблюдала, как птицы кружили над выпавшим из гнезда птенцом, не решаясь приблизится из-за сидящей на корточках рядом с ним дроу.
        Место, где мы сейчас находились, сильно отличалось от Мертвого леса: деревья здесь покрывала листва, в их кронах гнездились птицы, а по ветвям то и дело скакали белки.
        - Природа мертва только в одной зоне, - объяснил сей феномен мэтр Каргос.
        - А нежить разве не охотится за животными? - удивился я.
        - Бывает, конечно, - охотно пояснил он. - Но жизненная энергия разумных намного питательнее для нежити. Так что нежить предпочитает охотиться на нас или друг на друга.
        - А почему тогда в Мертвом лесу нет жизни?
        Пожав плечами и свалив все на пресловутый магический фон, мэтр Каргос, поторопил меня следовать за мэтром Гото, сам же занял место замыкающего.
        Идти пришлось еще около часа. Напоминающее творение сумасшедшего тракториста огромное разрыхленное поле, с разбросанными по всей поверхности кусками вырванного дерна, возвестило нас о конечном пункте путешествия.
        - Это место захоронения воинов последней битвы между имперцами и гномами, - начал вводить нас в курс дела мэтр Гото, - Ваша задача поделиться на две команды, поднять скелеты, подчинить их своей воле и устроить небольшое сражение. Участники группы, чьи скелеты одержат победу, получат по десять баллов каждый.
        Десять баллов - вкусная морковка. Ведь, чтобы пройти практику и перейти на второй курс, нужно было набрать сто баллов.
        - Чтобы не путаться, одна группа поднимает скелеты людей, другая - гномов, - тем временем продолжал давать указания некромант.
        - Эльфы должны быть в каждой группе, - поставил условие находившийся поблизости мэтр Каргос.
        Старк к моему удивлению решил играть против сестры. Стасия же в отместку спихнула нам трех девушек.
        - У них два эльфа, - пояснила она свой маневр кураторам.
        Те, выслушав, только усмехнулись, но вмешиваться не стали.
        - Время пошло! - услышали мы слова мэтра Гото и разошлись в разные стороны. По жребию нам выпало поднимать скелеты гномов.
        В нашей команде сильным студентом кроме нас со Старком считался Вирон. быстро соображающий и выполняющий все практические задания одним из первых. У соперников, не считая Стасии, наибольшие опасения вызывали Ровол, наследник одного из самых богатых купцов Галасии, дар который уже сейчас превышал второй уровень, а также Брайн, крепыш с очень неприветливым взглядом социопата.
        - Сперва каждый по одному скелету поднимет и подчинит, а дальше посмотрим, - предложил я членам своей команды. Возражений не последовало, и мы приступили к поднятию нежити.
        Заклинание поднятия неразумной нежити было нам хорошо знакомо. На практических занятиях по некромантии мы его неоднократно отрабатывали. Поднимали как свежие трупы, так и уже скелеты. Сложнее было с подчинением нежити. Одновременно подчинять своей воле несколько особей неразумной нежити на практике мы еще не пробовали. Мэтр Гото дал нам только теорию множественного подчинения. П вот сейчас нужно было показать, как мы сможем реализовать знания на практике.
        Уже спустя минуту земля задрожала и на поверхности появились многочисленные воронки, из которых спустя мгновения стали появляться грязноватые кости. Выбирались призванные из-под земли довольно быстро, чтобы полностью отрыться каждому требовалось не более двух минут. Плохо только, что заклинанием невозможно было дифференцировать скелеты разумных. Отрывались все подряд: и человеческие, и гномьи. Другой проблемой являлось то, что многие скелеты были не полными: у одних отсутствовали кости ног, у других рук, а у третьего, вообще, череп.
        Не годящиеся для битвы неполноценные скелеты гномов, а также ненужные скелеты людей мы тут же упокаивали. Те после заклинаний падали словно подкошенные. Подчинить по одному скелету нам не составило никакого труда, а вот дальше дело застопорилось. Ни у кого не получалось наладить контроль хотя бы сразу над двоими.
        Бросив взгляд на соперников, мы убедились, что у них ровно стоят тоже только десять скелетов. Кроме того, из-за того, что другая команда не упокаивала забракованные экземпляры, те стали разбредаться по полю.
        - Десять на десять, - озвучил расклад Вирон.
        - Мало, надо еще хотя бы по одному подчинить, - не желал я довольствоваться равными шансами.
        Сказано - сделано. Завернув мысленным приказом один из праздно шатающихся по полю гномьих скелетов, я заставил его подойти ко мне. Правда, первый мой подчиненный, пока я возился со вторым, намылился сбежать.
        - Стоять! - машинально крикнул я.
        Сплюнув, я продолжил добиваться подчинения уже молча, смысла надрывать голосовые связки не было никакого, у неразумной нежити отсутствовали органы чувств.
        С помощью савхора я, не напрягаясь, подчинил бы себе всех находящихся здесь скелетов, но задействовать имперский артефакт было нецелесообразно и рискованно. Преподавателей идиотами я не считал, понимал, что они сразу поймут, что дело не чисто, привлекать же к себе внимание было лишним. Кроме того, чтобы развивать дар, мне необходимо было постоянно тренироваться, савхор же этому мешал, поскольку увеличивал силу без каких-либо усилий с моей стороны.
        Все-таки у меня это получилось. Вытирая струящийся по лицу пот, я довольный словно сержант, хорошо выполнивший свою работу по натаскиванию новобранцев, наблюдал, как два скелета застыли в одинаковых позах напротив меня.
        Гномий скелет визуально отличался от человеческого: кости гномов были более массивными, правда это компенсировалась размером. Кости гномьего скелета были примерно на треть короче человеческих, а вот череп наоборот, имел чуть больший размер.
        - Шагом марш! - крикнул я на публику, и скелеты изобразили строевой шаг.
        Решив добиться большей синхронизации движений, я усилил напор, и добился-таки аплодисментов присутствующих.
        Вдохновленные моим успехов, остальные члены команды также принялись экспериментировать. Получилось, правда, как я и предполагал, только у двух - Старка и Вирона.
        - Тринадцать против десяти, - довольно проговорил Старк, но оглянувшись недовольно добавил, - Тринадцать против двенадцати.
        Стасии с Роволом также удалось подчинить сразу двух скелетов. Увидев же присоединяющего к строю третьего подчиненного Стасии, я невольно скрипнул зубами.
        - Она трех подчинила! - прошелся ропот по нашим рядам.
        - Их скелеты вооружаются! - крикнула Нора, показывая пальцем в сторону соперников.
        Действительно нежить откапывала из-под земли ржавые железки, бывшие когда-то двухклинковыми мечами.
        Поняв, что времени на эксперименты не осталось, мы дали команду скелетам на поиск оружия и спустя пару минут костяные останки гномов вытащили из земли не менее ржавые секиры.
        Выстроившись в неровную шеренгу скелеты противника, неуклюже размахивая на ходу клинками, двинулись в нашу сторону. Построив своих по такому же принципу, мы направили их навстречу славе.
        - Хороший день для последней битвы, - заметил стоящий рядом Старк, видимо, впечатленный моментом.
        Действительно, день выдался чудесным: грело по-летнему жаркое солнце, обдувал по-весеннему прохладный ветерок, и двадцать шесть скелетов неотвратимо приближались друг к другу, чтобы принять свой последний бой.
        Наблюдая за сходящимися противниками, я решил попробовать перехватить управление скелетами у одного из наших.
        - Нора! - крикнул я, - Ослабь связь, я попробую переподчинить твоего.
        Перехватив управление, я стал контролировать сразу трех. С четвертым и пятым также проблем не возникло. Остальные девушки без вопросов отдали мне бразды правления.
        - Поднимайте еще скелеты, они будут нашим резервом, - дал я им задание.
        Вот, что мне нравилось в здешних человеческих девушках, так это то, что они не задают глупых вопросов, а просто делают то, что им скажут. Патриархат в своей красе. Нелицеприятную же картину матриархата можно было наблюдать по другую сторону поля, где Стасия никак не могла договориться с остальными членами команды.
        Тем временем моя пятерка, синхронно двигаясь, вырвалась вперед и нанесла первый удар по противнику. Осыпающиеся кости, и минус пять человеческих скелетов и три гномьих. Скелеты же Старка и Вирона, зайдя с флангов, бились парами: один атаковал, другой прикрывал. Еще четыре наших скелета вступили в бой, и началась настоящая мясорубка, вернее, костерубка. Звуки ударов, глухой звон ржавого металла по костям и азартные, разлетающиеся по округе, крики кукловодов.
        - Резерв! - крикнул я, оглядываясь.
        Девчонки не подвели, перехватив управление над вновь поднятыми солдатами, я бегом отправил их в бой.
        Тем временем противник тоже не зевал, к месту битвы с их стороны приближались еще четверо скелетов, управляла двумя из которых Стасия. Отправив своих наперерез моим, она и сама начала приближаться. Ее примеру непроизвольно, в пылу азарта, последовали все остальные, участвующие в шоу студенты.
        - Руби его! Куда ты прешь?! Окружай! - кричали все разом.
        Прикатившийся мне под ноги череп гнома, я гут же отфутболил в кучу дерущихся скелетов.
        - Бинго! - довольно закричал я, когда череп пробил грудину скелета соперника, и буквально за секунду успел отскочить от летящей в меня берцовой кости.
        Поняв, по разочарованной роже Брайна, что подарок прилетел именно от него, я не стал тянуть с ответной любезностью и запустил в него валяющуюся под ногами часть скелета. Брайн тоже не сплоховал, легко увернувшись, он принялся закидывать меня костяными снарядами.
        - Бей их! - воинственный клич Вирона тут же был подхвачен всеми остальными.

* * *

        Расположившись вдоль ручья, студенты пытались смыть с себя грязь, сил на бытовые заклинания ни у кого совершенно не осталось.
        Вышагивающий рядом мэтр Каргос, ожесточенно жестикулируя, доводил до нас свое мнение о первогодках в целом и о нас в частности.
        - Такое поведение недопустимо! - вещал он, уже слегка охрипшим голосом, - Устроить драку в мертвой зоне! Наплевать на безопасность! Вы будете наказаны! Минус десять баллов каждому! - закончил он и, недовольно поджав губы, резко развернулся и проследовал к, устроившемуся на выпирающем из земли камне, мэтру Гото.
        Да уж, махач получился знатным. Один разбитый нос, несколько вывихов и растяжений, синяки, кровоподтеки. У меня саднит скула и ощущаются все ребра. Впрочем, если сравнивать с Роволом, то я еще легко отделался. Перевязывающая ему сейчас голову девушка поглядывала на меня уж очень недоброжелательно.
        «И с чего она решила, что это я причина его травмы? - вяло думал я, пытаясь отстирать мантию, - Дрался ведь не только я, а все парни. Хотя со стороны, конечно, виднее».
        - А кто победил-то? - неожиданно прозвучавший вопрос заставил всех бросить постирушки.
        «А, действительно, кто? Про скелеты-то все благополучно забыли», - перевел я взгляд на Старка, и тот пожал плечами.
        - Мы, конечно, - не требующим возражения тоном, произнесла Стасия и все взгляды скрестились на ней.
        - С чего это вдруг? - не согласился с нею Старк, - Перед тем, как на меня налетел Брайн, я точно видел, что ваших скелетов осталось только двое, наших же было пятеро.
        - Вот пока вы с Брайоном выясняли кто из вас круче, наши скелеты и сделали ваших, - ехидным голосом порадовала брата сестра.
        Все синхронно развернулись к преподавателям.
        - Мэтры, а кто победил? - озвучил общий вопрос Старк.
        - Пока вы дрались, Стасия уничтожила ваши скелеты, - сообщил нам радостную весть мэтр Гото.
        - Это нечестно! - выкрикнула Нора.
        - А вы куда смотрели?! - ополчились на девушек парни из нашей команды.
        - А нечего было драться! - прилетела ответка.
        - Так они что по десять баллов получат?! - возмутился Вирон, проанализировав полученную информацию.
        - Разумеется, - ответил некромант, - они же выполнили задание.
        - Минус десять баллов на плюс десять баллов, в итоге, у членов команды, поднявшей человеческие скелеты - ноль баллов. У вас же минус десять баллов, - разъяснил преподаватель расклад всем присутствующим.
        - Почему ноль? Я же не нарушала дисциплину! - ошеломленно произнесла Стасия, поднявшись с облюбованного ею пня.
        - Почему минус десять баллов? Мы тоже не дрались, - вторили ей девушки из нашей команды.
        - Молчать! - закричал, итак пребывающий в расстройстве чувств, мэтр Каргос, - Вы не выставили защитный периметр вокруг, поглощенных дракой и забывших о безопасности, ваших товарищей! - выдал он сенсацию.
        - Чего?! - последовал дружный девичий вопль.
        - Вы должны были прикрывать ваших товарищей, а вместо этого, одна разделывалась со скелетами противника, а остальные визжали и заламывали руки, - устало объяснил некромант и, пресекая спор, велел всем собираться, - Темнеть скоро начнет, - добавил он, внимательно осматривая периметр.
        Закончив с чисткой одежды и вновь обвесившись оружием, мы, пошатываясь от усталости, двинулись в обратный путь. Рассудив, что шпага мне против нежити не особо поможет, в рейд я взял лук мага и ножи. Некоторые же, видимо, решив повыпендриваться, отдали предпочтение двухклинковым мечам и сейчас кряхтели под их тяжестью.
        - Щиты! - неожиданная команда мэтра Гото не на шутку всех встревожила.
        Применив защитное заклинание, я расчехлил лук и стал вглядываться в пространство между деревьями. Рядом, пытаясь понять, откуда исходит угроза, тем же самым занимались остальные студенты.
        - Смотрите вверх, это мантикора, - услышали мы предупреждение мэтра Каргоса, специалиста по нежити.
        Осматривая ветви деревьев, откуда должна была спрыгнуть эта модифицированная кошка, я кроме зеленой листвы так ничего и не смог там разглядеть. Присутствие хищника выдавали только возбужденные крики птиц, охраняющих свои гнезда.
        - Их несколько, - продолжал радовать нас информацией мэтр Каргос.
        Наконец, одна из мантикор показалась, вернее, где-то сбоку мелькнула тень, а затем к нашим ногам свалилась туша. Большая, вытянутая голова, напоминающая генетическую смесь обезьяны и кошки с мощной челюстью пираньи с двумя рядами острых зубов. Длинное, мускулистое тело, покрытое отвратительного вида пятнами и клочками шерсти, кошачьи лапы и хвост крысы-гиганта, заканчивающий множественными шипами.
        Мэтр Карго с уничтожил мантикору как и положено темному магу - быстро и эффективно, так, что никто из окружающих даже этого не заметил.
        - Не расслабляться! - предостерег он, начавших оживленно обмениваться мнениями студентов.
        Сразу две нежити, спрыгнув с деревьев, выгнув спины, стали приближать к застывшим в неестественных позах студентам. Натянув лук и прицелившись, я отправил стрелу тьмы в одну из мантикор. Отбив ее, словно хлыстом, молниеносным движением хвоста, она изготовилась для прыжка, но тут же рухнула, не издав и звука. Только быстро рассеявшийся сгусток тьмы свидетельствовал о примененном только что атакующем заклинании темного мага.
        Последнюю мантикору обездвижил некромант, после чего подойдя к туше, принялся деловито засовывать её в странного вида сеть.
        - Помогайте! - бросил нам мэтр Каргос, доставая из своего рюкзака пару таких же сетей.
        - Удачный рейд, - довольно оскалившись, подвел он итог, когда отряд час спустя подходил к разделяющей земли людей и нежити стене.

        Глава 26

        Из-за непрекращающегося гомона создавалось ощущение, что в столовой находилось не пятьдесят студентов, а все пятьсот. За соседними двумя столами, где обедали старшекурсники, увлеченно обсуждали предстоящую экспедицию в Мертвый город, вернее, методом «кто громче крикнет» решали, кто в нее отправится и что из оружия и артефактов этим счастливчикам стоит с собой захватить.
        Мы же в это самое время, позабыв о вкусных блюдах из мяса и свежих овощей, выращенных в замковых теплицах, не менее увлеченно следили за перипетиями ожесточенного спора и умирали от зависти, ведь место с загадочным названием «Мертвый город» хотели посетить абсолютно все из присутствующих. Воображение так и рисовало увитые зеленым плющом живописные развалины и скрытые в их недрах тайны некогда великой Империи, которые ты обязательно раскроешь, стоит лишь тебе там очутиться.
        Вот только мест в экспедиции для студентов предусмотрено всего лишь десять. Именно эта несправедливость и являлась причиной разразившихся словесных баталий, и, судя по сжатым кулакам и перекошенным от злобы лицам некоторых оппонентов, до рукоприкладства было не так уж и далеко.
        Мне бы тоже не помешало оказаться в составе экспедиции, ведь за участие в ней давали целых пятьдесят балов. Для перевода на второй курс академии мне нужно было набрать восемьдесят. Со времен того злополучного первого рейда удалось заработать только двадцать баллов. Десять дали за то, что я выследил и уничтожил болотника. Вот если бы я не позволил тому утонуть, то получил бы двадцать, но, к сожалению, трясина сразу же затянула в себя тушу своего бывшего хозяина, а мне осталось только сожалеть и крыть себя за нерасторопность.
        Вообще практика состояла из рейдов за стену в поисках подопытного материала и работы с добытой нежитью в специально оборудованных для этих целей подвальных помещениях замка, где я и заработал остальные десять балов.
        Под руководством наших кураторов мы вскрывали тела нежити, тщательным образом изучали, как они устроены, после чего разделывали их, извлекая ценные ингредиенты. В первую очередь сцеживали пахучую жижу, текущую по их венам и заменяющую им кровь, после чего вырезали образующиеся в их телах места концентрации темной энергии, выглядящие как уродливая опухоль.
        После извлечения ингредиенты упаковывались в магическую тару. Часть их шла на нужды Галасии и академии, а часть на продажу, как местным темным магам, так и магам из соседних государств. Как оказалось, доходы с продажи ингредиентов нежити составляли значительную часть бюджета Галасии, а я еще удивлялся, наивный, чего это местные не решают проблему под названием «Потерянные земли». Да им это было просто не выгодно.
        Грязная работа то ли мясника, то ли хирурга меня совершенно не прельщала, и я уже точно знал, что не выберу для обучения ни кафедру нежитеведения, ни некромантии. Оставалось присмотреться к кафедрам демонологии, артефакторики, а также боевое и ментальной магии. Впрочем для того, чтобы определиться с выбором у меня оставался еще целый год, но чтобы получить этот
        И теперь передо мной стояла задача попасть в состав экспедиции. Вот только как это провернуть? Ведь первокурсникам в Мертвый город путь был заказан. Обдумывая проблему, я вяло копался вилкой в почти полной тарелке еды и задумчиво рассматривал спорщиков за соседними столами.
        «Интересно, почему они не разыграют места в экспедиции? - удивлялся я про себя. - Спорят, давят друг на друга авторитетом, сейчас еще и морды друг другу начнут бить. Нет, чтобы устроить соревнование типа турнира. И зрелищно, и результативно, и хорошая возможность заработать пару дополнительных баллов. Как дети, право слово».
        Оставив недоеденный обед, я вышел из столовой и отправился на поиски коменданта, а по совместителю координатора поисковых рейдов. Поднявшись по одной из лестниц, я оказался в административном помещении, где размещались несколько кабинетов, один из которых принадлежал коменданту. Молодая красивая женщина, обладательница темного дара второго уровня, о чем свидетельствовал специальный значок, который, находящиеся на службе маги, носили на одежде, сидела за столом, расположенным перед нужной мне дверью.
        - Добрый день, - поприветствовал я ее, не забыв натянуть на лицо свою фирменную улыбку, - Узнайте, пожалуйста, сможет ли меня принять мэтр Кинг.
        - По какому вопросу? - деловито осведомилась она, не забывая при этом кокетничать: оправлять волосы и постреливать из-под
        - По поводу предстоящей экспедиции в Мертвый город. Передайте коменданту, что я придумал, как решить проблему с нехваткой мест для студентов.
        - Да? - озадаченно произнесла сола, на миг позабыв о флирте.
        - Точно вам говорю, - заверил я ее, наклонившись к столу и уловив цветочный аромат духов.
        Сделав пару глубокий вдоха, и позволив мне полюбоваться видом сверху, она томно улыбнулась, после чего, не спуская с меня взгляда, грациозно поднялась из-за стола и скрылась за тяжелой дверью кабинета.
        Судя по обстановке в кабинете. Мэтр Кинг не был чужд всему новому. Об этом свидетельствовала и современная мебель, отличающая особой легкостью и изяществом форм, и украшающие стены картины, выполненные в авангардной манере, а также стоящая на столе статуэтка, напомнившая мне изгибы тела и черты лица молодой, оставшейся в холле секретарши.
        «Однако!» - подумал я, после чего, собравшись с мыслями, перенес свое внимание от миниатюрной копии, заинтересовавшей меня красотки к хозяину кабинета и приступил к изложению своей идеи.
        - Таким образом, турнир поможет выявить достойных и одновременно лишит повода для возмущения проигравших, - закончил я выводом презентацию.
        - Зрелищ, значит, захотели.
        - А также посоревноваться со старшекурсниками! - поспешил добавить я.
        - Вы же проиграете, - удивился он.
        - Главное не победа, а участие! - выдал я незнакомую этому миру сентенцию, а про себя порадовался, что мэтр не высказался против идеи участия в турнире первокурсников.
        Постучав по столу пальцами, сморщив лоб и пару раз прочистив горло, мэтр Кинг важно кивнул и озвучил свое решение:
        - Хорошо, устроим турнир, и десять сильнейших получат места в экспедиции.

* * *

        - О, Маргус, - шептали ее губы в перерывах между стонами, - Да! Да! О, Маргус, - произнесла она на выдохе и сладостно задрожала.
        Шера оказалась горячей штучкой, и нам очень повезло, что мы нашли друг друга в этом замке. Именно об этом я сейчас и думал, лежа на кровати в ее комнате и приходя в себя.
        На северной границе Шера оказалась по распределению. Получив бесплатное образование, она должна была теперь отработать предусмотренный контрактом четырехлетний срок. Впрочем, со слов девушки, её всё устраивало: работа не пыльная, есть возможность дополнительного заработка на разнице от продажи ингредиентов нежити, а также другие плюшки.
        - Что слышно о турнире? - спросил я ее.
        Устроившись у меня на плече, девушка провела рукой по моей груди, животу, а затем я поймал ее руку и напомнил вопрос.
        - Мэтр Кинг, сказал, что это будет состязание лучников, - промурлыкала она мне в ухо и впилась губами в мочку.
        «Кто бы сомневался, никакого креатива, - успел я подумать, прежде чем впасть в экстаз. Уши оказались ко всему прочему эрогенной зоной эльфов.
        Сообщение о турнире и возможность участия в нем всех студентов, невзирая на возраст и пол, вызвало у моих сокурсников бурю восторга, словно победители уже были определены и это именно они. Впрочем, получить шанс, который до этого у них просто отсутствовал, все-таки лучше, чем ничего. Шанс, конечно, мизерный, но все-таки шанс. Так мне и заявил, закатив глаза в предвкушении выигрыша, Старк.
        - Мы должны выиграть, мэтр Кате не зря тогда записал нас в команду темного факультета, - уверил он меня.
        - Возможно, - нейтрально ответил я. Выказывать свою уверенность в победе было недальновидно. Разумеется, я был в ней уверен, с савхором довольно трудно проиграть. Нужно было всего лишь сделать так, чтобы все решили, что мой выигрыш - обычное везение.
        Соревнование устроили в живописном месте на берегу реки, где мы со Старком и еще парой, присоединившихся к нам, сокурсников купались по вечерам, успокаивая с помощью водных процедур нервы.
        Когда все участники и зрители собрались, комендант произнес вдохновляющую на победу речь, огласив правила турнира и призы. Выяснилось, что мишени, которые предстояло поразить участникам, будут подвижными.
        Студенты сами на днях изготовили около ста единиц деревянных дисков, а если по-простому, то колец от бревна. Помню, мы еще тогда удивлялись такому странному заданию. На полученные диски маги нанесли руны, превратив их, по сути, в артефакты. И теперь, студенты, чей дар вырос лишь до первого уровня, а это большинство первокурсников и меньшая часть второкурсников, поразить такую мишень были не в состоянии.
        Осмыслив слова мэтра Кинга, многие студенты первых двух курсов сразу сникли, поняв, что ловить им на турнире было нечего. Впрочем, такое решение преподавательского состава было понятно, с даром первого уровня выжить в Мертвом городе было довольно сложно.
        Но у нас с дроу и еще четверых сильных студентов с нашего курса шанс победить все еще присутствовал.
        Мишени предполагалось бросать в воду, и пока те будут плыть, влекомые течением, участники соревнований должны их поразить. Мало того, что нанесенные на мишени руны защищали их от снарядов, так устроители соревнований, чтобы еще больше усложнить задание, разрешили студентам использовать только огненные стрелы.
        - Первой двойке участников приготовиться! - раздался над долиной командный рык коменданта крепости.
        Начали турнир, как и ожидалось, старшекурсники. Парами они подходили к реке и занимали удобные позиции. Убедившись, что участники готовы, маги кидали в воду две мишени. Затем раздавалась команда коменданта, разрешающая открывать огонь, после которой студенты натягивали луки, создавали стрелу, целились и, наконец-то, стреляли.
        Из шестнадцати студентов третьего и четвертого курса поразить цель удалось тринадцати, а из четырнадцати студентов второго курса - только восьми.
        Когда подошла наша очередь, стоящий рядом со мной Старк принялся меня подбадривать.
        - Ты, главное, не волнуйся, представь, что здесь никого нет, есть только ты и мишень, - говорил он, излучая уверенность, - Вот увидишь, у тебя всё получится.
        - Мы сейчас соперники, - напомнил я ему.
        - Мы друзья, - отмахнулся он от моих слов и принялся готовить лук мага к стрельбе.
        Я стоял, смотрел на этого, по сути, еще мальчишку, для которого понятия дружбы не было чем-то эфемерным, а являлось важной частью жизни, и понимал, что просто не смогу отобрать у него победу.
        «Ладно, черт с ним, с этим городом, баллы и здесь можно заработать, всего-то и нужно, что притащить в замок четверых болотников», - убеждал я себя, решив не активировать савхор.
        Во второй тур вышли двадцать пять участников, четверо из которых являлись студентами - первогодками: оба дроу, Ровол и ваш покорный слуга. Да, я попал в эту сложную мишень и заработал себе пять баллов. Всего-то и нужно было - последовать совету друга: забыть обо всех, наплевать на результат и слиться со стрелой.
        - Второй тур! - объявил тем временем мэтр Кинг и разговоры тут же стихли.
        В этот раз команда на стрельбу раздалась, когда мишени удалились на такое, расстояние, что их стало почти не видно.
        Из отстрелявших первыми старшекурсников, в мишень попали девять студентов: трое из которых были дроу. Из второкурсников в третий тур прошли только четверо, а из первогодок только эльфы.
        Заработав еще пять баллов, я воодушевился. Даже если пролечу в третьем туре, то одного болотника все-таки отобью.
        Финал выдался нервным, участники обменивались злобными выпадами, а больше всех досталось мне. Информация о том, что идея с турниром принадлежит вышедшему в финал светлому эльфу, просочилась, и многие стали понимать, что я, предложив провести соревнование, нагло вклинился в зону их интересов. Чего я только не наслушался, в основном от дроу, разумеется. II что я выскочка и жулик, и что все беды в мире от светлых эльфов, и что бедным дроу нет от светлых никакого покоя, и что меня специально сюда заслали, чтобы испортить им жизнь.
        Когда мэтр Кинг возвестил о начале третьего тура, мы со Старком вздохнули с облегчением. Отбиваться от этих идиотов уже порядком надоело.
        - Пусть первым стреляет! - услышал я голос одного из дроу с четвертого курса. Его предложение было встречено одобрительными возгласами остальных студентов.
        Мэтр Кинг подмигнул мне, после чего махнул рукой, подзывая к реке.
        - Готов? - спросил он, изучая меня, словно диковинку, любопытным взглядом.
        - Готов! - уверенно ответил я.
        Мишень мелькнула в речной воде, и увлеченная течением тут же скрылась из вида. Натянув лук мага, я мысленно представил, где она должна сейчас находиться, наложил на нее маячок и, слившись со стрелой, отправил ее в последний путь.
        Интерлюдия

        Блики вечернего солнца словно шлифуя и без того совершенные изгибы искусно выполненной статуэтки, ласкали каменное тело полногрудой красавицы, завораживая своей игрой благодарных зрителей.
        - То есть, вы считаете, что Маргус Лир всё просчитал? - вопрос мэтра Кинга отвлек его коллег от созерцания прекрасного.
        - Разумеется, - с трудом отведя взгляд от стола, ответил мэтр Каргос, - Они со Старком Росо в отряде драконов воевали, так что луком мага владеют получше многих старшекурсников.
        - Почему же я узнаю об этом только сейчас? - в голосе коменданта замка послышались нотки недовольства, - У нас трое первокурсников отправляются в Город Мертвых! И помешать этому нет никакой возможности! Да меня просто не поймут если я лишу награды победителей турнира! - переведя взгляд с одного собеседника на другого, он зло спросил, - А если они не вернуться из экспедиции?! Кто за это будет отвечать?! - и сам же ответил на свой вопрос, - Разумеется, я! - сцепив руки в замок, мэтр уже более спокойно проговорил, - Если бы я знал, что ваши подопечные бывшие Драконы, я бы не допустил такого промаха.
        - Мэтр Кинг, но мы ведь тоже не знали, что вы запланировали турнир, - возмутился нежданному выговору мэтр Карго с, - Раньше никаких соревнований не проводилось, а места в экспедиции распределялись самими студентами.
        Комендант и сам еще пару дней даже не думал ни о каком турнире, пока порог его кабинета не переступил один расчетливый и наглый эльф. Больше всего в этой истории мэтра раздражало то, что он позволил использовать себя в темную какому-то молокососу.
        - Идея розыгрыша мест в экспедиции здравая, да и справедливо, когда награду получают сильнейшие, - отвлекая коменданта от неприятных дум, изрек молчавший до этого момента мэтр Гото, - Чтобы снять с вас часть ответственности я готов отправиться в экспедицию вместе со своими студентами, - добавил он.
        - Ну что же, ваше предложение принимается, - после небольшой паузы, словно нехотя, согласился мэтр Кинг, - Все-равно ваших в экспедицию идет пятеро. Вот и присмотрите там за своими сородичами, а заодно и за нашим общим подопечным.
        Когда преподаватели академии вышли из кабинета, взгляд коменданта замка, как обычно остановился на аппетитных формах прототипа его любовницы. Довольно прищурившись и промурлыкав себе под нос фривольный мотивчик, он нажал на кнопку вызова.

        Глава 27

        Вереница из магов вот уже вторые сутки пробиралась в глубь Потерянных земель. У каждого за спиной висел объемный рюкзак, в котором находилось все необходимое для длительного путешествия, каждый был вооружен удобным для него оружием, и каждый занимал в живой цепи строго отведенное для него место.
        Возглавлял походную колонну назначенный старшим экспедиции мэтр Воле, опытный маг, исходивший Потерянные земли вдоль и поперек, и знающий все опасные отрезки пути. За ним шли пятеро сильных магов из гарнизона крепости. Сразу же за опытными магами, под присмотром мэтра Гото, следовала группа студентов Академии Магии. Пятеро из студентов являлись, как и их куратор, темными эльфами, четверо были людьми, а вот десятый студент оказался светлым эльфом, который смотрелся на этих насыщенных темной энергией землях инородным телом.
        Замыкали колону четверо темных магов Галасии, специально приехавшие в Коготь Дракона для участия в экспедиции, а также двое магов из гарнизона замка.
        В местности, по которой шли путешественники, хоть вдали все также были различимы очертания высоких гор, уже не встречались деревья, на их смену пришли колючие кустарники, расстояние между которыми все время увеличивалось. То и дело порыв ветра приносил неприятный телу сухой жар, духота становилась все нестерпимее, и с каждым шагом все сильнее чувствовалось приближение пустыни.
        - Привал! - услышав долгожданную команду, студенты выдохнули с облегчением и, сбросив увесистые рюкзаки, потянулись с пустыми флягами к сложенному из камней колодцу.
        Наполнив холодной водой емкости, студенты принялись обустраивать лагерь, первым делом собирать хворост и разводить костер. Светлый эльф, отвязав от палки две тушки зайца, бросил одну стоящей поблизости единственной в отряде девушке, которая все это время без интереса наблюдала за приготовлениями остальных студентов.
        Рефлекторно поймав мертвого грызуна, девушка сперва недоуменно посмотрела на неожиданную добычу, а затем и на дарителя.
        - Займись ужином, - сказал ей эльф, после чего, вручив девушке второго зайца, отправился помогать устанавливать палатки.
        Мгновенно сменив выражение лица с растерянного на брезгливо-высокомерное, она еще раз осмотрела добычу, затем бросила взгляд на наглого светлого, который уже увлеченно вбивал в землю специальные колышки, осмотрелась по сторонам, и, убедившись, что переложить внезапно возложенную на нее обязанность не на кого, направилась к разгорающемуся костру.
        - Пустыню мы пройдем только краем, и уже завтра к вечеру подойдем к городу, - отвечал на вопросы студентов мэтр Гото, после того как сытно поужинал сперва супом из зайчатины, а затем и подоспевшим жареным мясцом.
        - Спасибо, Стасия, все было очень вкусно, - поблагодарил девушку один из дроу, студент последнего курса и по совместительству старший сын главы клана Рето.
        - Действительно, ты очень вкусно готовишь, - поспешил выразить восхищение и представитель крупного клана Биро, также старший сын главы и студент третьего курса. Другой представитель того же клана согласно закивал, но благоразумно промолчал, не желая ненароком вклиниться в отношения своего старшего по положению кузена и заинтересовавшей его девушки.
        Сидящий рядом светлый эльф предпочел выразить свою благодарность юной поварихе не словами, а сыто рыгнув, чем шокировал представителей высшей расы.
        - Вкусно, - произнес он, как бы извиняясь за свою несдержанность, и вновь рыгнул, впрочем, на этот раз, успев прикрыть рот.
        Стасия одарила всех скупой улыбкой, когда же ее взгляд остановился на светлом эльфе, ее глаза сверкнули неподдельным гневом. Заставить ее, дочь клана Росо готовить на всех ужин! Это ему дорого обойдется!
        Словно не подозревая о сгущающихся над ним темных тучах, светлый эльф одарил гордую представительницу клана Росо нарочито влюбленным взглядом, но накатившая на него внезапно зевота сбила настрой юноши и, попрощавшись со всеми, он отправился спать.
        - Эти светлые и сюда проникли, - недовольно проговорил Кларис Рето, когда эльф скрылся в одной из палаток.
        Наблюдающий в это время за лагерем незваных гостей дозорный, дал своему напарнику знак на захват языка. Артефакт канувшей в лету Империи давал своим новым владельцам
        возможность незаметно подобраться даже к самым сильным магам из живых разумных, чем защитники Мертвого города и воспользовались.
        Перейти защиту магов и умыкнуть одного сонного «гостя» не составило большого труда. Отдалившись от лагеря живых на достаточное расстояние, защитники города, активировали портальный артефакт, так же доставшийся им от имперцев, и уже через минуту сдавали добычу в одном из подвалов когда-то величественного, но сейчас стоящего полуразрушенным, дворца.
        Подхватив с двух сторон тело «гостя», воины Галахоры, потащили его по узким подземным коридорам к своей госпоже, а также названной сестре Властителя, которая вот уже сотню лет отвечала за внешнюю разведку государства вампиров.
        Живые разумные приходили в их Город несколько раз в год, в основном они искали хранилище наместника последнего императора, и не представляли интерес для разведки. Но в этот раз Галахору охватило беспокойство, нерациональное и не подтверждаемое стекающейся к ней, как к главе разведки, информацией. Казалось, что время вдруг замерло и включило обратный отсчет. Она буквально чувствовала приближение конца. Чтобы
        узнать о цели так обеспокоившей ее экспедиции магов она распорядилась захватить языка. Оказавшись в довольно просторном помещении, освещенном специальными артефактами, дающими приглушенный свет, не раздражающий чувствительные глаза вампиров, воины бросили добычу к ногам госпожи, после чего застыли в почтительном поклоне.
        Взглянув на распластанное на каменном полу тело, Галахора не вставая со стоящего на возвышенности представительского вида кресла, выполненного из драгоценных металлов и украшенного нескромного размера драгоценными камнями, жестом приказала стянуть с подарка мешок.
        - Светлый эльф?! - хором воскликнули все присутствующие, разглядев в тусклом свете светлые длинные волосы и проглядывающие сквозь них заостренные кончики ушей гостя.
        - Разбудите его, - велела хозяйка зала.
        Один из воинов подчиняясь, достал из поясной сумки небольшую емкость с нейтрализующим действие усыпляющего артефакта зельем, и подсунул ее под нос «гостю».
        От резкого запаха эльф дернулся, инстинктивно пытаясь оказаться как можно дальше от зоны его действия. Затем, видимо, начиная приходить в сеоя, он, приподнявшись на четвереньки, удивленно осмотрелся, после чего, тряхнув головой, уселся на пол и вновь осмотрелся, но уже более внимательно. Отметив хоть и большое, но закрытое пространство и стоящих рядом с ним двух громил, он подавил в себе желание бежать и принялся разглядывать присутствующих. Видимо, решив, что перед ним люди, он немного успокоился и, не вставая с пола, поинтересовался, чего им от него надо.
        Без специальных артефактов определить, что перед ним не обычные люди, а перерожденные, называемые здесь вампирами было действительно сложно. Маг постарше возможно и догадался бы и о месте, где он оказался, и о личностях похитителей, но, судя по внешнему виду и одежде, перед Галахорой сейчас находился юнец, студент Академии магии, и каким-то непостижимым образом попавший в Потерянные земли светлый эльф. -Встань! -распорядилась она.
        Эльф, опасливо покосившись на своих сопровождающих, поспешил последовать ее совету. Поднявшись на ноги, он, наконец, рассмотрел трон, на котором она восседала и в его глазах вместе с удивлением отразилась алчность. Это присущее большинству из живых разумных чувство Галахора опознала моментально, слишком часто ей приходилось его наблюдать.
        - Вы идете в Мертвый город? - начала она допрос.
        - Да, - эльф не стал скрывать от нее правду, что радовало, не хотелось сразу портить его красивую оболочку.
        - Зачем?
        - Экспедиция, - пожав плечами, ответил он.
        - Цель экспедиции? - она решила не злиться на то, что приходится утомлять себя уточняющими вопросами.
        Вновь пожав плечами, эльф ненадолго задумался.
        - За вампирами, скорее всего, будем охотиться, - наконец-то, произнес он.
        От его легкомысленного ответа внутри у нее всё сжалось, злость начала разрастаться и вытеснять остальные эмоции. Сжав подлокотники, Галахора, поддавшись вперед, прохрипела:
        - То есть это рейд за ингредиентами?
        - Да не знаю я, - недовольно поджав губы, ответил эльф, было видно, что ее вопросы ему уже надоели, - Я простой студент. Мне не докладывали, - добавил он, и вновь принялся разглядывать трон.
        «Гаденыш! Ему даже не интересно, зачем он идет в экспедицию. Видимо для него все едино, что потрошить вампиров, что миловаться с подружкой, - откинувшись на спинку трона и прикрыв глаза, она представила, как собственноручно сдерет с него кожу, затем засунет его в кокон, а когда он переродится - отдаст его на ингредиенты людишкам, хотя нет, лучше дроу. Да, именно так она и поступит», - принятое решение ее успокоило и, открыв глаза, она улыбнулась эльфу самой очаровательной из своих улыбок.
        А затем, он улыбнулся ей в ответ, и она решила повременить с казнью.

* * *

        В очередной раз пнув массивную дверь, я, прокричал уже ставшие дежурными проклятия, после чего вернулся в широченную на полкомнаты кровать. Комната, где мне пришлось вот уже несколько часов коротать время, хоть и была буквально завалена предметами роскоши, но не имела одной необходимой детали - окна. Окна, через которое можно было взглянуть на улицу, увидеть небо и проплывающие в нем облака. Да, мне ужасно не хватало свежего воздуха и неба над головой. Это золотая клетка мне уже порядком осточертела, впрочем, как и ее хозяйка.
        «И что я в ней нашел?» - спрашивал я себя, с неприязнью рассматривая разложенные на столике драгоценности: всевозможные кольца, булавки и запонки.
        Была в этом месте и еще одна странность: мой артефакт действовал не в полную силу. Так что даже открыть преграждающую мне путь на свободу дверь, я был не в состоянии. Взбешенно саданув по столу, я смел все лежащее на нем богатство, после чего схватился за голову и застонал.
        - Какого хрена?! - прошептал я, вспоминая недавние события.
        Уснув в палатке, я к своему удивлению очнулся на полу в каком-то, судя по богатому убранству зала, неизвестном дворце. Возле меня стояли два мордоворота, по виду которых я моментально определил, что стоит мне сделать хоть одно резкое движения, мне тут же отобьют почки или даже свернут шею. Так что, не рыпаясь, я тихо осмотрелся и уперся взглядом в трон, хотя сперва я обратил внимание на восседающую на нем женщину.
        Несмотря на приглушенный свет в зале, было трудно не заметить ее красоту и молодость. Причем дама была полностью в моем вкусе, более того, она была одета, как бывают одеты раскрепощенные девушки в юношеских мечтах: туфли-лодочки на высоких шпильках, черные чулки в сеточку, короткое платье с глубоким, до пупа вырезом, спадающие на голые плечи каштановые волосы и рассматривающие меня с любопытством огромные, обрамленные темными и густыми ресницами глаза.
        Поинтересовавшись о целях экспедиции, она пригласила меня погостить у нее пару дней, а заодно и отдохнуть от трудностей походной жизни. Покосившись на мордоворотов, что стояли за моей спиной, и, бросив быстрый взгляд на инкрустированный драгоценными камнями трон, я согласился.
        Сначала все шло просто замечательно: я радовался умелой и страстной любовнице, драгоценностям, которыми она меня одаривала, вкусным блюдам и изысканным винам. Но затем, когда проснулся, то обнаружил, что в комнате нет окна, заметил появившиеся собственнические замашки моей гостеприимной хозяйки, а когда захотел выйти на улицу, то дверь оказалась запертой, моё же требование ее открыть, было проигнорировано.
        «Кто она вообще такая? - думал я, - И где мы находимся? В Потерянных землях или в Патании?»
        Сперва я решил, что меня похитили власти Патании. Но поскольку руны у меня никто не выпытывал, я стал думать, что Галахора какая-то местная помешанная на светлых эльфах, аристократка. Причем аристократка, обладающая артефактами исчезнувшей империи, ведь только так можно было объяснить то, что мой савхор не мог пробить ее защиту.
        - Милый! - услышал я отвратительнейший из голосов, который вывел меня из горестных дум, - Ты скучал?! - девушка, прикрыв за собой дверь, с улыбкой на устах стала приближаться.
        - Да, милая, конечно, - выдавил я из себя и, поднявшись на встречу Галахоре, запустил в нее дыхание смерти.
        Даже не пытаясь уклониться или поставить щит, она рассмеялась мне в лицо. А затем ее внешность начала трансформироваться. Спустя всего минуту передо мной стояло существо, напоминающее человека только отдаленно. Кожа Галахоры приобрела грубость и уплотнилась, черты лица заострились и стали видны длинные торчащие вниз клыки.
        - Вампир! - догадался я.
        - Высший вампир! - уточнила она.
        - Но как? - вырвался из меня вопрос.
        - Мы заставляем вас видеть то, что вы хотите, воплощаем ваши фантазии наяву, - объяснила она мой зрительный обман.
        Вспомнив, чем несколько часов подряд мы здесь занимались, я, согнувшись, опустошил содержимое своего желудка прямо под ноги разочаровавшей меня пассии.
        Вовремя заметив, как вампирша вскидывает руку, я успел поставить зеркальный щит, и мы с ней разлетелись в разные стороны: я к стене, а она на кровать. Не дожидаясь, когда Галахора поднимется, я бросил в нее заклинание распада, и пока она приходила в себя, сотворил файербол, после чего стал резко закачивать в него силу. Когда цвет шара стал приближаться к белому, я направил его в сторону приходящей в себя вампирши. На лету шар взорвался, залив все вокруг ярким, губительным для вампиров, светом. Неистово закричав, Галахара свалившись на пол, скорчилась в позе эмбриона, и ее кожа начала шипеть, словно ее облили кислотой. Бросив в вампиршу еще одно заклинание распада, я с удовольствием стал
        наблюдать, как ее тело превращается в труху.
        Впрочем, порадоваться мне долго не дали, за дверью послышались приближающиеся шаги. Сотворив еще один файербол, я с тоской прикинул на сколько еще таких световых гранат меня хватит и принялся накачивать его силой.
        Интерлюдия

        Ушедший спать несколько минут назад Старк, вернулся к костру, возле которого все еще сидела часть студентов, воодушевленно слушавших некроманта.
        - Маргуса нигде нет, - сообщил он взволнованным голосом.
        Мэтр Гото, оборвав рассказ, резко поднялся, и на ходу активировав артефакт поиска, направился к палатке светлого эльфа.
        Через минуту с той стороны послышался звук сигнала тревоги и весь лагерь начал стягиваться к костру студентов.
        - Что случилось? - осведомился, подошедший одним из первых, мэтр Воле.
        - Студент исчез, - ответил, вынырнув из темноты, мэтр Гото, - Поисковик его не ищет.
        - То есть или он мертв, или передача сигнала заблокирована, - перевел для всех мэтр Воле слова некроманта. Повернувшись к стоящим немного в стороне четверым магам Галасии, он распорядился:
        - Вы остаетесь здесь со студентами, мы же отправляемся на поиски светлого эльфа. Наступал рассвет и старший экспедиции принял решение возвращаться в лагерь. Всю ночь они шерстили территорию пустыни, разыскивая следы светлого эльфа, к сожалению, поиски не дали результатов.
        - Скорее всего, саламандра его в песок утащила. Химера оставила бы тело, по крайней мере, какую-нибудь из его частей, - озвучил версию, к которой склонялось большинство магов, мэтр Воле.
        Когда все уже повернули обратно, где-то за горизонтом, прозвучал взрыв, после чего небо озарило зарево явно неприродного происхождения.
        - В Мертвом городе?
        - Похоже на то.
        - Что там, интересно, произошло?
        - Патанийцы, поди опять хранилище наместника Императора ищут.
        - Опередили, - бросил в сердцах мэтр Воле, сплюнув под ноги, и перечислил подходящие соседям эпитеты.
        Разгоревшуюся дискуссию прервал еще один взрыв.
        - Они что решили там все разрушить?! - возмутились галастцы.
        - Забираем студентов и сразу же в город! - приказал мэтр Воле, добавив уже тише, - Надеюсь, к тому времени там что-нибудь останется.

        Глава 28

        Беспокойная ночь, наконец, закончилась, но утро не принесло успокоения, группа магов, ушедшая на поиски так раздражающего ее светлого эльфа, вернулась ни с чем.
        Стасия вцепившись в руку брата, молча смотрела на подошедшего к студентам некроманта, молча выслушала горестное известие и так же молча начала собирать вещи.
        Образовавшийся в горле комок сдавливал дыхание и порождал не свойственные ей эмоции. Проводив глазами брата, который занял свое место в колоне с двумя рюкзаками за спиной, она, узнав вещи Маргуса, непроизвольно всхлипнула.
        - Старк, по пустыне идти тяжело, оставь вещи эльфа здесь, на обратном пути заберешь их, - услышала она голос мэтра Гото.
        - Мы можем встретить Маргуса в пустыне, - последовал ответ брата. Он, сжав челюсти, исподлобья смотрел на преподавателя.
        - Хорошо, как знаешь, но как только начнешь задерживать остальных, вещи придется все же бросить, - не стал настаивать некромант, видимо, понимая, что своими увещеваниями все равно ничего не добьется.
        Бросив на брата благодарный взгляд, Стасия также заняла место в колонне, и начался этот утомительный поход.
        Простирающаяся до горизонта пустыня была большей частью равнинной, но кое-где местность пересекали холмы и увалы, пологие каменистые склоны которых неравномерно покрывали кроваво-красные лишайники. Из-за перемешанного с камнями песка было
        сложно идти, и чтобы не споткнуться, приходилось постоянно смотреть под ноги. Встречались здесь и растения: преимущественно низкие кустарники, а также набравшая по весне насыщенный цвет полынь, между которыми то и дело пробегали юркие ящерицы. Через пару часов сказалась усталость и шедший впереди Старк начал часто останавливаться, чтобы перевести дух. Стасии то и дело приходилось поддерживать висевшие у него за спиной рюкзаки, но уже было очевидно, что надолго их обоих не хватит. Встретившись с недовольным взглядом мэтра Гото, она, стараясь не разреветься, принялась убеждать брата, оставить здесь вещи светлого эльфа.
        - Он жив, - устало пробурчал себе под нос Старк, и в этот момент все услышали сигнал остановиться.
        Облегченно выдохнув, Стасия помогла брату освободиться от груза, после чего обессиленно рухнула рядом.
        - И зачем он только этот турнир затеял? - простонала она.
        Устроившиеся на ближайших камнях дроу, с явным неодобрением смотрели на своих сородичей из клана Росо.
        - Этого светлого уже давно съели химеры, - озвучил общую мысль Кларис Рето, - Так что бросай ты его вещи, - посоветовал он Старку, - Да и вообще, надо радоваться, что одним нашим врагом стало меньше.
        - Хватит! - пресекла, чуть было не разгоревшийся, спор Стасия, испугавшись, что Старк в запале оскорбит Клариса и тот вызовет его на дуэль. Лишиться еще и брата она не желала, - Кларис, как ты думаешь, долго нам еще идти? - перевела она разговор с опасной темы.
        Тот польщенный, что девушке важно именно его мнение, оживленно принялся рассуждать о времени и расстоянии.
        Разглагольствования дроу прервала начавшаяся впереди странная суета. Забыв о кавалере Стасия, впрочем, как и все остальные, приподнялась с места и начала всматриваться в начало колоны.
        Ведомые любопытством студенты все же пошли вперед, и спустя минуту присоединились к остальным магам, которые образовав полукруг недоверчиво рассматривали стоящего перед ними грязного, оборванного, перепачканного собственной кровью, с обожженной солнцем кожей лица, но все-таки живого светлого эльфа.
        Пока мэтр Гото выяснял подробности, мэтр Воле деловито обследовал эльфа с помощью диагностического артефакта, затем, достав из поясной сумки узкую фляжку с зельем, заставил раненного его выпить.
        Поперхнувшись жидкостью, эльф прокашлялся, после чего под напором некроманта продолжил отвечать на его вопросы.
        - Значит, пошел поссать, заблудился и всю ночь бродил по пустыне? Я правильно тебе понял?! - тоном взбешенного дроу, уточнил мэтр Гото.
        - В общих чертах, да, - кивнул Маргус.
        - Где твой браслет?!
        Удивленно взглянув на свою руку и не обнаружив там сего девайса, эльф предположил, что потерял.
        - Потерял, значит?! - желваки некроманта ходили ходуном, таким эмоциональным его еще никто из присутствующих не видел.
        Вздохнув, эльф опять кивнул.
        - Есть хочу, - добавил он в образовавшуюся паузу, когда все переваривали услышанное.
        Пройдясь по всем замутненным взглядом, эльф остановился на Стасии, и, чему-то обрадовавшись, спросил, - Стасия, у нас есть что-нибудь пожрать?
        - Пожрать?! - опешила девушка, чуть не задохнувшись воздухом. Сморгнув, она медленно начала приближаться к ожидавшему от нее ответа эльфу, а когда подошла вплотную, принялась того хлестать по щекам.
        Светлый эльф прикрывался руками и отворачивался, но все было тщетно, удары продолжали сыпаться на его голову, плечи, спину и на все, до чего девушке удавалось дотянуться.
        Прекратил избиение мэтр Гото, оттащив Стасию от пострадавшего и передав в заботливые руки брата.
        Мэтр Воле тем временем распорядился обустраивать лагерь, срочно следовало заняться лечением пострадавшего.
        - Интересно, как этому эльфу удалось выжить ночью в пустыне? - задал он вопрос одному из коллег, когда обходил лагерь проверяя защиту.
        - Тоже задаюсь этим вопросам, - отозвался маг третьего уровня, - Неужели повезло?
        - Не без этого, конечно, - вступил в беседу третий, - Но все же склоняюсь к мнению, что обшаривая ночью пустыню, мы сами распугали всю нежить, которая предпочла отойти на безопасное расстояние. Этим-то и объясняется везение этого эльфа, - подытожил он.
        - Вполне возможно так все и было, - поддержали версию другие маги.
        - Навязали на мою голову студентов, - пробурчал себе под нос мэтр Воле, поминая про себя недобрыми словами мэтра Кинга и всех эльфов этого мира.
        Открыв глаза и обнаружив перед собой колыхающиеся полы палатки, я вздохнул с облегчением, значит встреча с нашими не являлась плодом моего воображения, подкармливаемого несколько часов, пока я брел по пустыне, безжалостным солнцем пустыни.
        Даже не знаю, чем объяснить мою ложь. Наверное, стыдом. Да, мне было ужасно неловко из-за того, что со мной произошло в Мертвом городе. И рассказывать кому-либо об этом паскудном отрезке своей жизни я категорически не желал.
        Уход из города получился эффектным.
        Наверх удалось прорваться с помощью разгоряченных до высоких температур огненных шаров, от ярких взрывов которых вампиров начинало трясти словно эпилептиков, а их кожа шипела и лопалась - сказывалось действие пагубного для нежити, особенно кровососущей, ультрафиолета.
        Оказавшись на улице, я с радостью обнаружил, что до рассвета недалеко. Между тем, висевшие на хвосте вампиры никуда не делись, а, оклемавшись, выползли за мной. Дело в том, что из-за экономии сил я больше не применял заклинание распада, их итак едва хватала на изготовление световых гранат.
        Когда, я, удирая по улицам города, отбивался от преследователей, один из моих импровизированных снарядов случайно угодил в похожую на цистерну емкость. Полыхнуло так, что взрывной волной меня отбросило на несколько метров. Прокатившись по раздолбанной временем мостовой и отбив об нее все что можно и лучше бы не надо, оглушенный громким взрывом, я, не обращая внимания на саднившее тело, кое-как поднялся на ноги, осмотрелся и с удивлением, не обнаружив преследователей, пошатываясь, побрел вдоль дороги туда, где начиналась пустыня. Когда же я переступил условную границу, прогремел еще один взрыв. Рефлекторно упав на песок и прикрыв голову руками, я подождал, когда все поднятое взрывом вновь окажется на земле, после чего осторожно ощупал уже порядком израненное тело, и, бросив взгляд на восходящее солнце, помолился давно забытому богу. Сотворив молитву и осенив себя крестным знамением, я ободренный отправился в обратный путь.
        Свое путешествие по пустыне я запомнил смутно, шел, еле перебирая ногами, шатаясь и постоянно запинаясь о попадающиеся под ноги булыжники. В паузах между падениями и продолжением движения, матерился, крыл вампиров, нежить, магов, и вообще весь этот агрессивный мир. Требовал у бога, чтобы он вернул меня обратно, грозил, все здесь взорвать, если не прислушается. Вспомнив здешних баб, усилил напор и вроде бы даже дал клятву, что ни на одну из местных больше не взгляну. Потом, вроде, успокоился и решил ограничить в правах только женщин, с именем, начинающимся на букву «Г».
        Корил себя за неправильный выбор артефакта перед практикой. В лавке артефактора нужно было брать тот, что скрывал от вампиров. Ругал себя за задумку с турниром и вновь
        убеждал, что можно было обойтись и болотниками.
        А затем наступила жажда. С того момента я мог думать только о воде. Переворачивал камни, в надежде найти на их основании так необходимую мне влагу, вылизывал лишайники, пытался получить воду с помощью магии. Собирая мыслимыми и немыслимыми способами капли влаги, я двигался дальше, уповая на шанс, что выбрал правильное направление и сейчас приближаюсь к лагерю.
        Когда же я, забравшись на один из холмов, разглядел впереди вереницу живых разумных, радости моей не было предела, вот только сил на ее проявление уже не осталось. Так что, молча спустившись с холма, я побрел навстречу своей судьбе.
        Вспомнив воссоединение с отрядом и слишком бурную реакцию одной ненормальной дроу, я непроизвольно поморщился.
        «Странная она все-таки, - думал я, доставая из рюкзака зеркало, - Подумаешь, человек, в смысле эльф, проголодался. Покормила бы, да и все. Но нет, набросилась на меня с кулаками. Ненормальная. Да, она еще тогда, когда я ей зайцев подсунул, косо на меня смотрела, - припомнил я вечер перед похищением, - Как же, дочь главы клана заставили готовить для всех ужин! Видимо, злость вчера и прорвало».
        Внимательно рассмотрев на лице быстро заживающие под действием местных зелий царапины и синяки, я провел рукой по щетине на подбородке, от чего-то образовавшейся раньше срока. Местные, не желающие иметь растительность на лице, умывались специальным зельем, и волосы на лице не росли. Согласно инструкции его использовать нужно было всего лишь два раза в неделю, а таким юнцам как я хватала и одного.
        «И с чего это я начал зарастать? - вяло думал я, осматривая щетину, - Бородатый эльф - это уже не смешно. Хотя может порвать все шаблоны?» - я невольно задумался над интересным вопросом.
        Ввалившийся в палатку Старк прервал мои размышления о новой моде.
        - Как ты?
        - Отлично. Зарастаю, - ответил я, все еще находясь под впечатлением открывающихся передо мной перспектив.
        - А, это, - махнул он рукой, - Я тоже. Магический фон.
        «Это хорошо, - подумал я, приглядываясь к лицу Старка, у которого, поскольку тот был
        брюнетом, щетина была гораздо заметнее, - А то я уже начал думать, что эта гадина меня чем-то заразила».
        - Собирайся, мы выходим, нужно успеть дойти до полудня до Мертвого города.
        «Опять этот город! Если бы ты знал, как не хочу я туда идти», - мысленно простонал я. Успели. Мы вошли в город, как только солнце оказалось в зените. В свете дня, место производило не такое уж и жуткое впечатление, скорее наоборот. Несмотря на то, что постройки, большей частью были разрушены, в то же время их заброшенный вид компенсировался, яркими красками, полностью укутывающих здания, вьюнка и плюща. Старая дорога, по которой мы двигались, также заросла травой и полевыми цветами, из-за которых камни проглядывались лишь частично. В целом город производил впечатление какого-то сказочного места, где путнику ничего не угрожало, а ждал лишь покой и приятный отдых.
        Обманчиво благовидный вид вызывал у меня лишь раздражение, ведь я на личном опыте убедился, каких монстров скрывает эта идиллия.
        Когда же мы свернули на улицу, где недавно произошел взрыв, а следом разгорелся пожар, радужная картина резко изменилась. Нас встретили почерневшие фасады домов, сгоревшие деревья и валяющиеся вокруг обломки металла, дерева и камня, а также держащийся в воздухе запах гари.
        Мэтр Воле осторожно подойдя к развороченной, цистерне, засунул в нее палец, а затем понюхал его.
        - Земляное масло, вроде на дне оставалось. Надо же, столько времени прошло, - задумчиво проговорил он вслух, - Значит не Патанийцы, - и ни к кому особо не обращаясь, задал вопрос, - Интересно, что здесь произошло?
        - Вампиры игрались с огнем, - попытался пошутить один из студентов, но встретившись с недовольным взглядом мэтра Гото, сразу же заткнулся.
        Для устройства лагеря выбрали один из более-менее сохранившихся особняков. Маги принялись устанавливать защиту, а нас отправили за хворостом.
        - Артефакты активировать, в дома не заходить и ничего плохого с вами не произойдет, - напутствовал нас мэтр Воле, - Вампиры, как и вся нежить, в большинстве случаев днем неактивны.
        - Маргус, ссышь только в компании, - добавил от себя некромант, вызвав взрыв смеха.
        - Да, не вопрос, - заверил я его в своей лояльности.
        Разделившись на три группы, люди в одной, мы со Старком в другой, а Стасия с ее нежданно образовавшимися воздыхателями - в третьей, принялись собирать всё, что может сгодиться для костра.
        Отламывая засохшие ветки от кустарника, я одним глазом наблюдал за соседями и выяснил, что ухаживания у дроу происходят точно так же, как и у их собратьев по разуму - людей и светлых эльфов. Я-то думал, что раз у дроу матриархат, то взаимоотношения полов будут чем-то отличаться. Ничего подобного, природе было плевать на социальные игры разумных. Парни, распустив хвосты, ходили перед Стасией, демонстрируя ей свои ум, ловкость и силу: шутили, соревнуясь в острословии, играючи орудовали топориками и фехтовали палками. Кларис Росо взвалив бревно на плечо, и играя мышцами, потащил его к лагерю, показывая всем своим видом, что ему легко и радостно, и, что если девушка пожелает, то он и ее отнесет на другом плече, куда она скажет.
        Стасия же наблюдала за потугами претендентов на ее внимание благосклонно, смеялась их шуткам, ответно улыбалась и там где надо смущалась.
        Саданув со всей силы топориком по раздражающе-выпирающей из крупной трещины здания ветке, я ударом, ко всему прочему, выбил пару камней из стены. Проследив траекторию полета каменной крошки, я схватился обоими руками за ветку и упираясь ногой, стал ее вытягивать.
        Кряхтя от натуги, я таки завладел трофеем, но пока вырывал его из гнезда, повредил каменную кладку из-за чего стена здания начала обваливаться. С грохотом камни посыпались вниз, и если бы я не успел в последний момент отпрыгнуть, то был бы погребен под завалами.
        - И сдалась тебе эта ветка? - спросил меня, подбежавший Старк.
        Оторвавшись от созерцания остова здания с грудой камней в пыльной дымке, я опустил взгляд на руки, продолжающие судорожно сжимать трофей и беззвучно заржал, навалилась такая тоска, что стало тошно.
        - Как меня всё достало, - озвучил я свои мысли.
        - Возвращайся к себе в Аравелию, светлый эльф. Потерянные земли не для слабаков, - услышал я насмешливый голос Клариса.
        - Будешь выделываться, и светлый эльф тебе уши надерет, - пообещал я ему, оскалившись в предвкушении драки.
        Кларис повелся. А как иначе? Ведь уши для эльфов - святое. С довольным видом выслушав сорвавшееся с его языка оскорбление, я с размаху заехал ему в челюсть. Мой первый удар отбросил его на пару метров. Второй - поставил на четвереньки, а третий вырубил. Навалившемуся на меня сзади второму дроу, я сперва отдавил ногу, затем судя по характерному хрусту, сломал мизинец, и, выскользнув из захвата, намеревался пробить в голову, но мою руку перехватил, невовремя подбежавший мэтр Гото.
        - Прекратить! - заорал он мне чуть ли не в лицо, - Что здесь происходит?!
        - Эти двое напали на нас, - отозвался прихвостень клана Биро, зажимая рукой окровавленный нос.
        - Кларис оскорбил Маргуса, а Дугас напал на него сзади, - озвучил свою версию событий Старк, вытирая костяшки пальцев о штаны.
        Пробуравив нас бешеным взглядом, некромант склонился над лежащим на земле
        отпрыском клана Рето, после чего приложил к его шее диагностирующий артефакт.
        - Несите его в лагерь, - распорядился он, поднявшись, - Лечить вас будем.
        Ужин прошел в гнетущей тишине. Дугас Биро сидя с перебинтованной кистью, бросал на меня недобрые взгляды. Мэтр Гото пообещал ему, что кость должна срастись через два дня. Такой же срок он отмерил и сломанному носу его кузена. А вот Кларису Рето, лишившемуся зуба, придется ждать, пока вырастет новый, целую неделю.
        Услышав сроки, которые понадобятся для восстановления, я искренне недоумевал, чем они недовольны.
        Отведя душу, я чувствовал себя гораздо лучше, тоска отошла, уступив место спокойствию. Можно было продолжать жить дальше.
        Интерлюдия

        Властитель Мертвого города жаждал мести. Какой-то светлый эльф, непонятным образом оказавшийся в Потерянных землях, уничтожил его названную сестру, а также ее личных воинов, меньшая часть из которых сейчас находилась в восстанавливающих силу и плоть коконах. И судя по уверениям смотрителя, те смогут вернуться в строй только через несколько дней.
        Была и еще одна плохая новость. В огне погибли не только его подданные, но и часть артефактов, найденных в хранилище наместника императора давно ушедшей Империи, которых и до этого было слишком мало для достойного существования его клана. Количество древних артефактов позволяло только обеспечивать защиту, для завоевания же новых территорий, где обитали живые разумные, служащие источником их пропитания, артефактов было недостаточно.
        И сейчас, выслушав доклад своих приближенных и обсудив с ними план уничтожения незваных гостей, глава клана вампиров озвучил свое пожелание:
        - Светлого эльфа доставьте ко мне живым!

        Глава 29

        Ночь прошла спокойно, а утренний обход показал, что защиту пробить никто и не пытался. Ситуация была довольно необычной, ведь вампиры спокойными соседями никогда не были. Добыча сама забрела в их логово, а они отчего-то медлят.
        Мэтр Воле выйдя за периметр защиты, озадаченно осмотрел округу, пытаясь отыскать следы ночных гостей.
        - Странно, - проговорил он себе под нос, не обнаружив искомого.
        - Доброе утро, - поздоровался, подошедший к нему мэтр Гото, - Удивительно, но вампиров нигде нет, - так же заметил он, и задумчиво добавил, - Или они покинули Мертвый город, или задумали какую-то подлянку. Лично я склоняюсь ко второму.
        - Ну, нам с вами, мэтр, не впервой биться с вампирами, - оскалился в предвкушении глава экспедиции, - Хоть ингредиентами разживемся.
        - Вы правы, мэтр, - согласился некромант, подсчитав в уме возможную прибыль. Ингредиенты вампиров, даже низших, с которыми магам и приходилось в основном иметь дело, поскольку высшие редко участвовали в стычках, ценились на рынке выше всех. То есть, заполучив их, можно было сорвать неплохой куш. Дело в том, что добывались они труднее остальных, поскольку вампиры, несмотря на то, что в большинстве своем обладали уровнем силы не выше третьего, считались для живых разумных магов одними из самых серьезных противников. Во-первых, у вампиров царила строгая иерархия, отчего они были хорошо организованы и могли не только дать серьезный отпор, но и организовать грамотное нападение. Во-вторых, вампиры владели ментальной магией, правда, эта их способность нивелировалась специальными защитными артефактами. В-третьих, ходили слухи, что вампиры владеют артефактами ушедшей Империи. Впрочем, если это и так, то было их у кровососов не так уж и много, ведь артефакты, как и любые вещи, имеют свой запас прочности. То, что их хватало только для защиты свидетельствовал и тот факт, что вампиры не нападали на земли живых
разумных в открытую, а охотились за добычей, не привлекая к себе лишнего внимания.
        Но несмотря на немалую опасность, а также на то, что этот рейд со студентами имел совершенно другие цели, отказываться от возможности разжиться несколькими трофеями в виде тушек кровососов никто и не думал.
        Пройдясь неспешным шагом по прилегающей к лагерю улице, оба мэтра остановились возле разрушенного вчера студентами здания.
        - Всегда удивлялся вам, мэтр Гото, - произнес глава экспедиции, - Что вас привлекает в работе со студентами? От них же только одни неприятности. Вот взять хотя бы этого вашего Маргуса, сколько мы из-за него уже натерпелись. Сперва целую ночь прочесывали пустыню, рискуя нарваться на тамошних обитателей, затем весь вечер врачевали искалеченных им ваших сородичей. И чем, интересно, ему этот дом не угодил? - озадаченно рассмотрев завалы, он возмущенно произнес, - Вот кому пришло в голову, взять в экспедицию девушку?! Разве для руководства Академии и коменданта крепости является тайной, что при наличии самки, молодые самцы ведут себя неадекватно?! И ладно бы это соперничество происходило на безопасной территории, но мы же на землях вампиров! Здесь каждый член экспедиции на счету. А из-за этих ваших новомодных методов обучения, у нас трое участников получили хоть и не опасные, но всё же ранения, а четвертый все еще не отошел от последствий своего ночного вояжа по пустыне, - убедившись, что собеседник слушает его внимательно и пререкаться не спешит, мэтр Воле продолжил, - Вы думаете он тогда отлить
пошел? Ничего подобного! Чтобы поссать далеко уходить не надо. Он тогда шел в палатку нашей красавицы!
        От сенсационного заявления главы экспедиции у мэтра Гото на лице проступила бледность.
        - Это невозможно! Как вы можете предполагать такое?! Он светлый, она темная! - голос дроу дрожал от возмущения.
        - Он не совсем светлый, - пожав плечами, заметил собеседник.
        - Перевертыш! Чтоб его демоны забрали! - вспылил некромант, сплюнув с досады на землю.
        Маргус Лир! Мэтр Гото припомнил, когда впервые увидел его на своем занятии. Вся эта идея обучения светлого на темном факультете ему с самого начала не нравилась. Но люди благоволили светлым эльфам, они подражали им и считали их образ жизни эталонным. Появление в стенах своей Академии светлого эльфа давал галастцам шанс заполучить себе на службу высокородного и несколько лет пользоваться его силой. Правда светлые быстро пресекли поползновения на свою исключительность и перекупили контракт своего сородича. Сделали они это, разумеется, не из-за благородных побуждений, а после того, как узнали, что Маргус является обладателем уникального магического дара. До этого, если верить ходившим слухам, Маргус а выгнал из дома родной дядя сразу же после того, как в Академии Аравелии ему сообщили, что его племянник бездарен. А судя по прохладному отношению Маргуса к своим сородичам, слухи не врали. Впрочем, после того, как у эльфа из-под носа увели его второе изобретение, он и к гасасцам перестал испытывать симпатию. Видимо, сиюминутная жажда наживы заглушила здравый смысл, и магами Галасии было принято очень
недальновидное решение - настроить против себя талантливого светлого эльфа, причем слишком лояльного к людям. Маргус, в отличие от своих сородичей, как светлых, так и темных к людям относился, как к равным, что было еще одной из его странностей. Впрочем, он весь состоял из одних лишь странностей, словно был не от мира сего.
        Осмотрев еще раз останки разрушенного Маргусом здания, мэтр Гото уже разворачивался в сторону лагеря, когда краем глаза зацепился за открывшийся лаз. Подойдя к небольшому проему, он заглянул в дыру с неровными краями.
        - Что там? - раздался за его спиной вопрос, не сдержавшего свое любопытства, мэтра Волса.
        - Обычный вход в подвал, - разочаровал его некромант.
        Подойдя вплотную к лазу, глава экспедиции создал светлячок и отправил его в видневшийся внизу туннель.
        - Нужно будет проверить. Кто знает, может туннель выведет нас к хранилищу, - задумчиво проговорил он, когда светлячок погас.
        Обернувшись к коллеге, мэтр Гото усмехнулся.
        - Ну, вот, а вы сетовали, что от студентов одни только проблемы.
        - А я и сейчас не отказываюсь от своих слов. Ваши студенты - та еще головная боль. Вот чего они там опять расшумелись? - обернувшись на источник звука, недовольно проворчал мэтр Воле и, придерживая из-за поднявшегося ветра широкополую шляпу, поспешил к лагерю.
        Уже пару часов мы, в составе группы из восьми магов и четырех студентов, брели по подземным туннелям, устроенным еще во времена Империи. Сотворенные светлячки освещали наш путь, давая разглядеть облепленные копошащимися насекомыми стены и низкие потолки. Стараясь ступать бесшумно, чтобы эхо от шагов как можно дольше не выдало наше присутствие хозяевам Мертвого города, мы цепочкой продвигались к цели. Целью было хранилище наместника императора давно ушедшей Империи. По слухам, там находилась библиотека одной из магических академий Империи, ректором которой был родной брат наместника. Искали библиотеку уже на протяжении нескольких столетий, причем не только галастцы, но и патанийцы и даже дроу. Пока безуспешно: Мертвый город надежно оберегал свои тайны.
        Поисковые отряды в обязательном порядке включали в состав проходящих практику студентов, которых за одним знакомили с обитателями Мертвого города и пустыни, через которую проходили отряды.
        Версия о том, что хранилище уже давно могли разграбить вампиры, отчего-то никем из искателей в расчет не принималась.
        - Если бы библиотека была найдена вампирами, то мы бы об этом узнали, - безапелляционно заявил мэтр Воле на высказанное мною предположение перед спуском в подвал разрушенного накануне здания, - Записи имперских магов обязательно бы появились на рынке.
        - Вы считаете, что вампиры стали бы усиливать своего врага? - не понял я его аргумента, - Ведь со знаниями Империи ваши маги станут представлять для них большую опасность.
        - Вампиры существовали и во времена Империи, так что не опасны для них записи имперских магов. К тому же, заполучив библиотеку, вампиры не отказались бы от возможности обменять ее на кровь живых разумных.
        - А что между вами и вампирами сделки совершаются? - опешил я от новости.
        - Всякое бывает, - уклончиво ответил мэтр Воле и поспешил сменить тему на ту, которая моментально всех заинтересовала, - Сейчас будем определяться, кто пойдет разведывать открывшийся ход, а кто останется в лагере.
        Он обвел студентом взглядом, и все замерли в предвкушении. Идти искать клад хотелось абсолютно всем, даже я заразился всеобщим настроем. Захотелось лично раскрыть одну из тайн Империи, а заодно чем-нибудь поживиться.
        - Студенты Биро и Рето, - задержался на них его взор, - Вы вчера получили ранения, так что останетесь в лагере. Ну и студент Лир с обоими Росо составят вам компанию, - добавил он с ухмылкой на лице.
        - Это нечестно! - возмутился я, проигнорировав злобные взгляды дроу, - Это я нашел вход в подземелье!
        - Ты всего лишь разрушил здание, вход нашли мы с мэтром Гото, - заметил глава экспедиции.
        - Ну, я и говорю, если бы не я, то вы бы его не нашли! - не сдавался я.
        - Слишком самоуверенное заявление, студент Лир! - одернул меня мэтр Воле.
        - Эльфы лучше людей видят в темноте, - привел я следующий довод.
        - Мы маги, так что как-нибудь справимся, - усмехнулся мэтр.
        - Может, бросим жребий? - предложил я уже без энтузиазма. Нежелание главы экспедиции брать меня на поиски хранилища было очевидным.
        - Точно! Жребий! - единодушно поддержали меня отвергнутые раннее дроу.
        - Хорошо, будет вам жеребьевка! - сдался под напором мэтр Воле, - Но не для всех! Раненых и девушку я с собой в подземелье не возьму!
        Вытащенная мною короткая щепка, решила мою судьбу, и вот, я плетусь по сырому подземелью в середине цепочки таких же счастливчиков, брезгливо бросая взгляды на его многочисленных обитателей.
        Вспомнив разъяренные рожи дроу из кланов Биро и Рето, при виде короткой щепки в моей руке, я довольно улыбнулся, впрочем, очередной свалившийся на меня с потолка белесый паук, заставил меня сжать губы.
        Мало того, что путь к кладу был долог, утомителен и сопряжен опасностью напороться на вампиров, так еще и кишел отвратными членистоногими.
        Впрочем, ради имперского учебника по магии, проделать я его был готов. Мысли о новых формулах заклинаний, которые я смогу из него почерпнуть, напомнили мне о уже имеющемся в моем распоряжении богатстве. Времени на изучение оставшихся от мэтра Фекта записей, а также дневника лича у меня так пока и не нашлось. Для удобства пользования и изучения формул заклинаний предстояло все систематизировать. Этой муторной работой я планировал заняться после возвращения с практики, и документы из
        имперской библиотеки мне бы не помешали. Чем больше источников - тем лучше.
        Отвлек меня от приятных мыслей резкий порыв ветра, совершенно неуместный в замкнутом пространстве. Замерев на месте, я прислушался, но услышав лишь недовольный возглас позади идущего студента, продолжил путь. Через несколько шагов вновь ощутилось дуновение ветерка и буквально сразу же сзади раздался грохот и крики людей, падающих вместе с каменными плитами, еще секундой назад служившими здесь полом. Не оборачиваясь на звук, я рванул вперед вслед за впереди идущими, но неожиданно был схвачен за ногу одним из угодивших в ловушку. С образовавшимся грузом, удержаться у меня шансов не было. Пальцы соскользнули, и я сорвался вниз, в бездну. Стремительно отдаляющийся от меня просвет и осознание скорой смерти, выдернули из глубин моей памяти заклинание полета. Мысленно спроецировав изображение формулы, я наконец-то прекратил падать и завис, словно в невесомости. Создав светлячков, я осмотрелся и выяснил, что болтаюсь в какой-то глубокой подземной пещере, верх и низ которой были для меня скрыты тьмой. Доносившийся снизу удаляющегося крик, затянувшего меня в пролом, студента, заставил меня непроизвольно
поежится и рвануть вверх. Впрочем, вспомнив, что демонстрировать нетипичный для студента-первогодки уровень магической силы недальновидно, я прекратил подъем, и кое-как устроившись в выступе на скальной стене, стал прислушиваться, в надежде, что маги организовали спасательную экспедицию. Просидев так несколько минут и так никого и не дождавшись, я зло сплюнул.
        - Ну, и пошли вы! - в сердцах бросил я им, после чего решил обстоятельно разведать пещеру, в которой оказался.
        К сожалению, осмотр не дал ничего интересно, кроме как пару идущих неизвестно куда узких лаза, вот только разведывать их, подвергая себя риску, желания не было. Еще раз окинув взглядом уходящую внутрь скалы расщелину, я все-таки предпочел выбираться отсюда через верх. Вот только осуществить задуманное мне не удалось. Поднявшись, я обнаружил, что выход замурован обвалившимися каменными плитами.
        - Черт! - сорвалось с языка, когда я понял, что придется лезть в расщелину.
        Разделившись вследствие обвала на две части отряд воссоединился только на поверхности. Маги из обеих образовавшихся групп приняли решение приостановить поиски хранилища и вернуться в лагерь.
        В лагере же выяснилось, что не хватает двух студентов. Активированный артефакт поиска сигналов браслетов не уловил.
        - Возвращаемся, нужно хотя бы тела найти, - распорядился мэтр Воле, после того как обменялся с некромантом красноречивыми взглядами.
        - Опасно сейчас спускаться. Вампиры могли нас слышать, - не согласился с решением главы экспедиции один из магов Галасии.
        - Тем более, нужно опередить кровососов, забрать тела, пока они из них себе подобных не сотворили, - произнес некромант, продавливая несогласного взглядом.
        - Ваши студенты, вот сами их и ищите! - выкрикнул маг, - А я рисковать из-за них не намерен!
        Не давая конфликту разрастись, мэтр Воле оставил в лагере магов Галасии и для присмотра за присмиревшими студентами двух магов из крепости, а остальных повел прочесывать подземелье.
        Оставшиеся же в лагере студенты, устроившись под, защищающим от солнца, навесом, молча переваривали, свалившуюся на них, информацию.
        - Все-таки это судьба, - нарушил тягостную тишину Кларис Рето.
        - От судьбы не уйти, - поддержал его Дугас Биро.
        - Жаль Кларка, - откликнулся студент из людей, - И Маргуса тоже, - добавил он, заметив посеревшие лица представителей клана Росо.
        Отправившиеся на поиски тел студентов маги вернулись, когда солнце уже коснулось горизонта. Сухо поведав, что ничего не нашли, они принялись за оставленный для них ужин.
        - Потери в пределах допустимого, - подбодрил осунувшегося мэтра Волса один из его подчиненных.
        Бросив на подхалима недобрый взгляд, мэтр скрипнул зубами, но так ничего и не ответив, скомандовал отбой. Вот только поспать в эту ночь никому не удалось. Примерно спустя час после отбоя, сработали сигнальные артефакты, после чего ночную тьму взорвали душераздирающие вопли приближающихся тварей.
        - Вампиры! Студенты из защитного круга не выходить! Маги рассредоточиться! Свет! Больше света! - посыпались команды.
        Округу озарили яркие вспышки света, а вдоль всего периметра образовалась высоченная огненная стена, отгородив лагерь от внешнего мира. Прорвавшихся сквозь плотный огонь вампиров, маги встречали копьями тьмы, после чего нанизанные на магические снаряды тела с помощью воздушного удара возвращали в огонь, который пожирал обездвиженных кровососов.
        Столпившись в центре лагеря студенты, внимательно наблюдали за действиями наставников, стараясь ничего не пропустить.
        - Они так всех сожгут, - недовольно проворчал Дугас, проводив взглядом очередного отброшенного в огонь вампира, - Было бы неплохо притащить парочку кровососов в замок.
        - Действительно, странно, что они всех уничтожают, - поддержал его кузен.
        - Вампиров слишком уж много, - заметил Кларис, - А это ведь только низшие. Сейчас еще высшие подтянуться, - пробормотал он и невольно сглотнул.
        - Мэтр Каргос рассказывал, что вампиры нападают или по одному, или небольшими
        группами, а высшие нападают, вообще, редко, - вспомнила лекцию по нежитеведению Стасия.
        - Вот я и говорю, что-то странное происходит, - согласился с ней Кларис.
        - Может им вконец надоели шастающие по их территории чужаки, и они задумали решить проблему кардинально, - высказал предположение Старк.
        - У вас артефакты пятого уровня? - обеспокоенно взглянув на нравившуюся ему девушку, спросил Кларис.
        Услышав утвердительный ответ, он изобразил подобие улыбки.
        - Ну, тогда, прорвемся, - подбодрил он ее. Впрочем, сам в своем предположении он уверен не был, поэтому лихорадочно соображал, что противопоставить вампирам, если магов уничтожат.
        Сильный порыв ветра в мгновение ока развеял огненную стену, и студенты увидели три высокие фигуры прямо у границ внешнего защитного периметра.

        Глава 30

        Долгий путь по тесным скальным лабиринтам, преодолевая который, я приобрел сразу две фобии, закончился тупиком. Растерянно осмотрев каменный мешок, в котором оказался, и брезгливо стряхнув с волос местных пауков, я уже собрался разворачиваться, как чуть заметный порыв ветра пощекотал мне ухо. Проведя ладонью по влажному камню, я стал водить ею вдоль стен, в надежде обнаружить щель, из которой проникал воздух. Когда же нашел искомое, задумался - спровоцирует ли воздушный удар камнепад? Решил рискнуть. Сотворил для страховки воздушный щит над головой, после чего принялся долбить воздушным кулаком стену.
        Спустя несколько минут мои усилия дали результат и меня буквально выбросило вместе с пробившими щит каменными глыбами в большую пещеру с высокими каменными сводами. Падая, я сбил один из свисающих с потолка, словно сталактиты, продолговатый кокон с неровной скорлупою как у грецкого ореха. Тот, ударившись о каменный пол, раскололся и обкатил меня с ног до головы тягучей и ужасно воняющей субстанцией. Пересиливая рвотные порывы, я сотворил несколько очищающих заклинаний. Но поскольку бытовой магией в должной мере так и не овладел, да и изрядно нервничал, то моя одежда обзавелась несколькими дырами с обугленными краями.
        Выматерившись от души и со злости пнув валяющийся под ногами непонятный кокон, я только и успел отпрыгнуть в сторону, как скорлупа, издав скрежет, приоткрылась, и изнутри вывалилось человекоподобное существо, покрытое вместо кожи слизью. Оно пошевелилось и я, по инерции сделав пару шагов назад, уперся задом о другой кокон. Невольно вздрогнул. Нервно осмотрелся по сторонам, чтоб еще кого ненароком не задеть и принялся искать выход из этого странного места.
        Пробираясь между рядами, испускающих зловонный аромат гниющего мяса, коконов, я лихорадочно соображал, куда это меня занесло. Шел в библиотеку, а оказался черте где. Мои поиски ответа и выхода прервали шаркающие шаги, услышав которые, я замер на месте, попутно наложив на себя заклинание отвода глаз.
        Вовремя. Буквально через пару секунд в мой ряд завернуло существо. Судя по виду - это был низший вампир. Именно такое изображение нам показывали на лекциях по нежитеведению. Деформированный череп, с выпирающей лобовой костью, выдающиеся
        клыки, мощные жгуты мышц под темной кожей, движения пружинистые, рывками.
        Вампир по очереди обходил коконы, припадал к каждому и прислушивался. Возле очередного кокона, он задержался дольше обычного, затем протяжно зарычал и принялся раздвигать скорлупу. Услышав ответное приглушенное рычание, я невольно поддался вперед и, забыв про страх, завороженно наблюдал за происходящим.
        Между тем раздавшийся похожий на стон звук заставил вампира замереть на месте. Осматриваясь в поисках источника шума, он напоролся взглядом на сбитый мною кокон. Издав душераздирающий рык, вампир ринулся к нему и, склонившись над выпавшим из скорлупы существом, стал осматривать уже неподвижное тело.
        Я же тем временем, не дожидаясь результатов осмотра, потихоньку, стараясь не издать ни звука, стал отдаляться от места трагедии. Подвели меня попавшие под ноги камни, наступив на которые я спалился. Повернувшись на шум, местный сторож, принюхался, после чего, яростно рыча, ринулся в мою сторону. Запустив в него огненный шар, я ломанулся прочь, но, не услышав за спиной ожидаемого взрыва, обернулся и еле успел отскочить в сторону от пронесшего мимо меня торпедой вампира. Повторная пытка бросить в него файербол, убедила меня, что заклинания огня по какой-то причине в этой пещере не действуют. Тем временем вампир, развернувшись, вновь взял курс прямо на меня. От обуявшего меня страха, я бежал не разбирая дороги, задевая по пути коконы, от чего те начинали раскачиваться.
        «Какого хрена?! Защита?! И как теперь без гранат?!- лихорадочно соображал я, - Слизь!» - щелкнуло в голове, после крутого поворота, когда я больно приложился плечом об один из коконов.
        Воссоздав в памяти формулу заклинания заморозки, я направил его в разделяющие нас с преследователем коконы. В пещере резко похолодало, послышался скрежет, а спустя мгновение обледеневшие коконы начали разрываться, забрасывая помещение множеством осколков.
        Видимо, в отличие от меня вампир свойств жидкости при замерзании не знал, поэтому щитом не прикрылся и был буквально изрешечен образовавшимися снарядами. Пританцовывая от жуткого холода, я рассмотрел деяние своих рук и в целом остался доволен результатом. С недавних пор кровососущая нежить вызывала у меня самую настоящую ненависть, так что разбросанная повсюду скорлупа коконов и замерзшие куски зародышей вампиров радовали глаз.
        - А теперь наверх, - скомандовал я себе, стуча зубами, и побрел в поисках выхода из этого морозильника.

* * *

        - Уходим! - приказ мэтра Волса вывел студентов из оцепенения. До окрика они словно завороженные наблюдали за приближением троих новых противников. Из-за в одночасье исчезнувшей огненной защиты, они сразу же догадались кто стоит перед ними. Вот только поверить увиденному было трудно, ведь высшие вампиры довольно редко участвовали в схватках, роль бойцов всегда отводилась низшим.
        Глава экспедиции тоже был удивлен вступлением в схватку высших, но в отличие от студентов, предаваться размышлениям позволить себе не мог. Нужно было срочно организовывать отступление. Высшие вампиры хоть и обладали всего лишь третьим уровнем, но магия их являлась специфической. Магия мертвых была способна противостоять даже магам пятого уровня.
        Рефлекторно схватившись за висящий на шее защитный артефакт, Стасия вслед за братом рванула за спинами, растянувшихся цепочкой и прикрывающих отход студентов, магов по направлению к открывшемуся порталу.
        Хоть какофония звуков из взрывов магических снарядов, крика живых разумных и рева нежити эффективно ускоряла бег, но какая-то невидимая сила держала ее в этом городе и не давала уйти. Резко остановившись у самого портала, она развернулась, и отмахнувшись от Клариса, бросилась к некроманту.
        - МэтрГото! Маргус…
        Договорить девушке не дали.
        - Убери ее отсюда! - закричал некромант, одной рукой отталкивая Стасию в сторону бегущего прямо за ней Клариса, а другой удерживая защиту от напирающих вампиров. Образованная высшими вампирами тьма надвигалась на живых разумных, поглощая всё на своем пути. После ее прикосновения участки зданий, деревья и даже земля с островками древней брусчатки - всё превращалось в прах.
        Защита рушилась так быстро, что маги, не успевая ее восстанавливать, бросали поврежденный слой и накладывали следующий.
        - Быстрее! - отчаянный крик мэтра Волса перекрыл звуки схватки.
        - Студенты все ушли! Наша очередь!
        Услышав ответ подчиненного, глава экспедиции из последних сил удерживая щит, попятился в сторону активированного портала, но следующая магическая атака противника сбила его с ног и разрушила защиту.
        Добить его, распластавшегося на земле, помешали двое магов, ринувшиеся наперерез приближающемуся вампиру. Третий же в это время помог ему подняться и, дотащив, спотыкающегося мэтра до портала, буквально втолкнул его в переход.
        Спустя же несколько минут, что занял путь от границы, куда их выкинул портал, до замка, мэтр Воле, отпивая из кубка крепленное вино, докладывал коменданту крепости об экспедиции.
        - Значит, хранилище наместника вновь не удалось найти, - вычленил главное из сказанного мэтр Кинг.
        Выбравшись из подземных коридоров, я с облегчением констатировал наступление утра. Чуйка подсказывала, что еще одной встречи с вампирами мне не пережить.
        - Вот ведь, уроды, - ворчал я себе под нос, направляясь в сторону лагеря. При воспоминании пещеры с зародышами и Галахоры, меня невольно передернуло от отвращения.
        Еще на подходе к знакомым ориентирам, я заметил неладное. Свежие разрушения, выжженные деревья и трава указывали на то, что недавно здесь шел бой. Наконец, завернув на искомую улицу, я обнаружил, что вместо лагеря здесь образовалась практически пустая площадка с обуглившимися остовами домов. Отсутствие трупов и тел вампиров меня немного озадачило.
        «Интересно кто победил? - размышлял я бродя по бывшей стоянке в надежде отыскать свои вещи. Но к сожалению единственное, что я мог найти в каменной крошке полезного, так это сумку с магической сетью для транспортировки нежити и чью-то порванную кофту. Отряхнув ее от пыли, более не экспериментируя с бытовыми заклинаниями, я натянул ее на
        озябшее тело и, похлопав по пустой фляге, висящей у меня на поясе, потопал в сторону колодца.
        Вода напомнила мне о пустыне и ее обитателях. Представив, что мне еще придется пробираться через нее в одиночку, я нервно сглотнул. Я еще от первого раза не отошел, даже не знаю, как меня там тогда не схарчили. Второй раз удача может и не улыбнуться.
        - Может получится их догнать? - подумал я вслух. Все-таки хотелось верить, что наши отошли, а не были убиты вампирами.
        Мои надежды вновь не оправдались: все четыре дня, что я добирался до границы, мне так никто из живых разумных и не встретился. Что же касается нежити, то на ее беду, она на меня разок выскочила, после чего я стал обладателем целой саламандры, что в замороженном виде летела прямо за мной. Придуманные полгода назад совместно с мэтром Фектом руны и здесь пригодились, без них пришлось бы тащить эту тушу весь путь на себе. Подойдя к защитной стене, я бросил в нее простейшее заклинание для того, чтобы сработала сигнализация и уже через полчаса был в замке.
        Встреча получилась какой-то скомканной и сухой. Меня сразу же препроводили в кабинет коменданта и принялись допрашивать.
        - То есть библиотеку наместника ты так и не нашел? - сверля меня взглядом, уже в который раз строго спросил мэтр Воле.
        - Да я ее даже не искал! - вспылил я. Было даже обидно, что мои злоключения присутствующих мало интересовали. Выжил - и ладно. А вот из-за того, что не нашел библиотеку - мог бы и не возвращаться.
        - Придется готовить следующую экспедицию, - задумчиво проговорил мэтр Кинг.
        - Возвращаться в Мертвый город опасно, - бросив на меня недовольный взгляд, отозвался мэтр Воле, - Вампиры в этот раз вели себя очень агрессивно, я уже докладывал вам об этом.
        - Это не имеет значение, библиотека должна быть найдена, - безапелляционно заявил комендант.
        - Я между прочим пострадал, как физически, так и морально, - напомнил я им о себе, начав операцию по добыванию плюшек.
        Скрестив на мне удивленные взгляды, маги в один голос возмутились:
        - Ты будущий маг, опасность твоя стихия!
        - Вы оставили студента одного в Мертвом городе, - заявил я, смотря мэтру Волсу прямо в глаза.
        - Мы думали ты мертв, - угрызений совести глава экспедиции явно не испытывал, - И потом, все-же хорошо закончилось, ты вернулся и даже с добычей!
        - И на сколько баллов тянут мои мытарства? - спросил я.
        Переглянувшись с коллегой, мэтр Кинг озвучил:
        - Сто баллов! Практику ты прошел!
        Подмигнув мне, мэтр Воле добавил:
        - Поздравляем с переходом на второй курс!

        Эпилог

        Раскаленное летнее солнце нагрело крепостную площадь, отчего казалось, что даже от каменных стен исходит жар. Студенты столпились под одиноко стоящим деревом, в надежде укрыться от палящих лучей в тени его густой листвы. Маги же коротали оставшееся до начала официальной речи коменданта время под специальным навесом, где был установлен охлаждающий воздух артефакт.
        Кураторы первокурсников, переговариваясь между собой, то и дело бросали на своих подопечных настороженные взгляды. В любой момент в той стороне могла вспыхнуть ссора, и нужно было успеть ее пресечь, ведь скандал в день окончания практики мог сильно ударить по их репутации.
        После возвращения из неудачной экспедиции, вражда между светлым эльфом и студентами-старшекурсниками дроу только усилилась. И это уже было не столько соперничество из-за девушки, а больше напоминало новый виток многовековой вражды между темными и светлым эльфами.
        Зачинщиками, как правило, выступали представители кланов Рето и Биро. Вот только Маргус Лир на провокации, к удивлению обитателей крепости, отвечал без свойственной молодости импульсивности. Он не впадал в агрессию, не выкрикивал ответные оскорбления, не требовал сатисфакции, а лишь зло отшучивался и высмеивал своих оппонентов, что еще больше распыляло дроу. Ненависть застила им глаза, они задирали
        светлого снова и снова, совершенно не понимая, какой опасности подвергают свои жизни. Зато ее видели мэтры Гото и Каргос, которые прекрасно знали, что Маргус Лир не был безобидным студентом-первокурсником. Он дрался на дуэли с лучшим студентом с кафедры боевой магии, и его противник погиб. Хоть ректор академии и дал заключение, что смерть произошла по естественным причинам, но кое-кто из преподавателей, знающих Маргуса, в этом сомневались, ведь наставником светлого эльфа был беглый маг с дурной репутацией, который мог обучить его тайным заклинаниям. Маргус Лир стал родоначальником нового вида войск, участвовал в войне с орками, самолично убил шамана. И самое главное, Маргус Лир был Перевертышем, тем о чьих реальных возможностях в этом мире никто ничего не знал.
        В очередной раз, встретившись взглядом с Маргусом, Стасия Росо недовольно поджала губы. Ее ужасно пугало происходящее с ней в последнее время. Она постоянно, не отдавая себе отчета, искала его глазами. Уже несколько раз, Стасия ловила себя улыбающейся не понятно чему, а при воспоминании о дне, когда Маргус вернулся в крепость живым и невредимым у нее невольно начинали гореть уши.
        Вот как она могла повиснуть у него на шее и разреветься?
        «Видимо, это магический фон. Вернусь домой, и всё пройдет», - успокоительная мысль взбодрила девушку и, окинув светлого эльфа надменным взглядом, она отвернулась.
        Маргус же тем временем, совершенно не догадываясь о душевных переживаниях сокурсницы, размышлял о более важных вещах. До начала учебного года ему предстояло сделать много дел: систематизировать доставшиеся по наследству от мэтра Фекта и имперского лича записи, посетить Аравелию, где проверить совместное с эльфами производство солнечных ламп, и, если получится, проведать Алию.
        «Впрочем, последнее, не важно», - невольно подумал он, поймав взгляд Стасии.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к