Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Алейников Кирилл: " Когда Боги Уходят " - читать онлайн

Сохранить .
Когда боги уходят Кирилл Алейников
        Один из параллельных миров, сказочный Арманнис рушится. Обычный молодой человек по имени Андрей призван спасти мир меча и магии. Для этого он должен одолеть множество врагов и отыскать артефакты, способные остановить разрушение - могущественные Радужные Мечи. Роман понравится любителям фэнтези.
        Кирилл Алейников
        КОГДА БОГИ УХОДЯТ
        ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
        Шутливое начало совсем не веселой истории
        Книга, которую вы держите в руках - необычная книга. Она - не просто аккуратный параллелепипед с красочной обложкой, внутри которого притаились буквы. Она - не плод воображения автора, который осмелился подписаться под рукописью своим именем. Она - окно.
        Именно так я бы назвал эту книгу, которая круто изменила всю мою жизнь. (Забегая вперед, скажу, что не только мою жизнь изменила книга, которую вы держите в руках.)
        И ещё я должен сделать одно столь же важное, сколь и нелепое замечание: книга писалась сама.
        Вы можете спросить, как так? Книга не может писаться сама, у неё всегда есть автор или даже авторы… Но в данном случае я был автором лишь постольку поскольку.
        Четыре абзаца выше, которые я едва выдавил из себя, до сих пор пораженный событиями романа, ничего не говорят читателю, только что открывшему первую страницу. Поэтому я начну по порядку.
        Итак. Во-первых, скажу сразу, что, так как я живу в двадцать первом веке и время от времени посвящаю себя писательскому делу, то пользуюсь в этом самом писательском деле современными достижениями человеческого разума, то бишь компьютером, интернетом и так далее. Мерно стуча пальцами по белым клавишам, иногда задумываясь на мгновение, а иногда и на долгие минуты, часы или даже дни, я стараюсь писать. Получается это у меня или нет - судить издательству и, коль скоро оно решит опубликовать моё творение, читателю. Но сказать я сейчас хочу не это.
        Пожалуй, роман «Когда боги уходят» начался не с пролога и даже не с этого предисловия, а много-много раньше. Когда? Я и сам не знаю, но вместе с вами попробую в этом разобраться.

19 ноября 2003 года я включил свой старенький компьютер, запустил текстовый процессор и на белой поверхности чистого виртуального листа написал слово
«ПРОЛОГ». Что должно следовать дальше, я не знал, но догадывался: что-то следовать всё-таки должно. Как всегда, я положился на своё абстрактное мышление, бурную фантазию и более или менее понятную манеру излагать мысли. Положился и стал ждать, когда же придёт это, вдохновеньем зовущееся. В мозгу между его полушариями и отдельными извилинами стали проскакивать искры, постепенно превращаясь в осознанную фразу «КОГДА БОГИ УХОДЯТ». Фраза мне понравилась, потому что была весьма неопределенной, таинственной, загадочной, с оттенком религиозности и отождествления высших материй и человека. Во всяком случае, такой она мне показалась в первый раз.
        Я понял, что это будет названием произведения. Романа.
        И ещё мне стало понятно, что в этом романе разговор так или иначе будет идти о богах и о том, что случается, когда они уходят. Промелькнула тень сомнения - а не изменить ли мне название романа, ведь мои познания в религии, что в одной, что в другой, что в пятой, что в пятидесятой, довольно далеки от даже посредственных, как ни стыдно в этом признаваться. Промелькнула и исчезла.
        Теперь я задумался, что за мир нужно создать (или клонировать, что проще), какими тварями населить, какие свойства дать. Душа рвалась в космические просторы, к гигантским звездолетам, планетным дестроерам и катаклизмам вселенских масштабов, но воображение вместо холодных звезд и вечной пустоты вакуума нарисовало совсем другую картину: весеннее солнышко, поливающее теплыми лучами уже набравшуюся сил первую траву месяца асара; веселое журчание ключа, бьющего из вышедших в незапамятные времена Великого Миротрясения наружу горных пород; шутливое, дразнящее пение пестрых потакриков; опьяняющий запах кавровых цветов, изобилующих на опушке древнего, величественного леса Тола…

…Одним словом, как на фотобумаге проявляется сделанная накануне фотография, так в моем воображении проявлялся мир, похожий не на звездную оперу о грядущих потрясениях, не на урбанистическое творение о суровых буднях и даже не на историческое произведение о беззаботном прошлом. Проявлялся мир, некогда увиденный и описанный Джоном Толкиеном.
        Мир фэнтези.
        Мир сверкающих доспехов и рыцарских турниров, мир удивительной магии и волшебства, мир страшных драконов и добрых эльфов, кровожадных орков и ужасных троллей. Короче, как было сказано выше - фэнтези.
        Сначала я пришёл в замешательство, ведь душа по-прежнему тоскливо смотрела на черную бездну космоса; но потом понял - не простой мир мне пригрезился, ой непростой…
        И решил оставить всё как есть. Пусть будут рыцари и маги, орки и драконы. Чем они хуже боевых крейсеров?
        Курсор соскочил на две строки вниз и отпечатал на виртуальном листе виртуальные буквы. Появились первые слова, которые слились в первое предложение. Открылся новый абзац; закончился первый лист. Мигающая палочка курсора продолжала следить по экрану кириллическими символами, а на ось мироздания наматывались всё новые и новые петли, в которых была заключена судьба фэнтазийного мира.
        Когда пролог был, как мне показалось, завершен, я сохранил все изменения в файле, закрыл процессор и выключил компьютер. Уже и не помню, почему и зачем, но я в тот момент решил повременить с писаниной. На следующий день, придя с работы, я поужинал, позволил себе четверть часа понежиться в кресле с сигаретой и чашкой кофе, а потом вновь открыл едва начатый давеча роман. Каково же было моё удивление, когда я увидел, что после пролога идет первая глава!..
        Грешным делом я подумал, что, пока я был на работе, кто-то включил мой компьютер и зачем-то написал главу. Мне это показалось довольно странным, ведь я живу один. Вторая мысль завопила о пробравшихся в квартиру ворах-домушниках, и под её тоскливо-жуткий визг я окинул взглядом кабинет и даже поспешил выбежать в коридор (зачем, правда, я туда выбежал, до сих пор не помню). Однако, как вы можете догадаться, никаких воров, само собой, я не обнаружил. Не обнаружил и их следов, что, кстати говоря, совсем не означало, что воров в квартире действительно не было.
        В общем и частном, промаявшись несколько минут в муках раздумий, я пришел к вполне логичному выводу: вчера я написал не только пролог, но и первую главу, просто по своей природной рассеянности теперь не могу этого вспомнить. Согласитесь, трудно представить себе проворного воришку, залезшего в чужую квартиру, когда он вместо того, чтобы начать детальное изучение шкафов, комодов, матрасов и подушек на предмет наличия в оных вожделенных денежных сбережений первым делом с ехидной улыбкой на небритом лице жмет кнопку Power на корпусе компьютера. И ладно бы хоть он стал искать там какие-то секретные материалы (могу заверить читателей, что материалов секретнее едва эротической картинки на рабочем столе жесткий диск моего Пентиума не видел), так нет же! Криминальный элемент, хитро ухмыляясь, находит и открывает текстовый файл с именем «Когда боги уходят. doc», очевидно, перечитывает пролог и принимается кроить первую главу! И, спешу сказать, неплохо скроил (на мой неискушенный взгляд, конечно же)!
        Невесело хихикнув, я попытался отгородиться от всех дурацкий домыслов, освежил в памяти содержание пролога и, как обуянный страстью пианист в преддверие последнего аккорда, занес пальцы над клавиатурой.
        Тут-то и началась вся та мистика, которая сковала моё существо в ледяные лапы страха на добрые три месяца…
        Я немного опешил, когда щелканье клавиш результата не принесло. Я хочу сказать, видимого результата - буквы на мониторе не появились. Я попробовал снова, но пальцы и в этот раз отбили холостую очередь. Тогда я снова попробовал, а потом ещё и ещё раз. К счастью, природа наградила меня не только трудолюбием, но и упорством, и, вспомнив об этом даре, я попробовал ещё раз.
        Естественно, и в этот последний раз ничего не произошло.
        Пришла законная мысль, что клавиатура непостижимым для меня образом сломалась. Может быть, вывел её из строя домовой, которому я уже давно не жертвовал хлеба, а может и упомянутый вор-домушник, кто знает. Однако, я тщательно проверил надежность соединения между клавиатурой и системным блоком, на всякий случай несколько раз несильно ударил первую и благоговейно сдул пыль с последнего. Но эти усилия не увенчались успехом.
        Тогда я просто сел в рабочее кресло, печально-разочарованно вздохнул и стал прикидывать, сколько сейчас стоит новая клавиатура. Как раз на днях я видел в магазине чудесное творение рук человеческих, для них же и предназначенное - клавиатуру с таким большим количеством кнопочек, что сразу появлялось желание нажать их все одновременно. Такой чудо-клавиатурой можно и в интернете лазить, и мультимедийными плеерами управлять, и включать-выключать всё на свете (даже, наверное, свет в кладовке)! И вот я предался сладостным мечтаниям о предстоящей покупке, напрочь забыв об иных суетах мирских…
        В реальность меня вернул мигающий курсор. Всё это время он спокойно стоял, открыв новый абзац, но вдруг сорвался с места и понесся слева направо, оставляя шлейф черных букв. Я было обрадовался - клавиатура заработала! - но, приглядевшись, понял: происходит нечто необъяснимое! Курсор перескакивал на следующие строчки и пис*л. ПИСАЛ! Я остолбенело читал, едва поспевая за ним, и узнавал в проявляющихся предложениях мир, которым грезил сутки назад.
        Так началась история книги, которая писала себя сама. Вряд ли найдется хоть один человек на всем белом свете, который поверит моим словам… Впрочем, я забылся - один человек все же есть.
        Но об этом позже.
        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
        АРМАННИС
        ПРОЛОГ
        Точно снег на голову
        Высоко в небе, голубом и чистом, желтым пятном блестело весеннее солнышко, поливающее теплыми лучами уже набравшуюся сил первую траву месяца асара. Веселое журчание ключа, бьющего из вышедших в незапамятные времена Великого Миротрясения наружу горных пород наполняло лениво колышущийся воздух звоном тысяч серебряных колокольчиков. Шутливое, дразнящее пение пестрых потакриков, беззаботно шныряющих в кронах деревьев, добавляло умиления в идиллическую картину весеннего расцвета природы, а опьяняющий запах кавровых цветов, изобилующих на опушке древнего, величественного леса Тола, напоминал о детстве…
        В ещё невысокой траве что-то пошевелилось, чихнуло и застонало. Затем над цветочной опушкой поднялась человеческая голова.
        Потакрики, не переставая чирикать, наблюдали, как человек с трудом поднялся на ноги, отряхнул несуществующую грязь с одежды и стал оглядываться. Он неуверенно посмотрел на Тол, поднимающийся стеной до высоты птичьего полета, затем он оглядел опушку и всмотрелся вдаль. С холма, на котором сейчас стоял этот человек, можно было разглядеть деревушку милях в трёх.
        Едва человек сделал шаг в сторону деревни, как теплый воздух донес до его ушей странные звуки, непохожие на всё, что удавалось слышать этому человеку. Однако подсознание безошибочно расшифровало эти звуки, сказав, что приближаются всадники.
        Юноша (человек на опушке был именно юношей) заколебался. Он не помнил, как здесь оказался и что вообще происходит, поэтому не горел желанием встретиться с людьми. Однако же, непонимание ситуации заставило его пробежать несколько шагов вперед, пока он не ступил на пыльную, давно не видевшую дождя дорогу.
        Тем временем звук приближался, и вот меж стволов деревьев Тола, как из ворот, на холм выехали три всадника. Почему-то их вид немного смутил юношу, но он в тот миг не смог бы сказать, почему именно. Всадники подъехали и остановились. Они были одеты в плотные рубахи из темно-коричневой кожи с металлическими заклепками, в широкие штаны и высокие черные сапоги. У двоих в руках были короткие копья, а третий держал на седле короткий меч.
        - Кто ты такой и откуда? - поинтересовался тот, что был с мечом. Хмурый взгляд его смоляных глаз не обещал ничего веселенького.
        - Я, - начал было юноша, но осекся, потому что не смог вспомнить своего имени. - Я…
        - Он, должно быть, вышел из Тола, - махнул рукой второй всадник. - Там ведь частенько память у людей пропадает.
        - Ну так кто ты и откуда? - повторил вопрос всадник с мечом.
        - Я не помню, - признался юноша. В его голове царил полный хаос оттого, что он действительно не помнил ни своего имени, ни того, откуда он, ни того, зачем оказался в Толе. И ещё ему казалось странным происходящее. До невероятности странным. Почему-то вид всадников натолкнул его на мысль, что они сами уже давным-давно потерялись.
        - Ладно, - устало вздохнул обладатель меча и указал рукой в сторону видневшегося неподалеку селения. - Двигай за нами до города, а там разберемся.
        Юноша ещё раз с сомнением посмотрел на «город». Скорее он назвал бы его деревней, может быть не такой уж и маленькой, но деревней. Понятие «город» в его лексиконе означало нечто другое.
        Лошади чинно зашагали по дороге, неся на своих спинах людей. Юноше ничего не оставалось делать, как пойти следом.
        - А где я нахожусь? - спросил он после нескольких минут безмолвной ходьбы. Молчание в данной ситуации казалось ему не очень уместным.
        - Керинейская провинция, - ответил всадник с мечом. Наверное, он был главным в троице. - Впереди - город Ламар.
        - Керинейская провинция? - переспросил юноша. - А это в какой стране?
        - Варлесская империя. Я удивлен, что твоя память так сильно пострадала.
        - Да уж, сильно, - проворчал юноша себе под нос. Ни город, ни провинция, ни даже страна ничего ему не говорили. Более того, складывалось впечатление, что совсем недавно - наверное, до того как отшибло память - такой страны вообще не существовало.
        - А на каком языке вы говорите? - поинтересовался юноша, надеясь, что хотя бы это о чем-нибудь да напомнит.
        - На средиземном, ясное дело, - ответил всадник, ехавший слева.
        - Похоже, те сволочи, обосновавшиеся в Толе, набираются сил, - сказал своим приятелям всадник справа. - Ещё неделю назад люди, потерявшие память, могли вспомнить хотя бы свое имя.
        - Чертовы маги, - сплюнул ехавший посередине.
        - Говорят, они больше на троглодитов похожи, - заметил всадник слева. - Такие же невысокие, зеленые, с длинными ручищами. Только глаза размером с чашки.
        - Откуда в Киренее взяться троглодитам? - удивился средний всадник.
        - Ну, мало ли… Прорыли подземный ход, например.
        Юноша шагал позади лошадей и ничего не понимал в разговоре наездников.
        - Определенно, они - не троглодиты, - заверил друзей главный всадник. - Те людей едят, а эти лишь издеваются над ними.
        После этих слов они втроем тихо засмеялись, стараясь не показать этого юноше. Однако юноша заметил неловкие попытки скрыть веселье и даже догадался, что оно как-то связано с его персоной.
        - Что же, интересно знать, такого смешного могло произойти со мной в лесу? - недовольно спросил он.
        - О, возможно, ничего страшного и не произошло, сударь! - обернулся и воскликнул левый всадник. - Я даже уверен, что не произошло!
        - Предположим, что всё-таки произошло, - не отставал юноша. - Так что же?
        Троица наездников немного смутилась - это было видно по их ссутулившимся плечам. Слово взял главный:
        - Год назад в лесу объявились странные типы, которые… э-э-э… отлавливают одиноких прохожих и… м-м-м… входят с ними в необычный, так сказать, насильственный контакт.
        Они дружно заржали, на этот раз даже не попытавшись закрыться от юноши. Похоже, происходящее сильно их забавило.
        - Не хотите ли вы сказать, что эти странные типы заставили меня заниматься с ними любовью? - вспылил юноша, резко встав посреди дороги.
        Последовал новый взрыв смеха, после чего, продолжая нервно хихикать и вытирать слезящиеся глаза, главный всадник кое-как проговорил:
        - Ну, если это можно назвать любовью…
        И снова они дружно заржали, оглашая раскинувшийся вокруг пестро-зеленый луг гортанными звуками искреннего смеха. Юноша рассерженно глядел им вслед, пока всадники не удалились на сотню шагов. Кем бы они ни были, но они не имеют никакого права насмехаться над человеком, попавшим в такое затруднительное положение как потеря памяти. К тому же, кто знает, что произошло там, в лесу… Впрочем, наверняка там ничего не произошло. Во всяком случае, ничего смешного.
        Остыв, юноша продолжил следовать за всадниками, держась от них, однако, подальше, чтобы не давать им лишнего повода для веселья. Минут через десять он, наконец, вступил в город.
        По левую руку, плотно прижавшись друг к другу, теснились маленькие, видавшие виды лачуги, огороженные сильно прореженными заборчиками, за которыми угадывались грядки и всякие насаждения. По правую руку было то же самое.
        Зато впереди юноша заметил две высокие башни с красными черепичными крышами, несколько каменных домов не в пример лучше лачуг и обширную площадь, посреди которой стоял круглый фонтан с бассейном и… виселица.
        Главный из всадников развернул своего коня и крикнул юноше:
        - Побудь пока здесь. Мы доложим о тебе.
        Троица пришпорила коней и скрылась за поворотом на одну из улиц, расходящихся от площади как спицы колеса.
        Сглотнув подступивший к горлу ком от вида виселицы, юноша сделал над собой усилие и попытался осмотреться. Людей вокруг было немного, и почти никто не обращал на незнакомца внимание. Мужчина в черной пожухлой фуфайке беседовал у бассейна с каким-то скорчившимся старцем, опирающимся на сучковатый посох; объемная дама в длинном платье с воистину необъятной юбкой вела через площадь двух маленьких детишек, которые явно не слушались её, потому что постоянно получали подзатыльники; несколько людей стояли на другой стороне площади подле какого-то заведения с пыльной вывеской и шумно разговаривали; стайка мелких собак с лаем пронеслась за улепетывающей от них курицей, а за собаками нёсся здоровенный петух с ярко красным хохолком.
        В общем, предстала картина древнего провинциального городка Европы или даже Нового Света, подумал юноша и тут же охнул. Наконец-то память начинает к нему возвращаться, ведь он только что вспомнил о Европе, о Новом Свете! И почему сей город кажется ему древним?
        Ответить на собственный вопрос он не успел: на плечо ему легла чья-то рука.
        Обернувшись, юноша увидел невысокого человека с большим животом. На сальном лице человека особенно сильно выделялся картофелеобразный нос с большой бородавкой на самом кончике и живые, бегающие туда-сюда глаза. За спиной у него маячили ещё две подобные фигуры.
        - Добрый день, сударь! Извините, если напугал вас, - затараторил человек. - Я Гарни, хозяин этого трактира. - Он указал рукой на ближайшую дверь, над которой висела вывеска, подтверждающая, что за дверью действительно трактир, и хозяин его - Гарни. - Я вижу, вы не местный, поэтому решился пригласить вас в своё заведение. Поверьте, сударь, оно - самое лучшее в Ламаре!
        С этими словами трактирщик взял юношу под руку и стал увлекать к двери.
        - Постойте-постойте, - опешил от такой близости юноша. - Я жду здесь троих всадников! Они нашли меня у леса и привели сюда, сказали, чтобы я ждал, пока они доложат.
        - У леса? - остановился трактирщик. - Вы, случаем, не из Тола?
        - Да, оттуда, - обрадовался юноша, надеясь, что теперь сомнительного вида троица оставит его в покое.
        - И вы потеряли память? - снова спросил трактирщик.
        - Да. Совершенно ничего не помню, - наигранно-печально нахмурился юноша.
        - Но тогда вам просто необходимо посетить мой трактир! - всплеснул руками трактирщик. - Вы - не первый человек, который приходит в город с потерей памяти, и, помяните мое слово, будете не первым, кого я вылечу от этого весьма неудобного недуга!
        Трактирщик снова подхватил юношу под руку и стал увлекать к двери в заведение. Слабо сопротивляясь, юноша всё же подчинился упорству этого толстого человека и оказался в трактире.
        Внутри было так, как он и ожидал. Сквозь грязные окна, коих имелось целых два, пробивались слабые лучи света с улицы, которые не могли разогнать полутьмы, окутавшей, казалось, всё внутреннее пространство. Четыре массивных длинных стола громоздились поперек входа, снабженные для удобства посетителей такими же массивными и длинными лавками. В дальнем конце зала было что-то, напоминающее стойку бара, а за ней на двух полках стояли глиняные и стеклянные сосуды самых разных форм и цветов. Со стропил свешивались три чашеобразных люстры, потушенные в дневное время.
        Посетителей внутри не было.
        - Может быть, это и не столичный ресторан, но, поверьте мне на слово, вино у нас ничуть не хуже! - хозяин трактира наконец отцепился от рукава юноши и захлопотал за стойкой, чем-то звеня и булькая.
        - Кстати, - как бы невзначай обронил юноша.
        - Что, извините? - высунулась лысоватая голова трактирщика.
        - Я не уверен, что смогу расплатиться, - осторожно произнёс юноша. Он ждал, что теперь хозяин питейного заведения сделается хмурым и даже злым, попросит наглого клиента покинуть трактир и больше никогда сюда не возвращаться, ели не хочет неприятностей на свою голову, однако…
        - Что вы, что вы! - замахал руками трактирщик. - Вам не нужно платить! Всё за счет заведения, так сказать. Просто я бы вас попросил, если вам, конечно, сие не затруднительно, говорить всем, кого вы встретите, чтобы шли лечиться от недуга ко мне. Лишняя реклама никому ещё не вредила…
        - От какого недуга?
        - Ну как же - от потери памяти, естественно! Вы ведь говорили, что пришли из Тола и потеряли память?
        - Да, к сожалению, - буркнул юноша.
        - О, это временное явление! - искренне воскликнул трактирщик. Он ловко выскочил из-за стойки, держа в руках здоровенную кружку. - Прошу вас, сударь! Отведайте лучшего вина, какое только может себе позволить скромный трактирщик из Ламара.
        Юноша подозрительно принюхался. Запах показался ему очень знакомым. Тогда он поднёс деревянную кружку к губам и сделал небольшой глоток. Прохладная, чуть пузырящаяся жидкость приятно опустилась в желудок и защекотала его.
        - Это же пиво! - улыбнулся юноша, всем своим видом показывая, что доволен напитком. - Это не вино, а самое нестоящее пиво. Там, откуда я родом, вино имеет совсем другой вкус, а такой напиток мы называем пивом.
        Чего не ожидал юноша, так это того, что трактирщик обидится на его слова. Более того, он казался оскорбленным до глубины души. Опустив руки, которые до этого без конца теребили подол замасленного передника, он холодно сказал:
        - Если сударь изволил одно из лучших вин Киренейской провинции назвать пивом, значит, очевидно, ему виднее. Однако, я категорически не согласен с вашим заявлением.
        Юноша не понял, почему обиделся трактирщик. Чтобы, не дай бог, опять не сказать ничего лишнего, он стал осторожно повторять всё то, что довёл до сведения толстяка ранее. А в подтверждение своих слов периодически делал большие глотки и строил на лице блаженное выражение.
        - Вы не думайте, я не хотел вас чем-то оскорбить! Вы действительно дали мне отличное вино, и я не собираюсь спорить, что оно одно из лучших в провинции и даже во всей стране. Просто вы называете это вином, потому что, наверное, никогда не пробовали настоящего пива, а я пробовал. И скажу вам честно, это - превосходное пиво!
        Трактирщик теперь показался изумленным. Он во все глаза смотрел на юношу и внимательно слушал повествование о пиве. Не выдержав, он спросил:
        - Вы пробовали пиво?
        - Конечно! - воскликнул юноша. - Более того, считаю его одним из своих любимых напитков!
        - Уэ-э, - согласился с ним трактирщик. - Никогда бы не подумал, что есть на свете люди, которым нравится пиво.
        Настала очередь юноши абсолютно не понимать ситуации. Он ещё раз внутренне повторил весь диалог с трактирщиком и не нашел никакой зацепки.
        - Но ведь есть на свете люди, которым нравится это вино? - скорее просто сказал, нежели спросил он.
        - Конечно! Да весь Ламар пьёт его каждый вечер!
        - Ну а это вино и есть самое настоящее пиво! - заключил юноша, надеясь, что подобная фраза наконец-то внесет смысл в странный спор.
        Трактирщик, вопреки ожиданиям, уловить смысла так и не смог. Более того, он ещё сильнее надулся и теперь скрестил руки на груди, показывая этим, что
«категорически не согласен».
        - Не понимаю вас, сударь, - сказал он раздраженно. - То вы называете это вино отличным, то говорите что оно - самое настоящее пиво. Вы определитесь, пожалуйста, чтобы я мог впредь знать, подходит ли мое заведение для туристов и годен ли я ещё на то, чтобы угождать им.
        Юноша махнул рукой.
        - Похоже, мы говорим с вами о разных вещах, - проворчал он, но, всё ещё не потеряв надежду, спросил. - Разве вы никогда не пробовали пиво?
        - Что вы! - с видом полного отвращения сказал трактирщик. - Никогда не пробовал и не собираюсь ближайшие триста веков!
        Юноша пожал плечами. Теперь он ясно понял, что разговор шёл об абсолютно разных вещах. Дабы загладить свою вину перед радушным трактирщиком, он осушил стакан, поставил его на стол и радостно сказал:
        - Как бы там ни было, это превосходное вино! Я говорю серьезно! - поспешил он добавить, заметив злое выражение на сальном лице трактирщика. - Если вы не против, то я не отказался бы повторить.
        Трактирщику, похоже, такой исход скользкого разговора показался вполне приемлемым. С видом победителя он удалился за стойку и через минуту вернулся с наполненной до краев кружкой.
        - Право, сударь, вы очень странный человек, - сказал он, усевшись напротив юноши. - Вы помните, как вас зовут?
        - К сожалению, нет, - опечалился юноша.
        - Но для удобства разговора не могли бы вы выбрать себе какое-нибудь имя? - и поклонился. - Меня зовут Гарни. Извините, что не представился раньше - эти разговоры о пиве…
        - Вы представлялись, - поправил его юноша.
        - Что? Ах, точно! - трактирщик хлопнул себя по лбу. - Прошу прощения за свою куриную память.
        За спиной юноши кто-то нетерпеливо кашлянул. Это были те два типа, о которых он успел забыть.
        - Кстати, - трактирщик подскочил, выпрямился во весь свой небольшой рост и указал на них. - Это Ральф и Фавор. Ральф мой сын, а Фавор - его кузен.
        Похожие на самого Гарни Ральф и Фавор галантно, как им, должно быть, показалось, раскланялись и расцвели в улыбках.
        Юноша вежливо кивнул им и сказал:
        - Рад познакомиться. Что касается моего имени, то зовите меня… ну хотя бы Андрей.
        - Андрей? - переспросил трактирщик. - Какое странное имя вы себе выбрали. Никогда не слышал такого. Может быть, вы имели ввиду Астрей?
        - Или Олвей? - подал голос розовощекий Ральф.
        - Харлей? - тут же поспешил за ним Фавор.
        - Да нет, я имел ввиду имя Андрей, - возразил юноша.
        - Ну что ж, - согласился трактирщик. - Это тоже имя. Вы сказали первое, что пришло в голову, не так ли?
        - Именно так, - кивнул Андрей.
        - Тогда, скорее всего, это и есть ваше настоящее имя, - уверенно заявил Гарни.
        - Вы так думаете? - засомневался юноша. Он действительно назвал первое имя, которое пришло в голову, но ещё не успел отнести его на свой счет. Странно всё таки: когда теряешь память и не помнишь, как тебя зовут, то выбираешь первое имя, пришедшее в голову.
        - Да я почти уверен в этом! - трактирщик казался довольным. - Те бедные люди, которых я вылечил до вас, тоже не могли кое-что вспомнить, и тогда я предлагал им говорить или описывать то, что придет на ум прежде всего. В девяти из десяти случаев они говорили о реальных вещах!
        - А сколько их было до меня? - спросил Андрей, сделав ещё один большой глоток пива, которое здесь называлось почему-то вином.
        Трактирщик что-то прикинул в уме, провел счет пальцев на обеих руках и с улыбкой ответил:
        - Шестнадцать.
        - Семнадцать, - поправил его Ральф, улыбнувшись ещё шире отца.
        - Двадцать? - попытался уточнить Фавор и просто-таки превратился в один сплошной, растянутый от уха до уха рот.
        - Как бы там ни было, - на секунду нахмурился Гарни, - но всем эти людям помог я. Ну и мое вино, конечно же! Я ведь вам уже говорил, что оно лучшее во всей Киренее?
        - Говорили, - согласился Андрей. - Но вы лучше скажите, почему эти люди теряли память? Что происходит у вас в лесах?
        - О, это кошмарная история! - воскликнул Гарни. - Всё началось с того, что год назад в Тол (это лес к северо-западу отсюда, но вы, наверное, уже знаете)… так вот, началось с того, что год назад в Тол прямо с неба посреди бела дня что-то упало.
        - Метеорит? - предположил юноша.
        - Что такое метеорит? - удивился трактирщик.
        - Ну, это такой большой камень, который летает в космосе и может упасть на землю, - как мог проще объяснил Андрей.
        - А что такое космос? - опять не понял трактирщик.
        - Наверное, это как небо, только очень большое и безграничное, - попытался описать космос Андрей.
        Трактирщик сдвинул густые брови и подозрительно посмотрел на юношу. Наверное, он подумал, что над ним насмехаются. Опять.
        - Не думаю, что камни могут без причины летать в небе, - сопроводил он свой взгляд словами.
        - Наверное, причина есть, раз они летают, - сказал Андрей.
        Гарни с минуту тяжко думал - это было заметно по шевелящимся ушам.
        - Вы можете быть правы, сударь, - наконец согласился он. - Если камни летают, значит, это кому-нибудь нужно… Но, что бы ни упало в лес, там после этого начали происходить странные вещи.
        - Страшные, - округлил глаза Ральф.
        - Вещи? - не понял Фавор.
        Не обращая внимания на сына и кузена, трактирщик продолжил:
        - К примеру, в Толе стали пропадать люди. Пойдет кто-нибудь в лес по грибы или по ягоды, а может и просто на охоту, да не возвращается. Много человек там уже сгинуло.
        - Может быть, их дикие животные съели?
        - Да откуда им там взяться! Крупнее барсуков в Толе отродясь ничего не водилось. Как же тогда объяснить, что некоторые всё ж возвращаются, но без памяти?
        - Не знаю, - пожал плечами Андрей.
        - И я не знаю, - вздохнул трактирщик. - Но есть предположение, что там завелись черти или даже троглодиты.
        Юноша вспомнил, как всадники, с которыми он пришел в Ламар, тоже говорили о творящихся в лесу странностях и, в частности, упоминали троглодитов.
        - А кто такие троглодиты? - спросил он у Гарни. Память отказывалась самостоятельно подобрать ответ, выдавая лишь скучное сообщение: «Троглодиты не существуют».
        - Это такие твари, которые живут под землёй и иногда выбираются на поверхность, чтобы полакомиться человечиной, - сморщился трактирщик.
        - Я думал, что людоедством занимаются вурдалаки, - задумчиво произнес Андрей.
        - Вурдалаки предпочитают мертвых людей, - с видом знатока сказал Гарни. - Но даже если в Толе бесчинствуют вурдалаки, они не похожи сами на себя.
        - Наверное, у них глаза слишком большие, да? - Андрей вспомнил, что один из всадников говорил как раз о «глазах размером с чашки».
        - Вы всё вспомнили! - завопил трактирщик, хлопая в ладоши.
        - Он всё вспомнил! - вторил ему Ральф, искренне радуясь вместе с отцом.
        - А вспомнил ли? - меланхолично поднял бровь Фавор, оставаясь недвижимым.
        - Вы меня не так поняли, - поспешил успокоить раздухарившихся аборигенов Андрей.
        - Я знаю, что у них большие глаза, потому что мне это говорили люди, проводившие меня до города.
        - Ах, всего лишь? - удивился Гарни, медленно прекращая ликовать. Наконец он взял себя в руки. - Вы правы насчет глаз - они действительно слишком большие, чтобы принадлежать вурдалакам. А у троглодитов глаз вообще нет.
        - Почему бы вам не собраться всем городом и не прочесать лес? - предложил Андрей. - Тогда вы наверняка найдете причину таинственных происшествий.
        - Войска герцога Керинейского уже делали это, но безрезультатно, к сожалению. Тол оказался чист.
        В этот момент двери трактира распахнулись. Гарни быстро встал и отвесил вежливый поклон почти до самой земли. Поклон предназначался высокому, жилистому на вид мужчине в черном кожаном доспехе и шляпе с широкими полами. Бросив мимолетный взгляд на хозяина заведения и его родственников, мужчина быстро подошел к Андрею.
        - Мои люди доставили вас в Ламар? - спросил он, не утруждаясь сохранять должную интонацию вопроса.
        - Д-да, - неуверенно ответил Андрей.
        - Тогда следуйте за мной, - сказал мужчина и развернулся на каблуках к выходу. По его бедру щелкнул короткий меч.
        - Простите, но кто вы такой? - возмутился юноша манерам незнакомца. - И с какой стати я должен следовать за вами?
        - Я куратор этого города, - уже отворяя дверь, ответил мужчина, после чего соизволил всё-таки остановиться и посмотреть на Андрея. - Не советую вам, молодой человек, сопротивляться, потому что вы арестованы.
        - Арестован? За что? - недоумение Андрея стало наполняться липким предчувствием чего-то нехорошего. Этому также способствовало и то, что за грязными окнами трактира он заметил вооруженных людей.

* * *
        Теперь я вынужден сделать кое-какую оговорку.
        Как я уже говорил в предисловии, пролог был единственной частью книги, которую я писал сам. Сохранив файл, я оставил роман в покое до следующего дня, а когда вновь открыл его, чтобы продолжить повествование о судьбе Андрея (во всяком случае, тогда я думал, что Андрей и есть главный персонаж книги), то обнаружил, что более не властен над книгой. Можно, конечно, попытаться сказать, что я был не властен над компьютером, однако компьютер работал нормально. Я имею в виду то, что все программы, установленные на нём, функционировали, как и прежде. Даже текстовый процессор. Но стоило мне запустить файл «Когда боги уходят. doc», и я уже не мог что-либо сделать.
        За то время, пока компьютер мирно стоял в отключенном состоянии в тихой пустоте кабинета, текстовый файл увеличился на несколько килобайт, соответствующих размеру первой главы. Как это произошло, я и сейчас не знаю, но к тому времени, как я сел за стол, придвинул поближе клавиатуру и решил написать первую главу, она уже была написана!
        Стиль, которым она была написана, соответствует моему, поэтому я решил, что… Но об этом я уже говорил.
        Итак, вы можете мне не верить, но первая глава этой книги, как и все прочие главы, появилась сама, из ниоткуда, из пересечения миров, из черт знает чего…
        Я перестал владеть ситуацией, как должен ей владеть писатель. Я стал лишь сторонним наблюдателем, читателем повествования, но уже не создателем.
        ГЛАВА I
        Затерянный во времени
        Андрей на всякий случай решил не спорить. В мозгу всплыла фраза «всё сказанное вами будет использовано против вас в суде», которая добавила ноток страха в сметенной душе.
        На улице стояли несколько человек, по внешнему виду которых юноша догадался, что они солдаты. Они все были одеты в серые кожаные рубахи, наколенники и точно такие же невысокие сапоги. Головы прикрывали вязаные шапочки, что-то смутно напоминающие. Каждый солдат держал в руках длинное копье с железным наконечником, а на поясе имел короткий палаш.
        Мужчина, назвавшийся куратором города, пошел по улице прочь от трактира, и Андрею не оставалось больше ничего, как следовать за ним, окруженным не отходящими ни на шаг конвоирами.
        Минут через пятнадцать молчаливой ходьбы процессия остановилась у невысокого здания с гербом над парадным входом. На гербе был изображен червяк, пожирающий человека (так, во всяком случае, увидел это Андрей). Куратор отворил дверь и зашел внутрь, юноша зашел следующим. Стражники остались снаружи.
        - Ну-с, молодой человек, рассказывайте, что с вами приключилось, кто вы такой, куда направлялись и зачем.
        Андрею показалось, что вся та важность и строгость, с которой мужчина недавно чуть ли не вломился в трактир, растаяла как первый снег. Он прошел за массивный стол, заваленный какими-то свертками и бумажками, и устало опустился в красивое резное кресло, снабженное мягкими спинкой и сидением. Вообще, вся обстановка помещения, в котором оказался Андрей, напомнила ему ещё одну фразу из прошлой жизни: «милицейский участок». Что означала эта фраза, юноша не совсем понимал.
        - Извините, а можно сначала узнать, как вас зовут? - решил задать вопрос Андрей.
        - Конечно! Я Маркус Бальтон, куратор Ламара. Если вам неизвестно понятие слова
«куратор», то я объясню: оно означает, что я отвечаю за безопасность всего этого города в целом и каждого его жителя в частности.
        Андрей удовлетворенно кивнул.
        - К сожалению, я пока не могу назвать своего имени по причине потери памяти, - покачал он сокрушенно головой. - Но хотел бы, чтобы вы покамест звали меня Андреем.
        Куратор внимательно слушал юношу, не отводя от него цепкого взгляда.
        - Что со мной приключилось, куда я шел и зачем - также не помню.
        Как бы в подтверждение своих слов Андрей развел руками и грустно улыбнулся.
        Бальтон немного подумал, покрутил пальцами длинное страусиное перо, которым, скорее всего, пользовался как пишущим инструментом, а затем выдохнул:
        - Мои люди сказали, что нашли вас на опушке Тола. Это так?
        - Если лес к северу отсюда называют Толом, то так, - согласился юноша.
        - Однако, этот факт сам по себе не означает, что вы были в самом лесу и, соответственно, теряли память, - заключил куратор, отбросив в сторону надоевшее перо.
        - Конечно, не означает. - Андрей был вынужден признать это. - Но память я действительно потерял.
        - Вы можете это доказать? - лениво поинтересовался Бальтон.
        На этот раз Андрей не вытерпел. Он глубоко вздохнул, гневно уставился на усатое лицо куратора и, постепенно изменяя тональность голоса от низкого до высокого, вспылил:
        - И как же, вы думаете, я могу это доказать, а? Да если б моя память была нетронута, я уже давно дал бы себе ответ на то, что и какого рогатого черта здесь происходит!
        - И что же происходит? - как бы между делом спросил куратор, совершенно не обращая внимания на повышенный тон арестованного.
        - Что происходит? - наигранно весело спародировал Андрей, и голос его подскочил до фальцета. - Что происходит? Ободранные ковбои, рассуждающие о магах и троглодитах как о вчерашнем хоккейном матче; древний, задрипанный городишко пятивековой давности; трактирщик и его родственнички-дауны, не знающие, что такое пиво; солдаты с мечами и пиками - вот что происходит! Или вы считаете, что я не имею права возмущаться?
        По-прежнему не обращая внимания на кричащую речь юноши, Бальтон спокойно сказал:
        - Возможно, и имеете, сударь, но я бы не советовал вам понапрасну тратить время и нервы на бесполезное выражение своих эмоций.
        - Да? А на что мне тогда их потратить? Может, вы хотите мне предложить просто рассмеяться и воспринять всё как затянувшуюся, но, о-боже-какую-расчудесную шутку?
        Бальтон подался вперед.
        - Вы воспринимаете действительность как веселую шутку?
        - Нет, - рявкнул Андрей. - Я воспринимаю её как злобное издевательство!
        - А почему же, если не секрет?
        - Да я вам только что это объяснил! - Андрей совершенно искренне хлопнул себя по коленям. - Всё вокруг попахивает стариной, прошлым, если хотите! Ретро-шутка, вашу мать!..
        - Насколько же далеким прошлым? - Куратор пропустил ругательство мимо ушей. Его правая бровь после слов собеседника медленно поползла вверх.
        - Ну, вам виднее, коль согласились принять участие в этом издевательстве. - Юноша держался из последних сил, чтобы просто не встать и не схватить куратора, а потом долго и упорно его трясти, покуда он не сознается, что, мол, да, милок, пошутили, не шуми.
        Бальтон снова откинулся назад и надолго задумался. Андрею стало немного совестно, что он повысил голос на незнакомого человека, но когда вновь вспомнил, в какой ситуации сейчас барахтается, настроение вошло «в норму».
        - Значит, Андрей, вы утверждаете, что оказались в прошлом? - Тон Бальтона указывал на то, что куратор ничуть не насмехается и, более того, заинтересован в разрешении ситуации не меньше чем сам пострадавший.
        - Во-первых, товарищ куратор, я не утверждаю, что попал в прошлое, потому как не верю в подобную чепуху. А во-вторых, я убежден, что это - не настоящее прошлое, а - повторюсь - чья-то глупая, нелепая, тупая и абсолютно выходящая за рамки моего чувства юмора шутка.
        - Теперь слушай меня, сынок! - посуровел Бальтон. - Во-первых, я тебе не товарищ. Во всяком случае, на данный момент. А во-вторых, мне доложили, что ты относился к реальности довольно спокойно, пока хлебал вино в трактире Гарни.
        - Тогда я даже не был уверен, как меня зовут! - возмутился Андрей.
        - А теперь, выходит, уверен?
        - Да!
        - И как же тебя зовут?
        - А-н-д-р-е-й, - произнес по буквам Андрей, буквально багровея от злости. Определенно, ему не нравилось происходящее, и он хотел как можно скорее положить ему конец.
        - Ты начинаешь выздоравливать, - заметил куратор.
        - Уж знайте! И вообще, по какому поводу вы меня арестовали?
        - Слишком вы странный, молодой человек. Теряли вы память или нет, но можете вполне оказаться шпионом.
        - Шпионом! Чьим? Американским?!
        - Это у вас надо спрашивать, на кого работаете. Но согласитесь, ваша внешность не очень отвечает современной моде: плащ из кожи, которой мне не приходилось видеть раньше; штаны, жилет, обувь - из вовсе непонятной ткани. Прическа, которую вы носите, популярна только среди военных людей. Но самое главное - это ваша цепочка. Либо вы у кого-то её украли, либо являетесь богатым человеком.
        - О боже! - воскликнул юноша. - Вы часом не в сумасшедший дом меня упечь хотите?
        - Честно - нет, - успокоил куратор. - Но вы согласны с моими словами о том, что выглядите весьма неординарно?
        - Я удивлен, что вы никогда не видели джинсов и замши, - полностью теряя связь с реальностью, сказал Андрей. - И цепочка моя - самая простая. Она не так уж и дорого стоит. Могу место подсказать.
        - Не надо, - отмахнулся куратор. - Лучше подскажите, почему на ней висит символ крестоносцев.
        - Это символ не крестоносцев, а христианства! - возмутился Андрей. Он не очень-то сильно верил в бога и сейчас защищал не его честь; он был потрясен, что кто-то не знает столь простых вещей. - Впрочем, я забыл - у вас же прошлое! Наверное, как раз время Крестового похода?
        - Он был шесть с лишним веков назад, - сообщил куратор.
        - Конечно же, шесть веков назад! И я вам пытаюсь уже битый час втолковать, что мне надоела эта идиотская шутка! - Андрей не был силен в истории, поэтому не понял, что куратор говорит не о том Крестовом походе, который в свое время вели охочие до чужих богатств вертихвосты под прикрытием церкви. - Как только я приду в норму, то вам и вашим дружкам, - кивнул юноша в сторону двери, подразумевая оставшихся снаружи солдат, - а так же всем, кто был замешан в этом деле, придётся серьезно отвечать!
        - За что отвечать?
        - За дурацкие шутки!
        Бальтон хмыкнул. По его внешнему виду нельзя было сказать, что он боится какого бы то ни было наказания. Вместо того, чтобы тут же упасть на колени и начать просить прощения - как, по предположению Андрея, и должны развиваться дальнейшие события, - он опять надолго задумался, хмуря брови.
        Наконец, он сказал:
        - Несколько лет назад в Ламаре жил старик по имени Валиус. Его считали сумасшедшим, потому что он постоянно что-то талдычил о конце света, о смещении граней мира и прочих сумасбродных вещах. В числе оных были и басни относительно перемещения во времени. Говоря откровенно, я в слова Валиуса не верил, но и не считал их беспочвенными. Но теперь, когда весь мир стал съезжать с катушек, думается, я вынужден изменить свои взгляды.
        При этих словах Андрей почувствовал, как окончательно теряет нить разговора. Он уже не понимал, что хочет от куратора, и что куратор хочет он него. Не найдя более подходящей фразы, он неуверенно спросил:
        - Э-э, о чем вы говорите?
        Бальтон вместо ответа скосил взгляд на двери и что есть духу рявкнул:
        - Стража!
        Тут же внутрь стремительно ворвались четыре солдата с оголенными мечами. Бальтон кисло сморщился и остановил их поднятием руки.
        - Я знаю, что Гарни здесь - он никогда не упустит возможности лишний раз погреть уши у моих дверей. Велите ему принести вина, да побыстрее.
        Зорко окинув глазами внутреннее пространство, стражники убедились, что их начальнику ничто не угрожает и один за другим вышли на улицу выполнять приказ.
        - Послушайте, молодой человек, - начал куратор, когда дверь за солдатами захлопнулась. - Расскажите мне ещё раз, как вы ощущаете окружающее, но попытайтесь при этом не впадать в истерику и не кидаться безосновательными обвинениями и необоснованными угрозами.
        Андрей потер рукой переносицу, собрался с мыслями и чувствами и дрожащим голосом сказал:
        - Всё вокруг выглядит так, как выглядело, наверное, лет шестьсот назад. Я не силен в истории и не могу сказать, прав ли насчет шести веков, - поспешил он добавить.
        Внезапно он так дернулся, что заставил содрогнуться и куратора, который подозрительно сузил глаза.
        - Постойте! - вскричал Андрей. - Я… кажется, я… Вспомнил!
        - Что вы вспомнили? - Взгляд Бальтона всё ещё был напряженным.
        - Я вспомнил, что было до потери памяти!
        - Так расскажите мне, не томите душу!
        Андрей собрался с мыслями.
        - Я живу в стране с названием Россия, в городе Новосибирске. Когда я ехал на работу в своей машине и остановился у светофора, то… это и произошло!
        - Произошло что?
        - Ну как же! Я потерял сознание, а когда очнулся, то выяснилось, что ещё и память.
        - Вы сказали, что ехали в карете и остановились у магического источника? - переспросил куратор, желая кое-что для себя уяснить.
        Андрей посмотрел на него так, как если бы на месте куратора сидела большая горилла, которая от нечего делать вдруг запела голосом Киркорова.
        - На машине. У светофора, - повторил он отрывисто.
        Бальтон часто закивал головой.
        - Да-да, я просто хотел услышать это ещё раз.
        Он вынул из ящика стола чистый лист бумаги, обмакнул страусиное перо в чернильницу и принялся что-то писать. Андрей попытался разглядеть, что пишет куратор, но ничего не разобрал в витиеватом почерке.
        - Похоже, я понял, что произошло с вами на самом деле, - оторвался на мгновение куратор. - Удивлен, что вы до сих пор этого не поняли.
        - И что же это? - Андрей был вынужден признать, что не понимал ничего абсолютно. Но теперь, после разговора с Маркусом Бальтоном, а особенно после того, как тот достал из стола лист бумаги и что-то там написал, к юноше неприятной поступью начало подкрадываться понимание.
        - Никто не подшучивал над вами, и уж тем более никто не желал вам зла. Произошло нечто, выходящее за рамки моего сознания.
        Андрей весь сжался и мелко задрожал. Тихо, едва слышно он произнес:
        - Я оказался в прошлом!..
        - Теперь до вас дошло, - облегченно вздохнул куратор, однако в его глазах было соболезнование.
        - Это невозможно, - так же тихо добавил Андрей.
        - Увы, - отозвался Бальтон. - Раньше я тоже так думал.
        Наступило тяжелое молчание, которое нарушали только большие мухи, деловито жужжащие у трёх высоких окон. Куратор какое-то время смотрел на разбитого юношу, уставившегося в одну точку, находящуюся где-то под столом, а потом продолжил писать. К звукам в помещении добавился скрип пера.
        От громкого стука, с которым открылась входная дверь, любой нормальный человек подпрыгнул бы на месте, но Андрей, казалось, даже не услышал его. Внутрь ввалился радостный Гарни с раскрасневшимся лицом (наверное, от бега) и медным подносом в руках, на котором стояли два высоких кувшина.
        Сзади осторожно прокрались Ральф и Фавор, не отходящие от трактирщика ни на шаг.
        - Извините, господин куратор, задержался, - затараторил Гарни. - По вашему заказу принес вам… А что здесь случилось?
        Трактирщик с интересом и некоторым сожалением уставился на Андрея, который сейчас выглядел как мраморная статуя. Его руки безвольно болтались между широко раздвинутыми ногами, а глаза продолжали тупо смотреть в никуда.
        - Что случилось? - деловито поинтересовался Ральф, выглянув из-за отца.
        - Что? - требовательно спросил Фавор, очевидно, ожидая немедленных объяснений.
        - Вам пока не следует этого знать, - сурово сказал Бальтон, и троица пришедших сделала быстрый шаг назад. - Спасибо за вино, Гарни. Поставь его на стол и убирайся.
        - Конечно-конечно, - пролепетал трактирщик. Он проворно уместил поднос среди свитков и с поклоном попятился к выходу.
        Уже перед тем как покинуть помещение, Гарни спросил:
        - К сударю вернулась память?
        - Память? - удивился Ральф. Наверное, он забыл, что означает это слово.
        - Вернулась, - вздохнул Фавор, точно зная, что говорит верно.
        Куратор поднял гневный взгляд на трактирщика и его родственников, и те поспешили удалиться.
        - Андрей, выпей немного вина, - предложил он. - Поможет.
        Юноша взял кувшин, наполовину осушил его, пролив изрядную долю жидкости на себя, и нейтральным тоном сказал:
        - Это пиво.
        - Ну, у каждого свои вкусы, - пожал плечами куратор. - Кому-то нравится…
        - Что теперь со мной будет? - голосом обреченного на сметную казнь спросил Андрей, не обращаясь, впрочем, к Бальтону.
        - Я должен сообщить о тебе мэру города, а ты пока посидишь здесь под присмотром моих людей.
        - Я не об этом, - отозвался Андрей. - Как мне теперь жить?
        Куратор не стал отвечать, потому что не знал ответа. Но отчего-то ему почудилось, будто затерянный во времени молодой человек не только найдет себе призвание в новой обстановке, не только многому научится и многое увидит, но станет легендой.
        Легендой, которая потом будет передаваться из уст в уста по всему миру.
        И, возможно, не одному.

* * *
        И опять я вынужден сделать короткое отступление.
        К созданию первой главы, которую вы только что прочитали, я, как говорилось, отношения не имел. Но дело в том, что если она появилась, пока компьютер был выключен (я уверен, что не писал первой главы), то всё последующее появлялось не только, когда питание на жесткий диск не подавалось. Глава вторая и идущие за ней возникали буквально у меня на глазах. Я был лишь сторонним наблюдателем, не в силах как-то вмешаться в процесс.
        Представьте себе, вы сидите за компьютером, на котором работает текстовая программа. Вы сидите и смотрите, как курсор ползёт по экрану и «печатает» слова. Самостоятельно. Ваши пальцы не прикасаются к клавиатуре, более того, вы даже можете отсоединить клавиатуру от системного блока - это ничего не изменит.
        Позже я пытался понять, что же сломалось в компьютере (тогда я ещё надеялся, что произошла какая-то поломка или сбой, потому что не верил ни в какие сверхъестественные силы, способные подчинить себе электронику) и даже приглашал знающих людей. Но оказалось, что компьютер в хорошем состоянии и неисправностей не имеет.
        Мне пришлось поверить в сверхъестественное.
        А вам придётся поверить в мои слова.
        ГЛАВА II
        Затерянный не только во времени
        Куратор ушел уже давно. Андрею не оставалось ничего, как лениво просматривать всяческие свитки, снабженные тряпичными тесемками, да разглядывать необычные предметы интерьера, свойственные средневековью.
        Особое внимание юноши привлек большой щит, висевший на стене позади кресла Бальтона. Он был старым - об этом говорили несколько сколов по краям и многочисленные борозды, оставленные, несомненно, вражеским оружием в минувших битвах. На серебряном фоне щита была нарисована его копия, содержащая внутри ту же самую эмблему, которую Андрей заметил над входом в дом куратора. Там, над крыльцом, эмблема была вырезана из дерева, при этом вырезана довольно посредственно, так что сказать наверняка, что хотел изобразить плотник, не удавалось. Андрей, к примеру, увидел на изображенной картине большого червяка, заглатывающего маленького человечка. На щите, вне всяких сомнений, присутствовал тот же самый герб или эмблема, но качество рисунка было не в пример лучше. Теперь стало ясно, что червяк на самом деле был большим драконом, нависшим в опасной близости над рыцарем. Рыцарь, прикрываясь своим щитом, вонзил длинный меч в драконово лоно.
        Андрей подумал, что удар мечом сразит ящера - рыцаря можно поздравить с победой. Но… мертвый дракон с широко открытой зубастой пастью всем своим весом рухнет на отважного рыцаря и наверняка прибьет его насмерть. С победой можно поздравить и дракона.
        Юношу не покидала тревожная мысль, как же он будет жить в таком древнем и таком чуждом мире. Чем будет заниматься. После первых истерических моментов, когда пришло понимание всей глубины создавшейся ситуации, настал черед спокойного, трезвого, логического мышления.
        Во-первых, обстановка. Вокруг раскинулось древнее королевство, где люди не видели ничего необычнее колеса. (Троглодиты и вурдалаки - не в счет, так как общеизвестно, что они лишь плод фантазии.) Королевства бывают разные: большие и маленькие, сильные и слабые, с большим количеством врагов и мощной армией или же с отсутствием и врагов, и армии. За то время, которое Андрей успел провести в Киренейской провинции, он узнал, что она - часть некоей империи. Империя, это, конечно, хорошо - большая страна, сильная армия и так далее. Плохо то, что никак не хотели приходить воспоминания касаемо наличия каких-то империй в четырнадцатом или пятнадцатом веках.
        Во-вторых, недостатки нынешнего положения. Андрей не знает наверняка, в какой части света находится. Можно предположить, что это средневековая Европа, потому что подобных государств не было в других местах. Главный недостаток в том, что Андрей абсолютно не адаптирован для существования в эпоху рыцарей, он не знает ни нравов, ни правовой системы, ни даже самых общих тенденций в обществе. Всё это может принести серьезные проблемы в дальнейшем.
        В-третьих, преимущества. Всё-таки Андрей - человек из будущего. Он многое знает, многое умеет; можно использовать это как-нибудь. К тому же, если постараться вспомнить историю средних веков, которую юноша изучал когда-то в школе, то это поможет быстрее понять политическую ситуацию на карте мира и избегать стран, втянутых в военные конфликты.
        В-четвертых, странности. Пожалуй, это самое главное.
        Странностей накопилось уже более чем достаточно. Андрей выстроил цепочку в хронологическом порядке: спокойные разговоры о мифологических существах, точно они взаправду существуют; абсолютное сходство языка средневековых аборигенов с русским начала третьего тысячелетия (однако, в письме такое сходство отсутствовало); странное название государства - Варлесская империя - не напоминает никаких исторических фактов.
        Андрей решил, что для более точного понимания своего положения должен непременно спросить у куратора, когда тот вернется, какое сейчас время. Скорее всего, они отсчитывают его от рождества христова, как и весь прочий мир. К тому же, не мешало бы посмотреть на политическую и географическую карты.
        Точно выжидая, пока о нем вспомнят, куратор Маркус Бальтон отворил входную дверь и статной, твердой походкой прошел к юноше.
        - Я доложил о вас, молодой человек. Мэр очень заинтересовался тем положением, в котором вы оказались, и хочет побеседовать с вами.
        - Когда? - Андрей не был уверен, что готов беседовать с мэром. Пусть даже этот мэр возглавляет такую дыру как Ламар.
        - Сегодня вечером. Он пригласил вас к себе на ужин.
        Юноша почувствовал, как при упоминании слова «ужин» в его желудке что-то ворчливо заурчало. За весь день он не ел ничего кроме нескольких кружек пива.
        - Ужин - это, конечно, хорошо, - согласился Андрей. - Но о чем я буду разговаривать с мэром?
        - О том же, о чем разговаривали со мной, - пояснил куратор.
        - Но разве вы не пересказали ему нашу беседу?
        - В общих чертах, - кивнул куратор. - Мэр хочет собственнолично побеседовать с вами. Кстати сказать, он очень заинтересован вашей историей и горит желанием поскорее с вами познакомиться.
        - Я рад, конечно, своей растущей популярности, - попытался пошутить Андрей. - Но меня тревожит одна мысль.
        - Какая же?
        - Мэр наверняка попросит меня рассказать о будущем.
        - Наверняка, - согласился Бальтон.
        - И в связи с этим, не появится ли у меня шанса оказаться на той виселице, которую я видел рядом с фонтаном, как, хм, еретику какому-нибудь?
        - О, не беспокойтесь об этом, - горячо заверил Андрея куратор, для пущего убеждения положив ему на плечо руку. - Мэр Манкин отличается высокой терпимостью.
        Слова Бальтона мало успокоили Андрея, но вселили в него надежду, что всё не так уж и плохо в мире, где мэры городов не преследуют людей с нестандартными позиционными взглядами на жизнь. Вспомнив про вопросы, которые хотел задать, юноша поинтересовался:
        - Скажите, господин куратор, у вас есть политическая карта?
        Такой вопрос несколько ошеломил Бальтона, но он не показал виду.
        - У меня была такая карта, но после недавнего объединения отдельных земель в Варлесскую империю она стала бесполезной, поэтому я сжег её. А новую ещё не привезли.
        - Плохо, - заметил Андрей. - Но это не всё. Я хотел бы так же поинтересоваться, какой сейчас год от рождества христова?
        - Чьего рождества? - не понял куратор.
        - Христова, - повторил Андрей, пока ещё не подозревающий никакого подвоха.
        - Я не знаю, кто такой Христ, поэтому скажу просто: идет третий год девятого века двадцать седьмого тысячелетия от создания мира.
        В этот раз они не стали передвигаться по городу пешком, а воспользовались каретой. Десять минут езды, и вот уже куратор ведет юношу по широкой аллее к двухэтажному особняку, облицованному светло-желтым камнем. Особняк стоял у окраины Ламара и принадлежал, конечно же, мэру этого города - сэру Рамсу Манкину.
        Пройдя через разбитый вокруг особняка парк, Андрей и Бальтон по широкой лестнице вошли в высокие, украшенные серебристыми цветами двери.
        В банкетном зале их ждали. Андрей ожидал увидеть многочисленный народ - местную богему, в окружении роскоши, блесток и ароматов дорогого парфюма. Вместо этого за не очень длинным-то, к слову, столом сидели всего пять человек.
        Троих юноша уже знал - это был трактирщик и его родственники, невесть как оказавшиеся на приеме. Сидящий во главе стола полный старик с седыми усами был, скорее всего, самим мэром. По правую руку от него Андрей заметил девушку, любопытно разглядывающую прибывших.
        - Добрый вечер, господа! - старик вежливо склонил голову, отчего его белые усы заметно колыхнулись. - Располагайтесь, где вам будет удобно.
        Андрей отметил, что особого выбора места не было - у стола, отодвинутые от него на некоторое расстояние, стояли лишь два стула. Церемонно поклонившись в ответ, Бальтон воспользовался приглашением и сел на один из свободных стульев. Андрей неловко повторил движения куратора и занял второй стул.
        - Сэр Манкин, - обратился Бальтон к мэру. - Этого молодого человека зовут Андрей. Именно о нём я рассказывал вам сегодня.
        Андрею показалось, что не очень вежливо не только представлять человека в сидячем положении, но и представляться самому. Поэтому, едва сев, он быстро вскочил, смущенно пробормотал что-то вроде «оч-прят-свам-позакться», чем вызвал легкую улыбку на губах девушки.
        Мэр несколько минут изучал смущенного парня взглядом, иногда кивал головой, будто бы соглашаясь сам с собою, но, наконец, прервав общее учтивое молчание, сказал:
        - Я Рамс Манкин, городской голова.
        Андрей захотел вновь встать, чтобы ещё раз выразить свое почтение старцу, но заметил, как куратор одними глазами посоветовал ему оставаться в прежнем положении.
        А мэр начал представлять людей, сидящих вместе с ним за столом.
        - Это моя дочь Надя, - указал он на девушку, которая якобы смущенно опустила глаза, и щеки её налились едва заметным румянцем.
        Андрей мысленно прикинул возраст Манкина и его дочери и пришел к выводу, что девушка годится скорее во внучки, нежели в дочери мэру - ей на вид было не больше семнадцати, а ему - не меньше шестидесяти пяти.
        - Полагаю, с господином Гарни и его родней вы уже знакомы?
        Андрей кивнул, соглашаясь. Трактирщик сидел и сиял радостью. Очевидно, его не так уж и часто приглашали на ужин в особняк городского головы, и ради такого случая он даже оставил свой грязный, замасленный передник, заменив его чем-то вроде жилета.
        Вновь наступило долгое молчание, в котором Андрей чувствовал себя очень неуютно
        - все взгляды пересеклись на нём. Наверное, ему полагалось в этом месте что-то сказать, но он не знал, с чего начать.
        К счастью, на помощь пришел Бальтон.
        - Молодой человек ещё не совсем освоился в новой обстановке, - объяснил он молчание Андрея. - Я уверен, что в течение ужина он возьмет себя в руки и поведает много интересных историй.
        Юноша согласно кивнул, проглотив подступивший отчего-то ком.
        Сэр Манкин понял намек куратора и хлопнул в ладоши. Тут же откуда ни возьмись вокруг стола закружились в быстром хороводе какие-то люди в белых сарафанах, и стол словно по волшебству наполнился ароматными блюдами. В глиняных бокалах заплескалась жидкость, по запаху похожая на вино - настоящее вино, а не пиво.
        Сэр Манкин поднял свой бокал.
        - Если то, что рассказал мне о вас господин куратор - правда, то я от всего сердца желаю вам удачи, - сказал мэр и выжидающе глянул на Андрея.
        Наверное, эти слова нужно воспринимать как тост, подумал юноша и поспешно ухватился за свой бокал. Традиционно подняв вино, присутствующие выпили.
        Прошло какое-то время, в течение которого все, за исключением Андрея и, может быть, Нади, были заняты поглощением пищи. Редкие реплики, которыми кидались то мэр, то куратор, то - изредка и с трепетом - трактирщик, были не наделены каким бы то ни было смыслом, чтобы уделять им внимание. Юноша не мог есть не потому, что ему не хотелось. Просто он чувствовал себя чертовски неловко в настолько чужой и настолько далекой от него компании. Но, чтобы не обижать хозяев и не привлекать к себе лишнее внимание, он старательно изображал жевание и глотание.
        - Итак, я думаю, пришло время немного поговорить, - сказал мэр, отшвырнув вилку с тремя зубцами.
        Снова Андрей стал центром интереса всех присутствующих. Он, опасливо озираясь, прекратил кривляние с едой, отодвинул полную тарелку и промокнул губы салфеткой. Когда молчание стало вовсе неудобным, он тихо спросил:
        - Э-э… к-хм… Что бы вы хотели услышать?
        - Расскажи о своей родине, - посоветовал сэр Манкин.
        Андрей призадумался.
        - Ну, э… Я живу… жил в большой стране под названием Россия. В большом городе Новосибирске. Сейчас там зима, впрочем, не так уж и холодно.
        Это было всё, что смог рассказать юноша о родине. Больше попросту ничего в голову не лезло.
        - А где находится твоя страна? - спросил мэр.
        - На планете Земля. - Если уж и отвечать на подобный вопрос, то отвечать именно так.
        - Планете? - Выражение лица Манкина стало озабоченным. - Выходит, ты живешь на круглом мире?
        - Ну да!.. - Настал черед Андрея выглядеть озабоченным. - А ваш мир - он, что же, не круглый?
        - Естественно, нет! - засмеялся мэр. - Как бы мы жили на круглом?
        - Люди и звери скатились бы с него, - подхватил Гарни, - и свалились прямо в космос!
        - В космос! - радостно воскликнул Ральф, раскрасневшись от волнения.
        - Все! - подытожил Фавор.
        Андрей растерянно глянул в сторону куратора, но сэр Бальтон, похоже, придерживался того же мнения.
        - Вы считаете, что эта планета… этот мир - плоский?
        - Именно! Разве ж это не очевидно?
        - Но, - откашлялся Андрей, - кто-нибудь хоть раз видел край?
        - Нет, - ответил мэр. - Это попросту невозможно, молодой человек.
        - Если мир плоский, то есть в виде диска или блина - кто-то должен был хоть раз увидеть его кромку! - упорствовал юноша.
        - Никто никогда этого не видел и не увидит, - подал голос Бальтон. - Арманнис не позволит.
        - Арманнис? - переспросил Андрей.
        - Да, таково имя нашего мира.
        Разили по бокалу вина.
        - И все же, можно доказать, что Арманнис - это шар, - спокойно сказал Андрей.
        - Как? - Трактирщик поперхнулся. Для него слова, сказанные юношей, были сродни ереси.
        - Почему? - округлил глаза Ральф, поглощенный перемалыванием салата.
        - Зачем? - меланхолично спросил Фавор.
        Андрей принял деловую позу, выдержал театральную паузу, а затем протянул:
        - Ну, для этого нужно подняться на достаточную высоту. Вы увидите, что горизонт примет форму дуги.
        - И что же? - не уловил мысли мэр.
        - Это доказывает шарообразность!
        - А как вы предлагаете достичь нужной высоты? - осведомился Бальтон. - В Ламаре, да и, пожалуй, в других городах нет особо высоких строений. Даже с главных башен замков, ручаюсь, такой эффект не наблюдается.
        - Постройте планер, - предложил юноша. - Или воздушный шар.
        - Абсолютно не понимаю, о чем вы толкуете, - нахмурился Манкин. - Не могли бы вы объяснить поподробнее?
        - Конечно!
        Андрей попросил листок бумаги и пишущий инструмент. Слуги мэра быстро выполнили просьбу, и вскоре по столу зашелестел наспех набросанный чертеж планера, а рядом с ним - воздушного шара.
        Присутствующие поцокали языками, покивали головами, помахали руками, а потом разговор перешел в другое русло. Андрея попросили рассказывать о Земле что угодно - лишь бы интересно было. Юноша, произвольно выбирая темы, вкратце поведал о супермаркетах, Марианской впадине, глазированных сырках, автомате Калашникова, Голливуде, скором поезде, макаронах по-флотски, кокаиновых плантациях, Париже, солнцезащитных очках, финансовых кризисах, сомбреро, спутниковом телевидении, острове Пасха, династии Цинь, наручных часах, проблеме лишнего веса, заселении Северной Америки, Борисе Березовском, солнечных пятнах, химической промышленности, лох-несском чудовище и портвейне. Присутствующие слушали его, раскрыв рты, изредка вставляя восклицания вроде «Ой!», «Ух ты!» или
«Дела!». Но особенно их поразило замечание юноши о современной женской моде, оголенных ножках, прозрачных маечках, трусиках-уздечках (нечаянно ляпнув про них, Андрею пришлось битый час объяснять, что же это такое - трусики-уздечки) и так далее. Надя, налившись румянцем, робко поглядывала на рассказчика из-под густых ресниц.
        - Земля оказалась не хуже Арманниса, - сказал Бальтон, когда Андрей закончил и взял бокал, чтобы смочить пересохшее горло. - Конечно, есть у нас и достоинства…
        - И недостатки! - некорректно перебил Гарни, пораженный рассказом (в особенности его частью про женскую моду, так как прочее едва себе представлял даже поверхностно) больше всех.
        - В достатке! - согласился с ним Ральф, нанизывая на вилку кусочки мяса.
        - Мясо! - Фавор схватил свою вилку и немедля урвал себе пару крупных кусков.
        Беседа продолжалась ещё долго, пока, к несказанной радости Андрея, мэр не посоветовал закругляться.
        - Вы, молодой человек, эту ночь можете провести в моём доме, - вежливо пригласил Манкин в конце ужина. - А завтра, мне кажется, вам лучше съездить до Валиуса.
        - Спасибо за приглашение, - поклонился Андрей. - А кто этот Валиус?
        - Старик. Немного ненормальный старик, который в своё время днями напролет вещал о вселенских катастрофах и прочей ненормальщине.
        - Почему вы решили, что мне стоит увидеть его? - Андрей не горел желанием встречаться с сумасшедшим.
        - Предчувствие, - ответил мэр неопределенно, пожав при этом плечами.
        Сон не шел.
        Андрей поднялся с постели, надел джинсы и тихо покинул дом. Обойдя его со стороны, он вышел к небольшому пруду, местами поросшему осокой. На дальнем конце пруда хриплым голосом одиноко пела лягушка, в ровной, зеркальной глади воды отражалась большая - гораздо больше земной - луна с непривычным, чужим рисунком морей. Лунная дорожка серебряной линией делила пруд на две части и упиралась в берег, на котором стоял юноша.
        Андрей сел у кромки воды, нашарил в кармане джинсов мятую пачку сигарет и зажигалку, прикурил. Как ни странно, но за весь день от ни разу не курил, хотя считал себя заядлым курильщиком с многолетним стажем. Наверное, свежий воздух действует, мимоходом подумал он, затягиваясь горячим дымом.
        Вероятно, настало время подумать, серьезно подумать о сложившемся положении. Весь день был как сон, Андрей сначала воспринимал всё именно так. Потом стал предполагать, что над ним пошутили. После пришла даже такая мысль, будто бы он умер, и душа переселилась в другой мир. Но всё оказалось не так просто, как хотелось бы.
        Он ещё и ещё раз прокручивал в голове события минувшего дня, а в особенности - разговор за ужином, когда он узнал, что попал в ещё более невероятную ситуацию, чем путешествия во времени…
        Он чудом перенесся в фантастический мир, мир сказок, мифов, преданий, легенд. Как так получилось - даже гадать не стоит, но что действительно стоит, так это решить, как действовать дальше. В принципе, можно ко всему привыкнуть и остаться в Ламаре. Сэр Манкин, да и куратор Бальтон не оставят его на произвол судьбы и, скорее всего, помогут найти более или менее подходящую работу, какое-то занятие. Андрей думал над этим и всё больше не хотел оставаться в Ламаре. Что его ждет здесь? Прозябание в роли никудышного ремесленника или посредственного земледельца? В лучшем случае, куратор примет его в состав городской стражи, но такая перспектива тоже нисколько не манила юношу.
        Чего же ты хочешь, спросил он себя, надеясь получить ответ.
        Сигарета истлела, и Андрей щелчком отправил её в воду.
        - Не помешаю?
        Юноша вздрогнул, резко развернулся и уставился на испугавшего его человека.
        - Кто ты? - напряженно спросил он у силуэта, укрывшегося от лучей ночного светила за ветвями высокого кустарника.
        - Не узнал? - иронично ответил силуэт женским голосом и вышел на свет.
        Это была Надя, дочь местного мэра.
        - Ах, это ты… ну и испугала ты меня, знаешь… - заворчал Андрей.
        - Ну так что? - подошла вплотную девушка.
        - Что? - не понял Андрей.
        - Не помешаю? - улыбнулась она.
        Андрей секунду обдумывал вопрос, а затем демонстративно подвинулся на кочке, которую облюбовал для созерцания пруда, давая девушке понять, что не против её присутствия.
        - Что ты здесь делаешь? - поинтересовалась она, когда наконец уселась рядом. Андрей уловил тонкий цветочный аромат, струящийся от тела Нади.
        - То же самое я бы хотел у тебя спросить, - пробубнил он, вспомнив, как испугался.
        - Я первая вопрос задала, - возразила Надя.
        Андрей смирился с её доводом.
        - Да так… сон не идёт что-то. Решил немного посидеть на свежем воздухе. А ты почему здесь?
        - Тоже не спится, - ответила она. - Как представлю, в какое приключение тебя угораздило…
        Юноша закивал, соглашаясь.
        - Ты боишься, - уверенно сказала она.
        - С чего ты взяла? - хмыкнул Андрей, но внутренне согласился с Надей. Он действительно боялся нынешнего положения, но не хотел признаваться в этом даже себе.
        - Ну, я бы боялась, - пожала плечами девушка, не отводя глаз от серебряной дорожки света на водяной глади. - Однако, ты сильно не переживай. Наш мир не так уж и плох, ты даже сможешь его полюбить, если захочешь.
        Андрей так не думал, но решил не говорить этого.
        - Я оказался в сказке, - задумчиво протянул он.
        Девушка удивилась.
        - Разве ты в детстве не мечтал об этом? - поинтересовалась она.
        - Мечтал, конечно, как любой ребенок, - согласился юноша, вспоминая, что и в самом деле хотел когда-то испытать то приключение, в которое его угораздило попасть сегодня. - Но ребенок не может понять всех сложностей, которые сопутствуют этому.
        Андрей нахмурился, вспоминая, как недавно в трактире не мог понять, почему хозяин обижается, что его вино называют пивом. Раз уж непонимание и нестыковка понятий обнаруживаются на таком ничтожном уровне, то что будет дальше?..
        - А скажи мне, Надя, что у вас значит слово «пиво»?
        Девушка вскинула бровь в явном замешательстве.
        - А почему ты спрашиваешь? - чуть более громко чем нужно сказала она от удивления.
        Андрей пересказал ей разговор в трактире, не забыв уточнить, что не хотел называть вино Гарни плохим, а просто сказав, что оно в его мире называется пивом. Надя с нескрываемым любопытством слушала Андрея, а когда он закончил, то, помедлив мгновение, взорвалась тихим, скулящим, но напирающим изнутри мощными волнами смехом.
        - Ну и изумился же Гарни, когда ты сказал, что любишь пиво! - прыснула девушка, закрывая рот ладонью, чтобы ненароком не разбудить спящий дом.
        - Не понимаю, что тебя так рассмешило, - обиделся Андрей, в самом деле не понимающий, почему Надю ни с того ни с сего охватило такое веселье.
        - Я… ох!.. Я тебе объясню, - успокоила девушка, с трудом взяв себя в руки. - Вот, к примеру, когда ты выпьешь много вина, то что ты начинаешь хотеть?
        Андрей в смущении отвел от девушки взгляд.
        - Я не имею в виду женщин! - воскликнула Надя, заметив это.
        - М-гм, ну тогда, наверное, я в туалет хочу? - предположил Андрей, внутренне снимая с себя всякую ответственность за моральную сторону разговора, в который оказался втянут и сам, и с помощью собеседницы.
        - Именно! - подтвердила девушка. - А теперь сам подумай, что означает слово
«пиво».
        Андрею не составило труда провести линию рассуждений дальше, чтобы наконец узнать истинное значение этого слова. Нервно хихикая, он решил убедиться, что догадка верна:
        - Не хочешь ли ты сказать, что я назвал вино Гарни э-э-э…
        - Ты назвал его мочой, - закончила девушка, произнеся за него слово, которое он не хотел употреблять в женском обществе.
        Теперь взорвался Андрей. Он тихо смеялся, закрывая рот сразу двумя руками, пока наконец не пришло какое-то облегчение. Утерев накатившие на глаза слезы, он констатировал:
        - Да-а, наши миры сильно разнятся.
        - Ты прав, - согласилась Надя. - Наверное, если б я оказалась в твоем мире, то тоже подумала бы, что попала в сказку. И мне пришлось бы несладко, как и тебе.
        Андрей посмотрел на девушку. В ней не было ничего такого, что делало б её неписанной красавицей, но, тем не менее, Надя была довольно симпатична, и в мягком свете луны казалась русалкой, выбравшейся на берег, чтобы полюбоваться кувшинками и послушать успокаивающее кваканье лягушки. Длинные черные волосы девушки ниспадали почти до самой земли, когда она сидела, и частично закрывали светлую ткань ночной рубашки (скорее, халата); нос с горбинкой подчеркивал угловатые черты лица; за пушистыми, порхающими ресницами прятались карие глаза, в которых была детская наивность.
        Конечно, детская, подумал Андрей, ведь Наде недавно исполнилось всего семнадцать лет. А ещё он подумал, что его родной мир вряд ли предстал перед девушкой миром сказочным. Скорее, он покажется ей ужасным, жестоким, непонятным и необъяснимым. Но не сказочным.
        - Что ты будешь делать? - спросила девушка
        - У? - Андрей не понял смысла вопроса, потому что пытался представить, как выглядела б Надя, одетая в купальник-бикини. Посмотрев ей в глаза, он покраснел и, чтобы она не заметила его смущения, отвернулся к воде.
        - Навещу старика Валиуса, - ответил он, поругав предварительно себя за столь раскрепощенные мысли о незнакомой и к тому же юной девушке.
        Надя согласно кивнула, показывая, что полностью одобряет эту идею.
        - Думаю, он сможет наставить тебя на верный путь, - заключила она.
        - Надеюсь, - буркнул Андрей, мало в это веря, однако.
        Девушка прижалась поближе и положила голову ему на плечо, взяв ладонь Андрея в свои руки. Он начал думать, что не всё так плохо в этом мире, ощущая приятное тепло женских ладоней, успокаивающее, обнадеживающее, обещающее нечто…
        Они сидели у самой воды ещё долго, слушая пение лягушки, наблюдая за неторопливым передвижением луны по ночному небу и думая каждый о своем.
        ГЛАВА III
        Первые шаги
        Провожать Андрея пришли не только мэр с дочерью и советником, куратор Маркус Бальтон и толстощекий трактирщик Гарни со своими тупоголовыми родственничками. На небольшой площади перед воротами мэрского особняка собралась достаточная толпа, чтобы можно было подумать, что здесь находятся все жители Ламара плюс аборигены с округи. Андрей смущенно всматривался в незнакомые лица и ощущал себя крайне неудобно - люди провожали его словно легендарного героя, собравшегося спасать мир от больших неприятностей.
        - Кто их всех позвал сюда? - тихонько спросил Андрей у Гарни, когда тот подскочил, чтобы помочь юноше взобраться в седло.
        - Они сами пришли, сударь, - заулыбался трактирщик. - Новости про вас распространились очень быстро. Готов ручаться, вас узнают даже в Каргосе!
        Андрей не разделял радости Гарни. Он впервые собрался в путешествие - пусть и недалекое - по чужой стране, и совсем не хотел, чтобы каждый встречный узнавал его и горячо жал руку.
        - Что за новости? - решил узнать Андрей.
        - Как же? - искренне удивился Гарни. - Что вы - пришелец из другой реальности!
        Юноша ещё раз подивился терпимости и довольно неплохим знаниям местных жителей по отношению к вещам неординарным. Впрочем, когда живешь бок о бок с троглодитами, вурдалаками и магами, то разучиваешься удивляться необычному.
        Андрей окинул взглядом радостно гомонящую толпу, вежливо поклонился мэру Манкину и куратору Бальтону, одарил отдельной улыбкой Надю, которая единственная здесь выглядела обеспокоенной, и пришпорил коня, как объяснял ему куратор.
        Животное понесло его прочь из города, который вскоре вовсе пропал за поворотом дороги.
        Раньше Андрей никогда не ездил верхом и думал, что это очень сложное занятие. На практике оказалось, что это не так уж и трудно. Главное - войти в ритм движения и не очень расслабляться, иначе можно отбить себе всё заднее место. Ещё юноша обнаружил, что с выпрямленной спиной, а не согнутой колесом, ехать гораздо удобнее. Хорошо помогло и то, что конь под седлом был опытным скакуном и адекватно реагировал на неумелые команды всадника.
        Большой луг, в центре которого стоял Ламар, постепенно перешел в густой лес. Андрей с интересом рассматривал проплывающие мимо пейзажи, жадно впитывая новую информацию. Флора по цветовой гамме почти не отличалась от привычных сибирских лесов: вокруг росли зеленые травы с появившимися первыми соцветиями, ветвистые кусты, высокие деревья. Среди деревьев были копии обычных сосен и елей, да и окутавшие их длинные и тонкие травы очень походили на земные.
        В общем, если откинуть все невероятные события вчерашнего дня, то можно подумать, что скачешь в обыкновенном хвойном лесу средней полосы России.
        Через полчаса Андрей остановил коня, чтобы немного передохнуть. Радостные впечатления первых минут поездки сменились тупой болью по всей спине и онемевшими ногами. Онемели ноги настолько сильно, что, когда юноша попытался вылезти из седла и встать на землю, то попросту рухнул в дорожную пыль.
        Конь отступил на шаг в сторону и заржал. Андрею показалось, что он именно заржал, как ржут иногда люди.
        Выругавшись, Андрей уселся на задницу и стал растирать отекшие мыщцы, морщась от неприятного ощущения «мурашек». Вскоре он уже смог подняться, не опасаясь упасть вновь.
        Теперь, когда боли и отечности в теле стали проходить, юноша заметил, что лес полон звуков. В кронах деревьев щебетали невидимые с земли птицы, зовущиеся потакриками (Андрей пока не знал, что они зовутся именно так, поэтому условно назвал птиц чижами). Сразу с двух сторон до ушей донеслась тревожная «морзянка» дятлов, а один раз пропела птица, чей голос был точь-в-точь как у кукушки. Кроме того, под слоем прошлогодних колючек и увядших травинок Андрей услышал чье-то ворчливое пыхтение. Съедаемый любопытством, он приблизился к тому месту, откуда издавался звук, и поднял несколько сухих листьев лопуха (наверное, лопуха), открывая маленькое углубление в земле. Под ними обнаружился самый простой на вид ёжик, что-то увлеченно грызущий.
        Бросив косой взгляд на человека своими маленькими черными глазами-бусинками, ежик пропыхтел:
        - Закрой!
        Андрей положил листья на прежнее место и с чувством удовлетворения зашагал к коню.
        - ЧТО-О-О?!
        Он развернулся так стремительно, что едва снова не оказался валяющимся в пыли. В три прыжка он одолел расстояние между собой и листьями лопуха, резко схватил их и чуть ли не уткнулся носом в спрятавшуюся под ними норку.
        Ежика, конечно же, там не было.
        Удрученный этим обстоятельство, Андрей прикрыл норку лопухами. Он был уверен, что только что видел маленького ежика, который посмотрел ему в глаза и сказал:
«Закрой». Но разве животные могут говорить? Поставим вопрос по-другому: разве люди могут понимать животных? Ежик куда-то пропал, чтобы задать ему этот вопрос…
        Не зная наверняка, умеют ли животные говорить и не поехала ли у него крыша, Андрей вернулся к коню, взгромоздился в седло и пришпорил.
        Ежик и не подозревал, что своим длинным языком испортил юноше настроение на весь день.
        Руководствуясь наставлениями Маркуса Бальтона, Андрей вскоре обнаружил неприметную тропку, петлявшую меж стволов деревьев, и направил коня по ней. На большой дороге ему так и не встретился ни один путник.
        Преодолев два ручья и три оврага, конь наконец-то принес всадника к ветхой хижине у большого валуна, обросшего мхом. Хижина оперлась одним боком на валун, и только это не давало ей рухнуть, превратиться в груду старых, гнилых досок.
        Спешившись, Андрей осторожно обошел жилище по кругу, пытаясь найти дверь, окно или хотя бы какую-нибудь дыру.
        - Эй! - окликнул он, когда поиски не принесли результата. - Эй, есть кто-нибудь?
        Вокруг продолжали щебетать птицы, стучать дятлы и гадать кукушки, но звуков человеческого происхождения не наблюдалось.
        - Послушайте, мне сказали, что здесь живет некто Валиус, который может помочь мне! - С этими словами Андрей подошел к хижине поближе и обнаружил, что она всё-таки имеет вход - он представлял собой просто прислоненную к стене трухлявую доску.
        Отодвинув её, юноша заглянул внутрь и поначалу ничего не заметил. Сквозь многочисленные щели мрак хижины едва разбавляли лучи света, а из предметов интерьера была только бесформенная куча тряпок у дальней стены. Пахло сыростью и грибами.
        Уже отчаявшись встретить Валиуса, Андрей развернулся было обратно, но та самая бесформенная куча тряпок вдруг испустила человеческий стон.
        - Кто там? - испугался он. Подойдя ближе, он увидел старика с закрытыми глазами, лежащего на подстеленных еловых ветках. Старик был явно при смерти уже давно - Андрей сделал такой вывод по невообразимо грязной бороде, из седой превратившейся в темно-серую.
        - Я Валиус, - отозвался старик хриплым тихим голосом. - А кто ты?
        - Меня зовут Андрей, - быстро представился он. - Дело в том, что…
        - Андрей? - перебил его старик. - Не слыхал такого имени…
        - Да, - не стал возражать юноша. - Но дело в том, что…
        - А куда ты путь держишь, Андрей? - поинтересовался Валиус, хотя, по предположению юноши, не мог не слышать, что ответ на этот вопрос уже прозвучал ранее.
        - К вам, - тем не менее, повторил Андрей, стараясь не повышать голоса. - Мне сказали, что…
        - А зачем я тебе? - опять перебил старик слабым голосом, что вызвало вспышку возмущения у юноши.
        - Я это и пытаюсь сказать! - голос Андрея стал твердым. - Мне…
        - Что ты пытаешься сказать, молодой человек? - приоткрыл глаза Валиус. В его дрожащем голосе, как показалось, промелькнула тень насмешки.
        - Вы выслушаете меня, или нет, в конце-то концов! - не стерпел Андрей. Он чувствовал, что старик издевается над ним.
        - Конечно! - отозвался Валиус слабеющим голосом.
        - Прекрасно! - парировал Андрей. Он готов был поклясться, что под густыми усами скрывается довольная улыбка. - Итак, мне сказали…
        - О чем ты хотел меня спросить? - серьезно сказал старик, щуря засевшие глубоко в черепе глазки.
        - О боги! - взревел Андрей. - Вы и впрямь полный чудак - Бальтон был прав!
        С этими словами он вскочил на ноги и развернулся, чтобы уйти.
        - Постой, вьюноша! - позвал его старик и чуть приподнял голову. - Ты что-то хотел узнать у меня?
        - Вы меня не слушаете! - прорычал Андрей, остановившись, но не оборачиваясь.
        - А разве ты пытался что-то сказать?
        Андрей яростно сплюнул и вышел вон, попутно ругаясь такими словами, которые, несомненно, здешние леса ещё не слыхивали. Подойдя к коню, он стал отвязывать его от дерева.
        Из хижины тем временем доносились кряхтение, сопение и невесть откуда взявшийся скрип. Через минуту из неё показалась грязная голова Валиуса, а потом и он сам. Ожесточенно почесав затылок, он хитро подмигнул в сторону юноши и, уставив руки в бока, весело спросил:
        - Тебя послал куратор Ламара?
        - Это уже не имеет смысла, - зло ответил Андрей, продолжая отвязывать поводья. - Я возвращаюсь.
        - Какой же ты обидчивый, вьюноша! - усмехнулся Валиус. - Совсем шуток не понимаешь.
        - Что-то перестал последнее время… - согласился Андрей, отвязав, наконец, поводья. Он неумело запрыгнул в седло и развернул коня.
        - А я думал, что в твоем измерении есть чувство юмора, - вздохнул старик и поплелся обратно в хижину.
        - Что? - Андрей быстро оказался на упругой земле. - Что вы сказали про моё измерение?
        - Ты ведь не местный, верно? Если, конечно, понимаешь, что я имею в виду.
        Андрей подскочил к Валиусу вплотную. Его немного смутил гриб, подозрительно напоминающий бледную поганку, который торчал у старика из правого уха.
        - Вчера я совершенно случайно оказался в вашем мире, - поспешно заговорил юноша, напрочь забыв все обиды. - Мне сказали, что вы можете помочь…
        - Помочь? Как я могу помочь? Отправить тебя обратно в твое измерение?
        В глазах Андрея загорелась искра надежды.
        - А вы можете? - осторожно спросил он.
        - Нет, конечно же, нет, - отмахнулся Валиус. - Слушай, вьюноша, у тебя есть что-нибудь выпить?
        Андрей кивнул, быстро сбегал до коня, где в походной сумке у него была припрятана фляжка.
        - Вот, у меня есть немного пи… - осекся он, но тут же поправился. - Немного вина.
        Валиус принял из рук юноши фляжку, быстро осушил её, после чего смачно отрыгнул.
        - Хорошее пойло, - отметил он. - Гарни подсобил?
        - Вы знаете Гарни? - зачем-то спросил Андрей, смущенный переменчивым настроением старикана.
        - Знаю ли я этого толстозадого прощелыгу? - натурально изумился Валиус. - Конечно, знаю! Но ведь речь сейчас не о нем, верно?
        Андрей согласился.
        - Что тебе от меня нужно?
        - Ну… - юноша смешался от тона, каким был задан вопрос. - Мне сказали, что вы можете помочь.
        - Я это уже слышал, причем неоднократно, - заявил Валиус. - Ты думаешь, старый полоумный хрыч, живущий в столь спартанской обстановке, может чем-то тебе помочь?
        Андрей не нашелся что ответить. К нему начала приходить уверенность, что вся поездка предпринималась зря. Придется возвращаться в Ламар.
        Валиус нагнулся, поднял с поросшей мхом земли иссохший в прошлом году лист, затем вырвал у себя из уха поганку, аккуратно завернул её в лист и запихал себе в рот. Работая челюстями с видимым наслаждением, он подмигнул и спокойно спросил:
        - Ты хоть знаешь, почему оказался здесь?
        - Мне сказали… - начал было Андрей, но старик в очередной раз перебил его.
        - Я не о том, тупица. Ты знаешь, почему оказался в этом измерении?
        Юноша только покачал головой.
        - Пойдем, присядем, - пригласил его Валиус. Они прошли несколько метров за валун, где обнаружилась маленькая самодельная лавочка. - Дело в том, что, как я и утверждал много лет тому назад, наступил конец света.
        - Конец света? - не поверил своим ушам Андрей.
        - Ну, я не так выразился. Конец света, конечно же, пока не наступил, но вот механизм уже запущен, - поправился старик.
        - Откуда вы это знаете? - подозрительно прищурился юноша.
        - Оттуда же, откуда знаю, что ты из другого измерения, - уклончиво ответил Валиус. - Как бы там ни было, процесс, что называется, пошел. Часики тикают, и скоро наступит самый что ни есть настоящий, окончательный и бесповоротный конец света. То бишь Апокалипсис.
        От такого предзнаменования по спине Андрея пробежал табун мурашек.
        - И сколько же осталось времени? - посчитал он нужным спросить.
        - Кто знает, - хихикнул старик.
        - А можно ли предотвратить катастрофу? То есть этот Апокалипсис? - заволновался Андрей.
        - Конечно, можно! - заверил старик. - Более того, я точно знаю, как это сделать!
        - И как же? - спросил Андрей, чувствуя, как начинает покрываться потом.
        - Не скажу! - отрезал Валиус.
        - Почему? - возмутился Андрей.
        - Если я расскажу всё сейчас, книга потеряет интерес.
        - Какая книга? - не понял юноша.
        - Не важно, - заверил его старик.
        - Я вас совершенно не понимаю, - сокрушился Андрей.
        - Я сам себя редко понимаю, - вторил ему Валиус.
        Наступило молчание. Андрей с опаской поглядывал на старикана и прикидывал шансы. Он никогда раньше не встречался с психами и не знал, насколько они опасны, но надеялся, что ему хватит времени добежать до коня. Валиус тоже поглядывал на юношу, но не с опаской, а со скрывающейся за грязными усами улыбкой и веселыми огоньками в глазах.
        Истинный псих!
        - Расслабься, вьюноша, - наконец прохихикал старик. - Не стоит меня бояться. Я хоть и бываю иногда странен, так это вызвано моим затворническим образом жизни. Когда месяцами не видишь людей, забываешь, как следует себя вести с ними.
        Старик встал.
        - Тебе сказали, что я могу помочь, и были правы, - гордо сказа он. - Но помочь я могу только советом.
        - Каким? - Андрей тоже поднялся.
        - Поезжай в Каргос. Там, если повезет, сможешь найти человека по имени Родган - это мой старый друг. Скажи, что я послал тебя, и объясни ему ситуацию, тогда, вероятно, он согласится взять тебя в ученики.
        - В ученики? Но если я не хочу быть учеником!
        - А кем ты хочешь быть? Сразу рыцарем? Или, может быть, императором? Делай, что я тебе велел.
        - Как же я найду его в Каргосе? Насколько мне известно, это довольно крупный город, - засомневался Андрей.
        - Найдешь, если захочешь, - уверенно сказал Валиус. - Главное, езжай в Каргос немедля.
        - Но к чему такая спешка? Я бы хотел сначала вернуться в Ламар…
        - Никакого Ламара! - воскликнул старик. - Ты пришел ко мне за помощью, и я даю тебе помощь! Так соизволь уж быть не настолько тупоголовым, чтобы не взять эту помощь!
        Андрей слегка обиделся на такой поворот в разговоре.
        - Но я даже не знаю дороги туда! - попытался он защититься.
        - Я всё объясню, - возразил старик.
        И он стал объяснять.
        ГЛАВА IV
        По пути в Каргос
        До Каргоса, столицы Киренейской провинции, по словам старика Валиуса, верхом на коне предполагалось проехать три дня. Сначала Андрей помышлял всё ж вернуться в Ламар, потому что, отправляясь за помощью к отшельнику, никак не планировал, что сразу же двинется куда-то ещё. Но, пораздумав, решил совету старика последовать
        - уж очень недвусмысленно тот намекал на необходимость немедленно начать путешествие.
        На исходе первого дня Андрей не встретил ни одного путника - пешего или конного. Это одновременно и успокаивало, и тревожило. Успокаивало, потому что не было необходимости подозревать в каждом встречном любителя легкой наживы (чем, безусловно, Андрей и являлся), или, говоря языком простым - бандита. А тревожило тем, что население почему-то явно избегало пользоваться такой хорошо утоптанной, удобной во всех отношениях дорогой, пролегающей, как стало известно, почти через всю провинцию.
        Такое положение могло объясняться просто: на дороге бандиты.
        Конечно, совсем не обязательно, что где-то и в самом деле засела шайка головорезов, не пропускающих никого через себя. Может быть, в асаре аборигены не имеют привычки мигрировать…
        Дав коню возможность спокойно подкрепиться сочной травой, растущей с избытком на обочинах дороги, юноша тем временем разбил лагерь. Особенно, впрочем, он ничего не делал, лишь сбросил с коня походную сумку, насобирал в лесу охапку сухих веток да притащил оттуда же старое поваленное дерево. Расседлывать бедное животное он не стал, рассудив, что проделать эту операцию он, конечно же, сможет, но повторить её в обратном порядке - вряд ли.
        Ужин для Андрея состоял из неторопливо выкуренной сигареты у трескучего костерка, да нескольких глотков студеной воды из ключа неподалеку. Валиус, пропади он пропадом, послал юношу черт знает куда и зачем, не дав в дорогу даже своих поганок, растущих у него прямо из ушей. Андрей вспомнил, как ненормальный старикан уплетал столь неаппетитное лакомство, и в отвращении повел плечами. Уж лучше просто водичка, чем такая еда, трезво рассудил он.
        Солнце закатилось за горизонт, и сразу же стало темнеть. Не прошло и получаса, как вокруг уже стлалась непроглядная ночная тьма, принесшая с собою характерные запахи дремлющего леса, таинственные звуки и новую волну тревог. Андрей подкинул в костер несколько крупных веток, взял в руку подаренный куратором кинжал и стал его вертеть туда-сюда, разглядывая. Кинжал ничуть не изменился за те две минуты, которые он провел за поясом у юноши, прежде чем тот заткнул его туда. Раз в десятый, а может, и в двадцатый, Андрей осторожно вынимал оружие и наблюдал отражение огня на лезвии. Тоскливо вспоминались обычные кухонные ножи из закаленной стали, наверняка не в пример лучше функционирующие в любой ситуации, чем этот кусок плохо зашлифованного и так же плохо заточенного железа, для удобства снабженного неудобной рукояткой. Нож был единственным оружием, а значит, и единственным шансом уцелеть, если вдруг какой-то разбойник попытается поживиться за счет Андрея.
        На небосклон неторопливо выкатилась яркая луна, непривычно большая в этом мире. Если приглядеться, то на её поверхности можно было разглядеть три широкие линии, пересекающиеся в одной точке. Они образовывали нечто похожее на шестиконечную звезду или снежинку. Непривычный рисунок звезд отдавался в душе ноющей тоской, лишний раз напоминая, что мир вокруг - другой, чуждый, чужой.
        Андрей поудобней разместил сумку и лег, подложив её под свою голову и укрывшись плащом. Спустя какое-то время он уже спал тревожным сном.
        Разбудило юношу ржание коня. Он подскочил, пристально посмотрел сквозь тьму на животное, сжимая в руке кинжал. Конь вел себя беспокойно - это мог сказать любой, даже несведущий в повадках лошадей. Передними копытами он рыл землю, часто кивал головой на длинной шее, размахивая густой гривой, и издавал предостерегающие звуки. Андрей подошел к коню, попытался погладить, чтобы успокоить, гадая, что именно в таких случаях лучше сделать: подкинуть животному свежей травки или гаркнуть на него.
        Но тут он понял, почему конь ведет себя столь странно.
        В лесу, совсем близко от стоянки, раздался пронзительный, высокий и вместе с тем зловещий вой.
        Волки!
        Андрей не знал, какие волки могут быть в Киренее, но если здесь есть говорящие ежи, то с волками, очевидно, лучше вообще не встречаться.
        Поспешно собрав вещи, юноша укрепил их на седле, отвязал коня и взобрался на него. Именно в этот момент вой повторился. Только теперь его источник был не в лесу, а сзади, на расстоянии нескольких шагов! Рефлексивно повернув голову, юноша в призрачном свете луны увидел волка. И понял, что это совсем не волк - существо, габаритами чуть уступающее лошади, вряд ли можно назвать волком.
        Конь стремительно понес по дороге, выбирая направление сам, а не подчиняясь неумелым и часто неуместным командам всадника. Сзади непонятное существо рыкнуло, затем зарычало, и бросилось вдогонку. Его движения были не слышны.
        С замиранием сердца Андрей услышал новую порцию нечеловеческого вопля. На этот раз он был не просто громким и зловещим, а громким, зловещим и яростным. Существо, чем бы оно ни было, вряд ли питалось корой деревьев и еловыми шишками. И, по всей видимости, сейчас оно было достаточно голодно, чтобы догнать путника и съесть его, закусив конем.
        Андрей повернулся, чтобы определить, далеко ли до кошмарного преследователя, и заметил, что нет, не далеко. Более того, полуволк-полубык сократил расстояние так, чтобы иметь возможность стремительным рывком прыгнуть на всадника. Понятное дело, он воспользовался этой возможностью. Юноша понял, что не успеет даже пригнуться, избегая встречи с острыми зубами, сверкнувшими в лучах луны. Он понял, что уже погиб.
        Однако, судьба имела иное мнение на сей счет.
        Конь нырнул под толстую ветку громадной сосны, растущей у самой дороги. Андрей, в это время смотрящий назад, вряд ли заметил приближение опасного препятствия, поэтому избежать встречи с веткой не смог. Сильный удар оглушил юношу, вышибив из глаз ярчайший сноп искр. Отделившись от седла, он тюком с картошкой рухнул наземь, теряя на несколько секунд сознание.
        Когда голова относительно прояснилась, Андрей приподнялся на локтях, осмотрел дорогу и не увидел ни коня, ни того существа, которое гналось за ним.
        Бедная скотина, подумал юноша. Ей суждено этой ночью стать поздним ужином прожорливого быка с волчьей шерстью.
        - Доброй ночи! - раздался чей-то голос позади.
        - А!.. - многозначительно ответил Андрей и, едва встав на ноги, от испуга опять разлегся в пыли.
        - Кто вы? - наконец спросил он, уняв начавшую было расти во всем теле дрожь. Присутствие рядом живого человека немного успокаивало.
        - На самом деле, это неважно, - улыбнулся мужчина. Теперь Андрей заметил, что он был совершенно нагим.
        - А почему вы… м-гм, без одежды? - не нашел ничего лучшего спросить юноша.
        - Кто вы, почему без одежды, - передразнил мужчина грубым голосом. - Вы задаете слишком много вопросов, молодой человек. Слишком много вопросов, когда ответы на них вам совершенно ни к чему.
        Пока он говорил, его голос становился всё ниже и ниже, превратившись в конце концов в настоящее звериное рычание. Мужчина упал на четвереньки, по-кошачьи изогнулся и в страшной ухмылке обнажил ряд белоснежных зубов с длинными клыками. Андрей расширившимися от ужаса глазами наблюдал, как человек стал быстро покрываться шерстью, увеличиваясь при этом в размере. Его лицо вытянулось вперед, превратившись в волчью морду; глаза загорелись кровожадным огнем.
        Чтоб мне провалиться на этом месте, подумал юноша, искренне желая этого. Оборотень!
        Вырвав когтями клочья земли, минуту назад бывший человеком оборотень прыгнул вперед. Андрей сообразил откатиться, и это спасло его от смертельного удара сильных лап. В сантиметре от живота клацнули челюсти.
        Юноша попытался подскочить на ноги, но тут же был сбит ловким прыжком. Теперь челюсти оборотня сжимались в сантиметре от лица. Андрей изо всех сил держал лохматое горло чудовища, не давая ему возможности дотянуться до своей головы, ощущая противный кислый запах из черной глотки. Оборотень навалился всем телом на Андрея и стал когтями задних лап рвать джинсы и плоть под ними. Адская боль заставила юношу сильнее сжать руки, но задушить чудовище у него не получалось.
        Неизвестно, что бы вышло из всего этого, но краем глаза юноша заметил какую-то вспышку света. Оборотень взвизгнул и отлетел к ближайшему дереву. Запахло паленой шерстью.
        Андрей нашел в себе силы подняться, окинул взором поверженное чудовище, нелепо валяющееся в невысокой траве. Чудовище быстро сменило облик, и вместо отвратительного на вид зверя вскоре был простой голый мужчина с обугленной раной в боку.
        На дороге стоял ещё один человек. Он, как заметил Андрей с некоторым облегчением, был одет и в руках держал палку. В темноте нельзя было сказать наверняка, палка ли это.
        - Вы не пострадали? - спросил человек.
        - Я? - изумился Андрей, удивляясь, что обращаются к нему. Разум «плыл» от головокружительных событий ночи и отказывался работать как надо. К тому же, раскалывалась голова; рукой юноша нащупал здоровенную шишку на затылке. - Есть немного…
        - Он вас укусил? - тревожно поинтересовался человек. Его тон Андрею не понравился.
        - Нет, он меня не укусил, - жестко ответил юноша. - А вам хотелось бы?
        - Да что вы такое говорите, - расслабился человек. - Конечно же, нет!
        Он подошел ближе, и теперь Андрей мог разглядеть широкий желтый халат, подпоясанный широкой блестящей лентой, странного вида шапку с брошью на месте кокарды, длинную - в человеческий рост - сучковатую палку и молодое лицо со щегольской бородкой.
        - Это вы стреляли? - поинтересовался юноша.
        - Стрелял? Ну, можно сказать, что я, - добродушно ответил незнакомец.
        - И где же ваше оружие? - Андрей начал надеяться, что есть всё-таки в этом мире что-то посущественнее луков и мечей.
        - Вот оно! - кивнул незнакомец в сторону своей палки. - Вам повезло, что я оказался рядом.
        - Да уж, - согласился юноша. - Вы спасли мне жизнь. Кстати, почему вы назвали палку оружием? Лично я не вижу сходства с…
        - Палку? - возмутился человек. - Это не палка! Это посох, вы, невежда!
        Андрей осекся.
        - Да если б не эта «палка», как вы соизволили сказать, то лететь бы сейчас вашей душе на небеса к праотцам! - Незнакомец, похоже, не на шутку оскорбился.
        Теперь Андрей начал подозревать самое худшее. Уж лучше бы его сожрал оборотень!.
        Выбрав момент, когда незнакомец в халате замолчит, чтобы набрать в легкие воздух для новой тирады возмущения, он осторожно спросил:
        - А кто вы такой, если не секрет?
        - Я Ланс Кейвак, - сообщил тот.
        - Андрей, очень приятно. - Юноша протянул руку, и незнакомец автоматически её пожал. - Но я не это имел ввиду. Кто вы по профессии?
        - Конечно же, маг! А вы думали, я брожу по лесу с длинной палкой, чтобы сшибать с деревьев шишки?
        - Маг? - переспросил Андрей. - Впрочем, мне стоило догадаться…
        - Почему же вы так удивлены моей профессией? - растерялся маг, на минуту позабыв о распирающих его негодованиях по поводу оскорбления личного посоха.
        - Всегда забываю, где очутился, - неопределенно ответил юноша.
        - А где вы очутились? - решил уточнить Кейвак.
        - Да в Киренейской провинции, где ж ещё, - вздохнул Андрей.
        - А… Ну да, действительно. Здесь не так уж и часто встречаются маги, - вздохнул Кейвак в ответ, не поняв, конечно же, что имел ввиду юноша.
        Остаток ночи и весь следующий день Андрей провел в компании Ланса Кейвака - оказалось, маг тоже направляется в Каргос. Для пущей безопасности и скрашивания пути они решили ехать в столицу провинции вместе. После схватки с оборотнем Андрей, не без помощи мага, отыскал в лесу испуганного коня, кое-как его успокоил, напоив водой из родника. У Кейвака была своя лошадь.
        Андрей поведал магу историю своего невероятного прибытия в это измерение, рассказал о Ламаре и о совете ехать в Каргос. О сумасшедшем Валиусе он смолчал, благоразумно решив не посвящать посторонних людей во все тонкости своего путешествия. Ланс, в свою очередь, рассказал историю своего становления как мага, то, что невозможно найти более или менее приличной работы в Киренее и то, что он планирует отправиться в прибрежное государство Лирандию в надежде получить там высокооплачиваемое место боевого мага.
        Очередную ночь они провели более спокойно, попеременно дежуря, но ранним утром их разбудил странный шум, доносящийся дальше по дороге.
        - Что это? - сонно спросил Андрей, пытаясь раскрыть слипшиеся глаза.
        - Я думаю, там идет бой, - ответил Ланс, прислушиваясь к близким звукам.
        - Бой?! - Андрей мигом стал бодрым. - Ты хочешь сказать, там идет сражение?
        - Именно, - кивнул маг.
        И действительно, в отдельных звука можно было распознать лязг металла, крики людей, тяжелые удары.
        - Мне кажется, они совсем близко, - вполголоса сказал Андрей.
        - Совершенно верно. Они за следующим поворотом.
        Ланс поспешно схватил свой посох, с которым не расставался даже во время сна, встал и крадущейся походкой юркнул в заросли кустов.
        - Ты разве не идешь? - послышался его голос из-за растительности.
        - Куда? - искренне удивился Андрей. - Мне кажется, мы незаметны с дороги, так незачем прятаться.
        - Я не про это, - чертыхнулся голос. - Разве ты не хочешь посмотреть?
        - Посмотреть? Ну уж нет! - твердо отказался юноша. - Меня прошлой ночью чуть не убил оборотень, и я не горю желанием ещё раз экспериментировать со своей везучестью, нарываясь на чей-то меч.
        - Иди сюда! - требовательно зашипел голос Ланса. Андрей, сам того не хотя, подчинился ему.
        Прокравшись под прикрытием высоких кустов и деревьев, они оказались на склоне холма как раз напротив потасовки. То, что открылось Андрею, он едва бы назвал потасовкой…
        Разноцветные люди в количестве пяти человек теснили к лесу двоих рыцарей, которые отчаянно отражали атаки коротких шипованных дубин блестящими мечами. Доспехи рыцарей были забрызганы красными пятнами, в которых Андрей справедливо предположил кровь, потому что на земле за спинами разбойников (кто ж ещё эти пестрые бородатые личности!) неподвижно лежали тела, много тел.
        Один из рыцарей провел успешную комбинацию ударов и отрубил разбойнику руку. Громкий крик сотряс утренний лес, и тут же ему вторил другой крик. На этот раз кричал рыцарь, которому короткий кинжал вспорол живот. Крик был недолгим, потому что в следующую секунду массивная дубина стремительно опустилась на его шлем.
        Второй рыцарь не заметил, как пал его товарищ. Он лихо крутил мечом по сложным траекториям, и его маневры дали внушительный результат: одному разбойнику лезвие меча разрубило лицо, а второму - брюхо. Но не успел рыцарь порадоваться этому, как дубина ударом с разворотом врезалась в его голову.
        - Отлично! - прокомментировал это Ланс. - Превосходно!
        Андрей ничего превосходного не заметил и сказал об этом приятелю.
        - А как же! - изумился тот. - Ты видишь - их осталось двое!
        - Ну?
        - Мы без труда управимся с ними! - Лицо мага озаряла хищная улыбка.
        - Управимся? Ты хочешь вступить в бой с теми типами?
        - Конечно! А разве ты не хочешь?
        - Если бы даже хотел - у меня нет оружия! - воскликнул шепотом юноша.
        - Да? - Новое обстоятельство заставило мага на минуту задуматься. Впрочем, он быстро вскинул что-то в уме и покрепче сжал посох. - Тогда сиди здесь и наслаждайся зрелищем!
        После этих слов он бросился вниз, больше не волнуясь о скрытности движений - под его ногами затрещали сухие ветки. Оставшиеся в живых разбойники одновременно повернулись на звук, их лица на секунду стали удивленными. После, не колеблясь, они ринулись навстречу Лансу, размахивая на бегу дубинами.
        Андрей охнул, когда тяжелое «ударное» оружие одного из разбойников превратилось в метательное, но Ланс пригнулся, и дубина просвистела в жалких дюймах над его шапкой. Широким концом посоха маг ударил разбойника, оставшегося при оружии, затем быстро крутанул посох и по наклонной траектории опустил его на шею второго разбойника. Андрей был уверен, что ему послышался хруст, но не знал, что хрустнуло - посох или плечевые кости бедняги.
        В довершение Ланс с силой ударил посохом корчащегося в дорожной пыли бандита, который всё пытался дотянуться до оброненной дубины.
        И наступила тишина.
        - Бог ты мой! - Андрей был поражен произошедшим. - Круто ты их уделал, Ланс! Одного не пойму - почему ты не воспользовался магией?
        Ланс любовно поглаживал свое оружие и снисходительно смотрел на юношу.
        - Иногда там, где кажется необходимым применить магию, достаточно простой, грубой физической силы, - усмехнулся маг. - Впрочем, я попросту забыл о своих способностях.
        - Забыл?
        - Ну, я пока ещё не профессиональный маг, - потупил взор Ланс.
        Андрей стал рассматривать поле боя. Вокруг лежали тела как минимум двадцати человек, из которых большинство были мертвыми разбойниками.
        - Теперь ясно, почему нам не встречались другие путешественники, - сказал Кейвак. - Разбойники устроили на дороге засаду.
        Андрей показал на тела облаченных в доспехи воинов, которых насчитал шесть человек.
        - А они кто такие? - спросил он.
        - Наемники, - ответил Ланс. - Очевидно, сопровождали вон того торговца.
        Теперь Андрей среди трупов заметил лежащего ничком человека в темно-серой хламиде. Рядом с ним стоял перевернутый сундук.
        - Ого! - воскликнул Ланс, когда они подошли и открыли сундук. - Ты гляди, сколько добра!
        Андрей брезгливо смотрел, как Кейвак достает из сундука то халат, то шапку, то какие-то смешные на вид башмаки и восторженно глядит на все это «добро».
        - Зачем нам эти тряпки? Мне кажется, ты не особо нуждаешься в одежде.
        - Тряпки? Ты называешь это тряпками? - Маг возмутился ещё больше, чем в истории с посохом, неосторожно названным палкой.
        - Ну хорошо, одежда, - поправился Андрей. - Какая разница?
        - Это не простая одежда! - возразил Ланс. - Это одежда для магов!
        - Большое дело, - буркнул юноша себе под нос. - На вид одежда как одежда, только неудобная и нелепая.
        - Зато больших денег стоит! Кстати, что ты там сказал по поводу неудобной и нелепой? - Ланс был облачен в похожее одеяние и явно не согласился с качествами, которые Андрей приписал его халату.
        Чтобы отвести разговор от ненужных прений, Андрей спросил:
        - Зачем тебе нужно было убивать этих разбойников? Разве мы не могли обогнуть их лесом?
        - Конечно, могли, - согласился маг. - Но оставлять столько трофеев двум неотесанным болванам было бы по меньшей мере глупо!
        Якобы в подтверждение своих слов он развел руками, словно охватывая все поле боя целиком.
        - Трофеи? Ты хочешь сказать, что мы заберем их оружие? - до Андрея стал доходить смысл действий Ланса.
        - И не только оружие! Мы снимем все доспехи, все украшения, если они есть, выгребем из карманов всё, что имеет хоть малейшую ценность!
        - Но ведь это мародерство какое-то! - воскликнул Андрей, содрогаясь от мысли, что придется раздевать изрубленных людей, снимать с них щедро орошенные кровью латы.
        - А откуда ещё у безработного мага появятся деньги, чтобы прокормиться? - привел контрдовод Ланс. - К тому же, это и в твоих интересах тоже.
        - Да?
        - Конечно! Мы поделим выручку поровну!
        Радостно потирая руки, маг стал обходить покойных, разглядывая их снаряжение. Затем он начал стаскивать с них, как и обещал, всё, что, по его мнению, имело ценность. Андрей стал ему помогать только ради того, чтобы опять не оказаться в стороне. Когда дело было сделано, он задумчиво посмотрел на кучу трофеев и спросил:
        - Как далеко до Каргоса?
        - О, совсем ничего! - успокоил его Кейвак. - Миль сорок, не больше.
        - Ты думаешь, мы утащим столько железа, даже если нагрузим лошадей? - усомнился юноша.
        - Во-первых, лошадь только у меня. У тебя - конь.
        - Да какая разница?
        - Во-вторых, это не железо, а бронза, - не обратил внимания на Андрея Ланс. - А в-третьих, нам незачем тащить это сейчас. Мы спрячем наши трофеи в лесу, наймем в городе повозку, вернемся и заберем их.
        Андрей был вынужден согласиться с логикой мага. Вместе они стали перетаскивать доспехи и оружие павших воинов и разбойников в лес, маскируя их таким образом, чтобы никто не смог заметить тайник, даже стоя рядом с ним. Юноша хотел на всякий случай оставить себе длинный двуручный меч, но Ланс отговорил его, мотивируя тем, что меч, тем более двуручный, - это лишний груз, когда не умеешь им владеть. Когда с трофеями было покончено, Кейвак стал оттаскивать трупы на другую сторону дороги.
        - Зачем? - спросил Андрей, не горящий желанием прикасаться и тем более волочить по неровной почве мертвецов.
        - Хочешь, чтобы они тут валялись, воняли и пугали путников? - ответил Ланс.
        Андрея такое пренебрежение к усопшим, мягко говоря, покоробило.
        - Может, их следует закопать? - сказал юноша, с отвращением смотря на кучу окровавленных человеческих тел, когда Кейвак бросил на неё последний труп.
        - Ты яму хочешь рыть? - вскинул брови Ланс, вытирая вспотевший лоб рукавом.
        Андрей прикинул, сколько потребуется времени и сил, чтобы вырыть яму на двадцать три трупа, пользуясь при этом в лучшем случае тем самым двуручным мечом.
        - Я тоже не хочу, - констатировал маг, заметив колебания юноши. - Всё равно они уже покойники и претензий не имеют.
        Несколько минут спустя Андрей и Ланс уже скакали верхом по дороге в сторону Каргоса. По пути маг стал объяснять, что им очень повезло - за такое количество трофеев можно получить немалые деньги.
        - Сколько? - задал вопрос юноша.
        - Последний раз я был в столице три года назад, - пожал плечами маг. - Наверняка цены на вооружение изменились, но думаю, в пределах двухсот монет.
        - Золотом?
        - Ха! Кто тебе даст такие деньги! Я лично и двух золотых монет за раз не видал.
        Кейвак начал рассказывать про цены на оружие и доспехи, про дороговизну и тех и тех. Андрей узнал, что дубины на самом деле зовутся палицами, короткие мечи наемников - палашами, а халаты магов - мантиями. И шапка на Лансе - это не шапка, а скуфья.
        Когда впереди показалась каменная стена города, Ланс свернул в сторону расположенной подле стены деревушки. Там, взяв на прокат повозку и оставив в залог один из своих многочисленных перстней (количество которых многократно возросло после известной «потасовки» в лесу), он запряг свою лошадь и повернул назад. Андрей заметил, что лошадь мага вряд ли предназначена для подобных
«прогулок с каретой», так как является ездовой.
        - Ты думаешь, кобыла к повозке прилагается бесплатно? - язвительно спросил Ланс, акцентируясь на слове «бесплатно».
        К концу дня приятели, вернувшись из леса с богатой добычей, уже въезжали в городские ворота - массивные высокие створки их темного дерева, обитые железными пластинами.
        ГЛАВА V
        Торговый город
        Андрей увидел то, что и ожидал. Каргос был обычным средневековым городом, с узкими улочками, вымощенными кое-где булыжником, невысокими - в два, реже - в три этажа, - домами, украшенными железными флигелями. В центре города на небольшом холме возвышался замок, в котором жил герцог Киренейский, наместник императора в провинции.
        Многочисленный народ сновал туда-сюда и галдел. Редкие всадники криками расчищали себе путь сквозь человеческую массу и шикали на собак, норовящих схватить лошадей за задние ноги. Кое-где лениво зевали городские стражники - аналог милицейских патрулей в родном мире Андрея.
        Вопреки предсказаниям трактирщика Гарни, юношу никто не узнавал. Всё, что ему доставалось - лишь косые, почти незаинтересованные взгляды. Наверное, одежда на Андрее была достаточно необычна для здешних мест.
        Ланс направил повозку по главной - самой широкой - улице торгового квартала, высматривая во множестве разнообразных вывесок оружейные лавки. Это было не так-то просто, ведь количество вывесок превышало все разумные пределы. Они висели на цепях, стояли у дверей, были высечены прямо на каменных стенах лавок, закрывали улицу арками и мостиками. Материалы, из которых были сделаны вывески, варьировались от ткани до металла, а их узорам, расцветке и форме вообще не было счета. Судя по рекламным словам, купить в Каргосе можно было что угодно. Как пояснил Кейвак, город был центром торговли провинции; сюда съезжались продавцы и покупатели со всей Киренеи и даже из соседних провинций.
        Углубившись в квартал на приличное расстояние, Ланс наконец-то заметил нужную вывеску: на двух тонких цепочках висел длинный меч, почти такой же, как тот, что Андрей хотел оставить себе. Остановив повозку напротив лавки, Ланс стал выгружать только оружие, пояснив, что в этом месте доспехи вряд ли купят. Андрей помогал ему.
        - Сколько вы дадите за это снаряжение? - спросил маг, когда они выложили свои трофеи перед хозяином лавки.
        - Сейчас посмотрим, - ответил низенький мужчина преклонного возраста. Он начал, щурясь, изучать товар, вертеть его в руках, даже принюхивался. Андрей подумал, что они с Лансом верно сделали, когда тщательно обтерли трофеи от пятен крови пахучей травой, напоминающей полынь. - Так, у вас, значит, четыре палаша, один двуручный меч и один простой меч. Всё из бронзы. Плюс восемь палиц, один шестопер, булава, три копья и пять топоров.
        - И четыре кинжала, - добавил Ланс.
        - Ну-ну, кинжалы, как же, - поспешно согласился оружейник. - Всего двадцать восемь единиц.
        Андрей с интересом смотрел, как хозяин лавки вертит сначала меч, потом булаву, щупает копья, взвешивает на руках топоры. Юноше было интересно, во сколько этот мужчина оценит трофеи.
        - Я думаю, - сказал оружейник. - Я думаю, монет двадцать дать могу.
        - Сколько? - Удивлению мага, казалось, не было предела. - Двадцать монет за такое оружие!
        - Какое такое? - возразил хозяин лавки.
        Ланс схватил ближайший палаш и демонстративно потряс им перед лицом оружейника.
        - Хотя бы это! - воскликнул он. - Прекрасное оружие, замечательный палаш! Вы где-нибудь видели такую удобную рукоять?
        - На ней клеймо наемников, - усмехнулся оружейник. - Когда я его уберу, останется след, и палаш резко упадет в цене.
        - Так не стирайте, - решил вставить Андрей. Хоть он и не знал, какой вес имеют двадцать монет, возмущения Ланса сказали, что не шибко большой.
        - Не стирайте? Вы, наверное, хотите, чтобы первый наемник, решивший прикупить оружие в моей лавке, отрубил мне голову этим самым палашом?
        Ланс раздраженно откинул оружие и взял другое.
        - Меч! Превосходный двуручный меч! Мой друг проделал долгий путь, чтобы принести его вам!
        - У вашего меча отвратительный баланс, а у друга - знание оружия.
        Андрей не стал оспаривать такую точку зрения.
        - Тогда хоть взгляните сюда! - настала очередь обычного меча. Ланс с нескрываемым удовольствием на лице проделал пару несложных взмахов оружием. - Хоть сейчас пошел бы в бой с этим мечом, да некогда.
        - Слишком легкий, - заметил оружейник. - Меч должен не только колоть, но и рубить.
        Ланс чуть не завыл от таких слов. Он с остервенением отбросил никудышный меч и принялся играть с кинжалами.
        - Уверен, вы не видели, как этим кинжалом я вспорол брюхо медведю, - бахвалился он.
        - Этим? - хозяин лавки наслаждался происходящим и ничуть этого не скрывал. - Вы хотите сказать, что убили медведя кинжалом с обломанным лезвием?
        Андрей и Кейвак одновременно скрестили взгляды на лезвии. Оружейник оказался прав - клинок на самом кончике был обломан и вряд ли воткнулся б даже в сырую землю.
        - Хорошо, вы правы, - понурился Ланс, однако снова продолжил. - Зато к этим топорам не придраться, а? Хорошие боевые топоры, удобная ручка, тяжелое топорище…
        - Топоры хорошие, - согласился оружейник.
        - Значит, пересматриваем финансовый вопрос нашей сделки, - обрадовался маг.
        - …Вот только они не боевые, а обычные, - закончил предложение хозяин лавки.
        Вот так.
        А Андрей думал, что совершенно не разбирается в холодном оружии средневековья, потому что отделен от него сотнями лет. Оказывается, даже современники палашей, мечей и боевых топоров мало что знают в этой области. По крайней мере, некоторые современники.
        Ланс даже покраснел от злости.
        - Пойдем отсюда, - процедил он. - Он специально так говорит, чтобы сбить цену. Посмотрим, что он скажет, когда мы продадим эти сокровища в соседнюю лавку.
        - Идите-идите, - рассмеялся оружейник басистым, заразным смехом. На его глазах от веселья даже слезы навернулись.
        - Блефует, - презрительно бросил Ланс. - Как пить дать блефует.
        - Блефую-блефую! - согласился хозяин лавки и согнулся пополам в очередном приступе смеха.
        Ланс сгреб в охапку всё принесенное оружие (уж как он умудрился это сделать - уму непостижимо!) и вышел на улицу, пинком открыв дверь.
        - Знаешь, о чем я подумал? - спросил Ланс, когда они оказались на мостовой.
        - Что он не блефует, - ответил Андрей.
        Молча, не говоря больше ни слова, маг повторным пинком открыл дверь (благо, она хорошо открывалась в обе стороны) и под новый взрыв смеха бросил трофейное оружие на пол лавки. Оружейник, икая и вытирая глаза носовым платком, отсчитал двадцать неказистых с виду монет медного цвета.
        Андрей вспомнил про кинжал, который дал ему куратор Маркус Бальтон. С виду этот кинжал был гораздо хуже любого другого, но…
        - Эй, мистер!.. Товарищ!..
        Лавочник уже направился куда-то вглубь дома, но, услышав юношу, обернулся.
        - А сколько стоит это? - Андрей показал ему кинжал Бальтона.
        Вмиг успокоившийся оружейник стал рассматривать оружие, пока не сказал:
        - Монет тридцать пять.
        - Что?! Эта древняя железяка стоит больше кучи отличных современных образцов? - Ланс разошелся не на шутку. Андрей подумал даже, что если маг сейчас вспомнит про свой магический посох, то непременно воспользуется им. По назначению или же нет, но воспользуется.
        - Эта древняя железяка сделана, в отличие от ваших образцов, из булатной стали, а не бронзы. К тому же сделана недавно и очень хорошим кузнецом.
        - Почему же он по внешнему виду выглядит хуже? - спросил Андрей.
        - Кузнец, по всей вероятности, больше заботился эффективностью, а не внешним видом. Но, если хотите, любой оружейных дел мастер сможет отполировать кинжал и украсить его резьбой.
        Юноша забрал оружие, заткнул его за пояс и попрощался с лавочником. Ланс гордо вышел, не удостоив его и взглядом.
        - Поверить не могу! - начал маг на улице. - Всего двадцать монет за двадцать восемь единиц! Такое чувство, будто меня обставили.
        - Да ладно, - стал успокаивать его Андрей. - Трофеи нам даром достались - грех жаловаться.
        Кейвак неохотно согласился, заскочил на повозку и повел лошадь дальше по кварталу, выискивая лавку по торговле защитным вооружением. Через несколько минут такая лавка была найдена, и, ворча и тихо бранясь, Ланс с помощью Андрея перенес доспехи вовнутрь.
        - Сколько? - задал он вопрос, когда лавочник - худосочный и долговязый блондин с длинным носом - начал осматривать их.
        - А с кого вы их сняли, разрешите спросить?
        - Вам-то какое дело? - грубо ответил маг. - В лесу нашли.
        Лавочник закивал, соглашаясь с данной версией.
        - Сколько же вы заплатите? - продолжил Ланс тему финансов.
        - Во-первых, я не имею права скупать трофейное обмундирование с клеймами наемных воинов, - сказал лавочник, указывая на маленькие гравировки, вырезанные на внутренней поверхности бронзовых доспехов.
        - А во-вторых? - спросил Андрей, когда хозяин лавки надолго замолчал. - Вы сказали «во-первых». Это подразумевает наличие «во-вторых», - пояснил юноша.
        - О, конечно! Во-вторых, кирасы помяты и кое-где поцарапаны, а вот эта - пробита насквозь. Я думаю, удар был нанесен коротким мечом или кинжалом… Короче говоря, бывшие в употреблении вещи стоят недорого.
        Ланс поставил вопрос ребром:
        - Сколько вы заплатите за шесть кирас, шесть комплектов наручей и поножи?
        - Тридцать монет.
        - Так мало? Вы что, думаете, доспехи на деревьях растут, потому такие дешевые?
        - Я же сказал: бывшие в употреблении…
        - Хорошо-хорошо, - стал отмахиваться Ланс. Он окинул взглядом лавку и указал на ближайший доспех. - Какую цену имеет этот панцирь?
        - Девяносто пять, - с готовностью ответил лавочник.
        Глаза мага сделались совершенно круглыми. Нельзя было сказать, что преобладало в них: удивление, возмущение или ярость.
        - И вы предлагаете нам тридцать монет за шесть полных комплектов брони?! Да любой товар в вашей лавке был в употреблении, притом неоднократно!
        - Осмелюсь возразить, - уверенно сказал лавочник. - Если вы найдете хоть одну вмятину или царапину на любом товаре в этом магазине, я с удовольствием подарю его вам и впридачу заплачу деньгами его цену.
        Андрей понял, что здесь, как и раньше с оружейником, много не выторгуешь. Ланс, похоже, так не думал и принялся хищно осматривать различные металлические штуковины, зовущиеся защитным вооружением.
        - Брось, Ланс, - позвал его юноша. - Мне кажется, он назвал справедливую цену.
        Маг снова обратился к лавочнику:
        - Ладно, так и быть. Но у нас ещё есть несколько кожаных доспехов.
        Худощавый мужчина бегло осмотрел их, показал несколько дыр, царапин, пятен, которые смог отыскать, и предложил за всё пять монет в довесок к плате за металлические доспехи.
        Андрею и Лансу не оставалось ничего, кроме как согласиться на сделку.
        На улице маг снова пересчитал деньги и во весь голос стал сокрушаться по поводу бессовестных торговцев, наживающих капиталы за счет простых граждан. Повозка, которой он в это время управлял, выехала на небольшую площадь округлой формы, с высокой статуей посередине. Андрей следовал за ним, оседлав коня.
        Немного успокоившись, Ланс предложил зайти в таверну и перекусить, благо как раз поблизости оказалась весьма хорошая на вид забегаловка. Насытившись и выпив вина, маг окончательно расслабился и уже не вспоминал о продаже трофеев. Он стал рассказывать о жизни Каргоса всё, что знал, и Андрей с интересом слушал его, наслаждаясь пивом и веселой музыкой - на некоем подобии эстрады музыканты играли ритмичный танец, похожий на польку и вальс одновременно.
        Когда приятели вновь оказались на улице, закат окончательно превратился в ночь, но город по-прежнему не спал. Наоборот, с наступлением темноты отовсюду зазвучали музыкальные мотивы, появились сомнительного вида граждане и очаровательные девицы - жрицы богини любви. Одна из них, разукрашенная получше школьниц измерения Андрея, томно улыбалась юноше, пока Ланс возился с повозкой. Несколько раз она посылала воздушные поцелуи, нагибаясь при этом так, что в глубоком декольте Андрей замечал её…
        - Кстати, ты мне так и не сказал, что привело тебя в город, - прервал маг созерцание женских прелестей.
        - Меня направили сюда из Ламара, - ответил Андрей.
        - Это я слышал. Но зачем тебя сюда отправили? - не унимался Кейвак. - Ты мог пару раз погибнуть по дороге, знаешь ли. К тому же искать в Каргосе непонятно что, по меньшей мере, бессмысленно.
        Юноша согласился с такой логикой мага и решил рассказать ему о своей встрече с Валиусом и о том, как полоумный старикан в порядке приказа направил его в город для встречи с некто Родганом.
        - Ты сказал, Родганом? - воскликнул Ланс. - Тем самым Родганом?
        - Ты его знаешь, что ли? - изумился Андрей.
        - Нет, - ответил маг. - То есть лично не знаком, но наслышан.
        - И что о нём говорят? - искренне поинтересовался юноша.
        - Что он самый последний выпивоха, скандалист и шулер во всей провинции.
        - Вот как, - крякнул Андрей. Впрочем, ему следовало ожидать нечто подобное, ведь, если вспомнить, Валиус тоже не производил впечатления нормального человека. Довольно обыденно, когда в друзьях у сумасшедшего старика ходит скандальный пьяница.
        - Да, - посочувствовал Ланс, стегая вожжами по спине лошади. - Если хочешь найти Родгана, то зайди в любой кабак и спроси о нем - наверняка подскажут.
        Андрей понурился и печально произнес:
        - А мне сказали, что буду его учеником…
        - Что?! - повозка резко остановилась, а Ланс посмотрел на юношу снизу вверх. - Ты сказал - учеником?
        - Ну да, - согласился Андрей.
        - Ничего себе! Вот повезло-то! - Маг простер руки к темному небу.
        Андрей понял, что опять ничего не понимает. Последнее время такое стало происходить с ним часто, особенно после прибытия в параллельное измерение.
        - Судя по тому, что ты сказал ранее, мне совершенно не повезло, - пробурчал Андрей, растерявшись.
        - То, что я сказал о Родгане - чистая правда. Вот только если речь идет об учителе, то он - самый лучший учитель всей страны!
        - И чему же он учит?
        - Всему! Боевому искусству, магии, жизни… Тебе чертовски повезло! - Ланс подался вперед, чтобы быть ближе к Андрею. - Кстати, когда встретишься с Родганом, замолви и за меня словечко, а?
        Андрей опешил и, ничего не соображая, посмотрел на приятеля.
        - Я тебе жизнь спас, в конце концов, - привел веский аргумент маг. - Попроси, чтобы он и меня в ученики взял. Скажи, что за деньгами дело не станется…
        - Ну хорошо, я постараюсь, - проворчал юноша.
        Ланс соскочил с повозки и стащил Андрея с коня.
        - Чтобы не терять зря времени, немедленно отправляйся его искать! - объяснил он свой поступок.
        - Куда искать?
        - Да хотя бы вон туда! - Маг указал на вход в большой трактир. - Просто подойди к хозяину трактира и спроси, где можешь найти человека по имени Родган. Для пущей важности можешь сказать, что ты его ученик.
        - А разве ты пойдешь не со мной? - спросил Андрей.
        - Нет, мне нужно продать одежду из сундука, - ответил Ланс. - Но как только я освобожусь, то сразу найду тебя.
        С этими словами он хлестнул вожжами и скрылся за углом ближайшего дома.
        Андрей немного постоял, глядя ему вслед, а потом вздохнул и зашагал к дверям трактира, ведя коня под уздцы.
        ГЛАВА VI
        Угасающие миры
        Внутри трактир был чем-то похож на трактир в Ламаре: большие деревянные столы сразу на десяток человек, массивные лавки, люстры с масляными фонарями, стойка и суетящийся за ней толстяк в грязном переднике. На одной из стен юноша заметил широкое темно-красное полотно с вышитыми на нем изображениями мифологических существ. В правом верхнем углу полотна был здоровенный урод с длиннющими руками и непропорционально маленькими ногами. Урод хищно скалился двумя рядами конусообразных зубов, раскрывая свое родство с акулами. Другой верхний угол полотна занимало отвратительное трехголовое существо, похожее на дракона, змею и крысу одновременно. Три шеи переплелись в замысловатом танце плоских зубастых морд с большими, гипнотизирующими глазами-блюдцами. Нижний край полотна делили между собой страшный гибрид пса и дикобраза с источающими красный цвет глазами и антропогенное существо, принадлежащее скорее флоре, чем фауне - обросшее листьями и ветками лесное страшилище. Но больше всего привлекали внимание не тролль, не гидра, не цербер и даже не дендроид (Андрей, во всяком случае, присвоил существам такие
названия), а огромный золотой дракон, точнее, его голова, в центре полотна. Каждый зуб дракона был длиной в человеческую руку, узкие щели глаз кошмарно целились в зал трактира в поисках жертвы, из ноздрей вытекали струи сизого дыма, а глотка, казалось, пылала жаром преисподней.
        Сглотнув, юноша сделал усилие и отвел взгляд от роскошной тканевой картины. Он изумился, как можно спокойно сидеть, есть, пить и разговаривать, когда рядом висит столь пугающее полотно. Но посетители совсем не замечали картину и вполне мирно продолжали ужинать, беседовать и потягивать вино.
        Наверное, привыкли они к картине, подумал Андрей. Или, быть может, они привыкли к изображенным на ней существам?.. Юноша поспешно изгнал из головы эту мысль, потому что разум отказывался верить в реальное существование таких чудовищ.
        Обогнув пару столов и торопливого разносчика с круглым подносом, Андрей подошел к стойке.
        - Э-э-э… Вы хозяин трактира? - спросил он нерешительно.
        - Чего тебе? - буркнул в ответ толстяк, занятый разлитием вина из пузатой бочки.
        - Мне нужен один человек, - признался юноша.
        - А я причем? - продолжал заниматься своим делом трактирщик.
        - Вы не поможете мне найти его? - с надеждой спросил Андрей.
        - Я не сыскное агентство, - ответил трактирщик. Он ещё ни разу не взглянул на юношу.
        - Но, может быть, вы подскажете…
        - И не справочное бюро, - грубо перебил Андрея толстяк.
        Внутренне зарычав на хама, юноша запустил руку в карман плаща и вытащил медную монету. Ланс, как и обещал, поровну разделил доход от продажи трофеев, и теперь Андрей был счастливым обладателем двадцати двух монет.
        - Я, конечно, понимаю, что вы не бюро справок, - начал он твердым тоном, - но, может быть, вы всё-таки подскажете мне, где можно найти нужного мне человека?
        Андрей щелчком отправил монету через полированную столешницу. Трактирщик быстро оторвался от своего занятия и ловко поймал медный кругляш.
        - Хм, - раздумчиво заявил толстяк, вертя монету на пальцах. - Кого вы ищите, сударь?
        - Человека по имени Родган, - сказал Андрей. - Вы знаете его?
        - Родгана? Конечно, знаю! У этого подлеца накопилась большая дебиторская задолженность перед моим заведением!
        - Где его можно найти?
        - Да вон там сидит, у окна! - махнул рукой толстяк.
        Юноша повернулся в указанном направлении и увидел бородатого человека, что-то жующего за маленьким столиком у одного из окон трактира.
        - Это Родган? - спросил для большей уверенности Андрей.
        - Он самый, - кивнул трактирщик. - Плут и дебошир номер один.
        - Тогда уж точно он, - сказал себе под нос юноша. - Спасибо за информацию!
        Толстяк махнул рукой и продолжил разливать вино в деревянные кружки. Андрей подошел к столику и уселся напротив бородача.
        - Добрый вечер! - вежливо поздоровался юноша.
        - Вечер добрый, - пробубнил бородатый мужик с широкими, мускулистыми руками. Он был занят жеванием рыбьего хребта, и маленький, но длинный хвостик елозил по бороде из стороны в сторону.
        - Вы Родган, если не ошибаюсь?
        - Угу, - промычал он.
        - А меня зовут Андрей. Рад познакомиться. - Юноша протянул руку, но Родган остался недвижим, лишь меланхолично работали челюсти.
        - Ну что ж, - растерялся Андрей. Бородатый нравился ему всё меньше и меньше. - Я, собственно, вот по какому поводу. Некий Валиус, который живет в лесу и питается поганками, сказал, что вы возьмете меня в ученики.
        - Валиус? - протянул Родган. - Не припомню такого.
        - Он сказал, что ваш друг, - постарался уточнить юноша.
        - Хм… Даже так? Не знал, что у меня есть ещё и друзья.
        Родган выплюнул хребет на пол, обтер рукавом рубахи бороду и сделал внушительный глоток вина из кружки, стоящей рядом. Теперь Андрей заметил, что бородатый был сильно пьян.
        - Может быть, нам стоит поговорить завтра? - предложил юноша.
        - О чем?
        - Обо мне.
        - О тебе? С чего ты взял, что я буду учить тебя? - наклонился вперед Родган.
        - Мне сказал это ваш друг Валиус, - пролепетал Андрей. Ему не нравился тон, на который перешел собеседник.
        - Да кто ты вообще такой? - пьяно изумился мужик, но голос его остался ровным и совсем не добродушным.
        - Я… - Андрей не знал, что прозвучало бы более убедительно, чем… - Я пришелец!
        - Тогда превратись быстренько в ушельца, - махнул рукой Родган, абсолютно не поняв, что имел в виду юноша.
        - Я из другого измерения! - чуть не вскричал Андрей.
        - О! - Брови Родгана медленно поползли вверх и остановились на половине лба, а взгляд стал проясняться. - Слайдер!
        - Кто? - теперь не понял Андрей, хотя последнее слово показалось ему знакомым.
        Как раз в этот момент в трактир прыгающей походкой зашел низкого роста старичок в грязно-серой хламиде, длинной бороде такого же цвета и с хлопающей по бедру торбой. Андрей краем взгляда заметил его и повернулся, чтобы получше разглядеть. Изумление юноши было велико, когда он опознал в новом посетителе трактира знакомое лицо.
        Валиус!
        Старик безошибочно выбрал из всех столов и людей именно тех, кто был нужен.
        - Приветствую вас, судари! - раскинул он руки. - Давненько не виделись, старина Родган! Не возражаете, если я посижу немного с вами?
        Вопрос Валиус задал тогда, когда уже сел и схватил костлявой рукой кружку Родгана. Выпив всё, что в ней осталось, он весело подмигнул Андрею.
        - Вижу, ты нашел его, вьюноша!
        - Нашел, только он говорит, что не знает вас.
        - Ну, ты просто неправильно начинаешь разговор, - захихикал старик. - Для веселого и - главное! - плодотворного разговора с такими людьми нужно как минимум поставить вино!
        Андрей секунду соображал, что бы это значило, а потом повернулся и крикнул разносчика. Через пару минут на столе уже стояли три большие кружки с пенистым вином.
        - Итак-с, Родган, ты уже в курсе, что молодой человек попал к нам, мягко говоря, издалека?
        - Угу, - кивнул он, наслаждаясь напитком.
        - Значит ты берешь его в ученики, - констатировал Валиус.
        - Неа, - поморщился Родган. - Не беру. Надоело мне.
        - Берешь, - отмахнулся старик. - Куда ты денешься…
        - Как вы здесь оказались? - спросил Андрей у Валиуса.
        - Дорога привела, как и тебя, - ответил старик.
        - Ничего не понимаю… - проворчал Андрей.
        - Что конкретно? - наивно спросил Валиус.
        - Почему вы сказали мне торопиться сюда, запретив вернуться в Ламар? И почему не отправились вместе со мной?
        - Что мне, старому маразматику, делать в компании молодых? Я не люблю быть обузой, знаешь ли.
        - Вам известно про Ланса Кейвака? - удивился юноша.
        - Конечно! Из-за него ты и отправился в путь без всяких предварительных приготовлений.
        - В смысле? Почему из-за него?
        - Да потому что ты обрел друга, остолоп! - заулыбался старик. - Да и некоторые сбережения у тебя появились, если не ошибаюсь.
        - Он мне не друг, - запротестовал Андрей. - Мы знакомы всего пару дней, поэтому я не хочу…
        Валиус перебил юношу, что было, по всей видимости, одной из его скверных привычек.
        - Он спас тебе жизнь, провел до Каргоса и снабдил деньгами, - строго сказал Валиус. - Ты считаешь, он недостоин быть твоим другом?
        - Конечно же, нет! - охнул Андрей, боясь, что его могут посчитать неблагодарным человеком. - Просто, как мне кажется, для возникновения дружбы нужно время!
        - Кто тебе сказал такую глупость? - спросил старик.
        - Я так думаю, - тихо ответил Андрей.
        - Ты пока не научился думать, вьюноша, - вновь хихикнул Валиус. - Для дружбы не надо ни времени, ни обязательства, ни желания. Ничего, кроме одной вещи.
        Он умолк, но Андрея раздирало любопытство.
        - Какой? - задал он вопрос.
        - Вина! - воскликнул старик.
        - Верно! - поддержал его Родган.
        - Чего? - опешил юноша.
        Валиус перевернул свою кружку, показывая этим, что она пуста.
        - Закажи вина, молодой человек, - попросил он Андрея.
        Когда кружки снова наполнились, юноша вновь поинтересовался:
        - Так что же нужно для дружбы?
        Старик положил костлявую ладонь на грудь.
        - Вот здесь, вьюноша, находится то, что нужно - искра, которая вспыхнет в сердце. Такая же искра, которая зажигает чувство любви и ненависти, разжигает пламя добра и пожар зла. Все думают, что рассуждают верными категориями, когда приписывают разум и логику таким импульсам, забывая, что они исходят не из головы, а из сердца.
        - Вы хотите сказать, что дружба с Лансом - это предзнаменование?
        - О да, молодой человек. Между вами вспыхнула искра, хотя ни он, ни ты этого пока не чувствуете. И, поверь мне, Андрей, ваша дружба - это немногое из того, что выпало тебе хорошего в нашем измерении.
        От слов старика в глубине души юноши всколыхнулось волнение.
        - Вы знаете, что меня ждет? - медленно спросил он.
        - Не так чтобы в подробностях, - ответил Валиус. - Но общая картина ясна.
        - Так расскажите!
        - Зачем? Ты, вижу, уже запаниковал. Если я начну рассказывать про твоё будущее, оптимизмом ты не наполнишься. Глядишь, схватишь свои вещи и убежишь.
        Родган, сидевший всё это время кое-как, рухнул на стол, положив голову на руки. Валиус потолкал его в бок, спрашивая:
        - Эй, рыцарь, ты не забыл, что с этого дня Андрей - твой ученик?
        - Ни-ког-да, - раздалось отрывистое мычание. К чему относилось его «никогда», никто не понял.
        Старик поморщился и отстал от бородача. Пригубив вина, он сказал:
        - Переночуете в комнате этажом выше. Завтра приступишь к занятиям.
        - Но ведь он сказал, что не…
        - Не воспринимай всерьез слова, сказанные пьяным Родганом. Но мотай на ус то, что он говорит, когда трезв.
        - Вот вы всё говорите про ученичество, но почему-то не интересуетесь моим мнением на этот счет! - завелся Андрей. - Я, например, не очень хочу обучаться чему попало. Мне и так неплохо!
        Валиус вздохнул.
        - Тебе пока неплохо. Видишь ли, вьюноша, в этом мире заправляют всем на свете три силы: деньги, магия и оружие. Если у тебя нет никакой силы - в лучшем случае, будешь батраком на рисовой плантации. Если ты обладаешь одной из этих сил - любой, - то уже способен на некоторый выбор в своей судьбе. А если можешь контролировать две - есть все шансы стать хоть императором.
        - А если три?
        - Владей любыми двумя силами, и третья приложится сама собой, - сказал старик. - Но пока у тебя нет ничего кроме плаща, рваных штанов и двадцати монет в кармане, которых не хватит даже на приличный ножичек. Мастер Родган может научить тебя, как стать обладателем вышеперечисленных сил.
        Андрей в сотый раз с сомнением посмотрел на храпящего мужика. По внешнему виду грязного, растрепанного Родгана нельзя было сказать, что он знает магию, отлично владеет оружием и располагает деньгами. «Рыцарь» был похож скорее на бомжа, чем на мастера.
        - Но зачем мне это? - умоляюще воскликнул юноша. - Почему бы ни стать батраком, раз уж на то пошло?
        Валиус взмахом руки заставил Андрея усмириться. Немного помолчав, он начал рассказывать странную, наполненную непонятностями и недоговоренностями историю.
        - Ты должен понимать, что попал в мир Арманниса не просто так. Это не простая случайность, не совпадение и не запланированная кем-то акция. Это - выбор высших сил, который пал на тебя. Спросишь меня, что такое высшие силы, но я и сам не знаю. Знаю лишь, что их начало божественно, а сами они непостижимы для смертных…

…Двенадцать тысяч шестьсот тридцать два года и восемнадцать дней назад Он решил стать Творцом. И создал он в самом начале тьму, которой нет ничего более темного. Наполнил Он тьму светом и отделил свет от тьмы. И создал Он пространство, где в безграничности и бесконечности стали существовать свет и тьма. Создал Он время, чтобы оно постоянно и равномерно шло с самого момента Создания.
        Наконец, создал Творец Арманнис, чудеснейший из миров и прекраснейший из небесных тел. Наполнил Он моря и океаны водою, высоты чистым воздухом, а небо над Арманнисом - звездами. Днём на голубые волны морей и океанов падали теплые лучи солнечного света, а ночами по небосклону медленно плыла большая серебристая луна.
        Понравился Творцу Арманнис, и решил он поднять с глубин морских сушу, дабы населить её живыми существами и травами разными. Вздыбились пучины океанские, поднялись громадные волны до самых звезд, шипя на раскаленном солнце и омывая лунный диск. Завертелась в страшном круговороте пена, отступающая под натиском поднимающихся вверх высоких гор и просторных равнин. Когда успокоилась потревоженная вода, шум прибоя разнесся вокруг.
        Потянулись к небу и солнцу первые травинки, быстро стали они набираться сил и соков. Разрослись травы по обширным лугам и степям, долинам и лесам, стали они кустами и деревьями, ягодами и плодами разнообразными. Наполнился воздух чудесным ароматом цветочным, и ещё больше возрадовался Творец. Пожелал он, чтобы появились животные всякие, прежде всего маленькие, а затем и крупные. Зажужжали над полями и лугами пчелы, собирающие первый мед с благоухающих цветов; запели в лесах птицы и забегали звери, радуясь вместе с Творцом и наслаждаясь прекрасным Арманнисом и жизнью в нём; заполнили океанские просторы рыбы, довольные, что стихию морскую им отдал Творец.
        Дивился Творец своему творению, не мог насмотреться и всё наслаждался природой.
        Но не хватало чего-то горам и долинам, полям и лугам. И звери были, и рыбы, и насекомые всякие, и травы к небу продолжали тянуться, но никто кроме Творца не был в состоянии оценить краски природы, услышать чудеснейшие звуки и запахи и воспеть их в благодарных песнях. Насекомые пытались, но их звуки были не похожи на песню. Попытались звери, но смешались рык и блеяние, так что не разобрать было их песни. Попытались и рыбы, но Творец их не услышал - слишком тихо пели рыбы. Лучше всех пели птицы, веселыми были их песни, наслаждался Творец чудесными звуками.
        Однако догадался Творец, что скоро звери, птицы и рыбы забудут Его. Продолжат они радоваться жизни и красоте Арманниса, но перестанут восхвалять Его. Задумался Творец, потому что хотел навсегда остаться в памяти творений своих, ведь он создал свет и тьму, время и пространство, Арманнис и все красоты его и заслужил по праву вечную память и хвалебные песни. Надрезал Творец плоть свою на левой и правой руке и пошел гулять по лугам и степям, и там, где капли его крови падали на землю, появлялись мужчины и женщины. Радовались они своему рождению и боготворили Его.
        Дал Творец людям грамоту и обучил ремеслам разным. Показал, как благодарит земля пахаря хлебом за заботу о ней, как подвластен твердый металл стараниям кузнеца, как глина помогает строить дома для укрытия от хищников и непогоды. Многое показал Творец людям, многому их обучил, и пообещали люди вечно хранить память о чудесном Сотворении, и всемогущем Творце, вечно петь хвалебные песни во славу Его, пока будет существовать свет и тьма, пространство и время, солнце и луна, пока будет существовать Арманнис.
        Доволен остался Творец, наградил он некоторых из людей, которые особенно рьяно клялись Ему в вечной любви и покорности. В качестве награды раскрыл Творец секреты магических потоков и научил черпать из них силу. Назвал он избранников магами и велел мудро править Арманнисом, защищать прочих людей и не злоупотреблять своей силою. Пообещали маги, что исполнят волю его.
        Но прошло время, и некоторые маги нарушили данное Творцу обещание. Стали они использовать свою магическую силу во вред природе, зверям и птицам, но главное - во вред другим людям. Развязывали нечестивые маги кровавые войны и делили земли Арманниса между собой, не оставляя времени на хвалу во имя Творца.
        Разгневался Творец. Призвал он магов, нарушивших обещание, и стал упрекать их, наставляя на путь истинный. Но рассмеялись ему в ответ маги, говоря, что теперь стали равны Ему. Потрясали они резными посохами и грозились свергнуть Его самого с Небесного Трона. Ошибочно полагали они, что Творец, открыв секрет магических потоков, приравнял магов себе. Нет, не могла даже самая сильная магия сделать из человека подобного Творцу, но не знали этого нечестивые маги и верили в свои возможности.
        Печален стал Творец, ведь не хотел он ввергать в погибель людей, выросших из крови его плоти. Но не мог он простить ослушавшимся магам и тем, кто был с ними, предательства и насмешек, потому превратил их в чудовищ, навсегда отобрав знания магии. Разбежались чудовища по земле, и гнали их боговерные люди, пока не загнали в подземелья и пещеры, в темные норы и расщелины в скалах. Боялись чудовища гнева Творца и прятались.
        Но теперь Он знал, что рано или поздно появятся новые ослушники, которые встанут на преступный путь ради удовлетворения своих низменных желаний. Он знал, что настанет время, когда начнутся новые войны, и чудовища выйдут из подземелий и пещер, чтобы биться против верных Творцу и ненавистных им людей. Решил Он, что не станет вмешиваться во второй раз, не станет карать ослушников и превращать их в чудовищ. Он дал людям знание этого, и вместе с ним - шанс. Шанс на вечное существование рода людского в окружении красот Арманниса.
        - И что же случилось потом? - спросил Андрей, искренне заинтересовавшийся легендой сотворения мира. По сути, эта легенда была основой местной религии и очень похожа на происхождение вселенной по версии Земли.
        - Прошло какое-то время, и среди людей вновь появились отступники, - печально сказал Валиус. - Начались новые войны, ещё более кровопролитные. Наступила эра нового передела земель.
        - Крестовый поход? - Андрей вспомнил, как Бальтон упоминал некий «крестовый поход», имевший место быть шесть веков назад. Тогда юноша, думая, что его разыгрывают, подумал, что этим крестовым походом была война инквизиции…
        - Нет, это было тысячи лет назад, - махнул старик.
        Андрей наморщил лоб, пытаясь свести вместе мысли, но это получалось плохо.
        - Какое отношение всё это может иметь ко мне? - спросил он наконец, глядя в глубокие глаза Валиуса, спрятавшиеся за густыми серыми бровями.
        - Сначала дослушай историю до конца, вьюноша! - пригрозил старик. - А продолжалась она так. Творец, насмотревшись на бесчинства, которые устраивали его дети, вознесся в небеса и ушел из вселенной.
        - То есть как это - ушел? - не сдержался Андрей.
        - Вот так, взял да ушёл!
        - Разве Бог может покинуть вселенную?
        - А почему ты решил, что он не может? Он Бог, он может всё.
        - Но зачем? - взмолился юноша
        - Кто его знает. Отправился конструировать новое измерение, или, быть может, поглядеть, как там предыдущие работы поживают, - стал рассуждать Валиус. - Или решил ненадолго отойти от дел и пообщаться со своими… э-э-э… коллегами, что ли.
        - Другими богами? Разве они есть?
        - Почти наверняка, - уверенно произнес старик. - Ты не хуже меня знаешь, что мир похож на расширяющуюся спираль, или матрешку, чтобы тебе было понятней. В каждой матрешке сидит матрешка поменьше, но, в свою очередь, есть матрешка и побольше, в которой умещаются первые две. Представим Творца как одну из таких матрешек. Находящаяся внутри кукла будет, скажем, вселенной; в ней будет сидеть сам Арманнис; в Арманнисе - матрешка, олицетворяющая собой Варлесскую империю. Далее, мы вынимаем поочередно матрешку-Киренейскую провинцию, матрешку-Каргос, матрешку-трактир и матрешку-Андрея. Конечно, структуру можно усложнить, да и масштабов я не соблюдал…
        - Почему именно Андрея? - подозрительно сощурился юноша.
        - Всего лишь, к примеру, мой друг! Тебе прекрасно известно, что из матрешки-Андрея можно достать множество вложенных в неё кукол, так? Никто не знает, каковы размеры самой малой из них. Но тогда, двигаясь в обратную сторону, мы придём к выводу, что Творец - это матрешка, вложенная в некую более крупную! Теперь, просто проводя аналогию между людьми как равнозначными матрешками, вложенными в Каргос, и матрешкой, олицетворяющей Бога, мы делаем вывод, что Бог совсем не одинок в своей божественной сути!
        Андрея потряс головой.
        - Что-то я не очень хорошо улавливаю вашу мысль, - пожаловался он.
        - Тогда я объясню на спирали, - торопливо сказал Валиус.
        - Нет-нет! Лучше скажите, что грозит измерению, когда его покидает Творец.
        - О! - воскликнул старик. - Это вопрос по существу! Понимаешь ли, вьюноша, в легендах, да и в умах простых смертных Бог имеет определенные человеческие черты, люди неосознанно представляют его как нечто похожее на себя. Но такое представление неверно. Творец - это совокупность всех энергий измерения - ни больше, ни меньше.
        - Тогда, если б он действительно ушел, то измерение попросту перестало бы существовать! - обрадовался юноша своей догадке. - Ведь любая материя - это всего лишь энергия, находящаяся в определенном состоянии!
        - Ты прав, молодой человек! Удивлен даже, как такая мысль смогла прийти в твою бестолковую голову, - проворчал Валиус.
        Андрей, однако, укол проигнорировал.
        - Измерение покинула не вся энергия, а определенная её часть, - продолжил старик. - Та часть, которая отвечает за стабильность.
        - Стабильность чего?
        - Измерения, конечно! Проще говоря, мир стал рушиться.
        Воцарилось молчание. Вокруг по-прежнему суетились разносчики, обслуживая посетителей трактира. Никто не замечал двух мирно беседующих людей, если не считать редких взглядов на необычную для Каргоса одежду Андрея.
        - Интересно знать, на каком основании вы решили, что мир стал рушиться, - спросил, наконец, юноша.
        - На основании всё тех же легенд, - с готовностью ответил старик. - Было сказано, что оружие обретет повседневность и обыденность, как и битвы, сражения, смерти и так далее; что магию возведут в ранг боевых искусств… Но это не главное. Основная часть легенд гласит, что признаками конца света будет возвращение чудовищ из подземелий, разные необычные явления…
        - Разве чудовища вышли из-под земли? - перебил Андрей.
        - Крестовый поход, о котором ты упоминал, как раз имеет самое непосредственное отношение к этому факту. Шесть веков назад живущие глубоко под землей существа решили выбраться на поверхность и уничтожить всех людей. К слову, у них были все шансы это сделать, ведь тысячелетиями они плодились и размножались в глубоких пещерах, гротах, тоннелях… Появление чудовищ стало полной неожиданностью для жителей поверхности, к тому же, они были превосходно вооружены и обучены военному ремеслу. К счастью, правители людей сумели вовремя мобилизовать силы на подавление волны нашествия, и, спустя много тяжких битв, большая часть чудовищ лежала мертвыми телами на полях сражений, а остальных загнали назад под землю. Солдаты нашли почти все выходы наружу и тщательно замуровали их, но и по сей день в глубинах дремучих лесов вроде Тола остаются открытые шахты и колодцы, соединяющие поверхность с мрачными подземельями. По ним чудовища иногда выбираются наружу и по-разному вредят людям. Троглодиты, например, и есть такие чудовища. А их внизу несколько десятков видов, одни ужаснее других…
        Валиус умолк, переводя дух. Он окинул взглядом трактир, укоризненно посмотрел на храпящего Родгана и отпил вина.
        - А что за необычные явления? - спросил Андрей.
        - Они чаще связаны с магией, поэтому вдаваться в подробности я не стану. Но есть одно, которое непосредственно связано с тобой.
        - То, как я оказался здесь? - догадался Андрей.
        - Именно! Когда мир рушится, то он произвольно пересекается с окружающими его параллельными измерениями. Ты оказался в таком пересечении, вьюноша. - Валиус весело подмигнул, но Андрей не видел причин для радости.
        - И что всё это должно значить? Почему, в конце концов, я должен быть учеником этого… Родгана?
        - Но разве до тебя не дошло? - Старик принял позу, точно откинулся на спинку, но лавка, на которой он сидел, спинки не имела.
        - Вообще-то, - прикинул в уме Андрей. - Вообще-то, нет!
        - Ты избран! - Валиус непременно лопнул бы, если б был воздушным шариком, а переполняющая его радость, граничащая с восторгом - воздухом.
        - Избран? - Андрей натурально удивился. - Надо же… Но кем? И для чего?
        - Кем, для чего, - заворчал старик. - Ты должен прыгать от счастья, молодой человек, а не задавать дурацких вопросов! Такой шанс, между прочим, редко выпадает…
        - Не думаю, что мои вопросы дурацкие, - ответно проворчал юноша. - Или, вы полагаете, я должен уподобиться идиотам из кинофильмов, которые в подобных случаях не знают, что делать?
        - А ты знаешь, что делать? - прищурил один глаз Валиус.
        - Нет, вообще-то, - сказал Андрей. - Но подозреваю, что вы знаете.
        - Знаю, - согласился Валиус. - Давай для ясности расставим всё по порядку, хорошо? Итак, прежде всего - Творец. Он по неясной нам мотивации ушел из измерения, вследствие чего у измерения появились некоторые проблемы. Ты оказался в перекрестье двух миров и - вывод - избранник. Программа-минимум для тебя - спасти мир (конечно же, не без моего активного участия!).
        - Ради Бога… Творца! Ради всего святого, черт побери, объясните мне, с чего вы взяли, что я избранник, и с какой стати я должен спасать мир?! - плаксиво взмолился юноша. Ситуация давно выбила его из колеи, и теперь он мчался в неведомые дали всё дальше и дальше от дороги.
        - А почему бы и нет? - воскликнул Валиус. - Тебе разве не хочется стать героем?
        - Не хочется что-то, знаете ли… Хотя бы потому, что я не в курсе, как спасать миры вообще и ваш - в частности.
        - Не в курсе, - согласился старик. - Но будешь учиться всему, что может понадобиться: фехтованию, магии, военному ремеслу…
        Андрей тоже откинулся на лавке, как будто у неё была спинка.
        - А если я возьму и откажусь? - нагло спросил он.
        - Ч-что? - Старик потерял свою мысль. Он явно выглядел опешившим. - Как это
«возьму и откажусь»? Ты в своём уме?
        - А почему бы и нет? - передразнил его юноша. - Меня терзают смутные сомнения относительно безопасности мероприятия, в которое вы хотите меня втравить. Пожалуй, я соглашусь с ролью батрака.
        Валиус несколько секунд молчал. Его взгляд становился всё более и более суровым, пока Андрей буквально не съежился под ним, пожалев о своей опрометчивости.
        - Ты спасешь мир, - медленно, тихо и грозно начал старик. Андрей в этот момент даже поверил в его слова. - У тебя нет выбора.
        - Вы уже всё порешили? - осторожно спросил юноша.
        - Высшие силы, а не я. Со времен Создания и до этого дня легенды донесли пророчество о человеке из иного измерения, который станет спасителем Арманниса. Эти легенды для нас - религия; в них верят, верят в спасение. И я верю в тебя.
        - Спасибо, конечно, - забормотал Андрей. - Но…
        - В этом деле ты выигрываешь не меньше любого другого, - перебил старик.
        - Да?
        - Угу.
        - Возможно ли моё возращение домой? - поставил вопрос ребром юноша. - Если я всё-таки спасу ваш чертов мир (в чем лично сомневаюсь), смогу ли я вернуться?
        - Сможешь. - Ответ Валиуса несказанно порадовал Андрея и вернул надежду. - Но не спеши радоваться - главное не в этом.
        Юноша вопросительно глянул на собеседника, ожидая разъяснений. Старик не стал тянуть с ними.
        - Я говорил, что при угасании мира происходит пересечение с другими мирами. Но в этом месте стоит добавить, что пересечение отнюдь не случайное. Угасающее измерение пересекается с другим только при одном единственном условии - другое измерение тоже угасает.
        Андрей захлопал глазами, повторяя про себя последние слова неопрятного старика.
        - Мой родной мир гибнет? - спросил он наконец, когда мозг сумел выйти из замешательства.
        - К сожалению, да, - кивнул Валиус. - Иначе бы ты здесь не оказался.
        ГЛАВА VII
        Большие проблемы
        Вот это да!.. Андрей уже начал привыкать к сказочному средневековью, к шумным, пропахшим гарью и масляным дымом трактирам, к толстопузым бородачам в кожаных доспехах и с мечами на поясах, к лошадям как единственному средству передвижения, к параноическим речам грязного старика Валиуса, к храпу пьяницы Родгана, даже к мысли о грядущем конце света! Даже факт того, что Арманнис рискует заполучить нового героя в лице пришельца из параллельного мира, знающего о магии и мечах ровно столько, чтобы ничего о них не знать - всё это укладывалось в голове Андрея. Пусть укладывалось кое-как, медленно и неравномерно, как ил на потревоженном дне озера, но всё ж юноша не чувствовал, что начинает медленно сходить с ума. Да, он воспринимал окружающее не очень-то адекватно. Скорее, представлял, что спит и видит длинный сон с удивительными, реалистическими спецэффектами; сон про сказочный мир фэнтези, который по-настоящему видели лишь немногие. Андрей был готов смириться, что неведомые силы запихнули его против воли и всякого здравого смысла в сказку…

…Он даже готов взять на себя миссию спасения мира, хотя и понятия не имеет, что в таких случаях обычно нужно делать. Но…
        - Что же вы мне говорите про Арманнис! - закричал юноша, возмущенный и испуганный словами старика. - На кой черт он мне сдался, когда моё родное измерение в опасности! Я требую немедленно отправить меня обратно!
        Валиус отпрянул в сторону:
        - Тише-тише, вьюноша! Не следует орать на меня!
        - Отправьте меня домой! - стоял на своем Андрей.
        - Как? Если тебе известны секреты параллельных переходов - тогда вперед!
        - Но мне они не известны! Вы…
        - Мне тоже, - скорчился Валиус. - И вряд ли кому-то в этом кабаке, этом городе, этой стране или этом разваливающемся на части мире они известны. Так что, вьюноша, успокойся и возьми себя в руки. Ты сможешь отправиться домой только после того, как выполнишь свою миссию.
        - О боги!..
        - Они тебя не слышат, - буркнул старик.
        - …Как мне надоели истории о миссии, спасении мира, избраннике и всё прочее, что пытается влить в меня этот старик! Какой, наконец, из меня получится избранный, если я не имею ни малейшего представления о магии и холодном оружии!
        - Для этого Родган здесь, - возразил Валиус. - Он обучит тебя всему, что нужно знать.
        Андрей посмотрел на пьяного рыцаря, на старика. Окинул взглядом помещение трактира. Юноше отчего-то стало невообразимо грустно и одиноко.
        - Ты поможешь и своему миру тоже, - сказал Валиус, заметивший перемену в глазах Андрея.
        - Как?
        - Ну, я не знаю, как именно, ведь я ни разу не был там, но одно сказать определенно могу: по крайней мере у тебя будет опыт по спасению измерений.
        - Первостепенный навык, что и говорить, - невесело улыбнулся Андрей. - Кстати, что именно надо сделать, чтобы спасти мир? Где мне найти Творца?
        - Об этом ты узнаешь позже, друг мой.
        - Почему же не сейчас?
        - Ты не достаточно хорошо подготовлен и совсем не адаптировался, поэтому загружать тебя бесполезными знаниями я не хочу.
        - Бесполезными? Думается мне, я задал вопросы по существу!
        Но старик его не слушал. Он, кряхтя и охая, поднялся с лавки, отряхнул грязную бороду и пригладил седые волосы на непокрытой голове.
        - Пора мне, вьюноша, - сказал он.
        - Как? Куда?
        - Дела, знаешь ли. Ты не один, у кого могут быть серьезные дела в Арманнисе.
        - Но что же мне делать? - Андрей тоскливо скосился на Родгана.
        - Для начала, дождись Ланса. На втором этаже - над трактиром - есть комнаты, одну из которых вы можете снять. Сегодня переночуете здесь, а завра, думаю, Родган позволит вам остаться у него. И не беспокойся за Родгана, ему не привыкать проводить ночь в неловкой позе на трактирном столе. Завтра он начнет вас обучать.
        Старик, казалось, был весел. Андрей, однако же, остался доволен тем, что Кейвак будет учиться у Родгана вместе с ним. Каков из Родгана учитель, можно лишь догадываться, но маг слезно просил юношу записать его в число учеников рыцаря.
        - Мы с вами ещё увидимся? - спросил Андрей.
        - Естественно! Подозреваю, что мы будем видеться достаточно часто, чтобы стать хорошими друзьями!
        - Подозреваю, что дружба с вами - не очень хорошая штука, - в тон ему проворчал Андрей.
        - Подозреваю, что ты прав, молодой человек, но при этом подозреваю, что твои подозрения напрасны!
        Последние слова Валиус сказал, уже выходя из трактира. Двустворчатая дверь за ним медленно закрылась, оставляя Андрея наедине с вечерними посетителями. Как ни странно, но юноша почувствовал облегчение, когда старик удалился. Общение с такими людьми как этот неопрятный старикан, выскочивший точно черт из табакерки, из книжки про лешего, напрягает нервы и, мягко говоря, раздражает.
        Андрей устроился поудобнее, и стал смотреть, как группа музыкантов из четырех человек (а он узнал в них музыкантов по неким подобиям гитар, которые те держали в руках) вышла на середину зала. Мужчины вежливо раскланялись, поднимая на каждом кивке смешные зеленые шляпы, и стали готовиться к игре.
        Когда началась музыка, Андрей вздрогнул. Отчего-то он ожидал услышать плохо слаженный мотивчик типа кантри, тем более что инструменты в руках музыкантов выглядели совсем не ахти, но… Музыка, которая разлилась по трактиру, была одновременно торжественной и печальной, как гимн по славу павших воинов. Каждая из четырех гитар производила строго свои ноты, свою мелодию, своё чувство, и вместе их звуки объединялись в настоящее произведение искусства, рождая прекрасную музыку. Как волны накатывают на берег, так музыка пульсировала в ушах юноши, проходя напрямую в сердце, колыша потаенные уголки души, освещая их непривычным, незнакомым и волнующим светом. Струны вибрировали всё чаще и чаще, мелодия становилась громче и вместе с тем таинственней. Посетители, как и Андрей, зачарованно слушали игру музыкантов, думали что-то своё. Вряд ли аборигены ни разу не слыхали такой мелодии, но даже их - привычных к реалиям этого измерения - музыка заставила забыться.
        Наконец, песня четырех гитар достигла апофеоза, после чего они разом утихли. Андрей подумал, что выступление артистов закончилось, но один из них медленно и тихо затянул слова, которые становились всё громче. Слова один за другим подхватили его напарники, снова зазвучали струны, но уже немного иначе - как будто струны сами находились под впечатлением от только что проигранной музыки.
        Андрей слушал песню, не понимая, о чем она, и в его душе все сильнее укреплялась уверенность, что какие бы испытания не уготовила судьба, все они рано или поздно останутся позади, и мир Арманниса будет продолжать жить своей сказочной жизнью, и мир Земли избежит катастрофы.
        В мире фальшивых отражений,
        Лабиринтов и зеркал,
        Не понимая, где же ночь, а где день,
        Примеряя много лиц,
        Ты всё ж своё искал,
        Хотел отбросить ты на всё свою тень.
        И где-то было мало света,
        Где-то было много тьмы,
        Но тень твоя не обретала черты.
        Она терялась среди тысяч
        Незнакомых теней,
        Отброшенных такими же, как и ты.
        У тени нет ни лица,
        У тени нет ни судьбы,
        Она такая лишь, какой ты есть сам.
        Но в этом мире лабиринтов,
        Отражений и зеркал
        Ты можешь тысячи лиц дать теням.
        И ты даешь им имена,
        Даешь им лица и мечты,
        Но тени всё ж не обретают души.
        Они не станут тобой,
        Ими не станешь ты,
        Ведь эти тени - результат твоей лжи.
        Андрей не знал, почему слова песни так на него подействовали. Может быть, в них было сказано, что нельзя обойти предзнаменованное стороной, нельзя отобрать у судьбы её право на тайный выбор, нет смысла хвататься за голову и пускать сопли, когда ситуация кажется вышедшей из-под контроля. Вместо этого нужно собраться, гордо поднять голову и продолжать идти в неизведанные дали жизни, тем более что юноша был ни кем иным как избранником высших сил, призванным спасти как минимум один мир.
        Да и, что греха таить, Андрей мечтал, всегда мечтал стать героем, побывать в поистине чудесных местах, пройти через удивительные приключения. Арманнис дал ему такой шанс, и нечего сетовать на судьбу.
        Хотя, быть может, и не лжи.
        Быть может, просто мечты.
        Быть может, просто ты хотел быть другим.
        Тогда ты станешь тенью сам
        И будешь призраком мечты,
        Всеми любим, но сам собой не любим.
        Чужие лица, пусть они
        Придуманы самим тобой -
        Это всего лишь отраженья души.
        А отражения в кривых,
        Грязных, разбитых зеркалах -
        Они, пожалуй, никому не нужны.
        Когда, отбрасывая тень,
        Ты ей пытаешься дать
        То, что хотел бы видеть, но чего нет,
        Ты можешь стать её рабом,
        Ты можешь сам тенью стать -
        Слишком суровым может быть здесь ответ.
        Когда горит какой-то свет,
        Всегда найдется и тень,
        И эта тень несёт в себе его часть.
        Другая часть же - от того,
        Что освещает этот свет,
        Никак нельзя её заставить пропасть.
        И в лабиринтах зеркал,
        Где отражениям мы
        Хотим дать душу, чтоб они были нами,
        Мы забываем, что всё это -
        Разные вещи:
        Тени, отражения, мы сами…
        Менестрели закончили петь, и на несколько секунд в трактире повисла тишина, которую нарушал только храп Родгана. Затем четверо музыкантов сняли шляпы, ещё раз низко поклонились и принялись обходить столы и посетителей, держа шляпы перед собой. Зазвенели монеты, и когда один из мужчин подошел к Андрею, юноша бросил в его шляпу две монеты - одну за себя, а вторую - за Родгана, пусть тот и не слушал песню, а бессовестно спал.
        Именно в этот момент в трактир зашел Ланс. Он сразу же обнаружил местоположение Андрея и быстрой походкой направился к нему.
        - Ты дал музыканту целую монету! - сказал он, не успев сесть.
        - Целых две, - поправил его Андрей.
        - Ты дал музыканту целых две монеты! - округлил глаза маг. - Ты в своем уме? Да они за всю ночь едва бы набрали столько!
        - Не было мелких купюр, - пожал плечами юноша. - Кстати, ты продал одежду?
        Ланс ещё немного посверлил Андрея взглядом, а потом достал небольшой кошелек и отсчитал девять монет.
        - Не думал, что за последние время товары первой необходимости так обесценились,
        - пробубнил он под нос. - Вот твоя доля. И, пожалуйста, относись к деньгам посерьезней! Не стоит ими сорить, кидаться направо и налево, тем более что неизвестно, когда придёт новая прибыль.
        Маг проверил стоящие на столе кружки, убедился, что они пусты, и подозвал разносчика.
        - Кстати, это что за боров? - кивнул он в сторону Родгана, когда выпил принесенное вино.
        - Это Родган, Ланс, - ответил Андрей. - Тот самый Родган, у которого ты так порывался поучиться.
        - Да?! Ну и как наши дела? Ты договорился?
        - Договорился.
        - И про меня договорился?
        - И про тебя.
        - Превосходно! - Радость Кейвака была искренней. - Когда же мы начинаем?
        - Завтра.
        Маг улыбнулся и кивнул. Андрей заметил его улыбку.
        - Кстати, у нас с тобой появились некоторые проблемы, - как бы между делом заметил юноша.
        - Что за проблемы? - нахмурился Ланс.
        - Ты в курсе, что Арманнис рушится?
        - Да вроде бы все это знают, - не понял маг.
        - Знают-то все, - согласился Андрей. - Только вот нам с тобой придется в самое ближайшее время заняться его спасением.
        - Ты не шутишь? - воскликнул Ланс. Он не был обескуражен, а, наоборот, стал ещё больше весел.
        - Нисколько. Пока ты толкал тряпьё, я беседовал с тем самым стариканом, о котором рассказывал.
        - Валиусом?
        - Именно. Он поведал много чего интересного, в том числе и о нашей миссии. А ещё сказал, что рушится не только Арманнис, но и мой мир тоже.
        - Да? Соболезную. - Маг стал серьезнее лишь на самую малость.
        ЧАСТЬ ВТОРАЯ
        УЧЕНИЧЕСТВО
        ГЛАВА VIII
        Что есть меч
        Родган указал на длинный стол, просто-таки заваленный железяками самых разных форм и размеров. Среди них Андрей узнал обычные мечи, ножи и кинжалы, щиты и какие-то шипастые палки и шары на длинных цепях. Были ещё и копья, больше похожие на длинные топоры, но юноша лишь мельком взглянул на них, увлеченный созерцанием красивого меча.
        - Теперь будем учиться подбирать подходящее оружие, - сказал учитель. - Андрей, выбери себе что-нибудь. Представь, что тебе необходимо прямо сейчас вступить в поединок.
        Юноша знал, какое оружие выберет и до того, как об этом попросил Родган. Он уверенно взял длинный, сверкающий холодным металлом меч, обхватил затянутую в кожу рукоять и увидел свое отражение на гладкой поверхности клинка. Солнечные блики заиграли на лице юноши, отброшенные резными узорами гарды.
        - Нравится? - заискивающе спросил Родган.
        - Ага, - мечтательно ответил Андрей.
        - Потому ты полный дурак! - резко оборвал мечтания учитель, рубанув воздух мускулистой рукой. Андрей от испуга чуть не выронил меч.
        Родган скрестил руки за спиной и в своей обычной манере стал прохаживаться туда-сюда по небольшому дворику, щедро усыпанному желтым песком.
        - Ты купился на внешнюю красоту меча, на блеск и внушительный вид, - рассуждал учитель. - Ты подумал, что этот меч - лучшее оружие на столе, так?
        - Угу, - надулся Андрей.
        - И я хотел бы узнать, молодой человек, как ты будешь сражаться выбранным тобою оружием? Сомневаюсь, что хотя бы раз ты держал в руках полуторный меч, иначе давно бы отбросил его в сторону как никчемное, никудышное, бесполезное железо.
        - Мне кажется, этот меч достаточно хорош, чтобы… - начал защищать приятеля Ланс, но не успел договорить.
        - Чтобы первый же противник выбил его у тебя из рук! - закончил за него Родган.
        - Бесспорно, он выглядит неплохо, но его красота прямо пропорциональна его никчемности. Во-первых, толщина клинка слишком мала; в самый неподходящий момент он переломится, и будет у вас, бестолочи, вместо одного никчемного меча - два никчемных огрызка! Во-вторых, он слишком много весит даже для полуторного, но это было б как раз кстати, покуда вы умеет им рубить. Но даже если бы вы и умели рубить, вряд ли из того факта возникла бы польза, потому что балансировка клинка сдвинута к самой рукояти.
        Андрей повертел в руках свое оружие, но не почувствовал, что оно плохое. Но, несмотря на это, возражать Родгану он не стал - за прошедшую неделю, пока они жили и учились у этого человека, тот ещё ни одного раза не оказался неправ.
        - Подвожу итог сказанному. Ты, Андрей, выбрал оружие, пригодное разве что для боя против воздушного шарика, и не более. Принимая во внимание твое фантастическое неумение владеть оружием, добавлю, что ты уже мертв.
        Родган отобрал у юноши меч и откинул его к высокому бревенчатому забору. Раздался тихий всплеск песка.
        - Теперь выбираешь ты, Ланс.
        Маг медленно прошелся вдоль стола, изредка скашивая взгляд то на учителя, то на дующегося, раскрасневшегося Андрея. Наконец в его руки легла рукоять короткого палаша, неказистого с виду. Подмигнув Андрею, маг обернулся, чтобы узнать мнение Родгана.
        - Я был уверен, что ты проделаешь нечто подобное, - кисло сказал учитель. - Слушая моё наставление Андрею, ты сделал абсолютно неверный вывод, что чем хуже оружие выглядит, тем лучше оно в бою. Этот палаш рассыплется в труху после первого удара, и ты будешь мертв.
        Родган забрал у мага оружие и отправил его вслед за мечом.
        - Более того, ты, Кейвак, поступил абсолютно безрассудно с моей точки зрения. Ты ведь маг! А магам не подобает носиться с саблями и копьями! Твоим коньком должна стать боевая магия, а не владение смертоносным металлом - при равных условиях эти искусства равнозначны.
        Учитель взял со стола обрубок толстой ветки, немного поиграл с ним и ткнул концом в грудь Лансу.
        - Что заменяет магу меч? - спросил он.
        - Магия, - быстро ответил Ланс, часто моргая и поглядывая на ветку.
        - Что маг носит в руке?
        - Посох, - тут же сказал Ланс.
        - Так какого черта ты протянул свои кривые руки к палашу! - не сдержался Родган.
        - Среди всего этого железа была только одна - одна! - нужная тебе вещь, а ты не смог её заметить!
        - Мне показалось, что эта палка лежит здесь просто так, - робко начал маг.
        - Ничего нигде не лежит просто так, - парировал Родган. - И тем более на моих занятиях! Ты только что соизволил назвать боевой посох палкой, к тому же!
        Андрей был на стороне Ланса: он не видел в жалкой обрубленной ветке даже намека на оружие, и тем более на магический посох. Кейвак произнес всё это вслух.
        - Форма совсем не всегда определяет содержание, бестолочи вы недоделанные! - кричал Родган, потрясая ручищами. - Я понимаю: раньше вас никто ничему не обучал. Но можно ведь разбираться в элементарнейших вещах!
        Учитель вернул посох на место, резко развернулся и пошел прочь, оставив сраженных учеников размышлять над своими словами.
        - Сегодня мы поговорим о снаряжении воина, - начал Родган на следующий день, когда они втроем собрались во дворике. На улице едва разгорался день. - Из чего оно состоит?
        - Оружие, - поспешил ответить Андрей.
        - Доспехи, - в голос сказал Ланс.
        - Вы правы оба, - кивнул учитель. - Воин должен иметь оружие, чтобы сражать противников, и защиту, чтобы не быть сраженным. Существуют сотни видов оружия и тысячи его наименований, но большинство из них - не более чем игрушки для профессионала. К самым распространенным видам относятся мечи, палаши, боевые топоры, алебарды, кистени, палицы и поражающие на расстоянии - луки и арбалеты. Если говорить непосредственно о выборе оружия, то здесь учитываются многие факторы: комплекция воина (его рост, физическая сила, проворность, выносливость), цель выбора, финансовые возможности, вкус и так далее. Но начну по порядку.
        Итак, наиболее распространенным на сегодняшний день оружием является меч. Лично мне непонятна эта популярность, потому что меч - не самое надежное и удобное средство умерщвления себе подобных. Однако, тем не менее, он используется повсеместно. Обычные бронзовые мечи появились тысячелетия назад, когда люди ещё не начали воевать друг с другом; оружие им нужно было для обороны от диких животных и для охоты, разделки туш, бытовых нужд. Собственно, это и оружием-то назвать было нельзя. Сегодня бронзовый меч - самое никчемное, что можно встретить.
        Меч состоит из клинка (чаще обоюдоострого, то есть заточенного с обеих сторон - специально для вас объясняю), черена и гарды. На клинке могут быть выемки, называемые долами, они служат для облегчения выхода крови из тела при колющем ударе и для уменьшения веса меча. Для противовеса и улучшения боевых качеств на черен прикрепляют навершие в форме шара или его половины. Крестовина, или гарда, как я сказал, может быть в виде двух расходящихся лучей, четырех лучей, крестообразной, крабообразной, круглой - зависит от фантазии и извращенности кузнеца; её цель - защитить руку от повреждения. Когда вражеское оружие будет скользить по вашему клинку, крестовина остановит его, не дав отрубить кисть.
        Длина и ширина меча, форма сечения клинка, вес - всё это зависит от конкретного вида. Например, раньше были чудовищно большие мечи длиною в человеческий рост (слава Творцу, они исчезли!). Нелепей такого оружия, уверяю вас, не найти. Есть мечи короткие - чуть больше полуметра, есть полутора и двухметровые. Есть изогнутые, однолезвийные, складывающиеся, тонкие и толстые, тяжелые и легкие… Короче, разновидностей много, но я сегодня остановлюсь на более или менее известных.
        Во-первых, конечно же, это обычные двухлезвийные мечи длиной около метра. Ими пользуются все кому не лень. Второй тип - полуторные мечи. Ими удобнее сражаться под прикрытием щитов и верхом на лошади. Далее - двуручные мечи с длинным клинком и череном для двух ладоней. Такие мечи гораздо тяжелее любых других и используются, в основном, как рубящее оружие, чтобы поражать противника в металлических доспехах.
        Любой меч обладает тремя основными характеристиками: вес, балансировка и заточка. Если меч слишком тяжел, вы быстро устанете им размахивать, ваши удары станут неточными, ослабеет защита. Убить хорошего противника с плохим мечом иногда проще, чем плохого противника - с хорошим мечом.
        От балансировки зависит точность ударов, их сила. Если баланс меча сбит хотя бы на миллиметр, ваша рука (прежде всего кисть) быстро устанет и может онеметь. Выбить оружие из онемевшей руки не составит большого труда. К тому же, если центр тяжести клинка находится слишком далеко от рукояти, первый же удар плашмя может привести к излому меча - будет у вас огрызок вместо оружия. Но если центр тяжести придвинут слишком близко к руке, из колюще-рубящего меч превратится просто в колющее оружие - рубить не позволит малый вес клинка.
        От заточки зависит эффективность удара, если он рубящий или скользящий. Конечно, стальной панцирь разрубит не каждый меч, но бронзовую кольчугу или кожаный доспех - практически любой. Заточка клинка тем эффективнее, чем медленнее она затупляется. Добиться устойчивости острия лезвия можно только на мечах из булата или более дорогих материалов - бронзовые и железные мечи бессовестно тупятся с каждым ударом.
        Пока Родган читал лекцию, он на одном из своих многочисленных мечей показывал то, о чём говорил. Утреннее солнце уже поднялось над бревенчатым забором, где каждое бревно было аккуратно заострено, и зигзагообразная тень разрезала двор на две половины. Где-то на соседском дворе запоздало прокричал петух, и когда его кукареканье стихло, Родган молниеносным движением отправил меч в полет, конечным пунктом которого был Андрей.
        Юноша успел перехватить оружие в самый последний момент, вцепившись двумя руками в теплую рукоять, обтянутую шершавой кожей. Если бы он не успел перехватить меч, его острие наверняка вонзилось бы в Ланса.
        - Неплохо, - прокомментировал учитель.
        - Да уж! - согласился Кейвак, который осознал всю опасность броска далеко не сразу.
        - Пожалуй, я повременю с доспехами, - задумчиво произнес Родган. - Сначала разберемся, что такое меч, и попытаемся научиться более или менее им владеть.
        - Наконец-то! - обрадовался маг. - Давненько я хотел помахать хорошим мечом!
        - Только Андрей будет заниматься фехтованием, - остановил радость мага Родган.
        - Но я тоже хочу! - взмолился Ланс.
        - Ты забыл, что я говорил о магии? - сердито спросил учитель. - Металл - не твоя стихия.
        Родган принес ещё один меч, немного длиннее того, который Андрей держал в руках.
        - Если бы ты был качком двухметрового роста и такой же в ширину, я, не раздумывая, дал бы тебе тяжелый двуручный меч, - обратился учитель к юноше. - Но, сам понимаешь, твоя комплекция не позволяет управлять столь неуправляемым оружием. Поэтому начнем с обычного. Покрути меч в руке, убедись, что он весит не слишком мало и не слишком много, что его удобно держать.
        Андрей проделал то, что просил его Родган. Меч был достаточно увесистым, но не настолько, чтобы пригибать к земле. Ладонь - и правая, и левая - плотно обхватывала черен и не скользила благодаря коже, в которую была обтянута рукоять.
        - Существуют несколько правил, которые нужно соблюдать, - сказал Родган, прохаживаясь по двору. - Правило первое: длина меча (особенно для новичка) не должна превышать длину руки, то есть около метра. Если ты захочешь пользоваться ещё и щитом, то меч должен быть короче, чтобы не цепляться за щит.
        Правило второе: существуют три зоны поражения, разделенные на две части. Первая зона - это голова и плечи. Наносить удары следует по наклонной траектории сверху вниз.
        Родган подошел к Андрею на расстояние удара и непринужденно взмахнул своим оружием. На секунду юноше показалось, что его голова отскочила от корпуса и покатилась, припрыгивая, по желтому песку. Действительность, однако, оказалась менее пугающей: меч Родгана остановился в паре миллиметров от шеи Андрея.
        - Удары можно наносить справа и слева, - небрежно заметил учитель и, взмахнув мечом, вновь остановил его у шеи юноши, но на этот раз с другой стороны. - Рубить по плечам можно и по вертикали, но я не очень советую подобное - есть риск промахнуться, если противник достаточно опытен.
        Голова Андрея, хоть и осталась на месте, но всё же пошла кругом, однако внешне он старался этого не показывать.
        - Следующая зона - корпус и руки. В этом случае можно использовать колющие удары в подмышки - там у большинства доспехов находятся уязвимые места. Конечно, нельзя забывать и рубящие удары по рукам.
        Родган поднял сжимающую меч руку Андрея и продемонстрировал удар в локоть. Отчего-то локоть юноши противно заныл.
        - Третья зона - нижняя. К ней относится всё то, что ниже поясницы. Колющим ударом здесь будет удар в пах - в соединение кирасы и ножных лат. Рубящие удары проводятся снизу вверх по наклонной и вертикальной траекториям.
        Родган опять продемонстрировал пару ударов и отошел на два шага назад, чем несказанно порадовал Андрея.
        - Правило третье: любой удар можно отбить. Нападай.
        Юноша не сразу понял, что учитель попросил его сделать. Пару мгновений он растерянно смотрел на Родгана, не имея представления, как можно напасть на человека, занявшего боевую стойку и держащего в руке острый меч.
        - Нападай же! - скомандовал Родган.
        Понимая, что иного пути всё равно нет, Андрей поднял меч, сделал шаг вперед и что есть мочи рубанул. Раздался звон, кисть правой руки пронзила острая боль, и меч юноши отлетел в песок. Потирая оглушенную кисть, Андрей подобрал оружие.
        - Защищаясь, можно подставить свой меч, а можно и отбить вражий. Нападай.
        В этот раз Андрей был не уверен в себе как никогда, но, чтобы не слушать истерических криков учителя, подчинился приказу. Его меч сверху вниз прорезал воздух и крест-накрест уперся в клинок Родгана.
        - Это называется подстановкой, - пояснил учитель. - Когда возникает такая ситуация, удобно поразить противника вторым мечом (если он есть, конечно) или попросту дать ему хорошего пинка.
        Сказано - сделано. Андрей всем телом рухнул в песок, подняв облачко пыли. Ланс тихо хихикнул, но, поймав гневный взгляд юноши, тут же умолк.
        - Нападай! - приказал Родган, когда Андрей встал на ноги.
        На этот раз юноша решил прибегнуть к колющему удару вместо ставшего для него обычным рубящего сверху вниз. Родгана, к слову, такой маневр врасплох не застал: он крутанулся на месте, звякнула сталь, и Андрей снова оказался на земле, корчась от боли в кисти. Его меч слабо покачивался, воткнувшись в одно из бревен забора.
        - Это был отбив меча, - зевнул учитель.
        - А у меня будет перелом руки, если вы продолжите в том же духе! - плаксиво заявил Андрей. - В конце концов, хватит меня мутузить! Займитесь лучше Лансом!
        - Эй, постой-постой! - мгновенно оживился Кейвак. - Мне орудовать мечом запрещено, сам слышал!
        - А ты что хотел, Андрей? - спросил Родган. - Думал, мы мирно поговорим часок-другой, и ты тут же станешь мастером? Любое искусство требует жертв, а военное искусство - физических жертв. Поднимайся!
        Андрей вновь занял боевую стойку.
        - И как ты встал, недоумок! - вспылил Родган. - Разве ж это боевая стойка? Лично я принимаю такую стойку, когда хожу за трактир по маленькому… Раздвинь ноги! Шире! Правую уведи назад! Немного согни в коленях и не напрягай! Так то… Ноги - важнейшая часть тела бойца (не считая головы, конечно). Чем сильнее твои ноги, тем сильнее ты сам. Заметь, я сказал именно «ноги», а не «руки»! Атакуй!
        Юноша бросился вперед, держа меч перед собой. Родган, понятное дело, удар отбил, но Андрей не стал ждать пинка по бедру, а развернул свой меч и нанес удар с другой стороны. Когда клинки соприкоснулись, выскочила яркая искра, но юноше некогда было любоваться этим эффектом - во что бы то ни стало он решил доказать учителю, что способен справиться с мечом.
        Снова звякнула сталь, мечи заскользили друг по другу, пока не встретились крестовинами.
        - Уже неплохо, солдат! - заулыбался Родган. - Твои движения больше похожи на храп слона, но это лучше чем ничего!
        Андрей хотел спросить, при чем здесь храп слона, но не успел, потому что клинок учителя самым натуральным образом запел в воздухе, описывая сложную траекторию, и устремился сверху вниз на юношу. Подставив меч, Андрей избежал смертельной раны. Он оттолкнул Родгана ногой, как он сам показывал, и рубящим ударом прицелился тому в голову.
        Остановил он меч в последний момент, когда увидел, что острие клинка противника довольно приличное время смотрит ему прямо в горло.
        - Использовать атакующие приемы по верхней зоне можно только тогда, когда научишься хорошо отражать удары, - сказал учитель. - Но я рад, искренне рад, что ты так быстро всё усваиваешь!
        - Надоело есть песок, - ответил Андрей, довольный похвалой.
        - Буду заставлять тебя есть его чаще, чтоб пользы больше было, - пошутил Родган.
        Тренировка продолжилась и шла весь день. Вечером Андрей на ватных, отекших ногах еле-еле добрел до кровати и отключился сразу, как только лицо коснулось прохладной подушки.
        ГЛАВА IX
        Что есть магия
        Утро Андрей и Ланс встретили во дворе, что уже вошло в привычку. Родган, как всегда, скрестив руки за спиной, прохаживался вдоль длинного оружейного стола.
        - Что такое магия? - спросил он.
        - Ну, это энергия, которой можно пользоваться в своих целях, - ответил Ланс. - Творец наделил людей даром владения магией.
        - Надо заметить, что далеко не все люди могут обладать ею, - сказал учитель, - потому что не все ясно представляют себе, что такое магия. Она - не просто энергия, которой можно пользоваться, но стиль жизни, определенное восприятие реальности, глубокий самоконтроль и широкое знание сил природы. Источник магии находится не только и даже не столько снаружи, а внутри человека, предрасположенность к ней бывает лишь у некоторых, отмеченных перстом Творца.
        Следовательно, чтобы быть магом, недостаточно знать о существовании магии, недостаточно знать заклинания и иметь магический посох. Чтобы быть магом, нужно, прежде всего, обладать собственным внутренним запасом маны - потенциальной силой, которую можно применить на практике, вложив в заклинание или кест.
        - Кест? - переспросил Андрей.
        - Так зовется жест, мысль или движение тела в боевой магии, - растолковал учитель. - Результатом кеста является выполнение определенного арнума - магического действия. Говоря проще, кест - это аналог заклинания, не требующий проговаривания вслух.
        Безусловное отличие магов от прочих людей - их усилители: посохи, браслеты, ожерелья, предметы одежды и так далее. Усилители изготавливаются особыми мастерами и заговариваются на служение только данному магу. Таким образом, не принадлежащий тебе усилитель будет совершенно бесполезен.
        Традиционно, маги в качестве усилителей пользуются длинными посохами из древесины кавровых деревьев - она не горит, обладает хорошей плавучестью, крепка и легка. Посох имеет одно существенное преимущество и существенный недостаток. Недостаток в том, что распознать в человеке мага, когда его усилитель - это посох - не трудно. Ну а преимущество же, надо сказать, весьма банально - при случае посох удобно использовать как дубину.
        - Оригинально, - заметил Андрей. - Ланс уже поступал подобным образом.
        - Иногда там, где хочется воспользоваться магией, достаточно старой доброй грубой силы. - Родган поднял вверх указательный палец, выделяя важность сказанного. - К тому же, запас маны у любого мага ограничен, и расточительность в этом плане до добра не доведет.
        Учитель взял длинный, волнистый посох Кейвака.
        - Какие заклинания тебе известны? - спросил он у молодого мага.
        - Э-э-э… белая молния, левитация, просмотр ауры, - перечислил Ланс.
        - Это всё?
        - Знаете, я не уделял магии должного внимания, о чем теперь, поверьте, сожалею,
        - начал оправдываться он.
        - А ведь собирался устроиться высокооплачиваемым боевым магом! - как бы невзначай вставил Андрей.
        - Всё вышеперечисленное - из разряда воздушной стихии. Настоящий маг, скажу сразу, не ограничивает себя определенной стихией, а старается познавать и землю, и воду, и огонь, и воздух. Истинный воин в качестве оружия может использовать любой предмет, а истинный маг - любую магию. Даже просмотр ауры для боевого мага
        - боевое заклинание.
        Родган продолжал непринужденно прохаживаться по песку.
        - Я буду учить тебя, Ланс, не только магии. В реальности, подготавливаясь к сражению, нельзя знать наверняка, чем противник вооружен. Может статься так, что в его арсенале окажется блокиратор, и тогда все заклинания и кесты - не более чем пустые слова. Если маг окажется в такой ситуации, благополучный исход будет зависеть уже не от маны и магического профессионализма, а от знаний рукопашного боя. Кудесник приравнивается к простому мечнику и, выходит, должен играть по соответствующим правилам.
        - Но… Вчера вы говорили, что моим коньком должна быть магия! - забеспокоился Ланс, представив себя на месте Андрея, валяющегося в песке и потирающего ушибленную руку. - Я, знаете ли, поразмыслил и решил, что полностью с вами согласен.
        - Я передумал, - пожал плечами Родган и скрестил руки на груди. - Я уже говорил вам, но повторю ещё раз, чтобы твердо себе уяснили: истинный воин, маг он или нет, может превратить в оружие даже пылинку; он знает наверняка будущие действия противника и способен защититься от любого удара; он всегда, в любой ситуации, уверен в себе, собран, спокоен и последователен. Он рассчитывает только на себя, руководствуется личным опытом и любой ценой добивается победы. Однако, главное - не то, что он из любой битвы выходит победителем; верх искусства воина - избежать битвы.
        - Какой же он тогда воин? - удивился Ланс. - Если постоянно убегать от сражений, не участвовать в них, то само слово «воин» теряет всякий смысл!
        - Ты не прав! - осадил Кейвака Родган. - И заруби себе на носу: прежде чем что-то брякнуть, хорошенько подумай, а стоит ли!
        Ланс поджал нижнюю губу. Он обиделся.
        - Воин никогда не должен убегать от поединка! - продолжил учитель прежним тоном.
        - Он должен не дать ему случиться, исключить возможность поединка! Это и есть искусство.
        Теперь поговорим о вещественной стороне дела. Большинство современных магов - люди, мягко говоря, посредственные и в магическом, и в умственном плане. К тому же, что для меня кажется верхом глупости, заядлые консерваторы. В массовом сознании образ мага настолько же статичен, ясен и прост, как образ бублика. И яркий тому пример - мсье Ланс Кейвак!
        Ланс критически осмотрел себя и, не найдя изъянов, попытался ответить какой-то грубостью, но учитель не дал ему возможности высказаться.
        - Длинная мантия, богато украшенная минералами, жемчугом или золотом, сапоги с загнутыми кверху носками, фривольная тюбетейка, амулет на шее размером с кулачный щит, резной посох и книжечка, где на память записаны заклинания, - загибал пальцы Родган. - Непременно мудрое выражение лица, внушительный голос и ледяной взгляд. Ничего не напоминает?
        - Это маг. - Андрею даже не надо было догадываться.
        - Это стандартное описание мага, под которое подходит большинство кудесников, - кивнул Родган. - Если меченосцу имперской армии трудно скрыть, замаскировать свою сущность, то магу - раз плюнуть.
        Учитель покрепче обхватил волшебный посох Ланса и, размахнувшись, сломал об колено.
        - Какого черта! - заверещал Кейвак. - Что вы себе позволяете!
        - Узнаваемость - главный недостаток боевого мага. В наше время, когда усилителем может быть что угодно, пользоваться посохом непрактично. То же самое я скажу о мантии, сапогах, скуфье и всех твоих украшениях, Ланс.
        - Вы предлагаете мне щеголять по улицам в голом виде?
        - Возможно, когда-нибудь в качестве наказания я использую это, - призадумался учитель. - Но разговор не о том… Отныне ты перестанешь таскать бесполезные тряпки, а будешь носить доспехи.
        - И на кого ж я буду в таком случае похож?!
        - По крайней мере, не на мага, - хладнокровно ответил Родган. - Лишнее преимущество ещё никому не мешало.
        Когда Родган тренировал Ланса магии, то всегда делал это с ним наедине. Андрею не позволялось присутствовать на таких тренировках. Зато когда наступало время упражнений с оружием, молодые люди занимались вместе. Часто, встав плечом к плечу, они нападали на учителя или, наоборот, отбивали его атаку. Иногда приходилось драться с двумя противниками, а иногда - даже двумя мечами. Андрею не нравилось оперировать сразу двумя мечами, ведь в таком положении нужна чертовски отменная координация, реакция и сила.
        Ланс вместо посоха получил два серебряных браслета. Браслеты были в три пальца шириной, с насеченными узорами и крупинками драгоценных камней. Кейвак, позабыв про утерянный посох, с радостью принял новые усилители и незамедлительно оценил их преимущество: руки всегда оставались свободными. Родган заставил мага сменить одеяние, и теперь вместо мантии и прочих консервативных тряпок на Лансе сидели кожаные доспехи с булатными вставками. Подобным образом был одет и Андрей.
        Андрей, уже по привычке поднявшись с утра пораньше, умылся, натянул залатанные джинсы, рубаху, и заглянул в кухню. Порывшись в горшках и кастрюлях, он отыскал себе завтрак: две обгрызенные мышами сухие корки и несколько глотков воды. Что говорить, диета, на которую он вынужденно сел, удовольствия не доставляла, а наоборот, раздражала.
        В доме у Родгана постоянно царили бардак и запущенность, сколько бы Андрей и Ланс не убирались. Похоже, бравый некогда рыцарь абсолютно не интересовался ничем, включая собственную опрятность, кроме выпивки. Если б не молодые люди, которые, едва став учениками, взяли хозяйство в свои руки, то все трое тихо загнулись от голодной смерти или, чего доброго, бубонной чумы.
        Андрей скривился, когда иссохший кусок хлеба не поддался зубам. Вчера была очередь Ланса готовить еду, но маг весь день провел с Родганом в поле, занимаясь обучением. Они вернулись за полночь, а Кейвак выглядел точно выжатый лимон и сразу рухнул на койку, поэтому Андрей не винил друга в отсутствии нормальной еды. После активных тренировок, знал он, даже рассудок начинает давать сбои.
        Петух на соседнем дворе в этот раз прокукарекал вовремя - едва показался золотистый край солнца, окрестности накрыла звуковая волна бодрого, но чрезвычайно противного петушиного голоса. Через минуту откликнулся другой петух, затем третий, четвертый - и так далее, пока вся деревня не огласилась перекрикиваниями птиц семейства суповареных.
        - Где Ланс?
        Андрей чуть не подпрыгнул на месте, когда за спиной раздался громогласный бас Родгана. Внешне, тем не менее, он испуга не выдал.
        - Он ещё спит, - ответил юноша, посасывая каменную корку. - Интересно знать, чем вы вчера весь день занимались, что он так устал.
        - Тренировки, что ж ещё! И ты, вместо того, чтоб постоянно жрать всякую дрянь, позанимался бы! Чего время зря теряешь?
        - Но я только что проснулся! - попытался возмутиться Андрей. - И с удовольствием бы перестал жрать всякую дрянь, будь хоть что-то другое!
        - Если хочешь есть, приготовь себе, - заметил Родган. - Благо, на моем огороде много что растет, а в курятнике полно кур.
        - На вашем огороде растут одни сорняки, - не согласился юноша. - И в курятник вы, по-моему, давно не заглядывали, ведь кроме петуха других птиц там нет!
        - Куда ж они делись?
        - А как вы думаете? Три недели кушали супчики, ели пирожки с мясом, шашлыки там всякие… Кончились курицы!
        - Вот те раз! - крякнул Родган. - А я почему-то всю жизнь считал, что курицы в курятнике не могут кончится… Ведь раз в два дня каждая курица рожает другую курицу, разве не так?
        - Не курицу, а яйцо! И не рожает, а сносит! И если б не те яйца, которые курицы тут же съедали, курятня ваша давно б опустела! Задолго до нашего прихода, поверьте мне!
        Учитель нахмурился, задумался, пожевал губами, пару раз плюнул в землю и сказал:
        - Надо будет прикупить нескольких цыплят.
        - Логично, - согласился Андрей.
        - И свинку бы приобрести, - добавил Родган.
        - Неплохо, - опять согласился Андрей.
        - Кстати, о деньгах, - тут же сменил тему учитель. - В сорока милях вниз по реке живет один человек, которому я задолжал. Сегодня вы отправитесь к нему и вернете долг.
        - А почему вы сами не сходите?
        - Зачем мне что-то делать самому, когда есть два молодых нахлебника, не желающих заниматься ничем кроме безделья и разгильдяйства!
        - Но… - Андрей запнулся, потому что сухарь наконец-то поддался нажиму челюстей. Правда, юноша был не рад, оттого что прикусил язык.
        - За три недели вы успели опустошить курятник, погреб и огород! - заводился учитель. - Да я за год столько не съедаю!
        Андрей мог заметить, что в погребе и огороде едва нашлось несколько килограммов чего-то съедобного, но смолчал, борясь с текущими от боли слезами.
        - Давно пора было заставить вас отрабатывать дармовое! Поэтому иди и буди Кейвака! Немедля!
        - Есть, сэр, - проворчал Андрей и ушел в дом.
        Час спустя друзья скакали по пыльной дороге в деревню, где жил кредитор Родгана. В седельной сумке Андрея приятно позвякивала пригоршня монет, выделенных учителем для погашения своего долга.
        - Этот тип - он полоумный, Андрей! Поверь мне на слово… - Ланс рассказывал о вчерашнем дне и, несмотря на по-прежнему усталый вид, его речь и рубящие жесты были горячи. - Я так вымотался, что боялся, ноги не выдержат и переломятся самым натуральным образом! А руки! Ты видишь эти руки, Андрей! Да ведь они толщиной в шею, клянусь головой!
        Андрей посмотрел и убедился, что маг, как всегда, несколько преувеличивает. Да, руки его были опухшими, красными и кое-где даже в пупырышках «гусиной кожи», но толщиной никак не в шею.
        - Меня он тоже выматывает до последнего, - сказал юноша. - Особенно, когда фехтуем на палках.
        - Что там фехтование! - вскричал Ланс. - Ты не представляешь, чем Родган заставил меня вчера заниматься!
        - И чем же? - полюбопытствовал Андрей.
        - Он - этот полоумный, безрассудный, эгоистичный и склонный к садизму тип - весь день вызывал чудовищ и приказывал им убить меня!
        - Что? - Андрей придержал коня, замедляя движение.
        - Что слышал! Я весь день отбивался от чудищ одно ужасней другого! - Он вновь вытянул руки, чтобы Андрей мог ещё раз полюбоваться ими. - Пять раз я их отморозил, двенадцать раз обжёг пламенем, бессчетное количество раз отбил. И, кстати, забыл упомянуть, что саблезубый носорог, обхвативший меня своим питоньим хвостом, кажется, вывихнул мне оба плеча!
        - Да-а, - протянул юноша. - Твои рукам досталось.
        - И это всё, что ты скажешь? - возмутился маг.
        - Нет, конечно же, нет! - торопливо заговорил Андрей. - Я хотел сказать, ну и попадал же ты вчера!
        - О, это так! Я даже не предполагал, что знаком с боевой магией так хорошо, пока не уложил пару десятков тех тварей! Последняя - ты не представляешь! - была помесью кошки и ящерицы размером с теленка. При этом, как у кошки, у неё было девять жизней (столько раз мне пришлось её убить), а от ящерицы ей досталась огнедышащая пасть!
        - Ящерицы не выдыхают огонь, - вставил Андрей.
        - Скажи это драконам! - саркастически усмехнулся Ланс, состряпав мину неудовольствия. Он затянул красочный рассказ о своей героической битве с чудовищами, щедро приправленный жестикуляцией, выпучиванием глаз и преувеличениями.
        Андрей не без интереса внимал другу и узнал массу полезных сведений о том, как убить трехголовую черепаху с хвостом скорпиона на панцире; как отправить на тот свет яка с крокодильей пастью, ядовитой зеленой шерстью и вышибающими искры копытами; как свернуть шею страусу с острыми кинжалами вместо перьев; как истребить двухметровых термитов; как избавиться от помеси слона и паука, стреляющего хоботом липкими комками паутины; как разделаться с вооруженным палицей четырехруким циклопом и так далее, и тому подобное…
        Местность, по которой они скакали, стала заметно холмистее. Сочные зеленые травы лугов источали пряные, сладкие, горьковатые, ароматы. Ветерок гулял меж холмов, отмечая своё присутствие волнообразным колыханием растительности. В бездонной голубизне неба из далеких приморских стран летели ватные кучи облаков, чтобы, отбросив тень на земли Киренейской провинции, умчаться дальше.
        Дорога петляла меж холмов самым непредсказуемым образом, и, в очередной раз повернув коней, друзья увидели впереди нескольких пеших человек, явно похожих на воинов.
        - Кто это? - с тревогой спросил Андрей, вспомнив, как не так давно ему чудом удалось избежать смерти от группы разбойников, устроивших засаду на дороге в Каргос.
        Ланс прищурился, вглядываясь вдаль. Минуту спустя он уверенно заявил:
        - Это солдаты имперской армии.
        - Солдаты? - Андрей за всё время пребывания в Арманнисе ещё ни разу не видел настоящих солдат, лишь городских стражников и наемников.
        - Регулярные войска, - кивнул маг. - Нам нечего бояться.
        Когда друзья подъехали к солдатам поближе, юноша смог разглядеть их снаряжение. Блестящие, отлично начищенные и отливающие антрацитом латы на каждом из солдат сидели превосходно, на кирасах блестели позолоченные жетоны. Плоские шлемы с поднятыми забралами украшали пучки длинных синих перьев, за спинами на перевязи висели небольшие арбалеты; в ножнах прятались клинки булатных мечей. На левом плече солдаты носили пристегнутым темно-синий щит треугольной формы с гербом Империи - трехглавым псом. Андрей знал, что в его родном мире такого пса зовут Цербер, и он - страж подземного царства Аида, царства мертвых.
        Неприятный холодок пробежал по спине при виде демонического существа на гербе государства. Впрочем, холодок тут же пропал, когда юноша вспомнил, какой герб имела его родная, бедная, но гордая страна. Наверное, даже в Арманнисе, мире, где сказочная мифология становится опостылевшей обыденностью, найдутся люди, содрогнувшиеся при виде двуглавой птицы.
        - Стойте! - один из солдат, державший короткое копьё, поднял свободную руку в запрещающем жесте.
        - Нам нужно попасть в деревню, которая аккурат за вашей спиной, офицер, - обратился к нему Ланс.
        - С какой целью? - грозно спросил офицер.
        - Наш учитель попросил кое-что передать одному из её жителей, - объяснил маг.
        - К сожалению, вам не удастся этого сделать, - покачал головой солдат, отчего перья на его шлеме весело заколыхались.
        Кейвак напрягся - Андрей это сразу почувствовал. Если сейчас, устав от битвы с чудищами, маг взорвется, то, вероятнее всего, этот день кончится с некоторыми проблемами.
        Но Ланс всего лишь спросил нейтральным голосом:
        - По какому праву вы не пускаете нас в деревню?
        Офицер печально хмыкнул и сделал шаг в сторону, освобождая дорогу.
        - Если б вы соизволили посмотреть вперед, а не глазеть на моих ребят, то уже поняли бы, что я ничего не имею против вашего проезда, - ответил солдат.
        Андрей и Ланс одновременно подняли глаза и уставились поверх блестящих шлемов. То, что они увидели, мягко говоря, шокировало.
        На месте деревни, занимавшей площадь, очевидно, километра в три квадратных, теперь зловеще багровело темное пятно пепелища. Прозрачные клубы серого дыма поднимались вверх, соединяясь в один широкий столб, подпирающий небо. То тут, то там вспыхивали и тут же гасли угли, не прогоревшие во время пожара.
        - О боже, - прошептал Андрей. Такие картины он видел только по телевизору и только про боевые действия с применением напалма.
        - Боюсь, вам не удастся передать то, что вы хотели, - констатировал офицер, тоже поглядывая на выжженную, исчезнувшую в пламени деревню.
        - Как такое могло случиться? - дрожащим голосом спросил Ланс. Голос его дрожал, потому что бедный маг, в отличие от Андрея, ни разу не видел напалма в действии
        - даже по телевидению.
        - Сейчас это выясняют следователи, - ответил офицер. - Они уже третий час копаются в пепле, пытаясь узнать, отчего погибла деревня. Отряды солдат оцепили район и не пускают никого внутрь, но, как я сказал, я ничего не имею против того, чтобы вы туда прошли, однако, советую не делать этого. Зрелище не для слабонервных.
        - Кто-нибудь выжил?
        - Нет. Пожар начался в предрассветный час, когда жители ещё спали.
        - Но разве такое возможно? - вмешался в разговор Андрей. Он не верил, что химики Арманниса дошли хотя бы до чистого серебра, не говоря уже про напалм. - Я хочу сказать, чтобы никто не выжил, деревня должна была сгореть почти моментально!
        Предводитель отряда имперской армии горько вздохнул.
        - Скорее всего, так оно и было, - сказал он.
        Ланс и Андрей ещё некоторое время смотрели на остывающую деревню, непонятно каким образом превращенную в пепелище, а потом развернули коней и, не спеша, отправились в обратный путь.
        - Кошмар! - причитал Кейвак. - Просто ужас! Я понятия не имею, какая сила способна на такое!
        - Могли это сделать маги? - спросил Андрей.
        Ланс задумался, почесал подбородок.
        - В принципе, могли, - вскоре ответил он. - Но с какой целью? К тому же, Киренея славится своим пренебрежением к магии - вряд ли во всей провинции сыщется десяток магов хотя бы моего уровня, не говоря уж про…
        На последнем слове он замолчал, лишь указав большим пальцем за спину.
        - А драконы? - предположил Андрей.
        - Что драконы? - не уловил Ланс, погруженный в собственные, хмурые мысли.
        - Драконы способны на такое?
        - Естественно, - без паузы ответил маг. - Только дело в том, что сотни лет назад почти всех драконов истребили, а те, что остались, прячутся в пещерах и вряд ли показываются наружу.
        - Но если, всё-таки, показываются? - стоял на своем юноша.
        - Тогда, считай, у каждого жителя Арманниса на одну проблему стало больше.
        Обратный путь они проделали молча. Не хотелось разговаривать после ужасной картины сгоревшей заживо деревни, да и Кейвак стал каким-то пассивным, точно сонным. Андрей предположил, что маг попросту не отдохнул за ночь как следует.
        Когда они зашли в дом, Родган внимательно выслушал их рассказ, некоторое время жевал губы, а потом хлопнул в ладоши и сказал:
        - Тем лучше! Деньги, которые вы так и не передали, можете оставить себе. Завтра вы купите на них что-нибудь из защитного снаряжения - у меня в наличии лишь старьё, давно отслужившее свой срок. А теперь, лентяи, немедленно принимайтесь за обед! Чтобы через сорок пять минут вы были сыты и собраны для практических занятий!
        Родган подставил щетинистое лицо солнечному свету, немного постоял так с открытыми глазами. Затем нахлобучил на голову широкую соломенную шляпу, взял боевую перевязь и зашагал к калитке, бубня сам себе:
        - Погодка сегодня хорошая, позанимаемся в поле, пока день не закончился.
        Услышав эти слова, Ланс упал на колени и заскулил. Вид у молодого мага был предельно обреченным. Андрей тоже не обрадовался предстоящим тренировкам, потому что поле в последнее время стало сущим адом для учеников: один часами упражнялся в фехтовании, другой - в магии, и каждый раз занятия были сложнее, невыносимее, опаснее.
        Родган громко и весело засмеялся. Он знал, что ученики услышали его слова о поле. Более того, он сказал их специально, так как, отворяя калитку, приказал:
        - Через три четверти часа жду вас на месте. Подозреваю, что вам не терпится начать тренировки.
        Друзья долго ещё слушали хриплый низкий смех учителя, пружинистым шагом удалявшегося от дома.
        ГЛАВА X
        Сонная степь
        На следующий день Родган позволил своим ученикам поспать подольше. Особенно длительный сон был необходим Лансу, измотавшемуся на прошлой тренировке до предела.
        Подкрепившись более или менее нормальной пищей - лепешками из отрубей, травяным салатом да похожим на квас напитком, друзья запрягли верных коней и поскакали в торговый квартал Каргоса - искать доспехи.
        Битый час они терлись на узких улочках квартала, изнемогая от духоты, тесноты и хамства некоторых прохожих. Наверное, все лавки, торгующие защитным вооружением, были уже посещены; весь их ассортимент был изучен. Но… Нигде Андрей не подыскал подходящего доспеха - чтобы и крепок был, и легок, и удобен, и дешев. По сути, он искал идеальный доспех и прекрасно отдавал себе отчет в этом, но тратить деньги на кусок железа, который будет только в тягость, не хотелось.
        - Ничего мы здесь не найдем, - Ланс презрительно зыркнул в сторону ближайшей лавки, торгующей защитным вооружением.
        Он поглощал полуметровый чебурек, сочный, дурманящий, будоражащий желудок и слюнные железы после аскетической (можно даже сказать, чисто символической) пищи у Родгана. Андрей сидел рядом с другом и жевал точно такое же чудо кулинарии.
        Когда чебуреки исчезли за зубами молодых людей, успешно опустившись в темные, беспощадные чрева пищеварительных систем, Кейвак ветром сбегал и принёс вторую порцию.
        - Родган убьет, когда узнает, на что мы тратим деньги, - заверил друга Андрей, протянув трясущуюся в предвкушении руку к чебуреку.
        - Ну и пусть, - отозвался маг. - В конце концов, мы люди, а не какие-нибудь коровы! Нам надо хорошо кушать, иначе точно загнемся.
        - Угу.
        Минут пять они сидели в молчаливом чавканье, ревностно поглядывая на тающие во рту кушанья, после чего Ланс не удержался и приобрел третью порцию.
        - И вообще, - сказал он, протягивая Андрею чебурек. - Пока мы обучаемся, нам доспехи не нужны. Вот когда отправимся в поход (я имею в виду, когда отправимся спасать мир), тогда пригодятся. Поэтому на оставшиеся деньги берем побольше провизии: хлеба, вина, крупы какой-нибудь, овощей, картошки - чтобы в процессе обучения не голодать. А то, подозреваю, не дотянем до того счастливого дня, когда, наконец, можно будет выдвигаться…
        - Угу, - вновь согласился Андрей с выкладками мага.
        К вечеру они вернулись сытые, немного пьяные и чрезвычайно довольные прожитым днем. Каждый перед собой катил тачку, доверху набитую разнообразной деликатесной снедью, а сзади нанятый крестьянин в повозке-фургоне вез бочки с вином, мешки с картошкой, капустой, морковкой и прочими овощами. Так же из фургона доносилось недовольное кудахтанье, а иногда - взволнованное похрюкивание.
        Отворив ворота, Андрей пропустил Ланса, повозку, после чего вошел сам. Учитель встречал их во дворе.
        - Что ж, - начал он сухо. - Я дал вам деньги на доспехи, но вы, ослушавшись моего приказа, потратили их на продукты.
        - Вы всё равно собирались заняться провиантом! - Андрей сразу же начал защищаться.
        - Собирался-собирался, - закивал Родган. Он медленно обошел повозку, принюхиваясь. Его ноздри при этом смешно раздувались и шумно выпускали воздух. Заглянув в фургон, Родган чем-то там погремел (наверняка бидонами с вином!), поздоровался с хряком, легонько пнул по клеткам с птицей и высунулся наружу.
        - Я дал вам деньги на доспехи, но вы купили продукты, - повторил он. - И ведь, дьяволята, правильно поступили!
        Его лицо расцвело в улыбке, что случалось редко.
        - Если бы вы притащили мне один из тех никчемных панцирей, которыми торгуют местные лавочники, то, знают небеса, в пищу я дал бы вам именно этот панцирь! Но вы превзошли все мои ожидания и поступили верно, не став разбазаривать деньги на бесполезные вещи.
        Андрей и Ланс зарделись. Хоть улыбался учитель редко, хвалил учеников он ещё реже.
        - Сегодня даю вам выходной, молодые люди. Разгружайтесь, готовьте ужин. Завтра вы отправляетесь в путь.
        - Спасибо, учитель, мы… - залепетал Ланс, но осекся. - Что? В какой путь? Куда? Разве мы уже готовы начать путь?
        Родган поморщился, отгораживаясь от внезапной назойливости мага.
        - Если ты говоришь о походе, ради которого я вас тренирую, - перебил учитель, - о походе, цель которого - спасти мир, то, мой юный друг, он начался для вас давным-давно.
        - Тогда куда вы посылаете нас? - спросил Андрей.
        - В Буздыганские горы. Если помните, я говорил вам о металлах дороже золота, из которых лучшие кузнецы делают лучшую броню и оружие. Так вот, в Буздыганских горах как раз живет такой кузнец. Я имел честь знать его, но, по правде говоря, ничего о нём не слышал почти год.
        В начале обучения, когда Родган проводил несколько лекций, он, в частности, рассказывал о металлах с удивительными свойствами: магнелите и кораллите. Тогда речь зашла о доспехах, о градации защитного вооружения, преимуществах тех или иных видов брони. К примеру, кожаные доспехи, по словам Родгана, обладают только одним преимуществом - их можно найти где угодно. Но в плане защиты, несмотря на их легкость, доспехи из кожи мало что значат: могут спасти от слабого удара, от скольжения лезвия, но хороший рубящий или колющий удар пройдет сквозь кожаный доспех как нож сквозь масло.
        Далее шли бронзовые, железные и стальные латы, шлемы, кирасы, поножи, наручи и так далее. Как и в случае с оружием, качество защитного вооружения во многом определялось металлом. Так, булатный панцирь практически невозможно проколоть или разрубить даже алебардой.
        Родган рассказывал про императорскую армию: тяжелая кавалерия и тяжелая пехота - это солдаты, с головы до ног окованные металлом. Они носят максимально закрытые шлемы, латы с укрепленными сочленениями, стальные перчатки, а под основную броню поддевают кольчужные комбинезоны. Вес экипировки у тяжелого воина измеряется десятками килограммов, и это, с одной стороны, делает его практически неуязвимым для большинства видов оружия, но, с другой - неумолимо исчезает возможность маневрирования, скорость, ловкость. Тяжелый воин как черепаха - неуязвим, но до смешного медлителен.
        Родган заметил, что с подобным противником может сражаться только аналогичный ему боец, и в случае Андрея и Ланса тяжелые доспехи - бесполезная трата сил, денег, нервов, времени и, ко всему прочему, риск. Но и легкая броня - неполные кирасы, защищающие предплечья наручи и открытые шлемы - имеет очевидный недостаток: она слишком уязвима. По словам учителя, есть только два решения этой проблемы: либо превратиться в бронированную черепаху, либо вообще не уделять внимания защитному вооружению.
        Однако, как сам он позже добавил, все эти решения - недопустимые крайности. И, как у всех крайностей, между ними должна быть золотая середина.
        Такой серединой в Арманнисе были доспехи из высших металлов дороже золота. За магнелитовый доспех или меч платили золотом по весу, в два раза превышающему вес товара. За кораллитовый - в три. Естественно, таких денег у Родгана и его учеников не водилось и в ближайшем будущем их появление не ожидалось.
        Высшие металлы в природе встречаются очень редко, редки и мастера, знающие секреты плавки и ковки. Но другая сторона монеты - мал шанс повстречать на большой дороге противника в доспехах и с оружием из таких металлов.
        - Может быть, он помер давно, - предположил Ланс. - Какой смысл нам переться в такую даль? Ведь, насколько я знаю, Буздыганские горы чёрт-те знает где находятся.
        - Вам нужны хорошие доспехи. - Родган упер руки в бока. - И чем лучше они будут, тем, ясен перец, будет лучше! Ваше счастье, что я знаю хотя бы одного человека, сведущего в высших металлах.
        Преимущества магнелитовых и кораллитовых доспехов, равно как и преимущества оружия из этих металлов, трудно переоценить. Они очень прочны и легки, а это основные характеристики брони. Панцирь толщиной всего лишь в полсантиметра весит чуть больше комплекта кожаной брони, но проделать в нём дыру под силу разве что только могущественной магии. Из-за своей легкости высшие металлы не шли на непосредственное изготовление клинков мечей, рабочих частей топоров и алебард, наконечников стрел и копий. Для этого кузнецы изготовляли сначала основу клинка, а потом тонким слоем наносили на неё расплав кораллита и магнелита. Получалось в итоге, что оружие обладает нужной массой и прочностью. Отдельно стоит отметить, что заточка лезвий у оружия из высших металлов держится настолько долго, что его хозяину вряд ли придется когда-нибудь обращаться с просьбой вновь заточить тупое лезвие.
        - Но…
        - Никаких но! Ланс, разве ты ещё не понял, что оспаривать мои приказания - дело бесперспективное?
        Маг опустил голову и буркнул, что давно это осознал.
        Они скакали уже четвертый день, но впереди до самого горизонта не было даже маленького холмика, не говоря про высокие пики Буздыганских гор. Вокруг раскинулась безбрежная, однообразная степь с редкими пучками колючего кустарника, редкими руслами высохших ручьев и редкими столбиками вдоль дороги, бог знает для чего и кем вбитыми в сухую землю.
        Однообразие пейзажа угнетало путников. Даже небо - и оно было неизменного молочно-голубого цвета, словно выцветшее, без единого намека на облака. Лишь иногда высоко-высоко кружили одинокие степные орлы, зорко, но равнодушно наблюдая за двумя всадниками.
        Копыта отбивали дробь, тут же тонущую в кричащей кузнечиками тишине. Казалось, земля была хорошо утоптано, но так лишь казалось.
        - Если завтра впереди не появятся горы, - застонал Ланс, - то я развернусь. Я маг, мне не нужны доспехи. Я могу обойтись самой обычной мантией и шапочкой, чтоб там Родган не говорил.
        Андрей, задремавший в седле, разлепил тяжелые веки, убедился, что пейзаж ни чуточку не изменился, и горестно вздохнул.
        - Надо напоить коней, - заметил он. - последний раз они видели воду позавчера утром.
        - Надо, - согласился маг. - И ещё их надо накормить - последний раз они видели еду три дня назад.
        Он был прав. Трава, океаном растущая вокруг, была зеленовато-желтой, ломкой и чрезвычайно сухой. Кони наотрез отказывались её жевать. Кейвак, едва они вступили в степь, заметил, что достаточно одной искры, чтобы вся степь превратилась в пылающий ад. Андрей не стал спорить или развивать эту тревожную тему.
        Люди, в отличие от коней, спасались тем, что взяли в поход вяленое мясо и высушенные хлебные лепешки.
        - И какая дурь на меня нашла, когда я согласился стать учеником Родгана? - продолжил свой стон маг.
        - Ты, вообще-то, рвался им стать, - припомнил Андрей.
        - Рвался, не рвался - какая разница? Все равно я уже пожалел.
        Час или два ехали молча.
        - Нет, ну всё-таки какой из меня спаситель? - воскликнул Ланс.
        Андрей не захотел поддержать разговор, поэтому следующий час друзья вновь провели в молчании.
        - Как ты думаешь? - внезапно спросил маг.
        - Головой, - подумав, ответил Андрей.
        - Гм, я тоже, - подумав, согласился маг.
        В вышине пронзительно крикнул орёл, потом завалился на крыло и по спирали закружил над степью, ловя потоки воздуха, чтобы подняться повыше - дальше от однообразной, невеселой земли.
        Когда птица пропала за горизонтом, маг вновь спросил:
        - И всё-таки?
        Андрей, опять задремавший, поднял голову и посмотрел на друга:
        - Чего?
        - Я говорю, как ты думаешь, мы справимся?
        - С чем?
        - Да ты меня совсем не слушал! - вспылил Ланс.
        - А ты и не говорил, - спокойно пожал плечами Андрей.
        - Да? - Маг склонил голову набок. - А мне казалось, я говорил с тобой часа три без остановки!
        - И о чем же? - уныло спросил юноша.
        Кейвак углубился в сундук с воспоминаниями, но не нашел нужных.
        - Не помню что-то, - признался он и потер влажной ладонью лоб.
        - У тебя бред, - констатировал Андрей. - Выпей воды, что ли?
        - Бред - это когда разговариваешь вслух! - возразил маг.
        - А у тебя молчаливый бред, - хихикнул юноша.
        Ланс демонстративно отвернулся и стал что-то с любопытством разглядывать. Это что-то было на горизонте, а любопытство - деланным.
        Прошло ещё два часа. Наконец, Ланс обратился к другу:
        - Андрей?
        - Что?
        - Ты там не спишь случайно?
        - А как сам-то думаешь?
        - Я хотел у тебя кое-что спросить.
        - Ну спрашивай, коли уж…
        - Ты считаешь, мы выполним миссию?
        - Ты про Арманнис? Не знаю. Надеюсь, выполним.
        Кейвак полностью удовлетворился ответом и снова замолчал. Солнце, весь день катившееся по своей древней как вселенная дороге, коснулось горизонта, далекого и близкого одновременно. Длинные тени всадников устало догоняли хозяев, из последних сил переставляя ноги по блеклой, выцветшей, потерявшей сок и всякую надежду на дождь траве. Небо стремительно меняло окраску, становясь всё темнее и глубже, а на западе - разгораясь пожаром. Светило погружалось в степь, чудовищно увеличенное призмой воздуха, пока не исчез последний лучик.
        И сразу же откуда-то сверху на землю свалилась ночь, прохладная, тихая и безжизненная.
        Андрей и Ланс, уронив головы на грудь, сопели в безмятежных снах. Им снились Буздыганские горы, утопающие в цветах, покрытые одеялом лесов, украшенные жемчужными ожерельями ручейков, весело прыгающих по камням. Снились чудесные нимфы, задорно смеющиеся и дарящие ослепительные, пылающие, страстные воздушные поцелуи. Снилось, как Андрей и Ланс гоняются за нимфами, желая поймать их, поймать и испить радость из их алых губ, но те постоянно убегают, продолжая задорно смеяться. Смех отражается от скал и разносится музыкой над лесом, и на душе так спокойно, так приятно, сладко…
        Андрей прыгает между деревьями, как маленький, едва познавший радость жизни олененок. Он веселится, пытаясь догнать постоянно ускользающую красавицу-нимфу. Она смеется, успевает увернуться, но не покидает юношу. Она дарит ему очередной воздушный поцелуй, и губы цветут в розово-алой улыбке. Андрей, наконец, изловчился и поймал нимфу. О боже, как она прекрасна! Лицо - его невозможно описать словами; плавные, гибкие, упругие линии обнаженного тела сводят с ума, вскипает кровь от возбуждения.
        Андрей протягивает руки и нежно обнимает лицо нимфы ладонями. Он шепчет ей, что любит, до беспамятства любит её и готов отдать жизнь, лишь бы вечно быть с ней. Нимфа отвечает, что тоже любит Андрея, тоже готова на всё ради него. Андрей привлекает её, мгновение любуется прекрасным цветком губ, а потом целует…
        Точнее, хочет поцеловать, но нимфа почему-то сопротивляется.
        - Убери-ка от меня руки, приятель, - отвечает она, и в её голосе Андрей узнает голос Ланса.
        - А?
        - Говорю, руки свои шаловливые убери! Рад, конечно, что ты меня так ценишь, но, знаешь ли, я не… к-хм… В общем, заканчивай с этим.
        Андрей очнулся. Он обнаружил, что сидит на земле, а рядом на корточках присел маг.
        - Сон! - воскликнул Андрей. - Черт тебя побери, Ланс, ты мне такой сон угробил!
        - Представляю, - протянул маг, кивая.
        - Мне снилась девушка небесной красоты! О боже, да я готов заложить душу дьяволу, лишь бы переспать с такой красоткой!
        Ланс поднялся.
        - М-да, - крякнул он, вздернув бровь. - Никакой ты не романтик, а просто жалкий, похотливый тип. Разве же можно так говорить о девушке небесной красоты?
        - Ты бы видел её, - ответил Андрей, поднимаясь с земли.
        - Ну, могу представить. Судя по тому, как страстно ты хотел меня поцеловать…
        - Я хотел тебя поцеловать? - вскричал юноша, не веря другу и своим ушам. - Дела…
        - Ладно, оставим эту тему, - закончил маг. - У нас проблема.
        Андрей поспешно оглянулся по сторонам, но не заметил ничего подозрительного. Он вопросительно уставился на мага.
        - Я бы даже сказал, две проблемы, - добавил Ланс. - Взгляни на коней.
        Теперь юноша увидел, что коней поблизости нет. Само по себе это было довольно необычно. Напрягая зрение, он в ночной темноте с трудом различил два силуэта, удаленных шагов на пятьдесят. Луна ещё не озарила степь своим светом, и сказать наверняка, были ли те силуэты Лопастью и Мергом, Андрей не смог. Кстати сказать, вскоре после приезда в Каргос юноша узнал, что у его коня есть имя - Лопасть. Раньше мысль, что непарнокопытных наделяют именами, как-то не приходила в голову. Он задал Родгану вопрос, отчего имя такое странное, на что учитель ответил, дескать, лопает много. Ланс на сбережения, доставшиеся от продажи трофеев, сумел выторговать себе неплохого жеребца, похожего на Лопасть, но с белым пятном на груди.
        - Днём мы оба заснули, - стал объяснять ситуацию маг. - И ты, и я - оба дрыхли, позабыв про всякие меры элементарной предосторожности. Думаю, кони тоже заснули.
        - Заснули?
        - Да.
        - Но, по-моему, они движутся!
        - В том-то и проблема, друг мой. Они спят, но продолжают идти вперед, понимаешь?
        - Не может быть!
        - Я тоже так думал, - согласился маг. - Но факт налицо!
        Они догнали непарнокопытных. Андрей убедился, что Кейвак прав: кони спокойно шагали вперед, переставляя стройные ноги. Их хвосты колыхались в такт шагам, шеи поднимались и опускались, тихо позвякивало снаряжение, прикрепленное к седлам.
        Однако, животные спали! Глаза закрыты, ноздри медленно колышутся, слышится некое подобие храпа…
        - Нам надо разбудить их, Ланс! Вдруг им приспичит пойти аллюром!
        - Я уже пытался, - отмахнулся маг. - Бил их по ушам, хлопал по заднице, дергал за хвост и гриву…
        - И?..
        - И ничего! Дрыхнут как кони!
        Андрей торопливо стал делать всё то, что несколькими минутами ранее проделывал Ланс. И точно так же он убедился в тщетности своих действий.
        - Не понимаю, - проворчал он. - Разве эти животные - лунатики?
        - Век живи - век учись! - Маг разбежался и запрыгнул в седло Мергу.
        - Что ты делаешь? - удивился Андрей.
        - Как что? Ты ведь не собираешься всю ночь идти рядом с конём, когда можно на него сесть?
        - Но ведь они спят!
        - И что? Идут-то они в прежнем направлении! Мы сумеем сэкономить время, если этой ночью поспим на ходу.
        - А это безопасно?
        - Откуда мне знать? Но, думаю, других вариантов нет.
        Поразмыслив, Андрей был вынужден согласиться. Взобравшись на Лопасть, он поудобнее уселся в седле.
        Некоторое время ехали молча, и юноша посчитал, что Кейвак заснул, но, вопреки его предположению, Ланс заговорил:
        - Знаешь, а ведь нам так и не объяснили, каким именно образом спасать Арманнис. Тренировки, бесспорно, полезная штука, но знание цели без знания пути её достижения делает саму цель недосягаемой и бессмысленной.
        - Валиус говорил, что со временем мы всё узнаем, - ответил Андрей.
        - Я вот что скажу: со временем мы погибнем или на тренировках, или в таком, как этот, походе. А Валиус твой, как мне кажется, темнит. Что-то скрывает этот старикашка!
        Андрей уже делал такое предположение, но сразу же отбросил его. В конце концов, если старик и Родган делают всё возможное, чтобы спасти Арманнис, какой смысл в сокрытии?
        Скорее всего, старик просто не знает способа…
        - Ланс, а в легендах вашего мира не говорится, как именно предотвратить катастрофу?
        - Бес их знает, - ответил маг. - Я никогда не занимался чтением истории.
        - Ладно, - успокоился юноша. - Когда вернемся, поставим перед Родганом вопрос ребром. Остается надеяться, что тот кузнец… Как его?
        - Безмолт.
        - …Безмолт будет на месте.
        - Верно. Даже если он не состряпает нам по кораллитовой кирасе, по крайней мере магнелитовый нож у него найтись должен. А такую вещицу мы продадим в Каргосе золотых за двадцать пять - тридцать.
        - Кстати, я по-прежнему абсолютно не разбираюсь в курсе золота, - вспомнил Андрей. - Один золотой - это сколько простых монет?
        - Смотря где меняешь, - тоном знатока ответил маг. - В Каргосе, к примеру, один золотой равен пятидесяти медным монетам. В Сантакрии(столице Империи) курс будет повыше - монет шестьдесят. А в Ламаре, провинциальном городке, может даже, и сорок.
        - А почему такой разброс?
        - Деревенским жителям, простым крестьянам золото не особенно нужно, - охотно объяснял Ланс. - Они выживают за счёт натуральных хозяйств, за счет случайных прибылей от проезжих… Но в городах положение вещей другое: горожане вынуждены оплачивать всё, начиная от глотка воды и кончая крышей над головой. Да и роскошь они любят несравненно больше. Отсюда - такая разница в курсе.
        Ещё долго Ланс рассказывал о золоте, городской жизни, преимуществах и недостатках провинции и о прочих вещах. Андрей под тихий голос друга погрузился в дрему, подсознательно надеясь встретиться в стране сновидений с прекрасной нимфой.
        Удалось ему это или же нет, он забыл сразу после пробуждения.
        Солнце уже успело подняться довольно высоко и вовсю поливало светом степь. Юноша сразу обратил внимание, что вновь оказался на земле, и что степь изменилась: трава вместо бледно-желтой и изредка - бледно-зеленой - стала по-настоящему сочной, яркой и мягкой. Даже цветочки иногда угадывались в этом море зелени. Жеребцы, очевидно, проснувшись, жадно срывали большие пучки стеблей толстыми губами и тщательно прожевывали; кроме того, Лопасть и Мерг были расседланы.
        Кейвак неподалеку раздувал угли под наскоро смастеренным вертелом. Желудок свело сладострастным спазмом, когда Андрей увидел на вертеле тушку какого-то мелкого животного и уловил ароматный запах шашлыка.
        - Вставай-вставай, лежебока! - заулыбался маг, заметив, что друг пробудился. - Завтрак почти готов!
        Андрей подсел поближе.
        - Что это?
        - Суслик. Отличный, надо сказать, суслик! - маг поднял большой палец вверх. - В жизни таких здоровенных сусликов не видал!
        - По мне, так он маленький, - усомнился Андрей. - Ты сам его поймал?
        - Конечно! - Ланс выпятил подбородок. - В детстве я часто собирал силки на мелкую дичь.
        - А что кони? - спросил юноша, махнув в сторону непарнокопытных.
        - Проснулись, едва почувствовали под копытами свежую зелень!
        Завтрак получился вкусным, но скудным. Андрей раньше не пробовал есть сусликов и в обычных условиях вряд ли согласился на это, но здесь, в бескрайней степи Арманниса, вдали от всего на свете грызун показался удивительно вкусным. Когда и люди, и кони насытились, путь был продолжен.
        К полудню путешественники наткнулись на заботливо вырытый кем-то колодец и напоили животных и себя, а спустя пару часов Ланс заметил впереди неясные очертания гор, и друзья пришпорили набравшихся сил коней. Галопом, с несколькими остановками, к вечеру они наконец-то добрались до Буздыганских гор.
        Горы росли прямо из равнины, крутыми склонами поднимаясь вверх. Метрах в двухстах по склону начинался лес: сначала кустарник и молодые деревья, затем всё гуще и гуще - настоящая тайга.
        Единогласно было принято решение отложить восхождение до утра, так как ночью в лесу мало того что ничего не видно, так ещё и опасно.
        Друзья стали готовиться к ночлегу.
        ГЛАВА XI
        Буздыганские горы
        Впереди шёл Андрей, прокладывая дорогу через колючий кустарник. Шипы кустарника цеплялись за одежду и очень усложняли восхождение, а когда их острые кончики касались кожи, ощущения походили на точечные уколы электрошокером.
        Сзади, фырча, ругаясь и беспрестанно отплевываясь от лезущих в рот, нос, уши и глаза мошек следовал Ланс. Как и Андрей, он вел коня под уздцы, а в свободной руке держал меч, которым орудовал, чтобы проложить себе дорогу.
        Один раз, устав махать оружием, Андрей предложил Кейваку решить проблему неудобного восхождения с помощью магии, но в ответ получил такую длинную, наполненную базарной бранью тираду о великих способностях великих магов, которые (способности) не должны разбазариваться понапрасну, что решил более не поднимать эту тему.
        К великому облегчению и общей радости, когда начался лес, друзья наткнулись на тропу, проложенную перпендикулярно склону, как и предсказывал Родган в предпоходном брифинге. Андрей достал клочок бумаги, на котором учитель набросал примерную карту, и попытался разобраться в ней.
        - Нам налево, - твердо сказал он.
        Путники взобрались на седла и поехали по тропе. Она была недостаточно удобна, чтобы лошади шли хотя бы легкой рысью, поэтому пришлось ограничиться шагом. Через полчаса Ланс попросил дать ему карту и долго изучал наброски Родгана.
        - Не понимаю, - сказал он наконец. - Мы уже давно должны были повернуть.
        - Наверное, учитель не придерживался масштаба, - отозвался Андрей. Он помнил карту и думал, что поворот, скорее всего, не существует, а в том месте, где он нарисован, просто-напросто кончился лист. Родган увел линию в сторону именно по этой причине.
        Но, несмотря на такое справедливое предположение, вскоре тропа круто пошла наверх.
        - Я уже начал беспокоиться, что мы движемся в неверном направлении, - вздохнул Ланс.
        Они спешились и решили подкрепиться, заодно дав коням отдых. Однако, едва ноги путников коснулись коричневой земли, начались странные явления. Небо стало быстро темнеть, и, не прошло и тридцати секунд, как лес нахлопнуло, точно крышкой, зловещим полумраком.
        - Что за чертовщина, - забеспокоился маг, пытаясь разглядеть налетевшие невесть откуда тучи за плотными кронами близко стоящих кедров и сосен. - Неужто ожидается гроза?
        Ответом ему был оглушительный гром, прижавший друзей к самой земле. Лопасть и Мерг забеспокоились - это было видно по их дергающимся ушам.
        - Ничего себе! Нам нужно подыскать укрытие. Думается мне, через несколько минут здесь станет мокро.
        Кейвак потряс Андрея за плечо, привлекая внимание, но увидел указывающий куда-то жест. Повернув голову, он округлил глаза от удивления: снизу, со стороны долины, по склону горы быстро поднимался плотный туман. Но не скорость его движения ввела мага в ступор.
        Туман был ядовито-зеленого, с желтоватыми прожилками, цвета.
        - Ты знаешь, что такое газовая атака? - спокойно спросил Андрей.
        - Нет, но подозреваю, эта штука - очень неприятная штука, - так же спокойно ответил Ланс.
        В следующее мгновение, не сговариваясь, друзья запрыгнули на коней и помчались по тропе наверх, прочь от проклятого зеленого тумана.
        С неба хлынули потоки воды. Дождь был настолько «густым», настолько обильным и сильным, что приходилось сильнее цепляться за седло, чтобы ненароком не быть смытым. Туман, вопреки всем законам природы, продолжал ползти вверх, извиваясь отдельными клубами.
        Потемнело окончательно, и коли не частые всполохи молний, всадники не видели бы даже голов своих коней. Громыхал гром, да так яростно, что голова самым настоящим образом трещала. Лопасть рвался вверх по тропе, вырывая подкованными копытами жирные куски грязи; за ним не отставал Мерг.
        Неожиданно подъём прервался. Лопасть выскочил на маленькую полянку, заливаемую дождевыми струями, Андрей оглянулся, и с радостью отметил, что зеленый туман исчез.
        - Туда! - крикнул Ланс, борясь с грозой. Он указал рукой куда-то в сторону.
        Андрей проследил за жестом и приметил поблизости широкий зев пещеры. Отчего-то желание зайти в неё не появилось.
        Но Кейвак уже промчался мимо, направив верного Мерга к пещере.
        - Уфф! - Маг спрыгнул с седла. - Вот так дождик, а?
        - Точно. - Андрей встал рядом с ним, стянул промокшую насквозь рубаху и, плотно скрутив, выжал её.
        Стихия снаружи разбушевалась ещё сильнее. Теперь к ледяной воде, оглушающему рокоту грома и ярким вспышкам молний присоединился ветер, загробным голосом певший на верхушках деревьев.
        Ланс, позабыв про грозу, углубился в пещеру шагов на десять.
        - А она большая, - заметил маг. - Это грот какой-то.
        - Ты уверен, что здесь безопасно? - спросил Андрей. - Ведь, кажется, в таких местах любят селиться всякие твари.
        - О да! - обрадовался Ланс. - В пещерах чаще всего селятся драконы, людоеды и тролли.
        - Не понимаю, почему ты так весел, - насторожился юноша. - Хочешь, чтобы тебя кто-нибудь из них съел?
        - Естественно, нет! Просто здесь не живет никто из мною перечисленных чудовищ.
        - Откуда такая уверенность?
        - Суди сам. - Кейвак задрал голову вверх, посмотрел на теряющийся во тьме свод, и стал объяснять. - Для дракона пещерка маловата - определенно. Для людоеда, наоборот, - слишком большая. Троллю в самый раз, конечно, но и он здесь не живет.
        - Поясни, - попросил Андрей.
        - Во всех пещерах, где водятся тролли, водятся и летучие мыши. Знаешь, что такое летучие мыши? Это такие маленькие, противные уродцы с перепончатыми…
        - Я знаю, что такое летучие мыши, - перебил юноша.
        - Ну вот, раз здесь нет мышей, то нет и троллей.
        Честно говоря, Андрей не верил в логические выкладки друга. Само собой, он надеялся, что пещера необитаема, но… В Арманнисе, черт бы его, может быть всякое…
        Нащупав рукой пачку, Андрей залез в карман джинсов и достал её.
        - Что это? - вмиг оказался рядом Ланс.
        - Это сигареты, - показал юноша.
        - Что такое сигареты?
        - Один из способов суицида, - с готовностью объяснил Андрей. - Достаешь одну, вставляешь в рот, поджигаешь и…
        - Ба-бах? - предположил маг, картинно раскинув руки.
        Андрей засмеялся.
        - Да нет, успокойся! Просто куришь. - Он воткнул сигарету в рот (к счастью, табак не успел отсыреть), а другую протянул Лансу. - Хочешь попробовать?
        - Зачем это? - прищурился тот. - Ты уверен, что они не взрывоопасны?
        - Угу. Зато расслабляют и немного согревают. Когда-нибудь кальян видел?
        - Видел.
        - Точно так же здесь: втягиваешь дым в себя, а потом выпускаешь.
        Маг взял предложенную сигарету.
        - Ну, пожалуй, стоит попробовать, - пожал он мокрыми плечами.
        Андрей достал зажигалку, сложил ладони чашечкой, чтобы ветер не потушил пламя, и, выпятив губы, поднёс конец сигареты к предполагаемому огоньку. С другой стороны с точно такой же миной прикуривал Ланс.
        В этот момент события стали стремительно разворачиваться. Дальнейшее произошло, может быть, всего за пять-шесть секунд, и Андрей не сказал бы точно, в какой последовательности одно событие шло за другим.
        А было вот что.
        Когда барабан зажигалки чиркнул шершавым боком по кремню, с потолка сквозь раскаты грома донесся странный звук. Поначалу никто не обратил на него внимание, но барабан чиркнул во второй раз, и звук повторился. Вспыхнул трепещущий огонек, и молодые люди с сосредоточенными лицами стали раскуривать сигареты, но внезапно с завидной синхронностью вздрогнули, посмотрели друг другу в глаза, а потом переместили взгляд вверх - к своду пещеры.
        Они уже знали то, что там увидят, ведь такой противный, такой пищащий, такой холодный и такой таинственный одновременно звук могли испускать лишь…

…Летучие мыши!
        Огонек зажигалки, дрожащий от движения воздуха, хорошо освещал те самые участки свода, которые до поры были сокрыты мраком. Там, ногами вверх, висели сотни летучих мышей; их маленькие головки с мелкими зубами в раскрытых пастях были повернуты в сторону людей; черные бусинки глаз с отблеском огня кололи насквозь; перепончатые крылья шевелились в такт биению сердца.
        - Вот-те раз! - успел сказать Андрей, прежде чем его правое ухо оглохло.
        Оглохло, потому что большая, клыкастая, вонючая пасть не в пример больше пасти летучей мыши разразилась дьявольским криком, собравшим в себе все раскаты грома всех гроз Арманниса. Волосы и лица молодых людей обдало какой-то слизью, а воздух наполнился удушливым кислым амбре.
        - АААРРРФФХ!!! - был этот звук.
        Андрей и Ланс медленно (как им казалось) повернули головы. Пред ними во всей красе предстал здоровенный тролль трех метров в высоту и такой же в плечах. На широко расставленных колонноподобных ногах нервно шевелились пальцы с длинными когтями, под кожей цвета базальта перекатывались свинцово-ртутные мускулы; плоское лицо чудища с хищными щелками больших глаз выражало собой сложную смесь отвращения, ярости, негодования и чего-то ещё. Чего именно, Андрей разглядеть не смог, потому что сместил взгляд на здоровенные кистени с тремя подвесами, которые тролль держал в каждой своей руке.
        - ААААРРРРФФФХХ!!! - повторил он ещё более свирепо.
        Легкий ветерок пробежал по ладони Андрея - это был Ланс, который торопливо сказал: «Сматываемся отсюда!» и бросился наутёк. Повторять юноше не было необходимости.
        В окружении тучи галдящих, кусающихся, царапающихся летучих мышей Андрей пулей выскочил из пещеры и с криками ужаса, не разбирая дороги, не видя ничего перед собой, бросился в лес. Краешек сознания отметил, что где-то поблизости точно так же спасается бегством Кейвак, беспрестанно крича нечто нечленораздельное. У Андрея не было ни времени, ни желания выяснять, какую дорогу выбрал маг для отступления, посему он прокладывал свою дорогу.
        Сзади бесновался тролль. Размахивая кистенями - толстыми палками с подвешенными к ним на цепях шипастыми шарами - и яростно вопя, перекрикивая раскаты грома, он сшибал деревья, топтал кустарник и преследовал беглецов, имевших наглость вторгнуться в его жилище. Андрей спиной чувствовал, как тролль настигает его, и что есть мочи работал ногами. Позабыв поглядывать на землю, он запнулся о поваленное дерево, всем телом плюхнулся в холодную жижу, проскользил какое-то расстояние на животе и остановился, с размаху врезавшись головой в пень. Юноша нашел в себе силы, чтобы перевернуться на спину. Его угасающий взгляд проводил свирепое чудовище, пронесшееся мимо точно разгоряченный тепловоз, а затем сознание отключилось.
        Пробуждение было долгим и томительным.
        Кряхтя и охая, Андрей с трудом поднялся на ноги и ощупал голову: на макушке появилась большая шишка размером, наверное, с кулак. Поморщившись от боли в голове, юноша осмотрел себя, но других ран не нашел, если не считать мелких царапин - подарок от стаи летучих мышей.
        Выбравшись из грязной лужи, облепленный тиной и размокшим мхом, Андрей огляделся. Гроза уже кончилась, и с прозрачного неба, всё так же прячущегося за листвой высоких деревьев, безмятежно сияло солнце. Местами чирикали птицы, с травинок, веток и иголок мохнатых сосен падали крупные капли - напоминание о буйстве стихии - и мелодично разбивались о землю.
        Тролля видно не было.
        Собравшись с силами, Андрей крикнул:
        - Ланс!
        Крик потонул среди одинаковых коричневых стволов.
        - Ланс! - попытался юноша ещё раз.
        И опять ответом была лишь лесная тишина.
        Андрей старался не думать, сколько он провалялся без сознания и что за это время могло произойти. Он, вяло переставляя ноги и понурив голову, наугад побрел через лес. Куда идти и что делать дальше - он не имел ни малейшего представления.
        Прошел час, а, может быть, и два. Как бы там ни было, юноша вышел к большой хижине, искусно замаскированной мохнатым кустарником. Признаков жизни рядом с хижиной не наблюдалось.
        Постучавшись в дверь, Андрей подождал, но никто не пригласил его войти. Тогда он ввалился в дом без приглашения.
        В глаза сразу же бросалась массивная каменная печь, занимающая добрую половину пространства. Разные металлические предметы - молоты, серпы, какие-то вилы, прутья - рядами стояли вдоль стен, с потолка свисали веревочные петли, узлы, прокопченные тряпки. Любой догадался бы, что поимел радость оказаться в кузнице
        - догадался и Андрей.
        Осмотрев дом, в котором, помимо главной комнаты, была ещё каморка, служившая, вероятно, кухней и спальней сразу, ничего не оказалось, юноша вышел наружу. Случайно опустив глаза, он заметил блестящий предмет, накрытый травой. Когда блестящий предмет оказался в руках, Андрей узнал в нём жетон имперской армии.
        Что здесь делали войска Варлесской империи? И где кузнец Безмолт?
        Не найдя ответов, юноша пригорюнился и, чтобы немного передохнуть, присел на ступеньку крыльца. Но, не успел он даже устроиться поудобнее, как из лесной чащи послышались странные звуки, походящие на веселый девичий смех.
        Нимфы?
        Андрей вскочил и побежал в сторону, откуда доносилось веселье. Петляя меж стволов деревьев, он вскоре очутился на берегу небольшого круглого водоема, поросшего осокой и кувшинками. Чуть поодаль в воде у кромки берега плескалось нечто, а рядом спокойно расселся Ланс.
        Подбежав ближе, Андрей увидел девушку, по пояс высунувшуюся из воды. Она заливалась смехом и водила плечами, а Ланс указательным пальцем играл с её подбородком. Подле него на берегу лежала вторая девушка и тоже весело смеялась.
        Они были бы красивы и даже желанны, были бы похожи на нимф из чудесного сна, кабы не рыбьи хвосты вместо ног.
        Русалки.
        - Андрей, ты где так долго пропадал? - спросил маг, даже не взглянув на друга. - Смотри, какую прелесть я нашел в этом лесу!
        - Они ведь русалки!
        - И что? - Маг блаженно улыбался, разглядывая лицо и - главное - обнаженную фигуру выше талии. - Разве нам нельзя подружиться с русалками?
        - Но…
        - Брось, друг! Присоединяйся! Уверен, они знают, как доставить мужчине наслаждение!
        Больше походило на то, что Ланс был загипнотизирован. Впрочем, вряд ли русалки применили для этого специальные чары - за недолгую, но бурную дружбу с магом Андрей узнал: для того, чтобы ввести Кейвака в состояние гипноза, достаточно показать ему женскую грудь.
        Русалка обвила шею мага тонкими руками с белой как снег кожей, что-то шепнула на ухо.
        - Не теряй времени, приятель! - продолжал уговаривать Ланс. - Моя прелестная ундина только что сказала, что ты очень симпатичный!
        - Мне всё это не нравится, Ланс. - Андрей не поддавался.
        - Странный ты, - пожал тот плечами.
        Маг хотел сказать ещё что-то, но русалка, по-прежнему обхватив его шею, резко ушла под воду, утащив Кейвака. Крик, не успев начаться, превратился в тихий всплеск. Вторая русалка ударила чешуйчатым хвостом по земле и проворно поползла к пруду.
        Андрей быстро оценил обстановку, в два прыжка оказался рядом с уползающей ундиной и сцапал её за хвостовой плавник. Русалка извернулась, но не вырвалась. По-кошачьи зашипев на юношу, она повернулась к нему лицом, которое из симпатичного и даже красивого неуловимо превратилось в ужасную, мерзкую, отвратительную морду с безгубым ртом, до отказа набитым длинными острыми зубами.
        Она бросилась в атаку. Андрей, вовремя заметив это, крутанулся, вынимая меч. Он не стал убивать чудище с ходу, а крепко схватил его за горло и приставил к бешено вращающимся глазам острие.
        - Отпусти его! - крикнул он пруду, не видя иных способов вернуть друга.
        Из воды показалась белобрысая голова Ланса, отплевывающегося и жадно вдыхающего воздух. За его спиной мельтешила вторая русалка.
        - Отпусти его, ты! - рявкнул юноша. - Иначе, богом клянусь, я перережу ей глотку!
        В подтверждение своих слов он коснулся клинком мокрой кожи ундины чуть выше своей ладони, сжимающей горло.
        - Не смей этого делать! - закричала русалка голосом ведьмы. - Нас в этом пруду всего двое!
        - Тогда дай ему выйти из воды! - сотрясая воздух, прорычал Андрей.
        Русалка помедлила, но всё же отпустила человека. Ланс в несколько широких взмахов руками достиг берега и выбрался из пруда.
        - Твоя очередь! - визжала русалка.
        Андрей очень хотел убить тварь, которую держал. Он, взглянув в её рыбьи глаза, брезгливо сморщился и процедил сквозь зубы:
        - Говори, как выбраться в долину!
        Ундина трясущейся рукой показала в сторону. Андрей, удовлетворенный ответом, с силой оттолкнул чудовище к воде.
        - Будьте вы прокляты, ублюдки! - закричали русалки в голос, а потом их крик превратился в громкое негодующее шипение.
        Путешественники возвращались в Каргос.
        Солнце уже скрылось за горизонтом, погружая во мрак ненавистную выжженную, сухую степь, которой не коснулась давешняя гроза. На небосклоне фейерверком сигнальных ракет вспыхнули звезды, и вот-вот должна была появиться луна.
        Андрей и Ланс сели, чтобы приготовиться к ночевке. Весь день они брели в пыли и жаре, потому что потеряли верных Лопасть и Мерга. Вяло, без энтузиазма, обсуждалось, что могло случиться с конями. Погибли они от кистеней тролля, или, быть может, перепуганные, ускакали вглубь леса? Второй вариант казался более правдоподобным, потому что в него больше хотелось верить.
        Вместе с конями пропали сумки с провиантом и - самое главное - вода. Молодые люди не имели ни малейшего понятия, каким образом пересекут сонную степь без воды, без коней и почти без сил. Они рискнули на такой дерзкий, крайне безрассудный и тяжелый поступок, лишь бы уйти подальше от Буздыганских гор с колдовским туманом, внезапными бурями, локомотивоподобными троллями, русалками-убийцами и ещё бог весть какими неприятностями.
        Ещё раз всплакнув о потере, путешественники растянулись прямо на земле. Прохлада ночи после жаркого солнца казалась ледяной, поэтому Андрей всё никак не мог уснуть. Он глядел на звезды, перебирал в памяти события последнего дня; на душе отчего-то скребли кошки.
        Ланс заворочался, затем приподнялся на локте и вопросительно посмотрел на друга.
        - Ты слышишь? - прошептал он.
        Андрей покачал головой.
        - Кажется, приближаются всадники, - догадался Ланс. - Да, совершенно точно: приближаются всадники! Я слышу стук копыт!
        - Тише ты! - зашипел Андрей. - Нас могут услышать!
        - Они должны нас услышать! - закричал маг. - Кем бы они ни оказались - это лучше, чем погибнуть в пустыне!
        После этих слов Кейвак стал, подпрыгивая, кричать что есть духу и зачем-то размахивать высоко поднятыми руками. Ночные всадники его услышали, потому что стук копыт стал приближаться быстрее, точно лошади свернули, отклонились от первоначального курса. В темноте едва различались смутные силуэты приближающихся, и если б не взошедшая как раз в это время луна…
        - Мерг! - воскликнул маг, и его голос дрогнул от счастья.
        - Лопасть! - ахнул Андрей и возбужденно зааплодировал.
        Умные животные отыскали хозяев.
        ГЛАВА XII
        Кража
        Родган был хмур. Он, облокотившись о бревенчатый забор, сверлил молодых людей взглядом своих темных глаз. Губы превратились в тонкую, параллельную земле полоску.
        - Вы, чего и следовало ожидать, забыли все мои уроки. - Учитель был не в настроении уже давно - с того момента, когда друзья, захлебываясь, наперебой рассказали ему о своих приключениях в Буздыганских горах. - Ты, Андрей, не оголил свой меч и не пытался нанести противнику тяжкие телесные повреждения. А ты, Ланс, вместо того, чтобы использовать магию, решил воспользоваться ногами.
        Они потупили взоры, став разглядывать собственную обувь. Учитель продолжал:
        - Нужно всегда быть готовым к опасности и встречать её грудью (предварительно прикрыв грудь щитом и мечом), а не спиной, как это сделали вы.
        - Но мы остались живы, - пробормотал Ланс.
        - Благодаря изрядной доли везения! Буздыган (а именно так зовут того тролля) был, вероятно, не слишком голоден, к тому же спросонья. Иначе вряд ли бы вы стояли сейчас здесь.
        - Вы могли предупредить нас! - возразил Кейвак. - Если вы знали о тролле, то почему не сказали?
        - Не хотел лишний раз тревожить вашу неустойчивую психику, - ответил Родган. - И хочу добавить: коли вы не смогли разобраться в элементарнейшей карте, выбрав неверное направление, претензий по поводу недостаточного информирования быть не должно!
        - Но я пошел на восток! - возмутился Андрей. - Вы написали на карте следовать на восток, туда мы и направились!
        - Вы пошли на запад, - спокойно сказал Родган.
        - На восток! - держал позицию Андрей.
        - На запад, - так же хладнокровно стоял на своём учитель.
        - На восток, на восток! - часто закивал Ланс. Но вдруг задумался. - А на восток ли?
        - Что? - Андрей недоуменно посмотрел на друга. - Ты разве не помнишь? Конечно на восток! Мы поднялись по склону до тропы и свернули налево…
        - То есть на запад, - закончил маг. - Черт, мы и взаправду ошиблись в выборе маршрута.
        - Что я говорил! - взмычал учитель.
        - Мы пошли туда, откуда вставало солнце, - размышлял юноша. - Следовательно, мы пошли на восток.
        - Это запад, дружище. - Ланс был обескуражен. - Надо было дать карту мне!
        Родган внимательно смотрел на ничего не понимающее выражение лица Андрея.
        - Опять проблема в понятиях? - спросил он.
        - Похоже на то, - согласился юноша. - Я думал, что солнце встает на востоке, но у вас, оказывается, наоборот.
        Родган хмыкнул.
        - Запад - это сторона света, где солнце заходит, поднимается, сечешь? А восток означает, что солнце возвращается, тонет. - Поучал Родган. - Потому-то они и называются запод и возтонк.
        - Как-как?
        - Запод и возтонк.
        - Надо же, - удивился Андрей. - Никогда б не догадался.
        - Ладно, - заключил учитель. - С этим разобрались. Я, конечно, чрезвычайно недоволен, что вы не применили навыки на практике, но, не смотря на всё, умудрились остаться в живых. Это само по себе уже хорошо.
        - Ещё бы, - согласился Ланс.
        Учитель стрельнул в него глазами, а потом сказал радостную новость:
        - Завтра вы едете в столицу.
        - Куда? - хором спросили друзья.
        - В Сантакрию, столицу Империи.
        - Зачем же нам туда ехать?
        - В доме кузнеца вы нашли жетон имперского воина, а их штаб-квартира расположена в Сантакрии. Очевидно, Империи срочно понадобился кузнец, и за ним послали отряд солдат.
        - Зачем им Безмолт?
        - Кто знает… Вполне возможно, что император готовится к войне и собирает мастеров со всех концов государства, чтобы обеспечить своих воинов хорошим обмундированием.
        - И против кого же он хочет воевать?
        - Вот когда встретите императора, то сами у него и узнаете, - сказал Родган. - Но ваша поездка, естественно, предпринимается не для этого.
        - А для чего? - поинтересовался Ланс.
        - Попытайтесь найти Безмолта или, по крайней мере, солдата, потерявшего жетон.
        Путь до столицы занял шесть дней. К радости Андрея и Ланса, на дороге им не встречались оборотни, бандиты и прочие неприятности - лишь приветливо улыбавшиеся путники-торговцы в сопровождении наемников да крестьяне.
        Город показался издалека, когда до него оставалось миль пятьдесят. В крупной долине на стыке двух рек раскинулось обширное пятно Сантакрии с расходящимися в разные стороны щупальцами дорог. Подобравшись поближе, друзья стали различать отдельные элементы столицы: высоченную каменную стену с охранными башенками, громаду императорского дворца, несколько крупных соборов головокружительной высоты, шпили университета, городские ворота и так далее. Пройдя под тяжеленными пиками главных ворот, они оказались в Сантакрии.
        Город был больше Каргоса раз в семь. Во столько же раз больше было народу на улицах, улочках, переулках, мостовых и площадях. Люди галдели, торопились, толкались, ругались, искали кого-то, озирались по сторонам, зазывали, чихали, сидели на лавочках, жевали, любовались небом - одним словом, толпились. Ланс и Андрей проскакали поглубже в город, с интересом разглядывая готические соборы, бронзовые статуи на площадях, разноцветные флаги иностранных посольств, колоннады и террасы особняков, ухоженные парки и скверы. До самого вечера друзья, ошеломленные размерам и красотой Сантакрии, бродили по улицам, любуясь чудесным творениям рук человеческих. Ланс хотел поглазеть на императорский дворец, но оказалось, что тот был обнесен второй - внутренней - стеной и тщательно охранялся.
        Устав и проголодавшись, молодые люди подыскали более или менее дешевый трактир, заказали ужин, вино и стали обсуждать увиденное. Время шло, и вот уже вечер уступил место ночи. На небосводе загорелись россыпи далеких звезд, а из-за гор на другом берегу реки медленно выползала луна с узором в виде снежинки.
        К молодым людям подсел какой-то коротышка в соломенной кепке, куртке из грубой кожи и высоких сапогах.
        - Доброй ночи, судари! Не помешаю?
        - Мы, вообще-то, разговариваем, - нахмурился маг. - Будьте так добры, подыщите себе другую компанию.
        - Искренне извиняюсь, что доставил вам неудобства, - залепетал коротышка, - но я имел неосторожность чисто случайно услышать тему вашей беседы.
        - Да? И что же мы обсуждали?
        - Вы хотите найти кузнеца, чтобы он снабдил вас доспехами из высших металлов, - уверенно сказал коротышка. - Безусловно, вы люди благородные и подобное снаряжение вам нужно для великих свершений.
        - Куда вы клоните? - подозрительно сморщился Ланс.
        - Дело в том, уважаемые судари, что я хоть человек и далекий от кузнечных дел, но могу предоставить вам магнелитовые и даже кораллитовые доспехи.
        - Вы торговец? - спросил Андрей.
        - По совместительству, - кивнул коротышка. - Кстати, меня зовут Плагий. Плагий Денг.
        Молодые люди представились, назвав свои имена.
        - Если вы торговец, то можете смело покинуть нас, - заверил Ланс. - Наши денежные сбережения практически равны нулю.
        - О, это не проблема, а несомненное преимущество! - воскликнул Плагий.
        - Вы так думаете? - усомнился Андрей.
        - Конечно! Я не собирался предлагать вам купить доспехи или заказать у посредников, нет! Мое предложение несколько другого рода.
        Оглянувшись по сторонам и удостоверившись, что за ними не наблюдают, Плагий перешел на доверительный шепот:
        - Я сразу понял, что вы не местные. Случайно услышав ваш разговор, я решил, что смогу помочь вам достать по комплекту магнелитовой брони, а вы, соответственно, поможете мне разбогатеть на пару лишних килограммов.
        - Золотом? - не сдержался Андрей.
        - Ага, золотом! - Плагий улыбнулся.
        - Давайте ближе к делу, - посоветовал Ланс.
        - Да, сударь. Так вот, я знаю одну лавку неподалеку отсюда. В ней торгуют именно магнелитовыми доспехами.
        - Мы же сказали - денег нет!
        - Я не предлагаю вам отовариваться! - отмахнулся Плагий. - Всего лишь ограбить!
        - Ограбить? Вы в своем уме?
        - В своём, - заверил коротышка.
        - Если нас поймают, то немедленно вздернут на виселице! - Ланс был встревожен и тоже стал оглядываться.
        - Нас не поймают, потому что у меня есть вот это! - Плагий полез за пазуху и спустя пару секунд вытащил абсолютно пустую ладонь. - Это!
        - У вас есть рука? - удивился Андрей.
        - Что? Ах, нет, не рука! Точнее, рука-то есть, но дело не в ней. У меня есть шапки-невидимки!
        Молодые люди пристально смотрели на пухлую руку коротышки, но никаких шапок не замечали.
        - Что-то я ни черта не могу увидеть, - вздохнул Андрей.
        - Потому что они невидимы! - Логика Плагия была неоспорима.
        Ланс протянул свою руку к руке коротышки и почувствовал, как пальцы что-то нащупали. Андрей последовал примеру друга и также обнаружил нечто.
        - На целлофан похоже, - заметил он.
        - На что?
        - Неважно.
        - Итак, вы согласны предпринять столь дерзкую попытку? - торопливо прошептал коротышка.
        - А почему вы решили позвать нас в помощь? С такими шапочками вы сможете обчистить лавку в одиночку.
        - Мне не очень хочется быть пойманным, - объяснил Плагий. - В лавке всегда находятся три охранника, и один из них - рядом с колоколом. Достаточно одного удара того колокола, чтобы стражники с ближайших ворот незамедлительно примчались. В одиночку можно, конечно, проникнуть внутрь, но вынести имущество - вряд ли.
        Андрей и Ланс переглянулись. Каждый заметил в глазах другого напряжение и неуверенность, связанную с томительной проблемой выбора: следует ли верить коротышке и попытаться ограбить лавку, или же это - очередная западня. Наконец, глубоко вздохнув, слово взял Ланс:
        - Можно попытаться, конечно. Но вы должны объяснить нам все детали!
        - Без проблем!
        Коней они оставили за углом.
        - Ой, черт, ты наступил мне на ногу! - зашипел Ланс, по-кошачьи крадясь вдоль стены.
        - Извиняюсь, - буркнул Андрей.
        Верные движения давались с трудом. Напялив шапки-невидимки, друзья обнаружили, что совершенно не видят ни своих рук, ни ног. При таком обстоятельстве аккуратно красться, не поднимая шума и не наступая друг на друга, было невозможно.
        - Тише вы! - цыкнул Плагий, оставаясь невидимым. - Мы пришли.
        Перед ними вырос двухметровый забор с острыми шипами наверху. Перелезть через него и остаться при своих органах вряд ли удалось бы даже ниндзя.
        - Что-то вы не упоминали про те пики, - прошептал Ланс, обращаясь к коротышке.
        - Ничего не понимаю, - ответил тот. - Днём их не было.
        - Что будем делать-то? - Андрей нервничал, несмотря на невидимость.
        - Секунду… - Ланс закопался в собственной одежде. - Не пугайтесь!
        - Чего? - разом спросили Андрей и Плагий.
        Впрочем, сразу же стало ясно, «чего». Ноги всех троих медленно оторвались от земли, и они воспарили в воздухе.
        Левитация, подумал Андрей. Левитация - один из основных приемов любого мага.
        Они уже поднялись над остроконечными кольями забора, перелетели его и бесшумно опустились на территорию внутреннего двора.
        - Вы маги! - восхитился Плагий. - Вот это да! Ни за что б не подумал…
        Вместе они осторожно прокрались к высоким окнам здания и заглянули внутрь. Как и предупреждал коротышка, в ярко освещенной комнате находились трое бородатых мужиков в стальных кольчугах. Один, развалившись на широком диване, потягивал дым из кальяна; второй, изредка стуча кошмарным тесаком, поглощал что-то похожее на сало, заедая зеленым луком и хлебной лепешкой; третий неподвижно сидел у большого колокола.
        Обойдя лавку, троица обнаружила приоткрытую дверь. Плагий чего-то капнул на шарниры (молодые люди, естественно, этого не увидели), немного подождал и открыл её. Скрипа не было.
        На цыпочках он прокрался мимо сидящего за столом охранника в соседнюю комнату, служившую торговым залом. Андрей и Ланс, соблюдая безопасную дистанцию, проследовали за ним.
        Торговый зал был погружен по мрак, и если б не четкие указания Плагия, молодые люди вместо магнелитовой кирасы схватили бы стальную, а вместо понож - башмаки.
        - Как же нам всё это вынести? - едва слышно спросил Андрей.
        - Одевай на себя, - посоветовал Плагий.
        Он стал напяливать легкую, приятную на ощупь кирасу, потом обул левую ногу…
        - Кендо, погляди, что там, в торговом зале, - ясно раздался голос в соседней комнате. - Я, кажется, что-то слышал.
        - Чертовы мыши, - басовито промычал Кендо. - Вечно гремят по ночам.
        Троица услышала приближающиеся шаги и замерла. Наконец, протиснув широкие плечи в проход, Кендо, освещая пространство ярким факелом, зашел в торговый зал. Он стал пристально осматривать витрины, пока его взгляд не остановился на грабителях. Лицо Кендо медленно, но верно приобрело озабоченное выражение: глаза округлились, подбородок упал чуть ли не до груди, ноздри ритмично затрепыхались.
        Любой удивится, когда увидит висящие в воздухе доспехи.
        Андрей не успел обуть вторую ногу и стоял в неловкой позе, держась за стенку. Ланс, обувшись и натянув кирасу, в момент обнаружения был занят напяливанием наручей, что удалось наполовину. Плагий, наоборот, начал со шлема, но едва ли справился с остальной частью обмундирования.
        - Здесь что-то не так, - медленно проговорил Кендо, направляя факел вперед.
        - Смываемся! - Крик Ланса взорвал тишину торгового зала. Он ринулся вперед, оттолкнув Кендо с дороги. За ним устремились Андрей и Плагий.
        Охранник, который кушал сало, поперхнулся и зашелся в кашле, едва в комнату залетел однорукий, безголовый магнелитовый рыцарь. За ним, подпрыгивая, промчался тоже безголовый, но на этот раз одноногий рыцарь, подмышкой держащий свою ногу. Следом, крича нечленораздельные ругательства, по воздуху мчался шлем, а за нею волочились панцирь и одна поножа.
        Вылетевший следом Кендо взревел:
        - Ограбление! Чего вы расселись!
        Раздался гулкий удар колокола. Теперь городская стража устремится по вызову на охраняемый объект.
        - Левитация! - закричал Андрей, когда они добежали до забора.
        - Сейчас-сейчас, - торопливо ответил Ланс, бормоча какое-то заклинание.
        Внезапно они втроем резко подлетели над землей и консервными банками вновь упали на неё, но - с другой стороны забора, на улице.
        - К коням! - приказал маг, и они рванули сквозь ночь, гремя награбленным имуществом.
        Добежав до верных животных, молодые люди вскочили и помчались прочь. В заблаговременно приготовленном месте они стянули с себя доспехи и шапки-невидимки.
        - А где Плагий?
        Ланс оглянулся по сторонам: коротышки нигде не было.
        - Я видел, как он свернул в переулок, - соврал маг. - Наверное, приготовил собственные пути отступления.
        - Наверное, - согласился Андрей, и они принялись упаковывать доспехи в шапки-невидимки как в большие пакеты.
        На следующий день воры покинули Сантакрию совершенно спокойно, несмотря на тщательный досмотр всех уезжающих.
        - Ну что я могу сказать, - протянул Родган задумчиво, поглощенный осмотром добра, которое его ученики умудрились стащить из охраняемой лавки. - Вы, как всегда, в своем репертуаре.
        - Вы неудовлетворенны? - Ланс тряхнул головой, словно ослушался.
        - Мало того, что вы доверились совершенно незнакомому человеку, так ещё совершили глупость!
        - Но ведь у нас есть прекрасные магнелитовые доспехи! - маг выглядел озабоченным.
        - Вот эти узоры видишь? - Родган указал на красивую гравировку по всей кирасе. Гравировка присутствовала и на прочих элементах брони. - Ничто иное как подпись мастера, изготовившего доспехи.
        - И что?
        - Улика, вот что! Никто никогда не предпринимал такой наглой кражи, и вас могут в любой момент опознать, если будете разгуливать в ворованных доспехах. Возвращайтесь в столицу и ищите Безмолта, идиоты! Отыскать кузнеца - вот ваше задание!
        Родган вошел в дом и хлопнул дверью.
        - Что за ненасытность обуревает учителем? - размышлял маг, когда они проехали половину пути до Сантакрии.
        - Ненасытность здесь ни причем, - возразил Андрей. - Родган дело говорит.
        - Да понимаю я, что он прав, - согласился Ланс. - Просто мотаться туда-сюда, ни минуты не отдыхая, мне не нравится. Что ему узорчики! Натянули б сверху рубахи пошире - и все дела!
        До самого вечера Ланс ворчал на учителя, на себя и на Андрея, иногда потрясая кулаками, а иногда - просто плюясь под копыта Мергу.
        Они остановились на ночлег у опушки леса. Поужинав, друзья подстелили себе плащи, положили под головы сумки и уснули.
        Ночью их схватили, повязали и унесли прочь.
        ГЛАВА XIII
        Радужные Мечи
        Очнулся Андрей с тупой болью в голове. Опять ей досталось, подумал он. Так недолго и свихнуться. Рядом, охая, ворочался Ланс. Когда вернулась способность видеть, молодые люди узнали, что лежат на соломе в каком-то помещении, по виду больше напоминающим амбар.
        - Доброе утро, судари!
        Голос исходил откуда-то со стороны, но казалось, будто кричали в самое ухо - так трещала голова.
        - Простите моих людей за причиненную боль, - продолжал вещать голос. - Они, знаете ли, народ простой: избранный ты или нет - обухом по голове, и весь разговор.
        Андрей нашел в себе силы принять сидячее положение. Как и предполагалось, он с Лансом оказался в просторном амбаре. Помимо них здесь же присутствовали человек тридцать разбойников (во всяком случае, так их идентифицировал юноша).
        - Кто вы такие? - хрипло спросил Андрей.
        - Можно сказать, что мы - ваши конкуренты, - ответил один из разбойников, облаченный в темную мантию. На поясе у него висел длинный кинжал.
        - Как это понимать? - сморщился юноша. Он начал подозревать, что произошла какая-то ошибка.
        - В прямом смысле, - посоветовал мужчина в рясе.
        - Наверное, вы ошиблись, - предположил Андрей. - Мы не те, кто вам нужен.
        - Да? - улыбка сползла с лица незнакомца. Он ненадолго погрузился в раздумья. - Но вас ведь зовут Андрей?
        - Угу, - кивнул Андрей и тут же пожалел: надо было соврать! Вряд ли эти люди - хорошие люди, и раз им нужен некто Андрей, то явно не для того, чтобы попросить автограф.
        - Тогда ошибка исключена. - Улыбка вновь наползла на физиономию разбойника. - Вы Андрей и ваш друг - это маг по имени Ланс.
        - Откуда же вы нас знаете?
        - Не буду затруднять себя объяснением этого, сударь, - заверил разбойник. - К тому же, это не относится к делу.
        - А что относится?
        - Для вас лично, по сути, ничего, - успокоил он. - Ведь через пару минут вы будете мертвы.
        Андрей сглотнул заткнувший горло горький ком.
        - Мертвы?
        - Увы, - самым печальным тоном ответил мужчина.
        Ланс застонал, и после особо тяжкого, длительного выдоха он последовал примеру друга и сел рядом.
        - И почему это, интересно знать, мы будем мертвы? - дерзко спросил он, прищурив один глаз.
        - Потому что я прикажу своим людям вас убить, достопочтенные джентльмены.
        Вся толпа разбойников плотоядно оскалилась. Пестро одетые мужики потянулись к своим кинжалам, мачете, топорам и мечам; двое обхватили ручки топоров, насаженных на длинные жерди - алебард, несколько человек покрепче ухватили древки копий.
        Ланс, поправляя браслеты на руках, окрепшим голосом на повышенных интонациях предложил:
        - Если вас не затруднит, то для начала представьтесь, господа, чтобы мы смогли на том свете написать на вас жалобу.
        - Я восхищен вашим чувством юмора, дорогой коллега, - шире прежнего заулыбался мужчина. - Поэтому, так и быть, удовлетворю вашу просьбу. Я - Авлан, младший маг его величества короля Масаурского. Люди, которых вы имеете честь видеть - мои соратники.
        - Интересно знать, что понадобилось в Империи иностранцам? Опустились до того, что грабите простой люд?
        Авлан рассмеялся.
        - Грабить вас не входило в мои планы, - заверил он.
        - Тогда какого лысого черта здесь происходит? - взревел Ланс, засучивая рукава.
        - Если вы решили, что можете просто так, от нечего делать, бить по голове меня и моего друга, то вы совершили роковую ошибку!
        Кейвак собрался с силами и поднялся. Андрей знал, что тот готов использовать магию и наставления Родгана, чтобы сразиться с наглецами.
        Понял это и Авлан. Однако, он оставался спокоен и безмятежно улыбался.
        - Угомонитесь, сударь! - просил он. - Лишний шум ни к чему ни нам, ни вам.
        - Вот как? - язвительно вскричал Ланс и поднял кулаки.
        Слабый свет загорелся вокруг его рук, пять-шесть раз мигнул и скоропостижно погас.
        - Вот так! - Авлан вынул из-за пазухи массивный амулет.
        - Блокиратор! - шумно выдохнул Ланс.
        - Блокиратор! - согласился с ним Авлан. - Ваша магия не будет действовать, друг мой. Я побеспокоился об этом заранее.
        - Что такое блокиратор? - спросил Андрей у друга.
        - А ты разве ещё не понял? Это амулет, вблизи которого невозможно пользоваться магической энергией.
        - О чем это вы там шепчетесь? - забеспокоился Авлан.
        - Обсуждаем, что с вами сделать: убить сразу или немного помучить, - зарычал Ланс.
        Авлан нервно захихикал. Должно быть, даже оглушенных, лишенных магической поддержки противников он не считал легкой добычей. Стоящие с ним разбойники напряглись и сильнее сжали рукоятки своих орудий убийства.
        - Почему вы решили напасть на нас? - прервал Андрей неловкую паузу, которая могла печально кончиться.
        - Вы конкуренты, - повторил Авлан.
        - Но в чём конкуренты? - Отчего-то вспомнились ворованные доспехи.
        - В спасении мира, - объяснил вражеский маг.
        Андрей и Ланс одновременно зашлись кашлем. Не скрывая улыбки на перекошенном лице, Кейвак поинтересовался:
        - Кто вам сказал, что мы заняты спасением мира?
        Авлан посуровел.
        - Довольно словоблудий! - рявкнул он так, что даже его «соратники» на шаг отступили. - Вы прекрасно знаете, что Творец покинул измерение, а, как известно, свято место пусто не бывает.
        Кто-то из толпы хихикнул, но тут же прикусил язык.
        - Тот, кто спасет мир, обретет божественную силу, - говорил Авлан. - Он взойдет на Небесный трон и станет властелином всего Арманниса!
        - Уж не вы ли решили занять место Творца? - спросил Ланс.
        - Я, - согласился Авлан. - И сделаю всё возможное, чтобы добиться своей цели. В частности, я избавлюсь от конкурентов.
        - А вам не кажется, что из вас получится весьма злобный бог?
        - Бог не может быть добрым или злым, плохим или хорошим, - ответил Авлан. - Он БОГ, и этим всё сказано. Пути его неисповедимы. И хочу добавить, что я не стану богом, а стану как бог. Согласитесь, это разные вещи.
        Андрей разницу едва ли уловил, но слова вражеского мага поразили его: тот, кто спасёт мир, станет равен богу! Валиус и Родган наверняка знали такой расклад, но отчего-то не поделились информацией с потенциальным, можно сказать, претендентом на Небесный трон! Бог ты мой, подумал Андрей.
        - Вы будете использовать божественную силу в корыстных целях, - утвердительно сказал Ланс. - Се не есть хорошо.
        - Я вам обещаю, что буду использовать божественную силу в корыстных интересах, - заверил Авлан. - И первое, что я сделаю, когда завладею Радужными Мечами - это щедро вознагражу своих людей за расправу над вами.
        - Радужными Мечами? - удивился Кейвак. - А я думал, вы всего лишь хотите стать властелином Арманниса.
        - Что такое радужные мечи? - спросил Андрей у друга.
        - Бес его знает, - пожал тот плечами.
        - Вы даже не знаете, каким именно образом предотвратить гибель измерения? - расхохотался Авлан. - Старик, должно быть, окончательно выжил из ума…
        Ланс проигнорировал его насмешки, потому что в данный момент его не интересовала проблема спасения мира. Его интересовала проблема спасения собственной шкуры, и он простер руки вперед:
        - О добрые люди! - завещал он. - Когда мы исполним свою миссию, то дадим вам ровно в два раза больше!
        Кейвак решил пойти самым простым путем в попытке склонить бандитов в свою пользу, но это не произвело на них ровным счетом никакого впечатления.
        - Не говорите глупостей, коллега, - усмехнулся Авлан. - Всем известно, что пришелец не сможет использовать божественную силу так, как абориген - с корыстью.
        Ланс опустил руки и пробормотал:
        - Мне, однако, это было неизвестно…
        Авлан его услышал.
        - Как вы думаете, почему Родган взялся подготавливать абсолютно чуждого этому миру слайдера, когда вокруг существуют сотни отличных парней, не в пример лучше приспособленных к Арманнису, знающих толк в оружии и магии?
        У молодых людей не нашлось подходящего ответа, и младший маг его величества ответил за них:
        - Потому что он не хочет рисковать. Управлять вселенной - это, знаете ли, большой соблазн. Невозможно предсказать поведение человека, когда он станет равен богу.
        - В чем же моё отличие? - спросил Андрей, уже зная ответ.
        - Вы, сударь, обретя могущество, первым делом вспомните о родном измерении и пожелаете вернуться домой. Чувство дома - абсолютно здоровое и естественное желание любого существа, и вдали от родины оно только обостряется. Вы не захотите повелевать чужим миром, тем более что ваш мир находится, как и Арманнис, в весьма шатком положении. Хитрец Валиус (да-да, я знаю и о нём!) точно предсказал это и, слепо веря безосновательным, местами даже лживым легендам фанатично занимается взращиванием «избранных» - бедняг, которых по воле злого рока закинуло чёрт знает куда.
        - Избранных? - переспросил Андрей. - Вы, должно быть, ошиблись. Валиус…
        - Я употребил множественное число не случайно, сударь, - перебил Авлан. - Вы уже четвертый пришелец, которому судьбой уготовано спасти наш мир.
        - Куда же делись его предшественники? - опередил Андрея Кейвак.
        - Погибли они, дорогой коллега. - Авлан демонстративно смахнул несуществующую слезинку. - И смерть этих отважных людей - вина старого Валиуса и его подельника Родгана, которые чрезвычайно преуспели в одном - промывании мозгов наивных слайдеров.
        - Ушам своим не верю, - прошептал юноша, озабоченный и ошеломленный словами Авлана.
        - Поторопитесь поверить, - дал совет младший маг его величества. - Ведь сейчас ваши уши перестанут функционировать вообще, как, впрочем, и оставшиеся части тела.
        Авлан сделал незаметный жест рукой, и все тридцать вооруженных головорезов, ухмыляясь точь-в-точь как тролль Буздыган, медленно двинулись вперед.
        - Что ж, приятель, настало время вспомнить все приемы, которым обучил нас Родган. - Ланс, лишенный своего оружия - магии, - принял боевую стойку, крепко сжав кулаки. Хрустнули костяшки пальцев.
        Андрей, позабыв про тупую боль в голове, встал к плечу друга. Меча на перевязи, естественно, он не обнаружил, поэтому тоже был лишь при собственных руках и ногах.
        - Мне было приятно знать тебя, - сорвалось с губ Андрея.
        - А мне тебя, - ответил маг.
        Разбойники приближались, угрожающе размахивая холодным оружием. Впереди двигались копейщики и два алебардщика.
        - Вначале снимаем их, - сказал Ланс. - Останется хоть один копейщик - нам крышка.
        - Нам в любом случае крышка, - обреченно сказал Андрей.
        - Перестань быть пессимистом, - посоветовал Кейвак. - До сих пор мы были живы, и нет оснований полагать, что в ближайшем будущем положение изменится.
        Андрей хотел возразить, что, дескать, основания-то есть, и весьма при этом существенные, но не успел.
        Враги ринулись в бой.
        Молодые люди одновременно отбили копья ногами и сразу же отскочили в разные стороны, уклоняясь от свистящих алебард. Время замедлилось, как это бывало иногда на тренировках в особо сложных и опасных ситуациях.
        - Быстрее расправьтесь с ними! - ревел Авлан.
        Пока копейщики и алебардщики разворачивались для нового удара, вперед выскочили несколько мечников. Отлично заточенные лезвия разрезали воздух в опасной близости от Андрея, и он пожалел, что не взял в Сантакрию ворованные магнелитовые доспехи. Ух, сейчас бы они оказались в самый раз!
        Проворно увернувшись от колющих ударов, Андрей выждал момент, когда ближайший противник замахнется, чтобы рубануть. Едва меч поднялся вверх, юноша тигром прыгнул вперед и свалил мечника с ног, одновременно подкатываясь под него, чтобы защититься от града обрушившихся тут же ударов. Скинув с себя изрубленное тело, он завладел оружием противника.
        Лансу пришлось взять на себя вооруженных топорами. Он едва успевал отпрыгивать от ударов, и однажды реакция его подвела: рубашка на груди расползлась в стороны и незамедлительно промокла красной кровью.
        - Убью! - зашипел маг. Он не чувствовал боли, потому что на это не было времени. Собравшись, он со всех сил оттолкнулся от земляного пола, рефлексивно проговаривая в уме заклинание левитации. Магия не сработала, зато ноги, превратившись в мощные пружины, бросили тело вверх. Совершив оборот по двум осям, Ланс приземлился позади разбойника, быстрым движением обхватил его голову и рванул на сто восемьдесят градусов. Затем проворно упал на пол, а лезвие топора ближайшего противника с треском разрубило голову, шею которой маг только что свернул.
        Завладев боевым топором, Ланс откатился в сторону, быстро оценил расположение сил неприятеля и отбил град ударов. Он не заметил, как один из разбойников метнул свой меч, но спасся благодаря элементарному везению - меч воткнулся в стену за спиной. Злорадно оскалившись, Кейвак отыскал взглядом метнувшего и, не прицеливаясь, запустил в него топор. Бандит свалился с ног, бессмысленно пытаясь вытащить смертельный металл из своего лба.
        Выдернув из стены меч, Ланс продолжил бой.
        Андрей сражался сразу с четырьмя противниками. Они оказались опытными воинами, и юноше не удавалось нанести смертельную рану даже одному. Не обращая внимания на глубокие царапины, он парировал удар за ударом, а затем, подсознательно вспомнив один из коронных приемов Родгана, прыгнул и ракетой ушел вверх. Удивление от высоты прыжка придет много позже, а пока Андрей вывернулся, оказавшись вниз головой. Оттолкнувшись от воздуха, он, как волчок, раскрутился вокруг своей оси. Задравшие головы разбойники на долю мгновения растерялись, увидев такой прием - в этом и заключался смысл: когда противников много, они не смогут определить, кому из низ уготован следующий удар, пока…

…Меч Андрея вонзился в грудь бандиту, проломил ребра и надвое разрубил трепещущее сердце. Не было времени высвобождать оружие, и юноша, повернувшись,
«ножницами» откинул вверх летящее в него копьё. Копейщик удержал свое оружие, но отступил, дав Андрею пространство для следующего маневра.
        Спустя минуту после начала боя количество атакующих сократилось на четыре человека, а силы защищающихся - почти наполовину. Родган предупреждал, что сражаться с группой по-разному вооруженных противников - самое опасное дело, и теперь молодые люди поверили ему.
        Всё еще находясь в ускоренном режиме, Андрей отступал, уклоняясь от колющих ударов копий, пока не уперся спиной в стену. Он замер, прикидывая возможные варианты атаки противника и обрадовался, когда копейщик нанес нужный удар - колющий с предварительным отводом для усиления. Вновь воспарив в воздух, юноша избежал встречи с булатным наконечником копья, и он, выбив горсть щепок, глубоко зашел в стену. Андрей опустился точно на древко копья, и пока противник соображал, что бы это значило и как это понимать, Андрей пробежался по трехметровому древку и пнул его в лицо.
        Завладеть копьем не хватало времени, и юноша стал отступать к другу: повторить последний маневр, как бы тот ни был хорош, во второй раз не удастся.
        Ланс провел удачный подкат и сбил одного из мечников, одновременно вспарывая ему брюхо. Ему удалось увернуться от меча, но не удалось увернуться от хлынувшего водопада крови. Поднявшись на ноги, полностью в крови, он с ревом разъяренного медведя накинулся на чуть заколебавшегося, повалил его и всем своим весом, прибавив изрядную долю ускорения, опустил навершие аккурат в центр лба разбойника. На месте удара образовалась заметная вмятина, но маг не стал разглядывать её, а, отбиваясь, отступал к Андрею. Рана на груди давала о себе знать - силы быстро покидали Ланса.
        Они уперлись друг другу в спины. Кейвак, орудуя мечом, ловко отбил пущенное в него мачете; Андрей, оставаясь без оружия, размахивал кровоточащими руками.
        Началась третья минута сражения, и ряды противника сократились ещё на три человека.
        Слишком мало, подумал Андрей, у нас не хватит сил, чтобы сразить всех до единого.
        Едва эта мысль промелькнула в его голове, он заметил неясный силуэт человека, протиснувшегося меж массивных ворот амбара. Человек, быстро оценив ситуацию, ринулся в бой, размахивая двумя тонкими мечами. Андрей с радостью увидел, что облаченный в блестящий, но довольно необычный доспех, воин принял их сторону.
        Кейвак краем глаза тоже заметил новое действующее лицо, и силы стали возвращаться, когда он увидел, что воин в необычных доспехах рубит бандитов, а не их жертв.
        Тем временем, незнакомый воин в блестящем полном комбинезоне из черной лакированной кожи, в круглом, абсолютно непрозрачном и без единого отверстия шлеме, размахивая двумя узкими однолезвийными мечами, нанес неожиданный удар по врагу сзади. Сразив сразу двух разбойников, он крутанулся, ногами раскидывая их тела в стороны, пока те ещё не упали, и кинулся к следующим. Бандиты, не успев заметить появления нового противника, продолжали теснить молодых людей в угол амбара.
        Андрей, отмечая движения неожиданного союзника, смутился некоторой их странностью: кожаный воин был невысокого роста и довольно худощав для профессионального бойца (вспомнить хотя бы здоровяка Родгана!), его движения отличались не просто акробатической гибкостью, но некоторой грациозностью, которую юноша видел впервые. И мечи - Андрей вспомнил, что точно такими же мечами рубили врагов самураи и ниндзя всех голливудских фильмов. Не было времени, чтобы хорошенько поразмыслить над всем этим, Андрей лишь мимоходом проговорил про себя название оружия: катана.
        А таинственный воин продолжал сражать разбойников. Ланс и Андрей были поражены скоростью, с которой он двигался: они на время боя изменили свое восприятие, субъективно замедлив время, но черный воин казался им ветром. Он, низко пригнувшись, вонзил катану в спину одному из разбойников, затем быстро переместил тело на неподвижных ногах в другую сторону, двойным ударом разрубив другого разбойника надвое.
        Теперь враг осознал, что количество противников увеличилось. Началась поспешная перегруппировка, и незнакомый воин, обнаружив себя, прыгнул вверх. Достигнув потолка амбара, он щелкнул ботинками по стропилам и, падая вниз, раскрутил собственное тело, повторив недавний прием Андрея. Когда подошвы ботинок коснулись пыльной земли, воин увел руки с мечами за спину и проделал обратное сальто, избегая встречи с алебардой, а головы двух мечников, отсоединившись от туловищ, со стуком упали на землю.
        Пока молодые люди отбивались от ударов, черный воин нанизал на метровые лезвия ещё трёх неприятелей, а четвертому сломал шею, удачно обхватив её ногами.
        С удовольствием Андрей отметил, что теперь, фактически за несколько секунд противник потерял ещё десятерых. Осталось четырнадцать.
        Разбойники отнеслись к прореживанию своих рядов, в отличие от юноши, с гораздо меньшим удовольствием и даже - с начинающейся паникой. Сразу шестеро двинулись в сторону грозного черного ветра, размахивая оружием. Впереди шли алебардщики.
        Союзник прогнулся вниз, когда топор алебарды проделал в сантиметре над ним широкую дугу, а затем выбросил ногу вперед и, пнув по древку, отшвырнул её в сторону. Алебардщик, пытаясь покрепче ухватиться за оружие, потерял драгоценные мгновения, и острие катаны пронзило его глотку. Второй меч черный воин метко запустил в оставшегося в живых алебардщика, попав точно в сердце. Разбойник ойкнул и завалился на спину.
        Делая вращающийся удар - «мельницу», - широко расставив клинки своих мечей, воин, казалось, в легкую расправился с оставшимися четырьмя противниками, нанеся каждому по два рубящих удара, а последнему - вонзив в него обе катаны. Оттолкнув коченеющее тело ногой, воин выпрямился во весь рост и бросил взгляд на выживших разбойников.
        Их осталось всего восемь. И они были до крайности обескуражены положением.
        Андрей, крутанувшись, достал пяткой свирепую физиономию одного из бандитов и ухватил его мачете, пока тот заваливался на земляной пол. В следующее мгновение тяжелый клинок кинжала вспорол бок другому разбойнику, а Андрей, оттолкнувшись от стены, к которой их прижали, вышел из окружения, мягко опустился за спиной мечника и так же мягко вонзил мачете ему меж ребер.
        Ланс, беспрестанно парируя удары, пытался свести противников в кучу. Звон разогревшегося металла наполнял пространство амбара, отражался от стен и метался, метался, как загнанный зверь. Удачно зацепив вражий меч своей гардой, Ланс с силой дернул и обезоружил противника. Прямой удар кулаком в лицо размозжил тому нос и отправил в нокаут. Расцепив мечи, маг крестом отбил удар сверху, пнул разбойника в колено, отчего оно сломалось, и добил.
        Когда Андрей и Ланс умертвили ещё по одному врагу, неприятельские силы сократились всего до двух человек, вооруженных кинжалами. Они, не став искушать судьбу и не сговариваясь, бросились к выходу из амбара, совершенно не разбирая дороги в кровавом месиве.
        На их пути стоял черный воин. Бандиты в слепом ужасе не заметили его и даже не попытались обогнуть. В тот момент, когда они пробегали рядом, воин мгновенно поднял катаны на разведенных руках: беглецы рухнули на пол, обезглавленные.
        Младший маг его величества короля Масаурского Авлан куда-то исчез.
        Тяжело дыша, Андрей всматривался в неожиданного, таинственного союзника, сошедшего с телеэкрана. Кто бы это мог быть?
        Словно прочитав мысль юноши, воин плавным движением убрал катаны в наспинные ножны крест-накрест, отстегнул и снял шлем.
        - Ты?! - вырвалось у Андрея. - Не может быть!
        - Вы знакомы? - кряхтел Ланс, зажимая рану на груди.
        - Это Надя, - торопливо добавил Андрей. - Помнишь, я рассказывал о ней?
        - Ах, Надя! - Ланс уперся спиной в стену и плавно съехал вниз. - Мадемуазель, он прожужжал мне все уши, толкуя о вашей прелести!..
        Маг потерял сознание.
        Ланс очнулся полчаса спустя, когда Надя заботливо перевязала грудь, предварительно нанеся пахнущую травами мазь. Теперь она занималась ранами Андрея, основная часть которых приходилась на изрубленные предплечья, и три глубоких - на спине. Если б Андрей смог их увидеть, то, несомненно, заметил бы сходство рисунка с лунной «снежинкой».
        - Как ты здесь оказалась? - уже в сотый раз спрашивал юноша, но Надя не торопилась рассказывать. Ясно было лишь одно - девушка оказалась в амбаре отнюдь не случайно.
        - Долгая история, - в сотый раз отвечала она.
        Открыв глаза, маг проанализировал свое состояние и решил, что на разговор сил у него хватает.
        - Тот тип, Авлан, говорил что-то о предшественниках Андрея, - прохрипел Кейвак.
        - Тебе об этом что-нибудь известно?
        Андрей, мысленно дав себе по лбу за то, что нужные вопросы отчего-то лезут в его голову в последнюю очередь, поддержал друга:
        - Да-да, ему было хорошо известно о нас, о Валиусе, о конце света… И, по правде сказать, Надя, твой доспех и оружие наталкивают меня на странные мысли!
        Надя завершила перевязку. Свои длинные волосы она остригла до каре.
        - Ладно. Похоже, настало время ввести вас в суть дела.
        - В суть-то дела нас уже ввели, - дополнил Ланс. - Просто забыли рассказать некоторые детали.
        Андрей кивнул в знак согласия.
        - Для начала, расскажи, где ты взяла мотоциклетный шлем, мотоциклетный комбинезон и японские национальные мечи, - посоветовал юноша.
        - Я начну по порядку, - решила Надя. - Ты уже знаешь, что стал не первым
«избранным». Валиус и Родган, твердо веря в легенды, на протяжении двадцати четырех лет искали пришельцев с Земли и тренировали для выполнения высокой миссии. Так, у тебя было трое предшественников, которые, к сожалению, не смогли достичь конечной цели и погибли.
        - Как они погибли?
        - По-разному - это к делу не относится. Последний слайдер был убит пятнадцать лет назад, и тогда Валиус, разочаровавшись в землянах, пошел на риск и стал подготавливать воина из числа местных.
        - Тебя? - Андрей сказал скорее утвердительно, чем задал вопрос.
        - Да. Я должна была быть на твоем месте. Когда ты появился в Арманнисе, Валиус вновь загорелся и решил попытаться ещё раз. Он отрядил меня приглядывать за тобой и твоим другом, быть тенью и в нужный момент прийти на помощь.
        - Значит, всё это время ты следила за нами? - удивился Андрей.
        Надя кивнула.
        - И в сонной степи?
        - Да. Если бы в тот раз ваши кони не смогли вас отыскать, мне пришлось бы раскрыть себя и помочь.
        - Значит, ты не настоящая дочь Манкина?
        - Нет, это всего лишь прикрытие.
        Андрей протянулся за черным шлемом, повертел в руках, разглядывая обтекаемые формы, нацепил.
        - А это откуда?
        Он убедился, что шлем очень удобен и не стесняет ни движений, ни обзора.
        - Последним слайдером была женщина. Её звали Мацуки.
        - Шлем и комбинезон - её вещи?
        - Её. Она смогла с помощью местных кузнецов сделать два меча - катаны, и показала Родгану несколько простых приемов. Впоследствии, вся экипировка Мацуки перешла ко мне.
        - Мне кажется, эти доспехи не отличаются прочностью, - заметил Ланс, рассматривая шлем.
        - Да, их можно очень просто разрубить, - согласилась Надя.
        Андрей увидел небольшое, аккуратно зашитое отверстие в комбинезоне в районе печени. Должно быть, подумал он, именно так и погибла Мацуки - от стрелы.
        - Неужто Родган сумел тебя настолько хорошо натренировать? - поинтересовался Ланс, вспоминая, как лихо и - главное - молниеносно Надя расправлялась с разбойниками.
        - Мне помогало вот это. - Девушка обнажила запястья, на которых блестели браслеты из камня, напоминающего цирконий. - Они усиливают боевые качества.
        - Почему же, интересно знать, Родган не подкинул нам таких штуковин? - вопрошал маг.
        Андрей, не дав другу возможности получить ответ, задал новый вопрос:
        - Авлан упоминал какие-то радужные мечи. Ты можешь объяснить, о чем он толковал?
        - Вы уже знаете, что, когда Творец покидал Арманнис, он дал его жителям шанс избежать самоуничтожения, - стала объяснять девушка. - Для этого людям достаточно было прекратить воевать, перестать лгать, причинять друг другу боль, плести интриги и так далее. Очевидно, они не вняли словам Творца и продолжили свои бесчинства.
        Тогда Творец, по-прежнему надеясь на благополучное разрешение, создал три Радужных Меча, в которых заключил величайшую силу. Пока Мечи были спрятаны в разных концах Арманниса, измерение оставалось стабильным, и угроза гибели как таковая отсутствовала. Но прошли столетия, и Радужные Мечи попали в руки людей. Запустился механизм, рушащий мир.
        - А кто смог их найти? - Ланс был заинтересован рассказом не меньше Андрея.
        - История об этом умалчивает, - пожала плечами Надя. - Да это и не имеет большого значения. Главное - чтобы предотвратить катастрофу, нужно завладеть теми Мечами и отнести их в Храм Трёх Мечей. Кто сделает это - станет истинным царем Арманниса, равным богу.
        - И сможет вернуться домой? - спросил Андрей.
        - Да. Никто не знает секрета параллельных переходов, но равный богу может всё.
        - Потрясающе! - крякнул Ланс. - Надеюсь, дружище, ты не забудешь про меня, когда станешь самым главным?
        - Именно поэтому Валиус и Родган опасаются посылать в поход аборигенов, - вставила девушка. - Местные жители, не имея целей вне пределов измерения, будут использовать обретенное могущество в личных целях.
        - Авлан говорил что-то об этом, - задумчиво произнес маг. - Но будь что будет. Теперь мы знаем, что нужно отыскать три Меча и доставить их в Храм.
        - Всё не так просто, - прервала его Надя. - Во-первых, никто не знает, где находится Храм.
        - Превосходно, - загрустил Кейвак.
        - Во-вторых, Радужные Мечи чрезвычайно сложно достать, - продолжала девушка. - К примеру, один из них спрятан в Пещере Девяти Драконов.
        - Звучит малообещающе, - констатировал Андрей.
        - Уж точно! - поддержал его друг. - Нужно понимать, что охраняют пещеру девять ящеров?
        - Девять драконов, - поправила его Надя. - Никому не удавалось выйти из Пещеры живым.
        - А другие Мечи?
        - Второй Радужный Меч находится в Подземелье.
        - Это там? - Ланс направил указательный палец вниз.
        - Верно. Хуже чем иголка в стоге сена, - вздохнула Надя. - Подземелье лежит под всей поверхностью Арманниса, оно настолько обширно, что блуждать там можно веками. К тому же, полчища чудовищ…
        - Со временем находится даже иголка в стоге сена, - мудро изрек Андрей.
        - И шило в мешке, - поторопился добавить Ланс, чтобы не упасть в грязь лицом.
        - Беда в том, есть ли у нас это время? - сказала девушка.
        Андрей прикинул что-то в уме.
        - А что, если подключить армию Империи? Рассказать императору всё как есть и затребовать помощи. В конце концов, это и в его интересах.
        - Безнадежно, - заверила его Надя. - Арманнис рушится на протяжении нескольких веков и, по мнению некоторых, будет рушиться ещё столько же. Люди сиюминутны, им наплевать на будущие катаклизмы - лишь бы в настоящее время всё было спокойно.
        - После нас хоть потоп, - ворчал Ланс.
        - Родган предположил, что император готовится к какой-то войне, а значит, он тем более не выделит нам даже одного воина, - заключила девушка.
        - А крестьяне? Мобилизовать их, спуститься…
        - Никто, находясь в здравом уме, не решится на спуск в Подземелье, - возразила Надя. - Слишком велик страх перед чудовищами.
        - Тогда что с третьим Мечом?
        - Он находится в крепости Терраникс к югу отсюда.
        - Первый раз слышу, - нахмурился Ланс.
        - Крепость выросла из-под земли пару месяцев назад, - объяснила Надя. - Раньше на её месте была деревушка, в которой жил человек, нашедший в своё время один из Мечей. Он, будучи уже старым и слабым, не рискнул попытаться завладеть двумя оставшимися, и свято хранил Меч в своем доме, никому и никогда о нём не рассказывая. Именно он стал единственным выжившим в той деревне, когда прямо из-под земли, разрушив долину, появился Терраникс.
        Эта крепость - самая неприступная во всём Арманнисе. Её защитники сплошь до единого - боевые маги, использующие неизвестные заклинания. Мне неизвестно, почему они никогда не покидают Терраникс (видимо, есть веские причины), но и пускать гостей внутрь не входит в их привычки.
        - Что ж, - поддельно весело хлопнул ладонями Кейвак. - Положение наше до боли в заднице распрекрасное! Надо завладеть тремя мечами, один из которых погребен в лабиринтах Подземелья, где обитают полчища доброжелательных человеколюбов, которые всегда рады гостям; второй меч охраняют девять драконов - какой пустяк! Третий меч присвоили черт-те знает какие люди из самой неприступной в мире крепости, непонятно как и зачем появившейся. Дел-то - раздобыть три меча и принести в Храм, местоположение которого неизвестно.
        - Проще пареной репы, - многозначительно кивнул Андрей.
        - Тем более что у нас сильная команда, которой нипочем любые трудности, - распалялся Ланс. - Едва акклиматизировавшийся слайдер, маг-недоучка, древний старикан, который, того и гляди, развалится, ворчливый, вечно недовольный рыцарь-дебошир и девушка!
        - Это лучше чем ничего! - возразила Надя. - Сегодня вы показали, что можете хорошо сражаться, и я уверена: твои магические способности, Ланс, всех нас ещё удивят. Валиус стар, согласна. Зато он невероятно проницателен и умён, имеет множество полезных знакомств. Что касается Родгана - грех говорить о нём плохое. Он один из лучших воинов-магов Империи.
        Они какое-то время продолжали обсуждать преимущества и недостатки положения, в котором оказались. Недостатков - очевидных, огромных, устрашающих - хоть отбавляй, зато преимуществ, по сути, - круглый ноль. Начался горячий спор о последовательности, в которой надо добывать мифические Радужные Мечи, о местоположении Храма, о вероятных трудностях предстоящих походов. Были попытки поиска альтернативных решений проблемы спасения Арманниса, но сих решений, как ни напрягались молодые люди, сформулировать не удалось. На вялую реплику Ланса
«плюнуть на всё и наслаждаться жизнью, пока есть такая возможность, ведь с-какой-стати-расшибаться-в-лепешку-ради-сиюминутных-эгоистов» никто не ответил, и вопрос отступления от миссии был сам собою снят.
        - С каждой главой становится всё интереснее, - нараспев прошептал Кейвак, щупая перевязанную грудь.
        Андрей резко повернулся в его сторону.
        - Что ты сказал?
        - А? - удивился Ланс.
        - Повтори, что ты только что сказал!
        Маг наморщил лоб, почесал подбородок, пожевал губы, и сказал, наконец:
        - Знаешь, приятель, я не помню, что только что сказал. Честно слово!
        - Он сказал: «С каждой главой всё интереснее», - помогла Надя.
        - Значит, мне не послышалось, - задумался юноша. В его глазах гуляла тревога.
        - С какой стати мне говорить такую чепуху! - отмахнулся Кейвак.
        Андрей погрузился в свои мысли.
        - Валиус однажды сказал нечто подобное… Знаете, у меня складывается такое чувство, будто бы я попал в книгу, а не в параллельный мир.
        - Это паранойя, друг мой, - вынес диагноз маг.
        Юноша не стал с ним спорить, временно позабыв встревожившую его догадку.
        Более или менее окрепнув после ранений, молодые люди в компании девушки Нади направились в Каргос.
        Настало время по-настоящему серьезно поговорить с Родганом и Валиусом.
        Андрей чувствовал: то, ради чего он появился в чужом измерении, ещё только начинается.
        Аналогичного мнения был Валиус, встречая путников у ворот. Рядом с ним, оперяясь на колун, стоял Родган.
        - Надо понимать, теперь вы в курсе некоторых деталей, - сказал старик, приветствуя всадников. - И горите желанием поскорее заняться делом (если понимаете, что я имею в виду).
        - Не терпится расстаться с головой или любой другой конечностью! - бодро отсалютовал Ланс. - Поскорее бы произошло это веселенькое событьице!
        Коней отвели в стойло, дали корма и воды. Молодые люди прошли в дом, с облегчением повалились на перины и быстро уснули.
        - Десять дней им на отдых и восстановление сил, - говорил Родган за столом, обсуждая детали предстоящего мероприятия с Валиусом и Надей. - За это время я разыщу в столице кузнеца и привезу сюда, чтобы подправил доспехи.
        - Не забудь снабдить наших героев браслетами, - напомнил старик. - Надя своими глазами видела, как парни дрались. Они стали бойцами, и теперь боевые браслеты не причинят им вреда.
        - Не забуду, - кивнул Родган. - И кроме боевых браслетов достану для Ланса сносный усилитель магии - юноша потенциально очень силен, хотя и не подозревает об этом.
        - Хорошая идея, - поддержал его Валиус. - Чем лучше подготовиться, тем больше шансов на успех.
        - Вы думаете, у них получится? - робко спросила Надя, переводя взгляд то на старика, то на рыцаря.
        - Мне очень хотелось бы так думать, дочка, - тихо ответил Валиус. - Но если что-то пойдёт не так, в запасе остаешься ты.
        Настало время, когда обучение можно было считать завершенным. Хоть Андрей не стал великим воином, а Ланс - великим магом, пора ученичества окончилась.
        Теперь впереди - приключения, сопряженные с невероятными трудностями, преодолеть которые на практике не получалось никому. Теперь впереди - великий поход во имя жизни мира.
        Настало время.
        Вот и добрались мы до третьей, заключительной части книги.
        Как читатель успел, наверное, заметить, в третьей главе Валиус сделал оговорку о книге… Это был первый момент, когда книга ясно дала понять, что контролировать ситуацию - полностью её привилегия. Затем, в конце главы, которую вы только что прочли, Ланс, не отдавая отчета в собственных словах, вновь намекнул на
«книжное» происхождение окружающего мира, и мы с вами узнали, что Андрей начал подозревать нехорошее…
        Не знаю, зачем книге понадобилось всё это. Может, она решила поиграть со мной, автором, который так и не стал автором? А вдруг она намекнула, что Андрей - не просто вымышленный персонаж?..
        Такая мысль пришла в мою голову не сразу. Но когда пришла, я едва ли смог думать о чем-нибудь другом.
        Андрей - не вымышленный персонаж, твердил я себе. Он - не странная игра самобытной книги и уж тем более не плод моей фантазии. Он - реальный человек!
        Я вспомнил, как Андей однажды говорил, что попал в Арманнис из Новосибирска. И решил проверить, так ли это. Прошло больше месяца, и мне пришлось изрядную долю времени покопаться в архивах новосибирских новостных интернет-сайтов, прежде чем я натолкнулся на заметку.
        «Сегодня утром на перекрестке улиц Чайковского и Робеспьера водитель такси, ехавший на вызов, заметил, что в стоящем на светофоре автомобиле марки ВАЗ-21093 никого нет. Автомобиль был заведен, и внешне выглядел целым. Связавшись с дежурным, таксист доложил о странной находке и дождался приезда автоинспекторов».
        Совпадение? Я много думал об этом, и не мог решить, может ли заметка в архиве сайта и появление в книге молодого человека быть совпадением…
        «Сегодня стало известно о пропаже Щавелева Андрея, работника станции ТО „НовосибТехМашСервис“. Щавелев пять дней назад покинул дом и на личном автомобиле отправился на работу, что подтвердили соседи молодого человека. Однако, на работе он так и не появился. Стоит отметить, что в тот же день на перекрестке Чайковского и Робеспьера была найдена машина Ща велева, но его самого в ней не оказалось».
        Это была вторая заметка, которую я обнаружил несколько позже. Совпадение ли все-таки?..
        Теперь я поверил в невероятное: мой соотечественник, живущий в соседнем городе, был странным образом затянут в вымышленную историю, оказался в книге, над которой, к тому же, у меня не было власти. Поверить в это было не так уж сложно, ведь на моих глазах самостоятельно писался роман.
        Конечно же, я подумал, что могу предпринять. Подумал, и пришел к выводу, что - ничего. Попробуй я кому-нибудь сказать о своей догадке, и коротать мне долгие месяцы в психушке. Знаете ведь, наверное, такую поговорку, которая гласит, что когда человек разговаривает с богом - это зовется молитвой, а когда бог разговаривает с человеком - шизофренией. Со мной разговаривала книга (условно, конечно, выражаясь), что, тем не менее, диагноза не смягчало…
        Но это не все сюрпризы, которые ледяной водой обрушились на мою голову. Как заметил Ланс, с каждой главой становится всё интереснее, и я полностью с ним соглашусь. Согласятся и читатели, когда войдут в курс событий третьей части.
        Ведь она отличается от двух предыдущих, потому что я, наконец, смог поговорить с Андреем через таинственного посредника - Книгу…
        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
        ТРИ РАДУЖНЫХ МЕЧА
        ГЛАВА XIV
        Маленькие зеленые человечки
        Прошло десять дней. Родган успел проделать путь до Сантакрии, отыскать кузнеца Безмолта и вернуться обратно. Как учитель смог провернуть это, оставалось только гадать. Безмолт поведал, что действительно был против воли принят в кузнечный цех имперской армии, чтобы делать для солдат высококачественные доспехи.
        Назревала война.
        Ланс и Андрей в силу своей безалаберности и ротозейства, будучи в столице, не прислушались к ходящим там разговорам, поэтому оставались бы в неведении относительно войны ещё долгое время.
        А дело обстояло просто: император Варлесской Империи решил, что его государство давно не участвовало в конфликтах, не посылало армии захватывать чужие города, разорять чужие деревни и пополнять казну чужим золотом. Неважно, что простой крестьянский люд всех стран и миров отрицательно относится к захватническим войнам своих правителей; в конце концов, разве может несчастный батрак во всей неимоверной глубине оценить проблемы экономических, внешнеполитических, демографических и прочих планов? Не может. Следовательно, решать, быть войне или не быть, будет человек, знающий истинные потребности страны - император.
        А батраку остается склонить голову и подчиниться приказу о рекрутском наборе в ряды имперских войск.
        Жаль, правда, что на самом деле император, по словам Родгана, не утруждает себя анализом национального положения. Ему начхать на батрака как медведю начхать на речной ил, потому что батрак - это батрак, едва ли можно сравнивать батрака с носителем гарантированных государством прав и свобод. Император, как человек, несомненно, практичный, думает в первую очередь о себе, любимом. Приближенные императора, люди также рассудительные, следуют аналогичному кредо: сделай для себя всё. Говоря языком, понятным пресловутому батраку, император решил подзаработать деньжат, и придворные лизоблюды полностью солидарны с ним. Ведь лизоблюды не останутся вне дел, им обязательно перепадет кусок-другой, коли государь занялся предпринимательством.
        Поэтому ожидать войны. Общеизвестно, что любая война - это, прежде всего, золотая жила, оффшорная зона, место, где делаются деньги, умножаются капиталы и распухают кошельки. Если знать тонкости военной стратегии, человеческую психологию, курсы валют и цены на акции, поживиться (и неплохо поживиться) становится делом житейским. Император, вне всяких сомнений, ни в чем подобном не разбирается и вряд ли знает хотя бы смысл сказанных выше слов, зато он - человек изворотливого ума, алчной души, жестяного сердца и, что немаловажно, в его руках сосредоточены все ниточки управления империей. Он состроит себе капитал вне зависимости от исхода войны.
        А после нас, как говорится, хоть потоп.
        Об этом всём жарко рассказывал Родган, пока Безмолт в ближайшей кузнице перекраивал витиеватые гравированные рисунки на доспехах, которые полмесяца назад Андрей и Ланс удачно похитили из лавки в столице. Раны молодых людей зарубцевались, силы восстановились, и теперь было необходимо решать, куда отправиться в первую голову.
        Из столицы учитель привез не только Безмолта. Андрей получил в подарок красивые широкие браслеты, разукрашенные в гармонично сочетающиеся золотой и черный цвета. Браслеты оказались непростыми, что юноша почувствовал незамедлительно. На предложение Родгана немного пофехтовать он ответил положительно, хоть и сомневался, стоит ли в данный момент посвящать себя изнурительным тренировках. Однако же, едва взяв в руки деревянный меч и сделав первый выпад, Андрей обнаружил, что движение далось ему до такой степени легко, что аж жуть!..
        - Это боевые браслеты, - объяснил Родган, когда после получасового тренировочного боя они вернулись в дом. - Ранее я не мог позволить тебе носить их, потому что, не умея толком драться, владеть браслетами крайне опасно.
        - Отчего же? - Андрей был чрезвычайно рад подарку и сиял от гордости за себя: всё-таки только что он показал высший пилотаж в бое на мечах.
        - Потеряв контроль, можешь ранить себя своим же оружием - скорость увеличивается на порядок, но быстрота реакции зависит от субъекта.
        Андрей глубокомысленно закивал головой, соглашаясь со словами учителя, хотя ничего не понял.
        Ланс тоже получил браслеты, притом целых две пары: одни - такие же боевые, как у Андрея, а другие - усилители магии вместо прежних, которые Родган незамедлительно припрятал.
        К вечеру вернулся Безмолт, таща за плечами мешок.
        - Готово! - прогремел он своим трубным, хриплым голосом, кинув мешок на пол.
        Родган выудил из мешка броню, критично осмотрел её, покивал, соглашаясь сам с собой.
        - Хорошая работа, кузнец!
        Безмолт получил солидное вознаграждение и отправился гулять в ближайший кабак. Завтра он должен был возвращаться в столицу.
        И назавтра же договорились расписать план дальнейших мероприятий: как, с кем и в каком порядке завладеть Мечами.
        Но человек предполагает, а бог, как известно, располагает. За полночь в ворота постучали.
        - Кого там принесло среди ночи! - Ланс плелся через двор, кутаясь в покрывало.
        - У меня срочное послание сэру Андрею! - пропищал голос с той стороны.
        - А завтра никак нельзя? - осклабился маг, отпирая засов.
        - Я же говорю, срочное!
        Калитка в воротах отперлась, и во двор юркнул мальчишка лет двенадцати.
        - Ты вообще, откуда? - сонно поинтересовался маг, зевая во весь рот.
        - Из Ламара! - бодро воскликнул юнец. Похоже, спать ему совсем не хотелось, в отличие от некоторых.
        - И что же там стряслось? - наморщился Ланс.
        - Мне велено говорить только с сэром Андреем! - ответил мальчишка, шумно втянув воздух.
        - С сэром, понимаешь, Андреем, понимаешь!.. - Ланс развернулся, махнул гонцу рукой, приглашая следовать за ним, и поплелся в дом, шаркая по утоптанной земле босоножками. - Почему меня не называют сэром?..
        Проснулись все: Андрей, Родган, Надя, Валиус и даже невесть откуда взявшийся Безмолт (и когда он успел вернуться?). Хмурясь сильнее обычного, Родган строго спросил:
        - Что за послание тебе велели передать?
        Мальчишка неуверенно оглядел присутствующих, решая, стоит ли говорить то, что велели, при них. Наконец он сделал выбор:
        - Сэра Андрея просят как можно скорее вернуться в Ламар, - отрапортовал юнец.
        - Гм, а зачем?
        - Не знаю, - скуксился мальчишка.
        Валиус задумчиво потискал свою бороду, Родган по-прежнему хмурился, Ланс кутался в покрывало и, казалось, с самого начала глубоко наплевал на полуночные беседы. Надя переводила взгляд то на Родгана, то на Валиуса.
        - А что вы все задумались? - прервал тишину Безмолт. - Коли уж послали мальчишку, отрывают от учебы, срочно просят явиться - что тут думать?
        - Действительно, - согласился Родган. - Думать здесь не надо. Надо ехать.
        - Только без меня, - возразил Ланс. Он уже спал и рисковал в любое мгновение свалиться с шатающихся ног. - Я буду спать…
        - Мы отправимся завтра, - сделал Родган ненужное уточнение.
        Надя накормила юного гонца, постелила в комнате молодых людей и погасила свечи. Проснувшись, команда спасателей мира позавтракала и, распрощавшись с кузнецом, выехала на дорогу в Ламар.
        - Рады видеть тебя, Андрей! - Бальтон был неподдельно рад, о чем и сказал. Андрея даже немного смутила теплота, с которой его встречали старые знакомые.
        - С возвращением, молодой человек! - Манкин пожал юноше руку.
        - Приветствую вас, сударь! - веселился Гарни. - Не хотите ли отобедать у меня?
        - У меня! - воскликнул Ральф.
        - Меня! - тут же подхватил Фавор.
        Гостей встретили, как полагается, с хлебом и солью. Но проблемы насущные нужно решать по мере их поступления и как можно скорее, чтоб не забивать ими собственный разум, поэтому слово взял Родган:
        - Что у вас произошло?
        Мэр кивнул, позволив куратору объясняться за всех.
        - Дело в том, судари, что мы сами толком не знаем, - проговорил Бальтон. - Несколько дней назад в Толе заблудился очередной грибник (и откуда они грибы по весне-то берут!), но, в отличие от предыдущих бедняг, грибник не потерял память. Прибежав в город, он рассказал, как маленькие зеленые человечки, похожие на троглодитов, изловили его невидимой сетью и велели передать сообщение для пришельца Андрея, которому уготовано спасти Арманнис.
        - Какое же сообщение? - нетерпеливо спросил Ланс.
        - «Альфа Центавра - Земля: братья по разуму», - процитировал Маркус Бальтон.
        - Чепуха какая-то, - заметил Ланс.
        - Было сказано, что землянин поймет сообщение, - добавил куратор.
        Все взгляды переместились на юношу.
        - Ты понял, что они хотели сообщить? - спросил, наконец, учитель.
        - К-кажется, понял, - кивнул Андрей.
        Он запрыгнул в седло и пришпорил коня.
        - Куда ты! - хором воскликнули Ланс и Надя.
        - В Тол! - прозвучал ответ.
        Маг и девушка незамедлительно оседлали своих скакунов. Поднимая дорожную пыль, они помчались следом и вскоре нагнали юношу.
        Андрей скакал туда, откуда начались его приключения в чужом мире. Ветер хлестал по лицу, играл отросшими кудрями, завывал в ушах. Ветер нес предчувствие.
        В этот раз предчувствие казалось хорошим.
        На опушке коней пришлось оставить: лес был настолько густым, что продираться через него верхом не представлялось возможным. Оголив мечи, троица рубила ветки направо и налево, расчищая проход сквозь заросли высоченных деревьев и колючих кустарников. Углубившись в чащу, Андрей потерял ориентацию. Он подумал, что было большим безрассудством вот так просто входить в Тол, где некоторые блуждают неделями. Но как только он поверил, что заблудился и завел друзей бог знает куда, впереди показался просвет.
        Они вышли на обширную поляну, заросшую лишь невысокой травкой. В центре поляны за бревенчатым забором стоял деревянный терем с резными ставнями на окнах. Стекла у терема отчего-то были черными, точно закопченные или, чего гляди, тонированные.
        У отворенных ворот их ждали. Подойдя поближе, Андрей пригляделся и неспокойно сказал:
        - Гоблины какие-то.
        - Это орки, - выдвинул свою версию Ланс.
        - Троглодиты или упыри, - предположила Надя.
        Существа впереди были низкого роста - около полутора метров или даже меньше. Они все как на подбор были выряжены в странного вида доспехи, отдаленно напоминающие чешуйчатые кирасы, с нахлобученными на головы шлемами-касками, в кожаных сапогах и с томагавками в каждой руке. На зеленых лицах Андрей заметил разноцветные полосы. Боевая раскраска, подумал он. Прямо как у североамериканских индейцев.
        Самый рослый «гоблин» сделал шаг навстречу и замахнулся томагавком, очевидно, в приветственном жесте. На его голове колыхались два длинных павлиньих пера, а глаза казались неправдоподобно большими и угольно-черными.
        - Приветствуем вас, человеки! Мы пришли с миром!
        - Вообще-то, это мы пришли, - хмыкнул маг.
        - С миром! - поспешила добавить Надя. Катаны по-прежнему оставались в её руках.
        - Кто вы такие? - посчитал нужным спросить Андрей.
        - Маленькие зеленые человечки, - представился «гоблин», ещё раз добродушно взмахнув томагавком.
        - Это я заметил, - согласился юноша. - Как вас называть?
        - Название нашей расы переводится на средиземный именно так, - ответил человечек.
        Андрей убрал свой меч в ножны. Медленно обходя «гоблина», он внимательно рассматривал его с ног до головы, но в особенности - лицо. Что-то напоминал ему этот маленький зеленый человечек; что-то знакомое, но позабытое из-за давней невостребованности… Четыре пальца на тонких, непропорционально длинных зеленых руках; черные миндалевидные глаза без намека на зрачки, занимающие на лице обширное место; две маленьких дырочки там, где подобает находиться носу; тонкие обескровленные губы; сужающийся подбородок…
        В мозгу попыталась прорваться какая-то мысль, какое-то воспоминание, несущее музыкальное наполнение. Что-то свистящее в ночи…
        - Вы с Альфы Центавра, - догадался, наконец, Андрей. - Не так ли?
        - Ты необычайно прозорлив, большой человек, - попытался улыбнуться маленький зеленый человечек.
        - К чему же весь этот маскарад? - указал юноша на чешуйчатые доспехи и томагавк.
        - Нам подумалось, что, приняв соответствующий вид, мы сможем развить плодотворную беседу, не отягощенную варварскими предрассудками. Разве тебе не нравится?
        Андрей скривил лицо, как будто съел целый лимон.
        - Не идёт, - покачал он головой.
        Маленький зеленый человечек выбросил томагавк и щелкнул пальцами.
        В мгновение ока окружающее изменилось до неузнаваемости. Теперь вместо терема на поляне возвышалась подозрительно знакомая конструкция из серебристого металла. Четыре толстых опоры поддерживали её над землей, а сбоку от овальной двери на траву опускался ребристый скат. Маленькие зеленые человечки перестали быть похожими на до идиотизма искаженных орков: пропали доспехи, шлемы, томагавки, боевая раскраска и павлиньи перья на голове главного.
        И сразу же вспомнилась музыка, недавно крутившаяся в голове. Андрей припомнил даже имя композитора - Марк Сноу. Видел он несколько раз сериал о паранормальных явлениях, а музыка в титрах к сериалу - как раскаленный штамп для клеймения скота: столкнувшись один раз, вряд ли забудешь…
        - Пришельцы! - ахнул юноша.
        - Они тоже с Земли? - деловито поинтересовался Ланс, подойдя к другу.
        - Мы с Альфы Центавра, - ответил вместо Андрея пришелец. Он не шевелил губами, когда произносил слова. Телепатия.
        - А это далеко? - зачем-то спросил маг.
        - Отсюда не видать, - кивнул пришелец. - Но, думаю, нам не стоит беседовать на открытом воздухе. К тому же, если не ошибаюсь, местные обычаи не позволяют держать гостей на, так сказать, пороге?
        - Да ладно, - с готовностью уступил Ланс. - Мы не против и тут поговорить.
        Маг с опаской косился на блестящую летающую тарелку. Вряд ли он видел подобные ранее, и не горел желанием ознакомиться с её внутренностями в компании зеленых карликов-уродцев. Зато Андрею не терпелось узнать, что представляет из себя настоящий НЛО внутри.
        Пришелец, должно быть, почувствовал нетерпение человека.
        - Прошу за мной, - сказал он.
        Процессия поднялась по пандусу на борт настоящего инопланетного космического корабля, построенного у далекой Альфы Центавры.
        - Не пойму, откуда идет свет, - вертел маг головой.
        Внутри все было отделано молочно-белыми панелями. С непривычки их яркость даже резала глаза, провоцируя легкую рябь, но люди быстро освоились, приняв соответствующий разрез глаз.
        Пришелец парой недлинных коридоров привел гостей в комнату полусфероидной формы. Прямо из пола выросли четыре кресла, и он рукой пригласил садиться в них.
        - Это безопасно, - заверил он, вновь прочитав чувства Андрея. - Мы не собираемся ставить какие-то опыты или исследовать человеческие тела, тем более что нам известно о них всё.
        Андрей, Ланс и Надя устроились в креслах и непроизвольно блаженно застонали: таких удобных, приспосабливающихся под седока кресел никто из них не видел и тем более не имел честь пользовать по назначению. Пришелец предпочел остаться на ногах.
        - В ногах правды нет, - сказал ему Андрей.
        Зеленый человечек пару раз мигнул своими огромными глазами, а затем небрежно плюхнулся в выросшее под ним сидение.
        - Итак, зачем вы хотели видеть меня? - поинтересовался юноша.
        - Мы знаем, что ты совершил параллельный переход, попав с планеты Земля прямиком в Арманнис, - ответствовал пришелец. - Также нам известно, что местными идентикаторами твоей расы ты выбран для совершения высокой миссии. Выбор был сделан на основе фольклорных данных и субъективного мировосприятия, что само по себе не гарантирует правильности выбора.
        - Простите, а что такое и-ден-тикатор? - перебил Ланс.
        - Субъект данной структуры, в ключевых параметрах аналогичной базовой структуре,
        - охотно объяснил пришелец, слегка склонив яйцевидную голову набок. - Итак, понадеясь на авось, идентикаторы исходя из соображений собственной безопасности наставили тебя на путь спасителя измерения. При этом не были учтены такие важные, на мой взгляд, факторы, как психосоциальная адаптивность, гормональная дисфункция слайдерного перемещения, инвазивная гиперассоциативность, соматическая неполноценность и ряд других, не менее важных факторов.
        - Простите ещё раз, а что такое гипер-ас-со-цитивность? - вновь вклинился Ланс.
        - Ассоциативность, - поправил пришелец. - Неизбежное отождествление незнакомых образов с хранящимися в субъективном сознании образами привычного восприятия, что приводит к неверному самоанализу и оценке окружающей действительности. Однако, несмотря на все недочеты идентикаторов, предварительные результаты аналитического прогнозирования дают основания полагать, что конкретный рассматриваемый слайдер потенциально способен остановить деструктивные процессы метагалактического характера, спровоцированные энергетическим дисбалансом.
        Маленький зеленый человечек замолчал, ожидая реакции слушателей.
        - Всё это безумно интересно, - льстиво улыбнулся Андрей, - но я не получил ответа на свой вопрос.
        - Я от лица всех членов экипажа разведывательного корабля хочу пожелать удачи в задуманном мероприятии, - мигнул глазами пришелец.
        - И всё? Зачем же стоило приглашать нас!
        - К сожалению, наша раса, как и человеки, подвержена эффекту инвазивной гиперассоциативности, что приводит к не совсем адекватным поступкам, тем более что данная структура в ключевых параметрах не аналогична нашей собственной.
        - Другими словами, мы по вашей просьбе торопились из Каргоса в Ламар только для того, чтобы услышать пожелание удачи?
        Пришелец неуловимым образом изменился. Теперь он был похож на смущенного зеленого человечка.
        - Я готов выслушать ваши предложения, - ответил он. - Вы должны понять, что инвазивная гипер…
        - Да перестанешь ты наконец! - психанул Андрей. - Заладил со своей ассоциативностью.
        Инопланетянин, живьем сошедший с обложки игрового компакт-диска, замолчал. Его гнусавый голос больше не шелестел в голове людей. Стараясь загладить вину за свой окрик, Андрей спросил:
        - А как вы здесь оказались? Тоже переместились из другого измерения?
        - Совершенно верно, - мигом ответил пришелец. Чувствовалось, что общение доставляет ему удовольствие, и сидеть молча он не хочет. - На корабле произошла спонтанная утечка энергии как раз в тот момент, когда мы совершали выход на торсионное скольжение. Мы не успели ничего предпринять, и корабль выкинуло в околопланетном пространстве Арманниса. На торможение не хватило топлива, и мы камнем упали вниз. Чудом остались живы!
        - Печальная история, - посочувствовал Андрей. - Но скажите мне, пожалуйста, ваше измерение - это ведь моё измерение, точно?
        - Нет, это не так, хотя я не отрицаю, что представители нашей расы иногда в научно-познавательных и чисто туристических целях посещают Землю. Мы, знаете ли, очень любопытный народ.
        - Вы тоже из другого измерения! - наконец дошло до Кейвака. - Может быть, избранный среди вас, а?
        - Сколько ж этих параллельных миров? - удивился Андрей.
        - Наверняка тебе известно о теории смежных измерений, - предположил пришелец. - Согласно этой теории, для исходного измерения существует смежное ему, почти идентичное, но отличающееся лишь в некотором одном частном. Далее, существует также другое измерение, отличающееся уже в двух частных, затем - в трёх, четырех и так далее. Последним измерением, в которое теоретически можно попасть из исходного, будет измерение, отличающееся от исходного во всем, кроме какого-то определенного частного. Не будет грубой ошибкой считать, что параллельных миров фактически - бесконечное количество.
        - Вот это да! - удивилась Надя, все время сидевшая молча.
        - Поражает воображение, не так ли? - прищурил миндалевидные глаза пришелец.
        - А вы не можете починить корабль и вернуть меня домой?
        Ланс и Надя одновременно посмотрели на Андрея. В их глазах юноша прочел молчаливый упрек.
        - Ну, чисто гипотетически! - поправился он.
        - К сожалению, мы не в состоянии устранить поломки, - вздохнул пришелец.
        - Тогда подсобите нам чем-нибудь! - потребовал маг. - У вас наверняка найдутся полезные вещички!
        - Ланс! - цыкнула на него Надя.
        - А он дело говорит, - согласился Андрей с другом. - Если вы дадите нам пару бластеров, или что там у вас, то будет очень даже неплохо! У вас ведь есть бластеры?
        - Есть, - кивнул зеленый человечек.
        - Превосходно! Тогда пожертвуйте нам (обещаю, что вернем!).
        - На корабле только один бластер, но человек не сможет им воспользоваться. Дело в сенсорном управлении, которое…
        - Так отправляйтесь с нами! - предложил юноша. - Вместе спасти мир будет проще, а из своего оружия сами будете стрелять.
        - Я бы с радостью отправился вместе с вами, - заверил пришелец. - Но не могу этого сделать: вне защитного поля маленькие зеленые человечки погибают. Однако только что меня осенила одна мысль!
        Он посмотрел на ближайшего соотечественника, и тот вприпрыжку выбежал из помещения. Минуту спустя он возвратился, держа в сухощавой руке бесформенное желе.
        - Это защитный костюм маленьких зеленых человечков, - указал на желе пришелец. - Имеет предельно низкую степень текучести, морозоустойчивость и жаропрочность. К тому же, оказавшись в непригодной для нормальной жизнедеятельности среде, владелец защитного костюма будет иметь время вернуться в привычную среду.
        Андрей взял протянутый ему защитный костюм, зачем-то понюхал. Поразительно, но ладонь совершенно ничего не чувствовала, как будто на ней ничего не лежало.
        - На шапку-невидимку похоже, - сказал Ланс.
        - Ты же не видел её, - крякнула Надя. - Как ты можешь говорить, что что-то похоже на шапку-невидимку?
        Вместо ответа маг лишь пожал плечами.
        - А как его надеть? - спросил Андрей, заинтересовавшийся костюмом.
        - Просто пожелай этого, - посоветовал пришелец.
        Андрей пожелал. Желе на его ладони стало медленно расползаться по руке. С руки оно перешло на плечи, грудь, голову, живот, другую руку, спину, ноги… Через минуту юноша был полностью укутан в воздушный защитный костюм, прозрачный, неощутимый, толщиной в сантиметр. Со стороны процесс активации костюма был похож на натягивание маслянистой пленки.
        Затем пленка медленно растворилась, совершенно исчезнув с глаз.
        - Куда он делся? - удивился маг, лицо которого теряло восхищение, становясь озабоченным.
        - Защитный костюм надет, - констатировал пришелец.
        - Хотите сказать, Андрей теперь в доспехе? - Надя выглядела разочарованной.
        - Можно сказать и так, - ответил зеленый человечек.
        Покидая тарелку, Андрей осмелился спросить у главного пришельца:
        - А зачем вы стирали память людям, заблудившимся в лесу?
        - Ну, как тебе объяснить, - смутился зеленый человечек. - Мы по природе своей - существа крайне любознательные, что я уже говорил. Для нас представляет интерес всё что угодно, в том числе и разумные из числа местных. Мы бы рады не стирать им память, но некоторые наши опыты несколько… кхе-кхе… аморальны с точки зрения человеков.
        Андрей готов был поклясться, что слышал, как пришелец прокашлялся, пытаясь найти подходящее слово.
        - Получается, что вы не стали бы звать меня, кабы не были лично заинтересованы в разрешении проблемы Арманниса?
        - Мы впервые сталкиваемся с гибнущим миром, и чрезвычайно интересно узнать, существует ли возможность спасти его.
        - А как вы сами думаете?
        - Невозможно. Любая вселенная слишком сложна, чтобы простому смертному повелевать ею. Но, с другой стороны, вы - человеки - сами придумали подходящую в данном случае поговорку: нет ничего невозможного. Поэтому я от лица всех членов экипажа ещё раз желаю тебе и твоим друзьям успешного завершения миссии.
        Помолчав, пришелец добавил:
        - И… когда ты обретешь силу, не забудь, пожалуйста, про маленьких зеленых человечков, которым, как и вам, не чуждо чувство дома.
        - Не забуду, - пообещал Андрей.
        Окинув на прощание взглядом корпус летающей тарелки, юноша зашагал к ожидающим в стороне друзьям.
        ГЛАВА XV
        Атака с воздуха
        Совет держали в трактире Гарни. Присутствовали все, кто должен был присутствовать.
        - Для начала попробуем достать Меч из Пещеры Девяти Драконов, - сказал Валиус.
        - А почему не какой-нибудь другой? - возразил в своей обычной манере Ланс, глодая куриную ножку, жареную на сале с добавлением сметаны, зелени и вина.
        - Спускаться в Подземелье сейчас - полное безрассудство, - охотно ответил старик. - Мы не сможем победить чудовищ, не имея дополнительных сил. А про Терраникс вообще нет речи: если его обороняют полчища магов, соваться туда тоже безнадежно.
        - Но ведь рано или поздно мы должны будем посетить и Подземелье, и крепость!
        - Должны. Но лучше сделать это, имея хотя бы один Радужный Меч.
        - А почему? - поинтересовался Андрей.
        - Радужные Мечи даже по отдельности - великое оружие. Никто, конечно, не знает, какие способности дает Меч своему владельцу, но иметь его в руках - несомненное преимущество.
        Гарни принес круглый поднос с кружками и большим кувшином. Началось возлияние пенистого вина.
        - Вряд ли нам хватит опыта сразиться с девятью огнедышащими тварями, - пессимистично заметил Ланс.
        - Ну, опыт - это такая вещь, которая появляется сразу после того как была нужна,
        - усмехнулся Валиус. - С этим не поспоришь… Но драконы на данный момент - самая простая задача.
        На возтонке, в недрах Драконьих скал укрылась обширная пещера, в которой девять могучих драконов как зеницу ока стерегли один из трёх великих артефактов. То была Пещера Девяти Драконов, и туда на следующий день отправились люди, дабы завладеть артефактом.
        - Удачи вам, рыцари! - махал руками Гарни, обливаясь слезами. - Поддайте жару ящерам! Возвращайтесь с победой! Удачи!
        Мэр Манкин и куратор Бальтон сдерживали себя, но, тем не менее, тоже выглядели взволнованными.
        - Удачи! - пищал Ральф. - Удачи!
        - Не ори мне в ухо, идиот! - проворчал Фавор, а затем громко заверещал: - Удачи! Победа! Драконы! Возвращайтесь, да?
        Прошло шесть дней пути.
        - На ночлег остановимся вон в той деревушке, - указал Родган.
        - Согласен, - сонно ответил Ланс. - Я не чувствую своей задницы, однако…
        Вздохнули, вспомнив кресла на борту НЛО. Все уже устали от похода, и мечтали поскорее умыться и завалиться спать.
        Крестьяне встретили путников радушно. Хозяин одного из дворов быстро растопил баньку, пока его жена хлопотала на кухне, разогревая успевший остыть ужин. Малолетние дети с большим интересом рассматривали снаряжение воинов, гладили мощных коней, что-то по-детски лепетали. Когда путники помылись и наспех поужинали, большая луна стояла почти в зените, ярко освещая спящие луга и пахотные земли.
        Андрей сидел на завалинке, положив ногу на ногу, и расслабленно потягивал сигарету. Он считал, что бросил курить, и помог в этом Арманнис, но изредка всё ж хотелось затянуться крепким, горячим дымом, чтобы почувствовать приятное покалывание в теле, шум в ушах и эйфорическое головокружение.
        Подошел Ланс.
        - Отчего не идешь на боковую? - поинтересовался он.
        - Решил покурить.
        - Дай-ка и мне одну, - попросил маг. - В последний раз так и не удалось отведать земного табака.
        Они вспомнили тролля Буздыгана, нервно посмеялись и, смахнув слезу, Андрей протянул другу тоненький цилиндрик сигареты. Кончиком своей сигареты он запалил лансову.
        - Ых, кхе-кхе! - прохрипел маг, проглотив дым. - Как ты можешь, кхе, вдыхать в себя эту, кхо-кхо, гадость?
        Похлопав Кейвака по спине, Андрей вновь уселся на завалинке и глядел на луну.
        Внезапно что-то быстро пронеслось на её фоне… Что-то темное, крылатое, с длинным телом и гибким змеиным хвостом.
        - Ты видел? - вздрогнул Андрей.
        - Ась? - маг обернулся и посмотрел на луну. - Да, луна сегодня большая, согласен.
        - Я не это хотел сказать. Только что на её фоне промелькнуло что-то странное.
        - Ну, мало ли… - пожал Ланс плечами. - Птица какая-нибудь, или летучая мышь. Или тебя от усталости посетила галлюцинация.
        - Да, ты прав, - успокоился юноша. - Нужно отдохнуть. И всё же тварь показалась мне какой-то знакомой: здоровенные крылья, длинный хвост, гибкая шея, даже чешуя блестела…
        - Что ты сказал? - теперь заволновался маг.
        - Да брось, показалось мне! - Андрей пошлепал к входу в дом.
        Маг выбросил недокуренную сигарету, опасливо поглядел на луну и крикнул:
        - Помнишь, мы видели деревню, которую спалили перед рассветом?
        Андрей замер. Напряженно длилась целая секунда, внезапной догадкой превращенная в вечность.
        - Дракон!
        Они сорвались с места и бурей вломились в дом.
        - Вставайте! Дракон над деревней! Вставайте же!
        Полминуты спустя спящие были уже на ногах и торопливо одевались.
        А сквозь запыленные окна в комнату проник яркий свет зарницы. Начался пожар.
        Выбежав на улицу, Андрей первым делом увидел громадное чудище на могучих перепончато-чешуйчатых крыльях. То был дракон. Из его пасти землю с ютящимися друг к дружке домами поливала мощная струя пламени. Ветер от взмахов крыльев быстро разгонял огонь, начиная неуправляемый пожар. К тому времени, когда все покинули дом и по широкой улице стали убегать прочь, бoльшая часть деревни полыхала гудящим, жарким, прожорливым пламенем.
        Жители горящего селения живыми факелами метались среди бушующей огненной стихии. Слышались крики адской боли, вопли женщин и плач детей… Через минуту единственным звуком, наполнившим ночной воздух звоном, был лишь вой пламени - все люди погибли.
        - Бежим! Скорее, пока дракон не заметил нас! - Родган торопился, постоянно оглядываясь назад. Отвязав лошадей, он помог всадникам забраться в седла и подхватил крестьянских детишек. Андрей подвинулся на спине Лопасти, освобождая место для их отца, а Ланс без лишних колебаний перекинул через Мерга голосящую крестьянку.
        Но дракон обладал поразительным чутьём. Дьявольской тенью летая над пожарищем, он, спалив всё, что мог спалить, повернул клыкастую, закопченную морду к бегущим. Окрестности утонули в свирепом рыке.
        - О нет! - закричал Андрей. - Он заметил нас! Надо где-то укрыться!
        Юноша потянул вожжи, направляя скакуна в сторону леса.
        - Только не лес! - замахал руками Родган. - Не смейте соваться в лес - это верная смерть!
        А где же ты предлагаешь спрятаться от этой твари, мысленно вопрошал Андрей. Коня он, тем не менее, вернул на прежний курс.
        - Надя, Валиус! Спасайте семью! - Родган хотел передать детей на руки старику, но тот отстранился и спрыгнул с седла.
        - Крестьянин! - он подозвал мужчину, сидевшего позади Андрея. - Бери мою лошадь, спасай жену и ребятишек! Девушка поможет вам укрыться.
        - Валиус! - учитель закричал ему в самое ухо. - Ты в своем уме?! Дракон почти настиг нас, уходи с ними!
        Летающий монстр быстро сокращал расстояние между собой и беглецами. Из его ноздрей, как из подбитого самолета, валил густой черный дым.
        - Нет! - уперся старик. - Кто я такой, чтобы бежать от вшивой ящерицы!
        Ланс, с ужасом наблюдая за приближением крылатого чудовища, торопливо спросил:
        - А что, собственно, происходит? Почему все остановились? Другого времени побеседовать вы найти не смогли?
        - Мы примем бой, - твердо ответил Родган, вытаскивая из-за спины двуручный меч с зубьями в виде пилы. Как и Надя, он носил оружие в ножнах, перекинутых за плечи.
        - Неплохая мысль, - заулыбался маг, тоскливо смотря на удаляющихся крестьян и девушку. Его подбородок нервно подрагивал, а когда взгляд перемещался на мчащуюся тварь, начинали дергаться оба глаза. - Только я не горю желанием участвовать в этом.
        - Тогда ты сгоришь телом, - парировал Родган.
        Рыцарь и старик оставили лошадей и пошли навстречу дракону. Дракон, увидев, что часть беглецов решила состязаться с ним, рванул вверх, делая устрашающую мертвую петлю.
        - Эта тварь нас непременно догонит и изжарит, - сплюнул учитель. - Но если мы попытаемся сразиться…
        Договорить он не успел. Дракон пригнул шею и на бреющем полете промчался над головами людей. Дрожа от страха, молодые люди искали выроненные мечи. Валиус и Родган уже были на ногах.
        - Кейвак! - рыкнул учитель. - Приготовься открыть огонь!
        - Какой ещё огонь? - отплевываясь от земли, взмолился маг.
        - Огненная стрела! Вспоминай, чему тебя учили!
        Дракон изготовился для новой атаки. Дым из ноздрей валил уже не так густо, и в глотке изредка показывались проблески огня. Андрей смутно помнил, что изрыгание огня для драконов сродни использованию магии для магов - и то, и другое требует определенного запаса маны и времени на восстановление способностей. Вероятно, густые клубы маслянисто-черного дыма говорят, что дракон находится на
«перезарядке». Серый дым (именно такой дым сейчас валил от морды чудовища) означал почти полную готовность к огненной атаке.
        - Приготовиться!
        Родган, Ланс и, к удивлению молодых людей, Валиус заняли позиции на расстоянии трех метров друг от друга. Они подняли руки с направленными в сторону крылатого ящера ладонями, своеобразно переплетя побелевшие от напряжения пальцы. Дракон, наполнив темное небо громогласным рычанием, сильно взмахнул широкими и длинными, как палуба авианосца, крыльями, и опять перешел в наступление. Стелясь почти над самой землей, он быстро приближался, щелкая в полете усыпанной зубами пастью.
        - По моей команде! - низко рявкнул Родган. В спокойной обстановке любой, услышав его голос, непременно потерял бы сознание от страха.
        Монстр приближался. Воздух засвистел на его расправленных крыльях, смешанный свет луны и пламени полыхающей неподалеку деревни отражались от гладких пятиугольных чешуй.
        Браслеты Ланса и Родгана засветились. Сначала сияние было слабым, но по мере приближения дракона разгоралось, наполнялось жизнью, магической энергией. Ланс, растерявшись, потерял сосредоточенность, и браслеты потухли. Однако молодой маг быстро взял себя в руки, сконцентрировался, подобрался, и сияние браслетов возобновилось. Длинные серые рукава Валиуса сползли, оголив сухие старческие руки до локтей. Никаких браслетов Андрей не видел, но, не смотря на это, кисти рук Валиуса окружала сильная аура магии.
        - Огонь! - скомандовал учитель.
        Сияние браслетов в один миг изменило цвет с бело-голубого на желто-красный и как будто уплотнилось. Затем оно полностью поглотило запястья магов, перетекло к кончикам пальцем и сорвалось огненными каплями. Шесть «выстрелов» устремились навстречу дракону со скоростью артиллерийского снаряда.
        Чудовище не успело отвернуть, зато успело удивиться. Андрей, хоть был и на приличном расстоянии от твари, увидел, как её змеиные глаза расширились до предела, зрачки, наоборот, сузились в тоненькие щелки, пасть с лязгом захлопнулась.
        Залп огненных молний с шипением и брызгами фейерверка попал в дракона. Чудовище заревело пуще прежнего, взмахнуло необъятными крылами и ушло вверх. Там, в холодных высотных потоках, прямо на фоне большой луны оно яростно обдувало себя собственными крыльями, унимая боль от ожогов. Огонь - мощное оружие, но в максимально полной мере это можно осознать только тогда, когда огонь направлен против тебя.
        - Второй раз такой трюк не пройдёт, - сухо заметил Валиус, всё ещё держа руки поднятыми.
        - Устроим беглый огонь, - предложил Родган. - Рано или поздно дракон сгорит заживо.
        - Нет, - покачал головой старик. - Драконы не так глупы, как их малюют. На высоте он залижет свои раны, восстановит энергию и применит своё главное оружие, а против него нет никаких шансов.
        Андрей с ужасом наблюдал за грандиозными движениями могучих крыльев. Дракон что-то кричал, как стая горгулий, но это было не самым главным…
        - Мне кажется, его пасть больше не дымится! - высказал своё предположение юноша.
        - Тем хуже, - вздохнул Валиус. - Следующая его атака не обойдется без применения огня, а он, как вы успели заметить, подобен жидкому, что опасно втройне.
        Дракон исчез с лунного фона.
        - Куда он делся! - испугался Ланс пуще прежнего.
        - Он поднимается, - сказал Родган. - Поднимается, чтобы атаковать.
        В тишине доносился слабый треск всё ещё горящей деревни и, как почудилось Андрею, какой-то далекий шорох.
        - Уходите, я задержу дракона. - Валиус пристально смотрел наверх, задрав голову. Его грязная борода была взлохмачена.
        - То есть как это? - запинаясь, проговорил Ланс. - Вы думаете, что справитесь с этой адской рептилией?
        Старик не ответил. Родган подошел к нему и положил широкую ладонь на плечо.
        - Дружище, мы должны попытаться вместе…
        - Спасти Арманнис - вот что вы должны попытаться сделать! - резко оборвал его Валиус. - Никогда я не переставал надеяться, что рано или поздно с далекой Земли прибудет вьюноша, который уберет клеймо смерти с нашего грешного мира. И в этот раз я уверен - уверен! - в успехе. Моё чувство - это не просто надежда, но глубокая вера! Считайте, что я стал пророком…
        - Что вы затеваете? - дрожащим голосом спросил Кейвак.
        - Я остановлю дракона, чтобы вы смогли продолжить путь. Андрей, мальчик мой, я знаю, что тебе под силу то, ради чего ты здесь.
        Андрей не стал возражать. Но не потому, что разделял мнение старика.
        - Иди, вьюноша, - поторапливал Валиус. - Береги своих друзей и верь в свои силы.
        Родган неуверенно убрал ладонь со стариковского плеча. Молодые люди были крайне ошеломлены происходящим, ведь первый раз в жизни они увидели колеблющегося учителя.
        Но Родган быстро принял решение.
        - На коней! Живо!
        - Но!..
        - Вперед! - заревел учитель нечеловеческим голосом.
        Они стремглав понеслись к своим жеребцам, влетели в седла и пришпорили. Сзади их подгонял стук копыт лошади Родгана и его злые приказы ускориться.
        Андрей взглянул на небо и охнул: что-то в вышине происходило, и это что-то было непонятным.
        На звездном небе разгоралась новая звезда. Сначала она была не больше булавочной головки и такая же холодная, как прочие. Но с каждым кратким мгновением разрасталась, изменяя не только угловые размеры, но и цвет.
        Юноша подумал, что ему посчастливилось увидеть вспышку сверхновой, но это была не сверхновая.
        На самом деле, поднявшись на высоту около трех километров, дракон почувствовал, что полностью восстановил свои силы. Люди, которых он пытался догнать, оказались магами и осмелились применить против него его же оружие. Неслыханная дерзость! Но они поплатятся за это. Сполна заплатят за свои деяния!
        Дракон нырнул вниз, пикируя прямо на людей. Раскрыв пасть, он стал выдувать изнутри пламя, особое пламя, в других мирах именуемое жидким пламенем, плазмой, напалмом… Дракону было глубоко наплевать, как зовется это пламя в параллельных измерениях, но сам дракон звал его смертью.
        Огненный шар перед мордой чудовища рос, обретал всё больший размер и яркость, стал пылать почти как солнце. Если бы не умелое маневрирование крыльями и хвостом, дракон неминуемо сгорел бы в этой массе огня. Он не видел земли, не мог разглядеть нахальный людишек - мешало пламя. Зато он чувствовал магию, боевую магию, нацеленную против него.
        Дракон целил в ту самую точку.
        - Дьявольщина! - воскликнул Ланс.
        Он был недалек от истины: с неба стремительно падал пылающий огненный шар. Он стал настолько большим и ярким, что освещал округу почти как дневное светило.
        - Смотрите! - Андрей указал в точку, находящуюся под шаром. Там стоял Валиус.
        Старик громко произносил заклинания разрушительной силы. Его борода стала объемной, точно на неё действовало статическое электричество; серая хламида ходила ходуном, как будто Валиус стоял посреди ветреной бури; руки дрожали и ярко светились.
        Над головой старика рос точно такой же шар, какой падал сверху. Бурлящее в нём пламя, удерживаемое магией левитации, не обрушивалось вниз и тянуло жадные языки-протуберанцы во все стороны. Расстояние между двумя огненными шарами быстро сокращалось, и вскоре воздушное пространство между ними пронзила длинная искра электрического разряда.
        - Вперед! - ревел Родган. Его, казалось, совершенно не интересовало происходящее за спиной.
        Всадники шли на предельной скорости. Скакуны рисковали в любой момент угодить копытом в ямку или запнуться о бревно, ведь не зря говорят, что ночью верховая езда опасна. Ланс хотел крикнуть кое-что об этом, но сзади взорвалась ослепительная вспышка.
        Два огненных шара столкнулись, как сталкиваются два спелых помидора, если их бросить навстречу друг другу, как сталкиваются волны в бушующем океане. Над полями и лесами растекся рокот взрыва; стаи испуганных птиц с гамом выпорхнули из древесных крон и бросились в разные стороны, оглушенные инстинктивным страхом.
        Дракон точно рассчитал скорость и мощность огня, ведь тысячелетия назад ему уже приходилось совершать нечто подобное. Когда подошел момент, он, заскулив от боли, расправил крылья, цепляясь за плотный воздух. Кое-как ему удалось совершить первый взмах, а второй взмах почти остановил падение. Внизу пламя встретилось с землей и, ревя, хлынуло в разные стороны, поглотив проклятых людишек.
        Дракон даже попробовал ухмыльнуться обожженной пастью, но вдруг заметил: что-то пошло не так.
        Валиус на пределе сил сдерживал огненную стихию над своей головой, чтобы не быть погребенным под нею. Когда мощный удар обрушился сверху, старик упал на колени от напряжения и уже не говорил заклинания - кричал. Его глаза едва ли видели что-то, безнадежно ослепленные, но внутренним взором, «третьим глазом» Валиус видел дракона. Зверь замедлил падение и стал уходить от взрыва, чтобы не пострадать, и старик, уже теряя сознание от многочисленных микроинсультов, сжал обожженные кулаки.
        Дракон ясно видел, как длинные щупальца хлынувшего в стороны пламени вдруг изогнулись вверх и стали накрывать его. Не может этого быть, взревел дракон. Обессилевшие, опаленные крылья сделали ещё один взмах, полностью прекратив падение. Теперь нужен только один, последний рывок, и этот пылающий кулак схватит пустой воздух…
        Всего лишь один рывок!
        Дракон не успел. Состоящие из длинных языков пламени пальцы ухватили его со всех сторон, пронзив чешуйчатое тело миллионами жалящих игл. Кто там говорил, что драконам не страшен огонь? Ты ошибся! Драконы, огнедышащие драконы, могут погибнуть от огня точно так же, как любые другие живые существа. Драконы бессмертны, пока спят в своих пещерах и не высовываются наружу.
        Пламя проглотило крылатого ящера, и в этот момент Валиус закрыл глаза и упал на раскаленную землю.
        Вся масса огня накрыла его сверху бурлящим океаном и растеклась по лугу, уничтожая траву, редкие кустики диких роз и гнезда селящихся в траве потакриков, в которых беспокойно щебетали едва вылупившиеся птенцы.
        Когда буйство стихии улеглось, на пепельной земле не осталось ровным счетом ничего.
        - Теперь ты обязан победить, - сказал Родган. Его голос весь день оставался жестким и твердым, ведь Валиус был его другом.
        Ланс поджаривал на костре тушку пойманного полчаса назад кролика, что вызывало почти неудержимые порывы рвоты. С отвращением глядя на огонь и шипящее мясо, маг заблокировался от всего мира и витал в своих мыслях.
        - Ты обязан победить хотя бы потому, что в одиночку я не смогу воспитывать очередного слайдера, - продолжал Родган. - Валиус, вне всяких сомнений, отдавал себе отчет в том, что делает, и если он пошел на такой риск - значит, тому были веские основания.
        - Вы думаете, он действительно был провидцем? - решилась спросить Надя. Весь день она была тише воды и, чтоб никто не заметил, беззвучно рыдала, оплакивая погибшего старика.
        - Такое вполне возможно, - кивнул рыцарь. - Валиус был очень сильным магом, может быть даже, самым сильным в Арманнисе, и бог его знает, какие способности были в нем сокрыты. Именно он - этот любитель несъедобных грибов, который додумался усилителем сделать собственную бороду - он отдал часть своей силы Андрею, а часть - Лансу. Он по-настоящему верил, что в этот раз всё пройдет успешно.
        Поговорив ещё немного, Родган завалился набок и захрапел. Остальные последовали его примеру, и вскоре улеглись.
        К ужину никто так и не притронулся.
        ГЛАВА XVI
        Пещера Девяти Драконов
        Путешествие продолжалось ещё четыре дня, и всё это время небо было безжизненно-серым, хмурым и однообразным. Льющий четыре дня подряд дождь измотал путников до предела, но когда впереди наконец-то показались Драконьи Скалы, в которых можно было укрыться от непогоды, никто этому не возрадовался.
        Андрей думал, что весна Арманниса отличается сухостью, но оказалось, что он ошибся.
        К вечеру путники нашли вход в Пещеру. Его трудно было не заметить или не узнать, потому что всё вокруг было усеяно белыми, выгоревшими на солнце и омытыми дождем костями животных. Часто попадались и кости человеческие. Пахло инстинктивно знакомым, омерзительным разложением.
        Оглядываясь и держа оружие наготове, люди вошли под обширный свод и окунулись в полумрак. В дальнем конце пещеры Родган увидел нечто подозрительное и немедленно направился выяснить, что это. Андрей, пройдя пару десятков шагов, наткнулся на тело человека. Присмотревшись, он увидел ещё тела, всего около пятидесяти.
        - Понятно, - с озабоченным лицом сказал Родган, возвратившись. - Видимо, кто-то рисковал заполучить Меч и до нас.
        Он показал Андрею блестящий металлический предмет и спросил:
        - На что это похоже?
        - На жетон имперского воина, - ответил Андрей, подумав.
        - Да, это жетон, - подтвердил Родган, - но только не имперского воина, а дружинника короля Масаурского.
        - Авлан говорил, что был его младшим магом, - вспомнил Ланс. - Это его воины?
        - Возможно. Они приходили сюда с той же целью, надо полагать, что и мы, - рассуждал учитель, оглядывая павших воинов чужого королевства.
        Все мертвецы выглядели ужасно: их одеяния, в том числе и доспехи, были изорваны в клочья. Из глубоких ран некоторых на костяную землю вывалились внутренности, покрытые спекшейся кровью. Другие потеряли где-то руки, ноги, головы или даже целые половины туловищ. Среди трупов валялось разнообразное оружие, и преимущественно - большие арбалеты.
        - Кто же их убил? - спросила Надя. - Дракон?
        - Дракон, - кивнул Родган. Держащей меч рукой он указал вглубь пещеры, где темнело бесформенное пятно. - Поглядите.
        Молодые люди и девушка пошли в указанном направлении и увидели лежащее неподвижно чудовище с массивными ногами, толстым хвостом и огромной зубастой головой на длинной шее. Чудовище явно было мертво.
        - Это дракон? - поинтересовался Кейвак. Вид мертвого ящера не вызывал у него страха, только отвращение.
        - На динозавра похож, - смекнул Андрей.
        - Что такое динозавр? - поспешил узнать Ланс, но тут заговорил Родган.
        - Этот дракон принадлежит самому простому виду. Я думаю, ребята, которые пришли за Мечом, были не очень хорошо подготовлены, раз не смогли его завалить.
        - Они убили ящера, - возразила Надя.
        - И при этом погибли сами, - парировал учитель. - Пиррова победа - не победа вовсе.
        - Откуда вы знаете про пиррову победу? - удивился Андрей.
        - Рассказал один из твоих предшественников, - отмахнулся Родган. - Как бы там ни было, большая часть воинов сложила свои головы, но дракона убила. Оставшиеся - человек двенадцать - погибли от другого.
        - Другого чего? - не понял Ланс.
        - Другого дракона, конечно же!
        Они прошли за учителем в противоположную часть пещеры и наткнулись на кучки пепла.
        - Думаете, это раньше было людьми? - усомнился Ланс, брезгливо разгребая пепел носком сапога.
        - Определенно! - заявил Родган.
        - Но кто их спалил? - развел руки маг. - Неужто…
        Он осекся, когда его взгляд, как и взгляд других, переместился на широкий черный зев, уходящий вглубь скалы.
        Родган отыскал где-то несколько палок, обмотал их кусками одежды павших воинов и смастерил четыре факела. Воспользовавшись зажигалкой Андрея, путники подожгли факелы и зашли вглубь прохода. Они вышли под своды другой пещеры. Всё вокруг было безнадежно закопчено и пахло гарью.
        - По всей вероятности, здесь обитал другой дракон, - уверенно сказал учитель, вдыхая расширяющимися ноздрями резкий маслянистый запах. - И когда королевские воины прикончили того ящера, он вышел и сжёг оставшихся в живых.
        - А не тот ли это дракон, с которым мы имели дело пять дней назад? - прищурился Ланс.
        - Мне кажется, тот, - согласился Родган. - Судя по трупам, они лежат здесь давно, и в этом случае становится ясно, почему огнедышащий дракон напал на деревню - им двигала жажда мести за собрата. И наверняка он виновен в поджоге той деревни, о которой вы мне рассказывали.
        Андрей содрогнулся, вспомнив пепелище на месте небольшой деревушки. Родган тогда посылал их отнести долг одному из своих кредиторов…
        - А может, он не мог выйти, пока был жив дракон из первой пещеры? - подал мысль Кейвак. - А когда тот издох, то этот просто решил повеселиться?
        - Вполне может статься, что так оно и было, - не стал спорить Родган. - В любом случае, два дракона уже мертвы, что очень облегчает нашу задачу.
        - Осталось семь, - тихо сказала Надя.
        - Может быть, мы всё же соберем трофеи и спрячем где-нибудь? - в надежде предложил Ланс.
        - Ты всегда можешь вернуться за ними, - поморщился учитель. - В любое время. Не думаю, что Драконьи Скалы - излюбленное место паломничества туристов.
        Шагая плечом к плечу, они вчетвером через высокий, обширный грот зашли в Третью пещеру. Руки крепко-накрепко ухватились за черены мечей, когда внезапно в нишах базальтовых скал вспыхнули большие костры. Факелы оказались не нужны.
        - Где же дракон? - шепотом спросила Надя.
        Никто ей не ответил.
        Андрей заметил, что пещера чем-то напоминает бойцовский ринг: идеально круглая, освещенная колышущимся светом костров, посыпанная какими-то опилками…
        - Берегись! - завопил Родган.
        Люди, успевшие разойтись в стороны, бросились врассыпную, пока не добежали до границ арены. Сверху, подняв облако пыли, свалился устрашающего вида ящер - помесь жабы и крокодила величиной с грузовик. Зеленая пупырчатая кожа выделяла какую-то слизь, независимые друг от друга глаза хищно вращались в поисках добычи, плоская морда поворачивалась из стороны в сторону, оценивая расстояние до противников.
        - Огонь! - скомандовал Родган. На его поднятых руках появилось сияние, с каждой секундой становящееся всё интенсивнее.
        Но применить магию он не успел. Дракон (странный на вид, конечно, но это был определенно дракон) раскрыл пасть и выкинул в сторону учителя длинный гибкий язык. Точь-в-точь как лягушка, подумал Андрей, не успев больше никак среагировать на атаку. Язык обвил Родгана за руки и бросил оземь.
        - Кейвак, огонь! - зарычал рыцарь, гибко извернувшись и вновь оказавшись на ногах.
        Ланс заторопился и впопыхах не успел ничего сделать. Дракон в один прыжок оказался рядом с ним и с силой врезал передней лапой. С диким криком маг улетел на противоположную сторону арены и проехал спиной по белым опилкам.
        Андрей и Надя обходили чудовище с флангов, пока Родган приготавливался к арнуму. Ланс, шумно выдохнув, тоже поднялся и убрал меч в ножны, засучивая рукава.
        - Ну я тебя сейчас! - прошипел он, сплюнув кровяную слюну.
        Родган выпустил по дракону два огненных шара, но тот, словно почуяв неладное, подпрыгнул вверх и в сторону, уходя от атаки. Надя вскрикнула, когда дракон приземлился в метре от неё, но не растерялась и вонзила катаны в пупырчатое брюхо.
        Яростный вопль сотряс своды пещеры. Чудовище размахнулось хвостом и откинуло девушку прочь, одновременно достав языком Родгана. На этот раз оказались плененными не только руки рыцаря, но он целиком. Упираясь в землю, он пытался устоять и освободиться, но язык неумолимо тянул его к зубастой пасти.
        Андрей, не надеясь на огневую поддержку Кейвака, бросился вперед. Пробежав десяток шагов, он оттолкнулся ногами, как учил Родган, и, проделав эффектное сальто, уселся на склизкую шею дракона. Родган, как не пытался, не смог устоять, и мышцы языка начали стремительно сокращаться, притягивая добычу к оскалившейся пасти. Надя, увидев это и не раздумывая излишне, метнула оба меча. Вместе с ней атаковал и Ланс.
        Андрей, едва удержавшись, чтобы не свалиться с дракона, покрепче перехватил рукоять меча и что есть сил всадил его в одну из зеленых бородавок. Катаны пронзили насквозь натянутую как струна розовую плоть языка, а две огненных молнии обожгли чудовищу бок.
        Яростный рев, смешанный с визгом боли, на мгновение оглушил людей, и они попадали в опилки, зажмурившись и затыкая уши. Когда они пришли в себя, дракона на арене больше не было.
        - Куда он подевался? - спросил Ланс, судорожно сжимая кулаки.
        - Решил, наверное, что мы его одолели, - предположил Андрей.
        - Скорее туда! - Родган подобрал потухшие факелы и побежал к видневшемуся неподалеку входу в Четвертую пещеру.
        - Ничего себе! - присвистнул Ланс, опираясь руками о каменный парапет.
        Было чему удивляться: Четвертая пещера представляла собой колодец стометрового диаметра, глубину которого трудно было оценить даже примерно. Брошенный Родганом факел долго кувыркался в воздухе, пламя его трепетало и отбрасывало слабый свет на каменные стены, пока не превратилось в едва видимый уголек. После до внимательно слушавших людей донесся тихий всплеск.
        - Внизу озеро, - огласил Родган общую догадку. - Ланс, используй левитацию и аккуратно опусти себя, Андрея и Надю на дно колодца. Я отсюда подсоблю вам светом.
        - Сразу троих? - округлил маг глаза. - Я не смогу!
        - Один раз ты смог это сделать, когда грабил лавку в Сантакрии, - возразил учитель.
        - Даже дважды! - дополнил Андрей, хотя ему до невозможного не хотелось опускаться в глубокую и темную вертикальную трубу.
        - Ты не сможешь поддерживать освещение на более или менее нормальном уровне, а без света нам конец, - привел Родган весомый аргумент. - Действуй!
        Ланс сосредоточился, что-то пробормотал под нос, взмахнул руками, и Андрей почувствовал, как его ноги оторвались от каменного пола. Медленно перелетев через парапет, они втроем так же медленно начали движение вниз. Родган сначала кидал вниз оставшиеся факелы, а затем принялся периодически пускать в колодец огненные шары слабой мощности, закрученные по спирали.
        Как в сказке, подумал Андрей, глядя на витающие в воздухе огоньки. Насколько глубоко Ланс опустил их, можно было только догадываться, но, судя по нарастающему приступу клаустрофобии - довольно глубоко.
        Что-то прошелестело за спиной юноши. Это заметила и Надя, в чьих глазах отразилась острая тревога.
        Заметил это и Ланс.
        - Что за чёрт? - наигранно строго сказал он…

…И тут же потерял сосредоточенность. Магия левитации внезапно прекратила своё существование, и все трое стали просто падать.
        Обогнав все пущенные Родганом огненные шары, Андрей начал лихорадочно соображать, что следует сделать. Скорость падения постоянно росла, а близко ли до воды, никто не знал.
        И тут пришла слабая надежда.
        - Падайте руками вниз! - закричал юноша. - Вытяните руки и покрепче ухватитесь за мечи!
        - Что? - ветер пел в ушах Ланса, пытающегося восстановить самоконтроль.
        - Я говорю, возьмите мечи и падайте вниз с вытянутыми руками! - повторил Андрей.
        - Иначе мы разобьемся об воду!
        Надя сообразила, в чём дело, быстрее Кейвака и сделала, как просил Андрей. Девушка почувствовала, что скорость падения увеличилась, когда клинки катан направились вниз. Наконец, Ланс выудил из ножен свой меч, обхватил рукоять ладонями и втянул голову в плечи, готовясь ко встрече с водой.
        Они стремительно падали вниз, в абсолютную темноту, стараясь не думать о глубине водоема…
        Андрей услышал громкий всплеск, и тут же за ним последовал второй. Затем юноша ощутил головой, руками, плечами и вообще все телом жуткую боль. Он был уверен, что расшибся в лепешку, но когда очухался, то почувствовал, что до сих пор цел и барахтается в толще воды. Хорошо хоть, что вода теплая, отстраненно подумал Андрей, быстро работая ногами. Магнелитовые доспехи не тянули вниз, а как будто даже помогали всплывать.
        Поверхности всё не было. Андрей начал беспокоиться об этом, ведь кислород в легких отсутствовал, а концентрация углекислого газа быстро повышалась. Внезапная мысль взорвалась в мозгу: он плывет вниз! Ну конечно же, куда ещё можно плыть, когда на тебе надеты металлические доспехи и в твоих руках стальной меч!
        Чувствуя жуткое головокружение и резь в горле и легких, юноша смирился со своей участью. Во чтобы то ни стало он должен прекратить эту страшную боль, эту муку своего тела! Он должен впустить воду в легкие, чтобы она потушила пылающий там пожар, чтобы прекратила боль…
        Андрей сделал глубокий вздох, но к удивлению и даже ликованию, вместо воды легкие наполнились живительным, сладким, желанным воздухом.
        Рядом отплевывался и судорожно дышал Ланс.
        - Все всплыли?
        - Я тут! - отозвался маг.
        - Надя? - позвал Андрей.
        Девушка не откликалась. Андрей позвал ещё раз, но опять не получил ответа.
        - Только не это! - взмолился юноша.
        Он не хотел верить, что ещё один член их немногочисленной группы погиб. Погиб ещё один друг.
        Позади послышался шум воды и свистящий, клокочущий звук непонятно чего. Молодые люди приготовились к атаке, но тут различили ожесточенный кашель и спазматические вдохи девушки.
        - Надя! - воскликнули они хором.
        - Я чуть было не захлебнулась! - ответила девушка горьким тоном. - Никогда больше не стану вытворять такие штуки!
        Отдышавшись и вдоволь насладившись влажным пещерным воздухом, Надя задумчиво произнесла:
        - Вода какая-то странная.
        - По мне, вода как вода, - усомнился Ланс.
        - Почему же тогда мы не тонем?
        Огненные шары Родгана кружили над головами, и один из них, шипя, потонул. Теперь люди могли видеть бледные лица друг друга, опутанные мокрыми волосами. Андрей почувствовал, что начало происходить нечто странное: масса воды стала колыхаться, пошла волнами, зашевелилась. Не найдя подходящего объяснения этому, он взволнованно приказал:
        - Приготовиться! Что-то поднимается с глубины!
        - О боже! - прошептала Надя.
        Что бы не поднималось снизу, оно вскоре дало о себе знать. Толстый столб воды внезапно вырвался из озера, и юноша успел заметить сверкнувшие зубы.
        - Водяной дракон! - заверещал маг, и тут же был накрыт сверху большой волной.
        Андрей рубанул мечом, но ровным счетом ничего не добился. Клинок прошел сквозь воду, не встретив другой преграды.
        Столб воды поднялся в другом месте, и на этот раз отчетливо послышалось булькающее рычание. Приглядевшись, Андрей увидел, как на самом верху столба, растопырив руки и ноги, чтобы не провалиться в водяную глотку, отплевывается маг.
        - Сделайте что-нибудь! - вопил Кейвак. - Оно сейчас сожрет меня!
        Маг чудом держался за клыки твари, и никто не знал, что произойдет, если он всё же сорвется.
        Отчаянно работая руками, Андрей подгреб к водяному столбу и несколько раз воткнул лезвие. Опять ровным счетом ничего.
        - Попробуй магию! - прокричал юноша.
        - Как! - отозвался Ланс и тут же полетел вниз, а драконья пасть под ним рассыпалась миллионами дождевых капель.
        Теперь водяной дракон атаковал с другой стороны. Водоем ходил ходуном, и чтобы не захлебнуться в без конца накрывающих волнах, требовалась изрядная доля везения. Столб воды вырос за спиной Андрея, обрисовал скругленные черты ящера и завопил жутким воем. Сверкнули водяные зубы, и чудовище ринулось вниз, чтобы проглотить юношу, но, к всеобщему удивлению, что-то упало сверху, разрубив столб на две части.
        Прикрывшись от брызг, Надя обрадовалась:
        - Это Родган!
        Почти сразу, не теряя времени на неуклюжие барахтанья, учитель пулей вылетел из воды и завис в нескольких метрах от бушующих волн.
        - Ланс! Немедленно используй левитацию! Поднимай всех повыше!
        Но маг сосредоточился на другом. Его браслеты засияли бело-голубым светом, и когда вверх опять ударил столб воды, с рук мага с треском сорвались огненные шары. Врезавшись в дракона, шары зашипели, поднимая облака пара, и пропали.
        - Огонь против воды бессилен! - орал Родган. - Поднимай всех повыше!
        Кейвак сжал кулаки и стал собираться в кучу, что было очень непросто посреди шторма. В воздухе витали последние родгановские молнии, и скоро пещера погрузится во тьму.
        - Поднимай же!
        Андрей не удивился, когда обнаружил, что находится уже не в воде. Краем глаза он заметил, что Надя тоже воспарила.
        Но потом они плюхнулись обратно.
        - Не могу! - плаксиво крикнул Ланс, ударив по воде. - Не хватает сил!
        Родган громко и отчетливо выругался, прекратил левитировать и упал вниз. В стороне вырос столб воды, зарычал и бросился в атаку. Андрей не сразу сообразил, что происходит: с рук учителя сорвались молнии, но в этот раз не огненные, а искряще-белые, температура воздуха резко упала градусов на семь, если не больше. Белые молнии шлепками угодили прямо в драконью морду, и теперь Андрей догадался.
        Морда моментально превратилась в льдину. Треща, как пламя сотни костров, водяной столб быстро обрастал ледяной коркой, и спустя секунду поверхность воды, неправдоподобно быстро холодея, почти полностью превратилась в сверкающий лед.
        Родган использовал ледяную молнию - специфическое оружие, редко бывающее полезным в обычных боевых условиях. Для того он и приказывал Лансу поднять всех из воды - теперь они обречены стать быстрозамороженными мясными полуфабрикатами.
        Андрей понял, что всё ещё жив, когда неведомая сила выдернула его из воды и бросила на уже застывший, холодный лед. Рядом упали Надя и Ланс. Юноша готов был поклясться, что треск застывающей жидкости смолк сразу же, как только его ноги распрошались с водой. Начавшийся непонятно когда стук в зубах не помешал юноше развернуться, чтобы посмотреть назад, на застывшего Родгана…
        - Если мы хотим пройти путь до конца, то должны быть всегда собраны, быстры и точны, - заявил Родган. Он совсем не походил на замороженного, и был не зажат льдом, а стоял в нескольких шагах.
        В Пятой пещере, как и в Третьей, в нишах стен пылали яркие костры. Она тоже напоминала арену, но была посыпана не опилками, а песком. Люди, по-прежнему мокрые и замершие, опасливо посматривали наверх, ожидая очередное чудище.
        Вдруг песок под ногами зашевелился, точно гонимый ветром, хотя никакого ветра не было и в помине. Ланс ойкнул и отскочил в сторону, наблюдая загадочный феномен; Родган нахмурился ещё больше и стал похож на тучу.
        - Что-то здесь не так, - догадался Андрей. - Как будто…
        Он хотел сказать пару слов о несуществующем ветре, но внезапно прямо из песка выросли четыре здоровенных лапы и с силой швырнули людей в разные стороны.
        - Песчаный дракон! - крикнула Надя.
        Из центра арены поднялась злобная морда песчаного дракона, зарычала и стала уверенно приближаться к девушке. Родган незамедлительно выстрелил сразу четырьмя огненными молниями подряд, а затем для пущей надежности добавил ледяную, но магия поглотилась песком. Надя стала быстро отползать, потом поднялась на ноги и побежала, но внезапный порыв несуществующего ветра снова бросил её вниз.
        Драконья морда распалась на песчинки, и теперь по арене гуляли четыре мощных вихря, тесня людей к каменным стенам. Андрей принялся яростно рубить ветер мечом, но не добился никакого эффекта, а лишь выдохся.
        Вихри перешли в наступление, налетели на людей и бросили их о стены. Не успел Андрей очухаться, как ветер опять приложил его к камню, ударив плашмя. Такая же ситуация была и у Ланса, Нади и Родгана - все летали по пещере и врезались в стены.
        В одном из таких полетов Родган и Андрей столкнулись головами, рухнули в песок и непроизвольно схватились за руки. Сами того не подозревая, они умудрились открыть способ противостояния ветру - песчаные вихри, движимые волей дракона, уже не могли оторвать их от земли.
        - Надя, Ланс! Быстро сюда!
        Девушка и маг, прикрываясь руками от бьющих по лицу порывов, сумели добежать до Андрея и Родгана.
        - Цепляйтесь друг за друга! - приказал учитель. - Ветер не может поднять нас одновременно!
        Девушка встала между мужчинами, которые, крепко схватившись за руки, образовали нечто вроде плотного кольца. Вихри тоже слились в один большой, но сколько не пытался он поднять людей, у него ничего не получалось. Тогда вокруг людей поднялся гигантский смерч. Он, ревя и гудя, сужался, начал больно хлестать песчаными петлями по оголенным участкам кожи, даже пару раз развернул плотное кольцо, но обессилел.
        Несуществующий ветер перестал существовать. Песок быстро осел вниз, и образовалась тишина.
        - По-моему, выход вон там, - кивнул Андрей на большой бархан у стены пещеры. - И он засыпан песком.
        - Я тоже так думаю, - согласился Родган. - Чтобы пройти дальше, надо как-то победить песчаного дракона.
        Это было, конечно же, правдой. Но как победить песок? Стоит им разделиться, и вихри вновь примутся за своё, кидая людей на каменные стены. Рано или поздно от костей останется одна труха, и преодолевшие уже столько трудностей путники превратятся в самые настоящие отбивные…
        - А я что-то не вижу ничего, - пробормотал Ланс. - У меня все глаза забиты этим проклятым песком!
        Он отпустил Андрея и Родгана и стал нещадно тереть свои глаза, охая и постанывая. Родган, увидев это, побелел, но не успел ничего крикнуть, как вырвавшаяся прямо из-под ног струя песка отбросила Ланса далеко в сторону.
        Завизжав, маг принялся бегать по арене, удачно уходя от смерча. Он с фантастической скоростью тер глаза, но никак не мог обрести зрение, и в конце концов свернул в проход, ведущий к пещере водяного дракона. Смерч последовал за ним.
        - Куда же ты! - воскликнула Надя!
        Андрея вдруг осенила гениальная, как он позже посчитал, мысль. Он немедленно вкратце изложил её Родгану.
        - Вперед! - кивнул учитель.
        Они расцепились и побежали в сторону выхода. Выросшая из песка драконья пасть испустила звериный рык и, расплескивая желтые волны, пустилась вдогонку, окруженная смерчами.
        Под ногами захрустел лёд. Ланс носился среди застывших волн по темной пещере, иногда сшибаемый с ног гоняющимся за ним вихрем. Родган, Андрей и Надя замерли в центре пещеры, ожидая, пока песчаный дракон подтянет своё тело. Из прохода выползла огромная масса песка с ухмыляющейся зубастой пастью, агрессивно зарычала и бросилась на людей.
        Родган ждал как раз этого. Вытянув руки вперед, он выпустил самую настоящую пулеметную очередь огненных молний, и лед под тоннами песка стал плавиться, трещать и вскоре вовсе провалился. Удивленно рыкнув, песчаный дракон погрузился в воду, рассыпаясь на отдельные струи песка, и тут же из проруби показалась голова дракона водяного. Родган быстро усмирил её ледяной молнией.
        Ланс наконец-то прозрел и с большим удивлением в красных, слезящихся глазах, спросил:
        - А что мы тут опять делаем?
        Шестая пещера оказалась правильной кубической формы из антрацитового, слабо светящегося металла. В её центре шевелился грозный, увешанный шипами и когтями Железный дракон.
        - Ничего себе! - воскликнул маг. - Думаю, изрубить его мечами у нас не выйдет!
        Дракон бросился в атаку, дребезжа и звеня металлическими пластинами брони. Но, как оказалось, его скорость была слишком низкой, чтобы успевать хватать вовремя отскакивающих людей.
        - Да мы вовек не преодолеем это страшилище! - кричал маг, тяжело дыша от странного танца с Железным драконом.
        - Преодолеем! - заверил Родган. - В Пятой пещере Андрей подал отличную мысль, как победить Песчаного дракона, используя силу Водяного. В этом случае мы поступим точно так же!
        Родган рассказал, что именно они должны предпринять. Весело улюлюкая, Андрей, Надя и Ланс, пока учитель отвлекал чудище, бегали в Пятую пещеру, набирали горсти песка и возвращались, щедро посыпая Металлического дракона. Спустя час с небольшим жутко скрипящее чудище безнадежно замерло посреди кубической пещеры, абсолютно парализованное песком.
        - Это оказалось просто! - ликовал маг. - Никогда бы не подумал, что победить дракона можно так просто!
        - Главное - никогда не терять веру, - добавил Родган. - И не радоваться раньше времени. В конце концов, впереди ещё три дракона, и мы понятия не имеем, насколько они сильны.
        Они вышли на самую настоящую лужайку, заросшую высокой, сильной травой и яркими цветами. Лужайка со всех сторон была огорожена высокими отвесными скалами, сверху с безупречно голубого неба приветливо светило теплое, точно живое солнышко, что было особенно приятно после приключений в каменных казематах, но непонятно: разве уже наступил день?
        С непривычки яркий свет заставил людей зажмуриться, и когда они, наконец, обрели прежнее зрение, то первое, что увидели - это большой розовый слон, по собачьи сидящий в самом центре лужайки.
        - А где же дракон? - не нашел ничего лучшего спросить Ланс.
        Розовый слон заворочался и повернулся к людям, которые обнаружили, что это вовсе не розовый слон, а розовый дракон с большим воротником вокруг шеи в виде лепестков ромашки, со стрекозиными крыльями и глазами цвета неба.
        - Могу чем-то вам помочь? - осведомился дракон, блаженно втянув в себя аромат большого, похожего на подсолнух цветка, который держал в лапе.
        Люди опешили от такого поворота событий и стояли с совершенно растерянными выражениями лиц. Первым опомнился, как обычно, Ланс:
        - Простите, а вы кто?
        - Дракон, конечно же! - ответил дракон.
        - Какой-то вы странный, - подозрительно насупился маг.
        - Да нет, - взмахнул лапой дракон. - Я самый обычный дракон, только Цветочный. Вероятно, вы никогда прежде не встречали цветочных драконов.
        - Не имели счастья, - выдохнул Родган.
        Розовый дракон ещё раз понюхал свой подсолнух и спросил:
        - Позвольте узнать, а что вы здесь делаете?
        - Пробиваемся к Радужному Мечу, - взял на себя смелость ответить Андрей.
        - Ах, конечно же! - рассмеялся дракон, что выглядело вовсе уж необычно и даже дико. - Мне следовало догадаться сразу - извините за мою рассеянность. Просто давно мне на глаза не попадались живые люди.
        - Да что уж там, - согласился Ланс, не испытывая желания обвинять такого странного дракона в чем бы то ни было.
        - Выходит, среди вас есть пришелец из другого мира? - спросил дракон.
        - Это я, - Андрей сделал шаг вперед. - Меня зовут Андрей.
        - Гм, а меня зовут Фиала, - улыбнулся дракон. - Рада, что удостоена чести видеть тебя воочию!
        - Так вы… м-м-м… драконша? - изумилась Надя.
        - Конечно! Неужто вы подумали, что среди драконов только самцы?
        Люди, не чувствуя более страха, подошли поближе.
        - Постойте! - забеспокоилась Фиала. - Если вы пришли за Радужным Мечом, то я не имею морального права просто так вас пропускать!
        Этого Андрей и боялся.
        - Но мы не хотим сражаться с вами! - воскликнула девушка.
        Розовая драконша залилась искренним смехом, а когда, утирая слезы, успокоилась, то спросила:
        - Вы всерьез полагаете, что смогли бы со мной справиться?
        - Мы прошли шесть пещер! - гордо выпятил подбородок Кейвак.
        - Да? Хм… - Фиала, казалось, погрузилась в свои мысли. Однако скоро она вновь подняла взгляд на людей. - Вы знаете, я очень хочу, чтобы Арманнис наконец избавился от этой жуткой угрозы, потому как любому живому существу, мне хочется и дальше оставаться живой.
        Внезапно из-под земли вырвались толстые корни каких-то растений. Они в мгновение ока обвили руки и ноги людей плотными узлами, исключая любую возможность пошевелиться. Родган попытался освободиться: мышцы его рук, сокрытые кольчугой, вздулись подобно горам, но растительные жгуты оказались прочными даже для рыцаря.
        А драконша (или, может быть, дракониха?) продолжала:
        - Но я не могу пропустить вас просто так, без некоторого состязания. В конце концов, сторожить путь - моя работа. Смысл моего существования!
        - Отпусти! - зарычал Родган.
        - Не отпущу, - ответила Фиала. - Я знаю, что среди вас два мага, а маги способны на всякие штучки, которые… Короче говоря, состязание будет очень простым - загадка.
        О, нет, подумал Андрей. Если она сейчас загадает одну из тех загадок, которыми чудища во всех сказках любят пугать не отягощенных избыточным интеллектом путешественников, охочих до приключений на свою голову, то всё пропало…
        - Я думаю, что это честный и - самое главное - мирный способ разрешения возникшего конфликта. Вы со мной согласны?
        Подумав, Родган кивнул:
        - Ладно, загадывай свою загадку.
        - Нет-нет, я-то как раз и не собиралась ничего загадывать! Я отгадывать люблю! Пусть избранный с Земли что-нибудь мне загадает.
        Сердце Андрея забилось чаще. Он не ожидал, что события повернутся таким образом, когда судьбы его друзей будут зависеть от него.
        - Не подкачай! - шепнул Ланс.
        - Кто утром ходит на четырех ногах, днём - на двух, а…
        - Позвольте! - воскликнула Фиала. - Неужто все знают только эту загадку? Да она стара как мир!
        Люди напряглись.
        - Давай другую! - усмирилась драконша.
        Теперь Андрей задумался надолго. Он лихорадочно пытался вспомнить более или менее сложную загадку, но в голове крутились только «два конца, два кольца, посередине гвоздик», «семь одежек и все без застежек», что-то вроде «каждому гномику по личному домику» и так далее. Тогда юноша стал думать не о загадках, а о других вещах, например… Идея!
        - Что такое C4H4N2O3?
        - Цэ четыре аш четыре эн два о три? Хм… По-моему, это не загадка, - засомневалась Фиала. - Ты уверен, что это не простой набор бессвязных звуков?
        - Уверен.
        - Что ж… Я чувствую, что это так. Значит, должен быть ответ… Гм… кхе-кхе… э-э-э… Знаете, а ведь я не имею ни малейшего понятия о том, что такое Цэ четыре аш четыре эн два о три!
        - Наша взяла! - обрадовался Ланс.
        - Согласна, - кивнула Фиала.
        Парализовавшие людей сплетения корней ослабли и медленно уползли обратно в землю.
        - Идем отсюда! - велел Родган, опасаясь, что розовая драконша может изменить свое решение и потребовать другой загадки: уж слишком та была натянута и едва ли походила на загадку.
        Они вчетвером пересекли лужайку, шагая в сторону мрачного входа в Восьмую пещеру.
        - Но что такое Цэ четыре аш четыре эн два о три? - воскликнула Фиала. - Умоляю, не заставляйте меня остаток бессмертной жизни мучиться в догадках!
        - Это барбитура, - ответил Андрей. - Брутто-формула барбитуровой кислоты.
        - Откуда тебе это известно? - спросил Ланс.
        - Лучше тебе не знать, - заверил юноша.
        - А что такое барбитуровая кислота? - не отставала драконша.
        - Основа некоторых снотворных средств. - Андрей подсознательно чувствовал, что совершил большую ошибку: чего доброго, разлетится эта загадка по всему миру, где даже алхимики далеки от наук двадцатого столетия Земли…
        Фиала состряпала озабоченное выражение морды.
        - Знаете, - начала она нерешительно. - Я очень хочу пожелать удачи в вашем деле. К сожалению, я не могу чем-то помочь или что-то подарить… хотя…
        Из травы вынырнул букет красивых алых тюльпанов.
        - Я знаю, что среди вас есть девушка, и так как у людей дарить мужчинам цветы не принято, я с удовольствием вручаю этот букет ей!
        Тюльпаны остановились у обомлевшего Ланса.
        - Вообще-то, я не девушка, - проговорил он медленно и ткнул указательным пальцем в сторону Нади. - Она - девушка!
        - Ох, прошу прощения! - Тюльпаны торопливо переползли к Наде. - Для меня вы, люди, абсолютно идентичны. Даже не представляю, как вы умудряетесь различать друг друга!
        Надя поблагодарила за букет, драконша ещё раз пожелала удачи, и вскоре люди оказались в Восьмой пещере.
        Выход из неё наглухо захлопнулся каменной стеной.
        Пещера оказалась несколько тесной, с рваными краями-стенами. Сверху свисали лохмотья старой, истлевшей почти полностью парусины. Слабый свет лился непонятно откуда, а воздух был сухим, спертым, абсолютно без запаха.
        Люди стали пристально вглядываться в неясные тени, высматривая врага, но ровным счетом никаких врагов видно не было. Андрей щурился, пытаясь уловить хотя бы слабое движение воздуха, и тут…
        - О бог мой! Вы видели это?
        Впереди что-то на мгновение появилось и тут же исчезло. Это что-то было огромным, белым и страшным.
        - Кажется, мы не одни! - догадался Ланс.
        Ещё бы, ведь это пещера дракона, а из этого следует, что здесь должен обитать дракон, подумал Андрей, когда очертание чего-то вновь мигнуло, но на этот раз ближе.
        - Приготовились! - Родган встал в боевую позицию.
        В третий раз призрачный силуэт объявился прямо перед носом Андрея. Громадная дымчато-белая лапа с размаху шлепнула его, и юноша, завыв от боли, полетел к ближайшей стене, где с грохотом рухнул в тысячелетнюю пыль.
        - Дракон-призрак! - заорал Ланс. - Мамочка, выпустите меня отсюда! Я с детства боюсь привидений!
        Пещера опять была пуста, если не считать людей, пока длинное тело дракона не нарисовалось позади Нади. Дернулся хвост, и девушка с визгом полетела в другую сторону пещеры.
        Андрея поражало сюрреалистическое зрелище: дракон-призрак появлялся в самых неожиданных местах, появлялся мгновенно, а затем стремительно наносил удар, после чего так же мгновенно растворялся в воздухе. Не было видно или слышно перемещений твари по полю боя.
        Через пять минут такого сражения люди были избиты и еле держались на ногах, а чудовище продолжало бродить где-то между ними, не производя ни единого звука.
        - Я думаю, когда он появляется, он уязвим, - предположил Родган. - Постоянно размахивайте мечами, наносите удары в пустоту. Так появится хотя бы малый шанс зацепить его.
        Все стали сражаться в режиме боя с тенью, и вскоре убедились, что такая тактика может принести победу.
        Дракон появился опять в том месте, где его меньше всего ждали. Ударом лапы он отправил Родгана в полёт, но прежде чем успел исчезнуть, Андрей рубящим выпадом зацепил его брюхо, наградив шрамом. В тишине и пустоте пещеры разлился призрачный, далекий вопль чудовища, а от меча юноши пошел белесый дымок, который, впрочем, быстро растаял.
        Бой с тенью продолжился. Надя в чёрном, обтягивающем комбинезоне размахивала катанами; Андрей и Ланс, облаченные в магнелитовые доспехи, орудовали простыми мечами. Чудовище удалось ранить ещё пять раз, и все пять раз - на счету Родгана. Он подбадривал учеников, восхищался пластикой девушки и сетовал, что подобного дракона не было на тренировках. Тогда бы бой с тенью превратился в настоящую забаву, говорил он.
        Вероятно, дракону надоело играть в игры. Появившись за спиной Родгана, он обхватил рыцаря своей лапищей и плотно сжал. Все его сорокаметровое тело напряглось от усилия, с каким пальцы сжимали лишенного подвижности человека. Для пущей уверенности дракон воспользовался второй лапой.
        Родган зарычал и покраснел. На его лице выступили крупные капли пота. Было видно, что ещё немного, и дракон раздавит его.
        Андрей, Ланс и Надя бросились в атаку одновременно. Туманная чешуя призрака застонала под градом ударов и стала расползаться. Высоко подняв могучие крылья, дракон взвыл, но не ослаблял хватки. В конце концов, кожа полностью сползла с тела призрака, упала на каменный пол и стала растворяться. Мечи отрезали большие куски плоти, вырывали внутренности, рассекали сухожилия - всё это хлопьями дыма опадало и исчезало. Но даже когда от дракона-призрака остался только скелет, он не разжал лап.
        Высоко подпрыгнув, бойцы одновременно рубанули по шейным позвонкам, отделяя голову чудовища от прочего тела. Родган, чьё лицо стало бледным, а голова безвольно болталась, повалился на землю. Останки дракона растаяли в воздухе пещеры без следа.
        Андрей кинулся к Родгану. На рыцаря было страшно смотреть: булатная кираса превратилась в гармошку, сталь наручей во многих местах расщепилась и торчала пучками вперемешку с костями и разорванными мышцами, поножи неестественно выгнулись в разные стороны.
        - Учитель!
        В ответ раздался слабый стон.
        - Мы должны снять броню! - Ланс стал искать ремешки, которыми закреплялась кираса.
        - Не делай этого, Ланс, - тихо прошептал Родган. - Лишнее…
        - Как вы? - отчаянным голосом спросил Андрей.
        - Теперь я понял смысл фразы «как выжатый лимон», - попытался пошутить рыцарь. - Слушайте, вы должны одолеть последнего дракона! Затем отправляйтесь в Терраникс.
        - Мы не сможем ничего сделать без вас! - Андрей едва сдерживал голос от дрожи.
        - Сможете. Вы были отличными учениками.
        - Андрей прав, учитель. - Ланс всем телом дрожал как от озноба. - Сначала Валиус, теперь вы… Мы не сможем дойти до конца!
        - Сможете! - возразил Родган на мгновение окрепшим голосом. - И не говори мне, что не сможете! Валиус верил в победу и погиб ради неё. Я тоже верю, и не жалею, что сложил свою голову…
        Родган затих. Живой блеск в его глазах исчез, и они стали остекленевать.
        Андрей ладонью закрыл учителю глаза и посмотрел на друзей. По лицу Ланса градом текли слезы, Надя уронила голову на колени и беззвучно рыдала.
        Андрей почувствовал, что не сможет сдержаться.
        Девятая пещера оказалась полной противоположностью Восьмой: форма идеальной восьмигранной призмы; стены, пол, высокий потолок - всё сложено из плит чистейшего хрусталя. Чувствовалась стерильная чистота.
        В центре призмы неподвижно застыла глыба граненых кристаллов, в которой угадывались очертания последнего дракона - алмазного.
        Люди прошли внутрь и молча рассредоточились по пещере; за их спинами опустилась тяжелая хрустальная панель, отрезая все пути к отступлению. Дракон пошевелился, поднялся на четыре крокодильих лапы и лениво зашагал к посетителям, чтобы без лишних разговоров оторвать им головы.
        Начался бой.
        Люди уходили от смертоносных ударов кристаллического монстра, шли в атаку, отступали назад и снова уходили. Клинки скользили по морде дракона, вышибая снопы искр; воздух пронзил перезвон сотен серебряных колокольчиков. Солнечные зайчики играли повсюду, отброшенные алмазным чудовищем.
        Через десять минут Андрей заметил, что его меч безнадежно затупился. Точно такая же ситуация была у Ланса и Нади - их оружие пришло в совершеннейшую негодность. Зато дракон чувствовал себя великолепно - ни одной царапины, никакого беспокойства. С меланхоличным выражением морды он управлял своим здоровенным телом, размеренно-спокойно нанося удары. Дракон знал, что люди не смогут отступить и рано или поздно выбьются из сил.
        - Мы не сможем победить его, - сказал Андрей, когда они с Лансом оказались в двух шагах друг от друга. - Алмаз - самое прочное вещество в мире, и эта тварь целиком и полностью из него.
        - Постой, но ведь самое прочное вещество - это высшие металлы магнелит и кораллит! - возразил маг.
        - Я так не думаю, - усомнился Андрей.
        - Может быть, в твоем мире алмаз и самое прочное что есть, а в нашем - нет! Хотя, если хорошенько подумать, нам это всё равно ничего не даёт. Не будем же мы сейчас переплавлять кирасы на мечи.
        Андрея вдруг осенило. За последние дни это происходило с ним всё чаще и чаще - хорошая примета!
        - Если пораскинуть мозгами, то выход, мне кажется, есть! - заявил юноша. - Сейчас мы это проверим.
        Он отбежал подальше от Ланса и отчаянно замахал руками, крича:
        - Эй, ты, долбаный ящер! Подойди ко мне! Съешь меня, тварь! Я даже безоружен!
        В подтверждение своих слов он выбросил меч подальше.
        - Ты в своем уме?! - испугался маг.
        - Андрей, что ты делаешь?! - закричала Надя.
        Но юноша продолжал привлекать внимание дракона, и вскоре ему это удалось. Чудовище, размеренно переставляя алмазные лапы, направилось в сторону человека и сцапало его острыми зубами.
        - О нет! - хором взревели Надя и Кейвак.
        Однако, Андрей оставался жив. Как он и надеялся, дракон, решив перекусить человека надвое, ухватился за туловище, а оно, в свою очередь, было надежно защищено магнелитовой кирасой. Дракон напрягался изо всех сил, но броня не поддавалась. Тогда он ухватил добычу поудобнее, передвинув её языком на жевательные зубы, но и там никакого эффекта он не добился. Невероятная сила сжимала доспех, и он под чудовищным давлением начал медленно прогибаться. Андрей забеспокоился, что его догадка оказалась неверной, особенно когда дракон, перенеся всю свою энергию на челюсти, даже затрясся от натуги. Кончик его хвоста стал отбивать по полу барабанную дробь, уши и крылья прижались к телу, алмазные глаза прикрылись алмазными веками. Чудовище даже застонало - таким крепким орешком оказался Андрей.
        Кираса прогибалась всё глубже и глубже, и ещё пара секунд, подумал юноша, и зубы прокусят её. Но… от кончика алмазного зуба на десну прыгнула маленькая трещинка. С десны она разрослась до губ, и по морде быстро проскочила меж глаз дракона. От неё ответвлялись сотни таких же трещинок, которые мелкой сетью покрывали тело чудовища, достигнув даже беспокойного кончика хвоста. Призма пещеры наполнилась высокочастотным, но едва уловимым звоном, и вдруг дракон - грозная алмазная тварь с трехэтажный дом - рассыпался миллионами мелких драгоценных камней.
        Андрей свалился на пол и ощупал своё тело. Никаких ран.
        Широко раскрыв глаза, Ланс и Надя смотрели на поверженного врага, превратившегося в большую кучу осколков.
        - Тут целое состояние, - спокойно сказал маг.
        Андрей встал, презрительно посмотрел на сверкающие драгоценности и зашагал по ним, двигаясь в центр кучи. Алмазы под ним хрустели, но хруст ничем не напоминал хруст снежный - он был алмазным. Разгребая ногой осколки чудовища, юноша наткнулся на странный предмет. Он нагнулся и поднял его.
        - Радужный Меч! - благоговейно прошептала Надя.
        Меч был длиной сантиметров сто десять. Его гарда была выполнена в виде белых поднятых крыльев с красивыми, ровными, переливающимися на свету перьями; навершие - из большого драгоценного камня, похожего на бриллиант; черен с углублениями для пальцев затянут в некое подобие резины темно-синего цвета. Но больше всего запоминался клинок - тонкий, плавно сужающийся к острию, с волнистыми долами. Вокруг клинка слабо мерцал воздух. Андрей заметил, что, если, смотря на клинок, слегка повернуть меч, то по голомени пробежит отчетливо видимая радуга.
        - Мы сделали это! - шептал Ланс.
        Зачарованный божественным оружием, Андрей долго рассматривал Меч.
        - Пошли отсюда, - сказал он наконец.
        Хрустальная плита была уже поднята.
        Родгана они похоронили на лужайке Фиалы. Она выразила свое соболезнование и скорбь по поводу гибели великого рыцаря, обязалась свято чтить его славу и следить, чтобы никто никогда не посмел нарушить покой воина. Тем более, по её словам, Радужный Меч она больше не охраняла, а значит, была не при делах.
        Стальное оружие Родгана, как это не удивительно, осталось целым, хотя должно было переломиться в нескольких местах. Наверное, меч знал, что обязан сослужить последнюю службу своему хозяину, став его могильным крестом.
        - В битве против драконов мы потеряли двоих, - тихим, но ровным голосом говорил Андрей. - Эти двое были нашей единственной надеждой на успех.
        - Не говори так, Андрей. - Надя нежно обняла его за плечи и слегка встряхнула. - Ты наша единственная надежда. Валиус и Родган знали, на что идут. Возможно, они знали даже, что погибнут, но сделали всё от них зависящее, чтобы ты дошел до конца.
        - Я не смогу, - замотал Андрей головой. - Я чужой Арманнису… Судьба распорядилась забросить меня сюда, наградить кучей опасных приключений, а напоследок забрать друзей, которых я едва обрел. Мы прошли всего лишь треть пути и понесли такие потери. Я боюсь, боюсь, что могу потерять и вас.
        - Судьба - удел неудачников, - резко сказала Фиала, прекращая причитания юноши.
        - В судьбу верят только слабые, трусливые люди. Они прикрываются ею, потому что боятся брать на себя ответственность, боятся перемен; потому что слабовольны. Тот, на кого легла столь высокая обязанность, не может быть таким человеком, Андрей. Ты должен смириться с потерей друзей и полностью переключиться на главную цель. В конце концов, люди смертны, и огромные их массы гибнут от несчастных случаев, войн, болезней, преступлений. Так почто ты решил, что спасение мира - дело легкое и бескровное?
        - Мы все пошли в поход, отдавая себе отчет в том, что можем погибнуть, - сказала Надя. - Валиус и Родган верили, что миссия будет выполнена, и теперь ты просто обязан пройти путь до конца.
        - Наверное, вы правы, - кивнул Андрей.
        Они отдыхали прямо на лужайке. Разговор быстро сошел на нет, и каждый, смотря в ночное небо, думал о пережитом и грядущем. Андрей взял себя в руки и поклялся во что бы то ни стало исполнить предначертанное. Хотя бы потому, что чтил память странноватого Валиуса и строгого Родгана, который стал не просто ворчливым наставником, но другом.
        Вновь я делаю отступление от повествования, но только ради того, чтобы сказать вам: в следующей главе настолько невообразимое и непонятное, что лучше даже не пытаться разобраться в этом…
        Как всегда, с трепетом следя за ходом событий, я изредка пытался что-нибудь вставить, но по объективным причинам этого не получалось. Название главы -
«Контакт» - натолкнуло меня на смутную, почти не поддающуюся осознанному оформлению мысль… и по странному наитию я в определенный момент тронул клавиатуру. Сердце едва не выскочило из груди, когда я обнаружил, что пропечатался символ, мой символ. Лихорадочно соображая, что бы это значило, я трясущимися руками набрал фразу и нажал «ввод».
        Книга позволила мне связаться с Андреем, но для чего, я так и не понял.
        ГЛАВА XVII
        Контакт
        Целый день они скакали вдоль побережья. По словам Ланса, по правую руку от путешественников распростерся Крайний океан, за которым находился край мира. Андрей, понятное дело, к такому предположению отнесся скептически, но спорить не стал. К вечеру друзья разбили лагерь и поужинали вкусной ухой из рыбы, которую Ланс умудрился наловить своими магическими способностями левитации.
        Устроившись поудобнее, Андрей долго пытался уснуть, но никак это у него не выходило. Перепробовав все известные способы, он сел и закурил, мимолетно отметив, что сигарет, пожалуй, ему хватит ещё надолго, ведь он почти к ним не прикасался. Внезапный голос в его голове испугал.

«Андрей, ты меня слышишь?» - спросил голос.
        Дожился, подумал Андрей. Вот уже и галлюцинации стали приходить. Скоро вообще больным стану…

«Это не галлюцинация, поверь мне!»
        Да что за чёрт, мысленно выругался Андрей. Он заволновался по поводу своего психического состояния: а вдруг сейчас произойдет какое-нибудь раздвоение личности? Кто тогда сможет гарантировать хоть какой-то успех?.. Но волнение скоро прошло, уступив место любопытству. Никогда ещё юноша не разговаривал сам с собой таким образом…
        Ты кто?

«Я автор», - прошептал голос.
        Кто? Не можешь сказать понятнее?

«Андрей, ты должен мне поверить… Ты оказался в книге, которую я начал писать…»
        - ЧТО?!
        Слова вырвались из Андрея, и он тут же об этом пожалел. Надя и Ланс мигом оказались на ногах, оголив оружие.
        - Что? - переспросила Надя.
        Андрей нахмурился, не зная, что бы такое ответить.
        - Успокойтесь, всё нормально… Просто у меня, кажется, появились галлюцинации.

«Это не галлюцинации».
        - Ну вот, определенно - галлюцинации, - вздохнул юноша.
        Ланс с сочувствием смотрел на друга, а заодно анализировал собственный рассудок на предмет дисфункции. К великому страху путников, совершенно непонятным образом с ними вдруг заговорил воздух:
        - Это не галлюцинация, - протрещал воздух уверенно.
        - Такое предположение имеет право на существование, - согласился маг и увидел, что Надя и Андрей тоже слыхали фразу, сказанную из ниоткуда. - Ведь я ни разу не видел, чтоб одна и та же галлюцинация была сразу у троих.
        - Этот голос был у меня в голове! - взмахнул руками Андрей. - Он сказал что-то насчет книги…
        - Я автор этой книги, - поспешно вставил голос.
        - Какой книги? - Ланс осмотрел всё что мог осмотреть в поисках предметов, похожих на книгу.
        - Той книги, в которой вы все находитесь, - добавил автор.
        - Постой-ка, приятель, - хмыкнул Кейвак. - Ты говоришь полную чушь.
        - Это не чушь, а на самом деле так, - возразил автор. - Недавно я начал писать роман, и главным героем в нём должен был стать некто Андрей, пришелец из другой реальности. Однако же, успев написать только пролог, я потерял всяческий контроль над книгой.
        - Пытаешься нас надуть, да? - заулыбался маг.
        - Я говорю чистую правду, - не обиделся автор.
        В разговор вмешался Андрей:
        - Ты сейчас на Земле?
        - Да. Я уверен, что мы с тобой из одного измерения, Щавелев Андрей.
        Юноша растерянно хлопал глазами, глядя в никуда - когда разговариваешь с воздухом, приходится смотреть на воздух, а это не так-то просто.
        - Расскажи поподробнее, - попросил Андрей.
        - Девятнадцатого ноября ты на своей «девятке» поехал на работу в
«НовосибТехМашСервис», но на одном из перекрестков потерял сознание, а очнулся уже в Арманнисе. Я навел справки по Интернету, сопоставил несколько фактов… Короче говоря, ты оказался в книге, которая пишется сама.
        - Но как это возможно?
        - Понятия не имею, - трескуче вздохнул автор. - Даже сейчас она вставляет свои комментарии, продолжая повествование.
        - Позвольте, я должен возразить по вопросу о «книжности» Арманниса! - вклинился маг. - Меня терзают смутные сомненья, что этот так называемый автор существует. Погляди вокруг, Андрей! Потрогай травинку, почувствуй запах воды, услышь океан! Реальней некуда, не правда ли? Так какого лысого, прошу прощения, пня этот голос утверждает, что мы в книге? Я отчетливо помню своё детство, маму… Арманнис существует почти двадцать восемь тысячелетий, и ещё никто не имел наглости запихивать его в книгу!
        Ланс был сердитым и немного растерянным.
        - Ланс прав, - сказал Андрей. - Окружающее слишком реально, чтобы считать его ненастоящим.
        - В том-то всё и дело, - согласился воздух. - Я знакомлюсь с Арманнисом через ряды букв, воображая его в голове, а ты принимаешь всё из первых, так сказать, рук. Более того, я не утверждал, что Арманниса на самом деле нет. Скорее всего, это просто параллельное измерение, о котором я по неосторожности решил писать.
        - Теперь я понимаю, что имел в виду Валиус, когда я впервые его встретил.
        - А что было-то? - заинтересовался Ланс.
        - Я спросил его, как спасти мир, а он ответил, что не скажет, ведь в этом случае книга станет неинтересной.
        - Но откуда он мог знать?
        - Это надо спросить у автора.
        - Я знаю ровно столько же, сколько и вы, - с сожалением протрещал воздух.
        - Значит, ты не сможешь нам помочь?
        - Скорее всего, нет. Я же объяснял, что повествование не в моей власти. Кабы по другому, я немедленно отправил бы Андрея домой, а вас… исключил возможность гибели Арманниса.
        - Прямо как бог, - прошептала Надя.
        - Интересно знать, а почему ты раньше не связывался со мной? - спросил Андрей.
        - Я не мог. Или не знал, как. Книга позволила мне выйти на контакт с тобой, наверное, чтобы я сказал нечто важное.
        - Наверное…
        - Но я понятия не имею, что должен сказать, и как долго вообще я смогу разговаривать с вами, - закончил трещать воздух, разочарованно вздохнув.
        Андрей надолго задумался.
        - Что ж, теперь я поддерживаю слова Ланса: «С каждой главой становится всё интереснее»… - подал наконец голос юноша. - Кстати, а какая сейчас глава?
        - Третья часть, семнадцатая глава.
        - Вот как… Короче, то, что мы узнали, никак не повлияет на нашу цель, - обратился Андрей к друзьям. - Мы продолжаем двигаться к Терраниксу за вторым Мечом.
        - А как же я? - беспокойно затрещал автор.
        - Что «ты»? - не понял Андрей.
        - Мне-то что делать?
        - Следи за повествованием и наслаждайся нашими успешными похождениями, которые вскоре приведут к триумфальной победе! - посоветовал юноша.
        - А если я не смогу больше поговорить с тобой? - спросил автор. - Ведь я так и не сказал ничего важного!
        - Поговорим, когда я прибуду на Землю, - ответил Андрей. - Вдоволь наговоримся…
        В эту ночь воздух больше не трещал. Наверное, книга прервала сеанс связи, подумал Андрей и оказался прав.
        На следующий день юноша долго думал, что бы должно значить появление в повествовании (ведь книга же!) автора. Ничего толкового он не сказал, помочь тоже не смог. Зачем тогда нужно было вводить его? Может быть, книга таким способом хотела предупредить, что в Терраниксе будут далеко не маги, что они помогут раздобыть Радужный Меч в Подземелье, что Надя и Ланс погибнут вслед за Валиусом и Родганом? Хотя что за бредовые мысли лезут в мою голову, подумал Андрей. Он решил в тот день больше не думать. От греха.
        ГЛАВА XVIII
        Терраникс
        Крайний океан остался далеко позади. Позади остался и дремучий лес, и обширные луга, и несколько речушек, и цепь высоких гор. Стоя на крутом обрыве, друзья с волнением смотрели на далекую цитадель неведомых магов, таинственную и могущественную крепость Терраникс.
        Отсюда, с обрыва нельзя было разобрать деталей крепости, но уже сейчас в душу Андрея прокралось смутное предчувствие, будто Терраникс - не просто крепость, защищаемая профессиональными кудесниками. Это нечто иного рода и, возможно, не поддающееся стандартному описанию.
        Терраникс был обнесен высокой стеной с множеством второстепенных конструкций вроде закрытых стальными плитами широких бойниц, вертикальных ребер для усиления прочности стены, наблюдательных башен и шпилей габаритных огней (никак иначе светящиеся точки, похожие издалека на электрические прожекторы, обозвать было нельзя). В центре огороженной стенами площади возвышалось куполообразное сооружение, а вокруг него без определенной системы были построены здания самых разных форм и размеров.
        - Какая странная крепость, - задумчиво сказала Надя. - Ни разу не видала ничего подобного.
        - Да уж, - кивнул Ланс. - Кстати, ни у кого нет идеи, как нам туда попасть?
        Сразу за стенами Терраникса начинался крутой, почти вертикальный скалистый обрыв чуть ниже того, на котором сейчас стояли люди. Далеко внизу торчали острые камни, меж которых петляла горная речка. Таким образом, чтобы попасть в крепость, нужно преодолеть по воздуху километра три-четыре, а то и все пять. Других видимых путей не было.
        - Придется заняться альпинизмом, - пожал плечами Андрей. - Не вижу другого выхода.
        - Чем заняться, прости?
        - Скалолазанием, - по-другому сказал юноша.
        - А… Мне совсем другое послышалось.
        Выяснять, что послышалось другу, Андрей не стал. Спрыгнув с Лопасти, он внимательно изучил край обрыва и не пришел в восторг от увиденного. Без специального снаряжения сорваться и полететь вниз - проще простого, но даже если сейчас с неба свалятся веревки, крюки, молоточки, кирки, петли и что-там-ещё-надо-настоящему-альпинисту, это нисколько не поможет делу: чтобы спуститься с такой скалы, нужно обладать по меньшей мере основами знаний скалолазания, не говоря уже об опыте.
        Подождав для приличия пару минут, Андрей понял, что ничего с неба не свалится. Оставалось надеяться на способности Ланса, однако, вспоминая оплошность мага в Пещере Девяти Драконов, когда он не смог левитировать сразу троих, Андрея начинал бить озноб.
        - Придётся старому Кейваку поднапрячься и не уронить всех нас к чертовой бабушке на острые камни, - наигранно весело улыбнулся Ланс. - Помаленьку-потихоньку долетим до того берега, а там видно будет…
        Надя похлопала его по плечу и указала куда-то на небо.
        - Смотрите! Там что-то летит!
        - Дракон! - забился в ужасе маг. - Ей-богу, дракон! Спасайся кто может! В лес! Все в лес!
        - Замолчи! - цыкнул на него Андрей. - Это не дракон.
        - Как не дракон? А что это, по-твоему, ворона? Лично я вижу большого, крылатого, толстопузого дракона, который летит прямо на нас!
        Маг был прав в том, что «дракон» приближался, держа курс строго на путников. Плавно покачивались большие крылья, лениво поворачивался плоский хвост, когда требовалось подкорректировать движение с поправкой на ветер. Но по мере того, как «дракон» приближался, становилось видно, что на самом деле это вовсе не дракон, а… воздушный корабль? Да, воздушный корабль был бы самым подходящим названием для двадцатиметровой остроносой ладьи с деревянными крыльями, подвешенной на шести круглых кожаных шарах, оплетенных канатами.
        - Похоже на дирижабль.
        - Что такое дережабыль? - торопливо переспросил маг.
        - Летающий корабль.
        - Ух ты! Это, наверное, интересно! Но кто там капитан?
        - Думаю, скоро мы это узнаем.
        Не прошло и получаса, как дирижабль плавно опустился рядом с путниками. На землю, сгорая от восторга, спрыгнул не кто иной как Гарни, трактирщик из Ламара. Он радостно засеменил к людям, крича:
        - Судари! Судари, это мы! Вы не представляете, какой изумительный вид открывается с высоты! Дух захватывает! Посмотрите на меня, я весь трясусь от страха!
        Из-за борта выглядывали улыбающиеся физиономии родственников трактирщика - кузенов Ральфа и Фавора. Оба они что-то визжали.
        - Как вы умудрились построить летающий корабль? - спросила Надя.
        - Андрей нарисовал чертежи, когда был на приеме у мэра. По ним воссоздать судно оказалось несложно, - объяснил Гарни. - Возникли, правда, трудности с гелием, но один мой знакомый друг из Каргоса, алхимик по профессии, за умеренную плату согласился наполнить шары.
        Юноша помнил, что рисовал на салфетке, когда объяснял понятия «планер» и
«воздушный шар», но те кривые, чисто условные линии вряд ли можно было назвать чертежами. Тот, кто соорудил корабль, был, безусловно, башковитым человеком, если сумел простую идею воплотить в жизнь. Хотя, подумал Андрей не без гордости, иногда правильно поданная идея важнее любого изобретения.
        - А земля-то круглая! - кричал Гарни. - Вы были правы, сударь, когда говорили, что она круглая! С высоты это отлично видать!
        - Вы подоспели как раз вовремя. - Андрей указал в сторону обрыва.
        - О, мы спешили изо всех сил! Один раз ко мне в трактир зашел какой-то странник и рассказал, что видел крепость Терраникс, окруженную самым глубоким в мире провалом. Провал появился в то время, когда крепость росла из-под земли, но это к слову. Мы быстро соорудили летающий корабль и поспешили к вам на подмогу, ведь даже у магов нет крыльев, не так ли? Трактиром пока поуправляет жена - мне давно пора было в отпуск… Кстати, а где многоуважаемый Родган? И Валиус?
        - Они погибли, - сухо ответил Андрей.
        - Ох, как жаль! - всплеснул руками Гарни, заливаясь краской. - Какой кошмар! Простите, но я не знал…
        Все дружно помолчали, что было принято в такие моменты. Отдав честь павшим, Гарни сказал:
        - Прошу пожаловать на борт, судари! Вы получите массу удовольствия и непередаваемые впечатления от нашей поездки… полета! Человек всегда мечтал летать, как птица, и вот, наконец, эта мечта сбылась! Отныне людям подвластна воздушная стихия!
        - Магам она подвластна уже давно, - заметил Ланс.
        - Я не о магии, а о настоящем полете.
        Они оказались на палубе дирижабля. Ральф и Фавор, потные, уставшие, но до мозга костей счастливые, стояли на «веслах» - махали деревянными крыльями. С точки зрения Андрея, эта часть конструкции корабля была излишней, но он не стал делиться своими предположениями с капитаном, дабы не расстроить его или, чего доброго, даже обидеть.
        - Полный вперед! - скомандовал Гарни и отвязал несколько мешков с песком. Дирижабль остался неподвижен. Тогда Гарни отвязал ещё несколько мешков, бормоча какие-то проклятия в адрес родственничков, которым по сто раз на рейс приспичит делать остановки…
        Минут через двадцать удалось оторваться от земли. Корабль медленно стал подниматься над вершинами близ растущих деревьев и вскоре уже несся над пропастью к таинственной крепости.
        - Выше! Выше! - кричал Гарни.
        Ральф и Фавор отчаянно работали веслами, и корабль набирал высоту, устремившись к редким облакам. Обрыв, деревья, Терраникс остались далеко внизу. Вокруг был лишь воздушный океан, свежий боковой ветер, синева неба и сопение гребцов.
        - Поглядите, какая чудеснейшая картина! - Гарни выпятил грудь и, опершись одной ногой о мешок с песком, приставил руку козырьком, вглядываясь вдаль.
        - Фантастика! - прошептала Надя. - Никогда бы не подумала, что Арманнис с высоты птичьего полета настолько великолепен.
        - Птицы не летают так высоко, сударыня, - авторитетнейшее заявил Гарни. - Мы дали фору всем пернатым, оставив их далеко внизу!
        Полет продолжался ещё какое-то время, и все присутствующие испытывали смешанное чувство: с одной стороны, пейзаж был прекрасен и навевал романтическое настроение, а с другой - боязнь падения с огромной высоты до отечности в ногах.
        - Давай снижаться, - сказал Андрей, когда крепость оказалась под кораблем.
        Гарни стал приспускать гелий из шаров, и дирижабль пошел на снижение.
        - Смотри, не спускай слишком много газа, а то свалимся им прямо на голову! - посоветовал Ланс.
        - О, я уже натренировался в воздухоплавании, сударь! Доверьтесь мне без боязни.
        - Без боязни! - вздохнул Ральф, отдуваясь после гребли.
        - Гребли, - не к слову заметил Фавор.
        - Грибли! - возразил ему Ральф, смутившись за кузена.
        - Грабли! - стоял на своем Фавор.
        Ральф хотел сказать ещё что-то, но трактирщик прикрикнул на них, и родственнички притихли.
        Воздушный корабль продолжал снижаться прямо на Терраникс.
        - Кажется, они нас заметили, - уверенно сказал Ланс, с волнением глядя вниз.
        По территории крепости носились точно муравьи её защитники. Странным было то, что одни из «муравьев» были намного крупнее других. Андрей задумался над этим, но вдруг откуда-то снизу вынырнули… Нет, юноша не поверил своим глазам и стал отчаянно их тереть, однако то, что он увидел, никуда не пропало…
        Это самая настоящая фантасмагория, пронеслась мысль в лихорадочном мозгу.
        - Горгульи! - завопил Гарни. - Убейте этих мерзких тварей!
        - Все за борт! - в тон ему верещал Ральф.
        - Терраны, - спокойно заметил Фавор.
        - Что это? - Ланс обнажил меч. Рядом с ним встала готовая к бою Надя.
        Андрей чувствовал, как у него начинает кружиться голова. Обычно в таких ситуациях говорят: «Поехала крыша».

…С обоих бортов, издавая тихий визг ускоренного двигателями воздуха, зависли футуристические летательные аппараты явно земного происхождения. На двух коротких горизонтальных крыльях висели ракетные комплексы, а рядом с ними грозно блестели полированной сталью пулеметные системы типа «вулкан». На вертикальном крыле под днищем присутствовало то же самое оружие. Хвост с V-образным стабилизатором-рулем придавал летающей машине агрессивный вид, хотя и без него сразу было понятно: дирижабль на прицеле боевых самолетов.
        Из сокрытых громкоговорителей раздался многократно усиленный голос пилота, чей белый шлем было видно за толстым стеклом кабины:
        - Продолжайте снижение! Попытка применить магию или другое оружие приведет к уничтожению вашего судна! Повторяю…
        - Они говорящие! - С этими словами Гарни упал в обморок.
        Ральф последовал примеру отца и глухо стукнулся о палубу головой. Фавор, поразмышляв, стоит ли устраивать из происходящего театральное представление, решил, что не стоит, и с любопытством несмышленого ребенка разглядывал диковинные аппараты, запихав для удобства в грязный рот грязный палец.
        Самолеты (Андрей решил, что это истребители) продолжали висеть у дирижабля на опасном расстоянии, пока не произошло касание земли. После этого они круто залегли на крыло и разлетелись в разные стороны. Их роль взяли на себя два массивных робота с выгнутыми в обратную сторону ногами-шасси. По бокам у роботов висели пулеметные системы, под металлическими кожухами скрывались ракетные комплексы, аналогичные тем, что были установлены на истребителях.
        - Немедленно покиньте корабль! - модулированным голосом приказал один из роботов.
        - Андрей, что здесь происходит? - трясся от страха Ланс. - Что это за существа? Ты знаешь, мне кажется, они сделаны из металла… Помнишь Стального дракона? Вдруг это его приятели или отпрыски, или…
        - Это роботы, - прервал Андрей паническое лепетание друга. - Их создали люди.
        Под прицелом машин люди вышли на бетонное поле. Гарни и Ральфа пришлось вытаскивать волоком. Юноша мельком подумал, что боевые роботы удивительно похожи на ED209 из фильма «Робот-полицейский», только в три раза больше габаритами. Наверное, создатели этих роботов тоже смотрели тот фильм…
        Это просто праздник какой-то, хмуро отметил про себя Андрей. Сначала инопланетяне, зовущие себя маленькими зелеными человечками, потом чертовы роботы… Какая ж это крепость? И эти ребята - определенно не маги.
        Через минуту подоспели другие участники: по полю быстро шагали восемь человек в тяжелых сервоприводных бронескафандрах красного цвета. Андрей видел такие штуки в каком-то фильме или компьютерной игре. В руках солдаты держали кошмарного вида оружие длиною немногим меньше их двухметрового роста.
        - Вы находитесь на территории базы Терраникс, - строго сказал один из солдат. - Любое проявление агрессии с вашей стороны будет пресечено самым решительным образом. До выяснения интересующих нас деталей вы находитесь под арестом. Следуйте за мной.
        Он развернулся и пошел прочь. Не оставалось ничего другого, как покорно следовать за ним, таща на плечах упитанные телеса трактирщика и его сына. Ни Андрей, ни Ланс, ни Надя не были склонны к каким бы то ни было проявлениям агрессии, потому что, как доходчиво объяснил Андрей, против пулеметов мечом не помашешь.
        - Это боевые маги? - тихо спросил Ланс.
        - В каком-то роде, - кивнул Андрей. - Но ты на всякий случай думай именно так. Поверь мне, они знают такие заклинания, которые тебе даже не снились!
        - А что это за штуки у них в руках? Посохи?
        - Если бы… Но принцип тот же.
        - А те летающие твари - это горгульи или маленькие драконы?
        - И то, и другое.
        - Ходячие куски металла у нас за спиной чем-то похожи на троллей.
        - Роботы? Да, такие же злобные и опасные, только вооружены намного сильнее.
        - А…
        - Хватит, Ланс! - шепотом прикрикнул Андрей. - Позже поговорим, а то эти ребята, не дай бог, подумают, что мы проявляем агрессию.
        Под футуристическим конвоем их проводили в куполообразное здание, вблизи оказавшееся сложным сооружением с множеством надстроек. Внутри, по широким коридорам, через пневматические двери с шипящими приводами, пленников привели в большой зал, заполненный какими-то терминалами, шкафами с лампочками и проводами, датчиками, пультами управления и так далее. В зале были и люди, одетые в строгие форменные кители.
        Высокий седой офицер с большим количеством медалей и нашивок, кивнул солдатам головой и встал.
        - Добро пожаловать в Терраникс! Надеюсь, мои люди не слишком вас напугали?
        - Да нет, что вы! - почти кричал от напряжения маг. - Эти - так вообще уснули от скуки. - Он легонько ткнул Ральфа в бок.
        - У меня были основания использовать в вашем задержании тяжелую технику, - улыбался офицер. - Среди вас могут быть маги, верно? К тому же вы вооружены.
        - Можно сказать, до зубов, - проворчал Андрей, косясь на кобуру офицера, пристегнутую к широкому ремню.
        - И это не преувеличение, - подтвердил он. - Ведь за вашей спиной, если не ошибаюсь, Радужный Меч? А это - чрезвычайно мощное оружие.
        - Я полковник Сирак, - представился седой офицер. - База Терраникс находится в моем подчинении.
        Андрей насуплено молчал, совершенно не понимая, как действовать дальше.
        - Возможно, вы будете удивлены, но я в курсе основных событий Арманниса. Мне известно, что этот мир - воплощение фольклорных преданий, обитель мифов, так сказать. Также я знаю, что Арманнис постигло несчастье, и отважный пришелец из параллельного измерения в компании верных друзей борется за выживание мира. Известно мне и о Радужных Мечах.
        - Но откуда вы узнали всё это? - поинтересовалась Надя. - Я думала, никто из жителей крепости не покидал её.
        - С помощью автоматических разведзондов, - ответил Сирак. - Впрочем, это объяснение вряд ли приемлемо для вас. Разве что молодой человек…
        - Андрей, - подсказал Андрей.
        - Разве что Андрей понимает суть вещей. Его мир, полагаю, развит аналогично нашему.
        - Вы тоже из параллельной реальности, - догадалась девушка.
        - Да. Не так давно база в полном составе была перемещена в Арманнис, и как это произошло, не могу понять до сих пор.
        Андрей, который, в отличие от полковника, полагал, что Земля развита далеко не аналогично миру Терраникса, собрал волю в кулак и задал прямой как струна вопрос:
        - Радужный Меч у вас?
        - Сразу к делу, да? - полковник оставался добродушным, и если бы не грозные солдаты в тяжелой броне… - Когда мы разгребали остатки деревни, на месте которой появилась база, то нашли интересную вещь, точно такую же, какую вы добыли в Пещере Девяти Драконов. Позже мы установили, что это реликвия местного вероисповедания, которая, судя по легендам, может остановить Апокалипсис.
        Полковник открыл сейф со сверхсложным замком и выудил Радужный Меч.
        - Радужный Меч у нас.
        - Прошу вас отдать его мне, - сказал Андрей.
        - С радостью, - кивнул Сирак. - В конце концов, я хранил его имена ради этого. Однако… Однако сначала я должен выяснить, подходите ли вы, сэр, на роль избранного.
        - Что за чушь! - Похоже, Ланс пришел в норму, раз заговорил в своей обычной нагловато-дерзкой манере. - Конечно же, он избранный! Мы прошли через столько проблем, что сейчас не хотим играть в ваши глупые игры с проверкой на вшивость!
        - Не кипятитесь, молодой человек.
        - А что же мне делать?
        - Просто смотрите на бой.
        - На что?
        - На бой, - повторил Сирак. - Сейчас мы выйдем на плац. Я и Андрей - сразимся один на один. Радужными Мечами.
        - Ты слышал? - возмутился Ланс, поворачиваясь к другу. - По-моему, он полоумный!
        Солдаты недовольно переступили с ноги на ногу. Очевидно, они не привыкли, чтобы их командира оскорбляли.
        - Если вы откажетесь от боя, я вынужден буду отнять ваш Меч, а самих вас изолировать на неопределенное время.
        Всё проще простого, мрачно думал Андрей. Нужно всего-то сразиться на артефактном оружии. Полковник, видите ли, не верит в подлинность избранного.
        - Тогда приступим, - сухо сказал юноша.
        На улице, в самом центре бетонного плаца, окруженные кольцом солдат, Сирак и Андрей встали друг напротив друга и подняли Мечи. По клинкам пробежали радуги, начинаясь фиолетовым у гарды и кончаясь кроваво-красным у острия. Полковник сделал первый выпад.
        Начался бой.
        Когда скрещивается сталь Радужных Мечей - это не просто фехтование, это не бой холодным оружием, которому юношу обучил Родган. Сражение Радужными Мечами - в полном смысле слова сражение, соревнование за первый приз, состязание за право называться победителем.
        Андрей понял это сразу, как только лезвия Мечей соприкоснулись.
        Он оказался падающим с огромной высоты. Ветер свистел в ушах, трепал волосы и мешал нормально дышать. Андрей нащупал у себя на глазах пластиковую маску, а немного в стороне заметил ещё одного падающего. Без труда он узнал в нём полковника Сирака. Полковник тоже взглянул на юношу, а затем выгнул тело и ракетой устремился вниз. К его спине был пристегнут оранжевый рюкзак парашюта.
        Андрей догадался, что такой же парашют есть и у него за плечами. Неумело повторив движение Сирака, он устремился следом, развивая невероятную скорость падения. Приближалась земля, и вскоре внизу стал различим большой стадион, на котором собрались тысячи зрителей. В центре стадиона на зеленой, коротко стриженой траве развернулось белое полотно с красным крестом посередине. Это была точка приземления, а Андрей и Сирак - участники соревнования по прыжкам с парашютом.
        Сирак дернул за кольцо, и оранжевое крыло парашюта резко затормозило падение. Андрей поспешил проделать то же самое, пока не шлепнулся на такую красивую, приятную даже с высоты травку. К чему портить настроение толпе зрителей своими разбрызганными по полю мозгами?
        Полковник первым коснулся креста. Первым и единственным, потому что Андрей, абсолютно не разбирающийся в парашютном спорте, приземлился далеко за пределами стадиона.
        Едва его ноги ступили на землю, юноша понял, что попал в другую ситуацию. Вокруг росли деревья, идентифицировать которые с первого раза не удалось. Рядом стоял подмигивающий Сирак, а чуть в стороне - щуплый старичок в зеленой хламиде и зеленом колпаке.
        Друид, подумал Андрей и оказался, скорее всего, прав.
        Вот только одна вещь в друиде была странной: половину его лица закрывали солнцезащитные очки а ля Сильвестр Сталлоне.
        - Кто первым достанет мою котомку, тот победит, - сказал друид и поднял указательный палец вверх.
        Андрей и Сирак дружно посмотрели, куда показывал старик, и на двух одинаковых, растущих рядом деревьях обнаружили одинаковые котомки.
        - Вперед, дети мои! - старчески кашлянул друид.
        Полковник сорвался с места и стал карабкаться по дереву как обезьяна. Андрей даже опешил от такой ловкости. Через пару минут полковник уже спустился, держа в руке требуемую котомку, а юноша едва ли преодолел половину пути наверх.
        - Подождем второго участника, - решил друид.
        Андрей дотянулся наконец до котомки и осторожно спустился, чтобы ненароком не свалиться. Бросив котомку под ноги старцу, он вытянул лицо от изумления, когда тот сказал:
        - А вот и моя котомка!
        Подняв принесенную юношей котомку, друид вытащил из неё шоколадный батончик и с невозмутимым видом принялся его есть.
        - Победителем становится юноша, - прокашлялся он измазанным шоколадом ртом.
        Обстановка вновь изменилась. Теперь Андрей управлял игрушечной машинкой, на которой была установлена видеокамера. Изображение, снимаемое камерой, передавалось на широкий плоский монитор, подключенный к каким-то приборам. Слева внизу на мониторе показывалась карта, на которой зеленой точкой обозначалась машинка Андрея, а красной - цель, куда надо было доехать. В руках юноша держал пульт радиоуправления с множеством кнопочек и двумя рычажками-джойстиками.
        Сирака поблизости не наблюдалось.
        Что ж, один-один, отметил про себя Андрей и направил машинку к цели. Оказалось, что путь пролегает по торговым залам большого супермаркета, битком набитого людьми, спешащими осуществить покупку или покинуть супермаркет, проделав сие действо. Петляя меж человеческих ног, Андрей неумолимо приближался к заветной красной точке, даже вспотев от напряжения. Несколько раз его машинку чуть было не перевернули особо нерасторопные пешеходы, на что юноша сквозь зубы ругался, обзывая их «ногастыми сволочами».
        Преодолев чистильщиков пола с электрическими щетками, Андрей свернул в отдел обуви, где пришлось изрядно попрыгать на ботинках, туфлях, кроссовках, кедах, тапочках, сланцах, полуботинках, сапогах, чешках, валенках, калошах, чьих-то ногах.
        Вырулив из опасного отдела, Андрей направил машинку в сторону стеллажей с продуктами. Объезжая тележки и покупателей, он юркнул под турникет, врезался в ногу охранника, сдал немного назад и поспешил убраться подальше от резиновой дубинки, которая приземлилась в жалком сантиметре от заднего колеса.
        Дальше маршрут лежал по паркетному полу отдела женской одежды. Юноша подумал, что началось самое интересное, но когда машинка закатилась за штору примерочной кабинки, тут-то и началось самое интересное. Внутри симпатичная, стройная девушка решила узнать, как на ней будет смотреться комплект понравившегося кружевного нижнего белья, и как раз натягивала трусики. Можно представить её реакцию, когда откуда ни возьмись появляется игрушечный внедорожник с вмонтированной в кузов видеокамерой и жадно впивается объективом в обнаженное тело.
        Под крики и визг прелестного создания Андрей, смущенный казусом, сдаёт назад и проскакивает в соседнюю кабинку, где пышнотелая дама бальзаковского возраста занялась той же целью, что и девушка. Андрей в ужасе проезжает у дамы между ног, на всякий случай зажмурив глаза. Позади трубный рев означил начало бурного процесса негодования пышнотелой дамы бальзаковского возраста.
        Дорога прошла по эскалатору. Спустившись на этаж ниже, юноша увидел, что почти достиг цели: где-то впереди должна быть красная точка. Машинка что есть духу мчалась к заветной точке, и скоро Андрей действительно увидел намазанное красной краской пятно на полу. Обрадовавшись своей победе, он облегченно вздохнул, но тут из-за нагромождения каких-то коробок выскочила машинка Сирака. Что-то сверкнуло, и игрушечная радиоуправляемая ракета разорвала внедорожник юноши на куски.
        Слишком поздно Андрей заметил на своем пульте кнопку «Огонь».
        Когда разочарование от поражении прошло, Андрей пришел в легкую растерянность от новой картины. На белом как снег ринге под желтым как осенняя листва небом друг напротив друга стояли два гигантских антропоморфных робота. В кабине одного из них улыбался Сирак, а в другом Андрей мог видеть его улыбку на боковом мониторе.
        - Добро пожаловать на Битву Роботов! - засмеялся половник. - Помните, сэр, что счет - два-один в мою пользу!
        - Сейчас мы это исправим, - буркнул юноша и провернул ключ зажигания.
        Руки легли на пады управления. Синий робот Андрея сделал первый шаг в сторону противника.
        Сирак оказался намного ловчее: его красный робот высоко подпрыгнул, занес ногу для удара и врезался в Андрея. Металл заскрипел так громко, что юноше показалось, будто он уже умер, и вокруг поют черти. Но синий робот смог устоять, отведя назад одну ногу.
        Не знаю, что за технологии применяются в Битве Роботов, подумал Андрей, но зрелище поразительное!
        Лихо дернув за пад, юноша пошел в атаку. Его робот с разбегу пнул Сирака в живот, а затем надсадил сверху локтем. Сирак, согнувшись пополам, обеими руками обхватил Андрея и перекинул через себя, пытаясь сломать главную нейромагистраль синего робота. Чудом оставшись целым и невредимым, если не считать маленькой вмятины на грудном кожухе, Андрей освободил одну ногу и несколько раз пнул Сирака по красной голове, надеясь обесточить центр управления. Полковник отполз в сторону и быстро встал на ноги, бранно выражаясь в адрес юноши.
        Чтобы закрепит успех, Андрей бросился на противника, но ошибся в выборе удара - красный робот ловко перехватил летящий в него кулак, и перенаправил его в обратную сторону, отвесив Андрею хорошего пинка.
        - Это запрещенный прием! - возмутился юноша.
        - В битве на Радужных Мечах нет запрещенных приемов, - ответил Сирак, нагло ухмыляясь с экрана монитора.
        - Ах, так! - Андрей притянул к себе пады и повернул их вокруг оси. Синий робот в два прыжка оказался рядом с Сираком и со всех сил своего энергоузла пнул того ногой в грудь. Полковник с воплем отлетел на многоэтажные ряды зрителей и придавил пять-шесть сотен. Пока он отряхивался от крови и размазанных тел, Андрей обошел его сзади, расплющив ещё несколько сотен человек, и нажал на кнопку, которую в этот раз увидел вовремя.
        На кнопке было написано «Запрещенный прием. Не нажимать!»
        Синий робот достал из наплечной клеммы миниатюрный «узи» и выпустил в противника длинную очередь пуль с ядерным боезарядом.
        - Два-два! - воскликнул рефери. - Продолжим!
        Андрей увидел, что уже не в кабине боевого робота. Вокруг не было ни души, если не считать рефери в полосатом бело-черном костюме и полковника в шкуре тигра. Обтерев об свое одеяние - шкуру леопарда - вспотевшие после падов ладони, юноша по команде рефери приступил к очередному состязанию.
        А заключалось оно в следующем. По гладкой как олимпийский каток дорожке нужно было катить огромный многотонный камень. Тот, кто первым докатит его до условной линии, будет победителем. Честно говоря, соревнование Андрею не понравилось, ведь, даже толкая камень руками, сдвинуть его одному человеку не под силу.
        А катить его нужно, выдувая ртом воздух…
        Участники соревнования принялись с остервенением раздувать щеки, шумно вдыхать и выдыхать, сопеть, кряхтеть и утирать слюни. Бросая друг на друга внимательные взгляды, они, к собственной радости, убеждались, что противник не сдвинул камень ни на микрон. К сожалению, «свой» камень тоже упорно отказывался катиться вперед.
        Какие только позы не принимали юноша и полковник, но проклятые бездушные булыжники словно приклеились к дорожке, ни в какую не приходя в столь желанное продвижение к цели посредством качения. Андрей почувствовал, что губы начинает сводить судорогой. Он хотел попросить остановить соревнование, чтобы немного передохнуть, но шум в голове превратился в ураганный рев, мозги устроили в черепной коробке скоростную карусель, и юноша рухнул без чувств.
        Очнувшись, он узнал, что лежит в мягкой кровати спиной вниз. Лежит совершенно голый. Где-то играла приятная ритмичная музыка, пахло фиалками и дорогим парфюмом, декоративные торшеры разливают по комнате розовый свет. Вообще, всё в этой комнате было розового цвета, даже обнаженная девушка, сидящая на Андрее в позе всадника.
        Юноша от внезапности перемены не сразу сообразил, чем занята девушка, а когда догадался - испустил блаженный выдох. Розовая девушка с длинными волнистыми волосами цвета хаки совершала возвратно-поступательные движения и эротично, чертовски возбуждающе постанывала. Её грудь колыхалась в так музыке, гипнотизируя, завораживая юношу; руки с зелеными ногтями впивались в его бедра, но не приносили боль, а умножали наслаждение. Закинув голову назад, она плавно покачивалась, алые губки были приоткрыты.
        Почувствовав что-то подозрительное, Андрей повернул голову набок и увидел Сирака, лежащего на соседней кровати. Полковник занимался любовью с другой розовокожей красоткой, коротко остриженной и с силиконовой грудью Памелы Андерсон.
        - Быстрее! - скомандовал Андрей своей партнерше, но она уже шла на пределе.
        Стон наслаждения нарастал как снежный ком. Две очаровательные бестии устроили такой спектакль, что позавидовал бы любой подпольный режиссер старой доброй Германии.
        Юноша ощутил, что скоро наступит финиш. Он приготовился покорить Эверест, лечь на дно Марианской впадины, воткнуть древко своего флага в оба полюса мира, испить нектар из святого Грааля, но… Девушка, ритмично водившая шелковыми бедрами, добралась до нектара раньше.
        Андрей был готов поклясться, что в жизни не слышал такого страстного, возбужденного до хрипотцы блаженного стона, каким ознаменовала девушка покорение вершины Гималаев. Юноша заторопился догнать её, однако…
        - Почему же вы такие тупые, а? - язвительно спросила дородная старуха в роговых очках и вульгарном парике. - Ладно хоть Щавелев - он за прошлую четверть смог получить тройку, но ты, Сирак! Ты думаешь о будущем? Кем ты станешь, если чхать хотел на учебу?
        - Но я, мадам, пол…
        - Полный идиот, да-да. Можешь лишний раз не напоминать.
        Старуха ткнула пластиковой указкой в доску.
        - Начнем с квадратных уравнений. Вы, помнится мне, как раз прогуляли это занятие.
        Андрей быстро списал десяток примеров и отыскал все корни, которые можно было отыскать. Сирак управился на пару секунд быстрее.
        - Переходим к интегрированию, - сказала учительница. Нажатием какой-то кнопки она стерла квадратные уравнения с доски, взамен которых тут же появились кривые коромысла интегралов.
        Этот раздел математики Андрей едва ли помнил, и когда он приступил ко второму примеру, Сирак выполнил все.
        - Теперь дифференциалы, - прохрипела старуха.
        - Но Марьиванна! - воскликнул Андрей. - Я не успеваю!
        - Твои проблемы, - пожевала губой учительница. - У меня нет времени проводить пересдачу до полуночи.
        В дифференциальных уравнениях Андрей оказался полным профаном. Даже Сирак, и тот не смог решить всех примеров, хотя с большинством из них справился в легкую.
        - Теперь физика, - обрадовала учительница.
        За физикой последовала история, за историей - география, затем химия, диктант по правописанию, ботаника-зоология-анатомия, геометрия, перевод с английского, основы астрономии и культуроведение. Завершился экзамен хоровым пением.
        - Ладно, поставлю тебе тройку, Сирак, только ради того, чтобы больше с тобой не встречаться.
        - Спасибо, - буркнул полковник, но старуха уже исчезла.
        Противники стояли друг напротив друга. С небосвода вниз глядела бледная, напуганная луна. Её лучи неярко освещали перекрытый автомобильный мост.
        - Должен остаться только один! - сообщил Дункан Маклауд и отрубил себе голову.
        Андрей покрепче взялся за рукоять кэна и наскочил на полковника. Сирак отбил удар, сделал шаг в сторону и атаковал. Андрей увернулся, наклонив корпус назад, достал полковника ногой и сильно ударил рукоятью в грудь. Сирак отлетел на стальную балку моста, но быстро пришел в себя, направил острие своего кэна на юношу и на манер японских ниндзя побежал вперед.
        Засверкала сталь, зазвенели кликни, на асфальт дождем полились яркие искры, как будто шел не бой, а соревнование по электросварке. Силы покидали обоих противников, но никто не хотел уступать первенства. В конце концов, заняв удобные позиции для атаки, Андрей и Сирак по широкой траектории нанесли идентичные удары.
        Их головы упали рядом с головой Дункана Маклауда.
        - Никто не думал, что всё так кончится, верно? - подмигнула голова горца.
        Андрей затянулся сигарой, послал в воздух несколько дымных колец и отхлебнул коньяка.
        - Странный все-таки бой, вы не находите? - спросил он.
        - Полностью согласен с вами, сэр, - кивнул Сирак, кутаясь в длинный клетчатый халат. - Сражение на Радужных Мечах не похоже на какое-либо другое.
        Прицелившись, он щелкнул по костяной шашке. Кругляш проскользил по гладкой поверхности шахматной доски и сшиб две шашки Андрея.
        Точно высчитывая траекторию ответного удара, юноша поинтересовался:
        - А зачем вы решили сражаться со мной? Подозреваете, что я не настоящий слайдер?
        - Конечно же, нет! - засмеялся Сирак. - Просто я должен был убедиться в ваших способностях. Знаете, спасать мир - не в «Чапаева» дуться…
        - А если я проиграю вам?
        - Лишитесь Радужного Меча, - спокойно ответил полковник. - Я сам попытаюсь пройти Подземелье.
        - Думаете, вы сможете?
        - В конце концов, за мной стоят профессиональные бойцы! Вы собираетесь бить, молодой человек?
        Андрей отвесил шашке шелбан. Удар получился более или менее успешным - противник потерял сразу троих.
        - Почему же вы не выступили раньше?
        - Мы до сих пор в замешательстве от параллельного перемещения. Вряд ли можно было уверенно сказать, что, обнаружь мы свои «магические» силы, Арманнис не пострадает.
        - Но вы хотите благополучного финала, - догадался юноша.
        - Естественно. Мы хотим остаться в живых и, по возможности, вернуться на Терру.
        - Терра - ваша планета?
        - Колыбель нашей цивилизации, - кивнул полковник. - Сейчас Терраны (мы зовем себя именно так) занимают обширные пространства в космосе, но Терра - наша матерь.
        - Расскажите о своей расе, - попросил Андрей.
        Сирак прицелился и пустил шашку в сторону противника. Пригубив коньяк, он стряхнул пепел со своей сигары и в двух словах поведал историю параллельного измерения…

…Двадцатое столетие было веком невероятного технологического прогресса, стремительного развития мировой культуры, науки и техники. Благодаря этому в двадцать первое столетие земляне вошли мощной компьютеризированной расой, где почти каждый мог приобщиться к всемирной, глобальной информационной системе. С невероятной быстротой распространились принципиально новые технологии, обеспечив даже наиболее отсталым народам Земли широкий доступ к совершенной компьютерной технике и информационным базам данных.
        Вслед за искоренением коммунизма по всему миру распространилось ядерное оружие. В результате восстания стран третьего мира против экономической и военной мощи сверхдержав была сметена международная силовая структура, созданная некогда для финансового и военного доминирования - ООН.
        Влиятельные науки, такие как кибернетика, клонирование и генная инженерия пpиобpетали все больший вес в обществе. В это же время воинственно настроенные гуманисты и ортодоксальные религиозные группы открыто противопоставили себя частным компаниям, обогащавшимся за счет генетических экспериментов. Множеству людей были привиты кибернетические имплантанты, а y некоторых стали проявляться признаки особых мутаций - от повышенной чувствительности до развитых телепатических способностей.
        Наряду с продолжающимся пpогpессом в области технологий резко росла и численность населения. К концу двадцатого века на Земле обитало шесть миллиардов человек. Менее чем через тpи столетия численность населения достигла, по некоторым оценкам, двадцати трех миллиардов. Загрязнение среды, нехватка природных ресурсов и топлива обостряли ситуацию. Мировые лидеры искали пути снижения темпов роста населения Земли, возникли опасения, что Земля движется к неизбежной катастрофе, поскольку перенаселение и генетические деформации грозили захлестнуть весь земной шар.
        С ростом напряженности, обусловленной использованием кибернетики и накоплением генетических мутаций, ведущие междyнаpодные экономические сообщества отгородились от остального мира. Страшные акты обоюдного теppоpизма и насилия прокатились по коpпоpативномy сектоpy и сообществам гyманистов, что привело к pепpессиям мирового масштаба. Безответственные средства массовой информации, освещавшие эти жестокие полицейские меры, пpовоциpовали крупные гражданские беспорядки во многих странах. В конце концов, шаткое равновесие мировых сил было нарушено, и мир обратился в кромешный ад.
        В ноябре 2229 года была основана ЛОД (Лига Объединенных Держав). Лиге суждено было стать последним инструментом политической воли объединенного человечества (каким некогда была ООН). Этот новый порядок направлял и контролировал больше девяти десятых населения Земли; установить его не удалось лишь в нескольких независимых государствах Южной Америки. ЛОД была основана в рамках концепции
«просвещенного социализма», однако она часто опускалась до грубых, почти фашистских методов поддержания общественного порядка. По прошествии девяноста лет своего господства ЛОД стала проводить жесткую политику приведения к единому стандарту различных культур человечества. Много времени ушло на искоренение расового сепаратизма; особые Унитариатские Комиссии запретили мировые религии. Английский язык был признан общим языком человечества. Многие национальные языки были постепенно запрещены в своих странах.
        Несмотря на то, что религии были официально упразднены, Лига всячески поддерживала веру в «богоподобность» человечества. Эта религиозная догма призывала к немедленному искоренению всяких нежизнеспособных носителей имплантационных протезов и мутантов в среде чистого генофонда. Схоласты и сторонники твердого курса Лиги утверждали, что генетические изменения, кибернетические технологии и использование психотропных лекарственных препаратов ведут к окончательной деградации человеческого рода. Лидеры ЛОД разработали смелый план, гарантирующий, что человечество останется невредимым вопреки разрушительным воздействиям новейших технологий.
        Подобно кровавой Инквизиции, опустошившей Европу восемь столетий назад, ЛОД привела в действие один из самых жестоких планов, когда-либо вынашиваемых людьми
        - Проект Очищения. Этот крестовый поход, а по сути - геноцид, явился окончательным решением мирового правительства, принятым в целях очищения человечества от вырождающихся особей. Войска Лиги прошли по всем народам Земли, выискивая отщепенцев, хакеров, синтетических особей, людей, усиленных кибернетическими имплантантами, технических пиратов и всевозможные криминальные элементы. Этот процесс отбраковки в масштабах всей планеты унес более четырехсот миллионов жизней. Мировые средства массовой информации, находившиеся тогда под строгим контролем Лиги, замалчивали страшные зверства и держали большинство населения в неведении относительно совершающегося насилия.
        Несмотря на отвратительные действия в отношении худшей части человечества, ЛОД добилась успехов в развитии многих ведущих технологий. Области исследований, заброшенные на целые десятилетия, открылись вновь, но уже под контролем Лиги Объединенных Держав. Программы космических исследований середины двадцатого века, от которых и русское, и американское правительства в свое время отказались из-за чрезвычайно урезанных бюджетных средств и постоянного политического саботажа, положили начало новой эре человечества. Сочетание криогенных и телепортационных технологий сделало возможными межзвездные путешествия. В течение сорока лет создавались колонии на Луне и других планетах Солнечной системы. Заключенные, приговоренные к массовому уничтожению в рамках Проекта Очищения, были переведены в личные лаборатории некоего Дорана Роута.
        В это же время блестящий молодой ученый Доран Роут начал реализовывать план по усилению своего влияния внутри ЛОД. Не участвовавший в реализации Проекта Очищения Роут был захвачен идеей основания колоний в мирах вне сектора землян. Ученый был убежден, что открытие новых минералов и альтернативных топливных pесypсов во внешних мирах сделает его одним из самых влиятельных людей на Земле. Благодаря политическим связям и личной удаче, Роут смог использовать тысячи заключенных Лиги в качестве «подопытных кроликов» для осуществления своих тайных планов. Готовясь послать заключенных на колонизацию внешних миров, Роут приказал своим научным сотрудникам подготовить пятьдесят шесть тысяч человек для длительного криогенного анабиоза. Составив каталог различных мутаций и киберимплантантов среди заключенных, Роут ввел все эти данные в новейший суперкомпьютер. Особая система искусственного интеллекта и материально-технического обеспечения под кодовым названием АТЛАС обработала генетическую информацию и смогла предсказать, кто из заключенных выживет в предстоящих испытаниях. Только сорок тысяч человек были
признаны способными к выживанию в суровых условиях космического перелета и чужих планет, и их погрузили в гигантские автоматические звездолеты. Пока заключенных подготавливали к криогенному «холодному сну», корабли снабжались различными ресурсами, снаряжением и аппаратурой - всем тем, что могло им понадобиться по прибытии в пункт назначения. В навигационный компьютер были введены координаты пункта назначения - отдаленной планеты Гантрис 4. Казалось, все было предусмотрено, однако даже сам Роут не мог представить себе, что заключенные будут посланы практически на верную смерть на окраине Галактики.
        АТЛАС был установлен на один из первых звездолетов - «Нэгглфар». Тpи дpyгих корабля - «Арго», «Саренго» и «Риган» - были запpогpаммиpованы следовать за
«Нэгглфаром» после его запуска к окраинам космоса в направлении планеты Гантрис
4. Изначально планировавшаяся как одногодичное путешествие, экспедиция затянулась на долгие годы. В какой-то момент перелета навигационные системы АТЛАСа отказали, утратив не только координаты Гантриса 4, но и Земли. Четыре корабля с пассажирами, пребывавшими в состоянии стасиса, вслепую блуждали по космосу на субсветовых скоростях в течение тридцати лет.
        В течение всего этого путешествия, которое следующие поколения назовут «Долгим сном», АТЛАС вел запись состояния людей, погруженных в криогенный стасис. Оценивая многочисленные изменения в генофонде заключенных, АТЛАС выявил неожиданную мутацию, возникшую в их ДHК. Хотя эта новая мутация проявилась менее чем y одного процента заключенных, она, по-видимому, увеличивала скрытый псионный потенциал человеческого мозга. По расчетам компьютера, большинство выживших в новой среде заключенных смогут использовать преимущества этих псионный мутаций лишь через несколько поколений. Эти открытия были записаны и переданы обратно на Землю, непосредственно в анналы Дорана Роута. В конце концов, телепортационные двигатели четырех звездолетов подошли к критической точке плавления. После двадцати восьми лет странствий огромные корабли веpнyлись в реальное космическое пpостpанство на границе обитаемых миров. На расстоянии шестидесяти тысяч световых лет от Земли двигатели вышли из строя, и ресурсы системы жизнеобеспечения были практически исчерпаны. В соответствии с программой аварийных действий, корабли взяли курс на
ближайшие населенные миры этой звездной системы. «Риган» и «Саренго» достигли планеты Умойа, при этом
«Саренго», получивший обширные повреждения при прохождении нижних слоев атмосферы, разбился о поверхность планеты; все восемь тысяч пассажиров погибли.
«Риган» оказался более удачливым, произведя управляемое снижение и 6езопасное приземление.
        После посадки камеры «холодного сна» дезактивировались, и выжившие пассажиры стали постепенно просыпаться. Пытаясь выяснить, как долго они «спали» и куда их занесло, пассажиры обнаружили, что система АТЛАС каким-то образом стерла сведения об их путешествии из базы данных компьютера.
        Корабль «Арго» приземлился на кpаснyю планету Моpиа. Его пассажиров постигла участь находившихся на борту «Ригана»: вся информация об их положении была стерта. Только пассажиры «Нэгглфара» могли получить доступ к своему бортовому компьютеру и определить свое местонахождение. Они подключились непосредственно к компьютеру, и их растущие подозрения о том, что они никогда больше не увидят Землю, подтвердились: хотя они и высадились на планету с умеренным климатом, которую позже назвали Террой, звездолет «Нэгглфар» был разбит полностью и ремонт его был невозможен. Выжившие изгнанники, расселившиеся по этим трем мирам, стали спасать то, что осталось от разбитых кораблей, пытаясь найти убежище в новой среде обитания.
        Обитатели каждой из планет старались выжить в своем так называемом «Новом мире». Не зная о том, что их товарищи преуспели в том же на других планетах системы, скитальцы с Земли использовали те скудные ресурсы, которые они могли отыскать. Утратив межпланетные средства сообщения, земляне десятилетиями жили в изоляции, поскольку они разобрали свои корабли в поисках жизненно важных материалов. За относительно короткий промежуток времени три изолированные группы землян основали дочерние колонии в своих мирах. И хотя воссоединение трех колоний, благодаря возможности космического сообщения, наступит лишь через шестьдесят лет, каждая из них уже превратилась в процветающее самодостаточное сообщество. На Терре, крупнейшей и наиболее технически развитой колонии, вскоре разработали телепортационные установки второго поколения. Это позволило их кораблям исследовать много бесплодных планет окружающей звездной системы и, в конце концов, они нашли остальных, выживших после «Долгого сна».
        После воссоединения три колонии пришли к взаимовыгодному сотрудничеству, заключив торговые и коммерческие договоры. Хотя Терра все время подталкивала Умойа и Мориа к образованию объединенного правительства, обе колонии твердо отклоняли это предложение. Корабли Терры продолжали исследовать этот новый космический сектор, ставший впоследствии известным как сектор Копрулу.
        Основание преуспевающих колоний в семи мирах своей системы позволило развивать военную мощь Терры стремительными темпами. На террианских колониях было образовано новое правительство, названное Терран-Конфедерацией. Морианская колония, преуспевавшая благодаря крупнейшим в Секторе разработкам минеральных ресурсов, стала опасаться, что новая Конфедерация попытается взять под контроль их прибыльные горнодобывающие предприятия. Поэтому был создан Синдикат Кел-Мориа
        - сомнительная корпорация для оказания военной помощи тем гильдиям горнодобытчиков, которых притесняла Конфедерация. Напряженность между Конфедерацией и Синдикатом все возрастала и, наконец, разразился военный конфликт…

…Андрей подобрал с пола улетевшие кругляши - полковник нанес хороший удар, оставив юноше лишь одну шашку. Против трёх.
        - Всё это, вне сомнений, очень интересно и захватывающе, но я бы попросил вас прекратить рассказ, потому что историю терранов я узнал.
        - Но дальше будут интересные моменты про восстание планеты Корал, войну с Конфедерацией, Менгсков, ракеты класса «Апокалипсис», которые унесли жизни свыше четырехсот миллиардов людей!.. - возразил Сирак. - Разве вам не интересно послушать про иные расы, которые проникли в Сектор из внешнего космоса? Одна из них зовется…
        - Прошу вас, полковник! - бессовестно перебил Андрей. - У нас самих на носу апокалипсис, а вы!..
        - Ладно, сэр. Не буду забивать вам голову проблемами терранов. В конце концов, это наши проблемы и мы решим их без посторонней помощи.
        - Не сомневаюсь! - подбодрил его Андрей. Слушать далее про параллельное измерение он совершенно не хотел, потому что невольно отождествлял Землю Сирака с родной Землёй. Как не хочется знать свое будущее, так не хочется знать и будущее своего рода.
        - Однако, ваш ход, сэр! - радостно потер руки полковник. - Похоже, эта партия останется за мной!
        - Не спешите праздновать победу, сэр! - посоветовал юноша. - У меня по-прежнему есть одна шашка!
        - Против трех! Бросьте, сэр, вы обречены!
        - Нет уж…
        Андрей тщательно прицелился, прошептал про себя сумбурную молитву непонятно кому, и ударил.
        - Никогда не умел играть в «Чапаева», - уныло признался Сирак.
        Андрей пришел в себя и понял, что стоит на бетонном плацу, намертво сжимая черен Меча. В ушах царствовал звон мириадов церковных колоколов, перед глазами плыли разноцветные круги, воздух казался обжигающим и плотным как желе. Вся одежда на юноше была мокрая от пота и висела лохмотьями; даже магнелитовые доспехи оказались изрубленными в лапшу. Солдаты заметно расширили кольцо оцепления и отчего-то лежали на животах, прижимая руками головы. Где-то среди них были Ланс и Надя.
        Напротив юноши, такой же вымотанный, вспотевший и изрубленный, покачивался полковник.
        - Ты одержал верх, - сказал он одними губами и потерял сознание.
        Андрей повалился следом.
        ГЛАВА XIX
        Подземелье Арманниса
        Бог ты мой, да я в жизни не видал ничего подобного! - Ланс до сих пор был под глубоким впечатлением от поединка. - Вы дрались со скоростью, которую невозможно описать! Отдельных движений даже видно не было! Ей-богу, как ветер, как смерч, ураган и торнадо вместе взятые!
        - Как только начался бой, вы словно провалились в радужную сферу! - поддакивала Надя. - Поразительное зрелище!
        - Да-да! И ты летал по воздуху как самый настоящий маг! Тот, второй, тоже летал! .
        - Ох, прошу вас, хватит трещать! - взмолился Андрей. - Я устал настолько, что не могу поднять даже век.
        Ланс тряс его за плечо, пытаясь узнать, каким образом Андрею удалось достичь такого мастерства в искусстве владения мечом, но юноша отмахивался, пока вновь не погрузился в сон.
        Отоспавшись и восстановив силы, Андрей и командир базы Терраникс стали планировать поход в Подземелье, за третьим Радужным Мечом. Планировать особо было нечего, потому что о Подземелье не хватало информации. Легенды описывали тамошних существ туманно и совершенно не давали никаких намеков на карту. А ведь внизу, под землей должен быть настоящий лабиринт, по которому плутать можно хоть год, хоть десять лет - пока не помрешь от зубов какой-нибудь твари.
        Но нужно было начинать. И они начали.
        В распоряжении терранов, к радости Андрея, было несколько вместительных транспортных средств, передвигающихся по воздуху. Юноша, заинтересовавшись принципом действия двигателей транспортника, попытался завести разговор с его пилотом - миловидной женщиной в белом с черными полосами шлеме и сером комбинезоне, но под лавиной специальных терминов, определений и понятий чуть не захлебнулся, не поняв ровным счетом ничего.
        В транспортники погрузили двенадцать мехов - это те самые роботы, которые похожи на ED209. Терраны называли их «голиафами». Андрей узнал, что боевые машины не автоматические, а имеют своих пилотов-бойцов, спрятавшихся внутри за толстыми листами брони. Ланс, увидев, как из меха выползает человек, на несколько минут совершенно потерял дар речи, зато Надя приняла это со смехом. Гарни теперь ходил похожий на больного базедовой болезнью - с постоянно выпученными глазами. Он интересовался всем, от материала, из которого был сделан плац, до скорости вылета пули из «вулканов» истребителей. Объяснения Андрея ничего ему не давали, но он слушал их жадно, с трепетом и волнением. Похоже, Андрей сильно поднялся в глазах трактирщика, когда показал свои познания в технике неведомых пришельцев.
        Ральф таскался за отцом, поразительно точно его копируя: те же выпученные глаза, те же выкрикивания, кряканья и вздохи, тот же постоянно распахнутый рот. Правда, в отличие от отца, у Ральфа изо рта свисали ленты слюней, которые он часто забывал вытирать. Фавор бродил за кузеном с невозмутимым, самодостаточным видом. Ему вполне хватало тех чудес, которые скрывались под грязными нестриженными ногтями, и окружающее его мало интересовало.
        - Все эти штуки - они магические? - спросил как-то Ланс.
        - Не совсем, - ответил Андрей. - Хотя, я думаю, ты имеешь право считать их магическими, а всех терранов - магами.
        - Почему же я имею такое право?
        - Потому что ты всё равно не поймешь, как действует, скажем, пулемет или гидравлический привод. Точно так же я не понимаю, как может действовать твой посох…
        - У меня нет посоха.
        - …Или браслеты, как действуют заклинания, почему кристаллический, стальной, песчаный или водяной драконы могут быть живыми; как боевой браслет усиливает опыт владения оружием, откуда…
        - Кажется, я понял, что ты имеешь ввиду.
        - Да? Ну тогда поделись.
        - В каждом мире существует своя магия. В Арманнисе это посохи, браслеты, драконы, заклинания и так далее. В твоем мире - двигатели внутреннего сгорания, пулеметы, летающие куски металла. Я прав?
        - В принципе, прав, - согласился Андрей. - Почему бы направленное движение заряженных частиц, зовущееся электрическим током, не причислить к разряду магических явлений? Или, скажем, расщепление ядер плутония и взрыв атомной бомбы…
        - А что такое атомная бомба? - решил узнать Ланс.
        - Такая штука, о которой лучше никогда не слышать.
        - Но почему?
        - У нас говорят: «меньше знаешь - лучше спишь», - ответил юноша.
        - А у нас: «меньше знаешь - дольше живешь», - передразнил маг.
        - Одно и то же, - махнул Андрей.
        Помимо боевых мехов в транспортные аппараты загрузились пехотинцы в красных сервоприводных скафандрах, а за ними поспешили занять места огнеметчики со здоровенными канистрами за спиной. Последними зашли четыре девушки в белых бронескафандрах медицинской службы.
        Андрей, Надя и Ланс заняли места рядом с иноизмерными бойцами. Гарни с родственниками решили с собой не брать, хоть те и упирались всеми конечностями во взлетную площадку, требуя незамедлительно научить их управлять транспортниками.
        Пилот плавно поднял аппарат и лег на курс, который несколькими часами назад передали разведзонды, обнаружившие старую заброшенную шахту, которая вела в Подземелье. После трех месяцев бытия, когда самым лучшим, самым скоростным и, ко всему прочему, единственным средством передвижения являлся верный Лопасть, Андрей мгновенно вспомнил о преимуществах летательных аппаратов.
        Через два с половиной часа пехотинцы, «голиафы», огнеметчики и медперсонал выгрузились у входа в шахту.
        - Я был прав, когда говорил, что осадные танки в шахту не пройдут, - похвалил сам себя Сирак. - И авиация, само собой, отпадает, что не может не разочаровать.
        - Думаете, нам не хватит сил?
        - Кто его знает. Двенадцать «голиафов», пятьдесят шесть пехотинцев и восемь огнеметчиков, это, с одной стороны, большие силы, а с другой - всего лишь гарнизон маленькой базы.
        - Я насчитал всего пятьдесят два красных шлема, - поспешил заметить Ланс.
        - Плюс медики, - добавил полковник.
        - Вы относите их к солдатам?
        - Конечно. Они, как солдаты, участвуют в битвах, рискуют поймать пулю или снаряд, делают всё возможное для победы своих ребят. Медики в любой войне - те же солдаты, только используют они другую тактику.
        Ланс не был согласен с офицером, но открывать полемику, слава богу, не стал.
        К полковнику, облаченному в черный бронескафандр, отчего он стал на две головы выше Андрея и на полметра шире, подошел какой-то человек в легком защитном комбинезоне. За плечами у него была пушка сложной конструкции, а лицо скрывал шлем с двумя светящимися зеленым объективами приборов ночного видения.
        - Разрешите приступить к разведке! - козырнул он.
        - Приступайте, - кивнул Сирак, затем отдал несколько тихих команд по оперсвязи.
        - Кто они такие? - спросил Андрей, увидев, как только что бывший здесь солдат присоединился к двум другим, внешне абсолютно похожим на него, и затрусил в сторону шахты.
        - Мы называем их привидениями. Это опытные разведчики, которых обучают в специальных центрах по подготовке шпионов-диверсантов.
        - А почему привидения? - удивился юноша, но полковник лишь попросил его понаблюдать за разведчиками.
        Андрей присмотрелся и охнул, когда троица, едва достигнув входа в шахту, растворилась в воздухе.
        - Они могут становиться невидимыми?
        - Для большинства типов радаров, - согласился Сирак. - И даже для человеческих глаз. Хотя, скажу вам по секрету, если знать, что где-то рядом должно быть привидение, то заметить его становится проще, особенно когда оно движется.
        Полковник благодаря своему скафандру, напичканному разными хитроумными системами, мог видеть глазами разведчиков, чем, собственно, и занимался. Андрей решил не отвлекать офицера.
        Привидения преодолели спуск шахты и вышли под своды обширного грота.
        - Шахта протяженностью тысяча триста два метра, под углом двадцать один градус к горизонту; опускается на глубину около четырехсот метров. Движения вероятного противника не зафиксировано. - Разведчики исправно сообщали о своих шагах, доводя до сведения прочих солдат все сколь нибудь значимые факты. - Вокруг масса сталактитов и сталагмитов. В тридцати метрах от спуска вижу озеро, спектральный анализ говорит, что оно состоит из воды с большим содержанием железа. В гроте царит туман, через который не очень хорошо видно; наверное, он плохо вентилируется воздухом с поверхности. Впереди вижу несколько ответвлений. Куда ведут, не…
        Полковник услышал треск, всплеск, рык, и больше ничего. Сигналы со скафандров привидений говорили, что те мертвы.
        - В шахту! - скомандовал он воинам.
        Первыми пошли громады «голиафов». Их блестящие четырехпалые ступни оставляли глубокие следы в мягкой земле, звуки сокращения механических мышц быстро заполнили туннель. Следом засеменили огнеметчики, держа наперевес раструбы своих орудий. За ними дружно побежали пехотинцы.
        Андрей, Ланс и Надя нацепили на лица приборы ночного видения и пустились вдогонку, обнажив мечи. Бойцы Терры над примитивным оружием не насмехались, опасливо поглядывая на закрепленные на спине Андрея Радужные Мечи.
        Оказавшись в гроте, мехи быстро прочесали всё доступное пространство, но ничего подозрительного не нашли.
        - Привидения в левом туннеле, - доложил кто-то из пилотов. - Я поймал отраженный сигнал.
        - Двигайтесь к ним, - приказал Сирак.
        По узкому для двух машин проходу «голиафы» устремились в недра лабиринта Подземелья. Достигнув распластанных разведчиков, ведущий пилот констатировал их смерть и тут же доложил, что видит впереди движение.
        - По меньшей мере, сотня объектов, - ровным голосом сказал он. - Приближаются с противоположной стороны.
        - Открыть огонь!
        Бешено завращались шестиствольные «вулканы», выплевывая огненные языки пламени. Где-то дальше, в темноте пули врезались в тела визжащих от боли тварей, отрывали им сразу по половине тела. Мех стоял неподвижно, только дрожали пулеметы на амортизаторах-гасителях отдачи. Позади него нетерпеливо переминались с ноги на ногу другие «голиафы», жаждущие присоединиться к собрату и выпустить по врагу сотню-другую очередей.
        Два пулемета, даже таких мощных, не могли сдержать волну нападающих, которые двигались не по одному, а кипящей массой, цепляясь даже за неровные своды. Когда об защитный кожух машины ударилось брошенное копьё, пилот спокойно сказал:
        - Мне их не удержать.
        - Отходим обратно в грот! - раздался приказ полковника.
        Терраны, успевшие набить туннель до отказа, стали отступать. Мех, держащий линию фронта, медленно попятился назад, продолжая поливать огнем. Вскоре твари просочились меж его шасси и ухитрились поставить машине подножку. Потеряв равновесие, «голиаф» свалился на бок. Огонь открыл второй «голиаф».
        - Что там происходит? - взревел Сирак.
        - Клянусь Тарсонисом, они разбирают мех ведущего! - ответил пилот.
        - Как это разбирают!
        - В прямом смысле!
        Пилот не врал. Десятки существ, горбатых, низкорослых, с хорошо развитыми руками и челюстями, раскручивали боевую машину по винтикам. Вот уже отвалился бронированный фонарь кабины, и кричащего человека - ведущего пилота - пронзило несколько коротких копий.
        - Мне кажется, они добрались и до меня! - забеспокоился пилот.
        Существа, чьи тела покрывали большие, сочащие слизью язвы, завалили второго
«голиафа». Огонь незамедлительно открыл третий.
        - Да отходите же вы быстрее! - кричал полковник. - В этом чертовом туннеле мы потеряем половину отряда!
        Терраны спешно отступали, чтобы принять бой в гроте, где можно было хоть как-то развернуться. К тому моменту, когда последний мех выскочил из туннеля, за ним хлынула живая волна подземных обитателей.
        Андрей с ужасом отметил, что последний «голиаф» оказался в прямом смысле слова последним - других машин больше не существовало.
        Троглодиты (Ланс как раз кричал что-то насчет троглодитов) облепили мех со всех сторон, впиваясь острыми зубами в стальную обшивку, которая выдерживает прямое попадание реактивного снаряда. Когда стрелявший до последнего мех завалился на бок и предсмертно дернул шасси, Ланс сухо заметил:
        - «Голиаф» готов.
        Огнеметчики держали троглодитов на расстоянии, и изжарили бы, глядишь, всех их до единого, кабы не свалившиеся откуда-то сверху птицы с кинжалами в лапах.
        - Гарпии! - воскликнула Надя.
        Гарпии угловыми размерами не уступали страусам, а вместо птичьих голов яростно скалились человеческие. Женские, если быть до конца точным. Они налетели на огнеметчиков и хлестали по скафандрам острыми кинжалами. Броню пробить не удавалось, но ребристые шланги от заплечных канистр, которые подводили топливо для огнеметов, сдались на удивление легко. Последовательно раздались восемь негромких хлопков, и отряд лишился огнеметчиков.
        Пока пехотинцы, активно водя своими пулеметами, расправлялись с летающими бестиями, из правого прохода выбежали диковинного вида существа с человеческими телами, но явно бычьими мордами. В носу каждого болталось по золотому кольцу, а в руках угрожающе свистел двуручный боевой топор с обоюдоострой рабочей частью.
        - Быки! - завопил Ланс, привлекая внимание солдат.
        - Минотавры! - ужаснулась Надя.
        Но терраны были слишком заняты гарпиями и всё прибывающими троглодитами, с их стороны постоянно слышались выкрикивания «Медик!», что значило требование срочной медицинской помощи, поэтому взять на себя минотавров пришлось Андрею, Лансу и Наде.
        Свирепо ревя, полубыки-полулюди размахивали топорами, но скорость противников не давала им возможность хорошенько прицелиться. Маневрируя, чтобы не попасть под свистящее лезвие, Андрей вспарывал брюхо за брюхом, избавляя Арманнис от страшных чудовищ. Где-то рядом сносил головы Ланс. Он уже научился применять меч одновременно с магией, и, когда поблизости не было врага, пускал огненные молнии. Надя, сверкая в темноте бесполезным лазерным прицелом, которым были снабжены все приборы ночного видения, выделывала сложные кульбиты над минотаврами, результатами которых становились отрубленные конечности.
        Пехотинцы тем временем управились с гарпиями и большинством троглодитов, и смогли бросить часть сил в помощь мечникам.
        Люди устояли в гроте, но заплатили за это двенадцатью «голиафами», всеми огнеметчиками, двадцатью пятью пехотинцами и одной девушкой-медиком. Чудовища понесли несравненно большие потери: вокруг всё было засыпано сотнями троглодитов, гарпий и минотавров.
        - Минут пятнадцать уйдет на медицинскую помощь и принятие стимуляторов, а затем двинемся дальше, - сказал Сирак. В его руках дымился раскаленный докрасна пулемет.
        В глазах полковника Андрей прочитал обеспокоенность текущим положением. Ещё бы, ведь профессиональные космические войска едва справились с первой волной чудовищ. Андрей ни на секунду не сомневался, что это именно первая волна, и вскоре произойдет следующая битва.
        И неизвестно, кто окажется в ней победителем.
        Но время, как известно, показывает всё. Быстро, но осторожно преодолев туннель, перескакивая через изгрызенные, щедро орошенные слизью останки «голиафов», люди вышли на огромное подземное пространство. Наверное, без преувеличения его можно назвать полем, подумал юноша. На противоположной стороне поля нагло ухмылялись тысячи чудовищ самых разных форм, размеров, цветов и так далее. Были и тролли вроде Буздыгана, и брызжущие гноем троглодиты, и минотавры с неизменными золотыми кольцами в мясистых носах. Из новых противников Андрей увидел похожих на обезьян упырей с зеленой кожей и длинными когтями на обеих руках а ля Красавчик Фредди. Ещё юноша увидел отвратительных на вид гидр с разным количеством голов, ядовитых ящериц с носорога размером, вооруженных пращами полулюдей-полуволков… Все разнообразие фауны Подземелья (и, возможно, всё поголовье) собралось встретить людей. Но не хлебом и солью встречали чудовища пришедших, а клыками, когтями, пращами, копьями, кистенями, кинжалами, топорами и тому подобными предметами умерщвления.
        - Нам не выстоять, - заметил полковник Сирак. - Даже если мы дошли бы сюда в полном составе, такую армию не победить. Рекомендую организовать отступление на поверхность, где у нас имеется поддержка с воздуха.
        - Они не полезут наверх, зная, что могут проиграть, - возразил юноша.
        - Но что ты предлагаешь? - шептал маг. - Может, напугаешь их, чтоб они разбежались?
        Андрей не стал отвечать. Вместо этого он отбросил оружие, которое держал в руках.
        - Ты сдаешься? - воскликнула Надя.
        - Нет, - успокоил Андрей.
        И вытащил из-за спины Радужные Мечи.
        - Мы, пройдя столько испытаний, остались живы, - твердым голосом начал юноша. - Возможно, это знамение и нам незачем бояться смерти.
        - Родган с Валиусом точно её не боятся, - пробормотал под нос Кейвак.
        Андрей в одиночку пошел вперед, смело приближаясь к легионам чудовищ. Друзья последовали за ним, соблюдая разумную дистанцию. Пехотинцы нехотя плелись в хвосте, опасливо разглядывая мифологических существ.
        Началась битва. Андрей принял на себя первые удары, и даже не заметил, как пущенные пращами камни, копья и стрелы беспрепятственно проходят через его тело. Свистящие в воздухе лезвия тоже не могли найти прочной материи, которую можно разрубить. Радужные Мечи дали владельцу силу и удивительные способности.
        Вряд ли Андрей догадывался в то время, что уже стал бессмертным, едва взявшись за две божественных рукояти. Он не видел самого сражения, не участвовал в нём, как должен участвовать. Он просто сидел на усыпанном галькой берегу океана и смотрел на закат, думая о чем-то своём. Большой диск красного светила нехотя погружался в холодные воды, и океан, в свою очередь, возмущенно ворочался, производя ровные, одинаковые волны.
        Белая пена у кромки воды колыхалась, то выталкиваемая волнами на камни, то увлекаемая назад. Пена не была густой, как в загрязненных морях Земли. Она была воздушной, мягкой, пахнущей солью и быстро растворялась, высыхая на камнях.
        Андрей съежился от порыва ветра и обнял сам себя, чтобы согреться. В этом-то и была его проблема - одиночество. Он ещё не стал равен богу, не прошел свой путь, не исполнил предреченное, но уже смертельно устал. И вдобавок теперь - жуткое чувство одиночества и тоски, которое нельзя описать точнее чем выглядит этот берег: безжизненные камни, безжизненные волны, безжизненное небо.
        И холод.
        Арманнис - хороший мир. По-своему хороший. Но он чужой, чуждый, не родной. Безусловно, можно привыкнут ко всему, и люди неоднократно это доказывали, но привыкнуть к жизни в параллельном измерении нельзя - Андрей чувствовал это. Что он будет делать, когда отыщет третий Меч, когда выкорчует несчастную угрозу гибели из почвы мироздания? Валиус говорил, что равный богу сможет найти способ вернуться домой, но захочет ли это Андрей? И захочет ли оставаться в Арманнисе?
        А самое главное - можно ли оставить, отбросить божественную часть и вновь стать человеком?
        Нет, не найти ответов на эти вопросы. Ответы можно получить лишь одним способом: завладев Мечами. Проделать это следует хотя бы из уважения к павшим, из любви к оставшимся в живых.
        Солнце скрылось за океаном.
        Андрей стоял среди трупов чудовищ, тяжело дыша и утирая заливающую глаза кровь. Чужую кровь. Прибора ночного видения на нем уже не было, но поле боя хорошо освещалось ярким светом Радужных Мечей, сочащимся из клинков и разливающимся хлопьями тумана.
        Ни одного врага не осталось в живых. Обитатели Подземелья - все те, кто пришел сразиться с людьми - превратились в багрово-серую кашу отдельных частей тела, внутренних органов, разрубленных голов… В отдалении два медика склонились над чьим-то телом.
        Андрей, шатаясь, но не теряя сознания, добрел до них и увидел лежащую на земле Надю. Черный комбинезон был прорублен прямо по центру груди.
        - Её зацепило, - горестно сказал Ланс, бледный и растерянный.
        - Я?
        - Нет, ты здесь ни причем. Один из минотавров метко кинул свой топор и…
        Медики ещё с минуту проделывали непонятные манипуляции, колдуя над телом девушки, а потом поднялись и, стараясь не смотреть в глаза юноше, констатировали смерть.
        - К сожалению, даже медицина терранов иногда оказывается бессильной, - уныло сказала одна из женщин.
        Подошел полковник Сирак. Его бойцы так и не успели принять участие в последней битве, и он был одновременно недоволен и рад этому. Недоволен, потому что не в правилах терранов уклоняться от сражения, а рад - бойцы остались живы.
        - Я соболезную по поводу смерти вашей подруги, - печально сказал он. - Однако, советую продолжить путь: с минуты на минуту могут появиться новые силы противника.
        Андрей молча кивнул.
        - И ещё кое-что… Мы не сможем пойти с вами.
        - Почему? - спросил Андрей.
        - Оказываясь ближе к центру поля, электросистемы скафандров перестают функционировать. Другими словами, мы лишаемся и брони, и возможности стрелять, и даже возможности двигаться.
        - Тогда вы заберете тело Нади с собой на поверхность. Не хочу, чтобы её хоронили в Подземелье.
        - Мы все сделаем, - пообещал полковник.
        Андрей и Ланс, переступая через трупы убитых чудовищ, пошли дальше, чтобы найти Радужный Меч.
        - Удачи вам! - крикнул кто-то из солдат.
        - Спасибо! - Ланс помахал в ответ. - Погуляем пару-тройку лет, отыщем артефакт, и сразу обратно. Пустяк, что и говорить…
        Андрей хмуро согласился с другом, потому что не имел понятия, как можно отыскать такую маленькую иголку в таком большом стоге сена. На это могут уйти месяцы, годы…
        ГЛАВА XX
        Равный богу
        Юноша не сразу почувствовал, как за его ногу что-то настойчиво дергает. Опустив глаза, он увидел маленького ежика, сверкающего глазами-бусинками.
        - Привет! - сказал ежик.
        - Ну привет, - улыбнулся Андрей. На этот раз говорящий еж не вызвал у него бурных реакций.
        - Я хочу помочь вам пройти к Радужному Мечу, - просопел ежик.
        - Ты знаешь дорогу?
        - Да.
        - Тогда веди.
        Ежик засеменил по земле, шустро петляя в лабиринте туннелей, проходов, пещер, сталактитов, подземных озер… Андрей никогда не думал, что эти зверьки умеют так быстро бегать, и едва поспевал за ним.
        - А ты, случаем, не тот самый ежик, которого я видел около трёх месяцев назад?
        - Так это был ты? - ответил ежик, не оборачиваясь.
        Долго ли, коротко ли держали путь друзья, ведомые колючим проводником, но вскоре они оказались у глубокого провала, дна которого не было видно. На другой стороне был узкий выступ в скале, по которому подразумевалось следовать дальше.
        - Здесь не обойтись без магии, - подчеркнул ежик.
        Андрей взял зверька на руки, абсолютно, к удивлению, не почувствовал жестких иголок. Ланс сосредоточился и медленно перенес всех на противоположную сторону. Контролировать левитацию двух объектов несравненно проще, чем трех.
        Оказавшись на скальном выступе, друзья продолжили путь, осторожно продвигаясь за говорящим зверьком. В провале внизу завывал ветер, но наверх выбраться не мог. Молодые люди цеплялись за каждый камешек, подстраховывая друг друга, чтоб не свалиться.
        Вдруг прямо перед Андреем в стену впилась толстая стрела. Раздался звук, похожий на стон лопнувшей струны.
        - Откуда она взялась? - испугался маг.
        - Должно быть, прилетела с той стороны провала, - предположил юноша.
        - Но там ничего нет! - воскликнул Ланс.
        - Там ничего не видно, а это большая разница.
        С той стороны провала действительно ничего не было видно, лишь непроглядный мрак.
        - На дороге есть ловушки? - спросил Андрей у проводника.
        - Не знаю, - честно ответил ежик, умудрившись совершенно по-человечески пожать плечами. - По этому выступу я ещё не ходил.
        - Но ты уверен, что выбрал верный путь?
        - Уверен.
        - Тогда веди дальше.
        Они двинулись вперед и шли, пока в стену не впились ещё три стрелы: одна перед Андреем, вторая - позади Ланса, а третья - аккурат между ними.
        - Не нравится мне это, - нахмурился маг.
        - Будто мне это нравится, - парировал Андрей.
        Но не оставалось ничего другого как следовать дальше. Под ногами хрустели мелкие камешки, и иногда некоторые из них безвозвратно падали вниз. Ежик целеустремленно полз вперед, пыхтя и сопя от напряжения и волнения.
        Так же внезапно в стену впились ещё девять стрел.
        - Да что это за дела? - возмутился маг. - Так недолго и до членовредительства!
        Андрей вынужден был согласиться с другом, предчувствуя неприятное.
        - Стрелы не смогут причинить тебе вреда, - попытался успокоить он Кейвака. - Они не пробьют доспехи, забыл?
        - А вдруг пробьют! - воскликнул маг. - Вряд ли я буду рад, что присутствовал при этом.
        - Мне кажется, дальше будет ещё ловушка, - тревожно просипел ежик.
        - Да ну! Опять стрелы?
        - В первый раз прилетела одна стрела, во второй - три, - загибал маленькие пальчики проводник. - Сейчас девять. Как вы думаете, сколько стрел прилетит в следующий раз?
        - Двенадцать? - предположил маг.
        - Двадцать семь? - одновременно с ним сказал Андрей.
        - Именно, двадцать семь.
        - Кошмар, - забеспокоился маг.
        Но по-прежнему некуда было деваться. Проведя короткий совет, они решили, что пройдут чертов узкий выступ до конца, даже если впереди окажется ловушка с двумя тысячами ста восьмидесятью семью стрелами. И продолжили путь.
        Андрей вспомнил, что слышал слабый звон, перед тем как каменную стену пронзали стрелы. Возможно, этот звон испускала тетива скрытых во мраке метательных орудий вроде баллист, и, услышав её, нужно быстро упасть на выступ, потому что стрелы не бьют выше колена. Юноша хотел поделиться своими предположениями, но в этот самый момент услышал далекий звон тетивы.
        - Ложись! - крикнул он, падая на выступ.
        Двадцать семь стрел пропели в воздухе смертельную песню и глубоко воткнулись в базальтовую скалу.
        - Пронесло! - охнул Андрей.
        Повернувшись к магу, он понял, что пронесло, но не совсем.
        Стрелы не пробили магнелит, а, отклоненные доспехом, вонзились в стену под разными углами. Но доспех был не полный, ведь тогда, в лавке Сантакрии молодым юношам не удалось успеть стащить себе шлемы…
        - Ла-а-анс! - завопил юноша, кидаясь к другу.
        Голова мага была насквозь пробита стрелой, вошедшей в одно ухо, а вышедшей из другого. Пригвожденный к скале, Ланс обвис на древке с широко распахнутыми глазами; рука все ещё сжимала черен меча, но в конце концов ослабла и выронила оружие.
        - Ла-а-анс!
        Кейвак не отвечал. Его глаза безжизненно уставились в пустоту. Андрей попытался выдернуть толстую стрелу из базальта, но не смог даже пошевелить её.
        Он упал на колени перед другом и горько рыдал, пока не осталось сил и слез. Судорожно вдыхая мерзкий пещерный воздух, он утер лицо, в последний раз всхлипнул и, покачиваясь, поднялся на ноги.
        - Ему ведь не помочь, верно?
        - К сожалению, - кивнул ежик.
        - Тогда пошли вперед.
        Вскоре выступ закончился, и юноша ступил на пятачок ровной земли. Он оказался в ещё одном гроте, но вместо чудовищ его чинно поджидали шесть высоких зеркал, стоящих перпендикулярно площадке. Зеркала ничем не поддерживались, и было непонятно, почему они не падали.
        - Вот мы и дошли, - сообщил ежик.
        - Что это?
        - Это зеркала.
        - Я заметил, что это зеркала. Зачем они здесь?
        - Одно из них является дверью, за которой тебя будет ждать Радужный Меч.
        - Дверью?
        - Да. Ты должен решить, какое именно зеркало - дверь. Если ты сделаешь неправильный выбор, то погибнешь.
        Андрей медленно приблизился к первому зеркалу. Он долго вглядывался в отражение, а затем повернулся, чтобы задать ежику какой-то вопрос, но говорящий зверек уже исчез.
        Ладно, подумал юноша, попробуем. Как там в песне было?
        В мире фальшивых отражений,
        Лабиринтов и зеркал,
        Не понимая, где же ночь, а где день,
        Примеряя много лиц,
        Ты всё ж свое искал,
        Хотел отбросить ты на всё свою тень…
        Юноша вгляделся в отражение и не заметил ничего необычного. На него из зазеркалья смотрел Андрей, вымазанный спекшейся кровью поверженных чудовищ, с грязными, испачканными пылью волосами, с беспокойными глазами, в которых блестели горькие слезинки скорби по погибшим. Уголки губ были изогнуты вниз, брови приняли самое печальное положение… Нет, это не я, подумал Андрей.
        Он перешел ко второму зеркалу. Теперь на него смотрел злой, хмурый Андрей-отражение. В глазах пылали угольки ярости, готовые вот-вот вырваться, чтобы воспламенить всё вокруг. Губы сжаты в тонкую бледную полоску и придают лицу частичку звериного облика… Может быть, это - дверь?
        Андрей всмотрелся в третье отражение. Парень, которого он увидел, был печален, но горевал он, как показалось, не по погибшим, а скорее тосковал по дому. Да, именно: он хотел вернуться в свой мир, но не знал, каким способом. Он уже устал от приключений и всеми клеточками своего организма желал вернуться…
        Четвертое зеркало Андрей прошел, едва взглянув на отражение. Там он увидел жизнерадостного, полного энтузиазма юношу, который готов был хоть сейчас нырнуть с головой в любые приключения, лишь бы они были интересными…
        Пятое отражение смотрело на Андрея задумчиво, поджав нижнюю губу. Парень из зазеркалья словно решал, стоит ли воспользоваться именно этим зеркалом как дверью, или же вернуться к третьему? А может быть, дверь - второе зеркало? Он нерешительно переминался с ноги на ногу и боялся сделать неправильный выбор, ведь в этом случае его постигнет смерть…
        Шестое зеркало встретило Андрея отражением, едва ли отличающимся от предыдущих. Но разница всё же чувствовалась, неуловимая, как последний лучик солнца, ускользающая, как предрассветный туман.
        И где-то было мало света,
        Где-то было много тьмы,
        Но тень твоя не обретала черты.
        Она терялась среди тысяч
        Незнакомых теней,
        Отброшенных такими же, как и ты.
        У тени нет ни лица,
        У тени нет ни судьбы;
        Она такая лишь, какой ты есть сам…
        Андрей, не раздумывая больше ни минуты, смело шагнул в шестое зеркало…

…И оказался посреди плотной тьмы, в которой не было ни звуков, ни островков света, ни каких либо движений. Единственный луч бил откуда-то сверху, и юноша стоял в центре освещаемого им круга. Даже обнаженные Радужные Мечи не могли тягаться с плотностью местного мрака.
        Андрей сделал неуверенный шаг вперед, и луч света последовал за ним, не выпуская за пределы яркого белого круга. Тогда юноша попытался бежать, но снова был лишь в центре пятна.
        Может быть, я выбрал не то зеркало и теперь умер?
        Но он не успел хорошенько подумать на эту тему: из темноты послышался знакомый голос.
        - Что ж, вьюноша, ты смог пройти путь до конца. Сердечно поздравляю тебя!
        Впереди выплыло бледное стариковское лицо с грязно-серой бородой.
        - Валиус?
        - Не ожидал, что такое никчемное существо как ты сумеет добиться победы, - прозвучал другой голос за спиной юноши. - Но я рад за тебя, Андрей!
        - Родган?
        Андрей обернулся и увидел широкую физиономию учителя.
        - Наша взяла, да, приятель? Я всегда знал, что всё обойдется!
        Андрей повернул голову налево и увидел Кейвака.
        - Ланс?
        - Едва я увидела тебя, сразу поняла, что ты избранный.
        - Надя?
        Девушка стояла в нескольких шагах справа от Андрея.
        - Я, что же, всё уже сделал? Я завершил миссию?
        - О, да! - ответил Валиус. - Теперь отдай Мечи мне, а я пристрою их куда следует.
        - Можешь теперь избавиться от Мечей, - посоветовал Родган. - Давай, я возьму их у тебя.
        - Слушай, а ведь ты мне не разу не давал подержать Радужный Меч! - вспомнил Ланс. - Может быть, сейчас позволишь? Хоть на минутку!..
        - Я бы хотела сравнить Радужный Меч со своими катанами. Ты мне не поможешь? - спросила Надя.
        Андрей почувствовал что-то неладное. Противно засосало под ложечкой от мысли, что его окружили призраки. Тем более, эти люди были мертвы и не могли сейчас стоять здесь и так спокойно дискутировать…
        - Вы все погибли. Все до единого, - высказал своё опасение юноша.
        - Но ты оживил нас, молодой человек! - улыбнулся Валиус, и только теперь Андрей заметил, что старик обуглен как печеный картофель; сгоревшая дотла хламида приклеилась к его почерневшему, сморщенному ещё больше телу, твердой коркой.
        - Вы призраки. Вам нельзя верить. Вы фантомы!
        - Отдавай Мечи по хорошему! - завопил Валиус, начиная медленно приближаться к юноше.
        - Из-за тебя мы все погибли! - грозным басом сказал Родган, едва шевелящийся на переломанных ногах; движения рыцаря были похожи на подергивания привязанной к ниточкам куклы. - Лучше верни Мечи, не испытывай свою судьбу!
        - Ты знаешь, приятель, а на том свете не так уж и хорошо, - прищурился Ланс. В его голове торчала толстая стрела. - Отдай-ка Мечи, и мы всё забудем, да?
        - Если ты отдашь Радужные Мечи, я одарю тебя такой любовью, о какой ты не мечтал в самых бурных фантазиях! - томно пообещала Надя. Её грудь была разрублена надвое, и из широкой раны сочилась темная кровь.
        Призраки сжимали кольцо, приближаясь к Андрею. Они бормотали проклятья, грозили жестокой расправой, обещали всевозможные блага, предлагали взаимовыгодное сотрудничество. И сжимали кольцо, вытянув вперед руки со скрюченными пальцами.
        - Нет! - крикнул вдруг Андрей. - Я не прошел путь до конца!
        После этих слов он воткнул острие Меча в Валиуса, затем быстро пригнулся, и с разворотом разрубил хромающего на обе ноги Родгана. Надю и Ланса он заколол одновременно.
        Призраки заскрежетали металлическими голосами и растаяли во тьме. Андрей медленно опустил Радужные Мечи и тут же оказался на сцене перед большой аудиторией зрителей. В него жадно впились объективы видеокамер на треножниках, а ведущий поспешил прикрепить к одежде маленькую клипсу микрофона.
        - И вот победитель! - проорал ведущий.
        Толпа зрителей зашлась бурными аплодисментами. Кто-то даже привстал.
        - Что бы вы хотели сказать вашим болельщикам? - расплылся в искусственной улыбке ведущий.
        - Я… Не понимаю, где я оказался, - неуверенно сказал Андрей.
        - Вы слышали! - взревел ведущий. - Он не понимает, где оказался! Поддержим победителя!
        Толпа вновь взорвалась аплодисментами. Послышались одобрительный свист и звуки болельщицких трубок.
        - Итак, теперь, когда вы стали равны богу, какое первое желание вы хотели бы претворить в жизнь? - поинтересовался ведущий.
        - Попасть домой, - сказал Андрей то, что пришло в голову.
        И тут же оказался дома, в своей квартире на окраине Новосибирска, в своей собственной кухне. На стуле за столом сидел его друг Стас и молчаливо смотрел в красную кружку, наполненную растворимым кофе. Заметив Андрея, он отпрянул назад, побледнел, но вскоре всё же узнал.
        - О боже! - вскочил Стас и приобнял Андрея за плечи. - Где ты пропадал? Что с тобой стряслось?
        - Ты… это… Ты настоящий? - медленно спросил Андрей.
        Стас немного смутился и подозрительно поглядел на друга. Однако, подозрения, какими бы они ни были, мигом прошли, и он всплеснул руками:
        - Конечно, я настоящий, Андрюша! Присядь на стул, ты выглядишь просто ужасно!
        Из соседней комнаты на причитания Стаса прибежала Света - девушка Андрея. Округлив глаза, она прикрыла рот руками.
        - Андрей!
        Андрей был несколько растерян. Он не ожидал, что после озвучивания своего желания в самом деле попадет домой, поэтому не был готов к встрече с близкими.
        - Боже мой, тебя похитили? - восклицала Света. - Тебя пытали, любимый?
        - Что-то вроде того, - кисло улыбнулся Андрей.
        - Мы немедленно сообщим ментам, что ты нашелся, - сказал Стас. - А пока, Света, ради всего святого, помоги мне снять с него эти лохмотья!
        Они вдвоем принялись искать застежки у изрубленной, покореженной кирасы.
        - Вырядился прямо как рыцарь какой-то, - недовольно проворчал Стас, брезгливо морщась от прикосновения к запекшейся крови. Знал бы он, чья это кровь, так вообще облевался, подумал Андрей.
        - А это что такое? - дрожащим голосом спросила Света, тыча пальцем в Радужные Мечи, которые Андрей все ещё держал в руках. - Ты что, в самураев играть собрался, Андрюша?
        Стас скосил взгляд и только теперь увидел оружие в руках друга. Он торопливо отошел от Андрея, говоря:
        - Ты бы лучше выкинул эти штуки, приятель! Чего доброго, поранишься или нас поранишь.
        - Это мечи, да? - спросила Света. - Красивые, блин. Дорогие наверное. Вон, одно навершие стоит кучу денег, если оно настоящее. А гарда, она из платины, так? И клинок какой-то странный - по голомени постоянно радуга прыгает.
        Андрей поднялся.
        - Хочешь подержать? - спросил он у девушки.
        - Ещё бы! - часто закивала та, сгорая от восторга. - Где ты раздобыл такие штуки?
        Андрей приблизился к ней и плавно вонзил в живот клинок. Девушка вскрикнула, осела на пол и истекла кровью.
        - Ты никогда не интересовалась ничем кроме дорогих тряпок, дорогих причесок и дорогой косметики, - презрительно сказал юноша, глядя на убитую подругу. - Ты не могла знать, что такое гарда, навершие и голомень.
        - Зачем ты убил!..
        Стас не успел договорить, потому что вспорхнувший Меч отрубил ему голову. Крик потонул в неясном клокотании крови, хлынувшей по трахее в легкие…
        Андрей снова стоял в центре яркого круга, и вокруг снова была непроглядная тьма. Но на этот раз был и звук - звук приближающихся шагов. Вскоре на свет вышел юноша, держащий в руке Радужный Меч.
        Ведь это я, подумал Андрей, обнаружив, ко всему прочему, что владеет теперь только одним Мечом.
        - Привет, Андрей! - весело воскликнул Андрей-два. - Не ждал меня?
        - Кто ты?
        - Что за глупый вопрос! Я - это ты.
        Андрей-два перехватил Меч поудобнее и встал в боевую стойку.
        - Ты хочешь биться со мной?
        - О, да, мой друг!
        - Но зачем, если ты - это я?
        - А зачем ты шагнул в зеркало, не разобравшись в самом себе? - ответил Андрей-два и прыгнул вперед. Мечи скрестились, но в этот раз фантасмагористических перемещений в другие пространства не произошло.
        Андрей отпрыгнул, отбил ещё несколько ударов, пнул противника ногой в живот и спросил:
        - Если ты - это я, то, убив тебя, я умру?
        - Естественно! И я, убив тебя, тоже умру. Весело, да?
        Светящаяся сталь снова скрестилась.
        - Но в чём смысл этой битвы?
        Андрей-два сделал недовольное лицо.
        - Незачем было шагать в зеркало, не став единым целым. Знаешь, что тибетские ламы подразумевают под этим словосочетанием?
        Он нанес несколько стремительных ударов, но Андрей успел их отбить.
        - Ты хочешь сказать, что я сомневался в чем-то?
        - Ты всю жизнь сомневался, дорогой мой. В девятом классе ты сомневался, стоит ли показывать родителям тройку по физике за четверть; ты сомневался, стоит ли поступать в университет; ты сомневался, понравится ли тебе работа в автосервисе; ты сомневался, бросить ли Светлану… А когда ты попал в Арманнис, то просто-таки стал воплощением сомнений, здоровенным, липким комком неуверенности.
        Андрей-два сделал ложный выпад и зацепил предплечье Андрея. Юноша чуть не выронил Меч от боли, но успел вовремя отскочить от смертоносного вражьего Меча.
        - Ты сомневался, сможешь ли пройти путь до конца, когда шагнул в дверь, ведущую на финишную прямую. Не спорю, у тебя были основания для сомнений, ведь, в конце концов, ты потерял всех своих друзей, которые погибли прямо у тебя на глазах.
        Андрей-два проделал сложный танец обманных маневров и ещё раз зацепил Андрея - на этот раз в левый бок.
        - Тебя и сейчас, как говорится, терзают смутные сомнения, сможешь ли ты одолеть меня. С одной стороны, ты думаешь, что погибнешь, убив меня - свою тень, но с другой - у тебя нет выхода.
        Андрей-два ещё раз ранил юношу, и теперь рана оказалась глубокой. Сложившись пополам от боли, Андрей опустился на колено и тихо застонал.
        - Положим конец всем неуместным сомнениям! - воскликнул Андрей-два и занес Меч, чтобы отрубить Андрею голову…
        …Мы забываем, что всё это -
        Разные вещи:
        Тени, отражения, мы сами…

…Андрей уверенно всадил острие Меча в своего двойника…
        Он почувствовал, что лежит на холодном каменном полу, и вокруг уже нет пугающей плотной тьмы, но легкий полумрак. На базальтовых стенах колышутся факелы, в небольшом отверстии на потолке виден лоскут голубого неба Арманниса.
        - Поздравляю тебя, Андрей. Ты прошел все испытания.
        Юноша повернул голову на голос и увидел Фавора.
        - Что ты здесь делаешь? - спросил он, поднимаясь. Радужных Мечей в руках уже не было.
        - Решил встретить тебя, да немного поговорить, - ответил Фавор.
        - А я думал, ты умственно отсталый, - задумался Андрей.
        - Хорошо сыграл, не правда ли? - засмеялся Фавор.
        - Да уж, - вынужден был признать юноша. - Но тогда кто ты есть на самом деле?
        - Можно назвать меня духом книги.
        - Духом книги?
        - Ты успел забыть, что попал в книгу, которую незнакомый тебе человек пишет в твоем же собственном измерении? Кстати говоря, автор тоже может принять участие в нашей теперешней беседе, когда всё уже закончилось.
        - Разве все закончилось?
        - Ты прошел все испытания и отыскал третий Радужный Меч. - Фавор указал на каменный стол, на котором шестиконечной звездой лежали скрещенные Радужные Мечи.
        Андрей ощупал себя и не нашел никаких ранений. Немного успокоившись, он обратился к Фавору:
        - Мне нужно отыскать Храм Мечей, чтобы завершить миссию.
        - Нет, не нужно. Валиус, сколь бы умным он не был, перевел древний текст легенды не совсем верно. Храм Мечей не нужно искать, им становится любое место, где Мечи воссоединятся.
        - Я уже стал равен богу? - спросил Андрей, сомневаясь в своих ощущениях.
        - Пока нет, - поспешно ответил Фавор. - Это ты всегда успеешь, а мы сейчас выслушаем, что хочет сказать автор. Ведь автор хочет что-то сказать?
        Воздух пещеры, как когда-то на берегу Крайнего океана, затрещал, складываясь в слова:
        - Терраны - это персонажи компьютерной игры. Помимо этого в Арманнисе пересекаются ещё как минимум две игры, созданные в нашем измерении.
        - Ты прав, - улыбнулся Фавор. - Неплохо получилось, да?
        - Но что это значит? - поинтересовался Андрей, которому не очень-то нравилась текущая беседа.
        - Это значит то, что это значит, - веско ответил Фавор. - Мы имеем дело с пересечением множества измерений, каждое из которых гибнет. Они гибнут по разным причинам, и спасать их нужно тоже по-разному, поэтому мы не станем пытаться разобраться в этих вещах. Мы с вами просто решим, что делать дальше.
        - А нужно что-то делать? - протрещал воздух, транслируя в пещеру слова автора, которые он в этот момент торопливо набирал на клавишах.
        - Конечно. Андрей не стал равен богу, но вскоре это произойдёт. Он взойдет на Небесный Трон и будет истинным царем Арманниса. Но, чую, продержится он там недолго, потому что отправится домой. И мы сталкиваемся с проблемой, которую решали на протяжении двадцати глав.
        - Отсутствие бога, - догадался Андрей.
        - Вот именно! И, самое главное, повторить трюк вроде Радужных Мечей уже не удастся.
        - Почему? - спросил юноша.
        - Потому что создать материальный стабилизатор мира под силу только Творцу, а ты никогда им не станешь.
        - Но в легендах говорилось, что, воссоединив Мечи, можно исключить опасность конца света! - воскликнул Андрей.
        - Ничего подобного, - возразил ему Фавор. - Воссоединение Мечей - это всего лишь способ стать как бог, а не какой-то ключик к хитроумному замку на сундуке с тайнами мироздания. Когда ты взойдешь на Небесный Трон, то будешь знать способ отключить механизм разрушения.
        - Значит, стоит мне уйти, и всё начнется заново?
        - Верно, - кивнул Фавор, очевидно, по привычке размазав сопли по чумазому лицу.
        - И в этом случае спасти Арманнис не удастся никому, потому что нет у нас больше никаких Радужных Мечей.
        Андрей понял всю глубину вставшей дилеммы.
        - Мне придется не уходить из этого мира, - печально сказал Андрей.
        - Ты однажды обязательно это сделаешь, - авторитетно заявил Фавор.
        - Но тогда как можно выкрутиться? - протрещал воздух.
        - Есть, на самом деле, выход. Для этого автору нужно занять место Андрея, когда он отправится домой.
        - Что? - взорвался треском голос. - Я должен исчезнуть, как Андрей, чтобы обнаружить себя в Арманнисе? Непостижимо…
        - Успокойся, не так всё на самом деле, - улыбался Фавор. - Тебе незачем покидать свой мир, чтобы быть богом этого.
        - Как это? - удивился автор.
        Фавор снова размазал текущие сопли по лицу. Наверное, он страдал хроническим насморком.
        - Когда автор начинает писать книгу, он конструирует мир, как делает это и Творец. Автор придумывает каркас, основу, в которой будут жить его персонажи, и наполняет её объектами различной сложности: от озябшей под снегом травинки до целой галактики. Едва слова, написанные простым человеком, обретают сколько-нибудь значимый вес, и мы в результате имеем ещё один параллельный мир, который развивается по вложенным автором законам и имеет такие же права на существование, как Арманнис, Терра, Земля и все прочие.
        - Значит, создатели компьютерной игры создали не просто игру, а другое измерение, и терраны пришли именно оттуда, - подхватил воздух, вероятно, поняв, о чем идет речь.
        Андрей же пока ничего не понимал, но старательно скрывал это, кивая головой в нужных, на его взгляд, местах.
        - Любая игра, любая художественная книга, любой кинофильм, даже мультфильмы порождают параллельные измерения. К слову, хорошо написанное четверостишие тоже может быть началом жизни нового мира.
        - Выходит, любой человек может стать Творцом, - прошептал воздух, что получилось у него плохо. - Надо же…
        - Мысль способна творить чудеса, верно? - улыбнулся Фавор.
        - И всё-таки что мы решили? - вставил Андрей.
        - А здесь нечего особо-то решать. Если автор согласится принять на себя ответственность за Арманнис, то всё будет в ажуре. К тому же, мне кажется, что автор - неплохой человек и не будет злоупотреблять своим положением.
        - Но я до сих пор не понял своих обязанностей! - воскликнул автор.
        - Они чрезвычайно просты и вытекают из твоей профессии, так сказать, - ответил Фавор. - Ты писатель, верно? А раз ты писатель, значит, и влиять на созданный тобой (или не тобой) мир ты можешь только через произведение, которое пишешь. В твоих руках жизнь и смерть персонажей, судьба государств и всё такое. Ты, к примеру, можешь начать свою новую книгу (назовем её «Когда боги приходят») такой фразой: «И пришел Творец в Арманнис, и увидел, что ни черта люди не изменились, и уничтожил его». После этого, я думаю, сложно будет рассуждать о дальнейшем бытии Арманниса.
        - Я никогда не напишу такого! - испугался воздух.
        - Потому я полностью тебе доверяю.
        Помолчали, переваривая сказанное друг другом.
        - Но если я до сих пор не Творец, то Арманнис существовал ещё до того, как я решил писать о нём?
        - Выходит, что так, - согласился Фавор. - Но это было тем ещё приключением, вы со мной согласны?
        - Да уж! - шумно выдохнул Андрей.
        - Значит, мне можно вообще не писать про Арманнис? - спросил автор.
        - Это было бы оптимальным вариантом, - согласился Фавор. - И Творец на месте, и не вмешивается в судьбы смертных.
        - А если понадобится вмешательство? - не отставал автор. - Если вдруг потребуется непосредственное участие Творца?
        - Я думаю, Арманнис изыщет способ связаться с тобой.
        Фавор хлопнул в ладоши, и воздух больше не трещал. В конце концов, этот сопливый карапуз - дух книги и, вероятно, его языком писался роман.
        Так подумал Андрей.
        - Твой выход, дружище, - склонился ниц Фавор. - Становись равным богу!
        Андрей широко распахнул глаза, в которых Арманнис взорвался Большим Взрывом…
        ЭПИЛОГ
        Прощание
        Они стояли в лесу у хижины Валиуса. Старик, учитель, Ланс и Надя улыбались Андрею.
        - Я знал, что ты сможешь, - радовался Родган. - Я верил в это!
        - Отлично сработал, вьюноша! Теперь, когда ты в курсе всего, может, отправимся к хитрецу Гарни да отпразднуем?
        - Нет, - смущенно ответил Андрей. - На самом деле, мне пора.
        Ланс обнял друга.
        - Я счастлив, что был знаком с тобой, - сказал он. - Может, останешься?
        - Нет, не могу, извини.
        Надя поцеловала юношу в щеку.
        - Удачи тебе, равный богу!
        - Спасибо.
        Андрей ещё раз обнял всех своих друзей, и, уже уходя, сказал:
        - А ведь ты был не прав, Валиус! Я совершил поступок в своих интересах - воскресил вас!
        - Подумай хорошенько, в своих ли? - прищурился Валиус.
        Андрей решил, что подумает после.
        Маленькие зеленые человечки вместе с кораблем исчезли из Тола. Терраникс вновь ушел под землю, и на его месте зацвела красивая долина, в которой расположилась маленькая деревушка. Император Варлесской Империи превратился в прожорливого троглодита, с которым быстро расправилась дворцовая стража. Драконша Фиала отныне была простой женщиной, потому что Андрей прочитал в глубинах её души сокровенное желание об этом. Говорящий ежик остался просто говорящим ежиком, но был рад, что своим участием помог спасению мира.
        Каждую ночь, когда большой диск луны восходит на небосвод и катится среди далеких, недостижимых звезд, любой, подняв голову, может узреть новую звезду в самом центре луны, блестящую и переливающую всеми цветами радуги. Три Радужных Меча, сплавленные по центру клинков в единую шестиконечную снежинку, навсегда останутся в холодной пыли спутницы планеты как напоминание о Творце и о пришельце из иного мира, сумевшем занять его место.
        Равный богу покинул Арманнис, чтобы вернуться домой…
        ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА
        Тут и сказочке конец
        После того, как Андрей вернулся на Землю, мы встречались, причем неоднократно. Мы очень много говорили о прожитых приключениях, Андрей многократно перечитывал эту книгу… В некоторых местах он смеялся, в некоторых - глубоко задумывался. Он сказал, что многое из пережитого им в Арманнисе не нашло отражения в книге, как, например, Праздник середины весны, когда он с Лансом умудрился попасть в пьяную потасовку, или многочисленные казусы на тренировках у Родгана…
        Я заметил, что скафандр, подаренный маленькими зелеными человечками, не упоминался более в повествовании, на что Андрей сказал:
        - Скафандр на самом деле помогла мне. Вспомни Пещеру, где я чуть было не захлебнулся.
        Не знаю, сколько помощи смог оказать скафандр юноше, но теперь я почему-то уверен: дар зеленых пришельцев по-прежнему верно служит Андрею даже теперь, когда он вернулся на Землю.
        Не пропали и навыки юноши - он прекрасно владеет холодным оружием. Но вся та сила, которую дали ему Радужные Мечи, осталась в Арманнисе. Много раз я пытался разговорить его, желая узнать, что же на самом деле чувствует равный богу, какие тайны мироздания открываются ему, какие картины становятся доступны его взору. Но юноша не хотел говорить об этом. Лишь однажды он сказал, что это знание постижимо только для того, кто сумел пройти путь до конца.
        Андрей полностью порвал со своей прошлой жизнью и исчез. Куда отправился он, остается лишь гадать, но я отчего-то глубоко уверен: Щавелев отправился на поиски нашего бога. Или пришельца, который станет равным ему. Или способа, которым можно предотвратить угрозу Апокалипсиса Земли.
        Что касается меня, то я решил завязать с творчеством. И уж тем более никогда не включать текстовый процессор. От греха.
        Красноярск, ноябрь 2003г. - январь 2004г.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к