Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Акулов Андрей: " С Чистого Листа " - читать онлайн

Сохранить как .
С чистого листа Андрей Григорьевич Акулов


        Клонирование, расшифровка ДНК, генная инженерия, нейробиология — что дальше? Замена генов и создание сверхчеловека? Что нам скажет обладатель сверхразума?

        
        1

        Трое мужчин в белых халатах нависли над столом. Вот уже больше часа шесть глаз внимательно изучали строчки букв, цифр, сводные таблицы и разноцветные графики функций, разбросанные по монитору.
        — Поздравляю, коллеги! Мы готовы к первому реальному воплощению в жизнь нашего многолетнего труда!  — воскликнул Иван Степанович Кац — невысокий, темноволосый ученый с густыми бровями.
        Он отпрянул от компьютера и окинул взглядом лабораторию. Сотни колб, реторт и перегонов, подключенных паутиной проводов к гудящим процессорам, диковинные машины, роботы-манипуляторы, центрифуги, огромнейший холодильник и школьная доска у стены, исписанная вдоль и поперек.
        — Это есть идьеал! Дальше работать просто нет смисла — надо начинать!  — взмахнул руками Джон Эверлайт — долговязый, остроносый генетик с сальными волосами, зачесанными назад.
        — Да, черт возьми! И всего в четыреста двадцать седьмом поколении!  — подпрыгнул Федор Прокопьевич Веселков — коренастый профессор с густой черной шевелюрой и недельной щетиной. Он зашелся громоподобным смехом и пустился в пляс.
        Шимпанзе в клетке по кличке Ева оживилась и захлопала в ладоши:
        — У! А! У! А! А!..
        Самец Адам лениво лежал в соседнем вольере.
        — Ева!  — Федор Прокопьевич прискакал к обезьянам.  — Адам! Между прочим, это ваши детки! Ути, хорошая,  — он потрепал Еву по голове.  — Мы только немного их улучшили — покопались в ДНК и заменили кое-что,  — ученый подошел к холодильнику.  — Вот! Это все промежуточные стадии зародышей. Все они были поочередно клонированы и генетически изменены. Постепенно, с каждым новым поколением мы добавляли им человеческие гены — лучшие из них!
        — Ми избавить от всех болезней,  — закружил вокруг клетки Джон,  — развить потенциал иммунной сьистеми.
        — Позаботились о желудочных бактериях,  — выкрикнул Иван Степанович.
        — И не только! А самое главное — интеллект! Конечно, судить о его развитии еще рано — они ведь еще совсем малютки — фактически еще и не родились,  — скакал вокруг Веселков.
        — Дажье не знаю, ваши ли это дети или ужье наши!?  — топал вслед за ним Эверлайт.
        — Коллеги! Федя! Джон! Мы начинаем новую фазу эксперимента — выращиваем взрослые особи!  — Иван Степанович обнял ученых.
        — Ваня! Вспомни, чего нам это стоило — годы кропотливой работы по пересадке генома — и вот они!  — Веселков подбежал к стеллажам с системами искусственной поддержки жизни.  — Десять образцов — пять мальчиков и пять девочек — зародыши, но какие! Представители нового вида!
        — Постой-постой, Федя. А не рано ли ты заговорил об интеллекте?  — задумался Иван Степанович.  — Новый вид? Мы же ученые — мы не должны делать поспешных выводов.
        — Согласьен! Интеллект в ДНК не пропишешь. Развьитий мозг — пожалуйста, но разум?  — развел руками Джон Эверлайт.
        — Не спорю коллеги. Но мы будем в течение всего эксперимента бомбардировать мозговую ткань ментальными кластерами сетей нейронов — мы покажем им все! Научим всему, что знает человечество! Вся информация, накопленная за века, будет прописана прямо в мозг, как на жесткий диск! Они станут обладателями целостной картины о человечестве!  — Федор Прокопьевич закружился по лаборатории.
        — Оу, йес! В совокупности это даст нечто невообразьимое!
        — Суперинтеллект!
        — Приступим!  — скомандовал Иван Степанович.



        2

        — Посмотри, какие они хорошенькие! Как ползают! Как стараются!  — Веселков склонился над детским манежем, в котором копошились пухлые младенцы в подгузниках.
        — Готово!  — прокричал Джон из дальнего угла лаборатории.  — Несьите малюток.
        — Идите к папочке,  — Кац подхватил под мышки двух карапузов и аккуратно уложил их в уютные кроватки, стоящие в ряд. В изголовье каждой лежал силиконовый шлем с толстым жгутом проводов.
        — У Гаммы ЧП!  — Веселков нес младенца с отвисшим подгузником к умывальнику, а тот хватал ученого за нос и беззаботно смеялся, когда Федор Прокопьевич фыркал и строил рожи.
        Иван Степанович раскладывал по кроваткам очередную партию деток, Джон бережно подавал каждому бутылочку с соской, предварительно проверяя температуру смеси.
        — Федя, вот еще Эпсилон сделал каку папочке,  — Кац подбежал к умывальнику.
        Со стороны кроваток доносилось довольное чмоканье. Когда все малютки заняли свои места, Джон нацепил им на головы шлемы, отбежал к компьютеру и нажал на клавиатуре «Ввод». На младенцев это никак не подействовало — они продолжали чавкать, а кто-то уже сладко посапывал, выронив бутылочку из маленьких ручек, под убаюкивающее гудение вентиляторов.
        Ученые, выстроившись гуськом, шли вдоль кроваток:
        — Я пока не спешу делать выводы,  — сказал Иван Степанович,  — но мне кажется, Федя, что ты был прав — мы сотворили нового человека. Они ни капельки не похожи на обезьян. Это обычные человеческие младенцы.
        — Что я говорил!  — Федор Прокопьевич подал упавшую бутылочку Дзете.
        — Тссс.
        Веселков зажал рот ладонью.
        — А что будьет дальше?  — прошептал Эверлайт, улыбаясь голубоглазой Йоте.
        Они подошли к клеткам с шимпанзе.
        — И не скажешь, что они их родители,  — Кац посмотрел на обезьян.
        — Это не есть родьители,  — сказал Джон,  — это донори геньетического сирья.
        — И их продукт — лабораторный материал, образец под номером и только-то. На людях ведь такие эксперименты проводить нельзя, а подопытные обезьяны на благо науки — пожалуйста,  — закончил Веселков.



        3

        — Внимание! Сегодня у нас курс истории, а затем алгебра и биология!  — объявил Иван Степанович и улыбнулся.
        Десять четырехлеток резвились в центре лаборатории, выглядевшей уже как детский сад: маленькие парты, шведская стенка, надувная горка, повсюду разноцветные игрушки. Оборудование, громоздкие холодильники, стеллажи — все исчезло, остался только ряд кроватей — уже больше прежних — компьютеры да школьная доска.
        — Жжжж,  — вылетел из-за угла Джон, под веселый визг подхватил двух малышей и, разложив по кроватям, зашел на новый круг.  — Жжж…
        — А почему они сидят в клетках?  — спросил мальчик, показывая на обезьян.
        — Потому, что это животные. Они должны сидеть в клетках иначе натворят чего и убегут,  — сказал Федор Прокопьевич, подхватывая ребенка и укладывая в кровать.
        — Мы забыла полить цветы!  — три девочки с лейками побежали к подоконникам, густо поросшим тропическими растениями. Словно пчелки, они облетели все окна и, довольно улыбаясь, запрыгнули в свои кроватки.
        Дети сами нацепили шлемы и откинулись на подушки, а ученые заняли места за мониторами.



        4

        — Ну, Альфа, давай ты,  — сказал Иван Степанович.
        Десятилетний мальчик подбежал к доске, на секунду задумался и быстро застучал мелом, выводя длинные расчеты, сокращая и заново переписывая мудреные выражения. В конце он написал компактную формулу и поставил жирную точку.
        Девочка из первого ряда вскинула руку.
        — Дзета, хочешь что-то добавить?
        Девочка вскочила, подбежала к доске и стерла все, кроме первой записи. Она подчеркнула ее и стала городить совершенно другие формулы, изредка подходя к начальной и обводя кругами несколько символов. Когда она поставила точку, так что мел раскрошился, Иван Степанович раскрыл рот:
        — Не может быть!
        Бета и Каппа уже тянули руки.
        Кац прохрипел:
        — Бета первый.
        Мальчик стер все основательно и просто написал новую формулу. Каппа выхватила у него мел и рядом изобразила еще одну. Альфа нахмурился и внес небольшую поправку в ее запись. И вот уже все дети стояли возле доски и оживленно спорили.
        — Воды. Воды! Федя! Джон!
        Кто-то сунул ему стакан.
        — Это сенсация!  — вскочил Иван Степанович.
        Веселков и Эверлайт, кряхтя, подошли к детям и, обнимая воспитанников, наперебой заговорили:
        — Превосходно! Это невьероятно! Таких показателей просто не существует! За такими как ви — будущее! И не только будущее науки — всего человечества!..
        — У! А! А!..  — кричали вместе со всеми Адам и Ева в клетках.
        — Молодцы! Продолжим обучение. Сегодня пройдем курс философии, а затем биоинженерия!



        5

        Трое стариков в белых халатах нависли над столом. Вот уже больше часа шесть глаз, вооруженных толстыми линзами в роговых оправах внимательно изучали строчки букв, цифры, сводные таблицы и разноцветные графики функций, разбросанные по монитору.
        — Немыслимо!  — воскликнул Иван Степанович — седой старик с совиными бровями.  — Эта бактерия спасет мир! Даст человечеству новую жизнь!
        Шестнадцатилетние подростки занимались своими делами: кто-то писал, кто-то болтал, хихикал, играл в настольный теннис, мастерил на стенде, но все время они посматривали на ученых. Наконец:
        — Ви сотворили чьудо!  — взмахнул руками Джон — высушенный, как таранка ученый с лицом египетской мумии.
        — По истине — панацея!  — проговорил Федор Прокопьевич — уже полностью лысый с белой бородой деда Мороза.
        — Идемте, я уже все подготовил,  — обнял их Альфа.  — Пора начинать.
        Ученые в окружении своих воспитанников направились к столу с образцами.
        — Мы уже все подготовили и дожидались только вас,  — Бета отодвинул стулья и знаком пригласил стариков взглянуть в микроскоп.
        — Осталось только погрузить их в питательную среду,  — выкрикнул Гамма, заправляя центрифугу.  — Готово!
        Иван Степанович прильнул к окулярам:
        — Невероятно! Эта крошка избавит человечество от всех болезней! Люди шагнут в новую эру!
        В световом кольце копошились продолговатые тельца бактерий. Тета капнула на стеклянную пластинку под микроскопом прозрачную жидкость из пипетки, и микробы зашевелились еще активнее, появились новые, вот уже их число удвоилось, утроилось…
        Федор Прокопьевич и Джон ахнули, глядя как пузырится жидкость, пенится, переливаясь через край — из центрифуги и нескольких колб на столах валил бурлящий пар.
        Кто-то открыл окна, и ветер ворвался в лабораторию — затрепетали занавески, поехали по столу бумажки, словно парусные лодки.
        — А среда? Что это есть за среда?  — спросил Эверлайт.
        — Это разжиженная легочная ткань человека,  — ответил Гамма и помог сесть Ивану Степановичу — ученый расстегивал верхнюю пуговицу рубашки.
        Федор Прокопьевич схватился за грудь — внутри все горело огнем:
        — Что со мной?  — прохрипел он.
        Альфа выступил вперед:
        — Вы умираете… Все люди умрут в течении нескольких суток — бактерия убьет их.
        Ученые остолбенели. Кац схватился за голову:
        — Альфа, Бета, Дзета, Йота… дети…
        — Это единственный способ,  — всхлипнула Каппа.  — Вы бы не согласились.
        — Но… как ми не заметьили?..  — пошатнулся Джон — его подхватили и бережно усадили на стул.
        — Вы привыкли к нашим ДНК,  — развела руками Йота,  — на основе генома шимпанзе — небольшое отличие, но оно делает наши бактерии полностью безопасными для нас, но для вас — это разносчики смерти. Когда Земля очистится, они просто исчезнут.
        Федор Прокопович закашлялся смехом:
        — Но мне, почему-то, совсем не страшно.
        — Мы позаботились об анестезии — бактерии выделяют особую форму синтетического опиата, так что больно не будет — вы просто заснете в телесном блаженстве,  — Эпсилон присел рядом с Эверлайтом.
        — Феденька… Джон… что же мы натворили?..  — еле слышно проговорил Иван Степанович.
        — Вы сделали то, что хотели — идеального человека!  — сказал Альфа.  — Просто для идеального общества вы — люди — обуза. Ваша изрытая болезнями наследственность только навредит чистому геному. Это просто естественный отбор — как когда-то вы поступили с неандертальцами. Полное знание о человеческих делах не оставляет нам выбора. Человечество — непосильная ноша для планеты. Посмотрите, во что вы превратили Землю. Здесь свободно дышать невозможно больше ни одному животному, даже вам — людям. Вы не можете жить в мире между собой. Ваше убийственное отношение к живой природе. Ваша жестокость. Стремление к порабощению. Подумайте сами, нужны ли вы этому миру? Что вы дали ему? Вы!.. вы…  — губы его затряслись.
        Джон поднял трясущиеся руки — по щекам текли слезы. Дети бросились обнимать и целовать стариков. Они рыдали и наперебой говорили и говорили, а ученые улыбались, медленно смыкая тяжелые мокрые веки.
        Обезьяны молча сидели и смотрели старческими глазами — им было уже за пятьдесят. Кто-то открыл клетки, и шимпанзе вышли наружу.



 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к