Сохранить как .
Ричи noslnosl
        РИЧИ
      
        МЕТКИ: Волшебники / Волшебницы, Магические учебные заведения, Попаданцы: В чужом теле, Магия, ООС, Повседневность, AU, Попаданчество
        Попаданец из мира будущего в ребёнка-аристократа конца восьмидесятых годов.

        ОПИСАНИЕ: Проснулся в теле ребенка после того, как был сбит грузовиком? Спасибо, что живой!

        Оказался не в привычном мире, в окружении коммуникаторов, галонета и прочих благ цивилизации, а вокруг все пользуются чадящими автомобилями, работающими на сгорающем углеводороде? Могло быть хуже. Хотя бы не приходится бегать с копьём за мамонтом.

        Мироздание отвесило классических попаданческих плюшек? Дайте сто! Как нет? Всего парочка, но зато увесистых роялей... Сойдёт для начала.
        Глава 1
        Золотые часы, выполненные в виде миниатюрного Биг-Бена, показывали ровно семь утра. Дверцы под циферблатом распахнулись, и оттуда выехал маленький игрушечный человечек, одетый в чёрный костюм. В правой руке у него был зажат колокольчик. Рука игрушечного человечка стала двигаться вверх и вниз, колокольчик тихонечко зазвонил.
        На огромной двуспальной кровати с алым балдахином лежал маленький мальчик в белой пижаме. Наволочки на подушках и простыни были цвета золота. Пододеяльник на огромном одеяле изнутри был золотого цвета и гладким, а снаружи алым и бархатным.
        От звука колокольчика мальчик заворочался на кровати. С трудом слегка приподнялся и тут же рухнул обратно на подушку. Светлые волосы растрепались и рассыпались. Мальчик засунул голову под подушки и накрылся ими.
        Игрушечный человек заехал обратно в часы, и оттуда выехал другой точно такой же, но с горном. Бравурные звуки горна зазвучали довольно громко.
        Огромные двустворчатые дубовые двери, покрытые коричневым лаком, резко распахнулись. В дверном проеме появился дворецкий  - мужчина на вид лет сорока с идеально зачесанными набок каштановыми волосами. На нём были отлично подогнанный по фигуре костюм чёрного цвета, белая рубашка и черный галстук. Осанка дворецкого была настолько идеальна, что казалось, будто он проглотил лом.
        На стенах возле входной двери висели электрические светильники в виде золотых подсвечников со свечами. Справа разместилась стойка с разнообразными мячами, слева расположился огромный комод с игрушками на любой вкус и цвет. В утопленной нише рядом с мячиками стоял полный стальной доспех средневекового рыцаря.
        Огромное помещение было отделано деревянными стеновыми панелями коричневого цвета понизу на высоту двух метров. Наверху стена была окрашена в песчаный цвет поверх фактурной штукатурки.
        Дворецкий миновал игрушки и доспехи и прошелся мимо двери, которая вела в ванную комнату.
        Дальше комната становилась шире. Справа расположился огромный камин, над которым висел портрет белобрысого голубоглазого семилетнего мальчика в полный рост, изображенного в виде средневекового принца в роскошном зелёном камзоле (того самого парня, что лежал сейчас на кровати). Возле камина стоял стул золотого цвета. Полы были выложены бордовой плиткой с золотистым узором по центру.
        Дворецкий дошёл до кровати мальчика и произнес:
        - Подъём! Пора за дело, господин Ричи, не будьте лежебокой! Впереди у вас насыщенный день.
        Дворецкий дошёл до окна и распахнул бордовые портьеры. Яркий солнечный свет залил просторную спальню.
        - Ох, какое чудесное утро! - преувеличено бодрым тоном произнес дворецкий. - Вставайте, сэр. Не заставляйте вашего тренера ждать.
        Мальчик вытащил голову из-под подушек, широко зевнул и внезапно распахнул глаза. Казалось, словно очи юноши полезут из орбит, он был невероятно изумлен, словно впервые увидел дворецкого и свое место проживания.
        - Кто ты такой? Где я? - воскликнул ребенок.
        Дворецкий многозначительно хмыкнул и ухмыльнулся.
        - Господин Ричи, прекращайте свои фокусы,  - произнес он. - Вставайте, умывайтесь и спускайтесь вниз.
        Ребёнок с ещё более удивленным взором резко сел и стал рассматривать свои руки с таким видом, словно впервые увидел их.
        - Я ребенок?! - изумлённо произнес он. - Боже мой! Я РЕБЕНОК!
        Мальчик запустил правую руку в пижамные штаны, после чего с облегчением выдохнул.
        - Фух! Ну хотя бы парень!
        - Господин Ричи, это не смешная шутка,  - с недовольными нотками в голосе произнёс дворецкий. - Разыгрывать амнезию бесполезно  - это не освободит вас от занятий.
        - Э-э-э… - протянул мальчик. - Ты мой отец?
        - Нет, сэр,  - покачал головой из стороны в сторону дворецкий. - Я Джон, ваш камердинер. Вставайте.
        - Хорошо, встаю.
        Мальчик поднялся и стал с неподдельным интересом первопроходца осматривать комнату. На его лице отобразился восторг.
        - Боже мой, я богат! - произнес он.
        - Да, сэр,  - подтвердил дворецкий. - Но как говорит ваш отец: «Пусть вы и родились с длинной серебряной ложкой во рту, не стоит есть только с нее всю жизнь».
        Дворецкий отодвинул одну из стеновых панелей, за которой оказался огромный гардероб с невероятным выбором одежды и обуви. Джон взял черные шорты, белые кроссовки, футболку и носки, после чего вручил их мальчику.
        - Наденьте, сэр. Не забудьте посетить ванную. Тренер вас ждёт в спортивном зале.
        Мальчик выпученными глазами осмотрелся вокруг в поисках ванной комнаты. Дворецкий посчитал, что ребёнок придуривается, после чего печально вздохнул и открыл дверь в санузел.
        Ричи зашёл в ванную комнату и на мгновение замер. Настолько роскошного санузла ему видеть не приходилось, хотя в теле мальчика находился взрослый парень, повидавший многое. Помещение по размерам было больше кухни в стандартной квартире. Полы выложены из белого мрамора, мраморные раковины, душевая кабина, джакузи и унитаз, рядом с которым расположилось биде.

«Я попал! - подумал он. - Неужели я стал классическим попаданцем, как в книгах?! Или это рай? Ведь я прекрасно помню грузовик, на огромной скорости несущийся прямо на меня. После такого не выживают. Но я жив, хотя тело не мое. Еще и свободно говорю на английском языке, хотя до этого его на отвали учил в школе и фактически не знал… Интересно, куда подевался хозяин тела и как я тут оказался?»
        Строгий взгляд Джона не позволил мальчику излишне задумываться, пришлось умыться и переодеться.
        Коридор поразил Ричи до глубины души. Он был настолько широким, что при желании можно было тут ездить на автомобиле. Сам дом больше походил на дворец, он был неприлично большим, с высокими потолками и шикарной обстановкой. На стенах висели картины, в нишах расположились мраморные статуи и стальные доспехи.
        Спустившись по мраморной лестнице, Ричи и Джон дошли до спортивного зала, в котором имелось множество тренажеров и спортивного инвентаря. Спортзал был разделен на две части: с левой стороны снаряды и тренажёры, а справа просторная свободная площадка для аэробики с зеркальной стеной.
        Внутри ожидала шикарная спортивная блондинка в обтягивающем костюме для аэробики: черные лосины, белый сплошной купальник и такого же цвета кроссовки.
        Блондинка широко улыбнулась и вежливо обратилась к мальчику:
        - Доброе утро, мистер Гросвенор. Вы не будете против, если вместо Арнольда сегодня занятия проведу я? Меня зовут Клауди.
        Мальчик совсем недетским взором обозрел фигуру девушки-тренера. Он чуть ли не пустил слюну при виде обтянутых тонкой тканью грудей, которые навскидку тянули на твердую двоечку.
        - Доброе утро, Клауди,  - нашелся с ответом Ричи. - Конечно, с удовольствием потренируюсь.
        Парень еще не свыкся с мыслью о своем попаданстве, но решил не афишировать этого. Он не знал, как так получилось, что после смерти вместо рая или ада удалось проснуться восьмилетним мальчуганом. Но раз уж судьба даровала шанс прожить жизнь с чистого листа, да еще в семье богачей, будет глупостью этим не воспользоваться.
        Тренировка была обычной аэробикой. Дворецкий снял пиджак и занимался вместе с юным господином. Но тренер допустила серьезную ошибку, видимо, из-за юного возраста и отсутствия опыта, а может быть из коварных побуждений, она выполняла упражнения, повернувшись к мальчику и мужчине спиной. В итоге большая часть тренировки свелась к тому, что Джон и Ричи пялились на подтянутую попу Клауди.
        Камердинер и мальчик повернулись к друг другу, на лице обоих выползли понимающие улыбки, после чего взгляды мальчика и мужчины вернулись к прелестным полушариям.
        Ричи всё ещё не понимал, что происходит, но попадание ему определённо нравилось. Он подумал, что это его рояль. Нет  - роялище! Ведь у каждого попаданца должен быть свой рояль в кустах. И своим роялем он считал огромную кучу денег.
        После завершения тренировки Джон проводил подопечного в его комнату.
        - Господин Ричи, вам следует переодеться к завтраку и к школе.
        Лицо Ричи перекосило, словно он съел целый лимон.
        - Школа-а? Опять?! - чуть ли не взвыл он. - Не-е-е-т! Нет-нет-нет! Снова в школу я не хочу!
        - Сэр, хотите вы или нет, но придётся,  - сухо произнес дворецкий заходя в гардеробную. Оттуда он вышел с костюмом, который висел на плечиках вешалки. - Вначале в душ, затем завтрак, а потом в школу,  - констатировал он. - А пока я подберу вам рубашку и галстук. Какой цвет сегодня желает господин? Красный в крапинку или классический черный?
        - Точно не с Дональд Даком,  - иронично ответил Ричи. - Эм… Джон, скажи, а мне ещё долго ходить в школу?
        Камердинер стал загибать пальцы и тихонечко бормотать себе под нос:
        - Раз  - младшая школа. Пять лет и еще пару лет в Итоне, если вы не сдадите экзамены экстерном, как за первые два класса. Либо после младшей школы поедете в школу-пансион Элсмир в Шропшире. Хм-м… Сэр, вам предстоит учиться ещё лет восемь. Конечно, вы можете после этого поступить в колледж и стать первым герцогом Гросвенором с высшим образованием. Это еще четыре-пять лет.
        - Не, ну в колледж еще можно,  - задумчиво протянул мальчик, потирая правой рукой подбородок. - Там юные сочные нимфы, которые жаждут приключений на вторые девяносто…
        - Ох, как быстро растут дети,  - закатил глаза к потолку камердинер. - Господин Ричи, вам всего восемь лет, а уже интересуетесь девушками. Я горжусь вами. Но будьте осторожны, ведь всегда найдутся охотницы за состоятельным мужчиной.
        - Ненавижу школу! - пробормотал Ричи и поплелся в ванную комнату.
        На ходу мальчик размышлял над проблемами попаданцев. У них в основном были приключения, из которых они всегда выходили без потерь. А ему вместо приключений светило второй раз сесть за школьную парту.
        После душа мальчик нарядился в дорогой костюм, явно пошитый на заказ, который идеально сидел на фигуре парня.
        Дети быстро растут, так что Ричи было сложно представить, насколько часто приходится шить одежду. Он прикинул, что цена черного с серыми вставками костюма-тройки неприлично высокая. На эти деньги наверняка в стране третьего мира можно приобрести подержанный автомобиль в хорошем состоянии. А уж платиновые запонки с черными алмазами, если их продать, позволят купить даже новый кар.
        Камердинер помог парню зачесать волосы назад и уложил их при помощи лака. Мальчик выглядел прилизанным маленьким засранцем.
        Вскоре попаданец оказался в столовой. Стол из красного дерева был невероятно большим, наверное, при желании за ним могли бы обедать человек тридцать. Несмотря на внушительные размеры, на столе было накрыто всего два места в разных наиболее удалённых концах. Можно сказать, что только во главе стола стояли тарелки и блюда.
        Подобное расположение еды показалось Ричи странным, но он вспомнил, что со своим уставом в чужой монастырь не ходят, поэтому забил на непонятки. В настоящий момент парня интересовало другое.
        На одной стороне уже было занято, там сидел солидный пожилой мужчина примерно шестидесяти лет. Он также был наряжен в деловой костюм, но бежевого цвета. Пиджака на нем не было, он висел на спинке стула. На мужчине была лишь бордовая жилетка поверх белой рубашки.
        Ричи внимательно изучал человека, с которым ему предстоит завтракать. Он отметил такие же светлые волосы, зачесанные назад и залитые лаком, как у него. На круглом лице продолговатые очки в платиновой оправе прикрывали мутные серые глаза. Немного морщин выдавали возраст мужчины. Мальчик отметил высокий рост мужчины и слегка выдающийся живот.
        - Доброе утро, сын,  - кивнул пожилой человек. - Как у тебя дела?
        - Эм… Доброе утро.
        Ричи растерялся. Он думал, что раз сейчас ему восемь лет, то этот мужчина может быть его дедушкой, а на деле оказалось, что это отец. А еще было странным, что тут не было матери ребенка.
        - Приятного аппетита,  - сказал мальчик, после чего сел за стол. - А почему мы сидим так далеко друг от друга?
        - Так положено в семье Гросвенор,  - ответил отец мальчика. - Так меня воспитывал мой отец, а его дед, твой прадед.
        Поскольку попаданец не знал, что на это ответить, он решил уделить внимание еде.
        За завтраком господ обслуживала горничная. Камердинер на время пропал. Видимо, он пошел завтракать вместе со слугами.
        Еда была подстать окружению  - три смены блюд, вкус которых был на уровне ресторанов с тремя звездами Мишлен.
        Чтобы не выдавать своего попадания, мальчик следовал правилу «когда я ем  - я глух и нем». Хотя ему хотелось расспросить окружающих о многом. Например, почему он до сих пор не увидел ни одного голопроектора или хотя бы завалящего старинного плоского телевизора? А уж наличие в каждом помещении архаичных радиотелефонов с выдвижными антеннами и вовсе навевало на попаданца подозрение о том, что он провалился в прошлое, как бы даже не в двадцатый век.
        После завтрака отец подошел к мальчику и произнес:
        - Удачного дня, Ричи. Ты помнишь, что в воскресенье нам нужно будет отправиться на ежегодное благотворительное мероприятие, на котором будет присутствовать королевская семья?
        Естественно, попаданец об этом не помнил. Он был сильно изумлен.

«Королевская семья?! Боже мой! В какую страну я попал? Если тут есть королевская семья, английский язык, дворецкий и папа герцог… Неужели Великобритания?»
        Нужно было что-то сказать, поэтому Ричи неразборчиво протянул:
        - Угу…
        - Не опозорь меня, сын,  - сказал мужчина.
        В столовую зашёл камердинер юного господина.
        - Джон,  - обратился к слуге господин,  - что-нибудь стало известно по поводу вчерашнего землетрясения?
        Камердинер незамедлительно ответил:
        - Сэр, ученые из Королевского университета сказали, что никаких землетрясений в Великобритании зафиксировано не было. Предположительно, у нас под домом имеется забытое подземелье, в котором что-то взорвалось. Поэтому дом вчера и тряхнуло.

«Всё же это Великобритания прошлого»,  - мысленно отметил Ричи.
        - Кошмар! - возмутился господин. - Джон, наймите строителей, пусть исследуют подвалы. Я не желаю, чтобы еще что-то взорвалось и навредило моей семье!
        - Будет исполнено, сэр,  - поклонился камердинер. После этого он повернулся к мальчику и произнес:  - Господин Ричи, вам пора в школу.
        - Ага…
        Все мысли мальчишки были заняты перевариванием услышанной новости. Он думал над тем, может ли как-то быть связан взрыв в подвале и его попадание в тело ребенка из прошлого?
        За размышлениями Ричи не заметил, как оказался на улице. Он обернулся назад и обозрел дом, в котором живет. Это действительно был огромный дворец. Не меньше пятидесяти метров в длину, с арками и мраморными колоннами, стены выложены из белого камня. Огромные окна говорили о том, что дом был построен гораздо позже средневековья.
        Дом  - ещё полбеды. Слева возвышалась готическая башня, которая была почти полной копией Биг-Бена в небольшом уменьшении, там даже часы имелись. Дальше начинались постройки, скорее всего, конюшни, гараж и коттеджи для обслуживающего персонала. Много где были высажены кусты и деревья, которые в это время года покрылись снегом. Повсюду были газоны, которые из-за снега не было видно, и аккуратные пешеходные дорожки.
        Накинув пальто и пройдя по аллее, по краям которой были высажены деревья и кусты, метров через пятьдесят Ричи и Джон дошли до парковочной площадки, в обе стороны от которой расходилась широкая автомобильная дорога. На ней при желании могли разъехаться четыре машины.
        На парковке ожидал бежевый старинный Бентли Эйт. В голове у Ричи пронеслась мысль:

«Подумать только  - бензиновый Бентли! Вот это раритет! Он, наверное, еще годов восьмидесятых двадцатого века. Ох, надеюсь, что я просто живу в семье чокнутых любителей старины и вскоре доберусь до нормального голографического коммуникатора с выходом в голосеть».
        За дорогой открывался вид на огромный прямоугольный пруд, больше похожий на бассейн. Он был метров сто в длину и около десяти в ширину, отчего казался узким. За прудом-бассейном перпендикулярно вытянулся большой овальный пруд.
        Богатая фантазия Ричи подкинула ему вид с высоты. Получалось, что два пруда образуют пенис с яичками. Из-за этого на губы мальчика выползла улыбка. Шутки архитекторов не всегда очевидны, особенно с учетом масштабов.
        - Джон, напомни, насколько у нас большой двор? - якобы невзначай спросил Ричи.
        - Сэр, напомню вам, что территория этого фамильного поместья Итон-Холл насчитывает четыре с половиной тысячи гектаров.
        Ричи застыл в ступоре. Глаза мальчика полезли на лоб. Он даже себе представить не мог, что одному человеку может принадлежать такое количество земли.
        Пока паренёк переваривал новость, его усадили в автомобиль на заднее сиденье. Джон сел на переднее пассажирское сиденье рядом с водителем. Сам водитель был ничем не примечательным, обычная кепи, чёрный костюмчик, незапоминающаяся внешность.
        Когда машина тронулась, Ричи заглянул между сиденьями и рассмотрел приборную панель. Машина ехала плавно, будто плыла. По обеим сторонам ровной, как зеркало, дороги, были высажены деревья, за ними открывался прекрасный вид на заснеженные луга и пруды. Вдоль дороги стояли осветительные фонари. Попаданец отметил, что в ворота машина выехала через две с небольшим мили. Три, мать его, километра по прямой, только чтобы выехать с территории поместья!!!
        В этот момент правое веко Ричи начало дергаться (нервный тик). Он сидел в кресле бледный, крепко ухватившись за кожаный подлокотник.

«Три гребаных километра до шоссе! Куда я попал? Этот «маленький дворик» на самом деле мой?!»  - подумал Ричи.
        До школы было ехать полчаса. Ричи по пути разглядывал автомобили, все они были старинными и работали на углеводородном топливе. Мальчик начал осознавать, что наверняка попал в прошлое. Ведь не могут быть все окружающие настолько богатыми, чтобы ездить на раритетных машинах и платить безумные налоги за использование неэкологического транспорта. Тем более все автомобили были праворульными и из одной эпохи, примерно семидесятых-восьмидесятых годов двадцатого века.
        Парень ожидал увидеть крутую элитную школу, но его ожидания рухнули. Это была обычная государственная британская школа. Правда, тут не было единой униформы. Из голопедии попаданец помнил, что в Англии всегда школьники носили единую униформу.
        Окунуться в мир младшеклассников было ужасно. Ричи радовался одному  - все одноклассники были старше его на пару лет  - десятилетки. Он оказался самым маленьким в классе. Другие дети старались держаться от Ричи подальше. Видимо, дети осознавали пропасть между ними и наследником огромного состояния. Плюс в их возрасте разница в два года кажется безумной пропастью. Или же до попадания мальчик себя вел так, что отпугнул одноклассников. Ричи старательно игнорировали и словно не замечали. Пожалуй, для ребенка подобный вакуум был бы ужасным ударом по психике, но взрослому было плевать. Попаданец, наоборот, радовался тому, что ему не придется общаться с этой шумной толпой детишек. А ещё он радовался, что учиться ему осталось на пару лет меньше.
        Больше всего Ричи добил урок информатики. Детей привели в класс с компьютерами. Это были старинные предки голографических коммуникаторов. У них даже не было графического интерфейса «Включил и Работай». Маленький пузатый монитор, к которому тянулись провода от коробочки системного блока. Для запуска компьютера нужно было вставить огромную магнитную дискету и вводить команды вручную! Просто безумие. Эта техно-некромантия пугала Ричи, он не знал, как обращаться с подобной техникой. Немудрено, что он получил низкий балл за урок.
        После занятий Ричи встречали тот же Бентли и камердинер Джон. Мальчика отвезли в секцию фехтования. Попаданец, ни разу не державший в руке шпагу, готов был отгрести по полной программе, но во время спарринга с удивлением заметил, что его тело действует на вбитых рефлексах, словно он фехтует уже не первый год. Вначале парень действительно проиграл пару поединков, но вскоре привык прислушиваться к ощущениям тела и начал довольно сносно фехтовать для своего возраста. Он даже победил в нескольких спаррингах.
        День завершился возвращением домой и ужином, после которого мальчик рухнул в постель и уснул.
        Очень насыщенный день. Ни минуты свободного времени. Подобный график для попаданца был непривычным. Ему даже некогда было выяснять свою биографию и искать информацию.
        Вскоре парня разбудил камердинер и заставил делать уроки. Ричи хотелось спать, но пришлось засесть за домашнюю работу. Он проклинал школу. Ричи понимал, что с этим нужно что-то делать, но пока ничего не мог придумать. В голове крутилось слово «экстерн», но как это осуществить?
        Первая проблема со сдачей экзаменов в том, что попаданец учился в школе давно и по другой программе. Он многого не помнит, еще большего не знает. К тому же его нельзя назвать отличником. А для сдачи экзаменов экстерном допускают лучших из лучших, то есть для соответствия придётся сдавать всё на отлично. А это значит, что нужно будет выучить огромное количество учебного материала.
        На следующий день всё повторилось: аэробика с утра, завтрак в странной обстановке, которую сложно назвать семейной, занятия в школе.
        Ричи некогда было думать о своем попаданстве, нужно было вжиться в роль мальчика. Парень не хотел быть раскрытым.
        Отличием от вчерашнего дня стала поездка домой. Надежда Ричи на отдых рухнула, как шаткая куча барахла. Вместо тренировки по фехтованию у него были запланированы дополнительные занятия с репетитором по ведению финансов.
        В этот день Ричи с удивлением обнаружил, что у него в соседнем помещении от спальни есть личный кабинет с роскошной старинной мебелью и удобным, современным офисным креслом. А ещё на столе стоял древний компьютер. Нет, по современным меркам это был самый совершенный и дорогой персональный компьютер, но он не сильно превосходил школьную технику. Единственным отличием стало наличие в операционной системе графической оболочки, с которой удобнее работать.
        Во-вторых, в соседнем помещении расположился учебный класс, в котором почему-то стояли два ореховых письменных стола и столько же кресел. Впереди на стене расположилась обычная школьная доска, возле неё стояли обычный стул со спинкой и учительский стол. Комната была размером не меньше учебного класса человек на двадцать. Вдоль стен стояли шкафы с книгами, ретортами и химическими реагентами. В углу разместился пластиковый человеческий скелет.
        В классной комнате мальчика ожидал пожилой мужчина лет шестидесяти. У него были седые волосы и аккуратная борода. Карие глаза прикрывали круглые очки. Мужчина имел плотное телосложение, средний рост и широкоскулое лицо. На нем был надет серый костюм с коричневыми кожаными нашивками в районе локтей.
        - Так-так,  - произнёс репетитор. - Добрый день, Ричард, присаживайтесь за стол, у нас сегодня будет лекция по финансам.
        - Добрый день.
        Ричи приветственно кивнул и сел за ближайший стол.
        - Итак, чего ждем? - наклонив голову, репетитор посмотрел на мальчика поверх очков. - Открываем ящик стола, достаём письменные принадлежности и готовимся записывать лекцию.
        - Да-да, секундочку.
        Ричи не знал, что нужно будет что-то писать, но после слов репетитора заглянул в ящик стола. Там нашёл пачку толстых тетрадей и письменные принадлежности.
        Репетитор стал чертить мелом на доске графики и довольно нудным голосом начал лекцию:
        - В прошлый раз мы закончили на задачах. Разберем пример номер двенадцать. Ваша компания терпит крах. Объём продаж снизился на пятьдесят процентов из-за высоких цен. Доходы падают и акционеры требуют вашей немедленной отставки. Итак, вопрос  - как перетянуть совет директоров на свою сторону и избежать банкротства?
        Ричи охренел от таких задачек для восьмилетнего мальчика. Он пытался придумать хотя бы что-нибудь, но впадал в пучину отчаяния. Глаза мальчика остекленели.
        - Ричард, я жду вашего ответа,  - произнёс репетитор.
        - Э-э… - протянул мальчик. - Я бы, наверное, дал взятку.
        - Не поможет! - припечатал репетитор. - Ричард, подумайте еще.
        - Эм… Может, нанять детективов и нарыть компромат на директоров и шантажировать их? А еще нужно нанять киллеров, чтобы убить самых несговорчивых директоров.
        - Ричард, во-первых, это неэтично, во-вторых, за подобное последует уголовное преследование. В цивилизованном обществе такие способы не используют. К тому же это не поможет в борьбе с банкротством. Давайте следующие варианты.
        - Ну-у… - Ричи почесал в затылке, взлохматив прилизанные волосы. - Я думаю, что стоит пустить слухи, будто наша фирма сливается с крупной компанией, а когда акции поднимутся в цене, быстро продать их.
        - Ричард, это также неэтично и неприемлемо,  - заметил репетитор. - К тому же за подобные махинации тоже можно попасть в тюрьму и они не всегда срабатывают. Следующий ответ.
        Ричи до попадания не был финансистом, оттого для него такая задачка была невероятно сложной. Но парень заканчивал высшее учебное заведение, у него на втором курсе преподавали экономику. Он пытался вспомнить что-нибудь оттуда, но никак не мог. В итоге мозг кое-что родил.
        - Знаю! - сказал он. - Нужно провести реструктуризацию, оптимизировать логистику и схемы отчетности компании, сократить персонал и искать поставщиков с более низкими ценами для того, чтобы снизить себестоимость продукции.
        Ричи выдохнул с облегчением и посчитал, что его ответ идеальный. Но у репетитора было иное мнение.
        - С одной стороны, Ричард, вы верно рассуждаете. Но в кризисной ситуации нет времени на реструктуризацию и оптимизацию схем. К тому же за время реформ, а это не менее трех лет, рынок может уйти так далеко вперед, что компания, победив старые проблемы, столкнется с новыми и в итоге всё равно обанкротится. Ещё какие будут предложения?
        Ричи стал припоминать реальные компании и как они выходили из подобного положения. Припомнилось одна фирма, которая вышла из глубокого кризиса и стала невероятно успешной. Мальчик тут же поспешил озвучить свои мысли, основанные на прочитанной в голопедии статьи:
        - В подобной ситуации нужно строить стратегию не на решении сиюминутных проблем, а на работу в расчёте на будущее.
        - Так-так, любопытно,  - оживился репетитор, ему явно понравился ответ. - Продолжайте развивать эту тему.
        - Нужно создать альянсы по производству самой современной продукции, чтобы в будущем выпустить передовой и востребованный продукт. Например, все сейчас пользуются компьютерами максимум с графической оболочкой. Нужно вложить деньги в разработку приятной и удобной в использовании операционной системы и программ по типу «Включил и работай», создать для программ базу со своими процессорами, платами и тому подобным. И хоть на фирме будут висеть огромные кредиты, она в течение нескольких лет не только выйдет из кризиса, но и станет очень преуспевающей.
        - Отличный ответ, Ричард,  - одарил мальчика теплой улыбкой репетитор. - Я рад, что наши занятия не прошли даром и в вашей голове что-то задержалось.
        - Эм… Учитель, можно задать вопрос?
        - Конечно, Ричард, для этого я тут нахожусь, чтобы отвечать на ваши вопросы.
        Ричи хотел выяснить про своё финансовое положение и нашел момент очень удачным. Он спросил:
        - Сэр, вы знакомы с состоянием финансовых дел моей семьи?
        - Да, конечно,  - ответил репетитор. - Я все же профессор экономики, а ваша семья одна из десятка самых богатых в Великобритании.
        - Сэр, вы можете мне рассказать о бизнесе моей семьи?
        - Почему нет? - пожал плечами профессор. - Могу.
        Глава 2
        Профессор заложил руки за спину и стал расхаживать перед столом, за которым сидел мальчик.
        - Ваш сколько-то там «пра» дедушка, первый герцог Вестминстерский, вместе с титулом получил огромный земельный надел. Как все аристократы подобного уровня, он жил с земельной ренты, но в отличие от других герцогов, он стал вкладывать прибыль в покупку новых земель и строительство зданий, которые сдавал в аренду. Его дети подхватили традицию.
        Ричи внимательно слушал, схватывая каждое слово лектора. Профессор продолжал расхаживать взад-вперёд и говорить:
        - Далее следующие поколения Гросвеноров продолжали традицию вкладывания средств в покупку земель и строительство. Особо активным в этом плане был ваш дедушка Карл. Он начал скупать земли не только в Великобритании, но и в Канаде, США, Австралии и других государствах. Пожалуй, он внес наибольший вклад в рост финансового состояния Гросвеноров. В пятидесятых-шестидесятых годах ваша семья была богаче королевской.
        Профессор сменил траекторию движения и стал ходить кругами от парты к школьной доске. Он продолжил рассказ:
        - В пятидесятых годах многочисленные дети пятого герцога Вестминстерского, то есть вашего дедушки Карла, стали вести разгульный образ жизни. Они тратили безумные деньги на всякую ерунду. Это грозило семье разорением.
        Ричи затаил дыхание. В глазах мальчика было неподдельное любопытство.
        - Карл Гросвенор при жизни ещё сдерживал порывы детей растратить состояние. Но он прекрасно понимал, что после его смерти всё, что заработали предки и он сам, будет потрачено впустую. Поэтому он принял решение по примеру Ротшильдов создать трастовый фонд.
        Ричи пытался вспомнить, что такое трастовый фонд, но в голову ничего не приходило. Поэтому он решил спросить напрямую:
        - Сэр, трастовый фонд… Это как?
        - Ох, я только обрадовался, что вы, Ричард, взялись за ум,  - профессор остановился и недовольно покачал головой, укоризненно глядя на мальчика. - Трастовый фонд  - это система, при которой имущество, изначально имеющееся у учредителя, передаётся в распоряжение доверительного собственника, но доход с него получают выгодоприобретатели.
        - Выходит, что дедушка передал наше имущество трастовому фонду? - спросил Ричи.
        - Да,  - кивнул профессор. - В конце пятидесятых Гросвеноры разместили свои активы в нескольких трастовых фондах, чтобы имущество не растранжирили наследники, бывшие жёны и прочие паршивые овцы.
        Профессор отошёл от доски и приблизился к своему столу. Он оперся руками на столешницу и продолжил:
        - Стратегия Гросвеноров позволяет вам получать прибыль, но если, к примеру, вы, Ричард, получите наследство и внезапно захотите продать хотя бы какую-нибудь мелочь, например, торговый центр в сердце Лондона, то вам не удастся это сделать без одобрения совета попечителей. Сейчас их семеро, включая шестого герцога Вестминстерского  - вашего отца. Главой совета попечителей является Марк Престон  - отличный экономист, дворянин, честный человек и крепкий хозяйственник.
        - Погодите, это что же получается  - я не смогу потратить свои деньги без согласия совета попечителей? - округлил глаза Ричи.
        - Нет, ваши деньги вы сможете потратить. Вам ежеквартально будет начисляться солидная сумма с дохода трастового фонда. Это миллионы фунтов. Но имущество продать не сможете. И, к примеру, если вдруг вы неудачно женитесь на охотнице за деньгами, после чего разведетесь, и супруга отсудит у вас часть имущества, она его продать не сможет. Хотя, насколько я в курсе, Гросвеноры всегда заключали брачные контракты, по которым супруга в случае развода не может претендовать на имущество мужа. Максимум, как в случае с бывшей женой вашего отца, дети смогут получать ежегодные выплаты из трастового фонда.
        - У моего отца есть бывшая жена и еще дети? - удивился Ричи.
        - Хм… - протянул профессор. Он не знал, что творится внутри семьи герцога, поэтому не посчитал вопрос мальчика странным. - Насколько мне известно из доступных широкому обществу источников, Ричард, у вас есть две старшие сестры от первого брака вашего отца. Младшей из них около двадцати лет. Обе девушки получают содержание, размер которого не оглашается общественности, и выплаты будут продолжаться до их смерти. Эти выплаты в наследство получат их дети, вероятно, в равных долях, если только ваш отец не решит иначе, ведь по закону он обязан содержать детей лишь до восемнадцати лет. Я не знаю, что именно написал в завещании ваш батюшка. Помимо ваших сестер выплаты из трастового фонда получают другие Гросвеноры, например братья и сёстры вашего отца и их дети. Возможно, более дальние родственники, к примеру, дети братьев и сестер Карла Гросвенора, тоже имеют какие-то выплаты. Вы, как будущий седьмой герцог Вестминстерский, получите в наследство всё состояние Гросвеноров и будете получать большую часть выплат из фонда.
        - А насколько большое это состояние? - поинтересовался Ричи. - Вы говорили про земли и о торговом центре в Лондоне.
        - Насколько я в курсе  - это более тысячи объектов недвижимости в шестидесяти странах мира,  - ответил профессор. - Ричард, вы же понимаете, что я точно ответить не могу, об этом может поведать лишь кто-то из совета попечителей «Гросвенор групп», например, ваш отец. Но мне точно известно, что практически вся недвижимость в центре Лондона и Ливерпуля принадлежит вам. Например, район Майфейр, в том числе посольство США, отель «Бомонд», художественные галереи и музеи. Вашей семье принадлежит около сорока тысяч гектаров земли в Шотландии, почти вся Кремниевая долина, тридцать тысяч гектаров в Испании и еще много чего.
        Ричи от изумления присвистнул и воскликнул:
        - Ничего себе! Я охренеть, какой богатый! А какая-нибудь страна, ну так, чисто случайно, нашей семье не принадлежит?!
        - Если и принадлежит, то я не в курсе,  - тихо посмеялся профессор, наблюдая за реакцией мальчика.
        Дальше профессор зачитал лекцию по экономике и дал подопечному домашнее задание.
        У Ричи после уроков голова пухла. Ладно школьные предметы, они были несложными, но экономика университетского уровня  - это что-то с чем-то.

«Интересно, как со всем этим справлялся восьмилетний мальчик? - подумал Ричи. - Я, взрослый человек, закончивший институт, с трудом усваиваю информацию такого уровня. Может, он не выдержал высокой нагрузки на детский организм и сбежал из этого тела?»
        Предаваться размышлениям было некогда, нужно было ещё много чего сделать.
        В первую очередь Ричи решил исследовать дом. Это оказалось непростой задачей из-за размеров строения. Пришлось обойти десятки комнат различного назначения. На втором этаже в основном располагались спальни и кабинеты, на третьем этаже нашлась огромная библиотека и кабинет отца. Первый этаж был занят столовой, кухней, гигантской гостиной, спортзалом и помещениями для прислуги. Ещё в доме обнаружился подвал. Там расположились винный погреб, хранилище для продуктов, большой промышленный холодильник (такие обычно устанавливают в ресторанах) и вишенкой на торте оказался домашний кинотеатр. Причём не привычный попаданцу голографический проектор повышенной мощности и даже не устаревший по его меркам плоский телевизор с большой диагональю. Это был самый настоящий кинотеатр с проектором, будкой киномеханика и белым полотном, на которое транслировался фильм. Правда, кресла были намного комфортней, чем в обычных кинотеатрах. На них могли разместиться два десятка человек.
        Вначале за мальчиком следовал камердинер. Точнее, изначально Джон этого делать не собирался, а последовал за ребёнком только тогда, когда Ричи вздумал спуститься на нулевой этаж. Но когда Ричи покинул подвал, Джон с облегчением выдохнул. Он понял, что ребёнок просто развлекается, играя в «исследователя дома». Осознав, что подопечный занят своей игрой и никуда не собирается влипать, Джон оставил Ричи развлекаться. Как говорится, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не лезло глубоко в подвал, где недавно прогремел взрыв.
        Самым интересным помещением мальчику показалась хозяйская спальня. По всей видимости там жил отец. Сама спальня была больше, чем у Ричи. В ней имелась просторная гардеробная комната, будуар и санузел с джакузи.
        В будуаре мальчик обнаружил кладовку с картонными коробками, которые припорошило пылью. Там в одной из коробок он откопал семейный фотоальбом.
        Ричи с любопытством принялся рассматривать фотографии.
        Вначале на фотокарточках был изображен отец мальчика в возрасте примерно сорока лет. Рядом с ним часто находилась высокая юная девушка со светло-каштановыми волосами примерно двадцати лет. Потом прибавился маленький ребёнок, который вскоре превратился в девочку лет пяти. Малышка на фотографиях росла, отец и шатенка старели. Когда мужчина стал выглядеть на пятьдесят, женщина на тридцать, а девочка на десять лет, появился ещё один малыш.
        Таким образом Ричи долистал альбом до момента, когда второй девочке на фотокарточках стало десять лет, первая (уже девушка) пропала со снимков. По всей видимости, она покинула родительский дом. На этом моменте альбом закончился.
        Покопавшись в коробке с вещами, в которой был обнаружен альбом, Ричи нашел еще один. Естественно, он принялся разглядывать новые фотографии.
        Отец на фото выглядел лишь немного моложе, чем сейчас. Рядом с ним находилась юная блондинка лет двадцати. Она была очаровательной и голубоглазой, очень похожей на Ричи. Можно было принять эту парочку за дедушку и внучку, но мальчик понимал, что это совершенно не так. И его уверенность окрепла после того, как он перевернул лист и обнаружил фотографию с отцом, блондинкой и малышом, который на следующих карточках становился старше и приобретал знакомые черты  - их уже пару дней попаданец видит в зеркале.
        А вот дальше девушка исчезла с фотокарточек. На них ещё некоторое время мелькал лишь шестой герцог Вестминстерский и его пятилетний сын Ричард. Внезапно фотокарточки обрывались на середине альбома.
        После осмотра находок у Ричи сложилось мнение, что его мать (та самая блондинка с фотографий) вышла замуж за богатого лорда. Вероятно, она надеялась заполучить состояние герцога. Иначе какой смысл молодой красивой девушке выходить замуж за пожилого мужчину, которому стукнуло около шестидесяти лет? Но когда Ричарду было в районе пяти лет, что-то произошло и его мать пропала. А вот куда она исчезла  - это под вопросом. То ли она погибла, то ли отец развелся и вышвырнул бывшую жену пинком под зад, оставив ребенка себе. В любом случае однозначным фактом является то, что Ричи живет с отцом.
        Первое время папа проводил с сыном много времени, но его энтузиазма хватило примерно на полгода. А дальше отец отдалился от сына, спихнув его воспитание на няню, камердинера, репетиторов. Он даже во время приемов пищи садится от ребёнка как можно дальше, намеренно дистанцируясь.
        Ричи убрал фотоальбомы на место и вернулся в свой кабинет. Там он принялся рыться во всех ящиках и шкафах в поисках дневников. Но обнаружил лишь кучу игрушек и исписанных школьных тетрадей.
        Самыми полезными находками оказались тетради с записями лекций репетиторов по экономике и этикету. Их парень довольно быстро изучил. Когда он дочитывал тетрадь с лекциями по этикету, в кабинет после стука и разрешения войти заглянул Джон.
        - Господин Ричи, пора идти ужинать.
        - Хорошо.
        Мальчик отложил тетради и отправился вслед за камердинером.
        В столовой за столом уже сидел шестой герцог Вестминстерский. Ричи занял свое место напротив отца. Его распирало от любопытства. Мальчик не стал сдерживаться и спросил:
        - Папа, можно спросить?
        - Да, сын? - отложил в сторону столовые приборы мужчина.
        - Папа, а куда делась мама?
        - Хм… - герцог нахмурился. - Сын, мы уже проходили через это,  - сухим тоном ответил он. - Неужели ты не помнишь разговора, который состоялся у нас два года назад?
        - Прости, отец, но я тогда был маленьким,  - Ричи смущенно улыбнулся и пожал плечами.
        - Эх… - печально вздохнул мужчина. - Ричи, твоя мама… она ушла от нас.
        - В смысле погибла?
        - Нет,  - слегка качнул головой в стороны мужчина. - Скажем так, у нас возникли недопонимания, которые было непросто решить.
        - Папа, я уже взрослый. Ты можешь сказать всю правду.
        - Даже если она неприглядная?! - вопросительно приподнял брови герцог.
        - Да, отец,  - с серьёзным видом кивнул мальчик.
        - Что же, возможно, ты уже достаточно вырос, чтобы знать правду,  - мужчина задумчиво потер подбородок правой рукой. - Видишь ли, твоя мама оказалась не самым лучшим человеком. Она была из той категории девушек, которые охотятся на богатых мужчин. В один не самый приятный момент мне удалось выяснить, что она использует… хм… как бы тебе это объяснить?
        - Папа, говори прямо! Я достаточно умный и сообразительный. Не думаешь же ты, что глупый человек сумел бы учиться с опережением школьной программы?
        - Ричи, я горжусь твоими успехами, но не зазнавайся. Так и быть, скажу, как всё обстояло на самом деле. Твоя мама использовала особые препараты на основе феромонов, чтобы влюбить меня в себя. Ты знаешь, что такое феромоны?
        - Да, отец,  - с серьёзным видом кивнул. - Животные выделяют феромоны для привлечения противоположного пола. Я даже слышал, что бывают духи с феромонами. Но как ты об этом узнал? В смысле, что мама использовала подобные препараты?
        - Однажды она сама в этом призналась,  - грустным тоном ответил герцог. - Она надеялась, что я все пойму, и перестала мне давать эти… хм… препараты. А вышло так, что я прозрел и понял, что мы никогда друг друга не любили.
        - А я?
        Попаданец испугался, что раз отец избавился от матери, то может и его прокатить с наследством.
        - Как же я? - продолжил он. - Меня ты тоже не любишь?!
        - Что ты! Что ты, Ричи! - возразил герцог. - Я тебя люблю всем сердцем. Ты мой сын, наследник Гросвенор, будущий седьмой герцог Вестминстерский. То, что мы с твоей мамой расстались, никак не повлияло на мою любовь к тебе.
        - Но тогда почему мои сёстры живут с их матерью, а я с тобой, а не со своей мамой?
        - Это сложный вопрос… - мужчина прикрыл глаза и потер переносицу указательным и большим пальцем правой руки. Поправив очки он продолжил:  - С Моникой у нас просто так сложилось… Она от скуки завела интрижку с садовником, а я подобного оскорбления не сумел перенести. В итоге мы развелись, а Джессика с Лизой остались с Моникой. Я полностью обеспечил достаток твоих сестер. А твоя мама… Она охотница за богатством…
        Мужчина встал из-за стола и подошел к ребенку. Он нежно обнял сына и потрепал его по макушке.
        - Ричи, ты только не расстраивайся тому, что я скажу.
        - Не буду, папа,  - произнёс мальчик, косясь на отца.
        - Видишь ли, ты был интересен Лори в качестве инструмента для получения денег Гросвеноров. От подобной участи не защищён ни один богатый человек. Когда мои мозги прочистились и вскрылся её обман, мы сильно поругались. Я сказал, что Лори не достанется ни пенни. В итоге она собрала все свои вещи, прихватила украшения и довольно много ценных антикварных вещей, после чего скрылась в неизвестности.
        - А меня она не прихватила? - удивлённо спросил Ричи. - Я же лучше антиквариата!
        Мужчина добродушно рассмеялся и тепло обнял сына. Он сказал:
        - Определенно лучше! Лори забрала безделушки и оставила мне самое лучшее. Поэтому я даже не стал обращаться в Скотланд-Ярд.
        - А какая у мамы была фамилия? Чем она вообще занималась до вашей свадьбы?
        - Хороший вопрос.
        Мужчина сел на стул рядом с сыном по правую руку и продолжил:
        - Видишь ли, Ричи, пока я принимал препараты Лори, которые она добавляла мне в напитки, то совершенно не задавался этим вопросом. Мне было достаточно того, что она находится рядом со мной. Зато потом я задал себе точно такой же вопрос. После чего нанял детективов, чтобы найти хоть какую-нибудь информацию о твоей матери.
        - И что?
        - Всё оказалось очень сложно, сын. Мне была лишь известна девичья фамилия твоей матери  - Кэбот. Лори Кэбот. Детектив выяснил, что такого человека не существует. Точнее, не существовало до тысяча девятьсот семьдесят девятого года. Потом внезапно в архивах появились записи о мисс Кэбот. Складывалось ощущение, будто она купила документы. Но расследование показало, что ни один из чиновников, имеющих доступ к выдаче подобных бумаг, не брал взяток и даже понятия не имел о Лори.
        - То есть, получается, что мама эмигрантка, которая купила документы и соблазнила тебя при помощи особых препаратов?
        - Боюсь, Ричи, что всё намного хуже,  - покачал головой герцог. - Такие препараты невозможно обнаружить в общем доступе. Для их создания необходима серьезная химическая лаборатория. К тому же обычный человек не может сделать документы, не оставив следов. Детектив пришел к мнению, что Лори Кэбот является сотрудником иностранных спецслужб. Возможно, ЦРУ или КГБ. Ведь мы, Гросвеноры, не просто одни из самых богатых людей Великобритании. Мы ещё вхожи в королевскую семью и имеем немалый политический вес из-за того, что за нами закреплено место в палате Лордов.
        Ричи округлил глаза и воскликнул:
        - Ничего себе! Прямо как в детективном рассказе. Надеюсь, со мной такой трюк не провернут.
        - Я тоже на это надеюсь, Ричи.
        - Папа, неужели детективы не смогли найти маму?
        - Не смогли, хотя они лучшие в своем деле. А это косвенно подтверждает причастность спецслужб. Иначе Лори оставила бы хоть какие-нибудь зацепки, по которым смогли бы её найти. Она пропала бесследно, будто испарилась. Украденные ценности тоже нигде не засветились. На всякий случай я усилил охрану поместья.
        - Зачем? - удивился Ричард.
        - Есть опасения, что мама может похитить тебя для того, чтобы шантажировать меня. Поэтому, Ричи, будь осторожен. Если вдруг встретишь маму, не спеши радоваться и никуда с ней не ходи. Сразу зови Джона и Стивена.
        - Стивен  - это кто? - спросил Ричи.
        - Малыш, очень нехорошо забывать имена прислуги,  - в голосе герцога проступили нотки неудовольствия. - Стивен  - это твой водитель и по совместительству охранник.
        - Он не похож на охранника,  - произнёс мальчик. - Ну… Он такой… Незаметный, что ли. Обычный.
        - Именно! - поднял вверх указательный палец герцог. - Это оттого, что Стивен специалист высшего уровня. Он и должен быть незаметным и выглядеть обычно. А на самом деле он служил в особом подразделении британского спецназа и одно время работал в службе безопасности королевы. Так что не стоит пренебрежительно относиться к людям подобной квалификации, они крайне редки. Если ты будешь оскорблять Стивена, другого такого охранника будет найти очень сложно.
        - Понял, буду с ним вежлив.
        - Сын, вежливым нужно быть со всеми,  - наставительным тоном произнес герцог. - Ты аристократ, а это значит, что ты должен быть безукоризненным и одинаково вежливо относиться как к людям своего круга, так и к простым рабочим и слугам. Но при этом не стоит вести себя фамильярно. Следует сохранять дистанцию между собой и прислугой.
        Ричи подумал, что сейчас удачный момент, поэтому обратился к отцу с просьбой:
        - Папа, я бы хотел закончить школу экстерном. Это можно организовать?
        - Ричи, как ты себе это представляешь?
        - Ну-у… - мальчик почесал в затылке. - Я неплохо знаю программу начальной школы. Мне нужно подтянуть лишь английский язык и информатику. Полагаю, программу за среднюю школу я тоже смогу сдать, если подналягу на нее.
        - Что же, не вижу никаких препятствий.
        Отец обрадовался стремлению ребенка к знаниям. Как и всякий родитель, он считал своё дитя умнее, чем он есть. Герцог не сомневался в том, что Ричи гений и сможет закончить школу намного раньше, чем другие дети. Он был готов потратить на сына любые деньги. На самом деле мальчик может и был гением, но попаданца таковым сложно было назвать. Вся его гениальность заключалась в том, что когда-то он уже учился в школе и многое знал. Плюс более организованный разум взрослого.
        Чем отличается взрослый человек от ребенка? По большей части лишь наличием жизненного опыта и игрушки у взрослых другие. К тому же они могут более организованно распределять свое время.
        Дети тратят много времени на ерунду, часто отвлекаются, набивают шишки, они не понимают смысла учебы. Им хочется играть, а не учиться. Взрослый же понимает, что знания ему нужны для будущего. Или как в случае с попаданцем, ему нужны не знания, а документ об окончании школы.
        Ричи хотел поскорее разделаться с обязательной частью. Он прекрасно понимал, что ему так или иначе придется получить хотя бы среднее образование. Вместо того, чтобы тратить годы на походы в школу, он решил потратить несколько лет, дабы в будущем иметь в запасе лучшие юные годы, которыми можно будет распорядиться по своему усмотрению. Ведь он безумно богат и может себе позволить всё: путешествовать по миру, всячески развлекаться, крутить необременительные романы с юными девушками, когда дорастет до этого.
        - Я передам Джону, чтобы он занялся этим вопросом: договорился со школой и нанял тебе репетиторов. Но, Ричи, если ты не будешь справляться, то вернёшься в школу. К тому же это не отменяет занятий фехтованием и экономикой.
        - Хорошо,  - обрадовался Ричи. - Спасибо, отец!
        После завершения ужина Ричи радовался тому, что ему больше не придется посещать школу лишний раз. А к дополнительным занятиям он был морально готов.
        Но в итоге на следующий день ему все же пришлось отправиться в школу.
        Лишь через день в доме появился репетитор по программе младших классов. Ею оказалась пожилая и строгая женщина Джейн Стивенсон. Ей было не меньше пятидесяти лет. Она была худой, как жердь, одевалась в строгие закрытые платья темных тонов, а припорошённые сединой темные волосы собирала в пучок на затылке. Большие очки в роговой оправе и вечно поджатые губы придавали даме внешней строгости.
        В первый же день репетитор по программе младшей школы устроила Ричи тестирование знаний по всем урокам. Вначале она была скептически настроена к богатенькому ученику, но когда проверила тесты, то оказалась поражена до глубины души. Она не могла поверить, что ребенок восьми лет обладает такими широкими познаниями, ведь тест был рассчитан на проверку знаний учеников первого класса средней школы, то есть на ребят двенадцати лет.
        После ухода нового репетитора у Ричи была поездка в секцию фехтования.
        По возвращении домой мальчик принялся исследовать дом. Сложилась странная ситуация  - имена дедушки, сестер, матери и бывшей жены шестого герцога Вестминстерского уже были известны, а как зовут того, к кому Ричи обращался «отец» или «папа»  - нет. Именно эту информацию пытался найти попаданец.
        Ричи засел в кабинете отца, дождался, когда камердинер оставит его в одиночестве, после чего принялся исследовать документы. Эта тактика показала свою эффективность практически сразу. В первом же письме мальчик обнаружил обращение к адресату:
        М-ру Джеральду Кавендиш Гросвенору

«Значит, Джеральд,  - подумал Ричи. - Что же, теперь я хотя бы знаю, как зовут отца. Кажется, мне пока неплохо удается вжиться в шкуру Ричарда Гросвенора. По крайней мере, еще никто не заметил, что мальчик сильно изменился. С другой стороны, часто ли окружающие обращают внимание на изменение поведения детей? Возможно, любящие родители быстро обнаружили бы подмену, но Джеральд отдалился от сына, он не знает, каким должен быть Ричи, поскольку видится с ребёнком за завтраком и за ужином. А для Джона воспитание ребенка  - лишь работа. Он даже в момент попадания принял странное поведение за притворство ради того, чтобы не идти в школу. Камердинеру важно лишь то, чтобы я был здоров, умыт, одет, вовремя посещал занятия и делал домашние уроки, в противном случае ему может прилететь болезненный удар по премии».
        Глава 3
        Странное начало дня для одного попаданца.
        Ричи нежился в постели и не мог понять в чем дело. Он перевел взгляд на золотые часы в виде башни. Удивительное дело  - время уже без двадцати восемь, а его никто не разбудил. Обычно побудка происходила раньше, но сегодня не было ставшего уже привычным прихода камердинера.
        Ричард подумал, что произошло что-то нехорошее, отчего вскочил с кровати.
        Он рванул к дверям и прямо в пижаме выбежал в коридор. Оглядевшись вокруг, мальчик не обнаружил никого, что было удивительным.
        Мальчик пошел по коридору в сторону столовой и лишь там обнаружил активность прислуги.
        Молодая стройная брюнетка в форме горничной накрывала на стол. Она сразу же обнаружила юного господина и вежливо кивнула ему.
        - Доброе утро, господин Ричи,  - певучим голосом произнесла она.
        - Доброе утро,  - мальчик с недоумением обвел взглядом столовую. - А где все? Где Джон? Уже почти восемь утра, а он меня не разбудил.
        - Господин Ричи, сегодня воскресенье,  - вежливо ответила горничная. - У Джона выходной.
        Ричи смутился. Он совершенно потерялся во времени как в прямом, так и в переносном смысле. Попаданец настолько был занят погружением в новую жизнь, что забыл следить за днями недели. В самом деле, ведь не может человек работать без выходных. Ведь Джон не раб, а наёмный рабочий. Даже удивительно, что у него всего один выходной в неделю.
        - И что же мне делать? - пространно пробормотал мальчик.
        Горничная восприняла вопрос на свой счёт и поспешила ответить:
        - Сэр, полагаю, вам стоит умыться, переодеться в другую одежду и отдыхать.
        - Эм… Простите, мисс, я забыл ваше имя.
        - Люси, сэр.
        - Да, Люси. Извиняюсь. Не подскажешь, чем я обычно занимался по воскресеньям? Ведь я правильно понимаю  - у меня сегодня не будет никаких занятий?
        - Совершенно верно, молодой господин,  - ответила Люси. - Насколько я знаю, по воскресеньям вы обычно после завтрака навещали свою подругу.
        Поскольку попаданец не помнил ни о каких друзьях, он не придумал ничего лучше, чем спросить:
        - Какую из них?
        - Сэр, я точно не могу сказать, возможно, у вас есть другие друзья, но раньше вы дружили с мисс Харриэт Томлисон. Милая девочка.
        - Ах, Харриэт! - произнёс Ричи, словно вспомнил о ком идёт речь. - Спасибо, Люси. А её отец, мистер Томлисон, занимается всё тем же?
        Горничная ненадолго задумалась, после чего ответила:
        - Когда я последний раз была в Честере, фабрика мистера Томлисона по производству штор была на месте.
        Ричи чуть ли не хмыкнул вслух.

«Шторы? Вы серьёзно?! - подумал мальчик. - Сын герцога-миллиардера дружит с дочерью мелкого фабриканта, который производит шторы? Уверен, этому бизнесу суждено недолго оставаться на плаву».
        Попаданец прекрасно помнил из истории, что в прошлом, которое сейчас для него представляется недалёким будущим, в связи с глобальным развитием торговых связей и средств коммуникации, в частности из-за глобального распространения интернета и недорогих компьютерных технологий, многие товары в странах с дорогой рабочей силой стало производить невыгодно. Большинство всевозможных производств переносилось в Китай и прочие азиатские страны. Если взять для примера те же шторы, то намного дешевле стало привозить их из Китая, чем производить в Европе. Это привело к тому, что многие мелкие европейские владельцы производственного бизнеса разорились.
        - Спасибо, Люси.
        Ричи поспешил вернуться в свою комнату. Он умылся, почистил зубы, переоделся в обычные светло-синие джинсы и черную футболку, после чего спустился на завтрак. Он как раз успел к полностью накрытому столу, за которым сидел Джеральд.
        - Доброе утро, отец,  - слегка склонил голову мальчик, встав возле стола.
        - Ричи, доброе утро,  - ответил Джеральд.
        - Папа, у тебя есть свободное время? Я бы хотел с тобой обсудить финансовое состояние Гросвеноров. Я общался на эту тему с репетитором по экономике, но мне многое непонятно, поскольку профессор не знает конкретики о наших финансах.
        - Хорошо, мы обсудим это после завтрака. Ричи, почему ты так одет?
        - Папа, но сегодня же воскресенье. Я думал, раз свободный день… Я же обычно в это время встречаюсь с подружкой.
        На самом деле Ричи не собирался навещать «подружку». О чем ему говорить с ровесницей? Обсуждать куклы?! Просто он надел наиболее удобную одежду, поскольку устал носить костюмы.
        - Никаких подружек! - суровым тоном припечатал герцог. - Ты снова забыл, что нам сегодня нужно посетить ежегодный благотворительный королевский прием?
        - Прости, отец, я забыл. А прием состоится уже скоро?
        - Нет, нам туда необходимо прибыть к четырем часам после полудня. А теперь садись завтракать, все разговоры потом.
        Завтрак проходил в полной тишине. Был слышен лишь звон столовых приборов. Ричи быстро смел всё с тарелок и с нетерпением ожидал, когда Джеральд закончит кушать. И вот этот момент наступил. Герцог отложил столовые приборы, аккуратно промокнул рот салфеткой и посмотрел на сына, после чего произнёс:
        - Ричи, пойдем в гостиную.
        Ричард пулей вылетел из-за стола и рванул в гостиную. Джеральд шел следом за сыном неспешной походкой с прямой спиной.
        Отец и сын разместились в уютных креслах с тканевой обивкой возле камина лицами друг к другу. Их разделял лишь круглый журнальный стол из красного дерева.
        - Так что ты хотел выяснить, сын? - спросил Гросвенор старший.
        - Папа, расскажи о нашем бизнесе и о порядке наследования. А то репетитор меня запутал. Он говорил, что состояние Гросвеноров наследуют многие люди, в том числе братья и сёстры дедушки Карла.
        - Хм… - задумчиво протянул мужчина. - Нет. Чтобы ты понимал, мой отец, твой дед, поступил следующим образом. Он создал несколько трастовых фондов и разделил состояние Гросвеноров пополам. Одна половина вошла в фонд компании «Гросвенор групп», которая досталась основному наследнику, то есть мне. Остальное состояние было разделено на четыре части по количеству оставшихся детей, твоих дядь и тёть. Схожим образом распределяли имущество все Гросвеноры, начиная с первого герцога Вестминстерского. Ни один ребенок, за исключением паршивых овец, не остался обделённым.
        Ричи очень сильно хотелось спросить, что за паршивые овцы и не попадёт ли он в эту категорию, но всё же сдержался от неуместного вопроса.
        - Понятно,  - произнёс Ричи. - То есть ты поступишь таким же образом? Разделишь состоянии на две части. Одна половина отойдёт двум сёстрам, а другая мне?
        - Рано ты задумался о наследстве, Ричи,  - усмехнулся Джеральд. - В твоих размышлениях есть ошибка  - половина состояния достанется трём твоим сёстрам.
        - У меня три сестры?!
        Глаза мальчика полезли на лоб от таких новостей. Ещё недавно речь шла только о двух сестрах.
        - Да,  - Джеральд глубоко вздохнул, словно перед прыжком в воду. - В юности я был хулиганом. На последнем году обучения в закрытой школе я вёл себя некрасиво, забил на учёбу. Как же  - я же богатый наследник, будущий герцог! Всякая челядь мне не указ… В результате не сдал два экзамена.
        Мужчина прикрыл глаза и будто стал вспоминать прошлое. У него подрагивали губы и веки. Вновь посмотрев на сына, он продолжил:
        - Папа разозлился на меня и отправил в военное училище. Там меня приучили к дисциплине. Но всё же я в душе оставался бунтарём. После училища я отрывался по полной программе: алкоголь, казино, вечеринки, свободная любовь. Так, незапланированно, от политической эмигрантки-поэтессы из России с красивым именем Наташа, на свет появилась Тамара. Жениться на Наташе я не мог. В то время резко осуждались браки с людьми не из своего круга. Это сейчас дворянин может жениться по любви. И то не факт, что всеми это будет воспринято нормально. После скандала, устроенного моим отцом, я признал бастарда, дал дочери свою фамилию и содержание, вывел её в свет. Сейчас Тамаре Гросвенор сорок лет. Она признана Леди. Тамара пять лет назад стала крёстной матерью принца Уильяма, сына моего друга Чарли и его очаровательной супруги Дианы.
        На этом моменте от сильного изумления глаза мальчика стали ещё больше. Он ошарашенным тоном спросил:
        - Папа, под другом Чарли ты имеешь в виду принца Чарльза?!
        - Именно. Мы с ним почти ровесники,  - теплая улыбка озарила сухие губы герцога. - Ох, помню как мы с Чарли кутили… Потом оба получали выволочку от родителей.
        - Обалдеть! - единственное, что сумел произнести Ричи.
        - Кхэм… - за притворным кашлем Джеральд скрыл смущение. - Так вот, о чём это я? Ах да! Тамара после завершения школы пошла учиться криминологии в университет Нортумбрия. Недавно она создала благотворительную организацию и сейчас находится в Непале  - помогает невинным детям выйти из тюрьмы.
        Ричи совершенно не представлял, что творится в Непале и почему там невинные дети оказались в тюрьме. Он даже не мог представить себе, где это находится. Но на всякий случай решил не демонстрировать свою неосведомлённость.
        Попаданца радовало то, что удалось пролить свет на порядок наследования в семье. Ему не придётся спонсировать толпу родни. Половина состояния Гросвеноров достанется Ричи, что является несомненным плюсом. Другой вопрос  - как далеко до этого? Отец хотя и не выглядит молодым, но полон здоровья и сил. Он может и до девяноста, а то и до ста лет дожить. В качестве примера можно привести того же принца Чарльза  - он уже долгие годы является наследником королевы, дай бог ей здоровья. И что? Всё это время зависеть от милости родителя? Жить на средства, поток которых Джеральд может регулировать с целью контроля сына? Нет уж, нужно с этим что-то делать.
        Ричи пришёл к мысли, что нужно зарабатывать свой капитал. Причём делать это стоит начать как можно раньше, лучше начинать уже сейчас.
        Но это лишь на словах легко и просто заработать состояние. Даже если ты знаешь будущее, нужно иметь стартовый капитал, чтобы вложить его в преуспевающие предприятия. А где взять деньги? В данном случае только попросить у папы. Вот так вот с бухты-барахты сделать подобное вряд ли будет возможно. Нужно привести грамотные аргументы, а чтобы сделать это, необходимо больше заниматься с репетитором по экономике.
        У Ричи появилась цель. До этого он просто вживался в новую роль, привыкал к мысли о том, что жив, что живёт в прошлом и стал ребенком. Теперь же он мечтал о самостоятельности, которую могут дать лишь большие деньги. И не просто деньги, а личные средства. Не семейное состояние в трастовом фонде, которое находится в распоряжении отца и попечителей фонда, а капитал Ричарда Гросвенора.
        Но это все цель на будущее, на носу же приём у королевы Великобритании.
        - Папа, а что мы будем делать на приёме?
        - Приём… - протянул Джеральд. - Все как обычно. Я пожертвую пятьдесят тысяч фунтов на благотворительность, возможно, произнесу короткую речь, попозирую на камеры журналистов. А ты будешь вначале сопровождать меня, а затем сможешь общаться со своими сверстниками.
        - А они там будут?
        Джеральд ненадолго задумался.
        - Должны быть,  - сказал он. - Там наверняка будет Уильям. У Лорда Финч-Флетчли, который является членом моего охотничьего клуба, вроде бы сын твой ровесник. Да, детей точно будет много. Для них, как обычно, накроют стол в отдельном зале.
        - Пап, а что ты можешь рассказать по поводу финансов «Гросвенор групп»?
        - Потом, Ричи,  - произнёс Джеральд. - Я рад, что ты проявляешь интерес к этой теме, но за пару часов такие вещи рассказать невозможно.
        - А за сколько реально? - продолжил Ричард.
        Джеральд задумался, провёл тыльной стороной правой ладони по своему подбородку, после чего перевёл взгляд на сына и сказал:
        - Ричи, мы поступим следующим образом: когда ты сдашь экзамены по программе младшей школы, я приглашу тебя к себе в фирму на работу курьером. Ты поработаешь месяц с корреспонденцией внутри офиса, немного поймёшь суть работы компании. И если, сын, ты выдержишь этот месяц, то тебя посвятят в курс дела компетентные специалисты. Ты согласен?
        - Без проблем,  - активно стал кивать мальчик. - Миссис Стивенсон сказала, что если я буду обучаться такими же темпами, то уже через пару месяцев смогу сдать экзамены за всю среднюю школу. Всего через пару недель я смогу сдать экзамены за пятый класс.
        - Невероятно!
        Герцог был изумлен. Он, конечно, думал, что его сын гений, но чтобы настолько…
        - Ричи, я горжусь тобой! А пока иди отдыхай. Через два часа я пришлю к тебе Люси, чтобы нарядиться во фрак.
        - Так рано? - удивился Ричи. - Папа, ты же говорил, что нам только к четырём.
        - Именно! - согласился герцог. - Но нам нужно собраться, нарядиться и добраться до места. А до резиденции королевы в Виндзорском замке добираться двести десять миль по автодорогам  - четыре часа езды.
        Тут Ричард осознал свою ошибку. Он ведь недавно узнал, что проживает недалеко от Честера, а королева в пригороде Лондона.
        - А разве нельзя, например, полететь на вертолете? - с надеждой спросил попаданец, не желающий четыре часа тащиться на машине.
        - Нет, Ричи,  - усмехнулся Джеральд. - Я боюсь высоты и не переношу никаких вертолетов, самолетов и прочей летающей техники. Поэтому поедем на автомобиле.
        - Эх… - мальчик тяжело вздохнул. - Сейчас бы нам гравикар, мы бы за час по скоростной магистрали домчались до места…
        Герцог усмехнулся, тепло улыбнулся ребёнку и сказал:
        - Увлекаешься фантастикой, Ричи? Я тоже когда-то любил подобную литературу. Ну все, беги. Отдохни, поиграй  - у нас сегодня будет тяжёлый день.
        Как можно спокойно отдыхать, если впервые предстоит встреча с королевой и высшим обществом? Естественно, Ричи не мог спокойно сидеть на месте. Он переживал, думал о том, как будет происходить подобное мероприятие и как ему не проколоться. В итоге в метаниях прошло несколько часов.
        Затем пришла Люси, загнала Ричи в душ и помогла облачиться во фрак.
        Ричард готовился к тяжелой и долгой поездке на автомобиле, но всё вышло не так, как ожидалось.
        В салоне Бентли расположились четыре человека: на заднем сиденье, разделённые широким подлокотником, приютились Ричард и Джеральд. Спереди за рулём сидел водитель-телохранитель и рядом с ним похожий неприметный мужчина в обычном костюме, по всей видимости, тоже охранник.
        Стоило роскошному автомобилю выехать на автостраду, как детский организм, измотанный переживаниями, дал о себе знать. Глаза Ричи начали слипаться. В полусне мальчик открыл для себя одну истину:

«Каким бы крутым и взрослым попаданцем ты ни был, если тело детское, то против его желаний не попрёшь. Но сон в машине  - ерунда. Страшно другое  - впереди предстоит в очередной раз пережить подростковый период».
        - Ричи, просыпайся.
        Ричард проснулся от того, что его кто-то трясёт за плечо. Он распахнул глаза и обнаружил отца.
        - Ричи, мы приехали. Выходи,  - сказал он.
        - Как, уже? - удивился мальчик. - Разве мы не должны были ехать целых четыре часа?
        - Ты проспал всю дорогу, сын. Мы уже на месте.
        Водитель распахнул дверь перед юным господином. Ричи покинул автомобиль и обнаружил, что находится на большой автомобильной парковке. Тут стояли машины премиальных марок: Бентли, Роллс-Ройс, Даймлер, Ягуар и седаны от БМВ и Мерседес.
        Впереди за кронами аккуратно подстриженных деревьев возвышался величественный дворец. Высокие каменные стены бежевого цвета переходили в круглые и квадратные башни.
        От парковки к арочным воротам вела широкая пешеходная дорожка.
        Миновав ворота, Ричи с отцом оказались внутри замкового двора. По прямоугольному периметру вдоль стен строений шла широкая мощеная дорожка, а в центре был зеленый газон.
        Дворец был высотой в три этажа. В центре возвышалась четырехэтажная квадратная башня. Справа в углу было две пятиэтажных круглых башни, которые после поворота переходили в трехэтажные здания, а затем ступенькой в двухэтажную постройку.
        Окна первых этажей были огромными, вытянутыми ввысь и имели прямоугольную форму. Окна последних этажей были арочными и ещё более высокими.
        Слева расположилось огромное круглое здание высотой в пять этажей. Чтобы подойти к нему, нужно было обогнуть мраморный фонтан.
        Во дворе замка находились люди. В основном это были взрослые мужчины и женщины. Мужская половина была наряжена во фраки, на их фоне герцог Вестминстерский в своём синем костюме сильно выделялся.
        Ричи тоже предпочёл бы костюм неудобному фраку, но ему объяснили, что нынешнее положение мальчика пока не допускает «вольной» формы одежды. Вот станет он герцогом, тогда сможет носить костюм на мероприятии, на котором положено быть во фраке.
        На девушках были надеты вечерние платья. От разнообразия расцветок и дизайнов платьев и шляпок, а также от обилия на дамах дорогих украшений, рябило в глазах.
        В основном народ толпился возле двухэтажной половины замка. Люди постепенно заходили внутрь. Быстро попасть туда было проблематично, поскольку на входе стояли лакеи в красных ливреях и проверяли пригласительные билеты.
        - Пап, нам туда? - спросил Ричард, кивнув в сторону людской массы.
        - Да, Ричи,  - ответил герцог. - В том крыле у тетушки Лизы находятся бальный зал и зал приемов.

«Тетушка Лиза, да? - подумал попаданец. - Хм… Не ошибусь, если предположу, что Джеральд так назвал королеву Елизавету Вторую… Етить-колотить! Это взрывает мне мозг».
        Вскоре Ричи и Джеральд оказались внутри. Мальчик ахнул и не мог оторваться от красоты, которая открылась взору.
        Бальный зал был длиной тридцать шесть метров и шириной восемнадцать. Он был отделан каррарским мрамором. Изысканный готический интерьер был украшен картинами известных художников.
        Когда Ричи ради интереса поднялся на второй этаж по широкой лестнице, он попал в огромный зал-столовую. С улицы не было заметно, что тут настолько высокие потолки. Более того, потолок был из стеклянной мозаики, через которую открывался вид на небо.
        Стены были сделаны в виде арок. Они то выдавались вперёд, то образовывали ниши. На тех стенах, что выдавались, на высоте примерно четырех метров словно вырастали мраморные тумбы, на которых были установлены сияющие латные доспехи с двуручными мечами в руках. Стоит отметить, что от шлемов доспехов до потолка оставалось изрядное расстояние, туда не только уместились скрытые электрические светильники, которые подсвечивают потолок и освещают зал, но и оставался простор для ажурных позолоченных металлических конструкций, поддерживающих стеклянный потолок. В нишах разместились позолоченные тумбы, на которых были установлены мраморные бюсты правителей древности.
        По центру зала приёмов, от его начала и до конца, разместился широкий стол, вдоль которого расположились сотни стульев с бордовой обивкой. Причём стулья стояли таким образом, чтобы гости могли спокойно выйти, не потревожив соседей, а во время приёма пищи не толкали друг друга локтями. За стульями было достаточно места, чтобы несколько официантов и гостей разошлись друг с другом без проблем. Да что там люди  - там настолько просторно, что можно проехать на автомобиле. Ширина обеденного стола была не меньше полутора метров, а то и все два метра. В его центре через определённые промежутки были установлены электрические светильники, замаскированные под свечи.
        Роскошь! Блеск! Золото и шик! Вот что приходило в голову любому, кто оказался в этом помещении замка.
        Ричи с затаённым дыханием продолжал осматривать зал приёмов и каждый раз находил новые детали, например, незамеченные ранее портреты королей и королев. Хотя странно было не заметить картины высотой в два-три метра и шириной больше метра, на которых правители были изображены стоя в полный рост. А красные ковровые дорожки? Немудрено было их не заметить из-за блеска золота со всех сторон. Даже гигантский камин в конце помещения, который размером был минимум пять на пять метров, терялся на фоне окружающего великолепия. К тому же до камина было далеко.
        Наваждение спало, и Ричард решил вернуться в бальный зал. Народа там прибыло, оттого Ричи не мог найти отца.
        Мальчик крутил головой, выискивая знакомые лица. Он заметил пожилого мужчину в синем костюме точь-в-точь как у герцога Вестминстерского. Подумав, что это отец, мальчик направился в ту сторону.
        Когда Ричи добрался до нужного места, мужчина стоял к нему спиной. Он общался с пожилой леди в голубом платье и шляпке, к которой был приколот маленький букетик полевых цветов.
        Ричи слегка подёргал мужчину за пиджак и сказал:
        - Пап, я тебя потерял.
        Мужчина повернулся к мальчику, и тут Ричи осознал, что это не отец. Сзади он был похож, но когда повернулся, первым в глаза бросилось отсутствие очков на лице, чуть меньше морщин и голубые глаза. На голове спереди небольшая залысина. Лицо менее пухлое, чем у Джеральда. На его устах сияла тёплая улыбка.
        - Ричи! - радостно произнес мужчина, узнавший мальчика. - Привет, малыш. Ты вырос с последнего раза, когда мы виделись.
        - Ой, простите,  - смутился Ричард. - Я обознался.
        Старушка с умилением посмотрела на Ричарда и протянула ему конфету.
        - Ты же сын Джеральда? - спросила она.
        Ричард принял конфету из рук пожилой леди, натянул на лицо обаятельную улыбку и ответил:
        - Спасибо, мадам. Да, я сын Джеральда Гросвенора. Ричи.
        - Ох, какой обаятельный юноша,  - с умилением произнесла улыбающаяся старушка. - Зови меня бабушка Лизи.
        - Бабушка Лизи?! - с вопросительной интонацией протянул Ричи.
        До попаданца дошло, с кем он говорит, отчего мальчик испытал когнитивный диссонанс. Разве мог он представить, что когда-нибудь ему даст конфету сама королева Великобритании. Ричард повернул голову к пожилому мужчине и спросил:
        - Дядя Чарли, это вы? Простите, я вас сразу не узнал.
        - Хо-хо-хо! Дядя Чарли! - принц Чарльз изрядно развеселился. - Раньше ты звал меня крестный. А что? Мне нравится, так и зови меня, Ричи. Сразу почувствовал себя молодым, словно сбросил тридцать лет.
        - Чарли, отведи мальчика в детский зал,  - попросила королева своего сына.
        - Да-да,  - произнёс принц Чарльз. - Ричи, пойдем со мной.
        Мальчик последовал за принцем. Вначале пришлось покинуть зал. Пройдя по широкому коридору, который был всё в том же готическом стиле, пышущем роскошью, принц привёл Ричи в небольшой зал. Хотя смотря, с чем сравнивать. Зал в длину был метров десять и около шести в ширину. Для обычного коттеджа он был великоват, а на фоне дворца просто образец миниатюрности.
        В помещении находилось много детей в возрасте от четырёх до четырнадцати лет. Не так много, как взрослых в бальном зале, всего около трех десятков, но они создавали столько шума, что способны были затмить разговоры всех мужчин и женщин в большом зале.
        Пятеро подростков в возрасте двенадцати-четырнадцати лет держались отдельной группой, старательно игнорируя малышню. Ребята возраста Ричи держались ближе к ровесникам.
        За детьми приглядывали четыре женщины в строгих платьях тёмных тонов, видимо, няни. Помимо них в зале находились несколько официантов, накрывающих на большой стол, и пара аниматоров: молодая девушка-блондинка в ярком платье, расшитом цветами, и парень в темном костюме.
        Вокруг аниматоров столпились дети. Судя по всему, там происходило что-то интересное. Лишь ребята постарше не участвовали в конкурсах. Остальные дети активно поднимали руки и что-то выкрикивали в ответ на обращения девушки в цветочном платье.
        Удивительное дело, но все дети были одеты кто во что горазд. Один лишь Ричи щеголял во фраке и еще два мальчика его возраста были в черных костюмах: слегка полноватый кареглазый шатен с пухлыми щеками и русоволосый голубоглазый парень.
        Четырёхлетний мальчуган с пшеничными волосами в белом костюме моряка вырвался из толпы и побежал к принцу Чарльзу. Он радостно воскликнул:
        - Папа! А мы тут играем в загадки. Я одну отгадал!
        Принц Чарльз тепло улыбнулся сыну и произнес:
        - Молодец, Гарри.
        Тут от толпы отделился ещё один мальчик лет семи, тот самый русоволосый в костюме. Он так же подошёл к принцу Чарльзу и обратился к нему:
        - Папа, нам ещё долго тут находиться?
        - Долго, сынок,  - ответил принц Чарльз. - Билл, знакомься,  - он показал в сторону Ричарда,  - это Ричи, сын моего друга Джеральда Гросвенора. Ричи, это мои дети,  - мужчина направил ладонь на семилетнего мальчика,  - Уильям,  - затем он показал на маленького ребёнка,  - и Гарри.
        - Рад знакомству,  - Ричи нацепил на лицо самую очаровательную улыбку, которую смог из себя выдавить. Он пожал ладонь Гарри, затем Уильяму.
        На самом деле попаданец пребывал в шоке от того, с кем ему приходится общаться. Эти мелкие ребята на самом деле элита Великобритании, принцы. Уильям второй наследник, а Гарри третий. Первым является Чарльз.
        - Что же, дети, я оставлю вас,  - тёплым тоном сказал принц Чарльз. - Развлекайтесь и не забывайте вести себя достойно.
        Принц Чарльз удалился из детского зала.
        Уильям выглядел жизнерадостным ребенком. Он ухватил Ричи за руку и потащил за собой.
        - Пошли, Ричи, я познакомлю тебя с приятелем.
        - Хорошо, Билл.
        Уильям привёл Ричарда к восьмилетнему шатену в костюме и сразу обратился к нему:
        - Смотри, Джас, это Ричи. Ричи, это Джастин.
        - Приятно познакомиться,  - произнёс Ричард.
        Попаданцу было сложно общаться с детьми, но он понимал, что простых ребят тут нет. Это сейчас они дети, а пройдёт немного времени, и вскоре они превратятся в принцев, герцогов, лордов. В общем, элита, с которой лучше дружить с самого детства. Оттого Ричард старательно разыгрывал из себя восьмилетнего ребенка и, в отличие от общения с одноклассниками в школе, старался общаться с этими детьми на равных и хотел подружиться с ними. Да, из корыстных побуждений, но иначе мальчишка с сознанием взрослого не мог.
        Джастин, в отличии от активного и общительного Уильяма, оказался стеснительным мальчиком.
        - Привет,  - пробормотал он.
        Ричи помнил о том, что отец упоминал сына лорда, который должен присутствовать на этом мероприятии. Поэтому мальчик сказал:
        - Ребята, а вы знаете Финч-Флетчли?
        - Эм… - Джастин смутился еще сильнее и тихо пробормотал:  - Это моя фамилия. А что?
        - О! - обрадовался Ричард. - Мой отец говорил, что твой папа состоит в его охотничьем клубе. Он упоминал, что ты будешь на этом мероприятии, и я хотел с тобой подружиться.
        - Эм… - Джастин растерялся. - Ты хочешь со мной дружить?
        - Ага,  - с серьёзным видом кивнул Ричард. - И с тобой, Билл, я тоже хочу дружить.
        - Отлично! - обрадовался Уильям. - А давайте пойдём ко мне в комнату, я покажу вам свои игрушки…
        Ричард ожидал иного поведения от детей элиты, более взрослого. Будучи в прошлой жизни обывателем и не общаясь с людьми из высшего общества, парень думал, что детей аристократов гоняют репетиторы, муштруют, что они умнее и рассудительней своих ровесников. Это подтверждалось жизнью предшественника до попадания. А оказалось, что они ничем не отличаются от простых ребятишек того же возраста. Но это даже было хорошо и радовало попаданца. С детьми всё так просто. Сказал, что хочешь дружить  - через минуту вы уже близко общаетесь. С одной стороны, ценность подобной дружбы ничтожна, с другой стороны, вырастая, люди помнят своих друзей детства и подсознательно относятся к ним хорошо. А часто детские связи перерастают в настоящую крепкую мужскую дружбу. Ричи ради таких связей готов был даже искренне изображать из себя ребёнка, смотреть на игрушки, играть и совершать прочие необременительные поступки.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 4
        На следующий день после благотворительного приёма и знакомства с королевской семьёй у Ричи начались тяжёлые будни с погружением в учёбу.
        Через неделю попаданец заметил, что его память в этом теле намного лучше, чем в прошлой жизни. Не эйдетическая, но близко к этому.
        Стало понятно, как ребёнок мог учиться с опережением программы.
        Сразу Ричард не обратил внимания на способности своего разума из-за резкой смены обстановки и необходимости вжиться в новую шкуру. Но постепенно он начал осваиваться и подмечать разные мелочи. Первоначальный стресс пошёл на убыль.
        Мальчик с самого начала приучал себя считать Джеральда своим отцом и потихоньку привыкал к этой мысли.
        Теперь же, когда попаданец немного обжился в теле Ричарда, он начал задаваться вопросом о том, как смена тела могла произойти?
        Поскольку, не являясь учёным, научно подобное объяснить невозможно, попаданец обратился к когда-то прочитанным художественным книгам.
        В фантастической литературе попадание героев произведения происходило разным образом. Обычно они оказывались в другом мире в своём теле. Но бывало и такое, что душа вселялась в чужое тело. Обычно авторы этих книг использовали несколько приёмов. Первое  - вселение по воле высшей сущности: бога, демона, архимага и так далее. Другой вариант  - перерождение души (реинкарнация) с сохранением воспоминаний о прошлой жизни. Третий вариант  - это когда герой обладал особыми способностями: психокинез, магия, мутация, развитый и тренированный разум и прочее. И благодаря этим сверхспособностям герой книги мог либо самостоятельно переродиться в другом теле, либо сохранить память прошлой жизни после реинкарнации. В ситуации Ричи отчасти подходил любой из этих вариантов и в то же время ни один из них.
        В прошлой жизни попаданец не обладал никакими сверхъестественными способностями и не верил в их существование. Он был реалистом от макушки до пяток, верил в силу разума и науку. В богов он тоже не верил, как и в реинкарнацию. Не исключено, что с высшими сущностями как с сусликом, которого не видно, но он есть. Но поскольку Ричард оставался реалистом даже сейчас, он додумался до ещё одного варианта  - научного. Например, некая группа учёных изобрела способ копирования информации из головы человека. Другие учёные придумали способ путешествия во времени, для которого необходимо переписать личность человека в мозг жителя прошлого. В таком случае выходило, что тело попаданца, сбитое грузовым гравикаром, могли пустить на опыты на благо науки. Его память была считана, записана на компьютер и каким-то образом записана в голову ребенка из прошлого. Чем не вариант? Не лучше и не хуже вселения души в другое тело по воле высшей сущности. К тому же в подтверждение этой теории говорило то, что учёные будущего уже давно научились считывать информацию из мозга человека и использовали это в технологиях виртуальной
и дополненной реальности.
        Незадолго до смерти попаданца повсюду в голонете крутили рекламу нового коммуникатора, который позволяет использовать мыслесвязь. Эта технология среди пользователей голонета тут же получила неофициальное название «техническая телепатия» или технопатия. Так почему бы где-то в секретных научно-исследовательских институтах не могла бы существовать лаборатория по исследованию темпоральных перемещений?!
        Ричи было некогда отвлекаться на всякую ерунду, у него была цель, которую он разумно разбил на множество маленьких подцелей. Как говорится, не ешь слона целиком  - разделай тушу, сохрани в морозилке и кушай маленькими кусочками. Именно этому принципу следовал попаданец.
        Первоочередной подцелью стало скорейшее окончание учебы. И Ричи использовал дарованную телом замечательную память, впитывая информацию, как губка. Репетиторы не могли нарадоваться на старательного юного гения, как они считали. Учителя вкладывали в голову ребёнка всё новые знания.
        В бешеном ритме Ричард не заметил, как пролетело еще полтора месяца и началась череда экзаменов, которые ему приходилось сдавать специально собранной комиссии. И мальчик сдал все экзамены за пятый и шестой класс на высшие оценки «А». Иначе и быть не могло, ведь в теле ребёнка с хорошей памятью скрывался разум взрослого. Единственный предмет, который зачли автоматом  - физкультура. И то лишь по той причине, что Ричард продолжал три раза в неделю исправно посещать секцию по фехтованию, откуда предоставил справку.
        Конечно, помимо этого Ричард продолжал шесть дней в неделю каждое утро заниматься аэробикой или оздоровительной гимнастикой под руководством опытного личного тренера. Но справка от тренера не котировалась, в отличие от официальной бумаги из солидной секции фехтования.
        Последний экзамен был самым сложным для Ричи  - английский язык. Парень настолько вымотался, что был эмоционально опустошён. Когда он вернулся домой, отец ждал мальчика в гостиной. Он тут же поспешил навстречу ребёнку и заключил его в объятия.
        - Поздравляю, Ричи! - сказал радостный отец. - Ты у меня умничка!
        - Спасибо, папа,  - устало ответил Ричи. - Но оценки ещё не пришли.
        - Мне уже позвонили из школы и сказали, что ты сдал на отлично,  - произнёс Джеральд. - Поздравляю, ты первый Гросвенор, который закончил младшую школу в восемь лет. Так держать!
        - Ага,  - Ричи устало кивнул.
        Снизу из подвала донёсся приглушённый звук работы перфоратора. И хоть инструмент было едва слышно, Ричи поморщился от лёгкой головной боли.
        - Папа, а строители ещё долго будут делать ремонт?
        - Нет, сынок,  - покачал головой Джеральд. - Они нашли несколько древних засыпанных подземных ходов, но так и не обнаружили полость, в которой произошел взрыв. Но ребята вынесли вердикт, что наш дом в полной безопасности. Они только доделают ремонт и вскоре уедут. Осталось потерпеть пару дней. Ричи, если хочешь, мы можем пожить в другом поместье?
        - У нас есть другое поместье?
        Джеральд усмехнулся, потрепал сына по макушке и произнёс:
        - Сынок, у нас их много. В Великобритании вместе с этим осталось два больших поместья. Еще есть по вилле в Испании, Австралии и Франции. Раньше поместий в Британии было больше, но я подарил три из них дочерям.
        - А что мне дарить своим детям, когда они появятся? - спросил мальчик.
        - Ричи, не беспокойся на этот счёт. Я всё учёл. Когда удастся приобрести недорогую землю в престижных местах, построю три современных поместья для твоих детей. Но ты, сынок, должен постараться и порадовать меня минимум тремя внуками.
        - Постараюсь…
        Ричи говорил таким тоном, словно процесс, с помощью которого дети появляются на свет,  - самая тяжёлая работа в мире. Это вызвало у Джеральда бурное веселье, которое он даже не думал скрывать. Мужчина весело рассмеялся.
        - Пап, а что по поводу твоего обещания?
        - Ты про работу в офисе? - переспросил Джеральд. - Ещё не передумал?
        - Нет! - покачал головой Ричард. - Я хочу хорошенько разобраться в семейных финансах.
        - Похвальное рвение, сын,  - тепло улыбнулся Джеральд. - Конечно, я выполню своё обещание, но… Хм… Ведь ты закончил младшую школу, а это достойно награды. Работа курьером как-то мало похожа на приз. Скажи, Ричи, что бы ты хотел получить в подарок?
        - Папа, я могу попросить всё, что захочу?
        - Да, но в пределах разумного,  - Джеральд хитро улыбнулся и добавил:  - Луну с неба я для тебя достать не смогу.
        - Пф! - фыркнул Ричард, на его губах появилась улыбка. - Кому нужна эта Луна? Лучше дай мне денег.
        - Денег? - удивился Джеральд. - Сколько тебе надо и на что?
        - Папа, ты только не смейся…
        Ричард замялся, как девица перед первой брачной ночью. Он попросту не представлял, как можно попросить у человека баснословную сумму.
        - Обещаю, что постараюсь не смеяться,  - произнёс Джеральд.
        - Хорошо, тогда я скажу,  - сказал Ричи. - Папа, видишь ли, я хочу научиться управлять капиталом. Я многое узнал у репетитора по экономике и хочу проверить свои знания в деле. Для начала собираюсь инвестировать средства в те компании, которые считаю наиболее перспективными.
        - О, какой серьёзный у меня сын! - с гордостью произнёс Джеральд. - Что же, такие дела просто так не решаются. Давай присядем и обговорим всё более подробно.
        Ричи молча кивнул и последовал за отцом. Мужчина и мальчик расположились возле камина в удобных креслах. Словно по волшебству в руке герцога оказалась трубка радиотелефона. Он позвонил прислуге и заказал чай.
        Спустя мгновение столик между отцом и сыном оказался заполнен парой белых фарфоровых чайных чашек, стоящих на блюдечках, вазочкой с конфетами, вафлями и печеньями, а также пузатым чайником, если вдруг господам захочется добавки.
        Джеральд сделал глоток ароматного чая, вернул чашечку на блюдце и произнёс:
        - Ричи, в какие фирмы ты бы хотел вложить деньги?
        - Папа, я внимательно изучил газеты, которые выписываешь ты,  - с осторожностью начал мальчик. - И… там нет фирм, в которые я хотел бы вложиться. На самом деле я пока не знаю названий компаний, нужна консультация специалистов. Одно могу сказать наверняка  - сейчас такое время, что активно развивается электроника. Появляется множество компаний, которые занимаются производством электронного оборудования, чипов, микросхем, компьютеров, телефонов, программного обеспечения и так далее. Их акции неуклонно дорожают, причём, по моим прогнозам, рост ценных бумаг таких фирм будет наилучшим.
        - Допустим. И ты, Ричи, хочешь заняться инвестициями?
        - Да, папа.
        - Сам?! - хитро усмехнулся Джеральд.
        - Нет, конечно,  - устало произнес Ричард. Он смочил горло чаем и продолжил:  - Восьмилетний мальчик не может сам торговать на бирже. Мне нужны будут помощники: брокер, финансовый консультант, который будет доставать информацию о новых компаниях, и финансовый аналитик, который будет прогнозировать перспективность вложения средств.
        - То есть, Ричи, ты собираешься заниматься долгосрочными инвестициями? - спросил Джеральд.
        - Да, папа. Долгосрочные инвестиции, зачастую венчурные.
        Венчурные инвестиции  - финансирование новых, растущих или борющихся за место на рынке предприятий и фирм (стартапов), поэтому они сопряжены с высокой или относительно высокой степенью риска.
        То есть с точки зрения старшего Гросвенора, который следует проверенной веками стратегии бизнеса, связанного с недвижимостью, задуманное сыном вложение в рискованные ценные бумаги, в ожидании высокой прибыли, является разбазариванием капитала.
        - В таком случае я могу…
        Ричард затаил дыхание, с нетерпением ожидая ответа отца.
        - Я могу… - продолжил Джеральд,  - одолжить тебе десять миллионов фунтов.
        - Одолжить?!
        Глаза Ричарда от изумления округлились. Он не знал, как на подобное реагировать. Мальчик ожидал, что отец даст небольшую для него сумму, например, сто-двести тысяч. Даст, а не займёт! Но десять миллионов…
        - Да-да, сын, одолжу.
        Джеральд явно веселился за счёт ребёнка. Он ухмылялся, а в глазах мужчины плясали бесята.
        - Это как, пап?
        Ричард желал точно знать, на каких условиях ему будет выдан займ.
        - Хм… - скрыл за хмыком усмешку веселящийся герцог. - Сынок, на твоё имя открыт накопительный счёт, на который с самого твоего рождения и до исполнения двадцати одного года ежемесячно перечисляется по пятьдесят тысяч фунтов. Все эти деньги должны были тебе достаться на полное совершеннолетие. В настоящий момент у тебя на счету накопилось четыре с половиной миллиона фунтов. Ты можешь использовать эти деньги, и я добавлю к ним еще пять с половиной миллионов, но…
        - Но?! - подался вперёд Ричи. Дыхание мальчика было учащённым. От переживаний его ладони вспотели. Он с нетерпением ожидал услышать вердикт отца.
        - Но с одним условием,  - продолжил Джеральд.
        - Каким?! - с волнением спросил Ричард.
        Герцог ухмыльнулся и произнёс:
        - Ричи, к моменту, когда тебе исполнится двадцать один год, у тебя на этом самом накопительном счету должно быть не меньше двенадцати миллионов шестисот тысяч фунтов!
        - М-м-м… - протянул растерявшийся Ричи. - То есть, получается, что я занимаю сам у себя. Так что ли?
        - Нет, сын, занимаешь ты у меня,  - сказал Джеральд. - Но отдавать деньги ты будешь себе, потому что они предназначены для тебя.
        - Папа, но раз ты поставил такое условие, то должно быть что-то ещё,  - Ричард с недоумением посмотрел на отца. - А если денег на счету не будет?
        - В таком случае, Ричи,  - ответил Джеральд,  - следующие за твоим полным совершеннолетием девять лет тебе на счёт не поступит ни пенни! И живи как хочешь. Ты девять лет будешь самым бедным Гросвенором в истории.
        Ричарда будто пыльным мешком ударили по голове. Он сидел и пытался переварить услышанное. А ведь изначально все казалось таким радужным… Попаданец стал утверждаться в мысли, что не зря задумался о личном капитале. Ему всего восемь лет, а отец уже грозит сразу после совершеннолетия лишить финансирования.

«Нет уж! - подумал он. - Надо брать десять миллионов, пока дают! А то потом могут дать лишь пинок под зад. Уж я эти деньги точно не профукаю, поскольку хоть в прошлой жизни историю экономики не очень хорошо учил, но многое помню, а после занятий с профессором экономики потихоньку начал соображать, что к чему».
        Вдохнув полную грудь воздуха, словно перед погружением на глубину, Ричард успокоился и на выдохе произнёс:
        - Отец, я согласен.
        - Ты хорошо подумал, Ричи? - внимательно посмотрел на ребёнка мужчина. - Если у тебя не получится, ты станешь нищим.
        - Кто не рискует, тот никогда не станет богатым,  - выдал известную мысль Ричард. - Так что да, папа, я хорошо подумал и согласен с твоими условиями.
        - Это не всё, Ричи,  - сказал Джеральд.

«Ну вот, началось… - обречённо подумал Ричард. - Новые условия пошли, лишь бы денег ребёнку не давать. Хотя я же прошу не пару монет на мороженое. Тут скорее речь идёт о покупке фабрики по производству мороженого».
        - Так вот, Ричи,  - продолжил шестой герцог Вестминстерский,  - вначале ты пройдёшь стажировку в моей компании. Узнаешь тонкости работы с финансами и лишь если справишься со всем и не передумаешь, то получишь десять миллионов фунтов.
        - Папа, шикарный подарок на окончание младшей школы! - с сарказмом произнёс Ричард. - Ты номинант на премию «лучший отец в мире»… Кто ещё подарит своему ребёнку работу в офисе и будет одалживать ему денег?! М-м-м… Папа, а у нас в роду случайно евреев не было?
        - Ха-ха-ха! - Джеральд добродушно рассмеялся. - Я рад, что ты не сдаёшься, сын. Отдыхай, работать начнёшь послезавтра.

«Хм… А он не ответил… - подумал Ричи. - У меня закрадываются некоторые подозрения».

***
        Центральный офис «Гросвенор групп» расположился в Лондоне по улице Гросвенор, 70. Это самый центр города недалеко от Грин парка и Гайд парка. Поблизости расположились Королевский театр, Лондонский музей восковых фигур, Королевская Академия художеств и Мраморная арка. До Биг-Бена можно неспешно дойти пешком.
        Офис занимает целое четырёхэтажное здание из жёлтого кирпича постройки девятнадцатого века. Строение растянулось метров на пятнадцать, к его стенам с обеих сторон примыкают два четырехэтажных здания: бежевое с левой стороны и белое справа. В общем-то классическая застройка центра Лондона, где здания в три-четыре этажа расположены вплотную друг к другу.
        Перед офисом проходит тротуар, а дальше автомобильная дорога, часть которой используется в качестве парковки. На стальном столбе висит знак, который сообщает, что парковаться тут могут только автомобили компании. Места немного, хватит лишь для парковки трёх автомобилей.
        В домах на противоположной стороне дороги расположились современная художественная галерея «Софии» и банк «Гейтхаус». Немного правее галереи разместилась кофейня «Сохо». Перед большой прозрачной витриной на улице стоят маленькие столики на два человека. Чтобы не перегораживать тротуар, там даже нет зонтиков или навеса, а столы и стулья сиротливо жмутся к стене.
        Соседний с офисом «Гросвенор групп» дом, на котором было написано «69», выполнен немножко в другом стиле. У него светло-бежевые стены, входная дверь скрыта под козырьком, который подпирают две круглые колонны. На плоском козырьке расположился балкон, который тянется на протяжении всего второго этажа. В этом доме всё те же самые четыре этажа, но окна, в отличие от прямоугольных в офисе, наверху слегка закруглены, что придаёт им вид арок. Длина этого дома всего десять метров. Помимо общей стены с офисом это строение объединяет разметку под парковку на проезжей части, она является продолжением парковки «Гросвенор групп» и может вместить два миниатюрных автомобиля или же один представительский седан. В настоящий момент там был припаркован Бентли Эйт бежевого цвета.
        Перед домом номер 69 по улице Гросвенор на расстоянии полутора метров от стены прямо под балконом стоит высокий кованый заборчик с калиткой. Вертикальные стальные прутья почти упираются в низ балкона, который также служит защитой от осадков. За заборчиком виден верх двери, ведущей в подвал. А если подойти ближе, то можно обнаружить, что калитка ведёт на площадку лестницы, которая спускается вниз в подвальное помещение.
        Казалось бы, что такого особенного может быть в этом доме? Но Ричард точно знал, что именно.
        Когда отец рассказывал Ричарду о недвижимости семьи, он упоминал лишь поместья и виллы. Но, помимо этого, у Гросвеноров есть много другого жилья. Например, скромный дом в пятьсот квадратных метров, если считать вместе с подвалом, расположенный прямо рядом с офисом.
        Вполне логично, что из поместья вблизи Честера не особо наездишься в Лондон. Четыре часа туда, столько же обратно. В итоге весь день будешь кататься. Другое дело иногда приезжать в Лондон по делам, разгрести накопившиеся бумаги и зависнуть на два-три дня в «спартанских» условиях «маленького» городского дома.
        И вот Ричи обживался на новом месте. Он уже успел облазить весь дом. Побывал в подвале, основной спуск в который был по лестнице внутри дома. Ничего особенного там не было, только спортзал без изысков с парой тренажеров, набором гирь, стенкой-турником и свободным местом для гимнастики.
        На первом этаже тоже ничего особенного: прихожая с небольшой гардеробной комнатой, гостевой санузел, кухня и столовая.
        Второй этаж был поинтересней. Тут расположилась большая гостиная с выходом на балкон и с окнами от пола до потолка. Также тут имелся санузел и находилась небольшая библиотека.
        На третьем этаже разместились апартаменты владельца. У Джеральда тут были кабинет, просторная спальня с огромной гардеробной комнатой и большой личный санузел.
        На четвертом, последнем этаже, имеется три спальни. В самой большой из них с личным санузлом поселился Ричи. Две других комнаты имеют общий санузел и предназначены для гостей или прислуги. Сейчас в одной из комнат жил камердинер юного господина  - Джон, а в другой пожилая дама  - Джейн Стейн, домработница, которая следит за этим домом.
        Джейн было лет шестьдесят, она прятала седые волосы под косынку и одевалась в строгое, тёмных тонов платье горничной. Она старалась быть незаметной, но по состоянию дома, по чистоте было видно, что женщина отлично справляется со своей работой.
        Еду готовила тоже миссис Стейн. Конечно, её готовка уступала тем шедеврам, которые выходят из-под рук личного повара герцога Вестминстерского, но Джеральд не собирался возить туда-сюда повара. Готовка Джейн всех устраивала, а на крайний случай можно заказать еду из ресторана.
        И вот Ричи, наряженный в тёмно-серый костюм, в сопровождении отца вышел на улицу.
        По тротуару шли немногочисленные прохожие.
        Ричард и Джеральд прошли семь метров и зашли сквозь прозрачные раздвижные двери внутрь офисного здания «Гросвенор групп».
        Внутри была богатая отделка. Стены выкрашены в светло-бежевый цвет. Полы из белой мраморной плитки.
        После подъёма по ступенькам, которых было всего четыре штуки, справа расположилась стойка реcепшена, за ней на стуле сидели охранник в черной форме с нашивкой на рукаве «Охрана» и миловидная секретарша, которой на вид было лет двадцать пять. Девушка была одета в серый брючный костюм, её чёрные волосы могли похвастать современной причёской  - они были очень пышными и распущенными.
        Чуть дальше расположились турникеты. За ними стена была выкрашена в зелёный цвет и украшена портретами всех герцогов Вестминстерских. Они расположились справа налево от первого герцога до шестого, портрет которого висел неподалеку от лифта.
        Охранник и секретарь тут же узнали главного человека в компании. Оба встали и вытянулись в струнку. Губы брюнетки изогнулись в широкой приветливой улыбке.
        - Господин Гросвенор, рады видеть вас,  - произнесла она.
        - Доброе утро,  - произнёс Джеральд и отвесил скупой кивок сотрудникам.
        Охранник незамедлительно распахнул оба турникета перед герцогом и мальчиком.
        Ричи ожидал, что у взрослых людей закономерно возникнут вопросы по поводу его персоны. Наверняка так и было, но ни охранник, ни секретарь не посмели озвучить свои мысли. Да и кто они, а кто Джеральд Гросвенор, чтобы ему что-то говорить не по делу?! То-то и оно! Разного полёта птицы.
        Но что могли знать о Ричи простой охранник и секретарь? Ровным счётом ничего. Ведь мальчик не был публичной фигурой, о нём ничего не было известно ни широкой общественности, ни рядовым служащим «Гросвенор групп». Джеральд не очень-то распространяется о семье, наоборот, он старается максимально сохранить в тайне всю информацию о своих детях.
        Ричи с отцом на лифте поднялись на четвёртый этаж. Когда они шли по коридору, все люди бросали работу и вежливо приветствовали руководителя. В глазах работников офиса читался вопрос: «Кто этот мальчик?»
        Вскоре отец и сын расположились в просторном кабинете с роскошной отделкой. Тут стоял массивный письменный стол из красного дерева, перед ним роскошное кресло руководителя. Для посетителей в кабинете имелся кожаный диван и пара кресел, установленных перед столом.
        Дальше всё завертелось, как на карусели. Слишком много впечатлений для одного дня. Джеральд вызвал начальника отдела кадров, кивком головы указал на Ричи и «вежливо попросил»:
        - Стивен, оформите мальчика курьером по зданию.
        Естественно, никаких возражений со стороны подчиненного, мужчины с каштановыми волосами, карими глазами и худым лицом, который выглядел в своём чёрном костюме на лет сорок, не последовало. Он лишь обернулся к мальчику и вежливо спросил:
        - Как ваше имя и фамилия, юноша? У вас есть документы для оформления?
        - Ричард Гросвенор, сэр,  - вежливо ответил попаданец. - С собой документов нет, но их могут принести, если так надо.
        Начальник отдела кадров, казалось, навсегда пропал для общества. Его глаза стали напоминать жабьи, настолько они полезли из орбит. Он вытянулся, будто сел на кол, судорожно сглотнул и чуть дрогнувшим голосом сказал:
        - Э-э-э… Нет, господин Гросвенор… - он покосился на Джеральда. - Не нужно документов, ведь так, сэр?
        - Нет-нет,  - с лёгкими весёлыми нотками в голосе возразил шестой герцог Вестминстерский. - Стивен,  - обратился он к начальнику отдела кадров,  - делай всё как полагается. Документы тебе сейчас принесут.
        - Что… - испуганно протянул Стивен. - И анкету дать заполнять новому работнику?
        - Конечно, Стивен,  - кивнул Джеральд. - Все должно быть как обычно. Никаких поблажек для нового курьера.
        - Э-э-э… - Стивен словил синий экран ещё несуществующей операционной системы. - Никаких поблажек, сэр! А когда юноша приступит к работе?
        - Сегодня же,  - ответил Джеральд.
        - Угу-угу-угу,  - как болванчик стал кивать Стивен. - Но, господин,  - обратился он к руководителю,  - по законодательству для найма несовершеннолетнего мы должны получить разрешение у местных властей.
        - Оно есть, Стивен,  - произнёс Джеральд.
        - А еще, сэр,  - осмелел начальник отдела кадров,  - юноша такого возраста не может работать больше двадцати пяти часов в неделю или двух часов в день, если в этот день идут занятия в школе. И через четыре часа работы молодому человеку придётся делать перерыв на час.
        - Стивен, насчёт школы не беспокойся,  - произнёс Джеральд. - Ричи недавно закончил младшую школу и в настоящий момент у него затяжные каникулы перед учёбой в средней школе. И вообще  - кто из нас работает в отделе кадров? Стив, не пудри мне мозги. Ты прекрасно знаешь трудовое законодательство, вот и распредели грамотно время работы нового курьера. Полагаю, четыре часа в день с восьми до полудня пять дней в неделю молодой человек осилит. Ведь так? - обратил он свой взор на сына.
        - Без проблем! - продемонстрировал взрослым белозубую улыбку мальчик. - Мистер,  - обратился он к Стивену,  - вы покажете мне тут всё и введете в курс дела?
        - Да-да, конечно,  - сразу же согласился Стивен. - Мы можем идти, сэр? - спросил он у старшего Гросвенора.
        - Конечно.
        Джеральд повелительным жестом правой ладони отпустил Стивена и Ричарда.
        Так начались трудовые будни попаданца. Смешно подумать  - маленький ребёнок, сын миллиардера, работает курьером на половине ставки. Кому рассказать  - не поверят.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 5
        Работа курьером в принципе несложная, особенно если трудиться приходится лишь внутри офисного здания. Носи бумажки и мелкие посылки адресатам с ресепшена, забирай письма по звонку у сотрудников и относи в канцелярию.
        Ричи выделили место на третьем этаже возле кухни: небольшой закуток, в котором расположились кофемашина, электрический чайник, холодильник и микроволновая печь. Такая небольшая кухня имелась на каждом из четырёх этажей. Офисные сотрудники хранили в холодильнике продукты, принесённые из дома, приходили туда налить себе чая или кофе. Основной наплыв людей был во время ланча, когда народ массово шёл разогревать себе еду. Но к этому времени у Ричи заканчивался рабочий день.
        Тут неподалёку расположилась канцелярия, которой заведовала молодо выглядящая стройная девушка с каштановыми волосами, серыми глазами и худым лицом. Ее звали Хелен, она носила яркие платья длиной до пят и в свои тридцать с хвостиком выглядела максимум на двадцать пять лет.
        Рабочее место Ричи  - это стул, стоящий в торце стола Хелен. Мальчику выделили радиотелефон  - чёрный, массивный, с выдвижной антенной.
        Телефон зазвонил. Ричи протянул руку, взял трубку и ответил:
        - Курьер слушает.
        - Хи-хи! - донеслось женское хихиканье из динамика. - Кх-м… Господин курьер, прибыла посылка для договорного отдела. Курьер ожидает на первом этаже.
        - Я вас понял, мисс Майер,  - спокойным тоном ответил Ричард. - Сейчас спущусь.
        Хелен, пряча улыбку, взглянула на важно выглядящего мальчика, который с достоинством неспешно поднялся со стула, поправил пиджак и пошёл в сторону лифта.
        Вскоре Ричи достиг турникета перед стойкой рецепшена на первом этаже. Охранник тут же открыл проход через турникет.
        Курьером, который привёз посылку, оказался молодой человек примерно двадцати лет. Худой, как жердь, одетый в тёмно-синий спортивный костюм. У него была ярко-рыжая шевелюра. На поясе висела брезентовая сумка-почтальонка болотного цвета.
        - Вы привезли посылку для договорного отдела? - спросил Ричард.
        - Что?!
        Рыжий курьер удивленно уставился большими зелёными глазами на мальчика.
        - Мальчик, ты кто такой? - спросил он.
        Ричи показательно поправил на груди бейджик, на котором было написано:
        Ричард
        Курьер

«Гросвенор групп»
        Глаза рыжего парня полезли из орбит ещё больше. Он удивлённо сказал, чуть ли не воскликнул:
        - Да не может быть! Я прошел через ад, чтобы устроиться на работу курьером в престижную компанию. Как так? Парень, тебе сколько лет и как ты сюда устроился?
        Ричи, манерно растягивая слова, ответил юноше:
        - Мне восемь, и я устроился сюда по блату.
        Секретарша, наблюдающая за новеньким курьером, который стал темой для пересуд во всем офисе, прыснула в кулачок. Уголки её губ стремились ввысь. Девушка прекрасно знала, чьим родственником является Ричард. И если так посудить, то ребенок действительно устроился на работу по блату. Но если знать его фамилию, то станет понятно, что Ричи эта работа не нужна.
        Охранник сидел с каменным лицом, ни на что не обращая внимания. Казалось, встань Ричи на руки и начни двигать ушами, он все равно не обратит внимания, лишь услужливо распахнёт турникет.
        Сотрудники «Гросвенор групп» в курилке или за чашечкой кофе строили разные теории, по какой причине у них появился столь своеобразный курьер. На первом месте была теория, по которой Ричи в чём-то провинился, и его в наказание заставили работать. Вторая по популярности версия  - отец решил приучить ребенка к труду, чтобы мальчик вырос достойным членом общества, а не превратился в очередного безответственного и безнравственного мажора, который сорит родительскими деньгами. Были и другие, менее популярные версии, например, самая интересная из них гласила, что герцог Вестминстерский решил таким образом пропиариться, мол, смотрите, мой сын работает.
        - Эм… - пришёл в себя рыжий курьер. - Мне сказали, что нужно передать посылку лично в руки начальнику договорного отдела.
        - Мало ли, что вам сказали,  - ответил Ричард. - У нас в фирме свои правила. Как вы себе это представляете? Внутрь офиса вас не пустят. А гонять уважаемого человека, который руководит целым отделом, ради того, чтобы забрать посылку у курьера  - это глупость. Для этого есть я. Юноша, если желаете, я могу отнести вашу бумагу мистеру Самерсу, чтобы он поставил подпись. А могу расписаться сам.
        - Э-э-э… - протянул рыжий посыльный. - Я должен позвонить в офис и уточнить.
        - Без проблем! - ухмыльнулся Ричи. - Вон, сзади вас на стене висит телефон. Звоните.
        Рыжик развернулся, подошёл к телефонному аппарату и стал названивать куда-то. Через некоторое время он вернулся назад и протянул мальчику посылку. Затем подсунул ему планшет с закрепленным листом.
        - Распишись тут,  - сказал он.
        Ричи поставил размашистую подпись, после чего ловчее перехватил небольшую бандероль, кивнул охраннику, который тут же открыл турникет, и удалился в сторону лифта.
        В это время рыжий курьер завис, словно операционная система, установленная на неисправном жёстком диске. Он, не отрывая взгляда от подписи, со злобой пробормотал:
        - Вот маленький засранец! Юморист чертов! Откуда он свалился на мою голову?
        Все дело было в том, что в строчке напротив надписи «Доставка в «Гросвенор групп», улица Гросвенор, 70», стояла размашистая подпись:
        Гросвенор
        - Эй! - крикнул рыжий курьер.
        Но Ричи уже был в лифте. Его створки сомкнулись и увезли мальчика.
        Рыжий юноша, кипя от бешенства, подошел к стойке рецепшена и положил на неё свою планшетку. Тыча пальцем в строку с росписями, он возмущенно воскликнул:
        - Это что такое?! Нет, вы видите, что сделал ваш сотрудник? Меня же за такие шутки оштрафуют.
        - Не вижу ничего такого,  - невозмутимо ответила мисс Майер.
        - А подпись?! Вы видели эту чертову подпись? - с прежним возмущением сказал курьер.
        - Нормальная подпись,  - невозмутимо пожала плечами секретарша.
        - Нормальная?! - задохнулся от негодования рыжий. - Ваш пацан написал тут фамилию владельца компании!
        - Все верно,  - насмешливо посмотрела на курьера секретарь. - А какую он еще должен был подпись поставить? Он же Гросвенор…
        - Чё?!
        Глаза рыжего курьера стали размером с персики. Он застыл, как статуя из расположенного неподалеку музея восковых фигур.
        Секретарше стоило больших усилий не рассмеяться при виде крайне изумленного паренька. Даже у охранника уголки губ дрогнули, потянувшись вверх.
        - Э-э-э… - рыжик почесал макушку. - Ладно…
        Курьер забрал свой планшет, развернулся и пошёл на выход. Он тихо пробормотал себе под нос:
        - Сумасшедшая компания… Руководит ею малолетний звездюк, в честь которого назвали не только фирму, но и улицу. Так мало этого, он ещё в своей компании подрабатывает курьером… Да такого не бывает! Но… не станет же секретарша врать?

***
        Несмотря на работу, гимнастику под руководством тренера, тренировки по фехтованию и занятия с репетитором по экономике у Ричи никто не отменял. Только теперь тренер приезжал к мальчику в столичный дом, а на фехтование ему приходилось ездить в другую секцию, которая расположена в Лондоне. Туда он приезжал через час после ланча.
        В три часа после полудня у Ричи впервые с момента попадания появилось свободное время, чему он был безмерно рад. Вот только парнишка не знал, как распорядиться этим временем.
        Обычные дети на месте Ричарда свободное время посвятили бы играм и общению со сверстниками. Но попаданцу подобное времяпрепровождение было неинтересно.
        В первый день Ричи решил посмотреть культурные достопримечательности Лондона «прошлого».
        Младший Гросвенор в сопровождении камердинера посетил музей восковых фигур.
        Следующий день ознаменовался тем, что пришлось начать работу полноценно, а не как вчера, с девяти утра.
        Ровно в восемь утра, когда Ричард поднялся на третий этаж, Хелен уже была на своём рабочем месте. На ней сегодня было надето голубое платье с белыми лилиями. На столе начальника канцелярии лежали стопки писем.
        - Доброе утро, миссис Филипс,  - поприветствовал начальницу юный курьер, щеголяющий в новеньком черном костюме-тройке. - Замечательное платье. Оно прекрасно гармонирует с вашими глазами.
        Хелен, мягко улыбаясь, посмотрела на Ричарда. Маленький мальчик со светлыми зализанными волосами, одетый по-взрослому и держащийся подобно юному лорду, вызвал у неё умиление.
        - Здравствуй, Ричи. Спасибо. Хоть кто-то в этом офисе способен сделать девушке комплимент. Ты готов к трудовому дню?
        - Я, как скаут, всегда готов, мэм.
        - Ну, Ричи,  - наигранно надула губы девушка. - Мы же договаривались, чтобы ты звал меня Хелен. Я же не настолько старая.
        - Прости, Хелен, но меня учили, что не стоит фамильярничать. Хотя для такой очаровательной дамы я готов пойти на уступки. Что у нас сегодня?
        Улыбка не сходила с губ Хелен Филипс. Как можно серьезно воспринимать такого милашку?! Она мягким тоном сказала:
        - Ричи, нужно доставить письма и документы адресатам. Я разложила всё по отделам и каждую стопку пометила стикером с указанием этажа и кабинета. Возьми в кладовке тележку для развоза корреспонденции, а то бумаг много, ты их в руках не донесёшь.
        - Есть, мэм!
        Ричи картинно щёлкнул каблуками, после чего направился в кладовку за тележкой, которая была похожа на используемую официантами для доставки блюд в номера: стальная, на четырех колёсиках, с двумя полками и удобной ручкой для толкания, компактного размера. Вскоре мальчик при активной помощи начальницы загрузил туда стопки бумаг и начал развозить их по всему офису. Попутно он бегло знакомился с содержанием документов.
        Так неспешно Ричард добрался до второго этажа. Тут располагался отдел аренды  - самый большой, он занимал половину этажа.
        Появление курьера с тележкой привело к остановке работы. Офисный планктон с улыбками на устах наблюдал за работой серьезного юного наследника, которому в будущем достанется компания.
        Ричи взял пачку бумаг и громко воскликнул:
        - Мистер Смит. Отзовитесь. Помашите мне рукой, чтобы я видел вас.
        Вдалеке раздался мужской приглушенный смех, напоминающий хрюканье. После чего кто-то вдалеке мужским баритоном прокомментировал:
        - Смит, ты оглох? Тебя зовут.
        - Слышу-слышу…
        Из-за третьей по счету офисной перегородки серого цвета, если считать от местонахождения Ричарда, появился молодой парень лет двадцати семи в тёмном деловом костюме. Каштановые волосы были зачёсаны набок. Карие глаза внимательно рассматривали юного курьера.
        - Я Смит,  - отозвался парень.
        - Так, мистер, для вас счета-фактуры,  - покосился на бумаги Ричард. - Подходим, забираем. Не заставляем молодой организм напрягаться.
        Смит усмехнулся и направился к мальчику. Он забрал бумаги и стал их просматривать.
        Ричи, пользуясь моментом, спросил:
        - Мистер Смит, я заметил, что вы работаете с отелями. И много у нас отелей?
        - У меня на балансе десяток отелей,  - ответил Смит. - Или ты про другое?
        - Я вообще в целом хотел узнать, сколько отелей на балансе «Гросвенор групп»,  - произнёс мальчик.
        - Ну… - задумчиво протянул Смит. - Больше полусотни.
        Так, изучая документы и между делом общаясь с разными сотрудниками, Ричи постепенно вникал в структуру и масштаб охвата компании. Каждый час ежедневно он узнавал что-то новое, и паззл постепенно складывался в цельную картину.
        Ричи узнавал об объектах недвижимости, которыми владеет «Гросвенор групп», об оборотах и прибыли компании.
        Так он выяснил, что фирма пускала на выплату дивидендов лишь малую часть прибыли. Основная доля чистого дохода шла на покупку земли и строительство новых объектов недвижимости: торговых центров, офисных и жилых зданий, отелей. Количество сотрудников компании по всему миру приближается к отметке в десять тысяч человек.
        Фирма имеет крупные подразделения. Головная контора, в которую стекаются все деньги и документы, уже известна, именно в этом офисе работает Ричард. Но, помимо этого, в Лондоне есть ещё два подразделения фирмы: первое  - «Гросвенор Великобритания и Ирландия»; второе  - «Гросвенор Фонд Менеджмент». Ещё три крупных дочерних офиса расположены в разных концах мира: «Гросвенор Америка», «Гросвенор Европа» и «Гросвенор Азиатско-Тихоокеанский регион».
        Деньги в компании крутятся огромные. Сотня миллионов фунтов в год, которые получают на руки Джеральд, его дочери, бывшая жена и в малой степени Ричард,  - это центы на фоне тех сумм, которые вкладываются в развитие бизнеса.
        Ричи понимал, что даже если он получит на руки десять миллионов фунтов и крайне выгодно вложит их в венчурные ценные бумаги, то даже в таком случае не догонит отца по размеру состояния. Сумма совсем не та. Вот если бы у него на руках имелось полмиллиарда…
        С другой стороны, если подумать, то с такими деньжищами уже не имело бы смысла особо напрягаться. Можно было бы вложиться в преуспевающие компании и жить на дивиденды. Да и не даст никто настолько огромную сумму. Нужно радоваться тому, что удалось выторговать.
        Месяц пролетел незаметно. Казалось, Ричи только втянулся в ритм: зарядка, завтрак, работа, ланч, фехтование или занятия по экономике, прогулки по туристическим местам Лондона с посещением музеев - и вот внезапно всё изменилось. За просвещение юноши взялись акулы бизнеса, которые вводили его в курс дел компании и учили ведению дел.
        Если раньше Ричард лишь ненадолго заглядывал в кабинеты менеджеров на четвертом этаже, то теперь он оттуда выползал лишь ближе к ланчу.
        Так пролетело ещё два месяца, весна промелькнула стремительно: вжух  - был март, а на дворе уже июнь.
        Ричи радовался, что, наконец, очередной марафон закончился. Преподаватели, которые тратили на ребёнка своё рабочее время, не жалели мальчика. Они видели, что он схватывает все на лету, оттого не делали скидки на возраст и готовили так, словно своего преемника. Неделя у одного управленца, неделя у другого. Так Ричи поработал во всех значимых отделах: финансовом, юридическом, договорном, аренды, маркетинга, логистики, строительства, менеджмента.
        Не сказать, что попаданец в мгновение ока превратился в гуру-финансиста, но он многое узнал и начал разбираться в бизнесе, а это главное. Ведь сухие академические знания по экономике  - это пустое. Каждый год из колледжей выпускаются тысячи студентов с экономическим образованием. И где они? Чем занимаются? Неужели каждый открыл свой бизнес и ворочает миллионами? Конечно нет! В основном эти люди идут работать клерками в банки или превращаются в офисный планктон. А если не повезло, то и вовсе работают не по специальности.
        Тот же профессор, который занимается с Ричардом. Он превосходно разбирается в экономике, но при этом сам бизнесом не занимается. Максимум  - вкладывает свободные средства в ценные бумаги.
        Ричи вернулся после тренировки по фехтованию. Сегодня был последний день в офисе «Гросвенор Групп». Мальчик даже не стал, как обычно, куда-нибудь заходить, он сразу отправился домой и принялся с нетерпением ожидать, когда же домой вернется отец. Попаданец уже мысленно потирал ладони в предвкушении обещанных денег. Он уже примерно распланировал, как ими распорядится.
        На фоне эмоционального волнения, которое преследовало юношу весь день, Ричард не обращал внимание на ноющую боль в зубе. Но дома во время обеда в этот зуб попала еда, и мальчик взвыл от жуткой боли.
        На крик тут же прибежал Джон. Он подскочил к Ричи и испуганно спросил:
        - Что случилось? Где болит?
        - Зуб! - у Ричи из глаз брызнули слёзы, он схватился ведущей рукой за правую щеку. - Зуб болит…
        - Ох! - вырвался вздох у камердинера. Сложно было интерпретировать, то ли он рад, что это несерьезная травма, то ли он переживает о том, что ребенку плохо. - Так, в Честер к нашему стоматологу ехать далеко,  - стал он рассуждать вслух. - Хм… Значит, отправимся в ближайшую частную клинику. Хорошую клинику.
        Джон вооружился огромным жёлтым телефонным справочником и стал его быстро листать. Найдя страницу с номерами телефонов стоматологических клиник, он стал искать ближайшую. Обнаружив нужную больницу, камердинер позвонил по указанному телефону и договорился о приёме.
        Вскоре Ричи в компании Джона поехал на такси в зубную клинику. К сожалению, на Бентли с самого утра по делам уехал Джеральд, поэтому пришлось пользоваться тем, что есть под рукой. Но Ричи было плевать, на чём ездить, для него весь окружающий транспорт был допотопным. Попаданцу хотелось скорее добраться до стоматолога и избавиться от боли, на всё остальное ему сейчас было плевать.
        Джон привёз подопечного в небольшую частную стоматологическую клинику. Тут была скромного размера комната ожидания с несколькими стульями для посетителей и столом. В клинике имелось всего два стоматологических кабинета.
        После того, как доктор Грейнджер вылечил зуб мальчика, Ричард вышел в комнату ожидания. Джон зашёл в кабинет доктора для того, чтобы расплатиться и обговорить нюансы дальнейшего лечения наподобие полоскания. Поскольку камердинер был очень въедливым человеком, общение обещало растянуться надолго.
        Ричи был невероятно счастлив избавлению от зубной боли. Из-за этого он испытывал эйфорию.
        В комнате ожидания мальчик обнаружил девочку, которая сидела за столом и что-то писала в тетрадке.
        У девочки на вид лет десяти были карие глаза и непослушные густые каштановые волосы. Её передние зубы были немного крупнее обычного. На ней была надета тёмно-синяя школьная форма: юбка, пиджак, белая блузка.
        Заметив Ричарда, девочка оторвалась от тетради и посмотрела на мальчика любопытным взором.
        - Привет,  - сказала она. - Ты клиент папы?
        - Если папа  - это доктор Грейнджер, то да. Я Ричи.
        - Я Гермиона Грейнджер. Рада знакомству.
        - Тоже безмерно рад,  - Ричи одарил Гермиону белозубой улыбкой, которая сияла отсутствием одного зуба. - Пока анестезия не отошла, я самый счастливый человек в мире. Кстати, замечательная причёска, тебе идёт.
        - Не говори ерунды! - обиженно надула щеки Гермиона. - Я сегодня забыла причесаться.
        - Да? - удивленно вскинул брови Ричард. - А я думал, ты заядлая модница. В офисе, где я подрабатывал курьером, все модницы делают себе подобные причёски.
        - Ты работаешь?! - на лице Гермионы проступило изумление. Она перестала обижаться, поняв, что Ричи не шутил над ней.
        - Уже нет. Подрабатывал пару месяцев назад.
        - Классно! Но как же ты работал? Ты же маленький.
        - Гермиона, это только кажется,  - Ричи усмехнулся и продолжил:  - На самом деле меня отец заставил подрабатывать в его офисе. Правда, стоит заметить, что «морковка» была большая. Ради такой любой ослик работал бы в поте лица.
        - А как же школа? Или ты работал после школы?
        - Я закончил младшую школу.
        - Ты не похож на двенадцатилетнего,  - на лице Гермионы и в её голосе отображался скепсис. - Скорее, ты выглядишь как мой ровесник.
        - Я и не называл свой возраст. Этим летом мне исполнится девять лет.
        - Не может быть! - недоверчиво воскликнула Гермиона. - Ты меня обманываешь!
        - Даже не думал. Я сдал экзамены экстерном и последние полгода учился в пятом классе. Но мне надоело, поэтому налёг на учёбу и сдал экзамены за всю младшую школу. Отец и учителя считают меня гением, но я так не думаю.
        - Гений… - Гермиона расстроилась. - А мне приходится учиться в четвёртом классе, хотя в сентябре мне уже исполнится десять лет. И почему я не родилась на три недели раньше? Это несправедливо, что одни заканчивают школу раньше, а другим приходится учиться дольше!
        - Жизнь вообще несправедлива,  - Ричи пожал плечами и решил сменить тему. Кивнув на тетрадку, он спросил:  - Что пишешь?
        - Да я…
        Щёки Гермионы порозовели от смущения, и она прикрыла тетрадь руками.
        - Не стесняйся. Если это любовные стихи  - я пойму.
        - Нет, это не любовные стихи! - воскликнула Гермиона. - Это другое…
        - М-м-м… А ты умеешь распалить в мужчине интерес.
        - Пф! - Гермиона усмехнулась. - Мужчина! - с сарказмом произнесла она. - Ты мальчик и ещё долго будешь им.
        - Это смотря как посмотреть. Для кого-то несколько лет  - это долго. Как по мне, я бы побыл ребёнком как можно дольше. Травмы заживают почти мгновенно, зубы второй раз отрастают, работать не надо… Хотя последнее не про всех. В любом случае  - мальчиком быть лучше, чем взрослым.
        Гермиона ненадолго зависла. Она несколько секунд сидела с отсутствующим взором. Затем встрепенулась и произнесла:
        - Ты сумасшедший!
        - Нет, я мальчик с разумом взрослого. Это не сумасшествие. И вообще, признай, что гении и просто умные люди обывателям зачастую кажутся ненормальными. Например, вместо того, чтобы играть, умная девочка будет сидеть с тетрадкой и что-то в неё писать.
        - Эм… - Гермиона растерялась. - А ты не будешь смеяться?
        - Не могу обещать. Гермиона, если ты расскажешь что-то забавное, то я не буду сдерживать смех. Но обещаю, что если речь идёт о серьёзных вещах, то я постараюсь не смеяться.
        - Я… - Гермиона ненадолго задумалась, после чего её лицо приняло решительный вид. - Я писала письмо Королеве!
        - М-м-м… - многозначительно протянул Ричард. - А зачем?
        - Я хочу попасть на ежегодную встречу детей с королевой. Для этого я писала письмо королеве, но не знаю, что написать.
        - Хм… Гермиона, ты в курсе, что Королеве ежегодно приходят тысячи писем от детей, которые хотят попасть на экскурсию в Виндзорский замок на чаепитие с ней? Естественно, она сама письма не читает, для этого есть целый отдел канцелярии. Изо всех детей Великобритании отбирают всего двадцать-тридцать.
        - Знаю,  - девочка выглядела расстроенной. - Но вдруг повезло бы? Я так мечтаю посмотреть на Виндзорский замок…
        - Да, там красиво. Готический стиль, много позолоты, сияющие блеском доспехи…
        Глаза Гермионы округлились, она набрала полную воздуха грудь и с возмущением произнесла:
        - Ты там был! Ты был там!
        - Да, было дело. Тебе так хочется туда?
        - Конечно! Это же мечта любого британского школьника.
        - Мечты сбываются. Я тебе помогу.
        - Шутник! - фыркнула Гермиона, явно не веря словам Ричи.
        Тем временем Ричард залез в саквояж, который Джон оставил на стуле в комнате ожидания. Оттуда он достал монструозного вида портативный телефон, выдвинул антенну и по памяти набрал номер.
        - Алло, дядя Чарли, добрый день.
        Гермиона прислушивалась к разговору мальчика по дорогущему телефону. Она как-то видела в магазине подобные аппараты и прекрасно представляла их безумную стоимость. Её родители держат частную клинику, в которой работают стоматологами, то есть довольно обеспеченные люди. При этом они себе не могут позволить покупку портативного телефона. А какой-то мальчик, который младше неё, запросто достаёт подобный аппарат и привычно его использует. От такого зрелища Гермиона ошалела.
        Женское любопытство заставило девочку навострить слух. До её ушей донесся тихий ответ мужским голосом из телефонной трубки:
        - Привет, Ричи. Как дела, хулиган?
        - Ничего я не хулиган!
        - Ну-ну! А кто с Биллом сбежал с приёма, чтобы играть в игрушки?
        - Так нужно было. Дядя Чарли, вы ничего не понимаете в сортах игрушек. У Билла такая шикарная железная дорога! Любой взрослый хотел бы поиграться с такой.
        Из телефонной трубки донесся смех.
        - Дядя Чарли, я вам по делу звоню.
        - Да-да, внимательно слушаю.
        - У меня знакомая хочет попасть на ежегодное чаепитие Королевы с детьми. Ей девять, так что по возрасту подходит.
        - Ричи, это не проблема. Хотя я этим не занимаюсь, но скажу организатору экскурсии. Как зовут девочку?
        - Гермиона. Гермиона Грейнджер.
        - Угу, записал. Мне нужны её адрес и телефон.
        Ричард прикрыл рукой микрофон телефона и обратился к Гермионе:
        - У тебя какой адрес и телефон?
        Гермиона не могла ответить. Она была настолько ошарашена простотой, с которой Ричи договаривался о «чаепитии с королевой», что её разум отказывался верить в это. Она считала, что это розыгрыш.
        - Ау! Гермиона, Ричи вызывает тебя на сеанс. Назови свой адрес и телефон.
        Девочка выпрямила спину, нахмурилась, поджала губы и недовольным тоном резко сказала:
        - Ричи, это глупая шутка!
        - Какие шутки? - округлил глаза Ричард. - Я ради тебя позвонил самому дяде Чарли! А ты не в силах оценить серьёзность происходящего…
        Гермиона начала злиться, что отобразилось на её милом личике. Ричи понял, что девочка ему не верит, поэтому он тяжело вздохнул, покачал головой и сказал:
        - Ладно, поясню для понимания. Дядя Чарли  - это для тебя принц Чарльз, и он сейчас ждёт твоего ответа! Теперь дошло, что это не розыгрыш?
        Брови Гермионы сдвинулись к переносице. На её лице отобразилась борьба между желанием поверить мальчику и недоверием. В итоге она, как любая маленькая девочка, поверила в чудо. Но из-за этого она испытала шок. Светлая кожа девочки побледнела.

«Как же так? Если этот мальчик называет принца Чарльза дядей и пользуется дорогим телефоном, то кто он такой? Неужели принц? Ох! А я была с ним такой грубой».
        - Гермиона! - окликнул Ричи девочку, которая погрузилась в свои мысли.
        - Ах, да… Адрес! - встрепенулась Гермиона. - Записывай…
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 6
        Вечером Ричард сидел в гостиной Лондонского дома в компании отца. Традиционно мальчик и мужчина расположились в креслах возле камина.
        Герцог произнёс:
        - Ричи, ты демонстрируешь отличные успехи. Я горжусь тобой.
        - Спасибо, отец.
        - Чарли говорил, что ты звонил ему и просил за девочку. Твоя подружка?
        - Нет. Дочка стоматологов, у которых я сегодня был. Гермиона так сильно хотела побывать на чаепитии с бабушкой Лизой, что я не мог ей не помочь.
        - Много кто хочет побывать на приёме у королевы, но ты же не будешь помогать всем?
        - Нет, папа. Всем я и не собирался помогать. Но почему бы не сделать приятное знакомым? Глядишь, в следующий раз получу скидку на услуги стоматолога. А если и нет, в любом случае иметь знакомых стоматологов всегда выгодно.
        - Ох, сынок,  - Джеральд покачал головой,  - ты слишком много общался с моими топ-менеджерами. Всюду ищешь выгоду.
        - А разве это плохо?
        - Нет, но ведь ты ещё ребёнок. Сынок, ты должен дружить с другими детьми, играть, а не искать выгоды в общении со сверстниками.
        - Ой! - Ричи картинно закатил глаза к потолку. - Можно подумать, со мной будут дружить просто так! Я не говорю о детях влиятельных людей, типа Билла или Джастина.
        - Эх… - Джереми печально вздохнул. - Ладно, я и сам в детстве был не подарок. Приступим к самому интересному. Ричи, ты ещё не отказался от своей затеи?
        - Нет, папа. Не зря же я изучал все тонкости ведения бизнеса, чтобы включить заднюю скорость?
        Джеральд тепло улыбнулся сыну и произнёс:
        - Хорошо. Я так и думал. Поэтому я открыл тебе счёт и перевёл туда десять миллионов фунтов. Вот только как ты собираешься работать?
        Ричи с задумчивым видом провёл тыльной стороной правой ладони по подбородку и сказал:
        - Ну-у… Полагаю, мне нужен небольшой офис, секретарь и брокер. Вот только есть одна проблема  - я собирался пустить в оборот все средства, а прибыль будет в лучшем случае через год. Проще говоря, мне нечем платить зарплату сотрудникам.
        - Зачем тебе офис? Сынок, инвестициями можно заниматься и без него. Но так и быть, я выделю тебе небольшой кабинет. Про брокера можешь не беспокоиться, я уже позаботился об этом. Ричи, будешь обращаться к Дэну Сильверу, специалисту отдела инвестиций. Он будет, помимо своих основных обязанностей, заниматься твоими инвестициями через брокеров «Гросвенор групп». А в качестве секретаря будет выступать Джон.
        - Что же, неплохо,  - согласился Ричард. Он скрестил пальцы обеих рук между собой в районе живота и задумался. - Но этого мало. Мне нужен человек, который будет разыскивать новые компании и талантливых начинающих бизнесменов, чтобы я мог первым вложиться в их дело и получить максимум сливок.
        Джеральд задумался. Он почесал голову, мысленно перебирая людей, которые подошли бы под критерии сына. В итоге он вынес свой вердикт:

  - У меня на примете есть один человек. Бывший детектив отдела по борьбе с экономическими преступлениями Скотланд-Ярда. Ему сейчас пятьдесят пять, он недавно вышел на пенсию, но всё ещё полон сил и желания работать. А в полицию возвращаться не хочет из-за конфликта с руководством.
        - Пап, откуда ты знаешь такого человека?
        - Скотт состоит в моём охотничьем клубе. Он идеальная кандидатура. И знаешь что, сын?
        - Что?
        - Я сделаю тебе подарок,  - Джеральд загадочно улыбнулся и сделал театральную паузу. - Я буду сам выплачивать зарплату Скотту до твоего полного совершеннолетия. Так я хотя бы буду уверен, что тебя не обманут мошенники.
        - Спасибо, отец! - искренне поблагодарил Ричард. После чего иронично-саркастически добавил:  - У тебя очень оригинальные подарки. Дорогие  - без сомнений. Но «оригинальные»!
        Джеральд добродушно рассмеялся.
        - Итак, Ричи, осталось решить последний вопрос. Как ты собираешься учиться дальше?
        - Папа, я хочу продолжить обучение экстерном, сдавая экзамены за несколько классов ежегодно.
        - Ричи, разве бизнес не будет мешать твоей учёбе?
        - Нет. У меня будет чёткий график. До обеда работа, после секция или занятия с репетитором по экономике, затем учёба. К тому же я не собираюсь заниматься бизнесом ежедневно. Как ты понимаешь, мне просто достаточно быть в курсе последних новостей и изредка отдавать приказы на покупку или продажу ценных бумаг. Еще реже мне придётся бывать в офисе и встречаться с людьми.
        - Звучит логично и разумно,  - протянул Джеральд с задумчивым видом. - Хм… Ричи, я тебя полностью поддерживаю. Будет тебе учёба экстерном, офис и репетиторы!

***
        Через день после разговора с отцом Ричи обживал свой офис. Комната, как обещал Джеральд, была небольшой, можно даже сказать, очень маленькой. Два на три метра, без окна, но с хорошим освещением. Мебели в ней помещалось всего ничего: письменный стол, на котором стоял офисный телефон, удобное кресло для мальчика (высокое, чтобы глаза ребенка были на одном уровне со взрослыми посетителями), а для визитеров имелся удобный стул, правда, в единственном числе.
        По всей видимости, когда-то это помещение было кладовкой, которую быстро переоборудовали под кабинет. Зато комната располагалась на первом этаже офиса «Гросвенор групп». На двери висела табличка:
        Ричард Гросвенор
        Первым посетителем этого кабинета стал Дэн Сильвер. Мужчина тридцати пяти лет, среднего роста с коротким ёжиком чёрных волос. У него были остроскулое лицо и цепкий взгляд карих глаз, которые были скрыты очками продолговатой формы.
        Мистер Сильвер был одет в коричневый костюм, в районе локтей пиджака были нашиты кожаные накладки, уже слегка потертые.
        Мужчина сидел на стуле для посетителей и слегка нервничал. Он не ожидал такого прибавления работы и не знал, чего можно ожидать от маленького мальчика.
        - Итак, мистер Сильвер,  - начал Ричард,  - мне сказали, что вы хорошо разбираетесь в инвестициях.
        - Смею надеяться, что это так,  - сухо ответил мужчина.
        Ричи решил не ходить вокруг да около, а сразу завести разговор о деле:
        - Что вы можете сказать о финской компании «Нокиа»?
        - Впервые слышу, сэр,  - пожал плечами мистер Сильвер. - Но… если позволите мне сделать пару звонков, я смогу вам поведать об этой фирме.
        - Вот телефон.
        Ричи пододвинул телефонный аппарат мужчине. Дэн сделал несколько звонков и переговорил со специалистами европейского отделения компании. Ричарду не было слышно ответов, поэтому он ждал.
        Положив трубку телефона, Дэн посмотрел на мальчика и произнес:
        - Сэр, я выяснил о фирме «Нокиа». Это старая компания, которая давно на рынке. Раньше они занимались производством резиновых изделий, кабелей, электроники, переработкой древесины и выработкой электроэнергии. У них имелось несколько второстепенных производств: изготовление охотничьих ружей, пластиков и химических материалов. Сейчас они также занимаются изготовлением обуви, телевизоров, генераторов, робототехникой и военными средствами связи. В позапрошлом году основной деятельностью компании стало производство бытовой электроники и телекоммуникационного оборудования. Это не всё. Если нужна более подробная информация, я могу её раздобыть.
        - Для начала этого достаточно,  - Ричи отбарабанил пальцами по столешнице дробь. - Я слышал, вы спрашивали про акции этой фирмы…
        - Да, сэр,  - кивнул мистер Сильвер. - Я подумал, что вас заинтересует эта информация.
        - Верно, мистер Сильвер, мне это очень интересно.
        - Сейчас их акции стоят семнадцать с небольшим американских центов за штуку. Если быть точнее, то стек из ста акций стоит семнадцать долларов шестьдесят центов.
        - Мистер Сильвер, ожидайте, когда акции Нокии упадут до минимума и скупайте все доступные,  - выдал первое распоряжение Ричард. - По моим сведениям это будет примерно осенью следующего года. Эти акции должны будут пойти в долгосрочный портфель сроком примерно на десять лет.
        Дэн быстро вооружился блокнотом и ручкой, которые извлек из внутреннего кармана пиджака, и начал записывать распоряжение юного босса.
        Попаданец может и плохо учил экономику в институте, но его любимым предметом была История Экономики. Всё дело в преподавательнице, которая в интересной форме подавала материал и умела увлечь студентов. Она рассказывала разные забавные казусы и приводила исторические примеры роста и падений крупных корпораций. Одной из них была фирма «Нокиа». Вначале она взлетела до небес, а затем была продана американцам, которым нужны были лишь продвинутые технологии этой компании. В итоге качество продукции под брендом этой фирмы упало даже ниже, чем у полуподвальных китайских производителей, а цены остались на прежнем высоком уровне. Это привело к закономерному итогу  - через несколько десятилетий «Нокиа» развалилась. Но если поймать историческую вилку в момент, когда акции компании бурно росли в цене, то можно заработать огромные деньги. Ричи не мог не воспользоваться этим шансом, ведь он попал в прошлое, когда эта фирма ещё была не столь популярна.
        Ричи дождался, когда мужчина закончит писать в блокноте и продолжил:
        - Мистер Сильвер, меня также интересуют все молодые компании, которые недавно вышли на рынок высоких технологий и программного обеспечения. К ним относятся также консольные и компьютерные игры.
        Дэн делал пометки в блокноте, Ричи продолжал раздавать указания:
        - Через неделю предоставите мне отчёт. Затем уделите внимание поиску компаний и научно-исследовательских лабораторий, которые занимаются разработкой искусственного интеллекта.
        - Хорошо, сэр. Но, если позволите, я не думаю, что это перспективное вложение. Научно-исследовательские лаборатории в большинстве своём убыточны, а уж те фирмы, которые разрабатывают искусственный интеллект, так наверняка не принесут дохода в ближайшие десятилетия.
        - Это точно,  - согласился Ричард. - Вот только есть жирное «НО». Мистер Сильвер, в такие фирмы нужно вкладываться в самом начале. Да, они будут убыточны. Но лет через десять доли в таких компаниях выкупят корпорации-гиганты Ай-Ти индустрии. А они ни за что не продадут свою долю, а если продадут, то за космические деньги. Зато когда искусственный интеллект будет разработан… Ох! - Ричи закатил глаза к потолку и причмокнул губами. - Это безумные деньги! Даже небольшая доля в такой фирме способна сделать миллиардером человека, вложившего сейчас сотню тысяч фунтов.
        - Возможно, сэр, но ведь это же долгосрочное венчурное вложение с высокими рисками. Потерять деньги шансов больше, чем заработать. К тому же, сколько придётся ждать? Десять-двадцать лет?
        - Тридцать шесть плюс-минус пара лет,  - ответил Ричи.
        Дэн со снисхождением относился к ребенку. Он считал, что юный Гросвенор впустую потратит деньги. Поэтому он попытался дать совет:
        - Сэр, за это время можно неплохо заработать, если вкладываться в стабильные и привычные инвестиции. Например, если вы последуете примеру батюшки и будете инвестировать в строительство, то даже при минимальной рентабельности десять миллионов фунтов за то же самое время превратите в триста миллионов.
        - Спасибо, мистер Сильвер, но я хочу не к старости стать мультимиллионером, а в юности быть миллиардером без учёта состояния семьи. Поэтому прошу вас выполнять мои приказы. А чтобы избежать убытков при вложении в компанию по разработке искусственного интеллекта, вы должны найти такие фирмы, которые получают дотации от государства. Причём страна должна быть с высоким уровнем экономического развития и со стабильной экономикой, например, США, Австралия, Япония или Германия. На сегодня всё. Жду вашего отчёта.
        Дэн покидал офис юного шефа в расстроенных чувствах. Он считал себя оскорблённым и думал, что его приставили к сыну владельца компании в качестве игрушки. Что-то вроде мальчика на побегушках, который поможет ребёнку, решившему поиграть в «бизнес», растранжирить огромную сумму. Лучше бы эти деньги отдали ему, он бы положил их на банковский счёт и жил бы припеваючи весь остаток жизни. Нет же, эти мажоры с жиру бесятся!
        В подходе к деньгам крылась вся разница между обычным человеком и богатым.
        Дэн считал десять миллионов огромной, практически бесконечной суммой. Имея такие деньги, он бы ничего не делал, а лишь тратил бы их.
        Ричард же собирался делать из больших денег огромные. Но в таком случае без риска не обойтись. Он собирался инвестировать с огромными рисками, даже учитывая его предзнание, но и прибыль собирался получить гигантскую. Ведь он прекрасно знал о том, каких больших денег стали стоить компании, которые разработали рабочий искусственный интеллект. Но, к огромному сожалению, попаданец не помнил названий этих фирм, поскольку к моменту, когда ИИ был разработан, все они давно были выкуплены корпоративными гигантами наподобие Интел, АМД, Нвидеа, Хуавей и тому подобными. Причём зачастую долями одной научно-исследовательской компании владели сразу пять-семь корпораций.
        Примерно через полчаса в кабинет зашёл плотного телосложения мужчина с коротким ёжиком тёмных, припорошенных сединой волос. У него было бульдожье лицо, и он слегка сутулился. Черный костюм-тройка дополнен широкополой шляпой. Зайдя в кабинет, мужчина снял шляпу и представился:
        - Скотт Поттер. Ты Ричи?
        - О, мистер Поттер,  - радушно произнёс Ричард. - Рад видеть вас. Да, я Ричи. Я как раз вас ждал. Присаживайтесь, пожалуйста.
        Скотт расстегнул пиджак и повесил его на спинку стула. На мужчине остались рубашка и жилетка, но Ричи не обнаружил галстука. К тому же верхняя пуговица рубашки была расстёгнута, что говорило о том, что Скотт не привык находиться в кругу бизнесменов, где такие вольности допустимы лишь при друзьях или в неформальной обстановке.
        Скотт расположился на стуле для посетителей и вперил в мальчика изучающий взгляд.
        - Хм… Так это за тобой просил приглядеть Джеральд…
        - Можно и так сказать, сэр. Но я больше надеюсь на ваши профессиональные навыки на службе моего бизнеса.
        - Да ну? - голос мистера Поттера был преисполнен иронии. - И что я могу для тебя сделать, малыш?
        Ричи выдвинул верхний ящик стола, достал оттуда папку и протянул её детективу.
        Мистер Поттер открыл папку и с любопытством стал изучать содержимое.
        - Много фамилий. И что нужно сделать?
        Скотт оторвался от бумаг и с ожиданием посмотрел на мальчика.
        - Мистер Поттер, все эти люди инженеры, программисты и изобретатели-энтузиасты, которые могут заняться бизнесом. Мне необходимо найти нужных людей среди однофамильцев и узнать о них максимум информации, чтобы привлечь к сотрудничеству и инвестировать в их бизнес.
        - Я тебя понял, малыш,  - мистер Поттер хмыкнул себе под нос и ухмыльнулся. - Не знаю, откуда ты раздобыл эти имена и фамилии, но я свою часть работы выполню. Я найду, кого смогу из тех, кто подходит под перечисленные критерии. Через полгода у тебя будет полная информация и компромат на большинство людей из списка. Но на особую чернуху не рассчитывай  - это другие деньги и я за такое не возьмусь.
        - Мистер Поттер, мне достаточно того, что вы подтвердите существование этих людей, раздобудете их контактные данные и выясните, как их можно зацепить и раскрутить на сотрудничество. Не более того.
        - Что же, малыш,  - Скотт встал и забрал свой пиджак, перекинув его через левую руку, согнутую в локте,  - ты довольно серьёзен для своего возраста. Я обещал Джеральду помочь тебе, так что можешь не беспокоиться  - данные будут у тебя на столе. Пока, парень!
        Скотт удалился из кабинета, а Ричард после ухода посетителя еще некоторое время пытался прийти в себя. Мистер Поттер оказался сложным в общении и говорил с Ричи, как с ребёнком, словно он тут главный и своим присутствием делает одолжение. При этом было видно, что мужчина серьёзно воспринял свою задачу.

«Поттер,  - подумал Ричи после того, как остался в одиночестве. - Что-то знакомое… Где-то я уже слышал эту фамилию, кажется, в прошлой жизни… Хм… Нет, не помню. Хотя фамилия для Англии довольно распространенная, так что ничего странного в этом нет. Что-то крутится в голове: то ли в прошлом, которое для меня стало настоящим, был известный актёр с такой фамилией, то ли иная знаменитость».

***
        Инвестиции, без сомнений, в будущем принесут прибыль. Но Ричарду хотелось сделать «быстрые деньги». Ему была необходима наличность, которую он может потратить на себя.
        Вкладывать деньги в акции попаданец ещё не начал, поэтому мог распорядиться частью суммы или всем имеющимся капиталом для заработка.
        Ричи стал припоминать разные варианты заработка и понял, что идеальным станет производство чего-то мелкого и недорогого, что можно продать с существенной наценкой.
        После длительных раздумий Ричарда осенило  - скрепыши! Дешевая мелочь, которая будет пользоваться спросом. Пусть это хайповый товар, который продержится на рынке дай бог год, но на этом можно неплохо заработать.
        Ричи тут же накидал эскизы разных скрепышей, которые выглядят как эластичная пластиковая полоса с креплением в виде дырки на одном конце и кругом с пимпочкой на другом, сверху они разрисованы в виде забавных рожиц.
        Ричи утром дошёл до офиса и вызвал Дэна Сильвера.
        Мистер Сильвер заходил в кабинет юного босса с ожиданием пакости. На его лице была отображена печаль человека, которому приходится работать в подчинении у ребёнка.
        - Доброе утро, сэр,  - произнёс Дэн.
        - Мистер Сильвер, присаживайтесь.
        Дэн сел на стул для посетителей и приготовился к чему угодно, как он думал.
        - Итак, мистер Сильвер, нужно запатентовать вот это.
        Ричи протянул мужчине папку с нарисованными скрепышами.
        - Изделие из гибкого прочного пластика под названием «скрепыш».
        - Э-э-э… - протянул Дэн, не будучи к такому готов. - Но я занимаюсь инвестициями.
        - Вот-вот, мистер Сильвер. Именно,  - на лице Ричарда сияла улыбка с прорехой в виде одного отсутствующего зуба. - Поэтому вы здесь. Это наш «инновационный» товар. Ваша задача запатентовать его. Затем следует найти поставщиков, которые недорого и качественно изготовят большую партию скрепышей. Далее необходимо связаться с крупными корпорациями и предложить им рекламу в виде скрепышей с названием их продукции. Обязательно напишите производителям Пепси, Кока-Колы, Спрайта. Не забудьте Нестле и другие крупные фирмы. Просите один доллар за каждый скрепыш с их маркой.
        С каждым сказанным ребёнком словом глаза мистера Сильвера всё больше лезли из орбит. Мужчина был до глубины души поражён тем, что мальчик такого возраста придумал новый товар. Еще больше мужчину изумило то, что если задумка с рекламой выгорит, то товар окупит себя еще до момента выхода на рынок. То есть даже если одна корпорация согласится, то это уже как минимум безубыточная затея.
        - Сэр,  - с уважением произнёс Дэн,  - отличная идея. Но смею заметить, что любой новый товар нуждается в рекламе.
        - Хорошо, что ты об этом задумался,  - ухмыльнулся Ричи. Его глаза озорно блестели. - Я продумал этот момент. Нам необходимо договориться о больших поставках скрепышей с крупными торговыми сетями: Асда, Дебенхамс, Кингфишер, Теско, а также магазины для детей наподобие Мазеркейр. Я собираюсь поставить в каждую сеть не менее миллиона изделий. По моим подсчётам примерно двести миллионов скрепышей должны насытить британский рынок. А уже эти сети займутся рекламой нашей продукции.
        Дэн со скепсисом воспринял планы Ричарда и напрямую спросил:
        - Сэр, но с чего вы решили, что торговые сети будут заниматься рекламой вашей продукции?
        - Все просто, мистер Сильвер. Мы предложим торговым сетям провести эксклюзивную маркетинговую акцию для увеличения продаж. К товарам, которые магазины желают продать в больших количествах, при покупке нескольких экземпляров они будут дарить скрепыши, которые не будут лежать на полках магазинов, они станут эксклюзивом. К тому же скрепышей будет целая коллекция, которую захотят собрать многие дети. В свою очередь дети будут мотивировать родителей купить нужную магазину продукцию, чтобы пополнить коллекцию скрепышей. Для этого торговым сетям нужно будет заказать рекламу, ориентированную на детей в возрасте до четырнадцати лет.
        - Не думаю, что это сработает.
        - Еще как сработает, мистер Сильвер! - с уверенностью сказал Ричи. - Поверьте профессионалу  - ребенку, который уже хочет коллекцию скрепышей!

***
        Лето у попаданца выдалось крайне насыщенным. Ему в компании Джона пришлось облететь весь мир: Китай, США, Япония. Даже свой девятый день рождения он встретил в деловой поездке, находясь в Токио.
        В Китае Ричард заключил контракт с крупным заводом по производству пластиковых изделий на изготовление скрепышей по цене пять американских центов за штуку.
        В принципе, можно было бы сделать и дешевле, но в таком случае качество изделий оказалось бы ниже. Ричи хотел, чтобы его скрепыши были сделаны из качественного пластика, поэтому и цена соответствующая.
        Попаданец недооценил популярность изделий, точнее, масштабной рекламной акции, к которой решили прибегнуть многие крупные торговые сети.
        В Британии удалось заключить контракт с Кингфишер и Асда, которые заказали по сто миллионов штук продукции. Помимо этого, на Ричи вышла американская Волмарт, сделавшая заказ на триста миллионов скрепышей. Но это не всё. Японцы, когда узнали о скрепышах, вышли на юного бизнесмена. Торговый ритейлер «Ион» заказал по своим эскизам двести миллионов скрепышей. В ответ их конкуренты «Ито Кайдо» аналогично обратились к Ричи и сделали заказ по своим эскизам на такое же количество изделий.
        Ричи продавал скрепыши с двойной наценкой, то есть по десять центов. А чтобы торговые сети не отказались от рекламных изделий, их давали в виде бесплатного бонуса.
        Кстати, Дэну Сильверу удалось заключить контракты с Пепси, Кока-Колой и Нестле. Все вместе эти фирмы заказали в общей сложности сто миллионов скрепышей, правда, на цену в один доллар они не соглашались. С каждой из этих корпораций удалось сторговаться на пятьдесят центов за единицу рекламной продукции. То есть каждый из девяти скрепышей был рекламным и покрывал затраты на десять штук. Это означало одно  - товар ещё не начал выпускаться и продаваться, а уже покрыл расходы на закупку и принёс прибыль в размере пяти центов с десяти единиц.
        В июне Ричи внёс в качестве предоплаты пятнадцать миллионов долларов, почти все полученные от отца деньги, заводу, с которым был заключён контракт на производство скрепышей. У мальчика на руках оставалось шестьсот тысяч долларов, которые уходили на оплату перелётов, гостиниц и прочие расходы.
        Уже в июле у попаданца на руках имелось целое состояние. Пришли выплаты за рекламные скрепыши от корпораций  - пятьдесят миллионов долларов. Из них тридцать были отложены на оплату по контракту с заводом, а остальная выручка прошла через беспощадное налогообложение.
        В Великобритании компании, которые зарабатывают более полутора миллионов фунтов в год, платят тридцать процентов с прибыли. А те, которые зарабатывают меньше, платят по ставке девятнадцать процентов. В общем, Ричи пришлось отдать государству целых пять миллионов долларов, зато у него на руках оказалось сразу десять миллионов. То есть, если бы не налог, он бы остался с той суммой, которая у него была изначально.
        Конечно, деньги в казну Ричи должен уплатить до конца года. Так что ничего страшного не было бы, если бы он продолжал ими пользоваться. Но парень сразу решил закрывать долги перед страной, а не пускать в оборот чужие деньги.
        На протяжении этого и половины следующего года вплоть до мая на счета компании Ричи должны поступать средства от торговых сетей, в которые будут поставляться крупные партии скрепышей. Это ещё восемьдесят миллионов долларов. То есть, с учётом всех расходов, налогов и с вернувшимися потраченными средствами, чистая прибыль составит пятьдесят один миллион долларов.
        Казалось бы, ерунда из пластика, которая стоит копейки, а принесла попаданцу целое состояние.
        Начиная с конца августа со всех телеканалов доносилось:
        Скрепыш, смотри и повторяй, как я скрепляю.
        Или:

«Мама, мама, смотри, скрепыши».
        Всё вышло, как Ричард сказал Дэну  - торговые сети сами оплатили рекламу на телевидении, чтобы за счёт скрепышей повысить продажи залежавшейся продукции. То есть кусочки пластика вроде бы и не продаются, но при этом приносят прибыль создателю.
        Пожалуй, в Британии, Японии и США с трудом можно было найти человека, который не знал бы, что такое скрепыш. Только для всех обывателей осталось тайной, кто стоит за появлением этого чудесного кусочка пластика и получает с него доход.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 7
        Тридцать первого августа ознаменовалось тем, что Джеральд Гросвенор остался дома. В конце завтрака он сказал, обращаясь к сыну:
        - Ричи, нам надо поговорить.
        Тон мужчины не предвещал ничего хорошего. Ричи приготовился к неприятностям. Всё хорошее настроение мальчика мигом улетучились. С грустью он отложил в сторону вилку и последовал в гостиную, где традиционно расположился в кресле возле камина. Напротив сына разместился Джеральд.
        Мужчина не стал тянуть кота за хвост и произнёс:
        - Сынок, я рад твоему успеху в бизнесе, но вспомни, о чём мы говорили в начале лета.
        - Папа, я всё прекрасно помню.
        - Раз помнишь, то у нас была договоренность о том, что ты будешь совмещать работу с учёбой. И что я вижу? Ричи, ты с головой погрузился в бизнес, ни разу не занимался по школьной программе и забросил фехтование.
        - Папа, это же лето! - Ричи искренне недоумевал. - У всех детей в это время каникулы.
        - Допустим,  - Джеральд был собран и серьёзен. - Пусть у тебя были каникулы, но так не может продолжаться дальше. Ты с завтрашнего дня должен приступить к учёбе. Я уже нанял репетиторов. Сегодня же мы переезжаем в основное поместье!
        - Но…
        Ричи с радостью наплевал бы на учёбу, ведь по сути она ему не могла ничего дать. А то, чем он занимался, сделало мальчика богатым. Он мог бы продолжать заниматься бизнесом и зарабатывать огромные деньги без школьного аттестата. Но у Гросвенора-старшего на этот счёт имелось своё мнение. Ричи прекрасно понимал, что никак не сумеет переубедить отца.
        Мальчик печально вздохнул и сказал:
        - Хорошо. Но надеюсь, папа, когда я закончу школу, ты не станешь заставлять меня учиться?
        - Нет, Ричи,  - едва заметно покачал головой Джеральд. - Когда ты закончишь школу, то можешь делать что пожелаешь. Но я всё же надеюсь, что ты решишь получить высшее образование, например, обучишься менеджменту. Это будет крайне полезно для твоей деловой деятельности.
        - М-м-м… Возможно, но не могу ничего обещать. Папа, прежде, чем мы уедем в поместье, мне нужно отдать распоряжения по инвестициям.
        - Я всё понимаю, Ричи. У тебя есть время до обеда, после мы уезжаем.
        - До обеда? - задумчиво протянул Ричард. - Должен успеть.

***
        Первое сентября для преуспевающего юного бизнесмена началось, как для других детей его возраста, то есть с учёбы.
        Ричи пришлось вернуться к противному занятию. А кому захочется тратить время на бесполезную учёбу, если в этот момент можно ворочать миллионами долларов?
        Попаданец прекрасно понимал, что Джеральд считает его маленьким и даже при том, что допускает некоторые вольности, как и любой ответственный родитель, он желает ребёнку лучшего. С точки зрения отца, для Ричи будет лучше, если он получит образование. Вот только на самом деле попаданцу, который уже получил в прошлой жизни высшее образование, школа была нужна так же, как собаке пятая нога.
        И всё же Ричи знал, что пока у него на руках не будет аттестата, нормально вести бизнес не получится. Поэтому он принял решение как можно скорее сдать экстерном все необходимые экзамены.
        Ричи вгрызся в гранит науки, как бобёр в трухлявое дерево. Он зарылся в учебники за первый класс средней школы без каких-либо понуканий.
        День и ночь Ричи штудировал литературу. Из-за превосходной памяти гуманитарные науки давались ему легко. Основную проблему составляли английский язык и история. Попаданец замечал некоторые неточности и расхождения в исторических событиях, которые списывал на то, что в прошлой жизни в школе он учился недостаточно старательно и не имел такой памяти.
        Всего два месяца понадобилось Ричарду для сдачи экзаменов за седьмой класс.
        По всей видимости, он взял слишком высокий темп. Помимо изучения школьных предметов, ему вновь пришлось посещать секцию по фехтованию. А ещё нужно было уделять время бизнесу. Пусть немного, но приходилось вникать в мелочи, изучать курсы валют и ценных бумаг.
        Всё это привело к закономерному итогу  - стресс копился день ото дня всё больше и больше, усталость навалилась на плечи детского организма.
        После сдачи последнего экзамена за седьмой класс Ричи приехал на тренировку по фехтованию не в хорошем настроении, как по идее должно было быть, а уставшим, осунувшимся и раздраженным.
        Мальчик был подобен ёмкости с бензином  - достаточно любой искры, чтобы вспыхнуть ярким пламенем.
        Когда есть горючее, всегда найдётся болван, который поднесет к нему спичку. Таким человеком стал новый тренер, который заменял заболевшего и привычного мистера Маккорника.
        Молодой парень со светлыми волосами выстроил всех детей в шеренгу. Он выглядел как напыщенный павлин. Глядя на подопечных, как на результаты жизнедеятельности животного, он громким визгливым голосом воскликнул:
        - Вы стадо баранов! Но я, Стэнли Винс, серебряный призёр международных состязаний по фехтованию, сделаю из вас чемпионов.
        Ричарду не понравилось, что кто-то смеет к нему обращаться подобным образом. Привыкнув, что все вокруг него пляшут на цыпочках и в большинстве своём обращаются уважительно, он не мог стерпеть оскорбления.
        - Сэр, чемпионом какого года вы являетесь? - спокойно спросил он.
        Ричи, занимаясь фехтованием, естественно следил за мировыми чемпионатами в этом виде спорта. С его превосходной памятью он прекрасно помнил имена всех призёров за последние десять лет. С семьдесят девятого года не было ни одного участника из Британии, получившего хотя бы бронзу. Тренер выглядел максимум на двадцать семь лет, следовательно, он никак не мог быть призёром.
        - В восемьдесят шестом году! - напыщенно ответил на вопрос мистер Винс.
        - Хм… - Ричард был переполнен иронии. Он с сарказмом спросил:  - Сэр, в восемьдесят шестом году на международном чемпионате по фехтованию в личном зачёте серебро взял испанец Миклош Бодоци. А в групповом зачёте победила команда СССР. Сэр, вы русский или сменили имя с Миклоша на Стэнли, заодно сделав пластическую операцию и перекрасив волосы?
        - Нет, я британец,  - стушевался мистер Винс. - М-м-м… Я ошибся. Я имел в виду чемпионат восемьдесят пятого года.
        На это Ричи многозначительно хмыкнул и с сарказмом произнёс:
        - Групповой зачёт  - серебро у Италии. Личный зачёт  - Ярослав Юрка, Чехословакия. Сдаётся мне, мистер, что вы знатный врун.
        Дети, лица которых были скрыты масками для фехтования, стали смеяться. Тут любому было понятно, что тренер брешет.
        Мистеру Винсу это не понравилось. Более того, он взбесился.
        - Заткнись, сопляк! - резко закричал он на Ричарда. - Ты это всё придумал, чтобы унизить меня. Но не выйдет, щенок!
        - Сэр, вы знаете, с кем говорите? - как у умственно отсталого спросил Ричи, с сочувствием и мягким тоном. - Я Ричард Гросвенор. За подобные оскорбления у вас могут возникнуть серьёзные неприятности.
        - Ты мне ещё будешь угрожать?! - ноздри мистера Винса раздувались, глаза налились кровью. - Покажи мне, щенок, чему ты научился. Я преподам тебе личный урок!
        - Сэр, я вам не угрожаю, а лишь ставлю перед фактом.
        Ричард, несмотря на усталость, всё же оставался дворянином и держал лицо. Как бы не хотелось обматерить хвастуна, который не умеет обращаться с детьми, мальчик оставался вежливым.
        Подменный тренер уже размахивал тренировочной рапирой. Он замер в атакующей стойке и наставил шпагу на Ричарда.
        - Щенок, ты так и будешь там стоять? А ну быстро вышел сюда!
        - Эх… - из груди Ричарда вырвался тяжелый выдох. - Сэр, я попрошу отца, чтобы вы нигде больше не преподавали.
        - Будь твой отец хоть принцем, его слово ничего не будет значить! - самоуверенно произнёс мистер Винс.
        - Отнюдь, сэр,  - Ричи достал шпагу и поплёлся на арену. - Хоть мой отец и не принц, а всего лишь герцог, но ему хватит влияния, чтобы никогда не подпускать вас к детям на территории Великобритании.
        - Ха-ха-ха! - неправдоподобно громко рассмеялся Винс. - Маленький врунишка! Ты эти сказки о богатом и всесильным отце, еще и герцоге, можешь рассказать кому-то другому. Я выбью из тебя желание врать людям!
        Несмотря на то, что лжецом в данном случае был сам Винс, а Ричард говорил лишь правду, ничто не помешало подменному тренеру осуществить угрозу. Может, чемпионом он не был, но за плечами у мужчины было гораздо больше опыта в фехтовании. Плюс сила и реакция взрослого… В общем, весовая категория была явно не для попаданца в теле девятилетнего мальчика.
        Винс бил сильно. После каждого укола Ричи оказывался на матах. Боль была невыносимой, но тренер грозными криками заставлял мальчика подняться на ноги и продолжать сражение. После такого избиения, а иначе назвать происходящее было нельзя, явно останутся синяки, которые будут проходить ещё долго.
        В итоге Ричи, усталый, злой и доведённый до ручки, настолько озлобился, что после очередного удара, лежа на матах и не находя в себе сил встать, поднял голову и в сердцах воскликнул:
        - Да чтоб тебя гепнуло, прихлопнуло и перекрутило!
        В тот же миг Ричи почувствовал, что теряет сознание.
        Когда Ричард открыл глаза, он увидел белый потолок. В носу свербело от запаха лекарств и непередаваемого аромата, который бывает после облучения помещения ультрафиолетовой лампой. Оглядевшись вокруг, он обнаружил, что всё вокруг белое, и сделал вывод, что находится в больнице.
        В палату заглянула медсестра. Увидев, что мальчик очнулся, она закрыла дверь. Из коридора послышался громкий стук каблуков. Не прошло и десяти секунд, как возле койки Ричарда оказался взволнованный отец.
        - Сынок, ты очнулся. Доктора говорили, что твоя потеря сознания из-за истощения, но я не верил.
        - Папа, я хотел у тебя попросить, чтобы тот тренер, который у нас сегодня вёл занятия по фехтованию, больше никогда не приближался к детям.
        - Сын, боюсь, что он не сможет этого сделать.
        - Спасибо, отец.
        - Ричи, я тут ни при чём,  - покачал головой Джеральд.
        - Понимаю, о таком вслух не говорят.
        - Нет, Ричи, я серьёзно. Что последнее ты помнишь?
        - Меня избил мистер Винс, я больше не мог встать, крикнул ему что-то и дальше темнота.
        - Так вот, Ричи. Когда ты потерял сознание, с мистером Винсом произошла неприятность. Он выронил шпагу, поскользнулся на ней и упал. В падении он снёс подпорную колонну, и в тренировочном зале обрушился потолок. К счастью, никто из детей от этого не пострадал, но мистера Винса придавило бетонным блоком. Врачи говорят, что его знатно перекрутило. Кости будут срастаться неправильно, и, по каким-то медицинским показаниям, этого никак не изменить. Мистер Винс стал инвалидом и никогда не сможет держать в руках шпагу. Обрушение потолка расследовала полиция. Другие дети рассказали о том, как мистер Винс обращался с тобой. Так что после выписки из больницы его ждёт суд.
        - Любопытное совпадение… - протянул Ричард.
        - Ты о чём, сын?
        - Да так, ерунда всякая в голову лезет. Знаешь, папа, я больше в тот зал не пойду. Или нанимай мне нормального личного тренера, или ищи другую секцию, где не нанимают тренерами психов и где не рушатся потолки!
        - Ричи, я уже об этом думал и сам хотел тебе сказать, что в эту секцию ты не вернёшься.
        В больнице попаданец провёл немного времени. Уже после полудня следующего дня его выписали. Лечащий доктор удивлялся тому, насколько быстро заживают раны мальчика. Он говорил что-то об удивительной наследственности и высоком уровне регенерации.
        В больнице, даже если это Королевский детский госпиталь, делать нечего. Время течёт подобно патоке. Единственное, что оставалось делать Ричарду  - размышлять над случившимся.
        В итоге попаданец пришёл к мнению, что он является мутантом. Более того, уже нельзя было списывать несостыковки исторических событий на плохую память в прошлой жизни. Единственным разумным выводом было предположить, что попаданец оказался не в прошлом, а в параллельном мире, время в котором отстаёт от вселенной из прошлой жизни парня.
        И вот в чём вопрос: один ли он такой, мутант с необычными способностями, или же их много?
        Ричи не сомневался, что неприятности с тренером Винсом случились по его вине. Как он и пожелал, мистера Винса гепнуло, прихлопнуло и перекрутило. Но поскольку подобное случилось впервые после попадания, Ричард предположил, что его сверхъестественные способности срабатывают только на эмоциональном пике. К тем же способностям можно отнести улучшенную регенерацию и даже хорошую память.
        Вот только попаданец сомневался, что это было первое применение сверхъестественных способностей Ричарда. Для вывода достаточно фактов. Во-первых, некоторое время назад основное поместье тряхнуло, как после сильного взрыва. Во-вторых, после этого в теле Ричи оказался разум взрослого попаданца. В-третьих, известно, что мальчик до этого испытывал сильные негативные эмоции: нежелание сверстников из школы общаться с ним, игнорирование с их стороны, повышенная для ребёнка нагрузка, холодные отношения с отцом, сбежавшая мать, ещё у мальчика была единственная подруга, которую он видел всего раз в неделю. Всего перечисленного достаточно для ребёнка, чтобы если не сойти с ума, то чувствовать себя, мягко говоря, некомфортно и желать умереть.
        Если попаданец правильно понял, то помимо сильных эмоций для активации навыка мутанта нужно ещё и задать посыл с помощью чёткого пожелания. Пример  - происшествие с тренером. Если это так, то изначальный Ричи мог пожелать исчезнуть или поменяться с кем-то. Но тогда версию с научным экспериментом по переносу сознания в прошлое можно считать несостоявшейся.

«А мог ли я оказаться в мире, который описан кинематографом, комиксами или литературой? - подумал Ричард. - Ведь во многих фантастических произведениях с попаданцами описывалось то, как герой оказывается в известной ему выдуманной кем-то вселенной. Для этого даже имелось научное обоснование, мол, информация не знает границ, а некоторые люди могут подключаться сознанием к инфосфере и считывать данные о параллельных вселенных. Но если это так, как узнать, в каком мире я оказался? А если узнаю, то как выяснить, что это за вариант вселенной?»
        За последние две сотни лет в прошлом мире попаданца авторы и сценаристы придумали настолько много ответвлений выдуманных миров, что голова идет кругом. Одних вариантов мира «Марвел» сотни, даже тысячи. Но раз по телевизору не говорят о мутантах, то эту вселенную можно вычеркнуть. Или нет? Сложно сказать, ведь были выпущены экранизации мира «Марвел», в которых мутанты скрывали своё существование от обычных людей. А уж всяких кинофильмов и голофильмов о волшебниках, магах, псиониках и прочих обладателях сверхъестественных способностей было снято настолько много, что человеческой жизни не хватит их все просмотреть.
        Ричи сходу мог вспомнить голофильм «Ученик Чародея», в котором события происходили в подобном мире прошлого.

«Эх! Как сложно с этими перезапусками, сиквелами, приквелами и отдельными независимыми историями,  - с грустью подумал попаданец. - Почему люди не придумали всего одну книгу, не сняли один фильм по единственной вселенной? Тогда по ней было бы проще ориентироваться».

***
        Некоторое время после выписки из больницы Ричард ничего не делал. Он отдыхал, выздоравливал и набирался сил.
        Точнее, так выглядело для всех окружающих. На самом деле попаданец пробовал экспериментировать со своими мутантскими способностями. Естественно, он всячески шифровался и занимался этим в одиночестве.
        Для экспериментов Ричи пытался накручивать себя. Искусственно вызывал разные эмоции. Проще всего было вызвать злость. Достаточно было вспомнить всякие неприятности, чтобы начать искренне ненавидеть всё вокруг. Но поскольку ненависти нужно было дать выход, мальчик для этого использовал разные предметы.
        Очень сложно ненавидеть, к примеру, плюшевую игрушку. Сложно, но можно.
        Игрушка была выбрана не просто так. Ричи предполагал, что с помощью ненависти сможет причинить лишь вред, а что произойдёт с вещью, одному богу известно. Если взять что-то твердое наподобие стула, то мало ли, вдруг он взорвётся. Погибнуть или покалечиться во время экспериментов было не в планах Ричарда.
        В первый же день эксперимент показал свою состоятельность. Ричард вначале просто ненавидел игрушку, но этого было недостаточно. И тогда он решил на пике эмоций добавить посыл.
        - Да взорвись же ты! - воскликнул мальчик.
        ПУХ!
        С глухим хлопком плюшевый заяц разлетелся и усеял ошмётками ткани и наполнителя весь кабинет.
        Благо, хлопок был достаточно тихим, чтобы его не услышали камердинер и слуги.
        Ричарду пришлось впервые в этой жизни лично наводить порядок, чтобы скрыть следы использования сверхъестественных способностей. Несмотря на труд, мальчик был безмерно счастлив. У него получилось осознанно использовать свои мутантские силы.
        В подобном ключе на протяжении недели были проведены десятки опытов. Ричи уничтожал огромные запасы игрушек всевозможными способами: взрывал, разрезал, превращал в труху, плющил, разрывал и всё с помощью сверхспособностей. Уничтожать вещи оказалось проще всего. Вот только после трех уничтоженных плюшевых игрушек на Ричарда накатывала усталость.
        По окончанию опытов у мальчика скопилось два больших мешка мусора. Поскольку дом был наполнен прислугой, незаметно избавиться от улик не представлялось возможным. Ричард подумал:

«Черт подери! Если сверхсилы исполняют мои желания, то почему бы не пожелать чего-то более сверхъестественного? Например, уменьшить предмет, чтобы незаметно выбросить улики».
        Вот только осуществить свою задумку он не успел, поскольку синяки сошли и мистер Гросвенор решил, что сыну пора вновь приступать к учёбе.
        Начался очередной безумный марафон занятий с репетиторами, изучение школьной программы за второй класс средней школы. К тому же домой к Ричарду стал приходить Рольф Эдлинг, шведский фехтовальщик, двухкратный обладатель золотой медали международных соревнований в личном зачёте и олимпийский чемпион восьмидесятого года в командном зачёте. Двухметровый блондин с аккуратной бородкой. В свои сорок шесть лет он выглядел максимум на тридцать пять, имел добродушный нрав и прекрасно преподавал.
        Ричард, разозлившийся на своё бессилие в противостоянии с мистером Винсом, решил вплотную взяться за фехтование. В результате мистер Эдлинг занимался с мальчиком шесть дней в неделю по два-три часа.
        Лишь в воскресенье, когда у Ричи наступил выходной, он сумел потренировать мутантскую способность. И тут появилась проблема  - негативные эмоции никак не помогали в исполнении позитивных желаний. С помощью них легко было разрушать, ломать и крушить, но уменьшить мешки с уликами не получалось.
        Тогда Ричи решил попробовать вызывать у себя разные эмоции. Вот только учёба и тренировки занимали всё свободное время. К вечеру у мальчика не оставалось сил ни на что, кроме одного  - доползти до кровати, положить голову на подушку и закрыть глаза.
        Из-за плотного графика Ричард стал тренироваться в использовании сверхъестественных способностей лишь по воскресеньям.
        Через два месяца мучений у мальчика кое-что получилось. Только вместо того, чтобы уменьшить мешки с останками плюшевых игрушек, Ричи в порыве злости пожелал, чтобы они исчезли. И случилось чудо  - оба мешка пропали. Они растворились, словно стёртые гигантским ластиком из реальности.
        И вроде бы стоило обрадоваться хоть такому успеху, но Ричард испугался. Ведь на месте мешков с мусором может оказаться живое существо или даже он сам.
        Ричард дал себе зарок, что отныне никогда не будет желать себе ничего плохого даже в мыслях. А то бывает, что у человека случается какая-то неурядица. Он начинает себя вслух ругать, называть идиотом или желает себе провалиться сквозь землю. Если на секундочку представить мутанта со сверхспособностями, желания которого иногда исполняются, то становится страшно.
        Всё же, если у человека есть врождённая способность, её стоит тренировать и развивать. Именно так думал Ричард.
        Для тренировок сверхъестественных способностей есть несколько вариантов.
        Первый  - продолжать заниматься тайком. Но тут кроется жирный минус  - всё тайное рано или поздно становится явным. И хорошо, если секрет раскроет отец, и то не факт, ведь невозможно предсказать его реакцию. А если его застукает кто-то из слуг? Проблем не избежать.
        Второй вариант  - рассказать обо всём отцу. Но опять же, никто не скажет, как на это отреагирует Джеральд. А вдруг он испугается собственного сына? Жену же он выгнал из дома, пусть она оказалась не самым лучшим человеком.
        Больше всего Ричи склонялся к третьему варианту. Если хочешь что-то хорошо спрятать  - сделай это на видном месте. Этот принцип когда-то был подсмотрен попаданцем в старом детективном голофильме.
        В итоге Ричард после очередного завтрака в компании Джеральда обратился к нему:
        - Папа, я понял одну вещь.
        - Да, Ричи?
        Джеральд оставался сух и холоден, но не спускал внимательного взора с сына.
        - Папа, я понял, что любому человеку нужны отдых и хобби, занимаясь которым, он будет отдыхать душой.
        - Я рад, Ричи, что ты пришёл к этой мысли в столь раннем возрасте. У меня, например, в качестве хобби охота, стрельба и рыбалка. Я так понимаю, что ты тоже хотел бы приобщиться к моему охотничьему клубу?
        - Возможно, позже,  - тактично ответил Ричард. - На самом деле я хотел бы попробовать себя в роли фокусника,  - заметив недоуменный взгляд отца, мальчик поправился:  - Точнее, я просто хочу научиться фокусам, чтобы удивлять знакомых.
        - Хм… - уголки губ Джеральду слегка изогнулись, обозначив улыбку. - Довольно неплохое хобби, достойное аристократа, если только ты, Ричи, не собираешься зарабатывать этим на жизнь, выступая на потеху публики, как какой-нибудь фигляр.
        - Нет-нет, папа,  - покачал головой Ричард. - Так ты одобряешь?
        - Конечно, Ричи,  - холодное напускное равнодушие сошло с лица старшего Гросвенора. Он тепло улыбнулся и погладил мальчика по голове. - Ты волен выбирать себе хобби по вкусу. Или, Ричи, ты хотел бы что-нибудь попросить? Нанять фокусника, чтобы он обучил тебя разным трюкам?
        - Эм… - задумчиво протянул Ричи. - Если только одно занятие. Может, мы посетим цирк, а там я попрошу какого-нибудь фокусника о мастер-классе?
        - Цирк?!
        Джеральд посмотрел на ребёнка таким взором, словно раскусил его замысел. Он подумал о том, что сын таким хитрым образом захотел в компании отца сходить на цирковое представление, но по каким-то причинам решил не говорить об этом прямо.
        - Конечно, Ричи, мы сходим в цирк. А фокусник… М-м-м… Мы что-нибудь придумаем.
        В тот же день мистер Гросвенор-старший отложил поездку в охотничий клуб, отменил у сына занятия, сделав ему внеочередной выходной, и вместе с Ричи поехал в цирк.
        Поездка была долгой, поскольку пришлось отправиться в Лондон, но Ричард стойко сносил тяготы.
        Мальчик надолго запомнил этот день. Во-первых, попаданцу довелось впервые в жизни увидеть вживую цирковое представление. В его мире из-за правозащитников давно запретили использовать животных для развлечения. Например, зоопарки остались лишь большие, со свободным выгулом животных  - там не животные сидят в клетках, а люди. Цирки в том виде, в котором они существуют в этом мире, вымерли. Нет, название то же самое, но суть иная. Никаких животных на арене увидеть невозможно. Акробаты работают с антигравитационной страховкой, из-за чего смотреть на них не так интересно, ведь стопроцентно известно, что при падении ничего не произойдет, от того нет такого захватывающего дух эффекта. Лишь клоуны и фокусники остались прежними, вот только их шутки крайне толерантные и четко выверенные, нет такого простора, как в цирке конца восьмидесятых годов. В прошлом мире попаданца невозможно было представить, чтобы клоун вызвал на арену зрителя и стал над ним шутить, ведь зритель может посчитать себя оскорбленным и подать на цирк в суд.
        Во-вторых, Ричи в присутствии отца сумел пообщаться с фокусником-иллюзионистом и не только раскрутил его на демонстрацию трюка, но и уговорил на продажу реквизита. Цену, конечно, иллюзионист загнул приличную. При этом он подсунул мальчику изрядно потрепанный набор реквизита для простеньких фокусов. Видимо, иллюзионист за время работы сменил не один подобный набор и сам был рад избавиться от хлама. На радостях он снабдил Ричарда несколькими потрёпанными книгами с подробным описанием различных фокусов. Естественно, подобные книги можно было бы найти в продаже, но Ричи таким экземплярам был больше рад. Ведь любой навык мутантской способности можно будет списать на секретный приём иллюзиониста, который внезапно оказался записан на страницах книги.
        С того дня Ричард не расставался с монетой и набором карт. Он намеренно демонстрировал то отцу, то Джону, то прислуге фокусы и в открытую тренировал свои сверхъестественные способности. Например, заставлял исчезать и появляться монету, левитировал игральную карту. Взрослые с улыбками на устах наблюдали за невинным хобби юного Гросвенора, им даже не приходило в голову, что все трюки выполняются с помощью сверхъестественных способностей.
        Ричард был счастлив, ведь теперь он мог, не скрываясь, тренироваться и придумывать новые грани использования недавно открытых сил.
        Единственное огорчение попаданцу приносила необходимость учиться, впрочем, как и любому школьнику его физического возраста.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 8
        Три месяца пролетели как один день. Даже Рождество прошло для Ричарда незаметно, настолько он оказался загружен.
        Сдача экзаменов за второй класс средней школы прошла как по маслу, иначе и быть не могло. Но из-за большой нагрузки Ричард потратил на месяц больше, чем на изучение материала за седьмой год школьной программы.
        Мальчик решил взять перерыв на пару недель, прежде чем приступать к изучению программы следующего года. Тем более, он мог себе позволить и больший срок отдыха, ведь парень и так шёл с опережением личного графика. Изначально был расчёт за год изучать школьный курс за пару классов. Но так получалось даже лучше.
        Начало февраля выдалось снежным. Если выглянуть из окна кабинета юного Гросвенора, то открывался вид на белоснежные просторы, среди которых выделялись очищенные от снега дорожки и ровная автомобильная дорога, уходящая вдаль.
        Будь на месте Ричи нормальный ребёнок, он бы уже спешил на улицу лепить снеговика, кататься на санках и вообще заниматься зимними развлечениями на свежем воздухе. Но попаданца передёргивало от мысли выходить на улицу. Нет уж, Ричард с большей радостью вообще не высовывал бы носа на морозный воздух, а наслаждался бы теплом и уютом поместья, чем он с успехом и занимался.
        Ричард сидел в удобном кресле своего кабинета, просматривая документы и фотографии, которые передал ему детектив Поттер.
        Все бумаги были рассортированы по небольшим папкам  - на каждого человека было заведено своё дело. Некоторые папки Ричи откладывал в сторону на угол стола, некоторые он кидал в нижний ящик стола, как бесперспективные.
        Когда все папки оказались рассортированы, Ричард открыл газету на странице с котировками ценных бумаг.
        Внезапно для мальчика в дверь кабинета постучались, после чего, не дожидаясь ответа, дверь открылась и в комнату зашёл Джеральд.
        Ричард вначале был удивлен, ведь обычно к нему стучится прислуга, которая без разрешения в комнату не заходит. Лишь камердинер позволяет себе заходить в спальню юного господина без спроса, и то лишь по утрам для того, чтобы разбудить. Это позволяло мальчику до того, как он начал прикрываться фокусами, без проблем тренировать мутантские способности.
        - Ричи, привет, что интересного пишут?
        Мальчик поднял глаза на отца и на автомате ответил:
        - Акции «Нестле» на пике, похоже, не стоит их покупать. А вот акции «Пепси», в которую я вложил десять миллионов фунтов, падают после пика в декабре. Но я думаю  - это временно. В апреле -мае перед оглашением ежегодной отчетности для инвесторов цены на акции подскочат.
        - Хм… - из уст Джеральда донесся многозначительный хмык. - Много потерял денег?
        Ричи опустил газету и удивлённо протянул:
        - Что?! А! Нет, я не потерял ни пенни. Акции Пепси я брал по 9,44, а сейчас они стоят 9,83 доллара. Сейчас я в плюсе на шестьсот сорок тысяч долларов. Буду скидывать их летом на пике.
        - Это радует, как и твои успехи в целом,  - Джеральд присел на диван, расположенный неподалеку от стола. - Ричи, я слежу за твоими делами и вынужден констатировать, что ты замечательно справляешься. Пока! Надеюсь, что так будет и дальше, но, сын, ты должен понимать, что инвестиции в ценные бумаги ненадёжны. Сегодня они растут, а завтра могут упасть в цене и ты потеряешь большую часть капитала. Поэтому я был очень доволен тем, как ты начал бизнес, и немного удивился, когда вместо продолжения инвестиций в производство своих товаров ты переключился на ценные бумаги.
        - Так проще, пап,  - пожал плечами Ричард. - Я не могу заниматься производством и учёбой одновременно. Ты же прекрасно помнишь лето, когда мне пришлось объездить весь мир, чтобы заключить контракты с производителями и покупателями. К тому же скрепыши исчерпали себя. Это хайповый товар, который на рынке не продержится долго. А чтобы придумать что-то новое и реализовать задумку, нужно минимум три-четыре месяца. К тому же производить что-то лучше на своём заводе, а не заказывать у кого-то.
        - Ладно-ладно, я не буду вмешиваться в твои дела, как и обещал,  - приподнял руки Джеральд, словно сдаётся в плен. - Но я знаю, что ты неплохо заработал. Ричи, теперь тебе стоит сделать имя. Любой уважающий себя крупный бизнесмен должен заниматься благотворительностью. Это полезно для имиджа. Полагаю, для тебя не составит труда выделить небольшую сумму на пожертвования.
        - М-м-м… Допустим,  - задумчиво протянул Ричард. - У меня есть немного свободных средств. Думаю, тысяч пятьдесят долларов я могу потратить.
        - Сынок, почему ты оперируешь долларами, а не фунтами?
        - Прости, я просто привык к биржевым сводкам, в которых удобнее оперировать долларами.
        - И еще, скоро опять состоится ежегодный Королевский благотворительный приём. Но там я расходы беру на себя. Тебе же, Ричард, до этого времени лучше зарекомендовать себя, как филантропа.
        - Ладно… А что, есть конкретные предложения?
        - Например, Ричи, ты можешь помочь детям-сиротам.
        - Хорошо, без проблем,  - согласился Ричард.
        На самом деле попаданцу не очень хотелось тратить свои деньги, но он понимал, что в среде элиты так принято. Если ты богат, но при этом не филантроп, на тебя будут косо смотреть. К тому же благотворительность должна приносить небольшие плюсы к налоговым отчислениям. Сумма пожертвования может вычитаться из дохода в качестве налоговых льгот. Если же совершать ежегодные акты дарения на протяжении трёх лет, то можно вычесть сумму, потраченную на благотворительность, из налогов, которые будут выплачиваться на четвёртый год.
        Для примера, Джеральд Гросвенор ежегодно тратит на благотворительность минимум пятьдесят тысяч фунтов. Во-первых, эта сумма не учитывается в доходах. Во-вторых, на четвертый год он платит налогов на сто пятьдесят тысяч фунтов меньше, то есть эти деньги ему возвращаются.
        Ричард знал об этом, поэтому решил увеличить сумму дарения до пятидесяти тысяч фунтов. Главное  - следующие три года продолжать тратиться на благотворительность, чтобы вернуть свои средства.
        - Ричи, я договорюсь с фондом, который занимается помощью детям-сиротам. Но для первого раза, чтобы твоя деятельность не осталась незамеченной, тебе придётся проявить активность.
        - Не понял,  - Ричард нахмурил лоб. - Пап, какая ещё активность? Я отдаю деньги в фонд, а они их тратят на целевые нужды. Разве не так?
        - Это так, но, сынок, ты должен понимать, что если просто отдашь деньги, то об этом никому не станет известно. Поэтому тебе нужно будет посетить парочку сирот, лично проконтролировать адресность помощи. Тогда в газетах напишут, что юный Лорд Гросвенор занимается благотворительностью, помогает сиротам. Это положительно скажется как на твоей репутации, так и на репутации нашей семьи.
        - Я что, один буду ездить к сиротам?
        - Нет-нет, Ричи,  - добродушно усмехнулся Джеральд. - Конечно же, с тобой будут присутствовать представитель благотворительного фонда, социальный работник, журналист, Джон и шофёр-охранник.
        - М-да уж… - со скепсисом протянул Ричард. - Представляю, как «счастливы» будут дети, когда к ним ввалится такая толпа. Ладно, я на всё согласен.
        - Отлично! - Джеральд радостно хлопнул себя ладонями по бедрам. - Я знал, что ты поймешь всю важность и необходимость подобного действия.
        - Пап, я решил, что потрачу на благотворительность пятьдесят тысяч фунтов. Не долларов.
        - Хорошо, я учту это. Сынок, будь готов. Я постараюсь договориться на поездку в эту субботу.

***
        Суббота наступила на удивление быстро. Еще в пятницу Ричи приехал в Лондон и остановился в доме 70 на улице Гросвенор. Вынужденная необходимость, ведь поездки к сиротам предстояло совершить в пригороды столицы.
        Дверь в спальню распахнулась, и на пороге вырос Джон. Как обычно, на нём был идеально приталенный костюм-тройка.
        Камердинер сразу заметил, что подопечный уже проснулся. Он преувеличено радостным тоном произнёс:
        - Доброе утро, господин Ричи. Какой чудесный день. Напоминаю, что у вас через два часа поездка на благотворительную акцию. Поэтому скорее вставайте и умывайтесь. Сегодня гимнастику мы будем делать без тренера, а затем нас ждет завтрак.
        - Уже встаю, Джон.
        Ричард прошёл в ванную комнату. Оттуда он вопросил:
        - Джон, как будут добираться наши сопровождающие?
        - Журналистка поедет с нами, а соцработника на своём автомобиле повезёт представитель благотворительного фонда. Первым в списке у нас стоит посещение городка Литтл Уингинг в пригороде Лондона.
        - Не припомню такого городка, но название до боли знакомое,  - отозвался Ричи. - В этом фонде разве не могли выбрать сирот, которые живут неподалеку?
        - Полагаю, сэр,  - чопорно ответил камердинер,  - что помогать сиротам, живущим в центре Лондона, нет никакого смысла. Они и так обеспечены всем необходимым.
        - А в этом Литтл Уингинге что такого особенного?
        - Специалист из благотворительного фонда говорила, что оттуда поступали жалобы от соседей, будто приёмный сын в одной из семей выглядит не по статусу семьи.
        - В смысле? - во взоре Ричарда, устремлённом на камердинера из ванной в спальню, читалось недоумение.
        - Простите, господин Ричи, но точно сказать я не могу. Там вроде бы у семьи есть родной сын, и он выглядит более упитанным и лучше одет, а приёмный ребёнок на его фоне словно доходяга в обносках.
        - И зачем нам такой сложный случай? - удивился Ричард.
        - Сэр, насколько я понял, помощь ребёнку из неблагополучной семьи, подобной этой, будет иметь больший резонанс в средствах массовой информации. То есть это более положительно скажется на вашем имидже филантропа, чем рядовое посещение фостер-семьи.
        - В таком случае нам понадобится помощь констебля,  - констатировал Ричард. - Я, конечно, уверен в способностях охранника, но если эта семья действительно неблагополучная, то лучше подстраховаться. Не хотелось бы второй раз попадать в больницу.
        - Хорошо, сэр. Я передам ваши пожелания представителю благотворительного фонда. Полагаю, сопровождение полиции действительно не будет лишним.
        Когда Ричард и Джон вышли из дома, на пороге их уже поджидала журналистка, и возле тротуара был припаркован Бентли Эйт.
        Девушка со светло-каштановыми волосами длиной до плеч имела не особо привлекательную внешность, обычная молодая британка с ямочками на щеках, карими глазами, острым подбородком и слегка сутулыми плечами. Грудь тоже не являлась достоинством девушки, она была небольшой, а из-за сутулости и закрытого зелёного платья, которое дополняло чёрное длиннополое пальто, и вовсе сложно было что-либо разглядеть. На вид журналистке было в районе двадцати пяти лет плюс-минус два года. Рост средний.
        - Фиона Брюс, Би-Би-Си, отдел текстовых новостей Юго-Восток,  - представилась она. - А вы, полагаю, Джон и Лорд Гросвенор?
        - Добрый день, мисс,  - чопорно ответил и изогнулся в поклоне Джон. - Вы правы.
        - Доброе утро, мисс Брюс,  - вежливо сказал Ричард. - Рад знакомству. Прошу вас,  - указал он на заднюю дверь автомобиля.
        - Ох, какая роскошная машина! - восхитилась журналистка. - Впервые буду ездить на такой. Как бы не привыкнуть,  - в шутку добавила она.
        - Ничего особенного,  - пожал плечами Ричард. - Четыре колеса, стальной кузов и чадящий двигатель на углеводородном топливе. Если бы не статус фамилии, я бы ездил на чём-то более экологичном и экономичном, что не пожирает три ведра бензина на сотню миль.
        Журналистка рассмеялась.
        - Забавная точка зрения, Лорд Гросвенор,  - сказала она. - А ведь если задуматься, то действительно получается, что статус побуждает богатых людей приобретать дорогие автомобили.
        Ричи дождался, когда журналистка сядет в салон автомобиля и забрался туда сам. Джон занял место на переднем пассажирском сиденье.
        - Совершенно верно,  - ответил журналистке мальчик. - К сожалению, так было всегда и будет в будущем. Раньше богатые люди для демонстрации своего статуса приобретали дорогих коней, делали кареты на заказ. Сейчас в ходу автомобили, яхты и самолеты. А в будущем обеспеченные люди будут покупать дорогие антигравитационные кары и флаеры с отделкой из эксклюзивных натуральных материалов, достать которые можно будет лишь за огромные деньги.
        Автомобиль тронулся. Журналистка достала диктофон включила его и спросила:
        - Ричард… я могу вас так называть?
        - Без проблем, мисс. Так будет даже удобнее.
        - Я слышала, что ты занимаешься бизнесом. Это так?
        - Совершенно верно. Я начал заниматься бизнесом в июне прошлого года, когда закончил младшую школу.
        - Но разве тебе не девять лет? - с изумлением вопросила Фиона.
        - Девять, мисс Брюс. Некоторые считают меня вундеркиндом, но на самом деле у меня просто хорошая память. В настоящий момент я уже экстерном сдал экзамены за второй класс средней школы.
        - Поразительно! - глаза журналистки округлились от изумления. - Я не знала, что ты не просто наследник титула герцога Вестминстерского и «Гросвенор групп», но еще и вундеркинд. А чем ты занимаешься, Ричард?
        - Мисс Брюс, можете звать меня просто Ричи.
        - Хорошо, Ричи, но тогда и ты зови меня Фиона!
        - Без проблем. Фиона, что именно тебя интересует? Работа или повседневность?
        - И то, и другое.
        - Что же… - Ричи на пару секунд взял паузу, чтобы собраться. - Мой ежедневный график очень напряжённый. Утро начинается с гимнастики. Затем у меня идут занятия с репетиторами по школьной программе. После ланча тренировка по фехтованию. После обеда самостоятельное изучение учебных материалов. В то же время я уделяю внимание экономическим сводкам и вопросам бизнеса.
        - А что ты можешь сказать по поводу своего бизнеса, Ричи?
        - После сдачи экзаменов за младшую школу у меня появилось свободное время. И тогда решено было заняться бизнесом. Отец выдал мне взаймы небольшой стартовый капитал. В то же время родилась идея создать нечто новое. Так я воплотил в жизнь скрепыши.
        - Скрепыши?!
        Мисс Брюс от удивления воскликнула так громко, что водитель и Джон содрогнулись. Лицо журналистки вытянулось от изумления.
        - Неужели это столь неожиданная информация? - Ричард вопросительно вздернул брови.
        - Об этом никому не было известно,  - ответила мисс Брюс. - Я сама собираю коллекцию скрепышей. Они прикольные.
        - Тогда, Фиона, тебе стоит посетить Японию,  - усмехнулся Ричард. - Там две конкурирующие торговые сети заказали у меня разные коллекции скрепышей по личным эскизам. Они в корне отличаются от европейских и американских.
        - То есть твоя компания занимается поставками скрепышей не только в Британии, но и охватила рынок Японии и Америки?
        - Точно подмечено,  - согласно кивнул Ричард.
        - А что насчет хобби?
        - Я люблю фокусы.
        На ладони Ричи появилась крупная золотая монета. Он подбросил её в воздух, и она исчезла.
        Журналистка следила за этим действием с искренним восторгом.
        - Видите монету, мисс?
        - Нет,  - с улыбкой и покачала головой Фиона.
        - А она есть!
        С этими словами Ричи вытащил монету из-за уха журналистки.
        Мисс Брюс зааплодировала. Её лицо украсила широкая улыбка.
        - Великолепно! Ловкость рук? - спросила она.
        - Нет… Это уличная магия! - с ухмылкой ответил Ричард.
        В ответ журналистка залилась звонким смехом. Отсмеявшись, она спросила:
        - Ричи, в какие игры ты предпочитаешь играть?
        - Фиона, к сожалению, мне не до игр. Мой график настолько плотный, что с трудом удаётся выделить время для хобби. Вот и сейчас, когда у меня появилось свободное время, я решил вместо бесполезных игр потратить его на помощь нуждающимся.
        - Кстати, Ричи, почему ты решил помогать сиротам? - спросила мисс Брюс.
        - Когда я был маленьким, мы с отцом остались вдвоём,  - начал вдохновенно вещать Ричард, стараясь не врать, но всё же подавать факты с выгодной для себя стороны. - Я рос хоть и в обеспеченной, но всё же не совсем полноценной семье. Мне не хватало материнской любви, которую отец при всём желании не может компенсировать. Поэтому я хочу, чтобы у сирот было счастливое детство. Единственное, что я для этого могу сделать  - помочь им материально.
        Брови журналистки с изумлением взметнулись ввысь. Она спросила:
        - То есть, Ричи, ты заработал свои первые деньги, но вместо того, чтобы потратить их на игрушки и сладости, отдаёшь на благотворительность?
        - На сладости я себе оставил, но в целом верно. Благотворительность  - достойная деятельность. Я Гросвенор, а значит  - должен подавать пример людям!
        Скучное и серое утро изредка разбавлял снег, срывающийся с небес. Автомобиль представительского класса въехал в городок Литтл Уингинг и свернул на Тисовую улицу. Это была обычная пригородная улица для представителей среднего класса. Небольшие одинаковые дома из жёлтого кирпича в два этажа на три спальни со встроенным гаражом и парковочной площадкой перед домом.
        Тисовая улица никогда не была свидетелем проезда дорогостоящего автомобиля Бентли. Мало того, еще и в сопровождении патрульной полицейской машины, которая присоединилась к лимузину на въезде в город. Завершал колонну старенький хэтчбек Ровер.
        Естественно, подобная процессия привлекла внимание всех соседей. Люди выглядывали из окон и представляли себе если не приезд королевы, то как минимум принца. И они были недалеки от истины.
        С пассажирского сиденья выпорхнул камердинер и услужливо распахнул дверь перед юным господином.
        Салон Ровера покинули двое. Водитель  - тучный мужчина в чёрном пальто поверх классического костюма и с широкополой шляпой. И пассажирка  - тощая сухопарая пожилая женщина с пучком седых волос и морщинистым лицом, одетая в красный пуховик.
        Пожилая женщина и полный мужчина подошли к мальчику. К ним присоединился констебль в тёмной полицейской форме с дубинкой на поясе.
        Тучный мужчина представился юноше:
        - Лорд Гросвенор, я рад вас видеть. Меня зовут Майкл. Майкл Конор из благотворительного фонда. А это мадам Тейлор из органов опеки.
        - Рад знакомству, сэр, мэм,  - вежливо обозначил кивки головой Ричард.
        - Ох, а как я рада, Лорд Гросвенор,  - с трепетом произнесла старушка Тейлор.
        Констебль стоял с непроницаемым лицом, но в душе он трепетал из-за того, что приходится находиться в обществе такой большой шишки, как сын герцога.
        Ричард кивнул миссис Тейлор, указав подбородком на входную дверь дома номер четыре по Тисовой улице.
        - Прошу, мадам.
        Старушка из органов опеки бодро просеменила к двери и вдавила кнопку дверного звонка.
        Мистер и миссис Дурсль проживали в доме номер четыре по Тисовой улице и всегда с гордостью заявляли, что они, слава богу, абсолютно нормальные люди. Уж от кого-кого, а от них нельзя было ожидать, чтобы они попали в какую-нибудь странную или загадочную ситуацию.
        Мистер и миссис Дурсль весьма неодобрительно относились к любым странностям, загадкам и прочей ерунде.
        Мистер Дурсль возглавлял фирму под названием «Граннингс», которая специализировалась на производстве дрелей. Это был полный мужчина с очень пышными усами и очень короткой шеей.
        Что же касается миссис Дурсль, она была тощей блондинкой с шеей почти вдвое длиннее, чем положено при её росте. Однако этот недостаток пришёлся ей весьма кстати, поскольку большую часть времени миссис Дурсль следила за соседями и подслушивала их разговоры. А с такой шеей, как у неё, было очень удобно заглядывать за чужие заборы.
        У мистера и миссис Дурсль был девятилетний сын по имени Дадли, и, по их мнению, он был самым чудесным ребёнком на свете.
        Ещё у них имелся на попечении племянник Гарри, сын сестры Петунии Дурсль. Мальчика они считали таким же ненормальным, как и его погибших родителей.
        У Дурслей было всё, чего только можно пожелать. Но у них был один секрет. Больше всего на свете они боялись, что кто-нибудь о нём узнает. Дурсли даже представить себе не могли, что с ними будет, если правда всплывёт на свет.
        Когда в субботу мистер и миссис Дурсль проснулись скучным серым утром  - ничто, включая покрытую снегом улицу, не предвещало ничего странного.
        Мистер Дурсль что-то напевал себе под нос, завязывая самый отвратительный из своих галстуков. Он собирался посетить магазин, купить себе бутылочку виски и в кои-то веки расслабиться после тяжёлой рабочей недели.
        Миссис Дурсль, с трудом усадив за стол сопротивляющегося Дадли, похожего на откормленного поросёнка, со счастливой улыбкой пересказывала мужу последние сплетни.
        Гарри, маленький и щуплый мальчик в рубашке Дадли, которая смотрелась на нём, как мешок, а также в широких джинсах, которые были подвернуты снизу и опоясаны длинным ремнем почти в два оборота, молча и быстро ел свой завтрак. Он старался съесть всё до того, как Дадли устроит очередную истерику, во время которой сметёт всё со стола или перевернёт его.
        Гарри был того же возраста, что и его кузен. У него на лице были круглые очки. Лоб мальчика украшал шрам в виде молнии.
        Никто, кроме Гарри, не заметил, как за окном перед домом образовалась процессия из автомобилей.
        В половине девятого неожиданно для Дурслей раздался дверной звонок.
        Мистер Дурсль поправил галстук и направился открывать дверь. Резко распахнув её, он воскликнул:
        - Мы ничего не покупаем! Идите к чёрту!
        Обнаружив, на кого он накричал, мистер Дурсль впал в ступор. Это был констебль, а с ним огромная толпа народу.
        Гарри быстро доел завтрак и выбежал в гостиную. Раньше него там оказался любопытный Дадли. Петуния, со своим неистребимым любопытством оказалась рядом с мужем ещё раньше детей.
        - Простите, сэр,  - проблеял мистер Дурсль. - Я не думал, что… А по какому поводу, э-э-э…
        Мистер Дурсль испуганным взглядом обвёл толпу.
        Мимо взрослых просочился маленький мальчик-блондин. Он держался с достоинством лорда.
        - Лорд Ричард Гросвенор,  - представился он сухим, полным силы и властности голосом. Ричи пришлось научиться такому тону во время переговоров с деловыми партнерами, чтобы его воспринимали всерьёз. - Наследник герцога Вестминстерского и корпорации «Гросвенор групп». Владелец «Гросвенор Джуниор». Крестный сын принца Чарльза. И чтобы вы понимали всю серьёзность, сама королева просила меня называть её бабушкой Лизой.
        После этих слов Вернон и Петуния Дурсль были словно громом пораженные. Вроде бы перед ними стоял ребёнок не старше их сына, но воспринимали они его как лорда. Этому способствовало присутствие рядом с мальчиком констебля и чопорного вида дворецкого.
        Мистер и миссис Дурсль совершенно не ожидали визита столь влиятельной персоны в Литтл Уингинг.
        - Сэр… Вы не представляете, как мне приятен ваш визит,  - залебезил мистер Дурсль.
        Гарри с любопытством рассматривал юного лорда. Он думал:

«Вот бы мне так! Хотел бы я, чтобы дядя Вернон со мной говорил бы так же уважительно. А ведь этот мальчик не старше меня».
        Ричард надменным тоном произнёс:
        - Мистер Дурсль, полагаю, вы не будете настолько рады, когда узнаете цель нашего визита.
        - Да-да, сэр… Лорд? Чем мы заслужили… Э-э-э… Что сиятельный Лорд посетил нашу такую обычную семью?
        Вернон был не на шутку взволнован.
        - Я решил заняться благотворительностью,  - сухо сказал Ричард. - Помощь сиротам. И приехал к Гарри Поттеру.
        - Мальчишка! - гаркнул Вернон во всю силу лёгких. - Живо сюда!

«Ко мне? - с изумлением подумал Гарри. - Не может быть, чтобы меня посетил целый Лорд!»
        Гарри просочился мимо Дадли, который пихнул его локтем в бок и плаксивым голосом простонал:
        - Мама, почему лорд приехал к этому уроду?
        - Дадли, замолчи! - сквозь сжатые губы прошипела Петуния.
        Миссис Дурсль побледнела и впервые в жизни осознала, что её малыш не так хорош, как она о нём думает. Ведь сейчас перед лордом и констеблем сыночек может подставить её и мужа под тюремный срок. Она крепко ухватила Дадли за плечо, а другой ладонью заткнула ему рот.
        Дадли пнул мать по голени ногой, на что неожиданно получил подзатыльник. Он был настолько изумлён тем, что его ударили, что впал в ступор.
        В этот момент Ричард с изумлением рассматривал мальчика-сироту. Его взгляд задержался на шраме-молнии и на очках-велосипедах.
        - Ха! Прямо как в том голофильме! - вырвалось у Ричи. - Погодите… ЧЁРТ!!!
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 9
        Когда попаданец в прошлой жизни был маленьким, существовало множество фильмов про Гарри Поттера: оригинальный по книге, несколько ремейков и приквелов. Все они отличались друг от друга. Например, магия в «Фантастические твари и где они обитают» была намного сильнее и зрелищней, чем в оригинальной картине. В ремейках и вовсе уровень спецэффектов зашкаливал и многие сцены были изменены в угоду законодательству и толерантности. К примеру, подруга героя стала чернокожей, преподаватель-антагонист  - геем, а лучший друг превратился в вегана.
        Вот только эти кинофильмы попаданец не смотрел, хотя немного о них наслышан. Ему было неинтересно любоваться плоской картинкой. Книги про Гарри Поттера он тоже не читал. Зато когда вышел ремейк-голофильм, он его видел… отчасти. Но там, по слухам из голосети, всё оказалось иначе. Во-первых, сюжет был изменён в угоду современности. Маги сосуществовали рядом с миром людей, которые пользовались антигравитационными карами и флаерами, коммуникаторами и прочими благами цивилизации. Во-вторых, спецэффекты были совершенно на другом уровне. И чтобы мир магии стал более привлекательным для зрителя, маги в фильме оказались невероятно могучими. Дети-волшебники палочкой могли вызвать ураган или цунами, при этом маглорожденные маги активно пользовались коммуникаторами и галосетью, а наиболее сильные волшебники и вовсе могли устроить апокалипсис планетарного масштаба. Это нужно было для того, чтобы объяснить, как маги могут скрываться от высокоразвитых технологий. В-третьих, сценаристы оставили антураж старого замка и приключения главного героя. Из-за этого для воспитанного в современном обществе человека
создавалось ощущение, словно главным злодеем в фильме является директор школы, который допускает у себя в учебном заведении опасные для студентов ситуации. Весь фильм не отпускало ощущение, будто директор школы волшебства заведомо создает ситуации, из-за которых главный герой находится на грани гибели, словно старик поставил цель убить Гарри Поттера чужими руками, не считаясь с жертвами среди учеников.
        В общем, голосериал попаданцу не особо понравился, поэтому он посмотрел только первую серию и промотал пару следующих. Да-да, это был сериал. Каждый сезон растянут на десять серий, описывающих один курс обучения студентов в школе магии. Всего семь сезонов.
        В первой просмотренной серии как раз была показана сцена с домом злодеев-опекунов, которых в мире будущего давно упекли бы за решетку за жестокое обращение с приемным ребенком. Но Гарри Поттер был почти таким же, каким его сыграл актёр в сериале. Разве что киношный Гарри был старше и плотнее, да и шрам у него был красивее и больше.
        И теперь Ричарда мучал вопрос  - на какой канон ориентироваться? Что правда, а что нет? Могучие тут волшебники или так себе? Хотя все эти вопросы бесполезны, поскольку попаданец ни с одним каноном мира Гарри Поттера не знаком. Так, поверхностно знает, что мальчик-сирота жил у сестры матери. Был какой-то злой волшебник, который пытался завоевать человеческую Империю или уничтожить Солнечную систему. А в конце Гарри должен был уничтожить злодея и спасти мир. Еще там вроде был злодей-директор, этакий серый кардинал, который стравливал главного героя с антагонистом.

***
        После возгласа Ричарда на пару секунд в гостиной дома на Тисовой улице воцарилась тишина.
        Джон спросил у подопечного:
        - Сэр, простите, что?
        - Ничего,  - Ричард сделал вид, словно ничего не произошло. - Просто подумал, что мистер Поттер неплохо смотрелся бы в качестве актёра в будущем, когда изобретут голографическое кино. Мадам Тейлор, вы видите то же самое, что и я? Мне кажется, нужно убедиться в том, что жалобы соседей не были напрасны…
        Петуния ахнула, резко побледнела и поднесла руки ко рту.
        - Как, жалобы соседей?! - тихо произнесла она.
        Вернон побагровел, его щеки налились кровью. Он гневно зашевелил усами, перевёл взгляд на мадам Тейлор и резко спросил у неё:
        - А вы ещё кто такая?
        Старушка не растерялась. Она скривила лицо, словно оскорблена словами мужчины, и ответила:
        - Я Джессика Тейлор из органов опеки. Мы с мистером Конором, представителем благотворительного фонда,  - кивком головы она обозначила, о ком говорит,  - и с Лордом Гросвенором пришли проверить, насколько хорошо вы радеете о сироте, которого взяли на попечение. От ваших соседей поступил сигнал, будто вы плохо заботитесь о ребёнке. И сейчас я прекрасно вижу, что это на самом деле так. Ваш сын одет намного лучше, чем мистер Поттер. К тому же он совершенно не воспитан. Полагаю, что вы его слишком сильно балуете, при этом уделяя недостаточно внимания мистеру Поттеру.
        Мистер Дурсль резко побледнел, его кожа, только что бывшая алой, стала бледнее мелованной бумаги. Мужчина покачнулся и схватился за сердце.
        - Всё из-за тебя, паршивец! - зло прошипел он, обращаясь к Гарри.
        В диалог вступил полицейский. Он обратился к мистеру Дурслю:
        - Сэр, вынужден вас предупредить, что всё сказанное вами будет использовано против вас в суде. Миссис Тейлор, работайте, пожалуйста.
        - Да-да,  - кивнула старушка. - Мистер Дурсль, покажите, где живёт ребёнок.
        Глаза Вернона нервно забегали в стороны. Он покосился в сторону чулана под лестницей, судорожно сглотнул и взглянул на лестницу, ведущую на второй этаж.
        - Э-э-э… - протянул он. - Пойдемте на второй этаж!
        Вернону казалось, будто он придумал гениальный ход. Мужчина собирался показать комнату своего сына, выдав её за спальню Гарри Поттера. Вот только он не учел того, что отвратительно воспитывал своего сына.
        Рука Петунии, которой она зажимала рот ребенку, ослабла и опустилась. Дадли вырвался из хватки миссис Дурсль и возмущенно воскликнул:
        - Папа, но там же моя спальня и комната с игрушками. А ещё там гостевая, в которой останавливается тётушка Мардж, и ваша спальня. Ненормальный живёт в чулане!
        Глаза всех присутствующих незваных гостей округлились. Такого откровения представители органов опеки, полиции и фонда услышать не ожидали. Да и Ричи был изумлен. Одно дело видеть в фильме, что кто-то живёт в чулане при двух свободных комнатах. Другое дело обнаружить, что подобное происходит в реальности.
        - О-о-о! - протянул Ричард. - Да тут всё гораздо хуже, чем описывали соседи. Господин полицейский, вы посмотрите чулан?
        - Конечно.
        Констебль направился в сторону кладовки. На его пути выросла туша Вернона. Мистер Дурсль расставил руки в стороны и нервно произнёс:
        - Да это же ребёнок, не слушайте его, он врет из вредности.
        - Но это правда! - истерично завизжал Дадли и затопал ногами.
        Петуния попыталась схватить сына, но он ускользал от её хватки.
        - Дадли, заткнись! - зашипела разозленная миссис Дурсль.
        - Мистер Дурсль, отойдите в сторону, или я буду вынужден воспринимать ваши действия, как сопротивление представителю власти,  - спокойно произнес полицейский.
        Вернону ничего не оставалось. Он стал еще бледнее и отступил в сторону.
        Констебль, мадам Тейлор и мистер Конор подошли к чулану под лестницей и распахнули дверь. Там они все трое застыли подобно статуям. Огромные глаза выдавали непомерное изумление.
        - Боже мой! - пораженно воскликнула старушка из органов опеки. - Вы действительно поселили ребёнка в чулане! Изверги!
        Гарри с волнением следил за разворачивающимися событиями. Он никогда не видел дядю и тетю такими напуганными. Даже до Дадли дошло, что происходит нечто ужасное, и оттого он затих.
        Вернон тяжело вздохнул и подошёл ближе к Гарри. Он сказал мальчику:
        - Э-э-э… Гарри, насчёт этого чулана. Твоя тётя и я давно думали над этим и решили, что ты уже достаточно вырос, чтобы жить там дальше. Мы подумали, что будет лучше, если ты переберешься жить во вторую спальню Дадли.
        Мадам Тейлор кинула на Вернона неодобрительный взор и произнесла:
        - Мистер Дурсль, это вам уже не поможет. Мы заводим дело о ненадлежащей опеке. Теперь вашу с супругой судьбу будет решать судья.
        - Прошу… - тихо простонал мистер Дурсль,  - мы исправимся. Не смотрите на то, как жил мальчишка. Мы просто думали, что так для него будет лучше. Он… Э-э-э… Боится больших пространств.
        - Не придумывайте чепухи! - резко ответила мадам Тейлор. - Я уже не раз за свою карьеру видела подобное отношение опекунов к приемному ребенку.
        Старушка подошла к Гарри, села на корточки и мягким тоном спросила:
        - Гарри, скажи, дядя и тетя тебя били?
        - Эм… Нет, мэм,  - промямлил Поттер.
        - Точно? - переспросила миссис Тейлор. - Не бойся, они тебя больше не обидят. Ты можешь рассказать мне всё.
        - Нет, точно нет, мэм,  - покачал головой Поттер.
        - Может, дядя тебя трогал в разных местах, сажал к себе на колени? - продолжила расспросы представитель опеки.
        Петуния тихо что-то пробормотала и закатила глаза. Казалось, что она перестала дышать. Женщина находилась в предобморочном состоянии.
        Глаза Вернона полезли на лоб. Он настолько перепугался, что затаил дыхание.
        - Нет, мэм,  - ответил Поттер. Набравшись смелости, он добавил:  - Меня били только Дадли с друзьями.
        - Я же говорила  - у вашего сына ужасное воспитание! - констатировала мадам Тейлор, обращаясь к Петунии. - Тут всё предельно ясно  - вас нужно лишать родительских прав, а обоих детей немедленно отправлять в фостер-семью.
        - Я не хочу в детдом! - взвыл Дадли, до которого дошло, что дело пахнет жареным.
        Петуния облокотилась на стену и каким-то неимоверным усилием воли оставалась в сознании, но была готова в любой момент рухнуть без чувств.
        - Мой сыночек… Гарри… Как же так?! - истерично всхлипнула она.
        Гарри тоже был шокирован и напуган открывшейся перспективой. Он грудью заслонил тётю Петунию и сказал:
        - Мэм, прошу вас, не отправляйте меня в приют. На самом деле тётя и дядя не такие плохие. Я хожу в школу, ем, одеваюсь. У меня всё хорошо. Правда-правда! Прошу, не надо.
        Одна лишь журналистка оставалась не у дел. Она тихонечко стояла в сторонке и записывала всё происходящее на диктофон. Помимо этого девушка быстро строчила что-то в блокноте. Её глаза горели энтузиазмом, в них можно было прочитать слово «СЕНСАЦИЯ»!
        - Кхм… - привлёк к себе внимание Ричард. - Леди и джентльмены, прошу не пороть горячку. Я понимаю, что ситуация выглядит неприглядно, но, возможно, всё не так уж плохо. Мистер Дурсль, вы работаете?
        - Да… - неуверенно ответил Вернон. У мужчины зародилась надежда. Он более уверенным тоном ответил:  - У меня замечательная работа. Я руководитель компании по производству дрелей «Граннингс». Я хорошо зарабатываю и обеспечиваю семью. Прошу вас, Лорд, поверьте… Я бы ни за что не причинил вреда мальчишке!
        - В таком случае почему ваши дети одеты по-разному? - ехидно вопросила мадам Тейлор. - И ещё у меня возникает второй вопрос  - на что вы тратите деньги, которые государство выделяет на сироту Гарри Поттера? Мне нужен будет самый подробный отчет.
        - Э-э-э… - мистер Дурсль пребывал в недоумении. - Какие деньги? Мы ничего не получали! Я тратил на Гарри личные средства.
        - Что вы мне лапшу на уши вешаете?! - возмутилась мадам Тейлор. - На сироту должны платить пособие в размере двухсот фунтов ежемесячно, а вы, как его опекуны, должны предоставлять в органы опеки отчет о израсходованных средствах с предоставлением чеков.
        - К нам из органов опеки никто до вас не приходил,  - ещё с большим недоумением ответил мистер Дурсль.
        - Мадам Тейлор,  - вновь вмешался в разговор Ричард. - Предполагаю, что тут закралась какая-то бюрократическая ошибка. Нужно провести расследование по этому инциденту. В свою очередь заявляю, что я через благотворительный фонд выделяю Гарри Поттеру стипендию в размере двухсот фунтов ежемесячно. За расходованием этих средств будут следить представители благотворительного фонда. Мистер и миссис Дурсль ежемесячно должны будут предоставлять отчет о потраченных средствах. Мистеру Поттеру из этих денег положено выделять минимум пять фунтов в неделю на карманные расходы. И не дай бог мальчик не получит денег или у него их украдет ваш сын Дадли с друзьями. Уголовная ответственность лежит на вас, как на опекунах.
        - Лорд Гросвенор,  - вопросительно с недоумением посмотрела на мальчика мадам Тейлор. - Вы предлагаете оставить ребёнка в этой ужасной семье?
        Гарри, поняв, что этот странный мальчик-лорд тут главный, слезливым взглядом посмотрел на него и губами тихо прошептал:
        - Пожалуйста!
        - Мадам Тейлор,  - ответил Ричард,  - давайте дадим этой семье шанс.
        Петуния и Вернон одновременно с облегчением выдохнули. Но поняв, что это еще не конец, вновь задержали дыхание и с нетерпением принялись ждать ответа представителя опекунских органов. Так напуганы они не были ещё никогда в жизни.
        - Хм… Ну если Лорд просит… - мадам Тейлор задумалась.
        - Прошу вас, мэм,  - сказал Ричард. - Не будем разлучать семью. Тем более сам Гарри говорит, что к нему относятся не так уж и плохо. К тому же я не предлагаю бросить всё на самотёк. Естественно, раз есть не один сигнал, то за этой семьей необходимо пристально наблюдать. Как положено в таких ситуациях, к ним еженедельно должен будет приезжать представитель органов опеки. Я так понимаю, что больше нужно контролировать мистера и миссис Дурсль и их ребенка, чем мистера Поттера. Я со своей стороны подключу детектива для периодических негласных проверок исполнения опекунских обязанностей.
        - Думаю, что на первый раз можно закрыть глаза на происходящее,  - задумчиво произнесла мадам Тейлор. - Но только на первый раз! - сурово добавила она, посмотрев грозным взором в начале на мистера Дурсля, а затем на миссис Дурсль.
        Вернон и Петуния с облегчением выдохнули.
        Гарри Поттер с благодарностью посмотрел на Ричарда и тихо прошептал:
        - Спасибо! Большое спасибо!
        Мадам Тейлор произнесла:
        - Миссис Дурсль, мне нужны все документы на мистера Гарри Поттера.
        - Мэм, они хранятся у нас в комнате,  - дрожащим голосом ответила Петуния. - Прошу, пройдемте со мной.
        Вместе с хозяйкой дома и представителем опеки отправился мистер Конор.
        В это же время констебль отвел в сторону мистера Дурсля и о чём-то с ним заговорил. Вернон внимательно слушал полицейского.
        Ричи навострил слух и уловил тему беседы.
        - Мистер Дурсль, к вам домой теперь будут приезжать с проверкой из органов опеки и из благотворительного фонда. Если не хотите проблем с законом, вам стоит предоставлять этим людям полную отчетность.
        - Да-да, констебль,  - кивал головой на толстой шее Вернон.
        - Ещё вам следует запомнить несколько правил,  - продолжил полицейский. - Ваши дети должны быть одинаково хорошо одеты. Не дай бог представитель опеки заметит Гарри Поттера в потрепанных вещах  - проблем не оберетесь. И займитесь воспитанием вашего сына Дадли. Органы опеки будут проверять в том числе и то, не слишком ли вы плохие родители. А пока вы тянете на одних из худших опекунов и в любой момент можете лишиться родительских прав. Если ваш сын будет хулиганить, избивать других детей  - это обязательно будет занесено в ваше личное дело. А синяки или иные травмы Гарри Поттера будут зафиксированы и вряд ли удастся доказать, что побили мальчика не вы. В таком случае вам грозит тюремный срок.
        Вернон был напуган и кивал в такт словам полицейского.
        Ричи понял, что этот разговор ему не интересен. Он обнаружил, что в комнате остались лишь камердинер, журналистка и Гарри, который подошел близко к нему.
        - Привет, Гарри,  - сказал Ричард.
        - Здравствуйте… э-э-э… Лорд,  - неуверенно ответил Поттер.
        - Гарри, можешь звать меня Ричи. Мы же ровесники.
        Лицо Гарри озарила улыбка. Он с искренней благодарностью произнёс:
        - Спасибо, что помог!
        - Пожалуйста. Я сделал то, что был должен. Знаешь, приятель, однажды ты спасешь человечество, а может, не единожды.
        - Я… человечество?! - во взгляде Поттера сквозило недоумение.
        - Да, ты.
        - Почему ты так решил?
        - Ты волшебник, Гарри!
        Лицо Поттера украсила кривая улыбка.
        - Нет, я просто Гарри. Гарри Поттер. Волшебства не существует.
        - Ты думаешь, что ты просто Гарри. А насчёт волшебства ты не прав. Смотри.
        Ричи продемонстрировал Гарри пустые ладони, после чего достал у него из-за уха золотую монету.
        - Ха-ха! - Гарри искренне рассмеялся. - Это же простой фокус!
        - Просто, да?! - вздернул правую бровь вверх Ричард. - А если так?
        Через мгновение Ричи сжимал пальцами правой руки старый, потрёпанный и дырявый носок.
        Гарри почувствовал, что его правой ноге стало прохладно. Он опустил голову и с удивлением обнаружил, что именно эта нога осталась без носка. Тогда он поднял глаза на Ричарда и, приглядевшись, опознал свой носок, зажатый двумя пальцами. В этот момент нужно было видеть лицо Поттера, на нём проступила удивительная гамма эмоций: от счастья и веры в чудо, до непомерного изумления.
        - Как ты это сделал?! - спросил он.
        - Это магия, Гарри! - с ухмылкой произнёс Ричард. - Абра-Кадабра, алле оп!
        Юный Гросвенор взмахнул носком и тот исчез. Гарри осознал, что больше не ощущает стопой сквозняка. Вот только удивительное дело  - носки были точно не его. Раньше на ногах были надеты старые черные носки Дадли, которые мальчику были великоваты и к тому же потрепаны временем. Теперь же на его ногах были надеты новенькие тёмно-синие носки, которые даже на вид выглядели очень дорого. Ещё на них имелся вензель в виде буквы «G».
        - Невероятно! - с восторгом прошептал Гарри Поттер. - Я так тоже смогу?
        - Запросто, Гарри,  - наклонившись к уху мальчика, Ричи прошептал:  - Через пару лет за тобой придёт великан-алкоголик и даст билет в школу магии и волшебства. Там тебя научат использовать мутантские способности. Прямо как в комиксе «Люди Х».
        - Эм… - растерялся Гарри. - А это обязательно? В смысле, чтобы приходил великан-алкоголик? Просто мои дядя с тётей не любят странностей и алкоголиков.
        - Для тебя  - обязательно! - с твердой уверенностью заявил Ричард. - Ты же будущий спаситель мира, Гарри. Ко всем остальным обычно приходит чопорного вида шотландка, работающая в школе заместителем директора.
        - Если ко всем приходит заместитель директора, то ко мне кто? Сам директор? Он что, великан?
        - Ха! - усмехнулся Ричард. - Бери выше… К тебе придет САМ ЛЕСНИК!
        Гарри посмотрел на Ричарда таким взглядом, что без телепатии можно было прочитать:

«Ты что, надо мной прикалываешься?!»
        От Гарри сквозило недоверием. Он подумал, что Ричи так шутит, а рассказы про магию выдумка, чтобы подбодрить его. Это простые фокусы. Да, фокусы и никак иначе!
        В любом случае Гарри был очень сильно благодарен Ричарду. Этот мальчик, совершенно незнакомый с ним, крестный сын принца, то есть сам почти принц, пришел к нему и помог. Теперь у Гарри будут карманные деньги, прямо как у Дадли. А ещё появится хорошая одежда и он поселится в комнате с окном!
        На следующий день после визита юного лорда на канале «BBC» телеведущий зачитал новости, среди которых прозвучала следующая:
        - Крестный сын принца Чарльза, сын герцога Вестминстерского, юный вундеркинд Ричард Гросвенор, в девятилетнем возрасте закончивший второй класс средней школы, занялся благотворительностью. Свои первые деньги, заработанные на производстве скрепышей, он потратил на помощь сиротам. Юный Гросвенор посетил неблагополучную семью, в которой обнаружил, что директор фирмы по производству дрелей жестоко обращался со своим племянником-сиротой, которого взял на попечение. Благодаря действиям наследника герцога Вестминстерского, условия жизни сироты были улучшены, а за неблагополучной семьёй был установлен контроль со стороны государства и благотворительного фонда. Юный Гросвенор выделил сироте солидную стипендию, которая будет выплачиваться мальчику до совершеннолетия.
        В дополнение к теленовостям вышла большая статья в газете. Мистер и миссис Дурсль получили то, чего боялись сильнее всего на свете  - громкую огласку. Раньше они считали многое ненормальным, теперь же окружающие ненормальными считали их. Хотя Дурсли, наоборот, думали, что их поведение и обращение с племянником правильное.
        Соседи долго перемывали косточки Дурслям. И хотя в газете не было указано имён, но зато упомянули город. Литтл Уингинг небольшой городок, поэтому всем сразу стало понятно, о ком идёт речь. После статьи соседки перестали захаживать в гости в дом Дурслей, а Петуния больше не получала приглашений в клуб домоводства. Это нанесло серьезный удар по самолюбию миссис Дурсль, но при этом заставило Петунию и Вернона задуматься над своим поведением.
        С того дня родители более строго стали воспитывать Дадли, а у Гарри Поттера началась другая жизнь.
        Гарри был на седьмом небе от счастья. Дядя и тетя не стали относиться к нему добрее, они проявляли равнодушие и лишний раз старались ребёнка не ругать. Гарри стали меньше напрягать с работой по дому, к тому же в уборке и уходе за садом к нему присоединился Дадли.
        Пару раз кузен пытался отыграться на Гарри, но за это был серьёзно наказан и нападки на Поттера сошли на нет.
        Гарри переехал в свою спальню, пусть небольшую, но в ней было окно, кровать, шкаф и письменный стол. Чего еще желать? Помимо этого, у мальчика появились карманные деньги, его стали хорошо одевать и лучше кормить.
        Не сказать, что раньше Гарри кормили плохо, просто Дадли получал порцию размером побольше, теперь же мистер и миссис Дурсль старались обоих мальчиков одевать одинаково, давать одинаковые порции еды и на людях относиться равнозначно. Если Дадли покупают мороженое, точно такую же порцию получает Гарри. В кафе Дадли захотел торт и какао  - Гарри заказывают то же самое. Ведь на Тисовую четыре теперь каждую неделю приезжало по две проверки, чему, естественно, чета Дурслей не была рада.
        С другой стороны Вернон находил в своём новом положении плюсы. Раньше отчего-то на «мальчишку» не поступало платежей, хотя Дурсли официально оформили опекунство, теперь же ежемесячно на счет Гарри, которым в разумных пределах могли распоряжаться опекуны, поступало четыреста фунтов: двести от государства и столько же из благотворительного фонда. Ещё Вернон радовался, что скандал никак не сказался на его карьере. Хотя он жутко перепугался, что новости дойдут до руководства и его уволят.
        Петуния и Вернон теперь при просмотре телевизора содрогались при упоминании королевской семьи. Раньше их пугали волшебники и всё ненормальное, теперь же они осознали, что нормального мира бояться стоит сильнее. Волшебники могут испортить настроение дурной шуткой или сервиз, зачаровав его. А влиятельный Лорд способен разрушить жизнь. Они прекрасно понимали, что «мелкий поганец», то есть юный Лорд, мог запросто засадить их обоих за решетку и лишить самого дорогого  - сыночка Дадли, отправив его в детский дом. А уж разрушить карьеру мужа, единственного кормильца в доме, крестному сыну принца Чарльза и того проще. Достаточно пустить слух в среде бизнес-элиты, после чего мистера Дурсля на территории Великобритании не примут на должность выше сторожа или грузчика. О нормальных доходах и работе руководителем можно забыть.
        Новым страхом мистера и миссис Дурсль стало внимание аристократии к их простой семье. Не дай бог обратить на себя их взор.
        А где-то в Лондоне в органах опеки руководители украдкой перевели дух и перекрестились (даже некрещёные), что юный Лорд не стал копать на тему «где деньги, которые не были переведены сироте, и за чей счёт исправлять ошибку».

***
        Ричард после встречи с Гарри Поттером наконец понял, в какой вселенной оказался. И это заставило его серьезно задуматься.
        Теперь попаданцу было предельно ясно, что он не мутант, а волшебник. И перед ним встало сразу несколько вопросов.
        Во-первых, как жить дальше? Ведь если сериал не врал, то в одиннадцатилетнем возрасте Ричарда заставят учиться в школе магии и волшебства. А ведь он надеялся, что к этому возрасту избавится от повинности посещать школу. Естественно, это не могло не расстроить парня.
        К этому стоит добавить, что по сериалу мир волшебников отличался повышенной опасностью, следовательно, там ещё нужно умудриться выжить.
        Помимо прочего, волшебники в фильме имели негласную иерархию и расистское разделение на чистокровных, полукровок и маглорожденных. В обычном мире у Ричарда очень высокий статус, а в магическом он окажется в самом низу иерархии, что юношу совершенно не устраивало.
        Но плюсы, без сомнений, имеются. Всё-таки магом быть намного лучше, чем непонятным мутантом.
        Во-вторых, Ричи, зная о том, что является волшебником и через пару лет об этом станет известно как минимум отцу, начал понимать, что сохранить в секрете свои сверхспособности ему не удастся. А раз так, то, может быть, стоит признаться отцу, рассказать ему о магическом даре?
        Из известной информации следовал ещё один вывод  - с наибольшей вероятностью Ричард является полукровкой. Скорее всего, его мать была не иностранной шпионкой, а волшебницей. И опаивала Джеральда она не препаратами с феромонами, а любовным зельем. И как быть с этой информацией? Если рассказать отцу о своих сверхспособностях и мире магии, то он, являясь неглупым человеком, догадается о том, что мать Ричарда волшебница. И кто знает, не изменится ли после этого отношение отца к сыну? Но опять же, рано или поздно Джеральду всё равно станет известен секрет Ричарда. В таком случае, чем раньше он узнает правду, тем будет лучше… Наверное.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 10
        После целого дня размышлений Ричи набрался решимости. Он дождался возвращения отца из Честера и встретил его на выходе из холла.
        - Добрый вечер, отец.
        - Привет, Ричи. Что-то произошло?
        - Пап, нам нужно поговорить… без лишних ушей.
        - Раз нужно, то пойдём в мой кабинет.
        Отец с сыном добрались до кабинета Гросвенора-старшего и разместились в гостевых креслах, расставленных друг напротив друга.
        Джеральд, заметив волнение сына, с беспокойством спросил:
        - Ричи, что случилось?
        - Папа, я должен тебе кое-что сказать…
        - Что?!
        Ричард набрал полную грудь воздуха, выдохнул и сказал:
        - Папа, я волшебник!
        Реакция Джеральда не сильно отличалась от того, как на подобное заявление ребёнка отреагировал бы другой адекватный взрослый. Он добродушно рассмеялся.
        Заметив, что ребенок нахмурился, отец решил успокоить его:
        - Сынок, ты, конечно, неплохой фокусник, но далеко не волшебник.
        - А если я скажу, что не знаю ни одного фокуса и все мои трюки выполняются с помощью сверхспособностей?
        - Я в это не поверю,  - добродушно произнёс Джеральд. - Ричи, пойми, не стоит путать реальность и вымысел. Хм… Наверное, стоит свозить тебя к детскому психологу.
        - Папа, я не сумасшедший! - возмутился Ричард. - Я могу доказать. Выбери предмет, который тебе меньше всего жалко.
        Джеральд решил подыграть ребёнку. Он взял на углу стола увесистую шкатулку с кубинскими сигарами. Выложил оттуда сигары на стол и положил шкатулку перед сыном.
        - Пап, смотри на шкатулку, а лучше вообще положи на неё руку.
        - Хорошо.
        У Джеральда было приподнятое настроение, он ожидал очередного фокуса в исполнении Ричи.
        Мальчик привычно накрутил эмоции и произнес слово-активатор:
        - Абра-Кадабра, исчезни!
        Слова-активаторы Ричард догадался использовать после ряда экспериментов. С ними использование магии дается намного проще. Абра-Кадабра стала универсальным словом-ключиком, помогающим получить правильный эмоциональный настрой. А дальше следовал приказ, который сверхъестественная способность должна исполнить.
        Шкатулка пропала и ладонь Джеральда, потеряв опору, с хлопком ударилась о столешницу.
        Гросвенор-старший был изумлен и восхищён.
        - Ричи, невероятный фокус! - радостно констатировал он. - Ты превращаешься в настоящего иллюзиониста. Молодец. Поделишься с отцом секретом трюка?
        - Никаких трюков,  - пробормотал хмурый Ричард. - Папа, это магия! Я на самом деле заставил шкатулку исчезнуть!
        - Ха-ха-ха-ха! - вырвался смех у Джеральда. - Да, трюк шикарный, но я не верю в волшебство.
        - Папа, маги существуют! - с твердым убеждением сказал Ричард. - Это факт. Они скрываются от простых людей, живут в резервациях. У них даже есть своя валюта и тайное автономное министерство. Когда ребенку с даром мага исполняется одиннадцать лет, к нему приходят представители местной школы магии и волшебства. Юный маг обязан проучиться в этой школе-пансионе минимум пять лет.
        - Ричи, у тебя отличная фантазия,  - усмехнулся Джеральд, естественно, не веря словам ребенка. - Иного от такого гения не ожидалось.
        Ричи пальцами стал массировать виски и начал делать глубокие вдохи, про себя считая до десяти. Немного успокоившись, он внимательно посмотрел на отца и грустным тоном произнёс:
        - Эх… Не думал, что это будет так сложно. Пап, насколько я успел понять, руководители государства должны знать о существовании волшебников. Если не веришь мне, спроси у дяди Чарли. Полагаю он должен знать о Министерстве магии.
        - Ха-ха-ха! - широченная улыбка не сходила с губ Джеральда. - Обязательно расскажу Чарли о волшебниках, которые живут в резервациях, закрытых от простых людей. То-то он посмеется!
        - И ещё я думаю,  - продолжил Ричард после тяжелого вздоха,  - что моя мама на самом деле была волшебницей, а не шпионкой иностранного государства. И она использовала на тебе не химию, а любовные зелья.
        Джеральд настолько громко расхохотался, что сложился пополам, схватившись руками за живот.
        - Ох! Сынок, я тоже считаю, что твоя мать та ещё ведьма, но не думал, что ты того же мнения! - через силу с иронией выдавил из себя герцог, после того, как отсмеялся.
        - Не-е-е-т… - протяжно простонал Ричард, припечатав правую ладонь к своему лицу. - Я предполагал, что это будет непросто… но чтобы настолько!!!
        В ответ на это мистер Гросвенор лишь вновь рассмеялся.
        Ричард решил доказать отцу существование магии более масштабным воздействием, тем более эмоции он сейчас испытывал неподдельные, причем целый коктейль из разнообразных чувств. В порыве он воскликнул:
        - Абра-Кадабра, чертов стол, лети!
        Тяжеленный стол из массива красного дерева взмыл на высоту полутора метров. Он провисел так пару секунд и с жутким грохотом рухнул на пол. От падения затряслись стены, а кресла слегка подпрыгнули. Со стола разлетелись сигары и письменные принадлежности.
        Ричи устало откинулся на спинку кресла и смахнул со лба пот.
        - Ну что, папа, сейчас-то ты мне веришь?!
        Мистер Гросвенор был впечатлён. Даже очень.
        - Не то слово, Ричи,  - с изумлением и с долей восхищения произнес он. - Это был невероятный трюк! Наверное, ты потратил кучу времени, чтобы его выполнить?
        Ричард застонал и прикрыл глаза. Он чувствовал безысходность и хотел выть в полный голос.
        - Боже мой! - воскликнул мальчик. - Папа, ты непрошибаемый!
        - А то! - с гордостью произнёс Джеральд. - Чтобы я поверил в то, что эти фокусы на самом деле являются магией, должно произойти что-то действительно невероятное. Но ты старался, сын. Я понимаю, что ты хотел меня разыграть. В утешение скажу, что у тебя почти получилось.
        - Это магия! МАГИЯ! - воскликнул Ричард. После чего по насмешливой улыбке Джеральда он понял, что доказывать что-либо бесполезно. Махнув рукой, он устало произнес:  - И кому я это пытаюсь доказать?! Ладно… Папа, помнишь, как прошлой зимой тряхнуло дом?
        - Конечно, Ричи.
        - Это был не подземный взрыв. У меня тогда произошёл магический выброс.
        - Хорошая попытка.
        На лице мистера Гросвенора оставалась широченная улыбка, а отвечал он с нотками утешения.
        Ричард отчаялся доказывать отцу свою правоту. Он медленно поднялся с кресла и устало поплелся на выход из кабинета. Перед дверью мальчик обернулся и сказал:
        - Пап, когда поговоришь с дядей Чарли, не говори, что я тебя не предупреждал.
        В этот момент дверь внезапно распахнулась. Ричард едва успел отпрыгнуть в сторону, в паре сантиметров разминувшись с опасным деревянным «снарядом».
        В кабинет ворвался запыхавшийся камердинер Джон. За его спиной в коридоре маячил Стивен  - водитель и телохранитель. Джон, обведя ошалелым взором комнату, обнаружил небольшой погром. На полу валялись ручки, карандаши и сигары. У стола были выдвинуты ящики.
        - Сэр, простите, что врываюсь,  - начал он,  - но что у вас произошло? Мы слышали жуткий грохот.
        - Хо-хо, Джон! - беспечно махнул слуге правой рукой мистер Гросвенор. - Это Ричи всего лишь показывал неудачный фокус. Инвентарь не выдержал нагрузки.
        Отец подмигнул сыну, который устало закатил глаза к потолку, после чего мистер Гросвенор добавил:
        - Ричи, в следующий раз воспользуйся лесками попрочнее. А лучше проводи эксперименты над другой мебелью. Этот стол как-никак раритет восемнадцатого века.
        Ричарду хотелось по-взрослому заматериться, но что позволено обычному человеку, не дозволено аристократу. Несколько раз у него уже срывались с губ матерные слова, за что был порот, не больно, но довольно унизительно.
        - Так, я пошел,  - выдавил из себя Ричард, после чего удалился из кабинета.

***
        Королевский благотворительный прием состоялся в следующее воскресенье. Ричард отправился туда с отцом, как и в прошлый раз.
        На этот раз старший и младший Гросвеноры прибыли на прием на час раньше. В роскошном бальном зале дворца было совсем немного людей.
        Старший Гросвенор стал искать своего друга, а сын не отходил от него ни на шаг. Когда же принц Чарльз был обнаружен, Джеральд направился к нему и добродушно произнёс:
        - Чарли, привет!
        - О, Джи! Рад тебя видеть,  - встретил друга широкой улыбкой пожилой принц. - Привет, Ричи.
        - Здравствуйте, дядя Чарли.
        - Как добрались? - спросил принц.
        - Спасибо, Чарли, дорога сегодня была на удивление свободной. Мы даже доехали намного быстрее,  - ответил Джеральд. - Хочешь шутку?
        - Новая шутка? - обрадовался принц Чарльз. - Ты же знаешь, я люблю такие вещи.
        - Недавно Ричи занялся новым хобби  - фокусами. А в прошлое воскресенье он заявил, что является волшебником,  - насмешливым тоном поведал старший Гросвенор. - Но это ещё не все. Он в качестве доказательства приготовил фокус  - с помощью какого-то трюка поднял в воздух мой письменный стол, правда, потом уронил его с большой высоты. Если бы стол не был настолько прочным, он бы точно развалился от такого.
        - Удивительно,  - принц не веселился, он внимательно разглядывал крестника. - Ричи, ты покажешь нам этот фокус?
        - Это не фокус, дядя Чарли. Я тогда сильно разозлился на то, что отец не верит мне, и использовал направленный магический выброс. Хоть вы ему скажите, что я на самом деле волшебник.
        - Вот-вот,  - добродушно усмехнулся Джеральд. - Мне он то же самое говорил. Чарли, а еще представь, Ричи придумал чуть ли не сценарий к фантастическому рассказу. Будто рядом с нами в скрытых резервациях живут волшебники, у них есть школа магии и своё тайное министерство. А когда ему исполнится одиннадцать, его заберут в школу магии и волшебства.
        Вместо ожидаемого смеха от принца Чарльза, который был предельно серьёзен, донёсся вопрос:
        - Ричи, откуда ты это узнал?
        - Просто узнал, дядя Чарли,  - пожал плечами Ричард. Не зная, как подать эту информацию, он решил разыграть из себя дурачка. - Эти знания появились у меня в голове, причём я прекрасно понимал, что вижу предполагаемый вариант развития будущего.
        - Ричи, и часто ты будущее можешь предсказывать? - с любопытством спросил принц Чарльз.
        - Такое случилось со мной всего один раз чуть больше года назад после сильного магического выброса, только я тогда еще не понял, что являюсь волшебником. А когда осознал, что владею сверхспособностями, долго не мог в это поверить. Вначале я считал себя мутантом, как в комиксах «Люди Х», но потом внезапно четко осознал, что являюсь волшебником.
        - Так, Чарли, не подыгрывай ребенку! - произнёс Джеральд.
        - Вообще-то, Джи, твой сын прав,  - сказал принц Чарльз. - Только я был удивлён тому, что он знает о магическом мире, ещё даже не встретившись с преподавателем из Хогвартса.
        - Хогвартса? - вопросительно вздернул брови Джеральд.
        - Так называется школа магии и волшебства Британии, Шотландии и Ирландии,  - пояснил принц.
        - Ой, Чарли,  - закатил глаза к потолку старший Гросвенор с видом человека, который устал от шутки. - Я тебя умоляю! Это уже не смешно.
        - Джеральд, ты видел, чтобы я шутил? - сохраняя серьёзное лицо, спросил принц. - Это правда. Волшебники со времён инквизиции скрываются от простых людей. У них есть свои учебные заведения. Если у ребёнка обнаружился дар мага, он обязан выучиться в школе магии и волшебства, чтобы научиться контролировать свой дар. О существовании волшебников знает немного людей: я, Королева, Премьер-министр, руководители тайных служб и некоторые спецагенты. А еще родители и близкие родственники магов, которые родились в обычных семьях. Или же обычные люди, которые родились у волшебников.
        - Вы что, с Ричи сговорились? - спросил Гросвенор-старший.
        - Джеральд, ты мне не веришь? - серьёзным тоном спросил принц Чарльз. - После стольких лет дружбы…
        По тону друга Джеральд понял, что Чарльз не шутит. Но в голове герцога не укладывалось, что волшебство может существовать в реальности.
        - Чарли, ты серьезно? - брови Джеральда от ошеломления поползли ещё выше.
        - Я полностью серьезен, Джи.
        - Но это же звучит, как полный бред! - старший Гросвенор выглядел ошарашенным.
        - Тем не менее, Джи, это так. Маги существуют. Они на самом деле живут в резервациях, хотя и не все. Некоторые из них проживают рядом с обычными людьми. А считанные единицы из них даже являются аристократами. Раньше волшебники вообще частенько старались породниться с аристократией, из-за чего многим лордам было известно о Хогвартсе.
        - Это что, выходит, Ричи на самом деле волшебник? - Джеральд с удивлением рассматривал сына.
        - Возможно,  - неуверенно пожал плечами принц Чарльз. - Об этом точно станет известно летом того года, когда Ричи исполнится одиннадцать лет.
        - Дядя Чарли, папа,  - вступил в диалог мужчин Ричард,  - вы не сомневайтесь  - я на самом деле волшебник. Поэтому хотелось бы узнать о мире магов как можно больше. Лучше всего найти репетитора среди них. Такое же возможно?
        - Хм… - принц задумался. - Полагаю, можно что-нибудь придумать. У нас есть выходы на высокопоставленных волшебников.
        - Погоди, Чарли,  - сказал Джеральд,  - а разве наличие Министерства магии не говорит о том, что оно подчиняется приказам вышестоящих органов?
        - На самом деле Министерство магии полностью автономное. Волшебники сами выбирают Министра Магии. Основная суть этой организации  - скрывать существование волшебников от простых людей.
        - Но зачем? - удивился Джеральд.
        - Страх,  - спокойно ответил принц Чарльз. - Волшебников настолько сильно испугала инквизиция, что они до сих пор не могут отойти. А нам выгодно, чтобы маги тратили силы на контроль друг друга.
        - И что, Чарли,  - продолжил Гросвенор-старший,  - вы терпите у себя под носом неконтролируемое сообщество?
        - Терпим,  - кивнул принц Чарльз. - На самом деле, во-первых, у нас есть рычаги давления на магов. Во-вторых, нам выгодно, что маги думают, будто они свободны и контролируют ситуацию. Пока они не лезут к простым людям или не пытаются захватить власть, нам плевать. Аналогично нам плевать, кто будет править волшебниками.
        Ричард припомнил, что в сериале злой волшебник пытался то ли мир уничтожить, то ли власть захватить. Поскольку тогда у него не было такой памяти, как сейчас, попаданец путался. Он решил вмешаться в диалог и уточнить некоторые нюансы:
        - Погодите, дядя Чарли, а если к власти в Министерстве магии придёт какой-нибудь маньяк и устроит геноцид?
        - Ричи, прости за откровенность, но нам плевать на то, что происходит у магов, пока это не затрагивает обычных людей. Даже если волшебники перебьют друг друга, нам будет только проще. А вот если волшебник-маньяк придёт к власти и начнёт устраивать геноцид простых людей, то на это у нас есть решение. Несколько ракетных бомбардировок по поселениям магов решат эту проблему кардинальным образом.
        - Понятно,  - сказал Ричард. - А как же магические террористы?
        - Так же, как и обычные террористы,  - ответил принц Чарльз. - Ричи, террористы были, есть и будут. С обычными борются спецслужбы, а волшебникам противостоит магический аналог спецназа, подконтрольный Министерству магии. У магов даже есть своя тюрьма для преступников. В конце семидесятых годов в Британии существовала террористическая группировка волшебников. Какое-то время они слишком сильно распоясались и стали устраивать теракты у нас. В итоге мы пригрозили магам, что если они эту проблему не решат, то этим займёмся мы и не будем разбираться кто хороший, кто плохой. Всего через полгода этой террористической группировки не стало.
        - И все же, Чарли, я не могу поверить, что у нас под боком живут люди со сверхспособностями,  - произнёс Джеральд.
        Принц Чарльз на это ответил:
        - Вначале я тоже не мог поверить, думал, что это шутка. Но… Изредка представители королевской семьи и высокопоставленные люди могут получить лечение в волшебной клинике, в которой целители творят чудеса. Как ты думаешь, почему мама дожила до своего возраста и имеет столь отменное здоровье? Я и сам один раз лечился в больнице для магов, поэтому чувствую себя молодым.
        - Эй! - возмутился Джеральд. - С этого и надо было начинать! Так, Чарли, нам нужно поговорить…
        Гросвенор-старший приобнял друга и повёл его в сторону.
        - Сынок, побудь здесь,  - сказал он. - Так вот, Чарли, сколько будет стоить подлатать организм одному очаровательному герцогу? А эликсир молодости или аналог у них есть? А…
        Дальше Ричард ничего не мог расслышать. Поняв, что убеждение отца в реальности магии и мира волшебников завершилось, мальчик направился на выход из зала в поисках принца Уильяма, или, для него, просто Билла.

***
        Через пару дней после благотворительного приёма Джеральд на четыре дня лёг в больницу для волшебников. Домой он вернулся слегка помолодевшим и полным сил. С виду мужчина сбросил лет пятнадцать-двадцать, морщины слегка разгладились, кожа на подбородке подтянулась и ушли лишние килограммы. Складывалось ощущение, будто мистер Гросвенор подвергся дорогостоящей пластической операции.
        Джеральд оказался дома к обеду. После завершения приёма пищи он позвал сына в гостиную, где отец и сын по традиции разместились в креслах возле камина.
        - Ричи, теперь я абсолютно точно уверен в существовании волшебников. Хо-хо! - добродушно усмехнулся Джеральд. - Сложно не поверить в подобное, за четыре дня избавившись от хронических болезней и слегка помолодев. Правда, должен отметить, что все волшебники странные.
        - Не сомневаюсь в этом. Папа, ты действительно выглядишь намного лучше. Но… Признаюсь, я боялся, что ты после того, как узнаешь, что я маг, станешь ко мне относиться хуже.
        - Что за вздор! - возмущенно фыркнул лорд Гросвенор. - Ричи, ты мой сын. Я люблю тебя вне зависимости от твоих способностей. Подумаешь, маг! Для меня это то же самое, что и фокусник или если бы ты имел другие таланты, например, умел играть на скрипке.
        - Спасибо,  - тихо пробормотал Ричард, в душе испытывая облегчение.
        - Кстати, сынок, сегодня со мной связался Чарли. Он сказал, что нашёл тебе репетитора-волшебника.
        - А как это получилось, он не сказал? - с любопытством спросил Ричард.
        - Чарли много чего говорил, как обычно,  - пожал плечами мистер Гросвенор. - Если тебе любопытно, то Чарли через свои каналы связался с Министром Магии и попросил у неё наставника по волшебству для члена королевской семьи. Волшебный Министр была шокирована и сразу же согласилась. Причём она отказалась от оплаты, сказав, что наставник будет предоставлен за счёт казны министерства волшебников. Так что, Ричи, готовься  - завтра к нам приедет Чарли в компании магов.
        - Жду с нетерпением.
        Остаток дня тянулся подобно резине. Ричард волновался в ожидании встречи с настоящим волшебником.
        С утра Ричард после аэробики принял душ и нарядился в новенький костюмчик с иголочки. Он залил волосы гелем и зачесал их назад. Попаданец выглядел образцовым ребёнком-аристократом, само воплощение элегантности. Спину он держал ровно, плечи расправлены, лишь глаза выдавали волнение.
        Примерно через час после завтрака раздался дверной звонок, после чего горничная проводила гостей в гостиную, в которой расположились оба Гросвенора.
        Из трех гостей лишь один был знаком Ричарду  - принц Чарльз. Его сопровождали две леди.
        По правую руку от принца с важным видом плавно шествовала женщина на вид примерно сорока лет или чуть постарше, но Ричард не обманывался её внешностью, ведь, как он успел узнать, у магов есть средства для омоложения. Да что там волшебники  - у простых людей тоже полно средств, чтобы выглядеть моложе.
        Женщина серо-синими глазами с любопытством и живостью разглядывала интерьер и оценивающе пробежалась по обоим Гросвенорам. Её рыжие волосы были собраны в строгий пучок. Нельзя сказать, что гостья является красавицей, если судить по её лицу. Не уродина, даже вполне симпатичная. Однако, если бы нос был поуже, а губы потоньше, это бы точно пошло ей на пользу. Одета она была в строгий и элегантный костюм. Но даже в такой простой одежде дама умудрялась выглядеть развратной, привлекая мужские взгляды. Виной тому бюст, выдающийся аж на пять размеров, тонкая талия и прямая осанка, благодаря которой дама выглядит более фигуристой.
        По левую руку от наследника престола шла пожилая леди. Эта крошечного роста сутулая старушка с морщинистым, словно затянутым паутиной лицом, имела живой взгляд блеклых серых глаз. Седые волосы были забраны в хвост. Одета она была в старомодное закрытое платье тёмно-зелёного цвета.
        Принц Чарльз произнёс:
        - Дамы, позвольте представить вам  - Лорд Джеральд Гросвенор, герцог Вестминстерский; и мой крестник  - Граф Ричард Гросвенор. Именно о нём я вам говорил. Ричи, Джеральд  - эта прекрасная леди,  - указал он на женщину с пышными формами,  - Миллисента Багнолд, Министр Магии. А эта замечательная леди,  - указал он на старушку,  - Гризельда Марчбэнкс, старейшина Визенгамота  - суда волшебников. Она вызвалась побыть репетитором у Ричарда.
        Джеральд с достоинством поклонился дамам. Ричард повторил поклон за отцом.
        Миссис Багнолд ослепительно улыбнулась и вежливо произнесла:
        - Рада знакомству, господа. Для меня честь оказать услугу герцогу и его наследнику.
        - Что вы, леди,  - в таком же вежливом тоне ответил Гросвенор-старший. - Это для нас честь принимать у себя дома таких гостей. Прошу, в ногах правды нет,  - указал он ладонью на диванчики, стоящие друг напротив друга.
        Старушка с любопытством разглядывала Ричарда. Довольно громко она сказала:
        - Прелестный мальчик. Это тебя я буду учить волшебству?
        - Да, мадам,  - ответил Ричард. - Простите за нескромный вопрос, можно поинтересоваться, сколько вам лет?
        - Вопрос действительно нескромный,  - излишне громко ответила старушка. По всей видимости, у неё были проблемы со слухом. - Я преподавала чары в Хогвартсе еще лет двести назад, так что тебе достался очень опытный наставник, Ричард. Надеюсь, ты не подведешь моих ожиданий и окажешься действительно настолько талантливым, как тебя описывала Миллисента.
        - Постараюсь, мадам,  - ответил Ричард, впечатлённый возрастом пожилой леди. - Позвольте вам помочь.
        Ричи подал старушке локоть, за который она вежливо взялась, не отказавшись от помощи. Судя по взгляду, которым мадам Марчбэнкс одарила мальчика, он только что в её глазах заработал несколько баллов.
        Вскоре волшебницы разместились на диване, который стоял ближе к лестнице, а Ричи, Чарльз и Джеральд сели напротив. Волшебниц и аристократов разделял друг от друга журнальный столик из красного дерева. Ричард оказался зажат с двух сторон взрослыми.
        Тут же в гостиную впорхнула служанка с подносом. Молодая девушка двигалась бесшумно. Она ловко расставила на журнальном столике пять чашек с блюдцами, серебряные чайные ложки, пузатый фарфоровый чайник с горячим Эрл Греем, сахарницу и молочник. Туда же поместились вазочки с джемом, вафлями, конфетами и печеньем.
        Служанка удалилась из комнаты также быстро и бесшумно, как и появилась.
        - Оригинально,  - довольно громко восхитилась мадам Марчбэнкс. - В последний раз я видела магловскую прислугу лет семьдесят назад. Определенно, на горничных смотреть гораздо интересней, чем на домовиков.
        - Домовиков? - вежливо вопросил Гросвенор-старший.
        - Магическая прислуга,  - пояснила Министр Магии. - Предвосхищая ваш второй вопрос  - маглы… хм… так многие волшебники называют обычных людей.
        - Я примерно так и думал,  - словно размышляя вслух, произнёс Джеральд. - Классическая проблема малых закрытых сообществ. Им просто жизненно необходимо придумать оправдание тому, что приходится жить в резервации, оторванными от большого мира. Для этого закрытые племена придумывают себе идеологию, из которой следует, что они лучше всех. Всем остальным они дают презрительные клички. Магл, так полагаю, это производное от мугл (грязь)?
        Госпожа министр ничем не продемонстрировала, что её слегка задели слова герцога. Будучи хорошей актрисой, она мило улыбнулась и с восхищением произнесла:
        - Джеральд, вы совершенно правы. К сожалению, большинство волшебников считает простых людей грязью. Я уже десятый год на посту министра пытаюсь бороться с этим. Стараюсь искоренить принижение магических меньшинств и презрительное отношение к простым людям. Жаль, но у меня мало что получилось. Слишком глубоко проникло презрение чистокровных магов к людям, которые не имеют дара волшебника. Представьте себе, многие чистокровные семьи отказываются от своих детей, у которых не обнаружилось магического дара  - их называют "сквибы". А некоторые доходят до того, что даже стирают таким детям память.
        - Кошмар! - ужаснулся принц Чарльз.
        Джеральд нахмурился и поиграл желваками, после чего произнёс:
        - Миссис Багнолд, я правильно понимаю  - общество волшебников разделено на касты. Чистокровные и…
        - Помимо чистокровных они выделяют полукровок  - у кого один из родителей был волшебником. А еще есть третья категория  - маглорожденные…
        Министр бросила на Ричарда красноречивый взгляд. Джеральд проследил за этим взором. Он сложил в своей голове паззл и понял, что сын со статусом маглорожденного в обществе волшебников будет считаться кем-то вроде негра во времена колониальных завоеваний.
        - Миссис Багнолд,  - сказал герцог,  - если вы про Ричи, то он не маглорожденный. Его мать волшебница.
        - Вот как! - обрадовалась госпожа министр. - Это же замечательно! А где она сейчас?! Ой, простите… - смутилась она, посчитав, что задала бестактный вопрос.
        - Всё в порядке, миссис Багнолд,  - ответил Джеральд. - Четыре года назад выяснилось, что супруга опоила меня любовными зельями. Тогда-то мы с ней расстались.
        - Понимаю,  - ничуть не удивилась госпожа министр. - Такое часто случается.
        Пока Министр Магии и герцог общались, старушка, наплевав на всех, спокойно попивала чай. От наслаждения она прикрывала глаза и с восторгом пробовала разные сладости.
        - Прелестный чай,  - сказала Марчбэнкс. - И сладости выше всяких похвал. Мальчик,  - обратилась она к Ричарду,  - что ты уже умеешь?
        - Полагаю, мадам Марчбэнкс, вас интересуют мои волшебные навыки?
        - Да-да,  - пару раз кивнула мадам Марчбэнкс.
        - Вот, например…
        Ричи продемонстрировал, как выхватывает из воздуха монету, и подкинул её вверх, где она исчезла. Затем мальчик переместил себе в руки часы принца Чарльза, продемонстрировал их всем окружающим и таким же способом вернул на место.
        Две волшебницы с любопытством наблюдали за манипуляциями Ричарда.
        Для следующего трюка юному магу понадобилось больше эмоций и концентрации. Для этого он произнёс ключ-активатор:
        - Абра-Кадабра… Чашка, лети.
        Обе волшебницы дернулись, как от пощечины. У обеих дам почти мгновенно в руках появились маленькие деревянные указки, которые оказались наставлены на мальчика.
        Ричард, в этот момент при помощи левитации поднявший в воздух свою чашку, испугался резких движений дам и потерял концентрацию. Из-за этого чашка рухнула на блюдце, и раздался звон бьющегося фарфора.
        - Что это было, молодой человек?! - строгим тоном спросила миссис Багнолд. - Вы зачем нас пугаете?
        - Простите,  - с недоумением протянул Ричард. - Я не ожидал, что вас напугает банальная левитация.
        - Левитация?! - смешливо хрюкнула старушка. - Мерлин всемогущий! При помощи непростительного заклинания?
        - Хм… - госпожа министр сурово поджала губы. - Юноша, что за слова вы произносили?
        - Мадам, эти слова я выдумал для того, чтобы облегчить активацию сверхспособностей. Абра-Кадабра…
        Волшебницы снова вздрогнули. Ричард удивлённо вскинул брови и продолжил:
        - Вроде обычные слова, которыми пользуются фокусники-иллюзионисты.
        Волшебницы спрятали свои указки.
        - Хм… - протянула Министр Магии. - Молодой человек, постарайтесь больше не пользоваться этими словами. Просто у волшебников существует заклинание с похожим активатором. Это смертельное запрещенное заклинание, непростительное, за использование которого последует наказание.
        Старушка усмехнулась и веселым тоном громко сказала:
        - А мальчик хорош! Сам додумался?
        - Да, мэм,  - кивнул Ричард.
        - Милли, ты только подумай  - в таком возрасте сам научился использовать магические выбросы в виде беспалочковых заклинаний. Левитация и призыв вещей. У моей подружки внук такого же возраста лишь недавно разродился первым магическим выбросом. Определенно, я беру такой талант в ученики. - Пристально посмотрев на мальчика, она добавила:  - Будешь приходить ко мне домой рано утром по субботам и воскресеньям.
        - Эм… Мадам Марчбэнкс,  - начал Ричард,  - а где вы живёте? Далеко?
        - Об этом не беспокойся,  - как ни в чём ни бывало отмахнулась пожилая волшебница. - Ричи, я сделаю тебе двухсторонний портал из твоего дома в мой.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 11
        Ричард представлял себе портал в виде огромной круглой арки, как в голосериале «Звездные врата». Даже если арка будет компактной, то это не меньше пары метров в диаметре. Или же перед его взором представала гигантская космическая портальная станция, при помощи которой ученые отправляют к другим звёздам разведывательные зонды и космические корабли.
        Ричарду было любопытно посмотреть на портал и он размышлял над тем, откуда пожилая леди достанет столь крупное устройство. Но волшебница серьёзно удивила юношу.
        Мадам Марчбэнкс достала деревянную указку и сняла с запястья браслет из серебра. Положив украшение на журнальный столик, она стала махать указкой и что-то забормотала. Разобрать слов было невозможно.
        Закончив размахивать указкой, мадам Марчбэнкс произнесла:
        - Мой мальчик, я зачаровала этот браслет в портал. Чтобы воспользоваться им, нужно будет взять браслет в руку и произнести слово Портус. Запомнишь?
        - Уже запомнил, мадам,  - сохраняя на лице маску спокойствия, ответил Ричард, хотя в настоящий момент он испытывал непередаваемую гамму эмоций. - У меня отличная память, хоть и не эйдетическая. Простите, я заметил, что когда вы сказали Портус, ничего не произошло. А что будет, если я возьму в руки браслет, а ключевое слово скажет кто-то другой?
        - Ровным счетом ничего,  - громко ответила старушка. - Портал сработает только при двух условиях: первое  - его кто-то касается голой кожей; второе  - касающийся вслух произносит слово-активатор. По умолчанию для всех порталов используют в качестве такого активатора слово Портус. И еще, Ричард, называй меня Наставница!
        - Хорошо, Наставница,  - ответил Ричард. - Скажите, а если портал, к примеру, возьмёт в руки кто-то другой и активирует его? Например, прислуга. Он сработает?
        - Да,  - ответила старушка. - В чём прелесть порталов  - они могут перемещать даже маглов.
        Министр Магии одарила мужчин виноватой улыбкой и произнесла:
        - Извиняюсь, джентльмены, но нам пора. Дела не ждут… Я и так с трудом выкроила время на визит.
        - Что вы, что вы! - ответил старший Гросвенор. - Мы всё прекрасно понимаем. У вас важная должность. Рад был с вами познакомиться, госпожа министр. Если вам что-то понадобится, обращайтесь ко мне… Если только это не потребует трат размером с бюджет небольшой страны, я готов помочь или же внести «скромное» пожертвование.
        - Пожертвование? - казалось, что госпожа министр мгновенно передумала куда-либо уходить. - Пожалуй, я могу ненадолго задержаться,  - очаровательно улыбнулась она герцогу. - Мистер Гросвенор, если не секрет, чем вы занимаетесь?
        - Не секрет,  - ответил Джеральд. - Я продолжаю стратегию инвестиций моих предков: земли, строительство недвижимости, продажа и сдача в аренду.
        В глазах Миллисенты появился алчный блеск. Она кончиком языка облизнула губы и сказала:
        - Мистер Гросвенор, у нас в планах было строительство магического посёлка. Небольшая деревенька в пределах Великобритании. Месторасположение неважно, но желательно в отдалении от посёлков обычных людей. Скажите, пожалуйста, реально ли найти землю для такого строительства?
        - Скажу больше, это не только возможно,  - ответил Джеральд,  - у меня даже есть такая земля. Более того, я даже могу построить дома и инфраструктуру. О каком количестве земли идёт речь?
        - Нам нужна деревенька домов на сто, но желательно, чтобы у каждого домовладения было где-то по пять акров земли. Выпускники Пуффендуя жаждут получить земельные наделы для строительства ферм и ведения сельского хозяйства. Строительство необязательно, мы сами справимся быстрее и дешевле.
        - Шотландия вам подойдет? - спросил Джеральд у министра.
        - Вполне,  - с волнением ответила Миллисента.
        - В таком случае я готов от имени Гросвеноров сдать волшебникам землю в бессрочную аренду по минимальной цене.
        - Замечательно! - обрадовалась Министр Магии. - О цене и местонахождении земель предлагаю обсудить вопрос позже. Я пришлю к вам компетентного специалиста из отдела Магического хозяйства. Если вы не против, то нам удобнее было бы работать в магической валюте. К сожалению, воспользоваться банком волшебников сможет лишь ваш сын.
        - О! Ничего страшного,  - широко улыбнулся Джеральд. - Я оформлю эти земли на сына, а ренту арендаторы будут выплачивать ему. Восемьсот сорок акров живописной местности вас устроит?
        - О да! - обрадовалась госпожа министр. - Это даже больше, чем я ожидала. Но если на этом все…
        - Не смею вас задерживать,  - ослепительно улыбнулся Джеральд.
        - Мадам… - госпожа министр посмотрела на свою спутницу и не успела закончить фразу.
        - Да-да, я тоже с тобой аппарирую, милочка,  - покинула уютный диван старушка. - Ричард, я жду тебя в субботу в девять утра. Не опаздывай.
        Ведьмы крутанулись и исчезли. В гостиной раздалось два слабых хлопка.
        Всё напускное спокойствие старшего Гросвенора мгновенно смыло. Он устало откинулся на спинку дивана и хриплым голосом вопросил:
        - Чарли, ты тоже это видел?
        - Как две ведьмы телепортировались? - спросил принц Чарльз.
        - Ага,  - подтвердил кивком головы Джеральд.
        - Нет, я в этот момент моргнул,  - насмешливо ответил принц. - Ричи, а ты что думаешь по этому поводу?
        - Чудно… - протянул мальчик. - Весьма чудно… Я в шоке от возможностей волшебников, а так вроде неплохо всё складывается.
        Ричард на самом деле пребывал в состоянии ступора. Он протянул руку и взял серебряный браслет. В голове мальчика пронеслись мысли:

«Неужели эта маленькая штука способна на то же самое, что и огромная установка, для питания которой требуется термоядерный реактор повышенной мощности? То есть она действительно может переместить человека из одной точки планеты в другую? А в другую галактику тоже может? Боже мой! Если это на самом деле так, то пара взмахов палочкой волшебника позволят заработать миллиарды. Нет, триллионы! Порталы способны в корне изменить логистику и возможности человечества. Почему же маги до сих пор живут в резервациях, а не занимают ключевые должности в корпорациях с зарплатами, как у ведущих топ-менеджеров?!»
        Голос старшего Гросвенора вывел мальчика из раздумий:
        - Ну что, Ричи, теперь у тебя будет небольшой источник магической валюты. Заодно я сразу решил проблему твоего статуса среди волшебников и подмазался к Министру Магии.
        - Неплохой ход, отец,  - честно признал Ричард. - Мне еще многому предстоит у тебя научиться. За дешевые и бесполезные земли в шотландской глубинке убить сразу трех зайцев  - это достойно восхищения.
        - Дешевые?! - усмехнулся Джеральд. - Они последние лет пять были убыточными. А теперь станут приносить хоть какой-нибудь доход.
        - Это ещё более восхитительно! - Ричард с восторгом посмотрел на отца. - Кстати, дядя Чарли, как думаете, можно ли волшебников привлечь к бизнесу?
        - Что ты имеешь в виду, Ричард? - спросил принц.
        - М-м-м… - задумчиво протянул мальчик. - Допустим, если привлечь волшебников к разработке новых технологий.
        - Только если тайно,  - ответил Чарльз. - У магов действует международный Статут секретности. То есть волшебники по всему миру обязаны скрываться от простых людей. У британских магов, если меня не подводит память, есть даже законы, которые запрещают зачаровывать технику и обычные вещи.
        - Это плохо,  - Ричи провёл тыльной стороной правой руки по подбородку. - Как думаете, а если госпожу министра подкупить чем-нибудь, есть шанс изменить законы? Допустим, создать лазейку, по которой маги в тайне смогут зачаровывать вещи для обычных людей, которым известно о волшебниках?
        Принц Чарльз ненадолго задумался, после чего дал мальчику ответ:
        - Полагаю, Ричи, что такое возможно. Цена вопроса! Все упирается в то, сможешь ли ты заинтересовать нужных людей. Только зачем тебе это, крестник?
        - Деньги! Дядя Чарли, на этом можно заработать огромные деньги. Мало того, ещё больше средств получится сэкономить. Я просто представить не могу, как можно не воспользоваться таким ресурсом, как маги.
        - Боюсь, ничего не получится,  - отрицательно покачал головой принц. - Ричи, многие люди хотели бы использовать волшебников в своих целях, вот только маги не желают этого.
        - Их просто недостаточно мотивируют,  - с твердой уверенностью заявил Ричард.

  - Ричи, забудь об этом,  - решил на этом закончить разговор принц.

  - Ладно,  - сказал мальчик, решив сменить тему. - Пап, а почему именно такое решение с землей?
        - Хороший вопрос, сын. По обрывкам информации я понял следующее. Во-первых, волшебников мало. Во-вторых, у них имеется своя валюта. Это похоже на казино с фишками. То есть у казино цель состоит в том, чтобы человек пришёл к ним со своими деньгами, купил фишки и оставил их все в заведении. Если же он унесет фишки с собой, то они станут бесполезными.
        - Любопытно,  - произнёс принц Чарльз. - То есть, Джи, ты представляешь себе общество волшебников в виде огромного казино?
        - Что-то вроде того,  - согласился Джеральд. - Ты сам слышал слова госпожи министра  - им нужны фермеры. Это значит, что волшебники используют товары своего производства. Если учесть, что она просила небольшую территорию для фермерских хозяйств, можно сделать вывод о том, что потребление у магов небольшое, как и их численность.
        - Джи, а если допустить, что при помощи магии волшебники снимают по четыре рекордных урожая в год? - спросил Чарльз.
        - Даже это немного,  - отмахнулся Джеральд. - Суть в другом  - фишки волшебников, то есть их внутренняя валюта, курсируют внутри волшебного общества. Это означает, что запас волшебной валюты относительно небольшой. Вероятнее всего, есть возможность обмена фунтов на их фишки, чтобы маги, живущие среди обычных людей, могли получать свои фантики и становиться участниками магического рынка. Но в таком случае должно быть ограничение на обмен.
        - Зачем ограничение? - с любопытством спросил принц. - Я так понял, что магам все же нужны фунты.
        - Защитный механизм, который неизбежен в обществе с подобным расслоением,  - пояснил Джеральд. - Допустим, мы с тобой чистокровные волшебники. Наши предки заработали какое-то состояние фишек, которым мы гордимся. И тут приходит какой-то выскочка-маглорожденный, который достаёт пачку фунтов «на карманные расходы», которые при обмене на фишки становятся больше, чем наш совокупный капитал.
        Чарльз усмехнулся и понимающе сказал:
        - Ха! Да уж… Ричи с состоянием Гросвеноров выкупит на корню весь мирок британских волшебников и устроит им обвал курса фишек.
        - Вот об этом и речь,  - сказал другу Джеральд. - Поэтому лучше всего будет, если Ричи начнёт копить фишки уже сейчас. Сотня арендаторов-фермеров  - это весьма неплохое подспорье по любым меркам. Сын в среде магов будет иметь возможность быть не стесненным в средствах. А с учётом маленького общества, в среде которого слухи должны быстро распространяться, Ричи получит определенную известность. Я так понял, что в школе существует несколько факультетов, один из которых называется Пуффендуй. Раз наши арендаторы будут выпускниками этого факультета, то тебе, Ричи, стоит постараться поступить на него. Там у тебя будет авторитет или хотя бы его зачатки, что позволит легче адаптироваться в обществе волшебников.
        - Папа, я тебя прекрасно понял и полностью согласен.

***
        Субботы Ричард ожидал с нетерпением. Но раньше наступила среда.
        В этот день к Джеральду Гросвенору уже успел явиться руководитель отдела Магического хозяйства Министерства магии, только в этот момент Ричард был занят занятиями с репетиторами по программе третьего класса средней школы.
        С представителем органа управления волшебников был заключен контракт на аренду Министерством магии участка земли сроком на девяносто лет с правом субаренды. По истечении этого срока, арендаторы будут платить деньги напрямую собственнику, то есть Гросвенорам. До тех же пор Министерство магии по договору обязуется выплачивать Ричарду Гросвенору или его наследнику по десять галлеонов в год за гектар, то есть в общем три тысячи четыреста галлеонов ежегодно.
        Обо всем этом Джеральд поведал после ужина Ричарду.
        - Пап, что такое галлеон? - спросил мальчик.
        - Галлеон  - это самая крупная «фишка» британских магов. Он вроде как золотой. У магов есть еще два вида монет. Сикль  - вроде как серебряный, их семнадцать в одном галлеоне. И кнат  - маленькая медная монета, их двадцать девять в одном сикле. В общем, классика малого сообщества  - всё сделано для того, чтобы быть не такими, как обычные люди. Даже с монетами маги сильно извратились.
        - Папа, почему ты говоришь «вроде как»?
        - Потому, Ричи, что один галлеон стоит в районе пяти фунтов. На самом деле золота в галлеоне и серебра в сикле ровно столько, чтобы они стоили примерно так же, то есть совсем немного. Иначе волшебники толпами несли бы свою валюту в ломбарды.
        - Пять фунтов, да? - Ричард быстро прикинул в уме сумму ренты. - Семнадцать тысяч фунтов в год?! - скривил он лицо, словно съел лимон. - Я столько потратил на недельное проживание в Токио.
        - Пришлось пойти на уступки,  - ответил Джеральд. - Воспринимай это как взятку ради лояльного отношения со стороны правительства волшебников.
        - Наверняка Министерство магии задерет цену субаренды в два-три раза,  - недовольно пробурчал Ричард.
        - Не сомневаюсь в этом, сын. Еще они наверняка сами построят фермы по минимальной цене и продадут их фермерам в ипотеку или в долгосрочную рассрочку по цене в несколько раз выше себестоимости. Я так понял, что у Министерства магии не очень много способов пополнять казну: налоги с лавочников-волшебников, акцизы, пошлины на магические товары, штрафы. А магов нужно куда-то девать после школы. Кто-то станет фермером, кто-то пойдёт работать в больницу для магов, а остальных куда? Чтобы не плодить преступность, большинство магов устраивают в Министерство магии, а им всем нужно платить зарплату. То есть вся суть магического общества Великобритании  - работа ради работы.
        - Прямо как в армии  - лишь бы солдат был чем-то занят, чтобы не было свободного времени на ерунду.
        - Верно подмечено, Ричи. Кстати, зарплаты у волшебников небольшие, а при всех усилиях уровень безработицы довольно высокий. Руководитель отдела Магического хозяйства получает всего двести пятьдесят галлеонов в месяц.
        - Что-то совсем скромно для руководителя отдела,  - заметил Ричард. - На этом фоне мои три с небольшим тысячи в год смотрятся солидной суммой. Это даже немного больше, чем зарплата министерской шишки. Но всё равно этого мало. Папа, ты у волшебника выяснил, сколько денег можно перевести в «фишки»?
        - Конечно, Ричи. Обменом и хранением валюты занимается единственный волшебный банк в Великобритании, который принадлежит… - Джеральд многозначительно хмыкнул:  - Гоблинам! У них лимит в тысячу фунтов в месяц на одного волшебника.
        - Негусто. С такими деньгами особо не развернёшься… Значит, гоблины, да?
        - Гоблины.
        - Гоблины?!
        - Гоблины!
        - Папа, это обалдеть, как странно! Откуда вообще появились какие-то гоблины?
        - Хороший вопрос, Ричи,  - кривая усмешка вылезла на лицо Джеральда. - Я тоже им задался. Благо, волшебник попался общительный. Он рассказал, что примерно шестьсот лет назад в нашем мире появились коротышки из иного мира, в котором произошла глобальная катастрофа. Это были две расы: гоблины  - агрессивные дикари, которые неплохо владели кузнечным делом; домовые эльфы  - могучие маги, но очень доверчивые. Последних волшебники поработили, используя хитрость, а с гоблинами долго воевали, пока не придумали им нишу в виде создания банка, которым те до сих пор владеют и руководят.
        - М-да… - со скепсисом протянул мальчик. - Среди нас живут инопланетяне, а мы ни слухом, ни духом о них. Вот только насколько разумно отдавать контроль над финансами в руки агрессивных пришельцев?
        - Довольно неплохой ход, как по мне,  - произнёс Гросвенор-старший.
        Лицо Ричарда исказила гримаса, которая выдавала тонну скепсиса.
        - Вижу, сынок, ты не веришь в это. А я тебе докажу, что это так.
        - Попробуй, пап.
        - Смотри, сынок. У нас есть малочисленная группа инопланетян и нужно решить проблему с ними. Самый очевидный путь  - геноцид. Но, по всей видимости, у волшебников не хватило сил для этого. К обычным людям гоблины старались не лезть, ведь у них точно хватило бы силёнок уничтожить странных уродцев, тем более в то время была сильна церковь и она могла устроить очередной крестовый поход.
        - Допустим.
        Мистер Гросвенор продолжил:
        - Волшебники по вполне очевидным причинам не хотели привлекать к себе внимание такой силы, как церковь. Поэтому они приняли решение справиться своими силами. И тогда чья-то гениальная голова родила мысль найти гоблинам нишу, покидать которую им бы было невыгодно. С этой точки зрения создание гоблинского банка выглядит вполне логичным.
        - Начинаю понимать,  - весь скепсис покинул Ричарда. - То есть выходит, что гоблины думают, будто контролируют экономику волшебников. Получая высокие доходы, они сами приструнили своих агрессивных сородичей. При этом они не могут выйти из подполья. Во-первых, им этого не позволят волшебники, поскольку это приведет к нарушению статута секретности. Во-вторых, они должны прекрасно понимать, что лишь среди магов они влиятельные финансисты, а в обычном мире они никто и звать их никак. Более того, сейчас людей намного больше, чем в средневековье. Оружие и способы убиения у простых людей развиты гораздо лучше. При этом люди как были ксенофобами, так и остались. То есть в лучшем случае гоблинов ждёт участь морских свинок в исследовательских лабораториях, в худшем - геноцид. Вот они и не рыпаются. Отсюда следует, что с высокой вероятностью маги доверяют гоблинскому банку.
        Джеральд зааплодировал.
        - Браво! Браво, Ричи! Отличная демонстрация аналитических способностей.
        Неделя пролетела быстро. За учёбой и тренировками в фехтовании Ричи не заметил, как наступила суббота.
        Из-за дополнительных занятий по волшебству мальчику пришлось пересмотреть график изучения школьной программы и сократить тренировки с рапирой с шести раз в неделю до пяти.
        Перенос порталом оказался довольно удобным. Ричард надел на руку зачарованный браслет и произнес:
        - Портус.
        Тут же мальчик ощутил рывок, словно его кто-то толкнул. Декорации резко поменялись. Вот он стоял у себя в спальне, одетый в нарядный костюм-тройку, а через мгновение оказался в совершенно незнакомом месте.
        Перед Ричардом возвышался старинный двухэтажный дом, оформленный в стиле классицизма. Множество колонн и арок на первом этаже подпирали открытую террасу-балкон второго этажа с арочными окнами. Стены дома из белого камня. Сам домик не большой, но и маленьким его назвать сложно: около двадцати метров в длину и примерно двенадцать в ширину.
        Несмотря на холодное время года, вокруг не было ни снежинки. Температура стояла весенняя, Ричарду в пальто, которое он на всякий случай накинул на себя, было жарковато. Вместо сугробов глазам гостя предстали ровные зелёные газоны и кусты, подстриженные в виде драконов, мантикор и других невиданных животных. Что удивительно, кусты тоже были зелеными.
        Ричард поднялся по мраморным ступеням и зашёл под арочный свод. Дальнейшую дорогу преграждали огромные двустворчатые двери, на которых висел молоточек.
        После удара молотка по бронзовой пластине двери сами собой распахнулись. Попаданца подобным трюком удивить было невозможно, ведь в мире его прошлого проживания электроника управляла практически всем, в том числе почти в каждом доме были двери с автоматическим открытием и управление всеми бытовыми приборами при помощи голосовых команд.
        Внутри дом был не очень похож на волшебный. Складывалось ощущение, будто попал в музей. Всё тут дышало стариной. На стенах в массивных бронзовых подсвечниках горели свечи, но воска под ними не было. Казалось, словно их зажгли недавно, ведь свечи не успели прогореть даже на немного.
        - Проходи сюда, мой мальчик,  - донесся громкий голос старушки из глубины дома.
        Идя на голос, Ричи попал в просторную гостиную. Мебель тут была века восемнадцатого-девятнадцатого, с ажурной резьбой по дереву, но она словно только что вышла из мастерской ремесленника. Обивка новенькая, тёмно-зелёная, лак блестит, как свеженький и отполированный. Ричарду было с чем сравнивать, ведь у него в поместье очень много раритетной мебели, и она так хорошо точно не выглядела.
        Старушка сидела в старинном кресле с тонкими подлокотниками возле камина, в котором горел огонь. На ней было надето тёмно-бордовое платье по моде века восемнадцатого: пышная юбка, дутые короткие рукава, закрытое по горло и длиной до пят.
        - Доброе утро, наставница,  - склонился в приветственном поклоне Ричард. - Очаровательное платье, вам идет.
        - Ох, льстец!
        Губы старушки разъехались в стороны в подобии улыбки, продемонстрировав ровный ряд белоснежных зубов. У Ричарда сразу появилась мысль о том, что с зубами у волшебников проблем нет. Либо они используют качественные протезы, либо владеют каким-то секретом, который позволяет в возрасте старше двухсот лет сохранить все свои зубы в целости. И судя по всему, последнее более верно.
        - Нынче молодёжь пошла не та, что прежде,  - ворчливо произнесла старушка. - Вот сразу видно хорошо воспитанного мальчика. Ты будешь чай, Ричард?
        - Спасибо, мэм, но я только что после завтрака.
        - Что же, хорошо. Присаживайся.
        Ричард занял указанное кресло напротив старушки. Мадам Марчбэнкс спросила:
        - Что ты знаешь о магии?
        - Ничего, мэм.
        - Как я и думала! - констатировала мадам Марчбэнкс. - Запомни, мальчик, магия вездесуща и с помощью неё можно сделать что угодно. Если кто-то говорит, что что-то нельзя сделать с помощью волшебства, то он глубоко заблуждается или намеренно вводит в заблуждение и наверняка даже не пытался искать других путей, ведь магия ещё и многогранна. Ты знаешь про Гарри Поттера?
        Ричард не стал говорить всей правды, он поведал официальную точку зрения:
        - Мэм, мне знакомо это имя. Я занимаюсь благотворительной помощью детям-сиротам и среди моих подопечных есть мальчик с именем Гарри Поттер. У него ещё на лбу шрам в виде молнии и плохое зрение, из-за которого он вынужден носить очки.
        - Ох! Бедняга! - без наигранности воскликнула мадам Марчбэнкс. - Я и забыла, что ты, будто маглорожденный, ничего не знаешь. Этот мальчик точно тот самый Гарри Поттер. Любопытно, где ты мог его видеть?
        - Гарри проживает со своими опекунами, кажется, с сестрой матери и ее мужем.
        - Да-да, вполне логично,  - заметила старушка. - А то весь мир гадал, куда же подевался Гарри Поттер.
        - Так к чему вы это, мэм?
        - Хм… Ах, да! Гарри известен тем, что выжил после смертельного заклинания Авада Кедавра, которым ты так сильно напугал нас с Милли. Вот прямо никто до этого не мог пережить это заклятие, а Гарри сумел. Это я к тому, что пусть все твердят и будут уверены, что выжить после Авады невозможно, но Гарри же остался живой, хоть и отделался шрамом. Бедный мальчик! Я думаю, что его родители придумали ритуал, с помощью которого смогли защитить ребенка. Жаль, что они не успели поделиться с остальными волшебниками своим достижением.
        - В общем, магия может всё. Так, мэм?
        - Именно, мальчик! Именно так! Уж поверь женщине, повидавшей многое. Ты, наверное, хочешь сразу выучить сильные заклинания?
        - Полагаюсь на ваш опыт, наставница,  - вежливо ответил Ричард.
        - Знаю я вас, мальчишек,  - ворчливо произнесла старушка,  - вечно вам хочется чего-то этакого… Чтобы бахнуло, полыхнуло. А ещё вы, сорванцы, любите вместо уроков полетать на метле!
        - Не могу согласиться, мэм. Я люблю учиться.
        Ричарду вообще оказалось сложно представить возможность полета на метле. Обладая богатой фантазией, он чуть ли не физически почувствовал, как древко метлы впивается в колокольчики. От такой яркой картины бубенцы сжались. Если бы они умели говорить, то прокричали бы тонким голоском: «Хозяин, ну его нафиг такие развлечения! Мы тебе ещё пригодимся».
        - Ну прямо как Альбус,  - умилилась мадам Марчбэнкс. - Как вчера помню, как в составе министерской комиссии принимала экзамены у этого сорванца. Ох, какие у него получались чары на СОВ! Просто загляденье. Он тоже вместо игр всё больше за учёбой время проводил. Как результат, сейчас стал директором Хогвартса  - уважаемый волшебник. А если бы он вместо учёбы летал на метле  - все мозги себе отбил бы!

«А может, не только мозги,  - подумал Ричи. - Умный человек этот Альбус, наверняка бубенцы сказали ему спасибо».
        Мадам Марчбэнкс достала с пояса свою указку, взмахнула ею, и на столике, расположенном неподалеку, появилась большая шкатулка. После следующего взмаха указкой крышка шкатулки распахнулась.
        - И все же, Ричард, мы будем сегодня разучивать чары, но начнем с самых простых. Для этого тебе нужно выбрать волшебную палочку.
        Ричи понял, что под волшебной палочкой подразумевалась деревянная указка. Подойдя к столику, он обнаружил в шкатулке несколько волшебных палочек.
        - Потрогай их и выбери ту, что понравится тебе больше,  - подтолкнула мальчика к действию наставница.
        Ричард потрогал все палочки, и одна отозвалась слабым теплом. Её-то он и взял в правую руку.
        - Замечательно! - громко восхитилась старушка. - Палочка моего отца. Он был отличным чароплетом. А теперь взмахни ею, пожелай вызвать свет и произнеси Люмос.
        Ричард последовал инструкции. С первого раза у него ничего не вышло, но он продолжал размахивать волшебной палочкой. Лишь на десятый раз на её кончике появился желтый светящийся шарик. Светил он не то чтобы сильно, примерно как электрический фонарь для кемпинга с круговым освещением на трех мощных светодиодах. Вполне неплохо, если под рукой нет фонаря, но в целом особой пользы в этом заклинании Ричард не нашёл.
        - Неплохо,  - констатировала наставница. - Но могло быть и лучше. Твоя проблема, Ричард, в неверии. Ты ещё не поверил во всемогущество магии. А нужно верить и желать. Ведь чем яснее волшебник желает добиться результата, тем быстрее он получит его.
        Ричи не сводил взгляда с шарика света. Он потряс волшебной палочкой, пытаясь его стряхнуть. Но шарик будто прилип к кончику палочки и не собирался гаснуть.
        - Э-э-э, мэм… А как его погасить?
        - Просто скажи Нокс и пожелай, чтобы свет погас.
        - Нокс!
        Свет на самом деле погас. Ричард был рад узнать новый способ использования сверхспособности.
        - А теперь,  - начала старушка,  - повтори это заклинание сто раз. Затем немного отдохни и повтори заново.
        - А потом мне снова нужно будет отдохнуть и повторить? - с опаской спросил Ричард.
        - Поразительная догадливость, юноша! Ты будешь повторять чары до тех пор, пока не сможешь исполнять их невербально. Думаю, за месяц мы управимся. А то негоже получится, если вдруг кто-то узнает, что мой ученик такой бездарь, что не может выполнить простейших невербальных чар.
        - А мы, полагаю, будем учить совсем немного заклинаний?
        - Мой мальчик,  - с холодной строгостью в голосе произнесла мадам Марчбенкс, заставив Ричарда поёжиться,  - волшебнику не обязательно знать много чар. Но крайне желательно идеально овладеть небольшим повседневным набором.
        - Повседневный набор, мэм? - Ричард вопросительно вздёрнул брови.
        - Заклинания, которые сделают жизнь волшебника легче,  - пояснила мадам Марчбэнкс. - Осветить темноту, призвать и отремонтировать вещи, поднять тяжести, отрезать что-то или, наоборот, приклеить, отпереть запертое или запереться от посторонних и так далее. Я буду учить тебя базовым чарам, которые перед Хогвартсом назубок знал любой чистокровный волшебник в моей молодости. Это сейчас маги пошли малохольные. Даже чистокровные не учат детей заклинаниям. Мол, их же всему научат в школе, зачем портить детство?! Тьфу! Белоручки! Вот моя подруга приучает внука к гербологии с самого детства. Я считаю  - правильно делает!
        Наставница бросила на мальчика хмурый взор и добавила:
        - Чего ждём? Или ты уже выполнил первые сто люмосов?
        - Нет-нет, мэм,  - покачал головой Ричард. - Просто вы так интересно рассказывали. Люмос! Нокс! Люмос…
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 12
        График Ричарда в конце февраля оказался излишне насыщенным. Тут и учеба, и фехтование, и мониторинг рынка ценных бумаг с периодическими звонками брокеру для выдачи распоряжений по вложению средств, ещё два дня в неделю приходилось до упада колдовать.
        Мадам Марчбэнкс только выглядела, как божий одуванчик, а на деле оказалось непреклонным тираном. По крайней мере, так казалось Ричарду. Ведь телепортировался он к наставнице рано утром полным сил и энергии, а обратно выпадал в гостиной подобно мешку картошки ближе к вечеру. Правой рукой он ещё долгое время не мог шевелить от усталости. Волшебная палочка, может, и лёгкая, но попробуйте весь день помахать такой. После такого она перестанет казаться лёгкой. К вечеру мальчику казалось, что он размахивает ломом. А ведь он ко всему прочему занимается фехтованием и привык размахивать рапирой, которая тоже далеко не пушинка.
        Из-за того, что волшебница бездумно выставила точку выхода портала в гостиной, старшему Гросвенору пришлось на выходных отпускать прислугу пораньше. Благородный господин вынужден был пойти на эту жертву ради сохранения тайны. Переместиться-то из гостиной Ричи мог без посторонних глаз, даже если прислуга дома, а вот появиться… мало ли, кто в этот момент окажется в гостиной. Поэтому обоим Гросвенорам по субботам и воскресеньям, о ужас, САМОСТОЯТЕЛЬНО приходилось идти на кухню, брать приготовленную днем поваром еду и разогревать ее.
        Максимум опыта самостоятельной готовки Джеральда  - барбекю на охоте из подстреленной дичи. А попаданец вырос в окружении высоких технологий и всю жизнь питался недорогими полуфабрикатами, которые для употребления достаточно было разогреть. В общем, и для отца, и для сына, разогреть еду на плите казалось подвигом и превозмоганием. Микроволновой печи у Гросвеноров не было по банальной причине  - повар всегда подавал им еду с пылу-жару, только что приготовленную, поэтому в таком бытовом приборе на профессиональной кухне ресторанного уровня не было смысла.
        Вскоре по распоряжению Джеральда кухня все же обзавелась микроволновкой и господам стало полегче.
        Без выходных любому человеку будет тяжело. Юный Гросвенор понимал, что долго в таком темпе не выдержит и свихнётся. Поэтому он пересмотрел свой график с целью выделить пару выходных в неделю: в пятницу, чтобы отдохнуть перед сложной тренировкой чар; и в понедельник, дабы отдохнуть и набраться сил после колдовства. Уроки фехтования он сократил до четырех раз в неделю, всё же оставив их в пятницу, но убрав в понедельник, поскольку в первый день недели Ричард с трудом мог поднимать ложку, а уж о том, чтобы держать в руках рапиру, можно было забыть.
        Таким образом, занятия по школьной программе сократились в два раза. Следовательно, настолько же увеличился срок до сдачи экзаменов за девятый класс. То есть вместо пары месяцев учеба обещала затянуться на все четыре.
        Первые пару недель было особенно тяжело. Но постепенно молодой организм приспосабливался к нагрузкам. Ещё через месяц Ричард окончательно привык к такому графику и уже так сильно не уставал.
        Как раз прошел март и наступил апрель. Снег растаял, начала появляться весенняя зелень. Настроение юного Гросвенора в очередной выходной понедельник было на высоте. Мальчик принял решение вплотную заняться делами.
        Через четыре часа после телефонного звонка в кабинет Ричарда, коротко постучав костяшками по двери, бесцеремонно вломился детектив Поттер в мятом сером костюме. Оставляя на паркете грязные следы от ботинок, он прошёл через весь кабинет и грузно рухнул в кресло.
        - Привет, парень! - махнул правой рукой детектив. - Новое дельце?
        - Добрый день, мистер Поттер,  - спокойно ответил Ричард, наплевав на бесцеремонность визитера. - Скажите, у вас случайно потерявшихся родственников нет?
        После этих слов детектив подобрался и стал предельно серьезным. Его взгляд превратился в стальной.
        - Я сирота, парень. А что? Тебе что-то удалось выяснить, да?
        - Не совсем, сэр. Зимой я занимался благотворительностью и нарвался на неблагополучную семью, которая опекает мальчика по имени Гарри Поттер. Фамилия, как понимаете, похожа на вашу, вот я и спросил.
        - Мало ли однофамильцев,  - пожал плечами детектив, но при этом он оставался предельно собранным. - Поттеров в Британии много. А этот мальчик… кто его родители?
        - Мать зовут Лили, в девичестве носила фамилию Эванс. Отец Джеймс Поттер. Мне удалось выяснить лишь имя дедушки и бабушки мальчика по линии Поттеров  - Флимонт и Юфимия.
        Мужчина отчётливо дёрнулся, словно от пощечины. Его глаза превратились в узкие щёлки, а желваки заходили ходуном.
        - Вижу, вам знакомы эти имена, сэр.
        - Знакомы… - казалось, когда детектив говорил, можно было услышать зубовный скрежет. - Так звали моих родителей, которые отдали меня в приют в возрасте одиннадцати лет.
        В голове Ричарда сложилась мозаика. Одиннадцатилетний возраст, милая привычка чистокровных волшебников избавляться от своих детей, которые родились без способностей к волшебству, сирота-детектив, родителей которого зовут так же, как дедушку и бабушку Гарри Поттера.
        - Вы сквиб, мистер Поттер?
        В глазах мужчины усилился стальной блеск. Он суровым тоном спросил:
        - Откуда тебе известно о волшебниках?
        - Сэр, я узнал о них от дяди Чарли,  - Ричард обезоруживающе улыбнулся. - Королевской семье положено знать о таких вещах, как сокрытое сообщество людей со сверхспособностями, проживающих на территории их страны. Так вышло, что я и сам оказался волшебником, но узнал об этом недавно.
        - Вот как…
        - Именно, сэр. Надеюсь, ваша неприязнь не распространяется на всех людей со сверхъестественными способностями. Признаться, я бы прекрасно прожил без них. Более того, я бы многое отдал, лишь бы не пересекаться с волшебным сообществом. Но судьба любит преподносить сюрпризы.
        - Не бойся, парень, я тебя знаю  - ты лучше большинства волшебников и заслужил моё уважение. Мало какой пацан в твоём возрасте способен взвалить на плечи такой груз. Любой другой парнишка, родившийся с серебряной ложкой во рту, даже не подумал бы так рвать жилы. Так что там с моим племянником? Как и когда он стал сиротой и почему мои чертовы родители не взяли его под опеку?
        - Там мутная история, сэр,  - скрестил руки на животе Ричард. - Все началось в семидесятые. Со слов принца Чарльза, в магическом мире действовала террористическая группировка. Каким-то образом семья Поттеров перешла дорогу лидеру магов-радикалов, после чего тот решил от них избавиться. Он хотел убить всех, но Лили с Джеймсом придумали какую-то защиту для своего ребёнка. В итоге старшие Поттеры погибли, а Гарри выжил, отделавшись шрамом на лбу.
        - А что с моими родителями? - спросил детектив.
        - Не знаю, сэр. Полагаю, они погибли раньше.
        - Пусть горят в аду! - тихо пробормотал мистер Поттер, после чего громче добавил:  - И где сейчас мой племянник? Сколько ему лет и когда произошла эта история?
        - Всё произошло в начале восьмидесятых. Гарри тогда было что-то около года. А вообще он мой ровесник. Волшебники, недолго думая, отдали мальчика на воспитание в семью сестры Лили Эванс  - Петунии и Вернону Дурсль, которые далеки от магов, как ни посмотри.
        - Хм! - лицо детектива скривилось. - Узнаю волшебников! А могли и в приют подкинуть… Так что там с приемной семьей племяша? Ты упоминал, что она неблагополучная.
        - Можно было бы назвать их обычной семьей, если бы я лично не видел, что они держали Гарри в кладовке при двух свободных комнатах в доме. Там ещё оказалась мутная история  - Дурслям до моего визита не платили опекунских пособий. Я решил через благотворительный фонд выплачивать Гарри пособие до совершеннолетия и договорился о контроле за семьей Дурслей со стороны органов опеки и благотворительного фонда. Ещё я хотел бы попросить вас иногда проводить тайные проверки этой семьи.
        - К черту проверки! - с негодованием прокуренным голосом воскликнул детектив. - Я не позволю единственному родному человеку жить в семье, в которой его держали в кладовке!
        - Вы уверены, сэр?
        - На сто процентов,  - лицо детектива раскраснелось, ноздри гневно раздулись. Он прикрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул. Немного успокоившись, мужчина продолжил:  - Надеюсь, у меня выйдет оформить опеку. Я сам в детстве сменил две приемные семьи, поэтому знаю, каково это, когда опекуны относятся к тебе жестоко. Уж одного пацана я как-нибудь воспитаю. Квартирка в Лондоне у меня с двумя спальнями, так что в тесноте жить не будем.
        - Мистер Поттер, если пожелаете, мы с отцом со своей стороны поспособствуем вам в оформлении опеки. Полагаю, это окажется несложным, ведь на Дурслей уже есть протокол о жестоком обращении с племянником. Только благодаря моему поручительству у них не отобрали родительские права. И то потому, что Гарри попросил меня.
        - Хм… - детектив с уважением посмотрел на юного Гросвенора. - Пацан, у тебя хватка, как у бульдога! Далеко пойдешь. Буду благодарен за помощь. Хотя все же надеюсь, что моих связей в Скотланд-Ярде окажется достаточно. Тебе ещё нужны дополнительные данные на тех людей из списка?
        - Мистер Поттер, мне сейчас больше нужны другие  - талантливые ученые и инженеры, которые занимаются робототехникой, микроэлектроникой и нанотехнологиями. К сожалению, на этот раз придётся обойтись без списка с фамилиями.
        - Найду, пацан,  - с твердой уверенностью заявил детектив. - Уж поверь мне  - найду кого надо.

***
        В следующую субботу, когда Ричард переместился в дом мадам Марчбэнкс, его ожидал сюрприз. Пожилая ведьма встречала его прямо в холле, а не как обычно в гостиной возле камина.
        Старушка поверх платья накинула утеплённую мантию, а на голове у неё красовалась шляпа, которую можно было отнести к произведению искусства: широкие поля, черный цвет в тон мантии, много страусиных перьев и цветочки из лент.
        - Мой мальчик, я тебя уже заждалась.
        - Доброе утро, наставница. Вы куда-то собираетесь?
        - Ричард, мы идём в Косой переулок. Мне нужно пополнить запас ингредиентов для зелий. Скорее, поспеши к камину.
        - Хорошо… А зачем? - с недоумением вопросил Ричард.
        - Конечно же, чтобы переместиться в нужное место. Так-так… Ты же никогда не пользовался транспортным камином?
        - Нет, мэм.
        - Тут нет ничего сложного. Берёшь горсть дымолётного пороха, кидаешь в камин, чётко называешь адрес прибытия «Косой переулок» и шагаешь в пламя, но только если оно стало зелёным. Смотри.
        Старушка зачерпнула из черпака, который стоял на тумбочке неподалеку от камина, горсть тёмно-серого порошка. Когда она бросила порошок в огонь, пламя изменило цвет с желтого на зеленый.
        - Косой переулок!
        Глаза Ричарда округлились. Мадам Марчбэнкс не шутила насчёт того, что нужно зайти в огонь. Ведьма настолько смело шагнула в пламя, что казалось, будто делает совершенно обыденную и безопасную вещь. Вместо ожидаемых криков заживо сгорающего человека, Ричард обнаружил, что наставница исчезла во вспышке зеленого пламени. Через мгновение огонь вновь стал совершенно обычного цвета.
        Ричард некоторое время с сомнением смотрел на черпак с порошком. Для него подобный способ перемещения казался безумным. Прикрыв глаза, он сделал дыхательную гимнастику, чтобы успокоиться. Лишь после этого мальчик зачерпнул дымолетный порох, кинул его в камин и четко произнес:
        - Косой переулок!
        Закрыв глаза, он прыгнул в камин. Сердце бешено колотилось в груди, количество адреналина зашкаливало. Ричард ожидал обжигающего пламени, но боль не приходила. Он приоткрыл глаза и обнаружил, как быстро мелькают разные комнаты и каминные решетки. Вскоре мельтешение прекратилось и Ричарда выбросило на грязный пол замызганного паба со средневековым интерьером. От неожиданности мальчик не устоял на ногах и упал на четвереньки.
        Поднявшись на ноги, Ричард обнаружил неподалеку терпеливо ожидающую наставницу.
        Пожилая ведьма взмахнула волшебной палочкой  - с одежды Ричи пропали следы сажи и грязь.
        - В первый раз всегда сложно перемещаться камином,  - пояснила волшебница.
        - Где мы, наставница?
        - Паб «Дырявый котел»,  - пояснила мадам Марчбенкс. - Если выйти на улицу, мы окажемся в магловском мире на Чаринг Кросс Роуд в Лондоне. Те, кто хотят попасть в Косой переулок, переходят либо через этот камин, либо через камин Лютного переулка. Но последнее тебе не рекомендую  - там ошиваются маргиналы, бродяги и бездельники.
        Несмотря на раннее утро, некоторые деревянные столы в пабе оказались заняты. За одним столом сидели две пожилых ведьмы, которые не обратили внимания на посетителей. За другим столом закидывался виски противного вида низкорослый забулдыга с редкими рыжими волосами, который бегающими глазами прошелся по наряду Ричарда и явно оценил его недешевую стоимость. Мальчику сразу показался подозрительным этот человек. Во-первых, он явно алкоголик, раз пьёт виски с утра в одиночестве, во-вторых, чувствовалось в повадках, что этот человек связан с криминалом. Но судя по испугу после взгляда на мадам Марчбэнкс, лысый маг узнал волшебницу, поскольку сразу же потерял всякий интерес к Ричарду и его сопровождающей.
        Мадам Марчбэнкс пересекла бар, Ричи шел следом за ней. Оказавшись на заднем дворе, старушка постучала палочкой по стене, и кирпичи разъехались в стороны, образуя проход в виде огромной арки на средневековую улочку.
        - Добро пожаловать в Косой переулок  - главный торговый квартал британских волшебников! - с гордостью произнесла старушка.
        - А есть другие кварталы?
        - Конечно, но они не такие масштабные. Например, возле Хогвартса в магическом поселке Хогсмид есть несколько лавок, третьесортный паб, чайная и ещё один неплохой паб. В Ирландии и Шотландии есть места для волшебных ярмарок, в которых маги собираются по субботам. Основная же торговля происходит здесь.
        Ричард обвел взглядом окрестности и не очень впечатлился. Мощеная булыжником улочка петляла и уходила вдаль. С обеих сторон нависали слегка покосившиеся двух и трехэтажные дома из камня и дерева. На первых этажах располагались магазинчики.
        Первым бросался в глаза магазин котлов для зелий. Через его витрину было видно множество ёмкостей разного вида и размера.
        С другой стороны раздавались уханья сов, а по вывеске «Торговый центр "Совы"», можно было понять, что внутри торгуют животными.
        - М-да… Антуражно…
        Ричард со скепсисом относился ко всему вокруг. Был бы он маленьким мальчиком, то наверняка оказался бы заворожен средневековым антуражем. Но как дитя мира будущего, он даже к технике конца двадцатого века относился с пренебрежением, а уж подобные красоты заставляли его морщить нос.
        Мадам Марчбэнкс стала целенаправленно двигаться в сторону аптеки Малпеппера, в которой жутко воняло.
        Ричард попутно рассматривал магазинчики и прикидывал, как тут обстоят дела с бизнесом. И выводы юноши оказались неутешительными. В Косом переулке, крупнейшей торговой площадке волшебников, представлен лишь мелкий бизнес. Клиентов особо не видно, следовательно, дела у аборигенов идут не бойко. Ко всему прочему можно сделать вывод, что бизнес передаётся по наследству и новые игроки тут появляются редко. Вывод  - вкладываться в местный бизнес бесполезно. Прибыли если и будут, то очень низкие.
        Но у Ричарда зародились другие мысли. Он знал о том, что в будущем миру будет грозить опасность со стороны сильного волшебника. Правда, какого рода эта опасность, попаданец не знал, о чём жалел. Сейчас он с радостью почитал бы старые детские книги о приключениях Гарри Поттера и пересмотрел бы все древние фильмы и голосериал. Но момент упущен.
        В любом случае факты  - вещь суровая. Гарри Поттер есть. Маги существуют. Школа магии на месте. Следовательно, можно с уверенностью предположить, что и злой маг появится, и угроза миру нарисуется. Но в первую очередь под удар попадут дети, которые будут учиться в Хогвартсе.
        Ричард с радостью пошёл бы учиться в другую школу магии, но, к сожалению, из той информации, которую удалось выведать у наставницы, выходило, что он не мог этого сделать, поскольку официально считается маглорожденным, которому положено учиться в местной магической школе, хотя любому понятно, что он полукровка. Конечно, у Ричи есть вариант договориться с Министром Магии или надавить на неё через бабушку Лизу. Можно дать министру взятку в виде очередного земельного надела, но… Какой смысл куда-то бежать, если опасность грозит всей Солнечной системе? Или нет?! Вот эта неопределённость пугала. Если бы попаданец был почти на сто процентов уверен, что попал в книжную версию вселенной, где злой маг был не столь опасен, то смело бы наплевал на всё и свалил бы учиться магии в другую страну. И то не факт, что в книгах всё так безоблачно, ведь о них он был лишь наслышан. Ещё одной большой проблемой является то, что Ричард аристократ. Он обязан подавать патриотический пример и учиться на территории Великобритании.
        В общем, Ричи решил не рыпаться, а начать готовиться к неприятностям. Для этого нужно обзавестись разнообразными предметами, которые помогут выжить в любой ситуации.
        Если бы всё происходило в прежнем мире попаданца, он бы просто пошел бы в военторг и в туристический магазин. В первом набрал бы списанного армейского барахла наподобие десантного флаера устаревшей модификации, древней модели бронированного экзоскелета с репульсорами, кучу гражданского оружия и прочего. В туристической лавке тоже можно выбрать много чего интересного. К примеру, охотничий костюм с голографической системой мимикрии (невидимости), система автоматической охраны и сигнализации с шокером, предназначенная для туристов, которые отправляются на колонизированные планеты с богатой дикой фауной.
        Ничего подобного в этом мире не было, зато тут существует магия. Ричард собирался скрестить ежа с ужом, то есть заставить магов и передовых инженеров работать совместно, чтобы обзавестись полезными гаджетами. Но проблемой на пути к этой цели нерушимой стеной встал статут секретности.
        Ричард пытался придумать варианты для обхода статута и потихоньку в его голове начал вырисовываться план.
        Громкий голос мадам Марчбэнкс оторвал Ричарда от размышлений:
        - Милый, я тут закончила, нам пора.
        - Хорошо, мэм.
        Ричард неспешно поплелся рядом с наставницей мимо магазинов, которые торговали мантиями, телескопами и странными серебряными инструментами. Витрины по всей улице были забиты бочками с селезенками летучих мышей и глазами угрей, шатающимися пирамидами из книг, птичьими перьями и свитками пергамента, флаконами с зельями и глобусами Луны.
        В одной из витрин были установлены метлы, причём некоторые из них были довольно футуристичного вида.
        Перед этой витриной Ричард притормозил и с удивлением спросил у наставницы:
        - Мэм, разве такими метлами можно подметать? Это же неудобно.
        Мадам Марчбенкс остановилась и обратила взор на витрину лавки «Всё для квиддича». Из уст старушки вырвался каркающий смех.
        - Ричард, с чего ты взял, что эти метлы для уборки? В названии магазина написано же, что это товары для игры в квиддич.
        - Мэм, там написано «Все для квиддича». Я по обилию инвентаря для уборки предположил, что это очередная идиома. Например, как маги называют простых людей маглами, таким же образом волшебники могут называть дом квиддичем. Первое, что пришло в голову, будто это хозяйственный магазин «всё для дома».
        - О-хо-хо, малыш, этими метлами не подметают,  - веселясь, ответила старушка. - На них летают!
        У Ричарда округлились глаза. Он был невероятно изумлен.
        - Как летают? На метлах?
        - Да-да, на метлах.
        - НА МЕТЛАХ?!
        - На метлах!
        - Психи!
        Пожилая волшебница ещё громче засмеялась. У неё из глаз брызнули слёзы. Старушка наколдовала платок и вытерла им уголки глаз. Она раскраснелась от веселья.
        - Наставница, вы же меня не разыгрываете? - с недоверием спросил Ричард. - Я понимаю, что недавно узнал о волшебстве, но не могу поверить в то, что кто-то будет летать на метле.
        - К-хе… - подавилась смехом мадам Марчбэнкс. - Ричард, вспомни, что я тебе сказала первым.
        - Магия может всё?
        - Да. Магия может всё!
        - А что, все маги летают на метлах?
        - Все,  - кивком подтвердила старушка. - В Хогвартсе на первом курсе будут уроки по полётам на метлах.
        - Э-э-э… - словил синий экран Ричард. - Это же безумие. Вы что, в метлы встраиваете антигравы?
        - Не знаю, что такое антигравы. Наверное, это что-то магловское. На метлы накладывают специальные чары, которые позволяют им летать.
        - А на что-нибудь другое можно наложить эти чары? Ведь банальная логика подсказывает, что летать на палке неудобно, особенно мальчикам.
        - Для удобства существуют отдельные чары, которые также накладываются на метлы. Но вообще в теории зачаровать на полёт можно любой предмет. Разве что, Министерство недавно, лет сто назад, запретило зачаровывать магловские вещи. Раньше маги летали на чем угодно: щиты, бочки, лодки, корабли, кресла. А на востоке до сих пор летают на коврах. Я даже слышала, что Артур Уизли заколдовал на полет магловскую повозку. Этот, как его… Аутобиль.
        - Может, автомобиль, мэм?
        - Да-да, точно! Автомобиль,  - согласилась с подопечным мадам Марчбэнкс. - Вот же чудак этот Уизли!
        Ричард понял, что вот он  - выигрыш столетия. Летающая машина! Это то, что у него обязательно должно быть. Это же практически тот же самый привычный флаер.
        - Простите, наставница, но вы же только что говорили, что нельзя зачаровывать магловские предметы.
        - Нельзя, если они попадают в руки маглов. Эм… - старушка задумалась, словно что-то припоминала. - Ах, вспомнила! Мой мальчик, я немного ошиблась. Запрета на зачарование магловских вещей нет. Есть запрет на использование зачарованных вещей при маглах. Артур живет в магическом поселке и делает эту штуку для себя. Это официальная точка зрения.
        - А если неофициально?!
        - Просто Артур работает в Министерстве магии начальником Сектора по борьбе с незаконным использованием изобретений маглов.
        - М-м-м… Понятно. Круговая порука. Что охраняю, то и имею… Мэм, а как можно связаться с другим волшебником?
        - Либо послать ему почтовую сову с письмом, либо поговорить через камин.
        - Почтовая сова?!
        В очередной раз за день от изумления глаза Ричарда стали размером с помидоры Черри.
        - Да-да, Ричард. Волшебники посылают друг другу почту при помощи сов. Кстати, почтовую птицу можно купить в магазине, который мы видели на входе в Косой переулок.
        - Наставница, я внезапно понял, что мне нужна почтовая сова. У нас есть время на её покупку?
        - Полагаю, мы можем потратить немного времени на это. Только вначале, Ричард, нам нужно будет посетить банк «Гринготтс». Ведь я правильно понимаю, что у тебя нет с собой волшебных денег?
        - Да, мэм. А чем поможет нам банк? У меня есть с собой фунты. Их можно будет там обменять?
        - Можно и так, а можешь взять деньги из своего сейфа, который открыло тебе Министерство магии для выплаты земельной ренты.
        Гринготтс… Самое высокое и монументальное строение в Косом переулке. Остаться незамеченным оно попросту не могло. Белоснежное здание, отполированные бронзовые двери, белые каменные ступени.
        Перед входом в банк посетителей встречал гоблин в красной ливрее.
        Внешность у гоблина оказалась довольно специфической. На голову ниже Ричарда, умное смуглое лицо, острая бородка и выдающийся нос. Помимо прочего, пальцы у него были длиннее, чем у людей. Но в целом гоблина можно было запросто принять за карлика с небольшими отклонениями во внешности, попросту легким уродством.
        Внутри просторного операционного зала этих коротышек оказалось еще больше. Они сидели за высокими стойками и сверху вниз смотрели на посетителей. Видимо, таким образом удовлетворяли чувство собственного величия.
        После бронзовых дверей визитеры миновали серебряные створы, за которыми с поклонами их встречали уже два гоблина.
        Мадам Марчбэнкс направилась к ближайшему свободному гоблину. Остальные были заняты: писали что-то в гроссбухи, рассматривали через лупу золотые монеты, взвешивали и разглядывали драгоценные камни.
        Ричард сразу же смекнул, что гоблины скупают драгоценности. Следовательно, есть шанс перевести в галлеоны больше фунтов, чем позволяет ограничение. Наверняка гоблины скупают драгоценные камни по сниженной цене, но когда нет иных лазеек, уже это неплохо.
        - Доброе утро,  - обратилась мадам Марчбэнкс к гоблину-клерку. - Мистер Ричард Гросвенор желает взять из своего сейфа деньги.
        - Мадам, у вас есть ключ мистера Гросвенора?
        - Сейф мистеру Гросвенору должны были открыть министерские служащие по приказу госпожи министра полтора месяца назад,  - пояснила старушка. - Ричард сегодня впервые посещает Гринготтс и готов получить свой ключ.
        Гоблин изучающе посмотрел на Ричарда.
        - Похож,  - сказал он. - Кто может подтвердить, что этот юноша на самом деле Ричард Гросвенор, мэм?
        - Я и Милли… то есть госпожа министр,  - поправилась мадам Марчбэнкс.
        - Сэр, королева Великобритании и принц Чарльз с радостью подтвердят, что я тот самый Ричард Гросвенор,  - с достоинством произнёс мальчик. - Я могу хоть сейчас позвонить принцу Чарльзу и передать вам телефон.
        Ричи снял с пояса и продемонстрировал клерку массивный радиотелефон.
        Гоблин, который по соседству разглядывал через лупу галлеон, выронил из рук монету, которая со звоном упала на пол. Его глаза полезли из орбит. Он с неимоверным изумлением разглядывал Ричарда, словно увидел говорящего пони.
        Клерк, который задавал вопрос, подавился воздухом и закашлялся. Вскоре он справился с удивлением и даже кое-как изобразил презрительный взгляд.
        - Э-э-э… Полагаю, не стоит отвлекать столь важных людей. Тем более слов старейшины Визенгамота вполне достаточно. Сейчас я выдам ключ мистеру Гросвенору и провожу его к сейфу.
        - Сэр, не стоит меня вести к сейфу,  - произнёс Ричард. - Просто выдайте мне ключ и обменяйте фунты на галлеоны. Двести галлеонов максимальная сумма, верно?
        - Да, сэр. Вы хотите обменять тысячу фунтов?
        - Я бы хотел обменять пару десятков миллионов фунтов,  - невозмутимо ответил Ричард. - Но правила есть правила. Поэтому да, тысячу.
        - Мы всегда можем придумать что-то для такого уважаемого клиента,  - с намеком сказал гоблин лебезящим тоном.
        - Буду иметь в виду, мистер…
        - Рикбет, сэр. Обращайтесь ко мне по любому вопросу. Я стану вашим личным менеджером.
        - Приятно слышать, мистер Рикбет. Мы с вами поговорим о бизнесе при следующей встрече. А пока ключ и обмен.
        - Да-да, секундочку…
        Пока Ричард получал свои ключ и деньги, соседний гоблин тихо спросил у мадам Марчбэнкс:
        - Мадам, этот юноша действительно может связаться с королевой?
        Пожилая волшебница одарила гоблина кривой ухмылкой и сказала:
        - Учитывая, что меня и госпожу министра в дом герцога Гросвенора привёл принц Чарльз, и он тепло общался с Ричардом, полагаю, это действительно так.
        - Кхе-кхе-кхе… - закашлял гоблин, с изумлением пуча глаза на мальчика. - Герцог?! Лорд?
        - Что удивительного? - невозмутимо спросила мадам Марчбэнкс.
        - Нет-нет, ничего, мэм,  - ответил соседний клерк. - Просто не припомню, когда последний раз Гринготтс посещали столь важные особы.
        Вскоре Ричард с наставницей покинули банк и направились в магазин сов, где мальчик приобрёл себе почтовую сипуху.
        После этого пожилая волшебница зачаровала одноразовый портал и переместилась домой вместе с подопечным. Для Ричарда началась обычная суббота с отработкой левитационных чар до упаду.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 13
        Сова поселилась на чердаке поместья. Отец после объяснений сына воспринял приобретение птицы с пониманием. Прислуга оказалась немного удивлена, но не более того. У богатых людей свои причуды. Держат же некоторые охотничьих соколов или ягуаров, а тут мальчик всего лишь завел сову. Ухода за ней всего-то покормить и изредка убраться на чердаке.
        В понедельник после завтрака Ричи немного пришел в себя, после чего позвонил детективу.
        Трубку телефона долго не брали. Ричард даже подумал, что Скотта нет дома. Мальчик только собирался положить трубку, как гудки прекратились и из динамика раздался неуверенный мальчишеский голос:
        - Алло?
        - Доброе утро,  - начал Ричард. - Я могу услышать мистера Поттера?
        - Э-э-э… Я слушаю, а кто это?
        Голос ребенка Ричарду показался знакомым, но это явно был не Скотт.
        - Простите, видимо, мы друг друга не поняли. Я Ричард Гросвенор. Мне нужен Скотт.
        - Ричи?! - с радостными нотками изумлённо воскликнул мальчик на том конце телефона.
        - Гарри? Гарри Поттер?
        - Да, сэр! - радостно ответил Гарри.
        - Какой я тебе сэр? Брось ты это дело. Мы же договорились  - я Ричи, ты Гарри. Если будешь мне говорить сэр, я к тебе буду обращаться исключительно мистер Поттер, сэр!
        - Хорошо. А зачем тебе дядя Скотт?
        - Я к нему по работе.
        - Ричи, эм… - стеснительно замялся Гарри.
        - Что?
        - Спасибо тебе! - выпалил Гарри. - После того, как ты испугал дядю с тетей, я… мне стало лучше. А потом появился дядя Скотт. Он рассказал мне о дедушке с бабушкой и том, что именно благодаря тебе он случайно узнал обо мне.
        - Воу! Гарри, я удивлён. Мы со Скоттом общались недавно, а ты уже живешь у него. Как тебе вообще с ним?
        - Супер! - радостно ответил Гарри. - Дядя Скотт классный! Он крутой детектив и… ну… он относится ко мне лучше, чем дядя Вернон. Он дал мне порулить в своей машине и обещал научить стрелять из пистолета и ружья.
        - Да, а где? Почему мне никто не предлагал?
        - Не знаю,  - со смущением ответил Гарри.
        - Успокойся, я шучу. Скотт же твой родственник. Хотя я подозреваю, где именно тебя будут учить стрелять. У моего отца охотничий клуб, в котором состоит твой дядя. Предлагаю договориться и как-нибудь вместе поехать туда. Я тоже с удовольствием пострелял бы из чего-нибудь. Это круто!
        - Точно! Я спрошу у дяди Скотта.
        - А я пробью варианты по своим каналам. Ладно, Гарри, лучше скажи, Скотт дома?
        - Нет, дядя сказал, что уехал по работе. Ему что-нибудь передать?
        - Да. Скажи, что я звонил и просил связаться со мной по важному заданию.
        - Хорошо, Ричи, я передам.
        - Гарри, ты сейчас в новую школу переводишься? Вроде как раз время быть в школе, а ты дома.
        - Ну… - протянул юный Поттер. - Дядя Скотт пока только оформляет документы о переводе в новую школу. Он сказал, что ещё несколько дней придётся посидеть дома. Но я только рад этому. Боюсь, как меня воспримут новые одноклассники.
        - Не бойся. Даже если они окажутся козлами, забей. У тебя есть как минимум один друг. Это я про себя.
        - Ты… - голос Гарри был до крайности изумленным. - Ты действительно хочешь со мной дружить?
        - Конечно. Какие вопросы? Знаешь, как сложно парню вроде меня найти друга? Если ты не против, то я с радостью стану твоим другом.
        - Я не против! - радостно произнес Гарри. - Ричи, а ведь ты тоже не в школе!
        - Я закончил младшую школу. Она мне чертовски надоела, поэтому сдал экзамены экстерном.
        - Ничего себе! А так можно было?
        - Прикинь! Ладно, Гарри, мне пора. Приезжайте ко мне в гости вместе со Скоттом в пятницу. Можешь передать дяде, что дело не столь срочное, мы его обговорим, когда вы приедете ко мне.
        - Хорошо, я передам. Пока, Ричи.
        - Удачи, Гарри. Не скучай. У Скотта же есть телевизор?
        - Да, есть.
        - Ну вот и посмотри что-нибудь. Пока.
        Неделя пролетела незаметно. В пятницу Ричард до полудня отдыхал, а после ланча у него была тренировка с чемпионом по фехтованию. Результаты мальчика постепенно улучшались.
        Ближе к вечеру в поместье «Итон-холл» приехал старенький хэтчбек Ровер.
        Ричард только вышел из душа и стал одеваться, как раздался осторожный стук в двери.
        - Господин Ричи, к вам прибыли мистер Поттер с сыном,  - сказала из коридора Люси.
        - Сейчас спущусь в гостиную. Люси, принеси гостям чая и сладостей.
        - Хорошо, господин.
        Ричард прилизал гелем волосы, поправил пиджак и направился в гостиную. Спускаясь по лестнице, он окинул взором гостей.
        Скотт выглядел вполне привычно в своем сером костюме, который на этот раз был отглажен, но на рубашке была расстегнута верхняя пуговица и отсутствовал галстук.
        Гарри разительным образом преобразился. На нём были приличные голубые джинсы по размеру, новенькие белые кроссовки с зеленой подошвой и ядовито-зелёными шнурками. На теле поверх белой рубашки красовался тёмно-синий кардиган. Вместо круглых очков-велосипедов Гарри обзавелся продолговатыми очками с блестящей хромом оправой. На голове мальчишки волосы пребывали в хаотическом беспорядке.
        - Добрый день, джентльмены,  - легким поклоном поприветствовал гостей Ричард. - Надеюсь, вы добрались без происшествий.
        - Привет, парень,  - незатейливо махнул правой рукой Скотт.
        - Привет, Ричи,  - смущенно улыбнулся Гарри.
        Юный Гросвенор сел на диван вместе с молодым Поттером. На журнальном столике уже стояли чашки с чаем и вазочки со сладостями. Гарри с удовольствием уплетал кремовое пирожное.
        Сидящий на противоположном диване детектив, спросил:
        - Ричи, ты говорил, что у тебя есть важное задание.
        - Да, мистер Поттер. Скажите, вы можете попасть к волшебникам и выяснить кое-что для меня?
        Гарри поперхнулся пирожным и с изумлением посмотрел вначале на Ричарда, затем перевел взгляд на своего недавно обретенного дядю.
        Детектив Поттер нахмурился, его лоб избороздила широкая складка.
        - Могу, если сильно надо,  - ответил он. - Ричи, что именно тебя интересует?
        - Во-первых, нужно выяснить информацию про мистера Артура Уизли. Кто такой, чем живет, семья, дети, любовницы. Мне известно, что он работает в Министерстве магии начальником Сектора по борьбе с незаконным использованием изобретений маглов.
        - Угу, понятно,  - кивнул детектив. - А вообще какой у тебя интерес к мистеру Уизли?
        - Хочу предложить ему подработку и купить его с потрохами.
        - Понятно.
        Молчащий до этого Гарри, с изумлением слушающий разговор, вдруг не выдержал и воскликнул:
        - Эй, погодите! Какие волшебники? Какое Министерство магии? Вы решили меня разыграть?
        Детектив Поттер тяжело вздохнул, после чего обратился к племяннику:
        - Гарри, я не знал, как тебе сказать. Дело в том, что наш мир более разнообразный, чем известно большинству людей. Среди нас живут люди с необычными способностями, которые называют себя магами, волшебниками, колдунами и ведьмами. Твои родители, а также мои родители, то есть твои дедушка и бабушка, тоже были волшебниками.
        - А ты? - спросил Гарри, посмотрев на дядю. - Ты тоже волшебник?
        - Нет, Гарри,  - с грустью ответил Скотт. - Изредка случается, что у волшебников рождается ребёнок без магического дара. Не хотелось тебя расстраивать, но…
        - Что?! Дядя Скотт, вы знали моих родителей?
        Детектив посмурнел и побледнел. Он не знал, что ответить ребенку. Ричард решил прийти к мужчине на выручку.
        - Гарри, многие волшебники не очень хорошие люди. Не я должен был тебе об этом говорить, да и дядя Скотт не хотел тебя расстраивать, но у магов есть отвратительная традиция… Если ребенок не обладает магическим даром, то родители-волшебники отказываются от него. Твои дедушка с бабушкой отдали дядю Скотта в приют и забыли о его существовании.
        - Это же неправда? - Гарри с надеждой посмотрел на дядю.
        Хмурый мистер Поттер молча покачал головой и хриплым голосом ответил:
        - К сожалению, Гарри, это правда.
        - То есть мама с папой тоже отказались от меня? - убитым голосом спросил Гарри. - Это потому, что я не волшебник?
        - Нет, Гарри,  - произнёс Скотт. - Насчет того, волшебник ты или нет, станет известно, когда тебе исполнится одиннадцать лет. Если к тебе придет приглашение из школы магии и волшебства  - ты маг. Если нет  - то ты обычный человек. Так что не будем загадывать. А твои родители на самом деле погибли от рук волшебника-бандита.
        - Гарри волшебник, точно вам говорю,  - сказал Ричард.
        - Ты уверен? - спросил детектив у юного Гросвенора.
        - Уверен. Гарри, с тобой ведь происходили странные вещи?
        - Ну-у… - Гарри задумался. - Кажется, да. Однажды тетя Петуния подстригла меня наголо. Я боялся появляться в таком виде в школе, меня бы все засмеяли. Утром я проснулся с обычной причёской. Дядя Вернон и тетя Петуния из-за этого очень сильно разозлились на меня. А один раз я убегал от Дадли с дружками. Они загнали меня в тупик. Я очень сильно хотел оказаться от них как можно дальше. В итоге не понял, как оказался на крыше школьной пристройки. Меня оттуда снимала пожарная машина, а дядя снова разозлился на меня и несколько дней не кормил.
        - Ничего себе! - восхитился старший Поттер. - Аппарация в таком юном возрасте! Гарри, теперь у меня нет сомнений в том, что ты волшебник.
        - Эм… - протянул Гарри. - Ричи, а ты… Ты волшебник или нет?
        - Гарри, я такой же маг, как и ты,  - обезоруживающе улыбнулся Ричард. - Через полтора года мы с тобой будем учиться в одной школе. Круто ведь?
        - Наверное,  - неуверенно пожал плечами Гарри. - Нет, я в том смысле, что буду рад учиться вместе с тобой, но я не думаю, что являюсь волшебником. Я простой мальчик.
        - Простой или нет, это не важно,  - сказал Ричард. - Главное  - беречь себя и своих близких!
        - Кстати, Ричи,  - начал детектив,  - у тебя вроде бы было ещё какое-то задание помимо Уизли.
        - Да, сэр. Мне нужны маги-телохранители или хотя бы один умелый волшебник, который сможет обеспечить мне безопасность во время визитов к магам.
        - Что-нибудь придумаем,  - пробормотал Скотт. - Мальчики, какие у вас планы?
        - Поиграть во что-нибудь,  - сказал Ричард. - Я вообще думал, что Гарри останется с ночевкой. Вы, мистер Поттер, можете заночевать в гостевой спальне. Вам же в Лондон ехать далековато.
        Детектив задумался и спросил:
        - Гарри, ты как относишься к ночевке?
        - С радостью, дядя!
        - Тогда давайте поступим так. Я съезжу в Лондон и навещу торговый квартал магов. А завтра днём заеду за Гарри.
        - У меня завтра с утра и до вечера занятия с репетитором,  - заметил Ричард. - Если Гарри не против подождать вас, сэр, то вариант вполне приемлемый. А так я предлагаю поступить немного иначе  - Стив завтра отвезет Гарри домой. А вы, мистер Поттер, не спешите. Не думаю, что за один вечер получится найти всю нужную информацию.
        - Хорошо, мне так даже удобнее,  - произнёс детектив. - Гарри, ты же не против?
        - Нет, дядя Скотт,  - покачал головой юный Поттер.
        - Тогда держи ключи от квартиры, и я поехал. Не скучайте, детвора!
        Скотт встал с дивана, отдал племяннику связку ключей и пошел в сторону выхода.
        Ричард обратился к гостю:
        - Гарри, у меня есть интересное предложение.
        - Какое?
        - Поехали в Честер в книжный магазин, скупим там все комиксы!
        - Комиксы?! - зелёные глаза Гарри загорелись восторгом. - Дадли не давал мне читать свои комиксы. А я так хотел…
        - Гарри, я тебе подарю целую коллекцию комиксов.
        - Поехали! - обрадованно подорвался юный Поттер.
        Ричард дошёл до стены, снял с телефонного аппарата трубку и нажал кнопку внутренней связи. Практически сразу голос служанки ответил:
        - Да, сэр?
        - Люси, скажи Стиву, пусть подгонит машину ко входу. Мы с другом едем в Честер.
        - Хорошо, господин Ричи, я передам Стиву ваш приказ.
        Ричард не просто так затеял покупку комиксов. Он собирался использовать идеи из рассказов про супергероев, чтобы воплотить в реальность различные полезные устройства. Конечно, попаданец знал о многих приборах из мира будущего, но как объяснить, чего он хочет, к примеру, волшебнику, который будет воплощать задумки в реальность? Можно начертить прибор и перечислить его технические характеристики, но проще всего показать картинку из комикса и сказать: «Хочу такое».
        Почему проще? Так ведь Ричард ребенок. Ни у кого не вызовет удивления желание мальчика иметь супер крутую штуку из комиксов.
        А тут и повод появился совместить сразу несколько полезных дел: наладить отношения с будущим героем, спасителем человечества, и заодно прикупить необходимую литературу.
        Через полтора часа двое мальчишек расположились на огромной кровати в комнате Ричарда. Вокруг них лежали стопки комиксов. Ребята с искренним любопытством листали журналы. Вот только интерес у каждого был свой. Гарри впервые мог делать то же самое, что любой мальчишка его возраста. Ему казалось, что он самый счастливый мальчик на свете. Ричард же выискивал среди детских журналов идеи для волшебных гаджетов. Он даже вооружился записной книжкой и авторучкой, выписывая стоящие идеи.
        - Гарри, про кого читаешь?
        - Человек-паук. У него, оказывается, на руках специальные приспособления, из которых он выпускает паутину.
        - Угу… Паутина из рук… Это круто и полезно.
        Ричард записал в блокнот первый пункт:

1) Эжектор для стрельбы паутиной.
        - Ты что пишешь?
        Гарри с любопытством заглянул в блокнот.
        - Да вот, создаю список разных фантастических штук, которые хотелось бы иметь в реальности. Хочешь помочь?
        - Да,  - глаза Гарри загорелись энтузиазмом. - Давай разделим комиксы и будем выискивать такие штуки.
        - Давай. Кто больше найдёт гаджетов  - тот выиграл.
        Дети, впрочем, как и многие взрослые, подвержены азарту. Но у детей соперничество наиболее ярко выражено. Им только дай видимость игрового соревнования, в котором нужно победить, они будут делать это с радостью и приложат много сил для победы. Вот и Гарри Поттер загорелся энтузиазмом, можно сказать, запылал. Он стал перелопачивать комиксы один за другим.
        - Глайдер, как у Зеленого Гоблина из Человека-паука! - выпалил Гарри.
        - Сойдет,  - записал в блокнот Ричард.
        - Ещё стальные щупальца доктора Октавиуса.
        - Хм… Гарри, тебе достались не комиксы, а просто кладезь гаджетов.
        - В комиксах «Человек-паук» у злодеев много разных крутых штуковин,  - радостно произнес Гарри. - Если бы у меня были такие, я бы их использовал для добрых дел.
        - Ага! Например, перевозил бы старушек через дорогу на глайдере?! - с сарказмом спросил Ричард.
        - Нет, но… - растерялся Поттер. - Ну там, с преступниками боролся бы.
        - С преступниками должны бороться полицейские. В комиксах, конечно, всё описано прикольно, но если задуматься, то герои нарушают законы. Да, они борются со злодеями, но зачастую во время сражения наносят такие разрушения, каких сам злодей не наделал бы при всём желании. Если бы герои боролись со злодеями по закону, то обязаны были бы не только задержать преступника, но сдать полиции, дать показания следователю и в суде. Со стороны обывателя бой героя со злодеем выглядит, как борьба нескольких людей со сверхспособностями. Не всегда понятно, кто хороший, а кто плохой.
        - Человек-паук хороший! - возмущённо заявил Гарри.
        - Да, это так. Но я считаю, что Питер Паркер мог бы принести больше пользы человечеству, если бы занимался научными исследованиями, чем если бы бегал по улицам за хулиганами.
        - Ничего подобного! - уперся Гарри.
        - М-да? Гарри, давай посчитаем. Сколько людей спасает человек-паук за сутки?
        Гарри Поттер задумчиво взъерошил непослушные волосы и на некоторое время погрузился в размышления.
        - Ну-у… Примерно три-четыре человека.
        - Не думаю, что столько, но ладно. Будем считать по максимуму - четыре человека в сутки. Допустим, он работает без выходных и каждый день ему «везёт» обнаружить столько злодеев. Умножаем на триста шестьдесят пять дней в году. Итого тысяча четыреста шестьдесят человек в год.
        - Примерно так, но иногда он спасает много людей,  - заметил Гарри. - Например, когда бандиты захватили в банке заложников.
        - Хорошо, округлим до полутора тысяч. Предположим, что здоровья человеку-пауку хватит лет на тридцать геройского патрулирования улиц. Потом он станет слишком старым для такого.
        Для Гарри все, кто старше двадцати лет, казались стариками. Он задумался, посчитал, что Питеру Паркеру к тому моменту будет примерно сорок пять лет.
        - Наверное,  - протянул Поттер. - Такому старику будет сложно прыгать на паутине.
        - Это я ещё упущу тот факт, что всё это время Питер Паркер будет жить впроголодь, работая на полставки журналистом. У него будут мизерные пенсионные отчисления, никакого опыта работы, не будет страховки и он даже не сможет взять ипотеку. И вот он уже немолодой, но ещё не старик, без денег и без возможности продолжать бегать за преступниками, будет утешать себя мыслью, что за свою жизнь спас целых сорок пять тысяч человек. Неплохая цифра, да?
        - Я же говорил! - радостно заявил Гарри Поттер. - Вот видишь, человек-паук может спасти очень много людей.
        - Да, но учёный Питер Паркер может спасти еще больше людей,  - возразил Ричард. - Представим, что Питер закончил университет и стал нормально ассистировать доктору Коннорсу. Затем он продолжил исследования своего наставника и доработал средство для регенерации утраченных органов. Это средство было запущено в массовое производство и стало продаваться в аптеках. А теперь скажи, Гарри, сколько людей нуждаются в подобном лекарстве?
        - Не знаю,  - пожал плечами Поттер.
        - Каждый третий человек на планете, Гарри. Но даже если взять во внимание инвалидов и тех, кому нужна пересадка органов  - это около миллиарда человек. Причём это лекарство продолжит спасать жизни людям даже после того, как доктор Паркер уйдёт на пенсию и будет жить в роскошном доме, купленном на Нобелевскую премию. И ещё у него на счёте останется приличная сумма за изобретение лекарства. Итак, Гарри, что же лучше, быть богатым и знаменитым, спасти миллиард человек или остаться нищим и неизвестным, при этом спасти сорок пять тысяч людей?
        Гарри Поттер завис, как современный для этих лет компьютер. Глаза мальчика уставились вдаль.
        - Миллиард? - пробормотал он. - Это много…
        - Это охренеть, как много, Гарри! Больше, чем сорок пять тысяч, почти в двадцать три тысячи раз. Гарри, настоящие герои  - это врачи и ученые. Первые ежедневно спасают тысячи жизней. Вторые создают новые технологии, которые делают жизнь людей легче, помогают сохранить здоровье и прожить дольше.
        Ещё некоторое время мальчишки с увлечением составляли список. Ричард запросто мог бы вписать туда множество технологий своего прошлого мира, но он старательно избегал этого, выискивая максимально похожие гаджеты в комиксах. Таким образом, юный Гросвенор отдал победу в руки Гарри. Поттер радовался и искренне веселился, он ещё никогда так весело не проводил время.
        Всё закончилось вместе со стуком в дверь.
        - Войдите,  - ответил Ричард.
        Дверь распахнулась и в проеме показалась голова Джона.
        - Господин Ричи, мистер Поттер, пора спускаться к ужину.
        - Спасибо, Джон. Гарри, это мой камердинер, его зовут Джон.
        - Рад знакомству, сэр,  - вежливо произнес Гарри.
        Ужин прошёл в торжественной обстановке. Гарри чувствовал себя не в своей тарелке, он впервые оказался в столь просторной столовой. А знакомство с настоящим герцогом было для него чем-то невероятным. Одно дело  - общаться со сверстником, хоть и знать, что он лорд, совсем другое  - взрослый мужчина.
        Ричард заметил смущение будущего героя. Когда еда была сметена со стола, он сказал:
        - Гарри, хочешь, я покажу тебе свою сову?
        - Сову? - удивился Поттер. - Хочу!
        - Кхэм! - привлёк к себе внимание герцог Вестминстерский. - Ричард! - с намёком произнес он.
        - Папа, Гарри не просто племянник Скотта Поттера, он тоже волшебник.
        - Кхэм…
        Джеральд задумчиво потер подбородок.
        Гарри затаил дыхание. Он не знал, как на такое заявление отреагирует незнакомый взрослый мужчина. Мальчик испуганно сжался, поскольку единственным примером ему служил дядя Вернон, который при упоминании волшебства взбесился бы.
        - Ну раз волшебник,  - усмехнулся, немного придя в себя мистер Гросвенор,  - тогда другое дело. Развлекайтесь, не обращайте на меня внимания. Только, Ричи, ты же помнишь, что при прислуге не стоит упоминать о существовании волшебства? Ты предупредил Гарри об этом?
        - Предупредил.
        Ричард нагло соврал и незаметно подмигнул Гарри. В ответ на это Поттер закивал головой.
        Ричи знал, что даже самая маленькая общая тайна объединяет людей  - проверенный временем факт. Да, он слегка манипулировал героем, но не чувствовал никакой вины. Ричард из уроков репетиторов и из жизненного опыта знал, что все люди пользуются друг другом. Если они это делают с благой целью и пользой друг для друга, получая от этого удовольствие, то это называется дружбой. Если же человек использует другого человека с целью получить выгоду лишь для себя или же размен далеко не в пользу второго, а удовольствием и не пахнет  - это наглая эксплуатация и грязная манипуляция.
        Гарри и Ричард забрались на чердак. Самец сипухи, сидящий на жердочке, тут же повернул голову в сторону мальчишек и заухал.
        - Ух ты! - восхитился Гарри. - Настоящая сова! Зачем она тебе?
        - Волшебники с помощью сов шлют друг другу письма. Я когда узнал об этом, сразу же купил себе почтовую птицу.
        - Почту разносят совы? - округлил глаза Гарри Поттер.
        - Я ещё больше был удивлён. На самом деле я узнал об этом в понедельник и до сих пор не могу поверить. Да и проверить не получалось, ведь у меня до этого особо и не было знакомых волшебников. Теперь могу хотя бы посылать письма тебе. Как думаешь, протестируем птичку?
        - Я с удовольствием,  - неуверенно ответил Гарри. - А она точно почтовая? Почему не голубь?
        - Хрен его знает,  - пожал плечами Ричард. - Большинство волшебников конченые психи! Хотя, возможно, моё мнение излишне предвзято. Да и магов я видел не особо много. Например, моя мать была ведьмой, но она бросила меня, когда мне было пять лет, ограбила отца и сбежала. Не думаю, что это нормальное поведение для матери. Или случай с твоим дядей Скоттом…
        - Эм… - смутился Гарри. - Надеюсь, мы такими не станем. Ричи, а как ты назвал свою сову?
        - Дарт Вейдер.
        - Дарт Вейдер?
        - Да, Дарт Вейдер!
        - Господи,  - закатил глаза Гарри. Его лицо озарила улыбка. - Дарт Вейдер?! Но почему?
        - Он любит печеньки… совиные печеньки.
        - Волшебники точно психи! - веселым тоном констатировал Гарри. - Мы с тобой тоже…
        - Наверное, потому что это весело,  - с улыбкой на устах произнёс Ричард.
        - Слушай, Ричи, раз мы с тобой маги, то получается, что мы что-то вроде супергероев. Ну, мы же обладаем суперсилами.
        - Вроде того. Но в смешной костюм я наряжаться не буду, как и не собираюсь по ночам гоняться за хулиганами. И тебе не советую. У волшебников свои законы, а главный из них  - статут секретности. Из него следует, что маги не должны раскрывать обычным людям существование волшебства и волшебников. За соблюдением статута следит целое Министерство магии, у которого есть свои волшебные полицейские. Так что стоит какому-нибудь магу начать использовать свои сверхспособности даже с благой целью, как его тут же арестуют полицейские с такими же навыками.
        - Эх! - с непритворной грустью вздохнул Гарри. - Жаль… А ты можешь научить меня хотя бы какому-нибудь трюку?
        - Могу попробовать научить тому, что я сам освоил: призыв вещей и левитация предметов. Только тренируйся там, где тебя никто не увидит.
        - Да, конечно! - обрадовался Поттер.
        Остаток вечера Ричард объяснял Гарри Поттеру свою систему беспалочкового колдовства. Гарри схватывал информацию на лету и ближе к ночи у него даже кое-что стало получаться.
        - Все, дружище, хорош измываться над собой,  - остановил усталого Поттера Ричард. - Магия тоже силы расходует. Я вначале после двух-трех трюков чувствовал себя так, словно весь день рапирой махал. Давай уже спать.
        - Спасибо, Ричи,  - прошептал Гарри. - Спокойной ночи.
        - Спокойной ночи.
        Гарри пошел в гостевую комнату, которую немногим ранее ему показала горничная.
        Утром Ричард успел пересечься с Гарри Поттером за завтраком. Они немного дружески пообщались, после чего попрощались. Гарри на Бэнтли повезли домой к дяде Скотту в Лондон, а Ричи отправился порталом к наставнице Марчбэнкс.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 14
        Суббота и воскресенье пролетели для Ричарда мгновенно. Он вновь под приглядом наставницы колдовал до изнеможения.
        Когда магия превращается в тренировку, словно у профессионального спортсмена, она уже не воспринимается как нечто волшебное. Кажется, что колдовство  - это тяжелый труд.
        Наступил благодатный понедельник  - день отдыха от всего. Ричи собирался в этот день валяться на диване и ничего не делать, максимум  - дойти до домашнего кинотеатра и посмотреть парочку «свежих» фильмов.
        Внезапный стук в дверь заставил мальчика встрепенуться.
        - Господин Ричи, к вам прибыл детектив Поттер.
        - Джон, черт подери! - простонал Ричард. - Дай мне десять секунд доползти до кабинета и зови его сюда.
        - Господин Ричи, благородному человеку не пристало использовать ругательства, тем более столь плебейские.
        - Да-да-да, я тебя понял, Джон.
        Ричард лишь успел зайти в свой кабинет, как за ним последовал Скотт Поттер.
        - Хреново выглядишь, малой! - веселым тоном заметил он. - Если бы я не знал из какой ты семьи, то предположил бы, что ты ночью разгружал вагоны с углем.
        - Зато вы, сэр, выглядите замечательно,  - с иронией заметил обернувшийся к мужчине Ричард.
        На самом деле Скотт выглядел немного помятым, под правым глазом у него налился синий фингал, костюм, казалось, пожевала корова.
        - Один-один! - усмехнулся детектив Поттер, бесцеремонно садясь в кресло. - Ну и задачку ты мне задал…
        Ричард обогнул письменный стол и занял место в своем кресле. Положив подбородок на скрещенные руки, он с любопытством спросил:
        - Это у волшебников вам поставили фингал?
        - Ага,  - не стал скрывать детектив. - Понесла меня нелегкая в их дьявольские трущобы! Пришлось кулаками помахать и пострелять немного. Так что в ближайшее время мне лучше у магов не появляться. Но по твоей проблеме я кое-что выяснил.
        На стол упала сложенная пополам мятая картонная папка, извлеченная детективом из внутреннего кармана пиджака.
        Ричард распрямил папку и с любопытством раскрыл её. Внутри оказались фотографии рыжеволосого мужчины и странного дома. Казалось, что это было какое-то кирпичное строение хозяйственного назначения, а в последующем к нему пристроили деревянные пристройки с боков и сверху. Дом подрос на несколько этажей и выглядел так неустойчиво, будто держался исключительно на волшебстве.
        - Это тот самый Артур Уизли,  - начал детектив. - А это его дом, расположенный в графстве Девон неподалёку от деревеньки Оттери-Сэнт-Кэчпоул. Там разместились еще несколько домов волшебников. На все наложены маглоотталкивающие чары, поскольку обычные люди этих домов не замечают.
        - Хм… Оригинальное строение.
        - Это точно! - согласился детектив. - По поводу Уизли. Отец семерых детей, примерный семьянин. Супруга домохозяйка. Артур зарабатывает двести пятьдесят галеонов в месяц. Увлекается зачарованием различных технических приборов. У него весь гараж забит разным хламом от обычных людей, вероятнее всего, конфискат. Иногда берет взятки в натуральном виде или услугами, закрывая глаза на мелкие нарушения волшебников. В общем, обычный мужик со своим хобби, только волшебник. Любовницы нет, в темных делишках замечен не был. Денег в семье не хватает. Более подробно я написал в отчете.
        - Хорошо, мистер Поттер, я изучу ваш отчет. Что по поводу телохранителя?
        - Извини, парень, но я один,  - развел руками в стороны детектив. - Немного приду в себя и займусь этим вопросом. Тебе к спеху?
        - Желательно до лета найти нужного волшебника.
        - У-у-у, до лета! - протянул детектив. - Сто раз успеем найти. Ладно, мне пора, там Гарри меня заждался. Пока.
        - Всего доброго, мистер Поттер.
        После того, как детектив ушел, Ричард некоторое время внимательно изучал данные на мистера Уизли и его семью. Мальчику было ясно, что этого волшебника можно поймать на золотой крючок. Семьянин, который любит своих детей и семью, наверняка желает потомкам лучшего.
        Первым делом Ричард испытал сову. Он написал письмо Гарри Поттеру, поднялся на чердак и привязал его к лапе Дарта Вейдера. Чувствуя себя идиотом, Ричи сказал сычику:
        - Так, Дарт Вейдер, отнеси письмо Гарри Поттеру. Дождись, когда он напишет ответ и принеси его мне. Ты понял?
        Сычик ухнул, качнул головой, взмахнул крыльями и вылетел в чердачное окно.
        - Вот и проверим, как работает почта магов,  - пробормотал себе под нос Ричи.
        Вернувшись в кабинет, юный Гросвенор снял трубку телефона и набрал номер Дэна Сильвера.
        - Слушаю,  - отозвался подчиненный.
        - Добрый день, мистер Сильвер.
        - Сэр, я рад вас слышать. Акции Пепси начали стремительно расти в преддверии майской отчетности для инвесторов. Акции Нокии всё ещё держатся на высоком уровне и, полагаю, инвестировать в них пока не стоит. Кока-Кола выплатила последний платеж за рекламу. Волмарт обещает полностью расплатиться за скрепыши к концу мая.
        - Мистер Сильвер, спасибо за информацию, но я звоню немного по другому вопросу. Свяжитесь с земельным отделом «Гросвенор групп», выясните у них, есть ли на балансе компании земля в Шотландии неподалеку от тех убыточных земель, от которых фирма избавилась в феврале. Сделайте это сейчас и сразу же сообщите мне.
        - Эм… Хорошо, сэр.
        Ричарду не пришлось долго ждать. Уже через полчаса раздался телефонный звонок. Мистер Сильвер сразу же начал доклад:
        - Господин Ричард, я выяснил информацию по вашему запросу. Да, у «Гросвенор групп» там же по соседству есть ещё два земельных участка. Первый неправильной формы на пятьдесят акров, второй прямоугольный на сто тридцать пять акров.
        - Замечательно. Спасибо, мистер Сильвер. С этим пока закончили. Продолжайте мониторить рынок ценных бумаг. Выручку с Кока-Колы и Волмарта и всю свободную наличность вложите в табачную компанию «Алтриа групп». В настоящий момент их акции упали до цены в три доллара четыре цента. По моим прогнозам, после оглашения ежегодной отчетности в июне -июле они поднимутся в цене процентов на десять, а если повезет, то на все двадцать. Не затягивайте с этим делом, а то май близится, акции будут лишь расти.
        - Понял, сэр. Алтриа групп. Я записал. Сейчас же позвоню брокеру и выдам поручение на покупку их акций. Что-то ещё?
        - Нет, мистер Сильвер. Всего доброго.
        Нажав на кнопку отбоя, Ричард набрал номер телефона охотничьего клуба отца.
        - Охотничий клуб «Гросвенор»,  - ответил спокойный мужской голос.
        - Добрый день, сэр. Говорит Ричард Гросвенор. Пригласите к аппарату Джеральда Гросвенора.
        - Минуточку, Лорд.
        Секунд двадцать Ричард слушал тишину в телефонной трубке. Раздалось шуршание, после которого из динамика донесся голос отца мальчика:
        - Ричи, что-то произошло?
        - Ничего, пап. Мне нужны пятьдесят акров земли по соседству с той, которую мы передали в субаренду министру сам знаешь чего.
        - Зачем тебе земля, сын?
        - Подкуп нужного человека, который занимает серьёзный пост в том самом министерстве. Это необходимо для моих личных дел. Я выяснил, что у «Гросвенор групп» имеется такой участок. Можешь распорядиться переоформить его на меня?
        - Хорошо, но тебе придётся заплатить за эту землю по рыночной стоимости. Если не ошибаюсь, по четыреста семьдесят фунтов за акр.
        - Без проблем. Выставляйте счёт, я отдам распоряжение об оплате в банк. Пап, и ещё  - придержи третий участок в той же местности. Возможно, я построю там что-нибудь для себя: дом или бизнес организую. Это будет удобно, если предстоит сотрудничать с необычными людьми.
        - Ричи, напомни, какой второй участок?
        - Сто тридцать пять акров.
        - А-а-а! Помню такой. На границе того участка расположено небольшое озеро, так что его цена выше на тридцать процентов. В общем, Ричи, я сделаю тебе скидку. За сто тысяч фунтов продам оба участка.
        - Сто тысяч? Это практически все мои свободные средства.
        Ричард слукавил. На самом деле у него на счету сумма в три раза больше.
        - Ну да ладно, земля нужна,  - после грустного вздоха продолжил он. - Спасибо, пап! Ты лучший!
        - Хо-хо! Ричи, ты должен был торговаться. Так тебя любой прохиндей обманет.
        - Если я не могу доверять родному отцу, то как жить дальше? Пап, я тебе верю. Раз ты сказал, что эти участки столько стоят, значит, так и есть.
        - Ладно-ладно,  - проворчал Джеральд. - У тебя хотя бы что-нибудь на счету останется на сладости?
        - Немного. Может, пара пенни. Буду воровать конфеты на кухне… - громко и печально вздохнул Ричард.
        Из динамика телефона раздался громкий смех Джеральда.
        - Бедный ребенок,  - притворно сказал он. - Детство без сладкого… Надеюсь, ты не будешь жаловаться на отца в органы опеки за жестокое обращение?
        - Я подумаю,  - усмехнулся Ричард. - Пап, ещё раз спасибо. Удачно отдохнуть.
        Ричард остался доволен. Пока дела идут неплохо и без накладок.
        К вечеру Дарт Вейдер вернулся с ответным письмом от Гарри Поттера. В письме Гарри писал о том, что пошёл учиться в новую школу, а сова прилетела к нему на перемене, вызвав небольшой переполох. Он просил больше не посылать писем днём по будням. Про школу будущий герой черкнул пару строк, из которых можно было сделать вывод, что его там неплохо приняли.
        Главное заключалось не в переписке, а в испытании сычика. Эксперимент показал, что совы на самом деле умеют носить почту. При этом каким-то образом они могут находить нужного адресата, а не как почтовые голуби, которые летят в одно место, к которому их приучили.
        К среде документы на землю были оформлены. Ричард приступил к составлению письма. Он долго размышлял над формулировкой  - как написать взрослому волшебнику, который занимает приличную должность в Министерстве магии, чтобы он согласился встретиться с неизвестным магом в мире обычных людей? В итоге решено было составить приближенное к деловому письмо.
        Достав с полки электронную печатную машинку, Ричард вставил в неё лист гербовой бумаги и приступил к печати.
        Мистеру Артуру Уизли.
        Графство Девон, Оттери-Сэнт-Кэчпоул.
        Уважаемый мистер Уизли, Вас приветствует Лорд Ричард Гросвенор.
        Прошу простить за то, что мы не представлены друг другу. Вас, как специалиста в области зачарований предметов обихода обычных людей, мне порекомендовала уважаемая волшебница, мадам Марчбэнкс.
        Имею честь пригласить Вас на деловой ужин к себе домой в эту пятницу к 19:00 часам. Жду Вас по адресу: Лондон, улица Гросвенор, 69. Форма одежды свободная.
        Встреча будет проходить в неформальной обстановке и, надеюсь, её результаты будут крайне выгодны нам обоим. Большего не смею доверить бумаге.
        Граф Гросвенор
        Получилось вроде официально, но одновременно с тем, в стиле «хрен откажешь». Ведь на встречу приглашает целый Лорд. При этом в письме нет никаких лазеек к отказу. Там же не написано «если хотите, то приходите» или «если согласны, вышлите мне ответ». Ничего подобного! Когда Лорд «вежливо просит», это практически равноценно приказу явиться на ужин, иначе своей неявкой без уважительной причины приглашённый рискует обидеть влиятельного человека. Мало того, в письме есть интрига, мол, не могу написать, зачем вас приглашаю, потому что это секрет. А тайны, как известно, распаляют в людях любопытство. А добавленный намёк на заработок и вовсе двойной удар по цели.
        Ричард отправил письмо при помощи Дарта Вейдера ближе к вечеру, чтобы к тому моменту мистер Уизли успел вернуться домой. Мальчик не сомневался, что волшебник придет на встречу.
        Дом в Лондоне был выбран из-за того, что там из прислуги всего одна домработница, которую можно отпустить на время переговоров. Мало ли, как будет себя вести мистер Уизли. Может, он станет обсуждать маглов и волшебство.
        Осталось лишь пригласить на встречу детектива Поттера, чтобы подежурил неподалеку в качестве телохранителя, и предупредить водителя. Естественно, следует проинструктировать домработницу о госте, приезде в дом и необходимости приготовить ужин.
        В пятницу Ричард перенес тренировку по фехтованию на утро. Уже в полдень он выехал в Лондон.
        Времени на подготовку оставалось немного. По просьбе юного Гросвенора, водитель-телохранитель приобрел несколько камер видеонаблюдения, которые поспешно установил на первом этаже дома. Кабели он провел на второй этаж и подключил видеонаблюдение к нескольким телевизорам, которые также были приобретены в комплект к видеокамерам.
        Буквально за полчаса до прихода гостя, Ричард стал инструктировать мужчин и домработницу, собравшихся в гостиной.
        - Мадам Стейн, накрывайте на стол и можете отправляться к себе в комнату. Мы с гостем сами себя обслужим.
        - Да, сэр.
        Джейн незамедлительно направилась на кухню и стала накрывать на стол в столовой.
        - Мистер Поттер, Стив,  - у меня деловая встреча с… э-э-э… гипнотизером. Есть небольшое опасение, что он попытается на меня как-то воздействовать, но это так, на уровне паранойи. Но на всякий случай будьте начеку.
        - Гипнотизер, сэр?
        В кои-то веки Ричи добился от водителя слов. До этого мальчику казалось, что телохранитель немой.
        - Гипнотизер,  - подтвердил вместо мальчика детектив. - Мне уже приходилось сталкиваться с такими,  - потрогал он подживший синяк.
        - Я буду внимательно следить за ним, сэр,  - спокойно произнес телохранитель.
        - Поскольку встреча носит конфиденциальный характер,  - продолжил Ричард,  - вы оставите нас наедине. Будете следить за нами со второго этажа.
        Видеокамеры не были оборудованы микрофонами, поэтому Ричард не беспокоился о том, что разговор будет кем-то подслушан. Конечно, оставался небольшой шанс на то, что кто-то умеет читать по губам. Если это Скотт, то нестрашно. А вот если Стив, то это уже нехорошо. Но всё же личная безопасность важнее, чем сохранность тайны о волшебстве.
        - Джон, прошу, не опозорь меня! Сегодня постарайся обойтись без фамильярности. Не надо твоих «господин Ричи». Обращайся ко мне, как положено по этикету: «Лорд Гросвенор». Мне нужно продемонстрировать гостю свой статус. Сам понимаешь, юноше моего возраста сложно вести бизнес из-за того, что взрослые не воспринимают детей всерьёз.
        - Конечно, Лорд,  - склонился в уважительном поклоне Джон. - Я понимаю, всё как летом на деловых встречах.
        - Вот и славно. Джон, встречаешь гостя, провожаешь его в столовую, после чего поднимаешься на второй этаж. Всем всё понятно, господа?
        - Да, Лорд,  - за всех ответил Джон.
        Детектив с водителем лишь кивками обозначили, что им все ясно.
        - В таком случае все по местам,  - скомандовал Ричард. - У нас осталось всего двадцать минут.
        Телохранитель и детектив поднялись на второй этаж. По мановению руки Джейн мужчины обзавелись подносом с чаем и разнообразной снедью, так что скучать им не придётся.
        Ричард направился к ближайшему зеркалу и проверил, насколько идеально он выглядит. Достав расческу, мальчик причесал волосы. Затем он поправил рукава белоснежной рубашки и слегка крутанул платиновые запонки с огромными рубинами, затем ровнее установил галстук. Одернув полы пиджака от новенького, пошитого на заказ костюма, Ричард убедился, что выглядит идеально и очень дорого. Только зажим галстука с рубином и запонки стоят сотню тысяч фунтов. Ещё в пару тысяч обошёлся костюм-тройка из лучшего материала.
        Стоило Ричарду убедиться в том, что его внешность идеальная, как раздался стук в дверь. И это при том, что там имеется звонок.
        Мальчик сразу сообразил, что это волшебник. Насколько он успел понять, маги не используют электричество, из этого вытекает множество привычек, к одной из которых можно отнести то, что волшебники обычно стучат в дверь, а не звонят в дверной звонок.
        Джон направился открывать дверь, а Ричард встал возле обеденного стола, который ломился от различных яств.
        Из холла донесся незнакомый мужской голос:
        - Хм… Я это, к Лорду.
        - Приветствую вас, сэр,  - чопорно ответил Джон. - Позвольте ваш плащ… Прошу за мной.
        Артур Уизли в жизни выглядел как худой высокий человек с залысинами, рыжими волосами и голубыми глазами. Одет он был довольно бедно: поношенный серый шерстяной костюм и застиранная белая рубашка в черную клетку. Он выглядел добродушным и слегка удивленным, но лишь до момента, когда Джон произнес:
        - Лорд Ричард Гросвенор, к вам мистер Артур Уизли.
        - Мистер Уизли,  - слегка склонил подбородок Ричард. - Рад приветствовать вас. Чувствуйте себя как дома. Прошу, присаживайтесь.
        Мистер Уизли выглядел, как громом пораженный. Он с изумлением разглядывал Ричарда и не мог поверить в то, что это тот самый Лорд, письмо от которого он получил. Но при этом в словах мальчика было столько силы, властности и убежденности в том, что и как он говорит, что ноги сами понесли мистера Уизли к указанному стулу.
        Обернувшись назад, Артур не обнаружил слуги, словно тот исчез подобно домовому эльфу. Мистер Уизли даже на мгновение подумал, что это новая порода домовиков, но тут же отбросил эту мысль.
        - Мистер Уизли, пусть вас не смущает мой возраст. Я давно занимаюсь крупным бизнесом, поэтому прекрасно представляю, как взрослые реагируют на то, с кем им приходится работать. Поверьте, это не игры. Всё серьёзно.
        - А? - растерянно завертел головой Уизли. - Простите.
        Ричард занял место напротив гостя и подал ему пример, наложив себе салата и взяв стейк.
        - Стейк у Джейн сегодня удался. Не упустите шанс попробовать его, иначе мраморная говядина будет потрачена зря.
        Мистер Уизли чувствовал себя неуверенно. Он видел, что мальчик одет дорого, отчего стеснялся своего старого потрепанного костюма. Преодолев стеснение, он положил себе в тарелку стейк и попробовал кусочек мяса.
        - Ох, Мерлин! - воскликнул он. - Какая вкуснятина! Это точно говядина? Я слышал, что настолько нежное мясо бывает только у Дромарога, но цена на него заоблачная.
        - Нет, сэр, это точно не дромарог. Мраморная говядина готовится особым образом. В первую очередь всё начинается с того, что отбирают специальные породы коров, у которых мясо не сильно жирное. Затем их откармливают отборными кормами при малоподвижном образе жизни. После того, как они подрастут, бычков подвешивают в воздухе в звуконепроницаемых стойлах, чтобы они двигались как можно меньше и их мясо было нежнейшим. В стоячем или висячем положении мышцы находятся в напряжении, и жировые прослойки распределяются по мякоти равномерно. Так и получается это чудесное мясо.
        - Какой ужас! - округлил глаза мистер Уизли, с удовольствием продолжая уплетать стейк. - Чего только маглы не придумают!
        - Людская фантазия многогранна и неистребима… Сегодня чудесная погода.
        - Да-а… Э, Лорд, простите, можно узнать, почему вы меня пригласили?
        Ричард сохранял хладнокровие и, несмотря на желание мистера Уизли быстрее перейти к делу, он не спешил вываливать всю информацию.
        - Мадам Марчбэнкс упоминала, что вы увлекаетесь зачарованием приборов обычных людей. Достойное хобби для волшебника.
        Мистер Уизли приосанился. Он впервые услышал похвалу в адрес своего хобби. Обычно волшебники с пренебрежением относились к подобному.
        - Да,  - с гордостью сказал он. - Я на самом деле люблю экспериментировать с чарами на приборах маглов.
        - До меня даже доходили слухи, будто вам удалось создать летающий автомобиль.
        - О, да! Моя гордость,  - встал на привычную дорожку волшебник, отчего немного раскрепостился. - Я зачаровал магловскую машину. Она может летать и становиться невидимой. А ещё я наложил на салон заклинание Незримого расширения. В Фордик может поместиться вся моя семья.
        - Поразительно! - без тени притворства восхитился Ричард. - У вас же большая семья, мистер Уизли. Супруга и семеро детей. Это достойно уважения. Редко, когда в наше время встретишь такую семью.
        Губы мистера Уизли невольно расползлись в улыбке.
        - О, да! Моей младшенькой дочурке, Джинни, в этом году исполнится девять лет, а Рон через год пойдёт в Хогвартс. Старшенький, Билл, работает в Гринготтсе уничтожителем проклятий. Чарли в этом году заканчивает школу и собирается стать драконологом.
        - Какое совпадение! Я тоже через год пойду в Хогвартс. У вас весьма достойные дети, мистер Уизли. Но наверняка сложно обеспечить такую большую семью.
        - Мы не жалуемся,  - слегка нахмурился Артур. - Зато у нас дружная семья.
        - Я ни в коем случае никого не осуждаю. Но вы же желаете своим детям лучшего. Ведь так?
        - Конечно,  - согласился Артур.
        - Будучи хорошим отцом, вы наверняка хотели бы обеспечить детей собственным жильем, дать им всё самое лучшее?
        - Если бы я мог… Но уверен, они сами всего добьются.
        - Без сомнений у ваших детей достойный пример, и они наверняка многого добьются, но… Мистер Уизли, если бы у вас был шанс подарить каждому своему ребенку земельный участок, построить им дома, вы бы сделали это?
        - Без сомнений,  - кивнул Артур.
        Ричард жестом фокусника достал нарядную кожаную папку, раскрыл её, извлек оттуда фотографию живописной местности и протянул её гостю.
        - Как вам виды?
        - Красивый луг.
        - Пятьдесят акров прекрасной земли. Что важно, она соседствует с новым магическим посёлком в Шотландии. Там недавно Министерство магии построило два десятка домов, в которых поселились молодые семьи волшебников. Неплохое соседство.
        - Да, соглашусь. К чему вы ведете, Лорд?
        - Эта земля ваша, мистер Уизли. По льготной арендной ставке. Точнее, она может стать вашей, достаточно поставить вот здесь подпись,  - на стол лег контракт, в котором уже было вписано имя Артура Уизли. - Десять галлеонов за гектар, рента для членов семьи Уизли на пятьдесят лет без права субаренды, с эксклюзивным правом продлить договор аренды. Участок можно разделить на семь частей по семь акров, построить там приличные дома для ваших детей, разбить сады. Замечательное вложение в будущее.
        - Но это же… Это двести галлеонов в год за ренту! Боюсь, что я не могу себе позволить таких трат.
        - Вы ошибаетесь, мистер Уизли. Конечно же, вы сможете позволить себе и большие траты. Вам хватит и на строительство жилья для детей, и на безбедную жизнь. Всего-то и надо, что превратить хобби в заработок!
        - Простите?! - удивлённо с недоумением протянул Артур.
        - Допустим, вы же сможете зачаровать ещё один автомобиль на полёт и невидимость?
        - Конечно.
        - Я предоставлю вам автомобиль и заплачу десять тысяч галлеонов за его зачарование.
        Глаза волшебника от услышанной суммы полезли из орбит.
        - Десять тысяч?! - с придыханием произнес он.
        - Да, сэр. Вас же устроит такая оплата? Не слишком мало?
        - Нет-нет, что вы, это даже слишком много! Я не могу взять такие большие деньги. Ну, галлеонов пятьсот.
        Ричард добродушно усмехнулся.
        - Сэр, я впервые слышу, чтобы торговались в обратном направлении. Мистер Уизли, согласитесь, любой труд требует оплаты. Ведь так?
        - Ну-у… Да,  - согласно кивнул Артур.
        - Эксклюзивная работа требует соответствующего вознаграждения. Так вы можете зачаровать мне автомобиль?
        - Да, могу.
        - Итак, надеюсь, мы пришли к соглашению, что вы не станете меня оскорблять тем, что обесцениваете свой труд, и возьмете в оплату за эту работу десять тысяч галлеонов.
        - Хорошо! - с радостью согласился Артур, дав себя уговорить. - Я тогда зачарую вам самый лучший летающий автомобиль в мире!
        - Я именно этого ожидаю от вас, сэр.
        - Но… - внезапно волшебник всполошился. - Но ведь зачарованные изобретения маглов нельзя использовать…
        - Я слышал другое. Их нельзя использовать противозаконно, но можно пользоваться для себя, если об этом не узнают простые люди. Разве это не так?
        - Так.
        - В таком случае не вижу проблем.
        - Действительно, нет проблем,  - согласился Артур. - Простите.
        - К тому же,  - Ричард показательно подмигнул мистеру Уизли,  - у меня есть знакомый начальник в Министерстве магии, который занимается контролем за незаконным использованием зачарованных предметов. И вдруг, предположим, произойдет что-то непредвиденное, разве он по-дружески не поможет юному Лорду? Я ни в коем случае не собираюсь злоупотреблять таким знакомством, но в жизни случается всякое.
        Артура разрывало от противоречий. Он был честным и ответственным человеком. Но когда тебе предлагают так много, соблазняют, словно Сатана праведника, невозможно устоять. Тут и земли в престижном месте, и деньги на строительство домов для родных кровиночек.
        - Конечно, Лорд,  - выдавил из себя Артур. - Разве я могу оставить без помощи хорошего человека?
        - Вы замечательный человек, мистер Уизли. Скажите, а вы можете зачаровать только автомобиль или ваши таланты намного шире?
        - Что вас интересует? - с любопытством спросил Артур. - Я много чего могу зачаровать.
        - Вот, посмотрите на это.
        Ричард выложил перед мужчиной стопку комиксов и стал показывать ему различные примочки суперзлодеев и супергероев, объясняя, что это и как примерно должно работать.
        Мистер Уизли изучал комиксы с непередаваемым энтузиазмом. При виде нарисованных приборов его глаза горели азартом.
        - Просто невероятно! - воскликнул мужчина. - Неужели маглы сделали столько интересных вещей?
        - Не совсем, мистер Уизли. Это лишь прототипы, которые появятся в будущем. Я же хочу получить все эти вещи сейчас.
        - Эх… - мистер Уизли вздохнул с невероятной грустью. - Жаль… Очень жаль, но боюсь, что у меня не хватит знаний, чтобы зачаровать такие вещи. Разве что некоторые из них, например, летающее стальное крыло. К тому же у меня мало времени из-за работы.
        - Прошу вас не спешить с отказом. Мистер Уизли, я предполагал нечто подобное, поэтому придумал, как выйти из сложившейся ситуации. Я выделю вам целевые гранты на разработку различных артефактов. Солидные гранты, в которые включу стоимость расходных материалов, оплату для помощников, которых вы наймете, и ваше вознаграждение.
        - Помощников?
        - Именно, сэр. Десяти помощников вам хватит для того, чтобы зачаровать эти приборы в течение года?
        - Да тут и пять волшебников справятся!
        - Значит, вы наймете десять талантливых волшебников с зарплатой в триста галлеонов в месяц.
        - Триста?! Да это же больше, чем зарплата у руководителя небольшого департамента в Министерстве!
        - Сэр, талантливых волшебников! А таланты не должны голодать, они должны с радостью идти на работу. Вот, к примеру, вы в молодости согласились бы вместо того, чтобы работать в Министерстве, заниматься любимым делом за такие деньги?
        - Наверняка! Без сомнений!
        - Значит, и другие волшебники посчитают подобное предложение выгодным. На помощниках мы сошлись?
        - Ну, ладно.
        Артур растерялся. Слишком многое на него свалилось в короткий промежуток времени.
        - Простите, Лорд, а как же моя работа в Министерстве?
        - А что с ней не так, мистер Уизли? Будете спокойно продолжать работать дальше, а в свободное время станете выдавать задания подчиненным, объяснять им неясные моменты, контролировать качество выполняемой работы. При грамотном подходе это не займет много времени. Раньше вы занимались своим хобби в одиночестве и тратили на это деньги, а теперь будете это делать в компании людей и зарабатывать при этом.
        - Если подумать, то так можно,  - протянул Артур. - Но как же быть с тем, что я, честно признаться, и сам не особо разбираюсь в магловских приборах?
        - Это не проблема, мистер Уизли. Я найду специалистов среди простых людей, которые объяснят вам и вашим людям предположительное устройство создаваемых артефактных приборов. Предупреждая ваше возмущение по поводу нарушения статута секретности  - его не будет. Этим людям скажут, что вы представляете секретную научно-исследовательскую группу, которая занимается разработкой новейших технологий. Специалисты будут свято уверены в этом, так что никакой опасности. Естественно, если вы не будете при них колдовать.
        - Это выход… но…
        Артур Уизли залип над контрактом, делая вид, что внимательно изучает текст. На самом деле он настолько глубоко задумался, что полностью отрешился от мира. Волшебник просидел так минут десять, после чего тряхнул головой. На его лице проступила решимость. Он взял со стола перьевую ручку и поставил подпись.
        - Отличное решение,  - ослепительно улыбнулся Ричард. - Вы сделали правильный выбор, мистер Уизли, и ни капли об этом не пожалеете. Вот документы на землю, а это контракт о сотрудничестве.
        Мальчик переложил бумаги из папки на стол перед гостем. Сверху он со звоном монет водрузил мешочек.
        - А это скромный задаток, чтобы ваша семья ни в чём не нуждалась.
        - Деньги? Сколько тут?
        Мистер Уизли развязал мешочек и уставился на блестящие золотые галлеоны.
        - Двести галлеонов. Это задаток, чтобы ваша семья не бедствовала. Мы же не начнём работу сразу. Во-первых, нужно помещение. Во-вторых, вам потребуется время для подбора персонала. В-третьих, я не могу просто так изъять деньги из оборота. Почти все мои средства инвестированы. Я выведу деньги на проекты к середине июня. К тому моменту как раз успеют построить здание.
        - Здание? - растерянно произнес Артур.
        - Вы же не планировали размещать десяток волшебников у себя в гараже? - с улыбкой спросил Ричард.
        Мистер Уизли смутился и пробормотал:
        - Вообще-то я так и думал. Уже начал придумывать оправдание для Молли. Это моя супруга. Представляю, как она злилась бы из-за толпы магов на заднем дворе!
        Ричард с трудом сдержал смех.
        - Мистер Уизли, вам не придется идти на такие жертвы. У вас есть пожелания по поводу строения?
        - Неплохо, чтобы там был гараж.
        Ричард выложил на верх папки чистый лист бумаги и записал:
        Просторный гараж.
        - Ещё что-то?
        Мистер Уизли принялся усиленно размышлять. Через некоторое время он начал перечислять, а Ричард продолжил пополнять список.
        - Там должна быть зельеварня, неплохо было бы добавить алхимическую лабораторию,  - с каждой фразой Артур смелел. На его глазах воплощались мечта об идеальном месте для творчества в компании таких же, как он, волшебников. - Ещё там должен быть склад для различных материалов.
        Ричард добавил от себя:
        - Комната отдыха, кухня, приемная и несколько кабинетов. Этого достаточно или ещё что-то нужно?
        - Достаточно.
        Мистер Уизли кивнул, после чего поставил размашистую подпись в договоре о создании магических артефактов для Ричарда Гросвенора. По этому контракту все права на изобретения принадлежат Ричарду, а группа Артура должна предоставить полное описание создания артефакта, по которому любой другой волшебник сможет повторить процедуру и сделать полную копию.
        - Поздравляю с началом долгого и продуктивного сотрудничества,  - одарил волшебника ослепительной улыбкой Ричард.
        - Спасибо,  - ответил ошарашенный маг.
        - Теперь по поводу сотрудничества. Вы к середине июня должны найти и нанять магов в помощники. Связь со мной держите через сову или звоните по телефону.
        Ричард протянул мистеру Уизли свою визитку. Волшебник с недоумением покрутил её в руках.
        - А это…
        - Эти цифры, мистер Уизли, номер телефона, который нужно будет набрать на телефонном аппарате, чтобы поговорить со мной. Если же вам проще  - посылайте сову.
        - Я так и сделаю.
        - И ещё. Я бы хотел взглянуть на прототип летающего автомобиля.
        - Конечно-конечно! - счастливо улыбнулся Артур. - Лорд, вам удобно приехать к нам на ужин в выходные?
        - К сожалению, мои и ваши выходные не совпадают. У меня свободны понедельник и пятница.
        - В таком случае, если вам удобно, жду вас на ужин в следующую пятницу.
        - Замечательно. До встречи, мистер Уизли. Я обязательно приеду. Уточните, пожалуйста, время.
        - Так же в семь вечера,  - произнёс волшебник.
        Обычно Артур Уизли вёл себя более уверенно, но сейчас он был ошарашен свалившимися перспективами, и ещё больше он оказался поражён личностью благодетеля. Он подумал:

«Кто бы мог предположить, что маленький ребёнок окажется тем, кто по достоинству оценит труды моей жизни? Сразу видно  - настоящий Лорд, не то, что этот выскочка Люциус!»
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 15
        В субботу на занятия с наставницей Ричард переместился с хорошим настроением. Он думал, что состоится очередная тренировка чар левитации.
        Мадам Марчбэнкс традиционно ожидала юношу в кресле возле камина. На столике лежала волшебная палочка, которой пользовался Ричард.
        - Доброе утро, наставница.
        Ричард первым делом взял тренировочную волшебную палочку. Он уже собирался приступить к выполнению заклинания левитации, как старушка вышла из задумчивости.
        - Доброе утро, Ричард. Я заметила, что тебе скучны наши занятия.
        - Не то чтобы скучны, но слишком однообразны.
        - Что же, предлагаю их разнообразить. Смотри, мой мальчик.
        На столике перед мадам Марчбэнкс стояло большое хрустальное блюдо с фруктами. Волшебница взмахнула палочкой и отлевитировала одно яблоко из блюда на стол.
        Старушка направила палочку на яблоко, крутанула ею и чётко произнесла:
        - Джеминио.
        После этого на глазах Ричарда произошло чудо  - яблок стало два. Внешне они ничуть не отличались друг от друга.
        - Это иллюзия? - недоверчиво спросил мальчик.
        - Нет, Ричард, это копия. С помощью заклинания Джеминио можно создать дубликат любого предмета, еды или напитка. Но копии волшебных предметов окажутся нестабильными и не будут обладать магическими свойствами.
        - Не может быть!
        - Вот яблоко,  - показала на стол мадам Марчбэнкс. - Можешь съесть его. Это совершенно безопасно. Оно никогда не исчезнет, разве что сгниет.
        - Нет! - сделал шаг назад Ричард. - Не может быть! - с невероятным потрясением произнес он. - Как так-то?!
        - Хе-хе-хе! - из груди пожилой волшебницы вырвался каркающий смех. - Ох, Ричард, видел бы ты свои глаза. Настолько изумленного взора мне не приходилось видеть. Конечно, это не самые простые чары, их изучают на шестом курсе на факультативе по чарам, но заклинание не настолько сложное, как можно подумать. Зато польза для волшебника от этих чар огромная.
        - Я не верю… - тихо пробормотал Ричард. - Неужели я своими глазами наблюдаю парадокс Банаха-Тарского?! Тысячи студентов по всему миру кипятили себе мозги, пытаясь понять, как в теории можно что-то создать из ничего, а тут простой взмах палочки, и получается копия предмета. Яблоко из ничего!
        - Хе-хе! Ричард, я ещё никогда не видела столь бурной реакции на заклинание удвоения. Что за парадокс ты упоминал?
        - Мэм… - изумленный Ричард не мог отвести взгляда от яблок. - Математики у простых людей теоретически доказали, что возможно получить копию предмета из ничего. Если взять шар, разделить его на пять частей из непересекающихся точек, то шар можно удвоить. Любые два ограниченных подмножества трехмерного евклидова пространства с непустой внутренностью являются равносоставленными. Один плюс один равно один. Бесконечность плюс один равно бесконечность. Бесконечность минус один равно бесконечность. От нуля до единицы бесконечное число чисел…
        - О, Ричард, вижу, ты времени зря не терял и увлёкся нумерологией! - с восторгом произнесла мадам Марчбэнкс. - Весьма похвально. А магловские математики те ещё затейники, раз смогли доказать существование удвоения. Забавно, но ты угадал. Для применения этого заклинания нужно сконцентрироваться на предмете и выбрать на нём одну точку, после чего закрутить волшебную палочку в левую сторону и мысленно отметить ещё пять точек в любых местах предмета. Затем предмет мысленно нужно разделить на пять частей, после чего собрать их в две полноценные вещи.
        - Я спокоен… я спокоен… я полностью спокоен… - шёпотом пробормотал себе под нос Ричард. - Подумаешь, маги запросто пользуются парадоксом Хаусдорфа-Банаха-Тарского! Магия может всё… надо бы, наконец, не просто запомнить это, а принять…
        - Итак, Ричард, ты бы хотел изучить это заклинание?
        - Да, конечно, мэм!
        Ричард вспомнил, что он Лорд и всегда должен держать лицо. Хотя ему было простительно, ведь попаданец на самом деле лордом является чуть больше года.
        - Но, наставница, если этим заклинанием можно копировать предметы, то как волшебники не обрушили свою экономику? Ведь самое банальное, что приходит в голову  - сделать копии денег и тратить их. Это неизбежно приведет вначале к бешеной инфляции, затем обрушит всю экономику и маги должны будут вернуться к бартеру и то, постольку-поскольку.
        - Ричард, во-первых, все волшебные монеты зачарованы,  - пояснила мадам Марчбэнкс. - Их после создания вымачивают в недорогом зелье, что превращает деньги в слабые волшебные предметы. То есть копия кната неизбежно будет уничтожена. Есть простой способ выявлять подобные фальшивки  - заклинание отмены Финита. За использование фальшивых денег последует наказание.
        - Угу. Понятно.
        - А ещё, молодой человек, вам на первом курсе в Хогвартсе на занятиях по трансфигурации будут давать пять исключений из закона трансфигурации Гампа, одно из которых гласит, что еда не может быть создана из ничего, но она может быть скопирована или призвана манящими чарами. Но при этом может быть создана вода или другие жидкости.
        - Это вписывается в математические модели парадоксов,  - согласился Ричард.
        - Еще существуют исключения, но о них тебе поведают в школе,  - продолжила старушка.
        - А сейчас никак?
        - Второе исключение  - невозможно превращать магические предметы. Третье  - невозможно трансформировать нематериальный объект наподобие мысли или призрака. Четвертое  - при помощи трансфигурации невозможно создать жизнь. Пятое  - нельзя создавать деньги, драгоценные камни и драгоценные металлы.
        - Нельзя или невозможно?! Мэм, если с волшебными деньгами всё более-менее понятно, то обычные люди пользуются крашеными бумажками. Уж их-то наверняка проще скопировать, чем яблоко. Да и драгоценности люди научились создавать, значит, волшебнику это тоже по силам.
        Мадам Марчбэнкс хитро улыбнулась и сказала:
        - Нельзя. Ричард, ты слишком умный, в этом твой плюс, но и минус тоже. Дети на первом курсе принимают за правду все, что им говорят учителя. Им дают исключения из закона трансфигурации Гампа, доказывают первые четыре пункта, а пятый они принимают на веру. Если волшебник верит, что что-то невозможно, у него ничего не получится.
        - Ум… Понимаю. Министерству магии невыгодно, если волшебники толпой ломанутся подделывать валюту обычных людей и драгоценные камни. А как же цветные металлы? Что мешает скопировать золото, платину, серебро? Неужели не было тех, кто этим занимался?
        - Ричард, золото, серебро, алмазы, изумруды и рубины на самом деле невозможно создать при помощи волшебства в пределах планеты. И это вторая причина, по которой невозможно подделать галлеоны и сикли. В этих монетах содержится золото и, соответственно, серебро. При копировании они становятся хрупкими и рассыпаются в пыль. Причиной тому послужил ритуал, который провели древние волшебники, чтобы не подрывать экономику своих стран. Лишь с помощью философского камня можно обойти эти ограничения. Вот только философские камни за всю историю волшебства сумели создать всего три мага. До наших дней дожил лишь один из них  - Николас Фламель, но он не спешит поделиться секретом Великого Делания и скрывается от всего мира вместе со своей супругой.
        - А если копировать не золото и серебро, а платину или родий?
        - Не знаю, что такое родий, но обычно большинство волшебников до такого не додумываются,  - ответила мадам Марчбэнкс. - Всем подавай золото или хотя бы серебро. Попробовав свои силы на этих металлах, маги прекращают попытки создать любой металл. А те редкие волшебники, которые додумались до мысли копировать платину, не спешат об этом трубить на каждом углу. Ведь за такое можно попасть в Азкабан  - тюрьму для волшебников. Поэтому и ты никому не говори.
        - Как скажете, наставница. Значит, за подделку фунтов и долларов могут посадить в тюрьму, к тому же этому препятствует ограничение на ежемесячный обмен валют в Гринготтсе. Но наверняка есть волшебники, которые живут в обычном мире и потихоньку пользуются этими чарами. И, более чем уверен, пока они не нарушают статут секретности, Министерство магии закрывает глаза на такие проделки.
        - Ты весьма догадлив, Ричард. Но хватит рассуждений! Запоминай жест…

***
        В понедельник Ричарду не суждено было отдохнуть. За завтраком Джеральд огорошил сына:
        - Ричи, нам сегодня нужно будет посетить Университет Шеффилда. Там открывается новый корпус, строительство которого спонсировала «Гросвенор групп». Там будет присутствовать пресса, так что тебе будет полезно засветиться в качестве сына попечителя университета.
        - Один из немногих выходных… - печально вздохнул Ричард. - Папа, всем богачам приходится так тяжело?
        - Только тем, кто старается увеличить своё благосостояние, а не живет на ренту или прожигает родительские капиталы. Надо, Ричи. Надо.
        - У меня два вопроса: когда нам там нужно быть и далеко ли ехать?
        - Открытие корпуса состоится в полдень. До Шеффилда около семидесяти миль. Полагаю, максимум за два часа доберемся до места.
        - Хоть не в Лондон ехать.
        - Ричи, мы выезжаем через час, чтобы добраться туда заранее.
        - Тогда пойду подбирать костюм… - Ричард направился на выход из столовой, но остановился и обернулся назад. - Кстати, насчёт одежды. Пап, мне нужно обновить гардероб, а то пиджаки стали тесны в плечах.
        - Скажи об этом Джону.
        - Так и сделаю.
        В долгой поездке нет ничего интересного, если только не путешествуешь в качестве туриста по новым местам. Для Ричарда время в пути прошло быстро, поскольку он подготовился, прихватив с собой парочку книг.
        Присутствие мальчика понадобилось только при торжественном разрезании ленточки перед новым зданием, дальше перед журналистами в компании ректора отдувался Джеральд.
        Здание предназначалось под научно-исследовательские лаборатории новых технических факультетов. Туда пока завезли лишь часть оборудования. Ректор демонстрировал журналистам и герцогу Вестминстерскому огромный аппарат.
        - Это гордость нашего университета  - электронный микроскоп, который позволит проводить исследования мельчайших частиц.
        Краем уха скучающий Ричард уловил слова руководителя университета и прислушался внимательней.
        - Уже сто сорок лет ученые всего мира бьются над проблемой исследования микрочастиц углерода. Этот микроскоп поможет нам в исследованиях.

«Хм… Микрочастицы углерода? - подумал Ричард. - Уж не графен ли имеет в виду ректор? Дай бог памяти, был ли в это время изобретен способ получения графена? Хм… Судя по словам ректора, нет».
        Ричард вспомнил, как в прошлой жизни на уроках физики классе в шестом или седьмом им выдали задание получить частицы графена самым простым способом, который был изобретён… в начале двадцать первого века!

«Точно нет! - подумал Ричард. - А почему бы мне не стать первооткрывателем?»
        Мальчик протиснулся мимо журналистов к письменному столу. Взял оттуда скотч и карандаш.
        Сев на стул, Ричи отмотал немного клейкой ленты, сделал на ней точку карандашом, после чего стал склеивать клейкие части скотча между собой каждый раз в разных местах.
        Джеральд с возмущением покосился на сына и предупреждающе приподнял брови. На его языке это означало: «Сын, не позорь нас! Мы же аристократы, а ты ведешь себя как обычный ребёнок».
        Ричи в ответ ухмыльнулся и сделал пальцами знак, мол, я знаю, что делаю.
        В ответ на это мальчик получил от отца суровый взор, который не обещал ничего хорошего после завершения официальных мероприятий.
        Со стороны занятие Ричарда выглядело как баловство. Он уже довольно долго занимался склеиванием половинок скотча, который приобрел слегка мутноватый серый оттенок. Подобное действие не осталась без внимания журналистов. Акулы пера прекрасно осознавали, кем является мальчик.
        Дама с ярко-рыжими волосами в кричащем алом платье кивнула оператору, показав микрофоном в сторону Ричи. В тот же миг оператор перевёл камеру на мальчика, а журналистка отделилась от толпы коллег и подошла к юному Гросвенору.
        - Простите, юный Лорд,  - елейным голосом сказала она,  - можно поинтересоваться, чем вы заняты?
        Ричард улыбнулся на камеру, стараясь не демонстрировать зубов, поскольку один из них отсутствовал. Он прекратил свое занятие и пояснил:
        - Конечно, мэм. Я только что услышал, что ученые испытывают проблемы с получением графена. Поэтому решил им помочь. Вот,  - показал он на кусочек скотча,  - создаю графеновые чешуйки простейшим способом.
        Рядом с журналисткой внезапно объявился грузный пожилой мужчина в коричневом шерстяном костюме. Его седые волосы были беспорядочно растрёпаны. Пронзительные голубые глаза с живым любопытством прикипели к Ричарду. Он оттолкнул журналистку, занял её место и произнес:
        - Молодой человек, я не ослышался? Вы только что сказали, что пытаетесь получить графен?
        - Уже получил, сэр,  - потряс клейкой лентой Ричард.
        - С помощью скотча?
        - С помощью скотча и карандаша.
        - С помощью скотча и карандаша?!
        - Да, сэр, с помощью скотча и карандаша!
        - Не может быть. Покажите, юноша, как вы это делаете!
        - Я нанес на клейкую ленту немного графита, после чего склеивал скотч между собой. С каждым разом слой графита остановился всё тоньше и тоньше. В итоге в некоторых местах он должен стать толщиной в один атом и образовать чешуйки графена.
        Глаза седовласого мужчины налились восторгом и округлились.
        Ричард взял со стола лист бумаги и карандаш. Он тут же нарисовал атомную структуру графена* и продемонстрировал мужчине, глаза которого ещё больше полезли из орбит.
        - Вот. Вы же это хотите получить? Плоскую пластину углерода толщиной в один атом, которая не уступает по прочности алмазу и обладает высокой электропроводимостью…
        - Неужели… - изумлённо прошептал мужчина. - Боже мой! Это действительно формула графена. Я должен исследовать этот скотч!
        - Пожалуйста, сэр,  - Ричард протянул мужчине повторенные результаты своего школьного опыта.
        С невероятным благоговением седовласый мужчина принял из рук мальчика кусочек скотча и загрузил его в приемную камеру электронного микроскопа. Совершенно не обращая внимания на толпу людей, он сел за компьютер и полностью ушел в работу. Микроскоп загудел с трансформаторным гулом. Операторы теленовостей с восторгом снимали происходящее.
        Пока внимание всех сконцентрировалось на седовласом мужчине, к мальчику подошел его отец и суровым шёпотом вопросил:
        - Ричи, ты что творишь?
        - Изобретаю способ создания наноматериала, который перевернет мир. Графен  - передовой материал. Я услышал, как ректор обсуждает сложность его получения, и подумал  - это же просто, нужно всего лишь воспользоваться скотчем и карандашом. Вот и проверил на практике.
        - Мне говорили, что с гениями сложно, а я не верил,  - тихо пробурчал Джеральд, после чего вернулся к журналистам.
        - ЭВРИКА!
        Вопль седовласого мужчины застал всех врасплох. К нему обратился ректор университета:
        - Профессор Робертс, что случилось?
        - Графен! - в ответ воскликнул профессор. - Я на самом деле нашел чешуйку графена! Боже мой, да этот мальчик гений! Кто он? Чей это ребенок?! - показал он сторону Ричарда. - Я его хоть сейчас возьму к себе на кафедру.
        - Ричард, вы не ошиблись? - спросил ректор у профессора.
        - Это точно графен! Я вас уверяю. Целых десять чешуек!
        Ричард Робертс сорвался с места и прорвался сквозь толпу журналистов к своему юному тезке. Он схватил Ричи за кисть, стал трясти её и искренне благодарить:
        - Спасибо, молодой человек! Огромное спасибо от лица мировой науки. Этот способ получения графена достоин Нобелевской премии. Как ваше имя, молодой человек? Я обязательно его упомяну в своей работе в качестве соавтора-изобретателя.
        - Лорд Ричард Гросвенор, к вашим услугам, сэр,  - мальчик с невозмутимым видом вежливо поклонился. - Рад, что такой простой трюк оказался полезен мировой науке. Надеюсь, вы лично и Университет Шеффилд внесете значительный вклад в развитие нанотехнологий.
        - Ох! Лорд? - опешил мистер Робертс и перевёл взгляд на Гросвенора-старшего. - А-а-а! Так вот чей это сын!
        Шумиха поднялась знатная. Рыжая журналистка прорвалась ближе к юному Гросвенору.
        - Скажите, Лорд Гросвенор, как вам пришла в голову идея получения графена?
        - Озарение,  - спокойно ответил мальчик. - Со мной иногда подобное случается. Аналогичным образом мне пришла в голову идея выпустить на рынок скрепыши.
        Акула пера оскалила зубы в хищной улыбке. По виду журналистки было видно, что она схватила сенсацию за хвост.
        - Скрепыши? Так это вы изобрели их?
        - Сложно назвать кусочек пластика изобретением. Просто пришла в голову мысль, что такой товар будет интересен потребителям. Практика показала, что это действительно так. С моей компанией «Гросвенор джуниор» сотрудничают такие гиганты, как Волмарт, Асда, Пепси, Кока-Кола, Нестле и многие другие известные зарубежные компании.
        - Поразительно! - восхитилась рыжая журналистка. - Можно узнать, сколько вам лет?
        - Я не скрываю свой возраст. Этим летом мне исполнится десять лет.
        - Расскажите нашим зрителям, чем еще вы занимаетесь? - продолжила задавать вопросы корреспондент.
        - Меня беспокоит проблема детей-сирот. Поэтому я решил принять активное участие в благотворительности. Признаюсь честно, это крайне непростое занятие. В первую же благотворительную поездку удалось помочь сироте из неблагополучной семьи, чем я горжусь. Но это лишь начало. В этом году в «Гросвенор джуниор» стартует кампания помощи молодым специалистам, которые собираются развивать инновационные технологии. Мы планируем инвестировать в перспективные венчурные стартапы солидный капитал. В том числе помощь будет оказываться молодым ученым, исследованиям искусственного интеллекта, наноматериалов и нанотехнологий.
        - Лорд Гросвенор, нашим зрителям будет интересно узнать о вашей личной жизни. Вы учитесь в школе? Увлекаетесь чем-нибудь? - продолжила репортер.
        - Управление крупной компанией отнимает много моральных сил. В связи с нехваткой времени мне пришлось перевестись на домашнее обучение и сдавать экзамены экстерном. Поскольку я юн, приходится соблюдать трудовое законодательство и уделять работе не более двадцати четырех часов в неделю. В остальное время у меня довольно плотный график. Я занимаюсь аэробикой и фехтованием, учусь и увлекаюсь фокусами.
        Ричард без стеснения продемонстрировал трюк с монеткой, которую достал из-за уха журналистки. Покрутив монету в руках, мальчик подбросил её в воздух, поймал, растер в ладонях, дунул в них и продемонстрировал пустые руки на камеру.
        Общение с журналистами вымотало Ричарда. На заднее сиденье Бентли мальчик садился с непередаваемым удовольствием. Но расслабиться было не суждено.
        - Ричи, сколько раз я тебе говорил не позорить имя Гросвеноров? Что за клоунское поведение?!
        - Пап, где позор? Я разыграл все идеально. Вел себя, как пай-мальчик. Разрекламировал свою фирму, причем бесплатно. Помог появиться на свет новому перспективному веществу.
        - А магию зачем демонстрировал? - строго спросил Джеральд.
        - Какая магия? - сделал честные глаза Ричард. - Это был фокус! Единственный фокус, который мне удалось выучить. Ловкость рук и никакого волшебства.
        - Ты хоть понимаешь, что превратил рядовое событие в цирковое представление?! - продолжил возмущаться Гросвенор-старший. - Мог бы продемонстрировать свой графен потом в спокойной обстановке без журналистов.
        - Нет, пап, так нельзя. О графене должен узнать весь мир, иначе до журналистов новость о нём в лучшем случае дошла бы года через четыре. А так весь мир узнает об этом веществе. Корпорации и правительства многих стран станут вкладывать в его исследование большие деньги. Чем раньше они это сделают, тем дальше шагнет наука и тем скорее я на этом смогу заработать большие деньги. Нужное действие в правильное время способно сотворить чудеса.
        - И чем же хорош этот материал?
        - С помощью него можно сделать небьющиеся дисплеи для техники, нервущиеся презервативы, сверхпрочные композитные материалы, которые можно использовать во всех отраслях, в том числе в космической промышленности. Исследования графена дадут толчок к созданию нанороботов, которые кардинальным образом изменят мир. Лекарство от рака, генетические операции, продление жизни… Всё это не за горами. Кто знает, может, мы доживем до того времени, когда ученые научатся с помощью нанороботов продлевать человеческую жизнь. И тогда сможем прожить не отпущенные природой годы, а на несколько столетий дольше.
        - Ричи, говоришь ты сладко, как пение прекрасной птицы. Не зря твои репетиторы получали приличные деньги. Но ремня за неподобающее аристократу поведение всё же получишь!
        - Ремень  - это непедагогично! Папа, предлагаю обойтись запретом на сладкое.
        - Молодец, что торгуешься, но со мной этот трюк не пройдёт. Я в бизнесе гораздо дольше чем ты. Так что однозначно  - ремнем по заднице!
        - Вот так и совершай мировые открытия! - грустно вздохнул Ричард. - Ты миру отдаешь всё, а взамен получаешь ремня…
        - Мир несправедлив,  - еле сдержал смех Джеральд, внешне оставаясь предельно серьезным. - Зато в следующий раз ты вспомнишь порку и задумаешься над своим поведением.

***
        Есть в детском организме один минус  - родители считают себя вправе наказать своего ребёнка. Вот и Ричард после поездки весь следующий день не мог нормально присесть. Больше, чем мягкое место, у Ричи пострадала гордость. Он-то считал себя серьёзным бизнесменом, но сложно продолжать так думать, когда получаешь ремня.
        Улучшенная регенерация сделала жизнь Ричарда намного легче. В противном случае он бы несколько дней опасался стульев и спал бы на животе.
        После экзекуции между Гросвенором-младшим и Джеральдом наметилась холодность в отношениях. Ричард считал себя правым, ведь он делал всё для того, чтобы и бизнес-индустрию подстегнуть, заработав на этом, и мировую науку слегка подтолкнуть, плюс ко всему прочему ещё и репутацию юного гения себе заполучить. Но у старшего Гросвенора было своё видение на то, как должен себя вести юный аристократ.
        Потихоньку напряженность сошла на нет и наступила пятница.
        Ричард не мог с пустыми руками явиться на званый ужин, поэтому отправился в путь сразу после тренировки в фехтовании и ланча. К нему по предварительной договоренности присоединился Скотт Поттер.
        У Ричи имелись обоснованные подозрения в том, что Стив может не видеть домов волшебников. Мистер Поттер был лишён такого недостатка, отчего его ценность вырастала в разы. К тому же он единственный знал точный адрес места назначения.
        Единственную проблему Ричард видел в том, как объяснить Стивену то, что ему придётся парковаться не пойми где, а юный господин неизвестным образом исчезнет после пересечения территории двора семейства Уизли. Ричард не мог отказаться от услуг водителя-телохранителя, посадив на его место мистера Поттера, поскольку на этом настоял отец мальчика.
        После некоторых размышлений Ричи пришёл к выводу, что это не его проблемы. Раз отец так решил, пусть он сам разбирается со своим подчинённым и как хочет объясняет ему странности.
        До графства Девон путь неблизкий, ехать немногим дольше, чем до Лондона. Поскольку стояла задача приобрести презенты, решено было добираться через Бирмингем  - центр региона Западный Мидлент и второй по населению город Великобритании после Лондона.
        В общем-то, в Бирмингеме можно найти всё, чего душе угодно. Помимо того, что город индустриальный, с развитой пищевой, металлургической и машиностроительной промышленностью, он ещё славится ювелирным искусством. Изделия из драгоценных металлов и камней с клеймом в виде якоря широко известны и распространены по всему миру. Тут много ресторанов, кафе, художественных галерей и торговых центров. К одному из последних, естественно, к наиболее престижному, Стив привёз юного Лорда.
        Хождение в гости в Англии в каком-то смысле похоже на японскую чайную церемонию. На все есть правила, нигде и никем не написанные, но если вы их нарушите, то в лучшем случае вас сочтут за варвара, и вы этих людей больше никогда не увидите. Но у каждого правила бесконечное число исключений.
        С пустыми руками лучше в гости не приходить. Стоит забыть про цветы или шоколад. Приносить следует бутылку. Бутылку вина или шампанского. Но и от подарка никто не откажется.
        Несмотря на то, что Ричарду ещё рано было употреблять спиртные напитки, в вине он научился разбираться довольно сносно. Этого требует статус Лорда. Покупал дорогое французское вино Скотт, поскольку ребёнку его бы не продали.
        На случай, если семья Уизли окажется непьющей, Ричард прикупил упаковку элитного экзотического чая  - универсальный подарок для тех, кто не употребляет алкоголь. К тому же это страховка, если вдруг окажется, что волшебники не пьют чай. Можно будет самому употребить привычный напиток, поскольку любая британская хозяйка без проблем напоит гостя тем, что он с собой принес.
        В качестве презентов мальчик купил не особо дорогих вещей по предположительному количеству членов семьи, которые будут находиться в этот момент дома. Хронометр для Артура. Настольные игры для детей. А над тем, что купить миссис Уизли, пришлось поломать голову. Но выход всё же был найден  - флакончик приятно пахнущих духов, не дешёвый, но и не безумно дорогой. Такой подарок хоть и специфичный, но должен понравиться большинству женщин.
        Стивен мог бы запросто пропустить нужный дом, но Скотт сказал ему, когда нужно остановиться. Водитель не показал ни капли удивления.
        Еще некоторое время Ричард сидел в автомобиле, чтобы прийти в гости вовремя.
        - Пацан, ты как пойдёшь? - спросил детектив Поттер.
        - Мистер Поттер, меня приглашали одного,  - ответил Ричард. - Некрасиво выйдет, если я приду с кем-то.
        - Я так и думал! - ухмыльнулся детектив. - Но, парень, мы отвечаем за твою безопасность. Поэтому тебе придётся надеть эту штуку.
        Детектив извлек из кожаного портфеля небольшой микрофон и радиопередатчик на батарейках.
        - Подслушивающее устройство? - предположил Ричард.
        - Ага. Придётся тебе походить с этой штукой. Не беспокойся, слушать переговоры буду я. Дальше меня любая информация не уйдет. Зато если что-то произойдет, мы сможем тебе помочь.
        - Я понимаю, сэр. Безопасность прежде всего.
        Детектив обрадованно оскалился.
        - Молодец парень! Это очень хорошо, что ты не создаёшь нам проблем. С таким подопечным работать одно удовольствие.
        Детектив перебрался на заднее сиденье и помог незаметно разместить микрофон под одеждой Ричарда.
        Дом действительно оказался таким же сюрреалистичным, как на фотографии. На красной черепичной крыше торчали вразнобой пять каминных труб. У входа на шесте, слегка скособочившись, висела надпись «Нора». Сбоку крыльца, рядом с огромной заржавленной кастрюлей, красовалась груда резиновых сапог разных цветов и размеров. По двору ходили упитанные пеструшки и что-то клевали.
        Стоило юному Гросвенору подойти к порогу дома, как дверь распахнулась. На пороге стоял Артур Уизли в новеньком черном костюме, недорогом, но добротном.
        - Добрый вечер, мистер Уизли,  - отвесил вежливый поклон Ричард.
        На этот раз Артур выглядел более уверенно. Родные стены придавали ему смелости.
        - Рад приветствовать вас в «Норе», Лорд Гросвенор. Прошу, чувствуйте себя как дома. Позвольте вам представить мою супругу Молли и детей: Рона и Джинни. Дорогая, дети, познакомьтесь с лордом Ричардом Гросвенором.
        Молли Уизли - полная низенькая рыжеволосая женщина с карими глазами и добрейшим лицом, которое украшала милая улыбка. На ней было зеленое нарядное платье, подпоясанное салатовым поясом.
        Джинни - невысокая, стройная, красивая девочка с яркими светло-карими глазами и рыжими прямыми волосами. Она была наряжена в голубое платье и смущенно пряталась за братом, при этом с пристальным любопытством разглядывала гостя.
        Рон Уизли выглядел как самый обычный мальчик с огненно-рыжими волосами и голубыми глазами. Он был одет в видавший виды коричневый шерстяной костюм старинного кроя под начало двадцатого века, который, судя по его виду, носился не одним поколением детей. Мальчик с любопытством разглядывал гостя. Его взгляд с завистью пробежался по костюму, задержавшись на пакетах в руках Ричарда.
        Несмотря на бедность, ни один из Уизли, кажется, не стыдился своего дома. Это было замечательное место, в котором царили уют и непринужденная атмосфера.
        Примечание к части
        Атомная структура графена:

        Бечено
        Глава 16
        Ричард держался с достоинством лорда. Улыбаясь, он стал пожимать руки членам семейства Уизли и отвешивать дежурные комплименты:
        - Прекрасное платье, миссис Уизли. Замечательная прическа, Джинни. Отлично выглядишь, Рон. У вас оригинальный и очень уютный дом, чувствуется рука рачительных хозяев. Рад знакомству. Позвольте, это вам.
        Ричард вручил подарки каждому из четверых членов семейства Уизли. Артур с любопытством разглядывал бутылку вина и чай. Молли понюхала духи и осталась довольна ароматом. Её лицо озарила счастливая улыбка. Рон, стесняющийся своего наряда, после комплимента приосанился. Когда в его руки попала яркая коробка с монополией, он принялся с восторгом разглядывать её и едва сдерживался от распаковки. С не меньшим интересом Джинни крутила в руках коробку с настольной игрой Элиас (Скажи иначе).
        - Спасибо. Рады приветствовать Лорда у нас в гостях,  - тепло произнесла миссис Уизли, с умилением смотря на Ричарда.
        - А ты правда Лорд? - выпалил Рон.
        - Несомненно.
        - Наверное, круто быть лордом? - с завистью спросил Рон.
        - Неплохо, но я бы не назвал это простым. Приходится много работать и соответствовать статусу. Рон, поскольку мы ровесники и будущие одноклассники, вы с Джинни можете звать меня Ричи.
        - А ты летаешь на метле? - спросил Рон.
        - Предпочитаю передвигаться на автомобиле,  - обтекаемо ответил Ричард, испытывающий иррациональное отвращение к летающим метлам ещё с того момента, как узнал об этом виде транспорта.
        - Прошу в гостиную,  - позвала всех миссис Уизли.
        Некоторое время Ричард по английской традиции поздравлял хозяев дома с тем, какая у них красивая мебель, как хорошо они организовали все в доме, какой у них прекрасный сад и замечательные часы с именами членов семьи. На часах было девять стрелок подписанных именами семейства Уизли. Стрелки «Артур», «Молли», «Рон» и «Джинни» остановились на отметке «Дом». Подписанные как «Чарли», «Перси», «Фред» и «Джордж» стояли на отметке «Школа». Стрелка «Билл» замерла напротив «Работа». Ещё на циферблате можно было увидеть поля: «В пути», «Потерялся», «В тюрьме», «Больница», а на месте двенадцати часов было написано «Смертельная опасность».
        Время от времени Ричард приговаривал о том, как можно было добиться подобного совершенства силами простых волшебников. Маги, хоть и были британцами, но не привыкли к подобному и растаяли от потока дежурных комплиментов.
        - У вас замечательный район,  - продолжил Ричард. - Судя по тому, что я заметил по дороге, тут всё улучшается на глазах и скоро здесь будет если не рай на Земле, то весьма комфортабельная окрестность.
        - У нас замечательные соседи,  - гордо произнес довольный мистер Уизли. - Рядом проживают Лавгуды, Фоссеты и Диггори. Мистер Лавгуд выпускает свой журнал. Его дочурка пойдёт в Хогвартс вместе с Джинни. Диггори работает в Министерстве магии, а его сын на год старше наших близнецов Фреда и Джорджа, только учится на Пуффендуе, а не на Гриффиндоре.
        - Ричи, а ты на какой факультет хочешь поступить? - спросил Рон.
        - Любой факультет по-своему хорош,  - обтекаемо ответил Ричард, знающий лишь об одном факультете и впервые услышавший о втором. - Пуффендуй и Гриффиндор хороши, но и о других не могу сказать ничего плохого.
        - Я точно поступлю на Гриффиндор! - уверенно заявил Рон. - Там учились мои родители и Билл, и учатся старшие братья.
        - Достойный выбор.
        - Ох, что-то мы засиделись,  - всплеснула руками миссис Уизли. - Ужин стынет. Прошу, Лорд, пойдёмте на кухню.
        Кухня была маленькая и довольно тесная. В середине стоял выскобленный деревянный стол в окружении стульев. Ричард сел на предложенный хозяйкой стул и непринужденно огляделся. Ему еще не доводилось бывать в домах других волшебников, за исключением мадам Марчбэнкс. На противоположной стене висели часы, на этот раз с одной стрелкой. Вместо цифр шли надписи: «Время чая», «Время кормить кур», «Опоздание» и тому подобное. На каминной доске стояли стопки книг. Ричи прочитал на корешках: «Заколдуй себе сыр!», «Чары, применяемые при выпечке», «Как в одну секунду приготовить пир. Чудодейственная магия!» За мойкой на стене висело старенькое радио.
        Стол ломился от еды. Не деликатесы, но вполне неплохой набор: мясной пирог, жаренные отбивные из говядины, картофельное пюре и самодельный торт с пышной кремовой шапкой. На главную сладость с жадностью поглядывал Рон.
        - Рональд,  - сурово посмотрела на сына Молли,  - торт на десерт!
        Рыжий мальчик с трудом отвел взгляд от торта и поспешно набросился на еду. Он умело пользовался вилкой, но не использовал нож и ел весьма поспешно, что Ричи списал на большую семью, в которой не стоит зевать по сторонам.
        Ричард же демонстрировал идеальные манеры и неспешно поглощал простую, но очень вкусную пищу при помощи вилки и ножа.
        Примерно через полчаса, когда все наелись, началось самое интересное, ради чего Ричард и заглянул в гости к волшебникам.
        - Лорд Гросвенор, если вам интересно, мы могли бы взглянуть на летающий автомобиль,  - произнес мистер Уизли.
        - Весьма любопытно. С удовольствием, мистер Уизли.
        Ричард в сопровождении Артура вышел на небольшой пятачок заднего двора. Неподалёку расположился гараж, а возле него стоял старенький Форд Англия.
        Следом за Ричардом и Артуром увязались Рон и Джинни.
        - Вот он! - с гордостью продемонстрировал автомобиль мистер Уизли.
        Ричард с невероятным любопытством осматривал машину. На первый взгляд невозможно было найти отличия от обычного Форда такой модели. Да и со второго взгляда обнаружить разницу оказалось сложно. Разве что состояние автомобиля было идеальным. Даже чрезмерно хорошим для агрегата такого возраста. Это сразу же наводило на мысль об использовании заклинания починки.
        - Можно попробовать полетать, сэр?
        - Конечно!
        Дети и супруга Артура остались на земле. В полёт отправился кормилец семейства вместе с гостем, который занял переднее пассажирское сиденье.
        В салоне автомобиль оказался действительно больше, чем снаружи, как и говорил мистер Уизли. Полет был захватывающим. Судя по спидометру, который на удивление работал даже в воздухе, скорость полёта около двухсот миль в час. Немало для летающего автомобиля, но хотелось бы большего.
        Кроме звуков ветра не было ничего слышно, к примеру, звука работы двигателя.
        - А вот так включается невидимость.
        Мистер Уизли переключил один из тумблеров, явно появившийся на приборной панели не на заводе. После этого видимыми остались лишь зеркала и внутренности салона. Всё остальное исчезло.
        - Невероятно! Сэр, вы проделали сложную работу. А есть ли ещё тут какие-нибудь функции?
        - Нет,  - отрицательно покачал головой довольный Артур. - Но если пожелаете, то на ваш автомобиль я могу наложить дополнительные чары.
        - Позвольте узнать, мистер Уизли, на что можно рассчитывать?
        - Эм… - Артур задумался, наворачивая круги на высоте полукилометра. - А чего вы хотите?
        - Мистер Уизли, не скрою, у меня задача переместиться как можно быстрее и как можно дальше, при этом максимально незаметно.
        - Как на «Ночном рыцаре»?
        - Сэр, простите за невежество, но мне не доводилось слышать подобного названия.
        - Как? Лорд, вы не знаете о Ночном рыцаре?
        - К сожалению, всего знать нельзя, сэр. Надеюсь, вы простите меня.
        - Это автобус для волшебников, которые попали в беду. Он зачарован и может переместить волшебника в любую точку мира при помощи портальной метки, если выход не находится под водой, и если автобус побывал в том месте и зафиксировал координаты в памяти для портальных точек. Скорость автобуса при передвижении без перемещения порталом  - четыре с половиной тысячи миль в час. Его не замечают маглы, а препятствия он огибает при помощи множества защитных чар. Только в ночном рыцаре сильно трясёт из-за коротких прыжков трансгрессии.
        Ричард с трудом удержался от радостного вопля. Он сдержанно произнёс:
        - Сэр, я хочу все эти чары на свой автомобиль. И если возможно, желательно решить вопрос с тряской.
        - К сожалению, у меня не хватит знаний зачаровать такой автомобиль,  - с грустью сказал мистер Уизли.
        - Сэр, но кто-то же зачаровал Ночной рыцарь?! Наймите этих волшебников для работы на вас или в качестве консультантов. Или наймите других компетентных волшебников  - хоть британских, хоть заграничных. Я вам выделю средства для оплаты услуг привлекаемых магов-консультантов и сторонних специалистов.
        - А это выход!
        Глаза мистера Уизли загорелись азартом. Казалось, он прямо сейчас готов броситься искать консультантов. Судя по всему, ему самому было интересно узнать, каким образом оказался зачарован Ночной рыцарь.
        - Летом, сэр, у вас будет полноценное финансирование,  - Ричард решил некультурно спустить с небес на землю мужчину. - Пока же ищите нужных специалистов и договаривайтесь с ними.
        - Да-да, конечно,  - вернулся от грез к реальности мистер Уизли.
        - Как долго может летать этот автомобиль?
        - Часов шесть-семь, потом потребуется некоторое время для подзарядки чар. Я пока не придумал, как заставить такой крупный объект летать долго. На метлу уходит гораздо меньше магических сил, из-за этого на ней можно летать сколько угодно. Да и вес метла поднимает небольшой, а машина сама по себе весит прилично, плюс груз.
        - Какова же грузоподъемность?
        Мистер Уизли что-то прикинул в уме и ответил:
        - В салон помещалась вся моя семья и в багажник покупки на месяц. Примерно полторы тысячи фунтов.
        Ричард тут же для себя перевёл в привычные числа  - вышло, что испытанная грузоподъёмность летающего автомобиля в районе семисот килограммов.
        - Сэр, а если вы зачаруете не машину, а самолёт, конструкция которого более подходит для нахождения в воздухе?
        - Самолёт?
        - Да, сэр, самолет.
        - Это магловская железная штука с крыльями?
        - Да, сэр. Именно так.
        - А это мысль! Хотел бы я посмотреть на настоящий самолет.
        - Сэр, помимо автомобиля я вам пришлю и самолет. Небольшой. Надеюсь, вы зачаруете его подобным образом.
        - Конечно! С радостью!
        - И ещё, мистер Уизли, можно ли сделать так, чтобы вся техника уменьшалась до небольшого размера, дабы можно было взять её и положить в карман?
        - Уменьшающие чары? - задумался Артур Уизли. - Если чары не будут друг с другом конфликтовать… Нужно будет провести расчёты и потратить больше времени на зачарование. И в таком случае придется отказаться от расширения внутреннего пространства. В принципе можно.
        - В расширении пространства нет нужды. Если это реально, я бы хотел иметь возможность уменьшить технику и переносить её без опаски повредить. А теперь можно и приземлиться. Замечательный автомобиль, мистер Уизли, мне очень нравится.
        После приземления автомобиля Ричард, проявляя вежливость, ещё некоторое время пообщался с членами семьи Уизли на отвлеченные темы. Юный Лорд придерживался неписаных британских правил: ни слова о религии, политике и деньгах, если хозяева сами не подняли эту тему. Деньги  - полностью табуированная тема, но не на деловом ужине. Но поскольку финансовые вопросы были обсуждены в прошлый раз, хоть и вскользь, больше вопрос денег Ричард старался не поднимать.
        В итоге юный Гросвенор покинул «Нору» в начале десятого вечера, усталый, но очень довольный.
        Когда Ричард сел в автомобиль, он застал детектива и охранника с одинаково большими глазами. Они одновременно повернули головы в сторону юного господина и некоторое время молчали.
        Ричард забрался на заднее сиденье, посмотрел на вытянутые лица мужчин и спросил:
        - Господа, у меня что-то на лице?
        - Сэр… - начал Стивен. - Мы слышали вашу беседу и видели летающий автомобиль до того, как он стал невидимым.
        - Стивен, лучше об этом никому не рассказывайте, иначе вам сотрут память.
        - Да, сэр! - ответил побледневший Стивен, чего не ожидаешь от бойца особого подразделения спецназа. - Я умею хранить тайны.
        Ричард укоризненно посмотрел на Скотта. Он достал из-под пиджака подслушивающее устройство и положил на сиденье рядом с собой.
        - Мистер Поттер, вы обещали, что никто, кроме вас, ничего не услышит.
        - Парень, наушники несовершенны, внутри машины всё слышно, а на улице мерзнуть холодно,  - невозмутимо пожал плечами детектив. - К тому же, если вы хотели всё оставить в секрете, не стоило летать на автомобиле прямо над нашими головами.
        - Дьявольщина! - пробормотал себе под нос водитель. - Впервые видел, чтобы чертов Форд Англия летал, как долбаный Делориан из фильма!

***
        Со Стивом как-то всё непонятно. Герцог Вестминстерский переговорил с ним, после чего водитель снова превратился в спокойного, молчаливого и непрошибаемого. А после визита в «Итон холл» человека, в котором юный Гросвенор опознал руководителя секретной службы Её Величества, всё стало на свои места.
        Руководитель МИ-5 вежливо пообщался с герцогом и перебросился несколькими фразами с водителем, после чего уехал, даже не оставшись на ужин.
        Ну да, стал бы простой спецназовец охранять целого герцога и его наследника. Ричард на девяносто девять процентов был уверен, что Стивен работает на британскую спецслужбу. Даже его реакция была примерно понятной: «Люди со сверхспособностями, которые живут скрытно от простых людей? Как скажете, сэр. Секретная информация? Так точно, сэр! Продолжать охранять важных персон? Есть, сэр».
        И вроде бы рутина вновь пыталась наложить свои щупальца на Ричарда, но куда ей…
        В голове юного волшебника всё время крутилась мысль: «Магия может всё!» После увиденного Ричард всем сердцем поверил в это. Как не поверить, если сам простым взмахом волшебной палочки копировал материю и летал на флаере, который был создан из древнего агрегата одним человеком буквально на коленке. Да-да, не при помощи сложных и продвинутых технологий, огромной технологической цепочки и большого количества инженеров, ученых, проектировщиков. Один чертов волшебник в гараже на заднем дворе переделал колесный автомобиль в привычный флаер!
        А парадокс Хаусдорфа-Банаха-Тарского?! Это же просто невероятно даже для жителя далекого будущего. Создать что-то из ничего, пусть даже с некоторыми исключениями… Это наилучшим образом подтверждает постулат «Магия может всё».
        И теперь Ричард уверился, что этот мир скорее голосериальный с суперзлодеем космического масштаба. Что стоит злому волшебнику использовать чары дублирования на ядерной бомбе раз этак сто-тысячу, а потом взорвать к чертовой матери всю планету? Только нормы морали и другие волшебники. Но если полиция магов окажется слишком слабой для противостояния суперзлодею, то наступит полный экстерминатус.
        Ричард только начал новую жизнь, он не хотел умирать молодым. Он в принципе не хотел погибать. Но что делать? Предупредить нужных людей о грядущей опасности? О какой именно?! Попаданец ведь даже не знал имени злодея, которому должен противостоять Гарри Поттер. Да и какую опасность представляет злой колдун  - неизвестно. И кто вообще поверит ребёнку, даже если он сын герцога? Вот и выходит, что остается единственный выход  - сделать всё самому.
        Ну как, самому… Ричарда ведь учили быть герцогом и управляющим крупной корпорацией. Ему не по статусу бегать самому с бластером наперевес, как это показывают в голобоевиках. Он должен управлять, давать указания и обеспечивать материальную поддержку подчинённым, хотя иногда не зазорно и бластером помахать. Вот только вначале подчиненных нужно найти и завербовать, затем вооружить передовой технологией. А если таковой нету, то и магические артефакты подойдут. По сути, какая разница  - летает флаер на антигравах, собранных на заводе, или же он делает то же самое при помощи волшебства? Важно  - что свою функцию устройство выполняет.
        Флаер был лишь первой пробной ласточкой. Ричарду нужны были большие деньги для реализации всех задумок. Как говорит историческая мудрость  - в войне побеждает более сильная экономика. Тот, у кого больше денег, находится в выигрышном положении. И Ричард готов был много зарабатывать и тратить гигантские суммы ради спасения человечества, своей семьи, знакомых и, чего таить,  - себя.
        Ну а пока денег не было, нужно было как-то держаться и с чего-то начинать. И Ричард точно знал с чего  - строительство научно-исследовательской лаборатории для волшебников в Шотландии. Вот только в распоряжении мальчика пока имелось всего в районе двухсот тысяч фунтов. Этого слишком мало, если нужно срочно возвести приличных размеров здание у черта на куличиках.
        Когда нет денег, их нужно заработать. У Ричарда на этот счет было много вариантов. Он мог бы продать часть акций, но в таком случае потерял бы приличную прибыль, и увеличение капитала застопорилось бы, что в целом негативно сказалось бы на будущем финансировании важных проектов. Попаданец мог бы позаимствовать очередную идею из будущего и реализовать какой-нибудь хайповый товар. Но как показал опыт, для этого сначала придется потратить время и деньги, а прибыль начнет поступать в лучшем случае через три-четыре месяца. Долго в ситуации, когда деньги нужны срочно. И тут как нельзя вовремя пришлись тренировки наставницы, решившей разнообразить арсенал чар своего ученика. Вот только есть одна маленькая проблема  - у Ричи нет личной волшебной палочки, а без неё он не способен копировать предметы.
        Как приличный человек, в следующий выходной Ричард предпринял попытку купить волшебную палочку в Косом переулке. Первым делом он заглянул в лавку Олливандера, но старик отказал мальчику в покупке палочки без всякой аргументации.
        Тогда Ричард направился в магазин Джимми Киндела. И там не повезло, но Джимми хотя бы объяснил, что палочки юным волшебникам до одиннадцатилетнего возраста не продают.
        Ричард был зол. Его ноздри широко раздувались. В совершенно нерадостном настроении мальчик поспешил покинуть Косой переулок.
        Поскольку юного Лорда никто не отпустил бы гулять в одиночестве, Ричарда сопровождал детектив Поттер.
        - Что, парень, не вышло?
        - Мистер Поттер,  - холодно ответил Ричард,  - вы сами были свидетелем. К чему этот вопрос?
        - Тебе так сильно нужна эта палка?
        - Нужна.
        - Для чего?
        - Мистер Поттер, если я скажу, что для спасения мира, вы поверите?
        - Возможно… А может, нет. Но, парень, а что если я скажу, что у меня есть волшебная палка-махалка?
        Ричард застыл как вкопанный. Вспомнив о воспитании, он постарался сохранить лицо, но это вышло с огромным трудом.
        - Хм… Откуда, сэр?
        - Помнишь то милое украшение, с которым я ходил? - притронулся к своему глазу детектив. Недавно там красовался приличный синяк.
        - Сэр, у меня отличная память, я всё прекрасно помню.
        Детектив Поттер нагло ухмыльнулся:
        - Маги! - презрительно произнес он. - У них никакого понятия о боевых искусствах. Старое доброе дзюдо помогло мне отобрать палки-махалки у волшебной гопоты и наподдать им. Только, парень, запомни  - толпа мышей может съесть кота. Они мне тоже задали, еле унес ноги. Так что  - палка тебе нужна?
        - Нужна, мистер Поттер. Что вы хотите за все палочки?
        - Нет, парень,  - прокачал указательным пальцем в стороны детектив. - Нет, на все не рассчитывай. Моему племяшу тоже нужно чем-то тренироваться. Одну отдам. И знаешь, что?
        - Внимательно слушаю, сэр.
        - Ничего мне не надо. Ты помог моему племяшу, я помогаю тебе. Это больше, чем бизнес.
        - Я вас понял, сэр. В любом случае вы можете рассчитывать на мою благодарность и поддержку.
        Заночевать Ричи решил в Лондонском доме. На улицу Гросвенор, 69, он прибыл в отличном настроении. Во внутреннем кармане пиджака покоилась волшебная палочка.
        Дверь перед мальчиком распахнул камердинер.
        - Господин Ричи,  - поклонился он. - Как прошла ваша прогулка?
        - Спасибо, Джон, всё замечательно.
        Стоило закрытой входной двери отрезать уличные звуки, как Ричард распорядился:
        - Джон, поезжай в банк, в котором у меня открыт счёт, купи слиток платины и привези его мне.
        - Господин Ричи, зачем вам платина, тем более в таких количествах? Насколько я помню, слитки этого металла продаются более чем по сто унций.
        - Вот и славно. Джон, мы ночуем в Лондоне, так что жду твоего возвращения. Езжай со Стивом, а то ценность не из дешевых.
        Камердинер, не получив ответа, пошел за своим пальто. Его работа не только следить за юным господином и его воспитанием, но и выполнять разные прихоти мальчика.
        У Джона имелся доступ к счету Ричарда, и он мог им распоряжаться, но мужчина даже не думал злоупотреблять этим.
        Через пару часов Ричард, радостно улыбаясь, держал в руках тяжёлый слиток платины весом сто шестьдесят шесть тройских унций (немногим больше пяти килограммов). На него ушла большая часть денег со счёта, но мальчик не жалел.
        - Господин Ричи,  - вопросительно вскинул брови Джон. - Вы решили инвестировать в ценные металлы?
        - Можно сказать и так, Джон. Да… Инвестировать.
        Ричард потащил квадратный серебристый кирпичик в кабинет отца, зайдя в который, он запер за собой дверь.
        Тут же мальчик принялся творить новой волшебной палочкой недавно изученные чары дублирования. На полу вместо одного слитка стало два, затем три, четыре, пять и так до тех пор, пока юный волшебник окончательно не выдохся.
        Пот градом стекал по лицу Ричарда, будто он работал грузчиком. Но радостный блеск не покидал глаз попаданца. Семьдесят два слитка платины общим весом немногим более трехсот семидесяти килограммов не оставят равнодушными никого.
        Вскоре радужное настроение стало покидать мальчика. Изначальная идея с продажей слитков платины начала обрастать проблемами. Во-первых, все слитки имели один и тот же серийный номер, размер и вес, чего в реальности не бывает, следовательно, крайне подозрительно. Во-вторых, если их продавать, то сложно будет легализовать денежные средства. Возможны проблемы с налоговой, которые будущему герцогу совершенно не нужны. В-третьих, проблематично будет транспортировать такой огромный груз без привлечения взрослых. А это повлечет за собой то, что Джеральду обо всем обязательно доложат. Снова получать ремнём по аристократической заднице Ричарду совершенно не хотелось.
        В любом случае публичному лицу зарабатывать таким образом слишком опасно, но деньги нужны уже сейчас, поэтому Ричи решил разок рискнуть. Разок! Ведь ему на самом деле проще заработать на инвестициях, чем получать быстрые деньги, подставляясь сразу и под правоохранительные органы волшебников, и под пристальное внимание со стороны королевы. Можно ведь привилегий лишиться и даже стать той самой паршивой овцой.
        Утро вечера мудренее  - так говорили в древности. И это на самом деле так.
        Ранним утром Ричард выехал в «Итон холл». Как обычно, дорога заняла много времени и у мальчика было время подумать. В результате по прибытии домой у него в голове сложился план. Парень решил честно рассказать всё отцу. Лучше снова получить ремня, чем подставить Гросвеноров.
        Вечером после занятий с репетиторами Ричи ещё некоторое время потренировался в чарах дублирования на перехваченном слитке платины.
        После ужина мальчик намекнул отцу, что есть серьёзный разговор, после чего Ричард и Джеральд расположились в гостиной.
        - Итак, Ричи, что случилось?
        - Почему ты сразу предполагаешь, что что-то случилось?
        - По тебе видно, сын.
        - В общем-то, ты прав. Пап, недавно я освоил заклинание, с помощью которого можно создавать копии предметов. Они получаются настоящими, без капли фальши.
        - Так-так… - протянул Гросвенор-старший. - Допустим, что волшебники могут и такое. И что же ты сделал?
        - Оу… Ничего такого, только немножко платины.
        - Немножко?
        - Самую малость.
        - И насколько мало?!
        - Ну-у… Где-то полтонны.
        - Малость, значит?! - голос Джеральда сочился сарказмом.
        - Совершенно верно,  - невозмутимо кивнул Ричард. - К пятнице я планирую довести количество металла до тонны.
        - Пустяки… - с иронией и протянул мистер Гросвенор. - И зачем же тебе платина? Неужели твои инвестиции пошли под откос?
        - Слава богу, нет! Просто сейчас я не могу вывести средства из капитала. При этом срочно понадобились деньги для инвестирования в фантики волшебников.
        - Кхм… Ричи, скажи  - все волшебники так могут?
        - Да, папа. Но не все догадываются поступить подобным образом. По рассказам наставницы, в далёком прошлом маги создали ритуал, который мешает волшебникам копировать золото, серебро, алмазы, рубины и изумруды. Но в те времена платина не была ценным металлом, запретить её копирование никто не додумался.
        - Вот как! Удивительно. И что же ты от меня хочешь?
        - Конечно же, помощи, отец. Мне нужно обменять платину на золото, которое ценится у волшебников, чтобы затем обменять его на галлеоны и инвестировать в магический исследовательско-экспериментальный центр.
        - А платина точно настоящая? Она не исчезнет через некоторое время?
        - Папа, металл настоящий, и с ним всё будет в порядке. Единственный минус  - все слитки под копирку.
        - Ха! Ха-ха-ха! Ох, Ричи, я понял твое затруднение. Это подозрительно. В таком случае тебе нужно обратиться к своему человеку, который умеет держать язык за зубами.
        - Папа, полагаю, у тебя есть такой человек на примете?
        - К примеру, Роберт Финч-Флетчли, отец твоего приятеля. Он банкир. Но…
        - Сколько?
        - Десять процентов… Да, Ричи, ты прав. Никто не будет покупать левый металл просто так. Роберт не исключение. Но меня волнует другое. Сын, ты же не собираешься бросить бизнес и заняться пополнением мирового запаса платины?
        - Нет, конечно,  - искренне ответил Ричард. - Это слишком рисково. Но если срочно понадобятся деньги, то я не исключаю, что придётся прибегнуть к подобному способу заработка. Но лишь в крайнем случае.
        - Ричи, хочешь сказать, что сейчас крайний случай?
        - Да. Я мог бы взять кредит под залог акций, но зачем, если есть более выгодный вариант?
        - Я с тобой отчасти согласен, но ты просто мог попросить денег у меня.
        - Папа, я один раз уже попросил,  - с иронией произнёс Ричард. - И что ты сделал? Ты мне одолжил деньги, выставив странные условия. Я просто опасаюсь, что в следующий раз при подобной просьбе ты мне выставишь и вовсе невыполнимые условия. Нет уж! Лучше буду работать с банком, там хоть все прозрачно и понятно.
        - Хм… - нахмурился мистер Гросвенор. - Хотел как лучше, а получилось как всегда. Извини, Ричард, я не желал тебя оттолкнуть от себя, просто хотел, чтобы ты стал чуточку самостоятельней и более ответственным. Конечно же, ты можешь обращаться с любыми проблемами ко мне, и я тебе помогу.
        - Буду иметь в виду.
        - В общем, не переживай. Ричи, я сам договорюсь с Робертом.
        - В таком случае, папа, ты должен знать, что семьдесят один слиток платины находятся в твоем кабинете Лондонского дома. Остальные будут лежать в моём кабинете тут.
        - Хорошо. За выходные этот вопрос должен будет решиться. Только как ты понесешь золото волшебникам? Если не ошибаюсь, должно выйти более тысячи ста килограммов.
        - Для начала мне нужен будет один слиток,  - пояснил Ричард. - Отнесу его гоблинам и прощупаю почву. Если обмен окажется удачным и выгодным, куплю или закажу сумку с расширенным пространством, в которой перенесу оставшееся золото.
        - Что же, это приемлемо. И да, Ричи… Молодец, что обратился с этой проблемой ко мне, а не решил наломать дров самостоятельно. И всё же я не могу не спросить  - зачем тебе бизнес у волшебников?
        - Это даже не бизнес. Пап, я просто хочу обезопасить себя и семью. Для этого решил создать у магов компанию, в которую будут привлекаться на работу волшебники, единственная задача которых будет заключаться в создании новых артефактов, предназначенных для защиты Гросвеноров и обеспечения нашего комфорта.
        Джеральд на мгновение не удержал маску спокойствия и с удивлением уставился на сына.
        - Даже так?! Сынок с чего ты решил, что нам нужна защита?
        - Маги… Хм… Как бы это сказать. Они сами по себе являются оружием массового поражения. Представь, что я вместо платины копирую атомную бомбу…
        Джеральд судорожно сглотнул, представив себе подобное.
        Ричард продолжил:
        - Среди волшебников так же, как среди обычных людей, встречаются сумасшедшие, маньяки, террористы и прочие маргиналы. Добавь к этому их расизм по отношению к обычным людям. В итоге мы не можем быть уверенными, что не станем жертвой какого-нибудь волшебника или что какому-нибудь безумцу не придет в голову уничтожить нашу страну или даже планету. В общем, я собираюсь инвестировать капитал в разработку средств для противостояния сильным волшебникам.
        - Ричи, если бы ты мне сразу сказал об этом, то можно было бы придумать другие варианты финансирования. Полагаю, Корона проспонсировала бы такие исследования, чтобы вооружить тайную службу.
        - Папа, я не собираюсь влезать в долги к Короне. Пока только скромный набор артефактов для личного и семейного пользования. А насчет вооружения спецслужб я подумаю…
        - Что же, мысль не лишена логики. Вернемся к этому разговору позднее, например, после твоего совершеннолетия. Пока же можешь заниматься своими игрушками, если они не представляют опасности для тебя и нашей семьи.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 17
        Пока Ричард в воскресенье занимался чарами под руководством мадам Марчбэнкс, в поместье «Итон холл» приехал инкассаторский автомобиль от банка мистера Финч-Флетчли. Вместе с инкассаторами прибыл оценщик.
        В результате сотрудники банка вывезли платину, а в кабинете Ричарда появилась небольшая пирамида из девяноста трех слитков золота, каждый из которых в среднем весил около четырехсот тройских унций (двенадцать килограммов четыреста граммов). Это по стоимости примерно соответствовало оговоренной сумме, то есть цена платины за минусом десяти процентов.
        На следующий день Ричард в сопровождении Скотта Поттера отправился в банк Гринготтс, где договорился с уже знакомым гоблином об обмене золота на галлеоны. Курс оказался выгодным для обеих сторон.
        Да, на обмен валюты в Гринготтсе имелось ограничение, но не на драгоценные металлы, коими гоблины считали золото и серебро.
        Гоблинский банк на этой сделке заработал всего один процент, что Ричарда вполне устраивало. За один слиток золота мальчик получил восемнадцать тысяч семьдесят семь галлеонов. «Мелочь» он забрал с собой, а круглую сумму оставил в сейфе.
        Ричард с детективом прошли практически до конца Косого переулка, разглядывая всевозможные лавки. Справа появилась чистая и уютная улочка. Название на табличке ближайшего дома гласило, что это Цветочная аллея. Пройдя ее до конца, юный волшебник и сквиб оказались на шумном рынке.
        В центре на площади располагались лотки, возле которых стояли торговцы и покупатели. Между прилавков сновали ведьмы и колдуны. Большинство из них были одеты старомодно, многие носили мантии, но изредка встречались волшебники в костюмах. В общем, Ричи и Скотт не особо выделялись на фоне толпы.
        Ричард обратил внимание, что торговцы продают в основном продукты питания, травы, минералы и бывшие в употреблении вещи, как на блошином рынке.
        По обеим сторонам рыночной площади на первых этажах располагались многочисленные магазинчики.
        Идя вдоль одной из стен, Ричард замер перед прозрачной витриной магазина, за которой были видны сумки и чемоданы.
        - Мистер Поттер, нам сюда.
        - Угу,  - кивнул детектив, не отвлекаясь от своего занятия: внимательного осмотра по сторонам с целью защитить клиента от воришек.
        В магазине сумок Ричард всего за пятьдесят шесть галеонов обзавелся симпатичным кожаным саквояжем с наложенными чарами Незримого расширения.
        Возможно, для волшебников с их доходами такая цена за зачарованную сумку покажется высокой. Но Ричард считал свое приобретение крайне выгодным.
        Мистер Поттер положил руку на плечо Ричарда и сказал:
        - Парень, ты не это ищешь?
        Обернувшись в ту сторону, куда указывал детектив, Ричи обнаружил вывеску:
        Спенсер и Филипс
        Построим всё от сарая до замка
        - Спасибо, мистер Поттер. Это именно то, что надо.
        Внутри помещение строительной конторы оказалось небольшим. Комнатка четыре на четыре метра. На стене с дверью одно мутное окно. Вдоль стены расположился старинный диван с потрёпанной тканевой обивкой. Впереди стоял лакированный письменный стол, за которым лицом ко входу сидел полный лысый волшебник в черной мантии.
        Стоило посетителям оказаться внутри помещения, как волшебник подобно колобку выкатился из-за стола. Ростом он оказался примерно с Ричарда. С его лица не сходила широкая улыбка.
        - Добрый день! Рады вас видеть, сэр! - затараторил маг, обращаясь к детективу. - Я мистер Оливер Спенсер. Вы хотите сделать заказ?
        Мистер Поттер стоял немного позади нанимателя с правой стороны. Он ответил волшебнику, показав ладонью на мальчика:
        - К вам пришёл Граф Ричард Гросвенор. Я телохранитель.
        - Ох, Лорд!
        Волшебник от изумления округлил глаза и распахнул рот.
        - Добрый день, сэр,  - Ричи слегка обозначил подбородком кивок и держался с достоинством аристократа. - Вы занимаетесь строительством?
        - Да-да, конечно же. Право слово, Граф, почему вы стоите? Присаживайтесь.
        Мистер Спенсер указал на диван. Ричард воспользовался приглашением и с удобством разместился на правом краю дивана.
        Скотт остался стоять, сдвинувшись от входной двери в сторону, на которой не было окна.
        Мистер Спенсер достал с чехла на поясе волшебную палочку взмахнул ею и отлевитировал кресло из-за стола к дивану. Затем он сел напротив Ричарда.
        - Сэр, для меня такая честь приветствовать лорда в нашей фирме. Вы хотите что-то построить?
        - Вы очень догадливы, мистер Спенсер. Но в начале хотелось бы узнать, какими видами строительства занимается ваша фирма?
        - Лорд, без лишней скромности скажу, что к нам обращаются даже из Министерства магии. Недавно мы занимались строительством целого поселка для магических фермерских хозяйств: дома, теплицы, хозяйственные постройки. К нам обращаются очень уважаемые волшебники для строительства домов.
        - А офисное здание вы можете построить?
        - Конечно! - зеленые глаза волшебника радостно заблестели. - Конечно, сэр! Нам всё по плечу. Делаем быстро и качественно.
        - Мистер Спенсер, моя семья давно занимается строительством, я по опыту прекрасно знаю, что быстро и качественно автоматически означает дорого.
        - Граф Гросвенор, я не слышал о волшебниках-строителях с такой фамилией,  - со скепсисом произнес маг.
        - Волшебниках?! - ухмыльнулся Ричард. - Что вы такое говорите? У моей семьи международная корпорация в мире маглов, которая занимается строительством по всему миру.
        - У маглов… - презрительно протянул мистер Спенсер.
        - Имеете что-то против простых людей? - холодным тоном спросил Ричард, демонстративно приподняв правую бровь.
        Лысина мистера Спенсера покрылась испариной. До него внезапно дошло, что он сболтнул лишнего. Можно сколько угодно ненавидеть маглов, но только не тогда, когда идет речь о деньгах. Он внезапно осознал, что может потерять клиента.
        - Простите, н-нет… - выдавил из себя волшебник. - Просто странно. Раз вы занимаетесь строительством, то зачем пришли к нам? Хотите переманить нас в свою фирму? Мы занимаемся строительством исключительно при помощи волшебства, поэтому не можем работать в мире маглов.
        - Мистер Спенсер,  - холод ушел из голоса Ричарда,  - давайте я вам поведаю, как всё обстоит. Мне необходимо построить большое здание для производства артефактов и магических исследований. Три этажа, просторный гараж-мастерская для нескольких магловских автомобилей, зельеварня и алхимическая лаборатория, кабинеты, лаборатории, комнаты отдыха. Еще нужен отдельно стоящий ангар для нескольких самолетов. Главное, что меня интересует  - сроки и цена. Если ваша цена окажется ниже, а срок постройки меньше, чем у маглов, при этом качество будет не хуже, то я найму вашу фирму. Если меня один из этих пунктов не устроит, то воспользуюсь мощностями своей корпорации.
        - Понятно, сэр… Э-э-э… Большое здание, значит. А ангар для этих самолетов большой нужен?
        - Метров двадцать на пятьдесят.
        - Ох! - волшебник достал из кармана платок и промокнул вспотевший лоб. - А дом, значит, это… Метров пятьдесят на двадцать в три этажа?
        - Возможно. У вас есть проектировщики? Можно хотя бы предварительно прикинуть.
        - Это я сейчас! Мигом вернусь. Вы только не уходите.
        Лысый колобок подорвался с места и рванул в подсобку, дверь в которую находилась за письменным столом. Из-за стенки доносились шорохи и грохот. Вскоре маг вернулся с хрустальным шаром на бронзовой подставке. Он установил шар на пол между Ричардом и креслом, сел и наставил на шар волшебную палочку.
        Ричард с любопытством наблюдал за тем, как хрустальный шар засиял голубым светом, и над ним появилась иллюзия черного прямоугольника.

«Черт подери! - мысленно завопил Ричард. - Это же голопроектор! Моя прелесть! Какого черта волшебники летают на флаерах и пользуются голопроекторами с мысленным управлением, а обычные люди лишены всего этого?»
        То, что волшебник при помощи мыслей управляет хрустальным шаром, было понятно с первого взгляда. Голограмма потекла и теперь стала больше похожа на каменную коробку дома. Еще через некоторое время у коробки появились оконные и дверные проемы, добавились ворота гаража, крыша, колонны, балкончики, статуи горгулий, шпили и каминные трубы. Две стены пропали и стал вырисовываться внутренний план помещений: коридоры, комнаты, лестницы. Рядом вырос большой дом, похожий на конюшню.
        - Полагаю, сэр, это должно быть ангаром?
        Ричард потыкал пальцем в голограмму конюшни.
        - Да,  - кивнул мистер Спенсер. - А что-то не так?
        - Ангар должен быть полукруглой формы, чтобы он был высоким и дабы снег не задерживался на нём.
        - Это мы запросто.
        Конюшня исчезла, и на её месте появилась голограмма каменного полукруглого ангара с гигантскими деревянными воротами.
        - Хм… Оригинально. И сколько простоит это строение?
        - Уважаемый Лорд, наша фирма заверяет, что строение прослужит не меньше ста лет.
        - Впечатляет. Раз уж сто лет простоит, тогда можно сделать и такой оригинальный ангар. А электричество и современное паровое отопление в доме предусмотрено?
        - Электричество, как у маглов?! - ужаснулся волшебник.
        - Понятно,  - усмехнулся Ричард. - Если судить по количеству дымовых труб, вы предлагаете отапливать всю эту конструкцию при помощи каминов.
        - Конечно, сэр,  - закивал волшебник. - А вы как это… Ну-у, паром собрались отапливаться? Будете плескать воду в раскаленный камин?
        - Так, забудьте. Сколько будет стоить построить коробку с крышей и ангар?
        - Без отделки, сэр?
        - Без отделки. Мне потом ещё нужно будет приглашать магловских специалистов, чтобы они сделали нормальную электропроводку, отопление и вентиляцию. Так что в отделке совершенно нет смысла.
        - Ну, заказ большой. По срокам тут аж целую неделю придется работать, а то может и две,  - прикинул волшебник. - Много времени уйдет на то, чтобы трансгрессировать в горы, набрать камня и собрать в лесу древесину.
        Ричард ничем не выдал своего крайнего изумления. Сроки строительства были нормальными для мира будущего, но никак не для современности. За пару недель построить каменный дом нереально. Материал показался ему не самым лучшим, всё же теплоизоляционные свойства камня одни из самых худших, но если цена нормальная, то и так сойдет.
        - То есть, вы используете камень, потому что добываете его сами?
        - Да-да. А как иначе? Покупать его, что ли?! Ха-ха-ха! - весело хохотнул маг-строитель.
        - А что по деньгам?
        - Раз вам только коробка с фундаментом и крышей нужны, тогда… - по лицу волшебника было видно, что в нём жадность борется с желанием назвать слишком большую сумму, чтобы не спугнуть клиента. - Всего три тысячи семьсот галлеонов! - выпалил он.
        - Хм… Аж три тысячи семьсот… Даже не знаю…
        Ричард с задумчивым видом потирал подбородок. На самом деле он прилагал неимоверные усилия для того, чтобы не завопить:

«Ты прикалываешься?! Меньше девятнадцати тысяч фунтов за постройку дома и ангара с учетом материалов? Да кто вообще берет такие маленькие деньги?! Вы что, работаете за еду?»
        Видя, что клиент сомневается, мистер Спенсер подумал, что маглы за строительство берут намного меньше, а он заломил слишком высокую цену.
        - Лорд Гросвенор, сэр, мы можем сделать вам скидку. Три пятьсот за все!
        - Хорошая цена, я согласен,  - спокойно ответил Ричард, при этом в душе он ликовал и корчился в экстазе.
        С конторой «Спенсер и Филипс» был заключён стандартный для магического мира контракт, по которому волшебники обязуются в двухнедельный срок построить два строения: офисное с гаражом-мастерской и ангар. Оплата по договору будет произведена со счета Ричарда в Гринготтсе после предъявления гоблинам контракта и доказательств завершения строительства.
        Следующий свой выходной Ричард потратил на то, чтобы в саквояже с незримым расширением отнести в банк Гринготтс всё своё золото. Таким образом счет юного волшебника пополнился на один миллион шестьсот тридцать две тысячи девятьсот пятьдесят три галлеона. Просто космическая сумма по меркам волшебников.
        Гоблин Рикбет был на седьмом небе от счастья. Он на этой сделке смог заработать для банка более шестнадцати тысяч галлеонов, с которых ему должны заплатить солидную премию. Он ни капли не пожалел о том, что напросился личным менеджером к юному лорду. Теперь-то он покажет всем, кто над ним смеялся из-за того, будто он поверил словам мальчишки об обмене миллионов фунтов! Да, Рикбет с удовольствием посмотрит на кислые рожи сородичей, которые упустили свой шанс.
        Через пару недель после визита в «Спенсер и Филипс» трёхэтажная коробка дома и каменный ангар были готовы.
        Ричард заключил контракт с фирмой отца на отделочные работы, которые собирался оплатить с оставшихся на счете средств. Работы предстояло довольно много: сделать канализацию, пробурить скважину и провести водопровод, а также смонтировать вентиляцию, отопление, электропроводку и выполнить отделочные работы. Единственной проблемой оставалось проведение электричества, но Ричард планировал установку дизельного генератора. У мальчика даже были идеи, как заставить работать генератор в бюджетном режиме. В первом случае его зачаруют волшебники, чтобы он работал без топлива, во втором варианте планировалось силами наемных магов восстанавливать объём топлива через парадокс Хаусдорфа-Банаха-Тарского.
        Помимо этого, было заказано оборудование для автомастерской: подъёмник, инструменты, домкраты и тому подобное. Конечно же, пришлось заказать мебель.
        Ричард с грустью продал небольшое количество акций, поскольку его банковский счёт слишком быстро показал дно. Простые люди за свою работу требуют хорошую оплату. Даже с учетом того, что заказ в «Гросвенор групп» обошелся по себестоимости материалов и зарплат рабочих, сумма вышла приличная.
        На строительстве работало сразу несколько бригад, чтобы уложиться в сильно сжатые сроки.

***
        График Ричарда вернулся в свою колею: аэробика, учёба, фехтование, тренировки в чарах. Он с упорством, достойным студентов-зубрил, готовился к сдаче экзаменов за четвертый класс средней школы.
        Очередная среда середины мая началась как обычно, но занятия с репетитором по физике внезапно были прерваны Джоном.
        - Господин Ричи, вас срочно зовет отец.
        - Джон, что случилось?
        - Господин Ричи, к господину Джеральду приехал человек из тайной службы Её Величества. Отец просил позвать вас.

«Тайная служба? - пронеслось в голове Ричарда. - При чем тут я? Или это из-за платины? Черт подери, только не это! Как себя вести в такой ситуации? Это хреново…»
        Ричард спустился в гостиную с чувством сильного переживания. Внешне же, сохраняя каменное спокойствие, он безразличным взором окинул гостя  - крепкого мужчину в возрасте около тридцати пяти лет.
        Гость имел высокий рост, короткие густые черные волосы и серые глаза. Одет он был в классический костюм черного цвета.
        - Добрый день, джентльмены,  - вежливо произнес Ричи.
        Отец встретил сына тёплой улыбкой и произнес:
        - Ричи, позволь представить тебе агента МИ-6, мистера Алекса Блэйда. Мистер Блэйд, это мой сын Ричард.
        - Рад знакомству, Лорд Ричард Гросвенор,  - вежливо склонил голову агент спецслужбы.
        - Приятно познакомиться, мистер Блэйд.
        Ричи, старательно скрывая волнение, сел на диван рядом с отцом напротив Алекса.

«Блэйд… Что-то знакомое,  - крутилось в голове Ричарда. - Вроде бы в школе в прошлом мире на уроках литературы нас заставляли читать рассказы из классики попаданцев, и там был один из первых рассказов подобного плана с главным героем, у которого была такая же фамилия».
        - Сэр,  - шутливым тоном обратился мальчик к агенту,  - вам случайно не знаком Ричард Блэйд, который сознанием путешествовал по параллельным мирам при помощи специальной аппаратуры?
        Мистер Блейд ощутимо напрягся и стальным тоном спросил:
        - Откуда ты знаешь о моем отце и о проекте «Измерение Икс»?
        До крайности изумленный Ричард, не ожидавший такого ответа на невинную шутку, на пару мгновений впал в ступор.
        - Сэр, это просто озарение. Со мной иногда такое случается.
        - Пророк… - с опаской прошептал мистер Блэйд.
        - Прошу простить Ричарда, с ним иногда случаются озарения,  - вежливо произнес Джеральд. - С гениями так сложно…
        - Да-да, Лорд,  - притворно согласился мистер Блэйд.
        - Ричи, агент Блэйд приехал к нам по важному делу. Мистер Блейд, если не сложно, вкратце перескажите Ричарду суть дела.
        - К-хм… Так вот, в полицию от фермера по фамилии Криви поступило заявление о том, что он поймал на своём участке инопланетянина.
        - Кхе-кхе-кхем…
        Ричард подавился от смеха. Чтобы скрыть веселье, он закашлялся и прикрыл рот кулаком. Под укоризненным взором отца, мальчик стыдливо прикрыл глаза и произнес:
        - Простите, воздух не в то горло попал.
        - Ничего,  - понимающе ухмыльнулся мистер Блэйд. - Я тоже смеялся, когда об этом услышал. Но наши сотрудники проверили информацию, некоторое время наблюдая за фермой семьи Криви, после чего подтвердили, что у мистера Криви проживает кто-то маленького роста. Они доложили об этом руководству. Предположительно, мистер Криви поймал какое-то волшебное существо.
        - А мы тут при чём? - с искренним недоумением Ричард посмотрел на агента.
        - Сынок, Криви  - наши давние арендаторы.
        - Верно, Лорд Гросвенор,  - кивком головы подтвердил агент Блэйд. - Вообще-то с этим должны разбираться волшебники, но чтобы с ними связаться, нужно доложить либо Премьер-министру, либо королевской семье. Раз это дело касается семьи Гросвенор, руководством было принято решение доложить вам.
        - Угу, понятно,  - с облегчением протянул Ричард, поняв, что дело не в платине. - Раз «инопланетянин» оказался невидимым для агентов, но его видит фермер, при этом он не вызвал авроров, а позвонил в полицию, предположу, что мистер Криви сквиб и сам не знает об этом.
        - Скорее всего,  - согласился мистер Блэйд, тем самым вновь демонстрируя свою просвещённость о волшебном мире. - Что вы планируете предпринять, Лорд Гросвенор? - обратился он к Джеральду.
        - Не хотелось бы, чтобы волшебники лезли в наши дела. Пусть с вами съездит Ричард и на месте посмотрит, что там за инопланетянин. Раз его смог вырубить фермер, то существо не должно быть опасным.
        - Пап, ты серьёзно предлагаешь мне бросить занятия с репетиторами и поехать на какую-то ферму ловить инопланетян?
        Ричард возмущённо скрестил руки на груди.
        - Ричи, Криви - наши арендаторы. Я бы не хотел, чтобы наша фамилия была запятнана в связи с упоминанием пришельцев. Ничего страшного не произойдет, если ты половину дня не поучишь уроки.
        - Замечательно! - голос Ричарда сочился сарказмом. - Просто великолепно! И что мне делать с пришельцем?
        - Решишь на месте. Сынок, тебе следует набираться опыта принятия решений в кризисных ситуациях. Тут тебе на блюдечке с голубой каемочкой предоставили тепличную проблему. Если ты считаешь себя достаточно взрослым, то решишь эту проблему. Я верю в тебя.
        - Супер! - с иронией произнёс Ричард и переключился на Алекса:  - Агент Блэйд, вы в одиночестве поедете со мной?
        - Я поеду на своём автомобиле, Лорд Гросвенор,  - ответил мальчику Алекс. - На месте дежурят несколько наших агентов, так что они нас подстрахуют.
        - Поехали, сэр… А вы можете мне рассказать о своем отце?
        - Нет, это секретная информация.
        - А об установке, с помощью которой его отправляли в параллельные миры?
        - Нет, это секретная информация.
        - Там замешана магия, ведь так? Уровень технологий нашего мира ещё не дошёл до возможности перемещать сознание в личность из параллельного мира.
        - Без комментариев.
        - Точно без магии не обошлось! А Ваш отец на самом деле самый крутой агент МИ-6?
        - Да… Лорд Гросвенор, никаких вопросов. У вас нет допуска к большинству секретов.
        Поездка выдалась недолгой. Всего через полчаса процессия из чёрного Ягуара и следующего за ним Бентли миновала распахнутые деревянные ворота, висящие на столбах низкого забора из поперечных жердей. Назначение забора предельно понятно  - чтобы животные не разбежались за территорию фермерского хозяйства. Такая ограда не способна защитить от воров и любопытных взглядов, поскольку между жердями довольно приличное расстояние.
        Автомобили миновали просторный загон для коров и остановились возле деревянного красного двухэтажного дома.
        Ричард покинул салон Бентли и присоединился к спецагенту. В это время Алекс Блэйд разговаривал по рации:
        - Через тепловизоры его видно?
        - Да, сэр, видим объект,  - донеслись из рации слова вперемежку с шипением. - Он у нас на прицеле.
        - В случае опасности для людей открывайте огонь на поражение.
        - Принято, сэр.
        Спецагент убрал рацию во внутренний карман и обратил свой взор на мальчика.
        - Господин Ричард, всё под контролем. Прошу.
        Из дома вышел взволнованный круглолицый мужчина с мышино-коричневыми волосами. Карие глаза с беспокойством разглядывали визитеров.
        - Вы кто такие?! - резко спросил он.
        - Агент Блэйд, МИ-6,  - представился Алекс. - А это Лорд Ричард Гросвенор, который решил лично помочь своим арендаторам. Вы мистер Адам Криви?
        - Да, сэр,  - резко растерял боевой пыл фермер. Он нервно протер ладони о джинсы, словно пытаясь избавиться от грязи. - Простите, а вы… Лорд… Э-э-э… Я вас представлял несколько старше.
        - Мистер Криви,  - учтиво склонил голову Ричард. - Должно быть, вы путаете меня с отцом, Джеральдом Гросвенором. Он попросил меня разобраться в вашей ситуации. Скажите, вы действительно поймали инопланетянина?

«Большой человек»,  - подумал мистер Криви, и его даже не смутило, что Лорд слишком юн, выглядит всего лет на десять.
        - Ох! Сэр…
        Адам не знал, куда деть руки. Он то клал их в карманы рабочей синей спецовки, то думал, что невежливо стоять перед лордом с руками в карманах, и вынимал их оттуда.
        - Вы не подумайте, что я псих, как эти дебилы в телевизоре… Ох, простите за мой французский, Лорд,  - спохватился фермер. - Э-э-э… Я не псих!
        - Мистер Криви, никто не думает, что вы сумасшедший,  - спокойным тоном произнес Алекс. - Иначе приехали бы не мы, а санитары и полицейские. Расскажите нам всё, как было.
        - Вчера мы после обеда с детьми в поле были, коров загоняли в загон. А тут смотрю, в траве кто-то сидит. Страшный такой! Я подумал, что какой-то хищник. Ну и лопату половчее перехватил.
        - У вас была в руках лопата? - спросил Алекс.
        - Да, сэр. Ну вот, значит… Крадусь я с лопатой и вдруг вблизи вижу, что это не зверь, но и не человек. Маленький, серенький, уши огромные, пальцы длинные. Я сразу понял  - пришелец! Наверняка неподалеку где-то летающую тарелку спрятал!
        - А глаза у него большие? - спросил Ричард.
        - Да-да! - обрадовался и закивал фермер. - ОГРОМНЫЕ ГЛАЗИЩА! Вот такенные!
        Мистер Криви сложил большие и указательные пальцы в виде круга и приложил к своим глазам, демонстрируя размер, который имел в виду. Затем он продолжил:
        - А ещё у него огромный носяра! Не как хобот у слона, но больше человеческого.
        - Продолжайте, мистер Криви,  - сказал Алекс.
        - Ну, я подумал, что если этого инопланетянина лезвием рубану, он сдохнет. И тогда я тихонечко лопату перевернул, ведь он ушастый, мог услышать! Ну и я огрел его черенком по башке, прям промеж ушей!
        - И что дальше? - спросил Алекс.

  - Всё.
        - В смысле  - всё, он помер? - переспросил спецагент.
        - Нет-нет, сэр. В смысле, инопланетянин обмяк. Я его за уши схватил и в подвал утащил. Связал его и констеблю позвонил. Я ему говорю, что у меня в подвале инопланетянин, а он ржет и говорит: «Адам, проспись!» Так я ему, в смысле констеблю, полчаса пытался доказать, что я трезвый.
        - И где сейчас инопланетянин? - спросил Блэйд.
        - Там, в доме.
        - Неужели он не сбежал?
        - Нет, сэр. Я перестраховался. Страшно же, вдруг он нас из бластера перестреляет или еще чего. Я каждые полчаса в подвал спускался и его черенком по башке бил. Только я это… того… - фермер замялся, как отличница перед папертью. - Кажется, я немного перестарался.
        - Как именно, мистер Криви? - спросил спецагент.
        - Понимаете, я в волчий час так сильно спать хотел, что не заметил, как глаза слиплись. И вот я сплю возле люка в подвал и слышу вопль: «Господа волшебники, разрешите Донки служить вам». Я резко проснулся и вижу напуганных Денниса и Колина. Этот инопланетянин перед моими детьми поклоны отбивает. Я испугался, лопату схватил и… слишком сильно ему по башке врезал. В общем, недоглядел, раз пришелец как-то сумел выбраться из подвала и из верёвок выпутался. Как бы он не помер. Уже полдня, как без сознания валяется.
        - Мистер Криви,  - начал Алекс, показав пальцем на ближайшее окно справа от входной двери,  - по моим сведениям пришелец сейчас находится в той комнате.
        - Да-да, сэр. Он в гостиной. Я жену с детьми отправил к родне, а сам жду… В смысле, ждал, когда кто-нибудь приедет. Ещё несколько раз звонил констеблю, а приехали вы. Ой! Господа, что же мы тут стоим? Прошу в дом.
        Дом оказался уютным с обстановкой в деревенском стиле с поправкой на современность. Вязаные подставки на подоконниках, ковер на полу, камин. Идиллию нарушал лишь серокожий карлик с длинными ушами и носом, который лежал на полу перед ковром, связанный веревками подобно гусенице.
        Алекс вышел вперед и задвинул Ричарда за спину. Он был напряжён подобно пружине. Ричи даже не успел заметить, когда в руке спецагента появился пистолет Глок 17. Оружие было наставлено на бессознательного карлика, на голове которого запеклась кровавая корка.
        - Домовик,  - констатировал Ричард, выглянув из-за плеча Блэйда.
        - Домовик? - спросил Алекс.
        - Домовик?! - округлил глаза фермер.
        - Домовой эльф.
        - Точно? - переспросил мистер Блэйд.
        - Лично мне их видеть не доводилось, но по описаниям один в один домовой эльф. - Ричард наклонил голову набок и посмотрел между ног эльфа. - Самец!
        - А то я не заметил! - нервно фыркнул мистер Криви. - Так это чего, не пришелец, а брауни?
        - Да, сэр, типичный брауни,  - спокойно констатировал Ричард. - Судя по тому, что на нём надет потрёпанный пиджак, а ребра торчат так, словно он долго голодал, могу предположить, что хозяин его выгнал из дома.
        - Почему же тогда брауни оказался на этой ферме? - спросил Алекс.
        - Искал новых хозяев. Насколько я успел понять из лекций репетитора, психология домовых эльфов такова, что они не представляют жизни без хозяев-волшебников. Отсюда следует, что дети мистера Криви являются магами.
        - ЧТО?! - фермер был ошарашен. - Кто мои дети?
        - Сэр, не я должен был вам об этом рассказывать,  - произнёс Ричард. - Волшебники, экстрасенсы  - называйте как угодно. Но в мире существуют люди со сверхъестественными способностями. Их существование скрывается всеми государствами. С наибольшей вероятностью ваши дети являются такими одаренными. В таком случае после окончания младшей школы им поступят приглашения о поступлении в спецшколу для одаренных детей.
        Мистеру Криви не хотелось верить в волшебников, брауни и прочую муть, но на всякий случай он решил запомнить всё, о чём говорит юный Лорд. Фермер заметил, что Ричард говорит уверенно и со знанием дела. Оно и понятно, высшая аристократия должна быть в курсе подобных вещей.
        - Я могу отказаться от этого? - нахмурился фермер.
        - Нет, мистер Криви, отказ не принимается,  - ответил за мальчика Алекс. - Все одарённые дети должны учиться в особой закрытой школе, чтобы ненароком своими способностями никому не навредить. Более того, вам никому нельзя рассказывать о брауни, волшебстве и всем сверхъестественном. Кстати, вы наблюдали за своими детьми что-нибудь странное? Летающие предметы, самовозгорание, телепортация и тому подобное?
        - Ну, так и не скажешь,  - задумался мистер Криви. - Они самые обычные дети. Один раз шторы на кухне загорелись, когда Колину было шесть лет. Ну мы тогда подумали, что он баловался со спичками. А так ничего странного.
        - Джентльмены,  - привлёк к себе внимание Ричард. - Я понимаю, что вам многое нужно обсудить, к примеру, секретность и все такое, но для начала предлагаю отнести эльфа ко мне в машину. И желательно, чтобы снайперы нас не пристрелили.
        - Не пристрелят,  - с уверенностью заявил спецагент. - И что вы будете делать с домовиком, Лорд?
        - Вначале окажу первую помощь, а дальше буду думать. В любом случае, агент Блэйд, домовики вне вашей юрисдикции.
        - Передадите его волшебникам? - спросил Алекс.
        - Вряд ли. Только в крайнем случае. Не хочу, чтобы кому-то стирали память и мусолили нашу фамилию. Если выживет и окажется адекватным, пристрою к делу. Помрет  - отдам вам на опыты.
        - В таком случае сразу звоните мне,  - мистер Блэйд протянул свою визитку Ричарду.
        - Несите его к машине,  - распорядился юный Гросвенор.
        Агент и фермер схватили домового эльфа за руки и за ноги и понесли его к выходу.
        - Куда вперед ногами?! - возмутился Ричард. - Он же еще живой!
        Пыхтящие от натуги мужчины донесли домовика до Бентли.
        - Дьявол! - выругался мистер Блэйд. - Маленький, а тяжелый!
        - Вот поэтому я его за уши и тащил,  - поделился мудростью мистер Криви. - Так сподручней, чем спину надрывать. Может, и сейчас за уши возьмём?
        - Отставить уши! - командным тоном произнес Ричард. - У него и так голова отбитая, а вы предлагаете ему уши оторвать.
        - Куда грузить? - спросил Алекс.
        - Так в багажник надо,  - предложил Адам. - Такая дорогая машина, он же кровью весь салон испачкает.
        - Да вы что, издеваетесь? - возмутился Ричард. - Это же не труп мертвой шлюхи, чтобы возить в багажнике! Кладите его в салон.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 18
        - Лорд, я поеду с вами,  - сказал Блэйд. - Я отвечаю за вашу безопасность.
        - А ваша машина, сэр?
        - Коллеги заберут и будут нас сопровождать.
        - Поехали.
        Ричард сел на заднее сиденье рядом с бессознательным домовиком. Алекс расположился на переднем пассажирском сиденье.
        Стоило Бентли выехать за пределы фермы, как впереди пристроился чёрный Рендж Ровер, а сзади Ягуар Блэйда.
        Ричард откинул верх подлокотника и достал телефонную трубку. Он набрал номер радиотелефона отца.
        - Ричи, это ты? - ответил Джеральд.
        - Пап, да. У нас всё в порядке. Везу сюрприз, так что у тебя есть полчаса, чтобы распустить прислугу раньше времени.
        - Дома поговорим,  - недовольным тоном высказался Джеральд.
        Вернув трубку телефона назад, Ричард обратился к сопровождающему:
        - Мистер Блэйд, а у вашей службы есть особые потребности? Допустим, нужен ли самолет, который сможет становиться невидимым и летать со скоростью четыре с половиной тысячи миль в час или летающий автомобиль?
        - Хм… - мистер Блэйд выглядел задумчивым. - Такая техника нам не помешала бы, как и маскировочные халаты, которые делают бойца невидимым и ещё многое другое. А что?
        - Полагаю, мы могли бы обсудить возможность поставки штучных товаров… не побоюсь этого слова  - эксклюзивов. Естественно, если договоримся о цене.
        - Я передам ваше предложение руководству, Лорд.
        - Замечательно. Но это риск, так что цена, сами понимаете, будет неприлично высокой. Но если что, лет через одиннадцать я могу со своей стороны поспособствовать с лобби в Палате Лордов об увеличении финансирования тайной службы Её Величества.
        - И это я передам руководству, Лорд.
        Ричард стал прикидывать, сколько сможет заработать на продаже артефактов спецслужбам. Выходила сумма минимум с семью нулями, что весьма недурно. Главное  - секретность сделок, чтобы не попасть под пресс магического законодательства, а с этим у МИ-6 все хорошо. Лучшего покупателя артефактов попросту не найти. Если всё выгорит, то инвестиции в создание артефактов многократно окупятся.
        - Мистер Блэйд.
        - Да, Лорд?
        - Мне нужен радар. Маленький, компактный, можно сказать, лабораторный. Назначение  - испытание антирадарной невидимости для летающей техники.
        - Радар?
        - Да, радар.
        - Хорошо. Что-то еще?
        - Мощный ветрогенератор с установкой в Шотландии до середины июня.
        - Лорд Гросвенор, мы еще не договорились…
        - И три самолета на ваш выбор,  - невозмутимо продолжил Ричард, делая вид, словно не слышал возражений. - Признаюсь, я совершенно не разбираюсь в авиатехнике. Единственное условие  - самолеты должны быть небольшими, чтобы поместились в пятидесятиметровый ангар, и довольно быстрыми, с относительно простым управлением. И пара сквибов-пилотов.
        - Это наглость, Лорд! - возмутился агент спецслужбы.
        - Ладно-ладно, так и быть, автомобили куплю сам.
        - И зачем вам самолеты, Лорд?
        - Отдам волшебникам на прокачку.
        - А зачем три? - с любопытством спросил Алекс.
        - Как это водится, сэр, один сломают, другой потеряют, поэтому нужно брать с запасом.
        - Я передам ваши пожелания руководству.
        - А ещё нужны специалисты, которые объяснят магам принцип действия приборов и техники. И ещё…
        - Достаточно! - сказал Алекс.
        - Тогда анекдот. Шотландцы самые волевые люди… Десять лет держат свою самогонку в бочках и ни капли!
        Водитель и Алекс одновременно рассмеялись.
        - Ха-ха-ха! Это точно! - выдал мистер Блэйд.
        - А представляете, что мистер Криви делал бы с «инопланетянином», если бы мы не приехали? - спросил Ричард.
        - Даже не представляю,  - покачал головой мистер Блэйд.
        - Уверен, фермер бил бы пришельца черенком от лопаты по голове и заставлял собирать колорадского жука с картошки.
        - У него нет картошки,  - усмехнулся Алекс.
        - Уверен, мистера Криви это бы не остановило. Специально для пришельца он посадил бы картошку. И ходил бы гордый перед соседями, говоря: «Смотрите, какой у меня есть инопланетянин! Ха! А вы своего сами ловите». И через год в графстве наблюдалось бы картина, как сотни фермеров ползают по полям с лопатами в поисках своего «инопланетянина»…
        - Лорд Гросвенор, прошу вас, остановитесь,  - с придыханием произнёс смеющийся мистер Блэйд. У мужчины в уголках глаз выступили слёзы. - Ох-хо-хо! Нам еще толп фермеров-уфологов не хватало, на полях у которых сотни «пришельцев» ловят колорадских жуков.
        Вскоре показался въезд в поместье «Итон холл». Разговоры в салоне автомобиля стихли.
        Нужно было видеть глаза Гросвенора-старшего, когда Стив и Алекс занесли в дом уже свободного от веревок, но всё ещё бессознательного домового эльфа.
        Стоит отдать должное выдержке герцога, кроме дергающегося правого глаза ничто не выдавало его удивления и шокового состояния.
        - Что это? - спросил Джеральд.
        - Домовик.
        - Домовик?
        Вздернутые брови герцога передавали его крайнее изумление.
        - Домовик!
        - Он дохлый?
        - Пока нет.
        - Ричи, я просил тебя решить проблему, а не тащить домой полутруп!
        - Папа, проблема решена! Я забрал домовика у фермера, а агент Блэйд объяснил мистеру Криви важность сохранения секретности.
        - И что ты собираешься делать с этим?
        Многозначительный взгляд герцога, направленный на домового эльфа, не оставлял сомнений в том, что подразумевалось под «этим».
        - Буду лечить.
        - Хм… Сын, не хочу сказать ничего плохого, но раньше за тобой не было замечено талантов медика. Или что-то изменилось?
        - Папа, не вызывать же бригаду скорой помощи домовику,  - с иронией ответил Ричард.
        - А если не получится вылечить? - задал резонный вопрос Джеральд.
        - Мистер Блэйд любезно обещал избавиться от тела,  - ослепительно улыбнулся Ричард.
        Мистер Гросвенор подавился заготовленной фразой и закашлялся.
        - Избавиться от тела? - вновь взлетели вверх его брови.
        - Да, сэр! - спокойно и очень медленно опустил подбородок Ричард.
        - Великолепно! - с сарказмом произнёс Джеральд. - Это же не хомячок, чтобы избавиться от тела!
        - Хм… - Ричард с видом знатока по породам хомяков потер подбородок и внимательно осмотрел домового эльфа. - Определенно не джунгарчик…
        Лорд Гросвенор тяжело вздохнул.
        - Домовик… - протянул он. - Ну надо же! А если он выздоровеет?
        - Это было бы неплохо, сэр.
        - Неплохо?! Ричи, ты подумал о том, как мы будем объяснять слугам и гостям наличие карлика-инопланетянина в нашем доме?
        - Если бы мне это понадобилось, то объяснение было бы найдено,  - невозмутимо ответил Ричард. - Например, мы в целях благотворительности взяли на работу инвалида, которому не повезло с внешностью и ростом. Но этого не понадобится. Я отправлю эльфа в поместье волшебников. А пока мне нужна аптечка.
        - Аптечка висит на стене на кухне,  - сказал Джеральд.
        Ричард обернулся к ожидающему дальнейших приказаний водителю и произнёс:
        - Стив, отнеси домовика в мой кабинет.
        - Стив,  - добавил герцог,  - побудь с Ричардом на всякий случай.
        Стивен кивнул и подхватил домового эльфа.
        Вскоре с аптечкой в руках Ричард поднялся на второй этаж в свой кабинет. Домовик лежал на диване и не подавал признаков жизни.
        Под внимательным надзором охранника, расположившегося возле входной двери, мальчик промыл эльфу рану на голове, обработал её дезинфицирующими средствами и наложил повязку из бинта. Затем Ричи смочил ватку нашатырным спиртом и стал водить ею возле носа эльфа.
        Ресницы домовика затрепетали, и глаза слегка приоткрылись. Из его уст вырвался глухой стон.
        - Сэр волшебник… - тихо прошептал домовик. - Простите, что Донки лежит в вашем присутствии.
        Эльф сделал попытку встать, но чуть не упал с дивана. Ричи придержал эльфа и недовольно покачал головой в стороны.
        - Лежите, Донки. Вы сильно ранены.
        - Сэр волшебник не должен так уважительно говорить с Донки.
        Ричард, убедившись, что пациент не собирается сбегать, отошел к книжному стеллажу, открыл нижний шкафчик и достал оттуда бутылку воды с альпийских гор. Открутив крышку, он протянул воду эльфу.
        - Пей, Донки. Но маленькими глотками. Тебе сейчас нельзя много пить.
        - Сэр, с Донки будет все хорошо. Магия лечит Донки.
        - Не сомневаюсь.
        Ричард совершил еще одно турне до книжного стеллажа и достал из заначки несколько шоколадных батончиков. Он их буквально всунул в руки домовому эльфу.
        - Ешь, Донки! Я вижу, что ты давно голодал.
        По щекам эльфа потекли слезы счастья.
        - Сэр, не стоило так заботиться о презренном домовике! Ни один волшебник не был так добр с Донки. Но Донки плохой эльф. Хозяева дали Донки одежду.
        - И за что хозяева дали тебе одежду? - спокойно спросил Ричард.
        - Донки плохой эльф… - простонал домовик. - Донки посметь сделать замечание юной госпоже о недостойном поведении. Хозяин разозлился на Донки и дал… дал, - обливаясь слезами, всхлипнул он. - Дал Донки пиджак!
        - Потрясающе! - с сарказмом произнёс Ричард. - И что же недостойного совершила юная госпожа?
        - Донки не смеет обсуждать хозяев,  - поджал губы домовик, изображая из себя партизана на допросе у фашистов.
        - И все же… Донки, ты ведь не хочешь до конца дней остаться свободным домовым эльфом?
        - Нет-нет! - у домовика лицо перекосило от ужаса. - Донки хочет служить хозяину-волшебнику, но никто не хочет брать на службу плохого эльфа. Если только… - во взгляде домовика, брошенного на Ричарда, появилась надежда. - Господину волшебнику нужен домовой эльф?! - заискивающим тоном спросил он.
        - Если только я буду уверен, что ты не преступник, Донки. Предположим, что это не твоя прошлая хозяйка совершила недостойный поступок, а кто-то посторонний. Что именно этот посторонний человек должен совершить, чтобы ты сделал ему замечание?
        На лице домового эльфа проступила гамма эмоций. Желание пойти на службу волшебнику в нём боролось с преданностью хозяевам. В итоге первое победило.
        - Сэр волшебник, если бы посторонний человек при помощи непростительного заклинания пытал котят, то Донки сделал бы ему замечание.
        - Хм… Замечательная семья! - с иронией произнёс Ричард. - Отличная девчушка, должно быть, твоя прежняя юная госпожа…
        - Госпожа замечательная волшебница,  - с жаром произнёс домовик,  - но… - пристыженно опустил он взгляд. - Ей требуется немного воспитания.
        - Ага! Самую малость! - сарказм так и пер из Ричарда. Про себя он додумал: «Лет десять Азкабана».
        Домовик посмотрел на Ричарда взглядом побитой собаки и жалобно сказал:
        - Если сэр волшебник хочет, то Донки может стать слугой господина мага.
        - Не так быстро. Начнем с того, что ты расскажешь мне, как оказался в семье фермеров Криви.
        - Сэр… Донки долго ходил в поисках места службы, но все волшебники отказывались от плохого домовика. Донки долго голодал, потому что Донки не вор и не брал чужой еды. И вчера Донки увидел двух молодых волшебников. Донки хотел попроситься к ним на службу, но кто-то ударил Донки по голове.
        - Ага! То есть ты очнулся связанный в подвале, освободился от веревок и трансгрессировал к тем самым волшебникам, стал им кланяться и проситься на службу.
        - Сэр волшебник абсолютно прав,  - домовой эльф с восторгом смотрел на Ричарда. - Все так и было! Но Донки снова ударили по голове. Донки много раз били прошлые хозяева. Донки крепкий, магия быстро вылечит раны и…
        - Дальше можешь не продолжать. Сейчас ты возьмешься за этот портал, и мы вместе переместимся к моей знакомой волшебнице. И если она подтвердит твои слова, то я возьму тебя на службу.
        - Сэр! - надежда эльфа сменилась восторгом. - Сэр волшебник, Донки говорит правду!
        - Лорд! - поправил домового эльфа мальчик. - Лорд Ричард Гросвенор. Ты будешь при посторонних звать меня Лорд, а когда мы одни  - господин Ричи или сэр. Запомнил?
        - Да, Лорд!
        Глаза домового эльфа сияли еще большим восторгом. Он схватился за цепочку портала, как утопающий за соломинку.
        - Портус.
        Через мгновение мальчик и домовой эльф оказались перед дверью в дом Гризельды Марчбэнкс. Стоило Ричарду постучать, как вскоре дверь распахнулась.
        Пожилая волшебница с недоумением рассматривала визитеров.
        - Мой мальчик, разве сегодня суббота?
        - Нет, наставница. Добрый день. Прошу прощения за внезапное вторжение. Я к вам по важному делу.
        - Хм… Мой мальчик, а это что?
        Волшебница указывала в сторону лежащего на пороге эльфа неожиданно возникшей в руке палочкой.
        - Домовой эльф, мэм. Нашел его раненным и в одежде, решил, что он ничейный и подумал взять себе. Но прежде хотел посоветоваться с вами.
        - Это правильно, Ричард,  - громко, довольным тоном произнесла ведьма. - Современная молодежь вначале делает, а потом думает. Ты молодец. Сейчас выясним, что это за домовик.
        Эльф при помощи чар левитации был перенесён в дом, после чего мадам Марчбэнкс приступила к допросу домовика. Ричард второй раз услышал историю ушастого пришельца.
        - Так-так-так! - пробормотала ведьма. - Значит, Круцио. Кто-то из старой чистокровной семьи. У меня есть некоторые подозрения, кто хозяева этого эльфа.
        - Мэм? Так что посоветуете? Мне можно брать этого эльфа себе на службу?
        - Мой мальчик,  - старушка устремила на подопечного теплый взор,  - раньше домового эльфа можно было найти без проблем. Сейчас же с этим беда. Волшебников стало больше, а эльфы размножаются слишком медленно, так что на всех не хватает. Вроде бы домовик добротный, обученный, даже слова почти не коверкает.
        Донки с надеждой во взоре ловил каждое слово волшебницы. От волнения он затаил дыхание и ждал вердикта старейшины Визенгамота, словно приговора судьи.
        - Да, неплохой домовик,  - продолжила мадам Марчбэнкс. - А то, что болезный, так то ерунда. На них всё заживает быстро, как на собаке. Так что, Ричард, если не боишься суеверий, то можешь забрать себе этого слугу.
        - Суеверий, мэм?
        - Некоторые волшебники верят, что домовые эльфы, которых выгнали хозяева, приносят беду.
        - А на самом деле, мэм?
        - На самом деле это полная чушь! - презрительно фыркнула волшебница. - Конечно, суеверия зарождаются не на ровном месте. Известно несколько случаев, когда маги изгоняли обезумевших домовых эльфов. И если другой волшебник принимал такого эльфа в качестве своего слуги, то вполне естественно, что ничем хорошим это не заканчивалось. Но этот эльф нормальный, насколько они вообще могут считаться таковыми. Так что бояться нечего. Мой мальчик, ты всё ещё хочешь принять его в качестве слуги?
        - Да, наставница.
        - Что же, тогда я проведу нерушимый обряд уз господин-слуга. Как хорошо, что ты обратился ко мне. Нынешние волшебники совсем не помнят корней и с презрением относятся к старым чарам. Глупцы! А коли они захотят обзавестись тем же домовиком, что будут делать? Подпишут с ним трудовой контракт?! К-ха-ха-ха-ха!
        Сказанная ведьмой шутка саму же её и рассмешила, причем волшебница долго не могла успокоиться и хохотала.
        Успокоившись, Гризельда Марчбэнкс долго размахивала волшебной палочкой и бормотала себе под нос слова заклинания. Чары опутывали мальчика и домового эльфа. Нельзя было сказать, кто сильнее нервничает. Ричард переживал за то, что немолодая волшебница напутает что-то в чарах и вместо господина сделает его слугой. Донки переживал о другом  - лишь бы уважаемая волшебница не передумала и не прервала заклинание, ведь он до невозможности сильно мечтал о хозяине, а тут попался замечательный волшебник, который позаботился о нём в момент нужды.
        Но вот мадам Марчбэнкс прекратила колдовать и сказала:
        - Всё!
        Ричард прикрыл глаза и проверил свои ощущения. На первый взгляд казалось, что ничего не поменялось.
        - Спасибо, наставница,  - уважительно поклонился мальчик.
        Донки сиял от счастья, как начищенный галлеон. Ему казалось, что во всём мире нет более счастливого домового эльфа, чем он. Даже раны на волне восторга практически не ощущались. Эльф смог подняться на ноги и умудрялся стоять, лишь земля немного покачивалась.
        - Лорд, Донки счастлив служить Вам,  - отвесил Ричарду низкий поклон домовик, практически подметая ушами пол.
        - Ричард, останешься на чай? - спросила мадам Марчбэнкс.
        - Простите, мэм, я бы с радостью остался на файв-о-клок, но отец сильно волнуется.
        - Ох, тогда не буду тебя задерживать, мой мальчик. Ступай и забери с собой слугу.
        - Огромное спасибо, наставница. Ещё раз прошу прощения за внезапное вторжение. Всего хорошего.
        Ричард вместе с теперь уже своим домовым эльфом переместился порталом в гостиную «Итон холл», где был встречен взвинченным Джеральдом.
        - Ричи, что за дела? Почему ты исчезаешь без предупреждения?
        - Папа, кого я должен предупредить, что воспользуюсь порталом? Охранника, который по идее не должен знать о волшебстве ничего? Или тебя, оставшегося внизу? Отлично! Я что, буду бегать вверх-вниз по всему дому ради того, чтобы получить разрешение на несколько минут наведаться к репетитору?! Не ты ли хотел, чтобы я стал более самостоятельным? Что за двойные стандарты? Ты уж определись: хочешь увидеть меня самостоятельным и принимающим решения или своим подчинённым, который просит разрешения на каждый чих.
        Герцог выглядел разозленным, но понимал, что сын прав. Он сам отправил ребенка вместе с агентом МИ-6 набираться опыта в решении кризисных ситуаций. И стоит отметить, что мальчик справился неплохо, хотя и довольно оригинально.
        - Что сказала мадам Марчбэнкс? - вместо рвущейся ругани спросил Джеральд.
        - Наставница заверила, что этот домовой эльф безопасен. И ещё она помогла закрепить чарами служение Донки мне.
        - Вот как. Сынок, ты же не будешь на самом деле выдавать его за карлика-мутанта?
        - Пап, это была хорошая идея! Но нет, не буду. Когда Донки поправится, он сможет становиться невидимым. Так, мне пора.
        Ричард ушёл на кухню, где набрал еды для домовика, следующего за ним по пятам.
        - Ешь.
        - Спасибо, Лорд. Простите Донки. Донки будет здоров уже завтра.
        - Донки, сегодня заночуешь в одной из свободных комнат прислуги. Затем примешь душ и выберешь из моей старой одежды себе наряд.
        - Лорд волшебник даёт Донки одежду?! - от ужаса домовой эльф задрожал. Он выглядел крайне удивлённым.
        - Ты тупой? - с раздражением произнёс Ричард. - Ты что, не видишь разницы между «сам возьми одежду» и «я даю тебе одежду»?!
        - Простите, Лорд… - перестал лить слёзы домовик. - Так хозяин не дает Донки одежду?
        - Так, слушай меня внимательно! Моя прислуга должна быть эталоном благородства, чистоты и безупречности. Глядя на моих слуг, люди оценивают меня и фамилию Гросвенор в целом. Если мой слуга будет голожопым, вонючим и укутанным в какую-то ветошь, то люди подумают, что у Гросвеноров совсем все плохо. Поэтому либо ты, Донки, проникаешься всей важностью служения Гросвенорам и ведёшь себя как образцовый дворецкий, либо я на самом деле вручу тебе одежду!
        Домовой эльф вытянулся в струнку, втянул живот и выпятил грудь. Он тоном чопорного дворецкого ответил:
        - Лорд Гросвенор, Донки все понял. Что нужно сделать Донки?
        - Так бы сразу… Донки, мой гардероб переполнен старыми вещами, которые мне малы. Как поправишься, перебери все вещи. Ту одежду и обувь, которая подходит тебе по размеру, оставь себе в качестве рабочей униформы. Если надо, где-то подгони, подшей. Всё остальное отправится на благотворительность.
        - Донки понял, сэр.
        - И не попадайся никому на глаза, за исключением меня и милорда Джеральда Гросвенора, моего отца. Хотя… Ему тоже не стоит мозолить глаза.
        - Донки уже завтра снова сможет становиться невидимым, хозяин, сэр.
        - Отлично. Помещения для личной прислуги в конце коридора второго этажа. Если не ошибаюсь, последняя слева комната должна быть свободной. Больше тебя не задерживаю.
        Домовой эльф, нагруженный едой, поплелся искать свою временную спальню.
        Первое время домовой эльф жил в поместье «Итон холл», оставаясь невидимым для всех, за исключением Ричарда.
        Мальчик остался доволен поведением Донки. В лакированных туфлях и старом детском костюме, который был надет от силы раза три, домовик выглядел намного лучше. Да, его внешность всё ещё оставляла желать лучшего, но флегматичное и невозмутимое поведение чопорного дворецкого, которое эльф взял на вооружение, отвлекали внимание от нестандартных глаз, ушей, носа, лысины и сероватой кожи. В таком виде Ричи готов был оставить Донки среди прислуги, тем более, Гросвеноры уже несколько лет остаются без дворецкого. Но Джеральд был против, а его слова в этом доме  - закон.
        Прошлый дворецкий был настолько стар, что служил еще дедушке Карлу. Он вышел на пенсию ещё до того, как попаданец стал Ричардом, а нового такого слугу долго ждать. Гросвенор старший сделал заказ на нового дворецкого в специальном учебном заведении, в котором готовят элитную прислугу. Проблема в том, что все выпускники этого заведения уже заведомо выкуплены. Конечно, это не рабство, то есть выкуплены не сами люди, а длительные рабочие контракты на них. Причём зарплата у такой прислуги очень приличная, примерно как у руководителя средней фирмы, и попасть в подобное учебное заведение сложнее, чем в иную элитную частную школу. В общем, до появления нового дворецкого в «Итон холл» еще пара лет, поэтому, вопреки традициям, джентльменов обслуживает горничная.
        Любая традиция имеет право на исключения. И если вдруг в семье аристократа не станет дворецкого, господа не станут воротить нос от того, что их обслуживает служанка.
        Десятого июня Ричард сдал последний экзамен за четвёртый класс средней школы. А на следующий день он в сопровождении Донки, Стивена, Скотта и Гарри Поттера отправился в Шотландию принимать работу строителей. Все пятеро без проблем поместились в Бентли.
        Между Гарри и Ричардом на заднем сиденье расположился Донки. Стив, как обычно, управлял автомобилем, а Скотт занял переднее пассажирское сиденье.
        - Так это домовой эльф? - спросил Гарри, с любопытством рассматривая домовика.
        - Совершенно верно,  - произнёс Ричард. - Как твои успехи, Гарри?
        - Фух! Наконец-то школа закончилась! Каникулы! - Гарри Поттер светился от счастья. - А у тебя как дела, Ричи?
        - Замечательно. Сдал экзамены и теперь до сентября свободен, словно птица в небесах  - только успевай крыльями махать. Помнишь, я писал тебе о том, как нашел Донки?
        - Такое разве забудешь! - Гарри старался не засмеяться, но не смог скрыть улыбки. - Я так никогда не смеялся. Ты так забавно описал того фермера. Интересно, его дети будут учиться вместе с нами в Хогвартсе?
        - Скорее всего. Я не уточнял возраста детей мистера Криви. Возможно, кто-то из них поступит в Хогвартс уже в этом году, а может и после нас.
        - А я новое заклинание выучил! - похвалился Гарри, после чего ойкнул, прикрыл рот ладошками и посмотрел на Стивена.
        - Не переживай, Гарри,  - похлопал товарища по плечу Ричард. - Стив работает в спецслужбе и знает о волшебниках. К тому же, если ты не заметил, Донки сидит с нами с самого начала.
        - Сэр,  - с лёгким возмущением произнес водитель,  - прошу вас не разглашать секретных сведений о том, где я работаю и на какой должности. И о других агентах тоже, сэр.
        - Извини, Стив. Больше не повторится.
        Слово не воробей, вылетит  - из бластера хрен попадешь. Гарри уже услышал нужную информацию и с восхищением уставился на водителя.
        - Сэр, простите,  - сказал юный Поттер,  - а вы что, прямо как Джеймс Бонд?
        - Почти. Я круче! - отозвался Стивен уже более спокойным голосом.
        - Вау! - вырвался восторженный возглас у Гарри. - А у вас тоже есть пистолет, как у дяди Скотта?
        - Конечно,  - ответил Стив.
        - Гарри, не приставай к человеку,  - сделал племяннику замечание Скотт.
        - Простите,  - повинился Гарри, после чего переключился на своего ровесника. - Ричи, спасибо за приглашение. Я почти никуда не выбираюсь.
        - Не ври, пацан! - притворно возмутился Скотт. - А как же походы со мной в тир и рыбалка?
        - Эм… Я не это имел в виду, дядя Скотт. Просто тогда мы с вами были, а тут мы с Ричи.
        - Это всего лишь рядовая поездка ради приемки сданного строящегося объекта,  - заметил Ричард. - Конечно, мы устроим пикник с барбекю, но можно придумать что-нибудь получше. Гарри, как ты смотришь на то, чтобы в июле слетать в американский Диснейленд?
        - Диснейленд? - глаза Гарри загорелись восторгом.
        - Ага, Диснейленд. Пригласим моего хорошего знакомого  - Джастина Финч-Флетчли. Возможно, дядя Чарли отпустит с нами Билла. Будет весело. Правда, тогда охраны с нами будет больше, чем вмещает один автобус.
        - А эти ребята нормальные? - с осторожностью спросил Гарри.
        - Отличные ребята! - заверил Ричард под насмешливое хмыканье Скотта и Стива. - Только один из них принц, но это не тот недостаток, на который стоит обращать внимание. Мы вон вообще волшебники. И ничего, как-то же живём с этим.
        - Принц?! - рот Гарри открылся в виде буквы «О», глаза стали размером с крупную монету.
        - Ну да, принц Уильям. Слышал о таком?
        - Боже мой, кто не слышал о принце Уильяме?! - изумленно воскликнул Гарри. - Ты что, хочешь сказать, что с нами в Диснейленд поедет принц Уильям?
        - А что, если он принц, то не человек и не хочет покататься на американских горках?!
        - Ну-у… - изобразил смущение Гарри Поттер. - Наверное, хочет. Я точно хочу. А сколько ему лет?
        - Он на год младше нас.
        - Ричи, а кто второй мальчик: король, император, сын президента? - спросил Гарри.
        - Почти угадал. Отец Джастина банкир и Лорд. Барон Финч-Флетчли. Но не переживай по этому поводу. Джастин скромный парень и свой в доску. Не какой-то там мажор. Лучше скажи, когда ты успел пострелять? И почему меня не позвал?
        - Дядя Скотт приглашал в тир только меня,  - смущенно улыбнулся Гарри. - Ты не обижаешься?
        - С чего бы это? - Ричи весело засмеялся. - Гарри, это была подколка! Я тебя, знаешь ли, тоже не зову на семейные посиделки. Так что за заклинание ты выучил?
        - Алохомора! - с гордостью ответил юный Поттер. - С помощью этих чар замок можно открыть быстрее, чем отмычками.
        - Можно подумать, что ты умеешь пользоваться отмычками,  - вызывающе ухмыльнулся Ричард.
        - А вот и умею! - ответил Гарри. - Меня дядя Скотт научил.
        - Раз мистер Поттер научил, тогда верю. С его богатой детективной практикой каких только навыков не нахватаешься. Иногда мне кажется, что он умеет всё на свете, как и Стив.
        - Парень, ты преувеличиваешь,  - веселым тоном отозвался Скотт. - Например, вертолетом управлять я не умею.
        - А Стив? - спросил Ричард.
        - Вертолетом… Умею, сэр,  - отозвался водитель. - Самолетом я тоже умею управлять и имею соответствующие удостоверения.
        - Супер! - восхитился Гарри Поттер. - Хотел бы я тоже уметь управлять самолётом.
        - Мне репетитор по чарам говорила, что волшебники летают на метлах. На метлах, Гарри! Это же безумие!
        - Правда?! - изумленно воскликнул Гарри.
        - Серьезно! Я сам сначала не поверил, но в Косом переулке увидел магазин с метлами. Оказалось, что они летающие. И тогда у меня появилась идея использовать те же чары на самолете, чтобы он мог летать без топлива. Как по мне  - это намного безопаснее и комфортнее.
        - Даже не представляю, как можно летать на метле,  - сказал Гарри. - Кстати, мы когда с дядей ходили в Косой переулок, я тоже видел магазин метел и удивился, почему у витрины залипли мальчишки и рассматривают уборочный инвентарь, словно суперкары. Оказывается вон оно что!
        - Гарри, а заклинание отпирания ты откуда узнал?
        - Дядя Скотт во «Флориш и Блоттс» скупил учебники за все курсы Хогвартса и набрал еще кучу книг с различными заклинаниями и зельями. Я уже варил Рябиновый отвар! Крутая штука  - раны залечивает почти мгновенно. Жаль, что мой шрам не помогло вылечить.
        - Восхитительно! Ты уже зелья варишь. А у меня на это нет времени.
        - А по-моему, круто заниматься с репетитором. Он, наверное, показывает тебе крутые заклинания?
        - Нет, Гарри, не угадал. Во-первых, это не он, а она  - старушка, которой далеко за двести лет. Во-вторых, она показывает мне обычные чары, которые преподают в Хогвартсе. Только заставляет отрабатывать каждое заклинание до упада. Я реально после занятий валяюсь пластом. Лишь когда чары начнут получаться невербально, наставница переходит к новому заклинанию.
        - Все равно личный учитель волшебства  - это невероятно.
        - Связи, Гарри. Связи решают многое. Если бы у меня не было такого крестного, то я до сих пор не узнал бы о волшебном мире.
        - Но ты при встрече узнал меня! - обличительно произнёс юный Поттер. - То, как ты говорил…
        - Всего лишь озарение. Со мной такое иногда случается. Крутой спец из МИ-6 с ужасом назвал меня пророком, но я считаю, что он ошибается.
        - Пророк?! - в глазах Гарри повис безмолвный вопрос.
        - Племяш, пророки  - это волшебники, которые могут видеть будущее,  - сказал Скотт. - Они не всегда понимают, о чём говорят. Более того, пророки не всегда помнят, что предрекали. Это феномен даже по меркам волшебников.
        - Надеюсь, ты ошибся… - тихо прошептал Гарри Поттер. - Очень надеюсь. Не хочу спасать мир  - хочу в Диснейленд…
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 19
        Представительский седан съехал с асфальтового покрытия на грунтовку, накатанную грузовиками и строительной техникой. Несмотря на отличную подвеску, машину нещадно трясло на ухабах. Как она добралась до места назначения, одному богу ведомо.
        Взорам пассажиров открылся живописный луг, водонапорная башня, высокий ветрогенератор с большими лопастями и два каменных строения. Вдалеке виднелось небольшое озеро.
        Пассажиры покинули салон автомобиля.
        - А это что? - спросил обычно молчаливый Стивен у Ричарда, кивнув в сторону полукруглой постройки.
        - Самолетный ангар.
        - Ангар?! - сделал большие глаза водитель. - Из камня и с витражными окнами?
        - Дизайнер так видел, а мне понравилось.
        Ричард не хотел признаваться в том, что такое строение намного дешевле, чем заказывать обычный металлический ангар.
        - Неплохой замок,  - взгляд мистера Поттера был направлен на каменный дом в готическом стиле, украшенный статуями горгулий. - Если бы я не знал, у кого ты заказывал постройки, всё равно понял бы  - волшебники…
        - Это офисное здание,  - поправил Ричард. - И вы это прекрасно знаете, сэр.
        - Хм! - у детектива вырвался многозначительный хмык. - Если бы не ветряк и водонапорная башня… Только волшебники могут в наше время строить из столь дорогого материала, как камень.
        - Мистер Поттер, вы же были со мной у «архитектора»,  - ухмыльнулся Ричард. - Не делайте вид, что забыли, будто у волшебников это очень дешёвый материал. Учитывая их возможности, довольно просто переместиться в горы, набить с помощью левитации камнями ёмкость с расширенным пространством и затем скрепить все это чарами в любой форме. А вообще учёные говорят, что камень  - материал будущего.
        - Это как? - с недоверием спросил детектив Поттер.
        - Допустим, на далекую планету прилетела экспедиция. У них с собой только самое необходимое, что поместилось на космический корабль. Из чего им строить? Конечно же, проще всего из того, что есть под ногами  - из камня. Достали антигравитационные платформы и дронов с лазерными резаками. Те нарезали каменных блоков, погрузили их на платформы, отвезли к месту будущего посёлка и сложили блоки в постройки. Первые поселения колонистов тоже сплошь из камня.
        - Почему не из дерева? - спросил Гарри, с любопытством греющий уши.
        - Не факт, что на другой планете будут расти деревья. А если они растут, то могут быть опасны для человека: вирусы, аллергены, личинки инопланетных насекомых и так далее. А камень, он и на Альфе Центавра камень.
        - И все же витражи в самолётном ангаре… - протянул Скотт.
        - Оригинально и богато,  - закончил за мужчину фразу Ричард. - Прошу в дом.
        Внутри здания всё оказалось по современному: электрическое освещение, крашенные в светлые цвета ровные стены, износостойкое покрытие на полах, много стекла и стали в отделке. И не скажешь, что оказался внутри того, что снаружи выглядело как замок. Обычный, скучный до зубовного скрежета офис, которых всюду полно. Даже большой вентиляционный короб под потолком напоминает об этом. Никаких прикрас  - обычный серебристый металл.
        Просторный гараж на четыре автомобиля больше напоминает современную для этих годов автомастерскую, оборудованную по последнему слову техники.
        Лишь когда попадаешь в зельеварню и алхимическую лабораторию, понимаешь, что оказался в волшебном месте. И если логово алхимиков ещё как-то напоминало подпольную лабораторию наркодилеров, то назначение зала с кучей котлов разного размера обычному человеку идентифицировать будет проблематично.
        - Донки, тебе нравится этот дом? - обратился Ричи к домовику, оставшись с ним наедине.
        - Да, Лорд. Тут много места.
        - Это радует. Донки, на третьем этаже есть несколько спален. Самая большая из них твоя.
        - Сэр, Донки не понимает.
        Домовой эльф с недоумением смотрел на хозяина своими большими глазами.
        - Донки, тут вскоре начнут работать волшебники. Они будут для меня зачаровывать разные предметы. Я хочу, чтобы ты следил тут за порядком.
        - У Донки будет много работы, сэр? - флегматично произнёс эльф. - Донки счастлив.
        - Но это не будет твоей главной задачей.
        Домовик подобрался и приготовился внимательно слушать. Его большие уши затрепетали.
        - Что Донки должен делать, сэр?
        - Ты должен следить за волшебниками. Незаметно! Это очень важно. Я выделяю им большие деньги, поэтому в первую очередь нужно следить, чтобы они тратили деньги целенаправленно и много не воровали.
        - Сэр, Донки не позволит магам воровать у хозяина.
        - Нет-нет, Донки. У тебя другая задача  - следить и докладывать мне. Ты разведчик. Многие воруют, поэтому главное  - чтобы маги воровали мало и не переходили дозволенной черты. Пока они выдают достойный результат, я буду закрывать на это глаза и копить компромат.
        - Донки понял, сэр. Донки будет незаметно следить за волшебниками и докладывать обо всём хозяину.
        - Доклады в письменной форме раз в месяц. Личный доклад только в экстренных ситуациях. Донки, у меня нет времени ежедневно выслушивать отчёты. Надеюсь, ты умеешь писать и читать?
        - Да, сэр. Донки учили наукам, чтобы он мог преподавать навыки чтения и письма детям хозяев.
        - Замечательно! Одной проблемой меньше. И еще, Донки, твоя основная задача  - следить, чтобы волшебники не навредили мне. Кривые чары, небрежно наложенные на артефакты или, наоборот, специально встроенное проклятие. Понимаешь? Сможешь за таким уследить?
        - Сэр, Донки может чувствовать магию. Донки сможет предупредить хозяина о грозящей опасности.
        - Замечательно. Донки, официально ты будешь числиться свободным домовым эльфом, который работает на должности завхоза. Для Британских магов это будет крайне оригинально, но зато объяснит ношение тобой одежды и снимет с тебя подозрения о шпионстве для меня.
        - Донки понял, сэр. Донки будет притворяться свободным домовым эльфом, раз того желает Лорд.
        - Чтобы твоя легенда не рассыпалась, как карточный домик, ты будешь получать зарплату  - двести галлеонов в месяц. Деньги можешь тратить по своему усмотрению.
        - Донки будет получать зарплату… - флегматично произнёс эльф. - Если сородичи узнают об этом, то подумают, что Донки сошел с ума. Но ни они, ни никто другой не узнает, что на самом деле Донки разведчик. Донки рад служить Лорду и быть полезным.
        - Ты меня радуешь своим идеальным поведением и выдержкой, Донки. Осваивайся  - теперь это всё твоя вотчина. Возможно, в будущем неподалеку появится мой дом.
        Гарри и Ричи весело провели время. Они ловили рыбу в озере, потом готовили улов на углях.
        Заночевали все в доме, спален хватало, чтобы разместиться в них по несколько человек.
        А утром Ричард с Гарри дошли до ангара и обнаружили там три самолета. Пока юный Поттер с мальчишеским любопытством лазил по самолетам и осматривал их внутри и снаружи, Ричи задумчиво рассматривал летающую технику. Ему был понятен намёк  - Алекс Блэйд услышал и передал предложение своему руководству в МИ-6, а они согласились и предоставили генератор, самолеты и военный автомобиль, который представляет собой портативную радарную установку с пультом управления в будке.
        Кстати, о самолетах. Первым стоял Шадоу Р1  - разведывательный самолет на базе двухмоторного турбовинтового Бичкрафт Кинг Эйр. Второй  - транспортный двухмоторный самолет Бриттен-Норман Айслендер в военной модификации Дефендер. Он может вмещать до девяти пассажиров, перевозить почти полторы тонны груза и использоваться для прыжков с парашютом. Третьим самолетом был гражданский четырёхместный моноплан Лансэир 4.
        И нет, Ричард в мгновение ока не стал разбираться в древней летающей технике, просто к каждому из летательных аппаратов шла сопроводительная документация. А на документах к последнему, самому маленькому самолету шла подпись:
        Потеряшка
        Такой жирный намёк не понять было невозможно. МИ-6 практически открытым текстом говорили, что дарят гражданский самолет Ричарду, о чём свидетельствуют документы, по которым самолёт был оформлен на юного Гросвенора. При этом спецслужбы желают заполучить обратно заколдованные военные самолеты.
        Пикник и отдых в целом прошли замечательно. Тяжелее было возвращаться обратно.

***
        У Ричи началась горячая пора. Нужно было проконтролировать продажу акций, договориться с Артуром Уизли о начале работы по зачарованию, передать в Гринготтс указание о ежемесячной выплате из сейфа денег мистеру Уизли, созвониться с Алексом Блэйдом и договориться о приезде специалистов к волшебникам. В общем, Ричард до конца июня крутился, как белка в колесе.
        На продаже акций Пепси Ричи заработал четыре миллиона семьсот тысяч долларов. Ценные бумаги Алтриа групп принесли юному бизнесмену еще девять миллионов семьдесят тысяч баксов. В итоге состояние мальчика с учетом тех средств, которые необходимо будет положить на счет к совершеннолетию, перевалило за отметку в сотню миллионов долларов. Если быть точным, то сто три миллиона семьсот семьдесят тысяч. Весь хвостик отправился на банковский счет для текущих расходов, а круглая сумма осталась дожидаться следующих инвестиций.
        Уже с середины июня Артур Уизли с привлечённой группой из десяти талантливых молодых волшебников приступил к работе по созданию передовой техники будущего, заменяя отсталые технологии волшебством. Ричард надеялся, что маги наберутся опыта, а дальше он расширит персонал и приступит к созданию космической техники. О том, для чего ему это всё надо, мальчик старался даже мысленно не упоминать, чтобы не спугнуть удачу.
        От шпиона-домовика в конце июня поступил первый доклад: солидной толщины папка со всеми прегрешениями и косяками сотрудников волшебного предприятия. Ричард мысленно ощущал, как его кулак сжимается на колокольчиках всех работающих на него магов. Ещё несколько таких докладов  - и юный Лорд будет крепко держать за бубенчики всех сотрудников надежным компроматом, так что он не особо переживал за то, что маги сбегут к конкурентам  - Ричарду найдется, чем их удержать или прижать в случае необходимости. А конкуренты всегда найдутся. Это сейчас их нет, но это временно.
        Весь июль для Ричарда пролетел в одно мгновение.
        В начале июля Ричи посетил США в компании Гарри Поттера, Джастина Финч-Флетчли, принца Уильяма, принца Гарри и многочисленных сопровождающих, в число которых входили Джеральд Гросвенор, Скотт Поттер, принц Чарльз, принцесса Диана, родители Джастина и многочисленная охрана ВИП персон. Для перелета в Америку использовался королевский самолет.
        Ребята неплохо отдохнули в Диснейленде и посетили некоторые достопримечательности Лос-Анджелеса и его окрестностей.
        Диснейленд такое волшебное место, которое с радостью посетит как ребёнок, так и взрослый. Никакой Косой переулок не сравнится в волшебстве с парком развлечений, который раскинулся на двухстах гектарах земли. Позитив, встреча с любимыми мульт-героями, адреналин  - всё это в достатке получают посетители парка развлечений.
        Любой взрослый хоть на мгновение мечтает превратиться в ребенка или вернуться в детство. Ричард оставался ребёнком лишь внешне, хотя и старался соответствовать ожиданиям отца. Но именно при посещении Диснейленда у него получилось стать ребёнком по-настоящему.
        Никто не остался безучастным: и взрослые, и дети на несколько дней погрузились в сказку. Гарри Поттер еще недавно думал, что съехать от Дурслей и начать жить с дядей Скоттом  - самое лучшее, что могло с ним произойти. Но когда он оказался в Диснейленде, мальчик понял, каково на самом деле быть счастливым. Восторг переполнял его до конца июля. Столь насыщенного лета он никак не ожидал. Пикник в Шотландии, знакомство с наследниками британской короны, поездка в Калифорнию и походы в лес и горы с дядей. Мальчику было, что вспомнить.
        День рождения Ричарда совпал с днём рождения Гарри Поттера. Когда этот момент выяснился, мальчики договорились отпраздновать вместе в «Итон холл». Всё было по-скромному: пяток аниматоров, стол ломился от деликатесов и всего с десяток гостей  - все те же лица, которые ездили в Диснейленд, плюс королева Елизавета вторая.
        Гарри Поттер вместе с дядей приехал в «Итон холл» еще вечером тридцатого июля, чтобы в день рождения не тратить время на долгую поездку. Им со Скоттом выделили приличный гостевой домик.
        Весь вечер Гарри переживал и долго не мог уснуть. Из-за этого тридцать первого июля мальчик проснулся в начале одиннадцатого часа и пропустил завтрак. Но расстроиться по этому поводу он не успел  - еда ожидала в гостиной.
        И вот наступил обед, и наряженный с иголочки Гарри с предвкушением направился в основной дом поместья своего лучшего друга.
        Ричард обнаружился неподалеку от входа.
        - Гарри,  - с улыбкой он встретил гостя. - С днем рождения!
        - Спасибо, Ричи. Я тоже поздравляю тебя с днем рождения. Вот.
        Гарри вручил Ричарду подарок, упакованный в нарядную бумагу. Ричи отложил подарок в сторону к стопке праздничных коробочек и взял одну из них.
        - Спасибо, Гарри. А это тебе.
        - Спасибо!
        Гарри Поттеру не терпелось распаковать подарок, но он знал, что так делать невежливо. Это подарок от дяди Скотта он открыл сразу и очень обрадовался швейцарскому раскладному ножу. Он гадал  - что же мог подарить ему Ричи.
        - Пойдем в бальный зал, ребята тоже хотят тебя поздравить.
        Ричард и Гарри прошествовали в просторный зал.
        Гарри Поттер не сразу понял, зачем Ричард повел его к пожилой леди в элегантном голубом платье и шляпке с синими цветами. Мальчику старушка показалась смутно знакомой.
        - Леди, позвольте вам представить моего хорошего друга и ещё одного именинника, Гарри Поттера,  - начал Ричард. - Гарри, познакомься с Её Величеством Королевой Елизаветой второй.
        Гарри показалось, что он ослышался. Он внимательно посмотрел на Ричарда в ожидании смеха, но не заметил на лице товарища ни грамма улыбки. Вспомнив, с кем еще недавно приходилось кататься на американских горках, Гарри осознал, что друг не шутит.
        - Рада знакомству, молодой человек,  - вежливым и приятным голосом произнесла королева.
        Гарри стал бледнее мела и не знал, как себя вести. Ладони мальчика предательски вспотели. Он пытался припомнить, что нужно делать при встрече с королевой, но понял, что никогда не знал этой информации. Дядя Дурсль и тетя Петуния ничего такого не объясняли. Они даже предположить не могли, что их ненормальный племянник может когда-либо лично встретить королеву, а в то, что она придёт на его день рождения и поздравит, Дурсли в жизни не поверили бы! А дядя Скотт плевать хотел на этикет, поэтому и не забивал голову племянника чем-то таким. В мыслях мальчика что-то смутно крутилось про то, что леди нужно целовать руки, но он опасался этого делать.
        Пока Гарри Поттер завис, мир не стоял на месте. Придворный принёс королеве подарок, которые она протянула Поттеру.
        - Гарри, поздравляю тебя с днем рождения.
        - А?!
        Поттер перезагрузился и со смущением принял подарок из рук самой Королевы Великобритании.
        - Спасибо, Ваше Величество,  - пробормотал Гарри.
        Его щёки заалели. Мальчику хотелось провалиться сквозь землю из-за незнания этикета. Штука, которая казалась совершенно бесполезной для обычного мальчишки, внезапно оказалась не такой уж ненужной.
        - Какой стеснительный молодой человек,  - с улыбкой на устах произнесла королева.
        - Бабушка Лизи, не смущай Гарри,  - добил Поттера своей фразой Ричард. - Он еще не привык к высшему свету.
        - Поттер… - задумчиво протянула королева. - Очень знакомая фамилия. Ричи, не напомнишь, кто родители твоего друга?
        - Бабушка Лизи, родители Гарри волшебники. Они погибли от рук мага-террориста в восемьдесят первом году.
        - Ах, Гарри Поттер! Как же, помню! Это именно в вашем доме погиб главный террорист-маг из группировки «Пожиратели смерти». Этот… Том Реддл.
        - Гарри вместе со мной пойдёт учиться в Хогвартс,  - заметил Ричард.
        - Хогвартс? - веселым тоном спросила королева, делая вид, что впервые слышит об этом.
        - Хогвартс!
        - Хогвартс?!
        - Да… Ну знаете, бабуля, платформа девять и три четверти, красный паровоз, люди с дурным вкусом в выборе одежды, совы и толпа неуправляемых детей со сверхспособностями  - Хогвартс!
        - Ах, Хогвартс!
        На лице королевы гуляла хулиганская улыбка. Она явно неплохо развлекалась в обществе детей.
        Вообще Ричард заметил за королевой Елизаветой отличное чувство юмора. Она любила пошутить и похулиганить в кругу своих людей. Естественно, широкой публике представал совершенно другой человек.
        Гарри же стоял подобно статуе и боялся пошевелиться. То, что происходило на его глазах, не находило понимания. Все встречные волшебники во время посещений Косого переулка с презрением относились к простым людям и называли их маглами. При этом Поттер пытался у магов выяснить хоть что-то о своих родителях и несколько раз слышал упоминание «Сами-Знаете-Кто». Волшебники до ужаса боялись того колдуна, который убил родителей мальчика. У Гарри сложилось такое мнение, будто из-за статута секретности никто из простых людей не знает о волшебниках. И тут оказывается, что ничего подобного. Королева прекрасно осведомлена о волшебниках. Спецслужбы и высшая аристократия знают о магах. Мало того, правительница Великобритании, в отличие от магов, обладающих сверхспособностями, совершенно не боится злого колдуна и даже спокойно называет его по имени.

«Террорист! Дьявол схвати за ляжку Гитлера, как любит говорить дядя Скотт! Королева презрительно называет самого опасного колдуна обычным террористом, - подумал Поттер. - Не самое большое зло во вселенной, Темный Лорд и прочие эпитеты, а долбанный лидер террористической организации! Так послушаешь, и уже начинаешь думать, что это обычный бандит».
        - Ричи, к сожалению, мне пора,  - искренне произнесла королева. - Я вырвалась к тебе буквально на несколько минут. Гарри, надеюсь, ты будешь верен Короне, а не глупым постулатам.
        - Да, мэм! - с восторгом ответил Поттер. - Буду стараться, Ваше Величество!
        Гарри восторженным взором провожал величественно удаляющуюся королеву. От созерцания монарха его отвлек голос друга:
        - Поздравляю, Гарри, теперь ты знаком со многими Виндзорами. С такими знакомствами и с моей протекцией тебя ожидает отличная карьера, к примеру, в тайной службе. При должном старании ты даже можешь рассчитывать на дворянское звание.
        - А разве волшебники работают спецагентами? - удивился Поттер.
        - Эта информация не разглашается, но наверняка подобное практикуется.
        Гарри очень нравился фильм про Джеймса Бонда. Он представил себя на месте агента 007 и понял, что желает стать таким же крутым.
        - Ричи, а что нужно делать, чтобы работать в тайной службе?
        - После Хогвартса экстерном сдашь школьные экзамены. В идеале ещё желательно отучиться в военной академии или хотя бы в приличном университете.
        - Наверное, это сложно и дорого?
        - Какие сомнения? Это наверняка сложно и дорого. Но практика показала, что за два-три года можно освоить все знания средней и старшей школы. После этого учеба в академии покажется ерундой. А о деньгах не беспокойся  - Корона оплатит обучение перспективного юноши.
        Ричард подмигнул Поттеру.
        Гарри подумал, что это неплохой выход. Кто знает, что ждет его у волшебников? Что-то он не слышал о том, что у магов существует пенсия, о которой часто упоминает дядя Скотт. А тут протекция друга-аристократа, знакомство сразу с тремя принцами, одной принцессой, целой королевой и будущим Лордом (Финч-Флетчли). Да с такими знакомыми что ему делать среди трусливых магов, которые дальше своего носа ничего не видят и бросили юного Гарри, словно ненужный хлам, на пороге дома Дурслей?!

«Решено,  - подумал Гарри,  - я обязательно стану агентом тайной службы и аристократом! Да хотя бы ради того, чтобы утереть нос Дурслям и однажды явиться к ним на порог и заявить: ''Обращайтесь ко мне как положено  - сэр Гарри Поттер''. К дьяволу волшебников! Им я никогда не был нужен, а тут… Тут сама королева сказала, что я могу служить Короне».

***
        Ричард с самого утра изучал котировки акций и от этого пребывал в расстроенных чувствах. В плохом настроении он спустился к завтраку.
        - Ричи, что-то случилось? - с беспокойством спросил Джеральд.
        Из груди мальчика вырвался тяжелый стон.
        - О таком за столом говорить неприлично.
        - Секс, деньги, политика?!
        - Два из трех, пап… - поймав изумленный взор отца, Ричард добавил:  - И секс тут ни при чем!
        - Хорошо, поговорим после приема пищи.
        После завтрака отец и сын традиционно собрались в гостиной возле камина. Они сидели в креслах. Джеральд спросил:
        - Так в чем проблема, сын?
        - Рынок ценных бумаг словно взбесился! Котировки на все акции стремительно падают. Золото, платина и серебро дешевеют. Нефть дорожает, но при этом ценные бумаги нефтяных компаний колбасит. То они взлетают на несколько пунктов, то рушатся вниз. В такой ситуации я даже не знаю, куда вкладываться. Пожалуй, это будет очень тяжёлый год с точки зрения финансов. Очень похоже на кризис, но я не припомню…
        Попаданец чуть не спалился. Он не помнил из истории финансов, чтобы в девяностом году двадцатого века был кризис. Даты ближайших кризисов он помнил: девяносто восьмой, две тысячи восьмой и две тысячи двадцать первый, вызванный рыночной войной между США и Китаем с Европой.
        - Сейчас в мире шаткая политическая обстановка, Ричи. Военный конфликт между Ираном и Ираком заставляет лихорадить топливный рынок. В СССР наблюдается крайне нестабильная политическая обстановка. Наши аналитики из спецслужб предрекают революцию в СССР, что неизбежно отразится на мировом рынке. Многие инвесторы срочно продают ценные бумаги и накапливают наличные средства в ожидании падения цен на акции, чтобы скупить их по низу рынка. Многие опасаются оставлять деньги на банковских счетах и вкладываются в ценные металлы. Но из СССР в Европу контрабандой перевозят огромные запасы ценных металлов. Из-за этого вместо роста наблюдается падение цен на золото, платину, серебро.
        - Я всё это прекрасно понимаю, но не ясно, во что сейчас вкладываться? Какие акции ни приобрети, есть серьезный риск потерять на этом приличный капитал.
        - Ричи, могу предложить тебе вложить средства в «Гросвенор групп».
        - Нет уж! Недвижимость сейчас тоже падает в цене.
        - Давай тогда рассуждать. Если недвижимость падает в цене, то логично, что стоит в неё именно сейчас вкладываться. Скупать дешевые земли и старые дома под снос и постройку современных строений.
        - Это логично с точки зрения крупной корпорации, которая может себе позволить долгосрочные инвестиции на большие суммы. Я же оперирую всего сотней миллионов долларов.
        Джеральд брезгливо поморщился.
        - Ричи, ты опять считаешь в валюте янки! Чем тебе не нравятся фунты?
        - Да хотя бы тем, что они дешевеют. А вообще, пап, ты мне подкинул хорошую идею. Сейчас идеальный момент, чтобы купить подешевевшие акции кое-каких корпораций.
        Ричард с помощью левитации притянул к себе радиотелефон.
        - Ричи, что я тебе говорил по поводу волшебства в доме?! - недовольным тоном с угрожающими нотками вопросил Джеральд.
        - Все равно никто не видел,  - отмахнулся мальчик, доставая из кармана пиджака маленькую записную книжку и начиная её листать. - Ага! Вот они!
        - Что там?
        Джеральд привстал с кресла, вытянул шею и с любопытством заглянул в маленький блокнот. Там всё было исписано убористым текстом: мини-сводки по финансам и названия компаний.
        Ричард набрал номер телефона и сказал:
        - Дэн, звони брокеру. Пусть мониторит следующие компании: Интел, Майкрософт, Адвансед Микро Девайс, Микрон Технолоджи.
        - Сэр, что требуется? Купить акции этих фирм?
        - Как обычно, мистер Сильвер. Ловите самую низкую цену и скупаете максимум доступных акций. Период с августа по конец сентября. Цена вопроса  - сто миллионов долларов. В общем, весь счет моей компании в вашем распоряжении.
        - Понял, сэр. Интел, АМД, Микрон и Майкрософт. Что-то еще?
        - На что-то еще нет денег, так что и этого достаточно.
        После того, как Ричард завершил разговор по телефону, Джеральд спросил:
        - Ричи, почему именно эти компании? Есть же другие перспективные фирмы в ай-ти индустрии. Например, Эппл.
        - Эппл будет отса… к-хм… Эта фирма до двухтысячных будет проигрывать в конкурентной борьбе с Майкрософт. Лишь в начале следующего века туда можно будет вложиться, если фирма останется на плаву.
        - Ричи! - строгий взгляд отца не обещал ничего хорошего. - Давно ремня не получал? Что за плебейские вульгарные словечки у тебя проскальзывают?
        - Извиняюсь, отец, но это на самом деле так. Майкрософт скоро должны выпустить на рынок операционную систему с графической оболочкой. Конечно, она будет ужасной, как почти любой сырой товар, но уже это повысит цены на их акции. Какая бы операционная система ни вышла, программисты компании получат опыт. Следующий продукт они выпустят более качественным, что приведет к взрывному росту ценных бумаг компании. Кстати, что слышно про исследования графена?
        - Тот случай в университете, Ричи, поднял знатную шумиху. О тебе и об открытии нового вещества писали все мировые СМИ. Сейчас на исследования графена государствами и некоторыми компаниями выделяются большие деньги. Ученые сулят этому веществу большое будущее.
        - Угу, понятно. Ближайшие лет десять в графен деньги нет смысла вкладывать, если ученые чудом не создадут промышленную лазерную установку для потокового создания графеновых пластин. Хм… А если…
        - Что?
        - Да так, идея родилась. Пока делиться ею не буду, чтобы не спугнуть удачу.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 20
        Девять месяцев пролетели, как один день. Ричи словно попал в неделю сурка. Не день, потому что каждая неделя была однотипной, менялись лишь задачи, которые нужно решить.
        Учеба  - вначале по программе последнего класса средней школы, затем постижение знаний за оба класса старшей школы.
        Мадам Марчбэнкс в своей репетиторской деятельности не отступала от своей методики. Старушка всё так же продолжала давать Ричарду новые заклинания, которые считала полезными, но лишь после того, как юный волшебник в совершенстве освоит предыдущие чары. Помимо этого во время тренировок юного подопечного она не отмалчивалась, а рассказывала интересные истории, просвещала Ричи о реалиях волшебного мира, говорила о великих волшебниках и значимых исторических событиях, особенно много уделяла внимания тому, что застала за свою жизнь.
        В магических искусствах Ричарда нельзя было назвать гением. Талантливый и упорный ремесленник, способный безмолвно наколдовать полтора десятка заклятий, самым сложным из которых было дублирование предмета. Но на фоне сверстников, по мнению пожилой волшебницы, юный Гросвенор был очень талантлив. Оно и понятно, мало какой ребёнок сможет колдовать до упаду, не отвлекаясь и не устраивая истерик. Арсенал беспалочковых заклинаний у Ричи остался прежним  - небольшой набор из левитации, призыва вещей и уничтожения. В общем, все те приемы, которые он придумал сам в то время, когда считал себя мутантом.
        Мастерская волшебников под руководством Артура Уизли продолжала исправно функционировать и выдавать потрясающие по своим функциям артефакты, большая часть из которых за огромные деньги отгружалась британским спецслужбам. По документам это проходило, как доработка техники, что-то вроде тюнинг-мастерской для самолетов и автомобилей.
        Если бы не поступление средств от МИ-6, Ричарду пришлось бы продать часть акций для уплаты налогов от прибыли со скрепышей за 1990 год. А так всё обошлось малой кровью и более того  - приличная сумма позволила пополнить пакет ценных бумаг и совершить иные инвестиции.
        К маю в волшебном офисе Ричарда Гросвенора уже работали тридцать молодых магов. Критерии отбора были серьёзными: креативность, хорошее владение чарами, минимальный расизм в отношении обычных людей. В основном это маглорожденные и полукровные волшебники, которые живут среди обычных людей.
        Первое, что сделали маги  - создали способы быстрого перемещения на работу и к себе домой. Во-первых, в офисе был подключён портальный камин. Во-вторых, каждому сотруднику зачаровали по порталу из пропуска. Несколькими порталами обзавёлся и Ричард. Теперь он запросто мог перемещаться между волшебным офисом, домом в Лондоне и поместьем «Итон холл» либо в одно из этих мест из любой точки земного шара.
        Сдав все экзамены, Ричард ощутил непередаваемое чувство радости. Наконец-то он закончил школу! Эйфория захлестнула юного Гросвенора. Ему хотелось совершить что-то выходящее за рамки, похулиганить, сменить обстановку, вдохнуть полной грудью воздух свободы.
        В настоящий момент Ричарда совершенно не беспокоило, что свобода довольно призрачная, ведь ему буквально через три месяца предстояла поездка в Хогвартс, где придётся отучиться ещё минимум пять лет, а в идеале все семь.
        Ричи решил плюнуть на всё и как следует отдохнуть, пока появилась такая возможность.
        По возвращении домой мальчик нашел отца и сходу обратился к нему:
        - Папа, помнишь, мы договаривались, что когда я закончу школу, то ты будешь считать меня взрослым и дашь определенную свободу действий?
        - Разговор был немного иной, но допустим. Ты что-то хочешь, Ричи?
        - Хочу отправиться в путешествие, посмотреть мир.
        - И что тебе мешает? Помнится, ещё год назад ты свободно путешествовал по миру.
        - Я хочу сделать это на своем самолете, для этого в качестве пилота и охранника мне понадобится Стив.
        - И Джон в качестве сопровождающего,  - заметил мистер Гросвенор.
        - А тут есть сложность… - замялся Ричард. - Папа, мой самолет был зачарован волшебниками. Он может летать со скоростью пять тысяч миль в час, максимально безопасен и способен становиться невидимым как в визуальном cпектре, так и для военных радаров. Но это не все, он еще может мгновенно перемещаться в точку, в которой уже был. Например, я могу через пару часов прилететь в Австралию и мгновенно вернуться в Британию.
        - Это проблема. А самолёт действительно безопасен? - с беспокойством спросил Джеральд. - Ты мой единственный сын, я бы не хотел тебя потерять.
        - Безопаснее любого авиалайнера. Пап, мало того, что мой самолет заколдован по самое не хочу, так ещё он оснащен системой спасения в виде парашюта. Я могу незаметно и быстро путешествовать по всему миру, но не с Джоном. Он ведь не знает о волшебстве.
        - Если меня не подводит память, у тебя ведь четырёхместный самолёт?
        - Да.
        - Тогда возьми с собой еще Скотта Поттера. Скотт и Стив вдвоём смогут тебя защитить. А поскольку Скотт не может оставить племянника одного, прихвати своего приятеля Гарри.
        - Отличная идея! Так мне хоть не будет скучно.
        - Ричи, а как же твои занятия с репетитором волшебства?
        - Пф-ф! Папа, это всего пара дней в неделю. Я могу положить в карман самолёт и переместиться к мадам Марчбэнкс из любой точки мира, а после вернуться домой или продолжить путешествие с прежнего места.
        - Я никак не могу привыкнуть к возможностям, которые дарует магия,  - покачал головой Джеральд.
        - Магия может все! Так, по крайней мере, сказала наставница. И знаешь, пап, после того, как я узнал о том, что волшебники могут творить с материей и пространством то, что возможно лишь теоретически и математически, я начинаю в это верить.
        - А как же твой бизнес?!
        - Ерунда! - отмахнулся Ричард. - Если бы не Хогвартс, я бы вплотную занялся капиталовложениями, а так я сделал все, чтобы ближайшие семь-восемь лет даже не думать о работе. Я считаю, что очень удачно инвестировал капитал.
        - Удачно?! - с сарказмом спросил Джеральд. - А мне рассказывали, что к тебе приходили какие-то левые люди и ты раздавал им деньги. М-м-м… Что-то около двадцати миллионов фунтов.
        - Папа, ты ничего не понимаешь! - кривая усмешка избороздила лицо Ричарда. - Это не раздача денег, а венчурные инвестиции в перспективный бизнес. Это не простые люди с улицы, а программисты, инженеры, ученые, у которых есть замечательные идеи. Они на инвестированные средства создали свои компании, солидная доля в которых принадлежит мне. Компьютерные игры и программы, такие как антивирус, браузер для операционной системы с графической оболочкой, социальная сеть для общения людей, интернет-поисковик и многое другое. Всё это мне принесёт огромное состояние. Вот увидишь  - лет через семь-девять эти компании будут стоить сотни миллионов долларов. Учитывая, что я вложил в них не более миллиона фунтов, прибыли ожидаются заоблачными. Папа, я стану богаче тебя!
        - Ха-ха-ха!
        Джеральду было над чем посмеяться, ведь в настоящий момент Гросвеноры самые богатые люди в Великобритании, даже богаче королевской семьи.
        - Буду рад, сынок, если подобное произойдет.
        Сразу отправиться в путешествие оказалось невозможным. У Гарри Поттера последний экзамен в школе прошел двенадцатого июня. Гарри с нетерпением ожидал этого дня и как можно скорее пытался расправиться с экзаменом. Ведь он уже пару недель назад договорился с Ричи о кругосветном путешествии.
        И вот наступило тринадцатое июня. Белый самолет взмыл в воздух с протяжённой прямой дороги поместья «Итон холл». На высоте около пятисот метров самолет исчез. Для стороннего наблюдателя казалось, будто летательный аппарат не видно из-за бликов солнца, но на самом деле самолет стал невидимым.
        Рука Стивена зависла над рычагом с надписью «форсаж».
        - Сэр, вы уверены, что эта штука работает? - полуобернулся он к Ричарду.
        - Стив, все сто раз проверено. Жми!
        Губы начали двигаться, он что-то очень тихо шептал. Ричарду показалось, что пилот читает молитву. Но когда Стив перекрестился, Ричи понял, что не показалось.
        - Аминь!
        Стив вдавил рычаг форсажа, и всех пассажиров самолета вдавило в сиденье. Небо внезапно прыгнуло вперед. Земля внизу проносилась мимо брюха самолета с невероятной скоростью. На спидометре стрелка замерла напротив пяти тысяч миль в час.
        - Уши заложило! - с восторгом воскликнул Гарри. - Мы действительно летим со скоростью ракеты?!
        - Почти семь махов! - изумлённо пробормотал Стив.
        Скотт Поттер был бледнее мела. Он сидел с закрытыми глазами на переднем сиденье рядом с пилотом, крепко ухватившись за подлокотники.
        - Мистер Поттер, с вами всё в порядке? - с участием спросил Ричард.
        - Да… Да-да… - не очень правдиво пробормотал он.
        - Дядя Скотт?! - с беспокойством обратил внимание на родича Гарри. - С тобой точно всё в порядке?
        - Всё просто отлично, сатана задери юбку Тэтчер! - сжав зубы, произнес мистер Поттер. - Если не считать одной мелочи  - моего страха высоты.
        - Мистер Поттер, полагаю, вам следует выпить виски или коньяка,  - с видом знатока заметил Ричи. - Так и вам станет легче, и мы не будем переживать из-за вашего бледного вида.
        - Дельная мысль,  - хрипло отозвался мистер Поттер. - Есть что выпить, парень?
        - Секундочку!
        Ричард достал из саквояжа небольшую барсетку, выполненную в виде книжки со множеством кармашков. Каждый из кармашков на одной стороне имел фотокарточку. Пролистав несколько страниц странной книги, Ричард остановился на изображении маленьких бутылочек алкоголя. Он открыл молнию и достал из плоского кармашка длинную коробочку с миниатюрными бутылочками с различным алкоголем. Каждый флакончик был всего на пятьдесят миллилитров. Такие бутылочки обычно стоят в барах гостиничных номеров.
        - Сэр, коньяк, бренди, текила, виски, джин, водка?
        Детектив со скепсисом осмотрел флакончики.
        - Давай всё, парень. Одним таким пузырьком я не напьюсь.
        - Сэр, это всего лишь образцы. Просто выберите один напиток.
        - Хорошо, давай коньяк.
        Ричи кивнул, достал из внутреннего кармана пиджака волшебную палочку, вынул из саквояжа полулитровую кружку и капнул на дно капельку коньяка из бутылочки.
        - Ричи, что ты делаешь? - спросил Гарри, с любопытством наблюдающий за действиями друга.
        - Смотри. Энгоргио!
        На глазах изумленных зрителей капелька коньяка превратилась в полную кружку напитка с алкогольным запахом.
        - Круто! - выдал мистер Поттер, выхватывая посудину из рук Ричарда.
        - Вау! - воскликнул Гарри. - Это же чары из стандартной книги заклинаний за второй курс! Не знал, что это заклинание можно так использовать.
        - А в учебнике разве ничего по этому поводу не написано?
        - Нет, Ричи,  - покачал головой Гарри. - Там написано лишь, что с помощью этого заклинания можно увеличивать предметы.
        - А мне наставница рассказывала, что этими чарами можно увеличить количество напитка или еды. Реально увеличить животных и плоды растений, чтобы получить больше мяса или урожая. Поэтому я на всякий случай подготовил неприкосновенный запас.
        Ричард потряс в воздухе книжкой-сумкой, после чего запихнул обратно флакончики с алкоголем.
        - Это сумка?! - спросил Гарри. - Она что, внутри больше чем снаружи?
        - Угадал. Как и саквояж. Я в барсетке храню образцы продуктов и напитков.
        - А еда не пропадёт?
        - Нет, Гарри. Мне зачаровали эту сумку на заказ. На неё наложено заклинание стазиса, то есть любой продукт может сохраняться внутри вечно, точнее, пока чары на сумке не развеются, а это не меньше ста лет.
        - А нормальные сумки вроде твоего саквояжа продаются?
        - Конечно, Гарри. На Каридском рынке есть магазинчик, который торгует зачарованными сумками. Туда можно пройти через Лютный переулок или через Цветочную аллею. Рекомендую второе, ибо в Лютном часто можно встретить всяких маргиналов и отбросов.
        - Воу! А мы о таком рынке с дядей Скоттом не слышали.
        - Я слышал о Каридском рынке и даже был там,  - поправил племянника мистер Поттер. - Просто решил, что нам там делать нечего. Всё, что нужно, можно купить в Косом переулке.
        Самолёт летел совершенно бесшумно. На такой безумной скорости ожидаешь сильного гула, но поскольку летательный аппарат двигался с помощью портальной магии, таких проблем не наблюдалось: в салоне тихо, нет громкого хлопка, свойственного истребителям при переходе на гиперзвук. Поэтому для разговоров пассажирам не приходилось повышать голоса.
        - Гарри, я рассказывал, что принцесса Диана учудила на Рождество?
        - Нет. Что?
        - Она подарила всем кашемировые свитеры.
        - Ричи, но это же хороший подарок!
        - Несомненно. Гарри, ты, наверное, не знаешь… В королевской семье есть традиция дарить на рождество шуточные подарки.
        - Ты не рассказывал об этом.
        - Рождественским вечером мы обычно собираемся в Сандрингеме во главе с Елизаветой Второй в гостиной и дарим друг другу недорогие смешные подарки. По регламенту мы один за другим заходим в комнату и кладем на стол свои подписанные подарки так, чтобы никто не заметил, от кого этот сверток. Хотя всем всё понятно, но регламент же…
        - Ричи, у вас с отцом разве есть свои комнаты в королевском дворце? - удивлённо спросил Гарри.
        - Нет. Естественно, нам предоставляют гостевые комнаты. Поскольку ужин слишком поздний, то мы ночуем в Сандрингеме, а утром уезжаем домой. Но я говорил про гостиную. Подарки кладутся на стол на то место, где должен будет сидеть тот, для кого предназначен дар.
        - Понятно. И всё же, что такого в кашемировых свитерах?
        - Они обычные, Гарри. Дорогие и качественные кашемировые свитеры. Это отличный подарок в простой семье, но не в королевской. Пойми, человек, у которого всё есть, воспринимает практичный подарок со скепсисом. Зачем?! У меня всё есть! Я больше буду рад Киндер-сюрпризу, чем свитеру!
        - И как на это отреагировала королева? - спросил Гарри.
        - М-м-м… Мягко говоря, принцессу Диану не совсем поняли. И, кажется, она осознала, что совершила глупость. Видел бы ты взгляд бабушки Лизы, которым она разглядывала свитер. С таким же изумлением простой работяга глядел бы на розовый резиновый пенис, который преподнес ему в подарок коллега по работе.
        Гарри рассмеялся и сказал:
        - Представляю, если бы дяде Вернону другой директор подарил что-то такое… Он бы брезгливо держал эту штуку двумя пальчиками и смотрел бы на неё большими глазами.
        - А ты проверь, Гарри. Подари своим дяде и тете оригинальные подарки на следующее рождество.
        - Отличная идея, Ричи! - загорелся энтузиазмом Гарри. - Обязательно попробую. А какие забавные подарки там были?
        - Хм… Принцесса Анна, сестра королевы, подарила принцессе Диане держатель для туалетной бумаги.
        Гарри Поттер рассмеялся и спросил:
        - А принцесса Диана им пользуется?!
        - Не знаю, у меня нет привычки заглядывать в туалеты в чужих спальнях.
        - Ричи, а ты что подарил королеве? - с любопытством спросил Гарри.
        - Портрет Ленина.
        - Ленина? - с непониманием вопросил Гарри.
        - Ленина?! - с изумлением протянул Скотт.
        - ЛЕНИНА?!!! - удивленно воскликнул Стивен.
        - Ленина! - утвердительно кивнул Ричард.
        - Вот ты, парень, учудил! - усмехнулся мистер Поттер.
        Гарри перевел полный грусти взгляд с одного мужчины на другого и с недоумением спросил:
        - Кто-нибудь объяснит мне  - кто такой Ленин?
        - Лысый, картавый, любил забраться на броневик и толкнуть речь,  - сказал Ричи.
        - Племяш, Владимир Ленин  - это известный русский революционер, который сверг монархию. Очень оригинальный подарок королеве. Как хоть она это восприняла?
        - Леди Фергюсон, герцогиня Йоркская, смеялась, как ненормальная. Королеву и многих других мой подарок тоже позабавил.
        Скотт Поттер отхлебнул из стакана коньяка, покачал головой и сказал:
        - Дарить королеве в кругу аристократии портрет революционера, который боролся против монархии… Да, парень, ты жестко отжигаешь!
        - Дешево, забавно и безобидно  - вот те критерии, по которым отец просил меня выбирать подарки на рождество,  - невозмутимо пожал плечами Ричард. - Никто не говорил, что нельзя королеве дарить портрет коммуниста!
        - Теперь ясно,  - произнес Гарри. - Ричи, а куда мы летим?
        - Северная Америка, полуостров Кейп-Код.
        - Почему именно туда?
        - Нас ждут приключения. Гарри, ты никогда не мечтал стать искателем сокровищ?
        Глаза юного Поттера загорелись восторгом.
        - Сокровищ? Пиратских?
        - Нет, куда лучше и богаче.
        - Ричи, ты хочешь выкопать клад?
        - Правильно сказать  - достать со дна.
        - Мы будем искать потопленный корабль с сокровищами?
        - Да, Гарри.
        - Но как?! Или у тебя есть пиратская карта?
        - Нет, ничего такого у меня нет. Я просто примерно знаю, что во время второй мировой войны неподалёку от полуострова Кейп-Код затонул британский корабль с грузом золота, бриллиантов и платины.
        - Насколько недалеко?
        - Не знаю. Миль пятьдесят от берега.
        С переднего сиденья донеслось весёлое фырканье Скотта.
        - Дети, вы хоть представляете, что такое пятьдесят миль в океане?! Это дьявольская прорва расстояния. Вы этот корабль можете искать годами, десятилетиями!
        - Сэр,  - спокойно ответил Ричард,  - вы забываете о том, что мы с Гарри волшебники.
        Юный Поттер поправил очки и обратился к другу:
        - Ричи, сокровища  - это круто, но зачем тебе они, ты ведь и так богат?
        - Гарри, если так посудить, то зачем нам учиться в Хогвартсе, мы ведь и так волшебники? Или зачем люди покупают кучу одежды и забивают ею шкафы, если для жизни достаточно одного костюма? Человек всегда должен стремиться к лучшему: стать мудрее или хотя бы умнее, богаче и так далее.
        - Лучше скажи, пацан,  - окликнул Ричарда захмелевший детектив,  - как вы прибыль делить будете, если найдёте сокровища?
        - Странный вопрос, сэр. Я организовал эту экспедицию, обеспечиваю всех ее членов оборудованием, а вы на меня работаете. О каком дележе может идти речь? Лишь Гарри тут как мой друг, соратник и помощник. Если он будет активно участвовать в экспедиции, я отдам ему десять процентов от найденных сокровищ. Вы же вдвоем можете рассчитывать лишь на приличную премию. А вообще русские говорят, что не стоит делить шкуру неубитого медведя.
        - Хм… Логично. Дьявольски логично! - заключил детектив Поттер. - Стив, нам ещё долго лететь?
        - Еще около получаса, если навигационное оборудование не врет.
        - Дьявол! - с восхищением воскликнул Скотт. - Сорок минут полета до Америки на маленьком одновинтовом самолете! Невероятно!
        Через полчаса полета Стив переключился с турбо-режима на обычный полет. Под шасси самолета пробегало дикое поле, куда и решено было сажать летательный аппарат. Каково же было удивление пилота, когда самолет по его желанию спокойно снизил скорость и приземлился практически вертикально.
        Обладающий невероятной выдержкой Стивен экспрессивно воскликнул:
        - Это не самолет, а какое-то НЛО! Взлетает и садится, словно вертолёт, развивает скорость ракеты и, черт возьми, он ещё и невидимый!
        - Сэр, это не все…
        Ричи многозначительно замолчал. Лишь когда все выбрались из самолёта на улицу, он направил на летательный аппарат волшебную палочку, и тот под действием невербального заклинания уменьшился до размеров небольшой игрушки.
        Скотт, Стив и Гарри замерли соляными столбами. Их глаза лезли из орбит, наблюдая за тем, как Ричард с ухмылкой на лице небрежно подобрал самолет и закинул его в саквояж.
        Скотт выронил на землю рюкзак и для успокоения нервов большими глотками допил остатки коньяка из кружки, которую продолжал держать в правой руке.
        Тут Стивен не выдержал и возмущенно воскликнул:
        - Сэр, нельзя же так обращаться с техникой! Самолет очень хрупкий!
        - Ерунда, Стив,  - невозмутимо ответил Ричард. - На этот самолёт наложены такие заклинания, что в уменьшенном виде с ним ничего не случится, даже если его переедет асфальтовый каток. Ну что, джентльмены, пойдем или поедем?
        - На чем поедем? - спросил слегка покачнувшийся детектив.
        - Есть автомобиль и велосипеды,  - ответил Ричард.
        - Парень, а скажи мне, у тебя машина на британских номерах или вообще без них? - спросил Скотт.
        - Без номеров, сэр. Но она тоже может летать и становиться невидимой.
        - Тогда доставай велосипеды. Нам не нужны проблемы с местными копами.
        - Как скажете, сэр. Вы в этих вопросах опытнее меня.
        Двое взрослых и два ребенка бодро крутили педали внедорожных кроссовых велосипедов с передней амортизационной вилкой и множеством скоростей. Вначале ехать было тяжело, но когда велосипедисты съехали с поля на автомагистраль, дело пошло куда лучше. По обеим сторонам от дороги начали попадаться одноэтажные домики.
        Взрослые остановились возле одного из местных жителей и расспросили его. Оказалось, что британцы прибыли в городок Северный Чатем.
        Проехав еще около пятнадцати минут по тихим зелёным улочкам, путешественники прибыли к гостинице «Олд Харбор инн», где арендовали четыре номера. Несмотря на то, что каждый номер считался двухместным, там имелась большая двуспальная кровать. Ричард посчитал неуместным тот факт, что несколько джентльменов будут спать на одной кровати. Экономить он не привык, поэтому смело оплатил аренду номеров на неделю вперёд с помощью платиновой кредитной карты.
        Юный Гросвенор выбрал себе самый шикарный номер с декоративным камином и небольшим джакузи. В остальном же его номер не отличался от остальных: одна комната с большой кроватью, просторная ванная с душевой, тумбочка, телевизор, телефон, кондиционер и всё. Точнее, в его номере присутствовало ещё два кресла, а в остальных номерах вместо кресел стояли обычные стулья со спинками.
        Разница во времени между Лондоном и Бостоном, по времени которого жили обитатели полуострова, составляет пять часов. Путешественники, отправившиеся в путь в десять утра и потратив на дорогу в общей сложности два часа, заселились в гостиницу в семь утра по местному времени.
        Примерно час все отдыхали, после чего спустились завтракать. Еда была простой, но вкусной и с преобладанием морепродуктов.
        Скотта Поттера сильно развезло, поэтому решено было его оставить в гостинице. Гарри, Ричи и Стив оседлали велосипеды, вооружились картой полуострова, которую бесплатно предоставил отель, и отправились в Харвич Порт, расположенный меньше, чем в шести милях.
        Шесть миль по ровной асфальтовой дороге  - это всего полчаса неспешной прогулочной езды на велосипеде.
        В порту Стивен договорился об аренде небольшого моторного катера сроком на неделю. Мужчина оказался ещё более талантливым, чем считал Гарри Поттер. Во время аренды выяснилось, что у Стива фамилия Уайт, и он, помимо пилотирования малых самолетов и вождения автомобилей, умеет управлять яхтами и катерами, к тому же владеет соответствующими документами. Без его удостоверения удалось бы арендовать катер только с матросом, а лишнего человека в авантюрном мероприятии желательно было исключить.
        В плавание двое юных авантюристов и пара их сопровождающих смогли отправиться лишь следующим утром, когда детектив Поттер полностью пришел в форму. Но ребятам было чем заняться, к примеру, путешествиями по полуострову.
        Кейп-Код состоит из множества маленьких городков, которые по размеру больше походят на большие деревушки. Тут нет высотных зданий и огромного количества людей. Люди приезжают сюда за тихим и спокойным отдыхом. Тут нет ограничений по поселкам  - едешь спокойно на велосипеде по одному городу, табличка  - и ты уже в другом городке.
        Главный принцип местных  - всё должно выглядеть как двести лет назад: дома, обшитые дранкой, или из дерева, кирпича, сдержанные вывески, никакого неона и световых эффектов, горшки с цветами даже на пляжах  - в общем, простая деревенская красота.
        Главное достояние Кейп-Кода  - пляжи. Тут их около тридцати, не считая совсем небольших. Естественно, Гарри и Ричи не могли упустить шанса искупаться в море. Они провели на пляже больше всего времени.
        После того, как время перевалило далеко за полдень, Ричард повел всех есть пиццу. Может быть кто-то посчитает странным, что самую вкусную итальянскую пиццу делают греки в глухой американской забегаловке, но это на самом деле так. Ричард, привыкший к готовке от шеф-повара, был приятно удивлён. Гарри и Стив аналогично по достоинству оценили пиццу и собирались приходить сюда ещё.
        В жизни у моря есть своё преимущество  - круглый год здесь свежие морепродукты. Рыбные ресторанчики существуют по всему миру, но у местных заведений имелся свой колорит. В одном из таких ресторанов после посещения местного музея и решили поужинать авантюристы, к которым присоединился помятый детектив Поттер.
        На Кейп-Коде нет изысканной кухни и деликатесов, за исключением лобстеров, которые тут стоят довольно дешево. Все морепродукты готовятся довольно просто и сытно, но от этого они становятся ещё вкуснее. Главный секрет  - от моря до тарелки проходит всего несколько часов.
        Вся четверка незваных гостей США по достоинству оценила знаменитый суп из морепродуктов  - клэм чоудер. Блюдо родилось в качестве похлебки, которую готовили бедняки из моллюсков, рыбы, сливок и зелени. В романе «Моби Дик» этому супу посвящена целая глава.
        Прошла ночь, и наступил следующий день. Гарри с нетерпением ожидал выхода в море. Ричард с не меньшим волнением жаждал обнаружить огромные сокровища.
        Старенький рыболовецкий катер затарахтел мотором и поплыл в океан.
        - Ричи, как мы будем искать сокровища?
        - Гарри, магия может все!
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 21
        Заурчал дизельный двигатель, и корабль отплыл от пирса. Ричард направился в капитанскую рубку к Стивену, Гарри пошел за ним. Скотт Поттер с первых же минут стал бледным.
        Ричард остановился возле детектива и участливо спросил:
        - Сэр, с вами всё в порядке?
        - Нормально,  - недовольно пробурчал Скотт.
        - Точно, сэр?
        - Это морская болезнь, парень,  - лицо Скотта слегка позеленело, и мужчина с трудом сдержал рвотные порывы. - Все нормально, я доплыву.
        - Сэр, извините, что я вас так напряг. Если бы я знал, что вы боитесь высоты и не переносите качки, то не стал бы вас беспокоить.
        - Все в норме, парень. Не обращай внимания. Я только посижу тут в сторонке на свежем воздухе.
        - Сэр, наденьте, пожалуйста, спасательный жилет и постарайтесь не упасть за борт, когда будете «дышать свежим воздухом над бортом».
        - Валите уже!
        Стоило мальчикам скрыться в рубке, как Скотт рванул к борту судна, где с жуткими звуками расстался с завтраком.
        - Дядя Скотт сам на себя не похож,  - заметил Гарри.
        - Стресс, похмелье, плохое самочувствие,  - спокойным тоном констатировал Ричард. - Я его понимаю. Жаль, но чар от морской болезни я не знаю.
        - Я тоже,  - произнес Гарри. - Ричи, думаю, было бы неплохо в Хогвартсе научиться варить лечебные зелья и изучить целительские чары.
        - Мне зелья неинтересны, Гарри.
        Мальчики оказались на месте. Рубка судна была небольшой. Тут имелся диванчик и кресло. Максимум четыре человека смогли бы разместиться в этом помещении.
        - Пришли,  - заметил мальчишек Стивен. - Сэр, куда держать курс?
        - Секундочку.
        Ричи достал волшебную палочку, положил на правую ладонь и крутанул её.
        - Эдикто корабль «Порт Николсон»!
        Палочка завертелась на ладони, словно волчок, но через некоторое время замерла, и из нее вырвался тонкий красный луч.
        - Сэр, следуйте четко на восток,  - констатировал Ричард после того, как сверился с компасом на панели приборов.
        - Есть, сэр,  - отозвался Стивен.
        - Это что за чары? - с любопытством спросил Гарри.
        - Аналог Акцио, только вместо того, чтобы притягивать указанный предмет, луч указывает направление на то, что ищешь. Правда, волшебников и артефакты этими чарами не найти, только обычные вещи без капли магии.
        - Классная вещь! - с восторгом воскликнул Поттер-младший. - Научишь? А то я часто не могу найти второй носок.
        - Гарри, без проблем. Только боюсь, в поиске носков тебе это не поможет.
        - Почему? - удивился Гарри. - Они же не волшебные.
        - Дело в том, Гарри, что носки исчезают в иную вселенную. Их похищают носочные монстры. Поэтому, увы, но туда путь никакие чары не покажут.
        На пару секунд Гарри подвис, пытаясь переварить сказанное. Напряженные складки разгладились на лице юного Поттера и уголки губ поползли вверх.
        - Так ты шутишь! - воскликнул он.
        - Ты не веришь в монстров-похитителей носков, а они есть! - продолжил Ричард, едва сдерживая улыбку. Но подрагивающие уголки губ выдали его.
        Гарри Поттер рассмеялся. За ним захохотал Ричи.
        - Ладно, Гарри, пойдём на палубу,  - Ричард бросил взгляд на приборную панель. - Судя по скорости, нам еще плыть часов пять. Ты успеешь выучить заклинание поиска.
        На палубе Гарри выучил новое заклинание.
        Через несколько часов плавания мальчики поднялись в рубку и с помощью чар стали периодически уточнять курс. Вскоре луч заклятья стал показывать вниз под углом, и катер начал наворачивать круги, пока луч не уперся в палубу.
        В первую очередь была измерена глубина. Оказалось, что до дна аж двести тринадцать метров. Из-за этого невозможно было встать на якорь. Стив принял решение лечь в дрейф.
        - Сэр,  - обратился телохранитель к Ричарду,  - как вы собираетесь доставать сокровища?
        - Нырнем и достанем.
        - Сэр,  - продолжил Стивен,  - тут слишком большая глубина и сильное течение  - невозможно будет нырнуть.
        - Магия может все!
        Ричард отправился на палубу и достал из саквояжа два небольших, словно игрушечных, скафандра. С помощью палочки он увеличил их до детского размера.
        Гарри с восторгом наблюдал за действиями друга. Он ожидал увидеть что-то новое и волшебное.
        Бледный Скотт сидел в шезлонге и устало разглядывал скафандры.
        - Это что, акваланги? - спросил он.
        - Почти, сэр,  - ответил Ричард. - По идее это должны быть космические скафандры. Но пока это лишь один из первых прототипов.
        Мистер Поттер приподнялся на локтях и внимательно оглядел скафандры из серебристого материала с прозрачным стеклянным колпаком.
        - А баллон с воздухом где? - спросил он.
        - Сэр, тут не нужны баллоны с воздухом. На эти скафандры наложены чары воздушного пузыря. В них всегда будет столько воздуха, сколько нужно.
        - Парень, ты же слышал Стива,  - произнёс детектив,  - тут больше двухсот метров до дна. Даже если у тебя будет бесконечное количество воздуха, ты погибнешь! Давление расплющит тебя в лепёшку. А если этого не произойдет и ты вовремя начнёшь всплывать, то заработаешь кессонную болезнь и погибнешь. Помимо этого вас может смыть течением. Нет, парень, я не позволю вам нырять.
        - Сэр, это передовая разработка волшебников по моему личному заказу. В скафандре предусмотрено всё для выживания: заклинания делают скафандр невероятно прочным; внутри чары обеспечивают идеальную температуру в условиях от минус ста до плюс ста градусов; плюс защита от повышенного и пониженного давления, перегрузок, радиации, космических излучений и прочего.
        Гарри вначале расстроился после слов дяди Скотта, ведь стоило ему увидеть скафандры, как он загорелся желанием погрузиться на дно океана. Но когда Ричард стал перечислять функции артефакта, в сердце мальчика зародилась надежда, что ещё не всё потеряно.
        - А течение? - продолжил детектив.
        - Всё предусмотрено, сэр,  - ответил Ричард. - Эти скафандры зачарованы по типу летающих метел. Они могут летать в воздухе со скоростью сто пятьдесят миль в час и развивать под водой до двадцати пяти узлов. В теории они даже могут летать в космосе, но, к сожалению, проверить это пока не представилось возможности. Вернуться назад на корабль мы сможем в любой момент при помощи портала. Нужно будет лишь привязать точку выхода портала к палубе судна. Мало того, в скафандр ещё встроены диагностические колдомедицинские чары. Если они обнаружат, что пилоту стало плохо и он на грани обморока, его тут же порталом эвакуирует в точку выхода.
        - Если так, то это крутые скафандры,  - констатировал мистер Поттер. - А эти штуки можно сделать больше?
        - Да, сэр. Размер регулируется для пользователей от нашего роста и до двухметровых людей.
        - Тогда нырять будем мы со Стивом.
        Стив отрицательно покачал головой и произнёс:
        - Скотт, мне нельзя нырять. Я должен оставаться на корабле, чтобы держать его на одном месте.
        - Мистер Поттер,  - сказал Ричард,  - к сожалению, у этих прототипов есть небольшой недостаток  - ими могут управлять лишь волшебники.
        - Но почему?! - удивился Скотт.
        - Сэр, за прототип разработчики взяли типовые артефакты, в которых управление происходит силой мысли волшебника при помощи небольшой доли магии. Для полноценного управления всем каскадом чар необходимо наличие искусственного интеллекта: миниатюрного компьютера или его магического аналога. Ни того, ни другого пока не существует, но маги на моём предприятии пытаются создать нечто подобное. Пока же искусственного интеллекта нет, эти игрушки лишь для волшебников.
        - Хах! Игрушки! - усмехнулся детектив. - Нашим бы космонавтам такие игрушки.
        - Я работаю над этим, сэр. Если всё пойдет удачно, то лет через тридцать-сорок можно будет сделать технический аналог, приближенный по характеристикам к волшебному оригиналу. Нужно приложить лишь больше усилий и вложить много денег. Очень много денег.
        - Это точно безопасно? - с волнением спросил детектив.
        - Абсолютно, сэр. Волшебники протестировали эти артефакты на глубине до одного километра.
        - Хрен с вами, камикадзы малолетние, ныряйте! - устало махнул рукой мистер Поттер.
        Гарри от радости запрыгал на месте. Он сгорал от предвкушения отправиться в занимательное подводное приключение.
        - Ричи, что нужно делать?
        - Я всё объясню. Но сначала нужно на спину скафандра приделать эти штуки.
        Ричард выложил из саквояжа две маленьких пластины с длинными металлическими щупальцами. С помощью волшебной палочки он увеличил их.
        Гарри Поттер изумлённо округлил глаза и с восторгом воскликнул:
        - Боже мой! Неужели это щупальца доктора Октавиуса?!
        - А ты как думал! - с гордостью протянул Ричард. Его лицо украсила победоносная улыбка. - Они самые! Правда, без искина управлять ими не очень удобно, но привыкнуть можно примерно так же, как к управлению автомобилем при помощи педалей, рычага и руля. Вначале думаешь: «Божечки! Столько много всего! Как этим управлять? Руль… я возьмусь за него руками. А как переключать скорости рычагом? Это что, одной рукой придётся отпустить руль?! Страшно… А педали… Почему их три? Ноги-то у меня всего лишь две. Ладно, чернокожие парни с большим фаллосом ещё могут выкрутиться, а как быть всем остальным и девушкам?!»
        Гарри смущенно потупил глаза. Его смущали пошлые шутки Ричарда. Скотт же разразился каркающим смехом.
        Стивен сказал:
        - Джентльмены, если моей помощи не требуется, то я вас покину. Мне нужно управлять кораблем.
        - Да-да, Стив,  - кивнул Ричард. - Мы сами справимся.
        - Эм… - Гарри почесал в затылке, рассматривая щупальца и скафандры. - А как эти штуки вешать?
        - Все просто, Гарри. Смотри. Берёшь щупальца, прикладываешь к задней части скафандра. Желательно выше пояса, а то все будут шутить на тему, откуда у тебя растут руки. И нажимаешь на единственную красную кнопку, расположенную на пластине посередине между щупальцами. Снимать точно так же, но кнопку нужно удерживать на протяжении десяти секунд.
        После описанной процедуры серебристые скафандры обзавелись четырьмя стальными гибкими щупальцами, которые росли из-за спины и на конце имели по три пальца.
        Облачившись в скафандры, Ричи и Гарри некоторое время учились ими пользоваться. Лишь через час, когда мальчики перестали путаться в металлических конечностях, они решились на погружение.
        Ричи взял волшебную палочку с собой внутрь скафандра. Она лежала в специальном отсеке на правом предплечье и прижималась к телу. Гарри повторил за другом. Так колдовать было неудобно, но всё же возможно.
        Ричард создал поисковое заклинание, взлетел в голубое небо и последовал за красным лучом, который подобно лазеру устремился из руки вглубь океана.
        Гарри немного замешкался, но всё же вскоре взлетел вслед за другом. Он испытал неимоверный восторг от чувства полета. Кровь стучала в его голове, заставляя забыть обо всём. Вдруг его охватил приступ внезапной, сильной, почти безграничной радости. Оказалось, что он, так боявшийся показать себя трусом и неумехой в глазах друга, всё же умеет летать с помощью скафандра. Он летел  - и это было легко, и это было прекрасно. Он чуть-чуть отклонился назад и поднялся выше, сложил все четыре щупальца в подобие хвоста и нырнул в синюю океанскую пучину вслед за Ричардом.
        Довольно быстро Гарри настиг Ричарда и поравнялся с ним. Плыть под водой оказалось так же легко, как летать, только скорость намного снизилась, но этого особо не ощущалось.
        Гарри казалось, что во время взлета он слышал громкие матерные возгласы от дяди Скотта.
        Вид под водой был потрясающий. Но чем глубже погружались юные водолазы, тем темнее становилось.
        Ричард взмахнул правой рукой, и на ней появился шар Люмоса, который осветил все на пять метров вокруг.
        Гарри понял, что ему нужно сделать то же самое. Он махнул рукой, которой касалась волшебная палочка, и произнес:
        - Люмос!
        Теперь два шара света разгоняли подводную тьму.
        Дайверы погружались всё глубже. Изредка Ричард гасил свет, чтобы сориентироваться при помощи заклинания поиска. Дайверы намечали направление и двигались в нём при свете пары шариков Люмоса.
        Гарри охнул от восхищения, когда внизу показался занесенный илом остов гигантского стального корабля.
        Оба мальчика испытывали восторг. Они впервые очутились в открытом море, участвовали в захватывающем приключении и у них прямо перед глазами находился настоящий затонувший корабль.
        Внезапно в ушах Гарри раздался голос Ричарда:
        - Нужно искать вход в грузовой трюм.
        - Что? Как ты со мной говоришь?!
        - Тут встроен волшебный аналог рации, я её включил. Гарри, цепляйся щупальцами за борт и двигайся вдоль него в левую сторону.
        - Хорошо, Ричи, я понял.
        Огромная махина старинного рефрижераторного грузового судна наполовину вросла в дно. Ричард и Гарри с волнением продвигались от носа к корме, используя подводную вариацию левитации и иногда цепляясь остальными щупальцами за борта корабля.
        Мальчики проплыли мимо ржавой трубы.
        Гарри заметил что-то в свете Люмоса и воскликнул:
        - Ричи, смотри, там большой люк!
        - То, что доктор прописал! - обрадовался Ричард.
        Приплыв к люку, мальчики попытались вскрыть его щупальцами, но он не желал поддаваться.
        - Заржавел,  - констатировал Поттер.
        - Гарри, да ты Капитан Очевидность! Открой его.
        - КАК?!
        - А кто хвалился, что знает отпирающее заклинание?
        - Ты думаешь, оно поможет против ржавчины?!
        Ярко-зеленые глаза Гарри, которые прекрасно было видно через прозрачный шлем, выражали тонну скепсиса.
        - Нет, блин! Гарри, я думаю, что люк заперт.
        - А-а-а! Понял. Секундочку.
        Гарри Поттер направил руку с волшебной палочкой на люк и воскликнул:
        - Алохомора!
        В воде хорошо разносятся звуки. До ушей мальчиков донесся громкий скрежет.
        - Отлично сработано, напарник! Гарри, а теперь давай вдвоём на счёт три попробуем поднять люк всеми щупальцами.
        - Сейчас.
        Путаясь в управлении, Гарри кое-как удалось ухватиться за края люка трехпалыми пальцами стальных манипуляторов. Ричарду было проще, поскольку он уже немного тренировался с роботизированными конечностями.
        - Итак, раз… два… ТРИ!!!
        После возгласа Ричарда оба мальчика напряглись изо всех сил. Стальные манипуляторы рванули вверх. Раздался жуткий скрежет, и люк начал поддаваться. И вот в какой-то неуловимый момент роботизированные конечности резко взлетели ввысь вместе с крышкой, которая полностью откинулась.
        Мальчикам предстало темное отверстие. Оттуда веяло жутью. Дрожь пробежала по спине Ричарда. Гарри зябко поежился, но не хотел показывать своего страха другу.
        Набравшись смелости, Поттер прервал тягостное молчание:
        - Ну что, поплыли внутрь?
        - Страшно, блин!
        - Мне тоже,  - признался Гарри, обрадовавшись, что он не одинок в своих чувствах.
        Ричард находился в смятении. С одной стороны они преодолели огромный путь и уже стоят перед целью, но тьма трюма, слегка разгоняемая светом заклинаний, навевала дикий ужас. Он пытался придумать себе оправдание, чтобы не лезть туда.
        - Скотт со Стивом, наверное, из-за нас переживают. Уже по кладке кирпичей отложили.
        - Наверное,  - вздрогнул Гарри от громкого шороха, с которым с борта корабля сползал ил.
        - Может, вернемся, отдохнем и полные сил попробуем снова? - с надеждой предложил Ричард.
        Гарри было страшно, но он не хотел бросать приключения на половине пути. Но на всякий случай мальчик уточнил:
        - А много там сокровищ?
        - Дохрена!
        - А если точнее?
        - Может, побольше хрена! - Ричард за насмешкой попытался скрыть свой страх. - Там должно быть девяносто тонн платины, десять тонн золота и около половины тонны алмазов.
        - СКОЛЬКО?! - от невероятного изумления у Гарри глаза полезли на лоб. - Это же… Это…
        Поттер даже представить себе не мог такую огромную кучу сокровищ. У него перед глазами встала картинка сейфа Скруджа Макдака из мультсериала «Утиные Истории».
        - Лезем! - твердо заявил Гарри, переборов страх.
        - Ну… Ладно, лезем,  - нехотя согласился Ричард.
        Гарри смело нырнул в трюм. За ним следом поплыл Ричи. Обоим мальчишкам было страшно до жути, но они перли вперед по огромному трюму. Дно было занесено илом, стены ржавые, вокруг кромешная тьма, и лишь два маленьких шарика заклинаний освещали небольшое пространство вокруг.
        - Контейнер! - радостно воскликнул Гарри.
        - Да, контейнер,  - констатировал Ричард. - Он, похоже, заперт. Гарри, покажешь мастер-класс?
        Гарри Поттер наставил правую руку на контейнер.
        - Алохомора.
        Раздался щелчок. Гарри жадно потянул стальные щупальца к дверцам и с громким скрежетом распахнул их.
        Мальчики подплыли ближе и застыли как вкопанные. Ричард повернул голову к Гарри, вид его был изумленный. Сам Ричи выглядел не менее ошарашенным.
        - Камни? - разочарованно протянул Поттер.
        - Камни,  - кивнул Ричард.
        - Камни… - тихо протянул Гарри.
        - Камни, блядь! - воскликнул Ричард.
        - А где сокровища? - спросил Гарри.
        - В пиз… - Ричард хотел сказать коротко и емко, но вспомнил, что аристократу не подобает так выражаться. - Где-то…
        - Может, в другом контейнере? - с надеждой предположил Гарри.
        - Может,  - согласился Ричард.
        Проплыв дальше, мальчики обнаружили верх контейнера, который почти полностью засыпало илом.
        Они с энтузиазмом начали откапывать стальную коробку и вытаскивать наверх с помощью стальных манипуляторов. Вскоре это им удалось.
        - Алохомора!
        Снова щелчок, скрежет, распахнутые створки контейнера и две мальчишеские головы в волшебном свете, с огромной надеждой смотрящие внутрь.
        Тишина…
        Ричард, поворачивая голову к Гарри, казалось, слышал, как скрипят позвонки. Лицо Поттера было вытянутым от изумления. Ричи пучил глаза подобно Альдеранской гипножабе.
        Гарри грустным голосом нарушил тишину:
        - Камни…
        - Камни? - озвучил Ричи.
        - Камни,  - кивнул Поттер.
        - Камни?!
        - Камни, блят! - подтвердил Гарри, сказав последнее слово на русском языке с жутким акцентом.
        - Какого черта тут происходит?! - не сдержался Ричард.
        - Не знаю-не знаю… Ричи, ты сказал, что тут сокровища. Или эти камни драгоценные?
        - Вряд ли. Похожи на обычные булыжники.
        - Ричи,  - Гарри с подозрением посмотрел на друга,  - а ты откуда узнал про сокровища?
        - Это… Озарение…
        Ричи не хотел признаваться в том, что его сведения подчерпнуты в прошлой жизни из галасети. Как-то он залипал в сети, делать было нечего, переходил от ссылки к ссылке и наткнулся на статью о самых больших находках сокровищ. Он запомнил о гигантском кладе, который был обнаружен в начале двадцать первого века. Тогда удалось запомнить лишь то, что клад был невероятно богатым и то, что корабль затонул в пятидесяти милях от полуострова Кейп-Код. Но там вроде бы была какая-то мутная история  - судно так никто и не поднял со дна то ли по причине отсутствия нужной техники, то ли правительство Великобритании, которое по факту является владельцем судна, запретило его подъём.
        - Давай ещё найдём контейнер и вскроем,  - предложил Ричард.
        - Давай попробуем.
        И вновь поиски увенчались успехом. По отработанной схеме был откопан и вскрыт ещё один контейнер. На этот раз мальчики долго стояли с вытянутыми лицами и молча пялились на груду булыжников.
        Гарри не выдержал первым.
        - Какого дьявола тут происходит?! Сатана Гитлера за ляжку! Почему во всех гребанных контейнерах лежат булыжники?
        - Кругом сплошное наебалово!!! - протянул Ричард.
        - Ричи, ты что-то знаешь?
        - Кажется, догадываюсь.
        - И? - в вопросительной интонации протянул Гарри.
        - Все спижжено!
        - Да ладно?! - Гарри со скепсисом посмотрел на друга.
        - Причем давно,  - продолжил Ричард.
        - Ну?! - недовольно пробурчал Гарри, требуя продолжения.
        - Этот корабль перевозил оплату от СССР по ленд-лизу.
        - Ричи, ты с кем сейчас говоришь? - в глазах Гарри читалось непонимание.
        Ричард закатил глаза и тяжело вздохнул.
        - Как сложно с теми, кто не учил историю. Гарри, Вторая Мировая война  - слышал о такой?
        - Конечно.
        - Немцы воевали против Европы и СССР. Американцы и британцы по договору ленд-лиза о взаимопомощи поставляли в Советский Союз военную технику, тушёнку и прочее. За эти вещи русские расплачивались золотом, платиной и драгоценными камнями.
        - То есть, Ричи, я правильно понимаю  - этот корабль должен был перевозить оплату за поставки военной техники?
        - Верно. Но, по всей видимости, в чью-то светлую голову пришла идея украсть все ценное, а корабль затопили на подходе к США, имитировав нападение немецкой подлодки.
        - Всё! - не выдержал Поттер. - Возвращаемся на корабль.
        - И я того же мнения. Только, Гарри, что расскажем нашим мужикам?
        Гарри на некоторое время задумался.
        - М-м-м… - протянул он. - Скажем, что ничего не нашли. Нет тут никакого корабля. Я не хочу позориться.
        - Тоже выход. Для перемещения скажи  - портус.
        Ричи исчез. На секунду Гарри запаниковал, но повторил за другом:
        - Портус.
        Юный Поттер почувствовал рывок и через мгновение осознал, что находится на палубе катера. Ричард стоял напротив и с непередаваемым наслаждением на лице пытался снять с головы шлем.
        К ребятам с беспокойством ковылял бледный детектив.
        - Парни, вы в порядке? - спросил он.
        - Все отлично, мистер Поттер,  - ответил Ричард. - Скажите Стиву, чтобы возвращался назад. Мы будем просто отдыхать в Кейп-Код, наслаждаться пляжами и кулинарными изысками американцев.
        - Гарри? - с беспокойством посмотрел мужчина на племянника.
        - Все супер, дядя Скотт! - преувеличено бодрым тоном ответил Гарри. - Там ничего нет. Просто океанское дно. С нами на самом деле всё в порядке. Жду не дождусь, когда снова отведаю той чудесной пиццы.
        - Вы больше не собираетесь нырять? - с надеждой и нотками восторга спросил мистер Поттер.
        - Нет, нам хватило и этого,  - повертел головой в стороны Гарри.
        - Точно! - согласился Ричард. - Дайвинг  - это замечательно, но на суше лучше.
        - Вот и славно! - обрадовался детектив. - Ненавижу море. Ненавижу небо! Скажу Стиву, чтобы не жалел солярку и дал полный ход. На берегу лучше…
        Когда мальчики выбрались из скафандров, Гарри спросил:
        - Ричи, а что делать с костюмом и щупальцами?
        - Я свои уменьшу и уберу в саквояж. А ты со своим делай, что хочешь.
        Ричард раскрыл отсек на предплечье и достал волшебную палочку. Гарри с недоумением смотрел на юного Гросвенора.
        - В смысле, моим? - спросил он.
        - Скафандр твой, Гарри. Дарю.
        - Даришь?! - изумленно выпучил глаза Поттер. - Но он же, наверное, дорогой.
        - Гарри, спрашивать о цене подарков неприлично. Просто прими его и скажи спасибо.
        - Спасибо! - лицо Гарри украсила широкая улыбка. Он с восторгом осматривал свой новый скафандр. - Эм… Ричи, и всё же, куда я его дену?
        - Уменьши и положи в карман, пока не купишь себе сумку с незримым расширением.
        - Тут есть одна маленькая проблема,  - замялся Гарри. - Я не знаю уменьшающего заклинания… Пока не знаю! Но в школе обязательно выучу.
        - Я тебе помогу. Достань свою палочку.
        Гарри достал волшебную палочку из крепления. Ричард невербальными чарами уменьшил скафандр вместе со стальными манипуляторами. Гарри подобрал миниатюрный артефакт и с осторожностью поместил его в боковой карман джинсов.
        - Ричи…
        - Что?
        - А щупальцами доктора Октавиуса можно пользоваться без скафандра?
        - Запросто. Точно так же приклеиваешь к одежде и пользуешься. Только на голую кожу не рекомендую клеить. Говорят, что безумно больно. На пиджак и футболку тоже не стоит  - порвутся. А вот прочный кожаный жилет или куртка  - это пожалуйста.
        - Потрясающе! Я теперь буду, как супергерой,  - с восторгом произнёс Поттер.
        - Скорее, как суперзлодей,  - усмехнулся Ричард. - Вспомни, кем был доктор Октавиус.
        - Всё зависит от человека, а не от прибора, которым он пользуется! - с твердой уверенностью заявил Гарри.
        - Согласен. Всё, Гарри, больше никаких авантюр этим летом. Только море, пляж, вкусная еда и спокойный отдых!
        - О, да-а… - с предвкушением протянул Гарри. - Хватит с меня приключений. Хотя было весело.
        - Точно подмечено. Весело… Но я теперь на камни не смогу спокойно смотреть. Такое разочарование…
        Примечание к части
        Бечено.
        Глава 22
        Двадцать пятого июля в пригороде Честера стояла замечательная погода. Солнце светило на удивление ярко, на небе ни единой тучки.
        Ричард за завтраком поглядывал в окно и думал, что в такую погоду преступно сидеть дома. Просто так гулять по улице ему было неинтересно, поэтому он размышлял о целесообразности покупки какой-нибудь техники, чтобы прокатиться на ней по территории поместья.
        Купить машину для картинга? Так на ней не особо покатаешься по полю и саду. Такой транспорт требует ровной поверхности. А гонять по асфальтовой дороге туда-сюда не так интересно.
        Ричард склонялся к квадроциклу, который стоит отдать в мастерскую мистеру Уизли на прокачку. Достаточно будет того, что квадроцикл не станет нуждаться в топливе. Возможно, стоит добавить аппарату прочности, чтобы детали не выходили из строя.
        - Прекрасная погода,  - пространно произнёс герцог.
        - Согласен. Погода замечательная. Как думаешь, папа, в Честере можно приобрести квадроцикл?
        - Вряд ли. Ричи, зачем тебе такое чудо?
        - Кататься, развлекаться.
        - В Лондоне все есть. Но у меня имеется другое предложение  - ты можешь отправиться со мной на охоту. У нас есть багги, ты сможешь поездить на одном из них.
        - Хорошая идея. И когда намечается мероприятие?
        - В субботу.
        - Послезавтра, значит… А погода хорошая сегодня.
        - Полагаю, чудесная погода сохранится до воскресенья.
        - Пап, а мне дадут пострелять из ружья?
        - Только в тире под присмотром тренера или из спортивного воздушного ружья.
        - Неплохо. Меня устроит и воздушка. С удовольствием составлю тебе компанию на охоте.
        В столовую зашёл Джон. Он держал в руках радиотелефон. Подойдя к Ричарду, камердинер произнёс:
        - Господин Ричи, вам звонит Гарри Поттер.
        - Спасибо, Джон.
        Ричард забрал трубку телефона и поднес её к уху.
        - Ричи слушает.
        - Ричи, привет,  - в голосе Гарри слышалось волнение. - Мне пришло письмо из Хогвартса! - радостно воскликнул он.
        - Поздравляю, Гарри. Но мне кажется, что слишком рано.
        - Я тоже так подумал. Ричи, ты же говорил, что ко мне придёт лесник!
        - Может быть… Если ты не ответишь на письмо.
        - А тебе письмо из Хогвартса не пришло?
        - Гарри, я полагаю, что рассылка корреспонденции в школе осуществляется по-разному. К тебе и таким как ты приходит пригласительное письмо, а к таким как я  - преподаватель. Если же по каким-то причинам будущий ученик не ответил на письмо, к нему приходит представитель школы.
        - Но как же будущее… лесник?! - с недоумением спросил Гарри.
        - Друг мой, будущего не существует,  - с уверенностью заявил Ричард. - Было прошлое, есть настоящее, а будущее мы создаем своими руками и поступками. Вспомни «камни»…
        - Да-а… Ка-а-мни… - многозначительно протянул Гарри. - Точно! Тогда у тебя тоже было озарение, но ты ошибся!
        - Корабль-то нашелся.
        - Это да,  - согласился Гарри. - Так что мне делать?
        - А что пишут в письме?
        - Тут написано, что они ждут мою сову с ответом. Имеется список покупок к школе, но у меня практически всё из этого есть. А ещё я могу взять в Хогвартс сову, кошку или жабу.
        - Жабу?! Прелестно! - с сарказмом прокомментировал Ричард. - Друг любезный, у тебя есть огромный выбор. Можешь сидеть ровно на мягкой части тела и ждать прихода преподавателя или лесника. А можешь одолжить у меня Дарта Вейдера и…
        - Точно! - радостно воскликнул Гарри. - Ричи, ты можешь мне одолжить Дарта Вейдера, чтобы я отправил ответ в Хогвартс?
        - Конечно, Гарри. Прямо после завтрака вышлю тебе сову. И еще… У тебя есть желание посетить Лондон?
        - М-м-м… Можно. А что ты хотел?
        - Хочу посмотреть на подростковые квадроциклы. Мне показалась интересной идея приобрести несколько таких для увеселительных прогулок.
        Из телефонной трубки донёс грустный вздох. Гарри сказал:
        - Я бы хотел мопед, но дядя говорит, что до шестнадцати лет нельзя.
        - Гарри, нельзя ездить по дорогам общего пользования. Но никто не запрещает приобрести кроссовый подростковый мопед и ездить на нем по полям, лесам и мотоциклетным полигонам.
        - Ух! Хотел бы я себе такой мопед. Вот только боюсь, дядя Скотт не одобрит подобной покупки.
        - Гарри, у тебя ведь скоро день рождения?
        - Да…
        - Замечательно. Кстати, как собираешься праздновать в этом году?
        - Мы с дядей Скоттом тридцатого июля собирались в поход на неделю. Так что прости, Ричи, вместе отпраздновать не получится.
        - Ничего страшного, Гарри. Неприятность эту я как-нибудь переживу. Извини, не буду задерживать Джона, ожидающего телефонную трубку. Пока, Гарри. Звони на мой радиотелефон.
        - Хорошо. Спасибо, Ричи. Пока.
        После завтрака Ричард отправил Дарта Вейдера к юному Поттеру, предварительно проинструктировав сову насчёт доставки письма от Гарри в Хогвартс.
        Затем Гросвенор-младший созвонился с домом в Лондоне, отпустил домработницу и вскоре в компании Стива порталом переместился туда.
        В магазине, который торговал мототехникой, Ричи купил несколько квадроциклов, мопедов и подростковых кроссовых мотоциклов с доставкой в «Итон холл».
        Ричи с охранником вернулись в поместье с помощью другого портала. Купленная мототехника прибыла ближе к вечеру.
        Ричард после ухода прислуги волшебной палочкой уменьшил всю купленную технику и написал письмо с техзаданием Артуру Уизли, попросив один из кроссовых мотоциклов зачаровать в первую очередь. А когда сова вернулась из Хогвартса, он отправил уменьшенную технику и письмо мистеру Уизли.
        Тридцать первого июля Ричард в первую очередь отослал с помощью Дарта Вейдера присланный мистером Уизли за день до этого кроссовый мотоцикл (в уменьшенном виде) в подарок Гарри Поттеру.
        Юный Гросвенор после отправки совы спустился завтракать. Он морально готовился к празднованию своего дня рождения, на котором будут присутствовать монаршие особы.
        Отец и сын только приступили к поглощению завтрака, как в комнату зашла горничная.
        - Милорд,  - обратилась она к старшему Гросвенору,  - позвонила охрана с ворот. Говорят, что к господину Ричи пришла леди из частной школы. Она представилась как заместитель директора Минерва Макгонагалл.
        - Приходить к ученику в день его рождения крайне неприлично,  - недовольным тоном заметил герцог. - Скажите охране, чтобы привезли гостью сюда. И еще, Люси, подготовьте столовые приборы для мадам Макгонагалл.
        - Да, Лорд.
        Заместитель директора школы волшебства в сопровождении горничной зашла в столовую лишь спустя десять минут. Это была высокая женщина довольно сурового вида с собранными в строгий пучок чёрными волосами, в квадратных очках и в тёмно-зелёном закрытом платье.
        - Лорд Джеральд Гросвенор, герцог Вестминстерский, к юному Лорду Ричарду, Графу Гросвенору, прибыла мадам Минерва Макгонагалл, заместитель директора школы Хогвартс.
        - Прошу вас, мадам Макгонагалл, присоединяйтесь к завтраку,  - вежливо произнес Джеральд.
        Заместитель директора выглядела очень недовольной. Она поджала губы и сухо произнесла:
        - Благодарю, Милорд.
        Гостье было предложено место посередине большого стола между Ричардом и Джеральдом.
        - Люси, спасибо, пока нам твои услуги не нужны,  - повелительном взмахом правой ладони герцог отослал прислугу вон из столовой.
        Некоторое время в столовой стояла тишина. Когда все насытились и отложили приборы, герцог вежливо поинтересовался у гостьи:
        - Мадам Макгонагалл, надеюсь, ваша дорога была легкой?
        - Спасибо, Милорд, у вас замечательный дом. Признаюсь, добраться до него было непросто. Я заместитель директора школы магии и волшебства Хогвартс. Принесла пригласительное письмо для вашего сына Ричарда. Он волшебник.
        - Это очень любезно с вашей стороны, мадам,  - вежливо ответил Джеральд.
        Изумлённо приподняв брови, Макгонагалл посмотрела на спокойного Джеральда, затем перевела взгляд на ничуть не пораженного Ричарда и спросила:
        - Вы не удивлены? Я докажу, что магия существует.
        В руках колдуньи оказалось волшебная палочка.
        - Не стоит, мадам,  - твердо сказал Джеральд. - Уберите палочку, пока охрана не восприняла это как угрозу. Мы осведомлены о волшебниках. Полтора года назад у нас гостила госпожа Министр Магии. Кстати, как поживает мадам Багнолд?
        От услышанного у Макгонагалл глаза полезли на лоб. Ей, волшебнице, какой-то магл окольными словами угрожал охраной из-за палочки и намекал на знакомство с Министром Магии. Нет, она могла понять, если бы находилась в обществе волшебников  - достать в их присутствии волшебную палочку… Это действительно можно воспринимать в качестве угрозы. Но магл?! Да, но какой магл… Если к нему в гости ходит Министр Магии, да еще такие звания…
        - Не знаю, Милорд,  - ответила она. - Сейчас у нас другой министр  - мистер Фадж.
        - Какая досада,  - посетовал Джеральд. - Мадам Багнолд мне показалась очень воспитанной леди  - заранее предупредила о своем визите и была весьма любезной. Скажите, мадам Макгонагалл, а вы ко всем ученикам приходите в день рождения?
        Такую острую шпильку в свой адрес ведьма перенесла с огромным трудом. Её лицо скривилось так, словно женщина съела лимон. Вроде бы вопрос был вежливым, но в словах герцога, в тоне, каким это было сказано, читалась недосказанность, вроде того: «Вы ко всем припираетесь без приглашения в знаменательный праздник, словно лесной тролль на вечеринку?»
        - Это традиция, Милорд,  - выдавила из себя Макгонагалл слегка раздраженным тоном. - Чистокровным волшебникам с середины июля по начало августа высылают пригласительные письма совами. А к маглорожденным и полукровным юным волшебникам, которые живут в магловском мире, приходит кто-то из преподавателей Хогвартса. Тех, у кого день рождения приходится на июль -август, обычно навещают ровно на одиннадцатилетие.
        - Вас не смущают разные коллизии? - с любопытством спросил Джеральд. - Через шесть часов к нам в гости в честь празднования дня рождения Ричарда должны прибыть Королева Великобритании, принцы и лорды. Мне любопытно, если бы вы пришли в это время, как бы вы оправдывались перед королевской охраной?
        Лицо Макгонагалл недовольно сморщилось.
        - Королева?! - удивлённо спросила она.
        - Да, мадам,  - едва заметным кивком подтвердил герцог. - Королева.
        - Меня никто не предупреждал… - растерянно протянула волшебница.
        На лице герцога не дрогнул ни один мускул, но глаза были очень выразительными. По слегка приподнятым бровям можно было прочесть вопрос: «Мы ещё должны были вас предупреждать, что к нам придёт королева и что не стоит приходить без приглашения в поместье герцога?!»
        Волшебница достала письмо на желтоватом пергаменте.
        - Ричард, вот ваше пригласительное письмо в Хогвартс. Пожалуй, мы успеем до празднования закупиться по списку в Косом переулке.
        - Мадам Макгонагалл,  - произнёс Ричард с легким налетом иронии,  - спасибо за столь великодушное предложение, но вынужден расстроить вас. Мне не требуется ваше общество в походе по магазинам. Во-первых, стоит отметить, что я приобрёл к Хогвартсу практически всё, за исключением мантий, ингредиентов для зелий и волшебной палочки. Во-вторых, я не готов променять давно запланированную подготовку к приему гостей на шопинг. Спасибо за письмо и ваш визит.
        Макгонагалл определённо не нравилась ситуация, в которой она оказалась. Женщина чувствовала себя свиньёй, которая из хлева ворвалась в нарядный дом. Двое безупречных джентльменов в костюмах, юный и взрослый, хоть и не показывали виду, но волшебница ощущала, что она в этом доме лишняя и явно совершила большую глупость, решив открыть маглорожденному волшебнику прелести магического мира. Минерва собиралась показать пару красочных фокусов, готовилась убеждать родителей ребенка в необходимости обучения в школе магии. А вышло так, словно она пришла без приглашения в гости к чистокровным волшебникам наподобие Малфоев.
        - Мистер Ричард Гросвенор, так вы согласны на обучение в школе волшебства Хогвартс?! - спросила женщина.
        - Да, мэм. Останетесь на чай?
        - Нет-нет, дела… Да, у меня ещё много важных дел. Раз моя помощь не требуется, я пойду.
        - Спасибо за визит, мэм,  - встав со стула, кивком головы попрощался Ричард.
        - Удачного пути, мадам Макгонагалл,  - вежливым поклоном попрощался с гостьей вставший в полный рост Джеральд.
        Минерва покидала «Итон холл» в расстроенных чувствах. Она решила, что раз всё равно запланировала этот день потратить на просвещение маглорожденного мага, то стоит посетить другую семью маглов, чей ребёнок должен поступать в этом году в Хогвартс.
        Покинув пределы поместья, волшебница вызвала автобус Ночной рыцарь и отправилась по нужному адресу.
        Когда Макгонагалл сошла с автобуса, её взору предстал высокий кованый забор с узорчатыми воротами, за которыми вдалеке был виден огромный особняк. В душе женщины сразу зародилось нехорошее предчувствие…

***
        Несколько часов спустя после визита заместителя директора Хогвартса Ричард встречал гостей возле входа в гостиную.
        Гости приходили, дарили подарки, которые юный Гросвенор передавал камердинеру, после чего разбредались по первому этажу дома.
        И вот прибыл очередной автомобиль  - роскошный Роллс-Ройс Сильвер Спирит небесно-голубого цвета. Водитель услужливо распахнул заднюю дверь и салон покинули пухлощекий мальчик и плотного телосложения мужчина, чей солидный живот обтягивал дорогой черный пиджак.
        Ричард внимательно вглядывался в новых гостей, он сразу узнал их. Мистера Финч-Флетчли, с его высоким ростом, солидной талией, каштановыми волосами и пронзительными карими глазами, сложно спутать с кем-то ещё.
        - Ричи, привет! - радостно произнес мальчик. - С днем рождения!
        - Джастин, рад тебя видеть. Благодарю за поздравление. Лорд Финч-Флетчли, приветствую вас. Замечательный пиджак.
        - Хо-хо-хо! - добродушно хохотнул мужчина. - Ричи, ты так вырос и возмужал! Хватит политесов, мы же практически партнеры по бизнесу. Наша последняя сделка мне принесла приличную прибыль. Если будет ещё что-то подобное,  - подмигнул он,  - обращайся ко мне. Что-нибудь придумаем.
        - Обязательно обращусь, Лорд Финч-Флетчли. У меня… Скажем так  - найдётся, что вам предложить. Как вы смотрите на иридий, палладий, рутений?
        - Иридий?
        - Да, сэр.
        - Эти металлы представляют определенную ценность и не вызовут к себе пристального внимания,  - с осторожностью произнёс мистер Финч-Флетчли. - Я готов заняться их реализацией…
        - На прежних условиях, сэр.
        - Ричард, ты мог бы попросить скидку,  - с намёком произнес мистер Финч-Флетчли. - Эти металлы не имеют клейма с серийным номером,  - шёпотом добавил он.
        - Сэр, я прекрасно понимаю редкость подобных элементов. Реализовывать их придётся долго, чтобы не обрушить рынок. Я не могу заставлять вас рисковать за маленький спред.
        - Что же,  - широкая улыбка украсила лица банкира,  - отлично, Ричард. Зови меня Роберт или дядя Робби. С днем рождения!
        - Спасибо, дядя Робби,  - сказал Ричард, принимая подарок из рук банкира и передавая его камердинеру. - Отец был где-то в столовой. Он будет рад вас видеть.
        - Что же, развлекайтесь, мальчики.
        Радостный банкир удалился в сторону столовой.
        - Ричи, а мне куда идти? - спросил Джастин.
        - Джас, вы прибыли последними. Пойдем, нам вначале предстоит посидеть в столовой со взрослыми, а потом сможем покататься на квадроциклах и мопедах.
        - Мопеды?! - радостно воскликнул Джастин.
        - Они самые. Джас, ты чего сегодня такой пришибленный? Что-то произошло.
        - Да я… - Джастин замялся и не знал как ответить на этот вопрос.
        - Если не хочешь, можешь не говорить.
        - Ну… Ричи, понимаешь, когда мы уже почти садились в машину, к нам приперлась дамочка и представилась как заместитель директора закрытой частной школы… Она-а… Ну-у… Убедила моего отца, что мне придётся идти в эту школу. А ведь я собирался в конце августа ехать в Итон!
        - Угу… А эта дамочка… Зеленое платье, строгий пучок волос и отзывается на имя Минерва Макгонагалл?
        Джастин остановился как вкопанный. Его челюсть устремилась к паркету, а глаза с огромным изумлением прикипели к Ричарду.
        - Откуда?!
        - Я угадал?
        - Да, дьявол побери! Но, Ричи, откуда ты узнал?
        - Перед вами эта волшебница заходила к нам. Представь, Джас, у меня день рождения, вот-вот приедете вы, Королева, куча принцев, а она мне говорит: «Парень, ты волшебник. Пойдём со мной в Косой переулок покупать всякую ерунду! ХА!»
        - А ты что? - Джастин с изумлением продолжал пучить глаза на Ричарда.
        - Послали ее к черту, естественно, культурно, как и подобает.
        - Ричи, ты что, отказался от обучения в школе магии?! - громким шепотом с недоверием и восхищением спросил Джастин.
        - Нет, конечно. Джас, от такого не отказываются ни аристократы, ни крестьяне. Волшебники могут быть очень убедительными, к тому же самому владеть сверхспособностями очень выгодно. В общем, поздравляю, друг, мы вместе будем учиться в Хогвартсе.
        - То есть тебя не удивляет, что я волшебник?!
        - Удивляет?! Ха-ха! Джастин, да я в таком шоке, что словами не передать! Но после того, как меня несколько раз пороли за несдержанность, я пересмотрел свои взгляды на выражение эмоций. Я держусь из последних сил, чтобы не завопить что-то в стиле: «И ты, Брут?!»
        - Погоди, так ты тоже волшебник! - глаза Джастина загорелись восторгом. - И мы вместе пойдём в одну школу… Боже мой! Это невероятно! Ричи, это… Это…
        - Вполне недурно, ведь так, Джастин? - хитро улыбнулся Ричард приятелю. - Я до последнего момента не подозревал, что в тебе тоже скрываются суперсилы. Джас, ты прирождённый шпион!
        - Недурно? Недурно?! Ричи, да это, дьявол подери, просто невозможно! Я сегодня впервые узнал о волшебстве, о том, что я маг, о школе магии, о существовании целого мира людей со сверхспособностями…
        - Хм… - Ричард задумчиво потер подбородок. - А это мысль! Нужно будет сказать моему отцу, что твой отец знает о волшебниках. Это сделает их общение проще. Общие тайны сближают.
        - А, ты вон о чём… - протянул Джастин. - Наверное, действительно стоит сказать отцу об этом… Ричи, а ты не волнуешься? Это же непонятно куда ехать, что учить…
        - Не беспокойся, друг. Ты не один. Кстати, наш общий знакомый, Гарри Поттер, тоже волшебник. Он мне по телефону рассказал о своем приглашении в Хогвартс ещё неделю назад.
        - Гарри? Да ладно! Ты не шутишь?
        - Джас, я полностью серьезен. Представляешь, какое совпадение?
        - Ричард, а может, все дети в мире волшебники?
        - Ха! Нет-нет-нет! Точно нет! Джастин, подумай, если бы это было так, кто бы ходил в обычные школы? Просто вселенная тесная и частенько подкидывает рояли в кустах,  - про себя Ричард додумал: «Попаданцам… Иначе невозможно объяснить, каким образом вокруг меня собралось столько магов».
        - Я был так удивлен узнать о том, что являюсь волшебником,  - сказал Джастин. - Вначале мы с отцом не поверили, но мадам Макгонагалл превратила статую на пороге в свинью, а потом и сама превратилась в кошку и назад в человека. Это было невероятно! Но видел бы ты ее лицо, когда отец заявил, что нам некогда и мы спешим на приём к Гросвенорам… Боже, мне казалось, будто мадам Макгонагалл хватит удар. Она так побледнела и сжала губы…
        - Какая ранимая дама,  - с иронией заметил Ричард. - Правила приличия придумали не просто так. Что это за традиция  - являться в гости без приглашения? Неужели в голову этой дамы не пришел простой вопрос  - вдруг у тебя важные дела?! Джас, так чем всё закончилось?
        - Отец договорился с мадам Макгонагалл встретиться завтра в десять утра на Чаринг Кросс роуд.
        - Я тоже собирался наведаться в Косой переулок, но не так скоро. Нужно купить разную мелочевку. Послушай совет.
        - Да-да,  - приготовился слушать Джастин.
        - У волшебников своя валюта. Для закупок в их магазинах приходится менять фунты на галлеоны. Но больше тысячи фунтов поменять не выйдет. Возьмите с собой золото, в банке Гринготтс обратитесь к гоблину по имени Рикбет, скажите ему, что вы от меня. За один процент от стоимости металла он поменяет вам золото на галлеоны.
        - Я передам отцу. Спасибо за совет, Ричи.
        - Погоди, это не всё. Я тебе ещё не рассказал, где можно купить всякие полезные штуки…
        Ричард приобнял Джастина и медленно повел его в сторону столовой, шёпотом посвящая в тонкости волшебного мира.

***
        В Косой переулок Ричи пошел в пятницу второго августа. И хотя больше у мальчика не было необходимости учиться по школьной программе, у него всё ещё сохранялись тренировки по фехтованию и занятия с репетитором по чарам. Поэтому полноценным выходным днем всё ещё оставалась лишь пятница.
        Перед входом в паб «Дырявый котел», который располагался между книжным и магазином по продаже дисков, уже ожидали Гарри и Скотт Поттеры. У Гарри на голове была кепка, прикрывающая шрам.
        - Доброе утро,  - поприветствовал Поттеров Ричард.
        - Привет, Ричи,  - радостно ответил Гарри.
        - Привет, парень,  - ответил хмурый Скотт.
        - Сэр, с вами всё в порядке? - спросил Ричард, заметив легкую бледность Скотта.
        - Я бы сказал да, если бы не жестокая реальность.
        - Гарри?
        Ричард вопросительно вздернул брови и перевел взор на приятеля.
        - Дядя Скотт переживает из-за Хагрида.
        - Хагрида?
        - Великан в кротовьей шубе, за милю воняет дешевым виски, борода лопатой, жуткий лесник из Хогвартса  - Хагрид!
        - Ах, Хагрид! Так он всё-таки приходил к вам?
        - Ага. Ричи, представляешь, отдыхаем мы в палатке, на улице хлещет дождь, гремит гром и вдруг… Рокот мотоцикла! С жутким треском разрывается молния палатки, и в проеме появляется огромная бородатая голова! Я чуть не обделался!
        - Я тоже… - тихо пробормотал Скотт.
        - В общем, мы жутко испугались. Этот монстр, словно матерый маньяк-сталкер, заявляет: «Так вот ты где, Гарри! Далеко же ты забрался». А я застыл от страха и не мог выдавить ни слова, про волшебную палочку забыл. И тут дядя Скотт наставляет на великана пистолет и так круто заявляет: «Я не знаю кто вы, мистер, но если вы не отстанете от моего племянника, то я накормлю вас свинцом!»
        - И что дальше?
        Вместо Гарри ответил Скотт:
        - Что-что… Этот гад злобно зыркнул на меня и презрительно сказал: «Да что ты мне сделаешь, магл?» А дальше он наставил на меня свой зонтик, в котором наверняка была встроена волшебная палочка, и я не стал ждать плохого развития событий.
        - Вы его пристрелили, сэр? - спокойно, словно говорит о погоде, спросил Ричард.
        - К сожалению, нет,  - покачал головой Скотт. - Прострелил локтевые суставы и коленные чашечки. И то этот монстр даже в таком виде пытался добраться до меня. Ревел так злобно, как разозленный медведь гризли. Нам с Гарри пришлось бросить палатку и сбежать оттуда. Ночью под дождем, вдалеке от цивилизации, я уже думал, что мы не доберемся никуда. Но Гарри пришла идея.
        - Да! - с гордостью произнес Гарри. - Я вызвал Ночной рыцарь. Мы доехали до Дырявого котла, и бармен Том помог нам вызвать авроров.
        - И чем всё закончилось?
        - Авроры отправились на место нашей туристической стоянки и обнаружили там раненого Хагрида,  - продолжил рассказ Скотт. - Выяснилось, что его послал директор Хогвартса Дамблдор, чтобы проверить, на самом ли деле Гарри с дядей сами сумеют справиться с покупками. Только лесник от большого ума решил сделать сюрприз по-своему. Он отчего-то был уверен, что Гарри продолжает жить с Дурслями и те к нему плохо относятся. Он хотел припугнуть опекунов Гарри и сделать мальчику сюрприз на день рождения, появившись ровно в полночь с тридцатого на тридцать первое июля. Вот только вместо сюрприза получилось напугать нас обоих.
        - А еще авроры у Хагрида нашли мой ключ от сейфа! - добавил Гарри.
        - Надеюсь, сэр, у авроров не было к вам претензий?
        - Нет,  - покачал головой в стороны Скотт. - Они признали, что я действовал в пределах самообороны. А Хагрида отправили в магический госпиталь. Меня только удивляет, зачем вообще было присылать лесника, если мы отправили в школу письмо с подтверждением о поступлении?
        - Может, ключ от сейфа хотели передать? - предположил Ричард. - Кстати, вы уже проверяли сейф? Ведь этот ключик хранился у кого-то постороннего.
        - Правильно мыслишь, парень! Я подумал о том же самом. Вот мы сегодня и проверим у гоблинов, не запускал ли кто-нибудь свою мохнатую руку в сейф Гарри.
        - Эм… Ричи… - Гарри переминался с ноги на ногу. - Вот, это тебе. С прошедшим днём рождения.
        Ричард принял из рук Гарри небольшой сверток в цветастой бумаге.
        - Спасибо, Гарри. Я тоже хочу поздравить тебя с прошедшим днем рождения.
        - Ты уже поздравил. Я получил твой подарок и письмо. Классный игрушечный мотоцикл!
        - Игрушечный?
        - Эм… Вроде игрушечный…
        - Ха-ха! Игрушечный!!!
        - Не игрушечный?
        - Уменьшенный!
        - Блять, уменьшенный! - хлопнул себя ладонью по лбу Гарри Поттер.
        Скотт отвесил племяннику лёгкий подзатыльник.
        - Гарри, ты где русского мата успел нахвататься? - спросил он.
        - Эм… - Гарри старался не коситься в сторону Ричарда. - Нигде, дядя… Так, слышал где-то.
        Детектив тяжело вздохнул и провел ладонью по своему лицу.
        - Ричи,  - обратился Гарри к другу,  - а мотоцикл как-то зачарован?
        - Да, но простенько. Чары на прочность, плюс бензин ему больше не потребуется.
        - Это же круто! Сегодня же попробую на нём прокатиться.
        - Гарри, а тебе кто-то разрешал кататься на мотоцикле? - детектив сурово посмотрел на племянника.
        - Ой… - Гарри вжал голову в плечи. - Нет, дядя…
        - Ладно, поедем куда-нибудь в лес, там покатаешься,  - сжалился Скотт. - Но не сегодня! Чувствую, что эти покупки вымотают меня.
        - Спасибо, дядя Скотт! - засиял восторгом Гарри.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 23
        Косой переулок был переполнен народом. Волшебники и волшебницы в мантиях и остроконечных шляпах, с детьми и в одиночестве бродили по переулку. Отовсюду доносился гул человеческих голосов.
        - Нет, ты только посмотри  - печень дракона и рог единорога подорожали! - громко возмущалась пожилая ведьма неподалеку.
        - Летом тут людно,  - спокойно заметил Ричард. - Скотт, что по делу с волшебником-телохранителем? В такой толпе он мне не помешал бы.
        - Парень,  - тяжело вздохнул детектив,  - найти такого мага оказалось непросто. Все, с кем мне довелось общаться, либо мутные личности, либо расисты-маглоненавистники, либо неумехи  - этакие диванные аналитики, которые способны защитить человека лишь в теории.
        - Неужели вообще никого нет?
        - Был один маг, колдует неплохо, но оказался оборотнем,  - ответил Скотт. - Ещё один волшебник вроде как неплох, но рост у него подкачал  - примерно как вы с Гарри. Случись силовой конфликт, он сольется. А надеяться только на магию… Пф-ф!
        - Что не так с оборотнем? - спросил Ричард.
        - Он оборотень!
        - Это все?
        - Да.
        - Он ест на завтрак детей, грабит, насилует, убивает?
        - Нет, парень,  - покачал головой Скотт. - Я общался со многими волшебниками, ничего такого за этим парнем замечено не было. Но говорят, что у него не очень хорошо с ответственностью. Достаточно того, что оборотни заразны!
        - Ладно, сэр, с оборотнем всё понятно, забудем о нём. А с карликом что не так?
        - Квартерон гоблинов,  - пояснил детектив. - Из-за этого у него репутация среди волшебников на низком уровне. Чудаковатый, но ничего плохого о нём маги не говорили, а это показатель.
        - Если в телохранители не годится, то хотя бы в качестве сопровождающего сойдет?
        - Не думаю,  - покачал головой Скотт. - Он хоть на четверть гоблин, но расист.
        - Сэр, с такими критериями отбора можно всех магов Великобритании отсеять. Любой из них хоть чуточку, но расист-маглоненавистник. Даже сраный лесник-великан, казалось бы, сам жуткий монстр-мутант, порождение порочной любви человека и великана, а туда же!
        - Пацан, спокойней, а то люди на нас оглядываются,  - сказал детектив. - Я еще поищу подходящего кандидата, но ничего не обещаю.
        - М-да… - протянул Ричард. - Похоже, придётся самому подбирать персонал. Наверное, лучше всего будет вербовать народ сразу из Хогвартса.
        - Смотрите! - воскликнул Гарри, показав на огромную толпу перед банком «Гринготтс». - Тут очень много народа.
        - Странно,  - заметил Ричард.
        - Действительно странно,  - произнёс детектив. Он подошёл к волшебнику в старинном бежевом костюме и спросил:  - Сэр, подскажите, что тут происходит?
        - Ох! Вы, должно быть, не слышали? - с радостью готов был поделиться сплетнями маг. - Вчера в «Ежедневном Пророке» вышла статья о том, что кто-то пытался ограбить Гринготтс. Гоблины ответили корреспонденту, что ничего не пропало, но понятно же, что они могут врать. Вот, хочу снять деньги. Так-то оно надежней будет.
        - Понятно… - протянул Ричард. - Обычная паника. Гарри, сэр, сегодня и в ближайшие пару дней в «Гринготтс» лучше не соваться. У меня есть немного мелочи. Нам на мантии, ингредиенты для зелий и волшебные палочки должно хватить.
        - Тогда пойдем к Олливандеру! - сказал Гарри.
        - К этому старому козлу я не пойду! - категорично заявил Ричард. - Он в прошлый раз выставил меня из своей лавки без объяснений. Нет уж! Вы как хотите, а я куплю палочку у Джимми Киддела.
        - Тогда я тоже,  - из солидарности сказал Гарри.
        Ричард пропускал мимо ушей гул толпы, пока до его слуха не донёсся интересный разговор молодой ведьмочки в зеленом халате с пожилой дамой в потрёпанной мантии.
        - Подозрительно,  - сказала молодая ведьма.
        - Что, милочка?
        - К нам в Мунго незадолго до того, как произошло ограбление банка, поступил лесник Хогвартса. Его подстрелил магл из огненной дудки.
        - Да вы что?! - с любопытством заядлой сплетницы протянула старушка. - Прямо магл? Если мне не изменяет память, то лесником сейчас в Хогвартсе работает полувеликан. У такого шкура почти как у дракона.
        - Да-да! Моя подружка из отделения легких травм говорила, что этот здоровяк вылакал полпинты Рябинового отвара. Невероятная устойчивость к магическим воздействиям!
        - И что подозрительного, милочка?
        - А то, что Хагрид все время говорил, что ему нужно в Гринготтс по очень важному и секретному делу! Все норовил сбежать из больницы до полного выздоровления. А утром в день ограбления он как раз покинул Мунго…
        - Ох, Мерлин! Куда же смотрят авроры? Нелюди банки грабят и после этого свободно ходят на воле!
        Гарри окликнул застывшего на месте друга:
        - Ричи, ты идешь?
        - Да, Гарри, Ричард, идем,  - произнес детектив.
        Магазинчик волшебных палочек Джимми Киддела располагался чуть дальше. Милый интерьер, чистенько, всюду на стенах, куда падает взгляд, на полках разложены коробочки с палочками.
        Молодой, среднего роста, круглолицый волшебник с густыми каштановыми волосами при виде посетителей натянул на лицо улыбку и внимательно пробежался карими глазами по каждому из мальчиков.
        - Рад приветствовать вас в моем магазине. В этом году идёте в Хогвартс?
        - Да, сэр,  - ответил Гарри.
        - Вы,  - посмотрел на юного Лорда мистер Киддел,  - Ричард Гросвенор. Уже были у меня. Теперь я могу продать вам палочку. А вы, юноша? - перевёл он вопросительный взгляд на Гарри.
        - Гарри Поттер, сэр.
        Глаза мистера Киддела изумленно округлились.
        - Гарри Поттер?! Какая честь, сэр! А почему вы выбрали мой магазин, а не…
        - Это из-за меня, сэр,  - произнёс Ричард. - Вы, в отличие от мистера Олливандера, были со мной любезны. Поэтому я порекомендовал своим знакомым волшебникам обращаться в вашу лавку. К вам уже приходил мистер Финч-Флетчли?
        - Пару дней назад он купил у меня палочку,  - кивком головы подтвердил мистер Киддел. - Спасибо за рекомендацию, молодой человек.
        - Пожалуйста. Обращайтесь,  - без иронии ответил Ричард.
        - Джастин  - маг?! - с изумлением воскликнул Гарри, после того, как переварил услышанное.
        - Сам узнал на дне рождения,  - ответил Ричи. - Джастин до визита заместителя директора Хогвартса не подозревал об этом.
        - Вот это новости! - протянул Гарри.
        Поттер-младший выглядел изумленным, даже ошарашенным, но чуточку радостным от того, что пойдёт в одну школу вместе с друзьями.
        - Что же, подберем вам палочки,  - сказал мистер Киддел. - Вы будете не против, если я использую на вас специальные чары? Это безопасно и значительно ускорит подбор волшебного инструмента.
        - Да, сэр, пожалуйста,  - кивнул Гарри.
        - Я не против, сэр,  - ответил Ричард.
        Волшебник взмахнул палочкой. Вначале он направил её на Ричарда, затем наложил те же чары на Гарри. После этого он некоторое время стоял с задумчивым видом.
        - Мистер Поттер, полагаю, вам подойдет палочка из остролиста с пером гром-птицы,  - продавцу по мановению руки с полки прилетела коробочка, из которой он вынул палочку и вручил Гарри. - Взмахните ею в сторону от людей.
        Гарри с затаенным дыханием взмахнул волшебной палочкой. Из неё в тот же миг вырвался сноп красных искр.
        - Теплая… - с радостью на лице прошептал Гарри.
        - Отлично! Очень сильная палочка. Она определённо вам подходит, мистер Поттер,  - сказав это, мистер Киддел призвал ещё одну палочку и вручил её Ричарду. - Мистер Гросвенор, попробуйте.
        Древесина в руке Ричарда потеплела. Эта волшебная палочка, в отличие от прошлой, которую с трудом ощущал юный маг, даровала спокойствие и будто ластилась, как верный и преданный щенок.
        Ричи взмахнул волшебным инструментом. Из кончика палочки вырвалась радуга, которая быстро растворилась.
        - Великолепно! - ещё больше обрадовался мистер Киддел. - Палочка вам отлично подходит, мистер Гросвенор. Бук и сердечная жила дракона. Редкое сочетание. Хорошо подходящая буковая палочка способна к такой искусности и мастерству, какое редко увидишь у других палочек. А жила дракона  - очень мощная сердцевина. Уверен, юноша, вам будут хорошо даваться чары.
        Ричард лишь с молчаливым кивком принял информацию к сведению. Он и так учил лишь чары, слова изготовителя волшебных палочек легли на подготовленную занятиями с наставницей почву. Ричард от Гризельды Марчбэнкс знал, что с той или иной палочкой некоторые виды магических искусств даются легче или тяжелее  - всё зависит от предрасположенности волшебника.
        - А моя палочка, сэр? - спросил Гарри.
        - Остролист лучше всего подходит для защитных заклинаний, а в паре с пером гром-птицы или феникса превращается в грозное оружие. Против владельца такой палочки лучше не становиться на пути никому и ничему  - сметет и не заметит.

«Будет кидаться, как баран на новые ворота, пока не снесет их,  - промелькнуло в голове у Ричарда. - Гарри Поттер упорный малый, не зря же он в сериале должен был расправиться с главным злодеем. Только в первой серии он, кажется, покупал палочку в другом магазине, как раз у Олливандера. Но не думаю, что это важно. Какая разница, где покупать магический инструмент?»
        - С вас по семь галлеонов,  - озвучил цену мастер палочек.
        - Мистер Киддел,  - обратился к мужчине Ричард,  - нам бы ещё что-нибудь для хранения палочек: ножны или что-то подобное, желательно армированное. Уж больно хрупким выглядит этот инструмент.
        В глазах волшебника появился живой интерес.
        - Есть стандартные чехлы для ношения на поясе, есть крепления на руку и ногу. Могу ещё предложить наборы для ухода за палочками.
        - Хорошие крепления на пояс, сэр,  - начал перечислять Ричард,  - пару штук. Два набора для ухода за палочками и не помешала бы инструкция, как ими пользоваться,  - немного подумав, он добавил:  - Чего мелочиться? Сразу давайте и наручные, и ножные крепления. Всё самое лучшее!
        - Лучшее?! В двух экземплярах? - обрадовался волшебник. После кивка Ричарда он продолжил:  - Могу предложить ножны из драконьей кожи с пропиткой антисглазным зельем и защитой от манящих и обезоруживающих чар.
        - Подойдет,  - согласился Ричи. - Есть что-то ещё, сэр, что вы могли бы нам предложить?
        Казалось, мистер Киддел засиял от счастья, словно маленькое солнышко.
        - Мистер Гросвенор, вы отличный покупатель. Могу предложить вам специальные чехлы, которые надеваются на волшебную палочку с тем же набором защиты, что и ножны. С ними палочка не будет скользить в руке.
        - Давайте всё, сэр. И ещё  - как по мне, волшебные палочки выглядят очень хрупкими. Можно ли приобрести запасные?
        - Нет, мистер Гросвенор. Простите,  - виновато улыбнулся мистер Киддел. - Министерство магии запрещает волшебникам иметь несколько палочек. Если вдруг, к несчастью, палочка сломается, придётся заказывать новую. Но лучше подобного не допускать. Чем дольше волшебник колдует с палочкой, тем лучше она к нему привыкает  - волшебство даётся немного проще. Поэтому ни один маг не променяет старую палочку на новую без серьезной причины.
        - Я вас понял, сэр.
        Тут Ричарда осенила идея замаскировать волшебную палочку под трость фокусника или даже технологически продвинутый гаджет.
        - Сэр, а вы можете сделать чехол для волшебной палочки в виде трости? Желательно, чтобы в таком виде можно было колдовать.
        - Это возможно, но с тростью будут получаться лишь простые заклинания.
        - Я бы хотел сделать такой заказ, сэр,  - произнёс Ричард. - Давайте я вам совой пришлю эскизы и через переписку договоримся о цене.
        - Конечно, с радостью возьмусь за ваш заказ, мистер Гросвенор. Но это будет стоить недешево, и заказ будет готов нескоро. Полагаю, не меньше полугода, а то и год.
        - Меня устраивает. Сколько?
        Ричард после таких слов ожидал услышать какую-то космическую сумму, никак не меньше сотни тысяч фунтов или, на местные фантики, двадцати тысяч галлеонов, но когда мастер палочек ответил, юный Лорд едва нашел в себе силы, чтобы не рассмеяться.
        - В районе ста галлеонов, может быть, немного больше или меньше. Зависит от материалов и объёма работы.
        - Меня устраивает, сэр, даже если мы выйдем далеко за озвученный бюджет за счет редких материалов. Сколько с нас за всё?
        Волшебник взмахами рук с помощью левитации собрал все заказанные предметы, только чехлы и ножны ему пришлось брать руками. Затем он быстро посчитал сумму покупки:
        - С вас семьдесят три галлеона.
        Ричард из отделения портмоне, зачарованного на Незримое расширение, молча выложил на столешницу стопки золотых монет.
        - Спасибо, сэр,  - сказал он.
        - Спасибо вам за покупки,  - мистер Киддел одарил широкой улыбкой мальчиков, немного больше задержавшись на Ричарде. - Приходите ещё. Жду вашу сову, мистер Гросвенор.
        - Ну, что, мальчики,  - произнёс хмурый детектив Поттер, который чувствовал себя неловко, ведь он когда-то мечтал оказаться на месте этих мальчиков, но вышло все иначе,  - за мантиями?
        - Да, сэр,  - вежливо ответил Ричард.
        Когда троица оказалась в Косом переулке, Гарри сказал:
        - Ричи, я отдам тебе деньги.
        - Гарри, забудь. Считай это очередными подарками на день рождения.
        - Нет, парень,  - произнес Скотт. - Одно дело подарок, другое  - покупки к школе. Я понимаю, что у тебя есть деньги, но не стоит их бездумно тратить.
        - Сэр, отдадите сладостями,  - отмахнулся Ричард. - А то меня дома не особо балуют. Всё пугают страшными словами: диета, кариес, здоровое питание…
        - Сладостями? - переспросил Скотт.
        - Ну да. Мы едем на десять месяцев к чёрту на куличики. Передадите через Гарри большой пакет конфет… Нам в магазин мадам Малкин, там вроде продают форменные мантии.
        - Как скажешь, парень,  - сказал Скотт. - Будут тебе конфеты.
        Мадам Малкин оказалась приземистой улыбающейся волшебницей, одетой в розовато-лиловые одежды.
        - Добрый день. Едете в Хогвартс? - спросила она прежде, чем мальчики успели сказать что-либо. - Вы пришли по адресу.
        - Приветствую, мэм,  - Ричард обозначил вежливый поклон.
        - Здравствуйте,  - пробормотал Гарри.
        - Мальчики, я подожду вас в кафе дальше по улице.
        Скотт поспешил ретироваться раньше, чем ему возразили. Было заметно, что он не любит шопинг.
        - Становитесь на скамейки.
        Мадам Малкин отвела мальчиков вглубь магазина, где стояли высокие скамеечки. Гарри встал на одну из них, и вокруг него тут же закружила другая волшебница. Она накинула на плечи мальчику черную мантию и стала подгонять её. Соседнюю скамеечку занял Ричард, им занялась хозяйка магазина.
        - Мэм, а в Великобритании разве есть другие варианты кроме Хогвартса? - с любопытством поинтересовался Ричард.
        - Нет,  - ответила мадам Малкин. - У нас в стране всего одна школа магии  - Хогвартс. Больше и не нужно. Волшебников не так много.
        - Простите, мэм, у меня в письме не было написано, какие нужны мантии, перчатки, шляпа. Я так понимаю, они стандартные?
        - Да, милый. Школьные мантии одинаковые для всех,  - мадам Малкин потрогала рукав пиджака Ричарда и разглядела платиновые запонки с бриллиантами на белоснежных манжетах рубашки. - Отличный костюм. Ты хотел что-нибудь особенное? В Хогвартсе не запрещено носить другие вещи после занятий и в выходные дни. У меня большой выбор одежды на любой вкус.
        - Тетя Диана как-то показалась на публике в одном пальто целых четыре раза,  - пространно произнёс Ричард,  - этот скандал раздули так, что… Впрочем, не важно, я все же мужчина и могу себе позволить носить костюм, сколько захочу. И все же, мэм, мне хотелось бы иметь возможность выбора одежды и заполучить пару комплектов мантий на вырост. Всё же я молодой быстрорастущий организм.
        - Ричи, только не это… - простонал Гарри. - Когда ты потащил меня в прошлый раз в ателье перед прошлогодним днем рождения  - я думал, что умру!
        - Гарри, ты чем-то недоволен? - удивлённо спросил Ричард. - Мы же подобрали тебе приличный костюм, в котором не стыдно показаться перед королевой.
        - Я знаю, чем это заканчивается… Сначала ты спрашиваешь об ассортименте, потом начинается подбор ткани, фасона, размера… С тобой в магазины одежды ходить хуже, чем с девчонкой!
        - Ум-м-м! - многозначительно протянул Ричард и подмигнул:  - Друг милейший, и давно ты ходишь в магазины с девочками?! Как много, оказывается, в тебе скрывалось тайн…
        - Н-нет! Не было такого! - с ужасом воскликнул Поттер. - Фу! Как… Как ты мог такое подумать?!
        Мадам Малкин с трудом сдерживала усмешку, а её помощница улыбалась во всю ширину рта.
        - Милый, не волнуйся, мы подберем тебе мантии на вырост,  - сказала хозяйка магазина Ричарду. - Если захочешь купить что-то помимо этого, приходи в любое время  - обязательно что-нибудь подберем, а если чего-то не найдем  - пошьём на заказ.
        - Спасибо, мэм, я подумаю,  - ответил Ричард. - Скажите, а вы используете какие-то особые магические ткани?
        Гарри Поттер приложил правую ладонь к лицу и тихо простонал:
        - О, не-е-е-т… Оно началось!
        - Гарри, страдай молча!
        Ехидное замечание Ричарда вызвало у помощницы мадам Малкин звонкий смешок. Гарри же вздохнул, и в его вздохе слышались боль, печаль и страдание.
        Ричарду на самом деле было интересно узнать, есть ли у волшебников какие-то специальные материалы для одежды.
        - Да, милый, конечно же существует волшебные материалы,  - ответила мадам Малкин. - Самым популярным является кожа дракона. Из неё делают перчатки, куртки, ремни, обувь и вставки в разнообразную одежду.
        - А ткани, мэм?
        С соседней скамейки раздался глухой стон Поттера.
        Несмотря на муки Гарри Поттера, мадам Малкин с радостью делилась информацией с потенциальным покупателем:
        - Самые известные волшебные ткани  - шелк из паутины акромантула  - гигантского паука; полотно из шерсти демимаска, которое идёт на изготовление плащей-невидимок; ткань из шерсти единорога. Последнее  - лучшее, что может быть!
        - Что же в этой ткани такого хорошего, мадам?
        - Шерсть единорога обладает слабым целительский эффектом и уничтожает грязь в месте соприкосновения. Она всегда остается чистой и добавляет волшебнику здоровья.
        - А простому человеку? - поинтересовался Ричи.
        На это мадам Малкин ответила:
        - Простому человеку тоже будет полезно носить одежду из такой ткани, но кто же ему даст это сделать в нарушение статута секретности?
        - Если от этого материала такая польза, то где подвох?
        Ричи был уверен, что с шерстью единорога всё не просто так. Если она такая полезная, то одежду из неё носили бы все волшебники.
        - Дорого, милый,  - с грустью произнесла мадам Малкин. - Безумно дорого! Только самые богатые волшебники в лучшем случае могут позволить себе нижнее белье из такой ткани. И то, если вдруг есть какие-то проблемы со здоровьем.
        - А если проблем со здоровьем нет, то можно носить одежду из такой ткани?
        - Конечно! Но…
        - Понимаю, мэм, дорого,  - сказал Ричард. - Но все же хотелось бы узнать конкретные числа.
        - Десять галлеонов за унцию шерсти, а ткань вдвое дороже.
        Ричард долго не раздумывал. Не отходя от кассы, он решил сделать заказ:
        - Мадам Малкин, я хочу заказать себе нижнее белье из шерсти единорога в количестве трех штук и три раза по столько же на вырост на несколько лет вперёд. И еще пять комплектов нижнего белья на мужчину пятьдесят шестого размера, ростом сто восемьдесят сантиметров. На него же и на меня пижаму  - пусть последняя будет на вырост, чтобы не пришлось менять ближайшие пару лет. И ночную рубашку для пожилой леди ростом сто шестьдесят три сантиметра, которая тщательно следит за модными тенденциями.
        С каждым сказанным словом глаза мадам Малкин и её помощницы лезли всё дальше из орбит, а челюсти стремились пробить не только пол, но и земную мантию. С глухим стуком из рук молодой волшебницы на пол упала линейка.
        - Молодой человек, вы не шутите? - хриплым голосом с изрядной долей недоверия спросила хозяйка магазина.
        - Нисколько, мэм. Позвольте представиться  - Граф Гросвенор, Ричард, наследник герцога Вестминстерского. Имею честь заверить вас, что в моем сейфе в Гринготтсе достаточно средств для оплаты такого заказа даже с учетом вашей работы.
        У мадам Малкин пересохло во рту. Ей стало дурно. Она пыталась посчитать в уме сумму, в которую обойдётся закупка шерсти, но числа путались и никак не хотели складываться в конечную сумму.
        - Милорд… - ещё более хриплым голосом выдавила из себя побледневшая хозяйка магазина. - Я… Мы должны вначале посчитать стоимость материалов… К тому же, столь крупную закупку шерсти единорога невозможно осуществить быстро…
        - Мэм, я вас не тороплю. Пришлите мне сову с предварительной суммой, я выпишу поручение своему гоблину в Гринготтс о выплате вам предоплаты. А когда заказ будет готов, вы получите щедрую оплату за работу. Мадам Малкин, вас это устраивает?
        - Д-да… Да, Лорд Гросвенор! Конечно, устраивает! Для меня это будет невероятным опытом. Работать с шерстью единорога в таком масштабе… Ох, Мерлин всемогущий! Я даже мечтать о таком не могла. Но ведь это не менее восьми фунтов шерсти!
        - Сто двадцать восемь унций?! - как нечто ничего не значащее протянул Ричард. - Всего-то около тринадцати тысяч галлеонов за шерсть? То есть готовая одежда будет стоить в районе тридцати тысяч. Я вам сразу же выпишу поручение на выплату пятнадцати тысяч задатка.
        Мадам Малкин покачнулась и ахнула. Она правой рукой попыталась нащупать сердце, но нащупала свою пышную грудь.
        - Милорд, прошу, не пугайте меня так. Мой магазин в год не приносит такой прибыли!
        - Значит, мэм, у вас должен быть неплохой стимул сделать всё быстро и качественно,  - одарил даму широкой улыбкой Ричард. - И ещё…
        Мальчик распахнул пиджак, демонстрируя на подложке герб Гросвеноров в виде щита, но если присмотреться, то можно было увидеть, что он будто соткан из брючных ремней и на нём изображены два стога сена и пара решеток с цепями. Подобие щита подпирают два золотых пса в синих ошейниках, стоящие на задних лапах, а венчает щит рыцарский шлем в виде купола и на его верху стоит третий маленький золотой пес без ошейника. Внизу проходит лента с девизом «VIRTUS NON STEMA», что в переводе означает «Добродетель, а не происхождение».
        - Этот герб необходимо нанести на всю одежду, за исключением женской ночной рубашки, мэм. Я вам вышлю эскиз совой.
        - Хорошо, Граф Гросвенор,  - с радостью выдохнула мадам Малкин.
        Некоторое время спустя мальчики покинули магазин. Гарри с невероятной радостью вдохнул свежий воздух Косого переулка. Ему казалось, что солнце светит ярче, небо более синее и жизнь в целом замечательная штука, если не приходится торчать в магазине одежды в компании Ричарда. Гарри готов был заниматься чем угодно, кроме шопинга. Предложи ему кто-нибудь сейчас выбрать между шопингом в компании друга и повторным убийством Воландеморта, которое приписывают ему, он бы без раздумий выбрал второе.
        - Как, Ричи? Как можно целый час выбирать фасон трусов?!
        - Гарри, ты не понимаешь всей важности нижнего белья,  - наставительным тоном произнес Ричард. - Нижнее бельё на тебе почти двадцать четыре часа в сутки! А если оно ещё приносит пользу…
        - Трусы! Это гребанные трусы, Ричи!
        - Ничего подобного! - возмутился Ричард. - Это трусы из шерсти единорога!
        - Ричи, это гребанные трусы из шерсти долбанной редкой волшебной лошади! Боже мой! Подумать только  - сто пятьдесят… Сто пятьдесят тысяч фунтов за труселя!!! Ричи, у меня нет слов.
        - Гарри…
        - Да-а? - вопросительно протянул Поттер.
        - Я понял.
        - Что ты понял? - нахмурил брови Гарри.
        - Ты тоже хочешь себе такие труселя! Давай вернемся и сделаем заказ на тебя.
        - НЕ-Е-Е-Т!!! НЕТ-НЕТ-НЕТ! Я не вернусь в это адское место. Тем более ради трусов.
        На крик Гарри Поттера обернулись многие волшебники, но ему было плевать.
        - Что угодно, Ричи, хоть убей меня, но только не магазин одежды! Молю тебя!
        - Ладно-ладно,  - поднял вверх ладони Ричард. - Кафе-мороженое тебя устроит?
        - О, да!
        Примечание к части
        Поддержать автора:

        карта: 5599 0050 3397 8706

        WebMoney P421890270592

        R458554099698

        Бечено
        Глава 24
        Август пролетел практически незаметно. Ричи полностью подготовился к школе и с утра первого сентября из дома в Лондоне поехал на вокзал Кинг-Кросс.
        Стивен привез юного господина к вокзалу и отправился сопровождать его к девятой платформе. В это время Ричард был занят важным разговором по радиотелефону, что привлекало внимание прохожих. Ведь владелец такого аппарата  - огромная редкость, а уж если это мальчик одиннадцати лет в дорогущем костюме, то и вовсе удивительное зрелище.
        - Да, мистер Сильвер, мне нужна компания в офшоре. К следующему году у нас должен быть свой хедж-фонд в месте с максимально лояльным налогообложением и чтобы не было проблем с британскими властями.
        - Сэр, хедж-фонд? - переспросил Дэн.
        - Именно, мистер Сильвер. Хедж-фонд под управлением нашей компании. Девяносто процентов валютных активов переводите в доллары.
        - Есть, сэр. Что-то еще?
        - Конечно! Что по акциям Нокиа?
        - Секундочку, сэр… - некоторое время из телефонной трубки доносился звук клацания клавиш клавиатуры. - Сэр, сейчас акции Нокиа стоят тринадцать долларов сорок центов за сто штук. Мы упустили момент  - нужно было их покупать в феврале, когда они стоили по девять долларов двадцать центов.
        - Нет смысла тянуть. Покупайте сейчас. Сколько у нас свободных средств?
        - Пять миллионов долларов, сэр.
        - Покупайте на все. Я не хочу ждать, когда цена взлетит еще выше.
        - Да, сэр. Я передам ваши пожелания брокеру и начну регистрацию хедж-фонда. Но это займет не меньше двух-трех месяцев.
        - Нормально, мистер Сильвер. Главное, чтобы фирма полноценно работала к середине следующего лета. Я надеюсь на вас, не подведите меня. Все, мистер Сильвер, до связи в декабре. Вы помните? Все отчеты Джону.
        - Да, сэр. Я помню, что вы уезжаете в частную школу, где нет связи. До свидания, сэр.
        Ричард выключил телефон, сложил антенну и, не обращая внимания на удивленных людей из толпы, убрал радиотелефон в саквояж.
        Мальчик не заметил, как успел добраться до третьей четверти девятой платформы. Несмотря на обилие народа, возле одной колонны находилась лишь одна семья, члены которой выглядели неуверенными, что оказались там, где нужно.
        Среднего роста крепкий мужчина в прямоугольных очках с каштановыми волосами и в приличном деловом костюме был Ричарду прекрасно знаком, хотя встречался он с ним всего один раз. Девочка  - его ровесница с густыми каштановыми волосами тоже была ему знакома. А вот милую стройную женщину лет тридцати пяти с темно-каштановыми волосами в модном салатовом платье он видел впервые.
        - К-хем,  - привлёк к себе внимание семейства Ричард. - Доброе утро, доктор Грейнджер.
        Что же, эффект оказался именно таким, каким задумывался. Все члены небольшого семейства обратили внимание на Ричи.
        Мужчина слегка нахмурился, силясь припомнить, откуда ему знаком этот мальчик. Он понимал, что скорее всего, это один из его пациентов, но сложно запомнить очередного клиента, если он был у тебя на приеме всего один раз.
        Женщина с любопытством разглядывала Ричарда.
        Наиболее бурная реакция была у девочки. Её лицо вытянулось, губы задрожали, а палец был наставлен на грудь мальчика, после чего она воскликнула:
        - Это ты!
        - Гермиона,  - вежливо поклонился Ричард.
        - Ты тот самый племянник принца Чарльза!
        Гермиона смутилась, что тычет пальцем в столь важного мальчика, стыдливо спрятала руки за спиной и покраснела.
        У родителей глаза моментально приобрели идеальную форму  - шара. Их можно понять  - случайно повстречать такую персону на вокзале равноценно столкновению с инопланетянином.
        - Вынужден вас поправить, мисс. Принц Чарльз мне приходится не родным дядей, а крестным отцом. В любом случае я рад, что вы меня помните.
        - Забудешь такое… - тихо пробормотала Гермиона. - Я думала, что это шутка. А когда позвонили из администрации Королевы, посчитала, что это продолжение розыгрыша…
        Ричард беззлобно рассмеялся.
        - Ох, мисс, надеюсь, ничего страшного не произошло. Вы попали на чай с королевой?
        - Да… Попала…
        Гермиона не знала, куда деть руки. Она и смущалась, и злилась, и радовалась, и находилась в предвкушении. В общем, испытывала целый коктейль противоречивых эмоций.
        - Лорд Гросвенор, полагаю? - вспомнил мистер Грейнджер.
        - Да, сэр. Ричард Гросвенор. У вас легкая рука и хорошая память.
        Миссис Грейнджер, слегка отойдя от шока, произнесла:
        - Так вот кто тот молодой человек, который помог нашей малышке попасть на чаепитие с королевой! Ох, спасибо вам, Лорд Гросвенор.
        - Пожалуйста, мэм. Мне было несложно. Кстати, замечательное платье. Если не ошибаюсь, Пауль Смит.
        - Да, именно этот брэнд,  - лицо миссис Грейнджер украсила широкая улыбка.
        - Спасибо… - чуть ли не шепотом выдавила из себя Гермиона. - Извини, что я тебе не поверила.
        - Пустяки. Гермиона, едешь в частную школу?
        - Эм… - девочка потупила глаза. - Да-а… В школу… Частную закрытую школу. А как ты узнал?
        Ричард усмехнулся и показательно пробежался взором по одежде девочки.
        - Несколько чемоданов, форменный костюм с юбкой, жакетом и галстуком, первое сентября, вокзал… Вряд ли подобным образом можно путешествовать в отпуск с родителями.
        - Ах, да,  - кивком головы Гермиона продемонстрировала, что согласна с выводами Ричарда. - А ты?
        - Тоже еду в школу… Частную, закрытую… Ничего особенного.
        Гермиона внимательно посмотрела на Ричарда, задержалась взглядом на саквояже и спросила:
        - Но где же твой багаж?
        - Предпочитаю передвигаться налегке. Простите, мисс, мистер и миссис Грейнджер. Был рад вас увидеть, но вынужден откланяться.
        - Конечно, Лорд,  - ответил мистер Грейнджер. - Всего доброго.
        - До свидания, Лорд Гросвенор,  - произнесла миссис Грейнджер.
        - До свидания,  - вторила ей дочка.
        Ричард обогнул семейство Грейнджеров и подошёл ближе к колонне, через которую осуществляется проход на платформу девять и три четверти. От наставницы мальчику было известно, что на проход наложены заклинания, из-за которых простые люди не обращают на него внимания. В том числе обычные люди не замечают волшебников, которые снуют туда-сюда через проход между платформами. Из-за чар люди стараются огибать колонну с переходом. Зная всё это, Ричард, достигнув колонны, был изумлен обнаружить, что все трое Грейджеров внимательно с любопытством за ним наблюдают. Рядом с ними стоял Стивен. Складывалось ощущение, что трое взрослых с трудом концентрируются на Ричарде. Зато Гермиона видела его без проблем.
        Обернувшись, Ричи вопросительно приподнял брови и спросил:
        - Тоже в Хогвартс?
        На что в ответ получил вид на Гермиону с отпавшей челюстью.
        - В Хогвартс? - выпалила она.
        - Хогвартс.
        - Да, в Хогвартс! - изумление на лице Гермионы сменилось радостью и восторгом. - Ты тоже едешь туда?
        Ричи поднес указательный палец к губам.
        - Тс-с! Это секрет!
        - Ой, статут же… - поднесла правую ладошку ко рту Гермиона.
        - Полагаю, мисс, ваши родители так же, как и мой телохранитель, не могут подойти к колонне. Позвольте мне вам помочь, мисс Грейнджер.
        Ричард сделал пару шагов вперёд и подхватил самый тяжёлый на вид чемодан.
        - Ох! - он его тут же поставил на место. - Там что, кирпичи?
        - Книги,  - смущенно произнесла Гермиона. - Мне профессор Макгонагалл объясняла, что нужно пройти через колонну, но я сомневалась, что через эту.
        - Через эту, мисс. Тут расположен портал, так что не стоит бояться разбить лоб.
        Ричи сконцентрировался, привычно разогнал эмоции, сделал глубокий вдох и взмахом руки наложил на чемодан с книгами чары левитации, после чего для вида взял его за ручку и с лёгкостью поднял.
        - Пойдем. Ещё раз до свидания, мистер и миссис Грейнджер. Стивен.
        Кивнув взрослым, Ричард прошел через колонну на платформу девять и три четверти. Пыхтя, Гермиона потащила второй чемодан вслед за мальчиком. При переходе через портал она зажмурилась.
        Поскольку мальчик и девочка прибыли на вокзал за полтора часа до отправления поезда, платформа была еще пуста. Лишь вдалеке стояли несколько волшебников с детьми.
        На путях расположился старинный красный паровоз с древними пассажирскими вагонами, которые выглядели так, словно недавно сошли с конвейера.
        - Хогвартс-экспресс! - с восхищением произнесла Гермиона, рассматривая паровоз. - Я читала о нем. Этот поезд с начала века возит детей-волшебников в Хогвартс. По традиции первокурсники занимают последний вагон. Лорд, а как…
        - Ричи. Для тебя, Гермиона, я просто Ричи. В частных школах, как тебе должно быть известно, нет разделения по статусу, званиям и прочему. Раз уж мы одноклассники, глупо разводить политесы.
        - Хорошо. Ричи, как у тебя получается так легко носить мой чемодан? Он ведь неподъемный!
        - Заклинание левитации.
        - Но я читала, что заклинания можно накладывать только с помощью волшебных палочек. К тому же нельзя колдовать среди обычных людей.
        - Если никто не заметил и чуть-чуть, то можно. Не знаю, что за книжки ты читала, но сила не в палочках, а в самом волшебнике. Колдовать без волшебной палочки сложно, даже очень, но нет ничего невозможного. Магия может всё!
        - Ричи, так ты потомственный волшебник?
        Девочка сгорала от любопытства.
        - Не думаю, что это верное определение. Просто я узнал о волшебстве полтора года назад, когда заметил за собой магические проявления.
        - Но ко мне профессор Хогвартса пришла лишь в конце июля. Как ты мог познакомиться с магией до этого? Я думала, что ко всем волшебникам приходят приглашения лишь после того, как исполнится одиннадцать лет.
        - Гермиона, неужели ты считаешь, что королевской семье не известно о волшебниках?
        - То есть… Правительство знает о магах? А как же статут секретности?
        - А что статут? Спокойно себе поживает. Тем, кому нужно, всё известно.
        Гермиона с Ричардом шли вдоль состава к последнему вагону.
        - Я прочитала все волшебные учебники по нескольку раз и выучила их наизусть,  - произнесла Гермиона. - Надеюсь, этого будет достаточно.
        - За месяц все учебники? Недурно. Полагаю, Гермиона, ты зря переживаешь. Большинство детей даже не откроют книг. Например, я даже не думал читать магические учебники. Откровенно говоря, на это не было времени, а когда оно было, предпочел отдохнуть перед долгим и тяжелым годом вдали от дома.
        - Но это же магия! - с возмущением, словно Ричард сказал что-то кощунственное, воскликнула Гермиона. - Как можно даже не открыть учебники?! Я думала, что ты гений…
        - Я не считаю себя гением. Знаешь, Гермиона, у меня до этого было два невероятно тяжёлых года. За это время я построил фундамент будущего благосостояния, закончил среднюю и старшую школу, еще и занимался с репетитором по чарам и фехтованием. После такого я на книжки смотреть не мог и испытывал единственное желание  - просто по-человечески отдохнуть.
        Гермиона застыла как вкопанная и с громким стуком поставила на перрон чемодан. Она с возмущением и недоверием посмотрела на Ричарда.
        - Как закончил школу?!
        - Как обычно это делают в моём возрасте,  - невозмутимо пожал плечами Ричард. - Сдал экзамены экстерном.
        - Как обычно?! - Гермиона смотрела на Ричи круглыми глазами.
        - Да, как обычно.
        - Обычно мальчики в одиннадцать лет не заканчивают школу! - заявила Грейнджер.
        - Это их проблемы. Я даже получил приглашение в престижный университет после того, как открыл способ получения чешуек графена. Вот только я уже тогда знал, что поеду в Хогвартс, поэтому пришлось отказаться. А жаль. Сейчас бы вместо школы магии шел бы на лекцию в университет.
        Щёки Гермионы порозовели. Девочка напоминала закипающий чайник. Она не выдержала и громко спросила:
        - Какого дьявола?! Почему каждый раз, когда я тебя вижу, мне хочется воскликнуть  - не верю!
        - Я сам не верю, что это всё на самом деле происходит со мной. Но куда деваться? Каждое утро открываю глаза и вижу, что окружающая реальность вполне себе настоящая.
        - Да я… - у Гермионы от обиды на глаза навернулись слёзы. - Я после прошлой нашей встречи тоже решила быстрее закончить школу. С трудом удалось договориться с родителями и со школой. Я… Дьявол! Я с огромным трудом за это время сдала экзамены за второй класс средней школы, а ты тут заявляешь, что закончил старшую школу!
        - Ох, прости, Гермиона,  - без притворства извинился Ричард. - Не думал, что мои слова тебя заденут. Поверь, я искренне восхищаюсь твоим талантом. За столь короткий срок изучить программу нескольких школьных классов  - это весьма достойный результат. Ты умница!
        - Не издевайся… - всхлипнула Гермиона.
        - Что ты, Гермиона, я абсолютно серьёзен. Ты действительно весьма талантливая девочка, плюс ко всему прочему еще и обладательница сверхъестественных способностей. Расскажешь, что интересного вычитала в учебниках?
        Ричард протянул девочке носовой платок. Она приняла его и стала стирать слезы с лица.
        - Тебе это на самом деле интересно? - с надеждой спросила Гермиона.
        - Конечно. Я же этих книг не читал. Предлагаю продолжить диалог в купе поезда. Как я погляжу, волшебники прибывают. Следует занять лучшее купе, раз уж мы приехали первыми.
        - Хорошо.
        Мальчик и девочка заняли первое купе. Гермиона принялась с жаром пересказывать информацию, почерпнутую из учебников по волшебству.
        Постепенно перрон заполнялся причудливо одетыми волшебниками и волшебницами. Некоторые колдуны могли совместить пижамные штаны и пиджак, юбку и свитер. Для этого времени мужчина в женской одежде смотрелся диковинно.
        Ричард периодически подглядывал в окно. В очередной раз посмотрев на перрон, он заметил знакомого.
        - Гермиона,  - оборвал он рассказ девочки,  - прошу меня извинить. Придержи, пожалуйста, это купе. Я встречу друзей.
        - Конечно, Ричи.
        Сойдя с поезда, Ричард поспешил навстречу знакомому. Пухлощекий мальчик с недоумением оглядывался вокруг, стоя неподалеку от прохода в обычный вокзал.
        - Джастин! Привет.
        Юный Финч-Флетчли, заметив знакомого, невероятно обрадовался. Широко улыбнувшись, он с облегчением произнес:
        - Ричи. Ричи! Ричи, как я рад тебя видеть! Смотри, я тоже купил саквояж с расширением.
        Джастин продемонстрировал другу черный кожаный саквояж.
        - Милейший друг, словами не передать, как я рад тебя видеть. Замечательный саквояж. Как добрался?
        - Нормально, но папа не сумел пройти через колонну,  - с нотками сожаления ответил Финч-Флетчли.
        - Мой охранник даже не смог подойти к переходу, так что не расстраивайся. Дождемся Гарри или пойдем сразу в купе?
        - Давай лучше подождем Гарри.
        Джастин выглядел неуверенным. Он с любопытством и легким страхом осматривался вокруг.
        - Боже,  - прошептал он,  - Ричи, эти люди совершенно не умеют одеваться. Посмотри на того волшебника  - мне кажется или на нём действительно женская ночная рубашка?
        - Хм… - Ричард тоже заметил этого пожилого волшебника. - Несколько экстравагантно. Розовая… Хорошо, что не пеньюар, иначе мои глаза не перенесли бы такого зрелища.
        Мальчики внимательно следили за барьером, поэтому когда прошел Гарри Поттер с рюкзаком за спиной, привычно скрывающий шрам на лбу козырьком бейсболки, он сразу же был замечен.
        - Гарри. Гарри! - замахал руками Джастин привлекая к себе внимание.
        Гарри сразу заметил знакомых и направился к ним. По пути он всё косился на красный паровоз, который как раз затопил котел и выпускал густые клубы дыма и пара.
        - Привет, ребята! - поздоровался он. - Джастин, Ричи, вы уже тут.
        - Скотт не пошел с тобой? - спросил Ричард.
        - Дядя сказал, что ему тошно лишний раз смотреть на лица волшебников, поэтому проводил меня лишь до перехода,  - ответил Поттер.
        - Ребята, я занял нам отличное купе,  - произнес Ричард. - Нужно спешить туда, а то бедная девочка, должно быть, отбивается из последних сил, удерживая его для нас.
        - Что за девочка? - с любопытством спросил Гарри. - Твоя знакомая?
        - Дочка дантистов, у которых я однажды лечил зубы. Оказалось, что она тоже волшебница. Я вас сейчас познакомлю. Кстати, Гарри, вы со Скоттом ходили в Гринготтс?
        - Ходили через пару дней после покупок, когда там была толпа волшебников,  - ответил Гарри. - Родители оставили мне прилично денег.
        - Что насчет наших подозрений? - спросил Ричард.
        - Всё нормально, Ричи,  - ответил Поттер. - Гоблины проверили журналы доступа  - никто мой сейф не посещал.
        - Гарри, я понимаю, что говорить о финансах, тем более чужих, невежливо,  - продолжил Ричард,  - но все же нехорошо, когда деньги лежат мертвым грузом. Ты не думал о том, чтобы вложить их в дело?
        - Не знаю,  - Поттер пожал плечами. - Ричи, я в этом совершенно не разбираюсь. Ты что-то можешь посоветовать?
        - Конечно, но зависит от того, какой суммой ты располагаешь,  - произнес Ричард.
        - Там около пятидесяти тысяч галлеонов.
        Ричард на некоторое время задумался и ответил уже тогда, когда мальчики подошли к последнему вагону:
        - Негусто, но и маленькой такую сумму не назовешь. Я тебе рекомендую обменять девяносто процентов галлеонов на фунты и приобрести акции компаний Нокиа, Майкрософт и Интел. А в двухтысячном году, это будет уже после выпуска из Хогвартса, их продать.
        - Фу, Ричи,  - сморщил лицо Джастин. - Не будь таким скучным, как мой отец.
        - Спасибо, Ричи, я подумаю,  - произнес Гарри.
        Гермиона с радостью и облегчением восприняла возвращение Ричарда.
        - Уф,  - сказала она,  - это вы! Я уже устала отвечать, что это купе занято.
        Ричард одарил девочку широкой улыбкой и вежливо произнёс:
        - Ребята, эта юная леди та самая Гермиона Грейнджер, о которой я вам рассказывал. Гермиона, позволь тебе представить моих друзей.
        Гермиона с любопытством разглядывала новых мальчиков. Она перевела взгляд на пухлого паренька в хорошем костюме и с саквояжем, на которого указывал Ричард.
        - Джастин Финч-Флетчли,  - сказал Гросвенор. - Сын Лорда и широко известного в узких кругах банкира Роберта Финч-Флетчли.
        - Приятно познакомиться, Джастин,  - вежливо ответила Гермиона.
        - А это мистер Гарри Поттер…
        Не успел Ричард продолжить, как его перебила Грейнджер.
        - Гарри Поттер?! Не сомневайся, я все о тебе знаю!
        Гарри от такого напора опешил и отшатнулся, почти вывалившись в тамбур.
        Джастин с недоумением смотрел на Гермиону. Он не стал ничего выдумывать, задвинул саквояж под диванчик и сел напротив девочки ближе к окну.
        Ричард разразился задорным смехом.
        - Что я сказала смешного? - девочка с обидой посмотрела на Ричарда.
        - Гермиона, я не знал, что ты фанатка Гарри Поттера. Если бы на меня на улице набросилась фанатка, Гарри тоже посмеялся бы.
        - Наверное,  - произнес Гарри. - Прости, Гермиона, это… Ты могла бы не выкрикивать моё имя? А то тут вскоре будет не продохнуть от волшебников, мечтающих пожать мне руку и оторвать кусочек одежды.
        Гарри сел рядом с Джастином, положил на диванчик рюкзак и продолжил:
        - Извини, Гермиона, но вынужден тебя расстроить. Всё, что ты обо мне слышала или читала  - ложь и вымысел. Я не совершал ничего такого. Подумай сама, на что способен годовалый ребенок?
        Джастин с недоумением переводил взгляд с Грейнджер на Поттера.
        - Гарри, о чем вы? - спросил он. - Я понимаю  - Ричи, он знаменитость мирового масштаба. Ты-то тут при чём?
        - Как, ты не знаешь?! - Гермиона большими глазами уставилась на Джастина. Не дожидаясь от него ответа, словно и не нуждалась в этом, она продолжила тараторить:  - Гарри Поттер победил злого волшебника  - Темного Лорда.
        Сбоку от Гермионы раздалось весёлое фырканье. Гарри закатил глаза к потолку и тяжело вздохнул. Грейнджер посмотрела на едва сдерживающего смех похрюкивающего Ричарда и надула губы.
        - Ричи, ты чего смеешься? - с недоумением спросила она.
        - Гермиона, ты веселая,  - ответил Гросвенор. - Тебе определённо нужно попробовать выступать в стендапе! Ох… Лорд… Откуда ты вообще это взяла?
        - Прочитала в книге «Взлеты и падения темных искусств»,  - ответила девочка.
        - Начнем с того, что последний аристократ с фамилией Реддл погиб в сороковых годах, не оставив после себя законных наследников. Том Реддл самозванец! Корона не даровала этому террористу статус Лорда.
        - Но ведь это магическое звание… - протянула Грейнджер.
        - Нет, Гермиона! Это так не работает. Звание Лорда в Великобритании может даровать королева, либо его можно получить в наследство. Реддл в лучшем случае непризнанный бастард, так что с титулом пролетает, как ведьма на метле. Реддл самозванец, и точка.
        - При чем тут какой-то Реддл? - с недоумением спросила Гермиона.
        Гарри и Джастин молчали, но, судя по проявленной солидарности и любопытству на лице, Финч-Флетчли тоже было интересно узнать ответ на этот вопрос.
        Ричи просветил товарищей:
        - Том Реддл, известный как самозваный Тёмный Лорд и Сами-Знаете-Кто  - лидер террористической группировки британских ультраправых волшебников, погибший осенью восемьдесят первого года якобы от непростительного заклинания Авада Кедавра, отраженного лбом Гарри Поттера.
        - Ничего себе! - выдал Финч-Флетчли. Он похлопал Поттера по плечу и сказал:  - Сочувствую, Гарри. Такой славы никому не пожелаешь.
        - Ричи, откуда ты знаешь имя этого волшебника? - с изумлением спросила Гермиона.
        - Королева рассказала.
        - М-м-м… Понятно. Раз сама королева… Но разве написанное про Гарри  - это неправда?
        - Не уверен,  - пожал плечами Ричард. - Моя наставница по чарам сказала, что магия может все. У меня было время убедиться в том, что это правда. Так что,  - перешёл он на шутливый тон,  - Гарри, если ты снова попадешь под Аваду, отбивай ее лбом! Наверняка он у тебя авадоустойчивый!
        Поттер поморщился и ответил:
        - Дядя Скотт сказал, что Авада смертельна в ста процентах случаев. От этого заклинания нет спасения, кроме как увернуться или спрятаться в укрытии. Ребята, давайте не будем об этом.
        - Хорошо,  - пошла на попятную Гермиона. - Мальчики, лучше скажите, почему вы без багажа?
        - А тебе разве Ричи не сказал? - удивлённо спросил Джастин.
        - Нет,  - помотала головой в стороны Грейнджер.
        - Мы купили сумки в волшебном магазине,  - продолжил Финч-Флетчли. - Они вмещают намного больше вещей, чем должны. При этом вещи ничего не весят.
        - Ого!
        В глазах Гермионы загорелся жадный блеск. Было прекрасно заметно, что она, как и любая девушка, мечтает о по-настоящему бездонной сумке. Хотя обычные женские сумочки, кажется, и так обладают подобным качеством. В какую ни заглянешь, там может оказаться множество крайне неожиданных вещей вроде кирпича, шуруповерта, газового баллончика, огромного запаса косметики и иных предметов.
        - Я не видела в Косом переулке такого магазина.
        Джастин принялся объяснять Гермионе, где и что можно купить в волшебном мире.
        Так, за разговорами время пролетело незаметно. Раздался паровозный гудок, сообщающий о скором отходе состава. Практически одновременно с этим в тамбуре появилась рыжая шевелюра. Запыхавшийся мальчик в новеньком, с иголочки коричневом костюме старинного покроя заглянул внутрь купе. Его лицо озарило радостное узнавание.
        - Лорд Гросвенор!
        - Привет! - Ричард улыбнулся и помахал рыжему. - Рон, заходи к нам.
        - Эм… Спасибо.
        - Рон, мы же договаривались, зови меня просто Ричи,  - дружелюбно произнёс Ричард. - Леди и джентльмены, позвольте вам представить этого юного джентльмена  - Рон Уизли. Его отец занимает очень важный пост в Министерстве магии и руководит моим магическим предприятием по экспериментальному зачарованию.
        - Предприятие? - Гермиона в очередной раз с момента встречи с удивлением уставилась на Ричарда. - Ричи, разве ты не говорил, что недавно познакомился с миром магии?
        - Смотря как посмотреть. Полтора года, как по мне, довольно немаленький срок. Конечно, пришлось крутиться, как грешнику на сковороде, но удалось наладить небольшой бизнес у магов.
        Рон некоторое время в раздумье стоял на пороге, но, переборов стеснительность, зашёл в купе.
        - Рон,  - продолжил Ричард знакомить мальчика с остальными. - Позволь представить остальных. Эта милая юная леди  - Гермиона Грейнджер. Её родители вроде целителей  - лечат зубы простым людям. Вон тот джентльмен в углу  - Джастин Финч-Флетчли, будущий Лорд и банкир. А этот скромный джентльмен в кепке  - Гарри Поттер.
        - Гарри Поттер?! - изумлённо воскликнул Уизли.
        Рон украдкой покосился на Гарри, но тут же перевел взгляд на окно, делая вид, что ему неинтересно. Хотя мальчика распирало от желания задать знаменитому герою волшебного мира целую кучу вопросов.
        - Рон,  - сказал Ричард,  - только не говори, что ты тоже фанат Гарри.
        Гермиона смущённо покраснела и стала разглядывать столешницу, будто увидела там что-то интересное.
        - Да нет… - протянул Рон. - Просто много слышал о нём от родителей. Ой, прости,  - повернулся он к Гарри. - Мама отругала бы меня за некультурное поведение. Гарри, Джастин, Гермиона, рад с вами познакомиться.
        Стоило Рону сесть рядом с Ричардом, как в дверном проёме показались две одинаковых головы с рыжими волосами и конопатыми лицами. На вид мальчикам было лет по тринадцать. Одеты они в добротные костюмы ручного или скорее магического пошива.
        - Рон, вот ты где! - сказал тот, что справа. - Привет, ребята. Я Фред, а это Джордж.
        - Вижу, ты неплохо устроился, Рон,  - произнёс Джордж. - Мы отнесли твои вещи в своё купе. Если что, ищи нас в третьем вагоне.
        - Джентльмены,  - поднялся с диванчика Ричард,  - мы не представлены, но заочно знакомы. Ричард Гросвенор. Это Гарри, Джастин и Гермиона. А вы те самые Джордж и Фред Уизли? Ваша уважаемая матушка именно так вас и описывала.
        - Ох, Фред, неужели?! - радостно протянул Джордж. - Ты видишь того же, кого и я?
        - Да, Джордж. Это же сам сиятельный Граф Ричард Гросвенор! - сказал Фред, отвешивая Ричарду низкий шутливый поклон. - Рады знакомству, Ваше Сиятельство.
        - Для нас честь учиться в одной школе с целым Лордом,  - в таком же шутливом тоне произнёс Джордж. - Отец постоянно упоминает вас и ставит нам в пример.
        Ричи сразу раскусил натуру близнецов  - шутники и балагуры. Есть такой тип людей - хлебом не корми, дай только пошутить и схохмить. Поэтому он переключился на весёлый тон:
        - То есть вы тоже хотите построить трансгалактический космический корабль и завоевать галактику?
        - О, Фред… - с восторгом протянул Джордж. - Ты только посмотри на размах! Нам действительно стоит поучиться у этого великого человека.
        - Ребята, если что, приходите,  - сказал Фред. - Наш друг везет тарантула  - можете на него посмотреть.
        Рон скривился и передернул плечами.
        - Спасибо, но не сегодня, джентльмены,  - за всех ответил Ричард. - Удачного пути.
        Когда близнецы удалились, голос подал Гарри Поттер:
        - Ричи, я удивляюсь, как у тебя получается так легко находить общий язык с незнакомыми людьми?
        - Гарри,  - ответил Гросвенор,  - если бы тебя натаскивали суровые репетиторы и за неправильное поведение давали ремня, то ты умел бы не хуже. Ну и, конечно, опыт деловых переговоров со взрослыми людьми, не побоюсь этого слова, акулами бизнеса, без последствий не проходит.
        - Нет уж, я и без ремня обойдусь,  - иронично ответил Гарри.
        - А вы играете в квиддич? - спросил Рон.
        - Квиддич? - спросил Гарри.
        - Как? Вы не знаете?! - удивился Рон.
        Поезд тронулся, а Рон не на шутку разошёлся. Казалось, он мог говорить о квиддиче бесконечно долго. Вначале его все слушали с любопытством, потом Гермиона и Ричард потеряли интерес к игре волшебников и оба заскучали.
        Ричарду из вежливости не хотелось перебивать Рона, тем более Гарри и Джастин слушали рыжего мальчика с интересом. Поэтому граф Гросвенор предпринял попытку к временному бегству.
        - Гермиона, желаешь прогуляться по составу?
        - Да!
        Излишне быстро Гермиона вскочила с места.
        - Пойдем, Ричи,  - перешла она на нарочито спокойный тон. - Мне интересно посмотреть на волшебный паровоз.
        - Парни, не скучайте, мы скоро вернёмся,  - сказал Ричард, покидая купе.
        В ответ он услышал невнятные бормотания.
        Когда мальчик и девочка зашли в другой вагон, Гермиона сказала:
        - Не понимаю, что мальчики нашли в этом квиддиче?
        - Мальчики любят игры, особенно зрелищные. Я думаю, что игра, в которой несколько волшебников на бешеной скорости летают на палках и в это время их пытаются сбить  - это узаконенное самоубийство. В любом случае, точка зрения Рона тоже имеет право на существование.
        - Я всё же соглашусь с тобой,  - напустила на себя важный вид Гермиона. - Ричи, а ты на какой факультет хотел бы поступить?
        - Любой факультет имеет положительные стороны,  - как обычно обтекаемо ответил Ричард. - Мне импонирует Пуффендуй, но и другие хорошие.
        - Я хочу на Гриффиндор, там учился Дамблдор.
        - Дамблдор, да? Мне его экзаменатор говорила, что чары у нынешнего директора в юности получались великолепно.
        Ричи и Гермиона с трудом разминулись с троицей парней их возраста. Двое крепышей, а третий прилизанный блондин с такой же причёской, как у Ричарда и в похожего цвета костюме.
        Ричи и блондин замерли и смерили друг друга оценивающими взглядами. Глаза блондина сощурились, и он манерно протянул:
        - Малфой. Драко Малфой. Это Крэб,  - показал на крепыша с короткой и мощной шеей,  - и Гойл,  - указал он на более округлого товарища.
        Ричи вздернул правую бровь, оценил добротность костюма Малфоя, обозначил кивок подбородком и сухим тоном с гордостью произнёс:
        - Граф Ричард Гросвенор. Рад знакомству, мистер Малфой, джентльмены. Желаете услышать анекдот в тему?
        - Не откажусь,  - через нос манерно протянул Драко.
        - Корабль потерпел крушение. Два джентльмена выплыли на необитаемый остров. Спасли их только через год. Спасатель спросил у одного джентльмена имя другого. А тот ответил, что не знает, ведь их некому было представить друг другу.
        Губы Малфоя скривились в змееобразной улыбке.
        - Гросвенор? - протянул он. - Кажется, я слышал эту фамилию.
        - Я тоже наслышан о Малфоях,  - вежливо ответил Ричард. - Удачного дня, мистер Малфой.
        - И вам,  - манерно протянул Драко.
        Мальчики продолжили свой путь к концу состава, а Ричард с Гермионой - в начало состава.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 25
        Некоторое время Гермиона с задумчивым видом шла молча. Не выдержав, она спросила:
        - Ричи, а почему ты не представил меня?
        Ричард недовольно покачал головой и ответил:
        - Представить тебя чистокровному волшебнику из семьи ультраправых расистов-маглоненавистников, который почувствовал свободу и вседозволенность? У которого на лице написано «мажор-хулиган»? Не нужны тебе такие знакомства, Гермиона.
        - Почему? - нахмурила брови Грейнджер.
        - Гермиона, поверь, а потом поймёшь, от таких ребят лучше держаться подальше. Ничего хорошего подобные знакомства не принесут.
        - А ты, получается, хороший?! - обиженно спросила Гермиона.
        - Слово «честь» для Гросвеноров не пустой звук. Хороший я или плохой  - судить тебе.
        Ричард и Гермиона прогулялись до паровоза и расспросили машинистов. Девочку интересовало, как далеко ехать до Хогвартса, а Ричи выспрашивал, как работает волшебный паровоз. И полученные знания сделали его очень задумчивым.
        Когда мальчик и девочка отправились в обратный путь, Гермиона спросила:
        - Ричи, о чём задумался?
        - Гермиона, ты же слышала машинистов?
        - Да,  - кивнула Грейнджер.
        - Вечно горящий зачарованный огонь в топке, который замораживают чарами стазиса… Тебя ничего не смущает?
        - Это магия, Ричи! - наставительным тоном ответила девочка.
        - Магия… - многозначительно протянул Ричард.
        - Это странно? - спросила Гермиона.
        - Странно? - протянул Гросвенор. - Нет… Это безумие! Бесконечный источник энергии и манипуляция временем, чтобы заставить двигаться древний паровоз! Вечный двигатель, Гермиона! Долбанный вечный двигатель!!!
        - Э-э-э…
        Тут и Гермиона задумалась. Она застыла с приоткрытым ртом и захлопала густыми ресницами.
        - Вечный двигатель? - спросила она.
        - ВЕЧНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ!!! - воскликнул Ричи.
        - Оу! И правда… - протянула Гермиона.
        - Подумать только  - остановить время для того, чтобы заглушить вечный двигатель… - Ричи был сильно изумлен и возбужден. - И волшебники считают это чем-то обыденным. Гермиона, мы обязательно должны выяснить заклинания, при помощи которых можно добиться такого эффекта!
        - Конечно,  - согласилась девочка и загорелась энтузиазмом. - Надеюсь, в библиотеке Хогвартса найдутся книги об этом.
        - Законы термодинамики и сохранения энергии… - пробормотал себе под нос Ричард. - Нет, не слышали! Автономный искусственный демон Максвелла в действии…
        - Демон?! - ужаснулась Гермиона. - Это что, черная магия?
        - Серо-буро-козявчатая! - с сарказмом ответил Ричард, с иронией посмотрев на девочку. - Ты что, не учила математику и физику? Хотя, о чём это я… Конечно же, откуда младшеклассница будет знать высшую математику?
        Гермиона обиженно надулась и с укором произнесла:
        - Если такой умный, то лучше объясни. Не все тут гении, знаешь ли!
        - Демон Максвелла, Гермиона, он же парадокс Максвелла  - это математический парадокс. Воображаемое микроскопическое разумное существо, придуманное британским физиком Джеймсом Клерком Максвеллом с целью проиллюстрировать кажущийся парадокс Второго начала термодинамики.
        Гермиона ничего не поняла, но, чтобы не показаться дурой, сделала вид, что слова нового знакомого всё объяснили. Для себя она сделала отметку, что нужно учить физику и математику, а не ограничиваться объяснением в стиле «Это магия». Оказывается, простые люди уже давно придумали описание волшебным феноменам, просто не могут повторить действие заклинаний… Пока не могут.
        Когда Ричард и Гермиона проходили через третий вагон, в одном из купе обнаружились близнецы Уизли. Один из них, кажется, Фред, воскликнул:
        - Лорд, погодите. Отец просил передать новую разработку. Извините, мы забыли. Джордж, где они?
        - Сейчас достану,  - ответил Джордж, после чего вытащил из-под сиденья здоровый чемодан и извлёк из него тряпичный свёрток.
        Ричард развернул тряпку на столе, который расположился между сиденьями, и обнаружил там обычные трубки радиотелефонов: чёрные и компактные, с миниатюрными антеннами. Всего их было пять.
        - Это артефакты для голосовой связи,  - пояснил Фред.
        - Артефакты? - хмыкнула Гермиона. - А выглядят, как обычные телефоны.
        - Раньше это были магловские телефоны,  - сказал Джордж. - Но в мастерской на них наложили Протеевы чары. Папа назвал этот артефакт магофон. У нас тоже такие есть.
        Ричард взял в руки один из магофонов и покрутил в руках. Сразу же в глаза бросилось наличие дополнительных клавиш, не как обычно  - от единицы до девяти и ноль, а от единицы до пятнадцати. Помимо них было ещё две кнопки: зелёная и красная. Сзади каждой трубки белой краской был нанесен номер от единицы до пятерки.
        Джордж начал пояснять:
        - С помощью этих артефактов можно на любом расстоянии поговорить с владельцем одного из пятнадцати магофонов. У нас у всех есть такие. Нужно нажать на номер владельца и затем на зелёную кнопку. Чтобы прекратить разговор, необходимо надавить на красную кнопку. У папы номер шесть, у мамы семь, у Билла восемь, Чарли  - девять. Перси десятый, Фред одиннадцатый, я двенадцатый, Рон тринадцатый, Джинни четырнадцатая. Пятнадцатая трубка находится в мастерской.
        - Хм… - протянул Ричард. - Выходит, у меня телефоны от первого до пятого. Но я не ослышался  - вы сказали, что связь осуществляется в любой точке планеты?
        - Именно! - с гордостью произнёс Фред.
        Ричи нажал на кнопку «6» и на вызов. Поднеся трубку к уху, он не услышал ничего, кроме тишины. Не было привычных гудков, как в телефоне. Но вскоре из динамика донесся голос Артура Уизли.
        - Алло. Лорд Гросвенор, это вы?
        - Добрый день, мистер Уизли. Спасибо за прототипы, интересная задумка. У вас как-то определяется номер абонента?
        - Здравствуйте, Лорд,  - ответил Артур. - Да, мы зачаровали магофон таким образом, что на экране высвечивается номер, с которого поступает звонок.
        - Мистер Уизли, ваши мальчики сказали, что эти артефакты действуют в любой точке мира. Это действительно так?
        - Да, сэр,  - произнес Артур. - Это же Протеевы чары!
        - Мистер Уизли, скажите, а кроме голоса другую информацию можно передавать?
        - Конечно! - утвердительным тоном сказал Артур. - Можно сделать объединённые зеркала, с помощью которых передавать изображение и звук. Можно только звук или текст, если объединить несколько пергаментов.
        - А просто информацию в виде потока света можно передавать? - с волнением спросил Ричард. - Нули и единицы. То есть микроскопический лучик света и его отсутствие. Ведь изображение как-то вы можете передавать.
        - Эм… - задумчиво протянул Артур Уизли, после чего добавил:  - Полагаю, подобное можно осуществить. Я только не совсем понимаю, что вы имеете в виду.
        - Мистер Уизли, мне необходимо множество миниатюрных устройств, которые смогут принимать и передавать информацию в виде направленных лучей света или лазера. Этот артефакт нужно будет сделать совместимым с магловскими компьютерными платами. Я попрошу своих знакомых прислать к вам инженеров, которые смогут написать техническое задание более подробно и объяснить суть задумки.
        - Хорошо, Лорд Гросвенор,  - ответил Артур. - Я передам ребятам из мастерской, чтобы они были готовы принять очередных маглов.
        - Спасибо, мистер Уизли. Вы меня, как всегда, радуете и удивляете. Всего доброго.
        На Ричарда были устремлены любопытные взоры близнецов Уизли и Гермионы.
        - Ричи, что ты задумал? - спросила Гермиона.
        - О, да, величайший Лорд,  - шутливым тоном сказал Фред,  - поделитесь своей мудростью с глупыми подданными.
        - Джентльмены, леди,  - Ричи отдал каждому из присутствующих в купе по легкому поклону. - Вы видите перед собой будущего магната, чьи незримые щупальца окутают весь мир сетью интернета. Не пройдет и десяти лет, как на орбите планеты мои спутники будут предоставлять бесплатный интернет для любого жителя Земли.
        - Бесплатный? - спросила Гермиона.
        - Интернет? - с недоумением вопросил Фред.
        - Интернет! - ответил Ричард. - Кладезь знаний. Вся известная человечеству информация, к которой сможет получить доступ любой человек: книги, фильмы, музыка, фотографии, газеты, журналы, игры. Но, конечно, большинство людей будут разглядывать фотографии котиков, спорить на глупые темы и смотреть, как другие люди пытаются размножаться.
        Щёки Гермионы заалели. Она сказала:
        - Ричи, я знаю, что такое интернет, хотя не уверена, что он именно такой. Но почему бесплатно? Разве это выгодно?
        - О, да, Гермиона! - довольным тоном протянул Ричард. - Это невероятно выгодно. Безумно прибыльно. Бесплатно будет предоставляться узкий канал данных  - пятьсот двенадцать килобит в секунду. Это должно зацепить многих пользователей. Но в процессе им захочется большего. И тогда они за абонентскую плату смогут получить более широкий канал.
        - Пятьсот двенадцать килобит?! - с изумлением сказала Гермиона. - Это же очень много!
        - Ха-ха-ха!
        Ричард, дитя другого мира, в котором гигабитный канал считался слишком маленьким, не смог удержаться от смеха. Когда он успокоился, то пояснил:
        - Это сейчас кажется, что много. Лет через десять будет куда ни шло, а через тридцать покажется слишком медленной скоростью. Через полвека и вовсе окажется, что этой скорости максимум хватит для пингования.
        Гермиона не смогла удержаться от вопроса:
        - Но как подобное можно осуществить? Разве это не будет нарушением статута секретности?
        - Нет,  - отрицательно покачал головой Гросвенор. - Я просто создам завод по производству секретных «чипов», которые не буду патентовать. Все будут считать, что моя компания производит уникальную техническую продукцию для скоростной передачи данных. А на самом деле будут продаваться модемы с зачарованными чипами. Нужно будет лишь придумать защиту, чтобы при попытке изъять миниатюрный артефакт он самоуничтожался. Это не грозит раскрытию статута секретности, поэтому волшебникам должно быть на это наплевать. Единственная проблема будет заключаться в монополии. Антимонопольные санкции наверняка попортят мне немало крови, но всегда найдутся способы обойти их.
        - Да? Как? - спросила Гермиона.
        Фред и Джордж с восторгом на лицах слушали речь Ричарда. Они смотрели на него, словно на земное воплощение бога.
        Ричард не посчитал нужным скрывать общеизвестную информацию, поэтому честно ответил:
        - Гермиона, не знаю, к чему тебе эти сведения, но самый простой способ обойти антимонопольное законодательство  - создать несколько предприятий и наладить выпуск одной и той же продукции под разными наименованиями. Конечно, придётся создать видимость конкуренции между этими фирмами, но это все легко осуществимо. Схемы подобных финансовых махинаций давно известны, а нарушение доказать практически нереально.
        - Гуру! - рухнул на колени Фред.
        - Учитель! - повторил за братом-близнецом Джордж.
        - Научи нас быть такими же великими бизнесменами, как и ты! - сказал Фред.
        - Да, учитель, молим вас взять нас в ученики! - низко поклонился Джордж.
        - Клоуны! - добродушно произнёс Ричард. - Я посмотрю на ваше поведение.
        - У нас есть идеи, о величайший из Лордов! - протянул подобно молитве Фред.
        - Да-да, сэр! Идеи будущего бизнеса,  - вторил ему Джордж. - У нас есть даже кое-какие магические разработки.
        На это Ричард ответил:
        - Если у вас есть идеи  - приходите ко мне, делитесь ими. Если они окажутся стоящими, я готов буду стать вашим инвестором. Или, как вариант, вы будете работать магическими инженерами в моем предприятии с очень хорошим окладом. Если же ваши разработки окажутся очень стоящими, то получите долю в бизнесе. Подумайте над последним вариантом, он будет намного выгоднее любого бизнеса в среде волшебников.
        Близнецы Уизли стали делать шутливые попытки поцеловать туфли Гросвенора, что вызвало у Ричарда и Гермионы улыбки. Едва отбившись от близнецов, юный граф выбрался в тамбур и в компании приятельницы продолжил обратный путь к своему купе.
        В последний вагон Ричи и Гермиона вернулись уже в темноте, когда Хогвартс-экспресс начал замедлять ход.
        Ричард с удивлением обнаружил припухлость под левым глазом Рона и сбитые костяшки на правом кулаке Гарри.
        - Вы что, с кем-то подрались? - спросил Ричард.
        - Да приходили тут трое… - махнул правой рукой Гарри.
        - Малфой со своими дружками,  - зло прошипел Рон. - Приперлись и сразу к нам с вопросом: «Вы видели Гарри Поттера»? Потом этот гад Малфой стал меня оскорблять.
        - Ага,  - подтвердил Гарри. - Рон Малфою в глаз дал. На него кинулись дружки Драко. Я, естественно, не остался в стороне и навалял этим говнюкам, как учил дядя Скотт. Крепкие, гады! Но против карате и дзюдо они ничего не могли противопоставить.
        - Я тоже двинул по роже Крэббу,  - вставил слово Джастин. - Нечего кидаться трое на одного! У этих волшебников никакого понятия о чести.
        - Драться плохо! - возмущенно голосом строгой учительницы сказала Гермиона. - Как вы могли?!
        По Рону было видно, что он собирается ответить девочке какую-нибудь гадость. Ричард опередил рыжего мальчика.
        - Гермиона, запомни на всю жизнь: для мальчиков драка  - совершенно нормальное явление. Никогда не читай нотаций мальчикам из-за драки, если не желаешь их настроить против себя. Ты можешь поддержать их, можешь просто промолчать, но не стоит говорить, что самооборона и защита чести  - это плохо. Нет-нет-нет! Защита чести и друга  - это святое.
        - Драться плохо,  - надулась Гермиона.
        - Плохо,  - согласился Ричард,  - но хуже показать слабость и позволить вытирать об себя ноги. Один раз прогнешься  - всю жизнь будешь тряпкой.
        - Ричи прав,  - с серьёзным видом подтвердил Гарри.
        - Ага,  - кивнул Рон.
        - Не могли же мы смотреть, как три парня бьют Рона! - добавил Джастин.
        - Мальчишки! - фыркнула Гермиона подобно кошке. - Поезд подъезжает к станции,  - строгим тоном добавила она,  - вам пора переодеться. И мне тоже, так что выйдите.
        - Гермиона,  - с укором посмотрел на неё Ричард,  - нам всем переодеться  - это накинуть мантии. Если тебя послушать, то это занятие подобно эротическому представлению. Не думаю, что кому-нибудь следует уходить из-за такой мелочи.
        - Пф! - задрала нос Гермиона.
        Девочка понимала, что Ричард прав, но не хотела признавать, что это так.
        - Кстати, Гермиона,  - продолжил Ричард,  - я же говорил, что Малфой засранец. Вот тебе прекрасный пример,  - показал он на подбитый глаз Рона. - Приперся, оскорбил нашего приятеля, на ровном месте затеял драку. И это цветочки, уверен, будут и ягодки. Я повидал таких мажоров, считающих, что им всё дозволено. У нас их называют паршивыми овцами.
        Хогвартс-экспресс остановился на станции, которая тускло освещалась старинного вида фонарями. Дети столпились в тамбуре перед дверьми и шумной толпой повалили на выход.
        Вскоре вся компания оказалась на платформе. Основная масса школьников спешила к каретам. Большое внимание привлекал к себе трехметровый бородатый гигант в кротовой шубе. Он размахивал здоровенным масляным фонарем и громогласно басил:
        - Первокурсники, сюда!
        Гарри Поттер схватился за локоть Ричарда и испуганным голосом произнёс:
        - Это он! Ричи, это тот самый лесник, который порвал нашу палатку.
        Не успел Ричард ничего ответить, как в этот момент здоровяк посмотрел прямо на компанию первокурсников, точнее на Поттера, который попытался спрятаться за спиной Ричи.
        - Гарри. Это… Ты не бойся. Тогда это… - гигант смущённо взъерошил свои темные густые волосы пятерней, размером с лопату. - Ошибочка вышла… М-да… Я тебя поздравить хотел, кто же знал, что вы испугаетесь. Иди сюда, я тебя не обижу.
        - Да ну нахер! - прошептал Гарри Поттер. - Ричи, иди вперед.
        - А меня что, не жалко? - не спешил выдвигаться вперед Ричард. - Я единственный наследник Гросвеноров, мне еще жить и жить.
        - Тебя он не тронет, ведь твой дядя не стрелял в него,  - прошептал Поттер.
        - Мальчики, вы чего? - Гермиона удивлённо посмотрела на Гарри и Ричи.
        - Парни, это же Хагрид! - не менее изумленно произнёс Рон. - Мне братья рассказывали, что он очень добрый.
        - Вот ты и иди к нему, Рон,  - предложил Гарри.
        - Нам так и так придётся идти,  - тоном фаталиста выдал Ричард. - Эх…
        Спотыкаясь, ребята выдвинулись вслед за группой первокурсников по тёмной тропинке в сторону озера. Ричард тихо пересказывал Рону, Джастину и Гермионе историю визита Хагрида к Гарри Поттеру. Слушатели после такого начали держаться подальше от полувеликана. Особо они прониклись моментом, в котором раненый гигант рычал и полз к дяде Гарри явно не с целью милых обнимашек.
        Гермиона шёпотом поделилась с окружающими:
        - Я бы, наверное, умерла на месте, если бы ко мне вместо профессора Макгонагалл посреди ночи ворвался в дом такой здоровяк и начал на повышенных тонах говорить с моими родителями.
        - А сколько лет он строил из себя хорошего парня… - пробормотал Рон. - Вот так и верь людям.
        Катание на лодках по ночному озеру, прекрасный вид на старинный замок и поход по каменным коридорам в сопровождении профессора Макгонагалл, которой передал детей Хагрид, пролетели мимо сознания Ричарда. Да, неплохо и впечатляюще, но всё внимание мальчика было сконцентрировано на леснике. Сложно любоваться прекрасными видами, когда нервы натянуты как струна.
        Лишь появление из стены привидений заставило Ричарда мобилизовать ресурсы организма и переключиться на новую опасность. Маленькая комната, толпа детей, призраки, визги девочек… И в такой обстановке Ричарду пришла в голову мысль:

«Призраки или голограммы с копией разума личности человека? Если первое, то это подобие бессмертия, хотя и в одном из худших его проявлений. Если же второе…»
        Гермиона старалась держаться поближе к точке спокойствия. Хотя она делала вид, что ей, в отличие от остальных девочек, совершенно не страшно, но на самом деле она до жути испугалась призраков. А тут спокойный Ричи. Грейнджер не успела понять, как спряталась за спину Гросвенора.
        От внимания Гермионы не ускользнуло резкое изменение поведения Ричарда. Он взглядом матерого хищника впился в ближайшего призрака и с предвкушением облизал губы.
        - Искины… - пробормотал он.
        - Что? - спросила Гермиона.
        - Гермиона, как думаешь,  - уже нормальным голосом продолжил Ричард,  - призраки могут быть подобием твердой голограммы с отражением личности?
        - Наверное, не знаю,  - пожала плечами Грейнджер. - Но обязательно почитаю о них.
        - Почитай,  - кивнул Ричард. - Потом расскажешь мне.
        - Ричи, а тебе самому не интересно почитать? - с любопытством спросила Гермиона.
        - Интересно, но вряд ли у меня останется время на это,  - невозмутимо ответил Гросвенор. - Я же могу положиться на тебя в аналитике?
        - Э-э-э… - растерялась Грейнджер. - Да, конечно. Я тебе помогу. А чем ты будешь занят?
        - Учеба, бизнес, налаживание связей,  - перечислил Ричард. - При таком плотном графике на дополнительное просвещение банально не останется времени. Поэтому мне нужна помощь.
        - Можешь рассчитывать на меня,  - твердо ответила Грейнджер.
        Гермиону разрывало от восторга. Она впервые оказалась кому-то нужной. Ее талант, любовь к книгам, может быть полезным… другу? Девочке хотелось бы верить в это.
        Внезапно в Гермионе взыграла ревность. Причиной тому послужила какая-то девчонка с болотно-зелёными глазами, темно-каштановыми волосами и грубыми чертами лица. Она подошла к Ричи со спины и вцепилась в правый локоть, поскольку с левой стороны стояла Грейнджер.
        - Драко, с кем это ты? - спросила девочка.
        Ричард не мог не заметить, что его кто-то взял под локоть. Он обернулся на голос и обнаружил незнакомую девочку.
        - Добрый вечер, мисс,  - ответил он. - Боюсь, вы обознались. Мистер Малфой с друзьями стоит впереди.
        - Ты не Драко! - удивлённо с нотками возмущения сказала девочка. - Кто ты?
        - Мы не представлены, мисс. Ричард Гросвенор.
        Девочка, на радость Гермионы, отпустила руку Ричарда, словно это была змея. Высокомерно скорчив личико, она представилась:
        - Пэнси Паркинсон. Ты чистокровный?
        Лицо Ричарда оставалось вежливо спокойным. Преувеличено холодным тоном он ответил:
        - Мисс, прошу извинить меня за бестактность, но вынужден заметить, что задавать волшебнику такие вопросы неприлично. Если вам импонирует исключительно общество чистокровных магов, то увы, расстрою вас, мой отец простой человек.
        Гермиона поднесла ладошки ко рту, чтобы никто не заметил, как она смеётся. Простой человек… Герцог! Такого перла она не ожидала услышать.
        - Фу! - Пэнси брезгливо вытерла ладошки о свою мантию. - Как ты смеешь выглядеть, как мой Дракусик?!
        - Мисс, позволю себе заметить,  - едва сдержал усмешку Гросвенор,  - что мой гардероб безупречен, как и полагается юному джентльмену. Если вас не устраивает общество человека моего положения, увы, я не в силах ничего поделать. Ваше право, мисс.
        - Да я с таким как ты за один стол не сяду! - высокомерно произнесла Паркинсон.
        - Ваше право, мисс,  - холодно произнёс Ричард. - Но вынужден заметить, что принимать пищу не за столом довольно неудобно. Хотя корги бабушки Лизы, наоборот, любят есть с пола…
        Высоко вздернув нос, Пэнси направилась в сторону Драко. На мгновение Малфой повернулся и на обозрение предстал его опухший нос и гематома под глазами, которая обещала вскоре превратиться в два шикарных синяка.
        Гермиону обрадовало избавление от конкурентки на её друга. Но она не могла сдержать любопытства.
        - А правда корги королевы любят есть с пола?
        - Да,  - кивнул Ричард. - Вытаскивают еду из миски и едят с пола. Видимо, так вкуснее, но я не проверял. Милые собачки, но пугливые. На позапрошлое рождество Билл подарил бабушке игрушечного хомяка, который громко распевал новогодние песни. Бедная собачка испугалась и убежала в другую комнату. Но бабушке подарок понравился.
        - Билл? - Гермиона с прищуром посмотрела на Ричарда. - Это случайно не принц Уильям? - перешла она на шепот.
        - Не случайно,  - ответил Ричард. - Он самый.
        - Странные у вас подарки,  - поджала губы Гермиона. - Вот мне родители на это рождество подарили энциклопедию «Британика».
        - Хороший подарок, но… - протянул Гросвенор. - Гермиона, у нас традиция дарить недорогие шуточные подарки. Я подумываю о заказе разноцветных кружек в виде человеческих лиц с открытыми ртами, в которых можно хранить сахар. Это будет выглядеть так, словно кружка набила полный рот рафинадом и пытается его выплюнуть.
        - Мило… - поджала губы Грейнджер.
        В комнату зашла профессор Макгонагалл. Её строгий взгляд вперился в призраков  - те поспешно начали просачиваться сквозь стену.
        - Выстройтесь друг за другом,  - скомандовала профессор,  - и следуйте за мной.
        В отличие от остальных детей, испытывающих нешуточное волнение, Ричард оставался спокойным. Причиной этому послужили призраки. Мальчик пытался придумать им применение и размышлял над вопросом  - можно ли заточить призрака в микропроцессор и обеспечить его лояльность для чёткого выполнения команд без возможности бунта.
        На волне размышлений Ричард вспомнил об одном из непростительных заклинаний  - Империо. Чары, которые дают чародею полную власть над тем, на кого они наложены. Закон волшебников запрещает использовать это заклинание на человеке, но нигде не сказано, что нельзя заколдовать призрака и заточить его в микрочип.
        Первокурсники вышли из маленькой комнаты и пересекли просторный зал. Пройдя через двойные двери, дети оказались в Большом зале.
        Ричард отметил, что это место довольно красивое, но при этом чудное. Зал освещали тысячи свечей, плавающих в воздухе над четырьмя длинными столами, за которыми сидели старшие ученики. Столы были заставлены сверкающими золотыми тарелками и кубками.
        На другом конце зала за таким же длинным столом сидели преподаватели.
        Заместитель директора школы привела первокурсников именно к этому столу и приказала им повернуться лицом к студентам, соответственно, филейной частью к преподавателям.
        - Ричи, смотри.
        Гермиона подергала Ричарда за рукав мантии и обратила его внимание на потолок: чёрный, усыпанный звёздами. Складывалось ощущение, будто находишься под открытым небом. Ричарду было с чем сравнить, к примеру, со стеклянным потолком в королевском дворце.
        - Его специально так зачаровали, чтобы он был похож на небо,  - прошептала Гермиона, ни на шаг не отходившая от Ричарда. - Я прочитала это в «Истории Хогвартса».
        - Похоже на трансляцию голограммы в реальном времени,  - так же шёпотом ответил Ричард. - Скорее всего, на крыше расположены чары-приемник наподобие видеокамеры, а на потолке чары-транслятор. Если развить эту идею, можно создать артефакты для съемок и воспроизведения голограмм. Гермиона, сможешь найти информацию по этим чарам? Я вышлю её волшебникам из моей мастерской.
        - Я постараюсь, Ричи,  - ответила девочка.
        До ушей Ричарда донесся какой-то звук. Опустив устремленный в потолок взгляд, он увидел, что заместитель директора поставила перед шеренгой первокурсников трехногий табурет и положила на него остроконечную Волшебную шляпу.
        Шляпа имела неприглядный вид: потёртая, в заплатках, грязная.
        Все собравшиеся неотрывно смотрели на шляпу.
        Прекратились шепотки, на несколько секунд в зале воцарилась тишина. А затем шляпа шевельнулась. В следующее мгновение в ней появилась дыра, напоминающая рот, и она запела. Да не просто запела, словно воспроизведение музыки через проигрыватель, а вполне осмысленно.
        Ричард подумал в этот момент:

«Господи! Неужели это всё счастье мне?! Я, конечно, попаданец, но чтобы сразу в один день столько роялей выпало  - это перебор. Квантовый передатчик, голографический проектор и голокамера, два вида искинов… Не верится, что всё это счастье мне. Похоже, вселенная меня любит. А как иначе, раз подкидывает столько плюшек?! Только и надо, что собрать их».
        Гермиона оторвала взгляд от поющей шляпы и обратила внимание на невероятно счастливое лицо Ричарда. Мальчик выглядел одухотворенным, словно к нему с небес спустился ангел или если бы ему в подарок подарили то, о чём он всегда мечтал. Прислушавшись, Гермиона различила тихий, на грани слышимости, шепот-бормотание:
        - Рояли… Искины… Люблю-люблю… Искинчик… Моя прелесть! Иди к папочке…
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 26
        (от автора: следующие несколько глав будет много вставок канона, но без этого никак, так что, дорогие читатели, наберитесь терпения)
        Началась церемония распределения по факультетам. Всего в Хогвартсе их четыре: Гриффиндор, Пуффендуй, Равенкло и Слизерин.
        Профессор Макгонагалл шагнула вперёд, держа в руках длинный свиток с именами студентов. Она начала вызывать первокурсников. Дети подходили к табурету, заместитель директора надевала им на голову волшебную шляпу, после чего головной убор выкрикивал название факультета. Ребенок после снятия шляпы с головы устремлялся к своему столу.
        Первой была распределена на факультет Пуффендуй Ханна Аббот  - девочка с белыми косичками и порозовевшими от смущения и волнения щеками.
        Затем туда же была распределена Сьюзен Боунс  - рыжая девочка с карими глазами и округлым лицом.
        Потом было ещё несколько детей, но Ричард оживился лишь когда профессор Макгонагалл произнесла:
        - Финч-Флетчли, Джастин.
        Ричард с замиранием сердца ожидал, куда же распределится будущий Лорд и, возможно, банкир.
        - Пуффендуй!
        Ричард с удовлетворением отметил, что это отличный вариант. Как он успел выяснить, данный факультет самый спокойный и неприметный. Самое то для того, чтобы провести там несколько следующих лет.
        Ричи заметил, что искусственному интеллекту иногда требуется мгновение, а порой шляпа находится на голове у ученика некоторое время. Так Симус Финниган, светловолосый ирландец, просидел на стуле целую минуту, прежде чем его отправили на Гриффиндор.
        Но вот наступил ещё один волнительный момент.
        - Грейнджер, Гермиона.
        Гермиона, с нетерпением ожидавшая своей очереди, внезапно обнаружила, что до сих пор держится за мантию Ричарда. Отпустив ткань, она решительно рванула к табурету и практически мгновенно надела шляпу.
        - Гриффиндор!
        Ричард неодобрительно покачал головой и тихо прошептал:
        - Вот это поворот!
        Ричи в очередной раз пожалел, что не стал смотреть хотя бы сериал. Распределение было во второй серии, но он её промотал и не помнил из этого момента совершенно ничего. Видимо, авантюрная жилка у Гермионы оказалась сильнее желания иметь друга. А ведь попаданец успел оценить незаурядный ум девочки. За полтора года экстерном сдать экзамены за три года обучения  - это огромное достижение. Мальчик не был уверен, что без знаний из прошлой жизни сумел бы повторить такой подвиг. Он уже начал строить планы на Грейнджер, к примеру, пристроить её в качестве личного секретаря в Хогвартсе, чтобы она добывала для него нужную информацию.
        - Гросвенор, Ричард!
        Вот и наступил этот миг. Ричард выглядел, словно маленькая скала, спокойный и невозмутимый, он с достоинством шагал к табурету. Стоило ему сесть на колченогий стульчик, как профессор Макгонагалл нацепила ему на голову шляпу.
        - Гм-м-м,  - задумчиво произнес ему прямо в ухо чей-то тихий голос. - Тебе самое место на Слизерине.
        - Нет-нет-нет! Пуффендуй. Мне нужно на Пуффендуй.
        - Какой Пуффендуй?! - возмутился голос. - Такая жажда власти, денег, величия. На Слизерине ты добьешься всего этого.
        - Пф-ф! Уважаемый искин,  - в ответ с откровенной иронией подумал Ричард,  - я вас умоляю, какие власть, деньги и величие?! Я Гросвенор, у меня всего этого хоть ягодицами кушай! Куда больше власти? У меня от рождения зарезервировано место в палате лордов, с королевой общаюсь на ты, а и так немаленькие счета скоро будут ломиться от денег. А вот друзей человеку моего уровня найти непросто.
        - Вижу большой ум и желание учиться,  - продолжил тихий голос. - Равенкло будто создан для тебя.
        - Учиться я могу на любом факультете  - это же школа. Она именно для этого и создана. Но я хочу заниматься учебой в спокойной обстановке со своим другом Джастином.
        - Значит, на Пуффендуй?
        - Пожалуйста, именно туда.
        - ПУФФЕНДУЙ!
        Ричард испытал неимоверное облегчение. Когда с его головы сняли шляпу, он выдохнул, расправил плечи и размеренным шагом направился к столу, за которым на флаге, висящем на стене, был изображён барсук. Оттуда доносились громкие аплодисменты.
        Ричи сел рядом с Джастином, который поспешил поделиться с другом радостью:
        - Ричи, это так замечательно, что мы будем учиться на одном факультете!
        - Джастин, знал бы ты, каких усилий мне стоило уговорить шляпу отправить меня вслед за тобой. Этот искин словно задался целью распределить меня куда угодно, но только не к барсукам.
        - Искин? - спросил Джастин.
        - Искин,  - кивнул Ричард.
        - С чего ты взял?
        - Искусственно созданное разумное нечто на основе головного убора  - что это ещё, по-твоему, как не искусственный интеллект?
        - Оу… Наверное, ты прав, Ричи.
        - СЛИЗЕРИН!
        Ричард обратил внимание на то, что шляпа только что распределила Малфоя. Вслед за ним на тот же факультет отправились его прихвостни, а также много строящая из себя девица Паркинсон, которой зазорно сидеть за одним столом с графом.
        Особое внимание к себе приковали симпатичные девочки-близняшки, черноволосые индианки со слегка смуглой кожей и фамилией Патил. Эта фамилия Гросвенору была знакома. Обладая в этой жизни хорошей памятью, он сразу же припомнил: Азим Хашим Патил  - индийский мультимиллионер, владелец корпорации «Випро». Потомственный брахман. В прошлом занимался оптовыми поставками продуктов, в настоящее время инвестирует в IT-технологии, так что в будущем наверняка станет миллиардером.
        То, что дочери такого человека оказались в Хогвартсе, вполне объяснимо. У индийских богачей стало модным приобретать недвижимость в Великобритании и иметь британское гражданство.
        Такие знакомства Ричард не собирался упускать. Но небольшой проблемой стало распределение близняшек на другие факультеты: Парвати отправилась на Гриффиндор, а Падма к столу Равенкло.
        Больше всего Ричарда поразило распределение Гарри Поттера. Он просидел на табурете довольно долго, но в итоге шляпа воскликнула:
        - ГРИФФИНДОР!
        Гарри Поттер бросил виноватый взгляд на стол Пуффендуя. В зале раздавались бешеные аплодисменты. Никому до этого не аплодировали так громко.
        Подумав, Ричард обнаружил, что для такого распределения имелись все предпосылки. Ещё когда Гарри покупал волшебную палочку, и продавец описал её владельца, как упёртого авантюриста, можно было понять, куда он поступит.
        Зато распределение Рона Уизли не стало ни для кого секретом  - его практически сразу отправили на Гриффиндор, чему сильно обрадовались его братья Фред, Джордж и долговязый рыжий пятнадцатилетний Перси.
        - Жаль, что Гарри с Роном отправились на Гриффиндор, а не к нам,  - с сожалением произнес Джастин.
        - Бывает,  - Ричард оставался невозмутимым. - Если даже близнецов распределяют на разные факультеты, что уж говорить о знакомых.
        Речь Дамблдора прошла мимо сознания Ричарда. Он слишком глубоко погрузился в размышления, мысленно составляя письма отцу, мистеру Блэйду, Артуру Уизли и Скотту Поттеру.
        Самым простым оказалось письмо отцу. Достаточно было написать, что поступление в школу магии прошло хорошо и добавить несколько фактов.
        Сложнее оказалось с письмом Артуру Уизли, которому требовалось дать четкие указания на разработку новых волшебных гаджетов, основываясь на подмеченных во время поездки чарах. Тут и разработка квантовых передатчиков, и искина, и генератора с дармовой энергией плюс подобия вечного двигателя для космических летательных аппаратов. На что-то иное тратить подобную установку кощунство. Не на автомобили же устанавливать! Волшебников не напасёшься.
        Ричард понимал, что тридцать волшебников для всего спектра поставленных задач становится слишком мало. Поэтому нужно было найти в письме место для указа на расширение штата магов и увеличение бюджета. Попаданец опасался, что это добавит головной боли всем. Ведь Артур Уизли и так с трудом совмещает должность в Министерстве магии, на которой он так сильно нужен, и руководство мастерской. Следовательно, необходимо искать нового руководителя, причем сделать это так, чтобы и человек был честным и ответственным, и Артура не обидеть.
        Со Скоттом Поттером иная история. Во-первых, Ричард был на сто процентов уверен, что Гарри Поттер забудет написать дяде. А Скотт к племяннику сильно привязался и наверняка за него волнуется. Нужно было описать, как доехали, куда поступили и сказать, что всё хорошо. Во-вторых, следует дать детективу задание выяснить всю подноготную семьи Гермионы Грейнджер и сестёр Патил  - дочки ли они малоизвестного миллионера. Конечно, в идеале стоит заполучить досье на всех одноклассников, а ещё лучше всех учеников Хогвартса. Но Ричи пока узнал лишь имена первокурсников. Так что это можно отложить на будущее.
        С Блэйдом понятно  - он связной от спецслужбы, от которой Ричарду нужны специалисты, что помогут волшебникам понять, как объединить магию и технологии. Вот тут всё оказалось еще сложнее, чем с волшебниками, ведь нужно как-то грамотно объяснить, чего именно нужно добиться, не углубляясь в технические термины, квантовую физику и высшую математику.
        Когда в голове витают формулы квантовой физики, которую во время учебы в институте в прошлой жизни попаданец ненавидел, но скрупулезно зубрил и знал из-за строгого преподавателя, тут не до таких мелочей, как летающие вокруг призраки, галдящие дети и полный стол различных блюд.
        Ричи ел на автомате, не чувствуя вкуса еды. Естественно, вкушал пищу он безупречно при помощи вилки и ножа, но при этом походил на бездушного робота, чьи мысли далеко от реальности, а взгляд пуст и холоден, как у Терминатора. Таким поведением он отпугнул от себя большинство детей, и к нему старались не лезть, бурно общаясь между собой.
        Об окончании ужина Ричард узнал лишь в момент, когда Джастин толкнул его локтем и произнёс:
        - Ричи, вставай, мы сейчас будем петь гимн Хогвартса.
        - Гимн? Встаю.
        То, что случилось дальше, сложно назвать гимном. Народ орал на все лады, отчего складывалось ощущение, будто это сумасшедший дом. Наконец, «пение» завершилось и всех распустили по гостиным.
        Плотного телосложения шатен с тяжелым подбородком и серыми глазами привлек к себе внимание:
        - Первокурсники, ко мне! Я ваш староста, Габриэль Трумэн. Следуйте за мной. Постарайтесь запомнить ориентиры и не отставать.
        Первокурсники неорганизованной толпой пошли следом за старостой. К счастью, идти оказалась недалеко  - всего-то и нужно было пройти через большие двустворчатые двери, спуститься вниз по лестнице и по просторному коридору дойти до огромных дубовых бочек из-под вина.
        - Запоминайте стук,  - привлёк к себе внимание староста.
        Трумэн отстучал костяшками пальцев по второй бочке снизу второго ряда незатейливый ритм. Крышка бочки отъехала в сторону.
        - Так открывается вход в нашу гостиную. Мы не скрываем наш секретный стук, и вы можете водить в наше общежитие гостей с других факультетов. Но постарайтесь не злоупотреблять этим. Если вы постучите не по той бочке или воспроизведёте неправильный стук, то вас обольёт уксусом.
        Гостиная, к которой вёл пологий проход внутри бочки, оказалась просторной и уютной комнатой со множеством мягких кресел, диванчиков и ковров. Комната была необычной круглой формы с относительно низкими для такого замка потолками. Зал был декорирован в радостных пчёлоподобных цветах  - чёрном и жёлтом, подчеркнутых использованием тщательно отполированного дерева медового цвета для столов и круглых дверей, которые ведут к комнатам девочек и мальчиков.
        Габриэль привел мальчиков-первокурсников в их спальню, которая станет основным их жилищем на следующие пять-семь лет.
        Ричард отметил, что спальня обставлена комфортными деревянными кроватями, которые покрыты лоскутными одеялами и расположены в нишах, напоминающих пчелиные соты. При желании кровать можно отделить от спальни балдахином и создать небольшое приватное пространство. Помимо этого, рядом с каждой кроватью в стене прилагался небольшой шкаф. По центру оставалось большое пространство, но оно было занято небольшими столами-партами на одного человека, которые были установлены кругом с небольшим разрывом перед печью-камином. Именно печь занимала самое центральное место, и по идее она призвана дарить тепло холодными зимними вечерами.
        В Великобритании принято считать первый этаж цокольным, а второй этаж считается первым. С учётом того, что Большой зал расположен на первом этаже, у человека, незнакомого с британским подходом к подсчёту этажей, может сложиться ошибочное мнение, будто гостиная Пуффендуя находится в подземелье, как у Слизеринцев. На самом деле это неверно. По меркам других стран общежитие барсуков расположено на первом этаже, о чём свидетельствуют круглые окна над кроватями, которые расположены напротив двери.
        А вот студентам Слизерина не повезло  - их общежитие как раз-таки находится под землёй. Но Ричард был уверен, что спальни студентов расположены на том же уровне, что и у пуффендуйцев.
        - Шесть,  - констатировал Ричард.
        Джастин широко зевнул и сонным голосом спросил:
        - Что?
        - Шесть кроватей. Шесть парт. Шесть шкафов… Если посчитать по отдельности количество крупногабаритной мебели и соединить эти числа в ряд, то получится число дьявола. У дизайнера имелось чувство юмора.
        - А нас только четверо,  - заметил Джастин. - Я, ты, Эрни и Захария.
        Эрни Макмиллан в будущем грозился стать писаным красавчиком, сейчас же это был просто очаровательный мальчишка с пшеничными волосами и голубыми глазами.
        Захария Смит похож на Ричи и Эрни лишь цветом волос  - он тоже блондин. Но глаза у мальчика тёмно-карие, телосложение плотное, нос широкий, а губы узкие. Он выглядел напуганным и растерянным.
        - Три блондина и ты, Джас,  - усмехнулся Ричард. - У нас меньше всего первокурсников. Из девчонок и вовсе всего лишь Сьюзен и Ханна. Знаете, ребята, если у остальных факультетов спальни тоже рассчитаны на всех мальчиков, то нам повезло больше всех. Целых две свободных кровати.
        - О, мои вещи уже здесь! - усталым тонким голосом произнес удивленный Захария.

  - Мои тоже,  - сказал Эрни, подойдя к центральной кровати возле окна.
        - О, и мой саквояж на месте,  - направился к соседней с Эрни кровати Джастин.
        - Если никто не против, я, пожалуй, перееду сюда.
        Ричи взял свой саквояж с кровати возле двери и занял свободную койку сбоку. Он рассудил, что там не должно дуть ни с двери, ни с окон, а тепло от печи будет ощущаться лучше всего. Хитрый расчет, но в общаге всегда так  - кто первый встал, того и тапки. И хотя в этой жизни Ричард богат, но в ином мире во времена получения высшего образования попаданцу пришлось долгое время жить в студенческом общежитии. И он вынужден был заметить, что комфорт общежития из будущего ничем не отличается от общежития из прошлого. Пожалуй, тут даже будет получше, ибо комната просторней раза в два.
        Утром мальчиков разбудил будильник, который с вечера завёл Ричард. Со стороны кровати Эрни донеслось недовольное ворчание. Джастин натянул одеяло на голову, свернулся калачиком и даже не думал вставать. Лишь Захария с трудом разлепил глаза, сел и пытался снова не принять горизонтальное положение.
        - Ричард, ты обалдел?! - хриплым спросонья голосом спросил Смит. - Время только шесть утра. Нам ещё час-полтора можно спать.
        - Спите, я вам не мешаю. Если знаешь другой способ проснуться вовремя, внимательно выслушаю и буду его использовать.
        Что-то неразборчиво пробурчав, Захария рухнул головой на подушку, укутался в одеяло и постарался уснуть.
        Ричард привык к ранним побудкам, поэтому он с легкостью выскользнул из-под одеяла и выключил будильник.
        Первым делом Гросвенор оценил санузел и душевую. Они оказались общими для всех мальчиков, но с довольно приличным количеством раковин, унитазов и душевых кабин. Несмотря на это, немногим позже там всё равно должно быть столпотворение. Но в шесть утра в санузле и душевой не было ни единой души.
        После того, как взбодрился, Ричи приступил к написанию писем. Закончил он лишь в начале восьмого часа, когда народ начал пробуждаться и с помятыми лицами выползать в коридор.
        В гостиной Ричард обнаружил лишь одну девочку примерно на год-два старше. Худенькая, с острым подбородком шатенка с туго стянутыми в хвост волосами.
        Поправив манжеты белоснежной рубашки, Ричард направился к девочке.
        - Доброе утро, мисс. Прекрасный кардиган. Этот лиловый цвет вам очень идет.
        - А?
        Шатенка опустила книгу и с удивлением взглянула на Ричи.
        - Мы не представлены. Ричард Гросвенор, можно просто Ричи.
        - Эм… Меган Джонс, второй курс.
        - Рад знакомству, мисс Джонс.
        - Ой, зови меня просто Меган, а то я себя чувствую словно на уроке со Снейпом.
        - Хорошо, Меган. Сегодня замечательная погода, чтобы отправить сову. Быть может, вы будете столь любезны, что подскажете, где находится совятня?
        - Тебе в совятню надо? - спросила Меган. - Времени до завтрака много, давай я тебя свожу.
        - Это будет очень любезно с твоей стороны, Меган. Я буду тебе очень признателен.
        Помещение для сов, как несложно догадаться, находилось на чердаке. Вот только Ричи самостоятельно никогда не нашёл бы нужную башню.
        Круглое помещение с окнами без стёкол имело множество ниш, в которых располагались громко ухающие и шуршащие совы.
        Письма с трубкой магофона для отца и вложенными письмами для связного спецслужбы и Скотта Поттера были отправлены с Дартом Вейдером, который прибыл в школу своим ходом. Для отправки письма Артуру Уизли пришлось воспользоваться одной из школьных сов.
        Когда Меган и Ричард вернулись в общежитие Пуффендуя, Трумэн уже собрал всех сонных первокурсников в гостиной.
        - Гросвенор, ты где был? - возмутился староста. - Только тебя ждем.
        - Доброе утро, леди и джентльмены,  - обозначил кивок головой Ричард. - Мистер Трумэн, я отправлял корреспонденцию. Мисс Джонс любезно сопроводила меня в совятню. Надеюсь, вы простите моё опоздание.
        - Ладно,  - остыл староста. - Слушайте внимательно. Если кто-то забыл, директор Дамблдор вчера упоминал, что северное крыло третьего этажа закрыто, а это значит, что его нельзя посещать, даже если вам сильно хочется. Вам все ясно?
        Староста дождался, когда все первокурсники ответят или кивнут, после чего продолжил:
        - Первое время я буду провожать вас на занятия. Надеюсь, путь до Большого зала вы найдете, тут недалеко. Дальше по коридору после выхода из гостиной расположена кухня. Если кто-то будет голоден, то может сходить туда и попросить что-нибудь перекусить. Для входа на кухню нужно остановиться напротив натюрморта с фруктами и пощекотать грушу  - она превратится в дверную ручку. На кухне работают домовые эльфы. Прошу вас не удивляться их внешнему виду и не оскорблять. Общайтесь с ними вежливо.
        Трумэн внимательно осмотрел всех первокурсников и некоторым из них сделал замечание по поводу внешнего вида. Дети стали поправлять одежду и приводить в порядок причёски.
        - После завтрака вам необходимо будет самостоятельно вернуться в гостиную и взять у меня расписание занятий. Сверяясь с ним, вы соберете сумки с необходимыми учебниками. Не забывайте чернила, перья и пергамент. И еще, наш факультет  - одна большая семья. Не стесняйтесь попросить помощи у старшекурсников. Старайтесь не вступать в конфликты с учениками других факультетов. Не берите ни у кого сладостей и напитков. Некоторые студенты ради шутки могут подсунуть продукты с зельями, эффекты которых вам не понравятся. А теперь разбейтесь по парам и идёмте за мной на завтрак.
        Первым уроком у первокурсников Пуффендуя и Равенкло была гербология. Для этого занятия ученикам пришлось пройти в теплицы, расположенные вблизи замка. Занятия вела декан Пуффендуя, добродушная, слегка полноватая женщина с седыми волосами. Её мантия и остроконечная шляпа были слегка потрепанными. Как понял Ричард, это рабочий вариант одежды, чтобы было сподручнее копаться в земле. Помона Спраут понравилась всем ученикам, она интересно рассказывала о волшебных и обычных растениях, ни на кого не ругалась и всегда готова была прийти им на помощь.
        На второй урок староста Пуффендуя привёл учеников в подвал замка.
        Ребята расположились за столами в классе зельеварения. Тут нужно было разбиться на пары, и Ричи сел вместе с Джастином.
        Оставив свои вещи, Ричард направился к ученикам Равенкло.
        Учеников на первом курсе Равенкло оказалось ровно столько же, как и Пуффендуйцев, то есть шестеро. Только у них было на одну девочку больше и на одного мальчика меньше.
        Две девочки сидели на дальней парте и шушукались между собой. Мэнди Блоклхерст  - ничем не примечательная, слегка полноватая девочка с круглым лицом. Лиза Турпин  - худенькая ирландка с каштановыми волосами и болотными глазами.
        Рядом с Падмой Патил раскладывал письменные принадлежности Терри Бут  - плотного телосложения слегка сутулящийся мальчик, кареглазый шатен.
        Третью парту занимали Майкл Корнер  - черноволосый и кареглазый мальчишка с длинной прической; и Энтони Голдстейн  - блондин с короткой стрижкой и тяжелым подбородком.
        Итого на двенадцать учеников приходилось четыре мальчика-блондина, считая Ричарда. Просто невероятная концентрация светловолосых парней.
        - Привет. Ты же Падма Патил? Я Ричи.
        - Я о тебе наслышана,  - ответила индианка. - Это же о тебе писали в газете, как об изобретателе нового вещества?
        - Вещество не новое. О графене давно было известно ученым. Так что я его не изобрел. Просто продемонстрировал способ, с помощью которого можно добыть чешуйки этого вещества. Но в целом ты права.
        - Новое вещество? - оживился Бут. - Ты правда что-то изобрел?
        - Ты же Терри, да? - спросил Ричард.
        - Да, а ты Ричи. Я слышал.
        - Терри, скажем так, мне было скучно и я насыпал немного карандашного грифеля на скотч, после чего стал склеивать клейкую ленту много-много раз. В итоге исследование на электронном микроскопе показало наличие чешуек графена  - прочной, как алмаз, структуры углерода толщиной в один атом. Крайне перспективный материал.
        - А с помощью магии можно его создать? - задумчиво спросил Бут. - Ведь есть же трансфигурация. Если это одна из форм углерода, то наверняка можно получить это вещество с помощью магии.
        Ричард вежливо улыбнулся и ответил:
        - Терри,  - если кто-то готов придумать, как дёшево и массово изготовлять графен, я готов выделить на исследования солидный грант или заплатить серьёзное вознаграждение за готовый способ.
        - Деньги  - это хорошо,  - заметил Терри. - А где можно почитать о графене?
        - Если тебе интересно, я попрошу ученых из университета прислать подборку материалов по этому веществу.
        - Конечно! - обрадовался мальчик. - Буду благодарен.
        - Я бы тоже почитала о графене,  - заметила Падма. - Папа говорил, что это вещество будущего.
        - Падма, а твой отец случаем не мистер Азим Хашим Патил?
        - Он самый. Ричи, ты с ним знаком? - ответила индианка.
        - Просто слышал о нем,  - вежливо произнёс Ричард. - Все же он довольно известный в узких кругах бизнесмен. Вы давно переехали в Великобританию?
        - Мы переехали в Англию, когда нам с сестрой было по пять лет,  - сказала Падма. - Большую часть времени мы живем в пригороде Лондона и лишь изредка летаем в Индию на каникулах. Ричи, ты же тот самый Гросвенор, да?
        - Тот самый! Единственный и неповторимый.
        Внезапно в кабинет ворвался темный ураган. Это был профессор Северус Снейп.
        - Сели по местам!
        Негромкий голос с командными нотками заставил всех занять свои места и притихнуть.
        Снейп начал своё занятие с того, что раскрыл журнал и начал знакомиться с учениками. Вскоре он дошел до фамилии Ричарда.
        - Гросвенор.
        Ричард встал из-за парты.
        - Это я, сэр.
        - Садитесь,  - сказал Снейп и продолжил перекличку.
        После знакомства с классом профессор зельеварения толкнул зажигательную речь о важности своего предмета. Он говорил шёпотом, но ученики слышали каждое его слово. Снейп обладал талантом без каких-либо усилий контролировать класс. Никто даже не задумывался о том, чтобы перешептываться или заниматься какими-то своими делами. Казалось, этот строгий преподаватель взглядом прожжет дырку в любом нарушителе.
        Вскоре Снейп прочитал лекцию по технике безопасности и выдал задание сварить простейшее зелье от фурункулов.
        Ричард с ужасом смотрел на высушенные листья крапивы, змеиные зубы и иглы дикобраза. Он не представлял, как можно пить бурду, которая получится из этих ингредиентов. В еще больший ужас мальчика вгоняло понимание, что всё это нужно ещё как-то приготовить. КАК?!
        Ричи за всю жизнь ни разу не притрагивался к плите, за исключением случаев, когда нужно было разогреть готовое блюдо. Такой же кошмар читался на лице Джастина.
        В прошлой жизни Ричард питался полуфабрикатами, которые для приготовления достаточно было поместить в подобие микроволновой печи. Так что и в прошлой жизни он не получил опыта готовки.
        - Ричи, ты же знаешь, что с этим всем делать? - с надеждой прошептал Финч-Флетчли.
        - Откуда? - так же тихим шепотом ответил Ричард. - Я, как и ты, рос в окружении прислуги и на кухне ощущаю себя туристом. Давай, дроби зубы змеи в ступке, а я попробую нарезать крапиву. Уж ножом-то я пользоваться умею.
        Снейп кружил по классу, шурша своей длинной черной мантией, и следил, как ученики готовят зелья. Он внезапно оказывался в разных точках комнаты и критиковал каждого.
        - Режьте ровнее, мистер Гросвенор,  - раздалось раздраженное шипение над ухом Ричарда. - Вы не лесоруб, чтобы класть в зелье такие брёвна!
        - Спасибо, сэр.
        Ричард остался спокоен и стал лучше измельчать крапиву. Джастин занервничал и шустрее заработал ступкой.
        Через час ученики выползали из подземелья выжатые, как лимон в еврейской семье.
        - Снейп просто зверь! - высказался Джастин. - Это не то, это не так, зелье бурда, которой можно лишь травить врагов…
        - Джас, смотри на это с позитивной точки зрения,  - ответил Ричард. - Зато ты теперь знаешь рецепт яда из простых компонентов. Нормальный преподаватель, и замечания делал по теме. Согласись, что из нас такие же великие зельевары, как и гениальные кулинары. Просто это не наше занятие. Где ты видел лорда, который кашеварит или варит в котле волшебную бурду?
        - Боюсь, что все уроки зельеварения будут такими,  - с грустью произнёс Джастин.
        - Куда деваться? Будем варить волшебную бурду, раз так нужно. Мне проще нанять талантливого зельевара или даже нескольких, чем приготовить зелье самому. У каждого свои сильные стороны.
        Уроки истории магии оказались самыми унылыми, какие только можно было придумать. Их вел призрак, который монотонно бубнил себе под нос лекцию. Чтобы не заснуть, нужно было обладать колоссальной силой воли.
        Трансфигурация Ричарда разочаровала. Вела этот урок строгая профессор Макгонагалл, которая постоянно придиралась к Ричарду и Джастину. На занятии нужно было превратить спичку в иглу, но лишь у Майкла и Терри вышло заострить деревяшку. Ричард же, сколько ни старался, ничего не мог добиться.
        Лишь чары обещали быть захватывающими. Но и тут Гросвенору пришлось разочароваться.
        Преподавателем чар оказался пожилой карлик ростом чуть больше метра  - Филиус Флитвик. Он дал детям упражнения для развития кистей и обещал, что первое заклинание они начнут изучать лишь в конце октября.
        Профессор Квиринус Квиррелл, преподающий защиту от темных искусств, оказался ужасным преподавателем. Он носил на голове фиолетовый тюрбан, заикался и вонял чесноком. Единственное, что подметил Ричард, волшебник он талантливый, если судить по классификации мадам Марчбэнкс. Ведь Квиррелл выполнял заклинания невербально.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 27
        На следующий день Ричард получил ответные письма от отца и мистера Уизли.
        Помимо этого, Гросвенор-старший позвонил сыну по магофону и некоторое время с ним пообщался, интересуясь всем: как тот добрался до школы, куда поступил, какие условия проживания и так далее.
        Мистер Уизли выразил согласие на расширение штата волшебников и выражал радость от увеличения финансирования.
        За завтраком юный Гросвенор внимательно наблюдал за столом Гриффиндора. Точнее, он следил за тем, что ест Рональд Уизли. Вроде бы по сериалу именно он должен был стать лучшим другом героя, но это не точно. Чернокожий парень Дин Томас тоже подходит на роль друга героя. Пухлый и застенчивый блондин Невилл Лонгботтом похож на актера из второй серии голосериала, который ошивался рядом с Гарри Поттером.
        Одна проблема  - все эти мальчики с удовольствием уплетали мясо и никаким образом даже не думали демонстрировать свои вегетарианские пристрастия.
        Последним под подозрение попал Симус Финниган, светловолосый ирландец. Но и он, как назло, с удовольствием ел мясо.

«Черт подери! - подумал Ричи. - Все не как в сериале. Профессор зельеварения ничем не выдает, что он гей; ни один из мальчиков с Гриффиндора не вегетарианец; и ни одной чернокожей однокурсницы! Интересно, кто же тогда подружка Поттера? Ведь Гарри общается на своем факультете лишь с Роном».

***
        С соседями по комнате Ричи быстро нашел общий язык. Постепенно он с помощью хорошо подвешенного языка нашел подходы к однокурсникам с Равенкло и завел с ними приятельские отношения. За ним потянулись остальные Пуффендуйцы из его группы.
        Поскольку студентов в их группе было всего двенадцать, найти общий язык не составило труда.
        Несколько раз Ричи пересекался с Гарри Поттером и Роном Уизли, продолжая с ними дружеское общение. Оказалось, что студенты Гриффиндора и Слизерина аналогично объединены в одну группу. Только у них студентов намного больше  - двадцать восемь на оба факультета. Гриффиндорцы и слизеринцы не нашли между собой общего языка, более того, они конкурировали друг с другом и чуть ли не враждовали. Ричард порадовался, что в его группе всё совершенно иначе. Соответственно, львы и змеи жили в более стесненных условиях, что также говорило в пользу выбора Пуффендуя.
        В свободное время Ричи тренировал заклинания, с упорством пытаясь добиться хотя бы минимальных успехов в трансфигурации.
        На третий день учебы мальчик достал два слитка редкоземельных металлов и приступил к их копированию. В комнате в этот момент находился Джастин. Его заинтересовало занятие друга и мальчик спросил:
        - Ричи, что ты делаешь?
        - Отрабатываю чары создания дубликата.
        - Неужели такое заклинание существует?
        Вместо ответа Ричард махнул волшебной палочкой, мысленно отметил точку на слитке иридия, выделил ещё пять точек и представил, что металл разделяется на пять частей и собирается в две. На его кровати оказалось два идентичных серебристых слитка в форме куба весом по двенадцать килограммов.
        - Ого! - изумленно воскликнул Финч-Флетчли. - Круто. А что, так все можно скопировать?
        - Только обычные предметы без капли волшебства. Ещё нельзя копировать золото, серебро, алмазы, рубины и изумруды.
        - А, к примеру, аудиоплеер можно скопировать? - спросил Джастин.
        - Можно, если там нет электронных компонентов с содержанием серебра и золота.
        - Прикольно. А нас будут учить этому заклинанию?
        - На шестом курсе. Если хочешь, могу научить.
        - Давай!
        Некоторое время Ричард пытался научить Джастина чарам дублирования, но после пары часов безрезультатного махания палочкой, Финч-Флетчли потерял интерес к этому занятию.
        - Да ну его! - в сердцах произнёс Джастин. - Это слишком сложное заклинание. Выучу его потом. Не зря же его дают на шестом курсе.
        - Как хочешь,  - пожал плечами Ричард. - Твое право.
        - А почему металл? - спросил Джастин.
        - Тяжелые предметы сложнее скопировать. Слиток металла компактный, так удобнее.
        Ричард увильнул от правдивого ответа. На самом деле он не только тренировал заклинание, но и создавал запас довольно дорогих редкоземельных металлов. Иридий и палладий стоят намного дороже серебра и очень близки к золоту.
        Скажи он, что вскоре собирается продать получившиеся слитки редкоземельных металлов отцу Джастина, сложно представить последствия. Как минимум юный Финч-Флетчли осознал бы стоимость этих металлов и сказал бы своему папе, насколько легко они достались Ричарду. Тогда мистер Финч-Флетчли наверняка скостил бы цену в несколько раз. А так все в плюсе. Банкир получит металлы на десять процентов ниже рыночной цены, Ричи получит золото, которое необходимо для вливания средств в магический бизнес. Ведь мастерская требует всё больших затрат. Одни зарплаты трем десяткам волшебников и мистеру Уизли  - это десять тысяч галлеонов в месяц. Плюс гранты на исследования и создание опытных образцов примерно на такую же сумму. Стоит добавить к этому увеличение персонала, как расходы вырастут еще больше. А банковское хранилище в Гринготтсе имеет ограниченный ресурс средств.
        Конечно, Ричи получал приличные выплаты от британских спецслужб за зачарование различной техники, но они платили фунтами. Можно было бы конвертировать фунты в золото, а затем в галлеоны, но для юного бизнесмена такой поступок казался безумным. Ведь он практически из ничего может получить средства на функционирование волшебной мастерской.
        Вскоре через Гросвенора-старшего Дартом Вейдером был прислан отчет от детектива Поттера. Скотт за короткое время проделал большой объем работы. Он предоставил приличное количество данных на Гермиону Грейнджер и близняшек Патил. Там было все: даты рождений, копии медицинских карточек, перечисление школьных заслуг, наказаний и прочая информация, которую можно добыть законным и незаконным путем.
        Не останавливаясь на достигнутом, Ричи поручил Скотту Поттеру раздобыть досье на всех однокурсников, за исключением Гарри Поттера и Рональда Уизли, но в первую очередь на всю семью Малфоев. Это занятие обещало растянуться надолго, но мальчику было важно быть в курсе того, с кем можно контактировать, от кого стоит держаться подальше, а с кем нужно если не подружиться, то завести приятельские отношения.
        Девятнадцатого сентября Ричард после завтрака остановился перед лестницей сразу возле выхода из Большого зала. Мимо проходили ученики разных факультетов.
        - Ты чего стоишь? - подошёл к нему Джастин.
        - Хочу кое с кем поговорить. Иди на трансфигурацию без меня, Джас, я подойду к началу урока.
        - Хорошо.
        Мимо Гросвенора потянулась цепочка гриффиндорцев. Ричи поздоровался со старшими детьми Уизли, затем с Гарри и Роном, которые ответили приветствием и продолжили путь.
        - Гермиона,  - окликнул Ричард задумчивую девочку.
        - Привет, Ричи,  - остановилась она. - Ты что-то хотел?
        - Гермиона, поздравляю тебя с днем рождения!
        Задумчивость на лице Гермионы сменилась восторгом. Она с предвкушением следила за тем, как Ричи из зачарованной на Незримое расширение сумки-почтальонки из кожи дракона достает объемный свёрток в цветастой оберточной бумаге, перевязанный розовой лентой.
        - Это мне?!
        Гермиона пребывала в недоумении и с радостью приняла подарок.
        - Спасибо, Ричи! Но откуда ты узнал, когда у меня день рождения?
        - Слухами земля полнится.
        Не признаваться же Ричарду, что он почерпнул информацию оттуда же, откуда и о всех болезнях девочки, о её плохих отношениях с одноклассниками в младшей школе, отличных отметках и многом другом.
        - Можно открыть?
        - Конечно, Гермиона. Подарки для этого и созданы.
        Девочка с замиранием сердца развернула оберточную бумагу.
        Несколько старшекурсников с Гриффиндора, проходившие мимо, с интересом покосились на парочку первокурсников и прошли дальше.
        Гермиона ожидала увидеть какую-нибудь безделушку, но обнаружила обтягивающий трикотажный комбинезон черного цвета, вязанную лыжную маску с прорезью для глаз, широкий кожаный пояс с ножнами для волшебной палочки, кожаные перчатки и удобные туфли на мягкой подошве. Некоторое время она с недоумением разглядывала эту одежду, что-то в ней казалось знакомым. Внезапно Грейнджер озарило. Округлив глаза, она обомлела и дрогнувшим голосом спросила:
        - Ричи, это что, костюм ниндзя?!
        - Можно и так сказать. Если ты заметила, одежда в некоторых местах плотнее. Внутри она армирована зачарованной сеткой, которая гасит удары и укрепляет ткань до прочности легкого бронежилета. Этот сет нужно носить полным комплектом. При тройном нажатии на бляшку ремня активируется заклинание невидимости, которое будет действовать до одного часа, и затем сутки понадобятся на подзарядку. На туфли наложены чары тихого шага и заклинание приклеивания, как и на перчатки, то есть обувка позволяет бесшумно ходить, а вместе с перчатками и нашивками на коленях и локтях можно лазить по вертикальным стенам. Приклеивание управляется по принципу летающей метлы, то есть мысленно и без особых проблем  - нужно лишь немножко потренироваться. Помимо этого на одежду наложены заклинания для отталкивания воды, согревания и охлаждения, чтобы в любую погоду ощущать себя комфортно. А с помощью заклинания увеличения ты сможешь подгонять размер вместе с изменением роста.
        - Шпионский суперкостюм! - с восторгом прошептала Гермиона, крепко прижав к себе сверток. - Только… Зачем он мне?
        - Не знаю,  - пожал плечами Ричард. - Но ты же поступила на Гриффиндор, так что, думаю, пригодится.
        - Спасибо, Ричи! Ты… Ты настоящий друг. Прости, что я не поступила на Пуффендуй. Я уговорила шляпу отправить меня в Гриффиндор.
        - Ничего страшного, мы же учимся в одной школе. Подумаешь, будем чуть реже видеться. Это не помешает нам с тобой общаться. Гриффиндор тоже хороший факультет.
        - Ну… Наверное,  - ответила девочка с кислым лицом. - Думаю, мне было бы лучше учиться вместе с тобой. Какой же я была глупой, упрашивая шляпу…
        - Тебя обижают одноклассники? - с участием поинтересовался Ричард.
        - Нет,  - помотала головой в стороны Гермиона. - Со мной никто не хочет дружить. Все считают меня заучкой и зубрилой.
        - Я так не считаю.
        Девочка через силу улыбнулась и ответила:
        - Сказал мальчик, который в одиннадцать лет закончил старшую школу и собирался поступать в университет!
        Ричард добродушно рассмеялся.
        - И не поспоришь!
        - Ричи, тебе ещё нужна помощь с теми темами, о которых мы говорили при поступлении?
        - Очень нужна, Гермиона. Это вопрос жизни и смерти. От этих данных зависит будущее всего человечества.
        Гермиона приняла свой обычный надменный вид и сказала:
        - По-моему, ты преувеличиваешь.
        - Я?! - упер себе в грудь указательный палец Ричард. - Преувеличиваю?! Да не может быть! Гермиона, скажи, ты мечтала о том, чтобы полететь в космос к другим звездам и открыть новую планету, подобную Земле?
        Девочка немного замялась, но ответила:
        - Да, было такое. Я люблю читать фантастику.
        - А это не фантастика. Нет, Гермиона, это вполне реально осуществить в ближайшие двадцать лет. Но не с помощью технологий, а путём объединения техники и волшебства. Гермиона, ты же умеешь хранить секреты?
        - Да.
        - Тогда я открою тебе тайну. С твоей помощью я хочу построить целый флот космических трансгалактических кораблей и отправить экспедиции для исследования галактики. Уже сейчас на основе заклинаний, с помощью которых работает Хогвартс-экспресс, идет разработка мощного реактора с бесконечной дармовой энергией и аналога вечного двигателя, чтобы заставить корабль двигаться в космическом пространстве. Осталось дело за малым  - раздобыть методику создания Распределяющей шляпы, чтобы на её основе создать искусственный интеллект для управления звездолетом. Так, потихоньку, изобретая то одно, то другое на основе привычных для волшебников вещей, мы сможем приблизиться к цели  - космическим путешествиям на невероятные расстояния.
        Зажигательная речь Гросвенора-младшего попала на благодатную почву. Гермиона загорелась идеей космических путешествий. У девочки дух захватывало от открывшихся перспектив. Магия  - это круто, но, действительно, маленькая маглорожденная ведьма заметила, что волшебники относятся к магии, как к чему-то обыденному. А Ричи только что открыл глаза на то, что волшебство можно использовать более глобально. Перед внутренним взором Гермионы предстал гигантский звездолет, который за мгновение преодолевает несколько световых лет.
        - Я тебе помогу, Ричи! - твердым голосом пообещала Гермиона. - Обязательно помогу!
        - В таком случае держи,  - вручил Ричард девочке магофон. - Ты знаешь, как этим пользоваться. Для связи со мной нажмёшь единицу.
        - Магофон? Мне?! Но их же мало.
        - Ты моя подруга и соратница, Гермиона,  - одарил девочку тёплой улыбкой Ричард, зарождая в её сердце чувственное пламя. - Так мы сможем поддерживать связь друг с другом. Звони мне, если узнаешь что-то новое, захочешь со мной встретиться или что-то произойдет.
        - Спасибо! Ой, Ричи, нам пора на уроки.
        - Да, пора. Удачного дня, Гермиона. Ещё раз поздравляю тебя с днём рождения. Желаю всего наилучшего.
        Сияющая от счастья, как маленькое солнышко, Гермиона почти вприпрыжку отправилась на занятия, по пути заворачивая сверток с подарком обратно.
        Ричард поспешил в класс трансфигурации. Спешно идя в одиночестве по коридорам древнего замка, он даже не думал скрывать счастливой улыбки.

«Кажется, эта рыбка клюнула,  - подумал он. - Шпионский костюм (такие мастерская Уизли делает по заказу спецслужб) как нельзя кстати подойдет для столь любознательной девочки. Осталось только гадать, на сколько хватит её терпения, чтобы не пробраться в Запретную секцию библиотеки. Надеюсь, Гермиона сразу обнаружит брошюрку с описанием заклинания дублирования, которую я вложил в сверток. Костюм ниндзя-невидимки и такие чары в руках Грейнджер… М-м-м… Уверен, к концу года рецепт создания Распределяющей шляпы будет у меня в кармане. Если верить данным из личного дела Гермионы от школьного психолога, она умная, любознательная и упертая авантюристка, для которой поставь задачу и - хлебом не корми - сама снесет все преграды и добьется цели, несмотря ни на что. Очень полезный человек».
        Перед входом в класс трансфигурации Ричард бросил взгляд на платиновый Филипп Патек, хронометр, надетый на левую руку, и отметил, что до начала урока осталось несколько минут.
        Зайдя в класс, он поймал на себе суровый взгляд преподавателя.
        - Доброе утро, профессор Макгонагалл. Прекрасно выглядите.
        - Проходите, мистер Гросвенор,  - строго произнесла профессор. - Скоро начнётся урок.
        - Всем привет, кого не видел. Падма,  - дружелюбно кивнул Ричард, проходя мимо первой парты студентов Равенкло,  - замечательное жемчужное ожерелье. Оно прекрасно подчеркивает твою красоту.
        Пройдя мимо второго ряда парт, за которыми слева сидел Джастин, а справа парни-вороны, Ричард попутно пожал всем троим парням руки, замер возле третьего ряда и стал отвешивать вежливые поклоны на правую сторону.
        - Мисс Турпин, рад вас видеть. У вас очаровательная улыбка.
        Девочка, до этого молчаливая и немного хмурая, порозовела от смущения и невольно улыбнулась.
        - Мисс Броклхерст, прекрасная губная помада, отлично подчеркивает контур ваших милых губ.
        Броклхерст, не привыкшая к комплиментам, закостенела и уставилась на Ричарда подобно загнанной лани, глядящей в глаза хищника.
        - С-с-спасибо,  - слегка заикаясь, выдавила она из себя. - Р-ричи, ты можешь звать меня по имени.
        - Хорошо, Мэнди. Я это приму к сведению.
        - И меня! - выпалила покрасневшая Турпин.
        - Всенепременно, Лайза,  - ответил Гросвенор.
        Ричард понимал, что если не сделает комплиментов однокурсницам с Пуффендуя, девочки затаят обиду, поэтому он обернулся к ним и повторил поклоны.
        - Ханна, замечательная причёска. Косички прекрасно подчеркивают твою красоту. Сьюзен, ты как всегда очаровательна.
        - К-хем! - раздалось громкое покашливание.
        Ричард обернулся и обнаружил строгий взгляд недовольной Макгонагалл.
        - Мистер Гросвенор, если вы закончили соблазнять девочек, мы уже можем приступить к занятиям?! - с нажимом спросила профессор.
        - Не смею задерживать урок, профессор Макгонагалл,  - вежливо ответил Ричард, занимая своё место возле Джастина.
        - В таком случае, мистер Гросвенор, продемонстрируйте нам превращение спички в иголку,  - сухим тоном произнесла Макгонагалл. - Вот вам спичка.
        На стол лег озвученный предмет.
        Ричард взмахнул волшебной палочкой и пробормотал формулу трансфигурации. Деревяшка практически сразу превратилась в серебристую сталь, заострилась и обзавелась ушком.
        - Неплохо,  - прокомментировала профессор, нависнув над Гросвенором. - Одно очко Пуффендую. Скажите, мистер Гросвенор, вы тренировались?
        - Исключительно в разрешенном месте и под присмотром опытных студентов, мэм.
        - Помните,  - для всех произнесла профессор, обведя тяжёлым взором класс,  - ни в коем случае не колдуйте самостоятельно  - это может быть опасно! Школьные правила запрещают колдовство в коридорах.

«Угу,  - с иронией подумал Ричард,  - в коридорах не колдуй, сам не колдуй, а спичку в иголку, хоть наизнанку вывернись, но преврати. Да никто этих правил не соблюдает! Кто хочет  - отрабатывает заклинания в своей спальне. Старшекурсники даже с такого дружного факультета, как Пуффендуй, всё ещё остаются детьми. Им неинтересно тратить время на присмотр за мелкими ребятишками, пока они будут тренировать заклинания. Это известно всем, но при этом профессор Макгонагалл делает вид, что все нормально, раз формально правила не были нарушены».
        Ричард сделал вывод, что волшебникам со школы прививают правило: «Не пойман  - не вор» или «Если нельзя, но сильно хочется и никто не видит, то можно».

***
        Через пару дней после дня рождения Гермионы Ричард получил совой объёмный пакет корреспонденции, который сразу же убрал в сумку.
        До письма Гросвенор-младший добрался только незадолго до завтрака и обнаружил там досье на Малфоев.
        Если сделать выжимку, то предок Малфоев прибыл в Англию с Вильгельмом Завоевателем в одиннадцатом веке.
        По некоторым источникам, Армандо Малфой был близким другом Вильгельма, хотя, вероятнее всего,  - придворным магом. За верную службу Малфой получил один из лучших участков земли в графстве Уилтшир неподалеку от Стоунхенджа.
        После завоевания Англии Вильгельм Завоеватель поделил страну на «маноры», владельцы которых стали называться баронами. Те, кто владел многими манорами, назывались «большими баронами», а с меньшим числом  - «меньшими баронами».
        Герцоги и маркизы появились в четырнадцатом веке, виконты  - в пятнадцатом. Хотя пожизненные пэрства создавались в ранние времена, но законным способом  - только после принятия «Акта об апелляционной юрисдикции» в 1876 году.
        Не углубляясь в британское законодательство, можно сказать одно  - Люциус Малфой носит наследный титул Барона «Малфой манора», но места в палате Лордов не имеет.
        Люциус Малфой занимается практически тем же, что и Гросвеноры, но масштабы значительно меньше. Он продолжает дело предков  - сдает землю в аренду и официально платит налоги Короне. Но на этом всё.
        Доход Малфоев по меркам простых людей довольно скромный, к примеру, за прошлый год они получили с ренты чистой прибыли в размере семидесяти пяти тысяч фунтов. Неплохо для землевладельца, но и астрономической эту сумму не назовёшь. По меркам волшебников это целое состояние  - пятнадцать тысяч галлеонов. Аж пятьдесят месячных окладов начальника большого департамента Министерства магии.
        Из полученной ренты Люциус двенадцать тысяч фунтов переводит в волшебные деньги официальным путем через Гринготтс, а с остальных платит взятку в размере пятисот галлеонов (предположительно, но почти точно) Министру Магии и в итоге через мутные схемы переводит остальные фунты в волшебную валюту. Видимо, спесь не позволяет Люциусу договориться с гоблинами, но более вероятно, что он подобным образом подмазывает министра, давая ему формальный повод для взятки.
        В общем, курочка по зернышку… В волшебном мире не требуются большие расходы, поэтому поколениям Малфоев удалось накопить неплохое состояние, но лишь по меркам волшебников. В мире обычных людей тот же отец близняшек Патил, не самый богатый человек, но все же в мировом топе, уже сейчас богаче.
        Из плохого  - Люциус Малфой в семидесятых и начале восьмидесятых состоял в террористической группировке ультраправых волшебников. После смерти Тома Реддла в восемьдесят первом году начались облавы и задержания террористов из его группировки «Пожиратели смерти». И Люциус тоже был задержан, но сумел откупиться. В итоге его освободили с формулировкой, будто он находился под действием подчиняющего заклинания Империо. Помимо этого, он умудрился отмазать своих товарищей Гойла и Крэба, дети которых сейчас учатся вместе с Драко. Люциус по слухам входил в ближний круг Реддла и после смерти босса почти сумел возглавить обезглавленную террористическую группировку. Но волшебники из Министерства магии, которым прижала хвост ультиматумом Королева, действовали решительно.
        После прочтения досье Ричарду стало предельно ясно, что с Малфоями, Крэбами и Гойлами не стоит иметь никаких дел. Как аристократ Люциус Малфой запятнал себя. Сам получает ренту от обычных людей, при этом боролся против них же. В крайнем случае на расистские антимагловские взгляды можно было бы закрыть глаза, если бы это было крайне выгодно, но не на клинический случай идиотизма. Бороться с теми, кто приносит тебе доход  - это выше понимания.
        Кстати, стоит отметить, что в настоящий момент Артур Уизли зарабатывает больше Малфоев. Зарплата в Министерстве  - двести пятьдесят галлеонов, зарплата руководителя мастерской  - тысяча, плюс приличная премия за полезные образцы маготехнологий раз-два в месяц.
        А из досье следовало, что между Люциусом и Артуром неприязнь, и на людях Барон Малфой несколько раз завуалированно оскорблял мистера Уизли нищебродом. Ричи посмотрел бы на лицо идиота-барона, когда он узнает о том, что его неприятель зарабатывает больше него.

***
        Ричард считал это воскресное утро чудесным. Вся прелесть заключалась в свинцовых тучах на потолке Большого зала… То есть на улице жуткая погода, а в замке относительно комфортно и почти тепло, и на улицу не нужно идти, поскольку выходной и нет занятий по астрономии, которые проходят на Астрономической башне под открытым небом.
        - Ричи, ты чего такой довольный? - спросил хмурый Джастин. - Ты посмотри на тучи!
        - Джастин, нет в тебе романтики,  - ответил Ричард, согревая руки о горячую чашку с чаем. - Погода так и шепчет: «Возьми чай и книгу, закутайся в плед и наслаждайся пламенем в камине». Что мне тучи, что мне зной, когда мои друзья со мной?!
        За спиной Ричарда раздались аплодисменты и шутливым тоном донеслось:
        - Лорд, да вы поэт! Мы в восторге!
        Плавно обернувшись назад, Ричи обнаружил ухмыляющиеся лица близнецов Уизли.
        - Доброе утро, джентльмены,  - приподнял чашку чая Ричард. - Прелестная погода. Желаете выпить чашечку чая?
        - Ох, как же можно?! - притворно приложил ладонь к груди в районе сердца Фред. - Сидеть за одним столом с Вашим Сиятельством…
        До Ричарда дошло, что это тонкий намек на приватную беседу.
        - Джентльмены, знаю я одно место с прекрасным чаем. Если желаете, могу проводить.
        - Не можем отказать Вашему Сиятельству,  - в шутливой манере Джордж отвесил поклон.
        - Джастин, я прогуляюсь. Не скучай.
        Ричи в компании близнецов направился на выход из Большого зала.
        - Джентльмены, если вы знаете более интересные места… - с намеком приподнял правую бровь Ричард.
        - Есть такое,  - более серьезно сказал Фред. - Пойдем.
        Мальчики добрались до четвертого этажа северного крыла и оказались в одном из заброшенных классов, который внутри вовсе не выглядел запущенным. Тут было чисто, стояло несколько котлов, имелось два кресла с потрёпанной обивкой и много пустых склянок.
        - Прошу, присаживайся,  - пригласил первокурсника сесть в кресло Фред.
        Ричард с комфортом разместился в кресле. Напротив него близнецы встали по бокам второго предмета мебели и оперлись на его спинку.
        - Итак, джентльмены, полагаю, вы созрели для беседы.
        - У нас есть, что показать, Лорд,  - с лёгким волнением произнёс Джордж.
        - Любопытно, показывайте,  - благосклонно ответил Ричард.
        Фред продемонстрировал небольшую конфету и подобно профессиональному коммивояжёру начал с выражением описывать:
        - Джентльмены, представляю вашему вниманию уникальный товар. Мы назвали это «Канареечная помадка». Тот, кто съест эту конфету  - на несколько минут превратится в гигантскую канарейку. Мы испытывали эти конфеты друг на друге.
        - Кто-то из вас может продемонстрировать это? - спросил Гросвенор.
        - Смотри, и не говори, что не видел,  - ответил Фред.
        Фред проглотил конфету и оброс желтыми и зелеными перьями, став похожим на огромную канарейку.
        Ричард задумчиво потер подбородок и произнес:
        - Любопытно. Это, я так полагаю, шуточный товар?
        - Да,  - подтвердил Джордж. - Мы с братом обожаем шутки и розыгрыши. Однажды мы задумались над тем, чтобы в будущем попробовать открыть свой магазин наподобие «Зонко».
        - Угу, понятно,  - Ричард переплел пальцы между собой и положил руки на живот. - Это безопасно? А таким образом можно добиться любого эффекта? Например, поменять человеку внешность и не на пару минут, а на больший срок.
        - Безопасно, но требуется проверка на добровольцах,  - сказал Фред.
        - Это банально,  - ответил Джордж. - Для превращения в другого человека существует Оборотное зелье. Варишь в течение месяца, добавляешь волос нужного человека и превращаешься в него на час.
        - Ясно. Буду иметь в виду…
        Ричи внимательно разглядывал Фреда в образе канарейки, который забавно ходил по комнате на полусогнутых ногах и движениями локтей изображал крылья.
        - И все же, джентльмены,  - продолжил Гросвенор,  - есть идеи создать что-то не шуточное, а полезное? Мне нравится сама концепция: съел и изменился, но суть изменений… Хм… Мягко говоря, неординарно.
        - Лорда интересует что-то конкретное? - спросил Джордж.
        - Возможно, я повторюсь, но мне интересны полезные, даже кратковременные эффекты. К примеру, левитация; маскировка в виде невидимости; изменения внешности и так далее; увеличение силы, ловкости, реакции, выносливости; защита от пуль, ножей и всё в этом роде.
        - Левитация? - прекратил корчится Фред. - Ха! Это можно. Как думаешь, Джордж, у нас получится сделать зелье для нанесения на одежду, которое будет давать кратковременную левитацию?
        - Можно попробовать чары или объединить с зельем,  - задумчиво произнес Джордж. - Только нужны будут ингредиенты для экспериментов.
        - Джентльмены,  - разомкнул руки Ричард,  - я ни в коем случае не хочу ограничивать ваши творческие порывы. Вы можете продолжать изобретать шуточные вещи. Я вижу, что вы талантливы. В столь юном возрасте создать такие конфеты  - это достойно уважения. Готов выделить небольшой грант на научно-магические разработки, но с одним условием.
        Близнецы обрадовались и подобрались. Фред превратился обратно в человека и спросил:
        - Каким?
        - Вы должны будете уделять как минимум часть времени разработкам полезных вещей. Критерий  - этим смогут воспользоваться маглы.
        - Хорошо, Лорд,  - с серьёзным видом ответил Фред.
        - Приходите после обеда к общежитию Пуффендуя. Ста галлеонов вам на первое время хватит?
        - Сотня галлеонов? - скрывая радость, протянул Фред. - Как думаешь, Джордж, нам будет достаточно этой мелочи?
        - Хм… Брат мой, Фред, даже не знаю… Всего лишь сотня. Но куда деваться? Мы вынуждены согласиться.
        - Ваше Сиятельство, нас устроит эта мелочь,  - с улыбкой на лице сказал Фред.
        - Джентльмены, сколько времени вам понадобится на разработку?
        - Примерно пара месяцев,  - ответил Джордж.
        - Через два месяца жду встречи с вами. Поделитесь своей разработкой или на крайний случай отчетом о проделанной работе и идеями. Если будет видна перспектива к дальнейшему сотрудничеству, вы получите очередной грант.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 28
        Без хода мыслей Ричарда сложно было понять, почему он выбрал в качестве цели космос. На самом деле все просто.
        Попаданца не отпускала мысль о том, что его появление в этом мире могло нарушить ход истории. При этом угроза миру исходит непонятно от кого и не ясно, какого она масштаба. Хорошо, если опасность локального уровня, но в голове Ричарда постоянно крутились слова наставницы: «МАГИЯ МОЖЕТ ВСЁ!» Это подтверждалось наглядными примерами: управление пространством и временем  - есть; воплощение в реальность математических парадоксов  - доказанный факт. То есть вполне реально, что как и в голосериале, угроза нависла над всей планетой, а то и Солнечной системой.
        И что делать, если не можешь обнаружить этой угрозы? Как минимум нужно попытаться спасти часть человечества, себя и близких людей.
        Из школьных занятий по астрогеографии в прошлой жизни Ричарду были известны космические координаты минимум сотни землеподобных планет. Точнее, не самих планет, а звезд, возле которых они находятся. Причём названия этих звёзд и в этом мире были такими же. На самом деле таких планет в его мире было открыто больше, но все упомнить он не мог даже при большом желании. Это как со штатами в США  - вроде бы все учили их названия в школе, но сходу припомнить наименования всех штатов может редкий человек, а уж точно указать их местоположение и вовсе единичные уникумы. Но и сотни известных звезд с землеподобными планетами вполне достаточно для начала космической экспансии и колонизации.
        Осталось дело за малым  - создать средство доставки, что с силами волшебников вполне осуществимо. Причем сделать это нужно в ближайшие пять-шесть лет, ведь в сериале, по слухам из голосети, герой победил главного злодея лишь на последнем году обучения, то есть примерно в 1998 году. А если в реальности он не победит или случится что-то непоправимое?
        Если же спасения не потребуется, Ричи печалиться не будет. Ведь свой космический флот и колонизация далеких планет  - это огромный шаг для человечества. Такие активы и даруемые ими возможности сделают Ричарда Гросвенора самым богатым человеком на Земле, что весьма недурно.
        Пока шейхи строят себе гигантские яхты, Ричи будет строить огромный звездолёт, причем по цене выйдет гораздо дешевле суперъяхты из-за использования в создании волшебства и дешевой рабочей силы в лице волшебников.
        Пока идет предварительная подготовка, то есть создаются волшебные аналоги двигателя, искина, реактора, платформ будущих дроидов (манипуляторы доктора Октавиуса и скафандр, который может быть переделан в андроида, останется добавить искин и получится готовый дроид).
        Предварительная подготовка, по прикидкам Ричарда, может растянуться еще на пару лет. К этому времени нужно будет подготовить солидную сумму денежных средств для второго этапа, который подразумевает покупку и копирование огромного количества металлов и иных материалов для создания корпуса звездолета.
        В теории, космический корабль можно сделать даже из бетона. Волшебники смогут и его заставить летать. Но прочность стали и бетона несопоставима.
        За это время необходимо планомерно расширять штат волшебников мастерской. По идее, через два года на юного Гросвенора должны работать около десяти процентов всех магов Великобритании.
        Чтобы обеспечить зарплатами такое количество магов, Ричарду понадобится много золота. Мальчик рассчитал, что его действия с вливанием большого количества золота и высокой денежной эмиссией, которую ради получения сверхприбыли организуют гоблины Гринготтса (они не смогут устоять перед таким соблазном), приведет к сильной инфляции галлеона. Но не настолько, чтобы обрушить всю экономику британских магов. Просто получится так, что волшебники, которые работают на Гросвенора, станут немного богаче, а другие  - немного беднее. В целом это не страшно, могут пострадать лишь единицы бедных магов, которые и сейчас принципиально ничем не занимаются.
        - Ричи.
        Звонкий девичий голос вывел Ричарда из размышлений. Все же думать лучше в уединенном месте, а не в гостиной общежития.
        Подняв голову, Ричард обнаружил Беатрис Хейвуд - очаровательную голубоглазую блондинку с четвертого курса. Ее тело уже заимело приятные окружности в нужных местах, но лицо оставалось детским.
        - Ричи, тебя у входа ждут мальчики с Гриффиндора. Один из них - Гарри Поттер.
        - Спасибо, Беатрис. Прелестная прическа. Любишь короткие стрижки?
        Хейвуд потрогала свои короткие волосы и невольно улыбнулась.
        - Думаешь, мне идет? - спросила она.
        - Без сомнений. Такую красоту подчеркнет любая прическа.
        Ричард оставил счастливую Беатрису и направился к выходу из гостиной. Перед бочками в коридоре его с нетерпением дожидались Рон и Гарри.
        - Добрый день, друзья. Мне передали, что вы пришли проведать меня.
        - Привет, Ричи,  - ответил Поттер.
        - Привет,  - сказал Рон. - Мы по делу. Ты знаешь, кто такой Фламель?
        Ричард, не так давно изучивший огромный пласт информации для сдачи школьных экзаменов и обладающий отменной памятью, сразу же вспомнил, о ком идёт речь.
        - Да. Недавно читал о нем в исторических хрониках. Николас Фламель, родился в 1340 году, умер в 1418 году. Книготорговец, писец, ассистент, алхимик. Ему приписывают создание философского камня и эликсира жизни.
        - Наверное, это не тот Фламель,  - с неуверенностью произнес Гарри.
        - Тот! - был не согласен с ним Рон.
        - Но, Рон,  - произнёс Поттер,  - Хагрид говорил так, словно у Дамблдора и Фламеля какие-то свои разборки. То есть наш Фламель жив, а этот давно мертв.
        - Гарри, ты что? - Рон посмотрел на Поттера, как на дурачка. - Фламель же создал философский камень, значит, смог дожить до наших дней. Ричи, скажи, ты откуда узнал о Фламеле?
        - Из исторической литературы обычных людей,  - спокойно ответил Ричард, хотя на деле сгорал от любопытства.
        - Вот видишь, Гарри! - тоном победителя провозгласил Рон. - Это же магловские книжки. Я вообще удивлён, откуда маглы знают о Фламеле.
        Лицо Гарри Поттера засияло восторгом. Он радостно воскликнул:
        - Я понял, Рон! В Хогвартсе спрятан философский камень. Как раз в Запретном коридоре на третьем этаже.
        - Друзья,  - выставил вперед ладони Ричард. - Брейк! Придержите коней. С чего вы вообще взяли, что в школе спрятан философский камень?
        - Понимаешь, Ричи,  - повернулся к Гросвенору Поттер,  - всё началось с того, что Драко Малфой вызвал меня на дуэль и не явился туда. Мы сбежали из зала Наград от завхоза Филча и случайно оказались в запретном крыле третьего этажа. Я отпер дверь, а за ней оказалась гигантская трехголовая собака.
        - Цербер? В школе цербер?! - был ошеломлён Ричард.
        - Да,  - подтвердил Рон. - Я чуть не обгадился, когда увидел этого монстра. Зубища огромные, слюна капает, рычит так, что колени трясутся! Жуть.
        - Повезло, что он был на цепи,  - вставил своё слово Гарри Поттер. - Я заметил, что под цербером в полу имеется люк.
        - Ладно,  - сказал Ричи,  - я понял, что на третий этаж не просто так запретили ходить, там содержат редкое волшебное животное. Также понял, что у Малфоя нет чести, раз он не явился на дуэль. Не скажу, что я одобряю дуэли, но бесчестье не одобряю больше. Но с чего вы решили, что в школе может быть спрятано такое сокровище? Это же глупо.
        - Ричи, мы поспрашивали учеников,  - начал отвечать Гарри,  - и выяснили, что Хагрид обожает всяких монстров. Только он мог притащить в школу цербера.
        - Допустим. И?! - вопросительно вздёрнул брови Гросвенор.
        - Ричи, вспомни, как мы ходили в Косой переулок этим летом,  - выдал Поттер. - Тогда еще ограбили Гринготтс и под подозрение попал именно Хагрид.
        - Это ничего не доказывает,  - произнёс Ричард.
        - Это нет, но,  - перешел на шепот Поттер,  - мы с Роном решили проследить за Хагридом. Он говорил с профессором Квирреллом. Профессор спросил Хагрида о том, как поживает его собачка. На что Хагрид ответил, что это не его дело, а касается лишь дел Дамблдора и Фламеля.
        - Очень интересно, но пока не вижу связи с философским камнем,  - со скепсисом произнёс Ричард.
        - Ричи, ты что? Это же очевидно,  - продолжил Гарри. - Я думаю, что Хагрид выкрал из Гринготтса философский камень по поручению директора Дамблдора, спрятал камень в закрытом коридоре и поставил цербера его охранять.
        - Погоди,  - Ричард не смог скрыть широкой улыбки. - Погоди, Гарри, я тебя правильно понял  - директор школы волшебства, уважаемый волшебник, посылает «совсем незаметного» лесника украсть из банка философский камень, затем они прячут такую невероятную ценность в школе, полной детей?
        - Да! - ликующе воскликнул Гарри.
        Ричард не сдержался и громко рассмеялся.
        - О, Боже! - сказал он. - Гарри, у тебя отличное чувство юмора.
        - Это правда! - слегка обиженным голосом произнес Гарри. - Ричи, я понимаю, что это звучит, как бред, но смотри. Дядя Скотт выяснил, что к Дурслям меня подбросил Дамблдор. До твоего прихода к Дурслям им не выплачивали денег на моё содержание. А это может быть из-за того, что директор Дамблдор заколдовал людей из органов опеки.
        - Дамблдор отдал тебя, Гарри, на попечение ближайших родственников,  - возразил Ричард. - Он же не знал о существовании Скотта. А в органах опеки жуткий бардак. Твои дядя с тетей, к примеру, могли просто из-за страха того, что ты волшебник, бояться обращаться за выплатой пособия. Какой смысл директору воровать философский камень?
        - Он старый,  - заметил Рон. - Мама с папой говорили, что директор Дамблдор великий волшебник, но они никогда не говорили, что он добрый. Он победил на дуэли Темного Лорда Гриндевальда, воевал с Сами-Знаете-Кем. Мои родители воевали на его стороне против Сами-Знаете-Кого. Но кто знает, зачем всё это было затеяно? Может быть, директор Дамблдор лишь притворяется хорошим, а на самом деле является Тёмным Лордом и устраняет конкурентов под видом борьбы за правое дело.
        Слова Рона заставили Ричарда задуматься.
        - Хм… - протянул он. - Знаешь, Рон, в твоей речи есть здравое зерно. Если так посудить, то… Почему нет? Я бы не стал исключать такого. Но если это правда и в школе спрятан философский камень…
        - Мы должны похитить его и вернуть владельцу! - твердо заявил Гарри Поттер.
        - Да, но… - с опаской протянул Рон. - Это же Дамблдор. А если нас исключат из школы?
        - Всё равно мы должны сделать это,  - продолжил настаивать на своём Поттер.
        - Джентльмены,  - встрял Ричард,  - я согласен с вами по первому пункту. Насчёт второго пункта не соглашусь. Зачем нам кому-то возвращать философский камень, если мы сами сможем воспользоваться им, забрав у злодея? Разве вам не хочется, чтобы ваши родители, братья, сестра или дядя жили долго и счастливо? Не хочется пожить самим настолько долго, чтобы увидеть будущее человечества?
        - А как же Фламель? - с возмущением спросил Поттер. - Он же погибнет без философского камня.
        - Гарри, не говори глупостей,  - покачал головой из стороны в сторону Ричард. - Раз мистер Фламель сделал один философский камень, значит он в состоянии сделать другой. Более чем уверен, что у него этих камней целая куча спрятана по всему миру. Вот вы бы на его месте стали бы полагаться всего лишь на один камень, от которого зависит ваша жизнь?
        - Ричи прав,  - сразу согласился Рон, в глазах которого появилась жажда наживы. - Фламель знает рецепт создания философского камня, кто помешает ему сделать еще несколько?

«Философский камень,  - подумал Ричард,  - может ли он существовать в реальности? Если учесть, что магия может все, то да».
        У Ричарда были все резоны верить в то, что догадка мальчиков, с первого взгляда глупая и бредовая, может оказаться правдой. Ведь в голосериале Гарри Поттер каким-то образом сталкивался со злодеем. А что того могло привлечь в школу? Не мелкий же пацан. Наверняка злодея манили сила, долголетие и богатство, которые можно получить благодаря философскому камню. Огромное количество золота позволит победить конкуренцию, ведь в войне обычно побеждает тот, кто богаче.
        Да и кто сказал, что злодей проникнет в замок? Ведь попаданец смутно помнит отрывки сюжета сериала. Вполне может быть такое, что в роли злодея выступает сам директор, а философский камень он хранит для себя или же с помощью него организовал ловушку на конкурента.
        В любом случае Ричард не собирался допускать усиления неизвестного мага-злодея, который может уничтожить мир. Именно поэтому граф Гросвенор с лёгкостью согласился на кражу камня.
        Ну и, конечно, без корыстных мотивов не обошлось. На золото Ричарду было плевать, он его и так получит путем обмена цветных металлов (иридий, палладий). А вот эликсир жизни не помешал бы. До полноценного введения в медицину нанороботов и генной инженерии, которые богатому человеку позволят прожить около тысячи лет, еще минимум пара веков. А жить-то хочется. Да, Ричард совершенно не стеснялся признаться себе, что хочет жить долго и счастливо. А кто не хочет? Вряд ли найдется такой человек, а если и есть такие… не зря же психиатры утверждают, что психически здоровых людей не существует  - есть недообследованные.
        Но есть во всей этой истории с философским камнем большая проблема  - такое дело нельзя никому доверить. Вот совершенно никому!
        Философский камень  - это настолько ценный и вожделенный предмет, что обладать им захочет практически каждый. Поэтому нельзя нанять наемников и попросить их выкрасть камень. Не получится создать большую группу энтузиастов «для спасения философского камня» и загрести жар их руками, поскольку тайна быстро перестанет быть таковой и за камнем начнётся настоящая охота. Остается взять дело в свои руки и постараться предпринять меры для сохранения тайны. А это значит любыми способами уговорить Гарри и Рона не распространяться о философском камне и склонить Гарри к «спасению философского камня от злодея», но никому не отдавать (разве что самому Ричарду «на хранение»). Рона не нужно уговаривать, по нему видно, что он и так согласен. Да и уломать Поттера не проблема  - не зря же юного лорда обучали репетиторы по риторике. Проблема в другом  - как провернуть операцию по краже, но не попасться и не оставить следов, по которым на них выйдет Дамблдор?! Нетривиальная задачка.
        - Парни,  - сказал Ричард,  - вам не кажется, что обсуждать такие вопросы в коридоре не очень безопасно?
        - Ох, да,  - согласился Рон.
        - Нужно поискать какой-нибудь заброшенный класс,  - предложил Гарри.
        - Правильно,  - согласился Ричард. - А ещё тебе, Гарри, понадобится средство связи. У Рона уже есть магофон, у меня тоже. Подождите минуточку, я сбегаю за магофоном для тебя.
        Ричи вернулся в общежитие и взял в своём саквояже один из двух запасных магофонов, который по возвращению в коридор вручил Гарри Поттеру.
        В Хогвартсе было очень много заброшенных классов и комнат. Вероятно, в прошлом тут проживало намного больше людей. Не только волшебников. Из истории магии известно, что гоблины и домовые эльфы появились в этом мире около шестисот лет назад, а замку не меньше тысячи лет. Банальная логика подсказывает, что когда-то юных волшебников обслуживали обычные люди или сквибы. Возможно, в школе было больше предметов, преподавателей и, соответственно, учебных комнат. Это можно предположить из того, что раньше волшебники создавали новых магических животных, плюс призраки, летающие по замку. Всё это ненавязчиво намекает на существование химерологии и некромантии.
        Ричард говорил, как никогда до этого, он вещал, словно бог риторики. Мальчик использовал все навыки убеждения, почерпнутые от топ-менеджеров «Гросвенор групп» и из переговоров с крупными бизнес-партнерами.
        Рональда не нужно было убеждать, к нему ключик был найден очень быстро  - жадность, желание обогатиться, несмотря на то, что их семья уже перестала быть бедной. А вот с убеждением Гарри Поттера в необходимости не только спасти (выкрасть) философский камень, чтобы он не пропал в плохие руки, а оставить его у себя, Ричарду пришлось изрядно попотеть. Но в итоге мальчики договорились держать всё в секрете и искать удобного момента, чтобы проникнуть в запретный коридор.
        После общения с Гарри и Роном Ричард направил стопы в сторону башни Равенкло. Он поднялся наверх башни и остановился перед дверью, на ней не было ни ручки, ни замочной скважины: сплошное полотно из старинного дерева и бронзовый молоток в форме орла.
        Ричард протянул аристократично бледную руку и один раз стукнул молотком по двери. Этот тихий стук казался чрезвычайно громким. Клюв орла раскрылся, но вместо птичьего клекота оттуда раздался нежный мелодичный женский голос:
        - Что тяжелее: фунт перьев или фунт железа?
        - Ничто,  - без раздумий ответил Ричард. - Они весят одинаково.
        После ответа двери приветливо распахнулись.
        Гостиная Равенкло оказалась большой круглой комнатой. Стены просторного помещения прорезали изящные арочные окна с шелковыми занавесками, переливающимися синевой и бронзой. Ученикам этого факультета открывался чудесный вид на окружающие школу горы. Куполообразный потолок был расписан звездами, такими же, как на ультрамариновом полу. Здесь были столы, кресла, книжные шкафы, а в нише напротив входа стояла статуя из белого мрамора.
        По логике Ричард сразу догадался, что статуя изображает Ровену Равенкло. В этой мраморной женщине, глядевшей на окружающих с загадочной полуулыбкой, в её красоте было что-то слегка пугающее. Голову статуи венчало воспроизведенное в мраморе изящное украшение в виде диадемы. На ней была выгравирована фраза:
        Ума палата дороже злата
        В гостиной находилось множество студентов. Взгляды большинства из них с изумлением устремились в сторону Ричарда.
        Кареглазая блондинка-пятикурсница, известная Ричарду как староста Равенкло по имени Пенелопа Кристал, направилась к Гросвенору и вежливо поинтересовалась:
        - Мальчик, ты пришел к кому-то в гости?
        - Добрый день, мисс Кристалл. Позвольте отрекомендоваться  - Ричард Гросвенор. Если кому-то ещё в Хогвартсе неизвестно об этом, хотя сильно сомневаюсь, мне принадлежит мастерская экспериментальных чар, в которой волшебники разрабатывают новые способы зачарования.
        - Я слышала о «Мастерской Гросвенора»,  - произнесла староста,  - но я думала, что она принадлежит твоим родителям.
        - Нет, мисс. Создать мастерскую было моей идеей. Если позволите, я бы хотел сделать объявление для тех, кто после школы желает получить престижную, интересную и высокооплачиваемую работу в области магической инженерии.
        - Это правда? - ноздри Пенелопы затрепетали, будто у хищника, почувствовавшего добычу.
        - Да, мисс Кристал,  - вежливо ответил Ричард. - Моя мастерская быстро расширяется. Нам нужны молодые, активные и талантливые специалисты. Не те, кто желает за кнаты протирать штаны в кабинетах Министерства магии, а те волшебники, которые хотят двигать магическую науку вперед, познать тайны мироздания, полететь в космос к другим планетам.
        Громкий и четко поставленный голос Ричарда привлек внимание всех студентов Равенкло, которые в это время находились в гостиной. Мальчики и девочки бросали свои дела и подтягивались ко входу. Вскоре тут собралась почти половина факультета.
        - Парень, что ты говорил про космос?
        Вопрос задал высокий шатен с длинными волосами и одухотворенным лицом.
        - Мистер?
        Ричард вопросительно вздёрнул правую бровь.
        - Стенли Кирк, седьмой курс.
        - Мистер Кирк, леди и джентльмены,  - продолжил Ричард,  - я планирую в течение ближайших пяти лет запустить первый в истории Земли межзвёздный звездолёт, созданный силами волшебников при помощи всем известных чар. Это космическое судно отправится исследовать звёзды, возле которых в теории могут располагаться планеты, похожие на нашу и пригодные к жизни. Затем ничто не помешает создать туда порталы и исследовать новые миры, колонизировать их. Это будет большой шаг для человечества и огромный для волшебников.
        На лицах юных магов проступало у кого недоверие, у кого изумление, некоторые пребывали в диком восторге, а несколько парней постарше смотрели на Ричарда с восхищением, как фанатично верующие на ангела, который сошёл к ним с небес. Но были и те, кто воспринял речь Ричи, как бред сумасшедшего.
        - Но разве такое возможно? - воскликнул кто-то ломающимся подростковым мальчишеским голосом.
        - Нет ничего невозможного, магия может всё! - не замедлил с ответом Гросвенор. - Это лишь вопрос сил, ресурсов и времени. У меня есть все три компонента. И если среди вас найдутся талантливые волшебники, которые готовы приложить руку к величайшему событию в мировой истории, «Мастерская Гросвенора» ждет вас.
        - А сколько платят? - спросила полная шатенка с волосами забранными в тугой хвост, поправив круглые очки указательным пальцем правой руки.
        - Зарплата молодого специалиста, который ещё не успел проявить себя, составляет от двухсот пятидесяти до трехсот галлеонов в месяц. Плюс премии.
        В гостиной факультета Равенкло повисла гробовая тишина. Студенты пытались переварить масштаб… Масштабище! В лучшем случае им светило начать со ста пятидесяти галлеонов, а то и с сотни, а тут заработок, как у начальника отдела в Министерства магии. Фантазия дорисовывала баснословные богатства после нескольких лет работы.
        Пока не начался галдеж, Ричард продолжил:
        - Леди и джентльмены, это не всё. Возможно, кто-то из вас слышал, что студенты первого курса вашего факультета работают над задачей по созданию графеновой пленки. Я объявляю о том, что в проекте по созданию простого и доступного способа получения графеновой пленки может поучаствовать любой желающий. За готовый результат мною будет выплачен грант в размере ста тысяч галлеонов. Информацию о том, что такое графен, вы можете получить у первокурсников вашего факультета. За сим откланиваюсь.
        Когда Ричард развернулся спиной к воронам, за его спиной поднялся жуткий галдеж. Посыпался град вопросов, но ответов никто не дождался. Юный Гросвенор знал, как правильно заинтересовать людей. Нужно заставить их самих разыскать информацию. Если бы он сейчас потратил время, отвечая на град вопросов, то лишь сорвал бы голос, заработал бы мигрень и как минимум треть возможных кандидатов на работу и исследования отсеялась бы. А так Ричи создал интригу, дал намек на тайну и поле для исследований, поманил несметными богатствами и невероятными перспективами. Можно было рассчитывать, что как минимум треть студентов сине-бронзового факультета начнёт активно пытаться придумать способ дешёвого получения графена, наверняка с помощью волшебства, но какая разница? Этот материал придётся кстати при постройке космического корабля.
        На следующий день во время завтрака весь Хогвартс стал свидетелем удивительной картины. Ученики факультета Равенкло почти в полном составе занимались странным занятием: у них в руках были кусочки скотча, которые студенты с невероятным энтузиазмом склеивали и расклеивали.
        Когда Ричи проходил мимо стола преподавателей, он увидел вытянутое лицо Минервы Макгонагалл. Профессор трансфигурации не спускала взгляда круглых глаз со стола Равенкло. Её левый глаз слегка подергивается. Директор Дамблдор выглядел крайне задумчивым. Он склонил голову набок и накручивал на палец бороду.
        - Филиус,  - полным недоумения голосом обратилась к карлику Макгонагалл,  - а что это делают ваши студенты?
        Профессор чар и сам не понимал, что происходит. Он с любопытством наблюдал за своими студентами.
        - Да, Филиус,  - присоединился Дамблдор,  - мне тоже интересно это узнать.
        - Наверное, новая игра, Минерва,  - ответил Флитвик.
        - Игра?
        Макгонагалл скосила взгляд на стол Равенкло и передернула плечами от шума, с которым рассоединялись десятки клейких лент.
        - Игра,  - кивнул Флитвик. - Наверное… Но это не точно.
        - Странная игра,  - произнесла Макгонагалл.
        Из-за стола воронов донесся громкий голос мальчика-старшекурсника:
        - А я говорю, что нужно собрать весь скотч, увеличить его чарами, найти частицы и трансфигурацией собрать в один лист, а потом размножить и склеить в большой лист и так далее, пока не получим пленку.
        - Это не ты придумал! - обвиняющим тоном воскликнул светловолосый мальчик-третьекурсник, выскочивший из-за стола. - Это наша идея!
        - Мальчики, спокойно,  - попыталась утихомирить учеников Пенелопа Кристал. - Поделим на всех, кто принимает участие в исследованиях.
        - Я не собираюсь делиться со всеми! - заявила полная шатенка в очках.
        Небольшой миг  - и спор перерос в драку. Профессор Макгонагалл громко воскликнула:
        - Прекратить драку! Сто баллов с Равенкло!
        Вороны притихли. Через мгновение возле их стола оказалась разъярённая заместитель директора.
        - Что за безобразие происходит?
        Ей никто не ответил.
        - Вы меня слышите? Мисс Кристал, что это такое?! - строгим тоном вопросила Макгонагалл.
        - Простите, профессор,  - виновато склонила голову староста воронов. - Всего лишь научный диспут. Больше не повторится.
        - А ну немедленно убрали это безобразие! - палец Макгонагалл уткнулся в скотч ближайшего ученика.
        Студенты Равенкло с видимым неудовольствием стали прятать скотч в карманы. Мальчики и девочки выглядели хмурыми и были молчаливы.
        Минерва Макгонагалл вернулась к столу преподавателей раздраженная, широко раздувающая ноздри.
        - Нет, ты это видел, Альбус? И это ученики Равенкло! Я никак не ожидала от них драки.
        - Конечно, ведь обычно драки устраивают ваши студенты, Минерва,  - ехидным тоном заметил Флитвик.
        - А куда вы смотрели, Филиус?! - раздражённо спросила Макгонагалл.
        - Простите, Минерва, у меня нет привычки ввязываться в научные диспуты,  - на лице Флитвика любой мог рассмотреть ехидную улыбку.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 29
        Юному Гросвенору совершенно не хотелось рисковать своей головой даже ради гипотетической возможности дожить до развитых нанороботов и генной инженерии. Не факт, что в Хогвартсе спрятан философский камень. Поэтому мальчик на полную катушку включил соображалку, чтобы хотя бы свести риски к минимуму и при этом получить профит даже в том случае, если философский камень окажется лишь выдумкой Гарри Поттера.
        Для начала необходимо устранить препятствия. Первое  - Дамблдор. Он могущественный волшебник, которого на момент операции по «спасению камня» не должно быть в школе. Второе  - преподаватели. Макгонагалл по доброй воле из своего кабинета не выйдет. Спраут все время пропадает в теплицах. Флитвик полный пофигист, по словам старшекурсников, он ещё ни разу не был замечен в патрулировании. Да и драка учеников Равенкло у всех на глазах показала его реальное отношение к студентам. Его тоже можно не брать в расчёт, как и большинство остальных преподавателей. А вот Снейп подобно коршуну патрулирует коридоры замка. Квиррелл  - темная лошадка, он вроде заика и ведет себя, как забитый слабак, но колдует мощно. И это подозрительно. А еще Аргус Филч, школьный завхоз. Следовательно, нужно временно устранить Снейпа с Квирреллом и, возможно, чем-то отвлечь Филча.
        Ричард начал масштабную подготовку. Дату операции он не выбирал, поскольку это бессмысленная затея.
        Первым делом мальчик написал несколько писем разным людям. Затем позвонил мистеру Уизли и уточнил, реально ли внести предложение министру Магии о принятии закона, который позволит зачаровывать магловскую технику не только для личных нужд волшебников, но и для продажи простым людям под видом продвинутых технологий. Естественно, с условием, что зачарованные вещи будут замаскированы под продвинутые технологии и оборудованы чарами для самоуничтожения.
        Выяснилось, что британским Министерством магии такой закон не может быть принят из-за статута секретности, то есть его следует продвинуть в Международную Конфедерацию Магов (МКМ). А это в свою очередь позволит выманить Дамблдора из страны. Причем в данном случае принятие закона более приоритетно.
        После продолжительных расспросов Ричарду стало понятно, что некоторым членам МКМ такой закон будет выгодным. Их волшебники смогут продавать простым людям магическую продукцию под видом высокотехнологичной. Более того, нечто подобное уже предлагали несколько раз члены МКМ от США, СССР, Японии и Германии. То есть минимум четыре голоса можно считать, что уже в кармане. Маги из бедных стран даже в такой серьезной международной организации, которая принимает законы для всего магического сообщества планеты, вполне себе берут взятки. По меркам простых людей, ценник у африканцев и южноамериканцев смешной, но, по меркам волшебников, их запросы довольно приличные.
        В Международной Конфедерации Магов каждую страну представляет небольшая делегация, которая особой роли не играет, котируется лишь её руководитель  - Председатель делегации, которого предлагает Министерство магии и одобряет Визенгамот. Но одобрение чисто формальное, хотя при желании старейшины Визенгамота могут отказать в назначении на эту должность и имеют право выдвинуть своего представителя.
        Альбус Дамблдор в настоящий момент занимает должность Президента Конфедерации, что-то вроде спикера думы, то есть особой властью не обладает, но кое-что может. Поэтому он не может быть одновременно и Председателем от Великобритании.
        На Председателя МКМ от Англии Ричи вышел через рекомендацию от Мадам Марчбэнкс и с помощью совиной переписки намекнул на хороший куш, на что получил такими же намеками положительный ответ. Осталось лишь послать своего человека занести калым.
        Состав МКМ насчитывает чуть больше сотни Председателей. Дабы закон был принят, нужны голоса большей части из них. Те страны, которые пляшут под дудку США и СССР, наверняка проголосуют за этот закон. Осталось купить голоса Председателей из стран третьего мира. Судя по расценками британского волшебника, это не больше пятидесяти тысяч галлеонов.
        Ричи выделил мистеру Уизли карт-бланш на трату миллиона галлеонов на взятки Председателям МКМ. Этого мало для весомого перевеса, но в настоящий момент мальчик был ограничен в волшебных денежных средствах. Весь расчет строился на том, что совокупных голосов будет достаточно для принятия положительного решения.
        Ричарду пришлось в разговоре по магофону с Артуром Уизли использовать множество аргументов, чтобы убедить его в необходимости принятия такого закона ради процветания волшебников всего мира. Мистер Уизли оказался слишком честным для того, чтобы предлагать кому-то взятку. Но все же графу Гросвенору удалось найти аргументы для убеждения Артура. Он и пугал его опасностью деградации волшебников при активном росте магловских технологий, и убеждал, что такой шаг необходим для поддержания магической экономики, а главное, для выхода волшебников в космос и поиска новой планеты, на которой маги счастливо заживут без маглов, смогут там иметь столько земли, сколько пожелают, будут делать всё, что захотят, без оглядки на статут секретности, сумеют поселить на другой планете волшебных животных и развести их в огромных количествах для получения большого количества ингредиентов для зелий и прочего. А чтобы найти такую планету и вообще выйти в космос, нужно как-то взаимодействовать с простыми людьми: покупать у них сталь и прочее для строительства космического корабля. Лучше совершать покупки, продав что-то свое,
замаскированное под магловскую продукцию, чем украсть и тем самым более серьезно нарушить статут секретности.
        Помимо того, что Артур был честным, он оказался легковерным идеалистом, поэтому через три таких разговора Ричи не только убедил мистера Уизли, но и заразил его небывалым энтузиазмом. Артур приступил к выполнению поставленной задачи  - донести взятки до нужных волшебников.
        Ох и тяжелое это дело  - международная политика, что у простых людей, что у волшебников. Но суть одна  - все политики продажные, просто у некоторых из них ценник слишком заоблачный. Но Ричард воспринимал это как тренировку, ведь в будущем ему предстоит заседать в палате Лордов.
        Оставлять место в палате Лордов на откуп выборным Лордам Ричи не собирался. Режим работы там крайне щадящий: полтора часа в день три раза в неделю. При этом каждый час работы неплохо оплачивается, плюс компенсируются расходы на проезд, даже если будешь добираться до места на вертолете. Но и это не все. Аристократу с наследным местом в палате Лордов сразу светят очень высокие карьерные перспективы, можно занять должность министра или стать не менее значимой фигурой. А это большие деньги, множество законных способов ухода от налогов, на которые не то что закрываются глаза, они даже негласно поощряются. Ведь там, в правительстве, много Виндзоров, свои люди с огромными состояниями. Кто же на родню будет катить бочку? Рука руку моет.
        Кстати, трастовый фонд  - это не только способ защитить состояние от перехода в чужие руки, но и прекрасный способ ухода от налогов, например, наследники доли в таком предприятии не заплатят ни пенни, а с обычного наследства им бы пришлось раскошелиться на сорок процентов от рыночной стоимости имущества. Так что Ричи собирался в будущем перевести «Гросвенор Джуниор» под крылышко трастового фонда, ведь его компания вроде бы и дочка «Гросвенор групп», но на бумагах самостоятельная фирма. В общем, как это водится в больших финансах, все запутано, чтобы людям с улицы мало что было понятно, а свои разберутся, что к чему.
        На все дела граф Гросвенор потратил много времени и нервов  - октябрь пролетел в одно мгновение.
        Учеба шла своим чередом, трансфигурация и зельеварение Ричарду давались со скрипом, ему приходилось тратить очень много времени на отработку заклинаний по предмету Макгонагалл, а на зелья не оставалось времени. Наверняка у Ричи получилось бы выучить множество новых чар, которые в огромном количестве можно найти в библиотеке, но занятия у мадам Марчбэнкс давали знать о себе. Юный волшебник с фанатизмом доводил до идеала любое новое заклинание, будь то превращение спички в иголку или улитки в заварочный чайник.
        Вообще формулы заклинаний трансфигурации были универсальными. То есть если ты научился превращать спичку в иголку, то сможешь превратить полено в меч или в лопату, топор и так далее. Так что Ричи со спичек перешел к маленькой палке, которую превращал в нож, ложку, вилку, черпак, гаечные ключи, отвертки, пассатижи, бокорезы, ножницы и даже в мультитул, а затем приступил к превращениям бруска, создавая более весомые и сложные стальные изделия. Следующим этапом стало избавление от вербального компонента.
        При всей неприязни к юному Лорду профессор Макгонагалл вынуждена была ставить ему высшие оценки.
        А зелья… Это не его. Не дело аристократа варить бурду в котле, так что от Снейпа Ричарду постоянно прилетали нелестные комментарии. Но опять же, все по делу. А слушать Ричи умеет, как и вычленять информацию. Там, где обычный ребенок услышит упрек и проигнорирует замечание, еще и обидится, Ричи спокойно вычленял суть, так что мотал все замечания на ус и больше таких ошибок не допускал, отчего варил волшебные супы не намного хуже учеников Равенкло и был в этом деле лучшим из Пуффендуйцев-однокурсников.
        Проснувшись утром в канун Хэллоуина, Ричард почувствовал запах запечённой тыквы  - непременного атрибута этого праздника. Казалось, этот аромат пропитал весь Хогвартс, но на самом деле сказывалась близость общежития Пуффендуя к кухне.
        В этот день профессор Флитвик объявил, что, по его мнению, ученики готовы, наконец, приступить к изучению чар, о чем давно мечтали многие. И лишь Ричи был разочарован, ведь в качестве заклинания преподаватель дал чары левитации, которые юный Гросвенор мог наколдовать среди ночи с закрытыми глазами, невербально и даже без палочки.
        На протяжении всего урока Ричард скучал, он спокойно выполнил задание без демонстрации своих полных возможностей, заставив перо парить, что вызвало у профессора радость.
        Когда студенты Пуффендуя и Равенкло покинули класс чар, Джастин сказал:
        - Ричи, это нечестно! Ты учил это заклинание до школы.
        - Всё честно,  - невозмутимо ответил Ричард. - Любой мог нанять репетитора и тренироваться в сотворении волшебства. Например, у тебя, Джастин, был целый месяц до Хогвартса. То, что ты потратил его на отдых  - исключительно твоя проблема.
        Шедшая рядом Падма Патил заметила:
        - Ричи, я слышала, что студентам нельзя колдовать летом.
        - Падма, милая, так это студентам,  - на лице Ричарда проступила хитрая улыбка. - А ведь мы ещё не были студентами Хогвартса. К тому же я узнавал у репетитора по чарам о том, как происходит контроль за юными волшебниками.
        - Да? - Падма устремила на Ричарда любопытный взор. - И как?
        - К дому волшебника-первокурсника, который проживает среди обычных людей, в течение учебного года выезжают представители министерства магии из Отдела магического образования. Они накладывают на территорию проживания студента следящие чары, которые реагируют на использование магии при помощи волшебной палочки и передают об этом сообщение на артефакт. То есть, допустим, на территории небольшого городка проживает всего лишь один юный волшебник  - значит, чары будут наложены на весь поселок. Если в городе много волшебников, тогда накроют чарами дом и небольшую прилегающую область. В моем случае заклятье должны наложить на всю территорию поместья, если только волшебников не поубивает охрана, что не исключено.
        - Убьют?! - изумленно округлил глаза Эрни Макмиллан, идущий сбоку от Джастина.
        - А ты как думал, Эрни? Это же поместье не абы кого, а целого Герцога! У нас охрана хоть и хуже, чем у королевы, но после одного инцидента,  - Ричи поморщился от воспоминаний «дуэли» с дурным фехтовальщиком,  - и узнавания о возможностях магов, отец усилил охрану. Видеокамеры, датчики движения, тепловизоры, усиление сквибами, чтобы возможные волшебники-террористы не одурачили охрану.
        Джастин присвистнул и удивленно сказал:
        - Ничего себе! Ричи, а я не замечал у вас такой охраны.
        - Правильно, потому что хорошая охрана должна оставаться незаметной,  - ответил Ричи. - Профессор Макгонагалл тоже кроме охраны на воротах никого не заметила, а ведь во время визита её держал на мушке профи, спрятанный в нише.
        - Ричи, у вас что, дома есть секретные ходы? - продолжил изумляться Джастин.
        - Джас, наше поместье строилось еще лет двести назад. Первый герцог Вестминстерский заботился о своей безопасности. Правда, в те времена в скрытых нишах дежурили арбалетчики, а сейчас охрана вооружена пистолетами, но по сути ничего не изменилось. У королевы на приеме всё аналогично. Ты вроде спокойно стоишь, ничего не замечаешь, а на самом деле только попробуй что-то сделать Её Величеству  - мокрого места не оставят.
        Патил интересовало колдовство на каникулах, поэтому она вернула прежнюю тему:
        - Ричи, ты сказал, что нельзя колдовать палочкой. А зелья варить можно?
        - Зелья  - можно,  - кивнул Ричард. - Без палочки тоже можешь колдовать.
        - А если будет колдовать кто-то другой? - продолжила расспросы Патил.
        - Значит, не повезло,  - ответил Гросвенор. - Придется доказывать, что ты не верблюд, то есть не колдовал.
        - А если я буду использовать волшебную палочку там, где не живёт ни один волшебник или, наоборот, в месте проживания магов? - спросила Падма.
        - Хоть обколдуйся,  - ответил Ричи. - Главное не на глазах волшебников. В местах проживания магов следящие чары бесполезны, поскольку они будут реагировать на любое срабатывание палочкового заклинания. А всю страну следящими чарами не опутаешь, как и не поставишь на каждом углу по волшебному полицейскому.
        - То есть,  - сказал Джастин,  - дети чистокровных волшебников могут колдовать на каникулах?
        - Могут.
        - Могут? - переспросил Джастин.
        - Могут!
        - Это несправедливо! - нахмурился Джастин.
        - Джас, дружище,  - сказал Ричард,  - а разве жизнь справедлива? Кто-то рождается с серебряной ложкой во рту, а кто-то не знает, будет ли у него на завтрак корка хлеба. Что ты зациклился на этой выдумке для крестьян? Справедливость… Её не существует и никогда не было!
        - Погодите! - воскликнул ошарашенный Макмиллан. - Ричи, ты так спокойно говоришь об охране королевы, что кажется, будто ты видел Её Величество.
        - Ну да,  - пожал плечами Ричард. - А как я должен об этом говорить? Я бабушку Лизу вижу раз десять в год: на днях рождения, на рождественском ужине, на благотворительном приёме. Правда, в этом году придется пропустить множество мероприятий из-за школы.
        - Бабушку Лизу?! - в голосе Макмиллана прорезались истерические нотки. - БАБУШКУ ЛИЗУ?!!!
        Ричи картинно закатил глаза и сказал:
        - Эрни, мы с тобой уже два месяца в одной спальне живем, а до тебя только доперло, что я вхож в королевскую семью… Тебя не смутило, что я граф в столь юном возрасте?
        - Мерлин! - на одном дыхании произнёс ошарашенный Макмиллан. - Ричи, знаешь ли, сложно поверить в такое… Вот, к примеру, Малфой тоже Лорд, но он не может похвастаться тем, что видел королеву.
        - Эрни, для начала Лордом является лишь Люциус Малфой,  - пояснил Ричард. - Драко пока простолюдин и будет оставаться им до смерти отца, пока не унаследует титул барона. А во-вторых, кто же пустит террориста к королеве? Пусть Малфой радуется, что наслаждается свободой и не привлекает монаршего внимания.
        - А разве магловская королева что-то может сделать волшебникам? - спросил Макмиллан.
        - Эрни, а ты как думаешь? - ответил Ричи. - Королева Виктория дружила с Эванжелиной Орпингтон, которая внезапно для всех стала Министром Магии в конце девятнадцатого века. Если верить мадам Марчбэнкс, бабушке Елизаветы Второй, Марии Текской, не понравился тогдашний Министр Магии, который ввёл закон, запрещающий помогать маглам в первой мировой войне. Он спокойно пробыл на должности с 1912 по 1923 года, а потом внезапно пропал без вести, и кресло Министра Магии занял безынициативный чудик, который общался с помощью дыма, выпускаемого из волшебной палочки.
        - Эх… - с мечтательным видом вздохнула Падма. - Хотела бы я побывать в королевском дворце.
        - Это можно организовать,  - задумчиво потер подбородок Ричард. - Иногда Королева собирает у себя во дворце промышленников для налаживания тесного диалога. Правда, с некоторых пор она относится к ним с прохладцей.
        - Почему? - казалось, Патил разрывало от любопытства.
        - Однажды во время приема начался дождь,  - продолжил Ричи. - Десяток гостей-промышленников, которые в это время находились в саду, скрылись от дождя под тентом, где Её Величество пила чай. А когда они разошлись, прислуга недосчиталась серебряных столовых приборов семнадцатого века. Бабуля была расстроена  - это был её любимый чайный сервиз. Ложечки не нашлись, и осадок остался.
        Падма заливисто рассмеялась мелодичным смехом.
        - Ричи, обещаю, мы не будем воровать столовые приборы у королевы,  - веселым тоном сказала она.
        - Падма, я на каникулах поговорю с дядей Чарли. Ничего не обещаю, но, возможно, летом вас с сестрой и родителями пригласят на один из приемов.
        - Спасибо, Ричи!
        Падма засияла от счастья и в порыве чувств обняла Гросвенора. Именно в такой пикантной позе внезапно вышедшая из-за поворота Гермиона обнаружила Ричарда. Девочка, как всегда, спешила и перла напролом, но от открывшейся на её обозрение картины она застыла как вкопанная. Из рук Грейнджер с грохотом выпала сумка. Её губы предательски задрожали.
        - Гермиона,  - Ричи высвободился из объятий Падмы и одарил студентку Гриффиндора приветливой улыбкой. - Добрый день. Рад тебя видеть. Ты чем-то расстроена?
        Гросвенор приблизился к Грейнджер и помог поднять тяжелую сумку.
        - Ох, ну и тяжести,  - произнес он. - Ты по прежнему предпочитаешь носить с собой все учебники?
        Гермиона молча выхватила из рук Ричарда свою сумку. Она тут же метнулась назад и скрылась за углом. Ричард заметил слёзы на её щеках, это его встревожило.
        - Странно, даже не поздоровалась,  - обеспокоился Ричи.
        - По-моему, она приревновала тебя ко мне,  - заметила Падма.
        - Что не так с этими девушками? - тихо пробормотал Ричард. - Мы же даже не жених с невестой, чтобы ревновать к обнимашкам… А я хотел Гермиону обрадовать новостью о том, что они сегодня на чарах будут учить первое заклинание.
        - Не бери в голову,  - легкомысленно произнёс Джастин. - Девчонки! Кто их поймет…
        - Мальчишки! - фыркнула Падма. - Что бы вы понимали в женской ранимой душе! Ричи, ты должен извиниться перед своей подругой.
        - Я?! - Ричард уткнул себе в грудь указательный палец правой руки. - Извиниться?! За что?
        - Дурак! - сказала Падма. - Не важно за что, важно, что Гермиона на тебя обиделась. Значит, ты должен извиниться, иначе вашей дружбе может наступить конец.
        - Это плохо…
        Ричард не на шутку обеспокоился возможностью потерять такого ценного агента. Глупая ситуация, но, возможно, Падма права. Не стоит рисковать.
        - После занятий подкараулю её и поговорю с ней,  - высказал своё решение Ричард.

«Все же в моем воспитании есть пробел,  - мысленно продолжил он. - Почему-то никто не удосужился мне объяснить психологию женщин. В прошлой жизни мне хватало голонета с его виртуальными красотками, чтобы даже не помышлять о знакомстве с настоящей девушкой из реальности. А ведь Гермиона еще маленькая. Откуда ревность к другой девочке? Или это нормально? Боги, дайте мне сил! Мало мне было волшебной политики и криминала, теперь еще ломать голову над тем, что происходит в головах у девочек»
        После последнего урока Ричи пулей вылетел из класса и рванул в сторону кабинета чар. Неподалеку от него он застал толпу гриффиндорцев-первокурсников. На удивление Гермионы он не обнаружил.
        - Гарри,  - выцепил он из толпы Поттера,  - привет. Где Грейнджер?
        - Не знаю,  - Поттер пожал плечами. - Её не было на уроке чар. Что-то случилось? Гермиона выглядела расстроенной. Кажется, она плакала. Вы что, поругались?
        - Да обычные женские заморочки. Увидела, как меня обнимает подруга с Равенкло, придумала себе что-то и психанула. И пофиг, что нам всего по одиннадцать лет.
        - Девочки странные,  - заметил Поттер. - Тебе помочь поискать Гермиону?
        - Не стоит, Гарри. Если я приду на приватную беседу с товарищем, это сделает только хуже. Мы сами разберемся. Только найти бы её.
        - Могу посмотреть у нас в гостиной и позвонить тебе,  - предложил Гарри. - Ты же к нам в общежитие не попадешь.
        - Спасибо, Гарри. Если увидишь Гермиону или узнаешь о том, где она, позвони мне. А я проверю в библиотеке.
        Ричи поднялся наверх в библиотеку, но там Грейнджер не оказалось. Когда он стоял и размышлял о том, куда дальше направиться, в кармане зазвонил магофон.
        - Алло.
        - Ричи, это я, Гарри. В гостиную Гермиона не возвращалась. Но Лаванда Браун сказала, что видела, как Грейнджер плачет в женском туалете на втором этаже и никак не успокаивается, прося оставить её в покое.
        - Спасибо, Гарри. Ты очень помог.
        - Ричи, ты на ужин придёшь? Сегодня должно быть всё по-праздничному. Я видел, как профессор Флитвик украшает Большой зал заколдованными летучими мышами и летающими тыквами.
        - Постараюсь. Только успокою одну леди.
        - Ты что, пойдёшь в женский туалет?! - ужаснулся Поттер.
        - А что такого? - с ехидцей спросил Ричи. - Беспокоишься о моей репутации? Мы же не в Японии живём, так что вряд ли меня назовут извращенцем.
        - Эм… - растерялся Гарри. - Я другое имел в виду. Просто странно, когда мальчик заглядывает в женский туалет.
        - Не переживай, вид плачущей девочки я как-нибудь переживу.
        После разговора с Поттером Ричард спустился на второй этаж. Дойдя до женского туалета, он с удивлением обнаружил ключ в замочной скважине. Это Ричарду показалось подозрительным. Что может делать ключ, торчащий снаружи двери в туалете?

«Или Филч забыл, или кто-то решил поиздеваться над Гермионой и запереть ее в туалете»,  - подумал Ричи.
        Дернув за ручку, юный Гросвенор с удивлением обнаружил, что дверь незапертая. Он решил, что у завхоза начался склероз, раз тот стал забывать ключи. Но на всякий случай связку все же положил в карман. Вдруг всё же шутники…
        Гермиона Грейнджер стояла у дальней стены перед раковиной. Она обернулась на движение двери и, заметив визитера, поджала губы и надула щеки. Ее глаза были красными и опухшими, как после продолжительного плача.
        - Уходи!
        - Гермиона, не знаю, что ты себе придумала, но мы должны поговорить, как разумные люди.
        - Это женский туалет, мальчикам тут не место! Уходи! Не хочу тебя видеть.
        - Гермиона, не говори так. Скажу откровенно, я не большой знаток женских душ, но если чем-то тебя обидел, то приношу искреннее извинения.
        - Иди к своей Патил…
        Губы Грейнджер задрожали, а из глаз снова готовы были брызнуть слезы.
        - При чем тут Патил? Мы всего лишь друзья, как и с тобой. Гермиона, я мог бы понять твою обиду, если бы нам было лет по семнадцать и мы были бы парочкой, но ревновать подругу к другу  - это неразумно. Ты же не думаешь, что у человека должен быть единственный друг?
        - У меня был единственный друг… - тихо пробормотала Грейнджер.
        - Был? Если ты про меня, то я по-прежнему считаю тебя подругой. Неужели для разрыва дружбы достаточно того, чтобы любая девица бросилась мне на шею? А если это будет подсадная утка, к примеру, проститутка, которой заплатили, чтобы опорочить моё имя, ты так же поступишь?
        - Н-нет, но Патил не проститутка…
        - Какая разница? Падма просто сильно обрадовалась, когда я пообещал организовать ей экскурсию во дворец, не сдержала эмоций и обняла меня. Ничего эротичного, предательского и чего-то такого.
        - Ты всем девочкам предлагаешь экскурсию во дворец?! - обиженным тоном спросила Грейнджер.
        - Нет. Только или милым и расстроенным, какой выглядела ты во время нашей первой встречи, или же если это принесёт полезные связи с такими людьми, как с Патилами.
        - Патилы? Какая польза от парочки симпатичных волшебниц?! - с горькой иронией спросила Грейнджер.
        - От девушек-близняшек, конечно, польза может быть разной, но если их отец миллионер, который вскоре может стать миллиардером, то такие знакомства полезны для бизнеса. В любом случае нам рано думать о том, чем забита твоя голова.
        - Ни о чём таком я не думаю…
        Щеки Гермионы предательски заалели, выдавая её с головой.
        - Погоди! - решила она перевести тему, следуя тактике «лучшая оборона  - нападение». - Сестры Патил  - дочери мультимиллионера?
        - А ты не знала? - удивился Ричард. - Я сразу понял это, как только услышал их фамилию.
        - То есть, ты дружишь с Падмой из корыстных интересов? - спросила Грейнджер. - Со мной тоже?
        - Гермиона, стоит понимать, что человек моего круга не может дружить с кем попало. Репетиторы ремнем по заднице вбивают в мозг мысль, что не стоит порочить имя связями с маргиналами. При этом поощряется заведение полезных знакомств. Но никто не запрещает дружить с тем, кто нравится, если общение с этим человеком не нанесет вреда репутации и чести. То есть Джастин и Падма  - это полезные знакомства. Люди, с которыми обязан дружить любой разумный человек моего круга. А ты… Гермиона, скажи откровенно, какие от тебя полезные связи?!
        Гермиона обиженно надулась.
        - Не обижайся,  - примирительным тоном произнёс Ричард. - Но на самом деле, я же дружу с тобой не из-за родителей-стоматологов. Мозгов мне и своих хватает. Так какие корыстные цели я могу преследовать в дружбе с тобой?
        - То есть, я тебе нравлюсь? - тихо пробормотала Грейнджер.
        - Конечно, Гермиона. Мне нравится твоя непосредственность, пробивная сила и цепкий ум. Пойдем на ужин.
        - Не пойду, все увидят, что я плакала.
        - Тогда пойдем на кухню, там тебя увидят только домовые эльфы.
        - Домовые эльфы?! - загорелся в глазах Грейнджер огонек любопытства.
        - Как раз по пути расскажу тебе о них и покажу.
        Гермиона заколебалась и была готова покинуть туалет, но упертый характер не позволял ей так просто согласиться.
        Внезапный звонок магофона заставил Гермиону вздрогнуть. Ричи достал из кармана мантии телефон, точнее, его магический аналог.
        - Алло.
        Из динамика донёсся громкий и взволнованный голос Гарри Поттера, на заднем фоне слышался шум паникующей толпы:
        - Ричи, срочно идите в общежитие. В школе тролль! Слышишь? В школу пробрался тролль!
        - Тролль?
        - Да, горный тролль!
        - Откуда в школе тролль?
        - Без понятия,  - ответил Поттер. - Квиррелл сказал, что тролль в подземелье, а директор приказал всем разойтись по гостиным.
        - Просто замечательно,  - с изрядной долей сарказма ответил Ричард. - Гарри, спасибо, что предупредил. Мы побежали в гостиную Пуффендуя.
        Ричард, убирая в карман трубку магофона, наткнулся на раздражённый взгляд Грейнджер. Гермиона скрестила руки на груди и полным недоверия голосом сказала:
        - Не верю! Что за чушь вы придумали? Более глупого способа выманить меня из туалета вы не могли придумать?
        - Гермиона, прекрати страдать ерундой! - раздраженно ответил Ричард. - Это не розыгрыш. Никто ни о чём не договаривался. В Большом зале, судя по звукам, на самом деле паника. Так что, ноги в руки - и бегом к общежитию Пуффендуя, потому что оно ближе.
        Примечание к части
        Бечено
        Глава 30
        Гермиона хотела сказать что-то едкое, но Ричи вскинул руку и прошептал:
        - Чувствуешь запах?
        Гермиона принюхалась и сморщила нос.
        - Фу! - зажала нос Грейнджер и гундосым голосом продолжила. - Воняет будто смесью запахов давно нестираных носков и общественного туалета, в котором несколько лет не убирались.
        - Тсс!
        Ричи приложил указательный палец к губам и призвал девочку к молчанию. Сделав большие глаза, он жестами показал, словно застегивает молнию на рту.
        Из коридора донесся жуткий скрежет, словно кто-то волочил по каменному полу бревно. Этот звук приближался.
        Гермиона притихла. Всё это уже не было похоже на шутку. Страх липкой паутиной распространился по телу и заставил девочку оцепенеть. Страшась даже сделать вдох, она с недоумением наблюдала за действиями Ричарда.
        Гросвенор залез рукой по плечо в свою сумку-почтальонку и достал оттуда игрушечного робота, по крайней мере, вначале именно так подумала Грейнджер. У нее не было сил даже возмутиться по поводу того, что им грозит опасность, а Ричи решил поиграть в игрушки. Но так Гермиона думала лишь до того момента, пока Ричи не направил волшебную палочку на «игрушку», и та внезапно не увеличилась в размере.
        Круглым и большим от изумления глазам Гермионы предстал робот словно из фантастического будущего. Двухметровая человекоподобная махина, стальная броня, четыре гибких металлических щупальца за спиной, которые были на концах трехпалыми, на предплечьях овальные утолщения и почему-то ядовито-оранжевый цвет. На груди робота чёрной краской было написано:
        КРАБ-3П
        Дальше Гермиона оказалась ещё больше ошеломлена. Пластины на груди, руках и ногах робота разъехались в стороны, и в образовавшийся проем забрался Ричард.
        Всё это казалось девочке безумием. Она только пару месяцев назад попала в средневековье, как она считала, а тут роботизированный доспех словно из будущего или с другой планеты. Грейнджер заподозрила, что Ричи не тот, за кого себя выдает, а на самом деле он или путешественник во времени, или инопланетянин, например, прогрессор, как в фантастических повестях братьев Стругацких.
        - Извини, Гермиона,  - прошептал Ричард,  - второй доспех я с собой постоянно не ношу. Спрячься, я защищу тебя.
        Какой там прятаться! Взор Гермионы прикипел к дверному проему, голова закружилась от вони, ударившей по рецепторам, тело охватила ватная слабость от вида монстра, который отворил дверь женского туалета.
        Это было нечто ужасное примерно четырех метров ростом, с тускло-гранитной кожей, бугристым телом, напоминающим валун, и крошечной лысой головой, больше похожей на кокосовый орех.
        У тролля были короткие ноги толщиной с дерево и плоские мозолистые ступни. Руки у него были намного длиннее ног, как у гориллы, и поэтому гигантская дубина, которую тролль держал в руке, волочилась за ним по полу. А запах! Он мог сразить похлеще дубины.
        Тролль застыл у дверного проема и, нагнувшись, заглянул внутрь. Он зашевелил длинными ушами, кажется, пытаясь принять какое-то решение. Процесс обещал затянуться, потому что мозг у тролля, если судить по размерам головы, был крошечный. Однако додумать монстру не дал Ричард. Раздался его громкий, усиленный динамиками голос:
        - Джентльмен, как вы смеете врываться в женский туалет? Извращенец!!!
        Стоящая у стены напротив двери Гермиона сжалась так, что казалось, она подобно привидению пыталась просочиться сквозь стену. Вид у неё был такой, будто она вот-вот рухнет в обморок. Девочка зажмурилась от громкого и яростного вопля тролля, которому прилетело четыре быстрых и мощных удара стальными щупальцами робота под управлением Ричи.
        Тролль оказался отброшен в коридор. Не успел он очухаться, как получил слаженный удар четырьмя щупальцами по колокольчикам и хозяйству, которые прикрывала видавшая виды кожаная набедренная повязка.
        Тролль взвыл, на этот раз тоненьким голосом. Он с грохотом выронил дубину, рухнул на колени и сложился пополам. Из его маленьких глаз полились слёзы.
        - У-У-У-У-У! - протяжно писклявым голосом стонал он.
        А в голове у Гермионы почему-то звучало совсем иное: «Мои бубенчики!» И не то чтобы Грейнджер внезапно научилась понимать язык троллей, просто у неё была богатая фантазия.
        Ричард в доспехе, ступая с металлическим лязгом и сотрясая пол, вышел в коридор и вновь попытался нанести удары гибкими манипуляторами. Но тролль яростно взревел и своими мощными руками схватил два стальных щупальца. Резко вскочив на ноги, гигант швырнул Ричарда в стену. Раздался жуткий металлический скрежет  - и в руках у тролля оказались два оборванных манипулятора. Гермиона с ужасом и замиранием сердца ожидала услышать грохот, с которым робот врежется в стену, но этого не произошло. Стальные доспехи застыли в воздухе. Они парили подобно волшебной метле.
        Доспех взлетел на высоту пяти метров, упершись головой-шлемом в высокий потолок, и рухнул вниз, ногами прямо на голову тролля.
        - Грязный извращенец! - донесся голос Ричарда из динамиков. - Любишь подглядывать в туалете за маленькими девочками? У нас таких не любят!
        Тролль зашатался и упал на пол с такой силой, что затряслись стены. Тяжести робота хватило, чтобы при падении с расстояния в один метр от головы тролля нанести гиганту сокрушительный удар.
        Ричи в оранжевом доспехе продолжал левитировать. Он направил руки в сторону тролля, и из наростов на предплечьях с шипением вырвались две струи белой вязкой жидкости, которая по консистенции напоминала густую сметану. Через несколько мгновений туша серого гиганта оказалась залита этой жидкостью и приклеена к полу.
        - Вот это я понимаю камшот! - прокомментировал Ричард. - Гермиона, бежим!
        Грейнджер не чувствовала ног. Мышцы были ватными и не позволяли сделать ни единого шага.
        Хлопанье дверей и громкие шаги заставили девочку поднять голову. Она даже не отдавала себе отчета в том, какой шум тут поднялся. Кто-то наверняка должен был услышать громкие удары и вопли тролля.
        Ричард влетел в туалет, приземлился, быстро выскочил из доспеха, уменьшил его и убрал в сумку. Затем он достал из сумки зеленый глайдер в виде платформы-крыла, который в мгновение ока вырос в размерах. Подхватив на руки Гермиону, Ричи вскочил на глайдер и взлетел. Взмахом волшебной палочки он трансфигурировал окно в песок, который тут же с шорохом стек вниз. Пригнувшись, парочка первокурсников вылетела на улицу.
        Гермиона руками вцепилась в шею Ричарда, а для надёжности ещё и обхватила его ногами. До земли было около тридцати метров  - и это всего лишь второй этаж. При этом Ричи стремительно набирал высоту.
        Сердце в груди Грейнджер билось в ритме перфоратора. Тошнота подкатывала к горлу, ужас и восторг затопили её сознание. Девочка не сразу поняла, что уже некоторое время они никуда не летят, а находятся на крыше Астрономической башни.
        Ричард и Гермиона улетели с места победы над троллем очень вовремя. Буквально через мгновение в коридоре второго этажа возле женского туалета оказались Снейп и Макгонагалл, которые с недоумением глядели на бессознательного тролля, приклеенного к полу с помощью какой-то белой субстанции.
        - Ч-что это, Северус? - пребывала в замешательстве Макгонагалл.
        Снейп скользнул по троллю острым, как нож, взглядом.
        - Тролль,  - сухо констатировал он.
        - Я вижу, что тролль! - истеричным голосом воскликнула Макгонагалл. - Но кто с ним мог это сотворить?
        - Вряд ли первокурсники,  - продолжил отыгрывать роль Капитана Очевидность преподаватель зельеварения. Он нагнулся и стал собирать в пробирку белую массу. - Это явно какая-то модификация клеящего состава, который мгновенно твердеет на воздухе, но при этом сохраняет невероятную прочность и гибкость. Похоже на паутину.
        - Паутина? - с недоумением посмотрела на профессора зелий Макгонагалл. - Северус, вы думаете, что это было какое-то волшебное животное?
        - Маловероятно,  - Снейп пнул ногой оторванный стальной манипулятор, зажатый в руке тролля. - Я не слышал о животных, которые используют стальные шланги.
        - Возможно, эти шланги принес с собой тролль,  - предположила Макгонагалл.
        Профессор зельеварения перевел взгляд на окно, затем проследил за тем, как песок на полу превращается в осколки стекла и куски рамы, после чего добавил:
        - И вряд ли животные при помощи трансфигурации способны превратить окно в песок, чтобы вылететь через него на улицу.
        - Это кто-то со старших курсов,  - констатировала уверенная в своей правоте Макгонагалл. - Такой уровень трансфигурации… Личная метла. Не меньше, чем ученик второго курса, скорее, даже старшекурсник, который побоялся лишиться баллов.
        - Возможно,  - произнес Снейп. - А может, и нет…

***
        Тем временем на Астрономической башне Ричард запихивал в сумку уменьшенный глайдер и доставал оттуда набор одежды ниндзя.
        Гермионе каким-то чудом удалось удержаться на дрожащих ногах.
        - Ричи… - сказала она. - Если бы не ты, я бы была уже мертва.
        Идеальная причёска Ричарда растрепалась, костюм был помят. Он придал своему бледному лицу выражение, словно ничему не удивлен и не напуган.
        - Пожалуйста,  - сдержанно ответил он. - Гермиона, твой костюм ниндзя с собой?
        - Нет,  - замотала головой Гермиона. - Я что, по-твоему, какая-то супергероиня, чтобы носить под формой костюм ниндзя?
        - Напрасно. К счастью, у меня есть запасной!
        Ричард, готовясь к похищению философского камня, на всякий случай носил с собой три комплекта костюмов ниндзя и кучу полезных гаджетов, часть из которых переложил из саквояжа в сумку-почтальонку. Ведь он не знал, когда подвернется удачный момент для проведения операции. Он отдал комплект одежды Гермионе, достал и увеличил второй.
        - Ричи, да кто ты такой?! - не выдержав, спросила Грейнджер.
        - Не понимаю, о чём ты.
        - Робот, глайдер, костюмы-невидимки,  - перечислила Гермиона. - Ты что, инопланетянин?
        Ричард звонко рассмеялся.
        - Нет, Гермиона. Я тебе уже рассказывал о волшебной мастерской. Все эти волшебные гаджеты делают маги, которые работают на меня. На самом деле я хочу создать колонию вне Земли на случай апокалипсиса, чтобы, если вдруг случится непоправимое, человечество выжило и смогло снова заселить родную планету.
        - То есть того боевого робота создали волшебники? - спросила ошарашенная Грейнджер.
        - Да. Только этот робот - не боевой.
       &