Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Абиссин Татьяна: " Модель Из Агентства Вкус Вампира " - читать онлайн

Сохранить .
Модель из агентства «Вкус вампира» Татьяна Абиссин
        Мне выпал шанс стать моделью в известном агентстве. Звезда агентства, Миха - парень, с которым нас объединяет прошлая жизнь, а также моя первая съёмка. Его главная тайна в том, что он не - человек, а вампир, и зависим от моей крови. Смогу ли я смириться с его особенностью, или мы будем постоянно конфликтовать?
        ПРОЛОГ
        Я лежала на мягком покрывале, чувствуя себя отвратительно. Кожа горела от соприкосновения с кругляшами серпантина, наброшенного сверху на мое тело. Звучала западная музыка. Над моим ложем стояли мужчины в масках, и лишь один был без неё. Его зелёные, точно глубокая морская вода, глаза неотрывно следили за мной, за моим падением. Но я не могла пошевелиться. Какое-то лекарство, что подсыпали мне ранее в бокал, полностью меня обездвижило.
        Я наблюдала за негодяем, раздевшим меня при всех, сквозь опущенные ресницы. Очень красив. Волосы цвета спелых колосьев пшеницы, серьги в виде звёзд в ушах. Мощный торс с удивительно гладкой кожей и плоский живот без намёка на малейший грамм жира. Он стоял в расстёгнутом пиджаке, накинутом на голое тело и крутил в руках бутылку шампанского:
        - Ну что, Ника? Кто из нас теперь жалкий? А кто в итоге выиграл? Хочешь, оболью шампанским тебя и назову победительницей? Но, что это изменит? А, может… Ты хочешь утолить жажду другим способом? Помни, это всё твоя вина. Я хочу получить тебя, если не по-другому, то хотя бы так…
        Я не могла даже повернуть головы, а голос не слушался, не давая словам проклятия слететь с языка. Тогда мужчина склонился надо мной и провёл холодной ладонью по моему телу, заставляя вздрагивать от отвращения. Точно меня спеленали десятки змей. Он приласкал мою грудь, а затем его пальцы, унизанные кольцами, спустились ниже. И вот его ладонь застывает на моем животе. Я чувствую холод бутылки на своей коже:
        - Ну, что, Леди Лёд? Точно не хочешь шампанского? Отметим наш с тобой успех?
        Я закрываю глаза, чтобы не видеть его лица, на котором поселился оскал стервятника. И с горечью вспоминаю, как мы до этого дошли.
        ГЛАВА 1
        ДВЕНАДЦАТЬЮ ГОДАМИ РАНЕЕ
        - Папа, мы сегодня пойдём в лес? Я хочу увидеть белочек, - я прыгаю вокруг отца, потом хватаю его за руку и тяну за собой. - Пошли в сосновый бор!
        - Милый, у соседей происходит что-то необычное. Может, останемся дома и посмотрим? А ты, Ника не шуми. Лес от нас не убежит.
        Я обиженно надуваю щёки. Придётся смириться. Мать редко разрешает гулять в летние месяцы. На даче полно работы. Вот я и бегаю с лейкой по огороду и теплицам, собираю ягоды, убираюсь в доме, а в самый жаркий час сплю в пристройке, на раскладушке. Книг здесь много, я достаю их из коробки и читаю по одной. Но мне внезапно становится интересно:
        - А что там случилось?
        Любопытство мучает меня, потому что соседи практически не появляются на дачном участке.
        - Говорят, будут кино снимать, - без улыбки ответил отец, - хочешь посмотреть?
        - Ещё бы! - я весело хлопаю в ладоши и бегу с кухни переодеваться в любимое платье с рисунком из зелёных яблок.
        Вскоре выяснилось, что снимать будут не кино, а всего лишь рекламу фруктового сока.
        Я сидела на заборе и грызла семечки, когда услышала взволнованные голоса:
        - Катя заболела. Но Миша уже здесь. Что будем делать? Время съёмки уже оплачено, нужно закончить сегодня.
        - Ничего сложного. Нам просто нужна девчонка, которая заменит Катю. Смотри, вон та, чернявенькая, очень даже ничего. Девочка, ты чья?
        - С соседнего участка, - отвечаю я, не прекращая грызть семечки.
        - Хочешь шоколадку? Или нет, целый мешок шоколадок? - внезапно спросил один из мужчин, подойдя ближе.
        - Конечно! - ответила я.
        - Тогда мы поговорим с твоим папой, и, если он согласится, ты его получишь.
        - Что вам нужно от моей дочери? - отец появился, словно из-под земли, и, нахмурившись, смотрел на незнакомцев.
        - Одна из актрис не явилась на съёмки из-за болезни. По возрасту она такая же, как ваша дочь. Не могли бы вы, разрешить вашей девочке, один раз сняться в рекламе?
        Отец покачал головой:
        - Я не хочу, чтобы моя дочь тратила время на ерунду.
        - Но вам заплатят за её работу.
        - Дело не в деньгах. В будущем у неё должна быть хорошая профессия. Незачем ей забивать голову мечтами попасть на экраны телевизоров.
        - Пожалуйста, мы очень вас просим! Нам некогда искать замену. Если девочка не будет участвовать, придется менять сценарий.
        Тут пришла моя очередь вмешаться. Увидеть себя на экране телевизора еще круче, чем получить в подарок грузовик эскимо. Да все мои подружки умрут от зависти!
        - Папуля, пожалуйста! Я хочу попробовать!
        Отец бросил на меня хмурый взгляд. Я состроила умильную рожицу. Он не смог устоять перед просьбой любимой дочки.
        - Хорошо, - сказал он, наконец, - но, только сегодня.
        …Это был весёлый опыт. Мне принесли пёстрое платье с алыми оборками, на ноги надели босоножки с перекрещенными ремешками. Затем заплели две косички, нанесли лёгкий макияж и усадили на скамейку, вручив пакет сока «Дружный».
        Я не сразу увидела мальчика, который будет сниматься со мной в рекламе. Миша, о котором столько говорили, вышел из внедорожника. Он был одет очень мило - в белую футболку и голубой джинсовый комбинезон. Но я обратила внимание прежде всего на его причёску - в стиле Ди Каприо. Его пышные золотистые волосы, зачёсанные на один бок, сияли на солнце.
        - Привет! - сказал он. - Меня зовут Миша. Можно Миха. А тебя?
        - А меня Ника, - передёрнула я плечами, решив не говорить полное имя.
        - Ника, я слышал, у тебя нет опыта съёмок. Тогда просто наблюдай за мной и делай, как я. Хотя, по тебе не скажешь, что ты смышлёная.
        - От дурака слышу, - я показала язык наглому мальчишке. В этот момент к нам подошли люди из съёмочной бригады:
        - Вы уже познакомились, ребята? Отлично. Ника, у тебя всего пара реплик. Тут трудно что-то забыть. Но, постарайся сыграть хорошо с первого раза.
        Я кивнула. Но в итоге сделала много ошибок. По тексту рекламы я должна была спросить Мишу: «Мама отправила тебя красить забор?» Вместо этого в двух дублях подряд я упорно спрашивала: «Мама отправила тебя украсить забор?» Приходилось снимать сначала.
        - Ты тупая, - с радостной ухмылкой сообщил мне Миха, - тратишь наше время. Если реклама провалится, ты будешь виновата. В жизни не видел такой глупой девчонки.
        В ответ я мысленно пообещала себе, что оболью его соком, с головы до ног, сразу же, как завершится съёмка. И я выполнила своё обещание. Как только мы закончили снимать короткую историю, где девочка делится соком с соседом по дачному участку, я вылила этот гранатовый сок на спину зазнайке.
        Потом долго спорили режиссёр и мои родители. Заставили извиниться перед Михой. Отец пообещал строгое наказание. В итоге меня не выпускали на улицу всю следующую неделю. И, конечно, мешок шоколадок мне не достался. Так закончились мои первые съемки.
        Через месяц мы узнали, что дачный участок купила другая семья. Я больше не видела Миху, разве что, на экране телевизора. Кажется, его карьера складывалась успешно.
        А гранатовый сок я возненавидела с того самого дня.
        ГЛАВА 2
        Прошло двенадцать лет. Я оканчивала школу, и думала, где же хочу учиться, а потом работать. Родители мечтали, чтобы я поступила в институт на инженера, но у меня не было к этому никакого рвения. С техническими науками я не дружила. Зато мне очень нравились гуманитарные предметы и танцы. Почти все свободное время я проводила в студии восточных танцев.
        Иногда, глядя на рекламу по телевизору, я вспоминала свои первые съёмки и грустила, что всё ограничилось одним-единственным днём. Но, когда я заикнулась отцу о том, что хочу работать моделью, тот ругался целый вечер. Пришлось оставить эти мысли ровно до того дня… Когда жизнь внезапно поменялась.
        Мы танцевали на благотворительном выступлении. Моя юбка из органзы и шифона буквально стекала по телу, то обнажая ножку в хрустальной туфельке, то скрывая её. В моих руках скользил большой серебристый платок, то скрывая, то вновь демонстрируя зрителям мою фигуру. Сцена была освещена множеством свечей. Их отблески делали ярче мой танец, придавая ему нечто волшебное. Точно я танцовщица из сказок «Тысячи и одной ночи».
        Переодеваясь в гримерке в джинсы и футболку, я и не подозревала, что моя жизнь вот-вот изменится.
        В дверь тихо постучали, сказав, что хотели бы поговорить с Вероникой Каламиец. Я дождалась, когда все уйдут, и только потом пригласила гостя. Им оказался сорокалетний усатый мужчина с нездоровым цветом лица.
        - Ника Коломиец - это вы?
        - Да. Вы что-то хотели? - равнодушно спросила я.
        - Предложить вам работу в нашем модельном агентстве.
        - Вам понравился мой танец с платком?
        - Да, он хорош. Но дело даже не в нём. Скажите, у вас уже был опыт съёмок?
        Я пожала плечами, но решила не лгать.
        - Давно, ещё в детстве.
        - Отлично, - почему-то обрадовался мужчина. - Та самая реклама сока «Дружный», верно? Вы нам подходите. На собеседование вы можете подойти летом, сразу после экзаменов. Сначала вам нужно получить аттестат.
        - Здорово! - я почувствовала, как от счастья перехватило дыхание, - но, расскажите больше о вашем агентстве! Что это за место?
        - О, наше агентство весьма необычное. Начнём с названия: «Вкус вампира». Владелец агентства, Семён Гладких, интересуется легендами о вампирах. Своих моделей, да и простых работников-менеджеров, он выбирает так, чтобы они соответствовали «вампирскому» стилю. Вы нам очень подходите - светлая кожа, чёрные, как уголь, волосы и голубые глаза. Вы составите отличную пару с… А, впрочем, неважно. Господин Гладких даже центральный офис агентства оформил в готическом стиле. Сам Семён большую часть времени проводит в путешествиях, и в Европе он бывает чаще, чем в России. Если вас не пугает перспектива одеваться в тёмных тонах, красить ногти в кровавый цвет и подчеркивать черным карандашом глаза, будем рады работать с вами.
        - Простите, но почему выбор владельца пал на меня? - удивилась я. - Мало ли в столице смазливых темноволосых девушек, которые умеют танцевать? Или всё дело в той рекламе, в которой я однажды снялась? Неужели она была настолько популярной?
        Мужчина отвёл глаза, что показалось мне не очень хорошим знаком:
        - Тогда вы снимались в паре с Михаилом Белозёровым. Сейчас он - топ-модель нашего агенства и уже принял участие в съёмках двух кинофильмов. Его популярность растёт с каждым днём. Наш хозяин решил ко дню двадцатилетия Михаила обратиться к истокам, то есть к началу его карьеры. Так мы вышли на вас, и вы приятно удивили своей внешностью, обаянием и танцевальными способностями. Семён сейчас в отъезде, но он дал указание найти вас и пригласить в наше агентство.
        - То есть, я приглашена на работу только потому, что однажды снялась в рекламе с вашим Михаилом? И вы думаете - я соглашусь?
        - Наше агентство известно далеко за пределами России. Мы редко берём новичков, и те, кто с нами сотрудничают, становятся настоящими «звездами». Поэтому, это приглашение - шанс, прежде всего, для вас. Вероника, что вас ждет после окончания школы? Институт, потом скучная работа в офисе или на заводе. Кредиты, ипотека, постоянная нехватка денег. А мы даем возможность изменить жизнь к лучшему. Но решение остается за вами.
        - Хорошо, я понимаю, - кивнула я. - Я попробую.
        - Замечательно. Когда придёте в агентство, принесите с собой этот билет и отдайте тому, кто будет проводить собеседование, - мужчина протянул мне открытку с картинкой в виде летучей мыши, на которой было написано всего одно слово: «Приглашение».
        Взяв открытку, я какое-то время крутила её в руках. Передо мной стояла непростая задача - поговорить с отцом и убедить его в правильности моего решения.
        ***
        - Ты не можешь тратить время на ерунду, Ника! - громыхал отец, - ты не стала звездой, двенадцать лет назад, не станешь ей и сейчас. Твоя задача - поступить в институт или колледж, а потом работать, как все нормальные люди. И ты должна меня слушаться!
        - Прости, папа, но ты-то многого добился в жизни? Чтобы поехать за границу, вы с мамой берёте кредит! То же самое и с крупными покупками! - злилась я. - Я не хочу так жить, считая каждую копейку! Ты меня не остановишь! Мне впервые улыбнулась удача, а ты хочешь мне помешать!
        Мы долго спорили. Мама не вмешивалась. В итоге, отец оставил выбор за мной:
        - Это твоя жизнь, Ника, и ты можешь делать с ней всё, что пожелаешь. Я больше не буду поднимать эту тему. Только потом не жалуйся.
        На этом разговор был окончен. Хлопоты, связанные с окончанием школы, заставили меня забыть всё остальное. Когда одноклассники спрашивали, куда я намереваюсь поступать, я с улыбкой говорила, что в технический ВУЗ. Мне не хотелось сообщать им, что я собираюсь покорять вершины модельного бизнеса. Меньше будет насмешек, если у меня ничего не выйдет.
        В конце июня, после выпускного вечера, в Москве наступила жара. Многие из моих знакомых уехали на юг или за город. Я же собиралась посетить агентство «Вкус вампира».
        ГЛАВА 3
        Я приехала к зданию офиса на метро. И, каким же было моё удивление, когда я заметила, что все подходы к зданию занимают юные, и не очень, представительницы слабого пола. В руках они держали плакаты и мигающие фонарики.
        С плакатов на меня смотрело поразительное по красоте лицо, увидев которое, так и тянет преклонить колени. Белокурые до плеч волосы, оттеняли зелёные, точно морская вода в солнечный день, глаза. Невероятно длинные пушистые ресницы добавляли образу трогательности и глубины. Азиатский разрез тоже казался очень необычным.
        Я немного полюбовалась на плакаты с красавчиком, а затем попыталась пробраться сквозь толпу. Не получилось - меня толкнули назад, да так, что я упала на асфальт. Одна девушка повернулась ко мне и буркнула:
        - Мы с утра ждём его приезда из Европы. А ты куда прёшь без очереди? Думаешь, тебя кто-то пропустит к нему? И не мечтай!
        Я присела, потирая ушибленное колено. Капроновые колготки не порвались, но запачкались. Я не представляла, как появлюсь на собеседовании в таком виде. Оставалось надеяться, что мне удастся найти туалет и надеть чулки, которые я на всякий случай ношу в сумке.
        Вдруг из-за поворота вырулила черная блестящая иномарка с тонированными стёклами и резко остановилась. Из машины вышел рыжеволосый мужчина с короткой стрижкой. Он придержал дверь. Вслед за ним появился тот, из-за кого меня так сильно толкнули.
        - Миха! - в восторге заорало с сотню голосов.
        Я не осталась равнодушной к зрелищу, что открылось передо мной. Златокудрый парнишка с глазами-изумрудами и заколкой в волосах в виде летучей мыши приветливо улыбался собравшейся толпе. В его холодных глазах плясали радужные искры, когда десятки рук потянулись к нему.
        Не ожидала, что он остановится возле меня.
        - Костя, помоги ей встать.
        В тот же миг чьи-то руки помогли мне подняться. Это оказался менеджер Михаила. После этого «звезда» вдруг протянула ладонь к моей щеке и погладила:
        - Прости моих поклонниц. Они бывают чересчур навязчивыми. А я люблю девушек у своих ног, но не в буквальном смысле. Доставай свой плакат или постер. Я его подпишу.
        - Я не… - я попыталась объяснить ситуацию, но красавчик понял всё по-своему.
        - Пришла без плаката? Хочешь росчерк на своём теле? Ммм, какая прелесть! - он вдруг вцепился в мою руку, резко потянул на себя ладонь, доставая из кармана ручку. И сделал мне роспись прямо на ладони.
        За своей спиной я услышала возмущенное шипение и даже проклятия. Меня пытались испепелить взглядами. Парень, тем временем, просто прошёл дальше, одарив напоследок ароматом дорогого парфюма с ландышами.
        Я услышала за спиной завистливые вздохи. Между тем Миха со своим менеджером уже оказались возле стеклянных дверей и исчезли за ними. Из здания вышел охранник и приказным тоном объявил:
        - Девушки, расходимся по домам. Здесь вам нечего караулить. Или я позову полицию.
        Фанатки, негромко переговариваясь, начали расходиться. Я подошла к дверям, но охранник преградил мне путь:
        - Куда это ты? Иди домой!
        - Но у меня есть приглашение, - порывшись в сумке, я вытащила открытку. Охранник мрачно покрутил её в руках, потом вернул мне:
        - Хорошо, проходи. Отдел кадров на первом этаже.
        Я не решилась спрашивать у охранника, где туалет. Просто зашла внутрь здания и принялась искать его.
        Внутри оказалось весьма необычно. Прямо у входа размещались две статуи горгулий. По коридору на стенах висели факелы, очень похожие на настоящие. Повсюду развешаны картины с изображением вампиров. Кое-где в золочёных рамах красовались постеры с фрагментами из фильма «Дракула». И даже два дивана для посетителей были оформлены в виде жертвенных чаш. Их бархатная обивка сбоку казалась золотистой, а сверху - кроваво- красного оттенка.
        Мне стало как-то не по себе. Странный рабочий офис.
        Наконец, я нашла туалет, возле которого располагался небольшой фонтан с летучей мышью, с чьих крыльев стекала вода. Я зашла внутрь, переодела колготки, вымыла руки и привела в порядок растрепавшуюся причёску - мои длинные тёмные волосы, заколотые шпильками с жемчужинками на основании.
        Затем я отправилась искать отдел кадров. Мне по пути мне встретилась девушка, щеголявшая в трико и футболке с надписью «Дракула». Я спросила её, куда мне идти, и она махнула рукой в конец коридора. Правда, её взгляд мне совсем не понравился. Уж слишком много в нём было презрения, для той, кто видит меня впервые. Тоже мне, королева нашлась.
        Дверь кабинета оказалась открыта. Я зашла в комнату, по которой гулял ветер. В воздухе тихонько прозвенели колокольчики. Я подняла голову и увидела, что целый десяток колокольчиков увешивает потолок.
        За столом сидела женщина в офисной одежде - белая блузка, чёрные брюки. Услышав звон колокольчиков, она подняла на меня взгляд, оторвав его от бумаг перед собой.
        - Добрый день, - первой заговорила я, - Я пришла по поводу работы.
        Женщина усмехнулась краешком губ:
        - Должно быть, это ошибка. Мы никого не принимаем.
        - Но у меня есть приглашение.
        Тонкие брови женщины взлетели вверх:
        - О, неужели? Что ж, дайте на него посмотреть.
        Я протянула ей открытку с летучей мышью. Она минуты две вертела его в руках, после чего кивнула:
        - Признаюсь, это действительно приглашение от нашего агентства. Итак, Вероника Юрьевна Коломиец, это вы. И вы хотите с нами работать?
        - Верно.
        - Что ж, тогда я распечатаю трудовой договор для вас, как для начинающей модели. Имейте в виду, что для работы вам придётся пройти медкомиссию. Её оплата - за наш счет. После этого, будьте готовы посетить диетолога и фитнес-тренера. По поводу зарплаты… сейчас я укажу начальный уровень оплаты в нашем агентстве, и вы решите, устраивает вас это предложение, или нет.
        У меня с языка чуть не сорвалось: «Вначале я готова работать даже бесплатно!» Но вовремя остановилась.
        Женщина быстро распечатала одну страницу договора и передала её мне. Моё сердце бешено заколотилась. Сумма была в пять раз выше зарплаты менеджера среднего звена. Интересно, сколько же у них зарабатывают «звезды»?
        Я подтвердила, что меня всё устраивает. Какое-то время мы занимались бумагами, после чего сотрудница агентства снова обратилась ко мне:
        - Ваше первое задание будет - сняться в рекламе кроссовок. Вы готовы к первой работе?
        - Конечно.
        - Надеюсь, вы понимаете, что вас пригласили к нам на работу, из-за той давней рекламы со «звездой» агентства Михаилом. Эта реклама также будет совместной с ним. Вы не против?
        Передо мной снова промелькнуло лицо того наглеца, роспись которого огнём горела на ладони. Вот уж не думала, что придётся с ним сниматься. Но, ничего не поделаешь. Работа на первом месте.
        Мне казалось, что предстоящее задание не будет трудным. Пройтись туда-сюда по холму в кроссовках. Что может быть проще? Но интуиция почему-то твердила, что во всём этом таится какой-то подвох. И, только я об этом подумала, как дверь кабинета громко хлопнула.
        В комнату вбежал запыхавшийся юноша в очках:
        - Мария Степановна! Миха снова унизил при всех партнера по съёмкам! Кажется, он не выносит конкуренции на съёмочной площадке.
        Моя нанимательница закатила глаза:
        - Что же в этот раз? Выбросил в мусорное ведро его вещи? Съел его еду или выпил его кофе?
        - В этот раз он отбил девушку Белого. И та пришла с цветами для Михи прямо на съёмки. Но, в итоге, там же он с ней и порвал. При всех. Дело закончилось тем, что девушка в слезах убежала.
        Тяжело вздохнув, женщина обратилась ко мне:
        - Наш Михаил - очень талантливый, и, в то же время, сложный человек. Ника, я надеюсь, вы сумеете найти к нему подход.
        - Я приложу к этому все усилия, - ответила я, но в моём голосе не слышалось уверенности.
        - Итак, в понедельник вы должны явиться в агентство. Отсюда вас отвезут на съёмки в Подмосковье. Не берите с собой ничего лишнего - еду и одежду обеспечат спонсоры. Вы должны хорошо себя чувствовать, поэтому отдохните перед съёмками.
        - Я всё поняла, - кивнула я.
        - Вам придётся слегка сменить имидж, чтобы соответствовать нашему агентству. Наш стилист проинструктирует вас и подберёт что-то на первое время.
        - Хорошо, - снова согласилась я.
        - Но, Мария Степановна, на съёмочной площадке может вспыхнуть драка, - снова вмешался юноша в очках.
        - Значит, сейчас её и потушим. Самое время познакомить Миху с новой напарницей, - с этими словами моя нанимательница резко встала из-за стола. - А вам, Ника, продемонстрировать свою коммуникабельность.
        Я ничего не ответила, просто поднялась со стула и последовала за Марией. Мы прошли несколько коридоров, выкрашенных в темный цвет, и украшенных разноцветными камнями, и вышли к большому залу, освещённому светом софитов.
        В центре стоял он - тот самый похититель женских сердец, которого я видела незадолго, как пришла на собеседование.
        Он стоял возле темноволосого парня и протягивал ему цепочку, на которой болталась русалка.
        - Я привёз тебе русалку из Варшавы, Белый. А ты пристаёшь ко мне из-за какой-то чокнутой девицы. Что ж, подари ей эту подвеску, и дело с концом. Она оценит, если ты скажешь, от кого достался подарок.
        - Подавись своими украшениями! Лике они не нужны! Если ещё раз увижу тебя рядом с ней, то точно разобью тебе лицо!
        - Ты, что, угрожаешь мне? Ты такой наивный, Белый. Считаешь, что твоя бывшая, которую я бросил, снова сойдется с тобой? Этого не будет. Я незабываем. Думаешь, почему я решил подарить тебе подвеску? Всё дело в том, что, во время европейской поездки, она следовала за мной, как тень. И даже подарила мне эту подвеску.
        В следующую секунду послышался глухой удар. Это Белый со всей силы врезал Михе. Тот, впрочем, даже не пошатнулся. По краю его губ засочилась кровь, люди вокруг забегали и засуетились, а Миха лишь с удивлением провел ладонью по щеке. Затем он подставил ладонь свету и смотрел, как по ней покатились багровые капельки, превращаясь в полоски.
        - Силён? Думаешь, ударил меня и теперь легко отделаешься? - Миха схватил Белого за плечи и хорошенько встряхнул, - да я с тебя такой штраф сдеру, в качестве моральной компенсации… Два года будешь бесплатно работать. Или, может, ты предпочтешь, чтобы я расквасил твоё личико, так, что б ты месяц сниматься не мог?
        Тут вмешалась Мария Степановна. Она пробилась между темноволосым юношей и наглым блондином и подняла вверх руки:
        - Всё, хватит, мальчики! Драки на площадке запрещены. Успокойтесь оба, если не хотите вылететь из агентства. Кстати, я привела с собой новую девочку, с которой ты, Миха, в понедельник будешь сниматься. Её зовут Вероника.
        - Вероника, очень приятно, - блондин произнёс моё имя, точно смаковал бисквитное пирожное. - Ммм…постойте-постойте… Кажется, мы уже виделись. Она пришла в агентство ради меня.
        - В толпе ваших поклонниц я оказалась случайно. Они не давали пройти, - ледяным тоном отрезала я, поймав снисходительные взгляды окружающих.
        - Случайность - вариант закономерности, моя дорогая, - недобро сощурился Миха, - что ж. С нетерпением жду наших съёмок. И, запомни, никто не будет делать тебе поблажек, несмотря на то, что ты - новичок.
        - Переживу, - обезоруживающе улыбнулась я.
        - Я уверен, что у вас всё получится, - неожиданно мягко заметил Белый за моей спиной. Я повернулась к нему и увидела протянутую ладонь для рукопожатия.
        - Саша Белый, приятно познакомиться, - сказал темноволосый парень, и улыбнулся.
        Я буквально чувствовала, как мою спину пожирает огонь ненависти Михи. Очевидно, что эти два самца уже давно делят территорию. Я - ещё один повод выплеснуть адреналин. Что ж, мне есть чем заняться, помимо того, чтобы служить яблоком раздора.
        Но тут выручила женщина из отдела кадров:
        - Ника, ты можешь идти. Первая работа очень важна, и ты должна хорошенько подготовиться к ней.
        - Спасибо, Мария Степановна.
        Я поспешила покинуть зал для съемок. И, сильней всего, мне хотелось сбежать от Михи и его хищных зелёных глаз. Для первого дня достаточно волнений.
        Я прошла по тёмному коридору, и увидела винтовую лестницу спуска на первый этаж. Меня преследовал тихий перестук шагов, но я несколько раз оглядывалась, и не заметила, чтобы следом за мной кто-то шёл.
        На первом этаже висело большое зеркало в винтажной раме. Я поймала в нём своё отражение - немного испуганное и затравленное. Рассердилась на себя. Зачем так волноваться на собеседовании? Что же со мной будет в первый рабочий день?
        Перевела дыхание, достала из сумки расчёску и привела в порядок волосы, аккуратно разложив длинные волнистые пряди по плечам. Мелькнула мысль, что с распущенными волосами я похожа на цыганку Раду из фильма «Табор уходит в небо». Что-то колдовское в моей внешности. Я подвела губы неяркой помадой, не отрывая взгляда от своего отражения.
        Вдруг за спиной кто-то засмеялся. Я почувствовала волну мурашек, бегущую по коже. В зеркале, кроме меня, никто не отражался. Лишь пустой холл, да диванчики посредине.
        Я набралась смелости оглянуться и встретилась взглядом с наглыми зелёными глазами. Мне еще никогда не было так страшно. Я бросила мимолётный взгляд через плечо. Миха, стоявший за моей спиной, не отражался в зеркале.
        Мне показалось, что пол качнулся под моими ногами.
        - Что с тобой? Ты такая бледная. Присядь!
        Я позволила довести себя до диванчика, и некоторое время молчала, не в силах произнести и слова. Затем набралась храбрости и снова посмотрела в зеркало. Удивительно, но теперь в нем появились наши отражения.
        Миха держал меня за руку и что-то говорил, но я лишь затравленно смотрела в сторону зеркала.
        - Вижу, на тебя, как и на всех остальных, произвела впечатление обстановка нашего агентства, - голос Михи звучал сладко, как мёд. Я усилием воли повернулась и посмотрела на него. - Семён Гладких, владелец нашего агентства позаботился о том, чтобы производить такой эффект. Не удивляйся.
        - Но… это зеркало… - прошептала я.
        - Просто старое зеркало в дорогой раме. Ты не любишь антикварные вещи?
        - Нет, просто мне показалось… Да неважно.
        - А ты красивая, - неожиданно сказал Миха. - Знаешь, в этот раз агентство, подбирая новичка, с внешностью не прогадало. Даже не придётся делать пластических операций…
        - Я и не собиралась их делать.
        - Солнышко! Думаешь, операции - самое страшное в этой работе? Ты в курсе, что наше агентство со странностями? Например, тебя в любой момент могут обязать пить кровь животных на какой-нибудь тематической вампирской вечеринке? Знаешь ли ты, что временами моделей из этого агентства заказывают, чтобы потешить публику красотой и экстравагантностью? И мы должны соответствовать имиджу агентства. Здесь хочешь - не хочешь, а станешь вампиром. Ну, или донором.
        - Зачем ты запугиваешь её? Если сам не брезгуешь пить кровь, и Рафаэль этим гордится, это не значит, что все представители агентства занимаются тем же. Всегда можно заменить кровь томатным соком, - к нам подошёл Саша Белый.
        - Ты опять лезешь не в своё дело, Белый. Лучше бы пошёл и утешил свою девушку. После того, как я её сегодня бросил, боюсь, как бы она чего не учудила.
        - Нарываешься на драку? - процедил брюнет.
        - Нет, просто расставляю всё по своим местам. Ладно, заболтался я с вами. У меня сегодня ещё фотосъёмка для мужского журнала. Увидимся позже, Ника.
        И он удалился походкой ленивого кошака. Я с удивлением смотрела вслед этому блондинистому недоразумению и гадала о причинах его популярности у женского пола. Достойных причин, кроме ослепительной внешности, не нашла.
        Белый осторожно похлопал меня по плечу:
        - Ты с ним осторожнее на съёмках. Он ломал игрушки и покрепче, чем ты. И, вообще, он довольно странный. В мистику не верю, но есть в нём что-то потустороннее. Как взглянет своими глазищами, так чувствуешь себя проклятым. У меня от него порой мурашки по коже. Постарайся общаться с ним поменьше.
        Я понимающе улыбнулась:
        - Буду держаться с ним в пределах профессиональных отношений.
        ГЛАВА 4
        Вечером мы смотрели с родителями фантастический фильм, попутно отмечая мою первую работу чаем с тортом. Это был последний день, когда я могла позволить себе сладкое. Глядя на экран телевизора, я размышляла о том, что мы получаем готовый продукт в виде кино, но, даже не представляем, сколько работы, сколько переснятых дублей и вырезанных сцен за ним скрывается.
        Потом я приняла душ, почистила зубы и завалилась спать, прикрыв дверь в свою комнату. Совсем не удивилась, когда ко мне пришел и устроился на груди матёрый рыжий кот Васька. Он любит мою комнату и частенько остаётся в ней до самого утра. А ещё ему очень нравится тёплое человеческое тело. Васька всегда радостно взбирается на меня, сворачивается клубком и урчит.
        Пригревшись под кошачьим весом и пледом, я не заметила, как уснула. Мне привиделся совершенно необычный сон.
        …Я находилась в высоком шатре, сшитом из разноцветных тканей. От запаха благовоний и розовых масел кружилась голова. Я не могла пошевелиться, потому что была связана. Удавалось лишь вертеть головой, чтобы рассмотреть всё вокруг.
        Моё сердце пропустило удар, когда я заметила в углу шатра знакомое зеркало. То самое, что я видела в агентстве. Хотя, возможно, они всего лишь были похожи своей формой и тяжелой металлической рамой. Но, что-то внутри упорно твердило, что это - то самое зеркало.
        Неожиданно полы шатра разошлись, и внутрь кто-то вошёл. Я слышала его шаги, затаённое дыхание. И вот чужие руки вдруг сжали мою шею, не позволяя дышать.
        - Проклятая девка! - произнес мужской голос, - ты соблазнила моего младшего брата, заставив его выступить против меня. Теперь он умер, и тебя некому защитить. Ты называла меня тираном, но в итоге стала игрушкой этого тирана. Я сейчас легко могу убить тебя, но не стану этого делать.
        Хватка чужих рук вдруг ослабла. Я зажмурилась, боясь встретиться взглядом со своим мучителем.
        - Смотри на меня, когда я с тобой говорю, - властно шептал всё тот же голос. Я не могла не повиноваться и послушно распахнула глаза. И подавила крик - передо мной стоял Миха. Он был странно одет - в короткие штаны, белую рубашку и тонкую кольчугу поверх неё, скрывавшую тело до самых бедёр. Его голову украшала корона, и золотистые волосы волной рассыпались по плечам.
        - Итак, из-за тебя я лишился своего единственного брата. Ты заплатишь за это каждой каплей своей крови, - он вдруг выхватил из-за пояса кинжал и резко провёл по моей коже. Я вскрикнула от внезапной боли. Мучитель же, покрутив кинжал с алыми разводами перед своими глазами, вдруг слизнул их. - Превосходно! Ты будешь умирать медленно, истекая кровью.
        И тут я ответила. Я не узнала свой собственный голос:
        - Я не забуду твоё преступление. В новой жизни, когда мы встретимся, ты будешь мучиться жаждой каждый день. И обычная вода не сможет её утолить, а чужая кровь поможет лишь временно. Это твоё наказание. И только моя кровь принесёт тебе спасение.
        Я вдруг почувствовала мощный толчок в грудь, словно что-то выбросило меня из этого тела.
        Очнулась в своей комнате. Кот лежал рядом со мной и крепко спал. Я расслабленно выдохнула, понимая, что мне просто приснился кошмар. Но неожиданно ощутила, что по запястью течёт кровь. Я включила светильник и едва удержалась от крика - на запястье у меня красовался глубокий порез. Мгновением позже, когда я вскочила с кровати и полезла в аптечку за бинтом, то успела подумать, что меня мог оцарапать кот. Но сам разрез не был похож на следы, оставленные котом. Более того, Васька продолжал мирно дрыхнуть, никак не реагируя на мою беготню.
        Пришлось оставить эту проблему до утра. Обработав рану, чтобы не попала грязь, я забинтовала руку, и снова забралась под одеяло. Сердце бешено колотилось. Я накрылась одеялом с головой и молилась только о том, чтобы сон не принёс новых неприятных видений.
        Но сон всё-таки приснился. Я снова оказалась в шатре. Узнала аромат розового масла. Не было сил даже пошевелиться. Не получалось открыть глаза. Я чувствовала только поцелуи чужих губ, совершавших путешествие по моему запястью. От этого молчаливого любовника я могла поймать только запах. И это был знакомый запах, запах ландышей и лесного ореха. Я чувствовала его также остро лишь от одного человека.
        - Миха! - с криком очнулась я, подпрыгивая на кровати.
        За окном солнце уже высоко поднялось. Я открыла окно, впуская в комнату свежий воздух. После того, как вдоволь надышалась у окна, решила посмотреть на порез. Размотала бинт и…удивилась. Крови не было даже на бинте. На руке красовался еле заметный тонкий рубец. И, сейчас, глядя на него, я подумала, что меня случайно оцарапал кот. Но, среди ночи, я просто очень испугалась и придала всему мистическое значение.
        Завтракая гренками с чаем, я отрешённо глядела в окно. Даже если приснившийся мне кошмар - плод моего воображения, то с чего вдруг Михе мне сниться? Как он так легко проник в мои сны? Я - сдержанный и довольно холодный человек, и меня всегда это спасало. В школе никогда не бегала за красавчиками. Парни увивались за мной, но я это не замечала. Просто ни разу не влюблялась и не испытывала острого влечения. И вот, я впервые вижу этого Миху, а после он приходит ко мне во сне. Чудо из чудес! И очень некстати, учитывая, что нам работать вместе. Может, и недолго, но, если мне хватило одной встречи для этого странного сна, то, как бы, не стать жертвой его прекрасных глаз и в реальности. Кстати, надо бы узнать его полное имя и фамилию. «Звезды», конечно, со странностями. Но он - взрослый человек. А кличка как у собаки. Просто позор!
        Допив чай, я вспомнила, что вчера так и не заглянула к стилисту в агентстве. Что ж, придётся отложить этот визит на время.
        Выходные - это возможность погулять, побыть на природе, и меня ожидала поездка в Царицыно с Катей и Людой. День выдался теплый, солнечный, и мы отлично провели время, сделав множество фотографий.
        Но, как бы я не пыталась отвлечься от странного сна, воспоминания о нём преследовали меня. Случайные светловолосые парни на улице напоминали мне о Михе, он мерещился мне повсюду.
        ***
        Выходные закончились, и началась новая страница в моей жизни. Я приехала в агентство к восьми часам утра и думала, что буду первой. Но оказалось, что мой менеджер уже ждала меня с половины восьмого.
        - Та самая новенькая! - воскликнула она, едва я появилась в дверях. Я внимательно её рассмотрела - худенькая девушка с хвостиком светло-рыжих волос. - А меня зовут Лариса. Мы должны зайти и примерить вашу одежду, прежде чем отправляться на съёмки.
        И тут я растерялась. Вспомнила, что не давала снимать с себя мерки, потому что никто об этом не просил, да и размеры своей фигуры никому не сообщала.
        - Всё в порядке, Ника, не смущайтесь. Я знаю, что Маша не возьмёт на работу девушку с размером груди больше второго. Так что вещи для вас готовы.
        - Как у вас здесь строго, - покачала головой я, - а если я потолстею?
        - Контракт с вами, скорее всего, прервётся. Не беспокойтесь, при агентстве у нас есть свой фитнес-клуб, где вам предложат тренажёрный зал, латинские танцы и тому подобное. И да, услуги диетолога. Вам придётся не менее двух часов в день проводить в спортзале.
        - Отлично, - кивнула я, мысленно порассудив, что работа - это работа.
        Мы зашли в одну из гардеробных комнат, и Лариса протянула мне комплект белого цвета из майки, юбки и шорт. Примечательно, что вырез майки был отделан кружевом и тонкими белыми перьями. К комплекту прилагались также белые кроссовки с серебристыми подошвами и задниками.
        Примерив одежду, я позвала Ларису, чтобы она дала оценку моему внешнему облику. Вещи оказались мне в пору, что меня обрадовало.
        - Но, не слишком ли много, белого цвета? - спросила я у менеджера.
        Лариса, окинув меня взглядом, одобрительно цокнула языком и протянула мне покрытую лаком шкатулку:
        - Здесь бусы и браслет из мелкого агата. Тема ваших с Михой съёмок - добро и зло. Не забывай, что наше агентство называется «Вкус вампира», Тебе, Ника, предстоит стать жертвой вампира. А жертв следует одевать, как невинных ягнят.
        У меня перед глазами промелькнуло видение: белые овечки, и Миха, гоняющийся за ними.
        - Необычный концепт для рекламы. Я думала, что получу остроконечную шляпу ведьмочки и какую-нибудь чёрную блузку в сеточку для первых съёмок.
        - Не торопитесь, Ника, всему своё время. Мы создаём разные образы и принимаем непохожие заказы. Но все наши ролики становятся широко известными. В этот раз будет реклама кроссовок. А, заодно, спортивной одежды для тенниса. Ты умеешь играть в теннис?
        - Если честно, никогда не пробовала.
        - Придётся хотя бы научиться отбивать удары мяча ракеткой. Знаешь, а вот Миха в этом хорош, - мечтательно протянула девушка.
        - Похоже, ваша «звезда» хороша во всём.
        - Миха очень талантлив.
        - Скажите, а как его полное имя и фамилия?
        - Михаил Васильевич Белозёров. У вас будет ещё много возможностей познакомиться, так что не спешите.
        - Не уверена, что хочу быть среди его обожателей, - передёрнулась я. - Просто интересно, с кем мне предстоят первые съёмки.
        Лариса хмыкнула:
        - Ну-ну, думаете, я не знаю, что не будь у вас уже вышедшей на тв-экраны рекламы с Михой, вас бы никто и на порог не пустил?
        Я смутилась и не нашла достойный ответ. Иногда лучше промолчать и не злить собеседника. Ведь, очевидно, несмотря на паршивый характер Михи, сниматься с ним в одном ролике люди считают за счастье.
        ГЛАВА 5
        Несмотря на то, что на улице было не жарко, в машине работал кондиционер.
        На съёмки я отправилась с менеджером. Лариса вручила мне сценарий рекламного ролика. Работа показалась мне очень лёгкой. У моего персонажа даже не было каких-то слов. Обещали наложение звука за кадром. Что-то вроде «полная воздушная свобода передвижения с кроссовками от фирмы N…»
        - Разве мы не поедем на теннисную площадку? Почему съёмки за городом? - спросила я, переворачивая страницы сценария.
        - Потому что испытание для кроссовок должно быть труднее, чем прыжки по асфальту. И так общая картинка выглядит интереснее.
        - Неужели? - не поверила я. - И куда мы едем? К зелёным холмам или на песчаный пляж?
        - Лучше, - улыбнулась Лариса. - К Домодедовскому песчаному карьеру. Там места живописные.
        - Но безопасно ли там?
        - Ты боишься?
        - Я слышала, что карьер, до сих пор действующий.
        - Наше руководство договорилось, чтобы сегодня мы спокойно провели съёмки. Нам потребуется часа три-четыре. Миха уже на месте.
        Я пожала плечами и принялась рассматривать мелькавшие за окном пейзажи, пока мы не подъехали к месту съёмок. Оно было отмечено парой ярких цветных палаток, где съёмочная бригада готовилась к работе.
        Я вышла из машины. Лариса предложила осмотреться, но далеко не уходить. Ещё она велела переодеть мне обувь. Что ж, видимо, белые кроссовки хороши только для рекламы.
        Послушно облачившись в кеды, я какое-то время просто бродила по окрестностям. Подошла ближе к деревне, расположенной рядом с карьером, и залюбовалась мелким озером, которое пересекалось ниточкой из каменных валунов. Место было удивительное. По словам Ларисы, местные жители купаются в этом озерке. Я бы и сама не прочь, но июньский день выдался пасмурным, и мне даже пришлось накинуть кофту, чтобы не замёрзнуть.
        Я присела на большой сухой камень и задумалась. Лариса сказала, что нужно вернуться в съёмочный лагерь через полчаса, чтобы мне успели наложить макияж. Это означало, что я могу гулять в одиночестве не менее пятнадцати минут.
        Я любовалась парочкой воробьёв, которые прыгали по воде, когда за спиной мелькнула чья-то тень. На миг чужие ладони закрыли мне глаза, и кто-то тихо прошептал:
        - Мама отправила тебя украсить забор?
        - Что за чушь! - разозлилась я, попытавшись оттолкнуть чужие руки.
        - Ностальгирую по нашей первой встрече, ягодка. Угадай, кто?
        Меня аж передёрнуло от этой «милоты»:
        - Миха, тебе нечем заняться перед съёмками? Ты готов от скуки испортить настроение другому человеку?
        - Нет, пришёл сказать, что ты выглядишь мило в этой белой юбочке. Совсем как маленькая девочка. Хотя, о чём я говорю, ты и есть - вчерашняя школьница. Так что не смей даже думать о том, что сможешь меня затмить!
        - Только ты можешь волноваться о таком, - я наклонила голову назад и резко ударила его по рукам. Чужие ладони исчезли. Я вскочила и повернулась к нему лицом. - Ты бросаешь мне вызов?
        Блондин в ответ заливисто рассмеялся:
        - Это ещё зачем? Держу пари, ты теннисную ракетку в руках не держала?
        - Не приходилось, ну и что?
        - А то, что пока у тебя есть время, тренировала бы удар мяча о ракетку вместо того, чтобы бездельничать. Разную высоту ударов разными сторонами ракетки. В отличие от тебя, я мяч сегодня прихватил, - с этими словами он извлек из кармана жёлтый мяч и покрутил его в руке, - полезно таскать его с собой и перекатывать в руке. Так тренируется кисть.
        - Что ж, я пойду и сейчас же займусь тренировками.
        - Успокойся, от тебя потребуется только один удар ракеткой. Красивый полёт мяча можно снять и без твоего участия, куколка. Я - просто спасение для съёмок сегодняшнего дня.
        - Ты слишком высокого мнения о себе, - я решила больше не слушать его, и уверенно обогнув, пошла навстречу съёмочному лагерю.
        - Ммм, я дал тебе ценный совет, а ты даже не поблагодарила. Ты неблагодарная, ягодка.
        - Я не давала повода называть меня дурацкими прозвищами. Для тебя я Вероника.
        - Хорошо, ягодка Ника.
        Я бросила на него злобный взгляд, но не стала комментировать его очередную издёвку. Стоило признать, смотрелся Миха сногсшибательно. Блондину очень шёл спортивный костюм черного цвета для игры в теннис. Вырез майки украшала шнуровка с серебристой кисточкой, а на шее болталось серебряное украшение в виде креста в круге. В ушах покачивались ниточки серёг, а на губах играла насмешливая улыбка. В его образе и манерах проскальзывало что-то тигриное. Он напомнил мне хищника в клетке, спокойного до того момента, пока ты не подойдёшь к нему слишком близко.
        - Вот и наша счастливая парочка, - заулыбалась Лариса, едва мы оказались в её поле видимости.
        Мне поручили отрабатывать удары ракеткой, причём к моей радости, помогала мне в этом Лариса. Я спиной чувствовала насмешливый взгляд Михи и мысленно ставила между ним и собой щит, чтобы его негативные эмоции меня не затрагивали.
        Под руководством Ларисы я училась подавать мяч. К тому моменту, когда нас позвали на съёмки, я хотя бы могла правильно держать ракетку. Я сменила обувь и была приятно удивлена, что для меня даже расстелили узкую дорожку, чтобы я добралась до места съёмок, не испачкав кроссовки.
        Теннис у нас должен был быть необычным. Миха стоял наверху небольшого оврага, я находилась значительно ниже. Между нами была натянута узкая полоска спортивной сетки. На фоне кирпично-рыжего пейзажа Домодедовского карьера мы выглядели, точно ложка сметаны на свежевымытом паркете. В обстановку мы не вписывались. Но, видимо, такой и была задумка режиссера.
        - Что ж, занимаем свои места и начинаем снимать на счёт три! Раз, два…
        Около часа мы делали дубли одних и тех же кадров, где я отправляю мяч Михе, а он возвращает его мне. Мне казалось, что ещё минута, и закричат: «Внимание! Снято!» Но ничего не происходило. Ко мне подбегала Лариса, вытирая с лица пот и снова расчёсывая волосы. И всё начиналось сначала.
        Я приготовилась делать подачу, когда вдруг услышала грохот и звук падающих камней. До меня за секунду дошло - землетрясение вызвано взрывом. Очевидно, произошла накладка, и сегодня в карьере всё же работали. Земля под ногами задрожала, и, не удержавшись, я упала на колени. Потом услышала крик с той стороны, где стоял Миха.
        Я очень испугалась. Но, нашла силы подняться и броситься на звук чужого голоса, в котором почудились стоны. Забраться наверх у меня заняло минут пять, и здесь меня ждал сюрприз. В поверхности карьера чернела аккуратная большая круглая дыра, более всего напоминавшая люк или колодец. Внутри чернела пустота.
        Я нагнулась и громко позвала:
        - Миха!
        И тут земля под ногами снова задрожала. Я не удержалась на ногах, и, покачнувшись, полетела внутрь странной дыры. Хорошо, что падать пришлось не долго. Спина встретилась с каменной поверхностью, сверху на меня посыпался песок. Я здорово испачкалась и, кажется, поранила руки…
        ГЛАВА 6
        На меня падала полоска света, и я, повернувшись, потеряла дар речи от открывшейся передо мной картины.
        Я оказалась в небольшой пещере. В углу лежал Миха, и его тело облепили летучие мыши. На минуту мне показалось, что Миха даже парит над землёй. Просто летучие мыши, прилипнув к нему, вдруг стали хлопать крыльями, пытаясь его поднять. Такое мне прежде видеть не приходилось. Миха был без сознания, а они впивались в него когтями и зубами, с видимым удовольствием высасывая кровь.
        Оглядевшись по сторонам, я заметила крепкую палку. Сделав страшное лицо, я двинулась к Михе. Летучие мыши, едва увидев, что я к ним приближаюсь, вдруг отлепились от парня и напали на меня. Я приготовилась к царапинам и укусам, резкой боли, но они почему-то даже не коснулись меня. Словно их остановила невидимая стена. Потеряно полетав вокруг меня, они кинулись врассыпную - кто-то забился в тёмные углы пещеры, а кто-то вылетел в дыру над нашей с Михой головой.
        Тут было чего испугаться. По телу пробежала дрожь. Но рядом находился человек, нуждавшийся в помощи, и я усилием воли заставила себя успокоиться.
        Опустившись на колени, я взяла Миху за руку, пытаясь нащупать пульс, затем приложила её к уху, прослушивая пульс. Он бился, хотя и слабо. Я облегчённо выдохнула. Но в следующую секунду те самые, безвольные пальцы, вцепились в мое запястье, и резко дёрнули меня в сторону Михи. Я упала на него сверху, придавив своим весом. И тут же почувствовала, что в мою руку словно вонзился большой осколок острого стекла. Я повернула голову, застонав от боли, и встретилась взглядом с алыми глазами.
        Миха, оскалив клыки (настоящие клыки!) вытягивал кровь из моей раны на запястье. Алая жидкость стекала по его бледной коже, но он словно не замечал. Он пил, и многие ранки на его теле, оставленные летучими мышами, затягивались.
        Я хотела закричать, но от ужаса не смогла произнести, ни звука. Мне показалось, что сейчас я обязательно потеряю сознание. Руки и ноги ослабли, перед глазами всё плыло. И вдруг Миха перестал пить кровь. Лизнув ранку напоследок, он пристально посмотрел в мои глаза:
        - Молчи о том, что видела. Я не пил твою кровь, тебе показалось. Если расскажешь кому-то, то не я окажусь в больнице, а ты. И не в простой, а в специальной, для людей с отклонениями.
        - Ммм… - промычала я, что должно было означать несогласие. У меня на руке красовалась вмятина от его зубов, вот продемонстрирую её всем, и мне поверят.
        - Такие следы сила вампира уберёт за минуту, ягодка, - оскалился в ответ Миха, - а ну-ка, посмотри на свою руку. Похоже, зрение обмануло тебя.
        Я бросила взгляд на место укуса и обомлела. Ровная кожа, никаких следов. Но запястье продолжало ныть, словно нервы чувствовали нанесенную рану. Что там сказал этот Миха? Иллюзия? А вот боль вполне реальная. Хотя любой, кроме меня и Михи, скажет, что она фантомная, просто потому, что не поверит в то, что случилось.
        Осознав происходящее, я резко откатилась в сторону от омерзительного блондина. Тот как-то уж слишком довольным он выглядел. И вдруг сказал, хитро улыбнувшись:
        - Впервые за долгое время я не хочу пить. Как интересно. Ягодка, а ты - не простая штучка.
        - Да и ты, похоже, необычный человек. Или, вообще, не человек?! Я видела, как летучие мыши парили с твоим телом в воздухе, - с нажимом произнесла я.
        - Охх, ну подумаешь, мышки узнали собрата и обрадовались… Видишь ли, вампиры к ним редко заглядывают. Откачать из вампира его кровь - самое приятное для них дело.
        - Я всем расскажу, что видела, - я встала с колен, решительно отряхивая грязь.
        - Ничего у тебя не выйдет. Тебе не поверят. И если тебе дорога твоя семья, то лучше молчи. А вдруг - я не единственный вампир в нашем агентстве? Не зря же оно так называется?
        Я вздрогнула:
        - То есть, прикрываясь антуражем, вы просто живёте, как вампиры, у всех на виду? Зачем тогда взяли на работу меня, обычного человека?
        Блондин лениво отмахнулся от запоздавшей летучей мыши, которая спикировала на него из угла пещеры:
        - Успокойся, конфетка. Кроме меня, в агентстве нет настоящих вампиров. По крайней мере, по моим сведениям. Но это не значит, что моих собратьев нет в Москве. Так что вечерами ходи по дворам аккуратнее. Лучше езди на такси.
        - Спасибо за дельный совет. Но зачем ты покусал меня? Теперь я в курсе твоей тайны, а предпочла бы не знать.
        - Я должен был восстановить силы после встречи с маленькими вампиренышами. Ты подвернулась под руку…Кстати, твоя кровь оказалась на удивление освежающей. Восхитительный апельсиновый фрэш, ну, чтоб тебе понятнее было. Теперь я даже рад, что у нас общие мероприятия в рабочем графике.
        - Я не буду работать с тобой… - я сделала шаг назад, наблюдая, как блондин задумчиво поправляет прядь волос, упавшую на лоб.
        - Не будешь? Значит, твои родители выплатят агентству неустойку в полном размере? Ты же подписала договор, да? Надеюсь, конфетка, ты его внимательно прочитала? Вижу панику в твоих глазах, значит, от радости, что тебя берут в модельный бизнес, ты даже толком не изучила контракт? Бедняжечка. Сумма небольшая, всего миллиончик с хвостиком. Откуда я знаю? Я свой контракт всегда внимательно изучаю вместе с юристом. И у меня выплата неустойки в разы больше суммы начинающей модели. Что ж, Никочка. Через три года, когда придёт срок перезаключать контракт, можешь обратиться ко мне. Я не позволю Семёну больше дурить тебя. Однако, тебе придётся быть со мной помягче… Понимаешь, о чём я?
        - Да я…! - начала было я гневную речь, но была остановлена голосами сверху:
        - Эй, вы там, в подземелье! Все живы? Всё в порядке? Сейчас мы спустим верёвку и вытащим вас.
        Я вдруг почувствовала, что сейчас не смогу карабкаться по канату. Ноет рука. Придётся ждать, когда кто-то спуститься за мной и поможет выбраться. Без сил опустившись на холодную землю, я отвернулась от Михи, бросающего в мою сторону многозначительные взгляды, и попыталась привести в порядок мысли.
        Получалось плохо. Странный сон, приснившийся накануне, не давал мне покоя. Неужели вампиры действительно существуют? Миха - настоящий, и всё, что случилось сегодня, - не плод моих фантазий? Или, он просто одичал от того, что сам стал жертвой летучих мышей?
        В голове снова прозвучал тот странный голос: «Тебя будет мучить жажда, пока не выпьешь моей крови…» Кажется, это была я, но - другая я. И, если то, что я видела во сне - память из прошлой жизни, то Миха стал моим убийцей, за что и получил проклятие. Но, чего я в упор не понимала, так зачем мне самой себя проклинать, становясь его жертвой. Это уже чересчур. Или, по-другому проклятье бы не сработало? Зато сейчас мне предстоит с этим разбираться. И, возможно, вся память о моей прошлой жизни ко мне не вернётся. А проблема в лице Михи останется. Конечно, если всё, что случилось, не плод моей фантазии.
        В этот момент по верёвке спустился крупный мужчина из съёмочной бригады.
        - С вами всё в порядке? - посветил он в мою сторону карманным фонариком. Я вымученно улыбнулась:
        - Всё отлично, только у моего смартфона сломалось стекло.
        - Не волнуйтесь, на время его ремонта агентство выдаст вам служебный телефон.
        Я кивнула, стараясь не смотреть в сторону Михи. Впрочем, тот не подавал признаков жизни.
        - Как он? Как там наш Миха? - заголосила сверху Лариса и менеджер «звезды» Иван.
        Мужчина посветил фонариком в сторону раненого, и тот отозвался тихим вздохом.
        - Без проблем, живой. Сейчас я его вытащу, а потом и девчонку. У той кажется, шок, так что сама на верёвке не удержится.
        Мне пришлось ждать, пока до меня дойдёт очередь. Миха изображал тяжелораненого бойца. В мою сторону даже не смотрел, но я чувствовала кожей, что всё это он делает для отвода глаз. Теперь его внимание будет приковано ко мне. Ведь я узнала его тайну и смогла утолить его голод. Сумасшедший вампир-плейбой на мою несчастную голову!
        Когда наступило время поднимать на поверхность меня, я поморщилась, разгибая ногу. Всё-таки моя коленка пострадала. Да ещё ныло запястье, не давая забыть о Михе и его фокусах.
        Оказавшись на поверхности, я с удовольствием подставила лицо солнечным лучам. Как летучие мыши всю жизнь живут в темноте? Для меня это немыслимо! Да, и почему Миха - тоже вампир, если так довольно щурится на солнце? Настоящая загадка… Если только он - не обращённый вампир, а тот, кто получил магическое проклятие. Тогда, наверное, и солнце ему не страшно.
        - Ты как? Сильно испугалась? - тараторила Лариса.
        Я помотала головой, но задала интересующий меня вопрос:
        - Но откуда взялась эта подземная пещера?
        - Очевидно, появилась во время подрывных работ. А, может, и раньше. Чего на свете не бывает. Вот я слышала, что в Москве автобус под землю провалился.
        - Да, тоже читала о подобном в Интернете, прошлом году.
        - Мы многого не знаем. Когда разрабатывали карьер, не учли, что почва здесь неустойчивая. Но, не переживай, - болтала Лариса, заклеивая мне ногу пластырем, - мы сняли всё, что необходимо.
        - Конечно, я не смогла бы сниматься в таком виде, - пробурчала я, с тоской оглядывая помятую и изрядно испачканную теннисную форму. Особенно пострадала юбка, на которой темнели коричневые разводы от песка. Кроссовки стали одного цвета с юбкой.
        Оставалось радоваться, что съёмки рекламы на сегодня закончены.
        ГЛАВА 7
        Лариса улучшила мне настроение тем, что принесла из машины бутылку с морсом. Я выпила её наполовину, когда услышала за спиной чужое порывистое дыхание.
        Резко развернувшись, я скрестила взгляд с изумрудными глазами. Миха выхватил у меня из рук бутылку и с довольным видом приложился к горлышку.
        - Я думала, ты уже напился, - ядовито произнесла я.
        Блондин белозубо улыбнулся:
        - Детка, просто ты очень соблазнительно пила этот напиток. Мне тоже захотелось попробовать. И Лариса разрешила. Верно, Лара?
        Та кивнула, с долей извинения поглядывая в мою сторону:
        - Теперь разрешила.
        Я подавила рычание, готовое сорваться с губ. Этот парень невозможен. И я боюсь его. А он кружит вокруг меня, как кошка рядом с блюдцем сметаны.
        - Что ж, Ника, мы едем обратно в агентство. Хочешь, сразу довезу тебя до дома? - Лариса подмигнула мне, и я почувствовала себя гораздо лучше. Миха лишь приподнял брови и чуть притворно покачал головой, мол, позорно сбегаешь от меня.
        Я была рада, когда села в машину, и та, наконец, оставила позади Домодедовский карьер. Менеджер заметила моё беспокойство:
        - Что-то случилось, Ника?
        - Помимо того, что я упала на камни, провалившись в пещеру?
        - Да. Мне показалось, ваше общение с Михой как-то изменилось… Знаешь, я бы посоветовала держать с ним дистанцию. Он - не самый порядочный парень.
        - Расскажи мне о Михе, - вдруг попросила я.
        - О чём именно? Ты знаешь, я не пересказываю чужие сплетни.
        - Ну, хотя бы о его семье.
        - Что ж, это можно. Его мать была балериной, а отец…
        - Была? - насторожилась я.
        - Да, она погибла, когда Михе исполнилось пять лет. Неприятная история…
        - Отец Михи богат?
        - Да. В его ведении сеть отелей в Подмосковье и других городах, загородный особняк, и много чего ещё.
        - Почему такой богатый человек не возражает против того, чтобы его сын работал моделью? - удивилась я.
        - Василий Дмитриевич обожает своего сына и потакает всем его желаниям. Будь осторожна: если Миха захочет закатать тебя в асфальт живой, у него это получится. Стоит только пожаловаться отцу…
        - Лара, скажи, могу я сейчас отказаться от работы с Михой? Он давит на меня, и я начинаю его бояться.
        Менеджер помолчала, что-то обдумывая.
        - В принципе, агентство может поставить тебя в пару с Сашей Белым на ближайшие две недели. В обществе новичка Михе некомфортно. Лучше мы отдадим ему партнёршу Саши Белого. Анфиса легко заменит тебя, сработав более профессионально. Конечно, если ты согласна.
        Я усиленно закивала, давая понять, что очень даже «за». Мне требовалась передышка в общении с этим «золотым» ребёнком, отец которого - владелец многих компаний. А Саша Белый, обозлённый на Миху, мог стать крепкой стеной между мной и этим…существом. Я больше не могла считать Михаила обычным человеком.
        …В машине я переоделась в свою обычную одежду - голубые джинсы и белую футболку. Про одежду для съёмок менеджер сказала, что сама доставит её в химчистку. Лариса высадила меня на остановке, недалеко от моего дома, и я побежала через двор по мокрым лужам. В городе только что закончился ливень, хотя дождик ещё накрапывал.
        Я не оглянулась посмотреть, как уехала Лариса. Пробираясь по сырому асфальту, я смотрела только на отражение в лужах, где видела себя. А потом вдруг углядела Миху…Точнее, не того Миху, с которым сегодня снималась в рекламе, а Миху из моего сна. На его голове сверкал золотой обруч, с которого по бокам свешивалась две нити драгоценных разноцветных бусин и алмазов. Его прекрасные, точно чешуя золотой рыбы, волосы рассыпались по плечам, напоминая победное знамя. А глаза, подведенные краской, сияли как звёзды в южную ночь.
        - Никея… Я нашёл тебя. Теперь я стану твоим проклятием.
        На секунду я остановилась и замерла. Отражение в воде изменилось. Это снова была я, в испачканных джинсах, футболке и с мокрыми волосами.
        - Ника! Зачем ты мокнешь под дождём? Давно тебя не видел. Соскучился. Как там твои?
        Я обернулась, чувствуя, как страх покидает мою душу, благодарная своему спасителю. Оказалось, это Егор Прудников, мой первый парень. Я попыталась улыбнуться. По крайней мере, он отвлёк меня от видения, связанного с Михой.
        Краем глаза я рассмотрела своё отражение на мокром асфальте. Промокшая, испуганная и недовольная. Да, улыбка мне мало помогла. Но, что делать? С Егором мы расстались ещё в прошлом году. В истории наших отношений не было страданий или клятв о любви до гроба. Просто парень провожал меня после школы. Потом как-то всё закрутилось и перешло в неловкие поцелуи и обжимания по углам.
        Но, спустя месяц, я случайно узнала, что он - бабник, и встречается ещё с двумя девчонками, одна из которых моя подруга.
        Вспоминая эту неприятную историю, я невольно теребила край футболки и раздражённо поглядывала на парня. Тот явно хотел использовать ситуацию и зайти ко мне в гости.
        Егор учится на втором курсе университета по специальности «физика». Он смог понравиться моим родителям, те видели в нём невинного «ботаника», а я так и не решилась рассказать им правду. Мы живём в одном доме. Моя мама давно дружит с его матерью, и мне не хотелось портить их отношения из-за короткой интрижки. По-другому это я назвать не могу, потому что, сравнив сообщения на своём телефоне и айфоне подруги, я увидела одно и то же. Егор признавался в любви заученными фразами, и даже подарки заказывал в интернет-магазинах абсолютно одинаковые. Чтобы не тратить время.
        - Ника, ну, пойдём же! - Егор движением фокусника вытащил из-за спины прозрачный зонтик, подхватил меня под руку и повёл.
        - Не думай, что я тебя простила, - хмыкнула я, впрочем, немного благодарная, что капли дождя больше не стекают по моему лицу. Из вредности я шла рядом с парнем, усиленно шлёпая по воде ногами. Очень хотелось его обрызгать, ничего не могла с собой поделать.
        - Какой ты стала ледышкой. Прямо Снежная Королева! А ведь помню дни, когда ты писала мне сообщение за сообщением!
        - Не напоминай!
        - Всё верно. А сейчас ты задрала нос, получив работу модели! А я говорил тебе - подать документы в нормальный ВУЗ, лучше туда, где я учусь. Я бы тебе всё показал, помог освоиться. А тут, что за работа такая - сверкать попой перед фотокамерами?
        - Это моя мечта, Егор. И, если мои родители не против этой работы, то тебе и подавно не стоит вмешиваться. Мы с тобой давно расстались.
        - Но, Никочка, я же так скучаю по тебе! Ты отличаешься от всех, кого я знаю. Я понял это, только, когда тебя потерял… Ты же можешь дать мне один-единственный шанс, всё вернуть. Ты и я… Мы так подходили друг другу.
        - Поздно, Егор, слишком поздно.
        Я остановилась у кодовой двери подъезда. Не хватало, чтобы нас заметил кто-то из знакомых, потом век будут донимать вопросами и безумными предположениями. Нет, Егор - это вчерашний день. А моё сегодня - возможность пробовать себя в роли модели. И… Миха?!
        Мысль о последнем занозой вонзилась в сердце. Я тут же принялась успокаивать себя. Конечно, я думаю о нём, из-за того, что случилось сегодня. Впервые в жизни я не знаю, как вести себя с человеком. И, с человеком ли? Но это вовсе не значит, что он меня интересует, как мужчина. Скорее, я впервые встретила личность, от которой чувствую дрожь в коленках. Миха действительно пугает.
        Конечно, модельное агентство, в котором мне предстоит работать, само по себе странное. Но «звезда» этого агентства даст фору по странности всем остальным. Если он и, правда, вампир… Должна ли я кому-то об этом рассказать? И нужно ли защищать других людей от него, такого опасного?
        - Ты веришь в вампиров? - неожиданно спросила я у Егора, который печально крутил в руках зонтик.
        Парень вдруг улыбнулся:
        - Ты тоже записалась в «сумеркоманы»?
        - Это ещё кто? - удивилась я.
        - Любители саги «Сумерки». Ну, знаешь, несколько фильмов «Новолуние», «Затмение»… И целая серия книг. Только не говори, что впервые слышишь? Вот моя сестра на работе прочитала с мобильного все книги. И читала она не только в обеденный перерыв.
        - Я говорю о реальных вампирах, а не вымышленных. Веришь в них?
        - Встречаются всякие заболевания, - уклончиво произнес Егор. - В древних культурах считалось почётным выпить кровь врага. Это якобы вело к процветанию и счастливому будущему. В истории также встречались особенно жуткие персонажи. Например, графиня Батори, купавшаяся в крови невинных молодых девушек. Так она продляла свою молодость. Но мы-то знаем, что это уже болезнь…
        - Значит, вампиров не существует?
        - Я думаю, да. Просто есть люди с отклонениями, вот и всё. А к чему этот разговор?
        Я замялась. Сейчас при свете дня, на улице города, я и сама не поверила бы в то, что произошло со мной. Стоит сохранить всё в тайне.
        - Просто я работаю в уникальном модельном агентстве, Егор. Его директор Семён обожает всё, связанное с вампирами, начиная от макияжа моделей в готических тонах, заканчивая мебелью в офисе. Вот мне и стало интересно.
        - Насмотрелась ты всякого, - неодобрительно отозвался парень. - Лучше бы со мной прогулялась. Мы с Пашкой вечерком забираемся на крышу и под винишко поём песни под гитару. Не хочешь присоединиться? Ну, хотя бы по выходным.
        - Нет, Егор. Не сейчас. Я действительно занята, а в субботу мне хочется отдохнуть. И, прости, но общаться с тобой меня не тянет…
        - Никочка, я обязательно придумаю, как снова сделать тебя своей. Я не откажусь от тебя, даже не мечтай! Ну, скажи, чего тебе в наших отношениях не хватало? Букетов за тысячу баксов я, конечно, не дарил, но про цветы никогда не забывал. Может, я тебя чем-то не устроил в постели?
        - Замолчи немедленно! - я покраснела.
        Забавно, когда обсуждаешь интимные темы с человеком, в которого влюблён, не чувствуешь никакого смущения. С «бывшем» же парнем от одного только упоминания любовных утех, хочется под землю провалиться. Это только кажется, что с тем, кого изучил в постели, всегда будет легко и непринуждённо. На самом деле, слова замерзают, как вода в реке во время морозов.
        - Ну, ладно… Прости. Мы поговорим в другой раз. Беги, я достаточно тебя задержал. А мне ещё в магазин за мясом надо сходить. Мама просила.
        Егор с «убитым» выражением лица отвернулся от меня и пошел прочь, Прежняя я непременно купилась бы, на этот печальный вид, который всегда заставлял меня бежать к нему как верный щенок. Но сегодня я не попалась на это. Просто повернулась, достала из сумки ключи и вошла в подъезд.
        ГЛАВА 8
        Поужинав, вечер я провела спокойно, в компании мягких подушек и кота Васьки под боком. Смотрела фильм «Интервью с вампиром». Мама иногда заходила в комнату, принесла шоколадку и сок, но к просмотру фильма не присоединялась. Её шокируют кровавые сцены, а, увы, многие фильмы про вампиров этим грешат.
        Я же, наблюдая за Лестатом на экране, вспоминала Миху и находила поразительное сходство. То же коварство во взгляде, та же улыбка жестокого охотника, те же лисьи глаза.
        Да, Миха вполне мог бы быть вампиром. Неувязка заключалась лишь в его возрасте. Ему двадцать лет, он всего на два года старше меня. И я отлично помню, как снималась в рекламе с маленьким Михой. Он взрослеет и меняется с возрастом. А обычно вампиры сохраняют ту внешность, с которой их обратили. Наверное, Миха - не обращённый вампир. Он - самый обычный парень, разве что при рождении получил некое отклонение от нормы. И его жажду утоляет не вода, а кровь. Ещё у него есть некие способности - смог же он избавиться от ранки на моей руке. Значит, Миха владеет иллюзиями.
        Неужели бывают вампиры, рождённые в обычных семьях, и стареющие, как люди, независимо от того, пьют они кровь или нет. Хотя, срок их жизни может быть длиннее, чем у человека. И, всё равно, какими бы ни были обстоятельства Михи, он не имеет права нападать на обычных людей! Такие, как он, должны быть изолированы от общества, а он, наоборот, пользуется дикой популярностью!
        Я со злостью пнула подушку в виде кошачьей морды. На миг представила, что это смазливое личико Михаила Белозёрова. Стало немного легче. Подумала о том, как я буду выглядеть на тусовках агентства. Синяки под глазами - ну, когда это стало модно и сексуально? Впрочем, мне ли жаловаться с такой-то зарплатой!
        Уснула я быстро, и мне снился парень с теннисной ракеткой, который быстро и легко отбивал мои мячи. Во сне у меня получалось делать классные подачи, легко и непринуждённо. Не то, что в реальности.
        Проснулась я оттого, что ощутила чье-то присутствие в комнате. Подняв голову, я никого не заметила. Ярко светила луна, я закрыла лицо подушкой, чтобы её свет снова не падал на меня. Но вдруг мне показалось, что свет луны пересекла тёмная тень. Я отбросила подушку, подошла к окну и обомлела. Мы жили на восьмом этаже, и того, что я увидела, просто не могло быть. На запотевшем окне со стороны улицы кто-то нарисовал сердечко, а внутри одно слово - Никея.
        Я простояла у окна ровно до того момента, пока слово не растаяло в рассветном тумане. Задумчиво поскребла ногтем по окну. Был бы загадочный посетитель умнее, нарисовал бы своё сердечко маркером. Так бы я точно знала, что не схожу с ума. Кто может ночью летать на уровне восьмого этажа? Глупость какая-то…
        Все же, в последние дни, я испытала слишком много волнений. Надо с этим «завязывать».
        Сделав зарядку, я поспешила в душ. Накрыла волосы шапочкой и с удовольствием подставила спину теплым водяным струям. Понежившись вдоволь и благоухая персиковым гелем для душа, я вышла из ванной и прошлёпала на кухню. Заварила себе крепкий кофе, сделала бутерброд и овощной салат. С удовольствием уплетая завтрак, я занялась просмотром любимых страничек в мобильном телефоне. Ничего нового и интересного не обнаружила, но не пожалела «лайков» друзьям. Затем пришло время маникюра. Я выбрала прозрачно-белый рисунок на ногтях.
        Потом стала одеваться на работу. Сегодня съёмки с Сашей Белым. Мне вдруг захотелось вписаться в атмосферу агентства, и я выбрала черную блузку с прозрачными рукавами - сеточкой, и алые брюки. Добавив красный цвет помады, и слегка завив волосы с помощью фена и расчески, я заколола их на затылке серебристой заколкой, а потом долго и задумчиво разглядывала себя в зеркале.
        Интересно, а какие девушки нравятся Саше Белому? Надеюсь, не те же, что и Михе, и мы с ним прекрасно сработаемся.
        ***
        Добравшись до кабинета Ларисы, я застала премилую картину. Лары не было. Зато Саша Белый сидел прямо на её рабочем столе, закинув ногу на ногу. Увидев меня, он улыбнулся, но с места не сдвинулся.
        - Мы сегодня снимаемся в рекламе для учеников, Ника. У меня учеба в школе закончилась два года назад, а у тебя - в этом году. Вот я и решил, что мне нужен твой совет, как изобразить старшеклассника.
        - Ну, пока ты всё правильно делаешь. Мальчишки в школе обычно восседают где-нибудь на подоконнике, как павлины, желающие, чтобы ими любовались.
        - Значит, я похож на павлина? - Белый провёл рукой по тщательно уложенным волосам и развернулся, предлагая рассмотреть себя. У Саши был очень красивый нос, и я мысленно похвалила его за правильный ракурс.
        - Нет, больше на попугая. А я думала, ты всё ещё вздыхаешь по Насте, которая бросила тебя и влюбилась в Миху, - в кабинет вошла менеджер с толстой папкой в руках.
        С лица Белого сползла улыбка.
        - Зачем вспоминать вчерашний день? Кстати, Миха не против, что я снимаюсь с его статисткой?
        - Он сказал, что ты нуждаешься в утешении, ведь от тебя сбежала любовница. Попробуй завести новый роман, и, если у тебя получится, Миха будет счастлив. Ведь у него появится возможность унизить тебя дважды. Он же может соблазнить любую девушку, - Лара покачала головой. Кажется, вражда между Белым и Михой всем в агентстве изрядно надоела.
        - Отлично. Значит я - кусок сыра, который Миха вознамерится отвоевать однажды, когда Саша привыкнет к моему вкусу, - проворчала я сквозь зубы.
        Про себя я решила не дать Белому ни единого шанса приблизиться ко мне. Я собиралась сделать Сашу стеной, между собой и чокнутым вампиром, а не стать пищей для двух голодных самцов.
        - Ника, Саша, достаточно. Незачем ссориться ещё до съёмок. У вас будет общая задача, конфликт совершенно не нужен.
        - Что же мы будем рекламировать? - спросила я.
        - Жевательные конфеты.
        - Вампирское модельное агентство рекламирует сладости. Они, что, со вкусом крови?
        - Нет, с привкусом любви, - усмехнулась Лара, - а тебе, Ника, должно быть всё равно, что рекламировать. Ты у нас на подхвате, и не тебе копаться в выборе заказов.
        - Я ничего такого и не имела в виду, - я поспешно замотала головой, призывая Ларису мне поверить.
        - На первый раз прощаю, - кивнула Лара и повернулась к Саше, - сегодня вы едете в элитный колледж на окраине Москвы. Там получатся красивые съёмки для ролика. Шофёр отвезёт вас. Позаботьтесь друг о друге.
        - Лара, а ты с нами не поедешь? - расстроилась я.
        - Нет, Миха попросил, чтобы я присутствовала на его съёмках для мужского журнала. Его менеджер простудился, и я не могу ему отказать. Понимаете?
        - Ну, конечно, он ведь наша «звездуля», - ухмыльнулся Саша и подмигнул мне.
        - Я приготовила пакеты со съёмочной одеждой, там два варианта школьной формы. Одежда предоставлена спонсорами, поэтому вернётся к ним по окончанию рекламы. А сейчас можете пойти в зал прослушиваний и провести репетицию диалога.
        - Хорошо, мы поняли. Пойдём, Ника? - он протянул мне раскрытую ладонь.
        Я кивнула и сжала протянутую руку. Странная деталь - водить партнёршу по съёмкам за ручку, но, может, у них так принято?
        Мы вышли из кабинета Лары и прошли по коридору, увешанному старинными алыми светильниками. Повернув налево, мы столкнулись с людьми, появившимися из-за бархатного занавеса.
        Я буквально врезалась в какого-то парня. И им оказался Миха, отчего-то пребывавший в скверном расположении духа. Я почувствовала исходившее от него раздражение.
        - Ух, ты, кого я вижу! Никея собственной персоной. Решила стать перебежчиком? Знаешь, я таких очень не люблю. Думаешь, наш Белый - хороший выбор? Будь осторожна, этот с виду невинный кролик способен оказаться злым волком. Но, ты всегда можешь прибежать ко мне и пожаловаться. Только помни, что часть моего доверия, переметнувшись к моему конкуренту, ты потеряла.
        - Хватит её запугивать! Займись лучше своей работой, - Белый с силой врезался в чужое плечо, вынуждая дать нам дорогу. Мне же пришлось выпустить руку Саши, чтобы обойти замершего статуей Миху.
        Неожиданно тот перехватил моё запястье, удерживая, и взглянул на меня как заправский гипнотизер:
        - Ты как мандариновое дерево. Такая ароматная.
        Я повернулась к нему:
        - Что ты сказал?
        Блондин улыбнулся мне как-то открыто и по-мальчишески:
        - Ничего. Мы ещё встретимся, подозрительная Никея. Ты мне очень интересна.
        - Просто пойдём уже, - потянул меня за собой Саша, и я прибавила шагу.
        В душе я была благодарна, что он отвлёк мое внимание от вампира. Я сделала вид, что полностью увлечена нашей с Белым первой совместной съёмкой. Однако, даже спиной чувствовала леденящий холодом взгляд. И, за что он так злится на меня? В карьере мы провалились под землю вместе. Я ровным счётом ничего ему не сделала, чтобы он затаил на меня обиду. Ну, если конечно, не принимать в расчёт, что не захотела с ним сейчас работать, и он с удовольствием пил мою кровь… Но, если мне предоставили выбор, что в этом такого? Или, может, ему понравилось, что, рядом со мной, на него сыплются неприятности? Он на самом деле странный…
        Спустя пару минут Саша привёл в меня в просторную студию, где прямо на полу находились разноцветные кресла-мешки. Пригласив меня устроиться в одном из них, он протянул мне сценарий рекламного ролика. У меня было немного реплик. Да и сам диалог был короткий.
        - Марин, когда ты позовёшь меня на свидание?
        - Не в этой жизни.
        - А если я поделюсь «Фруктяшками»?
        - Тогда считай, что приглашён в кино, - говорю я и забираю у него из рук жевательные конфеты.
        А дальше голос за кадром должен произнести фразу: «Будь смелым с «фруктяшками» в руках».
        Короткая сцена, ничего лишнего. Но Саша уморительно строил глазки и пытался изобразить влюблённого старшеклассника. Его длинная чёлка то и дело падала на лоб, и он коронным жестом сбрасывал её на бок.
        Очевидно, у него был опыт в делах соблазнения, потому что я почувствовала вокруг него ауру притяжения. Так и захотелось прикоснуться к нему, хоть на миг почувствовать себя живой и желанной.
        …Девчонки из класса, которые снимались с нами в рекламе, и, очевидно, получили за это подарки от спонсоров, не сводили глаз с Белого. Одна подошла и просто села на мою парту, повернувшись лицом к Саше, когда кончилась съёмка.
        - Красавчик, а сегодня твой вечер свободен?
        Ласково улыбнувшись ей, он пожал плечами:
        - Вечером я приглашен на одно мероприятие. Увы, сегодня никак не получится.
        - Тогда, может, завтра? - не отставала нахальная девица и вдруг стрельнула глазками через плечо, - или ты с этой лохушкой вечерами развлекаешься?
        Прежде, чем я успела вставить слово, Саша схватил девчонку за плечо и сильно встряхнул:
        - Осторожнее в выражениях. Модельное агентство может предъявить тебе иск за словесные оскорбления. А я выступлю свидетелем.
        - Ай, я так испугалась! Прямо вся дрожу от страха! Красавчик, меня, между прочим, Настей зовут. Хотя бы телефончик возьми. А то боишься и шаг налево сделать, на глазах у этой старухи.
        - Эта «старуха» в прошлом месяце только окончила школу. Кстати, а почему в вашем колледже учатся летом?
        - Индивидуальная программа для тех, кто желает подтянуть отстающих учеников, - наморщила носик неудавшаяся соблазнительница, - а так, мы в этом году закончили десятый класс.
        - Значит, «старуха» старше тебя всего на год, - удовлетворённо заметила я.
        В ответ кандидатка в подружки Белого только передёрнула плечами:
        - Прости, но ты совсем не ухаживаешь за собой, раз так выглядишь. Синяки под глазами, морщинки, ужас, кошмар!
        И жадные ручонки девицы вдруг змеёй обвилась вокруг шеи Саши:
        - А как я тебе вблизи? Лучше твоей подружки по фотосъёмкам. Замолвишь за меня словечко перед вашим работодателем, и я покажу тебе «небо в алмазах». Причем, совершенно бесплатно.
        Покачав головой, я прикрыла глаза ладонью. Что ж, многие стремятся в мир шоу-бизнеса, и, зачастую, одной внешности недостаточно. Например, я попала сюда случайно, мне повезло получить особое приглашение от Семёна Гладких. Хотелось бы с ним встретиться, чтобы понять, почему он сделал такое предложение девчонке, всего лишь раз снявшейся в рекламе с Михой. Он обожает «звезду» своего агентства? Или Миха сам его попросил?
        В любом случае, я снялась уже во втором рекламном ролике, значит, не все плохо с моей внешностью.
        Белый аккуратно отодвинул от себя школьницу, вручив ей, как бы случайно, шоколадку, и вдруг повернулся к парням, заинтересованно разглядывавшем меня. Я слышала, что они обсуждали длину моей юбки, которая почему-то оказалась короче, чем у других учениц.
        - Ребята, а у вас в школе можно выйти на крышу?
        - Это ещё зачем?
        - Спонсор просил присмотреть ещё одно место для рекламного ролика, в случае если этот выйдет на экраны и окажется удачным. Мы с режиссёром должны заглянуть в спортивный зал и на крышу.
        - Без проблем. Я вас проведу, - заулыбался мне высокий парень с нитью лиловых бусин на шее. Он приглашающим жестом протянул руку, и мне ничего не оставалось, как встать из-за парты и пойти за ним.
        - Ромка опять выёживается, - заметила всё та же прилипчивая красотка, - любой мог бы проводить их туда.
        - Но, только у Ромки мама работает завхозом, - засмеялись в ответ её подружки, и я поняла, откуда у парня ключи от крыши.
        Спортивный зал меня не впечатлил. Сложенные в углу баскетбольные мячи, сетки, низкие скамейки, потемневший от времени пол… Всё это навевало воспоминания о том, как я сама сдавала нормативы физручке, которая меня недолюбливала. Хуже всего получалось, вести мяч и бросать его в «кольцо». Надеюсь, в новой части рекламы меня не заставят этим заниматься. Уж лучше прыгать через планку. Вот это у меня выходило неплохо.
        Белый же, оказавшись в спортзале почувствовал себя, как рыба в воде. Даже забрался вверх по канату, пришлось ждать, когда он спустится.
        - На крышу я с вами не пойду, - вдруг отказался режиссёр. Выглядел он обычно: низенький, щупленький, маленькие глазки за стёклами очков и короткая бородка. - Я боюсь высоты. Ника, Саша, сходите без меня. Если придётся снимать, уж тогда и поднимусь. А пока можно обойтись без этого. Сделайте побольше фотографий, а я покажу их начальству.
        Прежде чем я поняла, Роман взял меня за руку и повёл вперёд. Тут не растерялся Саша - догнал нас и перехватил другую мою руку. Я с удивлением переводила взгляд с одного парня на другого.
        И тут Рома выдал:
        - А мне кажется ваше лицо знакомым. В рекламе сока не снимались?
        - Я тогда была маленькой, - задумчиво покачала я головой.
        - А я влюбился в девочку с экрана. Тогда просил родителей покупать только этот сок, - заявил вдруг Роман, и я замерла на месте.
        Тут в нашу беседу вклинился Белый:
        - Не смущай её, пожалуйста. Это её вторая настоящая съёмка, не следует её подкалывать. Она и так стесняется.
        - А, по-моему, Нике идёт наша школьная форма. И я бы очень хотел, чтобы она училась с нами…
        - Успокойся, у неё, как и у меня, уже есть аттестат, - отмахнулся Белый, и, хвала Небесам, в этот момент мы попали на крышу.
        Подул тёплый южный ветер, прыснув в лицо горстью песка. Я зажмурилась. Школьная юбка поднялась от ветра, оголив коленки. Я посмотрела на Сашу. Тот стоял, широко разведя руки в стороны, словно на съёмках «Титаника». Подставив лицо ветру, он беззаботно вдыхал свежий воздух, наконец, выдав:
        - А я-то думал, мы сегодня не выберемся из этой духотищи на улицу.
        В это время Рома спросил меня:
        - Как вам здесь, Ника? Нравится?
        - Высоко, - осторожно заметила я, глянув вниз.
        - Конечно. Упадёшь отсюда - расшибёшься в лепёшку, - радостно объявил Рома, - зато вид красивый.
        Я ничего ему не ответила, потому что обозревала окрестности. Сначала всё просто осматривая, потом прикидывая, что можно использовать в рекламе. Например, живописную берёзу, вершина которой возвышается над крышей, бросая на неё косую тень. Или голубое небо, укрытое пеленой пушистых белых облаков. Или толпу школьников, которые собрались у главного входа, чтобы поглазеть на моделей, то есть нас, когда мы будем покидать здание.
        В целом, особой красоты я не увидела. Ветер гнал по крыше прошлогодние листья - приходилось их с себя стряхивать. Судя по всему, на крыше никто не убирался. Ближайшие дома рядом со школой - многоэтажки - возвышались со всех сторон.
        Я подошла к краю площадки и перегнулась через ржавые перила. Внизу сонная кошка перебегала дорогу, направляясь к мусорным бакам. Повернувшись к Роме, я спросила его:
        - И часто ты здесь зависаешь?
        - Когда хочу сбежать с уроков. Если надо, могу закрыть дверь, и никто на крышу не попадёт. Отличное место и для свиданок, верно? - Рома со значением подмигнул мне.
        - Попридержи коней, Ромео. Девушка уже занята, - вдруг осёк его Белый.
        Я растерялась. С одной стороны, была благодарна своему партнёру по съёмкам, что он меня оберегает, с другой - я не просила его об этом и сама могу поставить на место одного слишком возбуждённого мальчишку.
        - Понял, - лениво отозвался Роман, - но, если будут вопросы о крыше, то смело приходите и обращайтесь.
        - Иди уже, малец. Разве не видишь, что у меня с Ники взрослый разговор.
        - Ники? - удивилась я.
        - Да, буду называть тебя так. Ты же не против?
        Я проследила взглядом за Романом, который с недовольным видом ушёл с крыши, передав ключи Саше.
        - Что ты хочешь мне сказать? - спросила я. У меня не было ни одной мысли, зачем Белый решил остаться со мной наедине.
        - Подойди ко мне, Ники, - вдруг попросил он, глядя на меня.
        Я пожала плечами, но выполнила его просьбу:
        - Тебе нехорошо? Голова закружилась? Хотел выглядеть перед Ромой крутым, а сам боишься высоты? - высказала я свои предположения. Но брюнет лишь покачал в ответ головой:
        - Нет, просто хотел найти минутку, чтобы мы с тобой побыли наедине.
        - Зачем это? - нахмурилась я.
        Неожиданно Белый достал из кармана брюк миниатюрные часы в форме медальона на золотой цепочке.
        «Не серебряной, - вдруг зачем-то подумала я, - а вдруг он тоже из этих кровопийц?»
        - Красивый медальон, правда?
        Я хотела было ответить, но вдруг поняла, что не могу сдвинуться с места. Золотой медальон со стеклянной крышечкой, через которую выглядывали часы, приковал моё внимание. Словно заколдованная, я не могла отвести от него взгляд.
        Белый же тем временем размотал цепь медальона и вдруг приказал мне:
        - Вставай на колени.
        Я хотела было возмутиться такому обращению, но к моему удивлению ноги сами склонились перед Сашей. Я поражённо рассматривала медальон с часами, который стал раскачиваться передо мной вправо - влево.
        - Теперь ты будешь подчиняться мне. Я хочу, чтобы ты стала моей игрушкой, Ники. - Он вдруг запустил ладонь в мои распущенные волосы, и я почувствовала, что дрожу, - ты же не против быть со мной? Ты же ещё не влюбилась в Миху, чтобы сбежать от меня к нему? Или в какого-нибудь другого засранца? Знаешь… - он стал гладить меня по волосам, - только настоящая любовь может уберечь от моего проклятия подчинения. Но я не вижу её в твоих глазах.
        Я по-прежнему не отрывала взгляд от стрелки часов на медальоне, раскачивающимся передо мной на длинной цепочке. Белый продолжил свою речь:
        - Не скажу, что ты в моём вкусе, детка. Я предпочитаю блондинок. Но, чтобы досадить Михе, сгодится любая. Знаешь, если бы ты знала правду о нём…О нас… Но ты потеряла себя, едва появилась в нашем агентстве. Лучше уж я возьму тебя под своё крыло, чем кто-то ещё. Одна девушка уже сбежала от меня к этому вампиру. Я не допущу повторения этой ситуации. Так удачно, что мне дали шанс сниматься с тобой. Я смог инициировать тебя. Теперь…
        - Что теперь? - резко дернувшись, я выхватила медальон из его руки, и спрятала за спиной. - Кто ты такой? - потом попятилась назад, пока не уткнулась спиной в холодную бетонную стену.
        - Ты можешь двигаться под моим заклятием? Но, как? Даже моя бывшая девушка, по уши влюблённая в Миху, во время инициации медальоном погружалась в транс. Не похоже, что это сила твоей любви. Тогда, что же это? - серые глаза парня сузились, он, не торопясь, подходил ко мне.
        Я испуганно смотрела на него, не зная, куда отступать дальше. Медальон вдруг обжёг руку, и я швырнула его к ногам Белого.
        - Забирай и отстань от меня. Чего ты ко мне прицепился? Даже не хочу знать, кто ты такой.
        Белый наклонился, подобрал с земли медальон и вдруг прижал его к щеке:
        - А вот мне очень интересно, что же ты такое, Ники. Как я понимаю, ты не обычная смертная. Возможно… На мой медальон отреагировали бы иначе другие… твари.
        - Твари?
        - А ты думаешь, кто я? Я тоже вампир, но от Михи отличаюсь тем, что живу, поглощая человеческую энергию, а не кровь. Но, не заблуждайся, что это более безопасно. Не вытягивая и капли крови, я могу осушить тебя досуха. Ну что, боишься меня?
        - Размечтался, - я презрительно приподняла бровь, хотя внутри всё сжималось от ужаса.
        - Может, ты боишься себя, маленькая тварь? Теперь, бедная, гадаешь, кто же ты? - он вдруг резко подошёл и треснул ладонью о стену рядом с моей спиной, словно хотел вместо кирпичей вогнать в неё мою спину.
        - Это тебе нравится гадать и делать выводы. Вот и играйся дальше, - нахмурилась я.
        - Я определённо избавлюсь от тебя. Не могу разобраться с Михой, так не позволю ему получить столь интересную игрушку. Просто скажи мне спасибо, что не достанешься ему.
        - Спасибо. И пошёл к чёрту.
        - Ты, - он схватил меня за подбородок, сдавливая его пальцами так, словно решил выдавить сок из перезрелого фрукта, - слишком много говоришь.
        - А Миха не знает про тебя. Выходит, не различил среди коллег своего собрата по несчастью. Уверена, в этом агентстве ты не один такой, Белый. Наверняка, есть ещё интересные экземпляры. Думаете, вы такие единственные, в своём роде, для Семёна Гладких, а он насобирал вас, как коллекцию уродов…
        - Я пришёл в агентство раньше Михи, так что заткнись! Или я сам найду способ закрыть твой рот, - его ладонь вдруг зажала мне губы, а перед глазами снова заметался тот медальон на цепочке. - Если ты - тварь, как и я, то подчинишься сейчас моему приказу. Я использую более сильное заклятие, чтобы заставить тебя делать то, что я хочу. Если я не могу обладать тобой, то и никто не сможет. Ты лишишься всех своих воспоминаний, если не станешь подчиняться мне!
        Голос прозвучал убаюкивающе. Я вдруг почувствовала, как слипаются веки, как хочется лечь на пол и больше не шевелиться. Мир вокруг застыл, точно ложка в овсяном киселе.
        … Я бежала по длинному коридору живой арочной изгороди без начала и без конца. Ноги устали, дыхание сбилось. Я знала, где нахожусь - рядом с Петергофом. Мы ездили сюда с подругами в прошлое лето и долго гуляли здесь. Но никогда изгородь, оплетённая зелёными растениями, не казалась такой длинной и бесконечной.
        В голове метались одна за другой мысли - почему я здесь одна? Где подруги? И тут я вспомнила Сашу Белого, который решил провести на мне сеанс гипноза. Кажется, напрочь решил стереть все мои воспоминания, пока я бегаю по этому коридору из растений. Но у него ничего не выйдет.
        На минуту я вспомнила другого вампира - Миху. Как тот укусил меня. Воспоминание о перенесённой боли было сильным, и мир вокруг дрогнул. Изгородь стала осыпаться жухлой травой, а я… Очнулась.
        Я очнулась, выхватила у Михи медальон и подбежала к краю крыши.
        - Ты не отцепился, когда я тебя просила. Теперь потеряешь свою драгоценность. Ведь с помощью неё ты собираешь человеческую энергию?
        Превозмогая внезапную тошноту, посмотрела на свои руки. В одной из них находился медальон Белого. Прозрачная стеклянная крышечка медальона радужно сверкнула на солнце.
        Я вдруг нашла в себе силы улыбнуться. Я победила. Не знаю как, но я выбралась из того кошмара, в который меня погрузил Саша. Значит я сильная, очень сильная.
        В подтверждение моих мыслей сзади раздался крик:
        - Вот же стерва! Как это у тебя получилось? Что ты за тварь? Верни медальон.
        Я флегматично раскручивала золотую цепь на среднем пальце, бросив косой взгляд через плечо на Сашку, который стоял сзади и боялся подходить:
        - Ну что, ты видишь, что я больше, чем просто тварь? Или, как ты там меня посмел назвать? Я смогла вырваться из твоей иллюзии, значит, я сильнее тех существ…
        - Может, ты вампирка, такая же, как Миха, и этим всё объясняется, - нервно выдохнул Белый.
        - А, может, мне стоит выбросить этот медальон, которым ты так дорожишь, и ты станешь обычным человеком, перестанешь «пить» из людей энергию, ущербный ты псих? Ты же мог не просто стереть мои воспоминания, а убить меня своим гипнозом, жалкий! - произнесла я сквозь зубы, приподнимая руку с медальоном и вглядываясь в его изящный циферблат и острую, как рыбья кость, стрелку.
        Раздался нервный смешок:
        - Решила сделать меня обычным человеком? Да я ведь от такого и сдохнуть могу. Что будешь делать, если убьёшь человека?
        - Но, ты же сам сказал, что ты - не человек, а тварь… Кстати, что значит - тварь?
        - Сверхъестественное существо. На земле их достаточно много - вампиры, ведьмы, оборотни. Но я не знал, что моя магия может не подчинить кого-то, кроме сильного вампира. Ладно, просто отдай мне медальон, и сделаем вид, что ничего не произошло.
        - Ты теперь предлагаешь всё забыть?
        - Я просто старался обезопасить себя, подчинив тебя. Но раз уж не получилось, что поделать…
        - Вы с ним одинаковые. Ничем не отличаетесь, - злобно выдохнула я, все ещё глядя на свою руку, на которой беззащитно раскачивалась цепочка медальона. Сколько соблазна было кинуть её вниз и посмотреть, что случится. Хотя отсюда я не смогу толком рассмотреть, как раскрошится хрупкое стекло.
        Но, если я решусь выкинуть чёртов медальон, могут быть неприятные последствия. Вдруг Саша умрёт? Или наоборот ничего не случится, и он лишь обозлится и снова заставит сделать что-то страшное? Пожалуй, одной победы на сегодня вполне достаточно.
        На немеющих ногах я повернулась лицом к Белому и отошла с края крыши. Наконец почувствовала, что могу нормально дышать. В этот момент дверь на крышу распахнулась, и влетел Роман. Кажется, ему надоела наша затянувшаяся пауза, и он решил её прервать:
        - Ваши там спрашивают, скоро ли вы спуститесь?
        - Скоро, - выдавила я, не удержавшись и отвесив Белому пощёчину от всей душевной доброты. Он ойкнул от неожиданности, я же всучила ему обратно медальон и с гордым видом удалилась с крыши.
        Пока я спускалась, спиной чувствовала ветер, гуляющий по крыше. Мне вдруг стало холодно, я спиной ощущала мороз от последнего взгляда, которым меня одарил Саша.
        ГЛАВА 9
        Спускаясь по ступенькам, я думала о том, что не представляю, как быть дальше. Бросить работу и повесить на себя долг размером в миллион с лишним? Продолжать съёмки с Белым и просто делать вид, что ничего не произошло? Допустим, и я оказалась не лыком шита. Есть во мне какие-то способности, о которых сама не знаю. Раз сумела преодолеть гипноз Белого, значит ли это, что я как-то отношусь к вампирам? Или я вообще другая, особенная? Что меня такой делает?
        В голове паутинкой, потревоженной ветром, промелькнули моменты из моего сна. Если то, что мне привиделось, - не игра воображения, то однажды в прошлом я наложила проклятие на Михаила. Вероятно, создав сильное проклятие нельзя остаться обычным человеком в новой жизни. Но отчасти это хорошо - теперь Белый трижды подумает, прежде чем нападать на меня.
        Страшно представить - он готов разрушить мою память, лишь бы я не стала девушкой Михи. Белый мечтает избавиться от вампира или, хотя бы, досадить ему. А тут появляюсь я, и, вместо того, чтобы стать игрушкой Белого, проявляю особые способности. Вдруг мне придёт в голову выбрать более сильного вампира? Или попытаться уничтожить обоих?
        Я пыталась поставить себя на место Белого, прикидывала ситуацию так и этак, чтобы его понять, но так и не нашла, чем его оправдать. Сила, которой он обладал, вскружила ему голову, сделав человеком, который ставит себя выше моральных норм. Когда у тебя в руках мощное оружие, а наказание маловероятно, наверное, мало кто устоит. Оставалось удивляться, как Саша ещё не «промыл» мозги целой толпе людей. Тогда у Михи было бы куда меньше шансов дать ему отпор. Но, скорее всего, медальон мог действовать на одного или нескольких человек одновременно. В этом таилась его слабость.
        - А здорово вы ему пощёчину влепили! За дело хоть? Мне сразу подозрительным показалось, что вы наедине остаться решили. Думал, у вас романчик.
        - Всё у тебя романчики, Романчик, - передразнила я, легонько ткнув его под рёбра. В назидание, чтобы не лез, куда не просят.
        …Обратно к агентству ехали в полном молчании. Белый сел на сиденье с водителем, я - назад. И даже в сторону друг друга не смотрели. Саша выглядел притихшим и задумчивым. Я решила, что создавать ауру тайны может не только он, и, гордо выпрямившись, наблюдала за мелькавшими в окне берёзками и кустарниками.
        Меня высадили на перекрёстке, и я спиной ощущала тяжёлый взгляд Белого. Наверное, он раздумывал над тем, что приобрёл ещё одного врага. Правильно. Пусть лучше боится и опасается. И больше не лезет. Может, так у нас получится работать дальше.
        Подходя к дому, заметила на крыльце Егора. Прудников с наслаждением курил, выдыхая дымовые колечки. Я поморщилась. Не люблю курящих. Не выношу целоваться с ними. Впрочем, что за странные мысли, учитывая, что Егор уже давно числится в моих бывших?
        Но лицо парня преобразилось, едва он завидел меня:
        - Вероника, только о тебе вспоминал! Думал, пригласить на выходные на речку. Ты как?
        - С тобой никуда не поеду, - отрезала я и вцепилась в дверную ручку, с надеждой открыть дверь, но Егор повёл себя неожиданно нагло. Он вдруг обхватил меня своими ручищами, точно надев на меня железный обруч, и прижался губами к щеке. Его язык оставил мокрый след на моей скуле.
        Скривившись от отвращения, я попыталась его оттолкнуть:
        - Отвали, Прудников. Между нами всё кончено. Что же ты такой непонятливый родился?!
        - А ты изменилась, - Егор прищурился, разглядывая меня сбоку, - сегодня на школьницу похожа. Макияж такой… нежный. А в школе ты всегда была пацанка пацанкой.
        - Ну, это видимо в твоих глазах, Егор. До сих пор не понимаю, что ты ко мне прилип, когда при всех объявлял, что у Лильки грудь самая красивая. Вот и клеился бы к ней.
        - Но любят-то не за грудь…Хотя и за неё тоже. Но ты, Никуша, меня не сбивай, будь добра. Мне твоя ревность, конечно, приятна, но сейчас не о том речь. Говори - поедешь со мной в субботу?
        - Нет, я буду работать, - не моргнув глазом, соврала я.
        Егор вдруг резко вцепился в меня своими руками и с силой тряхнул. Он напоминал коршуна, которому в руки попалась желанная добыча:
        - Что, хахаля себе нашла нового? Так почему сюда не ведёшь? Хочу познакомиться. Что, боишься, его модельное рыло начищу? Брось, мужчину шрамы украшают. Смело зови, уж я с ним поговорю…Разрисую по всем правилам, как полагается.
        - Ты совсем сбрендил, Прудников, - вскипела я и треснула локтем ему под грудь, - отвали уже. А то в ментовку заявление накатаю.
        В ответ раздался нервный вздох и сдавленное рычание:
        - Ох, Ника, и что ты со мной делаешь! Ночами спать не могу, ты во сне преследуешь. Зачем ты так, а? Может, ту твою подружку я просто хотел, а тебя любил по-настоящему. Не понимаешь, что мне без тебя мне плохо? Я всегда знал, что у нас с тобой не навсегда. Что ты куда лучше парня найдёшь, богаче, да интереснее! - Егор ткнул в меня пальцем с самым несчастным видом.
        Но я не чувствовала за собой никакой вины, скорее, во мне поднялась ответная волна глухого раздражения, которая грозила вылиться в злобные крики уже с моей стороны. Поэтому, когда дверь подъезда снова распахнулась, я поспешила растянуть губы в приветливой улыбке для самой злобной бабуси подъезда - Дулькиной из квартиры этажом ниже моей - и проскользнуть мимо неё, оставив Егора в одиночестве. Хотя Дулькина не даст ему насладиться тишиной, забросает вопросами и рассказами о своей несчастной судьбе, всеми брошенного и больного человека.
        Ночевать пришлось одной. Родители взяли тур по Золотому кольцу, и уехали, оставив мне овощной салат, немного ветчины и сыра в холодильнике. А также упаковку из четырёх йогуртов, брынзу и кастрюлю с пирогами. Кажется, они забыли, что я теперь модель и должна следить за фигурой.
        Что ж, самое время устроить пир и пригласить подружку Наташу Охрипенко на чай. Та как раз обещала принести мой заказ «Мэри Кэй». Ната занимается продажей элитной косметики. Увлеклась этим в старших классах, сказала, что так и на жизнь себе заработает, и скидки хорошие на дорогую косметику получит, а также пробники бесплатно.
        Косметика действительно отличалась отменным качеством, хоть, по моему скромному мнению, её за высокую цену было прискорбно мало, в купленных мной тюбиках.
        Ната пришла ровно в семь, к этому времени я уже успела заварить чай с чабрецом и разогреть в микроволновой печи пироги. Ухватив кусок пирога с картофелем, Ната принялась обсуждать со мной Егора. Это была наша излюбленная тема. Разочаровавшись в одном парне, мы сблизились ещё сильнее. Теперь из наших бесед исчез даже след того притворства, которое обычно присутствует с теми, с кем хочешь казаться лучше.
        Наташа сразу заметила моё мрачное настроение. Наверное, потому, что я даже не захотела сразу испытать купленную помаду и карандаши для глаз.
        - Да что с тобой такое, подруга?
        По её лицу я поняла, что обмануть её не удастся. Значит, нужно свернуть разговор в более благодатную плоскость, так сказать, отвлечь. Не могу же я всерьёз рассказывать ей о последних событиях и о… вампирах.
        - Да Прудников снова пристает. Решил вернуть утраченное, - туманно озвучила я свои опасения, и поняла, что попала в цель - глаза Наты сверкнули как у быка, углядевшего конкистадора с алой тряпкой в руках.
        - Опять Егор? Вот урод, разве непонятно, что давно пора отвалить? - подруга с остервенением вгрызлась в невинный пирожок. По её лицу можно было прочесть желание сейчас же перегрызть шею одному придурку, который не побоялся крутить роман с девчонками, которые дружат с первого класса.
        - Сказал, что… - я запнулась, неожиданно понимая, что выдав Егора, подставляю себя. Кто его знает, как Ната отреагирует на признание Прудникова о том, что меня-то этот индюк любил, а её - просто использовал.
        - Ну, что? - поторопила меня Ната.
        - Он хочет, чтобы мы снова были парой. Говорит, нам хорошо было вместе. Хочет снова замутить…
        - А ты?
        - Мне больше делать нечего, чтобы гадать, сколько у него еще любовниц, и кружить вокруг его мобильного телефона, который, кстати, запаролен.
        - Проверенный факт, - согласилась Ната, отправляя в рот уже третий пирожок. - Правильно, Никочка, не соглашайся на его очередной развод. Просто над ним друзья смеются, что его сразу две девчонки кинули, вот он и старается. Да и зачем тебе он? Ты среди моделей красивее и богаче найдёшь. А, может, ещё и за директора агентства замуж выскочишь.
        - Не говори глупости, - поморщилась я, - Я Семёна Гладких в глаза не видела. Говорят, он в России не появляется, всё в разъездах по Европе и Азии.
        - Положим, оно так. Но, есть ведь мальчики-зайчики в вашем агентстве? Слушай, а можешь тайком наснимать их на мобильный телефон? Ну, не надувайся ты, как шарик, мне жуть, как интересно!
        - Закон запрещает фотографировать людей без их согласия, - отрезала я, - и я не хочу, чтобы кто-то посчитал меня сталкершей.
        - Хорошо, - подруга недовольно поморщилась, а затем склонила голову к правому плечу. - И что дальше с Егором? Ты же не вернёшься к нему. Хотя, знаешь… Могла бы. Да, переспать с ним, а потом сказать, что это был прощальный секс напоследок в порядке благотворительности. Пусть мучается ещё сильнее!
        - Может, это он меня решил развести на прощальный секс, - усмехнулась я Натиной наивности, - знаешь поговорку, не рой другому яму…
        - Ладно, забудь. Прудников - вчерашний день. Лучше расскажи, с кем ты познакомилась. Должны же быть в вашем агентстве интересные экземпляры?
        - Тебя девочки интересуют или мальчики? - хихикнула я, чувствуя, как остатки сумрачного дня без следа рассеиваются на маленькой уютной кухонке.
        - А тебя мальчики интересуют или девочки? - не осталась в долгу Ната, помешивая ложечкой сахар в чашке.
        - Ты столько лет меня знаешь и задаешь такие вопросы, - подавилась чаем я, на что Наташка ответила без тени смущения:
        - Знаешь, вкусы меняются. Говорят, шоу-бизнес - место…ммм…особое. Там вся шелуха осыпается. Ты заново узнаёшь себя, осознаёшь, меняешь лицо, меняешь себя. Ну, рассказывай скорее, с кем познакомилась.
        - Да нечего рассказывать. У меня есть менеджер Лариса. Она также присматривает и за другими моделями… Отношения с ней пока ровные, она хорошая. Что касается мужчин… Познакомилась с Михой и Сашей Белым. Про них ничего хорошего сказать не могу. Один другого стоит. Два напыщенных осла. Живут только ради своей известности и денег. Остальное их не волнует.
        - Миха? Что, правда, тот самый Миха из рекламы «Отменного пива»?
        Я внутренне фыркнула. Вот оно как. Подруга не помнит рекламы, из-за которой меня взяли на работу в агентство, она никогда не восхищалась моим успехом с соком «Дружный», зато реклама какого-то пива привела её в щенячий восторг.
        - Очаровашка с платиновыми волосами и глазами цвета бурлящего океана, работает вместе с тобой?
        - И даже лучше. Мы снялись в одной рекламе! - хмыкнула я, предвидя горячую реакцию, которая тут же последовала.
        Наташа вскочила со своего стула и вдруг повисла на моей шее:
        - И что в рекламе? Вы обнимались? Целовались? Каково это с ним? Ну, давай, не томи! Рассказывай! Делись!
        - Не было ничего интересного, - буркнула я. - Мы просто играли в теннис.
        - Ты же не умеешь играть.
        - Пришлось научиться. Точнее, сделать хорошую мину при плохой игре. Я притворилась, что играю. Как хорошая актриса.
        - Ясно… - Ната села обратно на стул, глядя на меня с каким-то непонятным выражением на лице. - Знаешь, я начинаю завидовать твоей работе. Может, устроишь и меня туда?
        - Если бы я могла… - я тихо вздохнула.
        Сама случайно попала в модельное агентство. Конечно, было бы здорово, если рядом находился знакомый человек, друг, но… Меня взяли по особому приглашению от директора, который и в России не появляется. Вряд ли им нужен ещё один новичок, пусть даже Натка - симпатичная девчонка. Да, и имею ли я право втягивать её в эти сомнительные дела с вампирами? Сама же думала, чтобы уйти из агентства.
        Напряжённую паузу, повисшую в воздухе, разрядил кот Васька. Он гордо прошествовал на кухню, задрав хвост, и принялся тереться боком о Наташкины джинсы.
        - Подлиза! - улыбнулась Ната, - Ник, а если я дам ему кусок рыбника, он будет есть?
        - Нет, он жрёт только свои пакетики, - покачала головой я и расслабилась. Кажется, Ната решила больше не мучить меня беседами на щекотливую тему.
        Остаток вечера мы валялись на диване в гостиной и смотрели русский сериал про жизнь врачей. Потом Наташа уехала домой, и я, приняв ванную, отправилась спать. Перед этим хорошенько завесила окно. Не хотелось опять увидеть что-то странное, особенно, когда находишься в квартире одна. И всё же, меня не покидало чувство, что я только что посмотрела фильм ужасов, и из каждого угла на меня смотрит неведомое чудовище.
        Твари… Какие они? Белый назвал меня тварью. Но я вполне обычный человек. Колдовать не умею. Иначе бы Егору Прудникову не поздоровилось, когда я узнала правду о его любовных похождениях. Но он продолжает жить, «цветёт и пахнет». Значит, мои способности крайне слабы. Я уверена только в одной - могу сопротивляться Сашиному гипнозу.
        Глаза сами собой закрылись, и я уснула крепким сном без всяких видений. И, даже если какие-то вампиры летали ночью за моими окнами, им пришлось любоваться на плотные шторы…
        ГЛАВА 10
        Солнечный луч проник в комнату сквозь щель между шторами. Я поморщилась и встала. В спальне было очень душно. Что ж, поверье, что вампиры могут прийти в дом, если оставить открытой форточку на ночь, могут дорого мне обойтись. Например, тем, что однажды я просто задохнусь в летнюю жару.
        Я подошла к окну и распахнула его. Утренний прохладный воздух заполнил собой помещение, даря свежесть и комфорт. За окном чирикали птицы, где-то внизу яростно гудели машины, проносясь по безлюдным улицам и отнимая у горожан остатки сна.
        Прошлёпав босыми ногами до ванной, я с удовольствием встала под прохладные водяные струи. В воздухе разлился запах медового с молоком, геля для душа. Я даже пожалела, что купила по акции всего один гель. Запах оказался волшебным.
        Неожиданно запястье прорезала боль. Я взглянула на руку. То самое место, которое прокусил Миха, было надёжно скрыто магией. Ни следа от укуса, ни царапины. Холодные капли воды падали мне на спину, а я всё не могла оторвать взгляд от своей руки. Моё желание увидеть истину было настолько сильным, что у меня заболели глаза.
        На секунду я точно вышла из своего тела. Увидела себя растерянную, дрожащую под душем. А потом вдруг снова оказалась на своём прежнем месте. Вот только… На руке я видела тонкий шрам, а от него в воздух поднялась…капля крови. Я заворожено следила за каплей, она зависла на уровне моих глаз.
        Что ж, похоже, я не только с гипнозом Белого могу справиться, но и с внушением Михи. Замечательно. Но жутко, до острого покалывания в пятках.
        Кажется, во «Вкусе вампира» я оказалась не случайно. И, если там работают сплошь личности со сверхспособностями, то одной будет больше. Правда, я не знаю границ своего таланта. Зато могу кое-что противопоставить магии вампиров.
        Я перестала напрягать зрение, и капля крови упала к моим ногам. Надо быть осторожнее. Ещё не хватало, чтобы рана открылась. Я прикрыла глаза, расслабилась и представила, что не видела никакого шрама и крови. Открыв глаза снова, я облегчённо вздохнула - магия Михи снова действовала. Кожа стала чистой и гладкой. И лишь когда я провела по ранке пальцем, она чуть болезненно запульсировала.
        Выйдя из душа, я включила телевизор и принялась готовить себе на завтрак сэндвичи. Но моя рука замерла, когда я услышала новости:
        - В Москве, в районе элитной школы N, вчера вечером найдено тело школьницы. Причиной смерти послужила большая потеря крови. На теле обнаружены следы насилия и глубоких звериных укусов. Ведётся следствие…
        Я дёрнулась, как от удара. Форма ученицы колледжа, где мы снимали рекламный ролик! Только этого не хватало! Совпадение? Внимательно всмотревшись в фотографию девушки на экране (полиция искала свидетелей преступления) я не обнаружила не единого сходства с собой, кроме, разве что, тёмных волос и этой формы.
        По ногам пробежала мелкая дрожь. И я чуть не заорала от ужаса, когда о мои ступни потёрлось что-то мягкое и пушистое. Оказалось, Васька. Я облегчённо выдохнула.
        Включив канал Муз-тв, я отрешенно пила кофе, пока не обнаружила, что болтаю в чашке не ложкой, а вилкой.
        ***
        Облачившись в лёгкое сиреневое платье с юбкой до колен, белые туфли на шпильках и перекинув через плечо ремешок сумочки, я вышла из дома. Погода стояла замечательная - солнечно, тепло и дул легкий ветерок.
        Я зашагала к метро, размышляя о таинственном Михе и его окружении. Неужели я, снова и снова, буду сталкиваться с ним? В прошлой жизни он убил меня и забыл об этом. Стоит ли ему напомнить и выставить счёт? Но у меня нет реальной силы. Он меня совершенно не боится и всячески это демонстрирует. Лучше оставить при себе крошечные козыри, которые подарили мне эти сны о прошлом. Пусть Миха и дальше остаётся в неведении, что мы с ним давно связаны. Может, благодаря Белому, мне удастся от него отделаться. Хотя тот тоже не прост.
        Неожиданно раздался сигнал мобильного. Я полезла посмотреть сообщение, да так и замерла посреди сквера. С незнакомого номера мне прислали смс: «Привет, красоточка. Давай подружимся?»
        Прямо посреди улицы я быстро набрала ответ: «Ты кто?»
        Пришёл ответ: «Твой суженый».
        Я настрочила фразу: «С больными не общаюсь». Затем отключила телефон. Настроение было испорчено. Раньше придурки писали только «В контакте». Но там хоть видишь фотку или картинку того, кто пристаёт. Но, писать смски незнакомому человеку… Или знакомому?
        Прикинув, что это может быть Миха, Белый или Прудников, или ещё кто-нибудь, решивший пошутить, я снова включила телефон, нашла смс и позвонила по тому незнакомому номеру. Ожидаемо в трубке услышала длинные гудки и «абонент находится вне доступа в сети».
        Порадовало лишь то, что ответа на моё сообщение мне тоже не прислали. Неизвестный решил отвалить так легко? Тем лучше.
        Я бросила телефон обратно в сумочку и ускорила шаг. Некстати на ум пришла та погибшая девушка, которую нашли вчера рядом с колледжем. Вдруг эта смс как-то связана с… Нет, хватит. Я напрасно себя накручиваю.
        В вагоне метро я откинулась на спинку сиденья и прикрыла глаза. Расслабиться не получилось.
        Я видела перед собой малахитовые глаза, презрительный прищур которых просто сносил мне крышу. Понятно, почему: Миха красив. Он - вампир, ему положено очаровывать жертв. Но, отчего он так действует на меня, ведь я знаю о нём правду. К примеру, не тянет же меня к Белому. А тут, словно от каждого взгляда, меня дёргает током. Просто ядовитый цветок какой-то, с безумно приятным запахом. Рядом с ним я чувствую себя песчинкой, которую засасывает пылесос - бессильной и лишенной собственной воли. Я не знаю, как долго смогу продержаться, прежде чем мое влечение к нему сметёт все доводы рассудка. Правда в том, что, сколько бы я себя не ругала, я уже оказалась в капкане обаяния этого коварного охотника. И, несмотря на то, что мне отвратительна сама мысль, что он пьёт кровь, я тону в его глазах как замешкавшийся путник в зыбучих песках, не способный выбраться на твёрдую почву.
        ***
        В агентстве царила загробная тишина. Я тихонько постучалась в кабинет Ларисы, чтобы уточнить своё расписание на сегодня. С утра были танцы, потом тренировка в фитнес-зале, а затем, после короткого перерыва на обед, съёмка в какой-то сауне «Черешня».
        Лариса тихонько посапывала за столом. Я сильнее хлопнула дверью, чтобы привлечь её внимание. Женщина вздрогнула и подпрыгнула на стуле, уставившись на меня так, словно увидела впервые:
        - Ника, ты здесь? Молодец, не опаздываешь. У тебя всё по - прежнему, без изменений. В три съёмка с Михой, Белым и ещё двумя ребятами из агентства.
        - А других девушек не будет? - слегка растерялась я. Слово «сауна» действовало на меня крайне негативно.
        - Будут Анфиса, и Катя с Ниной. Ты их увидишь сегодня на занятиях танцами.
        - Отлично. А что за съёмка будет? Тематическая или просто в купальниках?
        - Тематическая. Эксплуатируем мотивы древнего Египта.
        - Ого! Очень интересно, - я слукавила. Мне было гораздо интереснее, как бы на съёмках оказаться подальше от Белого и Михи. Не то, чтобы я считала, что они будут мешать, мне работать, всё-таки они профессионалы, но накладки возможны. Учитывая, какие непростые у меня с ними сейчас отношения… - так вампиры встречались и в Древнем Египте?
        - Не знаю, были ли они там, но у нас есть заказ на такую съёмку, придётся выполнять.
        Во время занятий латинскими танцами я думала о Михе. В голову вдруг полезли странные мысли. Например, что Миха и Белый не виноваты, что родились вампирами. Особенно Миха, учитывая наложенное моей душой проклятие. Мучается, бедняга, не зная даже истинной причины своего несчастья. И хорошо, что не знает, а то ещё отомстил бы мне… Теперь у него для этого есть целый арсенал способов, учитывая, что мы работаем рядом. Но то, что вампиры стали такими не по своей воле, нисколько не меняет сути дела. Рядом со мной находятся опасные хищники. А я даже не могу никому об этом рассказать, ведь у меня нет доказательств.
        В голове промелькнуло сообщение из утреннего выпуска новостей. Погибла девушка. Умерла от потери крови. Может ли в этом быть замешан Белый или… Миха? Но Белому незачем пачкать руки, его питает человеческая энергия. Тогда Миха? Но он говорил, что несмотря, что он вампир, до недавнего времени любая кровь была ему противна, и только моё появление нарушило его картину мира.
        Возможно, в городе есть ещё вампиры. Вероятно даже за пределами агентства. Точно также есть шанс, что убийца скрывается в этом вампирском убежище, созданным Семёном Гладких. Но, почему такое совпадение: вчерашняя съёмка, произошедшая недалеко от места убийства? Поневоле начнёшь искать подозреваемых в нашем агентстве. Неплохо бы узнать, какую работу вчера выполнял Миха, и есть ли у него алиби.
        После короткого перерыва на обед нас на двух машинах повезли на съёмки. Я ехала на заднем сиденье с Катей и Ниной. Они оказались шумными и весёлыми. Наперебой рассказывали, что это не первая съёмка в сауне, и что там дают бесплатно прохладительные напитки и чай. А ещё там есть два бассейна. Один обычный и другой, с подогревом, в виде гигантской раковины.
        Я порадовалась, что умею плавать. Было бы обидно получить возможность понырять в бассейне и при этом ей не воспользоваться, из-за страха пойти ко дну. Я покосилась в переднее окно. Черный минивэн ехал за нами - Миха с Белым и другими ребятами не отставали от нас.
        В животе раздражённо буркнул чёрный экспрессо. Возможно, не стоило пить кофе перед съёмкой. Но очень хотелось взбодриться.
        ГЛАВА 11
        Первый этаж сауны оказался большим и сплошь уставленным мягкими креслами и диванчиками. Преобладали пастельные тона, что сразу настраивало на волну расслабления. Мы ожидали в холле, когда вышел администратор и сказал:
        - Простите, но часть здания сейчас ремонтируется. Мы можем предложить вам только одну комнату отдыха под гримёрную. Рекомендуем воспользоваться ей по очереди - сначала мальчики, потом девочки.
        - И почему же мальчиков мы пропустим вперёд? - искренне удивилась я.
        - Просто девочки с переодеванием провозятся в два раза дольше, - улыбнулась администратор, не сводя влюблённых глаз с компании парней.
        - Вы просто не знаете Миху и Белого, - обиженно заметила Катя, - да девочек накрасят быстрее, чем их!
        - Эй, давайте не будем ссориться, - от группы парней вдруг отделилась Лариса и подошла к нам.
        Я завистливо фыркнула. Превосходство Михи и Белого во всем и всегда. Их сопровождает мой менеджер. Вдруг потеряются красавчики, что тогда делать!
        Я вытянула вперёд ноги, и сделала вид, что меня не раздражают внешние факторы. Сказали подождать, значит подожду.
        Спиной почувствовала чей-то обжигающий взгляд, словно на кожу прыснули расплавленным воском. Повернулась и скрестила взгляд с Михой. Он стоял у стенда с объявлениями, но даже не притворялся, что их читает. Сложив руки на груди, вампир с каким-то садистским удовольствием рассматривал меня. Его глаза с насмешливым интересом застыли на уровне моих коленок, там, где обозначился подол моей юбки. В его взгляде всё читалось настолько откровенно и бессовестно, что меня бросило в жар. Меня накрыло ощущение, что я сижу перед ним абсолютно голая, а он пожирает меня глазами.
        На секунду меня затопил поток страстей. Мне вдруг показалось, что мы здесь одни, и сейчас он подойдёт к дивану, дёрнет подол моего платья, проведёт по краю нижнего белья и…я не стану сопротивляться, потому что плавлюсь, как сыр в печке, от одного его взгляда.
        Я не знаю, прочитал ли Миха на моём лице хоть тень желания, но его змеиная улыбка, скользнувшая по губам, меня напугала. Я словно очнулась от наваждения.
        Да что со мной такое! В прошлой жизни этот красивый псих меня убил! И я отлично помню его глаза-ледышки, тонкие изогнутые брови и завитки волос цвета солнечных нитей. А также его гладкие тонкие пальцы, путешествующие по моей коже так, словно это руки скульптора - то нежно и бережно, то агрессивно и яростно сминая кожу, забирая и подчиняя. Я не помню всего… Но этот тип в прошлом не просто убил меня. Похоже, какое-то время я была его постельной игрушкой. Иначе откуда все эти обострившиеся чувства, как остаточный жар от отгоревшего костра?
        Лариса, наконец, позвала парней переодеваться, и Миха как ни в чём не бывало, прошествовал мимо меня. Правда, на мгновение он остановился и пошаркал подошвой дорогих кожаных туфлей. Словно ему очень хотелось о чём-то спросить. Я мысленно прикидывала, что могло его интересовать. Например, болит ли ранка, которую он оставил, когда пил мою кровь? Не разболтала ли я кому его ужасный секрет? Понравилось ли мне работать в паре с Белым? А может…подбросить ли меня вечером до дома на своей машине?
        Но он лишь запустил руку в свои волосы цвета молочной карамели, перекинул их одним движением на левую сторону и пошел дальше.
        - Ах, у меня под ложечкой сосёт, когда Миха пробегает рядом. Жаль, он не любит цеплять баб на рабочем месте, - ткнула меня локтем под рёбра Катя, и я выдохнула. Похоже, что я всё это время не дышала, любуясь Михаилом Белозёровым.
        Ждать нам пришлось примерно полчаса. Я и девчонки быстро переоделись в приготовленную для съёмок одежду - калазирисы из полупрозрачных тканей на тонких бретелях. Мне это напоминало пышные комбинации с длиной до пят. Я уже предвкушала, как вся эта красота намокнет в бассейне. И немного радовалась тому, что купальники всё же отменили.
        Мне досталось одеяние изумрудного цвета. Девушка, наносившая макияж, куда-то вышла, и получилось, что я единственная ещё не готова. От нечего делать я бродила взглядом по заваленной вещами и пакетами комнате и остановилась взглядом на голубой рубашке с серебристо-чёрным принтом. Она висела на спинке деревянного стула одиноко и торжественно.
        Я вспомнила, что это - вещь Михи. И, прежде чем осознала, что делаю, уже подошла к рубашке, гладя её воротник, на внутреннем ярлыке которого значилась фирма-изготовитель «Zara». Глядя на эту рубашку, я вдруг подумала, что, если это - вещь вампира, от неё должен исходить запах крови. В голове снова всплыло вчерашнее убийство. На минуту в голову закралась опасная мысль - а если я смогу почуять запах? У меня же есть определённые способности… Тогда, возможно, я вычислю убийцу. Прежде чем подумать, что я буду делать с этим знанием, я приподняла рубашку и глубоко вдохнула… коктейль из нот лаванды, мускуса, грейпфрута, дубового мха и базилика. Мда, на этот раз не ландыши, а аромат «Eterniti» от Кэлвин Кляйн. И никакого запаха крови. Я узнала «Eterniti», потому что как-то на день рождения Егора выбирала ему подарок и перенюхала половину самых популярных мужских ароматов.
        Да уж…Михе весьма подходит аромат романтиков, способных вывести девушку на выходные в Париж.
        Я не удержалась и вдохнула терпкий запах ещё, и в этот момент дверь резко распахнулась и тут же захлопнулась. Не успев расцепить руки, я всё ещё стояла с чужой рубашкой в руках и испуганно сглатывала. Привалившись к двери и сложив руки на груди в замок, стоял Антон Маяковский. Я часто видела его с Михой, но так и не поняла в каких они отношениях.
        Антон был одного роста с Михой, более крепкого телосложения, кареглазый и темноволосый. С его губ не сходила какой-то фальшивая фирменная улыбочка.
        Разжав пальцы и вернув рубашку на место, я стояла, красная как рак. Последний раз я чувствовала подобный стыд, когда на уроке алгебры в школе математичка отчитала меня за то, что я не знала как решать пример и заплакала.
        - Так, значит, сохнешь по Михе, новенькая?
        - Ничего подобного. Мне нужен был стул, вот я и решила переложить его рубашку… на другое место, - сказала я первое, что пришло в голову.
        Ухмылка Антона стала ещё кривее:
        - Ну, как же, как же. Просто признайся, что ты его фанатка, и сразу станет легче. Кто знает, может, я подкину тебе пару интересных фотографий. Мы же с ним давно вместе работаем…
        - За какие-такие услуги ты решил меня одарить? Не говоря о том, что я ничего подобного и не попрошу.
        - Знаешь, как о тебе в агентстве отзываются? За спиной называют «ледышкой». Вот, может, я надеюсь, что ты пресечешь эти слухи и раскроешь для меня свои…ммм…горяченькие объятия.
        - Этого не будет. И, какого, ты вообще полез сюда, когда я переодеваюсь?
        - Забочусь о Михе. Он попросил меня забрать его браслет на руку. Мне сказали, что все уже переоделись, - вдруг совершенно серьёзно ответил Маяковский, и с его лица исчез и намёк на улыбку. - Я Мишке кто-то вроде старшего брата, если тебе интересно. Может, я не отказался бы от менее родственных чувств с его стороны, но… Он, как там говорится…мальчик иного жанра.
        - Постой… Ты…хм…
        - Ой, можешь не озвучивать это вслух. И такие, как я в шоу-бизнесе, - не редкость, мне даже жаль тебя - кого ты ещё встретишь на своей дорожке. Но меня интересует только Миха. Если с ним не я, то пусть будет кто-то достойный. А не вульгарная фанатка, которая лапает и нюхает его одежду по углам. Это просто отвратительно! Ты как насекомое! - Антон сделал вид, что отмахивается от невидимого жука.
        - Может, тебя злит сам факт, что это насекомое чем-то заинтересовало твоего обожаемого Миху?
        - Может, - согласно оскалил зубы Антон и посмотрел на меня нехорошим взглядом. Я поняла, что этот парень может в будущем доставить мне неприятности, и лучше обходить его дальней дорогой.
        Неожиданно мне в голову пришла новая мысль. Может, Антон угрожает мне чем-то более серьёзным, чем проблемы на съёмочной площадке:
        - Ты - вампир? - вырвалось у меня.
        Я тут же поняла, что ошиблась, увидев на лице Антона гримасу отвращения:
        - Ты совсем больная? Ещё и тащишься по «Сумеркам». Как будто нам мало шефа. Небось, согласилась работать в этом агентстве, потому что мечтаешь, чтобы тебя инициировали? И выбрала для этой цели Миху, верно? Вот же бред. Да я бы тебя на километр бы до агентства не допустил…
        Антон продолжал возмущаться, а я - мысленно ругать себя за свой длинный язык.
        - Я имела в виду, что ты - энергетический вампир, - вяло попыталась вывернуться я, но Маяковский только отмахнулся:
        - Можешь не объяснять, я всё понял. У меня пока нормально работают глаза и уши. Так что лучше не лезь к Михе. Иначе от предупреждений я перейду к действиям. Усвоила?
        - Да кому сдался твой Миха! - возмутилась я, и в этот момент дверь открылась, и в комнату вбежала запыхавшаяся стилист.
        - Антон, быстрее на площадку! Мужская съёмка уже началась. Ника, садись ближе к свету, мне нужно скорее закончить работу с твоими глазами.
        ГЛАВА 12
        Женская съёмка с изысканными позолоченными подносами и чайниками с длинными изогнутыми ручками завершилась. Она происходила в маленьком дворике с высокими, украшенными узором, кадками для фикусов и каламондинов. Солнце светило нещадно, и, когда объявили конец нашим мучениям, я мечтала рвануть в тень к пластмассовым стульям.
        Но тут меня окликнула Лариса:
        - Ника, погоди, ты куда собралась? У тебя сейчас съёмка в бассейне с мальчишками. Рекламодатель выбрал для неё только тебя. Зато потом ты будешь абсолютно свободна и даже сможешь отдохнуть на шезлонге у бассейна, если есть желание, а девочкам ещё предстоит парная фотосессия с парнями.
        Я выпросила несколько минут на то, чтобы привести себя в порядок, и выпить воды, после чего Лариса привела меня в бассейн. Оказалось, что парни не залезали в воду, ожидая меня. Все до одного шестеро парней были одеты в причудливую повязку - передник на бёдрах и кусок разноцветной материи на шее в форме воротника с золотыми подвесками.
        В бассейне для меня заранее заготовили нечто вроде плетёного из дерева плота, на котором возвышались два шеста с натянутой на них прозрачной тканью - своеобразными воздушными занавесками. Дополняли композицию две тонкие шёлковые подушки голубого цвета. Рядом с плотом на поверхности воды покачивались пять белоснежных цветов-лотосов. Я поняла, что стебли их обрезаны, и их принесли откуда-то издалека.
        Белый с незнакомым мне парнем удерживали плот, пока я осторожно взбиралась на него. Миха взирал на нас из противоположного угла бассейна совершенно равнодушно.
        Я устроилась на подушках, так чтобы ноги по щиколотку покрывала вода, и сделала вид, что наблюдаю за разбегающимися по воде солнечными лучиками.
        Моя роль в этом ролике оказалась следующей. Молодые люди должны были стоять по пояс в воде у моих ног, наперебой предлагая золотистые чарки с вином. Я же лениво брала вино и делала маленький глоток. Затем просто лежала, подперев подбородок локтем, и чувствовала себя жутко глупо, когда Миха целовал на камеру пряди моих волос. И со всех сторон тянулись руки в звенящих браслетах в надежде поймать мою руку или хотя бы просто меня коснуться. Эта съёмка у воды оказалась тяжелее, чем съёмка с девочками, хотя она была короче.
        Мою одежду забрызгало водой, и ей необходимо было обсохнуть. Я сходила в гримёрку, переоделась в закрытый купальник, завернулась в полотенце, так чтобы не сверкать обнажёнными бёдрами, разложила калазирис на лежак рядом с собой и, устроившись под солнцем, прикрыла глаза. Несмотря на то, что пришли Катя и Нина, и у бассейна стало шумно, я в своём уютном уголке почувствовала, что звуки извне перестают меня беспокоить…
        Глаза закрылись сами собой, сначала перед ними плясали черно-красные пятна, а потом я увидела чужое лицо, склонившиеся надо мной непозволительно близко. Тонкий ободок короны украшал знакомые мне черты. Я узнала этого человека и одновременно не узнала. Снова этот кошмар!
        Перед глазами сверкнул клинок, рукоять которого украшали два рубина и изумруд.
        - Видишь этот клинок? Им я убил своего брата. И в этом виновата ты, проклятая ведьма! - глаза Михи из прошлого полыхнули зелёным пламенем.
        Я почувствовала, как острое лезвие скользит по моей шее, груди, животу, оставляя болезненный след, словно ёж перебирает острыми колючками по открытой ране.
        И слышу, как собственные губы шепчут:
        - Я не виновна. А ты заслужил это. Всю эту боль.
        А потом чувствую, как мои сухие губы сверху накрывают другие:
        - Ты будешь умирать медленно. Это я обещаю.
        Я очнулась с беззвучным криком на губах. Удивительно, но оказалось, что у бассейна осталась я одна. Все ушли. Возможно, так устали от съёмок, что просто забыли о задремавшей за фикусом сотруднице. Подхватив калазирис, я уже собралась поспешить переодеться и ехать домой. Но тут мой взгляд упал на бассейн. Уж крайне заманчиво он выглядел в свете вечерних ламп. Я подошла к краю, присела и зачерпнула воды. Оказалось, она очень тёплая. Положив калазирис на стул возле бассейна, я размотала на бёдрах полотенце и легко спрыгнула в воду.
        Купаться было очень приятно. Теплая вода забрала всю усталость и разочарование долгого дня. Я немного поплавала на спине, потом перевернулась на живот и нырнула под воду. Рассмотреть дно бассейна получилось слабо - меня хватило на несколько минут, пока не заболели глаза. И тут я вспомнила, что накрашена и залезла в воду при полном параде. Я собиралась вынырнуть, но в этот момент кто-то прыгнул в бассейн, подняв целый водопад брызг.
        Отплёвываясь от воды и проклиная ещё одного любителя вечернего купания, я не глядя в его сторону, поспешила к бортику бассейна, туда, где крепилась лесенка. Но дорогу мне преградила крепкая фигура:
        - Куда же ты так спешишь, Никея?
        Я растерянно замерла, нашарив пятками дно бассейна. Почему судьба так несправедлива ко мне, что опять сталкивает меня носом к носу с этим…хм…вампиром?
        - У тебя тушь размазалась, - Миха неожиданно провёл пальцем по моей щеке, - но пахнешь ты замечательно. Твой укус на руке уже зажил. Дашь мне ещё себя укусить? В этом купальнике у тебя очень соблазнительная шея. Руки сами собой тянутся к ней её погладить.
        - Держи свои руки подальше от меня.
        Я сделала новую попытку его обойти, и тут что-то произошло. Поверхность воды в бассейне задрожала, и вдруг её разорвали тучи брызг. Прямо из воды вылетели летучие мыши - маленькие и большие. Я еле успела прикрыть лицо и уйти в воду по шею.
        Но живность исчезла также быстро, как появилась. Через минуту все вокруг затихло. Погас один из фонарей. Рядом стоял только Миха, и летучие мыши, вырвавшиеся из воды, казались случайным видением.
        Я подошла к краю бассейна и наткнулась на невидимую преграду. Отплыла на метр в сторону, снова уткнулась ладонями в преграду.
        - Тебе отсюда не выйти, пока я не разрешу. А я настроен немножко поиграть. Знаешь, Никея, хорошо быть такой гордой девочкой до определённого момента. Пока не начинаешь слишком сильно злить других людей.
        - Ты - не человек. И только что это доказал, - я со злостью треснула кулаком о невидимую преграду, и закусила губу от боли и разочарования, что оказалась в ловушке.
        - Нет-нет, я - человек. И потому даю тебе право выбора. Например, позволяю стать моей по доброй воле.
        - Ты меня не получишь. Этого не будет, - я отступила к самому краю бассейна и с ненавистью разглядывала это смазливое лицо, которое я планировала узорно разукрасить ногтями, если урод подберётся ближе.
        - А если я скажу, что познакомился с твоей подружкой. Наташей, кажется? И если не тебя, то сегодня-завтра получу её… тело и кровь.
        - Ты лжёшь! Я не знаю никаких Наташ! - я почувствовала подступавшую панику. Ноги свела судорога.
        Вдруг раздался телефонный звонок.
        - Ммм, я оставил телефон у бассейна. Как опасно с моей стороны, ещё сломается… Но, ради тебя, Никея, я бы утопил сотню таких телефонов, - промурлыкал проклятый вампир и вдруг ответил на звонок:
        - Ната, привет. Да, я закончил работу. Но у меня ещё есть дела, так что, наверное, сегодня встретиться не получится. Ника, не хочешь передать своей подружке привет?
        Миха включил громкую связь, и я услышала завистливый голос подруги:
        - Никочка, ты чего молчала, что вы с Михой затусили? Его шофёр вчера подвёз меня от твоего дома. Миха сказал, что караулил тебя, хотел покатать. Мол, ухаживает за тобой, а ты ледышка, не поддаёшься. Я его сразу узнала по той тивишной рекламе про пиво, потому и села в машину. Миха сказал, что ты обещала ему свидание. Слушай, пойдем вместе! Он же ещё ребят знает, пригласит кого. Там разберёмся, кто кому больше подойдёт. Мне одной с ним в караоке идти неудобно, вдруг там кто крутой будет, ну ты понимаешь. А вот если ты компанию составишь, тогда…
        - Ната, я ещё на работе. Поговорим в другой раз, - я с ужасом глядела на наглого зеленоглазого засранца. Как он позволил себе втянуть в это Нату!
        - Ты следил за мной, - обречённо, точно приговор на суде, произнесла я.
        - Да, немного. Хотел узнать твоё ближайшее окружение. И Ната оказала мне в этом существенную помощь. Сказала, что ты сейчас ни с кем не встречаешься. А бывший парень Егор в прошлом. Так что на моём пути нет преград.
        - Я - самая большая твоя преграда, чертов урод, - я сама не заметила, как оказалась рядом с ним и со всей силы влепила ему затрещину. Звук оказался громким.
        - Ты…дикарка. Угостила меня, значит, - зашипел вампир, схватившись за левую щёку.
        - Если тронешь Нату хоть пальцем…
        - Если ты позволишь мне себя потрогать, то точно не пожалеешь. Ещё никто не жалел, Никея. Но, раз ты не хочешь договориться по-человечески, значит…
        Я вдруг почувствовала, что вода вокруг меня точно потяжелела. Она уплотнилась как густой кисель, в ней невозможно стало двигаться. Тем не менее, я не намерена была сдаваться:
        - Урод проклятый! Сначала барьер, теперь это. Немедленно меня выпусти ты, ошибка природы!
        Миха же спокойно подошёл ко мне и резко прижал рукой к бортику бассейна. Холодный мрамор мазнул по спине. Я со злостью взглянула ему в глаза и тут же пожалела об этом. Меня словно сначала изрезали, а потом перемазали свежей зелёнкой. Этот взгляд заставлял чувствовать боль смотрящего. И жгучее неприкрытое желание. Оказалась, всё что я видела у Михи до этого, - лишь тень его нынешней страсти.
        Он вдруг схватил меня за горло, не давая дышать, и воспользовавшись тем, что я приоткрыла рот в попытке глотнуть воздух, вторгся в мой рот. Я почувствовала во рту терпкий привкус собственной крови. Этот гадёныш прокусил мне клыками губу!
        На секунду он оторвался от меня и произнёс с видом неподдельной грусти:
        - Ой! Я забыл убрать клыки. Не хотел тебе делать больно, прости.
        Я не ответила, потому что по-прежнему ощущала себя цветком в его руках, стебель которого он может легко оторвать.
        - Послушай, Ника. Ты мне нравишься. Я хочу тебя. Мы оба - молодые и красивые, так в чём проблема? Я умею доставлять женщине удовольствие. И неужели тебе неинтересно, каково это - заниматься любовью с вампиром?
        - Ты считаешь меня человеком, который спит и видит, как бы потрахаться с кем-то иной национальности и…расы? Ты - точно полный идиот.
        - Но при этом я получу тебя сегодня, детка. Мне надоело кружить вокруг тебя пчелой, подсевшей на любимый аромат. Давай получим удовольствие вместе.
        Мой следующий возмущённый возглас он затопил глубоким поцелуем. В этот раз он не стремился поглотить меня, и поцелуй получился ласковым. Его губы напоминали мякоть вишни, а язык подвижной змеёй скользил внутри моего рта, то сильнее вжимаясь в его стенки, словно желая их раздвинуть, то обрушиваясь неумолимой хищной волной на язык, наглаживая его до боли.
        Его руки тем временем исследовали бретели моего купальника. Он удивительно мягко по-кошачьи скользил по моим лопаткам, скатывая скользкие чёрные лямки, наконец, оторвался от моего рта и прижался губами к оголённому плечу, всасывая нежную кожу, а затем резко прихватывая её зубами. Я тихо охнула, сильнее откидываясь назад, к бортику бассейна, почувствовав этот паучий укус, словно лишающий разом всех сил, словно кто-то проколол то место сразу десятью иголками.
        Я попыталась оттолкнуть его, но снова встретила сопротивление его жестких тренированных рук. Одной рукой он поймал в плен мои запястья и резко вздёрнул над моей головой так, что я застонала от вспышки боли, другой продолжал снимать с меня купальник. Ему удалось обнажить мою грудь, и я стыдливо прикрыла глаза, представляя, как сейчас пылают мои щёки.
        - Успокойся, - прошептал мне на ухо белокурый мерзавец, - моя сила позволила мне не только установить вокруг бассейна барьер, но также и отключить камеры. Кроме меня, тебя такой никто не увидит. Мне тоже не нужны свидетели…моего маленького преступления, - он вдруг цепко потянул меня за мгновенно напрягшийся сосок, который потемнел от его действия. Я почувствовала, что в области груди что-то вспыхивает, посылая колкие разряды наслаждения и заставляя всё тело содрогаться.
        - Вот это правильно, - шепчет мне на ухо мой лукавый соблазнитель, - я помогу тебе расслабиться, прежде чем мы перейдём к главному блюду.
        Я больше не сопротивляюсь, чувствуя успокаивающую силу от его ладоней. Затем по телу прокатилась слабость, и я ощутила, как меня усаживают на бортик бассейна. Отстранённо услышала плеск воды и почувствовала, что близка к потере сознания. Чужие пальцы довели меня до исступления простыми поглаживаниями.
        Тут Миха снова целует меня в губы, и на этот раз я не пытаюсь отвернуться. Лишь прижимаюсь к нему ближе, наши тела трутся друг от друга, как одержимые зовом природы мартовские коты. Каждое прикосновение дарит волны неги и удовольствия. И я уже готова послать к чёрту своё нежелание становиться любовницей этого негодника.
        Его руки спускаются ниже, скатывая ткань купальника. Даже это ему удаётся эротично. Мгновение - и купальник падает на дно бассейна. Я смотрю в восхищённые глаза Михаила и нисколько не стесняюсь. Словно он уже видел меня голой…
        Его ладони ложатся на мою затвердевшую грудь, сдавливая её в порыве жадности - кажется Миха вознамерился сделать её тяжелее. Я бесстыдно вжимаюсь в его ладони и вдруг понимаю, как хорошо, что мы находимся в бассейне. Чувствую растущий жар между ног. Кажется, я способна испытать оргазм лишь от одних его пылких губ и умелых рук.
        Но вот его ладонь скользнула ниже, миновала живот и, достигнув островка плоти, обычно скрытого за тканью трусиков, несильно шлёпнула по ней.
        - Ты внезапно горячая там, - довольно усмехнулся он мне на ухо, - скажи, что хочешь меня.
        - Не мечтай, - скрипнула зубами я и тут же протяжно застонала. В наказание я оказалась нанизанной на один из красивых длинных пальцев блондина.
        - Твоя кожа столь шелковистая внутри. И я хочу ощущать тебя не только рукой. Ну-же, расслабься и позволь мне войти.
        Он шире раздвигает мне ноги, и я чувствую его напрягшийся орган под тканью плавок. Мне не по себе и от собственного тела, которое дугой выгибается на каждое его движение внутри меня. Он настойчиво скоблит меня изнутри, словно стирая верхний слой лотерейного билета. Мои руки бессильно смыкаются у него за спиной, больше не делая попыток его оттолкнуть. Его пальцы, исследуя меня изнутри, точно перебирают гитарные струны на предмет лучшей мелодии. И я выгибаюсь пантерой и сладко кричу, потому что не могу молчать. Мне хочется принять его в себя, почувствовать, что значит быть с ним, словно без него я не существую. Внутри словно срывается невидимая пружина. И я проваливаюсь в глухую бездну наслаждения, делая чужие пальцы вязкими и слипшимися от нектара своего тела. Минута блаженства, а потом резкое прозрение.
        На ум приходит лицо Наты, которая поедает пирожок и спрашивает, как у меня дела на первом рабочем месте. И в голове вдруг что-то проясняется. Удовольствие, что я испытала, резко меняет полюс на противоположный. Я чувствую отвращение и к Михе, и к себе. Подумать только, я бурлящей рекой растекаюсь от ловких заученных движений его рук, а он только что грозился совратить мою подружку. Или покусать её… Покусать… Внимание! Почему он до сих пор меня не укусил, если испытывает жажду?
        Словно угадав мои мысли, нахал смеётся в лицо:
        - Что, представляла себе секс с вампиром по-другому? Знаешь, мне нравится не только вкус твоей крови, но и твоего любовного сока. Это тоже делает меня сытым. Сам не знаю, почему, - с хитрым видом он лизнул пальцы. - Но знаешь, я, может быть, хотел бы укусить тебя за это твоё тайное местечко. Если, конечно, позволишь. Я сделаю аккуратно и не больно, так что тебе понравится. Знаю вампиров, которые говорят, что кровь там самая вкусная…
        - Мерзость! - я с силой оттолкнула его. - Не трогай меня, я ухожу.
        - Эй-эй! Получила удовольствие и решила сбежать? Я ласкал тебя, и тебе было хорошо. Сначала ты должна заплатить за удовольствие, Никея.
        - Пошёл ты!
        Я дёрнулась из его рук, снова напоровшись спиной на невидимую стену.
        - Не смей от меня сбегать, - неожиданно злобно бросил он. Только я уже стою к нему спиной и, призывая все спящие в себе силы, пытаюсь разрушить его барьер, приложив к нему мокрые ладони.
        - И не смей отворачиваться! Я сказал, смотри в глаза!
        Я поняла, что допустила ошибку, ослабив тыл, когда чужие ногти, ставшие внезапно слишком длинными, впились в моё плечо, оставляя на нём кровавый след. Похоже, возбуждённый донельзя вампир обезумел. Я резко повернулась и посмотрела ему в глаза, словно делая ему вызов - мол, не боюсь тебя, сволочь! Но столкнувшись с взглядом с глазами, резко сменившими цвет с аквамаринового на ярко-лиловый, меня вдруг захватил вихрь воспоминаний. Однажды такое уже было. Я с ужасом смотрела на него.
        Он держал меня на руках посреди золочёного бассейна, полного алых лепестков розы и шиповника. Свет зажженных свечей плясал в его золотистых волосах и прятался в тонком ободке короны. Наклонившись низко надо мной Миха из прошлой жизни, гладил меня по лицу, приговаривая:
        - Ты не умрёшь быстро. Ты же дашь мне с собой поиграться, девчонка? Видишь, я даже омою водой твоё тело, будешь снова чистой, для моих забав. Не покидай меня сейчас, дитя.
        Я видела себя со стороны - связанную, избитую. У меня не было и шанса сбежать. Крепкие верёвки стискивали тело крест-накрест.
        Вспышка - и воспоминание оборвалось. Резко, как прохудившаяся верёвка под давлением груза. Я снова смотрела в изменившиеся глаза вампира - поневоле и испытывала приступ неконтролируемой ярости. Я представила эти верёвки, что мучили моё тело на его коже. И в ту же минуту произошло что-то удивительное.
        Миха вдруг обнял себя руками и закричал. Я в полном шоке смотрела на его кожу, покрасневшую от следов впечатавшихся в тело невидимых верёвок. Да, похоже, я и, правда, волшебница!
        - Проклятье! Что ты сделала?
        Я, тем временем, нырнула под воду, подцепила упавший на дно купальник. Затем проверив, что и барьер предприимчивого вампира пал, спокойно выбралась из бассейна, подобрала своё полотенце, завернулась в него с головой. На прощанье бросила взгляд на Миху, который со стонами и очевидным трудом выбирался из воды после меня.
        - Бедненький! Что теперь скажет твой агент?
        - Что ты сделала? Как смогла? У меня же следы останутся на коже… Ты - ведьма… - упрямо шипел прилипчивый маньяк.
        - Всего лишь вспомнила прошлое. Кажется, если ты - вампир, то у меня есть сила воспоминаний. И она работает против тебя. Ну, и, возможно, против таких же вампиров, как и ты, - подмигнула я ему. - И только попробуй ещё раз приблизиться к Нате. Я могу и рассердиться. И тогда не знаю, что моя стихийная магия вытворит на следующий раз.
        Тут я вспомнила сердечко, что было нарисовано на окне моей спальни:
        - Не приближайся к моему дому, ко мне и моим близким!
        - Очень страшно. Просто весь дрожу. А тебе не стыдно вспоминать, как всего несколько минут в моих руках ты сладко стонала от страсти в моих объятиях? Может, ты в безопасности от моих прикосновений, но, рано или поздно, сама попадёшь в свою же ловушку. Ты придёшь ко мне, Вероника. Ты меня захочешь. Я ещё доберусь до твоей шкурки, малышка.
        Я даже застыла от такой наглости, потом хотела бросить ему в лицо: «В прошлой жизни ты убил меня, поэтому не приду никогда!» Но осеклась и передумала. Нет, это лишнее. Незачем выдавать себя раньше времени. Пусть лучше он не знает о моих тайных козырях. В ответ я просто презрительно хмыкнула и ушла.
        Я чувствовала спиной его голодный разъярённый взгляд. Мой славный вампирёныш, мне жаль… Но сегодня тебе придётся удовлетворять себя самостоятельно.
        ГЛАВА 13
        Домой я приехала, когда за окном зажглись фонари. Втащив в квартиру два пакета с продуктами, я зажгла свет и отдышалась.
        Кот Васька встретил меня яростным мяуканьем, сунув морду в пакет с едой, подозревая, что там должно быть что-то вкусненькое и для него тоже. Я подхватила Ваську на руки, оттащив его от заветной сумки, и полезла к нему целоваться. Не могу отказать себе в удовольствии потискать мохнатого засранца, несмотря на то, что после этого моё лицо безумно чешется.
        Кот в ответ утробно заурчал, всем видом демонстрируя расположение человеку, соизволившему вернуться в квартиру. Вдоволь нагладив пушистое тельце, я отпустила котика.
        Затем направилась в свою комнату, чтобы переодеться. Стянув с себя одежду, я нацепила джинсовые шорты с рваным краем и длинную чёрную футболку. Затем пошла на кухню, готовить ужин. Что ж, в том, что живёшь одна, есть и неприятная сторона. Сегодня я пожалела, что родители уехали. Ведь ужин к моему приходу был бы уже готов.
        Мелко нарезая овощи и листы салата, я включила телевизор. Мне было лень переключать каналы, и я слушала какую - то историческую передачу.
        В голове витали совершенно неприличные мысли о том, что сегодня едва не произошло в чаше бассейна. Я чуть не переспала с вампиром. Да ещё в общественном месте! А ещё этот Миха посмел угрожать моей подруге… Вот выведу его на чистую воду, тогда он попляшет! Расскажу всем, что он вампир, и тогда… И тогда мне тоже придётся признаться, что я владею кое-какой силой, и я сяду на одну скамью подсудимых с ним. Нет, я не могу открыть его тайну, потому что прошлое Михи связано со мной. Лучше вообще не ворошить это гнездо.
        В этот момент голос ведущей передачи произнес:
        - Замок Браун - шедевр средневековой архитектуры. Величественная крепость скрывает тайны, связанные с личностями румынских властителей. Принято считать, что именно здесь, в его холодных подземельях до сегодняшних дней обитают создания, именующие себя вампирами.
        Я вздрогнула, порезав палец. Ещё не хватало! Теперь эти ужасы ещё и по телевизору. Уж я такой программы на вечер точно не заказывала.
        Судорожно принялась искать лейкопластырь. Настроение было совсем испорчено. Тем временем ведущая продолжала увлечённо вещать:
        - Есть ряд легенд, связанных с вампирами, или, как в России их называют, вурдалаками. Будьте осторожны, если вас укусил вампир. Вампир кусает человека, он получает власть над ним. После этого вампир и человек связаны, эту связь можно разрушить разве что при помощи магии, в которую в нашем мире не верят.
        И все же, если вас укусили, будьте осмотрительны. Подобно многим жертвам замка Браун, вас могут выманить из вашего дома. Вас заставят прийти на место, нужное вампиру… Раньше вампиры, живущие в замках, так и поступали.
        Я покачала головой и переключила канал. Хватит с меня вампиров на сегодня. По «Домашнему» шёл любимый мамин сериал «Не родись красивой». Жданов и Малиновский, которых было трудно забыть, один раз увидев на экране, беседовали в баре перед танцплощадкой.
        - Все беды от баб! - восклицает Жданов и ударяется в воспоминания о том, что ещё со школы это правило работало для него неоспоримо.
        - Все беды от вампиров, - фыркнула я и наклеила на порезанный палец пластырь.
        ***
        Поужинав, я продолжила смотреть сериал в большой комнате, взяв на руки кота Ваську. Я наглаживала мягкую шёрстку и сонно наблюдала за событиями на экране, пока окончательно не вырубилась прямо в кресле.
        Мне снилось, что я медленно иду по тёмному лесу в свете полной луны. Вокруг пахнет мохом, сосновой хвоёй, а под ногами постоянно путаются сучья и сухие ветки. Неожиданно под деревьями я вижу яркие расцветающие в сумраке ночи ярко-красные цветы. Я собираю их в большую плетёную корзину. Во сне я не боюсь тёмного леса, наоборот, чувствую себя в своей стихии, словно лес принимает меня, как родную дочь. Мне хорошо и спокойно.
        Но вот я слышу крики и голоса:
        - Он рядом! Ловите его!
        Я прячусь за большой елью от незнакомых людей, которые бегают по лесу с факелами. Наконец, люди уходят. Я собираюсь сбежать, но кто-то хватает меня за ногу. Свет луны падает на мужчину, валяющегося у моих ног. Я узнаю Саши Белого…
        В ужасе я просыпаюсь, и, видимо, дёргаюсь так сильно, что Васька, зашипев, спрыгивает с моих колен и убегает. По «Домашнему» показывают военный фильм. Я выключаю телевизор и бреду в свою комнату. До утра проваливаюсь в крепкий глубокий сон.
        ГЛАВА 14
        На следующий день у меня была съёмка с Белым на фоне Москвы-реки. На мне красовалось платье с пышной юбкой до самого пола, состоявшей из многих слоёв фиолетового сатина. Верхняя часть юбки была расшита стразами, что заставляло ткань переливаться под солнечными лучами. Мои глаза скрывала карнавальная маска, а руки были затянуты в перчатки. И бархатная маска, и перчатки были фиолетового цвета. Для съемок меня заставили надеть алый парик с волосами намного длиннее моих собственных. Даже тщательно завитые, они достигали моих колен.
        Саша красовался рядом в чёрно-белом костюме и роскошном алом плаще с воротником - стойкой. У него были самые настоящие клыки, сделанные из какого-то специального материала для зубов. В общем, он играл роль вампира, а я - его жертвы. Было достаточно сложно оцепить место у Москвы-реки, чтобы никто из праздных зевак не пытался приблизиться к нам. Я же удивлялась, зачем нужна такая съёмка, но Лариса строго сказала, что есть заказчик, а ему лучше знать, как распорядиться подобными фотографиями.
        День выдался жаркий, и нашу с ним «любовную прелюдию», как выразилась Лариса, приходилось переснимать по многу раз. Свет падал, создавая ненужные тени, глаза слезились от солнца, фотограф злился и всё время менял наши с Сашей позы. Пришлось делать фотографии с несколькими поцелуями, и Белый был невероятно холоден во время этих моментов. Таких ужасных поцелуев у меня не было ни с кем, да ещё игрушечные клыки нещадно царапали губы. К ним было сложно приспособиться.
        - А у тебя появились длинные зубы, - сказала я, замечая, как он в ответ лишь недобро сверкнул глазами.
        Мне было даже немного забавно осознавать, что передо мной стоит самый настоящий вампир без клыков, и его заставляют играть собственную роль, причем фальшиво.
        В какой-то момент мне показалось, что Белый уж чересчур бледен и еле стоит на ногах. Фотограф тоже заметил это и объявил небольшой перерыв.
        - Тебе плохо? - прямо спросила я. На самом деле мне было наплевать на состояние этого странного вампира, но не хотелось сорвать сегодняшнюю съемку. Слишком много сил я потратила, чтоб сначала влезть в это ужасное платье, а потом выдержать знойный летний воздух.
        - Солнце. Я ненавижу солнце, - вдруг признался он, - оно мешает мне брать у людей энергию и забирает мою собственную.
        - Но у Михи нет проблем с солнцем, - удивилась я.
        - Миха - вампир другого типа. А я вот мучаюсь. Думаешь, почему я столько времени обжимаюсь с тобой и даже целуюсь, но еле стою на ногах? Или веришь, что я действительно не стал брать бы у тебя энергию, когда мне так плохо? Солнце мешает…
        - Но мы не уйдём отсюда, пока съёмка не будет закончена. Что будешь делать?
        - Я не знаю. В такой ситуации… Мне мог бы помочь человек, готовый добровольно пожертвовать энергию, но где я такого найду? Не вызывать же одну из бывших любовниц только из-за съёмки.
        - Я могу стать донором, - неожиданно для себя предложила я.
        - Но ты обижена на меня…
        - И что? Если я этого не сделаю, то сегодняшняя съёмка точно сорвётся, и мы будем платить неустойку, либо снимать то же самое, но завтра. Уж лучше я сейчас поделюсь с тобой энергией, чем столкнусь с последствиями твоего недомогания. Говори, что нужно, чтобы отдать энергию? Какое-то специальное заклинание?
        - Нет, ничего подобного. Просто достаточно твоего желания, - Белый взял меня за руку и слегка сжал. Я почувствовала, как моя жизненная сила уходит. В какой-то момент асфальт закачался под ногами, а бутылка воды, заботливо принесённая Ларисой, выпала у меня из рук. Тогда Саша отпустил меня, наклонившись за бутылкой и снова вручая её мне. Я дрожащими руками открутила крышку и присосалась к горлышку. В голове поселилось понимание, что меня «пил» уже второй вампир за короткое время.
        - Спасибо, мне стало лучше. Хочешь перекусить со мной после работы? Я тебе что-нибудь интересное расскажу о Михе. Ты же хочешь узнать о нём больше, верно? Твой интерес к нему читается в твоих глазах. Расскажу, почему мы не ладим.
        - Разве вампиры питаются обычной пищей? - удивилась я.
        - Смотря, какие вампиры, - пожал плечами Саша, - мы с Михой - да. И раз ты угостила меня своей энергией, будет правильно, что я оплачу твой ужин.
        Я не испытывала сильного желания общаться с Белым, но не могла отказать себе в удовольствии узнать новое про Миху от его недоброжелателя.
        - Ну, хорошо, - просто согласилась я.
        ***
        Мы сидели в маленьком ресторанчике с видом на Москву-реку. В лёгком летнем костюме мне было гораздо приятнее дышать и двигаться. Белый же, одетый в голубые джинсы и светлую футболку, тоже выглядел посвежевшим.
        - Ну, рассказывай, - поторопила его я, отпивая из стакана ледяной лимонад.
        Саша пожал плечами:
        - Напомни, что ты хочешь услышать?
        - Из-за чего вы с Михой вечно лаетесь и ненавидите, друг друга? - быстро спросила я.
        Белый только поморщился:
        - На работе - он, и в нерабочее время мне тоже придётся обсуждать его. Ну, хорошо, я расскажу. Дело вовсе не в том, что мы - вампиры разных типов. Это нас, скорее, объединяет, как редких существ, которым лучше держаться вместе. Но Миха украл у меня роль в рекламе. Я несколько лет посещаю в Москве секцию «Искусственная волна», где тренируюсь с настоящими сёрферами. Миха же не имел ни малейшего понятия о сёрфинге, пока его не пригласили сняться в рекламе моего любимого парфюма. При этом Миха столкнулся в дверях с заказчиком, когда мы уже почти подписали контракт на рекламу. И тогда заказчик решил, что лучше Михи кандидата в сёрферы для его рекламы «Сердце на гребне волны», которые будут проходить в Тайланде, не найти. С тех пор я его ненавижу, а он, словно понимает, что это будет бесить меня ещё больше, отнимает у меня девушек. Так и живём.
        Реальность оказалась прозаичной, и я с тоской потыкала в салат «Цезарь» вилкой. Ради подобной, абсолютно не мистической, информации не требовалось вместе ужинать. Похоже, тот сон про лес приснился мне случайно. Саша Белый не имеет никакого отношения к прошлой жизни, в которой Миха убил меня, а я прокляла его.
        - А твой медальон? Откуда он взялся? - спросила я Сашу, заметив его скучающее выражение лица.
        - Ну, я не хотел бы рассказывать посторонней… Хотя в этой информации ничего нет. Ну ладно, раз уж ты - одна из нас, пусть не вампир, но, всё же, со способностями, расскажу тебе о своей семье и медальоне.
        Моя мать была скрипачкой, а отец играл на трубе в известном Московском оркестре. Медальон вампира передаётся от матери к ребёнку и до двадцати пяти лет питает владельца. После двадцати пяти вампир питается сам. Если у матери рождается ребёнок раньше достижения двадцатипятилетнего возраста, то медальон передаётся ему. Мой отец - один из тварей, как и ты. У него есть способность видеть ауры людей. Каждый раз на выступлении их оркестра ярче всех блистала моя мама, и отец заметил это. Но её сияние исходило от медальона на груди, от которого расходились незримые человеку лучи, словно отбиравшие свет у других людей в зале. Однажды перед выступлением отец выкрал медальон. И тогда матери стало плохо во время выступления, её увезли в больницу. Мой отец приехал туда вместе с медальоном, и узнал её историю. Что она - вампир, которая питается энергией через этот медальон. Отец не пришёл в ужас, он только попросил, чтобы она сменила себе круг жертв. Он сказал, что разрешит медальону питаться собой. А потом появился я… Как видишь, до двадцати пяти лет я и медальон неразрывно связаны.
        - А сколько тебе сейчас? - спросила я.
        - Двадцать один год, - вздохнул Белый, а потом, прищурившись, посмотрел на меня, - а теперь, может, расскажешь про свою семью? Как познакомились твои родители?
        - О, никакой романтики, - покачала головой я, - ничего похожего на твою историю. Моя мама одно время работала в универе, а отец был там охранником. Как-то раз он слишком страстно облапал мать при досмотре, а она не сильно сопротивлялась.
        - Ты - просто ужасная рассказчица, - поморщился Белый.
        Я усмехнулась, радуясь, что разговор на щекотливую тему прервался, не начавшись. Помнила ещё со времён своего романа с Прудниковым, что, когда начинаешь выдавать парню личную информацию, он получает слишком много оружия против тебя.
        Остаток вечера мы обсуждали популярные сериалы и места, куда бы хотели отправиться во время рекламных съёмок.
        ГЛАВА 15
        Выходные подкрались незаметно. Я решила посвятить эти дни работе с полимерной глиной. Это всегда успокаивало меня. Тем более, что кулончики, кольца и ожерелья можно было выгодно продать в группе «В контакте». На них всегда находились покупатели. Не всем удаётся справиться с мелкой и, подчас, кропотливой работой с полимеркой, но выглядеть оригинально хотят многие.
        Я как раз поставила запекать в маленькой печке новые изделия, когда пришла мама и заворчала, что кухню придётся отмывать после этого ужасного запаха, который остаётся после моих опытов с глиной.
        - Если бы ты так на кухне крутилась, с обедом и ужином, цены бы тебе не было.
        Я только передёрнула плечами. Всегда думала, что научиться готовить никогда не поздно, а простые блюда мне и так удаются.
        Тут в голову пришли мысли о моём даре. Странные способности, благодаря которым я усмирила Сашу Белого, а потом - Миху, не давали мне покоя. Кем я была в прошлой жизни? Неужели, и, правда, ведьмой, как называл меня этот неизвестный мне Миха из прошлого? А в этой жизни, неужели мои способности ни разу не проявили себя? Например, в детстве.
        - Мама, - спросила я вдруг, - а со мной в детстве ничего странного не происходило?
        - Нет, - ответила мама, но на её лице мелькнула лёгкая неуверенность.
        - Мама, неужели не было ничего необычного? Мне просто интересно.
        - Ну, если честно… Кое-что… Но это такой пустяк…
        - Рассказывай!
        - Когда тебе было шесть лет, ты села играть в «Монополию» с соседскими ребятишками. Игру подарили тебе на день рождения, и в первый раз ты, конечно, проиграла. Тогда произошло нечто странное. На секунду все карты вместе с фишками поднялись в воздух и застыли в воздухе. А потом в полном беспорядке осыпались на пол. Мы не нашли другого объяснения, кроме, как подул сильный ветер. Но я своими глазами видела вместе с отцом, как картинки из игры и фишки застыли в воздухе. Этому мы так и не нашли объяснение, а дети как будто ничего не заметили. Такая вот история.
        - Похоже, я заколдовала карты, - мрачно усмехнулась я, понимая, что мама воспримет мои слова всего лишь как шутку.
        Мама же в ответ зажала нос и вышла с кухни:
        - Не переношу этот запах!
        … Я потратила полдня, чтобы отыскать старую игру «Монополию», но так и не нашла её. В итоге просто взяла в руки колоду карт и разложила её перед собой. Вспомнила гадания на картах, пасьянсы. Каждый раз дотрагиваясь до карт, призывала силу. Но ничего не происходило. Потом вдруг в какой-то момент я почувствовала, что укушенная рука зачесалась. Преодолев сильное желание расчесать запястье, я заметила, как карты встрепенулись. Моя ладонь действовала на них словно магнит - они слегка притягивались к ней и дрожали.
        В этот момент пришла очередная эсэмэска c очередного незнакомого номера: «Чем ты занимаешься в выходные, дружок? Может, лучше прогуляемся на Патриарших прудах?»
        Я уверенной рукой занесла поганца в чёрный список. Знать не знаю тех, кто пишет мне с неизвестных номеров. Таких типов буду просто блокировать.
        ***
        Новая неделя началась со съёмок в Царицыно. Волнующие тёмные ткани на фоне дворцов и архитектурных построек. Местами недействующие фонтаны с изящными статуями и чистые дорожки для туристов. Я радовалась, что снимать «вампирские страсти» нам предстояло в одежде из легких тканей. Приталенное тёмно-синее платье из хлопка с широкой юбкой и редкими блёстками - двигаться было довольно удобно. Саша встретил меня шутливым поклоном. Сегодня он был в высокой шляпе-цилиндре и с тростью в руках в светлом костюме. Никаких клыков. Мы с ним немного напоминали пару из начала девятнадцатого века.
        Попозировав на ступенях дворца, мы спустились к остальной команде, где были Миха, Лариса, Маяковский, пара ребят и несколько девушек, знакомых мне либо по съёмкам, либо по совместным занятиям танцами.
        Оказалось, что нам предстоит водная прогулка. Фотограф садился в лодку к каждой парочке и делал фотографии. Но нас Рыжий (так звали все фотографа) в лодку с Сашей не пустил. Он чётко сказал:
        - Сейчас Ника будет сниматься с Михой. Они оба в тёмных нарядах, так будет зрелищнее посреди этого летнего цветения.
        Я рассматривала Миху с удивлением. Одежду ему подобрали странную. Чёрные брюки и чёрная рубашка с круглым кружевным воротником белого цвета смотрелась как чашка кофе с белой пенкой молока. Расклешённые рукава рубашки тоже украшало белоё кружево. Миха выглядел как заморский принц из старой сказки. Перламутровые запонки, ярко сверкавшие на солнце, дополняли пленительный для девичьих глаз образ.
        - Будете сниматься вместе, - снова буркнул фотограф, буквально вырвал из рук Ларисы букетик васильков и протянул его мне.
        Деваться было некуда, хотя Белый проводил нас до причала неприязненным взглядом. Я не осталась в долгу, повернулась к нему лицом и показала язык. А нечего строить из себя обиженного, страус недоделанный! Это мне придётся сейчас терпеть вампира, который уже один раз сумел меня укусить.
        Фотограф сел на одну сторону лодки с небольшим грузом, который ему дали на берегу, чтобы поддержать равновесие, мы сели вдвоём с Михой, он взялся за вёсла. Сначала всё было хорошо, мы плыли вокруг островка, пофотографировались, пришлось терпеть руки блондина - неудачника на своей талии, шее, сгибе локтей. Сидеть в ногах Михи тоже оказалось делом раздражающим. Да ещё некстати полезли в голову мысли о том, как я чуть не переспала с коллегой по работе в общественном месте.
        И сейчас мне грезилось, что эти пальцы, мягко и ласково, расстёгивают молнию на моем платье. Становилось душно, и мне вдруг захотелось оказаться с Михой вдвоём где-нибудь в отдельном ручейке, окунувшись в воду прямо в одежде и много целоваться.
        «Но целоваться нельзя! Не с ним!» - напомнила я себе.
        - Ты слишком плохо работаешь вёслами, мы движемся медленно, - едко заметила я, увидев, как нас на повороте обогнал Белый с Анфисой. Те плавали в одиночестве, им разрешили скоротать время в ожидании фотографа.
        - Тогда попробуй сама, если такая умная, - обозлено отозвался Миха. Возможно, его тоже вывела из себя выходка Белого, лодка которого свободно скользила по воде. А, может, он ревновал меня?
        Последняя мысль заставила кончики ушей покраснеть, и я упрямо взялась за вёсла. И тут же порадовалась, что вёсла оказались прикрученными к лодке, иначе я тут же утопила бы их в воде, не справившись с встречным течением озера. Витоге, я смогла овладеть одним веслом, но это привело лишь к тому, что мы крутились на одном месте, словно игривый котёнок за собственным хвостом.
        - Да дайте же ему эти вёсла обратно! - взмолился фотограф, но я лишь упрямо задрала подбородок, стараясь заработать и вторым веслом. Сопротивление воды казалось слишком сильным. Оставалось удивляться, сколько силы у белого, раз он так легко управляет лодкой.
        Миха, наконец, послушавшись фотографа, положил свои руки на мои и сладким шепотом произнёс мне на ухо:
        - Просто расслабься и доверь управление лодкой мне. Смирись, что мы не поплывём, пока ты у нас на вёслах.
        Вот тут я разозлилась. И произошло то, что я меньше всего ожидала. Стихийный выброс магии. Моей магии.
        Я резко оттолкнула от себя Миху и одновременно ударила вёслами о воду. Лодка закачалась и…перевернулась. Очевидно, приложенная мною сила была слишком велика.
        Я очнулась в руках у Михи, мокрая, и с разбитой в кровь коленкой.
        - Весь день мечтал полапать тебя за задницу, кто знал, что ты дашь повод, - Миха шагал по направлению к берегу, держа меня на руках. Я оглянулась - злым фотографом, который орал «хорошо, что камера водонепроницаемая!» и возвращением лодки на место занимался Белый.
        Полностью мокрые мы оказались на берегу. Коленка нещадно ныла. Также на лице Михи я обнаружила медленно расплывающийся синяк.
        - Простите меня… - смущенно забормотала я, а Миха только фыркнул.
        - Да ничего, с сегодняшнего утра мечтал искупаться. А вот твоя коленка… - Миха неожиданно присел рядом со мной на траву и наклонившись к коленке, слизнул выступившую кровь.
        Я испуганно дёрнулась.
        - Не надо меня бояться! Сегодня я принц - спаситель. Но стоит помнить, что и у спасителей есть свои особенные нужды. Твоя кровь для меня - настоящий нектар. Отвезу тебя в больницу на своей машине.
        - Ради какой-то царапины в больницу?
        - А о чём ты думала, когда переворачивала лодку? Ты подписала контракт на свою внешность. Вот встань, можешь ли ты ходить?
        Я встала и закусила до боли губу. Похоже, я ещё умудрилась подвернуть лодыжку.
        - Лучше пусть доктор тебя осмотрит, ранка слишком глубокая.
        - Как я так умудрилась разбиться?
        - Лодка перевернулась и задела твою ногу. Или, всплывая на поверхность ты ударилась о её бортик. Хорошо, что не головой. И благодари Небо за то, что наш фотограф не заметил магического выброса. Рыжий - обычный человек, мы скрываем от него способности.
        … В новенькой ауди, где пахло лавандой, мы с Михой практически не говорили. Он не возвращался к теме того, что случилось в сауне, и я была ему благодарна. В какой-то момент Миха вдруг просто сказал мне, глядя на дорогу:
        - Ника, я же не зверь. Давай всё начнём сначала?
        - Любишь недоступные игрушки? - невесело усмехнулась я, понимая, что обивка его автомобиля пострадает из - за нашего купания. Моя сменная одежда осталась в машине агентства, а Миха же успел переодеться в бриджи и футболку с надписью «Его высочество бесценен». Мне он накинул на плечи свой пиджак, но сырое платье замочило-таки новенькое кресло в машине.
        - Нет, просто хочу начать всё по-хорошему.
        - Что может быть у нас по-хорошему? В прошлой жизни ты убил меня, а я тебя прокляла.
        - Ну и что, собираешься и в этой жизни мучиться из - за проклятия? Или, может, гордишься своим поступком, тем, что смогла покарать своего убийцу? И соврёшь, снова соврёшь, что тебя ко мне совсем не тянет, да?
        - Нет. Я не буду врать. Но и давать шансы глупо… Я только что узнала о своих сверхсилах. Мне сейчас не до отношений с вампиром, который хочет использовать меня, чтобы пить вместо любимого фруктового сока!
        - Я просто прошу тебя забыть, из-за чего мы до этого ссорились. Я был мерзок, признаю. Но я могу исправиться. Мне неприятно видеть тебя с Белым.
        - А что, если он тоже из нашего прошлого? Что тогда будешь делать? Если он связан с нами обоими?
        Миха резко притормозил возле светофора:
        - Ты что-то знаешь? Говори! Я не вижу прошлого, просто знаю, что мы связаны проклятием. Мне нужна твоя кровь, чтобы не чувствовать жажды. Но при чем здесь Белый?
        - И сама бы хотела это знать, - развела руками я.
        - Ладно, забудь о нём. Тогда можешь дать мне шанс стать для начала друзьями?
        Я тяжело вздохнула. Он везёт меня в больницу, и я испортила сиденье в его машине. Могу ли отказаться сейчас?
        - Хорошо, пусть так.
        Миха взлохматил пятерней белобрысую челку, которая норовила залезть в глаза и казалась слишком пушистой после купания в озере. И просто сказал:
        - Договорились.
        ГЛАВА 16
        Сегодня неудачи преследовали меня. Пока сидела и ждала приёма, ко мне подошёл Егор Прудников собственной персоной. Миха спрятал лицо за медицинской маской, но Егор всё равно впился в него глазами, будто ощупывая взглядом. И то, что он там рассмотрел, ему не понравилось.
        - Жди меня здесь, я лично отвезу тебя домой! - провозгласил он. Оказалось, он приехал на медкомиссию, которая уже заканчивается.
        Миха поморщился. Кажется, в его глазах промелькнуло недовольство. Я же гадала, успела ли разболтать Наташка про нашу «любовь» к одному и тому же парню. Если успела, то какой позор!
        - Ника поранилась на съёмках. Я вызвался ей помочь.
        - Я - друг Ники и её родителей, мы живём в одном подъезде. Так что я сам отвезу её домой.
        - Ника? - Миха полувопросительно поднял бровь, и я кивнула. Не то, чтобы я была готова ехать с Егором, или так уж сильно опасалась вампира Миху (всё же, он не пытался больше меня укусить), но собственные чувства получалось всё хуже контролировать. В голову лезли то отрывки из сладостных забав в сауне, то сегодняшняя съёмка, а затем момент, когда я оказалась в чужих сильных руках. Моё тело предавало меня, и безопаснее было сменить попутчика до дома.
        - Я поеду с Егором.
        - Отлично, тогда мне нет смысла здесь оставаться, - Миха резко встал со стула рядом со мной и зашагал прочь. Не думала, что моё решение его так заденет.
        ***
        Мне дали больничный на один день, выписали какую-то мазь для коленки и отпустили. В машине ехали, молча, пока я не решилась спросить у Егора:
        - Откуда машина? Когда купил? Где взял деньги?
        - Купил недавно, а деньги заработал, - буркнул бывший, обгоняя впереди идущий автомобиль.
        - Ясно, - пожала плечами я, дотронувшись до забинтованной коленки. Там была не только ранка, но и сильный ушиб, и он ныл.
        - Ну, взял кредит, конечно, и родители помогли, - неожиданно злобно отозвался Егор, - а что это за мажорчик в больнице рядом с тобой сидел?
        - Мы вместе работаем, - просто отозвалась я, не понимая, откуда в словах Егора столько желчи.
        - Хорошо, если только работаете, - мрачно протянул Егор, а я покраснела до корней волос. Какая разница, чем я там занимаюсь с моим вампиром. Постойте, почему «моим»?
        Тем временем Егор притормозил у безлюдной остановки и ожидаемо заныл:
        - Никочка, ну давай снова, как раньше? Вспомни, как нам было хорошо вместе. Ты же - моя невеста. Я всегда рядом с собой только тебя хотел видеть, не Наташку. Она так, случайно подвернулась. Давай вернём, что было? Брось ты этот шоу-бизнес, возвращайся ко мне. Я больше тебя не обижу.
        - Я больше не люблю тебя, Прудников. Извини.
        И тут Егор полез с поцелуями и обнимашками. Навалился на меня, как медведь, прижимая к креслу. Тут я не выдержала и «выкинула коленце». В прямом смысле ударила коленом между ног. Это мгновенно отрезвило неудачливого соблазнителя. Он зашипел, выругался и резко отшатнулся.
        - Какая же ты, Ника всё-таки су…
        Я показательно заткнула уши, чтоб его не слышать.
        Егор снова завёл машину и до дома мы ехали молча. Кажется, бывший злился, что при виде машины я не бросилась ему на шею, а нагло отвергла. Уж не знаю, почему не высадил на той самой остановке. Видимо, внутри ещё теплилась надежда, что мы помиримся в будущем, а, может, не хотел, чтобы мои родители на него сердились.
        Впрочем, стоило добраться до подъезда, как он поспешил высказаться:
        - Выметайся из машины. Знаешь, я ещё посмеюсь, когда тебя выкинут из «моделек», и ты приползёшь ко мне.
        С больной коленкой из машины выходить оказалось очень неудобно. А уж, хромая, взбираться по лестнице на площадку у подъезда и вовсе нелегко, да ещё провожаемой злобным взглядом. Но Егор «выключил джентельмена». Если вообще когда-либо «включал».
        …Вечером я сидела на кухне и чистила клубнику, купленную мамой у какой-то знакомой с работы. Телевизор был включён, шли городские новости. Когда я услышала про «обескровленный труп в районе прудов Царицыно, мне стало нехорошо. Да ещё на телефоне звякнула эсэмэска с очередного незнакомого номера «Никея, тебе к лицу чёрный цвет».
        Я закусила губу. Можно было пойти и попробовать разобраться с этим незнакомым спаммером. Может, в сервисе даже дадут его координаты. Но, скорее всего, нет. Эсэмэски приходят с разных номеров. Возможно, специальная программа или приложение надо мной издевается. Может, мне самой сменить номер? Похоже, придётся.
        ГЛАВА 17
        На следующий день позвонила Лариса и сказала, что мои съёмки с Белым сегодня отменили из - за больничного, но вечером придётся показаться в одном злачном месте.
        Я долго разбирала вещи, часть которых позаимствовала в агентстве: длинное платье персикового цвета с открытыми плечами, рукава которого украшала шнуровка. Надев светлые туфли-лодочки на низком каблуке, я посмотрела в зеркало, и осталась довольна. Уложив волосы в причёску, которая мне шла - французская коса - я принялась делать макияж.
        Время до вечера пролетело незаметно. За мной заехала Лариса на машине агентства. Она была одета в ярко-синее платье с блёстками, такое короткое, что едва прикрывало бёдра. В ушах Ларисы покачивались длинные серьги с лазуритом. Меня окинула оценивающ9им взглядом, вплоть до висевшей на боку миниатюрной сумочки:
        - Выглядишь сносно. Хотя цвет платья для вампирской пати ярковат. Как твоя нога?
        Я улыбнулась:
        - Спасибо, всё хорошо. А куда мы сегодня едем?
        - На один вампирский приём. Ну, понарошку, вампирский.
        - Меня заставят пить кровь животных?
        - Это Миха тебя запугал? Успокойся, только томатный сок. И много алкоголя. Как ты его переносишь, кстати?
        - Быстро пьянею.
        - Тогда будь осторожнее. Вечеринку организовал один из наших заказчиков, Вацлав Давыденко - страстный любитель юных девочек. Ты очень даже в его вкусе. Постарайся больше пить томатный сок.
        Я поблагодарила её за совет.
        Несмотря на мои представления, вечеринка не выглядела, как дискотека в канун Хэллоуина. Просто классический банкет с цветами, ярко накрашенными женщинами в платьях принцесс и даже никакого томатного сока. Похоже, Лариса подшутила надо мной. Обстановка была слишком обычной, ну в рамках торжественного мероприятия.
        В толпе приглашённых я заметила Миху, стоявшего ко мне спиной возле столика с прохладительными напитками. Его пыталась охмурить неизвестная мне девушка в алом платье с открытой спиной. Я решила держаться от него подальше, но тут услышала громкий голос возле себя:
        - Ника! Ты приехала! Как твоя нога? Мы сегодня отменили важную съёмку, где должны были сниматься вместе. Мой график поменяли, теперь ты до конца недели снимаешься одна, как и я.
        - С ногой всё хорошо, иначе бы не пришла сюда, - я погасила улыбку, заметив, что Миха приближается к нам, как голодный кот к миске с вискасом. Услышал разговор или учуял кровь, вампирюга?
        - Хорошо выглядишь, Никея, - сладко проронил он, и я смутилась.
        Этот наглец в праздничном костюме выглядит просто божественно. Ровные белокурые пряди пышной волной соблазнительно прикрывают правую часть лица, делая его похожим на ангела. Томные изумрудные глаза, прикрытые кукольными ресницами, словно смотрят в самую душу. Если Белый в эффектном чёрном костюме был просто хорош, то Миха рядом с ним смотрелся ослепительно. И понятно, почему на рекламу того парфюма выбрали Михаила.
        - Миха, Саша, а я с вами ещё не поздоровался. Выпьем-ка за мои двадцать девять лет! А кто это с вами? Такая очаровашка?
        К нашей компании внезапно присоединился тучный мужичок с ослиной бородкой на лице.
        - Вацлав Давыденко, - зашептал кто-то за моей спиной, и я тут же поняла, кого здесь следует опасаться.
        - Как вас зовут, прекрасная леди? Выпьете за моё здоровье?
        - Она пьёт лекарства, ей нельзя, - вмешался Миха, за что мы с Белым наградили его удивлёнными взглядами, - сегодня я пью за неё.
        И добавив это, он подхватил Давыденко за локоть и увёл, рассказывая о том, какие красивые женщины встречаются на улицах Варшавы.
        Мне оставалось удивленно смотреть Михе вслед, после чего занять место за ближайшим столиком. В этот вечер я действительно практически не пила, а вот Миха, видимо, отрывался за меня. Давыденко напоил его до такого состояния, что когда верный Маяковский подошёл отвезти его домой, вампир тряпкой повис на нём. Чем Антон - влюблённый фанат и воспользовался - украл словно случайный, но такой заветный поцелуй. Сбылась голубая мечта. Похоже, Миха будет долго вспоминать этот вечер…
        ***
        Несмотря на то, что я мало выпила на вечеринке, на следующий день у меня болела голова. Съёмок не было, но пришлось приехать в агентство и попыхтеть в тренажёрном зале, пропустить танцы (потому что нога всё ещё болела), забрать сценарий для новой съёмки. Затем я поехала домой и спала без задних ног. К вечеру мне пришла эсэмэска с незнакомого номера: «Я надеюсь, твоя нога больше не болит. Это я писал те эсэмэски, но боялся, что ты не ответишь. Миха».
        Кровь прилила к лицу. Вот же хулиган! А я ведь так и не решилась спросить его напрямую… Думает, теперь я буду с ним переписываться? Ни за что!
        Тем не менее, я набила в ответ сообщение «Катись к чёрту», и пошла спать. И как только он узнал мой номер? Лариса дала? Ну, о чём я только думаю. Конечно, она дала и ему, и Белому. У нас же совместные съёмки. Очевидно, только я осталась без их номеров, потому что они мне ни к чему. А Миха ещё баловался и писал с разных номеров, идиот! Он что, специально старался меня запугать?
        …Засыпая, я не стала задёргивать занавески перед сном. И мне чудились летающие в тёмном небе за моим окном летучие мыши. Но откуда бы им быть здесь? Разве что опять Миха экспериментирует со своими вампирскими штучками.
        ***
        Следующий день оказался для меня сложным. Я впервые принимала участие в съёмках клипа. Новая группа под названием «Созвездие крови» снимала клип на песню «Летний дождь». Точнее, певцы уже записали видео в студии, теперь оставалось дело за нанятыми моделями. Василий, мой партнёр по клипу, был таким же начинающим, как и я. Актёрских способностей у него не было. Очевидно, выбрали его за красивую мордашку, кудрявые рыжие волосы и азиатский разрез глаз.
        День не удался с самого начала, когда на съёмки заявился Миха. На вопрос, что он здесь забыл, он, улыбнувшись, ответил, что решил присмотреть за начинающими «звёздами» агентства, вроде как заменить Ларису, у которой сегодня много других дел. Мол, у него появился перерыв в расписании, и он решил проследить, как проходят наши съёмки.
        Я сразу поняла, что он явился поиздеваться надо мной.
        И это было только начало. Оказалось, что ради любовной сцены в этих съёмках меня должны обливать водой каждые полчаса. И, как назло, мой партнёр, Вася, от которого я босая и в слезах убегала по асфальту, никак не мог принять отчаявшееся выражение лица. Моё бегство попросту веселило его. Конечно, веселило. Сначала я падала перед ним на каблуках, потом бежала, словно мокрая крыса. Он же задумчиво стоял себе под зонтом. И скучал. А если не скучал, то просто скалился. Так продолжалось, пока режиссёр не сделал ему третье замечание. Но даже после этого актёрская игра Васи не улучшилась, а вот я, мягко говоря, почувствовала, что мне становится всё хуже и хуже. День был не жаркий - всего двенадцать градусов тепла, да ещё с ветром.
        Наконец, съёмки закончились, и я готова была идти переодеваться в сухое, когда… Ноги вдруг отказали мне. Я почувствовала, что падаю прямо на асфальт, и только чудом рядом оказались чужие руки, успевшие подхватить меня в последний момент.
        - Да ты вся горишь, Ника. Разве так можно? Ты, похоже, заболела! - взволнованно заговорил знакомый голос, и я встретилась взглядом с изумрудными глазами Михи.
        Я попыталась оттолкнуть его, но попытка оказалась очень слабой. Реальность снова начала кружиться перед глазами, и я пропустила момент, когда снова оказалась в машине Михи.
        - Куда ты меня везёшь? - спросила я, чувствуя, что горло словно сдавила бетонная плита, а перед глазами всё расплывается.
        - К себе домой. Отлежишься у меня, завтра будешь, как огурчик.
        - Но почему бы просто не отвезти меня домой? - скрипнула зубами я, чувствуя странный озноб.
        - Что, если родители, увидев тебя в таком состоянии, запретят тебе дальнейшие съёмки? Они у тебя строгие. Нужны лишние проблемы?
        - Откуда такая информация? Наводил на меня справки?
        - Ну, да. И про подругу Наташу также узнал. Кстати, я сказал, что не смогу пойти вместе с ней выпить, как обещал. У меня съёмки и всё такое. Раз ты не хочешь…
        - Какой правильный. Но зачем ты лезешь в мою личную жизнь? Зачем приехал сегодня?
        - Хочу знать о тебе всё. Почему твоя кровь способна остановить мою жажду. Как мы связаны с прошлой жизни. Что за проклятие ты на меня наложила, почему твоя кровь такая вкусная… И, если я вампир, почему старею, как обычный человек?
        - Ты - обращённый магически вампир, а не настоящий. Поэтому и стареешь. А что, хочешь быть вечно молодым? Успокойся, секрета молодости я не знаю. Не знаю, как мне вообще в прошлой жизни так удалось тебя проклясть.
        - И, главное, за что, - перебил меня Миха, - за что я так мучаюсь? На все эти вопросы можешь ответить только ты, Ника. И меня совсем не радует, что сегодня ты заболела из-за какого-то дурака.
        - Да, ладно, главное, клип сняли и то хорошо, - пробормотала я и провалилась в бессознательное состояние.
        ГЛАВА 18
        Очнулась я в незнакомом месте. Напротив меня находилось окно, из которого открывался прекрасный вид на вечернюю Москву. Район незнакомый, но явно не бедный.
        Я осмотрелась по сторонам. Рядом со мной на тумбочке стояли лекарства, и лежал рецепт. Кажется, кто-то, слишком заботливый, даже вызвал на дом врача.
        Миха… Почему он так относится ко мне? Если ненавидишь человека, не будешь так поступать. А, может, он влюбился? Если бы его интересовала только моя кровь, то мог бы напиться ей досыта сегодня, пока я была без сознания, а потом выкинуть меня из машины… Или просто отвезти к родителям.
        - Ты проснулась, Никея. Как себя чувствуешь?
        Я кашлянула, нащупав на шее толстый мягкий шарф, провела рукой по прохладному лбу:
        - Со мной всё хорошо. Спасибо, что позаботился обо мне. Но, зачем тебе это?
        Блондин сузил глаза и слегка пригладил непослушные волосы, затем сел на краешек моей кровати:
        - Я же сказал, что хочу всё начать сначала. Но, похоже, ты мне не веришь.
        Он вдруг поймал мою ладонь и сжал обеими руками, так что мне сразу стало очень жарко, а затем поднёс к губам кончики моих пальцев и поцеловал:
        - Вампиры тоже умеют любить, Ника. Поэтому я и ревновал тебя к Белому. Я запомнил тебя с самой первой встречи, когда нарисовал автограф на твоей руке. Мне не хотелось, чтоб кто-то другой забрал тебя, но я не сразу понял, что за тебя нужно бороться.
        - Вы с Белым не в первый раз делите девушку. Возможно, ты сам не веришь в то, что говоришь.
        - Я перестал склонять тебя к сексу, разве это не доказательство, что я серьёзен? Кстати, я сварил куриный бульон, сейчас принесу.
        - Мне бы лучше поехать домой, - строго произнесла я, но тут же пожалела о своих словах. Тело точно налилось свинцом. Кажется, сегодня дальше ванной и туалета в квартире Михи мне не добраться. Приняв решение, я взяла телефон, лежавший на тумбочке, рядом с кроватью, и позвонила домой. Соврала, что ночую у Наташки, закончила разговор и завернулась в мягкое одеяло. Миха ушёл на кухню, а я ещё раз осмотрелась.
        Я отдыхала на большом диване в гостиной, откуда вела лестница на второй этаж. По какой-то причине Миха не разместил меня в своей комнате, за что я была ему благодарна. Одну ночь перекантуюсь здесь. Можно было, конечно, позвать Наташку, но та приедет сюда с фотоаппаратом и лишь разозлит Белозёрова. Лучше не стоит её звать, я смогу пережить эту простуду и без помощи подруги.
        Куриный бульон с варёным яйцом и зеленью оказался на редкость вкусным. Несмотря на то, что я думала, что не хочу есть, я быстро уничтожила содержимое тарелки. Затем Миха принёс чай с облепихой, и мне осталось только удивляться необычному вкусу вампира.
        - Значит, ты живёшь один? - спросила я, закусывая хрустящим тостом, намазанным малиновым джемом.
        - Да, и уже давно. С шестнадцати лет, когда отец купил мне отдельное жильё. У него сейчас новая семья, но обо мне он всё равно не забывает, - это было произнесено мрачным тоном, и я подумала, что в семье Белозёровых не всё гладко, несмотря на их неплохое финансовое положение.
        - Я не в ладах с мачехой, и мы стараемся с ней не пересекаться. Но отец любит меня и считает наследником. Он хотел бы, чтобы я учился в университете. Но, благодаря матери, мной заинтересовались телевизионщики и пресса, и я рано стал сниматься в рекламе. А потом мама погибла… И я уговорил отца дать мне возможность продолжать работать моделью. В отличие от тебя, Ника, школьное образование я получал дистанционно. И отец меня в этом поддерживал.
        - Как умерла твоя мать?
        - О, это была громкая история. Великолепная балерина Анджела Львовна бросила русского мужа - бизнесмена и укатила в Америку, вступив в брак с дипломатом из США. Ну, а потом на приёме в посольстве произошёл взрыв…
        - Мне жаль.
        - Мне тоже. Но слишком много времени прошло, Ника. Поздно горевать по моей беспечной матери. Не бери в голову.
        - Ладно, - вздохнула я.
        - Мне кажется, тебе нужно подышать чистым воздухом. Давай, я провожу тебя в лоджию? Там есть мягкое кресло.
        - А я думала, ты покажешь мне свою комнату.
        В глазах Михи мелькнуло смятение, которое сменилось полуулыбкой:
        - Мы пока лишь друзья. Точнее, я хочу, чтобы ты стала моим другом. Я не потащу тебя в свою комнату.
        Я задумчиво посмотрела на лестницу, которая вела на второй этаж, в спальню Михи, и лишь передёрнула плечами. На месте Белозёрова я бы тоже не потащила коллегу по работе в свою комнату. Так что нечего обижаться. И как будто я хотела видеть, как он живет!
        В лоджии было открыто окно, рядом с которым стояло мягкое кресло. Миха закрыл створку, дождался, пока я устроюсь в кресле, какое-то время любовался со мной на звёзды, после чего ушёл, услышав звонок мобильного.
        Я осталась наедине с собой, лениво оглядывая помещение. Мне захотелось уснуть прямо здесь, в плетёном кресле, окружённом кадками с растениями. Оказалось, Миха - необычный парень. Даже разводит розы, бегонии и амариллис. Хотя, вполне возможно, за растениями ухаживает домработница.
        Занятая этими мыслями, я не заметила, как задремала. И мне приснился жуткий сон.
        Мне привиделось убийство. Крови было много, и мне не удалось рассмотреть лицо жертвы. Преступник, склонившийся над телом, отступил назад, и вдруг из - под ноги убитого выползла змея. Убийца собирался её раздавить, но она легко обвилась сначала вокруг его ноги, а затем и руки, и прошипела:
        - Что ты чувствуешь, убив его?
        - Ничего. Только желание сделать это снова.
        - Ты не знаешь, как избавиться от этого желания? Хочешь, подскажу способ?
        - Говори!
        - Мы, демоны, пьём кровь своих врагов, чтобы стать сильнее. Важно чувствовать вкус победы.
        - Значит, если я выпью его кровь, он никогда меня не покинет?
        Змея наклоняет голову в знак согласия, и исчезает. Человек садится на колени и пачкает ладони в крови, после чего медленно её слизывает.
        Холодея от ужаса, я просыпаюсь. Я всё ещё в лоджии чужой квартиры, но мне хочется скорее вернуться домой. Громко начинаю звать Миху.
        Тот появляется с мобильным в руке. Кажется, у него был долгий разговор.
        - Я перезвоню тебе завтра, отец, - он выключает телефон и подозрительно смотрит на меня, - в чём дело? Ты кричала?
        - Просто страшный сон приснился, - вымученно ответила я, покидая лоджию.
        - А я-то надеялся, тебе приснится эротический сон, - вампир в шутку преградил мне путь.
        - Это ещё почему?
        - Ну, понимаешь, временами я поливаю цветы водой, смешанной с моей кровью. Оттого они и благоухают здесь все, и цветут… Могут даже навеять сладкую дремоту…
        - Брр, ты просто больной, - отмахнулась я, отталкивая его с дороги и проходя в комнату.
        Желание сбежать домой, прошло. Перед глазами замаячил удобный диван, и накатилась знакомая слабость. Кажется, неплохо бы принять ещё лекарства и уснуть до утра.
        - Я просто экспериментировал со своей вампирской кровью, вот и всё. Что в этом плохого?
        - Хочешь меня покусать? - прямо уставилась я на Миху, но тот лишь покачал головой:
        - Рядом с тобой мне не обязательно постоянно питаться твоей кровью. Энергии твоего тела достаточно. Ты же уже знакома с силой Белого, он наверняка похвастался? Вот и я обнаружил нечто подобное. По крайней мере, ты можешь не бояться, оставаясь у меня в гостях, что я тебя закусаю и выпью до смерти.
        - И на том спасибо, - хмыкнула я, глядя на него без тени страха.
        - Кстати, у меня был план. Заманить тебя на эту лоджию, прижать к стеклу и насладиться твоим телом, - вдруг облизнулся Миха, - но ты такая слабенькая, что мне стало тебя жалко.
        - И всё могло закончиться как в прошлый раз в сауне, - устало зевнула я, не испытывая ни тени желания к этому заманчивому предложению. Нос, к тому же, перестал воспринимать запахи, и я поспешила воспользоваться спреем, чтобы облегчить дыхание. Какая уж тут романтика!
        Миха вдруг потянулся, словно сытый кот, и устроился на диване рядышком со мной, попытавшись меня обнять. Я попыталась его оттолкнуть, но безуспешно. Он поймал мою руку и сказал:
        - Буду держать тебя так за руку всю ночь. А ты спи. Вампирская кровь, как я говорил, даёт преимущества. И вампирская энергия тоже.
        - И сможет излечить меня от простуды? Не верю, - попыталась отмахнуться я, но Миха цепко держал мою ладонь.
        - Я никогда этого не делал, но попробую. Ты - необычный человек, Ника. Мы связаны твоим проклятием. Для меня это тоже будет полезно, раз нельзя пить твою кровь.
        - А чем ты питаешься?
        - Обычной едой, иногда кровью животных и, временами, - влюблённых красоток. Это особые клиентки или мои фанатки со странными желаниями. Я стараюсь не причинять им боли.
        - Значит, голодный ты не ходишь, - почему-то разозлилась я.
        - А твоя рана всё ещё болит? - Миха погладил моё запястье, - прости, я был не аккуратен и хотел причинить боль.
        - Ничего, магия помогла заживить всё, как на кошке. Но ты тогда меня очень напугал, - вздохнула я, не понимая, как всё могло так быстро измениться? Ещё вчера считала Миху врагом человечества, а теперь вот…пытаюсь понять? А он меня лечит?
        Проклятое сердце выдавало волнение, которое я испытывала от того, что Миха гладит мои руки. И, я уверена, вампир слышал этот бешеный пульс. Конечно, он мог бы принять это за страх, если бы не яркий румянец, окрасивший мои щёки. Я чувствовала, что лицо пылает, словно я прислонилась к раскалённой печи. Но Миха не пытался сегодня заигрывать со мной, и я была этому благодарна. Через какое-то время я просто заснула, что не случилось бы, если бы я продолжала считать Белозёрова чудовищем.
        ГЛАВА 19
        Следующие несколько дней прошли без происшествий. У меня были съёмки в вечерних платьях и домашней одежде. Я рекламировала разные бренды, и, чаще всего, съёмки происходили прямо в агентстве.
        Я частенько видела Миху, но, вот незадача, он был занят новой партнершей, доставшейся ему от Белого, - Анфисой. Общался только с ней, придерживал её за талию, и даже не смотрел в мою сторону! Я была выше того, чтобы первой подходить к нему. Дружеских кивков, означавших «привет, у меня всё лучше всех», мне было достаточно. Хотя в душе плескалась обида. Я же была так близка, чтобы поверить в красивые слова, в его увлечение мной, а он, оказывается шутил, не воспринимая всё это серьёзно? Неужели, в последние дни он помогал мне только по дружбе? И, возможно ли, что Анфиса, бледная в последние дни, «кормит» Миху своей кровью?
        Пребывая не в самом хорошем настроении, перебирая старые эсэмэски, полученные от Михи, я всерьёз думала - а не написать ли что-нибудь ему? Но тут зазвонил телефон. Взяв трубку, я узнала голос Белого, хотя он казался очень слабым:
        - Ники, помоги мне, пожалуйста. Забери меня отсюда.
        Он продиктовал адрес. Оказалось, что это рядом с одним питейным заведением недалеко от моего дома. Я приехала на место через сорок минут и обнаружила Белого, валяющегося на земле. Волосы облепили комья грязи, одежда также запачкана и в некоторых местах порвана. А, хуже всего, - следы от побоев на лице и руках. Он не мог даже подняться самостоятельно.
        Неожиданно я вспомнила про медальон и спросила у Белого, где он. Тот не ответил, но в свете фонаря сверкнул стеклянный корпус. Дрожащими руками я подняла с земли то, что осталось от жизни Саши. Часы были сломаны.
        - Как это случилось? - потребовала ответа я. У меня получилось довести Белого до ближайшей скамейки, и я уже вытащила телефон, чтобы вызвать врачей.
        - Не вызывай скорую помощь, - прошептал Саша, прижимая раненую руку к груди.
        - Но, ты же, ранен!
        - Сила другой твари может починить мой медальон, а, значит, и вылечить мои раны.
        - Ты говоришь какую - то чушь!
        - Попытайся представить, как видела медальон целым, - попросил Саша, - если медальон будет сломан, то я всё равно умру, потому что, не смогу питаться энергией. Даже если врачи мне помогут.
        - Ну, хорошо, - неуверенно отозвалась я, прикоснувшись к лопнувшей крышечке часов, - я попробую его починить. Но ты потом поедешь со мной в больницу!
        - Согласен, - выдохнул Саша. В его глазах мелькнула надежда.
        Я сжала сломанный медальон в руках и представила, как снова стою на крыше школы и боюсь этой колдовской вещи. В ту же минуту меня окутало тепло. Открыв глаза, я обнаружила, что медальон Белого лежит в моей руке абсолютно целый и невредимый, секундная стрелка быстро бегает по циферблату. А рядом на скамейке сидит улыбающийся Саша, пусть и в грязной одежде, но без синяков и ран. Его одежда все ещё испачкана, и я снимаю с себя кофту, чтобы он мог закутаться в неё.
        - Видишь, и не нужна больница, - подмигнул мне Белый.
        - Но, кто это тебя так?
        - Понимаешь, я встречался с сестрой мента. И назвал эту девушку в постели чужим именем, а затем решил расстаться, потому что люблю другую. Помнишь, девушку, из-за которой я поругался с Михой? Я до сих пор люблю её, но не знаю, как её вернуть. А вот с этой… Последовала расправа, к которой я оказался не готов. И даже заявить сейчас не смогу. Ведь напали уличные бродяги, которые ни за что не признаются, кто их нанял… Да и ран у меня теперь нет. Лучше оставить эту историю в прошлом. Но я теперь твой должник, Ника.
        - Надеюсь, тебе не придётся возвращать долг, - я дождалась, когда за Белым приехало такси, а затем пошла домой. Думала о том, что люди порой слишком беспечны, отдаваясь мимолётным желаниям тела. А ведь Белый мог погибнуть, если бы не вызвал меня, и я не починила медальон. Наверное, он не знаком с другими тварями, раз решил просить моей помощи.
        ***
        Следующим утром за мной заехала машина, которая должна была доставить меня на работу. Но, вместо этого, шофёр привёз меня к высотному зданию и сказал:
        - Господин Белозёров-старший ожидает вас в приёмной. Руководство «Вкус вампира» направило вас к нему, вместо съемок.
        Я передёрнула плечами, не понимая, зачем понадобилась отцу Михи. На ресепшене мне дали пропуск, и я поднялась на лифте на восьмой этаж.
        Это был этаж офисов, где паркетный пол занимали кадки с комнатными растениями, и в коридоре стояли кожаные кресла.
        Когда молодая и привлекательная секретарша пригласила меня войти, я обнаружила за столом из красного дуба седовласого мужчину. Увидев меня, он не поднялся с места, лишь кивнул:
        - Спасибо, что пришли, Вероника.
        - Здравствуйте! Но я не понимаю, зачем я здесь… - я растерянно огляделась по сторонам, оглядывая пушистый ковёр под ногами и стеклянный столик в углу, заваленный журналами.
        - Мы официально не представлены. Меня зовут Василий Дмитриевич Белозёров, я отец Михаила.
        - Очень приятно, - соврала я, всё ещё не понимая, с какой целью меня пригласили в этот кабинет, - я хотела бы знать, в чём заключается моя сегодняшняя работа?
        - Познакомиться со мной и поговорить о Мише.
        - Но мы с ним практически не общаемся.
        - Не лгите мне, Вероника, - с этими словами он дёрнул дверцу в столе и выдвинул из ящика папку. Затем извлёк из папки фотографии. Я вздрогнула, заметив наши с Михой снимки из больницы. Затем несколько фотокадров, где Миха держит меня на руках. Тот раз, когда я простудилась…
        - Что вы хотите? - я смело посмотрела в чужие холодные глаза и получила неожиданный ответ:
        - Хочу, чтобы вы бросили идею стать невестой Миши.
        - Но мы не встречаемся!
        - Со стороны выглядит по-другому, Вероника. Я привык решать свои проблемы сразу, - Василий Дмитриевич достал из папки конверт и пододвинул его ко мне:
        - Возьмите это.
        Я с удивлением распечатала конверт, достав оттуда одну-единственную бумажку. Но что это была за бумажка! Передо мной лежал чек на десять тысяч долларов.
        - Я не понимаю вас.
        - Всё вы отлично понимаете, Вероника. Я не позволю единственному сыну связать свою жизнь с очередной охотницей за деньгами!
        - Вы ничего не знаете! Мы просто… сотрудники одной фирмы и всё.
        - И что, сотрудников принято носить на руках и приглашать к себе домой на ночь? Вероника, перед вами чек. Просто возьмите эти деньги и оставьте моего сына в покое. Невеста из бедной семьи - не то будущее, которое я хотел бы видеть для него.
        - Но мы не встречаемся. Так что оставьте свои деньги при себе, а я ухожу, - я сделала попытку уйти, но Василий Дмитриевич вдруг ловко вцепился в моё запястье:
        - Я вас никуда не отпускал, Вероника. Допустим, вы отказываетесь от этих денег. Для меня это лишь означает, что вы решили и дальше крутиться вокруг Миши. Тогда у меня для вас подготовлено ещё несколько неприятных фактов.
        Я передёрнула плечами:
        - Не хочу ничего знать. А вот если Миха услышит о нашем разговоре!…
        - Вы просто не видите всей картины. Не знаете о том, что происходило в нашей семье. В конце-концов, вы ничего не знаете про Анджелу, мать Михи! - с этими словами он снова вытащил из папки какую-то бумажку и кинул мне. - Это и есть мать Миши, покойная Анджела Белозёрова.
        Я с изумлением разглядывала фотографию. Это было не простое фото - а автопортрет. Приятная блондинка с правильными чертами лица стояла посреди концертного зала и держала в руках букет полевых цветов. Под портретом была надпись «Цветы для Иды». В этом странном фото не было ничего особенного, если бы женщина не была чем-то смутно похожа на меня.
        - Теперь вы понимаете, Вероника! Вы похожи на его погибшую мать, вот он и цепляется за вас изо всех сил.
        Я поймала себя на том, что сжала в руке фотографию. Почему меня вообще волнует, на кого похожа мать Михи?
        - Этот портрет висит в комнате Михаила. Странно, что вы его не видели, раз уж ночевали в его квартире.
        Я тут же вспомнила, как Миха не хотел пускать меня в свою комнату, и я спала на диване в холле. Неужели, он боялся, что я увижу портрет Анджелы?
        - Как погибла его мать? - прямо спросила я.
        - Несчастный случай. Анджела хотела славы, денег и богатства. Когда мы поженились, я был бедным художником. Но я безумно любил свою жену, которая была балериной, задействованной в массовке. Затем родился Миха, и я думал, Анджела смирится с тем, что её жизнь изменилась. Но она просто ждала своего шанса, и, вернувшись на сцену, сумела влюбить в себя немолодого, но состоятельного дипломата из Америки. Он увез её с собой с единственным условием - оставить ребёнка первому мужу. И она согласилась. Прошла пара лет, мать не вспоминала о сыне, даже не звонила. А потом на одном из приёмов, где блистала Анджела, произошёл взрыв. Мать Миши погибла молодой. Я же изо всех сил работал, чтобы обеспечить сыну достойную жизнь. Я основал несколько отелей в Подмосковье и других городах. Забыл о своём пристрастии к картинам, работал только чтобы поставить сына на ноги. И у меня получилось. Но теперь появляетесь вы…
        - Насколько я знаю, Миша тоже работал с самого детства.
        - Это было желание его матери, перед тем, как она уехала в Америку. Она оставила письмо, в котором оповещала, что просила важных людей позаботиться о Мише. Я был не против, поймите, я до сих пор люблю свою жену!
        - Но Миша вырос, он уже не ребёнок. Он волен сам выбирать свою судьбу.
        - Этот портрет, что вы видите перед собой, - перебил меня мужчина, - это одна из последних постановок, в которых участвовала мать Миши. Она сделана по сказке Андерсена «Цветы для Иды». Правда, Анджела здесь очень красивая?
        - Я всё ещё не понимаю, как это связано со мной.
        - Вы думаете, у Миши всё складывается хорошо с любимыми девушками? Мать бросила его, он ненавидит женщин! И при этом превозносит свою мать… Но давайте я расскажу вам об одной девушке, с которой Миша прожил целый год. Она тоже была балериной и выступала. Однажды мой сын вернулся раньше срока из модельной поездки и застал её в компании незнакомца. Но, хуже всего даже не это, а то, что любовник занимался самоудовлетворением, глядя на портрет Анджелы, пока пассия Миши принимала душ. Увидев эту картину, Миша избил парня так, что тот оказался в инвалидном кресле, и до сих пор лечится. Я заплатил немалую сумму, чтобы замять это дело. Теперь вы понимаете, почему я плохо настроен против девиц с улицы? Мише нужна обеспеченная невеста, которая сможет принять его тяжёлый характер.
        - И вы не хотите видеть меня в этой роли. Я всё поняла, - я поторопилась подняться с кресла.
        - Я лишь переживаю о том, как вы будете рядом с ним. Вам не страшно продолжать ваш роман, после того, как я рассказал вам правду о Михе? Ведь мой сын плохо контролирует себя.
        - То, что я думаю о всей этой ситуации, касается только меня и Михи. И мы с ним обязательно это обсудим.
        - Конечно, вы сильно к нему прицепились, не так ли? Но устроит ли вас быть тенью его блистательной матери? Или вам это не в первой? Ведь на работу в агентство «Вкус вампира» вы попали исключительно потому, что снялись в одном видеоролике с Михой… Вас нравится быть такой жалкой?
        - Ну, всё, хватит, - треснув ладонью по столу, так, что рука заболела, я вылетела из кабинета, хлопнув дверью напоследок.
        В мыслях крутилось, что я жалкая. Нет, так не будет. Я не позволю. В прошлой жизни я погибла по вине Михи, а теперь вынуждена выслушивать оскорбления.
        ***
        Спустя неделю я сидела в кабинете у Ларисы, разбирая счета-фактуры агентства по её просьбе. Их нужно отнести в бухгалтерию, но сначала тщательно проверить прикреплены ли к счетам акты выполненных работ. У Ларисы было много дел, а я скучала из-за отсутствия заказов.
        В эту минуту вошёл Миха. Я даже не подняла голову, чтобы посмотреть на него. Смутилась, когда он положил передо мной на стол большой алый тюльпан, на лепестках которого чёрным фломастером была выведена улыбающаяся рожица-смайлик.
        - Что это? - спросила я.
        - Моё извинение. Я хотел, чтобы ты хоть немного проявила ко мне интерес, вот и провёл последние дни с Анфисой. Но ты даже не смотрела в мою сторону. Я пришёл сказать: «прости». Мне стыдно, я глупый мужчина, который не знает, чем ещё очаровать женщину.
        Я, молча, рассматривала тюльпан, слегка погладив его лепестки. Потом вспомнила разговор с Василием Белозёровым и резко отодвинула цветок от себя, снова погружаясь в счета.
        - Никея, ну в чём дело? - спросил Миха, опираясь ладонями о стол и резко наклоняясь надо мной, так что наши лица оказались на одном уровне. - Не нравится тюльпаны, ну, ладно. Хочешь, могу купить сотню цветов, ты только скажи.
        - Когда ты собирался сказать мне, что я похожа на твою покойную мать? - грубо спросила я, отодвигаясь назад, чтобы создать между нами расстояние.
        - Это так важно? - изумился Миха и тут же помрачнел, - ты встречалась с моим отцом, так?
        - Ты принимаешь её за меня? Мы так похожи. Но твой отец назвал меня жалкой…
        - Моему отцу трудно угодить. Но причём тут он? Сейчас я говорю о нас. Я просил тебя стать моим другом, хотя чувствую с каждым днём что-то большее.
        - Хочешь моей крови?
        - Нет, мне просто нужно быть с тобой рядом, видеть, как ты улыбаешься. Я влюблён, Ника, ты понимаешь?
        - Мне нет до этого дела. Больше не подходи ко мне, если это не касается работы. Я не хочу продолжать эти отношения, Миша.
        - Вот как? А может ты испугалась того, что мой отец рассказал обо мне?
        - Нет. Я просто… Не хочу, - и я развернула кресло, в котором сидела так, чтобы мне было не видно Миху.
        Я слышала, как он вышел, бормоча под нос проклятия. Услышав хлопок двери, я обернулась, увидев на столе сломанный цветок тюльпана с оторванной головкой.
        ГЛАВА 20
        Прошёл месяц с нашего разговора с Михой. Мы не общались. Съёмки продолжались успешно, мы даже съездили на неделю в Румынию по заказу одного клиента, отсняв фотосессию: «Вампиры в естественной среде обитания». После чего, после возвращения в Москву, нас ждала вечеринка, организованная начальством.
        В тот день я немного выпила. И даже не помню, когда оставила свой бокал без присмотра. Не знаю, когда в него подмешали снотворное.
        Но когда я пришла в себя, оказалась в незнакомом помещении.
        Я лежала на мягком покрывале, чувствуя себя отвратительно. Кожа горела от соприкосновения с кругляшами серпантина, наброшенного сверху на мое тело. Звучала западная музыка. Над моим ложем стояли мужчины в масках, и лишь один был без неё. Его зелёные, точно глубокая морская вода, глаза неотрывно следили за мной, за моим падением. Но я не могла пошевелиться. Какое-то лекарство, что подсыпали мне ранее в бокал, полностью меня обездвижило.
        Я наблюдала за негодяем, полураздевшим меня при всех, сквозь опущенные ресницы. Очень красив. Волосы цвета спелых колосьев пшеницы, серьги в виде звёзд в ушах. Мощный торс с удивительно гладкой кожей и плоский живот без намёка на малейший грамм жира. Он стоял в расстёгнутом пиджаке, накинутом на голое тело и крутил в руках бутылку шампанского:
        - Ну что, Ника? Кто из нас теперь жалкий? А кто в итоге выиграл? Хочешь, оболью шампанским тебя и назову победительницей? Но, что это изменит? А, может… Ты хочешь утолить жажду другим способом? Помни, это всё твоя вина. Я хочу получить тебя, если не по-другому, то хотя бы так…
        Я не могла даже повернуть головы, а голос не слушался, не давая словам проклятия слететь с языка. Тогда мужчина склонился надо мной и провёл холодной ладонью по моему телу, заставляя вздрагивать от отвращения. Точно меня спеленали десятки змей. Он приласкал мою грудь, а затем его пальцы, унизанные кольцами, спустились ниже. И вот его ладонь застывает на моем животе. Я чувствую холод бутылки на своей коже:
        - Ну, что, Леди Лёд? Точно не хочешь шампанского? Отметим наш с тобой успех?
        Я закрываю глаза, чтобы не видеть его лица, на котором поселился оскал стервятника. И с горечью вспоминаю, как мы до этого дошли. Неужели, мой отказ так подействовал на него, что он решил унизить меня при всех? И что это за слова о том, что мы играли? Я никогда не играла с ним!
        Миха наклонился низко надо мной, дотрагиваясь горячими губами до моих губ. Я почувствовала сладостный поток предвкушения, горошиной прокатившийся по телу. Но не здесь же! Не при всех!
        - Ну вот, тебе же приятно. Давай устроим маленькое шоу для всех. Хватит отказывать себе в желаниях, - прошептал он мне на ухо.
        И в этот момент рядом ослепительно вспыхнул белый свет. Кто-то сильно толкнул Миху со спины, так что он упал прямо на меня. Я услышала голос Белого:
        - Что ты творишь? Отпусти её.
        Минутой позже Саша снял с меня подвыпившего напарника по съёмкам и влепил ему несколько сильных ударов по лицу. Я обратила внимание, что все остальные собравшиеся валяются на полу без сознания. В руке Саши ярко светился медальон - очевидно у бесплатных «зрителей» он отобрал всю энергию.
        Затем Саша подхватил меня на руки и вынес из этого подсобного помещения. Оказалось, что мы всё ещё были в агентстве. Сознание медленно возвращалось ко мне. Он отнёс меня в кабинет Ларисы, и там я почувствовала острую жажду. Я так сильно хотела пить.
        - Пить, - прошептала я. Белый налил воды из большого хрустального графина в виде летучей мыши.
        Я жадно начала пить воду, чувствуя, что кошмар закончился.
        - Зачем он так со мной?
        - Ники, Миха такой со всеми. Не знаю, почему ты относилась к нему нормально. Но это его природа. Опошлить дружбу, убить любовь для него ничего не стоит.
        - Не говори так. Я всё еще…
        - Что всё ещё? Подумай, чтобы случилось, если бы я не пришёл. Хорошо, что один из этих его друзей скинул фото в инстаграмм, и я понял, где тебя искать. Беда была близко. Но он никогда ещё не переходил грань настолько, чтобы кто-то мог пострадать. Что ты сделала Михе?
        - Не знаю я, не знаю!
        - У меня есть одна мысль, - хмыкнул Белый, - что Миха совсем чокнулся от любви.
        - Разве он способен любить?
        - До твоего появления я думал, что нет. Но он так изменился. Ровно до сегодняшнего дня.
        - И я действительно люблю Нику, - в кабинет вошёл Миха, который одной рукой придерживал у носа клетчатый платок, другой придерживал моё сиреневое платье.
        - Вот урод! Хочешь, чтобы я тебе ещё больше физиономию расквасил? - разъярился Белый, собираясь броситься на Миху, но я остановила его, схватив за рубашку:
        - Делай что хочешь, но забери у него сначала мою одежду! - я всё еще была в нижнем белье и сгорала от стыда, что Саша видит меня такой.
        Заметив моё беспокойство, Саша лишь отмахнулся:
        - Да брось ты, каких только съёмок у нас уже не было. Не парься по этому поводу.
        Но мою верхнюю одежду у Михи отобрал.
        - Ника, все фотографии удалены. Никто их больше не увидит…
        - Ты просто идиот, Белозёров! Больной идиот! Ненавижу тебя! - я натянула платье, всунула ноги в Ларискины лодочки, решив, что одолжу их, лишь бы сбежать, и проскочила между Белым и Михой, которые, кажется, собирались подраться.
        Я пулей выскочила из агентства, понимая, что вряд ли смогу вернуться к работе дальше, после той ситуации, которую создал Миха. Придётся выплачивать отступные… Ничего, я ещё выставлю папочке Михи счёт за моральную компенсацию! Думая об этом, я смело шагала по улице, пока не заметила, что иду на красный цвет. Ко мне стремительно приближался грузовик, и я не успела бы сбежать, когда… почувствовала чужое горячее дыхание на своей щеке. Шампанское. Человек, прислонившийся со спины, точно искупался в нём - такой сильный был запах.
        «Ты совсем дурак, Миха? Решил умереть вместе со мной?»
        В ту же минуту мир вокруг нас замер, словно кадр в окошке фотоаппарата. Миха стоял молча, но я почувствовала его ответ: «Прости меня. Я очень виноват перед тобой. Но всё рухнуло, когда ты оставила меня. Мне хотелось причинить тебе такую же боль. Позволь хотя бы умереть с тобой».
        Но мы не погибли. Напротив, наши разумы открылись друг другу, и мы вспомнили прошлое. Мы увидели то, что, возможно, видеть не следовало. Наше прошлое.
        ГЛАВА 21
        Мы знали его как Вацлава Давыденко. В прошлой жизни это был трехсотлетний вампир, которого однажды обратил Каин, человек, убивший родного брата и поплатившийся за это вечными скитаниями и муками. Каин был прародителем всех вампиров, но, после особенно страшной резни, его схватили ангелы и заточили в вечный сон за гранью измерений.
        Вацлаву явилось пророчество, как спасти Каина, и оно толкнуло его на интригу. Вацлав должен был убить жрицу старинного храма по имени Никея, в которой жил отпечаток души Авеля. Но Вацлав не мог сделать это сам, ему требовалась испорченная душа. Он не мог достичь жрицы, её защищал Свет. Пришлось действовать обманом. Тогда Вацлав, свободно контролирующий разумы людей, заставил правителя Саймона (Миху) отправить своего младшего брата Александра (Белого) забрать тройные налоги в казну. На обратном пути Александр попал в засаду к грабителям. Его людей убили, богатство разграбили. Выжить ему помогла та самая жрица, которая должна была стать жертвой во имя возвращения Каина в земной мир.
        Но Никея сказала напоследок: «Ты должен снизить налог людям этой земли, в благодарность за то, что остался жив». Александр передал её слова брату, только тот только рассмеялся: «Вернусь с войском и заберу всё, что захочу!»
        И - за нарушенного обещания Александр заболел и умер, а Саймон, обезумев от горя, потребовал привести к нему ту жрицу с гор. С первого взгляда он влюбился в женщину, которую считал причиной проклятия своего брата. И долго мучил её, прежде чем убить ударом клинка.
        Но, несмотря на то, что жрица Никея умерла, Каин не возродился. Возможно, пророчество было неверным, или же любовь Саймона к Никее всё испортила. К тому же, проклятие жрицы отразилось и на Вацлаве. И тот, сжигаемый тоской по своему повелителю, умер и переродился обычным человеком.
        ***
        Я задумчиво сидела на скамейке рядом с Михаилом. Бежать куда-либо расхотелось. Оказалось, нас с ним связывает слишком многое. Существует Вацлав Давыденко, в прошлом, ставший причиной нашей гибели, а сейчас - самый обычный спонсор. Может ли он снова стать вампиром? Может ли охотиться на нас в этой жизни?
        - Я не хочу расставаться, Миша. Чувствую, что мы связаны нитями судьбы. Какой смысл бежать от себя? Я уже влюбилась в тебя. И хотела бы снять с тебя проклятие жажды. Ты бросился под машину ради меня. Не смогу это забыть.
        - Ника, мне подчиняются летучие мыши. Помнишь, я рисовал тебе сердечко на окне? Это проделки моих помощниц. И сейчас они создали бы щит, и мы бы не погибли, хотя могли бы пострадать. Но наша сила любви… Видишь, она не из прошлого, а из настоящего. Наши общие способности заставили тот грузовик остановиться, а мир вокруг замереть. Что это, если не любовь? Прошу, дай мне последний шанс. И ты больше не усомнишься во мне.
        - А что Вацлав?
        - Стал обычным человеком. Поверь, я знаю. Но это не отменяет то, что в столице существуют другие вампиры. Тебе опасно оставаться одной с такой вкусной кровью.
        - Значит, ты говоришь, что никого не убивал?
        - Нет, девушки сами готовы предложить мне свою кровь. Зачем мне это?
        - Я верю тебе. Какая-то часть меня, всё ещё являясь жрицей, видит в тебе свет. Но мы должны отыскать убийцу и сдать его полиции.
        - Или Совету вампиров, - беззаботно отозвался Миха, словно говорил о чём-то обычном и заурядном, - знаешь, убийства людей запрещены. И такими делами занимается специальный отдел.
        - А я понятия не имела…
        - Главное, что наш враг в этой жизни - обычный человек. Что бы мы делали с тысячелетним вампиром?
        - Ты прав, - улыбнулась я.
        - Ты простишь, что я раздел тебя на публике? И…наше прошлое…
        - Мне потребуется время, Миша.
        - Я дам тебе его. И мы отловим парочку плохих вампиров, которые покушаются на жизни людей. Как тебе?
        - Нет уж. Если хорошо подумать… Пусть этим занимается твой Совет. Мне хватает нашего агентства.
        - Оно забавное. Из вампиров там только я и Белый. А все остальные играют роли. Прости, что пугал тебя этим агентством, - усмехнулся Миха.
        - Значит, это место вполне себе безопасное.
        - Я сумею защитить тебя, Ника.
        ***
        Через полгода, по заказу Давыденко, мы снимали рекламу для беременных. Меня уговорили на роль будущей мамочки. Подложили специальную подушечку. Смысл рекламы в двух словах был: «Он увидит, что ты красавица в одежде от Адельс».
        В роли моего супруга снимался Миха. Он интенсивно качал детскую кроватку, то и дело укладывал ладонь на мой живот, играя заботливого папочку. А когда съёмки были закончены, и мы с бригадой пили гранатовый сок, он сказал мне: «Давай поженимся. Я хочу стать папой ради такой милой мамы».
        Я на минуту задумалась. Мне иногда ещё снились сны, где я умираю от его руки. Но они сменялись любовными фантазиями, где всегда царил только Миша. Кажется, мы оба сильно изменились. Нам больше не мешали ни Белый, ни Василий Дмитриевич, ни Егор, ни тени мрачной прошлой жизни.
        И я согласилась на предложение Миши, поцеловав его при всех.
        ____________________________________________________________________

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к