Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Абашина Вероника: " По Одному Пути " - читать онлайн

Сохранить .
По одному пути Вероника Абашина
        Она - оборотень, пять лет проживший в неволе из-за гонения на ее расу.
        Он - бастард-полукровка и единственный наследник трона Закрытого королевства оборотней, вынужден скрываться от отца из-за его эгоистических устремлений.
        Ее родители были убиты его отцом, а ее брат-близнец жаждет расплаты.
        Что будет, если пути этих двоих пересекутся, а жизни будут скреплены чем-то бОльшим?
        Вероника Абашина
        ПО ОДНОМУ ПУТИ
        Глава I. Побег
        Она сидела в углу своей темной камеры и радостно скалила зубы. Сегодня наконец-то будет свобода, сегодня она наконец-то сбежит.
        Молодой послушник даже не заметил, как пленница с помощью острых когтей своровала у него связку ключей. И хотя воровать она ненавидела, но тот факт, что сворованной оказалось ее собственная жизнь, бесил больше какого-то аморального поступка.
        Охранника возле двери никогда не ставили - это была ее личная заслуга: за пять лет заточения она научилась притворяться живым трупом, и даже ее больной вид был заточенной только на руку. Благодаря этому она убедила своих врагов, что сил на побег или сопротивление у неё нет совершенно.
        «Пять, четыре, три, два, один…», - считала узница мгновения до кормежки. Она научилась чувствовать время и чувства ее еще никогда не обманывали: в коридоре послышалась знакомая легкая поступь. А через десять ударов сердца зазвонит колокол, оповещающий окружающих об обеде.
        «Дон-дон-дон», - донеслось до ее чутких ушей.
        - Странно, - в вечной тишине растерянный голос юноши прозвучал подобно раскатам первого грома. - Неужели я их потерял?
        И этот гром был приятным баюкающим хриплым баритоном.
        Ей даже показалось, что когда-то она его слышала, хотя послушник заговорил впервые за те два года, как он очутился в этом месте. По крайней мере так подсказывала память.
        - Чёрт, - выругался он, тщательно обыскивая свою одежду. - Придётся подождать, Пантидера.
        Она всем телом вздрогнула. Как давно не произносили ее имя чужие уста. Она уже успела забыть его резкое звучание. Пантидера.
        Молодой человек вернулся минут через двадцать. Капюшон наполовину скрывал его лицо, но от узницы не укрылся яркий след от тяжелой пощечины.
        Девушка прикрыла ресницами сочувствующий взгляд.
        Насилие она тоже ненавидела.
        Он поставил на пол деревянный поднос со свежеиспечённой буханкой хлеба и стаканом еще теплого молока. Иногда ей давали сносную свежую пищу.
        Послушник выпрямился и досадливо потёр правое бедро. Ее целительский дар уловил исходящую от ноги ноющую боль. Однако помочь этому человеку она не могла. Нельзя.
        Вопреки ожиданиям Пантидеры парень не уходил. Он стоял на месте, вперив в нее какой-то измученный испытующий взгляд. Пленная чувствовала это и насильно подавляла желание посмотреть ему в глаза в ответ.
        «Почему он смотрит? - раздражалась она всё сильней. - Что ему надо?»
        Но стоило этим мыслям прозвучать в ее голове, как он неожиданно присел на корточки и положил рядом с подносом свёрток какой-то ткани.
        - Ночи стали холоднее, - спокойно пояснил он свой поступок. - Осень разошлась не на шутку.
        Сказав это, он покинул мою клетку.
        Она лежала до тех пор, пока не стихли шаги, а потом не без любопытства развернула пахнущий травяным мылом свёрток. Серая рубаха из плотной ткани с высоким воротником на пуговицах, тёплые штаны с начесом непонятного цвета и…
        - Плащ? - изумление было настолько велико, что язык невольно выпустил мысль.
        Черный тяжелый кожаный плащ с едва заметной вышивкой из серебристых ниток на капюшоне. Вещь явно была не новая - об этом ей поведал запах молодого человека, полностью пропитавший подклад.
        В душе Пантидеры засуетились противоречивые чувства. С одной стороны, плащ и другая одежда очень пригодились бы в дороге (драный тюремный балахон будет вызывать подозрение к ее персоне), с другой - слишком уж странно, слишком кстати пришлась эта подачка.
        Но отступать было уже поздно.
        Лучи заходящего солнца медленно исчезали из маленького решетчатого окна.
        Девять, восемь, семь…
        Один раз протяжно зазвенел колокол.
        … шесть, пять, четыре…
        С улицы послышался гомон голосов приближающихся людей.
        … три, два, один!
        Вечерняя молитва началась. Время пришло.
        Пантидера, уже одетая, медленно поднялась с каменного пола, пряча за пазуху хлеб, и приблизилась к замку решетки.
        По немыслимой причине ее держали в заточении пять лет. Все это время она чего-то ждала.
        Пантидера с рождения не знала родных родителей. До десяти лет она росла в большой деревушке ВЕрески под опекой местной травницы, с раннего возраста обучавшей ее целительству. Сиротке нравилось изучать новые растения, их свойства и помогать женщине с уходом за больными. Наличие врождённого дара значительно облегчало ее обучение.
        Когда ей только стукнуло одиннадцать, началась жестокая межрассовая война за территорию. Тяжелее всего приходилось людям; способных к магии среди них было ничтожно мало, а в войне именно маги были главным преимуществом.
        Деревню сразу захватили эльфы. Мужчин и женщин, оказавших сопротивление, без колебаний убивали. Остальных знатные особы разбирали для пополнения гарема, некоторых из них присваивали себе представителей как женского, так и мужского пола. Детей до наступления более зрелого возраста использовали в качестве прислуги.
        Несмотря на юный возраст Пантидеры два эльфа, брат с сестрой, были очарованы ее детским образом и решили сразу поселить ее в гареме. Там ей предстояло задержаться на полтора года. Будучи маленькой, она не понимала, что именно от неё хотели эльфы, они упорно пытались научить малышку науке любви, но все попытки были тщетны. Господин и Госпожа решили оставить ее в покое до тех пор, пока не повзрослеет, но и без дела девочка не осталась - из наложницы она превратилась в личную прислугу Госпожи. Однако это деятельность пришлась ей по душе гораздо больше: ухаживать за Госпожой и помогать ей одеваться, прихорашиваться нравилось маленькой целительнице больше, чем образ малолетней развратницы.
        Эльфы обучили ее этикету, манерам, грамоте, счету, нескольким языкам, ведению домашнего хозяйства и, самое главное, самообороне. Благодаря этому она могла защитить себя как с оружием, так и без него.
        На тринадцатилетие будущей узницы произошел новый круговорот событий: на эльфийских хозяев напали вампиры. Тогда-то впервые и проснулась вторая сущность Пантидеры - длиннохвостая рысь. Вместо обычного куцего огрызка у неё был роскошный пушистый хвост, достигающий целых двух локтей длиной. К несчастью, вампиры издавна недолюбливали оборотней, поэтому юную девушку чуть не убили во время преследования.
        Пройдя многие города, Пантидера осела в столице людей - Норшене - на целый год. Ей удалось устроиться помощницей лекаря, а вскоре и занять его место. Возможно, если бы не очередной резкий поворот судьбы, она могла бы стать известным целителем среди близлежащих городов, но влияние войны на живых[1 - В связи с многообразием представителей разных разумных видов, населяющих мир, для обозначения обобщения разнорасовой массы стали использовать обтекаемое выражение «живые».] дало неожиданный результат. Многие живые, среди которых подавляющим большинством были беззащитные и беспомощные люди, обратились в веру. Они активно принялись за строительство церквей и монастырских крепостей, в которых надеялись укрыться от целого мира. В будущем Пантидера сделала вывод, что вера нужна только слабым. Среди верующих было немало оборотней, люди этого даже не подозревали, ведь они были практически неотличимы. Однако для людей среди всех рас самыми противоестественными казались именно оборотни. Вампира, эльфа, кентавра, русалку, гнома, дриаду, алконоста, крушана или дроу всегда можно было определить с первого взгляда,
но оборотни для них были чужими среди своих. Они превращали в диких зверей и, по их мнению, теряли рассудок. Постоянное напряжение, бесконечные сомнения в ближнем своем привели к тому, что они объявили оборотней нечистью и приступили к активному уничтожению их вида. Некоторым оборотням сохраняли жизнь исключительно для экспериментов, направленных на выявление слабостей двуликих нелюдей. Информация о губительном положении оборотней быстро разошлась среди представителей других рас, но никто из них не собирался вмешиваться в происходящее - каждый был озабочен сохранением собственной жизни в межрасовой войне. Именно поэтому Закрытое королевство оборотней, ради самозащиты никого не впускавшее и не выпускавшее, ничего не знали о жестокой расправе над своими подданными.
        К обезумевшим людским живодерам и попалась Пантидера. Правда тогда об истреблении она не имела ни малейшего понятия, так как долгое время провела в дриадских лесах, страдающих от таинственной болезни. Поэтому целительница очень долго не знала, за что ее схватили.
        Пять лет в неволе сказались на ней не самым лучшим образом: она потеряла веру в живых, замкнулась в себе (хотя и до этого ее нельзя было назвать открытой личностью) и перестала разговаривать с живыми. Сегодняшний день завершил четвертый год ее обета молчания.
        И теперь она вырвет из лап церкви свою законную свободу. Теперь она уже не четырнадцатилетняя девчонка - она стала полноценным взрослым хищником.
        Ключ с щелчком отпер тяжелую металлическую дверь. Пантидера бесшумно покинула камеру, не забыв запереть ее за собой, и двинулась по свежему запаху юноши. Девушка вышла в пустующий двор. Как и ожидалось: никто не имел право пропускать вечернюю молитву.
        Она внимательно принюхалась к следам носильщика в траве и, уловив направление его шагов, там же спрятала связку ключей, имитируя пропажу.
        Оглядевшись, Пантидера заметила огромную, ещё не потерявшую листья, плакучую иву. Идеальное место, чтобы дождаться ночи, а ночь - это лучшее время для побега.
        Десять, девять, восемь…
        Слаженный гул голосов, доносившийся из главного молитвенного зала, плавно стих.
        … семь, шесть, пять…
        Постепенно в окнах стали гаснуть свечи.
        … четыре, три, два…
        Двери распахнулись, выпуская монахов и жрецов, часть из которых зачем-то направились к зданию, где находилась камера Пантидеры. Она насторожилась, почуяв запах мага и уже хорошо знакомого юноши.
        Зачем они отправили к ней мага и жрецов? Кроме неё, там никого больше не держали уже примерно три года, значит, туда они направились именно по ее душу. Снова допрашивать непонятно о чём или ставить эксперименты? Это они любили: доказательством тому были многочисленные шрамы на ее теле.
        Страшная мысль закралась в голову девушки, когда вошедшая в здание процессия оставила у входа монаха и ее послушника.
        … один.
        Ива находилась в двадцати-пятнадцати шагах от тюрьмы, и благодаря отличному кошачьему зрению происходящее было прекрасно видно, а чутким ушам - слышно.
        Как из издания выскочил маг с ревом: «У кого были ключи?».
        Как испуганно побледнел паренек.
        Как чародею преподнесли кнут, как юношу за волосы тащили к злосчастной иве, и привязывали его руки к нижним веткам.
        Как сорвали с него монашеские балахон, как маг замахивался над оголенной спиной жертвы.
        Раз. Как брызнула первая кровь.
        Два. Три. Как вскрикнула жертва и закашлялась, когда удар вышиб из его легких воздух.
        Четыре. Пять. Как рычит садист, размахивая орудием пытки.
        Шесть. Семь. Как стремительно увеличивается лужа крови. Как подгибаются ноги у юноши, но привязанные руки не дают ему упасть.
        Десять. Одиннадцать. Как глаза Пантидеры застилает темнота.
        Двенадцать. Тринадцать. Как уши ловят утихающие хриплые вскрики.
        Четырнадцать. Пятнадцать. И как приходит осознание того, кто виноват в происходящем.
        Пантидера сидела меж веток, не в силах сдержать слез и оторвать взгляд от чужих страданий. Она не могла, если бы она не смотрела, то оскорбила бы своей неблагодарностью того, кто страдает за неё.
        Маг брезгливо отбросил от себя окровавленный кнут. Он обернулся к наблюдателям и на эльфийском раздраженное отдал приказ:
        - Готовьте погоню. Она не могла далеко уйти в таком состоянии.
        - Что делать с послушником? - на том же языке спросил один из жрецов.
        Тиран окинул жертву презрительным взглядом и, не скрывая омерзение, холодно ответил:
        - Оставьте здесь. Если доживет до утра - посадить под замок на одну воду. Разберусь с ним, когда вернусь.
        Люди послушно оставили умирающего под деревом и быстро отправились выполнять указания.
        Маг огляделся, но в быстронаступающей темноте мало что можно было увидеть, и он с руганью метнулся вслед за жрецами.
        Вскоре показалась большая группа людей. Она торопливо скрылась за открывающимися воротами.
        Высокая деревянная ограда нисколько не пугала Пантедеру, для этого у неё были когти. На данный момент ее очень беспокоило состояние юноши: его жизнь медленно и неумолимо угасала.
        У девушки сердце разрывалось на части, но покинуть убежище раньше определенного момента было опасно, а спустя каких-нибудь десять-пятнадцать минут помощь ему уже не понадобится.
        Руки с треском смяли кору от бессилия. Она ненавидела бездействие и особенно беспомощность. А дар целителя камнем в сердце тянул вниз, к умирающему.
        «Чёрт!» - отчаянно выругалась девушка и осторожно спустилась по стволу дерева. Послушник лежал на земле между могучими корнями ивы лицом вниз. Если она воспользуется даром - маг легко вычислит ее. Если перетянет раны тряпьём или чем-нибудь еще - парню не поздоровится. Поэтому оставался только один выход. Кровь.
        Будучи еще маленькой ученицей городской целительница, она лечила раненого нежитью вампира. Он был довольно пожилым и, как оказалось, опытным, потому что легко распознал ее секрет.
        - Ты… не человек? - спросил задыхающийся от боли пациент. Помимо укусов и царапин, ему достался нехилый удар в горло от низкорастущей толстой ветки, из-за этого шея посинела и сильно опухла. Каких усилий стоило старику, пусть и вампиру, чтобы говорить.
        - Вы правы. Я оборотень, - коротко кивнула девочка, не отвлекаясь от дела, и уже властно добавила: - Не разговаривайте.
        Вампир на пару мгновений прикрыл глаза, затем сделал резкий рывок и укусил ее за руку. По запястью и пальцам моментально потекла кровь.
        - Что?!.. - вскинулась было Пантидера, но, заметив странные колебания в области ран у мужчины, настороженно застыла. Свежие борозды из рваного мяса довольно быстро начали затягиваться.
        - Вот и всё, что мне нужно было, - отпустив ее руку и упав обратно наземь, снисходительно пояснил вампир. - Благодарю.
        Юная целительница глянула на пульсирующее запястье и с удивлением обнаружила, что вместо укуса остались только две, похожие на родинки, точки-шрамы.
        Конечно, она могла сама догадаться, что лучшее лекарство для вампира - это кровь, но девочку смущало одно «но»:
        - А зачем вы спросили про моё происхождение?
        - Зачем? - Мужчина осторожно сел. - Разве ты не знала, что кровь двуликих обладает исцеляющими свойствами для всех рас?
        Тогда ей это не было известно, но не сейчас; она уверенно прикусила кожу на запястье, поднесла окровавленную руку к губам молодого человека. Не приходя в сознание, юноша сделал несколько судорожных глотков. Выпить больше он просто не успел - регенерация быстро восстановила поврежденные клетки тканей. Ему вполне хватило и этой пары глотков: лицо перестало быть бледным, на ранах мигом образовались запекающиеся корки крови. Кровотечение остановилось, но на спине на всю жизнь останутся ужасные шрамы.
        Пантидера аккуратно опустила голову уже уснувшего послушника и, в знак глубокой признательности, поцеловала его окровавленные губы.
        Больше ей нельзя было здесь оставаться. Она быстро разделась, свернула одежду в плотный тугой Вальдер, сменила ипостась и, подхватив зубами ношу, понеслась к деревянной ограде. Перебраться через нее не составило особого труда.
        Свобода дохнула на неё запахами леса и таинственно поманила за собой.

* * *
        Первый рассветный луч вскользь коснулся век лежащего у ивы юноши, пробуждая его от бессознательности.
        Он медленно сел, чувствуя ужасную боль в районе спины. Ужасную, но не такую сильную, как вчера, во время порки.
        - Исцелила, - пораженно прошептал парень, утирая с губ крошки застывшей крови. Он на мгновение прикрыл глаза и резко провел ладонью, словно вычерчивая вокруг себя полукруг. Тот вспыхнул зеленоватым свечением и поглотил тело заклинателя, оставив на его месте материальный дышащий морок.
        В следующую минуту в паре часов пути от монастыря в каменном доме на первом этаже заискрился воздух. Временные обитатели жилища - четверо мужчин, двое из которых были еще довольно молоды, и одна девушка - резко обернулись на звук и поспешно вскочили, заметив с трудом стоящего на ногах товарища.
        - Шармит! - испуганно воскликнул один из взрослых мужчин, чья внешность была удивительно схожа с внешностью прибывшего. Чёрные вьющиеся волосы до плеч, тонкие соболиные брови, серебристо-зелёные глаза и мужественные черты лица.
        - Дядя Алессьер! - возбуждённо зашептал парень, держась за плечом подбежавшего родственника. - Она наконец-то сбежала! Сбежала!
        Присутствующие облегчённо вздохнули.
        - Слава святой Пандоре[2 - Пандора - богиня, покровительница оборотней.], - вымученно улыбнулся Алессьер. - Я уже думал, что она сдалась.
        - Она выбралась! - радостно повторил племянник и, немного отстранившись, сообщил: - Мне нужно возвращаться. Морок рассчитан минут на десять.
        - В таком состоянии?! - перебил его высокий стройный мужчина, пытаясь схватить раненого, но очертания того уже таяли.
        - Возвращайтесь в монастырь, - затараторил Шармит. - Объявляю операцию «Тень» активной.
        - Всегда он так, - проворчала светловолосая девушка, когда парень полностью исчез. - Совсем о себе не думает.
        - Он просто копия своей матери, Герда, - вздохнула родственник непутевого племянника, накидывая на голову капюшон.
        - Шарм слишком самонадеян, - покачал головой высокий мужчина. - Даже подлатать не дал.
        - Легкомысленный мальчишка!
        Продолжая ворчать, они быстро собрали вещи, накинули на себя мороки священнослужителей и покинули здание.
        То, чего они так долго ждали, наконец-то свершилось, и теперь медлить было нельзя, иначе все усилия пойдут крахом.
        Глава II. Уникальное приобретение
        - Господин, - обратился один из монахов-преследователей к взвинченному донельзя магу. - Мы не нашли в лесу отпечатков человеческих ног.
        Это заявление стало последней каплей для предводителя гончих.
        - Идиоты! - взревел он и схватил за грудки подчинённого. - Она же оборотень! Неужели нельзя было додуматься, что она могла уйти в звериной ипостаси?!
        Жертва в руках мага испуганно задергалась, и мучитель яростно отшвырнула от себя монаха. Он уже собирался идти, но его остановили слова:
        - Мы ведь не знаем ее второй сущности - за время пребывания в монастыре она ни разу не перевоплощалась. Что, если она птица?
        Повисло напряженное молчание, но ненадолго - мужчина всё-таки ответил:
        - На стене были следы от когтей. Скорее всего, она кошка. Продолжайте поиски.
        Он резко вскочил на коня и помчался на север.

* * *
        Пантидера быстро продиралась сквозь лес в противоположную сторону от запаха преследователей.
        Память пятилетней давности уверенно подсказывала, что к северу, в нескольких часах пути от монастыря должен находиться какой-то крупный пункт населения. Резкий порыв ветра принес с собой нежданный человеческий запах, а в следующий момент над головой что-то просвистело. Двуликая от неожиданности аж сверток выронила, когда второй снаряд, оказавшийся болтом, в каком-то локте от неё глубоко взрыл землю.
        Она быстро метнулась в ближайшие пышные кусты, прекрасно понимая, что она нарвалась на охотника.
        Как только она поглубже засела в своём укрытии, на неё нахлынуло ощущение какой-то неполноценности.
        «Вещи!» - наконец осознала она с испугом.
        Невдалеке послышался хруст веток, из-за дерева показался низенький плотного телосложения черноволосый мужчина с арбалетом наперевес. Он оглядел округу цепким взглядом темных глаз, тем самым давая понять, что добычу в ее лице так легко от него не отделается.
        Охотник медленно приблизился к оброненной Пантидерой ноше, чуть поворошил ее ногой и с нехорошей радостью прошептал:
        - Оборотень, значит.
        Теперь длиннохвостая рысь окончательно убедилась, что незаметной скрыться ей не удастся. Она припала к земле и медленно бесшумно поползла противнику за спину. Ее преимуществом была внезапность, и если она не воспользуется ей, то снова лишится свободы, либо жизни.
        Однако охотник тоже был настроен решительно и на месте не стоял. Пускай он её не видел, но они начали ходить по кругу.
        «Нужно его отвлечь», - спустя пару минут подумала сбежавшая узница, оглядывая землю на наличие камней. Но всё решила ветка, треснувшая под ее задней лапой, благодаря которой двуликую вычислили.
        - Попалась! - вскричал мужчина и выстрелил из арбалета ей в лоб серебряным болтом, на его встретил пустота.
        «Глупец!» - мелькнула в ее глазах мысль, и, пока он не зарядил оружие, она стремительно напала. Они кубарем покатились по земле, яростно сцепившись. Ей удалось подальше оттащить его от арбалета, но он в последний момент вцепился ей в горло мертвой хваткой. Несмотря на острые когти, царапающий мужчине грудь, охотник брал верх. Пять лет в ужасных условиях дали о себе знать - она ослабла.
        «Дотянуться до горла. Только дотянуться до горла!» - словно мантру, мысленно твердила себе оборотень, но лапы теряли силы, а тяжёлый человек вжимал ее в твердую землю, придавив коленом задние конечности. В лёгких катастрофически не хватало воздуха, и перед глазами поплыло, но желание жить росло в ней все сильнее. Пролитая кровь того юноши не должна быть напрасной!
        Когти полыхнули зеленоватом пламенем, и достаточно было одной царапины, чтобы мужчина стремительно скатился с ней и забился в конвульсиях. Она нарушила нравственный закон целителя, который установила для себя сама…
        - Молодец, Пантидера! - похвалила ее наставница, когда ученица с помощью дара исцелила ссадины на коленке маленькой девочки. - У тебя большие задатки к исцеляющей магии.
        Двуликая смущенно улыбнулась и помогла ребенку подняться на ноги. Когда пациентка поблагодарила и быстро убежала к детворе учительница спросила:
        - А ты знаешь, что твой дар можно использовать и для обратного процесса?
        - Нет, - отрицательно покачала головой ученица и заинтересованно спросила: - А как это?
        - Например, если в настой для улучшения работы сердца добавить слишком много волчьих ягод, то больной может умереть.
        - Но зачем так поступать? - с испугом воскликнул юная Пантидера.
        - Порой жизнь заставляет, - развела руками молодая русоволосая женщина. - Но ты послушай, точно также может делать и твой дар, если ты направишь мощный поток исцеляющей магии на хотя бы относительно здоровое сердце, то оно начнёт работать слишком быстро, и вскоре не выдержит нагрузки и умрёт от истощения…
        В тот день она пообещала себе, что никогда никого не убьет с помощью своего дара. Но наставница всё же оказалась права: иногда жизнь заставляет закрывать глаза на собственные убеждения.
        Она мрачно глянула на уже мертвого мужчину с его губ медленно капала красноватая пена.
        Выживание - жестокая штука.
        Пантидера обратилась. Прикусив губу от отвращение к самой себе, она быстро обыскала остывающий труп и скоро нашла то, что искала - достаточно увесистый мешочек с деньгами. Девушка застыла в задумчивости, глядя на арбалет, и решительно подобрала его вместе запасом болтов.
        Ей пришлось остаться в человеческом облике, так как ноша увеличилась в два раза, и двигаться дальше на своих двоих.

* * *
        Из-за темного угла дома бесшумно вышел высокий юноши с конским хвостом пепельно-русых волос. Довольно мягкие черты лица сейчас были несколько искажены серьезностью и напряженностью. Бледно-голубые с синим островком вокруг зрачка глаза цепко оглядывали безлюдные улицы и внезапно заметили прибитую к столбу листовку с хорошо прорисованным лицом. Его лицом.
        - Чтоб их леший в задницу драл, - одними губами выругался он, сдираю объявление о пропавшем, где за находку было назначено немаленькое вознаграждение. Ему надоело убегать от властей по всей стране, а залечь на дно негде.
        Откуда-то донеслось лошадиное ржание. Парень повернул голову на звук и увидел конюшню с написанной от руки вывеской: «Оугцион: продаюца кони».
        На лице беженца расцвела счастливая улыбка, он решительно направился на «оугцион».

* * *
        Пантидера устала доплелась до озера, разделась, на всякий случай спрятав вещи под кустами, и с наслаждением погрузилась в прохладную воду.
        Ноги она, хвала деревенскому детству, не стёрла, но они ощутимо гудели от усталости.
        Дно оказалось каменным с участками серого песка. Камни хорошо очистили стопы от грязи, а мягкий песочек снял напряжение с покрасневшей кожи.
        Выйдя на заросший травой и деревьями берег, девушка голышом уселась на плащ, стала сохнуть и грызть корку, прихваченного из последнего тюремного обеда, хлеба.
        А солнце тем временем клонилось к закату, приближался вечер.
        Пантидера, обсохнув и утолив первый голод, оделась и направилась на поиски ветвистого дерева, на котором собиралась провести ночь.
        Буквально в получасе ходьбы от водоема находился довольно крупный город. Она и не думала идти через главный вход - деревянную преграду можно преодолеть другим способом, к тому же не платя мзды. Главное, чтобы не заметили.
        Наконец, дерево было найдено. Три сросшихся тополя, образующих удобное для ночлега углубления меж стволов. Целительница легко забралась в ложбинку и решила пересчитать деньги в мешочке, пока солнце окончательно не скрылась.
        У Пантидеры глаза округлились, когда сумма золотых и серебряных монет перевалило за цифру сорок. «Кошелек, как будто бездонный!» - подумала она, после того, как почти весь плащ заблестел от металлического богатства.
        Девушка принялась складывать всё обратно, и тут до неё дошло. Охотник определённо был человеком без какого-либо магического дара. И при этом он имел при себе кучу денег, да и одежда с арбалетом были недешевыми, а это значит…
        Целительница представила недалекое будущее, где заметили пропавшего охотника, чей образ жизни был сильно схож с жизнью высокопоставленных лиц. И когда они отправятся на его поиски, то найдут тело, погибшее от магии.
        «Они легко вычислят убийцу, - мрачно подытожила двуликая и упала вниз лицом на плащ. - Нет лучшей улики, чем отпечаток магии, которая легко укажет путь к ее владельцу. А это значит, что помимо церкви мне придется убегать ещё и от властей».
        Она немного полежала, поддаваясь унынию, и, чтобы отвлечь себя, решила подумать над тем, что нужно приобрести в городе. «Без обуви я буду выглядеть подозрительно, ещё надо купить лошадь с седлом, немного сменной одежды. Без еды тоже не обойтись…» - с такими вот мыслями она и уснула.
        Двуликая проснулась на рассвете ровно в то время, когда в тюрьме ей приносили завтрак. Выработанная привычка.
        Солнце медленно, словно неохотно, выползало на край небосвода. Тонкие перистые облака стадами небесных барашков плавно плыли по небу. Лес уже вовсю жил голосами птиц и другими мелкими обитателями, но большинство из них обходили гостью стороной.
        Город еще спал. Главные ворота были закрыты. Но для кошки-оборотня с острыми когтями вход был везде. Ограда была около тридцати локтей высотой, которую она преодолела за несколько минут. Спрыгнув с той стороны на крышу трехэтажного дома, близко расположенного к стене, рысь превратилась в человека и побрела к центру города. С каждым ее шагом люди, словно по команде, просыпались в своих жилищах; торговцы всегда вставали рано, чтобы подготовить свои лавки и выставить на обозрение товар.
        «Ранер, - вспомнила она название города. - Город, основанный на торговле».
        Вскоре на глаза попался дом сапожника, и она сразу же направилась к нему. Двуликая нехотя спустилась с крыши на тротуар и тихонько постучала в резную дверь с маленьким застекленным окошком. В доме чётко чувствовалось оживление, и поэтому она не сомневалась, что ей откроют.
        - М-м? - На пороге показался худощавый старик среднего роста с примечательными пышными усами. Где-то с минуту он щурил выцветшей карие глаза, затем вспомнил об очках, которые были у него на голове. - Никогда еще покупатели не приходили ко мне так рано, - добродушно прошамкал он, пропуская ее в коридор. - Вы спешите?
        - Пожалуй, - туманно ответила Пантидера, вдыхая воздух в помещении, пропитанный запахом кожи.
        - На заказ или покупать? - спросил он.
        - Покупать.
        Сапожник повел целительницу в комнату, где располагался товар.
        - Сами будете смотреть или вам что-нибудь предложить? - Ей понравилось ненавязчивое поведение мужчины, хотя она на дух не переносила торговцев.
        Минут десять девушка ходила вдоль полок, ощупывая кожу и внимательно принюхиваясь к ней. У неё были чувствительные к обуви ноги, поэтому им был необходим особый комфорт. Остановившись на мягких облегающих сапожках темного цвета без каблука, Пантидера тщательно проверила их качество и осталась довольной.
        - Сколько они? - поинтересовалась она, с удовольствием прохаживаясь в обуви по комнате.
        - Пять серебряных.
        Двуликая с удивлением скинула брови - такую обувь не жалко было бы купить и за двадцать серебряных, а старик ответил на ее невысказанный вопрос:
        - Как первому посетителю за сегодняшний день.
        Пантидера улыбнулась и, покачав головой, протянула ему десять серебряных монет и сказала:
        - Сдачи не надо.
        Из лавки она вышла обутая, ощущая давно забытый блаженный комфорт.
        За следующие полчаса девушка приобрела сумку, несколько сменных штанов и рубашек. А теперь она присматривала себе бандану, и мучилась с выбором: взять простую или утепленную?
        - Какая у вас красивая коса, - цокнула языком продавщица, с восхищением разглядывая Пантидеру.
        Девушка флегматично оглядела свои длинные кудрявые волосы, заплетенные в аккуратный колосок до колен.
        - Могу продать, - хмыкнула бывшая узница, а коротко стриженная женщина с приятным лицом расцвела.
        - Если хотите, я подстригу Вас, - предложила она.
        Пантидера согласно кивнула.
        Через час двуликая вышла из лавки с укороченными до лопаток волосами, которые, словно в знак протеста, завелись пуще прежнего. Но с такой длиной было намного удобнее, к тому же за это ей подарили черную бандану с вышивкой в виде серебристой паутины.
        «Осталось купить лошадь, седло и провизию», - думала она, и, проходя мимо здания, ее взгляд наткнулся на конюшню с безграмотно написанной вывеской: «Оугцион: продаюца кони». Она ухмыльнулась и направилась туда.
        - О, многоуважаемая, - при виде объемного кошелька в руках девушки, радостно воскликнул торговец с маленьким оживленным лицом.
        - Мне нужна лошадь, - обронила путница, холодно глядя ему в глаза.
        - Конечно-конечно, - залебезил он. - Для такой красивой девушки я покажу самых лучших лошадей!
        Не скрывая своего скептицизма, она прошла в конюшню. Запах сена ударил ей в нос, от чего она сразу же вспомнила детство в деревне.
        - Вот! - призывно воскликнул мужчина, указывая на гнедую стройную кобылу со странными тусклыми глазами.
        «Больное сердце, малокровие», - прощупала даром здоровье животного девушка.
        - Не подходит, - отрезала Пантидера.
        - А этот? - нисколько не расстроился человек, кивая на пегого, рыжего коня.
        «Зубы гниют», - показал результат магической проверки.
        - Нет.
        Она упорно отвергала все его предложения, у которых были весьма значительные изъяны. Пускай она и целитель, но вылечить гемофилию или больные от рождения почки - ей не под силу.
        - Нет, - в шестнадцатый раз повторила двуликая, когда ряд лошадей уже почти закончился. Осталась только одна, точнее один красивый самец игреневой масти с длинной пепельной гривой. Недугов у него никаких не наблюдалось, даже наоборот: стройный, но с сильными ногами, немного могучая шея. Весь поджарый, пышущий здоровьем и молодостью. Целительница заинтересованно приблизилась к нему и с изумлением заметила, что красавчик спал, при этом уткнувшись лбом в деревянную стену.
        «Ну, уж от усталости всегда найдется лекарство мысленно», - улыбнулась девушка и похлопала жеребца по шее. Тот резко дернула головой и перевёл на неё мутный взор светло-голубых глаз.
        - Его, - четко проговорила Пантидера. - Сколько?
        - Этот? - удивлённо воскликнул купец, глядя на коня так, словно впервые его видел. Он присмотрелся и решил проверить его зубы.
        - Укусил! - с негодованием зашипел он, отдернув руку.
        «Я бы тоже укусила, если бы ко мне в рот полезли, да еще и грязными руками», - хмыкнула двуликая, поглаживая гриву животного.
        - Пятнадцать злотых, - славно яд по капле, процедил мужчина, потирая распухшую конечность. Дар покупательницы чувствовал смятые в крошку кости.
        - Десять золотых, и я вылечу Вашу руку.
        Сначала мужчина хотел гордо отказаться, но тут, очевидно, его настиг приступ боли, и он поспешно согласился. Пантидера сразу же принялась за дело.
        «Сильные, однако, челюсти, - подумала про себя она, когда дар еще раз прощупал перелом. - Боевой, что ли?»
        Конь, почуяв странную мощную магию, беспокойно затанцевал на месте. Боевым он, конечно, не был, но постоять за себя вполне мог.
        - Всё, - устало сообщила целительница, спустя минут пятнадцать. Травма была довольно тяжелая, потребовалось много сил, чтобы ее вылечить. - Регулярно разминайте руку.
        Купец пораженно шевелил пальцами, с восхищением и страхом одновременно поглядывая на свою покупательницу.
        - Спасибо, - все же кивнул он и немного погодя добавил: - Я сделаю вам скидку на седло.
        Девушка едва заметно пожала плечами. Зачем делать ей уступки, если она сама заплатила за собственные услуги?
        Несмотря на большое количество денег сильно раскошеливаться на инвентарь для верховой езды она не собиралась, седло подобрала самое простенькое, а вот с уздечкой получилась небольшая проблема. Точнее с тем, кому она предназначалась.
        - Вам помочь? - с какой-то язвительной вежливостью поинтересовался мужчина, после чего двуликая сделала вывод, что он нисколько не благодарен ей, а скидку сделал только потому, что ее приняли за сильного мага - испугался.
        - Благодарю, не стоит. - Пантидера мрачно перевела взгляд на животное, которое упорно не позволяло надеть на него уздечку. «Хорошо, хоть не кусается», - подумала девушка, внимательно приглядываясь к жеребцу. Инстинкты оборотня, словно о чём-то твердили ей, но она не понимала, о чём именно.
        Двуликая взглянула на уздечку в своих руках и решительные избавила ее от удила. Пепел - так нарекла приобретенного питомца Пантидера за окрас гривы - как будто немного расслабился и позволил надеть на себя то, что осталось от уздечки. Он даже одарил ее благодарным взглядом, как ей показалось.
        «Вот, что странно, - наконец поняла двуликая. - Он ведет себя, как разумный!»
        Девушка задумчиво вывела Пепла из стойла, расплатилась с торговцем, которого жеребец напоследок незаметно для хозяйки куснул за бедро, и, дойдя до ворот, вспомнила, что забыла купить.
        «За пять лет расположение населенных пунктов могло очень сильно измениться, - думала она, идя по узкой безлюдной улочке - она терпеть не могла толпы. - Так что без карты не обойтись».
        Жеребец послушно двигался за ней, и скоро в его шагах что-то начало раздражать девушку. Она остановилась, внимательно оглядела его копыта и заметила, что они не подкованы.
        «Долго он так не проходит», - раздосадовано поняла Пантидера, направляясь уже к кузнецу, чей дом как раз оказался рядом.
        - Доброе утро, барышня, - пробасил высокий мускулистый, покрасневший от горячей печи, мужчина сорока лет.
        - Доброе, - кивнула она, заворожено оглядывая стены, украшенные различными видами оружия. Кузнец вежливо держал паузу, давая возможность полюбоваться на свои творения. Даже Пепел не по-лошадиному заинтересованно осматривался.
        - Вас интересует что-нибудь из оружия? - наконец прервал молчание мужчина, поднимаясь с невысокого табурета, находящегося около большой почерневшей печи.
        - Нет, - не скрывая сожаления, ответила она. - Мне нужно подковать жеребца.
        - Хорошо, позвольте осмотреть его. - Пантидера, надеясь, что Пепел ее поймёт, выразительно на него глянула и кивнула. Но, к счастью, мастер металла без происшествий осмотрел копыта и спросил:
        - Вам подковы обычные или с шипами?
        Двуликая задумалась и посмотрела на своего нового питомца, который глядел на неё внимательными голубоватыми глазами.
        - С шипами, - ответила она, не сводя глаз с жеребца в ожидании его реакции. Тот как-то по-человечески облегченно вздохнул и опустил длинные светлые ресницы.
        «Кокетка!» - фыркнула она про себя.
        Процесс подковывание длился около получаса. За это время она успела купить карту, еду на несколько дней, при этом не забыв взять немного вкусностей для Пепла.
        Вернувшись, двуликая придирчиво осмотрела копыта своего жеребца и, расплатившись с кузнецом, вывела подозрительно сверкающего хитрым глазом довольного коня, но с этим бандитом девушка решила разобраться потом. Город быстро оживал, а ей хотелось, чтобы ее запомнило как можно меньше народу. Похоже, что и Пеплу не очень нравились места большого скопления живых, потому что он торопливо потянул свою хозяйку в полупустой узкий переулок.
        На выезде из города никто не обратил на неё внимание, на что она и рассчитывала. Похоже, осень была на ее стороне, раз не давала стражникам думать о чём-либо, кроме как о тепле.

* * *
        Юноша убирал стойло только что купленного жеребца, когда не без шока выудил из-под кучи сены мужские штаны и рубашку, в заключение его добили сапоги из дорогой кожи. Сначала он хотел показать одежду своему хозяину, но обратив внимание на качество находок, решил промолчать и найденное оставить себе.
        Через несколько дней к хозяину пресловутого аукциона пришли люди в балахонах с волком на поводке. Животное долго кружило около конюшни, а затем стремительно направилась к торговцу.
        - Чего изволите, господа? - полуиспуганно вопросил тот.
        - Не была ли у вас красивая кудрявая девушка? - задал вопрос один из семи монахов. - У неё ещё глаза такого необычного оттенка…
        - Молочно-зеленые? - уточнил купец и утвердительно кивнул. - Была. Коня у меня покупала. Руку вылечила.
        - Руку? - оживленно повторил другой мужчина, который от всех отличался балахоном бордового оттенка и мрачным выражением лица. - Она лечила магией?
        - Да.
        - Можно взглянуть?
        - Пожалуйста.
        Маг внимательно оглядел руку продавца магическим зрением, затем его губы расплылись в хищном оскале, и он радостно сказал:
        - Благодарим за сотрудничество. Вы нам очень помогли.
        И не успели они под взглядом сбитого с толку мужчины отойти на десяток шагов, как из-за угла конюшни выскочил мальчишка, на всю улицу голося:
        - Градоправитель мертв! Его тело нашли в лесу, растерзанное диким зверем!
        Маг ловко схватил парня за шкирку и притянул к себе.
        - Где тело сейчас? - властно спросил он с предвкушением.
        - Лежит на Центральной площади, - испуганно промямлил мальчишка.
        - Веди!
        Площадь была забита взволнованными людьми и нелюдями, но маг совершенно не обратил на них внимания, его интересовал только труп.
        Всучив оборванцу, что указал им дорогу, серебряный, он направился к телу, бесцеремонно расталкивая народ.
        На покойном были обнаружены глубокие борозды от острых когтей в районе груди и… больше ничего. Маг с азартом оглядел труп магическим зрением и с триумфом прошептал:
        - Попалась! - Он развернулся к подозрительно притихшей толпе и зычно сообщил: - Я знаю, кто убийца и как его найти!

* * *
        Пантидера проснулась от странного звука, который не слышала уже с времен далекого детства - ее разбудил храп.
        Она резко вскочила и быстро огляделась. Увиденное поразило девушку - у дерева, где ещё вчера ночью был Пепел, на четвереньках спал голый мужчина с седлом на спине. Однако один нюанс, удержавший ее от радикальных мер, навел девушку на мысль, что незнакомая личность может иметь прямое отношение к ее новому питомцу; мужчина спал в довольно знакомой позе, - уткнувшись лбом в дерево.
        - Пепел, - решив это проверить, шёпотом позвала двуликая.
        Незнакомец вздрогнул, с ворчанием повернул к ней свою пепельно-русую голову, но из-за этого картина стала ещё более комичной - у юноши, как казалось, во рту была трава.
        - Что? - буркнул он, увидев напряженную девушку, и настороженно застыл, когда осознал, что что-то не так. Замешательство на его лице сменилось досадой, и мужчина одними губами прошептал что-то вроде «ой, дурак». - Я сейчас все объясню…
        Пантидера абсолютно спокойно перебил его:
        - Ты оборотень.
        Простая констатация факта поставила двуликого в тупик, и он не нашелся, что ответить. А девушка уже повернулась к погасшему за ночь костру и невозмутимо принялась его разжигать.
        - И у тебя нет никаких вопросов? - спустя минуту молчания, осторожно спросил он, при этом неловко прикрывая свое мужское достоинство. Сложившаяся ситуации его очень нервировала; хозяйкой положения явно была девушка.
        - Только один, - не гляди на него, ответила двуликая, подогревая вчерашнее мясо. - Как тебя не схватила церковь?
        - Церковь? - тупо переспросил парень. - Почему она должна была меня схватить?
        Девушка быстро повернула к нему голову и вперилась в его лицо жестким взглядом, но оборотень оставался все таким же сбитым с толку.
        - Ты правда не знаешь? - недоверчиво спросила она, внимательно его разглядывая.
        - Не знаю что? - Он поежился под пронзительным взглядом ее красивых, но холодных бледно-зеленых глаз.
        - Что… - Девушка запнулась из-за кома в горле. Она слишком давно ни с кем нормально не разговаривала. Удивительно, что она вообще разговаривать не разучилась. - Что церковь ведет охоту на оборотней.
        - Ч-что? - в конец растерялся он. - Но почему?
        - Потому что люди не признают существование оборотней, - неохотно пояснила Пантидера, доставая из сумки флягу с водой.
        - Как это? - Мужчина аж подскочил, из-за чего седло, покоившееся на его спине, соскользнула на землю, но он не обратил на это внимание.
        - Не знаю, - отрезала она, принимаясь за еду. Казалось, он был ей абсолютно не интересен.
        Оборотень стоял на месте и тупо глядел на свою хозяйку, а потом вдруг застенчиво спросил:
        - А у тебя не найдется, чем прикрыться?
        Двуликая молча, не переставая жевать, достала из сумки кожаный плащ и кинула его парню.
        - Спасибо, - неуверенно пролепетал он. Двуликий никогда еще не попадал в такие глупые и неловкие ситуации, вдобавок невозмутимое поведение невольной зрительницы только угнетало. Он смотрел, как апатично она поедала мясо, и понял, что на самом деле он тоже голоден.
        - А ты меня не угостишь? - еще более смущенно спросил мужчина, с завистью провожая по кусочкам трапезу.
        - Ты разве уже не поел? - с едва уловимой иронией поинтересовалась путница, выразительно глянув на его рот. Парень с подозрением коснулся губ и нащупал длинную травинку, свисающую до подбородка. Тихое хмыканье, явно обозначающее смех, заставила молодого оборотня уже по-другому взглянуть на путешественницу. Она была необычайно красива. Среднего роста, стройная, но фигуристая. Кудрявые темно-русые волосы ниже плеч. Чёрные, немного вздернутые, брови насмешливо приподняты, но загадочные бело-зелёные глаза с длинными ресницами смотрят с прохладным отчуждением. Само лицо было бледным и имело форму перевернутой капли, лоб высокий, подбородок заостренный и нежной тонкой шеей. Но помимо всего этого взгляд притягивали маленькие трогательные четко очерченные губы.
        Пантидера в свою очередь также искоса разглядывала двуликого. Он был высоким с атлетическим телосложением и смугловатой кожей. Заостренные уши скрывали длинные пепельно-русые волосы с челкой до середины лица. Прямые густые брови хмуро надвигались над красивыми миндалевидными сине-голубыми глазами, обрамленные длинными светлыми ресницами. Довольно мягкие черты лица сейчас были искажены напряженным выражением. Высокий лоб слегка наморщен, тонкий нос недвусмысленно хлюпал. Излишне чувственные и красные для мужчины губы обиженно поджаты.
        Девушка повидала много красивых эльфов, с которыми она имела знакомство исключительно в гареме, но этот, да еще и полукровка, затмевал их всех.
        - Садись, - фыркнула она и протянула ему кусок мяса.
        Парень избавился от ненавистной травинки и, поплотнее укутавшись плащ, уселся рядом. Мясо приятно обдало пальцы теплом, а нос - запахом.
        Ели молча. Его так и подмывало что-нибудь спросить, но вид девушки ясно давал понять, что ни на какие разговоры она не настроена. Наконец, когда всё было съедено, мужчина решился на вопрос:
        - Как тебя зовут?
        Пантидера медленно к нему повернулась и так посмотрела, словно он спросил что-то интимное.
        - Зачем тебе? - холодно уточнила она, не сводя с него глаз, от чего парню стало совсем не по себе.
        - Разве мы не пойдём дальше вместе? - взволнованно затараторил двуликий, стараясь не смотреть на неё. - Ты же потратила на меня столько денег…
        - Я не покупаю жизни, - отчеканила она, не дослушав его. - Даже если ты собираешься со мной, вряд ли нам двоим хватит тех денег, что у меня осталось.
        - Чтобы не передвигаться пешком и не тратиться на лошадей, ты можешь использовать меня, - нашёлся он, внезапно осознав, что ему необходимо остаться с ней. - И если тебе не будет хватать денег, я могу подрабатывать.
        Двуликий не стал упоминать о роде своей профессии; кто захочет путешествовать с вором?
        - Я не собираюсь долго оставаться среди людей[3 - Страна, в которой находится Пантидера, несмотря на смешанное население, принадлежит людям.], - раздраженно заявила Пантидера. Он порядком уже успел ей надоесть своей навязчивостью, но идея была благоразумной и звучала слишком заманчиво. Ведь она ещё даже не задумывалась над тем, каким образом будет добывать деньги. Лишний раз светиться среди людей было бы нежелательно. Чем дальше она окажется от их территории, тем в большей она будет безопасности.
        - Я успею! - горячо заверил он.
        Она замолчала и с прищуром смерил его долгим взглядом. Пантидера никогда не страдала острым любопытством, но сейчас ей очень хотелось узнать, как он собирается за короткий срок раздобыть деньги.
        «Нельзя! - строго сказала себе целительница. - За информацию придется платить информация, а мне это не нужно».
        - Хорошо, - всё же кивнула она, продолжая гадать о его профессии. - Тогда давай обговорим условия. Ты превращаешься в коня, когда мне это нужно. На привалах и ночевках можешь быть, кем хочешь. На себя беру охоту, готовку, стирку и так далее. - Пантидера говорила короткими предложением, неохотно ворочая языком. Неизвестно, как бы на ней сказался еще один год заточения. - В населенных пунктах я остаюсь не более, чем на пару часов. Уверен, что успеешь?
        - Вполне, - воодушевленно кивнул он и довольно потёр руки. Пантидера невольно обратила внимание на этот жест. Его пальцы тонкие ловкие музыкальные и вспомнила, что чаще всего встречала такие у лекарей и…
        - И только попробуй меня обворовать, - ледяным тоном осадила она его. Воров она тоже не любила. - Попадешься на глаза - без рук останешься.
        Мужчина пораженно на неё уставился. «Как она поняла?!» - кричал весь его вид, но, похоже, что девушка не собиралась что-либо объяснять. Он решил проглотить это замечание.
        - Так как тебя зовут? - со вздохом спросил он.
        - Пантидера.
        - Вальдер, - в свою очередь обрадовано представился он. - Можно Вальд.
        - Ястимоканзоп онтяирп[4 - Приятно познакомиться.], - на полном[5 - Оборот - язык оборотней. Слова, в основном общего межрасового языка, побуквенно произносятся в обратно порядке.] обороте[6 - Полный оборот - когда ну только буквы, но и слова и даже предложения произносятся в обратном порядке.] буркнула девушка, чем несказанно удивила Вальдера.
        - Ты знаешь наш язык? - почему-то шепотом задал он свой вопрос.
        Пантидера молча пожала плечами и стала собирать вещи. Вальд прищурился и спросил на полном обороте:
        - Ясьтавичаробо ежу енм[7 - Мне уже оборачиваться?]?
        - Ад[8 - Да.], - незамедлительно ответила та, чем повергла его в окончательный шок.
        Глава III. Почти напарники
        Пантидера верхом на Вальдере въезжала в город и размышляла: пробраться в город бесплатно, через стену, и купить новоиспеченному спутнику одежду или же пройти вместе с ним через главный вход и платно, разумеется.
        «Он не знает, что я тоже оборотень, - думала она, отстраненно глядя на гриву Вальдера. - Его это вообще не должно касаться…»
        - С какой целью направляетесь в город? - вырвал ее из раздумий строгий голос стражника. Несмотря на холод собачий он исправно нес свою службу.
        - Закупиться, - спокойно ответила она и ее пропустили.
        Отъезжая, она прислушивалась к разговорам стражников. Теперь осторожность была залогом я свободы, а может и жизни.
        Двуликая решила не тянуть пантеру за хвост и сразу же направилась к рынку. То, как она выбирала вещи со стороны, выглядело довольно забавно: девушка, покупающая мужскую одежду, постоянно оборачивалась к своему коню с немым вопросом на лице. А ведь тот действительно отвечал, то кивал, то отрицательно качал головой, от чего продавцы косо поглядывали на эту парочку.
        Настоящие трудности возникли у них с обувью. Она мрачно смотрела на ряды обуви различных размеров и время от времени поглядывала на окно, где виднелась скептическая морда Вальдера. Спросить про размер заранее - она как-то не подумала, да и к тому же обувь - это такая вещь, которую покупать на глаз не стоит.
        Пантидера шумно вздохнула, вышла к своему спутнику и повела его в темный переулок.
        - Ясиащарбо[9 - Обращайся.].
        Он недовольно дернул ухом и начал оборот. Спустя пару мгновений перед ней уже стоял обнаженный мужчина. Вальдер принялся выпутываться из волос ремешки уздечки, пока Пантидера доставала из сумки купленную одежду. Через несколько минут он, уже одетый и с седлом наперевес, вновь зашли в лавку.
        Вальдер мерил такую обувь, в которой могли поместиться обе ноги самой целительницы. Размер ноги у него был достаточно внушительный. Да и одежду было очень трудно подобрать - большого размера у него были не только ноги. Оборотень надолго исчез среди кучи обуви и вынырнул только через полчаса, зато с парой сапог в руках.
        - Эти! - торжественно сообщил он, протягивая результат своего тщательного выбора.
        - Двадцать пять серебряных, - не без удивления озвучил цену молодой сапожник.
        Вальд хитро глянул на юношу с темными волосами и вкрадчиво спросил:
        - Может, скинешь чуток, тарбос? - последние слова он проговорил с нажимом и на обороте. Пантидера сразу же напряглась. Встретить оборотня на свободе - редкость, а оборотня, не находящегося на службе у церкви - еще большая редкость. Ее спутник сделал непростительную ошибку, назвав сапожника «собратом», ведь от того можно ожидать, что угодно. От ножа в спину до доклада монахам о свободном оборотне с примечательной спутницей. - Практически все запоминали ее буйные кудри и бело-зелёные глаза.
        «От страха оборотни готовы сдавать своих лишь бы не пострадать самим», - мрачно подумала она, внимательно наблюдая за продавцом обуви.
        - Двадцать серебряных, - не дрогнувшим голосом и с безразличным лицом отрезал парень. Они расплатились и быстро покинули в мастерскую.
        Пока Вальдер раздевался в переулке, чтобы совершить оборот, Пантидера решила сделать ему замечание:
        - Не надо светить своим происхождением. Ты подставляешь не только себя, но и меня. Он может быть шпионом или стукачом. Все осведомленные оборотни напуганы. Многие предпочтут сдать другого, чтобы прикрыть себя.
        Вальдер задумчиво на нее глянул и согласно кивнул. Пантидеру такая покорность приятно удивила. Возможно, они все-таки сработаются.
        Когда двуликий обернулся, они стремительно исчезли из города.

* * *
        - Видишь, - вдруг сказала ей спутник во время очередного привала. - Мне вполне хватило и получаса! - с довольным видом потряс перед лицом девушки объемным мешочком с монетами.
        Двуликая забрала протянутый кошелек и задумчиво спросила:
        - Ты ведь и кузнеца обокрал?
        - Как ты поняла? - слегка удивился он.
        - По морде твоей лошадиной. Что это было?
        Вальдер вздохнул, быстро извлекая из волос посеребренный стилет, и признался:
        - Правда, пользоваться им я не умею, но он так и мозолил глаза. Не удержался.
        Она легко вырвала у него стилет, профессионально повертела его в руках и спрятала в своем левом сапоге.
        - Но… - начал было он, но Пантидера спокойным голосом властно приказала:
        - Ясиащарбо[10 - Обращайся.].
        Парень обиженно поджал губы, но все же послушался. С неё станется лишить его обеда или ужина - сам он готовит ужасно.
        Таким вот образом они путешествуют уже около десяти дней. Привалы делали раза три в день. Спать укладывались на закате.
        Пантидера готовила, стирала, ухаживала за Пеплом и охотилась якобы с арбалетом, хотя на самом деле она уходила глубоко в лес, прятала вещи, оборачивалась в зверя, а следы от клыков и когтей на добыче Вальдер ещё ни разу не заметил.
        Ночами становилось все холоднее, но Пантидера упорно не желала спать рядом со своим спутником, предпочитая место в опасной близости от костра. Плащ - единственный аналог одеяла - она благородно отдала более мерзлявому Вальдеру, из-за чего каждый раз страдала от пепла и потухших угольков в волосах.
        Вальду, конечно, не нравилось, что из-за него по ночам мерзнет девушка. Совесть мучила круглыми сутками, и, естественно, он пытался как-то это исправить; ложился рядом, когда она уже спала, укрывал её тем же плащом, но Пантидера спала очень чутко, и он несколько раз кулаком получал по морде. Его спутница ясно дала понять, что не нуждается в жалости и ухаживаниях. Однако скоро ей пришлось поплатиться за свою гордость.
        - Апчхи-апчхи-апчхи!
        - Ты сегодня такая разговорчивая! - с улыбкой воскликнул Вальдер, оттаскивая девушку от ледяного ручья, в котором она стирала их вещи.
        Целительница не удостоила его ответом, но позволила усадить себя к костру и укутать в плащ.
        - И чем мне теперь тебе лечить? - неожиданно строго поинтересовался он, пытаясь стянуть с неё мокрые штаны. Она старательно отбивалась от него ногами и все норовила попасть пяткой ему в глаз.
        Около часа он боролся с ней, терпеливо сносил побои пациентки, но когда та попала ему чуть ниже пояса, терпение наконец лопнуло.
        - Я не хотел этого делать, но ты меня вынудила! - непривычно остальным голосом сообщил он и быстро дотронулся до ее оба.
        «Маг!» - только и успела подумать Пантидера, прежде чем погрузиться в темноту.
        Вальдер подхватил девушку и аккуратно уложил ее на землю. Он начал переодевать вредину в сухую одежду, как заметил на нежной коже крупный, длиной в указательный палец, белый шрам. А затем еще один и еще.
        - Великая Пандора! - прошептал ошарашенный мужчина, насчитав семь следов насилия. Оборотень осел рядом с ней на землю, не в силах устоять на ногах и оторвать взгляд от ее тела. Два шрама, обозначающие линии ключиц, два по бокам на уровне груди, два, симметрично расположенных между аккуратным пупком и тазобедренными косточками. А седьмой был над сердцем. Помимо них, кожу усеивали другие маленькие шрамы и ожоги. Гнев сдавил мужчине горло, и он стиснул челюсти.
        От злобы его отвлекла дрожь обнаженного тела. Оборотень поспешно одел ее в чистую сухую одежду, сел поближе к костру, устраивая Пантидеру у себя на коленях, и стал растирать ее кожу. Он прекрасно понимал, что когда она очнётся - ему влетит особо и изощрённо, но, после увиденного, это его мало волновало.
        В голове почему-то всплыло лицо Пантидеры, когда она рассказывала ему про церковь; эти потемневшие от тихой глубокой ненависти зелёные глаза.
        - Ты, правда, не знаешь? Недоверчиво спросила она тогда, сверля его пронзительным взглядом, полного страдания и… Зависти?
        «Неужели, - пришла ему в голову странная мысль. - Она была схвачена церковью? Тогда, может быть, она… Оборотень?»
        Предположение было диким, но как объяснить ее поведение и идеальное знание языка оборотней? За те десять дней, что они уже путешествуют, Вальдер развлечения ради разговаривал с ней на полном обороте, но девушка всегда отвечала легко и незамедлительно. Складывалось впечатление, что она говорила на нем всю свою сознательную жизнь.
        «А то, что она людей избегает и старается скрыть лицо, когда находится в толпе? - продолжал размышления он, перебирая пальцами ее кудрявые волосы. - Она ничего не рассказывает, и терпеть не может, когда я задаю ей вопросы».
        Он просидел так целую ночь, размышляя о той, которую прижимал к своей груди, и, только когда взошло солнце, Вальдер выпустил ее из объятий. Он установил магический барьер вокруг их стоянки, подхватил ее арбалет и отправился на охоту.

* * *
        Пантидере снилось детство. А если быть точнее, тот его период, проведённый в гареме.
        Огромный пропитанный изваяниями зал с кучей подушек, шелковых разноцветных тканей, свисающих с потолка, посреди которого близко сидели друг к другу хозяйка и маленькой Пантидера.
        - Меня зовут Деллакруа, - улыбнулась молодая эльфийка с типично красивым для ее народа лицом. У нее были бирюзовые глаза и длинные, подобные солнечному свету, волосы. - Теперь я твоя хозяйка. Можешь звать меня по имени. А тебя как зовут?
        - Пантидера, - ответила девочка, хмуро поглядывая на Деллакруа.
        Ее наставницу не убили и не отправили в гарем только потому, что она была лекарем, но это не значило, что из-за этого она будет доверять завоевателем их деревни.
        - Сколько тебе лет? - Эльфийка смотрела на неё с умильной улыбкой, словно перед ней не человек сидел, а котёнок.
        - Одиннадцать, - нехотя отвечала девочка.
        - Такая юная, а уже красивая! - с каким-то нетерпением воскликнула хозяйка, чем смутила Пантидеру. - А, скажи, тебе нравятся мальчики или девочки?
        Этот вопрос застал ученицу лекаря врасплох, но ответила она честно:
        - Никто.
        - Почему? - удивилась Деллакруа.
        - Мне с ними не интересно, - вновь последовал частное ответ.
        - А с кем тебе было интересно? - заинтересовалась эльфийка.
        - С наставницей.
        - А чему она тебя учила?
        - Целительству.
        - Здорово! - искренне восхитилась девушка. - А ты не хотела бы еще чему-нибудь научиться?
        - Например? - заинтересованно спросила Пантидера.
        - Например, борьбе, обращению с оружием, другим языкам и еще много чему.
        - Хотела бы, - не стала врать будущая фрейлина. - А почему Вы спрашиваете?
        Ответить та не успела - в полумрак зала вошел мужчина, эльф, очень сильно похожий на Деллакруа.
        - Мой Венценосный брат! - воскликнула хозяйка и поднялась навстречу своему родственнику. Он подошел к ней, и она нежно, совсем не по-сестренски, поцеловала его в губы. - Как твое плечо?
        - Спасибо, Делла, но без изменений, - приятным с хрипотцой низким голосом ответил Эльф. - Нашего целители убили во время захвата деревни, так что ничего поделать нельзя.
        - Но ведь мы захватили одного лекаря в плен, - припомнила его сестра.
        Но брат отмахнулся от этих слов - он имел привычку не доверять пленным.
        Делла грустно поджала губки, перевела взгляд на свою юную наложницу и ее осенило:
        - Пантидера, - с просительной интонацией начала она. - А ты сможешь вылечить рану моего брата, пожалуйста?
        Девочка немного растерялась, но встретившись взглядом со своим, очевидно, хозяином, испуганно застыла. Тот смотрел на неё холодно и высокомерно, без того дружелюбия, который излучал мягкий взгляд Деллакруа, и из-за этого контраста она словно язык проглотила. Наставница учила помогать всем вне зависимости от отношения и рас, но этот эльф…
        - Кто это? - с подозрением глядя на ребенка, спросил мужчина.
        - Это моя фрейлина, - ответила Деллакруа, зная, что брат не особо старается запоминать ее приближенных, и надеясь, что он согласится на помощь.
        - Сможешь? - неожиданно спросил он без какой-то неприязни или презрения.
        - Да, - тихо ответила маленькая целительница, поднимаясь подушек. Тот факт, что ее только что определили на почетную должность, она в силу юного возраста, пропустила. - Можно взглянуть?
        Он молча обнажил туго перебинтованное плечо, где виднелись пятна крови. Мужчина начал было разматывать повязку, но Пантидера отрицательно покачала головой. Полностью затянуть рану она не сможет, а вот немного ускорить процесс регенерации - вполне.
        - Так ты маг, - удивленно протянул пациент, и взгляд его потерял былую холодность.
        - Я ещё учусь, - поправила его девочка, натягиваю рубашку на плечо.
        - Хм, - он окинул ее задумчивым взглядом темно-бирюзовых глаз и спросил: - Как тебя зовут?
        - Пантидера.
        - Что ж, меня зовут Раскар. Спасибо. - И тогда он впервые улыбнулся ей…
        Сон сменился на более позднее воспоминание, когда Деллакруа обучала ее правилам поведения в гареме.
        - Здороваясь со своими хозяевами, ты должна сначала поцеловать его руку, и, если он не возражает против твоей близости, можешь поцеловать его в губы. И еще запомни - наложник обязан всегда здороваться первым. Давай, попробуй.
        Она теперь уже привыкла к гарему и его обитателям за какую-то неделю, поэтому спокойно передвинулась к ней. Девочка вопросительно заглянула хозяйке в глаза и вежливо поцеловала ее руку. Та одобрительно кивнула, и Пантидера неловко застыла напротив ее накрашенных пухлых губ.
        - Не бойся, - подбодрила эльфийка. - Я не кусаюсь.
        Маленькая целительница припомнила поцелуй хозяйки с ее братом и поняла, что так она не сможет.
        - Просто прикоснись своими губами к моим, - подсказала девушка. - Большего я не требую от тебя.
        Пантидера кивнула и легонько чмокнула ее губы.
        - Молодец! - похвалила эльфийка. - Не трудно, правда? А еще таким же образом ты можешь просить и благодарить.
        - А вы так делаете? - спросила юная фрейлина.
        - Делаем, - кивнула хозяйка. - Просим, конечно, редко, но благодарим мы довольно часто. Особенно если благодарность заслуженная. Вот, например, Раскар хотел тебя отблагодарить, но не стал. Сказал, что ты пока еще мала.
        Пантидера невольно улыбнулась. После того случая, в виде исключения, он здоровался с ней, целуя ее руку.
        Из арки, ведущий всё в тот же зал, донесся шёпот.
        - Заходите, - позвала прибывших эльфийка. В зал вошли двое - девушка и юноша. - Поздоровайтесь с Пантидерой.
        Черноволосый кареглазый парень почтительно поклонился хозяйке, поцеловал ей руку, а затем губы, и подошел к будущей целительнице. Он был старше ее лет на шесть и выше на две с половиной головы. Из одежды на парне были одни светлые шаровары, а в качестве украшений наручи.
        - Меня зовут ли Леост, - тихо представился он, наклоняюсь и целуя оторопевшую девочку. - Рад знакомству.
        Не успела она ничего ответить, как его место заняла девушка с русыми волосами до талии.
        - А меня Мецилла, - сообщила она и тоже припала к ее губам. - Ястимоканзоп онтяирп[11 - Приятно познакомиться.].
        - Что? - совсем растерялась Пантидера.
        - «Приятно познакомиться», - пояснила Деллакруа. - Это на языке оборотней.
        - А… И мне, - опомнилась кудрявая сиротка и озадаченно замерла.
        - Пантидера? - вопросительно позвала хозяйка.
        - Вы сказали, что сначала надо поцеловать руку, - начала целительница, но объяснять дальше ей не пришлось.
        - Так себя вести надо с хозяевами, а вот с наложниками - по желанию, - уточнила Делла. - Кстати, Леост и Мецилла пришли не просто так, они будут помогать тебе в обучении. Так что… Что нужно сделать? - хитро спросила она.
        - Поблагодарить? - осторожно предположила Пантидера.
        - Умница! Ты схватываешь всё на лету.
        Девочка смущенно поглядела на своих двух новых наставников и решила начать с девушки. Она потянулась к лицу новой знакомой, а та словно только этого и ждала - стоило только Пантидере коснуться губ двуликой, как девушка втянула ее в более интимный поцелуй.
        Целительница испуганно отскочила от наложницы, но она только рассмеялась и лукаво сообщила:
        - Ты такая милая!
        - Ну вот, напугала девочку! - с наигранной укоризной, не сдерживая улыбку, воскликнула Деллакруа.
        - Все когда-нибудь случается в первый раз, - пожала плечами Мецилла.
        После такого поцелуя Пантидера и уже боялась даже смотреть на Леоста. А вдруг и он любит подобные шутки?
        Но парень сочувственно улыбнулся и покачал головой.
        - Можешь не переживать, меня интересуют только мальчики, - пояснил он, и девочка, облегченно вздохнув, коротко поцеловала его. Хозяйка была довольна успехами своей маленькой фрейлины.
        Сон оборвался с появлением приятного любимого запаха кошачьей мяты.
        Она медленно открыла глаза и зажмурилась от яркого солнечного света. Поразительно, но Пантидера до сих пор просыпалась в то же время, что и в монастыре.
        - Доброе утро, - послышался откуда-то сбоку голос Вальдера. От внимания двуликой не ускользнуло его мрачное настроение, поэтому она поспешно села.
        «Что было вчера? - нахмурилась она, оглядывая стоянку. Возле ее лежака обнаружились следы борьбы, и она вспомнила. - Ах да, вчера я отбивалась от него, а потом он усыпил меня магией…»
        Глаза невольно пробежались по собственному телу, отмечая, что одежда сменилась на более чистую, а прежняя висит на ветке рядом растущего дерева.
        «Он видел моё тело», - медленно дошло до ее сознания, а потом он резко вскочила, за что сразу же поплатилась головокружением.
        - Ох! - Вальд вовремя подскочил к ней и придержал, не позволяя упасть. - Ты зачем так резко встаёшь? - укоризненно воскликнул он, усаживая ее обратно на плащ. - У тебя еще совсем недавно был жар!
        Пантидера покосилась на него с недоверием, но противная слабость лишь подтверждала слова мужчины, поэтому она недовольно оттолкнула его от себя и раздражённо уставилась в одну точку.
        Вальдер настороженно поглядывал на свою спутницу. Сразу же после того, как он вернулся с охоты, обнаружил, что состояние целительницы заметно ухудшилось: на скулах появился нездоровый румянец и лоб покрылся крупными градинками пота. Он совершенно ничего не понимал в медицине и не знал, что делать, но где-то через полчаса ей стало заметно лучше. Жар спал, и учащённое раннее дыхание девушки пришло в норму.
        - Как ты себя чувствуешь? - обеспокоенно спросил двуликий у неё. Теперь, после того, что он увидел, его уже не пугал холодный и жесткий характер Пантидеры. Просто теперь Вальд понимал, от чего она стала такой.
        Больная бросила на него свирепый взгляд, однако, встретив абсолютное спокойствие в бледно-голубых глазах, она несколько оторопела. Вальдера словно изменился - ребячество сменилось мужской уверенностью.
        - Паршиво, - всё-таки ответила она, отводя взгляд. Она вновь почувствовала себя одиннадцатилетней девчонкой. Уж больно мужчина сейчас напоминал ей Раскара в их первую встречу.
        - На, выпей, - Он протянул ей невесть откуда взявшуюся кружку с отваром мяты.
        «Как специально подгадал», - мысленно проворчала она, осторожно отпивая из деревянной кружки. Мяту целительница любила, потому что та была приятна на вкус и оказывала на неё успокаивающее воздействие, хотя на кошек обычно она оказывает другой эффект.
        - Пока не выздоровеешь, все хозяйственные дела и беру на себя, - сообщил мужчинам, подкидывая ветки в костер. - С места не сдвинешься, пока тебе не станет лучше.
        - Хорошо, - неожиданно покладисто согласилась девушка. Он окинул ее подозрительным взглядом, и отметил, как разгладилась лицо больной после исчезнувшего гнева. Сейчас она выглядела несколько младше, чем обычно.
        - А сколько тебе лет? - не удержался от вопроса оборотень.
        Пантидера бросила на него ленивый взгляд и решила, что в вопросе нет ничего компрометирующего, и ответила:
        - Девятнадцать.
        - Правда? - Неподдельное изумление парня сбило ее с толку, а на вопросительный взгляд он пояснил: - Я думал, старше на год или два.
        - А тебе сколько? - Девушка справедливо решила, что обмен информацией должен быть обоюдным.
        - Двадцать два.
        Теперь настала очередь Пантидера удивлённо хлопать глазами.
        - Что? - насторожился Вальд, увидев необоснованное замешательство на ее лице.
        - Я думала, что меньше, - и она не сумела сдержать улыбку. Он обиженно фыркнул, но тоже улыбнулся. Наконец-то напряжение спало.
        - Ляг, поспи, - предложила оборотень заметив, что она клюёт носом собственные поджатые груди коленки.
        - Выспалась.
        - Давай, поспи, - Вальдер мягко уложила ее на плащ. - Быстрее поправишься.
        Двуликая поворочалась и блаженно прикрыла глаза. Мята действовала уже после первого глотка.
        «Как проснусь - больше никаких слабостей», - сделала она себе зарубку на память и вновь провалилась сны-воспоминания.
        Пантидера самостоятельно практиковалась в стрельбе из лука на живых мишенях. Лес - самое подходящее место для подобной тренировки.
        Она взглядом следила за птицей, сидящей на высокой ветке, как ее отвлек странный шорох. Девочка огляделась и заметила две мужские фигуры, в одной из которых признала Раскара. Они о чём-то говорили и яростно при этом жестикулировали. Маленькая фрейлина стала прислушиваться, совершенно забыв про птицу, и в этот момент незнакомец бросился на хозяина с не откуда взявшимся кинжалом. Целительница, не отдавая себе отчета в том, что делают, молниеносно натянула тетиву со стрелой до упора, прицелилась и выстрелила. Стрела с чёрным оперением в каком-то пальце просвистела над плечом Раскара и пронзила голову нападающего насквозь прямо через рот. Венценосный эльф отшатнулся от оседающего тела и резко обернулся.
        «Пантидера», - прочитала она по его губам свое имя и подбежала к нему.
        - Он не ранил Вас? - обеспокоенно спросила девочка, внимательно его осматривая. Тот был собран и абсолютно спокоен.
        - Нет, благодаря тебе. - Мужчина одарил ее нежной улыбкой и, преклонив перед своей спасительницей колени, прильнул губами к ее руке. - Спасибо.
        - Разве… - Фрейлину испугало такое поведение, но она, чтобы не оскорбить своего хозяина, руку не отдернула. - Разве это не моя обязанность - защищать своего хозяина?
        - Нет. - Раскар потерся щекой о ее ладонь. - Ты не телохранитель, даже не воин. Я обязан тебе Los Layeallomh[12 - Los Layeallomh (яз. дроу) - Ночь обязанности.]. Но, думаю, сейчас у тебя не самый подходящий возраст.
        Что такое «Los Layeallomh» - Пантидера знала, но подобная благодарность совершенно не радовала ее.
        - Может, Вы… - начала она, но мужчина ласково перебил:
        - Обращайся ко мне на «ты»!
        - Может… ты лучше научишь меня языку дроу? - попросила девушка.
        Хозяин задумчиво склонил голову набок и, улыбнувшись, кивнул.
        - Как ты захочешь.
        Воспоминание сменилось на более динамичное, весёлое.
        Драка! Два обезумевших от злости существа увлечённо наносят друг другу увечья, совершенно забыв об окружающем мире. Именно в таком состоянии и застала юная целительница двух наложников, которых видела довольно часто, но имен не знала. Дар отреагировал на пролитую кровь и боль от переломов, число которых только увеличивалось.
        Рядом никого не было, и Пантидера, не подумав о возможных последствиях, ринулась их разнимать. Она быстро вклинилась между двумя парнями и резко оттолкнула их друг от друга. Результат получился удручающим - два борца отлетели от неё на значительное расстояние.
        - Откуда такая силища? - на эльфийском забормотал один из них. Им оказался высокий эльф с льняными волосами до середины спины.
        «И как ему их в драке не по выдергивали?» - подумала девочка, переводя взгляд на другого наложника. Это был человеческий юноша с темно-русыми короткими волосами, его лицо привлекало синими холодными глазами и мужественным чертами.
        Человек что-то солидарно замычал и потёр грудь, куда пришелся толчок Пантидеры. Целительница вздохнула и решила выполнить свой целительский долг.
        - Ты Пантидера, верно? - вдруг спросил эльф, сверля ее своими серыми глазами с миндалевидными разрезом. - Любимица Деллакруа, да?
        Девочка пожала плечами и приступила к следующему перелому.
        - Приятно познакомиться, - сказал человек, которого она лечила, и поцеловала ее. - Меня зовут Асан.
        - Ситроен, - опомнился эльф, тоже приветствуя фрейлину поцелуем.
        Девочка кивнула и, не отвлекаясь от работы, спросила:
        - Из-за чего вы подрались?
        Парни сразу помрачнели, и хрупкое перемирие дало трещину.
        - Переломы двух пальцев, запястья и переносицы. Сильные ушибы внутренних органов. Куча синяков и ссадин, - озвучила список увечий тела человеческого и повернулась к эльфу. - Двойной перелом руки. Сотрясение мозга. Внутреннее кровоизлияние. Перелом коленной чашечки малой берцовой кости. Если вы мне не расскажете причину драки, то этот список услышит хозяйка.
        Парни сокрушенно вздохнули. Пантидера знала, на что давить; Деллакруа не терпела в гареме насилие во всех смыслах, и за драки наказывала очень строго. И задиры это очень хорошо знали.
        - Мы просто не поладили, - вздохнул Асан, потерев место, где только что был синяк. - Меня назначили его наставником, так как у меня больше опыта, но какой эльф позволит человеку помыкать им?
        - То есть драку затеял ты, Ситроен? - уточнила Пантидера, закончив с лечением.
        - Нет, - покачала головой Асан. - Первым ударил я.
        Девочка покачала головой. И почему мальчики так любят калечить друг друга из-за всяких мелочей?
        - Какая разница, кто тебя учит, особенно если превосходство очевидно? - вслух спросила она.
        Эльф насупился и решил пояснить:
        - Он младше меня.
        - И что? - спокойно сказала она.
        - Ведёт себя так, словно прожил не одну тысячу лет!
        - Ну и что?
        - И со мной разговаривает, как с младенцем каким-то!
        - И? - всё с тем же убийственным спокойствием поинтересовалась Пантидера. - А до меня домогается моя учительница, но я терплю, хотя мне это и не нравится. К тому же она хорошо знает свое дело, и я многому у неё научилась. И раз ты старше, то должен вести себя соответствующе. Иногда и взрослому есть чему поучиться у ребенка.
        Ситроен тяжело засопел, но ничего не сказал, а затем и вовсе кивнул.
        - Извини, - неожиданно сказал он.
        - За что ты извиняешься? - неподдельно удивилась целительница.
        - За свое поведение.
        - Передо мной?
        - Перед тобой. Мужчина не должен жаловаться, тем более маленькой девочке.
        - По-моему, извиняться надо передо только перед Асаном…
        Блондин нехотя кивнул и с явной неохотой повернулся к человеку. Ситроен примирительно поцеловал Асана, и в этот момент они были похожи на супружескую пару. Правда, через полгода они ей и стали…
        На этот раз Пантидера проснулась в полдень.
        Вальдер обнаружился сидящим рядом с лежанкой. В руках у него была какая-то уже ощипанная птица и нож. Девушка осторожно приподнялась на локтях, а затем и вовсе села. Самочувствие заметно улучшилось.
        Мужчина, услышав шорох, оглянулся на неё и доброжелательно улыбнулся.
        - Привет. Как ты себя чувствуешь? - спросил он, внимательно оглядывая ее.
        - Лучше, чем утром, - потянувшись, призналась целительница. Она встретилась с его взглядом и застыла. - Ты что, не спал?
        - Нет, - не сразу, но всё же ответил Вальдер, пряча от неё красные глаза.
        - Может, тоже поспишь?
        - Нет, - твердо сказал он, и Пантидера не стала настаивать. В конце концов, это его дело. Будет потом опять спать, куда-нибудь уткнувшись лбом.
        - Ты куда? - обеспокоенно спросил он, заметив, что девушка поднимается и уходит.
        - К речке. Мыться. - не оборачиваясь, ответила она.
        - Будь осторожней. Если что - кричи.
        Дойдя до речки, Пантидера в задумчивости уселась на берегу.
        «Он видел мое тело, но ничего не спрашивал, - думала она глядя на него и течение воды. Девушке почему-то не очень верилось в его тактичность. - Даже подозрительно как-то».
        Она решила не углубляться в размышление и приступила к умыванию. Вода была такой же холодной, как и вчера, но бодрила хорошо. Сначала ей даже захотелось искупаться, но, подумав последствиях, которые недавно перенесла, передумала. Болеть двуликой категорически не понравилось.
        Когда Пантидера возвращалась к костру, ее посетила странное знакомое ощущение. Вот только чем оно было вызвано - понять не получалось.
        Вальдер уже разделал птицу и, насадив ее части тела на заточные ветки, жарил на огне. Целительница остановилась в паре шагов от мужчины, стараясь как можно незаметнее прислушиваться.
        - Ты долго, - заметил оборотень, но Пантидера не ответила, а в следующее мгновение резко дернула мужчину на себя, увлекая на землю, подальше от засвистевших в воздухе посеребренных болтов. Они скатились за валун, что находился рядом с костром, за которым была удобная ложбинка. Там у нападавших было меньше шансов задеть кого-нибудь из них. Когда обстрел прекратился, из густых кустов к костру вышли четверо человеческих мужчин, а вслед за ними фигура в балахоне.
        «Монах!» - мелькнула в голове испуганные мысли, и целительница сильнее вжалась в лежащего под ней напарника.
        - Выходи, оборотень! - раздался сиплый голос. - Тебе не сбежать!
        Пантидера беспомощно огляделась в поисках путей отступления, но везде была слишком открытая местность, а до деревьев далековато.
        «Две недели, - зло подумала бывшая узница. - Две недели призрачной свободы…»
        Неожиданно ее мягко сбросил себя тихо лежавший до этого Вальд, он медленно поднялся на ноги с решительным видом. Не успела девушка что-либо подумать или сказать, как раздался изумленный возглас одного из мужчин:
        - Да ведь это же без вести пропавший принц Закрытого королевства[13 - Простые жители, кроме королевских семей, не знают, что Закрытое королевство принадлежит оборотням.]!
        Выражение лица Вальдера сменилось на растерянное.
        «Значит, искали вовсе не меня», - наконец сообразил он, оглядываясь на Пантидеру. Судя по округлившийся глазам, девушка также была сбита с толку.
        Тут у него ни к месту всплыла в голове фраза, которую сказал один из охотников, как только вышел на стоянку и Вальдер окончательно убедился в том, что его спутница принадлежит к расе двуликих.
        - Ваша главная задача - поймать девчонку, - вывел его из размышлений шипящий голос монаха в черном балахоне. - С этим разберётесь потом.
        Оборотень устал ждать, когда люди приступят к исполнению своих обязанностей, и с помощью магии обездвижил одного из них. Наемники сразу заметили неладное, и уже направили на него арбалеты, но мужчина не раздумывая послал в них заклинание «разящий ветер», который на теле противников живого места не оставил. Однако монах оказался не так прост - на его шее засветился магический оберег, который выставил вокруг владельца мощную защиту.
        - Убей его… - неожиданно услышал он умоляющий шёпот Пантидеры. Парень вздрогнул от непривычного тона невольной напарницы, но понял, что ему ужасно хочется выполнить эту маленькую просьбу. Слишком свежи в его памяти многочисленные шрамы на хрупком девичьем теле, слишком хорошо он запомнил, из-за кого она появились.
        Вальдер медленно поднял земли лежащий рядом болт, молниеносно метнул его в монаха и с садистским удовольствием стал наблюдать, как сваливается на землю судорожно хватающий ртом воздух поверженный в горло враг.
        «Оберег защитит только от магической атаки - не стоило этого забывать».
        Двуликий подошёл к единственному оставшемуся в живых наемнику и погрузил его в сон. После произошедшего двум оборотням было о чём поговорить.
        Он повернулся к Пантидере, которая уже успела подняться на ноги, и задал давно назревший вопрос:
        - Ты ведь сбежала от церкви?
        Целительница пребывала в крайнем затруднении. Она с трудом призналась себе в том, что один единственный монах заставил ее ощутить волну неконтролируемого ужаса. Она боялась вновь оказаться в церкви, хотя знала, что после побега продолжительность ее жизни будет сочтена по часам, по мучительным часом агонии, до того, как наступит момент блаженной смерти…
        - Да, - наконец-то ответила она. Девушка совершенно не хотела посвящать парня в свое прошлое даже после произошедшего. Она боялась довериться кому-либо, очень боялась.
        - Почему ты не сказала, что за тобой гонятся? - Оборотень уселся на плащ и призывно похлопал по нему рядом с собой. Сложилось впечатление, будто не он только что безжалостно убил четверых людей.
        Пантидера нехотя уселась около него. Она не знала, что ответить, поэтому тоже решила спросить:
        - А почему ты не сказал, что находишься в розыске?
        Мужчина, не ожидавший наступления, глупо заморгал, глядя на неё.
        - Потому что не счел нужным, - медленно произнес он, наконец-то до конца осознав причины ее поведение.
        - Вот и я решила, что тебя это не касается, - спокойно пояснила спутница, и он кивнул. В конце концов, кто они друг другу? Случайные друзья по несчастью, да и то в кавычках.
        - Но теперь расскажешь? - полюбопытствовал парень, снимая с огня мясо, чудом уцелевшее от болтов и уже готовое.
        - А что изменилось? - вскинула брови целительница и тоже последовала его примеру. - Мы все так же практически ничего не знаем друг о друге, и хоть сейчас можем разойтись.
        Вальдер бросил на неё долгий изучающий взгляд. Он тоже не хотел посвящать ее в свои тайны. К тому же, всегда можно наврать что-нибудь. Однако, как бы оборотень не старался, он не мог убедить себя в том, что прошедшие две недели в компании с ней не оставили в нём никаких чувств и эмоций. Ему нравился ее кроткий, но упрямый характер. Упрямый и независимый, ненавязчивый. Пускай Вальдер любил тишину и одиночество, он не мог не признаться себе, что привык к этой скрытной особе. Пантидера не была испорченной девицей, подобной тем, что раньше часто его окружали. Он абсолютно не интересовал ее как мужчина, даже физически. А ещё жеребец заметил, что ей нравится его вторая сущность, ибо Вальд ни разу не видел, чтобы она готовила или стирала с таким удовольствием, с каким чистила его лошадиную шкуру.
        - Разве мы выиграем что-нибудь, если разойдёмся? - снова заговорил он. - Я заметил, что никакой магией, кроме исцеляющей, ты не владеешь. Если дальше пойдешь одна, то твоя скорость передвижения заметно снизится. А так как ты не любишь воровать, тебе придётся зарабатывать деньги и, как следствие, подолгу оставаться в городе и подвергать себе большей опасности. Я видел, что сделала с тобой церковь, и знаю, что ты ни за что не хочешь туда возвращаться. Так зачем всё усложнять?
        Пантидера задумалась. С одной стороны, она знала, что двуликий прав, но с другой - ей всё ещё не хотелось рассказывать ему что-либо. Если он ухаживал за ней во время болезни, спас от наемников церкви - это еще не значит, что ему можно доверять.
        - А что с этого получишь ты? - заинтересованно спросила девушка.
        - Компанию, твои услуги: стирка, охота, готовка, чистка шерсти.
        - И ты хочешь меня убедить в том, что тебе этого достаточно? - Она покосилась на него с откровенным недоверием.
        - Енлопв[14 - Вполне.], - улыбнулся собеседник и вгрызся в аппетитный кусок птицы.
        - Тогда почему мы просто не можем оставить всё как есть? - спросила Пантидера, принюхиваясь к ароматному мясу. Есть хотелось жутко, но говорить с набитым ртом она не любила, так уж ее воспитали.
        - Ты считаешь, что мы сможем спокойно путешествовать дальше, как будто ничего не случилось? Как ты себе это представляешь? - Мужчина дже жевать перестал. Беженка ничего не ответила, а Вальдер продолжил: - По-моему, нам проще будет помогать друг другу, если мы будем хоть что-то знать друг о друге.
        - Хочешь сказать, что готов полностью рассказать мне о себе? - прищурилась двуликая, и оборотень опешил от такого предположения.
        - Зачем полностью? - искренне удивился он. - Вполне хватит и самого основного.
        - Да? - С долей непривычного ехидства протянула девушка и парировала: - Тогда тебе вполне хватит той информации, что уже обо мне известно. Более того, я о тебе знаю меньше, чем ты обо мне.
        Вальдер вымученно вздохнул. Не ожидал он такого яростного сопротивления.
        «Ну, так, наверное, было бы неинтересно жить».
        - Пантидера, - вкрадчиво начал мужчина, глядя ей прямо в глаза. - Думаю, тебе со мной путешествовать безопаснее, чем мне с тобой.
        - Почему? - насторожилась двуликая.
        - Потому что меня разыскивают не за убийство и даже не за воровство.
        - Тогда за что?
        - Я просто сбежал от своего отца, - не вдаваясь в дебри подробностей почти честно, ответил двуликий.
        Взгляд, которым одарила его девушка, после этого заявления, можно было бы назвать скептически ожидающим.
        - А может ты все-таки сбежавший от ответственности королевский отпрыск? - невозмутимо предположила она, вспоминая слова охотника. - И тогда уже мне небезопасно с тобой путешествовать. Да что там! - знать тебя опасно! За укрытие венценосных особ карают особо тоже существуют определенные меры наказания с летальным исходом.
        - Это еще почему? - растерянно сглотнул парень.
        - Потому что идти против власти - себе дороже, - пояснила Пантидера.
        - Разве я похож на королевского отпрыска? - стараясь скрыть нервозность, шутливо спросил Вальдер. Он действительно являлся сыном короля, единственным сыном, да еще и бастардом. И кто знает, как с подобной информацией мог поступить гонимый церковью отчаявшийся оборотень, когда отец так упрямо желает сделать незаконнорожденного отпрыска королем, не спросив при этом его собственного мнения? А он был категорически против. Его мать Тесла, чистокровная эльфийка, младшая из семи дочерей эльфийского короля, в свое время сильно любила короля Закрытого королевства Влаира, но с появлением на свет Вальдера вся любовь досталась сыну, потому что король отказался принимать незаконнорожденного ребенка и с позором изгнал бывшую пассию из своих земель. До шестнадцати лет мальчик рос в неведении о своем происхождении, но когда Тесла тяжело заболела и будучи в бреду всё рассказала, он навсегда возненавидел своего отца. Эльфийка умерла через два года, когда Вальдер заканчивал школу Боевой магии - благодаря дару, доставшемуся от матери, у него были все задатки, чтобы стать талантливым магом. Еще тогда у двуликого была
возлюбленная, ее звали Славия, она была старше его на несколько лет. Он познакомился с ней, когда ее приняли на должность магианны Закрытого королевства. И она прекрасно знала, кем на самом деле является ее воздыхатель. А когда Вальд узнал, что именно его избранница подсказала Влаиру сделать его наследником, Вальдер под давлением реальности замкнулся в себе.
        - Вполне, - уверенно кивнула собеседница, отрывая его от горьких воспоминаний. - К тому же, охотник назвал тебя «пропавшим принцем».
        - И чем же я похож на королевского отпрыска? - Он с трудом вспомнил нить разговора и сделал вид, что не услышал последнего ее заявления.
        - Запахом, - серьёзно ответила девушка.
        - Тебе что, есть с чем сравнивать? - удивился он.
        - Есть.
        Пантидера была твердо уверена в своих словах. Помимо того, что она полтора года прожила подле эльфийских наследников, ещё в Норшене ее вторая наставница научила с помощью дара распознавать принадлежность к расе, чистоту и примеси крови, а также происхождение - простолюдин или дворянин. Последнее можно определить даже по запаху. Например, у Вальдера он тонкий и приятно дурманящий разум. Это была еще одна причина, по которой она не хотела спать рядом с ним. Такой запах источали ее хозяева.
        Вальд не стал спрашивать у Пантидера о ее знакомых. Более того, он решил подтвердить предположение девушки, чтобы не затруднять сближение:
        - Ты права, я принц. Но я абсолютно не рад этому.
        Двуликая пожала плечами и перевела взгляд на зашевелившегося заложника.
        - Что будешь с ним делать? - спросила она.
        - Допрашивать, - оскалился в кровожадный улыбке венценосный оборотень и добавил: - с пристрастием.
        Он медленно встал, бросил в костер ветку, на которой была жареная птица, и неторопливо подошел к своей жертве.
        - Ну, здравствуй, - парень придавил пах наемника стопой.
        «Он, оказывается, садист», - удивилась бывшая узница, наблюдая, с каким удовольствием мужчина причиняет боль пленнику.
        - Сам будешь отвечать на мои вопросы или мне придется тебе помогать? - с хищной доброжелательностью полюбопытствовал тиран.
        Явно еще не пришедший в себя охотник мутным взором оглядел мучителя, затем его глаза спустились на ногу, расположенную в интимном месте, и после этого он пришел в себя.
        - Что?!
        - Что «что»? - улыбнулся ещё шире парень. - Насиловать тебе буду!
        - Н-не надо! - испуганно пролепетал мужик, сильнее вжимаясь в землю.
        - Будешь отвечать на вопросы? - жестким голосом повторил Вальдер, наслаждаюсь паникой на лице человека.
        - Буду!
        - Вот и умничка. Первый вопрос: кто тебя нанял?
        - Народ.
        Пантидера и Вальдер удивлённо переглянулись.
        - Из-за чего же народ так осерчал на бедную девушку? - продолжил допрос парень.
        - Она убила нашего градоправителя! - просветил их допрашиваемый. - Монахи по отпечатку магии определили убийцу.
        - Градоправитель! - застонала Пантидера, уткнувшись лицом в ладони, и с досадой подумала, что ей везёт где не надо.
        Вальд бросил на неё сочувственный взгляд и снова обратился к пленному:
        - Только одну группу отправили на поимку преступницы? - Последние слова противно резанули слух целительницы, и она поморщилась, как от зубной боли.
        - Пять групп по пять человек, - ответил мужчина и задумчиво добавил: - У кого-то из них был волк. Ищейка, как я понял.
        Услышав это, двуликая медленно подняла голову, и Вальдер заметил в ее глазах зародыш непривычно паники.
        - Что случилось? - быстро спросил он у беженки.
        - Сними перебежчик, - медленно, с трудом ворочая языком, проговорила девушка. - Оборотень, перешедший на сторону церкви.
        Парень оторопело уставился на мрачнеющую напарницу, медленно осознавая, насколько она влипла, точнее, они. Теперь он не бросит ее, особенно в такой ситуации. Он ещё не до такой степени возненавидел живых.
        - Так это был оборотень! - ошарашенно воскликнул охотник. - А я ещё подумал, почему его глаза смотрят так по-человечески…
        - Или же, - решила уточнить Пантидера после этой реплики, - он такая же жертва церкви, как и другие.
        Вальдер раздражено тряхнул пепельно-русой гривой волос и вновь повернулся к допрашиваемому.
        - Среди монахов был маг, один точно, в какой группе он находится? В той же, что и ищейка?
        - Нет, - помотал головой мужчина. - Маг был один, он создавал амулеты связи, весь энергетический запас на них потратил, поэтому в городе остался.
        Напарники снова переглянулись. Вальдер молча кивнул на тело монаха, и Пантидера быстро направилась к нему. На шее мертвеца нашёлся простенький кулон на черном шнурке с желтым камнем. Она осторожно сняла его с умершего и поднесла к оборотню. Вальдера оглядел магическое средство связи хмурым взглядом и сообщил:
        - Когда маг на был жив, камень имел зелёный цвет. Похоже, что создатель этой безделушки знает о кончине своего подопечного и даже его местоположение.
        Наступила давящая тишина, в которой лицо Пантидеры с каждой секундой становилось всё темнее и пасмурнее.
        - Нам не уйти, - констатировала она очевидное замогильным голосом.
        - Не все так плохо, - попытался утешить ее парень. - У меня есть парочка заклинаний по маскировке следов. С ними нет магов, значит, будет легче.
        - С ними оборотень, - убито напомнила двуликая. - Все оборотни, даже полукровки, легко чуют и видят магию. Одна из групп точно нападёт на след и сообщит другим!
        - А мы им ловушек и обманок оставим, - воодушевленно предложил Вальдер. - Клонов твоих понаделаем и отправим в следы запутывать.
        - Оборотни на чужую магию не клюнут, - мрачно заметила беженка.
        - Мы им слепок твоей магии прикрепим, а сами в городе затаимся. Они привыкли, что мы по лесу передвигаемся, а мы с хитрым.
        Пантидера молчала. В кардинально изменившейся ситуации участливое поведение вора крепко сбивало девушку с толку. Она не могла понять его мотивов.
        «Неужели так не хочет расставаться? - недоверчиво подумала она. - А ведь ему будет безопаснее покинуть меня, а он всё ещё здесь, и даже активно жаждет помочь».
        - Или у тебя есть другой план? - полюбопытствовал двуликий, прерывая мысленные стенания бывшей узницы.
        - Нет, - честно ответила она. - Затаимся в городе.
        Он довольно улыбнулся и вновь погрузил мужчину в сон. Было решено стереть ему память за последний месяц.
        Глава IV. Старые знакомые
        Пантидера и Вальдер почти сутки без передышки мчались до ближайшего города. Они хотели быть как можно дальше от того места, где остался спящий охотник среди четырех трупов.
        Вальд поразил двуликую богатой фантазии, проявленной в ловушках и обманках, и магических запасом. Он создал пять клонов, и это, если ещё учесть, что не каждому магу один-то под силу!
        Двуликий несся и не жалея ног, но когда целительница заметила, что у Пепла изо рта капает белая пена, она испугалась и принялась останавливать упрямца. Он ворчливо обратился, оделся и на большее его не хватило - свалился в обморок от физического и магического истощения. Девушка вздохнула, закинула Вальдера на одно плечо, сумку и седло - на другое, и продолжила путь на своих двоих.
        С детства у нее была невероятная физическая сила, появление которой не было объяснений. Однажды благодаря ей она даже зарабатывала приличные деньги, работая вышибалой в дорогих заведениях. С возрастом сила только росла; в шестилетнем возрасте девочка без усилий поднимала дубовый стол, в десятилетнем - шкаф, в двенадцатилетнем - хозяина. Чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, она крайне редко демонстрировала свои способности. Зато как она помогла ей сейчас! - за полдня целительница прошла около пятнадцати тысяч шагов. Дальше идти она уже не могла - садилось солнце, от усталости слипались глаза, на плече и у Вальдера на животе появились синяки, впрочем, парню она всё сразу же вылечила, как увидела. Лечить себя она не могла, приходилось полагаться на регенерацию.
        Двуликая не стала разводить костёр, но из-за холодных ночей она решила подальше засунуть свое упрямство, и легла спать рядом с напарником. Заснуть, однако, не получалось; плаща под ними на двоих явно было мало, а дрожащий рядом друг по несчастью не давал совести утихомириться. Пантидера и сама замерзла, но истощенный, да еще и простывший Вальд беспокоила ее куда больше.
        Девушка обреченно вздохнула и стала быстро раздеваться. Одежду она запихала под бок мужчине, а сама с неохотой сменила ипостась. С рысьей шубкой стало теплее, и рысь надеялась, что ее тепла хватит на двух замерзших оборотней. И стоило ей улечься сверху на Вальдера, как тот моментально сжал ее в своих крепких объятиях. Пантидера, мысленно ворча, устроилась поудобнее, точнее попыталась, и, положив парню на плечо свою ушастую голову, она наконец-то провалилась в блаженный сон.

* * *
        Церковный маг раздосадовано метался по комнате, не обращая внимание на мебель, попадающуюся на его пути. Только что пришло магическое уведомление о том, что один носитель связного амулета умер. Раз умер он, значит, погибли и другие. Монах передал новости остальным отрядам, а тому, у которого была ищейка, приказал отправиться к погибшей группе на расследование. Вскоре он уже не успевал принимать отчёты от других групп. Каждый из них утверждал, что они засекли беженку и ведут погоню за ней. Всё бы ничего, но относительно карты это происходило абсолютно в разных местах. Еще позднее отряд с ищейкой сообщил, что они нашли выжившего охотника, однако он абсолютно ничего не помнил. Причём заклинателем был явно не их объект. Маг выругался. Появившийся союзник рушил все его планы.
        - Господин Шинид, - раздался в его голове голос одного из подопечных монахов. - Мы попались в магическую ловушку.
        - Что?!
        - Господин, - услышал он другого монаха. - Мы угодили в магические силки!
        - Черт! - выругался Шинид, срывая с шеи амулет. - Адское отродье!
        Он ещё какое-то время метался по многострадальной комнате, затем принял решение. Маг связался с теми, кто выжил и был на связи, и дал следующие указания:
        - Оставайтесь на месте. Группа с оборотнем продолжает погоню за объектом. Остальные дожидаются моего прибытия.
        - Но ваш энергетический запас… - начал кто-то в ответ.
        - Восстановится за то время, пока я до вас доберусь. Конец связи! - рявкнул он и отключился.

* * *
        Вальдер проснулся от того, что кто-то нагло щекотал его нос чем-то пушистым. Он нехотя открыл глаза и с изумлением обнаружил на своей груди живой мурчащий большой комок меха. Однако для простого животного этот комок весил на удивление много. Двуликий осторожно провел рукой меж ушек с чёрными пышными кисточками и сразу же услышал, как урчание стало прерывистым. Мокрый нос уткнулся ему в шею, а спустя несколько ласковых поглаживаний парень ощутил на горле острые клыки и услышал угрожающее раскатистое рычание.
        «Доигрался», - с досадой подумал Вальд, отдергивает руку от вздыбленного загривка рыси. Клыки исчезли, зато появилось немаленькое давление на грудную клетку. Рысь уперлась лапами в его грудину и ребра и поднялась, выпрямившись во весь рост. Это был притягательно красивый зверь. Темная с медным отливом пушистая шерсть на поджаром теле завораживающе сверкала в лучах восходящего солнца. Длинные стройные, но мощные лапы, обладали упругими подушечками и острыми крупными когтями. Ушастая голова настороженно склонилась к лицу мужчины, изучающе разглядывая его бледно-зелеными глазами.
        Он так бы и смотрел в эти глаза, если бы его не отвлекло странное движение за спиной рыси. Парень скосил глаза и с удивлением обнаружил длиннющий пышный хвост. Он восхищенно вздохнул, разглядывая эту часть тела, выраженную больше, чем закладывала природа. Вальдер протянул было к нему руку, но щелкнувшие в пяди от пальцев клыки красноречиво намекнули о неприкосновенности этой важной конечности. Парень расстроенно поджал губы, вернул взгляд на усатую мордашку и примирительно сказал:
        - Ты, наверное, грела меня всю ночь? Спасибо.
        Пантидера, а это была именно она - он узнал ее по цвету глаз - прищурилась, а потом спрыгнула на землю, использовав крякнувшего мужчину как трамплин, и потрусила в сторону леса.
        «На охоту», - догадался Вальдер и сел. Невдалеке шумела ручеек. Парень, поднявшись, захватил флягу и направился к нему - нужно было набрать воды и умыться, а лучше помыться.
        Он вернулся через полчаса, на стоянке уже горел костер с жарившимся на нём кроликом. Пантидера, уже в человеческом обличии, сидела рядом и что-то держала в руках. Мужчины приблизился к ней и присев рядом спросил:
        - Что это?
        Девушка покосилась на него и раскрыла ладони.
        - Кости? - парень издал изумленный вздох и невольно отшатнулся.
        - Они разговаривали со мной, - не обращая внимания на его реакцию, медленно проговорила двуликая.
        - Разговаривали, - задумчиво повторил Вальд и взглянул на находку в ее руках уже по-другому.
        Когда он учился в школе боевых магов, был у него друг, который слышал голоса на кладбище. Сначала все считали его ненормальным, но когда один учитель услышал об этой способности, то сказал, что в нём проснулся дар к некромантии. Сам учитель тоже в детстве видел души умерших, и являлся единственным некромантом во всём городе. Он взял себе в ученики того парня, и потом они стали прославленной парочкой некромантов на всю городскую округу.
        Вальдер покосился на Пантидеру с нарастающим интересом. Некромант - большая редкость, и дар к нему надо развивать. В межрасовой истории говорилось, что раньше некромантов боялись до смерти, даже истребляли. Самая известная и талантливая семья - Деслесс - была растерзана обезумевшей от страха толпой. И после них некроманты в истории более не появлялись. Однако Вальд знал еще кое-что: все русалки - прирождённые некроманты. Но может ли это значить, что у Пантидеры в роду были русалки?
        - С тобой первый раз подобное? - спросил у неё оборотень.
        - Нет, - покачала головой она. - Где-то с четырех лет я вижу умерших, слышу голоса из могил, чувствую, когда кому-то грозит скорая смерть, но это уже крайне редко.
        «С четырех лет! - мысленно присвистнул маг. - А ведь чем раньше появляются способности, тем сильнее дар…»
        - Правда, последние пять лет ничего из этого не происходило, - закончила целительница.
        - Что же ты делала эти пять лет? - заинтересовался Вальдер.
        - Сидела, - мигом помрачнела собеседница и положила кости на землю.
        - Где? - не понял он.
        - В темнице.
        Парень опешил, но, вспомнив некоторые факты из ее жизни, осторожно уточнил:
        - В церкви?
        - В церкви, - угрюмо подтвердила она, раскладывая на земле кости, чтобы восстановить строение умершего существа. Им оказалась маленькая кошка.
        - Что кошка делала в лесу? - удивился мужчина, забыв о своем предмете размышлений.
        - Это не совсем кошка, - возразила напарница, закончив скелет, в котором, как ни странно, все кости были на месте. - Это оборотень, который сбежал из монастыря два года назад. Здесь, в лесу, она умерла от истощения.
        Вальдер не знал, что на это сказать, поэтому повисло неловкое молчание.
        - Она просит похоронить ее, - поведала будущая некромантка. - Как подобает оборотням. Но я не знаю традиций погребения. - Она немного помолчала и неохотно добавила: - Этому меня научить не успели.
        - Тогда пошли, похороним ее, - тихо предложил Вальд. - Я знаю процесс.
        Он наказал ей набрать в лесу побольше цветов, благо кругом было достаточно полянок, а из какого-нибудь отдельного вида сплести венок.
        - Ты умеешь их плести? - уточнил парень. Она кивнула и отправилась выполнять его поручения.
        Оборотень проводила ее взглядом, проследив, в каком направлении скрылась двуликая, и пошёл искать подходящее дерево. По традициям оборотней, умерших хоронили между корнями молодого дерева. Они вырывали глубокую яму, засыпали ее цветами, помещали туда тело с венком из одного вида цветов на голове и закапывали тело, если оборотень прожил несчастную жизнь, если счастливую - цветы сначала поджигали и только потом закапывали. Затем на земле из небольших камней выкладывали имя. У этого поверья была своя особенность; двуликие считали, что нежженые цветы приласкают и утешат душу, а их пепел поможет сохранить и счастливые воспоминания.
        Пантидера вернулась довольно быстро с большой охапкой полевых цветов, чудом переживших осенние холода. Вальдер подробно рассказал ей традицию, и девушка высыпала цветы в вырытую яму. После она аккуратно выложила кости на цветочной покров и принялась плести пышный венок из ярко алых маков.
        - Как ее звали? - спросил Вальдер, собирая с земли редкие камушки.
        - Ллиру, - ответила девушка. Закончив венок, она увенчала им череп кошки. Он кивнул и стал закапывать яму. Двуликая не раздумывая принялась ему помогать. Когда они закончили, Вальд камешками на свежевырытой земле выложил имя похороненной. Пока он это делал, Пантидера заметила на корнях призрачную фигуру, девушка пригляделась и поняла, что это полосатая кошечка. Она глядела на них своими желтыми глазами, и до ушей некромантки донесся едва различимый шелест:
        - Держись поближе к этому живому. И спасибо.
        Образ растаял, но у целительницы еще долго стояли в памяти эти жёлтые, полные благодарности глаза.
        Она покосилась на напарника, но тот, похоже, ничего не слышал и не видел.
        - Да хранит твою душу Пандора, - прошептал парень, прикрывая глаза.
        Пантидера невольно задумалась и вспомнила, что Мицилла рассказывала ей про Пандору. Это двуликая богиня - покровительница оборотней. В храмах ее изображают босоногой девушкой в длинном платье с голыми руками и глубоким вырезом, обнажавшим грудь и спину. Лицо ее скрыто маской, которая разделена на чёрную и белую половины. Чёрный фрагмент означает человеческую сущность, белый - звериную. В руках богиня держит белую резную шкатулку, в которой, по легенде, хранится шестьсот шестьдесят шесть обличий ее детей…
        - Мясо там, наверное, уже в пепел превратилось, - оторвал ее от воспоминаний задумчивый грустный голос Вальдера. Пантидера ойкнула и метнулась обратно, на место их привала. К счастью, огонь потух, а мясо неторопливо доходило до готовности на медленно тающих углях. Ещё немного - и можно будет снимать.
        - Скажи, - начал подошедший мужчина. - У тебя в роду случайно не было русалок?
        - Не знаю. Я круглая сирота. - Целительнице самое было досадно, что она не знает своих предков. По крови других она спокойно могла определить их происхождение с помощью дара, но ее собственная магия не действовала на саму себя.
        - Прости, - потупился он, и Пантидера пожала плечами. Его извинения были ни к чему.
        - А зачем тебе? - сменила тему двуликая.
        - Да вот, предположил тут кое-что. У русалок ведь всегда был врожденный дар к некромантии, - пояснил оборотень. Девушка снова пожала плечами и уточнила:
        - После еды отправляемся в путь?
        - Да.

* * *
        До города Мидлен они добрались за пять дней бешеной скачки. Незадолго до населённого пункта Вальдер обратился в человека и набросил на них личину, а Пантидере ещё и ауру замаскировал под ельфийскую. Так что хозяин трактира, грузный низенький мужчина лет сорока на вид, вместо двух оборотней увидел пару представителей эльфийской расы.
        - Вам одну комнату? - флегматичность просил он.
        - Одну, - не сговариваясь, хором ответили эльфы и удивлённо переглянулись.
        Мужичок хмыкнул и выдал им ключи.
        - Второй этаж, самая дальняя комната слева, - напутствовал он.
        Они поднялись в комнату, обставленную по всем стандартам, расположились и заказали ванну.
        - Иди первой, - уступил Вальд, - а я пока схожу узнаю насчёт обеда.
        Девушка кивнула, и парень ушёл.
        Как только деревянная лохань, поставленная в соседней комнате, было наполнена горячей водой, Пантидера быстро разделась и скользнула в ёмкость. Из груди у неё вырвался вздох наслаждения.
        - Вам помочь? - спросила вернувшаяся служанка лет двенадцати. Двуликая задумалась на какое-то мгновение и кивнула. Девочка принесла два вкусно пахнущих мыла - одно с ромашкой, для головы, другое с мятой, для тела. Бывшая фрейлина довольно зажмурилась и подставила детским умелым рукам свою спину. Сначала целительница не хотела, чтобы малышка видела ее изуродованное тело, но либо девочка многого уже насмотрелась, либо личина распространялась не только на лицо.
        Служанка ритмично мылила мочалкой ее уставшую кожу. Комнату наполнил головокружительный запах мяты. Девушка ещё никогда не чувствовала себя такой расслабленной и довольной жизнью. А когда малышка принялась за волосы, Пантидера замурлыкала, чем вызвала у девочки едва слышимый смешок.
        Когда пена была смыта, волосы отжаты, а тело укутано в пушистое полотенце, двуликая щедро наградила маленькую служанку двумя серебряными монетами. Глаза девочки засияли, она поблагодарила и убежала.
        Вскоре вернулся Вальд и, увидев до нельзя довольная напарницу, сильно удивился. Пантидера щурила глаза, лежа на кровати. Щеки ее покрылись румянцем, влажные еще более кудрявые волосы разметались по плечам и подушке. Молодой мужчина глянул на ее красивые ровные ножки, выглядывающие из-под полотенца, и сглотнул.
        - Ты здесь будешь обедать или внизу? - поинтересовался он пряча глаза от интимной.
        - М-м, - лениво протянула спутница. - Здесь.
        - Тогда, ты пока оденься, а я сейчас вернусь, - торопливо выговорил двуликий и поспешно покинул комнату.
        Пантидера весело хмыкнула и с неохотой полезла в сумку за чистой одеждой.
        Когда Вальдер вернулся с подносом, она уже была одета и расчесывала волосы. На обед у неё была солянка с крупными кусками мяса, вареная картошка с жареным луком, ещё тёплый белый хлеб и белое вино. Девушка сразу же откупорила бутылку и принюхалась - крепкое, полусладкое, явно домашнее. В гареме она часто употребляла алкоголь и даже немного в нём разбиралась.
        Вальд уселся рядом, и они принялись за еду, обсуждая планы на ближайшие несколько дней.
        - Сколько мы пробудем в городе? - полюбопытствовал парень, быстро уминая солянку.
        - Не больше трех дней, - твердо ответила девушка, разливая по бокалам вино. - Лучше перестраховаться.
        Мужчина кивнул и задал следующий вопрос:
        - Что будем делать всё это время?
        - Можно прикупить кое-какие вещи. Например, вторую сумку, - предложила она. - И еще в обязательном порядке провизию. Согласись, ежедневно питаться одним жареным мясом - совсем не полезно для желудка.
        Двуликий молча кивнул. Пускай она и может вылечить его в любой момент, но кто вылечит ее? Он уже давно заметил, что ей это не доступно, иначе не было бы на теле шрамов…
        - Тебе нужно купить платье, - сказал он. - Хотя бы одно.
        Пантидера изумлённо вскинула брови.
        - Зачем? - с искренним непонимания спросила она. - Десять лет их не носила!
        - Я не предлагаю носить его всё время, - терпеливо пояснил он. - Хотя бы в городе, чтобы не привлекать лишнего внимания. Это только в Закрытом королевстве мужчины спокойно относятся к женщинам в штанах.
        - Я не бывала в Закрытом королевстве, - фыркнула она, но спорить не стала - правда была на его стороне.
        - Как я раздобуду денег, так сходим и всё купим, - закончил напарник, съев почти половину второго блюда. Ел он с поразительной скоростью, но, на удивление, аккуратно.
        - Хорошо, - кивнула она и, осушив бокал одним глотком, встала. - Пойду, прогуляюсь.
        - Ты ведь не доела, - удивлённо воскликнул он. Пантидера при нём ещё ни разу не страдала отсутствие аппетита.
        - Солянка сытная, - отмахнулась она, открывая двери. - Мне хватило. Вернусь через час.
        И она вышла.
        Он с минуту смотрел ей вслед, а потом растерянно опустил глаза, на подносе стояла пустая тарелка из-под супа.
        Двуликая медленно спускалась в зал таверны. Денег она не взяла, но ей было достаточно обыкновенной прогулки.
        Ступеньки уже почти кончились, когда девушка подняла глаза и увидела знакомых:
        - Асан? Ситроен? - воскликнула Пантидера. За столиком, у самой лестницы, сидели двое старых друзей. Пусть явно потрёпанных жизнью, но это были они.
        Мужчины оглянулись и с недоумением окинули ее удивленными взглядами.
        - Прошу меня простить, - кашлянул эльф. - Разве мы знакомы?
        Двуликая обескуражено застыла, а потом до неё дошло.
        «Личина», - досадливо подумала она и, ничего не говоря, рванула обратно к лестнице.
        На лице мужчин считалась еще большее недоумение.
        Вальдер еще смотрел на ее тарелку, когда в комнату без стука вырвалась Пантидера. Она нетерпеливо подлетела к парню и скороговоркой попросила:
        - Сними с меня личину, пожалуйста!
        - Зачем? - опешил Вальдер. - А как же маскировка?
        - Мне очень надо, - непривычно взволнованно затараторила она. - Там мои хорошие знакомые!
        - Знакомые, - насторожился он, отодвигая от себя поднос с оставшейся едой. - Ты уверена, что ему можно доверять?
        - Можно!
        Мужчина недоверчиво прищурился, поднялся и сказал:
        - Я пойду с тобой. Веди.
        Пантидера досадливо скрипнула зубами, но молча направилась обратно в зал. Она, конечно, понимала, что Вальдер заботиться о ее же безопасности, хотя до сих пор не понимала его мотивы, однако встреча со старыми друзьями сейчас интересовала ее гораздо больше.
        Стоило им спуститься и подойти к тому самому столику, как мужчины повернули к ним головы. Они всё ещё смотрели настороженно, но не без доли любопытства.
        - Сними уже, - потребовала напарница, закусив губу от волнения.
        - Ты уверена? - переспросил Вальдер, разглядывая парочку таким тяжелым взглядом, что сам решил, будто он ревнует.
        - Конечно!
        Двуликий вздохнул и провел рукой перед лицом, не снимая, а изменяя заклинание. Если она захочет обратиться к кому-то так, чтобы видели ее истинное лицо, то личина исчезнет для такого живого.
        - Пантидера?! - ошарашено воскликнули предполагаемые друзья его напарницы.
        Глаза девушки засверкали от радости, она впервые за все знакомство тепло улыбнулась. И не Вальдеру. Эта улыбка долго потом снилась двуликому одинокими ночами в будущем.
        Асан вскочил со своего места, опрокинув стул, и заключил бывшую фрейлину в жаркие объятия.
        - Властитель! - запричитал он, вглядываясь в лицо старой знакомой. - Сколько лет…
        - Шесть, - ответила она, не дав закончить ему вопрос. - Я так скучала…
        - И я, - улыбнулся человек, снова притягивая ее к себе. - Мы решили, что ты погибла…
        Он втянула ее в ласковый поцелуй, совсем как тогда, когда они жили в гареме.
        - Ты стала еще краше, - благоговейно сказал эльф, когда сам закончил приветственный поцелуй.
        - Тебя всегда волновало только мое лицо, - проворчала девушка. - Впрочем, как и мою хозяйку.
        Она первая прильнула к его губам и в конце поцелуя, словно в отместку, больно укусила за язык.
        Когда Пантидера обернулась к Вальдеру, чтобы представить ему своих друзей, то увидела крайнее замешательство на его лице. Она абсолютно не подумала о его реакции, и поэтому поспешила всё разъяснить:
        - Это мои друзья - Асан и Ситроен. Мы раньше жили в одном гареме.
        - В гареме? - заторможено сиплым голосом повторил парень. Напарница всё время была с ним такой недотрогой, а тут целых два поцелуя! И… она была в гареме?!
        - У нас так было заведено, - кивнула она, хотя и не понимала, зачем перед ним оправдывается. Что со стороны это выглядело именно как оправдание - Пантидера не сомневалась, а лица старых друзей только подтверждали это. Они уже успели сделать неправильные выводы насчет их отношений.
        Вальдер посмотрел на троицу бывших наложников уже более осмысленно и рухнул на стул возле столика.
        - Меня зовут Вальдер, - наконец вымолвил он, потирая виски. - Предлагаю срочно выпить за знакомство.
        Ашан улыбнулся и заказал лучшее эльфийское вино.
        - А вот ты знаешь, - начал Ситроен, наваливаясь на Асана и обнимая его за талию. - Что Раскар здесь?
        - Раскар? - затаила дыхание Пантидера, из-за чего получила еще один подозрительный взгляд от напарника.
        - А кто это? - с плохо скрываемой ревностью поинтересовался он. Вино навсегда быстро действовало на него.
        - Еще один хозяин гарема, - пояснил эльф и добавил: - Они с Пантидерой были очень близки!
        - Он мне как брат, - фыркнула она, подливая ещё вина Вальдеру. - Да и хозяйка…
        - Деллакруа погибла, - помрачнел Ситроен. - Защищала Раскара до последней капли крови. Ты же знаешь, как у нас эльфов заведено - неважно, мальчик или девочка, взрослый или молодой, младший или старший член семьи - твоя обязанность - любой ценой защитить наследника.
        Пантидера почувствовала, как защипало глаза. Пускай Делла была взбалмошной девицей, охотницей для экзотики и девочек, будучи маленькой, целительница всё равно ее любила, и потеря названной сестры тяжелым камнем осела в груди.
        - Говорите, Раскар в городе? - тихо спросила она, глядя в свой бокал с бледно-янтарной жидкостью.
        - Да, - кивнул Асан. - Здесь неподалеку в таверне «Три копыта».
        Девушка решительно встала и, не прощаясь, быстро вышла из трактира.
        Вальдер уже поднялся, чтобы догнать ее, но Асан остановил его, заговорив с ним:
        - Огечин с йен ен ястичулс. Ястенрев асач зереч авд. Иавад ешчул миортсу нембо йеицамрофни[15 - Ничего с ней не случится. Вернется через час. Давай лучше устроим обмен информацией?]?
        Двуликий от неожиданности сел на место. Мужчины смотрели на него с вопросительным ожиданием, и парень сдался. В конце концов, прошлое Пантидеры и его всё ещё очень интересовало.
        Пантидера торопливо шла по улице, глазами выискивая нужное заведение.
        Раскар… Он действительно был ей как брат. Они проводили вместе много времени. Учили языки и проводили спарринги, гуляли по лесу, практиковались в стрельбе из лука, вместе прятались от суетливые дам и иногда даже вместе принимали ванну…
        Девушка наконец нашла «Три копыта». Она медленно вошла туда и глаза ее сразу же отыскали знакомую, ничуть не изменившуюся за шесть лет, фигуру. Двуликая приблизилась к широкоплечему эльфу, сидящему за барной стойкой, уселась рядом и, коснувшись его руки, ласково произнесла на тёмно-эльфийском[16 - Темно-эльфийский - язык дроу.]:
        - Clo ju oklac i commengimu, kli Bloklegl[17 - Вот мы снова и встретились, мой господин.].
        Мужчина повернул к ней застывшее лицо. Он долго вглядывался в черты ее лица, в его глазах появилось узнавание, а потом неверяще прошептал:
        - Пантидера?
        Она с улыбкой прикоснулась губами к его запястью. Затем, не встретив сопротивления, вовлекла его в нежный долгий поцелуй.
        - Как ты выросла и… - начал эльф, когда закончился поцелуй, и вдруг возмущенно закончил: - и, кажется, я просил называть меня по имени!
        Пантидера засмеялась очаровательным смехом и приобняла своего хозяина.
        - Ты откажешь мне в удовольствии называть тебя «господином»?
        - В сомнительном удовольствие! - буркнул он, но всё равно улыбнулся. Грустно и облегчено одновременно. - Я рад, что хотя бы ты выжила.
        Пантидера сразу же посерьезнела.
        - Ты ведь отомстил? - тихо спросила она.
        - Конечно. Разве я мог оставить убийцу моей младшей сестры безнаказанным?
        Девушка кивнула и, опередив руку Раскара, высушила его кружку с водкой.
        - Я знаю, что сегодня уже шесть лет, как вампиры напали на ВЕрески и шесть лет со дня ее смерти, - сказала она. - Вставай. Отведи меня, пожалуйста, к ее могиле.
        Он согласно кивнул и тоже встал.
        Стоило им подойти к выходу, как двуликая услышала знакомый взволнованный голос:
        - Господин?
        Они синхронно обернулись и увидели высокого черноволосого мужчину, у которого были красивые карие глаза.
        - Леост? - охнула она, заскользив глазами по знакомым чертам лица.
        - Пантидера?
        Девушка коротко чмокнула его в губы и привычке, которая осталась с детских лет, мягко ткнула кулаком ему в живот.
        - Ох! - Мужчина согнулся пополам и с улыбкой выдавил: - Ты застала меня врасплох, впервые за столько лет…
        Пантидера не знала, что Мидлен стал столицей эльфийского государства, поэтому, когда Раскар привел ее к воротам королевского замка, она сильно удивилась, но спрашивать ничего не стала. Они без проблем прошли мимо неподвижной стражи и направились в сторону сада. Пройдя через заросли экзотических растений, они вышли к маленькому круглому прудику. Пантидера с интересом огляделась и бросила взгляд на Раскара. Он стоял поникший, смотрел на спокойную гладь воды. Двуликая пригляделась и увидела на дне пруда стекло, которое сначала приняла за серый камень, а под ним лежала улыбающаяся Деллакруа. Теплая нежная улыбка, словно лучик солнца, навсегда поселилась на белом лице спящей беспробудным сном эльфийки. Она улыбалась, словно всё ещё живая. Жаль, что она всё-таки мертва…
        Бывшая фрейлина прерывисто выдохнула и вдохнула, ощутив при этом знакомый солоноватый привкус на языке. Она не стремилась спрятать свои слезы, однако была им удивлена. С каждой каплей поверхность глади воды искажалось ровными кругами.
        - Счастливой дороги, Делла, - шепнула она улыбающейся рядом с ней душе умершей.
        - Счастливо оставаться! - рассмеялась хозяйка, мягко взъерошив ветром волосы своей фрейлины. - Надеюсь на нескорую встречу!
        Деллакруа скользнула губами по щеке Пантидеры и, взглянув напоследок на лицо своего венценосного брата, душа растворилась со словами, полной бесконечной нежности:
        - Kle llroflie, kli Gloliz[18 - Моё почтение, мой король.].

* * *
        - Ну, - улыбнулся Асан, подливая Вальдеру ещё вина. - Кто из нас начнет отвечать на вопросы?
        - Вы, - безапелляционно ответил двуликий, неприязненно глядя на алкоголь. Парень чувствовал, что еще парочка бокалов - и присутствовать в сознании у него уже не получится, поэтому он сразу приступил к вопросам: - Сколько было лет Пантидере, когда она появилась в вашем гареме?
        - Какие-то несерьёзные вопросы ты задаёшь, - фыркнул Ситроен, не скрывая разочарование. - Это ты и у неё спросить можешь.
        - Спросить-то - спрошу, - кивнул оборотень, иронично поглядывая на парочку. - Вот только ответ вряд ли получу.
        - Почему? - насторожились мужчины.
        - Она не любит разговаривать о своем прошлом.
        - Не доверяет, значит, - нахмурился Асан.
        - Да, но в ее положение это нормально.
        - В положении?! - хором воскликнули наложники. - Она беременна?!
        - Да нет, - замотал головой Вальд, а потом задумчиво застыл: - Хотя не знаю. Вообще я другое имел в виду.
        - И что же? - напрягся эльф.
        - Вы же знаете, кто она?
        - Оборотень? - после недолгой паузы, в один голос уточнили мужчины. Двуликий кивнул.
        - А про то, что церковь ведет на оборотней охоту, вы знаете?
        - Хочешь сказать, что Пантидеру преследует церковь? - догадался Асан.
        Вальдер сразу же пояснил:
        - Церковь держала ее в заточении пять лет, поэтому неудивительно, что, сбежав оттуда, она мало кому доверяет. Сейчас даже оборотни могут быть друг другу врагами.
        Они надолго замолчали, но потом голос подал Ситроен:
        - Если она тебе не доверяет, откуда ты всё это знаешь?
        - Мы тоже обменивались информацией, - хмыкнул двуликий. - Да и к тому же я тоже оборотень. А мы находимся с ней в одной лодке.
        - То есть это правда, что церковь истребляет оборотней, - протянул эльф. - Странно, что здесь об этом ни сном ни духом.
        - В Закрытом королевстве тоже, - поддакнул Вальд. - Но если я правильно понял, то зачинщиками были люди.
        Асан удивлённо вскинул брови.
        - Я ничего не знал! - заверил он и предположил: - Но, может, это конфиденциальная информация, предназначенная для людей в церкви?
        - Вполне возможно, - согласился оборотень и, немного подумав, сообщил: - Сейчас за нами гонятся около трех десятков служителей церкви и их наемники.
        - Так, - оборвал его человек. - Здесь не самое лучшее место для разговоров на подобные темы.
        Вальдер кивнул и поднялся. Они расплатились, захватили оставшиеся две бутылки вина и направились в их с Пантидерой комнату.
        - Значит, вы в бегах, - продолжил Асан. - На Пантидере была личина… Ты маг?
        - Дипломированный.
        - Давно бегаете?
        - Где-то три недели. Причем две из них я вообще обо всем этом не подозревал, пока на нас не напали.
        - Что с нападавшими?
        - Четверо из пяти мертвы. Пятому после допроса я стёр память.
        - Надо рассказать Раскару, - неожиданно подал голос Ситроен.
        - И что он сделает? - скептически полюбопытствовал у него Асан. - Оборотни не подчиняются эльфам, они принадлежат Закрытому королевству. На людей мы тоже не сможем повлиять, как я понял, церковь теперь не волнует даже закон своего короля.
        - Он может предложить оборотням союз, - прервал эльф. - И тогда на нашей территории можно будет объявить о неприкосновенности двуликих.
        - Они будут под нашей защитой, под защитой эльфийского правителя.
        - Не все боятся вашего правителя, - спокойно возразил Вальдер. - Иначе бы никто не убивал, не воровал и так далее. А обезумевшим фанатикам и подавно плевать на чьи-то договоренности.
        Повисло молчание.
        - Одиннадцать, - неожиданно сказал человек, взъерошив короткие темно-русые волосы.
        - Что? - не понял двуликий.
        - Я отвечаю на твой первый вопрос, - пояснил собеседник. - Ей было одиннадцать лет.

* * *
        Пантидера под руку с Раскаром медленно двигалась в сторону трактира, в котором она оставила своего напарника. Сзади, чуть отстав, бесшумно шагал Леост.
        Увиденное в саду не то чтобы сломило двуликую, но сильно охладило радость от встречи со старыми друзьями. Причём те явно чувствовали то же самое: разговор не клеился, на лицах пролегла тень скорби. Даже спустя шесть лет боль от потери всё такая же сильная.
        Вот так, молча, они добрались до трактира. Мужчин в зале уже не было, и Пантидера, пригласив с собой хозяина и его пару - они были вместе с тех светлых времен - направились в их комнату.
        Картина, которую застала Пантидера, открыв дверь, поразила девушку до глубины души. Асан с серьезным лицом стоял возле кровати на четвереньках и что-то недовольно кому-то доказывал. Рядом на животе ползал Ситроена, глупо хихикая, запускал руку под кровать, после чего оттуда доносилось угрожающее рычание и ругань.
        - Ну, выла-азь, - пьяно протянула эльф и игриво добавил: - Целоваться - это совсем не больно! Очень даже наоборот…
        - А ведь теперь и не скажешь, что эльфы - хлоднокровные и высокомерные существа, - пробормотал Леост, тем самым озвучивая мысли вошедших.
        Кто был под кроватью - Пантидера уже поняла, это было не трудно.
        Ситроен, услышав голоса, поднял голову, а когда заметил Раскара, будто протрезвел.
        - Господин! - прошептал он и быстро вскочил на ноги. Асан неторопливо к нему присоединился.
        - Сит, - устало вздохнул хозяин. - Тебе Асана не хватает, что ты других домогаешься?
        Девушка уже успела рассказать ему о своём спутнике, так что он тоже знал о временном обитатели подкроватного пространства.
        - Острых ощущений ему не хватает, - недовольно буркнул человек, покосившись на свою пару. Из-под кровати донеслась солидарная ругань, и на свет наконец-то выполз Вальдер. Потрёпанный, взъерошенный, с полностью расстегнутой рубашкой и ярко-красными засосами на шее. Эти детали несказанно удивили целительницу, и она вопросительно вздернула брови.
        - Потом расскажу, - проворчал парень, быстро застегивая редкие уцелевшие пуговицы на рубашке. Пантидера хмыкнула, но от мысленного комментария не удержалась: «Эльфийское совращение потерпело поражение».
        - Раскар, - представился оборотню эльф, чем явно разрядил обстановку. - Это Леост.
        - Вальдер, - мрачно ответил тот.
        - Какие на завтра планы? - обратился хозяин уже к двуликой.
        - Рынок, - устало ответила девушка, усаживаясь на кровать рядом с напряженным напарником. Тот неосознанно придвинулся к ней, чем вызвал у неё сочувственный взгляд - Ситроен был тем ещё извращенцем.
        - Не против, если я составлю вам компанию? - вновь спросил хозяин.
        Пантидера вопросительно покосилась на двуликого. Тот ответил ей безразличным движением плеч. Она улыбнулась названному брату и кивнула.
        - Тогда я зайду за вами завтра, - вместо прощания сообщил эльф и направился к двери, но Пантидера остановила его удивленный вопросом:
        - Уже уходишь?
        Раскар выразительно глянул на двуликого и как бы между прочим заметил:
        - Мне показалось, что твой друг нуждается в отдыхе.
        Девушка снова покосилась на Вальда и согласно кивнула.
        - Тогда до завтра. - Она поднялась, подошла к хозяину и трепетно поцеловала его, отчего оборотень возмущённо вздохнул, и закрыла за гостями дверь.
        - Не могу поверить, что они действительно твои друзья! - поежившись, сказал Вальдер, когда они остались наедине. Пантидера молча пожала плечами и уселась рядом с ним на кровати.
        - Ну и кто это сделал? - спросила она, коснувшись пальцами засоса на его шее.
        - Ситроен! - с готовностью пожаловался парень. - Я слишком много выпил и не заметил, как заснул. А когда проснулся - надо мной этот, а на шее - вот!
        Пантидера невольно улыбнулась краешком губ такому красноречию. Деллакруа знала, кого брала в свой гарем.
        - И ведь на самом видном месте! - продолжал праведно злиться оборотень. Она ещё ни разу не видела его в подобном состоянии. Но, возможно, всё дело было в алкоголе.
        - Я избавлю тебя от него, если ты успокоишься и всё забудешь, - неожиданно перебила его девушка. Ей не нравилось видеть Вальдера пьяным, она предпочитала легкую самоуверенность, с которой он обычно путешествовал рядом с ней.
        - Хорошо, - также неожиданно успокоился он и замер, глядя ей прямо в глаза. Она уже успела забыть, какие необычные у него глаза - голубые, почти серые, но с таинственным синим цветком вокруг суженного зрачка.
        - Ну, давай, - спокойно поторопил Вальдер. Однако Пантидера, как будто впавшая в транс, поняла его по-другому; все ее внимание вдруг захватила пульсирующая под пятном засоса жилка. Ей вспомнились игры, которым ее усердно пытались научить в гареме, и она по забытой привычке потянулась губами к шее мужчины.
        Вальд с непонятным ему страхом наблюдал, как меняется лицо напарницы. Девушка, словно оголодавшая хищница, медленно склонялась к нему, вперив затуманенный взгляд куда-то в ключицы. Он боялся и одновременно хотел узнать то, что она собиралась сделать. Однако спокойно отдаться происходящему ему не давали слишком яркие воспоминания из-за которых он зарекся связываться с женщинами в том самом плане. Двуликому вполне хватало одного опыта, и обжигаться ещё раз он был не намерен. Он был еще совсем мальчишкой, лет семнадцать, когда влюбился в девушку на пять лет старше его. Это не была любовь с первого взгляда, это были вполне осознанные чувства. Он любил ее трепетно, искренне, но Славию лишь умиляли его ухаживание. Были и цветы, и подарки, и любовные письма. Она никогда его не отвергала, но и никогда не отвечала взаимностью. Однако Вальдера это нисколько не огорчало в те времена, он верил ей, и это вера всадила ему в спину нож. Это боль была намного хуже физической, и он не мог убежать от нее даже во сне; ему все снилось и снилось ее улыбающееся лицо… Он все не мог страницы болезненных воспоминаний из
своей памяти и жить дальше.
        А теперь он вдруг понял, что один женский образ начинает вымещать другой…
        Пантидера находилась в трансе, наблюдая за пульсацией крови.
        Мужчины, впрочем, как и женщины, никогда не были ей интересны. У неё и мужчин-то в этом смысле никогда не было, а тут происходило что-то странное.
        Расстояние между ними исчезло, она коснулась носом его кожи, и сильный запах перегара резко вернул девушку в реальность. Глаза сфокусировались и увидели красный засос. Двуликая вспомнила, что вообще-то обещала избавить парня от него, а не… Она замотала головой, чтобы согнать остатки наваждения, и с помощью дара убрала интимную метку. После девушка поспешила оказаться от Вальдера как можно дальше, в уборной, например. Но прежде чем захлопнуть дверь, она решила нарушить неловкое молчание:
        - Прими ванну. От тебя зверски разит перегаром.
        «Как хорошо, что в комнате ванная расположена отдельно от уборной», - уже в туалете подумала она.
        Вальдер ошарашенно смотрел на захлопнувшуюся дверь, а перед его глазами еще стоял шальной взгляд напарницы.
        «Что это было?» - мысленно спросил он у себя, поднимаюсь с кровати и направляюсь к выходу, чтобы заказать ванну. Перегар мужчина ненавидел ещё больше, чем Пантидера. Вальд вообще алкоголь не любил.
        Когда деревянная лохань была наполнена горячей водой, ему предложила свои услуги симпатичная служанка. При этом она недвусмысленно подмигивала ему, но двуликий не обратил на это внимание и отказался. Сейчас все его мысли занимала Пантидера.
        Он сразу понял, еще при встрече, что она не интересуется им ни как личностью, ни как мужчиной. Когда он стоял перед ней абсолютно голый, она даже не взглянула на его тело! Но то, как Пантидера повела себя раньше, говорило вовсе не о том, что она резко изменила свое мнение. В ней словно проснулся животный магнетизм, которому несмотря на здравый смысл трудно было сопротивляться. Вальдер в тот момент почувствовал себя жертвой. Наверное, этим и можно объяснить тот неконтролируемый страх, который он ощутил. Страх, что его поглотит это чувство… Оборотень не знал, как объяснить неожиданно появившуюся слабость и делание подчиниться. Будь он более легкомысленным мужчиной, он бы даже не задумался о подобной реакции, тем более, что Пантидера была очень красивой девушкой с привлекательной фигурой (она уже успела отъесться за время их путешествия). Даже шрамы не портили ее тело, наоборот, они словно подчеркивали небрежное отношение двуликой к собственной внешности. Вальдер уже понял, что жуткие метки прошлого никогда девушку не волновали, просто она не афишировала их, чтобы избежать чьего-либо внимания.
        Рассуждая обо всем этом, Вальдер пришел к выводу, что Пантидера еще более притягательна, чем была для него Славия когда-то. Хотя до случая с засосом Вальд ни разу не подумал о напарнице в таком плане.
        Мужчина резко помотал головой из стороны в сторону. Чем больше он думал об этом, тем сильнее запутывался в собственных мыслях и убеждениях, поэтому парень решил всецело отдаться купанию.
        Пантидера вышла из своего укрытия и, прислушавшись, с облегчением поняла, что Вальдер уже находится в ванной. Она бесшумно покинула их комнату, спустилась в зал и, присев за столик, заказала себе ужин.
        Девушка всё пыталась понять, в чем была причина ее поведения, так не свойственное ее характеру. У неё никогда не возникало желание поцеловать кого-либо с эротическим подтекстом, а тут все так внезапно произошло, что она даже не сразу поняла, что делает.
        «Может, во мне заговорил возраст? - предположила она. - Раньше меня это не интересовало, потому что маленькой была, потом на первом месте у меня были пациенты, и в тюрьме о подобном думать не приходилось. А сейчас вполне самый подходящий возраст для играющих гормонов. Да и нет теперь никаких внешних факторов, препятствующих половому развитию…»
        Тут появился симпатичный парень с подносом и принялся расставлять на столе тарелки с едой. Пантидера решила воспользоваться объявившимся представителем противоположного пола и вцепилась в официанта внимательным взглядом, при этом прислушиваясь к своим ощущениям. Юноша заметил пристальное внимание со стороны клиентки и кокетливо подмигнул ей, но девушка так и не ощутила ничего подобного, что было с ней короткое время назад, и досадливо скривилось. Парень этого уже не увидел, так как сразу же ушел.
        Результат двуликую не удовлетворил, и она решила поэкспериментировать, благо посетителей в зале было достаточно. Однако на кого бы она не посмотрела, ни один, даже самый симпатичный, ее совершенно не заинтересовал.
        «Может ли это означать, что подобное ощущение у меня вызывает только Вальдер? - задалась животрепещущим вопрос Пантидера, нервно ощипывая хлеб. - Но почему?»
        Теперь ей кусок в горло не лез, но она заставила себя немного поесть, иначе ночью на пустой желудок не сможет уснуть.
        Когда уже есть было совсем невозможно, Пантидера расплатилась и нерешительно направилась обратно в комнату. Она боялась, что ее снова настигнет странное наваждение, и она наделает глупостей. Но идти заказывать отдельную комнату ей не хотелось, поэтому двуликая шумно вздохнула и открыла дверь, к которой уже успела прийти. В комнате царила темнота. Вальдер лежал в постели с левой стороны и тихо сопел.
        Она прикрыла за собой дверь и медленно приблизилась с кровати.
        «Спит», - облегчённо подумала целительницей и обошла кровать к своей половине. Она разделась, оставшись в одной рубахе, достигающая до середины бедра, и осторожно, чтобы не разбудить напарника, забралась под одеяло. Вальдер сразу же завозился и подвинулся к ней поближе. Двуликая замерла на мгновение, попыталась отползти от мужчины, но на этот манёвр не хватило того остатка одеяла, который не был занят оборотнем. Поэтому ей ничего не оставалось, кроме как смириться со своей участью и заснуть.

* * *
        Вальдер лег спать сразу же после купания, чтобы избавиться от гнетущих рассуждений. А проснулся утром с приятным ощущением чьей-то лёгкой тёплой тяжести. Он разлепил глаза и узрел знакомые кудряшки на своём носу. Пантидера сжавшись с трогательный комочек, тихо посапывала у него на груди, при этом одной рукой обхватив его шею. Его же руки лежали на ее спине и пояснице.
        Мужчина невольно улыбнулся. Если бы она не спала, то вряд ли позволила себе обнимать его или греться подобным образом. Да и он, скорее всего, был против, если бы подобное случилось до вчерашнего вечера, однако сейчас все было по-другому. Все же общие проблемы сближают.
        Вальд осторожно завозился, чтобы не потревожить напарницу, и снова попытался уснуть. Ему подумалось, что если она узнает, что он проснулся раньше, да еще и в такой позе, то дальнейшие их отношений вернутся к тому, с чего они начались.
        «Лучше пусть она проснётся первой, и сама решит, оставлять всё как есть, или продолжать держаться от меня на расстоянии» - решил маг, однако заснуть не удавалось, и когда Пантидера проснулась, ему пришлось усердно притворяться спящим.
        Девушка зашевелилась и хотя он четко был уверен, что она не спала на тот момент, двуликая лишь улеглась поудобней, даже не думая слезать с его груди. При этом она ворчала что-то про дубак, неразведенный огонь и тонкое одеяло на двоих, а далее следовало нечто похожее на ругань. Вальдер почувствовал, как Пантидера перевернулась с бока на живот, и ощутил ее горячее дыхание на своём левом ухе. Оборотень зажмурился от приятной щекотки, но благодаря усилию воли не пошевелился.
        - Притворяешься, - вдруг спокойно констатировала ему на ухо напарница без каких-либо намеков на злость или раздражение. Вальдер шумно вздохнул, не скрывая недовольства.
        - Как ты поняла? - проворчал он и повернул голову в сторону так, чтобы уху не было так жарко.
        - По сердцебиению. - Уголки ее губ дрогнули в улыбке. - У спящих оно не может быть таким учащенным.
        Парень фыркнул и посмотрел на девушку. Помимо непривычного ехидного блеска в ее глазах было еще кое-что, что сильно сбивало с толку.
        - Что с твоим весом? - неуверенно спросил он, ерзая под почти невесомым девичьим телом. Как будто на груди не девушка лежала, а кошка.
        Пантидера вскинула брови и Вальд пояснил:
        - Когда в прошлый раз ты была рысью и точно так же лежала на мне, у меня сложилось впечатление, что вес принадлежит человеку, а не молодой кошке.
        - То есть, - вкрадчиво начала целительница, - ты, выросший в Закрытом королевстве, на родине нашей расы, живший среди наших сородичей, не знаешь о законе переворота?!
        Мужчина глупо захлопал глазами, не зная, что сказать; закон переворота действительно был ему незнаком, но всё объяснялось тем, что до определённого возраста он жил с матерью-эльфийкой.
        - Кратко говоря, две твоих весовых категории - звериная и человеческая - меняются местами, когда в тебе просыпается вторая сущность.
        - Получается, сейчас ты весишь как рысь, а я как лошадь? - задумчиво протянул оборотень.
        - Именно. То есть, сейчас ты весишь около четырехсот килограммов, - криво улыбнулась она. - Если не больше.
        - Так значит, мне не показалось, и тогда ты действительно несла меня?! - Вальдер был так возмущен, что же резко сел, от чего девушка сползла на его колени. - Как ты вообще меня поднять смогла?!
        Она беспечно пожала плечами вместо ответа, но мужчина от неё не отстал и продолжал сверлить двуликую тяжелым испытующе взглядом.
        - Ну, хорошо, - сдалась Пантидера, закатив глаза. - Я с детства обладаю внушительной физической силой.
        - «Внушительной», то есть ты хочешь сказать…
        - В пятилетнем возрасте я без усилий двигала мебель в доме наставницы, - спокойно перебила она его, потягиваясь прямо у него на коленях.
        - И откуда такая силища?!
        - Не знаю.
        - Может, снова русалки виноваты? - предположил Вальдер.
        - Русалки тут при чем? - недоумённо спросила девушка.
        - Помимо врождённого дара к некромантия, они обладают огромной физической силой. Интересно, что сильнее - кровь оборотня или русалок?
        - Кровь оборотня или эльфа? - фыркнула она, плюхаясь обратно на постель.
        Мужчина насупился, но тоже вернулся в лежачее положение. Так всё же было теплее.
        - Как тебя выдерживает кровать? - неожиданно совсем другим тоном задумчиво спросила напарница, но ответить ей Вальдер не успел - в комнату без стука влетел знакомый злосчастный эльф и с разбегу прыгнул к ним на постель. Такого издевательства спальная мебель уже не стерпела, и с душераздирающим хрустом ножки кровати прекратили свое существование. Деревянный пол жалобно заскрипел, но не проломился. В воздухе медленно оседала поднятая пыль.
        - Уже никак, - флегматично ответил Вальд на вопрос Пантидеры, недружелюбно поглядывая на Ситроена.
        - Дешевая гостиница - дешевая мебель, - игнорирую недовольные взгляды оборотня, невозмутимо прокомментировал незваный гость и без перехода добавил: - Мы ждем вас внизу.
        И он также быстро, как и ворвался, покинул их комнату.
        - Ты бытовой магией не владеешь? - невозмутимо поинтересовалась девушка, оглядев погром.
        - Почти нет, - с досадой вздохнул парень и поднялся на ноги. - Попробую, но не обещаю, что получится.
        Вальдер честно попробовал несколько раз, но всё, что ему удалось - это избавиться от пыли.
        - Платить придётся, - поджал он губы. Пантидера фыркнула - она не заметила, чтобы деньги этому вора тяжело доставались.
        Они оделись, умылись и спустили в зал к поджидающим наложникам и их хозяину.
        - Долго вы спите - уже время обеда! - хмыкнул Асан. Двуликая невозмутимо пропустила его замечание мимо ушей и поприветствовала каждого из друзей коротким поцелуем.
        - Что тебе понадобилось на рынке? - спросил Раскар, и Вальдер вдруг понял, что венценосный эльф его игнорирует, однако причины понять не мог.
        - Кое-какую одежду и провизию, - тем временем ответила целительница, обнимая любезно предложенный хозяином локоть. Оборотню пришлось плестись в конце компании.
        - Тогда, думаю, стоит пойти сначала за одеждой, - предложил эльф. Пантидера пожала плечами, и они свернули в сторону вещевого рынка.
        Вальд, глядя на эту идиллию, почувствовал себя брошенным, преданным, прямо как когда Славия…
        - Вальдер! - окликнула его двуликая, резко тряхнув мужчину за плечо. - Ты чего встал?
        Парень рассеянно огляделся. Он действительно стоял посреди дороги, до боли стискивая кулаки.
        Он удивился собственной реакции и расслабил руки, выпрямил спину.
        Пантидера сразу обратила внимание на странное поведение напарника: лицо приобрело жесткие очертания, глаза стали колючими, спина ссутулилась, руки крепко стиснуты в кулаки.
        Она оглянулась на своих друзей и заметила безучастное лицо Раскара.
        «Ревнует, значит, - смекнула она, переводя взгляд на других, - а те ему подыгрывают».
        Целительница вновь посмотрела на Вальдера и мягко ткнула его в живот, привлекая внимание.
        - Платье выбирать будешь сам, - безапелляционно сообщила она и подтолкнула его в спину.
        - А почему не этот? - неожиданно вырвалось у него, стоило ему только посмотреть на будущего правителя страны Лириган.
        - Потому что «этот» любит роскошь, - пояснила девушка, схватила его за руку и потащила к прилавкам с одеждой. - А мне она ни к чему.
        - А может, я тоже роскошь люблю? - заупрямился Мужчина, но покорно продолжал следовать за ней.
        - Даже если это и так, я знаю, что ты в любой момент смог бы от нее отказаться, в отличии от моего хозяина.
        - Почему ты до сих пор зовёшь его «хозяином»? - вдруг раздражённо спросил он, резко остановившись и дёрнув ее на себя, от чего Пантидера ткнулась носом в его грудь. - Ты уже давно не его наложница… Да разве не ты говорила, что он тебе как брат?!
        Голос оборотня готов был сорваться на крик, поэтому девушка мягко положила руки ему на плечи и тихо зашептала на ухо:
        - Он действительно мне как брат. Он вырастил меня, сделав все, чтобы я смогла выжить где угодно. У него всегда ко мне было особое отношение, так почему я не могу ответить ему тем же?
        - Потому что он эгоист и пользуется твоим чересчур развитым чувством долга! - выдохнул он, стискивая ее пальцы.
        Пантидера нахмурила брови. Такого пристального внимания она от него не ожидала.
        - Даже если и так, - девушка почти касалась губами его уха, - почему тебя это так беспокоит?
        Вальдер застыл. Двуликая подловила его.
        - Потому что он мне не нравится! - впервые честно, без обиняков, признался он, и сам уже потащил ее к рынку. Пантидера мысленно улыбнулась, смакуя маленькую победу. Из Вальдера трудно вытянуть что-то просто так. В принципе, как и из нее.
        Пантидеру, наверное, на всю жизнь впечатлил этот поход за покупками - так ее не мучили даже в церкви. Тюремный балахон и то казался милее тех труднонадеваемых нарядов с корсетами, подъюбниками и т.п. Раскар, как и предполагала девушка, постоянно так и норовил одеть ее пораскошнее.
        - А это подчеркнет цвет ее глаз и тонкую шею! - щебетали эльфы, с головой погрузившись в процесс.
        Двуликая достаточно долго терпела этих эстетов и модников, но когда помимо одежды на нее стали примерять украшения - тонкая нить терпения лопнула:
        - Может быть, хва…
        - Пантидера! - перебил ее оборотень, что-то с интересом разглядывая на соседнем прилавке. - Смотри!
        Целительница неловко проследила за его взглядом и увидела платье очень простого фасона с широким неглубоким вырезом и длинными свободными рукавами. Большая юбка от груди длиной достигала щиколоток. Приятный болотный цвет успокоил глаза девушки, раздраженные ярким светом.
        Пантидера, не обращая внимания на своих приятелей, быстро скинула с себя роскошные одежды и подошла к Вальдеру. Торговец не успел предложить ей примерить платье, как та уже скрылась за шторкой.
        Довольно улыбающийся Вальд ощутил такую волну удовлетворенности и уверенности в себе, что даже приосанился и гордо скрестил руки на груди, хотя до этого всегда прятал их в карманах.
        Раскар же вдвойне почувствовал себя оскорбленным, когда увидел свою названную сестру в безвкусной тряпке, что нашел этот полуэльф. Однако вся его напыщенность спала, стоило Пантидере сказать:
        - Покупаю.
        Целительница ясно поняла, что Вальдер и Раскар сильно друг друга невзлюбили. Оставить всё как есть мог только мазохист. Поэтому вскоре они расстались на площади.
        Стоило эльфам раствориться в толпе, как весь гордый вид оборотня быстро сошел на нет: спина снова стала ссутуленной, а руки проворно скрылись в карманах, сам хозяин этих частей тела резко помрачнел.
        Пантидера окинула его изучающим взглядом и утомлено прикрыла глаза ладонью. От внимательного Вальдера этот жест не укрылся.
        - Что? - недовольно буркнул он, двигаясь в сторону продуктового рынка. - Не я первый начал.
        - Да какая теперь разница, - отмахнулась девушка.
        Если кто-то из оборотней и собирался продолжать разговор, то сделать это им было не суждено - на маленькой площади в окружении взбудораженный толпы находилось соломенное пугало внушительных размеров. Рядом с ним в монашеском одеянии скакал какой-то человек. Заметившим это Пантидере и Вальдеру происходящее очень не понравилось. Воздух просто искрил от агрессии. Напарники не сговариваясь быстро двинулись к толпе.
        - … и мы изгони нечистую душу! - услышали они последнюю реплику монаха, и тот взмахнул невесть откуда взявшимся зажженным факелом.
        Люди, потому что эльфы подобным точно заниматься не стали бы, одобрительно зашумели, сотрясая кулаками в воздухе.
        - По-моему, дело пахнет жареным, - невесело пошутил Вальд, и в этот момент факел был поднесён к соломенному чучелу. Пантидера вдруг отчётливо услышала знакомый шёпот, память о котором не стерли даже пять лет неволи. Это был шепот смерти.
        - Там кто-то внутри! - выдохнула девушка и стремительно бросилась сквозь толпу к загорающемуся пугалу. Вальдер и глазом моргнуть не успел, как напарница уже достигла цели.
        Вальдер мысленно выругался, заметив нарастающее недовольство толпы, и кинулся следом, напуская на народ заклинание «туман». Теперь каждый из них видел только беспроглядную дымку.
        - Потуши его! - закричала девушка, стоило ему только оказаться возле неё. - Потуши, он же сгорит!
        Вальд, не раздумывая, обрушил на горящую солому заклинание «вихревая вода». Слава Пандоре, стихийная магия давалось ему очень легко.
        Пугало издало шипение и опрокинулась наземь. Раздался едва слышимый болезненный стон. Оборотни быстро расправились с остывающей дымящейся соломой и извлекли из оков плененного мужчину лет тридцати. Двуликая быстро зашарила руками по его телу, залечивая ожоги и другие ранения.
        - Жить будете, - облегченно сообщила она пострадавшему, который едва держался в сознании. - За что они вас?
        - Я заступился за оборотня… - тяжело выдохнул незнакомец. - Он, Слава небу, успел сбежать, пока со мной расправлялась толпа.
        Вальдер, сообразив, что в его услугах больше не нуждаются, решил воспользоваться удачной возможностью и принялся быстро набивать сумку продуктами. Ослабевшие люди, словно слепые котята, беспомощно ползали по площади.
        - Рие! - неожиданно услышали оборотни чей-то крик. - Рие!
        Пантидера заметила бегущего к ним темноволосого мальчишку лет пятнадцать.
        - Ратлин, - улыбнулся мужчина, с облегчением взглянув на мальчика. - Ты цел…
        - Спасибо! Спасибо вам большое! - рассыпался паренек в благодарностях от чего целительница рассеяно заморгала. А Ратлин умоляюще попросил: - пожалуйста, помогите дотащить его до моего дома!
        Девушка, наконец, опомнилась и кивнула. Не обращая внимания на ошарашенные взгляды новых знакомых, она быстро взвалила себе на спину мужчину.
        - Чего встал? - заворчала двуликая на Ратлина. - Веди быстрее!
        - Но… вам не тяжело?
        - Нет. Шевелись. Люди в любой момент могут прийти в себя.
        - Хорошо.
        - Вальд, - обратилась Пантидера к напарнику. - Встретимся в гостинице.
        - Нет, - неожиданно отрезал вор, быстро приближаясь к ней. - Я пойду с тобой.
        Девушка спорить не стала, и они направились вслед за мальчишкой.
        Минут через двадцать напарники поняли, что ведут их к южным воротам города.
        - Долго еще идти? - спросил Вальдер, заметив, что они уже прошли мимо гостиницы, в которой остановились.
        - Нет, вот он, мой дом, - указал на небольшой каменный домик Ратлин.
        Прохожие удивлённо оглядывались на странную четвёрку, среди которой особенно выделялась эльфийка - морок всё ещё работал - хрупкого телосложения, без особых усилий несущая на спине крупного мужчину. Вальдер заметил нездоровое внимание окружающих и попытался забрать у целительницы ее ношу, но та предостерегающе оскалилась.
        - Так быстрее, - всё же пояснила она в ответ на раздраженный взгляд напарника.
        Наконец они достигли дома проводника и оставили пострадавшего на его попечению.
        - Чем я могу отблагодарить вас, миледи? - в последний момент успел схватить за руку девушку мальчик.
        - Просто впредь будь осторожнее, - ответил за неё Вальдера, и Пантидера согласно кивнула. - Береги своего друга.
        - И держитесь подальше от людей, - добавила она и вышла на улицу.
        - Почему ты так спе… - начал было вышедший вслед за ней двуликий и резко замолчал. Целительница удивлённо оглянулась на напарника, и тот выругался в который раз за день: - Вот черт!
        Он быстро затащил несопротивляющуюся напарницу в ближайший переулок.
        - В чём дело? - осторожно спросила она, глядя на встревоженного мужчину, все еще крепко держащего ее за предплечье.
        - Они нашли меня, - выдохнул напряженный напарник, бегая глазами по улице в поисках пути отступления.
        - Кто «они»? - не поняла девушка.
        - Наемники отца.
        Глава V. Погоня
        Наемников было десять. Все в одинаковых черных плащах и на вороных жеребцах. Только поэтому Пантидера поняла, что наемники профессионалы. У каждого из них на спине был вышит крупный герб Закрытого королевства - на это уже обратил внимание Вальдер.
        - Чёрт, что мне делать?! Это хорошо обученные оборотни - они найдут меня не только по магии, но и по запаху, и то, что здесь куча народу, им нисколько не помешает!
        Пантидера задумчиво разглядывала наемников, которые проходили проверку городской стражи. Судя по тому, как придирался к приезжим стражник, наемники застряли надолго.
        - Успокойся, - спокойно бросила девушка. - У нас есть ещё время, мы даже успеем забрать из гостиницы вещи и покинуть город через северные ворота.
        Она повернулась к Вальду и набросила ему на голову капюшон его плаща.
        - А может, мы вообще не пойдем за вещами? - предложил оборотень. - Купим седло на том конце города и вперёд.
        Пантидера, подумав, кивнула. Так у них будет даже больше времени, чтобы оторваться от погони.
        Передвигаясь по тёмным узким переулкам, они достигли противоположной части города меньше, чем за час. Быстро приобрели седло и уздечку для Пепла и снова скрылись в переулке.
        Вальдер удивительно быстро разделся и обратился. Двуликая накинула на его спину седло и крепко затянула все нужные ремешки. Надела на морду напарника уздечку и стилетом, которой всё это время был у неё в сапоге, она избавила уздечку от удил. Но стоило им покинуть переулок, как Пантидера почувствовал на себе чей-то пронзительный взгляд. Она невольно заозиралась и, наконец, увидела того, кто абсолютно не вписывался в городской пейзаж. Это был волк. Густая черная шерсть довольно резко выделяла его из толпы. Холодные зеленые глаза внимательно наблюдали за каждым их движением. Рядом с волком, прислонившись к стене, стоял мужчина в сильно поношенном плаще, сквозь полы которого беженка заметила висевший на поясе арбалет.
        «Пять групп по пять человек, - вспомнила она слова пойманного в лесу наемника. - У какой-то из групп был волк».
        Оборотень.
        - Теперь нашли меня, - прошептала девушка, и конь под ней неровно тряхнул головой, глазами отыскивая преследователей. В этот момент из-за спины послышался многократный стук копыт, и Пантидера обернулась.
        - Вперёд! - вскрикнула она, когда поняла, что наемники короля вычислили их по ее мороку, от которого просто разило магией Вальдера - возможно именно благодаря этому и тому, что Вальдер запутывал следы, их и нашли… Раздался громкий вой. Краем глаза двуликая успела заметить, как забился на коротком поводке черный волк.
        Живые испуганные расступились перед быстро скачущей всадницей. Даже городская стража северных ворот не рискнула их остановить - слишком быстро мчался жеребец, без труда преодолевая любые препятствия мощными прыжками.
        Но преследователи не отставали. Более того, к королевским наемникам присоединились церковные. Черный волк, словно вожак, несся впереди всех, проворно огибая зазевавшихся горожан.
        За воротами раскинулась пустошь. До леса было около десяти сотен шагов.
        - Быстрее, быстрее, - шептала Пантидера на ухо Пеплу. - В лесу у нас есть шанс оторваться!
        И пепел мчался, не жалея сил. Просто так он сдаваться не собирался.
        Один из королевских наемников все же нагнал их и теперь ехал почти вровень с Пантидерой, на пол корпуса опережая ее жеребца. С противоположной стороны к ним приближался церковный. Двуликая стиснула зубы и решительно достала из сапога стелет. Пепел легко улавливал все ее движения, и все понял без слов. Он прибавил ходу.
        Пока оборотень обгонял наемника в черном плаще, Пантидера ловко, одним движением, срезала ремень, который держал седло на лошади противника. С минуту тот ничего не понимал, пока седло плавно не соскользнула вместе с ним в бок.
        Преследователь из церкви, заметив это, чуть отстал, чтобы его не постигла участь его невольного единомышленника. Как раз именно этого напарники и ждали - Пепел вырвался вперёд на целых семь корпусов. Всё же ему было намного легче, чем другим лошадям: его наездница весила как молодая особь рысь, а это всё равно что пятилетний ребёнок.
        В лес они ворвались уже с отрывом в пятнадцать корпусов, распугав при этом всех птиц. Первые три сотни рывков по лесному покрову никаких изменений не было, пока позади не раздался вскрик. Девушка оглянулась и увидела, как два всадника кубарем покатились по земле. Сначала она не поняла, в чём дело, но тут споткнулся сам Пепел. Неожиданная встряска заставила двуликую прижаться к напарнику.
        «Земля рыхлая», - поняла она, приглядевшись к обманчиво твердой почве под ногами. Пепел вынужденно сбавил скорость. Переломать себе ноги, особенно сейчас, им абсолютно не хотелось.
        А лес становился гуще.
        Пользуясь моментом, Пантидера обернулась, чтобы посмотреть сколько осталось преследователей.
        - Семь… десять… четырнадцать… двадцать… двадцать три! - последнюю цифру двуликая невольно выкрикнула из-за сильного толчка.
        Наемники несколько отстали, увеличив между ними расстояние вдвое, однако упрямо не прекращали погоню. Вдобавок целительница вдруг с ужасом заметила, что ее друг начал уставать и сбавлять скорость, а ее дар не мог вернуть ему потраченные силы.
        «Еще немного - и нас нагонят, - подумала Пантидера и сильнее прижалась к шее Пепла. - Может, нам удастся уйти поодиночке? Так хоть есть шанс, что не попадёмся мы оба…»
        Она озвучила свою мысль на ухо коню. Впереди деревья росли еще чаще, и благодаря этому у них будет возможность на какое-то время скрыться с глаз преследователей. Сырая земля и влажный воздух немного перебьют их запах и собьют со следа наемников.
        Напарник неохотно сдался под ее аргументами и вновь начал набирать скорость. Из-за спины послышался еще один крик - кто-то угодил в болото. Минус один противник.
        Остальные преследователи решили так сильно не рисковать и чуть придержали своих лошадей, чем и воспользовались напарники. Расстояние между ними и последователями достигло уже около двухсот рывков.
        Впереди виднелся крупный пригорок. За ним-то Пантидера и решила разделиться.
        - У нас есть максимум минут десять, - сказала девушка, одевающемуся мужчине. Сама она тоже переодевалась в прежнюю одежду, которую сложила в сумку после покупки платья. - Седло нужно спрятать, чтобы они не догадались, что мы разошлись.
        Вальдер согласно кивнул, избавляя свою голову от ненужной уздечки.
        - Встретимся на границе между Лириганом и закрытыми землями, - продолжала она, затягивая ремень на штанах…
        - А если мы не встретимся? - прервал ее Вальдер. Он был уже полностью одет.
        Девушка замерла на мгновение, затем ухмыльнулась.
        - Такого не случится. Мы встретимся. И когда это произойдет, - она аккуратно сложила свое зеленое платье и протянула напарнику, - ты отдашь мне это.
        Вальдер задумчиво взял из ее рук свёрток, а затем решительно сунул его за пазуху и улыбнулся. Он и подумать не мог, что Пантидера может такое предложить.
        - Но… - замялся оборотень, - мне нечего тебе оставить.
        Она посмотрела на него долгим взглядом и вдруг загадочно улыбнулась.
        - Я заберу у тебя, - начала она, подходя к нему, и притянула его к себе за шею для крепкого поцелуя, - это, а когда мы встретимся…
        Девушка быстро отстранилась от него и отбежала на несколько метров.
        - Я заберу его, - закончил за неё Вальдер, ухмыльнувшись. - Но помни - ты сама это предложила.
        Девушка нетерпеливо кивнула, и парень глухо прошептал:
        - Тогда до встречи.
        - До встречи.
        Он глядел ей в след до тех пор, пока она не растворилась среди деревьев.
        «Не такая уж она и недотрога, какой хотела себя показать», - подумал он, пряча седло в корнях деревьев. Плащи тоже пришлось спрятать, так как они сильно мешали бы при беге.
        Голоса приближались с каждой секундой, и Вальдер наконец покинул свое укрытия.
        - Вот он! - крикнули за спиной, и оборотень перешёл на бег. Пусть лучше поймают его, чем ее. Он от этого не погибнет - его просто доставят к отцу, а тот, в свою очередь, посадит его на трон. С Пантидерой дела обстоят намного хуже: ее жизнь будет зависеть от того, убежит она или нет.
        «Да хранит ее Пандора», - мужчина на бегу приложил кулак к груди.
        Земля под ногами вдруг стала твердой, и двуликий побежал еще быстрее. Очевидно, королевские наемники тоже это заметили, раз резко прибавили ходу. Церковные растерянно оглядывались по сторонам, в поисках своей цели. Черный волк, уткнувшись носом в землю, старательно вынюхивал запах беженки. Большего оборотень разглядеть не смог - все его внимание переключилось на дорогу.
        Стук копыт за спиной стал более отчетливым. Гончие уже настигли твердой почвы. Вальдер петлял как мог, бежал через сложные переплетения корней и, уже не таясь, бросался огненными шаровыми молниями. Но ничего не помогало - наемники с каждой секундой были всё ближе.
        Ноги ужасно гудели от усталости, но останавливаться было нельзя. Он знал, что его всё равно поймают, но сдаваться добровольно ему не позволяла неожиданно проснувшаяся эльфийская гордость.
        Он успел добежать до какой-то маленькой полянки посреди этой чащи, и там его схватили.
        Пантидера мчалась изо всех сил, а на губах ещё ощущалось тепло его губ.
        Она всё спрашивала себя, зачем она это сделала? Наверное, потому что хотела дать ему стимул… и не хотела говорить «спасибо». Она была благодарна за ту поддержку, что он ей постоянно оказывал с тех самых пор, как узнал, что она беглянка. Он не бросил ее и предложил помощь, хотя ему действительно было опасно находиться рядом с ней.
        Неудачно попавшийся под ноги корень, словно приговор, обозначил факт тяжелой усталости. Чёткий кошачий слух уловил чье-то шумное, быстро приближающиеся дыхание.
        «Мы, наверное, правда больше не увидимся. По крайней мере в этой жизни - вряд ли после побега меня оставят в живых… - грустно подумала Пантидера. Со стороны левого бока угрожающе просвистел болт, но из-за мрачных размышлений она не обратила на него внимания, девушка и так уже спотыкалась почти на каждом шагу. - Скорее всего, меня убьют прямо здесь, в этом лесу. А может, сначала доставят к церковному магу, а потом убьют…»
        В этот момент двуликую сбили с ног. Ее протащило по земле, несколько раз при этом кувыркнувшись, и, как только инерция закончилась, она резко вскочила. Умирать без драки оборотень не собиралась. Можно было, конечно, попробовать убить даром как того градоправителя, но личные принципе даже сейчас, когда она была на волоске от смерти, не позволяли ей этого делать.
        В нескольких метрах от неё застыл волк, пронизывая ее спокойным зелёным взглядом. Наемникам до них оставалось еще около ста рывков. Пантидера быстро выхватила стилет и приняла боевую стойку. Волк припал земле. Двуликая даже пожалела, что она сейчас не была рысью.
        - Попалась! - заорал кто-то, и девушка невольно оглянулась, чем волк не преминул воспользоваться. Он бросился на неё, выбился из рук оружие.
        - В атаку!!! - раздался вдруг многоголосый рев, заставив девушку зажать уши от громкости. Волк почему-то соскочил с неё, но далеко отходить не стал.
        Девушка открыла глаза и в замешательстве уставилась на дерущихся между собой наемников и монахов. Через минуту Пантидера опомнилась и стала потихоньку отползать в сторону. Мало ли из-за чего они дерутся. Но не успела двуликая сдвинуться хотя бы на пару локтей, как волк неторопливо подошел к ней и улегся прямо ей на спину. Она изумленно повернула голову к наглецу и встретила невозмутимо-ироничный взгляд.
        «Что происходит вообще?» - раздражённо подумала девушка, с легкостью сбрасывая с себя волчью тушку. Черногривому это не понравилось, и он упрямо плюхнулся обратно. Завязалась драка, никоим образом не похожая на смертельную. Это больше смахивало на несерьезную возню, хотя в подобной непонятной ситуации это было весьма неуместно. Однако задетая кошачья гордость не могла стерпеть подобного обращения к себе и требовала компенсацию. Волк не ожидал подобной силы от девушки с весом кошки, хотя сам он, по закону переворота, весил не меньше восьмидесяти килограмм, и Пантидера без особого труда поднимала и с легкостью удерживала его, придавливая к земле.
        Девушка освободила одну руку, чтобы пригладить растрепавшиеся волосы, и поняла, что в воздухе застыла безмолвная тишина. Целительница опасливо подняла глаза. Там, где только что велось сражение, теперь с заинтересованными взглядами наблюдали за ними семь человек в темных плащах. У каждого лицо было скрыто капюшоном. Остальные неподвижно лежали на земле, и дар подсказывал, что они были мертвы.
        Двуликая вскочила, моментально забыв про волка.
        - Пантидера, - вдруг позвала ее одна из фигур смутно знакомым голосом. Девушка настороженно замерла.
        - Пантидера, - вновь повторил голос, и самая ближняя к ней фигура сняла с головы капюшон. - Ты не узнаешь меня?
        Приятный, хриплый баюкающий баритон. Где же она могла его слышать?
        Беглянка стала вглядываться в лицо говорившего. Это был юноша примерно ее возраста. У него были черные волнистые волосы до плеч, тонкие соболиные брови и бледно зеленые глаза. Точно такие же глаза она видела каждый раз, когда смотрела в зеркало.
        - Кто ты? - прошипела бывшая узница. Происходящие не на шутку напугало ее.
        - Меня зовут Шармит, - успокаивающим тоном представился он, - и я твой брат.
        Смешанные чувства отразились на лице Пантидеры.
        - Брат? - в смятении спросила она слабым голосом. - У меня нет братьев. У мен никого нет. Я круглая сирота.
        - Ты не так одинока, как думаешь, - мягко возразил он, подходя к ней и присаживаясь на корточки. Девушка едва удержалась от того, чтобы не отшатнуться от потенциального родственника. Теперь она смотрела на него сверху вниз.
        - У нас с тобой нет родителей - это правда. Но ты не одна - у тебя есть я и… - Его красноречивый взгляд смотрел куда-то в сторону. Пантидера проследила за ним и недоверчиво воскликнула, совсем забыв, что перед ней оборотень:
        - Волк?
        - Вообще-то, это наш дядя, - смущённо улыбнулся Шармит, - со стороны отца, его зовут Алессьер… Пантидера, если ты не веришь мне, то легко можешь проверить наше родство с помощью своего дара!
        - Откуда ты это знаешь? - Она напряжённо вскинула голову.
        - Я наблюдал за тобой в течение шести лет, - тихо признался он, опустив глаза. - Когда я нашел тебя, то сомневался, стоит ли врываться в твою жизнь? Вдруг ты не захочешь со мной быть, ведь тогда ты была такой самостоятельной. У тебя было жилье, наставница, любимое дело, на котором ты могла зарабатывать деньги. Ты добивалась всего сама, и жила достаточно полноценно… Но потом ты резко исчезла, пропала без вести. Мы не могли найти тебя почти три года! Втереться в доверие церкви было очень тяжело. У нас не было ни малейшей возможности вытащить тебя оттуда. Два года мы ждали удобного момента. Правда, я никак не мог понять, хотела ли ты освободиться. Я не хотел тебя заставлять, но и бросать не хотел. А потом ты вырвалась, сбежала! Я был так рад…
        Выплеснув все свои накопившиеся эмоции, Шармит неловко замолчал.
        - Руку, - сипло прошептала Пантидера. Она не хотела и дальше терзать себя сомнениями.
        - Что? - переспросил парень, испуганно вскинув голову.
        - Дай руку, - твердо повторила она. Шармит прав - только дар скажет правду.
        Юноша быстро снял перчатку и протянул ей руку. Целительница прикрыла глаза и отправила в его ладонь магический импульс. Если он действительно является ей родственникам, хотя бы дальним, то она почувствует отдачу. А отдача пришла такая, что она, вздрогнув от неожиданности, отпрянула, как только ощутила в руке невыносимый жар. Это означало только одно - они родились из одной утробы.
        - Убедилась? - тихо прошептал ее брат. Настоящий кровный брат, о котором она и мечтать не могла. Девушка ничего не ответила. Она просто вновь прикоснулась к руке парня и крепко сжала ее.
        Конечно она думала о том, что где-то в мире у неё могут быть родители или хоть какие-нибудь родственники! Надежда теплилась в ней ровно год, после того как ее первая наставница призналась, что нашла маленькую Пантидеру в зимний январский вечер под своей дверью. В колыбельке была только записка с именем. После этого будущая целительница смирилась с тем фактом, что от нее отказались.
        А теперь, спустя столько лет, она узнаёт, что она действительно не одна, что всё это время был кто-то, кто искал ее! По щекам девушки впервые жизни покатились слёзы радости. Шармит нежно улыбнулся и сделал то, о чем он мечтала сделать с того момента, как узнал о существовании своей сестры: он крепко прижал ее к себе и зарылся носом в кудрявые волосы обретенной родственницы.
        - Господин Шармит, - нарушил их идиллию подбегающий мужчина. - Наемники Закрытого королевства схватили того оборотня. Их слишком много, нам не справиться.
        - Ты знаешь, зачем королевским наемникам понадобился твой друг? - спросила юноша у застывшей сестры.
        - Он сын короля оборотней, - медленно проговорила она. - Король хочет сделать его следующим правителем.
        - Что? - вскинулись почти все присутствующие.
        - Какая ирония, - прошептал приобретенный брат.
        - Что ты имеешь в виду? - насторожилась Пантидера.
        - Пантидера, скажи мне ты, - не отвечая на ее вопрос, начал брат, - Он дорог тебе?
        Двуликая колебалась чуть больше секунды. По мимо того, что он несколько раз спасал ей жизнь, заботился о ней и помогал ей, Вальдер встряхнул ее, оживил. С ним было весело, его присутствие было ей необходимым, оно успокаивало и дарило чувство защищенности. Двуликому бы не понравилось такое сравнение, но с ним она чувствовала себя так же, как и с Раскаром, из-за этого Пантидера могла позволить ему почти все, если бы он только захотел. Наверное, мужчины ей все-таки не безразличны, просто таких мужчин действительно мало…
        - Да, - дала она незамедлительный уверенный ответ.
        - Тогда тебя ждет очень неприятная истории, из-за которой твое мнение об этом оборотне может кардинально измениться, - хмуро предупредил ее юноша. - Но сначала нам нужно перебраться в более безопасное место.
        - До города три часа пути, - возразила девушка, предчувствуя очередные трудности в своей жизни. - Я не хочу так долго ждать.
        - Ждать придётся намного меньше, - загадочно улыбнулся Шармит, беря ее за руку. - Мы воспользуемся порталом.
        Окружающий вымученно вздохнули, но напряженная Пантидера этого не заметила.
        Парень прикрыл глаза и вытянул вперед руку. Где-то с полминуты он хаотично водил ей по воздуху, а потом вокруг них вспыхнул яркий зелёный свет, и девушка потеряла сознание.

* * *
        Пантидера проснулась от жуткого жара в ногах. Она попыталась спихнуть жаркую тяжесть, но ничего не получилось. Послышалось ворчание.
        Девушка неохотно открыла глаза и подняла голову. Поверх одеяла, на своих коленях, она увидела знакомого черного волка.
        «Что он здесь делает? - удивилась Пантидера и огляделась. - И где я?»
        Комната, в которой она находилась, была довольно просторной и светлой. Стены имели приятный светло-синий оттенок, а мебель была сделана из какого-то бежевого дерева. Двуликая вернула изумленный взгляд на волка и нахмурилась. Она определённо чего-то не помнила. В этот момент раздался стук в дверь и в комнату сразу же вошла девушка в чёрном дорожном костюме.
        - Доброе утро, госпожа Пантидера, - улыбнулась она и обратилась уже к оборотню: - Так вот, где были, господин Алессьер! Мы вас по всему поместью ищем!
        Черногривый скучающе фыркнул и положил голову на лапы.
        Незнакомка устало покачала головой и вновь обратилась к Пантидере:
        - Меня зовут Герда, - представилась она и приблизилась к кровати. - Не хотите ли принять ванну?
        Целительница в замешательстве посмотрела на волка, словно тот мог что-либо объяснить, а потом на Герду.
        - Как я здесь оказалась? - наконец-то выдавила она, пристально глядя на девушку. Горло немного саднило от жажды.
        - Вы ничего не помните? - удивилась та, а потом хлопнула себя по лбу. - Точно! Должно быть, это побочная эффект после портала.
        - Портала?
        - Ваш брат перенес нас сюда. Мы тоже плохо реагируем на его магию, правда, немного по-другому.
        - У меня нет бра… - перебила Пантидера и застыла - память начала возвращаться.
        - Пантидера? - обеспокоенно позвала Герда.
        - Пожалуй, от ванны не откажусь, - ответила двуликая на вопрос блондинки.
        Через два часа Пантидера снова почувствовала себя нормальным оборотнем. Всё же хорошо обустроенная огромная ванная с кристально чистой водой творит чудеса.
        - Где моя одежда? - вытираясь полотенцем, спросила она у Герды, которая составила ей компанию во время водных процедур.
        - Мы отдали ее прачке, - пояснил та, тщательно смывая с ног пену. - Но вы можете одеться в соседней комнате, там есть большая гардеробная.
        Так Пантидера и поступила. Однако содержимым гардероба она осталась недовольна - там были сплошь одни платья.
        - А более удобной одежды нет? - раздосадовано спросила она у знакомой.
        - А чем вас не устраивают платья? - искренне удивилась Герда, тоже заглядывая в гардероб. - Я вот жутко от штанов устала, хотя, признаю, для верховой езды они довольно удобны.
        Пантидера безразлично пожала плечами. Лично она чувствовала себя в штанах более уверенно, чем в юбках.
        - Неважно, - вслух буркнула она, снимая с вешалки непышное платье изумрудного цвета. Герда подобрала ей босоножки с небольшим каблучком, и они отправились к Шармиту.
        - Войдите! - послышалось с той стороны двери в ответ на вежливый стук. Герда открыла перед Пантидерой дверь, и целительница опасливо, словно ожидая нападения, медленно вошла в кабинет.
        - Привет. - Брат нежно улыбнулся, вставая из-за стола. - Как ты себя чувствуешь?
        Двуликая оглядела небольшой кабинет, стены которого почти полностью были скрыты за книжными стеллажами. За спиной Шармита располагалось большое окно с распахнутыми темными шторами. На полу лежал ворсовый бордовый ковер.
        - Спасибо, хорошо, - вспомнила уроки вежливости целительница.
        - Ты ужинала?
        - Нет. - Пантидера удивилась тому, что за окном царствовал вечер.
        «Сколько же я спала?»
        - Тогда идём, поужинаем, - улыбнулся юноша и грустно добавил: - На тебя смотреть больно - такая тощая.
        Пантидера фыркнула. Это ей говорили на протяжении всего детства. Хотя двуликая думала, что за время их путешествия с Вальдером она немного отъелась на их мясных харчах…
        Ужинали они в комнате Шармита, как ей показалось. Небольшой круглый столик был сервирован на три персоны, поэтому Пантидера то и дело поглядывал на дверь.
        - Кто-то еще должен прийти? - не выдержала она.
        - Дядя, - с улыбкой ответил брат. - Он всегда опаздывает к трапезе.
        Девушка кивнула и вспомнила, что перед тем, как отправиться мыться, родственник куда-то пропал.
        Сейчас она чувствовала себя очень неуютно, ведь еще совсем недавно ей приходилось есть и спать под открытым небом, носить удобную мужскую одежду, а теперь всё было абсолютно наоборот. Вдобавок, к своему удивлению, она очень сильно скучала по уверенному и болтливому Вальдеру…
        - Извините за опоздание, - раздалось со стороны двери. Двуликая так ушла в свои мысли, что не заметила, как открылась дверь. Она повернулась, чтобы наконец рассмотреть человеческий облик дяди, и очень удивилась, когда поняла, что внешне Алессьера и Шармита отличали только возраст. Они были абсолютно одинаковы.
        - Пантидера, - Мужчина подошел к ней. - Ты так похожа на свою мать. Особенно в этом платье.
        Девушка вскинула брови, а оборотень с улыбкой добавил:
        - Кроме глаз - они у тебя отцовские. Хотя, - он нежно, едва ощутимо провел кончиками пальцев по ее волосам, - кудри у тебя тоже от отца.
        Целительница в замешательстве опустила глаза. Она не знала, что ответить. Она вообще не представляла, как себя вести.
        - Я понимаю, тебя тяжело, - вдруг начал Шармит, отложив от себя вилку с ножом. - Столько лет жить в убеждении, что ты сирота, а тут появляемся мы.
        Он замолчал также резко, как и начал говорить.
        Девушка посмотрела на его смущенное лицо и вдруг улыбнулась.
        - Пожалуй, я не смогу спокойно поесть, пока не узнаю о своей семье побольше, - сообщила она, невозмутимо отправляя себе в рот кусочек пищи.
        Брат поднял на неё бледно-зелёные глаза и кивнул.
        - Прежде чем начать, хочу предупредить, что речь пойдет не только о наших родителях, - сказал Шармит, хмуря свои соболиные брови. - Но и частично о твоём друге.
        Пантидера бесшумно вздохнула и приготовилась к тяжелому разговору.
        - Когда-то давно на свете жили Король и Королева оборотней, - Повествование неожиданно начал Алессьер. Лицо его было непроницаемым. - И у них была большая проблема - они оба не могли иметь детей. Их время правления скоро должно было подойти к концу, и тогда, чтобы решить проблему с наследником, они обратились в детский дом. Их выбор пал на двух мальчиков, не связанных кровным родством. Их звали Влаир и Алисьен. Первый мальчик был рад новым родителям, а вот второй не очень, потому что у него был брат-близнец, которого он абсолютно не хотел бросать.
        Пантидера понимающе прикрыла глаза. Она уже догадалась, что этим братом-близнецом и был сам Алессьер.
        - Но брат уговорил Алисьена молчать о своем существовании и согласиться на установление. Ему хотелось, чтобы хотя бы он вырос в полноценной семье, - продолжал дядя. - Влаир с Алисьеном, как ни странно, не росли соперниками или врагами, хотя каждый из них понимал, что когда-нибудь кому-то из них придется занять трон. Никто из сводных братьев не стремился к власти, но каждому хотелось оправдать ожидания пожилых родителей. Вскоре юноши достигли совершеннолетия, и король выбрал Алисьена будущим правителем, потому что, в отличие от вспыльчивого и склонного к необдуманным поступкам Влаира, Алисьен был спокоен, расчетлив и, главное, мудр.
        Пантидера не без удивления вскинула голову. Она даже в мыслях не могла предположить, что ее отец был королем.
        Со стороны Шармита послышался понимающий смешок.
        - Влаир не стал устраивать сцен и повел себя достойно, и Алисьен в благодарность подарил ему треть своих земель. - Алессьер глядел в сторону окна с нечитаемым выражением лица. - Королевство под твердой рукой нового короля стало процветать. Старые проблемы решались одна за другой, пока дело не дошло до банальной защиты королевства, - тут Алессьер непонятно чему улыбнулся. - Чистокровные оборотни не обладают способностью владеть магией. В то время они вообще не любили одарённых. Но молодой король решил переступить старые обычаи и пригласить к себе боевого мага. Закрытое королевство славилось своей неприязнью к магам, поэтому никто не откликнулся на предложение. И тут ему помог его сводный брат в этом деле, у него была знакомая, только окончившая последний высший курс в школе боевой магии и получившая звание магианны. Как оказалось, Веретенну нисколько не пугала перспектива быть белой вороной - она всегда отличалась храбростью. К тому же перед ее обаянием и веселым нравом не смог устоять даже сам король холодный, который в будущем сделал ей своей женой. Но ни он, ни Веретенна не знали тогда, что
Влаир тоже был влюблён в магианну. И как только он узнал, что его свободные брат женился на его возлюбленной, то объявил Алисьена предателем.
        Алессьер замолчал, и Пантидера довольно долго не решалась прервать его молчание. Она даром чувствовала, как тяжело было ее родственнику.
        - Что было потом? - всё же спросила она шепотом.
        - Через год после вашего рождения, - безжизненным голосом продолжил мужчина, - Влаир пошел войной на Алисьена. Он напал без предупреждения. Тогда Шарм гостил у меня, я едва уговорил Веретенну, чтобы она оставила мне его на пару дней. А ты, Пантидера, было чудом спасена служанкой. К сожалению, никто в заимке не знал, что король поддерживал отношения со своим родным братом и всячески ему помогал, иначе ты не отказалась бы непонятно где, а была бы все эти годы у меня.
        Пантидера долго переваривала услышанное. Выходила так, что она стала сиротой из-за нынешнего короля оборотней. Вот только одного она никак не могла понять:
        - А причём здесь мой друг? - напряжено спросила она. - Почему моё мнение о нём должно было измениться?
        Алессьер медленно не повернулся. Его глаза внимательно разглядывали ее лицо.
        - Потому что именно он является сыном убийцы твоих родителей. Ты понимаешь, что это значит? - вкрадчиво спросил он, чуть прищурившись.
        Теперь Пантидера поняла. Нельзя сказать, что этот факт не удивил ее, но она ответила ему с абсолютно спокойным взглядом:
        - Конечно.
        - И тебя это не возмущает? - поинтересовался он все также вкрадчиво.
        - Какой бы не прискорбной была эта ситуация, но нет, - пожала плечами двуликая.
        - Почему? - спросил Шарм напряженно.
        - Потому что разве сын может быть виноват в поступках своего отца? - твердым голосом сказала Пантидера. - Дети никогда не должны отвечать за грехи своих родителей.
        - Это так, ты права, - согласился дядя, усаживаясь за стол напротив неё. - Но можешь ли ты с уверенностью сказать, что он считает содеянное его отцом грехом?
        Целительница молчала, признавая правоту мужчина, но ей не нравились безосновательные обвинения.
        - Он говорил, что не хочет быть наследником, - вдруг вспомнила девушка. - Он даже сбежал от отца. Значит, были какие-то тому причины, настолько весомые, что он не побоялся перечить королю.
        Алессьер долго сверлила ее взглядом, а потом вдруг тепло улыбнулся.
        - Я рад, что ты из тех, кто не переписывает потомкам деяния их предков, - с искренней радостью сказал он.
        Пантидера невольно отвела взгляд. Похвала застала ее врасплох точно также, как и резкая перемена в поведении дяди.
        - И ещё, - вдруг подал голос Шармит, - я хочу, чтобы ты знала. Трон по праву принадлежит нам с тобой. Из-за Влаира мы лишились не только его, но и родителей. Я хочу восстановить справедливость.
        Сказанное братом неприятно удивило двуликую. Конечно, она понимала, что из-за самодурости одного оборотня они с Шармитом остались сиротами. Из-за Влаира ей пришлось пережить все то, что она пережила, но на самом деле, она считала все произошедшие события лишь косвенной цепочкой следствий. Каким бы вопиющим не был поступок нынешнего короля Закрытого королевства, Пантидера не испытывала к нему всепоглощающей ненависти, но ей бы хотелось знать, что чувствует тот, кто убил свою любимую и сводного брата, раскаивается ли он или считает, что поступил правильно? Однако она определенно не испытывала желания отомстить, возможно, если бы она хотя бы помнила родителей, то все бло бы по-другому…
        - И ты это одобряешь? - полюбопытствовала она, обращаясь к своему дяде.
        - Не одобряю, - спокойно ответил оборотень. - Но и в помощи отказать не могу. Когда-то мне тоже очень хотелось отомстить, но я понимал - либо месть, либо племянник.
        - Помнишь, я спросил, дорог ли тебе этот оборотень? - снова взял слово ее брат. - Я просто хотел узнать, придется ли мне отвечать перед Пандорой за ещё одну оборванную жизнь.
        - Не придется, - покачала головой она. - Вальдер нет такой, как его отец. Я в этом уверена.
        - И ты… не будешь помогать мне? - затаил дыхание Шармит.
        - Только том случае, если ты будешь угрожать жизни Вальдеру, - непреклонно ответила Пантидера. Она внезапно поняла, что может извлечь свою выгоду из назревающий революцию. Ведь если не удастся свергнуть короля, то она хотя бы вытащит Вальдер оттуда.
        Глава VI. Откуда берутся дети
        Вальдер сидел в отведённой ему комнате и ждал отца.
        Его вымыли, одели, причесали и накормили, но от этого становилось только тошно. Уж лучше бы его бросили в темницу, морили голодом. К сожалению, Влаир прекрасно понимал, что наследник должен быть в самой лучшей форме, иначе тот немногочисленный народ, коем он правит, не будет подчиняться своему новому королю.
        Вальд нервно ослабил ленту на шее. Костюм, в который его одели, буквально душил всё тело: чересчур узкие штаны, плотно облегающая рубашка, даже сапоги, казалось, были слишком плотными. Но сбежать он не смог - пытался. З?мок окружала знакомая магическая сила, и любому, даже такому одаренному магу как он, она грозила агонией и смертью. А смерти не было в планах оборотня. К тому же двуликий знал, кто ставит такие барьеры, слишком хорошо знал.
        - Ты возмужал, - неожиданно послышался у двери некогда любимый голос. - Если бы увидела тебя в толпе - не признала бы.
        Вальдер медленно поднял глаза на говорившую. Славия совсем не изменилась, те же каштановые волосы ниже плеч, то же бледное лицо и те же выразительные серые глаза.
        - Неужели ты даже ничего не скажешь мне? - обиженно воскликнула женщина. - Мы не виделись с тобой долгих два года!
        Оборотень молчал и лишь продолжал следить за ней непроницаемым взглядом.
        - Жаль, - вздохнула магианна. - А я так хотела тебя увидеть.
        «А я так хотел тебя забыть», - подумал бастард, прикрывая глаза.
        - Вальдер, - протянул уже другой голос, мужской.
        - Влаир, - с нескрываемой ненавистью процедил Вальд.
        - Вот как, - нахмурился король. - Ты так и не признал меня отцом. Впрочем, как и я тебя своим сыном когда-то. Если бы не нужна - я бы никогда не назначил тебя наследником.
        Вальдер презрительно фыркнул. Его отец подонок, но он всегда выполнял свои обязанности правителя.
        - Пару дней посидишь пока здесь. Будешь хорошо себя вести - разрешу гулять по замку, но под присмотром. Не будешь пытаться сбежать - уберу надзирателей. Я не требую от тебя уважения к себе, но хотя бы не доставляй мне проблем.
        С этими словами Влаир ушел. Магианна ещё постояла в дверях, а потом выходя сообщила:
        - Ужин принесут через полчаса.
        Вальдер дождался пока коридор снаружи опустеет и подошел к двери. Зам?к оказался качественным. Чтобы такой взломать ему бы пришлось потеть минут десять, хотя делать этого он не собирался. Они ошибаются, если считают, что видят его насквозь. К тому же Вальдер хотел свободы передвижения, и если ему придется находиться в этом замке длительное время, то он планирует его досконально изучить. Все помещения и коридоры, все потайные ходы. Но начнёт он с предоставленных ему апартаментов.
        Окно с достаточно крепким стеклом открывалась наружу. Напротив него росло дерево с мощными раскидистыми ветвями - весьма удачный вариант для отступления и весьма глупый ход со стороны его отца. Смежная комната была спальней, в которой имелся роскошный камин. Последнее цепкий глаз вора заприметил сразу же. Дымоход был достаточно широк, чтобы в него мог пролезть человек, однако проход был слишком засорен.
        Оборотень застыл на мгновение, прислушиваясь, и вдруг довольно улыбнулся - где-то в этой комнате был скрыт потайной ход. Об этом его оповестил едва слышимый гулкий сквозняк и капание воды. К удивлению невольного наследника, ход обнаружился за спинкой кровати.
        «Будет куда спрятаться в случае чего», - пожал плечами мужчина, возвращаясь в кабинет. Если назначенный ему слуга пунктуален, то еда объявится через несколько минут. Не успел Вальдер сесть за стол, как в дверь вежливо постучали, и в замке защелкал ключ.
        Порог переступил худощавый низенький старичок с теплыми карими глазами.
        - Добрый вечер, господин Вальдер, - негромко сказал он, одной рукой держа поднос с ужином, другой он прикрыл за собой дверь. - Меня зовут Феонит, я буду вам прислуживать.
        Вальд внимательно оглядел пожилого мужчину и улыбнулся. Феонит несмотря на свой преклонный возраст имел весьма короткую стрижку с торчащими во все стороны седыми волосами.
        - Приятно познакомиться, - ответил двуликий дворецкому.
        - Мне тоже очень приятно, - кивнул слуга, и Вальдер уловил в его голосе некую грусть. - Вас всё устраивает в этой комнате?
        - У вас нет книг или летописей об этом з?мке? - поинтересовался полукровка, приступая к еде.
        - А что Вас конкретно интересует? - В карих глазах вспыхнул странный огонек.
        - История з?мка.
        - К сожалению, книг нет. Его Величество велел избавиться от них, и ни одной не осталось. Но если вы позволите, я бы мог многое рассказать Вам, я живу здесь уже более двухсот лет.
        Вальдер аж подавился от такой цифры. Это ведь почти средняя продолжительность жизни оборотней!
        - Да, - рассмеялся в седые усы старик. - Предыдущий король, помню, тоже так отреагировал, хоть мне тогда было меньше, чем сейчас. А ведь его было очень трудно чем-то удивить по-настоящему.
        - Почему? - откашлявшись, заинтересовался наследник. Ему внезапно вспомнилось реакция Пантидеры, когда утром вместо купленного коня она обнаружила его. Ее непрошибаемость его просто убивала.
        - Он по натуре всегда был очень невозмутимым. Он оставался спокоен, даже когда однажды проснулся с цветами на голове.
        - С цветами? - переспросил парень.
        - Шутка его будущей жены, - с ностальгической улыбкой пояснил дворецкий. - Король Алисьен, так его звали. Он был сводным братом вашего отца.
        - Брат моего отца был королём? - продолжал изумляться Вальдер. - Что с ним произошло, раз отец занял престол?
        - Его Высочество Влаир сверг его восемнадцать лет назад. - На лице Феонита пролегла тень скорби.
        - Но почему? Из-за власти? - полуэльф был так поражен, что напрочь забыл о еде.
        - Вовсе нет. - Старик стоял прямо, печально склонив голову. - Причиной стала его любимая женщина.
        - У Влаира была… - недоверчиво переспросил Вальд, но дворецкий лишь улыбнулся.
        - Если хотите, позже, когда Вас выпустят из этой комнаты, я покажу Вам портрет предыдущего короля и его семьи. Он и его жена Веретенна были очень красивой парой. Жаль только, что их история закончилась так плохо, - сказал он, делая шаг двери.
        - С удовольствием послушаю эту историю, - кивнул парень и, наконец, решил закончить трапезу.

* * *
        Вальдер наконец покинул свою комнату, ставшей ему ненавистной за каких-то три дня. Дворецкий приветливо улыбнулся ему, и они отправились на экскурсию по замку.
        - С чего начнем? - поинтересовался парень, оглядывая широкий коридор с высоким потолком оценивающим взглядом. На каменных стенах висели разнообразные картины и гобелены разных исторических эпох.
        - Сначала я покажу Вам кухни, тронный зал, кабинет Вашего отца, а потом библиотеку…
        - Надеюсь, вы помните о своем обещании? - перебил его Вальд.
        - Конечно, - кивнул Феонит, направляясь в сторону виднеющейся в конце коридора лестнице. - Пока мы будем прогуливаться по замку, я расскажу Вам о предыдущем короле. А ближе к вечеру, когда Его Величество уедет по делам с госпожой магианной, я свожу Вас в потайную галерею.
        - Потайную галерею? - заинтриговано переспросил Вальдер.
        - Его Величество после смерти предыдущего короля приказал мне сжечь все его портреты, но я не смог, поэтому спрятал их в потайное зале. Надеюсь, Вы…
        - Я буду хранить это в тайне, - понял, к чему клонит его слуга, наследник.
        - Благодарю Вас, Ваше Высочество…
        - Не называйте меня! - резко прервал его молодой оборотень, поморщившись, и уже более мягко добавил: - Пожалуйста, зовите меня просто по имени.
        Дворецкий молча почтительно склонил. И как только они спустились на этаж ниже, он начал обещанный рассказ.

* * *
        Король Алисьен устало развалился на траве в любимом саду, который вырастил сам. Это место было единственным, где бы его никто не побеспокоил и где он смог бы отдохнуть от тяжелого рабочего дня, но, очевидно, не сегодня.
        В нос ударил незнакомый запах, и невдалеке послышался шорох чьей-то легкой поступи.
        - Госпожа, вам сюда нельзя! - раздался возмущенный голос Феонита. Звук шагов быстро приближался. - Госпожа магианна!
        Из-за ближайшего куста выскочила невысокая стройная девушка с прямыми темно-русыми волосами, одетая по-мужски - в брюках и заправленной рубахе. Незваная гостья раздражённо стреляла по сторонам каре-зелеными глазами в поисках укрытия и вдруг заметила притаившегося чёрного рыся.
        - Ух ты! - прошептала незнакомка, застыв на месте.
        Алисьен возмущенно дернул ухом, разглядывая нарушительницу спокойствия. У неё был высокий лоб и чуть вздернутые черные брови. Каплевидной формы лицо с заостренным подбородком и нежной величественной линией нижней челюсти. Четко очерченные губы мило улыбались.
        Первая магианна Закрытого королевства сделала осторожный шаг в его сторону. Оборотень с интересом следил за ее движениями.
        - Ой, лапа, у тебя нос в пыльце, - присев рядом с ним на корточки вдруг негромко воскликнула она и аккуратно провела пальчиком по его переносице. Король невольно дернулся и хотел убежать куда-нибудь, но когда увидел на ее руке жёлтую крошку, то решил остаться на месте. Сразу же после этого он ощутил осторожное прикосновение к своей холке. Алисьен даже отреагировать не успел на эту выходку, как вдруг из кустов выскочил Феонит и возмущённо закричал:
        - Госпожа Веретенна! - Тут дворецкий замолчал, увидев чёрного рыся и выдохнул: - Ваше Высочество…
        - Что? - Веретенна удивлённо оглянулась на застывшего старика, затем проследила за его взглядом и ошалело воскликнула: - Ваше Высочество?!
        Его Величество невольно прижал уши от громкого возгласа и зашипел. Магианна отшатнулась от него, испуганно бормоча слова извинений - про холодность своего работодателя она была наслышана - и поспешно покинула сад. Мысленно она уже посчитала себя уволенной.
        - Госпожа Веретенна! - Раздался вежливый стук и дверь сразу же открылась. В комнату заглянул Феонит. - Госпожа?
        - Да? - Из-за шкафа выглянуло расстроенное лицо девушки. - Меня уже уволили? Можно собирать вещи?
        - Уволили? - искренне удивился дворецкий.
        - Я же наверняка оскорбила Его Величество своим поведением, - неуверенно пробормотала она.
        - Его Величество нисколько не считает себя оскорбленным, - улыбнулся старик, проходя в комнату. - Он ждет вас в тронной зале. Идемте.
        Его Величество оказался еще более красив, чем о нём говорили. Высокий, статный, с великолепной пропорциональной фигурой. Кудрявые черные волосы до плеч приятно контрастировали с бледной кожей. Мужественные черты лица, немного резкие скулы, прямой, слегка заостренный нос, тонкие губы и серебристо-зелёные глаза с пышными ресницами.
        Веретенна чувствовала разящую от него ауру величия, и невольно поёжилась под этим пронзительным взглядом.
        - Как ваше полное имя? - абсолютно спокойно спросил он.
        - Веретенна Альта.
        - Сколько вам полных лет?
        - Девятнадцать, - ответила она и по привычке спросила: - а вам?
        Алисьен иронично приподнял брови, и до Веретенны дошло, что она ляпнула.
        - Ой, простите…
        - Двадцать пять, - к удивлению девушки, невозмутимо ответил он и как ни в чём ни бывало продолжил опрос: - Откуда вы родом?
        - Из… - девушка на мгновение запнулась, - Норшена.
        - Кем являются ваши родители?
        - Я сирота, Ваше Величество.
        - Сочувствую, - недрогнувшим голосом сказал король.
        Девушка не ответила.
        - Владеете ли вы какими-либо языками? - последовал следующий вопрос.
        - Я немного знаю эльфийские и кентаврический, но способность к языкам у меня очень низкая.
        - Прекрасно. Всё что от вас требуется - это магическая защита вокруг замка и оповещатель, что бы о проникновении знали не только вы, но и хотя бы я. Далее охранные заклинания для казны и моих покоев, так же желательно с оповещателем. Я даю вам полную свободу передвижения по замку, но прошу не покидать его без моего разрешения, - сообщил он и благосклонно добавил: - Добро пожаловать в Закрытое королевство.
        Магианна смущённо кивнула. Потом открыла было рот, чтобы что-то сказать, и, ничего не произнес, я основа его закрыла.
        - У вас есть какие-то вопросы? - поинтересовался король.
        - Вы правда не сердитесь на меня? - замялась она, опустив глаза.
        - Из-за произошедшего утром? - уточнил он и, дождавшись кивка, ответил: - Нет, - а потом словно встрепенулся, - а вы какой вид пыток предпочитаете?
        Веретенна испуганно замерла, переваривая услышанное. Алисьен тем временем неторопливо поднялся со своего роскошного трона и направился к девушке. Поравнявшись с ней он негромко поведал:
        - Расслабьтесь, Веретенна, я не такой изверг, как обо мне говорят. - Она краем глаза успела заметить мимолетное ухмылку на его невозмутимым лице. - Скоро обед, - продолжал он как ни в чём ни бывало. - Я могу надеяться на ваше присутствие?
        - Да, - опомнилась магианна. Этот мужчина действительно ее напугал.
        - Замечательно. - И Его Величество удалился.
        - С кем я связалась? - облегчённо выдохнув, хмуро пробормотала девушка.
        Однако уже через месяц она убедилась, что король Алисьен действительно не такой, как о нём говорят.
        В дверь апартаментов первой магианны Закрытого королевства осторожно постучали и обеспокоенный голос правителя позвал:
        - Веретенна, с вами всё в порядке? Вас уже два дня не слышно и не видно.
        Вместо ответа дверь медленно, словно от дуновения, отворилась.
        Алисьен сначала прислушался, принюхался и только потом рискнул войти. Пропажа обнаружилась за столом, тихо сопящая и явно крепко спящая. Ее окружали стопки книг, некоторые из которых были раскрыты. Король прошелся взглядом по корешкам и понял, что магианна целыми ночами изучала физиологию оборотней и их историю. Сама девушка выглядела ужасно даже во сне - бледное осунувшееся лицо, круги под глазами и растрепанные волосы. Алисьен покачал головой, аккуратно взял на руки Веретенну и отнес ее в спальню. Стоило ему опустить подопечную на постель, как человеческое чудо сонно приоткрыло глаза.
        - Пить… - прохрипела она.
        Оборотень торопливо сходил в кабинет за графином и вернулся уже со стаканом воды. Девушка быстро осушила его и снова откинулась на подушки.
        - Благодарю, - с трудом тихо прошептала она. Король с непривычной для него тревогой коснулся ее лба, потому что щеки девушки приобрели нездоровый румянец. Он тяжко вздохнул. Ему приходилось слышать, что маги тяжело переносят любые недуги. Магианна почувствовала в приятную прохладу чьей-то руки, приоткрыл глаза и чуть не соскочил с кровати. Увидеть над собой Алисьена Холодного - так его называли в светском обществе, - да еще и та близко, она никак не ожидала.
        - Ваше Величество?! - ошеломленно воскликнула она, отодвигаясь от него на другой конец кровати. - Что Вы здесь делаете?
        Его Величество, словно не заметив ее манипуляций, спокойно повторил то, что говорил, когда был в коридоре около ее двери.
        - Тебе уже два дня не слышно и не видно! Слуги уносят от тебя нетронутые подносы с едой, из покоев не появляешься. Что у тебя здесь вообще происходит?
        Веретенна испуганно вжалось в перину. Может лицо короля и осталось неизменно спокойном, но потемневшие зелёные глаза ничего хорошего не обещали.
        - Просто раньше я абсолютно не интересовалась географией, - решилась признаться девушка, - а теперь жалею.
        - Жалеешь? - Гнев неожиданно исчез из глаз мужчины, его вытеснило любопытство.
        - Я знаю, что надо было раньше об этом думать, перед тем, как я согласилась на работу в Закрытом королевстве. Да как вообще можно было отправляться в страну, о жителях которой не имеешь ни малейшего понятия?! - поразилась сама себе затворница.
        Король фыркнул, когда наконец понял суть проблемы.
        - И поэтому ты решила запереться в комнате и не выходить оттуда, пока всё не изучишь?
        - Нет, просто… - Магианна смущенно замялась. Беспокойство работодателя, славящегося своей холодностью, никак не укладывалось у нее в голове. - Не ожидала, что мне до такой степени понравится.
        - Голодать и бодрствовать? - с непривычным сарказмом уточнил Алисьен.
        - Нет! - наконец, совладав со смятением и испугом, раздражённо возразила она. - Я не ожидала, что мне до такой степени понравится читать об оборотнях! И обычаи у вас необычные…
        - Понимаю. Но впредь не забывайте, пожалуйста, о еде, сне и гигиене!
        Веретенна стыдливо отвела взгляд. В те дни, когда какое-нибудь занятие полностью поглощало ее, она ни о чём другом, даже жизненно важном, думать не могла.
        - Надеюсь, вы больше не заставите меня волноваться, - обронил мужчина и поднялся с кровати. - Сейчас вам принесут что-нибудь поесть.
        - Могу ли я сначала принять ванну? - уставшим голосом робко спросила девушка.
        - Конечно. - И он покинул ее апартаменты.
        После этого инцидента Веретенна заметила, что ее преследует ощущение чьего-то внимания. Естественно, первым, кто попал под подозрение стал король оборотней.
        - Чем вы сейчас намереваетесь заняться? - поинтересовался он у неё, как только они отобедали.
        - Вы за мной следите? - прямо спросила магианна. Она не любила, когда за ней надзирали или притесняли ее свободу.
        - С чего вы это взяли? - невозмутимо поинтересовался Алисьен.
        - Ваше Высочество каждый раз, как закончится наша трапеза, задает мне этот вопрос? - испытующе сверля взглядом оборотня, выпалила девушка.
        - Неужели? - притворно удивился король.
        Девушка громко фыркнула и позволила себе не прощаясь покинуть Его Величество, при этом случайно громко хлопнув дверью. Постоянное напряжение, которое она ощущала рядом с этим двуликим плохо сказывалось на ней. Ей от чего-то внезапно захотелось напакостить как-нибудь, хотя бы мелко.
        За месяц пребывания в замке Веретенна уже поняла, что король Алисьен любит цветы. И грехом было бы, не воспользуйся она этим.
        Глубокой ночью, когда спали даже слуги, девушка покинула свою комнату и отправилась в сад Его Величество.
        После того раза, в саду она больше не была, поэтому на тот момент, когда девушка оказалась на месте, она с интересом принялась изучать все вокруг. К приятному удивлению ночной проказницы, король выращивал не только простые цветы, которые можно было часто встретить в лесу или в поле, но и те, что отличаются особой редкостью и полезностью. Магианна с интересом оглядывала растения, которым требовался особый уход и которые в этом уголке мира ну никак не могли расти! Однако несмотря на столь и редкие виды отказаться от пакости она не могла.
        Алисьен проснулся, как обычно, на рассвете. Но стоило ему сесть на постели, как он почувствовал что-то странное со своей головой. Он поднялся с кровати и подошел к зеркалу, в которое в течение следующих пятнадцати минут глядел в него с ироничной ухмылкой.
        В его волосах в каждой кудряшке, в каждом завиточке были маленькие полевые цветочки. Среди них были ромашки, календула, фиалки, лен, незабудки и другие цветы, которые росли в его саду. В саду… В его саду? Оборотень с подозрением подошёл к окну, выходящему на его сад, и с облегчением не увидел никаких изменений.
        - Феонит! - позвал он после недолгих раздумий.
        - Да, мой господин, - дворецкий появился так быстро словно всё это время стоял под дверью его покоев. Странную прическу короля он предпочел проигнорировать.
        - Зарисуй, пожалуйста, - обведя рукой украшение на голове, попросил он. - Будет жалко пропадать этой работе.

* * *
        - Его Величество, наверное, уже отбыл, - задумчиво проговорил Феонит, прервав свой рассказ. - Сейчас, если захотите, как раз покажу Вам этот набросок.
        - Конечно, - оживился Вальдер. На удивление, слушать рассказы о предыдущем правителе было довольно интересно. - Сколько же она времени убила на это?
        - Около полуночи, - улыбнулся старик, сворачивая в полутемный коридор. - Меня больше интересовало, как она добралась до затылка и как Его Величество не испортил всё это за остаток ночи? Веретенна рассказывать это категорически отказалась.
        Они подошли к стене, находящийся в конце коридора, и дворецкий стал ее прощупывать, затем опустился на колени и на полу у самой стены что-то написал. Через несколько мгновений у ног Феонита появился темный провал.
        - Осторожно, ступеньки здесь очень мелкие, - предупредил подопечной его отца.
        Спускались они около десяти минут. Внизу их ожидал протяженный с высоким округлым потолком широкий тоннель. На его стенах виднелись темные силуэты. Феонит прошёл немного по коридору и остановился у самого ближайшего силуэта.
        - Это король оборотней в юности, - сообщил он, погладив, очевидно, краешек рамы.
        - Я могу зажечь факелы? - раздосадовано поинтересовался Вальдер.
        - Ох, прошу прощения, - неловко воскликнул старик, но Вальд не обратил внимания и с помощью магии зажег все факелы. Теплый желтый свет озарил огромное количество картин, которые продолжали виднеться в конце коридора. На той, у которой стоял Феонит, был изображён красивый статный брюнет с кудрявыми волосами. На его лице двумя яркими пятнами пылали бледно-зелёные глаза. Эти глаза ему кое-кого напомнили, кое-кого, за кого он сейчас очень сильно переживал.
        - А это госпожа Веретенна, - продолжал дворецкий, в его голосе теплились нотки некоего отцовского умиления. Наследник подошёл к следующей картине, да так и застыл на месте - на него с огромного полотна смотрела вылитая Пантидера, только глаза ее были каре-зелеными, а волосы - прямыми.
        - Здесь ей девятнадцать лет, - сказал пожилой оборотень и обернулся к принцу. Заметив его замешательство, он удивлённо позвал: - Ваше Высочество?
        Нелюбимая «обзывательство» привело Вальдера в чувство.
        - Скажите, - медленно проговорил он, - а у короля Алисьена Веретенны были дети?
        - Да, близнецы: мальчик и девочка.
        - А зовут их?
        - Шармит и Пантидера.
        Вальд схватился за голову. Пантидера - дочь бывшего короля…
        - Шармит сейчас живет со своим дядей, братом-близнецом короля Алисьена. А Пантидера была спасена служанкой во время нападения его величества Влаира. Она вместе с младенцем пропала без вести. В тот момент по всему Закрытому королевству шли беспрерывные бунты, и многие из нас посчитали ее погибшей. Но Алессьер все равно ведёт ее поиски.
        - Я… - Наследник хмуро уставился в стену между портретами, - путешествовал с ней около месяца. Перед тем как меня схватили наемники отца, мы разошлись, чтобы уйти по одиночке. За ней гнались служители церкви.
        Вальдер заметил, как по лицу Феонита после этих слов потекли слезы, и он дрожащим голосом неверяще выдавил:
        - Так она всё-таки жива!
        - Боюсь, что если монахи ее поймали, то ее уже нет живых, - дрогнувшим голосом, шепотом выдавил Вальдер. - Но я верю, что все не так…
        Он сердцем чувствовал, что она должна быть жива.
        - А какая она? - оживился дворецкий.
        - Красивая и холодная, - улыбнулся он, вспоминая знакомство со своей напарницей. - Если хотите, я могу нарисовать ее.
        - Да, пожалуйста! - Казалось старик сейчас умрет от счастья.
        - Давайте продолжим? - смени тему Вальдер неловко, ему было трудно наблюдать чужую радость.

* * *
        Веретенна собрала в сумку тюбики с краской, палитру, кисточки, емкость для раствора и покинул свою комнату через окно. На улице снова царствовал полночь.
        «Главное - к окну не примерзнуть, начало ноября всё-таки», - подумала девушка, приближаясь к пункту назначения.
        Утром Алисьен проснулся раньше прихода дворецкого. Он распахнул шторы, скрывающие окна, и недоуменно застыл, разглядывая надписи интимного содержания. Ему признавалась в любви некая… некий Иван.
        Его Высочество закрыл глаза. Открыл глаза, перечитал письмо. Снова закрыл глаза, и прикрыл их ладонью.
        - Что же я сделал-то ей? - поинтересовался он у потолка.
        Веретенна с нетерпением ожидала прихода короля. Ей было интересно, отреагирует ли мужчина как-нибудь в этот раз, потому что в прошлый Его Величество остался абсолютно невозмутим, даже виду не подал, что у него что-то произошло.
        Через несколько минут король Закрытого королевства вошёл в столовую. Он с повседневным лицом поздоровался с ней и больше ничего. И в течение всего дня ничего.
        - Попытка третья, - вздохнула магианна, отрывая мешок и доставая из него флакончик с розовой жидкостью.
        Укладываюсь спать Алисьен внезапно понял, что он боится проснуться утром. Предчувствие, что с ним снова что-то произойдет ночью, не покидало его весь вечер. И оно его не подвело. Король не успел даже глаза открыть после беспокойного сна, как почуял неладное. В прямом смысле «почуял» - в комнате нестерпимо пахло крепкими женскими духами. Собственно, сам Алисьен и был источником этой во… то есть этого аромата. Его Величество с рычанием бросился в ванную.
        Теперь магианна добилась своего: король Закрытого королевства выведен из равновесия.
        Приближение Его Величества к ее комнате Веретенна почувствовала сразу. Всё же духи она выбрала самые стойкие.
        - Доброе утро, - поздоровался он, но тон его девушке совершенно не понравился.
        - Если можно так его называть, - бормоча себе под нос, кивнула она. «Доигралась, похоже».
        - Чем вы намереваетесь заняться после завтрака? - с каким-то зловещим предвкушением поинтересовался он.
        - Ничем, - ответила она, мысленно добавив «к сожалению», и уточнила: - А вы что-то хотели предложить?
        - Да, хотел пригласить вас на конную прогулку.
        Веретенна окинула мужчину подозрительным взглядом. В принципе в прогулке верхом не было ничего страшного? Опасного? Угрожающего? В общем, интуиция, которая просыпалась в исключительно редких случаях, сейчас буквально вопила о том, что проблем надо ждать не от прогулки, а от того, что случится после того, как она закончится.
        - Вы составите мне компанию? - напомнил о своем присутствии оборотень.
        - Думаю… - сначала она хотела отказаться, но все-таки не стала перечить судьбе, - …я не могу Вам отказать.
        - Замечательно! - неестественно бурно обрадовался правитель оборотней. - Жду вас через час после завтрака возле конюшни.
        Чувствовала Веретенна, что зря она всё это затеяла, но куда теперь деваться.
        - Куда мы направимся? - поинтересовалась она с тоской глядя на лошадей. Кататься она любила и вроде бы умела, но лошади здесь были незнакомые, и девушка не знала, чего от них можно ожидать.
        - Здесь неподалеку есть небольшая деревушка, - проговорил Его Высочество Алисьен, проверяя ремни на седле. - Давно хотел туда съездить.
        Магианна внимательно оглядела короля, отмечая, что на нём надета довольно простая одежда: белая рубаха с кожаной жилеткой, темного цвета штаны, потертые сапоги до колен. Такое почти повседневное одеяние простолюдина полностью преобразило венценосного оборотня.
        - Вам идёт, - не удержалась Веретенна от комплимента.
        - Давайте уже перейдем на «ты», - оставив без внимания комплимент девушки, попросил он.
        Она недоверчиво покосилась на него.
        - Если так будет угодно Его Величеству, - неуверенно проговорила она, и Алисьен фыркнул. Куда теперь подевалась ее смелость?
        - Бери Мотылька, - кивнув на серого тонкокостного коня, посоветовал мужчина. - Он спокойный и послушный.
        - Благодарю. - Она вывела жеребца из стойла и оседлала его. - Долго добираться?
        - Около пары часов. Поедем через лес.
        - Вы… ты не боишься разбойников?
        - Разве у нас они все ещё водятся? - поинтересовался Алисьен.
        - Разве нет? - вопросом на вопрос ответила девушка.
        - К нам не поступала ещё ни одна жалоба за последние пять лет.
        - Как знаете, но возьми… пожалуйста, с собой какое-нибудь оружие. Так, на всякий случай.
        Король иронично приподнял брови.
        - Разве тебя не достаточно?
        - Магия не способна обеспечить полную защиту, тем более от обыкновенного оружия, - пояснила магианна, и мужчина таки согласился. Слуга принес ему меч, и они, наконец, отправились в путь.
        До леса они добрались за полчаса, и за всё время никто из них не проронил ни слова, однако стоило деревьям скрыть поле за их спинами, как девушка ощутила острую потребность в общении:
        - А зачем тебе в эту деревню? - Она никак не могла привыкнуть к фамильярности по отношению к Его Величеству.
        - Хочу проведать старых знакомых. Много лет с ними не виделся, - Правитель едва заметно улыбнулся уголками губ. Больше Веретенна не знала, как завести разговор, но оборотень, казалось, решил сжалится над ней:
        - Ты довольно рано для своего возраста закончила высшие курсы по боевой магии, - задумчиво проговорил он.
        - Экстерном. К тому же в школу меня приняли семилетним ребенком, - пояснила девушка, искоса наблюдая за мужчиной.
        - Была очень способной?
        - Имела немаленький магический потенциал, который не решились оставить без внимания.
        - Буянила?
        - Не то слово, - рассмеялась подопечная короля.
        - А до семи лет кто за тебя отвечал? - неожиданно поинтересовался Алисьен.
        Веретенна замялась, не зная, стоит ли отвечать со всей честностью.
        - Ближайшие родственники, - почти правду ответила она. - Потом я ушла из дома.
        - В семь лет? - На лице короля Закрытого королевства впервые промелькнуло нечто вроде изумления. - И тебя пустили?
        - Да. А ещё снабдили едой, деньгами, необходимой одеждой, - с улыбкой сообщила магианна.
        - Что у тебя за родственники такие? - с ноткой возмущения пробормотал он.
        - Об этом я бы не хотела рассказывать, - сообщила она тоном, пресекающим дальнейшие расспросы. - По крайней мере пока.
        - Не имею права тебя заставлять.
        Через час лес кончился, и никакие разбойники на пути им не встретились. Еще около получаса они плелись по скошенному полю, в конце которого виднелись низенькие деревянные дома.
        Веретенна всё время, пока они преодолевали расстояние до деревни, незаметно наблюдала за лицом Его Величества, которое неожиданно приобрело способность к различным эмоциям. Самое выразительное, что она увидела на нем, было… томление?
        - Ваши воспоминания как-то связано с этим местом? - Вопрос был несколько глуп; естественно, у него были эти воспоминания, раз в этих местах живут его знакомые, но по-другому она не знала как спросить.
        - Собственно, здесь я провёл практически все свое детство, - задумчиво протянул мужчина, провожая взглядом пробегающих мимо ребятишек. Они уже въехали в деревню. - Когда еще был обыкновенным деревенским сиротой.
        - Вы были сиротой?! - ошеломленно воскликнула девушка.
        - Опять это «вы», - наигранно грустно вздохнул Алисьен.
        - Простит… Извини, - исправила она свою оговорку. - Ты был сиротой?
        - Предыдущий король с королевой усыновили меня и Влаира, - пояснил Его Величество. - Ни один из них не мог иметь детей, поэтому они отправились сюда, в детский дом.
        - Никогда бы не подумала.
        - Об этом, между прочим, упоминается в мировой истории, - как бы между прочим заметил мужчина, заставив Веретенна стыдливо опустить глаза этим замечанием. - Очевидно, помимо географии тебя также не интересовала история.
        - А ещё этикет, иностранные языки, расоведение и любые теоретические предметы, - честно призналась девушка.
        - Как же ты смогла сдать экстерном? - хмыкнул правитель.
        - Я очень старалась, - хитро заулыбалась она.
        Алисьен едва заметно усмехнулся и слез с лошади. Он взял свою и ее лошадь под уздцы и повел их в глубь селения.
        Люди[19 - В старые времена люди и оборотни довольно мирно сосуществовали бок о бок; поэтому иногда оборотни сами невольно называли себя людьми, хотя и понимали откровенную разницу.] встречали их настороженно и даже несколько враждебно. Деревня была маленькой и находилась на отшибе, поэтому Веретенна не удивилась недружелюбному приему.
        Из-за поворота появился невысокий черноволосый мужчина средних лет, на которого Его оборотническое Величество отреагировал довольно непривычно:
        - Шотан! - крикнул он и направился к незнакомцу.
        - Алисьен? - недоверчиво пробормотал Шотан, глядя на венценосного оборотня. - Это ты?
        - А что, не похож? - в своей коронной манере приподнял бровь король.
        - Слишком похож.
        Оказалось, что Шотан являлся сыном бывшей владелицы детского дома, в котором когда-то рос Алисьен. Они переместились в приют и принялись отмечать встречу. И тут у Шотана возник вполне ожидаемый, но довольно бестактный вопрос:
        - А вы кто?
        На вопрос она ответить не успела, за нее это сделал ее работодатель:
        - Подруга моя. Ей тоже наливай, не стесняйся!
        Веретенна возмущённо к нему развернулась, собираясь выразить протест с аргументами, но ее бесцеремонно заткнули жареным кусочком мяса, а в руки сунули наполненную спиртным кружку.
        - Не обижай моё Величество, - абсолютно серьезно заявил венценосный… нахал. - Тем более, считай, что это часть твоего наказания.
        - Тогда имей в виду, что я за себя не отвечаю, - предупредила она, кивнув на кружку, и присоединяюсь к празднованию.
        В замок король с магианной возвращались уже ближе к вечеру. Пьяная девушка долго торжествовала, когда в лесу их окружили разбойники. «Я же говорила!» - вопила она в ухо Алисьену. Будь тот трезвым, то оглох бы наверняка. С разбойниками они разобрались за добрый час. Всему виной был алкоголь, до сих пор празднующий в крови двух гуляк. А до замка они и вовсе добирались пешком, потому что во время схватки с нарушителями закона их питомцы испуганным галопом растворились в лесу.
        - А мне понравилось, - вдруг заявила Веретенна, которая висела на плече оборотня. Ноги ее еще в лесу едва держали.
        - Не могу не согласиться, - фыркнула ей в ответ спина, а может и задница ее носильщика. С этого ракурса - это всё, что она могла видеть из его частей тела.
        - Все-таки зачем ты меня с собой взял? - вдруг спросила она у своего собутыльника. - С нападающими ты бы и сам прекрасно справился. Да и на наказание это мало похоже.
        - С магом бы не справился, - возразил Алисьен и ответил на вопрос: - хотел сделать тебе сюрприз.
        - И что из этого было сюрпризом? - заинтригованно прошептала Веретенна.
        - А ты его еще не видела. Он дома.
        - Что же это может быть?
        - Завтра, когда выспишься, узнаешь, - загадочно пообещал король.
        Утро для магианны выдалось душным. Сорочка до пят тесным коконом сковала ее тело. Она повозилась, пытаясь освободиться, и запуталась еще сильнее. Казалось, что одеяло также была против неё.
        - Да что ты будешь делать? - возмущалась она, вспоминая, с каких это пор она спит в сорочке.
        В конечном итоге она позорно свалилась с кровати. Девушка откатилась от приставучего одеяла, избавилась от сорочки и поползла к гардеробу.
        - Это что такое?! - шокировано воскликнула она, распахнув створки встроенного в стену шкафа. - Откуда эти…
        Тут Веретенне вспомнились слова Алисьена о том, что он подготовил ей сюрприз.
        - Ах ты! - начала закипать девушка, глядя на разноцветные роскошные наряды, которое теперь висели вместо привычных ей штанов и рубашек. Договаривать она не стала. Ей в голову пришла более интересная мысль, чем сквернословие.
        Его Величество ещё спал беззаботным сном, и магианна вкушала бальзам наслаждения, смотря на беззащитного короля. Она уже забыла о своей цели, - хотя бы один раз лишить невозмутимости правителя Закрытого королевства - что даже не заметил ее достижения.
        Девушка откупорила стеклянную бутылочку и равномерно разлила содержимое по телу Его Величества, затем избавила шесть представителей кошачьего семейства от магической клетки и с торжеством стала наблюдать, как кошки с мурлыканьем набросились на мужчину, сильно пахнущего валерьянкой.
        Веретенна подавила огромное желание злорадно расхохотаться и нехотя покинула место преступления.
        Алисьен проснулся от странных непонятных ощущений. Ему казалось, что он лежит голый и его тело расчёсывают чем-то шершаво-мягким и горячим.
        «Какой-то странный сон», - вяло подумал он, открывая глаза. В этот момент одна из кошечек забралась ему на грудь и нацелилась на нос, поэтому, увидев перед своим лицом чью-то усатую мордочку, мужчина рефлекторно вскочил. Первое, что бросилось ему в глаза, было наличие животных в его постели.
        - Мяу! - завопили комки шерсти, и король впервые в жизни повысил голос и опасливо заорал:
        - Феони-и-ит!
        Вечер Веретенна коротала с интересной книжкой и кружкой зелёного чая. Весь день неё никто не тревожил, а потому о своей маленькой пакости она уже позабыла.
        В дверь вежливо постучали, и девушка, не отрываясь от книги, ответила:
        - Открыто.
        - Добрый вечер, госпожа, - поздоровался дворецкий. - Вы готовы?
        - Готова? - Она скинула в голову и озадаченно переспросила: - Готова к чему?
        - К балу, конечно же, - «обрадовал» ее оборотень. - Наверное, Его величество забыл Вас известить. Он очень хотел, чтобы Вы сопровождали его.
        - Но я никогда не была на подобных мероприятиях! - оторопело возразила магианна. Она терпеть не могла большое скопление живых, а оказаться в окружении аристократов она тем более не хотела бы!
        - Когда-то всё равно придется начинать, - непреклонно заявил Феонит и мягко выдернул ее из кресла. - Тем более занимая должность магианны Закрытого королевства. Пойдемте, у нас еще есть время, чтобы подготовиться.
        Яростные протесты обыкновенный простолюдинки никто не слушал, а через два часа, направляясь к месту праздника в просторной карете, Веретенна, наконец, поняла, что добилась того, на что напрашивалась уже довольно длительное время. Об этом ей сообщил многообещающий взгляд Его Величества.
        - И надолго это всё? - вымученно поинтересовалась она. В платье девушка находилась не более получаса, но из-за него ей уже хотелось удавиться: корсет служанка затянула так, словно хотела задушить магианну, туфельки на высоком тонком каблучке стискивали привыкшую к свободной обуви ногу девушки. Количество шпилек, а точнее их масса, перевешивало голову мученицы то в одну, то в другую сторону, грозясь склонить не привыкшую к таким тяжестям голову к полу. Узкие перчатки, которые Веретенна, к слову, тоже терпеть не могла даже зимой, ограничивали подвижность ее гибких пальцев.
        И хотя всё это не способствовало ее комфорту, магианна не могла не признать, что все детали женского туалета ей очень шли и, главное, невероятно красили.
        - До завтрашнего утра, - беспощадно сообщил король, чем окончательно загнал свою подопечную в депрессию.
        - Замечательно, - мрачно пробормотала она. - И кем ты собираешься меня представить? Надеюсь, своей телохранительницей?
        - Зачем же так грубо? - хмыкнул Алисьен. Он уже начал получать удовольствие от своей мести.
        - Ну, а как еще?
        - Обыкновенно - дамой. Или своей приближенной.
        - Лучше бы телохранительницей.
        - Что же так без радостно? - усмехнулся венценосный оборотень.
        - Скажи, как бы ты себя чувствовал, если бы тебя вырядили в бальное платье и прочее, что к нему прилагается? - раздражённо спросила Веретенна.
        - Очень… неуютно, - честно ответил мужчина, но сочувствия к человечке он все равно не испытывал. Ее ночные поступки никак не могли побудить в нём подобные чувства. Хотя он нисколько не злился на нее, но он хотел немного проучить хулиганку и, желательно, также выяснить причину столь очевидной неприязни с ее стороны.
        Девушка красноречиво на него глянула, но больше ничего не сказала - из-за туго стянутого корсета дышать и тем более говорить было очень тяжело.
        Однако на балу появились весьма неожиданные возможности отыграться, и настроение мученицы несколько приподнялось. Ее отрадной стали карточные игры, которыми развлекали себя аристократы.
        - Ваше Величество, - обратилась она к своему работодателю, - не хотите сыграть несколько партий? Скажем около пяти?
        Господа, увлеченные игрой, заслышав вопрос девушки, заинтересованно повернули головы к беседующим. Каждый раз, когда король Закрытого королевства посещал бало, категорически отказывался от азартных игр. Они бы не обратили внимание на маленький разговор, если бы не одно «но» - Его Величество также никогда не появлялся в светском обществе в сопровождении дамы.
        - Почему бы и нет, - к удивлению аристократов, с улыбкой согласился Алисьен, подходя к столику, за которым велась игра. Господа, сбитые с толку непривычным поведением монарха, безропотно уступили правителю стол - дама изъявила желание играть один на один.
        - Леди желает играть на деньги? - учтиво поинтересовался король.
        - Это было бы слишком скучно, - покачав головой, хитро заявила магианна. - Предлагаю на желание!
        Окружающие с суеверным ужасом затаили дыхание. Даже самая отчаянная аристократка не решилась бы на подобную наглость.
        - Я не буду вам поддаваться, - предупредил мужчина, тасуя колоду.
        - Так тоже было бы скучно.
        - Тогда я не имею ничего против.
        Дамы и господа чуть не задохнулись от изумления.
        - Надеюсь, Ваше Величество помнит, что карточный долг - дело чести? - на всякий случай уточнила Веретенна.
        - Естественно! - Король Алисьен был готов оскорбиться, но он понимал, что его попросту провоцируют.
        - Тогда приготовьтесь!
        - Твое Величество снова проиграло! - радостно рассмеялась Веретенна. Количество выпитого сделало девушку более развязной и кокетливый, что Алисьену не нравилось даже больше, чем три позорных проигрышей из пяти партий. - И как победитель, - добавила она нарочито добродушно, - я разрешаю вам первым загадать свои два желания.
        Алисьен досадливо вздохнул. Его подопечная оказалось отличной картежницей. Если бы они играли на деньги - он бы успешно проиграл ей целое королевство.
        - Отлично! - преувеличенно бодро воскликнул он, поднимаясь из-за стола. - Я недавно узнал, что вы абсолютно не умеете танцевать, поэтому позвольте пригласить вас на танец, миледи!
        Магианна натянуто улыбнулась и послушно приняла предложение мужчины. Он просто не знал, на что подписался - ещё ни один партнер по танцам не уходил от неё с неотдавленными ногами!
        - Ну, каково же будет ваше второе желание? - тяжело дыша испытующе спросила она после десятиминутной пытки, которая оставила на ее ногах не менее четырех мозолей.
        Его Величество, глядя на запыхавшуюся подопечную, не смог сдержать удовлетворённой улыбки. Впервые за последнюю неделю он почувствовал себя отомщенным.
        - А моё второе желание будет небольшой, но чистосердечной просьбой, - сообщил двуликий, обнимаю за талию чертовку и интимно шепча ей на ухо слова: - Не могла бы ты уже перестать досаждать мне своими пакостями?
        Девушка гаденько захихикала и покладисто кивнула.
        - Ну, ла-адно, - не расстроилась она.
        - Ещё я бы не отказался услышать о причинах твоих пакостей, - прищурился Алисьен, пристально изучая лицо Веретенны.
        - Думаю, не стоит! - смутилась картежница.
        - От чего же?
        - Они глупые и действительно беспричинны, - призналась магианна. - Обещаю, что подобного больше не повторится!
        - Надеюсь, вы сдержите свое обещание, миледи, - неожиданно ворчливо пробормотал монарх, а затем встрепенулся: - Ну, что ж, теперь ваша очередь загадывать желания.
        - Мое первое желание… - начала девушка с пугающей интригой.
        - Да-да? - поторопил Его оборотническое Величество напряжённо, когда пауза затянулась.
        - Немедленно покинуть бал!
        - Всего-то? Будет исполнено сию секунду, - облегчённо заверил мужчина и повел свою даму к выходу. Он ожидал худшего. Хотя, возможно, что всё ещё впереди, ведь это было только первое желание.
        Они покинули поместье какого-то аристократа, имя которого Алисьен даже не утруждался запомнить, и сели в карету.
        - Я весь во внимании, - сообщил проигравший, выжидательно глядя на победительницу.
        - Думаю, моё второе желание вам не понравится, - задумчиво протянула дама и решительно добавила: - но отказаться от него я не могу!
        - И что же это? - иронично приподнял бровь оборотень. - Побыть правительницей определенный срок?
        - Пандора упаси! - с искренним ужасом воскликнула девушка и обиженно спросила: - Я что, похожа на мазахистку? - Алисьен одарил ее красноречивым взглядом. - Ну да, похожа, наверное, но такое меня точно не интересует.
        - Что же ты тогда хочешь? - испытующе просил он, боясь даже строить какие-либо предположения.
        - Всего лишь тебя в обличии зверя, - спокойной, но, на самом деле, с опаской сказала она и на всякий случай отодвинулась от него на другой краешек сидения.
        Алисьена на какое-то время выпал из реальности. С одной стороны, желание магианны никакого ущерба королевству или подданным не несло, а с другой - гордость Его Величества имела все шансы быть ущемленной.
        «Могло бы быть и хуже», - напомнил себе король, а вслух сообщил:
        - Раз карточный долг - дело чести, то я не могу тебе отказать. Когда?
        - Я сообщу, - обрадовалась Веретенна и пересела обратно поближе к мужчине. - Третье моё желание…
        - Ну? - двуликий хотел, чтобы это все уже поскорее закончилось.
        - Верни мой прежний гардероб!
        - Вот от этого я вынужден отказаться! - безапелляционно возразил правитель. - Ты - девушка, а значит, должна выглядеть соответствующе!
        - Ничего я не должна! - праведно возмутилась собеседница. - Я одеваюсь так, как мне нравится и как мне удобно! Ты не имеешь никакого права в этой сфере моей жизни!
        - Ладно. Я согласен вернуть только часть одежды, - немного поразмыслив, упрямо сообщил Алисьен. Он, конечно, мог с ней спорить о том, что она его подопечная, и должна выполнять любые приказы, но ссориться ему абсолютно не хотелось. - Тебе очень идут женские наряды, так почему бы не пользоваться этим?
        - Зачем мне это надо? - раздражённо воскликнула Веретенна, стягивая с себя перчатки и туфли. - Мне абсолютно не нравится находиться в обществе аристократов!
        - И со мной тоже? - с обманчивым спокойствием уточнил Алисьен. Он оглядывал её цепким пронзительным взглядом, чтобы не упустить ни одной эмоции. Магианна замерла, не стянув до конца перчатку. О чувствах Его Величества, который, к слову, тоже был аристократом, она совсем не подумала.
        Затянувшееся молчание девушки король истолковал по-своему:
        - Всё ясно.
        - Ты не так меня понял! - опомнилась Веретенна и вскочила. В этот момент карету ощутимо тряхнуло, и магианна потеряла равновесие. Алисьен среагировал мгновенно: он поймал подопечную практически у самого пола. Следующая встряска опрокинула пару на мягкие сидения, и, словно издеваясь, карета снова поехала спокойно.
        - Ты как-то странно весишь… - растерянно прошептала девушка, лёжа под правителем. - Слишком легко… словно кот.
        - Я есть кот, - пробормотал Его Величество. Он не вынес опасной близости ее лица и склонился над ним, чтобы мягко коснуться ее губ своими.
        Магианна замерла, как пришибленная. Она даже подумать не могла, что Его Величество способен… целовать.
        Алисьен с досадным смущением оторвался от своего занятия, которым, по правде говоря, занимался впервые. Раньше девушки абсолютно не интересовали будущего короля. Некоторые даже считали его мужеложцем. К сожалению или к счастью, он с детства был закрытым в себе оборотнем, да и девушкам всегда нужно было одно и то же - деньги, титул, подарки и так далее. Поэтому они всегда вызывали в нём отторжение. Но Веретенна оказалась другой. Деньги ее не интересовали, и аристократия, как оказалось, абсолютно не вызывала у нее симпатию. У магианны был довольно упрямый характер и странный ход мыслей, но, как ни странно, она нравилась ему практически полностью. А этот порыв… он и сам бы не смог объяснить, как решился на этот поступок.
        - Почему? - будто не имея возможности вдохнуть, выдавила девушка.
        - Потому что ты мне нравишься, - практически не слышно, одними губами, ответил он.
        Ее глаза словно испуганно расширились, лицо густо покраснело. Увидев это Алисьен тоже невольно смутился. Он никогда не знал чувства неловкости, и вся эта ситуация крепко сбивала его с толку. Он слез с Веретенны и уселся подальше от неё, только бы не испытывать стеснения.
        Веретенна так ничего и не сказала. Всю оставшуюся дорогу они ехали в молчании, но несмотря на случившееся это молчание не было напряженным, скорее задумчивым.
        А теперь каждый, находясь наедине с самим собой, обдумывал свои чувства. Лично Алисьен чувствовал облегчение, даже радость, но в последнее время его не покидала тревога. Веретенна, после того дня, неделю, словно пришибленная, ходила. Думы настолько одолели ее, что она стала абсолютно рассеянной: часто отвечала невпопад, если к ней обращались, путала приборы за столом, а иногда он замечал ее неподвижно стоящей лицом к стене. Такое поведение сильно беспокоило Его Величество. Как бы сильно Веретенна ему ни нравилась, если его признание доставляет ей проблемы, то уж лучше он отступится. Король вообще не планировал признаваться, - это был импульс, вызванный сложившейся ситуацией, - и уж тем более не рассчитывал на взаимность. Оборотень уже решился было на откровенный разговор, как магианна его опередила.
        - Войдите, - устало откликнулся мужчина, когда в дверь постучали. В кабинет решительно вошла Веретенна. Его Величество напряженно застыл, не спуская с неё глаз.
        - Я пришла за своим третьим желанием, - неожиданно заявила она, чем вызвала у своего работодателя неконтролируемое рассеянное моргание; он ожидал чего угодно, но не этого. - Раз уж весь гардероб вернуть мне не удалось, в качестве компенсации я хочу другое желание.
        - Вообще-то, я думал, что мы договорились… - обескуражено начал Алисьен, но он запнулся, созерцая суровый вид подопечной. - Я весь во внимании.
        - Я хочу, чтобы вы кое-куда отправились со мной.
        У короля от сердца отлегло, что ее желание не было связано с увольнением.
        - Далеко? - покладисто поинтересовался мужчина.
        - Час езды.
        - Я буду готов минут через десять.
        - Куда мы едем? - спросила Алисьен, когда они покинули замок.
        - К озеру, - нехотя ответила девушка.
        - Зачем?
        - На месте узнаете, - отрезала она и больше ни на какие вопросы не отвечала.
        До озера они добрались даже меньше чем за час. Веретенна достала из седельной сумки синий шарф и завязала глаза Алисьену. Опережая его вопрос, она сказала:
        - Не снимайте повязку, пока я не разрешу. Если снимите, то я… - она запнулась. - В любой случае, обещайте, что не снимите.
        Оборотень кивнул. Далее ему пришлось полагаться только на слух. Послышался шелест одежды, затем едва слышно удаляющиеся и шаги громкий всплеск воды. У мужчины чесались руки - так ему хотелось содрать с глаз кусок ткани в течение десяти минут абсолютной тишины.
        «Что она там делает?» - Нервничая, мужчина ободрал всю траву вокруг себя. Тут, наконец, снова раздался всплеск, а следом за ним тихий голос:
        - Можешь снимать.
        Алисьен нетерпеливо избавился от шарфа и онемел от изумления. Веретенна находилась в воде, высунувшись по плечи. С первого взгляда ничего странного или удивительного король не увидел, если не считать того, что на улице, пусть и без снега, царствовал ноябрь, и холод был весьма ощутимым даже в самой теплой шубе, а магианна абсолютно голая на данный момент находилась чуть ли не в проруби.
        - Веретенна, - резко начал правитель, подскочив к краю воды, и замолчал, заметив нечто непонятное вместо ног его подопечной. Это было что-то вытянутое серебристое, оканчивающееся раздвоенным плавником. - Ты…
        - Я русалка, Ваше Величество, - сказала она отстранено. Словно в доказательство, девушка подплыла и, подтянувшись на руках, уселась на маленьком обрыве, возле которого на коленях стоял Алисьен. Его глазам предстал довольно длинный рыбий хвост, усеянный серебристой чешуей, заканчивающийся широким прозрачно-белым плавником. Оборотень зачаровано разглядывал преобразившиеся конечности, затем его взгляд пополз выше. Волосы русалки интригующе перекрывали небольшую, но симпатичную женскую грудь. Алисьен поспешно поднял взгляд, запоздало припомнив, что все представители озерно-речного царства источают привораживающие феромоны, а он способен им сопротивляться только благодаря принадлежности к роду оборотней.
        - Ты уверен, что тебе может нравиться русалка? - очень тихо спросила Веретенна. В ее голосе Его Величество уловил сожаление и грусть.
        Мужчина в своей манере иронично фыркнул и спокойно ответил:
        - Конечно. Мне не важна твоя раса, мне важны только твои чувства и… ты сама.
        Она недоверчиво вскинула голову и встретила его тёплый уверенный взгляд серебристо-зеленых глаз.
        - Но… - начала русалка, а Алисьен не стал слушать и ласково заткнул несопротивляющуюся возлюбленную поцелуем.

* * *
        - То есть Веретенна была русалкой? - уточнил Вальдер, поглядывая на портрет матери Пантидеры.
        - Полукровкой, - поправил его Феонит. - Иначе она ни за что не смогла бы покинуть свой водоем. Госпожа Веретенна была наполовину человеком.
        Вальд кивнул. Его гипотеза о том, что Пантидера имеет родство с русалками подтвердилась.
        - Пантидера частично унаследовала русалочьи гены, - решил сообщить наследник. - А если точнее - удивительную физическую силу и способности к некромантии. Но основная ее суть - это оборотень.
        - И каков ее зверь? - с любопытством спросил дворецкий.
        - Рысь с длинным хвостом.
        - Прямо как у отца, - заулыбался пожилой оборотень и продолжил свой рассказ.

* * *
        После того случая на озере, Алисьен не отпускал от себя Веретенну ни на шаг. И на балах, и на официально-деловых встречах, и на обедах, ужинах, в гостях и на приватных приемах. Магианна теперь всюду сопровождала своего короля. Впрочем, сама русалка явно ничего против не имела. Единственное, что ее не устраивало, - это обязательный на таких мероприятиях соответствующий вид. Она не привыкла так часто облачаться в роскошные тяжелые наряды, поэтому серьёзно уставала и выматывалась, хотя сей факт девушка старательно скрывала. А дело было в том, что ей просто нравилось проводить время с Его Величеством любым образом; а свое раздражение, появившееся вследствие утомления, она срывала на ухажерах с повышенным упрямством, число которых резко возросло вместе с завистью придворных дам, так и не достигших должного по их меркам внимания короля.
        - Может быть, вы всё-таки передумаете и потанцуете со мной, миледи? - в пятидесятый раз спросил навязчивый оборотень средних лет, чья манера одеваться заставляла вспоминать о повадках сороки. Его голова в опасной близости находилась от ее лица, и это стало последней каплей в чаше терпения Веретенны.
        Алисьен издалека наблюдал, как дама его сердца выбила графу два зуба - удар в челюсть у неё был отменный, - коленом заехала ему в солнечное сплетение и мастерски сделала подсечку. К огромному злорадству короля, сей вопиющий поступок, кроме него, никто не увидел. Граф с вежливой, хотя и попорченной улыбкой, отполз от магианны, которая впервые за последний час поднялась на ноги.
        - Если и танцевать, то только с тобой, - сообщила она подходя к венценосному оборотню.
        - Может, лучше поедем домой? - сочувственно поглядывая на свою русалку, предложил мужчина.
        - А что, так можно было? - воодушевилась страдалица, когда правитель кивнул. - Я буду тебе очень благодарна!
        Они нарочито неторопливо покинули поместье, в котором проходили чьи-то именины.
        - Ты мне еще кое-что должен, - напомнила дама уже в карете.
        - Я помню, - улыбнулся он, прижимая ее к своему боку.
        - Вообще-то, уже довольно холодно, чтобы сидеть ночью на улице! - проворчал Алисьен, но послушно раздевался.
        Веретенна, молча наблюдая за процессом, опустилась на траву. Она вытащила своего оборотня в его же сад - ей давно хотелось посидеть там со своей половинкой, и ночной мороз ее бы ни за что не остановил.
        - Но ты же можешь сделать мне маленький подарок на мой День рождения? - невинно поинтересовалась девушка, от чего мужчина неожиданно запутался в собственных штанах и чуть не упал.
        - День рождения?! - с негодованием воскликнул он. - Почему я не знал?!
        - Не знаю, - фыркнула магианна и беспечно протянула, словно речь шла о каком-то пустяке: - Наверное, себе просто не интересно было…
        - Веретенна, - проникновенно позвал Алисьен, но русалка не прониклась его интонацией, наверное, никто бы не проникся, глядя на того, кто сидел в одной рубахе голой попой на траве. - Это конечно моя просчет, но ты могла хотя бы намекнуть?
        - А сейчас я что, по-твоему, сделала? - захлопала ресницами именинница.
        Король тяжко вздохнул и, ничего не ответив, сменил ипостась.
        - Наконец-то! - обрадовалась магианна и подтянула к себе тепленького рыся. - А то я уже замерзать начала.
        «А сказать трудно было?!» - мысленно возмутился Его Величество, поудобнее устраиваюсь на ее коленях.
        - Что-то ты опять странно весишь, - пробормотала девушка, почесав оборотня за чёрным ушком. - Я, конечно, представляла, что хищная кошка может быть тяжелой, но не настолько же! Под тобой деревья не трещат?
        Рысь фыркнул в усы, тем самым показав, что оценила шутку, а после блаженно прикрыл глаза и бессовестно заснул. Веретенна позднее так его и не добудилась, поэтому ей пришлось тащить его, такую тяжесть, на руках до комната.
        Алисьен с натянутой доброжелательные улыбкой сидел на троне в приемной зале. По левую руку в пышном красивом серебристом платье, подобно богине, стояла Веретенна. На ее лице блуждала загадочная улыбка, и глаза поглядывали с неким снисхождением, котоое гости воспринимали как высокомерие.
        На дворе уже была середина января, которая в жизни Его оборотнического Величества значилось как личное празднество - День рождения. То, что он его не любил, никого не волновало, даже Веретенну.
        - Мой король, - начал очередной гости, - этот день - праздник для ваших подданных…
        Алисьен благополучно прослушал всю последующую речь, наслаждаясь лёгкими поглаживаниями Веретенны по его спине.
        - …поэтому примите мой скромный подарок! - едва уловил конец поздравления правитель. Низенький коренастый дворянин в темно-желтом камзоле преподнес к ногам Его Величества небольшую красную коробочку, обшитую бархатом.
        - Парные перстни с драгоценными камнями, - шепнула магианна, которая в течение всего приема на всякий случай пользовалась заклинанием абсолютно видения.
        Король Закрытого королевства мысленно вздохнул. За всё время, что он правит, количество полезных подарков или хотя бы тех, что ему пришлись ему по душе, можно было сосчитать по пальцам. Он терпеть не мог драгоценности; все эти безделушки, которые, по его мнению, могли украсить только женщину, не вызывали у него абсолютно никакого интереса. Алисьен, чье детство в основном прошло в приюте, привык к практичности вещей и их полезности. Он даже первое время отказывался носить дорогие костюмы.
        Наконец-то, желающих поздравить венценосного именинника не осталось, и Его Величество хотел было пригласить гостей к столу, но Веретенна его остановила.
        - У меня тоже есть для Вас подарок, Ваше Величество, - негромко пояснила она и наклонилась к уху своего мужчины. По мере беззвучного шепота лицо короля Алисьена стало светлеть и озаряться улыбкой. Сей феномен вызвал у присутствующих гостей острый интерес и недоверчивые шепотки. Ещё бы! Ведь Его Величество всегда был скуп на эмоции, можно сказать, что его искреннюю улыбку они видели впервые.
        Магианна уже молчала и перестала нависать над правителем, а тот до сих пор находился в прострации. Теперь господам будет чём поговорить в своих личных кругах.
        - Но откуда ты достала эшольцию[20 - Эшольция - очень редкое, можно сказать легендарное растение, вырастающее в исключительных условиях и обладающее уникальными целебными свойствами. За один-единственный маленький кустик с невзрачными молочно-зелёными цветочками готовы были отдавать немыслимые богатства.]? - Отведя в сторону девушку после того, как пришёл в себя, спросил у неё страстный садовод. - Да еще и целую грядку!
        - Вырастила с помощью магии, - улыбнулась та, беря мужчину под руку и ведя его в обеденный зал, где уже располагались гости. - В твоём саду очень плодородная почва. Если бы не она - у меня бы ничего не получилось. К тому же не зря я торчала в твоей библиотеке столько времени.
        Алисьен расплылся в блаженной улыбке, когда она ласково поцеловала его в щеку.
        Ближе к середине ночи практически все гости покинули замок. Феонит уже провожал последних, когда Веретенна мягко поволокла Его Величество в его же спальню.
        - Есть еще кое-что, что я хочу тебе подарить, - сообщила она. - Надеюсь, ты не сильно устал?
        Король покачал головой и в след за русалкой нырнул в темноту своих покоев, которые встретили его нежными руками и требовательными губами…
        Впервые в жизни утро для Алисьена выдалось счастливым, потому что открыв глаза он увидел любимую женщину, еще не одевшись она стояла к нему спиной около окна. Первое, что бросилось в глаза оборотню на ее обнаженном теле, это след от укуса на левой ягодице. Мужчина аж замурлыкал от удовольствия.
        Веретенна обернулась и с улыбкой вернулась в постель.
        - Тебя Феонит искал, - сообщила она, запустив пальцы в его кудрявую шевелюру на голове. - Приехал господин Влаир.
        Алисьен очнулся от приятных ощущений, доставляемых ее поглаживанием, и резко сел.
        - Когда он приехал?
        - Час назад. Феонит заглядывал совсем недавно.
        - От него давно ничего не было слышно, - задумчиво проговорил правитель, нехотя покидая объятия девушки. - Надо спуститься.
        Магианна согласно кивнула и стала быстро одеваться. Через десять минут они нашли Феонита и тот отвел их Влаиру.
        - Алисьен! - Навстречу королю поднялся высокий коренастый мужчина. Длинный пепельно-русые волосы были собраны на затылке в низком хвосте. Лицо несколько суровое, но с лучистыми голубыми глазами. Они обнялись, дружески хлопая друг друга по спине, и внимание Влаира со сводного брата переключилось на Веретенну.
        - С вами мы не виделись ещё дольше, - улыбнулся он и поцеловал ее руку. - Как вам работается?
        - Спасибо, очень хорошо. Ещё раз благодарю Вас за вашу помощь.
        - Не стоит, - покачал головой брат короля. - Было бы очень жаль, если бы пропал такой талант.
        - Честно признаться, это фраза за пять лет уже успела поднадоесть, - проворчала магианна, усаживаясь вслед за мужчинами в одно из свободных кресел. Влаир вежливо улыбнулся и с интересом спросил:
        - Какие новости в королевстве? Всё это время я был за границей, блуждал по миру.
        - Вот, где ты пропадал! - задумчиво протянула Алисьен. - Мог бы и предупредить.
        - Так сложились обстоятельства, - отмахнулся путешественник. - Ещё неделю назад я вообще не думал, что вернусь сюда. Я даже подарок не успел для тебя приготовить.
        - Мне достаточно того, что ты жив и невредим, - заверил Его Величество. - А новостей у нас в принципе никаких.
        Веретенна мысленно поблагодарила Алисьена. Когда она, будучи студенткой, и господин Влаир только познакомились, тот решил приударить за ней, но с того времени много воды утекло, и магианна надеялась, что мужчина уже позабыл о своей симпатии. А если нет, то зачем сыпать соль на чужую рану?
        Сам Алисьен рассказывать о сложившихся отношениях не стал только из природной скрытности. Да и к тому же он не думала, что свободного брата обрадует подобные вести, ведь Влаир раньше частенько сетовал, что на свете нет девушек, которых не волнуют деньги и внешность. А сообщить ему о том, что Алисьен (тот, кого никогда не интересовали близкие и даже интимные отношения) влюбился - всё равно что наступить на любимую мозоль.
        - А у вас какие новости? - решила поддержать беседу русалка.
        - Да так, ничего важного, - уклончиво ответил блондин и полюбопытствовал: - Вы завтракали?
        Алисьен и Веретенна отрицательно покачали головами.
        - Я тоже, - сообщил путешественник и поднялся на ноги. - Не составите мне компанию?
        - Конечно, с удовольствием.
        Влаир гостил в королевском дворце около недели, но после одного разговора он стремительно покинул свой бывший дом.
        - Веретенна, можно вас на минутку? - Окликнул Влаир магианну, когда та обновляла защитные заклинания.
        Они прошли в ближайшую комнату, и мужчина начал свою речь:
        - Веретенна, мы знакомы уже довольно давно, и со времен нашего знакомства моя симпатия к вам только крепнет. Собственно, честно говоря, я и вернулся-то только ради вас…
        По мере его слов, сердцем девушки всё тяжелело.
        «Значит, не забыл», - мрачно подумала она и со вздохом закрыла глаза.
        - …Поэтому, - заканчивал оборотень, - я хочу спросить: Веретенна, вы выйдете за меня замуж?
        Девушка невольно поперхнулась. Таких активных действий от него она никак не ожидала. Но раз мужчина, забравшийся так далеко от родных земель, только ради нее решил вернуться, значит, его чувства - не мимолетное увлечение. Как бы то ни было, сердце русалки безвозвратно отдано другому.
        - Простите, Влаир, мне жаль вас расстраивать. У меня уже есть любимый человек, но это не вы, - она замолчала, увидев, как изменилось выражение лица давнего друга с уверенного на сокрушенное.
        - Извините, - пробормотала она и торопливо покинула комнату.
        Влаир нравился ей как личность, но она не смогла ужиться с таким мужчиной из-за его характера.
        О том, что Влаир сделал ей предложение, Веретенна Алисьену не рассказала.
        Сам Алисьен догадывался, что что-то произошло между его возлюбленной и сводным братом, но он предпочел не вмешиваться. Даже тот факт, что Влаир неожиданно решил покинуть замок, сославшись на кучу дел, не заставил его изменить свое решение. Если Веретенна захочет ему рассказать, то она это сделает.
        Примерно через три с половиной месяца Его Величество созрел до брачного предложения, еще через месяц, после очевидного согласия, Веретенна, уже будучи его женой, призналась, что беременна. Алисьен сообщил своему родному брату Алессьеру о том, что скоро станет отцом, и тот изъявил желание познакомиться со своей невесткой. Так как Веретенна не знала о существовании брата-близнеца, Алисьена решила сделать ей маленький сюрприз.
        - Куда мы едем? - сонно поинтересовалась девушка. Она не так давно проснулась и совершенно не имела желания куда-то ехать. С беременностью различные поездки утомляли ее ещё быстрее, чем обычно.
        - Хочу тебя кое с кем познакомить, - пояснил он, помогая ей забраться в карету. Поместье его брата находилось недалеко, и да него вполне можно было добраться верхом, но Алисьен не хотел рисковать.
        Когда они прибыли в пункт назначения, Веретенна уже успела задремать на плече своего мужа, и он этим воспользовался. Мужчина вынес жену из кареты и перенес в одну из комнат, приготовленных для них.
        Проснувшись, Веретенна увидела рядом с собой Алисьена, который успел сменить одежду.
        - Ты уже переоделся? - удивилась она, садясь на кровати. Он как-то странно ей улыбнулся незнакомо, и что-то не понравилась девушке в его лице и взгляде.
        - Ты кто?! - зашипела она, отползая подальше от незнакомца, но явно-не-Алисьен только рассмеялся.
        - Боевая! Хороша! - вдруг сказал он и представился: - Меня зовут Алессьер. Я брат-близнец твоего мужа.
        Веретенна недоверчиво нахмурилась и взглянула магическим зрением на его ауру. Результат подтвердил правдивость слов - перед ней действительно находился прямой родственник Его Величества.
        - Вижу, вы уже познакомились! - воскликнул настоящий Алисьен, стоя в дверях. На самом деле, он наблюдал за реакцией своей избранницы, притаившись в коридоре. Однако очевидный испуг заставил его ощутить чувство вины перед женой - он вовсе не ставил перед собой цель напугать ее.
        Никто ему не ответил. Веретенна сравнивала братьев, Алессьер наблюдал за своей невесткой. Королю ничего не оставалось, кроме как переводить взгляд с одного на другую.
        - Мне она нравится, - хмыкнул Алессьер спустя несколько минут.
        - А он мне - нет, - в тон ему сообщила магианна, и маленькие молнии забегали по ее пальцем.
        - Дорогая, вам нельзя нервничать! - иронично заметил хозяин поместья, отступая на шаг назад. Его Величество наконец-то додумался приблизиться к своей жене и успокаивающе прижать его к своему боку.
        - Не смотри на меня так! - чуть ли не прорычала Веретенна, обращаюсь к одиноко стоящему мужчине. Ее до ужаса пугала холодная насмешка в таких знакомых молочно-зеленых глазах, которые в действительности принадлежали чужаку. Ей казалось, что этот отчужденные взгляд принадлежит не Алессьеру, а ее возлюбленному.
        - Хорошо, не буду! - хохотнул брат короля и будничным тоном сообщил: - Время обеда, прошу к столу!
        И он вышел.
        Веретенна теснее прижалась к своему мужу.
        - Почему он тебе не понравился? - тихо спросил оборотень.
        - У Вас одно лицо, - пояснила девушка, - меня это напрягает.
        - Мы очень разные, ты легко отличишь нас, - попытался утешить ее мужчина.
        - Я знаю, - кивнула Веретенна. - Просто я не ожидала, что у тебя есть близнец. Почему ты не сказал мне раньше?
        - Да как-то повода не было, - он пожал плечами и сменил тему: - Давай я помогу тебе переодеться.
        - Спасибо.
        За обедом Веретенна предпочла не разговаривать, а наблюдать, потому инициативу разговора братьям пришлось брать на себя. Вскоре магианна заметила, что Алисьен мягче характером и рассудителен, в то время как Алессьер более напорист и несколько груб в манере речи. Хотя было очень заметно, как он пытается контролировать свои выражения в присутствии Веретенны.
        В разговор она не вмешивалась, но мужчины, особенно деверь, всё время задавали ей вопросы, пытаясь втянуть девушку в беседу. Но магианна была слишком утомлена, чтобы разговаривать, а вскоре и вовсе заснула, стоило ей пересесть на диванчик.
        - Где откопал такую? - поинтересовался Алессьер, глядя на спящую русалку.
        - Какую «такую»? - ухмыльнулся Алисьен, укрывая свою жену пледом.
        - Воинственную.
        - Влаир зарекомендовал как талантливого мага, - пояснил король.
        - Ты знаешь, у неё такой странный запах, словно она пахнет водой, - вдруг заметил брат. Она не человек, да?
        - Русалка, - кивнул рысь, гладя жену по волосам. - Полукровка.
        - Тогда это всё объясняет. Теперь она мне нравится еще больше.
        - Не нервируй ее, пожалуйста, - попросил Его Величество. - Она сама по себе вспыльчивая, а беременная…
        - Не продолжай - я уже видел! - рассмеялся родственник. - Выпьешь?
        - Немного.
        Алессьер достал из неприметного шкафчика бутылку красного вина и пару бокалов.
        - Ты-то хоть счастлив? - спросил хозяин поместья.
        - А что незаметно? - удивился Алисьен.
        - Ну, в том-то и дело - от выпивки не отказался.
        - Один раз можно, - фыркнуть правитель, поднимаю бокал с вином.
        - С одного раза-то всё и начинается, - назидательно сообщил брат, многозначительно поглядывая на короля.
        - Это ты сейчас нарываешься?
        - Это я о тебе беспокоюсь, - уже серьезно сказал Алессьер. - Сам посуди, за все свои сознательный годы ты ни разу не взглянул на представительниц женского пола хоть с каким-нибудь интересом.
        - А ты прямо взглянул, - ворчливо отозвался будущий отец.
        - Ну, было пару раз, - улыбнулся Алессьер. - Все-таки я мужчина в расцвете сил, не то что некоторые…
        - Всё-таки нарываешься, - скептически констатировал правитель.
        - Да шучу я, - примирительно улыбнулся близнец.
        - Странный ты сегодня.
        - Я просто соскучился, - словно сокровенную тайну, сообщила Алессьер. - Не видел тебя уже полтора года, а тут ты сообщаешь, что женился и скоро станешь отцом.
        - Завидуешь, - хмыкнул Алисьен.
        - Да, - не стал отпираться брат.
        - И ты себе когда-нибудь кого-нибудь найдешь, - Король обнял своего близнеца, хлопнув его по плечу.
        - Звучит обнадеживающе.
        Постепенно Веретенна привыкла к деверю и даже нашла с ним общий язык и интересы. Они оба любили книги и прогулки в лесу, игру в шахматы (хотя магианне они давались тяжело) и карты. В последнюю игру они играли с завидной регулярностью, так как нашли друг в друге достойных противников. Алисьен, однажды испытав на себе способности своей жены, предпочитал к ним не присоединяться.
        Они очень много времени проводили втроём в поместье; Алессьер отказывался приезжать в замок, потому что там никто не знает о его существовании, и ему не хотелось бы что-либо менять. Так они и дожили до дня родов.
        - Лис, - вдруг дрожащим голосом позвала Веретенна своего мужа. - Мне плохо.
        - Рожает! - радостно воскликнул Алессьер, стоило только ему это услышать.
        - Рожает? - побледнев, слабым голосом переспросил Алисьен. Он почему-то очень боялся этого момента.
        - Рожаю, - уже утвердительно сообщила в ближайшем скором будущем мама. - Уже и воды отошли.
        Поражённые ее внезапно появившимся спокойствием, близнецы глянули на мокрое пятно, которое вдруг под ней появилось.
        - Халцедо-он! - заорал хозяин поместья с нарастающим ужасом. Веретенна тяжко вздохнула. Она два месяца привыкала к мысли, что роды у неё будет принимать мужчина.
        - Девочка, - спустя несколько часов крикнула из закрытой комнаты Халцедон.
        - Девочка! - Алисьен возбужденно забегал по комнате, радостно размахивая руками. Дверь распахнулась, явив сияющему отцу молодого целителя со свертком на руках. Король аккуратно взял у Халцедона свою дочь и с трепетом прижал ее к себе. Девчушка уже прекратила плакать, но на длинных темных ресничках еще держались блестящие капельки слез. На него завороженно взирали пока ещё серо-синие глаза.
        - Халц, - вдруг послышался из комнаты усталый, встревоженный голос роженицы. Целитель поспешно вернулся к Веретенне и уже через минуту удивлённо воскликнул:
        - Мальчик?!
        Алисьен чуть не выронил дочку из рук от неожиданности. Алессьер метнулся к ним в комнату и вышел оттуда уже с ребёнком.
        - Двойня, - завистливо выдохнул он, поднося к брату своего племянника. Маленький мальчик еще плакал и размахивал крошечными ручками, а когда его дядя склонился над личиком новорождённого, то тот вдруг цепко схватил его за губу. - Узнаю характер мамы! - со смехом ласково проворчал брат короля и поцеловал сильные, но очень маленькие пальчики младенца.
        В этот же вечер Его оборотническое Величество отправил своему сводному брату письмо с радостными вестями, но ответа не получил даже спустя полгода.
        Родители почти месяц ломали голову над именами для детей, но в конце концов малыши без имен не остались: девочку назвали Пантидерой, мальчика - Шармитом.
        Близнецы росли очень быстро. Алисьен с Веретенной и моргнуть не успели, как прошло почти полтора года, а младенцы превратились в любопытных крышей.
        - Лес, - позвала Веретенна своего от деверя. - Шарм с тобой?
        - Да. Сидит на столе и поливает из чернильницы мой стол, - спокойно сообщил хозяин поместья и вдруг сорвался на крик: - Нет! Только не документы, Шарм!
        Молодая мамаша тяжко вздохнула и сообщила:
        - Мы сегодня собирались позировать для Феонита, чтобы он смог нарисовать семейный портрет. Приведи себя и его, пожалуйста, в порядок, и спускайтесь.
        - Верен, - неожиданно жалобно откликнулся мужчина. - У него всё лицо в чернилах, а они не отмываются.
        - Ничего. Принесешь его, и я попробую магией.
        Веретенна очень не любила долго позировать, и сидя с Шармитом на руках, она поняла, что это черта передалось и сыну. Он постоянно ерзал, мотал головой, пытался дотянуться руками до всего, что было в зоне досягаемости. А вот Пантидера, как и ее отец, восседали подобно изваянием, что было очень удивительно.
        - У меня уже ноги дрожат, - счёл нужным сообщить Алессьер мрачным голосом. - Много там ещё?
        - Немного осталось, - утешил Феонит, не отрывая взгляда от холста, а затем иронично добавил: - сегодня закончу эту, и останется ещё две. На одной из них вас не будет, на другой вы будете сидеть.
        - Ну, хотя бы не стоять.
        - Сидеть будете с детьми.
        - Всё-равно всяко лучше, чем стоять.
        - Лес, Шарм любит пинаться, - с улыбкой предупредила родительница. - А если дело дойдет до слёз…
        - Но я надеюсь, что господин художник не будет сильно мучить детей? - фыркнул мужчина, переминаясь с ноги на ногу.
        - Господин Алессьер, в конце концов, это не я захотел два разных семейных портрета. Почему нельзя было нарисовать два одинаковых? Из-за вас мы отнимаем у Его Величества время.
        - Ничего страшного, Феонит, - устало улыбнулся Алисьен. - Я только рад увильнуть от бумажной работы. Однако, понимаешь, Лес не хочет, чтобы кто-либо в замке знал о его существование, вот и попросил убрать его со второго экземпляра.
        - Мне бы также не хотелось, чтобы обо мне узнал Влаир, - добавил Алессьер. - Не нравится он мне.
        - Нашёл причину для тайны, - буркнула Веретенна, успокаивающе гладя сына по голове.
        - Готово! - прерывая все разговоры, сообщил двуликий.
        Через две недели все картины были закончены, и венценосные особы засобирались обратно в замок.
        - Представляю, сколько меня ждет в кабинете не просмотренных документов, - хмуро сказал король, складывая вещи.
        - Да. А мне ещё везде защиту обновлять, - согласилась Веретенна, пытаясь переодеть Шармита, который где-то уже успел вляпаться в краску. - Засиделись мы в гостях.
        - Верен, - В комнату без стука заглянул владелец поместья. - У меня к тебе просьба.
        - Какая? - удивилась магианна. На ее памяти он впервые обращался к ней с подобными словами.
        - Оставь у меня детей еще на недельку!
        - На неделю?! Что же я всю эту неделю делать буду? Да и ты с двумя не справишься.
        - Ну почему? Пантидера спокойная… - начал было Лес, но девушка перебила его:
        - Это только кажется! Она в последнее время очень часто любит брать пример с брата и хулиганить. Только по-своему, по-особенному.
        - Ну, хотя бы Шармита оставь! - продолжал настаивать мужчина. - Всего лишь неделя, Верен!
        - Родная, соглашайся, - вдруг сказал Алисьен, тем самым приняв сторону брата. - Нянькам ты не доверяешь, и я буду занят и не смогу тебе помочь. А так хоть отдохнёшь несколько дней.
        - Феониту я доверяю! - возразила магианна, но встретив чуть ли не жалобный взгляд деверя всё же согласилась. - Ладно. Уговорил.
        - Спасибо, дорогая! - радостно воскликнул мужчина и, поцеловав ее в щеку, подхватил на руки любимого карапуза.
        На следующее утро Веретенна и Алисьен отбыли в замок, но не успели они толком распаковать вещи, как случилось неожиданное: на них напали.
        - Верен? - Враз посерьезневшим голосом позвал Его Величество, когда замок дрогнул от напирающей магической атаки. Он крепко прижал к себе Пантидеру, которая словно вся обратилась в слух.
        - Я не успела обновить, - сразу же отозвалась магианна, отшвырнув от себя чемодан. - Защита трещит.
        Она метнулась к прикроватной тумбочке и торопливо извлекла из нее кулон в виде серебристой ракушки.
        - Я на улицу, - Она подбежала к мужу. - Пожалуйста, спрячься с Пантидерой, хорошо? Я не знаю, кто там ломится снаружи, но сил он не жалеет.
        Веретенна склонилась над дочерью, заглянула в молочно-зеленые, как у отца, глаза и поцеловала в лобик девочку. Затем подняла взгляд на мужа и запечатлела на его губах крепкий поцелуй.
        - Верен, - начал он, на замок содрогнулся вновь.
        - Будь осторожен. Спрячься, - повторила русалка. - Я буду поддерживать с тобой эмпатическую связь.
        Алисьен возмущенно открыл было рот, но в итоге сказал лишь три слова:
        - Я люблю тебя.
        - А я тебя, - крепко обняв его напоследок, ответила девушка и выскочила из комнаты. Что-то не давала ей покоя, что-то очень плохое…
        Алисьен не знал, что он видит свою русалку в последний раз жизни, но он предчувствовал это.
        - Пантидера, - Девочка сразу же вскинула на него свои большие глаза. - Котёнок мой…
        В комнату влетела растрепанная служанка.
        - Ваше Величество?! Слава Пандоре, с Вами всё в порядке!
        - Возьми мою дочь и беги, - перебил ее правитель и передал ей Пантидеру.
        - А как же Вы?
        Со стороны внутреннего двора донесся отголосок родной магии. Алисьен улыбнулся.
        - Моя жена защищает замок. Я не собираюсь сидеть сложа руки.
        Веретенна быстро очутилась около ворот замка и сразу же принялась колдовать. В сам замок ещё никто не проник, но рушащийся барьер явно исправит положение в пользу врага.
        «Кто же там?» - думала русалка, сплетая ответное атакующее заклинание. Однако стоило ей его отпустить, как до сознания дошёл сигнал, сообщающий, что северная стена, ограждающая замок далеко за ее спиной, рухнула. Магианна выругалась на русалочьем от понимания, что отстоять замок ей по крайней мере в одиночку - не удастся. Девушка окружила себя щитом и принялась строить новый, более крепкий барьер вокруг крепости, чтобы уменьшить шансы нападающих проникнуть внутрь.
        Алисьен слышал беспрерывные взрывы, ощущал непрекращающуюся дрожь замка. Он и подумать не мог, что является такой легкой добычей. Король понимал, что одной Веретенны явно будет мало, для того, чтобы отстоять крепость, но он абсолютно не знал, что делать. У него не было армии, его страна была абсолютно мирной, и уже целое тысячелетие не видела всех ужасов войны. Конечно, он мог отступить, спастись бегством, но сделать это ему не позволяли две вещи: первая - мужская гордость и вторая - он бы ни за что не ушел без Веретенны и своих детей.
        «Я скорее предпочту умереть, стоя с ней спиной к спине в бою, - подумал Его Величество, подходя к окну. В глаза сразу же бросилась скорченная фигурка женщины, убегающей куда-то на юг. - Нужно было дать ей координаты Алессьера», - запоздало подумал Алисьен, узнав в бегущей служанку. В ее руках с трудом, но можно было различить крошечный сверток, в котором находилась его дочь.
        Очередной грохот, раздавшийся со стороны Северной стены настиг его уже в холле. Он остановился на мгновение и решительно сменил направление, отправившись на звук. И стоило ему выйти на улицу, как он встретил того, кого не ожидал увидеть здесь и сейчас:
        - Влаир? - сдавленно выдохнул он.
        - Бра-ат, - презрительно протянул блондин, извлекая из ножен на спине свой меч. - Наконец-то ты ответишь за всё, что отнял у меня.
        - Отнял? - удивился Алисьен, настороженно наблюдая за каждым его движением. В голове мелькнула досадливая мысли о том, что он абсолютно беззащитен.
        - Сначала ты отнял у меня любовь родителей, - хрипло безумным голосом начал сводный брат, и Алисьен смекнул, что Влаир сейчас абсолютно не адекватен. - Затем трон, хотя он не особо мне нужен был…
        Сошедший с ума мужчина медленно стал наступать на правителя. Король видел, как за спиной предателя из разрушенной северной стены появляются воины. Они убивали каждого на своём пути, крушили всё, что попадалось под руку.
        - А потом ты предал меня! - вскричал Влаир, делая выпад в его сторону. Рысь ловко увернулся и закружил вокруг мятежника.
        - Предал?! - воскликнул он ошеломлённо.
        - Ты увел у меня любимую женщину! - закричал Влаир и принялся безостановочно атаковать. - Неужели ты никогда не замечал, как я смотрел на неё?!
        У Его Величества за всю жизнь во всех смыслах была только одна женщина.
        - Веретенну? - с обреченностью в голосе догадался Алисьен.
        - Именно! Я повстречал ее первым, я полюбил ее раньше тебя! - надрывался блондин, опасно размахивая мечом. - Но заполучила ее почему-то именно ты! Почему? Почему?! Тебя ведь никогда не интересовали женщины, так почему ты увел ее у меня?! Почему ее выбор пал на тебя, а не на меня?! Чем я хуже?
        Атака Влаира наконец достигла цели - правитель отскочил от него, раненный в бок. Кровь быстро вытекала из огромной раны, окрашивая одежду в багряный цвет. У Его Величества закружилась голова и подкосились ноги, после того как он понял, что сводный брат задел какой-то жизненно важный орган. Силы стремительно, с каждым ударом сердца покидала его тело.
        Влаир подошел к лежащему на земле, уже почти бывшему королю Закрытого королевства. Искаженное лицо умирающего неожиданно вызвало у него омерзение, вместо удовлетворения, и он занес свой меч над сводным братом для последнего удара.
        «Веретенна…» - успел подумать Алисьен, прежде чем холодный клинок пронзил его сердце.
        Магианна отчаянно раздавала направо и налево атакующие заклинания, но врагов от этого меньше не становилось. Она уже собиралась применить заклинание из запретного списка, как по эмпатическому каналу связи до неё дошёл шоковый импульс. Из-за него она чуть не угодила под магические «стрелы».
        «Неужели его уже нашли?» - испуганно подумала девушка. До сего момента она искренне верила, что муж выполнил ее просьбу, но когда следующий импульс принес с собой острую боль в правом боку - ее я последняя надежда рухнула.
        Никто в этом мире не знал, что разум русалок очень хрупок, и любое предательство, любая боль от потери уничтожает их рассудок. Веретенна уже не управляла собой. Она издала пронзительный визг, так присущий русалкам, и тело ее стало распадаться на тысячу мелких острых чешуек. Освобожденная от человеческой оболочки энергия магианны обратилась в смерч и подхватила крошечные частички русалки. И те, кто попадал под их смертельный круговорот - уже не дышал.
        Столб смерча искажался, сносил каменные стены, поднимал в воздухе мертвые тела врагов и стремительно продвигался туда, откуда прозвучал зов любимого умирающего существа.
        «Веретенна…»
        Окровавленная чешуя медленно осела на мёртвом теле оборотня. Душа русалки уже растворилась в энергии, когда ощутила, что ее половинка покинула этот мир, так и не отомстив предателю…

* * *
        - Выживших можно было сосчитать по пальцам, - после недолгого молчания продолжил Феонит. - Я не знаю, почему господин Влаир выжил. Может, миледи не успела осознать, кто убил ее мужа, а может, ее вовсе не волновало в тот момент, кто был убийцей.
        - Думаю, что концентрация ее магических сил кончилась как раз в тот момент, когда она добралась до тела Алисьена, - решил поделиться мнением Вальдер. - Нам рассказывали о подобном случае в школе, но я и представить не мог, что его причиной была мать Пантидеры. В те времена это было феноменом.
        Мужчина замолчал, глядя на семейный портрет Пантидеры. Вот эта маленькая кудрявая девочка, сидящая на коленях у своего отца, - его напарница.
        - Короля Алисьена похоронили? - задал вопрос Вальд.
        - Да, - кивнул дворецкий. - Похоронили вместе с чешуей госпожи Веретенны под деревом у северной стены.
        - Влаир позволил? - поднял брови парень.
        - Его Величество после случившегося на месяц ушел в себя. Он не ожидал, что миледи последует за своим мужем, - пояснил пожилой оборотень. - Когда Его Величество пришел в себя, то очень сожалел о содеянном. Он был молод, горяч, импульсивен, и совершенно не умел контролировать себя. Никто не удивился, когда Его и Ее Величества следующим правителем избрали господина Алисьена. Он был полной противоположностью господину Влаиру. Но после смерти любимой женщины Его Величество повзрослел. Иногда он даже ходит на их в могилу.
        «Удивительно, - подумал Вальд после рассказа, сидя в своей комнате, - для того, чтобы осознать себя, ему пришлось убить брата и свою любимую».
        Оборотень задумчиво вздохнул и подошел к окну, за которым, словно перья, с неба падал снег. Зима уже была в самом разгаре.
        - Пантидера, - прошептал мужчина. Он постоял еще немного и неожиданно выбежал из комнаты.
        - Феонит, мне нужны краски, кисти и холсты! - сообщил принц, ворвавшись в комнату дворецкого.
        Глава VII. Госпожа разведчица
        Пантидера сидела в комнате Халцедона и читала учебник по некромантии. За сегодняшнее утро эта книга была уже шестой. Девушка всё не могла оторваться.
        - Пантидера? - Дверь в небольшой кабинет приоткрылась и из-за ее края показалась голова брата. - Так ты здесь. Давно встала?
        - Еще до рассвета, - ответила ему сестра и перелистнула предпоследнюю страницу.
        - Зачем так рано? - удивился Шармит, присаживаясь на подлокотник ее кресла.
        - Ночью плохо спала, - нехотя призналась некромантка, дочитав до конца последнюю страницу книги. - Решила почитать.
        Он недоверчиво осмотрел стопку книг.
        - И ты всё это прочитала? За сегодня? - ошеломленно уточнил он.
        - Да, - флегматично подтвердила девушка, откладывая томик. - Зачем искал меня?
        - Позавтракать хотел. Ты еще не ела? - поинтересовался парень.
        - Нет. Пойдём.
        Она встала с кресла, лениво по-кошачьи потянулась и выскользнула из комнаты вслед за братом. Они спустились в столовую, где уже находились Халцедон и Герда, которые о чем-то бурно спорили:
        - Не слишком ли откровенный наряд? - возмутилась девушка.
        - Это максимум, что может вынести ошейник. Его, конечно, можно увеличить, но материал слишком массивен - носитель будет чувствовать дискомфорт в звериной ипостаси. Мне кажется, уж лучше минимум одежды, чем удавка на шее! - не менее жарко возразил высокий мужчина. - С одеждой для мужчины всё обстоит намного проще.
        - О чём вы говорите? - с любопытством спросила Пантидера, подходя к парящим.
        - Об ошейнике невесомости, - ответил Герда.
        - Что за ошейник такой? - удивилась целительница.
        - Мы разрабатываем специальный магический ошейник, который позволит оборотням после смены ипостаси на человеческий облик не оставаться обнаженными. Или проносить оружие.
        - Но так как материал, который подходит для подобной хитрости, очень много весит и выносит очень мало веса других объектов, приходится выбирать: либо одежда, едва прикрывающая все самое интересное, либо нагота, зато с маленьким оружием, - язвительно закончила за него девушка.
        Халцедон глянул на неё укоризненно, но ничего не сказал в ответ.
        - Занятно, - проговорила целительница. - Для кого вы это делаете?
        - Для разведчиков, - пояснила девушка, пригладив русые волосы. - Иногда ситуация вынуждает обернуться, но при этом ты остаёшься абсолютно беззащитен!
        - Можно взглянуть?
        - Пожалуйста. Это испытательный образец. - Блондинка достала из сумки, которая висела у нее за спиной, небольшую коробку и протянула Пантидере. Та изучающе провела пальцем по чёрной бархатной поверхности и открыла крышку. На донышке лежал ошейник, высотой в два пальца и толщиной в один. Цвет целительницы не понравился темно-бежевый, да и на ощупь, как будто кусок камня.
        - Тяжёлый, - заметила некромантка, извлекая ошейник невесомости, который, собственно, названию не соответствовал.
        - Больше килограмма, - мрачно сообщила Герда. - А спрятать способен вес в три раза меньше.
        - Неравноценно, - согласилась Пантидера. - Можно примерить?
        Изобретатели кивнули, и целительница защелкнула мощный ошейник на своей шее.
        - А вы сами его надевали? - вдруг поинтересовалась она.
        - Нет.
        - Зря.
        - Почему? - удивились разработчики.
        - Помимо того, что он очень тяжелый, материал ещё и кожу натрёт, - пояснила девушка. - В звериной ипостаси это, конечно, не случится вот в человеческой…
        - Еще один минус, - вздохнул Халцедон, забирая у неё пробный образец.
        - А если для увеличения количества одежды сделать дополнительные атрибуты вдруг? - подал голос до сих пор молчавший Шарм. - Браслеты на ноги и руки, например?
        Герда с Халцедоном задумались.
        - Нет, - наконец-то ответила блондинка. - В зависимости от ипостаси обхват запястий и щиколоток будет слишком различен. Возьмем, например, Пантидеру. Если мы наденем на неё браслеты, то в звериной ипостаси они с нее попросту свалятся. Для Пантидера остается только шея. Ее обхват не сильно различен в обеих ипостасях.
        Все снова задумались, и целительница сказала:
        - Не отказывайтесь от этой идеи. Я бы опробовала этот ошейник.
        Халцедон улыбнулся ей с благодарностью, и они наконец-то сели завтракать.
        Днём Шармит уехал на границу около вампиров - до не дошли сведения, что они последнее время часто посещают их территории - а Пантидера решила помочь своему наставнику в заинтересовавшей ее разработке, точнее она стала испытательницей в этом деле.
        - М-да, - протянула Герда с мешком. - Эротичный получается наряд.
        Некромантка глянула в зеркало. Грудь, точнее соски, прикрывала тонкая полоска топа из невесомой полупрозрачной ткани. Паховую область закрывали транки[21 - Транки - эльфийская мода нижнего белья (аналогия стринги).] - идея самой Пантидера - состоящие из маленького треугольника ткани, прикрывающую лобок, и тонких ремешков, пересекающих бедренные кости и проходящие между ягодицами. В гареме, конечно, ее не так откровенно одевали, но наряд был вполне привычен глазам бывшей наложницы-фрейлины. Единственное, что ей не нравилось - это то, что следы ее прошлого теперь были видны всем.
        - Какой ужас! - Герда прикрыла рот ладонью, глядя на ее шрамы. - Это тебе церковь так?
        Она ненавидела видеть сочувствие и жалость в глазах соратников. Для неё эти отметины на теле абсолютно ничего не значили и чувств никаких не вызывали, при каких бы обстоятельствах она их не получила. Поэтому Пантидера ничего не ответила и молча обернулась длиннохвостой рысью.
        - Вылитый Алисьен, - хмыкнул Халцедон. - Оттенок шерсти, правда, другой.
        Рысь сконфуженно махнула роскошным чёрно-медным хвостом. Она не знала, как себя вести, когда ее сравнивали с оборотнем, которого она никогда не знала.
        Ошейник благодаря густому меху уже не так сильно давил на шею. Кошка потрясла головой, проверяю, насколько плотно прилегает удавка к горлу. Затем вернулась в человеческую ипостась.
        - И как? - Герда уже поняла, что целительница не жалует разговоры о своём теле.
        - Меня устраивает, - флегматично ответила испытательница. Когда она оборачивалась зверем, то появилось ощущение, будто с неё срывали одежду.
        - Боюсь, что другие разведчицы, даже ради родины, откажутся такое надевать, - протянул Халцедон, стараясь не пялиться на ученицу. Шрамы ее изящной фигуры абсолютно не портили. - Придётся придумать что-нибудь другое.
        - Тогда оставьте этот образец мне, - попросила некромантка.
        - Но ты… - Герда с недоумением посмотрела на сестру своего начальника. - Ты ведь даже не состоишь в разведке.
        - Это поправимо, - хмыкнула Пантидера. - К тому же я обещала Шармиту, что буду помогать ему. И кажется я нашла себе применение.

* * *
        Пантидера медленно проходила между ветвями стихийного барьера. Ей повезло, что защита была основана на природной энергии, иначе с ее даром жизни[22 - Дар жизни - дар, основанный на живых природных потоках и позволяющий исцелять кого-либо.] и смерти[23 - Дар смерти - дар, основанный на старых или мертвых природных потоках, позволяющий призывать в мир живых души умерших.] не удалось бы сделать и шага[24 - Живые, обладающие способностью использовать стихийную магию во всех ее направлениях - большая редкость. Ограниченные (узкоспециализированные) маги и одаренные в бою друг с другом не смогут полагаться на свой дар, так как влияние двух энергий с одинаковой основой, но разной структурой могут дать неожиданный результат. Носитель одновременно дара жизни и дары смерти - вообще феномен.].
        «Хорошо, что нас два мага жизни и смерти», - подумала она, рассматривая плетение трудноуправляемой энергии. Она остановилась на некоторое время, чтобы понять логику заклинания, и попыталась его немного скорректировать. Потоки были плотными и плохо поддавались внешнему воздействию, поэтому она поползла дальше.
        Все нити тесно окружали стены, и когда Пантидера достигла двора, она смогла вдохнуть свободно.
        Редкая стража, дежурившая у стен, проскользнувшую двуликую не заметила - темная шерсть ее звериной сущности хорошо растворялась в густой тени.
        До входа в замок она добралась почти беспрепятственно - один раз пришлось проскользнуть прямо между ног охранника. Далее черная рысь скользнула за ближайшую колонну и оглядела холл. Здесь тоже было от силы пара оборотней, несущих стражу у двух дверей. Разведчица неожиданно учуяла знакомый, можно сказать, почти родной запах и чуть не рванула к его источнику. Вместо этого пришлось ползти по ступенькам лестницы, ведущей на второй этаж. К ее удивлению, в показавшимся коридоре охраны не было вообще, и целительница почувствовала себя лучше. Давившее на неё присутствие стражников исчезло, и сосредоточиться на запахе было уже легче.
        Она долго шла, прежде чем запах привел ее к неприметной, чуть приоткрытой двери. Мрак, поселившийся в комнате, не был препятствием для кошачьего зрения, и Пантидера смогла увидеть большой холст, прислоненный к стене, на наполовину прикрытый белой тканью. Рядом располагались высокий табурет, столик с кучей банок, наполненных кисточками. Ближе к окну обнаружились кровать и шкаф. Однако хозяина комнаты видно не было, хотя это определённо была комната того, кого она искала. Пантидера размышляла, втягивая знакомый аромат, где же мог находиться Вальдер. Словно в ответ на ее мысли, в коридоре что-то грохнуло, и послышались громкие шаги. Рысь испуганно юркнула за холст, благо расстояние между ним и стеной было достаточным для ее кошачьего размера.
        В комнату, громко хлопнув дверью, вошел знакомый до боли мужчина с отросшими пепельно-русыми волосами. Он с раздражением уселся на высокий табурет, схватил попавшиеся под руку кисточки и с наслаждением их сломал. Двуликая невольно прижала уши голове, когда увидела, какое лицо было у ее напарника в тот момент - холодное, мрачное, жесткое.
        Вальд разжал руки, и испорченные кисточки осыпались на пол около его ног.
        - Когда же… - обессилено прошептал он, запрокинув голову и устало прикрыв глаза.
        Целительница опустила взгляд. Она догадалась, о чём спрашивал Вальдер, но ответа пока дать не могла.
        Мужчина посидел еще немного неподвижно, затем встал, подошел к шкафу, достал оттуда мольберт и какой-то холост. Испорченные кисточки были починены с помощью магии и отмыты от старой краски. Когда Вальд закончил подготавливать свое рабочее место, Пантидера чуть не уронила картину, за которой пряталась, потому что на холсте, который напарник извлек из недр шкафа, была изображена она сама. Повернутая в сторону, чуть откинутая назад голова прислонилась к коре стройного дерева. Темные кудрявые волосы, словно ерошил легкий ветерок, наматывал на неосязаемые пальцы. Молочно-зелёные глаза с тоской смотрели куда-то вдаль. Покрасневшие губы чуть приоткрыты. Вместо привычных брюк и рубахи, на ней было то самое болотного цвета платье…
        Если бы Пантидера сейчас была человеком, она бы непременно улыбнулась. Никто никогда не рисовал ее портретов, поэтому Вальдер был первым, кто изобразил ее, изобразил такой, словно заглянул ей в душу.
        Вальдер, не подозревая о желанной зрительнице, принялся заканчивать картину. К удивлению разведчицы, он даже начал напевать себе под нос:
        - Под стук копыт несётся ночь
        В погоне за луной,
        И гриву гладит ветр рукой,
        А всадник гонит прочь.
        Рассвет - спасенье чужака,
        А свет - его укрытие.
        Сто лет пробыть в забытье,
        Предчувствуя, что это навсегда.
        Покой забыт уже давно,
        Возможно, что навечно.
        Надежда лишь как свечка -
        Погаснуть ей не суждено!
        Пантидера не ожидала, что у Валеры имеются музыкальные способности, да еще и такие. Даже она, та кто не любит музыку и песни, заслушалась.
        А настроение певца росло вместе с невнятно мурлыканьем. Рука с кистью порхала над холстом, словно бабочка, робкие мазки на полотне с каждым взмахом становились смелее. Картина стремительно оживала.
        Проснувшееся кошачье любопытство заставило рысь покинуть свое убежище и обернуться человеком. Теперь девушке были очень хорошо видны все детали ее портреты и то, с какой любовью его одарял ими художник. И если бы не сильный запах краски, от которой целительнице стало плохо, то она бы не выдала своего присутствия. Голова у некромантки закружилась, и она, потеряв равновесие, оперлась рукой на то, что оказалась ближе всего - на его плечо.
        Вальдер замер на мгновение и резко обернулся, сбрасывая руку. От увиденного глаза мужчины неверяще распахнулись.
        - Пантидера? - почему-то тихим голосом вымолвил он, и его рука выронила кисть. Оборотень повернулся к ней всем корпусом и неожиданно пылко заключил в крепкие объятия.
        - Живая… пришла… - с надрывом шептали его губы куда-то в ключицы девушке.
        Пантидера какое-то время пребывала в ступоре, но потом всё же додумалась обнять его в ответ. Она зарылась носом в его пахнущие краской пепельные волосы.
        - Я скучала, - с хрипом вырывалось у неё.
        - Я тоже.
        Он сильнее прижал ее к себе. Его рука заскользила вдоль ее позвоночника к шее.
        - Что это? - Осипшим голосом жёстко спросил оборотень, нащупав ее массивный ошейник.
        - Это… - Пантидера не успела ответить, ее насильно опустили на колени и грубо подняли голову за подбородок.
        - Ты снова в рабстве?! - Разведчицы увидела, как появилась жесткость в его взгляде, как нарастало его напряжение, услышала в его глубоком голосе звенящий пронзительный холод. И Пантидера почему-то улыбнулась. Не смогла удержаться.
        Однако Вальдер неправильно истолковал ее улыбку, и он отшатнулся.
        - Нет, я абсолютно свободна. - всё с той же непонятная улыбкой успокаивающе заверила она.
        - Тогда…
        - И добровольно в рабство не отдалась бы, ты же знаешь, - ответила она, опередив вопрос, и положила голову на его колено.
        - Тогда что это?! - взорвался он. - И это одежда?
        Его удивляла ее умиротворенность. Он знал, что, при желании, Пантидера может смеяться даже вовремя невыносимой пытки. И пускай он помнил искаженное ужасом и испугом лицо, его не покидала уверенность, что Пантидера сильная личность, которую просто так не сломить.
        Но сейчас ее внешний вид и странная преданность в глазах…
        - Всё намного лучше, чем ты думаешь. - Девушка плавно пересела ему на колени и приобняла за шею. Вальдер выразительно оглядел ее наряд и скептически приподнял левую бровь.
        - Меня нашла семья, - пояснила бывшая фрейлина. - Хотя, если быть точной, она меня никогда и не теряла.
        - Значит, - он жаждет мести, задумчиво протянул Вальдер, когда разведчицы вкратце всё ему рассказала. Пантидера утвердительно кивнула.
        - Хотя я не поддерживаю его идей, - добавила она.
        - Тогда почему помогаешь ему? - недоуменно поинтересовался он.
        - Из-за тебя, - просто ответила целительница.
        - Из-за меня? - глупо переспросил мужчина.
        - Больше не из-за кого, - усмехнулась напарница. - Ты помог мне - я помогу тебе.
        - Значит, это только из чувства долга, - мрачно протянул бастард. Этот тон Пантидере не понравился.
        «Из-за каких ещё чувств я должна была это сделать? - удивилась девушка мысленно. - Из-за привязанности? Но…»
        - А ты? - решилась проверить свою догадку двуликая. - Я знаю, ты ждал меня. Почему?
        Вальдер недовольно насупился. Вопрос припер его к стенке. Скажи он, что ждал ее из-за украденной мелочи интимного характера, и он ничем не будет лучше самой Пантидеры, которая, к слову, просто искала для самой себя отговорку. Но признаться первым в своей привязанности ему не позволяла гордость.
        А некромантка победно улыбнулась, с нескрываемым удовольствием наблюдая за конфузом мужчины.
        - Зачем же ты задаёшь мне вопросы, на которые сам не в состоянии ответить? - уже более мягко поинтересовалась она, запуская пальцы в его роскошные волосы. Двуликий нахмурился, но ничего не сказал в ответ. Девушка хмыкнула и притянула оборотня к себе. - Я скучала, - шёпотом повторила разведчица ему на ухо.
        Пантидера после первого серьезного разговора с семьёй неожиданно чётко осознала, какова на самом деле, степень ее привязанности к этому воришке. Поэтому сейчас убедившись его чувствах и вспомнив, что ожидает их впереди, почти даже не побоялась первой сделать шаг ему навстречу.
        Однако Вальд всё еще колебался. Пускай Пантидера ему нравилась, но не так легко было избавиться от воспоминаний о предательстве Славии. Вальдер боялся, что и Пантидера его бросит, но признаться в этом напарнице он, естественно, не мог.
        Мужчина, ничего не говоря, обнял ее в ответ. Он не скажет ей таких слов, как «скучаю», пока не убедится в ее… Верности? Преданности? Искренности? Вальдер сам не понимал, чего он хочет от неё.
        - Мне нужно вытащить тебя отсюда, - неожиданно сообщила она. - Не хочу, чтобы ты пострадал. И ещё, - двуликая неуверенно передернула плечами, - ты говорил, что не желаешь быть наследником, а для Шармита - это чуть ли не цель всей жизни.
        - Он хочет смерти Влаира? - прямо спросил бастард.
        - Да. Он хочет отомстить за всё. Или, - девушка напряжённо застыла, - ты хочешь остаться на стороне отца?
        - Вот уж точно нет! - покачал головой Вальдер. - Но как бы я его ни ненавидел, смерти я ему не желаю.
        - Я, признаться, тоже, - согласилась разведчица. - Возможно, необходимо отомстить за родителей, но я всё равно не чувствую той злости на убийцу моих родителей.
        - Я не желаю участвовать в убиение моего отца, - последнее слово Вальд процедил сквозь зубы, - но и препятствовать не собираюсь.
        - Тогда ты согласен на побег? - В Голосе целительницы проскользнула тень надежды.
        - Я подумаю, - мрачно ответил он. - Скоро рассвет, тебе не пора возвращаться?
        - Гонишь? - прищурилась некромантка, хотя, на самом деле, она была удивлена, что время так быстро пролетело.
        - Беспокоюсь, - поправил мужчина. - У нас многие встают с восходом солнца.
        Разведчица неопределённо хмыкнула и слезла с его колен. Попасться в первый же день своей работы ей всё же не хотелось.
        - Напротив окна моей комнаты есть ветвистое дерево, по нему можно покинуть замок, - сообщил невольный принц. Пантидера кивнула, и уже было направилась к окну, но напарник ее восстановил: - Это не моя комната, это мастерская.
        Покои Вальдера находились этажом ниже, и пока они спускались, скрываясь в еще густых тенях, смогли наблюдать смену караула.
        - Стража меняется четыре раза в сутки, - счел нужным сообщить принц. - По территории замка и по близлежащим территориям обход совершается раз в три часа.
        - Сколько человек в патруле? - поинтересовалась девушка уже в его комнате.
        - От четырех до шести, - ответил мужчина. - У одного из них обязательно имеется в наличии арбалет или лук. Остальные вооружены мечами или кинжалами. В замке, кстати, много потайных ходов. В моей комнате тоже есть один.
        «Смотрю, он зря времени не терял», - ухмыльнулась про себя разведчица, а вслух спросила:
        - И куда он ведет?
        - Я не проверял, - с досадой признался он. - Сначала боялся заблудиться, потом просто времени не было. Я не могу отлучаться надолго.
        - Ты согласен делиться с нами информацией?
        Вопрос двуликого несколько застал врасплох.
        - А я что сейчас делаю? - с деланным возмущением фыркнул он.
        Пантидера улыбнулась, коротко обняла его вместо прощания, после чего обернулась рысью, вскочила на подоконник, перепрыгнула на ветку, резко спустилась по стволу и исчезла из виду.

* * *
        До поместья дяди Пантидера добралась спустя пять часов. Все жители дома уже проснулись и сновали по этажам. Рысь не хотела привлекать своим почти обнаженным изуродованным телом лишнее внимание, поэтому обращаться в человека не стала. Она трусила вдоль стен, стараюсь оставаться незамеченной, но в поместье все знали, кто, подобно королю Алисьену, может оборачиваться длиннохвостой рысью. Отовсюду слышались приветствия, сыпались поклоны, поэтому разведчица бегом устремилась до ближайшей комнаты. Очутившись в какой-то гостиной, Пантидера облегченно вздохнула, перевоплотилась и направилась к дивану. Она свернулась на нем калачиком и практически сразу же уснула.
        Шармит шумно вздохнул и встал из-за стола. Он проработал с бумагами всю ночь. Иногда бессонница давала о себе знать, и он пытался заняться чем-нибудь полезным. Парень взъерошил свои кудри и прошелся по кабинету, разминая ноги.
        Причиной сегодняшнего бодрствования являлась его сестра. Она заявила, что желает работать в разведке, и сегодня она должна вернуться со своего первого задания. Несмотря на то, что он сам желал ее помощи, Шармит волновался за вновь обретенную родственницу.
        «Она уже должна была вернуться», - подумал парень, выходя из кабинета. Стоило ему спуститься на первый этаж, как он увидел знакомый, мелькнувший за дверью гостиной, черно-рыжий хвост. Шарм застыл на мгновение, потом последовал за двуликой. Открыв дверь, он увидел на диване уже обратившуюся Пантидеру, свернувшуюся в маленький комочек. Парень умиленно заулыбался и сбегал в кабинет за пледом. Кожа у начинающий разведчицы из-за мороза приобрела синеватый оттенок, поэтому брат девушки принялся растирать замерзшее тело. Пантидера несмотря на дикую усталость и соответствующий крепкий сон всё же проснулась и сонно оглянулась на смельчака, который разбудил ее, но, увидев родного брата, заулыбалась.
        - Я не думал тебя будить, - покаянно признался Шарм, продолжая растирать ей ноги. - Просто хотел согреть.
        - Лучше бы просто обнял меня, - буркнула она, переползая ближе к спинке дивана и освобождая место для брата. Парень, удивившись ее словам, смущенно глянул на сестру, но, вспомнив о гареме, в котором она провела часть своего детства, он послушно скинул сюртук и улегся рядом с ней.
        - Как всё прошло? - спросил он, прижимаю ее к себе.
        - Лучше, чем я ожидала, - улыбнулась разведчица и кратко, но емко пересказала ему их с Вальдером разговор.
        - Но четкого согласия всё же не прозвучало, - пытливо спросил он, когда сестра закончила.
        Пантидера задумалась, вспоминая детали.
        - Не прозвучало, - согласилась она и уточнила: - Но Вальдер готов сотрудничать.
        - Мы должны точно знать, - нахмурился брат. - Он либо за нас, либо против нас.
        - Хорошо, я спрошу его еще раз. - Она придвинулась ближе к Шармиту - ее начинала бить дрожь. - Я тебя не отвлекаю? У тебя разве нет дел?
        - В принципе, нет, - ответил парень. - А что? Хочешь, чтобы я за тебя написал отчёт?
        - Нет, но раз ты предложил… - сонно протянула девушка.
        - Вообще-то… - начал было возмущаться родственник, но заметив, что разведчица уже спит, с улыбкой замолчал. - Ну, так и быть.
        Он освободился от объятий сестры и бесшумно покинул гостиную - выполнять бумажную работу.
        Следующий раз на разведку Пантидера отправилась уже через четыре дня. Полночи она бродила по территории вокруг замка, рискуя попасться страже, и когда караул сменился второй раз, она проникла в здание. Девушка не застала Вальдера ни в его комнате, ни в мастерской, и поэтому она растерянно бегала по этажам, пытаясь уловить запах мужчины. Когда разведчица уже в десятый раз пробегала по неуловимому следу принца, из-за какого-то угла высунулась рука и втащила опешившую от неожиданности хищную кошку. Не успела она вырваться, как ее обрызгали водой, приятно пахнущей мятой.
        - От тебя на всю округу разит чужими оборотнями! - тряхнув ее за шкирку, раздражённо прорычал напарник, когда длиннохвостая черно-рыжая рысь оглушительно зашипела ему на ухо. - Я-то не чувствую, но ты переполошила всю стражу, удивительно, что тебя еще не поймали!
        Пантидера обратилась человека. Вальдер продолжал сверлить ее мрачным взглядом.
        - Я не знаю, что делать, если ты попадешься, - пояснил свое негодование мужчина. Девушка промолчала, ее ошибка была очевидна - в этот раз она забыла воспользоваться маскировкой запаха, - и она ее признавала. Вальд вымучено вздохнул и бросил короткое: - Идём.
        Спустя пару минут, когда двуликая поняла, что маршрут ей незнаком, она спросила, куда они идут.
        - Сюрприз, - ответила проводник, не оборачиваясь, и ускорил шаг. Девушка недовольно засопела.
        Они быстро спустились на первый этаж, переждали, когда мимо пройдёт патруль стражников, и добежали до конца коридора. Вальдер заозирался, затем стал ощупывать стену, а потом и вовсе опустился на пол. Внезапно пол под левой ногой девушки исчез, из-за чего она чуть кубарем не свалилась в появившийся провал.
        - Аккуратнее, - прошептал мужчина, поймав ее за локоть.
        Выпрямившись, двуликая нащупала босой ногой мелкие ступеньки, которые спиралью исчезали глубоко под полом. Вальд мягко подтолкнул напарницу, держа ее за плечи и надеясь, что кошачье зрение не даст ему свернуть шею на этой чёртовой лестнице. Пантидера, конечно, всё видела прекрасно, но острые края ступенек, больно врезающиеся в голую стопу, уверенности ей не прибавляли.
        Спускались они безумно долго, спотыкаясь практически на каждом шагу и наступая друг другу на ноги, так как шли уже в обнимку, не прекращая ругать строителей этих катакомб.
        - Наконец-то, - вымученно буркнул двуликий, опираясь на стену. Целительница оглядела широкий тоннель с высоким округлым потолком, в котором они оказались, и заметила на стенах огромные картины. На самом первом из полотен Пантидера увидела брата-близнеца Алессьера, ее отца. Внешне братья были неотличимы, за исключением одного - взгляда. Взгляд Алессьера всегда был лукавым, а вот у Алисьена - холодным и отрешенным. Эту особенность дядя узрел и в ней. На следующей картине целительница узнала свою мать Веретенну. Если бы не цвет глаз, девушке бы показалось, что она как будто смотрит на свое отражение, правда, волосы на портрете были прямыми. Далее была копия семейного портрета, висящего в гостиной дядюшкиного поместья. Здесь она и ее брат были такими крохами, что Пантидера невольно улыбнулась.
        Спустя два часа довольная подземной галереей парочка вновь выбралась на поверхность и осторожно двинулась в сторону выхода. Пока они шли, Пантидера задала интересующий ее вопрос, ради которого, собственно, она и пришла:
        - Вальд, хочу уточнить кое-что. Дело в том, что мои родичи очень не хотят получить удар в спину. Они желают точно знать, на нашей ли ты стороне, потому что, если нет, то ты становишься нашим врагом, а я бы этого не хотела…
        Вальдер молчал и думал. Его покойная мать была бы против, пойди он на своего отца войной, однако плясать под его дудку и становиться королем бастард тоже не собирался.
        - Я за вас, но при одном условии, - проронил мужчины, не глядя напарнице в глаза.
        - Что ты не будешь принимать участие в сражении? - догадалась целительница, и, когда мужчина кивнул, фыркнула: - Кто бы тебе позволил! Я совершенно не для этого пытаюсь убрать тебя с места будущих действий. Ты нужен мне живым и невредимым.
        - Зачем? - Двуликий прищурился. Ему все хотелось, чтобы Пантидера первая призналась в невысказанных чувствах.
        - Есть у меня планы на тебя, - интригующе протянула она и с усмешкой обратилась в рысь.
        Вальд глядел вслед убегающей кошке и гадал, что за загадочные планы у этой зеленоглазой чертовки.
        Коренастый мужчина, скрывающийся за углом площадки, где распрощались напарники, устало запустил пальцы в длинные пепельно-русые волосы. Его голубые глаза, потускневшие от мучительного существования - не жизни - горестно уперлись в небесный потолок. В подруге своего сына он узнал тех, кого любил и кого погубил. Чувство вины, съедавшее его почти девятнадцать лет, усилилось.
        «Недолго осталось», - утешал себя правитель двуликих, неторопливо скрываясь в коридоре.
        В поместье Пантидера вернулась в хорошем настроении. Время близилось к вечеру, и девушка решила принять ванну, предварительно найдя себе компаньона в лице Шармита. Брат нашёлся на своём обычном месте, за своим обычным делом - в кабинете за бумажной работой.
        - Ты вообще спишь? - Не поздоровавшись, поинтересовалась она, скользнув в комнату, заваленную документами. Шармит вскинул голову и явил сестре ужасно красные глаза и темные круги под ними.
        - Сплю, конечно, - вяло возмутился начальник разведки, но сестра поняла, что правдой тут и не пахнет.
        - Короче, - воскликнула она, не обращая внимания на лепет трудоголика, и потащила его за руку из-за стола. - Ты идешь со мной в ванную!
        - Что? Но мы же… - Растерялся парень, однако сопротивления не оказывал - сил не было, да и всё равно бесполезно ведь объяснять ей, что он не привык к гаремским обычаям.
        - Я сделаю тебе массаж, - соблазняла его сестра. Она хотела добавить, что массаж эротический, но, когда заметила, что брат сдался, то решила его более не смущать.
        Оказавшись в комнате для водных процедур, Пантидера первым делом решила раздеть Шармита. А то вдруг ещё сбежит, когда она будет снимать свою мизерную экипировку из ошейника невесомости. Он ворчал, смеялся от щекотки, зевал из-за недосыпа и практически спал на ходу. Бывшая фрейлина отвела своего начальника к широкой скамье и уложила на нее брата лицом вниз. Девушка мимолетно прошлась взглядом по спине парня и сразу же замерла, выронив из рук бутылочку с маслом.
        - Что это? - дрогнувшим от ужаса голосом спросила двуликая, рассматривая страшные, словно от ударов плети, шрамы. Память внезапно подкинула ей воспоминание, в котором она на территории церкви прячется среди ветвей ивы, а внизу безжалостно порют парня, благодаря неосторожности которого Пантидера смогла сбежать. - Нет, - прохрипела она, сделав шаг назад.
        Сонливое состояние Шармита как рукой сняло. Он соскочил с лавки и заключил сестру в крепкие объятия.
        - Ничего не говори! - шепотом попросил он. - Ничего!
        - Это ведь я… - почти плача бормотала двуликая, цепляясь за его плечи.
        - Это не ты! - отрезал парень.
        - Но из-за меня! - вкинула голову целительница. - Это я украла у тебя ключи, из-за меня тебя избивали! Из-за меня ты чуть не умер!
        - И благодаря тебе я не умер! - перебил ее Шарм, встряхивая с каждым словом. - Если помнишь, это ты подлечила мои раны, ты не бросила меня умирать! Ты и никто другой! Я никогда не считал тебя виноватой, да и в тот момент я был счастлив, что ты наконец решила сбежать! Я всю жизнь тебя искал, и ты думаешь, что какие-то шрамы заставят меня отказаться от тебя?! Ты правда в это веришь?
        Пантидера молчала. Она уже поняла чувства брата. Но ей все еще было плохо - перед глазами так и стояли брызги крови, его разодранные края ран…
        - Нет, - тихо ответила некромантка, со слезами глядя ему в глаза, - не верю.
        - Хвала Пандоре! - облегчённо воскликнул юноша и поцеловал ее в щеку. Пантидера слегка улыбнулась, хотя на самом деле ей было больно от осознания, что она чуть собственными руками не убила родного брата.
        «Я так рада, что ты есть у меня…» - мысленно призналась девушка и крепко-крепко вжалась лицом в обнаженную грудь Шармита.
        - Кто-то тут обещал мне массаж, - неловко напомнил парень, чтобы отвлечь сестру от грустных воспоминаний.
        - Сейчас, - опомнилась целительница. Брат с готовностью улегся обратно на скамью.
        Девушка с едва сдерживаемым содроганием разлила по иссеченной коже ароматное масло и принялась нежно разминать мышцы, стараясь не причинять онемевшей из-за шрамов коже дискомфорт. Пальцы скользили вдоль белых, розоватых рубцов, которые уже невозможно было убрать даже с помощью дара. Как Пантидера ни старалась, но от сожаления и чувства вины избавиться у нее не получалось. Оставалось только выражать свои извинения через прикосновения.
        Следующий месяц двуликая разрывалась между Шармитом и Вальдером. Вечера и ночи она проводила с напарником, утром и днем составляла компанию брату. На сон времени практически не оставалось, и последствия не заставили себя ждать.
        - У тебя же истощение! - почти кричал Халцедон, меряя шагами комнату ученицы. - Ты и без меня прекрасно должна понимать, к чему это может привести, так почему не бережёшь себя?!
        Пантидера благоразумно молчала. Она не хотела говорить, что не зря потратила свое здоровье - благодаря Вальдеру разведчица составила карту замка, выучила время смены стражников и патрулей, нашла место, где реже всего появляются жители замка и тому подобное - это было равносильно самоубийству, потому что Халцедон ненавидел самопожертвование.
        Не обошел стороной гнев старшего целителю и Шармита.
        - А ты куда смотрел? Ах, да, простите, я забыл, что и ты такой же!
        Праведному негодованию мужчины не было бы конца, если бы в двери не постучались.
        - Кто там?! - почти рявкнул наставник, не прекращая метаться по комнате. Дверь открылась, и все увидели Алессьера.
        - Что за… - начал он, явно намереваясь сказать «ор», но, оглядев мученические лица племянников, передумал, - …шум?
        - Твоя племянница своей разведкой в гроб себя загонит!
        Хозяин поместья мельком оглядел родственницу и тяжко вздохнул.
        - Халц, побереги сердце, чай, не молодой уже… - добродушно заметил Алессьер, вызвав у целителя возмущенный возглас. Не дав разразиться очередной тираде, оборотень, подходя к кровати Пантидеры и усаживаясь на неё, поинтересовался: - Состояние тяжелое?
        - Достаточно тяжелое, чтобы провалятся в постели не меньше семидневья. - Казалось, еще немного - и Халцедон начнёт сплевывать яд. Некромантка возмущённо вскинула голову, чтобы возразить, но ее заткнул убийственный взгляд учителя и умоляющий - брата. Пантидера благоразумно решила и дальше отмалчиваться.
        - А ты, - мужчина невоспитанно ткнул пальцем в начальника разведки, - отстраняешься от работы, чтобы отдохнуть, наконец, и заодно поухаживать за сестрой!
        Если кто-то и собирался отпираться, то банально бы не успел: договорив, халцедон, никого не слушая, покинул комнату и громко хлопнул дверью.
        - Ужас, - резюмировал Пантидера. - Я же теперь после такой истерики даже заснуть не смогу.
        Мужчины солидарно промолчали.
        Операция по захвату замка под кодовым названием «Ночные похождения» - Пантидера не могла перестать удивляться чувству юмора своего дяди - пришлось перенести на полтора месяца вперёд, и брат с сестрой были тому виной. Алессьер свое недовольство или разочарование никак не показал, зато очень сильно расстроился Шарм.
        - Действительно, - согласился он, тяжело вздохнув, - стоило за тобой следить.
        - Следить стоило за собой! - огрызнулась целительница, допивая уже пятую кружку мятного настоя. Она знала, как восстановить свой организм даже меньше, чем за семидневье, а вот как быть с Шармитом, у которого была бессонница, девушка не знала, потому что сонное зелье на того не действовало, и юноша был категорически против магии.
        - Месяц назад тебя не мучила бессонница, - задумчиво проговорила девушка. - Так почему сейчас начала? Ты не употреблял каких-нибудь энергостимулирующих снадобий?
        - Употреблял, - нехотя признался брат.
        - Как часто?
        Напуганный подозрительным тоном сестры, парень молчал.
        - Как часто? - с нажимом повторила она, когда стало ясно, где собака зарыта.
        - Каждый день, - очень-очень тихо ответил ее начальник. Он едва успел увернуться от графина с водой.
        Спустя шесть дней Пантидера позволила себе перестать соблюдать постельный режим. Появившийся через несколько минут Халцедон внимательно осмотрел ее, когда он закончил, то скривился и поджал губы, и целительница поняла, что ее состояние он счел удовлетворительным.
        - Теперь следи за Шармитом, - буркнул он, бросив злобный взгляд на ее брата.
        Когда учитель ушёл, Пантидера решительно развернулась и заявила:
        - Либо я привяжу тебя к кровати, чтобы ты мог только спать или смотреть в потолок, либо я использую магию. Выбирай.
        Парень недовольно поджал губы, ни один из вариантом, «любезно» предоставленных сестрой, его не устраивал, но перечить ей он не решился.
        - Можно я попробую уснуть сам, без принудительных методов? - наконец, пробурчал он.
        - Хорошо, я даю тебе три дня. Если в течение этого времени ты ни разу не проспишь более шести часов - я усыплю тебя магией.
        Начальник разведки бросил на нее недовольный взгляд.
        - Возражения не принимаются, - отрезала девушка. - Ты будущий правитель, к тому же скоро переворот, а твой организм не может получить должного отдыха. Как ты с таким положением дел собрался брать замок?
        - Вообще-то я думал, что ты займешь трон, - вдруг спокойный перебил ее юноша.
        - С чего бы это? - опешила Пантидера, вскинув брови.
        - Ты старше.
        - И что? Я не хочу.
        - Но почему?
        - Мне это не нужно.
        - Но ты…
        - Всё, тема закрыта. Займись самолечением! - грубо оборвала его целительница и поспешно покинула комнату. Ей ещё читать четыре книги по некромантии и две по целительству.
        Шармит за отпущенное ему время так и не смог самостоятельно справиться с недугом. Неохотно, но он всё-таки подчинился магии своей сестры. Длительное время Пантидера наблюдала за спящим личиком брата.
        После того, как Пантидера слегла с истощением, на разведке ее заменила Чаяна, миниатюрная опытная девушка. Вернувшись с разведки, она передала Пантидере записку - послание от Вальдера.
        «Чаяна рассказала мне о твоём состояние, - писал напарник. - Как ни странно, но я совсем не этому удивлен, - девушка фыркнула. - Я ещё думал, что мне только кажутся твои глаза покрасневшими. Надеюсь, ты скоро придешь в норму и лично поможешь мне покинуть замок, потому что я доверяю только тебе. Я хочу уйти оттуда только с тобой!»
        Двуликая задумчиво разглядывала почерк напарника. Ей подумалось, что Вальдер не смог бы сказать эти слова ей в глаза. Осознание этого заставило девушку улыбнуться и интенсивнее лечиться. И вот спустя неделю она уже была на ногах, полна энергии и готовая взять штурмом хоть пять замов.
        Вскоре и Шармит после трех дней принудительного усыпления магией пошел на поправку - он наконец-то смог заснуть сам, правда посреди бела дня и на важном совещании. Члены заседания были, конечно, недовольны, так как дела не терпели отсрочки. Только Алессьер с Халцедоном одобрительно похмыкивали, из-за чего на их довольные лица смотрели с осуждением.
        В связи с выздоровлением главных действующих лиц, дату переворота переназначили на несколько дней раньше. Оставалось около десяти дней до долгожданного события. Пантидера, поразмышляв, решила не ходить оставшиеся дни на разведку. Чаяну же она попросила говорить Вальдеру, что все еще нехорошо себя чувствует. Что именно сподвигло ее на этот поступок - целительница не знала. Может, ей хотелось поддразнить напарника или, скорее, помучить. Так или иначе девушка намеревалась оставшееся время потратить на занятия по некромантии.

* * *
        Прошло уже два семидневья с того момента, как, по словам Чаяны, заболела Пантидера, и выздоравливать двуликая не торопилась.
        Вальдер стоял на условном месте и дожидался разведчицы. Замена Пантидеры ему решительно не нравилось. Хотя внешне девушка была довольно симпатичной - бледнокожая, темноволосая, голубоглазая, но вот характер просто дрянь.
        - Да, это опять я, - услышал он слегка визгливый голос, обладательница которого словно подслушала мысли принца.
        Вальдер мельком окинул ее ненавистно-презрительным взглядом и, подавляя раздражение, спросил:
        - Как Пантидера?
        - Всё ещё чувствует слабость.
        Мужчина недовольно поджал губы. Терпеть эту вредную девицу не было уже никаких сил, поэтому Вальдер решил, что при встрече он затребует у Пантидеры моральную компенсацию.
        - Мы перенесли дату, - не обращая внимания на поведение оборотня, сообщила девушка. - На пять дней раньше.
        - Почему? - удивился Вальд, разом забыв о своем недовольстве. - Мне казалось, что без Пантидеры вы не будете действовать.
        - Мы планировали это еще до того, как госпожа примкнула к нам, - холодно возразила Чаяна, однако двуликий заметил в ее глазах мелькнувшее беспокойство и заподозрил неладное. - Ее отсутствие не помешает нам осуществить задуманное, - закончила девушка. - У меня всё. Есть, что передать?
        Оборотень задумчиво уставился на магический барьер. Было очевидно, что напарница что-то задумала.
        - Нет, ничего, - наконец, ответил он.
        - Тогда послезавтра у восточной стены, - бросила разведчица и, обратившись в черную лису, быстро устремилась домой.
        Весь день Вальдер пребывал в раздумьях, и даже Славия не решилась его отвлечь. В таком состоянии парень дошел до мастерской, количество картин в которой ощутимо прибавилось. Больше всего было портретов Пантидеры, чуть меньше - матери, остальные имели некий абстрактный характер, например, магические фон звёздного неба, поток источников энергии, магическое видения толпы и т.п.
        Художник уселся напротив незаконченной картины и взял в руки кисть.
        «Если она хочет этого, - вдруг подумал мужчина, которому осточертело ожидание, - я подыграю ей».

* * *
        Дни летели быстро. Не успел Вальдер оглянуться, как прошло уже двенадцать дней. За всё это время он ни разу не спрашивал у Чаяны о Пантидере. Та в свою очередь также молчала. Действо была назначено на середину ночи. Вальдер предлагал свою помощь, но, очевидно, доверие у брата Пантидера он не вызывал. Наверное, если бы не напарница, его устранили бы вместе с Влаиром.
        План был довольно прост. Сначала разведчики проникают сквозь подготовленные благодаря многочисленным вылазкам «подкопы» в барьере, обезвреживают патрули, в это время оборотни по другую сторону барьера взрывают некоторые стены, чтобы отвлечь основное внимание на себя. Под суматохой большая часть бунтующих оборотней должна как можно скорее проникнуть в замок и максимально очистить его от противника. Родственники его напарницы возлагали большие надежды на эффект неожиданности. Вальдер не собирался критиковать план действий, однако его раздражал один нюанс: несмотря на недостаток боевых магов со стороны мятежников от помощи Вальдера они всё равно отказались. Сидеть сложа руки, словно кисейная барышня, и ждать, когда его спасут оборотню категорически не хотелось. Оценив отношение к себе, он решил не проявлять инициативу.
        - Господин Вальдер, - В дверь, прерывая мысли двуликого, постучался Феонит.
        - Войдите, - отозвался мужчина, откладывая кисть.
        Дворецкий вошел в мастерскую и остановился за спиной своего принца. В воздухе повис немой вопрос.
        - Завтра ночью, - сообщил Вальд. - И ещё, я хочу, чтобы ты исполнил одну мою просьбу.
        - Да, конечно. Какую?
        - Ты должен отнести эти картины в потайную галерею, - он обвёл рукой все свои работы, - и остаться там до самого конца.
        Феонит грустно молчал.
        - Как пожелаете, господин Вальдер, - всё-таки ответил он.
        Глава VIII. Нападение
        Пантидера и Чаяна, хорошо знающие территорию замка, шли в первых рядах. Чёрная длиннохвостая рысь направилась к заветному дереву, растущему напротив окна комнаты Вальдера. Однако там ее ожидало разочарование: дерево было безжалостно срублено. Двуликая досадливо дернула ухом и отправилась в обход к заднему двору, где легко можно было проникнуть на кухню. Жители замка еще спали, поэтому лазутчица почти никого не встретила. Но когда она, наконец, добралась до комнаты, и без стука распахнула дверь, то поняла, что вела себя более чем опрометчиво. Вальдера в спальне не оказалось, но и комната не пустовала.
        - Ты кто?! - удивлённо воскликнула бледнолицая девушка с каштановыми волосами, вскочив с кровати.
        Пантидере хватило одного взгляда, чтобы понять - передний боевой маг. Она не стала терять время и сразу же атаковалаусыпляющим заклинанием. Зазвенел магический щит - очевидно, магианна была прилежной ученицей. От связывающего заклинания двуликая едва успела увернуться.
        «Некромант и боевой маг - замечательные противники», - невесело ухмыльнулась Пантидера, прощупывая магическими щупальцами пространство на наличие падших[25 - Падшие - души, при жизни обрекшие свое существование на вечные скитания, те, кто при жизни совершили осознанное убийство невинного существа.] и пропащих[26 - Пропащие - души, жизни которых были отобраны силой.].
        «Прямо рай для некроманта! - мелькнула в голове у девушки мысль, когда она посчитала общее количество оставшихся в округе душ. - Но меня это не спасет: если хоть одно боевое заклинание попадет в меня - я труп».
        Дюжина падших ушла на защиту, семь пропащих Пантидера принялась преобразовывать в атакующее заклинание.
        «Под натиском чужой боли она либо потеряет сознание, либо - рассудок, - рассуждала некромантка, уворачиваясь от очередной атаки. - Если, конечно, ментальная защита не настолько сильна, как барьерная…»
        Ярко зеленый сгусток, выпущенный двуликой, быстро заполнил комнату, словно туман. Первые несколько десятков секунд на Пантидеру сыпались выпущенные наугад заклинания, затем раздался душераздирающий визг, и туман стал стремительно сжиматься, окружая женщину. Пантидера облегченно вздохнула и уже собиралась покинуть комнату, как услышала сбивчивое бормотание, из которого ее тонкий кошачий слух уловил знакомое имя - Вальдер. Это заставило ее остановиться.
        - Почему ты ушёл? Почему сбежал? Вальдер! Я ведь старалась только для тебя…
        Разведчица оглянулась на лежащую на полу магианну. Что-то или, может, кто-то, словно нашептывал ей: «Слушай, слушай, слушай…» Девушка всегда верила духам, тем более они никогда ей не лгали, и послушно приблизилась к поверженной противнице. Женщина лежала на спине, ее невидящие серые глаза слепо шарили по потолку.
        - Ты любил меня… как же ты мог предать? Как можно предать того, кого любишь? - шептали искусанные губы. - Вальдер…
        Пантидера почувствовала, как мышцы лица свело судорогой, и она неосознанно скривилась.
        «Он… любил ее?» - со смешанными чувствами подумала девушка. Женщина была очень красивой. Длинные волнистые волосы разметались каштановым ореолом вокруг ее головы, большие серые глаза ярко выделялись на бледном нежном лице, тонкая изящная шея с нервно трепещущей жилкой манила испорченный гаремом разум.
        - Как тебя зовут? - не удержавшись от презрительного тона, спросила целительница магианну.
        - Славия, - ответила она после того, как Пантидера применила магию подчинения.
        - Кого именно любил Вальдер? - напряжённо уточнила некромантка. - Вальдер любил тебя?
        - Он говорил мне это! - вдруг вскричала Славия. - Он ухаживал за мной! Любил меня!
        Ее голос неожиданно оборвался. Женщина потеряла сознание.
        Невидящий взгляд разведчицы был направлен на бесчувственную Славию. В голове бывшей узницы стали зарождаться сомнения.
        «Может, именно она и является причиной его странного поведения?» - вдруг озарило девушку.
        Бросив еще один мимолетный взгляд на бывшую возлюбленную напарника, двуликая обратилась в рысь и выскользнула из комнаты. Пока она разбиралась со Славией, отряд Шармита уже успел переполошить весь замок. Стража с криками носилась за вражескими оборотнями, снаружи раздавались оглушительные взрывы, вибрация от которых достигала даже верхние этажи.
        Пантидера с досадой осознала, что найти напарника в подобной суматохе - всё равно что искать иголку в стоге сена.
        «Причём горящего сена», - мысленно хмыкнула двуликая, пробегая мимо охваченного огнем стеллажа. Пожар уже охватил кухню и примыкающую к ней столовую.
        «Главное, чтобы мастерская не пострадала», - думала рысь, направляясь в оную.
        Стоило ей свернуть на очередном повороте, как со стены что-то с ужасным треском сорвалось и где-то за спиной с грохотом упало. Дикая кошка испуганно отскочила от неизвестной опасности и сразу же оглянулась. На том месте, где только что находилась Пантидера, лежала огромная картина, пораженная пламенем. Разведчица облегченно вздохнула и уже хотела бежать дальше, но тут услышала полный боли стон. Приблизившиськ сгорающей картине, она заметила торчащую из-под неё руку с мечом.
        «Стражник», - осознала она, и ее глаза широко распахнулись. Горящая картина упала на ее преследователя. Везение было невероятное…
        «Нет времени стоять на месте!» - раздражённо одернула себя двуликая, опомнившись от шока.
        К ужасу девушки, Вальдера в мастерской также не оказалось. Однако, как ни странно, там уже не было и его картин. В Пантидере медленно начала подниматься паника. Где искать напарника - она не имела ни малейшего понятия, о запахе уже не могло быть и речи - чужие следы, кровь и дым все перебивали, даже самые сильные запахи. Некромантка на всякий случай тщательно осмотрела всю комнату, но никакого послания от Вальдера или свежих следов его пребывания она так и не нашла.
        «Где же он?!» - вылетая из мастерской, спрашивала себя девушка. В коридоре она столкнулась с Чаяной, но той принц тоже не попадался на глаза.
        - Шарм уже в замке! - крикнула девушка вслед убегающей целительнице. Пантидера досадливо рыкнула. По плану она должна была вывести Вальдера из замка до того, как Шармит появится на месте действий.
        «Да где его черти носят?!» - Рысь, перепрыгивая по четыре-пять ступеней, стремительно преодолевала лестницу. Когда разведчица пробегала мимо разветвления коридоров, ее кто-то больно схватил за хвост, потянул за него и до боли знакомовцепился в загривок.
        - Где ты шляешься? - злобно зашептал ей на ухо узнаваемый бархатистый баритон. - Сколько тебя можно ждать?
        Двуликая, пытаясь скрыть радость и облегчение, обернулась к мужчине и угрожающе щелкнула зубами. У неё тоже имелись к нему претензии.
        Она вырвалась из крепкой хватки и сменила ипостась на человеческую. Не успела она сказать хотя бы слово, как ее стиснули в медвежьих объятиях.
        - Думаешь, я поверил бы в то, что ты могла позволить себе так долго болеть? - Горячий шепот обжег ухо, кости затрещали под сильными руками. Если Пантидере и было больно, то виду она не подала. Объяснять сейчас что-либо абсолютно не было времени.
        - Надо уходить, - спокойно напомнила она, легко разамкнув кольцо объятий. - Дома поговорим.
        Как Пантидера ни старалась, незаметно покинуть замок не удалось. Его вообще покинуть не удалось. Несмотря на активно работающих разведчиков количество стражников не сокращалась. Вальдера приходилось прятать по всем углам и закоулкам, что самого мужчину очень раздражало. Вскоре ему окончательно надоело прятаться за женской спиной, и в ход пошли боевые заклинания. Ни о какой конспирации уже не могло быть и речи.
        «Если кто-то из дворцовых останется в живых, то могут пойти слухи о том, что именно Вальдер является зачинщиком бунта», - отстраненно подумала некромантка, работая холодным оружием, хотя мысли, пробегающие в голове, уже не вызывали никаких эмоций. На нее напала апатия. Наверное, именно поэтому целительница и не любила принимать участие в сражениях и поединках.
        - Раз нам уже не выбраться из замка, - в упоении закричал маг своей напарнице, - давай поприсутствуем на главном мероприятии!
        Пантидера и ничего не ответила, и начала отступать к Вальдеру. Задним ходом они добрались до лестницы и стали прокладывать себе путь к тронному залу.
        Шарм прибыл замок за час до рассвета, как задумывалось. Разведчики отвлекли стражу, благодаря чему удалось захватить ворота, а вместе с ними и преимущество. Все шло по плану - так думал начальник разведки, пока ему не донесли:
        - Пантидера еще в замке, - сообщила Чаяна. - Она не может найти принца.
        У Шармита на лице заходили желваки. Несмотря на спокойный нрав его сестра была готова неотступно защищать этого бастарда. А сын покойного короля Алисьена, на самом деле, крепко недолюбливал Вальдера. И дело было не только в том, что его отец лишил их родителей и счастливого полноценного детства, но и в том, что юноша ревновал сестру к этому полуэльфу, но сказать об этом сестре он не мог, хотя и предполагал, что Пантидера догадывается о его чувствах.
        И теперь, когда своим исчезновением Вальдер подставил свою напарницу, его неприязнь превратилась в ненависть.
        - Передай Пантидере… - обратился он к подопечной и замолк.
        Чаяна тронула его плечо, привлекая внимания, и понимающе улыбнулась, затем скрылась в толпе сражающихся.
        Шарм улыбнулся. Вызвав в памяти план здания, он отправился в тронный зал. Однако быстро добраться до него ему не удалось - его задержала очередная группа стражников.
        «Да откуда они берутся?» - задавался вопросом мужчина, но за меч схватился с удовольствием. Хотелось выплеснуть накопившееся раздражение.
        Увлекшись битвой, он потерял счет времени, и опомнился, когда вместо вражеского двуликого увидел сестру. В последний момент Шармит успел скорректировать траекторию меча, чтобы не ранить Пантидеру. На мановение он почувствовал облегчение, которое испарилось стоило ему услышать язвительное:
        - А мне казалось, мы опаздываем, а кое-кто ещё даже короля не нашёл.
        Шарм вскинул голову и досадливо скрипнул зубами, когда понял, что бастард выше его на целых пол головы.
        «И определённо старше», - вспомнил он и решил проигнорировать высказывание Вальдера. Да и не успел бы он нечего ответить - снова напали стражники.
        - Не много ли их? - ворчал Вальдер, укладывая на лопатки очередного противника. - Что-то я не замечал такого количества у нас в замке…
        - Тебе лучше знать, сколько тут должно быть стражников! - раздражённо воскликнул Шарм, отваживая очередного врага. Схватка уже затягивалась, а время уходило.
        - Может разделимся? - предложила Пантидера. - Задержим их, выиграем для брата время…
        - Нет! - категорически рявкнул Вальдер. В прошлый раз, когда они воспользовались подобной схемой действий, всё кончилось не особо хорошо, и разлука их была довольно долгой.
        Девушка глянула на него пронзительным взглядом, но в ответ только пожала плечами.
        - Тогда прикройте меня, - попросила она. - Буду колдовать.
        Мужчины задвинули двуликую себе за спины. Пантидера принялась плести огромное усыпляющее заклинание из остатков ее магических сил.
        По-хорошему стоило бы применить некромантию - точнее, по-плохому - например, умертвить или призвать помощников. Но некромантке казалось, что нужно поберечь себя - ей никогда не приходилось применять магию к такому количеству живых, да еще и выборочно, ведь Шармит с Вальдером не должны попасть под воздействие заклинание. Немного поразмыслив, Пантидера решила начать с тех, кто был дальше от них. Мысленно завязывая магические нити вокруг шеи стражников, целительница считала количество своих жертв. Когда счет достиг цифры пятнадцать, Пантидера резко дернула за нити, вырывая сознание у владельцев. Бесчувственные тела попадали на тех местах, где они только что находились. Через несколько минут толпа нападающих заметно поредела.
        - Дальше мы справимся сами, - заверил Вальдер, а Шармит скрипнул зубами от негодования, потому что бастард опередил его реплику.
        Пантидера кивнул и на пару мгновений привалилась к стене. Обычно целительским даром она привыкла пользоваться неторопливо, размеренно и безвредно для себя и других, теперь же использовать его пришлось с точностью до наоборот.
        Когда мужчины покончили с вражескими живыми, из-за ближайшего поворота выскочил отряд разведки.
        - Вы удивительно вовремя! - съязвил Вальдер, загоняя меч в ножны на спине; его резервы магии были уже давно истощены.
        - Так вот где все «мясо» было! - воскликнула Чаяна, оглядывая усыпанный телами пол коридора. Высказывание принца она с достоинством проигнорировала. - А что нас-то не позвали? - Однако теперь проигнорировали уже ее.
        - Не думаю, что Влаир будет сидеть на месте и ждать, когда мы придём по его душу, - вдруг заявила Пантидера. - Солнце уже как три часа взошло.
        Повисло неловкое молчание.
        Шармит кивнул, соглашаясь с сестрой, и быстро исчез в коридоре, ведущем в тронный зал. Члены разведки и Вальдер отправились следом. Когда отряд достиг дверей, отделяющих их от цели, захватчики окончательно убедились, что творится что-то странное - на пути им больше никто не встретился. И каково же им было, когда они ворвались в зал и увидели одиноко сидящего на троне Влаира.
        «Он действительно сидит на месте и ждёт!» - недоверчиво подумал Вальдер, стараясь не попасть в поле зрения отца.
        И хотя толпа была вооружена до зубов, король и глазом не моргнул, даже головы не повернул в их сторону. Отряд немного растерялся, наткнувшись на абсолютное безразличие и непрошибаемое спокойствие безоружного оборотня.
        Пантидера внимательно рассматривала Влаира, того, кто отнял у неё родителей, кто разлучил ее с братом и не чувствовала какого-либо эмоционального отклика в своей душе. Она выросла сиротой и это никогда не угнетало ее, возможно, потому что у неё были любимое дело и учителя, которые не давали возможности замечать отсутствие таких важных особенностей в жизни ребенка, как мама и папа, родительская забота и любовь. Нельзя сказать, что если дитя никогда не знало, что эти вещи должны быть, то, значит, ребёнок в этом не нуждается. Пантидере иногда казалось, что чего-то в жизни не хватает, но такое чувство возникало довольно редко. С ее собственной точки зрения, у нее было нормальное, даже хорошее детство: у нее всегда был дом, о ней с любовью заботились наставники и даже эльфы, к которым она попала в гарем, а на этом и детство уже закончилось. Однако теперь ей казалось, что своим равнодушием в сложившейся ситуации, она предает своих брата и дядю, которые всё время жили с болью потери, она предает родителей, которые отдали за неё свои жизни… Пантидере стало дурно от самой себя, и только чтобы не испытывать
этого мерзкого чувства, она заговорила первой:
        - Ты знаешь, кто мы такие? - Мужчина молчал, глядя в окно. - Ты… ты понимаешь, что совершил?
        Король закрыл глаза. Он понимал и сожалел о содеянном, но не мог оправдываться перед теми, кто пострадал больше всего.
        - Зачем? - С нескрываемой усталостью спросил Шармит, и в голосе его уже не был слышен былой гнев. Он был опустошен до такой степени, что забыл то, что толкнуло его на месть. Только сейчас, спустя столько лет, он осознал, что ему нужно было на самом деле. Причина.
        - Я любил ее, - начал правитель, - вашу маму, но не знал, что я не единственный, кто испытывал к ней подобные чувства. Я всегда был самолюбив, эгоистичен… Когда меня отвергли, когда я понял, что Веретенна предпочла моего брата… он всегда был во всём впереди меня. Я сам виноват, но всё равно испытывал зависть… Я уехал сразу, как она мне отказала. Я старался забыть, но пришло письмо, что они поженились… что он, мой брат, женился на моей любимой, и что она ждет ребенка… Я отправился в другую страну, надеясь погибнуть в каком-нибудь сражении, однако мне не везло - Пандора, словно насмехалась, хранила меня. Только однажды мне «посчастливилось» наткнуться на мага-менталиста. Тогда я повредился рассудком; меня вытащили из схватки, пытались лечить, но разум - не тело, регенерацией не обладает. И в таком состоянии я вернулся домой, где мне всё напоминало о моём самом главном сердечном поражении. Я потерял над собой контроль, я не знал, что творю… Когда я пришел в себя, они все уже были мертвы…
        Он замолчал. Было видно, как тряслись его руки, но больше всего Пантидеру, Шармита и Вальдера впечатлили слезы, медленно катящиеся по его щекам. Особенно Вальдера. Он считал, что его отец непрошибаемый бессердечный ублюдок, готовый загубить жизни на благо себе и, может быть, своей страны. Даже когда Феонит рассказывал историю предыдущего короля и его жены, бастард был убеждён, что Влаир действовал из-за ущемленной гордости. Сейчас же он не знал, что и думать - его представление об этом оборотне перевернулось с ног на голову.
        - Я не оправдываю себя, - вновь заговорил мужчина, - я признаю, что виноват в содеянном. Я готов ответить за свои поступки.
        В зале воцарилась тишина. Влаир уже не прятал взгляд, он смотрел прямо, уверенно, решительно.
        - И что ты предлагаешь? - подавлено спросил Шармит. Сейчас единственное, чего он хотел - это остаться наедине с самим собой и переосмыслить всё произошедшее. - Родителей уже не вернешь…
        - Я предлагаю свою жизнь, - перебил правитель. Его голос надрывно охрип, и Пантидера это заметила. Она ощутила неясную тревогу.
        - И что ты предлагаешь с ней делать? - процедил Вальдер сквозь зубы, выдавая свое присутствие. - В рабство продать?
        - Что хотите, то и делайте, - бросил правитель нарочито небрежно. Даже присутствие сына не тронуло его безразличие. - Хоть убейте.
        После этих слов двуликая с подозрением заглянула в его ауру - мутное пятно противного серого цвета расползалось по жизненному полю мужчины. Пантидера кинулась к Влаиру, который уже заваливался головой вперёд. Целительница подхватила его в последний момент и сразу же принялась за лечение. Но в процессе она с ужасом поняла, что яд был принят заранее, почти сутки назад. Сейчас Пантидере не помогли бы ни ее обширные знания, ни высокий магический потенциал, потому что последний шанс был упущен часов шесть назад. Мужчина уже почти был мертв.
        - Он принял яд! - сообщила девушка удивленным соратникам.
        - Ты так похожа на неё, - вдруг просипел умирающий. - Я… прости меня, прости… прости…
        Она смотрела на него беспомощно и с сочувствием. Ненависти просто не было. Какая может быть ненависть? Особенно к тому, кто решил себя убить, но сначала предпочёл раскаяться, извиниться перед теми, кто пострадал из-за него.
        - Спи спокойно, - прошептала девушка, погладив его по щеке. Она постаралась ему улыбнуться. - А извиняться будешь перед своими близкими. Пандора тебе судья[27 - Выражение «Пандора тебе судья» имеет двоякое значение. Одно из них - пожелание легкого пути на тот свет, другое - осуждение. В данном случае имеется в виду первый вариант.], Влаир.
        - Пандора тебе судья, - помолчав, смиренно повторил Шармит.
        - Пандора тебе судья, - эхом отозвался Алессьер.
        - Пандора тебе судья, - едва слышно прошептал Вальдер.
        Целительница не стала мучить умирающего и оборвала его истончившиеся нити жизни около сердца. Она закрыла глаза уже покойного короля Закрытого королевства и поцеловала его в лоб.
        Никто не окликнул ее, когда она встала и, выйдя в коридор, покинула залу.
        Хотелось укрыться в каком-нибудь тихом местечке, просто подумать. После долгих месяцев постоянного напряжения ей ничего не хотелось делать и видеть кого-либо.
        Пантидера вышла во внутренний двор. На глаза сразу же бросилось одинокое раскидистое дерево. К нему-то она и направилась.
        - А я говорила! - Неожиданно раздался звонкий женский голос.
        - Говорила, но мы с тобой не спорили! - Возразил ей уже мужской голос.
        - Как это не спорили?!
        Двуликая непонимающе крутила головой, пытаясь найти шумных собеседников.
        - Но ты же не сказала как обычно «На что спорим?»! - съязвил невидимый мужчина.
        - Вот я сейчас как спущусь с дерева! - пригрозила девушка.
        Пантидера вскинула голову и увидела призрачную русалку. Точнее сначала она увидела длинный рыбий хвост, покрытый серебристой чешуей с прозрачно-белым плавником, а уж потом, подняв взгляд выше, заметила его обладательницу. Складывалось впечатление, что некромантка смотрит в зеркало - так сильно незнакомка напоминала ее саму. Только волосы у девушки были прямые и глаза каре-зелёными.
        - Даже если мы и спорили, то ты всё равно проиграла: Пантидера на тебя похожа!
        - Может всё-таки помесь? - решила предложить ничью русалка. Ее оживленное радостное лицо вдруг напомнило Шармита.
        «Очевидно, энергичность у него от матери», - наконец догадалась двуликая.
        - Ладно, - сдался ее отец, и в его голосе слышалась улыбка. - Только чтобы ты не буянила, я уступлю тебе.
        - Что-о?! - оскорбленно протянула ее мама.
        Пантидера всё оглядывалась, ища своего второго родителя.
        - Внизу, - подсказал мужчина, точнее рысь. В мощных корнях развалился черный рысь с длинным пушистым хвостом.
        «Это у нас тоже семейное», - невольно подумала целительница. Оборотень на ее глазах сменил ипостась на человеческую, и перед некроманткой предстала точная копия Алессьера, только лицо у него было более серьёзное. К нему спустилась Веретенна, сменив хвост на привычную для глаз пару ног.
        - Красавица, да? - довольно воскликнула она.
        - Вся в тебя, - поцеловав жену в шею, сказал Алисьен. Та склонила голову ему на плечо.
        Пантидера ощутила неловкость рядом с душами своих родителей. Она чувствовала, что они ждут от неё каких-то слов, но она не знала, что сказать.
        - Мне стыдно, - наконец прошептала девушка, отводя глаза.
        - Почему? - удивилась магианна.
        - Потому что вы моя родня, но…
        - Но мы для тебя, как чужие? - подсказал Алисьен.
        Двуликая молча кивнула.
        - Разве ты в этом виновата? - покачал головой отец.
        Веретенна ничего не говоря шагнула к ней и заключила живую в едва ощутимые объятия.
        - Ты можешь не считать нас своими родителями, никто винить тебя не станет, просто… так получилось. Но ты всегда была, есть и будешь для нас дочерью, - ласково поведала душа ее матери.
        Пантидера робко обняла ее в ответ. Для бывшей узницы были непривычны подобные нежности, но она решила попробовать. Возможно, она больше никогда не увидит их, своих родителей. Видеть умерших вообще не каждому дано…
        - У нас к тебе есть просьба, - спустя какое-то время сказал бывший правитель.
        - Какая?

* * *
        Шармит бегал по замку в поисках сестры, которая пропала ещё полдня назад. За окном уже царствовал вечер, а ее все не было.
        - Смотри, куда прешь! - услышал Шарм насмешливый голос, когда врезался в кого-то.
        Шарм предпочел проигнорировать Вальдера - а кто еще это мог быть? - и попытался его обойти.
        - Куда торопишься? - Бастард явно не собирался его так легко отпускать.
        - Ищу Пантидеру, - прошипел парень в ответ.
        - Давай поищем вместе? - вдруг предложил бывший наследник престола.
        - Вместе? - опешил брат Пантидеры. Он недоверчиво посмотрел на двуликого.
        - Да, - уже не так уверенно подтвердил Вальдер.
        - Зачем? - Шармиту казалось, что его разыгрывают.
        - Что за глупые вопросы ты задаёшь? - начал раздражаться Вальдер.
        Темноволосый потряс головой, надеясь, что это поможет ему привести мысли в порядок.
        - С каких это пор ты стал таким дружелюбным? - вырвалось у Шарма, хотя, на самом деле, говорить это вслух он не собирался. Вальдер с десяток секунд пялился на него, как на блаженного, а потом засмеялся.
        - Это ты на меня всё время зубы скажешь! Смотришь на меня, словно ревнивый муженёк, всё за сестру цепляешься.
        Начальник разведки подавился воздухом от стыда и возмущения одновременно. Он, конечно, понимал, что его ревность выходит за рамки дозволенной ревности к сестре, но не это являлось главной причиной, из-за которой он недолюбливал Вальдера.
        - Ладно, не кипятись, - хлопнул его по плечу своей лапищей бастард. - Я понял, что ты просто испытываешь ко мне неприязнь. В любом случае, давай разделимся… или мне пойти с тобой? Заблудишься ведь.
        - Я пойду один! - ожидаемо гордо воскликнул Шарм.
        - Хорошо, - спокойно кивнул двуликий. - Тогда ты иди налево, а я - направо. Встретимся здесь через полчаса.
        Шармит высокомерно фыркнул и потопал в указанном направлении. Вальдер проводил его насмешливым взглядом и отправился совсем не туда, куда намеревался. Он вообще повернулся спиной к коридорному разветвлению и направился в свою комнату, где, по его предположению, должна была находиться Пантидера.
        После ванны Пантидера завалилась спать. Сон пришёл мгновенно. Снилось что-то приятное безмятежное. Двуликая впервые за долгое время расслабилась. Но через час ее разбудили аккуратные прикосновение к плечам, затем она ощутила поглаживания в районе поясницы. Девушка растеклась от приятного ощущения. Прикосновения плавно перешли в массаж. Она выгибалась навстречу рукам, дарующим ласку.
        - Истинная кошка, - фыркнул двуликий и стал массировать кожу за ее ушами и на затылке. Пантидера, словно подтверждая его слова, замурлыкала. Сейчас ей хотелось просто отдаться этим рукам, но ее неожиданно резко вжала в перину тяжеленная туша.
        - Ну! - возмущённо запротестовала девушка, пытаясь вырваться из-под Вальдера, но он проигнорировал ее и крепче стиснул в объятиях.
        - Ты помнишь, что кое-что должна мне? - интимно прошептал он Пантидере на ухо, и двуликая перестала возиться.
        - О чем ты? - невинно спросила она. Мужчина рыкнул и резко перевернул ее лицом к себе. Девушка не сопротивлялась, наоборот она обвила руками его шею, притянула голову мужчины к себе.
        - Теперь нам некуда торопиться, - одними губами проговорила двуликая. - Нам ничто уже не помешает.
        Она накрыла его губы своими, лениво обхватила ногами его бёдра. Сначала он напирал яростно, страстно, горячо, но Пантидера неторопливо и нежно поглаживала его шею, плечи, бока, спину, бедра, пока Вальдер вдруг не оторвался от нее и не заговорил:
        - Я бы не хотел, чтобы наши отношения закончились на возврате твоего долга, поэтому хочу предложить тебе более длительное сотрудничество…
        - Под «сотрудничеством» ты подразумеваешь… - уточнила целительница.
        - Наше знакомство свершилось при странных обстоятельствах, - начал издалека Вальдер с улыбкой, - да и отношения развивались странно, но так бывает, что встречаешь кого-то и за короткий срок прикипаешь всей душой к нему. Бывает, что люди знакомятся и долгое время не знают истинных сущностей друг друга, осторожничают, боятся… А мы с тобой - другое дело, нам пришлось быстро учиться доверять друг другу, приспосабливаться…
        - Не тяни, - оборвала его Пантидера и нетерпеливо дернула парня за прядь светлых волос. - Скажи мне, чего ты хочешь.
        - Я хочу и дальше быть с тобой, - шепотом сообщил напарник. - Я больше никому не смогу доверить свою жизнь… Я думал, что после Славии больше не захочу видеть ни одну женщину подле себя, но появилась ты, и мое мнение изменилась. - Он смотрел на нее прямо, словно хотел заглянуть в саму душу. Его голубые глаза сияли несмотря на полумрак в комнате, они смотрели с робкой надеждой, не отпускали, не позволяли отвести взгляд. - Если и быть с кем-то, то только с тобой.
        После этих слов Пантидеру одолели противоречивые чувства, но она не могла понять их природу. Это были радость, предвкушение, возбуждение вперемешку с неуверенностью, страхом и волнением. В отличие от Вальда, у Пантидеры совсем никого не было в этом плане, она никого не любила в том самом смысле, когда хочется разделить с существом свою жизнь, радость, горе и т.д. Другими словами, все, о чем сейчас говорил оборотень, было для нее в новинку, даже в диковинку. У нее не было представлений о том, каким должен быть идеальный мужчина, что ее могло бы привлечь в них, хотя часть ее детства прошло в гареме - она просто никогда не задумывалась об этом, поэтому Пантидеру волновал один вопрос:
        - Подходим ли мы друг другу?
        Вальдер вздохнул, услышав ее слова, и, уперев свой лоб в грудь избранницы, заметил:
        - Лучше подумай о другом: нравлюсь ли я тебе? Хотел бы ты быть со мной не как напарник…
        Некромантка запустила пальцы в шевелюру мага и, серьезно подумав, пришла к выводу, что да, нравится, да, хотела бы. Словно услышав ее мылся, Вальд еще крепче обнял ее, будто хотел всю ее вместить в себя.
        - Если ты все-таки сомневаешься, то давай проведем ритуал, - вдруг вскинув голову, предложил парень.
        - Какой ритуал?
        - На проверку совместимости. Если для тебя это важно, давай проведем его.
        Пантидера вгляделась в напряженное лицо мужчины и улыбнулась.
        - Давай лучше свяжем себя по-другому… - И она зашептала ему на ухо подробности об ритуале, вычитанном в одной из многочисленных книг библиотеки ее дяди.
        - Ты правда готова на это? - Вопреки опаске, звучащей в голосе оборотня, глаза его засияли вдвое ярче, чем до этого.
        - Иначе бы не предложила. - Пантидера перекатилась и оказалась сверху на Вальдере. - Так ты согласен?
        Маг смотрел на нее недоверчивым взглядом, и для пущей убедительности девушка сняла с себя прозрачную полоску топа ошейника невесомости. Выдержка молодого оборотня заметно начала таять: его руки вцепились в ее бедра, и он несдержанно закусил губу.
        - А если не получится? - тихо уточнил он.
        - Но ведь это не точно, - снисходительно заметила двуликая. - К тому же мы привыкли рисковать, верно?
        Она откинулась назад и вытащила кинжал из его сапога. Мужчина цокнул языком и стащил остатки ее «экипировки». Вложив оружие в руку избранника, Пантидера помогла ему избавиться от одежды.
        Шармит недовольно метался по коридорам и заглядывал в каждую комнату. Он уже час так носился по огромному этажу. Он чувствовал, что Вальдер обвел его вокруг пальца, отправив блуждать в неправильном направлении. Молодого принца так злила эта мысль, что следующую дверь он открыл ударом ноги. Парень поднял глаза да так и застыл: на кровати лежал голый Вальдер, а на нем верхом сидела нагая Пантидера. Шармит уставился на эту развратного сцену, не зная, что сказать или сделать.
        Пантидера медленно повернула голову в его сторону и спокойно приказала:
        - Выйди.
        Брат поджал губы и, несколько помедлив, выскочил из комнаты и громко захлопнул дверь. Кажется, теперь Вальдера он будет ненавидеть еще больше…
        - Запечатай дверь магией, - попросила двуликая, когда брат покинул комнату.
        - Теперь я точно возглавил список его врагов, - с нервным смешком сказал Вальд, накладывая заклинание на всю комнату, чтобы ни они, ни их никто не потревожил.
        Пантидера не ответила, она была сосредоточена. Целительница уколола себе палец и кровью стала писать имя на одной стороне лезвия кинжала. Закончив, она протянула ему клинок и сказала:
        - Тебе лучше сесть.
        Мужчина послушно выбрался из-под нее и принял оружие. Он так же уколол свой палец и на другой стороне лезвия вывел им имя Пантидеры.
        - Что дальше? - Он поднял на нее вопросительный взгляд.
        - Теперь выбери руку, - сказала девушка.
        - Пусть будет правая.
        - Значит, у меня левая, - подытожила некромантка и протянула ему свою ладонь. Вальдер вложил в нее свою правую руку тыльной стороной вверх. Свободными руками они вместе взялись за рукоять кинжала. Глубоко вдохнув и шумно выдохнув, целительница уточнила: - Готов?
        - Готов, - твердо кивнул оборотень.
        Положив соединенные руки на поверхность кровати, они занесли прямо над ними холодное оружие. До последнего глядя друг другу в глаза и рискуя промахнуться, пара резко вонзила кинжал прямо в сцепленные ладони. Пантидера вскрикнула от боли, а Вальдер оглушительно рыкнул. Надписи на лезвии засветились бледно-зеленым и темно-голубым. Сам кинжал начал нагреваться, и Пантидера, чья рука на рукоятке находилась поверх ладони мужчины, выпустила когти и до крови впилась в смугловатую кожу. Они оба зажмурили глаза от боли. В лица хлынула волна тепла, и ощущения стали меняться. Они не поняли, сколько времени прошло и когда исчезла боль, но, открыв глаза, оборотни обнаружили, что кинжал бесследно исчез. Удивленные, они с опаской подняли ладони на уровне глаз, осторожно разъединили их и увидели небольшие печати. Узоры немного пульсировали; они были одинаковые, слово выведенные темно-красными чернилами, от раны же не осталось даже шрама.
        - И что это значит? - поинтересовался Вальд, разглядывая результат их ритуала. - Так и должно быть?
        - Не знаю, - честно призналась некромантка, и мужчина вскинул на нее ошеломленный взгляд. - Но в книге писали, что только две пары решились на этот ритуал, а вот что с ними стало - никому не известно.
        - Ну, ты даешь… - Было видно, как от напряжения или облегчения взмок лоб мага. - Так ведь и в муках помереть можно было!
        Пантидера не стала оправдываться, тем более, что они оба живы, и на ладонях у них красуется недвусмысленное подтверждение их союза. Девушка решила пока не говорить, что у образовавшейся связи есть ряд хотя и удобных, но все же побочных эффектов, например, общий магический запас, обмен способностями, объединение восприятия и т.п. Пантидера и сама не знала, почему вообще вдруг вспомнила о подобном авантюрном ритуале, но ведь все закончилось же хорошо?
        - А раздеваться зачем было? - продолжал задавать вопросы бывший наследник, и девушка решила заткнуть этот болтливый рот.
        Глава IX. Коронация
        - Пантидера!
        - Что?
        - Где ты была сегодня вечером? Я заходил к тебе, но тебя не оказалось в комнате.
        - Шармит, - устало начала девушка, - как ты думаешь, где я могла быть?
        - В библиотеке?
        - Шармит.
        - На кухне?
        - Шарм.
        - В ванной комнате?
        - Шармит, не прикидывайся дурачком! - не выдержала Пантидера. Она до допроса брата сидела на подоконнике в закутке одного коридора и читала небольшой томик «Некромантия как наука о мертвых» в тысячу пятьсот восемьдесят шесть страниц. Девушка как раз остановилась на одном интересном моменте - гадании по внутренностям человека, когда пришел брат и невольно навел ее на мысль перейти от теории к практике…
        Парень упрямо поджал губы, словно ребёнок, которого ругают по непонятной ему причине.
        Девушка закатила глаза, нехотя отложила книгу и слезла с подоконника.
        - Послушай, брат, это уже не смешно, - с нажимом сказала Пантидера, - нам срочно нужно поговорить с тобой начистоту.
        - Да о чём нам с тобой разговаривать? - сразу запаниковал парень, и хотел было смыться, но сестра, прибегнув к русалочьей силе, удержала его на месте.
        - О тебе, - ответила она, затем добавила: - и о нас с Вальдером.
        При упоминании боевого мага новый наследник трона напрягся.
        - Если ты хочешь что-то сказать в адрес Вальдера, то знай, что это ты будешь говорить и обо мне, - предупредила парня девушка. - Тебе ничего не остается, кроме как смириться с тем фактом, что мы вместе, я и Вальдер. Я понимаю, что ты мой брат, но подобная ревность - это уже слишком. Меня не устраивает твое необоснованное, между прочим, отношение к моему жениху.
        - Да потому что он… Стоп, что?! - Внезапно непозволительно громко вскричал Шармит так, что в конце коридора открылась дверь и высунулась встревоженная Герда.
        - Что у вас происходит? - поинтересовалась она.
        - Ничего, всё в порядке, - невозмутимо соврала Пантидера и, схватив брата под локоть, повела его в ближайшую комнату.
        - Жених?! - продолжал бушевать уже в комнате будущий король.
        - Жених, - спокойно подтвердила девушка, закрывая дверь на ключ.
        - Когда он успел сделать тебе предложение?
        - Неделю назад.
        - В тот день, когда я застал вас… - Шарм начал стремительно краснеть от злости.
        - Когда ты нас застал, мы не любовью занимались, - флегматично заметила двуликая, после чего Шармит покраснел уже от смущения, - мы проводили древний супружеский обряд.
        - Что ещё за обряд такой? - тихо спросил парень.
        - Не скажу, маленький ещё, - улыбнулась Пантидера. - Но обряд завершен, и мы фактически супруги.
        Наследник возмущённо вскинул голову. Сестра, опередив его гневную речь, примирительно щелкнула парня по носу.
        - Посмотрим, каким ты будешь, когда у тебя появится девушка, - заметила двуликая.
        - Может, она уже появилась, - проворчал Шармит.
        - Очень сомневаюсь в этом. - Пантидера весело хлопнула его по плечу.
        - Почему это? - обиделся брат.
        - Если бы у тебя была девушка, то у тебя не было бы времени на ревность к Вальдеру, а ты только этим и занят. Значит, что либо у тебя ее нет, либо ты недостаточно уделяешь ей внимания.
        Говоря всё это, Пантидера очень надеялась, что брат задумается, устыдится, поймет, наконец.
        Шармит тем временем действительно задумался. Он не соврал, у него правда имеется девушка, но он ни разу не задавался вопросом о том, достаточно ли внимания он ей уделяет.
        И - о, чудо! - мольбы несчастный невесты были услышаны:
        - Наверное, ты права, - медленно проговорил ревнивец. - Нужно больше проводить с ней времени.
        - Когда ты будешь всецело посвящать ей себя и начнешь получать от этого удовольствие, ты поймешь, как мешал нам и не давал быть счастливым самому себе, - улыбнулась Пантидера, а сама подумала, что никогда еще не произносила таких сентиментальных речей.

* * *
        К счастью жениха, Шармит вот уже целую неделю не досаждал им своим присутствием. Они наслаждались тишиной, умиротворенностью и, самое главное, обществом друг друга в эти замечательные деньки. Однако всё хорошее имеет свойство не вовремя заканчиваться:
        - Вы не видели Шармита? - взволнованно спросил у них Алессьер, когда они пришли к нему в кабинет, чтобы заявить о своей «помолвке». - Я его неделю не наблюдаю в замке, а коронации уже послезавтра!
        Будущие супруги переглянулись.
        «Неужели он ушёл в загул?» - с сомнением подумала Пантидера.
        - Он не говорил вам, куда мог уйти? - заметив замешательство племянницы, вновь спросил дядя.
        - Говорить не говорил, но я, кажется, предполагаю, с кем он сейчас может находиться, - честно призналась двуликая.
        - И с кем же?
        - С девушкой.
        - С какой ещё девушкой?! - хором удивились мужчины.
        - Не знаю, Алессьер, он не говорил мне имени.
        - Уверена, что он тебе не наврал? - уточнил Вальдер.
        Пантидера кивнула и преувеличенно убежденно сказала:
        - Мне-то он точно врать не станет.
        - Ты вообще о ней ничего не знаешь? - потерянно спросил Алессьер, непроизвольно начиная мерить пространство вокруг себя шагами.
        - Не знаю. - Девушка не хотела расстраивать родственника, но она действительно ничем не могла помочь.
        - Да вернется ваш Шармит! - с ухмылкой заявил Вальдер. - Насколько я успел его изучить, он дико ответственный - свои обязанности знает, и не забывает о них. Дера же сказала, что он, скорее всего, у девушки, так зачем ему мешать? Может, он в скором будущем планирует на ней жениться?..
        - Кстати о женитьбе! - Пантидера толкнула локтем своего жениха, но Алессьер ее не услышал:
        - Пускай они всё-таки его поищут… - Услышали они его бормотание, и дядя стремительно покинул кабинет, так и не узнав цели визита молодой пары.
        Как и говорил Вальдер, Шармит вернулся вечером за день до коронации, и пришел он не один.
        - Добрый вечер, - поздоровалась пришедшая с ним незнакомка. Дриада.
        «Какая-то странная дриада», - оглядывая гостью, подумала двуликая. У той был довольно высокий рост, почти такой же, как у Шармита. Волосы длинные бледно-розовые, уложенные в низкую прическу. Тонкие прозрачные брови, глаза большие, изумрудные. Лицо приятного молочного оттенка, щеки впалые, скулы и подбородок острые. Красноватые губы складывались в доброжелательную улыбку. Шея тонкая и длинная, да и сама она вся стройная, как деревце.
        - Меня зовут Дефра, - представилась она.
        - Пантидера, я сестра Шармита.
        - Меня зовут Алессьер. Я его дядя.
        - Вальдер, его нянька.
        Пантидера укоризненно глянула на жениха, но тот ни капельки не устыдился, лишь невинно улыбался. Шармит недовольно поджал губы, но, как ни странно, ничего не сказал в ответ.
        - Приятно познакомиться, - сказала Дефра.
        - Взаимно, - ответил Алессьер и обратился к племяннику: - Это и есть твоя дама?
        «Дама» кокетливо улыбнулась присутствующим.
        - Да, - брат Пантидеры утвердительно кивнул.
        - Прости меня, Дефра, за мою бестактность, - начал дядя, - но разве дриады могут покидать свой лес?
        - Я отреченная, - непонятно пояснила лесная жительница, но не заметив какого-либо понимания в глазах родственников ее молодого человека пояснила: - я отреклась от леса ради Шармита.
        - Значит, ты не можешь вернуться в лес? - полюбопытствовал Вальдер.
        - Вернуться могу, но я никогда снова не стану его частью; теперь там я только гостья. К тому же у меня нет причин возвращаться - моим лесом стал Шармит, и если его не станет, то не станет и меня.
        - Очень мило, - буркнул Вальдер.
        - А вы супруги? - Тоже решила спросить Дефра, переводя взгляд на Пантидеру.
        - Мы скорее помолвлены, - поправила ее двуликая.
        - По древнему ритуалу? - уточнила она и кивнула головой на ладонь Пантидеры. - Очень рискованно.
        Шармит бросил на сестру очень недобрый взгляд. Он ничего не знал насчёт риска. Будущих супругов этот взгляд абсолютно не смутил. Вальдер весело хмыкнул дриаде в ответ и сказал:
        - Вся наша жизнь сплошной риск. А ты что, ворожея?
        - Все дриады немного обладают этим даром, - пожала плечами девушка, - у кого-то он сильнее, у кого-то слабее. Счастливой вам супружеской жизни.
        - И вам того же желаем, - решила подать голос Пантидера, но Дефра звонко рассмеялась. Целительница удивлённо вздернула брови.
        - Я ещё не делал ей предложение, - с каменным лицом сообщил Шармит сквозь зубы.
        Дефра сделала вид, что не слышала этого маленького пояснения.
        - И как давно вы вместе? - после заминки спросил дядя.
        - Около года, - ответил племянник.
        - Около года, - словно эхо, повторил старший родственник. Было видно, как на его лице заходили желваки. - Какие же у тебя были, несомненно, уважительные причины умалчивать об этом?
        - Я не думал, что это была важная информация, особенно во время назревающей войны, - брат Пантидера неопределённо пожал плечами.
        Повисло тяжелое молчание.
        - Хорошо. Я не буду продолжать этот разговор, но если ты снова соберёшься исчезнуть на неопределенный срок, то, будь добр, хотя бы предупреди об этом кого-нибудь, - тихо проговорил Алессьер напряженным голосом.
        Будущий король виновато опустил глаза и тихо пробормотал слова извинения. Дефра улыбнулась ему ласково и совсем не по-дриадовски ободряюще хлопнула по плечу.
        - А теперь, Пантидера, - Алессьер медленно повернулся к племяннице. - Вы помолвлены?
        Пантидера вспомнила, что до сих пор не успела сообщить ему об их решении.
        - Прости нас за это, - взял слово Вальд. - Мы собирались тебе рассказать как раз тогда, когда тебя обеспокоила пропажа Шармита. Ты был так встревожен, что нам не показалось подходящим временем говорить об этом.
        Дядя печально тяжело вздохнул и спросил:
        - И когда свадьба?
        - После коронации, - хором ответили двуликие.
        - Ты, надеюсь, не покинешь нас, когда выйдешь замуж? - поинтересовался Алессьер.
        - Если того не пожелает мой король, - кивнув на брата, ответила Пантидера.
        - Или муж, - добавил Вальдер с нажимом.
        - Мы ещё не говорили с тобой об этом, - напомнила целительница, слегка удивленная его словами.
        - Не говорили, Дера, - согласился он, - но я надеюсь, что в ближайшем будущем поговорим.
        - Да хоть сейчас! - раздосадованная агрессивностью жениха заявила Пантидера.
        - Замечательно! - воскликнул двуликий. - Вперёд.
        Он схватил ее за запястье и потащил к лестнице, направляясь в их покои. Родственники Пантидеры проводили их шокированными взглядами.
        - Что тебя так разозлило? - спросила она, когда хлопок двери отрезал их от внешнего мира.
        - Я не хочу здесь оставаться! - заявил он.
        - Почему? Из-за Шармита?
        - Шармит наивнейший человек. Мне доставляет несравненное удовольствие дразнить его, но причина абсолютно в другом. - Он резко замолчал. На его лице застыла гримаса, которую девушка не смогла для себя расшифровать.
        - Тогда в чём? - попыталась она подтолкнуть жениха к продолжению, пристально глядя ему в лицо.
        - Скажи мне, кто я здесь? - Он вскинул голову и вперил в неё яростный взгляд. - На каких правах я здесь нахожусь? Я всего лишь твой жених! Сын погибшего деспота… И что мне делать в замке с таким статусом?!
        Двуликая понимающе вздохнула.
        - Я тоже не так давно думала, кем я буду, кроме родственницы короля. Но я некромант, и в замке обширная библиотека, содержащая много нужной мне литературы; я нигде ее не найду в таком количестве, как здесь. Я хочу изменить отношение народа к некромантом. Наверняка очень много живых, которые скрывают свои способности от других, чтобы не пострадать от стереотипов окружающих…
        - Отлично! А я - боевой маг! - напомнил Вальдер. - Я квалифицированный маг, я диплом получил! Что мне делать здесь в замке?
        - Если ты думаешь, что тебе нечем будет заняться, то это не так! - заверила его невеста.
        - И чем же? - скептически поинтересовался двуликий. Его гнев медленно сходил на нет после того, как он выговорился. - Я не хочу быть дворцовым магом и до конца дней своих обновлять защиту. Здесь абсолютно нечего делать! Лишние деревья в саду истреблять?
        - Если хочешь, то, пожалуйста, - хмыкнула девушка. - Однако Шармит собирается открыть границы нашего королевства для других жителей, чтобы исправить ситуацию, которая сложилась между людьми и оборотнями. Мы хотим прекратить эти бессмысленные ужасные жертвы. Скоро к нам хлынут другие расы для сотрудничества. У нас будет очень много полукровок. Даже сейчас у нас есть юные полукровки, которые имеют магический дар, но их некому учить, потому что чистокровные оборотни изначально не имеют магических способностей.
        - Я и дети?! - ошарашено возмутился он.
        - …А также у нас есть и взрослые, которые страдают от того, что не могут контролировать свои силы, - закончил Пантидера.
        - И каким учителем ты меня видишь? - уже абсолютно спокойно, но насуплено спросил боевой маг.
        - Строгим, но знающим свое дело. - Она с улыбкой подошла к нему и обняла его за шею. - К тому же, когда мы поженимся официально, у нас тоже будут дети, ты об этом не подумал?
        - Я не заглядывал так далеко, - признался мужчина. - У меня не хватит терпения.
        - Они привыкнут, - невозмутимо заверила Пантидера.
        - Ты садистка, знаешь это? - не имеет больше никаких аргументов, сообщил Вальдер и приобнял ее за талию. Пантидера хитро улыбнулась.
        Настал день коронации. Вокруг Шармита суетились слуги с различными украшениями, аксессуарами и деталями одежды. Вальдер был здесь же и не упускал возможности откомментировать внешний вид будущего шурина. Через несколько стен от этой парочки в платья облачали Пантидеру и Дефру. Дефру одевали в воздушное нежно-розовое свадебное платье. Молодой король решил устроить свадьбу сразу же после коронации. Пантидера приняла решение тоже не откладывать свое торжество и совместить его с праздником брата. Она примеряла светло-зеленое платье из легкого шелка.
        Формально, после удачно завершившегося ритуала, они уже являются мужем и женой, но Шармит настоял на официальной свадьбе, и сестра согласилась.
        Шармит, скрипя зубами, предложил Вальдеру после коронации занять пост боевого мага, и Вальд, как ни странно, согласился, даже без насмешек. Алессьер, в свою очередь, заявил Пантидере, что желает видеть ее своей главной помощницей, фактически правой рукой. Двуликая ответила, что с удовольствием продолжила бы работать и в разведке. На том они и договорились.
        Двор замка полностью был заполнен живыми; уши закладывало от шума толпы, в глазах рябило от разноцветных одежд. Граница некогда Закрытого королевства вот уже несколько дней принимали гостей из других стран. До этого сам Шармит ездил к ним на приёмы, и в качестве начала дружеских отношений он приглашал всех посетить свою свадьбу. Поэтому в толпе можно было встретить от людей, лояльных к оборотням, до эльфов, среди которых, к слову, были друзья и хозяин Пантидеры.
        И Шармит, и Пантидера настолько ушли в себя, что не слышали пространных речей Алессьера, также они пропустили мимо ушей всю историю, из-за которой когда-то сменилась власть.
        Шармит всё ещё был убеждён, что сестра лучший кандидат на трон, и не только потому, что она старшая, но и потому, что ей хватит выдержки, здравомыслия и мудрости, чтобы править страной. Пантидера же думала о том, что ее пугает материнство…
        Наконец-то вступительная речь Алессьера закончилось, и Дефра лёгким толчком в спину заставила своего жениха очнуться и сделать несколько шагов вперёд.
        - Девятнадцать лет назад наша семья была изгнана из этого замка из-за предательства друга. И вот, в этот день на ваших глазах происходит наше возвращение, - взяв себя в руки заговорил Шармит. - Я, Шармит Двуликий, сын Алисьена Двуликого, собираюсь взойти на трон.
        Толпа взорвалась подбадривающими криками и стала бросать к ногам юного короля самые различные цветы: от простых полевых до самых редких, экзотических. Пантидера и Дефра принялись быстро собирать их, чтобы по традиции сплести из них два венка - один для короля, другой для королевы. Когда Шармит опустился на трон, Дефра уже закончила плести для него корону из цветов. Она подошла к нему со спины и медленно торжественно опустила венок на его голову.
        Пока народ продолжал ликовать, Вальдер намагичил рядом с королем ещё один резной стул. Алессьер снова взял слово:
        - Молодой король пришёл не один, он принес с собой надежду на будущее. - Рука дяди указала на Дефру. Такое заявление толпа встретила удивленным ропотом, но дядя невозмутимо продолжил: - Пусть вас не смущает ее происхождение. Двуликие всегда были свободными существами, вольными связывать свою жизнь, с тем, к кому лежит их душа. К тому же не стоит забывать, что потомки от таких браков, метисы, очень сильные создания. Пантидера и Шармит тому доказательство: рождённые от союза двуликого и русалки, они вернули свои некогда утерянные права…
        Не дослушав его до конца, кто-то заорал в толпе:
        - Да здравствует уже двуликий король Шармит!
        Алессьеру пришлось замолчать, так как толпа подхватила крик и принялась скандировать. Пантидера не смогла сдержать улыбку: голос этого затейника она узнала бы из тысячи.
        «Из-за этого он не поднялся вместе с нами на помост?» - подумала она, силясь отыскать супруга среди зрителей, но попытка была тщетной.
        Мужчина дал толпе покричать еще немного, затем поднял руку, призывая к тишине. И все послушно замолчали.
        - Раз юный король уже успел найти себе избранницу, мы решили не откладывать неизбежный праздник и провести его сегодня.
        Толпа вновь неустанно радостно загалдела.
        Слово взял Шармит.
        - Мы с Дефрой, моей невестой, - он протянул девушке руку, и она, приблизившись к жениху, вложила свою ладонь в его, - нашли друг друга год назад. Никто из нас даже не предполагал, что когда-нибудь мы будем стоять здесь в роли короля и будущей королевы. Всё, чего мы хотели, это не власти, а справедливости. Ведь нас жестоко лишили дома и родителей. И когда встал вопрос о том, кому возложить на себя столь ответственную ношу, я был несказанно рад, что являюсь младшим потомком. Я хотел видеть на этом месте свою сестру, Пантидеру Двуликую, но она была иного мнения, и поэтому я здесь. Я клянусь в верности своему народу. Что бы я не сделал, всё это будет ради вашего блага и процветания.
        Одобрительный гул зрителей сменился очередным дождем из цветов.
        Шармит с явным облегчением вздохнул. Он повернулся к дриаде и громко заговорил вновь, стараясь, чтобы голос звучал как можно более мужественнее:
        - Я, Шармит Двуликий, король Королевства оборотней, беру тебя, Дефра, дриада из темного леса, в свои жены. Возьмешь ли ты меня в свои мужья?
        - Да, мой король, я беру тебя в свои мужья, - нежно отозвалась она, и Пантидера шагнула в центр помоста. Теперь заговорила она:
        - Я, Пантидера Двуликая, дочь Алисьена Двуликого, признаю ваши клятвы действительными. Отныне вы муж и жена, Король и Королева Флориты.
        Она опустила свой венок Дефре на голову и поцеловала обоих супругов в лоб.
        Пока молодожены скрепляли свои клятвы поцелуем, Пантидера отошла в сторону и снова попыталась найти глазами Вальдера. Вдруг она ощутила знакомые теплые руки на своём лице, которые закрыли ей обзор, и родной запах защекотал нос.
        - Я уже было решила, что ты передумал, - буркнула она, отнимая руки Вальдера от своих глаз.
        - Испугалась? - хмыкнул Вальдер, выходя из-за спины. - Вот уж кто, а я точно не передумаю.
        - Я посмотрю на тебя, когда у нас родится ребёнок…
        - Хотелось бы завершить коронацию еще одним событием. Моя сестра, как и я, нашла себе спутника жизни, с которым хочет вступить в брак, - объявил Шармит после длительного поцелуя. Молодые оборотни шагнули вперед, и Пантидера заговорила, опережаю бурную радость перевозбужденной толпы:
        - Я, Пантидера Двуликая, хочу взять тебя, Вальдер, сын Пандоры[28 - Обтекаемая формулировка для тех случаев, когда двуликий от рождения сирота, или, когда необходимо скрыть происхождение или личность оборотня.] в свои мужья. Возьмешь ли ты меня в жёны?
        - Да, - неожиданно охрипшим голосом ответил он. - Я беру тебя в свои жены.
        - Мы, Король и Королева Флориты, признаём ваши клятвы действительными, - откликнулись хором Шармит и Дефра. - Отныне вы муж и жена.
        Они также торжественно возложили им на головы венки из цветов, и официальные супруги склонили головы друг к другу для поцелуя.
        Эпилог
        Пантидера ещё никогда в жизни не ощущала себя такой толстой. Ей казалось, что сейчас, идя по коридору, она каждого студента прижимает своим животом к стенке, ибо пресловутые студенты, зная, чья это жена, предпочитали слиться со стенами и не отсвечивать. Но Пантидера, естественно, такое поведение принимала на свой счёт, хотя коридор вовсе не был таким узким. Она дошла до дверей тренировочного зала и присела на скамейку. Школа для боевых магов хотя и была построена на территории замка, но дорога до неё в последнее время становилось все утомительнее и утомительнее для девушки.
        «Это всё вы виноваты!» - мысленно ворчала будущая мать, гладя живот.
        Дефра не так давно проболталась, что двойню ждёт не только она одна. Хотя Пантидере сначала не верилось, что у Дефры может быть двойня - ее живот не сильно увеличился несмотря на срок, но всё объясняло дриадское происхождение девушки. Пантидера же до последнего надеялась, что отцовские гены каким-нибудь чудесным образом обойдут ее стороной, но, увы, после слов Дефры о том, что замок будет трещать по швам от двух пар близнецов, Пантидера ощутила обреченность. А вот Вальдер ещё ничего об этом не знал, поэтому Дера сочла это за неплохой повод наведаться к нему в школу, хотя он этого и не любил.
        «Ты видела, сколько здесь бешеных студентов?!» - возмущался он, и категорически запретил заявляться в школу без веского повода.
        Как Вальдер не открещивался от преподавательской стези, Пантидера таки уговорила его хотя бы попробовать. Двуликий сам не заметил, как втянулся. Теперь день для него не удался, если он хорошенько не погонял студентов по полигону…
        Раздался долгий звон от удара в колокол, через считанные секунды двери распахнулись и выпустили на свободу первого студента. То был веснушчатый мальчуган лет пятнадцать с темно-русым гнездом из волос на голове. Он захлопнул за собой двери и облегченно выдохнул, однако, заметив Пантидеру, вытаращил глаза и молнией метнулся обратно в зал, оставив дверь приоткрытой. Послышался злорадный голос Вальдера:
        - Мэри, засранец, опять свалил раньше моего разрешения?! Разве я не обещал тебе глаз на задницу натянуть, если ты ещё хоть раз удерешь?..
        Вальдер почему-то замолчал. В отличие от учителя, студент говорил тихо. Или почти тихо:
        - … ваша жена.
        Повисла гробовая тишина, хотя до этого в зале слышался гомон студентов. Затем последовало обманчиво-спокойное «все вон». В следующее мгновение из дверей аудитории повалили очумевшие студенты, словно крысы с тонущего и полыхающего одновременно корабля. Коридор мигом опустел. Пантидера даже услышала, как в конце коридора скребется мышь. Затем она неторопливо поднялась и вошла в зал, прикрыв за собой дверь.
        Вальдер стоял к ней спиной и отстранено смотрел в большое высокое окно. Зал для тренировок был в высоту около двух-трех этажей. Конечно, без магического изменения пространства здесь не обошлось, но размеры помещения всё равно поражали.
        - Привет, Вальд, - поздоровалась двуликая, остановившись в шаге от него. Он так и не обернулся - явно был раздражен.
        - Что-то случилось? - почти холодно поинтересовался он. Дера уже привыкла к такому его поведению; находясь на работе, он делал это непроизвольно, хотя дома был самым заботливейшим и любвеобильным мужем. Пантидера подозревала, что все дело было в студентах: Вальд интуитивно не хотел, чтобы они знали, что на самом деле их преподаватель-изверг тот еще влюбленный мальчишка.
        - Нет, ничего плохого, - ответила она, беря его за руку и поворачивая к себе. Даже если бы он не и захотел смотреть ей в лицо, с русалочьей силой все равно не поспоришь.
        - Тогда почему пришла? Я ведь просил… - Он недовольно хмурился.
        - Ты меня не обнимешь? - Заглядывая ему в глаза и не отвечая на вопрос, грустно спросила она.
        Вальдер бросил взгляд ей за спину и, убедившись, что двери закрыты, нехотя обнял ее. Ему нравилось чувствовать ее большой горячий живот, ему нравилась беременная Дера, потому что она стала более уступчивой, мягкой, исчезла из голоса былая жесткость. Пантидера училась быть счастливой.
        - Помнишь, мы не сошлись с тобой во мнениях? Ты утверждал, что будет девочка, а я - что мальчик.
        - Помню. - Вальдер зарылся носом в отросшие кудри жены. - Ты узнала, кто из нас прав?
        - Узнала, - Дера улыбнулась. - Сегодня утром ты уходил совсем без настроения, мне хотелось тебя как-нибудь порадовать.
        Вальдер оторвался от ее волос и неверяще заглянул в лицо.
        - Неужели девочка? - Его глаза ликовали.
        - Да. - Пантидера встала на цыпочки и поцеловала мужчину в уголок его рта. - И не одна.
        - Две девочки?! - радостно почти заорал он.
        - Нет, - довольно огорошила его двуликая. Вальдер глупо захлопнул восторженно раззявленный рот.
        - А кто? - искренне удивился он.
        Пантидера не смогла сдержать смеха. Студенты за дверьми тоже…
        Лицо Вальдера моментально окаменело. Он почти отправил в сторону дверей какую-то магическую пакость, но Дера вовремя отвлекла его, затянув в долгий поцелуй.
        - Будет тебе дочка, а мне - сын, - улыбнулась она ему, и стала подталкивать его в сторону коридора.
        - У меня еще пара по расписанию, - начал возражать мужчину.
        - Нет у тебя никакой пары! - громко и нагло заявила будущая мать. - У тебя есть беременная жена, которая уже не в состоянии сама дойти до дома.
        Она вытолкала его за пределы аудитории. Студенты благоразумно успели рассосаться кто куда. - Видишь, и студентов уже нет!
        - Ладно, женщина, уговорила, - проворчал он, хотя глаза так и лучились нежностью. Он подхватил ее на руки, едва скрывая довольство и одновременно напряжение в мышцах, и потопал в сторону выхода.
        notes
        Примечания
        1
        В связи с многообразием представителей разных разумных видов, населяющих мир, для обозначения обобщения разнорасовой массы стали использовать обтекаемое выражение «живые».
        2
        Пандора - богиня, покровительница оборотней.
        3
        Страна, в которой находится Пантидера, несмотря на смешанное население, принадлежит людям.
        4
        Приятно познакомиться.
        5
        Оборот - язык оборотней. Слова, в основном общего межрасового языка, побуквенно произносятся в обратно порядке.
        6
        Полный оборот - когда ну только буквы, но и слова и даже предложения произносятся в обратном порядке.
        7
        Мне уже оборачиваться?
        8
        Да.
        9
        Обращайся.
        10
        Обращайся.
        11
        Приятно познакомиться.
        12
        Los Layeallomh (яз. дроу) - Ночь обязанности.
        13
        Простые жители, кроме королевских семей, не знают, что Закрытое королевство принадлежит оборотням.
        14
        Вполне.
        15
        Ничего с ней не случится. Вернется через час. Давай лучше устроим обмен информацией?
        16
        Темно-эльфийский - язык дроу.
        17
        Вот мы снова и встретились, мой господин.
        18
        Моё почтение, мой король.
        19
        В старые времена люди и оборотни довольно мирно сосуществовали бок о бок; поэтому иногда оборотни сами невольно называли себя людьми, хотя и понимали откровенную разницу.
        20
        Эшольция - очень редкое, можно сказать легендарное растение, вырастающее в исключительных условиях и обладающее уникальными целебными свойствами. За один-единственный маленький кустик с невзрачными молочно-зелёными цветочками готовы были отдавать немыслимые богатства.
        21
        Транки - эльфийская мода нижнего белья (аналогия стринги).
        22
        Дар жизни - дар, основанный на живых природных потоках и позволяющий исцелять кого-либо.
        23
        Дар смерти - дар, основанный на старых или мертвых природных потоках, позволяющий призывать в мир живых души умерших.
        24
        Живые, обладающие способностью использовать стихийную магию во всех ее направлениях - большая редкость. Ограниченные (узкоспециализированные) маги и одаренные в бою друг с другом не смогут полагаться на свой дар, так как влияние двух энергий с одинаковой основой, но разной структурой могут дать неожиданный результат. Носитель одновременно дара жизни и дары смерти - вообще феномен.
        25
        Падшие - души, при жизни обрекшие свое существование на вечные скитания, те, кто при жизни совершили осознанное убийство невинного существа.
        26
        Пропащие - души, жизни которых были отобраны силой.
        27
        Выражение «Пандора тебе судья» имеет двоякое значение. Одно из них - пожелание легкого пути на тот свет, другое - осуждение. В данном случае имеется в виду первый вариант.
        28
        Обтекаемая формулировка для тех случаев, когда двуликий от рождения сирота, или, когда необходимо скрыть происхождение или личность оборотня.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к