Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Ткачёв Сергей: " Дневники Серого Цвета " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Дневники серого цвета Сергей Сергеевич Ткачев

        Для чего мы живем? Все хоть раз задавались этим вопросом. Поможет ли переезд в другую страну, подальше от прошлых проблем, ответить на него главному герою?

        Сергей Ткачёв
        Дневники серого цвета

        Глава первая

        — Дождь довольно силен сегодня — подумал я, сидя на тротуаре, и упираясь спиной в фонарный столб.  — Интересно, я заболею, если этого захочу, или закон подлости, снова выиграет эту бесконечную игру? А если так, то для чего я живу?

* * *

        Приехав в чужой город, в другую страну, в другой мир, я не думал, зачем мне это? Я просто бежал. Бежал от суровой действительности.
        Солнце светило ярко, но в очках, мир казался желто-оранжевым, таким цветным, таким живым, удивительно прекрасным.
        Меня зовут Раин, сегодня мой первый день в новом мире, и я смогу начать все заново.
        Пейзаж был привычным. Бетонно-стальные джунгли, город довольно большой. И это теперь мой новый дом. Все осталось позади, и это к лучшему.

* * *

        — Пожалуйста, мне нужен не дорогой отель — Сказал я таксисту, с некоторой долей акцента.
        Все же не зря учил японский в университете, да и после выбрал компанию, занимающуюся торговлей с азиатскими странами. Вот почему мое бегство привело меня на этот край света.
        Таксист молча привез меня, к какому-то дому, больше походившему на архитектурный выкидыш, в стиле ступенчатой трапеции, где на каждом следующем этаже, было на пару окон меньше. Табличка над дверью говорила «Добро пожаловать в Кирисиму».
        Зарегистрировавшись, и поднявшись на лифте со своим скупым багажом, в комнату, я был приятно удивлен, чистой и опрятной обстановкой в западном стиле. Ничего лишнего, кровать, тумбочка, телевизор, желтые занавески на окне, подчеркивали стены того же цвета.
        — Желтый дом.  — Сказал я сам себе с тенью иронии. Нужно принять душ и ложиться спать, завтра сложный день, ведь не так просто, договорится с риелтором по телефону, а квартиру снять нужно, как можно скорее, иначе весь план коту под хвост.

* * *

        — Добро пожаловать.  — Поприветствовал меня добродушный, низенький парень в очках средних лет.  — Сегодня я являюсь вашим риелтором, и сделаю все, что бы вы остались довольны нашим агентством.
        После мы поехали с ним по местам моего вероятного будущего проживания. Сколько их было за день, шесть или шестнадцать, я не помню, но твердо решив осмотреть все, которые предложат, я уже знал, что остановлюсь на первом. Шестьдесят тысяч иен, пятнадцать минут от метро, двадцать минут от Токийского университета то, что нужно для моего замысла. Приехав уже вечером в отель, я решил, что условный контракт подпишу завтра же, и поеду покупать бытовую технику, все же, я взрослый человек, и надо думать об удобствах, а не спать на футоне в пустой комнате.
        Описать квартиру просто, комната — 18 квадратных метров и окно. Кухня с плитой и столом для разделки, на которой и два человека, не смогут разойтись, а так же совмещенная с туалетом ванна. Теперь это мой дом. Из обстановки низкий стол в японском стиле, несколько полок, кровать. Шкаф был встроен в стену. Из бытовых приборов холодильник, кондиционер, электрический чайник и рисоварка. Разместив все это, я подумал — Ну вот, этим летом жизнь и началась заново.

* * *

        Зима в Токио, время, когда вся молодёжь, готовится к поступлению в университеты, колледжи, старшие школы, этим занимаюсь и я. Хотя я уже и закончил университет, но твердо решил поступить в Токийский, на факультет культуры и искусств. Второе образование то же лишним не бывает.
        Мне всегда нравилась японская культура, живя в Ванкувере, я не вылезал из интернета, скачивая новые главы любимой манги, читая классиков японской литературы, наслаждаясь романтическим хокку. Отсюда вытекает и мое безрассудное решение. А может, помня о своей прошлой студенческой жизни, тех счастливых и беззаботных днях, я хотел их повторить.
        Работа меня не особо напрягает, так как трейдерская деятельность довольно своеобразна. Изучая ночами компании, каждую их сторону, все аспекты деятельности, факторы которые утром или в течение дня могут сказаться на котировках их акций, я зарабатываю на купле-продаже, через интернет. Когда твоя специальность финансы, и ты 5 лет только и занимаешься исследованием мировых рынков сбыта, это помогает не утонуть в столь суровом царстве денежных потоков. Но конечно, без начального капитала это было бы не возможно, хорошо, что у меня он появился, хотя любой другой человек не стал бы радоваться такому. Но за то, благодаря паре напряженных недель в месяц, я смог накопить достаточно денег, что бы оплатить свою учебу. Да и к поступлению подготовиться было не так уж сложно, имея столько свободного времени в запасе.

* * *

        — Добрый день, меня зовут Раин, мне двадцать пять лет, я из Канады, люблю японскую культуру, буду рад учиться вместе с вами эти три года.
        Короткое приветствие то, что нужно, решил я, когда каждый представлялся перед группой. Вот и настала первая весна моей новой студенческой жизни. В группе оказалось 17 человек, из которых было всего четыре парня, включая меня. Приветственная речь от ректора, закончилась в двенадцать часов дня, после чего мы решили пойти всей новой группой в кафе, для того что бы познакомиться. Оказалось, я не единственный иностранец, было еще две девушки, одна из Китая, вторая из Италии. Ну, мир тесен, если ты этого не ожидаешь.
        Группа разбилась на более мелкие формирования, в которые мне никак не удавалось вписаться. Заказав виски со льдом, я решил просто наблюдать. Пустой треп — это не моя главная цель. Все, что мне сейчас надо, это тихая и спокойная жизнь студента, благодаря которой я смогу войти в этот мир, а потом и веселье придет. За полгода я не особо привык к Токио, все же и климат, и менталитет разные, да еще и друзей я так и не завел, но это из-за подготовки к вступительным экзаменам и работы, а так же сдачи теста на владения японским на первый уровень.
        «Дальше будет проще».
        Только подумав об этом, я заметил, что уже стемнело, и народ засобирался домой, но все же остались несколько энтузиастов, которые желали продолжения.
        — Пошли в Дарц-бар, он работает круглосуточно.  — Предложил Наоки.  — Не заканчивать же на этом, нашу классную вечеринку.
        Наоки, как я понял, будет заводила. По сути, темноволосый парень восемнадцати лет, худощавого телосложения, ростом мне по подбородок, примерно ста семидесяти сантиметров. Мне он показался добродушным тинэйджером, с горячей кровью и жаждой брать от жизни все. Согласились еще четверо, Юске, на вид жигало, модно одетый, с искрой в глазах, спортивного телосложения, и ухмылкой, которая говорит — Я лучше вас. Наверняка местный мажор. Микаэлла — итальянка с каштановыми волосами и фигурой лолиты. Рин — девушка с короткой стрижкой и дерзким характером, отвечающая на все, довольно пылкие взгляды парней улыбкой.
        — Раин, может и ты с нами,  — Сказала третья девушка, по имени Натсуно. Темные, длинные волосы спадали с ее плеч, стройное тело и невысокий рост, а так же скромная пуританская одежда, противоречили ее вызывающему взгляду.
        — Хорошо.  — Ответил я, не скрывая радости в голосе. Ведь это шанс завести друзей, которых мне так не хватало в эти шесть месяцев.
        Бар оказался закрыт, за то по соседству было открыто караоке и, заказав кабинку, мы решились на ночной сеанс пения. Кабинка была стандартной, караоке система у стены, два дивана напротив друг друга и стол между ними, заказав напитки и закуски, все приступили к выбору песен.
        — Раин, ты приехал сюда один?  — спросила Натсуно на ухо, так как разговаривать в обычной манере стало сложно, ибо Юске уже начал громко петь песню, какой то местной фолк-группы.
        — Да.
        — И не одиноко тебе жить столько времени вдали от родины одному?
        — Нет, думаю, можно сказать, что у меня его больше нет… дома.
        — Хм, ну с этого момента начнем развлекаться вместе, я не дам тебе скучать.  — Это ее смелое заявление, заставило меня немного понервничать, но в то же время, в душе, я был счастлив.
        Так и прошла половина ночи, за песнями, шутками и напитками. Но так как завтра было воскресенье, никого это не волновало.
        — Почему бы на этом не закончить сегодня, уже так поздно.  — Предложила миниатюрная итальянка Микаэлла, протирая уставшие глаза. Кроме имени и страны, из которой она приехала, узнать о ней больше мне ничего не удалось. Все неохотно с этим согласились. Юске, Наоки, Рин и Микаэлле было в сторону центра, а я вспомнил, что мне нужно зайти в круглосуточный, купить продуктов на завтра, так как в холодильнике было пусто.
        — Раин ты с нами?  — Спросил Юске.
        — Нет, мне нужно забежать в магазин, закупиться продуктами, потом поймаю такси.
        — Натсуно — Сан, а ты?  — спросил я.
        — Мне тоже нужно в магазин.  — Ответила она незамедлительно.
        А дела принимают интересный оборот! Попрощавшись с новыми друзьями, мы направились в противоположную сторону.
        Дождь пошел неожиданно, и так как на дворе уже была весна, это вполне обычное явление, но у нас не было зонта с собой, и поэтому уже через пять минут мы промокли насквозь.
        — Ты ведь живешь не далеко Раин? Может, к тебе зайдем обсохнуть, а то боюсь, простужусь еще до того, как окажусь дома.  — Сказала Натсуно. В таких обстоятельствах, только полный болван отказался бы!
        — Да, в такси нас в таком виде не пустят, тут примерно минут пятнадцать до моей квартиры, если пробежимся, будет шанс не заболеть.  — И мы легкой трусцой побежали в сторону моего дома.
        — Извини за беспорядок, проходи, ванна слева.  — Сказал я, впуская ее в квартиру.
        — Вау, все отлично, у тебя хорошая комната, надеюсь, твоя девушка не будет против этого маленького недоразумения?
        — У меня нет девушки.  — Ответил я, с небольшой грустью в голосе.  — Я заварю чай, пока ты моешься, и приготовлю какие-нибудь закуски.
        — Ну, тем лучше,  — услышал я приглушенный голос из ванной,  — может у тебя есть что-нибудь из спиртного, думаю, чай в нашей ситуации не поможет.
        — Двоякое оправдание получилось.  — Заметил я про себя.

* * *

        — Ого, когда ты успел все это сделать.  — Выйдя из душа, удивилась Натсуно, глядя на стол, с разными закусками, от овощного рагу, до сэндвичей с тунцом. Правда не особо трудно было все успеть, ведь в душе она была целых 20 минут. А половина блюд были полуфабрикатами.
        — Ну, я ведь живу один, приходится самому о себе заботиться, располагайся, в холодильнике есть виски, пиво и сливовое вино, выбирай, что по душе, а я пока тоже приму душ. Да и можешь одеть мою футболку, пока твоя одежда не высохнет.
        — Фафая фуфнятина.  — Уплетая за обе щеки, причитала Натсуно.
        — Ха-ха, не говори с набитым ртом, а то подавишься. Нельзя портить такой нелепостью этот отличный вечер.  — Улыбнулся я, наслаждаясь рагу. Из спиртного, решено было остановиться на виски.
        — Жестокие у тебя шутки,  — Ответила она с улыбкой.
        — Тебе не холодно в одной футболке, одень мои штаны или шорты,  — состроил я из себя заботливого друга.  — Да и меня немного смущает вид полуобнаженной девушки в моей комнате.
        — Ты знаешь, что очень честный Раин — Сан.  — Сказала с долей официоза она.
        — Только без фамильярностей, не выношу этого, зови просто Раин, пожалуйста.  — Хотя я сказал это еще в кафе, может она специально так себя повела?
        — Хорошо Раин, тогда и ты зови меня просто Натсуно.
        Словами классиков, Натсуно — «роковая красотка», я должен быть счастлив, что столь очаровательная девушка, обратила на меня свое внимание. Надо быть честнее с ней, да и с собой, все же не могу отрицать того, что этой ночью мне хотелось бы зайти дальше простых разговоров.
        — И так, чем ты зарабатываешь на жизнь Раин, ты вроде говорил, что то про финансы?  — Поинтересовалась она.
        — Да собственно вот тут вся моя работа,  — Хлопая ладонью по ноутбуку, ответил я.  — Купля-продажа ценных бумаг, и маркетинговые исследования рынков сбыта, все через интернет конечно.
        — Какой ты интересный.  — Томно сказала Натсуно с ухмылкой.  — Думаю, ты в этом очень хорош, раз тебе хватает денег и на жизнь и на обучение.
        — Ха-ха, не особо и хватает. Прекрати дразнить меня Натсуно, это ставит меня в неловкое положение.  — Попытался изобразить недотрогу я, судя по ее реакции, у меня получилось.  — Квартира арендована, машины нет, так что только на еду и обучение и хватает.
        — Думаю, ты к себе слишком строг.  — Улыбнулась она, и подсела ближе.
        — Совсем нет, я бы сказал даже все наоборот, я никогда не гнался за большими деньгами, крыша над головой и еда все, что нужно мне сейчас. Нужно будет, что то еще, тогда придумаю, как на это заработать.
        — Твои глаза забегали Раин,  — Она игнорировала мои слова. Придвинувшись вплотную, Натсуно меня поцеловала.  — Значит смущаю?
        Я обнял своими руками ее за плечи, и ответил на поцелуй. Резкий, но приятный запах моего шампуня от ее волос пробуждал во мне совсем не робкие чувства. Больше не о чем другом я думать не мог, так и началась наша первая ночь вместе.

* * *

        Натсуно лежала на моей кровати, одеяло прикрывало только ее талию, глаза были закрыты — она спала. Я встал с рассветом и, приняв душ, пил чай, наслаждаясь этим приятным видом. Внезапно зазвонил телефон, но мелодия была не знакомой — Наверно это ее.
        — Кто еще там в такую рань,  — немного раздраженно сказала она, приоткрыв один глаз. Но узнав мелодию, быстро опомнилась — А, это мой, блин!
        Не стесняясь наготы, она пулей метнулась к своей сумочке, и достала оттуда маленький, розовый телефончик. Я, попивая чай, на все смотрел молча, находясь, как бы в первом ряду, на спектакле «Беспокойное утро в чужой квартире».
        — Да. Спала, поэтому и так долго. Да в гостях. У подруги конечно. Поняла, скоро буду.  — Отвечала Натсуно, как на допросе. А она умеет врать, надо быть с ней настороже, зная это качество.
        — Прости Раин, мне нужно убегать, это мама. У меня оба родителя работают, и почти всегда находятся в командировках. Когда их приезд совпадает, я обычно должна быть дома и изображать идеальную семью.  — Сказала она, скорчив довольно милую гримасу.
        — Семья — это святое, раз надо, значит надо. Давай я тебя провожу до станции?  — Произнес я первые слова со вчерашней ночи.
        — Ты такой заботливый! Я сама, тут ведь не далеко. Еще увидимся.  — Сказала Натсуно, в спешке одеваясь.  — Да и если ты будешь так мил со мной, то я не ровен час, еще влюблюсь в тебя, это будет нормально?  — Подмигнула она и, поцеловав в щеку, вышла из квартиры.
        — Странный вопрос и не менее странная девушка.  — Сказав это, я закрыл за ней дверь.

* * *

        В понедельник, после третей лекции я прогуливался по корпусу университета, думая о пятнице, и посиделках в кафе, караоке и о бурной на события ночи. Хотелось бы встретить Натсуно сегодня. Юске и Наоки набросились на меня еще с самого утра.
        — Ну и как прошло? Вы сделали это? И как она в постели?  — Не отставали они с расспросами, я конечно отшучивался. Не люблю рассказывать про свою личную жизнь, даже друзьям.
        Увидев Натсуно, я немного растерялся, она разговаривала с Микаэллой и еще двумя девушками, из другой группы, имен их я не знал. Конечно в такой ситуации, поговорить у нас не получится. Закон подлости, как всегда работает без изъянов, подбрасывая мне препятствия, которых я не жду.
        Заметив меня, она помахала рукой и улыбнулась, я ответил на ее улыбку своей, и повернул к выходу на задний двор, там под деревьями расставлены скамейки, съесть свой обед, приготовленный утром, я собирался на одной из них.
        Наслаждаясь едой в тени дерева, я сидел спиной к зданию, и тут кто-то, закрыв глаза руками сзади, поцеловал меня прямо в губы.
        — Натсуно, не здесь же, нас могут увидеть, и появятся неудобные вопросы, это тебя не напрягает?  — Сказал я после поцелуя, все же в Японии очень вульгарно, проявлять чувства в общественных местах. Но ее поведение меня приятно удивило.
        — Мне было одиноко,  — сказала она.  — Лекции такие длинные может, сбежим с последней пары?
        — Давай, у меня тоже нет никакого желания слушать очередную нудную лекцию, я зайду в аудиторию и заберу свои вещи, встретимся возле главного входа через 5 минут.  — Признаться, я и сам подумывал об этом. Ее предложение было как нельзя кстати.
        — Удираешь с занятий Раин — Сан,  — Микаэлла сидела позади меня, и конечно не могла не заметить моих сборов сразу после того как вошел в аудиторию.  — Думаю, Натсуно тоже не стоит сегодня ждать на последней лекции?
        — Ты на редкость проницательна Микаэлла, только я уже говорил, никаких фамильярностей, зови просто Раин!
        — Такой тип женщин, как Натсуно имеет и другую сторону.  — Заметила она, проигнорировав мое высказывание.
        — Почему ты мне об этом говоришь?  — Я не мог оставить, ее последние слова без внимания.
        — Ну, ты мне не то что бы нравишься, я просто всегда говорю то, что думаю. И конечно я не против ваших отношений, но все же такой чистый парень как ты, может сильно обжечься, играя в игры с «такими» девушками как Натсуно.  — Сказала она со всей серьезностью в голосе. В одно мгновение ее тон и лицо изменились. Миг и передо мной сидит совсем другая девушка.
        Тогда она первый раз употребила этот термин применительно ко мне, и это всколыхнуло очень неприятные воспоминания из прошлого. Да уж, и не думал, что в Японии встречу итальянку, которая станет читать мне нотации. Судьба вещь довольно непредсказуемая.
        — Буду иметь в виду.  — Произнес я как можно спокойнее, хотя в душе разыгралась буря. Взглянув на нее еще раз, я вышел из аудитории.

* * *

        — Давненько я не была у тебя в комнате.  — Сказала Натсуно, снимая обувь. Прошел уже месяц, с тех пор как мы познакомились. Мы часто встречались, но заканчивались все наши свидания в лав-отелях. Я был очень счастлив, что у меня появилась девушка, все же отношения придают силы в любых делах. Учеба давалась хорошо, поэтому времени на развлечения хватало. И хотя завтра ее отец должен был вернуться с очередной командировки, мы решили провести вечер у меня дома.
        — Я на кухню, приготовлю карри, а ты накрой на стол.  — Сказав эти слова, она вышла из комнаты.
        — Давай может, я приготовлю, все же, ты в гостях?  — Мне было неловко, от того, что мной командуют в моем доме.
        — Ты и так сам себе каждый день это делаешь, отдыхай, я позабочусь сегодня о тебе.
        Накрыв на стол, я услышал,  — Ты любишь поострее?
        — Я съем все, что приготовит Шеф-Натсуно.
        — Не льсти мне, а то сяду на шею.  — То ли в шутку, то ли в серьез заявила она.
        Позже, поужинав, и поболтав немного, она удалилась в душ. Я, подождав немного, проследовал за ней. Ночью, думая о тепле ее тела, аромате ее кожи, я был не в состоянии оторваться от Натсуно ни на секунду. На ум приходил только один вопрос. Неужели я так сильно влюбился?

* * *

        Вот и настали летние каникулы, и пришло время нашей запланированной, групповой поездки к морю. Вместе с Юске, Микаэллой, Рин и Наоки к нашей компании присоединилась еще пара из университета. Харуаки — видный парень, разговаривающий на кансайском диалекте, и Нанами его старшая сестра с третьего курса. Так как права были только у меня, пришлось арендовать и вести машину, хоть я и не отказался бы от пива на заднем сидении. Натсуно поехать не смогла, ее родня вроде как тоже находилась в отпуске. И конечно семейной поездки ей было не избежать.
        «Несколько дней разлуки можно пережить»  — Убеждал себя я.
        — У нас забронированы два домика?  — Поинтересовалась Нанами, девушка с весьма пышными формами, и длинными обесцвеченными волосами. Она казалась довольно яркой личностью, хотя по заверению Харуаки, парня у нее не было. О чем он не переставал твердить при каждом удобном случае на протяжении всего пути, то ли издеваясь над ней, то ли подшучивая.
        — Да.  — Ответила Рин.  — Заказывали под то, что все тут без пар, и будет логично взять парням и девушкам разные домики.  — Она, как всегда была самой серьезностью, когда дело касалось планирования.
        — Как скучно.  — Притворно зевнул Юске.  — Нанами ты тоже так считаешь?
        — Боже, Юске, перестань заигрывать уже в машине, ты так девушку испугаешь, своей напористостью.  — В шутку сказал я.
        — А я не из пугливых.  — Ответила Нанами, и своим ответом озадачила всех, включая меня.
        — Ну, вот и приехали,  — радостно воскликнув, я повернул голову в салон.  — Ну что, все парни на пляж! А девушки пусть переоденутся в машине.
        Немного утомившись от купания и игры в волейбол, я лег на шезлонг под зонтиком. Наблюдая за тем, как веселится народ на пляже, мне подумалось, что это похоже, на возню насекомых. Все заняты своими делами. Группа парней слева, пыталась познакомиться с девушками, которые были явно не в восторге, от столь настойчивого поведения. За ними на площадке для волейбола, собралось несколько команд, которые выявляли сильнейшую из них. Кто-то просто загорал, кто то играл в воде. Дети оживленно смотрели выступление какой-то постановки про волшебников, на смонтированной сцене справа. По окраине пляжа расположились палатки с едой и напитками, а так же летние кафе. Казалось, что вся жизнь летом из городов перемещается сюда.
        — Интересное зрелище,  — сказала Нанами, присаживаясь на соседний шезлонг.  — Ты любишь пляж Раин?
        — Да не особо, хотя иногда стоит выбираться за город, что бы разнообразить серые будни.  — Философски ответил я.
        — Интересное мнение, особенно для того, у кого есть девушка.
        — Откуда ты знаешь о моей девушке?  — Удивленно спросил я, посмотрев ей в глаза.
        — Юске с Наоки рассказали, когда увидели, что я направляюсь к тебе отдохнуть, ревнуют наверно.  — К чему она произнесла последнюю фразу, я не понял.
        — Они правы, есть.  — Не стал скрывать я.
        — Значит тебе одиноко сейчас, и поэтому ты здесь лежишь, а не развлекаешься с остальными?
        — Нет, просто устал, все же я был три часа за рулем. А у тебя какие оправдания? Парня у тебя, как я понял, нет?
        — С постоянным парнем скучно. Пришла флиртовать с тобой.  — Сверкнула глазами она, поворачиваясь лицом ко мне.
        — Нравятся занятые парни?  — Попытался я перевести разговор в шутку.
        — Всякие, ты вот показался интересным.
        — Очень жаль, но я отношусь к тому типу парней, которые могут сказать нет.  — Я произнес это со всей серьезностью. Но она лишь улыбнулась, и снова легла на спину, не сказав больше ничего.
        После того как стемнело мы все же добрались до домиков, разложив вещи, вся компания собралась на веранде у девчонок, на пляжную вечеринку. Наоки притащил из машины бочонок пива, разлив его по бокалам мы начали играть в короля.
        Эта игра, предполагает вытягивание в каждом туре по одной палочке, из рук ведущего, число палочек и игроков совпадает. На каждой из них написан номер, по порядку от одного, а на последней слово король. Тот, кто становятся королем, называет желание и номер. Тот, у кого этот номер оказался, исполняет это желание. Но так как все были уже студентами то, казалось бы, детская игра превратилась в сплошной разврат.
        После всех пошлостей, пережитых нами за этот час, народ решил играть в твистер, а я пошел прогуляться на пляж. Сидя на песке, со стаканом пива, я набрал номер Натсуно.
        — Привет, это Раин, как ты там?  — Проговорил я в трубку усталым голосом.
        — Хорошо, сейчас вот ужин готовим с мамой.  — Ответила бодро она.  — А у тебя как дела, девушки пристают?
        — Тоже отлично. Нет, кому я нужен, кроме тебя!  — Ответил я как обычно с иронией. Этот вопрос она задавала довольно часто, когда мы были не вместе.
        — Ну-ну, когда так говорят, точно не все в порядке, я уже ревную!  — Произнесла она грустным голосом.
        — Да брось ты это, я бы хотел с тобой увидеться, как можно скорее, но даже если бы я был сейчас в Токио…  — Я замолчал на полу фразе, когда осознал, что своими словами делаю больно нам обоим.
        — Раин, ты там с кем разговариваешь?  — Услышал я голос Нанами за спиной. И когда обернулся, увидел силуэт девушки, идущей мне на встречу.
        — И кто это тебя там зовет?  — Сразу в трубке раздался голос Натсуно.
        — Да это Нанами, сестра Харуаки, помнишь, мы с ним на одни лекции по истории живописи ходим?  — Начал оправдываться я.
        — Теперь точно не усну, буду всю ночь думать, чем ты там с сестрами сокурсников занимаешься!  — Ее ревность в такие моменты мне даже нравилась, ведь это означало, что я ей не безразличен.
        — Тебе не о чем волноваться.  — Попытался ее успокоить я.
        — Ну ладно, надо бежать, а то меня уже зовут, я вышла на улицу ненадолго, чтоб с тобой поговорить. Смотри там, не балуйся с другими девушками, когда у тебя есть такая красивая я!  — Сказав это, она отключилась. За пару мгновений до сброса, я услышал на заднем фоне ритмичную музыку, но особого значения этому не придал, мало ли что там она слушает дома.
        — Так ты по телефону общался, я уже думала, что сам с собой.  — Произнесла Нанами, когда подошла.
        — Да.  — Ответил я коротко, мысли мои летали, где то в облаках, из-за нехорошего предчувствия. Я даже и не заметил, когда оно появилось, после разговора по телефону, или раньше.
        — Плохие новости от девушки? Развлекается без тебя?  — Поинтересовалась Нанами.
        — Нет, она поехала с родителями отдыхать.
        — Хм, молодая девушка поехала в отпуск вместе с родителями? Звучит, как тупая отговорка.  — Ее заявление, меня задело.
        — Все так и есть! Мы знакомы уже не первый месяц, у нее есть серьезные причины поступать так. Поэтому она и не смогла поехать с нами.  — Со злостью, и на тон выше обычного сказал я. То ли оправдывая Натсуно, то ли убеждая в чем-то себя, но мой голос в тот момент не понравился даже мне самому.
        — Вот как. Хи-хи, а ты еще интересней, чем я думала. Может, пройдемся вдоль берега, освежим головы после пива?
        — Давай.  — Неохотно согласился я.
        Так мы и гуляли, наслаждаясь прибоем, морским летним бризом и ночным небом, болтая о всяких мелочах. Я и не заметил, как зашли в узкую бухту, пустынный пляж которой выглядел одиноко.
        — Может, искупаемся, люблю ночное плавание.  — Предложила Нанами.
        — Нет, я пас, плавки сушатся после дневного купания.
        — А зачем нам они?  — Сказав это, она уже снимала с себя шорты, за тем пришла очередь трусиков. Заметив это, я отвернулся.  — А еще больше обожаю ночной секс у моря, это так романтично!
        — Ты чего придумала Нанами?  — Спросил я смущенным голосом, попутно не забыв закрыть глаза.
        — Да ладно тебе, здесь же никого нет. Никто не придет, это будет нашим секретом.  — Последнее предложение я услышал настолько близко, что смог ощутить ее горячее дыхание на своей щеке. Конечно же, являясь здоровым парнем, правильной ориентации я не выдержал такого напора и снова открыл глаза.
        — Не дразни меня! У нас еще два парня в группе, помимо твоего брата, можешь попытать счастье с ними.  — Сказав это, я направился назад к домикам, оставляя голую Нанами позади.
        — Я не люблю парней младше меня. Да и ты мне понравился больше всех, почему бы нам не поразвлечься немного?  — Она взяла меня за руку, не успел я сделать еще и двух шагов.
        — Ты красивая девушка, и любой был бы счастлив твоему предложению, но повторю, я их тех парней, которые могут сказать нет!  — Снова повернувшись, я серьезно посмотрел ей в глаза.
        — Эх, тогда я просто поплаваю, не уходи, пожалуйста, посторожи мою одежду, вернемся потом вместе.  — Сказала она разочарованно и пошла к воде, попутно добавив.  — Умеет же Натсуно выбирать себе таких.
        Откуда она узнала имя Натсуно, осталось для меня загадкой. Наверно кто-то из нашей компании уже и это успел ей доложить. Подумав об этом еще немного, я все же решил не придавать большого значения событиям этой ночи.

* * *

        Было здорово!  — Сказала Натсуно. Я лежал в своей постели и смотрел на ее лицо, находившееся в двадцати сантиметрах от меня. На дворе был уже октябрь, наши отношения развивались просто отлично.  — Не смотри на меня так, а то мне немного неудобно.
        — Почему?  — Я по-прежнему был не многословен с ней.
        — Слишком много чувств в них, меня это смущает.
        — Как ты думаешь, зачем мы живем на этом свете?  — Отрывая взгляд от нее, и устремляя его в потолок, спросил я вдруг.
        — Может ради таких вот моментов? Послевкусие от интимной близости, самая приятная вещь на свете.  — Блаженно произнесла она, потягиваясь как кошка.
        — Интересное мнение. Оставайся сегодня на ночь, так будет легче осуществить все задуманное на завтра.  — Предложил я, переводя тему в более приземленное русло.
        — Ой, а что ты придумал?  — Удивилась Натсуно.
        — Ты, конечно, забыла что завтра полгода уже, как мы вместе?  — Расстроенного голоса мне скрыть не удалось.
        — Точно! Извини, я и вправду забыла.
        — Ну, поэтому я обо все позаботился, свидание по высшему разряду!
        Я не мог не заметить, как изменилось ее лицо, приобретая выражение безысходности.  — Что-то не так?
        — Завтра я не смогу, ты же знаешь, мне надо быть дома.  — Грустно говорила она.  — Я понимаю, ты старался, может, перенесем?
        — Давай.  — Я постарался сказать это с непринужденной улыбкой. Но на самом деле очень расстроился. Отмена брони в ресторане пятизвездочного отеля и номер там же, не огорчали так, как сам ее отказ. Днем я хотел сходить в аквапарк, билеты туда тоже уже куплены. Я, конечно же, не забыл какой день недели завтра, но надеялся, что и про годовщину она помнит, и может, что-то сделает с семейной традицией. Ведь наверняка понимали же ее родители, что беречь свое дитя до старости у них не получится. Как видно зря.
        — Я так счастлива, что ты помнишь про такие даты, и делаешь все, что бы сблизить нас еще больше! Правда-правда. Думаю, мы сможем повеселиться в воскресенье.
        — Я тоже этого жду, попробую перенести все на воскресенье.  — Сказать это, было легче, чем сделать.
        — Раин, я хочу еще, продолжим? Последний поезд будет только через 2 часа.  — Намекнула Натсуно, и страстно поцеловала. Ну как тут откажешься!
        — Я очень люблю смотреть на твое лицо после секса, как будто заглядываю за повседневную маску — сказала она.  — Это заставляет думать, что ты мой.
        — Я на самом деле твой.  — Что тут еще можно было ответить. Ее яркая улыбка, нежный, но решительный голос, капли пота, стекающие по шее, тепло и мягкость ее тела, остроумие и небольшой эгоизм, я любил все это в ней. Любил всем сердцем, каждой частичкой своего тела!

* * *

        К концу подходил октябрь и приближался мой день рождения, сидя в кафе и думая над тем, как лучше его провести, я совсем позабыл, что напротив меня сидит Микаэлла.
        — Эй, со мной, что так скучно?  — С обидой в голосе сказала она.
        — Нет, конечно, с тобой всегда весело, я просто задумался, извини.  — Попытался оправдаться я.
        — Ты какой-то отрешенный, что-нибудь случилось?
        — Не совсем, просто у меня скоро день рождения, думаю провести его с Натсуно, вот и строю планы, как это сделать лучше.
        — У вас какие то проблемы?
        — Нет, просто в последнее время мы не часто видимся, раньше только пара дней в месяц выпадала, теперь же она занята еще чаще.  — Начал расстраиваться я.
        — Раин, а у вас часто бывает секс, ты уверен, что она удовлетворена? Это очень важно для девушек.  — Спросила она, настолько непринужденно, как будто это тоже что и попросить зажигалку.
        — Думаю да, по крайней мере, она всегда говорит, что довольна нашей личной жизнью.  — Ответил я так же спокойно. Если она задумала поставить меня в неловкое положение, ей это не удастся!
        — Бывает это важнее, чем разговоры, хотя я понимаю, почему она выбрала тебя, я бы тоже хотела, что бы ты меня пригласил как-нибудь в лав-отель.
        — Ха-ха, опять ты провоцируешь меня Микаэлла. Я не поддамся на это.
        — Жаль, а я говорила серьезно.  — С грустью сказала она.
        Жаль здесь только мне, что я до сих пор не понимаю, к чему бывают ее эти не принужденные фразы. Микаэлла мастер таких вот интриг, постоянно за всеми наблюдает со стороны, находясь одновременно в компании и вне ее. За полгода знакомства с ней, я так и не понял, друг она мне или враг.
        — Ну да ладно Раин, не принимай близко к сердцу, Натсуно безусловно повезло, что у нее есть ты. Значит у вас все хорошо в постели, и ты настроен положительно на продолжение отношений с ней. Вероятно дело в самой Натсуно, я попробую узнать у ее подруг, может у нее, что то случилось. Если что, дам знать и тебе, а сейчас мне пора.  — Сказав это, она встала из-за столика и направилась к выходу.
        За день до торжественной даты, так ничего и не придумав, я позвонил Натсуно, что бы прогуляться и спросить ее, что такого устроить, чтоб этот день запомнился. Мы встретились все в том же любимом многими кафе, возле ближайшей к университету станции метро. Она выглядела немного обеспокоенно.
        — Послушай, мне нужно тебе что-то сказать Раин.
        — Да, мне тоже Натсуно, но ты говори первая. Выглядишь взволнованной, что сучилось?
        — Ты только не волнуйся, это еще не стопроцентно, но все же я начинаю беспокоиться, у меня задержка уже неделю. Ты всегда предохранялся, но это же не полная гарантия. Я очень волнуюсь по этому поводу, и хотела бы сходить сегодня в клинику.
        — Конечно, я с тобой, все-таки, это касается нас обоих. А разве нельзя просто купить тест?  — Мысли о дне рождения сразу растворились, где-то в глубине моего сознания. Если Натсуно беременна, как человек, который ее любит, я должен буду взять всю ответственность на себя.
        — Я записалась на прием, думаю, в клинике будет надежнее. Я испугалась, что ты можешь бросить меня. Теперь я чувствую себя немного лучше.  — С облегчением произнесла она.
        — Ты считаешь, что я могу так поступить с любимой девушкой? Я думал ты лучшего мнения обо мне.  — Я искренне удивился ее заявлению.
        — Прости, пожалуйста, я переволновалась, я никогда о тебе так не думала. А что ты хотел мне сказать?
        — Да это может подождать, ну что пойдем узнавать правду.  — Я взял ее за руку и улыбнулся.
        Расплатившись за кофе, мы направились к клинике. Она сказала, что записалась на прием еще вчера. Я себя чувствовал немного возбужденно, лишь напряжение, и предательские мысли в голове, что я поступаю не правильно, что нужно бежать, не оглядываясь, от этой ситуации, владели мной. Но вместе с тем и мысли, о том, как мы поженимся, на что будет похожа наша семейная жизнь, и как хорошо было бы прожить с Натсуно, весь ее остаток. Думаю, любого парня посещают такие мысли, когда он узнает, что его любимая беременна. Я не исключение, и убегать я точно не буду!
        Я ждал в холле уже час, иногда выходя покурить, все же нервозность проявлялась. Курить я начал не так давно, но первый раз не пожалел об этом, снимать стресс сигареты могут прекрасно. Натсуно подошла, как раз когда я собирался пойти выкурить еще одну сигарету. Выйдя за территорию клиники, я попытался нарушить молчание.
        — Ну как, мальчик или девочка?
        — Не смешно Раин! Да и еще рано для определения пола.  — Отреагировала она на мой вопрос довольно грубо.  — Я не беременна, задержка связанна, с простудой, которой помнишь, я переболела недавно? В общем, в организме что-то нарушилось, из-за этого так и получилось. Но здоровью ничего не угрожает, так что можно не волноваться.
        — Ну, если тебе от этого легче, то и мне хорошо. Чем теперь займемся?  — Я решил не говорить пока про завтрашний день. Мы как раз проходили мимо витрин магазинов, и я заметил на стенде напротив нас ювелирные изделия. И мне сразу пришла в голову эта идея. Натсуно ведь, в этой ситуации, было хуже, чем мне. Она сильно волновалась, боялась остаться одна. Вероятно, она еще не доверяет мне полностью, поэтому надо ее убедить в серьезности моих чувств.
        — Натсуно, смотри какие красивые кольца, какое тебе нравится больше всего, в качестве подарка, и серьезности моих намерений.
        — Т… ты серьезно?  — Она застыла на месте. Потом улыбнулась и показала пальцем на крайнее справа — Это самое красивое. Но Раин не стоит, столько событий за один день я не перенесу.  — Отшутилась Натсуно, и потянула меня за руку в направлении метро.
        — Мне нужно еще встретиться с подругой сегодня, я наверно поеду сейчас, спасибо тебе большое за поддержку, я очень тебя ценю Раин.
        Я поцеловал ее, вкладывая в это действие все свои чувства, которые испытывал к ней. Так и стояли мы, обнявшись еще, какое-то время, потом она уехала на другую встречу. А я вернулся в тот самый магазин, и купил кольцо, на которое указала Натсуно. Придется завтра пригласить ее к себе, а то наличность моя практически закончилась. Ну день рождения в домашней обстановке с любимым человеком тоже не плох.
        На следующий день Натсуно не появлялась в университете и не отвечала на мои звонки. Я немного забеспокоился. Отсидев занятия, я как раз хотел ей позвонить еще раз, но меня отвлекли ребята.
        — С днем рождения дружище,  — прокричали в один голос Наоки, Юске, Рин и Микаэлла.  — Это тебе от нас небольшой презент в честь знаменательной даты.  — Сказала Микаэлла, вручая пакет с подарком.
        — Спасибо большое,  — удивился я, наверно это Микаэлла всем рассказала.
        — Ну что, занятия окончены, пошли куда-нибудь отметим это дело?  — Предложил Наоки.
        — Я бы с радостью, но у меня сейчас довольно напряжено с деньгами, так что давайте отметим в другой раз.  — Предложил я. Друзья расстроились, конечно, но на то они и друзья, чтобы все понимать и принимать.
        — Так куда ты сейчас?  — поинтересовалась Микаэлла.
        — Домой, нужно еще кое-какие дела сделать.  — Не мог же я всем сказать, что хочу провести этот день только с Натсуно.
        — Мне надо в фотоателье, так что нам по пути.
        Распрощавшись с явно разочарованными ребятами, мы с Микаэллой пошли в сторону моего дома. Погода стояла довольно теплая, для этого времени года, так что можно было идти не спеша, наслаждаясь разговором, в обществе друг друга.
        — Ты конечно про деньги здорово придумал, наверняка с Натсуно хочешь провести этот день?  — Спросила она. И как ей удавалось быть такой чуткой, я не понимал.
        — Нет, я вчера потратил почти все деньги на кое-что, да и Натсуно почему то не отвечает весь день, и ее не было в университете.
        — Ну, у нее наверно дела,  — усмехнулась Микаэлла.  — Кстати про наш прошлый разговор, я узнала причину ее поведения.
        — Тогда рассказывай.  — Наверняка это про задержку, решил я, ну тут уже все разрешилось.
        — Не думаю, что именно мне стоит об этом говорить, думаю, ты должен об этом узнать от нее самой.  — Она сказала это так серьезно. Наверно и вправду про беременность.
        — Мы вчера встречались, кое-где побывали, и все разрешилось, тебе не о чем беспокоиться. Я решил, что ее это беспокоило даже сильнее чем меня. Думала, что брошу ее, вот дуреха! Даже и не подумал бы, что мне можно так не доверять. Но я сегодня хотел ей подарить вот это, чтобы она не волновалась больше о моих чувствах.  — И я, с гордым видом, показал ей коробочку с кольцом.
        — Правда?! И ты после всего этого, решил сделать ей предложение? Ну, ты и тряпка Раин, и ты еще мне нравился.  — Это прозвучало настолько гневно, что я был обескуражен несколько секунд.
        — Тряпка?  — Тут и я завелся.  — Да как ты смеешь меня так называть? У нее же была задержка, я готов был на любое решение. Я не стал убегать. Она сильно волновалась по этому поводу. Вот я и решил, чтобы больше такое не повторялось, сделать Натсуно предложение. Я все обдумал и понял, как сильно ее люблю, и хочу прожить с ней всю жизнь. И ты после всего этого называешь меня тряпкой!?  — Слова неслись из меня сплошным потоком, я уже был на пределе. Вспышки гнева, редкое для меня явление, обычно я всегда спокоен практически в любой ситуации. Но бывают моменты, когда стресс накапливается и, вырвавшись наружу, он мог принимать довольно неприятные формы. Вот и сейчас мои руки сжались в кулаки и невольно подрагивали.
        — Ха-ха-ха, да ты не так меня понял Раин, не злись. Значит, у нее была задержка? Интересно, но это не то о чем ты должен с ней поговорить. Надо же, ты тоже умеешь злиться, эта черта в тебе мне тоже понравилась.  — На миг ее лицо стало очень приветливым, но потом снова приобрело серьезное выражение.  — Раин, Натсуно тебе изменяет.
        Я даже не сразу понял смысл произнесенной ей последней фразы. Потом, с осознанием смысла пришло непринятие. Я не мог в это поверить, это было невозможно!
        — Повтори, что ты сказала?
        — Натсуно тебе изменяет, причем с самого начала. Хотя если подумать, то может, наоборот, с тобой… Я не в курсе кто был первый.  — Сказала со всей серьезностью Микаэлла.  — Я узнала слухи от ее подруг, помнишь Нанами, которая ездила с нами в поездку на море?  — Я утвердительно кивнул.  — Так вот, оказывается что они давние подруги, хоть Нанами и старше Натсуно на два года. Я слышала, как она говорила об этом с другой девушкой из ее группы, я тоже сразу не поверила, но решила проследить за Натсуно. И в те дни, которые проходят якобы с семьей, она встречается с другим парнем, в одном и том же лав-отеле. Может до этого они еще, где-то развлекаются, но этого я не знаю. А недавно она сказала ему, что у нее задержка, и он ее бросил. Эту тему и обсуждали ее подруги на заднем дворе университета за ланчем. Вот такие дела.
        — Звучит как бред!  — Только и смог из себя выдавить я.  — Это же сценарий для какой-нибудь дешевой мыльной оперы.
        — Порой, у самой сложной загадки решение может быть самым простым. Я знала, что ты не поверишь, и сделала запись, можем прогуляться ко мне, и я тебе покажу.  — Предложила она.
        — Веди.
        И вот я на ватных ногах, иду следом за Микаэллой словно в бреду, каком-то. Тело меня почти не слушается, как будто наелся транквилизаторов. Зачем я туда иду? Что я хочу там увидеть? Я не верю Микаэлле. Нет, не так. Я не хочу ей верить! Отсутствуют все чувства, кроме всепоглощающего отчаяния, оно сковывает тело и душу, не дает сделать и шага, без сверхнапряжения. А что если это правда, а не очередная шутка Микаэллы? Что мне делать? В голове было пусто. В таком состоянии я и оказался в ее комнате, не помня, как дошел сюда, или как проходил в квартиру.
        — Я сделала нам чай.  — Сказала она. И включила компьютер.
        — Я дала маленькую видеокамеру и немного денег охраннику на входе, и описала тех, кто нам нужен, он установил ее на один вечер. Конечно, это не законно, не смотри на меня так.  — Чуть смутилась она, после того как увидела мой недоумевающий взгляд на себе.  — Ну что, ты готов?
        — Ты ведь там не первый раз была, когда просила об этом охранника?  — Спросил я, не понимая, как она смогла так легко все это провернуть.
        — Да, я работала, в этом лав-отеле раньше, на довольно не скромной должности. Охранник мой знакомый, да и они всегда заказывают один и тот же номер, в арабском стиле.  — Сказала спокойным тоном она.  — Это тебя удивляет?
        — Думаю, ты все-таки друг, а не враг.  — Проигнорировал я ее вопрос. У меня не было сил, чтобы удивляться ее откровенности или еще что-то спрашивать. Помолчав минуту, я наконец определился и, подойдя к компьютеру, запустил видеофайл на воспроизведение.
        В небольшую комнату, зашли двое. Их разговора не было слышно, поэтому я перемотал немного и увидел Натсуно, получающую удовольствие в объятиях другого мужчины.
        Мгновенно все полгода пролетели у меня перед глазами. Все началось по ее инициативе, я влюбился в нее, и любил всем сердцем. Но как же так!? У нее не было времени на меня, а теперь его стало еще меньше. Но ведь это нормально, не может же девушка проводить все свое личное время с парнем? Семья тоже очень важна, я так думал, я верил ей… И оправдывал свою глупость. Это же надо было попасться на такую разводку. Ведь не первый день живу на свете, и все же любовь делает из людей — идиотов, не видящих дальше своего носа! Даже после нашей первой встречи, или на годовщину, она уезжала к нему. И вчера тоже, наверняка она ушла сообщить новости ему, что бы вернуть. Но Натсуно так ревновала меня к другим девушкам. Зачем? За все эти полгода она ни разу не осталась со мной. Я хотел проводить с ней время, хотел жить вместе, хотел любить ее. Сегодня, в мой день рождения! Наблюдая за этой картиной, во мне вспыхнул гнев.
        «Оставила одного, и пошла с ним, насколько ты можешь быть жестока?»
        Если бы у меня сейчас был пистолет, я бы выпустил всю обойму в нее. Уничтожил бы, стер с лица земли всю эту грязь. Я нащупал в кармане коробочку с кольцом и сжал ее так сильно, что занемела кисть. Потом неожиданно бросился бежать. От всего мира. От Микаэллы. От того видео. Да! Надо бежать отсюда, чем быстрее, тем лучше, чтобы не натворить глупостей. Бежать от этой грязи. В душ. Точно, нужно принять душ! Нужно вымыться, смыть всю грязь с себя. Снова стать чистым.
        Опомнился я уже в парке рядом со своим домом. И закричал, во все горло, что было сил, я кричал, так долго, пока не охрип. Редкие прохожие шарахались в сторону, и обходили меня на приличном расстоянии. После, сев прямо на тротуар и прислонившись к фонарному столбу спиной, я постарался себя успокоить. Не знаю, сколько времени прошло, но я все сидел и молча наблюдал за тем, как садится за горизонт солнце, как темнеет небо, как гуляют люди. Смотрел на них и думал.  — Сколько же у вас всех секретов, насколько вы все коварны, и лицемерны? Все краски мира, постепенно меркли передо мною. Мир становился серым, монохромным, все люди начинали казаться одинаково грязными. Снова. Переезд не помог избежать возврата к прошлому.
        Я не помню, как заметил, что начал сильно замерзать, так как успел промокнуть. Начавшегося дождя как не странно я тоже не заметил. Уже полностью стемнело, когда я побрел домой. Поднявшись на свой этаж, я увидел девушку, сидевшую на корточках и прижавшуюся спиной к моей двери. Ее голова была опущена на маленькие коленки, и в такой позе, ее и так миниатюрная фигурка, становилась совсем уж крошечной. Это была Микаэлла.
        Услышав мои шаги, она открыла глаза и, повернув ко мне голову, сказала.  — Вот и наш главный герой вернулся.
        Ничего не ответив, я встал напротив нее, ожидая, что она отойдет от двери, и даст мне ее открыть. Встав, она сделала шаг в сторону. Я открыл дверь и, пропуская Микаэллу, вошел вслед за ней в темную квартиру. Не раздеваясь, не включая свет, я сразу лег на кровать. В голове пролетали видения последних месяцев моей жизни. И постоянно возникал один и тот же вопрос. Что нужно было сделать, что бы все пошло по-другому? Где я ошибся? Я винил себя за то, что не смог сделать ее только моей. И теперь лежа в темноте, я чувствовал, что по-настоящему остался один. Мне стало страшно, я боялся этого одиночества. Но потом я почувствовал, что сзади меня кто-то обнял. Тело Микаэллы было таким теплым. Она молчала, я тоже молчал. Мы слушали дыхание друг друга, лежа в одежде на моей кровати. Постепенно чувство страха стало уступать усталости, которую испытывало мое тело и моя душа, из-за этого длинного дня. Одного из самых длинных в моей жизни. Так мы и заснули.
        Утром я проснулся позже обычного, на часах уже было двенадцать дня. Микаэллы нигде не было видно. Наверно проснулась пораньше и ушла в университет. Мне же этого не хотелось. Не хотелось ни с кем говорить, никого видеть, в голове я мог только прокручивать вчерашний день. И я решил остаться дома.
        Пробыв в таком состоянии весь день, и почти не поспав ночью, я был истощен морально и физически. Под утро сон все же ко мне пришел, и я с радостью провалился в него, как в отдушину, позволившую мне хоть ненадолго сбежать от всех ужасных мыслей и самобичевания. Разбудил меня звонок в дверь, на пороге стояла Натсуно.
        — Ого, какая редкость! Ты чего так рано, да еще и в выходной?  — Спросил я, смотря на нее уставшими, сонными глазами, но нотки сарказма не уловить было трудно.
        Внезапно она подалась вперед и поцеловала меня, обняв руками за талию, и мы с грохотом упали в прихожей. Я отстранился и начал отползать от нее назад. Наверно на моем лице было такое же выражение, как и у человека, который пытается избежать касания прокаженного. Выражение отчаяния, смешанного со злостью удивило Натсуно, и она спросила — Что с тобой? Мог бы, и обрадоваться, выходной и твоя девушка рядом!
        Я попятился еще и почувствовал спиной край стола. Обернувшись, я увидел на нем посреди остатков еды коробочку, в которой лежало кольцо. Это плохо, нельзя ей его показывать, я взял его в руку, и убрал за спину. Встав на ноги, я подошел к кровати и присел на ее край, не зная даже, как мне после всего увиденного и пережитого позавчера, реагировать на нее.
        — Что ты там от меня прячешь Раин?  — Заметила мои действия Натсуно.
        — Ничего, просто у меня не прибрано, вот я и смущаюсь.  — Попытался я притвориться спокойным.
        — Не правда! Я видела, ты что-то взял со стола. Неужели здесь была другая девушка, и что-то забыла? А ну показывай быстренько.  — Требовательным тоном заявила она.
        Вот здесь я и не выдержал. Как после всего, что я узнал, мне еще было реагировать на ее слова?  — Хочешь узнать? Действительно хочешь?  — Наверно мой крик сейчас, должен быть слышен во всем доме. Убрав руку из-за спины, я швырнул коробочку с кольцом прямо в Натсуно. Пусть и по-детски, но не мог я поступить иначе. Сложно думать головой, когда эмоции тебя переполняют.
        Она попала ей в грудь, и отскочила обратно к столу. Натсуно посмотрела сначала на меня, потом на нее, после взяла в руки и открыла. Испуг быстро прошел, когда Натсуно увидела содержимое. На лице у нее проявились смешанные чувства.  — Так ты не шутил тогда?
        — Нет. Но ты снова все восприняла, как шутку. Хотел показать серьезность своих чувств. Чтобы ты не боялась больше, что я тебя могу бросить. Но, похоже, ты никогда не воспринимала, ни меня, ни мои чувства всерьез. Не помнила важные даты. Скажи, где ты была позавчера, в такой важный для меня день? Не появлялась в университете, не отвечала на звонки, я тебе кучу сообщений оставил.  — Я не мог остановиться, хотелось высказать все и сразу.
        — Где была? У меня дела были просто, я не могла ответить. А что был за день? И что в нем такого важного?
        — Это был, день, когда я хотел сделать тебе предложение, а еще это был мой день рождения.  — Я хотел посмотреть, что она скажет на мое признание.
        — Ой, так вот про что ты говорил, вот что за важная дата. Извини меня, я совсем забыла про твой день рождения, ну и конечно не ожидала такого сюрприза. Это так приятно. Конечно, я выйду за тебя, я так тебя люблю. Позволь мне загладить свою вину.  — Она снова попыталась обнять меня.
        — А как поступим со вторым парнем?  — Не смог дальше разыгрывать этот спектакль я. А гордость не давала назвать его первым.
        Ее лицо тут же помрачнело, она отстранилась от меня, в глазах читался испуг.  — Ты все-таки узнал.  — Она сказала это с такой грустью в голосе, что позавидовали бы многие актрисы Голливуда.
        — Да. Может, расскажешь мне подробней?
        Она молчала, возможно, собираясь с мыслями, а может просто боялась начать. На ее глазах проступили слезы.  — Мы встретились за пару месяцев, до того как я познакомилась с тобой. Я влюбилась в него, но не могла добиться взаимности. Он постоянно занят семьей, и я всего лишь развлечение. Но ведь это была моя первая любовь. Мне не хватало того времени, что мы проводили вместе. Я была очень одинока, и тогда встретила тебя.  — Ее голос сильно дрожал.  — Я хотела, чтобы он ревновал, рассказала ему про тебя. Но его это никак не задело. Я не хотела причинять тебе боль, хотела расстаться с тобой. Но ты был так нежен со мной, этот взгляд наполненный чувствами, никогда я не испытывала таких эмоций. Я не смогла сделать этого, я была счастлива, что кто-то так сильно меня полюбил. Он никогда не смотрел на меня так.
        — Мы не можем больше быть вместе Натсуно.  — Грустно произнес я.
        — Нет! Мы сможем! Я поняла теперь, что не могу без тебя. Я буду с тобой постоянно, хоть каждый день. Я правда не могу без тебя! Больше всего на свете я боюсь потерять эту любовь!  — Она стала сбиваться, всхлипывая между предложениями. Слезы у нее на глазах, превратились в два маленьких ручейка. Похоже, это было отчаяние. То же самое испытывал и я. Глаза стали мокрыми, тело дрожало. А в мыслях мелькало — Возможно, еще не все потерянно, может не поздно начать все сначала?
        — Давай расстанемся Натсуно. Мы больше не можем быть вместе.  — Сказать это было очень тяжело. Но другого выхода нет. Я не могу доверять человеку, предавшему меня хотя бы один раз. И никогда не смогу.

* * *

        Я сидел на траве, облокотившись на руки. Легкий, теплый ветерок обдувал мое тело. Равнина, на которой я находился, казалась бескрайней. Лишь вдалеке высилась одинокая башня. Ни размеров, ни даже цвета ее я определить не мог. Трава была ярко зеленой, причем настолько насыщенного оттенка, что казалось ее, раскрашивали вручную. Я посмотрел на небо и замер от восторга! На нем не было ни облачка. Оно казалось таким высоким и необъятным, таким живым, таким чистым и девственным. Взирая на него с земли, начинало приходить понимание того, насколько ты ничтожен перед его величием. И даже переведя взгляд на траву, последняя не казалась уже такого красивого цвета. Она блекла на его фоне, начинала выцветать, приобретая оттенок серого.
        Весь пейзаж, до самого горизонта стал меняться. Из земли появлялись здания, и устремлялись ввысь, как бы пытаясь, дотянутся своими вершинами до неба. С земли казалось, что у них это получается. Зданий становилось все больше, пока они совсем не закрыли собой небо. Закрыли от меня! Я не мог поверить в то, что видел, встав и собравшись с силами, я быстро подбежал к ближайшему зданию, открыл дверь и увидел лестницу. Недолго думая, я устремился по ней вверх, к небу, туда, где нет серого цвета бетона, и асфальта, туда, где чисто и красиво. Я поднимался все выше и выше, и думал, неужели я смогу дотянуться до него? Окунуться в эту безбрежность, искупаться в девственной синеве, стать чистым. Я бежал, казалось вечность, а лестница все не заканчивалась. Сил оставалось все меньше, пока они совсем не покинули меня. Сколько я поднимался? Час или весь день, я не помнил, но конца и края этому бегу не было видно. Устав я повернул назад и через несколько секунд очутился у выхода из здания. Серый мир не отпускал меня.
        Проснулся я от звонка моего сотового телефона.  — Слушаю вас.
        — Ты в университет то собираешься, тебя уже неделю не было на лекциях?  — Голос Микаэллы звучал как всегда бодро.
        — Ты за меня волновалась? Мне приятно.  — Попытался изобразить удивление я.
        — Нужен ты мне сто лет. Еще волноваться за тебя не хватало. У нас завтра будет внеплановый срез по культуре эпохи Эдо. Вот решила тебя проинформировать.
        — Спасибо. Буду иметь ввиду. Значит, придется завтра все же появиться.
        — Уж будь добр. Сенсею будет все равно на твои моральные переживания. Кстати как ты там?
        — Жив, вроде. Слушай Микаэлла, не хочешь перекусить со мной, я со вчерашнего дня ничего не ел, и в холодильнике хоть шаром покати.  — Учитывая то, что я не был на улице уже неделю, это было неизбежно.
        — Хорошо, давай через час в кафе у станции.  — Живо ответила она.
        — Тогда начинаю собираться, встретимся в кафе.  — Нажав на сброс, я отправился прямиком в душ.
        На улице было довольно холодно, хотя снега еще не было, от этого ноябрь не казался приятнее. Одевшись теплее, я вышел на улицу. На удивление было многолюдно, не смотря на холод, все спешили по своим делам. Я наполнил свежим воздухом легкие и зашагал в направлении станции метро.
        — Что будешь заказывать Микаэлла, выбирай первая, я угощаю.
        — С чего бы такая щедрость?  — Удивилась она.
        — Ну, в последнее время, ты мне много помогла, я бы хотел хоть как-то тебе отплатить. Да и чтоб избавиться от ненужных мыслей, я всю неделю только и делал, что работал, так что и деньги появились.
        — Вот как, ну тогда закажу себе что-нибудь подороже.  — С улыбкой сказала Микаэлла.  — Кстати, ты так и не виделся с Натсуно, после того дня?
        — Она приходила ко мне. Мы расстались.  — Не стал скрывать грусть в голосе я.
        — Чего и следовало ожидать. Не ты первый и не ты последний. Не забивай себе этим голову.  — Стала успокаивать меня она.
        — Я бы и хотел, да только не получится сразу. Со мной такое уже бывало и, судя по прошлому опыту, продлится это еще довольно долго.
        — Вот как. Чем я могу тебе помочь?
        — Я не знаю, что мне сейчас нужно, чтобы выйти из этого состояния. Наверно время. Хотя признаться честно, довольно тяжело приходить теперь в ту квартиру и оставаться наедине со своими мыслями. Хоть работа и помогает отвлечься, но ведь круглосуточно ей спасаться не получится.
        — Да уж. Слушай, пока не сделали заказ, пошли к тебе. Заскочим в супермаркет, купим продуктов, что-нибудь приготовим, напьемся. Так как я сегодня добрая, то составлю тебе компанию. Может, развеешься хоть немного.
        — Давай.  — Обрадовался я хоть какому-то шансу избавиться от одиночества, пускай и на один вечер.
        Гуляли мы довольно долго. Микаэлле захотелось зайти в торговый центр и пройтись по магазинам одежды. А потом оказалось, что там довольно неплохой кинотеатр, и она напросилась посмотреть, только что вышедший на экраны, новый фильм. Я понимал, что она это делает для меня, помогает отвлечься, хоть и под предлогом своих капризов. Но мне было все равно, каким образом она это делала, главное, что я не оставался один.
        Домой ко мне мы дошли только под вечер, разобрав продукты, мы решили приготовить ужин. Осуществив задуманное, я и Микаэлла сидели напротив друг друга и болтали обо всем подряд. Тарелки были уже пустыми, и только в стаканах оставалось сливовое вино.
        — Как ты думаешь, зачем мы живем?
        — Что бы рано или поздно умереть.  — Не задумываясь, ответила Микаэлла.
        И снова повисла пауза, каждый задумался о чем-то, глядя в стакан с вином. Как будто пытаясь найти ту самую истину из поговорки.
        — Слушай, а что ты имел в виду, когда говорил, что с тобой такое уже случалось?
        — В Ванкувере у меня была другая жизнь, там много всего случилось, и поэтому я сбежал сюда. Я не люблю вспоминать о своем прошлом.
        — Ну не хочешь, не рассказывай. Я просто хочу узнать тебя лучше, и помочь тебе справиться с проблемами, которые ты сейчас испытываешь.  — Обиделась Микаэлла.
        — В Японии я этого никому не рассказывал. Отнесись с пониманием, пожалуйста. В Канаде я был помолвлен с одной девушкой. Мы с ней долгое время встречались, мои родители купили нам дом в подарок к помолвке. Но как-то раз, я вернулся с работы раньше и забыл ее предупредить об этом. Ну и застал в нашей постели другого парня. Тогда я съехал с катушек и чуть не убил его бейсбольной битой, разворотил половину дома. Парень попал в больницу. Моя невеста после этого еще пять или шесть месяцев пыталась все уладить между нами. Но я понимал, что больше не смогу быть с ней. Потом узнал, что такое у нас дома случалось неоднократно. Я пытался справиться морально с тем грузом, который давил на меня, но она постоянно звонила, пыталась встретиться со мной. Не давала о себе забыть. Временами я хотел все вернуть, любовь ведь так просто не уходит из сердца. По ночам не мог спать, все думал о нас, о том, как поступить. В конце концов, пришел к мысли, что сам во всем виноват, и если бы я был более внимательным и обходился бы с ней еще лучше, такого бы не случилось. Не мог принять мысль, что просто был обманут, а этот
человек изначально был плохой. Я не мог избавиться от мыслей о ней, они мешали жить, работать, спать. Не зная, что можно изменить, как выйти из сложившейся ситуации. И вот тогда я переехал сюда.
        — Да уж. Драматическая история, ничего не скажешь. Ну, я тебя могу понять, люди все разные, и переживают разрывы они тоже по-разному. Нет ничего зазорного, что ты поступил так.
        — Нет, ты еще не понимаешь. Мои родители. Они разбились в автокатастрофе, перед тем как я переехал.
        — Вот как, тогда тем более ты сделал правильно. Нельзя было вытерпеть столько всего сразу, да и твои родные места не давали бы тебе забыть обо всем. Хоть тебе и не хотелось этого, и ты переживал из-за потери родителей. Но по-другому ты поступить не мог, я думаю, где то там, на небесах, они тебя поняли и простили.  — Пыталась подбодрить меня Микаэлла.
        — Простили ли они? Вообще-то, я был рад такому стечению обстоятельств, я посчитал, что это дар свыше. Родители умерли, я получил их дом. И тут же продал его, так же продал дом, подаренный на помолвку. И на эти деньги смог переехать, а так же использовать их, как начальный капитал для работы с ценными бумагами. И самое страшное, что я был рад избавиться от своих проблем, и неважно каким способом. Я ужасный человек. Поэтому бог меня и карает.
        — Пусть даже так, я не знала того Раина, который жил в Канаде, за то я знаю Раина из Токио. Он честный, преданный, заботливый, справедливый и очень добрый человек. И я буду его поддерживать, потому что знаю его таким, чистым и светлым.  — Микаэлла сказала это с такой теплотой в голосе, что у меня мурашки пошли по коже.  — Ну, думаю, мы засиделись, мне уже пора Раин, завтра ведь срез знаний, не забыл еще?
        — Помню, конечно.  — Вышел из транса я.
        — Подготовься, как следует, и не посрами честь иностранных студентов.
        После я вызвал Микаэлле такси, и она уехала домой. Как же хорошо иметь близкого друга, с которым можно вот так вот поговорить и отвлечься от насущных проблем.  — Подумал я улыбнувшись.
        После утренних занятий в университете, я как обычно сидел на любимой скамейке под сакурой, во внутреннем дворе и обедал. Компанию мне решили составить мои одногруппницы Чиса, Рин и Макото. Они разговаривали, о какой-то поездке за город, и я решил прислушаться к их разговору.
        — Самое главное, чтобы погода была хорошей.  — Сказала Макото. Девушка с темно каштановыми, длинными волосами, и спортивной фигурой.
        — Нет, самое главное достать машину, так как Ватару-семпай на последнем курсе, и ездить с нами больше не сможет из-за поиска работы.  — Спорила с подругой Чиса. Она была невысокого роста, с детским лицом, но довольно красивой внешностью. Эдакая мечта педофила.
        — Послушай Раин.  — Обратилась ко мне Рин.  — У тебя же есть права, да и ты состоишь в клубе «уходящих домой», насколько я знаю. Не хочешь вступить к нам?
        — Я пока не думал о клубах. А чем вы обычно занимаетесь?  — Сказать по правде, я удивился ее предложению.
        — Мы собираемся примерно раз в месяц, и на выходные куда-нибудь выбираемся. На следующих, к примеру, мы едем к горячим источникам. Будет весело, присоединяйся.
        — А ведь точно, это отличная идея Рин.  — Похвалила подругу Макото.  — Давай к нам Раин.
        — В принципе, сейчас у меня довольно много свободного времени, да и развеется, не помешает.
        — Вот и славно, мы будем тебе очень рады.  — Воскликнули девушки в один голос.
        Процесс вступления занял примерно пять минут, и состоял из заполнения анкеты. Так как клубу путешествий не хватало участников, мою кандидатуру одобрили сразу. Президент Ватару-семпай оказался студентом третьего курса, тихим, худощавым парнем в очках. Сразу и не поверишь, что ему удалось собрать целый гарем, в своем клубе. Помимо меня и Ватару, в нем состояли мои одногруппницы Рин, Чиса и Макото. Так же секретарь и казначей в одном лице, студентка второго курса Минато-семпай, ее подруга Харухи, и еще один парень, который, по словам Ватару, является главным донжуаном университета, и выбирается в поездки, как и появляется на собраниях клуба, он не часто. Имени его я не запомнил.
        Неделя пролетела очень быстро, и настали выходные. Как обычно, я арендовал машину микроавтобус и мы, загрузившись в нее, отправились к источникам. Ехали примерно два с половиной часа, но так как дорога была свободная, усталости я не чувствовал.
        В поездку к источникам отправились: я, Ватару, Рин, Макото, Чиса и Минато. Про причины отсутствия Клубного донжуана я ничего не знал, а Харухи говорила что-то о свидании со своим парнем. Заселившись в отель, мы первым делом решили опробовать те самые источники, а уж потом думать, что делать дальше. Погреться в них оказалось очень приятно, да и полезно для тела, в особенности для кожи. После встречи в общем фойе, Ватару объявил о свободном времени до ужина. И я решил немного порыбачить, так как рядом с местом нашего проживания, было довольно красивое озеро. По словам консьержа, в нем водилось много рыбы.
        Сидя на берегу с удочкой, я наслаждался природой. Небольшое озеро, метров двадцать в диаметре располагалось в пяти минутах ходьбы от отеля. С южной стороны, у него раскинулась небольшая рощица приземистых деревьев, которые летом наверняка давали отличную тень. Я же решил расположиться у них по причине не прекращающего ветра. И хотя деревья не давали полноценной защиты от него, но все же это было лучше, чем сидеть на открытом пространстве. Все рыболовные снасти можно было взять в аренду в сувенирной лавочке отеля, там же купил и наживку. Оказалось, что сегодня я один такой, решивший половить рыбу. От этого настроение поднималось еще больше, так как казалось, что все озеро принадлежит лишь мне одному. Через полчаса ожидания я поймал довольно крупную местную особь, и несказанно обрадовался этому.  — А ведь это мой первый улов в Японии.  — Мысленно похвалил себя я. Выпустив рыбу в специально приготовленное ведро и насадив новую порцию наживки, я закинул удочку повторно.
        — Не против, если я присоединюсь?  — Услышал я женский голос и, повернув голову вправо, увидел стоящую от меня в четырех метрах девушку.
        — О, это ты Макото, разве ты не с Ватару и девчонками выпить хотела?
        — Да, но потом передумала, и захотела пообщаться с тобой, в университете у нас это редко получается.
        — Ну да. Вот уже и первый год обучения подходит к концу, много воды утекло.  — Меланхолично заметил я после некоторой паузы.
        — Это точно, много всего произошло за это время. А это ничего, что ты оставил Натсуно одну и поехал с нами?  — Вдруг спросила она.
        — А откуда ты знаешь, что мы вместе?
        — Да вы крутились весь год вокруг друг друга, этого только слепой бы не заметил.
        — Ну, на счет этого, мы расстались недавно. Поэтому я и решил что-нибудь поменять в своем образе жизни и вступить в этот клуб.  — Я сказал это как можно спокойнее, пытаясь не выдать своих настоящих эмоций.
        — Почему? Вы поссорились? Вы казались такой счастливой парой.  — С любопытством заметила Макото.
        — Я бы не хотел затрагивать эту тему. Мне еще довольно тяжело об этом говорить.  — Признался честно я.
        — Вот как. Тогда и в правду давай не будем больше об этом. Раз ты свободен сейчас, я знаю человека, которому ты нравишься.  — Намекнула она.
        — Не думаю, что мне это нужно в данный момент, какое-то время я хочу побыть один.  — Отрезал я всякую возможность флирта.
        — Неужели ты подумал обо мне Раин?  — Удивилась Макото, и продолжила заговорщицким тоном.  — Я говорила о другой девушке, и она ближе, чем ты думаешь.
        — Мой ответ относится ко всем девушкам, сейчас я больше нуждаюсь в друзьях, которые могли бы просто общаться со мной, чем в серьезных отношениях.
        — Думаю, я тебя понимаю Раин.  — Произнося это, Макото показалась мне очень серьезной.
        Мы еще довольно долго болтали, пока не начало темнеть, рыбы я больше не поймал, поэтому решил отпустить первую обратно в озеро. Ужин состоял из тушеных овощей, мисо-супа, и жаренной на гриле говядины. Перекусив, мы отправились по комнатам, так как жили мы по двое, Ватару, как второй парень в группе, был моим соседом. В двух других комнатах располагались Рин с Минато, и Макото с Чисой. Ватару почти сразу лег на кровать и вскоре уснул, ко мне же сон ни как не хотел приходить. И я решил прогуляться к автомату с напитками, и купить себе сока. Он находился в небольшой гостиной, в которой так же стоял журнальный столик с диванами вокруг него. Еще там был телевизор и стол для игры в пинг-понг. Купив банку сока, я сразу открыл ее и направился обратно, попивая холодный напиток. Заходя за угол, я случайно столкнулся с Чисой, она ахнула и попятилась назад, банка выскользнула из моих рук и упала, проливая содержимое на бежевые татами, которыми был застелен весь пол в гостинице.
        — Мне очень жаль Раин-Сан, я задумалась и не заметила тебя, позволь мне купить тебе другую.  — Стала оправдываться Чиса.
        — Не стоит, все в порядке. Я сам могу это сделать.
        — Мне действительно очень жаль, я тоже направлялась к автомату, давай пойдем вместе, пожалуйста.  — Смущаясь, попросила она, взявшись за мой рукав.
        — Хорошо.  — В таком положении, смущаясь, она выглядела очень мило. Купив по банке сока, мы присели на диване.
        — Ты еще не хочешь спать Раин-Сан?  — Спросила Чиса, по-прежнему с нотками смущения.
        — Ну вот, опять за старое, сколько раз повторять, называй меня просто Раин.  — Притворно разозлился я.
        — Хорошо, прости, пожалуйста, я не хотела тебя обидеть.  — Еще больше покраснела она. Ее поведение навевало мне мысли о том, что общается с парнями она очень редко.
        — Все в порядке. Я не могу уснуть, вот и вышел прогуляться, а ты почему тут?  — Решил сменить тему я.
        — У меня та же история. Я плохо засыпаю на новых для меня местах.  — В пижаме она смотрелась сексуальнее, чем обычно. В ней отчетливо вырисовывались женские формы, которые не сразу заметишь в повседневной одежде.  — Почему-то эта ночь теперь не кажется мне такой чуждой. Может от того, что я встретила тебя, и уже не чувствую себя так одиноко в незнакомом отеле?
        «Стоп, а это уже флирт что ли пошел? Быстро же она пришла в себя!»
        — Наверно в чем-то ты права Чиса. На новом месте всегда чувствуешь себя немного неловко, но со временем это проходит, так как ты привыкаешь к нему. А тебе даже этого делать не придется, ведь мы завтра уже уезжаем. Поэтому надо всего лишь пережить одну ночь.  — Попытался поддержать ее я, пропустив последнюю фразу мимо ушей.
        — Думаю, ты прав. Спасибо тебе, теперь мне немного легче. Пойду, постараюсь поспать, завтра же предстоит длинная дорога домой. Еще раз спасибо за компанию.
        — Рад, что смог тебе помочь в этом. Пожалуй, стоит проводить тебя до комнаты.  — Я встал вслед за ней.
        — Раин, мы ведь не часто общаемся с тобой. Как думаешь, почему так сложилось?  — Спросила она уже по пути в комнату.
        — Даже и не знаю. Может случаев подходящих не так много.  — Сказав это, я улыбнулся ей.  — А ты бы хотела общаться со мной чаще?
        — Да, я считаю, что ты очень хороший человек.  — Снова начала краснеть она, потирая ладони.
        — Тогда давай будем друзьями, я то же хочу с тобой общаться чаще.  — Предложил я. Она честная и застенчивая, но при этом довольно милая и простая девушка. Чиса хороший человек, такими друзьями разбрасываться нельзя.
        — Отлично, я очень рада.  — Немного повысив голос, проговорила как скороговорку Чиса эти слова и, поклонившись, быстро скрылась за дверью своей комнаты.
        — Да уж, скромности ей не занимать. Весело будет с ней общаться.  — Думал я о своей новой подруге, шагая к себе в комнату.
        На следующий день, проснувшись и позавтракав, мы без приключений добрались обратно в Токио. Так и прошла моя первая поездка с клубом путешествий.

* * *

        На дворе был февраль. И хотя было не очень холодно, все же зима выдалась довольно снежная. Сессия прошла успешно. И сдав последний экзамен, мы сидели с Микаэллой в кафе, обсуждая все прелести каникул. Я и она общались почти каждый день, встречаясь во время обеда или после занятий. Так же она часто захаживала ко мне домой, иногда вместе с Юске или Рин, а иногда одна. В последние месяцы мы еще больше сблизились, как друзья. Поэтому делились всеми последними новостями, разговаривали на любые темы, обменивались впечатлениями. Я понемногу стал приходить в себя после разрыва с Натсуно, и ждал от жизни только положительных моментов.
        — …вот почему сдавать последний экзамен было проще остальных.  — Намекала Микаэлла на то, что все приходит с опытом.
        — Да уж, с тобой и не поспоришь!  — Утвердительно кивнул я.
        — Чем думаешь заниматься на каникулах Раин?
        — Буду усердно работать, хочу к лету приобрести свою машину.
        — Здорово, будем чаще ездить на пляж, и на природу, а еще будешь учить меня водить!  — Начала мечтать Микаэлла.
        — Постой, хватит фантазировать. Сначала нужно на нее заработать, а потом купить и оформить. Еще много времени и сил нужно потратить, а ты уже думаешь о том, как ее использовать в своих корыстных целях.  — Свел я к шутке свое предложение.
        — Почему сразу корыстные? Я думаю об общем благе. Если у тебя будет своя машина, то и не придется так часто арендовать другие. Ты ведь в клубе путешествий состоишь за водителя, или уже забыл?
        — Нет, об этом я тоже думал. А ты, кстати, не хочешь к нам вступить?  — Спросил я у Микаэллы.  — Признаться честно, было бы здорово проводить вместе время еще и в поездках клуба.
        — Нет. У меня работа в отелье, я ведь тоже одна живу, да ты и сам знаешь.  — Расстроилась она.
        — Очень жаль, ну я тебе и так сувениры из каждой поездки привожу. Хотя был бы рад съездить вдвоем куда-нибудь.
        — Ловлю на слове, я постараюсь выкроить пару дней на каникулах, так что продумай детали.
        — Правда? Тогда положись на меня.  — Удивился я. Хотя ответ Микаэллы меня очень обрадовал. За последнее время, она стала мне самым близким человеком. И хотя сам себе еще в этом не признался, но зайти дальше дружеских отношений с ней я был бы рад.
        — Кстати о «только вдвоем», с правого фланга приближается Чиса. Я заметила, что в последнее время она появляется только тогда, когда мы наедине. Ревнует наверно.  — То ли пошутила, то ли серьезно сказала Микаэлла. Я не любил эту черту ее характера, так как не мог понять, в серьез она говорит или нет. Но решил придерживаться варианта с шуткой.
        — Мы просто друзья, ты же знаешь и, кстати, на ревность больше сейчас похоже твое поведение.  — Гордо заявил я, стараясь поддерживать шутливый тон.
        — Ты прав, я ревную, что ты не весь мой.  — Удивила она меня. Я даже немного смутился.  — Вот и подловила тебя, а ты поверил.  — Рассмеялась итальянка, увидев мое удивленное лицо.
        — Да уж, тебя как всегда не понять.  — Сказал я на выдохе. Хотя в душе немного расстроился.
        — Доброго дня Раин, Микаэлла.  — Как всегда учтиво поздоровалась Чиса, немного поклонившись.
        — Привет Чиса.  — В один голос произнесли мы.
        — Можно к вам присоединиться?  — И не дожидаясь ответа, она присела за стол и заказала себе чашку зеленого чая.  — О чем разговариваете?
        — О ревности друг к другу.  — Прямо сказала Микаэлла. Да уж, в карман за словом эта девушка не полезет.
        — В… вот как.  — Начала смущаться Чиса, и добавила более грустно.  — Вы начали встречаться?
        — Нет, просто Микаэлла, как всегда так шутит у нас.  — Стал оправдываться я.  — Разговариваем о планах на каникулы.
        — Правда? Это хорошо, а я уже подумала, у нас в группе новая пара образовалась.  — Застенчиво полушепотом произнесла Чиса.
        — Кстати о планах. Мне пора на работу, так что оставляю вас вдвоем. Удачного дня Раин, Чиса. Ах да, и Раин, позвони мне на счет поездки, чтобы мне ориентироваться, когда освобождать пару дней.  — Сказала Микаэлла, вставая из-за стола.
        После того как она вышла из кафе, Чиса спросила.  — Вы куда-то собираетесь на каникулах Раин?
        — Пока что это просто задумка, а ты чем будешь заниматься?  — Спросил я, попытавшись быстро сменить тему.
        — Вот здорово, мне бы тоже хотелось с вами, но я уезжаю на все каникулы из Токио к родственникам. А вы с Микаэллой так близки, даже отдохнуть собираетесь вместе.  — С завистью сказала она.
        — Ну да, в последнее время мы довольно часто общаемся. Да и она мне недавно сильно помогла, я ей очень обязан.  — Вспомнил я с неохотой события конца осени.
        — Раин, не сближайся сильно с Микаэллой, она не очень хороший человек. Я слышала, что она довольно распутная девушка.
        Не ожидал от Чисы таких слов. Никогда бы не подумал, что она может так выразиться о своей одногруппнице. Ведь Чиса довольно манерная и к тому же застенчивая девушка, воспитанная в старых японских традициях. Да и вообще говорить о человеке за глаза — это низко! Я разозлился и снова перестал себя контролировать.
        — Никогда больше так не говори о Микаэлле в моем присутствии! Она мой близкий друг, и если ты пытаешься оскорбить ее, то это все равно, что ты оскорбляешь меня.  — Прищурив глаза, сказал я ледяным голосом.
        — Но Раин, это правда. Парни из другой группы, говорили, что часто видели ее выходящей из разных машин, а водителями всегда были мужчины.  — Не сдавалась Чиса.
        — А мне плевать на какие-то там слухи, которые распространяют незнакомые люди. Если ты им веришь, да еще и пытаешься распространять их дальше, то ты ничем не лучше. Если это тебя так волнует, почему бы тебе не спросить об этом саму Микаэллу, а не настраивать против нее, ее же друзей.  — Встав и швырнув деньги за ланч на стол, я направился к выходу.
        — Прости, пожалуйста, Раин.  — Услышал я из-за спины жалобный голос Чисы.  — Я не хотела тебя обидеть, просто я, понимаешь. Ты мне не безразличен. Я волнуюсь за тебя. Мы же друзья.
        — Если ты считаешь нас друзьями, то поступай соответственно.  — Сказал я, не оборачиваясь, и вышел из кафе. Злость кипела во мне. Направляясь домой я не мог думать ни о чем другом кроме как о поступке Чисы.

* * *

        На каникулах нам так и не удалось никуда съездить, так как освободить пару дней для поездки, у Микаэллы не получилось. Поэтому я все это время провел за работой. Перспектива покупки машина не давала мне расслабиться.
        Незаметно наступила весна, и вот уже я снова направляюсь в университет, в первый учебный день нового семестра. Входя в аудиторию, я чуть не столкнулся с выбегающей от туда Микаэллой. Окликнув ее и не получив ответа, я вошел и увидел возле стола за которым она обычно сидела, небольшое столпотворение одногруппников. Стол был расписан одним и тем же словом — «Шлюха».
        В этот день Микаэлла на занятиях не появлялась. На следующий же, придя на лекцию, она ни с кем не разговаривала. Но я отчетливо видел, как искажается ее лицо, когда изо всех углов до нее доносились обрывки разговоров об этом происшествии. В перерыве, я нашел ее на моей любимой скамейке во внутреннем дворе.
        — Привет Микаэлла. Можно присесть?  — Попытался спокойно заговорить с ней я.
        — Я бы хотела побыть одна Раин, оставь меня сейчас.
        Я понимал как ей тяжело. Дело было не только в надписях, по всему университету расползлись слухи, многие теперь обсуждали ее жизнь вне учебы. Нашлись сразу несколько очевидцев, которые видели ее в районе отелей с разными немолодыми мужчинами. И откуда только появляется так много слухов? Думая как ей помочь, я пришел к выводу, что лучший способ это разговор по душам. Но она явно не хотела идти на контакт. И тогда я вспомнил об одной смотровой площадке в парке возле университета. Мы случайно натолкнулись на нее, когда гуляли вместе. Место оказалось настолько удачное, что каждый наш поход в парк заканчивался именно там.
        — Послушай Микаэлла, если захочешь поговорить, я каждый день после занятий буду ждать тебя на нашем месте в парке. Буду ждать столько, сколько потребуется. Знай, ты не одна.  — Я попытался предать больше твердости своему голосу. Она лишь слегка улыбнулась, но так ничего и не ответила. После этого, развернувшись, я пошел обратно в аудиторию. Особой уверенности в том, что она придёт, у меня не было, но я твердо решил, что с сегодняшнего дня начнется моя вахта.
        После нашего с Микаэллой разговора, каждый день, после занятий, я проводил там, где и обещал. Это было не большое местечко, в южной части парка. Прогулочная дорожка упиралась в лестницу, поднимающуюся примерно на три этажа вверх. На этом небольшом холме был заасфальтированный участок, в центре которого была клумба с деревом посередине. В теплое время года там росли разные цветы. У края были перила, а по их периметру стояла пара скамеек. С этого места открывался очень красивый вид на парк и часть города, прилегающую к нему. Находясь там теперь в одиночестве, я много думал о жизни, о том, что скажу Микаэлле при встрече. Время тянулось медленно, я наблюдал за небом, выкуривая сигарету за сигаретой. Смотря с края, на снующих туда-сюда немногочисленных прохожих, пытался придумать каждому свою историю и причину его существования.
        И вот в один из таких дней, я лежал на скамейке, прикрыв глаза. Солнце еще не так сильно грело, но приближение лета уже чувствовалось. Ни о чем не думая, я наслаждался погожим деньком, когда услышал рядом с собой знакомый голос.
        — Упорно держишь слово Раин?
        Я открыл глаза и увидел Микаэллу, склонившуюся надо мной. Она была одета в длинное белое платье, поверх которого был голубой до талии жакет. Не в силах выдавить из себя и слова, я просто молчал, смотря на нее.
        — Что случилось, у меня что-то с лицом?  — Спокойно произнесла она, обходя лавочку и облокачиваясь на перила у края площадки.
        — Нет.  — Я встал и подошел к ней.
        — Что ты слышал обо мне?  — Все с тем же спокойным голосом спросила Микаэлла.
        — Что ты занимаешься проституцией.  — Повторил я один из слухов. Лицемерить я не собирался.
        Услышав это, она перелезла через перила и, держась за них руками наклонилась, смотря вниз. Возникло ощущение, что она сейчас прыгнет. Я сильно испугался, думая о том, что не успею ее схватить. Пусть высота была не самая большая, но все же попробуйте выпрыгнуть из окна третьего этажа на асфальт, и расскажите потом всем как это безопасно. Поэтому продолжал бездействовать, дабы не провоцировать ее.
        — О чем ты сейчас думаешь?  — Спросила она, продолжая смотреть вниз.
        — Хочу обнять тебя. Я соскучился.  — Слова вырвались на автомате.
        — Но я ведь ужасно грязная, будет противно.
        Я тоже заглянул за перила.  — Грязная… Посмотри на них всех. Ты знаешь хоть кого-то в этой навозной куче, кто был бы чистым?
        Она слегка улыбнулась и перелезла обратно. Так и начались наши свидания.
        На занятиях мы не общались, но я продолжал с ней здороваться. Парк стал для нас тем местом, где можно было забыть о существовании этого университета, и всех этих мерзких, грязных людях, что учатся в нем, обсуждая досужие сплетни.
        — Знаешь, мне часто сниться один и тот же сон. Я еду на поезде из Токио. За окном мелькают огни, и идет снег. Поезд везет меня вдаль без остановок туда, где чисто и светло. Где нет боли и злобы. Где нет болезней, и все живут счастливо. Странный сон.
        — Раин, мне хорошо с тобой, мне очень нравится, что ты обращаешься со мной как обычно. Разговаривая с тобой, я чувствую, что еще живу.
        Теперь Микаэлла была совсем не похожа, на себя прежнюю. Исчезла та саркастичная манера разговора. Она была очень спокойна. Почти не улыбалась и совсем не шутила. Разговаривали мы на странные темы. Но мне было достаточно просто поддерживать ее. Я верил, что это всего лишь очередное испытание. И что помогу ей пройти его до конца.
        — Сейчас ты единственный, с кем я могу говорить здесь. Ты единственный, кого еще не затянуло грязное болото.
        Слушая ее монолог, мне хотелось возразить и как-то подбодрить. Но я понимал, что это не поможет. Сейчас я должен просто слушать.
        — Недавно, какие то люди пытались приставать ко мне возле метро в переулке. Я успела закричать, и они убежали.
        — Давай вместе уходить из университета. Я смогу тебя защитить.
        — Думаю, это будет излишне. Многие и так начинают уже отзываться плохо о тебе, из-за того, что здороваешься со мной.
        — Мне плевать на то, что обо мне подумают другие.  — Ответил я.
        — И все же не стоит. Ты и так здесь, и каждый день ждешь меня. Мне этого достаточно. Есть в тебе что-то, что заставляет меня хотеть быть с тобой. Но мне будет только хуже, если я начну от этого зависеть. Посмотри на этот пейзаж, что ты видишь?
        — Серый мир и много грязи.
        — Я вижу то же самое. Они все для меня такие. Весь мир такой. И я всегда это знала, но так же я знала, что настоящую меня не примут в обществе. Поэтому я всегда играю роль.
        — А по-твоему кто не грязный? Мы все такие.
        — Нет, ты чистый.  — Произнеся это, она посмотрела мне в глаза с искренней мольбой, чтобы это оказалась правда в последней инстанции.
        — Ты ошибаешься.  — Тихо произнес я и отвел глаза.
        — Не заставляй меня повторять это снова. И спасибо тебе.
        — За что?
        — За то, что принимаешь меня настоящую.  — Сказав это, она снова улыбнулась мне своей печальной улыбкой.
        В таких беседах теперь и пролетали мои учебные дни.
        Однажды, после утренних лекций, ребята позвали меня пообедать вместе. За столом, в кафетерии университета, вместе со мной сидели Юске Наоки и Рин. Мы разговаривали о предстоящем семинаре по художественному искусству, вспоминая классиков японской литературы. Микаэлла проходила мимо с подносом и направлялась к пустому столу, я попытался позвать ее к нам, но она не откликнулась.
        — Раин, ты что делаешь?  — Спросил Юске.  — Не хватало еще и нашу репутацию погубить.
        — Она же наша подруга.  — Возразил я.  — Как ты можешь такое говорить?
        — Подруга? Она перестала ей быть, когда стала заниматься такими грязными вещами.  — Возмутился Наоки.
        — Да уж, а вы слышали, что ее видели с каким-то парнем из якудзы? Неужели она делает это за деньги с мафией, как отвратительно!  — Произнесла Рин.
        — Отвратительно? И ты веришь таким слухам Рин? И после этого, обсуждая за спиной свою подругу, ты смеешь произносить это слово. Тебе самой не противно?
        — Раин выбирай слова.  — Попытался заступиться за Рин Юске. Но поздно, меня было уже не остановить.
        — А ты Юске. Ты боишься за свою репутацию? Ты тоже считаешь ее грязной? И это после всех тех женщин, с которыми ты встречался? Скажи, со сколькими одновременно, ты крутишь роман сейчас? А ты Наоки, чем лучше Микаэллы? Говоришь, что она скрывала что-то, веря мерзким слухам, а не ей, она же и твоя подруга. Да все вы кучка жалких лицемеров! Грязных червей, которые просто пытаются выглядеть более чистыми, очерняя других.
        Я собрался встать и пойти за стол к Микаэлле, уж лучше мне сейчас с ними не разговаривать. Но в последнюю секунду, меня за руку схватил Юске и произнес.  — Раин, если ты сейчас все не исправишь, и не извинишься, мы не будем больше с тобой разговаривать.
        — Это ваше право. За то моя совесть будет чиста!  — Последние слова я произнес так громко, что услышали их все в кафетерии. Есть мне уже не хотелось и, оставив поднос на столе, я вышел на улицу. У выхода я столкнулся с Чисой.
        — Добрый день Раин.  — Как всегда обходительно поздоровалась она.
        — Привет.  — Без энтузиазма ответил я.
        — Уже пообедал? Я вот тоже. Может, пройдемся до аудитории семинара вместе?
        — Давай.
        — Что то произошло? Ты выглядишь рассерженным.  — Заметила Чиса.
        — Все из-за того, что поругался с друзьями. Они плохо отзывались о Микаэлле. Я считаю, что друзья не должны так поступать.
        — Но ведь она не опровергает слухов. Разве это не доказывает ее вину?
        — И ты туда же. Скажи, какая разница тебе, чем занимается Микаэлла?  — Раздражение в моем голосе все нарастало.
        — Раин, мне есть разница. Кстати я заметила, ты теперь раньше, чем обычно уходишь из университета. Видела тебя из окна библиотеки. Ты ведь после занятий встречаешься с ней?
        — И это тоже не должно тебя касаться.
        — Должно, я не хочу смотреть на то, как ты ей помогаешь. Она плохая. Я волнуюсь за тебя. Разве ты не видишь. Я ведь очень давно уже люблю тебя. И из кожи вон лезу, чтобы ты это заметил.  — Отчаянно произнесла совсем другим тоном.
        Это прозвучало обескураживающе. Постепенно смысл ее слов коснулся моего воспаленного сознания.  — Я так старалась последние месяцы привлечь твое внимание, показать тебе свои лучшие качества. Но ты не замечаешь меня. Ты смотришь только на нее.
        — Прости Чиса, если делал тебе больно. Но я не могу быть с тобой.
        — Но… но если эти слухи, правда. Как ты можешь?  — Сказала она не сдерживая слез.
        — Даже если все, что о ней говорят — правда. Мне это не важно.  — Осознание происходящего пришло внезапно. То, что я считал до этого как желание поддержать друга, обрело новую форму. А может я влюбился в нее еще раньше, но не мог признаться себе, боясь повторения истории с моими прошлыми девушками. Но Чиса помогла мне осознать это окончательно.
        — Я не понимаю тебя…  — Только и смогла произнести она, после чего вытирая на ходу заплаканное лицо носовым платком, Чиса зашла в аудиторию, не сказав больше ни слова.
        В этот же день, я немного опоздал на нашу встречу с Микаэллой. Когда я пришел, она стояла у перил, и смотрела, куда-то вдаль.
        — Как прошел день?  — Спросила она, не оборачиваясь.
        — Поссорился со всеми друзьями, просидел всю последнюю пару в интернете, в библиотеке.  — Будничным тоном ответил я.
        — Ты поступил глупо. Не нужно было меня защищать перед ними. Из-за этого ведь вы поссорились?
        — Нет. Я лишь высказал свое мнение на их счет.
        — Не нужно было этого делать. Зачем тебе все это? Я ведь просила не обращать внимания на то, что обо мне говорят.
        — Я так и делал. Просто сорвался, не могу больше притворяться, что мне все равно.
        — Теперь ты тоже остался один. И каково это?  — Произнося эти слова, Микаэлла выразительно посмотрела на меня.
        — Пока еще не осознал.  — Тихо ответил я.
        Она снова повернулась ко мне спиной. Почувствовав, что если я сейчас что-то не сделаю, то расстояние между нами увеличится еще сильнее, я обнял ее сзади.
        — Давай переедем в другой город и переведемся вместе в другой университет там?
        Она молчала минуту. Словно обдумывая мои слова. Я почувствовал, как на кисти моих рук, начали падать ее слезы.  — Мы учимся в одном из лучших университетов. Ты хочешь сменить его на менее достойное заведение? Да еще и посередине семестра?
        — Да. Я сегодня нашел в интернете несколько подходящих вариантов и выяснил, как это сделать. Мы сможем.  — Начал я излагать свой план.
        — Ты смог прижиться в Токио, найти квартиру, завести друзей, поступить в университет. А теперь ты хочешь начать все заново? Я не могу так с тобой поступить. Это ведь все из-за меня. Если ты это сделаешь, я не смогу себя простить никогда.
        — Я не передумаю.  — Не отступался я.
        Она повернулась ко мне, и я увидел ее покрасневшее лицо.  — Ха-ха. Ты ведь помнишь, что обо мне говорят Раин? Хочешь узнать правду?
        Повисла неловкая пауза, я не знал, что ответить на ее предложение. Видя мое недоумевающее лицо, она приблизилась к уху и томно прошептала.
        — Для тебя все будет бесплатно.
        — Зачем ты так со мной?  — Только и смог выдавить из себя я.
        Мы долго смотрели друг на друга. Никто не решался заговорить первым. Надо было действовать, иначе казалось, что молчание продлится вечность. Я взял ее за руку и направился к выходу из парка. Она не сопротивлялась. Так и шли мы в полном молчании до моего дома.
        Открыв дверь, я впустил ее первой, потом зашел сам. Сняв верхнюю одежду, Микаэлла пошла сразу в душ, словно хотела после этого сделать то, о чем говорила. А я лег на кровать лицом к стене. Снова как в тот день. Дверь в ванную комнату открылась, и я услышал приближающиеся шаги. Как и в прошлый раз, она легла сзади и обняла меня. Спиной я снова ощущал теплоту ее тела, на душе стало так спокойно и хорошо. Вот бы так было всю жизнь.
        — Я люблю тебя Микаэлла. Останься со мной.
        — И я люблю тебя Раин.

* * *

        Проснувшись, я приподнялся на локтях и огляделся. Комната была пуста. За окном уже светало. Микаэлла ушла. Вчера мы больше не произнесли ни слова, так и заснув, в объятиях друг друга. Душ не хотелось принимать, и я остановился на варианте с ванной. Лежа в теплой воде, я представлял наше будущее, даже если она не хочет переезжать, я буду с ней рядом здесь. Не буду больше игнорировать ее в университете, и пусть остальные думают что хотят. Пока мы будем вместе, мне плевать на все остальное. С этими мыслями я пошел на кухню и заварил себе чай. Проходя мимо стола, я заметил листок бумаги, на котором было что то написано.

        «Дорогой Раин. Ты всегда жил в моих мыслях. Стоило мне о тебе подумать, как у меня начинала кружиться голова. Как бы я хотела повстречать тебя раньше.
        Приехав в Японию три года назад, я собиралась поступать в университет. К сожалению средств, к существованию у меня не было, и оплачивать его я не могла. Сбежав от родителей, я была одна в этой стране, единственными не чужими людьми были, двоюродный брат моей матери с женой. Но долго с ними я жить не могла, так как у них была своя семья. И тогда я встретила его. Он казался обходительным, вежливым, ласковым. Он был моим первым парнем. Но позже я узнала, что он из криминального мира, и мне некуда было деваться, кроме как подчиняться ему. Я не могла сбежать, не могла сопротивляться. Тогда я и попала в тот лав-отель, из которого была видеозапись. Такое будущее он мне определил. Там я и зарабатывала на жизнь два года, не в силах, что-либо изменить.
        Попытавшись покончить с собой, я сделала только хуже. Ибо придя в себя, я узнала, что был сожжен дом моих дяди с тетей. И хоть он был застрахован, я поняла, что в следующий раз, если такое повторится, пострадают уже они сами. Он погиб год назад. Тогда я и смогла освободиться из этого кошмара. Так мы и встретились. Мое сердце снова начало биться, я всегда смотрела на тебя, не в силах оторвать свой взгляд. Ты был моим маяком, в океане грязи. Таким чистым и справедливым.
        Теперь узнав все это, чтобы ты стал делать со мной, захотел бы так же обнять? Ты хотел снова сбежать, но это не выход. Убегать все время невозможно. Прими действительность, и живи дальше. Я слишком грязная, и если испачкаю еще и тебя, то не смогу больше жить. Так как для меня в мире не останется света. Я заслужила то, что сейчас говорят обо мне люди. Жизнь — диктатор, она превращает нас в серость, пачкает, ранит. Я не смогу быть с кем-либо, но зная, что в мире есть ты, постараюсь идти дальше.
        Прощай мой дорогой Раин.»

* * *

        Больше я не видел Микаэллу. В университете она не появлялась. В деканате я узнал, что она забрала свои документы. Телефонный номер был заблокирован, из своей квартиры она выехала. И снова я почувствовал безысходность. Сидя на скамейке внутреннего двора университета, я смотрел в небо. Потому что не мог смотреть никуда больше. Не мог смотреть на людей, этих грязных тварей, которые послужили причиной нашего расставания. Только чистое, ясное и необъятное небо помогало почувствовать себя лучше.
        Микаэлла, ты так жестока. Мы оба жестоки. Мы полюбили, и этим причинили боль себе и друг другу. Хотел бы я переписать сценарий. В твоей жизни я хотел быть тем человеком, который спасет тебя, и увезет с собой подальше от этой грязи. Но я всего лишь неудачник, испортивший представление. Посмотри на меня. Должен ли я кричать или плакать? Такой слабак не достоин спасать, он может только барахтаться на поверхности воды, пытаясь выиграть несколько лишних мгновений, перед тем, как пойдет на дно.
        Учебный день закончился. Внутренний двор опустел, и я направился домой. Проходя мимо лекционных аудиторий, я увидел Чису, разговаривающую со своими подругами. Они меня даже не заметили…

* * *

        Прошел месяц. На носу были последние выходные весны. Традиционно на них, клуб путешествий устраивал званую вечеринку. На нее приглашались в основном первокурсники, а так же все желающие хорошо провести время. Организовывалось данное мероприятие для привлечения новых людей в наше сообщество. На вечеринке должны были присутствовать все члены клуба. И хотя я не появлялся на собраниях все это время, отвертеться от посещения было невозможно.
        В этом году клуб снимал большой дом в пригороде Токио на все выходные, в так называемой зоне отдыха. В просторной гостиной, за общим столом все и собрались. Народу было довольно много, помимо участников клуба, на вечеринку пришло двенадцать человек. Глава рассказывал о клубной жизни потенциальным новичкам, алкоголь лился рекой, все шутили и смеялись. В общем, была обычная студенческая вечеринка. Я общался с первокурсниками, отвечая на их вопросы о местах в которых нам довелось побывать, развлечениях которые там были доступны и многом другом. Довольно быстро меня стало это утомлять, и я переместился в свободный угол комнаты. Там меня и нашла Чиса.
        — Как тебе вечеринка Раин?  — Спросила она заплетающимся языком.
        — Довольно шумно, но я стараюсь развлекаться. Тебе бы стоило поменьше налегать на алкоголь сегодня, ты ведь не должна показывать заразительный пример первокурсникам.  — Стал читать лекцию я.
        — Сколько хочу, столько и пью. Ты мой папа что ли, чтобы мне запрещать что-то? Выпей со мной лучше.  — Предложила она, и протянула свой стакан.
        — У меня нет настроения сегодня.
        — Месяц уже прошел, пора начинать жить дальше.  — Произнесла она и, окинув меня не трезвым взглядом, пошла обратно к столу.
        — Официальная часть закончена Раин, если хочешь, можешь отправляться домой, вижу тебе не очень весело.  — Сказал Ватару, подойдя ко мне.
        — Да. У меня разболелась голова, я наверно пойду в одну из незанятых комнат и попробую поспать. Не хочу в таком состоянии добираться до Токио в одиночку.  — Признался я.
        — Поступай, как тебе удобно. Любая комната в твоем распоряжении.  — Предложил он.
        — Тогда я пошел. Хорошо повеселитесь тут и за меня тоже.
        Попрощавшись с Ватару, я быстро отыскал свободную комнату и завалился на кровать, заботливо расстеленную кем то заранее. Рано утром поймав такси, я отправился к себе.
        Приходить в парк, после занятий, вошло у меня в привычку. И даже после исчезновения Микаэллы, я не прекратил этого делать. Я стоял у перил и словно ждал, что вот-вот ко мне поднимется она, поздоровается и улыбнется своей печальной улыбкой. А возможно здесь я нашел островок спокойствия и относительной чистоты, где можно было собраться с мыслями или наоборот отдохнуть от умственного труда. Вчера звонил Ватару и хвастался, как прошла вечеринка, и сколько новых членов удалось приобрести нашему клубу. Никого из моих одногруппниц, состоящих в клубе, на лекциях не было. Но так как сегодня был понедельник, а закончили они в воскресенье вечером, это было вполне очевидно.
        Смотря на снующих туда-сюда людей, я услышал за спиной шаги. Обернувшись, я неожиданно оказался в объятиях. Глаза Чисы были красными, она постоянно всхлипывала. Я почувствовал, что ее всю трясет, и ответил на ее объятие своим. Тогда она немного успокоилась.
        — Если хочешь, что-то рассказать, я выслушаю.
        — Почему со мной? Нет никого, кому я могла бы рассказать это. Я знаю, что ты можешь поддержать, я искала тебя везде, потом вспомнила, что ты, возможно, можешь быть здесь. Я ведь видела тебя спускающимся отсюда, почти каждый день. Даже после того, как не стало ее. На этих выходных кое-что произошло,  — Чиса на миг замолчала, возможно, все еще решая, говорить мне об этом или нет.  — Я довольно много выпила и, дойдя до первой попавшейся комнаты, легла спать, просто отрубилась. А когда проснулась, что-то было не так, мне было немного больно. На простыне и моих трусиках была кровь и следы спермы. Раин, я ничего не помню.  — Со стеклянными глазами произнесла Чиса. Она была на грани истерики. Я молча подождал, пока она смогла выплакаться.
        — А ты уверенна, что это был не сон?
        — Нет, и для месячных еще рано. Я ведь была девственницей. Я ходила в поликлинику к гинекологу, он подтвердил.  — Она вновь стала плакать.
        — Почему ты рассказываешь это мне?
        — Я просто не знаю, кому я еще могу сказать. Родители выгонят меня из дома, если узнают. У меня ведь строгая семья, старых японских нравов. Отец даже пытался меня обручить в детстве, без моего согласия, с сыном его делового партнера. Мама тогда встала на мою сторону, и из этого ничего не вышло. Но ты ведь хорошо знаешь нашу культуру, и понимаешь, что им я не могу такое рассказать. А обратиться в полицию то же самое. Меня обесчестили. Как бы я хотела, чтоб последние дни оказались просто сном. Какая же сволочь так могла поступить?  — Она сделала паузу, как будто собираясь с мыслями.
        — Раин я не знаю почему, но мне стало немного спокойнее. Когда ты рядом, я чувствую, что смогу преодолеть это. И даже если ты, после того что узнал, не сможешь больше смотреть в мою сторону, мне слишком тяжело нести этот груз одной.
        — Позволь мне помочь. Я могу поддержать тебя. И не волнуйся, я буду рядом. Если тебе трудно пережить это одной, мы сможем сделать это вместе.  — Попытался успокоить я ее.
        — Я люблю тебя еще с первого курса, ты ведь знаешь уже это. Если бы кто-то постоянно не вставал между нами. Скажи, я противна тебе сейчас?
        — Нет. Ты по-прежнему прекрасна. Но сейчас тебе надо успокоиться, и пойти домой немного поспать. Если не сможешь заснуть сама, то надо принять снотворное. А утром позвони мне, и мы поговорим, или встретимся, если ты захочешь.
        Проводив ее домой, я отправился к себе. На следующее утро, получив сообщение с просьбой перезвонить, я набрал номер Чисы.
        — Привет, это Раин. Я получил твое письмо. Как ты?
        — Уже лучше, но мне очень одиноко сейчас, может, пропустим занятия и встретимся в парке?
        — Давай. Через час, буду ждать тебя у входа.
        Ждать мне не пришлось, ибо Чиса пришла раньше. Увидев меня, она улыбнулась. Поздоровавшись, мы легким шагом пошли вдоль центральной аллеи. Чиса все время молчала. Думая как разрядить обстановку, я решил начать с простого вопроса.  — Красивый парк, не правда ли?
        — Да. Я тут часто гуляла раньше с подругами. Почему ты пригласил меня именно сюда?  — Спросила она.
        — Здесь тихо и спокойно, сейчас все студенты на занятиях, и нам никто не помешает свободно гулять и говорить обо всем, о чем захочется. К тому же, так я могу любоваться твоим красивым личиком.  — Сделал я комплимент Чисе. Думаю сейчас, она чувствует себя менее привлекательной, и это должно немного ее раскрепостить.
        — Посмотри на эти хризантемы Раин, они такие красивые.  — Восхитилась Чиса.  — Вот бы нарвать букет и поставить дома в вазу.
        Понемногу Чиса стала раскрываться. Мы разговаривали о всяких мелочах жизни, и не касались ее трагедии. Увидев ларек с мороженным, она загорелась, как маленький ребенок. И потом выглядела очень довольной, с аппетитом уплетая холодное лакомство. После полутора часовой прогулки, мы присели на ближайшей скамейке передохнуть. Разговор снова перестал ладиться. Я думал, как нарушить это неловкое молчание, но Чиса сделала это первая.
        — Проснувшись сегодня утром, я почувствовала себя очень одиноко. И была счастлива, что ты мне позвонил. Я думала, ты не захочешь больше со мной общаться, думала, что твое вчерашнее твое поведение всего лишь сон. Но ты здесь, рядом со мной. И от этого на душе приятно и спокойно. Я еще сильней полюбила тебя, после этого случая, я молю бога, чтобы все последующие события были реальными. Раин я не хочу завтра просыпаться одна, и снова испытывать страх. Можно остаться сегодня у тебя?
        — Да, я буду рад твоему визиту.
        — Тогда в благодарность, я приготовлю ужин.  — Радостно сказала она.

* * *

        Мы никогда не узнаем, что позади нас. Всегда есть кто-то, кто за нами наблюдает. Прогуливает пары, чтобы увидеться с тобой. Смотрит, как ты переодеваешься для занятий спортом. Обедает с тобой. Просит посоветовать почитать интересную книгу. Кто-то, кто смотрит на твое лицо, чтобы увидеть, как ветер развивает твои волосы, являя миру его полный образ. Нечаянно задевает тебя плечом, чтобы хоть на миг прикоснуться к твоему телу, ощутить его тепло и мягкость.
        — Послушай Раин, я ведь уже не девственница.
        — Знаю.
        — Но ты все равно со мной. Спасибо тебе.
        После таких слов, у меня возникло чувство дежавю. Я смотрел на ее лицо, такое милое, немного смущенное, но от этого еще более притягательное. Чиса лежала на моей кровати и застенчиво стонала, когда раздевая ее, я целовал чувствительные места. Закончив на нижнем белье, я снова посмотрел ей в глаза, как будто хотел увидеть там что-то, что скрывалось за этой маской стеснительности. В голове сразу возникла картина из недавнего прошлого. Я стоял за углом, и слушал разговор Чисы с подругами. Правда, так как говорила только она, больше это было похоже на монолог.
        «-… по сравнению с «мисс смазливое личико», я намного симпатичнее, и Раин будет принадлежать только мне. Ненавижу эту суку, одна только мысль, о ее тупой морде бесит меня. Представляю, каково ей было чувствовать себя отбросом. Презираемой всеми потаскухой. Сначала, пару лет назад, пыталась увести у меня покойного брата. Я ведь с самого начала знала, кто она такая. Надо было сразу пустить эти слухи. Но Раина я ей не отдам. Хорошо, что смылась сама, и не придется снова просить бывших друзей братишки позаботиться о ней…»
        На миг мое лицо исказила гримаса ненависти, но глаза Чисы были закрыты, предвкушая следующий момент нашей близости, она ничего не заметила. Я взял свои эмоции под контроль, и тихо спросил.  — Я могу войти?
        — Да.  — Выдохнула Чиса. И наши тела слились воедино.
        Занимаясь с ней сексом, я чувствовал только животную страсть и гнев, так же, как и в первый раз, на вечеринке. Наверняка те фото, которые я сделал после, скоро попадут по адресу. Я живу ради мести. В этом мире не осталось чистых людей, прости Микаэлла…

        Глава вторая

        — Спасибо за ожидание, вот ваш заказ.
        — Что-то я нервничаю, одет так же, как и люди, на которых постоянно глазел с другой стороны прилавка, а теперь и сам решил примерить эту шкуру.
        — Ты действительно во время, у нас сейчас не хватает работников с гибким графиком.  — Сказала Мина, светловолосая девушка лет двадцати пяти. Она является моим менеджером.  — Сегодня должна была прийти еще одна новенькая, и я хотела обучить вас вместе, но что-то она запаздывает. Пока вычисти пепельницы, которые были принесены из зала.
        Ресторан быстрого обслуживания всегда славился сервисом. По этому главным качеством любого работника, как я понял, должна быть оперативность. Задумавшись над моим новым местом работы, я почувствовал довольно сильный толчок в спину, от которого ноги у меня подкосились и я выронил одну из пепельниц, которую держал в руках.
        — Простите,  — сказал я машинально и обернулся. Передо мною стояла высокая стройная девушка.  — Эм… меня зовут Раин, я только сегодня начал работать и еще немного теряюсь. Пожалуйста, позаботьтесь обо мне.  — Поклонился я ей. Так как она была одета в ту же форму, я решил, что она моя коллега, как и менеджер.
        Окинув меня довольно брезгливым взглядом и ничего не сказав в ответ, рыжеволосая красавица проследовала прямо к Мине, и спросила чем ей заняться. «Что за бред?»  — Подумал я.
        Надо же было встретить такую грубиянку, в первый рабочий день, наверно она и есть второй новичок. С таким отношением к людям, трудно ей будет работать.
        — Раин знакомься, ее зовут Хикари, она тоже первый день сегодня, и пока вы не освоитесь, я буду вашим наставником. Вы будете работать в одну смену, так что постарайтесь поладить.  — Произнесла Мина приветственную речь для нас.
        Далее пошел вводный инструктаж о том, где и что расположено, как делать гамбургеры и прохладительные напитки, как жарить картофель во фритюрнице и еще много разных мелочей, которые я даже не успевал записывать. Хикари же стояла и молча все слушала, не проронив не слова за всю лекцию.
        «Может она немая?»  — Задал я себе мысленно очередной вопрос на тему этой странной девушки.
        Так и прошел первый рабочий день, в суете и беготне по залу. Клиентов вечером было всегда много, поэтому скучать нам не приходилось. У меня получалось неплохо, А вот Хикари постоянно все роняла и делала не правильно. Это начинало раздражать. Дважды врезалась в меня, обожгла горячим соусом, еще и молчит все время, не здравствуйте, не извините. Надо поскорее разобраться с этой проблемой, ведь терпеть подобную компанию три раза в неделю будет невыносимо.
        Выходя на улицу из заведения, в котором я теперь работал, я раскрыл зонт и включил музыку на своем мп3 плеере. В наушниках заиграл такой уже знакомый и приятный голос Мизуки Наны. Теперь это мой спутник, наушники я перестал снимать даже в университете. Ведь какой смысл, общаться все равно не с кем. Один мусор. Даже когда в них не играет музыка, я их не снимаю. Они как щит, защищающий меня от большого мира и образовывающий свой собственный. Звуки мира или людских голосов, они помогают мне, отстранится от всего этого, и я чувствую себя спокойней. Интересно и как давно у меня появилась эта привычка?
        Летние каникулы только начались, первый семестр второго курса прошел успешно. И теперь не зная, чем себя занять в следующие три недели, я решил попробовать поработать в сфере быстрого обслуживания. Денег вроде на жизнь хватало, даже машину удалось купить в кредит, но вот что теперь с ней делать, я не знал. Клуб путешествий пока ни куда не собирался. Так и стояла она на стоянке у дома, ждала своего часа. Работа была в тридцати минутах езды на метро, совсем в другом районе Токио, поэтому встретить тут знакомых я не мог. Это и было мне нужно, какое-то занятие, пока жизнь не подкинет очередное препятствие.

* * *

        — Доброе утро.  — Поздоровался я с Хикари, в ответ как всегда молчание. Хоть и следовало этого ожидать, но до сих пор не могу равнодушно относиться к ее поведению.
        — О, ты и сегодня вовремя Раин. Заказ, пять гамбургеров и пять порций картофеля фри с пятью терияки.  — Не дала мне опомниться и должным образом поприветствовать ее Мина. Работа закипела.
        — Хикари пожалуйста сделай картофель, я приготовлю гамбургеры.  — Сказал я своей напарнице, но в ответ снова тишина. Плюнув на все, и сделав это сам, я направился с подносом за столик клиентов. Подходя обратно и, увидев пять готовых порций картофеля, я понял, что моя просьба все же дошла до нее. Но только было то уже поздно, и теперь этот картофель просто пропадет, засохнет и остынет, потеряв свои вкусовые качества.
        — Хикари, я уже все приготовил сам и отнес заказчикам. Что нам теперь делать с этими порциями?  — Мое высказывание снова было проигнорировано.  — Почему ты все время молчишь? На нашей работе очень важно уметь идти на контакт с людьми, и ладить друг с другом. Но ты даже не здороваешься со мной. Может я тебе что-то сделал, и ты теперь злишься на меня?
        Когда мой монолог подошел к концу, она начала заваливаться на бок, теряя сознание. Я подхватил Хикари на руки и понес в подсобное помещение. Уложив ее на диван, я позвал менеджера.
        — Ну и напугала же ты нас.  — Сказали мы в один голос с Миной. Когда, через десять минут она пришла в себя.
        — Полежи еще немного здесь, отдохни, а ты Раин присмотри за ней.  — Мина была как никогда серьезна и, окинув нас строгим взглядом, ушла снова в зал.
        — Мне очень жаль, я был слишком груб, когда говорил все это. Сорвался и свалил все на тебя. Мне следовало быть более чутким. Прошу у тебя прощения, если это нам не помешает, я был бы рад продолжать работать с тобой. Ну, думаю, мне стоит вернуться на рабочее место, а ты отдыхай.  — Выдал я тираду извинений. И уже собирался уходить, как почувствовал, что она взяла меня за рукав и что-то сказала.  — Прости, я тебя не понял.
        — Мне очень… очень стыдно… я хочу тоже извиниться.  — Таковы были первые слова Хикари, услышанные мной. Ее глаза налились слезами, а лицо сильно покраснело.
        После работы присев на лавочке я все же убедил ее поговорить со мной. Купил пару молочных коктейлей, и решил начать диалог первым.
        — Не правда ли странно покупать еду там, где работаешь? У меня такое впервые.
        — Прости…  — Только и услышал я в ответ.
        — Тебе не за что извиняться, это я виноват, мне стоит быть немного сдержаннее.
        — И за то, что обожгла и за то, что толкнула, тоже прости. В общем, я за все хотела извиниться.
        — Правда?
        — Да, давно хотела это сказать. Но просто новая работа и новые люди. Я очень нервничала. И у меня ничего не получалось. Я долго соображаю, что ответить в таких ситуациях и очень боюсь, что меня не так поймут. В общем, я просто трусиха. Раньше у меня не было друзей, еще в школе, да и сейчас в университете я не очень-то популярна, и в основном всегда одна. Мне трудно сходиться с людьми, так как я долго отвечаю, обдумывая кучу вариантов. И еще я очень стеснительная. Из-за всех этих качеств меня не понимают, а многие люди даже сторонятся. Вот я и упала в обморок. Я сюда устроилась именно для того, чтобы что-то изменить в себе, и постараться стать более раскрепощенной.
        — Думаю тебе не нужно так много стараться Хикари-Сан, ты и так многое делаешь для преодоления своих проблем. Просто нужно больше общаться с людьми и остальное придет само. Ведь сейчас у тебя это хорошо получается, когда мы разговариваем.
        — Да, спасибо тебе большое.  — Сказала Хикари. После разговора мы отправились по домам.

* * *

        — Я хотела поблагодарить тебя Раин. Всю неделю я старалась поступать, так как ты посоветовал. Это принесло свои плоды, и я завела несколько новых подруг в своей группе. Оказалось, они думали, что я просто не хочу ни с кем разговаривать, и игнорировали меня. Но теперь все по другому, спасибо тебе за помощь.
        Мы стояли в помещении кухни и чистили подносы. С момента нашего разговора прошла уже неделя, наши отношения стали налаживаться. Работа в команде стала приносить одно удовольствие.
        — Здорово. Я рад за тебя Хикари.
        — Да, я смогла перебороть себя, и теперь чувствую, что передо мной открыт весь мир. Все благодаря тебе.  — Она улыбнулась мне, сказав это.
        — Нет. Думаю это все благодаря твоим стараниям, я то ничего особого и не сделал. Теперь ты часто улыбаешься, тебе это очень идет.
        После того, как мы закончили с подносами, я пошел в зал прибрать оставшуюся на столах после клиентов посуду, а так же собрать пепельницы. Мой рабочий день подходил к концу, уже был вечер и за столиками почти никого не оставалось. Лишь в углу сидела компания из нескольких человек. Я не обратил на них внимания и продолжал делать свою работу. В наушниках как раз играла моя любимая песня, и мой маленький мир снова забрал всего меня без остатка, отделяя от серой повседневности.
        На третьем заходе я краем глаза заметил выходящую из уборной девушку. Это была Натсуно. Она меня тоже узнала, на секунду мы замерли, смотря друг другу в глаза. Я не выдержал первым и отвел взгляд, за тем, отвернувшись, пошел в противоположную сторону. Натсуно же направилась за столик, где сидела вся компания. Быстро собрав оставшуюся посуду, я удалился на кухню. После чего Мина попросила стать меня на время за кассу.
        — Одну диетическую колу. Вот так встреча!  — Узнав меня, изобразила удивление Нанами, наверняка Натсуно рассказала, что мы виделись.
        — Добрый вечер Нанами, сейчас сделаем.  — Ответил я будничным тоном.
        — Как поживаешь Раин? Никогда бы не подумала, что встречу тебя в таком заведении за прилавком.  — Продолжала настаивать на разговоре она.
        — Ты ведь разыгрываешь спектакль, я видел Натсуно пять минут назад, наверняка она и рассказала.
        — Хе-хе, ты как всегда сама проницательность! Заметила, как она стала нервничать и подбивать всех, быстрее покинуть это место, вот и решила проверить. Для меня действительно наша встреча стала большой неожиданностью.
        — Вот твоя кола, что-нибудь еще желаешь?  — Настойчиво намекал я на свое нежелание продолжать диалог.
        — Ох, много чего, и в некоторых моих желания ты непременно должен участвовать. Может, как-нибудь встретимся внерабочее время?
        — Видишь, вот обнищал в конец я, теперь подрабатываю постоянно, совсем нет времени на гуляния. Бедный студент так сказать.  — Придумал новый предлог я, хотя прозвучал он скорее как дешевая отмазка.
        — Ну а после работы, во сколько ты сегодня заканчиваешь, заведение ведь закрывается в одиннадцать часов?
        — После закрытия я еще остаюсь помогать с уборкой зала, и утилизацией пищевых отходов. Потом же еду домой отдыхать, так что не получится.
        — Как жаль, тогда может завтра?  — Продолжала гнуть свою линию Нанами.
        — Раин ты срочно нужен на кухне.  — Услышал я позади себя голос моей спасительницы Хикари.
        — Оу, вижу, тебе и тут не скучно приходится,  — Окинув взглядом мою напарницу, сказала Нанами.  — Ну, тогда не буду задерживать.
        Повернувшись и, виляя бедрами, она зашагала в сторону своего столика.
        — Спасибо большое, ты меня выручила.  — Только и мог я поблагодарить Хикари.
        — Не за что Раин, я подумала, что она тебе надоедает, а тебе это не нравится.
        — Ты очень внимательна, мне повезло, с таким партнером.  — Улыбнувшись, попытался приободриться я.
        Остаток рабочего дня прошел без происшествий. Выйдя из заведения, я включил музыку и направился к метро. И по пути столкнулся с Натсуно лицом к лицу. Задумавшись, я не заметил ее сразу, и поэтому чуть не сбил. Она стояла одна и явно меня ждала в нескольких десятках метров от нашего ресторанчика.
        — Если честно, я уже отчаялась дождаться тебя.  — Произнесла Натсуно.
        — В ночное время девушкам опасно ходить в одиночку. Где твоя компания?  — Старался держать себя в руках я.
        — Они пошли в караоке.
        — А ты почему не с ними?
        — Нет желания, да и хотела встретиться с тобой. В последние девять месяцев мы совсем не разговаривали. В университете ты избегаешь меня. Я тоже считала, что так будет лучше для нас. Хотя в последнее время ты избегаешь всех, как я заметила. Пройдемся, я провожу тебя до дома?
        — Я тоже так считал. Думаю и сам справлюсь, но не оставлять же тебя ночью одну. Можно и прогуляться вместе к метро.  — Сделал я вид, что не уловил ее намека.
        Действительно, прошел уже почти год как мы не общались. Я был немного растерян, и старался не смотреть ей в глаза. И все же я сейчас иду рядом со своей бывшей девушкой. Воспоминания прошлой осени снова проснулись во мне. Но в груди уже не болело, так как там нечему уже было болеть. И чувства сожаления не было. Но оставлять ее одну тоже было не правильно. Или я просто придумывал для себя глупые оправдания, хотя результат этой прогулки уже был очевиден.  — Знаешь, лучше в бар, появилось желание напиться.
        — Слышала ты вроде до сих пор один, это правда?  — Спросила она заплетающимся языком через несколько часов. Из бара мы вышли далеко за полночь и конечно транспорт уже не работал, а такси в этой части города поймать неимоверно тяжело. В заведении мы больше молчали или разговаривали на темы, не затрагивающие наше прошлое.
        — Да.
        — Хех, могу дать тебе один совет, как твоя бывшая девушка.  — Сказала Натсуно, опустив глаза. Правда, какой совет она мне хотела дать я так и не узнал. Ее лицо изменилось, следы опьянения слетели в один момент, и на нем застыла, казалось бы, вся печаль нашего мира. Тут я почувствовал, что надо высказаться и, взяв ее за плечи, все же решился в первый раз за весь вечер заглянуть туда, куда смотрел раньше каждый день.
        — Послушай Натсуно, мы просто встретились в неудачное время, и все зашло дальше, чем предполагали оба. Ты не должна во всем винить только себя, я понимаю, что и тебе тяжело пришлось. Хватит уже терзать себя!  — Сказав это, я почувствовал некоторое облегчение, словно камень с души сбросил. Но произнес эти слова я скорее для себя, до сих пор пытаясь убедиться в правильности своего прошлогоднего поступка, по отношению к ней. На ее глазах появились слезы, и она обняла меня.
        Наша ночь закончилась у меня дома.
        — Послушай Раин, а ты не хочешь вернуть все, что между нами было?  — Спросила Натсуно утром, одеваясь.
        — За эти девять месяцев, я сильно изменился. Того человека уже больше нет.  — Сказал я и так понятную нам обоим истину.
        — И того взгляда тоже… Теперь я вижу в них только безразличие к миру. Прости, если я как-то повлияла на твое отношение ко всему.  — Меланхолично извинялась она.
        — Разве ты все еще не влюблена в того мужчину?
        — Я рассталась с ним в тот же день, когда мы с тобой разговаривали в последний раз, и больше ни разу так и не встречалась.  — Оправдательно произнесла Натсуно.
        — Мне очень жаль, хотя тебе виднее было. Ну чтож, до встречи.  — Сказал я уходящей девушке в след, и попытался изобразить улыбку.
        После ее ухода, я собрал все постельное белье, и вынес на крышу вместе с металлическим ведром, и баллончиком бензина, которым заправлял зажигалку. Белье в ведре горело красивым, ярким пламенем. Стоя на крыше, я наблюдал за рассветом нового дня и догорающей в ведре тканью, которая укутывала меня и Натсуно этой ночью. Ощущение пустоты так никуда и не делось, хотя и стало немного меньше.

* * *

        — Вот твоя зарплата Раин, если захочешь поработать еще, будем тебе рады.  — Сказала Мина мне на прощанье.
        Каникулы заканчивались, и подходила к концу моя летняя подработка. Приятно было получить новый опыт, да и коллектив, в котором я работал, мне очень нравился. Но продолжать работу во время второго семестра я не намеривался.
        — Хорошо, тогда будем держать связь. Я был рад работать с вами Мина.  — Поблагодарив за все персонал заведения, мы с Хикари вместе направились к метро.
        — Раин, а ты точно не хочешь продолжить работу?  — Спросила она меня по пути.  — Сейчас в стране кризис и найти работу не так уж просто, тем более студенту.
        — У меня уже есть постоянный заработок.  — Ответил я.
        — Правда, зачем же ты тогда устраивался сюда?  — Недоумевала Хикари.
        — Не знаю даже… Просто, хотел себя чем-то занять во время каникул.
        — Вот как, а я даже и не знала, что ты работаешь, где то еще. Наверно сложно совмещать постоянную работу с учебой?
        — Нет, работаю я только в свободное время, а его у меня много.  — Признался я.
        — А как же друзья, девушка и тому подобные вещи?
        — Сейчас я один.
        — Никогда бы не подумала, что такой парень как ты, не имеет друзей, ведь даже у меня получилось завести нескольких.  — Стала рассуждать Хикари.
        — Это долгая история, я не хотел бы говорить об этом. Если хочешь, можно обменяться телефонами, созваниваться иногда было бы не плохо.  — Предложил я.
        — Буду рада, я тоже хотела этого, только стеснялась спросить. Признаться честно, мне будет немного одиноко работать без тебя.  — Ответила она.
        — Ты ведь тоже еще учишься, уверенна, что будешь все успевать, когда начнутся занятия?
        — Да. По правде, они у меня и не заканчивались, во время каникул я ходила на дополнительные курсы по английскому языку. Там я и смогла найти себе новых подруг. Я живу и учусь в этом районе, поэтому, совмещать несколько занятий для меня не сложно.
        — Ты очень сильная девушка, раз все успеваешь, продолжай и дальше стараться. Всего наилучшего, еще увидимся.  — Попрощался я с Хикари уже у станции и поехал к себе домой.
        На следующее утро меня разбудил телефонный звонок.
        — Алло, Раин?
        — Да, это я.
        — Это Ватару, мы сегодня собираемся с клубом на весь день ехать на пляж, а машину, признаться честно, достать не смогли. Не выручишь по доброте душевной, за одно и отдохнем вместе. Последний день каникул как ни как.
        — Ох… ну что поделать, выручу конечно. Когда встречаемся?
        — Подъезжай через час к университету. Нас будет четверо, кроме меня поедут еще Харухи, и Рин с Макото.
        Видеть Рин не хотелось конечно, помня о нашей с ребятами соре. Больше с ними я так и не разговаривал в университете. Но что поделать, ответ-то я уже дал.  — Хорошо, там и встретимся,  — только и смог сказать я.
        До пляжа мы добрались без происшествий, благо желающих в последний день каникул понежиться на солнце, и поваляться на песке было не много. Трассы были свободны, поэтому езда без пробок приносила только удовольствие. В машине Рин и Макото болтали в основном между собой, иногда включая в беседу Ватару. Харухи большую часть времени дремала, а я как всегда слушал музыку в наушниках, и лишь иногда отвечал короткими фразами на задаваемые вопросы.
        После приезда, искупавшись, ребята решили пойти перекусить в одно из местных кафе, а я устроился под зонтиком на подстилке, и заснул, так как выспаться по очевидным причинам, мне так и не удалось.
        В моем сне, одинокий волк бродил по голому заснеженному лесу, смотря на это как бы со стороны, у меня складывалось ощущение, что он что-то ищет. Но только что можно искать в холодном и пустом лесу зимой? Может пищу? Но тут никого ведь нет. Он все бродил и бродил, временами возвращаясь назад, что бы выбрать другую тропу, но они все были одинаковыми. И в конце каждой ждало одно и то же. Открыв глаза, я посмотрел на небо, солнце было еще высоко. Судя по нему, я проспал не больше получаса. Лежа на спине, я развел руки в стороны, чтобы потянуться и прийти в себя. В процессе я уткнулся, во что-то мягкое. Это «что-то» произнесло «ой» и зашевелилось. Посмотрев в сторону, я увидел сидевшую рядом Рин.
        — Раин, аккуратнее, пожалуйста.  — Произнесла она с покрасневшим от смущения лицом.
        — Прости Рин, я это случайно, еще не проснулся.  — Удивленно произнес я.  — А ты почему здесь одна, где остальные?
        — Они играют в волейбол, а я почувствовала себя плохо и решила отдохнуть немного в тени под зонтом. Наверно тепловой удар получила.  — Как всегда она была самой серьезностью.
        — Ясно, может тебе чего принести из кафе, попить или мороженного?  — У меня сработал рефлекс заботливого друга.
        — Нет, ничего не нужно, спасибо.  — Смущенно произнесла Рин.  — Знаешь, а давно мы с тобой не общались наедине, хоть и ходим в один университет.
        — Да.  — Все что я смог ответить.
        Она выглядит такой спокойной. Готов поспорить, что Рин до сих пор злится на меня из-за того что я ей и остальным ребятам наговорил. Но ведет она себя как будто ничего и не случилось.
        — По-моему тебе сейчас очень неловко Раин, что-то не так?  — Удивленно спросила она.
        — Даже и не знаю как сказать, я думал ты не будешь со мной разговаривать, после того происшествия в университетском кафе.
        — Ах вот оно что. Ты думал я зла на тебя и избегал меня все это время только по этому?  — Рассмеялась Рин.  — Это конечно было грубо с твоей стороны, но я не сержусь, думаю, ты в чем-то был прав. А вот Юске с Наоки до сих пор волнуются по этому поводу, хоть и не показывают вида. Нужно будет встретиться всем вместе, они хотят помириться, но как сделать это не знают.
        — Да уж, не смотря на возраст, мы все еще дети.  — Выдал я свое заключение.  — Завтра начинаются занятия, думаю, нам удастся поговорить. Рассчитываю на твою помощь Рин. Я рад, что нам удалось найти общий язык.
        — И я рада Раин. Ну что, пойдем, покажем наши спортивные навыки, мне уже стало лучше.  — Бодро произнесла она, и мы вместе направились к площадке для игры в волейбол.

* * *

        — Это чистая правда! Мияхара всегда думала, что я клевый парень.  — Пробормотал Юске уже пьяным голосом. Вся старая компания собралась у меня дома. На мое приглашение Юске и Наоки откликнулись с энтузиазмом. Еще к нам присоединились Рин и Натсуно. С последней мы сделали вид, что не встречались еще совсем недавно.  — Что с тобой Раин, ты какой то молчаливый?
        — Просто слушаю тебя, ты все такой же разговорчивый, ничего не изменилось.  — Ответил я.
        — А вот ты изменился Раин, совсем угрюмым стал,  — сделал мне замечание Наоки.  — Да еще и в этих наушниках постоянно, ты вообще с нами?
        — Это просто привычка, не обращай внимания, музыку я выключил.  — Оправдывался я.  — Да и вообще что хочу то и делаю, они мне не мешают вас слышать.
        — Эх… давно мы не болтали вот так все вместе. Я тут как у друга у тебя хотел спросить, ты ведь один сейчас, как справляешься с теми самыми желаниями тела то?  — В шутку произнес Юске.
        — Никак не справляюсь. И это не твое дело.  — Я увидел, как покраснела Натсуно, услышав мои слова.
        Этого не могла не заметить и Рин, сидевшая рядом с ней.  — Вот это реакция, Натсуно вы снова вместе?
        Все, включая меня, обратили своивзгляды на нее.  — Нет, у меня просто давление наверно поднялось, что за пошлости ты себе вообразила Рин?!  — Выкрутилась она.
        — Мы не виновны!  — Сказал я, что бы разрядить обстановку, скрестив руки перед грудью.
        — Как у тебя все запущенно Раин, Микаэлла исчезла, рядом такая девушка, совсем одна, а ты тут воздержанием занимаешься.  — Продолжал издеваться Юске.
        — Хах, а что на счет тебя то, поведай нам о своих постельных забавах с Мияхарой.  — Саркастично возмутился я.
        — Ну, мы только начали встречаться, так что пока еще не доходило до этого.  — Теперь настала очередь Юске оправдываться.
        От этой увлекательной болтовни меня отвлек телефонный звонок, на дисплее высветилось имя Хикари.
        — Алло, уже соскучилась?  — Настроение было хорошим, так что я решил немного пошутить.
        — … Это Раин?  — Она всегда терялась, если разговор начинался не стандартно.
        — Да это я Хикари, привет.  — Решил больше не волновать ее я.
        — Привет. Как твои дела?
        — Все хорошо, отдыхаю после учебного дня. А ты чем занимаешься?
        — Я на работу иду, вот решила тебе позвонить. У меня появилась идея на счет выходных. Конечно, если ты не занят, и если ты не портив. Ты, то есть мы… могли бы сходить вместе в парк аттракционов. У меня появились билеты… и я хотела бы сходить с тобой…
        — Буду рад составить компанию.  — Твердо ответил я. Да уж, с общением проблемы у нее еще есть.
        — П… правда, ты точно уверен? Я тебя не побеспокою? Если у тебя уже есть планы, то…
        — Все в порядке, на выходные я ничего не планировал, не беспокойся об этом. В какой именно день ты хочешь пойти туда?
        — В воскресенье, у меня нет смены на работе. Хорошо?
        — Да, тогда до воскресенья.
        — Угу, еще раз спасибо. Хорошего вечера Раин. Всего доброго.
        — И тебе доброго.
        Ребята конечно были рядом и все слышали, неловкое молчание прервал Юске.  — Так вот оно что, ну ка рассказывай, какую милашку ты подцепил на этот раз Раин?
        — Она просто моя коллега по работе, я же говорил, что работал на каникулах в ресторане быстрого обслуживания.  — Ответил я.
        — Пару недель поработал, а тебя уже на свидание приглашают, держишь марку, наш человек.  — Взялся он снова за свое, кивая головой и скрестив руки на груди с видом бывалого эксперта.
        — У нее появились лишние билеты в парк аттракционов, и у нее мало друзей, я просто составлю ей компанию. Это не свидание!
        — А что тогда?  — В один голос спросили Рин и Юске.
        — Не знаю… свидание?  — Пришел и я к такому же выводу.
        — А что же еще? Ну и какие планы у тебя на нее?  — Не отставал Наоки.
        — Нет никаких планов, пусть все идет своим чередом. Надоело мне уже строить планы, они все равно никогда не сбываются.  — Грустно заметил я, косясь на Натсуно.
        Наша встреча закончилась глубокой ночью, ребята на такси разъехались по домам. На следующий день, в университете я как обычно обедал на любимой скамейке во дворе. Погода была прекрасная. Хоть лето и подходило к концу, но этого не чувствовалось. Было довольно жарко, солнце светило во всю, и конечно большинство студентов во дворе, старались укрыться в тени росших там деревьев. Кто-то просто сидел на земле, кто-то на лавочках. Обедать в душном университетском кафе в такой день никто не хотел. Ко мне подсела Натсуно.
        — Не против, если я составлю тебе компанию Раин, все места уже заняты?
        — Нет, садись конечно. Приятного аппетита.
        — Даже тут наушники не снимаешь. Так совсем слух себе испортишь!  — Сделала мне она замечание.
        — Да все в порядке, так мне комфортнее. Ты решила заделаться моей мамочкой?
        Мой телефон зазвонил снова, прерывая шутливый вопрос.  — Алло.
        — Раин это Хикари, прости что звоню в учебное время, я бы хотела узнать, какая одежда тебе нравится? Я со вчерашнего вечера думаю, что мне надеть и уже совсем голову потеряла.
        — Привет Хикари. Какая одежда мне нравится? Ну, я в ней не очень-то разбираюсь. Раз это парк развлечений, одень что-нибудь удобное. Мы ведь будем много ходить, так что главное комфорт.
        — Ага, понятно, ты прав. Так и поступлю. Ну все, пока, а то у меня следующая лекция начинается.
        Эта девушка может стать большой проблемой. Хотя с другой стороны из нее можно воспитать именно ту, что будет подходить только мне. Блин, да что за мысли такие!
        — Снова твоя новая девушка звонила?  — Поинтересовалась Натсуно.
        — Ага, думает что надеть в воскресенье.  — Пробурчал я.
        — А ты не плохо с ней сблизился, раз она уже такие вопросы тебе задает.
        — Да у нее просто были проблемы в общении с людьми, я немного помог, дал пару советов. Ну и на работе она тренировалась на мне. Так что со стороны может и кажется так, но на самом деле, такие отношения у нас с первого дня. И ни каких скрытых смыслов ее вопросы не содержат.
        — Это тебе так кажется Раин. Она на тебя запала, а ты как всегда просто плывешь по течению.
        Конечно, я понимал слова Натсуно. Ведь у нас с ней было так же. Да и знал я то, что нравлюсь Хикари как парень, а не друг. Но держать все в себе и прикидываться дурачком, мне больше нравилось.
        — Ревнуешь?
        — А что если да?  — Как всегда, она была прямолинейна в таких вопросах.
        — Мне приятно. Ты все такая же собственница Натсуно. Но я уже не принадлежу тебе.
        — Я знаю. Но ничего с собой поделать не могу. Когда мы сможем встретиться снова?
        — Еще не думал над этим. Возможно завтра или никогда.
        — Это ты так издеваешься надо мной, мстишь?
        — Мне не за что тебе мстить. Просто в последнее время, я живу только одним днем. В моем мире есть место только для меня, и я не могу знать, когда мне захочется выйти снова в реальность.
        — Я буду ждать.  — Сказав это, Натсуно встала и пошла к входу в здание университета, так и не доев свой обед.
        В воскресенье около полудня я ждал Хикари у входа в парк. С виду это было довольно большое место с множеством аттракционов, разных кафе и закусочных. Так как сегодня выходной, людей было довольно много.
        Хикари пришла с опозданием на пятнадцать минут. И на ней была не та одежда, которую я себе представлял. Короткое черное обтягивающее платье, слегка прикрывающее бедра и босоножки. Точно соблазнять меня собралась, не о каком комфорте и речи быть не могло.
        — Привет Раин. Извини, что опоздала. Долго собиралась.  — Произнесла она.
        — Привет Хикари. Отлично выглядишь. Тебе в этом точно удобно будет, день же только начинается?
        — Ну, я так и не придумала, что мне одеть. А эту одежду посоветовала моя подруга с курсов, я звонила ей вчера, мы вместе прошлись по магазинам.
        — Не стоило ради такого случая покупать себе что-то новое. Мне кажется, ты в любом наряде выглядела бы мило.  — Приободрил я Хикари.  — Ну да ладно, давай осмотримся немного и придумаем план действий. С чего бы ты хотела начать?
        — Я не с кем, кроме семьи здесь не была, поэтому уже составила примерный маршрут тех мест, куда я хотела бы сходить с тобой.
        И она достала небольшую записную книжку из сумки. Взглянув на список аттракционов, я немного испугался, так как туда были включены почти все имеющиеся в парке.
        — Я так счастлива, что пришла сегодня с тобой сюда, давай начнем вот с этого.  — Загорелась она.
        Мне же показалось, что я совершил неправильный поступок, согласившись на это свидание. Все же она точно испытывает ко мне совсем не дружеские чувства, а я просто пользуюсь этим. Хотя, уже не в первой, поживем и увидим, к чему это все приведет.
        После пяти поездок на разного рода скоростных аттракционах с резкими подъемами и спусками, Хикари почувствовала себя плохо.
        — Давай немного отдохнем, и покатаемся позже на остальных. Как на счет чего-нибудь более приземистого?  — Предложил я, дабы ей совсем не стало худо.  — Может, зайдем в тир?
        Стрелял я довольно не плохо и смог выиграть несколько призов для нее. Все же вылазки на природу с отцом с целью поохотиться, даром не прошли.
        — Ты любишь стрелять Раин?  — Поинтересовалась она.  — У тебя очень хорошо получается.
        — Тут главное правильно прицелиться и сместить центр тяжести. Зная погрешность прицела, после первого выстрела, можно без труда поразить оставшиеся мишени. Конечно, взять главный приз из-за этого не грозит, но зато с гарантией можно выиграть второй.  — Похвастался я.
        — Может, теперь присядем где-нибудь и перекусим? Я взяла с собой еду.  — Предложила Хикари.
        Хоть и довольно старомодно на свидание брать еду собственного приготовления, но меня это устраивало, так как я всегда предпочитал домашнюю кухню любой другой.
        — Было бы чудесно, я уже проголодался.
        Мы присели за свободный столик в стороне от основной улицы парка, и она достала довольно большую коробку для обедов, причем с двойным дном.
        — Сама приготовила?  — Спросил я, глядя на все это великолепие.
        — Да, я встала сегодня по раньше, что бы все успеть.  — Ответила Хикари, немного смущаясь.
        — Вау, ты очень хорошо готовишь, мне нравится эта твоя черта.  — Сделал я ей комплимент и заметил, как засветилось от счастья ее лицо.
        Она так смотрела на меня, в ее взгляде читались все эмоции, которые испытывала их владелица в данный момент. Неужели и я так смотрел на Натсуно? Вот значит, каково это наслаждаться таким взглядом. Как на него можно не ответить, это будто гипноз, чувства твоего оппонента зачаровывают тебя. И я не устоял и нырнул в них, уже зная, что испачкаю. Но поделать с собой ничего не мог. Хотя бороться все же пытался.
        Заканчивалось наше свидание колесом обозрения, мы сидели рядом, и моя ладонь непроизвольно легла на ее. Я почувствовал, как Хикари вздрогнула, но предпринимать ничего не стала.
        — Тебе страшно? Ты вся дрожишь.  — Заметил я.
        — Нет, я не боюсь, я счастлива, мне кажется, что сейчас самый волнующий момент в моей жизни.  — Честно ответила она.
        — Тогда, как в сказке, сейчас ты должна будешь проснуться.  — Произнеся это, я обнял ее за плечи и поцеловал. И снова подсознание прокричало мне «Ты поступаешь подло и не правильно. Ты причинишь ей только боль. Не сейчас конечно, потом, в конце».
        — Так хорошо!  — Произнесла она, по-прежнему находясь в моих объятиях.
        В таком положении мы снова оказались внизу и, выйдя из кабинки, направились к выходу из парка. Хикари держала меня под руку все время. Словно боясь, что если отпустит, я куда-то пропаду.
        — Чудесный день выдался, не правда ли?
        — Да, мне очень понравилось сегодня гулять с тобой Раин.
        — Ты ведь живешь не далеко, может проводить тебя?  — Предложил я. Она утвердительно кивнула, и незаметно мы оказались возле ее дома.
        — Здесь я снимаю квартиру. Может, зайдешь ненадолго? Я тебя чем-нибудь угощу.  — Робко спросила Хикари.
        Ну вот и красная черта. Надо ли мне ее пересекать? Честно говоря, сам не уверен. Как я здесь оказался и чем думал? Да ни чем не думал, точнее совсем не тем местом, которым бы следовало. Но если сейчас остановиться, Хикари может очень сильно расстроиться, она натура впечатлительная, и дружба после этого будет не возможна. Но с другой стороны, она не та девушка, с которой я бы хотел прожить всю жизнь, а Хикари уверен уже напридумывала планов лет на пятьдесят вперед.
        — Я знаю, как закончится сегодняшний день, если мы продолжим,  — не выдержал напряжения я.  — Послушай Хикари, ты прекрасная девушка, но такой как я причинит тебе только несчастье. Давай остановимся, пока еще не поздно? Спасибо за прекрасный день. Давай обязательно как-нибудь повторим. Но спешить я бы не хотел.
        Поцеловав ее в щеку и освободившись от объятия, я пошел в сторону метро. В ушах заиграла музыка. Я знал, что она пытается сказать что-то мне в след, но уже не мог услышать ничего. Да и не хотел, потому что ее слова могли поколебать мою решимость. Маленький мир снова поглотил меня, в голове все заполнила очередная песня. Но на краю сознания, еще осталась предательская мысль о том, что нужно вернуться. Бороться с ней было довольно тяжело и, подходя к станции, я набрал номер Натсуно.

* * *

        После лав-отеля я возвращался домой. Из головы по-прежнему не выходила Хикари. Хотя я принял душ еще в номере, хотелось вымыться еще раз. Но сначала я поднялся на крышу своего дома и по обычаю запалил свой костер в ведре. На фоне заката это зрелище мне нравилось еще больше. Постельное белье, заботливо украденное мной из отеля, горело красивым ровным пламенем. Из состояния транса меня вывел телефонный звонок.
        — Алло, Раин, это снова Хикари. Слава богу, ты взял трубку. Это уже пятый раз, когда тебе набираю. Я уже было решила, что ты больше не захочешь со мной разговаривать.  — Она как всегда старалась высказать все и сразу.
        — Успокойся, пожалуйста, Хикари и расскажи, что у тебя стряслось?  — Конечно, я бы предпочел не видеть ее больше. Но судя по тревоге в голосе, оставлять это так нельзя.
        — У меня беда дома. Когда мы расстались, я зашла домой и включила воду, что бы принять ванну. Но все думала о том, чем так тебя разозлила и забыла про нее. Опомнилась уже, когда вода была повсюду, я залила соседей и половину своей комнаты,  — сбиваясь, рассказывала она. Вот же непоседа, хотя с нее станется!  — Соседи вызвали управляющего, и мне придется оплачивать материальный ущерб и покинуть свою квартиру. Раин что мне делать? Теперь мне негде жить. К родителям я вернуться не могу, они сейчас работают за границей, а их дом не в Токио.
        — Главное успокойся. Я сейчас возьму машину и приеду к тебе, собери пока вещи. Что-нибудь вместе придумаем.
        «Мы даже не стали близки еще, а я уже причиняю ей неприятности…»
        — Правда? Хорошо, тогда я все соберу и буду ждать тебя.  — Обрадовалась она.
        — Буду у тебя через полчаса.  — Сказал я и нажал на сброс. Ну почему я не могу жить спокойно!?

* * *

        — Раин, а ты уверен, что я тебя не побеспокою? Мне так стыдно за себя.
        — Я же сказал уже, это на время, пока ты не найдешь новую квартиру. Или тебе хочется жить на улице?  — Спокойно повторял я уже третий раз, пока мы заносили ее вещи ко мне.
        Никаких других вариантов больше не придумали. Снимать отель, даже и не дорогой, было бы расточительством в положении Хикари. Она должна была заплатить материальный ущерб, плюс на съем новой квартиры нужны были деньги. Так что, на какое-то время, придется нам ютиться вдвоем у меня. Благо вещей у нее было не слишком много. Я освободил место в стенном шкафу, а так же, под постоянными протестами с ее стороны, убрал все свои вещи из комода в сумку, которую положил под кровать. Все же девушкам требуется больше пространства, чем парням.
        — В тесноте да не в обиде!  — Торжественно провозгласил я окончание переезда.  — Располагайся, я сделаю чай. Время-то уже позднее, готовить что-то более существенное смысла, думаю, нет.
        — Да уж! После такого длинного дня у меня весь аппетит пропал.  — Грустно заметила Хикари.
        — Кстати об усталости, сходи и прими ванну, я уже все подготовил.
        — Но может ты первый Раин, ведь я тут на правах гостя?  — Возразила она.
        — Ничего страшного. Я пока чай сделаю. Приму после тебя, не волнуйся об этом.  — Произнося эти слова, я улыбнулся первый раз за весь вечер.
        Конечно, я сказал ей оставаться здесь, особо даже не задумываясь. Все же в ее положении, есть часть и моей вины. Значит нужно отвечать за все. Но разве это нормально… Конечно выселять ее, пока она не найдет квартиру я не собираюсь. Но долго так продолжаться не может. Думаю, ее родители будут не в восторге от того, что их дочь живет с парнем. Хикари двадцать два года, и она уже несколько лет живет сама, по ее рассказам. Должно быть, родители ей доверяют, но одно дело жить самой, а вот так совсем другое. Меня ведь они не знают совсем. Да еще она не равнодушна ко мне. А что я? Не могу разобраться в себе.
        После того как Хикари приняла ванну, настала моя очередь. Я выбрал быстрый вариант с душем. Накопившаяся за долгий день усталость, давала о себе знать. Хотелось поскорее со всем разобраться и лечь спать. А утром на свежую голову обдумать все еще раз.
        — Спокойной ночи Хикари.  — Я вынес запасной футон из шкафа и расстелил себе на полу, рядом с кроватью.
        — Раин, я не могу так поступить, ты теперь все время, что ли на полу спать будешь?
        — Все в порядке. Это я не могу так поступить с гостьей. Не беспокойся об этом.
        — Н… но мы могли бы спать и вместе. С тобой я не против.  — Смущенно произнесла она.
        — Подумай о том, как бы на это посмотрели твои родители Хикари. Давай пока оставим все как есть. Тебе завтра рано вставать, или уже забыла, что теперь до твоего университета дорога не близкая? Так что давай спать, я тоже устал сегодня.
        — Думаю, они были бы не против того, что я живу и сплю с человеком, которого люблю.  — Тихо произнесла она. Я сделал вид, что не расслышал последних слов.

* * *

        — Здорово, теперь ты живешь вместе с красоткой. Можно ночами напролет заниматься этим.  — Не переставал восхищаться Юске таким положением вещей. Мы компанией, как всегда обедали во дворе университета.
        — Да. Спасибо, только все совсем не так, как в твоих фантазиях. Она просто поживет у меня, пока не найдет новую квартиру. В том, что она потеряла старое место жительства, есть частично и моя вина.  — Что именно произошло, уточнять я не стал.
        — Вот значит, почему ты выглядишь таким уставшим. Всю ночь утешал бедняжку.  — Теперь в бой вступил Наоки.
        — Да что вы заладили! Вчера выдался чертовски длинный и тяжелый день. И спим мы не вместе, я сплю на футоне!
        — Кобель ты Раин-Сан!  — Подвела итог Рин. И все мы громко рассмеялись, этому очевидному заявлению.
        После университета мы зашли немного развлечься в караоке. Я не был против, так как домой, сегодня особо не тянуло. Выйдя в уборную, я увидел, что там меня поджидает Натсуно, ну разговора с ней было не миновать.
        — Что-то ты не спешишь домой? Случилось чего?  — Язвительно спросила она.
        — Мы не часто собираемся после университета вместе, поэтому пренебрегать возможностью отдохнуть в компании друзей, на мой взгляд — глупо.  — Не растерялся я.
        — Я же знаю тебя очень хорошо. Не строй недотрогу. И что собираешься делать с текущей ситуацией, она ведь нравится тебе?  — Продолжала Натсуно гнуть свою линию.
        — Нет, мне не по душе как сложились обстоятельства. Но я уже говорил, что сам виноват, так что теперь мне и расхлебывать.
        — Ты как всегда, слишком ответственный. Подсознательно ты ведь уже все решил для себя. Сдашься ведь рано или поздно. А как же наши отношения?
        — Никаких отношений нет. Не утрируй, пожалуйста. То, что между нами сейчас происходит, по обоюдному согласию. Никто никого не заставляет, или я не прав?
        — И когда ты успел превратиться в бездушную сволочь!  — Она отвернулась, что бы протереть уже увлажнившиеся глаза. Актриса.
        — Раз мы можем причинять только боль друг другу, думаю нам лучше больше не встречаться наедине.  — Сказал я и направился обратно к остальной компании. Краем уха я услышал тихую фразу «Я не этого хотела». Конечно, я понимал, чего хотела Натсуно, но взаимностью ответить не мог. Она такая же как все: серая и грязная. Принять в душе я мог только одну девушку.
        После вечеринки в караоке, все разъехались по домам. Я направился к себе, размышляя над сложившейся ситуацией. Дома уже ждала Хикари.
        — Ой, Раин добрый вечер. Что-то не так?  — Спросила она, заметив выражение отстраненности у меня на лице.
        — Первый раз за долгое время, прихожу домой, а там кто-то ждет меня. Просто непривычно.  — Оправдался я.
        — Ванна готова, а еще ужин на плите. С чего начнешь?  — Как заправская жена, отрапортовала Хикари.
        — Думаю сначала в ванну. И когда ты все успела, еще и прибралась тут.  — Хотя у меня всегда было чисто но, похоже, ее это не смутило.
        — Сегодня с работы отпустили по раньше, так что успевать особо было и нечего. Все же я чувствую себя обязанной тебе. Позволь мне хоть как-то отплатить.
        — Ты ничем мне не обязана. Это ведь была моя идея. Так что сильно не напрягайся.  — Ответил я. Непривычно, когда кто-то за тобой ухаживает. Тем более если ты так долго живешь один.
        — Мне совсем не сложно. Иди, мойся, а я накрою на стол.  — Скомандовала она.
        Ужин был отменным, в несколько блюд, да еще и с десертом из свежего тортика, купленного Хикари.
        — Тебе не стоило тратиться, ведь с деньгами и так напряженка.  — Заметил я.
        — Ну не настолько же, что я не могу позволить себе доставить нам маленькую радость. Тем более я связалась с родителями, они вышлют мне деньги на следующей неделе. С моей зарплатой этого должно будет хватить на съем новой квартиры. Думаю, к концу месяца я смогу переехать.  — Радостно сообщила Хикари.
        — Это действительно хорошая новость. А что на счет того, где ты живешь сейчас? Родители не против этого?  — Я не мог не уточнить этот вопрос. Если у нее еще и в семье начнутся проблемы из-за меня, будет совсем не хорошо.
        — Нет, я объяснила им ситуацию, они отнеслись с пониманием к моему выбору. Правда, теперь они хотят с тобой познакомиться, когда снова появятся в Токио.  — Хикари снова начала смущаться и покраснела.  — Я сказала им, что ты мой жених. Иначе они были бы против. Не волнуйся, я говорила про тебя много хорошего, что ты мне помогаешь всегда, что ты добрый и отзывчивый и еще всякое…
        — Хех, я действительно такой? Ладно, пусть думают, что я твой парень, если тебе это поможет с ними не ссориться.  — Ответил я. Все равно выбора у меня не было, ведь сказанного не воротишь. Однако быстро она взяла инициативу в свои руки.

* * *

        Прошла уже неделя нашего совместного проживания. Хикари взвалила все хлопоты по дому на себя. И хотя я этому не был рад, но по ее заявлениям ей было только в радость. После университета я шел домой с мыслью о том, что бы заняться биржевыми делами, пока моя соседка трудится в ресторане. Ведь когда мы дома вместе, работать у меня не получается. Ведь все время приходится уделять ей.
        Заходя в квартиру, я услышал, как меня кто-то окликнул. В нескольких метрах от меня стояла Чиса. Заметив мое оцепенение, она им воспользовалась, что бы зайти вперед меня в уже открытую дверь. Не зная, что сказать, я проследовал за ней. В голове возникал только один вопрос — как? Ведь после моей провокации, родители перевели ее в женский колледж, в другом городе и жила она теперь у родственников.
        — Вижу, я тебя удивила,  — снимая легкую ветровку, произнесла она.  — Ну и как поживаешь Раин?
        Я молчал.
        — Не предложишь девушке чая? На улице зябко сегодня. Нет? Ну, тогда я сама сделаю.
        После этих слов она ушла на кухню. Я молча снял с себя верхнюю одежду и присел на пол за столик. Как будто язык проглотил. На ее звонки я не отвечал, даже не прослушивал голосовую почту, да и номер потом сменил. Но как она оказалась здесь? Наверняка Чиса под домашним арестом сейчас, дом-колледж-дом. По крайней мере, так рассказывала Рин. И что теперь прикажете с ней делать? Слава богу, что Хикари еще на работе. За этими размышлениями меня Чиса и застала, вернувшись с двумя чашками зеленого чая.
        — Спасибо Чиса, но что ты тут делаешь?  — Смог выдавить я первые слова из себя.
        — Я сбежала, хотела увидеть своего любимого. А он, оказывается, живет с другой девушкой теперь. Быстро забыл меня…  — Глядя в чашку с чаем, медленно произнесла она.
        — Все не так, как может показаться на первый взгляд. Так сложились обстоятельства.  — Сделав пару внушительных глотков, ответил я. Но она казалось, меня не слышала.
        — Я нашла его. Сначала думала, что мне это не нужно. Думала, покорить не сумею. Уже почти сдалась. Но все же смогла приблизиться. Узнала где мое место. Оно здесь,  — и она дотронулась своей ладонью до моей груди.  — С тех пор я живу в пустом мире. И снова я нашла его. И мир обрел краски. Мне больше не нужно замыкаться в себе.
        Мне показалось, что сейчас все происходит во сне. Ее слова зачаровывали меня. Картинка стала размытой. Постепенно тело переставало слушаться приказов мозга. И, в конце концов, я рухнул на стол, лицом вниз. Как пьяный после большого количества спиртного, выпитого за веселым застольем. Сквозь туман я почувствовал слабую боль от удара об жесткую поверхность. Слова Чисы по-прежнему отражались во всем теле дрожью. Я мог только слушать. Тем временем она что-то поднесла к моему уху.
        — За три месяца я много раз пыталась связаться с тобой. Но ты не отвечал. Наверно сменил номер. А голосовая почта не удаляется с серверов полгода. Я и сама этого не знала. Я беспокоилась, что ты не узнаешь. Знакомые помогли. У тебя наверно не было времени, но теперь я смогу до тебя достучаться.
        В телефоне раздался женский голос. Несомненно, он принадлежал Чисе. «Раин — Кун привет. Это Чиса, сейчас я живу у родственников. Отец как-то узнал про вечеринку. Они хотят перевести меня в другой университет. Позвони мне, как услышишь это сообщение».
        «Раин это Чиса. Все документы уже подали. Меня точно переведут. Ты так и не перезвонил. Я скучаю».
        «Раин это Чиса. Здесь настоящая тюрьма, меня не выпускают одну из дома. Перезвони, мне так одиноко. Парень не должен заставлять девушку волноваться».
        «Раин это Чиса, прошло уже две недели, а ты все не отвечаешь. Где ты? Ответь, пожалуйста».
        «Это Чиса. Я начинаю нервничать Раин. С тобой ведь все хорошо? Ответь».
        «Раин, что все это значит? Сколько мне еще ждать звонка от тебя? Уже прошел месяц с нашей последней встречи. Я не знаю, что мне делать. Хочу услышать твой голос».
        «Алло, Раин это Чиса. Ты ведь не мог удалить случайно мой номер. Ведь я тебе говорила телефон родственников. На всякий случай повторю, хотя он же у тебя высветиться должен. Что-то я совсем расклеилась. Прости и перезвони пожалуйста, как услышишь это сообщение».
        «Хватит уже молчать! Я же волнуюсь! Вдруг с тобой что-то случилось! Перезвони мне!».
        «Раин ты ведь там да? Ты ведь все слышишь? Это Чиса. Возьми трубку, пожалуйста, или перезвони мне. Давай просто поговорим».
        «Почему ты не берешь трубку? Почему не отвечаешь на звонки? Почему? Почему молчишь? Почему?».
        «Раин свяжись со мной. Я не сержусь. Я буду ждать, пока ты не позвонишь. Я очень хочу услышать твой голос».
        «Пожалуйста, спаси меня. Приезжай ко мне. Я просто хочу увидеть твое лицо, услышать твой голос. Пожалуйста».
        «Раин ты ведь не бросишь меня. Я буду ждать, пока ты не ответишь. Я буду ждать… Я верю тебе».
        «Умоляю ответь. Хотя бы одно коротенькое словечко. Прошу… Прошу, не оставляй меня. Не бросай меня! Я буду ждать. До последнего буду ждать».
        «Почему? Почему все так? Ты ведь обещал. Я верила тебе».
        Последние фразы было сложно разобрать, голос Чисы дрожал, чувствовалось, что она плакала, когда в очередной раз звонила мне.
        «Неужели я тебе не подхожу? Раин, ты ненавидишь меня? Если ненавидишь, то так и скажи. Скажи это мне, не молчи, умоляю, ответь мне! Умоляю, пожалуйста, ответь хоть что-нибудь».
        «Прости. Прости за всю эту ерунду. Ты злишься на меня? Злишься ведь, да? Поэтому и не отвечаешь? Я веду себя странно, да? Просто скажи как есть, что я тебя достала уже. Умоляю. Прости меня. Прости».
        «Я почти не сплю. Когда думаю о тебе, сердце так и стучит. У меня никогда такого не было. Что мне делать… я не представляю. Я хочу увидеть тебя. Хочу увидеть…».
        «Помоги Раин. Спаси меня. Они хотят играть свадьбу. Я исчезну из твоего сердца. Я не хочу исчезнуть…»  — Дальше шло двух минутное рыдание и сообщения прекратились.
        — Ты так и не ответил.  — Произнесла Чиса, поле этого представления.
        На моем лице появилась слабая ухмылка. Я был доволен. Я добился своего. Она узнала, как это больно, терять любимого человека. И пусть сейчас я в таком положении, что не могу пошевелить даже рукой. Мне удалось добиться того, чего хотел. Пора принимать расплату.
        — Я исчезла из твоего сердца, это так больно,  — продолжала она говорить завораживающим голосом, не отрывая взгляда от содержимого своей чашки.  — Так нельзя делать Раин. Ты ведь мой. Я так страдаю без тебя. А ты тут преспокойно поживаешь с другой девушкой. Не хочу исчезать из твоего сердца. Думала, что сбежав смогу быть с тобой. Но вероятно уже поздно. Мне придется принять свою судьбу, и покориться воле отца. Но я не хочу расставаться с тобой. Как мне навсегда остаться рядом?
        Последние слова застали меня врасплох. Чиса стянула с меня футболку. По пояс раздетый, я так и продолжал лежать на столе лицом вниз. Я услышал, как она куда-то пошла и, вернувшись через пару десятков секунд, присела сзади меня. Дальше все было как во сне.
        — Ответь мне Раин. Как нам остаться рядом навсегда?
        Я ощущал, как она водила своей рукой по моей спине. Вот же беда. Чиса сейчас явно на взводе. Думаю, даже если я и мог что-то сказать, делу это бы не помогло. Она как будто пребывала в трансе все это время, может даже под каким-то наркотиком. Хотя такое не возможно, Чиса всегда относилась к этим вещам серьезно.
        — Раин, ты больше не забудешь меня!
        Дальше была только боль. Пусть мое тело и не могло в полной мере все воспринимать. Я почувствовал, как что-то острое впилось между лопатками. Нож! Так вот что она задумала. Довольно банальная, хоть и жестокая месть. Чувства страха не было. Только печаль. Ведь она свихнулась по моей вине. Я лишь хотел, что бы она знала, как страдает человек, когда исчезает любовь. Но не ожидал такого сильного эффекта. Да уж, ну и сволочь ты Раин! Наверно такую смерть ты и заслуживаешь. Только бы Хикари не вернулась пораньше.
        Тем временем, Чиса водила ножом по моей спине, не погружая его слишком сильно. Боль становилась просто невыносимой, и я несказанно обрадовался тому, что не могу ощущать ее полностью.
        — Вот так уже лучше. Теперь моя очередь.  — Услышал я последние слова Чисы, перед тем, как потерять сознание. Неужели она и с собой задумала покончить. Это уже будет перебор! Она ведь еще так молода, у нее вся жизнь впереди.
        «Остановись, пожалуйста!»  — Попытался сказать я, но слова так и застряли в моем горле.

* * *

        — Меня зовут Сакурай Чиса. Я очень рада, что буду учиться вместе со всеми вами.
        Ее знакомство с группой, полтора года назад, было донельзя банальным. Невысокая хрупкая девушка с темными длинными волосами, она казалась очень робкой. Классическая одежда смотрелась на ней немного глупо. Как будто на младшеклассницу надели юбку до колен и пиджак под белую блузку и отправили в университет. Одногруппники ждали продолжения приветствия, но больше она так ничего и не сказала.
        В университете с Чисой никто особо и не разговаривал сначала. Она казалась интровертом, возведшим вокруг себя неприступную стену. Только потом я узнал, что ее состояние было связанно с потерей брата. Всякий раз глядя на нее, мне становилось, немного жаль эту девушку. Но никаких попыток заговорить я не предпринимал.
        Однажды я сидел на любимой скамейке и как всегда обедал. Услышав свое имя, я оглянулся и увидел Рин, идущую под руку с Чисой. Поприветствовав их, я пригласил присоединиться ко мне. Мы много разговаривали. Оказалось она довольно веселая и общительная девушка. Это был первый раз, когда Чиса начала с кем-то так разговаривать в университете. Тогда я еще не знал, что понравился ей.
        — … стоит что-то разбить и целым оно уже никогда не будет.  — Произнесла Чиса в конце своего доклада, по какому-то романтическому произведению двадцатого века.
        Через полгода отношения с одногруппниками у нее наладились. Чиса вступила в клуб путешествий, они часто общались с Рин в университете. Да и другие подруги у нее появились. Но меня все равно не покидало ощущение, что на ее лице всегда маска отчужденности. Возможно, что-то в ней сломалось еще два года назад, перед поступлением в университет.
        Чиса часто смотрела на нас с Микаэллой или другими ребятами, когда мы все вместе обедали. Но почти никогда не присоединялась. Чаще всего если я или Рин были одни, она решалась заговорить первой. Наедине со мной она вела себя предельно корректно, немного неловко, но от этого только казалась милее. Разговоры на обычные темы о погоде, учебе, любимых занятиях заканчивались таким же обычным прощанием. Если она тогда что-то чувствовала ко мне, то очень умело скрывала это, пряча все глубоко внутри.
        Но жизнь сурова, и сразу распознать лицемерие невозможно. Все люди грязны и порочны, в той или иной степени.

* * *

        Когда я пришел в себя, первой мыслью было «Черт, ну почему я все еще жив?» Белый потолок. Это точно не моя квартира. Шевелиться я мог, поэтому посмотрел по сторонам, и увидел больничную палату. Все, что случилось, все воспоминания, разом нахлынули на меня. Во рту сразу появился привкус желчи. Захотелось снова погрузиться в забытье. Почему все так обернулось? Наверно я тоже был не прав, но могла ли Чиса говорить искренне или эта была ее прихоть? Точно, Чиса! Что с ней-то было после того как я потерял сознание? На кушетке рядом я увидел спящую Хикари. Думаю, будить ее не стоит. Шторы на окне были задернуты, и я не мог понять день сейчас или ночь. Да и вообще, сколько я здесь нахожусь. Вдруг я услышал приглушенные голоса и сразу в палату вошли двое людей, в белых халатах.
        — Уже очнулись Раин — Сан. Я ваш лечащий врач, доктор Курокава — Представился мужчина лет сорока пяти. Вторым вошедшим человеком была медсестра.
        — Да. Что со мной произошло?  — Спросил я. Слова давались с трудом.
        — На вас было совершенно покушение. Вы потеряли много крови, поэтому пришлось делать переливание. Сейчас состояние стабилизировалось, раны были не глубокими, процесс выздоровления будет не долгим. Но еще на неделю вам придется остаться здесь.
        — А что с Хикари?  — Поинтересовался я. Неужели и она как-то пострадала.
        — Вы про спящую девушку? С ней все в порядке, это она вызвала скорую. И не уходит отсюда уже второй день. Так что вы обязаны ей жизнью, можно так сказать. Сейчас отдыхайте, пожалуйста, и набирайтесь сил. Если что-то понадобится, нажмите кнопку рядом с вашей левой рукой.
        — Это Сакасима — Сан, она будет за вами присматривать сегодня.  — Представил он медсестру.
        После сказанного мои посетители удалились по своим делам. Я же лежал и размышлял, что сталось с Чисой. На ум приходили самые страшные догадки. Но почему-то жалость к ней пропала. Чиса еще раз показала свою настоящую сущность. Если даже такая с виду кроткая девушка способна на ужасные поступки, что думать об остальных? Любовь приносит много счастья в нашу жизнь, но если задуматься какими путями она достается, что приходится переживать, что бы ее сохранить. Разве результат стоит затрачиваемых усилий? Да и с дружбой тоже самое…
        — Раин — Сан. Очнулся. Т… ты ведь жив да? Я уже не сплю? Это правда, что ты жив?
        Громкий голос Хикари склонившейся надо мной, вырвал меня из пучины раздумий. Она плакала, а ее слезы капали прямо мне на лицо.
        — Все в порядке Хикари, я жив. Не волнуйся так и прекрати реветь.  — Постарался ответить я, как можно четче. Но ей это не помогло.
        — Я… когда я пришла, я увидела тебя всего в крови, и еще девушка рядом, ее нездоровый смех. Я думала ты умер, места не находила себе. До сих пор, стоит мне закрыть глаза, как передо мной появляется эта картина.
        — Девушка? Чиса. Что с Чисой, она жива?  — Спросил я.
        — Ее увезла полиция, сейчас она в лечебнице под особым присмотром. Кто она такая, что она хотела тебе сделать?
        — Вот значит как… Это моя бывшая девушка, если можно так ее называть. Тебе тоже не стоит быть рядом со мной. Видишь, что случается, когда кто-то привязывается ко мне.  — То ли в шутку то ли в серьез сказал я. Может, если напугать Хикари, она прекратит свои попытки.
        — Я… я не такая. Раин не говори всяких глупостей, пожалуйста. Пока ты не поправишься, я буду рядом! Возражения не принимаются.  — Твердо заявила она.
        — А сколько сейчас времени-то? Тут нет часов.  — Поинтересовался я, что бы перевести тему.
        — Уже вечер, восьмой час.  — Посмотрев на наручные часы, ответила мне Хикари.
        — Так поздно. Послушай, мне нужно будет позвонить в университет, да и сменная одежда нужна. Раз ты решила помогать мне, не могла бы ты съездить домой и взять все это, а завтра завезти.  — Решил я озадачить ее. Так она сможет поспать дома, по крайней мере. Ведь туда и обратно сегодня она уже не успеет.
        — Но Раин ты уверен? Я бы не хотела оставлять тебя одного. Тебе ведь может что-то понадобиться ночью.  — Стала возражать Хикари.
        — За мной присмотрит Сакасима — Сан, медсестра, Курокава — Сенсей представил ее, когда заходил ко мне. И ты не должна пропускать свои занятия и работу из-за меня. Сенсей сказал, что мое состояние улучшается, и опасности нет. Так что я был бы очень рад, если ты будешь навещать меня в свободное время, но это не должно влиять на твою повседневную жизнь.  — Выдал я нравоучительную тираду.
        — Если тебе будет так спокойнее, тогда я это сделаю.  — Нехотя согласилась она.  — Но когда я привезу тебе телефон, если что-то случится или твое состояние ухудшится, сразу звони мне Раин, или я тебя никогда не прощу! И вообще звони почаще, в любое время, чтобы я не волновалась.
        — Хорошо, а сейчас я бы хотел немного поспать, усталость все еще чувствуется. Поэтому жду тебя завтра утром, а сегодня отдохни и выспись хорошенько.  — Постарался выпроводить ее поскорее я. Все же ей еще добираться до дома.
        — Да и захвати мой плеер и большое спасибо тебе, я очень ценю твою помощь и заботу Хикари.
        Сказал я ей в след. Она лишь улыбнулась и снова посмотрела на меня глазами, полными чувств. Как же они завораживают, с этим практически невозможно бороться.
        Через полчаса после ухода Хикари, пришла Сакасима — Сан, что бы сменить мои повязки, и обработать раны какой-то мазью, способствующей более быстрому заживлению. Когда она сняла бинты, я попытался встать и подойти к зеркалу, висевшему у стены смежной с окном. И хоть медсестра сильно протестовала, я настоял на своем. Повернувшись к зеркалу спиной я, через плечо заглянул в него. На спине под отеками и синяками, четко вырисовывалась надпись «Сакурай Чиса».

* * *

        — Плохо…  — Нахмурив брови, сказал Юске.
        — Да закончился ведь только первый ининг, соперник ведет всего одно очко.  — Не согласился с другом Наоки.
        — Главное, чтоб наш питчер не начал нервничать, все же отбили его коронный крученный.  — Подвела итог Рин.
        Прошла уже неделя, с тех пор, как меня выписали из больницы. Чтоб отдохнуть и немного развеется, мы всей компанией отправились на бейсбол, поболеть за нашу университетскую команду. Талантами она, конечно, не блистала, но как говорил Юске — большой любитель этой игры с мячом, в осеннем товарищеском турнире у нее были все шансы победить.
        Выздоровление прошло успешно, и лишь шрамы на спине напоминали о недавнем происшествии. В университете все было не столь гладко, я пропустил много важных занятий и теперь старался нагнать сокурсников. Слухи о том, что случилось, расползлись по учебному заведению сразу. И откуда они берутся только? Злые языки не переведутся в нашем мире. Так что теперь из безразличного ко всему студента иностранца, я превратился в коварного бабника, пытающегося затащить в постель каждую юбку. Мне, конечно, наплевать было на то, что обо мне думают все эти серые люди. Но когда начинают перешептываться, только увидев тебя, это немного раздражает. Как всегда спасала только музыка.
        — Привет Раин, как ты, чем думаешь сейчас заняться?  — Спросила Рин, подойдя ко мне после занятий.
        — Все в порядке, спасибо. Пойду домой учить, я много пропустил.  — Нехотя признался я.
        — Послушай, вчера Юске рассказывал о нашей бейсбольной команде, вроде они выиграли несколько встреч и пробились в финал осеннего турнира. Он приглашал всех, не хочешь пойти поболеть вместе с нами? Я понимаю, ты наверно не в настроении, но хотя бы сможешь немного отвлечься, на тебя немало свалилось за последние дни.  — Заметив мою отчужденность тогда, предложила Рин.
        — Думаю, ты права… Смена обстановки может пойти на пользу.
        Так я и попал вместе с Рин, Юске, Наоки и Натсуно в воскресный день на стадион. Погода стояла хорошая, хотя приближение зимы уже чувствовалось, и к вечеру все облачались в куртки и свитера, днем еще можно было появляться на улице в легкой одежде. Уже шел конец девятого ининга, а счет по-прежнему был один ноль.
        — Черт… два аута. Еще один, и все кончено.  — Еще сильнее расстроился Юске.
        — Кто же мог подумать, что хоумран вначале так повлияет на всю игру. У нас бегущие на второй и третьей базе, еще не все кончено, нужно только отбить.  — Высказался я.
        — Выложитесь по полной, верим в вас!  — Кричали в один голос все мы.
        — Ух ты, Рин я и не думал, что ты можешь так кричать.  — Удивился Юске.
        — Мы по моему для этого сегодня здесь.  — Подмигнула ему Рин в ответ.
        Последнюю подачу отбил наш четвертый номер. Даааавай!! Ну же, еще чуть-чуть!  — Снова взревели все, смотря, как мяч летит на правый край. Еще немного и будет хоумран. Но в каких-то дюймах от победы, крайний команды соперника, чудом его поймал.
        — Ладно, не расстраивайся ты так Юске. В бейсболе, как в жизни: кто-то теряет, а кто-то приобретает.  — Попытался подбодрить я его по дороге к метро.
        — Ты прав Раин, этот горький опыт поможет им в будущем. Они стараются, тренируются каждый день. Опыт никогда не бывает лишним. Но все же столько усилий и все впустую, теперь аж до весны…  — Согласился со мной Юске.
        — Впустую говоришь?  — Только и мог повторить я его слова.
        В голове начал зарождаться новый план.

* * *

        — Тааадааам.  — Торжественно произнесла Хикари, пропуская меня в свое новое жилье.
        Сразу было видно, что это квартира девушки. Маленькая комнатка в шести этажном многоквартирном доме была обставлена с уютом и заботой. Очень светлая, с большим окном, с которого открывается вид на городской парк. То небольшое пространство, которое ей было отведено, Хикари использовала с толком. Уместив в комнате на шесть татами сразу и холодильник, и шкафчик вдоль стены, и кровать напротив. Посередине стоял маленький столик. Она даже не забыла про шторы на окно.
        — Здорово у тебя тут все получилось. В тебе пропадает талант дизайнера интерьеров! Но не трудно было самой? Меня ты не пускала до последнего момента сюда.  — Заметил с грустью в голосе я.
        — Раин, ты меня смущаешь, я очень рада, что тебе понравилось. Ведь часть этой заслуги принадлежит и тебе. Хоть мебель перевозили грузчики, но с вещами и ты мне помогал. Да и жила я у тебя целый месяц.
        — Да уж, признаться честно, теперь будет немного одиноко, без твоей заботы о доме. К хорошему быстро привыкаешь.
        — Если хочешь, я могу иногда к тебе наведываться, что бы прибраться или приготовить еду. Я все еще чувствую себя обязанной тебе. Тем более ты только недавно поправился. Не плохо ли будет бросать тебя вот так сейчас?  — Снова начала волноваться она.
        — Сколько раз мне повторять? Все со мной нормально, да и справлялся же я как-то сам до знакомства с тобой. Ничего страшного не случится. Я сейчас буду очень занят работой, и подготовкой к сессии. Так что уединение мне не помешает.  — Сказав это, я изобразил как можно более натуральную улыбку.
        — Тогда ладно,  — успокоилась она.  — Ну не стой на пороге, проходи, сейчас сделаю нам чай.
        Я сидел за столиком и смотрел на чашку, в которую была налита светло-зеленая жидкость, и всеми своими силами пытался унять дрожь в руках. Чувство дежавю меня не отпускало. На ум лезли предательские мысли о том, что может быть туда подмешано, хотя я и знал, что Хикари так никогда не поступит. Но про Чису ведь можно было сказать то же самое. Я понимал, что тот случай оставил след не только на моем теле, но и в душе.
        Все люди, даже знакомые, казались потенциальными предателями. Хотя ведь это не далеко от правды. Все способны на ужасные поступки. И я и Хикари не исключение.
        Я так не могу больше! Быть здесь, наедине с девушкой, и думать сразу о том, чем могут обернуться наши отношения в конце, хотя они по большому счету еще и не начинались. А главное, каким способом на этот раз жизнь мне причинит боль. Дома я старался не пересекаться лишний раз с моей сожительницей. Даже спал плохо. Все же место, с которым связанно так много плохих воспоминаний, казалось теперь мне чужим.
        — Что-то не так Раин, ты молчишь с того времени как я принесла чай?  — Поинтересовалась Хикари.
        — Послушай, может это прозвучит грубо и тебе покажется, что я лезу не в свое дело, но можно тебя спросить кое о чем?  — Вдруг сказал я.
        — Да, конечно.
        — Ты всегда была такой как сейчас?
        Без лишних слов, как будто бы поняв, что у меня на душе, она встала и открыла один из ящиков шкафа. Достав оттуда фотоальбом, Хикари немного полистав его, выбрала нужную страницу и передала его мне.
        — Вот тут, в центре я в средней школе.  — Указала она на нужную фотографию.
        На ней были несколько человек в спортивной одежде. Видно было, что фото делалось на спортивном фестивале, которые так любят проводить в японских школах. Изображенная в центре девушка широко улыбалась, руки ее были на плечах товарищей по бокам. У нее были короткие волосы, а лицо так и излучало энергию. В этой девушке не было ничего общего с сегодняшней Хикари.
        — В средней школе я дружила со всеми и была очень веселым и общительным ребенком. Как и всем в то время, мне нравился один мальчик. Мы вместе ходили из школы, вместе развлекались и обедали. Все три года душа в душу. А когда настало время выпускных экзаменов, я ему призналась, но он сказал, что всегда считал меня за друга. Оказывается, я совсем не женственна была и не достаточно красива для него. Да еще и рассказал про мое признание всем друзьям. Потом многие дразнили меня до самого выпуска, мне было стыдно и неловко ходить в школу. Я, конечно, понимаю, что мы все были тогда еще детьми, и это в порядке вещей для четырнадцатилетних подростков, смеяться друг над другом. Но после этого у меня развился комплекс. В старшей школе я, не хотела повторения и, уже боялась с кем-то заводить дружбу. Поэтому выбрала заведение, которое достаточно сильно удалено от моего района. Стала внимательно относиться к любым фразам, которые говорила вслух. И день за днем, месяц за месяцем это вросло в мою натуру. Так я и стала тем человеком, которого ты знаешь Раин. Глупо переносить детские комплексы в характер, когда все
наоборот стараются от них избавиться. Но я не смогла сама с этим справиться, как видишь.  — Закончила свой рассказ Хикари.
        — Понимаю тебя,  — беря кружку трясущимися руками начал говорить я.  — Мы знаем, что возможен любой исход, но пережив что-то, верим только в плохой конец. И чем дольше себя убеждаем в нем, тем реальней он нам кажется.
        Она обняла мои дрожащие ладони своими. Наши глаза встретились и мы поняли, что нужны друг другу. В уголке сознания мелькала мысль, предупреждая — СТОЙ! Ничего хорошего, из взаимного зализывания ран не выйдет. Не нужно ввязываться в это.
        Но я проигнорировал эти предупреждения, потому что мне хотелось утешения любой ценой. Я больше ни о чем не думал, сконцентрировавшись только на удовольствии, которое испытывал от нашей близости.
        Мы лежали на кровати, тяжело дыша, она смотрела в потолок, я в окно. После того как удовольствие ушло, вернулась ненависть к себе. Мне казалось, что я осквернил нечто драгоценное.
        — Извини Хикари, я не знаю, что на меня нашло.
        — Не волнуйся об этом Раин, мне было хорошо. Я сама этого хотела.
        — Это был твой первый раз ведь. Извини, что он получился не самым романтичным и незабываемым.
        — Первый раз, с человеком, которого любишь, об этом можно только мечтать.  — Произнесла она томно.
        Как же мне хотелось, что бы все произошедшее оказалось сном. Когда на тебя смотрят глазами полными любви. Такому лучше не случаться, если не можешь ответить взаимностью, ведь итог очевиден. Было бы здорово, если бы все это осталось только во сне.

* * *

        — Все ясно. Звучит не весело конечно, но с этим ничего не поделаешь. Постарайся на работе, если чем-то могу помочь, только скажи.
        После всего случившегося прошло уже несколько дней. Наши с Хикари контакты свелись к телефонным разговорам. Я не хотел встречаться лично, так как боялся, что все может повториться, когда я увижу ее взгляд, зачаровывающий и наполненный любовью. Наверно любой парень, вникнув в мою ситуацию, будет думать, что я полный идиот. Я и сам так думаю.
        — Хорошо, тогда спокойной ночи.
        В моем доме еще оставались следы пребывания Хикари. Быть одному в квартире, в которой провел почти месяц с девушкой, очень одиноко. А еще страшно. Когда она была здесь, я почему-то чувствовал себя в безопасности. Хотя после случая с Чисой, я почти не разговаривал с Хикари дома, больше молчал, делая свои повседневные дела, либо просто ложился спать. Но сейчас чувства тревоги и одиночества вцепились в мою душу мертвой хваткой и не желали отпускать. Вот, что бывает, когда привыкаешь к кому-то. Я скучаю по ней. Нет, не так. Я нуждаюсь в ней, потому что чувство одиночества настолько сильно, что хочется умереть. Как наркоман хочет новую дозу, так и я, ощутив каково это, быть с кем-то, кто тебя по-настоящему любит вместе, хочу еще.
        На следующий день в университете, перед парой ко мне подошел Юске с интересным предложением.
        — Скоро праздник. Раин, так как ты снова живешь один. У меня появилась идея, почему бы нам всем не отметить Хэллоуин у тебя? Сделаем пару тыкв, купим выпивки и закусок, во что-нибудь поиграем.
        — Конечно не против, но думаешь, кто-то еще захочет? Наверняка у всех уже планы. Трудно будет собрать всю компанию.  — Возразил я.
        — Я уже говорил со всеми, не сможет только Наоки, его не будет в городе, остальные уже согласились. Зови и свою девушку, чем больше народу, тем веселее.
        Ну конечно, я обо все узнаю последним. Это в его стиле, сначала делать, а потом уже думать. И когда Хикари успела стать моей девушкой? Хм… хотя наверно это уже поняли все, кроме меня.
        — Хорошо, я согласен. Уверен будет весело.  — Согласился с его доводами я.

* * *

        — Ну что же, давайте хорошенько отпразднуем сегодня! Все подняли бокалы? Тогда Кампай!  — Произнесла торжественную речь Рин.
        — Кампай.  — В один голос прокричали все остальные.
        У меня в квартире собрались все друзья, Хикари тоже пришла. Я был счастлив, хоть на какое-то время избавиться от чувства одиночества, которое стало подавляющим в последнее время. На столе была пицца, закуски, разное спиртное. Впереди ожидали компанейские игры, много шуток и веселья. На сегодняшний вечер можно забыть про все проблемы, и окунуться в праздник.
        — Глава дома, скажите какой-нибудь тост для своих гостей.  — Поднес ложку, изображавшую микрофон, к моему рту Юске.
        — Спасибо, что пришли сегодня ко мне. Я очень рад вас всех видеть.  — Не растерялся я.
        — И это все? Мог бы постараться, ради такого повода.  — Изобразил разочарование друг. Все снова засмеялись.
        Вечеринка получилась очень оживленной, и закончилась глубокой ночью. Юске постоянно подтрунивал над всеми. Рин пыталась ему отвечать, на его пошлые шутки, своим скепсисом. Натсуно их постоянно разнимала. В общем, все было как всегда. И лишь на лице последней проскакивали черты недовольства, когда она видела, как я болтаю с Хикари.
        Мы давно не виделись, Хикари выглядела немного уставшей. Но все равно ее улыбка и нежный взгляд, направленный на меня, дарили моей душе тепло.
        Незаметно наступило утро, с первым поездом метро, друзья разъехались по домам, оставив уборку на хозяина. Хикари конечно же вызвалась мне в этом помочь. Мои уговоры поехать отдохнуть ни к чему не привели.
        Квартира выглядела так, как будто по ней пронеслось небольшое стихийное бедствие.
        — Ну что же, я займусь уборкой комнаты, а на тебе посуда.  — Скомандовал я, и мы принялись за дело.
        После полуторачасовой напряженной работы, дом был приведен в идеальный порядок. А мы, вымотавшиеся до предела, сели пить чай.
        — Спасибо тебе большое Хикари, сам бы я тут до вечера провозился наверно.  — Признался я.
        — Да будет тебе Раин, ты ведь знаешь, я всегда рада тебе помочь,  — улыбнулась в ответ она.  — Ты не против, если я присяду рядом?
        И не дожидаясь ответа, Хикари подсела поближе. Взяв меня под руку и положив свою голову на плечо, она произнесла — Я скучала.
        — Мне тоже было одиноко.  — Ответил я.
        Хотелось сидеть в таком положении вечность. Вдруг я почувствовал на своей шее ее поцелуй и вздрогнул отстранившись. В голову сразу пришли все плохие мысли, какие только могут быть связанны с этой квартирой и ничего поделать с этим я не мог.
        — Прости Раин,  — тревожно произнесла она.  — Я позволила себе лишнего. Наверно мне уже пора.
        Когда Хикари была уже у двери, я остановил ее, взяв за руку. По-прежнему не говоря ни слова, я просто стоял у выхода и держал ее под локоть. Тело дрожало, не в состоянии побороть эту фобию. Но вдруг я понял, что связанна она не с девушкой, которая стоит рядом. Я не хочу, что бы она уходила одна!
        — Раин все в порядке, я не буду переживать из-за этого. Просто я дала слабину, когда оказалась наедине с тобой.  — Но ее глаза уже блестели, от чрезмерного увлажнения.
        — Это ты меня прости Хикари,  — наконец смог заговорить и я.  — Я принял ряд некоторых решений после всего случившегося. Но справиться с силой чувств, которые порождают эти решения, я не могу. Когда все идет не так, я получаю еще больше проблем, и нагружаю ими всех вокруг. От этого и страдают мои близкие. Ты ни в чем не виновата, просто во мне не осталось ничего хорошего.
        — Это не так… Скажи, разве есть хоть один человек, который может выносить все в одиночку? Если держать все в себе, будет только хуже, я это по себе знаю. Тебе нужно двигаться вперед. Не говори так о себе больше, человек, в которого я влюбилась, тот Раин-кун, совсем не такой!  — Внезапно озвучила Хикари, не свойственную для нее, глубокую мысль.
        — Давай поедем к тебе, я не хочу расставаться сегодня.  — Обнимая ее, предложил я.

* * *

        До того, как я встретил Хикари, во мне была только пустота. А сейчас сердце начинает биться чаще, когда она просто рядом. И пусть видимся мы не так часто, но наверно наши отношения можно назвать любовью, а может это просто желание. Желание быть любимым кем-то. Что бы ни случилось, в голове возникает вопрос «А что Хикари думает по этому поводу?». Мое тело помнит каждое ее прикосновение. И все идет своим чередом. Думаю, наши чувства могут в будущем вылиться в нечто прекрасное.
        — Хикари не спеши ты так, Рождество никуда от нас не убежит. А ужин может!
        — Но я хочу поскорее все приготовить, и уже насладиться этим вечером по полной программе!
        Мы стояли на кухне и занимались приготовлением рождественского ужина. Когда, две недели назад, я предложил провести этот вечер вместе, Хикари была настолько счастлива, что начала готовиться к нему сразу после моего заявления. Украсила свою квартиру, продумала меню и программу мероприятий. В общем, мне оставалось только помогать в приготовлении ужина, хотя и этому она была не рада.
        — Скажи Раин, а ты верил в Санту?  — Спросила она, когда мы уже сидели за столом.
        — Нет, я всегда знал, что подарки под елку клали родители. В нашей семье не принято было верить в сказки.
        — А я верила, пока не пошла в школу. Все же сказки это часть детства, поэтому и вера в чудеса должна присутствовать у любого человека. Даже сейчас они происходят. Вот мы с тобой сидим у меня в квартире, празднуем Рождество, еще несколько месяцев назад я и представить этого не могла. Но мы вместе, пережив столько всего за, без малого, полгода знакомства. Чудеса случаются и в реальной жизни, не только в сказках.
        — Вообще-то это парень должен говорить. Мне последнее время все кажется, каким-то хорошим сном, и не отпускает чувство, что вот-вот проснусь.  — Признался я.
        — Все в порядке, это точно не сон. Я люблю тебя и уже давно хочу быть с тобой.  — Успокоила меня Хикари.
        — Я сейчас у тебя спрошу кое-что странное, но не удивляйся только, это важно для меня. Как ты думаешь, зачем мы живем на этом свете?
        — Наверно что бы найти свою любовь и радоваться счастью.  — Задумавшись, ответила она, не меняя общего настроения.
        — Тогда тост, за все хорошее в этой жизни, и что бы оно случалось с нами как можно чаще. Кстати, а чем займемся утром?  — Разлив по бокалам шампанское, произнес я.
        — Я хотела бы сходить в храм вместе. Если ты конечно не против, остаться у меня сегодня. Тем более, какое-то время мы не сможем здесь встречаться.
        — Загадаем двойное желание, я только за! А почему не сможем, что-то случилось?  — Я немного испугался, что у Хикари снова какие-то проблемы с жильем.
        — Ничего такого, о чем надо было бы волноваться Раин. Просто моя подруга, ну с которой я на курсах английского летом познакомилась, поживет у меня недолго. У нее проблемы со старым жильем, и пока не найдет себе что-то, побудет у меня.  — Объяснила она.
        — Ясно, ну ничего, мы что-нибудь придумаем.  — Подмигнул я Хикари.

* * *

        «Номер 6: Небольшая удача. Ваша судьба: Желание не будет исполнено, но загадайте новое и оно обязательно сбудется».
        — Мда… ну не расстраивайся сильно Раин, лучше порадуйся, мне выпала большая удача!  — Произнесла Хикари, сравнивая наши свитки с предсказаниями.
        В храм мы попали без приключений. Погода стояла солнечная и не слишком холодная, так что людей в это рождественское утро было довольно много.
        — Поздравляю, очень рад за тебя Хикари.
        — Это не моя, а наша удача Раин.  — Она взяла меня под руку, и мы зашагали вдоль прилавков со всякой всячиной. Здесь была и еда, и разные амулеты.
        — Может, купим Якисобы?  — Предложил я.  — Все же мы так и не позавтракали, когда выходили из дома.
        — С удовольствием. Я ее очень люблю,  — с этими словами Хикари достала из кармана телефон.  — Алло. Привет дорогая, да мы с моим парнем сейчас у храма. Ты тоже, здорово, можно тогда встретиться и погулять вместе? Да, давай у главных ворот через пару минут.
        — Раин, пошли скорее к главным воротам. Я хочу тебя кое с кем познакомить.  — Сказала она после, и потянула меня следом, по направлению к выходу.
        У ворот было много народу, но нужного человека, судя по лицу Хикари тут не оказалось. Я уже было хотел спросить, кого же мы ищем. Как за спиной раздался до боли знакомый голос.
        — Хикари — Тян, Хикари — Тян. Я здесь.
        Мы обернулись, и я увидел перед собой Микаэллу. По телу пробежала мелкая дрожь и сразу выступила испарина, а к горлу подступил комок. Она тоже узнала меня, и я понял, что с ней происходит то же самое. Мне показалось, что несколько секунд взаимного оцепенения длились вечность. Это состояние оборвала Хикари.
        — Ой, Микаэлла — Сан прости, что не заметила сразу.
        — Н… ничего, я сама только что подошла.  — Сказала она тихим, ровным голосом.
        — Это Раин, мой парень.  — Представила меня Хикари.
        — Р… рада познакомится с Вами Раин — Сан. Спасибо за заботу о моей подруге. Меня зовут Микаэлла.

        Глава третья

        Пешеходная улочка парка купалась в мягком электрическом свете фонарей. Мощеная плиткой дорожка, со скамейками по бокам, пропускала редких одиноких пешеходов, прячущих свои лица за воротниками курток и теплыми шарфами. Деревья, росшие вдоль нее, раскачивались под холодным январским ветром. И хотя зима в Токио не такая холодная и снежная, как в моей родной Канаде, но чувствовал я себя довольно зябко. Это и понятно, ведь находился я здесь с самого обеда, а уже стемнело.
        Упаковка из шести банок пива уже закончилась, но я все продолжал сидеть и всматриваться в ночное небо. Звезд на нем не увидеть из-за огней большого города, сейчас оно, как и всегда ночью, казалось темно-голубым. Я уже давно открыл для себя этот парк, и мне нравилось проводить свое свободное время, размышляя о чем-нибудь здесь. Он находился всего в пятнадцати минутах ходьбы от моего дома, так что перед отъездом я не мог не зайти сюда напоследок.
        Сотни лет назад люди, жившие в этом городе, должно быть, смотрели с этого же места на небо. Но тогда оно казалось им совершенно другим. Черным с мириадами ярких точек, то тут, то там образующих вместе причудливые формы созвездий. И еще сотни лет пройдут, и в совершенно другом уже мире кто-то будет смотреть на такое же, но в то же время совершенно другое ночное небо, мысленно устремляя в высоту свои надежды и мечты.
        Закончив с переездом и обстановкой своей новой квартиры я стоял и всматривался в ночной пейзаж Токио, открывавшийся с тринадцатого этажа многоквартирного высотного дома. Город как всегда переливался множеством огней, неоновых вывесок, и прочего света разрезающего темноту, страх перед которой человек испытывал еще с зари цивилизации.
        Квартира имела форму студии, величиной в двадцать татами. В половину восточной стены было большое окно, которое и открывало мне этот замечательный пейзаж. Отделка была в западном стиле, уголок-диван, большая круглая кровать, бар, в общем, все, что было бы нужно человеку для удобства. Стены были окрашены в черный цвет и в совокупности с темно-красной подсветкой давали поистине мрачную атмосферу. Светильники дневного света тоже были предусмотрены, но ими я не пользовался. Ведь темнота давала мне настоящий комфорт. У противоположной от окна стены располагалась кухня, а в северной стороне, в углу, стол с компьютером и доска с маркерами. Последнее мне требовалось для работы, ведь мне надо будет внести еще три платежа раз в квартал каждый, чтобы полностью рассчитаться за квартиру.

        Еще несколько месяцев назад, после того случая с Чисой, когда мы всей компанией пошли на бейсбол, у меня родилась эта идея. Все победы и поражения, все события плохие они или хорошие, могут чему-то научить. К чему-то подтолкнуть. Все это время я старался тратить как можно меньше, а работать как можно больше. И наконец, смог приобрести это жилье. Свое жилье. Пусть мне и пришлось вывести порядка семидесяти процентов своих активов, но теперь у меня есть своя крепость, о которой никто не знает. В которую я сбежал от всех. Снова сбежал…

* * *

        Заполненное мраком помещение было пустым, хотя из-за темноты, стен различить было невозможно. Но ему, почему-то казалось, что это была именно небольшая комната. Лишь посередине стоял комод с несколькими ящиками, его силуэт был, как бы подсвечен снизу. Взявшись ладонью за ручку верхнего из ящиков, он потянул на себя, и увидел лежащий в нем нож. Вот он взял его в руку, тот был достаточно легок, чтобы его можно было провернуть вокруг своей оси, подкинув в воздух одной рукой и поймав другой. Но все равно казался неподъемной ношей, придавливающей его к полу. Нож стал потихоньку нагреваться, забирая тепло у тела. И в наступающей со всех сторон темноте он мог чувствовать лишь безысходность.
        Пульс подскочил за один миг в несколько раз. Разогретая кровь все быстрее разгонялась по телу, стучала в висках, заставляя терять чувство ориентации. Голова закружилась, и пол с потолком стали меняться местами, кружась как на детской карусели. Но это он видел лишь боковым зрением, так как не мог оторвать взгляд от ножа в своей руке. Он приковывал не только его тело, но и поглощал все мысли.
        Когда, казалось бы, предел уже должен был наступить, в его сознание ворвался оглушительный крик.
        Кто-то кричит? Постойте, это же я!
        — Кто-нибудь, пожалуйста! Спасите меня…
        Проснувшись в холодном поту, я сразу поднялся и на трясущихся ногах направился в ванну чтобы умыться холодной водой. В голове было пусто, а тело до сих пор бил озноб.
        — Как до этого дошло Раин?  — Спросил я сам себя вслух.
        Прошло уже, какое-то время с тех пор, как я очнулся, но по-прежнему не мог прийти в себя. В голове не было никаких мыслей, а в ушах стоял звон. Но краем сознания, я уловил, что-то постороннее, и сосредоточился на этих ощущениях.
        Постепенно чувство реальности пришло ко мне, как и понимание того, что в домофон постоянно звонят. Наверняка именно это меня и разбудило, вырвав из объятий ужаса. Привстав, я неспешно направился к двери, по пути посмотрев на часы. Большая стрелка указывала на два часа. Кто черт его забери, может звонить в такой поздний час? С этим мысленным вопросом я нажал кнопку вызова.
        — Да. Кто там?
        — Оу… а вот и знакомый голос, и всего лишь с семидесятой попытки. Открывай Раин, или я тут окончательно замерзну!  — Раздался из динамика высокий голос итальянки, а на дисплее появилась ее миниатюрная фигурка, кутающаяся в пальто.
        — Это ты Микаэлла?  — Для убедительности решил спросить я.
        — Нет блин, японский император! Если не откроешь, я окончательно замерзну, превращусь в снежную деву и стану своим дыханием замораживать всех проходящих мимо жильцов, пока ты не удостоишь меня своим вниманием!
        Голос у нее был довольно нервный и, опасаясь последствий, я нажал на кнопку, отпирающую входную дверь, сказав лишь номер этажа вслед.
        — Прошу прощение за беспокойство — Сказала Микаэлла стандартную фразу при входе.
        Разувшись и сняв верхнюю одежду, она присела на диван. Мне сложно было находиться в ее обществе, с самого нового года я избегал таких встреч, но видимо судьбой было предназначено иное. Нет, я не боялся чего-то конкретного, просто не знал, что делать, как себя вести, если мы снова встретимся.
        — Хреново выглядишь Раин, тебе нездоровится?
        — Плохо сплю в последнее время, располагайся, я пойду, почищу зубы.
        Прошел почти год с исчезновения Микаэллы, и признаться честно, я уже не надеялся больше ее увидеть. Та ситуация, в которую жизнь меня завела сейчас, имеет яркий оттенок иронии. В моей комнате сидит та самая девушка, не выходившая у меня из головы все это время. А я стою с мокрым лицом, и смотрю на себя в зеркало, не зная, что делать дальше. Наверно не стоило открывать дверь. Нет, стоп, как она вообще нашла меня? Диалога не избежать, поэтому сейчас надо все выяснить и потом решить, что делать дальше.
        Придумав себе некое подобие оправдания, я все же решился выйти из уборной. Поставив, взятый из-за обеденного стола стул, я присел напротив нее, и встретил ее взгляд своим. Минутное молчание нарушила она.
        — Сколько же времени утекло с тех пор, как мы последний раз оставались наедине…
        — Ты права, я тоже об этом подумал, когда перебирал планы побега, только что в ванной.  — Попытался пошутить я, что бы разрядить обстановку.
        — Раин — Кун стал таким трусишкой, я удивлена.
        Я осознавал, что на Микаэлле снова была маска, и понять когда она говорит правду, а когда пытается меня подловить, было не возможно, не по ее тону, не по ее лицу.
        — Как ты меня нашла?  — Сорвался с моих губ вопрос, который я хотел задать, как только она вошла в мою дверь.
        — Приходила к тебе в старую квартиру, но там, к сожалению, никого не оказалось, пришлось проверить места, в которых ты любил бывать и бинго! Я увидела тебя, выходящего из парка, возле университета. Дальнейшее было делом техники.
        — Ты в сталкеры что ли подалась?
        — На что только не пойдешь, ради не чужого для себя человека.
        — Но почему так поздно? Надо было сразу меня догнать, когда увидела.  — Вспомнил я, сколько сейчас времени.
        — Прости уж женское любопытство, очень хотелось узнать, куда же ты направляешься. А когда ты зашел сюда, пришлось ждать пока ты не выйдешь. Но потом, мне пришла в голову мысль, что теперь ты тут живешь и я принялась набирать на домофоне все номера по порядку.
        — Представляю, сколько «любезных» ответов ты выслушала, прежде чем набрала мой номер! Да уж, в настойчивости, ты любому дашь сто очков форы. Я набираю ванну, думаю, она скоро будет готова. Так что пойди и прими ее, пока не заболела, а я заварю чай.
        Без лишних колебаний я направился на кухню и пока возился с чашками, услышал, как закрылась дверь ванной.
        Она так ничего и не сказала о причине ее прихода. Возможно, Хикари очень волновалась, ведь мы больше не виделись с нового года. Поэтому Микаэлла и решила разыскать меня. По телефону я постоянно говорил, что занят работой, и времени встретиться нет. Я не обманывал ее, так как погрузился в биржевые дела с головой, прерываясь только на сон. Хотя, возможно обманывал я как раз себя самого.
        Через полчаса, Микаэлла вышла из ванной, и мы устроились за столом. Горячий чай согревал, разнося свое тепло по всему телу, и настраивая на дальнейшую беседу.
        — Тогда, на новый год, я первый раз соврал Хикари.  — Неожиданно признался я.
        — Ты все такой же Раин. Сейчас наверняка думаешь, почему я не спрашиваю тебя о причинах твоего поведения в последние месяцы. Я слишком хорошо тебя понимаю. Ты не знаешь, как поступить, колеблешься, пытаешься придумать, как сделать счастливыми всех и никого не обидеть. Я действительно считаю, что в нашей ситуации лучше притвориться, что ничего не было до этого нового года. И для тебя и для Хикари, так будет лучше.
        — Ты думаешь для нас… возможно, все начать сначала? Выкинуть тот год, и снова общаться как раньше?
        В ответ она лишь улыбнулась, опустив глаза в чашку. Так прошло еще какое-то время.
        — Дай мне свои вещи, буду здесь спать сегодня.  — После некоторой паузы произнесла Микаэлла.
        — …
        — Неужели ты выгонишь девушку посреди ночи на улицу, метро уже давно закрыто Раин!  — Сказала она, увидев мое удивленное лицо.
        — Я понял, уже несу.
        — Слушай Микаэлла, пока не говори никому, где я живу…
        Постелив себе на диване, я погасил свет. Но сон не шел еще очень долго, я все вспоминал те дни, когда мы с Микаэллой были вместе. Наши походы по барам всей компанией. Ту ночь, на мой день рождения. Наши свидания в парке. Боль и одиночество, от того когда она исчезла из моей жизни, как бы сказав запиской, что не достойна счастья. Очень много всего пережили мы вместе. И вот она снова рядом, всего в нескольких метрах от меня. На душе постепенно становилось легко, как будто вернулась часть себя самого. Пусть даже как друзья, но я рад, что она рядом, что с ней все хорошо.

* * *

        — Послушай, ты наверно сильно устал, так много работаешь в последнее время.
        — Да, есть такое. Но думаю, развеяться было хорошей идеей, а то в голове сплошная каша.
        Приглушенный свет кафе, в котором мы с Хикари заказали столик, равномерно освещал небольшое полупустое помещение. Уютное, чистенькое заведение, располагалось недалеко от того места где она жила.
        Уже стемнело, но так как сегодня был будний день, посетителей было не много. Накануне мы созвонились, и я предложил встретиться. Возможно, поступок Микаэллы подтолкнул меня к этому, и я понял, что сам себя накручивал. Время идет, и мы тоже не должны стоять на месте и жить прошлым, убеждал я себя.
        — Понятно, если тебе одному сложно справляться со всеми делами, я с удовольствием бы заглянула. Наверняка у тебя дома сейчас беспорядок и не хватает женской руки.
        — Совсем нет, и забегая вперед, скажу, что и питаюсь я регулярно, так что тебе не о чем волноваться Хикари.
        — Хоть мы и встречаемся, но в последнее время почти не бываем вместе. Ты знаешь, я очень скучаю.  — Грустным голосом произнесла она.
        — Это правда, но сейчас очень важное время для тебя, ведь твоя сессия только началась. Разве тебе не нужно уделять много времени подготовке к экзаменам?
        — Да, я много учусь и очень стараюсь. Даже взяла небольшой отпуск на работе. Но мне очень одиноко, и грустно от того что мы так отдалились друг от друга.
        «А Хикари может быть настойчива, когда ей чего-то хочется. Надо как то выходить из сложившейся ситуации»  — Подумал я. Но пока ничего дельного придумать не мог.
        Мне было больно от того, что приходилось ее обманывать. Но что будет, если она узнает всю правду о нашем с Микаэллой прошлом? Не обернется ли это знание болью и переживаниями для нее самой. И чем больше я думал над этим, тем сильнее запутывался.
        — Ты сегодня планируешь заниматься, когда придешь домой?
        — Да.
        — Только не переутомись, сейчас ведь еще холодно, авитаминоз, многие болеют.
        — Хорошо, спасибо за беспокойство Раин. Но мне хотелось бы побыть с тобой еще немного подольше.  — Застенчиво произнесла она.
        — Эм… Хикари, но ведь у тебя завтра первый экзамен, не думаю, что это пойдет на пользу твоей учебе. К тому же по близости только твой дом, а там Микаэлла.  — Сбивчиво начал оправдываться я.
        — Ааа? Ой… нет… я не это имела ввиду. Прости, что выразилась двусмысленно… Я не думала, что ты так это поймешь.  — Она покраснела.
        — Да уж, меня весьма удивило твое предложение. Это так не похоже на тебя.
        — Но… если тебе хочется, то… я не против, ведь мы так давно не виделись.  — Еще более смущенно произнесла она.
        — Уже поздно, и у тебя завтра экзамен, поэтому давай не сегодня,  — говоря это, я увидел, как она снова погрустнела, и добавил.  — Но после твоей сессии, давай куда-нибудь съездим отдохнуть? Только ты и я.
        — Ты серьезно Раин? Я была бы счастлива!  — Ее лицо вмиг просветлело и приобрело мечтательный вид, а глаза наполнились тем самым блеском, из-за которого мне иногда было не по себе.  — Каникулы и мы только вдвоем.
        — Отлично, тогда я продумаю все, а ты не отвлекайся и учись.
        Интересно, я просто не хотел с ней встречаться еще какое-то время, пока не разрешу те противоречия, которые разрывали меня изнутри или действительно думал, как-то порадовать ее? Еще один вопрос, ответ на который я не знаю.

* * *

        — Вау… Всего несколько часов пути и такое великолепие! Как будто попала в другой мир.  — Удивленно произнесла Хикари.
        — Ну, я тоже первый раз здесь, поэтому удивлен не меньше.
        Как-то незаметно зима подошла к концу. Сессия Хикари прошла успешно, и я незамедлительно претворил в жизнь обещание, которое ей дал. Я долго думал над местом, в которое мы могли бы поехать, и остановился на маленькой деревушке, где можно было бы покататься на лыжах, вдали от шумного города.
        Поселок состоял из нескольких десятков двухэтажных домов. Почти у всех на первом этаже располагался какой-нибудь магазин по прокату или продаже разного снаряжения и экипировки. Так же имелась пара маленьких уютных гостиниц, на противоположных концах этого населенного пункта. Сейчас был самый сезон, поэтому забронировать номер стоило некоторых трудов. С этим препятствием я справился через знакомого Наоки, который работал в фирме поставляющей все необходимое в отели от съестных припасов до предметов мебели.
        После обустройства в номере, и нескольких спусков по трассе на лыжах, мы решили побродить по окрестностям, и оставить как можно больше хороших воспоминаний.
        — Я взяла у Рин цифровую камеру, давай сделаем несколько фото.
        — Хорошо, давай я тебя сфотографирую на фоне того склона,  — сказал я указывая рукой место, где ей лучше встать.  — Кстати, когда это вы успели так подружиться?
        — Да после вечеринки на Хэллоуин, мы обменялись с ней и Натсуно телефонами, и Рин мне частенько звонит. Юске тоже хотел взять мой номер, но я смущаюсь, давать его парням, поэтому отказала.
        — Вот как… хорошо, а теперь улыбнись.  — Делая несколько снимков подряд, сказал я.
        Я не обрадовался ее последней фразе. Ладно с Рин, но вот за чем Натсуно это было нужно? Она ведь бомба замедленного действия, и может много чего натворить. Хотя с учетом того, что прошло уже довольно много времени, и она ничего не сделала, возможно, она дала свой номер просто из вежливости.
        Проходивший мимо нас работник одного из магазинов, по моей просьбе согласился сфотографировать нас вместе. И с чувством выполненного долга я произнес — Ну что, теперь пошли чего-нибудь перекусим? Я уже успел проголодаться.
        И мы отправились в ресторанчик, располагавшийся на первом этаже нашей гостиницы.
        — Как твои мышцы Раин, ты ведь в последнее время ведешь не самый активный образ жизни?
        — Все в порядке, я не настолько слабый, чтобы не выдержать пары часов катания на лыжах.
        — Ты кстати неплохо катаешься, чего не скажешь обо мне, ведь это был мой первый раз за долгое время. Последний раз я стояла на лыжах еще в младшей школе.
        — Ну, я тоже года три точно не катался. Раньше, когда жил еще в Канаде, мы часто семьей отдыхали вот так. Я рад, что еще не разучился.
        — Ох, это карри просто великолепно, надо бы взять рецепт у здешнего шеф-повара.  — Восхитилась Хикари местной едой.
        — Не думаю, что тебе его так просто отдадут. Лучше доедай скорее и пошли еще погуляем, а то уже темнеет.
        — Если честно Раин, я немного устала, и хотела бы уже отправиться в наш номер.  — Снова смущаясь, произнесла она.
        Дальнейших слов не нужно было. Я лишь кивнул, улыбнувшись в ответ, и попросил у официантки счет. Мы так давно не были наедине с Хикари, что я уже постепенно начал забывать тепло ее тела, нежность, которую она дарила мне всего пару месяцев назад. Я убеждал себя, что разобрался со своими демонами, и мне больше нет смысла избегать ее.
        Лежа в кровати, я пытался заснуть, но в голову лезли разные бесполезные мысли. Иногда так бывает, что вроде и устал, и с кроватью все в порядке, а заснуть не можешь из-за разных мелочей, постоянно приходящих в голову. Но сейчас это было не так. У меня было стойкое чувство неудовлетворения. Оно не было связанно с сексом или моей партнершей. Но мне казалось, что чего-то не хватает.
        Мы приехали сюда по моей инициативе, и отлично провели день, за тем была сцена страсти в нескольких актах. Что еще нужно для отпуска? Почему-то у меня возникло ощущение, что я постоянно сражаюсь с ветряными мельницами…

* * *

        Вот уже несколько минут я шел по тротуару, протискиваясь между идущими навстречу мне прохожими. Пока не добрался до главных ворот городского парка. На противоположной от меня стороне, возле ограды, берущей свое начало, как раз от этих самых ворот, стояла девушка и смотрела в небо. Ее длинные каштановые волосы струились по бежевому пальто. Кожа была бледной, и лишь на щеках играл румянец. Стройные ноги были затянуты в черные шерстяные колготки.
        Я остановился у другого конца ограды, привалившись к ней плечом, и стал молча смотреть на нее. Внезапно она кинула взгляд на то место, где я стоял и слегка улыбнувшись, помахала мне рукой. Но тут же ее лицо приобрело строгий вид, и она демонстративно отвернулась. Неловко улыбаясь, я подошел к ней.
        — Привет Микаэлла. Прости, что заставил ждать.
        Она снова смерила меня взглядом и произнесла.  — И что же заставляет тебя Раин следить за мной?
        — Извини, решил последовать твоему примеру и надеть личину сталкера.
        — Перенимать чужие привычки не хорошо.  — Шутливо ответила она.
        — Ладно-ладно, больше не буду. Но всё-таки, ты вытащила меня в такую рань, да еще и в будний день. Может, все же объяснишь зачем?
        — Мне нужна твоя мужская помощь Раин. Дело опасное и провокационное, возможны жертвы.
        Микаэлла была как всегда в своем репертуаре. Сегодня ее звонок разбудил меня в шесть утра. С учетом того что лег я далеко за полночь, увлекшись изучением одной компании, пакет акций которой собирался приобрести, меня такой экстренный подъем слегка разозлил.
        — Хорошо, тогда погоди пару минут, я сбегаю к своей машине, достану ружье.  — В тон ей ответил я.
        — В этом нет необходимости, ты справишься и так.
        Я вопросительно посмотрел на нее, ожидая более подробных комментариев.
        — Я хочу съездить в мебельный магазин.
        — Эм… не самое популярное место для шопинга.
        Она немного помедлила с ответом, устремив взгляд себе под ноги будто задумавшись.
        — С этой весны я решила снова жить одна.
        — Но зачем? Вы поссорились с Хикари? Или тебе не комфортно жить в такой тесной комнате вдвоем?
        — Совсем нет. Хикари замечательная соседка и хороший друг…
        Я слышал от Хикари, что у Миаэллы приключилось какое-то семейное несчастье с родственниками, и там она оставаться больше не могла. А средств арендовать даже комнату она так же не имела. Поэтому и переехала к ней. Возможно, она нашла стабильный заработок, и смогла накопить достаточную сумму, но даже если и так. Осознание того, что она снова, куда-то пропадет, вплывало в мой мозг постепенно вместе с желанием не отпускать эту девушку.
        — Я еще не говорила об этом Хикари, зная, что она будет настаивать на том, чтобы я осталась у нее. Но я уже арендовала квартиру и, начиная с марта, могу туда вселяться.
        Увидев, что мое лицо помрачнело, она добавила.
        — Тебе тоже стоит порадоваться, теперь ты сможешь оставаться у нее на ночь.
        — Не говори глупостей, ничего ты не понимаешь!  — Бросил грубо я ей в ответ.
        — Это ты ничего не понимаешь. Пойдем к машине.
        Сорок минут поездки до мебельного гипермаркета прошли в тишине. Мы с Микаэллой были погружены в свои мысли на столько, что ни один из нас не вспомнил даже о работающем радио в салоне. Я никогда не мог понять что было на уме у этой девушки, и эта ситуация исключением не была. Но вот мои мысли постоянно крутились вокруг одной идеи — Микаэлла снова пропадет.
        Выйдя из машины, мы вошли в магазин. Масштаб помещения просто поражал. Оно было огромно на столько, что задняя стена по горизонтали терялась, где-то в двухстах метрах от входа. Так же здание имело пять уровней в высоту и подземную парковку. Все это пространство было заставлено всевозможными видами мебели. От отдельных предметов, до уже собранных интерьеров спален, кухонь и гостиных.
        Видя все это великолепие Микаэлла снова расцвела.
        — Вау! Какой огромный. Раин пошли сразу к кроватям.
        Мы долго бродили, присматриваясь то к одной то к другой, и когда я уже решил, что больше нога моя не ступит на порог этого магазина, вдруг перед нами возникло это двуспальное чудо. Кровать была из дерева темно-коричневого оттенка. Спинка у изголовья была сплошной, и поднималась над основной плоскостью, на добрых пол метра, задней же спинки не было. Завершал картину толстенный матрас, похожий больше на пуховую перину.
        — Вааа, налетай!  — С этим возгласом, Микаэлла как маленький ребенок с разбегу плюхнулась на кровать.
        — Какая мягкая! Раин попробуй.
        Я последовал ее совету и став спиной к кровати, упал на нее плашмя. Ощущение мягкости и комфорта сразу охватили мое тело. Повернув голову, я увидел лицо Микаэллы, находившееся всего в двадцати сантиметрах от моего, ее взгляд был обращен ко мне.
        — Видишь, разве это не чудесно?  — Произнесла тихо она.
        Вблизи ее лицо было очень красивым. Тонкие черты, аккуратный нос, правильный разрез глаз и полные губы. В сочетании с немного приглушенным искусственным светом, оно выглядело чертовски привлекательно. Все это, а так же ощущение комфорта от ложа подомной, пробудили во мне желание того, что бы этот миг никогда не заканчивался.
        — Да, навевает мысли о вечности. Вот бы так было всегда.
        — Правда?  — Немного смутившись, произнесла Микаэлла, по-прежнему смотря мне в глаза.
        — Ты ведь больше не исчезнешь?
        — …
        Закончив с оформлением заказа, и договорившись с менеджером о сроках доставки, мы с чувством выполненного долга направились вновь к моей машине. Правда всеми переговорами занималась моя спутница, я же лишь наблюдал за всем этим со стороны. Помимо кровати, Микаэлла присмотрела еще несколько менее существенных, но столь же необходимых в доме вещей. На все про все у нас ушло около двух часов, которые для меня, человека не особо жалующего шопинг, показались вечностью.
        — Я там постарел на пару лет.  — Скорчив усталую гримасу, пожаловался я.
        — Не преувеличивай Раин.
        — Не только устал, но еще и проголодался. Может, отметим покупки в каком-нибудь кафе?
        — На сегодня у меня больше дел нет, так что я бы с удовольствием чего-нибудь перекусила.
        Ближайшее кафе нашлось в пяти минутах езды от мебельного магазина. Но вот парковки рядом не было. Сказав Микаэлле пока разведать обстановку и занять столик, я стал кружить вокруг квартала в поисках места, где можно было бы оставить свой автомобиль. Все это заняло у меня некоторое время, и к входу в кафе я подошел уже порядком измотанный.
        — Добро пожаловать. Столик на одного?  — официант вежливо поклонился.
        Я ответил, что ищу кое-кого, и обежал взглядом просторное кафе.
        От столика возле окна меня тут же позвал громкий голос.
        — Эй, Раин, давай сюда!
        Фоном в кафе служила легкая классическая музыка. Я был одет в кожаную куртку и старые джинсы, поэтому ближайшие ко мне посетители, которые не могли не заметить моего появления, окинули меня удивленным взглядом. Конечно я и подумать не мог, что наш с Микаэллой выбор падет на довольно престижное заведение, судя по богатой обстановке и дорого одетым посетителям. Я почувствовал, как во мне поднимается раздражение от всех этих чопорных взглядов. Но симпатичная девушка, машущая мне из угла помещения, немного смягчила эти эмоции. Не утруждая себя попытками скрыть недовольство, я с громким звуком уселся на стул.
        Рядом тут же возник официант и предложил стакан воды, теплое, влажное полотенце, пахнущее мятой и меню. Как только я взял в руки изящную отделанную кожей книжицу, формата А4, с другой стороны столика послышался беззаботный голос:
        — Сегодня, конечно же, ты угощаешь?  — Улыбнулась моя спутница.
        — Я бы и без этого тонкого намека так сделал.  — Коротко ответил я и пробежался взглядом по меню.
        Я был в некотором шоке: бизнес-ланч на двоих здесь стоил двадцать тысяч иен. Но, вовремя вспомнив, что сам пригласил сюда Микаэллу, сделал все же заказ продолжавшему стоять рядом официанту.
        — Так… Что сегодня у вас на ланч?
        — Салат из свежих овощей, кукурузный крем-суп и запеченный лосось с гарниром на выбор. Десерт подается отдельно.  — Ласковым тоном ответил мне он.
        Я кинул взгляд на подругу и увидев утвердительный кивок, продолжил.
        — Тогда будьте добры ланч на двоих, и мне чашку кофе-американо.
        — Мне апельсиновый сок.  — Наконец подала голос Микаэлла.
        — Слушаюсь, господин.
        Официант удалился элегантной походкой, а я с толикой злости произнес.
        — Они тут из золота, что ли еду делают?
        — Раин, не будь таким скрягой, иногда ведь можно себя и побаловать.
        — Ты права, я, конечно, не разорюсь после этого ланча, просто чувствую себя здесь не в своей тарелке.
        — Я знаю, в этом мы всегда были похожи. Как же ненавижу все этих ублюдков, только за то, что они существуют. Бездушные серые рабы!
        На миг мне показалось, что я вновь увидел ту самую девушку, которая совсем недавно была частью моей жизни. Будто на короткое время, все маски вновь оказались сорваны. Но продлилось это недолго и, улыбнувшись, она добавила уже шутливым тоном.
        — Но Раин, ты ведь почти как они. Разве не у тебя теперь такая шикарная квартира. Осталось только устроиться на какую-нибудь лицемерную должность в большую компанию, или податься в гангстеры.
        — Никогда! Если такое случится, разрешаю меня заморозить, как собиралась еще совсем недавно. Ты ведь просто пошутила?
        — Не принимай близко к сердцу.  — Подмигнула мне она.
        Через десять минут бесшумно подошел официант и поставил перед нами две пиалы с салатом. Позолоченный сервиз очень хорошо вписывался в атмосферу роскоши, которая царила в заведении. И мы принялись за еду. Если пустело одно блюдо, тут же подносилось другое. И когда, наконец, появилось последнее. Официант обратился снова ко мне:
        — Господин что-нибудь еще желает?
        Когда я помотал головой, он положил на угол стола счет в маленькой тонкой папке. Я глотнул кофе, от которого исходил тонкий мускатный аромат, и откинулся на спинку стула, обтянутого красным бархатом. Микаэлла поблагодарила официанта и последовала моему примеру.
        Так в обоюдном молчании прошло еще несколько минут. И когда я уже собирался предложить отправиться по домам, в кафе отворилась дверь, и колокольчики сверху сообщили присутствующим о новых посетителях.
        Я сидел спиной к входу и, скосив голову на бок, кинул быстрый взгляд на вошедших людей. Это был мужчина средних лет, одетый в дорогой классический костюм и молодая девушка. Заняв свободный столик, с диваном-уголком вместо стульев, они принялись заказывать. Каково же было мое удивление, когда посмотрев на них второй раз, в девушке я узнал Мияхару Ринко, невесту моего друга Юске. От удивления я даже не понял, что так и продолжаю на них смотреть с открытым ртом.
        — Раин, ты ведешь себя не прилично.  — Сделала мне замечание Микаэлла.
        Я лишь повернул голову на мою спутницу, не проронив не слова. Мы несколько раз встречались в университете, да и вместе с Рин и Наоки приходили к ней на день рождения, который Юске устраивал для нее в кафе недалеко от университета. В общем, друзьями мы не были, но хорошими знакомыми называть нас, можно было смело. Судя по ее увлеченности разговором со своим спутником, она меня не заметила. Может подойти поприветствовать ее? Хотя кто этот тип с ней? Из мозгового штурма меня снова вырвал голос Микаэллы.
        — Раин что-то случилось? Это твои знакомые?
        — Не совсем верно, я знаю лишь девушку. Ты ведь еще не забыла Юске?
        — Конечно нет.
        — Так вот, та девушка, что вошла только что, его невеста. Они начали встречаться уже более полугода назад.
        — Да ладно, ты наверно шутишь? Никогда не поверю, что этот бабник решил остепениться.
        — И, тем не менее, это правда. Я наладил отношения со старой компанией, мы часто собираемся вместе после университета, да и на праздники. Юске души в ней не чает! Говорит все время, что Ринко идеальная девушка и ему очень сильно повезло с ней. Пару недель назад была помолвка, но со свадьбой решили подождать до выпуска, нам ведь еще год учиться.
        — Хех… Ну что могу сказать, люди меняются, взрослеют, рада за него!
        — Микаэлла, ты ведь понимаешь, к чему я клоню.
        — Они могут быть друзьями или родственниками. То, что она ужинает с другим мужчиной, еще ничего не значит.
        — Да ты посмотри, как она держит его за руку, как смотрит на него, а сейчас еще и прижалась всем своим телом к нему. И это в общественном месте! Не думаю, что твоя теория верна.
        — Наверно ты прав.
        Она замолчала, опустив глаза. А я думал о том, как мне следует поступить в этой ситуации. Тут есть два варианта. Первый: подойти к ней и поговорить, выяснить все на месте; Второй: рассказать все Юске и пускай он сам разбирается во всем этом. Все же он мой друг и я беспокоюсь за его будущее. Нет, первый вариант лучше, я не смогу отсюда уйти, не поговорив с ней.
        Когда я уже всем телом дернулся в направлении их столика, меня кто-то взял за руку и потянул обратно. Не успев полностью встать, я снова рухнул на стул. Микаэлла убрала свою руку от моей и сказала:
        — Раин, не думаю, что то, что ты задумал правильно. И что ты на это имеешь право в данной ситуации.
        — Но почему? Я не могу просто сидеть и смотреть, как моему другу наставляют рога!  — Выпалил я нервно.
        — А разве ты сейчас не в такой же ситуации? Хикари ведь не знает где ты сейчас и с кем. Более того, она даже не имеет понятия, что мы были знакомы раньше.
        Тут я понял, к чему клонит Микаэлла. А ведь и правда, имею ли я право осуждать другого человека, если сам по уши увяз во лжи? Чем я лучше Мияхары — Сан? Кинув последний взгляд на ту парочку, я сказал себе: «- Ты ужасный человек Раин, раз смеешь думать о чужих грехах и забываешь при этом о своих!». И мы с Микаэллой отправились к моей машине.
        — Не бери в голову Раин, мы ведь с тобой как никто другой знаем, какие препятствия может подкинуть жизнь.
        — Поехали в наш любимый парк у университета, выпьем пива, а потом поймаем тебе такси.
        — Тогда лучше к тебе, на улице слишком холодно.

* * *

        — Ох «Зимняя соната» просто шедевр! Сколько не пересматриваю, не перестаю восхищаться.  — Сказала Микаэлла, вытирая слезы.
        — Да, это произведение входит в число и моих любимых фильмов.
        Домой ко мне, мы попали затемно. Вместе приготовили ужин, успев обсудить все события, произошедшие с нами за день. А после устроиться за маленьким столиком, недавно купленным мной, и под сливовое вино просмотреть несколько старых фильмов.
        — А Хикари видела этот фильм?  — Спросила она.
        — Да, я как-то хотел предложить сходить на него, когда его повторно показывали в кинотеатрах, но она сказала, что уже видела.
        То ли спиртное ударило мне в голову, то ли фильм так повлиял, и с моих губ сорвался неожиданный вопрос:
        — Послушай, а почему ты не заведешь себе парня? Ты ведь так красива и молода, да и по жизни легче было бы.
        — Какой жестокий вопрос Раин — Сан.
        После этой фразы она замолчала, на какое-то время. Я мог лишь гадать, какие мысли крутятся в ее маленькой, симпатичной головке. Почему я хочу знать это, может, все еще надеюсь на что-то?
        — Вы уже довольно давно встречаетесь, она мне постоянно о тебе рассказывала с момента нашего знакомства. Вот уж любовь так любовь, все уши мне прожужжала. Если честно, она упоминала твое имя, но я до последнего не верила, что такие совпадения бывают.  — Снова начала говорить она и снова прервалась, как будто тщательно обдумывая каждое слово.
        «Остановись. Не говори больше ничего, я не должен был спрашивать этого!»
        Но произнести вслух решающей фразы так и не смог.
        — Прости Раин, но я все еще люблю тебя! Даже после всего, что произошло между нами. Наверно это прозвучит эгоистично, ведь я та кто сбежала, та кто решила, что у нас нет будущего. Та кто поддерживала Хикари, когда она просила моего совета. Я по-прежнему знаю, что будущего у нас нет, но не могу отказаться от своих чувств к тебе. Я счастлива, что у тебя появилась девушка, что у тебя все хорошо. Мне этого достаточно.
        После столь искреннего признания, ее глаза превратились в два кристально чистых, голубых озера, которые больше не могут удерживать свои воды в берегах. Слезы струились по ее щекам и капали на грудь. Машинально моя рука потянулась к ее лицу.
        «Перестань, прошу тебя».
        Она вздрогнула от моего прикосновения, но не отдернула голову, как бы соглашаясь на него.
        «Твое лицо должно всегда сиять».
        Наконец-то и мои эмоции проявились. Внезапно я почувствовал, что мое лицо горит нестерпимым жаром. Боль пронзила все мое существо, словно в сердце воткнулись тысячи раскаленных игл. Сверкающие слезинки Микаэллы крохотными самоцветами падали вниз, унять их поток моя ладонь не могла. Мы крепко обнялись, и свет экрана, на котором шли титры, стал единственным свидетелем нашей близости.
        «Я люблю тебя… я так сильно люблю тебя»

* * *

        Я проснулся от прикосновений к моей спине. Разгоряченное тело реагировало на прохладу ладони, которая скользила по тем местам, которые жгло сильнее всего. По ужасным шрамам, оставленным девушкой, разлучившей нас, как бы стараясь исцелить их. И действительно становилось так приятно от этих ее движений.
        За окном, алым пламенем горел рассвет, наступил новый день. Но мне хотелось как можно дольше находиться вместе с ней в постели, что бы эти прекрасные мгновенья никогда не заканчивались.
        — Ой, прости, разбудила? Тебе не больно, когда я так делаю?
        Спросила она, увидев, что я смотрю на нее через плечо. В цвете еще не до конца пробудившегося светила, ее миниатюрное тело сияло как никогда. Я ненароком засмотрелся на эту картину, и пропустил ее вопрос. Но потом, опомнившись все же ответил.
        — Нет, мне очень приятно, когда ты так делаешь. Если честно, то я боялся, что ты снова исчезнешь под утро, как в тот раз.
        — Это ведь из-за меня она это сделала? Я чувствую, что это так, хотя и не знаю правды.
        — Нет, я заслужил эти шрамы. Ты тут не при чем.
        — Врать ты так и не научился Раин. Это хорошо.
        — Давай не будем о плохом, у нас все только начинается, пусть и со второй попытки, но я рад, что все произошедшее привело нас к такому финалу.
        Мои мысли сейчас целиком и полностью занимала Микаэлла. Я задумывался о будущем, впервые с прошлой весны. И пусть мы потеряли целый год, у нас теперь будет много времени наверстать упущенное. Главное, наши чувства достигли друг друга. Конечно, оставалась еще Хикари, но врать ей у меня не было больше ни малейшего желания.
        — Я знаю, о чем ты сейчас думаешь. Не делай глупостей Раин! Хикари никогда не должна узнать о нас.
        — Но как же тогда нам быть?
        — Я была недальновидна, и поддалась порыву, прости меня. Нужно пустить все усилия на то, что бы такое больше не повторилось. Я ведь уже говорила, у нас нет будущего, как бы мне этого не хотелось.
        — Это просто глупо! Ты откровенничаешь, в тайне встречаешься со мной, спишь со мной, а потом говоришь, что бы я притворился, что ничего не было? Как? Как можно так поступить, после всего?  — Взорвался я.
        — Иначе нельзя, поверь мне Раин. И прости еще раз мой эгоизм.
        Быстро собрав свои вещи и одевшись, Микаэлла покинула мою квартиру. Я ничего больше не произнес. Не понимая смысла ее поступков, я мог лишь молча наблюдать.
        После того, как Микаэлла ушла, я налил себе, из бутылки в мини-баре, скотча и разом осушил все двести грамм, которые вмещал специальный широкий стакан. Повторив это действие несколько раз, я надел наушники и ушел с головой в музыку. И хотя день только начинался, я забрался в постель и через какое-то время заснул.

* * *

        Проспав весь день, я проснулся, когда вечерняя мгла начала заволакивать небо, предвещая скорое наступление ночи. В голове еще ощущалось изрядное количество спиртного, выпитого перед сном. Тихонько вздохнув, я надел тапочки и встал. Но внезапно почувствовав легкое головокружение, я несколько секунд просто стоял и смотрел вниз, пытаясь ощутить свое тело в полной мере. Первая мысль отправила меня к холодильнику, разведать местонахождение воды. А первым приятным событием оказалось осушение полулитровой бутылки холодного зеленого чая. После чего, приведя себя в порядок, я решил проветриться, и вышел на прогулку.
        На улице было довольно прохладно. Хоть из-за изменения климата, зимы в Токио не такие холодные, как раньше, если верить местным. Температура, редко опускается ниже нуля. И вроде бы февраль подходил к концу, но все равно, даже в куртке, я чувствовал себя не очень комфортно. Хотя, возможно это эмоциональное состояние накладывалось на погоду, и делало мое восприятие еще хуже.
        Блуждая по вечерним улицам города, и вдыхая прохладный воздух, мои тело и душа стали оживать. Снова и снова прокручивая в голове события этого утра, у меня появлялось все более стойкое ощущение дежавю. Неужели события прошлого меня ничему не учат? Наступать на одни и те же грабли по многу раз вошло у меня в привычку.
        Размышляя над этим, я и не заметил, как пришел к университету. Остановившись перед металлической оградой, я взглянул на темный фасад этого исполина. В темноте он казался довольно мрачным местом. Не в одном окне уже не горел свет, вокруг периметра было безлюдно, и лишь голые деревья покачивались, борясь с порывами не перестающего дуть ветра. Я не очень понимал, что меня так притягивает к этому месту. Здесь прошли мои не самые счастливые дни в жизни. Здесь, вместе с друзьями, мы преодолевали множество преград. Здесь я влюблялся, и ненавидел. Смеялся от души и разговаривал на серьезные темы. Звучит очень обыденно, но для меня это нечто большее, чем просто воспоминания. Переведя свой взор чуть выше, я увидел подсвеченную синим неоном, крышу основного здания. Она сияла как маяк, разгоняя мглу вокруг себя, давая понять последней, что окончательной и безоговорочной победы ей не видать.
        Глядя на эту картину, моя рука сама машинально потянулась в карман и достала тонкий прямоугольник телефона. Разблокировав его, я зашел в последние вызовы и набрал номер Микаэллы. После минутного прослушивания гудков вызов прекратился. Повторив это действие еще несколько раз, с тем же успехом, я оставил четные попытки. Но на душе стало немного легче, по крайней мере, она не заблокировала номер, как прошлый раз, а значит, и я не сдамся. В приподнятом настроении я побрел к ближайшему продуктовому магазину, о котором мне напомнил урчащий желудок, ведь я ничего не ел со вчерашнего вечера. Спать все равно не хотелось, а вот приготовить ужин было бы кстати. А после можно взяться и за работу.
        На следующий день я повторил попытку дозвониться до своей ветреной итальянки, но снова без успеха. Так же было и еще через день. С каждым новым набором номера, мой оптимизм таял. Другого выхода, как связаться с Хикари, я не видел, ведь завтра уже настанет март, и тогда все окажется еще труднее.
        Я не знал с чего начать разговор с Хикари, мы не виделись после поездки на горнолыжный курорт, и общались изредка, по телефону. Она работала полный день, пока были каникулы, да и я не горел желанием встречаться лично. Но теперь встреча была просто необходима, ведь нам троим было о чем поговорить. Обдумав все, я набрал номер, расположенный в записной книжке сразу за Микаэллой, номер моей наверно уже бывшей девушки.
        — Добрый день Хикари, это Раин.
        — Привет Раин, рада твоему звонку, как поживаешь?  — Раздался знакомый голос в ответ.
        — Все хорошо. Тебе удобно говорить?
        — Да, у меня сейчас перерыв.
        — Я хотел бы встретиться с тобой после работы, если это возможно.  — Не стал откладывать я причину своего звонка в долгий ящик.
        — С удовольствием, я так соскучилась по тебе.  — Радостно ответила она.
        — Тогда я заеду к тебе, во сколько ты будешь дома?
        — Думаю около девяти вечера, приезжай, буду с нетерпением ждать!
        — Хорошо, тогда боле не смею занимать Ваше законное время отдыха.  — Решил немного пошутить я напоследок.  — Увидимся вечером.
        В любой истории всегда настает время, когда обозначается точка высшего подъема и наибольшего напряжения, расставляются акценты и приоритеты. И как сложится дальнейшая судьба героев, зависит от того, как лягут все карты в этот момент.
        Не то что бы я ненавидел Хикари, она мне действительно нравилась, и я мог бы прожить с ней всю жизнь. Но ведь сердцу не прикажешь. Даже если я получу от ворот поворот от Микаэллы, это никак не оправдает предыдущий обман. И тут уже раскаивайся или нет, а факты на лицо. Да и что в будущем такого больше не повторится, когда в мире существует человек, к которому меня непреодолимо влечет, я обещать не могу.
        С такими вот мыслями я и приехал к квартирному комплексу, в одной из комнат которого, жили два самых важных для меня человека. Помявшись с минуту на пороге, я нажал кнопку звонка. Почти сразу дверь открылась и на пороге появилась Хикари. Она была довольно откровенно одета в домашний вариант короткого платья с вырезом на груди. Образ дополнял великолепный запах какого-то женского шампуня, которым она наверняка недавно помыла голову.
        — Входи, пожалуйста.  — Радостным тоном пригласила она меня.
        Сердце замерло на мгновенье, когда я переступил порог и оглядел из коридора комнату. Ее нигде не было.
        — Знаешь, ты меня немного удивил своим предложением.  — Сказала Хикари и, подумав, добавила.  — Несказанно приятно удивил!
        Разувшись и присев на подушку за столик я, было, открыл рот, чтобы ответить ей, но тут же был перебит.
        — Я только что приготовила ужин, будешь? Отказ не принимается.
        — Ты ведь сказала, что придешь к девяти, а сейчас десять минут десятого, когда только успела?  — Удивленно спросил я.
        — Ради такого случая, я отпросилась пораньше с работы и зашла в супермаркет.
        От этих слов у меня кольнуло сердце. Снова этот взгляд и забота. Она же тут полдня готовилась.
        — Не стоило так утруждать себя, мы ведь могли бы и в ресторан пойти.
        — А ты разве не устал от такой еды? Я хотела приготовить чего-нибудь домашнего и порадовать своего любимого парня.  — Ударение во втором предложении она сделала на последнюю часть.
        — Ты права, хотя и знаешь, что я и сам неплохо готовлю.
        Своими словами Хикари била меня по самым больным местам и что бы сменить тему, я задал ей вопрос, вертящийся на моем языке с момента прихода.
        — А где Микаэлла?
        — Она уже переехала.
        Шок.
        — Позавчера перевезла вещи. Она собиралась жить отдельно, так как скопила денег на отдельную квартиру. Правда, только с завтрашнего дня, но вроде арендодатель смог предоставить жилье раньше. Я думала, ты знал, раз решил сегодня заглянуть.  — Донесся ее голос из кухни.
        Если бы знал… Теперь сам смысл моего прихода терялся, ведь разговаривать стоило именно втроем.
        — Нет, я этого не знал.
        — Значит, будет это считать приятным совпадением.
        За несколько минут накрыв на стол, мы сели ужинать. Разбавляя еду, стандартными расспросами друг друга о работе, погоде и прочих мелочах.
        Казалось, что Хикари нисколько не изменилась за эти полмесяца. Все та же лучезарная улыбка не сходила с ее лица. Темно-карие глаза светились счастьем, когда она смотрела на меня. Я снова, подпав под их влияние, смог ощутить уже знакомую легкость на душе.
        Но стандартные вопросы заканчивались, как и заканчивался чай в форменных глиняных стаканах, на заканчивающемся ужине. А время шло к ночи.
        — Спасибо большое за ужин. Все было просто великолепно, твои навыки повара на недостижимой высоте.
        — Ой, ты меня смущаешь Раин. Рада, что тебе понравилось.  — Стала кокетничать Хикари.
        Мне было больно слушать ее слова, они раскаленными иглами врезались в меня, обжигая душу. Эта атмосфера света и чистоты давила на грязного Раина, была так чужда ему.
        — Послушай, тебя ведь завтра снова на работу? Я наверно уже поеду, а ты отдохни, рад что удалось так хорошо поболтать, но надо знать и меру.  — Стал я оправдываться, вставая из-за стола.
        — Нет!  — Выпалила она, резко преградив мне путь.  — Не уходи, пожалуйста. Мы так редко видимся, а теперь, когда уехала и Микаэлла-Сан, мне очень одиноко. Останься со мной, хотя бы на сегодня.
        Ее тон изменился на умоляющий, и глаза изобразили такой грустный и жалобный взгляд, что зверек из одного популярного мультфильма мог бы покончить с собой от зависти, увидев его. После слов, последовали объятия, такие нежные и хрупкие. Мне сразу вспомнилось, как точно так же, стоя у себя в квартире, я обнимал ее и просил ровно того же. Одиночество сильно действует на раненую душу, затягивая и разрушая ее. Раз испытав это, больше никому не пожелаешь подобного, даже самому злейшему врагу.
        Возможно, мы действительно только утешаем друг друга или я просто снова нашел себе предлог испачкаться еще сильнее?
        — Хорошо.

* * *

        — Раин попробуй это печенье, я все утро старалась, чтобы, когда ты проснешься, оно уже было готово.  — С улыбкой на лице сказала Хикари.
        — Великолепно!
        — Правда?
        — Да, оно очень вкусное, ты как всегда меня балуешь!  — Постарался улыбнуться в ответ я.
        Время неумолимо приближалось к полудню. Мы с Хикари сидели за столом, и пили чай. Она отпросилась с работы, мотивируя это желанием побыть еще со мной. Прошлая ночь так и не запечатлелась в моей памяти. Лишь смутные частицы чувств, запах разгорячённой кожи и шампуня для волос. Наслаждение и глубокий сон. Черная бездна, провалившись в которую, я забылся до самого утра. Никаких снов, только чернота.
        Но с утренним пробуждением, приходят и мысли о содеянном. Ненависть к самому себе прошла, осталось только горькое послевкусие. Почему так? Это было моим пределом? Дальше запачкаться невозможно? Если так, то достигнув самого дна, жизнь становится проще. Хотя по-прежнему мысль о том, что я могу сделать больно Хикари, меня так и не покидала.
        — Я так рада Раин! Кстати ты чем-то расстроен?  — Спросила она, обняв меня сзади.
        Снова я почувствовал ее тепло, и снова, понемногу, это начинало меня пьянить. Еще чуть-чуть и забудусь в этих объятьях, полных таких прекрасных чувств. Наверно это роднит людей с мотыльками. Живя в кромешной тьме, они чувствуют себя в ней очень хорошо, и могут так провести всю жизнь. Но все равно, когда видят малейший лучик света, летят стремглав к нему, более ни о чем, не заботясь, их жизнью становится лишь он.
        — Хочешь, я тебя утешу?
        Да, так и есть. Погрязнув в серости и грязи, все что остается, это греться от таких солнц. Что бы хоть на миг почувствовать, что ты еще жив.
        Но я ведь человек. Хоть чем-то я должен отличаться от них!?
        Я развел в стороны руки Хикари, отстраняясь от них и смотря в пол произнес: — Не сегодня, прости, но я не в настроении.
        — Может, расскажешь, что тебя гложет? Я ведь твоя девушка. Мне больно, когда ты что-то скрываешь от меня. Я постараюсь помочь, так что, не лучше ли быть честным?  — Все с той же улыбкой продолжила она.
        — Ты не знаешь, где сейчас может быть Микаэлла?  — Вдруг выпалил я.
        — А зачем тебе она? Разве нам вдвоем плохо?
        — Мне очень нужно найти ее, поэтому я вчера и пришел. Прости…
        — Знаю. Но Раин, тебе сейчас не стоит думать о ней, поверь, лучше забыть ее.  — Ровным тоном сказала Хикари.
        — Как забыть?  — Не понял я.
        — Разве она не твоя лучшая подруга, почему ты так говоришь о ней?  — И в душу начал закрадываться страх. Вдруг что-то случилось между ней и Хикари, возможно она все рассказала и они поссорились или еще что похуже. Может из-за этого она и переехала.
        — Больно.
        В своих раздумьях я и не заметил, что держу Хикари за плечи, сильно сжимая руки.
        Опомнившись, я сразу отстранился.
        — Прости…
        Ее лицо выражало испуг и разочарование одновременно.
        — Раин, вот не можешь ты все держать в себе. Хотя за это ты мне и нравился всегда. Как бы хотелось еще немного вот такой идиллии. Чем моя любовь хуже?
        — Что ты имеешь в виду?  — Недоуменно спросил я.
        — В больнице сейчас Микаэлла. А ты даже не знал про ее недуг? Хотя она наверняка и не рассказывала, что бы лишний раз тебя не волновать.  — Все тем же разочарованным тоном, но уже с нотками издевки, продолжала Хикари.
        — В какой больнице? Как? Что с ней случилось?  — Сбивался на вопросы я, снова схватив Хикари за плечи. Нервы были напряжены на столько, что казалось, порвутся от малейшего колебания воздуха.
        — Раин успокойся, пожалуйста, и отпусти меня, больно.
        Я снова отстранился, но вот успокоиться у меня не получилось и на йоту. Дрожь, зародившаяся где-то в животе, моментально распространилась по всему телу. А руки и ноги внезапно стали ватными — предчувствуя беду.
        — Она просила не говорить никому не о чем, но видя сейчас твое состояние, я не могу поступить иначе.
        Она взяла ручку и оторвала один стикер, из прикреплённой к зеркалу у двери пачки, и что-то написав на нем, передала мне.
        — Вот, это адрес больницы, там у нее сегодня назначена операция, не знаю, успеешь ли, но это все что могу для тебя сделать.
        — И ты все это время молчала, как ты могла?  — Уже обуваясь, раздраженно спросил я.  — Если у нее такие сложности, нам надо быть сейчас там!
        — Возможно, ты и прав, но я ведь тоже девушка…  — Услышал я, уже выбегая из квартиры Хикари.
        Если задуматься, я не спросил ее больше ни о чем. Хотя потрать еще несколько минут, мог бы узнать большее количество информации. Но когда я услышал слово операция, то не мог ждать и секунды. Все мыслительные процессы свелись лишь к одному выводу — мне нужно быть там.
        Лишь мельком взглянув на адрес, написанный Хикари, я устремился к своей цели. Кроме чувства беспокойства за любимого человека, у меня еще было эгоистичное желание поскорее увидеть Микаэллу, поговорить с ней, обнять. И наверняка желание быть рядом, пересекалось с тревогой за ее здоровье, но что преобладало, сказать я не возьмусь. Возможно это стороны одной монеты, и все же я убеждал себя, что вижу призрачную грань между ними.

* * *

        — Доброе утро. Отличная погодка, не правда ли?
        — Привет. Ты что ждал меня?
        — Да. Решил, что пойдем вместе.
        — Ну, тогда в путь, Микаэлла уже заждалась.  — Ответила мне, улыбаясь Хикари.
        Так в дальнейшем молчании мы и шли к станции. Машину сегодня я брать не стал, поэтому решили воспользоваться поездом. Март уже вступил в свои права, и весеннее солнце начинало понемногу отвоевывать у зимы этот город. Да и грех было не пройтись пешком в такой день.
        Локомотив тащил состав к месту назначения, то ускоряя то, замедляя свой ход, когда мы подъезжали к очередной станции. Эта прерывистая езда напомнила мне о том, как же давно я не пользовался общественным транспортом. И хотя сейчас было не ранее утро, и большинство людей было уже на работе, из-за чего вагоны были полупустыми. Я все же чувствовал некий дискомфорт. Наверно это нормально для любого человека, у которого, уже какое-то время есть личный автомобиль.
        Такими пустяковыми мыслями я и пытался занять свою голову всю дорогу. Но когда мы сошли на нужной станции, эту псевдо идиллию прервала моя спутница.
        — Наверно это было слишком долго?
        — Хм, ты о чем?  — Переспросил я Хикари, неохотно выбравшись из своего мира и выключив музыку в наушниках.
        — Операция Микаэллы длилась целых девять часов.
        — Да уж, я и не знал, что они могут идти так долго.
        — Кстати, Микаэлла мне говорила, что если операция не удастся, то она вернется с того света и будет преследовать меня всю жизнь в виде злобного призрака.
        От этой шутки, которую она так весело озвучила, у меня сначала пошли мурашки по коже. Хотя когда я реально представил Микаэллу в этой роли, на моем лице тоже проскользнула улыбка.
        — Кстати скоро новый семестр начнется, ты уже готов? Последний год это наверно так волнительно.  — Мечтательно произнесла она.
        В отличие от меня, Хикари училась 4 года, поэтому не могла похвастать пока этими ощущениями.
        — Надо начинать уже думать о будущем, чем планируешь заняться Раин? Обычно к этому моменту студенты занимаются поиском работы. Хотя ты конечно отдельный случай.
        Я не знал, что ей ответить, ибо не думал о том, что будет даже завтра, не то, что через год.
        — А ты чем займешься помимо учебы, снова будешь подрабатывать в ресторане?
        — У меня начнется практика с лета, так что подумываю использовать ее для установки нужных деловых связей, чтобы в будущем устроиться в какую-нибудь большую компанию. Все же я переехала в квартиру, которую она сняла, и теперь арендная плата для меня выше, а значит и искать нужно что-то более серьезное.
        Услышав последние слова, я вдруг остановился. Вся реальность, которую так упорно старался не замечать и даже отрицать, вновь вышла наружу. И солнечный день, яркие вывески магазинов, проезжающие мимо машины. Все вокруг сразу стало серым.
        Сбавив шаг и оглянувшись через плечо, Хикари снова мне улыбнулась.
        — Ты чего застыл как вкопанный? Микаэлла ведь ждет.
        Хотел бы я рассказать, как после того беспокойного утра в квартире Хикари, я героически нашел ту самую больницу. Ворвавшись в последние минуты до операции, застал Микаэллу в палате. Как мы со слезами на глазах бросились друг другу в объятия. Со словами люблю и клятвой больше никогда не расставаться, началась наша новая жизнь.
        Но, увы. Реальность всегда отличается от наших желаний и тем более фантазий. И меня не пустили даже на порог, так как родственником я не был, а медицинский центр был частный. И все подробности пришлось узнавать через Хикари, так как у нее хотя бы были контакты родных Микаэллы.
        Тогда я еще раз пожалел о том, что не смог сохранить холодную голову. Хотя оно и понятно, ведь я постоянно коплю все в себе. Не находя логического выхода, в самый ненужный момент, все эти чувства превращаются в ураган. Если дан даже легкий толчок, ничего уже не поделать.
        Вокруг, тут и там стояли незнакомые люди. Кто-то просто плакал, а кто-то тихо причитал.
        «К химиотерапии она не хотела прибегать с самого начала».
        «Я слышала, что операция прошла успешно. Но ее организм не выдержал».
        «Какая потеря, ведь ей было всего двадцать два».
        Я стоял среди всей этой толпы и просто молчал, устремив взгляд на рыхлую только что освежеванную землю, и серый камень с именем и датой. В голове было пусто, как и в душе. Вместо оживленного биения сердца тишина. Не слез, не криков отчаяния, ничего.
        Узнав все подробности от Хикари, я много раз за эти дни спрашивал себя. Почему она молчала, почему всегда улыбалась мне, почему никогда не показывала даже вида, что с ее здоровьем или самочувствием что-то не так? Хотя ответы на эти вопросы были очевидны. И многое в ее поведении вставало на свои места. Но вместо того, чтобы думать о ее заботе, я винил себя за беспомощность, хотя именно этого она и хотела избежать.
        Не знаю, сколько времени прошло, но когда голос Хикари вывел меня из этого состояния, на кладбище больше никого кроме нас не было.
        — Погода меняется, похоже, снова дождь. Будет ли он сильным? Может завтра, опять выйдет солнце и вновь иссушит все, что упадет с неба? Ведь жизнь продолжается.
        — Почему ты не разозлилась на меня, не спрашиваешь ничего? О том, как редко мы виделись, о том, что было между нами, о том, как молчал о самом важном? Почему?  — Немного повысил голос я.
        Скорее всего, я это говорил от бессилия перед ситуацией. Но молчать было еще больнее.
        — Не мне тебя винить, наверно я поступила бы так же.
        — Но я ведь и раньше тебе врал, с самого нового года.
        — Это уже не важно. Я знала о твоих чувствах и чувствах Микаэллы…
        Мои глаза немного округлились, выражая удивление.
        — Знала и все равно не хотела отступиться. Знала и про ее недуг. Это я во всем виновата, ведь вы могли провести все это время вместе. Поэтому и должна попросить у нее прощение. И у тебя тоже.
        Ее тихий голос немного дрожал.
        — Нет, это мне нужно перед тобой извиняться! В этой истории как не посмотри, виноват я!
        — Не стоит, я ведь тоже вас предала. Старалась как можно чаще говорить что люблю, делала все, только что бы ты был со мной. А потом рассказывала ей все подробности. Даже о простых наших переписках. Знала, что делаю ей больно этим, но не хотела отступаться. Знала, что твои принципы морали не позволят тебе меня бросить и пользовалась. Даже квартиру тогда затопила специально. Знала, что Микаэлла возможно, скоро уйдет из нашей жизни. Нет, я хотела этого, желала всем сердцем. Своей лучшей подруге…
        Я молча слушал ее, боясь нарушить этот монолог, эту исповедь. Постепенно понимая, какой крест она несет на себе. И хотя от этого знания мне не становилось легче, я продолжал молчать.
        — Мне не хотелось, чтобы вы оставили меня одну. Я была уверенна, что если буду продолжать проявлять инициативу, ты не бросишь меня. Поэтому Раин, ты меня не предавал. Попытался смириться, держал все в себе. Как и она. Вы делали все что могли, для меня. Микаэлла говорила после нашего знакомства, что в ее жизни была настоящая любовь. То, с каким восторгом она описывала мне свои чувства, было прекрасно. Ее лицо, всегда приобретало такое счастливое выражение. И когда я представила вас друг другу у храма. На миг, по ее лицу пробежала тень того же счастья вперемешку с удивлением. Еще тогда я все поняла окончательно. Да и много ли Раинов живет в Токио? Так что не мне на тебя злиться.
        В этом мы были с ней похожи. Винить во всем себя, забывая о других, погружаться в пучины страданий, как отъявленные мазохисты.
        И все же я не выдержал.
        — Прекрати! Тебе не за что извиняться.
        — Как мне стоило поступить Раин? Я люблю тебя, но далеко не так сильно, как любила она. Она с самого начала нашего знакомства думала только о тебе. Даже сейчас, осознавая итог, и вернувшись назад, я поступила бы так же. Ты был нужен мне тогда.
        — Значит, все же утешали друг друга.  — Сказав это на выдохе, меня как будто разом оставили силы. Это была уже злость. Имел ли я на нее право?
        Почувствовав это, она вздрогнула.
        — Почему так все вышло? Я нашла свою любовь, и подругу. И хотела бы прожить с ними до старости. Обрела столько радостных минут. Я была так счастлива. Но почему же все так обернулось?
        Хикари стояла все это время, прижимаясь к моей спине. Я ощущал слабую дрожь в ее теле. И всю боль ее души своей душой. От этого чувство вины становилось еще сильнее. И я перевел свою слабость в видимость беспокойства о ком-то другом. Пусть и мерзко, но я уже и так испачкался дальше некуда. Еще одна капля ничего не решит.
        — Уже довольно холодно, тебе наверно пора идти.
        — Тогда и ты со мной.
        — Нет, я еще побуду здесь.
        — Я тоже останусь. Буду тебя греть.  — Со всей прежней нежностью сказала она. Но потом добавила — Нет, так я смогу согреть свое сердце, хотя бы еще чуть-чуть.
        Раньше я всегда находил, за что себя ругать. И пусть мои мотивы были не самыми добрыми и справедливыми, но все же саморефлексия давала свои плоды, и я принимал то, что делал. Но сейчас я кажется, первый раз в жизни себя возненавидел по-настоящему. Хикари в моих глазах была всегда прекрасна. Она была белым и чистым ангелом, Абсолютно честной и открытой. Доброй и милой. Просто идеалом чистоты. Таким человеком я всегда восхищался. На такого человека равнялся. Я сам возвел ее в идеал и сам по себе стал ждать от нее такого поведения. Но как ярый верующий разочаровывается в своем боге, так и я разочаровался, узнав, что она такой же человек, как и мы все. Так же как и все, она может быть эгоистична, так же как и все может соврать, если ей это потребуется. И за то, что не могу простить ей эти человеческие черты, я себя ненавижу.
        Так и стояли мы среди накрапывающего равномерной моросью дождя. Даже после всего, пытаясь помочь друг другу продержаться в этом сером мире лишнее мгновение. Боясь, отпустить друг друга и зная, что отпустив, больше не увидимся.

* * *

        Жизнь в этом мире похожа на бесконечную игру. Сначала играть в нее очень весело, и ты изо всех сил стараешься пройти еще один уровень, установить новый рекорд. Но постепенно, все скатывается в обыденность. В конце концов, какая разница, пройдешь ты новый уровень или застопоришься на месте?
        Это не имеет никакого значения, ведь жизнь продолжит свой ход в любом случае. А пройдя новый уровень, ты попадешь на следующий, и так до бесконечности. С этой точки зрения ничего не меняется, даже когда очередной уровень заканчивается. Ты все еще стараешься получать удовольствие, но уже играешь не в полную силу. Становится тяжело, пропадает интерес, приходит боль. Тебе просто становится все равно.
        И даже не смотря на это, жизнь продолжается.
        И неважно, сколько уровней пройдено.
        Однажды один мудрый человек сказал, что мы учимся ходить для того что бы рано или поздно прийти к любимому человеку, руки нам нужны что бы обнять его, а голос что бы сказать те самые слова, после которых уже ничего не изменить. Так ли это?
        Сегодня вроде бы, как и обычно, у меня есть цель. Я хочу прожить сегодняшний день, ни о чем не сожалея. Именно поэтому каким-то образом я должна изменить всю систему целиком.
        Люди улыбаются. Все счастливы в этом мире.
        Они работают, заводят семьи, учатся в школах, отдыхают на курортах. Все плачут в этом мире. Злятся, нервничают, ругаются, боятся, злорадствуют. И снова улыбаются.
        Ничего в этом мире не имеет смысла. Все дорогое и важное — лишь фикция. И марионетки, дергающиеся на веревочках. И слайд-шоу панорам на задних планах. В этом сером театре драмы и комедии даже другие цвета лишь выдумка!
        Она стояла на краю парапета. Ветер дул сбоку, обволакивая ее своим потоком. Ветер постоянно задирал клетчатую юбку школьной формы, с пятном зеленой краски, и растрепывал короткие, черные как смоль волосы. И хоть порывы его были не так сильны, но от каждого, по телу проходила дрожь.
        Она не была худой, но и толстой ее назвать тоже язык бы не у кого не повернулся. Если не считать нелепого пятна в области бедер и отсутствия жакета, как атрибута школьной формы. А так же бежевой тряпичной обуви на ногах, в которой обычно ходят в помещениях учебных заведений. Она была обычной среднестатистической, восемнадцатилетней школьницей выпускного класса.
        Напряженно всматриваясь вниз, она пыталась найти в этом мире что-то. Что-то что заставит ее выйти из сложившегося положения. Сделать шаг вперед или назад.
        В памяти всплывали картины из прошлого. Катание со своим парнем на лодке по озеру в парке. Поездка с родителями на курортные пляжи, во время летних каникул. Успешная игра на фортепьяно в рамках городского конкурса. Эти и тому подобные светлые образы проносились мимо, не задерживаясь. В них не было красок, и они не были наполнены чувствами. В суматохе фрагментируя память, она пыталась хотя бы в ней отыскать какие-то важные для себя смыслы.
        «Неужели для меня нет других дорог? Неужели в этом городе, для меня нет новых возможностей».
        «Даже сейчас ищу себе оправдание».
        Подумав об этом, на ее лице возникла гримаса отвращения. Что же привело ее на крышу самого высокого жилого комплекса в районе, да еще и в учебное время?
        Она подумала о человеке, который стал ее первой любовью.
        Вспомнила о том, как долгих полгода добивался ее. О том, как мир тогда казался прекраснее, деревья выше, а трава зеленее. И три месяца сказочных отношений, наполненных романтикой, яркими свиданиями, горячей перепиской перед сном. Он был настойчив и решителен. Никогда еще она не испытывала таких чувств к кому-либо. После долгих уговоров она все же решилась прийти к нему домой. И не смогла отказать, когда его руки стали исследовать ее тело. Помнила сладкую боль от того, как впустила любимого человека в себя. И как на следующий день все изменилось.
        «Может мне все это снится и, сделав шаг вперед, я проснусь в своей кровати».
        Ей очень этого хотелось. Чтобы последних дней ее жизни не существовало. Чтобы он встретил ее утром у дома, и они как всегда пошли в школу вместе. Чтобы не существовало видео, которое распространилось со скоростью вируса по всей школе. Чтобы ее родителей не вызывали на педагогический совет. Что бы мама ни падала в обморок, а отец не отрекался от нее.
        «Да. Наверняка это все просто страшный сон. Такого ведь не может случиться в обычной жизни».
        Но реальность штука упрямая. И как бы ты ее не отвергала, но факты никогда не дадут тебе закрыть на нее глаза.
        По телу снова прошла дрожь, от очередного порыва ветра. Она стала сигналом, к решительным действиям. Кисти рук, вцепившиеся мертвой хваткой в ограждение, стали понемногу разжиматься. Мысли, грузом давившие на нее, разом улетучились. Осталась только пустота, и этот миг, тянувшийся казалось бы бесконечно.
        Когда она уже практически шагнула в бездну, за спиной послышался металлический скрежет. От неожиданности, она еле успела снова схватиться за сетку ограждения, прежде чем испуг заставил ее тело рвануться вперед. Переведя дыхание, она посмотрела через плечо, и увидела самую странную картину за свою не долгую жизнь.
        Скрежетом оказался звук открываемой на крышу двери. В нее вошел высокий светловолосый парень. По виду — иностранец. Она могла сказать, что серая рубашка и джинсы смотрелись бы на нем очень стильно, если бы не дополнялись большими пушистыми белыми тапочками в форме зайцев. Подмышкой он нес штатив, а на шее у него весел фотоаппарат.
        Не обращая никакого внимания на девушку, парень начал с деловым видом, устанавливать свою нехитрую аппаратуру, всего в пяти метрах от нее.
        «Может он не заметил меня? Да и вообще, что он тут фотографировать собрался, крыши домов».
        Все это настолько поразило девушку, что она на какое-то время даже позабыла, в каком положении находится и для чего пришла сюда. А парень в это время, молча направил свой объектив в небо и сделал несколько серий снимков.
        Любопытство взяло свое, и она заговорила первая.
        — Я Вам тут не мешаю случайно?
        После этих слов, парень перевел свой взгляд с экрана фотоаппарата на нее. В нем читалось легкое недоумение. Как будто его только что вырвали из иной реальности, и он не понимает, где находится и что вообще происходит вокруг.
        — Простите, не знал что здесь уже занято.  — Вежливо сказал он с небольшим акцентом.
        Эта сюрреалистичная картина настолько поразила девушку, что она тут же засмеялась во весь голос. Любой доктор, занимающийся психоанализом смог бы разобрать в нем еле заметные нотки безумства. Но не он, не она, такими познаниями не обладали.
        — Это все, что тебя беспокоит в данной ситуации?  — Успокоившись, спросила девушка, отбросив формальную речь.
        — Я и сам в шоке от себя.  — Неуверенно сделал вывод он.
        Спокойствие и отрешенность парня еще больше поразила ее. Как ни крути, но с его стороны ведь ситуация должна читаться с первого взгляда. Да и начать действовать он должен был совсем по-другому.
        — Неужели так испугался, что больше и слова вымолвить не можешь?
        — Нет, ты меня не так поняла.  — Уже с большей жизнью в голосе ответил он.  — Меня удивило, что я вообще как-то отреагировал. Не думал, что это когда-нибудь произойдет снова.
        Удивленный монолог парня, оценивающего свою реакцию, закончился довольно быстро. Хотя такая отчужденность должна была задеть девушку, и она могла подумать, что даже посторонним на нее плевать. Почему-то ее мысли пошли в противоположном направлении.
        — Ты издеваешься надо мной?
        — Нет, даже и не думал. Кстати ты в курсе, что при каждом порыве ветра, я вижу твои трусики?
        Такое бесцеремонное заявление вогнало девушку в краску.
        — Извращенец!  — Смущенно воскликнула она.
        Теперь была очередь парня засмеяться от всей души. Что заставило покраснеть ее до самых ушей.
        — Прости, я не специально. Ох, как же давно я так не смеялся!  — Заявил радостным голосом он.
        — Проехали. Кстати это все, что тебя волнует в сложившейся ситуации?
        Не услышав ответа, и уже совсем другим тоном она добавила.
        — Я такая неудачница, что даже в последнюю минуту, на выручку мне приходит «такой тип».
        — Это точно!  — Неожиданно живым голосом заговорил парень.  — Действительно неудачница, если думаешь, что сейчас я начну тебя от чего-то отговаривать. Ты хочешь, чтоб люди тебе потакали? Говорили, как ты им нужна, как жизнь прекрасна? Разве тебя сейчас это должно беспокоить?
        Недоумение, смешанное с отчаянием читалось на лице девушки. Такие злые слова ломали ее психику. Вторгались в самое нутро. Казалось бы, сейчас должны политься слезы, и исчезнуть последние силы, держащие ее в этом мире. Но вместо этого она еще сильнее вцепилась в перила руками и молча продолжала слушать этого странного типа.
        — Подумай сама, я не стал тебя утешать или говорить, как хорошо жить на этом свете. И уж тем более не собираюсь звонить в полицию или другую службу с криками, что на крыше моего дома возникло чрезвычайное происшествие.
        — Тогда зачем ты вообще со мной говоришь?
        — Это же очевидно.  — Таким тоном, как будто это самая простая вещь на свете, произнес парень.  — Потому, что ты позвала меня. И я снова обратил внимание на мир, в котором больше не живу. Хоть это и прозвучит надменно, но ты меня очень заинтересовала, ведь всего полгода назад я стоял на том же месте. Поэтому понимаю как никто другой, что ты сейчас чувствуешь.
        Искренность, с которой он говорил пугала ее. Мысль, что перед ней стоит родственная душа уже закралась в голову и упрямо отказывалась покидать ее. Внезапно ей захотелось узнать его лучше, услышать его рассказ. Но из-за своей нерешительности она не могла так сразу в этом признаться.
        — Скажи, что ты сейчас видишь внизу?  — Вдруг спросил он.
        Девушка развернулась лицом к бездне и сосредоточенно посмотрела вдаль. Потом медленно перевела взгляд вниз.
        «Что он имел ввиду?»
        Она не понимала, какого ответа ждет от нее этот парень. Описание пейзажа или конкретного места. Или может количества машин на дороге. Когда пауза после его вопроса затянулась, она внезапно даже для себя, вдруг выпалила.
        — Серый мир. Мерзких людей, что словно черви после дождя, ползают в грязи.
        — Кстати, ты любишь японские сладости?
        На очередной неожиданный вопрос она могла лишь утвердительно кивнуть головой.
        — Я сегодня утром купил пирожных в кондитерской соседнего дома. С удовольствием угощу тебя чаем. Расскажешь мне свою историю, а я взамен свою?
        Видя в ее глазах недоверие, парень внезапно подошел к перилам и прошептал.
        — Я вижу тоже самое.
        После его слов девушка пришла в себя. Все еще колеблясь, словно под гипнозом, она осторожно начала перелезать обратно.
        Потеряв доверие к целому миру, она все же решила довериться одному человеку. Только его цвет был другим.
        Только так мы можем оправдать свое существование.
        Мы живем, что бы искать цвет, отличный от повседневности.
        — Кстати меня зовут Раин.  — Улыбнувшись, произнес парень, когда они уже подходили к двери.
        — А я Томоко.
        Конец.

        Послесловие автора

        Искренне надеюсь, что Вы провели время за прочтением моего произведения так же хорошо, как и я при его написании. Я всегда хотел попробовать написать роман с парнем главным героем, где будет много повседневности, романтики и драмы. Ведь иногда, все мы устаем от приключений и комедий, и хочется почитать что-то спокойное, с неспешно развивающимся сюжетом. Получилось ли это у меня или не очень, судить Вам дорогие читатели.
        Но в любом случае, спасибо большое, что Вы были вместе с Раином до самого конца. Этот герой мне очень дорог. С нетерпением жду нашей следующей встречи на страницах моих новых книг.
        Ткачев Сергей 2016 год

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к