Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Таругин Олег: " Старуха С Лорнетом " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Старуха с лорнетом Олег Аркадьевич Тарутин


        #

        Тарутин Олег Аркадьевич
        Старуха с лорнетом


        Олег Тарутин
        Старуха с лорнетом
        ПОВЕСТЬ
        Ровно в четверть восьмого, не в половине, как вчера, и не в двадцать минут, как обычно, Борис Митрохин, отжав замок, толкнул плечом дверь своей однокомнатной кооперативной квартиры и бодро выскочил на лестничную площадку. Черта с два! Не тут-то было! Как вчера, как позавчера, как всю эту распроклятую неделю подряд, лязгнув замком, одновременно приоткрылась и выпустила соседа смежная по площадке дверь. "Вот гусь...- в полной растерянности подумал Митрохин.- Да ведь он меня караулит. Ну сейчас добавит он мне бодрости!"
        - А я ведь и опять в жилконтору могу! - с ходу начал сосед-смежник.-Что ж, думаешь, управы не найду на тебя да на кобеля твоего, а? То джазом рычал, теперь кобелем гавкаешь? Вот выкинем тебя отсюда вместе с твоей живностью да с музыкой! Сказать тебе, где я работал? Сказать, а? Ишь, вырядился!- с обличающим сарказмом завертел он пальцами перед джинсами и спортивной сумкой Митрохина.- Пижон! Низкопоклонник перед Западом!-Сосед уже закрыл дверь и стоял в середине тупикового конца коридора, загораживая Борису проход к лестнице.
        "Ох и сквалыга!..-тоскливо думал Митрохин, глядя на соседа.-А ведь старик, старикан глубокий... Да неужто он всю жизнь так?"
        Сосед топорщил небритый, защетиненный подбородок, а глаза его, устремленные снизу вверх на рослого Митрохина, светились каким-то вдохновенным восторгом. В руке соседа покачивалась драная хозяйственная сумка, из которой торчали бутылочные горла: все бомбы, все фугасы...
        И куда он с ними в такую рань?
        Борис отвел взгляд от стеклотары.
        - Слушай, дед,- начал он, стараясь, чтоб звучало внушительно,-ты мне надоел, понял? Нету у меня никакого кобеля и никогда не было, прекрасно ведь знаешь. Кошка у меня есть, так она не гавкает, хомяк-тем более. И магнитофона, в который раз тебе говорю, у меня нет!
        И в жилконторе тебе то же самое втемяшивали...
        - Да ты что ж меня тыкаешь-то, а?
        - А ты меня что ж?
        - Ах ты молокосос!
        - Ох, кабы вы молоко пить начали, Прокопий Митрофанович,-съязвил Митрохин,-так вам бы всякие голоса да лай...
        - Митрофан Прокопыч! - криком прервал его сосед.- Склеротик! Сам псих! Бабник! Алкоголик!
        - Ну хватит!-Митрохин решительно шагнул вперед, слегка сдвинув в сторону Митрофана Прокопыча, обходя того со стороны сумки.- Привет жилконторе!
        - И участковому! И участковому привет! - кидаясь вдогонку, закричал сосед.-Ах ты!.
        Ну ж ты!..
        Борис выскочил из парадного, усмехаясь, покрутил головой. "Ай да сосед! И обижаться-то нельзя на такого старикана. В теперешнем его состоянии",- поправил себя Митрохин. Ну, а в прошлом? Кем он там был, в трудовой своей зрелости, штатской или военной, полный сил и энергии Митрофан Прокопович-ныне алкаш и сквалыга, тяжкое наследие квартирного обмена милой семейной пары? Ну ведь не "секретным же физиком" в самом деле, о чем с недомолвками и намеками поведал он Митрохину, зайдя к тому по-соседски в первый свой послеприездный вечер. Выпили они тогда немного, и впал Митрофан Прокопыч прямо-таки в сатанинскую гордость. Кто, мол, Митрохин против него, Прокопыча? И в таких он, брат, органах работал, что и сейчас не до конца еще рассекречен. Только-шш!.. понял? Если, конечно, неприятностей не хочешь. И в таких он местах жил, что тебе и знать не положено. Где все, такие, как он, "австрофизики" собраны, понял? И черт же дернул тут Митрохина хохотнуть! У-у! Тут и стопка об пол, и дружба всмятку. Вот и до сих пор угомониться не может.
        Борис и хмурился, и усмехался, вспоминая тот вечер. Ладно. Жалеть человека нужно, а не злиться. А специальность у него была наверняка тихая, сидячая: бухгалтер, допустим, товаровед, кадровик, может быть. Митрохин шел мимо соседнего девятиэтажного дома, мимо ясельно-детскосадовского комплекса, куда вовсю подводили, подносили и подкатывали разновозрастную ребятню, шел через скверик, через проспект-к станции метро. Три года уже одним маршрутом. Он шел, держа перед собой на ремне спортивную сумку, на ходу поддавая ее коленом. И прекрасным было это июльское утро: свежим, солнечным, ясным. И день был отличный - четверг.
        Ох и народу, мама милая! Ох и каша! Во входные проемы станции метро "Академическая" - грудью в спину, носом в затылок-вваливалась спрессованная толпа, а избыток ее нетерпеливым полукружьем топтался на площадке перед входом. Вниз шли три эскалатора, и на них тоже-носом в затылок и бок о бок. На эскалаторе Митрохин вздохнул с облегчением, выпростал из бокового кармана мягкокорочный растрепанный детектив и, не теряя времени, налистал нужную страницу, где как раз "...рука Пьера медленно сжала нагретую за пазухой рукоятку пистолета...". Вот и почитаем. Ну тяни, Пьер, а то, похоже, крышка тебе...
        И тут Митрохин услышал встревоженный гомон метрах в пятнадцати ниже, на их же эскалаторе. Гомон, а в нем отдельно различимые отчаянные вскрики: "Бу-бу-бу...-Его же раздавят! (женщина)...-...Гу-гу-гу... пенсионеры эти... гум-гум...-Да остановите же! (женщина)...-Остановят, как же... гум-гум..." От нижних к верхним, как огонь по фитилю, стремительно покатилась информация, передаваемая как при игре в испорченный телефон:
        - Да очки это, очки!
        - Очки старуха потеряла!
        - Старуху в очках затоптали!
        - Кричали же "его раздавят!".
        - Кого-его?
        - Нагнулась, понимаете, за очками, ну и... - Да какая там "скорая"! Бесполезно уже!..
        - Черт их носит, пенсионеров! И обязательно им в часы пик надо!
        - А если надо? Вот доживите до этих лет...
        - За очками в аптеку ехала бабуся... Эх!
        В этом дезинформирующем гуде и съезжал Митрохин, взволнованно шаря глазами по толпе внизу, а толпа, замедляя движение и оборачиваясь, создавала клокочущую толчею возле кабины контролера. Поголовно все смотрели на высокую, худощавую, снежно-белую старуху с сумкой под мышкой. Старуха, неудержимо относимая встречным потоком, изо всех своих сил пыталась пробиться назад, к митрохинскому эскалатору. Встав в своей кабине, кричала что-то женщина-контролер.
        Вот уже ступени выположились под Борисовыми подошвами, и тут он увидел вдруг какой-то предмет, ну да эти самые очки. Они лежали сбоку, прямо у стальных зубцов решетки, под которые убегала лента эскалатора. Они подпрыгивали, тычась в эти зубцы и отскакивая. Кто-то из впередистоящих нагнулся было схватить, да где там! эскалатор шел с максимальной разгрузочной скоростью часа пик. Вот сейчас и Митрохина пронесет мимо... Борис стремительно присел, резко качнулся вправо и так, на корточках, перепрыгивая с эскалатора на решетку, в последний миг успел уцепить эти очки пальцами. Кто-то в толпе подхватил его под локоть, рывком помог встать, кто-то чертыхнулся, кто-то хлопнул по спине: молодец, мол.
        - Все в порядке, бабуся! У меня очки! - прокричал Митрохин, вскинув вверх руку с очками.- Где вы там, бабуся?-А вот она где. Не рвется уже против течения, а стоит чуть в стороне от основного потока, прижав свою сумку к груди, к сердцу. Ах, бедолага... Митрохин пробрался к ней, издалека показывая очки.- Вот они. Здесь!
        Старуха вырвала очки из митрохинской руки, судорожно прижала их к щеке, всхлипнула.
        - Сонечкин лорнет,-полушепотом произнесла она,единственная оставшаяся Сонечкина вещь. И чуть было... Ах, я вам так благодарна, молодой человек, так благодарна! - Она доверительно коснулась рукава митрохинской куртки.Вы не представляете, что значит для меня эта вещь... И его могли раздавить! - вновь проникаясь пережитым ужасом, вскричала старуха. Она взяла странные эти очки за единственную дужку. Странная оптика в затейливой оправе. Действительно, лорнет... надо же... "Двойной лорнет, сносясь, наводит..."-вспомнилось Борису что-то школьное, давнее. Кто ж это наводил, а? А сейчас-то откуда она их выкопала?
        Старуха навела лорнет на Митрохина.
        - Целы! - радостно вскричала она.- Стекла целы! Ах, дорогой вы мой, как я вам благодарна!
        Митрохин смутился: ну уж... Старуха сложила лорнет, выпростала из-под мышки сумку. Ох и сумка! Что-то рыже-черное, старое, вытертое донельзя, с каким-то металлическим вензелем сбоку. "Ридикюль",- почему-то подумал Митрохин. Старуха, щелкнув замком, открыла этот самый ридикюль и бережно опустила в него лорнет. Борис успел увидеть внутри какой-то кулек и корешок массивной, с золотым тиснением, книги. Защелкнув замок и вернув ридикюль под мышку, старуха свободной рукой подхватила под руку засмущавшегося Бориса.
        - Давайте-ка, юноша, постоим немного. Я все еще не могу прийти в себя. Прямо сердце зашлось! Единственная вещь, оставшаяся мне от Сонечки Мурановой - самого верного моего друга. Вы не торопитесь, юноша?
        - Ну ясно... конечно же,- забормотал почти тридцатилетний Митрохин,- я сегодня вообще, раньше времени еду.
        - Ну и чудесно! - обрадовалась собеседница.- А вот тут и народу поменьше, вставайте-ка к колонне. Татьяна Антоновна,- представилась она неожиданно церемонно.
        - Борис,- ответно представился Митрохин.
        - Очень красивое имя,- улыбнулась Татьяна Антоновна. Была она одета в серую вязаную, очень старую кофту, кое-где аккуратно заштопанную, в длинную черную юбку. На ногах ее были простецкие туфли, тоже не вчера купленные. А эта блузка с тщательно отглаженным воротничком... Где она такую откопала? Мгновенная жалость царапнула Борисово сердце, он отвел глаза.
        - Чепуха все это, милый юноша,- перехватив его взгляд, безмятежно сказала Татьяна Антоновна.- А я, дура старая, почитать вздумала наэскалаторе. А тут кто-то возьми да и толкни меня под руку, не намеренно, конечно. Ужас! Я - в крик, и все вокруг - в крик, и так и сяк меня костерят: сидели бы, мол, дома по утрам белые панамки, одуванчики божьи, мол, неймется им в часы пик в транспорт лезть, под ногами путаться!-Старуха беззлобно рассмеялась.-В общем-то правы они, конечно. Но мне сегодня обязательно надо побывать у Сонечки, и именно с утра: вечером я уезжаю. Кто знает, суждено ли вернуться? Она похоронена на Смоленском,-пояснила Татьяна Антонина,- дружочек мой бесценный. Сколько вместе прожито-пережито... А теперь, Боря, давайте-ка садиться. Только, бога ради, не вздумайте занимать для меня место. Встанем в уголок, поговорим, ладно?
        Они вошли в мгновенно наполнившийся вагон, протиснулись в угол.
        - Вы где выходите, Боря? - спросила Татьяна Антоновна.- На Невском? Чудесно! И у меня там пересадка. А кстати, Боренька, простите за любопытство, кто вы по профессии?
        - Инженер-конструктор.
        - И это интересно? Это, если не секрет, не связано с космосом?
        - Какой там космос,-ухмехнулся Митрохин,-обычный инженеришка. Работаю в НИИ "Бытпроммаш". Бытовые и промышленные машины,- пояснил он.- Полотеры, пылесосы, прочая такая ерунда, автоматы всякие.
        - Да, конечно, малоромантичная работа,- с легкостью, так что Митрохин даже несколько обиделся, согласилась старушка.- Хотя и в этой области есть, наверное, простор для взлета мысли,-тут же поправилась она.
        - М-мда...- неопределенно промямлил Борис.- "Лесная" уже,- качнул он головой в сторону замелькавшего зеленого пластика станции.
        - Угу,- улыбнулась собеседница,- А вы случайно не пишете, Боря?
        - Что вы? - искренне изумился тот.- С какой стати?
        - А музыка? Живопись? Какая-нибудь иная область искусства?
        - Да нет, и не баловался даже никогда.
        Старушка слегка вздохнула с непонятным для Митрохина сожалением.
        -Татьяна Антоновна,-рещился-таки спросить Митрохин,- а что, разве этот лорнет такая уж удобная штука?
        - Ах, конечно же нет, Боря,- оживилась старушка,- и в обычные дни я пользуюсь очками, как все нормальные люди. А лорнет я беру только тогда, когда езжу к Сонечке. Это уже традиция, так же как и Диккенс, которого я читаю там. Вы знаете, Боренька, ведь от других моих близких-ни могил, ни писем, ни фотографий не осталось. Ничего. А ваши родители живы, Боря?
        - Нет,- коротко ответил Митрохин,- у меня только сестра в Севастополе.
        ...Так они стояли и разговаривали в углу, а когда вагон, сбиваясь с ровного хода, дергался и раскачивался, Митрохин придерживал старушку под локоть, а та благодарно улыбалась и кивала. На Невском толпа вынесла их из вагона и мгновенно схлынула: кому на пересадку, кому на выход. Пора было расставаться.
        - Еще раз - огромное вам спасибо, Боренька. Славный вы человек. И знаете, у вас на переносице оспинка, как у моего старшего, у Стасика. Он погиб. Волховский фронт...
        Татьяна Антоновна судорожно передохнула. - Вот, ради бога, не побрезгуйте.- Она полезла в свой ридикюль, достала кулек и протянула его Митрохину.
        В кульке было несколько коричнево-бурык комков с терпким, странным, удивительно приятным запахом.- Возьмите, возьмите, юноша. Это конфеты собственного моего изготовления. Берите одну. Больше я не предлагаю, да больше, пожалуй, и нельзя. Тут добавлено немного сока некоторых растений. Я ведь когда-то увлекалась ботаникой. Вы никогда не задумывались, Боря, какая сила движет одуванчиком, пробивающим головою асфальт? Впрочем, это неважно. Берите же, Боренька!
        - Спасибо, Татьяна Антоновна!-Митрохин, чтоб, не дай бог, не обидеть старуху недоверием к ее самодельным сластям, вытянул из кулька один комок, сунул в рот. До чего же странный вкус... До чего ж замечательный вкус!..
        - Ешьте, ешьте,- как-то торжественно проговорила Татьяна Антоновна,вы достойны, я уверена.
        - До чего же вкусно! - проглотив сладкую слюну, проговорил Митрохин.-А вы?
        - А мне это уже ни к чему, милый юноша,- улыбнулась старая женщина.День взлета... Нет, это я не для себя делаю,- загадочно проговорила она, убирая кулек в ридикюль.
        Ну, мне пора. Прощайте, Боря. Да будет этот день памятным для вас.- Она протянула Митрохину руку, и пожатие ее было неожиданно крепким и энергичным.- И все-таки жаль, Боря, что вы - не человек искусства. Ах, какая бы тут открылась возможность! Но это уже старческое брюзжание. Прощайте же.
        Татьяна Антоновна еще раз тряхнула Борисову руку и, ни разу не оглянувшись, пошла к пересадочному эскалатору. Митрохин смотрел ей вслед: белоснежные волосы, прямая спина, статная поступь. Еще раз мелькнула белая голова, и навсегда исчезла из Борисовой жизни эта старуха с ридикюлем, лорнетом и кульком удивительных самодельных конфет. ...Седая, гордая, в заштопанной этой кофте, в туфлях этих детских...
        Ох, бабуля... Ох, старухи, тебе, одинокой, подобные... Седые русские интеллигентки на последнем отрезке жизни, на самых ее предфинишных полосах... Бывшие Машеньки, Сонечки, Шурочки, бывшие девочки из многолюдных, дружных трудовых семей, бывшие гимназистки, курсистки, учительницы, фельдшерицы. Бывшие, бывшие... Бывшие хохотушки и недотроги, бывшие спорщицы и пeвуньи, бывшие красавицы, бывшие любимые, бывшие жены... Бывшие, бывшие... Все минуло, все кануло в прошлое: и люди те, и то время, ее время, ее люди. А в этом вот времени, в нынешнем, она уже не жена, не возлюбленная, не мать, не защитница, не наставница, и не живой она нерв в этом времени, а заноза... В старость, в старость как в воду, все глубже и глубже, пока не зальет она последнего твоего вздоха. Старость-как отступление, как сдача позиций - одной за другой, до самой последней позиции, до края, до шага в пустоту. . А если нет даже писем, даже фотографий, даже могил на земле? Если навсегда-только соседи, только чужая жизнь? Если осталась только память, вместившая все, что было с нею, с ее страной в то время - прекрасное и страшное,
неповторимое, единственное? Только память и мужество жить.
        Вот так, или примерно так, сумбурно и взволнованно, думал Борис Митрохин, пока эскалатор выносил его на поверхность. Теперь ему оставался последний, троллейбусный этап рабочего пути - пять остановок. Эх, а троллейбус-то уже отходит! Не успеть... А вдруг? Митрохин помчался к остановке с какой-то необычной для себя ловкостью, стремительно проскакивая меж прохожими и умудрившись не сбить и не толкнуть ни одного человека. Сейчас захлопнется! Ну еще чуть... Давай! В мощном последнем затяжном прыжке, с ходу, Митрохин влетел в тронувшийся троллейбус и привалился спиной к тотчас же захлопнувшейся двери. Вся задняя площадка принялась рассматривать прыгуна.
        - Ну ты, друг, даешь! - одобрительно пробасил стоявший у заднего окна черно-лохматый дядя.- Я думал, ни в жисть не успеешь. От алиментов, что ли, спасаешься?
        - От них, проклятых! - засмеявшись со всеми пассажирами, подтвердил Митрохин.- От самой Охты бегу!
        - Ну, считай, что спасся, коллега,-забасил лохмач.- Лезь сюда. Что, мужики, не выдадим спортсмена?
        Митрохин сквозь развеселившуюся толпу с удовольствием протискался к лохмачу, встал рядом. Все пять остановок проболтали они с этим дядей, представившимся Митрохину художником-декоратором. Потом, в настроении самом веселом, Митрохин выскочил из троллейбуса, помахал на прощание едущему дальше алиментщику-декоратору, а тот помахал в ответ.
        Родной митрохинский институт-НИИ "Бытпроммаш" помещался в небольшом старинном особняке с пузатымя полуколоннами у входа и четырьмя кариатидами, что вот уже свыше двухсот лет, и пять из них-на памяти Бориса, день за днем со скорбными улыбками держали на нежных девичьих плечах широкий и тяжкий балкон. Мигрохин всегда с сочувствием поглядывал на этих гологрудых бедолаг: держитесь, девочки! Дом находился под охраной государства, о чем свидетельствовала чугунная доска, укрепленная на уровне второго этажа. У входа зеленела стеклянная вывеска учреждения. Митрохин, пришедший сегодня раньше обычного, в числе первых миновал проходную, весело насвистывая, взбежал по широкой, затейливо изукрашенной мраморной лестнице, прошел по коридору и бодро вошел в приоткрытые двери с табличкой:
        "Конструкторское бюро, группа 2".
        Как обычно по утрам, Серафима Мироновна, их чертежница, уже заваривала чай на категорически запрещенной электроплитке, и пар чуть пошевеливал прикнопленноe к стене бумажное уведомление в рамке, тщательно выполненное самой Серафимой: "Ответственный за противопожарную безопасность-С. М. Васильева". Большая и светлая комната впритык была заставлена столами и кульманами, и в утреннем малолюдье особенно бросалось в глаза, какая же у них теснотища.
        В красном углу комнаты, за своим начальничьим столом уже сидел сам Жорж. Кому Жорж, а кому Георгии Андреевич Бочко-Задонский, обремененный животом и гипертонией крупногабаритный мужчина, некогда - русокудрый могучий красавец. Митрохину он был Георгием Андреевичем. Бочко-Задонский всегда приходил на работу первым. И как обычно, стоял уже у своего кульмана, задумчиво закусив палец, старательный Эдик Грендруков - "потливый ум", как ядовито окрестил его Борисов приятель, блестящий конструктор и редкостный неудачник Серега Пересветов. За соседним с Эдиковым столом, прямо на чертежах разложив свою косметику, беззаветно трудилась Ирочка Стебликова, самый молодой конструктор группы.
        - Привет, коллеги! - поздоровался вошедший Митрохин.- Ирочка, что с тобой стряслось?
        Молодой здоровый сон обычно не давал Ирочке возможности появляться в группе раньше чем через четверть часа после начала работы. Это стало уже традицией, всегдашним утренним развлечением сотрудников.
        - Опять эта Стебликова опаздывает! - ежеутренне, спустя эти самые минуты, возмущался Задонский.-Черт знает что! - И тут же в тихо скрипнувших дверях появлялась легкая на помине Ирочка.- Ну-с, что вы сегодня скажете, Стебликова? - опершись щекой на руку и поигрывая карандашиком, вопрошал ее начальник.
        - Ну честное слово, Георгий Андреевич, ну не слышу я его (имелся в виду будильник), а папа к семи уходит!
        - А почему бы вашему папе не будить вас перед уходом, Ирина Викторовна? - всякий раз коварно предлагал Жорж.
        - Что вы! - с обидой отвечала Ирочка.- Это же шесть десять! - Она стояла в дверях, укоризненно переминаясь на своих потрясающей красоты ногах, и убойной силы взглядом пронзала Задонского.
        - Чтоб это было в последний раз! - всякий раз сдавался бывший красавец.- Пропуск отобрали?
        - Не отобрали, Георгий Андреевич! - радостно успокаивала его Стебликова.- Они давно уже не отбирают! (Ну ясное дело, вахтеры тоже ведь мужики, хоть и пожилые.)
        ...-Так что с тобой стряслось, Ирина?-спросил Митрохин.
        Ирочка тряхнула белогривой головой. Во рту у нее был карандаш для ресниц.
        - Папа у нее теперь к восьми уходит,- злорадно пояснил Жорж.
        - Ага,- грустно подтвердила Ирочка, освободив рот и поднося зеркало к глазу.- Он теперь в другом месте работает...
        -Пьем чай, товарищи!-позвала Серафима.-Быстренько!
        Все привычно, все на месте, все - как всегда в родной конторе. Потом они пили чай, а комната наполнялась сотрудниками. Серега Пересветов болел вот уже третий день.
        - Борис Сергеевич,- позвал Митрохина Задонский,- как там у вас с "Эрмитажем"? Сроки-то уже вовсю жмут. Третий вариант, я считаю, вполне. Можно запускать.
        - Дрянь вариант,- неожиданно для самого себя сказал Митрохин, поморщившись. А ведь еще вчера, задержавшись после работы и - в который уже раз - просматривая документацию по третьему варианту своего "Эрмитажа", он тоже нашел его вполне приличным. Не ахти, конечно, если честно-то, но Митрохин ведь не Кулибин, не Пересветов даже...
        "Эрмитажем" (это красивое и ответственное название было предложено самим Митрохиным) называлась проектируемая им модель самоходного полотерного агрегата для музеев. Заказал ее "Бытпроммашу" эрмитажный отдел технического обслуживания, обходившийся до этого электрополотерами, не ахти какими -мощными, шумными да еще капризными в работе.
        Была у заказчиков, кстати, возможность закупить импортные машины, но этот вариант, конечно, не решал проблемы - нужна была отечественная модель. Одним словом, заказали. Одновременно эрмитажники просили модернизировать закупленные ими по случаю самоходные пылесосы. Кем и где закупленные-не важно. А важно то, что при работе они вырывались из рук уборщиц, катались по залам с поросячьим визгом и, переключившись вдруг на обратный режим, выплевывали проглоченный мусор в самых неожиданных местах. С пылесосами быстро разделался умница Пересветов. Теперь-то уж не завизжат и не плюнутся. С пылесосами-то все окэй, а вот с "Эрмитажем"... Ходовая у него, пожалуй, улучшилась, фильтры стали понадежней, покомпактней он стал... Э, да что там юлить: нет изюминки в митрохинском проекте, ни в первом варианте, ни в третьем. А сколько можно тянуть с этим заказом? Маркович, завтех музея, поначалу через день звонил: как да что? "Уж постарайтесь, братцы!" Весь отдел на выставки проводил, на самые дефицитные. Теперь вот обиделся: вот, мол, предпочел отечественную модель... Не звонит.
        - Дрянь вариант,- сказал начальнику Митрохин,- сегодня сдам.
        Задонский пожал плечами, но промолчал. Уперев локти в стол и ероша руками волосы, почти бездумно глядел Митрохин на осточертевшую, знакомую ему до мельчайших подробностей синьку основного чертежа агрегата. Н-да... Серегина работа-вот изящество! Постой-ка, постой... Стой! У Бориса похолодело под ложечкой, перехватило дыхание. Вот же как! Вот же... И - на одной оси, и-оба эти узла долой! Лишние они, лишние! А сюда эксцентрик, а систему охлаждения - сюда. Ах, балбес, сколько времени допереть не мог! Ну, поняла теперь, тетя Мотя? Поняла, поняла... Схватив лист бумаги, стремительно и четко Митрохин набрасывал схему единого полотерно-пылесосного агрегата. Только бы не сорвалось... Не сорвется! Умница! Гений! Вот так, и так, и так вот,- мысленно поддакивал он возникающим на бумаге узлам и сочленениям. Да за каждую такую находку он отдал бы все, что угодно! И Серега бы отдал, и любой инженер отдал бы! Вот он, "Эрмитаж", вот он, родимый. Жаль, что Пересвет болен...
        Митрохин глянул на часы: десять двадцать. А ему-то казалось, что и четвертичаса не прошло. Проходя к столу Задонского мимо Ирочки, Митрохин нежно пощекотал у нее за ушком и подмигнул в ответ на ее изумленно-обрадованный взгляд. Минуя задумавшегося, с пальцем во рту, Эдика, похлопал того по плечу.
        - Четвертый вариант,- сказал он, протягивая лист начальнику.
        Тот уставился на чертеж.
        - Ничего не понимаю...- начал было Задонский и вдруг замолчал, словно бы задохнувшись. Соображал-то он как раз очень быстро.-А трансмиссия?-спросил было он.-Ах вот оно как...-И снова замолчал, стремительно водя карандашом по чертежу. Потом он поднял голову, и изумленно и обрадованно, как давеча Ирочка, глянул на Митрохина.-Гениально!-рявкнул он.-А ну, все сюда! Смотрите-вот это вещь! Смотрите, смотрите!-рявкал он, по-медвежьи ворочая головой и оглядывая столпившихся у стола сотрудников.- Гениально...- уже расслабленно и нежно проговорил Жорж.- Ай да Митрохин... Вот так Боря... Ну кто бы мог... Ты это сегодня? Сейчас?
        Митрохин кивнул. Что-то стало ему вдруг неловко. И Пересвет болеет... Сотрудники, радостно галдя, поздравляли Митрохина: жали руки, тискали, хлопали... Фу ты, дьявол, до чего неудобно. На столе Задонского загрохотал телефон.
        - Але!-рявкнул в трубку начальник, помаргивая повлажневшими глазами.Слушаю! Кто? Арон Борисович? Легок на помине! С вас пол-литра, товарищ Маркович! Ах за что? А за то! Не думайте больше ни о каком импорте! Своя модель есть, такая, что им и не снилась! Черта с два им там такое решение найти! A? Aral Что, не верите? Ай-ай... Сроки теперь малость увеличатся, но не прогадаете! Да что толку по телефону-то? Сейчас к вам автор подъедет. Ну да-Боря Митрохин, он самый. Ну пока. Привет! Бочко-Задонский с маху положил трубку.-Поезжай-ка ты в Эрмитаж,. Борис Сергеевич. Поезжай, растолкуй там, что да как. Время ведь теперь понадобится: чертежи, расчеты, но, если согласятся ждать, это ж будет вещь!
        Сотрудники снова загалдели, поздравляя Бориса. "Эк его разобрало..." с непонятным недовольством подумал о Задонском Митрохин. Он подошел к своему столу, подцeпил пальцами ремень спортивной сумки и под взглядами всей комнаты торжественно проследовал к двери. "Ай да Митрохин,- подумал он о себе с усмешкой,- вот уж от кого не ожидал..."
        На лестнице к нему, запыхавшись, подскочил "Валера из-месткома", он же Валера Орехов, вездесущий общественник институтского масштаба, митрохинских лет инженер. "Что за Валера?"-спрашивали новички. "А это тот, который орет и за руку хватает", отвечали им.
        - Боб! - заорал Валера, ухватив Митрохина за руку.- Не забыл?
        Митрохин качнул плечом сумку.
        - Гигант! - заорал Валера.
        - Ты, Валера, учти,- сурово предупредил Митрохин,- меня теперь на эту мормышку не поймаешь. Только один вид, как договорились: хоть бег, хоть прыжки, хогь метания. Мне все едино, где позориться, но только уж в чем-нибудь одном.
        - Тогда прыжки! Ты ж у нас прыгун! - ткнул тот Митрохина в плечо.
        - Да, я у вас тот еще прыгун,-усмехнулся Митрохин.
        - Метр шестьдесят всего-то с тебя и требуется, остальное мы с Димулей обеспечим! - радостно орал месткомовец. Он имел в виду Диму Сергеева молодого специалиста, дважды перворазрядника.-От вашей группы, значит, четверо: ты, Стебликова, Грендруков и Васильева! !Главное-массовость! Очки! Выиграем "легкую"-команду "Минерала" завалим, а может, и команду "Вибратора" пошатнем, а? Главное, Стебликову на "сотке" имеем: такие ножки, хы-хы! Как считаешь?
        - Будь здоров,-Митрохин шагнул вниз,-спешу.- Тоже мне, хы-хы...
        - Так, значит, в три на "Комете"! - крикнул вслед Валера.-Не опоздай! Мы все в два отсюда едем. Отпрыгаешь - и домой!
        ""Отпрыгаешь..." - неприязненно думал Митрохин.- Знаем мы эти спартакиады "Прощай, здоровье"! Жоржа Задонского вот после коньков еле таблетками откормили. Серафима тогда колено разбила и очки. Вот они, очки-секунды... Ладно. Надо так надо! Летом-то-не зимой. Позагораем, посмеемся, задавим "Вибратор" массовостью. А вот Арончика мы сейчас обрадуем. Вот уж тут-то был прыжок! Тут уж - без дураков. Давай-ка, Боб, побыстрее!"
        Митрохин показал вахтеру раскрытый загодя пропуск, толкнул вертушку и выскочил из дверей. Он глянул вверх на кариатид; держись, девочки!-и, бодро размахивая сумкой, пошагал в сторону Эрмитажа.
        - Ну, знал же я, Боренька! Ну, уверен же я был! Может быть, вы думаете, что я хоть секунду сомневался? Так вы ошибаетесь! Или, может, это не я буквально позавчера говорил начальству: когда Маркович делает заказ, так Маркович знает, где его делать! Я говорил ему: может, вам приятно смотреть, как эти полотеры зря жуют энергию? А вот в НИИ "Проммаш" в группе уважаемого товарища Задонского молодые талантливые конструкторы вот-вот закончат свою модель, такую, что все только ахнут! Вот вам мои доподлинные слова, Боречка, это, можно сказать, стенограмма! Есть там, говорю, такой Митрохин, так это не Митрохин, а Эдисон!
        - Арон Борисович...- в который уже раз тщетно пытался перебить Арончика Митрохин,- да бросьте вы в самом-то деле...
        Вот уж минут двадцать ежился он под ливнем восторга, изливаемым на него бородатым толстяком-хозяйственником. Рад был Арон и согласился ждать, сколько надо, а лучше бы немного. Позарез нужен был ему такой агрегат: километры паркета, тонны пыли. А самым чистым должен быть лучший музей мира. И он-таки будет! Любил Арон свой музей и дело свое знал и любил.
        - Он стесняется! - вздернув бороду, вознес руки хозяйственник.-Он сначала изобретает, а потом он скромничает! Он не хочет, чтобы его называли Эдисоном. И он прав! У него есть своя фамилия!
        Вогнал он таки Митрохина в краску.
        - Ну, я пошел,- сказал Митрохин, метнувшись к двери.- Уши горят.
        - Молчу, молчу, Боречка!-вытянул руки хозяйственник. Он действительно умолк и задумался, забегав пальцами по своей холеной, густой бороде.Знаете, Боря, сейчас я вам устрою одну экскурсию. Вы будете меня благодарить. Для публики выставка откроется только в понедельник, но вы посмотрите ее сейчас. Надеюсь, сам Николай Павлович не откажет мне быть вашим личным экскурсоводом. Только уж вы постарайтесь побыстрее закончить с расчетами, ладно?
        - Какая выставка, Арон Борисович? Какой Николай Павлович?
        - А вы не слыхали? - искренне удивился Арон,- Весь город говорит. У нас открывается выставка "Культура инков". В понедельник тут будет столпотворение! И есть из-за чего, уверяю вас. Уникальнейшие экспонаты из музеев Латинской Америки и Штатов. Раскопки Хайрема Бингема, Луиса Валькарселя, Ойле. Раскопки городов Куско, Сапсауамена! ("Ай да Арон!-уважительно подумал Митрохин.- Мне такого и поевши не выговорить".) Сейчас вы спокойно осмотрите экспозицию. А что вы спрашиваете, кто такой Николай Павлович, так это - Николай Павлович Пласкеев-один из молодых наших американистов. Та-а-лант! - закатил глаза Арон Борисович. - Идемте, он мне не откажет! А сумочку, Боря, оставьте здесь.
        Бородач подхватил Митрохина под руку, вывел из кабинета и, неожиданно при своей тучности, быстро повлек его по коридорам, лестницам и залам на эту самую выставку. "Со мной!", "Это со мной!" - коротко успокаивал он дежурных, бдительно кидавшихся навстречу.
        - У нас таки строго,- шепнул он Митрохину,- посторонних-ни-ни... Но пусть мне теперь скажут, что вы нашему музею посторонний.
        - Спасибо,- поблагодарил Митрохин.
        Он огляделся. Работы по подготовке выставки шли, видимо, еще полным ходом. Пахло замазкой, ремонтом. По устланному бумагой и газетами полу сновали люди. Что-то тут двигали, приколачивали, подвинчивали, подкрашивали, устанавливали, а установив и присмотревшись, вновь начинали двигать. Отрывисто и гулко в пустом помещении звучали деловитые голоса.
        - Работы еще на два дня,-уверенно определил хозяйственник. - Давайте, Борис, пройдем в соседний зал. Там экспозиция уже готова, там и сам Николай Павлович.
        В соседнем зале, пол которого тоже кое-где был покрыт бумагой, было безлюдно и тихо. Здесь уже незыблемо вдоль стен и по всему помещению стояли экспонаты: какие-то каменные стелы, каменные плиты, каменные же статуи, всевозможных размеров вазы, чаши. На стенах висели огромного формата фотографии, панорамы. Бросался в глаза огромный макет города, вернее-его развалин, отлично выполненный макет в стеклянном кубе, стоящем посреди зала. У этого куба, чуть склонившись, стоял невысокий, коренастый лысоватый человек. Он задумчиво рассматривал какой-то сложный рисунок, лежащий на крышке куба, и легко постукивал по рисунку пальцами.
        - А вот и сам Николай Павлович! Николай Павлович, познакомьтесь, дорогой мой, с товарищем Митрохиным, нашим талантливым конструктором!
        "Ну, Арон..." - покраснев и страдальчески сморщившись, чертыхнулся Борис, быстро глянув на ученого. Тот усмехнулся понимающе.
        - А это,- Арон сделал жест в сторону остролицего - а это, Боря...
        - Пласкеев,-поспешно представился тот,-Николай Павлович.
        - Борис Сергеевич,- назвался Митрохин, пожимая ладонь ученого.
        - Чем могу? - спросил тот, вопросительно глянув на Арона.
        - Николай Павлович, не в службу, а в дружбу, покажите товарищу выставку. Я знаю, время у вас драгоценное, но кто же лучше вас...
        - Хорошо,- вежливо согласился ученый,- я ознакомлю товарища с экспозицией. Получаса, я думаю, будет достаточно?
        - Вполне,-обрадованно закивал Арон.-Ну, я побежал. Вы, Боря, на обратном пути загляните ко мне, хорошо? Хотя ведь сумка там ваша. Дорогу, конечно, найдете? А сейчас вы получите удовольствие! - Арон еще покивал обоим и быстро двинулся из зала, на ходу озабоченно оглядывая паркет на свободных от бумаги участках пола.
        Ученый едва приметно вздохнул, сдвинул на стекле лист и постучал пальцами в стенд.
        - Это,- начал он объяснять,- развалины Сапсауамена, одной из крепостей инков. Посмотрите, какая мощь, какая суровая гармония, какая ненавязчивая геометричность. Вы когда-нибудь интересовались древними цивилизациями Южной Америки, Борис Сергеевич?
        - Нет,- сожалеюще покачал головой Митрохин.- Это из раскопок?
        - Да. Эти развалины изучал перуанский археолог Луис Валькарсель. Часть экспонатов,
        Николай Павлович коротко ткнул рукой в сторону стены,- как раз из этоп крепости. Основной же материал - из Куско, столицы инков. Вот его панорама, взгляните.-Они подошли к стене.- Справа, на заднем плане панорамы,- показал рукой инковед (как мысленно окрестил его Митрохин),-знаменитый храм бога Ильяпа, бога погоды, грома и молнии.
        - Илья Пророк? - обрадовался знакомому созвучию Митрохин.
        Николай Павлович снисходительно усмехнулся, не отвeтив.
        - А вот фрагмент стены этого самого храма,- ласково коснулся он пальцами огромного каменного блока, покрытого узорной резьбой, изображавшей каких-то затейливых чудит. В верхнем углу блока внимание привлекала вмятина, от которой, уродуя резьбу, разбегались прихотливые трещины.
        - След ядра,- с отвращением пояснил ученый.- Конкиста. Штурм.
        - А это,-шагнул инковед к соседнему стенду,-так называемые "толстые танцовщицы".
        "Ох и тети!-отвел глаза Митрохин.-Ох и танцовщицы! Да неужто их с натуры лепили? Вот так детали, вот так пуды..." Взгляд его, как намагниченный, вновь обратился к этому ансамблю,-"Да..."
        Проследив за взглядом Митрохина, Николай Павлович почему-то оскорбился и демонстративно глянул на часы. Почти ничего не объясняя и почти не задерживаясь у экспонатов, он показал Борису украшения из могильников гнкской знати: броши, статуэтки, фигурки зверей и птиц. Каждый экспонат был снабжен аккуратной табличкой с надписью на трех языках: на русском, на английском и на испанском. Походя ученый показал Борису статую бога плодородия. Снова стелы, снова статуэтки, снова чаши... Посуда понравилась Митрохину чрезвычайно, о чем он и сказал Пласкееву, не изменив, впрочем, его пренебрежительного отношения к себе.
        - А это что? А это? - то и дело спрашивал Борис, изо всех сил стараясь реабилитироваться во мнении ученого, которого так расхваливал Арон. Но, увы, ученого все больше и больше тяготила экскурсия.
        Перед одним из экспонатов он вдруг вновь оживился.
        Это был огромный, метра два с половиной по ребру, белый бaрельеф.
        - А вот это, м... Борис Сергеевич, пожалуй, гвоздь экспозиции. Это, видите ли, гипсовая копия каменного блока с бокового фриза храма божества Солнца-бога Инти. Это-из последних приобретений исторического музeя Лимы. Фрагмент сильно попорчен, к сожалению. По-видимому, это изображение самого божества. Не правда ли, впечатляющая личность?
        - Впечатляющая! - искренне согласился Митрохин. Божество было изображено в полный рост и выполнено в тех же угловатых геометрических, чрезвычайно прихогпчвых линиях. Инти в расставленных руках, сжав кулаки, держал какие-то длинные узкие предметы: не то жезлы, не то рулоны. И только эти предметы в его руках нарушали впечатление полной, абсолютной симметрии барельефа. Так и виделась Митрохину ось симметрии, проходящая через центральный зуб шапки, или там - короны божества, через прямоугольный нос, через ступенчатый постамент, который попирали прямоугольные ступни Интч. Предметы в руках божества Митрохин мысленно окрестит жезлами. Правый жезл был расчленен на ячейки поперечными линиями, и каждую ячейку заполнял узор, замкнутый с внешней стороны и разомкнутый в сторону божества. Левый жезл раздваивался наверху и тоже был расчленен на ячейки с узорами, только эти узоры замыкались в противоположном направлении. Митрохин, как завороженный, не отрываясь смотрел на барельеф. Николай Павлович дружески тронул его за плечо.
        . - Какая мощь, какое божественное равнодушие к земному,- сказал он,какой лаконизм исполнения! Да, были мастера! У меня есть графическая копия этого барельефа, ученый кивнул в сторону стенда с макетом крепости, и Борис понял, что речь идет о том самом листе, который Пласкеев рассматривал в момент их прихода.
        - Скажите, пожалуйста, Николай Павлович,- спросил Митрохин,- а почему здесь нет надписей по-инкски? Здорово было бы, а?
        Инковед усмехнулся:
        - Этот вопрос...-И Борис испугался, что опять ляпнул нечто безграмотное.-Видите ли, Борис Сергеевич,- тем не менее благосклонно пояснил ученый,-это действительно вопрос вопросов. Еще недавно считалось, что, в отличие от американских индейцев (Митрохин поежился), андские индейцы письменности не знали. (Митрохин кивнул, сообразив, кто такие "месоиндейцы",) Но,-торжественно поднял палец гид,-теперь этот взгляд оспаривается, и, смею вас уверить, не без оснований! Нет,-затряс он головой,-письменных источников, подобных "кодексам" ацтеков, в Южной Америке не найдено, и узелковые записи-"кипу", согласитесь, тоже не письменность. Но еще хронист де Гамба утверждал, что в Куско существовал архив инков, где хранились куски материи, на которых были вытканы,-ученый голосом подчеркнул это слово, вытканы важнейшие события истории страны. А да Гамба-корректнейший исследователь. А знаменитые "бобы" археолога Ойле? "Бобы", испещренные какими-то знаками. Вполне возможно, что это-пиктографическое письмо. Но все это, Борис Сергеевич, до сих пор-династическая тайна инков. Ах, если бы мы имели дело с иероглифическими
комплексами, как Кнорозов! Впрочем,-спохватился Пласкеев,-вам, наверно, все это... Одним словом, "по-инкски", как вы говорите, писать мы не можем.
        Митрохин все еще неотрывно разглядывал барельеф.
        V него вдруг дернулась бровь, и он бессознательным жестом пригладил ее пальцем. Линия симметрии...
        - Николай Павлович,-обернулся он к ученому,- нельзя ли взглянуть на чертеж?
        - На чертеж? - изумился тот.
        - На графическую копию,- поправился Борис, шагнув к стенду.
        - Ах вот вы о чем,- пожал плечами Пласкеев,- пожалуйста... А собственно, с какой стати... Что вы делаете! - закричал он возмущенно, видя, как Митрохин, повернув лист оборотной стороной, вдруг сложил его пополам по длине и провел ладонью по сгибу.- Ну, знаете ли!..
        Митрохин развернул изображение Инти и, аккуратно изогнув половинки, свел жезлы вплотную. Узоры соединились. Теперь они были замкнуты с обоих боков, превратившись в странные, асимметричные фигуры. Одна фигура напоминала клубок змей, другая походила на стилизованного льва, третья-на сплющенное окно с рамкой, поставленное на платформу с колесами. А еще одна была кругом с крестом в центре, и еще одна, и еще... Штук двадцать фигур, расположенных вертикально одна под другой, причем некоторые, как показалось Митрохину, повторялись. Он вопросительно глянул на Пласкеева, который давно уже перестал возмущаться, молчком уставившись на рисунок. Инковед вдруг резко вырвал лист из Борисовых рук, поднес его к глазам. Руки его дрожали, и он вдруг всхлипнул от возбуждения.
        - Это же!-крикнул он в лицо Митрохину и задохнулся.-Это же группы слогов! Понимаете вы? Понимаете? Ведь это же, возможно, подлежит расшифровке! Уроненный лист медленно спланировал на пол. Ученый, уцепив Митрохина за плечи, тряс его так, что у Бориса моталась голова.-Может, это-нечто подобное письму майя?!-Пласкеев опять обессиленно всхлипнул и отпустил Митрохина.
        - Значит, это вам пригодится?-довольно улыбаясь, спросил тот.
        - О-о-о!-заклокотало в горле у Пласкеева.-О-о! У меня просто нет слов, Борис! - В волнении он упростил обращение.-Как это гениально просто! Как вы, неспециалист, как вы могли? Как догадались?! И как я... Ах, будь я неладен! Как я-то, я-то... Я ж все глаза промозолил этим,-он ткнул пальцем в пол, в рисунок, С каким-то даже отвращением ткнул.- Что ж,- сказал он печально,- значит, честь первого шага в решении загадки письменности инков принадлежит неспециалисту. Забавно...Было видно, как ему забавно. Пласкеев весь сник, съежился, лицо его осунулось. Впрочем, ученый тут же взял себя в руки.- И все же я готов расцеловать вас, Борис. Вы молодец. Гений!
        - Ну что вы, Николай Павлович,- усмехнулся Митрохин,-какой я, к дьяволу, гений. Я же в этом-ни бум - бум. Элементарная догадка.-И снова ему стало неловко и неуютно, и скучно ему как-то сделалось опять. Не зная, что же делать дальше - не уйдешь же отсюда сейчас просто так,- Митрохин снова подошел к стене, ткнул наугад в первую попавшуюся керамическую плитку:
        - А это что такое, Николай Павлович?
        - Здесь,- поспешно, с неестественной радостной готовностью откликнулся ученый,- изображен бегун-посыльный, скороход из Куско.
        - Кстати, о бегунах,-обрадованно вспомнил Митрохин.- Мне пора. Наше заведение сегодня соревнуется. Я побегу, спасибо вам большое.
        - Да, да, конечно же,-суетливо оживился Пласкеев и тут же опять сник.Извините, что задержал вас, Борис,- совсем -уж некстати извинился он.- А о вашей блистательной догадке я, конечно же, сообщу...
        - Я тут ни при чем,-твердо отозвался Митрохин, -глянув в глаза инковеда,-я просто согнул лист. Спасибо еще раз. До свидания!
        Митрохин пожал вялую ладонь Пласкеева и торопливо пересек зал. Оглянувшись в дверях, он увидел печальную спину ученого, склонившегося над стендом с развалинами города Сапсауамена, над той самой, поднятой с пола, графической копией божества Солнца,
        IV
        "Комета" - старый второразрядный стадион - находилась в самом, пожалуй, тихом и зеленом, в самом уютном уголке города, на берегу Малой Невки, в соседстве с гребной базой и больницей, утопающей в зелени сада за глухим и старым деревянным забором. Спортивный комплекс "Кометы" был предельно прост: двухэтажный обветшалый деревянный дом в окружении застолетних раскидистых тополей, да само поле стадиона, огороженное трубчатой изгородыо. К одной стороне поля примыкали деревянные трибуны, с другой - располагались щиты с фигурами, деревья. И клумбы... Хорошее место!
        Здесь-то обычно и проводились всяческие непредставительные соревнования, на которых-ни платных зрителей, ни выдающихся достижений. На этом вот поле сражался митрохинский НИИ в ту памятную зимнюю спартакиаду, здесь же разыгрывалась и прошлогодняя летняя.
        Соревнования шли уже полным ходом, и на стадионе царило веселое оживление, непринужденный домашний азарт. Все свои: "Вибратор", "Минерал", "Лаборатория твердых сплавов", прочие знакомые. Чего делить-то? Не корову проигрывать. Ну мы, ну они-какая в общем-то разница? Главное-здоровье! Посоревнуемся, посмеемся, толкнем, пробежим - чем плохо? Вроде пикника или овощебазы, очень способствует сплочению... А Костиков-то у нас, оказывается, спортсмен - ишь как в длину-то сиганул! Кесикова! Ах ты, моя рыбонька! Ногу подвернула, сошла с дорожки... Да не расстраивайся ты, Люсенька, подумаешь-сошла! Зато смотри, какая ты у нас красавица! Да "Твердым сплавам" такие-то и не снились! Ихним грымзам только выигрывать и остается! Давай, давай, Сергей Авдеич, не расслабляйся! Соберись-ка, напрягись, растряси пузо-то! "Прыгает Васильева, "Проммаш", приготовиться Ордынцевой, "Минерал"!" Разбежалась, прыгнула. Четыре десять? Вот и умница, вполне еще спортивная женщина..
        Вот так полным ходом и шли эти соревнования. И тепло было, и весело. Пожалуй, кой-какой азарт ощущали лишь бывшие разрядники, знавшие друг друга еще со студенческих соревнований, где они соперничали - кровь из носа. Трое таких прыгали в высоту вместе с Митрохиным в правом прыжковом секторе: свои, родные - Дима Сергеев с Валерой-из-месткома и вибраторец Лурье. Вернее, они eщe не прыгали, высота для них была плевая - метр пятьдесят пять; начать же они договорились десятью сантиметрами выше. Валера и Лурье все еще разминались: качались вразножку, отжимались, делали махи ногами. Дима же Сергеев-неоспоримый претендент на победу (институтский его результат был метр девяносто) -побежал в левый сектор, где в окружении восторженных зрителей тренировался со своим индивидуальным наставником знаменитый Игорь Грнвосвятов - недавний чемпион города, член олимпийской сборной.
        Митрохин и сам бы с удовольствием побежал любоваться знаменитостью, но, прыгнув свои обязательные метр пятьдесят пять, свободное время до следующей высоты он протратил, наблюдая финал женской стометровки, в котором бежала Ирочка Стебликова. Ирочка птицей пролетела дистанцию, красиво упала на ленточку грудью, вылетела на вираж. Первое место.
        - Молодец, старуха! - заорал Валера.- Иди, я тебя прижму к сердцу! Два первых места-в кармане! (Он имел в виду и грядущую Димину победу.)
        Ирина послушно направилась к прыгунам. Ох и хороша была сотрудница: белогривая, черноглазая, загорелая, в майке с эмблемой "Буревестника". "И как она замуж еще не выскочила?"-вдруг удивился Митрохин. Ирочка, чуть склонив голову, царапала землю шиповкой. Валера кинулся было осуществлять свое намерение, но Стебликова беззлoбно шлепнула его по рукам. Она посмотрела на Митрохина.
        - Прыгаешь?
        - Он у нас молоток! - заорал Валера.- Он свое дело сделал. Может, и еще возьмет, а потом уж мы с Димулей!
        "Мы с Димулей..."-неприязненно подумал Митрохин, и вдруг ему захотелось обязательно взять и следующую высоту, и следующую тоже. При Ирине взять.
        - Прыгает Митрохин, "Проммаш",-вызвала судья Шурочка.
        Митрохин, прыгавший "ножницами"-самым примитивным способом, пошел направо, потоптался, разбежался и перемахнул через планку. Все же он был рослым мужиком.
        - Есть! - сказала Шурочка, ставя крестик в протоколе.- Прыгает Сейфулаев!
        - С запасом!-заорал Митрохину Валера.-Во запас!-показал он руками полметра.-Ну ты, Боб, даешь-"ножницами" и такой запас!
        - А ты как прыгаешь? - поинтересовался Борис.- Каким стилем?
        - Я-то перекидным,-важно пояснил Валера.-Экономный стиль. Или уж фосбери-флоп, это спиной. Видел? Вот Гривосвятов так прыгает,- мотнул Валера подбородком в сторону противоположного сектора.-Видишь, поролона ему в яму наволокли? А ты, Боб, продолжай "ножницами". Ты только в толчок попади и сто шестьдесят пять в кармане!
        - Ой, мальчики!-спохватилась Ирина.-Вы тут прыгайте, а я побегу посмотрю, как Игорек работает. (Ирочка коротко знала почти всех ведущих легкоатлетов города.) А то он говорит, что не в форме сегодня.- И Стебликова на своих красивых и легких ногах побежала к гривосвятовскому сектору.
        Объявили следующую высоту. Претендовало на нее всего-то человек с десяток.
        - Начнем, что ли, Миша? - обратился к Лурье Валера. Тот кивнул. Они начали солидно и неспешно раздеваться.- Дима! Пора-а! - проорал Сергееву Валера.
        - Прыгает Орехов, "Проммаш"!
        Валера, заранее разметивший разбег, подошел к своей ближней отметке, обновил черту, потом пошел к дальней отметке. Он попрыгал столбиком, кругообразно помахал руками, сосредоточился, сказал: "Ы-ых",-и побежал. Митрохин уставился на Валеру, мысленно повторяя каждое его движение. Вот Валера у ближней отметки: раз шаг, два шаг, три, четыре, пять... Взмах прямой ногой, Валера взлетел над планкой, на миг как бы оседлал ее, лежа с одной прямой ногой и полусогнутой другой, потом резким толчком как бы выстрелил ее вверх, провернулся вокруг планки и упал на спину в яму.
        - Есть! Прыгает Лурье, приготовиться Сергееву!
        Лурье проделал примерно то же самое, что и Валера, и тоже: "Есть!" Примчался выкликнутый дважды Сергеев. Не раздеваясь даже, он подошел к своей отметке, наклонился, выпрямился, побежал.
        - Есть! Прыгает Мусиков, "Твердые сплавы"!-Звякнула планка.
        - Нет! Митрохин, "Проммаш"! - крикнула Шурочка.
        Борис, решившись вдруг, направился не к своему правому углу сектора, где уже топтался чернявый Сейфулаев, тоже прыгавший "ножницами", а к левому, к дальней Балериной отметке.
        - Ты что, Боб? - заорал Валера.- Куда тебя понесло?
        - Попробую,- сказал Митрохин.
        - Не выйдет же! А-а...-махнул рукой Валера,-валяй. Сто шестьдесят - в кармане.
        Митрохин попрыгал, как давеча Валера, ы-ыхнул так же и побежал. Вот она, ближняя отметка: раз... два... гять! Митрохин вымахнул прямой ногой, взлетел над планкой и опомнился, только почувствовав спиной опилки ямы.
        - Есть! Прыгает Сейфулаев!
        - Молоток!-возрадовался Валера.-И опять запас! А еще говоришь, не прыгал! А техника-то, техника!-кричал он. Все же Валера-из-месткома был истым общественником.
        Трое отсеялись на этой высоте, в том числе и Сейфулаев. А ведь почти взял с третьей попытки.
        - Метр семьдесят. Орехов-есть!... Лурье-есть... Сергеев - есть!... Митрохин! Разбег. Пять шагов. Мах. Рывок... Есть!
        - Запас! - выдергивая Бориса из ямы, восторгался Валера.- Во! - И опять показывал руками полметра. Чемпион Сергеев посмотрел на Митрохина с интересом.
        - ...Безгубов, третья попытка - нет!... Веселовский, "Севкабель", нет!..
        На высоте метр восемьдесят их осталось трое: Сергеев, Лурье и Митрохин. Валера растянул какую-то связку и, дважды сбив планку, от третьей попытки отказался. Он, впрочем, ничуть и не огорчился, а, прихрамывая, мотался по сектору, со всей высвободившейся энергией болея теперь за Митрохина.
        - Сергеев-есть!.. Митрохин-есть!.. Лурье!..
        - Ну, Боб, ну, Боб! Ну слов же нет! А запас-то, запас! Ага, и Мишку в снос! (Лурье сошел, исчерпав третью попытку.) Вот так "Вибратор"! Два первых места-наши! Бoб! Да ты никак ошалел: метр восемьдесят пять!
        "Действительно, ошалел..." - в растерянности думал Митрохин, глядя, как двое помощников судьи устанавливают планку на этой, невероятной для него, высоте.
        Соревнования по остальным видам уже закончились, и участники, превратившиеся в зрителей, толпились теперь в двух прыжковых секторах: в том, где прыгали они с Сергеевым, и в том, где индивидуально тренировался Игорь Гривосвятов. Но в их секторе народу теперь, пожалуй, было побольше.
        - Метр восемьдесят пять. Сергеев! Первая попытка! Разбег, толчокесть! (Ну еще бы!)
        - Митрохин! Первая попытка!
        Те же отметки, те же шаги, тот же вымах, тот же переворот... Есть! (Из ямы еще, на спине лежа, понятно, что- есть! По единому общему воплю понятно.) И тот же запас, судя по восторженно разведенным рукам Валеры.
        - Вот где таланты-то скрывались! - громко сказал подошедший представитель спорткомитета.- Что ж вы, Орехов, его на межведомственные соревнования не заявили? - неприязненно обратился он к Валере.
        - А я знал?-орал Валера.-А кто знал? Он же в прошлый раз полтора и пять прыгнул! Ядро-для зачета! В длину - тоже!
        - Ну-ну,- не поверил представитель,- рассказывайте! И ты, Дима, мне ни слова, а?
        Губы Сергеева дрогнули, он нахмурился.
        - Не знал,- коротко ответил он.
        Он подошел к планке, поднятой тем временем уже на сто девяносто, и озабоченно потрамбовал землю в месте толчка. Потом пошел к началу разбега. Митрохин глянул на него и отвел глаза. Больше всего ему хотелось, чтоб все это кончилось поскорее, чтоб Сергеев выиграл, как ему, прыгуну, и положено, а самому Митрохину за глаза хватит и этого неожиданного второго места, за счет невесть откуда прорезавшейся прыгучести. Не его это дело, не специалист он в этом...
        - Сергеев, можно!
        Сергеев поднял руку-понял, мол, понял. Он согнулся, выпрямился, побежал...
        - Нет!-Аж взвилась планка, подцепленная Диминой ногой еще на взлете.Нет!
        Сергеев, поднявшись из ямы, отряхнул опилки, подошел к месту толчка, глянул, покачал головой. Зрители сочувственно последили за ним, но тут же выжидательно устремили глаза на Митрохина. Еще бы! Это ж подумать только: не прыгун, а такое выдает! В прошлом году, говорят, полтора метра еле одолел, сегодня еще вначале "ножницами" прыгал, вот Коля видел. Правда, Коля? А ну давай, давай, парень! Давай, Митрохин! Чего только не бывает, вот тебе и любитель!
        - Митрохин, можно! - крикнула Шурочка, улыбаясь лучезарно.
        - 0-о-ых! - Разбег... шаг... второй... пятый... взлет... Есть!
        - Есть! С первой попытки! - бесновато орал Валера.
        - Есть!!! - орали зрители.- Есть!!
        Привлеченные этими воплями, от чемпионского сектора трусцой заспешили перебежчики. Толпа густо толкалась, полукольцом охватив сектор. Сергеев прохаживался, готовясь ко второй попытке. Митрохин сидел на скамейке, обнимаемый за плечи Вaлерой, заботливо покрывшим своей фуфайкой митрохинские колени.
        - Ты в самом деле сто девяносто взял?-спросила подошедшая Ирочка.- А, Боря? Потрясающе!
        - Все-с первой попытки,-погладив Митрохина по голове, сообщил Валера.
        - А Димочка?-поинтересовалась Ирина.-А там у Игорька совсем прыжок разладился,- не дожидаясь ответа, сообщила она,- нервничает. С тренером, с Иван Герасимычем, разругался, ужас! Чушь, говорит, все ваши советы! Не идет, говорит, сегодня и все! Мешает, мол, что-то! - Сергеев! Вторая попытка, можно!
        "Ну прыгни же, прыгни!" - мысленно внушал ему Митрохин.
        Разбег, взлет... Нет!
        - Все! - сказал Сергеев, улыбаясь.- Отпрыгался на сегодня! - Он подошел к скамейке, хлопнул Митрохина по плечу.- Иди допрыгивай.
        - Митрохин, поднимать? - спросила Шурочка, с огорчением глядя на Диму. Представитель комитета метнул на нее свирепый взгляд.
        - О чем вы спрашиваете? Следующая высота! - рявкнул он тем, что заведовали планкой.
        - Не надо,-вяло махнул рукой Митрохин,-действительно хватит!
        - Митрохин, прыгайте! - веско распорядился представитель.
        - Прыгай! Прыгай!-загалдела толпа.-Сигай дальше, Боря!
        - Ну Боб, ну родной, давай! - затряс его Валера.- Потрудись за родимый коллектив!
        - Прыгни, Боря,- провела ладонью по Борисову плечу Ирина.
        - Ладно,- махнул он рукой,- в последний раз прыгну.
        Зрители захохотали.
        Всей кожей ощущая эти прикованные к нему взгляды, Митрохин поплелся к отметке. Ишь фаворит. "Янычар..."
        И опять - эта отметка, этот разбег, этот взлет...
        - А-а-а! Ур-ра!-единой глоткой взревели болельщики.
        -Запа-ас!-надрывался Валера.-Ставьте ему два десять, сразу ставьте!
        - Отлично! - затряс Митрохину руку представитель.-Удивительно стабильный прыжок. И действительно-постоянный запас не менее двадцати сантиметров. Может быть, имеет смысл в самом деле поставить сразу два десять, или лучше - два ноль пять?
        - Два десять! Два десять! - галдела спартакиада.
        Это ж надо-из их среды! Ну-ка, где там этот Гривотрясов? Чего он там в одиночку выгибается? Пусть-ка с нашим посоревнуется! Посмотрим, кто кого! Это ж надо-все высоты с первой попытки! В кедах! Дайте ему спецобувь и ставьте два десять!
        ...А Гривосвятов как раз уходил из своего чемпионского сектора, пиная несомую на ремне сумку, оборачиваясь и что-то гневно отвечая тренеру, кричавшему ему вслед.
        - Так какую высоту ставить?-настырно наседал представитель.
        - Все! - твердо сказал Митрохин.- Больше не могу. Выдохся. Нет здоровья. Ногу растянул,- пояснил он представителю.
        Он поспешно похватал со скамьи свои вещи, отпихнул Балерины руки, протискался сквозь влюбленных в него болельщиков и, деланно хромая, через поле стадиона, не оглядываясь, устремился к раздевалке.
        - Но куда же вы, Митрохин? - кричал вслед представитель.- Мы ж должны с вами... Да остановитесь же!..
        На берегу Невки, за кустами у забора больницы Митрохин неспешно переоделся, покачивая головой и смущенно посмеиваясь. Он утрамбовал в сумку спортивную форму. Зеленая майка оказалась наверху. "Цвета НИИ "Бытпроммаш",- подумал он с комментаторскими интонациями,-блистательно защищал Б. Митрохин, доселе никому не известный..." Откуда что берется... Что ж это творится весь день сегодня, а? -На миг вспомнилось узкое .чпцо огорченного инковеда. Ну да ладно. На сегодня хватит.
        Вдоль забора, крадучись и воровато озираясь, Митрохин выбрался на бульвар и бульваром вышел к трамвайной остановке, сел в подошедший семнадцатый. Сразу же за мостом, как обрубленная, кончалась эта, почти загородная, зелень и тишина. Начинался город.
        На проспекте, случайно глянув в окно, он увидел витрину кинотеатра и выскочил из трамвая. "Остров сокровищ"! Старый, довоенный "Остров", тот, где "приятель, веселей разворачивай парус...", тот - с пиратскими песнями, повстанцами, тавернами, с Дженни... А он-то искал этот фильм столько времени!
        Митрохин-купил билет и опрометью (шел уже журнал) кинулся в зрительный зал. Ну вот и слава богу...
        С первых же звуков увертюры, зазвучавшей словно со старой, исцарапанной, заезженной пластинки, с первых же кадров, где возник пустынный морской берег и группа всадников помчалась по нему во весь опор, Митрохин начисто забыл обо всем том, что стряслось с ним в этот странный, насыщенный событиями день.
        V
        Когда, в негустой толпе зрителей, растроганный и размягченный, Митрохин вышел из кино, был уже вечер. Митрохин глянул на часы. Они стояли, показывая четыре часа с минутами. "Встряхнул!- мысленно чертыхнулся Борис,рекордсмен ушибленный!" На улице горели цюнари, светились витрины магазинов, и свет был чуть размыт еле заметным, еле ощутимым мелким дождем, почти туманом. Митрохин зашел в гастроном, купил еды на ужин и на завтрашнее утро, уложив пакеты в сумку и увидев сверху зеленую майку, вновь огорчился по поводу покалеченных часов. Он дошел до конца проспекта, свернул на набережную, потом на бульвар, примыкавший к ней под острым углом.
        Давненько не гулял он так вот, без спешки, без цели, в одиночку. Очень даже давно. А то все бегом, все по графику: от будильника до работы, от работы до квартиры. Ах, быт накатанный, привычные привычки... кошка Векша, песок ей через день таскать, хомяк Вася - раз в неделю чистка его жилплощади, по выходным --душевные беседы с Пересветом, иногда с бутылкой, время от времени-Вика, с ее заботой о нем, с ее собственными проблемами, и ссоры с ней, и примирения-тоже уже привычка. Доктор Вика... "Все доктора-швабры!"-вспомнился ему пиратский рык Билли Бонса - Черкасова. Митрохин засмеялся. Ну уж это ты, положим, зря. Хорошая женщина и к тебе привязана, к этакому сокровищу. Любит. Да полно, любит ли? А ты ее? Ох, хоть бы сестра приехала со своими пацанами, что ли. В прошлый раз - как весело было! Вот бы от кого сосед мой попрыгал! Сосед, сосед... Может, он и сам себе не рад, может, никого у него на свете нет, ни сестры даже, ни племянников... Поговорить бы с ним без нервов...
        Митрохин прошел церквушку у начала сада, вытянувшегося вдоль бульвара, свернул в аллею. Тут было сумрачно и безлюдно. Митрохин шел, тихо посвистывая и а такт мелодии качая сумкой.
        Вдруг где-то сбоку впереди забубнили голоса, раздался испуганный и протестующий женский вскрик и на аллею, метрах в пятидесяти от Митрохина, с боковой дорожки стремительно вышла женщина и пошла, почти побежала по аллее к выходу на бульвар, испуганно оглядываясь назад. Следом вышли двое мужчин и неторопливо двинулись за ней, что-то бубня и всхохатывая. Женщина побежала.
        И тут впереди нее из кустов выскочил третий и, растопырив руки, преградил ей путь. Женщина отпрянула, кинулась в сторону, в другую, и руки мужчины вцепились ей в рукав и в волосы. Она вскрикнула, и тут же взревел схвативший:
        - Царапаться, сука?!
        Изрыгая несусветной мерзости ругань, он наотмашь, смачно ударил ее по лицу. Сзади, все так же неспешно, подходили те двое.
        Не успев даже осознать происходящего во всей этой последовательности, подброшенный, как взрывом, звуком этой - наотмашь - пощечины, с захолодевшим от ненависти сердцем, Митрохин мчался по аллее.
        - Стой, падаль!- крикнул он осевшим до клекота голосом.
        Двое задних, остановившись, обернулись. Оба они улыбались как-то даже снисходительно и сожалеюще, и один, тот, что поменьше, сунул руку в карман. Не добежав до них нескольких метров, Митрохин взлетел вверх с согнутыми в коленях ногами и, резко выбросив их вперед, ударил одновременно их обоих, не успевших даже отшатнуться. Высокому удар пришелся в плечо, тому, что пониже,-в подбородок. Оба рухнули. Митрохин упал на спину, перекатился через голову, снова вскочил на ноги, словно подкинутый пружиной. В несколько огромных, стелющихся шагов он был уже рядом с тем, бившим женщину, и когда тот, выпустив ее из рук, дернулся в сторону и назад, Митрохин, коротко размахнувшись, ударил его ребром ладони наискось по лицу: по губам, по ноздрям и, уже падающего, достал ногой. Он снова размахнулся ногой.
        - Нет! - в ужасе закричала женщина, схватив его за руку.- Не бейте больше!
        Митрохин, вырвав руку, стремительно повернулся назад. Невысокий лежал на спине - рука в кармане,- второй сидел на корточках, раскачиваясь и уцепившись руками в плечо.
        - Ах падаль, ах падаль...- не в силах совладать с дергающимися губами, бормотал Митрохин.- Убью!
        Женщина опять схватила его за руку, с настойчивой силой влекла его к выходу из сада.
        - Не надо! Не надо! - повторяла она.- Не надо больше!.. Боря?..
        Митрохин глянул. О господи,- Ирина! Он рванулся назад, но она повисла на нем, лихорадочно что-то бормоча, шепча, целуя его и заливаясь слезами.
        Они быстро прошли на бульвар к остановке троллейбуса, тут же, к счастью, подошедшего. Они вскочили в него, но, проехав две остановки, вышли, потому что пассажиры с любопытством и недоумением разглядывали эту пару: зареванная девица и парень с серым лицом и дергающимися губами. И оба-со спортивными сумками в руках. Что за трагедия на спортивном фронте?
        ...- Понимаешь,- рассказывала Стебликова, когда, уже успокоившись, они вышли на Дворцовый мост,- мы все тебя искали, ждали. И Иван Герасимыч хотел на тебя взглянуть. Игорек...- Ирина запнулась,- Гривосвятов даже не поверил, что ты без тренировки, в кедах метр девяносто семь взял...
        - Метр девяносто пять,- равнодушно поправил Митрохин.
        - Нет, девяносто семь,- погладила его руку Ирина,- там потом перемеряли...
        - Ну, а дальше?
        -А потом все наши "ниишники" пошли в "мороженое". А потом я к тете Клаве пошла. Это сестра папина,- пояснила Ирина,-она на Добролюбова живет. А ее дома не оказалось. Ну, а потом пошла я через садик...- Ирочка прерывисто вздохнула, и Митрохин сжал ее ладонь.- Они все сзади меня шли, эти двое... Сначала просто заигрывали, потом всякие гадости стали выкрикивать. Я бы от них запросто убежала, а тут этот, из кустов... А тут ты! А как ты их всех троих, Боря!-она восхищенно глянула на Митрохина.Каратэ, а я и не знала.
        - Какое, к черту, каратэ,- сказал Митрохин,- освирепел я просто, когда он тебя ударил. О каратэ я и понятия не имею.
        - Ну да...-усомнилась Ирочка, опять погладив его руку.- Давай, Боря, зайдем к нам, а? Я тебя с папой познакомлю. Он у меня знаешь какой!
        - Вот только на работу ему теперь к восьми,-вспомнилась Митрохину утренняя новость.
        Ирочка засмеялась, тряхнула волосами. Митрохин глянул на нее и в который уже раз за сегодня подивился: до чего же красива! Как же он раньше-то не замечал?
        - Ирина,- спросил он,- а мама?
        - Мама умерла три года назад,- глухо ответила Ирочка,- три года и четыре месяца.
        Они проходили мимо какого-то длинного обшарпанного забора. Сеял дождь и было безлюдно. Митрохин остановился, повернул Ирину к себе лицом, обнял ее и поцеловал. Она всхлипнула и погладила ладонями его лицо. Больше они не останавливались и не разговаривали до самого ее дома.
        - Ну беги,- сказал Митрохин.- До завтра. Привет папе. Ты его не пугай, не рассказывай про драку.
        - Ага. Боря...-начала было она, но не договорила, засмеялась и махнула рукой: - До завтра!
        VI
        Через час добравшись до дому, Митрохин отпер свой почтовый ящик, глянул. Две газеты и записка. Так, интересно... "Была, не застала, буду завтра. В.". Лаконизм. Телеграфный стиль. Завтра, стало быть... Нет, завтра никак не годится. Вроде бы теперь никогда уже не годится. Вот ведь дела-то какие, друг ты мой Боря...
        К лифту они подошли одновременно с соседом. Митрофан Прокопович, против обыкновения, на Митрохина не накинулся, а глянул и отвел глаза:-Кхе-кхе...-Трезв он был и тих.
        - Домой? - спросил Митрохин, держа палец у кнопочного пульта, спросил на предмет выяснения нужного соседу этажа.
        - Домой...- вздохнул тот.
        Митрохин нажал кнопку. Поехали. Помолчали.
        - Эх,- сказал Борис,- не будем ссориться, Митрофан Прокопыч! Ей-богу, надоело. Извините, коли виноват.
        - А чего ссориться-то,- закряхтел сосед.- Ни к чему это дело. Тут вот лаешься, психуешь, а потом "кондратии" хватит - ив ящик. Разумно это, я тебя, Боря, спрашиваю? Разумно?
        - Конечно же, неразумно! - обрадовался Митрохин.
        При выходе из лифта Борис жестом пригласил соседа пройти первым, и тот вышел, кивнув светски.
        - А я твою Вешку давеча накормил, кошку, стало быть,- сообщил сосед, имея в виду Борисову Векшу.- Она ко мне по балкону перебралась. Мяукала, голодная. У-у, злыдень! - шутливо ткнул он кулаком в митрохинский живот.-Не кормишь! Так она ж хомяка твоего сожрет, а потом тебя самого.
        - Ну спасибо вам, Митрофан Прокопыч, ну спасибо! - поблагодарил старика Митрохин, отпирая дверь.Прошу!
        - Попозже разве,-пожевал губами сосед.-А и ты, Боря, заходи, когда вздумаешь.
        - Спасибо, спасибо.
        - Не на чем.
        Митрохин вошел в свою однокомнатную холостяцкую квартиру, купленную три года назад старшей сестрой единственной его родней на белом свете, зажег свет, включил телевизор и пошел на кухню, готовить еду себе и кошке. Векша уже вилась у его ног со своим извечным: "Дай! Дай!", иногда переезжавшим на совсем уже душераздирающее: "Дав-а-а-ан!!" Борис дал ей колбасы. Отстала, слава богу.
        Борис вернулся в комнату, поглядел, как на обеззвученном экране широко разевает рот певица, словно бы норовя откусить от всунутого в рот микрофона. Митрохин дал звук: "...па-рус мой, парус: бе-е-лая птица..." Нет уж, пусть лучше Векша мяучит. Он выключил телевизор, вытянулся на диване, заложив руки за голову.
        Весь сегодняшний день вспомнился ему, весь день во всех подробностях. И Татьяна Антоновна с ее лорнетом, с ее Диккенсом (странно, что только теперь он ее вспомнил), Сонечкина могила, Калуга... И этот вариант "Эрмитажа" - блестящее конструкторское решение, и бог Инти с его сдвинутыми жезлами, и радостно-ошарашенное, а потом такое печальное лицо Пласкеева. И соревнования на "Комете", Валера, Дима Сергеев, Гривосвятов-чемпион, и эта драка в саду, и Ирина..

        "Что ж это? - думал Митрохин.- Что? Почему мне так невозможно, необъяснимо все удавалось сегодня? Что это - случайное везение? Непрерывная цепь случайного везения?.." Он вспомнил первое, искреннее изумление Бочко-Задонского, когда положил ему на стол тот самый четвертый вариант. Ну ясно же - он просто не ожидал от Митрохина такого. И никто небось не ожидал. Это мог сделать только Серега Пересветов, только он один из всей их группы. А Серега заболел как раз... Митрохин вспомнил затем непроизвольно сорвавшуюся фразу Николая Павловича на выставке: "Как вы, неспециалист..." - и так далее. И - презрение ученого к самому себе. Он, Митрохин, опять ухватил, чужое. Чужое, чужое! А эти прыжки, черт бы их побрал? Эта прыть, чемпионство это в кедах?.. Любимец публики... И второе место у поскучневшего, хмурого перворазрядника Сергеева, Сергеева, который до сих пор ходит на тренировки. Чужое, и тут чужое! А Стебликова? Наверняка ведь у нее кто-то был, есть кто-то, у такой красивой, веселой? Ведь любила она наверняка кого-то до сегодняшнего вечера. Ведь не его же, Митрохина, в самом-то деле. Опять - чужое? Он
сказал ей: "Привет папе...", а она? Что она хотела сказать перед этим: "До завтра"? "А что будет завтра, Боб? Что будет завтра, конструктор-самородок, инковед-самородок, чемпион-самородок, что? Ох и выпил бы я сейчас, ох и выпил бы! И - никого..." Митрохин скрипнул зубами, замотал головой.
        В дверь деликатно позвонили.
        Он встал, постоял, охватил лицо ладонью, потом отомкнул дверь и увидел соседа.
        -Отдыхаешь?-спросил Прокопыч.-Не помешал?
        -Какое там помешал!-обрадовался Борис.-Входите, пожалуйста.
        - А я вот с "дружком",- подмигнул Митрохину сосед,- за шкирку его приволок.-И он протянул Борису банку кофе.- Растворимый,- гордо сообщил Митрофан, - как ты непьющий...
        - Можно и с дружком,- сказал Митрохин,- это даже хорошо, что с дружком. Мне бы сегодня и покрепче "дружок" подошел. Вы проходите в комнату, Митрофан Прокопыч, располагайтесь, я сейчас на кухне все приготовлю и сюда приду.
        - А чего ж в комнате огород городить? Аида на кухню,- предложил сосед.
        - Аида,- согласился Митрохин.
        - По-холостяцки, по-соседски,- наклонившись, чтоб пощекотать Векшу, прокряхтел старик.- Ах ты, шельма ты этакая, Вешка ты полосатая! А я, брат, к кофею этому не привык, не развезло бы, хе-хе-хе...
        ...Потом они сидели на кухне, попивая кофеек, и соседа, удивительное дело, действительно явно развезло от непривычного напитка. И сосед душевно жаловался Митрохину на одиночество: всех, мол, своих растерял в войну, и сам контуженный и раненный-перераненный, и вот заносит его за счет контузии временами; такие закидоны бывают, что и сам потом не рад. И ни в каких таких суровых заведениях он отродясь не работал, а на пенсию ушел из вахтеров Института геологии, знаешь,- на Мойке?
        - Так что ты, Боря, сердца на меня не держи. А вот женить тебя, Боря, давно пора - непорядок. Ни жены, ни детей. Ну и правильно, ну и верно, и не буду я больше никогда эту заразу пить, чем заборы красят. Будем мы с тобой, Боря, кофей теперь пить. Главное, есть он всегда, простой-то. Полны полки. Кому он нужен? А нам с тобой-нужен! Будем пить и будем оба здоровы! А крепкий кофей-то этот, а? Жуть! Поглажу вот твою Вышечку и пойду... Ах ты, шельма полосатая, ах ты, Вошка-хвостатая!- Пусть банка тут у тебя стоит, до следующего раза. Ну, прощай, Боря. Справедливый ты человек, без закидоноз...
        ...Четверть часа спустя Митрохин уже спал. Заснул, несмотря на крепчайший кофе, которого выпили они с Прокопычем чуть ли не полбанки.
        Спать-то он спал, но не давало ему возбуждение провалиться до утра в пустоту и безвременье. Сны одолевали Бориса Митрохина, ох одолевали...
        "Странно, очень странно, Борис Сергеевич,- во сне, как наяву, качал головой Бочко-Задонский, кудрявый и красивый, как на фотографии молодых лет.- Может быть, все-таки эту идею подсказал вам Сергей Иванович? Вы бы уж признались, Борис Сергеевич, чего уж там... А то, знаете ли, неэтично, некорректно как-то - чужое присваивать. Конструктор вы, конечно, неплохой, пользовались заслуженным уважением коллектива, но..."
        А Ирочка Стебликова при этом смотрела на Митрохина с состраданием и сожалением.
        "Именно - некорректно и неэтично,- продолжил, сменив отснившегося Задонского, - Пласкеев-американист, Андские индейцы - моя специальное. И графическая копия Инти изготовлена по моей просьбе. Может быть, уже сегодня я бы и сам догадался соединить жезлы. Ах зачем вы, товарищ Маркович, привели на выставку этого неспециалиста!"
        "Мое дело - техническое обслуживание! - отвергая обвинение, вскидывал ладошку Арон.- Ну, привел. Ну, предоставил возможность. Откуда же я мог знать, что он покусится на чужое?"
        И опять Ирина смотрела на Митрохина с жалостью и сочувствием.
        "Пры-ы-гун!...- цедил сквозь стиснутые зубы неотчетливо видимый олимпиец Гривосвятов.-Только тренировку сбил мне, паразит! Чужие успехи спать ему не дают! Допингу небось наглотался! Пусть-ка он при мне свою прыть покажет! Там же, на "Комете"! А вы, Иван Герасимыч, сразу же: тю-тю, мур-мур, и познакомиться, и узнать..."
        "Да я же, Игорек, так и думал - допинг. Откуда же иначе в таком-то возрасте такая поразительная прыгучесть, такая стабильность прыжка? И потом этот самый Валера-из-ихнего-месткома меня с панталыку сбил. Вот этот самый..."
        "А я знал? - орал Валера.- А кто знал? Хороший вроде мужик, кто ж его знал, что он допингу наклюется?"
        И смотрела Ирина на разоблачаемого Митрохина все с тем же выражением, и порывалась было к нему, и протягивала было руку, но тут же опускала ее, словно желая его защитить, ободрить среди справедливого этого судилища и не решаясь этого сделать.
        Допинг, допинг... Сладкая конфетка... Одуванчик, пробивающий асфальт... Так вот оно что..
        "Чепуха это, милый юноша! Уверяю вас - несусветная чушь. Да не верьте вы им!" - сказала вдруг возникшая в митрохинском сне Татьяна Антоновна и навела на него свой лорнет.- Очень уж вы совестливы, Борис. Ни у кого ничего вы не взяли: ни на работе, ни в музее, ни на стадионе, ни в аллее. Сегодня вы сделали то, на что вы были способны всегда. Боже мой, ну что ж тут особенного? Вы-хороший инженер, вы-наблюдательный человек, вы - не чужды спорта, и у вас, кстати, есть явная способность к прыжкам в высоту. Вспомните, что говорил вам еще на первом курсе тренер по баскетболу. Так почему бы вам не подняться однажды до своих вершин: в специальности, в наблюдательности, в спорте? Да и почему непременно только однажды?"
        "Но завтра-то что будет? Завтра?" - беззвучно дергались во сне губы Митрохина.
        "А завтра будет завтра,-отвечала Татьяна Антоновна, убирая в ридикюль лорнет и вынимая оттуда Диккенса.- А потом - послезавтра, и так далее. И ничего плохого не произойдет. С чего бы? Не правда ли, Ирина?"
        И Ирка согласно и радостно кивала своей белогривой головой.
        "Ну вот, а вы говорите конфетка, допинг,- сказала Татьяна Антоновна, озабоченно, перед тем как исчезнуть, оглядывая свой заштопанный локоть.Прощайте, милый юноша! Берегите, его, Ирина".
        "Что ж, посмотрим, что будет завтра,- сказал Митрофан Прокопыч культурным голосом.
        Я, видите ли, сосед, хоть и с закидонами, а чужого никогда не брал и не возьму. И допинги всякие тоже лучше бросить, пока не поздно. Допинг - он хуже бормотухи. Лучше, Боря, будем мы с тобой пить растворимый кофей. Скидываться будем, или по очереди брать-мне все едино, а одному каждый раз тратиться - так это больно накладно".
        ...С мучительно сведенными бровями, невнятно и коротко постанывая, спал Митрохин, въезжая во сне из четверга в пятницу-предвыходной рабочий день. Спал он уже без сновидений, и только одно чувство, одно ощущение на покидало его, не гасло. И ощущение это, если бы мог он его осознать и озвучить словами, звучало бы так: ох и горька ты, сладкая конфета!


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к