Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Таругин Олег: " Вот Хоть Убей Не Знаю " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Вот хоть убей - не знаю Олег Аркадьевич Тарутин


        #

        Тарутин Олег Аркадьевич
        Вот хоть убей - не знаю


        Олег Аркадьевич ТАРУТИН
        ВОТ ХОТЬ УБЕЙ - НЕ ЗНАЮ
        Фантастический рассказ
        I
        ...Исчез с экрана умница ученый, симпатичный эрудит, постоянно ведущий эту телепередачу, исчез его лобастый оппонент. Под тихую музыку покатились снизу вверх по сизому полю экрана титры.
        Кончилась передача.
        Возникшая затем на экране женщина-диктор на миг замешкалась, беззвучно шевельнув губами и коснувшись рукою волос неконтролируемым жестом. Взгляд ее, устремленный в пространство, тоже был в этот миг какой-то бесконтрольный и трогательно-человечный.
        Видимо, там, у себя в студии, она тоже только что посмотрела эту самую передачу и была в высшей степени поражена.
        Но диктор - человек служивый и опытный, - уже самое малое время спустя овладев собой, звучным голосом посулила "уважаемым телезрителям" следующее в программе зрелище, улыбнулась и исчезла.
        И опять было зазвучала музыка и покатилась по экрану первая шеренга новых титров, но кто-то поспешно метнулся к телевизору. Кнопка щелкнула, и, высверкнув яркой звездочкой, экран погас.
        - Да-а... - протянули в полутьме комнаты. - Как это они - все по полочкам... Здорово, а?
        И заговорили тут все разом, и задвигали стульями, и качнули праздничный стол, за которым сидели.
        Хозяйка квартиры зажгла свет, и все с любопытством оглядели друг друга: как, мол, тебе виденное-слышанное? Фактики эти тебе как, а?
        Действительно, на редкость интересной была эта передача о теории вероятности, и захватывающе провели ее двое ученых. Говорилось тут (и доступно пониманию говорилось) о законе больших чисел; обсуждались понятия случайных событий, случайных величин; понятия распределения вероятностей случайной величины и так далее, и все - с максимально возможной простотой и кинооснащенностью: и графики, и научно-популярные кинокадры, и спокойно убеждающий баритон диктора.
        Законы больших чисел... Равная вероятность падения подброшенного пятака на орла и решку. Сто раз подброшенного, миллион раз...
        Самым же захватывающим в передаче было то, что собеседники говорили еще, мимоходом, правда, но с видимым удовольствием о совершенно невероятных уже совпадениях, об удивительных, не объясненных пока что наукой случаях, происходивших с людьми.
        "Однако должен заметить, - оговорился лобастый, - что большая часть этих случаев может быть отнесена к разряду легенд, ибо проверке они не подлежат, или по давности событий, или в силу иных причин..."
        Но другая-то часть случаев, но меньшая-то часть, та, которая подлежит?..
        Ну вот хоть случай с вывалившимся за борт моряком. Тот еще и отфыркаться не успел, не успел еще в ужас впасть в океанской пустыне, как тут же подставила ему спину невесть откуда взявшаяся морская черепаха. А случай с французом, учителем Морисом Бимоном? А с португальцем, с этим, как его - который ошарашил курортных толстосумов в Монте-Карло, шестнадцать раз подряд поставив на рулетке на двойной ноль и выиграв? А тот шотландец, выпавший из самолета и угодивший в только что наваленную груду пакли? Да-а...
        - Ну-ка, ну-ка поглядим! - проговорил, как пропел, вскочивши со стула и роясь в карманах, Коля Шустов, самый деятельный в компании человек, еще в школе получивший прозвище Шустрый. И уже коротко звякнул об пол пятак, подброшенный Колей.
        - Так, решка... - сообщил Николай.
        И снова звякнула монета.
        - Решка! Ей-богу, решка! - победно вознес над собой пятак Шустрый, словно вот уже и началось твориться то самое, невероятное.
        - А ну еще раз, Коленька, - заинтересованно поощрила его худенькая Сашуля, мечтательное существо лет двадцати семи, в очках, браслетах и короткой стрижке. Вот уж кто жил во всегдашнем ожидании невероятного: невероятной любви, невероятного поворота судьбы...
        Звяк! - подпрыгнув, пятак встал на ребро и с наклоном, по дуге въехал под сервант, самую малость опередив Колю, который прыгал за монетой, пытаясь подошвой припечатать ее к полу и промахиваясь.
        - Тьфу! - огорчился Коля. - А ведь наверняка опять решка!
        - Да ты мечи двугривенные! - посоветовал Шустову хозяин квартиры Виталий Синицын. - Или полтинники мечи. А мы уж завтра со старухой посмотрим под сервантом: орлы там или решки. А, старуха?
        И глянула на Виталика со всегдашним обожанием жена его Нина, красивая уравновешенная женщина. Коля же, чуть помедлив, поразмыслив, стоит ли трудов опыт, встал все же на четвереньки, пошарил ладонью под мебелью и вытолкнул монету на простор. Сдул паутину с кисти, глянул.
        - Ну? - спросили все.
        - Орел! - с отвращением сообщил честный Коля. - Пыль надо вытирать, хозяева! - В сердцах, он щелчком загнал монету обратно. - Тьфу!
        - Не расстраивайся, Коленька. Все правильно, все - по науке, утешила его Нина. - Случайные ж величины! Эти, как их... - И кистью красивой, полной руки она сделала округлый жест, как бы ссылаясь на незыблемые научные законы, против которых разве же попрешь? - Да ну вас, ребята, в самом-то деле! - обиженно обратилась она ко всей компании. - Что это за безобразие? На телевизор мы собрались или все же на Вовкин день рождения? У-у-у-ти, мое сокровище, Синичка ты моя! - смешно и нежно вытянула она губы в сторону соседней комнаты, где упакованный в одеяла, при открытой форточке, спал виновник сегодняшнего торжества - трехлетний Вовочка Синицын. О нем, как обычно в таких случаях, все начисто позабыли, благо спал мужик тихо и на внимание не претендовал.
        - Да уж за трехлетие, братцы! - встрепенулся и папаша. - Давайте, давайте! Именинник тоста требует! А то - телевизор... И так редко собираемся!
        Да, редко им приходилось видеться, хотя знали они все друг друга давно, а иные и с младых, как говорится, ногтей.
        Жора Рысин, например, учился с Виталиком в одном классе, а сам Виталик кончал один институт с Колей Шустовым, а медичка Нина - один институт со Светой, женой Боба Агнаева, корабельного механика, покладистого здоровяка. Сашенька, Сашуля, юная некогда лаборантка с кафедры, где трудился Коля Шустов, им и была введена в компанию и утвердилась в ней, вначале - как потенциальная Колина невеста, а потом как общая хорошая знакомая.
        - Ох и стол у вас нынче, родители! - восторгалась Сашуля. - Чудо!
        И действительно, непривычно изобильным для этого скромного достатками семейства был сегодняшний стол: и крабы тебе, и икра, и балык, и прочие дефицитные яства. Хотя ведь правильно, ведь лотерейный выигрыш - четыре отгаданных номера! Можно и позволить.
        И тут вдруг этот самый выигрыш - событие само по себе неординарное, выигрыш этот самый, о котором было со смехом и восторгом поведано гостям, по мере их прихода, а потом как-то позабылось, сопрягся вдруг со всем услышанным в телепередаче.
        - Ну вот вам и случай! - взвился Шустрый. - Что, не случай, скажете? Ты ж, Виталька, в это самое спортлото раз в год играешь! Ну чем такое везение объяснить? Ничем! Я вот каждый месяц на это дело прямо как взносы плачу: три рубля с аванса, три - с получки, и - ни шиша! Ну объясни, по какому ты принципу цифры вычеркивал? Наверняка ведь от фонаря?
        - Тройка - это в честь Вовки, - сообщила счастливая Нина.
        - Тридцать три - в честь тебя, - подхватил муж.
        - Дурак! - обиделась тридцатидвухлетняя Нина. Дурак и есть, а потому и счастье тебе!
        - Двадцать шесть - это мой трамвай, успокаивающе улыбнувшись жене, продолжал Виталий. - А сорок один, ей-богу, сам не знаю почему. Никаких ассоциаций не возникало. Случайно вычеркнул. Осенило.
        - Вот это ты правильно говоришь "осенило", определил Николай. Именно осенило. Накатило, озарило, ударило. Да нет же! У каждого в жизни что-нибудь этакое было, у каждого! Только не фиксирует никто: то позабудет, то не придаст значения. Верно? А если в памяти покопаться, так такие случаи полезут... А, Боб?
        Коля в запале своей чудозащитной речи все глядел на жующего Боба Агнаева, с надеждой глядел - ведь как-никак моряк-механик, все-таки странствующий и путешествующий: штормы, океаны. Бермудский треугольник... Глядел он на Боба, а тот под этим взглядом спешил дожевать и согласно кивал Коле головой.
        - У меня... - начал было Боб.
        Но Сашуля перебила его:
        - Ну было! Было! Было, Коленька! - словно признаваясь наконец в чем-то, словно бы "ну виновата! Ну делайте теперь со мной, что хотите!", выкрикнула Сашуля, кивая челкой и взвякивая всеми своими цепями-кулонами. - Было такое! Такое было!.. Да ну вас, все равно ведь не поверите! Ах, да на выставке же! Я рассказывала: капитан тот, Дмитрий...
        ...Раз Сашуля, стало быть, как всегда - капитаны, доценты, академики, архитекторы - извечный набор сраженных мгновенной любовью выдающихся незнакомцев. И всегда судьба в Сашулином романтическом воображении ареной встреч выбирала места не совсем обычные: концертные залы, выставки, симпозиумы...
        - Ах, да ну вас!.. - словно прочтя коллективную мысль, заранее обиделась Сашуля.
        - Гуди, мать! - приказал Николай, усвоивший такой свойский тон общения с нею еще с древнежениховских времен. - Только без фантазий и эмоций. Нам нужен чистый сюжет!
        ...Ах, какая странная, какая удивительная история случилась с Сашулей полгода назад на выставке Кистеперова! Ну да, на той, в ДК пищевиков. Впрочем, все началось еще с автобуса, с набитой под завязку "шестерки". Едет она, представьте себе: меховая шапочка, воротничок, сумочка. Сумочка, правда, где-то внизу, в стороне, заклиненная животами и бедрами пассажиров. Стоит она, терпит. И вдруг, вы подумайте, тот самый высокий, с густыми ресницами, флотский офицер, что подсаживал ее на ступеньку автобуса, вдруг капитан этот и говорит: "Девушка, нам пора пробираться к выходу. Вы ведь тоже на Кистеперова?"
        Сашенька так и обмерла и так, обмерши, протиснулась к выходу вслед за моряком, без особых, правда, усилий - за таким-то громадным и плечистым! Капитан же, как ссадил ее из автобуса под локоток, так сразу же куда-то и исчез. Возник он опять в поле зрения Сашули уже в выставочном зале, в водовороте толпы, медленно вращающейся около нашумевшего кистеперовского "Наваждения". Моряк неотрывно глядел на знаменитый холст. Он стоял со скрещенными на груди руками, стоял как скала, и толпа обтекала его, бессильная сдвинуть с места. Водоворот поднес Сашулю к скале. "Его зовут Дмитрием..." - почему-то подумала вдруг Сашуля. Моряк, естественным свободным движением протянув руку, придержал проносимую толпой девушку.
        - Дмитрий, - представился он.
        Сашуля зажмурилась. Уже вдвоем, соединенные незримыми узами чуда, наслаждались они шедевром.
        "Эта очеловеченная птица чем-то похожа на меня", - подумала Сашуля.
        - Знаете, - сказал моряк, вы, девушка, похожи на эту птицу. Тут что-то неуловимое, непередаваемое...
        И вдруг улыбнулся, "так горько-горько, понимаете?", посмотрел в последний раз на Сашулю долгим взглядом и, опять без труда раздвинув толпу, покинул выставочный зал.
        Рассказчица прерывисто вздохнула и, подперев щеку кулачком, устремила повлажневшие глаза в пространство.
        - Вариант номер пять, - определил жестокосердный Николай. - Такое же сродство душ было, помнится, с Константином Сергеевичем, режиссером из "Ленфильма".
        Тут женщины вознегодовали, а Сашуля и не обиделась даже, махнула рукой безнадежно: мол, что с него возьмешь, с грубияна и невежды...
        Боб, рассказ которого был перебит Сашулиным повествованием, поведал о том, как однажды, на рейде Монтевидео, слушая концерт по заявкам моряков, совершенно точно предугадал заявку коллеги из Дальневосточного пароходства. Едва только ведущий начал свое обычное: "Много лет плавает старшим механиком такой-то и сякой-то...", как Боб вдруг в точности уяснил, что "для передовика производства, пользующегося заслуженным уважением небольшого, но дружного коллектива", что исполнена для него будет "Элегия" Масснэ. Почему именно Масснэ, этого немузыкальный Боб объяснить не брался, просто подумал так почему-то. И - нате вам: прозвучала именно эта самая элегия. Вот и вся история. А случай Боб запомнил потому, что под эту музыку порезал руку, открывая банку сайры.
        Под взглядом Николая, который, как следователь, уже проводил поголовный опрос свидетелей, Светлана с Ниной заявили, что ни с чем этаким сталкиваться им не приходилось. И Синицын с чудесами не сталкивался.
        Неопрошенным оставался один Жора Рысин.
        Почему-то он, обычно самый активный участник застолий, привычно шумный, - почему-то был он после телепередачи странно тих и задумчив, а потому как бы и вовсе отсутствовал.
        - Ха! - обрадовался Виталик Синицын. - А Жорка-то на что? Что ж ты. Рысь, молчишь, губами шевелишь? Затих, геолог? Ты ж ветру и солнцу брат! Уж с тобой-то в тайге да в тундре небось чего только не случалось, а?
        Рысин, уже очнувшийся, подмигнул друзьям и засмеялся.
        - А что, братцы, - словно решившись, обратился он к компании, - могу и рассказать. Только я вас, как Сашуля, предупреждаю: все равно не поверите. Я бы и сам не поверил, кабы не со мной это произошло. То есть такой случай, граждане, что черт-те что... Я думал даже, не написать ли куда? А куда? Сегодня вот тоже подумал... Да кабы у меня хоть фотографии были... Кто туда поедет, кто проверит? Кому это нужно...
        - Давай-давай! - загалдела компания.
        II
        - Начнем с того, - начал Рысин, - что по метрике, по паспорту, ну, в общем, официальное мое имя - Георгий.
        - Да неужто? - среди общего хохота переспросил Виталик. - Ни в жисть не поверим! А может, Бернар? Может, Себастьян?
        - Заинтриговал! - с восторгом воскликнула Нина. - Началось!
        - Заглохните! - невозмутимо переждав смех, сказал Рысин. - Все это я говорю по делу. Потом поймете, что к чему, а пока молчите. Так значит Георгий. Ну, допустим, Георгием меня в быту никто не называет, правда ведь? Жора, Жорж, ну Жорик там... Или вот - Гоша. Гошей - очень редко, правда...
        - Гошей тебя только наш физкультурник называл, - вспомнил одноклассник, - да еще одна красоточка из двести четвертой школы.
        - Галочка, - уточнил Рысин. - Ну вот, стало быть, Гошей - очень редко. А в детстве когда-то, в Сибири, Гошей меня звали все, кроме разве родителей. Гоша да Гоша - я уж и сам привык.
        А была у нас там соседка по дому, из другого флигеля. Работала она на станции кем-то, я уж и не помню. И ее-то почти уж не помню. Только была она очень добрая и совсем одинокая. Но это все детали. Так вот, соседка эта почему-то меня особенно любила и называла Гошиком. Встретит во дворе, погладит по голове: "Как дела, Гошик?" Или сунет мне в рот вкусное что-нибудь: "Ешь, - скажет, - Гошик, ешь..." Чудесная женщина.
        Яснее же всего мне помнится, как она утешала меня во всяких горестях. Прижмет, бывало, меня к боку, покачает-покачает и говорит: "Не тужи, говорит, - Гошик, все пройдет, все образуется!.."
        Все это пока только вступление, граждане. А петрушка та произошла со мной в позапрошлом году, на Таймыре. Работали мы тогда на побережье, картировали метаморфические толщи, на мигматитах работали...
        - Ну, пошла терминология! - с отвращением произнес Боб, да и прочие загудели недовольно.
        - Верно, - с легкостью согласился Жора, - это все я обязательно растолкую, ведь вся суть в этих самых мигматитах-то и есть. А терминология у нас, геологов, не хуже прочих: из родимой Греции да из латыни. Так вот, значит, объясняю, что это за такое - метаморфические породы...
        - "Мета" по-гречески "после", - встряла медичка Света.
        - Правильно. Ну, а метаморфические породы и есть - "после". Образуются они из изверженных и осадочных первоначальных пород под воздействием высоких температур, давлений и химических преобразований. Ясно вам это, а? Ну я ж вам не лектор. Про гнейсы-то слышали? Полно их на Карельском перешейке. Слышали? Слава тебе, господи! Вот эти гнейсы образовались из первичных гранитов таким манером. А песчаники, например, при таких условиях превращаются в кварциты или там сланцы. Это элементарно. Сейчас любой двоечник это понимает.
        - Валяй дальше, - поощрили Рысина слушатели.
        - Дальше. Существенно еще то, братцы, что в условиях высоких температур и давлений, на больших глубинах, преобразования пород могут идти аж до стадии плавления. Плавятся породы не враз, а начинается это с более легкоплавких минералов: полевых шпатов, кварца. А эти минералы, прошу учесть, - светлые. Плавятся они и в полужидком этаком состоянии выжимаются вверх по трещинам в нерасплавленных породах, раздвигают их, ну и застывают потом светлыми полосами на темном фоне.
        - Вроде зебры, да? - подсказала Сашуля.
        - Умница, - похвалил Жора. - Стало быть, эти вот смешанные породы и называются мигматитами, на которых я тогда работал. Но тут придется еще кое-что уточнить. Среди мигматитов, братцы, различают кучу разновидностей, отличающихся строением...
        - А короче нельзя? - снова не выдержал Боб. - Породы, породы... Мы ж не из той породы, мы же при технике всю жизнь. Неужели без этого нельзя? Ты нам сам случай давай!
        - Нельзя короче! - озлился Рысин. - Без этого вы самой сути не поймете! Терпите, раз взялись слушать!
        Виталька подмигнул Бобу и успокаивающе толкнул Рысина плечом: слушаем, мол, слушаем.
        - Так вот об этом самом строении. Светлые прожилки бывают самой разнообразной толщины и длины, а главное - самой разнообразной конфигурации. - Рысин пальцами в воздухе изобразил замысловатую змейку. Артерии-вены представляете? Ну, а среди мигматитов есть разновидности под названием "артериты" и "вениты" - тут по облику полная аналогия. Ну и наконец, еще одна разновидность мигматитов - "птигматиты". К сведению полиглотов, - покосился Рысин на Светлану, - "птигма" это по-гречески "складка". Это суть ее и определяет. Тонкие, аж тончайшие складочки, а изогнуты так, что порою диву даешься: змейки, спиральки, загогулинки, запятулинки, прямо арабская вязь; длинные, короткие... В общем разнообразие невообразимое. Вот тут и конец ликбезу. Запомните только одно: есть в природе, описаны в научной литературе, изучены, сфотографированы тонкие причудливые жилки - светлые на темном фоне. Уф!
        Геолог Рысин перевел дух и продолжал так:
        - А теперь представьте себе таймырское побережье в сентябре. Колотун. Снег уже выпал. Ветер с норда дует в морду. Карская волна о берег шлепает битым льдом. Работа еще не доделана, а до самолета - две недели всего. Да...
        - У-у-ти, мой бедненький! - протянула к нему губы хозяйка.
        - Да уж, не говори, - согласился герой Заполярья. - А в тот день, двадцать шестого сентября, как сейчас его помню, с утра не заладилось. Пошли мы в маршрут вдвоем с рабочим. Рабочий - в геологии человек случайный, романтик с легкой придурью, бывший работник трампарка. Ну пошли, а на первом же часе работы трампарк этот самый растянул какое-то сухожилие на ноге и похромал назад в лагерь. Двинулся я дальше один, прошел сколько-то, а тут (и сейчас нога этот камень под снегом помнит!) споткнулся я и со всего маха - носом в развалы. Молоток мой - в сторону, фотоаппарат - вдребезги, колени, локти - сплошь ссадина. Встал я, плюнул, выругался, да что там - минут пять орал без передышки, кулаками в небо тряс, а все равно легче не стало. Подковылял я к молотку, что отлетел метров на пять, сорвал с шеи свой покалеченный фотоаппарат да как трахну по нему этой кувалдочкой! Фотоаппарат, естественно, всмятку, а у молотка ручка пополам. Вот тут мне малость полегчало.
        Закурил я, постоял, подумал: и маршрут продолжать без молотка не с руки: камни колотить нечем, и возвращаться больно уж неохота. Пара километров всего до берега моря, до скального обнажения мигматитов, а мне его осмотреть очень бы не мешало.
        Подумал я, подумал, собрал в рюкзак металлолом да и двинулся дальше. Буду, думаю, в дневник поподробней записывать, можно и без образцов обойтись разок.
        Ковыляю вперед помаленьку, а на душе - прямо каторга. Что, думаю, у тебя за жизнь такая кривобокая, друг дорогой? Что за специальность такая дурацкая: то голодный, то мокрый, то поломанный... Что за невезение такое, в самом-то деле? И кой тебе уже годик, Жора Рысин, и что ты в жизни еще собираешься увидеть хорошего?
        Ковыляю, наблюдаю, записываю. Смотрю под ноги. Вот уже в развалах и мигматиты начали появляться. Поднял я голову, а побережье - вот оно. Скалы, останцы... Красноярские столбы помните? Ну, стало быть, представляете, какая у эрозии фантазия? Тут тебе и крепости, и колонны, и люди, и звери, и птицы. А передо мною, представляете, стоит арка. Две колонны и свод, высотой примерно в три моих роста. Останец мигматитов. Основа породы - темные гнейсы, а на их фоне белеют эти самые птигматитовые слойки, и на колоннах, и на своде. Самое главное - на своде.
        Голос Рысина внезапно съехал на сип. Он встал, касаясь стола руками.
        - Так вот, граждане, по всему своду идет белая птигматитовая жилка и образует она надпись! И надпись эту я прочел. И написано там, на арке белым по черному: "НЕ ТУЖИ, ГОШИК"!
        Громоздящийся над столом Рысин говорил все громче и громче, а последнюю фразу почти прокричал, а прокричавши, опустился на место.
        - Дай-ка авторучку, - попросил он Боба, и тот, с каким-то даже испугом, полез во внутренний карман пиджака.
        - Вот смотрите.
        Прямо на тыльной стороне огромной своей белой кисти, без знаков препинания, без заглавных букв, слитно, единым словом написал Рысин эту фразу "НЕТУЖИГОШИК".
        Слушатели, повскакавшие с мест и сгрудившиеся за спиной Рысина, молча уставились на его кисть, лежащую на столе рядом с опрокинутым фужером. На эту кисть, на эту фразу, образованную полукругом букв, непривычно сжатых по высоте и растянутых по дуге.
        - Вот так там было написано, - растерянно проговорил Гошик. - За точность начертания ручаюсь. Я там, под этой аркой, до вечера просидел, полдневника изрисовал. В лагерь уже в темноте пришагал. Думал на другой день взять у ребят фотоаппарат, сделать снимки...
        - Ну и что? Вернулся?
        - Да нет, - криво усмехнулся рассказчик, - тут уж как положено по закону мирового свинства: утром начальство неожиданно пригнало вертолет: мол, потом не достать будет, кончай работу! В тот же день и улетели. А на базе... И вот что, братцы, - перебил себя Рысин, - когда я под этой аркой сидел, такой я покой почувствовал, так мне вдруг хорошо стало. И правда, думаю, не тужи, брат Гошик, не стоит... Пройдет вся эта невезуха, и судьба твоя образуется, все, как надо, получится... И детство мне вспомнилось, и соседка-старушка, и голос ее вспомнился, и лицо. А главное, эта надпись ошарашила меня только в самый первый момент. Потом уж я не думал, откуда, мол, она, не ломал голову - как же это может быть? Сидел себе просто, курил, думал обо всем хорошем...
        - Но откуда ж она, эта фраза, а, Жорка? - затряс его Виталий.
        - Откуда я знаю? Спроси о чем-нибудь полегче.
        - Ты это брось! - даже покраснев от возмущения, настаивал однокашник. - Ведь это не выдумка какая-нибудь, ты же рассказал, как было! Я ж тебя, Рысь, знаю. Если бы ты заливал нам тут, я бы сразу почувствовал. Правду говорил?
        - Правду.
        - А объяснение? С точки зрения геологии? Ну эти самые пиг... птиг... жилки эти белые? Они что, любые формы могут иметь?
        - Я же сказал - самые разнообразные. Да тут ведь и не в этом дело. Тут дело в "Гошике" и в "не тужи". В самом сочетании. Ведь один только человек на свете меня так называл и говорил так, да и то - когда это было? Вот и представьте себе вероятность такой надписи.
        - Значит, тебе померещилось просто! - запальчиво прокричал Синицын. Ты же встряхнутый был!
        - Доказывать не собираюсь, - холодно отвечал Рысин.
        - А я верю! Ах, я верю, верю! жарким шепотом заговорила Сашуля. Можете не верить! - оглядела она всех с вызовом.
        - И я верю.
        - И я!
        - Ты, брат, просто обязан сообщить об этом случае куда следует, сказал Рысину Боб, а Коля кивнул согласно.
        - А куда следует? - поинтересовался Гошик. - Да и потом - что я туда могу представить? Рисунки из дневника? Фотографий ведь нет... Будет тот самый случай, который "вполне вероятно - легенда". Вот и Синица так считает.
        - Ничего я так не считаю! - буркнул однокашник. - Просто говорю: ищи объяснение!
        - Ищу, ищу... - отозвался Рысин с иронией.
        Коля Шустов, сколько-то помолчав, заявил, что случай действительно из ряда вон выходящий, деваться некуда, а объяснения ему могут быть самые невероятные, бесполезно и голову ломать.
        - Вплоть до пришельцев, - ляпнул он. - А что? Лазер все плавит, компьютер-то все рассчитывает...
        - Все. Дошли до ручки! - прервал Николая Синицын. - Раз уж пришельцев вспомнили - гаси лампу!
        - У-у-ти, мой пришельчик, Гошик ты наш дорогой! - смешно и нежно запричитала добрая хозяйка. - Скоро мы тебя, Гошик, на Ирке оженим?
        - Теперь уж скоро, - улыбнулся ей Рысин, - теперь-то уже вот-вот.
        - Но как все-таки это можно объяснить, мальчики? - спросила Сашуля, растерянно обводя всех огромными под стеклами очков глазами.
        - Вот хоть убей - не знаю, - ответил ей Рысин.
        III*
        - Послушайте, петин-светин! В конце концов я вынужден призвать вас к порядку! Гарантирую вам крупные неприятности по возвращении на родную Мокруху! Я всегда считал, что практика набора команды в предстартовой спешке по всяческим захолустным докам вообще глубоко порочна и до добра не доведет. Вечно тамошняя администрация норовит всучить космофлоту всяческих штатских разгильдяев с липовыми знаниями! Да от вас за версту разит шпаком! Ну какой вы, посудите сами, петинсветин? Смех! Так, как вы, не ведут себя даже безусые тосины-фросины! Как вы стоите? Как вы смеете так стоять? Поднять присоски! Вы стоите, слышите ли вы, вы стоите перед Митиным-Витиным с Обеих Заглавных Букв!

        

* Эта и следующая главки даны в переводе на русский язык и
        земные понятия.
        Говоривший, а вернее, кричавший, огромный, грузный дядя в великолепном мундире Митина-Витина космофлота, с нашивками Обеих Заглавных Букв, еле сдерживал ярость, перекатывая скрип по всем своим грудным чешуям, пересохшим от сильнейшего негодования.
        Распекаемый петин-светин неохотно и не враз принял-таки уставную стойку, подняв вольно висевшие присоски до положенного по отношению к корпусу угла: в тридцать три градуса. "Расскрипелась старая жабра!" думал он с отвращением. Петин-светин тоже еле сдерживался, изо всех сил сдерживался, опасаясь наговорить в запале непоправимо лишнего, что потом обязательно бы припомнилось ему на родимой Мокрухе. Этот тип ведь на все способен. Вплоть до рапорта о разжаловании. Сесть опять на нищенский оклад тосина-фросина? Видеть ежедневно печально-осуждающие глаза жены? Уж лучше сдержаться, ну его к черту, лучше уж перетерпеть этот начальственный скрип...
        Сдерживаться-то он сдерживался, да нервы ведь не титановые, и чешуйки на петине-светине начали подсыхать. К счастью, начальство, почти исчерпав лимит подсыхания, повело беседу в более спокойном ключе.
        - Теперь признайтесь: это вы за неделю до старта с той, богом забытой, планеты запирались в компьютерной и не отмыкали двери, несмотря на категорическое требование Главного Комбинатора корабля?
        - Я, мой Митин-Витин с Обеих Заглавных Букв!
        - И чем же, интересно, вы изволили там заниматься, ухлопав столько времени и энергии и спалив пять блоков компьютера? Что вы там рассчитывали? Что за проблема?
        - Я, мой Митин-Ви...
        - Ладно, - махнуло присоском начальство, - короче!
        - Я пытался там рассчитать и определить формы грядущей цивилизации той самой планеты.
        - Бред! А исходные данные?
        - Я располагал материалами изучения пещерных людей, с которыми мы имели контакты в районе двух первых посадок: анатомия, структурограммы мозга, средства общения...
        - Ясно. Тем более бред, петин-светин! Прогнозировать формы будущей цивилизации на столь мизерных исходных данных! Да ошибка возрастет до размеров галактики!
        - Я подключал стимуляторы максимального охвата проблемы, мой командир с Обеих Заглавных Букв. И потом меня, как бывшего филолога, интересовали только проблемы грядущей письменности этого человечества, и я...
        - Филолога?! - мгновенно высохнув на четверть поверхности, заорал начальник. - Этим сказано все! И это - корабль... Продолжайте, фил-лолог!
        - Мне удалось рассчитать двести шесть типов языков, за сто восемьдесят шесть из которых я могу дать присоску на откусание. Возможно, из них в грядущем будут превалировать лишь несколько наиболее рациональных и, с моей точки зрения, наиболее красивых и изящных. Я бы сказал...
        - С этим - все! - отрезал толстоприсосник. - А лазер? Шлюзовой офицер, заполнявший водой ваш скафандр, видел у вас лазер! Вы пытались вынести его с корабля! Вам известен пункт корабельного Устава, строжайше запрещающий выход с оружием без специального разрешения командира. Меня, черт вас побери! Меня, Митина-Витина с Обеих Заглавных Букв!
        - А я и не думал использовать лазер в качестве оружия, начальник! - с неслыханной на флоте наглостью ответил не сдержавшийся таки экс-филолог. Меня, может, образцы пород интересовали!
        - Во-о-он!! - заорал толстяк. - Властью, данной мне на корабле, лишаю вас сразу двух званий!
        Огромная присоска командира метнулась к груди наглеца, сорвала с нее две лычки-птички, оставив одну - самую невзрачную:
        - Марш отсюда, шурин-мурин! Вон!
        ...С сухим скрипом чешуй, но с гордо поднятой головой разжалованный повернулся и вышел.
        - Тухлая жабра!.. - вполголоса, но достаточно внятно прошуршал он в дверях самое обидное для мокрушинцев ругательство.
        Митин-Витин с Обеих Заглавных Букв без сил рухнул в кресло, выхватил из нагрудного кармана пробирку и принялся спешно поливать в области сердца свою катастрофически высохшую чешую.
        IV
        - Слушай, за что на тебя так Тухлая Жабра взъелась? - подсев к приятелю, поинтересовался зачуханный шурин-мурин из реакторной команды. У нас нынче только об этом все и говорят. Чем ты его допек, Кисси?
        - А, Присси! - обрадовался экс-филолог и экс-петин-светин. - К черту начальство. А вот тебя-то я и искал. Надеюсь, ты меня поймешь, как бывший гуманитар, а?
        - Я тебя, брат, всегда пойму! - весело отозвался Присси. - А в чем дело?
        - А вот в чем. Ты слышал уже наверняка, что я без разрешения, контрабандно, так сказать, использовал компьютер на предмет расчета вариантов будущих языков и письменностей грядущей цивилизации землян?
        - Ну, слышал кое-что...
        - Сто восемьдесят шесть вариантов рассчитал я с гарантией. Ну, пережег у них в компьютерной что-то, да не в этом дело! Слушай дальше, друг Присси. Просмотрел я эти варианты, и один вариант особенно мне понравился: логика, красота, изящество, легкость. Чем-то даже наш родной напоминает. Я тебе потом покажу.
        И так он мне, вариант этот, понравился, брат Присси, что я уж и писать и бормотать на этом языке начал, ей-богу! А во время третьей посадки был я на побережье с группой разведчиков. В районе скал. Там, где выходы смеситов, знаешь?
        - Знаю, - подтвердил замурзай-Присси.
        - Ну так вот. Иду я там, поднимаю голову и - присоску на отъедание, не вру - стоит останец смеситов, по форме напоминающий наши мокрушинские кормушницы. А наверху, на своде, полукругом светлый компонент смеситов образует вот что. - И прямо на присоске, микрографом, зеленым по красному, Кисси вывел чрезвычайно прихотливую вязь: "НЕТУЖИГОШИК".
        - Похоже на что-то осмысленное, - заинтересованно склонился над вязью Присей.
        - Чудак! Да это ведь фраза на том моем любимом языке! - заорал Кисси. - Смысл ее таков: "не впадай в отрицательные эмоции", по-нашему - "не подсыхай чешуями" и - обращение к индивидууму. Понимаешь? Только с моим расчетным вариантом тут кое-какие мелочи не совпадают: например, имя индивидуума компьютер отделяет и пишет с Заглавной Буквы.
        - Как у начальства! - засмеялся Присси.
        - Ага. Но суть-то не в этом, друг Присси. Суть - в абсолютной невероятности возникновения такой надписи. Ведь тут - слепая игра природы: светлая жилка смеситов на черном фоне. И это - чистейшей воды фраза. И это же просто-напросто порода, Присси! Как же так? Как же могла возникнуть такая надпись? Как же это возможно? Я бы тебе показал эту жилку, Присси, вернее, эту фразу. Уж не знаю, как логичнее ее и называть! Я было побежал на побережье с лазером, хотел вырезать плиту... Да этот зануда из шлюзовой команды поднял тревогу. Знаешь небось, как у нас насчет Устава? Так и улетели. Эх...
        Присси долго глядел на присоску приятеля, такую знакомую, с такой странной, полукругом расположенной затейливой вязью, зеленой по красному: "НЕТУЖИГОШИК".
        - Как же это объяснить? - спросил он наконец.
        - Понятия не имею! - честно признался приятель. - Вот хоть высуши не знаю!


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к