Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Соколова Марина: " Стоматолог Для Вампира " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Стоматолог для вампира Марина Александровна Соколова


        Александр — древний вампир, который живет уже больше трехсот лет. Он устал от жизни, развлечений и просто ведет спокойное существование в одной из питерских квартир. Но охотники на нечисть не дремлют и однажды ночью, во время трапезы не него напали. Вампир смог отбиться, но вот незадача, ему выбили оба клыка. Как теперь жить? Что делать? И главное как теперь кушать? Правильно, выход один, идти в обитель страха и ужаса — в круглосуточную стоматологию. Так мало этого, еще и охотник на нечисть поселился по соседству. Теперь о спокойной жизни точно можно позабыть, но ведь так намного интересней.

        Марина Соколова
        Стоматолог для вампира

        Знакомьтесь, Александр Строганов, вампир с трехсотлетним стажем

        Несмотря на поздний час, хотя, точнее сказать, ранний, в небольшой питерской квартире горел свет. Именно здесь живет и трудится Александр Строганов, весьма известный в определенных кругах переводчик с иностранных языков и вампир с трехсотлетним стажем по совместительству. Мужчина имел репутацию спокойного, меланхоличного затворника, который редко выходит из дома, но с его профессией это было не страшно, ведь все, что ему нужно — это компьютер и постоянный доступ к интернету.
        Александр не случайно обосновался в северной столице России, ведь здесь большую часть времени небо затянуто тучами, и солнце не мучило его своими болезненными лучами. Конечно, свет не способен убить его — это всё предрассудки, но всё же, он может оставить весьма болезненные ожоги, которые будут долго и мучительно заживать. Получать их весьма неприятно, да и смотрится это омерзительно, так что древний вампир, проживший на этом свете больше трехсот лет, не часто появлялся на улице. Хотя вечно сидеть в своей уютной квартирке тоже было невозможно, ведь он вампир, существо кровососущее — следовательно, время от времени Александр должен отправляться на охоту. Мужчина не любил это занятие: в начале своей вампирской карьеры всё было просто — можно было пить кровь любого человека, а вот сейчас с этим делом напряженка. Кровь детей и подростков недостаточно насыщенная, так сказать, еще не созревшая, кровь стариков слишком диетическая, к тому же перенасыщена разными лекарствами, от которых у Александра пучило живот, тошнило и еще происходило много чего неприятного, о чём даже говорить стыдно. Да и с кровью
молодых человеческих особей стоило быть осторожней, так как можно было нарваться либо на выпивших или обколотых, или, напротив, сторонников здорового питания, и вампир не знал, чья кровь хуже. Так что каждая охота Александра Строганова была процессом длительным и нудным: он часами бродил по вечернему городу, принюхиваясь и прислушиваясь к своим ощущениям в поисках новых достойных его внимания жертв. Это дело осложнялось тем, что вампир был истинным гурманом и что попало, в рот не тащил.
        Сейчас мужчина был не сильно голоден, так что просто сидел дома, переводя очередной шедевр, который сам автор этой ереси гордо именует романом. Да уж, писатели ныне обмельчали, то ли дело двести или даже сто лет назад. Александр лично был знаком со многими знаменитостями, что впоследствии стали классиками, но сейчас люди предпочитают совсем другую литературу. Он и сам был время от времени не прочь почитать, что-то лёгкое и ненавязчивое, но проблема заключалось в том, что большинство современной литературы были излишне раздражающей и насквозь пропитанной розовыми соплями и любовными переживаниями, высосанными из пальца. Но больше всего его раздражали фильмы и книги о вампирах, пожалуй, это было единственное, что могло вывести флегматичного и спокойного Александра из себя. А чего стоят эти «Сумерки»! От одной мысли о ненавистном фильме мужчину передернуло: такого негодования вампир не испытывал никогда. Это же надо додуматься превратить жестоких вампиров, живущих одинокой жизнью, в ЭТО!!! Это был настоящий удар по гордости и самолюбию древнего кровососа. Наверное, если бы он встретил автора сего
творения, то позабыл бы о своих принципах и выпил бы жертву до конца.
        Да, а ведь были времена, когда упоминание о вампирах заставляло людей трястись от страха и ужаса. Жаль их уже не вернуть. А сейчас толпы неуравновешенных девиц пубертатного возраста пищат и мечтают о встрече с гламурным вампиром-метросексуалом. Александр поморщился. Да что они понимают? Знают ли они, какого это — существовать и видеть, как один за одним уходят люди, которых ты знаешь, как меняется привычный мир? Это мука — родиться в 1686 году, в благородном и галантном веке, и быть вынужденным влачить существование в грязный и бесчестный двадцать первый век. Но хуже всего другое — сейчас в его голове находится столько знаний, столько воспоминаний, что иногда древний вампир начинает путаться и словно безумный, мечась по квартире, пытается разложить мысли по полочкам. Но чем дольше живешь, тем сложнее это делать. Слишком много мыслей и воспоминаний настолько, что однажды его несчастный мозг может просто не выдержать подобной нагрузки.
        А что касается любви, о которой мечтают все эти малолетки… Так нет её. Вампиры не умеют любить, максимум, могут испытывать симпатию… Ведь согласитесь, глупо любить еду. Вот вам, к примеру, придет в голову любить колбасу или булочку? Что может быть глупее, чем воспылать страстью к тому, что вызывает у тебя желание покушать. Да и признаваться в любви к бутерброду просто нелепо. Ну, максимум, вампир может относиться к людям, как к корове или курице, что несет яйца.
        Но современным барышням этого не понять, они верят в то, что сверкающий вампир, придёт к ним и в порыве чистой и нежной любви обратит их. Все эти девочки требуют романтики и необыкновенной любви, даже не понимая, что у вампира мертвое тело, да и сам он, по сути своей, ходячий мертвец, что отчаянно нуждается в чужой крови. А это уже, со стороны восторженных дам, проявление некрофилии. Александра всегда забавляли эти размышления. Вот интересно, вернутся ли когда-нибудь старые добрые времена, когда вампиры вызывали благоговейный трепет, страх и ужас?
        Александр устало потер красные уставшие глаза и выключил компьютер. На сегодня с него работы хватит, ведь еще пару часов перевода очередного «шедевра», что взорвет умы молодежи, и он просто разобьет компьютер от раздражения, как бывало не раз. К тому же пора подумать о крови насущной. Вампир посмотрел в окно, как раз самое время — настала ночь, так что можно спокойно, ничего не боясь, прогуляться в окрестностях и присмотреть себе донора. Александр быстро переоделся в темные джинсы и простую футболку, прошелся пару раз расческой по волосам — что ж, теперь он вполне готов отправиться на ужин. Вот чего ему действительно не хватало, так это возможности видеть свое отражение в зеркале. За триста лет, что он вампир, мужчина уже позабыл, как выглядит. Единственное, что он о себе знал, так это, что он брюнет, ростом метр восемьдесят два, довольно-таки крепкого телосложения, но все же худощавый. Но иногда так хочется увидеть себя, понять, идет ли ему прическа, одежда, да и вообще, не грязное ли у него лицо. Но нет, все, что он видит в зеркале — это одежда, которая висит прямо в воздухе. Но все-таки, он так
и не избавился от зеркал в своем доме, и пусть они раздражали его, но он продолжал время от времени бросать в них взгляды, надеясь увидеть хотя бы бледное отражение себя.
        — Ну, все, пора,  — Александр поспешил выйти из квартиры: нужно торопиться, пока голод не овладел им полностью, ведь тогда он станет неразборчивым в еде и, как следствие, получит несварение желудка, и это еще в лучшем случае. Вампир скривился от воспоминаний того жуткого дня, когда он умудрился отведать крови наркомана. Да… Давно его так не штырило, хорошо еще, что у вампиров не вырабатывается привыкание ко всякой гадости.
        Александр медленно прогуливался по темным улицам Питера, присматриваясь к одиноким прохожим и шумным компаниям. Благодаря способности к гипнозу, получить любого человека для вампира не составляло труда, главное — выбрать кого-то поприличней.
        — Так, этот не пойдет,  — скривился мужчина, увидев в стельку пьяного гражданина, что нетвердой походкой шел ему навстречу. Дальше была компания подростков, кровь которых недостаточно насыщенна для него. А значит, нужно идти дальше.
        — А вот это уже вполне приличный ужин,  — Александр довольно облизался, оценивающе рассматривая упитанного мужчину, идущего по своим делам. Эта еда, конечно, жирновата, но ведь и он не на диете, так что сойдет. Вампир метнулся к своей жертве, моментально оказываясь перед напуганным прохожим, который решил, что его сейчас будут грабить или убивать.
        — Не надо бояться,  — прошелестел вампир, сверкая глазами, и человек покорно успокоился, его взгляд остекленел, а сам он словно обмяк. Никто не может противостоять воле вампира, никто не будет сопротивляться, никто не сбежит. Александр медленно приблизился к шее мужчины и с наслаждением впился в нее клыками. Сразу же он почувствовал приятный, железистый привкус крови с легким привкусом радости и веселья. Видимо, в жизни этого прохожего сегодня произошло что-то хорошее; что ж, тем лучше, ведь его кровь приобрела неповторимый привкус эмоций.
        Насытившись, Александр отстранился от своей жертвы и аккуратно вытер рот платком. Рана на шее мужчины тем временем уже начала затягиваться.
        — Иди домой и выпей сока,  — скомандовал вампир, подталкивая свой ужин, который все еще был в трансе, вперед.
        Александр не имел привычку убивать своих жертв — это глупо и расточительно. Человеческий организм — это практически фабрика по производству крови, так зачем её ломать? К тому же иногда он выбирал себе постоянных любимчиков, тех, чья кровь была особенно ароматной и вкусной. Ну и, конечно, ему не нужны неприятности с местной полицией и охотниками на нечисть. В жизни вампира, главное — конспирация. Тогда можно прожить много сотен лет… Вопрос лишь в том, нужно ли это? Александр все чаще задумывался над этим вопросом. В свои триста двадцать девять лет он устал от жизни, а если быть точным, от одинокого существования, но и умереть он был не готов. Вот так ему и приходится жить день за днем, год за годом, век за веком.



        Охотник на нечисть в двадцатом поколении

        Владимир Романов был лучшим охотником на нечисть в России, а, возможно, и во всём мире, по крайней мере, он в это искренне верил. Холодный, суровый, похожий на медведя, он был тем человеком, чьи физические данные и характер позволяли ему выслеживать и уничтожать демонов и тварей, что просочились в мир людей. Сейчас мужчина находился в очередной командировке, в северной столице нашей необъятной родины. Согласно данным агентства, здесь обитает какая-то нечисть и, судя по всему, не одна, что, в принципе, не удивительно, ведь город был построен на болоте, обители кикимор, русалок и ночниц. Сейчас его задачей было разобраться с теми, кто начал охоту на людей. Это была совсем не легкая работа, ведь демоны и прочие твари умело маскируются и ведут обычный образ жизни. Вы можете жить по соседству с нечистью десятилетиями и не догадываться о том, кем же они являются на самом деле. Они ходят на работу, по магазинам, веселятся в клубах, а когда настает время, охотятся на людей. К тому же они сильны и не торопятся расставаться с жизнями, при виде охотников. Мужчина поморщился от воспоминаний о том, сколько раз
он находился на грани жизни и смерти. Как же он ненавидит нечисть!
        Владимир занимался охотой восемнадцать лет. Эта работа досталась ему по наследству, ведь вот уже двадцать поколений семьи Романовых занимались истреблением демонов и состояли в особой организации, что заботилась о мирных гражданах, которые даже не подозревали об опасных монстрах, что бродят рядом с ними. Многие годы Владимир был неизвестным героем, которому не положены награды; где бы он ни был, всегда всматривался в лица людей, ища среди них замаскированных демонов — это было смыслом жизни охотника, единственным, что он умел и знал. Он ненавидел нечисть всеми фибрами души за один факт её существования и сожалел, что далеко не всех ему можно убивать. Вот, к примеру, домовые или лешие, их трогать запрещено. И это злило и раздражало человека, привыкшего жить охотой. Иногда ему казалось, что он сам превращается в демона, но он всегда отметал эти мысли и брал небольшой отдых, чтобы успокоиться и снова вернуться к любимой работе.
        Сейчас сидя в небольшом кафе, мужчина просматривал заголовки газет и листовки о пропавших без вести людях. Все эти странные и полные таинственности истории, которые тоннами описывают в желтой прессе, они имеют смысл: читая их, опытный охотник всегда сможет увидеть информацию о появлении того или иного демона. А сопоставив полученную информацию со списком пропавших без вести, можно точно узнать, кто промышляет поблизости. Ведь разная нечисть предпочитает разные виды людей и имеет различные ареалы для охоты.
        — Так, что же мы имеем?  — Владимир отложил газеты и журналы в сторону и подозвал официантку, чтобы заказать очередную чашку кофе с коньяком.  — Болотница… это плохо.
        Охотник недолюбливал этих демониц, что заманивали мужчин в свои сети, а после выпивали из них все соки, во всех смыслах этого слова. Он и сам пару раз чуть не стал жертвой этих красавиц, но это было давно… в молодости, когда он был еще совсем зеленым и неопытным охотником. Сейчас же он не попадется на уловки болотниц, нужно только подготовиться, как следует, к предстоящей встрече. Ведь эти дамочки не только соблазнительны и красивы, но и очень сильны физически, ну и конечно не стоит забывать о чарах, что они могут наложить.
        — Это будет нелегко,  — Владимир залпом выпил горький кофе и расплатившись направился на улицу. Настроение мужчины было таким же серым и мрачным, как питерская погода. Ему было всего тридцать восемь лет, а он уже чувствовал себя стариком и хотел поскорее дожить до пенсии, хотя у охотников и не принято бросать работу. Раз встав на этот путь уже не вернуться к нормальной жизни.  — После этого дела возьму отпуск. Поеду куда-нибудь на море, где нет никакой нечисти… Да… так и сделаю…

* * *

        Ночь опустилась на город, но люди не спешили расходиться по домам — в этом проблема всех мегаполисов: здесь никогда не спят, и это было хорошо для нечисти, но добавляло проблем охотникам. Сейчас Владимир медленно шел по узкой улочке, внимательно вглядываясь в темноту. Если его расчеты верны, а они всегда верны, именно здесь охотничьи угодья болотницы. Осталось найти её и спровоцировать напасть именно на него, хотя, если она выбрала себе другую жертву, тоже не беда, он сможет использовать и это.
        Мужчина был сосредоточен и напряжен, в руках он сжимал старинный кремниевый пистолет с особыми серебряными пулями, освященными в церкви. Нечисть умрет быстро, но в мучительной агонии, однако это не волновало охотника. Главное — избавить человечество и этот город от очередной твари. А к крикам и предсмертным воплям он уже привык, хотя во время своего первого дела он чуть не сошел с ума от чувства вины.
        Где-то сбоку послышался сдавленный вскрик и хлюпающие звуки, словно кто-то шел по луже. Звуки были тихими и обычный, нетренированный человек даже не обратил бы на них внимания, но Владимир знал, что именно такие звуки сопровождают появление болотниц. А значит, нужно поторопиться, пока в полиции не появились новые сводки о пропавшем без вести человеке, ведь трупов после себя эта нечисть не оставляет.
        Охотник бежал вперед, расталкивая немногочисленных прохожих, что попадались на его пути. Наконец, он оказался в тупике, где увидел лежащего на земле мужчину. Жертва все еще была жива, но долго не протянет, ему нужна медицинская помощь, но сначала необходимо уничтожить болотницу, что притаилась рядом. Эти демоны никогда не оставляют дела незавершенными, ведь они питаются человеческой жизнью. Владимир сжал пистолет и резко обернулся назад, чувствуя на своем затылке пристальный, полный злобы взгляд.
        — Покажись!  — зарычал мужчина, готовясь к атаке.
        — Ты уверен, что хочешь этого?  — послышался нежный, бархатистый женский голос, что ласкал слух и завораживал. Мужчина поморщился — он не подастся на эти уловки, ведь знает, какой будет расплата.
        — Выходи, тварь!!!
        — Как грубо, неужели ты не поможешь несчастной девушке, что нуждается в тебе?  — Навстречу охотнику под неярким светом уличного фонаря появилась она — болотница. Владимир нервно сглотнул, ведь демоница была прекрасна: длинные черные волосы струились по обнаженным плечам и спине и достигали самой земли, бездонные синие глаза сверкали, словно звезды, пухлые алые губы призывно улыбались, а тело было безупречно. Ни один мужчина не может спокойно смотреть на подобную красоту, но охотник знал, что это совершенство несет лишь смерть. Нервно сглотнув, он направил пистолет на нечисть, что продолжала призывно улыбаться ему, обещая невероятное наслаждение.
        — Неужели ты выстрелишь?  — красавица начала плавно приближаться к Владимиру, гипнотизируя того взглядом.  — Просто помоги мне… Ты должен пойти со мной.
        Болотница потянула руку вперед, продолжая обворожительно улыбаться, она была убеждена, что уже победила. Никто не может противостоять её чарам. Мужчины так слабы, никто из них не может устоять перед обнаженной красотой, что предстает перед ними. Похоть представителей сильного пола — это их главная слабость, так было и так будет во все времена. И демоницы вроде нее всегда будут пользоваться этим.
        — Идем со мной.
        — Прости, но у меня другие планы,  — усмехнулся охотник, и в следующий момент прогремел выстрел. Владимир уже давно не попадался на эти уловки, а все потому, что знает, как демоницы выглядят на самом деле. Болотницы — это мерзкие создания, полусгнившие трупы, что только надевают на себя личину, наводя на людей морок. Но его не проведешь. Охотник с омерзением смотрел на то, как на земле в агонии корчится отвратительная тварь, чье тело с шипением исчезало. Спустя пару мгновений от нее осталась лишь горстка мерзко воняющей слизи.
        — Вот и все, красавица,  — мужчина достал из этой кучи пулю и положил её в карман. Сейчас, в кризис, он не может разбрасываться столь ценным сокровищем. Все пойдет в дело снова и эта пуля, убившая уже десятки тварей не исключение.
        Достав телефон, Владимир позвонил в «скорую помощь». Кто знает, может быть, последняя жертва болотницы выживет. Но его это уже не касается, его задача — убивать демонов, а не помогать их жертвам. Охотник медленно направился к оперативной квартире, на которой его поселили; наконец-то он сможет отдохнуть, а после — отправиться в отпуск. Но сейчас… сейчас его ничего волновало, он был без сил и мечтал только о хорошем сне.
        Идя по дороге к дому, Владимир заметил странно идущего человека; охотник сам не мог понять, что именно привлекло его внимание, но чутье говорило ему, что этого мужчину стоит проверить.
        — Вы в порядке?
        — Я иду домой, мне нужно выпить сока,  — совершенно безжизненным голосом ответил прохожий, продолжая медленно брести. Охотник подошел ближе и преградил мужчине путь, пытаясь разглядеть лицо незнакомца. Вроде все нормально, но человек какой-то слишком бледный. Да и пятна крови на его рубашке заставляли Владимира понервничать. Присмотревшись, он увидел едва заметные отметины на шее мужчины.
        — Вампир!
        Охотник не мог поверить своим глазам, но перед ним была самая настоящая жертва вампира. Это было немыслимо, ведь эти кровососущие твари были большой редкостью. Только его прапрадеду удалось сразиться с этим монстром. Владимир нахмурился. О вампирах давно ничего не было слышно — эти твари умеют прятаться и заметать следы. Неужели здесь обитает один из древних кровососов?
        — Похоже, отпуск отменяется,  — тяжело вздохнул охотник, ведь он просто не мог упустить шанс выследить и уничтожить столь могущественное существо. Он был слишком тщеславен, чтобы упустить такой шанс прославить своё имя в веках.



        Судьба жестока — вампир лишается клыков

        Очередной день в жизни Александра Строганова шел по накатанному сценарию: проснуться рано утром, выпить чашку горячего чая и не потому, что хочется, а так, по привычке, ведь вампиры не чувствуют вкуса. Хотя Александр все же помнил, какой у чая должен быть вкус, ну или делал вид, что помнит. А дальше оставалось принять душ, надеть махровый синий халат и сесть за компьютер, чтобы просмотреть новости, что мелькают в ленте браузера, и приняться за работу. И так день за днем, монотонно, скучно и беспросветно. Все развлечения приелись ему еще в первую сотню лет существования, да и воспитание не позволяло ему вести себя так, как это делали современные люди. Пусть он был свидетелем того, как меняется мир вокруг него, это не значит, что он готов был сам измениться. Эх, где же вы, золотые времена, полные благородства, чести и изящества? Александр скучал по балам, играм в покер и скачкам и дуэлям. Но, увы, все это далеко в прошлом.
        — Надоело,  — вздохнул вампир, тупо всматриваясь в строки на экране. Ничего не хотелось, ничего не радовало, еще немного, и он всерьез начнет думать о том, что пора пойти в лес и найти осинку.  — Может, прогуляться?
        Александр посмотрел в окно — сегодня было особенно пасмурно, казалось даже, что сейчас вечер, а не утро. Что ж, он выбрал прекрасное место для жизни, может быть, он даже останется здесь насовсем, надо будет только менять квартиры, чтобы никто из соседей ничего не заподозрил. Единственное, чем раздражал его Питер, это постоянная серость и сырость, как это ни странно, но кровососу не хватало света и красок.
        — Да, нужно перекусить,  — вампир решительно поднялся на ноги и направился к шкафу, чтобы переодеться.  — Только непременно нужно найти кого-то жизнерадостного, а то вчерашней крови мне надолго не хватило… Хотя, может быть, радость моего ужина была напускной и неискренней? Да уж, вроде и людей по городу шастает уйма, а достойной пищи не найти.
        Вот так, продолжая ворчать, Александр натянул на себя джинсы и посмотрел в окно — вроде бы прохладно, а это значит, что лучше надеть рубашку или даже куртку. Ему, конечно, все равно: его мертвое тело не ощущает ни холода, ни жары, но конспирация на первом месте. Он должен быть серым, невзрачным и неприметным, ему просто необходимо выглядеть, как среднестатистический уставший от жизни житель планеты, только так его спокойное существование продлится и дальше. Зачем-то вампир замотал вокруг шеи красный шарф, который натянул на нос, чтобы его лицо никто не видел. Сегодня мужчине хотелось быть особенно неприметным, возможно, все дело в гнетущем чувстве, что появилось где-то внутри. Да, вампирское чутье кричало ему, что стоит остаться в доме и никуда не ходить, но Александр слишком устал от рутины, ему хотелось хоть какого-то разнообразия. К тому же он вампир — древний и могущественный монстр, ему нечего бояться!
        Александр медленно брел по улицам, надеясь, что дождь не пойдет, и он не намокнет. Все же кушать нужно в комфортных условиях. Снова, как и накануне вечером, вампир присматривался к прохожим, что спешили по своим делам, но на этот раз более придирчиво, ведь он не был голоден. Сейчас ему хотелось некой сладости, деликатеса, который повысит его настроение и развеет скуку. Но, как назло, подходящей еды поблизости не наблюдалось, во всех людях были изъяны: одни слишком толстые — следовательно, их кровь жирная, другие слишком худые, так сказать, диетические, третьи слишком хмурые, погруженные в свои мысли, их кровь пить совершенно не хотелось. Раньше было проще, раньше еда вдохновляла, заставляла желать ее, а сейчас… Все слишком мрачно и не впечатляюще, современные люди разучились радоваться жизни. Вампир уже хотел отправиться домой, ведь есть что попало он не собирался, но заметил счастливо улыбающуюся девушку, что шла по улице с огромными пакетами в руках. Сразу видно, что она занималась шопинготерапией. Что ж, радости этой дамочки ему точно хватит до вечера, а может, и больше, к тому же много крови
ему сейчас не нужно. Так, пару глоточков.
        Александр пристроился за девушкой и теперь следовал за ней, ища подходящее место для нападения. Инстинкт охотника, что пробудился в нем, заставил вампира позабыть о своей вселенской депрессии и печали. Девушка же продолжала идти по своим делам, ничего не замечая. Такая беззаботная, такая наивная и такая вкусная. Да, Александр не сомневался в том, что она обладает отменным вкусом и ароматом, который порадует его. Не было никакой мочи ждать — вампир резко рванул вперед, обгоняя свою жертву и преграждая ей путь.
        — Девушка, позвольте сопроводить вас,  — мужчина обольстительно улыбнулся, да так, что ему любой инкуб позавидует.  — Да и пакеты у вас тяжелые, не пристало столь очаровательной леди напрягаться, таская такую тяжесть.
        — Конечно,  — девушка, уже попавшая под действие гипноза, покорно протянула незнакомцу пакеты и пошла следом за ним.
        Александр усмехнулся: весь этот спектакль он устроил для прохожих, чтобы никто и ничего не заподозрил. И вот он уже держит свой завтрак или, если быть точным, уже обед, за руку в безлюдном переулке. Из-за черных туч, что затянули небо, почти ничего не видно, но это и не нужно, ведь он вампир. Александр чувствует, как бьется жилка на шее девушки, так призывно, так маняще; облизнувшись, он начал приближаться. Еще немного, и острые клыки вонзятся в тонкую шею жертвы, и горячая, солоноватая кровь хлынет в его рот. Но, когда вампиру оставалось лишь сомкнуть челюсти, он почувствовал опасность позади и, резко отбросив девушку, отпрыгнул в сторону. В следующее мгновение прогремел выстрел, но серебряная пуля не достигла цели.
        — Охотник!  — зашипел Александр, смотря на то, как нему приближается высокий, широкоплечий мужчина, в черных глазах которого застыли усталость, брезгливость, злость и досада. Еще бы — выстрел ушел в никуда, а перезарядить кремневый пистолет — дело не скорое.  — Давненько я с вами не сталкивался, лет сто пятьдесят, не меньше.
        — И больше не встретишься,  — самодовольно заявил Владимир, бросаясь на врага. Пусть выстрелить снова он не может, зато серебряный нож в его руке легко достигнет цели. Пусть вампиры сильны и быстры, но он тоже не промах. Не зря же он столько лет тренировался и убивал нечисть. Это будет день его триумфа, ведь для охотника нет большей чести, чем убить вампира. Этот шанс дается не каждому, и Владимир не собирался его упускать. Это была битва не на жизнь, а на смерть; никто не волновался о том, что их могут заметить прохожие и вызвать полицию, все равно стражи порядка не успеют вовремя — все кончится очень быстро.
        Александр усмехнулся: ему достался достойный противник, даже древнему вампиру трудно было справиться с ним, но человеку никогда не сравниться с ним. Вампир рванул вперед, нанося мощный удар по накачанному торсу своего врага, отчего тот рухнул на землю, отплевывая кровь. Да, Александр знал, куда бить, весь вопрос сейчас в том, что делать с охотником. Если убить, тут же появятся его коллеги, жаждущие мести, а если оставить в живых, сам будет доставать. Владимир тем временем воспользовался секундным замешательством вампира и бросился в атаку, просто повалив врага на землю. Острое серебряное лезвие неумолимо приближалось к горлу Александра. Но тот лишь расхохотался.
        — Ты слишком самонадеян!  — в следующее мгновение охотник почувствовал, что летит куда-то вверх, а вампир, победно ухмыляясь, смотрит на него. Еще мгновение, и холодные руки сжимают горло Владимира.  — Пожалуй, я закушу тобой, у тебя должна быть просто потрясающая кровь, да еще с таким количеством адреналина… Это будет получше, чем выпить эту девчонку!
        — Да пошел ты!  — захрипел охотник, из последних сил нанося удар ногой. Как ни странно, это помогло: Александр покачнулся, сделал шаг назад и натолкнулся на девушку, что непонятно как оказалась под его ногами. В результате вампир рухнул на землю, а охотник придавил его сверху.
        — АААААААААААААААААААААААА!!!!!!!!!  — взревел Александр от дикой боли, что пронзила его. Как же так? Ведь он вампир и не чувствует боли, тогда что это? Не обращая внимания на охотника, прибывавшего в шоке от его визга, услышав который, даже банши были бы впечатлены, вампир вскочил на ноги и начал ощупывать себя. Как ни странно, но болели его зубы, а если быть точным, то клыки. Осторожно прикоснувшись к ним руками, Александр чуть не разрыдался. Его клыки! Его драгоценные клыки! Они сломаны, их теперь даже клыками назвать нельзя, так жалкие огрызки! Вампир, не соображая, что делает, еще раз наотмашь ударил Владимира, который начал приходить в себя, и бросился бежать. Домой! Скорей домой! Только там он, наконец, сможет успокоиться и подумать над тем, что же с ним произошло и как жить дальше. Что он за вампир без клыков? И главный вопрос: как теперь есть? Он же так от истощения умрет. Нет, он, конечно, подумывал о смерти, но не о такой!!! Это же позор! Вампир умирает от голода! Да еще эта ноющая боль — за столетия бесчувствия он успел позабыть о том, что это.
        — Будь проклят этот охотник!  — зашипел Александр, забегая в квартиру и запирая за собой дверь.  — Что же теперь делать?



        Охотник по соседству, нет, вы точно издеваетесь!

        Александр не мог найти себе места и уже несколько часов, словно раненый зверь, метался по квартире. Триста лет, триста лет его тело было мертво! Да, он не чувствует вкусов и запахов, это несомненный минус, но зато он не чувствует боли, и это было большое преимущество. Но сейчас, сейчас он испытывал просто адскую, невыносимую боль и не знал, что с этим делать. Вампир сегодня сделал удивительное для себя открытие: его клыки — единственное живое место во всем его теле, наверное, потому-то он и может ощущать вкус крови, все дело в зубах. Но что делать теперь? Без клыков он не сможет охотиться, а сцеживать кровь — это просто отвратительно, не гигиенично и вообще не вкусно, но не умирать же теперь с голоду. Да и с болью нужно что-то делать.
        Мужчина мерил шагами комнату, лихорадочно пытаясь найти решение, но ничего умного в голову не лезло. Вот ведь как бывает: имея трехсотлетний жизненный опыт, иногда невозможно найти решение одной маленькой проблемки. Александр раздраженно рухнул на мягкий диван, пытаясь не думать о ноющей боли; в конце концов, он взрослый мужчина, древний вампир, и он не может позволить какой-то зубной боли сломить его. Это просто немыслимо! В его жизни были ситуации и похуже… правда тогда он был живым.
        — Так, нужно просто успокоиться!
        И снова вампир пожалел о том, что фактически давно мертв и не может дышать. А ведь что пишут во всех этих умных книжонках с советами: чтобы успокоиться, надо начать глубоко дышать. А что делать тому, кто дышать не умеет? Александр злобно зарычал и приложил ладонь к набухшей щеке. И зачем он только вышел из дома? Вкусненького, видите ли, захотелось? Можно подумать, он не мог потерпеть!
        — Да что же это такое?!  — раздраженный вампир вскочил на ноги и направился к двери, намереваясь убить нового соседа, что въехал в пустующую соседнюю квартиру. Пусть он пацифист по своей натуре и существо, в общем и целом, миролюбивое, но терпеть раздражающий звук дрели, в то время, как у него болят зубы, не собирался. Сейчас он объяснит этому наглецу, где его место.
        Александр нажал на кнопку звонка, в очередной раз, поморщившись от мерзкого звука, что отдавался болью в сломанных клыках. Но зато гудение дрели утихло, и послышались тихие, шаркающие шаги. Дверь медленно, со скрипом открылась, и вампир так и замер с уже раскрытым для гневной тирады ртом и выпученными глазами. Прямо перед ним был тот самый охотник, тот, кто повинен во всех его страданиях, просто стоял и выжидающе на него смотрел. Так… а почему не нападает? Александр быстро соображал. Ну, конечно! Было темно, к тому же на лице был шарф — охотник просто не узнал в соседе вампира, с которым столкнулся недавно. Нет. Судьба слишком жестока к нему.
        — Вы что-то хотели?  — наконец заговорил брюнет, которому надоело любоваться на застывшего мужчину одетого в домашний синий халат.
        — Да, не могли бы вы пока не сверлить,  — наконец пришел в себя Александр и теперь гневно смотрел на своего дважды врага. Мало того, что этот человечишка лишил его клыков, мало того, что поселился по соседству, так еще и мучает его дрелью. Изверг!!! И после этого вампиров монстрами считают!!!
        — А что такого? До одиннадцати далеко, так что я могу шуметь, сколько вздумается,  — самодовольно ухмыльнулся Владимир, которого забавлял этот странный сосед.
        — И все же, я попросил бы вас воздержаться от этого!  — вампира просто трясло от возмущения, обиды и злости.
        — Вы вообще в порядке?  — охотник обеспокоено посмотрел на своего соседа — странный он какой-то, нервный, бледный, все время кривится.
        — Зубы болят,  — буркнул Александр,  — так что будьте любезны, не шумите, мне от этого только хуже.
        — Так, может, вам таблетку дать? У меня был где-то анальгинчик,  — Владимир отчего-то проникся сочувствием к соседу. К тому же мужчине не хотелось портить отношения с человеком, рядом с которым ему придется прожить некоторое время.
        — Не помогает,  — скривился вампир.  — Ничего не помогает!
        — А к стоматологу обращались?
        — К этим слугам дьявола! Да никогда!!!  — Александра передернуло от одного упоминания этого врача. И это было весьма странным: когда он был человеком, у него, бывало, болели зубы, но тогда местные эскулапы лечили отварами да припарками, и ничего болезненного в этом не было. После, когда он стал вампиром, у него никогда, ничего не болело, он только видел, как работают стоматологи, но все равно эти люди вызывали в нем, могущественном кровососе, первобытный страх и ужас.
        — Вы преувеличиваете,  — рассмеялся охотник, который и сам побаивался этих врачей.
        — Да неужели?!  — возмутился Александр, морщась от ноющей боли.  — Вы видели их приборы? Да средневековые палачи и инквизиторы позавидовали бы такому разнообразию орудий для пыток!
        — В чем-то вы конечно правы,  — вздохнул охотник, который наконец-то нашел в лице своего соседа человека, понимающего его страхи. Владимир мысленно улыбался: похоже, его сосед — хороший малый, хотя и странный чуток, так что будет с кем пообщаться в перерывах между поиском вампира.  — Но все же, к врачу лучше сходить, если боль такая нестерпимая, то хуже точно не будет. К тому же, сейчас медицина шагнула далеко вперед, и все не так страшно.
        — Вам легко говорить,  — вздохнул Александр, понимая, что придется последовать совету своего врага. Он могущественный вампир, ему не пристало бояться такой мелочи, как стоматолог.  — Но, похоже, выхода у меня нет.
        — Здесь неподалеку, я видел круглосуточную стоматологию,  — деловито подсказал Владимир,  — учитывая время, там сейчас никого нет, так что ждать не придется.  — Ну, а завтра, заходите на новоселье, посидим, поговорим, выпьем. Меня, кстати, Владимир Романов зовут.
        — Александр Строганов, рад знакомству,  — вампир спешно спрятал руки в карманы: не хватало еще, чтобы охотник узнал, кто он — все же температура трупа всегда комнатная, а сейчас на лестничной клетке прохладно.  — Уж простите, но руку жать не буду, у меня, видите ли, слабая форма вермифобии.
        — Это как?  — Владимир удивленно смотрел на соседа: все же он чудной.
        — Понимаете, человеческие руки — это рассадник микробов,  — начал объяснение вампир, радуясь, что за столетия своего существования он много интересного узнал и теперь мог легко запудрить мозги своему врагу.  — При прикосновении все эти микробы вполне могут перекинуться на меня. Так что…
        — Я понимаю,  — рассмеялся охотник,  — ну в общем, до завтра, и обязательно сходите к стоматологу, а сверлить я сегодня не буду… Но только сегодня.
        Александр вернулся домой и устало опустился на пол. За что ему все это? Подумать только: охотник живет в соседней квартире да еще пригласил его, вампира, на новоселье. Кому рассказать — не поверят. Но все же, совет Владимир дал разумный: ему необходимо взять себя в руки и пойти к врачу. Невероятно, но факт: Александр Строганов, вампир с трехсотлетним стажем, боится какого-то стоматолога даже больше, чем охотника на нечисть. Все-таки, судьба жестока к нему… Очень жестока.



        Круглосуточная стоматология, обитель страха

        Александр шел по вечернему Питеру, опустив голову, ему не хотелось никого и ничего видеть. Вампир с трудом сдерживал себя, чтобы не закричать от боли. Все же за три столетия он успел позабыть, что это такое, и от этого его страдания были только сильнее. Если так пойдет дальше, то он начнет убивать. К черту принципы и выдуманные им самим правила, если эта боль продлится, он просто не выдержит и сорвется. Подумать только, до чего может довести зубная боль!
        Как и говорил новый сосед, стоматология была совсем рядом. Вампир разочаровано вздохнул: она действительно оказалась круглосуточной, а значит, увильнуть не удастся. Александр никак не мог понять, почему же он так боится зубных дел мастеров.
        — Что угодно будет лучше этой боли,  — убеждал себя мужчина, нерешительно открывая двери клиники. Да. Видел бы его сейчас охотник, точно бы умер со смеху: грозный кровосос, тот, чье имя повергает в страх, безжалостный убийца, трясется от страха перед каким-то человечишкой. Опасливо осмотревшись, Александр увидел, что внутри ничего страшного не было. Светло-зеленые стены, удобные диванчики, маленький столик с журналами и газетами, чтобы больные не скучали в ожидании своей очереди. Но сейчас здесь не было ни души, и Александр даже начал подумывать о том, чтобы трусливо сбежать.
        — Что у вас?  — послышался уставший голос, и из кабинета вышла невысокая женщина в белом халате, рыжие волосы которой были аккуратно собраны в пучок, а серые глаза изучающе смотрели на нового пациента. Александр присмотрелся — на бейдже медика красовалось имя «Надежда Медведева».
        Врач, не теряя времени даром, придирчиво осмотрела ночного посетителя: щеки припухли, взгляд напуганный, мнется — больной явно будет тяжелым. Стоматолог довольно улыбнулась: ей всегда нравились такие пациенты, над ними всегда можно поиздеваться, ведь они так боятся, что не способны мыслить разумно.
        — Я…  — замялся вампир; почему-то эта женщина вызывала в нем чувство необъяснимого страха, он не сомневался, что в этом хрупком человеческом теле скрывается душа садиста.  — Я сломал клыки.
        — Ну, идемте, посмотрим,  — серые глаза хитро блеснули.  — Надеюсь, вы не из тех, кто боится зубных врачей?
        — Ну что вы, я выдержу эту пытку,  — Александр сжал кулаки от напряжения; он не может показать свой страх. В конце концов, это его должны бояться.
        — Пытку?  — усмехнулась Надежда, оценивающе смотря на мужчину, что мялся у дверей её кабинета, не решаясь пройти и взобраться на стоматологическое кресло.  — Ну, это немного не по адресу, мы здесь зубы лечим. Но за дополнительную плату так и быть, я сделаю вам очень больно.
        — Не… не стоит,  — натянуто улыбнулся вампир, с ужасом смотря на столик около кресла. Да он не ошибся, когда говорил, что инструменты стоматолога — это орудие пыток: какие-то палочки и шприцы, скальпель, щипцы и даже что-то похожее на штопор. Самым безопасным из всего этого выглядело только маленькое круглое зеркальце на длинной палке.
        — Не стойте, присаживайтесь,  — как-то слишком нежно произнесла врач, отчего у вампира мороз по коже пробежал. Да что же это такое? Он же труп, он не может ничего чувствовать! Так почему он боится? Почему дрожит, словно от холода?
        — Если вы сомневаетесь в себе, то я могу вас связать,  — продолжала улыбаться Надежда, беря в руки то одни щипцы, то другие. Александра бросало в дрожь, с каждой секундой он становился все бледнее. В какой-то момент врачу даже показалось, что её пациент перестал дышать.
        — Не стоит,  — вампир гордо прошествовал к стоматологическому креслу, которое сейчас ему напоминало допросное кресло времен инквизиции. Александр поморщился и внимательно оглядел современное орудие пыток, убеждаясь, что никаких шипов и иголок в нем нет. Конечно, он не почувствует боли, ведь в отличие от поврежденных клыков, его тело все еще мертво, но древний кровосос не мог перестать бояться. Само это место было похоже на обитель страха и ужаса. Все здесь пугало Александра, и эта женщина, что сейчас тянется к его рту, больше всего. Надежда представлялась ему демоном, что все же решил забрать его душу и упокоить навеки. Вампир сильно сжал челюсти. Он хотел сохранить остатки гордости, но не мог. Если бы его сердце могло биться, то оно, наверное, выпрыгнуло бы из груди. Даже в свою бытность простым смертным он никогда не испытывал такого страха.
        — Ну, же откройте ротик,  — упрашивала стоматолог, разговаривая со взрослым мужчиной, как с маленьким ребенком.  — Не бойтесь, я только посмотрю, что там.
        Александр замотал головой; ему было стыдно, обидно, но он не мог ничего с собой поделать. Такого ужаса вампир не испытывал ни разу за свою долгую жизнь. Стоматолог, видя такую реакцию, коварно улыбнулась, а в серых глазах загорелся недобрый огонь, который убедил мужчину в том, что перед ним самый страшный демон из всех, с кем ему приходилось встречаться.
        — Вы не оставляете мне выбора,  — Надежда с силой надавила на щеки вампира, заставляя его открыть рот, а после быстро просунула туда зеркальце и что-то еще, Александр даже не хотел думать о том, что это. Дальше вампир почувствовал острую боль, совсем как в тот момент, когда охотник сломал его зубы.
        — Тише, тише,  — нараспев говорила стоматолог, не позволяя пациенту сжать челюсти и лишить её доступа к зубам, но это была нелегкая задача. Женщина вздохнула: до чего же проблемный клиент.  — Ну что, будем удалять.
        — Жа жашит ушалат?  — попытался уточнить вампир, но говорить, когда во рту всякая гадость, очень нелегко.
        — А то и значит,  — снова улыбнулась Надежда, беря со столика щипцы,  — зубы повреждены настолько, что их можно только удалить. Вы, главное, не волнуйтесь, можно будет сделать протезы, которые будет не отличить от настоящих зубов. А теперь будьте хорошим мальчиком и раскройте рот пошире.
        — А как же обезболивающее?  — пискнул Александр, на мгновение освободившись от хватки этой садистки, что сейчас собиралась лишить его остатков любимых клыков.
        — Я работаю без него,  — зловеще улыбнулась Надежда, которая, воспользовавшись моментом, ухватила щипцами поврежденный зуб. Одно сильное, резкое движение, и пациент взвыл от боли, на глазах вампира даже проступили слезы, что не случалось с ним с младенческого возраста в его бытность человеком.
        — Садистка!  — заявил вампир, с ненавистью смотря на свою мучительницу. Не зря он боялся идти сюда.
        — Есть немного,  — усмехнулась стоматолог, принимаясь за второй зуб. Она не любила сюсюкаться с клиентами и жалеть их. Главное — вылечить зубы и получить законно заработанные денежки. Второй клык был удален легче, хотя, возможно, все дело в том, что вампир еще не отошел от болевого шока. Так или иначе, работа была сделана.
        — Никогда подобного не видела!  — Надежда с интересом рассматривала выдранные зубы, а Александр от этой фразы напрягся: неужели догадается?
        — А что в них такого?  — мужчина внимательно разглядывал собственные зубы, которые еще недавно были у него во рту.
        — Они полые внутри, видимо, это врожденный дефект, так что не удивительно, что они сломались,  — пожала плечами стоматолог, выкидывая зубы в ведро.  — А теперь давайте посмотрим на состояние десны.
        И опять этот блеск в глазах, от которого древнего вампира бросало в дрожь — эта женщина явно получает удовольствие от его страданий.
        — Скажите, Надежда… Почему вы стали стоматологом?  — все же решился задать вопрос Александр, стараясь хоть на мгновение, но оттянуть момент осмотра.
        — Это идеальная работа для злодея,  — усмехнулась врач, приступая к осмотру десны, специально сильнее надавливая на челюсть.
        — Почему?  — скривился вампир, не понимая, почему так больно.
        — Можно безнаказанно причинять людям боль, а они тебе еще за это платят.
        Этот ответ заставил Александра замереть, а потом расхохотаться в голос, чего с ним не случалось давненько. Эта откровенность и серьезный взгляд женщины его поразили. Похоже, из всех стоматологов мира ему попалась настоящая садистка, которая этого даже не стесняется. Но все же, зубы больше не болели, а значит, результат достигнут. А вот что делать дальше? Без клыков он умрет с голоду. Можно, конечно, пить донорскую кровь, но она безвкусная и совершенно не питательная.
        — Ну что, могу вас порадовать,  — Надежда сняла резиновые перчатки и ловко закинула их в мусорное ведро.  — Как это ни странно, но это были молочные зубы, а это значит, что скоро появятся новые.
        — Молочные?  — Александр снова прослезился, но на этот раз от счастья. Все же судьба смилостивилась над ним. Его клыки снова вырастут, осталось лишь дождаться этого момента и не попасться соседу-охотнику.
        — Да, но все же вам пока стоит пару раз в неделю показываться стоматологу,  — Надежда села за стол и начала что-то быстро писать,  — десны в ужасном состоянии, возможно, будет воспаление. Так что вам стоит быть под наблюдением.
        — А без этого никак?  — с надеждой в голосе спросил вампир, которому совсем не хотелось вновь встречаться с этой женщиной.
        — Ну, если хотите, чтобы зубы выросли и не выпали снова, то да.  — Стоматолог, прищурившись, оглядела клиента. Ей, безусловно, нравилось, что её боятся, и это было еще одно преимущество её профессии.  — Не стоит так трястись, вы можете обратиться к любому доктору, не обязательно снова приходить ко мне. Все нужные данные я внесла в карту.



        Догонялки в темноте, я слишком стар для всего этого

        Александр не просто вышел из стоматологической клиники, он оттуда выбежал, едва не забыв прихватить свою кожаную куртку. Сейчас, когда боль прошла, он наконец-то смог вздохнуть спокойно и немного расслабиться. К тому же вампира безумно радовал тот факт, что клыки отрастут снова, а значит, его жизнь не кончена, и скоро он снова насладится ароматной кровью с неподражаемым привкусом эмоций. Мужчина был настолько счастлив, что даже ненадолго позабыл о новом опасном соседе, который пригласил его на новоселье.
        — Похоже, Владимир решил остаться в Питере подольше,  — Александр озадаченно почесал макушку.  — С этим надо что-то делать.
        Легче сказать, чем сделать — охотник теперь точно не уедет, пока не получит голову вампира, а умирать Александр пока не собирался… Не сейчас, когда он снова ощутил вкус жизни. Даже необходимость посещать стоматолога не могла расстроить мужчину. Несмотря на то, что Надя была откровенной садисткой, вампир все же решил ходить именно к ней, ведь неизвестно, какими окажутся другие врачи, а от нее он хотя бы знает, чего ожидать. Да, так будет лучше, к тому же, судя по тому, что зубы больше не болят, она хороший специалист.
        Александр устало оглянулся; без клыков он начал чувствовать себя слабее и беззащитней, и это совсем не нравилось древнему кровососу, привыкшему к своему превосходству над людьми. Конечно, он до сих пор силен, но все же, вампир испытывал некий дискомфорт.
        — Нужно подкрепиться на всякий случай, а то мало ли опять на охотника нарвусь.  — Вампиру не хотелось сцеживать кровь и пить её из стакана, но в тяжелые времена выбирать не приходится. Хорошо еще, что нож у него имеется, осталось только купить бутылку воды, в которую, после опустошения, он сможет сцедить кровь жертвы. Александр натянул на лицо шарф: мало ли что, будет лучше, если его лица никто не увидит, к тому же сейчас, когда он лишился клыков, вампир сомневался в том, что его способности к гипнозу остались на прежнем уровне. Да и охотники в ходе долгих, изнуряющих тренировок и медитаций научились не поддаваться на воздействие нечисти, так что лучше спрятать лицо, чтобы его сосед и дальше не узнал, кто живет в квартире напротив. А не то точно неприятностей не избежать.
        Зайдя в ближайший магазин, мужчина купил воду и направился к дому; вампир понимал, что, в связи с последними событиями, охотиться лучше в другом месте, но инстинкты вели его в привычный район, где он все знает. Осторожно озираясь по сторонам, Александр медленно брел по ночному городу, всматриваясь в лица прохожих и оценивая их питательные свойсвта. Это еще один минус сцеживания крови — нельзя выпить кого попало, и дело уже не во вкусе, а в физиологии. Жертва должна быть здорова и полна крови, ведь рана не затянется, как после укуса, так что жизнь человека действительно будет в опасности. Пусть он вампир и за свое долгое существование отнял многие жизни, но он почти никогда не убивал еду — это был его принцип, его обещание самому себе. Хотя, на самом деле, Александр просто боялся скатиться до низшей нечисти, что бездумно всех убивает, и жизнь которых — это вечные поиски жратвы. Он видел таких вампиров — жалкое зрелище, да и долго они не жили, такие действия всегда привлекали множество охотников.
        — Что ж, за неимением лучшего, и это подойдет,  — Александр внимательно рассматривал мужчину спортивного телосложения, который, не обращая ни на кого внимания, шел ему навстречу. Вампир не любил таких людей, что вечно пропадают в тренажерных залах и тоннами поглощают анаболики, да и слишком шея у них твердая. Но в нынешних обстоятельствах это даже хорошо — кровь этого качка поможет ему продержаться подольше.
        На этот раз не было необходимости разыгрывать представление, ведь вокруг никого не было; ночной, темный город уже давно спал, а значит, древнему кровососу никто не помешает пополнить запасы крови. Достав из кармана нож, Александр бросился к выбранной жертве. Мужчина отшатнулся назад от неожиданности, но вампир уже поймал его взгляд. Дело было сделано — незнакомец был в полной власти кровососа.
        — Подойди и протяни руку,  — тихо прошелестел вампир, заставляя жертву делать то, что ему нужно. Мужчина покорно выполнил приказ, и Александр, сделав аккуратный надрез на запястье незнакомца, начал осторожно сцеживать кровь в бутылку, стараясь не проронить ни капли драгоценной крови. Кто знает, когда он сможет в следующий раз пополнить запасы пищи. Хотя ему следовало подумать об этом заранее, но за десятилетия спокойного существования он совершенно позабыл о том, что и он может быть жертвой.
        И снова его спасло только обостренное чувство опасности и чуткий слух. Александр почувствовал, как кто-то почти бесшумно приближается к нему, и он ни на секунду не усомнился в том, кто же это. Вампир, выхватив наполовину заполненную бутылку с кровью из рук своей жертвы, бросился в сторону.
        Владимир злобно выругался и посмотрел на мужчину, который стоял посреди улицы с порезанной рукой. Охотник не понимал, почему вампир не стал кусать жертву, а просто решил сцедить кровь. Неужели делает запасы, чтобы залечь на дно? Это было плохо, ведь так он может потратить годы на то, чтобы выследить и убить древнего кровососа. А у него нет на это времени — в мире слишком много нечисти, которую он должен уничтожить.
        Так или иначе, на размышления не было времени, потому что, прихватив бутылку с кровью, вампир удирал от него. Владимир бросился за ним, не сомневаясь, что сможет нагнать его, даже сверх сила кровососа не поможет ему скрыться. Охотник не отставал от своего врага ни на шаг, стараясь, чтобы дыхание не сбилось. А вампир петлял по запутанным питерским улочкам, все время меняя направление бега. Брюнет начинал злиться — его враг слишком умен и изворотлив, с таким будет справиться не так просто. Но все же Владимир не мог понять: почему такой могущественный демон избегает драки? В то, что вампир испугался, он не верил… Тогда, что заставляет его убегать? И что произошло в их первую встречу?
        Александр тоже был не в духе; охотник никак не желал отставать от него, на мгновение вампиру даже стало интересно, как же их тренируют, что они достигают таких высот. Владимира бы в сборную по бегу включить — сразу все медали будут его. Александр даже пытался петлять среди домов, но и это не помогало.
        — Я слишком стар для этого,  — простонал вампир, которому надоели эти догонялки, но убивать Владимира он тоже не собирался, ведь как это ни странно, смерть охотника принесет ему больше проблем, чем пользы. Резко свернув в одну из парадных, Александр выбил металлическую дверь с кодовым замком и бросился к лестнице. Пользоваться лифтом глупо: он бегает быстрее, к тому же охотник следует за ним по пятам. Вампир, наращивая скорость, взбирался наверх, и вот он уже выбежал на крышу. Озабоченно оглядевшись, он увидел, что до соседнего дома всего метров семь, и довольно оскалился. Для него не составит труда перепрыгнуть на него, а вот для охотника эта задача будет непосильной — никакие тренировки не научат прыгать так, как это может делать вампир. Разбежавшись, Александр легко перемахнул на соседнюю крышу и обернулся. Владимир застыл на краю крыши и явно был вне себя от злости, ведь он снова упустил могущественную нечисть, снова проиграл, а пуля не сможет достигнуть цели с такого расстояния.
        — Ну, а теперь домой, ужинать,  — усмехнулся вампир, с разбегу перепрыгивая на следующую крышу.  — Все же я слишком стар для всего этого. Мне бы сидеть в склепе и отдыхать, а не в догонялки с охотниками играть… А ведь завтра еще к нему в гости идти… За что мне все это? Чем я так провинился в жизни?
        Так, перепрыгивая с крышу на крышу и жалуясь на несправедливость мира, вампир пробирался в безопасность собственной квартиры, где сможет ненадолго перевести дух и отдохнуть перед дружеской встречей со своим заклятым врагом.



        Дружеская беседа с заклятым врагом, с каждым днем жизнь все интересней

        Очередной день в жизни вампира был вполне обыденным. Александр наконец-то успокоился, ведь зубы больше не болели, хотя и остался некий дискомфорт, но это неприятное ощущение уже не мешало жизни мужчины. В холодильнике лежала одинокая пластиковая бутылка с кровью, но вампир не спешил её пить. Все же, пока охотник рядом, лучше поостеречься и экономить еду. В конце концов, могущественному мертвецу нужно есть не так часто, и пока он вполне может себя контролировать.
        Александр распечатал текст, который ему предстояло перевести: все же он всегда сначала читает материал, прежде чем переводить и удобно устроившись в кресле, мужчина приступил к чтению.
        — Ну, почему все они пишут о вампирах?  — начал вслух возмущаться мужчина.  — Почему не об оборотнях? Не о призраках? Не о людях, в конце концов, или котиках?
        Да, иногда работа начинает раздражать не только самого спокойного и уравновешенного человека, но даже холодного вампира. От праведного гнева и негодования Александра отвлек звонок в дверь. Мужчина поспешил открыть дверь нежданному гостю, которым, как он и думал, оказался его сосед Владимир.
        — Привет, сосед,  — улыбнулся брюнет,  — как зубы?
        — Уже лучше, но все же, мне придется посетить эту обитель боли снова,  — тяжело вздохнул вампир, с содроганием думая о новой встрече с Надеждой.
        — Что поделать… Ты же не забыл о моем приглашении? И, надеюсь, не против, что я перешел на ты?
        — Конечно, нет,  — натянуто улыбнулся Александр, выходя из дома и заходя в соседнюю квартиру. Внутри было все удобно, но несколько аскетично — все только самое необходимое. А значит, охотник не собирался надолго задерживаться в Питере, что не могло не радовать вампира.  — А вы тут неплохо устроились, хотя, должен признать, квартира не очень уютная.
        — Я тут совсем недавно,  — пожал плечами охотник, проходя на кухню,  — еще не успел обжиться.
        Александр последовал за новым «другом», внимательно осматриваясь. Квартира как квартира, но не такая стильная, утонченная и уютная, как у него. На кухонном столе уже стояла бутылка виски, пара стопок и закуска. В очередной раз вампир пожалел, что не ощущает вкусов, но, с другой стороны, он не пьянеет, а это большое преимущество. Ведь выпившему человеку трудно держать язык за зубами. Владимир же просто сел на один из шатких стульев и разлил алкоголь.
        — Давай выпьем за знакомство и хорошее соседство.
        — Отличный тост,  — Александр залпом осушил стопку и посмотрел на охотника.  — Так чем ты занимаешься, сосед?
        — Я…  — на мгновение Владимир задумался,  — я что-то вроде частного детектива.
        — Хм, следишь за неверными женами?  — усмехнулся вампир, ведь в России представители этой профессии занимаются именно этим.
        — Ну, у меня бывают дела и посложнее. А чем занимаешься ты?  — поинтересовался брюнет, внимательно рассматривая слишком бледного соседа.  — Судя по всему, ты редко из дома выходишь.
        — Что есть, то есть,  — неопределенно пожал плечами вампир,  — все же в квартире микробов меньше, чем на улице. К тому же работаю на дому… Я переводчик.
        — Вот оно как.
        — Да, я в совершенстве знаю двенадцать языков,  — не без гордости добавил вампир, а после сник и посмотрел на распечатку романа, что случайно прихватил с собой.  — Правда, переводить приходится всякий бред.
        — И какой же?  — Владимир снова наполнил стопки, с интересом глядя на соседа. Все же он соскучился по простому человеческому общению, ведь с его работой тяжело завести друзей или просто хороших знакомых.
        — Книги… если эту писанину можно так назвать. Последнее время все пишут про вампиров,  — тяжело вздохнул Александр.  — Это просто ужасно! Вот раньше описывали вампиров как? Холодные демоны, монстры, вселяющие страх, убийцы… А сейчас? Читать противно, не то, что переводить. Но ведь это читают, любят… Бред.
        — Полностью с тобой согласен, друг,  — закивал охотник, которому вся эта романтизация образа нечисти не нравилась. Того и гляди, в скором времени, при попытке убить вампира или оборотня, набегут сумасшедшие фанатки и начнут отбивать своего героя.
        — Вот ты только послушай, что пишут эти новомодные авторы,  — Александр начал рыться в распечатках. Как же все-таки странно найти родственную душу в лице смертельного врага.  — Нашел! «Вампир подошел к ней сзади и нежно отвел её волосы в сторону, оголяя шею. Его горячее, чувственное дыхание опаляло её нежную кожу, но она не боялась, она дрожала от нетерпения и возбуждения». Ну, скажите, где это видано, чтобы у вампира, благородного живого трупа было дыхание, да еще горячее? Нет, ну я еще пойму — зловонное, но никак не горячее и чувственное!!!
        — А лично мне не понятно, чего она это там предвкушает?  — засмеялся Владимир, представляя описанную писателем картину.  — У вампира мертвое тело, следовательно, как мужчина он не состоятелен. Так что эту мадам ждет разочарование.
        — Ну почему же не состоятелен?  — обиженно буркнул Александр.  — Вполне состоятелен. Вопрос в том, нужно ли ему это. За столетия могло и поднадоесть. Суть не в этом… Почему вампиров превратили в смазливых героев-любовников, падких на милых девочек?
        — Без понятия, я, наверное, никогда не смогу понять женщин… они вообще весьма нелогичные создания,  — вздохнул охотник. Все же его сосед — весьма занятная личность, и их взгляды на жизнь в некоторых вопросах, судя по всему, сходятся. Кто знает, может быть, они смогут стать настоящими друзьями.
        — Да уж,  — вздохнул Александр,  — А вампир, учащийся в школе? Вот тот, кто писал это, хотя бы представляет, каково это — сотни лет учиться в одном и том же классе? Он что… умственно отсталый?
        — Не удивлюсь, если скоро мы узрим фильм о вампире, что посещает детский сад, и его очаровательной возлюбленной, мечтающей тоже стать вампиром,  — рассмеялся Владимир.
        — Я этого не перенесу,  — простонал Александр, понимая, что эта идея настолько абсурдна, что вполне может быть осуществлена.
        Это было странно — древний вампир и охотник на нечисть вместе сидят на кухне небольшой питерской квартирки, выпивают и ведут дружеские беседы. Они говорили о нечисти, о книгах, фильмах и даже о политике. У мужчин оказалось много общего, и при других обстоятельствах они действительно могли бы стать друзьями. Но что будет, если Владимир узнает, кто его сосед? Александр понимал, что ничего хорошего — один из них должен будет умереть.
        Уже поздно вечером, вернувшись домой, вампир достал из холодильника бутылку крови и, брезгливо морщась, сделал пару глотков. Все же сцеженная кровь имеет отвратительный вкус да и питательные свойства утрачивает. Есть только её он точно не сможет, а значит, нужно выйти на охоту. Но как это сделать, когда охотник разгуливает поблизости? Может быть, стоит сменить место поиска жертв? Наверняка Владимир уверен, что его враг охотится недалеко от дома, а значит, все, что нужно древнему вампиру, это отправиться на другой конец города. Но перед этим ему предстоит посетить стоматолога, ведь десна снова начинала болеть. Александр задрожал всем телом: все-таки эта женщина пугала его. Из всей известной вампиру нечисти, стоматологи были самыми страшными. Никто и никогда не сравнится с ними в умении вызывать трепет и ужас.



        Очередной сеанс мучений или я боюсь эту женщину

        Вампир стоял около дверей стоматологической клиники, не решаясь сделать шаг. Ему было страшно до дрожи в коленках, и Александр не мог понять этого. Да, было больно, но он смог вытерпеть все «пытки», в некотором роде ему даже понравилась Надежда. Она была весьма интересной личностью. Но все же, первобытный страх застрял где-то в подсознании мужчины, заставляя бояться.
        — Это глупо,  — убеждал себя вампир, все же решаясь войти.
        Александр думал, что второе посещение этой обители страха будет происходить легче и спокойней, но он ошибался и снова желал трусливо сбежать. Но отступать было поздно — мужчина уже слышал тихие шаги стоматолога.
        — Снова Вы?  — Надежда удивленно смотрела на своего вчерашнего клиента. Судя по тому, что она видела вчера, ему не должна была понадобиться помощь еще неделю.  — Что-то случилось?
        — Да, неприятное ощущение в десне,  — дрожащим голосом начал объяснять вампир, размышляя о том, что, наверное, лучше было бы обратиться к другому специалисту. Александр боялся эту женщину. Беспричинно. Глупо. Безумно.  — Понимаете… это такая ноющая, раздражающая боль, а еще зубы чешутся.
        — Чешутся?  — стоматолог удивленно приподняла бровь.  — Ну, что ж, пойдемте, посмотрим, что там у вас чешется.
        Александр, обреченно вздохнув, поплелся за женщиной в уже знакомый кабинет. Опять эта гнетущая атмосфера, свет слишком яркий, слишком раздражающий, все слишком чисто и аккуратно. Но на этот раз мужчина сумел взять себя в руки и сам уселся в стоматологическое кресло, сжимая подлокотники так, что еще немного, и он их раздавит.
        — Не надо так нервничать,  — усмехнулась Надежда, держа зеркальце на длинной тонкой ручке,  — я просто посмотрю.
        — В прошлый раз вы то же самое говорили,  — натянуто улыбнулся вампир, борясь с собой.
        — Ну, на этот раз точно только посмотрю,  — рассмеялась женщина, приближаясь к пациенту. Александр нервно поежился, чувствуя себя маленьким мышонком, что добровольно забрался в террариум к змее. Вампир задумался, пристально всматриваясь в спокойное лицо своей мучительницы. Если бы не лихорадочный блеск в глазах, он вполне бы мог решить, что ей все равно… Но это было не так. Мужчина прекрасно понимал, что Надежде нравится причинять боль. Наверняка среди её предков была нечисть, в этом вампир тоже не сомневался.
        — Ну же, откройте рот…
        — Хорошо,  — Александр понимал, что лучше подчиниться. В конце концов, он давно уже взрослый мужчина, а не трусливый ребенок.
        Стоматолог довольно улыбнулась и приступила к осмотру. Когда она прикасалась к десне, вампир кривился от боли. Да что же это такое? Неужели так будет в каждое посещение?
        — Вы весьма занятный пациент,  — усмехнулась Надежда, откладывая инструменты в сторону,  — ваши зубы растут просто с невероятной скоростью, вы так через месяц уже будете с полным комплектом, так сказать.
        — А почему болят?  — Александр не знал, радоваться ему или нет. С одной стороны, это хорошо, ведь через месяц он сможет питаться нормальной едой, но с другой, если весь месяц его будет преследовать эта зудящая боль, он просто сойдет с ума от нее.
        — Потому что растут,  — рассмеялась стоматолог.  — Я пропишу вам средство для полоскания — это облегчит ваши муки.
        — Что-нибудь более действенное можно?  — вампир сам не верил, что спросил об этом. И главное, зачем? Ведь знает, с кем имеет дело.
        — Можно, если вы не боитесь уколов,  — и снова эта очаровательная и невинная улыбка. Но Александра было не провести, он понимал, что стоматолог постарается сделать все, чтобы укол был как можно более болезненным. Ну, и как ему решить эту дилемму? Терпеть долгую, раздражающую, нудную, но легкую боль, или же пострадать от нестерпимой, что продлится всего несколько секунд? Пока мужчина раздумывал, Надежда пристально смотрела на него, словно пытаясь почитать мысли, почувствовать его страх.
        — Из двух зол стоит выбрать меньшее,  — тяжело вздохнул вампир.
        — И что же для вас меньшее зло?  — криво ухмыльнулась стоматолог, доставая из упаковки одноразовый шприц.
        — Укол,  — Александр зажмурился и открыл рот, самое главное, когда боишься,  — не смотреть на источник страха. Как ни странно, но это действительно помогало успокоиться. Сейчас вампир представлял, что он дома, сидит в любимом кресле и просто отдыхает. Из мира грез мужчину вырвала острая боль от инъекции. Почему же так больно? Так и должно быть, или все дело в том, что он вампир, позабывший о том, что такое боль? В очередной раз Александр задумался о том, почему все это происходит именно с ним, и не находил ответа.
        — Вот и все,  — послышался довольный голос Надежды.  — Похоже, нам придется видеться чаще, чем я предполагала. Из-за ускоренного роста зубов ваши десны сильно воспалены, от этого и боль.
        — Это печально,  — вздохнул вампир, а после поспешил добавить: — Вы только не подумайте, дело вовсе не в вас… а в этой боли.
        — Не сомневаюсь,  — стоматолог снова приступила к заполнению карты, а вампир просто смотрел на эту странную женщину, что любит причинять боль. Хотя, так ли это? Может, это чувство юмора у нее такое?
        — Вы всегда работаете ночью?
        — Да, так удобней,  — безразлично пожала плечами стоматолог.
        — И чем же? Неужели у вас бессонница?
        — Что вы,  — Надежда посмотрела на своего пациента, все- таки он странный. Мало того, что снова к ней пришел, так и поговорить постоянно хочет… Хотя, почему бы нет, так и ей повеселее будет.  — Просто я очень прагматичный человек. За ночные смены платят больше, а клиентов в разы меньше. Так что я даже выспаться успеваю. Ну, а днем у меня полно дел.
        — Неужели вас никто не ждет?  — Александр сам не понимал, почему задал этот вопрос. Все же, это не его дело — есть кто-то у его врача или нет. Но вампиру хотелось понять эту женщину, чья личность заинтересовала его почти так же, как и охотник, что преследует его.
        — А вот это вас не касается,  — беззаботно отмахнулась женщина от вопроса. И дело было не в том, что эта тема была болезненна или неприятна. Просто она была не уверена, что этот странный пациент сможет понять. Она вовсе не хочет, чтобы её ждали, переживали, ей по душе одиночество, когда не нужно ни перед кем отчитываться, не нужно быть кому-то обязанной. Женщина просто не понимала необходимости всех этих отношений, хотя, может быть, она просто не встретила того, ради кого захотелось бы этих самых отношений… И, если честно, смотря на подруг и сестру, Надежда не думала, что хочет встретить такого человека. Все-таки, она не только садистка, но и эгоистка, и ей это нравилось.
        — Надеюсь, вы не в обиде?  — почему-то вампир почувствовал себя виноватым.
        — Даже не надейтесь,  — женщина широко улыбнулась,  — просто мы с вами недостаточно хорошо знакомы для обсуждения таких вопросов. Вот после уколов… скажем, пяти, я буду готова к обсуждению личной жизни… Причем, желательно, вашей.
        — Я запомню,  — криво улыбнулся Александр, надеясь, что это знакомство не сделает из него мазохиста.
        — Что ж, жду вас завтра,  — улыбнулась стоматолог, давая понять, что на сегодня разговор закончен.



        Да что за день-то сегодня такой?!

        После второго посещения стоматолога, вампир вышел из клиники уже более спокойно. Нет, он все еще боялся, но уже был в состоянии держать себя в руках. В конце концов, он взрослый, повидавший многое мужчина, вампир, бессмертный кровосос — ему не к лицу трястись от страха. Максимум, на что он согласен,  — это содрогаться от упоминания грозного слова — «СТОМАТОЛОГ».
        Александр устало вздохнул; клыки растут быстро, а значит, потерпеть осталось совсем немного, и он сможет снова почувствовать себя полноценной нечистью. Все-таки вампиру было неприятно чувствовать себя ущербным, к тому же из-за недостатка живой крови он стал слабеть, а когда по соседству живет охотник, это не особо радует. К тому же от страха и боли, что он ощущал при встречах с Надеждой, в нем пробуждался просто зверский аппетит.
        — Так,  — мужчина задумчиво огляделся.  — Нужно перекусить.
        Идти в сторону дома или охотиться в родном районе глупо — второй раз попасться на глаза Владимиру за процессом сцеживания крови вампир совершенно не хотел. Он прожил долгие триста лет, и если он чему-то научился за это время, так это тому, что нужно быть предусмотрительным. Так что Александр направился в соседний район, там он сможет спокойно выбрать себе жертву, заодно прогуляется, полюбуется ночным Питером, все же он давно не выходил из дома.
        Идя по незнакомым улицам, вампир внимательно оглядывал немногочисленных прохожих. Сейчас и без того придирчивому гурману приходилось быть особенно осторожным в выборе еды. Но день сегодня, а точнее вечер был крайне неудачным. Хотя, возможно, Александр просто выбрал не тот район, ведь на пути ему попадались только подвыпившие граждане да подростки, родители которых явно не знают, где в столь позднее время находятся их детишки.
        — И почему только я такой принципиальный?  — вздохнул вампир, проходя мимо легкой добычи, которую считал крайне не вкусной.
        — Александр?  — окликнул его знакомый голос, заставивший древнего кровососа вздрогнуть. Обернувшись, он увидел своего соседа, который непонятно как снова оказался на его пути. Похоже, судьба просто решила поиздеваться над вампиром, постоянно сталкивая его с охотником. Наверное, в прошлой жизни он перед кем-то сильно провинился, и теперь карма настигла его.
        — Не ожидал тебя здесь увидеть в столь поздний час,  — натянуто улыбнулся вампир.  — Ты здесь по работе?
        — Да, нужно кое-кого выследить,  — Владимир напряженно озирался по сторонам. Этот город, построенный на болоте,  — просто рай для разнообразной нечисти, так что ему приходится не только выслеживать мерзкого кровососа, но и уничтожать других монстров. Вот и сейчас ему необходимо поймать и уничтожить кикимору, что начала пугать детей в этом районе.  — А ты как здесь оказался?
        — Да вот, решил развеяться после посещения стоматолога,  — вздохнул Александр, понимая, что ему пора возвращаться домой. Сегодня у него явно крайне неудачный день.  — Так сказать, прихожу в себя после пережитого ужаса. Но я уже собираюсь домой, а то уже поздно.
        — Это правильно,  — охотник был рад, что сосед не будет мешаться под ногами. Все же поймать того, кто умеет становиться невидимым, не просто, так что маленькие кикиморы были опасными врагами. Попрощавшись, мужчины разошлись в разные стороны, и снова Александр придирчиво оглядывал людей, что могли стать его ужином. Конечно, ему придется подальше увести жертву от этого района, но это не важно, главное, наконец, насытиться. Тот факт, что в последнее время ему постоянно хочется есть, напрягал вампира. Так он может и самоконтроль потерять, а это первый шаг к гибели от рук охотника — такое в планы кровососа не входило.
        Взгляд мужчины остановился на высокой брюнетке, одетой в простые джинсы и черную футболку, судя по всему, с символикой какой-то рок-группы. Девушка совершенно беззаботно шла по ночному городу и явно наслаждалась прогулкой. Она была вполне здоровой и явно не изводила себя глупыми диетами, как большинство современных женщин. Александр вздохнул: вот раньше ценились девушки в теле, а сейчас… Сплошные кожа да кости, не то, что крови нормальной в них нет, даже подержаться там не за что. Мужчина поспешил к незнакомке, решив, что именно она должна пожертвовать для него свою драгоценную кровь.
        — Девушка, можно я вас до дома провожу?  — Александр, заглянув в черные глаза брюнетки, начал гипнотизировать свою жертву, при этом очаровательно улыбаясь, чтобы уж наверняка она пошла с ним куда угодно. Все же у того, чтобы быть нечистью, есть множество преимуществ. Но что-то пошло совсем не так, как планировал кровосос. Брюнетка коварно усмехнулась, насмешливо смотря на мужчину.
        — А не боитесь, что я Вас оглушу и принесу в жертву Темным богам?
        Что? Вампир, сощурившись, внимательно посмотрел на незнакомку, пытаясь осознать сказанные ею слова. Ведьма! Точно Ведьма! Ещё одна служительница Темных сил! И почему из всех людей он выбрал именно её?
        — Да что за день-то сегодня такой?!  — возмутился Александр, отходя в сторону.  — Простите, коллега, обознался!
        — Да ничего страшного,  — отмахнулась девушка,  — Вы бы поосторожней были, а то последнее время ходят слухи, что у нас на постоянное место жительство охотник переехал.
        — Уже в курсе, он в соседней квартире живет,  — вздохнул мужчина, направляясь в сторону дома. Нет, сегодня явно не его день. Все идет не так, как он планировал. Сначала зубы раньше времени заболели, потом на охотника нарвался, а теперь еще в жертвы ведьму выбрал. Нет. Нужно срочно возвращаться домой, допить кровь из бутылочки и завалиться спать. А завтра… Завтра все будет по-другому, он непременно раздобудет свежей крови.
        — Эх, за что мне все это?  — в очередной раз вздохнул Александр, размышляя о том, как же нелегка жизнь вампира-пацифиста.  — Нужно срочно решать вопрос с охотником, пока он нам всю экосистему не нарушил… Может, потребовать у охотников признания Питера заповедником нечисти?
        Вампир улыбнулся своим мыслям: а что, идея хорошая, жаль только, невыполнимая. Наверное, ему никогда не понять, зачем уничтожать всю, даже безобидную нечисть. Это геноцид какой-то получается — их убивают только за то, что они не люди. Несправедливо, но, в некотором роде, они сами в этом виноваты, начиная убивать слишком много. Но ведь и среди людей есть убийцы, но почему-то никто в связи с этим не стремится истребить человечество.
        — Что-то не туда меня понесло,  — в очередной раз вздохнул голодный вампир, заходя в свою квартиру.  — Это все от голода. Завтра надо непременно раздобыть свежую кровушку.



        Как это ни странно, но я начинаю получать удовольствие от наших встреч

        Очередной вечер встретил Александра легким чувством голода, и древний вампир не мог понять, с чем это связано. Он прожил уже достаточно много времени и теперь мог пить кровь гораздо реже, чем раньше, но почему-то, после потери клыков, его организм постоянно требовал пищи. Это раздражало и добавляло множество проблем, ведь охотник все еще жил по соседству и явно вознамерился очистить Питер от всей имеющейся здесь нечисти. К тому же была еще одна весьма весомая проблема — на сегодня был назначен очередной сеанс мучений у стоматолога. От одной мысли об этом мужчина задрожал всем телом.
        — Нужно взять себя в руки,  — вампир решительно подошел к двери, намереваясь все же отправиться ко врачу.  — В прошлый раз было почти не больно. А по пути перекушу… Все равно Владимир ушел на охоту… Да, так и сделаю.
        Александр быстро сбежал по лестнице и вышел на улицу; город был уже окутан мягкими, тягучими сумерками, прохладный ветерок ласково растрепал волосы мужчины, успокаивая и настраивая на благодушный лад. На лице бледного вампира даже появилось подобие улыбки, что не случалось с ним уже давно.
        Мужчина направился прямиком к стоматологической клинике, оглядывая немногочисленных прохожих, встречающихся на его пути. Сегодня он решил не быть привередливым, в конце концов, он не в том положении. Сейчас вампир мог мечтать лишь об одном, чтобы зубы поскорее выросли, и он снова мог жить полноценной жизнью, а то он чувствовал себя беспомощным инвалидом. И как только люди со всем этим живут? Александр на мгновение задумался; во времена его бытности человеком все было иначе, нельзя было жаловаться на какую-то зубную боль, ведь это было не достойно настоящего мужчины. Да… Триста лет назад люди были более стойкими и терпеливыми. Он и сам был таким, хотя и почти не помнит это время, но Александру хотелось в это верить. Все же странная штука — память, за триста лет случилось слишком много всего, и большинство уже позабылось, даже важное.
        От всех этих мыслей его отвлек прохожий — молодой парень, увлеченно слушающий громкую музыку в наушниках. Конечно, он был слишком молод, скорее всего, студент, но выбирать не приходится. Быть благородным и принципиальным лучше на сытый желудок. Вампир пристроился за своей жертвой, благо, что парень шел в нужном ему направлении. В желудке мужчины стало холодно и пусто, Александр облизнулся и нагнал свою жертву, преграждая парню путь.
        — Вы что-то хотели?  — незнакомец настороженно отшатнулся, но вампир уже поймал взгляд своего позднего ужина. Парень тут же потерял волю, а его глаза потухли. Александр довольно оскалился и отвел свою жертву в тень деревьев; как же ему хотелось впиться в его шею и ощутить солоноватый привкус дурманящей крови. Но пока это было невозможно, что заставляло вампира выходить из себя. Сделав неаккуратный разрез на руке своей жертвы, вампир прильнул к ране, жадно поглощая кровь. Сегодня ему повезло — его ужин был первоклассного качества. Кровосос наслаждался вкусом и ароматом, но все же, ему не хватало эмоций, которые придавали крови особый, пикантный вкус. Увы, без клыков он не мог в полной мере наслаждаться пищей. Александр оторвался от раны парня и вытер шарфом кровь со рта.
        — Иди домой, обработай рану,  — рыкнул вампир, тяжело дыша. То, что происходило с ним, ему совсем не нравилось: он стал хуже себя контролировать, а, добравшись до крови, буквально сходил с ума. Неужели так будет все время, пока не отрастут клыки?  — Я должен себя контролировать! Должен.
        Тихо ворча себе под нос проклятия в адрес охотника и своей нелегкой судьбы, мужчина дошел до клиники, и снова липкий страх опутал его, заставляя трепетать. На какое-то мгновение Александру даже показалось, что его давно мертвое сердце вновь начало биться. Сжав кулаки, чтобы унять дрожь, мужчина вошел в здание, где его уже ждали.
        — А вот и вы,  — улыбнулась Надежда, рассматривая бледного мужчину, который все ещё её боялся. Он был её единственным постоянным пациентом, и она даже начала немного привыкать к нему. Стоматолог даже ждала этого странного человека, хотя сама не понимала, почему. Женщина заметила кровь в уголке губ вампира и, нахмурившись, поинтересовалась: — Что-то случилось?
        — Нет,  — Александр облизался,  — это всего лишь вишневый сироп.
        — Вам лучше пока от сладкого воздержаться,  — Надежда направилась в свой кабинет, уверенная в том, что пациент следует за ней.  — Это вредно для растущих зубов.
        — Я учту,  — вампир удобно устроился в стоматологическом кресле, только сейчас осознавая, насколько оно удобное. И как это он раньше не замечал? Неужели страх мешал ему адекватно мыслить?
        — Вот и хорошо. Откройте рот, посмотрим, что там у вас,  — Надежда быстро осмотрела растущие клыки и нахмурилась: эти зубы были какими-то странными, слишком мягкими что ли.  — Вам стоит больше есть кальция. И, наверное, стоит сделать еще один укольчик.
        — А без этого никак?  — с надеждой в голосе спросил вампир. Все же он надеялся, что сегодня все обойдется, и эта женщина не станет его мучить.
        — Можно и без этого,  — снова в серых глазах появился маниакальный блеск, от которого бросало в дрожь.  — Но мы его все же сделаем!
        — Что это?  — обреченно вздохнул вампир, когда женщина приблизилась к нему со шприцом в руках.
        — Это поможет укрепить зубы.
        Александр почувствовал острую боль, словно что-то начало разрывать его десну изнутри. Перед глазами все поплыло, а комната начала кружиться.
        — Посидите немного, скоро это пройдет,  — послышался вдалеке голос Надежды, которая точно знала, что сейчас происходит с пациентом. Дальше была темнота и полная потеря ориентации в пространстве. Мужчины криво оскалился: давно он не чувствовал подобного — последний раз такое с ним было, когда он был живым и перебрал эля.
        — Если так пойдет дальше, вы станете моим любимым пациентом,  — усмехнулась стоматолог, наливая себе чашечку крепкого кофе — все же ей еще всю ночь работать.
        — Знаете, вы напоминаете мне демона,  — вампир приоткрыл глаза и взглянул на женщину, сидящую за столом. Она смотрела на него в ответ пустым, уставшим взглядом.  — Демоны страха… Они создают страх и ужас, заставляют свои жертвы изводить себя, а после питаются теми эмоциями, что породили в людях.
        — Я не питаюсь страхом,  — рассмеялась Надежда, глаза которой снова ожили, и в них появился интерес.  — Я получаю эстетическое наслаждение, смотря на лица людей, искаженных ужасом. И я получаю моральное удовлетворение, ощущая свою власть над пациентами.
        — Если бы я был психологом, то решил бы, что у вас проблемы в семье,  — боль прошла, головокружение прекратилось, теперь вампир снова чувствовал себя спокойно. Рядом с этой пугающей женщиной он снова становился прежним.
        — А у кого их нет?  — безразлично пожала плечами стоматолог, сжимая горячую кружку и с наслаждением втягивая чарующий аромат.  — Деспотичная мать, отец — тиран, избалованный самоуверенный брат… И у каждого свои планы на тебя, каждому ты должна. Так все живут.
        — И потому вы предпочитаете работать ночью, чтобы как можно меньше видеть их,  — усмехнулся Александр, продолжая рассматривать бледную женщину. Все же ей стоит больше бывать на свежем воздухе, а то однажды неопытный охотник её с нечистью перепутает.
        — Возможно,  — серые глаза озорно блеснули, от чего по спине вампира снова пробежали мурашки,  — но не думайте, что разгадали меня.
        — Ну, у меня еще будет для этого время,  — Александр поднялся с кресла.  — У нас впереди еще семь сеансов. Как это ни странно, но я начинаю получать удовольствие от наших встреч.
        — Буду с нетерпением ждать вас завтра,  — улыбнулась Надежда, провожая пациента. Все же он занятный тип, и она действительно ждет встречи с ним.



        Зачем спасать врага?

        Александр вышел из клиники в приподнятом настроении, и дело было не только в том, что он наконец-то может покинуть эту обитель страха и слез, но и потому, что каждое новое посещение стоматолога проходит все лучше и лучше. Если так пойдет дальше, он и вовсе перестанет бояться этих врачей. Сейчас, идя по ночному Питеру, вампир задумался над тем, что его жизнь за последние пару дней сильно изменилась. У него снова появился вкус к жизни, который, как он думал, давно был утрачен. На лице мужчины появилась довольная ухмылка — все эти переживания, страхи, размышления сделали его жизнь насыщенной и интересной. Давненько с ним такого не происходило… Наверное, только в первую сотню лет своей бытности вампиром он наслаждался существованием. Да и то под конец этого срока все опостылело. Он мог заполучить любую женщину, но они быстро надоедали, ведь безвольные куклы никому не интересны. Он мог заполучить любые богатства, но к чему они, если не можешь насладиться вкусом еды и питья. Все, кого он знал и любил, старели и умирали на его глазах, он даже не мог к кому-то привязаться: судьба вампира — всегда быть
одному. Последние два столетия Александр откровенно скучал, единственной его отрадой было чтение и наблюдение за тем, как меняется мир и живущие в нем люди. Вампир стал созерцателем, что сидел в стороне и просто смотрел на то, как чужие жизни проходят мимо него. Но с появлением в его жизни охотника и Нади, все изменилось, ему не хотелось просто наблюдать, а если быть до конца честным с собой, это было просто невозможно. Древний кровосос начал жить, как это ни странно, он даже не воспринимал этих двоих людей как еду. Хотя, возможно, все дело в том, что у него еще не выросли новые клыки. Единственное, о чем действительно жалел Александр, так это о том, что он никогда не сможет снова стать человеком.
        Почему-то от этих мыслей вампир снова загрустил; ночь была в разгаре, так что можно было еще немного прогуляться. Мужчина не обращал внимания на немногочисленных прохожих, он даже не смотрел, куда шел. Сегодня был странный день — настроение Александра то поднималось, то снова портилось, разные мысли и воспоминания лезли в голову, и это угнетало.
        Остановившись, мужчина огляделся, пытаясь понять, куда его занесло. Кажется, вчера он уже здесь был… Да, именно здесь он встретил Владимира, который выслеживал очередную нечисть. Интересно, удалось ли охотнику выполнить работу, или он все еще бродит где-то рядом? На всякий случай вампир натянул на лицо шарф — лишняя предосторожность не помешает. Мужчина чувствовал присутствие нечисти, он почти физически ощущал её злость и ярость.
        — Интересно, что могло довести кикимору до такого состояния?  — нахмурился Александр, все же решая проверить, что происходит. Вампир не сомневался, что в гневе обычно спокойной кикиморы, которая никому не причиняла вреда, разве что пугала, повинен охотник. Что поделать, Владимир настоящий фанатик, считающий истребление нечисти своим предназначением. Александр быстро бежал к разведенному мосту, именно там он чувствовал энергетический всплеск. Кикимора разошлась не на шутку и готова была убить своего врага. Вампир уже видел, как маленькое зеленоватое создание с длинными развевающимися на ветру волосами-водорослями стояло над охотником с занесенной для удара рукой, сжимающей кинжал. Владимир совершил большую ошибку, когда решил уничтожить «безобидную» кикимору. Ведь нет ничего сложнее, чем убить того, кто может становиться невидимым. Сражаться с этой на вид слабой нечистью было сложнее даже, чем с древними кровососами. Теперь охотнику придется ответить за свою ошибку.
        Александр замер, размышляя, что ему предпринять: позволить взбешенной кикиморе убить охотника и нарваться на месть его коллег, или спасти своего врага, рискуя однажды вновь столкнуться с ним.
        — Я об этом пожалею,  — мрачно вздохнул вампир, устремляясь вперед и вставая между нечистью и её лежащей без сознания на асфальте жертвой. Кикимора злобно зашипела, смотря на Александра полными ненависти кроваво-красными глазами. Сейчас эта маленькая женщина не походила на безобидную шутницу, она жаждала крови, и это пугало даже древнего кровососа.
        — Уйди с дороги,  — сильный порыв ветра чуть не сбил вампира с ног. Вот что бывает, если рассердить безобидную нечисть, в чьей власти контроль над силами природы. Даже сильному кровососу, повидавшему многое в своей жизни, стало не по себе от такого зрелища. Погода откликалась на ярость кикиморы — в городе началась настоящая буря, с мощным ливнем, громом и молниями, а порывистый ветер был такой силы, что вампиру было тяжело устоять на ногах.
        — Успокойся,  — Александр надеялся, что сможет усмирить разбушевавшуюся нечисть.  — Смерть охотника только навредит всем нам.
        — Зачем спасать врага?  — шипела маленькая женщина, злобно сверкая глазами и подходя все ближе к вампиру.  — Он не оставит нас в покое! Он хочет уничтожить нас всех и тебя в том числе, так зачем ты хочешь спасти его?
        — Мы разберемся с этой проблемой, я обещаю,  — Александр присел на корточки, чтобы заглянуть в глаза кикиморе. Он понимал, что его чары не подействуют на нее так же, как на людей, но все же он надеялся, что ему удастся успокоить этого духа.
        — Как?  — кикимора начала немного приходить в себя. Все же ей чужды жестокость и жажда крови, этой нечисти больше по душе злые шутки и страх в глазах людей. А если убивать, кто же тогда пугаться будет?  — Охотники никогда не оставят нас в покое. Им неважно, вредим мы людям или нет!
        Вампир посмотрел на своего соседа, что сейчас без сознания лежал на мокром асфальте. Кикимора права, Владимир никогда не остановится… Но, с другой стороны, домовым же удалось отстоять свое право на жизнь, может, и остальной нечисти удастся добиться подобного. В любом случае, убить охотника сейчас равносильно объявлению войны — в город на Неве сразу же примчатся коллеги Владимира, и тогда прольется очень много крови. Возможно, кому-то это и придется по душе, но только не вампиру-пацифисту, что просто хочет покоя и тишины.
        — Ну, пока наш «друг» побудет на больничном,  — усмехнулся Александр, понимая, что после сегодняшней взбучки охотник не скоро сможет приступить к своим обязанностям.  — А дальше что-нибудь придумаем. Ты же понимаешь… Тебе нельзя убивать — это бросит тень на всех твоих сестер.
        — Странный ты вампир,  — немного обиженно буркнула кикимора,  — живешь рядом с врагом, защищаешь его.
        — Все мы немного странные,  — попытался улыбнуться мужчина, радуясь тому, что буря постепенно стихает. Он и сам не находит ответа на вопрос: зачем спасать врага? Наверняка дело не только в том, что он не хочет проблем с орденом охотников, но и в том, что Владимир был ему интересен, как личность. Вот только надо что-то сделать с его ненавистью ко всей нечисти.
        — Я заберу его,  — Александр взвалил бессознательное тело охотника на себя. Путь до дома неблизкий, но для бессмертного вампира, который недавно выпил крови, это не проблема. Хотя все же Владимиру не помешало бы сесть на диету.
        — Через два дня шабаш,  — задумчиво протянула кикимора,  — мы должны решить проблему охотника раз и навсегда.
        — Согласен,  — кивнул вампир. Охотник даже не представляет, во что влип: если шабаш решит, что он должен быть наказан, уже никто и ничто не спасет его. И тогда, возможно, для него было бы лучше умереть сегодня…



        Четвертый сеанс, я начинаю привыкать

        Владимир резко подскочил, пытаясь понять, где он и что произошло. Последнее, что он помнил,  — это разгневанную кикимору, а дальше сильный удар и темнота. Но сейчас охотник находился в собственной квартире лежащим на кровати. Сколько ни пытался мужчина вспомнить, как оказался дома, у него не получалось. Все, чего он добился,  — это дикая головная боль.
        — Что же произошло?  — Владимир с удивлением осматривал себя: все его тело было перебинтовано. Кто-то не просто притащил его домой, но и оказал первую помощь.
        Охотник с трудом поднялся на ноги и скривился от боли, все его тело было сплошным синяком. Мужчина понимал, что ему срочно нужна врачебная помощь, а еще придется на время позабыть об охоте. Владимир смачно выругался: подумать только, его смогла победить жалкая кикимора! А теперь ему еще придется залечь на дно и восстанавливать силы. Но не только это заставляло охотника волноваться.
        — И все же… Кто меня спас?

* * *

        Александр был доволен собой: он спас своего соседа, смог, наконец, поесть, а еще он почти поборол свой страх перед стоматологами. Ну, в последнем он, конечно, погорячился, но начало положено. Сегодня вампир даже ждал наступления вечера, чтобы снова отправиться в клинику. Мужчине хотелось поскорее увидеть Надежду, снова поговорить с ней, узнать побольше о её жизни.
        Последнее время жизнь вампира стала очень насыщенной и интересной; если раньше он всегда знал, что произойдет в следующий момент, то сейчас он ни в чем не мог быть уверенным. И это нравилось Александру, это как снова быть живым — в нем проснулся интерес, азарт, дух авантюризма, снова хотелось, как когда-то давно, отправиться в путешествие, исследовать мир, нарваться на приключения… Сейчас даже рутинная работа по переводу глупых книг не раздражала мужчину. Хотя все чаще вампир подумывал о том, чтобы самому написать роман, ведь у него имеются обширные знания, богатый жизненный опыт и вполне неплохое чувство юмора.
        — А почему бы нет?  — Александр задумчиво посмотрел на потолок. Идея стать писателем казалась ему вполне приемлемой. Раз уж ему не нравятся современные книги, почему бы не написать то, что ему будет интересно? Идея настолько захватила вампира, что он тут же приступил к работе. Для начала нужно понять, о чем писать, проработать характеры персонажей — впереди столько подготовительной работы, что становилось страшно, но Александр не собирался отступать. В конце концов, ему все равно особо нечем заняться.
        Вампир просидел над своим будущим романом до самого вечера, естественно, он сам решил стать главным героем будущей книги. Его жизнь, по крайней мере, первая её сотня лет была интересна и насыщенна. Пришел в себя мужчина, только когда часы пробили восемь вечера.
        — Да, засиделся я,  — потянулся Вампир, вставая из-за компьютера и направляясь к шкафу, чтобы одеться.  — Пора бы навестить моего личного стоматолога.
        Александр сам не верил, что говорит это настолько спокойно, но, похоже, он уже привык к своему страху и даже начал получать наслаждение от него. Все же древний кровосос уже ничего не чувствовал, и от того его нынешний страх и боль были чем родным, чем-то, что он давно уже не надеялся почувствовать, хотя, конечно, было бы лучше ощутить нечто более приятное.
        Быстро одевшись, Александр вышел из дома; он не боялся столкнуться с охотником, ведь Владимиру придется долго восстанавливаться после ранения. Вампиру на мгновение даже стало жаль соседа, но лишь на мгновение, ведь во всем произошедшем охотник виноват сам. И еще неизвестно, как его участь решит шабаш, что должен состояться совсем скоро.
        До клиники Александр добежал минут за десять, он действительно бежал, ему натерпелось поскорее увидеть стоматолога, ведь его растущие клыки снова начали болеть. Хотя вампир и стал привыкать к этому неприятному ощущению во рту, но мириться с ним был не намерен. Лучше пережить несколько минут острой боли, чем терпеть этот зуд. Жаль, что зубы нельзя почесать… очень жаль.
        — А вот и мой любимый пациент,  — послышался довольный, не предвещающий ничего хорошего Александру, голос Надежды.
        — Так уж и любимый?  — криво оскалился вампир, снова почувствовав себя неуютно. Даже не верится, что простой человек может так действовать на благородную нечисть…
        — Конечно, вы ведь мой единственный постоянный пациент,  — улыбнулась надежда, провожая мужчину в свой кабинет,  — и, знаете, это наводит на определенные мысли.
        — Я не мазохист, если вы об этом,  — решил сразу прояснить ситуацию вампир, устраиваясь на кресле, которое с каждым посещением стоматолога становилось все удобней и удобней. Привычка — великая вещь.
        — Ну, это пока,  — рассмеялась стоматолог, приступая к осмотру пациента. Надежда то и дело хмурилась и вздыхала, что вызывало неподдельный страх в душе древнего кровососа.  — Странно все это…
        — Что именно?  — напрягся мужчина.
        — Десна пытается срастись, несмотря на то, что зубы уже появились и очень быстро растут,  — женщина достала скальпель и маниакально улыбнулась,  — придется надрезать.
        — А мо… мо… может не надо?  — заикаясь, поинтересовался Александр, чувствуя, что рано расслабился. К такому не привыкнуть никогда.
        — Надо,  — маниакально рассмеялась Надежда,  — если вы действительно не мазохист… В противном случае, могу оставить вас наедине с ноющей, постоянно нарастающей болью.
        — Ладно,  — вздохнул кровосос, трясясь от страха,  — режьте.
        Вампир даже закрыл глаза, надеясь, что это поможет успокоиться, и снова ему показалось, что давно замершее сердце начало бешено колотиться и сжиматься, обливаясь несуществующей в его теле кровью. Говорят, у людей, лишившихся конечностей, возникают фантомные боли, наверное, именно это сейчас с ним и происходит. Это было волнительно, пугающе и в некотором роде приятно. Вскоре он почувствовал, как холодный металл прикоснулся к его десне, рассекая её. Резкая, острая боль заставила мужчину вздрогнуть и заскулить. Почему? Почему он ходит именно к Наде, ведь знает, что эта садистка не пользуется наркозом?
        — Вот и все,  — улыбнулась стоматолог, любуясь результатом своей работы.  — А если бы использовали наркоз, пришлось бы ждать, пока он подействует. Пустая трата времени… Вы ведь со мной согласны?
        — Естественно,  — Александр с облегчением вздохнул. Боль действительно отступила, и теперь во всем теле была приятная легкость.
        Как всегда Надя устроилась за своим столом, записывая все в больничную карту, в то время как вампир снова рассматривал своего врача. Эта женщина была действительно интересной. За всю свою долгую жизнь он не встречал таких, как она. Да что скрывать, родившись в семнадцатом веке и получив соответствующее воспитание, он вообще не считал женщин умными и приятными собеседниками.
        — Ну, вот и все, жду вас завтра,  — зевнула стоматолог, вяло улыбаясь.
        — Обязательно,  — хитро сощурился вампир,  — скажите, а у вас в роду нечисти не было?
        Александр понимал, что задал глупый вопрос, но ему хотелось пообщаться со своим врачом.
        — Кто знает,  — пожала плечами Надя,  — разве что зубные феи.
        — Зубные феи?  — вампир удивленно приподнял бровь, он думал Надя выберет кого-то помогущественней в предки: ведьму, оборотня, суккуба, да хоть того же вампира.
        — Ну да, все в моей семье имеют необъяснимую страсть к зубам.
        — Так вы потомственный стоматолог…
        — Да, но поверьте, садистские наклонности проявились только у меня,  — мрачно усмехнулась женщина, устало смотря на позднего пациента.
        — И ваша семья, естественно, не довольна этим.
        — Моя семья всегда всем недовольна,  — безразлично пожал плечами женщина,  — я уже давно выросла и могу не обращать внимания на их мнение.
        — И все же, вы каждый вечер сбегаете от них,  — вампир мягко улыбнулся, он понимал Надю, когда-то и на него давила семья и груз их надежд, что ему так и не удалось воплотить.
        — Если бы я могла сбежать — было бы проще, но, увы, я всего лишь временно покидаю вражескую территорию.  — Надя внимательно смотрела на своего странного клиента. Почему-то с ним было легко говорить, казалось, что он действительно мог её понять и разделить мысли и представления о мире.
        — Так почему не сбежите? Разве это так сложно?
        — Почему?  — женщина и сама много раз задавала себе этот вопрос, но ответа не находила. Наверное, все дело в привычке. Привычке возвращаться туда, где не нужна, пусть там холодно и серо, пусть никто ей не рад, но там все знакомо… Привычки — великая вещь, зачастую именно они решают наши судьбы.  — Не знаю, но думаю, нам стоит поговорить об этом в ваш следующий визит.



        Неужели я больше не внушаю страх?

        Александр сам не понимал, что с ним происходит, но факт оставался фактом — целый день он только и делал, что думал о своем стоматологе. Страх окончательно ушел и остался интерес. Надежда была занятной личностью: с одной стороны суровая, холодная садистка, но с другой — ранимая и тонкая натура. Мужчине хотелось понять эту женщину и даже оберегать от всего. Нет, это была не любовь, скорее симпатия, и вампир прекрасно это осознавал. Возможно, все дело в том, что он давно ни с кем дружески не общался. Да. Наверняка именно поэтому он и привязался к Владимиру и Наде. И это было поводом серьезно задуматься. Раньше у него были друзья, была семья, и все они состарились и умерли у него на глазах. Это было действительно больно и заставляло впасть в отчаяние. И что будет теперь? У него появятся друзья, и все повторится снова? Вампир не хотел и дальше быть один, но снова пережить ужас потери тоже не желал. Но, как решить эту дилемму, Александр не знал. В любом случае, сейчас ему снова пора идти на прием к стоматологу.
        Мужчина, набросив на плечи куртку, вышел из квартиры и столкнулся с мрачным Владимиром, что вышел на лестничную клетку покурить.
        — Привет, сосед,  — усталым голосом поздоровался охотник. Вампиру даже стало жаль перебинтованного соседа, которому явно было нелегко, но, с другой стороны, он сам в этом виноват — думать надо, на кого нападаешь.  — Куда собрался так поздно?
        — К стоматологу, у меня еще шесть сеансов,  — натянуто улыбнулся Александр.
        — Вижу, ты уже не боишься,  — усмехнулся брюнет, делая очередную затяжку.
        — Ну, разве что самую малость,  — отмахнулся вампир.  — Надежда — хороший специалист.
        — Тогда все ясно,  — рассмеялся охотник, но вскоре скривился от боли, которая появлялась от каждого слова и движения.
        — А с тобой-то что случилось?  — поинтересовался Александр, понимая, что, как сосед, он просто обязан задать этот вопрос.
        — Со мной…  — Владимир задумался,  — в аварию попал.
        — Вот оно как?  — покачал головой вампир,  — хорошо еще, что жив остался.
        — Да, до сих пор не понимаю, как это получилось,  — мужчина пристально посмотрел на соседа.  — Ты позавчера ночью ничего подозрительного не видел?
        — Нет, я у стоматолога был, а, когда вернулся, сразу спать лег,  — не моргнув глазом, соврал вампир.  — Ну, мне пора, а то опоздаю на процедуры.
        — Удачи,  — снова вздохнул охотник,  — будет время, заходи — выпьем, поговорим, все равно мне заняться последнее время особо нечем.
        — Хорошо, завтра загляну,  — крикнул Александр, сбегая по лестнице вниз. Десны начали снова чесаться, а значит, стоит поторопиться и посетить, наконец, своего «любимого» стоматолога.

* * *

        В этот раз вампир вошел в здание клиники без страха, он действительно уже привык к этим стенам и к Наде, что опять встретила его с хитрой улыбкой. Женщина явно с нетерпением ждала своего постоянного пациента.
        — Ну, как сегодня поживают наши зубки?
        — Наши зубки сегодня снова чешутся,  — вздохнул Александр, уже без приглашения проходя в кабинет врача и устраиваясь на своем кресле. Мужчина усмехнулся. Дожили. Он уже стоматологическое кресло, которое еще недавно считал орудием пыток, своим называет.
        — Вижу, вы уже не боитесь,  — как-то слишком по-доброму произнесла Надежда, вооружившись зеркальцем.  — Неужели я больше не внушаю страх?
        — Ну, я уже привык,  — не без гордости ответил мужчина, открывая рот.
        Стоматолог быстро осмотрела пациента и потянулась за заранее приготовленным шприцем с лекарством, но даже это не напугало вампира.
        Сегодня Александр мог быть собой довольным: наконец он вел себя не как напуганный мальчишка, а как настоящий вампир: хладнокровный и бесстрашный. Стоматолог, удивленно приподняв бровь, сделала инъекцию в десну осмелевшего пациента. Женщина внимательно наблюдала за реакцией мужчины, но тот лишь скривился — сегодня Александр, на удивление, стойко переносил все процедуры.
        — Вот и все,  — довольно улыбнулся вампир, но блеск в серых глазах Надежды заставил его вздрогнуть. Этот блеск не предвещал ничего хорошего, и снова страх начал медленно подкрадываться к мужчине.
        — У вас скол на одном из зубов,  — улыбнулась женщина, беря в руки одно из своих «орудий для пыток»,  — придется ставить пломбу.
        Вампир побледнел и снова почувствовал себя напуганным ребенком, а стоматолог победно улыбнулась. Пусть ей и нравится Александр, но отказываться от наслаждения видеть его ужас и трепет она не могла. Все же впереди еще пять сеансов, так что переставать её бояться еще слишком рано. Вампир сдавленно застонал, но не сопротивлялся — все равно это бесполезно.
        Надежда же тем временем приступила к работе; пломбирование было процессом сложным и трудоемким, а для пациента не столько болезненным, сколько неприятным. Стоматолог работала быстро и качественно, с улыбкой на лице, и явно наслаждаясь страхом Александра и его попытками взять себя в руки.
        Для вампира время тянулось медленно, он вздрагивал от каждого действия врача, а от её холодного, сосредоточенного взгляда и вовсе мороз пробегал по коже. Да, рано он расслабился! Прикрыв глаза, мужчина постарался успокоиться, но раздражающий звук бормашины не давал ему это сделать.
        — Вот и все,  — Надежда довольно потирала руки: полтора часа работы, но зато все идеально.
        — Надеюсь, в дальнейшем мы обойдемся только уколами,  — вампир открыл глаза и умоляюще посмотрел на стоматолога.
        — Посмотрим,  — пожала плечами врач, снова приступая к заполнению карточки. У Александра же появилось время немного передохнуть и перевести дух. Все же, стоматология — это обитель страха и ужаса, никогда не стоит забывать об этом.
        — Следующий прием как всегда завтра?  — уточнил вампир.
        — Да,  — кивнула Надя, откладывая бумаги.
        — Это хорошо,  — оскалился вампир, хитро смотря на врача,  — помнится, ты говорила, что после пяти уколов будешь готова обсуждать личную жизнь.
        — Да, причем, предпочтительно Вашу,  — рассмеялась женщина.  — Почему вы так сильно хотите узнать обо мне?
        — Вы интересная личность,  — пожал плечами Александр.  — В моей жизни не часто такие встречаются. Признаюсь честно, у меня редко появляется возможность поговорить с кем-то.
        — Вот оно как?  — Надежда задумчиво склонила голову набок, размышляя о словах мужчины.  — Знаете, теперь и мне интересно узнать о вас побольше.
        — Даже не знаю, готов ли я к разговорам о себе любимом.
        — Тогда, может быть, заключим сделку?  — серые глаза хитро блеснули.
        — И какую же?
        — Завтра я отвечу на один ваш вопрос о моей жизни, а вы ответите на один вопрос о вашей. Думаю, это будет честно.
        — Согласен,  — вампир поднялся на ноги и направился к выходу,  — жду не дождусь завтрашнего вечера.
        — Я тоже,  — улыбнулась врач. Этот пациент действительно смог заинтересовать её, пробудить спящее доселе исконно женское любопытство.



        Деловое сотрудничество с охотником, наверное, я сошел с ума

        Очередное утро Александр встретил в приподнятом настроении. Ежегодные шабаши, наверное, единственное мероприятие, что ему нравилось и заставляло почувствовать себя живым. Это единственный день в году, когда можно пообщаться с коллегами, с теми, рядом с которым не нужно притворяться и казаться кем-то другим. Но перед этим вампир собирался навестить скучающего соседа, судьбу которого сегодня придется решить.
        Мужчина тяжело вздохнул от этих мыслей и вышел из квартиры; Владимир сразу же обнаружился на лестничной клетке, он снова курил.
        — Бросай ты это дело.  — Александр укоризненно посмотрел на охотника, не понимая, как можно травиться современными сигаретами. Нет, курил бы он качественный табак или кубинские сигары — это еще можно понять, но травиться черт знает чем — это не дело!
        — Да это я от нервов,  — отмахнулся брюнет, гася сигарету,  — ты по делам или в гости?
        — В гости,  — усмехнулся вампир,  — ты же знаешь, дела у меня вечерами.
        — Ну да,  — Владимир открыл двери, пропуская гостя в свою квартиру.  — Но ты все равно осторожней… Ночной город опасен.
        — Не волнуйся, я здесь давно живу, если что — справлюсь,  — Александр прошел на кухню, осматривая квартиру соседа. С момента последнего посещения жилища охотника это место немного изменилось: сразу видно, что Владимир обживается, а значит, планирует остаться здесь надолго. Охотник, тем временем, поставил на стол две стопки, чем вызвал недовольный взгляд вампира.
        — Пить с утра — это плохой тон, давай лучше чаю или кофе.
        — Боишься спиться?  — усмехнулся брюнет, убирая стопки и включая чайник.
        — Я-то не сопьюсь, у меня, так сказать, иммунитет к алкоголю,  — безразлично пожал плечами Александр,  — а вот ты вполне можешь.
        — Да я тоже не собираюсь,  — охотник сел за стол напротив соседа,  — просто скучно. Не привык я без дела сидеть. Я даже в отпуске ни разу еще не был.
        — Отдыхать нужно, иначе можно сойти с ума,  — вампир задумчиво смотрел на Владимира. Возможно, это последний спокойный день в его жизни, а, возможно, и вовсе последний день в жизни — все будет зависеть от решения шабаша. Александру хотелось помочь этому человеку, но пока охотник не поймет, что нельзя бросаться на любую нечисть — это невозможно.
        — Легче сказать, чем сделать. Вот ты, к примеру, как отдыхаешь?  — мужчина разлил по большим чашкам свежезаваренный чай и поставил на стол печенье и бутерброды.
        — Я?  — задумался вампир. А действительно, как он отдыхает? Его работа не сильно напрягала: большую часть времени он просто читал, смотрел телевизор, иногда ходил в кино и театры.  — По-разному… Вот сейчас я решил написать книгу.
        — Книгу?  — усмехнулся Владимир, заинтересованно смотря на соседа и возможного друга.  — Разве это не работа?
        — Смотря, с какой стороны посмотреть, я ведь не собираюсь никому угождать, кроме себя, разумеется,  — тихо рассмеялся Александр, медленно потягивая чай. И снова вампир пожалел, что не чувствует ни вкуса, ни запаха.  — Я делаю то, что мне действительно нравится.
        — И о чем будет твоя книга?  — как это ни странно, но идея соседа написать книгу пришлась по душе охотнику.
        — Как это ни странно, но о вампире.
        — Опять вампиры?! Ну почему нельзя написать о ком-то другом, об охотнике на нечисть хотя бы?  — презрительно хмыкнул Владимир.
        — А почему бы нет? Я ведь собираюсь описать нормального вампира, древнего кровососа,  — улыбнулся Александр, прекрасно понимая, что сосед и сам бы хотел стать героем романа.  — Почему бы не развеять розовые мечты малолеток о вампирах? Ну и, конечно же, для героя нужен антагонист, почему бы им не стать охотнику.
        — Ну конечно, охотник будет злодеем!  — обиженно буркнул брюнет, которого явно не устраивала идея соседа.
        — Почему сразу злодеем?  — глаза вампира заблестели от нахлынувших на него идей и мыслей.  — Я не хочу, чтобы все было просто. В жизни так не бывает. Что хорошо для одного, для другого окажется смертельным. Тот, кто герой для одних, самый мерзкий злодей для других. Вот именно это я и хочу попытаться описать.
        — Хм,  — задумался охотник, понимая, что в чем-то Александр прав.  — И каков же будет сюжет?
        — Все просто. Это будет история трехсотлетнего вампира, описание того, как он стал живым трупом, как жил с этим, как прятался от солнца и терял друзей и близких. Но это будет только начало,  — улыбнулся Александр, понимая, что, по сути, собирается написать свою биографию. А почему бы нет? Идея неплохая, кто знает, может, охотник сам подскажет, что с ним делать дальше.  — Основное действие будет происходить в наше время. Вампир-пацифист столкнется с охотником.
        — Вампир-пацифист? Ты это серьезно?  — рассмеялся Владимир, который был не в силах представить подобное.
        — Абсолютно. Скажу больше: нашему герою выбьют клыки, и ему придется идти к стоматологу.
        — И стоматологом непременно окажется женщина по имени Надежда,  — понимающе закивал брюнет.  — Начинаю понимать, кто тебя вдохновил на написание романа.
        — Не будь так уверен,  — хмыкнул Александр, хитро сверкая глазами.
        — Может, из этого что-то и получится…  — сейчас охотник размышлял над сюжетом. Несмотря на то, что он не переносил нечисть, и в особенности вампиров, но ему нравилась задумка соседа. Это должно будет получиться весело и необычно.  — Ты, главное, кровососа положительным персонажем не делай.
        — А почему нет? Если он никого не убивает и просто хочет жить дальше, но и охотника тоже понять можно, ведь он думает, что защищает человечество от монстров. И в некотором роде так и есть, просто не стоит доходить до фанатизма.  — Глаза вампира блеснули от нахлынувшего на него вдохновения.  — Если хочешь, можешь быть соавтором. Все равно тебе заняться нечем.
        — Хорошая идея,  — рассмеялся охотник,  — у меня, конечно, нет писательского таланта, но пару идей подкинуть могу, особенно об охотнике.
        — Договорились, коллега. Я бы пожал тебе руку, но…
        — Помню,  — рассмеялся довольный охотник,  — вермифобия.
        Вампир и охотник просидели за обсуждением будущего романа до самого вечера. Эта идея захватила обоих мужчин, они спорили, обсуждали характеры персонажей. Александр точно знал, что эта история будет биографией их обоих. К тому же так он сможет лучше узнать своего врага и, возможно, даже сможет придумать, как его спасти. Хотя, учитывая, сколько времени осталось до шабаша, это маловероятно.
        — Ну, мне пора,  — произнес вампир, когда сумерки уже окутали город,  — Стоматолог ждет меня.
        — Удачи, заходи еще, а то мне действительно скучно на больничном.
        — Вот и займись делом,  — отмахнулся Александр, выходя из квартиры соседа.  — Напиши пока о жизни охотника. Неважно, красиво или нет получится. Сейчас главное — смысл, а дальше мы все подправим.
        — Хорошо, попробую, но ничего не обещаю.
        Как только дверь за Александром закрылась, вампир тяжело вздохнул.
        — Деловое сотрудничество с охотником? Наверное, я сошел с ума.
        Но времени на размышления о собственном душевном состоянии не было, Надежда наверняка уже ждет его. Этот сеанс нельзя было пропускать, ведь Надя обещала ответить на один его вопрос, хотя и ему придется сделать то же самое. Ну, а после его ждут на шабаше, который тоже нельзя пропустить. Это будет очень насыщенная ночь в жизни вампира.



        Шестая встреча повод для откровений

        Александр шел привычным маршрутом в сторону стоматологической клиники — это место уже воспринималось им, как второй дом. Страха не осталось, вампир знал, что посещение врача не обойдется без боли, но он привык к этому. Сейчас в древнем кровососе проснулось любопытство, ему было интересно узнать секреты Надежды. Жаль, конечно, что у него есть всего один вопрос, но и этого будет вполне достаточно, если задать его с умом.
        Мужчина вошел в уже знакомое здание и сразу направился в кабинет стоматолога, где его ждала Надя.
        — Добрый вечер,  — улыбнулась женщина, наблюдая за тем, как её пациент усаживается в кресло.  — Давайте посмотрим, как там поживают наши зубки.
        Надежда, вооружившись зеркальцем и металлической палочкой, приступила к осмотру. Александр же просто прикрыл глаза и старался не думать о боли. Это было очень странно, обычно осмотр проходил безболезненно, но сегодня все было иначе. Послышался тяжелый вздох врача, и вампир все же рискнул взглянуть на нее — Надежда явно была чем-то недовольна.
        — Никогда подобного не видела, и, скажу больше, даже не слышала и не читала.
        — И что же не так с моими зубами?  — вампир начал нервничать: если его клыки росли очень быстро, то вскоре стоматолог заметит, что они слишком длинные и острые для обычных зубов. Только сейчас до Александра стало доходить, насколько все опасно — его могут раскрыть.
        — Зубы растут слишком быстро, к тому же они слишком мягкие и чувствительные. Думаю, нам стоит сделать рентген, чтобы удостоверится, что все в порядке.
        — Это обязательно?  — мужчина напряженно сжал челюсти. Он понятия не имел, получится ли сделать рентген. Он вампир и, следовательно, на фотографиях не отображается, точно так же, как в зеркале нет его отражения, а рентген — это тоже что-то вроде фотографии и вполне возможно, что результата не будет.
        — Да!  — стоматолог сурово посмотрела на своего пациента.  — Я выпишу направление. Думаю, на сегодня все.
        — Неужели даже укольчика не сделаете?  — Александр удивленно посмотрел на женщину. Поверить в то, что его так просто отпустят, было просто невозможно.
        — А что, вы уже начали входить во вкус?  — усмехнулась женщина, а серые глаза озорно заблестели в ожидании ответа.
        — Нет,  — рассмеялся вампир, понявший, что его подловили. Надя вынудила его самого попросить болезненную процедуру.  — Но думаю, что это неизбежно.
        Стоматолог быстро сделала укол, и снова Александр скривился от боли, которая стала гораздо сильнее, чем в прошлые разы. Надежда сразу поняла, в чем дело.
        — Потому-то и нужен рентген,  — женщина ободряюще улыбнулась, приступая к заполнению карты.  — Нужно убедиться, что зубы растут правильно.
        — А если нет, что будет тогда?  — этот вопрос очень волновал вампира, который начал вновь чувствовать голод. Конечно, можно снова сцедить кровь, но этого надолго не хватит, да и хотелось уже насладиться настоящим вкусом. Эта вынужденная диета измотала Александра — он даже начал скучать по еде, действительно вкусной и ароматной, с манящим привкусом эмоций. Причем поесть для него желательно до того, как Владимир вновь будет способен охотиться. Хотя, вполне вероятно, что сегодня судьба окончательно отвернется от охотника, и его жестоко накажут за попытку убийства невинной нечисти. От мыслей об этом вампиру становилось грустно, но он понимал, что это будет правильно. Каждый должен отвечать за свои поступки.
        — Пока не знаю, но, возможно, придется их удалять и делать протезы.
        Эта новость заставила мужчину тяжело вздохнуть. Ну почему все это с ним происходит? Он только расслабился, только поверил в то, что скоро насладится свежей, горячей кровью, и тут такая новость. Александр был не уверен, что с помощью протезов сможет нормально питаться.
        — Будем надеяться, этого не потребуется,  — мрачно пробормотал вампир, задумчиво смотря на своего врача.  — Ну, а теперь, надеюсь, вы сдержите слово и ответите на мой вопрос предельно честно.
        — Только если вы пообещаете то же самое,  — хитро улыбнулась стоматолог.
        — Можете не сомневаться, миледи,  — вампир отвесил шутливый поклон,  — но первый вопрос за мной, это будет справедливо.
        — И что же вы хотите узнать?
        Александр задумался, он хотел многое узнать об этой странной женщине, но она согласилась сегодня ответить лишь на один вопрос.
        — У вас есть друзья?  — вампир сам не понял, почему задал именно этот вопрос, ведь узнать он хотел совсем другое. Но взять слова назад нельзя, он истратил свою попытку на первый вопрос. Надя же удивленно смотрела на него, размышляя над ответом.
        — Трудно сказать,  — пожала плечами стоматолог, разливая горячий чай по чашкам и протягивая одну из них своему пациенту.  — Все зависит от того, что вы подразумеваете под словом «друг». Если человек, ради которого я готова умереть, чьи проблемы меня всегда волнуют, тот, с кем я могу всем поделиться, то нет. Я человек прагматичный и не верю в то, что люди способны на дружбу, они скорее используют друг друга для достижения своих целей. Мы общаемся друг с другом, пока нам это удобно, или пока есть точки соприкосновения. Такие друзья у меня есть. Без этого никак, все же иногда бывает, что хочется поговорить с кем-то, да и просто не быть одной.
        Александр внимательно слушал Надю, и во многом он был согласен с ней. Люди общаются друг с другом, рассчитывая на определенные блага, и так было всегда. Вот, к примеру, его общение с охотником: если подумать, то он просто использует Владимира, чтобы развеять скуку, к тому же он хороший слушатель. Наверняка и у его соседа есть подобный интерес, но в то же время их отношения вполне можно назвать дружескими.
        — А что касается вас?  — стоматолог смотрела на мужчину поверх дымящейся чашки.  — У вас есть друзья?
        — Были,  — мрачно усмехнулся вампир,  — у меня было множество друзей, но так сложилось, что все они погибли… Я видел, как они медленно умирали, один за другим исчезали из моей жизни.
        — Это печально,  — от слов пациента по спине женщины пробежали мурашки. Было в этом что-то зловещее и пугающее.
        — Да, долгое время я старался держаться подальше от людей,  — продолжил вампир,  — но недавно я встретил тех, с кем мне вполне интересно общаться. Не скажу, что мы друзья… Но, вероятно, можем стать ими.
        — Вот оно как,  — улыбнулась стоматолог.  — Что ж, я вполне удовлетворена ответом. Жду вас завтра на осмотр.
        — И, конечно же, вы снова ответите на один мой вопрос?
        — А почему бы нет,  — рассмеялась Надя,  — условия останутся прежними.



        Собрание Питерской нечисти

        Александр спешил по ночным питерским улочкам к месту шабаша. Раньше, еще лет сто назад, подобные сборища проводились подальше от людских глаз, в лесах и полях, там, где никто не потревожит веселящуюся нечисть. Но сейчас в этом не было необходимости, так что шабаш проходил в одном из ночных клубов города на Неве. Это было намного удобней, ведь не надо никуда тащиться, а после долго возвращаться. Все же у нового времени есть свои преимущества.
        Сейчас на душе вампира было невероятно легко и спокойно; возможно, дело в том, что зубная боль отступила, возможно, в разговоре с Надей, а может, все дело в предвкушении шабаша. Александр обожал эти сборища, ведь в его скучной и опостылевшей за три столетия жизни это было единственное радостное и полное безумия событие. Вот и сейчас вампир довольно улыбался: сегодня он выпьет особой крови, сваренной в древнем черном котле, вместе со специями и ароматными травами. Главный напиток шабаша — особенный, он дарует силу любой нечисти. Ну и, конечно же, кровосос сможет ненадолго утолить нарастающий голод. Хотя, все же, вскоре ему вновь придется отправиться на охоту, видимо, растущие клыки требуют очень много энергии — иначе свое состояние Александр не мог объяснить.
        В клуб вампира пропустили без вопросов, ведь охраняли мероприятие от нежелательных гостей и глаз оборотни. Лучшие из лучших коты-перевертыши. Вампир усмехнулся: возможно, в будущей книге ему стоит рассказать о том, что оборотни — это не только волки. В мире существует столько разнообразной нечисти, но сейчас все зациклились на вампирах, оборотнях и ведьмах, а о том, во что превратили зомби, Александр даже думать не хотел.
        В помещении клуба царил полумрак, и играла приятная инструментальная музыка. Вампир огляделся, здесь были и знакомые лица, те, с которыми он уже встречался на других шабашах, и незнакомые создания.
        — Александр, рада видеть тебя, мальчик мой,  — хозяйка шабаша, древняя ведьма, что помнит еще времена волхвов и языческих богов, благосклонно улыбнулась вампиру. В её черных глазах, несмотря на почтенный возраст, все еще была сила. Ведьма уже давно не молодилась, считая это бесполезной глупостью и тратой времени. Сейчас она выглядела, как дряхлая, морщинистая старуха, и с длинными серебристыми волосами, которые ведьма, по обыкновению, оставляла распущенными. Но, несмотря на это, в этой женщине чувствовались ум, сила, могущество и благородство. Мужчине всегда было интересно, как она может существовать столько времени и не утратить вкус к жизни? Ему это не удалось.
        — Госпожа Ягда.  — Александр галантно поклонился хозяйке шабаша и поцеловал морщинистую руку так, как делал это всегда на протяжении уже трехсот лет.  — Вы как всегда великолепны.
        — Льстец,  — рассмеялась ведьма.  — Отдыхай, наслаждайся, сегодня наш день.
        — Да, но мы здесь не только для отдыха,  — оскалился вампир, оглядывая толпу нечисти, что обсуждала последние новости.
        — Увы,  — тяжело вздохнула Ягда,  — мы должны решить нашу маленькую проблему с охотником.
        — И как же будет решен этот вопрос?
        — Наберись терпения,  — ведьма продолжала улыбаться гостям,  — я знаю, что ты заинтересован в благоприятном решении нашей проблемы, но все же, придется подождать.
        Александр понимал, что Ягда не раскроет ему свои планы раньше времени, а значит стоит позабыть о Владимире и просто расслабиться. Вампир направился к котлу, что стоял в центре зала. Александр чувствовал дурманящий аромат крови, что заставлял его желудок громогласно урчать. Одна из ведьм-помощниц хозяйки шабаша с улыбкой протянула ему черный бокал, полный горячей крови. Вампир жадно осушил его всего за пару глотков: кровь сводила его с ума, заставляла желать её все больше и больше. Александр тряхнул головой, чтобы прийти в себя. Если его зубы не вырастут в ближайшее время, он точно сорвется.
        — Еще один,  — оскалился вампир, но на этот раз он не стал набрасываться на напиток, а, напротив, пил маленькими глоточками, наслаждаясь вкусом и ароматом. Ему далеко уже не сто лет, и он должен контролировать себя!
        Александр медленно прохаживался между гостей праздника, приветствовал знакомых и улыбался новым лицам. Время шло, вампир полностью расслабился и теперь заигрывал с дамами и шутил. Ему казалось, что он вернулся в прошлое и снова попал на бал или светский раут. Большинство представителей нечисти живут очень долго, так что шабаш — это не только место собраний, принятия решения и веселья, это еще и возможность вспомнить о былом. Александр с улыбкой рассматривал дам в изысканных и сложных нарядах разных эпох, мужчин в строгих костюмах и рыцарских доспехах. Вампир даже пожалел о том, что сам не достал из недр шкафа один из своих старых нарядов, которые на протяжении нескольких столетий бережно хранит. Ностальгия — это то чувство, что объединяет всю нечисть; чем дольше живешь, тем больше начинаешь ценить воспоминания.
        — Старый знакомый,  — послышался задорный голос снизу, и, опустив взгляд, мужчина увидел знакомую кикимору. Маленькая женщина окончательно успокоилась, и теперь в её глазах ни осталось ни капли гнева, только озорство и некая детская обида на него.  — Как поживает ваш сосед?
        — Благодаря вашим усилиям, он на больничном и не скоро сможет выйти на охоту,  — улыбнулся вампир новой знакомой.
        — Это хорошо,  — задорно рассмеялась кикимора, отпивая из огромного бокала кровь. Шабаш был единственным днем в году, когда даже безобидная нечисть могла спокойно пить кровь.  — Он это заслужил.
        — Полностью с вами согласен,  — Александр действительно был согласен с кикиморой — Владимир слишком далеко зашел и должен за это ответить. Когда нечисть теряет контроль над собой и начинает убивать всех без разбора, за ней приходят охотники или свои же расправляются с ним, чтобы обезопасить остальных. Так почему с охотниками все происходит иначе?
        Кикимора, победно улыбнувшись, убежала танцевать вглубь зала, а Александр вновь занялся своим любимым делом — созерцанием. Сегодня ему не хотелось ни танцевать, ни играть в покер, ни говорить с кем-либо — он просто отдыхал в месте, где может быть собой.
        — Дамы и господа!  — провозгласила Ягда, подходя к главному котлу. Вся нечисть тут же притихла и уставилась на хозяйку шабаша, что явно собиралась провозгласить речь.  — Я благодарю вас за то, что нашли время, чтобы посетить наш праздник.
        Ведьма довольно осмотрела своих гостей, а Александр лишь криво улыбнулся — никто не мог отказаться от посещения ежегодного шабаша, но Ягда все равно каждый год благодарила нечисть за то, что они почтили её праздник своим визитом.
        — Но, увы, сегодня мы здесь не только для того, чтобы отдыхать и веселиться, мы здесь еще и для того, чтобы решить судьбу одного охотника, который перешел все границы, напав на безобидную нечисть.
        Ропот негодования пронесся в толпе, а вампир напрягся — сейчас все решится.



        Договор

        Ягда холодно оглядела собравшихся гостей, после чего шум стих и воцарилась гробовая тишина. Все замерли в ожидании предложений о наказании охотника. Многие надеялись, что Владимира убьют, некоторые мечтали, что его судьба окажется более страшной и того обратят. Ведь, что может быть хуже для охотника на нечисть, чем самому превратиться в то, что ненавидишь больше всего в жизни. Вампир же рассчитывал, что охотника просто запрут там, где он никому не сможет причинить вреда. Все же ему хотелось бы, чтобы Владимир остался жив — он стал для Александра кем-то вроде друга, хотя он к нему и не сильно привязался.
        — Итак, я долго думала над тем, что же делать с нашей маленькой проблемой,  — ведьма таинственно улыбнулась и хитро сощурилась.  — Мы можем убить охотника, но на его место придет другой и не один. И так будет вечно. Наше противостояние слишком затянулось. Безусловно, среди нас есть те, кто достоин наказания, но это не должно влиять на всех.
        Снова послышался недовольный гул, далеко не вся нечисть была согласна с последними словами хозяйки шабаша. Но если размышлять логически она была права: люди имеют право защищаться и если нечисть охотится на них, вполне логично, что смертные будут бороться с этим. Александр же выжидающе смотрел на Ягду, которая жестом заставила всех замолчать, чтобы продолжить свою речь.
        — Я нашла выход,  — женщина пару раз хлопнула в ладоши, и в помещение вошло несколько людей. Вампир не мог поверить своим глазам — это было невероятно, но на шабаше оказались охотники и судя по их виду и лицам далеко не самые обычные. Александр напрягся, что же придумала Ягда.  — Друзья мои, позвольте представить вам наших почетных гостей — охотников. Николай Смирнов, Сергей Сологубов и Андрей Орлов — эти люди не просто рядовые охотники — они стоят во главе организации по защите людей от нечисти в России.
        — И что они забыли на шабаше?  — послышался голос более молодого коллеги Александра, что приехал в Питер с другого конца страны, чтобы посетить главный праздник года. Он был хищником, что убивал своих жертв и наслаждался могуществом и силой, но это пока. Вампир усмехнулся, вскоре и этот кровосос познает горечь потерь, пресытится развлечениями — так было со всеми его собратьями по несчастью.
        — Я пригласила их,  — надменно улыбнулась Ягда,  — единственный выход для нас — заключить договор с нашим извечным врагом!
        — И что, они перестанут нападать на нас?!  — послышался недовольный голос кикиморы, что совсем недавно пострадала от излишнего фанатизма одного из охотников.
        — Не на всех,  — безразлично пожала плечами главная ведьма,  — люди имеют право на защиту. Я предлагаю заключить договор, согласно которому, охотники имеют право преследовать лишь ту нечисть, что охотится непосредственно на смертных и убивает их. Те, кто живут обычной жизнью, могут быть спокойны.
        — Означает ли это, что охотник нарушивший договор, будет наказан смертью?  — задал весьма важный вопрос Александр. Ведь если не будет наказания за нарушение соглашения, в договоре нет смысла.
        — Безусловно,  — ответил Сергей. Этот мужчина был самым старшим среди охотников. Долговязый, поджарый, с длинными седыми волосами и блеклыми серыми глазами. Но, несмотря на почтенный для человека возраст, в нем все еще чувствовалась сила и уверенность, он до сих пор мог справиться с любой нечестью. Пусть он уже не так быстр и ловок, как в былые времена, но у него появились опыт и мудрость.
        Нечисть взволнованно обсуждала предложение хозяйки шабаша и охотника. С одной стороны договор не отменяет извечной вражды между ними, но с другой, многие волшебные создания смогут жить спокойно, да отошедшие от дел могущественные ведьмы и демоны тоже. Александра это предложение вполне устраивало, так и Владимир жив останется, и ему спокойно будет, но вот что скажут остальные? Древний кровосос внимательно оглядел собравшихся гостей, далеко не все были довольны подобным решением проблемы, многие жаждали крови, но все-таки большинство было согласно с предложением Ягды.
        — Вот и хорошо,  — ведьма довольно потирала руки, а после посмотрела на людей.  — Надеюсь, вы отзовете своего охотника, ну или объясните ему новые правила, если он еще раз нападет на безобидную, ни в чем не повинную нечисть, он будет убит. Я лично займусь этим, и будьте уверены, его смерть будет мучительной агонией.
        Охотники мрачно кивнули и поспешили удалиться, находится здесь, среди тех, кого всю жизнь они считали врагами, для них было просто невыносимо. Еще пару десятков лет назад они ни за что не согласились бы на этот договор, но сейчас обстоятельства изменились. Охотников все меньше, а вот количество нечестии напротив увеличивается, как впрочем, и популярность вампиров, оборотней и магов среди глупых людей, не представляющих насколько те опасны в реальности, а не на страницах книг. Если начнется война, защитники человечества и вовсе могут исчезнуть, так что этот договор позволит обеим сторонам прожить в мире еще несколько столетий. Никто из присутствующих не верил, что перемирие будет вечным. Александр криво усмехнулся, теперь ему хотелось прожить подольше и увидеть к чему же приведет сегодняшнее решение шабаша.
        Праздник тем временем продолжался, все танцевали, пели, веселились и бурно обсуждали последние события. Вампир тоже наслаждался шабашем и возможностью пусть ненадолго, но снова насладиться вкусом крови.
        — Госпожа Ягда,  — Александр галантно поцеловал руку хозяйки шабаша, что наблюдала за тем, чтобы все её гости чувствовали себя уютно и развлекались.  — У меня к вам несколько необычная просьба.
        — И какая же?  — ведьма с легкой улыбкой смотрела на вампира. Эх, была бы она на пару столетий моложе, то Александр бы не смог устоять перед ней. Но сейчас Ягду не интересовали мужчины, она уже слишком стара для этого.
        — Я хотел бы взять кровь с собою.
        — Надо же, просьба действительно необычная,  — удивилась женщина, рассматривая вампира, пытаясь понять, зачем ему это все.  — Ты же знаешь, что завтра кровь потеряет свою силу?
        — Да, но не потеряет вкус,  — усмехнулся Александр, демонстрируя хозяйке шабаша растущие клыки.  — Так вышло, что я пока не могу охотиться сам, а пить безвкусную жидкость совсем не хочется.
        — Что ж… думаю это веское основание, чтобы дать положительный ответ,  — ведьма щелкнула пальцами и протянула мужчине бутылку из фиолетового стекла, наполненную ароматной кровью.
        — Благодарю. Надеюсь, вы окажите мне честь и потанцуете со мной.
        — Александр,  — рассмеялась Ягда, выходя на площадку для танцев.  — Жаль, что мы не были знакомы, лет четыреста назад.
        — Мне тоже.
        Сейчас вампир мог расслабиться и танцевать так, как это делали триста лет назад, он снова мог погрузиться в свои воспоминания и позабыть о столетиях одиночества и пустоты. Всего один день в году, но он все же, живет по-настоящему.



        Я тебя не как вампира убью, а просто как редкостную мразь

        Александр возвращался домой под утро в приподнятом настроении, он был, словно пьян и это ощущение ему нравилось. Шабаш — эта ночь всегда возвращала вампиру желание существовать дальше, а этот в особенности. Еще никогда охотники и нечисть не заключали договоров и это было весьма занятно. Никто не мог представить, что будет дальше и во что выльется это решение.
        Кровосос усмехнулся, теперь ему не стоит опасаться соседа, даже если Владимир узнает о том, кто он, не станет нападать. Это дастся ему тяжело, наверняка брюнет не захочет мириться с подобным положением дел, но нарушить договор и стать причиной полноценной войны он тоже не захочет. Александр вошел в парадную и начал подниматься на нужный этаж, сегодня мужчина никуда не спешил и просто глупо ухмылялся. Когда вампир уже начал открывать дверь, из соседней квартиры вышли охотники. Кровосос скривился, увидев знакомые лица, это были те самые люди, которых он видел на шабаше и, судя по их удивленным и раздосадованным взглядам, они все же заметили его на празднике.
        — Александр?  — Владимир удивленно смотрел на соседа,  — ты сегодня припозднился.
        — Да,  — натянуто скривился вампир, конечно, ему не нужно было ничего объяснять, но все же он почувствовал себя неуютно от этого вопроса.  — Я был на празднике одной моей знакомой.
        Охотники презрительно хмыкнули; Александр прекрасно понимал, что если бы не договор, так удачно заключенный несколько часов назад, то он был бы уже мертв. Четверо охотников, трое из которых в отличной физической форме — с таким количеством врагов даже ему не справиться, да и сбежать он вряд ли сможет.
        — Мне пора,  — вампир спешно вошел в свою квартиру. Александр точно знал, что охотники всенепременно просветят Владимира о том, кто его сосед и это было весьма печально. И дело будет не в том, что брюнет может попытаться убить его. Нет, теперь этой угрозы больше нет. Вампира расстраивало другое, теперь дружбы или просто симпатии между ними точно не будет, и это было печально, ведь охотник оказался весьма интересным собеседником и неординарной личностью.
        — Жаль,  — Александр спрятал бутылку с кровью в холодильник,  — хотя с самого начала это была плохая идея. Хорошо еще, что сейчас договор заключен, а то пришлось бы его убить.
        От размышлений вслух, его отвлек стук в дверь, казалось, что кто-то намеривался выбить дверь. Хотя почему кто-то? Александр точно знал, что это его сосед.
        — Открывай немедленно!!! Хватит прятаться!  — раздался крик, который наверняка перебудил всех соседей в доме.
        Скривившись вампир отправился к двери, пока её не выбили или другие соседи не вызвали полицию. Ну почему Владимир не мог отреагировать спокойно? Стоило замку щелкнуть, как в квартиру кровососа влетел разъяренный охотник, которого трясло от гнева и ярости. Черные глаза были полны злости, на лбу проступили две пульсирующие вены, а челюсти мужчины были плотно сжаты. Сейчас он чем-то напомнил вампиру разгневанную кикимору, что недавно чуть не убила Владимира.
        — Думаешь, это смешно?  — прошипел брюнет, надвигаясь на соседа, попутно разминая кулаки. Он был уверен, что Александр вдоволь повеселился, наблюдая за глупым охотником, что не смог распознать нечисть в собственном соседе. Более того, мужчина точно знал, что это и есть тот самый кровосос, за которым он охотился.
        — Вовсе нет,  — вампир оскалился, холодно смотря на соседа, в отличии от которого, сохранял спокойствие.  — Не понимаю, что тебя разозлило.
        — Не понимаешь?! Не понимаешь?!  — шипел охотник, бросаясь на вампира, который легко уклонился от удара.  — Ты мерзкая нечисть! Ты прекрасно знал кто я! Ты обманом проник в мой дом!
        — Да неужели?  — Александр едва сдерживая смех, уклонялся от ударов. Сейчас Владимир был похож на маленького ребенка, что узнал, что в костюме деда мороза к нему на елку пришел папа.  — И как же я тебя обманул? Или по твоему, я должен был сразу заявить охотнику, что я вампир, которого он совершенно безосновательно пытался убить? Ты действительно думаешь, что я настолько глуп? Или быть может, что я самоубийца?
        — Заткнись!  — охотник не желал ничего слушать и продолжал нападать на соседа, при этом круша все вокруг. Александр не сомневался, что от этого шума в скором времени примчатся либо соседи, либо полиция.  — Ты мерзкая тварь, что нападает на людей!!!
        — Я никого не убивал ради еды,  — продолжал спокойно парировать вампир, блокируя мощные удары Владимира. Сейчас, после шабаша и выпитого кровавого напитка, он был полон сил, словно и не лишался никогда своих клыков, к тому же в отличии от своего оппонента кровосос сохранял спокойствие и трезвость ума, а в драке это большое преимущество. Охотник еще не оправился от ранений нанесенных кикиморой, но брюнет казалось, окончательно потерял рассудок и не обращая внимания на боль, продолжал жалкие попытки ударить вампира.
        — Ты не забыл о договоре?  — Александру надоела эта драка, и одним сильным ударом в челюсть он сбил охотника с ног. Теперь грозно сверкая глазами, он стоял над ним.  — Ты не можешь убить нечисть, что не убивает людей!
        — А я тебя не как вампира убью, а просто как редкостную мразь,  — зарычал Владимир, хватая соседа за ногу и резко перекатываясь. Александр не удержавшись, повалился на пол, где охотник тут же вцепился в его горло, намереваясь придушить. Похоже, ярость окончательно лишила Владимира разума, иначе, зачем профессиональному охотнику на нечесть, душить того, кто не дышит?
        — Может, хватит уже?  — устало произнес вампир, понимая, что эта возня может надолго затянуться, ведь убивать соседа он не собирался. Все же он не такой уж плохой малый, просто неуравновешенный и упертый, что свойственно людям.
        — Не хватит,  — сильный удар пришелся по лицу Александра, но того это не волновало. Его тело давно мертво, он не чувствует боли, если конечно не считать зубов, ну и конечно у него даже синяков не останется.
        — А, по-моему, хватит,  — вампир резко подскочил на ноги и воспользовавшись секундным замешательством охотника, заломил его руку. Александр был раздражен, он не переносил глупость, а охотник сейчас вел себя именно так.  — Успокойся и попробуй мыслить логически. Ты и так натворил дел!!! Подумай о том, к чему приведут твои действия. Учти, продолжишь в том же духе, а я не стану снова спасать тебя!
        — Снова?  — замер Владимир, только сейчас до него стало доходить, как именно он оказался в своей квартире в ту злосчастную ночь, когда он недооценил кикимору, и это догадка совсем не нравилась охотнику.  — Так это ты меня спас?
        — Да, но больше я этого делать не стану,  — почувствовав, что брюнет успокоился, Александр отпустил соседа.  — Пойми правильно… Не вся нечисть убивает людей. Ты можешь ненавидеть нас и презирать — это только твое дело, но если попытаешься убить мирную нечисть, подпишешь себе смертный приговор.
        Владимир с ненавистью смотрел на соседа, который во всем был прав. Охотник ненавидел себя за то, что проявил слабость и поддался гневу. Если бы кровосос захотел, он бы давно убил его. Но почему Александр не сделал этого? И зачем спас, зачем общался с ним и почему не убил до сих пор, ведь возможностей было много? Охотник не понимал, что творится и просто развернувшись, вышел из квартиры вампира, громко хлопая дверью. Ему действительно стоит остыть и все обдумать



        Как вампиру сделать рентген?

        Александр пребывал в дурном расположении духа, он, конечно, понимал, что Владимир не обрадуется, узнав, кто на самом деле его сосед, но не думал, что он настолько взбесится. Вампир злился на соседа, который упрямо не желал признавать, что был не прав. Если так пойдет дальше, то второй раз он его спасать не будет. Раз этот человек не способен мыслить логически и собирается продолжать нападать на любую нечисть, то он не достоин помощи древнего кровососа. Александр даже был несколько разочарован охотником, хотя возможно, все обдумав и успокоившись, Владимир смириться с новой для него действительностью.
        Но не только это беспокоило Александра, мужчине предстояло сделать рентген, и он не представлял, как выполнить эту задачу. Наверное, он первый в мире вампир, которому предстояло попытаться сделать это. Сидя за своим рабочим столом, Александр задумчиво постукивал пальцами по столешнице. Возможно ли это в принципе? Рентген это не совсем фотография, так что шансы на то, что все получится, есть, но в то же время вполне может статься, что ничего из этой затеи не выйдет.
        — Ну и что мне теперь делать?  — Александр поднялся из-за стола и начал нервно мерить шагами комнату. Немного поразмыслив, он достал телефон и набрал давно знакомый номер, по которому никогда не звонил. Но другого выбора не было, если кто и может подсказать решение его маленькой проблемы, так это самая древняя и мудрая ведьма — хозяйка шабаша.
        — Алло,  — послышался недовольный голос. Вампир обреченно вздохнул, и почему он не подумал, что Ягда может отдыхать после столь бурного празднества.
        — Госпожа Ягда, прошу, прощения что побеспокоил,  — как можно спокойней произнес Александр.  — Но у меня… важный вопрос, не терпящий отлагательства.
        — Не сомневаюсь,  — усмехнулась ведьма, узнавшая голос вампира,  — и что же у тебя стряслось? Неужели сосед буянит?
        — Было дело,  — рассмеялся Александр, вспоминая недавнюю драку,  — но этот вопрос я уже решил. Тут дело в другом. Мне нужно сделать рентген…
        — И ты не уверен, что для вампира это возможно,  — догадалась ведьма, по её голосу сразу можно было понять, что этот вопрос её озадачил и удивил. Несмотря на то, что живет она очень давно, возможно больше чем любая другая нечисть, даже она понятия, не имела, возможно ли сделать вампиру рентген.
        — Вы абсолютно правы,  — Александр надеялся, что Ягда сможет ему помочь. В противном случае придется идти к стоматологу без снимка и тогда Надежда уж точно разозлиться и придумает для него процедуру поболезненней. От этой мысли вампир вздрогнул.
        — Хм…  — ведьма крепко задумалась, она понимала, что мужчине рентген понадобился не просто так.  — Давай сделаем вот что… В одной из клиник, работает мой старинный знакомый тодомэки, он лет сто пятьдесят назад поселился в Питере, переехав к нам из Японии. И он как раз работает в нужной тебе отрасли медицины. Лучший диагност страны, между прочим. Думаю, он сможет помочь тебе.
        — Благодарю за помощь,  — вампир ликовал, неужели все же у него получится выполнить предписание стоматолога. Жаль, конечно, что придется выйти на улицу днем, но это не страшно, если учесть, что небо над городом в очередной раз закрыто серыми тучами и солнца не видно.  — Диктуйте адрес.
        Александр быстро записан нужные данные и ещё раз поблагодарив Ягду, положил трубку. Все же хорошо, что в городе на Неве обитает столько разнообразной и полезной нечисти, причем совершенно мирной и приспособившейся к современной жизни. И снова вампир задумался о Владимире, еще вчера охотник без тени сомнения убил бы тодомэки, даже не задумываясь над тем, что он один из лучших врачей страны и спас множество человеческих жизней. Разве это правильно? Нет, все-таки Александр не понимал охотника.
        Быстро одевшись, вампир вышел из дома. Для него было непривычно находиться на улице днем, но другого выбора не было. Мужчина неприязненно поморщился от болезненного ощущения на коже. Хотя солнца и не было видно, все же оно неприятно светило из-за туч, вызывая зудящее жжение. Вампир поднял высокий воротник своего пальто и поправил широкополую шляпу и красный шарф. Он понимал, что выглядит странно, но сейчас самое главное безболезненно добраться до больницы, где работал тодомэки, которого рекомендовала Ягда.
        Пройдя уже половину пути, Александр почувствовал, что что-то не так. Нахмурившись, вампир огляделся, пытаясь понять, что же именно заставляет его нервничать. Поначалу он ничего не замечал, все было обыденно: многочисленные прохожие спешили по своим делам, ни на кого не обращая внимания, по дорогам еле плелись машины, с раздраженными водителями, ото всюду доносился шум, голоса и музыка. И все же интуиция подсказывала кровососу, что все ему стоит быть осторожным. Пройдя еще немного, Александр осознал, что же именно не так. За ним следили, причем следили от самого дома. Похоже, Владимир не смирился со сложившимся положением дел и все же решил найти повод убить соседа. Вампир прекрасно осознавал, что, несмотря на то, что он не убивает свои жертвы, в момент поглощения крови, его вполне можно прикончить, обвинив в попытке убийства. Это было плохо и добавляло проблем мужчине, ведь ему снова придется прятаться и убегать от назойливого соседа. Вся эта ситуация раздражала вампира, но деваться было не куда, придется потерпеть — главное, чтобы это не продлилось долго.
        — Как говорится, предупрежден, значит, вооружен,  — пробормотал Александр, продумывая план дальнейших действий. В любом случае он не позволит охотнику вмешиваться в его жизнь и уж точно не станет больше ему помогать.
        Через полчаса вампир достиг своей цели. Он вошел в большое, светлое здание больницы и сразу же направился к нужному кабинету. К его несказанному удивлению в коридоре было пусто, ни одного больного или пациента.
        — Мужчина! Вы куда? Да еще без бахил?!  — раздался неприятный, скрежещущий голос медсестры. Полная женщина, преградившая путь Александру, недовольно смотрела на него, всем своим видом демонстрируя праведное негодование, наглостью мужчины.  — Рентген сегодня не работает. Записывайтесь на завтра.
        — Но…
        — Никаких «но»,  — повысила голос медсестра.
        — Ольга Викторовна, не стоит так волноваться,  — из кабинета выглянул невысокий мужчина азиатской наружности, к удивлению вампира он великолепно говорил на русском, не было даже акцента. Но если учесть, что он уже почти два века провел в России, то не так уж это и странно. Врач улыбнулся хмурой женщине,  — Я жду этого пациента.
        Женщина недовольно фыркнула и что-то бормоча, направилась по своим делам, а вампир вошел в кабинет.
        — Как я, понимаю, вы Александр Строганов?
        — Рад знакомству, доктор Канэко.
        — Не стоит так официально,  — улыбнулся мужчина, усаживаясь на свое место.  — Можно просто Рензо. Итак, как мне сказала госпожа Ягда, вам нужен рентген.
        — Да, вот направление,  — мужчина протянул листок, исписанный непонятными каракулями врачу.  — Это для стоматолога.
        — Так,  — врач, задумчиво смотрел на пациента, размышляя над поставленной перед ним проблемой,  — Ну что ж, давайте попробуем, думаю, проблем не возникнет. Все-таки это не фотография и не отражение. Проходите.
        Рензо усадил Александра у рентген-аппарата, заставляя прижаться лицом к гладкой, металлической доске.
        — Так, а теперь замрите,  — пробормотал врач, приступая к своей работе. Когда звук работающего аппарата стих, Вампир поднялся со своего места и посмотрел на медика.
        — Ну, как?  — кровосос волновался.
        — Похоже, все же проблемы будут,  — вздохнул тодомэки, пристально разглядывая пациента. Даже находясь в человеческом облике, он мог видеть намного больше, ведь у него не два, а целых сто глаз. Он был таким хорошим диагностом именно потому, что видел людей насквозь.  — В целом у вас все в порядке, я не вижу проблем или отклонений. Но как сделать, чтобы это было видно на рентгене?
        Врач взглянул на очень бледный снимок, на котором практически ничего было невозможно рассмотреть. Такой точно не поможет стоматологу убедиться в том, что все в норме. Рензо задумчиво огляделся по сторонам и вдруг довольно улыбнулся.
        — У меня есть подходящий снимок другого пациента!  — мужчина бросился к своему столу, копаясь в бумагах и документах, что лежали на нем.  — Вот он! Сейчас мы его подретушируем, и можно будет предъявить его стоматологу!!!
        Александр облегченно вздохнул, одной проблемой стало меньше, он не сомневался в том, что новый знакомый все сделает в лучшем виде, а это значит, что можно немного расслабиться и передохнуть, перед походом к Наде.



        Это будет наша последняя встреча

        Владимир неотступно следовал по пятам вампира, и это раздражало Александра. Но он пока не спешил отрываться от преследователя. Если ему больше заняться не чем, путь ходит за ним. В конце концов, ему даже полезны прогулки на свежем воздухе. Сейчас у кровососа были более важные дела — ему нужно посетить стоматолога, получить очередную дозу боли и задать вопрос. Мужчина задумался, о чем сегодня спросить Надю? Эта женщина вызывала в нем интерес — её взгляд на жизнь было необычным: мрачным, расчетливым, полным пессимизма, словно это она прожила не одну сотню лет, а не он. У них с Надеждой было много общего, но все же они были разными. Вампиру нравились их короткие беседы, они помогали развеять скуку и разобраться в самом себе.
        Кровосос вошел в здание клиники, оставляя охотника ждать снаружи. Ну хотя бы здесь он сможет отдохнуть от назойливого внимания. Главное только, чтобы Владимир не вздумал доставать Надежду. Это было бы весьма неприятно, хотя с другой стороны стоматолог могла за себя постоять и конечно не поверит россказням о нечисти и вампирах.
        — Добрый вечер,  — Надя устало улыбнулась своему постоянному пациенту. За шесть прошедших сеансов она успела привыкнуть к этому человеку. Жаль, конечно, что вскоре их встречи прекратятся.  — Рентген сделали?
        — Да,  — Александр протянул врачу снимок и прошел в кабинет, привычно усаживаясь в кресло.  — Ну как мои дела?
        — Ну, это у вас спрашивать надо,  — рассмеялась стоматолог, внимательно изучая снимок. Это было весьма странным, но того дефекта, что она видела при пошлом визите Александра, на рентгене не было,  — а вот с зубами все в порядке. Даже удивительно, никогда не сталкивалась с таким быстрым их ростом. Знаете, была бы я чуть менее ленивой и чуть более амбициозной, то написала бы об этом статью или быть может даже диссертацию защитила бы.
        — Знаете,  — усмехнулся вампир,  — а я рад, что вы не амбициозная и ленивая. Не поймите неправильно, но не хотелось бы стать предметом для исследований.
        — Ну что вы,  — Надежда приступила к осмотру, внимательно изучая ротовую полость своего пациента. Зубы Александра были в идеальном состоянии, словно это не у него совсем недавно вовсе не было клыков,  — предметом для исследования были бы вовсе не вы, а ваши зубы. Поверьте, люди стоматологов не интересуют.
        Врач закончила осмотр и задумчиво посмотрела на пациента, с его зубами и деснами все было в порядке, а это значит, что сегодня даже в уколах не было необходимости. Это расстраивало женщину, которой хотелось еще немного помучить пациента. Должен же он ответить за то, что отвлекает её от законного сна во время ночного дежурства.
        — Что ж, все прекрасно,  — немного расстроено вздохнула Надежда, задумчиво вертя в руках зеркальце.  — Уверена, что ваши зубы больше не болят.
        — Так и есть,  — кивнул вампир с ужасом понимая, что действительно жалеет о том, что больше не испытывает зуда и боли. Да, похоже, он все же становится мазохистом.
        — Что ж, думаю, это будет наша последняя встреча, если, конечно у вас снова не случится новая неприятность с зубами,  — стоматолог даже не пыталась скрыть грусти и сожаления в голосе. Что поделать, она действительно редко с кем-то общалась так долго. Такого с ней не случалось, наверное, с учебы в институте, но тогда она была глупой и наивной. Повисла неловкая тишина, Надя так и не смогла придумать, что бы ей сделать с пациентом.
        — Мне будет их не хватать,  — расстроился вампир. Кровосос понимал, что эточистая правда, после того, как Владимир узнал о том, кто его сосед, ему и поговорить то будет не с кем. А за прошедшую неделю, он почувствовал вкус к общению. Но, похоже, этому пришел конец. Наверное, это даже к лучшему, ему не стоит проникаться симпатией и дружескими чувствами к еде. Это с самого начала было неправильным.
        — Мне тоже,  — стоматолог приступила к заполнению карты больного,  — но у вас еще остался вопрос.
        — Да, всего один вопрос,  — задумался Александр. Все закончилось слишком быстро. Через пару дней его клыки станут обычными, и он отправится на охоту, он снова ощутит вкус крови, её аромат и весь спектр эмоций жертвы, он снова почувствует прилив сил, но это не радовало, потому что вместе с этим он снова станет одинок.
        — Итак,  — Надежда протянула мужчине чашку крепкого кофе,  — что хотите узнать?
        — Хм,  — вампир задумчиво посмотрел на женщину. Раз уж эта встреча последняя, почему бы не спросить о чем-то, что может быть полезным для его будущего романа. Ведь должен же там быть женский персонаж, так, почему бы им не стать садистке-стоматологу.  — Что вы думаете о любви?
        — Любовь?  — такого вопроса стоматолог не ожидала, она думала, что пациент спросить её о семье и том, от чего она убегает, почему не хочет никого видеть? Но нет, его интересует любовь.  — Я не верю в нее.
        — Неужели?  — Александр с интересом рассматривал врача,  — если честно, вы первая женщина из всех, кого я, когда-либо, знал, что не верит в любовь.
        Это была истинная правда, и простые женщины, и ведьмы, и даже демонессы, которых он встречал на своем пути, все верили с любовь, даже суккубы.
        — Любовь… люди на нее не способны. Мы все практичны, эгоистичны, во всем ищем выгоду,  — Надя задумчиво смотрела на свою чашку кофе, размышляя над заданным вопросом.  — Мы живем вместе с теми, с кем нам удобно. Вот возьми, к примеру, молоденьких девочек, думаешь, они бросаются в объятия парней от большой любви? Нет. Все дело в том, что в фильмах показывают, что в её возрасте давно пора обзавестись мальчиком, да и подруги жужжат над ухом, что давно пора. Это не любовь, их просто вынуждают искать себе кого-то. А будучи взрослыми, женщины, попадают под еще большее давление. Не женатый мужчина в тридцать — это норма. А женщина — уже старая дева. И снова мы придумываем себе любовь. Потому что так легче, потому что это выгодно. Во всем прагматизм.
        — Это похоже на правду,  — кивнул Александр, поражаясь насколько пессимистичный взгляд на жизнь у его стоматолога. Не удивительно, что она стала зубным врачом, с такими-то наклонностями.  — А как же мужчины, мы тоже не способны любить?
        — Конечно, нет, вы выбираете себе женщин по-другому, здесь несколько критериев,  — рассмеялась Надежда,  — Вам подавай либо ту, с которой вам нравится заниматься сексом, но это чистая физиология, а не любовь. Либо ту, которую можно продемонстрировать друзьям, похвастаться так, сказать. Ну и последний вариант — заботливая мамочка, с которой просто удобно, она вас оденет, вкусно накормит, будет бегать за вами, выполняя все желания. Это не любовь. Того о чем пишут в книгах и показывают в фильмах не существует. А разве вы считаете иначе?
        — Это ваш ответный вопрос?
        — Да,  — безразлично пожала плечами женщина, понимающая, что её взгляды на жизнь слишком специфичны, и не каждый сможет их не то что понять, а просто принять.
        — Она есть, сам не раз видел это,  — вампир улыбнулся. Да, на его долгой памяти случались невероятные случаи настоящей любви. И пусть она была не такой, как в книгах и конечно же в ней присутствовал своеобразный расчет, но это была настоящая любовь, в этом не было сомнений.  — Но далеко не каждый способен найти её или просто заметить. Девяносто процентов населения планеты никогда по-настоящему не полюбят. И это не так уж плохо — в прагматичности и удобстве тоже есть свои плюсы.
        — А вы любили когда-нибудь?
        — Это уже второй вопрос,  — криво оскалился вампир, не желая вспоминать о первой юношеской любви, которую можно было бы смело назвать настоящей.  — Но, если судьба сведет нас еще раз, я обязательно отвечу на него.



        Мне это надоело!

        Александр вышел от Надежды в дурном расположении духа, сегодня он лишился очередного интересного собеседника, и это было печально. Впереди у него снова была жизнь полная одиночества и скуки. Можно было бы, конечно, начать общаться со своими коллегами — нечестью, которой в городе на Неве предостаточно, но вампиру этого не хотелось. У всех них были свои дела, своя выгода и планы, зачастую они были сами не интересны древнему кровососу. Этот последний визит к стоматологу заставил его снова вспомнить о том, что не стоит к кому-либо привязываться. Удел вампира — одиночество. В какой-то момент в голове появилась шальная мысль — обратить Надю, все равно она ведет ночной образ жизни более подходящей нечести. Но мужчина быстро откинул эти мысли. Наблюдать, как мир меняется, видеть множество смертей и терять то, что полюбил всем сердцем — такого даже врагу не пожелаешь, не то, что тому, кому симпатизируешь. Все это заставляло кровососа злиться. Он не знал, что делать дальше — все, что ему оставалось это действительно писать книгу своей жизни, предаваясь приятным и не очень воспоминаниям.
        Идя по ночному городу, Александр снова почувствовал, что его преследуют. Как же это раздражает! Почему Владимир избрал его своей целью? Неужели из-за своей детской обиды? Люди! Вот в чем их проблема! Они могут прожить полжизни, так и не повзрослев. Вампир закипал от злости. Он никого не убивал, не обращал, вообще никому не делал плохого, он даже заботился о своей пище. Так почему преследуют именно его? Сейчас Александр пожалел о том, что спас охотника, поддавшись жалости и надежде на то, что у него может появиться приятный собеседник.
        — Все! Мне это надоело!  — зарычал вампир, резко бросаясь в сторону. Нет, он вовсе не собирался снова убегать от Владимира. Напротив, он собирался побеседовать с соседом и хорошенько объяснить ему, что тот не прав. Александр давно не был так зол, ему хотелось хорошенечко избить охотника, чтобы на этот раз он действительно не смог двигаться, причем желательно подольше. Вампир точно чувствовал, где находится его враг, а потому ему не составило труда, скрыться в темноте ночи и в мгновение ока оказаться за спиной Владимира, что озадаченно озирался в поисках исчезнувшего из поля его видимости Александра.
        — Зачем ты преследуешь меня?  — голос кровососа был холоден и полон раздражения. Сейчас он говорил, как и полагалось могущественной нечестии, что без малейший усилий способна уничтожить любого человека, неосмотрительно вставшего на его пути. Охотник вздрогнул от неожиданности и повернулся лицом к вампиру. Сейчас Александр действительно выглядел опасным, от него прямо веяло угрозой и силой, а от его взгляда все внутри холодело.
        — Ты вампир!  — охотник с ненавистью смотрел на соседа.  — Таким как ты не место среди живых. И когда ты нападешь на человека, я буду рядом, чтобы убить тебя!
        Сейчас Владимир был похож на безумца, которым завладела навязчивая идея, от которой он не может избавиться.
        — А что, другой работы у тебя нет?  — оскалился кровосос, сжимая кулаки и готовясь к драке. Раз уж охотник не понимает по-хорошему, то придется вбить в него осознание того факта, что мир изменился.
        — Пока ты жив, я буду преследовать тебя,  — рассмеялся брюнет, смотря прямо в холодные, полные раздражения глаза Александра.  — Не сомневаюсь, что мне не потребуется много времени, чтобы подловить тебя. В скором времени ты почувствуешь голод и выйдешь на охоту, и тогда я прикончу тебя, избавив мир от очередной мерзости.
        — Мерзости?  — рассмеялся вампир, бросаясь на своего врага,  — и почему же это я — мерзость?
        — Ты пьешь чужую кровь! Такие как ты не могут быть мирными, вы наслаждаетесь смертями и чужой болью!
        — Надо же, как хорошо ты меня знаешь. Интересно только откуда?
        Владимиру с трудом удалось заблокировать сильный удар Александра, который на этот раз был настроен серьезно и не сдерживался. Сейчас до охотника начало доходить, насколько он был не прав, решив, что справится с кровососом, даже будучи раненым. Охотник начал злиться, неужели во время их прошлых стычек вампир сдерживался? Сейчас удары кровососа были быстры и сильны, он с трудом успевал отпрыгивать и уклоняться. Но злость заставляла его продолжать эту бессмысленную драку. На что он злился? Наверное, на свою собственную глупость и невнимательность. Владимир всегда считал себя сильным, опытным охотником, одним из лучших не только в России, но в мире. А что в итоге? Он не смог разглядеть вампира под собственным носом! Это был позор! Конечно, его никто не осудит, но сам себя он простить за подобную оплошность не мог. Охотник бросился в атаку, ему было тяжело двигаться, старые раны еще болели, мешая драться так, как он умел, но отступать он не собирался. Александр же просто забавлялся с ним, легко уклоняясь от ударов врага, что потерял контроль над собой. Вампир в любой момент мог убить охотника, но
что-то заставляло его сдерживаться. Возможно все дело в установленных им самим принципах — больше не убивать, а возможно, он все еще надеялся, что Владимир одумается и все же придет в себя.
        — Хватит издеваться?!  — взревел охотник, который считал поведение вампира оскорбительным. Он не мог понять к чему все эти игры? Или быть может, он жалеет его! Тогда это еще более унизительно. Что может быть хуже, чем момент, когда смертельный враг начинает испытывать к тебе жалость?  — Дерись в полную силу!
        — Уверен, что хочешь этого?  — в следующее мгновение кровосос исчез из поля зрения брюнета, он просто растворился в темноте. Охотник почувствовал мощный удар в солнечное сплетение и отлетел в сторону. Острая боль пронзила его тело, а сам он закашлялся, пытаясь восстановить дыхание.
        — Ты жив лишь потому, что я не хочу тебя убивать,  — раздался холодный голос вампира, что нанес сильный удар ногой по лежащему на асфальте мужчине.  — Тебе стоит запомнить это! Я могу забрать твою жизнь в любой момент и поверь, меня никто не заподозрит в этом!
        Очередной сильный удар пришелся по лицу охотника, который отлетел в сторону. Владимир почувствовал во рту солоноватый привкус крови, а еще какое-то непонятное ощущение. Сплюнув кровь на землю, охотник увидел, что вампир выбил ему зуб. Александр тоже заметил этого и моментально остыл, едва сдерживая смех.
        — Вот уж действительно зуб за зуб.
        — Это не смешно,  — буркнул охотник, с трудом поднимаясь на ноги. Вся его злость куда-то испарилась, осталась только апатия и безразличие. Какой смысл драться с Александром? Нечисть лишь играет с ним…
        — Идем,  — усмехнулся вампир, коварно потирая руки, он не позволит брюнету ускользнуть. Сегодня Владимир за все ответит,  — стоматология здесь недалеко. Там замечательный врач. Тебе понравится!



        Новый пациент круглосуточной стоматологии

        — Куда ты меня тащишь?  — возмущался Владимир, поражаясь насколько силен вампир. Сейчас он осознал, что кровосос всё это время сдерживался, и это злило охотника, который считал, что способен справиться с любой нечестью. Но, похоже, он переоценил себя, сильно переоценил и теперь вынужден терпеть, когда его тащат через ночной город в неизвестном направлении.
        — Я же сказал, к стоматологу,  — злобно рассмеялся Александр. Все же судьба забавная штука, он потерял клыки, но и виновник в этой неприятности получил то же самое. А теперь он ещё и к стоматологу пойдет на прием.
        — Не стоит,  — в голосе охотника слышались нотки испуга, того самого, что несколько дней назад испытывал сам древний кровосос.  — Это всего лишь зуб, он даже не до конца сломан.
        — Ты еще скажи, что он у тебя сам отрастет!  — вампир хохотал в голос, привлекая к их компании внимание немногочисленных прохожих.  — Нет, сосед, ты пойдешь в клинику.
        — Я сам в состоянии решить, куда я пойду,  — начал вырываться из крепкой хватки Александра брюнет, но это не принесло результатов. Сейчас видя светящуюся вывеску: «Круглосуточная стоматология» все внутри него холодело от первобытного ужаса. Что поделать, он действительно боялся этих врачей. Сейчас Владимир даже готов был начать унижаться и умолять вампира отпустить его, поклясться навсегда уехать из Питера и никогда больше не связываться с нечистью. Что угодно, лишь бы не идти к стоматологу. И куда только подевался бесстрашный, гордый охотник?
        — Ну, уж, нет, сначала вылечим твои зубки, а потом иди куда хочешь,  — вампир затащил брюнета в здание клиники, которую покинул совсем недавно.  — Или быть может, ты боишься?
        — Еще чего?  — фыркнул Владимир, пытаясь совладать с собой. Как так говорил Александр после первого посещения этого жуткого места? «Это обитель страха». Тогда он посмеялся над страхами соседа, а вот сейчас напротив, полностью согласен с ним.
        — Александр? Что случилось?  — навстречу мужчинам вышла заспанная Надежда, которая явно решила вздремнуть, пока нет пациентов.
        — Да, мой друг неудачно упал,  — улыбнулся вампир, разглядывая избитого им же охотника.  — И ты не поверишь, но, кажется, у него выбит зуб.
        — Причем упал он весьма неудачно, судя по всему всем телом,  — женщина недоверчиво оглядела мужчин, и если Александр выглядел вполне нормально, то его спутник явно поучаствовал в драке. Хотя вдаваться в подробности она не собиралась, её дело заниматься зубами.  — Хорошо, проходите в кабинет, посмотрим, что с ним. А заодно обработаю синяки и ссадины.
        Владимир смотрел на стоматолога, как на самое ужасное воплощение зла с каким ему прежде не доводилось встречаться. Но все же, мужчина с гордо поднятой головой прошествовал к креслу, которое напоминало ему средневековое орудие пыток.
        — Не стоит так бояться,  — устало зевнула Надя, уже привыкшая к такой реакции. И поему все так боятся зубных врачей? Да, лечение бывает весьма болезненным и неприятным, но все же лучше потерпеть немного это, чем постоянную зубную боль. Врач принялась стирать кровь с лица мужчины и обрабатывать раны и ссадины перекисью водорода, от чего брюнет постоянно морщился и шипел. Все же мужчины большие дети. Какими бы сильными они не были, стоит начать их лечить, так начинают плакать и жаловаться, что им больно. Вот драться им не больно, а как последствия исправлять, так тут же требуют жалости. Стоматолог недовольно покачала головой.
        — Я не боюсь,  — вздохнул Владимир, сильнее сжимая челюсти. Во рту был неприятный, железистый привкус крови, но не это беспокоило охотника, а те инструменты, что лежали на небольшом столике перед креслом. Если бы не надменный, насмешливый взгляд вампира, он, наверное, не выдержал бы и сбежал. Но так опозориться на глазах врага брюнет не мог.  — Приступайте.
        Надежда взяла свои инструменты и с улыбкой маньяка взглянула на свою жертву, что сейчас вжималась в кресло. Охотник нервно сглотнул, уж лучше бы его вампир покусал, чем это.
        — Стойте!
        — Что еще?  — врач удивлено приподняла бровь. Однозначно ей нравился страх нового пациента, который держался из последних сил.
        — А как начет наркоза?  — в голосе мужчины слышалась мольба.
        — Надежда принципиально не использует его,  — Александр довольно потирал руки. Что может быть лучше, чем видеть своего врага, раздавленного и трясущегося от страха. Сейчас, когда он имел возможность наблюдать за действиями стоматолога со стороны, он смог по достоинство оценить её мастерство. Ей бы действительно подошла роль темной повелительницы.
        — А может в качестве исключения все же…
        Но договорить, Владимиру было не суждено. Надя устала, хотела спать, а не выслушивать мольбы о пощаде. Так что она просто нажала на щеки больного, заставляя его пошире разжать челюсти и приступила к осмотру. Охотник стонал, кряхтел и пытался вскрикивать, но все это не волновало стоматолога. На её лице красовалась широкая улыбка, которая сейчас казалась мужчине оскалом хищного монстра, что готов в любой момент растерзать его.
        — Ну, что сказать, придется ставить пломбу,  — Надя отложила инструменты в стороны и оглядела бледного пациента.
        — И сколько же это посещений?  — Александр искренне надеялся, что не меньше семи, путь его сосед помучается так же как он.
        — За пару часов управлюсь,  — пожала плечами врач, подготавливая все необходимое.
        — Жаль,  — разочаровано вздохнул вампир, а вот охотник, напротив, с облегчением.
        — И после этого вы называете меня садисткой,  — стоматолог укоризненно посмотрела на своего, безусловно, самого любимого пациента.
        — Но ведь это правда,  — пожал плечами кровосос, наслаждаясь видом мучений своего соседа.
        — Вы оба садисты!  — злобно зашипел Владимир, понимая, что это будет самая худшая ночь в его жизни. И чем он только это все заслужил? Может, стоит отстать от Александра? Что-то подсказывало охотнику, что если он этого не сделает, посещения стоматологии вполне могут стать для него традицией.
        — Что есть, то есть,  — Надежда принялась за работу. Сначала она сделал мужчине весьма болезненный укол, а уже после притупила к самому пломбированию. И хотя она устала за сегодняшний день и вечер, женщина все же была рада, что Александр вернулся.
        Сам же вампир размышлял о том, что делать дальше. В первую очередь нужно поговорить с соседом, по крайней мере, попытаться сделать это. Все же постоянные драки не выход, если так пойдет дальше, ему действительно придется убить его, а это шло вразрез его принципами. Да и с Надеждой ему совсем не хотелось расставаться, все же эта женщина чем-то зацепила его. Она была весьма интересной личностью, что не пыталась казаться кем-то другим или следовать моде. Именно с такими людьми ему всегда было интересно общаться. Где-то в глубине души Александр осознавал, что специально выбил охотнику зубы. Это была его маленькая, подленькая месть.
        Стоматолог тем временем усердно трудилась, стараясь причинить своему пациенту как можно больше боли и дискомфорта. Что поделать, по-другому она не умела. Что касается самого Владимира, то он был в предобморочном состоянии. Нет, все же ему стоит оставить соседа в покое. Все-таки он спас ему жизнь, да и судя по всему, никого не убивает… Боль и страх наводят на правильные мысли.



        Посиделки на кухне

        Владимир сидел на кухне своего соседа, уставившись невидящим взором в кружку с горячим, сладким чаем. За последнее время его жизнь очень изменилась, и мужчина не знал, что теперь с этим делать. Он столько времени потратил на то, чтобы очистить мир от нечисти и что теперь? Теперь он не может убить вампира, который наверняка за свою долгую жизнь погубил множество людей. Пусть сейчас Александр стал пацифистом, но ведь так было не всегда.
        — Зачем трупу человеческая еда?  — наконец, спросил охотник, беря с тарелки печенье.  — Ты же сам говорил, что вампиры не чувствуют вкуса.
        — Да, не чувствуем, но знаешь, иногда хочется притвориться, что это не так. Я живу долго, очень долго и поверь, за столетия одиночества и отчаяния, начинаешь ценить жизнь, со всеми её маленькими радостями. И просто ощущать вкус еды — это счастье для меня… Невозможное счастье.
        Александр стоял у окна, разглядывая темноту ночи, сейчас древнему кровососу было спокойно, он точно знал, что сосед не осмелиться напасть на него снова. К тому же Владимир еще не отошел после визита к стоматологу. Все же эта Надя, удивительная женщина, смогла заставить дрожать и сильную нечисть, и бесстрашного охотника.
        — Ты еще скажи, что вампиры больше ценят жизнь, чем люди,  — злобно усмехнулся Владимир.
        — Да, больше,  — Александр устало посмотрел на своего врага. Он и раньше сталкивался с другими охотниками, некоторых даже убивал, но только Владимир смог заинтересовать его. Хотя возможно, если бы ему довелось пообщаться с другими, те оказались бы не менее интересными личностями.  — Вот скажи, ты способен наслаждаться тем, что чай в твоей кружке горячий, ты способен получать удовольствие от его богатого аромата? Или быть может для тебя это обыденная вещь, которая не стоит твоего внимания?
        Охотник задумался, а ведь действительно многих привычных для человека вещей вампиры лишены и если учесть, что когда-то они могли наслаждаться всем этим, то это должно быть действительно больно. Александр — живой труп и в этом мало хорошего.
        — Но ведь ты бессмертен,  — все еще упирался мужчина, пытаясь найти положительные стороны в жизни своего врага. Уличить его во лжи, доказать, что он все же счастлив.
        — Да, я буду жить вечно,  — на лице кровососа появилась печальная улыбка. Когда-то давно, он думал, что бессмертие это дар и перед ним теперь открыты все дороги и бессчетное количество возможностей. Но это оказалось не так, это был обман, приманка в мышеловке, что давно уже захлопнулась.  — Я буду вечно один, смотреть на то, как близкие мне люди стареют и умирают, как меняется мир, лишаясь своей прелести и благородства, я вечно буду чужим для всех. Ты действительно считаешь, что это счастье?
        — Тогда почему ты не умрешь?  — криво усмехнулся охотник, понимая, что его сосед говорит правду. Но если все так плохо, если он действительно страдает, почему не покончит со своим жалким существованием, в котором нет красок?
        — Почему? Я и сам иногда задаю себе этот вопрос, но знаешь, все же, ни что человеческое мне не чуждо, я тоже боюсь.
        — Боишься? Чего, умереть? Ты уже мертв, ты уже ощутил на себе холодные объятия смерти, так чего ты боишься?
        — Люди не боятся смерти,  — тихо рассмеялся Александр, как же давно ему хотелось вот так поговорить с кем-то, рассказать, что у него на душе, чтобы не одному нести по жизни эту ношу. Пусть Владимир не поймет, пусть посмеется над страданиями презренной нечисти, но здесь и сейчас он выговорится.  — Люди боятся перестать существовать!
        — А это разные вещи?  — охотник удивленно приподнял бровь. Этот разговор был странным, особенно если учесть, кто именно в этом участвует. Постепенно злость и негодование проходили, уступая место осознанию. Почему он злился? Разве будучи на месте Александра он поступил бы иначе? Конечно, нет, он бы тоже скрывал то, кто он… в принципе он так и сделал, он же не рассказал соседу, что он охотник на нечисть. Так что они квиты.
        — Да, друг мой, это разные вещи. Между жизнью и существованием есть большая разница. Но понять её ты сможешь, только оказавшись на моем месте.
        — Когда это мы успели стать друзьями?  — брезгливо поморщился Владимир. От слов вампира у него мороз пробежал по коже, все же не стоит забывать, что сейчас он находится в доме древнего кровососа, которому не составит труда убить его или того хуже обратить.
        — То, что ты не считаешь меня своим другом,  — Александр сложил руки на груди, внимательно рассматривая соседа,  — не значит, что это не так. За короткое время, нас многое связало. Было и хорошее, и плохое, но в жизни не бывает иначе, охотник.
        — И что дальше?
        — Дальше, каждый будет заниматься своим делом, ты истреблять нечисть, но только ту, что нападает на людей, а я писать свою книгу и заниматься переводами. Эта история и договор, мало повлияют на наши жизни, хотя тебе все же придется пересмотреть некоторые свои принципы.
        — Да уж,  — Владимир задумчиво потягивал уже остывший чай, размышляя над тем, что услышал. Тот факт, что его сосед — вампир, напрягал, но не отменял того, что с Александром было интересно поговорить. Все же встретить умного собеседника, что не будет с пеной у рта доказывать свою правоту, а просто аргументирует свою точку зрения большая редкость. Но не только это беспокоило мужчину, но и стоматолог, которого ему пришлось сегодня посетить.
        — А что с Надеждой?  — наконец, спросил Владимир.
        — А что с ней?
        — Она тебе интересна, это сразу видно…
        — Надя не знает, что я вампир и не узнает.
        — И что у тебя нет желания обратить её?
        — Ни единого,  — рассмеялся кровосос,  — ты только представь, сколько дел натворит эта садистка, получив бессмертие и силу вампира!
        — А если серьезно?  — рассмеялся в ответ охотник.
        — Она действительно интересна мне, но я не хочу обрекать её на жизнь… на существование без вкуса, запахов и ощущений. Я не настолько эгоистичен… Прожив триста лет, я понимаю, что не хочу, чтобы другие повторили мою судьбу. Так что нет, я не стану её обращать. Не обижайся…. Но и ты, и Надя, для меня не более, чем забавные зверюшки, которыми я в случае крайней необходимости могу перекусить.
        — Умеешь ты обнадежить,  — вздохнул Владимир, задумчиво смотря на пустую кружку.  — А чего-то покрепче у тебя нет?
        — А как же,  — улыбнулся Александр, доставая бутылку дорого бренди. Жаль, он никогда не сможет им насладиться.



        Если это не ты, то кто?

        Разговор вампира и охотника прервал телефонный звонок, Владимир, недовольно нахмурившись, взглянул на экран мобильника. Как это ни странно, звонило непосредственное начальство, которое само требовало от него, чтобы он отдохнул и ни во что не лез.
        — Интересно, что им понадобилось?  — брюнет недовольно ответил на звонок. Сейчас ему действительно хотелось напиться, а не общаться с руководством.
        — Алло?
        Вампир с интересом наблюдал за тем, как менялось выражение лица соседа. Сначала оно было сердитым и раздраженным, потому удивленным и непонимающим.
        — Нет, это точно не он,  — голос Владимира звучал глухо и строго. Вампир напрягся, похоже, случилось что-то серьезное.
        — Точно говорю, он был со мной.
        Александр удивленно приподнял бровь, судя по всему, речь шла именно о нем. Неужели охотники в чем-то его подозревают? Кровососу не терпелось, чтобы этот разговор поскорее закончился и он, наконец, узнал, в чем же дело.
        — Я понимаю… Нет я его не трогал,  — охотник бросил на вампира укоризненный взгляд, когда тот усмехнулся, услышав последнюю фразу. Хотя с другой стороны, он в чем-то был прав. Все-таки Владимир так и не смог нанести ни одного удара, а вот ему изрядно досталось.
        — Да, я узнаю. До связи,  — мужчина нажал на кнопку отбоя и хмуро посмотрел на Александра. Охотник не спешил поведать ему о причине звонка, хотя он и касался вампира напрямую. Ну что за человек?!
        — Ну, выкладывай, чего я не делал?  — не выдержал молчания древний кровосос. Что-то подсказывало ему, что дело серьезное и чем он скорее узнает, в чем проблема, тем лучше.
        — Три часа назад, были обнаружено три полностью обескровленных тела, судя по результатам осмотра, их убили пять часов назад,  — наконец заговорил Владимир. Сейчас охотник злился на себя, ведь если бы он не гонялся за Александром, то возможно бы смог предотвратить все эти смерти. Питер большой город, наверняка его сосед не единственный вампир обитающий здесь. Брюнет начал нервно мерить шагами кухню.  — Если это был не ты, то кто?
        — Хм, вопрос конечно интересный,  — вампир задумался, а действительно кто?  — Насколько мне известно, я единственный вампир, что живет в этом дивном городе постоянно. Возможно, это кто-то из еще не уехавших гостей шабаша или кто-то залетный, кто здесь проездом. Меня больше беспокоит другое…
        Александр замолчал, погружаясь в пучину собственных мыслей. Почему жертвы три? Почему их полностью обескровили? Это было странным, ведь даже взрослому вампиру не нужно столько крови, он физически не сможет столько выпить, а делать запасы глупо, кровь быстро утрачивает свои вкусовые качества и энергетическую ценность.
        — И что же тебя беспокоит?  — Владимир напрягся, пристально смотря на своего соседа. Его профессиональное чутью подсказывало, что на этот раз охотники столкнулись действительно с серьезной проблемой.
        — Мы имеем дело с группой,  — древний кровосос сам не верил в то, что говорит это. Вампиры существа эгоистичные и не терпящие конкуренции, они стараются держаться друг от друга на расстоянии. У каждого есть свои охотничьи угодья, и кровососы стараются не нарушать владения друг друга. Сам Александр не относился ревностно к охране своей территории и не следил за этим, но сейчас ему совсем не нравилось, что в его городе появился другой вампир.
        — Ты это серьезно?  — охотник недоверчиво посмотрел на соседа.  — Разве вы не одиночки?
        — В том то и дело, что одиночки,  — вампир задумался. В его городе что-то происходит и это ему совсем не нравится. Возможно, ему вновь придется потревожить древнюю ведьму, чтобы спросить совета у мудрой нечестии. После того как был заключен договор, Ягду точно не обрадуют последние события. Что-то во всей той истории не так.  — Я должен взглянуть на тела.
        — Зачем? Наши специалисты уже осмотрели их, или ты не доверяешь нам?
        — Доверять охотникам? Не смеши меня,  — презрительно фыркнул Александр, демонстрируя острые клыки, которые уже отросли окончательно.  — Вы слишком много о себе думаете. Вы тысячелетиями изучали нас, накапливали знания, но их все еще недостаточно. Так что эти обескровленные тела, вполне могут оказаться не жертвами вампиров.
        — Что ты имеешь в виду?  — Владимиру совсем не нравилось то, куда заходит их разговор. Казалось, что кровосос в чем-то пытается обвинить его коллег.
        — Что?  — Александр хищно оскалился,  — а тебе не кажется, что эти тела нашлись весьма вовремя. Как раз после заключения договора. И что последовало за этим? Твое начальство тут же поспешило сделать выводы и обвинить во всем меня. Если бы ты не следил за мной, я был бы уже казнен. Сейчас я даже рад, что ты оказался таким навязчивым и обеспечил мне алиби.
        — Хочешь сказать, что это дело рук охотников?  — заскрежетал зубами брюнет. Эти слова злили, но все же, Владимир понимал, что в них есть доли истины. Слишком уж подозрительными были эти убийства.
        — Не обязательно,  — вздохнул вампир, присаживаясь напротив своего соседа.  — Этот договор многим не понравился и не только охотникам, но и нечисти. Так что многие захотят вернуть все в старое русло. А что может быть лучше, чем казнь невиновной нечисти?
        — Но все улики против тебя…
        — Да, но мои коллеги знают, что пацифист, я не только не убиваю свою пищу, я еще забочусь о ней, чтобы люди, что «пожертвовали» мне свою кровь, смогли добраться до дома целыми и невредимыми. Многие не поверят уликам.
        — Да уж, ситуация,  — Владимир озадаченно почесал затылок,  — значит, у нас есть несколько вариантов. Первый — мы имеет дело с группой голодных вампиров, второй — тебя пытались подставить охотники, ну и третья — это дело рук недовольной нечестии.
        — Возможно, есть и другие варианты,  — пожал плечами кровосос,  — в любом случае мне нужно осмотреть трупы. Работу собрата я всегда узнаю. К тому же след от укуса для вампира, этот как отпечатки пальцев для людей.
        — Я попробую все устроить,  — встав из-за стола, охотник направился к выходу из квартиры. Он понимал, что предстоящее дело будет самым сложным за всю историю его карьеры.



        Я охочусь на себе подобных. А почему бы нет, разнообразие мне не повредит?

        После разговора с охотником Александр пребывал в задумчивости, он не сомневался в том, что все произошедшее связано с договором, что подписали на шабаше. Но вовсе не это беспокоило вампира, а то, что его пытались подставить. Он, конечно, устал от жизни и вечной суматохи, но не настолько, чтобы желать быть растерзанным. Древний кровосос не понаслышке знал, что бывает с теми, кто вставал у Ягды на пути и прекрасно представлял, что бы с ним сделала хозяйка шабаша, и его бесчувственность в данном случае не помогла бы.
        — Что же все-таки происходит?  — мужчина мерил шагами свою квартирку, пытаясь успокоиться. Он понимал, что нужно действовать и действовать быстро; наверняка его снова попытаются подставить, а это значит, что ему стоит быть на виду, чтобы иметь алиби.
        — Как же все сложно?  — простонал Александр. Давненько у него не было подобной встряски. А если честно, то никогда. Да и сосед куда-то запропастился. Все это заставляло вампира нервничать. Сейчас все, что он мог это думать, рассуждать, вспоминать. Доверять охотникам в данной ситуации, когда они могут оказаться замешаны в этом деле точно нельзя. А это значит, что ему придется разбираться самому. А почему бы нет? Хоть какое-то разнообразие в жизни. На лице вампира появилась кривая усмешка. Теперь его жизнь уже не казалась такой скучной и обыденной, напротив он даже чувствовал что-то вроде всплеска адреналина и легкого волнения. Весь вопрос сейчас был лишь в том, с чего начать свое расследование? Александр мерил шагами небольшую комнату, пытаясь что-то придумать, вспомнить все детективы, что он читал.
        — Так, для начала не стоит тупить и не надеяться только на себя, это только в кино работает, и то после этого города у них в руинах лежат,  — вампир присел на удобное кресло и взял в руки телефон.  — Нужно предупредить заинтересованных личностей и в первую очередь Ягду. Эта ведьма и помочь сможет и другую нечисть предупредит, чтобы была осторожна. Да и к разговору с охотниками будет готова это точно…. А может, еще и сможет помочь мне до трупов добраться.
        После долгого разговора с древней ведьмой, Александр даже немного оглох. Ягда не стеснялась в выражениях и кричала так, что даже баньши позавидовали бы такому диапазону голоса. Но все же, во всей этой весьма эмоциональной беседе были и положительные моменты, женщина была согласна с Александром в том, что нечисть пытаются подставить, а значит, нужно вести расследование собственными силами.
        — Ну вот, теперь остается только ждать,  — тяжело вздохнул вампир, пряча сотовый в карман. На лице кровососа появилась довольная улыбка, с каждым днем его серое существование становилось все интереснее и интереснее. У него даже вдохновение появилось, так что Александр уселся за ноутбук и продолжил писать свой роман. Мужчина настолько увлекся творческим процессом, что окончательно потерял счет времени. Из мира мыслей и воспоминаний его вырвал настойчивый звонок в дверь.
        — И почему я даже не сомневаюсь в том, кто это?  — усмехнулся вампир, отправляясь встречать гостя. Но на пороге его квартиры обнаружился не только Владимир, но и еще несколько человек, среди которых Александр узнал высокопоставленных охотников, которых он видел на шабаше. Мужчина нахмурился, пытаясь понять, что же им всем понадобилось от него. Судя по злобным и раздраженным взглядам, что бросали на него охотники, ничего хорошего от них ожидать не приходится. Вампир даже начал подумывать о том, чтобы выпрыгнуть в окно и спешно сбежать, а то мало ли что. Но все же, перед героическим побегом, Александр решил уточнить, что же от него понадобилось благородным господам, что нагло ворвались в его квартиру и расположились на диване, словно пришли к себе домой.
        — Чем обязан?  — кровосос смерил гостей недовольным взглядом, мысленно уже прорабатывая план побега.
        — Вы знаете о том, что произошло этой ночью?  — заговорил Николай, было видно, что ему неприятен этот разговор, но обстоятельства были сильнее его воли.
        — Да и насколько мне известно, я вне подозрений,  — Александр бросил быстрый взгляд на молчавшего Владимира.
        — Да, это так, у вас весьма убедительное алиби,  — поморщился Андрей. Похоже, охотникам вовсе не хотелось разбираться в произошедшем, все, что им было нужно это найти козла отпущения. И судя по всему, на эту роль был выбран именно он. Всё это лишь укрепило мнение вампира в том, что в этих убийствах замешаны охотники. Но если так, почему они здесь? Что им нужно? Решили блефовать до последнего или быть может все намного сложнее чем, кажется на первый взгляд?
        — И что теперь?  — Александр сложил руки на груди, недовольно следя за своими гостями. Он был напряжен и сосредоточен, старался не упустить ни одного движения, ни одного взгляда или случайного звука, что исходил от охотников. Пусть договор и подписан, пусть Ягда в курсе сложившейся ситуации, но все же, стоит быть на чеку. Тысячелетняя вражда не может исчезнуть в одночасье, а значит, ему стоит быть осторожным.
        — Мы должны найти виновного и наказать,  — продолжал говорить Андрей, сжимая кулаки от злости, каждое слово давалось ему с трудом. Сейчас он боролся сам с собой, со своими принципами и предрассудками, с которыми не так легко расстаться.
        — И?  — вампир нетерпеливо вздохнул, все это напряжение и атмосфера взаимной ненависти не нравились древнему кровососу.
        — Многоуважаемая госпожа Ягда потребовала тщательного и справедливого расследования этого инцидента,  — процедил сквозь зубы охотник.  — Почему-то эта ведьма считает, что мы можем быть замешаны в этом деле! Нелепые, недопустимые и унизительные обвинения!
        — И все же вы не в силах опровергнуть их,  — криво усмехнулся Александр, понимая, зачем эти охотники заявились к нему.
        — Да, а потому, было принято решение, что вы и другие представители нечестии присоединятся к расследованию.
        Вампир довольно улыбнулся, такой расклад его вполне устраивал. Всё же он правильно сделал, что связался с хозяйкой шабаша. Сотрудничать с охотниками… это будет проблематично, но весьма полезно. Так он точно сможет докопаться до истины, и получить бесценный опыт.
        — Это правильная идея,  — кровосос даже не думал скрывать от охотников своего торжества.  — Итак, мне нужен доступ к телам.
        — Нас уже ждут в морге,  — в голосе Андрея слышалась некая обреченность и смирение.  — Вы будете работать с Владимиром и со мной.
        — Тогда нам стоит поторопиться и наконец, взяться за дело,  — Александру не терпелось увидеть трупы и убедиться в своей правоте. Но что если он ошибся? Что если это дело рук, а точнее клыков вампира?



        Все хуже, чем я думал

        Александр в сопровождении двух охотников направлялся по ночному Питеру в сторону морга. Все мужчины молчали, не желая начинать разговор, каждый думал о своем и это всех устраивало. Вампир размышлял о том, кто же убийца, он боялся, что увидит следы своих коллег, но еще больше он боялся, что это дело рук охотников. Ведь если всё это сделано лишь для того, чтобы подставить нечисть, они никогда не найдут убийцу, более того, может начаться открытый конфликт и тогда он может позабыть о спокойной и безмятежной жизни. Всё происходящее было слишком странным, как и тот факт, что он работает вместе со своими врагами охотниками.
        Владимир тоже размышлял о предстоящем деле. Сейчас он уже более спокойно относился к кровососу, живущему по соседству. Он даже в некотором роде понимал его, всё же жить вечность, это только на первый взгляд дар. Брюнет не мог представить, как бы он жил, смотря на то, как уходят все близкие люди, как исчезает знакомый мир. Но не только эти мысли сейчас заполняли голову охотника, он никак не мог перестать думать о том, что сказал Александр. Вампиры не охотятся группами и не выпивают разом кровь трех человек. Неужели его подозрения окажутся верны? Для Владимира сами мысли об этом были неприятны и болезненны. Если это правда… То как они могут называться защитниками людей? Все, что случилось в последнее время в городе на Неве, перевернуло мир охотника. Он сто раз успел пожалеть о том, что согласился работать в Питере, лучше бы он никогда не приезжал сюда. Или бы уехал сразу после того как разобрался с болотницей. А что теперь? Привычный мир рушится на глазах, а он бессилен что-то изменить.
        — Мы на месте,  — Андрей открыл перед своими напарниками невзрачную металлическую дверь, что вела в здание городского морга.  — Нас уже ждут.
        — А здесь уютненько,  — довольно оскалился вампир, наслаждаясь полумраком и холодом, что царили в помещении. Такие места всегда нравились древнему кровососу, уж очень оно подходило на склеп, что весьма радовало Александра. Сейчас он даже подумал о том, что ему стоило стать патологоанатомом. А что идея неплохая и в принципе осуществимая, нужные навыки у него есть, осталось получить образование и устроиться на работу в морг. От своих мыслей вампир начал улыбаться.
        — И почему меня не удивляет, что тебе здесь понравилось?  — раздраженно поморщился Владимир. В отличии от своего напарника он вовсе не любил подобные места, где всё было пропитано духом смерти.
        — Идёмте, нам позволят осмотреть тела,  — Андрей уверенно прошел в соседнее помещение, в котором горел неяркий свет. Опытному охотнику совсем не нравилось, что приходится работать с извечным врагом, нечестью, что питается кровью, но он понимал, что это сотрудничество может быть выгодным. Если Александр сказал правду и укус вампира уникален, то они смогут узнать, кто же нарушил договор. Опытный охотник даже мысли не допускал о том, что в этом деле могут быть замешаны его коллеги.
        Вампир тем временем уже полностью освоился в морге и теперь что-то бурно обсуждал с патологоанатомом, дородным бородатым мужичком с крепкими руками и немного безумным взглядом. Этот человек давно сотрудничал с орденом охотников, а потому Андрей безгранично доверял его экспертному мнению.
        — Давайте сразу перейдем к делу,  — грубо перебил светскую беседу старый охотник.
        — Конечно, конечно,  — патологоанатом сдернул с трех тел белоснежные простыни,  — но не понимаю, что вы хотите найти. Мое заключение верно, господа охотники, это дело рук вампира. В этом нет никаких сомнений!
        Медик даже не пытался скрыть своего раздражения, недовольства и обиды. Он не первый год занимается этим делом, и впервые его решили перепроверить.
        — Дело не в том, что вам не доверяют,  — безразлично ответил Александр, осматривая шеи жертв.  — Просто многого вы не знаете.
        — А вы, значит, знаете… И откуда же?  — усмехнулся патологоанатом, с интересом рассматривая брюнета, что сейчас наклонился к трупу, и казалось, что-то пытается найти.
        — Видите ли,  — криво улыбнулся древний кровосос, демонстрируя острые клыки, что выросли окончательно,  — я — вампир.
        Мужчина в ужасе отшатнулся в сторону, переводя непонимающий взгляд с нечисти, на совершенно спокойных охотников, что стояли рядом с безразличным и скучающим видом.
        — У нас договор,  — пояснил Андрей,  — так что бояться не стоит.
        Вампир тем временем вернулся к своей работе. К счастью или нет, но во всех этих смертях действительно были виновны его коллеги. Как он и предполагал, в пиршестве поучаствовал, далеко не один кровосос, а группа из четырех, молодых и неопытных вампиров, что были обращены совсем недавно. Они еще были не в силах контролировать свои инстинкты и жажду, и уж конечно не додумались заботиться о своей пище. Все это заставляло Александра задуматься. Откуда в Питере появилось так много новичков? Кто их обратил и зачем? И самое главное где этот вампир… Неужели этот тот самый гость северной столицы, которого он видел на шабаше? Но зачем ему все это? Обращать сразу четверых — это безумие! В городе теперь воцарится хаос. Молодые кровососы не смогут себя контролировать. Пока их новые вампирские тела окончательно не сформировались, они будут жаждать крови снова и снова, а это значит убийства продолжиться. Потому-то среди кровососов и была традиция, что обративший некоторое время сопровождает нового вампира, обучает его, передает опыт и контролирует все его действия и в случае необходимости лично убивает.
        — Ну, что скажешь?  — нетерпеливо проговорил Владимир, который устал ждать и просто смотреть на соседа, что замер над телами с каменным выражением лица и казалось, вовсе уснул.
        — Все хуже, чем я думал,  — вздохнул Александр, задумчиво складывай руки на груди.  — Мы имеем дело с группой новообращенных и, похоже, за ними не присматривают. Так что в городе, кроме меня минимум пять вампиров… один древний, что все это устроил, и четыре молодых новичка.
        — Только этого нам не хватало,  — обреченно застонал Андрей, не представляя, как они справятся с этой напастью. И одного вампира весьма проблематично убить, а здесь их целый выводок. А ведь их еще найти нужно.
        — Будем надеяться, что мой коллега больше не собирается создавать новых вампиров…
        — А что, это возможно?  — Владимира передернуло от этой мысли.
        — Вполне, так что в первую очередь нужно найти того, кто обратил…
        — И как это сделать?
        — Пока не знаю, но я решу этот вопрос,  — вампир решительно направился к выходу. Он не собирается терпеть на своей территории других кровососов, так что его коллеге придется за всё ответить. Карие глаза недобро блеснули в полумраке, теперь охотником станет он сам. Да и другая нечисть поможет, всё же нашествие охотников и вампиров никому не нужно.
        — Постой, ты куда?  — крикнул Владимир вдогонку, но Александр уже скрылся из виду. Он не собирался посвящать охотников в свои планы. Всё равно они не смогут помочь, только мешаться будут. Пусть лучше займутся молодняком. Это им по силам.



        Не подумай ничего такого, мне просто интересно с тобой говорить

        Выйдя из морга, Александр задумчиво посмотрел на небо, что как всегда было затянуто серыми тучами, из-за которых не было видно звезд. Они были единственным, о чём скучал вампир, живя в городе на Неве.
        — С чего же начать?  — мужчина совершенно не представлял, что делать дальше. Ему нужно найти обезумевшего кровососа, что без разбора обращает людей. Его нужно остановить, пока не стало слишком поздно. Даже четверо молодых вампиров, сходящих с ума от жажды крови, способны ввергнуть этот город в хаос. А что если его коллега продолжит свою деятельность? Кому и для чего вообще могла понадобиться армия кровососов? Александр не находил ответа на этот вопрос.
        — Нужно отдохнуть и отвлечься,  — мужчина понимал, что сейчас совсем не время для этого, но другого выхода не видел. В далеком прошлом, один его знакомый однажды сказал: «Если не можешь найти правильный ответ, просто перестань его искать». Он не сразу понял, что это значит, но этот совет не раз помогал ему. Стоило перестать, что-то искать, как оно появляется само. Вот и сейчас Александр просто захотел ненадолго позабыть о том, что происходит вокруг.
        Вампир сам не понимал, куда шел, он просто прогуливался по ночному городу, ни о чем не думая. Но все же, каким-то невероятным способом оказался у круглосуточной стоматологии, в которой работала Надя.
        — Хм,  — усмехнулся мужчина,  — а почему бы нет? Разговоры с ней всегда занятны.
        Древний кровосос осмотрелся вокруг и заметил супермаркет, работающий двадцать четыре часа в сутки. Недолго думая, он зашел туда, чтобы купить сладостей. Он не сомневался, что, будучи стоматологом, Надежда отругает его за это, ведь сахар вреден для зубов, но с другой стороны, он просто решил зайти в гости. Купив торт, шоколадку и конфеты, Александр направился в клинику. Всё здесь было привычным и знакомым, уже не было того страха, какой был в первое посещение этого места. Кто знает, может быть, он переборол его, а может все дело в том, что он больше не нуждается в услугах врача, ведь его клыки полностью отрасли и теперь он может спокойно пить кровь. От мыслей о еде, в вампире проснулся аппетит. Нужно найти себе ужин и наконец, поесть нормально.
        — Александр?  — сонная Надежда недовольно смотрела на своего постоянного клиента.  — Неужели с вами опять что-то случилось?
        — Нет, просто решил зайти в гости,  — мужчина продемонстрировал сладости,  — и я с дарами.
        — Вот оно как?  — усмехнулась женщина. Она была рада видеть Александра, к которому уже успела привязаться, но не хотела давать ему надежды. Надя была не из тех женщин, что приносят счастье мужчинам. Она не только не верила в любовь, но и, наверное, просто была на неё неспособна.
        — Не подумай ничего такого, мне просто интересно с тобой говорить,  — улыбнулся кровосос, проходя в уже знакомый кабинет и усаживаясь на место врача.  — Такое со мной бывает крайне редко. Так что я решил воспользоваться ситуацией.
        — Это успокаивает,  — улыбнулась Надя, включая электрический чайник.  — Должна признать, я тоже скучала по нашим милым беседам. Жаль только, что я не смогу вновь немного помучить тебя.
        — И всё же ты садистка,  — рассмеялся вампир, пытаясь нарезать торт скальпелем. Что оказалось весьма непростой задачей, в результате которой сладость была скорее разломана, чем порезана.
        — Можно подумать ты не знал,  — безразлично пожала плечами женщина, наливая две чашки ароматного кофе, что поможет ей подержаться еще немного и не уснуть.
        — Знал, но каждый раз меня это удивляет.
        — Как поживает твой друг?
        — Весь в работе,  — тяжело вздохнул вампир, делая маленький глоток безвкусной для него жидкости.  — А теперь мне приходится ему помогать.
        — А ты этого не хочешь,  — Надя понимала своего гостя, как никто другой. Ей и самой приходилось частенько помогать родственникам, друзьям и просто знакомым и при этом никого не заботило, хочет ли она помочь, есть ли у нее на это время или быть может у нее были другие планы. Но почему-то отказать в просьбе о помощи она не могла.
        — Дело не в этом. Я хочу разобраться в том, что происходит… Для меня это вопрос жизни и смерти, как бы пафосно это не звучало. Я просто не знаю с чего начать.
        — Начинать, нужно с начала,  — стоматолог прикрыла глаза, наслаждаясь тишиной и покоем.  — Если не знаешь куда идти, всегда нужно возвращаться по своим следам назад, туда, где все было четко и ясно.
        — А если это невозможно?
        — Так не бывает,  — тихо рассмеялась женщина, от чего мороз пробежал по кое-вампира. Он не мог понять, каким образом Надя делает это, но он действительно боялся её. Был момент, Александр даже подумал, что она его коллега — нечисть, но это оказалась не так.  — Всегда есть место, где всё началось. Всегда есть момент, когда всё было понятно.
        — Возможно, ты и права,  — древний кровосос, задумчиво рассматривал умиротворенное, сонное лицо женщины. Интересно, какая на вкус её кровь? Мужчина тряхнул головой, прогоняя ненужные мысли. Надежда слишком интересна ему, чтобы просто пить её кровь. Нужно найти другую жертву.
        — Вот скажи, чем вы занимаетесь.
        — Ты не поверишь…
        — И все же,  — стоматолог открыла глаза и теперь пристально смотрела на своего гостя. Она ждала ответа и не позволит ему промолчать, раз уж он начал этот разговор.
        — Мы расследуем убийство.
        — Бывает,  — зевнула Надя, которая действительно не поверила Александру. Нет, она не думала, что он врет или пытается показаться перед ней тем, кем не является. Но женщина точно знала, что брюнет что-то не договаривает.
        — И как же мне вернуться в тот момент, когда всё было понятно?  — вампир хмуро посмотрел на свою собеседницу. Весь этот разговор был странным, умиротворяющим и расслабляющим. Всё же Надежда весьма странная особа.
        — В пятидесятые годы, был такой маньяк — Теодор Банди,  — женщина улыбнулась так, что у вампира все внутри похолодело.  — Удивительный был человек: образован, обаятелен, умен, даже красив. Однажды он сказал, что убийца всегда возвращается на место преступления. И возвращаются они, лишь для того, чтобы ещё раз получить удовлетворение от обстановки и воспоминаний. Не думаю, что это относится ко всем убийцам, но к маньякам и безумцам совершенно точно. Рано или поздно, но они обязательно вернуться на, то место…
        — Хм, моего убийцу вполне можно назвать маньяком,  — Александр задумчиво постукивал пальцами по крышке стола. А что если Надя права? Тогда ему стоит поскорее узнать, где были совершены преступления.  — Откуда у тебя такие познания?
        — У меня всегда была тяга к психологии, мне интересны всяческие отклонения, так что я знаю много о подобном.
        — Мне пора,  — вампир поднялся с места, он чувствовал, что нужно поторопиться и расставить ловушку для его коллег.
        — Значит, я смогла тебе помочь?  — снова зевнула женщина, которой уже не помогал кофе.
        — Да,  — мужчина галантно поцеловал руку дамы и выбежал из клиники.
        — И почему у меня такое ощущение, что он скоро вернётся?  — мрачно усмехнулась Надежда. Всё же занятный он человек, этот Александр Строганов.



        Остается только ждать

        После разговора с Надеждой вампиру стало намного легче, теперь он знал, что ему делать. Дело оставалось за малым, выяснить где произошли убийства и отправить туда наблюдателей. Александр не был уверен, что охотники согласятся с подобным планом, но это уже не важно. Если потребуется, он привлечет к этому делу другую нечисть. Чем скорее они разберутся с этим вопросом, тем быстрее жизнь в городе вновь станет спокойной и размеренной, такой к которой он привык.
        — Будем надеяться, мой коллега действительно маньяк,  — пробормотал кровосос, набирая номер Владимира и слушая долгие, раздражающие гудки.
        — Алло,  — наконец раздался голос охотника.
        — Мне нужна информация о том, где произошли убийства,  — сразу перешёл к делу Александр, понимающий, что времени остаётся слишком всё меньше и меньше.
        — Хочешь найти улики?  — усмехнулся Владимир.  — Забудь об этом, мы уже всё обыскали, там ничего не осталось. Или быть может, твои вампирские способности помогут тебе увидеть то, что пропустили мы?
        — Вовсе нет,  — устало вздохнул кровосос, понимая, что его напарник раздражен и наверняка обижен на то, что его бросили в морге, так ничего не объяснив.  — Я думаю, что наш убийца вернется на место преступления.
        — Это глупо!  — возмутился охотник, который считал, что его время тратят напрасно, и от вампира нет никакой практической пользы.  — Так только в кино и книжках бывает.
        — Ошибаешься, мы имеем дело с настоящим маньяком,  — Александра начал раздражать этот разговор, но ему были нужны адреса, чтобы действовать дальше.  — Мой собрат потерял рассудок и теперь уже не сможет остановиться. Наверняка он контролирует новообращенных, наблюдает за ними, он вернется, чтобы ещё раз получить удовлетворение от обстановки и воспоминаний. Мне нужно знать все адреса!
        — Это глупо, мы не будем заниматься подобным,  — Владимир практически рычал в трубку.  — Ты хоть понимаешь, что пока мы будем ждать маловероятного возвращения этого вампира, могут произойти другие убийства? Или появятся новые вампиры?
        — От вас ничего не потребуется, просто дай мне адреса, и я всё решу сам,  — Александр остановился посреди улицы. Как же его раздражают эти охотники, что думают, что они справятся с этой ситуацией. Возможно, он не прав. Такое вполне может случиться, но сейчас они попусту тратят время, которого и так мало.  — Неужели мне по каждому вопросу обращаться к Ягде или быть может сразу к вашему руководству?
        — Хорошо,  — недовольно буркнул охотник,  — я скину информации СМСкой.
        — Буду ждать, и… будь осторожен, эти вампиры не я, церемониться с вами не станут.
        — Я знаю,  — Владимир нажал на кнопку отбоя. Мужчина понимал, что Александр не просто так просит эту информацию, но всё равно считал это глупым. Сентиментальный убийца, что ходит по местам былой славы… так бывает только в кино. Но даже если он захочет так поступить, он может навестить места преступлений спустя много лет. Нет. Сидеть и ждать не вариант. Пусть уж лучше нечисть сама этим занимается, заодно не будет путаться под ногами охотников. Они и сами смогут выследить кровососов. К тому же они имеют дело с новообращенными, что еще не вошли в полную силу и не могут в полной мере пользоваться всеми возможностями вампиров. Владимир быстро набрал послание для Александра, и устало убрал телефон в карман. У него еще много дел, а он не в лучшей своей форме.
        Древний кровосос, получив послание, не стал терять времени зря, он не сможет наблюдать за всеми этими местами, да и не было в этом острой необходимости. Он поручит это задание другим, а как только его собрат появится, тут же примчится на место. Хорошо еще, что все убийства произошли в одном районе, а это значит, что вампиры обосновались где-то поблизости и не хотят уходить далеко от дома. Что ж, это вполне разумно, ведь днем они станут уязвимы, а для молодняка это особенно опасно.
        Договорившись со старой ведьмой о наблюдении, Александр решился немного прогуляться по городу, кто знает, может быть ему повезёт и он наткнётся на вампиров, что устроили весь этот беспредел. Наверняка охотники сейчас занимаются тем же самым, так что шансы у них равны. Мужчина медленно брёл по ночному Питеру внимательно всматриваясь в темноту и прислушиваясь к окружающим звукам. Сейчас его вампирские способности были как нельзя кстати, ведь его слух и зрение были острее, чем у простых людей. Но пока ничего подозрительного не происходило.
        Александр вспоминал свои первые годы бытности кровососом, тогда он испытывал невероятный прилив сил и чувство эйфории, казалось, что весь мир у него в руках, он чувствовал себя богом. Тогда только его наставник сдерживал его буйство. Вампир с омерзением поморщился, в те времена он был жаден до крови. Скольких крепостных он убил, выпив их до дна? Даже вспомнить страшно. Если бы не граф Нарышкин, что стал его наставником и вторым отцом, он бы не смог остановиться. Вампир задумался, интересно, где сейчас Михаил. Уже больше ста лет о нем ничего не слышно. Наверное, из всех его коллег, только с ним, Александр мог общаться легко спокойно. Они многое пережили вместе, и сейчас древнему кровососу не хватало мудрого совета второго отца.
        Вампир продолжал идти вперед, он построил свой маршрут так, чтобы обойти все места притуплений. Всё, что он сейчас мог это ждать и надеяться на везение и на безумие своего собрата. Александр никак не мог понять, зачем ему всё это? Зачем создавать столько новообращенных кровососов? И почему он не контролирует их? Чего он добивается? Вампир не мог найти ответ на эти вопросы. Кровососы редко ладят между собой, исключение составляют наставник и тот, кого он обратил. Тут же в голове всплыло воспоминание о фильме «Звёздные войны».
        — Как там Йода говорил… «И всегда двое их — ни больше и ни меньше — учитель и его ученик». Это про нас, про вампиров. Интересно тот, кто это писал, был знаком с моим собратом или быть может сам является вампиром?
        Александр улыбнулся этим мыслям, и в этот момент почувствовал что, что-то не так. Оглядевшись, он понял, что находится на одном из мест преступлений. Вампир хмуро осматривал пустынную улицу, сейчас в четыре утра здесь никого не было, от чего становилось не по себе. Но вовсе не это напрягало древнего кровососа, а ощущение, что кто-то на него смотрит на него. Неужели Надя оказалась права, и маньяк всё же вернулся на место преступления, чтобы предаться приятным воспоминаниям?
        Александр прислушался к своим ощущениям, чтобы понять, где же именно находится враг. Вампир чувствовал присутствие нечестии более древней, чем он сам. Это было очень знакомое ощущение, словно они уже встречались.
        — Давно не виделись, Александр,  — послышался холодный голос, лишенный всяческих эмоций.  — Ты несколько не изменился за эти годы, но это не удивительно, если учесть кто мы.



        Убийца всегда возвращается на место преступления

        Александр не знал, как реагировать на появление своего старого наставника в этом месте. В голове так и звучала фраза Нади: «Убийца всегда возвращается на место преступление». Неужели тот обезумевший кровосос, что создает всё новых и новых вампиров и есть Михаил Нарышкин, что однажды обратил и его? В это было трудно поверить, ведь его наставник был опытным, сильным и мудрым вампиром, что сам учил Александра тому, что нельзя бездумно убивать людей. Но сейчас смотря в лихорадочно сверкающие в темноте черные глаза и на кривую ухмылку, вампир понимал, что его учитель действительно обезумел, он окончательно потерял рассудок.
        Столетия одиночества сделали своё чёрное дело и теперь некогда мудрый вампир, всего лишь сумасшедший. Это осознание больно ранило мужчину. Неужели однажды он станет таким же? Неужели настанет тот день, когда его душа не выдержит одиночества и того, как изменился мир? Эти мысли по-настоящему пугали Александра. Он не хотел перестать быть собой, не хотел превратиться в пародию на самого себя.
        — А вот вы изменились, учитель,  — вампир почтительно поклонился бывшему наставнику. При других обстоятельствах он был бы рад этой встрече, но не сейчас. Александр пристально рассматривал Михаила, он действительно изменился не только внутренне, но и внешне, теперь он походил на кровососов, которых показывали в старых фильмах ужасов, что снимались до того, как вампиры в представлении людей превратились в гламурных метросексуалов. Высокий, тощий, с болезненно бледной, почти белой кожей, длинными ногтями и седыми тонкими волосами, что свисали вдоль худого лица. Он был одет во всё чёрное, Михаил даже нацепил длинный плащ с ярко-алой подкладкой. Довольно-таки жуткое и нелепое зрелище, от которого хотелось, и плакать, и смеяться одновременно.
        Александра передёрнуло, он помнил Михаила Нарышкина в годы его золотой славы, когда тот блистал. Тогда он был полон сил, идей, да и выглядел он более утонченно и мужественно. Смотреть на него сейчас было болезненно и неприятно. Величественный образ учителя, которым вампир всегда восхищался, померк и теперь вызывал лишь горькую усмешку.
        — Не так сильно, как ты думаешь,  — тихо рассмеялся кровосос, разглядывая пустынную улицу и совершенно не обращая внимания на Александра.  — Я многое понял за годы своего существования, многое осознал и теперь вижу, что мир меняется в свою худшую сторону. Люди не могут сами контролировать себя… Чем больше думаю о них, тем больше понимаю, что они всего лишь скот, что создан природой, для того чтобы мы, вампиры, могли есть.
        — Это не так, и вы это знаете,  — Александр тяжело вздохнул, ему не нравились эти слова — слова безумца.  — Не вы ли учили меня, что нужно заботиться о людях, что нельзя выпивать их до конца, и ни в коем случае нельзя обращать кого попало? А что теперь? Вы отказываетесь от своих слов? Мало того, что по городу ходит четверо новообращенных, так они еще и бесконтрольны. Разве это не ваша обязанность присматривать за ними?
        — Дети всему научатся сами,  — Михаил вновь обратил взор на первого своего ученика.  — Неужели ты не видишь, людей слишком много. Бери любого и ешь. А нас слишком мало, это просто необходимо исправить. Мы должны держать под контролем численность людей, а еще следить за качеством крови… последнее время она начала утрачивать свой вкус и аромат. Люди портят её всякой гадостью, что бездумно поглощают и колют в себя.
        — Михаил…
        — Я устал, я устал от одиночества и необходимости вечно прятаться от всего: от солнца, от людей, от охотников. Мы должны править по паву сильнейшего, эта планета всего лишь наши охотничьи угодья.
        — Даже если это так, мы не можем бездумно убивать. О пище стоит заботиться, к тому же среди людей встречаются весьма занятные экземпляры,  — Александр прекрасно понимал своего учителя, иногда подобные мысли посещали и его голову, но он не позволял им завладеть собой. Сейчас всё, что он хотел это тишины и покоя, но, похоже, чтобы получить их ему придётся драться со своим учителем.  — Вы должны остановиться.
        — Нет,  — покачал головой мужчина, вновь осматривая улицу и счастливо улыбаясь. Казалось, что древний вампир, совершенно не осознает, что происходит и находится в мире своих фантазий.  — Этот город идеален для нас. Здесь почти всё время тучи закрывают солнце, и мы можем ходить даже днём. Здесь полно свежей пищи, что ходит и ждёт, когда же мы соблаговолим выпить её кровь, а еще здесь полно детишек, что мечтают стать вампирами. Так почему бы не прибрать Питер к нашим рукам, почему не перестать скрываться и начать настоящую жизнь? Чем больше появится вампиров, тем лучше.
        — Хотите, чтобы все охотники мира пожаловали сюда?  — Александр медленно приближался к своему старому учителю, он понимал, что не сможет переубедить его, а это значит, что им придется драться. И это было плохо, Михаил, явно не отказывал себе в пище, а Строганов не пил крови с момента шабаша. Теперь все преимущества на стороне его врага. Уж лучше бы он сорвался и выпил крови Нади, тогда у него был бы хоть какой-то шанс против столь могущественной нечестии.
        — Охотники?  — рассмеялся вампир,  — они не способны нас остановить, мы гораздо сильнее и быстрее. Они ничего не могут нам противопоставить. Неужели ты боишься их? Или быть может, ты проникся чувствами к еде, как это бывает в современных книженциях и фильмах?
        — Дело не в этом,  — Александр старался говорить как можно тише и спокойнее, как с маленьким ребёнком. В глубине души он всё ещё надеялся на то, что древний вампир придёт в себя и скажет, что всё это всего лишь шутка.  — У нас с людьми договор.
        — Да… никогда не думал, что Ягда так низко падёт,  — презрительно бросил Михаил, кривясь от омерзения.  — Этот договор, позор для всей нечисти, не только для вампиров. Чем быстрее он будет разорван, тем лучше.
        — Мне жаль, мне по-настоящему жаль, но вы сошли с ума, учитель,  — вампир понимал, что у него просто нет другого выбора, кроме как упокоить своего наставника с миром.
        — Возможно,  — безумно улыбнулся Михаил, бросаясь на своего первого ученика. Он знал, что так и будет, ведь искренне считал, что Александр ослаб и не способен понять его великого замысла. Ну, ничего, он покажет всему миру, на что способны настоящие вампиры. Этот город будет утопать в крови и страхе и сотни молодых кровососов, смогут наслаждаться жизнью и властью над жалкими людишками. Но для начала нужно будет избавиться от нескольких весьма неприятных проблем, одной из которых являлся его ученик, что спутался с охотниками. Немыслимо, как низко пал Александр, как может древний вампир, охотиться на себе подобных? Михаил был разочарован в своём первом ученике, но возможно в том, что так произошло, была и толика его вины, ведь это он обучал Александра всему.
        — Сегодня я прекращу твоё бренное существование,  — оскалился древний вампир, нанося мощные удары по своему противнику.



        Никогда не думал, что буду так рад видеть охотника

        Александр с трудом отбивал сильные удары, пусть он не чувствует боли, но это не значит, что атаки его наставника не причиняют урон его телу. Мало кто знает, но если повредить тело вампира достаточно сильно, он не выживет, просто не сможет регенерировать. Похоже, Михаил решил воспользоваться именно этим. Удивительно насколько силен этот древний кровосос, а ведь выглядит слабым и хлипким.
        Сейчас глаза графа сверкали, они были полны жизни, чего с ним не случалось давно, но было в них ещё кое-что. Безумие! Самое настоящее безумие, от которого Александра бросало в дрожь. Что стало с его мудрым наставником? Почему он стал таким? Отвлёкшись на свои мысли, мужчина пропустил мощный удар по корпусу и отлетел на несколько метров назад.
        — В такие моменты начинаю радоваться, что уже мёртв,  — оскалился вампир, пошатываясь, поднимаясь на ноги. Похоже, его дни сочтены, долго он не продержится. Если бы он только мог выпить свежей ароматной крови, всё могло бы сложиться иначе.
        — Да. Это наше преимущество перед людьми,  — рассмеялся Михаил, который в отличии от своего оппонента не только не устал, но даже не запыхался. Сейчас, смотря на первого своего ученика, он не испытывал ничего, кроме презрения и омерзения. А ведь он возлагал на него надежды, надеялся, что Александр станет его правой рукой. Но нет.
        Граф стремительно бросился к своему бывшему ученику, в его руках блеснуло лезвие серебряного кинжала. Пора прервать бренное существование того, кто не способен понять его великого замысла.
        — Просто расслабься,  — оскалился вампир, демонстрируя острые клыки,  — ради того, что нас связывало в прошлом, я убью тебя быстро.
        Александр не успел среагировать, его наставник был слишком сильным и быстрым, и снова вампир оказался лежащим на земле, а Михаил нависал над ним, пытаясь пронзить его давно не бьющееся сердце, клинком. Строганов отбивался из последних сил, пытаясь оттолкнуть от себя смертельное оружие. Сейчас, когда смерть была так близка, Александр вдруг остро ощутил, что хочет жить дальше. Скука. Усталость. Он позабыл о них. Вампир не желал исчезать, не хотел перестать существовать. Именно это желание придавало ему сил, чтобы продолжать сопротивляться. Но он был слабее, намного слабее. Лезвие всё ближе приближалось к его телу. Вампир обреченно усмехнулся — похоже, это конец.
        Внезапно Михаил исчез из поля зрения вампира, а сам он ощутил невероятную легкость. Это было настолько неожиданно, что Александр не сразу сообразил, что произошло. Он просто лежал и смотрел на темное, затянутое тучами небо, на которых почти никогда не видно звёзд и луны.
        — Решил поспать?  — послышался недовольный голос запыхавшегося Владимира.
        Только теперь до кровососа дошло, что произошло. Охотники, что считали, что он занимается глупостями и не помогает им, пришли к нему на помощь. Интересно, это случайность, или они решили проверить его гипотезу?
        — Никогда не думал, что буду так рад видеть охотника,  — Александр с удивлением обнаружил, что его тело дрожит от напряжения, что было не свойственно для бессмертной нечисти. Давненько он не испытывал ничего подобного, казалось, что он только что в очередной раз посетил стоматолога, причём как пациент.
        — Да, я тоже не рассчитывал, что однажды буду спасать подобных тебе,  — буркнул Владимир, наблюдая за тем, как его коллеги пытаются драться со вторым кровососом. Причём ключевое слово в данном случае: «пытаются». Несмотря на то, что вампир выглядел дряхлым, немощным и слабым, он обладал просто невероятной силой и скоростью. Брюнет вздрогнул, даже Александр в сравнении с ним, казался медлительной черепахой.
        — Он слишком силён для вас,  — кровосос с трудом поднялся на ноги, давненько ему так не доставалось.  — Да и для меня тоже.
        — И что делать? Бежать?
        — Бессмысленно,  — Строганов прикрыл глаза, пытаясь придумать хоть какой-то план, что спасёт их всех. А в это время Михаил с лёгкостью раскидывал охотников в стороны, словно они не умелые воины, а просто тряпичные куклы.  — Мне нужна кровь.
        — С ума сошёл?!  — зарычал охотник, стреляя в надвигающегося на них кровососа.
        — Без крови я слаб,  — пожал плечами Александр, прекрасно понимающий, что если ничего не предпринять им всем придет конец. Это осознание принесло с собой спокойствие и некое умиротворение. Сейчас он видел всё, словно в замедленной съемке, даже удивительно, насколько сильно обострились все его чувства. Ещё несколько мгновений, и Михаил достигнет охотника. Нет. Этого нельзя допустить. Нельзя сдаваться. Из последних сил Александр метнулся к своему соседу, уводя его из под удара. Сейчас было не до церемоний, неважно хочет охотник пожертвовать свою драгоценную кровь или нет, ему придется поделиться живительной жидкостью.
        Вампир впился в основание шеи мужчины, вонзая в его плоть клыки. Сразу же во рту появился приятный железистый привкус. Кровь Владимира была бесподобна, она опьяняла и будоражила, придавала сил. Александр жадно глотал, совершенно не отдавая себе отчета в том, что делает. Как же давно он не пил свежей крови? Как давно не ощущал такую бурю эмоций? Страх, отчаяние, злость, ярость — всё это придавало крови охотника невероятный аромат. Вампир упивался вкусом и тем невероятным приливом сил, что ощущал. Это было именно то, что ему нужно, главное — не потерять голову окончательно, ведь Михаил явно не собирался дать ему насладиться трапезой. Древний кровосос забрал из ослабевшей руки своего вынужденного напарника осиновый кол. Теперь он тоже вооружен, а значит, настало время отправить обезумевшего наставника на тот свет окончательно и бесповоротно!
        Отбросив обессиленное тело брюнета в сторону, Александр бросился наперерез своему врагу. Теперь у них был шанс, ведь намного моложе своего наставника, да и опыта в драках, как ни странно, у него намного больше, сказывается дикая молодость, о которой сейчас он старался забыть. Вампиры сцепились друг с другом, нанося сильные, мощные удары. Александр понимал, что всё это бессмысленно, ведь их тела не чувствуют боли, они уже мертвы, а это значит, что пора пустить в ход осиновый кол. Сейчас всё будет зависеть от скорости и удачи: тот, кто быстрее пронзит давно остановившееся сердце противника, тот и победит. Строганов видел, как безумно улыбается его второй отец, как сверкают его глаза от жажды крови, а еще он видел, что во взгляде Михаила застыла мольба. Граф понимал, что окончательно потерял рассудок, понимал, но не мог остановиться. Где-то в глубине души, там, где теплился огонёк разума, он желал, чтобы его муки, наконец, прервались. Александр видел это всё и был рад, что сможет выполнить это неосознанное желание своего наставника, того, что подарил ему вечную жизнь и обрек на бесконечные муки и
одиночество.
        Метнувшись вперёд, вампир поднырнул под руку Михаила и нанес точный удар прямо в сердце своего врага. Граф захрипел, всё его тело начало сотрясаться.
        — Вот и всё,  — в хриплом голосе Нарышкина, чувствовалось облегчение.  — Однажды, ты поймёшь, что я был прав… однажды ты пойдешь по моим следам. Такова наша судьба.
        Тело древнего кровососа рассыпалось на глазах, казалось, что в одно мгновение он пережил все годы, что проходили мимо него. Прошло всего пара минут, а от него не осталось ничего, кроме горстки серого песка, который уносил ветер. В душе Александра появилась пустота, он своими руками убил того, кто стал ему вторым отцом. Сейчас он понял, что действительно одинок, и это не изменить. Взгляд мужчины упал на кол, лежащий на земле. Может быть, покончить с этим? Что если наставник прав? Что если однажды он так же, как и граф, сойдет с ума? Рука вампира сама сжала кусок дерева, а его взгляд затуманился. Зачем продолжать это существование дальше, если конец всё равно будет один?



        Обещай, что убьёшь, если подобное случится со мной

        Александр сжимал в руках осиновый кол, медленно приближая смертоносное орудие к себе. Его взгляд был пустым и безжизненным, казалось, что душа или то, что было у него вместо неё, покинула бренное тело. Вампир всерьёз начал подумывать о том, чтобы прервать своё бренное существование. Он устал и от драки, и от осознания того, что однажды станет таким же, как его наставник. Когда это случиться? Через год, через двадцать или сотни лет? Кровосос не желал такой участи для себя. Что может быть хуже, чем потерять себя, позабыть о собственных принципах и правилах, о том, во что верил столько столетий.
        Александр корил себя за то, что не смог переубедить Михаила, не смог достучаться до его разума и собственными руками убил названного отца. Другого выхода не было, его нужно было остановить, но от осознания этого не становилось легче. Граф Нарышкин был последним из близких ему людей, и вот теперь, он действительно остался один. Это тяготило, давило непосильным грузом, заставляя желать избавления и покоя, вечного покоя.
        — Эй, ты что творишь?!  — в следующее мгновение Владимир выбил из рук древнего осиновый кол, который уже упирался в грудь вампира. Он не понимал, что нашло на его соседа и уж, тем более, не понимал, почему остановил его. Александр был вампиром и если решил покончить с жизнью, так это его дело. Чем меньше нечисти свободно ходит по улицам, тем лучше. Но что-то глубоко в душе охотника говорило о том, что это не правильно. Пусть он ненавидел нечисть, но и у него были понятия о чести.  — Да приди ты в себя, наконец!
        — Что?  — сознание вернулась к Александру, только сейчас он начал осознавать, что сам чуть не лишил себя жизни. Это было пугающее открытие, ведь вампир не хотел исчезнуть, по крайней мере, не сейчас. Мужчина посмотрел на своего соседа и вынужденного коллегу — удивительно, что охотник остановил его, особенно если учесть, что он всего пять минут назад выпил его крови, причём сделал это без разрешения.
        — Это мне спрашивать надо, что с тобой было?  — брюнет смерил кровососа недовольным, раздражительным взглядом, при этом держа ладонь на своей ране, которая до сих пор кровоточила.  — Ты был похож на марионетку. Словно убив этого вампира, с тобой что-то случилось… это было странно.
        — Я не знаю, что это было,  — Александр действительно не знал ответа на этот вопрос. Что на него нашло? Казалось, что его сознание помутилось, и на мгновение всё перестало иметь значение. Захотелось исчезнуть, раствориться в пустоте. Ещё никогда с ним не происходило ничего подобного.  — Правда, не знаю. Просто я не хочу кончить так же, как Михаил.
        — Так ты его знал?
        — Это мой наставник, триста лет назад именно он обратил меня, но тогда Нарышкин был другим. Я искренне восхищался этим кровососом, что научил меня выживать с новыми способностями.  — Вампир с трудом поднялся на ноги, его шатало, но не от слабости, скорее от стресса и не понимания того, как всё это могло произойти. В какой-то момент ему даже показалось, что давно остановившееся сердце заболело. Но ведь это не возможно.  — Прости, что укусил, но другого выбора не было, мне нужна была кровь.
        — Я понимаю,  — Владимир злобно посмотрел на своего соседа,  — на первый раз прощаю, но если захочешь повторить, то снова лишишься клыков. Я не шучу! Я тебе не донор!
        — Жаль,  — оскалился Александр, понемногу он приходил в себя. И хотя на душе по-прежнему было мерзко, он уже полностью контролировал и себя, и свои мысли.  — Твоя кровь весьма не дурна, одна из лучших, что мне довелось попробовать за мою долгую жизнь. Я был бы не против как-нибудь поужинать тобою.
        — Даже не мечтай,  — охотник поморщился от неприятного ощущения в шее. Сейчас мужчина чувствовал себя слабым и больным, он с трудом стоял на ногах, а ведь ему с коллегами еще новообращённых ловить. Хотя тот факт, что виновник всего это безумия мёртв, грел душу.
        — Послушай,  — взгляд вампира стал неожиданно серьёзным и спокойным, словно он за один краткий миг принял важное решение, что решит его судьбу.
        — Ну, говори, что не так?  — напрягся охотник, которому не нравились столь быстрые перемены в настроении и тоне соседа.
        — Обещай, что убьёшь, если подобное случится со мной,  — Александр понимал, что его просьба безумна, но он не хотел повторить судьбу учителя и сойти с ума.  — Если однажды, я позабуду о том, что нельзя выпивать людей до конца, если начну обращать… убей меня, если к тому времени ты будешь мёртв, пусть это сделают твои потомки.
        — Мы не смогли справиться с твоим наставником, думаешь, кто-то сможет убить тебя?  — после нескольких драк со своим соседом и после того, что он видел сегодня, Владимир начал осознавать, что охотники не способны противостоять древним кровососам.
        — Не волнуйся,  — мрачно рассмеялся Александр,  — когда я почувствую, что схожу с ума, я сам приду. Просто пообещай, что поможешь мне уйти достойно.
        — Обещаю,  — снова поморщился охотник, которого напрягал весь этот разговор.  — Но, надеюсь, этого не произойдёт. Не хотелось бы лишаться такой благоразумной нечисти, как ты.
        — Тебе стоит отдохнуть, а то, кажется, ты начал бредить. Уже меня адекватным считаешь,  — пошатываясь, древний кровосос отправился в сторону от места недавней драки. Он не беспокоился об охотниках, эти люди весьма живучие, так что ничего с ними не случится.
        — Ты куда?  — крикнул вдогонку Александру брюнет.
        — Не знаю,  — не оборачиваясь, ответил вампир,  — мне нужно отдохнуть и остудить голову.
        Древний действительно не знал, куда идёт и зачем, просто ему хотелось насладиться предрассветным Питером и тем покоем, которым окутан город. Александр давно не наслаждался простыми прогулками и тем, как небо меняет свой цвет. Будучи вампиром, он жил в сумерках и темноте, редко появлялся на улице днём или утром. Но сейчас вампир не торопился домой — ему хотелось встретить рассвет и вновь почувствовать себя живым.
        Кровосос остановился на набережной — облокотившись на перила, он с улыбкой на лице любовался тем, как на горизонте появилась багряная полоса, небо начало стремительно светлеть, превращаясь из тёмно-синего, почти чёрного, в голубое с розоватыми разводами. Это было прекрасное зрелище, но вместе с тем весьма болезненное. Александр поморщился, его лицо обжигало, хотелось расчесать его до крови.
        — Пора возвращаться домой,  — вздохнул вампир, понимая, что ему не дано насладиться рассветом и солнечным днём в полной мере.
        Медленно бредя в сторону дома, мужчина вновь погрузился в свои размышления. Он всё правильно сделал, теперь, ему стало намного спокойней. С молодняком охотники смогут справиться сами, так что он может немного передохнуть и набраться сил.



        Так и знала, что ты ненормальный

        Александр вернулся домой, когда уже стало светло, а люди начали спешить по своим делам. Вампир устал, но не физически, а морально. Сегодня он сам оборвал тонкую нить, что связывала его с прошлым.
        Стены собственной квартиры давили на мужчину, он словно оказался в тюрьме. Воспоминания о прошлом снова и снова посещали его голову. Жизнь Александра Строгонова была насыщена, он многое видел: воины, революции, технический прогресс, он знал многих знаменитых и талантливых людей, участвовал в дворцовых интригах. Первые столетия его жизни, вампир убивал и убивал много, считая слова наставника о том, что о еде нужно заботиться глупостями. С возрастом это прошло, он поумнел, стал мудрее, устал от существования и того, что мир меняется. Многие вещи из своего прошлого мужчина предпочел бы забыть. Но нет, он помнил каждый день своей долгой жизни. Иногда, кажется, что память просто не способна вместить столько информации, но это не так. Каждый момент хранится в глубинах его мозга.
        — И почему я не могу напиться?  — тяжело вздохнул Александр, понимая, что забыться он не сможет. Это словно часть его проклятья — помнить и осознавать всё. Сейчас древний кровосос завидовал смертным, которые не понимали, насколько счастливы на самом деле.
        Вампир включил компьютер, пора поработать, раз уж мысли снова и снова возвращаются к прошлому, так почему бы вновь не взяться за свою биографию. Неплохой роман может получиться, хотя и мрачный. Мужчина хмуро усмехнулся, ему не хватает возможности выговориться, рассказать свою историю, поделиться мыслями и чувствами. Книга для этого лучший вариант, но вот прочитает ли её кто-нибудь?
        Пальцы быстро стучали по клавиатуре, а на экране появлялись буквы, что складывались в слова и предложения. Строчка за строчкой, страница за страницей жизнь Александра Строгонова перетекала в будущую книгу. Вот только облегчения это не приносило облегчения, Вампиру хотелось быть понятому.
        Оторвавшись от своего занятия, мужчина взглянул на часы. Удивительно, но он просидел за монитором весь день. Кровосос довольно улыбнулся, он много успел напечатать, хотя впереди ещё больше работы.
        — Пора навестить моего личного стоматолога,  — Александр поднялся на ноги, он точно знал, что если с кем и может поговорить так это с Надей. Только она достаточно странная, чтобы воспринять его историю адекватно.

* * *

        Вампир с улыбкой посмотрел на вывеску круглосуточной стоматологии. Он ходит сюда, как домой. Теперь это место уже не внушало страх и желание сбежать, как можно скорее, напротив Александра тянуло в эту клинику, как магнитом, ведь здесь он мог ненадолго забыться за приятным разговором. Как только он вошёл в здание клиники, навстречу ему вышла Надежда, казалось, что она специально поджидала его.
        — Так и знала, что ты придёшь,  — немного устало вздохнула стоматолог. Хотя она и привыкла к ночной работе, но иногда хочется ночью поспать.
        — Откуда?  — мужчина протянул женщине конфеты и сам, без приглашения прошёл в кабинет.
        — Считай это женской интуицией,  — безразлично пожала плечами Надя, включая чайник.  — Знаешь, ты напоминаешь мне маньяка… не в том смысле, что ты опасен… просто ты зацикливаешься на чём-то.
        — Может быть ты и права,  — кровосос устроился в своём «любимом» кресле, мысленно отмечая, что когда сидишь в нём просто так, а не как пациент, оно очень даже удобно.  — Но на самом деле, мне просто не с кем поговорить.
        — У тебя нет друзей?
        — Друзья…  — Александр задумался. А кого он мог назвать другом? Соседа, Ягду, да ещё парочку представителей нечестии. Но это всё было не то.  — Есть у меня друзья, но с ними не поговоришь так, как с тобой. Они много не поймут.
        — Думаешь, что я могу это сделать?  — тихо рассмеялась женщина, разливая чай по чашкам.
        — Ты сможешь воспринять это адекватно. По крайней мере, я на это надеюсь.  — Вампир задумался, стоит говорить Надежде о том, кто он? Это опасно, но если не сделать этого, она может просто не понять, решить, что весь разговор шутка, а он сумасшедший.  — Скажи, ты умеешь хранить секреты?
        — Нет, я так же, как и все женщины болтлива, весь вопрос в том, кому я смогу рассказать твою тайну,  — стоматолог, блаженно прикрыв глаза, сделала глоток горячего ароматного чая. Она никогда не пила чай из пакетиков, считая, что это просто издевательство над вкусом. Нет. Надя предпочитала настоящий чай, заваренный по всем правилам.  — Я мало с кем общаюсь. И вряд ли у нас есть общие знакомые.
        — Согласен,  — Александр немного успокоился. В конце концов, что он теряет? Всегда можно воспользоваться гипнозом и стереть память врачу.  — Можешь посмотреть мои клыки?
        — Зачем?  — поперхнулась чаем стоматолог. Неужели она успела превратить вполне адекватного мужчину в мазохиста? Это совсем не нравилось женщине. Всё-таки она предпочитала причинять боль, которая доставляет мучения, а не удовольствие.
        — Просто посмотри, тогда мне меньше придётся объяснять. Уверена, ты сможешь отличить зубы от протезов.
        — Хм, умеешь ты заинтриговать,  — Надя подошла к Александру, который увидев в её руках, уже знакомое маленькое зеркальце вздрогнул от напряжения. Страх никуда не делся, на самом деле вампир содрогался от одной мысли о том, что эта садистка снова будет осматривать его рот и прикасаться к зубам. Интересно снова будет больно или он боится зря?
        — Ну же, больной, откройте ротик,  — звонко рассмеялась стоматолог, наслаждаясь страхом своего любимого пациента. Всё же приятно осознавать, что он в её власти и храбрость Александра напускная.  — Обещаю, больно не будет. Я только посмотрю.
        — Где-то я это уже слышал,  — мрачно буркнул кровосос, открывая рот.
        — Не где-то, а в этом самом кресле.
        Стоматолог приступила к осмотру, зубы, как зубы, она их уже видела. Но вот клыки… Они были слишком длинными и острыми. Совсем, как у вампира. Надя нахмурилась, она знала, что за деньги, её коллеги ставят подобные протезы любителям вампиров, но зачем это понадобилось её пациенту, особенно если учесть, что его зубы только отросли? Врач придвинулась ближе к Александру, внимательно рассматривая клыки. Чем больше он смотрела, тем больше понимала, что они настоящие, а вовсе не протезы.
        — Так и знала, что ты ненормальный,  — наконец, резюмировала стоматолог, откладывая свои инструменты и хмуро смотря на своего пациента. Несмотря на то, что она осознавала, кто перед ней, в её душе не было страха. Если бы вампир хотел её убить или выпить кровушки, то давно бы сделал это.  — Ну, рассказывай, свою страшную тайну… надеюсь, ты не светишься на солнце… Я этого просто не переживу.



        Невероятное спокойствие

        Вампир озадаченно смотрел на стоматолога, которая сохраняла невероятное для данной ситуации спокойствие и невозмутимость. Создавалось такое впечатление, что каждый день выясняется, что её пациент бессмертный кровосос. Хотя быть может она просто в шоке? Это многое бы объяснило. Но взглянув в серые глаза, Александр отмел эту мысль. Эта женщина прекрасно всё поняла, но только это открытие её нисколько не удивило и даже не впечатлило.
        — Нет, не свечусь, так бывает только к глупых книжках и кино,  — поморщился Александр, вспоминая о ненавистном романе, что испортил имидж вампиров, который они так трепетно создавали столько тысячелетий.  — Солнечный свет оставляет на моей коже ожоги, к тому же всё начинает чесаться. Это неприятно, но не способно убить меня… Я слишком стар для этого.
        — Ясненько,  — женщина внимательно рассматривала брюнета. Она и раньше замечала, что он не совсем нормальный, но не думала, что настолько. Невероятно, но факт — её пациент самый настоящий вампир. Пугало ли её это? Однозначно нет. Испытывала ли она трепет и восхищение? Тоже нет. Надежда сама не понимала, как реагировать на эту новость. Ей было всё равно и это было странным даже для неё. Возможно, всё дело в том, что её прагматичный мозг не желал окончательно верить в то, что она видела, а может в том, что она уже успела вдоволь помучить этого кровососа и понимала, что он боится её больше, чем она его. Да, осознание того, что древняя, кровососущая нечисть её опасается, льстило самолюбию Нади. Стоматолог задумчиво посмотрела на напряжённое лицо кровососа, он явно ожидал от неё немного большего.
        — И это всё?  — возмутился вампир, не выдержавший затянувшегося молчания. Совсем не такую реакцию он ожидал увидеть.  — «Ясненько» и всё?
        — Ну да,  — Надя налила себе чашку чая и развернула шоколадку.  — Ты же не думал, что у меня будет истерика или я вдруг брошусь тебе на шею с признаниями в вечной любви и требованием обратить меня?
        — Нет, но ты как-то слишком спокойно отреагировала.
        — Ну не знаю, может я ещё не до конца осознала, что ты на самом деле опасный монстр. Просто… Сомневаюсь я в том, что ты причинишь мне вред. У тебя было для этого предостаточно возможностей, но я цела и невредима. Так что не волнуйся, ты по-прежнему мой любимый пациент,  — пожала плечами женщина, продолжая совершенно спокойно пить чай.  — Кстати, сколько тебе лет на самом деле?
        — Триста двадцать девять,  — ответил Александр, надеясь, что стоматолог и дальше будет относиться к тому, кем он является, так же адекватно. Ему вовсе не хотелось применять на ней гипноз или лишаться приятного и интересного собеседника.
        — А ты неплохо сохранился, для таких лет,  — Надежда задумчиво посмотрела на вампира. Теперь его поведение и странный рост клыков стали ей более понятными, да и сама личность мужчины стала вызывать больший интерес. Ей о многом хотелось его расспросить, ведь он многое видел, многое пережил, и это всё делало его особенным. С ним действительно было о чём поговорить. Но было кое-что, что беспокоило женщину.  — Слушай, давай договоримся заранее… Я не донор, так что пить мою кровь не позволю. И ещё… я не из тех глупышек, что только и делают, что ждут, когда же в их жизни появится вампир, чтобы обратить их. Вечность — это не для меня… Это слишком скучно. Так что, чтобы я твои клыки около мой шеи не видела, если конечно, не хочешь их снова лишиться. Поверь, я найду способ вырвать их как можно более болезненно.
        — Потому-то я и люблю с тобой говорить,  — криво улыбнулся Александр, расслабленно откидываясь на спинку стоматологического кресла. Уже второй человек за сегодня утверждает, что он не донор. Это забавно, но Надя и Владимир чем-то похожи.  — И не беспокойся, я не стану пить твою кровь, да и обращать тебя весьма опасно, такая как ты реально станет повелительницей зла, что захватит мир.
        Женщина тихо рассмеялась, она понимала, что её любимый пациент шутит, но всё же, получив бессмертие и силу вампира, она рано или поздно захотела бы, чтобы мир страдал. Надежда себя знала и не испытывала иллюзий на свой счёт, любую ситуацию она привыкла использоваться в своих интересах, как впрочем и все люди. Вот только она в отличии от большинства честна с собой и другими.
        — А твой друг? Он тоже такой, как ты? Вроде бы зубы у него обыкновенные были, хотя кто вас, вампиров, знает.
        — Нет, он охотник на нечисть.
        — Ты дружишь с тем, кто, по идее, должен тебя убить?  — Надя удивлённо приподняла бровь.  — Ты нормальный? А если он узнает? Или тебе нравится щекотать себе нервы? Соскучился по чувству опасности? Ещё немного, и я решу, что всё же превратила тебя в мазохиста.
        — Всё не так. Владимир уже в курсе. Сейчас у нас с охотниками договор. Пока нечисть не переходит границы и не начинает убивать, нас не трогают,  — усмехнулся Александр, наслаждаясь беседой. Ему действительно этого не хватало — говорить с тем, кому всё равно, что ты вампир. Он чувствовал, что эта женщина, если и не поймёт его, но точно не станет осуждать. Даже Владимир презирал своего соседа за то, что тот творил в своём прошлом, а ведь охотник не мог знать точно, он просто догадывался об этом.
        — Знаешь, вампир-пацифист звучит неправдоподобно,  — фыркнула женщина, наслаждаясь вкусом горячего чая. Странный разговор в странной компании её совершенно не напрягал.  — Вот скажи, как ты кровь пьёшь? Хочешь сказать, что никого не кусаешь?
        — Ну почему же,  — вампиру льстил интерес к его персоне и самое главное, что этот интерес ему ничем не угрожал.  — Кровь, которую пьёшь прямо из шеи жертвы, самая вкусная, она наполнена эмоциями и чувствами, на которые, в большей степени, я не способен. Это позволяет ненадолго вернуться в прошлое, когда я ещё был живым. Можно, конечно, и сцеженную кровь пить, но это — безвкусная жижа. Просто последние сто лет, я никого не убиваю и не выпиваю людей до конца, я даже забочусь о жертвователях моей драгоценной пищи.
        — Вот оно как, это радует,  — Надя задумчиво смотрела на мужчину. Совсем не так она представляла себе вампира. Она думала, что это будет некое бледное, тощее создание с черными глазами и остекленевшим взглядом, с длинными когтями и торчащими клыками. Что поделать, она большая поклонница старых хаммерхороров и всегда представляла кровососов зловещими и пугающими. Александр в некотором смысле даже разочаровал её, но от этого он не был менее интересным.  — Помнится, ты говорил, что ищешь убийцу…
        — Уже нашёл, но вот только это не радует,  — помрачнел вампир, вновь вспоминая о наставнике.  — Им оказался мой давний знакомый, практически второй отец… и мне пришлось убить его, чтобы остановить.
        — Я сожалею,  — Надя отвела взгляд. На самом деле её слова были ложью. Что такого в том, что бы убить убийцу? Если у тебя есть такая возможность, нужно ей воспользоваться, ведь, в противном случае, все последующие жертвы будут на твоей совести, а это намного хуже. Она не любила врать, но в таких ситуациях принято соболезновать и жалеть собеседника.
        — Врёшь,  — оскалился древний кровосос, смотря на женщину. Даже сейчас находясь на довольно-таки большом расстоянии от неё, он ощущал эмоции и чувства, что она сейчас испытывала.  — Я не нуждаюсь в жалости, и поверь, я вовсе не жалуюсь, просто мне нужно, чтобы меня выслушали.
        — Ты ещё и мысли читаешь?  — недовольно фыркнула стоматолог, сжимая в руках пустую, но всё ещё горячую чашку.
        — Нет, просто у меня большой опыт в общении с людьми, я вижу вас насквозь.
        — Ты прав, я вру…  — Надежда вновь посмотрела на умиротворённое лицо кровососа.  — Просто у тебя ведь не было выбора. Какой смысл жалеть о том, что ты уже не в силах изменить? Зачем изводить себя? Ты всё равно ничего не вернёшь и не изменишь?
        — Ты права, но тяжело осознавать, что у тебя почти ничего не осталось из прошлой жизни. Чем дольше живу, тем более я одинок и с каждым годом становится только хуже.
        — Тогда перестань об этом думать,  — голос Нади звучал немного раздражённо, она прекрасно понимала, что такое быть одному, когда не с кем поговорить. Но в отличии от Александра, она была окружена толпой родственников и друзей.  — В одиночестве не всё так плохо. К тому же ты всегда можешь поговорить со мной. Ну, по крайней мере, до тех пор, пока я не умру.
        — Что ж, это утешает,  — рассмеялся кровосос,  — на ближайшие лет восемьдесят у меня есть замечательный собеседник.
        Разговор вампира и стоматолога прервал шум, доносящийся из холла.
        — Похоже, у меня пациент,  — устало зевнула врач,  — если хочешь, можешь остаться и понаблюдать.
        — А почему бы нет, в конце концов, наблюдать за страданиями других весьма приятно!



        Установим правило: одна встреча — один вопрос

        Вампир слез со своего кресла, чтобы освободить место для очередной «жертвы» стоматолога, и занял кресло за столом врача. Здесь он спокойно мог наблюдать за тем, как Надя мучает очередного пациента с острой зубной болью. Удивительно, но эта женщина действительно наслаждалась болью и страхом мужчины, что решился на геройский поступок — прийти к стоматологу. Несмотря на то, что пациент трясся и был невероятно бледен, Александр относился к нему с уважением. Далеко не каждый решиться прийти в эту обитель страха, он и сам с трудом сделал это лишь, когда лишился своих клыков.
        Со стороны действия стоматолога выглядели еще более жутко, чем когда вампир сам был на месте пациента. Возможно, всё дело в том, что тогда он убеждал себя в том, что ему просто кажется, что серые глаза маниакально сверкают, обещая все муки ада, а сама Надя просто дразнит его. Но нет, она была самой настоящей садисткой, которая даже не думала скрывать свои наклонности. Вампир нервно поморщился и сочувственно посмотрел на стонущего в кресле пациента. Подумать только, недавно он был таким же. Даже сейчас кровосос ощущал неприятное чувство где-то в районе живота. И почему из всех человеческих чувств он испытывает именно страх? Хотя чувствовать хоть что-то это уже не плохо.
        — Ну, вот и всё, а вы боялись,  — усмехнулась стоматолог, убирая инструменты и дружелюбно похлопывая пациента по плечу.
        — Шпашибо, доктор,  — скривился от боли мужчина и поспешил спешно сбежать из кабинета врача.
        — Ну что, продолжим нашу милую беседу?  — женщина согнала кровососа со своего места и начала заполнять карточку, только что сбежавшего пациента. Она точно знала, что к ней он больше не вернётся, а вот к её коллегам ему зайти придётся.
        — А почему бы нет, ночь в самом разгаре,  — Александр снова устроился в стоматологическом кресле и задумчиво оглядел кабинет. Он до сих пор испытывал благоговейный трепет, находясь здесь.  — Так на чём нас прервали?
        — На том, что ты всегда можешь поговорить со мной,  — улыбнулась Надя, подперев руками голову. За эту ночь она очень устала и вымоталась, но всё-таки была не против поболтать со своим любимым пациентом. Это было намного интересней, чем просто читать книги или играть в игры на рабочем компьютере. Да и спать ей сегодня не очень хотелось.
        — Ты странная женщина,  — вампир пристально рассматривал врача. Казалось, что он видит её впервые. Хотя в некотором роде так оно и было, раньше он всегда был под впечатлением от этого мета и приборов врача, а сегодня он вдруг осознал, что ему ничего не угрожает, и больше стоматолог к его зубам не будет тянуть свои руки. Женщина выглядела уставшей, измученной, словно это на неё давил груз прожитых столетий, а не на Александра.
        — И почему же это?  — обиженно буркнула Надежда, бросая гневный взгляд на любимого пациента. Одно дело услышать, что она странная, от человека, а совсем другое от вампира-пацифиста.
        — Ты вполне могла бы оказаться нечистью, ведьмой или демоном, но это не так, ты человек. К тому уже у тебя слишком мрачный взгляд на жизнь, ты не веришь ни в дружбу, ни в любовь… Ты умеешь слушать и мало говоришь, а это не свойственно женщинам. За свое долгое существование я встречал множество разных женщин, но среди них не было никого, похожего на тебя.
        — Сочту это за комплимент,  — зевнула стоматолог, понимая, что в чём-то Александр прав. Просто он подобрал не совсем верное определение, лично она предпочитала думать, что она особенная.
        — Это он и был,  — тихо рассмеялся древний кровосос, внимательно наблюдая за умиротворённым лицом стоматолога. Удивительно, но эмоции на нём появлялись только во время работы, в остальное время у Нади всегда было скучающее, сонное выражение лица.
        — Ты хотел, чтобы тебя выслушали, так почему молчишь?  — несмотря на меланхоличное выражение лица, женщине было интересно услышать увлекательную историю жизни вампира. Он родился в галантные и благородные времена, пережил множество войн, был знаком с великими людьми. В некотором роде Надежда даже завидовала ему, ведь она искренне полагала, что родилась не в том месте и не в то время. Возможно, она опоздала с появлением на свет, а может быть напротив, родилась слишком рано. Но сейчас у неё была возможность узнать что-то интересное и она не могла её упустить.
        — Надеюсь, всё это останется между нами…
        — Ты за кого меня принимаешь?  — возмутилась стоматолог.  — Как ты думаешь, как отреагируют люди, когда я скажу, что мой пациент — древний вампир? В лучшем случае решат, что у меня странное чувство юмора или я пьяна, а в худшем отправят на приём к психиатру. Так что не волнуйся, всё останется только между нами.
        — Это радует,  — Александр прикрыл глаза, размышляя о том, с чего же начать рассказ о себе любимом. Ему ещё никогда не доводилось говорить о себе с кем-то, даже со своим наставником он не мог поговорить о том, что его тревожит, но сейчас ему действительно хотелось поностальгировать и вновь погрузиться в приятные воспоминания о прошлой жизни. Но помимо этого, ему хотелось больше узнать о своей собеседнице, которая, несмотря на то, что прожила намного меньше его, тоже была весьма загадочной личностью.  — Давай установим правило: одна встреча — один вопрос. Ты можешь сама выбирать, о чём я должен рассказать, а я взамен могу задать вопрос о тебе.
        — И никакой лжи? Даже если это неприятно?  — усмехнулась Надя, понимая, что у вампира полно скелетов в шкафу, но ведь и у неё их не мало. Стоит ли соглашаться на это? Хотя, с другой стороны, какая разница, она точно знала, что кровосос никому не раскроет её секретов, ведь ему не с кем поговорить, кроме неё, да и нет у них общих знакомых, если не считать бедолагу-охотника. К тому же, она действительно понимала Александра, ей тоже было не с кем поговорить. Её семья и многочисленные знакомые не понимают её, да и не хотят этого делать, у них полно своих забот. Она словно никому не нужна и неинтересна, так почему бы не рассказать о себе вампиру, который сам хочет больше узнать о ней?
        — Да,  — кивнул кровосос,  — правда, только правда и ничего, кроме правды.
        — Согласна,  — женщина задумчиво посмотрела на своего собеседника. С чего же начать? Она столько всего хочет узнать, но сегодня она может задать лишь один вопрос.  — Хорошо. Возможно, сейчас ты пацифист, но так было не всегда. Расскажи мне о первом своём убийстве, как это было?
        — О первом убийстве?  — усмехнулся вампир, он ожидал, что Надя спросит о чём-то другом. К примеру, о том, как его обратили или кем он был до того, как стал вампиром.  — Ты хочешь знать о моей первой жертве, когда я уже стал вампиром? Или о том, кого я убил в бытность человеком? Не забывай, пусть я родился и в благородный век, но он был полон жестокости и грязи. Тогда ценилась далеко не каждая жизнь. Сейчас я понимаю, что всё это было дикостью, но в те времена… В те времена я был другим, к тому же я пережил далеко ни одну войну… Так о каких смертях ты хочешь услышать?
        — Расскажи мне о первой жертве, которую ты убил, как вампир,  — нахмурилась Надя. Она знала, что он убивал в прошлом, но не думала, что он это делал и будучи человеком. Хотя, чего она ожидала? Александр прав — не стоит идеализировать прошлое, оно было таким же лицемерным и грязным, как и нынешние времена.
        — Хорошо…



        Воспоминание о первой жертве и ответный вопрос

        Вампир задумчиво посмотрел на свою собеседницу, он не ожидал такого вопроса, но готов был дать ответ. Сейчас перед его глазами проплывали образы из далёкого прошлого. Воспоминания не всегда приятны, но от них никуда не деться, они часть нашего прошлого, они то, что делают нас теми, кем мы являемся в настоящем. Александр не жалел о том, что творил, хотя и считал, что это было неправильно. В любом случае, он не собирался сидеть и винить себя в том, что уже невозможно исправить.
        — После обращения, голод был нестерпимым,  — наконец заговорил древний кровосос.  — С самого первого мгновения, как только стал вампиром, я ощутил невероятную жажду. Это было сродни безумию, я совершенно не понимал, кто я, и что происходит. Все, о чём я мог думать в тот момент, это желание выпить крови. Если бы не Михаил, кровосос, обративший меня, я бы, наверное, набросился на собственную сестру, которой в тот момент было всего семь лет. Я напугал малышку… Никогда не смогу забыть её взгляд полный ужаса, но в тот момент это не имело значения. Я хотел крови, много крови.
        Александр на мгновение замолчал, впервые за долгое время на его лице отображались эмоции, те самые, о которых он успел позабыть. Это были всего лишь воспоминания, но сейчас всё казалось таким реальным. Вампир снова переживал то, что произошло триста лет назад, то чём впоследствии он начал сожалеть.
        Надя слушала, не перебивая и не задавая вопросов. Она понимала, что одно неверное слово, и мужчина собьётся с мысли. Рассказ кровососа увлекал, завораживал и заставлял представлять каждое его слово в своей голове. Сейчас стоматологу казалось, что она смотрит кино: мрачное, темное, пугающее, но невероятно увлекающее.
        — Уже тогда, я был очень сильным,  — после небольшой паузы продолжил Александр,  — настолько сильным, что граф не смог удержать меня, и я сбежал. Просто выпрыгнул в окно нашего особняка и бросился бежать на поиски свежей крови. Я плохо помню, что происходило в тот момент, я не чувствовал и не видел ничего перед собой. Сила переполняла меня. А потом я наткнулся на конюха, он как раз шёл домой… это был мальчишка, ему было всего шестнадцать… хотя в то время он уже считался вполне взрослым мужчиной, но меня ничего не волновало. Я впился в его шею, впервые вонзив свои клыки в чужую плоть. Знаешь, мне никогда не забыть его вкус, вкус моей первой жертвы… Это было бесподобно!
        И снова вампир умолк, погружаясь в свои воспоминания и ощущения, а когда он облизнулся, Надя вздрогнула от неприятного ощущения. Стоило ли ей заставлять его вспоминать всё то, что произошло? Сейчас женщина видела в своём любимом пациенте настоящего монстра, кровососа из страшных легенд, убийцу, не испытывающего жалости. Кто бы мог подумать, что воспоминания могут настолько сильно изменить Александра. Женщина не торопилась заговорить сама, она чувствовала, что брюнет ещё не всё ей рассказал, к тому же ей хотелось, чтобы вампир снова стал прежним, таким, каким она его знает.
        — В тот момент, когда я ощутил во рту железистый вкус крови с ароматом страха, отчаянии и непонимания, я испытал истинное наслаждение. Это был настоящий взрыв, восторг на грани экстаза. Ещё никогда мне не доводилось ощущать ничего подобного. Мне хотелось ещё и ещё, я высосал всю его кровь, не оставив ни одной капли… И знаешь, пить кровь у живого человека намного приятней, чем у уже умершего. Я это понял, когда мальчишка перестал дёргаться, а его дыхание навсегда прекратилось. Но я продолжал пить, не в силах остановиться, мне нравилось то, что происходит и то, как с каждым глотком я становился всё сильнее… Меня не волновала жизнь этого слуги, он был крепостным, таких как он у меня было множество… Я относился к ним, как к скоту, который можно выпороть, продать и убить. Ты, наверное, в шоке от подобного, но для меня это было нормой, как и для других дворян. Да и сами крестьяне не сильно жаловались… Они были привычны к тому, что их жизнь всецело в руках их бар… Вот такая история моего первого убийства. Если бы не Михаил и рассвет, что был губителен для новообращённого вампира, я бы продолжил свой пир
и дальше, убивая и других.
        Александр внимательно посмотрел на свою собеседницу, которая по-прежнему сохраняла спокойствие, хотя глаза выдавали её. В них была целая буря эмоций: и страх, и понимание и интерес. Надя действительно понимала его и не осуждала, что было удивительно для современного человека.
        Женщина продолжала молчать, размышляя об услышанных словах. Она не винила Александра в смерти того паренька, это глупо, ведь она его совсем не знала, да и какое ей дело до того, кто жил несколько веков назад? Кто знает, может быть, если бы вампир не убил мальчишку, его судьба сложилась бы намного хуже. Да и мысленно представляя себя на месте любимого пациента, Надежда не сомневалась, что тоже бы не смогла совладать с голодом. Осуждать кого-то в подобной ситуации глупо и лицемерно.
        — Ну что?  — вздохнул Александр, внимательно смотря на стоматолога.  — Считаешь меня монстром?
        — Нет,  — пожала плечами Надя,  — моё мнение о тебе не изменилось. Просто думаю, я теперь лучше тебя понимаю и ещё больше упрочнилась в своём мнении, что это не для меня.
        — Вот оно как?  — вампир пораженно рассматривал уставшую женщину, которая не переставала его удивлять.  — Ты странная, действительно странная и непонятная для меня.
        — Сочту это за комплимент,  — усмехнулась Надежда. Она и без этих слов, знала, что отличается от других людей. Её не заботит общественное мнение и мода, у неё на всё своё весьма специфическое мнение, и ей так же, как этому древнему кровососу, не с кем поговорить, ведь люди не любят, когда кто-то имеет своё мнение и мысли. Надя давно поняла, что в компании друзей и родственников ей лучше помалкивать, её всё равно никто не желал слушать. Потому-то женщина и старалась как можно реже общаться с людьми, ей было слишком скучно с ними. Хотя иногда она думала о том, что она просто не там искала интересных собеседников.
        — Это он и есть,  — рассмеялся Александр, чувствуя невероятное облегчение. Его мрачные мысли и депрессия начали отступать, и теперь он больше не думал о том, чтобы покончить со своим существованием и исчезнуть. Он даже перестал размышлять о том, что однажды повторит судьбу своего учителя. Даже если это произойдёт, то точно не скоро. Пока ему есть с кем поговорить, пока есть кто-то, способный его если не понять, то хотя бы, не осуждать, он будет в порядке и сможет продержаться. Главное выговориться, рассказать кому-то о том, что у него на душе.
        — Скоро рассвет,  — Надя задумчиво посмотрела в окно, она и не думала, что время так быстро пролетит.
        — Да, но время ещё есть, так что я успею задать свой вопрос.
        — А может, отложим это на потом?  — стоматологу вовсе не хотелось рассказывать о себе. Она не была уверена в том, что готова к этому, ведь Александр может спросить, о чём угодно, даже о чём-то личном.
        — Нет, мы ведь договорились,  — оскалился мужчина, сощурившись, смотря на Надю.  — Мы уже выяснили, что ты не веришь в дружбу, не веришь в любовь и обожаешь причинять другим боль.
        — Уверен, что хочешь узнать обо мне что-то ещё?  — мрачно усмехнулась стоматолог.
        — Да, ещё как хочу… От кого ты прячешься? Почему работаешь ночью, ведь это явно, чтобы не видеться с кем-то. Когда обычные люди собираются дома за общим столом, ты спешишь на работу. Почему? Только не надо врать, что тебе нравится ночь, и это удобно, я хочу знать главную причину.
        — Чувствую себя на приёме у психолога.
        — А что, был такой опыт?
        — Было дело, и поверь, я там побывала не по своей воле, но ты ведь не об этом хочешь узнать.
        — Отложим это до следующего раза,  — улыбнулся вампир, расслабленно сидя в стоматологическом кресле.  — Сейчас я хочу знать, от кого ты бежишь?



        Твоя работа ещё не окончена

        Надя задумчиво посмотрела на своего собеседника, размышляя над тем, что же ему ответить. Первым её желанием было солгать, ведь она привыкла всё держать в себе и не с кем не делиться переживаниями. Ведь каждый раз, когда она перед кем-то обнажала свою душу, её предавали или осмеивали. Почему этот раз должен быть другим? Женщина тяжело вздохнула. А какой смысл лгать? Александр никуда не денется из её жизни, ведь они оба одиноки в этом мире полном людей. К тому же стоматолог не любила нарушать обещания данные ей же самой. Проблема была в том, что Надежда не знала, как сформулировать ответ. От кого же она бежит? Кого избегает?
        — Ну, так что ты ответишь?  — вампир нетерпеливо подался вперёд. Брюнет видел, как на лице врача меняются эмоции, пробегают мысли и понимал, что той нелегко, решиться заговорить. Но это было нужно в первую очередь ей самой. Сейчас немного выговорившись, древний кровосос чувствовал себя намного лучше и спокойней. Так же будет и с Надей.
        — Хм, от кого бегу? Ты и сам знаешь ответ на этот вопрос,  — наконец, заговорила женщина, смотря в пустоту.  — От семьи, от так называемых друзей и знакомых, которые считают, что могут диктовать мне, что делать и какой быть. Знаешь, это очень раздражает, когда окружающие считают, что знают тебя, намного лучше, чем ты сам.
        — Знаю,  — грустно улыбнулся Александр, вспоминая, что и в его жизни были подобные люди. Правда, тогда он был живым…
        — Да, вот только это всё не так. Они придумали себе свою собственную Надю и теперь делают, всё, чтобы подогнать меня под получившийся образ,  — тяжело вздохнув, продолжила стоматолог.  — Вот я и сбегаю от них на ночную работу. Хотя не пересекаться с ними вообще не подучается. Семья есть семья, и какой бы она не была, с ними всегда приходится общаться. Мы ругаемся, спорим, скандалим, но от этого никуда не деться. Иногда хочется всё бросить и уехать далеко отсюда, никому не оставив телефон и адрес, начать новую жизнь, где не будет никого, кто бы пытался изменить меня и диктовать, что делать. Но каждый раз меня что-то останавливает. Привычка — великая вещь… Я привыкла к такой жизни, приспособилась к ней.
        — А если что-то изменить, то не факт что станет лучше,  — вампир прекрасно понимал женщину, он и сам не любил перемены. Они напрягали и выводили кровососа из себя. Но последнее время мир меняется слишком быстро. Стоит ему привыкнуть к чему-то, как это начинает исчезать и снова приходится приспосабливаться. Но одно дело привыкать к вещам, новым правилам и устоям, а совсем другое к людям, что появляются в вашей жизни.
        — Да,  — пожала плечами Надежда.  — Не подумай ничего такого, я люблю свою семью, просто родственников лучше любить на расстоянии. Когда постоянно пересекаешься с ними — это тяготит, особенно если с ними и поговорить не о чем. У нас нет общих интересов, наши взгляды на многие вещи не сходятся. Все что я могу — это молчать или выслушивать то, что я плохая и ничего не смыслю в жизни. А ведь мне уже двадцать восемь лет. Я живу отдельно, зарабатываю деньги, и все равно меня по-прежнему пытаются учить: что делать, как одеваться, что думать и с кем дружить.
        Женщина замолчала, её серые глаза были полны злости и раздражения на весь мир: на себя, на семью, на знакомых и само общество, в котором она вынуждена жить. Конечно, можно было бы попытаться что-то изменить, но она была слишком ленива для этого, к тому же, вряд ли бы это могло помочь. Всё, что она может сделать — это каждый вечер уходить на работу и возвращаться утром, чтобы лечь спать, а после заняться тем, что интересно именно ей. Главное, что она всё реже и реже видит раздражающих её личностей.
        — Только не надо мне впаривать, что мне стоит поговорить с ними и всё прояснить,  — поморщилась женщина, вспоминая о том, как её вынудили ходить на приём к психологу. До сих пор Надю в дрожь бросало от фразы матери: «Это для твоего же блага». Самое обидное, что психолог был полностью согласен с её семейством и считал, что в том, что женщина не может нормально общаться с людьми и все больше отворачивается от мира, виновата она сама. Но ведь так не бывает! Как же в то время стоматологу хотелось, чтобы её семья оказалась рядом и была вынуждена делать все эти тесты и вести «милые» беседы о том, какие они все плохие.
        — Даже не собирался,  — мрачно рассмеялся вампир. Сейчас он лучше понимал, увлечение Нади всякого рода маньяками, она и сама чем-то была на них похожа. Ведь если подумать все известные маньяки и садисты были спокойными, загнанными в угол людьми, но это была только видимость. Так и Надежда, будучи в душе садисткой, на людях не спешила демонстрировать свою силу и пугающую энергетику, что даже его заставляла дрожать. Почему так происходило? Кто знает, может всё дело в той самой привычке, которая управляет людьми, а может в том, что она всё-таки любит своих родственников, пусть и специфической любовью. А может, ей было так удобно, ведь так приятно время от времени пожалеть себя и обвинить во всех окружающих в непонимании. В любом случае Александр не собирался разбираться в этом вопросе, лезть в душу со своими советами и уж тем более осуждать свою собеседницу.  — Говорить нужно с тем, кто готов тебя просто выслушать. Не навязывать свое мнение, не осуждать и не давать советы, а просто выслушать. Большего человеку и не надо.
        — Знаешь, а с тобой разговаривать намного приятней, чем с другими людьми,  — Надежда смерила Александра задумчивым взглядом.  — Так что заходи почаще, я буду рада.
        — Готов спорить, я первый, кому ты это сказала.
        — Ты выиграл,  — женщина взглянула на часы, их разговор затянулся и уже начало светать.  — Тебе пора, а то получишь ожоги.
        — Да, прости, но проводить тебя не смогу.
        — И не надо, я девушка самостоятельная и прекрасно могу за себя постоять,  — серые глаза озорно блеснули. Несмотря на усталость, Надя чувствовала себя превосходно. Эта беседа была интересной и будоражащей, ей не терпелось придумать новый вопрос, для своего любимого пациента. Ведь у него была такая длинная и наверняка, насыщенная жизнь.
        — Не сомневаюсь, тебе даже удалось запугать древнего кровососа и опытного охотника,  — Александр нехотя поднялся на ноги и направился к дверям, у которых на мгновение остановился.  — До скорой встречи, Надя.
        — До скорой,  — зевнула женщина, понимая, что безумно хочет спать и впереди у неё, ещё будут другие такие же бессонные ночи. Но она действительно была рада этим переменам в своей жизни.

* * *

        Вампир практически вбежал в парадную, и только теперь смог расслабиться. Впредь стоит контролировать время, иначе он действительно получит ожоги. А ведь сегодня он был без шарфа и шляпы, а вечно хмурое небо над Питером, вдруг решило проясниться.
        — Надеюсь, это ненадолго,  — буркнул Александр, поднимаясь на свой этаж.
        — Что именно?  — поинтересовался Владимир, который судя по позе и недовольному взгляду, давно поджидал соседа на лестничной клетке.
        — Ясная погода.
        — Ну и где ты пропадал, все это время,  — охотник сложил руки на груди. В какой-то момент кровососу даже показалось, что перед ним отец, который собирается отчитать сына, за очередную провинность.
        — А разве я должен отчитываться?
        — Да. Твоя работа ещё не окончена. Молодняк, всё ещё развлекается в городе. Так что будь к вечеру готов, нам снова стоит прогуляться… если конечно у тебя не будет других гениальных идей.



        Охота продолжается

        Очередной день Александра проходил совершенно обыденно, словно ничего и не произошло, а ночью ему не придётся выйти на охоту за своими собратьями. Беседа с Надей помогла ему немного расслабиться и начать мыслить здраво и холодно. Он даже смог немного поработать и закончить перевод очередной рукописи. Сделал он это весьма вовремя, поскольку его работодатель уже начал беспокоиться о сроках. Вампир тяжело вздохнул. Жаль, что сейчас он вынужден работать, а ведь когда-то он мог не беспокоиться о деньгах, поскольку у него было полно крепостных. Хорошие были времена, но их уже не вернуть, мир слишком изменился, как впрочем, и мировоззрение людей. Да и он уже не так богат, как раньше, теперь ему приходится зарабатывать на жизнь не тяжёлым, конечно, трудом, но разве это имеет значение?
        Время медленно тянулось, приближая вечер, а это значит, что пора подумать о молодняке, что праздно шатается по ночному городу. Создать новых кровососов они пока не могут, слишком слабы для этого, да и не знают всех нюансов процесса, но вот убивать новоявленные вампиры могут, и это было проблемой. Да и не понятно, как современный человек может воспользоваться тем, что он больше не отражается в зеркалах, на фото и видеозаписях, а уж если они освоят гипноз… Детишки вполне могут ещё на ограбления пойти, а это опять привлечет к нечисти никому ненужное внимание.
        Александр прекрасно понимал, что психика современных людей, в большинстве своем, не способна адекватно воспринимать изменения, которые происходят, когда становишься вампиром. Без опытного наставника легко сойти с ума. Он и сам чуть не обезумел, когда начал чувствовать непреодолимую жажду, тогда лишь граф Нарышкин был способен держать его растущую силу в узде. А кто позаботиться о молодняке сейчас? Да и заботиться уже поздно, детишки зашли слишком далеко.
        — Интересно, кого обратил Михаил?  — мужчина нервно мерил шагами комнату, размышляя над тем, кто может стать его врагом в этот раз. Если бы он знал ответ на этот вопрос, то найти новообращенных было бы намного проще. И почему именно ему приходится этим заниматься? Почему судьба настолько жестока к нему? Неужели решила отомстить за все его прошлые грехи? От жалости к себе кровососа оторвал звонок в дверь. Александр медленно поплёлся встречать охотников. Все равно больше к нему заявиться некому, к тому же уже вечер, а значит, пора отправляться на поиски взбесившейся нечисти.
        — Ты ещё не собран?  — Владимир недовольно посмотрел на своего вынужденного коллегу, который до сих пор был в домашнем халате.  — Никакой ответственности. Мы, между прочим, не в игры играем, а пытаемся предотвратить новые убийства!
        — Что поделать, я не привык к такой работе,  — пожал плечами вампир, возвращаясь в дом, чтобы поскорее одеться.  — Я предпочитаю более спокойное и рутинное существование.
        — Я в курсе,  — раздраженно перебил своего соседа охотник. Ему вовсе не улыбалось выслушивать жалобы от кровососа, сейчас не то время и не то место.  — Собирайся быстрей, у нас за вчерашнюю ночь появилось ещё парочка трупов… причём на этот раз у них непросто выпили всю кровь, но и разорвали тела на части.
        — Они пытаются обращать,  — покачал головой Александр, осознавая, что ему действительно стоит вмешаться, причём, как можно скорее.  — Вам удалось уничтожить хотя бы кого-то?
        — Да, одного,  — поморщился Владимир, сжимая кулаки от злости.  — Ему даже двадцати не исполнилось… по сути своей ещё мальчишка, у которого отняли шанс на нормальную жизнь. Наверняка остальные новообращенные не сильно старше его… Это просто омерзительно!
        — Не думаю, что всё действительно так. Вполне может статься, что этот мальчика, насмотревшийся современных фильмов, сам пожелал стать могущественным кровососом, чтобы получить силу и бессмертие. Вот только никто и никогда не расскажет детишкам о том, что за всё приходится платить, и бессмертие — это проклятие, что медленно будет сводить его с ума.
        Надев любимые плащ, черную шляпу и красный шарф, который по привычке сразу же натянул на нос, Александр готов был отправиться на дело. Жаль, что он не может своё отражение в зеркале, вампир не сомневался, что сейчас он выглядит точь-в-точь, как его любимые персонаж комиксов — Тень. Да… сейчас мало кто помнит этого героя, что послужил прообразом всеми обожаемого Бетмена, но главное, что он сам всё это помнит и даже хранит у себя небольшую коллекцию весьма ценных комиксов тридцатых годов прошлого века. Вампир любил просматривать время от времени ранние графические новеллы, которые были ни чета современным, да и сами герои были многогранны и неоднозначны. Кровосос усмехнулся, ему уже триста двадцать девять лет, а он по-прежнему увлекается всякими глупостями. Хотя с другой стороны, почему бы нет, должно же в его жизни быть что-то интересное, что-то, что поможет ненамного забыться. Разве он обязан увлекаться классикой и не иметь маленьких слабостей?
        — Идём уже,  — Владимир понимал, что кровосос прав, но намного проще продолжать во всем винить именно нечисть.
        Охотник привык делить мир на черное и белое, добро и зло, и сейчас, когда он начал различать оттенки, привыкнуть к ним было нелегко, как и признать, что зачастую жертвы сами виноваты в том, что с ними случается. Нечисть не нападает на кого попало, они используют слабости и скрытые желания людей, тем, что они скрывают глубоко внутри, никому не показывая. Жертвы сами поддаются похоти, алчности и жажде власти и силы, так что не такие уж они невинные, как он всегда считал. Но сейчас совсем не время думать об этом, нужно найти молодых кровососов и остановить их.
        — Иду, иду. У вас, кстати, есть план?
        — Просто будем патрулировать город. Ягда обещала, что местная нечисть присоединится к нам, и если заметит что-то подозрительное, то сообщит. Хотя, я в этом сомневаюсь,  — поморщился охотник, которому не нравилось все это сотрудничество. Хватит с него и Александра с его вечными разговорами и жизни.
        — Зря ты так,  — вампир был спокоен и просто прислушивался к своим ощущениям, пытаясь почувствовать своих новообращённых собратьев.  — Нечисти тоже не выгодно нашествие кровососущих. Это будет мешать охоте и спокойной жизни, к тому же, детишки вполне могут напасть не только на человека.
        — Разве такое возможно?  — Владимир удивлённо приподнял бровь.
        — А почему нет? Какая разница, чью кровь пить? Мне вот однажды довелось русалку попробовать… Вкус у неё, конечно, специфический, отдает сырой рыбой и тиной, второй раз я пить подобное точно не захочу, но в случае необходимости и подобным можно перекусить. К тому же кровь нечисти даёт больше силы. Гораздо больше силы.
        — Так почему бы не оставить людей в покое?  — несмотря на довольно-таки интересный разговор охотник был сосредоточен на осмотре темных улиц, по которым сновали многочисленные жители города. Жаль, что нельзя убрать их всех по домам, тогда все стало бы намного легче. А сейчас они даже приманку не смогут использовать. Новообращенные могут напасть на любого из жителей многомиллионного города.
        — Всё дело во вкусе. Кровь нечисти имеет весьма специфический вкус, зачастую противный. А кровь животных не имеет вкуса вовсе. Люди… вот чья кровь действительно может порадовать.
        — Не сомневаюсь,  — фыркнул Владимир.
        — Опять это обвиняющий и осуждающий тон,  — последнее время подобное начало раздражать Александра.  — Вот ты, к примеру, что предпочтешь, есть нечто безвкусное, мерзкое или любимую жаренную курочку?
        — Я люблю рыбу.
        — Да без разницы. Я ничего не ощущаю: ни вкусов, ни запахов, ни эмоций, и только выпив человеческой крови, я могу всё это прочувствовать. Мне не важно, как ты к этому относишься, но это моя природа, и я буду продолжать жить так, как привык.
        — Давай, оставим этот разговор,  — охотнику была неприятна эта тема. Все чаще он начал задумываться о том, что обвинять в Александра в том, что он пьет кровь — все равно, что обвинять волка в том, что он ест пойманного зайца. И эти мысли были весьма неприятны.
        — Согласен, особенно, что один из тех, кто нам нужен уже совсем рядом.



        Акт милосердия

        Александр чувствовал присутствие своего собрата, а потому точно знал, куда идти, чтобы найти его. Не говоря больше ни слова и не обращая внимания на Владимира, вампир побежал вперёд. Нужно торопиться, пока не появилась очередная жертва. Кто знает, возможно, ему удастся даже спасти молодого вампира. У каждого должен быть шанс, и у молодняка тоже. Он, конечно, не сможет взять в ученики всех троих оставшихся в живых кровососов, но одному он вполне может помочь. Главное, чтобы охотники не помешали ему осуществить задуманное.
        Древний кровосос стремительно мчался вперед, расталкивая немногочисленных прохожих, матерящихся ему вслед. Владимир с трудом поспевал за своим напарником, но сейчас у него иного выбора, кроме как довериться Александру и его инстинктам.
        Вампир свернул в темный переулок и сразу же увидел неподвижно лежащее на земле тело, над которым склонилась темная фигура. Всего одно мгновение, и древний кровосос оказался около своего новообращенного собрата и отшвырнул его в сторону. Он слышал, что сердце человека все ещё бьётся, а это значит, что его можно будет спасти, но это лучше оставить на охотника, который вот-вот появится. Сейчас у него есть более насущные дела, к примеру, злобное, утробное рычание, что доносилось за его спиной. Александр с трудом успел отпрыгнуть в сторону и уклониться от удара молодого вампира.
        — Тебе лучше успокоиться,  — холодно произнес мужчина, у которого появилась возможность разглядеть новообращенного кровососа. Александр не мог поверить своим глазам. Неужели Михаил обезумел настолько, что нарушил еще одно правило, установленное им же самим. Никогда не обращать слишком молодых и неопытных, не трогать детей. Вампир сжал кулаки от злости, ведь перед ним стоял четырнадцатилетний подросток.
        — Уйди с дороги,  — шипел мальчишка, вытирая рукой кровь жертвы со своего лица. Он совсем обезумел, голубые глаза лихорадочно блестели, в них не осталось ни капли разума и отголоска чувств, только дикая жажда и желание убивать. Его тело тряслось от напряжения, он не мог спокойно стоять на одном месте и постоянно дергался, словно был под кайфом. Жалкое зрелище. Подростки с их не сформировавшейся психикой не способны контролировать себя и нормально пережить перерождение.
        — Успокойся, я помогу тебе,  — Александр сделал шаг навстречу к маленькому вампиру. Он действительно собирался помочь, совершить акт милосердия.
        — Мне не нужна помощь, чего не скажешь о тебе и твоём друге,  — рассмеялся мальчишка, устремляясь к появившемуся охотнику. Он ощущал себя сверхчеловеком — тем, кто способен безнаказанно делать, что угодно и не осознавал, кто появился перед ним.
        Владимир смог уклониться от удара, ведь маленький вампир не обладал и десятой долей скорости и силы Александра, так что это не было трудно. Но сам факт, что ему приходится драться с мальчишкой, напрягал опытного охотника. В его душе все ещё оставались крупицы ненужных сейчас жалости и сострадания.
        — Не отвлекайся!  — Строганов с трудом выдернул замершего шатена из-под удара и снова отбросил малолетку в сторону.  — Не стоит обольщаться. Он больше не человек и не достоин жалости. Убить его будет актом милосердия с нашей стороны!
        — Я знаю,  — недовольно процедил сквозь зубы Владимир.
        — Тогда не мешайся под ногами и займись пострадавшим,  — выхватив из руки охотника осиновый кол, Александр тенью метнулся к маленькому вампиру, который продолжал рычать и смеяться. В глазах древнего кровососа застыла решимость, сейчас он не имеет права на жалость или мысли о том, что можно что-то изменить. Нет. Он прекрасно знает, что ожидает мальчишку в дальнейшем, а потому должен убить его. Более опытному и сильному вампиру не составило труда оказаться за спиной мальчишки, что совсем обезумел от собственной силы и мнимой власти. Всего одно движение и кусок дерева вонзился в сердце маленького вампира.
        — Так будет лучше для всех,  — голос мужчины звучал глухо, в нем не было ни одной эмоции: ни жалости, ни торжества, ни гнева. Он вновь убил своего собрата, и вновь у него не было иного выбора. Это всего лишь акт милосердия, но почему-то от осознания этого не становилось легче. Александр смотрел пустым взглядом на лежащее у его ног тело ребёнка, на лице которого застыла гримаса злобы и боли.
        Единственное о чем сейчас сожалел Строганов, так это о том, что не остановил своего наставника раньше. Тогда этого всего можно было избежать, а ещё он искреннее надеялся на то, что оставшиеся двое вампиров окажутся взрослыми людьми. Как можно было обращать ребёнка? Какая жизнь его ждала бы? Что может быть хуже, чем навечно застрять в четырнадцати годах? Вечно быть неспособным позаботиться о себе и зависеть от других. Его разум и душа будут взрослеть, а тело останется прежним. Он не сможет познать прелестей взрослой жизни, хотя будет желать их, никто не будет воспринимать его всерьез, какие бы умные вещи он не говорил. Ему вечно будет нужен кто-то, кто будет защищать его и помогать добывать пищу. Его одиночество и отчаяние были бы сильнее, чем у любого другого вампира. Да и смог бы он прожить настолько долго? Уже сейчас он обезумел, не выдержав того, что с ним произошло, дальше было бы только хуже.
        — Как жертва?  — Александр посмотрел на охотника, перевязывающего раны лежащего без сознания человека.
        — Жить будет,  — поморщился Владимир, не смотря на своего напарника,  — я уже вызвал скорую, так что нам лучше поторопиться и уйти.
        — Да,  — вампир медленно направился к выходу из темного переулка.  — И в полицию позвони, пусть проверят квартиру мальчишки. Наверняка его родители уже мертвы.
        — Хочешь сказать…
        — Они стали бы первыми его жертвами,  — мрачно усмехнулся кровосос, вновь вспоминая полный ужаса взгляд сестры, когда он пытался убить её.  — Для новообращенных имеет значение только жажда. Нет друзей, нет врагов, нет любимых и родных, есть только пища и голод, с которым невозможно совладать. Потому-то каждому вампиру и нужен наставник, чтобы контролировать молодняк до того момента, пока сознание не прояснится.
        — И ты так спокойно говоришь об этом?  — поморщился охотник, идя следом за Александром.
        — А как я должен об этом говорить? Я уже давно прошел этот этап.  — Передернул плечами мужчина, которому и самому было тошно от всего произошедшего. Он не просто так решил быть пацифистом, ему надоело отнимать жизни, а после размышлять над тем, могло ли быть иначе. Вот и сейчас он поступил правильно, но чувство вины не желало его покидать. Мерзко все это. Хочется вернуться в свою квартиру и никогда не вылезать оттуда, а еще лучше подыскать склеп, в котором его уж точно не потревожат. А ведь нужно найти еще двоих молодых кровососов. Сейчас Александру очень хотелось, чтобы этим делом занялись именно охотники, желательно без него, все-таки, это их работа.



        Все дело во мне

        После убийства маленького вампира, охотник и Александр ещё несколько часов блуждали по ночному городу в поисках оставшихся двух новообращенных. Но все было тщетно, все надежды были только на других охотников, что так же обследуют Питер в поисках молодых кровососов. Строгонов взглянул на часы, было уже четыре утра, а это значит, что в скором времени начнет медленно светать.
        — На сегодня с меня хватит,  — Александр оглядел пустынный город, понимая, что сегодня они больше ни с кем не столкнутся.
        — Хорошо,  — Владимир тоже был вымотан, ведь он сейчас был не в лучшей своей форме. Так что охота не доставляла ему никакого удовольствия, особенно если учесть с кем приходится иметь дело. Убивать взрослых вампиров и прочую нечисть легко, их не жалко, но сейчас им пришлось иметь дело с совсем юными людьми, которые против воли, а может, и по собственной глупости, превратились в кровососов.  — Ты домой?
        — Нет, прогуляюсь немного,  — Александру не хотелось посвящать соседа в то, что он собирается навестить Надю. Почему-то он был уверен в том, что Владимир увяжется за ним, а это ему ни к чему. Вампиру хотелось ненамного забыться, ведь, несмотря на то, что внешне он сохранял спокойствие, ему было жаль ребёнка, судьбу которого разрушил Михаил. Если бы только был другой выход… Но его не было, у столь маленького кровососа просто не было шанса выжить и сохранить ясность разума. Мерзко, противно, хочется найти себе склеп и не участвовать в этом больше.
        — Надеюсь, охотники разберутся с оставшимися,  — пробормотал брюнет, проходя в уже такое родное помещение стоматологической поликлиники.
        Внутри царила тишина и покой, не было ни единого звука, Александр не сомневался в том, что Надя уснула в ожидании его или какого-нибудь другого пациента. Что ж, это не удивительно, если учесть, какой сейчас поздний, а точнее, ранний час. Осторожно, не издавая шума, мужчина вошел в кабинет стоматолога. Он сразу же увидел спящую Надежду, сидящую за столом, положив голову на руки. Наверняка, у неё от такой неудобной позы разболится спина, но будить её не хотелось. Древний вампир мрачно усмехнулся, похоже, сегодня ему не с кем будет поговорить. Александр уже собирался покинуть врачебный кабинет, когда услышал слегка хриплый спросонья голос.
        — Рассматривать спящих людей, между прочим, неприлично,  — Надя поднялась и потерла глаза, прогоняя остатки дрёмы. Она всегда спала очень чутко, особенно на работе, так что она сразу почувствовала появление гостя, просто ей было лениво сразу вставать.
        — Но ведь ты не спишь,  — пожал плечами брюнет, довольно улыбаясь, хотя улыбка и вышла натянутой и немного печальной.
        — Уже не сплю, а ты сегодня припозднился,  — стоматолог внимательно оглядела своего любимого пациента.  — Что-то случилось?
        — Много чего,  — кровосос устроился в своем любимом кресле и прикрыл глаза. Говорить совсем не хотелось. Так зачем он пришел сюда? Александр и сам не знал ответа на этот вопрос. Просто рядом с этой женщиной ему становилось легче. Надя же просто молчала и ждала, она видела, что его другу просто плохо, а в такие моменты слова не нужны.
        — Ну, задавай свой вопрос,  — наконец заговорил древний кровосос. Возможно, если он перестанет думать о том мальчишке, ему станет легче.
        — Даже не знаю,  — женщина задумчиво склонила голову на бок,  — не похоже на то, что ты хочешь говорить.
        — Но ведь мы договорились, что будет именно так. А я привык держать свое слово. Так что спрашивай.
        — Хм… ну ладно,  — Надя приготовила для себя горячего чаю и удобней устроилась за своим столом. В её голове было множество вопросов, ответы на которые она хотела получить, но вот с чего начать? Возможно, стоит узнать, в какой момент все изменилось, и молодой, полный сил кровосос, перестал наслаждаться жизнью и заделался пацифистом.
        — Расскажи, когда все изменилось? Как случилось, что ты перестал убивать. Я, конечно, понимаю: конспирация, уроки наставника и забота о пище, но ты ведь убивал. В какой момент тебе всё это надоело и почему?
        — А ты не задаешь простых вопросов,  — тихо рассмеялся мужчина. Он знал, что рано или поздно, Надежда спросит об этом, но не ожидал, что это случится так скоро.
        — И все же, мне интересно понять, почему ты стал таким? На это повлияло время или какое-то событие?  — стоматолог совершенно серьезно смотрела на брюнета, что сейчас расслабленно сидел в стоматологическом кресле. Александр представлялся ей странной разновидностью маньяка, который смог перебороть свою пагубную зависимость. Надя не сомневалась, что характер этого кровососа разительно изменился с того момента, когда он был человеком или молодым вампиром.
        — Даже не знаю, что на это ответить,  — вампир пытался найти в глубинах своей памяти ответ на поставленный вопрос.  — Это произошло не сразу, я медленно приходил к тому, кем являюсь сейчас. Моя жизнь была полна ярких событий, страхов и боли, но были и приятные моменты, даже когда я стал кровососом. Нельзя сказать, что перестал убивать совсем, я участвовал во множестве войн, совершал преступления, всего пару часов назад убил мальчишку-кровососа. Так что нельзя сказать, что я пацифист, я просто не убиваю свою еду. Это мое правило.
        — А в чем разница? Ты можешь убить просто так, но не убиваешь тех, у кого одалживаешь кровь? Разве это не лицемерно?  — Надя действительно не понимала поведения Александра, а установленное им самим же правило казалось глупым.
        — Дело не в жертвах,  — криво оскалился мужчина, который не собирался притворяться добрым и благородным. Зачем? Эта женщина с пронзительным взглядом и так видит его насквозь. Да и сама она небезгрешна, так что ему нет смысла лгать ни ей, ни самому себе.  — По большому счету, мне на них наплевать. Все дело во мне самом. Есть большая разница, как убивать: руками, оружием или выпивая свою жертву до последней капли крови.
        — Ты боишься?  — прошептала стоматолог, пристально вглядываясь в лицо своего собеседника. Только сейчас она начала понимать, что Александр заботится вовсе не о своей еде, он заботится о себе.
        — Да, для вампира нет ничего хуже, чем потерять над собой контроль. Не важно, сколько столетий, ты существуешь в этом мире — жажда всегда будет стремиться подавить твою волю и разум и если это случится… Если это случится я не смогу больше остановиться. Это будет похуже, чем ломка у наркомана, так что это правило…
        — Лишь для того, чтобы ты сохранил разум,  — закончила за него женщина. И почему она раньше не подумала об этом? Неважно: человек или вампир, все заботятся только о себе. Такова жизнь.
        — Да, хотя это с каждым днем становится все труднее. Жажда для меня — самое настоящее проклятие, с которым я должен мириться, и никогда не смогу забыть о нём. Я хочу просто вести обычное существование, занимаясь своими обыденными делами, но, похоже, у судьбы другие на меня планы.
        — Готова поспорить, совсем недавно ты об этом мечтал,  — усмехнулась Надя, вертя в руках пустую чашку из-под чая.
        — Да, впредь стоит быть осторожней со своими желаниями,  — на мгновение Александр замолчал. Он уже дал ответ на свой вопрос, но этого казалось ему не достаточно, а потому кровосос продолжил говорить.  — Знаешь. Неважно кого и как, но убивать тяжело. Для меня, люди лишь пища, все равно, что для тебя корова или курица, но все равно убивать непросто. Даже на войне, когда нет иного выбора, это тяжело.
        — И все же, это в человеческой природе,  — безразлично пожала плечами женщина. Она никогда не отнимала жизни и, скорее всего, никогда никого не убьет, но все же, была убеждена в том, что люди — хищники, а вся человеческая история — это бесконечные войны и смерти. Вопрос лишь в том, что никто не желает стать жертвой.
        — Да, это правда, хотя люди предпочитают делать вид, что это не так,  — рассмеялся Александр, в очередной раз поражаясь тому, насколько странная его собеседница.  — Надеюсь, в следующий раз ты спросишь не о смертях и убийствах.
        — Я подумаю над этим. Ну, а теперь, пока у нас есть время, можешь задать свой вопрос, если он у тебя, конечно, есть.



        Я просто люблю черный

        Александр пристально рассматривал свою собеседницу, размышляя над тем, стоит ли сегодня задавать вопрос. На душе по-прежнему было тоскливо, так почему бы не поговорить еще немного, а точнее послушать другого? Но о чем спросить? Вампиру не хотелось выслушивать печальную историю, лучше, что-то более воодушевляющее.
        — Ты говорила, что тебя водили к психологу,  — коварно оскалился древний кровосос, с наслаждением наблюдая за тем, как вытягивается от недовольства лицо Нади. Да, он знает, о чем спрашивать. Мужчина ни на мгновение не усомнился в том, что эта женщина довела бедного психолога, и собирался услышать эту увлекательную историю. Хотя может, все было совсем не так, как он себе это представляет.
        — Было дело,  — поморщилась женщина, заваривая себе горький кофе. Похоже, сегодня ей больше не поспать.  — Это и есть твой вопрос?
        — Да, расскажи, как это было?  — Александр прикрыл глаза, и стал вслушиваться с тихий, монотонный голос своей собеседницы, а перед глазами уже возникали картины чужого прошлого.
        — Мне тогда было семнадцать и настало время поступать в институт, чтобы получить профессию. Видел бы ты меня тогда, ни за что бы не узнал.
        — Это почему же?
        — Ну, я была невероятно бледной брюнеткой, которая красила губы в черный цвет, и носила, я, кстати, тоже только черное.
        — Ты была готом?  — усмехнулся вампир, не открывая глаз.  — Тогда думаю, психолог справился со своей задачей, раз ты решила стать такой как все.
        — Вовсе нет,  — недовольно проворчала женщина,  — и вообще не перебивай. Так вот, как ты и сказал, я была готом. Этот образ мне очень дорог, я до сих пор иногда надеваю старые наряды. Как ты понимаешь, мою семью это все не устраивало. Ещё бы, пора думать о будущем, определяться с тем по какому пути идти, а точнее пойти в институт выбранный родителями, а я занималась всякими глупостями. Тогда-то мама и решила отвести меня к психологу, чтобы тот вправил мне мозги и направил на путь истинный.
        — Бедняжка,  — сочувственно вздохнул Александр, криво улыбаясь,  — и поверь, это я не о тебе.
        — И почему меня это не удивляет?  — Надежда даже не пыталась скрыть обиду в голосе.  — Так вот, я истерила, кричала, упиралась, так что в кабинет психолога меня затаскивали связанную и с кляпом во рту. Это было то ещё зрелище, никогда не забуду лица психолога в момент моего фееричного появления.
        — Хотел бы я на это посмотреть.
        — Поначалу мне даже понравился психолог. Такой милый, в меру упитанный дядечка в самом рассвете сил. Он даже отругал моих родителей и развязал меня. В общем, первый прием прошел очень даже неплохо, мы поговорили, психолог убедил меня в том, что его не стоит бояться, и он прекрасно понимает меня. Так что на второй прием, я уже пришла сама, хотя и не хотела этого. Но я рассчитывала, на небольшую передышку от постоянных нотаций и криков.
        — А дальше тебя последовало разочарование,  — понимающе кивнул вампир.
        — Да, за теплыми словами и спокойным голосом не было ничего. Психолог, действительно пытался вправить мне мозги, убедить в том, что я не права и в скандалах в семье виновата только я. Это было довольно-таки обидно, но я быстро справилась с этим.  — Надя на мгновение замолчала, размышляя над своим прошлым и тем, к чему оно привело. Как это ни странно, но у нее в душе не было сожалений, все случилось так, как и должно было быть.  — Вот ты приходишь ко мне просто поговорить, неважно о чем, лишь бы быть услышанным. Вот так и мне тогда просто нужен был собеседник…
        — Тот, кто не станет осуждать, упрекать и раздавать советы,  — вампир открыл глаза и посмотрел на умиротворенное лицо женщины. Удивительно, но они действительно понимают друг друга, наверное, от того, что на самом деле они очень даже похожи.
        — Да, я быстро поняла, что этот мужчина, лишь делает вид, что ему интересно. Для него главное было сломать меня, чтобы мои родители были довольны,  — стоматолог поморщилась, словно от зубной боли и продолжила свой рассказ.  — Но я не виню его, кто платит, тот и заказывает музыку. В данном случае платила моя мама. Жаль, что я не могу заставить её саму посетить парочку сеансов.
        — И как же тебя мучил психолог? Или этим делом занималась ты?
        — Да ладно тебе,  — отмахнулась Надежда,  — никого я не мучила, хотя если бы психолог пришел ко мне на прием, я бы все ему припомнила и непременно побеседовала бы с ним на разные занятные темы. Представляешь, он все время заставлял меня делать разные тесты, показывал кляксы со словами: «Что ты здесь видишь?», «На что это похоже?». Да на что вообще может быть похожа черная клякса? Как же он меня раздражал! Даже пришлось придумывать ужасы, которые я «видела» на всех этих картинках: монстров, демонов, маньяков. Как-то мне даже удалось «разглядеть» вселенскую печаль, как сказал в тот день психолог: «Это прорыв!». В общем, я развлекалась и несла всякую чушь, а он этого даже не заметил. Это был целый месяц мучений и лекций на тему «Плохая я и заботливые родители, которые желают мне только блага». Не понимаю, почему люди не могут смириться с тем, что кто-то на них не похож, все должны быть одинаковыми, а если ты пытаешься проявить себя, выделиться, так это сразу же осуждается и принимается в штыки. Вот и мой психолог делал все, чтобы я стала такой же нормальной, как все. Искал несуществующие причины, для
моего ухода во все черное. Он даже не подумал о том, что все намного проще.
        — И в чем же было дело, на самом деле? В неразделенной любви? Желании стать уникальной и таинственной? Или уже тогда ты мечтала стать повелительницей тьмы?
        — Глупости,  — скривилась стоматолог, вертя в руках уже остывшую чашку кофе.  — Мне просто нравится черный цвет, он мне идет. К тому же готическая одежда красивая, не то, что все эти розовые тряпки, что носят сейчас. Согласись, викторианские мотивы весьма изящные и утонченные, это настоящий стиль. Почему если женщина не следует моде, на неё сразу криво косятся и в чем-то подозревают?
        — Так почему ты тогда стала нормальной?  — Александр удивленно приподнял брови, казалось, что он пытается поймать женщину на лжи. Ему казалось, что она что-то недоговаривает, хотя учитывая её характер, объяснение действительно может быть до банальности простым.
        — Ты не поверишь, но все дело в лени,  — Надя устало потянулась, разминая затекшие за долгую ночь мышцы.
        — Лени?  — переспросил древний кровосос, не понимая, как такое может быть. Хотя раньше его собеседница упоминала о том, что она невероятно ленива. Но какая связь между этим и том, что она перестала быть готом?
        — Все просто, когда началась учеба, стало не до этого. Ты даже не представляешь, какого это вставать в пять утра, чтобы умыться причесаться, нанести толстый слой штукатурки на лицо, а после пойти на учебу. К тому же я рыжая, так что приходилось постоянно красить корни и вот однажды, мне все это надоело,  — воспоминания о прошлом заставили женщину улыбнуться. Это было хорошее время, по которому она даже немного скучала.  — И вообще, гот — это не внешний вид, это состояние души. У меня до сих пор полно черных платьев, просто ходить на работу в них неудобно.
        — А зря,  — рассмеялся Александр.  — Ты только представь, как напугаются твои пациенты, когда увидят стоматолога в готическом образе.
        — Хм… об этом стоит подумать.  — Надежда посмотрела на часы, как бы ни был приятен разговор, настало время его провожать.  — А вот тебе пора идти.
        — Увы, но ты права,  — мрачно улыбнулся Александр, поднимаясь со своего места. Ему стоит отдохнуть, заняться своими делами, а когда настанет ночь, вновь отправится патрулировать город, если конечно, охотники уже не решили их маленькую проблемку.



        Прощание

        Александр чувствовал невероятную усталость, что случалось с ним крайне редко. События последнего месяца вымотали его и заставили понервничать, что было не свойственно бессмертной нечисти в принципе. Вампир не знал, как относиться к этому всему. С одной стороны он снова почувствовал себя живым, но с другой — ему это было чуждо. Покой, сонливость и некая неповоротливость по жизни были ему намного ближе. Древний кровосос устал гулять ночами по городу в поисках своих собратьев и их следов, устал убегать и драться. Надоело. Хочется покоя и чтобы никто не трогал и не вспоминал о его существовании. Но в то же время, встреча с Владимиром, Надей пробудили в нем вкус к жизни. Пока это был всего лишь маленький огонек, но он вполне мог разгореться в настоящее пламя и он снова начнет искать развлечения и пытаться понять новый мир. За триста лет его существования подобное уже случалось с Александром. Интерес к жизни то пробуждался, то угасал. Сейчас мужчина размышлял о том, чего он хочет и как быть дальше? Ему совсем не хотелось следующей ночью вновь отправляться на «прогулку».
        Лениво потянувшись, вампир невидящим взором уставился в монитор компьютера, размышляя над тем, что делать дальше. Вдохновение никак не желало приходить к мужчине, а потому в его мемуарах так и не появилось ни одной новой строчки. Возможно, новый разговор с Надеждой подымит ему настроение и в его голове появятся новые идеи для романа.
        От этих невеселых мыслей его отвлек звонок в дверь, но древний кровосос даже не думал шевелиться. Зачем? Дверь все равно не заперта, а в том, кто именно решил навестить его в столь ранний час, вампир не сомневался. К нему вообще редко кто-то заходит, за последние десять лет у него в гостях побывал только сосед-охотник.
        Александр, продолжал расслабленно сидеть перед компьютером и ждал, пока Владимир додумается войти. Удивительно, что охотник вообще ждет приглашения, всего неделю назад, он бы просто вломился в его квартиру и все. Но последние события повлияли не только на вампира, но и его соседа. Теперь вполне можно сказать, что они стали друзьями, хотя дружить со своей пищей, это довольно-таки странно.
        — Не боишься, что тебя ограбят?  — Владимир действительно зашел в квартиру и теперь, устроившись на мягком диване, устало смотрел на бледного брюнета.
        — Я на это надеюсь, все же в наши непростые временя, еда редко сама приходит в мой дом,  — на лице Александра появилась кривая ухмылка. Он уже начал чувствовать голод, и сейчас начал рассматривать охотника, как вероятный ужин. Пока вампир вполне себя контролировал, но долго ли это продлиться? Нужно непременно подкрепиться и желательно чем-то питательным и вкусненьким.
        — А ты шутник,  — Владимир прикрыл глаза. Мужчина был вымотан до предела, еще никогда ему не приходилось столько много работать. Он даже не помнил, когда последний раз нормально ел и спал.
        — Разве, что самую малость,  — улыбнулся кровосос, рассматривая соседа, который наверняка пришел не просто так.  — Как ваша охота?
        — Мы убили оставшихся кровососов, но это нам тяжело далось,  — передернул плечами Владимир,  — Николай погиб, многие ранены. Нам бы не помешала твоя помощь…
        — Возможно, но сейчас глупо жалеть о том, что могло бы быть,  — Александр безразлично смотрел на соседа. Сейчас до него в полной мере дошла правота Нади, которая считала, что глупо сожалеть о смерти того, кого не знаешь. Да… умер человек и что с того? Это никак не отразиться на существовании вампира. Но то, что охота завершена это хорошо, теперь он сможет забыть о каких-либо обязанностях и вновь вести обычную тихую жизнь.
        — Да, и все же где ты был?
        — Не волнуйся, я никого не убил и даже не выпил крови, просто навестил кое-кого. Но это не должно касаться охотников. Лучше скажи, что теперь будешь делать? Останешься в Питере или уедешь нести добро и справедливость в другие уголки мира?
        — Я человек подневольный, так что отправлюсь туда, куда пошлют,  — пожал плечами Владимир. Мужчина и сам не понимал, зачем пришел к своему соседу. Дело сделано, они больше не сотрудничают и вряд ли их пути пересекаться, по крайней мере, до того, как Александр начнет сходить с ума. Но все-таки счел своим долгом попрощаться. Кто бы мог подумать, что однажды он проникнется симпатией к нечисти.  — Договор по сути ничего не изменил. Мы и до этого искали нечисть по жертвам, которых они убивали. Так что… я снова буду охотиться, но теперь не на всех. Нечисть всегда будет убивать, а охотники их преследовать.
        — Значит, твоя командировка подходит к концу,  — древний кровосос тяжело вздохнул. Слова соседа его нисколько не задели, он прекрасно знал, что для многих его «коллег» люди всего лишь пища и для некоторых, чтобы выжить самим, нужно убивать. Таков закон природы, более сильный хищник будет пожирать слабых. Никому ведь не приходит в голову обвинять волка в том, что он убивает зайца, чтобы прокормиться. Так почему так происходит с нечистью? К тому же люди в отличии от того же зайца могут защищаться.
        — Да, сначала отправлюсь в отпуск, погреться на солнышке и залечить раны,  — кивнул охотник,  — а потом снова в бой.
        — Жаль,  — Александр понимал, что в некотором роде он успел привязаться к этому человеку, да и кровь у него отменная.
        — Мне тоже, ты весьма занятный экземпляр,  — усмехнулся Владимир, поднимаясь с места.  — Наверное, мы больше не увидимся, но у меня есть для тебя подарок.
        — Надеюсь не кол в сердце?
        — Нет,  — охотник протянул Александру тонкую исписанную убористым почерком тетрадку.  — Кто знает, может пригодиться для твоего романа.
        Древний кровосос с интересом пробежался глазами по строчкам, понимая, что это корявый и сбивчивый рассказ о том, как Владимир стал охотником и как смог дожить до такого возраста. Это были маленькие зарисовки из его жизни, воспоминания, пускай и приукрашенные.
        — Спасибо,  — благодарно улыбнулся вампир. Теперь его книга будет более интересной, да и своего друга он сможет понять намного лучше.  — Обещаю, первый подписанный экземпляр романа будет твоим.
        — Там есть мой номер,  — усмехнулся охотник,  — если что-то изменится, я сообщу. Но надеюсь, что тебе не придется воспользоваться этим.
        — Рано или поздно это ждет всех вампиров,  — безразлично отвел Александр. Он уже давно не боялся смерти и в некотором роде даже был готов к этому.  — Но вряд ли убивать меня придется тебе, скорее твоим потомкам.
        — Что ж, прощай,  — Владимир протянул руку своему соседу. На этот раз вампир пожал её и охотник смог ощутить мертвецкий холод, что исходил от неё. Теперь понятно, почему кровосос придумал себе вермифобию — люди намного теплее.
        — Прощай, кто знает, может судьба еще сведет нас. Но на этот раз мы не будем врагами,  — усмехнулся вампир, провожая своего соседа. На душе было тоскливо, ведь он лишился очередного собеседника, с которым было приятно поговорить. Но ничего не изменить, люди приходят и уходят, ему не стоит к ним привыкать.



        Новый знакомый

        Очередной день пролетел быстро, Александр почти все время размышлял о своем одиночестве — эти мысли тяготили и угнетали его, вампир даже начал жалеть себя и только мысли о предстоящем ночном разговоре придавали ему сил. Пока у него есть Надя беспокоиться не о чем, вот только то, что для нее целая жизнь, для него жалкие мгновения. Он уже проходил через это — люди приходят и уходят, умирают и исчезают, оставляя в памяти лишь образы и воспоминания.
        Именно в таком мрачном расположении духа древний кровосос направился на очередную встречу с Надеждой. Идя по ночному городу, он недовольно рассматривал сверкающие вывески магазинов и ресторанчиков, сейчас все эти огни раздражали его и казались чем-то неуместным.
        — Неплохо было бы перекусить,  — пробормотал мужчина, оглядываясь по сторонам в поисках кого-нибудь подходящего. Сегодня ему хотелось чего-то особенного, чего-то, что поднимет его настроение, а значит хмурые граждане, ему совершенно не подходят. Александр внимательно всматривался в лица похожих, ища того, в чьих глазах будут искры веселья и радости. Но пока его поиски были тщетными и куда подевались все довольные жизнью и не обремененные заботами люди? И снова вампир задумался о том, что былые времена были намного лучше, жаль только, что вернуться назад невозможно.
        — Хм, что ж, придется съесть, что-то попроще,  — вздохнул кровосос, преграждая путь выбранной жертве. Эта был мужчина средних лет, с мрачным сосредоточенным взглядом, он шел, не разбирая дороги, с трудом избегая столкновений со случайными прохожими. Не самая лучшая жертва, но искать кого-то другого вампиру не хотелось.
        — Пойдем со мной,  — древний кровосос заглянул в глаза своего ужина, сразу же применяя гипноз. Незнакомец безвольно кивнул и направился вслед за Александром. Скрывшись подальше от любопытных глаз, вампир остановился и жестом подозвал мужчину ближе и уже собрался закусить, но его отвлекли.
        — Приятного аппетита,  — раздался мурчащий голос из темноты.
        — Благодарю. Желаете присоединиться?  — Кровосос точно знал, кому принадлежит голос — коту-оборотню, парочка таких как раз обитают в городе на Неве. Прекрасные охотники, превосходные бойцы и ловкие воры — Александр всегда восхищался этим видом оборотней, которые переняли от своей кошачьей половины, все самое лучшее: ловкость, хитрость, изворотливость и очарование, сравнимое с притягательностью суккубов.
        — Нет, я предпочитаю рыбу,  — из тени вышел довольно-таки упитанный кот, шерсть которого в полумраке казалась сребристой.  — Вы кушайте, не стесняйтесь, я подожду, пока Вы закончите.
        — Ну, хорошо,  — кровосос понимал, что оборотню от него что-то нужно, но отказываться от трапезы не собирался. Все же голод это весьма неприятное ощущение.
        Острые клыки вонзились в тело жертвы, и Александр ощутил во рту приятный вкус крови. Он жадно глотал солоноватую жидкость, имеющую горький привкус спокойствия, безнадежности и обреченности. Не самая лучшая в его случае еда, но это лучше, чем ничего, хорошо еще, что у жертвы отлично здоровье.
        — Иди домой,  — безразлично пробормотал кровосос, закончив свою позднюю трапезу,  — отдохни, выпей сока… и возьми отпуск, съезди отдохнуть куда-нибудь, где ярко светит солнце.
        Проводив взглядом незнакомца, который «пожертвовал» ему свою кровь, вампир вновь посмотрел на кота, которые терпеливо ждал, пока на него обратят внимания.
        — У вас какое-то дело?
        — Да… я недавно общался с госпожой Ягдой и она рассказала мне, что Вы посещали стоматолога,  — неуверенно начал кот, нервно дергая пушистым хвостом.  — Не могли бы вы представить нас…
        — Неужели зубы заболели?  — понимающе улыбнулся Александр, размышляя над тем, стоит ли знакомить этого пушистика с Надей. Все-таки, кот уж слишком симпатичный, чтобы отдавать его в руки этой закоренелой садистки.
        — Да, а идти к обычному стоматологу чревато неприятными последствиями. У меня, видите ли, непростой характер и я могу сорваться. Гораздо лучше иметь дело со специалистом, знающим, о существовании нечисти,  — начал деловито объяснять оборотень.
        — Ну, да… это точно, но Вам стоит принять человеческую форму, все же стоматолог и ветеринар разные профессии,  — усмехнулся вампир, представляя лицо Надежды, когда он принесет её кота.
        — Хм… я как-то не подумал… идемте,  — кот проворно побежал в сторону небольшого парка, что располагался неподалеку. Александр точно знал, зачем оборотень направляется в безлюдное место — это только в кино перекидывание из зверя в человека и обратно, процесс быстрый и безболезненный, в реальности все намного страшней и омерзительней, да и одежда оборотню понадобится.
        Оказавшись далеко от людей, кот тяжело вздохнул и прижался к земле, учащенно дыша. Острая боль пронзила его тело, и оборотень захрипел, давясь собственной кровью. Из его груди доносились мерзкие булькающие звуки и сдавленные хрипы, а в зеленых фосфорных глазах, застыли ужас и боль. Кот чувствовал, как стремительно облезает его шерсть и рвется кожа, как растут и видоизменяются кости — дикая агония с которой невозможно совладать, давно стала частью его жизни. Каждая трансформация была болезненной и мучительной, но от этого никуда не деться. Именно благодаря этой боли, оборотни всегда были лучшими бойцами, они могут вытерпеть то, на что не способны ни люди, ни другая нечисть.
        Александр молча, наблюдал за тем, как происходит трансформация, несмотря на то, что это было просто омерзительное, жуткое и невероятно кровавое зрелище, но оно завораживало. Столько крови, агонии, и отчаяния — вампир поморщился, даже его это зрелище было впечатляющим.
        Спустя пару мгновений посреди лужи крови стоял вовсе не кот, а голый человек, который тут же ринулся в кусты, где судя по всему, была припрятана одежда.
        — Надеюсь, я вас не напугал,  — молодой оборотень быстро натянул на себя джинсы и красную клетчатую рубашку.
        — Я ожидал подобного,  — пожал плечами кровосос, уже пришедший в себя. И теперь внимательно рассматривающий вторую ипостась оборотня. Наверное, ему было не больше тридцати, худой, невысокий, с коротко-остриженными темными волосами. От кота сейчас в нем остались разве что глаза — зеленые, сверкающие в темноте.  — Давайте, что ли познакомимся. Я Александр Строгонов, а вы?
        — Я Максим,  — поморщился новый знакомый, пожимая протянутую ему руку. Кровосос сразу же понял, в чем дело. Еще недавно он и сам страдал от мерзкой зубной боли.
        — Что ж, Максим, идемте, познакомлю Вас с моим стоматологом, сочувствующе вздохнул вампир, который не сомневался в том, что Надя и этого привыкшего к боли оборотня заставит трястись от страха.



        Что же это такое?

        Надя удивленно смотрела на Александра, который пришел к ней не один, а с симпатичным шатеном. Если вспомнить их прошлые встречи, это могло означать лишь одно — новому знакомому, понадобился стоматолог.
        — Ну и кого ты кто мне привел?  — стоматолог придирчиво посмотрела на спутника вампира, который был на удивление спокоен и даже отстранен. Это был настоящий вызов, и Надя готова была его принять.
        — Это Максим — он оборотень и у него проблемы с зубами,  — пожал плечами кровосос, занимая место за столом женщины. Все же наблюдать за тем, как она работает сплошное удовольствие.
        — Оборотень значит,  — Надежда недовольно поморщилась,  — не люблю собак…
        — Я кот,  — гордо заявил шатен, устраиваясь в стоматологическом кресле.
        — Неожиданно,  — стоматолог удивленно посмотрела на своего нового пациента, она явно не ожидала, что коты тоже бывают оборотнями.  — Ну, раз так, открывай рот, посмотрим, что там у тебя.
        Врач вооружилась зеркальцем и коварно улыбнулась, серые глаза лихорадочно заблестели.
        — Ну, же не бойтесь, больно не будет,  — практически нараспев произнесла женщина, её голос был до омерзения ласковым и нежным. Даже Александр почувствовал, как мороз пробежал по спине.
        — Да я и не боюсь,  — оборотень сохранял спокойствие и выполнял все указания Нади, но все же в глубине его зеленых глаз проскользнул страх. Будучи котом, Максим видел намного больше, чем люди и даже некоторые представители нечисти, а от стоматолога исходила пугающая аура, которая заставляла нервничать и опасаться, причем, когда он вошел, её не было заметно. Странная аура появилась только, когда женщина приступила к работе.
        — Вот и хорошо,  — Надежда наклонилась ниже, чтобы осмотреть зубы, но неожиданно оборотень дернулся и выбил зеркальце из её рук.  — А говорили, не боитесь.
        — Прошу прощения,  — смутился Максим,  — это рефлексы, я буду держать себя в руках.
        — Надеюсь, а то придется Вас привязать,  — стоматолог достала новое зеркальце. Похоже, её пациент не такой смельчак, каким хочет показаться. И снова женщина попыталась снова посмотреть зубы, которые так нуждаются в её внимании. Но оборотень вновь дернулся и сильнее стиснул челюсти, он сам не понимал, чего боится, но это было выше его сил. Максиму хотелось поскорее покинуть это место, от напряжения у него даже начала пробиваться шерсть на руках, а лицо начало терять человеческие черты. Оборотень нервно сглотнул, эта женщина была очень странной, и самое необычное было то, что она человек и не является представителем нечестии.
        — Да, что же это такое?!  — стоматолог раздраженно подошла к своему столу и достала оттуда бинты и жгуты.  — Придется все-таки привязать.
        — И часто тебе приходится людей связывать?  — усмехнулся Александр.
        — Бывает,  — улыбнулась Надя, её глаза хитро блеснули.  — Что сидишь, вставай, помогать будешь.
        — Эй, может не надо?  — шатену казалось, что он попал в пыточную. Хотелось сбежать, ну или хотя бы, укусить или поцарапать своих мучителей, но гордость кота-оборотня не позволяла ему поступить так трусливо. Все дело в ауре этого стоматолога, повторял про себя Максим снова и снова, стараясь успокоиться. Этот процесс настолько увлек его, что мужчина даже не заметил, как Александр с Надей привязали его руки и ног к креслу, спустя десять минут, оборотень был похож на мумию.
        — А мы не переборщили?  — криво улыбнулся вампир. Все-таки это он правильно сделал, что решил привести оборотня к Наде. Возможно, сегодня они и не поговорят, но зато весело будет точно. Казалось, что он вернулся в детство, когда можно было безнаказанно совершать разного рода глупости.
        — В самый раз,  — улыбнулась Надежда, которой, наконец, удалось добраться до зубов оборотня. К ее разочарованию они выглядели совершенно обыкновенно, но с другой стороны это даже хорошо, она точно будет знать, что с ними делать.
        — А можно мне посмотреть?  — кровосос сам не ожидал подобного, но ему захотелось «поиграть» в стоматолога. А что, эта профессия казалась ему все более и более привлекательной, к тому же вполне можно будет работать ночью, а вместо наркоза пить кровь своих же пациентов. Иеально!
        — Ну, посмотри,  — усмехнулась женщина, передавая Александру свое зеркальце и металлическую спицу, которой ощупывала десны.
        — Эй, вы шего?  — попытался протестовать оборотень, но его никто не слушал. Вампир увлеченно осматривал его ротовую полость, а врач потянулась за шприцом. Максиму казалось, что он спит, ведь в реальности такого просто быть не может. Как же, наверное, это дико смотрится со стороны — он сидит привязанным бинтами к креслу, в то время как вампир рассматривает его зубы, а врач всему этому потакает.
        — У вас воспалились десна,  — пояснила Надя, доставая еще и пинцет.  — Стоит осторожней есть рыбу. Сейчас мы достанет обломок кости и станет намного лучше.
        — Угу,  — кивнул головой оборотень.
        — И где эта кость, я не вижу,  — недовольно буркнул кровосос, все еще пытающийся разглядеть причину беспокойства Максима, но все, что он видел это то, что десна покраснела и набухла.
        — Не удивительно, ты же в этом ничего не понимаешь,  — самодовольно усмехнулась стоматолог, отталкивая своего «коллегу» от пациента, и осторожно делая укол. Оборотень взвыл, да так, что Надежда усомнилась в том, что он действительно кот.
        — Тише, тише,  — ласково улыбнулась женщина, почему-то решив почесать оборотня за ухом. А почему бы нет, коты вроде как, любят подобное. Вот только от подобных действий у шатена напротив все внутри похолодело.  — Вот так, а теперь тетя-врач, вынет косточку из десны.
        — Может не стоит с ним, как с ребенком,  — Александр с трудом сдерживал смех. Неужели когда он приходил к стоматологу, выглядел так же? Это было бы смешно, если бы не было так грустно.
        — Все мужчины, как дети,  — пожала плечами Надя, пытаясь зацепить пинцетом злосчастную косточку, что было очень нелегко, ведь Максим по-прежнему пытался вырваться.
        — Ну, не скажи,  — обиженно буркнул вампир, наблюдая за манипуляциями врача.
        — Готово!  — стоматолог победно продемонстрировала косточку, которая была причиной зубной боли оборотня.  — Теперь осталось подождать, пока подействует лекарство. А еще стоит полоскать рот, отваром ромашки и коры дуба — это средство, конечно, народное, но зато помогает, лучше лекарств и уж точно не будут никаких побочных эффектов.
        Максим что-то промычал, сейчас, когда ноющая противная боль, которая изводила его уже неделю почти прошла, ему стало легче, хотя больше он радовался тому, что Надя больше зловеще не улыбается и, судя по всему, его лечение законченно.
        — Если что, заходите, буду, рада помочь,  — улыбнулась женщина, начиная заполнять карточку больного, в то время, как Александр, освобождал оборотня от бинтов.
        — Благодарю,  — поморщился шатен, медленно крадясь к выходу. Все же этот врач весьма необычный человек. Впервые Максим столкнулся с тем, что у кого-то так сильно меняется аура. Причем если одна совершенно нормальная, то вторая была, просто ужасающа. Сейчас оборотню хотелось поскорее сбежать и забыть о сегодняшнем вечере, но все же кошачье любопытство не давало ему покоя. Что же это было?



        Приглашение

        Надя была полностью довольна сегодняшним вечером, необычный пациент весьма порадовал её — стоматологу было приятно, что даже сильный оборотень её испугался, хотя и не сразу. Наверное, она странная женщина, раз получает удовольствие от того, что её боятся, а не от того, что восхищаются. Хотя, какая разница, все люди разные и в каждом есть своя особая прелесть, самое главное при этом — не подстраиваться под других и просто найти тех, кто оценит тебя таким, какой ты есть. А вот это самое сложное общество, традиции, мода — все это давит на людей, и далеко не каждый справится с этим. Она и сама предпочитала прятаться от мира, работая по ночам, но с другой стороны благодаря этому, её жизнь стала намного интересней.
        И все же этот оборотень умудрился напугать даже её, до сих пор в дрожь бросает от воспоминаний о том, как его лицо начало вытягиваться в подобие кошачьей морды. Хорошо еще, что они с Александром его привязали, а то было бы худо.
        — Как-то он быстро отделался,  — вампир принялся помогать стоматологу убирать использованные приборы, незаметно пряча зеркальце в карман. Это, конечно, не хорошо, но оно ему уж больно нравится. Надя бы, наверняка, и сама отдала его, но почему-то кровососу захотелось именно украсть этот инструмент.  — Все же, жизнь несправедлива, вот мне пришлось больше недели ходить к тебе не прием, а Владимиру и этому кошаку ты все вылечила за один сеанс.
        — Что поделать, они же, в отличии от тебя, зубы не теряли,  — усмехнулась Надя, наливая себе чашку ароматного чая с лимоном.  — Кстати, как ты умудрился лишиться клыков? Это же совершенно ненормально, или у вас, кровососущих, такое частенько случается?
        — Это твой вопрос?  — хитро улыбнулся Александр, уже готовясь рассказать историю своей первой встречи с Владимиром.
        — Нет, давай просто поговорим, а вопросы отложим на потом. К тому же, у нас не так много времени до рассвета.
        — Хм, а почему бы нет,  — пожал плечами мужчина, легко взбираясь в свое любимое кресло.  — Я все равно никак не могу решить, что спросить у тебя… Вопросов в голове множество, но вот в каком порядке их задавать — ума не приложу.
        — Та же проблема, я слишком о многом хочу знать,  — женщина с наслаждением сделала глоток, обжигающего напитка.  — Знаешь, с тех пор, как мы с тобой познакомились, я полюбила ночь. По-настоящему полюбила, а не потому, что меня никто не достает.
        — Это радует. Знаешь, я давно заметил, что у тебя есть много качеств, подходящих нечисти, и любовь к темноте — одна из них, даже удивительно, что ты не ведьма, к примеру,  — вампир широко улыбнулся, рассматривая бледное лицо женщины.  — Ночь действительно прекрасна, она полна тайн, загадок и волшебства, но в то же время она опасна и пугающа. Ночь — весьма противоречивое время… Хотя, спустя триста лет ночного существования, я начал больше ценить то, что мне недоступно. Солнечный свет и голубое небо, к примеру, или просто возможность насладиться вкусом горячего чая.
        — Запретный плод сладок. Мы всегда будем желать то, что нам недоступно. Ты хочешь побывать на солнце лишь потому, что оно для тебя смертельно опасно. Вспомни, любил ли ты день, когда был человеком?
        — Хм… не думаю, будучи дворянином, я просыпался после полудня, а ложился далеко за полночь, вернувшись с очередной гулянки. Тогда это было совершенно нормальным. Но все равно, людям намного проще, тебя ничто не ограничивает,  — и снова кровосос подумал о том, что бессмертие и огромная сила лишили его слишком многих маленьких радостей в жизни. Жаль, что он никогда не сможет стать нормальным человеком и прожить совершенно обычную жизнь.
        — Ограничения — они есть у всех, я тоже многого не могу, к примеру, прыгать по крышам или бегать быстрее машины, а ты все это можешь,  — фыркнула женщина, внимательно смотря на кровососа — Можешь ведь?
        — Могу,  — согласно кивнул Александр.  — У всего есть своя цена. За бессмертие и силу я расплачиваюсь тем, что ничего не чувствую, оборотни за возможность становиться зверем, страдают от дикой боли, а люди за возможность чувствовать и ощущать расплачиваются собственной слабостью и все же, люди намного более свободны, нежели нечисть.
        — Весьма печально, но с другой стороны, быть идеальным — слишком скучно.
        — Может быть, и все равно иногда мне хочется почувствовать себя живым, насладиться едой, хорошим вином, прогуляться по парку в компании обворожительной дамы. Черт подери, надеть нормальную одежду, а не это современные тряпки! Куда только подевался стиль и изящество?
        — Ха, полностью с тобой согласна, но часть из этого мы вполне можем осуществить,  — серые глаза Нади азартно блеснули, говоря о том, что в её голове уже появилась гениальная идея.
        — Да неужели?  — вампир с сомнением посмотрел на свою подругу. Что она может предложить такого, что может заставить его почувствовать себя живым?
        — Не бойся, тебе понравится,  — женщина придирчиво осмотрела мужчину.  — У тебя осталась твоя старая одежда? Что-нибудь из конца девятнадцатого века…
        — Должно что-то быть,  — Александр не понимал, к чему клонит стоматолог, но в нем уже проснулось любопытство.
        — Отлично, тогда приглашаю тебя на вечерний пикник,  — наверно, впервые за время их знакомства, глаза Нади сверкали от восторга, а улыбка была искренней и по-настоящему радостной.  — Форма одежды, естественно, викторианская, должен же ты мне соответствовать.
        — А ты не боишься, что нас в таких нарядах заметут и в психушку отправят?  — рассмеялся вампир, уже представляя столь дивную картину.
        — Не заметут, это официальное мероприятие — викторианский пикник, там все такие будут.
        — Так хочешь сказать, мы не одни такие?
        — Таких, как мы, в Питере полно, правда, собираемся мы вместе редко,  — наиграно вздохнула Надя.
        — Что ж, весьма заманчивое предложение.
        — Тогда жду тебя завтра в семь вечера у клиники, и не смей опаздывать,  — серые глаза опасно блеснули, обещая вампиру в случае чего все муки ада, а точнее пару весьма болезненных процедур.



        И почему я раньше здесь не бывал?

        Александр стоял у здания стоматологической клиники в ожидании Надежды, время от времени посматривая на часы. Было уже почти семь, а его дамы все не было. Вампир усмехнулся, все это походило на самое настоящее свидание. Если подумать, то в его жизни никогда не происходило подобного. В семнадцатом веке подобное было не принято, а после, когда он стал кровососом, ему было это не интересно. В очередной раз взглянув на часы, мужчина осознал, что начал волноваться, и дело было не только в том, что Надя еще не пришла, у нее в запасе было еще целых полторы минуты. Александра смущал его наряд, как он и обещал своей спутнице, вампир надел костюм конца девятнадцатого века, который бережно хранил столько лет. Многочисленные прохожие, спешащие домой или на встречи с друзьями после тяжелого рабочего дня, с удивлением и непониманием смотрели на странного мужчину, выглядящего так, словно он пришел из прошлого или быть может сбежавшего со съемочной площадки какого-то исторического фильма. Александр нервно поправил запонки на манжетах и снова взглянул на циферблат часов, что до этого поколись в кармане его
бархатного жилета. Древнему кровососу внезапно начало казаться, что женщина решила посмеяться над ним и сама не придет. Хотя, с другой стороны, для дамы вполне приемлемо ненадолго опоздать.
        — Как же глупо, наверное, я сейчас выгляжу,  — вздохнул вампир. Ему нравилось то, что он смог надеть эту одежду, но с другой стороны, мужчине не нравилось привлекать к себе внимание, а в такой одежде это было неизбежно.
        — Ну, почему же, очень даже недурно,  — раздался тихий голос Надежды.
        — Благодарю, миледи,  — Александр обернулся и взглянул на женщину, которая сегодня выглядела особенно прелестно. Как она и говорила, черное ей было к лицу, этот цвет прекрасно оттенял бледность её кожи и превосходно смотрелся с рыжими волосами, заплетенными в сложную прическу и украшенную маленькой шляпкой. Да и само длинное платье с турнюром-бантом, превосходно смотрелось на изящной фигуре Нади. Конечно, не хватало некоторых деталей той прекрасной эпохи, но это не мешало женщине выглядеть, как истинная леди.
        — Я сражен,  — вампир галантно поклонился и поцеловал руку своей спутницы. Раз уж они так одеты, то и вести себя следует соответствующе.  — Вы бесподобны.
        — Я рада, что пригласила тебя на пикник, мы будем самой элегантной парой.  — Надежда протянула мужчине плетеную корзинку, которую до этого держала в руках.
        — Нисколько в этом не сомневаюсь, но все-таки, куда мы конкретно идем?  — Александр взял женщину под руку и озадаченно посмотрел на нее, не зная, что будет дальше.
        — В ближайший парк,  — беззаботно улыбнулась Надя, которую, судя по всему, нисколько не смущали взгляды, которыми их пару одаривали прохожие. Напротив она вела себя так, словно именно так и положено ходить, а все эти люди сами выглядят странно.  — Не бойся, я знаю маршрут, так что, не заблудимся. Кстати, я была бы не прочь узнать о том, что хранится в твоем шкафу.
        — В смысле?  — мужчина непонимающе посмотрел на свою спутницу, пытаясь угадать скрытый смысл в её словах.
        — Я о твоей коллекции винтажной одежды.
        — С чего ты взяла, что она у меня есть?
        — С того, что ты нашел костюм в кротчайшие сроки, причем он настоящий, а не новодел,  — Надежда оценивающе взглянула на безупречный костюм мужчины.  — Уверена, ты хранишь множество подобных вещей.
        — Так оно так, но все они мужские, так что тебе вряд ли что-то из этого пригодится,  — почему-то у вампира появилась уверенность в том, что женщина преследует свои меркантильные интересы и, скорее всего, желает прибрать к рукам побольше его вещей.
        — Ну и что?  — пожала плечами Надя,  — я вполне смогу приспособить что-то под себя, рубашку, к примеру.
        — Так и знал, что все вы женщины одинаковые,  — рассмеялся Александр, которому давно уже не было так легко, даже любопытные взгляды прохожих больше не нервировали его.  — Только и ждете момента, чтобы забрать у нас все самое ценное и дорогое.
        — Да, можно подумать мужчины, просто ангелы,  — усмехнулась Надя.
        — Нет, но мы хотя бы более честны и сразу даем понять, что нам нужно.
        — Ну, да, конечно. Вот тебе, к примеру, от меня только одно нужно — разговоры.
        — Только не говори, что ты недовольна,  — Александр скептически посмотрел на женщину, которая сегодня пребывала в романтичном и игривом настроении. Он прекрасно понимал, что это — всего лишь игра, легкий, ничего не значащий флирт, навеянный обстановкой, и это заставило его улыбаться. Ему не хватало подобного раньше, просто иметь возможность беседовать с дамой, осыпать её комплиментами и при этом ничем не быть ей обязанным. Надя знала, кто он, и не испытывала на его счет иллюзий, но при этом она могла позволить себе расслабиться и просто наслаждаться жизнью.
        — Ну, почему же, очень даже довольна. Мы кстати, пришли.
        Александр проследил за взглядом девушки и увидел, что на большой поляне, вокруг раскидистого дерева, собралась пестрая толпа неформалов, кого здесь только не было: и готы, и файерщики, люди в странных костюмах, музыканты играли живую музыку. Кто-то танцевал, некоторые пили чай с пирожными, а кто-то даже устроил дуэль. Это было настоящее безумие, которое не встретишь просто так в современном мире, но вампиру нравилось все происходящее. Это было глотком настоящей жизни, чем-то сродни шабашу, но здесь были обычные люди. Хотя, все же кровосос заприметил несколько знакомых лиц.
        — И почему я раньше здесь не бывал?
        — Потому что не знал, что такое бывает,  — Надя взяла из рук мужчины корзинку и начала обустраивать для них место. Она любила подобные мероприятия, наверное, только на них она чувствовала себя в своей тарелке, все эти люди были такие же, как она сама. С ними можно было расслабиться и просто наслаждаться жизнью. Жаль только все это на несколько часов, утром почти все эти люди вновь станут добропорядочными гражданами.  — Такие события не так уж часто происходят, но зато здесь все свои.
        — Хочешь сказать, что всех их знаешь?
        — Нет, конечно, но здесь это не важно, ты можешь заговорить с любым и нести абсолютно любой бред,  — женщина присела на расстеленный на земле плед и налила в фарфоровые чашки горячий чай из термоса. Несмотря на то, что был конец лета, ночи уже стати прохладными, так что было просто необходимо согреться.  — Держи.
        — Ты же знаешь, я не чувствую вкуса,  — Александр присел рядом с Надей.
        — Но, это же не значит, что нужно сидеть с кислой миной и смотреть на то, как другие отдыхают. Просто представь вкус и все.
        — Ну, давай,  — вампир взял из рук женщины чашку и сделал небольшой глоток. В конце концов, почему бы вновь не притвориться, как он делал не раз до этого дня. Сейчас ему не хотелось говорить, кровосос просто наслаждался ночью, чужим смехом и видом радостных беззаботных людей. Сейчас он с удовольствием бы закусил одним из них. Наверняка, кровь каждого из присутствующих просто отменна. Александр облизался и начал озираться вокруг, столько чувств, эмоций, энергии — он ощущал их, даже не сделав ни одного глотка свежей крови.
        — Неужели аппетит проснулся?  — с улыбкой спросила Надежда, которая прекрасно видела, как в полумраке блестели глаза ее спутника.
        — Я не голоден, если ты об этом. Просто… все эти люди для меня деликатес. Таких не часто встретишь в обычной жизни. Это как съесть после ужина восхитительный десерт.
        — Ну, так иди поешь,  — пожала плечами Надя, доставая пирожное.
        — Ты не против?  — вампир был удивлен.
        — А почему я должна быть против? Ты же не убивать собираешься, так, немного перекусить и все.
        — Удивительная ты женщина,  — Александр пристально вглядывался на улыбающееся лицо Надежды. Сейчас ему вдруг стало интересно, а какой будет на вкус её кровь. Никаких сомнений в том, что она уникальна и восхитительна, не было. Так и хочется попробовать именно её.
        — Даже не думай,  — женщина ударила вампира по голове веером, который до этого висел у неё на поясе.  — Я тебе не еда. Так что иди, поищи кого-нибудь другого.
        — Хорошо, прости, просто иногда…
        — Я понимаю, но пока ты держишь себя в руках — это не проблема.
        — Отлично, я скоро вернусь.
        — Угу, только не увлекайся.
        Найти подходящий ужин для вампира не составило никакого труда, здесь было полно носителей отменной крови. У Александра даже появилась возможность попривередничать, чего не случалось с ним уже давно. Жаль, что нельзя попробовать всех, кто пришел на этот пикник. И когда, интересно, он стал таким жадным?
        — Хоть у каждого номер телефона проси,  — вздохнул кровосос, размышляя о том, что если бы у него были контакты всех этих людей, ему бы долгое время не пришлось беспокоиться о вкусной и полезной крови, насыщенной невероятными эмоциями. И снова Александр поймал себя на мысли, что чем больше он узнает Надю, тем больше ему хочется попробовать её крови. Дело даже было не в том, что он воспринимает её, как пищу, а просто в любопытстве. Вампиру было просто интересно, какими эмоциями насыщена её кровь.
        — Нужно держать себя в руках,  — мужчина, наконец, выбрал подходящий для сегодняшнего дня ужин и направился к будущему донору. Хорошо, что этот необычный пикник устроили в парке, не придется далеко уводить свою жертву, а после можно будет даже угостить несчастного Надиными пирожными и чаем. Вампир усмехнулся, ему еще не доводилось трапезничать вместе со своей едой — это должно быть весьма занятным.
        Легко загипнотизировав свою жертву, Александр отвел молодого парня, одетого в модном ныне стиле стим-панк в сторону. Его кровь была действительно бесподобной, от эмоций, которые были в ней, вампир даже немного захмелел, а в теле появилась невероятная легкость. Давненько ему не было так хорошо, ему даже захотелось немного потанцевать и даже спеть. Закончив с трапезой, древний кровосос с доброжелательной улыбкой на лице посмотрел на бледного парня, которого от кровопотери немного пошатывало.
        — Звать-то тебя как?
        — Саша.
        — О! Тезка значит! Пошли к нам, стащим у Нади пирожные, ей все равно много сладкого есть вредно.
        — А пошли,  — улыбнулся недавний ужин, идя следом за Александром, его разум все еще был затуманен, но страха не было. В конце концов, он пришел, чтобы повеселиться и отдохнуть в кругу таких же безумцев, как и он.
        Когда мужчины вернулись на поляну, музыканты уже играли странную мелодию, она была красивой, завораживающей, но это явно была не классика, впервые за долгое время вампиру, не переносящему современную музыку, захотелось послушать что-то новое и незнакомое.
        — Что это?  — поинтересовался Александр, присаживаясь рядом с Надеждой и отбирая у нее очередное пирожное.
        — Это из арканума,  — хмуро ответила женщина, наблюдая за тем, как уже надкусанная сладость отдается, какому-то совершенно левому мужику.  — И кто же твой новый друг?
        — Это Саша, мой ужин,  — Александр, дал новому знакомому чашку горячего чая, только что налитого из термоса.  — Ему нужно восстановить силы, а что для этого подойдет лучше, чем сладости?
        — Если бы я не знала, кто ты, то решила бы, что ты пьян,  — вздохнула Надя, удивлено смотря на радостного кровососа,  — или ты после еды всегда такой?
        — Все зависит от самого человека,  — пожал плечами вампир, наблюдая за людьми, занимающимися своими делами и не замечающими ничего вокруг, словно ходить в подобной одежде и пить чай на природе, любуясь ночным небом — это самое обычное дело.  — Мы, вампиры по своей сути, эмпаты, чем дольше мы живем, тем меньше способны на чувства и эмоции. Не то, чтобы мы совсем ничего не испытывали, но все наши ощущения блеклые, пустые и только выпив крови можно перенять эмоции нашей жертвы. Если человек счастлив, бодр и радуется жизни, то некоторое время то же самое происходит со мной… Вот только долго это не продлиться.
        — Печально,  — женщина осторожно забрала остатки своих любимых пирожных, она, конечно, не против поделиться, но не отдавать же все!  — А ты не боишься говорить при нем?
        — Нет, он все еще под гипнозом, утром он даже ничего не вспомнит. К тому же, я просто обязан позаботиться о своей пище, а лишать его такого замечательного вечера, отправляя домой перекусить — не хочется. Это было бы преступлением!
        — И все-таки ты странный вампир,  — усмехнулась Надя, с некой завистью наблюдая за танцующими парами.
        — Хочешь присоединиться?
        — Я не умею танцевать такое,  — вздохнула женщина, наблюдая за сложными движениями, которые навряд ли сможет повторить.
        — Зато я умею, идем,  — Александр протянул руку своей спутнице. Но увидев сомнение в серых глазах, добавил.  — Пользуйся, пока я в настроении. Скоро эйфория от крови пройдет, и я снова стану скучным, ленивым собой. К тому же, в танце все зависит от партнера, в паре достаточно одного умеющего танцевать.
        — Хм… танец с вампиром в ночном парке, под живую музыку,  — Надя вложила свою ладошку в протянутую её руку, поражаясь, насколько она холодная, даже мороз по коже пробежал.  — Я никогда не прощу себя, если упущу такой шанс. Но учти, если я отдавлю тебе все ноги, не смей жаловаться.
        — Как можно? Джентльмен никогда не позволит себе подобного.
        Женщина чувствовала себя неуютно, чего не скажешь об Александре, который уверенно вел в танце. Для него это было свершено естественно, ведь он частенько бывал на балах и светских раутах. Сейчас вампир просто наслаждался недолгими мгновениями покоя и ощущение жизни, что подарила ему кровь тезки и приятное общество Нади. Все это ненадолго и скоро он снова ощутит уже привычную для него усталость, а это значит, что необходимо пользоваться моментом, чтобы запомнить, как можно больше ощущений.
        — Надо будет как-нибудь повторить подобное,  — улыбнулся древний кровосос, когда музыка стихла, а уставшие музыканты решили немного передохнуть.
        — Обязательно, жаль только, что такие вечера бывают не часто,  — женщина широко улыбнулась. Хорошо, что она позвала своего друга сюда, ему тоже по нраву подобное, он тоже хочет жить совсем в другую эпоху. В этом они похожи…
        — Ну, зато у меня будет возможность научить тебя танцевать, чтобы в следующий раз мои ноги не пострадали,  — усмехнулся вампир, возвращаясь к расстеленному на земле пледу, на котором, удобно устроившись, сидел Саша, поглощающий остатки пирожных. Надя тут же бросилась отбирать вкусняшки, обещая вырвать парню все зубы, причем без наркоза. Похоже, ей тоже было легко и свободно в этом парке, среди таких же ненормальных, как она сама. Это был странный вечер, и Александру не хотелось, чтобы он заканчивался. Жаль, что остановить время не в силах обычного кровососа.



        В гостях у кровососа

        В очередной раз раздался бой курантов, который всю ночь не давал нормально спать, бесцеремонно врываясь в сновидения. Удар, еще один и еще, Надя недовольно отсчитывала часы, пытаясь понять, сколько же времени. Наконец, часы перестали быть — восемь часов, а это значит, что можно открыть глаза и встать. Рановато, конечно, и хочется еще немного поспать, но нужно же понять, где она оказалась — у нее дома точно нет часов с курантами. К тому же в желудке было пусто и урчало, а сама она замерзла — спать в таких условиях, просто невозможно.
        С трудом разлепив глаза, женщина приняла сидячее положение и огляделась вокруг. Обстановка в комнате была весьма примечательная, можно даже сказать, что мрачная: темные обои с золотым рисунком, такие были уже давно не в моде, вся мебель деревянная и явно старинная, а на стенах висело множество портретов, написанных искусными мастерами. Среди всего этого великолепия, компьютер, стоящий на двухтумбовом письменном столе, со столешницей обитой зеленым сукном, смотрелся неуместно и даже странно.
        — Ну и где это я?  — воспоминания Нади обрывались на разговоре с вампиром, кажется, он рассказывал её о своей первой дуэли. А что дальше? А дальше, судя по всему, она уснула. Сопоставив все факты, женщина догадалась, у кого она в гостях и на всякий случай проверила шею на предмет целостности. Пусть их с Александром и можно назвать друзьями, но не стоит забывать о природе кровососа, он вполне мог и не сдержаться и укусить её. Надежда не испытывала глупых надежд и осознавала, что она по-прежнему всего лишь пища, которая всегда находится под рукой.
        — Уф… вся моя кровушка при мне,  — Надежда поднялась на ноги и прошлась по комнате, недовольно морщась от неприятных ощущений в теле. Все же спать в платье с корсетом и жестким турнюром не самая лучшая идея. Мало того, что сам наряд весь измялся, так и еще теперь и все болит, словно она спала на полу.
        — Ну и где же хозяин?  — недовольно проворчала женщина, отправляясь обследовать жилище вампира. Наверняка Александр не спит, тогда почему не вышел к ней? Неужели боится, что подруга будет ругать его за то, что он притащил её к себе, вместо того, чтобы разбудить и проводить до дома? Собственные мысли заставили Надю усмехнутся, она понимала, что уже давно не пугает своего любимого пациента, с тех самых пор, как закончилось его лечение.
        Женщина быстро обошла двухкомнатную квартиру, которая больше напоминала ей странный музей, где среди современных вещей лежали разные исторические ценности, и все это можно было потрогать и разглядеть. Ей нравилось это жилище, хотя для большинства оно покажется просто захламленной берлогой. Все эти старые вещи были полны историй и наверняка многое значат для кровососа, который не любил перемен. Надежда не сомневалась в том, что всех этих людей, изображенных на портретах, Александр знал лично. Женщина даже проверила содержимое шкафов и сундуков, которые она обнаружила в углу. Как она и думала, у кровососа была превосходная коллекция старинной одежды. Вот и хорошо, можно будет наложить свои руки на эти сокровища. Что-то подсказывало ей, что вампир не откажет ей и согласиться сделать подарок. В конце концов, она позволила стащить ему зеркальце.
        — Похоже, я здесь совершенно одна,  — несколько разочарованно вздохнула Надя, заходя в ванную комнату, чтобы умыться.  — Ну, вот! Чего и следовало ожидать — зеркала нет.
        Женщина включила теплую воду и начала тщательно тереть лицо, чтобы смыть всю косметику, которая, наверняка, смазалась на ночь. Она не сомневалась с том, что выглядит сейчас ничуть не лучше упыря, вылезшего из могилы. Надежда захихикала, если бы кто-то другой, а не она сама себя так назвала, то ему было бы не жить. И все-таки жаль, что здесь нет зеркала. Вот как теперь определить смыла она косметику или нет? Придется просто надеяться, что она выгладит прилично.
        В животе снова громогласно заурчало, и женщина поспешила на кухню, раз уж хозяин неосмотрительно оставил её в собственном доме, то будет просто грех, не обчисть его холодильник.
        — Так, что тут у нас есть вкусненького?  — Надя начала проверять полки в шкафчиках и холодильник на предмет пищи, но к её разочарованию у вампира везде было пусто. Единственное, что удалось раздобыть — это пара чайных пакетиков и засохшее печенье, попытавшись съесть которое, она точно станет пациенткой своих коллег.
        — Да, гости здесь явно бывают редко,  — вздохнула женщина, с удивлением смотря на початую бутылку виски.  — Ну, хоть чаю попью и то хорошо.
        Надежда включила чайник и задумчиво выглянула в окно, она волновалась за вампира. На улице было уже светло, а это значит, Александр может пострадать от солнечного света. В этот момент из коридора донесся шум, и женщина вздохнула с облегчением, кровосос вернулся, а значит её друг в порядке.
        — Ну и где ты был?  — недовольно поинтересовалась Надя, выходя в коридор.
        — Ходил за завтраком для тебя,  — мужчина протянул своей гостье пакет с едой и начал снимать плащ и шляпу. После утренней прогулки он чувствовал себя не лучшим образом, хорошо еще, что вчера он хорошенько поел и теперь мог регенерировать и восстанавливать силы намного быстрей.  — Так уж вышло, что мне человеческая пища ни к чему. Хотя иногда, я все-таки её покупаю, чтобы притвориться.
        — Ну, мне притворяться ни к чему, я реально очень голодна,  — донесся голос женщины из кухни. Надя была рада, что Александр догадался купить не только конфет, но и хлеба с колбасой и сыром. Как же она голодна! Это даже хорошо, что вампир не нуждается в пище, ей больше достанется, к тому же чайник уже закипел.
        — Вот и хорошо, надеюсь, ты не сердишься, что я принес тебя сюда?  — кровосос присел напротив Надежды, ему нравилось наблюдать за тем, как она жадно поглощает бутерброды. Ему даже на мгновение показалось, что он и сам чувствует вкус колбасы и сыра в своем рту. Жаль, это наслаждение ему уже не доступно.
        — Нет, но спать на диване, без одеяла было неудобно, да еще эти жуткие часы!  — прочавкала женщина, не отрываясь от завтрака.
        — Мне одеяла ни к чему,  — пожал плечами Александр, подпирая голову рукой.  — Ты же не забыла, я не чувствую не только голода, но и холода и боли. Мне неважно, как и где спать.
        — Да, иногда это бывает весьма удобно. Но все еще предпочитаю обычную жизнь. Кстати, раз уж я у тебя в гостях, может быть, воспользуемся моментом и еще поговорим?
        — А почему бы нет. Задавай свой вопрос, уверен ты уже придумала, что хочешь узнать.
        Надя с наслаждением сделала еще один глоток горячего чая и задумчиво посмотрела на вампира. Они еще никогда не встречались при свете дня, и это было несколько необычно, как впрочем, и то, что она оказалась в гостях у кровососа. Наверное, теперь они стали больше, чем просто собеседники, их даже можно назвать друзьями, хотя женщина и не сомневалась в том, что Александр все еще видит в ней донора крови и вполне вероятный ужин. Но это не смущало Надежду, против природы не попрешь, так что пока вампир в состоянии контролировать голод и пьет кровь других, они вполне могут продолжать общаться.
        — Ну, что ты хочешь узнать на этот раз?  — повторил своей вопрос мужчина, который на удивление чувствовал себя спокойно. Обычно он не приглашал гостей в свой дом, но присутствие постороннего человека совсем не раздражало древнего вампира.
        — Те портреты на стенах, ты знал всех этих людей?
        — Да, это все важные для меня люди, те, кого я даже не считал пищей… хотя нет, не так. Несмотря на то, что я хотел выпить их кровь, они были теми, кому я никогда не желал бы причинить вреда.
        — Это все твои любимые женщины?  — улыбнулась Надя, вспоминая о том, что на картинах в основном изображены дамы разных эпох. Все они были разными, но бесспорно красивыми, хотя каждая и по-своему. Это было даже странно, женщина ожидала, что Александру будет нравиться на протяжении его очень долгой жизни один тип женщин, но похоже, что он экспериментировал с этим. Сама эта мысль заставила Надежду захихикать, за что она удостоилась непонимающего взгляда своего друга.
        — Да, но не в том смысле, как ты думаешь. Идем,  — вампир протянул подруге руку, понимая, что вполне вероятно, что однажды портрет Нади, тоже окажется на стене в его доме. Но скорее всего, это случится через много лет, когда она станет более зрелой.
        Александр привел женщину в комнату, в которой она проснулась, и указал на первый портрет, на котором была изображена красивая восемнадцатилетняя девушка в светло-зеленом платье, с кружевным воротником. Светло-русые волосы, были заплетены в сложную прическу и украшены заколками с драгоценными камнями, а на длинной шее было несколько рядов жемчужных бус. Девушка с легкой улыбкой на бледно-розовых губах смотрела на них с картины и казалась живой. Художник очень постарался, чтобы придать этому портрету, как можно больше живости и естественности.
        — Это Лиза, моя младшая сестра, та самая которую я чуть не убил, когда только стал кровососом,  — Александр улыбнулся, а в его карих глазах, на мгновение появился огонек жизни и нежность.  — Она единственная из моих родственников знала о том, что со мной произошло. По началу малышка боялась меня, но со временем осознала, что даже став монстром я не причиню ей вреда. Хотя… вернуть доверие сестры после того, как я чуть не убил её, было трудной задачей.
        — Вы совершенно не похожи,  — Надя перевела взгляд с портрета на вампира. Обычно у брата и сестры есть хоть что-то общее, но эти двое были совершенно разными.
        — У нас разные матери, Лиза дочь от второго брака моего отца, но поверь, от этого я не любил её меньше.
        — Ну, с этим портретом все ясно, но кто остальные? Не могут же они все быть твоими родственницами!  — после рассказа о первом портрете женщина испытала легкое разочарование, ведь она ожидала услышать что-то романтичное. Да, да и с ней такое иногда бывает. Пусть Надя и не верит в любовь, но вполне признает, что некоторые люди могут испытывать влечение друг другу, а если учесть в какие времена жил Александр, то это вполне могли назвать любовью.
        — Не все, конечно,  — мужчина оглядел стену с портретами и снова улыбнулся,  — но многие. То, что у кровососов не может быть потомства, не значит, что у нас не может быть родственников. Многие из этих дам и джентльменов потомки моей сестры. Я иногда навещал свою семью… и был любимым дальним родственником, который появлялся в особняке и осыпал всех подарками.
        — Вот оно как… Кто бы мог подумать, что ты такой сентиментальный.
        — Вот проживешь больше трехсот лет, тогда посмотрим, какой ты станешь.
        — Нет спасибо,  — на всякий случай, Надежда отодвинулась подальше от своего друга,  — мне и одной человеческой жизни вполне достаточно. К тому же, я прекрасно понимаю, какие будут побочные эффекты у бессмертия.
        — Всегда поражался, твоему благоразумию,  — Александр присел на свое любимое кресло и задумчиво оглядел комнату, полную воспоминаний. Он всегда считал людей пищей и ничем более, но так ли это на самом деле? Если подумать и хорошенько напрячь память, в его жизни время от времени появлялись те, кого он воспринимал несколько иначе.  — Знаешь, я не сразу осознал, что у всего есть цена, не сразу понял, что мое тело умерло. Даже тот факт, что исчезли все ощущения, не сильно меня напрягал, я даже считал это забавным и весьма полезным. Первые лет пятьдесят, я считал себя вполне живым и вел обычный для себя образ жизни.
        — И что же заставило тебя осознать, что ты уже не человек?  — Надя забралась на диван с ногами и теперь не сводила пристального взгляда с вампира, который опять решил пооткровенничать. А если учитывать, что до вечера времени еще очень много, это будет самый длинный их разговор.
        — Однажды, когда после долгой поездки в Европу я снова вернулся в родное имение, то я застал сестру на смертном одре. Малышка Лиза… я даже не заметил, как она выросла и состарилась. Это больно… осознавать, что близкий тебе человек, твоя маленькая сестра умирает на твоих глазах. В тот момент, когда её глаза закрылись, я осознал, что отныне ни к кому не должен привязываться, никого любить, ведь я никогда не буду меняться, в отличии от людей, которые окружают меня.
        — Но у тебя это не получилось,  — понимающе улыбнулась женщина, слегка подавая вперед. Похоже, она все же услышит историю о несчастной любви древнего кровососа.



        О любви

        — Видишь этот портрет,  — Александр указал на небольшую картину, на которой была изображена красивая брюнетка с пронзительным взглядом серых глаз. Женщине было не больше двадцати — красивая, таинственная, благородная.  — Это Мэри, моя невеста, которая так и не стала женой. Я просто не смог…
        — Расскажи,  — попросила Надя, прекрасно понимая, что вампир может не захотеть вспоминать о столь тяжелом для себя времени. Она сама бы не стала рассказывать о подобном, но ведь откровенничать предстоит не ей вовсе.
        — А ты любопытная…
        — Как и все женщины, даже если мы это скрываем, совать нос в чужую жизнь это очень интересно и захватывающе. Так что выкладывай и желательно побольше подробностей.
        — Ты еще скажи, что интимных,  — не выдержав, рассмеялся древний кровосос.
        — Ну вот, а я-то думала, что ты обо мне лучшего мнения,  — наиграно обиделась Надежда.  — Я же не наивная дурочка… Понимаю, что в те временя все было иначе.
        — Да, тогда мужчины больше ценили дам,  — кивнул Александр, размышляя о том, стоит ли ворошить былое и вспоминать о Мэри. Хотя чего уж там, он никогда не забывал ни о ком, кто, так или иначе, был дорог ему.  — Я уже говорил, что поначалу не воспринимал себя мертвецом, и мне даже казалось, что чувства и ощущения никуда не девались. Это сейчас с высоты прожитых лет, я понимаю, что это было не так. Я сам себя убеждал, что все в порядке, отрицая очевидные факты. Осознание о том, что время проноситься мимо меня, пришло после смерти сестры. Тогда на несколько лет, я стал затворником и просто жалел себя. Сам себе я казался жалким и никчемным. Тогда только мой наставник поддерживал меня, он рассказывал мне о том, что происходит, говорил о том, как сильно мне повезло, ведь я могу видеть, как творится история и быть её непосредственным участником. Столько возможностей, перспектив и я все смогу осуществить!
        — И ты поверил?  — усмехнулась Надя. Не нужно быть вампиром, чтобы тебе говорили подобные слова. Ей и самой не раз тверили, что нужно двигаться идти вперед, самим творить историю. Глупости. От простых людей ничего не зависит, это всего лишь сказки, для того, чтобы народ не роптал.
        — Да, когда-то я был человеком и мне тоже свойственна вера в лучшее. К тому же не забывай, тогда я еще не был таким, как сейчас… в те времена люди были другими….
        Женщина лишь хмыкнула, для нее люди всегда одинаковы, они не могут отказаться от своих страстей, желаний и алчности. Вопрос лишь в нормах, установленных в обществе и принципах, по которым жили в ту или иную эпоху. Иногда, когда они с Александром предавались воспоминаниям, ей казалось, что это она прожила больше трехсот лет, а не он. Удивительно, как видя лично все ужасающие поступки, что это сотворили люди, вампир умудрился сохранить некую наивность. В такие моменты в душу закрадывались сомнения, а быть может, её собственная душа рано очерствела?
        — Я так понимаю, твой учитель… как его… граф Нарышкин, кажется, вытащил тебя из твоей депрессии?
        — Да, еще как, он буквально силой оттащил меня на очередной бал, где заново представил меня обществу.
        — Зачем?
        — Надя, не тупи, я вампир, и не менялся с годами, я не мог быть собой, а потому я стал Александром Александровичем Строгановым, своим собственным «сыном»,  — усмехнулся кровосос, и снова женщина заметила, как в его глазах сверкнули искры жизни.
        — Я так понимаю, тебе частенько пришлось пользоваться этим трюком.
        — О да, имя Александр стало обязательным для всех мужчин в моем роду. Это намного лучше, чем постоянно привыкать к новому. Так вот, придя на бал, я и увидел молодую дебютантку, от которой не мог оторвать взгляда. Мэри была невероятно красивой, воспитанной и кроткой юной леди и что немало важно, она была в меру умна.
        — В меру умна? Ты это серьезно?
        — Ну да, в те времена дамам, да и мужчинам тоже, не нужно быть особенно образованными или умными, тогда ценились другие качества. Это сейчас я стал привередлив, а тогда все было проще,  — взгляд Александра вновь устремился на портрет брюнетки, только сейчас он обратил внимания на то, что у Мэри и Нади, одинаковые глаза, словно это один человек. Мужчина мрачно усмехнулся — это только его разыгравшееся воображение и ничего больше, этих женщин нельзя сравнивать. И дело не только в том, что они имеют разную внешность, но и совершенно разные характеры… И все же, эти глаза… они действительно похожи. Кто знает, быть может Надя дальний потомок его Мэри? Эта мысль была весьма забавной, жаль, что её никак не проверить.
        — Итак, мы отвлеклись от темы, что было дальше? Ты влюбился?  — женщине не терпелось услышать печальную историю. Да, именно печальную, потому, что она не верила в то, что у любви может быть счастливый конец, особенно если влюблен вампир.
        — Да, влюбился без памяти,  — улыбнулся Александр, вновь возвращаясь к своим воспоминаниям.  — Я не буду рассказывать тебе, как ухаживал за ней, все было банально. Мы встречались на балах и прогулках. Её родители были несказанно рады, что столь богатый и знатный молодой человек, обратил внимания на их дочь… Так что уже через два месяца, я попросил её руки.
        — А не слишком ли это было быстро?
        — Не забывай, о каком времени идет речь,  — поморщился мужчина, понимая, что подходит к неприятной части воспоминаний.  — Вот только мы все равно не поженились.
        — Ты захотел её укусить?
        — Да, скажу больше, я сделал это. Её кровь была бесподобна, именно тогда я осознал, что у любви есть вкус — приятный, слегка пряный с легкими кисло-сладкими нотами. Я не мог насытиться ей, но все же, с огромным трудом смог вовремя остановиться. Мэри пробыла без сознания почти неделю, а врачи и её родители никак не могли понять причину её слабости. А во всем повинен был я, приходящий к ней каждую ночь, чтобы выпить ещё и еще крови, это было, как наркотик, от которого я не мог отказаться. Снова и снова, я вытягивал из нее кровь, не давая ей восстановиться.
        — Ты убил её?  — Надежда понимала, что это единственный из возможных вариантов развития событий.
        — Нет, наставник увез меня. Я всегда буду благодарен Михаилу за это. Как только мы уехали Европу, Мэри пошла на поправку. А я осознал, что такому, как я, противопоказано любить. Даже не так… Меня никто не должен любить, ведь любые чувства, обращенные ко мне, придают крови особый аромат, от которого я не буду не в силах отказаться. Потому-то мне нельзя пить твою кровь.
        — Я не люблю тебя,  — фыркнула женщина.  — Но это не значит, что позволю тебе меня кусать.
        — Речь идет не только о любви, но даже о дружеских чувствах. А они у тебя есть, даже не думай отрицать.
        — Что есть, то есть… Скажи, ты ведь до сих пор не забыл её?
        — Не забыл, но сейчас я понимаю, что это была не любовь. Вот что бы нас с ней ждало? Я бы остался молодым, а Мэри старилась на моих глазах, да и детей у нас быть не могло. Я бы просо обрек её на несчастную жизнь… Как впрочем, и любую женщину, которая окажется рядом. Так что, обещай, что не влюбишься в меня… Никогда.
        — Не волнуйся,  — пожала плечами Надя, пытаясь понять, что же именно она чувствует к древнему кровососу. Жалость, интерес, симпатию… возможно, что-то еще, но вряд ли среди этих чувств есть любовь.  — Мне достаточно тебя в качестве друга.
        — Вот и хорошо,  — Александр задумчиво посмотрел в окно. Любил ли он когда-нибудь по-настоящему? Мужчина не мог найти ответ на этот вопрос. А что если Надежда права и любви не существует? Это было бы печально. Ему живущему уже несколько столетий хотелось верить в том, что в мире есть что-то светлое. В противном случае его дальнейшее существование окажется просто невыносимым.  — Ну, а что ты? Кто разбил твое сердце?
        Александр выжидающе смотрел на женщину, которая вдруг решила заплести волосы в косы. Её взгляд стал задумчивым и сосредоточенным, словно вопрос заданный вампиром действительно её озадачил.
        — Разбил мое сердце?  — глухо повторила Надя. Она знала, что Александр спросит именно об этом, но, несмотря на это все равно оказалась не готова к этому.  — Разве можно разбить сердце тому, кто не верит в любовь?
        — Неужели даже первой влюбленности не было? Той самой, что возникает между детишками в садике или в школе?  — недоверчиво покачал головой Александр. Он не позволит себя обмануть, наверняка в жизни Надежды было что-то интересное связанное с любовью.  — Ни за что не поверю в то, что ты всегда была такой циничной и холодной. Нет. Так не бывает, к этому должно было что-то привести и банального непонимания родителей и родственников для этого не достаточно. Так что выкладывай. Не забывай, мы договорились ничего не скрывать. Если будешь обманывать или молчать, в нашей совместной терапии не будет никакого смысла.
        — Терапия?  — Надя удивлено приподняла бровь.  — А я думала, мы просто разговариваем, так сказать по-дружески общаемся.
        — Так-то оно так, но ты не можешь отрицать, что от наших разговоров, становится легче и спокойней на душе. Когда-то давно мне посчастливилось быть знакомым с замечательным человеком Карлом Густавом Юнгом, выдающийся психиатр был, да и личность весьма занятная. Я любил говорить с ним долгими зимними вечерами,  — вновь погрузившись в свои воспоминания, вампир пытался сформулировать свою мысль.  — Так вот он говорил, что встреча двух личностей подобна контакту двух химических веществ: если есть хоть малейшая реакция, изменяются оба элемента. Думаю, между нами есть такая реакция. Мы оба меняемся, так что наше общение можно назвать терапией.
        — Это трудно отрицать,  — хмыкнула женщина, которая никогда не смотрела на их отношения с такой стороны. А возможно зря, ведь она не просто получает удовольствие от разговоров, но и постепенно чувствует себя… более уютно и в повседневной жизни, когда Александра не было рядом. Она даже снова начала носить свою любимую черную одежду и перестала во всем слушать родных.
        — А что он еще говорил, полезного?
        — Много чего… вот к примеру: «Отсутствие смысла в жизни играет критическую роль в этиологии невроза. В конечном счете, невроз следует понимать как страдание души, не находящей своего смысла.».
        — Получается, у тебя уже несколько столетий развивается невроз?  — рассмеялась Надя.  — В такие моменты, начинаю понимать, что фраза о том, что психически здоровых людей не существует — это правда.
        — Так-то оно так, но не уходи от темы.  — Александр недовольно сложил руки на груди.  — Не поверю, что тебе никто даже не нравился.
        Женщина тяжело вздохнула, она и не собиралась ничего скрывать от вампира, просто действительно не знала, как ответить на этот вопрос. Так уж вышло, что она всегда была не от мира сего, иногда ей даже казалось, что она никогда смотрела на жизнь глазами ребенка. Хотя быть может она просто уже и не помнит, каково это быть наивной.
        — Ну, как сказать, в садике меня больше интересовали фантики и фишки, чем мальчики. К тому же они все были такими сопливыми и вечно грязными,  — Надя поморщилась от собственных слов.  — Так что, мне было не до любви.
        — Ну, а как насчет школы? Неужели тебе никто не нравился? Даже немного?  — Александр даже не пытался скрыть своего разочарования. Так не честно, он понимаешь ли, изливает душу, рассказывает интересные подробности о своей жизни, а у Нади ничего интересного не случалось! Ну и где скажите справедливость в этом мире?
        — Ну, в школе многие мои одноклассницы повлюблялись и жизнь потеряла краски. Ты даже не представляешь каково это целыми днями слушать о том, какой этот мальчик сильный, а другой красивый, а третий такой… в общем поговорить мне было не с кем. Я тоже поддалась всеобщему безумию, но не так, как другие.
        — И как же?  — сощурился мужчина.
        — Ну, как сказать, я решила, что раз не могу влюбиться, как нормальная девочка, то стоит воспользоваться логикой, выбрать лучшего мальчика в школе и влюбиться в него.
        — Стоп! Ты хочешь сказать, что просто решила, что влюбишься в того, кто будет соответствовать твоим критериям?  — древний кровосос не знал, как реагировать на эту глупость.
        — Ну да, причем не просто решила, но и сделала,  — не без гордости заявила Надежда.  — Просто выбрала самого красивого парня, на мой вкус естественно, достаточно умного и крутого и влюбилась в него. А точнее делала вид, что он мне нравится. Причем я делала это настолько успешно, что временами мне казалось, что это правда. Зато мне стало, о чем поговорить с подругами.
        — Даже не верится, что ты говоришь о себе.
        — Да, сама знаю, что вела себя… мягко говоря, как полая идиотка, и скоро мне это надоело.  — Женщина замолчала, размышляя о своей жизни. Если подумать, она действительно никого не любила, так, как это показывают в фильмах и книгах. Никогда не сходила с ума по кому-то, всегда во главе её действий был расчет и собственная выгода. Она вообще весьма расчетливая и эгоистичная особа. Но разве это плохо?  — Знаешь. Любовь придумали люди. Ну не верю я в то, что можно настолько сильно привязаться к кому, как это описывают писатели. Это глупо. Есть страсть, влечение, симпатия и просто люди, рядом с которыми тебе комфортно, но означает ли это, что ты кого-то любишь? Нет.
        — Здесь ты неправа,  — Александр улыбнулся.  — Любовь бывает разной, а не только такой, как описывают в романах. Рано или поздно страсть, желание, бурление чувств пройдут, и только тогда станет понятным, действительно ли ты любишь. Ведь главное в этом деле, сможешь ли вытерпеть кого-то в нудных семейных буднях и рутине.
        — И откуда столь мудрые мысли у того, кто никогда не был женат?
        — Я много видел,  — это было печально, но все познания вампира в этой области были основаны именно на наблюдении за другими.  — Наверное, ты права, большинство людей придумывают себе любовь, но какая разница, если этот самообман делает их счастливым. Но ведь речь сейчас не об этом, а о тебе, неужели не было того, рядом с кем тебе спокойно и просто хорошо?
        — Скажем так, я не встречала человека, с которого могла бы жить и находиться в одном помещении больше пары часов. Ты только не подумай, что у меня вообще мужика не было, в моей жизни были отношения, но все они были весьма ущербны и направлены, так сказать, на удовлетворение физических потребностей. Ни с одним из моих мужчин, я бы не могла бы жить долго и счастливо. А в некоторых и вовсе очень быстро разочаровывалась.
        — А вот это уже ближе к делу.
        — А я-то думала, что любопытство это чисто женское качество.
        — Это не любопытство, а просто дружеский интерес. Так что давай рассказывай, кто тебя умудрился разочаровать… Хотя зная тебя могу сказать, что это может быть совершенно любой среднестатистический человек.
        — Ну да, просто обычно, я не ожидаю от новых знакомых чего-то выдающегося или интересного. Но тогда все было иначе… Я познакомилась с Витей, когда заканчивала институт. Этот парень буквально искрился позитивом, а какая у него была улыбка! Все были от него без ума — красив, умен, спортсмен, все время занят чем-то интересным.
        — И твое сердце дрогнуло.
        — Да, он действительно мне понравился, мы даже начали встречаться, и сперва все было замечательно: цветы, прогулки, катание на лошадях и поездка к морю. Вот только все это оказалось лишь привлекательной оберткой, за которой скрывалась весьма невкусная конфета, в которой не было ни грамма сахара. Чем больше мы проводили время с ним, тем больше я понимала, что не такой уж он замечательный. Самовлюбленный, эгоистичный индюк, думающий только о себе и использующих окружающих в своих целях. При этом он реально обижался, когда ему говорили, что он гад.
        — Первое впечатление оказалось обманчивым,  — сочувственно улыбнулся древний кровосос.
        — И первое, и второе и даже третье. Он не разбил мне сердце, просто помог осознать, что найти действительно хорошего друга и того, с кем захочется быть двадцать четыре часа в сутки не так-то просто. Нужно внимательней быть с теми, кому решишь довериться. Я действительно не верю в любовь, всегда и во всем у людей главенствует выгода и собственные интересы. Считать, что все иначе — наивно и глупо.
        — Кто знает, быть может ты и права,  — Александр взглянул на часы, время шло невероятно быстро. Тебе нужно сегодня на работу?
        — Да, выходные закончились. Надеюсь, сегодня ко мне кто-нибудь забредет. Хочется немного поработать,  — и снова в серых глазах появился пугающий блеск, от которого бросало в дрожь. И вампир вдруг осознал, что для Нади терапия это не только их беседы о себе любимых, но и возможность причинить другим физическую боль, причем на вполне законных основаниях.



        Нам нужен перерыв?

        Александр сидел за своим компьютером, быстро стуча по клавишам тонкими пальцами — долгий разговор с Надей вдохновил его сделать пару переводов для своих заказчиков и поработать над собственной книгой.
        Удивительно, он много видел, много знал, но на творчество его подвигло вовсе не это, а общение с людьми. Вампир усмехнулся, в голову так и лезли картины недалекого будущего, где он знаменитый писатель, которого спрашивают о том, что же вдохновило его на написание романа? Что же он ответит? Самым верным будет сказать, что идею подсказала ему еда. Эта мысль показалась ему весьма забавно. Если однажды такой день настанет, он непременно так и скажет.
        Мужчина бросил задумчивый взгляд на Надежду, спящую на диване. Ну что за странная женщина, вот так спокойно взять и уснуть в доме древнего кровососа! Хотя с другой стороны ей еще всю ночь работать, так что отдых ей не повредит, как впрочем, и ему. Александр вновь взглянул на монитор компьютера, где был открыт документ с текстом его будущего романа.
        — Что-то я последнее время стал слишком разговорчив.
        Вампиру нравились встречи с Надей, постоянные разговоры и воспоминания, но с другой стороны ему все сложнее было сосредоточиться, а в голове время от времени была настоящая каша. Он вдруг осознал, что начинает путать даты, события, людей участвовавших в них. Создавалось ощущение, что его мозг просто не выдерживает воспоминаний и того объема информации, которая раньше находились в покое. Начинало казаться, что в нем даже начали проявляться чувства и эмоции, о которых он давно позабыл. Но действительно ли это так, или ему просто это ему кажется?
        — Возможно, нам стоит повременить с дальнейшими воспоминаниями,  — эта идея не очень нравилась кровососу, ведь ему было приятно и легко проводить время со своим обожаемым стоматологом, ему нравилось наблюдать за этой женщиной, пытаться понять, её циничные суждения о жизни были интересны вампиру и со многими он даже был согласен. Надя действительно была интересной личностью и, Александр не хотел отказывать себе в общении с ней.
        — Что ты там бубнишь?  — недовольно проворчала Надежда, приоткрывая один глаз.  — Если ты в отдыхе не нуждаешься, это не значит, что все такие.
        — Ну что за наглость?  — покачал головой брюнет, с трудом сдерживая смех, кто бы мог подумать, что сонная женщина с растрепанными волосами и помятым лицом может выглядеть настолько забавно.  — Не забывай, ты у меня в гостях, так что веди себя соответствующе.
        — Вот только не надо мне указывать,  — зевнула Надя, принимая сидячее положение и с удовольствием потягиваясь. Она была уверена, что, несмотря на ворчание, Александр ничего ей не сделает.  — К тому же не забывай, что, во-первых, ты сам меня сюда притащил, а во-вторых, сам попросил остаться, чтобы потом проводить на работу. Я же не виновата, что ты такой замороченный на всю голову.
        — И вовсе я не замороченный, просто считаю, что мой долг — проводить тебя, во избежание неприятностей, но учитывая, что еще светло, пока это невозможно,  — вампир обиженно отвернулся от женщины, вот до чего же некоторые становятся раздражающими, если слегка переборщить с длительностью общения. И дело вовсе не в том, что Надя вдруг перестала быть ему интересна, нет, все как раз таки наоборот, просто уж слишком быстро она освоилась в его доме. Вот уже и командовать пытается. Что ни говори, но лучше, когда гости приходят ненадолго и понимают, когда стоит уйти. Сейчас конечно, не совсем тот случай, ведь он сам настоял, чтобы подруга задержалась до вечера, но Надя тоже хороша, могла бы и не ворчать. Удивительно, но факт, симпатия к кому-либо — не значит, что человек не будет тебя раздражать.
        — Да ладно тебе, расслабься,  — неожиданно улыбнулась женщина.  — Скоро мне нужно будет уже выходить на работу, так что сможешь от меня отдохнуть. Я же понимаю, что выдержать меня столь длительное время задача непосильная даже для столь старой нечисти, как ты.
        — Что? И вовсе я не старый!
        — Тебе больше трехсот лет! По-твоему это не старость?  — рассмеялась Надежда, доставая из своей сумочки расческу и приступая к сложному процессу приведения волос в божеский вид.
        — Я предпочитаю слово «древний», это более подходит моему статусу и положению.
        — По мне так нет совершенно никакой разницы и вообще это девушкам положено переживать о таких вещах, а ты ж вроде как мужчина.
        — Надя!!!
        — Хорошо, хорошо, прости. Просто я спросонья ужасна. Так всегда бывает, потому-то от меня все любовники предпочитали сбегать до того, как я проснусь.
        — Бедняжка.
        — Вовсе нет, так намного лучше,  — беззаботно отмахнулась женщина,  — у этого полно плюсов: не надо готовить завтрак на двоих, выслушивать слова о том, какой чудесной была ночь и неловко молчать, не зная о чем поговорить.
        — Вот оно как, знаешь, у тебя довольно-таки потребительское отношение к мужчинам.
        — И что с того? Никогда не могла понять мужчин, которые считают, что им позволено все, а вот женщины на подобное поведение не имеют права.  — Серые глаза сверкали от раздражения и негодования, похоже, она не шутила, когда, говорила, что просто невыносима сразу после сна. Александру было неудобно от напряженной атмосферы, царящей в его квартире, но он не знал, как все исправить, чтобы все стало, как раньше. Чего не скажешь о Наде, которая после недолгого молчания улыбнулась вампиру.
        — Не парься, на подобные мои всплески, просто не стоит обращать внимания. От этого никуда не деться, ведь каждому нужно выпускать пар, все мы бываем раздражительными и с этим просто нужно смириться.  — Так что ты там говорил о том, что стоит повременить с дальнейшими воспоминаниями?
        — Ты слышала?
        — Я же не глухая,  — пожала плечами женщина, закончившая наводить красоту и бросая все еще сонный взгляд на часы. Сейчас Наде не терпелось поскорее оказаться в клинике и поработать. Хотя будут ли сегодня у нее пациенты?
        — Понимаешь, просто у меня слишком много воспоминаний, и последнее время они начали перемешиваться. Мне нужно передохнуть, чтобы в моей голове снова воцарился порядок.
        — Ясно,  — женщина задумчиво посмотрела на бледного мужчину с темными кругами под глазами. Он действительно казался уставшим, хотя если подумать, вампир всегда выглядел именно так.  — Так что?… Нам нужен перерыв?
        Надя отвела взгляд в сторону. А она ведь начала привыкать к присутствию в её жизни древнего кровососа и других странных личностей, которые захаживали благодаря нему в стоматологическую клинику. Будет жаль, если это закончится, но она и не рассчитывала, что их общение продлиться вечно.
        — И о чем ты только думаешь?  — бесшумно подошедший к женщине Александр присел рядом с ней на корточки. Сейчас он буквально слышал мысли, которые гудели в ее голове.  — Просто давай говорить о чем-то другом, о книгах, фильмах, политике, искусстве, о чем угодно. А когда мои воспоминания придут в норму, я обязательно что-нибудь тебе расскажу.
        — Хм… меня все это вполне устраивает.  — Какое же это облегчение, понимать, что их встречи и разговоры будут продолжаться и впредь.
        — Ну, раз так, собирайся, тебе пора на работу.



        Разговоры о моде и уникальности

        По улицам вечернего Питера брела весьма примечательная пара — мужчина, одетый в черный длинный плащ, широкополую шляпу, скрывающую лицо, на шею был намотан длинный красный шарф, рядом с ним шла рыжеволосая женщина, одетая в старомодное черное платье турнюром. Многочисленные прохожие, спешащие после насыщенного рабочего дня по домам, оборачивались им вслед, фотографировали на телефоны и бурно обсуждали увиденное, но Надю и Александра это совершенно не волновало.
        — Меня поражает твое спокойствие.
        — Не понимаю, о чем ты,  — мягко улыбнулась Надежда, которой нравились удивленные с примесью восхищения взгляды, обращенные на них. Казалось, что она так и слышит мысли проходящих мимо женщин: «красиво, но я бы на такое не решилась». Она частенько слышала подобные слова, люди, поддаваясь моде, носят то, что им не нравится и не идет и боятся признать, что им нравится что-то необычное. Предрассудки, общественное мнение, чужие представления о правильности — вот что руководит современными людьми и не только современными. Надя была убеждена, что так было во все времена — люди сами себе не дают право на собственное мнение. Глупо. Она так жить не хочет и после знакомства с древним кровососом лишь упрочилась в этом мнении. Конечно же, она не станет все время носить такие платья, как сегодня, разве что по праздникам и особым датам, но вот вновь начать одеваться так, как действительно хочется вполне в её силах.
        — Я о внимании, неужели оно тебя не раздражает?
        — Не вижу смысла обращать на них внимание,  — рассмеялась женщина, надменно оглядывая прохожих.  — Ты только подумай, в жизни этих людей, мы самое яркое событие. Они ходят: на работу, в магазин, домой, кто-то зайдет в ресторан или клуб, общаются и сплетничают между собой, но, несмотря на все это, двое странно одетых людей, прошедших мимо них, становятся самым необычным и интересным событием. Их можно только пожалеть.
        — Ну,  — задумчиво пожал плечами Александр, понимая, что Надя права лишь отчасти.  — Далеко не каждый способен жить иначе. Всех этих людей, вполне устраивает их обыденная жизнь — это норма.
        — И это очень даже хорошо,  — женщина многозначительно подняла палец вверх.  — Пока есть такая норма, я всегда могу чувствовать себя уникальной, неповторимой и вообще самой лучшей. Ты только представь, каким был бы мир, в котором все люди были по характеру и вкусам похожи на меня?
        — Я бы посмотрел на это, но только недолго, ибо это было бы больше похоже на безумный кошмар, чем на реальную жизнь,  — этот разговор, в котором не нужно было вспоминать и рассказывать о себе, помог вампиру прийти в себя и немного расслабиться.
        — Вот видишь, я предпочитаю быть особенной, что же касается нормы, то как говорила незабвенная Мартиша Адамс: «Норма это иллюзия. Что норма для паука — для мухи хаос» — сейчас Надя вдруг снова ощутила себя ребенком, который капризно заявлял маме, что не будет носить все то же, что и другие.  — Так что, как это ни прискорбно, но если однажды эти платья снова войдут в моду, я, наверное, перестану носить их. Спрячу в самый дальний угол шкафа и буду ждать, когда это все выйдет из моды.
        — Погоди, ты хочешь сказать, что не станешь носить вещь, которая тебе нравиться, только потому, что это носят другие?
        — Естественно,  — женщина одарила Александра насмешливым взглядом. Неважно сколько лет он проживет, со сколькими умными людьми пообщается, мужчина никогда не сможет понять великую и ужасную женскую логику.  — Пойми, я люблю быть уникальной.
        — Это… как то…  — древний кровосос просто не знал, как правильно выразить свою мысль, чтобы не обидеть подругу.  — Ну…
        — Не стоит бояться меня обидеть. Это раздражает! Говори, что думаешь, на правду обижаться глупо,  — раздраженно буркнула Надежда.
        — Да, ну раз так… тебе не кажется, что глупо отказываться от своих интересов, только потому, что большинство людей с тобой солидарны?
        — Дело не в этом, я просто предпочитаю переждать, когда мода спадет. Пойми, люди бездумно поддаются моде, и я не хочу, чтобы меня считали такой же.
        — И все равно это странно.
        — Не более чем вампир, решивший стать пацифистом,  — рассмеялась женщина, которая действительно не обижалась на Александра.
        — Наверное, мне всей вечности не хватит, чтобы понять женскую логику.
        — Женщин не надо понимать, нас надо просто принимать такими, какие мы есть.
        — Я учту. Так значит, тебе нравиться быть уникальной?
        — Это всем нравится, вот только не все способны выдержать собственную уникальность. И вообще, что мы все обо мне и обо мне, я конечно тщеславна, но не настолько. Даже мне может надоесть расхваливать себя любимую.
        — Ах, да, как я мог забыть, ты же любишь послушать о других.
        — Ну да, ты как погляжу, тоже за модой не следишь.
        — Дело не в этом, а в том, что к некоторым вещам, особенно качественным привыкаешь. Ты не поверишь, но я удобные ботинки могу десятилетиями носить, пока подошва полностью не сотрется. И даже если все начнут носить такие же, ни за что от них не откажусь.
        — Не сомневаюсь в этом.  — Надя с грустью посмотрела на здание стоматологической клиники. Пора снова приниматься за работу, если конечно к ней заглянут страждущие и изнывающие от острой зубной боли пациенты.  — Ты не останешься сегодня?
        — Нет, думаю, мы и так слишком много говорили за последние сутки. Стоит немного отдохнуть от общества друг друга и заняться своими делами,  — покачал головой Александр, который действительно устал говорить. Если подумать ему еще никогда не приходилось с кем-то беседовать настолько долго, разве что со своим наставником графом Нарышкиным. Но тогда все было немного иначе, они говорили о политике и жизни вампиров и другой нечестии, ему не доводилось рассказывать о себе.
        — Ну, тогда увидимся следующей ночью,  — улыбнулась стоматолог, которой тоже нужно было побыть одной и подумать о своей жизни. Понимающий собеседник это всегда хорошо, но только в меру.
        Попрощавшись с вампиром на пороге, Надя вошла в здание клиники, сразу же приветствуя удивленных коллег, которые были в шоке от весьма необычного внешнего вида врача.
        — Добрый вечер Надежда Сергеевна, а Вас уже ждет пациентка,  — сообщила медсестра, собирающаяся домой, после долгой дневной смены.
        — Вот оно как, а что же вы её сами не приняли?  — женщина надела белый халат, которая в глубине души была рада, что сможет снова окунуться в работу и насладиться чужой болью.
        — Она настаивала, чтобы именно Вы осмотрели её.


        А почему бы нет, главное, чтобы они зубы и лапы не распускали, а остальное, я как-нибудь переживу



        Надежда бесшумно вошла в свой кабинет, в котором её уже дожидалась пожилая пациентка. Странно это все, обычно клиентам не позволяют находиться в служебных помещениях без врача, но администратор почему-то разрешил пациентке подождать стоматолога в её кабинете. Все это наводило на мысли о том, что-либо клиентка богата настолько, что медсестра не смогла ей отказать, либо она так же, как Александр представительница нечисти. Причем второе было более вероятно, ведь богатым людям ни к чему ходить в обычную круглосуточную стоматологическую поликлинику. Надя усмехнулась, последнее время у нее в жизни слишком много всего мистического происходит.
        — Добрый вечер, на что жалуйтесь?  — прямо с порога поинтересовалась женщина, рассматривая свою новую пациентку. Наверное, именно так и должна выглядеть настоящая, каноничная ведьма из сказок — высокая, худощавая настолько, что кажется, что это не человек, а просто скелет обтянутый дряблой кожей. Гордой и величественной осанке пациентки могла бы позавидовать любая модель, а от властного взгляда, бездонных черных глаз бросало в дрожь. Даже Наде стало не по себе, правда всего на мгновение; стоматолог быстро взяла себя в руки и продолжила рассматривать необычную пациентку. Было совсем не похоже, что она мучается от острой боли или у нее вообще болят зубы, да и если судить по внешнему виду и этой клиентки давно должна быть вставная челюсть.
        — Жалуюсь?  — повторила женщина дребезжащим, скрипучим голосом.  — Ни на что, мне просто стало любопытно на вас посмотреть, Надя.
        — Вот оно как? Печалька, но у нас не музей и не театр, так что сюда приходят лечить зубы, а не разглядывать врачей. К тому, мне хоть и лестно ваше внимание, но я предпочитаю, когда подобное исходит от мужчин,  — фыркнула стоматолог, прекрасно осознавая, что к ней на прием пришла очередная нечисть. Кто знает, может она была права и эта клиентка действительная невероятно старая, или как предпочитает говорить Александр, древняя ведьма.
        — Вот оно как? В таком случае, я не буду возражать, если Вы осмотрите мои зубы. И они у меня все настоящие,  — усмехнулась женщина, медленно подходя к стоматологическому креслу.  — Кстати, можете обращаться ко мне по имени — Ягда.
        — Учту,  — вздохнула стоматолог, мало того, что ей клиентка попалась бесстрашная, так её и мысли читать умеет. Не хорошо это, ведь всегда неприятно, когда кто-то копается в твоей голове, даже если скрывать не чего.  — Что ж, давайте приступим. Откройте рот и ничего не бойтесь.
        Надя, надев перчатки, взяла свои инструменты и приступила к осмотру ротовой полости пациентки. Пусть сейчас Ягда не боится её, но это не значит, что так будет и дальше, сейчас стоматологу было достаточно и легкого стона, дрожи или просто едва уловимого испуганного блеска в глазах, чтобы получить удовлетворение от работы.
        — Весьма неожиданно, что в вашем возрасте, зубы находятся в таком неплохом состоянии.  — Надежда была действительно удивлена, обычно уже годам к сорока зубы у любого человека начинали портиться, развивается кариес, болезни десен, а здесь все почти в идеальном состоянии. Но стоматолог не собиралась сдаваться и продолжала искать то, что она сможет полечить. Иначе будет просто не честно потратить столько времени на новую пациентку, а удовольствия не получить.
        Ягда же внимательно наблюдала за женщиной и прислушивалась к своим ощущениям. Она давно живет на свете, наверное, дольше, чем кто-либо и многое повидала, а потому не сомневалась, что сможет узнать, о какой странной ауре рассказывал Максим. Впервые за долгие сотни лет, ведьма испытывала настоящий, неподдельный интерес.
        Ягда пристально всматривалась в бледное лицо стоматолога, любовалась тем, как блестят серые глаза. Когда-то давно, когда она была совсем молодой и мало знала о жизни и жестокости мира, её глаза сверкали так же. Да. Надя напоминала Ягде, её саму в молодости, вот только в этой женщине не было ни капли магии, только странная меняющая аура, пробуждающая страх и ужас. Даже она, древняя ведьма, поддалась этому ощущению. Неприятно. Но в то же время это лишь подстегивало интерес.
        — Ай, осторожней!  — недовольно проворчала ведьма, почувствовавшая неприятное жжение в десне.
        — Прошу прощения, я случайно,  — улыбнулась стоматолог, которая нисколько не сожалела о своем неосторожном действии.  — Ваши зубы не нуждаются в лечении, могу предложить, разве что отбеливание.
        — Возможно в другой раз,  — скрипуче рассмеялась Ягда, успевшая справиться с минутным страхом,  — желтые зубы больше подходят моему образу.
        — Тогда не смею Вас больше задерживать,  — Надежда недовольно сложила руки на груди и мрачно взглянула на пациентку.  — Надеюсь, ваши коллеги или как там у вас называется, не будут такими же любопытными и не станут отвлекать меня по пустякам.
        — Догадалась, значит.
        — Это было просто, Вы даже не пытались конспирироваться. Что ж, если вы удовлетворили свое любопытство, то не смею вас больше задерживать.  — Как же сейчас хотелось накричать на эту пациентку и выставить её за дверь, но инстинкт самосохранения все же взял верх. Надя точно знала, что эта женщина представительница нечисти, а значит она опасна и как назло вампира нет под рукой. Ну, что за подлость! Мир несправедлив, в этом нет никаких сомнений.
        — Нет, дорогая моя, я пока еще не удовлетворила свое любопытство, как впрочем, и ты,  — Ягду совершенно не смущали мысли стоматолога и те злобные взгляды, которые она бросала на нее.
        — Вы сейчас о чем?
        — О тебе, ты весьма необычная…
        — Я человек и знаю это на все сто процентов, так что не стоит терять время попусту.
        Надежда была бы совсем не прочь обрести какую-нибудь магическую силу, но она понимала, что ничего в этом мире не дается просто так, у всего есть своя цена и она совсем не хотела её платить. Фактически любая магия или сверхспособности это ловушка, из которой единственный выход это смерть, вот только умереть нечисти не так уж просто.
        — На удивление правильные мысли. Не каждый человек способен столь здраво рассуждать.  — Ягда устало прикрыла глаза. Если бы она знала, к чему приведет её могущество, то отказалась бы от предложенной ей силы, когда это было еще возможно. Но, увы, даже она не способна повернуть время вспять, а значит, что придется и дальше искать плюсы в своей мудрости, знаниях и силе.  — Ты совершенно права — ты человек, но необычный. Знаешь, из тебя бы получилась прекрасная ведьма, самая настоящая, классическая, с презрительным взглядом и зловещим смехом, ты могла бы многое натворить…
        — Нет, спасибо, не интересует,  — Надя поспешила отказаться от заманчивого предложения. Как бы ни хотелось ей стать, кем-то большим, чем просто человек, она все еще предпочитала не рисковать, соглашаясь на сомнительные предложения. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, так что лучше она останется сама собой.
        — Что ж, весьма благоразумно,  — кивнула древняя ведьма,  — но я хочу предложить тебе другое, так сказать работу по специальности.
        — Вот оно как? Это уже более интересно.
        — Нечисть, во многом похожа на людей… К примеру, у многих из нас есть зубы и время от времени они болят, особенно это касается тех… скажем так, тех кто питается мясом и обращаться к простым стоматологам не всегда удобно. Постоянно нужно думать о конспирации, выбирать нужного врача, использовать гипноз и все в этом духе. Это неудобно, накладно, а потому я предпочла бы, чтобы вся нечисть обращалась к одному специалисту. Что скажешь?
        — А почему бы нет, главное, чтобы они зубы и лапы не распускали, а остальное, я как-нибудь переживу.
        — Вот и хорошо, тогда я думаю можно считать, что мы договорились?
        — Да,  — кивнула стоматолог, которая была совсем не против того, что у нее появится больше необыкновенных пациентов. Кто знает, быть может они будут более подвержены страху, чем эта старая ведьма. Надя вновь взглянула на уже уходящую женщину и неожиданно для себя окрикнула её.  — Постойте, почему вы решаете эти вопросы, вы что, что-то вроде королевы или президента для местной нечисти?
        — Ха-ха- ха,  — скрипуче рассмеялась Ягда, ожидавшая совсем другого вопроса.  — Что-то вроде. Скажем так, я живу настолько долго, что другая нечисть со всеми проблемами обращается ко мне. И это благоразумно. Так что, можно сказать, я кто-то вроде королевы…
        — Ясно, тогда можете идти, рада была познакомиться.
        — Неужели тебе совсем не интересно узнать, что же в тебе необычного?  — ведьма удивленно приподняла бровь. Эта Надя, на удивления оказалась весьма странной особой, теперь понятно, почему Александр постоянно ошивается рядом с ней.
        — Нет, но если вам так уж сильно хочется рассказать, я с удовольствием послушаю.
        Надя выжидающе смотрела на свою странную пациентку, ожидая дальнейших слов. Стоматолог точно знала, что Ягда пришла не для того, чтобы предложить ей сотрудничество, дело было в другом — в чисто женском любопытстве. Вот только что именно могло заинтересовать могущественную ведьму в скромном враче, который даже не является нечестью?
        — Знаешь, ты весьма занятная,  — рассмеялась пожилая женщина, подходя к столу Надежды и грациозно усаживаясь на свободный стул. Сейчас её блеклые глаза были полны жизни, интереса и даже озорства, что случалось с ней теперь уже нечасто, ведь её сложно было удивить.
        — Не тяните,  — скривилась стоматолог, которую начали напрягать все эти хождения вокруг да около и переглядывания.  — Если вы хотели меня заинтересовать, то можете считать, что вам это удалось — я вся в нетерпении.
        — Что-то не заметно,  — Ягду совершенно не злил раздраженный и даже несколько высокомерный тон стоматолога, напротив, древней ведьме нравилась такая дерзость. Сейчас далеко не каждый решится с ней так разговаривать, а жаль, в этой манере есть что-то особенно очаровательное.
        — Что поделать, я не самый эмоциональный человек в мире, кричать от восторга и умолять рассказать мне великую тайну не собираюсь. Скажите — хорошо, нет — я тоже не расстроюсь.  — Надя лгала, этой пациентке удалось разжечь её любопытство и если она уйдет, ничего не рассказав, она весьма расстроится, но демонстрировать это не собиралась. К тому же женщина была уверена в том, что в случае чего, сможет все выяснить у Александра. Интересно только почему он ничего ей не рассказал: не знает или не хотел посвящать подругу в эту тайну?
        — Иногда в мире по невероятному стечению обстоятельств рождаются необычные личности — люди, весьма целеустремленные, жестокие, точно знающе, что они хотят и имеющие возможность это заполучить,  — начала свой рассказ Ягда, от её тихого, вкрадчивого голоса мурашки начинали бегать по телу, а сердце начинало учащенно биться, причем где-то в районе живота. Именно такое состояние бывает, когда в полном одиночестве поздно ночью посмотришь ужастик, и внезапно отключают свет.
        — Ну, это точно не про меня,  — напряженно хмыкнула Надя,  — целеустремленности у меня почти нет, я мало что способна довести до конца, средств, для осуществления всех моих желаний, тоже не имею, а насчет жестокости… не думаю, что она у меня сильнее, чем у других, просто я её не скрываю.
        — Да, сейчас это так,  — ведьма устало прикрыла глаза, как же трудно иногда разговаривать с людьми, которые так и норовят тебе перебить.  — Слушай дальше. Эти люди, имели большое влияние в истории, их называли кровавыми тиранами, жестокими убийцами, монстрами, которые повергали мир в пучину кровавых войн. Это грешники, которые ни чем не гнушались для достижения свих целей и нужно признать, что зачастую их цели были благородны, но только люди не способны были оценить по достоинству их радикальные меры. Конец таких людей всегда был печален…
        — Дайте угадаю, их всех убивали, причем, весьма жестоко,  — зевнула Надежда, не понимая, зачем эта старая карга рассказывает ей все эти сказки о великих «злодеях» прошлого.
        — Да, но дело не только в этом, души этих людей прокляты и никогда не найдут покоя, они будут перерождаться снова и снова, каждый раз обретая новое тело и проживая новую жизнь. Не такую, какой она была раньше, а более простую и невзрачную, но вокруг этих людей всегда есть особая меняющаяся аура, которая в определенные моменты вызывает у всех страх и ужас, даже у нечисти. Если можно так выразиться, эта измененная аура — отголоски прошлой жизни, той самой за которую человек был проклят на веки вечные. В некотором роде, эти люди обречены, жить вечно, только вот они не помнят о своих прошлых жизнях. Согласись это весьма удобно.
        — И что, я, по-вашему, именно такая проклятая душа?  — слова ведьмы не сильно удивили стоматолога, она всегда подозревала, что в прошлой жизни натворила что-то страшное, а теперь её догадки всего лишь подтвердились.
        — Да, ты именно такая, вот только не каждый это заметит, да и не каждый знает о существовании таких людей.
        — Ну, для меня это ничего не изменит. Я проживу самую обычную жизнь, умру, а в своей новой жизни буду уже другим человеком,  — поежилась женщина, которой стало холодно,  — скажу больше, мне все равно какая судьба ждет меня в следующей жизни. Все равно это буду не я.
        — А что насчет прошлой жизни?  — и снова глаза ведьмы лихорадочно заблестели, а голос стал таким тихим, проникновенным и манящим, он обволакивал и расслаблял и гипнотизировал. Ягда не просто так пришла сюда, чтобы удовлетворить свое любопытство и просто рассказать Наде о её весьма темном прошлом, о котором та никогда не вспомнит. Ей было нужно другое.  — Неужели ты не хочешь знать, за что тебя прокляли, почему тебе не нашлось места ни в раю, ни в аду, ни просто в бесконечной пустоте?
        — Хм, даже не знаю,  — задумалась стоматолог. Было ли ей интересно? Наверное, нет. Ну что ей смогут рассказать или показать. То, как некто, даже непохожий на нее творил ужасные вещи? Но это не имеет к ней нынешней никакого отношения, Надя точно не собиралась мучиться от угрызений совести за то, что сделал кто-то другой. Это было не так интересно, как слушать истории из жизни вполне реального и осязаемого Александра.
        — Ну, так как?  — ведьма нетерпеливо постукивала пальцами по столешнице, продолжая гипнотизировать Надежду взглядом. Жаль, что эта меняющаяся аура, каким-то непостижимым образом не позволяет ей воздействовать на сознание стоматолога в полной мере.
        — Нет, мне это неинтересно,  — усмехнулась женщина, сощурившись, смотря на раздосадованную ведьму. Она точно знала, что Ягда что-то задумала и пришла поговорить, не из добрых побуждений и не собиралась идти у нее на поводу.  — Если мне захочется узнать об ужасных и поступках исторических личностей, я просто пролистаю учебник истории или какие-то специализированные книги.
        — Жаль, я была бы не прочь покопаться в памяти твоих прошлых жизней,  — ведьма даже не пыталась скрыть своего разочарования и раздражения. Жаль, она не может применить магию, ведь без согласия Нади, она не сможет забраться в её голову.
        — Не сомневаюсь в этом, но я бы лучше послушала о вашей насыщенной жизни, чем о том, что когда-то произошло с кем-то, кого я никогда не знала и не видела,  — усмехнулась стоматолог, лениво зевая. Этот разговор был занятным, но только беседовать с Александром было намного интересней и увлекательней.
        — Что ж, если передумаешь, наш общий знакомый всегда сможет подсказать, где меня найти.  — Ягда поднялась на ноги и направилась к дверям. Пусть сегодня она и не получила все, чего хотела, но эту встречу нельзя назвать бесполезной. Теперь у Питерской нечисти появился свой собственный стоматолог, который не будет пугаться увидев несколько рядов острых, как бритва зубов. Да и Надежда теперь будет знать отчего она внушает людям трепет и страх, и однажды… однажды стоматолог захочет узнать, что же такого ужасного натворила в одной из своих прошлых жизней и она непременно дождется этого момента. А если нет… Она тоже не расстроится, ведь впереди у нее вечность и старая ведь сможет увидеть еще много всего интересного.



        Спать нужно меньше

        Несмотря на то, что общение с Надей нравилось вампиру и позволяло почувствовать себя живым, он был рад немного отдохнуть от этой женщины. Все-таки долгие беседы, даже интересные, весьма утомительны, да и отвык он от подобного. Если поднапрячься и порыться в недрах взбудораженной памяти, Александр ни с кем так не общался лет сто, не меньше. Так что нет ничего удивительного в том, что его мысли стали путаться, как и сами воспоминания. Даты, имена, события, произошедшие с ним и другими, все это переплелось и запуталось так, что древний кровосос не был уверен, что сможет снова все разложить по полочкам. Все-таки память, как у людей, так и у вампиров, не создана для того, чтобы сохранять такое количество информации. Жаль, что его мозг не компьютер, и нельзя сбросить излишки информации на съемный жесткий диск.
        Существование вампира только на первый взгляд простое и беззаботное, те, кто мечтают о бессмертии, даже не представляют, какого это, жить с огромным грузом накопленных знаний, от которых буквально пухнет голова. Именно поэтому нечисти, которая живет особенно долго, время от времени приходится впадать в спячку, иначе они просто не смогут выжить и сойдут с ума.
        Александр прекрасно знал, как бороться с его нынешним состоянием, нужно поспать и отдохнуть, побыть пару дней в одиночестве. Постепенно все мысли улягутся, и он сможет снова вести своей обычное существование, с той лишь разницей, что вампир уже не будет чувствовать себя так одиноко, как раньше.
        — Нужно будет установить новые правила, нельзя все время предаваться воспоминаниям,  — проворчал мужчина, быстро стуча пальцами по клавиатуре, набирая переведенный текст для нового клиента. Увы, в нынешней действительности он не может просто бездельничать, хотя он и не нуждается в одежде и еде, за квартиру платить нужно, так что перед тем, как отдохнуть, бедному вампиру еще нужно было поработать.
        Несмотря на то, что он Александр был занят переводом, его мысли все время возвращались к Наде. Интересно, как она отреагирует, если он не придет несколько ночей подряд? Будет ли волноваться или просто воспользуется этим временем, чтобы выспаться. Кровосос точно знал, что он интересен женщине, но не знал насколько сильно.
        — Ну, вот и все,  — мужчина поставил последнюю точку и сохранил документ.  — Теперь отправить и можно завалиться спать. Несколько дней отдыха мне совсем не повредит.
        Покончив с работой и заперев окна и двери квартиры, отключив воду и газ, кровосос отправился в спальню, чтобы устроившись на старой, жесткой кровати впасть в свою недолгую спячку. Главное, чтобы за это время в его квартиру никто не вломился, а не то решат, что он умер и похоронят. С этими довольно-таки мрачными мыслями Александр погрузился в сон.

* * *

        Александр открыл глаза и безразличным взглядом огляделся — сон однозначно пошел ему на пользу, успокоив мысли и воспоминания, теперь он вновь готов был встретиться со своим обожаемым стоматологом и поболтать о жизни. Взглянув на электронные часы, мужчина с удивлением обнаружил, что выпал из жизни на целый месяц.
        — Да уж, многовато,  — вампир лениво поднялся с кровати и направился в ванную, чтобы умыться и попытаться привести себя в порядок. Он рассчитывал, что проспит всего пару дней, но, по-видимому, его мозг устал намного сильнее, чем он думал. Хорошо еще, что прошел всего месяц. Как-то граф Нарышкин рассказывал ему, что один из их собратьев утомился настолько, что поспал сто лет, а когда пришел в себя не смог принять то, насколько сильно изменился мир и обезумел. Его конец был печален, как у всей потерявшей над собой контроль нечисть.
        — Наверное, стоило предупредить Надю, что меня не будет,  — тихо бормотал себе под нос Александр, осознавая, что женщина, наверняка, злится на него. Но ничего теперь не изменить, все, что остается провинившемуся кровососу, это подкрепиться свежей кровью и, купив сладостей, навестить подругу, благо, что уже вечер и долго ждать не придется. Но первым делом ужин, а то будет весьма неприятно, если Надежда заметит плотоядные взгляды, бросаемые на её шею. Все-таки против природы не попрешь, вампиру до сих пор было интересно узнать, какой на вкус окажется кровь стоматолога, какими эмоциями и чувствами она будет наполнена, какими качествами обладать.
        — Так, нужно срочно найти подходящую пищу, а не то мной точно начнет управлять голод!  — древний кровосос ненавидел себя в такие моменты. Когда жажда брала верх над ним, он становился ничуть не лучше хищной низшей нечисти, которая жила только ради того, чтобы набить свой желудок.

* * *

        Александр с пакетами, полными всяких вкусностей и сладостей, которые так любит Надежда, вошел в здание круглосуточной стоматологии и замер на пороге, не веря своим глазам. Обычно пустующее в это время суток помещение было заполнено нечистью, сидящей у дверей кабинета стоматолога. Мужчина даже пару раз моргнул, чтобы убедиться в том, что это не галлюцинация.
        — А что здесь происходит?  — только и смог выдавить из себя Александр, начавший сомневаться в том, что действительно проспал месяц, а не больше. Откуда здесь столько народу, да ещё такого специфического?
        — А сам-то как думаешь?  — проворчал водяной, обливаясь водой из бутылки,  — ждем, пока стоматолог нас осмотрит. Так что занимай очередь.
        — Но, я вообще-то по личному вопросу,  — вампир все еще не понимал, что происходит, но это ему совсем не нравилось.
        — Тогда ждите окончания рабочей ночи,  — недовольно зашипела ночница, держась за припухшую щеку.  — Здесь, между прочим, собрались те, кому действительно нужна помощь. Ходят тут всякие, отвлекают Надежду Сергеевну от дел.
        — Ладно, ладно,  — поспешил перебить даму вампир, не желающий слушать это ворчание.  — Кто последний?
        — За мной будешь,  — тяжело вздохнул водяной, которому трудно было находиться на суше, но ничего поделать он не мог, ведь стоматолог не выезжал на дом к пациентам, особенно если этот дом, находится под водой.
        — Хорошо,  — древний кровосос присел на небольшой диванчик. Кто бы мог подумать, что однажды ему придется ждать встречи с Надеждой, сидя в очереди страждущих. Хотя он прекрасно понимал состояние собравшихся здесь, ведь не так уж давно и сам страдал от нестерпимой зубной боли. И все-таки, неприятно, что ему приходится ждать, так они потеряют драгоценное время, которое можно потратить на разговоры и объяснения. Единственное, что сейчас утешало кровососа в сложившейся ситуации, так это то, что вся эта нечисть в скором времени узнает, что такое страх и еще большая боль, чем они испытывают сейчас. Александр криво оскалился, кто бы мог подумать, что садизм в некотором роде заразен. Ведь раньше он не замечал за собой подобной жестокости.
        — И все-таки, интересно, что здесь происходит?  — Александр еще раз оглядел весьма специфичных посетителей стоматологии. Откуда вся Питерская нечисть узнала о Надежде, неужели оборотень проболтался или быть может ко всему происходящему приложила руку сама Ягда? Как бы то ни было, чтобы все прояснить, придется посидеть в очереди.



        Ну, чего ждешь, рассказывай, чем занимался, пока я здесь в поте лица лечила зубы всякой нечисти?

        Очередь до вампира дошла уже ближе к утру, так что у них с Надей почти не оставалось времени на разговоры. Неужели так теперь будет все время? Эта мысль была неприятной и угнетающей, ведь Александру нравилось общение с этой взбалмошной и неординарной особой. Ему совсем не нравилось ждать своей очереди, чтобы увидеть подругу. Это было глупо и неправильно! И откуда только вся нечисть в городе узнала про эту круглосуточную стоматологию? Наверняка без Ягды здесь не обошлось. Вот ведь вредная ведьма!
        — Проходите, на что жалуйтесь?  — зевнула стоматолог, даже не смотря на своего нового пациента. Было видно, что женщина вымоталась за эту ночь и судя по всему, такой аврал у нее последнее время частенько. Вампиру даже стало жаль женщину, наверняка от всего этого у нее испортился вкус крови.
        — На то, что у вас в коридоре очень неудобные кресла, даже мне было тяжело на них высидеть три часа,  — древний кровосос по-свойски включил чайник и достал из пакета вкусности, которые всенепременно должны порадовать его подругу.  — Не волнуйся, пациентов у тебя больше нет, все-таки утро почти настало.
        — Это радует,  — Надежда настолько устала, что у нее не хватало сил даже на то, чтобы высказать брюнету все, что она о нем думает. А жаль, она ведь целую речь подготовила на этот случай. И все в пустую. Хотя, она может высказать ему все позже, когда будет в хорошем настроении. Вот прямо так и сделает, усадит перед собой и начнет зачитывать свою речь, благо, что она в тетрадке записана. Целых три страницы.
        — И это все? Даже не спросишь, где я пропадал?  — обиженно буркнул вампир, осознавая, что в присутствии этой женщины начинает чувствовать давно утраченные эмоции. Хотя он может лишь думает, что это так. Кто знает, разобраться в себе, мужчина сейчас был не в состоянии.
        — А зачем? Ты и так все расскажешь,  — стоматолог зашуршала оберткой от шоколадки. Пусть сладкое и вредно для зубов, Надя не могла отказать себе в этой маленькой слабости. Да что скрывать, за безграничный доступ к этому лакомству, она душу готова продать, а не то, что простить пропадавшего неизвестно где друга.  — Ну, чего ждешь, рассказывай, чем занимался, пока я здесь в поте лица лечила зубы всякой нечисти?
        — Ты не поверишь,  — Александр с неким наслаждением забрался на стоматологическое кресло.
        — Я лечила зубы вампиру, оборотню, водяному, какой-то полусгнившей бабе и еще много кому, так что я во многое готова поверить, поверь, ты меня не удивишь,  — усмехнулась женщина, наслаждаясь вкусом шоколадки.
        — Да уж, этот месяц у тебя был весьма насыщенным, а вот про меня этого не скажешь, я просто спал.
        — Целый месяц?  — Надя недоверчиво приподняла бровь, она конечно, после личного знакомства с кровососом, почитала о них кое-какую литературу, но считала, что вампиры все-таки не впадают в спячку.
        — Угу, такое со мной иногда бывает, хорошо еще, что я не спал слишком долго, но зато в произошедшем есть и положительные стороны, мне удалось привести мысли и воспоминания в порядок и я снова готов к разговорам.  — Александр задумчиво огляделся вокруг, изначально это место пугало его и казалось излишне мрачным, чуть ли не пыточной, а сейчас все изменилось, ему нравился кабинет стоматолога, здесь было вполне уютно. Жалко только, что, похоже, ему больше не удастся часто посещать это место.
        — Это замечательно, но благодаря Ягде у меня полно пациентов, сейчас я даже начинаю сожалеть о том, что приняла предложение этой ведьмы. Но отступать не в моих правилах, к тому же, намного приятней пугать опасную нечисть, чем людей, это доставляет в десять раз больше удовольствия,  — серые глаза безумно заблестели, да так, что даже вампир, уже привыкший к подобному испугался.
        — Ты только не увлекайся, много работать вредно,  — Александр действительно беспокоился за Надежду, а точнее за то, что может лишиться приятного собеседника.
        — Знаю, сама уже с трудом на ногах стою, но если хочешь, можешь помогать мне в работе, так мы и поболтать сможем, та и ты кое-чему новому научишься, сам же вроде как хотел освоить новую профессию.
        — А твое начальство не будет против?  — для древнего кровососа мнение людей на сей счет было не сильно-то и важно, он всегда сможет загипнотизировать любого из них и убедить в том, что он самый лучший стоматолог в мире, но мужчина не был уверен в том, что ему это действительно нужно. Хотя ему был весьма неприятен тот факт, что Надя общается с другой нечистью, а что если она решит, что они интересней, чем он? Наверное, это ощущение, которое одолевало древнего кровососа, чем-то было похоже на ревность. Ему хотелось быть уникальным и единственным, а не одним из толпы. После знакомства со стоматологом, Александр все больше ощущал себя живым, вот только это ни к чему хорошему не приведет, его судьба — жить вечно, пока безумие и собственные воспоминания не поглотят его, а Надежда проживет еще лет шестьдесят, может даже больше, но это все равно не сравнится с его жизнью. Печально, но рано или поздно, он лишиться очередного друга и это не изменить. Так может, стоит все прекратить прямо сейчас, чтобы потом не было больно? Но ведь тогда ему придется вернуться к своему одинокому существованию.
        — Эй, ты чего завис?  — стоматолог удивленно посмотрела на вампира, который сейчас больше походил на труп, чем на самого себя.
        — А? Да так, просто задумался, так на чем мы остановились?
        — На том, что мои клиенты зубастые твари, так что мое начальство вряд ли будет против, весь вопрос в том, что хочешь ты? Уговаривать тебя никто не будет,  — женщина налила себе чаю и посмотрела на часы, еще немного и начнет светать. Этот месяц ей не хватало общения с Александром, но она не собиралась сообщать ему об этом. Если ему больше не интересно их общение, она не станет навязываться.
        — Я не против, но не уверен, что моя помощь будет полезной.
        — Поверь с тем, чтобы привязывать пациентов к креслу ты справишься отлично,  — рассмеялась Надя, чувствуя облегчение.  — Да и не все зубы, увы, я могу вырвать самостоятельно, вот, кстати, один такой сложный пациент придет завтра, так что приходи пораньше.
        — И когда это я успел превратиться в твоего подчиненного?
        — Только что, иначе мы сможем говорить, только по выходным,  — пожала плечами женщина, начиная разминать уставшие плечи. Да уж, с такой интенсивной работой, она долго не протянет. Остается надеяться лишь на то, что все срочные больные в скором времени закончатся и у нее появится больше свободного времени.  — Вот смотри, ты только пришел, а тебе уже пора уходить, потому что скоро взойдет солнце.
        — Хорошо, хорошо, буду твоим помощником, уговорила.
        Сегодня была совершенно бесполезная ночь в жизни Александра: он потратил несколько часов на то, чтобы просидеть в очереди, почти ни о чем не поговорил с Надей, не узнал, что произошло за этот месяц. И все равно кровосос был рад, что снова увидел подругу.
        — Тогда завтра жду тебя в десять часов, и не смей опаздывать или снова засыпать. Я тебе не позволю отлынивать от работы!
        — Договорились,  — что-то подсказывало вампиру, что попробовать себя в роли самого настоящего стоматолога будет незабываемым опытом в его долгой жизни.  — Мне пора.
        — Знаю,  — Надя грустно улыбнулась, смотря вслед уходящему кровососу,  — жаль, что сегодня нам так и не удалось поговорить по нормальному. Но думаю, мы это исправим.
        — Непременно,  — бросил через плечо Александр. Завтра будет новый день, новая ночь и что-то подсказывало ему, что должно произойти что-то важное.



        Держи его крепче

        Удивительно насколько изменчива жизнь, еще недавно древний и возможно даже мудрый вампир волочил свое скучное существование, не находя вокруг никаких радостей и интересов, но всего одна случайная встреча и все переменится. Александр усмехнулся своим мыслям, все-таки удачно, он тогда решил поужинать той чрезмерно радостной шопоголичкой, благодаря этому он столкнулся с Владимиром, а это в свою очередь свело его с Надеждой. Вот так маленькое и незначительное событие, запускает череду важных жизненных поворотов, которые полностью изменили жизнь кровососа. Размышлять над этим можно десятилетиями, если не веками, но так и не понять, действительно ли это случайность или чья-то воля. Но, так или иначе, для Александра Строганова, вампира с трехсотлетним стажем все сложилось весьма удачно, он вновь ощутил интерес и стремление узнать что-то и кого-то, а это значит, что кровососу удастся протянуть еще сотню лет, не сойдя с ума. А при удачном раскладе, даже больше. Именно об этом размышлял мужчина, в очередной раз, направляясь в круглосуточную стоматологическую клинику, которая за последнее время стала самым
посещаемым для него местом.
        — Эй, куда прешь без очереди?!  — раздался скрежещущий голос, от которого мороз пробирал до костей. Довольно-таки неприятное ощущение, особенно если учесть, что Александр был вампиром, такие ощущения раньше в нем удавалось вызвать только Наде. Кровосос взглянул на пациента, сидящего около самых дверей кабинета стоматолога, и не мысленно застонал. Некромант! Как же он ненавидит их и не только он, но и все вампиры в принципе, причем эта ненависть была взаимной.
        — Я помощник врача,  — холодно ответил Александр, разглядывая уже немолодого лысого мужчину со слишком бледной кожей и черными глазами, лишенных всяческих эмоций и даже жизненного блеска.
        — Да неужели?  — скривился некромант, не верящий ни единому слову вампира.  — И ты думаешь, я поверю?
        — Молодой человек,  — криво усмехнулся кровосос.  — Где ваши манеры? Я намного старше, опытнее и мудрее вас, так что будьте любезны, обращаться ко мне исключительно на «Вы».
        С этими словами, не обращая внимания на злобное шипение некроманта, Александр гордо прошествовал в кабинет, где его уже дожидалась Надя. Сейчас в нем проснулось непреодолимое желание причинить новому пациенту стоматологической клиники, как можно больше боли, причем вне зависимости от того, насколько болезненные процедуры ему нужны. Вампир настолько увлекся этими приятными мыслями, что даже не заметил, что все это время рассуждал вслух, под пристальным, полным удивления взглядом подруги.
        — Да уж, а я-то думала, что садизм не заразен,  — улыбнулась Надежда, подготавливая инструменты, которые могут пригодиться при работе.  — Но, похоже, я ошибалась, причем очень сильно, всего пара месяцев и ты уже не можешь противиться этому…
        — Ну, знаешь, как говориться — с кем поведешься, от того и наберешься,  — пожал плечами Александр, надеясь, что ему позволять вытащить пару зубов незнакомому некроманту. Ох, как жаль, что Надя пользуется современными инструментами, они не причинят столько боли, как их прародители.
        — Ладно, давай приступать, ночь длинная. Впереди, возможно, будет много пациентов,  — вздохнула женщина, направляясь к дверям, чтобы пригласить первого больного, чем-то не понравившегося вампиру. Надо бы не забыть выяснить, в чем тут дело, ведь обычно эмоции Александра почти незаметные и слабые, некоторые бы даже решили, что их вовсе нет.  — Прошу, проходите.
        — Я не позволю этому мерзкому кровососу прикасаться к моим зубам,  — прямо с порога заявил мужчина, бросая недовольные взгляды на ухмыляющегося вампира.
        — Тогда вам стоит найти другого врача,  — зевнула стоматолог, складывая руки на груди, всем своим видом демонстрируя, что не изменит решения. Вся эта ситуация была весьма забавной, так что женщине хотелось увидеть, чем дело кончится, да и не позволит она пациентам командовать ей.
        — Но у меня острая боль!  — возмутился мужчина.
        — Если бы боль была действительно острой, вы бы не привередничали,  — пожала плечами Надежда, с улыбкой рассматривая капризного пациента, теперь и ей хотелось сделать ему больно.  — Ну, так что, лечиться будем?
        От зловещего тона врача, некромант вздрогнул и поежился от неприятного ощущения, которое давно не испытывал. Нет, это был не страх, скорее опасение, но это чувство ему совсем не нравилось.
        — Будем.
        — Тогда присаживайтесь, и я вас осмотрю,  — надев перчатки и вооружившись зеркальцем, стоматолог приготовилась к работе.  — И никаких глупостей, иначе мне просто придется вас привязать. Раз уж вы пришли, пути назад не будет, я вылечу вас вне зависимости от вашего желания!
        От этих слов некромант, устроившийся на неудобном стоматологическом кресле, нервно сглотнул, ведь ему стало по-настоящему страшно.
        — Александр, держи его крепче, да так, чтобы шелохнуться не мог,  — мило улыбнулась Надя, приступая к работе.  — Так, что тут у нас? Так, так, так. Как же все запущенно. Вы о такой вещи, как зубная щетка слышали?
        — Угу,  — попытался кивнуть головой некромант, но Александр крепко держал его голову, от чего мужчине начало казаться, что всего одно неверное движение и ему свернут шею.
        — Не похоже, но на всякий случай напомню, ею пользуются не раз в год нужно, а ежедневно. Ну, а теперь придется парочку зубов удалить.  — Надя внимательно осмотрела свои инструменты и взяла щипцы.  — И знаете что? Мы сделаем это на живую. Вы ведь не против?
        Пациент попытался покачать головой или что-то возразить, но вместо этого получилось только невнятное мычание.
        — Значит не против,  — довольная стоматолог приступила к работе. Причем Надежда искренне полагала, что использование обезболивающих уколов, при удалении зубов, приносит больше вреда, чем пользы, но работая с людьми, крайне редко можно было не использовать заморозку.  — Александр, держи крепче.
        — Могла бы и не говорить,  — и снова вампир поймал себя на мысли о том, что наблюдать за работой Нади сплошное удовольствие. Она словно становилась другим человеком, более сильным, страстным, увлеченным, а как в эти мгновения сверкают её серые глаза! Красота!
        Стоматолог же полностью сосредоточилась на деле, ведь, чтобы удалить зубы нужно приложить немало усилий, особенно если учесть, что у нечисти они уж как-то слишком прочно крепятся к челюсти.
        — Ну, же!  — женщина резко дернулась назад, чуть ли не падая на пол, но зато это подействовало и взвывший от острой боли некромант, лишился своего первого зуба.  — Вот так, еще один и можно будет заняться вашими деснами.
        — Нет!!!  — мужчина готов был уже позорно сбежать, но вампир не позволил ему сделать это.
        — Вы же слышали, что сказал врач, вас вылечат вне зависимости от вашего желания.  — Кровосос был полностью доволен сегодняшним днем. Надо будет непременно почаще помогать стоматологу, особенно если к ней на прием будут записываться подобные неприятные личности.
        — Ну-с, продолжим,  — пробормотала Надя, снова приближаясь к пациенту. Все-таки лечить нечисть намного приятней, чем людей. Так что жизнь складывается вполне удачно.



        И все-таки у нас странные отношения

        — Знаешь, а мне понравилась сегодняшняя ночь,  — заявил Александр, как только за некромантом захлопнулась дверь, а проклятия в адрес стоматолога и наглого вампира стихли.
        — Ночь только началась,  — потянулась Надя, разминая затекшие мышцы. От всей этой возни с неуравновешенной нечестью у нее разболелась спина.  — Записи на сегодня больше нет, но всегда могут прийти страждущие с острой болью.
        — Хм, еще вчера я бы сказал, что это меня не устроит, но сейчас, я начинаю получать удовольствие от твоей работы. Принимать в ней непосредственное участие намного интересней, чем просто наблюдать.
        — Так в чем проблема, получай образование и становись моим полноправным коллегой,  — пожала плечами женщина, усаживаясь на свое место. Она была рада, что сегодня выдалась более спокойная ночь, чем предыдущая.
        — Нет, это не для меня.
        — Почему же? Боишься, что не справишься с учебой?  — усмехнулась стоматолог, представляя вампира грызущего гранит науки за учебной скамьей.  — Зря, ты можешь даже не беспокоиться об оценках, загипнотизировал всех и вот ты уже отличник и заканчиваешь курс с отличием.
        — Так-то оно так,  — согласился Александр,  — вот только ты забываешь о том, что я вампир, существо ночное, а учатся в основном утром и днем. Ходить на учебу для меня будет весьма проблематично, к тому же не уверен, что мой мозг уместить кучу совершенно не нужного научного бреда.
        — Это ты о чем?
        — Большинство знаний, которые вдалбливают в головы бедным студентам, никогда им не пригодятся и в этом проблема современной системы образования,  — глубокомысленно изрек древний кровосос.
        — Что есть, то есть, до сих пор не пойму, зачем меня учили высшей математике, на протяжении двух курсов,  — вздохнула Надежда, вспоминая невеселые студенческие годы.  — Можно подумать, чтобы посчитать зубы мне потребуются матрицы.
        — Вот видишь, ты и сама все понимаешь. Так что я лучше за тобой понаблюдаю, так я научусь намного большему. Да и нет у меня никакого желания работать каждый день, да еще и одному, уж лучше я останусь твоим помощником.
        — Меня это вполне устраивает, а то некоторые их моих пациентов весьма кусачие,  — стоматолог продемонстрировала Александру уже почти заживший укус на руке.
        — И часто такое бывает?  — недовольно буркнул вампир, мысленно обещая себе поговорить по этому поводу с Ягдой. Не хватало еще, чтобы Надя пострадала на своей работе.
        — Забей, он уже извинился и обещал, что больше не будет,  — беззлобно рассмеялась женщина.  — Да я и сама перегнула с пуганьем. Но зато… я теперь привязываю всех своих посетителей, особенно маленьких и юрких.
        — И это правильно, далеко не каждый сможет контролировать себя.
        — Это касается не только нечисти, но и людей,  — Надежда снова попыталась потянуться, чтобы немного унять боль в спине.
        — Хватит уже,  — поморщился кровосос, подходя на женщине ос спины и кладя руки ей на плечи.  — Расслабься, сейчас все поправим.
        — У тебя руки ледяные,  — вздрогнула стоматолог, который от прикосновения Александра стало не по себе.
        — Вовсе нет, они комнатной температуры,  — Александр осторожно начал разминать плечи Нади, надеясь на то, что она сможет расслабиться и позволит помочь себе.  — Не забывай, фактически я труп, так что не могу быть теплым.
        — Знаешь, на этом фоне современные романы о любви вампиров и смертных дамочек кажутся особенно пугающими. Ну, я еще понимаю общаться с кровососами — сама грешна, что поделать. Даже полюбить такого можно, не вопрос, не зря же говорят: любовь зла, полюбишь и ко… вампира. Но ведь на этом все не заканчивается, доходит и до интимных подробностей. И что тогда? От одной мысли, что кто-то комнатной температуры будет прикасаться ко мне, становится мерзко, и хорошо еще, если лето и жарко, а если зима и холодно? Жуть.
        — Что поделать,  — усмехнулся мужчина, продолжая свое занятие.
        — Ну, все, хватит!  — Надежда скинула с себя руки кровососа и недовольно зыркнула на него. С одной стороны она нуждалась в хорошем массаже, но терпеть холодные прикосновения была не намеренна.  — Согрей руки на батареи или в горячей воде.
        — Хорошо, хорошо,  — кровосос направился к раковине и включил воду.
        — Не этот! Там же холодная!  — воскликнула стоматолог, закатывая глаза.  — Как так можно?
        — Эй, я же ничего не чувствую, ты не забыла?  — обиженно буркнул Александр, исправляя свою оплошность.  — Я же не виноват, что у вас краны перепутаны.
        — Прости, я все время забываю о твоих физиологических особенностях.
        — Надо же какое толерантное высказывание,  — фыркнул вампир, растирая руки сухим полотенцем.  — Даже не похоже на тебя.
        — Ой, да ладно, в следующий раз буду говорить, как есть — иногда я просто забываю, что ты живой труп.
        — Вот, это уже ближе к делу,  — кровосос снова пристроился за спиной женщины, начиная разминать её плечи.  — Не бойся называть вещи своими именами, меня подобным не обидишь, да и в сочувствии я не нуждаюсь, у моего положения есть много плюсов, но и минусы тоже есть.
        — Прости,  — Надя прикрыла глаза, сейчас, когда руки Александра стали белее теплыми, ей стало намного приятней, она даже начала наслаждаться приятными массирующими движениями.  — И все-таки у нас странные отношения.
        — Ну не скажи, ты для меня, как любимый питомец, которому иногда нужно почесать животик.
        — Что?!
        — Не обижайся,  — вампир продолжил массировать спину стоматолога.  — Но мне тяжело воспринимать людей не как пищу или как равных себе. Ты конечно, особенная, я бы даже сказал, что ты нечто большее, чем питомец и возможный ужин на тяжелые времена.
        — Наверное, это комплимент,  — хихикнула Надежда, размышляя о том, а не стоит ли ей обидеться. Хотя какой в этом смысл? Все равно это бесполезно.
        — Именно так,  — кровосос, словно загипнотизированный, наблюдал за пульсирующей жилкой на тонкой, изящной шее женщины. Такой манящей и желанной и не важно, что голода нет, но желание попробовать новый вкус было нестерпимым. Александр, на мгновение ослабивший контроль за собой, начал медленно наклоняться к своей расслабленной жертве. Еще немного и его клыки вонзятся с мягкую, нежную плоть и он ощутить вкус её крови.
        — Ты же не думаешь, что я ничего не вижу?  — раздался усталый голос стоматолога. Этот тихий звук привел кровососа в чувства.
        — Прости, не знаю, что на меня нашло. Наверное, не отошел еще ото сна,  — мужчина продолжил с силой массировать плечи женщины, но вот его мысли были весьма неприятными. Последнее время он все чаще думает Надежде, как о пище, ему все интересней, какова её кровь на вкус.
        — Я же говорила, кусать меня не дам,  — ласково проворковала стоматолог, так им не открыв глаза. Еще раз попробуешь, снова выбью тебе зубы, а потом буду лечить их с особой тщательностью.
        И снова древний кровосос ощутил неприятное чувство страха и никого сомнения в том, что Надя выполнит свою угрозу, не было.
        — Максимум на что ты можешь рассчитывать, это нацеженная кровушка из ранки,  — добавила женщина, решившая, что все-таки не стоит позволять другу умирать с голода и в случае крайней необходимости вполне можно поделиться кровью.
        — Но это не вкусно,  — в голосе вампира неожиданно проскользнули капризные нотки.
        — Зато гигиенично, не то, что кусать своими зубами всех подряд!
        — Не всех подряд. К тому же я чищу зубы…
        — Я стоматолог, ты не забыл?  — рассмеялась Надя,  — неужели ты думаешь, я не знаю, сколько бактерий живет в ротовой полости человека? Ты конечно у нас нечисть, но не думаю, что все твои бактерии мертвы, так же как и ты. Так что не отвлекайся. А чтобы у тебя больше не было соблазнов, расскажи мне что-нибудь интересненькое.
        — Рассказать, что-нибудь интересное?  — Александр задумался. Вампир понимал, что женщина предложила правильную вещь — ведь если он будет занят разговором, то у него не будет возможность укусить её.  — И что же ты хочешь услышать?
        — Не знаю, что-нибудь,  — пожала плечами Надя, которой сегодня было невероятно спокойно и легко. Даже попытка превратить её в перекус на ночь не напрягала стоматолога, напротив, появилось понимание того, что подобных инцидентов не избежать. Против природы не попрешь, и как она не способна отказаться от сладкого, так и Александр не сможет жить без крови.
        — Проще было, когда ты спрашивала,  — кровосос продолжил массировать уставшие плечи женщины.  — Я столько всего знаю, столько всего помню, что даже не знаю с чего начать.
        — Хм…  — Надежда блаженно прикрыла глаза и окончательно расслабилась.  — А какое время ты любишь больше всего?
        — Какое время?
        — Ну, я не в смысле день или ночь, а когда тебе нравилось жить больше всего, в каком веке?  — пояснила женщина, жмурясь словно кошка, надо будет потом непременно сказать Александру, что из него получится прекрасный массажист и она, узнав об этом его свойстве, намерена пользоваться этим каждый день.  — Вот я, к примеру, убеждена, что родилась не в то время. Вот только боюсь, что мои представления о другом времени далеки от действительности. Я сужу о том, что было раньше, по картинам, учебникам истории, романам той эпохи, но ведь они не отображают всей правды.
        — Это точно, там все приукрашено, в действительности все было намного проще и не так романтично, как хотелось бы другим,  — согласился вампир, который и сам, читая некоторые романы, хотел стать их героем.
        — Тебе с этим намного проще, чем мне, ты живешь уже больше трехсот лет, многое повидал и знаешь, как все было на самом деле…. Когда тебе нравилось жить больше всего?  — Наде действительно был интересен этот вопрос. Она чувствовала духовное родство с древним кровососом, они были очень похожи и даже мыслили пусть и не одинаково, но очень похоже. Наверняка им понравилась бы одна и та же эпоха.
        — Хм, даже не знаю,  — задумался вампир. Иногда ему хотелось вернуться в прошлое, но трудно было назвать в какой конкретный временной отрезок.  — У каждой эпохи свои преимущества, свои недостатки.
        — И все же, когда ты был счастлив? Я не имею в виду время, когда ты был живым человеком — с этим ничего не сравнится.
        — Счастье, понятие неоднозначное,  — усмехнулся Александр, вновь вспоминая о далеком прошлом.  — В восемнадцатом веке все было спокойно, лениво, жеманно. Люди много думали о великом, но это было только разглагольствование, дальше пафосных слов и бурных споров дело никогда не заходило. Деятельных людей, готовых потратить время и силы, на что-то важное не было. Люди просто жили и думали, что они значимы.
        — Ну, это только дворян касалось, думаю, крестьяне не считали себя такими уж значимыми.
        — Эй, ты же хотела услышать обо мне, а не о человечестве в целом?  — поморщился вампир, сильнее сжимая плечи женщины.  — И вообще не перебывай, я этого не люблю.
        — Прости, больше не будут. Так что ты там говорил, про восемнадцатый век?
        — Когда я жил в то время, то считал, что так и нужно, но после, увидев, как изменился мир и люди, я осознал, что впустую потратил многие годы. Так что я не хотел бы снова вернуться туда и знаешь тебе тоже эта эпоха не подошла бы. Ты бы не выдержала постоянное хождение по балам, беседы о погоде, стихах и дуэлях. Ты натура деятельная и просто не вытерпела бы семейную рутину.
        — Семейную?
        — Дорогая моя, в то примечательное время к семнадцати годам ты была бы уже замужем, так что…
        — Нет, это точно не для меня,  — перебила Александра стоматолог, которая после его слов расхотела жить в ту благородную эпоху. Тогда она точно бы померла от тоски и безысходности. И главное она всегда знала о том, что так все оно и было, но только после слов кровососа осознала, что эта эпоха ей не подошла бы.  — А что с девятнадцатым веком?
        — Ты не поверишь, почти все то же самое,  — рассмеялся вампир.  — Время тогда менялось медленно, да и люди по сути своей во все времена одинаковые. Знаешь, куда мне действительно хотелось бы вернуться?
        — Куда?
        — На границу девятнадцатого и двадцатого века, тогда действительно казалось, что мир изменился. Люди что-то делали, думали, пытались изменить мир. Вокруг витало столько идей и мыслей и они воплощались. Были войны, смерти, несправедливость, но мы стремились к чему-то большему и не боялись жить. Это время быстро прошло и люди стали прежними, замкнутыми, трусливыми, жестокими в те несколько десятилетий, что было иначе, я хотел бы вернуться. Тогда общаясь с умными и деятельными людьми, я чувствовал себя живым, а не просто ходячим трупом, у которого нет смысла в существовании,  — с каждым сказанным словом голос мужчины звучал все тверже, сильнее, да и сам Александр словно оживал. Надя даже обернулась, чтобы убедиться, что это все тот же кровосос, что и несколько минут назад. Женщина не сомневалась в том, что слава вампира искренни, ей и самой нравился тот период, когда казалось, что возможно все и рождались множество идей, которые впоследствии были воплощены человечеством.
        — Кто знает, быть может, ты доживешь до момента, когда это время повториться?
        — Не думаю,  — снова помрачнел мужчина.  — Я действительно скучаю по тому периоду своей жизни и тебе бы понравилось тогда, хотя не уверен, что ты смогла бы проявить себя. Все мы думаем, что родились не тогда и не там, но судьбе виднее. Поверь, ты появилась на свет именно тогда, когда мир начал нуждаться в тебе.
        — Думаешь?
        — Конечно, вот представь, что родилась бы ты в начале двадцатого века,  — кивнул вампир, убежденный в своей правоте.  — И что бы я тогда делал? Кто бы лечил мне зубы и помог справиться со скукой? Нет. Ты родилась в нужный момент.
        — Может быть ты и прав, к тому же далеко не факт, что я была бы богатой, свободной дамой,  — благоразумно заметила Надежда, все равно в глубине души продолжающая желать прожить другую, более насыщенную жизнь. Жаль, что невозможно оказаться героиней любимого романа или фильма, человеческая жизнь более невзрачная.
        — Конечно, прав, и ты это знаешь…
        Продолжить свою речь Александру не дал телефонный звонок, и это было очень странным, ведь его номер мало кто знал, да и не каждый решиться позвонить среди ночи.
        — Ответишь?  — женщина непонимающе смотрела на застывшего вампира, который словно забыл, как пользоваться сотовым.
        — Да, конечно…
        Александру не хотелось отвечать на звонок, чутье подсказывало ему, что ничего хорошего он не услышит, но с другой стороны, раз его решились побеспокоить в столь поздний час, значит дело действительно серьезное. Да и номер этот был у весьма ограниченного количества людей и нечисти.
        — Алло,  — ни одной эмоции не проскользнуло на лице брюнета, когда он услышал голос звонившего, вампир оставался спокойным, как впрочем, и всегда. Александр, почти не отвечал, только слушал и кивал, что заставляло Надю злиться, женщине было интересно, кому и зачем понадобился её друг и самое главное, чем это аукнется ей самой. А в том, что так или иначе, срочное дело кровососа коснется и её стоматолог не сомневалась, но вампир продолжал моча кивать и отвечать односложными фразами, которые не могли подсказать суть разговора.
        — Хорошо,  — наконец, ответил Александр, задумчиво смотря на Надю, словно решая, что-то для себя.  — Я приеду, но не гарантирую, что это поможет. Как это ни прискорбно, но возможно уже слишком поздно.
        Вампир нажал кнопку отбоя и убрал сотовый обратно в карман, мужчина не произносил ни слова и просто задумчиво смотрел в пустоту, полностью погруженный в себя. Надя невольно залюбовалась гордым профилем дворянина, который сейчас став выглядеть особенно пугающим. Впервые женщина увидела в нем грозную нечисть, которая легко могла уничтожить любого, кто встанет на его пути, а не просто своего пациента, который умудрился подружиться с врачом-садисткой. Стоматолог нервно сглотнула, она редко испытывала страх, но сейчас это было именно то, что она ощутила. Странно, ведь Александр не делает ничего пугающего или угрожающего, он просто показал её одно из своих лиц и оно, несмотря на свою притягательность, совсем не нравилось Надежде.
        — Кто звонил?  — немного хриплым от волнения голосом спросила женщина, тянясь к чайнику, чтобы налить еще чая для себя и избавиться от сухости во рту.
        — Ты его не знаешь.
        — Ну, а зачем звонил тот, кого я не знаю?  — не унималась Надя, которой уже окончательно овладело любопытство.  — Куда ты собрался ехать и главное на сколько?
        Стоматолог понимала, что не имеет права задавать все эти вопросы и требовать что-то от Александра, но он совсем недавно появился, после своего долгого сна и ей совсем не хотелось, чтобы вампир снова пропал на длительный срок. Ей было скучно без своего друга, уж слишком он успела привязаться к этому кровососу.
        — У тебя есть загранпаспорт?
        — Да, а что?  — снова напряглась Надя, начиная думать о том, что зря она все-таки начала задавать вопросы. Но время назад не повернуть, так что отступать поздно.
        — Владимир снова влип в неприятности… Связался с моим собратом. Ну, как влип, просто следил за одним древним вампиром и исчез, его друзья-охотники не могут найти следов нашего друга. Да и о вампире ничего точно не знают. Если честно я до сих пор не понимаю, как они столько времени умудрялись выживать и даже убивать нечисть. Хотя может быть, орден охотников находится в упадке… Это многое бы объяснило.
        — И они решили позвать тебя? Почему? Ты ведь не обязан помогать им, и охотится на себе подобных,  — Надежда непонимающе посмотрела на Александра. Да, он помогал охотникам раньше, но тогда дело касалось его наставника, а что сейчас?
        — А вот тут ты не права. Наш договор с охотниками предполагает оказание помощи друг другу при возникновении необходимости… один раз они уже воспользовались моими услугами, вот и решили повторить опыт.
        — Значит, ты не можешь отказаться?  — женщине никогда не нравились такие ситуации, когда человеку, ну или в данном случае вампиру не оставляют выбора. Это не честно. Когда подобное происходило с ней, она упиралась и из принципа не делала то, что её заставляли, даже если самой хотелось помочь. Возможно, это глупое и эгоистичное поведение, но так у Надежды создавалось ощущение, что она контролирует собственную жизнь и сама решат, куда двигаться дальше.
        — Могу, но не стану этого делать… Это принесет никому не нужные проблемы, а мне больше по душе спокойная жизнь, без надоедливых охотников и коллег-нечисти. Я предпочту согласиться помочь и дальше вести свое мирное существование, чем получить еще два десятка звонков с просьбами и требованиями помочь, а может даже с угрозами. К тому же Владимир мне нужен живой, иначе он не сможет выполнить нашу договоренность. К тому же я знаю того, за кем он следил. Это мой старый знакомый.
        — Ясно, и куда же ты отправляешься?
        — В Венецию,  — на лице кровососа появилась легкая ухмылка, он уже бывал в этом городе, стоящим на воде. Прекрасное место, в котором частенько бывает пасмурно, да и тени там много, так что вампир в этом древнем городе будет чувствовать себя вполне уютно, а если вспомнить о том, какие там катакомбы и что там можно найти! Александр много времени проводил в Венеции, этот город был его вторым любимым местом в мире, после Питера, конечно. И вот, он снова сможет вернуться туда, навестить свой особняк и вспомнить старые добрые времена, жаль только, что до маскарада еще далеко.
        Надя завистливо посмотрела на мужчину, вот ведь до чего не справедлива жизнь, её никто и никогда не заставлял ездить в Венецию или подобные места, хотя если учесть особенности её характера это даже к лучшему, а не то отказалась бы из вредности от поездки, а потом бы начала жалеть.
        — Завидую, я туда, наверное, в жизни не выберусь,  — женщина вновь взглянула на задумчивое лицо кровососа, теперь оно уже не было таким пугающим, Александр вновь стал тем самым вампиром, которого она знала.
        — Почему же, твоя зарплата вполне позволяет съездить туда, хотя бы раз, особенно если сильно не тратиться.
        — Ну… не знаю. Что делать в Венеции одной? Это скучно. Просто бродить среди толп туристов не для меня, а одна… не хочу быть одна. Если уж ехать в Италию, то с человеком, который сможет рассказать что-то интересное и показать то, что не увидит обычный турист.
        — Потому-то я и спросил, есть ли у тебя загранпаспорт или ты думала, что это просто праздное любопытство?
        — То есть, я могу поехать с тобой?  — недоверчиво поинтересовалась Надя, широко улыбаясь.
        — Да, если, конечно, хочешь. Правда придется взять отпуск, но если с этим возникнут проблемы, я смогу легко помочь уговорить твое начальство.
        — Иметь в друзьях вампира, весьма полезно, но думаю, меня и так отпустят,  — рассмеялась стоматолог.
        — Так значит, ты составишь мне компанию?
        — Конечно! Можешь даже не сомневаться в этом.



        Кому-то отпуск, а кому-то работа

        Увы, прямых рейсов из Петербурга до Венеции не было, так что путешественникам пришлось лететь через Прагу, вот только к неудовольствию Нади, которая желала наслаждаться отпуском и не вникать в дела кровососа, им не удалось задержаться в этом городе и осмотреть его, как следует. Все, что она смогла увидеть это здание аэропорта, из которого им так и не удалось выбраться. Стоматолога утешала лишь одна мысль — в Венеции все будет иначе. Она будет гулять по городу, кататься на гондолах, заглянет в музеи и попробует местные сладости и, конечно же, купит себе красивую маску, которая будет напоминать ей об этом волшебном путешествии в дальнейшем. Это будет лучший отпуск в её жизни! А Александр пусть работает, сколько ему вздумается.
        Женщина не сомневалась в том, что древний вампир с легкостью справится со всеми проблемами. Что касается Владимира, то они с ним практически не были знакомы, если бы женщина увидела его на улице то, наверное, даже не узнала бывшего пациента, так что она не волновалась о нем. Каждый день пропадают сотни, если ни тысячи людей, а умирают еще больше, но это не значит, что стоит беспокоиться и скорбеть о каждом.
        А вот Александр переживал за охотника, который стал для него кем-то вроде друга. Будет весьма неприятно, если он действительно погиб или еще хуже, стал вампиром. Тогда он точно не сможет выполнить их договор. И почему его тихое существование так внезапно наполнилось действием? Вампир снова почувствовал вкус к жизни и даже начал строить планы на будущее, словно позабыл о том, что он давно уже мертв.
        Кровосос всю дорогу думал о том, что могло произойти с опытным охотником и может ли случиться так, что он жив? Надежда — это чувство свойственно людям, а не нечисти, вот только сейчас это было именно то, что испытывал древний кровосос. Венеция наполнена историей и мистикой, в этом городе обитает много самой разнообразной нечестии. Одни русалки и водяные чего стоят! Александр помнил о своем последнем столкновении с этими существами и том, как с трудом унес ноги от водных красавиц. Вполне возможно, что охотник попал вовсе не к вампиру, а к другому виду нечисти. Тогда у Владимира еще есть шанс выжить. Из мира размышлений мужчину вырвал ворчливый и полный недовольства голос Нади.
        — Не представляю, как раньше путешествовали. Я даже с современными технологиями и мягкими креслами в самолетах не выдерживаю, а раньше, путь до Венеции, наверняка, год минимум занимал,  — зевнула Надя, которая за время долгого перелета уже устала сидеть. У нее затекли ноги, руки и даже копчик начал побаливать, а ведь это кость, она в принципе болеть не может. Как же она не любит все эти поездки и перелеты, когда нечем заняться, даже чтение и просмотр фильмов не могли отвлечь женщину, от мыслей о собственном неудобстве и желании уже пойти куда-нибудь. Надя уже не знала, как ей сесть, чтобы ей стало лучше, она всерьез начала подумывать о том, чтобы разлечься в проходе между креслами.
        — Ну не год,  — усмехнулся вампир, отвлекаясь от своих мыслей,  — меньше, даже со всеми остановками в других городах. Тебе просто нужно быть более терпеливой, а еще лучше научиться медитировать. Так ты проведешь время полета с пользой, к тому же мы уже почти на месте.
        — Угу,  — женщина продолжала ерзать на своем месте, пытаясь найти удобную позу, в которой у нее ничего не будет болеть.  — Хорошо еще, что мы прилетаем ночью, так что сможешь не прятаться за своей шляпой и плащом.
        — Это да, но сейчас такое время года, когда солнце не так уж часто появляется над Венецией. Осень…
        — Ну да, не лучшее время для туризма. Но зато я не буду толпиться в очередях, и протискиваться среди толпы жаждущих приобщиться к прекрасному.
        — Согласен, это большой плюс, сможешь многое увидеть, а когда я разберусь с делами свожу тебя в Ла Фениче.
        — Опера! Это мне нравится, вот только боюсь я ничего подходящего для этого случая не взяла,  — улыбнулась Надежда, размышляя о том, хватит ли ей взятых с собою денег на покупку нового платья и сможет ли она вообще найти что-то на свою нестандартную фигуру и вкус.
        — Разберемся. Для начала нужно найти нашего невезучего охотника.
        — Почему невезучего?
        — Ну как, сначала на меня нарвался, а теперь вот на моего коллегу или другую нечисть. Сдается мне, в жизни Владимира началась черная полоса.
        — Надеюсь, ты быстро сможешь найти его.
        — И самое приятное в твоих словах, что ты действительно этого хочешь, ведь, как только это произойдет, ты обзаведешься превосходным гидом, который знает о Венеции все… ну, по крайней мере, о её прошлом.
        — Что поделать, я весьма эгоистична. И поверь мне, это самый правильный подход к жизни. Бессмысленно волноваться о мире в целом и о людях в частности. Даже наши близкие не оценят беспокойства и помощи, и просто привыкнув к ним, сядут на шею. Так что нужно думать о себе любимых, тогда все будет хорошо.
        — Согласен. Спустя несколько столетий своего существования могу определенно сказать, что ты совершенно права. Вот только мне все-таки придется поволноваться за Владимира, его жизнь слишком ценна для меня.
        — Ну, да, помню о вашей странной договоренности,  — женщина потеряла всякую надежду устроиться удобно и мечтала только о мягкой кровати в гостинице. Быстрей бы уже добраться до места.  — Ты, кстати, номера в отеле забронировал или нам придется искать место, где поспать по прилету?
        — Не волнуйся, я состоятельный человек, который много времени провел в этом городе, так что у меня здесь есть дом.
        — У тебя дом в Венеции, а ты живешь в двухкомнатной квартире в Питере?  — Надя непонимающе уставилась на вампира. Будь у нее дом в Италии, здесь бы она и жила.  — Ты точно странный тип.
        — Не забывай о том, кто я,  — Александр прикрыл глаза.  — Мне нельзя все время жить на одном месте. Так что приходится время от времени менять места обитания.
        — Ну, да… надеюсь, проблем с твоим внезапным появлением не возникнет?
        — Не возникнет, так что расслабься и наслаждайся отпуском,  — криво улыбнулся кровосос, представляя лицо своей спутницы, когда она увидит его «маленький домик».



        Уютный особняк

        — Красота! Я хочу, чтобы ночь никогда не кончалась!
        Надя восторженно рассматривала ночную Венецию, которая простиралась перед ней. Город, освещенный мутными светом фонарей и цветных лампочек подсветки, казался волшебным, он словно парил в воздухе, словно мираж, к которому вдруг оказалось возможным прикоснуться. Говорят, Венеция похожа на Санкт-Петербург, но это не так, в Питере нет столько воды, да и новые здания портят волшебный вид Северной Венеции. А здесь все иначе, все вокруг буквально дышит историей и стариной, того и гляди можно будет увидеть благородных дам и мужчин, медленно прохаживающих по каменным мостовым. Возможно, все это кажется и где-то в глубине этого города, тоже есть привычные дома и дворы, но то, что сейчас видела Надежда, было просто невероятным.
        Александр с легкой улыбкой смотрел на восторженное лицо женщины — он никогда не был романтиком, но сейчас вполне мог сказать, что серые глаза сверкают словно звезды. Столько восторга и радости, кажется, даже ему передается её состояние, хотя вампир и не выпил крови.
        — Это не в наших силах. Ночь рано или поздно закончится и поверь, днем Венеция тоже прекрасна, хотя и более шумная. Так что хватит восторгаться и пошли домой.
        — Не хочу,  — капризно заявила Надя, кутаясь в теплую кофту, чтобы сохранить тепло. Ветер, дующий со стороны каналов, был прохладным и пронизывающим, но никакой холод не мог заставить женщину, позабывшую об усталости и сне, пойти домой к кровососу. Ей хотелось гулять, наслаждаться покоем и царящей вокруг магией, вдыхать свежий воздух и улыбаться. Как же давно она вот искренне не улыбалась? Сейчас даже кажется, что челюсти сводит от этого.  — Давай просто погуляем.
        — Тебе нужно отдохнуть,  — усмехнулся Александр, беря сумки своей спутницы. Все-таки интересные создания женщины, они вечно забывают об удобстве мужчин, которым приходится таскать за них вещи, а иногда и самих дам.
        — Но я не устала,  — Надежда бросила на вампира умоляющий взгляд.  — Ну, хотя бы немного. Я в самолете себе все, что можно и что нельзя отсидела, так что это пойдет мне на пользу.
        — До моего дома идти около часа, вот и будет тебе прогулка. Все равно машины здесь не ходят.
        — Отлично, я согласна!  — просияла женщина, снова рассматривая дома. Даже не верится, что люди могли построить такую красоту на воде. Как они вообще это сделали? Даже со всеми современными технологиями и знаниями человечества это казалось просто нереальным.
        — Уверена, что не хочешь воспользоваться водным такси?  — на всякий случай уточнил Александр.
        — Завтра, а сегодня я хочу пройтись по мостовой. Я столько времени провела в воздухе, что хочется ощутить твердую поверхность под ногами.
        — Хорошо, но если устанешь, дай знать.
        — Угу.
        На самом деле Надежда устала, но желание увидеть ночной город было слишком велико, оно придавало сил. Все-таки люди странные существа — в мире столько невероятных мест, которые хочется посетить, а они сидят дома или едут в Турцию и Египет, чтобы просто лежать на пляже и ничего не делать. Можно подумать, в других местах этого нельзя сделать. Вот и она все время провела в России, подавляя любое желание поехать, полететь или поплыть куда-нибудь. Она, как и все, вечно искала отговорки, то нет времени, то денег, то загранпаспорт нужно выправлять, то скучно одной. А ведь это все пустое, лишь оправдания для собственной лени и сейчас Надя это понимала. Разве сложно собрать сумку и на пару дней поехать туда, куда тебе действительно хочется? Хотя бы раз в год. Не думая потратить все накопленные деньги, но зато обзавестись воспоминаниями, которые будут согревать в дальнейшем.
        Сейчас, когда она шла рядом с вампиром по пустынной Венецианской мостовой, любуясь фасадами домов, и мерцающей водой в каналах, на глаза женщины наворачивались слезы. Александр говорил, что не живет, а только существует, но ведь все это можно сказать и о ней. Она работает, покупает еду, одежду, оплачивает счета, но ради чего это все? Женщина не делает то, что ей действительно хочется. Не так уж сильно они с кровососом отличаются. Разве что тому есть, что вспомнить и рассказать. Во время их бесед, Надежда не раз ловила себя на мысли, что ей нечего рассказать, в её жизни было мало интересного и захватывающего, она мало видела и знала. Это все хотелось изменить.
        — Спасибо, что позвал с собою.
        — Я знал, что тебе понравится здесь,  — вампир медленно шел за своей спутницей. Этот город и для него был особенным, так же как Питер, он был полон воспоминаний и так же был любим. Когда настанет время ему исчезнуть, он снова окажется здесь. Наверное, если выбирать место для смерти, то он выберет именно Венецию. Что может быть лучше, чем обрести покой, в городе, где все наполнено историей? Да. Все случится здесь, но не сейчас, а через пару сотен лет, когда он окончательно устанет от бренного существования.
        — И все-таки… почему ты взял меня с собой, даже билеты оплатил? Только не говори о том, что тебе нужна моя помощь. Я ничего не знаю ни о вампирах, ни о Венеции, я просто стоматолог, так что вряд ли смогу помочь. Даже если у тебя заболят зубы, у меня не получится помочь без моих инструментов. И ты это прекрасно знаешь. Так почему?
        — Мне редко удается с кем-то поговорить, мне мало кто нравится, так что, почему бы нет? Это мое эгоистичное желание и я вполне в состоянии его осуществить. К тому же, здесь мои воспоминания снова оживут, и я с удовольствием ими поделюсь. Да и ты поможешь мне отвлечься и мыслить логически. Для тебя эта поездка отпуск, а для меня работа, я должен узнать, что случилось с Владимиром и если еще не поздно, то спасти его.
        — Ясно,  — Надя чувствовала, что Александр говорит далеко не все, но не собиралась расспрашивать дальше. В конце концов, каждый имеет права на свои маленькие секреты. Сейчас женщине не хотелось об этом думать, лучше наслаждаться ночью, прохладой и умиротворениями, что царили вокруг.

* * *

        — Ты уверен, что нам сюда?  — Надежда с сомнением смотрела на огромный по её мнению особняк, которому лет триста не меньше, а может и больше. Раньше она как-то не задумывалась над тем, а живут ли люди во всех этих старинных домах, из которых состоит Венеция. Как же удобства и блага цивилизации? Или все эти здания внутри вполне современные, а от прошлого остались только фасады? Женщину буквально распирало от любопытства — быстрей бы оказаться внутри и все увидеть. Сейчас её слишком буйное воображение рисовало ей весьма мрачные картины, достойные воплотиться в фильме ужасов.
        — Да, а что тебя так удивляет?  — порывшись в карманах плаща, Александр извлек ключи и открыл двери старинного особняка. К разочарованию Нади, дверь открылась без душераздирающего, продирающего до костей скрипа.  — Я же дворянин, к тому же довольно-таки богатый, а этот дом мое наследство после одного из браков.
        — Так у тебя еще и жены были?  — женщина уставилась на спину вампира, так, словно впервые его увидела. Сколько же тайн у этой нечисти?! И все их хочется узнать!
        — А как же без этого, было время, когда мужчине было неприлично долго оставаться холостяком,  — пожал плечами вампир, пропуская Надю вперед.  — Хотя честнее было бы сказать, что у холостяка проблем было намного больше, чем у женатого. А поскольку я люблю покой…
        — Ты предпочитал связать себя узами Гименея,  — фыркнула женщина, пытавшаяся разглядеть, хоть что-то в кромешной темноте дома. Внезапно зажегся яркий свет, заставивший её зажмуриться.
        — Добрый вечер, хозяин, рад, что вы вернулись,  — послышался слегка дребезжащий голос, на удивление говорящий на безупречном русском языке. Хотя было в нем, что-то не то, словно говорящему не хватало мягкости в произношении.
        — Я тоже рад, Сильвио. Позволь представить тебе Надежду, мою помощницу,  — вампир с улыбкой посмотрел на своего слугу, который долгие годы присматривал за особняком и был посвящен в тайну Александра. Когда они виделись последний раз, Силвио был молодым и полным сил человеком, а сейчас перед ним стоял дряхлый старик, доживающий свои последние годы. Жизнь людей невероятно коротка — всегда печально видеть, как другие медленно угасают.
        — Помощницу?  — женщина удивленно приподняла бровь.
        — Ну, а как тебя еще представить, ты же не моя жена или любовница.
        — Мог бы сказать, что мы друзья.
        — Не понимаю, что тебя не устраивает в помощнице?  — кровосос бросил на Надю раздраженный взгляд.
        — Ваши комнаты готовы,  — вмешался в разговор Сильвио, стараясь снять напряженную атмосферу.
        — Отлично, проводи мою гостью и можешь отдыхать, а я побуду немного в своем кабинете.
        — Хорошо, хозяин.
        Пожилой слуга взял сумку Надежды и направился к широкой резной лестнице, ведущей на второй этаж особняка. Женщине даже стало немного неудобно, ведь она вполне в состоянии сама это сделать, а не заставлять Сильвио напрягаться. Но с другой стороны, это его работа, да и не хотелось Наде задевать такую ранимую мужскую гордость. Сейчас ей представилась прекрасная возможность оценить особняк Александра изнутри. Высокие потолки, колонны, полы застелены дорогими коврами и отчего-то женщина была уверена, что они персидские. На стене вдоль лестницы висели портреты, как и в Питерской квартире — это были в основном дамы, хотя на некоторых портретах был сам древний кровосос. Надя осторожно прикоснулась к стене, но вместо бумаги ощутила под рукой ткань — она словно очутились в другом мире, ну или в чертовски дорогой, но старой гостинице. И все-таки хорошо, что вампир решил показать ей свой второй дом, здесь лучше, чем в отеле, который был бы ей по карману.
        — Прошу, проходите и располагайтесь,  — Сильвио открыл перед женщиной одну из дверей, пропуская в подготовленную для нее комнату.  — Если что-то потребуется…
        — Не потребуется,  — улыбнулась Надежда, восторженно смотря на огромную кровать под красным балдахином. Боже! Сбылась мечта идиотки! Как же хочется с разбегу запрыгнуть на нее и начать прыгать, как маленький ребенок. Жаль в её маленькой квартирке такая роскошь не поместится, точнее поместится, но только она одна.
        Как только дверь за старым слугой закрылась, женщина, позабыв о всяких приличиях и усталости, бросилась исполнять свое желание. Как же хорошо! Мягкая кровать, удивительная обстановка, почти волшебная атмосфера — что еще нужно для счастья? Надя звонко рассмеялась, теперь ей будет, о чем вспомнить. Но для начала, нужно поговорить с Александром, ведь ночь это время для их бесед, осталось только найти кабинет кровососа.

* * *

        Надя, ведомая шестым чувством и непостижимой женской интуицией, с невероятной легкостью нашла кабинет Александра, располагавшийся на первом этаже особняка. Без стука, она осторожно приоткрыла дверь, заглядывая в образовавшуюся щелочку.
        — Проходи уже, шпионка,  — сразу же раздался усталый голос вампира, который давно услышал её крадущиеся шаги.
        — Я не шпионка,  — Надежда вошла в помещение, в котором царил полумрак.  — Просто во мне проснулось любопытство.
        — Не сомневаюсь в этом,  — вампир протянул Наде бокал с дорогим коньяком.  — Я знаю, что он превосходен на вкус и готов поклясться, что даже помню его букет и аромат, но вот насладиться им я уже не смогу. Жаль. Я действительно скучаю по всем этим мелочам, позволяющими почувствовать себя живым.
        — Вкусно,  — Надежда сощурилась от удовольствия, делая глоток, действительно превосходного коньяка.  — И раз ты теперь не можешь наслаждаться этим божественным вкусом, то просто отдай мне всю бутылку — отвезу её в Питер и буду открывать по особым случаям.
        — Я никогда не сомневался в твоей меркантильности,  — Вампир с полуулыбкой смотрел на наслаждающуюся крепким напитком женщину, расположившуюся в кресле напротив него. Странное дело, оказываясь в Венеции, он словно становился другим человеком — менялось его восприятие жизни и характер, снова появлялись воспоминания о его многочисленных «жизнях» в этом городе. Вот и сейчас он несколько иначе взглянул на подругу и помощницу.
        — Я никогда не скрывала эту сторону своего характера,  — рассмеялась Надя, которая от усталости и спиртного начала расслабляться.  — Расскажи мне об этом доме… Была бы я на твоем месте жила бы здесь постоянно… Это же… Дом просто потрясающий!
        — Не все так просто,  — Александр обвел кабинет усталым взглядом.
        — У тебя ничего не бывает просто, так что раскладывай, на ком ты женился, чтобы заполучить этот маленький домик…
        — Ты не перестаешь меня удивлять,  — вампир задумчиво смотрел на женщину, нагло закинувшую ноги на его раритетный стол.  — Я думал, ты мня Жигало назовешь или еще как похлеще.
        — А зачем? Тогда были другие времена,  — пожала плечами Надежда.  — Вот не помню, кто именно, но явно умный человек сказал, что любовь это не учащенное сердцебиение и даже не возникающее мимолетное желание — это работа, тяжкий труд. А еще кто-то…
        — То же умный человек?  — усмехнулся Александр.
        — Естественно, так вот, он сказал, что самые счастливые браки, это браки по расчету и знаешь… это правда. Когда люди четко понимают, что ждать от другого, и почему заключен брак, не будет разочарования, только приятные сюрпризы. Так что я не имею ничего против твоих браков по расчету, к тому же именно благодаря ним мы сейчас можем наслаждаться этим милым домиком в самом сердце Винеции.
        — Алчная и меркантильная женщина.
        — Можно подумать ты об этом не знал, но лично я предпочитаю использовать термин — «прагматичная». Так что давай рассказывай о том, как тебя окольцевали и самое главное кто смог привлечь твое внимание, не думаю, что, будучи вампиром, ты бы женился на глупой смазливой девочке.
        — Ты права, к тому времени, я уже шестьдесят лет был кровососом и начал уставать от жизни, а если учесть, что мне постоянно приходилось быть в разъездах и выдавать себя за своего собственного сына, то деньги начали заканчиваться. Во все времена, для дворян в таких обстоятельствах был только один выход…
        — Брак,  — понимающе улыбнулась женщина. Как же приятно разговаривать с честным человеком, а точнее с вампиром. Александр не пытался казаться лучше, чем он был на самом деле, не стеснялся своих поступков и говорил то, что думал, а не то, что от него хотели услышать. Все это импонировало Наде, заставляло ловить каждое слово брюнета, который делился с ней драгоценными крупицами своего прошлого.
        — Да, Джулия Карлотта Марино к моменту нашего знакомства была уже дамой в годах, ей был тридцать один год.
        — О да, в те года, женщина чуть за тридцать уже считалась старухой, скривилась Надя.
        — Это не только женщин, но и мужчин казалось. Сейчас, к примеру многое назовут меня молодым, но в свое время, я был зрелым устоявшимся мужчиной. Но речь не об этом. Джулия была богатой вдовой, жаждущий любви и знатности. Так что я для нее был лучшим вариантом. Это было взаимовыгодное сотрудничество — я получил деньги, особняк в Венеции, поместье, а госпожа Джувия — титул и мужа, который выводил её в свет. Детей от первого брака у нее не было, так что я оставался её единственным наследником.
        — Весьма удобно.
        — Да, но отсутствие детей, не сильно расстраивало мою жену, она была из тех дам, что считали, что они созданы для балов и веселья, а не для обыденной семейной жизни.
        — И что тебе это нравилось?  — несмотря на то, что у Нади не было детей, да и того, от кого их хотелось бы завести, он мечтала о том, что у нее когда-нибудь будет дочка, ну или на крайний случай сын. Было бы забавно увидеть себя в ком-то другом. Хотя женщина и не была уверена, что станет хорошей матерью, но попробовать стоило. Последнее время, эти мысли все чаще посещали Надю.
        — Вполне, балы, приемы, прогулки, катания на гондолах — это была прекрасная жизнь, полная безделья и неги. Она надоела мне не сразу, а спустя лет сто. Пойми все это было вполне обычным для дворян того времени, к тому же… Я принимал непосредственное участие в жизни своих поместий, как в России, так и здесь.
        — Вот оно как? И каково же это, жить в таком браке? Ну, по расчету, когда нет чувств.
        — Эй, а ты не забыла, что у меня нет чувств впринципе… Не то чтобы совсем, но они настолько мизерны, что можно сказать, что я бесчувственная скотина.
        — Как самокритично,  — фыркнула Надежда.  — Прости, но не верится мне, что тебя ничто не раздражает, не злит… так не бывает.
        — Не бывает,  — неожиданно согласился Александр, задумчиво рассматривая бледное лицо женщины, ведущей по большей части ночной образ жизни. Ей бы не в Венецию на юг поехать, куда-нибудь, где светит яркое солнце. Сейчас Надя напоминала ему о прошлом, о том времени, когда подобная бледность была признаком благородного происхождения.
        — Так что ты чувствовал тогда, ну или думал, что чувствовал, как тебе удобней…
        — Поначалу я просто не обращал на нее внимания, у нас были разные спальни, разные жизни, разные интересы, да и Джулия не сильно интересовалась мной…
        — Неужели ты был мужчиной не в её вкусе?
        — Именно так, и меня это вполне устраивало. В то время… мне уже начали надоедать женщины и плотские утехи. Кто бы мог подумать, что даже от этого можно устать,  — усмехнулся вампир, вспоминая одну из своих жен.  — Со временем наши отношения стали более теплыми и дружескими. Мы много говорили, обсуждали дела, сплетни, она оказалась интересной личностью для своего времени. Знаешь… говорят стерпится — слюбится… Это правда, стоит привыкнуть к чему-то и оно начинает тебе нравится.
        — Нисколько в этом не сомневаюсь,  — Надежда устлало прикрыла глаза.  — Если уж выбирать между недолгой страстью и просто спокойными, уютными отношениями, я выберу второе. Не понимаю женщин, которым не хватает острых ощущений… начитаются романов, наслушаются подруг, которые несчастны в браке, а потом с чего-то решают, что и им тоже плохо… Глупости…
        — Люди никогда не умели ценить то, что имеют,  — кивнул кровосос, поднимаясь со своего места, он видел, что женщина уже практически спит.  — Этот дар появляется позже, когда проживешь почти всю жизнь. Вот только, для простых людей это умение появляется слишком поздно, когда уже ничего нельзя изменить.
        Александр осторожно поднял Надю на руки, женщина никак не отреагировала на это, просто сонно пробормотала что-то нечленораздельное, но так и не открыла глаз. Долгий перелет, прогулка и разговор слишком утомили её.
        — Пора спать, завтра у нас будет тяжелый день, так что пусть тебе приснятся хорошие сны,  — пробормотал вампир, неся женщину в выделенную ей спальню. Все происходящее напомнило мужчине о прошлой жизни, когда он так же относил жену в её комнату после долгих разговоров. Вот только сейчас все совершенно иначе, он больше никого не подпустит к себе настолько близко, да и Наде это совершенно не нужно, эта женщина должна прожить другую, счастливую жизнь, с теплокровным мужем и возможностью иметь детей



        Старый знакомый

        Уложив Надежду спать, Александр снова спустился на первый этаж своего особняка, в отличии от своей гостьи вампир не испытывал усталости, а потому готов был отправиться на поиски пропавшего охотника. Тем более ночь лучшее время для этого, накинув на плечи свой любимый плащ и водрузив на голову широкополую шляпу, вышел из дома.
        Ночь выдалась ясной и, наверное, прохладной, кровосос точно помнил, что в это время года должно быть холодно. Мужчина мрачно усмехнулся, в отличи от большинства людей, ему хотелось бы замерзнуть. Оглядевшись по сторонам, Александр направился по давно знакомому маршруту к дому одного местного обитателя, с которым они познакомились почти двести лет назад. Бернардо Коннти, так же, как и он сам, был благородным человеком с высоким титулом и вампиром, уставшим от жизни.
        Каждый раз, возвращаясь в Венецию, Александр сразу же направлялся в гости к старому другу, с которым всегда можно было вспомнить старые добрые времена, когда они вместе кутили. К тому же Бернардо всегда был в курсе последних новостей, если кто-то и знает о том, что произошло с Владимиром, так это он. Единственно о чем сожалел кровосос в данный момент — полное отсутствие транспорта. В три ночи город выглядел мертвым — темные дома, каналы пусты, ни одной живой души и это был еще один повод любить Венецию. Это место замирало каждую ночь и словно засыпало вместе со своими обитатели, даже казино закрываются к полуночи. В Питере же, напротив, жизнь постоянно била ключом, даже когда темнело.
        Александр медленно шел по тротуарам между домов и старинных особняков, казалось, что в целом мире остался только один. Весьма неприятное ощущение, которое начало давить на его плечи и заставляло ускорить шаг. Вампир часто чувствовал себя одиноко, но в ночном городе, погруженном в тишину, сонность и леность, это ощущение обострилось.
        Вампир ускорил шаг, сам не замечая, как сорвался на бег. Это даже хорошо, что улицы пусты, и никто не выглядывает в окно — он сможет остаться незамеченным. Жаль, что в отличии от книжных вампиров, он не умеет превращаться в летучую мышь. Тогда он в мгновение ока достиг бы нужного особняка. Александр продолжал бежать, развивая невозможную для человека скорость. Всего каких-то десять минут, и он оказался на другом конце спящего города, наверное, у единственного дома, в окнах которого горел свет.
        — Неужели ждет кого-то?  — усмехнулся Александр, подходя к дверям. Все-таки иногда от того, что его тело мертво есть свои преимущества — обычный человек от такой физической нагрузки вспотел бы и запыхался, а ему все равно, он так же свеж и спокоен, как раньше.
        Поднявшись на крыльцо, кровосос нажал на кнопку звонка и стал ожидать. Интересно, как Бернардо отреагирует на его появление, ведь он не собирался возвращаться в Венецию еще лет тридцать.
        Дверь тихо скрипнула и на пороге, появился высокий, худощавый мужчина, темные волосы были коротко острижены, отчего его лицо казалось вытянутом и даже в некотором роде лошадином, на носу были круглые очки, которые были без надобности вампиру, но Бернардо нравилось, как он выглядит в них.
        — Надо же, какие люди,  — расплылся в улыбке кровосос, пропуская ночного гостя в дом.
        — Давно не виделись,  — кивнул Александр, радуясь тому, что потратил двадцать лет своего существования на то, чтобы научить итальянца говорить по-русски. Это было нелегким занятием, особенно если учесть темперамент Бернардо, но все-таки вампир справился с этой непростой задачей и сейчас даже испытывал некую гордость в связи с этим.
        — Да и если честно, я не рассчитывал тебя увидеть еще пару десятилетий.
        — Неужели ты не рад моему возвращению?  — вампир огляделся. Дом старого друга выглядел точно также, как в последний раз, когда Александр был здесь. Как и все кровососы, Бернардо трепетно относился к своему прошлому, а потому его дом, чем-то напоминал музей, в котором в художественном беспорядке разбросаны разные мелочи.
        — Ну почему же?  — Бернардо присел в кресло стоящее у камина.  — Теперь мне будет с кем поговорить о прошлом. Современные люди не способны понять нас, их интересуют глупости и мелочи, ну ты и сам все это знаешь.
        — Есть такое,  — вампир присел на свободное кресло, сидя в котором частенько коротал времена, за разговором со своим собратом. Казалось, что за то время, что он отсутствовал никто не садился в него. И скорее всего так и было — жизнь вампиров одинока.
        — Так что тебя привело сюда? Неужели соскучился по городу?
        — Не совсем. Это деловой визит,  — Александр посмотрел на огонь, потрескивающий в камине. Разжигать его не было никакой необходимости, но так дом казался более уютным и живым.
        — Сдается мне все дело в том, русском охотнике, который недавно прибыв в Венецию… Если учесть что вы заключили договор с орденом, то вполне логично предположить, что ты обеспокоен его пропажей.
        — Я знал, что мне сразу стоит прийти к тебе,  — облокотившись на спинку кресла, вампир прикрыл глаза.  — Ты всегда в курсе последних событий и не только в этой части Европы.
        — Зачем тебе это? Он пропал не на вашей земле, к чему такая честь простому человеку? Или все дело в его крови?
        — Она у него отменная,  — блаженно поморщился Александр, который был бы не против снова ощутить этот пьянящий вкус, да и вообще ему не помешает подкрепиться и восстановить силы перед поиском Владимира.  — Но дело не только в этом, у меня особый договор с этим человеком, а потому пока что он нужен мне живым. Если, конечно, еще не поздно.
        — Даже не знаю, что сказать тебе на это,  — Бернардо, задумчиво посмотрел на старого друга, связавшегося с охотниками. Наверняка, у него были на это свои причины, но вот какие? Это пробуждало интерес в заскучавшем кровососе.
        — Скажи, как есть. Где он или его тело?
        — Хм… давай поступим так, сегодня ты мне расскажешь, чем промышлял в Питере, и что у вас там произошло, а то ведь до меня только обрывки информации и слухи доходят, а после я расскажу о том, что творится в Венеции. Быть может, мы даже отправимся на небольшую прогулку…
        — Что ж, изволь…  — усмехнулся Александр, готовясь к долгому рассказу.

* * *

        Бернардо внимательно слушал рассказ старого друга, не перебивая, на его холодном лице за это время не проскользнуло ни одной эмоции, словно ему было не интересно выслушивать рассказ Александр, но едва уловимый блеск в голубых глазах говорил о том, что это не так.
        — Да, последние месяцы твоего существования были весьма насыщенными, чего не скажешь обо мне,  — заявил вампир, как только его собрат замолчал.  — Даже завидую тебе.
        — Хочешь попасть на прием к стоматологу или познакомится с интересной дамой?
        — И то и другое, так что надеюсь, ты приведешь свою подругу ко мне на ужин,  — Бернардо облизнулся, он ни сколько не сомневался в том, что у Надежды, о которой ему рассказал старый друг, превосходная кровь.
        — Я не дам её укусить,  — Александр точно знал, о чем думает вампир, он и сам время от времени посматривал на женщину, как на деликатес, но сдерживался.
        — Ни себе, ни людям, так кажется, у вас говорят,  — скривился Бернардо.
        — Ты уже не человек,  — пожал плечами древний кровосос. Похоже, проблем у него прибавится — помимо поисков Владимира или того, что от него осталось, придется еще и за Надей присматривать. Будет обидно, если её покусает кто-то другой.
        — Как и ты… Не бойся, не стану я пить её кровь… Наверное…
        — Я за этим прослежу, а теперь давай перейдем к делу. Тебе известно что-то о Владимире?
        — Даже не знаю, что сказать. Точно я не проверял, этот человек мне совершенно не интересен. Он охотник, что прибыл в мой город, чтобы убивать, так что если он погиб от рук своей жертвы, это никого не расстроило бы.
        — Не стоит быть таким категоричными, меня его гибель весьма опечалит,  — Александр смотрел на догорающий огонь в камине, он точно знал, что старый друг в курсе того, что происходит в Венеции, а еще его поведение давало понять, что охотник пока еще жив.
        — И это удивительный факт,  — Бернардо поднялся со своего места, потягиваясь в разные стороны, словно разминаясь. Вампир не желал помогать охотнику, но и отказывать Александру тоже не хотел. Люди приходят и уходят, исчезают во времени, умирают, а вот друг-вампир это более постоянное явление и кровососу не хотелось лишаться общества графа Строгонова.
        — Ну, так что, так и будем молчать?  — нетерпеливо поинтересовался Александр.  — У нас с тобой времени предостаточно, целая вечность, но вот о Владимире этого не скажешь.
        — Это точно, у него осталось не более четырех дней,  — кивнул Бернардо, все-таки решая помочь старому другу в поисках. Заодно и сам повеселиться и возможно даже почувствует себя живым. Это было бы весьма кстати, и развеяло бы его скуку.
        — Значит, он жив,  — вампир подался вперед.
        — Что ты знаешь о русалках?  — вместо ответа спросил итальянец.
        — Их кровь отдает тухлой рыбой, так что кусать их не рекомендую, они покрыты слизью и чешуей, одним словом рыбы… Ну и конечно, на прекрасных чаровниц из сказок они не похожи ни внешне, ни по характеру… Они плотоядные хищницы.
        — О, как я погляжу, ты с ними уже встречался,  — губы Бернардо искривились в подобии улыбки.
        — Да, было дело в бурной молодости. Так Владимир у них?  — напрягся Александр, если это действительно так, то максимум, что он сможет вернуть охотником, это обглоданные кости их коллегам. Печально. У него были далеко идущие планы на Владимира.
        — Да, но не волнуйся, он жив, как я уже говорил, у него есть еще время… Русалкам он нужен живым.
        — И для чего же?
        — Для размножения.
        Вампир молчал, переваривая полученную информацию, что ж, тот факт, что охотник пока жив, радует, но вот только лучше бы он умер. Русалки могут принимать вид красивых девушек, чтобы заманить свои жертвы в пучину вод, но на самом деле это склизкие зубастые рыбы. Ничего возбуждающего или просто красивого в их истиной натуре нет, так что, как мужчина, Александр сочувствовал охотнику. А Бернардо тем временем продолжил свои объяснения.
        — Русалки могут размножаться только один раз, в году и для этого им нужны человеческие мужчины. Насколько мне известно, твой друг, помимо слежки за моно, именно поэтому прибыл в Венецию — чтобы помешать им… Все-таки после подобного никто не выживает… Да и не захочет этого,  — поморщился вампир, поправляя съехавшие на кончик носа очки.
        — Как их найти?
        — Ты уверен, что хочешь вмешаться? Тебе ведь еще жить здесь, когда решишь снова вернуться, а морской народ мстителен… Долго тебе не забудут подобного.
        — Они ничего не узнают, если, конечно, ты не разболтаешь.
        — Нет, спасибо, я предпочитаю с этими дамами лишний раз не общаться, нам делить нечего,  — Бернардо смерил друга задумчивым взглядом. Он был рад снова увидеть Александра, ведь каждый раз, когда этот русский появлялся в его жизни, она наполнялась красками, вот и сейчас, старый знакомый затеял, что-то опасное и интересное, что можно будет вспоминать долгими одинокими вечерами.
        — Так, где мне найти русалок? Под водой?  — для бессмертного вампира, которому нет необходимости дышать, провести пару часов под водой не проблема, да и тот факт, что холодно, ему тоже не помешает, но все-таки Александру не хотелось искать друга под водой.
        — Нет, конечно, людям в отличии от нас и русалок дышать нужно. Они держат пленников в катакомбах…
        — Главное забрать охотника, на остальных мне плевать,  — вампир прикрыл глаза. Он не сомневался, что Владимир не оценит его поступка, особенно если учесть, что других мужчин спасать он не собирается, но геройствовать и рисковать зря не собирался. В конце концов, Бернардо прав, ему еще жить в Венеции, так что лучше с русалками, которыми кишит город не ссориться. Да и слишком рискованно вытаскивать сразу всех, русалки сильны, они даже с вампирами справиться смогут, если набросятся всей кучей.
        — Это благоразумное решение. Идем, лучше поторопиться…
        — Ты со мной?
        — Я такое не пропущу,  — кивнул итальянец, ощущая легкое волнение, чего с ним не случалось уже давно.  — К тому же без меня, ты не найдешь место… Этот город мой, я изучил его досконально, здесь нет ничего, что было бы мне неизвестно. К тому же, это дело обещает быть веселым.
        — Странные у тебя понятия о веселье.
        — Как и у тебя, но об этом мы сможем поговорить по пути.



        Спасательная операция

        Спуститься в катакомбы под городом не составило труда для двух вампиров, которые частенько посещали их во времена буйной молодости. Сейчас все внизу изменилось, стало более современно и безопасно, но кровососы помнили то, о чем не знали современные жители — все тайные ходы и ответвления, незаметные для простых людей. Именно в катакомбах под Венецией в основном и обитала местная нечисть, которая так или иначе была связана с водой. Болотницы, русалки, ночницы, водяные, призраки — все они обожали темноту, сырость и холод, что царили здесь. А вот вампиры чувствовали себя здесь неуютно, хотя темнота и не могла помешать им продвигаться к цели.
        — Может, достанем фонари?  — предложил Бернардо.
        — А смысл?
        — Ну… светлее станет,  — пожал плечами итальянец.
        — Я и так неплохо вижу, а если станет светлее — наше приближение заметит местная нечисть… А оно нам надо?
        — Не надо, просто так будет намного удобней, не придется напрягаться.
        — А ты очки сними, может легче станет — усмехнулся Александр, до сих пор не понимающий, почему старый друг до сих пор не снял эти бесполезные стекляшки.
        — Нет, это часть моего образа.
        — Никогда не смогу этого понять. Неужели тебе до сих пор не все равно, как ты выглядишь?
        — Я, в отличии от тебя, не собираюсь себя запускать,  — Бернардо замер, оглядываясь по сторонам и вспоминая, куда им идти дальше. Он давненько не спускался в подземные катакомбы и сейчас с удивлением обнаружил, что память начала подводить его. Рановато он надеялся на то, что это произойдет лет через сто.
        — Что-то не так?
        — Все в норме, просто… Я давно сюда не спускался…  — вампир, озадаченно почесал затылок.  — Так… Кажется нам туда.
        — Надеюсь, мы здесь не заблудимся,  — Александр прислушивался к окружающим звукам, пытаясь услышать хоть что-то, что поможет им найти Владимира, а еще впервые за долгое время древний кровосос радовался тому факту, что не может ощущать запахи и смрад, что окружает их, не мучает его.
        — Ну… для нас не проблема пробыть здесь пару столетий в поисках выхода, мы же бессмертны,  — хохотнул итальянец, наконец вспомнив куда им нужно идти.
        — Пара столетий без крови? Ты это серьезно?
        — Мы всегда можем наткнуться на русалку или еще какую-нибудь нечисть, которая здесь обитает. Какая разница, чью кровь пить?
        — Если бы тебе когда-нибудь пришлось закусить русалкой, ты бы так не говорил,  — буркнул Александр, следуя за другом.  — Да и проще спросить у местных, где выход. Все равно русалкам мы не подходим для их планов.
        — Да,  — кивнул Бернардо, уверенно продвигаясь вперед,  — у мертвого тела полно преимуществ, но и недостатков тоже полно.
        — Я рад, что ты еще способен радоваться своему существованию.
        — Смотри на жизнь проще,  — дал дельный совет итальянец, который не позволял депрессии взять над собой верх.  — Вы, русские, вообще личности мрачные.
        — Это неправда.
        — Да неужели?  — хмыкнул вампир, замирая на месте.  — Ваша проблема в том, что вы слишком много думаете и анализируете. Так и с ума сойти можно. Ты существуешь, радуйся этому, такой шанс не каждому выпадает… Фактически, мы наблюдатели, которые могут своими глазами увидеть то, как меняется мир.
        — Я бы сказал, как мир катится ко всем чертям,  — поморщился Александр. Может быть, Бернардо прав, и он действительно слишком пессимистично настроен? Хотя оптимистом быть ему явно не к лицу. Как можно улыбаться и просто наблюдать за миром, когда видишь, во что превращается человечество?
        — Что и требовалось доказать,  — прошептал Коннти,  — мрачная личность, которая пытается это отрицать.
        — Любой человек, способный здраво рассуждать и анализировать ситуацию, будет мрачным,  — буркнул Александр, до острого слуха которого донеслись тихие шорохи и звуки, среди которых можно было различить женские голоса и довольное хихиканье. Мужчина ни мгновения не сомневался в том, что они уже близко к логову русалок, которые присматривают себе подходящих самцов. Даже у него, почти бесчувственного мертвеца, от этих мыслей пробежали мурашки по спине.
        — Вот и я про то, меньше думай… и давай помолчим. Я хоть и знаком с местными русалками, но сталкиваться с ними в период спаривания не хочу… Мало ли, что этим дамочкам взбредет в голову.
        — Благоразумная мысль.
        Дальнейший путь вампиры проделали в тишине, двигаясь бесшумно и внимательно всматриваясь вперед. Кровососы хоть и были полны сил, но противостоять толпе разъяренных русалок было бы проблематично даже для них. Наконец, впереди, показался неяркий свет, словно от самой обычной лампы, а женские голоса стали более отчетливыми, так что последние сомнения в том, что они уже у цели, испарились.
        Теперь вампиры не просто шли, они крались, прижимаясь к холодным, мокрым стенам, стараясь слиться с самой темнотой. Шаг за шагом они все ближе подходили к свету и вот они уже могут рассмотреть несчастных пленников, связанных по рукам и ногам и не имеющих ни малейшей возможности пошевелиться. Как ни странно, но в этой части катакомб был открытый выход к воде, именно это привлекло сюда русалок, который оборудовали здесь место для своих пленников, с помощью которых намеревались обзавестись потомством.
        — Сколь же их здесь?  — Александр внимательно осмотрел связанных мужчин, выискивая среди них охотника.
        — Одиннадцать,  — ответил Бернардо, в отличии от своего собрата рассматривая водных «красавиц». Это только в сказках они прекрасные создания с рыбьими хвостами вместо ног, на деле склизкие твари, покрытые чешуей и острыми зубами в вытянутой пасти. Нет, конечно, они могут принимать форму обычных человеческих женщин, но все равно даже так остаются холодными, да и запах рыбий никуда не девается. Сейчас обитательницы Венецианских каналов были в своей обычной форме, довольно-таки неприятной, по мнению вампира, а самое главное их действительно была толпа, а еще неизвестно, сколько их в холодной, темной воде.
        — Сдается мне, сегодня нам предстоит хорошенько побегать,  — Александр нашел взглядом охотника. Мужчина был в сознании, и это было весьма проблематично — вампир ни на одно мгновение не усомнился в том, что Владимир будет требовать, чтобы они спасли всех. Что поделать, охотник реально считает себя героем, спасителем мира — из его записей это отчетливо видно.
        — Мы сильнее, быстрее, да и ловкости нам не занимать,  — прошептал Бернардо, медленно подползая ближе к пленникам.  — Но зато на стороне русалок численный перевес и тот факт, что кругом вода… Который из них твой охотник?
        — Шатен справа… тот, что в черной водолазке и берцах.
        — Вполне предсказуемо, образ героя во всей красе.
        — Типа того. Значит, план такой: сначала вырубаем его, а потом хватаем и бежим к ближайшему выходу.
        — Будем надеяться, что русалки предпочтут сторожить оставшихся пленников, а не погонятся за нами. Кстати, а зачем вырубать твоего друга, его же придется после этого тащить на себе?
        — Поверь, Бернардо, так будет проще, чем выслушивать его разглагольствования о спасении людей и прочую ересь. Хочет он того или нет, но я собираюсь его спасти…. Пока что он нужен мне живым и относительно невредимым.
        — Тогда поползли.
        Вампиры, прячась в подрагивающих, от света подвешенной под потолком туннеля лампы, тенях приблизились к изнеможенному Владимиру, который продолжал сопротивляться и пытаться избавится от крепких веревок, которые связывали его по рукам и ногам. Александр достал из кармана заранее подготовленный специально для этого случая камень и со всей силы заехал им по затылку охотника, надеясь на то, что это не убьет человека.
        — Guardate! Rapiscono maschile! (Смотрите! Они похищают мужчин!)  — заверещала одна из русалок, заметившая вампиров. Все её подруги сразу же устремили свои взгляды на пленников и зашипели.
        — Хватай его и бежим!  — заорал Бернардо, осознавая, что дальше прятаться нет смысла.
        — Fermarli! Non lasciarli scappare! (Остановить их! Не позволяйте им бежать!).
        — Вот черт!  — Александр схватил бесчувственное тело Владимира и, перекинув его через плечо, бросился бежать следом за Коннти.
        А за спиной продолжал раздаваться оглушающий вопли и хлюпающий звук шагов.
        — Быстрей!  — прикрикнул на друга Бернардо, понимая, что пора воспользоваться всеми вампирскими способностями и, в первую очередь, скоростью.
        — А то я не знаю!  — рыкнул Александр, наращивая скорость и нагоняя друга. И снова в голову пришла мысль о том, что он слишком стар для всего этого и пора бы ему завязывать с погонями и спасениями. И все-таки, где-то в глубине души, вампир был рад тому, что жизнь складывается именно так — он снова может почувствовать себя хотя бы немножечко живым…



        Иногда твои идеи пугают меня своей гениальностью

        Когда Александр с Бернардо ввалились в дом вампира, уже почти рассвело, так что кровососы радовались, что успели быстро управиться с поиском и спасением охотника.
        — Давно я так не бегал,  — усмехнулся итальянец, понимая, что эта безумная вылазка заставила его почувствовать себя живым.
        — А вот я про себя так сказать не могу,  — буркнул Александр, таща Владимира на второй этаж, чтобы запереть его в комнате. В любом случае пока выпускать его нельзя, а то этот безрассудный герой бросится спасать других пленников, и тогда они с Бернардо уже не смогут его спасти.
        — Да, ты говорил,  — понимающе кивнул итальянец.  — Твоя жизнь с каждым днем все насыщеннее и насыщеннее, начинаю тебе завидовать… Знаешь, даже думаю перебраться к тебе поближе, чтобы не пропускать столь интересные события.
        — Поверь, ты быстро от них устанешь,  — вампир толкнул одну из дверей, которая вела в гостевую спальню, и скинул свою ношу на кровать.  — Надеюсь, он выживет, после моего удара.
        — Да, приложил его ты знатно, может врача вызвать?
        — Обойдется, не хочу тратить свои силы на то, чтобы гипнотизировать медицинскую бригаду и полицию, которую они непременно вызовут, если учитывать травмы нашего друга.  — Александр осмотрел бледного Владимира, который, действительно, выглядел неважно.  — Просто позвоню его коллегам, пусть забирают и сами следят за ним. Может, им удастся вправить ему мозги, чтобы больше не совался туда, где одному не справиться.
        — Отличная идея, кстати, я проголодался,  — Бернардо хищно облизнулся.
        — Эй, ты полегче, сейчас ему кровь больше нужна, чем тебе.
        — Вечно с тобой одни проблемы. Полный дом людей, а укусить никого нельзя.
        — Таковы правила моего дома,  — Александр был непреклонен. Он не желал, чтобы люди, которые находились рядом, служили пищей, ему или другой нечистии.  — Пошли лучше в каминную, посидим, поговорим, а вечером вместе поохотимся. Я уже соскучился по итальянской крови, для меня это будит настоящим деликатесом.
        — Пошли…  — Бернардо бросил на мужчину, лежащего на кровати, голодный взгляд. Подумать только, всего один рывок и он сможет вонзить свои клыки в горло этого человека. Попробовать на вкус охотника — это настоящее искушение, с которым так сложно совладать.
        — Тебя долго ждать?
        — Иду, иду,  — с сожалением произнес итальянец, выходя из комнаты. Похоже, придется смириться с тем фактом, что поесть сегодня ему не удастся. А жаль, последнее время он постоянно испытывает голод.
        — Что это вы расшумелись?  — в коридоре появилась не выспавшаяся, растрепанная Надя, хмурый взгляд которой, не предвещал вампирам ничего хорошего.  — Вас что не учили, что нельзя шуметь в такую рань?! Вы же вампиры, существа бесшумные, по идее, так чего вы разорались?!
        Александр от неожиданности сделал пару шагов назад, ему внезапно показалось, что он снова очутился в стоматологическом кресле, да и взгляд у женщины был многообещающий, аж мороз по коже пробежал. И не у него одного, Бернардо так и застыл посреди темного коридора с отвисшей от удивления челюстью. Давненько никто в таком тоне не разговаривал с ним и не внушал страх. Похоже, то, что рассказывал его русский друг о своей новой знакомой, чистая правда.
        — Ну, чего молчите?  — Надежда грозно уперла руки в бока, её даже не смущал тот факт, что Александр не один, а с другом. Раз уж они осмелились потревожить её сон, пусть наслаждаются последствиями. Потому что нельзя будить на рассвете человека в его законный отпуск.
        — Мы просто спасли Владимира и сейчас решаем, что лучше вызвать врачей или позвонить его коллегам.
        — Нашли о чем спорить,  — закатила глаза Надя.  — Где он?
        — В спальне,  — вампир кивнул в сторону комнаты. Все-таки хорошо, что женщина быстро остыла и вспомнила о клятве Гиппократа, которую она приносила… Стоматологи ведь тоже врачи, так что просто обязаны были приносить.
        — Сейчас посмотрим, может ему уже и не помочь,  — Надежда решительно вошла в спальню и включила свет. Подойдя к кровати, она взглянула на своего пациента.  — Полотенце мокрое принесите… и аптечку… ну, чего стоите, живо, я сказала!
        — Сейчас все сделаю,  — Александр поспешил выполнять указания, а вот Бернардо так и остался стоять, как вкопанный, тупо уставившись на женщину, осматривающую раненого охотника.
        — Ну и кто ему по голове заехал?  — буркнула Надя, бросая недовольный взгляд на незнакомца. Мало того, что её разбудили, так еще и работать не по специальности заставили. Кто-то ей за это ответит!
        — Александр… Но это было необходимо для спасения этого человека,  — ответил итальянец, приходя в себя. Странное ощущение страха и оцепенения начало постепенно спадать и теперь мужчина мог более или менее спокойно говорить.
        — Да неужели? Что же это за обстоятельства такие, при которых для того, чтобы спасти человека, его нужно для начала чуть не убить?
        — Наш охотник мечтает спасти весь мир,  — буркнул вернувшийся Александр, в руках которого была небольшая коробка.  — А поскольку у русалок были и другие пленники, то он ни за что не ушел бы без возмущений и пламенных речей о том, что наш долг — всех спасти.
        — И ты подумал, что идеальным решением в этой ситуации будет ударить его по голове?
        — Это лучше, чем отбиваться от толпы озабоченных русалок. В конце концов, мы не герои, чтобы спасать всех, кто попал в беду,  — буркнул кровосос, внимательно наблюдая за тем, как Надежда обрабатывает рану на голове Владимира. Что ж, это к лучшему, теперь приятный аромат еды не будет его соблазнять, нужно было сразу этим заняться.
        — Толпа озабоченных русалок?  — женщина непонимающе посмотрела на вампиров.  — И во что это интересно ввязался наш друг?
        — Ну… У водных «красавиц» сейчас сезон размножения, вот они и ловят подходящих на роль осеминителей мужчин,  — ответил Бернардо.  — Обычное в этих местах дело.
        — Мерзость какая,  — поморщилась Надя, которой уже приходилось лечить зубы русалкам, так что об истинной внешности она знала не понаслышке.
        — Ну а что им еще делать?
        — Что?  — женщина довольно осмотрела результат своего труда.  — Ну не знаю, а что делают человеческие женщины, когда ребенка хочется, а никак не получается? Идут к врачу, делают искусственное оплодотворение… Да даже в России есть банки спермы, чего уж говорить о «просвещенной», во всех смыслах, Европе.
        Вампиры замерли, смотря на Надю так, словно она только что сделала открытие века.
        — Иногда твои идеи пугают меня своей гениальностью,  — пробормотал Александр, понимая, что это бы решило все проблемы русалок и их жертв.
        — Надо будет им сказать, только в следующем году… Сейчас они слишком злы, слушать не станут, а вот на части порвать точно попытаются, мы ж у них самца увели,  — Бернардо озадаченно смотрел на странную женщину. Мало того, что она не боится нечисти, так еще и рассуждает довольно-таки здраво. Теперь итальянцу стало понятно, почему Александр так носится со своей новой знакомой, она действительно весьма интересная личность.
        — Ладно, больному нужен покой,  — Надежда поднялась на ноги и направилась к дверям.  — Так что выметайтесь отсюда. Лучше пойдемте завтракать… Точнее я буду завтракать, а вы смотреть и рассказывать, о том, как Владимира спасали. А после у меня еще много чего запланировано, так что сидеть на месте вам не придется… будете меня развлекать.

* * *

        Надя сидела за столом, на огромной кухне в венецианском доме Александра и с наслаждением прихлебывала ароматный кофе, заедая его горячими гренками. Вампиры, устроившись рядышком, рассказывали о своей героической операции по спасению охотника их лап разбушевавшихся от всплеска гормонов русалок, но женщина слушала их в пол уха. Сейчас Надежду больше занимало место в котором она находится, эта кухня, размером со всю её квартиру, с огромным мраморным столом посредине вызывала в ней чувство зависти. Почему мир так несправедлив? Была бы у нее такая кухня, она была бы чуточку счастливей. Хотя с другой стороны, если живешь одна, столько места ни к чему и очень скоро ты почувствуешь себя одинокой.
        — Ты вообще слушаешь нас или строишь планы по присвоению моего дома?  — хмыкнул Александр, замечая бегающий взгляд Нади.
        — Одно другому не мешает,  — улыбнулась женщина.  — К тому же я никогда не любила боевики и погони. Главное, что Владимира вы вытащили, он более или менее невредим, так что теперь мы можем наслаждаться неожиданным отпуском. В отличии от вас я в этом городе никогда не бывала и намерена увидеть и попробовать, как можно больше.
        — Не сомневаюсь в этом,  — Александр подпер голову рукой и теперь задумчиво смотрел на подругу, решая, что же делать дальше. С одной стороны ему нужно было показать Венецию Наде, доверить это дело Бернардо точно нельзя, он не упустит возможность и всенепременно попытается укусить женщину. И пусть у него ничего не выйдет — рисковать древний кровосос не собирался. Но и охотника оставлять без присмотра тоже было нельзя, по крайней мере, до тех пор, пока его коллеги приедут за ним.
        — Я мог бы показать вам, прекрасная леди, все самые лучшие места этого города,  — обольстительно улыбнулся итальянец, накрывая свой большой ладонью руку Нади.
        — Не стоит, эта почетная обязанность уже возложена на нашего общего друга,  — женщина поморщилась от неприятного ощущения, вызванного прикосновением руки комнатной температуры. Неужели другие люди при общении с кровососами не замечают всех этих странностей? Это же противоестественно быть настолько холодными.
        — Неужели я совсем не вам не понравился?  — в глазах Бернардо застыло неподдельное удивление, хотя вряд ли кто-нибудь менее наблюдательный, чем Надежда или Александр заметил бы это. Сама мысль о том, что он не смог произвести впечатление на молодую незамужнюю женщину, казалась вампиру просто невероятной.
        — Некрофилия — это не мое,  — хмыкнула Надя, с грустью смотря на пустую кружку, понимая, что этого явно не достаточно, чтобы взбодрить её.
        — Как грубо,  — поморщился итальянец, который не любил лишний раз вспоминать о том, что он уже мертв, а его жизнь всего лишь иллюзия.
        — Зато правдиво,  — женщина налила себе еще одну чашку.
        — И как ты только с ней общаешься? Она просто невыносима!  — раздраженно буркнул Бернардо.
        — Да, но именно в этом заключается её изюминка,  — тихо усмехнулся Александр.  — Так кажется, говорят.
        — Ладно, хватит болтать, лучше свяжитесь с другими охотниками, наверняка, в их организации есть свои медики, для таких случаев. Будет весьма неприятно, если после всех ваших жертв он все-таки умрет,  — а после, брезгливо поморщившись, добавила тоном, не терпящим возражений.  — И помойтесь, а то от вас несет… не самыми приятными ароматами.
        — А что ты ожидала, мы же по канализации лазали, так что это даже хорошо, что все эти дивные запахи для нас недоступны… я хоть и хочу снова ощущать, но вонь к этому не относится,  — Александр послушно поднялся на ноги. Если бы не Надя, он так и продолжил бы благоухать, ведь вампиры не ощущают запахи, для него все это пустяки, не имеющие значения.
        — Согласен,  — кивнул Бернардо.  — У отсутствия чувств, в том числе и обоняния, есть множество преимуществ.
        — Ну, так надо было сразу помыться,  — Надя лениво потянулась, после двух чашек кофе она, наконец, почувствовала себя человеком.  — То, что у вас нет обоняния, не значит, что и мозг атрофировался за ненадобностью. Могли бы и сопоставить факты, так сказать сделать логические выводы и предпринять меры по устранению возможных проблем.
        — И когда только ты успела стать такой язвой?  — закатил глаза вампир. Весьма неприятно, что слова женщины оказались правильными. Но ведь он не может и не должен думать обо всем сразу.
        — Я всегда такой была, так что даже не думай говорить, что не замечал этого раньше!
        — Какое милое у вас общение,  — Бернардо почувствовал себя лишним в этом доме. Хотя с другой стороны он был рад, что Надя пока, что не переключилась на него.  — И часто у вас бывают такие разговоры?
        — Завидуй, молча,  — хмыкнул Александр.  — Останешься с нами? Вечером мы могли бы поужинать вместе и отправиться на прогулку?
        — Ужин это хорошо,  — мечтательно протянул итальянец, чувствуя, что голод начинает одолевать его.  — После всей этой беготни я устал и не прочь подкрепиться.
        — Вот и хорошо, я велю Сильвио подготовить для тебя комнату и принести все необходимое.
        — Не стоит, я предпочитаю провести день в своем особняке, а вечером уже загляну.
        — Как знаешь, только не задерживайся, у нас запланировано много дел.
        — О, я такое, не пропущу, можешь не сомневаться.
        Бернардо покинул дом старого друга, намереваясь немного передохнуть, привести себя в порядок и переодеться во все чистое. Пусть он и мертвец, но предпочитал выглядеть безупречно. К тому же ему предстояло находиться в обществе весьма интересной дамы и он не мог ударить в грязь лицом.
        — Что ж, одного скунса выпроводили, теперь пора заняться тобой,  — рассмеялась Надежда, отходя подальше от пахучего вампира.
        — Да понял я уже, понял,  — Александр направился к лестнице.  — Даже удивительно насколько ты можешь быть бесцеремонной.
        — Что поделать, по утрам я всегда невыносима и категорична, привыкай.
        — Нет спасибо, я просто постараюсь избегать встреч с тобой в это время суток,  — хохотнул вампир.  — И поверь, больше я не совершу ошибки и не разбужу тебя раньше времени. Знаешь, как говорят про детей? Они милые, когда спят зубами к стенке… Так вот, это и тебя тоже касается.
        — И кто после этого из нас двоих язва?  — рассмеялась Надя, чувствуя, что день сегодня будет удачным.



        Может быть, пора повзрослеть?

        После того, как Александр принял освежающий душ и смыл с себя запахи канализации, которые так раздражали Надю, кровосос связался с охотниками, чтобы успокоить их и сообщить о том, что с их коллегой все в порядке. О русалках и том, где они прячут других пленников, вампир решил умолчать. Нет ничего плохого в том, что они хотят обзавестись потомством, это один из основных инстинктов всех живых организмов в этом мире. Никто же не станет мешать самке богомола спариваться, хотя всем известен конец, так почему нужно останавливать русалок? Глупо, к тому же те русалки, у которых появятся головастики, перестанут топить людей и полностью посвятят себя воспитанию потомства, что уже неплохо.
        Теперь оставалось убедить Владимира не лезть больше в это дело, а то с этого героя станется броситься спасать других мужчин. Этот амбициозный и, по своему, благородный охотник нравился древнему кровососу, возможно именно тем, что в нем сохранилась некая детская наивность и глупая вера в то, что мир делится на черное и белое, на добро и зло. И пусть после их знакомства Владимир начал меняться, но он все еще считал себя героем, который должен всех спасать. Кровосос усмехнулся, последнее время он стал слишком сентиментален. Может чувства возвращаются к нему? Или быть может, он просто хочет так думать, притворяясь и обманывая сам себя?
        Войдя в комнату, проверить состояние своего знакомого и убедиться, что охотник никуда не сбежал, совершать очередные подвиги, Александр обнаружил, что Владимир пришел в себя и теперь растеряно озирается по сторонам, пытаясь понять, где он находится. Судя по скинутому одеялу, подушке и неудобной позе, мужчина пытался подняться на ноги, вот только у него это не получилось, он все еще был слишком слаб для того, чтобы шевелиться.
        — Расслабься, ты в безопасности,  — тихо, чтобы не напугать, сказал кровосос, вот только это все возымело совершенно противоположный эффект. Владимир резко дернулся и вновь попытался подняться, при этом рухнув на пол.
        — Кто ты?  — мужчина с трудом принял сидячее положение. Тело все еще не повиновалось ему, а онемевшие конечности дрожали от напряжения, перед глазами все плыло, так что, охотник не мог понять, где он. Одно Владимир знал точно, он больше не в сырых катакомбах под Венецией, напротив, в этом месте была мягкая кровать, теплый ковер с длинным ворсом и пахло на удивление приятно. Похоже, его спасли. Но кто? Неужели коллеги смогли вычислить местоположение гнезда русалок?
        — Видать, я слишком сильно приложил тебя по голове, раз ты старых друзей не узнаешь,  — хмыкнул вампир, подходя к человеку и помогая ему подняться на ноги.
        — Александр?  — неуверенно спросил мужчина, все еще сомневаясь в том, что действительно видит перед собой Питерского кровососа.
        — Ну, наконец-то, рад у тебя не появилась амнезия,  — вампир присел на край кровати.  — Было бы неприятно, если бы ты позабыл о своем обещании, и мне пришлось с тобой возиться, освежая память.
        — Не волнуйся, тебе стоит только попросить, и я сразу же тебя прикончу,  — поморщился Владимир, пытаясь прийти в себя. Постепенно мир вокруг него становился более четким и резким, он даже смог разглядеть комнату, в которой находился.  — Где мы и что ты здесь делаешь?
        — Мы в моем венецианском доме,  — ответил вампир, понимая, что у его друга скопилось множество вопросов, на которые придется дать ответы, вот только разговаривать совершенно не хотелось.  — Когда ты пропал, мне позвонили и попросили выяснить, что с тобой произошло.
        — И ты тут же примчался меня спасать, как настоящий герой,  — мрачно усмехнулся охотник, которому не нравилось быть вновь спасенным нечистью. Он, конечно, больше ничего не имел против Александра, но предпочитал держаться от него подальше, чтобы лишний раз не сомневаться в собственных убеждениях и силах.
        — Я не герой и никогда не хотел быть им,  — неопределенно пожал плечами вампир.  — Не забывай, я вампир — лицемерная, холодная и расчетливая тварь, которая думает только о своей выгоде.
        — Я так уже не думаю,  — закатил глава Владимир. И почему он не удивлен, что Александр припоминает ему прошлые ошибки?
        — Но думал, причем очень долгое время, так ведь?  — вампир смерил охотника изучающим взглядом, все мысли друга были для него, как открытая книга. Сомнения. Злость. Раздражение. Благодарность и непонимание.  — Ты ведь был во многом прав. Я именно такой. Пусть я не убиваю свою пищу и вообще весьма цивилизованный кровопийца, но все-таки та еще сволочь. Я делаю лишь то, что выгодно мне.
        — Значит, ты спас меня, потому что я должен выполнить обещание?
        — Да… Ты или твой потомок, мне без разницы, так что поторопись с наследником, иначе я не дам тебе умереть,  — усмехнулся вампир, понимая, что, по сути, гарантирует безопасность своему бывшему врагу, а ныне другу. Если бы на месте Владимира был кто-то другой, то он непременно бы воспользовался такой возможностью, но этот охотник был слишком благороден для подобного.
        — Ясно,  — вздохнул мужчина, разминая затекшие конечности, чтобы начать двигаться и перестать чувствовать себя беспомощным калекой.  — А что с другими жертвами, ты вытащил их?
        — Тебе соврать или сказать правду?  — криво оскалился вампир, поднимаясь на ноги и предусмотрительно отходя подальше. Он, конечно, не думал, что человек действительно на него набросится, но все-таки лучше поостеречься.
        — Значит, нет,  — Владимир предпринял очередную попытку подняться, но на этот раз у него закружилась голова, а к горлу подкатил тошнотворный ком. Охотник понимал, что не сможет еще долго нормально передвигаться и уж точно не сможет помочь попавшим в плен к русалкам мужчинам.  — Сообщи о том, где гнездо моим коллегам.
        — Нет,  — категорично ответил Александр. Если бы он мог дышать, то сейчас было бы самое время для тяжелого вдоха, чтобы успокоиться и подобрать слова.
        — Что? Ты не можешь так поступить!
        — Уже поступил. Пойми, нельзя спасти всех, это невозможно, а тебе давно пора повзрослеть и начать думать о последствиях своей охоты.
        — О чем ты?  — сквозь зубы процедил мужчина, благоразумно возвращаясь в постель. Он понимал, что не сможет сделать и пары шагов в своем текущем состоянии, а унижаться перед нечестью и падать перед ним без сил, не собирался.
        — Что ты знаешь о русалках? Ты вообще перед охотой изучаешь свои цели?  — начал отчитывать друга древний кровосос. Владимир молчал, буравя вампира раздраженным взглядом, а Александр, тем временем, продолжил.  — Сейчас у русалок сезон размножения и если у них не будет потомства, они вконец озвереют и начнут топить всех, до кого доберутся. Ты этого хочешь? Ты хоть представляешь, что начнется?
        — Мы бы могли…
        — Что могли? Уничтожить всю популяцию русалок и начать войну с водными обитателями? Не смеши меня, это поставило бы крест на всех охотниках, а не только на тебе,  — карие глаза вампира раздраженно блестели.  — Я не говорю, что нельзя трогать нечисть, но нужно понимать, когда это принесет пользу, а когда лишь навредит. Ты один из лучших в своем деле, но последнее время допускаешь слишком много ошибок. Подумай об этом… Я не смогу спасать тебя вечно. Для меня это слишком проблематично, мне больше по душе тихая и размеренная жизнь, а не геройства.
        — Значит…
        — Эти люди умрут, но это благо для города, просто смирись с этим фактом и отдыхай. Я не всегда такой гостеприимный, так что… Наслаждайся моментом и пребыванием в этом особняке.
        — Я понял,  — буркнул Владимир, прикрывая глаза. В голове гудело, тошнило, да и вообще было противно, ему действительно нужно отдохнуть и подумать. Кровосос прав, ему стоит более тщательно продумывать свои задачи и действия… С тех пор, как он столкнулся с Александром Строгановым, его восприятие мира начало стремительно меняться. Возможно, настало время для ордена охотников переосмыслить свою задачу и методы работы. Что ж, пока он приходит в себя у него будет время об этом подумать.
        — Вот и хорошо, отдыхай, твои коллеги приедут завтра… Ну, а мне пора,  — древний кровосос бесшумно покинул комнату друга. Он сделал все, что мог и надеялся, что Владимир сделает правильные выводы, а ему сейчас стоит подумать о еде и тем, как развлекать Надежду.



        Прогулка

        Надежда недовольно смотрела на Александра, который демонстративно её игнорировал, не желая выходить из дома.
        — Сколько можно?  — женщина попыталась стащить вампира с удобного кресла, но хотя тот и был трупом, но весил, как живой, так что сдвинуть его с места не удавалось.
        — Я же сказал, пойдем в город вечером, когда стемнеет.
        — Зачем терять время зря?  — поскольку ничего другого ей не оставалось, Надя просто сверлила его негодующим взглядом, полным праведного гнева.  — Между прочим, ты обещал мне показать город, а сам сидишь и ничего не делаешь.
        — А ты не забыла, что я вампир, которому стоит остерегаться солнечных лучей?  — этот разговор и упертость подруги начали его раздражать. Неужели нельзя оставить его в покое, хотя бы на пару часов?
        — Ну и что? Надень свою шляпу и плащ и твоя нежная кожа не пострадает.
        — Тебе что меня совсем не жалко?
        — Жалко? Тебя? Не смеши меня! Ты кровососущее бессмертное существо с ускоренной регенерацией и сверхсилой. Зачем тебя жалеть?
        — А как насчет того, что я старый?  — Александр уже понял, что ему никуда не деться от Надежды и придется сделать то, о чем она просит, но все-таки решил еще раз попытаться уговорить её остаться в доме.
        — Да на тебе пахать можно!  — закатила глаза женщина.  — И вообще, ты должен меня понимать. У меня не так много времени, как у тебя, так что я хочу успеть, как можно больше.
        — Так иди одна. Пройдись по музеям, покатайся на гондоле, а вечером мы с Бернардо покажем тебе сам город и места, куда туристы не добираются.
        — Одной? Мне будет скучно,  — вздохнула женщина.  — Что поделать, я уже привыкла, что ты рядом и постоянно, что-то бормочешь. Так что собирайся, к тому же небо затянуто тучами…
        — Хорошо,  — сдался кровосос,  — но сначала я перекушу.
        — Да не вопрос!  — просияла Надежда, которую никогда не смущали разговору друга об охоте и вкусной крови. Зачем волноваться, если Александр никого не убивает? Это все равно, что беспокоиться о жертвах комара. Безумная фантазия стоматолога сразу же нарисовала в голове образ вампира в виде огромного упитанного комара с отвисающим от выпитой крови брюшком. Не сдержавшись, женщина захихикала.
        — Ну и что тебя рассмешило?  — недовольно буркнул мужчина, надевая свой любимый плащ и водружая на голову шляпу.
        — Да так, просто кое-что представила,  — таинственно ухмыльнулась Надежда, решая оставить своего друга мучиться от сомнений и догадок. Но к её разочарованию Александр лишь безразлично пожал плечами.
        — Ну, что, пошли?
        — Угу,  — подхватив кровососа под руку, женщина потащила его к выходу.
        Сейчас, отдохнув после перелета и отойдя от раннего пробуждения, в ней проснулась тяга к приключениям. Хотелось погулять по незнакомому городу, заглянуть в маленькие магазинчики с безделушками, найти что-то особенное. Когда у нее еще выдастся такая возможность — ухать куда-то далеко. Дело было не в деньгах, всегда можно скопить или на крайний случай взять кредит, но вот, что делать с ленью и благоразумием? И если с первой еще можно, хоть, как-то совладать то, что делать с постоянными мыслями о том, что на эти деньги можно купить, что-то полезное, да и время можно провести с большей пользой, чем праздное шатание по незнакомым местам. Даже сейчас, несмотря на то, что поездка полностью за счет Александра, Надежду грызли сомнения. Правильно ли она сделала — когда согласилась, ведь в Питере у нее полно дел? Нет. Нужно гнать от себя эти глупые мысли и наслаждаться прогулкой. Сейчас идя по шумным мостовым Венеции, рядом с древним и весьма ворчливым вампиром, женщина рассматривала дома, каналы со снующими по нему лодками, самых разных видов и людей. Странно, но последнее время она научилась различать
представителей нечисти среди однотипной серой массы, бегущих по своим делам людей.
        — И куда же ты хочешь пойти?  — после долгого молчание, которое, впрочем, совершенно его не напрягало, поинтересовался Александр.
        — Для начала покормим тебя… Как насчет этого?  — Надя указала, на спортивного телосложения итальянца, одетого в деловой серый костюм.
        — Нет… не пойдет,  — придирчиво покачал головой вампир, забывший о том, к чему обычно приводит его привередливость.
        — И что тебя в нем не устраивает?
        — По нему сразу видно, что он следит за собой: занимается спортом, следит за питанием, не позволяет себе ничего лишнего…
        — Так это же хорошо, значит кровь у него качественная.
        — Да, качественная,  — согласился вампир,  — но совершенно не вкусная.
        — Почему это?  — женщина непонимающе уставилась на друга. Она думала, что найти ему подходящую жертву будет проще.
        — Потому что в крови главное не только качество, так сказать химический состав, но и те эмоции, которые испытывает человек…
        — Ну и чего ты взял, что его эмоции будут невкусными? Ты же не пробовал еще.
        — У меня богатый жизненный опыт,  — Александр внимательно всматривался в лица жителей Венеции и туристов, чтобы подобрать для себя достойный ужин. Европейцы отличаются от русских, они считают неприличным демонстрацию своих истинных чувств, эти люди всегда внешне сдержанны, а от того трудно понять, какой привкус будет иметь их кровь.  — Понимаешь, если у человека нет никаких радостей в жизни, он не может быть счастливым. Какой смысл в долгой и здоровой жизни, если не можешь позволить себе даже маленькую слабость и постоянно себя контролируешь?
        — Это скучно,  — согласно кивнула Надя, никогда не отказывающая себе в шоколаде или чем-то вкусненьком, да и полениться она тоже любила.
        — Вот именно, это самое верное слово, их кровь скучная, в ней нет ни капли эмоций и чувств. Это как есть пищу без специй. Съедобно. Питательно. Поможет выжить. Но удовольствия не принесет.
        — Хорошо, а как насчет этой? У нее явно все в порядке с эмоциями,  — женщина с интересом указала на симпатичную молодую брюнетку, одетую в модное платье.
        — Это все напускное,  — пожал плечами Александр, давно уже научившийся отличать истинные чувства от того, что люди пытаются изобразить.  — Ну, либо она восторженная дура, что намного хуже.
        — Бедненький, как же тебе тяжело,  — рассмеялась Надежда, с жалостью смотря несчастного кровососа, который никак не мог выбрать себе ужин. Это было действительно печально, оказаться в месте, где полно самой разнообразной и главное бесплатной еды, но при этом не найти ничего приемлемого для себя.
        — Что есть, то есть. Когда я ем, то могу ненадолго ощутить чужие чувства, так что естественно, что я не хочу есть что попало…. Хм… А вот этот очень даже ничего.
        — Кто?  — любопытно заозиралась по сторонам женщина, пытаясь понять, кто же именно сегодня станет ужином Александра.
        — Вот этот… полный брюнет в белой рубашке. Его кровь должна быть вполне подходящей моменту. Вкусная, в меру жирная, с легким привкусом алкоголя — сейчас этот человек не думает о проблемах и просто наслаждается хорошим днем. Идеально.
        — И как ты только все это с ходу определяешь?
        — Опыт, дорогая моя, опыт,  — тихо рассмеялся вампир.  — Подожди меня здесь, я скоро вернусь.
        — А посмотреть можно?  — Надя понимала, что её просьба звучит, по меньшей мере, странно, но противостоять любопытству была не в силах. Она еще ни разу не видела, как вампир пьет кровь у своей жертвы — кино не считается, а тут такая возможность.
        — Ты сейчас это серьезно?
        — А что такого? Стесняешься?
        — Нет…  — Александр задумался, он не любил когда на него смотрят во время еды, но не находил причин отказывать подруге. Пусть смотрит, хуже точно не будет. С её характером, это точно не спугнет Надежду и не заставит от него отвернуться.  — Хорошо, пошли. Только не мешай и не проси дать попробовать.
        — Мог бы и не говорить,  — рассмеялась женщина, следуя за кровососом.
        Стоя в темном переулке, Надя пристально наблюдала за тем, как Александр, впившись клыками в горло своей жертвы, жадно глотает горячую кровь. Это было неприятное и странное зрелище, заставившее её неприязненно поморщиться. Хотя возможно все дело в том, что вампир решил поужинать мужчиной, и это смотрелось не так красиво, если бы на месте пищи оказалась дама. Не было в этом действе ожидаемой эпичности. Женщина нервно хихикнула, наверное, у нее точно не все дома, если она размышляет подобным образом.
        — Я же просил не мешать,  — кровосос бросил на подругу недовольный взгляд. Как же тяжело есть, когда на тебя пристально смотрят, того и гляди он подавиться. Да и не получается до конца сосредоточиться на своих ощущениях, так что еда не доставляет нужного удовольствия, только насыщение.
        — Я просто смотрю,  — улыбнулась Надежда, протягивая Александру упаковку влажных салфеток.  — Вытрись, а не то мы рискуем привлечь к себе ненужное внимание.
        — Как скажешь,  — вампир убрал остатки крови со своего лица, а после посмотрел прямо в глаза мужчины, все еще находящегося в трансе.  — Иди домой, выпил бокал вина, пообедай и ложись спать.
        — А не чего, что ты с ним по-русски говоришь?
        — Когда человек под гипнозом, неважно на каком языке ты с ним разговариваешь, главное, что именно ты говоришь,  — ухмыльнулся кровосос, хитро сверкая глазами.  — Тебе еще многое нужно узнать о вампирах.
        — А оно мне надо? Я ведь не собираюсь становиться заводчиком крупных кровососов. Мне этот геморрой ни к чему,  — усмехнулась женщина, чья буйная фантазия уже рисовала в голове прекрасную картину, где она хозяйка фермы по разведению чистокровных вампиров.
        — Я тебе говорил, что иногда ты меня пугаешь?
        — Да, и поверь, не тебя одного,  — звонко рассмеялась Надя, беря Александра под руку.  — Пошли уже гулять по городу, а то мне что-то не хочется, чтобы местные думали, зачем одна женщина и два здоровых мужика направились в темный и безлюдный тупик и застряли там на двадцать минут.
        — Да ладно тебе, нас даже никто не заметил. Люди привыкли думать только о себе и не обращать внимания на все странности. С одной стороны это плохо, но с другой нам никто не помешал… Признаюсь честно, если бы люди были более чуткими к другим или обращали внимание на кого-то помимо себя, нечисти было бы сложнее добывать себе пропитание.
        — Может и так, но всегда найдется кто-то, кто увидит, а потом решит домыслить и додумать… Даже если я никогда не услышу это самое мнение, все равно неприятно. Так что идем, я хочу увидеть город.
        Надежда с интересом рассматривала серую брусчатку на земле, старые дома с красивыми фасадами, казалось, что стоит войти в дом и окажешься в другом времени, в другом мире, где все иначе. Вот только все это была лишь видимость — обман, внутри все здания давно уже современные и в них не осталось истории и древней магии. Этот факт разочаровывал, и женщина даже ощущала себя обманутой.
        — Я мало что могу рассказать о местных достопримечательностях, если честно я даже не представляю с чего начать свой рассказ… Для меня это место просто один из моих домов… Так что лучше присоединиться к туристам и послушать гида,  — предложил вампир. Его снова начали одолевать воспоминания, которых за столетия жизни у него накопилось предостаточно. Александр давно заметил, что чем старше он становится, тем больше подвержен ностальгии и сентиментальности.
        — Нет, спасибо,  — передернула плечами Надя, которой предложение друга пришлось не по душе.  — Я не люблю все эти сухие и никому не нужные сведения о том, кто и когда, что-то построил, и кто и где жил. На самом деле, это никому не интересно и навевает скуку. А по большому счету, даже мешает наслаждаться окружающей красотой.
        — А как же саморазвитие и знания?  — хмыкнул кровосос, втягивая голову в плечи. Небо над Венецией хоть и было затянуто тучами, но все-таки было слишком светло, а потому кожу на лице неприятно жгло, так что пришлось выше натянуть на нос красный шарф.  — Неужели тебе не хочется узнать что-то новое, а после блеснуть своим интеллектом?
        — Представь себе, не хочется,  — пожала плечами женщина, разглядывая барельеф на одном из зданий.  — Ну, сам посуди… Мне нравится этот дом, но мне совершено все равно, кто и когда его построил, мне даже не интересно из чего… Скорее я бы уточнила, сколько будет построить точно такой же, в России… где-нибудь на даче… или в небольшом городке. Зачем мне знать, кто жил в этом доме, если я не могу войти внутрь и ощутить себя на месте этих людей… Знаешь, что меня больше всего раздражает в музеях?
        — Дай угадаю,  — хмыкнул Александр.  — Нудное повествование экскурсоводов?
        — Нет, это можно вытерпеть, меня раздражает, что ничего нельзя потрогать. Согласись намного интересней сесть на царский трон, чем смотреть на него. Как по мне, так он неудобный, но я никогда не узнаю так это или нет. Так и здесь, зачем мне знать, что в этом или том доме жила какая-то знаменитость, о которой я никогда в жизни не слышала? Глупо. А люди слушают, делают вид, что им интересно, а наутро все позабудут… В конце концов, если будет нужно, информацию всегда можно найти в интернете или книгах.
        — Странная ты,  — вампир удивленно посмотрел на свою спутницу, Надежда не переставала его удивлять. Из её уст можно услышать самые разные мысли и идеи, иногда схожие с его собственными, но самое невероятное было то, что она не боялась высказывать их. Сейчас вампиру даже стало интересно, она говорит так со всеми, или только с ним? Но спросить, отчего-то не решился.
        — Все мы странные, так что давай просто наслаждаться прогулкой, покажи мне все самое красивое, что есть в городе, к тому же если слушать истории, то только о тебе.
        — С этим городом связано слишком много всего, чтобы успеть рассказать за пару часов, что у нас есть, на это могут уйти годы, долгих вечерних бесед.
        — Ну, я в ближайший год умирать не собираюсь, так что надеюсь услышать много интересных историй.
        — Жаль, что сегодня не время карнавала. Тебе бы понравилось… Все люди в масках, костюмах, кажется что ты мир перестает быть реальным и превратился в фееричный сон. Музыка, смех, крики, веселье, в это время у людей самая вкусная кровь… Сейчас, конечно, карнавал уже не тот, что раньше, но увидеть его непременно стоит.
        — Отлично, значит, я приеду сюда, когда начнется все веселье, тем более, что теперь мне есть где остановиться.
        — Вот уж действительно, наглость второе счастье!
        — Можно подумать, ты до сих пор не понял, с кем связался,  — хохотнула Надя.  — И вообще, считай, что это плата за то, что я разрешаю тебе помогать мне с пациентами.
        — Давно уже понял,  — кивнул кровосос.
        — Ну, раз понял, пошли кататься на гондоле,  — с этими словами женщина потянула Александра в пристани, где как раз стояла свободная лодка.

* * *

        Надя наслаждалась покоем и умиротворенностью Венеции. Как же приятно плыть на гондоле, и рассматривать окружающий мир, медленно покачиваясь на водной глади. Это тебе не на моторных лодках и катерах кататься, это что-то другое, действительно запоминающееся. Жаль только, что не все, даже в этом городе, пользуются проверенным годами, экологически чистым транспортом.
        Женщина блаженно улыбнулась и взглянула на мрачного вампира, сидящего рядом с ней с постной миной, всем своим видом демонстрируя, что ему скучно. Он так и не простил её за то, что она вытащила его на улицу при свете солнца. Надежда фыркнула, пусть радуется, что она не припоминает ему об утренней побудке и радуется, что уже мертв и его снова нельзя убить.
        — Прекращай дуться, хорошо же.
        — Я не дуюсь, мы, вампиры, просто не умеем этого делать,  — монотонно ответил Александр, даже не смотря на подругу.  — Я все это видел сотни, если не тысячи раз. Так что твоего восторга разделить не смогу. И даже если бы я оказался здесь впервые, то все равно…
        — То все равно сидел бы мрачный, потому что кровососы ничего не чувствуют и в принципе не способны на сильные эмоции,  — закончила за вампира Надя.  — Знаешь, по-моему, ты не правильно свой обед выбрал, вот и заразился чужим пессимизмом.
        — Может быть…  — безразлично пожал плечами мужчина, осторожно поднимая взгляд к небу. Хорошо, что уже вечер и солнечные лучи уже не такие болезненные. Остается только дождаться темноты и тогда можно будет снять шляпу и шарф.
        — Если тебе не хочется просто-то так кататься, наслаждаясь природой, может, покажешь мне что-нибудь интересное? Помнится, именно ты притащил меня в Венецию, чтобы тебе не было скучно, и именно ты обещал быть моим гидом,  — начала закипать Надежда, которой непостоянство и короткая память мужчин порядком надоели. А уж от древнего кровососа она и вовсе такой подлянки не ожидала. Ну, вот как скажите, можно привести женщину в такой красивый город и бросить её одну? С таким же успехом она могла остаться в Петербурге и мучить своих пациентов и то больше бы удовольствия получила… Намного больше.
        — Хорошо, все равно ведь не отстанешь,  — Александр поднялся на ноги и подошел к гондольеру, что-то быстро показав ему, он вернулся на место.  — Я покажу тебе одно место, в котором частенько бывал. Туда захаживают в основном знатоки и ценители, туристы редко находят эту лавочку.
        — Так ты мне решил шопинг устроить?  — хмыкнула женщина, сильно сомневающаяся в том, что такое времяпрепровождение может ей понравится.
        — Не совсем… Я же сказал, это место для ценителей, и если бы у меня были чувства, я сказал бы, что оно очень пугающее и атмосферное.
        — Вот оно как?  — серые глаза заинтересовано сверкнули.  — Я люблю все пугающее и жуткое. И что же это за место такое?
        — Не скажу.
        — И почему же?  — насупилась Надежда.
        — Не хочу испортить сюрприз. К тому же если я сейчас тебе все объясню, ты можешь не оценить мою задумку… Скажем так, звучит это не так атмосферно, как выглядит.
        — Ну, ты и нагнал тумана, но учти меня не так просто впечатлить,  — усмехнулась женщина, продолжая рассматривать каналы Венеции и возвышающиеся над ними домами. Красота! Жаль, что у нее нет могущества, сделать так, чтобы все эти люди, что снуют по улочкам города, исчезли. Тогда было бы намного лучше.
        — Я знаю, тебя ни пугают, ни вампиры, ни оборотни, ни ведьмы. Но это другое… Даже если ты не проникнешься тамошней атмосферой, тебе понравится эта лавочка. Вот увидишь.
        — Что ж, я заинтригована,  — мысленно Надя уже продумывала, что же такого может подаваться в этой лавочке, в которую её хочет отвести вампир. Вот только пока что, все, что приходило в голову казалось слишком банальным.  — Вредный ты.
        — Можно подумать, тебя это не касается.
        — Да… как я уже не однократно говорила, мы друг друга стоим.
        — Это точно, так что все, что тебе остается — мучиться в догадках.

* * *

        Надежда непонимающе смотрела на витрину маленького магазинчика, к которому её привел Александр. Они добирались сюда полтора часа, и половину этого времени им пришлось идти пешком по, выложенным крупным камнем, тротуаром. Хорошо, еще, что она благоразумно не взяла в поездку обувь на каблуках, но даже в кроссовках этот путь дался ей нелегко. И ради чего все это? Чтобы смотреть на маски и кукол? Женщина разочарованно скривилась.
        — И что здесь такого атмосферного и пугающего?
        — А ты зайди внутрь и узнаешь,  — вампир галантно открыл двери перед своей спутницей.  — И поторопись, мне не терпится оказаться в помещении.
        — Да, ладно тебе, сегодня совершенно не солнечно, к тому же вечер.
        — Это был первый и последний раз, когда я пошел у тебя на поводу,  — раздраженно буркнул вампир, которому нелегко далась эта прогулка. Пусть прямые солнечные лучи и не попадали на его кожу, все-таки ощущения были неприятными.
        — Хорошо, обещаю, что больше не буду, так над тобой издеваться,  — хмыкнула Надежда, совершенно не чувствующая себя виноватой.
        Внутри помещения магазинчика царил полумрак, неяркий желтоватый свет дарили только несколько настенных ламп, но они не столько освещали помещение, сколько подсвечивали товар.
        Теперь женщина поняла, что имел в виду, когда сказал, что это место весьма атмосферное. Многочисленные фарфоровые маски, висящие на стенах и аккуратно стоящие на полках, казались настоящими человеческими лицами, лишенными глаз. От мысли о том, что все они смотрят именно на нее, сердце на мгновение замерло. Глупости! Этого просто не может быть. Надя подошла ближе к совершенно белой маске, без всяких украшений, если не считать кроваво-алой слезы, застывшей на ее щеке. Руки сами собой потянулись к маске, которую захотелось примерить.
        — Sara certamente fa per voi (Это, безусловно, подойдет вам).
        От тихого вкрадчивого голоса, раздавшегося за её спиной, женщина подскочила на месте и схватилась за сердце.
        — Черт, зачем подкрадываться то?  — Надежда одарила пожилого хозяина магазинчика негодующим взглядом. Несмотря на то, что весьма скудном освещении лица мужчины практически не было видно, она сразу поняла, что имеет дело с нечистью.
        — Lady non parla italiano? Scusi. Il nostro linguaggio ideale per comunicare con le donne. (Леди не говорит по-итальянски? Жаль. Наш язык идеален для общения с дамами)  — голос мужчины был невероятно обволакивающим и приятным, он буквально ласкал слух, заставляя по мурашки табунами бродить по коже.
        — Говори по-русски, наш язык ничуть не хуже,  — хмыкнул Александр, рассматривая маски.
        — Знаю, но у меня давно не было практики,  — рассмеялся итальянец, целуя руку женщины. И снова волна тепла пробежала по телу, заставляя Надю вздрогнуть, а хозяин магазина тем временем продолжил, говорить.  — Может быть, представишь меня своей спутнице?
        — Конечно,  — оскалился кровосос.  — Это Надежда, главный стоматолог всей Питерской нечисти. А это мой давний знакомый Фабио. Он у нас инкуб, так что осторожней, не попади под его чары.
        Надя внимательно рассматривала инкуба, стоящего перед ней. Теперь, когда её глаза немного привыкли к скудному освещению, эта задача оказалась ей по силам. Фабио был, бесспорно, привлекательным мужчиной в зрелом возрасте, некогда черные, как смоль, волосы тронула благородная седина, на лице уже появились морщины, но зато сохранились горделивая осанка и пронзительный, полный силы и воли взгляд. Именно этот взгляд и привлекал к этому итальянцу, заставляя сердце биться чуть быстрее. Это было легкое, едва уловимое состояние, никакой страсти или внезапно возникшего желания не появилось, просто легкий, щекочущий нервы интерес.
        Сейчас женщина понимала, что погорячилась, мысленно назвав инкуба пожилым, нет, мужчина был вовсе не стар, на вид ему было около пятидесяти, и для этого возраста он выглядел весьма неплохо. Надежда с удивлением обнаружила, что считает инкуба весьма привлекательным мужчиной, в нем чувствовались надежность и опыт, с таким мужчиной не страшно провести много часов и не пожалеть об этом в последствии.
        — Хм… должна признать, что я представителей вашего подвида нечисти несколько иначе представляла,  — наконец заключила Надежда, понимая, что это все не более, чем наваждение, природный магнетизм инкубов, побуждающий в представителях противоположного пола желание.
        — И как же?  — рассмеялся Фабио, беря женщину под руку и ведя к неприметному винтажному столику, стоящему в углу магазинчика.  — Молодым, горячим красавцем с сильным накаченным телом и смазливой физиономией?
        — Да, именно так,  — не стала отрицать Надя, удобно устраиваясь в мягком кресле.  — Не скажу, что описанный вами образ лично меня привлекает, но это считается красивым.
        — Красивый и привлекательный это разные понятия. К тому же, в разные времена, привлекательным считались разные черты и поверьте дорогая, это не всегда внешность. По опыту скажу, что дамы предпочитают мужчин с изъяном. Желаете что-нибудь выпить? Чай, кофе, бокал игристого вина?  — ухмыльнулся Фабио, решивший внезапно вспомнить о том, что он гостеприимный хозяин.
        — А крови у тебя не найдется?  — Александр с подобием улыбки наблюдал за Надеждой, она снова смогла его удивить. Обычно женщины, всегда велись на бархатистый, обволакивающий голос инкуба и его многообещающий взгляд, но Надя смогла совладать с нахлынувшими ощущениями.
        — У меня найдется все.
        — Тогда мне чаю с мятой и лимоном,  — попросила женщина, совершенно беззастенчиво скидывая кроссовки и кладя ноги на специальную подставку, стоящую рядом с её креслом. Как же хорошо!
        — Сейчас принесу, а вы пока чувствуйте себя, как дома.
        — Неужели Фабио тебя не впечатлил?  — вампир снял со стены металлическую маску восточного демона. Подобные вещицы редко попадали в магазин его старинного друга, а потому она сразу же привлекла внимание кровососа.
        — Только не говори, что привел меня сюда, чтобы увидеть мою реакцию,  — закатила глаза женщина, она не сомневалась в том, что все именно так и уже собиралась разозлиться на друга.
        — Нет, что ты, я был в тебе уверен…. Даже если бы что-то пошло не так, Фабио не тронул бы тебя, ведь ты со мной,  — пожал плечами кровосос,  — просто я хотел, чтобы ты оценила это место. Только посмотри на все эти маски и куклы… разве они не кажутся тебе живыми? Когда я захожу себя, что в последнее время случается редко, все время ловлю себя на мысли, что все эти маски и лица наблюдают за мной.
        — У тебя слишком буйная фантазия,  — Надя поежилась, словно от холода. Кажется, вампир решил отомстить ей за весь тот ужас, который ему пришлось пережить в стоматологическом кресле, и решил попытаться напугать её. Ха! Ничего у него не выйдет, она на подобный развод не поведется.
        — Может быть, но находиться в этом месте в полном одиночестве довольно-таки жутко.
        — Ничего подобного, здесь очень даже уютно,  — возразил вернувшийся Фабио, мужчина протянул девушке маленькую фарфоровую чашечку с горячим чаем, а Александру бокал с багряной жидкостью.
        — У всех разные представления об уюте,  — пожала плечами женщина, начавшая ощущать на себе сотни взглядов. И зачем только вампир заговорил на эту тему? Явно мстит, гад!
        — Совершенно верно,  — инкуб присел во второе свободно кресло и обольстительно улыбнулся своей гостье.  — Так чем обязан столь приятному для меня визиту?
        — Мы пришли за сувенирами,  — вампир пригубил крови из бокала и блаженно прикрыл глаза. Даже интересно, где Фабио успел её нацедить.  — Побывать в Венеции, и не заглянуть к тебе за покупками было бы непростительной ошибкой.
        — Согласен с этим,  — инкуб обвел свой мрачный магазинчик нежным взглядом,  — самые лучшие маски можно найти именно здесь, у каждой из них своя история, свой характер, своя душа.
        — Душа? Разве у масок может быть душа?  — Надя нервно хихикнула, к чему все эти разговоры? Это все было интересно, но вместе с тем пугающе. Мужчины, словно сговорились, и намеренно нагнетают обстановку. Но разве это возможно, ведь они не разговаривали наедине. Хотя, она ведь ничего не знает об особых способностях инкубов и вампиров, может, они телепатически общаться умеют или просто все дело в том, что эти двое знакомы настолько давно, что понимают друг друга без слов.
        — Душа есть у всего, дорогая моя, даже у простого камня,  — Фабио успокаивающе накрыл своей большой теплой ладонью руку женщины.  — Я давно живу в этом мире, многое знаю. Раньше, куклам никогда не рисовали лица, а маски в основном изображали животных, знаете почему?
        — Неужели люди боялись, что нарисованное лицо оживит игрушки?
        — Да, и правильно делали. Ведь у всего есть душа и иногда это может принести много бед, но не всегда… Мои маски приносят только счастье,  — улыбнулся инкуб, слегка сжимая ладошку Нади, не сильно, но жест получился на удивление интимным и чувственным. Женщина чувствовала, как её дыхание сбилось, а перед глазами на мгновение все начало плыть.
        — Как вы это делаете?  — женщина отстранилась, мысленно приказывая себе успокоиться и начать размышлять логически так, как она это делала всегда.  — Вроде бы не говорите ничего такого приятного, не выглядите привлекательно, только не обижайтесь…
        — Даже не думал,  — громко рассмеялся инкуб, откидываясь на спинку своего кресла.  — Вы удивительная женщина, Надя. Я сражен. Что же касается вашего вопроса… Раньше я был именно таким инкубом, какими нас представляют люди — знойный красавец, пользующийся совей внешностью и магнетизмом, свойственным нашему, как вы изволили выразиться, виду.
        — И что же изменилось? Не поверю, что вы и сейчас не можете выглядеть молодо, как модель или спортсмен?  — очарование инкуба спало, и женщина смогла вздохнуть с облегчением.
        — Мне стало скучно. Одна жертва за другой, и все одинаково, никакого разнообразия. Победы со временем надоедают и начинает хотеться трудностей.
        — И вы решили, что намного интересней играть, постепенно соблазняя и заманивая жертву в ловушку,  — усмехнулась Надежда, переводя взгляд с инкуба на вампира. Не такой уж Александр одинокий, каким себя считал, у него есть друзья, такие как Бернардо или тот же Фабио. И все-таки кровосос почти не общался с ними, сам ограничивая себя.
        — Да, все именно так, я нашел особенную прелесть в медленном и постепенном соблазнении. Эта игра доставляет намного больше удовольствия.
        — Это, как с кровью,  — неожиданно заговорил вампир.  — Я ищу самую лучшую, насыщенную эмоциями, а инкубам, чтобы в полной мере насладиться поглощаемой энергией, нужно немного поиграть со своими жертвами.
        — Да, но только это осознание появляется далеко не сразу, это приходит с опытом,  — рассмеялся Фабио.  — Но давайте прекратим этот разговор. Лучше выберете для себя любой подарок в моем магазине. Вы можете взять все, что приглянется… А после, я приглашаю вас в оперу.
        — Надеюсь, речь идет и обо мне тоже,  — вампир недоверчиво посмотрел на инкуба. Не хватало еще, чтобы этот ловелас взялся за Надежду всерьез.
        — Безусловно, я буду рад вспомнить вместе с тобой старые добрые времена…. Нам есть что вспомнить и что обсудить…  — хитро улыбнулся Фабио, пристально наблюдая затем, как женщина медленно поднимается с кресла и начинает бродить по его магазину, выбирая для себя сувенир, на долгую память о новом знакомом.



        Бессмысленная трата времени

        — У тебя весьма необычная знакомая,  — медленно протянул инкуб, переводя взгляд с Нади на вампира.  — Пусть она и человек, но не простой… Что-то в ней есть такое, что притягивает… Возможно, на людей это не распространяется, но для нечисти это утверждение правдиво.
        — Надо же, как завернул. Мог бы просто сказать, что она тебе понравилась…
        — Это слишком просто и банально, а я предпочитаю более развернутые объяснения,  — рассмеялся Фабио, которого забавляло недовольство кровососа.  — Не бойся, я не стану её убивать.
        — Можно подумать, я позволил бы кому-то подобное,  — раздраженно буркнул Александр, уже начавший жалеть, что привел женщину в эту лавку на поиски сувенира. И о чем он только думал, знакомя Надежду с инкубом, к тому же таким могущественным? Если Фабио захочет забрать всю её энергию, даже вампиру не удастся остановить этого демона. Хотя с другой стороны, что-то подсказывало кровососу, что Надя не поведется на уловки инкуба. Нет, конечно, она почувствует всплеск желания и притяжение к импозантному мужчине, но эта женщина сможет справиться с подобным, да еще устроит демону бесплатное лечение зубов.
        — Я выбрала,  — вернувшаяся Надя протянула хозяину магазинчика небольшую черно-белую маску, причем черная сторона грустила, а вот белая ехидно ухмылялась. Женщина сама не понимала, что в этой маске привлекло её, но этот кусок фарфора выделялся среди других масок, так что выбор был очевиден.
        — Прекрасно, я заверну её, а после мы займемся вашим внешним видом, все-таки мы идем в оперу.
        — Только давайте обойдемся без излишеств, я предпочитаю все удобное,  — улыбнулась Надежда, вновь усаживаясь в кресло. За последнее время у нее появилось слишком много новых знакомых и это напрягало. Женщина по натуре своей была необщительной, так что ей и Александра для разговоров было вполне достаточно, а тут еще двое представителей нечисти нарисовалась.
        — Не волнуйтесь, я всегда трепетно отношусь к желаниям дамы,  — Фабио поцеловал руку Нади, снова заставляя её вздрогнуть от приятных щекочущих ощущений, появившихся где-то в районе солнечного сплетения.  — А теперь прошу меня извинить, мне нужно решить несколько важных вопросов.
        — Забавный тип, хотя внешне на инкуба не похож вовсе,  — тихо прошептала женщина, когда итальянец отошел.
        — Ну, почему же… Он самый настоящий инкуб, причем очень сильный. Пойми Фабио давно не молод, он многое повидал, многих соблазнил, он так же, как и я устал от происходящего, он ищет новые ощущения, новые возможности… Для него уже не интересно быть смазливым красавчиком, от одного вида которого все начинают те… сходить с ума.
        — Надо же, какой ты у нас деликатный,  — хихикнула Надежда, догадавшаяся, что на самом деле хотел сказать кровосос.  — Ты мне лучше другое скажи, почему прикидывался несчастным и одиноким, когда у тебя полно друзей. Наверняка, не только в Италии такие есть, но в России.
        — Я не прикидываюсь. К тому же я никогда не говорил о том, что я несчастен, меня вполне устраивает мое существование, мне просто скучно.
        — Так почему не общаешься с друзьями?
        — Почему?  — Александр задумался. Вопрос был очень даже интересным, ведь если подумать, ему действительно есть с кем поговорить и обсудить все происходящее, нечисть всегда поймет его. Вот только не тянуло его на подобное общение.  — Не знаю, даже когда я живу в Венеции, я не часто общаюсь с Бернардо и Фабио, мы встречаемся, говорим, поводим несколько дней, вспоминая былые времена, ходим в оперу, казино или еще что-то, но это быстро надоедает. Я не могу выдержать ни одного из них больше недели.
        — И почему же?  — Наде льстили эти слова, ведь получалось, что она намного интересней, других.
        — Мы с ними слишком похожи. С одной стороны это хорошо, они всегда смогут меня понять, но с другой это неинтересно. В них нет ничего нового, я с легкостью могу предсказать все их действия и фразы, я точно знаю, как они отреагируют на события. Говорить с ними, это все равно, что разговаривать сам с собой. Нет, собеседник, конечно интересный, умный, но чего-то не хватает.
        — А со мной значит по-другому?
        — Да, ты человек, у тебя полно эмоций и весьма занятных мыслей, за все время, что мы с тобой знакомы, мне ни разу не было скучно. Я понимаю тебя, но ты всегда говоришь и делаешь неожиданные вещи. Возможно, однажды это пройдет, и наши встречи станут реже, но пока я намерен и дальше пользоваться твоим обществом.
        — Вот оно как, значит, ты мной пользуешься?
        — Можно подумать, ты этого не делаешь,  — усмехнулся вампир.  — Это взаимовыгодное сотрудничество.
        — Что ж, можно это и так назвать,  — Надежда задумчивым взглядом окинула магазинчик. Сейчас, она тоже начала думать, что это место весьма атмосферное, хотя и не на столько, чтобы напугать её. И все-таки было не понятно, как инкуб проводит здесь все дни, хотя, многие бы сказали то же самое о стоматологическом кабинете, где она работает. В этом они с Фабио похожи, оба любят производить пугающее впечатление на людей, но если в случае с ней это еще можно было объяснить, то зачем подобными глупостями заниматься инкубу? Неужели от скуки он выдумывает себе трудности?
        — Не обижаешься на меня?
        — На что это?  — женщина непонимающе посмотрела на Александра, расслабленно сидящего рядом с ней. На мгновение ей даже показалось, что он изменился внешне, стал выглядеть так, словно сейчас и не двадцать первый век вовсе, а восемнадцатый или девятнадцатый. Но это ощущение испарилось так же быстро, как и появилось.
        — На то, что привел тебя сюда и заставляю общаться со своими знакомыми.
        — Не говори глупостей, это же не будет длиться вечно. Сегодня, крайний срок завтра Владимира заберут, и мы сможем вернуться домой, в наш такой серый, но такой любимый Питер. Жизнь снова войдет в привычное русло, мы забудем о том, что было что-то неприятное, и останутся только приятные воспоминания об этом путешествии. Готова спорить, через пару месяцев, я забуду обо всем, что раздражало меня, и буду подумывать о том, чтобы однажды вернуться в этот город.
        — Мои друзья тебя раздражают?  — рассмеялся древний кровосос, к которому начало возвращаться хорошее настроение, возможно причиной тому послужила выпитая кровь, а может недолгий разговор с Надей.  — Только им этого не говори, особенно Фабио, он этого не перенесет.
        — Я подумаю над этим. Но если он продолжит испытывать на мне свое очарование и природный магнетизм, я могу и не сдержаться.
        — Наверное, ты будешь единственной женщиной, кто сможет разбить сердце инкубу,  — Александру нравилась эта мысль, и он даже хотел увидеть этот момент.
        — Сердце? Не смеши меня, скорее ударить по самолюбию и гордости.
        — Поверь, для нас эти понятия тождественны. Гордость и самолюбие для мужчин на первом месте.
        — Что ж, учту на будущее.
        — А вот и я,  — улыбающийся Фабио вернулся в зал,  — Все готово, билеты и гондолу я заказал, так что можем через час выходить. Сегодня будет великолепный спектакль, уверен, Надя, вы его оцените по достоинству.
        — Я бы на твоем месте, не был так оптимистичен,  — хмыкнул Александр, в отличии от инкуба уже успевший изучить Надежду. С нее станется сказать, что опера это глупости и ей не нравится.
        — Посмотрим,  — пожал плечами Фабио. Итальянец был в предвкушении интересного вечера, он не сомневался в том, что это будет незабываемы опыт, который поможет ему немного развеяться. А большего ему и не нужно. Пока что…

* * *

        Надя мрачно рассматривала трех кавалеров, с которыми ей предстояло идти в оперу. Все трое были одеты в строгие черные костюмы и выглядели просто шикарно. От них так и веяло благородством и богатством, любая другая была бы рада такой компании, ведь и вампиры и инкуб были видными и привлекательными мужчинами, но Надежду такая ситуация не сильно устраивала. Она, конечно, женщина симпатичная и смелая, да и цену себе знает, но три кавалера это слишком. Уж лучше бы с одним Александром сходить, а так на нее будут все пялиться. Да, именно не нее, потому что одна женщина в окружении большого количества мужчин всегда вызывает неприятный интерес. Надя не сомневалась, что сегодня, местные дамы перемоют ей косточки, обсуждая, как она смогла прибрать к рукам сразу трех красавцев.
        Хорошо еще, что Фабио подарил ей для похода в оперу простое платье-карандаш с узкой юбкой по колено, а не вчерне платье. Хотя розовый цвет ей явно не к лицу, но отказываться было нельзя, ведь в оперу в джинсах не пустят, а жаль, это было бы намного удобней.
        — Ну что, все готовы?  — Бернардо нетерпеливо оглядывал своих знакомых, ему совсем не хотелось идти в оперу, но отказать Фабио не мог. К тому же, он уже обещал Александру, что сегодня они покажут его подруге ночную Венецию, но это будет после представления, так что нужно немного подождать.
        — Да, можно идти… или скорее уж плыть,  — кивнула Надежда, беря Александра под руку. Пусть он и холодный кровосос, которого ничего в этой жизни не радует, но зато он в отличии от остальных мужчин в их компании уже успел стать родным и уж точно не станет клыки и очарование распускать. С ним ей всегда было спокойно и надежно, так уж вышло, что он стал для нее самым верным другом.
        — Тогда нам стоит поторопиться,  — Фабио торопливо направился к дверям.  — Опера это не то место, в которое стоит опаздывать. Сегодня ставят «Травиату» Джузеппе Верди, прекрасное произведение, которое я готов слушать вечность.

* * *

        Надежда задумчиво вертела в руках театральный бинокль, в котором не было никакой надобности. С их мест и так все прекрасно видно, да и смотреть особо было не на что. Декорации красивые, костюмы актеров тоже, но они практически ничего не делали и постоянно пели. Наверное, ей стоило бы восхищаться красотой музыки и голосами певцов, но как-то не получалось. Надя не понимала, что происходит, да и оперные голоса не впечатляли её. Какой смысл ходить на подобные представления? Уж лучше бы на русском пели и то не факт, что это спасло бы дело.
        Женщина подавила очередной зевок и слегка сползла с кресла, устраиваясь удобней. Как же неудобно сидеть и ведь не уйти никуда, придется терпеть эту пытку до конца. Наверное, она ужасный человек, у которого совершенно нет хорошего вкуса. Как иначе объяснить, что ей не нравится оперное пение? Хотя если подумать, большинству присутствующих в зрительном зале оно тоже пришлось не по душе. Надежда украдкой оглянулась вокруг — люди внимательно смотрели на сцену, ловили каждое слово и звук, вот только заинтересованности и восхищения на их лицах не было. Скорее уж, они выискивали фальшивые ноты, чтобы потом обсудить оперу. Все эти разнаряженные люди, старательно скрывающие скуку, раздражали её. Женщина не сомневалась в том, что вечером, направляясь домой, или завтра на работе они будут обсуждать вовсе оперу и свой превосходный вкус и абсолютный слух. Как же злит подобное общество, хочется встать и закричать, что все они обманщики и лицемеры, а потом, гордо вздернув нос, уйти под негодующее ворчание и ропот.
        — В этом нет смысла,  — почти беззвучно пробормотала женщина, но Александр, сидящий рядом, все-таки услышал её.
        — Если хочешь, я могу рассказать сюжет вкратце,  — прошептал вампир. Он видел, что подруга скучает, да что скрывать ему тоже не удавалось насладиться представлением. Возможно, все дело в том, что он не первый раз посещает оперу и слышал исполнение получше. Да и не был он никогда ярым поклонником этого искусства в отличии от Фабио.
        — Я не об этом, а том, что люди восхищаются оперой лишь потому, что это повышает их статус и мнение людей о них… Еще бы это признак хорошего вкуса… А вот мне не нравится, меня от этого завывания в сон клонит,  — быстро зашептала Надежда.  — Вроде и голоса красивые, сильные, но за душу не берет.
        — Бывает и такое,  — тихо рассмеялся кровосос, за что удостоился укоризненных взглядов других зрителей.  — Я если честно, тоже скучаю. Но посетить венецианскую оперу долг каждого уважающего себя туриста.
        — Значит, я себя не уважаю,  — вздохнула женщина, у которой уже уши начали болеть.  — И вообще, что-то я не припомню, чтобы кому-то задолжала.
        Теперь уже все укоризненно смотрели на Надежду, того и гляди, попросят удалиться и не мешать другим. Эта мысль заставила женщину коварно ухмыльнуться, а серые глаза азартно заблестели. Подобная перемена в настроении Нади не могла укрыться от проницательного вампира, который понимал, что от этой женщины можно ожидать любой глупости, более того, с нее станется и его в втянуть в неприятности.
        — Знаешь, нам не обязательно задерживаться здесь, можем пойти прогуляться по ночному городу.
        — А так можно?
        — Я бы сказал, нужно,  — вмешался в разговор Бернардо, которому тоже не терпелось покинуть здание театра. Уж лучше поохотится и в полной мере насладиться ночью.  — А наш ценитель прекрасного пусть остается в гордом одиночестве.
        — Согласна, давайте сбежим.
        Надежда подскочила с места и ни на кого не обращая внимания, начала пробираться к выходу. Кажется, она даже умудрилась отдавить ноги всем сидящим на её пути людям. Что ж, теперь им будет, что еще обсудить вечерком. Коварно улыбаясь, женщина выбралась в проход между рядами и чуть ли не бегом бросилась к выходу. И не важно, что подумают другие. У нее отпуск и она не собирается тратить его на то, что ей не нравится! Жизнью нужно наслаждаться, а не идти на поводу общественного мнения. Все равно ему никогда не угодишь. Может быть, в этом мире и есть люди, которым нравится опера и местное заунывное завывание, но к ней это точно не относится.
        — Да уж, теперь и мне будет, что вспомнить,  — усмехнулся Бернардо, следуя за Надей.  — И часто она так себя ведет?
        — Постоянно, так что теперь ты, думаю, меня поймешь. Её нельзя кусать… Мир этого не выдержит.



        Мы не всегда охотимся, когда голодны иногда это просто игра

        — Как же хорошо, наконец, можно насладиться тишиной ночи!  — улыбалась Надя, медленно бредя по мостовой.  — Мне всегда хотелось сходить в оперу, но не думала, что в результате меня постигнет такое разочарование.
        — Это не для каждого,  — пожал плечами Бернардо, который и сам устал от подобной музыки. Возможно, все это ностальгия, но он полагал, что раньше, во времена, когда он только начинал свой путь кровососа, опера была не в пример нынешней, намного лучше. Сейчас же он посещал этот театр только ради общества Фабио и всегда скучал на представлениях.
        — Согласна, далеко не все обладают утонченным и изысканным вкусом. Вот я, к примеру, точно не из таких людей,  — насмешливо фыркнула женщина, подходя к каналу. Ночью Венеция привлекательней, чем днем, исчезают толпы туристов и тот шум, который они издают. Тишина, покой и никакой суеты, город словно наполнялся магией и возвращался в прошлое.  — Знаете что?
        — Что?  — Александр заботливо накинул на плечи подруги свой плащ. Ему-то все равно, а вот она может простыть.
        — Я начинаю думать, что настоящая жизнь должна проходить ночью, когда нет людей. Как это ни странно, но мне все меньше хочется общаться со славными представителями человечества.
        — Похоже, ты окончательно присоединяешься к рядам ночных жителей, таких, как мы с Бернардо. Даже не знаю, радоваться этому или начать беспокоиться,  — ухмыльнулся вампир, которому нравилось вот так прогуливаться в компании своих друзей. Вот только отчего-то ему хотелось поскорее вернутся в Питер и снова оказаться в стоматологической клинике, где он мог наблюдать за работой Нади и болтать о том, что было важно и интересно только им двоим. Ему не хватало ощущения того, что он особенный, и лишь ему Надежда открывает свои мысли. Если бы он давно не был мертв, то решил бы, что ревнует. Но это не так, у вампиров не бывает чувств, особенно таких.
        — Конечно, беспокоиться,  — рассмеялась женщина, даже не оборачиваясь к своим спутникам, сейчас ей нравилось смотреть на сверкающую воду, в которой отражались звезды и луна. Было в этом что-то умиротворяющее и гипнотизирующее.  — Теперь ты от меня точно не отделаешься, придется тебе постоянно со мой общаться и, даже если захочешь сбежать, ничего у тебя не получится.
        — Не стоит себя переоценивать, пусть кусать я тебя и не стану, мои зубы мне пока еще дороги, но вот гипнозом воспользоваться всегда смогу. Хотя… Не думаю, что настанет день, когда мне станет скучно с тобой.
        — У вас такие милые отношения, что я начинаю чувствовать себя лишним,  — не скрывая обиды, буркнул всеми забытый Бернардо.
        — Что ты, это не так.
        — Ну, это смотря с какой стороны посмотреть,  — серые глаза хитро блеснули в темноте.  — Если мы будем вести наши обычные беседы, то я предпочла бы остаться только с Александром. Так уж вышло, что я уже привыкла общаться именно с ним. Но если вы все-таки решитесь показать мне город и рассказать пару историй, тогда можешь остаться. Разрешаю.
        — И как ты её терпишь? Я бы сбежал уже на следующий день такого обращения,  — вздохнул итальянец.  — Или выпил её до последней капельки крови.
        — Ну… Я уже привык, к тому же в таком обращении есть множество положительных сторон. Давай лучше решать, чем займемся?
        — Может, устроим охоту?  — Бернардо поправил съехавшие на кончик носа очки и криво оскалился.  — Вспомним старые добрые времена и покажем даме, как умеем развлекаться.
        — Охота? Но разве вы не сытые?  — Надя непонимающе перевела взгляд с итальянца на Александра, который отчего-то не смотрел на нее, словно пытался что-то скрыть.
        — Мы не всегда охотимся, когда голодны, иногда это просто игра.
        — А как же твои принципы? Неужели ты мне лгал?  — женщина раздраженно уперла руки в бока и теперь буравила негодующим взглядом кровососа. Бернардо может делать все, что угодно, ей все равно, но Александр не мог вести себя так.
        — Разве ты не знала, что вампиры пьют кровь?  — высокомерно усмехнулся итальянец, демонстрируя свои острые клыки.  — Охота — это неотъемлемая часть нашего существования.
        — Одно дело, когда вы голодны и добываете пищу, тогда это понятно, но совсем другое, когда вы кусаете людей ради развлечения,  — буркнула Надежда.
        — В моей жизни было много чего,  — вампир подхватил Надю под руку и направился к гондоле, привязанной к причалу. Пускай хозяина этого транспортного и не было рядом, но это не значит, что они не могут одолжить его и прокатиться.  — Я никогда не говорил тебе, что я всегда был таким, как сейчас. Лет сто пятьдесят назад, а, может, и больше, мы с Бернардо придумали одну занятную игру.
        — Игру?  — женщина удобно устроилась на мягком сидении гондолы и теперь совершенно спокойно наблюдала за тем, как вампиры взламывают замок и крадут лодку. Она не боялась того, что их застукают, даже возможный арест не страшил её, чего опасаться, когда рядом два вампира? Нужно просто наслаждаться маленьким приключением.
        — Да, игру. Для нас, есть ряд ограничений,  — Александр устроился рядом с Надей, а Бернардо не оставалось ничего другого, как занять место гондольера, но его это сильно расстраивало, было довольно-таки занятно наблюдать за болтающей парочкой.
        — И что же это за ограничения такие?  — зевнула Надя, хмуро смотря на своего друга. Если подумать, то она знает о нем только то, что рассказывал сам древний кровосос. В его жизни, наверняка, полно темных пятен, о которых он не хочет вспоминать. Вот и сейчас он говорит об игре-охоте.
        — К примеру, мы не можем войти в дом без приглашения… Именно на этом и была основана наша игра. Мы устраивали ночь охоты — победителем становился тот, кто сможет проникнуть в большее количество домов и выпить больше жертв.
        — Ну и зачем оно вам было нужно? Неужели ничего другого, чтобы развеять скуку, вы не придумали?
        — Не всегда у людей и у вампиров были возможности для того, чтобы расслабиться. Даже сейчас я умудрился заскучать, а что говорить о том, что было сто лет назад. Мои принципы не убивать и не охотиться без необходимости появились относительно недавно.
        — Вот оно как?  — Надежда нахмурилась. Хочет ли она знать эту сторону Александра? Сейчас она сомневалась в этом. Одно дело — водить дружбу с миролюбивым и благоразумным кровососом, который сам себя ограничивает и держит в руках, а совсем другое иметь дело с вампиром, для которого смерть — лишь игра. Что если её друг снова решит изменить образ жизни и снова начнет охотиться так, как делал это раньше? Возможно, идея приехать в Венецию была не такой уж хорошей, как она думала — воспоминания и старые дружки могут изменить Александра.
        — Я разочаровал тебя?
        — Не знаю,  — пожала плечами женщина, внимательно всматриваясь в бледное лицо вампира. Как всегда, оно было безучастно и непроницаемо, даже у маски, что подарил ей Фабио, больше эмоций, чем у этого кровососа.  — Скорее нет, чем да. Прошлое — это прошлое, не стоит на него оглядываться, это было сто лет назад, задолго до того, как мы познакомились. Так что я просто не буду заморачиваться этим вопросом, но давай сейчас обойдемся без подобных развлечений.
        Бернардо недовольно фыркнул, он рассчитывал совершенно на другое времяпрепровождение, более интересное и захватывающе. Александр же лишь пожал плечами, какая-то часть его хотела ненадолго отступиться от собственных принципов, всего на один день выпустить демона и с головой окунуться в игру-охоту.
        — Я подумаю над этим…
        — Было бы, о чем думать,  — Надежда вновь посмотрела на небо. И почему она раньше не думала о том, что, по сути своей, вампир — хищник. Да, у него есть определенные понятия о правильности и том, как стоит себя вести, но это не значит, что он не может изменить свое мнение. Её это совсем не удивило бы. Она и сама пару раз меняла свое представление о жизни, так почему этого нельзя сделать Александру? Вопрос в другом: сможет ли она общаться с более жестоким и циничным кровососом, если до этого дойдет?
        Гондола медленно плыла в одному Бернардо известном направлении, Надя, молча, созерцала звезды и размышляла о том, как она могла позабыть о том, кто на самом деле Александр. Он бессмертная нечисть, кровопийца, убийца, что с легкостью сможет убить любого человека. Вампир не трогает её лишь по собственной прихоти, и это удручало. Действительно ли они друзья? Или это она стала зависима от интересного собеседника, многое повидавшего в своей жизни? В любом случае женщина ни о чем не жалела, лучше довериться и быть обманутой, чем жить не веря никому. Интересно, кто это сказал? Можно конечно порыться в интернете и найти ответ на столь животрепещущий вопрос, но делать это было лениво. Да и какая разница, кто сказал умную фразу, главное, что теперь эта мудрость доступна простым смертным, таким, как она.
        Александр тоже размышлял о жизни, Бернардо, словно змей-искуситель, соблазнил его словами об их игре. Как же хочется вновь опробовать свои силы, поиграть со смертными, тем более, что он не собирается кого-то убивать, просто проникнет в парочку домов, и перекусит кровью их хозяев. В конце концов, иногда вампиром жизненно необходимо запастись кровью про запас. Если он сейчас немного расслабится и позволит желаниям поглотить себя, то ему не придется год охотиться. Если время от времени позволять себе отходить от собственных принципов, разве это не поможет соблюдать их в дальнейшем? В конце концов, разве сами люди не охотятся ради собственного удовольствия? Так почему и ему немного не поиграть, не вспомнить буйную молодость и ту часть себя, которую столько времени игнорировал?
        Вампир приподнялся и навис над задумавшейся женщиной, которая ничего вокруг не замечала.
        — Надя…
        — Что?
        — Тебе нужно отдохнуть,  — голос древнего кровососа обволакивал, он, словно прикасался к коже Надежды, заставляя её вздрагивать. Мужчина видел, что дыхание его жертвы сбилось, а взгляд затуманился. Подчинить себе сознание это женщины было непросто, но ему это удалось, Александр чувствовал, что теперь Надя в полной его власти. Приятное ощущение. Взгляд кровососа опустился на шею женщины, где так соблазнительно пульсировала жилка. Кровосос облизал пересохшее губы, он давно размышлял над тем, какая кровь Надежды на вкус? Какие эмоции и чувства, ему удастся испытать, когда он сделает всего один маленький глоточек. Так чего он ждет? Что останавливает его? Она никогда не узнает о том, что он сделал, ведь к утру рана от укуса затянется. А даже если нет, для вампира не составит труда загипнотизировать её и заставить все забыть.
        Александр наблюдал за тем, как серые глаза медленно закрываются, а сама женщина погружается в сон. Нет. Он не может так поступить. С кем угодно, но не с ней. Если Надя узнает, то никогда не простит. Эта странная женщина способна смириться с тем, что её друг кусает других людей и питается исключительно кровью, но сама едой становиться не желает. Александр не сомневался в том, что, даже если он будет умирать, и единственным способом спасти его будет дать ему кровь, Надежда не станет этого делать. Вампир мрачно усмехнулся и отодвинулся подальше от искушения. Этого своего слова он не нарушит, и шея его любимого стоматолога останется нетронутой.
        — Бернардо, поворачивай домой, нужно уложить Надю спать.
        — А после мы отправимся на охоту?  — итальянца вполне устраивало такое положение дел. Наконец-то они смогут по-настоящему развлечься, совсем как раньше. Ночь в самом разгаре, так что у них будет полно времени на игру.
        — Да, но не смей проболтаться об этом.
        — А как ты объяснишь своей подруге тот факт, что она уснула во время прогулки, и мы так и не показали её ночную Венецию? Вы же завтра вечером домой улетаете.
        — Так и объясню. Она уснула, причем была такой милой, что у меня просто рука не поднялась её разбудить. Все женщины ведутся на подобную муть,  — тихо рассмеялся Александр, удобней располагаясь на специальной лавочке. Как же приятно, когда работают другие, а ты наблюдаешь за этим процессом.  — А если эта отмазка не прокатит, то всегда можно сказать, что я не самоубийца будить такую, как она. Я уже имел несчастье общаться с ней утром, и повторить этот день меня что-то не тянет. А город мы днем посмотрим… Придется потерпеть, но наша игра того стоит.
        — Согласен. Кто знает, когда ты снова заявишься в мой город… терять время — это глупо.
        — Правила те же?  — глаза вампира лихорадочно заблестели, словно он на краткий миг снова стал живым. Предстоящая охота будоражила воображение, заставляла продумывать план действий и пробуждала азарт. Ведь даже лишившись почти всех своих чувств, древний кровосос все еще ненавидел проигрывать.
        — Да,  — кивнул итальянец, расплываясь в довольной усмешке.  — Делим город на две части. На все у нас четыре часа. За это время нужно проникнуть в как можно большее количество домов и выпить кровь их хозяев. В качестве доказательств принимается кровавый отпечаток пальца жертвы. Победителем охоты признается тот, кто выпьет больше жертв.
        — Хорошо, но давай договоримся сразу. В дома, в которые мы уже были когда-либо приглашены — ни ногой,  — Александр с наслаждением наблюдал за тем, как вытянулось от недовольства лицо старого друга. Неужели Бернардо на самом деле думал, что он позабудет о том, что было в прошлый раз? Коннти никогда не упускал шанса смошенничать.
        — Хорошо, это будет справедливо.
        — И детей до четырнадцати не трогаем.
        — Опять играешь в благородство?  — пренебрежительно хмыкнул итальянец.  — Надя спит, так что в этом нет никакой надобности.
        — Это не игры, а мои принципы… То, что я решил отступиться от некоторых из них, не значит, что я откажусь от всех. И я делаю это не ради Нади, а ради себя, мне так легче.
        Лодка пришвартовалась около небольшой пристани. Вампир поднялся со своего места и осторожно взял спящую женщину на руки. Возможно, уже утром он пожалеет об этом решении, но сейчас ему хотелось побыть классическим вампиром, пугающим монстром, который может проникнуть в любой дом и убить. Да… Вкус страха в крови жертвы ни с чем несравним. Как же он соскучился по этому!
        — Да ты и сам знаешь: такие, как мы, все делаем только для своей выгоды. Я спас охотника ни ради него, а для себя любимого, мои принципы тоже нужны лишь для меня, чтобы не сорваться и не пойти по стопам моего наставника. Весь мир вертится вокруг меня.
        Александр быстрым шагом направился к своему дому, все эти разговоры окончательно испортили ему настроение, и исправить это могла лишь игра и пробудившийся в кровососе азарт. Все, что ему оставалось — это уложить Надю в кроватку, чтобы она отдохнула перед завтрашним днем.

* * *

        Александр стоял посреди города, рассматривая темные пятна домов, возвышающиеся над ним. Все жители Венеции спали в своих кроватях, как и Надя, которую он оставил в своем доме. Завтра эта женщина наверняка будет не в духе — начнет ворчать и отчитывать его, но это будет завтра, а сегодня он может расслабиться и дать волю инстинктам и жажде крови. Пусть у него практически нет чувств, но каждый раз, когда они с Бернардо затевали свою игру, вампир ощущал настоящий прилив адреналина. Именно поэтому, ради возможности вновь почувствовать азарт и волнение, он согласился на предложение старинного друга. Перед этим просто невозможно устоять. Что же до принципов… На время о них вполне можно забыть. Это свойственно не только нечисти, но и людям — все договариваются со своей совестью, ради собственного удобства. Что касается него самого, то у него этой самой пресловутой совести просто нет. Все его действия продиктованы только расчетом, собственными выгодами и интересами.
        — Итак, думаю, настало время приступать к нашей игре!
        — Давно пора,  — на лице итальянца появилось подобие улыбки, а в блеклых голубых глазах появился блеск, который не могли скрыть толстые стекла очков.  — До рассвета около четырех часов, этого времени вполне достаточно для того, чтобы хорошенько развлечься.
        — Правила оговорены, границы охотничьих угодий очерчены, так что не вижу больше смысла задерживаться,  — Александр направился к приглянувшемуся ему дому.  — Встречаемся в моем особняке на рассвете, естественно с доказательствами.
        — Естественно,  — последовал ответ Бернардо, который тоже избрал себе цель.
        Эта игра была проста, ведь что может быть легче для древнего кровососа, чем очаровать и загипнотизировать хозяина дома и заставить пригласить себя в дом. Но самое интересное в игре было не столько проникновение, сколько то, что следовало после этого.
        Александр без проблем вошел в подъезд одного из домов, начиная подниматься по широкой лестнице на жилой этаж, где располагались небольшие, но дорогие квартиры. Наверняка здесь живет много занятных личностей, чьи эмоции придадут крови неповторимый аромат. Несмотря на то, что вампир не был голоден, ему не терпелось впиться в чью-нибудь тонкую шею. Кровосос стал самым настоящим хищником, хотя нет, это не совсем верное слово, ведь зверь добывает еду только ради выживания, а он делает это только ради развлечения.
        — Что ж, приступим,  — Александр нажал на кнопку дверного звонка.
        Раздался протяжный неприятный звук, который в ночной тишине звучал особенно мерзко. Кто знает, может быть, он даже перебудит всех жителей этого дома. Вот только благовоспитанные европейцы не станут выходить на лестничную площадку и пытаться разобраться с источником шума. И это было еще одной причиной, по которой вампир предпочитал жить в России. Возможно, люди на его родине более грубые и раздражительные, зато не скучные. Мужчина позвонил еще раз и еще, он чувствовал, что в квартире кто-то есть, и собирался добудиться его любой ценой.
        Спустя несколько минут непрерывного трезвона, который даже его самого начал напрягать, чуткий слух вампира уловил шаркающие шаги и недовольное ворчание, в котором легко можно было уловить проклятия в его адрес. Александр усмехнулся — это уже что-то. Замок заскрежетал, и на пороге появился довольно-таки молодой мужчина в домашнем бархатном халате коричневого цвета. Эта вещица стразу же приглянулась вампиру, так что он твердо решил забрать её в качестве трофея.
        — Chi sei e che cosa vuoi? (Кто вы и что вам надо?)  — пытаясь подавить зевок, поинтересовался мужчина, рассматривая своего позднего гостя. Несмотря на то, что лестничная площадка была хорошо освещена, казалось, что незнакомец стоит в полумраке. Хотя, быть может, это ему так спросонья кажется.
        — Non mi conosci, e altri ancora chiamano… non va bene. (Неужели ты не узнаешь меня, а еще другом называешься… Нехорошо.)  — на чистом итальянском ответил кровосос, широко улыбаясь. Кровосос не торопился пустить свои чары в дело, а точнее делал это осторожно.
        — Oh! Alexander! Come potrei non so che?! (О! Александр! Как я мог тебя не узнать?!)  — заулыбался итальянец, внезапно признавший в госте давнего знакомого.
        — Posso entrare? (Я могу войти?)  — вампир, не отрываясь, смотрел на пульсирующую жилку на шее своей жертвы. Как же аппетитно это смотрится! Александр не удержавшись, облизнулся.
        — Certo, venire. (Конечно, проходи.)  — мужчина отошел в сторону, пропуская кровососа в свою квартиру. Он смутно соображал, что происходит, но чувствовал, что именно так все и должно быть.
        — Первый есть,  — довольно рассмеялся Александр, проходя в дом своей первой жертвы. Как же это просто, современные люди намного более внушаемы и совершенно не опасаются нечисть.
        — Hai detto qualcosa? (Ты что-то сказал?)  — обернулся итальянец, но вместо ответа последовал укус в шею. Мужчина даже не думал сопротивляться: сначала он просто не понял, что происходит, а спустя пару секунд уже попал под гипнотическое воздействие вампира.
        — Неплохо,  — Александр рукавом утер кровь с лица. Неплохой букет вкусов и ароматов, но могло быть намного лучше.  — Снимай халат!
        Пока жертва послушно выполняла приказ кровососа, мужчина достал из кармана своего плаща пока еще чистый блокнот, на котором должны появиться кровавые отпечатки пальцев тех, кого он укусит этой ночью.
        Незнакомец тем временем протянул вампиру приглянувшийся тому халат.
        — Вот и хорошо, иди, поспи, а завтра ты ни о чем не вспомнишь,  — оскалился Александр, направляясь к выходу, не забыв прихватить сувенир. Многие решили бы, что это воровство, но вампир так не считал, в конце концов, жертва сама отдала ему халат, почти добровольно. Если бы у него было чувство юмора, кровосос, наверное, посмеялся бы над этой ситуацией.
        — Пора продолжить нашу игру, чем больше крови я сегодня попробую, тем лучше, я не могу позволить Бернардо победить.
        Спустя 3 часа

        Сегодня была весьма удачная ночь, Александр посетил множество домов, обзавелся парой сувениров, но самое главное попробовал много крови, наполненной самыми разнообразными эмоциями. Теперь вампиру казалось, что он и сам может чувствовать весь спектр эмоций: злость, ревность, радость, усталость, влюбленность, грусть и много еще чего другого. Как же ему не хватало этого! Но в то же время разумом кровосос понимал, что это невероятное ощущение эйфории может свести с ума, заставить начать убивать всех без разбора. Именно это и произошло с его наставником, он настолько сильно желал чувствовать, что позабыл о собственных принципах.
        — Похоже, и я иду по этой же кривой дорожке, все начинается с малого: сначала один раз отступишь от принципов, потом второй… и вот однажды настанет день, когда я окончательно сорвусь,  — Александр поднял взгляд к небу, которое уже начало окрашиваться на горизонте в багряные тона. Возможно, все дело в выпитой крови, но ему стало грустно, даже в груди защемило, хотя, скорее всего, это ему просто кажется.
        Вампир огляделся, вокруг было полно домов, в которые он еще успеет наведаться до окончания установленного срока охоты. Даже осознание того, к чему все эти игры могут привести не могли остановить вампира. Пока он еще в состоянии себя контролировать, а когда окончательно сойдет с ума, охотник придет за ним.
        Древний кровосос направился к очередному дому, сейчас он сам себе напоминал ленивого, обожравшегося кота, который есть не хочет, ибо в желудке, растянутом до неприличия, совершенно не осталось места, но он все равно подходит к миске, чтобы убедится, что в ней есть еда.
        — Ну и мысли,  — хохотнул вампир, подходя к очередной двери, отделяющей его от новой жертвы.  — Видимо, я попробовал кого-то кто был под кайфом.
        Александр нажал на кнопку дверного звонка, намереваясь разбудить очередное семейство. На удивление, ждать долго не пришлось, почти сразу послышались тихие, шаркающие шаги, словно жильцу этого жилища было тяжело передвигаться.
        Спустя мгновение дверь скрипнула и на пороге появилась бледная женщина лет тридцати пяти-сорока, в красных, заплаканных глазах промелькнул огонек надежды, но стоило ей увидеть незнакомца, как он сразу угас. Александр точно знал, что эта женщина кого-то ждала, а еще она была глубоко несчастна — кусать такую совершенно не хотелось, но, увы, правила игры изменить нельзя.
        Вампир, опьяненной силой, что ему подарила кровь многочисленных жертв, одним жестом подчинил женщину своей воле. Это был еще один повод любить подобные игры, чем больше вампир пьет крови, чем больше эмоций своих жертв начинает испытывать, тем сильнее его влияние на людей. Сейчас Александр вполне мог пройти по городу днем, не боясь при этом погибнуть. Ожоги, конечно, останутся, да и сама прогулка будет не из приятных, но заживет все быстро.
        — Posso entrare? (Я могу войти?)
        — Si, naturalmente (Да, конечно),  — в поведении и образе женщины ничего не изменилось, её взгляд был отсутствующим и пустым, как и до гипноза. Вампир даже задумался о том, что можно было и не тратить на нее силы, ей настолько все равно, что она даже зная, что перед ней убийца, все равно пропустила бы его в дом.
        Кровосос прошел мимо хозяйки квартиры в её жилище; брезгливо оглядывая беспорядок, царящий здесь, мужчина скривился. Александр сразу понял, в чем дело, не зря же он уже четвертое столетие бродит по земле, опыта у него уже предостаточно.
        Женщины тяжело переносят расставания, особенно если бросают не они. Древний кровосос смерил брюнетку скучающим взглядом, она была ему совершенно неинтересна, как и её история — слишком слабая, безропотная и жалеющая себя. Отчего-то в подсознании всплыл образ Нади — такая, как она, не стала бы плакать из-за мужчины и ждать возвращения того, кому не нужна, она скорее бы задумалась о мести — жестокой и беспощадной. Так, по крайней мере, кровосос представлял себе поведение подруги.
        — Vieni (Подойди),  — приказал вампир. Чем быстрее он сделает пару глотков крови, тем быстрее уйдет из этого дома и продолжит охоту или вернется в свой особняк, чтобы подсчитать очки. Он сегодня уже достаточно выпил крови — надолго хватит. Да и не хотелось ему портить настроение, ведь последние его жертвы, по закону подлости, все в отвратительном состоянии.
        Женщина тем временем подошла к Александру и замерла в ожидании своей участи. Такую даже кусать противно, но игра есть игра.
        Кровосос слегка наклонил голову брюнетки и впился в нежную изящную шею, сразу же во рту почувствовался приятный вкус горячей крови. Кто бы мог подумать, что отчаяние и страх одиночества могут обладать таким дивным ароматом. Александр не мог остановиться, словно он был изголодавшимся, словно давно уже не ел. Где-то на границе сознания вампир понимал, что нужно прекратить, но не мог — хотелось выпить эту жертву до дна, она все равно не хочет жить, так почему бы не оказать ей эту услугу? Это будет благородный поступок!
        Кровосос резко отпрянул от жертвы, позволяя обессиленной женщине рухнуть на колени — он выпил слишком много.
        — Сначала одна незначительная уступка, одна сделка с совестью, затем другая, и еще одна, и я сам не замечу, как стану монстром,  — Александр сплюнул остатки крови на пол. Подумать только, он мог не удержаться, мог убить. Эта игра пробудила в нем первобытные инстинкты хищника, для которого важно лишь насытиться самому.  — Нет, я не буду больше убивать, это бессмысленно.
        Мужчина присел рядом со своей покорной жертвой, приподнимая мертвецки бледное лицо за подбородок. Ему не было её жаль, его не терзали муки совести, но Александр хотел загладить вину перед… перед своими принципами.
        — Слушай меня и запоминай,  — заговорил по-русски вампир, он прекрасно знал, что, несмотря на то, что итальянка не знает его родного языка, его слова достигнут её сознания.  — Ты заболела, устала, так что несколько дней проведешь дома. Ты будешь есть фрукты, выпивать бокал красного вина в день и восстанавливать силы. Ты забудешь о том мужчине, что оставил тебя, и перестанешь его ждать. А теперь иди спать и никогда не открывай двери незнакомцам, не разрешай входить в твой дом.
        Кровосос поднялся на ноги и, не оборачиваясь, направился к дверям. Хватит с него охоты, не хватало еще из-за этого разум потерять. Нет, он не закончит так же, как его наставник, граф Нарышкин.
        — Нужно взять себя в руки и поскорее вернуться домой,  — пробормотал Александр, выходя на улицу. Он чувствовал себя сильным, быстрым, могущественным, вампир не сомневался, что подчинит себе любого, но вместе с тем, древний кровосос был достаточно умен, чтобы осознавать последствия таких действий — его тихое и мирное существование закончится, а его другу охотнику придется выполнить обещание.
        — Я не безвольное животное, я могу себя контролировать.
        Идя по улочкам Венеции в сторону своего особняка, мужчина размышлял о том, что же произошло с ним, почему он сорвался. И выводы, к которым он пришел, были неутешительными. Нельзя сдерживать себя десятилетиями, а потом решить, что можешь позволить себе одну маленькую уступочку. Это как с алкоголиками, находящимися долгое время в завязке, они начинают чувствовать себя уверенно и думают, что могут позволить себе маленькую рюмочку, вот только стоит это сделать и остановиться уже нельзя.
        Выхода здесь было два, либо отказывать себе во всем и никогда не отступаться от принципов, что сам установил, либо смягчить их, чтобы, когда в следующий раз поддастся на уговоры и собственные желания, его не затянуло в кровавый омут. И что же выбрать? Об этом вопросе стоит подумать, чтобы найти оптимальный вариант.

* * *

        Когда Александр вернулся домой, то выяснилось, что Бернардо уже ждет своего соперника, сидя у камина и расслабленно смотря на горящий в нем огонь. Итальянцу было проще, он никогда ни в чем не отказывал себе, не сдерживал себе придуманными для себя принципами, а потому игра не лишила его разума, лишь наполнила эмоциями своих жертв.
        — Как успехи?  — поинтересовался Бернардо, извлекая из кармана рубашки небольшой блокнот, точно такой же, какой был у его друга.
        — Превосходно,  — Александр занял соседнее кресло, рядом с которым положил пакет с трофеями, которые он забрал из домов жертв. Что поделать, он не смог удержаться и прибрал к своим рукам все, что ему приглянулось. Вампир не собирался рассказывать старому другу о своей слабости, и не только ему — то, что случилось сегодня, навсегда станется его тайной. К чему говорить об этом, если он вовремя справился с инстинктами?
        — Тогда давай займемся подсчетами, у меня тридцать шесть жертв, и, должен отметить, у них всех был превосходный вкус.  — Глаза вампира засверкали от восторга, словно он снова стал живым. Вот только этот эффект не продлиться долго.
        — Ты проиграл, я успел попробовать сорок человек. Не скажу, что всех их можно назвать деликатесами, но некоторые были весьма недурны на вкус,  — рассмеялся Александр, демонстрируя своему сопернику блокнот с кровавыми отпечатками пальцами.
        — Что ж, тогда я потребую реванша, когда ты вернешься снова.
        — А почему бы нет, я буду рад,  — кровосос прикрыл глаза. Эта была бессмысленная игра, ведь она была нужна лишь для того, чтобы время от времени насытиться эмоциями, что бурлят в крови людей. Но вместе с тем, она была весьма увлекательна — отказаться невозможно. Главное играть не очень часто, чтобы не испортить ощущение от её уникальности. Ведь если наслаждаться одними и теми же развлечениями слишком часто, они приедятся и наскучат.
        — Вот и договорились.  — Бернадро поднялся на ноги.  — Скоро рассвет, так что я пойду, а ты пока придумай оправдательную речь.
        — Она не потребуется, Надя поймет…  — не открывая глаз, ответил Александр.  — Поймет, запомнит и припомнит…



        Проще договориться с моим эгоизмом, чем с совестью

        Александр сидел в кресле, стоящем около кровати, на которой мирно спала Надежда, и пристально рассматривал её, словно пытаясь запомнить каждую черточку, чтобы навсегда сохранить этот образ в своей памяти. Сейчас лицо женщины было спокойным и умиротворенным, её даже можно было назвать милой, вот только вампир точно знал, что это очарование обманчивое. Как только Надя проснется, сразу же станет ворчать или отчитывать его, или, быть может, просто смерит презрительным взглядом и будет молчать, пока он извиняется за свое недопустимое поведение. Чувствовал ли кровосос себя виноватым за то, что усыпил её и отправился на игру-охоту? Скорее нет, чем да, ведь они просто друзья, и у каждого из них своя жизнь, он не обязан отчитываться и подстраиваться под Надежду. И если делает это, то лишь по собственной прихоти.
        Александр усмехнулся, ему нравились такие немного странные и неадекватные отношения между ними — наверное, Надя самый близкий и ценный друг для него в настоящий момент. Вот только друг ли она на самом деле, или эта женщина стала для него кем-то больше?
        — Что-то меня от всей этой выпитой крови на сентиментальность пробило,  — пробормотал мужчина, пристально наблюдая за процессом пробуждения. Он чувствовал, что сон уже отпускает женщину, и она вот-вот откроет глаза. Как выяснилось, это невероятно захватывающее занятие — наблюдать за тем, как слегка подрагивают ресницы, учащается дыхание и сердцебиение Надежды.
        — Рассматривать спящих людей, между прочим, неприлично,  — женщина лениво приоткрыла один глаз, а после забавно задергала носом, словно он у нее чесался.  — И эту тему мы с тобой уже обсуждали.
        — Да, но ведь ты уже не спишь,  — усмехнулся Александр, испытывая стойкое чувство дежавю. Они действительно говорили на эту тему совсем недавно, но древний кровосос так и не усвоил урока. Да и вообще, кому какая разница, на кого хочет, на того и смотрит.
        — Угу, и если бы не твой взгляд, спала бы дальше, у меня, между прочим, отпуск! Единственное время, когда нормальный человек может выспаться,  — раздраженно буркнула женщина, принимая сидячие положение и потягиваясь во все стороны, разминая затекшие за время сна мышцы. Её красивое платье все измялось, но Наде не было его жаль, чего не скажешь о порвавшихся чулках.
        — Это ты-то нормальная?  — рассмеялся вампир, чувствуя себя по-настоящему живым. Ночная охота пошла ему на пользу, вот только долго такое состояние не продлится, а повторять свой рейд в ближайшее время он не собирался. Нужно переждать с этим делом, лет пятьдесят-шестьдесят.
        — Нарываешься?  — женщина одарила брюнета колючим раздраженным взглядом, заставляя вспомнить о том дне, когда они впервые встретились в стоматологическом кабинете, тогда стоматолог смотрела на него точно так же.  — Не думай, что я не потребую объяснений! Это я сейчас просто не проснулась до конца.
        — Значит, у меня отсрочка?
        — Да, но это не повод для радости,  — Надя прикоснулась к своей шее, осторожно ощупывая её на предмет повреждений. Если друг все-таки не сдержался и укусил её — ему не жить, она лично воткнет осиновый кол в его сердце! Причем не простой, а тот, который лично выстругает из осинки, что растет во дворе её дома. Да еще чесночком накормит, чтобы наверняка!
        — Знаю и готов понести уготованное мне наказание. Хочешь кофе?  — хмыкнул Александр, наблюдая за тем, как женщина кулаками потирает глаза, размазывая косметику. Это было по-детски непосредственно и мило — далеко не каждая женщина будет так себя вести. Казалось, Наде вообще все равно, как она выглядит.
        — Хочу, и, желательно, сладкого, а еще я не против плотного завтрака.
        — Я так понимаю, на диете ты все еще не сидишь,  — кровосос поднялся на ноги и спешно направился к дверям. Наверное, ему стоило заранее подумать о завтраке для подруги, но он этого не сделал, так что придется будить Сильвио. Но, в любом случае, для здоровья Нади, будет намного лучше, если готовить будет не он. Что поделать, будучи дворянином, мужчина понятия не имел, что такое готовка, а после того, как стал вампиром, эти знания и вовсе стали для него бесполезными, так что Александр даже не думал учиться поварскому делу. А если учесть, что он не ощущает вкусов и запахов, любая его попытка приготовить еду обречена не просто на провал, но может быть опасной для жизни.
        — Диета? Нет, ты точно нарываешься!  — рыкнула женщина, запуская в спину уходящего вампира подушку. Жаль, только, что снаряд не достиг своей цели и врезался в закрытую дверь.  — Вот ведь, гад!
        Надежда злобно смотрела на дверь, сожалея, что не может воспламенять взглядом, сейчас эта способность бы ей пригодилась.
        — Ну и что мне с ним делать?  — раздражено вздохнула Надежда, выбираясь из кровати и направляясь в ванную комнату, чтобы привести себя в порядок. Что может быть лучше, чем горячий бодрящий душ ранним утром — он точно поможет ей окончательно проснуться и подумать о том, что сказать другу-вампиру.
        Надя была зла на Александра, очень зла — да как он вообще посмел воспользоваться гипнозом и усыпить её?! Хорошо еще, что не покусал! Но даже это не умоляет глубины вины кровососа перед ней. Она думала, что они друзья и понимают друг друга, но, похоже, что это не так.
        — Неужели нельзя было просто сказать, что хочет пойти с другом на охоту?  — бормотала женщина, забираясь в душевую кабинку.  — Я бы слова не сказала… Ну, почти не сказала бы… Подумаешь, поворчала бы немного и все. Но нет, мы пошли простым путем!
        Надя не знала, на что злится больше: на то, что её усыпили и не показали Венецию, как обещали, или на то, что друг не попытался с ней поговорить. Надя искренне полагала, что они больше, чем друзья, и в их отношениях подобного не случится. Вот только вместе со праведным негодованием, женщина испытывала что-то еще. Она видела, что эта дурацкая игра благотворно отразилась на Александре, видела, что он словно ожил, а еще он остался прежним и не обезумел, как это случилось с его наставником. Так стоит ли сердиться? Её ведь он не тронул?
        И все равно, несмотря на все эти доводы, Надя не могла перестать злиться, ей было необходимо разобраться в собственных чувствах и понять, как же на самом деле она относится к вампиру?
        На кухне царила гнетущая тишина, хотя, почему гнетущая? Ни Надю, ни уж тем более Александра, это затянувшееся молчание не напрягало, этим двоим было вполне комфортно находиться в тишине. Женщина размышляла о том, как начать разговор, который ей, возможно, и не нужен, а вампир просто не хотел нарываться, надеясь на то, что все обойдется, и Надежда просто забудет о ночном происшествии.
        — Как ваша игра? Надеюсь, она стоила того, чтобы меня усыпить,  — наконец, заговорила Надя. Уж лучше все выяснить сейчас, чем всю жизнь дуться и размышлять над произошедшим. Раньше она частенько допускала подобную ошибку, обижалась на кого-то и не говорила о том, что у нее на душе, в результате, она просто отдалилась от тех, кто ей был дорог.
        — Да, я победил и даже принес парочку трофеев,  — кровосос не без гордости продемонстрировал бархатный халат, который ему приглянулся в доме первой жертвы. Александр до сих пол был убежден, что ему эта вещица идет намного больше, чем прошлому хозяину.
        — Так ты еще и клептоман до кучи?  — не удержалась от смешка Надя, закатывая глаза. Да уж, за последние месяцы она многое узнала о нечестии, теперь даже не поймешь, как к ним относиться.
        — Клептоманом я был бы, если бы брал все эти вещи без спроса, а так все трофеи мне отдали совершенно добровольно, так сказать, это подарки от чистого сердца.
        — Ты еще расскажи мне о том, что не пользовался гипнозом.
        — Пользовался,  — пожал плечами вампир, не видящий ничего плохого в том, что взял парочку сувениров. В конце концов, он же не лишил своих доноров последних средства на пропитание. И вообще свершил благое дело, кровопускание — весьма полезно для человеческого организма.  — Но это не имеет отношения к делу. Пойми, мне легче договорится с моим эгоизмом, чем с совестью.
        — Ну, ты и завернул,  — усмехнулась Надежда, задумчиво вертя в руках чашечку ароматного кофе, заботливо приготовленного пожилым слугой.  — Понять бы еще, что ты имеешь в виду.
        — Совесть… Она дама навязчивая и настырная, она все время напоминает о том, что мы что-то сделали не так. Я даже рад, что больше не подвержен этой напасти.  — Александр был уверен, что подруга сможет его понять. В отличии от большинства людей, у нее весьма нестандартный образ мышления. Она просто обязана принять его таким, какой он есть, со всеми недостатками, свойственными вампиру — только тогда они смогут и дальше общаться так, как раньше, безо всяких обязательств. Он слишком долго существует в этом мире, чтобы хотеть измениться, даже ради такого друга, как Надя.
        — Да, с совестью хрен договоришься, все, что можно сделать, это не обращать на нее внимания, в надежде, что этой стерве надоест, и она сама заткнется.
        — Я так понимаю, ты частенько так поступаешь?
        — В отличии от тебя, ничто человеческое мне не чуждо,  — женщина допила свой кофе и теперь задумчиво рассматривала густую кофейную гущу. Жаль, она не умеет гадать, а не то можно было бы заглянуть в будущее.  — Ну, а что с твоим эгоизмом? С ним-то зачем договариваться?
        — Я давно существую в этом мире, многое повидал, многое понял,  — кровосос не был уверен в том, что сможет правильно выразить свои мысли, но попытаться стоило.  — Я уже давно осознал, что иногда нужно наступать на горло своему самолюбию, отказываться от того, что хочется, идти на сделку с собственным эгоизмом. Лишь это не позволяет мне превратиться в монстра, что будет убивать и обращать всех без разбора.
        — И что же было вчера?  — серые, слегка затуманенные глаза пытливо смотрели на мужчину. Надя все понимала, в отличии от нее, Александру нужно постоянно контролировать себя, постоянно думать о последствиях, ведь всего одна ошибка с его стороны может все изменить.  — Это была… Была плата твоему эгоизму за годы угнетения и ущемление его прав?
        — Что-то вроде. Пойми, от себя не уйти. Хищник никогда не станет вегетарианцем, это противоречит его натуре и мне, иногда необходима охота, не только для еды, но и для наслаждения. Это самое обыкновенное эгоистичное желание, в котором я себе частенько отказывал…
        — С эгоизмом можно договориться, но его нельзя игнорировать вечно,  — женщина все поняла, её другу действительно нелегко вести такое существование. Она бы точно так не смогла. В очередной раз, Надежда подумала о том, что не хотела бы стать вампиром или какой-то другой нечестью. У всего есть обратная сторона — неприглядная, пугающая, сводящая с ума. Постоянный контроль над собой — занятие весьма непростое, особенно, когда вокруг столько соблазнов, что в любой момент, могут сбить тебя с выбранного пути.
        — Да, от инстинктов никуда не деться, мне нужна была эта игра, эта кровь и победа.
        — Мог бы сразу это сказать,  — Надя подперла голову рукой, внимательно рассматривая древнего кровососа. Жаль, она не умеет читать мысли и не может понять, что же творится в душе этого мужчины.  — Зачем было усыплять меня?
        — Затем, что ночь не может длиться вечно, а сегодня нам уже пора возвращаться домой, в родной Питер. Я не мог тратить время на разговоры, тем более при свидетелях. Даже Бернардо, так похожему на меня, не дано понять, что я в тебе нашел… Я и сам этого не понимаю, мне просто уютно, когда ты рядом,  — Александр готов был поспорить, что сейчас что-то ощущает. Это было давно забытое чувство, а может быть, даже и вовсе незнакомое. Просто ему сейчас было хорошо и тепло, он чувствовал, что его понимают и принимают. Что еще нужно для счастья, ну или его подобия?
        — Все слишком сложно,  — усмехнулась Надя. Как же хочется подойти, обнять вампира, прижать к своей груди и убедить в том, что все в порядке.  — Знаешь, наверное, нам не стоит знакомить друг друга с другими своими друзьями.
        — Да, это точно, к тому же, это может помешать нашим разговорам,  — кровосос с надеждой посмотрел на женщину.  — Они ведь не закончатся, после того, как мы вернемся?
        — Мы оба с тобой эгоисты и думаем только о себе. Эти разговоры нужны в равной мере и тебе и мне. Согласись, беседовать с трехсотлетним вампиром, по любому лучше, чем вести монолог сам с собой,  — Надя поднялась с места и подошла к сидящему у окна вампиру. Сейчас она сама с трудом понимала, что хочет сделать, но ей жизненно было необходимо убедиться в том, что ничего не изменилось.
        — Да, это так. Всегда нужен кто-то, кто выслушает, даже если ты будешь нести безумный бред.
        — Да, все именно так,  — женщина внимательно всматривалась с давно знакомые черты лица, в карие глаза, что сейчас были полны жизни и чужих чувств. Сердце болезненно сжалось от непонятного желания. Медленно наклонившись, стараясь даже не дышать, Надя прикоснулась руками к лицу Александра, в очередной раз, поражаясь тому, насколько оно холодное. И снова некстати вспомнилось, что вампир — это труп, а значит должен иметь комнатную температуру.
        — Что ты делаешь?  — кровосос попытался отстраниться, но Надя не позволила ему сделать это.
        — Мне просто нужно кое в чем убедиться. Это нужно для меня, так что потерпи,  — наклонившись, женщина прикоснулась к холодным, сухим губам нечестии. Она сама не знала, что хотела почувствовать при этом, но в душе от этого действия не было ничего, кроме легко чувства неправильности. Чем дольше длился поцелуй, тем отчетливее в голове звучала мысль о том, что она сейчас целует мертвеца. Надежда резко отпрянула от Александра, на бледном лице которого не было ни одной эмоции.
        — Убедилась?
        — Да… Мы просто друзья…  — кивнула женщина, понимая, что, как мужчина, вампир её не привлекает. Что ж, это к лучшему, так не будет страданий, ведь они слишком разные, чтобы быть вместе, и ни один из них не собирается меняться, а Александр и вовсе не может, ему никогда не стать вновь человеком.
        — Это радует,  — древний кровосос испытывал настоящее облегчения, ведь действительно боялся, что Надя влюбится в него. А что, он привлекательный мужчина, окутанный тайнами и мистикой, мало кто может устоять перед подобным.
        — Да…  — женщина скривилась от неприятного ощущения на губах.  — Знаешь, не обижайся, но мне срочно нужно почистить зубы и умыться.
        — Не сомневаюсь, ты ведь только что с мертвецом целовалась, некрофилка,  — хохотнул Александр.
        — Сам такой,  — буркнула Надя, не жалея о том, что сделала. Теперь она точно знает, что то чувство, что она испытывает к вампиру, не любовь, хотя и просто дружескими их назвать тоже нельзя.  — И вообще, собирайся, мне плевать, что солнце ярко светит, я требую свою обещанную экскурсию, пока мы не вернулись в Питер.
        — Как скажешь, в принципе, именно на это я и рассчитывал.
        Древний кровосос был рад, что все сложилось именно так. И все же… Этот поцелуй оставил после себя весьма странное послевкусие, смесь радости и разочарования. Но, так или иначе, в его жизни ничего не изменилось и это к лучшему, ведь он не любит перемен.



        О полетах и душе живущей в желудке

        Это был самый странный отпуск в жизни Нади; ей понравилась Венеция и тот покой и гармония, что царят здесь, но вместе с тем город на воде оставил после себя неприятное послевкусие горечи и легкого разочарования. Она увидела другую сторону Александра — ту, о которой знала, но предпочитала не думать, ту, которую сам вампир предпочитал не показывать ей. Сейчас, сидя в самолете, женщина задумчиво смотрела в иллюминатор, рассматривая небо и размышляя обо всем, что случилось в её жизни после знакомства с древним кровососом. Эта поездка позволила ей иначе взглянуть на их отношения и избавиться от обманчивых иллюзий. Александр — вампир, и этого ничего не изменит, его отношение к ней и забота обусловлены только эгоизмом нечестии, нуждающейся в общении и понимании. Но ведь она ведет себя не лучше, нагло пользуется возможностями друга и тем, что он готов всегда выслушать её и рассказать что-то интересное. Если подумать, то кроме него ей и поговорить-то особо не с кем. Они оба одиноки. Надежда устало вздохнула и прикрыла глаза, молчание начинало надоедать, но она не знала, о чем хочет поговорить. Да и мысли о
поцелуе не давали ей покоя — это было так глупо. И чего она хотела только добиться этим необдуманным действием? Наверное, все дело в том, что в какой-то момент она просто испугалась, что начинает влюбляться в кровососа. Что ж, хорошо, что это оказалось не так — было бы странно сохнуть по трупу, пусть и симпатичному. И все же их с Александром отношения — это больше, чем дружба…
        — Так и будем молчать?  — не выдержал мужчина, который, в отличии от Нади, не нуждался в отдыхе. После этой поездки он был полон сил, энергии и пока что мог чувствовать.
        — А почему бы нет?  — пожала плечами женщина, открывая глаза. Она не любила летать, ей казалось это действие противоестественным и странным. Возможно, все дело в том, что Надежда никак не могла понять, как же такая махина, как самолет, подымается в небо. Так или иначе, ей хотелось, чтобы перелет закончился как можно скорее, и она снова оказалась на твердой земле. Время быстрей всего бежало во сне, но, похоже, вампир не собирался давать ей такой возможности.
        — Это на тебя не похоже, ты всегда задаешь вопросы, хочешь что-то узнать. Если честно, за все время, что мы с тобой знакомы, ты закрывала рот, только, когда ела или слушала меня.
        — Ха-ха-ха, неужели я такая болтушка?  — женщина недоверчиво посмотрела на друга, ощущая, что чем ближе они к дому, тем спокойней ей становится. Словно там все вернется в привычное русло и забудутся все обиды и ошибки; то, что случилось в Венеции, останется в Венеции, и это правильно.
        — Ну… да, ты, как и все женщины в мире, очень любишь говорить, а еще слушать…
        — Тебя послушать, так во мне нет ничего особенного,  — обиженно буркнула Надя, которой подобные заявления были не по душе.
        — Есть, много чего особенного и уникального, иначе бы я просто не смог с тобой общаться так долго. Наверное, ты единственная женщина в моей жизни, с которой я настолько откровенен.
        — Вот и не забывай об этом, льстец,  — Надя не сомневалась, что эти слова — неправда. Хотя нет, не так, доля истины в них была, но Александр льстил ей, желая порадовать и сказать что-то приятное.  — Ну, раз тебе не хватает вопросов… Так и быть, порадую тебя.
        — О, благодарю, миледи, буду весьма признателен,  — усмехнулся кровосос, радуясь тому, что все возвращается на круги своя. Было бы жаль, если бы эта поездка лишила его возможности приятно общаться с любимым стоматологом, к тому же он твердо решил освоить непростую профессию Надежды, причем на практике, без лишней траты времени на чтение теории и прочих глупостей. В конце концов, он живет в мире уже больше трехсот лет, и его знаний вполне достаточно для освоения стоматологии.  — Что же ты хочешь узнать? Я готов погрузиться в свои воспоминания и рассказать все, что захочешь.
        — Хм,  — серые глаза коварно заблестели, когда Надя окинула изучающим взглядом Александра. Если бы она увидела его на улице и не знала, сколько ему лет на самом деле, то ни за что не подумала бы, что он родился во времена, когда люди считали, что земля плоская… Хм, в семнадцатом веке ведь считали именно так? Женщина задумалась над этим непростым вопросом — как же мало она знает об истории, это просто непозволительно и даже стыдно, когда общаешься со свидетелем стольких событий и изменения мира. Наверняка привыкать к разным современным новшествам было нелегко…
        — Итак, каким будет вопрос?  — решил поторопить свою спутницу кровосос. И почему только она всегда так долго думает, над тем, о чем спросить?
        — Скажи, а каким был твой первый полет?
        — Мой первый полет?  — удивленно переспросил вампир.  — Я ожидал чего-нибудь другого…
        — Вот видишь, я всегда могу тебя удивить,  — задорно рассмеялась Надежда.  — Вот я, к примеру, боюсь летать. Даже сейчас, у меня в животе странное ощущение, словно все стянуло в тугой узел. Знаешь, мне даже начинает казаться, что душа находится вовсе не в сердце, как говорят поэты, а желудке. Ну, сам посуди, когда мы влюблены — бабочки порхают именно в животе, когда страшно — сводит именно желудок, даже, когда я поцеловала тебя, именно желудок подсказал, что это неправильно — целовать труп далеко не первой свежести. Все эмоции, так или иначе, связаны с животом…
        — Э…  — подобное заявление застало кровососа врасплох, он даже растерялся, не зная, как ответить на подобное, но, однозначно, Надя в чем-то права, просто мало кто об этом задумывается.  — Душа находится в желудке? Все может быть, но боюсь ответа на вопрос так это или нет, мы никогда не узнаем. А насчет, не первой свежести… Ты не права, я далек от разложения.
        — Ну и ладно, речь сейчас все равно не об этом, а о тебе и самолетах. Ты же родился в те времена, когда полеты считались невозможным чудом, наверняка, тебе было страшно первый раз подняться в воздух…
        — У меня нет чувств, ты не забыла?  — покачал головой Александр.
        — Да, помню я, помню,  — раздраженно закатила глаза женщина. И когда только вампир научится понимать её без слов.  — Чувств и эмоций, может быть, у тебя и нету, но мозг то, вроде как, функционирует. Наверняка у тебя были сомнения, мысли о том, что ты совершаешь безумие, и человек не создан для полета!
        — Вот ты о чем,  — кровосос задумывался, погружаясь в пучину воспоминаний. Сейчас, когда, благодаря выпитой крови, он был полон сил, это не составило для него труда.  — Знаешь, если подумать, все новшества я воспринимал с трудом. Мне казалось бредом то, что сейчас считается естественным. Телефоны, машины, самолеты, даже банальная лапочка — все это казалось мне чем-то нереальным и невозможным. Было время, когда я даже пытался держаться подальше от технологий, предпочитая жить по старинке. Вот только со временем, вместе с тем, как менялся мир, пришлось меняться и мне.
        — А ты не любишь перемен,  — Надя прекрасно понимала, о чем говорит кровосос. Она и сама с трудом рассталась со своей первой Nokia, к которой прикипела всей душей. Ну, как сказать рассталась, этот телефон до сих пор лежит в ящике, дожидаясь того момента, когда вновь понадобится своей хозяйке. И так было со многими вещами — с одеждой, бытовой техникой и разными мелочами, которые многие безжалостно выкидывали. Она, так же, как и Александр, была человеком привычки, бережно хранящим все воспоминания.
        — Не люблю,  — кивнул мужчина, размышляя о том, что, по сути своей, он — осколок прошлого, который пытается притворяться современным человеком.  — Знаешь, если бы у меня была возможность вернуть все назад и жить, как в начале восемнадцатого века, я бы, не задумываясь, сделал это.
        — И что, не скучал бы по интернету и прочим благам цивилизации?
        — Нет… Не скучал… Та, прошлая жизнь для меня намного интересней… Что же касается первого полета… Я не боялся, ведь мало того, что я не чувствую, так как уже труп, что мне станется-то? Просто сидя на месте второго пилота, я думал о том, как же эта хреновина вообще в воздух поднялась, а еще о том, что в любой момент из-за туч может выйти солнце и мне будет больно. И все же… Мне понравилось… Это было необычно… Волшебно… И совсем не походило на этот полет. Тогда, на мгновение я почувствовал себя свободным от всего…
        — Свободным?
        — Да, именно так,  — Александр хитро посмотрел на свою подругу.  — Когда вернемся домой, я покажу тебе, что имею в виду.
        — Мне начинать бояться?  — Надя вновь ощутила неприятное чувство в районе желудка.
        — Хм… Пожалуй, да… Но при этом, тебе понравится, я обещаю.



        Сколько это продлится?

        После недолгого путешествия в Венецию, вернуться в привычный ритм жизни было нелегко, как впрочем, всегда бывает после отдыха. И хотя Надя всей душой любила свою работу, ходить на нее совершенно не хотелось, так что женщине приходилось бороться со своей природной ленью. Отдыхать и бездельничать ей было нельзя, ведь, кроме неё, некому больше лечить больные зубы заждавшейся её нечисти. Даже удивительно, как они раньше без нее обходились? Неужели терпели боль? Или пользовались какой-нибудь магией?
        Надежда ухмыльнулась, после возвращения в родной Питер у нее не было ни одной спокойной ночи, хоть один клиент, но приходил, и это радовало стоматолога, вновь ощутившей, что её боятся. Какое же это приятное и одурманивающее чувство! Вот чего ей не хватало во время отпуска! Ни Александр, ни его друзья, не боялись её, не испытывали трепета при её приближении. Женщина тихо рассмеялась, все-таки она странная личность, далеко не каждый будет наслаждаться чужим страхом. Даже интересно, с чего это она выросла такой садисткой, была ведь обычным спокойным ребенком? В любом случае, до истины теперь точно не докопаться, она такая, как есть, и ей это нравится, она нашла свое место в жизни и того, кто её понимает.
        — Доктор, долго еще?  — простонал полный бородатый мужчина в годах, сидящий в стоматологическом кресле уже два часа. Его голос дрожал от волнения, с черные блестящие глаза были полны страха и боли.
        — Почти готово,  — криво оскалилась Надя, беря в руки шприц,  — всего один укольчик, и я вас отпущу.
        Пациент тяжело вздохнул и зажмурился, при этом вцепившись в стоматологическое кресло мертвой хваткой. Надя лишь улыбнулась, некоторые считали, что если не видеть, что творится вокруг, то будет не так страшно. Глупцы. Неизвестность пугает намного больше.
        — Откройте рот,  — ласково проворковала стоматолог, прекрасно зная, насколько сильно пугает подобное больных, ведь после этого всегда следует боль.  — Ну же… Шире… Вот так…
        Женщина застыла на месте, наблюдая за бледным пациентом, она специально медлила, чтобы помучить несчастного домового, которому пришлось обратиться к ней. Но все же ждать вечно было нельзя, и врач сделал последний укол.
        — Вот и все, можете идти домой, и поменьше ешьте сладкого, а не то мы с вами еще встретимся далеко не раз,  — Надя обворожительно улыбнулась и начала убирать использованные инструменты. На сегодня к ней больше никто не записывался, так что можно вздремнуть, если, конечно, не заявится кто-то с острой болью.
        — Благодарю доктор,  — мужичонка бодро вскочил со своего места.  — Я вам тут баранок и булочек принес, так сказать, в благодарность за труды. Покушайте…
        — Спасибо, с удовольствием,  — улыбнулась Надежда, принимая угощения. Сейчас ей даже стало совестно, что она мучила такую замечательную и, главное, полезную нечисть.  — Вот были бы все мои пациенты такими, как вы, работа превратилась бы в сплошное удовольствие, хотя, с другой стороны, на таких пирожках я бы быстро располнела.
        — И правильно,  — домовой зачем-то повязал на голову платок, от чего стал выглядеть весьма забавно.  — Вот раньше, какие женщины были? Пышные, словно булочки, прямо пышущие красотой и здоровьем! А сейчас? Кожа да кости, смотреть противно! И главное — не откормить вас никак, все на каких-то диетах сидите…
        — Что поделать,  — рассмеялась Надя, смотря вслед уходящему пациенту. Пусть он и ворчливый старик, но приятный, стоматолог даже надеялась, что он еще раз к ней заглянет, по такому случаю, она даже на обезболивающее расщедрится. Для хорошей нечисти, что задабривает ей пирожками, ничего не жалко.
        — Ну вот, снова одна,  — вздохнула женщина, наливая себе горячего кофе. Спать совершенно не хотелось, да и аппетит у неё проснулся от работы. Надежда оглядела свой светлый кабинет и тяжело вздохнула, она настолько привыкла к обществу вампира, что без него чувствовала себя неуютно, ей не хватало их разговоров ни о чем и обо всем сразу, не хватало понимания и поддержки. Вот только после возвращения из Венеции Александр так и не появлялся у нее. Можно было бы, конечно, самой к нему заглянуть, благо, адрес кровососа она знала, но Надя не желала навязываться. К тому же, кто знает, быть может, вампир снова завлек в спячку, что было бы неудивительно, все-таки поездочка выдалась насыщенная.
        — Вот ведь, гад!  — не выдержала женщина, яростно откусывая булочку.  — Мог бы и позвонить! Триста лет мужику, а ответственности он так и не научился! Я же переживаю!
        На самом деле Надежда волновалась не столько за самочувствие древнего кровососа, которому все равно ничего не станется, сколько за то, что он решил с ней больше не общаться. Было бы весьма обидно, если все кончится вот так, и Александр просто исчезнет, не попрощавшись. Она ведь уже привыкла к нему, стала зависима от бесед и встреч.
        — Точно гад, как и все мужики,  — буркнула Надя, находя успокоение в теплых пирожках с вишней.
        — И кто же этот несчастный, что вызвал твое неудовольствие?  — раздался знакомый голос за её спиной. Стоматолог вздрогнула от неожиданности и пролила на свой чистый белый халат кофе.
        — Я же говорю, гад!  — Надежда бросила на своего друга и собеседника неприязненный взгляд. Она, конечно, была рада видеть этого наглого кровососа, но это, ни в коей мере, не умоляло его вины за испорченный халат.
        — Это ты, что ли, про меня?  — и снова, как в их первую встречу, мужчина почувствовал себя неуютно, у него даже холодок побежал вдоль спины. Хотя, может быть, это ему только кажется? Ведь чувств у него точно нет, да и холода он ощущать не может.
        — Ну, а про кого еще?  — женщина раздраженно сняла испачканный халат, теперь еще домой нести отстирывать придется.  — И вообще, тебя стучаться не учили?
        — Я думал, мы уже давно переступили через этот этап отношений,  — беззаботно пожал плечами Александр, понимая, что виноват. Хотя, с другой стороны, Надя в любом бы случае ворчала, а так, хотя бы будет за что.
        — Это врачебный кабинет, сюда без стука входить не принято,  — зевнула стоматолог, надевая запасной чистый халат.  — Ты только представь, что бы было, если бы я в этот момент осматривала пациента и у меня дрогнула рука от неожиданности? Я, конечно, понимаю, что нечисть сейчас воспитанная, но это не значит, что руку мне не оттяпают, в случае чего!
        — Понял, был неправ, исправлюсь,  — вампир уселся на стоматологическое кресло и обвел задумчивым взглядом кабинет. Он уже успел прикипеть к этому месту. Забавно, ведь в первый раз идти он сюда совершенно не хотел. Зря. Знал бы он, насколько судьбоносной будет его встреча с врачом, давно бы примчался.
        — Ну?  — Надежда сложила руки на груди и оглядела своего, как всегда свежего и бодрого, друга,  — Выкладывай, где пропадал?
        — Так вот в чем дело, ты по мне соскучилась,  — усмехнулся кровосос, вполне доволен таким поворотом. Быть кому-то нужным — это весьма приятно.
        — Не льсти себе…
        — Ладно, не буду… Помнишь я говорил тебе об ощущении свободы?
        — Ага, ты тогда еще грозился мне показать её.
        — Совершенно верно,  — оскалился Александр, демонстрируя свои острые клыки.  — Так вот, утром, после работы, я собираюсь исполнить свое обещание.

* * *

        Выйдя из здания клиники, Надя поежилась, это утро выдалось более, чем холодным и промозглым, словно внезапно началась поздняя осень. Женщина прикоснулась рукой ко лбу — горячий. Неужели она заболевает? Только этого ей не хватало! Надежда ненавидела болеть и быть беспомощной, а все от того, что такие моменты хочется тепла и понимая, заботы хочется, вот только ждать её неоткуда. Печально. Помнится в детстве, когда она болела и начинала капризничать, требуя к себе внимания, её просто начинали игнорировать. Обидно. Хотя с другой стороны, у неё еще в детстве характер был тот ещё! Мало кто мог вытерпеть.
        — Ты чего?  — вампир обеспокоено взглянул на молчавшую уже несколько часов женщину.  — Только не говори, что собираешься сбежать домой, так и не выяснив, что же я приготовил для тебя.
        — Даже не знаю, я устала, кажется, больна, да и тебе опасно днем гулять по улицам… Я, конечно, понимаю, что небо затянуто тучами, а на тебе шикарная шляпа и шарф, но может, не стоит рисковать?
        — Не волнуйся, я выдержу и не такое, а вот второй раз организовать нам развлечение уже будет проблематично.
        — Уф,  — Надя тяжело вздохнула. За эту ночь она безумно устала и хотела лишь одного — поскорее добраться до ласковых и нежных объятий любимой кроватки. Но с другой стороны, ей было любопытно, что же это за ощущение свободы, о котором говорил кровосос? Что может заставить его чувствовать, кроме крови?  — Ладно, пошли, но потом проводишь меня домой, чтобы я по дороге не заснула.
        — Если хочешь, могу тебя даже понести, мне не сложно.
        — Ага, собираешься сделать меня объектом сплетен соседских бабок? Нет, спасибо, этот вариант мы используем, в крайнем случае,  — снова поёжившись, женщина взяла вампира под руку. Так идти намного удобней, можно часть своего веса перенести на кровососа, практически повиснув на нем… Красота!  — Кстати, куда мы идем?
        — В одно замечательное место, правда, оно за городом, так что придется ехать,  — Александр кивнул на припаркованную неподалеку машину, самую обыкновенную, каких полно ездит по улицам города. Вот только все, что Надя могла сказать об этом средстве транспорта — это то, что автомобиль красный и большой, ведь в марках и моделях она совершенно не разбиралась и вообще, на её взгляд, все машины были одинаковые.
        — А у тебя права есть?  — Надежда с сомнением взглянула на кривую усмешку вампира. Если учитывать его нелюбовь к обучению и тот факт, что на правах должно быть фото.  — Ну, чего молчишь?
        — Прав нет, но зато имеется большой опыт, я бы даже сказал, столетний. Я управлял таким количеством машин, что ты себе даже представить этого не сможешь.
        — Что-то меня это не сильно обнадеживает,  — буркнула женщина, усаживаясь в автомобиль, на соседнее с водителем место.
        — Неужели боишься штрафов? Не стоит, с гаишниками я разберусь.
        — Ну, да, загипнотизируешь, а заодно перекусишь,  — Надя спешно пристегнула ремень безопасности.
        — Вот именно, а теперь просто наслаждайся незабываемой поездкой.

* * *

        Через два часа, буквально вывалившись из машины, женщина осознала, что эту поездку она точно никогда в жизни забыть не сможет. Её укачало, да так сильно, что сейчас буквально выворачивало наизнанку, да и за время, что они были в дороге, она натерпелась. Александр предпочитал управлять автомобилем на высокой скорости, можно сказать, даже на максимальной, при этом он опасно маневрировал, да так, что теперь на голове его подруги теперь точно появилось пара десятков седых волосков.
        — Больше я с тобой не езжу,  — Надежда бросила на совершенно спокойного вампира гневный взгляд.  — И вообще, обратно пешком пойдем.
        — Да ладно тебе, я контролировал ситуацию,  — пожал плечами кровосос, протягивая женщине влажные салфетки, чтобы она могла вытереть бледное, слегка позеленевшее лицо.  — К тому же мы быстро домчались, и никаких проблем.
        — Еще одно слово и осиновый кол в сердце тебе обеспечен,  — Надя мрачно огляделась, чтобы понять, куда же её привез этот кровопийца-экстримал. Судя по всему, это был небольшой аэропорт, в котором были в основном маленькие спортивные самолеты, хотя было еще и пара раритетных экземпляров. Женщина сразу же вспомнила их с Александром разговор в самолете. Внутри сразу же что-то оборвалось, оставляя после себя апатию и холод.
        — Только не говори, что ты еще и пилот…
        — И это тоже, но сегодня мы воспользуемся воздушным шаром,  — вампир кивнул в сторону подымающегося яркого пятна.  — Все почти уже готово. Что может быть лучше, чем утренний полет? Ощущения в современных самолетах не сравнятся с теми, когда воздух окутывает тебя со всех сторон. Это настоящая свобода, когда любое неверное движение может стоить тебе жизни. Даже для меня, бессмертного создания, это может быть чревато последствиями.
        — Ну, да, разбиться в лепешку никому не хочется,  — скривившись, Надежда смотрела на то, как воздушный шар окончательно принимал свою форму. Что-то ей совершенно не хотелось подниматься в небо, да еще после таких слов кровососа.  — Может, отложим это, а еще лучше отменим совсем?
        — И где же твое бесстрашие?  — мужчина потянул женщину за собой. Он был уверен, что она должна это увидеть и почувствовать свободу и страх.
        — Без понятия,  — буркнула Надя, понимая, что ей не отделаться от друга и его безумной затеи.  — Ладно уж… Раз я выдержала путь сюда, то и полет переживу как-нибудь.
        — Вот и правильно, а теперь забирайся, пора покорять небо, пока солнце не вышло из-за туч.
        — Надеюсь, оно все-таки появится,  — хмыкнула кровожадная женщина, полагая, что страдать должна не только она.

* * *

        Небо, даже затянутое облаками, было удивительным, оно действительно дарило ощущение свободы, но, помимо этого, еще и ужаса. Раньше Надя не замечала за собой, что боится высоты, но сейчас, когда вокруг был лишь воздух, а корзина постоянно дергалась от непрерывных порывов ветра, она поняла, что многого о себе не знает.
        Сердце то и дело болезненно сжималось, заставляя зажмурить глаза и вцепиться мертвой хваткой в стенку корзины, в которой они находились. Но помимо этого, где-то в животе появилось странное, щекочущее тепло, заставляющее вновь задуматься о том, что все чувства рождаются именно там. Сердце сорвалось в бешенный ритм, отбивая чечетку, а где-то в районе солнечного сплетения появился тугой узел, от которого мурашки разбегались по телу. Надя даже дышала через раз, словно забыла, как это делается. И зачем она только согласилась на эту авантюру, ведь с самого начала ей не понравилась затея кровососа?
        Страх сковывал тело, перед глазами все плыло, дышать становилось все сложнее, но Надежда продолжала стоять, хотя ноги и подгибались и были словно ватные. Если бы не прохладный ветер, окончательно испортивший её прическу, она, наверное, потеряла бы сознание от нахлынувших на нее эмоций и ощущений.
        — Если не откроешь глаза, ничего не увидишь,  — раздался спокойный, умиротворяющий голос вампира, казалось, что он снова пытается загипнотизировать её. Ну, уж нет, второй раз этот трюк не прокатит! Женщина сильнее зажмурила глаза.
        — Чего я там не видела?
        — Не узнаешь, пока не откроешь глаза. Поверь, страх придаст ощущениям особую пикантность. Сейчас даже я начинаю чувствовать… Немного, но и это для меня настоящий дар. Хотя скорее всего это не совсем чувства, а осознание того, что со мой станет, если я упаду. Регенерировать из такого состояния буде очень непросто, к тому же долго и скучно.
        — Значит, твои чувства основаны на разуме,  — Надежда приоткрыла один глаз и с любопытством взглянула на кровососа. Из-за шляпы, красного шарфа, намотанного на лицо, и солнцезащитных очков, его лица было совсем невидно, и только знакомый голос напоминал о том, с кем она говорит.
        — Все чувства основаны на разуме, особенно страх,  — безразлично пожал плечами Александр, наслаждающийся полетом и ощущением страха, что исходил от женщины. Все-таки странная они парочка.  — Вот ты боишься высоты, и этот страх тоже основан на разуме, ведь люди не созданы для полета, у вас для этого нет крыльев.
        — Я боюсь вовсе не высоты, а того же, что и ты. Что станет со мной, если упаду?  — женщина взглянула на землю пустым взглядом, несмотря на всю красоту, что простиралась перед ней, думала она совсем о другом.  — Что будет, если, сорвавшись вниз, я не умру, а стану калекой или, того хуже, овощем, что будет лежать в больнице, ни на что не реагируя. Уже не человек, но все еще существую, что может быть хуже, чем стать обузой для родственников, что вынуждены будут заботиться обо мне, только потому что не могут отказаться? Не хочу так… Это не жизнь. Вот и сейчас, я думаю только об этом.
        — Не стоит этого бояться,  — вампир приобнял подругу, пытаясь немного успокоить её и подарить ощущение уверенности.  — Местная нечисть уже не сможет без своего стоматолога, так что тебя быстро на ноги поставят и отправят работать.
        — Слабое утешение, но и на этом спасибо,  — постепенно Надежда начала получать странное, в некотором роде даже извращенное удовольствие от полета и ощущения относительной свободы и немного утихшего страха.  — Интересно, многие ли способны наслаждаться собственным страхом?
        — Многие, поверь, в этом ты не одинока,  — усмехнулся кровосос.  — Иногда, нужно дать организму встряску, напомнить ему о том, что все мы смертны. И я в том числе…
        — Может быть ты и прав,  — женщина зябко поежилась. Благодаря Александру, она многое узнала и увидела впервые, он стал для нее настоящим другом, без которого Надя уже не мыслила своей жизни. Вот и сейчас, он помогает ей забыть о страхе и иначе взглянуть на обычные вещи. Сейчас, смотря на мир с высоты птичьего полета, Надежда понимала, что это действительно захватывающее и завораживающее зрелище. Не удивительно, что оно пробуждает давно утраченные чувства кровососа. Это, конечно, не ощущение свободы, но уже близко.  — Пообещай мне кое-что…
        — И что же?
        — Если однажды я стану беспомощной и превращусь в овощ, что всем только мешает… Убей меня…
        — Хорошо,  — кивнул кровосос, прекрасно понимающий подругу, он и сам попросил о чем-то подобном охотника, хотя и с небольшими нюансами.  — Для меня честь, что ты попросила именно меня об этом.
        — Никто, кроме тебя и не смог бы,  — мрачно усмехнулась женщина, поднимая взгляд наверх. Теперь, в её душе остались только спокойствие и некая апатия.  — Как думаешь, сколько это продлится?
        — Через двадцать минут приземлимся…
        — Я не об этом… Наша дружба, сколько она продлится?
        — Вечность, можешь в этом не сомневаться,  — Александр задумчиво смотрел вдаль, он не сомневался, что впереди у них много вечеров и разговоров, ведь они действительно родственные души. Вот только для него вечность будет длиться намного дольше, чем для Нади, ему еще придется пережить её потерю. Что ж, хорошо, хотя бы, что её эта участь минует…
        — Вечность… Иногда это всего лишь секунда…
        — Но и это не мало.
        — Да, ты прав,  — Надя слабо улыбнулась. Неважно сколько это будет длиться, нужно наслаждаться каждым мгновением жизни. Далеко не каждому повезло встретить настоящего друга, который сможет принять тебя таким, какой ты есть, со всеми недостатками и странностями, далеко не каждый найдет собеседника, с которым не наскучит говорить каждый вечер. Вечность у всех разная, и нельзя упускать ни одного её мгновения.



        Эпилог. Возможно последний разговор

        Спустя 50 лет.

        Александр медленно брел по ночному Питеру, размышляя о том, что чем дальше, тем медленней меняется мир. Иногда древнему вампиру даже начинало казаться, что все, что можно было, люди уже изобрели, и теперь у них просто не хватает фантазии придумать что-то новое. Жизнь практически не менялась, и это было к лучшему, ведь кровосос не любил перемен. И все же без них было никак не обойтись, ведь он не властен над человеческой жизнью.
        Мужчина остановился у давно знакомого дома, в котором провел много времени, именно здесь жила Надежда, наверное, самый ценный и важный друг в его жизни. За все годы, что они знакомы, несмотря на то, что его обожаемый стоматолог старела и менялась, ему ни разу не наскучили их беседы ни о чем и обо всем на свете. Но скоро и этому придет конец, он точно знал это и от этого в его давно мертвой душе рождались вполне живые чувства — сожаление и боль. Скоро еще одна привычная для него вещь исчезнет, и он снова останется в одиночестве.
        Сейчас Александр ощущал что-то отдаленно напоминающее страх, ведь уже сегодня он может лишиться друга, на краткий миг, он даже пожалел о том, что не обратил Надю, когда она была молода и полна сил. Не будет больше разговоров, воспоминаний и размышлений, его затворническое существование снова превратиться в безрадостную рутину.
        Войдя в парадную, вампир медленно поднялся на десятый этаж, казалось, что он просто оттягивает момент неизбежной встречи. Возможно, зря он пришел сегодня, да и вообще стоило прекратить эту дружбу давным-давно, но кровосос не смог отказать себе в удовольствии общаться с интересным собеседником.
        — Не стоит думать о том, что все могло бы сложиться иначе,  — пробормотал вампир, стуча в нужную дверь.  — Это бесполезная трата времени, у меня нет ни возможности, ни желания что-то изменить. Все именно так, как и должно быть.
        Дверь бесшумно открылась, и на пороге появилась Надежда, но теперь это была уже не молодая женщина с непослушными рыжими волосами, а семидесятилетняя старуха, и только серые глаза были все такими же, полными силы, ума и хитрости.
        — Давно ты ко мне не заходил, я уж думала, не увидимся больше,  — Надежда отошла в сторону, пропуская ночного гостя в квартиру. Она давно уже не работала в круглосуточной стоматологии, но по привычке бодрствовала ночью, хотя, быть может, это все возраст.
        — Меня не было всего лишь месяц,  — пожал плечами Александр, проходя на кухню, где они частенько беседовали после выхода стоматолога на пенсию. Положив на стол коробку с пирожными, вампир по-хозяйски поставил чайник греться.
        — Для тебя это ничто, а вот я уже не молода,  — рассмеялась женщина, кутаясь в теплую шаль. С каждым днем она чувствовала себя все слабее, вот уже и двигаться тяжело стало, да и мысли начинают путаться в голове. Старость для нее оказалась страшным испытанием, хорошо еще, что у нее есть верный друг, и она не одинока.
        — Прости, но я нуждался в долгом сне,  — Александр пододвинул пирожные ближе к подруге, в которой видел всю ту же Надю, что и пятьдесят лет назад. Она для него не изменилась, в его памяти эта женщина навсегда останется молодой и дерзкой, точно такой же, как на её портрете, что пополнил его небольшую домашнюю галерею.
        — Да, да, я помню,  — женщина устало взглянула на кровососа. В отличии от неё, он совсем не изменился, все так же молод и привлекателен, разве что стал еще бледнее. Хотя быть может, это ей просто кажется, ведь зрение уже давно подводит её, и теперь без очков уже на улицу не выйдешь. И все же Надежда не жалела о том, что прожила обычную человеческую жизнь. Вечность — это, конечно, хорошо, но какой в ней смысл, если невозможно наслаждаться простыми радостями жизни.
        — Как ты?  — вампир видел, что жизнь медленно угасает в его подруге и ничего не мог с этим поделать.
        — Ты действительно хочешь потратить оставшееся у нас время на то, чтобы обсуждать то, что у меня болят суставы, желудок стал более нежным и уже не способен переваривать мою любимую пищу и прочие радости старости?
        — А почему бы нет?  — ухмыльнулся кровосос.  — Мне это не светит, так что неплохо было бы узнать, о том, какого это из первых уст, так сказать, от непосредственного участника событий.
        — Обойдешься,  — Надежда с наслаждением откусила мягкое пирожное. Сладкое ей сейчас вредно, но отказаться от него женщина была не в силах.  — Да и нет в этом ничего интересного, чувствуешь себя развалиной. Знаешь, я ведь только сейчас начала тебя понимать по-настоящему.
        — Ты это о чем?  — мужчина подпер голову рукой, наблюдая за тем, как лакомится сладостями пожилая женщина. Именно в такие моменты, он видел свою прежнюю Надю.
        — Раньше было намного лучше…  — улыбнулась Надежда,  — иногда мне кажется, что жить воспоминаниями намного интересней. Мне не хватает того, что было раньше… Забавно, никогда не думала, что когда-нибудь превращусь в ворчливую старуху, но сейчас мне так и хочется сказать… Раньше было лучше: трава зеленее, воздух чище, люди умнее…
        — Но ведь это действительно так, потому-то я и живу воспоминаниями,  — если бы Александр мог дышать, то сейчас, наверное, тяжело бы вздохнул. Это как нельзя лучше соответствовало атмосфере.  — Скажи… Ты боишься?
        — Нет, и тебе не советую, смерть неизбежна, я всегда это знала,  — женщина криво улыбнулась, заставляя вампира вздрогнуть. Со временем эта её ухмылка становилась все впечатляющей. Вот что значит опыт!  — В некотором роде, мне даже интересно, что меня ждет дальше.
        — Сразу видно, что я имею дело с бывшим готом.
        — Готы бывшими не бывают, они либо настоящие и навсегда, вне зависимости от того носят черное или нет, либо просто позеры, но они не в счет,  — пожала плечами женщина, доедая пирожное, а после подняла уставший взгляд на кровососа.  — Так что, я не боюсь, в отличии от тебя… Тебе будет хуже, ведь ты снова останешься один, и каждый раз, когда ты приходишь, то думаешь о том, что наш разговор может стать последним.
        — Ты что мысли научилась читать?
        — Нет, просто я хорошо тебя изучила,  — тихо рассмеялась Надя, но смех быстро перешел в болезненный кашель.  — Не стоит терять время на сожаления. Кто знает, может быть, я снова вернусь в этот мир, но только в новой форме.
        — Так оно и будет, можешь не сомневаться,  — улыбнулся Александр, понимая, что непременно найдет подругу в её следующем перерождении и снова испортит её жизнь. Да, именно испортит, ведь Надежда так и не вышла замуж, не завела свою семью и детей… Возможно, он здесь и не причем, ведь у нее просто скверный характер, но все же, что-то подсказывало кровососу, что в этом есть и доля его вины. Вот только он ни о чем не сожалел, он слишком эгоистичен, чтобы беспокоиться о таких пустяках.
        — Тогда, надеюсь, мы встретимся в моей следующей жизни…
        — А ты не пожалеешь об этом? Может лучше прожить следующую жизнь без назойливого вампира?
        — Жалеть? О чем? О том, что у меня будет понимающий друг, что всегда выслушает и поймет, или о том, мне не придется притворяться, и я снова смогу быть собой?
        — О том, что у тебя снова не сложится нормальная жизнь.
        — Нормальная, да кому она нужна? За все эти годы я так устала от разговоров о том, что я умру в одиночестве и никто мне в старости стакан воды не подаст, о том, что я никому не нужна и это плохо кончится, и что в итоге? У моей сестры был муж и есть дети, но она сейчас живет одна, муж умер, а дети и внуки вспоминают о ней только по праздникам, по сути своей, она одинока и несчастна. А у меня есть ты… Тебе все равно, как я выгляжу, сколько мне лет, какой у меня характер, тебе интересно со мной, как и мне с тобою… Единственное, о чем я сожалею, что не услышала все твои истории. Так что давай не будем терять время попусту, у меня его не так много осталось в запасе.
        — Что ж, тогда я просто обязан найти тебя в следующем твоем перерождении,  — вампиру стало немного легче от этого возможно последнего их разговора. Да, в скором времени он останется один, но это не продлится долго, ведь Надя — душа, что никогда не обретет покой, она будет возвращаться снова и снова, и каждый раз это будет именно она, его подруга, которая может заставить любого дрожать от страха. Наверное, именно это можно назвать даром судьбы.  — Итак, что ты хочешь узнать на этот раз?

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к