Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Соколова Марина: " Мир Уже Никогда Не Станет Прежним Новое Поколение " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Мир уже никогда не станет прежним. Новое поколение Марина Александровна Соколова


        Однажды мир изменился, ядовитый, кислотный дождь уничтожил цивилизацию и унес жизни миллиардов людей. Выжить смогли единицы, они попытались создать новый мир. С момента катастрофы прошло 60 лет. Но земля и люди уже другие, мир уже никогда не станет прежним.

        Соколова Марина Александровна
        Мир уже никогда не станет прежним
        Новое поколение

        Воспоминания о том дне

        В темной, душной комнате витал затхлый запах целебных трав и смерти. Единственным источником света были неяркие светящиеся сферы, что создавали танцующие тени на разрисованных стенах. Мутные, блеклые глаза невидящим взором рассматривали картины, что тревожили воспоминания о былом, которое никогда не вернется. Старуха давно уже не видела, но она помнила… помнила все, что нарисовала на грязных стенах своей каморки. Дома, люди, города — все то, чего она лишилась шестьдесят лет назад, тогда, когда мир еще был другим. Всего этого уже нет, но она помнила… помнила все, до своего последнего вздоха она будет помнить мир, каким он был когда-то. Кашель начал душить дряхлую старуху, неподвижно лежащую на кушетке уже несколько дней. Она знала, что смерть наконец-то решила исправить свою оплошность и забрать её жизнь. Жалкую, никчемную жизнь, полную боли, страха, отчаяния и воспоминаний.
        — Бабушка, выпей,  — холодные руки приподняли её и поднесли стакан к подрагивающим, потрескавшимся губам. Отвар хотя и помогал, но был просто омерзителен на вкус. Женщина брезгливо поморщилась и отвернулась, не желая вновь ощутить во рту омерзительную горечь.
        — Не стоит,  — скрежещущий старческий голос заполнил маленькое помещение, неприятно режа слух,  — мое время уже пришло. Скоро… скоро я увижу тех, кто ушел в тот день и наконец, обрету покой.
        — Бабушка… не надо так говорить.
        — Искра,  — усмехнулась старуха, слабой, дрожащей рукой сжимая ладонь внучки.  — Просто отпусти меня. Я старая, дряхлая… больная… я обуза для тебя.
        — Не говори так, я тебя быстро на ноги поставлю,  — не унималась девушка, продолжая хлопотать возле постели больной, хотя в глубине души понимала, что все её усилия тщетны.
        — Не стоит, мир полон боли… Ты счастливая, ты не помнишь того, каким был мир до того дня,  — вновь закашлялась старуха, кашель просто душил её, каждое слово давалось с трудом, но женщина продолжала говорить, не жалея себя,  — а я… я помню. Тот день невозможно забыть… не понимаю, как я до сих пор жива, помня все это.
        — Бабушка, успокойся,  — вздохнула девушка, но старуха не слушала, перед её глазами уже мелькали картинки и видения из прошлого. Она вновь видела тот самый день, вновь переживала весь тот ужас, что ощутила тогда.
        — Это был прекрасный день, солнце светило так ярко, и я никогда не забуду его, ведь после того дня светило больше не появлялось на небе. Мы пошли на пленэр, мы должны были рисовать парк — он был очень красив, но мне хотелось пойти на речку, а не рисовать, вот только деваться было некуда.  — Новый приступ кашля начал душить старуху, но она уже не могла остановиться, она должна была все рассказать, чтобы облегчить душу.  — Все было прекрасно: мамы с детьми в колясках прогуливались по парку, влюбленные парочки целовались в тени деревьев, а мы рисовали. Я никак не могла найти вдохновение, и мой холст оставался белым. Я просто стояла с кисточкой в руках и смотрела на лист бумаги передо мной, не понимая, что же я должна там изобразить. А наш преподаватель недовольно ворчала, видя, что я ничего не делаю. А потом упали первые капли кислотного дождя… Я словно завороженная смотрела на то, как лиловая капля стекает по бумаге, оставляя за собой выжженный след. Это было красиво настолько, что я не сразу поняла, что происходит на самом деле. А потом… потом мир обезумел, его наполнили крики боли, ужаса и
отчаяния, я видела, как, один за другим, люди падают на землю, истошно крича. Этот дождь сжигал их заживо, я до сих пор ощущаю запах крови и тлеющих тел, меня все еще преследуют образы окровавленных трупов, что разлагались под этим дождем на моих глазах. Я ничего не могла поделать, я просто закрыла уши руками и упала на землю, чтобы не слышать ничего, но это не помогало, я слышала вопль моей подруги Нади… она молила убить её, как, впрочем, и другие. Крики… казалось, что от боли и ужаса кричал весь мир. В тот день я поняла, что ад существует и мы все оказались в нем. Кровь, смерть, огонь и этот проклятый дождь — они были всюду. Я никогда не забуду глаза Нади, что смотрели на меня с болью и отчаянием. А мне… мне даже не хватило сил убить её, облегчив страдания… я была такой слабой… Я просто наблюдала за тем, как она умирает в муках. Дождь лил, не прекращаясь, уничтожая все, чего достигло человечество. Забавно, мы столько строили, создавали, но это все исчезло в одночасье. Все, чем мы гордились… Все было уничтожено ядовитым дождем… Мир так хрупок.
        — Бабушка, прекрати, эти воспоминания мучают тебя, не надо!  — воскликнула Искра, вытирая слезы; она понимала, что скоро женщина, воспитавшая её, обретет покой.
        — Нет, это дарит облегчение… Я хочу умереть, отпустив прошлое,  — скрежещущий голос старухи вновь заполнил душную комнатушку.  — Когда я поднялась на ноги, то всюду валялись обгорелые, обезображенные тела: никто не выжил, я была одна посреди этого царства смерти. Я до сих пор не могу понять, почему этот дождь не тронул меня и других выживших… Лучше бы я умерла вместе с семьей и друзьями, чем продолжила существование в новом мире. Знаешь, каково это — ходить между горящими домами и обезображенными телами? Я была словно безумная и не знала, что делать, куда идти, я просто сидела посреди улицы и смотрела в пустоту в ожидании смерти. Но появился твой дед, он тоже выжил, он вытащил меня из бездны ужаса и отчаяния… и для чего? Для чего, я спрашиваю?!
        Новый приступ кашля, смешанного с безумным смехом, охватил старуху, но все же, она продолжила:
        — Он умер через четыре года, оставив меня с ребенком на руках. Но к тому времени мы уже нашли других выживших, хотя нас было немного… Но мы хотели жить и построить новый мир. Мир, который станет идеальным домом для нас всех… Но мы не учли одного… Земля бесповоротно изменилась, как, впрочем, и мы. Этот дождь изменил всех… хотя лучше бы он убил нас… Я хочу вновь вернуться в тот старый, неидеальный мир.
        — Бабушка…  — всхлипнула девушка.
        — Не плачь,  — рассмеялась старуха, и от этого смеха мороз пробегал по спине,  — я надеюсь лишь на то, что ты не потеряешь свой мир и не увидишь тот ужас, что пришлось пережить мне. Надеюсь, этот дождь никогда не вернется.
        Бесцветные глаза закрылись навсегда, унося женщину туда, где уже не будет тягостных воспоминаний, она верила, что там, за границей жизни, её ждут друзья и семья. Мир уже никогда не будет прежним, он изменился навсегда. Теперь эта земля принадлежит новому поколению; таким, как она, помнящим, нет места в новом мире.

        Просто смиритесь

        Искра вышла из ветхого домика на улицу, и холодный ветер тут же растрепал её рыжие с алыми прядями волосы. Но девушка не обращала на это никакого внимания и просто смотрела на небо, затянутое лиловыми тучами. Безумно хотелось плакать, рыдать в голос и кричать, но сил на это просто не было. Сколько она уже видела смертей? Последнее время умирает все больше стариков, тех, что помнили прежний мир, скоро их совсем не останется, и тогда та хрупкая связь, что соединяет их с миром до «Ярости небес», исчезнет окончательно.
        Искра часто думала о ядовитом дожде, что по воле небес уничтожил целый мир; люди до сих пор боялись его повторения, ведь лиловые тучи все так же закрывают небо. Подумать только — шестьдесят лет земля не видела солнца, выжившие живут в полумраке, приспосабливаясь к новой жизни. Еще немного, и люди начнут считать солнце выдумкой, бредом больных стариков, что уже давно впали в маразм. Но она будет помнить и верить в солнце и голубое небо, ведь её бабушка так часто его рисовала. Избранники никогда не смогут забрать у нее эту веру; от мыслей о правителях нового мира девушка сжала кулаки. Как же она их ненавидит, этих глупых, трусливых и недальновидных баловней судьбы, которых новый мир наградил необыкновенными способностями. Они могли бы изменить мир к лучшему, но вместо этого пекутся лишь о себе, выкачивая из простых людей все, что только можно. И самое обидно, что всех все устраивают. Другие жители поселения, считают, что все так и должно быть.
        — Она умерла?  — раздался тихий голос за спиной девушки.
        Тяжело вздохнув, Искра отвлеклась от созерцания угрожающих облаков, сквозь которые пытался пробиться золотой свет, и посмотрела на брата. Константин был не по годам смышленым и умным, как, впрочем, и большинство детей нового поколения. Ему было всего девять, а он уже познал всю боль и несправедливость мира. Иногда девушке казалось, что бабушка зря рассказывала им все эти сказки и истории о старом мире, зря рисовала дивные картины прошлого — все это сделало их другими, заставило желать большего.
        — Да,  — девушка потрепала мальчика по взлохмаченным волосам и грустно улыбнулась.  — Она отправилась к своей семье и друзьям. Теперь остались только мы с тобой.
        — Не бойся, я тебя не брошу,  — Константин обнял сестру, единственного родного человека, который у него остался. Бабушка всегда говорила ему, что он мужчина, глава семьи и, несмотря на возраст, должен заботиться об Искре. Можно подумать, он сам этого не понимал.
        — Я знаю… я знаю.
        — Что мы будем делать теперь? Останемся в селении?  — мальчик понимал, что это плохая идея. Ему всего девять, а сестре — семнадцать. Избранники не позволят им остаться без присмотра совершеннолетних, и если Искру скорее всего оставят в селении, то его заберут в академию, где сделают из него верного солдата, служащего Избранникам и не помнящего свою семью. Если бы только его сестра была на полгода старше…
        — Нельзя, я не хочу, чтобы тебя забрали в город, ведь тогда мы больше никогда не увидимся,  — девушка прижала к себе младшего брата. Она не знала, что делать теперь, когда они остались одни и не кому позаботиться о них. Неужели им придется сбежать в лес? Конечно, она умеет выживать и частенько покидала разведанную территорию в поисках старых книг и вещей, что были под запретом в новом мире, но смогут ли они вдвоем там выжить, ведь Константин еще ребенок?
        — Тогда нужно уходить как можно скорее,  — вздохнул мальчик, обеспокоено оглядываясь по сторонам,  — как только старейшины узнают о том, что бабушка умерла, они тут же вызовут Избранников.
        — Может, нам удастся убедить их оставить тебя, ведь мне будет восемнадцать через полгода,  — Искра хмуро осматривала небольшое селение с ветхими и хлипкими домами-землянками, которые только и могли, что укрывать от ветра и снега. Пусть это не лучшее место на земле, пусть город Избранников богат и полон еды, но это их с Константином дом, место, где они свободны. Девушка понимала, что, если брата заберут, он как и многие другие станет верным солдатом, что будет жестоко наказывать людей и забирать последнее во имя своих хозяев. Искра не могла понять, что же нужно делать с детьми, чтобы они превращались о послушных и безвольных кукол, неужели это одна из сил, что была дарована хозяевам нового мира?
        — Даже не надейся,  — раздался голос позади; обернувшись, девушка увидела старого друга её бабушки, Андрея Николаевича, он всегда помогал им и оберегал. Но вот сегодня его лицо было хмурым и полным бессильной злобы.  — Старейшины и так покрывали тебя с твоими вылазками на запретную территорию. В этом случае они не рискнут пойти на обман.
        — Почему?  — Искра бросила гневный взгляд на дряхлого старика, в котором жизнь держалась каким-то чудом. Она понимала, что он прав, и от этого злилась только больше, не на него, а на старейшин, что жили в страхе и не желали ничего менять.  — Почему они боятся? Почему не прекратят все это?!
        — Мы живы только благодаря страху,  — усмехнулся Андрей Николаевич, с трудом усаживаясь на землю перед хлипкой лачугой. Этот человек прожил долгую жизнь, он многое видел и знает, в отличие от этих детей, что надежды нет. Мир уже никогда не станет прежним.  — Страх… именно страх двигает прогресс. После того злосчастного дождя, нас охватили паника и ужас. По какому-то нелепому стечению обстоятельств выжили подростки, дети и молодые люди, еще ничего не знавшие о жизни. Избалованные техникой и благами прогресса, мы ничего не умели: ни строить, ни шить, ни добывать пищу — все в нашем мире можно было купить. Никто даже подумать не мог, что все это может исчезнуть.
        — Но вы же выжили!  — Константин хмуро смотрел на старика: ему, выросшему в новом мире, было не понять, как можно не уметь делать элементарные вещи.
        — Да, но какой ценой,  — усмехнулся старик, углубляясь в бездну воспоминаний; он давно заметил, что чем старше становишься, тем чаще воспоминания захватывают тебя. Вся твоя жизнь становится воспоминаниями.  — Сначала мы занимались мародерством, но после поняли, что в городах оставаться нельзя. Ты и сама об этом знаешь, ведь так, Искра?
        — Не понимаю, о чем вы,  — девушка отвела взгляд.
        — Да ладно тебе, всем известно, что ты частенько бегаешь на запретную территорию и рыскаешь по тому, что осталось от городов в поисках книг и того, что уцелело за эти годы,  — рассмеялся Андрей Николаевич, озорно сверкая глазами, и на мгновение могло показаться, что он снова молод.  — Ты знаешь, что за твари там поселились. Именно из-за них нам пришлось покинуть города и поселиться в лесах. Мы жили в полном отчаянии и страхе, не зная, проснемся ли утром и что будем есть. Но мы выжили, выжили, несмотря ни на что. А потом у Избранников начала проявляться новая сила, они стали нашими защитниками.
        — Скорее уж, хозяевами,  — усмехнулась Искра, вновь разглядывая сиреневые облака.
        — Так было не всегда,  — мягко улыбнулся старик, ведь он был старше и мудрее, видел больше, чем эти дети могут представить.  — Сначала они стали нашими защитниками, Избранники построили Чертог — идеальный город. Тогда-то все и началось, они решили, чтоименно они венец эволюции, а те жалкие экземпляры, что остались без сил — тупиковая ветвь развития. Нам не нашлось места в Чертоге, но мы были нужны им, чтобы выращивать еду, охотиться, добывать минералы. Мы стали рабами Избранников, теми, кому запрещено прикасаться к знаниям старого мира. И знаешь… большинство не было против.
        — Это глупо!  — злобно сверкнула глазами Искра,  — если бы у нас были знания, мы могли бы жить лучше, было бы больше пищи, лучше дома. Несправедливо, что они имеют все и при этом обирают нас, да еще забирают детей в свою армию.
        — Марии не стоило учить тебя читать,  — вздохнул старик, печально глядя на девушку: он понимал, что она права, но это ничего не могло изменить. Мир останется таким, какой он есть, по крайней мере, до тех пор, пока снова не пойдет ядовитый дождь.  — У вас нет выбора, старейшины скоро сообщат о ребенке без надзора, даже если попытаетесь сбежать… вас поймают. Да и что вы будете делать одни на запретной территории, в окружении хищных тварей? Что?
        — Мы будем жить,  — Константин смотрел на старого знакомого серьезным, решительным взглядом, не свойственным ребенку. Он обещал бабушке, что будет защищать сестру и сделает это любой ценой, он не может отправиться в академию.  — Мы будем свободны. Людям давно стоило покинуть территорию Избранников и жить самим.
        — Думаешь, ты первый, кому пришло это в голову?  — словно безумный рассмеялся Андрей Николаевич.  — Сбежать невозможно, мы обречены быть вечными рабами… У Избранников есть армия, у них есть технологии оружие… и их сила… да, это самое страшное, их силы, гораздо разрушительнее, чем все оружие и технологии вместе взятые. Просто смиритесь. У вас нет другого пути.
        — Ну, это мы еще посмотрим,  — Искра понимала правоту старого друга бабушки, понимала она и то, что он желает им блага, но она не собиралась мириться со своей судьбой. Она знает, каким был мир, она видела его на картинах бабушки и читала о нем в книгах. Пусть нельзя изменить судьбу всех, но они с братом попытаются изменить свою жизнь.

        Мы должны бежать

        Искра носилась по маленькой комнатке в их хлипкой лачуге, собирая свои скромные пожитки в рюкзак, хорошо еще, что найденные на запретной территории книги она спрятала за пределами селения. Все же она была благоразумной девушкой и понимала, что если Избранники устроят обыск в небольшом селении, как уже бывало не раз, они накажут всех. Искра не могла понять: почему им запрещено читать и почему большинство смирилось с этим? А сколько занятных вещиц она нашла в заброшенном городе, полном мутантов! О предназначении большинства из них девушка даже догадаться не могла, но все, что было связано со старым миром, вызывало у нее живой интерес.
        — Искра!  — недовольно буркнул Константин, смотря на то, как с каждой минутой их с сестрой рюкзаки становятся все больше.  — Бери только самое необходимое! Весь дом все равно не унесешь!
        — А это и есть самое необходимое,  — пожала плечами девушка, продолжая набивать рюкзаки, она понимала, что с таким грузом будет тяжело идти, но так же знала, что они больше не смогут вернуться в селение без риска быть наказанными. А значит, они должны взять как можно больше, ведь им придется выживать одним в старом, полуразрушенном городе.
        — С этим хламом мы далеко не уйдем,  — обреченно вздохнул мальчик, обреченно взваливая на плечи тяжелую ношу.  — Если за нами погонятся, придется все бросить.
        — Я об этом не подумала,  — девушка озадаченно осмотрелась вокруг, проверяя, не забыла ли она чего важного.  — Но делать нечего — все это очень нужно. Если бы ты бывал на запретной территории, то понял бы это. Даже наше жалкое селение покажется райским местом в сравнении с тем, что скрывается за границей изведанных земель.
        — Может и так,  — безразлично хмыкнул Константин, направляясь к выходу,  — но там мы будем свободны, и никакие Избранники до нас не доберутся.
        — Не факт,  — горько усмехнулась Искра, взваливая на себя рюкзак, от тяжести которого она могла с трудом двигаться.  — Они частенько наведываются в старые города, чтобы что-то взять или найти. Не забывай: то, что знания запрещены для нас, не значит, что они не пользуются ими сами. Только им гораздо проще: у них есть летательные аппараты.
        Брат и сестра вышли из своего дома, в который они уже не вернутся; покидать родное селение было тяжело, ведь всю жизнь они провели именно здесь, но и разлучиться они не могли. Бабушка Мария всегда говорила, что они семья и должны заботиться и защищать друг друга. Даже благополучие и сытая жизнь, что ждала его в Чертоге, не могли заставить Константина оставить сестру одну. К тому же он видел солдат, воспитанных Избранниками: они уже не были людьми, их физическая сила многократно возрастала, но расплатой за это было собственное сознание. Мальчик до сих пор помнил тот остекленевший, пустой взгляд, с каким солдаты смотрели на мир. Казалось, что это и не люди вовсе, а бездушные роботы, покорно выполняющие приказы своих хозяев. Константин не хотел такой участи для себя, не хотел забыть сестру.
        — Решились все же,  — Андрей Николаевич печально оглядел детей, которых помогал вырастить. Он понимал причины их побега, но также осознавал, насколько им будет тяжело выжить в одиночку. Старик пристально осмотрел брата и сестру, что молча стояли перед ним, понуро опустив головы: они явно ожидали его решения, ведь он мог сдать их старейшинам, и тогда у них не останется даже маленького шанса на побег. Но разве мог Андрей Николаевич поступить так с внуками своей старой подруги, с которой они вместе пережили множество потерь?  — Ладно уж, идемте.
        — Вы пойдете с нами?  — Искра не могла поверить своим ушам.  — А как же страх?
        — Милочка,  — тихо рассмеялся старик,  — мне уже восемьдесят один год, я пережил ядовитый дождь и то, что было после него. Мое время уже на исходе, мне глупо бояться смерти. Какая разница, умру ли я здесь или на запретной территории. Мои дети в другом селении, куда теперь нам закрыт путь. Избранники не желают, чтобы рабы общались друг с другом… Что ж, это разумно, ведь так ничто не будет угрожать их власти. Так что, уж лучше я удостоверюсь, что вы добрались до запретной территории. Так можно будет умереть спокойно.
        — Вы уверены?  — Константин с сомнением смотрел на Андрея Николаевича: мальчик был не уверен, что старик выдержит путешествие и сможет покинуть изведанную территорию вместе с ними.
        — Думаешь, я слишком дряхлый и немощный для этого?  — сквозь хриплый кашель рассмеялся Андрей Николаевич, вновь озорно сверкая глазами. Пусть его тело старо, но зато силен дух, уставший от многих лет страха и раболепия. Ему безумно хотелось хотя бы перед смертью побыть свободным и увидеть родной город, который они покинули, когда появились монстры.
        — Нет, что вы!  — Искра закрыла ладонью рот брата, который собирался ответить утвердительно на этот вопрос.  — Он вовсе не это имел в виду.
        — Вот и хорошо, идемте, пока остальные жители не проснулись,  — старик, прихрамывая, направился к границе селения.  — Это вы правильно сделали, что решили бежать ночью. Утром, когда они поймут, что вас нет, старейшины направят сигнал Избранникам. Тогда начнется большая охота.
        — Если они найдут нас,  — самоуверенно усмехнулась девушка, пряча рыжие волосы под серый платок, чтобы они не цеплялись за деревья и кустарники. Искра прекрасно ориентировалась в лесу, умела выживать в нем, так что она не сомневалась в том, что им удастся улизнуть, как от Избранников, так и от охотников родного селения.
        — Не стоит недооценивать врага,  — нравоучительно ответил старик, он был опытней и знал гораздо больше этих детей, решившихся на отчаянный побег.  — Не забывайте о способностях Избранников, к тому же они используют как старые технологии, так и усовершенствованные. У них есть тепловизоры, приборы ночного видения, датчики движения и оружие. Так что уйти будет очень не просто.
        — У нас нет другого пути,  — вздохнула Искра, поправляя лямки рюкзака, что уже натирали плечи. Девушка оглянулась и посмотрела на селение, что скрывалось во мраке ночи; она не первый раз сбегает из него, но впервые не собирается возвращаться. На душе было тяжело, но иного пути она не видела. Главное — суметь уйти достаточно далеко и не попасться Избранникам.
        — Да,  — вздохнул старик, который вновь потерял свой дом. Впервые за долгие годы, Андрей Николаевич сделал свой собственный выбор, который не был продиктован страхом, это решение было результатом его сентиментальности и безответной любви к Марии, к которой он скоро присоединится. Ну а пока… пока он поможет её внукам.

        Поймать беглецов

        Глава поселения был высоким и грузным мужчиной в самом расцвете сил, благодаря своему статусу он жил намного лучше односельчан, его даже можно было назвать холеным, ведь блондину не приходилось работать столько же, сколько другим. Сейчас Михаил нервно мерил шагами просторную комнату своего дома, а все его естество дрожало от страха. Еще бы, ведь Искра и Константин умудрились сбежать ночью, а они ничего не заметили. Мальчика должны были на днях забрать в академию Чертога, а тут такая утрата; уж лучше бы они не сообщали Избранникам о новом сироте. Михаил со всей силы ударил кулаком по стене: ему стоило предусмотреть это, особенно учитывая характер Искры. Но нет, он понадеялся, что мальчишку заберут раньше, чем она успеет что-то предпринять! Глава боялся даже подумать о том, что с ними сделают Избранники, когда прибудут в селение. Хорошо еще, если прибудут просто солдаты, что обыщут лес вокруг селения, а если прилетит кто-то посерьезней? От этих мыслей становилось страшно, ведь, в случае чего, накажут именно его.
        Послышался монотонный звук моторов, и Михаил, моментально нацепив на лицо раболепную улыбку, направился на улицу, туда, где начал спуск воздушный корабль Избранников. Немногочисленные жители селения уже столпились на главной площади, что была построена именно для таких гостей и ожидали, когда парящая платформа Избранников окончательно опустится на землю. Молодое поколение, не помнящее прошлого мира и ничего не знающее о технологиях, смотрела на это как на чудо. И лишь немногие старики знали, что когда-то люди умели летать, у них были самолеты, вертолеты, космические корабли и ракеты, да и просто воздушные шары и дирижабли. Сейчас же им было строго-настрого запрещено говорить об этом, но даже тех, кто не мог удержаться и рассказывал о прошлом мире, никто не слушал, считая, что все это бредни стариков. Пройдет совсем немного времени, и первое поколение выживших окончательно покинет этот мир — тогда уже никто не вспомнит о том, что когда-то жизнь была другая, останутся лишь рабы, что не решатся перечить воле хозяев и не желают другой для себя участи.
        Когда платформа окончательно опустилась на землю, глава селения направился к ней, ведь именно ему надлежит первым поприветствовать прибывших из Чертога. Но когда он увидел тех, кто спускается по трапу, его сердце сжалось от животного страха: все оказалось очень плохо — Избранники решили лично вернуть беглецов.
        — Приветствуем вас, достопочтенные Избранники,  — Михаил поклонился людям, одетым в черные одежды, которые отличались лишь цветом рисунка на спине и груди: у одного были изображены три ядовито-зеленых сферы вокруг солнца, а у второго — оранжево-красные языки пламени. Лица Избранников скрывали шлемы, так что глава селения не мог понять, в каком настроении гости и это пугало.
        — Так значит, вы допустили побег?  — холодно поинтересовался человек с ядовито-зеленым рисунком на одежде; казалось, что ему это абсолютно безразлично, но Михаил чувствовал, что это не так. Избранники были недовольны тем фактом, что кто-то осмелился перечить их воле. Глава селения с ужасом наблюдал за тем, как рука мужчины легла на пистолет: ему уже доводилось видеть это оружие в деле. Лукам и стрелам, которыми приходилось довольствоваться селянам, было далеко до оружия Избранников.
        — Прошу простить нас,  — Михаил упал на колени, страх полностью сковал его: все, о чем мог думать мужчина — как спастись.
        — Простить?  — усмехнулся второй из прибывших гостей, который даже не пытался скрыть своего раздражения.  — Нам следует подумать о том, стоит ли оставлять вас на этой должности. Ведь вы явно не справляетесь со своими обязанностями. Вы не способны даже контролировать своих людей.
        — Мы решим этот вопрос позже, сейчас нам нужны данные о сбежавших,  — прервал его более спокойный Избранник,  — насколько понимаю, это сироты — брат и сестра?
        — Да, мальчику девять, а Искре семнадцать с половиной, они взяли все своим вещи, к тому же, с ними пошел один из стариков; они просто не могли далеко уйти, вы легко нагоните их,  — затараторил глава поселения, мысленно молясь, чтобы ему сохранили жизнь.
        — Хорошо, мы разберемся с этим,  — холодно ответил Избранник с зеленым рисунком на одежде.  — А ты пока проследи, чтобы больше никто не сбежал. Твою участь мы решим после поимки беглецов.
        Мужчины направились обратно к платформе, на которой прилетели, а Михаил вздохнул с облегчением. Раз его не убили сразу, то, возможно, все еще обойдется: кто знает, если охота будет удачной, может, хозяева смилостивятся и оставят его главой.
        — Что думаешь об этом?  — мужчина с зеленым рисунком на одеждах снял шлем, как только они вновь поднялись в воздух. Холодный ветер тут же растрепал длинные серые волосы. Несмотря на то, что ему было всего двадцать шесть, Избранник уже поседел — это была расплата за его способность создавать в своем организме едкую кислоту и яды. Прикосновение рук этого человека было смертельно опасно, а потому он всегда носил перчатки. Энки не понимал, зачем скрывать лица от ущербных людишек, что живут за пределами города, но не считал нужным перечить Верховным. Это было не в его характере, в отличие от его неуравновешенного напарника Локи.
        — Надеюсь, нас ждет хорошая охота,  — усмехнулся второй Избранник, также снимая шлем, в котором было безумно неудобно. А терпеть неудобство на охоте он не собирался. Брюнет довольно посмотрел на мониторы тепловизоров, что сейчас сканировали лес в поисках беглецов. В его черных глазах буквально полыхало пламя, он и сам покрывался огнем от нетерпения.
        — Я не об этом, а о том, что они решились на побег,  — Энки устало вздохнул: его напарник слишком горяч и вспыльчив, ему лишь бы что-нибудь спалить.
        — Потому что идиоты, чего еще ожидать от тупиковой ветви эволюции,  — усмехнулся Локи, полностью покрываясь огнем: ему не терпелось поскорее поймать беглецов и вернуться в Чертог. Общение с низшими существами раздражало Избранника.  — Они даже выжить на запретной территории не смогут.
        — Если они сбежали, значит, у них есть план,  — пожал плечами Энки, всматриваясь в данные наблюдения.
        — Неужели ты боишься не справиться?  — рассмеялся огненный человек, чьи способности к пирокинезу были весьма опасны.  — Не переживай, я сам поймаю их и притащу обратно.
        — Не стоит недооценивать беглецов, все же они знают этот лес как свои пять пальцев.
        — Не говори глупостей,  — презрительно бросил Локи; ему были не по душе такие разговоры. Он свято верил в превосходство Избранников, ведь не случайно природа наделила их такими способностями. Именно они — венец эволюции, и беспокоиться из-за жалких людишек он не собирался. Широко улыбнувшись, мужчина указал на экран.  — А вот наши беглецы!

        От огня не скрыться

        День уже близился к концу, а беглецы все еще не достигли границы изведанной территории. Искра понимала, что это плохо; если бы она только взяла меньше вещей, то идти было бы проще, но она не могла ничего бросить, ведь они идут на запретную территорию не на пару дней, а навсегда. Да и Андрею Николаевичу было идти тяжело, ведь ему уже далеко не двадцать лет. Девушка понимала, что, скорее всего, за ними уже послали и надеялась, что это простые солдаты: от них-то они смогут уйти. Хуже будет, если на поиски беглецов отправятся Избранники.
        — Андрей Николаевич, как Вы?  — Искра подошла к старику, который, тяжело дыша, облокотился о дерево: эта дорога давалась ему тяжело, но он чувствовал, что не должен бросать детей, которым нужен. Но, в то же время он переживал, что задерживает их маленькую группу, ведь наверняка большая охота уже началась. В отличие от Искры и Константина, он видел, что бывает с непокорными, и не раз; когда-то он был сильным и думал, что может бороться с несправедливостью, ведь ему было известно, каким был мир до того, как прошел ядовитый дождь, что зовется ныне Яростью небес.
        — Все нормально,  — отмахнулся старик, распрямляясь,  — нам нужно идти, до границы изведанной территории всего пара часов. Конечно, нас и там могут искать, но все же в старом городе будет скрыться легче. Ведь даже для кораблей избранников там небезопасно.
        — Что это за звук?  — Константин, хмурясь, смотрел наверх: шум доносился откуда-то сверху, но из-за сиреневых облаков ничего не было видно. С каждым мгновением звук становился все громче и настойчивее.
        — Это парящая платформа,  — Искра обреченно смотрела на небо: она уже видела такие и понимала, что это означает. Их нашли, а они даже не успели добраться до границы изведанных земель. Скинув с плеч рюкзак, она посмотрела на своих спутников.  — Нужно бежать, Константин, бросай все, если будет возможность, вернемся позже. Сейчас главное — добраться до приграничной вышки. Парящие платформы всегда облетают её стороной.
        — А я тебе говорил, что не надо столько всего брать,  — тяжело вздохнул мальчик, оглядываясь по сторонам, пытаясь понять, где они смогут спрятаться.
        — Забудь об этом,  — Андрей Николаевич посмотрел на детей; он прекрасно понимал, о чем они думают.  — От их тепловизоров и датчиков движения не спрятаться, ведь в лесу давно нет крупной живности, с которой нас можно было бы перепутать, а значит, нужно бежать, бежать изо всех сил.
        — Нужно разделиться, так они не будут знать, кого преследовать,  — Искра вновь посмотрела наверх, где появилась медленно ползущая по небу парящая платформа.  — Бегите на север, к башне, а побегу в противоположном направлении. Встретимся на месте.
        — Но сестра…
        — Никаких но, бегите,  — девушка помчалась в южном направлении,  — я смогу спрятаться, я этот лес знаю лучше них.
        — Она права,  — старик взял Константина за руку и потащил в противоположную сторону, понимая, что времени все меньше.  — Искра справится, просто верь в нее. Это наш единственный шанс.
        Мальчик и сам понимал, что все это правильно, но что-то внутри кричало о том, что если они сейчас расстанутся, то могут больше не увидеться. Искра уже скрылась из виду, а значит, и им с Андреем Николаевичем тоже пора бежать. Старик не мог двигаться быстро, но все же он старался из-за всех сил, казалось, что страх придал ему сил: он бежал совсем как молодой.
        — Далеко до той башни?
        — Таким темпом где-то час,  — ответил запыхавшийся старик: он был на пределе, но продолжал упорно двигаться вперед.  — Меньше говори, дыхание собьется… Экономь силы.
        Мальчик понимал, что его напарник прав, но также он видел, насколько ему тяжело; Константин не был уверен, что они смогут добраться до башни и не попасться охотникам, что идут по следу.
        Позади послышалось потрескивание и появился запах гари; обернувшись, мальчик увидел, как на них летит человек, полностью покрытый огнем. Это было плохо, ведь означало, что за ними послали именно Избранников. Константин резко оттолкнул старика в сторону, а сам упал на землю, и огонь пролетел прямо над ним. Подскочив на ноги, мальчик с ненавистью смотрел на пылающее пламя, что было прямо перед ним.
        — Зря ты это затеял,  — усмехнулся Локи, медленно приближаясь к ребенку, что сверлил его ненавидящим взглядом. Позади него оставался огненный след, а все вокруг загоралось. Лес полыхал ярким огнем все больше и больше, с каждым мгновением становилось все жарче. Константин прекрасно понимал, что теперь ему не убежать.  — Если честно, я надеялся, что будет интересней. Хотя, может быть, Энки повезет с твоей сестрой.
        — Нет!  — мальчик бросился вперед; сейчас он не мог здраво рассуждать, ведь его сестра была в опасности. Но Локи лишь расхохотался и отбросил Константина в сторону — одежда мальчика тут же загорелась, и он начал кататься по земле, чтобы потушить огонь.
        — Из тебя получится хороший солдат,  — Избранник навис над ребенком, но в следующее мгновение рухнул на землю. Константин с благодарностью посмотрел на Андрея Николаевича, что стоял с огромным поленом в руках. Все же, несмотря на почтенный возраст, силы не оставили его.
        — Бежим, он скоро очухается, а убить его мы не сможем,  — старик отбросил бревно в сторону и помог мальчику подняться на ноги; ожоги на его теле были весьма болезненными, но терять время было нельзя.
        — А как же сестра?  — Константин медленно поплелся за Андреем Николаевичем, сил, чтобы бежать, не было, к тому же все его мысли были только об Искре.
        — Не бойся за нее, она большая девочка, справится. Нам бы самим ноги унести.
        — Это точно!  — послышался позади злобный хрип, и тело старика, объятое огнем, отлетело в сторону. Локи был взбешен, ведь жалкий человечишка, без способностей, осмелился поднять на него руку и, более того, вырубить на несколько секунд. Он посмотрел на Константина, который застыл: только сейчас мальчик осознал, насколько опасны Избранники, раньше ему не доводилось видеть их силу, он только слышал об этом. Но сейчас, когда все вокруг пылало, он осознал, что ему не сбежать. Все было зря. Локи брезгливо откинул мальчишку в сторону — последовал жесткий удар о ствол дерева, и Константин почувствовал во рту солоноватый привкус крови; все перед глазами плыло и двоилось, мальчик из последних сил пытался остаться в сознании, но это было выше его сил, и тьма распахнула перед ним свои объятия.

        Я верну его, обязательно верну

        Искра бежала насколько могла быстро, она понимала, что должна как можно дальше оторваться от брата и Андрея Николаевича. Сейчас она надеялась, что Избранники погонятся именно за ней, девушка была уверена, что сможет сбежать от них. Когда Искра решилась на побег, она понимала, чем это чревато, но все же не жалела о безрассудном поступке. Легко перепрыгивая через поваленные деревья и маневрируя между буйной лесной растительностью, она продвигалась все дальше. Сейчас она ничего вокруг не замечала, её единственной целью был бег.
        Краем глаза она увидела черное пятно справа от себя и резко отпрыгнула в сторону — это действие было на уровне инстинктов. Искра знала, что в жестоком мире инстинкты — единственное, чему можно доверять — они никогда не подведут. Не сбавляя скорости, девушка продолжила бежать: пусть её настигли, но она не собирается останавливаться — это равнозначно смерти, ведь она ничего не может противопоставить оружию и силе Избранников… Ничего, кроме старого ножа деда, что висел у нее на поясе. Впереди показался обрывистый берег реки, а значит, до границы изведанной территории совсем немного, нужно поднапрячься и нырнуть в бурные воды, вряд ли преследователь последует за ней. Но радость была мимолетной; Искра почувствовала, как ее сбили с ног, и что-то тяжелое навалилось на нее; она начала брыкаться в бесплотной попытке скинуть с себя мужчину, что крепко придавил её к земле.
        — Не дергайся, хуже будет,  — холодный, высокомерный голос, полный безразличия, заставил Искру замереть и с ненавистью посмотреть на Избранника. Его зеленые глаза завораживали и подавляли, девушке даже казалось, что они вынимают из нее душу — безумно захотелось подчиняться этому человеку, выполнять любой приказ. Из последних сил Искра до крови закусила нижнюю губу, и боль привела её в чувство. Рука девушки потянулась к ножу: она не сдастся, она просто не имеет на это права.
        Энки на мгновение расслабился, зная, что его голосу и взгляду невозможно противостоять, да и что может сделать ему девчонка? Но в следующее мгновение он ощутил холодное лезвие на своем лице и сильный удар коленом. Искра резко дернулась вперед, скидывая с себя мужчину; девушка понимала, что не сможет убить сильного Избранника, особенно если он решит применить свои способности, но лежать и ничего не делать не собиралась.
        Энки провел рукой по лицу и с удивлением посмотрел на собственную кровь, а после на Искру, что с ненавистью и злобой смотрела на него и медленно пятилась назад. Он видел, что еще немного, и она упадет с обрыва.
        — Иди сюда,  — Избранник протянул руку, даже это маленькое недоразумение не могло лишить его спокойствия.  — Не делай больше глупостей. Это только усугубит и так незавидное твое положение.
        — Да пошел ты,  — зашипела Искра, делая очередной шаг назад: сейчас девушка была близка к панике, она не знала, что делать дальше и как сбежать. Еще один шаг назад, и Энки резко сорвался с места, и бросился на неё; вскрикнув от неожиданности, Искра отпрыгнула назад и поняла, что не чувствует земли под ногами, дальше последовал удар, еще один: она катилась вниз, все время натыкаясь на острые камни. А после послышался всплеск, и черная вода сомкнулась над её головой. Девушка поняла, что рухнула в реку, и теперь сильное течение уносило её от места падения. Инстинкт самосохранения кричал, что нужно вынырнуть как можно скорее и глотнуть воздуха, но разум упрямо твердил, что этого делать нельзя: пусть уж лучше Избранник решит, что она утонула. Из последних сил, задыхаясь от нехватки кислорода, она плыла под водой; Искра осознавала, что ей нужно оказаться как можно дальше прежде, чем всплыть. Спустя несколько минут сознание начало покидать ее, и девушка с шумом вынырнула из черной воды, жадно глотая воздух. Ей повезло: быстрое течение отнесло её достаточно далеко, чтобы Избранник не заметил того, что ей
удалось выплыть из черной отравленной реки. Борясь с течением, Искра начала продвигаться к берегу, понимая, что взобраться на почти отвесный берег будет непросто, но другого выхода у нее не было. Вода в реке была отравлена и уже начала раздражать кожу, все тело нестерпимо чесалось.
        Когда девушка, наконец, умудрилась уцепиться за ветки плакучей ивы, что свисала над водой, она смогла вздохнуть с облегчением. Переведя дух, Искра начала карабкаться наверх, отчаянно цепляясь за скользкие ветви. После мучительно долгих минут, показавшихся ей вечностью, девушка все же очутилась на твердой поверхности, и сил на то, чтобы двигаться, не осталось. Искра просто лежала на холодной земле, сотрясаясь от дрожи; все мысли покинули её голову, она просто тупо уставилась на небо, затянутое лиловыми облаками. Сейчас девушка внезапно осознала, что еще пару лет назад цвет нависающих над ними облаков был более темный и насыщенный, а сейчас сквозь него все чаще проникают другие оттенки.
        — Неужели однажды мы увидим голубое небо и солнце?  — прошептала Искра, понимая, что не может больше отдыхать. Волнение за брата и Андрея Николаевича не отпускало её. Она надеялась, что они успели добраться до башни. С трудом поднявшись на ноги, она побрела туда, где они расстались; двигаться было невероятно сложно, каждый шаг причинял боль, синяки и ушибы были по всему телу девушки, но она продолжала медленно продвигаться вперед. Ей было страшно, ведь она могла наткнуться на Избранников, а в таком состоянии она точно не сможет снова сбежать. Но оставаться на месте тоже было небезопасно, нужно было как можно скорее удостовериться, что Константин в порядке. Когда она добралась до места, где они бросили вещи, Искра устало опустилась на землю и начала рыться в своем рюкзаке. Мокрая одежда неприятно липла к коже, к тому же вода раздражала кожу. Найдя среди вещей серые брюки и рубаху из грубой ткани, девушка поспешила скинуть с себя мокрые тряпки и надеть сухую одежду. Сразу же стало намного легче; вытащив сухари, Искра взвалила на себя рюкзак и поплелась на север. Она с трудом переставляла ноги и,
казалось, вообще не соображала, что происходит, ей хотелось просто упасть на месте и уснуть, но этого делать было нельзя.
        — Нужно идти,  — убеждала себя Искра, делая новый шаг.  — Нужно идти… Нужно идти.
        Неожиданно девушка споткнулась о древесный корень и рухнула на землю; непонимающе подняв взгляд, она увидела, что все вокруг в золе, словно недавно был пожар. Сердце неприятно екнуло, и Искра начала осматриваться по сторонам, пытаясь понять, что же именно заставляет её волноваться. Послышался сдавленный стон, и девушка увидела тело человека. Искра бросилась к нему, в этом обгорелом теле узнав Андрея Николаевича; сейчас в её душе появились противоречивые чувства: с одной стороны, она понимала, что это ужасно, но, с другой, была рада, что на месте старика не оказался её брат. Искра ненавидела себя за собственные мысли, но ничего не могла с собой поделать.
        — Искра,  — прохрипел старик, смотря на размытый образ девушки, что появилась перед ним.  — Прости, я не смог уберечь его, они забрали Константина.
        — Тише, вам нельзя говорить,  — дрожащими руками девушка приподняла голову старика и поднесла к его губам флягу с чистой водой.
        — Не стоит, мне уже не помочь, и твоему брату… тоже.
        — Глупости. Я верну его, обязательно верну!
        — Его забрали в Чертог, ты никогда не сможешь туда пробраться, а даже если и сможешь… не выберешься обратно.
        — Ошибаетесь,  — Искра широко улыбнулась: сделать это ей удалось с трудом, но она хотела, чтобы старый друг её бабушки, человек, который столько сделал для них, в последние минуты жизни видел её улыбку и уверенность.  — Я верну брата, и никакие Избранники меня не остановят.
        — Знаешь,  — неожиданно усмехнулся мужчина,  — внешне ты копия мамы, только волосы безумного цвета, а вот характер… характер у тебя от деда.
        — Правда?
        — Да,  — глубоко вздохнув, Андрей Николаевич погрузился в воспоминания, он хотел рассказать девочке о своем друге, которого никогда не забудет.  — После того, как прошел дождь, люди не знали, что делать… Мы жили мародерством, поедая все, до чего могли добраться, и беря все, что плохо лежит. Мы были разобщены, и некоторые решили воспользоваться ситуацией. Появились банды, что творили все, что только взбредет им в голову: убивали, насиловали, жгли дома… Это было пострашнее ядовитого дождя, а мы… Мы не знали, как себя защитить. Тогда-то я и встретил Сергея: он спас мне жизнь и привел в убежище. Мы обосновались в здании школы, туда же принесли еду, одежду, вещи и оружие… Мы очистили полицейский участок и военную часть, что располагалась в городе, там же взяли топливо. Теперь… Мы могли защищаться от банд… С каждым днем нас было все больше… Но однажды появились монстры… Мутанты, что начали убивать нас одного за другим… Каждая ночь была адом, уносящим жизни. Ты должна была видеть их в городе.
        — Да, пару раз они смогли подобраться ко мне очень близко,  — мрачно усмехнулась Искра.
        — Да, они убили твоего деда… Он защищал Марию и твою мать, а после его смерти, мы не смогли долго оставаться в городе и ушли в леса…
        Андрей Николаевич тяжело вздохнул, чувствуя, что жизнь покидает его. Ослабевшими руками он достал из-за пазухи серебряную цепочку с прикрепленными к ней в качестве кулона ключами и брелоком-медвежонком.
        — Возьми,  — он протянул украшение Искре.  — Это моя память. Ключи от моего дома, я хранил их все это время, и пусть они бесполезны… Но это мои воспоминания. Пусть они будут у тебя… Искра, ты должна добраться до города, найди наше убежище, там в подвале должны были сохраниться оружие, патроны и топливо. Ты умная девочка… Ты разберешься… я…
        Глаза старика закрылись, а грудь перестала вздыматься от неровного дыхания; еще один человек, что помнил, каким был мир раньше, навсегда обрел покой. Искра устало поднялась на ноги: нужно было идти дальше. Теперь она осталась совершенно одна, вокруг нее царила тишина, что заставляла девушку беззвучно рыдать от отчаяния.

        ¦ 63-90-785

        Просторная комната была заполнена светом и монотонным жужжанием приборов, которые были подключены к телу девятилетнего ребенка. Константин лежал без движения и дышал через пластиковую трубку, все его тело было покрыто ожогами, волдырями и ранами. Медик в безупречном белом халате осматривала пациента, недовольно качая головой.
        — Локи, неужели нельзя было аккуратней?  — брюнетка бросила на мужчину быстрый взгляд, полный негодования.  — На восстановление его физической формы уйдет много времени и сил. Уж лучше бы ты убил мальчишку.
        — Нет,  — подал голос Энки, что также находился в лазарете,  — те, кто живут за пределами Чертога, должны понимать, что побег невозможен. Их судьба — повиноваться, а значит, мальчишка должен выжить и стать частью нашей армии, чтобы все видели это.
        — Как всегда рассудителен,  — медик звонко рассмеялась,  — как ты умудрился упустить девчонку?
        — Да ладно тебе, Бригид,  — вступился за друга Локи,  — она все равно нам была не нужна — слишком взрослая, чтобы поддаться влиянию Гекаты: ты же знаешь, она может работать только с детьми.
        — И тем не менее,  — не унималась брюнетка,  — эта Искра уже достигла репродуктивного возраста, мы вполне могли бы переселить её в другое селение. Ты же знаешь, как важно поддерживать численность представителей ущербной ветви эволюции… Их не должно быть слишком много, но и уменьшаться их численность тоже не должна.
        — Одной больше, одной меньше,  — отмахнулся Локи,  — какая разница?
        Энки же мрачно смотрел на Константина; он не сомневался, что Бригид поставит мальчика на ноги в кратчайшие сроки, учитывая её способности и технологии Избранников, это не составит труда. Но все же, блондин никак не мог забыть карие искрящиеся глаза его сестры. Рука сама потянулась к шраму, что пересек его щеку. Рана была не глубокой, и ее можно было легко убрать, но Энки не хотел этого. Он проявил беспечность, и этот шрам будет вечным напоминанием об этом.
        — Хватит думать о пустяках,  — медик подошла к блондину и нежно провела ладонью по лицу мужчины: ей доставляло удовольствие прикасаться к шрамам, язвам и нарывам. Это позволяло ей не забыть, что они не боги, чьи имена носят — они так же уязвимы, пусть многие Избранники и позабыли об этом.  — Давай я уберу его.
        — Нет!  — злобно сверкнув глазами, Энки направился к выходу из больничной комнаты; он никак не мог успокоиться, впервые за долгие годы жесткого самоконтроля он вышел из себя.
        — Что это с ним?  — Бригит перевела удивленный взгляд на усмехающегося Локи.
        — А сама-то как думаешь? Наш безупречный друг допустил ошибку, вот и бесится. Когда мальчишка встанет в строй? Что передать в Академию?
        — Через пару дней он будет вполне готов к обучению, но Гекате придется нелегко: у него сильная воля.
        — Это уже её проблема. Ты же знаешь, она хорошо знает свое дело и любит ломать этих детишек, постепенно проникая в их разум и изменяя тело. И этот мальчишка не станет исключением.
        — Иди уже, мне работать надо,  — женщина подошла к пациенту, работы предстоит много: нужно пересадить донорскую кожу, проверить кровь на вирусы и заражение, провести дезинфекцию. Уж лучше бы Локи сжег его дотла, чтобы не осталось даже пепла. Бригид с маниакальной улыбкой надавила на гниющий шрам на животе Константина, любуясь тем, как смесь крови и зеленоватой гнили проступает на коже ребенка.  — Бедняжка, с беглецами, особенно такими своевольными, у нас не церемонятся. Скоро ты познаешь истинные боль и унижение. Думаю, мы с тобой еще не раз увидимся.
        Спустя 3 дня

        Высокая статная женщина с гладковыбритой головой вошла в лазарет и тут же скривилась от едва уловимого запаха лекарств. Длинное черное платье в пол сидело на ней как вторая кожа, и при каждом шаге в разрезах платья появлялись стройные ножки. В руках она держала деревянную трость с металлическим набалдашником в виде головы орла. Гекате было уже больше сорока, но она по-прежнему выглядела очень молодо, хотя все же возраст давал о себе знать.
        — Какие люди,  — Бригид удивленно посмотрела на директора военной академии. Она никогда не приходила за новобранцами лично, а тут заявилась, несмотря на свою необъяснимую неприязнь к медикам.
        — А чего ты ожидала? У нас первый беглец за двадцать лет — это большое событие, естественно, я хочу лично увидеть новобранца.  — Женщина презрительно посмотрела на брюнетку, она даже не пыталась скрывать свое отношение к Бригид.  — Где он?
        — Сейчас приведу,  — усмехнулась брюнетка, которая уже давно не обращала внимания на эту самовлюбленную фурию. Бригид направилась за Константином, что уже был готов к отправке в Академию. Сейчас мальчик рассматривал свою новую одежду — темно-коричневую курсантскую форму. В его селении не было таких тканей, да и одежда была простой.
        — Идем, за тобой пришли,  — Бригид с некой жалостью посмотрела на ребенка, но это было мимолетный явлением, и спустя мгновение её взгляд вновь стал холодным и презрительным.
        — Кто?  — Константин недовольно посмотрел на медика, эта женщина не нравилась ему: пусть она и вылечила его ожоги, но она была настоящей садисткой, что просто упивалась его болью во время медицинских процедур.
        — Геката, она отвечает за обучение таких же сирот, как ты.
        — То есть это она делает из нормальных людей тупых безжизненных марионеток?  — огрызнулся мальчик, понимая, что все это глупо, но все еще не мог смириться со своей судьбой, к тому же он не знал, что стало с Искрой.
        — А он своеволен,  — хмыкнула Геката, внимательно рассматривая ребенка,  — но ничего, мы это исправим. С этого момента, у тебя нет имени, нет семьи, нет своего мнения. Ты будешь делать то, что тебе приказывают, думать о том, о чем скажут. Тебе понятно?
        Константин сжал зубы от злости и с ненавистью посмотрел на женщину, понимая, что не должен дерзить, но становиться марионеткой, лишенной воли не собирался.
        — На твоей форме написан номер,  — продолжила довольная Геката, которая уже предвкушала, как будет ломать этого своевольного мальчишку.  — Запомни его: ¦ 63-90-785. Отныне ты будешь откликаться только на него, теперь это твое имя.
        Женщина наклонилась к лицу Константина и внимательно посмотрела в карие глаза, в которых видела ненависть и злость, а еще не сломленная пока воля.
        — Итак,  — Геката сделала многозначительную паузу.  — Как твое имя, курсант?
        — Константин.
        Дальше последовал удар тростью, он был такой силы, что мальчик упал на пол, во рту появился солоноватый привкус, и ребенок сплюнул на пол кровь. Он понимал, почему его ударили — эта женщина просто хотела его сломать, продемонстрировать свое превосходство.
        — Неправильный ответ,  — почти нежно сказала Геката.  — Итак, как твое имя?
        — Константин!  — ребенок не собирался сдаваться, возможно, это глупое упрямство, но он должен был показать, что его не запугать и не сломать, он будет держаться до последнего.
        Новый удар сбил с ног пытавшегося подняться мальчика; это было больно, очень больно, но ребенок продолжал упираться. Пусть Избранники делают с ним что угодно, но он не забудет свое имя и свою сестру.
        — За неповиновение у нас принято наказывать,  — скривилась Геката, направляясь к выходу,  — но подробней тебе это объяснят уже в Академии.
        В комнату вошло несколько солдат, один из них схватил Константина за руку и потащил за собой по полу: у мальчика не было даже возможности подняться. Сейчас он отчетливо понял, что выжить и сохранить свою личность в этом месте будет очень нелегко.

        Старый город, новый дом

        Искра медленно переставляла ноги, тупо уставившись вперед, все мысли разом исчезли из головы и только инстинкты заставляли её идти и идти, не останавливаясь. Усталость, отчаяние, боль — все смешалось воедино внутри нее, девушка уже не чувствовала себя живой, скорее уж оболочкой, в которой ничего не осталось.
        Ночь опустилась на лес, и теперь почти ничего не было видно, отчего Искра постоянно спотыкалась, падала, поднималась и снова падала. Она и сама не понимала, почему не остановится, не уснет прямо на холодной земле; с каждым новым движением девушка все больше замечала, что тело не слушается её, оно казалось легким, словно ватным, и Искра уже не чувствовала своих конечностей. Когда показалась вышка, что стояла на границе изведанных территорий, у девушки словно открылось второе дыхание: теперь она просто бежала вперед, не обращая внимания на тяжесть рюкзака за спиной. Когда она достигла проржавевшей металлической конструкции, то просто рухнула на землю. Цель была достигнута, и силы покинули Искру окончательно: она просто лежала и слушала ветер, что завывал среди деревьев. Тяжелые веки опустились, и Искра погрузилась в беспокойный мир снов.

* * *

        Утро встретило Искру жутким холодом, девушка с трудом разлепила глаза и приняла сидячее положение. Все вокруг было покрыто тонким слоем инея, хотя до зимы было еще далеко. Поежившись, Искра занемевшими руками потянулась к завязкам рюкзака. Она понимала, что нужно поесть и выпить отвар из целебных трав, иначе она просто не сможет идти. Сейчас, немного отдохнув, девушка осознала все, что произошло вчера. Её брата поймали, Андрей Николаевич мертв, а она осталась совершенно одна. Какой теперь смысл идти в старый город, что кишит монстрами?
        — Что же теперь делать?  — Искра поднялась на ноги и, взвалив на себя рюкзак, поплелась к городу.  — Я должна вернуть брата… Я не могу оставить его Избранникам… не могу.
        Девушка не знала, что делать дальше, но сейчас в её душе родилась решимость, а голове начал вырисовываться план: она обоснуется в городе, найдет убежище своего деда и оружие, а после дождется, когда Избранники снова посетят руины. Искра не сомневалась в том, что она легко проберется на парящую платформу, а дальше все, что останется — это найти в Чертоге брата и вытащить его, пока его не превратили в бездушную машину.
        Сейчас, когда появился пусть и безумный, но план, девушка воспарила духом и ускорила шаг. У нее мало времени, ведь неизвестно, когда Избранники решатся посетить старый город. У неё впереди много дел: в первую очередь, нужно найти здание школы — раз уж её дедушка устроил там убежище, так почему бы ей не сделать то же самое. К тому же, там есть все необходимое для выживания, да и отбиваться от мутантов, которыми кишат руины, там будет намного проще. Искра точно знала, что выживет и спасет брата, а дальше они придумают, что делать и куда идти.

* * *

        Искра достигла города на закате, и это было очень плохо, ведь когда ночь окутает мир окончательно, на охоту выйдут мутанты, для которых она просто пища. Раньше девушка никогда не оставалась на ночь в городе, но сейчас ей придется это сделать. Если она хочет спасти Константина, придется научиться защищаться и выживать в этом месте, полном смерти. Сколько бы она не была здесь, каждый раз ей становилось не по себе в этом месте. Всюду валялись белесые кости людей, что так и не были похоронены после того злосчастного дождя. Город был наполнен скрипами, хрустами и шорохом, Искре даже казалось, что за ней пристально наблюдают, хотя почему казалось? Наверняка, твари, обитающие в городе, уже присматриваются к потенциальной жертве.
        Девушка знала, где находится школа, по крайней мере, она надеялась на это. Это было довольно-таки большое трехэтажное здание с большими окнами, которое стояло как бы отдельно от других домов и было огорожено ржавым забором, а точнее тем, что от него осталось. Таких зданий в городе было несколько, но Искра надеялась, что она направлялась к нужному дому. Ведь с каждой минутой становилось все темнее, а за спиной уже слышалось рычание и чьи-то тихие шаги. Она практически бежала, страх, тот самый страх, благодаря которому люди смогли выжить, подстегивал её, она чувствовала, как её неотступно преследуют.
        Искра ворвалась в полуразрушенное здание, которое сейчас, спустя шестьдесят лет после ядовитого дождя, вряд ли могло служить хоть кому-то убежищем. Судорожно оглядываясь по сторонам, она увидела лестницу, ведущую вниз. Сразу же в мозгу всплыли слова о том, что оружие хранится именно в подвале. Не задумываясь, девушка ринулась в темноту, что полностью захватила помещение. Искра двигалась на ощупь, трясясь от страха.
        — Только бы не ошибиться,  — рука девушки нащупала дверь, которая, как ни странно, была на месте. Надавив на нее, она ввалилась в темную комнату и захлопнула дверь, придавив её спиной. Дыхание сбилось, а ладони вспотели от волнения, обостренный слух улавливал тихие, мягкие шаги за стеной и чье-то рычание. Искра замерла, она даже дышала через раз, молясь, чтобы тварь прошла мимо и не пыталась выбить хлипкую дверь.
        Неожиданно комнату озарил свет, от которого девушка зажмурилась: она не понимала, как такое возможно, даже днем свет не был таким ярким.
        — Давненько у меня не было гостей,  — послышался дребезжащий старческий голос.  — Не бойтесь, юная леди, они не сунутся сюда, пока горит свет.
        Искра приоткрыла глаза и взглянула на человека, которого не заметила раньше. Это был старик, одетый в пятнистый зеленый костюм. Она уже видела подобную одежду, когда бродила по городу. Его длинные седые волосы были заплетены в жиденькую косу, как, впрочем, и бородка. Незнакомец пристально рассматривал незваную гостью, решая, что же с ней делать: разрешить остаться или выставить за дверь, туда, где в темноте блуждают голодные мутанты. Его взгляд остановился на груди девушки, где висели ключи на цепочке.
        — Ты знаешь Андрея?  — старик присел рядом с ней на корточки и прикоснулся к ключам.  — Он всегда носил их с этим глупым брелоком-медвежонком. Это был подарок его сестры… Он ненавидел его, пока не пошел дождь, а после жалел, что так и не сказал малышке спасибо.
        — Это его память,  — Искра напряженно смотрела на мужчину, не понимая, чего от него ожидать: несмотря на возраст, в нем чувствовалась сила. Он явно давно уже живет в брошенном всеми городе, среди хищных тварей.
        — Как поживает мой старый друг?
        — Он умер… вчера.
        — Жаль… Но это было неизбежно, время не делает нас моложе,  — вздохнул старик.  — Меня зовут Виктор, а тебя?
        — Искра, а откуда этот свет?  — девушка посмотрела на потолок, где висели стеклянные капсулы, источающие свет.
        — Это лампы,  — рассмеялся старик,  — мне пришлось хорошенько потрудиться, чтобы сделать генератор для электричества. Но ты вряд ли знаешь, что это.
        — Я читала о нем, но не видела,  — сейчас Искре стало намного спокойней, она больше не ощущала опасности, что еще недавно исходила от этого старика.  — Я себе немного иначе представляла искусственный свет.
        — Разве вам можно читать?
        — Нет, но бабушка научила меня, я частенько бывала в городе, чтобы найти книги.
        — Вот оно как,  — Виктор помог Искре подняться.  — Идем, малышка, расскажешь мне все, уверен, твоя история весьма интересна.
        — А как же…  — девушка бросила испуганный взгляд на дверь.
        — Не волнуйся, пока горит свет, они сюда не сунутся,  — довольно рассмеялся старик, идя в глубь подвала, где стояли кровати, ящики и много всякой всячины, которую Искра никогда не видела.  — Что ж, расскажи мне, малышка, как ты решилась на побег, ведь такого не было уже двадцать лет. Наверняка, Избранники просто в гневе.
        — Это точно,  — зевнула девушка: все же она устала… Очень устала, но Виктор явно соскучился по общению, а значит, ей придется рассказать свою историю прежде, чем этот человек позволит ей уснуть.

        Притворное смирение

        Константин не собирался сдаваться, у него есть имя, и никакой номер его не заменит! Несмотря на свой возраст, он понимал, чего добивались Избранники: они стремились, чтобы он забыл о том, кто он, чтобы страх заставил его подчиняться, и позабыть о том, что у него есть собственная воля. Но разве он может забыть? Разве он может сдаться, ведь если он проявит эту слабость, он уже не сможет помочь Искре. Мальчик прекрасно осознавал, что если продолжит сопротивляться, то будет наказан, но что с этим делать, не знал. Его притащили в маленькую комнатушку, где стояли несколько кроватей, прикрученных к полу, рядом с каждой была металлическая тумбочка, на одной из которых лежала одежда и обувь.
        — Переоденься,  — приказал его тюремщик, выходя из тесной комнаты, и Константин с ненавистью уставился на запертую дверь. Сейчас, оставшись один, он понял, что у него нет ни одного шанса сбежать. Отчаяние охватило его: Константин чувствовал себя никчемным, жалким ребенком, который ничего не в силах изменить. На глаза мальчика навернулись слезы, которые он отчаянно пытался сдерживать. Он был уверен, что за ним наблюдают и не хотел проявлять слабость, которая доставит удовольствие Избранникам, особенно той женщине, что забрала его из лазарета. Наверное, ему никогда не удастся забыть её глаза — блеклые, холодные, в глубине которых застыла ненависть и презрение, но кроме этого было в них что-то еще, что-то, что заставляло все внутри леденеть от ужаса.
        Медленно подойдя к тумбочке, Константин взглянул на одежду — это были брюки и куртка темно-коричневого цвета из плотной прочной ткани. Такой одежды не было ни у кого в селении; Искра как-то раз приносила одежду из старого города, но носить её было нельзя: не положено, да и у сестры могли быть неприятности, ведь все предпочитали делать вид, что не знали, куда иногда исчезает девушка. Немного поразмыслив, ребенок все же решил переодеться: все же эта одежда была удобней той, что ему выдали в лазарете. Форма оказалась впору, словно специально для него сшита, да и обувь оказалась удобной — такая точно мозоли не натрет.
        — И что дальше?
        Но ответа не последовало, и тогда мальчик просто улегся на кровать, уставившись в потолок невидящим взглядом. Константин понимал, что ему дали время на размышление и принятие правильного решения, но вот какое оно — правильное решение и есть ли оно? Мысли то и дело возвращались к родному дому, сестре и Андрею Николаевичу; мальчик знал, что старик не мог выжить: слишком серьезными были раны, даже молодой не смог бы уцелеть, а тут такой возраст. Время медленно ползло, а в комнату так никто и не вошел, в какой-то момент Константин даже подумал, что о нем просто позабыли. Но это было бы слишком хорошо, чтобы быть правдой. Наконец, послышался скрип замка, и в комнату вошли несколько человек в такой же форме, какая была на мальчике. Приняв сидячее положение, Константин осмотрел солдат: все они были старше его, их глаза уже потухли и были пустыми, как у марионеток, в них не было даже намека на собственную волю или мысли. Эти люди ничем не отличались друг от друга: одинаковая одежда, одинаковые стрижки, одинаковое выражение лиц, только номера, пришитые на груди курток, были разные.
        — Я, ¦ 63-90-113, командир десятки, в которой ты будешь обучаться с этого момента,  — парень лет семнадцати придирчиво осмотрел новобранца, который не выказывал никакого почтения старшим. ¦ 63-90-113 уже изучил личное дело мальчишки и понимал, что в его руки попал своевольный беглец, которого ему предстоит сломать.
        Ребенок молчал, просто не зная, что должен ответить на это: представиться, промолчать или что-то еще?
        — Назовись!  — после минутного молчания приказал парень, все так же холодно и безразлично смотря на мальчишку.
        — Константин,  — тихо произнес ребенок, прекрасно понимая, что от него хотят услышать совсем другое. Но отказаться от имени он не мог, ведь это означало бы, что он становится таким же, как они.
        — Это неверный ответ,  — последовал сильный удар, от которого мальчишка упал с кровати. Криво усмехнувшись, Константин поднялся на ноги и сплюнул кровь на пол.
        — Да неужели? Я свое имя знаю,  — зло бросил ребенок. Он осознавал, что это глупо, понимал, что провоцирует солдат, но все же продолжал упрямо смотреть на этих людей с безразличными, тупыми лицами.
        — Тебе следует его забыть,  — спокойно ответил командир, который ожидал подобной реакции: все новички вели себя так, хватались за прошлое, как утопающий держится за соломинку. Он и сам был таким когда-то давно.  — С этого момента ты ¦ 63-90-785. Ты должен откликаться на этот номер и называться именно так.
        — Еще чего?!  — Константин понимал, что должен согласиться, но мог смириться с тем, что он теперь никто, просто номер. Ему казалось, что стоит забыть собственное имя, и он станет таким же, как они.
        — За неповиновение у нас предусмотрено наказание,  — холодно ответил ¦ 63-90-113, давая знак своим подчиненным. Константину заломили руки и грубо потащили из комнаты. Парень пытался сопротивляться и упираться, но все было бесполезно, он ничего не мог противопоставить сильным, тренированным солдатам. Отчаяние, страх, жалость к себе — именно эти чувства испытывал Константин, жизнь которого уже никогда не будет прежней, но как сохранить свою сущность в этом месте и не уподобиться марионеткам Избранников? Мальчишку закинули в узкую, холодную камеру без окон и какой бы то ни было мебели.
        — Посиди здесь, подумай, мы вернемся через сутки, и надеюсь, тогда ты дашь правильный ответ на мой вопрос.
        Дверь закрылась на засов, и Константин остался один в темноте, обхватив себя руками, он опустился на ледяной пол. В этой камере было слишком холодно, и тело начало медленно коченеть. Что ж, действительно идеальная атмосфера для размышлений. В полном одиночестве, в холоде и темноте в голову мальчика лезли совсем не оптимистичные мысли. Ребенок понимал, что, если продолжит упрямиться, его убьют, и тогда он не сможет позаботиться о сестре, но если он смирится и признает, что у него нет имени, а есть лишь ненавистный порядковый номер, тогда он потеряет себя и превратится в игрушку, покорно выполняющую приказы Избранников.
        — Ну и что мне делать?  — мальчик сильнее обхватил себя руками, чтобы унять дрожь. Сколько времени он уже тут сидит? Может быть, пару часов, а может — несколько минут. Константин понимал, что должен принять решение, но вот что он может в этих обстоятельствах?
        Внезапно зажегся свет, что неприятно резал по глазам, и мальчик даже зажмурился, чтобы прийти в себя. В следующее мгновение послышался скрип двери, и кто-то вошел в камеру. Приоткрыв глаза, мальчик увидел солдата, что принес миску с похлебкой. Ему было около пятнадцати лет, и, как это ни странно, но в его синих глазах все еще была жизнь. Константин чувствовал, что здесь что-то не так, но промолчал, продолжая напряженно смотреть на неожиданного посетителя.
        — Поешь,  — солдат поставил миску на пол рядом с мальчиком и присел рядом.  — Я не уйду, пока ты все не съешь, не заставляй меня силой вливать в тебя похлебку.
        Дрожащими руками мальчик взял горячую миску с едой; он действительно был голоден, казалось, что даже желудок прилип к спине — настолько там было пусто. Еда оказалась вкусной и питательной, с самого первого глотка насыщенного бульона он почувствовал, как к нему возвращаются силы.
        — Вот так-то лучше,  — усмехнулся солдат, чем подтвердил догадки Константина, что он не тот, за кого себя выдает.  — Не сопротивляйся, в Академии Чертога лучше, чем в твоем селении. Здесь есть хорошая теплая одежда, вкусная, питательная еда; тебе не надо думать о том, что ждет тебя завтра: Избранники научат тебя всему, что должен знать солдат. А что тебя ждет, если вернешься? Там нет ничего хорошего, поверь мне.
        — А ты-то откуда знаешь?  — зло бросил Константин,  — что вы, Избранники, знаете о жизни в селениях?
        — О чем ты?  — продолжал улыбаться солдат.
        — Ты же не думал, что я действительно поверю в то, что ты солдат, который когда-то жил в одном из селений тех, кого вы считаете тупиковой ветвью эволюции?  — мальчик понимал, что не стоит так говорить и в очередной раз провоцировать своих тюремщиков, но остановиться не мог.
        — Не важно, кто я, главное — то, что я сказал, правда,  — пожал плечами раздосадованный парень: он не думал, что его смогут раскрыть, ведь еще никто не узнавал в нем Избранника. Где же он допустил ошибку? Поднявшись на ноги, парень направился к двери.  — Подумай над моими словами. Подумай над тем, что будет лучше для тебя.
        Когда он ушел, свет снова погас, и Константин тяжело вздохнул. А действительно, что лучше для него? Если продолжит сопротивляться, одним сидением в холодной камере дело точно не ограничится, да и в словах Избранника был смысл. Что же делать? Мальчик мрачно усмехнулся. Раз они хотят видеть его покорность, пусть будет так. Он сделает все, чтобы они поверили, что он смирился, а когда они расслабятся и потеряют бдительность, тогда он сбежит. Главное — не заиграться и не потерять себя, не стать пустой оболочкой, что служит хозяевам Чертога.

* * *

        — Как он тебе?  — спросила Гера у вошедшего в её кабинет парня, не поднимая взгляда: она была слишком занята, чтобы отвлекаться от важных дел.
        — Он не поддался внушению,  — задумчиво протянул Даджал, присаживаясь в удобное кресло напротив хозяйки военной Академии Чертога.  — И даже узнал, что я один из Избранников.
        — Как я и предполагала, он весьма перспективный образец, будем работать с ним дальше. Не спускай с него глаз, такого, как он, сломать будет не просто.
        — Я и сам собирался так поступить,  — усмехнулся Даджал; он будет пристально наблюдать за этим номером 63-90-785, теперь сломать его, заставить делать то, что нужно Избранникам — это вопрос чести. Никто не может противостоять его силе, и этот мальчишка не станет исключением.

        Я остаюсь

        Искра открыла глаза, когда почувствовала приятный, дразнящий запах еды, и только сейчас осознала, насколько голодна. За весь вчерашний день она съела только пару сухарей, так что её желудок буквально прилип к спине. Не было сил даже просто подняться. Но девушка не привыкла сдаваться так быстро, особенно когда цель так близка. Сползя с жесткой кровати, пошатываясь и спотыкаясь, она пошла за запахом, который исходил из соседнего помещения.
        — Проснулась уже?  — Виктор протянул девушке еще теплый кусок мяса и стакан травяного отвара, один запах которого бодрил её. Искра жадно начала поглощать мясо, она глотала его, практически не жуя. Это было настолько вкусно, что девушка чуть ли захлебывалась слюной. Мясо было большой редкостью — охотникам её родного селения все реже удавалось подстрелить какое-нибудь животное, а то, что удавалось получить, женщинам и детям было не положено.
        — Не торопись, никто не отберет,  — усмехнулся мужчина, протягивая Искре еще один кусок.
        — Откуда оно?  — утолив первый голод, девушка начала есть медленно, тщательно все пережевывая и запивая отваром. Она чувствовала, как медленно силы возвращаются к ней.
        — Помнишь ту тварь, что вчера преследовала тебя?  — Виктор насмешливо смотрел на Искру: давненько он не встречал настолько голодного человека.  — Так вот, это она. Ночью охотятся они, а с восходом солнца сами становятся добычей… И, должен признать, весьма вкусной.
        — Ясно,  — девушка на мгновение задумалась: она частенько бывала в городе, но никогда не видела там других людей, натыкалась на монстров, на Избранников, но не было других рабов.  — Скажите, что вы здесь делаете один? Вы тоже беглец?
        — Я сторож этого места,  — Виктор тяжело вздохнул, размышляя, как все объяснить этому ребенку, не знающему, что есть другая жизнь,  — сторож и наблюдатель.
        — А поподробней можно? Что вы сторожите?  — Искра хотела знать как можно больше, она понимала: если хочет спасти брата, должна знать, что происходит и как бороться не только с Избранниками, но и с монстрами, а этот человек живет в старом городе, судя по всему, уже давно.
        — Это долгая история…  — усмехнулся мужчина, смотря пустым взглядом куда-то вдаль: собственные воспоминания увлекли его далеко от этого времени и места.  — Ты не первая сбежала от своей судьбы в поисках лучшей жизни. Двадцать лет назад было масштабное восстание, которое Избранники жестоко подавили, но многим удалось покинуть изведанные территории и построить свой собственный город в неизведанных землях.
        — Город, не подконтрольный Избранникам? А как же мутанты?  — Искра не могла поверить своим ушам: неужели есть место, где простые люди могут жить совершенно спокойно и делать то, что считают нужным, не опасаясь наказания?  — И что тогда вы делаете здесь?
        — Наблюдаю за действиями Избранниками, жду, когда они отправятся в неизведанные земли,  — усмехнулся Виктор, видя, как в карих глазах появилась надежда и интерес. Все эмоции и мысли отображались на её лице — эта девушка не умела притворяться.  — Это место расположено на границе территории Избранников и людей, и, поверь мне, малышка, твои хозяева сделают все, чтобы уничтожить людей, которых не могут контролировать. Думаешь, зачем им армия?
        — Чтобы контролировать наши селения,  — нахмурилась Искра, но она понимала, что это неправильный ответ.
        — Для этого армия не нужна,  — хрипло рассмеялся мужчина,  — силы Избранников достаточно. Люди ничего не могут противопоставить им, да ты и сама это видела, когда столкнулась с одним из них… Нет, малышка, солдаты им нужны для того, чтобы отправить их в неизведанные земли и уничтожить город беглецов, ну и, конечно, чтобы сдерживать угрозу мутантов.
        — Вы ждете, когда это произойдет?  — догадалась девушка; то, что рассказывал Виктор, казалось просто невероятным. Искре хотелось увидеть город людей, узнать, как там все устроено.
        — Да, им придется пролететь через старый город, и, когда это произойдет, я отправлю сигнал в Нову, чтобы люди были готовы, ну а пока я наблюдаю за тем, что они делают в старом городе. И понемногу изучаю знания прошлого — эта школа идеальное место для этого. Знаешь, когда прошел кислотный дождь, мне было всего девять, я ненавидел учиться, считая это глупой тратой времени. Я прогуливал школу, предпочитая играть в приставку или смотреть телевизор. А вот после того, как почти все погибли, я понял, что был не прав, и вот до сих пор продолжаю учиться. Жизнь — забавная штука.
        — Наверное,  — девушка пожала плечами: ей сложно было понять то, о чем говорил Виктор. Если бы у нее была возможность учиться, она ни за что не пыталась бы от нее отлынивать. К тому же, она просто не знала, что такое телевизор и приставка; конечно, бабушка рассказывала ей об этих приборах, но Искре было тяжело вообразить что-то подобное.
        — Знаешь, до дождя жизнь была простой и понятной, мы жили в мире грез,  — на глаза старика навернулись слезы; девушка видела, что он всей душой стремился вернуться в прошлое, в котором был счастлив.  — Но реальность жестока, и «Люди Х» оказались вовсе не героями, защищающими человечество.
        — «Люди Х»?  — девушка непонимающе смотрела на Виктора, который лишь отмахнулся от нее.
        — Забей, это старая сказка о моих любимых супергероях. Но реальность оказалась далека от комиксов. Сильный всегда будет желать получить власть и все блага, ему незачем защищать того, кто слабее. Ты должна отправиться в Нову, там ты будешь в безопасности.
        — Нет,  — Искра покачала головой; разумом она понимала, что правильное решение. Там, среди людей, она сможет жить так, как хотела, ничего не боясь. Она сможет учиться и попытаться восстановить утраченные знания, что позабылись за шестьдесят лет. Хотя, возможно, свободные люди уже сделали это. Девушка хотела увидеть ту другую жизнь, о которой она могла только мечтать, но мысли о Константине не давали ей покоя. Искра точно знала, что её брат жив и нуждается в ней, она должна забрать его, и тогда они вместе смогут отправиться в Нову.  — Я должна вернуть брата, а значит, пока мне стоит остаться здесь.
        — Глупая,  — раздраженно вздохнул Виктор, с жалостью смотря на девушку,  — ты не сможешь попасть в Чертог, а даже если такое чудо свершится, то вы не покинете это место. Тебя поймают, и либо убьют, либо отправят в другое селение.
        — Я не могу сдаться,  — Искра упрямо посмотрела на старика: ну как он не понимает, что семья — это самое важное, что есть в этом мире, и она не может её лишиться?
        — Хорошо, можешь остаться,  — обреченно вздохнул Виктор, поднимаясь с хлипкого стула и направляясь к многочисленным ящикам, что стояли вдоль стен. Мужчина начал там рыться, ища что-то.  — Вот оно.
        Старик протянул Искре одежду: камуфляжные брюки и куртку, покопавшись в ящиках еще немного, он достал кожаные ботинки на шнуровке.
        — Возможно, немного великовато, но все равно лучше твоих тряпок. Да и удобней будет в этом,  — Виктор направился к выходу из комнаты, чтобы позволить девушке спокойно переодеться.  — Будешь помогать мне в городе. Если уж ты так сильно хочешь попасть в Чертог, тебе придется многому научиться. Я покажу тебе, как обращаться с оружием и охотиться на местную живность. Научу обращаться с техникой… В городе Избранников тебе это пригодится. Все же ты внучка Сергея, не хочу, чтобы тебя убили.
        — Спасибо,  — Искра счастливо улыбнулась: у нее снова появилась надежда на то, что она справится, несмотря ни на что.

        Военная академия Чертога — обучение началось

        Константин провел в карцере двое суток, больше к нему никто не приходил и не приносил еду, мальчик просто сидел на холодном полу в полном одиночестве, в кромешной темноте. Бездействие и непонимание того, что происходит и сколько прошло времени, просто сводили его с ума. Он чувствовал, как что-то давит на него, пытается раздавить, отчаяние все сильнее стискивало его в своих объятиях. Вскоре температура в карцере начала меняться и стало нестерпимо жарко, мальчик начал потеть, дышать было трудно, раскаленный воздух буквально выжигал легкие. А после вновь стало холодно настолько, что, казалось, ещё немного, и он окоченеет до смерти; и так продолжалось все время, что он находился в этой камере. Сейчас все, что он мог — это думать, как выбраться из этой чертовой камеры. Константин понимал, как Избранники ломают своих солдат — они используют самый действенный метод кнута и пряника. Дети, которых жизнь не баловала, были рады хорошей одежде, вкусной еде, крепкой крыше над головой, а страх наказания заставлял их подчиняться любым приказам. Мальчик и сам за эти долгие часы задумывался о том, что стоит
подчиниться и плыть по течению. Но он отгонял от себя эти мысли: Константин понимал, что, как только он это сделает, можно считать, что Избранники победили, и тогда он никогда не увидит Искру. Но как противостоять этому давлению? Как сохранить собственное сознание и при этом не умереть?
        Дверь противно скрипнула — после долгих часов, проведенных в тишине, этот звук неприятно резал слух. А после загорелся яркий свет, от которого Константин зажмурился.
        — Встать!
        Мальчик, приоткрыв глаза, взглянул на вошедшего и узнал своего командира. ¦ 63-90-113 холодно смотрел на Константина, на его лице не было ни одной эмоции. В очередной раз мальчик задумался: а живой ли это человек? С трудом ему удалось подняться на ноги: от холода и долгого сидения его ноги затекли, и теперь он с трудом мог стоять.
        — Назови свое имя.
        — Кон… ¦ 63-90-785, - Константин понимал, что это правильное решение, если он хочет выжить. Ему придется привыкнуть к этому своему номеру, главное при этом — не позабыть собственное имя.
        — Хорошо, иди за мной,  — солдат развернулся и направился к выходу, на негнущихся ногах мальчик последовал за ним, осознавая, что ожидать помощи не стоит. Идя по светлым коридорам, Константин пытался запомнить маршрут, по которому его вели, но уставший мозг не хотел работать. Они вернулись в ту же комнату, куда его привели первый раз — там уже было еще восемь парней разного возраста. Все они были одеты в одинаковую коричневую форму, такую же, какая была на Константине, и холодно смотрели на новобранца.
        — С этого дня, ты часть десятки ¦ 63, ты будешь проходить обучение и много тренироваться,  — начал объяснения командир, доставая из прикроватной тумбочки второй комплект формы и протягивая его мальчику.  — Ты будешь изучать историю Чертога, учиться рукопашному бою и владением оружия. Также ты пройдешь несколько тестов, если они будут положительные — тебя будут обучать управлением техникой. Вымойся и переоденься.
        Константин взял в руки форму и направился в сторону неприметной двери, на которую ему указал командир — там оказалась маленькая комната с душем и туалетом. Скинув с себя промокшую от пота и оттаявшего льда форму, включил воду. Вот что ему действительно нравилось в Чертоге, так это возможность спокойно стоять под струями теплой воды и ощущать себя чистым, да и форма была удобней и приятней на ощупь, чем его обычная одежда из грубой домоткани. Помывшись, мальчик надел чистую форму и вышел обратно в комнату, где его ждали члены десятки.
        — Идем.
        Встав в стой, друг за другом курсанты вышли в коридор, они даже шагали в ногу. Мальчик покорно следовал за ними, пытаясь понять, что же будет дальше; в его животе было пусто, безумно хотелось есть, но он не решался попросить: мало ли это воспримут за неповиновение и снова накажут, а Константин не желал снова оказаться в карцере. К его счастью, будущие солдаты направлялись именно в столовую, где уже были другие курсанты.
        — Нас кормят три раза в день,  — пояснил ¦ 63-90-113, усаживаясь за стол,  — едим мы все вместе в строго определенное время. Запомни свое место, теперь ты будешь всегда есть именно здесь.
        Командир десятки указал на свободное место за столом; мальчика не надо было долго уговаривать: как только он почувствовал запах еды, то сразу же сел за стол и буквально набросился на еду. Здесь даже было мясо, которое ему не доводилось есть уже несколько лет. Константин просто наслаждался едой, насыщая свой изголодавшийся желудок. Сейчас жизнь в Чертоге уже не казалась такой уж страшной, были в ней и свои преимущества. Осознав это, мальчик замер, положив на стол кусок мягкого хлеба. Он не мог понять, почему думает так, почему готов смириться со своим положением. Неужели всех этих благ, что дает обучение в военной академии Чертога, действительно достаточно, чтобы позабыть о доме, родных людях и сестре, что нуждается в нем? Мальчик был омерзителен сам себе, ему казалось, что он жалкий слабак, предатель, позабывший об Искре, которая наверняка ищет его и думает, как спасти.
        — Ешь!  — скомандовал ¦ 63-90-113.  — Ты должен съедать всю порцию. Ничего не должно остаться.
        — Да, хорошо,  — Константин продолжил завтрак, но на этот раз вкусная и питательная пища не радовала его. Он понимал, что чем дольше он будет находиться в Чертоге, тем сложнее ему будет бороться и оставаться собой.
        Когда с едой было покончено, курсанты покинули столовую, но на этот раз они разделились: командир и Константин направились в тестовую комнату, где будут оценены способности мальчика и разработана дальнейшая программа его обучения, остальные отправились на тренировку.
        — Сейчас мы проверим твои способности,  — улыбнулся Даджал, подключая к телу мальчика датчики и провода от приборов.  — Радуйся, я лично займусь тобой.
        — Я рад,  — мрачно буркнул Константин, которому не нравилось все происходящее.
        — Не бойся, это почти не больно,  — рассмеялся Избранник, врубая аппаратуру; в следующее мгновение тело мальчика изогнулось дугой от резкой острой боли, ему казалось, что его разрывают на части, болела буквально каждая клетка его организма. Крик, полный боли, отчаяния и ужаса вырвался из его груди; Константин бился в агонии, даже от огня Локи и лечения Бригид боли было гораздо меньше. А Даджал с улыбкой наблюдал за мучениями мальчишки: конечно, он мог бы снизить нагрузку на его организм, но зачем — это не интересно, ведь он хочет узнать, на что способен ¦ 63-90-785.
        — Вот и все, я же говорил, это почти не больно,  — рассмеялся Избранник, когда тестирование закончилось. Константин с ненавистью посмотрел на парня: если бы он мог до него дотянуться, то собственными руками придушил бы этого маньяка, но мальчик был крепко привязан к кушетке.  — Занятно, занятно. Весьма необычные параметры.
        — И чем же они необычны?  — прохрипел Константин, медленно приходя в себя.
        — Многим,  — Даджал усмехнулся,  — готовься: твое обучение будет весьма интенсивным. Думаю, ты станешь нашим любимчиком.

        Учиться выживать надо с малого

        — Ну что, готова?  — Виктор придирчиво осмотрел девушку, одетую в военный камуфляжный костюм, который, конечно, был великоват для такой хрупкой особы, но в любом случае был гораздо лучше, чем её собственная одежда. Старик брезгливо поморщился, вспоминая то время, когда и он сам носил подобные тряпки. Но он смог сбежать и начать новую жизнь… Снова, а у тех, кто не помнил прошлый мир, не было причин бороться — они просто не знали другой жизни.
        — Да, но что мы будем делать?  — Искра осторожно оглядывалась по сторонам: она знала, что мутанты не нападают днем, при тусклом свете солнца, что проникает сквозь лиловые тучи, но все же ей было страшно и совсем не хотелось становиться завтраком для одного из местных обитателей.
        — Для начала я покажу тебе генератор и научу его включать, если меня не будет рядом и стемнеет, ты должна уметь им пользоваться.  — Виктор с проворностью, не свойственной его почтенному возрасту, начал подниматься по ржавой шаткой лестнице наверх. Как только он взобрался на крышу, девушка последовала за ним. Подниматься вдоль отвесной стены было страшно, ей все время казалось, что еще немного и хлипкая конструкция развалится прямо под ней. Но все же Искра упрямо продолжала ползти вверх; за свою недолгую жизнь она привыкла к тому, что нельзя позволять страху управлять собой. Наконец, она выбралась на крышу, где её ждал Виктор; он уже начал возиться с какой-то жужжащей и потрескивающей коробкой, от которой вниз спускались толстые провода.
        — Что это?
        — Это Генератор, работающий от ветра, так сказать, экологически чистая энергия,  — хрипло рассмеялся мужчина,  — благодаря нему у нас есть свет. Правда, его приходится экономить. Аккумуляторы, что копят энергию, уже совсем старые и не могут долго удерживать электричество в себе. Но это не страшно: скоро из Новы доставят новые, тогда можно будет не беспокоиться, что свет погаснет.
        — В городе есть новые… ак…аккумуляторы?  — Искра сосредоточенно следила за тем, что делал Виктор, старясь запомнить все, ведь, возможно, ей самой придется этим заниматься.
        — Да, используя знания прошлого мира, мы много достигли: теперь у нас тоже есть технологии, конечно, они более примитивные, чем у Избранников, но однажды мы вернем былую мощь человечества. Все еще не хочешь увидеть Нову?
        — Хочу, но только вместе с братом,  — натянуто улыбнулась девушка,  — я должна его вернуть. Семья — это самое важное, бабушка так всегда говорила.
        — Хорошо,  — вздохнул старик; он понимал Искру, но, будучи человеком, многое повидавшим в своей жизни, знал, что у нее нет шансов. Но все же, он надеялся, что у Искры все получится — чем-то эта девчонка привлекала, возможно, все дело в том, как сверкали решительностью её глаза, или в упрямстве, с которым она шла к своей цели. Глядя на Искру, он вспоминал свою молодость.  — Тогда запоминай: никогда не трогай провода и генератор голыми руками — может ударить током, напряжение здесь высокое — убьет. Вот смотри.
        Виктор протянул девушки резиновые перчатки, которые снял со своих рук.
        — Это резина, она защищает от электричества. Сейчас все работает нормально, нужно только проверять, чтобы ничего не проржавело и не было повреждено. Местные мутанты последнее время поумнели — пытаются добраться до генератора. Нам еще повезло, что ток пока сдерживает их.  — Виктор показал на приборы с цифрами.  — Запоминай — эта стрелка не должна показывать больше 300 и меньше 40. Если это случится, сразу говори мне.
        — Хорошо… Я буду следить за этим?  — нахмурилась Искра, пытаясь все запомнить.
        — Да, ты не бойся, я тебя всему научу. Но тебе нужно привыкать к работе с техникой, иначе ты не выживешь в городе.
        — Ясно, а когда прилетают парящие платформы Избранников?  — девушка понимала, что старик прав, но сейчас она могла думать только о брате, ей казалось, что сейчас с ним происходит что-то страшное.
        — Всегда по-разному,  — пожал плечами Виктор, тяжело вздыхая; он должен вразумить этого ребенка, пока она не наделала глупостей.  — Сейчас ты должна думать о том, как выжить самой и подготовиться ко встрече с Избранниками. Или ты думаешь, что справишься с ними в их собственном городе? А как ты собираешься сбежать из Чертога? Или твой план заканчивается на том моменте, где ты случайно встретишь брата в кишащем врагами городе?
        — Я не думала об этом,  — Искра виновато опустила голову: слова Виктора словно ледяная вода отрезвили её. У нее действительно не было плана, только навязчивая идея, которую она должна осуществить.
        — Вот именно. Голова тебе для чего дана? Чтобы думать; сейчас от тебя зависит, что станет с твоим братом. Я верю, ты справишься и спасешь его.  — Виктор начал спускаться вниз; ему было не по себе от того, что пришлось так жестко говорить с девушкой, но если она не поймет, что нельзя просто так соваться в Чертог, то погибнет напрасно.
        — Я знаю,  — Искра последовала за ним, сейчас отчетливо осознавая, что все будет очень сложно. Ей придется многому научиться прежде, чем отправиться за братом. Но вот сможет ли Константин продержаться? Все эти мысли угнетали и подавляли девушку.
        — Вот и умница,  — ободряюще улыбнулся Виктор,  — идем, покажу тебе логово мутантов, от которого стоит держаться подальше ближе к вечеру. Они расположились совсем рядом с убежищем, но ничего поделать с этим нельзя. Но знаешь… Из этого можно извлечь пользу.
        — Вы научите меня… пользоваться оружием?  — Искра послушно шла за стариком, понимая, что сейчас ей просто показывают то, что будет важно для выживания, но ей просто необходимо было действие. К тому же, если мутанты нападут, хотелось бы иметь защиту понадежней, чем просто свет, который, судя по всему, может в любой момент погаснуть.
        — Научу, но позже, не торопи события. Завтра утром прибудет Максим, возможно, он поможет тебе. Все же он моложе меня, к тому же техник от бога, да и с оружием неплохо обращается.
        — Этот тот, что должен привезти аккумуляторы?  — вспомнила девушка недавний разговор, входя за своим проводником в полуразрушенное здание, недалеко от школы.
        — Да, он пробудет с нами пару дней,  — почти неслышно прошептал Виктор, и Искра поняла, что все вопросы лучше отложить на потом. Она внимательно следила за тем, как, крадучись, старик вошел сквозь дыру в стене в помещение, и осторожно заглянула туда.
        Среди камней, сухой травы, веток и обглоданных костей спали мутанты. Это были метровые существа, похожие на крыс, только не было длинных хвостов, да и лапы были более сильными с острыми когтями. Сейчас они мирно лежали среди мусора, но девушка чувствовала, что один громкий звук, и они проснутся, чтобы разорвать на части тех, кто заявился в их логово. Виктор осторожно подошел к одному из мутантов — судя по размеру, это был детеныш; достав из-за пояса острый тесак, он одним точным и резким ударом отрубил голову твари и, схватив тушу, направился к выходу. Девушка молча следовала за ним, теперь она понимала, откуда у них было мясо на завтрак и о какой пользе говорил старик. Что ж, того, что удалось раздобыть сегодня, хватит надолго, и Искра надеялась, что на следующую охоту они отправятся нескоро, ведь все эти мутанты, хоть и спят днем, но могут в любой момент проснуться, и тогда добычей могут стать уже они.
        — Учиться выживать нужно с малого,  — наконец заговорил Виктор, когда они вышли на улицу.  — Тебе предстоит многое узнать прежде, чем ты отправишься в Чертог. Если хочешь спасти брата… тебе придется запастись терпением.
        — Я понимаю,  — Искра взяла окровавленную тушу из рук Виктора: все же нехорошо, что он в одиночку тащит их еду.  — Просто я чувствую, что времени у нас все меньше.

        Куратор

        Курсантов разбудили рано утром, но Константин был привычен к раннему подъему. В их селении, если ты не проснешься, как только начинает светать, день потерян. А это было недопустимо. Первый день обучения начался весьма обыденно: с подъема от громкого звука, который непонятно откуда доносился, и завтрака. Вот что мальчику нравилось в Академии, так это еда. Еще никогда он не чувствовал себя таким сытым, ведь обычно голод неотступно следовал за ним. Он был привычной, неотъемлемой частью растущего организма, но сейчас все было иначе. И это пугало ребенка: он думал, что будет ненавидеть в Чертоге все; он не хотел, чтобы хорошие условия, теплая постель и вкусная еда заставили его позабыть о сестре.
        После завтрака настало время занятий; к удивлению Константина, всех курсантов — и опытных, и новичков — повели в одно просторное помещение. Неужели их будут учить вместе? Но это неправильно.
        — Что сейчас будет?  — неуверенно спросил мальчик своего командира, надеясь, что это не будет расценено, как неповиновение.
        — История создания Чертога,  — спокойно ответил ¦ 63-90-113, продолжая идти вперед.
        — Тогда почему идут все, разве вам это еще не рассказывали?
        — Мы слушаем лекцию о создании города Избранников ежедневно. Это обязательное занятие,  — все так же спокойно пояснял командир. Ему не нравились все эти вопросы: новичок слишком много думал. Но пока тот не проявил неповиновения, и наказывать его не за что. Константин тяжело вздохнул и вошел в просторное помещение, заставленное простыми скамейками; следуя примеру членов своего отряда, он сел на одну из них. Мальчик не мог понять, зачем изо дня в день слушать одно и то же — это глупая, ненужная трата времени. Хотя, с другой стороны, когда все время слышишь одно и то же, невольно начинаешь в это верить. Когда все курсанты заняли свои места, появилась Гера, которая холодно осмотрела своих подопечных, на секунду задержав взгляд на Константине, а после встала в центре зала.
        — Итак, напомню вам историю создания Чертога,  — голос женщины, монотонный, тихий, пустой, он чем-то привлекал, заставлял вслушиваться в каждое слово. Константин понимал, что должен бороться и не просто слушать, но и попытаться осознать сказанное. Как говорила бабушка, в любой ситуации мыслить надо критически. Всегда есть несколько точек зрения. А Гера тем временем продолжила свой рассказ: — Шестьдесят лет назад на нашу планету обрушился «Гнев богов», кислотный дождь уничтожил человечество, прогнившее в собственных пороках, и люди, остановившиеся в развитии, не достойны существования. «Гнев богов» позволил человеческим особям вновь эволюционировать, так появились Избранники, которые начали возрождать Землю и построили Чертог.
        Константин поморщился: получается, ему придется слушать этот бред, восхваляющий Избранников, ежедневно. Да еще этот голос… Он словно проникает в сознание, заставляет ни о чем не думать, этому голосу хочется верить, подчиняться. Долго он так не протянет… Мальчик сжал кулаки от напряжения. Константин знал, что Чертог строили не только Избранники, но и простые люди, тогда еще никто не считал себя выше других… это началось позже… когда город был отстроен.
        Сейчас, погруженный в свои мысли, он не слушал слова Геры, что рассказывала о величии Избранников и их великодушии, ведь они взяли под свою опеку представителей тупиковой ветви эволюции. Мальчик осторожно, чтобы никто не заметил, оглядел курсантов — все внимательно слушали пожилую женщину, ловили каждое её слово. Неужели он тоже станет таким? От одной этой мысли по спине пробежал холодок.
        Когда Гера закончила говорить, курсанты молча поднялись и направились к выходу. Константин медленно шел за ними, размышляя над тем, что будет дальше. Сегодня должно начаться его обучение, но каким оно будет? Мальчик ожидал самого худшего.
        - ¦ 63-90-785, - командир остановился и посмотрел на своего подчиненного,  — дальше будет индивидуальное обучение. У тебя будут физические нагрузки для наращивания мышц, уроки боевых искусств и занятия по управлению парящей платформой. Как выяснилось, у тебя есть способности к этому делу. Я буду следить за твоим обучением.
        ¦ 63-90-113 втолкнул мальчика в открытую дверь, которая сразу же захлопнулась за его спиной. Но Константин не сразу обратил на это внимание, пытаясь осознать услышанные слова. Ему позволят управлять парящей платформой… Это значит, что у него появится шанс сбежать.
        — И долго ты собираешься столбом стоять?  — послышался раздраженный хриплый голос. Подняв глаза, мальчик увидел высокого блондина с длинными седыми волосами. Избранник с неглубоким шрамом на правой щеке неприязненно посмотрел на мальчика.  — Мое имя Энки, с этого дня я твой куратор. Я буду заниматься твоими тренировками, пока ты не достигнешь общего уровня.
        Константин молчал; ему не нравился этот Избранник: что-то в нем настораживало, возможно, дело во взгляде, полном холода и презрения, возможно, в безразличном, спокойном голосе, а может, в чем-то еще. Мальчик не знал, что он должен сказать или сделать, а потому продолжал рассматривать своего куратора, с которым теперь проведет много времени.
        — Назовись,  — раздраженно вздохнул Энки. Ну почему именно ему приходится возиться с новичком? Его поймал Локи, вот и поручили бы это дело ему. Но нет, мальчишку отдали именно Энки. Сейчас, рассматривая его, он не видел ничего общего с той погибшей девчонкой, которую он упустил… Разве что глаза, карие с золотистыми искорками. Рука невольно потянулась к шраму, что оставила беглянка в напоминание о себе. Энки никак не мог отделаться от ощущения, что что-то упустил, не смог предусмотреть. Могла ли она выжить? Ведь он не видел тела…
        - ¦ 63-90-785, - тихо ответил на вопрос Константин, ожидая, что же будет дальше. И почему командир не рассказал ему о кураторе? Сейчас Константину стало страшно… Ничто не пугает так сильно, как неизвестность. Мальчик на себе осознал это.
        — Отлично,  — Энки снял с себя черную куртку с зеленым узором,  — для начала посмотрим, на что ты способен, ¦ 63-90-785. Нападай!
        — Нападать?  — Константин недоверчиво посмотрел на Избранника, не понимая, что задумал мужчина. Ему с ним не справиться, так что же хочет увидеть этот Энки?
        — Нападай,  — холодно подтвердил мужчина. Вот именно поэтому он не любил возиться с новобранцами: они ни на что не способны и ничего не понимают.
        — Хорошо,  — мальчик внимательно посмотрел на своего противника; пусть шансов у него нет, но он хотя бы попытается его задеть. Главное — найти его слабое место и ударить именно туда. Константин набросился на Энки, пытаясь ударить, но тот спокойно перехватил кулак ребенка и откинул его в сторону. Мальчик ударился спиной о стену и рухнул на пол. Больно, а, самое главное, обидно, ведь он знал, что так и будет.
        — Еще,  — велел куратор, продолжая безразлично смотреть на мальчишку, что поднимался на ноги. Константин снова устремился вперед, надеясь нанести удар, и это ему почти удалось, но, стоило ему немного расслабиться и поверить в то, что это возможно, Энки снова перехватил руку новобранца и откинул его в сторону.  — И это все, на что ты способен? Твоя сестра и то больше сопротивлялась, прежде чем умереть.
        — Врешь!  — зашипел Константин, поднимаясь на ноги; перед глазами все плыло, но это не имело значения. Искра не могла умереть! Это все ложь! Мальчик бросился на куратора, ярость и злость придали ему сил — он даже смог нанести несколько ударов Избраннику, который просто стоял, не шевелясь, с кривой усмешкой на лице.
        Энки видел, что ¦ 63-90-785 действительно перспективен, но ему нужно научиться держать эмоции в руках. К тому же, на мониторах, прикрепленных к стене, виднелись цифры, определяющие параметры силы и ловкости мальчишки. Одним мощным ударом он сбил Константина с ног, отправив в нокаут. Теперь, когда Энки видел, на что способен новичок, с ним можно работать. Это будет долго и сложно, но он сделает из него солдата — сильного, верного и безвольного, такого, который будет покорно выполнять волю хозяев.
        Энки нажал на кнопку вызова охраны, и в комнату сразу же вошло несколько солдат, что контролировали порядок в Чертоге.
        — Унесите его в лазарет, на сегодня с него хватит.  — Избранник тяжело вздохнул, его мысли то и дело возвращались к беглянке. А что, если она действительно выжила? Это значит, что он теряет хватку и уже не так безупречен, как думал. Он должен все проверить.

        Новый знакомый

        Очередной день встретил Искру шумом и непонятным жужжанием; сквозь еще не отступивший сон она слышала чьи-то тихие голоса. Открывать глаза не хотелось, во всем теле чувствовалась слабость, но прохлаждаться было некогда. Как и сказал Виктор, ей многому предстоит научиться и понять, как попасть в Чертог и найти там брата. Приняв сидячее положение, девушка осмотрелась; было еще совсем раннее утро, но ночные твари уже спрятались по своим норам, а значит, можно отправиться в город и осмотреться. Но перед этим нужно проверить генератор, ведь теперь это её обязанность.
        Выйдя в соседнюю комнату, она увидела Виктора, сидящего за столом рядом с незнакомцем. Это был молодой мужчина лет двадцати-двадцати пяти с коротко остриженными темными волосами. Он выглядел сильным, уверенным; таких мужчин не было в её селении, где все были запуганы и думали только о том, как выжить.
        — Искра,  — старик заметил девушку и жестом дал ей знак подойти ближе.  — Это Максим, техник из Новы, я говорил тебе о нем. Он побудет с нами несколько дней, а потом отправится обратно.
        — А я-то думал, что ты в маразм впал, когда ты упомянул о симпатичной девушке, что поселилась в городе,  — мужчина широко улыбнулся Искре, оценивающе осматривая её с ног до головы. Под этим пристальным взглядом ей стало не по себе.  — Так значит, ты беглянка?
        — Да,  — девушка села за стол и положила себе в миску каши, заботливо приготовленной Виктором.
        — Не стоит так стесняться,  — усмехнулся брюнет, продолжая внимательно рассматривать девушку.  — Через пару дней я отвезу тебя в Нову, и ты сможешь начать новую жизнь.
        — Я не поеду с вами, у меня другие планы,  — нахмурилась Искра: ей не нравилось поведение этого человека, который решил, что может ею командовать.
        — И какие же?  — усмехнулся Максим: эта девушка была весьма занятной и своенравной, что было несвойственно жителям селений, подконтрольных Избранникам.  — Остаться в старом городе? Вернуться в селение?
        — Нет, я должна спасти брата, которого забрали в Чертог.
        — Забудь об этом,  — мужчина привстал с места и посмотрел на девушку, как на сумасшедшую.  — Никто не сможет проникнуть в Чертог незаметно, и уж тем более ты не сможешь забрать брата из академии. Наверняка они уже начали прочищать ему мозги. Ты ничего не изменишь. Так что… Не мучай себя, ты должна отправиться в Нову.
        — Спасибо, конечно, за беспокойство,  — сквозь зубы процедила Искра,  — но я сама решу, что делать и куда отправиться.
        — Ты ничего не изменишь,  — не унимался Максим, который хотел как лучше.  — Твой брат уже наверняка подвергся воздействию, и если он еще не марионетка Избранников, то скоро станет ей.
        — Он не сдастся,  — усмехнулась девушка; на мгновение, от воспоминания о Константине, её взгляд смягчился и стал полон нежности.  — Мой брат будет бороться до конца. Я это точно знаю… Я не могу его подвести.
        — Ты слишком решительная для жителя селений подконтрольных Избранникам,  — тяжело вздохнул мужчина, осознавая, что уговорить по-хорошему девчонку не получится.
        — А то, она же внучка Сергея,  — усмехнулся старик, поднимаясь из-за стола.
        — Того самого?  — Максим недоверчиво перевел взгляд с Искры на Виктора. Он слышал истории о человеке, что собрал выживших людей и стал их лидером. Именно он боролся с бандами и помог людям не погибнуть в аду, что воцарился после кислотного дождя. Сейчас он иначе смотрел на девушку, но эта информация только еще больше убедила мужчину в том, что Искру нужно доставить в Нову.
        — Да, пока ты здесь, позанимайся с ней,  — тяжело вздохнул Виктор,  — я и сам научу её пользоваться техникой, оружием и выживать в этом месте, но я уже слишком стар, чтобы учить её драться, а без этого никак.
        — Это безумие, у нее нет ни единого шанса! За несколько дней невозможно многому научиться, а Чертог полон Избранников и солдат!
        — Ну, так повысь мои шансы,  — фыркнула девушка, которой надоел этот спор; она и сама понимает, что её затея сродни самоубийству, но если она отступит, то не простит себя.  — Научи тому, чему успеешь. Я не собираюсь прямо сейчас ломиться в Чертог через главные ворота. Я понимаю, что мне нужно подготовиться и придумать план.
        Повисла гнетущая тишина, Искра ждала решения нового знакомого, ей нужна была его помощь, но даже без него она все равно будет учиться сама.
        — Хорошо, я попробую научить тебя самому элементарному,  — сдался Максим, которому вся эта затея не нравилась, но не тащить же девчонку силой в Нову, хотя… Идея, в принципе, неплохая.
        — Вот и договорились,  — Виктор довольно потирал руки: ему хотелось помочь внучке старого друга, отплатить долг жизни.  — Искра, иди проверь генератор, а мы пока займемся своими делами. А после Максим позанимается с тобой.
        Девушка послушно покинула здание школы, все же она должна отплатить за гостеприимство, да и не привыкла она быть без дела. Взобравшись по хлипкой лестнице на крышу, Искра проверила генератор, который хоть и искрился, но работал исправно. Сейчас она могла спокойно рассмотреть зарастающий буйной растительностью город, который когда-то был полон жизни. Её всегда поражало то, что могли построить прошлые поколения — все эти высокие дома из камня и металла выглядели чем-то невероятным.
        — Интересно, как выглядит Нова?  — девушка мрачно усмехнулась: пусть не сейчас, но она обязательно там побывает. Кто знает, может быть, когда весь этот кошмар закончится, они с Константином поселятся там.  — Прошу, продержись… Я скоро приду.
        Искра начала спускаться вниз, размышляя о новом знакомом, который был не похож на мужчин её селения. Он был уверенным, сильным, к тому же был, безусловно, умен и наверняка многое мог рассказать и многому научить. Но в то же время, ей совсем не нравилось, что он пытался командовать ею, пусть и из лучших побуждений. Сейчас, ощутив себя, наконец, свободной, девушка не желала подчиняться чужой воле: она и сама может решить, что для нее лучше. Пусть это будет неправильный выбор, но её собственный и ничей больше.
        Спустившись на землю, Искра огляделась; наверняка у Виктора и Максима много дел, так что пока не стоит им мешать. Девушка решила пройтись по городу, возможно, она найдет что-то интересное. Искра осторожно шла, прислушиваясь к окружающим звукам. Полуразрушенный город был словно живой — ото всюду раздавался скрип и скрежетание, иногда даже можно было различить тихое рычание, но девушка не беспокоилась: дневные твари, обитающие здесь, не так опасны, как ночные.
        Девушка совершенно потеряла счет времени и обследовала руины, как делала это не раз, убегая в старый город. Это место всегда манило её, здесь было столько тайн и необычных вещей. Её буйная фантазия здесь просто ликовала. Сейчас же, когда не нужно возвращаться в селение, можно было просто расслабиться и делать то, что хочется. Жаль только, что это не может длиться вечно; мысли о брате не покидали Искру, заставляя думать над своим планом. Самое главное — пробраться на платформу и найти академию, но это самое простое. А вот что делать дальше?
        Искра настолько увлеклась своими мыслями, что потеряла бдительность. Очнулась она только, когда перед ней возник огромный волк с коричнево-красной шерстью и огромными желтыми глазами, что с голодом смотрели на нее. С острых серых клыков капала зеленоватая слюна, а сама тварь тяжело дышала и не отводила взгляда от выбранной жертвы. Позади послышалось гортанное рычание, от которого волосы на затылке девушки буквально стали дыбом. Страх сковал её тело, которое начала бить нервная дрожь; медленно повернувшись, Искра увидела, что она окружена. Волк был не один, их была целая стая.
        — Нет,  — прошептала девушка, сжимая кулаки от злости и бессилия. На глаза навернулись слезы отчаяния.  — Как я могла их не заметить?!
        Искра понимала, что ей не справиться с этим врагом и не сбежать: волков слишком много, и они явно голодны, а у нее нет никакого оружия. Сердце болезненно сжалось от ужаса, когда твари начали медленно приближаться к ней.

        Странная находка

        Девушка медленно пятилась назад, пока не уперлась спиной в кирпичную стену. Все! Бежать некуда, последняя призрачная надежда на спасение угасла. И зачем она только пошла гулять по городу одна? Да еще потеряла бдительность — она совершила непозволительную ошибку и слишком замечталась о том, как проникнет в Чертог, и вот расплата не заставила себя ждать. Волки, рыча и капая слюной, медленно приближались к ней, еще немного, и они растерзают её тело. Искра зажмурилась от страха. Сейчас все будет кончено. Одинокая слеза скатилась по щеке девушки.
        — Прости, брат,  — прошептала Искра, понимая, что ничего не в силах изменить. Неожиданно послышался громкий хлопок, потом еще один и еще, волки заскулили от страха. Девушка медленно, с опаской приоткрыла глаза и увидела у своих ног окровавленную тушу мутанта, почти добравшегося до нее.
        — Искра, ты в порядке?  — подбежавший Виктор обеспокоено оглядывал её, пытаясь найти раны, но, к счастью, волки не успели до неё добраться.  — О чем ты только думала?! Ты же не первый раз в городе, должна понимать, что здесь нужно быть очень внимательной. Дневные мутанты тоже опасны, здесь нельзя просто гулять, ни о чем не думая!!!
        — Я просто задумалась,  — Искра пыталась восстановить сбившееся дыхание; страх медленно отступал.
        — Ты, конечно, можешь думать, но только когда ты в безопасном месте. Ты меня поняла?  — старик сурово посмотрел на свою подопечную. Хорошо еще, что они с Максимом забеспокоились о ней и отправились на поиски.
        — Да… этого больше не повторится.
        — Вот и хорошо,  — брюнет протянул девушке пистолет,  — без него теперь не шагу.
        — Я не умею пользоваться оружием,  — Искра напряженно рассматривала оружие, что было у нее в руках: холодное, тяжелое, большое для её ладони; когда она сжимала его, на душе разливалось странное тепло, девушка чувствовала себя уютно и безопасно, держа пистолет.
        — Ничего,  — Максим покровительственно приобнял девушку,  — я научу.
        — Когда?  — нахмурившись, Искра отстранилась. Этот мужчина слишком много себе позволял. Она не привыкла, чтобы её обнимал кто-то кроме членов её семьи.
        — Как только вернемся на базу, там обустроен тир,  — пожал плечами Максим, которого совершенно не смутило холодное и отстраненное поведение девушки. Люди из селений, подконтрольных Избранникам, были зажатыми, напуганными, затравленными, и пусть Искра не такая, напротив, смелая и безрассудная, она все же привыкла с опаской смотреть на этот мир и его обитателей.
        — Тогда идемте,  — натянуто улыбнулась девушка, которой было не по себе в этом месте, и дело не только в трупах, а в каком-то непонятном жужжании, что исходило буквально отовсюду. Искра хмуро огляделась по сторонам, пытаясь понять, что же может издавать эти раздражающие звуки.
        — Что-то не так?  — Виктор обеспокоенно смотрел на девушку, которую явно что-то взволновало.
        — Что это за звук?  — Искра оглядывалась по сторонам, пытаясь понять, откуда же исходит это жужжание. Мужчины тоже насторожились, но ничего не услышали.
        — Может, тебе показалось?  — Максим недоверчиво посмотрел на девушку, которая начала что-то искать среди развалин дома.
        — Нет, не показалось,  — упрямо покачала головой Искра, слышащая звук все отчетливее. Она начала разбирать старые кирпичи, доски и мусор, ей было просто необходимо найти источник этого раздражающего шума.  — Он похож на тот, что исходит от генератора, но он тише и… более мелодичен, что ли.
        Наконец, девушка нашла то, что искала — это был странный прибор — блестящий металлический цилиндр с горящими цветными лампочками. Находка вибрировала, а вокруг нее искрились электрические разряды, что словно составляли барьер, не позволяющий приблизиться к прибору.
        — Я же говорила, что мне не показалось,  — Искра победно посмотрела на застывших мужчин.  — Осталось понять, что это?
        — Сейчас посмотрим,  — Максим отодвинул девушку и присел рядом с прибором, пытаясь понять, что это, но из-за электрического поля, что окружал колбу, было все бесполезно.  — Это технологии Избранников, мы уже находили такие раньше.
        — Так все же, что это?  — Искра не могла скрыть свое все нарастающее любопытство.
        — Это что-то вроде маяка,  — Максим поднялся на ноги и засыпал прибор мусором, чтобы Избранники не заподозрили, что в городе есть кто-то из людей.
        — И зачем он нужен?
        — Судя по всему, для парящих платформ,  — брюнет взял девушку за руку, таща в сторону убежища.  — Они перемещаются только там, где есть эти маяки. Потому-то Нова находится в относительной безопасности: мы уничтожаем все датчики, что находим за пределами территории Избранников.
        — Вот оно как,  — Искра понимала, что эта важная информация, которая может пригодиться в будущем. Главное — понять, как это все использовать.
        — Да, удивительно, что ты смогла его услышать,  — Максим бросил изучающий взгляд на девушку, шедшую за ним,  — звук очень тихий, мало кто может его заметить.
        — Он просто очень раздражающий, стоит услышать, как сразу хочется сломать его источник,  — пожала плечами Искра, размышляя над тем, что она может воспользоваться своим хорошим слухом и при необходимости устроить аварию парящим платформам Избранников. От этой мысли на её лице появилась кривая усмешка. Скоро… Очень скоро она отправится в Чертог за братом.
        — Что ж, теперь нужно заняться твоим обучением,  — вздохнул Виктор, которого мало волновали эти маяки, важнее было научить Искру пользоваться оружием. Сейчас это первостепенная задача.
        — Согласен,  — кивнул брюнет,  — не хватало еще, чтобы ты снова нарвалась на мутантов.

        Все-таки жива

        Парящая платформа медленно начала опускаться на землю недалеко от широкой реки с черной водой. Локи недовольно смотрел на своего напарника, который в последнее время сильно изменился. Его промах с той девчонкой, что сбежала из селения, не давал покоя Энки.
        — Ты же понимаешь, что это глупо? Учитывая, какое здесь течение и то, что уже прошла неделя, мы никогда не найдем тело. Здесь ни датчики, ни наши способности не помогут.
        — Я не собираюсь обследовать дно реки,  — безразлично пожал плечами блондин, снимая шлем и пристально вглядываясь в лес, словно пытаясь увидеть её.
        — Тогда что мы здесь делаем?  — вся эта ситуация начала раздражать Локи. Он уже сто раз успел пожалеть о том, что сам не погнался за девчонкой. И теперь ему приходится терпеть неадекватное поведение напарника.
        — Когда они разделились, то бросили свои вещи в лесу,  — Энки спрыгнул на землю и направился вперед,  — если она выжила, наверняка вернулась за ними.
        — Вещи могли забрать жители селения…
        — Не могли, никто не заходит так далеко,  — возразил блондин, упрямо двигаясь к своей цели. Он должен убедиться, что беглянка мертва, иначе он просто не сможет жить спокойно, зная, что допустил ошибку. Его с детства учили, что он должен быть безупречен, и он был таким. За свои двадцать пять лет Энки не допустил ни одной ошибки, оплошности или неточности. Ни одной до того злосчастного дня, когда недооценил девчонку из селения. И вот теперь ему просто необходимо убедиться, что это была только одна ошибка, а не две. Ведь если беглянка выжила… От одной мысли об этом все внутри Избранника закипало от ярости и злости. Ему стоит больше тренироваться и медитировать, он должен сохранять ясность ума и рассудительность. Он не может позволить мыслям о его неудаче испортить дальнейшую жизнь. Энки быстро пробирался сквозь лес, точно помня то место, где беглецы бросили свою ношу, и сколько вещей там было. Избранник должен был убедиться, что все на месте: только тогда он сможет забыть о своей ошибке и расслабиться.
        Впереди показалось раскидистое дерево, под которым до сих пор лежали вещи беглецов; довольная кривая ухмылка появилась на лице мужчины. Но когда Энки подошел ближе, улыбка исчезла, и он буквально задрожал от злости.
        — Что не так на этот раз?  — устало вздохнул Локи, который никогда не видел, чтобы у вечно спокойного блондина так быстро менялось настроение.  — Вещи здесь, значит, беглянка не выжила.
        — Здесь не все вещи, их было больше,  — Энки еще раз оглядел все вокруг, чтобы убедиться в том, что второго рюкзака нет нигде поблизости.  — Все-таки она жива.
        — Ты не можешь быть уверен в этом.
        — Я не могу быть уверен в том, что она мертва… А значит, она выжила и смогла уйти на неизведанные территории.
        — Тогда просто забудь о ней: её либо сожрали мутанты, либо она добралась до Новы. В любом случае, нам её уже не вернуть да и нет в этом необходимости. Для всех она мертва, пусть так и остается дальше.
        — Для всех, но не для меня, и не для её брата,  — зарычал Энки: все же он допустил не одну, а целых две ошибки, и в обеих виновата она. Мужчина понимал, что напарник прав, и нужно просто забыть об этом, главное, что они забрали мальчишку, девчонка им не была нужна изначально. Но он был перфекционистом и просто не мог спокойно жить дальше, не доведя дело до конца.
        — Забудь, мы не можем отправиться на не подконтрольную нам территорию, чтобы найти того, кто уже может быть мертв. Просто сделай соответствующие выводы и не допускай больше ошибок.
        — Да, ты прав,  — блондин сделал глубокий вдох, успокаиваясь. Энки понимал, что уже ничего не вернуть, но сдаваться не собирался. Он найдет способ найти беглянку и вернуть в селение, или убить собственноручно. Для Избранников ошибки не допустимы, он сам так всегда говорил и до сих пор готов подписаться под каждым словом. Энки знал, что единственный способ успокоиться и продолжить жизнь как раньше — это исправить допущенную оплошность. Ну, а пока… Пока он должен все продумать и найти решение своей проблемы.  — Возвращаемся в Чертог. Моего подопечного должны уже подлатать в лазарете, так что пора продолжить занятия.
        — Ты всегда можешь выместить злость на эту девчонку на её брате,  — рассмеялся Локи, направляясь в сторону парящей платформы. Он не любил бывать в лесу и бедных селениях простых людей, ему больше нравилось в городе, где есть удобства.
        — Я не опущусь до этого,  — безразлично бросил Энки; он знал, что многие кураторы любили поиздеваться над курсантами, продемонстрировать представителям тупиковой ветви эволюции, насколько они ничтожны. Но сам блондин предпочитал иной подход, потому-то его десятка — самая лучшая. Он тщательно готовит порученных ему солдат.
        — Ну, смотри, это помогло бы тебе расслабиться.  — Локи довольно смотрел на проплывающие внизу деревья. Наконец-то они летят в Чертог, где можно расслабиться и наслаждаться жизнью в преддверии нападения на не подвластную им территорию. Пусть не сразу, но вся земля станет принадлежать Избранникам.

* * *

        Энки смотрел в окно, разглядывая очертания Чертога — город был перед ним как на ладони. Это место отличалось от селений людей и старых городов: здесь дома Избранников утопали в зелени садов, каждое сооружение было уникальным и прекрасным. Обычно созерцание этого великолепия умиротворяло блондина, но не сегодня: он опять думал об Искре и не сомневался, что она не стала жертвой мутантов, а значит, жива. И это не давало ему покоя, заставляло вновь и вновь вспоминать каждый момент, что он её видел, анализировать все, что произошло.
        — Энки, опять думаешь о ней? Я так начну ревновать,  — высокая стройная брюнетка обняла мужчину со спины.
        — С чего бы это?  — блондин даже не обернулся.  — Нас с тобой связывает только секс, я давно дал тебе понять, что на большее ты можешь не рассчитывать.
        — Так уж ни на что?  — тихо рассмеялась женщина, сильнее прижимаясь к Энки.  — Учитывая то, что твое прикосновение смертельно, ты можешь быть только со мной. Моя регенерация, антитела в крови и медицинские познания позволяют нам быть вместе.
        — Бригид,  — раздраженно вздохнул мужчина,  — я не собираюсь жениться на тебе, так что давай закончим этот разговор.
        — Лучше отложим его на потом,  — недовольная брюнетка покинула спальню Энки. Опять он ведет себя так, словно выше нее. Но ничего, она всегда добивается своего, и этот самоуверенный блондин не станет исключением.
        Энки же продолжал думать, как найти беглянку — это стало его навязчивой идеей, его манией, единственным желанием.

        Шанс не потерять себя

        Дни в военной академии Чертога были похожи один на другой. Курсанты просыпались под звуки сирены, шли на завтрак, а после — на лекцию о строительстве города, которую за несколько дней Константин уже выучил наизусть; потом были занятия по механике и тренировки с Энки, на которых он доводил мальчика до практически бессознательного состояния. И так день за днем. Константин уже потерял счет времени и начал замечать, что перестает мыслить. Его новая жизнь была слишком монотонной, и он начал медленно, но верно забывать о селении, все реже вспоминал о сестре, и это было странным. Иногда ему казалось, что кто-то постоянно проникает в его мозг и методично стирает его воспоминания. Мальчик начал ловить себя на мысли: он так привык откликаться на свой номер, что начал забывать собственное имя. Иногда Константину хотелось попытаться произнести его вслух, но понимал, что этого делать нельзя: ¦ 63-90-11 все время находился рядом, наблюдая за ним.
        Отчаяние медленно, но верно захватывало его, Константин чувствовал, что теряет себя, и понятия не имел, как это остановить. К тому же, тренировки с Энки с каждым разом становились все яростнее, казалось, что Избранник за что-то наказывает его, стремится причинить как можно больше боли. Мальчик не мог понять, почему все происходит именно так, но чувствовал, что скоро ему снова придется отправиться в лазарет к садистке-медику, от воспоминаний о которой его бросало в дрожь. Все это сводило с ума, и курсант понимал, что долго так не продержится, поэтому ему нужно найти способ противостоять воздействию, что на него оказывают, но ничего в голову не шло.
        Единственное, что радовало мальчика, так это занятия с техникой, ведь у него действительно был талант. Ему нравилось возиться со всеми этими механизмами и деталями. Константин словно инстинктивно чувствовал, как все должно работать и функционировать. К тому же, занятия с механизмами были самым спокойным временем в его новой жизни, у него даже было время просто подумать. Если бы он мог, то все время занимался только бы этим, но, увы, у него не было права что-то решать. Он должен был подчиняться правилам Чертога, а это значит, что Константин должен стать таким, как все: безвольной машиной, без имени, тупо исполняющей приказы.
        - ¦ 63-90-785, настало время тренировки с куратором,  — командир холодно посмотрел на бледное, усталое лицо своего подопечного.
        — Иду,  — Константин медленно поплелся в тренировочный зал, стараясь как можно дальше оттянуть время занятий. Ему не хотелось учиться драться и владеть оружием, хотя, точнее было бы сказать, ему не хотелось тренироваться с Энки — этот Избранник сказал, что его сестра мертва, и эти слова заставили мальчика ненавидеть своего куратора. Нет, он никогда не поверит в то, что Искры больше нет. Войдя в темную комнату, освещенную неяркими лампами, он увидел, что Энки уже ждал его там.
        — Итак, приступим,  — холодный, властный голос заставил Константина неприязненно поморщиться. Как же он его ненавидит! В этих тренировках мальчика радовало лишь одно: ему было дозволено нападать на Избранника, что так высокомерно смотрит на него. Константин знал, чего от него ждут, и набросился на Энки, пытаясь применить те приемы, которым тот научил его недавно. Но все было зря: мужчина с легкостью блокировал все удары и даже выглядел скучающим и задумчивым в этот момент, что ещё больше раздражало Константина. Как можно с драться с Избранниками? Они слишком сильны, слишком хорошо дерутся, и у них есть все эти технологии! Чем больше времени мальчик проводил в Чертоге, тем больше понимал, насколько безнадежно его положение. Но, несмотря на это, он не собирался сдаваться, ему была нужна надежда, пусть маленькая, пусть призрачная, но надежда. Искра, его сестра, сейчас была для него такой надеждой; пока он верит, что она жива и ищет его, он будет пытаться бороться.
        Отбив очередную атаку курсанта, Энки наконец обратил на него внимание и одним мощным ударом сбил мальчишку с ног; он видел, что новичок делает успехи, хотя до уровня солдат их армии ему еще далеко. Но скоро ¦ 63-90-785 достигнет общего уровня курсантов, и тогда он будет тренироваться вместе со всеми. Внимательно посмотрев на мальчишку, блондин задумался: он видел, что сегодня курсант не в состоянии продолжать тренировку. Энки винил себя за то, что все же сделал так, как говорил Локи, и просто вымещал свою злость на мальчишке. Это было недопустимо и шло вразрез с его собственными принципами, но Избранник уже ничего не мог поделать с собой.
        — Расскажи мне о своей сестре,  — эти слова заставили Константина замереть и с ненавистью посмотреть на своего куратора.
        — Зачем вам это?  — зашипел мальчишка, не понимая, что происходит. Разве не Энки говорил о том, что Искра мертва? Так зачем ему спрашивать о ней? Что он задумал?
        — Ты не должен задавать вопросы, ты должен делать и говорить то, что от тебя требуют,  — очередной сильный удар заставил Константина упасть на пол; тонкая струйка крови потекла из его рта. Сил, чтобы подняться, не осталось; все тело, которое давно превратилось в сплошной синяк, болело. Мальчик так и остался сидеть на полу, смотря снизу вверх на спокойного блондина. Что же делать? Молчать или рассказать Энки об Искре? С одной стороны, Константин не хотел рассказывать о сестре этому Избраннику, которого ненавидел всей душой. Но с другой — понимал, что для него это шанс не потерять себя. Ведь если он будет говорить об Искре, то будет помнить о том, кто он, так сможет не забыть, что он человек, а не бездушная марионетка, покорно повинующаяся приказам своих хозяев.
        — Что ты хочешь знать?  — наконец спросил мальчик, приняв решение, которое, возможно, поможет продержаться ему в этом месте дольше.
        — Все, я хочу знать о твоей сестре все, и даже не думай, что сможешь обмануть меня.

        Голубое небо

        Неделя в обществе Максима пролетела очень быстро; у Искры не было ни одной свободной минутки, мужчины даже не давали ей спокойно выспаться. Каждый день начинался с завтрака, приготовленного Виктором, и проверки генератора, а дальше были занятия по самообороне с брюнетом и стрельба в тире с Виктором, а вечером девушку учили разбираться с техникой, которая все еще действовала в убежище. Все эти занятия не только измотали девушку, но и довели до депрессии. Если она не в состоянии справиться даже с Максимом, что будет, если ей придется столкнуться с Избранниками? Да, однажды она смогла пережить встречу с одним из них, но она была не уверена, что при новой встрече ей так же повезет. Да и работать с техникой было не так просто, как она думала. Искра всегда считала себя сильной, ловкой, смелой, способной решить любую проблему, но сейчас она понимала, что переоценила себя. И только природное упрямство заставляло её продолжать тренировки, каждый раз выкладываясь по полной, доводя себя до изнеможения.
        — Искра!
        Девушка поморщилась и с головой накрылась теплым одеялом; от непривычных нагрузок все тело болело, казалось, на ней не осталось ни одного живого места. Естественно, двигаться в таких обстоятельствах совершенно не хотелось. Но Виктор был безжалостен и просто стащил с Искры одеяло.
        — Уже утро, пора вставать.
        — Не хочу,  — простонала девушка, недовольно открывая глаза.
        — Забудь это слово,  — старик присел на край кровати и устало вздохнул.  — У тебя нет права на отдых и депрессии. Время идет. С каждым днем у твоего брата все меньше шансов остаться собой.
        — Я знаю,  — Искра приняла сидячее положение и уставилась на стену невидящим взглядом.  — Как думаете… Я успею?
        — Не знаю. Я бы хотел утешить тебя, сказать, что Константин сильный, и он будет бороться до конца… Но я не хочу давать тебе бесплотную надежду. У тебя почти нет шансов.
        — Значит, нужно проникнуть на следующую платформу,  — девушка поднялась на ноги и начала одеваться. Она устала, очень устала. У нее не осталось никаких сил, чтобы бороться дальше. Хотелось остановиться и ничего не делать, но она не могла позволить себе это.
        — Да, но ты же понимаешь…
        — Я скорее всего не вернусь,  — печально усмехнулась Искра. Конечно же, она все понимала: то, что она задумала, было безумием, сродни самоубийству. Но отступать не собиралась, она должна хотя бы попытаться спасти брата.  — Даже попав в Чертог, я найду Константина, только если случится чудо. И даже если это произойдет… мы вряд ли сможем…
        — И все же ты собираешься сделать это,  — Виктор непонимающе смотрел на девушку.
        — А что мне еще остается? Моя жизнь уже никогда не будет прежней. Я понимаю, что логично оставить все как есть и отправиться с Максимом в Нову, но я не справлюсь одна… без брата.  — Искра понимала, что это блажь, она просто отчаянно хватается за прошлое, не желая остаться одной в этом мире. Если она забудет о Константине и пойдет дальше без него, она перестанет быть собой и предаст все то, чему её учила бабушка. Семья — это самое главное в этой жизни.
        — Идем, Максим ждет тебя, чтобы попрощаться.
        Виктор вышел из комнаты, выделенной девушке; на душе было серо и хмуро, возможно, все дело в том, что механик из Новы сегодня покинет их. Все же он надеялся, что Максиму удастся убедить Искру отправиться в город. Но, похоже, не судьба: вскоре ему придется расстаться с внучкой старого друга, которую, скорее всего, больше он уже не увидит.
        — Не передумала?  — брюнет широко улыбнулся заспанной, измученной тренировками девушке.
        — Нет,  — Искра бросила прощальный взгляд на нового друга. За эту неделю Искра гораздо лучше узнала его, даже прониклась к нему симпатией, хотя некоторые черты его характера невероятно раздражали её. Максим слишком любил командовать, к тому же девушке не нравился его покровительственный и снисходительный тон в разговорах с ней. Пусть она знает гораздо меньше него, но это не значит, что глупая, и уж точно она не ребенок, с которым нужно сюсюкаться.
        — Я вернусь через два месяца, и мы продолжим тренировки,  — тяжело вздохнул мужчина, обнимая Искру на прощание.  — А еще я принесу книги.
        — Буду с нетерпением ждать,  — на этот раз девушка не стала отстраняться, все же они уже не такие уж чужие люди. К тому же, сейчас ей просто необходимо было тепло и понимание, пусть всего лишь на мгновение, но она просто хотела расслабиться и почувствовать себя слабой и беззащитной.
        — До встречи, Искра.

* * *

        День подходил к своему завершению, с каждым мгновением становилось все темнее, но Искра не спешила возвращаться в убежище, она просто лежала на крыше полуразрушенного дома и смотрела на небо, затянутое лиловыми тяжелыми тучами. Девушке очень хотелось, чтобы они исчезли, ведь тогда она сможет увидеть голубое небо, о котором столько слышала.
        — Это так глупо,  — Искра поднялась на ноги и поплелась в сторону бывшей школы. Сейчас ей просто необходимо как следует отдохнуть и подготовиться к проникновению на парящую платформу Избранников. Главное, чтобы они появились как можно скорее. Уже подходя к убежищу, девушка снова подняла глаза наверх и увидела, как среди тяжелых туч появилась прореха, в которой было видно бледно-голубое небо. Это было настолько невероятно и волшебно, что Искра замерла посреди дороги с широко открытым ртом. Это маленький кусочек голубого неба вернул ей надежду и уверенность в себе. Если даже небо начало меняться, то и она со всем справится, не сдастся, и однажды её брат тоже увидит это чудо.
        — Все будет хорошо,  — легкая улыбка появилась на её лице, а сердце сжалось от щемящего чувства где-то внутри.  — Я не проиграю. Никто не сможет остановить меня. Пусть мир никогда не станет прежним, но это не значит, что он должен оставаться таким, как есть. Ты только дождись меня, брат.

        Пушистый и зубастый, чем-то похож на нее

        С момента ухода Максима прошла уже неделя, и жизнь в старом городе текла своим чередом. Искра продолжала тренировки и занятия; чем больше времени проходило, тем лучше у нее все получалось. Девушка понимала, что если хочет выжить и вернуть брата, то ей многому нужно научиться. А еще она каждый день смотрела вверх, надеясь вновь увидеть кусочек голубого неба или парящую платформу. Но ни того, ни другого не было, и это угнетало Искру. Настроение девушки ухудшалось с каждым днем, ожидание и неизвестность были мучительными, к тому же её никак не покидало предчувствие приближающейся беды.
        — Искра, будь осторожна, уже темнеет,  — Виктор обеспокоено смотрел на то, как девушка снова уходит обследовать руины.
        — Не волнуйтесь, я взяла оружие,  — Искра улыбнулась старику; она понимала, что заставляет его нервничать, но ничего не могла с собой поделать. Ей было необходимо действие, к тому же вечер — лучшее время для тренировок.  — Я вернусь до того, как стемнеет окончательно, и хищники выползут из своих нор.
        Девушка поспешила выйти из убежища: она не могла сидеть дома — ей нужно было двигаться, что-то искать, учить; но не только это привлекало Искру. Она начала интересоваться мутантами, что обитают в городе: девушка не могла понять, почему ни Виктор, ни жители Новы не пытались изучать и приручать их. Эти грозные хищники чем-то манили её, заставляя наблюдать за ними каждый день. Конечно, это было опасно, и Искра прекрасно осознавала это, но ничего поделать со своим любопытством не могла, к тому же наличие оружия в руках придавало ей смелости и безрассудства.
        Сейчас девушка осторожно пробиралась к логову, которое недавно обнаружила. Судя по всему, там обитал один из дневных хищников — его лежбище отличалось от мест обитания других мутантов. Оно было более аккуратным и чистым, не было там и остатков пиши, это был явно очень чистоплотный и аккуратный зверь. Именно это привлекло Искру, которой хотелось побольше узнать об этих животных, для нее это было даже интересней, чем работа с техникой, которая ей не очень-то удавалась.
        Сегодня ей повезло: судя по шумному дыханию и недовольному рычанию, хозяин логова был дома. Искра сжала пистолет, понимая, что мутант может быть опасным и, возможно, набросится на нее, как только увидит. Наконец, в полумраке развалин она увидела существо, что вызвало её интерес — это было что-то вроде огромной рыжей кошки с мощными когтистыми лапами, что с легкостью разорвут человека или другого хищника на части. Остроконечные ушки с ярко-красными кисточками недоверчиво подрагивали, прислушиваясь к окружающим звукам. Такая же пушистая красная кисточка была на длинном хвосте. Нахмурившись, девушка начала вспоминать картинки из книг о животных, которые она успела прочитать. Мутант был похож одновременно на льва и рысь, а еще он очень напоминал ее саму, ведь тоже был рыжим, и только кисточки на хвосте и ушах были алыми, как и пряди её волос.
        Завидев Искру, зверь угрожающе зарычал, шерсть на его загривке встала дыбом, а большие черные глаза опасно блеснули в полумраке. Девушка понимала, что правильнее было бы поскорее уйти, но что-то заставило приблизиться к хищнику, протянув вперед руку.
        — Тише, не бойся,  — как можно спокойней произнесла Искра, приближаясь ближе к мутанту, который, непонимающе фыркнув, начал пятиться назад. Девушка чувствовала, что со зверем что-то не так, а потому, окончательно осмелев, включила фонарик, в свете которого она смогла лучше рассмотреть животное. На гладкой, шелковистой, лоснящейся от чистоты шерстке Искра увидела кровавые следы, и теперь ей стало ясно поведение зверя. Если бы он был полон сил, то набросился бы на нее, а сейчас он просто не мог пошевелиться. Почему-то девушке стало жаль этого хищника, обреченного на одинокую смерть в своем логове. Возможно, все дело в том, что он так похож на нее. Не отдавая отчета в собственных действиях, Искра погладила животное, отчего зверь испуганно посмотрел на нее, не зная, чего ожидать дальше от человека. Он явно осознавал, что девушка опасна и все время косился на пистолет в её руке.
        — А ты действительно умный,  — немного подумав, девушка убрала оружие за пояс. Она осознавала, что сильно рискует, но поступить иначе не могла: что-то во взгляде этих черных, словно угольки, глаз заставляло её помочь раненому мутанту.  — Надеюсь, я об этом не пожалею.
        Искра достала из сумки шарф, флягу с водой и целебную мазь из трав, что сделала еще её бабушка. Сердце сжималось от страха, а руки девушки дрожали, но она все же приблизилась ближе к недоверчиво рычащему хищнику и начала осторожно обрабатывать рваные раны, которые явно нанес другой зверь.
        — Не бойся, все будет хорошо,  — шептала Искра, нанося толстым слоем мазь, что должна была остановить кровь и обеззаразить рану. Зверь настороженно принюхивался к запаху девушки и мази, а его глазах застыло удивление. Он действительно был умен, в отличие от большинства мутантов, что обитали в городе, и ожидал, что его добьют, но вместо этого пытаются помочь. Хищник не мог понять, почему это происходит, и это заставляло его настороженно прижать уши и наблюдать за действиями человека.
        Искра же, казалось, вовсе позабыла об опасности и всякой осторожности; закончив с мазью, она перебинтовала животное шарфом и довольно улыбнулась: теперь у этого грозного хищника появился шанс выжить, а значит, ей стоит поспешить и покинуть его логово.
        — Ну, вот и все,  — девушка начала пятиться назад: пусть один раз она поступила безрассудно, но все же понимала, что не стоит поворачиваться к обладателю таких когтей и зубов спиной. Искра и сама не понимала, зачем помогла этому рыжему пушистому созданию, но что-то в нем безумно нравилось девушке, его хотелось обнять и затискать — это было странное чувство, не поддающееся логическому объяснению.
        Несколько следующих дней девушка навещала раненого хищника, принося ему еду и оставляя её недалеко от зверя, который все так же недоверчиво рычал при виде незваной гостьи. Никто из этих двоих жителей разрушенного города, что должны быть врагами, не знал, почему Искра приходит каждый день, но это стало традицией и для девушки, и для зверя.

* * *

        Виктор с утра пораньше вышел из убежища, чтобы проверить показания датчиков; последнее время активность мутантов значительно возросла, к тому же его беспокоило, что Избранники давно не посещали город, словно готовились к чему-то.
        — Это что еще такое?  — старик направил пистолет на огромного хищника, что стоял недалеко от входа в здание и спокойно наблюдал на человеком. Виктору еще не доводилось видеть настолько красивого и величественного зверя, который напоминал ему огромную ярко-оранжевую рысь и, как это ни странно, Искру. Хищник вел себя странно и даже не думал нападать, просто стоял и наблюдал, словно ждал чего-то или кого-то.
        — Надо же, сам пришел,  — усмехнулась девушка, вышедшая на улицу, чтобы проверить генератор.
        — Твой друг?  — Виктор убрал пистолет, но все еще настороженно смотрел на мутанта, что не демонстрировал совершенно никакой агрессии.
        — Можно и так сказать,  — Искра подошла к огромному хищнику и ласково потрепала его за ухом, отчего тот заурчал как настоящий кот. Старику оставалось лишь удивляться: как и когда эти двое умудрились подружиться?
        — Ну, и как его звать?
        — Не знаю,  — девушка задумалась, рассматривая зверя, что, казалось, как и Виктор, с интересом ждал, когда же ему дадут имя.  — Может быть… Рыжик? Все равно ничего другого в голову не приходит.
        — Что ж, пусть остается, но чтобы в убежище я его не видел!  — старик понимал, что от этого животного ему не избавиться, а убить его Искра не позволит, но и терпеть его в своем доме не собирался.  — Я не шучу! И будь осторожна со своим новым другом.
        — Я знаю, не волнуйтесь, пока что я и сама не очень-то ему доверяю, но, думаю, он может быть полезен.
        — Посмотрим. Главное, чтобы он тебя не сожрал.

        Ты изменился

        Энки направлялся в зал для тренировок и как всегда в последнее время был мрачен и зол. Избранник до сих пор не мог успокоиться и строил планы по возвращению беглянки. Рассказы ¦ 63-90-785 только подогревали интерес блондина: еще никогда он не слышал, чтобы кто-то с таким трепетом говорил о другом человеке. Это было странно и непривычно для Энки, которого воспитывали в суровых условиях и приучили к тому, что во всем должен быть расчет. А эти брат и сестра просто глупо верили в друг друга.
        Блондин раздраженно запустил руки в волосы, понимая, что не должен разговаривать со своим подопечным о его семье, ведь это вредит его обучению. Но остановиться Энки не уже мог: Искра стала его навязчивой идеей, его врагом, которого он должен поймать. Только так он сможет снова стать спокойным, рассудительным, безупречным.
        — Энки.
        Мужчина обернулся и увидел спешащую к нему Бригид; неприязненно поморщившись, Избранник остановился. Ему вовсе не хотелось вновь выяснять отношения со своей любовницей, но избавиться от этой брюнетки было невозможно.
        — Что ты хотела?
        — Надо же, как холодно,  — усмехнулась женщина, которая давно привыкла к такому поведению блондина.  — Сегодня тебе нужно пройти обследование.
        — С чего бы это?  — Энки прекрасно понимал причины поведения медика, он и сам видел, что в последнее время сильно изменился, стал более раздражительным, грубым и нетерпеливым. Его нервы были непростительно расшатаны, а сам он медленно сходил с ума. Но Избранник был уверен в том, что сам справится и помощь Бригид ему не нужна.
        — Ты изменился после той промашки,  — брюнетка холодно посмотрела на мужчину. Пусть он внешне оставался спокойным, но она-то знала, что у него внутри все кипит от злости. Они слишком давно и слишком близко знакомы, и она знает о нем даже больше, чем он сам.
        — Это не повод.
        — Это приказ старейшин, они тоже волнуются за тебя,  — перебила его Бригид, которая привыкла к безоговорочному подчинению.
        — В таком случае, я подчиняюсь,  — безразлично пожав плечами, Энки прошел мимо женщины. Последнее время она стала слишком навязчивой, и блондин уже пожалел о том, что связался с ней. Но выбор у него был невелик: мало кто мог пережить его прикосновение.  — Но сначала мне нужно завершить тренировки.
        — Я буду ждать,  — довольно улыбнулась Бригид; она позаботится о том, чтобы вернуть разум своему любовнику. Ведь он ей нужен в трезвом уме и здравой памяти, ничего другого её не устроит.
        Энки же продолжил свой путь; этот разговор заставил его немного прийти в себя. Ему нужно взять себя в руки и начать вести себя адекватно. Через пару дней в старый город отправляется платформа, и он надеялся, что сможет воспользоваться ей. Но случится это или нет, сейчас зависит от его любовницы, и это могло доставить проблемы.
        Войдя в тренировочный зал, Избранник сразу же увидел мальчишку, что ожидал его, скучающим взглядом рассматривая тренажеры. Это было плохо. ¦ 63-90-785 уже месяц находится в Чертоге — за это время подавляющее большинство курсантов уже ломались и лишались своей воли, а остальные были на уже больше чем на полпути к этому состоянию. Мальчишка же, казалось, смог побороть воздействие Геры и Даджала. Наверняка эти двое приложили руку к тому, что ему предстоит пройти обследование, ведь и их ¦ 63-90-785 сумел заинтересовать. Мальчишка имел невероятную склонность к работе с техникой, даже среди Избранников это было редкостью. Глубоко вздохнув, мужчина принял важное решение: он не может продолжать допускать ошибки, ему нужно прекратить все эти разговоры с курсантом. Он уже знает о беглянке достаточно, чтобы выследить.
        — Ты достиг большого уровня,  — блондин вышел на середину зала, жестом давая знак Константину нападать.  — Это наша последняя тренировка, так что постарайся. Дальше ты будешь заниматься со своей десяткой.
        Мальчик яростно пытался атаковать Энки, он все так же ненавидел этого мужчину, который утверждал, что убил его сестру. Ему безумно хотелось хотя бы раз достичь цели и от всей души врезать по этому вечно спокойному лицу, увидеть кровь врага, почувствовать удовлетворение от победы. Но пока он был недостаточно силен для этого. Возможно, со временем, после долгих тренировок, он достигнет нужного уровня, но вот сохранит ли он свою душу и сознание? Константин понимал, что теперь без разговоров о сестре ему будет сложнее сохранять трезвость ума. Он чувствовал, как с каждым днем что-то все сильнее давит на его мозг, иногда ему даже казалось, что он слышит раздражающий, назойливый шепот в своей голове.
        — Неплохо,  — Энки с трудом уклонился от резкого выпада мальчишки. Он был доволен тем, как подвигалось обучение ¦ 63-90-785. Из него получится хороший солдат и превосходный механик, если, конечно, они смогут подавить его волю, которая после их разговоров только окрепла.
        Константин продолжал нападать снова и снова — это последняя их совместная тренировка с куратором, а значит, он должен выложиться по полной. Он вкладывал в удары всю свою злость и ненависть к Избранникам и их правилам.
        — Хватит,  — блондин как всегда прервал тренировку мощным ударом, но на этот раз курсант умудрился устоять на ногах. Это была его маленькая победа, его повод для гордости.  — Можешь идти. Дальнейшие инструкции по своему обучению получишь у ¦ 63-90-113.
        Константин, ничего не ответив, вышел из тренировочного зала, будучи вымотанным и физически, и эмоционально. Ему просто необходим отдых, но об этом он может даже не мечтать. Он не имеет права выбиться из расписания или делать то, что хочет. Полное подчинение правилам — вот, во что превратилась его жизнь.
        - ¦ 63-90-785, - мальчик вздрогнул, не ожидая вновь увидеть Даджала. Избранник брезгливо осмотрел курсанта, всем своим видом демонстрируя, что ему противно даже разговаривать с низшим существом.  — Следуй за мной.

        Подавление

        Константин послушно шел за Даджалом; с момента их первой и последней встречи прошло больше месяца, и, если честно, мальчик надеялся, что они больше не встретятся. Ему не нравился этот Избранник и то ощущение, что возникало у него, когда они были рядом. Курсант поморщился от вновь возникшего неприятного ощущения, казалось, что кто-то засунул в его голову раскаленную тонкую спицу и теперь медленно помешивает мозги. Хотелось остановиться и просто лечь на холодный пол, но Константин понимал, что этого делать нельзя ни в коем случае. Он должен старательно изображать подчинение, преклонение и полное раболепие.
        Даджал привел мальчика в просторное помещение, заставленное разнообразными приборами. В памяти курсанта тут же всплыло воспоминание о тестировании и той адской боли, что ему пришлось пережить. В тот день он мечтал лишь об одном — умереть. Неужели сейчас его снова подвергнут пытке? Но для чего? Неужели все это связано с окончанием тренировок с куратором? Как ни старался Константин, он не мог скрыть страх, что затаился в его душе. Избранник, видя все это, лишь довольно улыбался: ему нравилось чувствовать отчаяние этого мальчишки, что каким-то образом все еще сохранял ясность ума. Это злило и раздражало парня, ведь подобное могло поставить под вопрос его профессионализм. И Гере он не сможет доказать, что во всем виноват Энки, после тренировок с которым сознание Константина прояснялось. К тому же последнее время Даджалу начало казаться, что у мальчишки появляется иммунитет к его воздействию. И это было плохо, очень плохо, ведь означало, что отлаженный десятилетиями механизм воспитания солдат был несовершенен. Это нужно срочно исправить, нужно подавить волю этого курсанта.
        — Итак, ¦ 63-90-785, как я и говорил, ты весьма интересный экземпляр,  — Избранник жестом дал понять Константину, чтобы тот сел на одну из кушеток. Мальчик замешкался лишь на секунду: ему захотелось сбежать, спрятаться, лишь бы избежать предстоящей процедуры. Но это все было лишь глупой надеждой, у него не было ни единого шанса, и все, что ему оставалось — это подчиниться и надеяться, что он сможет остаться собой.
        — Не стоит так бояться,  — Даджал с некой жалостью посмотрел на свою будущую жертву.  — Это будет почти не больно, во всяком случае, не больнее, чем в прошлый раз.
        — Это обнадеживает,  — мрачно усмехнулся курсант, сжимая кулаки от напряжения. Он понимал, что должен продолжать проявлять покорность и безволие, но не мог. Какой смысл, если этот Избранник уже раскусил его и теперь жаждет поскорее исправить допущенную оплошность.
        — Не волнуйся, пройдет всего пара дней, и ты наверстаешь все упущенное,  — Даджал нахмурился, о чем-то задумавшись. Было видно, что он сомневается в правильности своего решения. Весь вопрос лишь в том, почему?  — Я бы хотел изучить тебя, все же ты отличаешься от других… Жаль, Гера не согласна с этим, а, как говорится, против начальства не попрешь.
        Константин зажмурился, ожидая боли, он понимал, что на этот раз все будет гораздо хуже. Ведь боль продлится не несколько часов, а несколько дней. Несколько долгих, мучительных дней, полных боли и отчаяния. Курсанта крепко приковали к кушетке и подключили к нему множество датчиков и проводов. А после последовала боль, с которой ничто не сравнится — его словно выворачивали наизнанку, каждая клетка его организма болела. Сейчас все, о чем он мог мечтать — это умереть и больше ничего не чувствовать. Но это не входило в планы его мучителя: ¦ 63-90-785 должен оставаться в сознании. И дело тут вовсе не в том, что Избраннику нравилось смотреть на мучения мальчишки, напротив, ему было противно и мерзко от происходящего, но именно так работали приборы подавления воли. А значит, следующие два-три дня Константину предстоит биться в нескончаемой агонии.
        — Жаль,  — Даджал приступил к настройке приборов, выставляя их работу на максимум. Весь этот месяц он внимательно наблюдал за ¦ 63-90-785 и понял: благодаря тому, что его воля все еще не подавлена, он добился больших успехов в механике. Теперь Избраннику было интересно понять, связаны ли эти два факта на самом деле или это всего лишь совпадение. Но подобные эксперименты были строго-настрого запрещены в Чертоге. Лишь Избранникам было дозволено заниматься науками, лишь им была доступна вся полнота знаний. Солдатам вдалбливали лишь самые необходимые умения и понятия. К тому же Даджалу не давал покоя вопрос: как же все-таки ¦ 63-90-785 умудрялся все это время противостоять воздействию? В чем же заключались его тренировки с Энки? Столько вопросов, на которые он никогда не сможет получить ответы. Это раздражало и злило. Даже будучи одним из высокоразвитых людей, живущих в Чертоге, он был несвободен. Вся его жизнь была подчинена правилам, всюду были запреты и ограничения. Избранники так же, как и солдаты, которых они воспитывали для своих нужд, не могли мыслить самостоятельно, не могли усомниться в своем
превосходстве.
        Даджал проверил показания приборов и нахмурился: ему не нравилось то, что он видел.
        — Похоже, сломать его будет намного сложнее, чем я думал изначально.
        — Какие-то проблемы?  — парень вздрогнул от холодного и властного голоса своей начальницы. Эта женщина всегда умела подкрасться бесшумно, а от её голоса его бросало в дрожь. Сила и мощь Геры подавляла и угнетала его, казалось, что она способна раздавить его одним взглядом.
        — Нет, просто сложный экземпляр, но я справлюсь.
        — Надеюсь, ты не подведешь меня,  — женщина смерила его придирчивым взглядом, казалось, что она проникает в самые глубины его сознания, читает мысли. Хотя почему казалось, так оно и было, Гера предпочитала все держать под контролем, особенно своих подчиненных.
        — Я бы ни за что на это не осмелился,  — натянуто улыбнулся Даджал, слегка поклонившись женщине,  — а сейчас я хотел бы продолжить работу.
        — Хорошо, ведь от этого будет зависеть твоя дальнейшая карьера.
        Парень смог вздохнуть с облегчением, только когда за начальницей закрылась дверь. Как же он ненавидит эту старуху, которой вынужден подчиняться! Но ничего, однажды он займет её место, так что нужно потерпеть её придирки и заняться делом. Настало время окончательно сломать ¦ 63-90-785.

        Вот он, шанс

        Рыжик действительно оказался очень полезным зверем: он помогал Виктору и Искре охотиться, защищал от хищных тварей. Так что девушка была довольна, что помогла этому мутанту, который стал для нее другом. Теперь она могла дольше обследовать город, ведь Рыжик оберегал ее.
        Новый день обещал быть таким же, как и все предыдущие, но все же волнение и непонятное предчувствие не покидали Искру. С самого утра она была как на иголках, словно что-то должно произойти, что-то важное и значительное.
        — Интересно, к чему все это?  — Искра отложила старую, потрепанную книгу с пожелтевшими страницами в сторону и обняла зверя, что сидел рядом с ней и наблюдал за тем, что происходит вокруг. Рыжик неопределенно зарычал и, прижав уши, мотнул головой в сторону. Проследив за его взглядом, девушка увидела, как по небу с лиловыми облаками медленно ползет парящая платформа. Сердце Искры тут же пустилось отбивать бешеный ритм. Вот он, шанс, которого она ждала больше месяца. Теперь дело за малым — предупредить Виктора и собрать вещи, что могут потребоваться в Чертоге, а дальше останется самое сложное — проникнуть на платформу не замеченной Избранниками.
        Девушка бежала к убежищу так быстро, как только могла, Рыжик не отставал от нее ни на шаг. Зверь точно знал, что эти штуковины в небе опасны, ведь каждый раз, когда это спускалось с неба, исчезали его собратья и другие хищники, что обитают здесь. Рыжик не любил тех существ, что приходят с неба, внешне они были похожи на Искру, но это только внешне: он чувствовал, что они другие. Сейчас зверь бросал обеспокоенные взгляды на девушку, словно чувствуя, что она затеяла что-то опасное.
        — Виктор!  — Искра ворвалась в убежище, тяжело дыша,  — Избранники приближаются!
        — Так,  — старик поднялся со своего места,  — нужно закрыть подвал и отключить все оборудование и свет.
        — Я помогу, а потом…
        — Потом ты попытаешься попасть на платформу,  — вздохнул Виктор, понимая, что девушка не передумала и попытается осуществить свой безумный, самоубийственный план.
        — Да, я должна попытаться,  — невесело улыбнулась девушка,  — я должна найти брата.
        — Я все подготовил,  — старик протянул ей небольшой тяжелый рюкзак.  — Здесь оружие, немного еды и медикаментов, а еще особый прибор, что оставил для тебя Максим — он не позволит датчикам Избранников и тепловизорам увидеть тебя.
        — Спасибо, надеюсь, мы еще увидимся.
        — Я тоже,  — вздохнул Виктор, а после поспешил добавить: — Послушай, я верю, что ты сможешь вернуться, так что когда будешь в Чертоге и на платформе… Внимательно слушай и запоминай, о чем они говорят. Избранники что-то затевают, но мы пока не знаем, к чему готовиться.
        — Я поняла,  — улыбнулась Искра уже более уверенно. Она вернется, непременно вернется.  — Позаботьтесь о Рыжике.
        — Обязательно, а теперь беги,  — старик вытер слезы, выступившие на глазах.  — Я не буду прощаться, просто… возвращайся поскорее.
        Искра поспешила покинуть убежище; на душе было противно, она и сама понимала, что делает глупость, и только упрямство не позволяет её отступиться. Как бы ни было ей страшно, как бы ни было это все безнадежно, она попытается что-то сделать. Как всегда говорила её любимая бабушка: лучше сожалеть о содеянном, чем о том, что могло бы быть. Рыжик, недовольно сопя, следовал за ней по пятам.
        Тем временем платформа начала спускаться на широкую площадку — это было самое ровное и ухоженное место в центре города и, судя по всему, являлось посадочной площадкой. Искра давно приметила многоэтажку рядом с ним и теперь бежала по почти развалившейся лестнице, стараясь как можно быстрее попасть на крышу. Если верить Виктору, Избранники пробудут в городе несколько часов, а после отправятся в Чертог. А значит, ей нельзя терять ни минуты, она должна понять, как попасть на парящую платформу никем незамеченной.
        — Раз уж увязался за мной, лежи тихо и не высовывайся,  — зашептала девушка, заставляя Рыжика пригнуться. Она понимала, что их невозможно услышать с такого расстояния, но все же предпочитала не рисковать. Мало ли у кого-то из Избранников окажется очень чуткий слух. Достав бинокль, Искра начала внимательно изучать почти опустившуюся платформу и тех, кто прибыл на ней.
        — Всего пара Избранников и десяток солдат, похоже, они всегда передвигаются именно так,  — хмыкнула девушка, внимательно изучая летательный аппарат. Спрятаться там негде, ведь по сути своей это — открытая площадка с установленными на ней приборами.  — Что же делать?
        Искра не могла сдаться, не сейчас, когда ей так повезло! Сердце девушки сжималось от волнения, она до крови закусывала губы, пытаясь что-то придумать, и только Рыжик сохранял хладнокровие, и внимательно смотрел на платформу. Зверь был умен, возможно, даже умнее некоторых людей, он уже понял, что задумала его подруга. Глупая идея, но он не мог оставить её одну, ведь он еще не отплатил за свое спасение и еду, что ему регулярно давали. Зарычав, хищник мотнул головой и толкнул Искру.
        — Ты что-то хочешь?
        Опять рычание и неопределенный взмах лапой, на что девушка лишь тяжело вздохнула: жаль, что её новый друг не говорит, а она сама не умеет читать мысли. Рыжик явно что-то придумал, но вот что? Еще раз взглянув в бинокль на платформу, Искра улыбнулась. Ей не нужно взбираться на саму платформу, ведь внизу, рядом с огромными вращающимися лопастями и искрящимися ящиками, издающими глухой жужжащий звук, была маленькая площадка, на которой она легко уместится. Главное во время полета — не рухнуть оттуда вниз, ведь держаться там было не за что.
        Тем временем платформа окончательно приземлилась, солдаты и Избранники спрыгнули на землю. Тотчас вокруг летательного аппарата появилось силовое поле, что не должно позволить мутантам попасть на платформу или испортить её. Искра сдавленно рыкнула, чем вызвала удивленный взгляд хищника, что лежал рядом с ней.
        — Придется запрыгивать на нее, когда они будут взлетать.
        Девушка понимала, что это усложняет её задачу, у нее будет всего один шанс из тысячи, чтобы попасть на платформу. Но делать нечего. Сейчас она должна просто наблюдать и не попасться. Искра вновь посмотрела в бинокль; её руки задрожали, а дыхание сбилось. Среди двоих Избранников, что прибыли в город был он… Тот самый блондин, что чуть не поймал её, тот самый, на чьем лице она оставила шрам.

        Настало время исполнить задуманное

        Страх сковал тело девушки — она действительно боялась этого блондина, что однажды чуть не поймал её. К тому же она понимала, что за рану, которую она нанесла ему, придется ответить. Избранник не простит подобного… Но что он делает здесь, в старом городе? Неужели он пришел за ней? Нет… Он не может знать, что она выжила. Сердце Искры бешено колотилось, а тело покрылось испариной; дрожащими руками она включила прибор Максима, что должен был скрыть её от датчиков врагов.
        — Надеюсь, эта штуковина работает,  — девушке было страшно; она прекрасно понимала, что, если её поймают, это будет конец; она не спасет брата, а её саму, в лучшем случае, отправят обратно в селение. Рыжик тоже притих, лишь изредка недовольно рыча, смотря на солдат: зверь помнил, что именно эти существа забрали его сородичей.
        — Тише, нам нужно дождаться, пока они начнут взлетать,  — зашептала девушка, поглаживая своего питомца,  — а потом ты вернешься к Виктору.
        Зверь лишь презрительно фыркнул; он прекрасно понимал, о чем говорит его подруга, но у него были свои планы.
        — Сейчас нам главное — не попасться.  — Искра напряженно следила за происходящим в бинокль; она видела, как солдаты, разделившись на пары, начали расходиться в разные стороны. Но больше её волновал тот блондин, с которым ей уже доводилось встречаться. Этот Избранник был опасен; девушка до сих пор не могла забыть его холодный, пренебрежительный взгляд, от которого бросало в дрожь.
        — Нужно только продержаться пару часов,  — шептала девушка, поглаживая своего питомца.  — А после нам потребуется вся наша удача.
        Сейчас, смотря на летательный аппарат, Искра начала волноваться, что все будет не так, как она планировала, ведь у нее будет всего один шанс на миллион, чтобы запрыгнуть на взлетающую платформу. К тому же в тот момент, когда она будет к ней бежать, её могут заметить и убить, она может упасть с маленькой площадки, которую присмотрела для себя. Так или иначе, она не собиралась отступать; осталось выждать момент.

* * *

        Энки хмуро осматривал руины древнего города; он смог попасть сюда, убедив совет и Бригид, что он способен себя контролировать. Но что делать теперь и как найти девчонку, если она конечно, здесь, а не добралась до Новы? Сейчас он понимал глупость своей затеи — он опять совершил ошибку, и это злило Избранника. Во всем виновата эта беглянка. Только она и никто больше! Он должен побороть свою зависимость и начать жить нормальной жизнью. Глубоко вздохнув, блондин дал указания солдатам — все же они здесь, чтобы отловить новые образцы мутантов для ученых.
        — Что планируешь делать?  — Локи насмешливо смотрел на напарника: он давно его знал и понимал настоящую причину, по которой Энки захотел посетить эти грязные развалины.
        — Выполнять работу,  — буркнул блондин, направляясь вперед к развалинам,  — я понимаю, что не найду её здесь. Даже если она здесь, то наверняка прячется. А времени, чтобы все обыскать, у нас нет… Я не совершу больше ошибок.
        — Надо же, неужели наш благоразумный Энки вернулся?  — криво оскалился Локи, идя следом за другом. Блондин никак не отреагировал на слова напарника, ведь он должен сохранять спокойствие, только так он снова сможет найти внутреннюю гармонию. Но все же мысли об Искре не давали ему покоя; если верить словам её брата, девушка умна, она не могла умереть… Энки понимал, что должен что-то сделать: разработать план или хотя бы попытаться выбросить девчонку из головы, пока не сошел с ума окончательно. Но как это сделать? Блондин внимательно оглядывался по сторонам, пытаясь найти её… В какой-то момент Избраннику даже показалось, что он чувствует на себе чей-то пристальный взгляд. Но на приборах не было ничего подозрительного. Нет. Он должен заняться работой! Он должен перестать думать о возвращении беглянки!
        — Не люблю это место,  — заявил Локи, пиная череп, что попался под его ноги.  — Это просто огромная могила… Давно пора сравнять это место с землей.
        — Пока это невозможно: большинство мутантов обитают именно здесь, или ты предпочитаешь бегать в их поисках по лесу?  — холодно ответил Энки, в очередной раз смотря на монитор сканера: он никак не мог отделаться от ощущения, что за ними наблюдают. Блондин то и дело оглядывался, его раздражало и злило это ощущение, граничащее с шизофренией.
        — Ну уж нет!  — презрительно скривился Локи, который ненавидел всю эту грязь, пыль и кости.  — Из-за тебя мы слишком часто покидаем Чертог! Так что учти, больше я у тебя на поводу не пойду — у меня и в городе полно дел.
        — Не волнуйся, я уже в норме,  — раздраженно буркнул Энки, все же решая заняться тем, для чего они прибыли в старый город — поиском и поимкой мутантов для исследователей. Мужчина боролся с собой, но все же пока благоразумие и ответственность брали свое. Нужно заняться работой… Что же касается Искры… то лучше вернуться в город одному и даже не отчитываясь перед советом. Так никто не будет мешать в его поисках, главное — выбрать подходящее время и убедить всех, что он пришел в себя.
        — Надеюсь на это,  — Локи лениво потянулся, ему вовсе не хотелось заниматься всей этой грязной работой, но выбора нет — им снова предстоит поймать каких-то тварей.

* * *

        Искра внимательно наблюдала за Избранниками и солдатами; судя по всему, прибор Максима работал, и они с Рыжиком оставались незамеченными. Все, что ей оставалось — затаиться и выжидать. Девушка давно заметила, что когда ждешь, время тянется медленно, а иногда кажется, что и вовсе останавливается. Сейчас был именно такой момент — Искра с трудом оставалась на одном месте, ей хотелось поскорее броситься к платформе, попытаться проникнуть на нее. Но это было бы чистым самоубийством; это ожидание доводило её практически до нервного срыва, и только размеренное урчание Рыжика позволяло ей успокоиться и не сорваться. Когда уже начало темнеть, девушка, наконец, увидела, как солдаты возвращаются, таща в сетях мутантов — какие-то звери были мертвы, какие-то пытались бороться. Рыжик злобно оскалился, помня, что так было и с его стаей.
        — Тише, тише,  — успокаивала его Искра, медленно ползя к дыре в крыше, чтобы спуститься вниз. Настало время осуществить свой самоубийственный план и запрыгнуть на платформу. Девушка быстро спустилась по шаткой лестнице на первый этаж, чуть не упав пару раз, но сейчас ничего не имело значения, главное — успеть; Рыжик следовал за ней по пятам, не отставая ни на шаг. Когда она выскочила на улицу, то платформа уже начала подниматься в небо, поднимая клубы пыли; что ж, это даже лучше, так её никто не заметит.
        Искра бежала так быстро, как никогда раньше, она даже не предполагала, что может двигаться с такой скоростью. Но сейчас ничего не имело значения, кроме медленно поднимающегося летательного аппарата. Еще немного, еще чуть-чуть, Искра тянет руки вперед и прыгает из последних сил. Сейчас решится все, главное — зацепиться за почти поднявшуюся платформу.
        Сдавленно вскрикнув, девушка все же зацепилась за металлическую площадку, но подняться на нее и уж тем более удержаться было совсем не просто: мощные потоки воздуха пытались сбросить её вниз. А вот Рыжику повезло больше — он прыгал намного лучше своей подруги и приземлился прямиком на небольшую открытую площадку, между механизмами и двигателями парящей платформы. Но грозный и сильный хищник был не в силах помочь Искре, что сейчас отчаянно пыталась взобраться к нему, ведь он и сам с трудом удерживался на месте.
        — Еще немного,  — рыкнула девушка, из последних сил подтягиваясь. Адреналин, страх рухнуть с высоты и упустить этот шанс подстегивали её, придавали энергии. Когда ей удалось наконец это сделать, она просто рухнула на своего питомца, обнимая его, чтобы не сорваться вниз. Её тело дрожало от напряжения и пережитого страха, а из глаз лились слезы. Искра была как никогда раньше близка к истерике, и только размеренное урчание Рыжика придавало ей сил.
        — И зачем ты только пошел со мной?  — усмехнулась девушка, сильнее сжимая мягкий мех. Она была рада, что сейчас не одна, но все же понимала, что теперь остаться незаметными в Чертоге будет практически невозможно. Немного придя в себя, Искра осторожно посмотрела вниз; её сердце тут же принялось отбивать чечетку, а дыхание сбилось. Все было таким маленьким, но в то же время впечатляющим. Только сейчас девушка осознала, насколько мир огромный, и как высоко парит летательный аппарат. Перед глазами все начало медленно плыть; Искра сильнее сжала своего пушистого друга и прикрыла глаза.
        — Нужно успокоиться,  — шептала девушка, пытаясь унять нервную дрожь во всем теле.  — Все будет хорошо, мы справимся… правда, Рыжик? Ничего страшного здесь нет!
        Зверь облизал лицо своей подруги и со страхом посмотрел вниз: все же он не птица, и сейчас так же, как Искра, боялся. Он даже лег на небольшую площадку и прикрыл глаза огромными лапами.
        Девушка же приоткрыла глаза и, несмотря на дрожь в теле и неприятные ощущения в области сердца, смотрела вниз. Это было странное чувство, смесь страха и восторга, от которого кровь закипала в жилах. Искра судорожно вздохнула, задыхаясь от нахлынувших ощущений и эмоций. А платформа тем временем стремительно приближалась к Чертогу, который уже показался на горизонте.
        Девушка не могла оторвать взгляда от этого величественного места, которое было не похоже ни на что из того, что ей доводилось видеть раньше. Чертог был гораздо красивее, чем даже на картинках из книг, что она видела. Сверкающий, гладкий и светлый — это был город, сделанный из металла и стекла, который утопал в зеленой растительности садов. Здания соединялись друг с другом ажурными подвесными мостами, по которым неспешно прохаживались Избранники в замысловатых нарядах. Казалось, что эти люди не желают пачкаться, ступая по грязной земле, что они считают себя выше всего этого. Сейчас в Искре боролись весьма противоречивые чувства: невероятный восторг от представшей перед её взором красоты, и негодование от поведения Избранников, что презирали не только людей без способностей, но и саму землю.
        Скорость платформы замедлилась, и она начала снижаться; девушка видела, что у них впереди по курсу огромная открытая площадка, на которой платформу ждут солдаты. Если они приземлятся там, её точно заметят и поймают.
        — Нужно прыгать,  — Искра со страхом смотрела вниз, туда, где мелькали диковинные деревья и дома.  — Главное — добраться до земли.
        Рыжик недовольно зарычал: ему вовсе не хотелось потерять твердую поверхность под лапами, но он понимал все, что говорила его подруга и был с ней согласен. Искра прикрыла глаза и сделала глубокий вдох, и еще один, и еще. Нужно успокоиться и набраться смелости соскользнуть вниз, пока это еще возможно.
        — Пора,  — сжав кулаки и закусив от напряжения нижнюю губу до крови, девушка спрыгнула с платформы, надеясь, что до земли не так высоко, как кажется. Искра падала быстро, ударяясь о ветки высоких деревьев, что окружали один из домов. Она чувствовала острую боль в руке и животе, а во рту был железистый привкус крови. Падение длилось всего пару секунд, но они показались ей вечностью. С тихим хрипом она рухнула на землю, морщась от боли. Спустя мгновение, рядом на мягкие лапы приземлился и Рыжик, падение которого было намного удачней, чем у Искры. Зверь начал зализывать рану на животе девушки, от чего нервная дрожь вновь пробежала вдоль её тела, ведь хищник мог не сдержаться, почуяв дурманящий аромат крови, и растерзать её на части. Пусть они и друзья, но зверь останется зверем, и Искра прекрасно это понимала, но, похоже, пока Рыжик был вполне сыт и не собирался закусить раненой подругой.
        — Знаешь,  — усмехнулась девушка, болезненно морщась и вытирая слезы, выступившие на глазах,  — спрыгнуть оттуда было моей самой глупой идеей из всех.
        Девушка с трудом приняла сидячее положение и, болезненно морщась, начала стягивать с себя куртку — нельзя терять время, нужно как можно скорее обработать рану и проверить, нет ли других повреждений. А после она сможет подумать, куда идти дальше. Пока она внизу, на земле, у нее нет причин бояться Избранников, ведь они слишком брезгливы, чтобы спуститься сюда. Они предпочитают передвигаться по мостам, что видны вверху.
        — Как думаешь, мы найдем брата?  — стараясь сдержать рвущийся из груди крик, девушка обрабатывала дурно пахнущей мазью неглубокую рану.
        Рыжик ничего не отвечал, лишь всматривался вдаль и прислушивался к окружающим их звукам, которые ему раньше не доводилось слышать. Это место не нравилось хищнику, ото всюду здесь веяло опасностью, но отступать было поздно.
        — Нужно немного передохнуть,  — прошептала девушка, облокачиваясь на холодную металлическую стену высокого здания.  — А когда стемнеет, мы попробуем подняться выше и осмотреться.
        Прикрыв глаза, Искра задумалась над тем, что же делать дальше, ведь её план заканчивался на том самом месте, как она попадает в Чертог. Куда теперь идти? Как найти брата и как выбраться? На все эти вопросы ей только предстояло найти ответ. Ну, а пока ей стоит отдохнуть, прийти в себя после ранения и набраться сил… ведь скоро они ей понадобятся.

        Расходный материал

        Искра не знала, сколько вот так просидела, облокотившись на холодные стены здания. Пришла в себя она, когда уже стемнело и город стали освещать яркие лампы и прожекторы. Ночной Чертог был еще прекрасней, чем при свете дня. Девушка с трудом поднялась на ноги, все тело болело и ломило, все же падение с высоты не прошло бесследно.
        — Ну что, Рыжик?  — Искра погладила грозного хищника за ушком.  — Пора искать Константина… Надеюсь, мы не опоздали.
        Девушка посмотрела наверх, туда, где был свет и звуки. Что же делать? Подняться на подвесные мосты и начать обследовать город? Нет, это не выход — Чертог слишком большой, к тому же слишком много Избранников не спят ночами. Её сразу поймают. Что же тогда делать? Единственный выход — остаться внизу, но как среди всех этих зданий найти тот, в котором держат солдат? Искра медленно брела между одинаковых оснований зданий — здесь, внизу, была не важна красота и изящество, ведь Избранники предпочитают парить над землей. Девушка начала впадать в отчаяние, сейчас она осознала, насколько безумной была её попытка спасти брата. Рыжик, шедший рядом, настороженно принюхивался: хищнику совсем не нравились запахи этого места — они были неправильными, противными. Зверю хотелось поскорее покинуть это место, но его подруга что-то ищет, и Рыжик не мог оставить её одну.
        — Нужно как-то проникнуть внутрь,  — вслух говорила Искра, внимательно рассматривая железное здание. Девушка понимала, что не сможет осмотреть все дома Чертога, но сидеть, сложа руки, тоже была не в состоянии — она не для этого рисковала жизнью, цепляясь за парящую платформу и прыгая с высоты.  — Так… а это у нас что?
        Искра заметила довольно-таки большую решетку на стене здания, откуда выходил теплый затхлый воздух. Девушка задумчиво рассматривала находку — она вполне сможет пролезть в этот лаз, но куда он ведет?
        — Что скажешь?  — Искра оценивающе посмотрела на Рыжика, прикидывая, сможет ли он пролезть в это отверстие. Зверь лишь презрительно фыркнул и отвернулся от подруги. А девушка начала рыться в рюкзаке в поисках чего-нибудь полезного. К её счастью, Виктор не забыл положить инструменты, так что сейчас Искра занялась откручиванием болтов, что удерживали решетку. Сразу было видно, что вниз никто не спускается, ведь и решетка, и болты были уже ржавыми, девушке с трудом удалось справиться со своей задачей. Искра напряжено всматривалась в темноту, что ждала её впереди, пытаясь решиться сделать очередной решительный шаг.
        — У меня просто нет выбора,  — пробормотала девушка, забираясь в широкую трубу, что вела вглубь здания, и начала медленно ползти вперед. Это было нелегко, особенно если учесть, что пришлось снять рюкзак и теперь толкать его впереди себя. Но Искра была упрямой девушкой, и таким мелочам было её не остановить. К тому же зверь полз позади нее, преграждая путь к отступлению. Труба время от времени меняла направление: иногда появлялись развилки, иногда труба поднималась наверх, иногда, напротив, уходила вниз. Девушка уже потеряла счет времени; взглянув на наручные часы с фосфорящимися цифрами, что подарил ей Максим, она раздраженно вздохнула. Скоро рассвет, а она так и не нашла брата, и только и делает, что ползает по пыльной трубе. Это начинало раздражать. К тому же она безумно устала.
        — Нужно выбираться отсюда,  — девушка заметила впереди очередную решетку, сквозь которую в трубу пробивался свет. Подползя к ней ближе, Искра увидела, что этот выход ведет в просторное помещение, заставленное чем-то вроде больших банок, но из-за тонких прутьев она не могла рассмотреть все лучше. Девушка пыталась услышать, увидеть и унюхать кого-то живого в помещении, но, увы, она, в отличие от Рыжика, не зверь с обостренными чувствами и инстинктами.
        Искра боялась высунуться из относительно безопасной трубы и столкнуться с Избранниками лицом к лицу, но и оставаться в замкнутом пространстве больше не могла. Вдох, выдох, еще вдох. Нужно успокоиться, унять дрожь в теле и все же на что-то решиться. Она уже так далеко забралась и для чего? Чтобы сидеть и бояться? Нет, у нее есть дело, девушка чувствовала, что нужна брату, а значит, ей стоит поторопиться и понять, в какое здание она залезла. Кто знает, может быть, ей повезло, и казармы располагаются именно здесь. Искра с трудом выбила решетку и выползла в комнату, хорошо еще, что эта странная труба находилась на полу. Девушка огляделась и вздохнула с облегчением: Избранников здесь не было, только множество железных столов и банок с зеленой и красной жидкостью. Рыжик подошел к одной из емкостей и сдавлено зарычал, его шерсть встала дыбом, а уши прижались к голове. Искра нервно сглотнула и медленно подошла к колбе с зеленоватой мутной водой, ей было страшно, но любопытство все же взяло верх. Девушка пристально всматривалась, пытаясь понять, что же находится в жидкости. Лучше бы она этого не делала.
Спустя пару мгновений Искра отшатнулась в сторону, зажимая рот рукой, чтобы не закричать от ужаса; дыхание сбилось, а колени подогнулись, и она упала на пол, смотря остекленевшим взглядом на все эти колбы, в которых плавали части человеческих тел.
        — Что это? Зачем?  — девушка дрожала всем телом, пытаясь прийти в себя. Неожиданно Рыжик зарычал и, ухватившись зубами за куртку подруги, начал её оттаскивать в сторону. В самый дальний и темный угол, где стояли шкафы.
        — Что случилось?  — Искра старалась взять себя в руки и понять причины необычного поведения хищника. Но когда послышался щелчок со стороны двери, она все поняла — зверь почувствовал приближение врага и поспешил спрятать их. Девушка притихла, стараясь даже не дышать, а в голове была только одна мысль: «Хоть бы не заметили».
        Послышались тихие шаги, и Искра выглянула из-за укрытия шкафа. В помещении находилось несколько молодых солдат, что приковывали голых мужчин к металлическим столам, которые стояли между колбами. За всем этим процессом следила высокая брюнетка в белоснежном халате, её синие глаза были полны холода и презрения; и снова Искра задрожала.
        — Ваши указания выполнены,  — отрапортовал один из солдат.
        — Можете быть свободны,  — ответила женщина, подходя к одному из мужчин, что неподвижно лежал на одном из столов. Искра с ужасом наблюдала за тем, как, взяв острый скальпель, Избранница начала разрезать тело живого человека. Тошнотворный том подкатил к горлу, хотелось закрыть глаза и закричать, но девушка понимала, что так только выдаст себя, то, скорее всего, займет место на одном из этих столов. Но больше всего девушку поразило не это, а то, что человек, оставаясь в сознании, не произнес ни звука, словно он не чувствовал боли.
        Двери помещения открылись, и вошло еще несколько Избранников в белых халатах.
        — Новая партия солдат?  — усмехнулся лысый грузный мужчина, тоже приступая к вскрытию еще живого солдата.
        — Да,  — брюнетка безразлично пожала плечами и начала доставать внутренности своей жертвы. Искра не понимала, почему смотрит на это, но оторваться была не в силах.  — Эти солдаты уже выработали свой ресурс, теперь они послужат для моих исследований.
        — В последнее время наша армия слишком сильно сократилась,  — вздохнул мужчина,  — учитывая планы совета, это недопустимо. Так что нам лучше подумать о том, как увеличить срок их службы.
        — Проще набрать и воспитать новых,  — презрительно фыркнул его коллега.
        — Нет,  — брюнетка улыбнулась, переходя к новой жертве,  — нам нужны хорошо обученные солдаты, новички не справятся с заданием.
        Искра, наконец, смогла оторваться от омерзительно зрения и теперь снова пряталась за книжным стеллажом в углу комнаты. Её трясло от страха и отвращения, но она была еще в состоянии думать. Виктор был прав — Избранники что-то затевают, что-то, для чего им нужно много хорошо обученных солдат.

        Я нашла тебя!

        Искра с трудом сдерживала и себя, и Рыжика, ведь если их обнаружат, все будет кончено. Девушку просто трясло от напряжения, страха и отвращения, но она должна держаться и дождаться момента, когда Избранники закончат расчленять солдат и раскладывать их органы по емкостям. А после… После она сможет наконец покинуть эту жуткую комнату и отправится на поиски брата. Искра надеялась лишь на то, что он не разделил судьбу этих людей. Пусть они были всего лишь безвольными марионетками Избранников, но все же они были живыми. Девушка не могла понять, как можно быть настолько жестокими и безразличными к жизни. Все эти люди в белых халатах, с их мерзкими шуточками, они были отвратительны.
        Когда все стихло, Избранники покинули комнату, но Искра продолжала сидеть на полу, раскачиваясь из стороны в сторону. Её не заметили. Все хорошо. Её никто не тронет. Но где взять силы, чтобы идти дальше? Рыжик не сильно прикусил её руку, заставляя девушку прийти в себя.
        — Ты прав, нужно идти… нужно найти брата и вытащить его из этого ада,  — дрожа всем телом, Искра вновь заползла в вентиляционную шахту. Она через силу заставляла себя двигаться, но все же продолжала ползти, все время заглядывая через решетки, пытаясь увидеть в одинаковых комнатах брата. Девушка понимала, что будет большой удачей, если Константин окажется здесь, в этом здании, но все же надеялась на лучшее. Время тянулось медленно, казалось, что оно вовсе остановилось, и постепенно Искра начала впадать в отчаяние. Она так потратит целую вечность на поиски… Девушка вытерла выступившие слезы и сжала кулаки от напряжения.
        — Я не могу сдаться,  — прошептала Искра, продолжая путь,  — я найду его, обязательно найду.
        Когда-то бабушка рассказывала ей, что раньше люди верили в разных богов и в минуты отчаяния молили их о помощи. Жаль, богам нет дела до людей, и уже давно. Сейчас ей даже молитвы не помогут. Но было бы неплохо, чтобы кто-то могущественный и даже всесильный помог ей сейчас… Заглянув через очередную решетку, Искра чуть не задохнулась от нахлынувших на нее чувств. Там, привязанный к креслу, оплетенный проводами и трубками полулежал её брат. Мальчик был без сознания и казался мертвым; сердце девушки сжалось от нехорошего предчувствия. Неужели она все же опоздала? Нет, он не мог умереть, наверняка просто без сознания. К тому же рядом с ним Избранник… Что следит за показаниями приборов. Достав из-за пояса пистолет, девушка сделала глубокий вдох. Медлить нельзя! Она должна вытащить брата из этого проклятого места.
        Осторожно, стараясь не скрипеть и не издавать лишних звуков, Искра сняла решетку и, пока Избранник был увлечен изучением показаний приборов, выползла из вентиляционной шахты. Рыжик неотступно следовал за своей подругой, зверь словно чувствовал, что это место чрезвычайно опасно, а потому вел себя очень тихо.
        Девушка наставила пистолет на стоящего к ней спиной Избранника, который оказался подростком, наверное, всего на пару лет младше её.
        — Отключи приборы и приведи моего брата в чувство!
        Даджал вздрогнул от неожиданности и испуганно обернулся, ведь в помещении кроме него и ¦ 63-90-785, который продолжал отчаянно сопротивляться процессу подавления, никого быть не должно было. Но тогда откуда взялась эта странная девчонка, в зеленой камуфляжной одежде? Да еще мутант, что сейчас хищно скалится, смотря на него.
        — Ты что, глухой?!  — зарычала Искра, выходя из себя.  — Приведи моего брата в себя!!! Иначе я проделаю в твоей голове дырку! Или «высшие» люди способны выжить даже после этого?
        — Сейчас,  — нервно сглотнул Избранник, начиная отсоединять провода от курсанта. Даджал не мог поверить, что простой человек, низшая форма эволюции, оказался в Чертоге и сейчас угрожает ему. Это было просто немыслимо. Но в том, что эта девушка выполнит обещанное, он не сомневался, слишком уж решительно сверкали её глаза, он буквально физически чувствовал её злость и раздражение.
        — Если с ним что-то случится, я тебя убью,  — девушка сама не узнавала свой голос, когда она успела стать такой холодной и жесткой? Или все дело в том, что она пережила за последние сутки? Искра с трудом уняла дрожь в руках. А Избранник тем временем освобождал Константина, который начал приходить в себя.
        В голове девушки послышался тихий, завораживающий шепот; она не могла разобрать слов, но внутри становилось так легко и спокойно, хотелось прикрыть глаза и просто расслабиться. Искра не понимала, что это за чувство, которое поглощает её, но ему хотелось всецело отдаться ему и не думать больше ни о чем. Неожиданно Рыжик набросился на Избранника, выпуская острые когти и злобно рыча. Сразу же стало легче, чарующие звуки в голове исчезли.
        — Еще раз выкинешь подобное,  — раздраженно бросила девушка, тяжело дыша,  — и станешь обедом моего друга.
        — Отзови его,  — брюнет дрожал от страха. Даджал мог контролировать мозг людей, но не зверей. Против этого голодного хищника он ничего не мог противопоставить. Тогда как эта девчонка может управлять мутантом? Это было выше его понимания.  — Отзови, и я все сделаю.
        — Рыжик, присматривай за ним,  — криво улыбнулась Искра, вздыхая с облегчением. Все же хорошо, что её друг решил отправиться вместе с ней — без него она ни за что не справилась бы. Все же, она невероятно везучая.
        Избранник закончил отсоединять Константина от приборов, и мальчик начал приходить в себя. Сердце девушки сжималось от страха, ведь она могла опоздать, и её брат уже потерял себя.
        — Искра?  — Константин не мог поверить своим глазам, ведь он уже отчаялся вновь увидеть сестру. Но сейчас она стоит перед ним и улыбается сквозь слезы. Мальчик попытался встать, но тело отказывалось слушаться его.
        — Что с ним?  — Искра грозно посмотрела на Избранника.
        — Он еще не восстановился, ¦ 63-90-785 сможет двигаться только через полчаса.
        — Мы подождем, а ты даже не думай делать глупости!  — Искра, не сводя пистолета с парня, подошла к брату и приобняла его.  — Все будет хорошо, скоро мы отправимся в новый дом.
        — Я скучал,  — Константин прикрыл глаза — сейчас он был слишком слаб, чтобы разговаривать. Но после он обязательно обо всем расспросит сестру, главное — совершить невозможный побег из Чертога.
        Даджал же с некой завистью наблюдал за этими низшими людьми. Среди Избранников не было подобных связей: как только ребенку исполнялось четыре, его забирали из семьи и отдавали на воспитание, исходя из его способностей. У него тоже была сестра, но они даже не общаются, и она точно не будет рисковать собой ради него. Да и сам Даджал не мог понять, почему эти двое сейчас плачут и обнимаются, но ему хотелось бы, чтобы на него тоже смотрели с нежностью… Так, как эта девчонка сейчас смотрит на ¦ 63-90-785.

* * *

        Энки наблюдал за тренировками своих солдат, но его десятка была не полной. ¦ 63-90-785 все еще не вернулся после окончательного подавления личности. Это беспокоило блондина. Неужели у этого мальчишки настолько сильная воля? Это восхищало и пугало одновременно, ведь он привык считать, что люди ни что не годны.
        — Нужно узнать, сколько еще будет проходить эта обработка,  — раздраженно буркнул Энки, направляясь в кабинет Даджала. Пока десятка не будет полной, он не сможет проводить тренировки на полигоне, а это было плохо, если учесть ближайшие планы Совета. Хорошо еще, что тренировочные помещения и медицинский корпус находятся в одном здании. Далеко идти не придется. Блондин пытался совладать со своими мыслями, прогнать образ Искры из своей головы. Его разум отчаянно требовал забыть о беглянке, что сводила его с ума, но это было невозможно. Мужчина не может успокоиться, пока не устранит причину всех своих ошибок.
        Открыв нужную дверь, Энки замер. Что это? Галлюцинация? Болезненный бред? Чья-то глупая шутка или все же реальность? Это она… Это точно она, девчонка, что оставила шрам на его лице. Как и говорил Константин, Искра пришла за своим братом. Блондин сделал шаг вперед, протягивая руку к ней — девушке, что сейчас испуганно смотрит на него своими искрящимися глазами.
        — На этот раз ты точно не сбежишь,  — криво оскалился Энки.

        Невозможный побег

        Искра со страхом смотрела на блондина, что замер у входа. Почему судьба снова свела их? Девушка понимала, что, несмотря на все тренировки, она не справится с Избранником, остается одна надежда — пистолет.
        — На этот раз ты точно не сбежишь,  — криво оскалился Энки, придя в себя и бросаясь на нее. Прогремел выстрел, но пуля не достигла цели: каким-то невероятным образом Избранник сумел увернуться и повалил девушку на пол. Искра брыкалась, пытаясь сбросить его с себя, но мужчина был слишком силен, она чувствовала, как его руки начали сдавливать её шею, лишая возможности дышать. Глаза девушки закатились, а из горла стали доноситься хрипы. Зачем она столько тренировалась, изводила себя, если даже секунды не смогла продержаться против Избранника? Находясь на краю сознания, она слышала злобное рычание Рыжика, но он не мог помочь своей подруге, ведь второй Избранник тоже был опасен и пытался пустить в ход свои способности. Как же так? Неужели все сейчас закончится, и все было зря?! Одинокая слеза скатилась по щеке Искры, но она по-прежнему продолжала сопротивляться из последних сил. Неожиданно все прекратилось — тяжесть исчезла, и девушка, наконец, смогла дышать. Она отползла в сторону, хрипло хватая ртом воздух и пытаясь прийти в себя.
        — Ты как?  — Константин присел рядом с сестрой, обеспокоено всматриваясь в её бледное лицо. Как же он переживал за нее все это время! А сейчас, когда увидел, как Энки душит Искру, и вовсе потерял голову и, просто схватив какой-то прибор, что стоял рядом, обрушил его на голову Избранника. Теперь его куратор без сознания лежал на полу, а из его головы сочилась тоненькая струйка крови.
        — Все хорошо,  — девушка вытерла слезы и обняла брата. Её била нервная дрожь от пережитого страха и волнения.
        За всей этой картиной наблюдал Даджал, который не понимал, почему эти двое представителей тупиковой ветви эволюции плачут и так радуются встрече, почему так отчаянно защищают друг дуга. Но в то же время он снова ощущал зависть, ведь его никто и никогда не обнимал, ему никто не был рад — в Чертоге это было не принято.
        — Нужно связать его,  — Искра бросила быстрый взгляд на блондина, лежащего без сознания на полу, в луже собственной крови. Но, тем не менее, Избранник был жив, и мог в любой момент прийти в себя, и снова напасть на них. Таких, как он, не стоит недооценивать.
        — Сейчас,  — Константин поднялся на ноги и, оторвав от кушетки, к которой был привязан, кожаные ремни, начал связывать Энки. Наконец-то он добрался до своего куратора и смог хорошенько ему врезать, пусть со спины, но этот Избранник другого не заслуживает.  — Готово, но что теперь? Всюду патрули, нам не уйти.
        — Наконец-то дошло,  — презрительно фыркнул Даджал, нервно косясь на рычащего зверя, с клыков которого капала прозрачная слюна.  — Вам не сбежать, так что просто сдайтесь, и, кто знает, может быть, вам сохранят жизни.
        Искра гневно посмотрела на парня и криво усмехнулась — можно подумать, им с братом нужна такая жизнь. Они слишком далеко зашли, и сдаваться сейчас было бы глупо. Лучше умереть свободными, чем быть рабами, без собственной воли.
        — Не стоит за нас беспокоиться,  — Константин задумчиво посмотрел на часы,  — скоро будет отбой, тогда в коридорах почти никого не останется, только пара охранников. Мы сможем добраться до взлетной площадки и угнать платформу.
        — Ты умеешь ею управлять?  — Искра недоверчиво посмотрела на брата: неужели за столь короткое время он столькому научился?
        — Да, главное — решить, куда направимся,  — улыбнулся мальчик, уже чувствуя вкус свободы. Ему не терпелось покинуть это место и отправиться туда, где его не будут считать низшим существом, не будут бить и заставлять драться, туда, где не будет глупых правил.
        — Выбор у нас невелик,  — девушка пожала плечами,  — платформы могут летать только там, где есть датчики. А значит, нам нужно добраться до старого города, а оттуда мы отправимся в Нову.
        — Нову?
        — Это город обычных людей, таких, как мы с тобой, и самое главное — они не подчиняются Избранникам.
        — Звучит заманчиво,  — на лице мальчика появилась улыбка: неужели такое место действительно существует?
        — Вам не выбраться,  — криво усмехнулся Даджал, все так же со страхом смотря на Рыжика, что не спускал с парня голодного, недоверчивого взгляда.
        — Ошибаешься, мы выберемся,  — Искра широко улыбнулась,  — и вы с этим блондинчиком пойдете с нами… в качестве гарантии.
        — Гарантии?  — Избранник уставился на девушку, как на безумную. Неужели она все это говорит серьезно?
        — Да, заодно проверим, насколько высоко вас ценят в Чертоге,  — Искра подмигнула брату.  — Свяжи и его тоже. Не хочу, чтобы он натворил глупостей.
        Искра устало вздохнула; все тело ломило от боли, да и дышать до сих пор было трудно. Все внутри нее трепетало от восторга и предвкушения, уровень адреналина зашкаливал, а саму её трясло. Она больше не сомневалась… они справятся.
        — Нужно взять себя в руки,  — девушка дрожащей от напряжения рукой погладила мутанта. Пока что им невероятно везет: она добралась до Чертога, нашла брата и даже выжила при повторной встрече с этим Избранником. Искра поежилась, вспоминая холодный и безумный взгляд блондина. Почему он так смотрел на нее? Неужели он, Избранник, представитель высшей ступени эволюции, запомнил её, жалкую девчонку? Это было странно и неправдоподобно. Тогда почему он так смотрел на нее? Девушка бросила быстрый взгляд на все еще пребывающего без сознания блондина. Она сама не понимала почему, но все же подошла к нему и, взяв тряпку со стола, перевязала рану на его голове.
        — Не стоило. Он живучий, ничего бы с ним не случилось,  — зло бросил Константин, недовольно вздыхая и снова смотря на часы. Сейчас он был рад тому, что жизнь в казармах подчинена строгому распорядку. Еще немного, и они смогут продолжить свой побег.
        — Не хочу, чтобы кровавые следы выдали нас раньше времени,  — пожала плечами Искра, стараясь не смотреть на Избранника, что уже месяц был её ночным кошмаром.
        — Вы оба безумцы,  — обреченно вздохнул Даджал. Как это ни странно, но ни то, что он стал заложником, ни даже голодный взгляд хищника, устремленный на него, не пугали парня. Он был уверен, что его не убьют без причины, а еще в нем пробудился интерес. Эти люди оказались совсем не такими, как принято считать. Избранник даже радовался тому, что происходило,  — это привнесло в его рутинную жизнь новые краски и интересы, ему хотелось изучить этих двоих, что решили совершить безумный побег из Чертога. Да что скрывать, он и сам хотел побывать за этими стенами, без присмотра, надзора и указаний старейшин.
        Константин напряженно смотрел на часы: еще немного, и они смогут продолжить свой побег. Главное, чтобы больше никто из Избранников не встретился на их пути. Второй раз им может уже не повезти, к тому же его сестра ранена. Пусть Искра и пыталась это скрыть, но он-то видел, как она морщится от боли.
        — Пора,  — мальчик оглядел пленников.  — Что с этими делать будем?
        — Возьмем с собой, нам нужны заложники… На случай, если мы все же не сможем далеко уйти,  — девушка подозвала Рыжика и начала затаскивать на него Энки. Самим им не дотащить блондина, а вот огромного хищника вполне можно использовать, как ездовое животное. Главное, чтобы блондин не очнулся и не попытался сбежать.
        — Ты пойдешь сам,  — Искра грозно взглянула на Даджала, что молча наблюдал за её действиями.  — Попробуешь снова проникнуть в мое сознание или сознание брата, закричать или сбежать, и я пристрелю тебя.
        — Неужели ты сделаешь это?  — задумчиво протянул парень, насмешливо смотря на девушку.  — Думаешь, убить это так просто?
        — Лучше убью я, чем ты меня… Я убивала мутантов в старом городе, и сейчас для меня ты от них ничем не отличаешься,  — карие глаза безумно блеснули; Искра понимала, что это будет нелегко, но не собиралась изводить себя ненужными сомнениями. Избранники убьют и её, и брата, если поймают, и это в лучшем случае. Она не имеет права на слабость и жалость к врагу.  — Никаких разговоров — ты просто будешь молча идти рядом с нами. Ты меня понял?
        — Понял,  — недовольно буркнул Даджал. С одной стороны, ему было интересно оказаться за пределами города без давления старейшин. Увидеть, понять, попытаться изучить людей так, как он хотел. К тому же эти брат и сестра заинтересовали его. Но с другой стороны… Парень боялся покидать безопасные стены Чертога, боялся гнева Геры и старейшин, боялся насмешек других Избранников, ведь он позволил жалким людишкам, представителям тупиковой ветви эволюции, взять его в плен. Над Энки не осмелятся насмехаться, он слишком силен и опасен, но вот ему, среднестатистическому телепату, придется нелегко. Но что он мог? Если попытается проникнуть в разум своих врагов, подчинить их, его убьют, он не сомневался в этом — слишком уж решительный был взгляд у этой странной девушки, да и зверь посматривал на него голодными глазами. Все, что ему оставалось — это подчиниться.
        — Пора,  — Константин открыл двери и осторожно выглянул в длинный светлый коридор. Там никого не было. Все же уже десять минут, как начался отбой, и все солдаты и курсанты отправились в казармы спать. Да и сами Избранники разошлись по домам после рабочего дня.  — Идем.
        Мальчик шел первым, все же он знал дорогу, следом за ним медленно крался Рыжик с Энки, безвольно лежащим на его спине, потом со связанными за спиной руками шел Даджал, а уже после, постоянно оглядываясь и нервно сжимая в руках пистолет, шла Искра. Напряжение становилось невыносимым, девушке казалось, что стук её сердца слышат во всем городе. Нужно взять себя в руки, иначе она все испортит. Но как же это тяжело, когда ты в доме своего врага и понятия не имеешь, что делать дальше. Энки сдавлено застонал, медленно приходя в себя.
        — Нам лучше поторопиться,  — девушка подошла к Избраннику и засунула в его рот кляп: не хватало ещё, чтобы он закричал и позвал на помощь.
        — Не волнуйся, взлетная площадка уже рядом,  — Константин напрягся, размышляя, что делать дальше. Платформы охраняют опытные солдаты, ему с ними не справиться, а если применить пистолет, то поднимется тревога.  — Нужно придумать, как устранить охранников бесшумно.
        — Рыжик займется этим,  — Искра не сомневалась в том, что её друг справится с поставленной задачей. Нужно успокоиться и взять себя в руки; девушка сделала глубокий вдох и прикрыла глаза. Потом, когда они окажутся в безопасности, она непременно поплачет, но не сейчас.
        — Ты можешь контролировать его?  — не смог удержаться от вопроса Даджал. Он работал с этими мутантами, как, впрочем, и другие телепаты, но никому не удавалось подчинить их себе.
        — Я могу попросить,  — усмехнулась девушка,  — и он мне не откажет.
        — Ну, тогда самое время сделать это,  — Константин открыл металлические двери, что вели на взлетную площадку. Избранники были убеждены в том, что Чертог — самое безопасное место, так что платформы охраняли всего трое солдат, и те были рассредоточены по широкой открытой посадочной площадке. Опасность представлял всего один, тот, что стоял почти у самых дверей.
        Искра молча стащила Энки со спины Рыжка, блондин в очередной раз сдавленно простонал и с трудом открыл глаза. И снова он увидел её! Так значит, это был не сон! Избранник попытался дернуться, дотянуться до виновницы всех своих бед, но он был крепко связан. Блондин сдавленно зарычал, не в силах произнести ни звука из-за кляпа во рту. Опять он совершил ошибку. Почему? Почему каждый раз, когда дело касается этой девчонки, он совершает ошибки? Непростительные ошибки! Энки в ненавистью смотрел на девушку. Сейчас в ее глазах уже не было страха, только усталость и решительность, и это заставляло Избранника восхититься этим хрупким созданием. Тряхнув головой, мужчина снова зарычал, пытаясь отогнать эти странные, неподобающие Избраннику мысли.
        Быстро отвернувшись от блондина, Искра обняла Рыжика и начала что-то нашептывать ему на ухо. Оба Избранника, не отрываясь, наблюдали за ней: для них было странно и непонятно, почему грозный хищник до сих пор не сожрал её, да еще слушает, и выполняет её приказы. Мутант же кивнул своей подруге и бесшумно выскользнул в приоткрытую дверь. Он прекрасно понимал, что от него хочет Искра, и это ему нравилось. Ему давно не терпелось растерзать кого-нибудь, впиться острыми клыками в податливую плоть. Сейчас он снова был собой — безжалостным хищником, а не домашним питомцем.
        Девушка наблюдала за тем, как, пригибаясь к земле, Рыжик подкрадывался к солдату, что не чувствовал приближения опасности. Искра знала, что будет дальше, и её воротило от одной мысли об этом, но она продолжала смотреть на то, как зверь набросился на человека и мгновенно перегрыз ему горло, как его острые когти рвут на части тело уже мертвого солдата, как он жадно вгрызается в него, поедая труп своей жертвы. Мерзкое, отвратительное зрелище, но это было так естественно. Сильный поедает слабого, так и они убивали ради пищи мутантов… Но почему-то, когда пожирают тебе подобных, становится не по себе.
        — Теперь можно идти,  — Искра дала пистолет брату и кивнула на Даджала,  — присмотри за ним.
        А сама схватила Энки за куртку и начала тащить его в сторону платформы. Мужчина был тяжелым, к тому же постоянно дергался, пытаясь вырваться, усложняя задачу девушки. Но Искра не обращала на это внимание, сейчас главное — выбраться из этого города, вернуться в лес, туда, где они будут в безопасности.
        — Искра, быстрее!  — Константин нервно озирался по сторонам.
        — Запускай эту штуковину,  — тяжело выдохнула девушка, наконец взобравшись на летательный аппарат и теперь без сил упав рядом с Энки. Рыжик же довольно устроился у ног Даджала, решив, что именно его он должен сторожить.
        — Отлично, надеюсь, я все правильно помню,  — мальчик начал нажимать на кнопки и передвигать рычаги. Поначалу ничего не происходило, но вскоре раздался монотонный звук двигателя, и парящая платформа с беглецами и заложниками на борту оторвалась от земли.

        Все только начинается

        — Как же хорошо!  — Искра смотрела на затянутое лиловыми тучами небо — последнее время она часто рассматривала его, надеясь снова увидеть голубой цвет.
        — Согласен,  — улыбнулся Константин, направляя платформу к старому городу. Подумать только, всего каких-то пару часов, и они покинут территорию Избранников. Свобода! Это такое манящее и желанное слово.  — А что с этими делать будем?
        Мальчик бросил недовольный взгляд на Энки и Даджала, он понимал, что Избранники, даже связанные, очень опасны, и лучше от них избавиться. Что поделать, но за время его пребывания в военной академии Чертога сердце ребенка ожесточилось. Он повзрослел, возмужал, его уже было не испугать смертью — да что скрывать, Константин не сомневался, что и сам стал способен убивать, и, если бы не Искра, Энки был бы уже мертв.
        — Пока не знаю,  — девушка приняла сидячее положение и задумчиво посмотрела на Избранников. Они оба были опасны, каждый по-своему, и оставлять их в живых не стоило, но Искра не хотела их убивать. Пусть это глупо, и она наверняка пожалеет об этом в будущем, но все же девушка решила оставить их в живых.  — В любом случае заложники нам не помешают. Наверняка за ними пошлют солдат…
        — Это вам не поможет,  — подал голос Энки, сверля злобным взглядом причину всех своих несчастий.  — Они предпочтут убить и вас, и нас.
        — Неужели вы настолько не цените друг друга?  — Искра непонимающе смотрела на блондина. Сейчас ей даже было немного жаль его.
        — Ценить кого-то?  — усмехнулся Даджал.  — Ценить стоит того, у кого действительно есть сила и могущество. Ради Экни старейшины еще могут попытаться что-то предпринять, а вот я никчемный заложник.
        — Вот оно как?  — Искра, задумавшись, снова посмотрела на небо. Сейчас, в минуту тишины и спокойствия, она могла подумать над тем, что же делать дальше. Она спасла брата, и вскоре они очутятся на безопасной территории и смогут уйти, наконец, в Нову. Но кое-что не давало покоя девушке… Избранники что-то задумали, что-то, для чего им потребуется много солдат. А что если они решили расширить свои владения? Искра снова посмотрела на Энки. Этот мужчина по-прежнему смотрел на нее с ненавистью и негодованием, словно она в чем-то была виновата. Девушка не могла понять этого; неужели он сердится за то, что она пытается выжить? Странный он, как, впрочем, и все Избранники.
        — Посмотрим, что будет,  — вздохнула Искра, с трудом поднимаясь на ноги. Тело до сих пор болело, да и слабость давала о себе знать.  — В любом случае, пока мы вас не отпустим.
        — Пока?  — криво оскалился Энки, пытаясь освободиться, но все было тщетно: Константин связал его очень крепко.
        — Да, пока не узнаем, что задумали Избранники и для чего им столько солдат,  — девушка хмуро посмотрела на блондина, но тот лишь усмехнулся и отвернулся от нее. Энки не собирался раскрывать планы Совета врагу, такой ошибки он точно не совершит, а вот Даджал вполне мог и сболтнуть лишнего.
        — Думаю, в этой твоей Нове их смогут разговорить,  — буркнул Константин, внимательно следя за данными приборов. Обычно для управления платформой требовалось минимум три человека, а сейчас ему приходилось управляться одному. Это было трудно, практически невозможно, но он справлялся… пока справлялся. Мальчик так и не решился рассказать сестре, что, несмотря на то, что он знает, как заставить летательный аппарат подняться в воздух, он понятия не имел, как его посадить.
        — Может быть,  — безразлично пожала плечами Искра. Сейчас она ощущала себя невероятно уставшей, ничего не хотелось: ни действовать, ни думать, ни чувствовать. Почему-то все стало таким неважным; она достигла своей цели, спасла брата, а вот что дальше? Девушка прикрыла глаза, мысленно ругая себя за пессимизм. Она должна радоваться, праздновать победу, но почему-то тревога, скрытая где-то в глубине души, не позволяла ей этого.
        — Но знаешь,  — снова заговорила Искра, устало смотря на Энки,  — думаю, я знаю, что они планируют… расширить свою территорию и захватить Нову. Так ведь?
        Энки недовольно поморщился — эта девчонка во всем была права: они действительно планировали расширить сферу своего влияния, получить новых рабов и источники ресурсов. Власть должна принадлежать сильнейшим, таков закон природы.
        — Вижу, что права,  — вздохнула Искра. Вот, что беспокоило её все это время — осознание того, что все только начинается. Они не смогут просто спокойно жить и радоваться каждому дню, им придется драться за свое право жить свободно.
        — Права, и что с того?  — раздраженно буркнул блондин, пытаясь придумать, как ему выбраться. Энки был зол на себя. Он не понимал, что с ним происходит, эта Искра заставляет его совершать одну ошибку за другой. Да, во всем виновата она, эта странная девчонка. Мужчина с новой силой начал дергаться, пытаясь выбраться, но ничего не получалось.
        — Ничего, мы будем готовы к этому, у вас ничего не получится,  — буркнула девушка. Как же её раздражает этот самоуверенный Избранник! Особенно его холодный, презрительный взгляд, в котором было обещание всех мук ада.
        — Мы сильнее!
        — Зато нас больше,  — передернула плечами Искра. Она понимала, что тот прав, но и люди в Нове не так слабы и безропотны, как в подконтрольных Избранникам селениях. У них есть шанс выжить и даже победить.
        — Это вам не поможет, так что лучше развяжи нас, и, возможно, вам даже сохранят жизнь.
        — Ключевое слово здесь «Возможно»,  — рассмеялся Даджал, которому надоел весь этот разговор. Пусть его способности не были так сильны, как у Энки, но зато он был умен и знал, что их ждет дальше… И уж лучше все рассказать людям, чем вернуться в Нову. Гера не простит допущенной оплошности, особенно ему — своему сыну.
        Энки недовольно зашипел — этот мальчишка мог все испортить, казалось, он и вовсе не хотел вернуться обратно в Чертог.
        — Хватит!  — рыкнул Константин, которому весь этот диалог мешал сосредоточиться на деле.  — Мы не вернемся ни при каких обстоятельствах! Что касается вас… Смиритесь, вы пленники жалких людишек, тех, кого вы не считаете достойными жить так, как они хотят.
        Искра удивленно посмотрела на брата, за этот месяц он повзрослел, в его глазах больше не было наивного блеска и безграничной веры в то, что все будет хорошо. Но все же он сохранил свой разум и не стал безвольной куклой, и это радовало. Сама же Искра продолжала верить в то, что однажды снова увидит кусочек голубого неба — больше ей ничего и не надо. Сейчас, в повисшей тишине, каждый думал о своем и пытался понять, что же делать дальше.

        Приговор

        Посреди круглого зала с высоким сводчатым потолком стояла высокая статная женщина. Сейчас на нее были устремлены множество недовольных, презрительных, торжествующих и надменных взглядов. Но казалось, что Геката вовсе не обращала на это внимания. Женщина стояла с гордо поднятой головой и холодно смотрела на членов совета, что явно были недовольны ей. Она и сама была в ярости, хотя и умело скрывала это. Подумать только — кто-то смог проникнуть в Чертог незамеченным да еще и выкрасть курсанта из её академии. Так мало этого — в заложники было взято два Избранника! Это было непростительной ошибкой. Ректор понимала, что Совет во всем обвинит именно её, но это не значит, что она будет молить о пощаде и унижаться перед этими стариками.
        — Как вы допустили подобное?!  — послышался зычный голос одного из старейшин.
        — Мы не были готовы к этому,  — спокойно ответила Геката, не отводя взгляда от своего обвинителя. Она одна из сильнейших Избранников и не позволит говорить с собой в таком тоне.  — Чертог — самое безопасное место. Мы и подумать не могли, что кто-то проникнет в город. Вам лучше подумать о том, как это произошло. Со своей стороны, я усилю охрану Академии и взлетной площадки.
        — Вы считаете, что этого достаточно?!  — зашипел другой старейшина, брызгая от злости слюной. Геката лишь усмехнулась, прекрасно понимая, что совету нужен козел отпущения, тот, на кого можно повесить все проблемы.
        — Я считаю, что моя вина лишь в том, что Академия была недостаточно охраняема!  — холодно ответила женщина.  — Не я отвечаю за безопасность самого города! Как злоумышленники попали в Чертог? Почему никто не заметил, как по городу шастают низшие? Кто знает, может, кто-то из Избранников решился рассудка и решил помочь людям?!
        Ропот негодования пронесся по залу, и женщина довольно прищурилась. Она не позволит во всем обвинить лишь себя.
        — Этот случай,  — продолжила ректор,  — должен послужить нам уроком! Мы слишком расслабились, уверовали в свою безопасность, и, как итог, в наш дом проникли враги!!!
        — Она права,  — закричал старейшина, что мгновение назад готов был во всем обвинить Гекату.  — Мы должны разобраться с представителями тупиковой ветви эволюции раз и навсегда!
        — Не стоит принимать опрометчивых решений,  — раздался холодный, хриплый голос Геры. Женщина была раздражена и зла: все эти самовлюбленные индюки только и способны, что кричать. Никто из них даже не подумал о последствиях.  — Люди необходимы нам для добычи ресурсов, или вы сами пойдете сеять и работать в шахты? Или, быть может, вы все станете солдатами?
        Сразу же воцарилась тишина, ведь Избранникам совсем не хотелось выполнять тяжелую работу. Они привыкли заниматься более возвышенными делами, а еще лучше — праздным бездельем.
        — Но кто мог помочь людям проникнуть в Чертог?  — Геката осмотрела членов совета.
        — Это мог быть только Энки,  — фыркнула Гера, вспоминая, сколько проблем было с ¦ 63-90-785.  — После ошибки с беглянкой он стал неадекватным! Все это видели. Кроме него никто не мог устроить это.
        И снова ропот возмущения прокатился по залу. Совету не нужны были доказательства или разумные доводы, им нужен был тот, кого можно обвинить в произошедшем. Даже после случившегося Избранники не могли поверить в то, что люди сами могли пробраться в Чертог и угнать платформу, и уж тем более не могли поверить в то, что они могли похитить двух Избранников.
        — Виновные должны быть наказаны,  — поднялся на ноги дряхлый старик, в чьих блеклых глазах застыло безумие.  — Мы не можем допустить, чтобы это повторилось вновь!
        Все застыли в ожидании приговора, что вынесет глава Совета. Несмотря на возраст и физическую немощность, этот Избранник был по-прежнему силен. Таранис был одним из тех, кто помнил мир до кислотного дождя, этого седого старца до сих пор боялись.
        — Локи!!!
        Брюнет, присутствующий на заседании Совета, вышел в центр зала и преклонил колено перед Таранисом. Мужчина стиснул зубы от страха и напряжения.
        — За предательство Чертога Энки и Даджал приговариваются к казни! Ты отправишься за беглецами. Верни их, чтобы мы могли устроить публичную казнь в назидание другим. Если не сможешь вернуть их… убей сам. Ты понял меня?
        — Да, господин,  — брюнет поднялся на ноги. Этот приказ не нравился ему, все же Энки был ему другом, но ослушаться главу Совета он не мог, иначе его самого казнят. А значит, он во что бы то ни стало должен поймать беглецов.
        — Иди,  — Таранис, довольно улыбаясь, опустился на место. Вскоре жизнь в Чертоге войдет в привычное русло, и тогда они смогут заняться увеличением своей территории.
        Мрачный брюнет вышел из главного зала. Локи не понимал, почему это дело поручили именно ему; один он точно не сможет справиться с Энки. Может, его друг и потерял рассудок, но не силу. К тому же с ним телепат, пусть и слабый. Вернуть их обратно в Чертог будет очень не просто.
        — Локи, постой!  — Бригид выбежала из зала Совета. Избранница даже не пыталась скрыть своего раздражения. Ведь она возлагала большие надежды на Энки. Хотя и сейчас еще не все было потеряно, главное — вернуть его в Чертог, а дальше она сможет убедить Совет помиловать его, свалив всю вину на Даджала.
        — Чего тебе?  — грубо спросил брюнет, которому никогда не нравилась целительница.
        — Я отправлюсь с тобой.
        — Еще чего!
        — Это приказ Совета, так что лучше заткнись и делай, что тебе велят,  — зашипела Бригид.  — Подготовь все, чем быстрее мы отправимся, тем лучше.
        — Как скажешь,  — скривился Локи, пытаясь успокоиться. Это задание будет самым сложным в его жизни, и дело не только в том, что придется ловить Энки, но в том, что ему придется терпеть самовлюбленную брюнетку.

        Мы пленники и ты знаешь, что это значит

        Энки смотрел на уснувшую Искру, что совершенно бесстрашно лежала рядом с ним и, казалось, совсем не видела в нем угрозы. Лицо девушки было настолько расслабленно и безмятежно, что Избранник и сам начал понемногу успокаиваться. Какой смысл злиться, если он связан и ничего не может предпринять? Эта Искра, она странно действует на него: сейчас, когда она рядом, на душе появилось странное умиротворение, словно это он поймал её, а не наоборот. Может быть, он и правда тронулся умом?
        Блондин перевел взгляд на Константина и мрачно усмехнулся — даже не верится, что ¦ 63-90-785 все же одолел его. Пусть ударом со спины, но все же… Он недооценил мальчишку, как, впрочем, и его сестру. Тяжелый вздох вырвался из груди мужчины, который сейчас отчетливо понимал, что совершил слишком много ошибок, и виновата в этом была вовсе не Искра… Он сам виноват в том, что позволил этой девчонке завладеть всеми его мыслями. Осознание этого, как ни странно, не злило, напротив, заставляло задуматься и иначе взглянуть на все произошедшее. Подумать только — один из сильнейших Избранников проиграл жалким людишкам! Хотя, таким ли уж жалким?
        Энки взглянул на связанного Даджала, что сидел рядом с ним и смотрел в небо пустым невидящим взором, явно размышляя о чем-то. Избранник нахмурился: нужно срочно что-то предпринять, и брюнет поможет ему.
        — Послушай,  — тихо прошептал блондин, так, чтобы Константин не смог его услышать.  — Мы должны бежать и вернуться в Чертог…
        — Бежать?  — устало усмехнулся брюнет, переводя взгляд на Энки.  — Зачем? Мы пленники, и ты знаешь, что это значит…
        — И что же?  — блондин удивленно приподнял бровь, искренне не понимая, что имеет в виду парень.
        — Энки, приди, наконец, в себя и начни рассуждать логически,  — раздражено бросил Даджал, прекрасно осознающий плачевность своего положения.  — Ты думаешь, старейшины поверят в то, что представители низшей ветви эволюции смогли проникнуть в Чертог, взять нас в заложники и угнать парящую платформу? Особенно, если учесть твое неадекватное поведение в последнее время. Ты действительно думаешь, что нашему возвращению будут рады?
        Энки понимал, что имеет в виду телепат. Избранники слишком гордые, чтобы признать, что люди могли действительно совершить все это, а значит, им нужен козел отпущения. Блондин заскрежетал зубами. Он подходит на эту роль больше всего, ведь последний месяц действительно вел себя неадекватно.
        — Мыслишь в верном направлении,  — криво оскалился Даджал, вновь поднимая взгляд к затянутому лиловыми облаками небом.  — Нас обвинят в измене и наверняка приговорят к казни… Хотя… Ты сильный, перспективный для дальнейшего процветания Избранников, твои гены могут заинтересовать Совет, так что, возможно, тебя пощадят… Даже не так, тебя точно пощадят, Бригид позаботится об этом. А вот моя судьба незавидна, я всего лишь среднестатистический телепат, ничем не выдающийся — моя смерть неминуема в любом случае. Так зачем мне возвращаться?
        Энки молчал, понимая, что парень прав, и Избранники не терпят слабых. Твое место в иерархии Чертога зависит от твоей силы и способностей. Он вполне мог высоко подняться и даже войти в Совет, но теперь это вряд ли осуществимо. Искра… С тех пор, как он её встретил, все в его жизни пошло наперекосяк: он потерял голову, перестал мыслить логически и наделал много глупостей. И вот теперь настала неминуемая расплата. Вернуться в Чертог и оказаться запертым, быть использованным для продления рода и выведения новых, более сильных Избранников — нет, такой судьбы он не хотел, но именно это ждало его после возвращения.
        — Нам нельзя возвращаться, по крайней мере, мне,  — продолжил телепат.  — Так что, если решишь бежать, на мою помощь можешь не рассчитывать.
        — И что ты предлагаешь? Ждать, когда люди убьют нас или начнут пытать?  — блондин пытался найти хоть какой-то выход из сложившейся ситуации, но Даджал во всем был прав. Одна маленькая ошибка, допущенная чуть больше месяца назад, привела к катастрофическим последствиям. И винить в этом Энки мог только себя. Ему следовало забыть об Искре — это было бы правильным решением.
        — Не думаю, что нас убьют,  — безразлично пожал плечами телепат, который слишком устал, и ему теперь было все равно, что с ним будет дальше.  — Не стоит судить всех по себе… Не факт, что люди поступят с нами так же, как мы поступаем с ними… Разве что решат провести опыты.
        — Так что, у нас нет шансов?  — мрачно усмехнулся Энки.
        — У тебя есть — ты всегда можешь стать игрушкой Бригид,  — вздохнул брюнет,  — у меня ни одного. Наверняка нас уже приговорили, а это значит, что за нами отправят карателей… Наша смерть — дело времени. Знаешь… Я даже завидую ¦ 63-90-785. За мной никто не придет, никто не вступится… Никто не станет рисковать ради меня.
        Искра не спала, она просто лежала с закрытыми глазами и внимательно прислушивалась к каждому слову Избранников. Теперь она понимала, что они не смогут оставаться в старом городе, их враг наверняка перевернет там все верх дном, чтобы найти заложников. Но не только это беспокоило девушку, но и собственная жалость к этим людям. Избранники всегда казались кем-то вроде древних богов, она думала, что их жизнь легка и полна счастья. А что в итоге? В итоге все не так… В этом мире никто не свободен: ни люди, ни избранники, возможно, даже мутанты не свободны.
        Сейчас Искра пыталась понять, как можно использовать полученную информацию. Избранники оказались в трудном положении: они не могут вернуться в Чертог, а значит, возможно, стоит попытаться переманить их на свою сторону. Желание жить сильно не только у людей, но и у Избранников. Девушка не сомневалась в том, что сможет убедить этих двоих перейти на их сторону, по крайней мере, Даджала, а вот с блондином наверняка возникнут проблемы. Но попытаться стоит… Если Избранники действительно собираются напасть на Нову, помощь этих двоих может пригодиться.

        Возвращение в старый город

        — А вот и старый город,  — довольно улыбнулся Константин. Столько времени он мечтал оказаться в этом месте, среди этих руин — это было его целью. И вот, наконец, это свершилось, мальчик верил, что здесь он будет свободен. Искра подошла к брату и положила ладонь на его плечо; прошло много времени с того момента, как они покинули селение, но все же достигли цели.
        — Он, конечно, не такой красивый, как Чертог, но по мне этот город гораздо лучше.
        — Даже лучше Новы?  — мальчик напряженно рассматривал панель управления: настало время приземляться, но Константин понятия не имел, как это сделать. Можно, конечно, спросить у Энки, но далеко не факт, что Избранник поможет, а Даджал наверняка и вовсе не знает о том, как управлять парящей платформой.
        — Не знаю,  — девушка мечтательно улыбнулась,  — я не была в Нове, мы отправимся туда вместе… А может, еще куда-нибудь — наверняка есть и другие города, и селения, не может быть, чтобы выжило так мало людей.
        — Все возможно,  — нахмурился Константин, который не мог разобраться в приборах самостоятельно, а это значит, что придется все же признаться.  — Я не знаю, как посадить эту штуковину.
        — В смысле?  — замерла Искра, а все внутри нее похолодело. Если они не смогут сесть, то что делать дальше? Сколько времени платформа сможет находиться в воздухе? А что, если они упадут?
        — В прямом — этому должны были учить позже,  — мальчик перевел взгляд с сестры на Энки, который внимательно прислушивался к разговору.
        — И что теперь делать?  — девушка начала нервничать. Будет глупо и обидно погибнуть, уже почти добравшись до убежища.
        Вместо ответа Константин подошел к своему куратору и присел рядом с ним на корточки. Мальчику было нелегко просить о помощи Избранника, но другого выхода нет.  — Мне нужна помощь.
        — С чего бы это мне помогать вам?  — криво усмехнулся блондин. Несмотря на то, что Энки понимал последствия отказа, ему все равно не хотелось соглашаться вот так просто. Возможно, дело в гордыне или злости, а может, он просто решил расслабиться и наконец не вести себя продуманно и серьезно.
        — С того, что если ты этого не сделаешь, то мы разобьемся,  — раздраженно буркнул Константин,  — или тебе не терпится умереть?
        — Он прав,  — подал голос телепат, которому, несмотря на не самые лучшие перспективы, погибать совсем не хотелось.  — Просто объясни ему, что делать.
        — Развяжи меня, и я посажу платформу,  — Энки, сощурившись, смотрел на мальчишку.
        — Ты действительно думаешь, что мы пойдем на это?  — Константин скривился. Он понимал, что Избранник гораздо сильнее их с Искрой и легко может убить их, как только станет свободным.
        — У тебя нет выбора,  — блондин старался говорить как можно спокойней.  — Ты же знаешь, что перед полетом платформа не была дозаправлена, а это значит, что в скором времени топливо закончится, и мы рухнем вниз. Объяснять, как посадить её, слишком долго, да и не факт, что неопытный пилот, как бы талантлив он не был, справится с этим делом. Если хотите жить, вам придется довериться мне.
        — Довериться Избраннику? Тому, кто дважды пытался убить меня и издевался над Константином?  — фыркнула Искра, недовольно смотря на спокойное выражение лица мужчины. Она не понимала, как в такой обстановке он может не нервничать, а, напротив, сохранять хладнокровие.
        — У вас нет выбора,  — безразлично пожал плечами Энки, который прекрасно понимал причину недоверия. У него даже появилась шальная мысль убить беглецов и вернуться в Чертог, но отмел это глупое желание. Даджал прав, дома их не ждут с распростертыми объятиями, наверняка их уже приговорили, так что возвращаться нельзя. Подумать только… Всего одна маленькая ошибка, а в результате он лишился всего: дома, положения, власти, перспектив. Сейчас Энки не представлял, как жить дальше, но умирать он не собирался, сдаваться было не в его правилах.
        — Он прав, сестра,  — Константину было тяжело признавать этот факт, но выбора действительно не было.  — Дай слово, что не тронешь Искру.
        — Хорошо,  — тяжело вздохнул блондин: дать такое обещание было тяжело, ведь он никогда не нарушит своего слова.  — Даю слово, что не трону твою сестру.
        — А Рыжик за этим проследит,  — усмехнулась Искра, гладя своего друга по мягкой шерсти. Девушка знала, что на хищника в этом деле можно положиться, он никому не позволит причинить ей вреда.
        — Меня тоже можете развязать,  — подал голос Даджал, у которого от сидения в одной позе уже затекло тело,  — я нападать точно не буду и использовать свои способности тоже.
        — Ладно,  — раздраженно буркнул мальчик, начиная развязывать Избранников. Во всей этой ситуации утешало лишь то, что оружие находится у них с Искрой, да и грозный хищник в случае чего поможет им.
        Энки потянулся и медленно направился к пульту управления, хоть он давно не управлял платформой лично, но все же прекрасно помнил, как посадить летательный аппарат. Мужчина начал быстро нажимать на нужные кнопки и поворачивать рычаги. Топлива почти не оставалось, и Избранник тяжело вздохнул — до посадочной площадки они точно не дотянут.
        — Держитесь за что-нибудь,  — приказал Энки,  — посадка будет жесткой.
        Платформа начала стремительно снижаться прямо на развалины домов.
        — Ты что, убить нас хочешь?  — взвизгнула Искра, хватаясь за поручень.
        — До площадки не доберемся,  — Избранник сохранял спокойствие, понимая, что после такой посадки, а если уж быть точным, то падения, платформу в воздух больше не поднять. Но выбора нет, уж лучше он попытается посадить её плавно, чем она рухнет сама.
        Платформу тряхануло, когда она достигла одного из полуразрушенных домов старого города. Послышалось скрежетание и шум, казалось, что еще немного, и летательный аппарат разорвет на части. Обломки зданий падали на землю, на саму платформу и её пассажиров, что уже приземлилась, подняв столб пыли.
        — Вот и все. Вам повезло, что я умею им управлять, иначе вы были бы уже мертвы,  — усмехнулся Энки, рассматривая своих напуганных пассажиров.
        — Может, нам тебе еще и спасибо сказать?  — оскалился Константин, понимающий, что его куратор прав и от этого злящийся еще больше.
        — Было бы неплохо,  — Избранник сам не понимал почему, но ему было невероятно легко. Сейчас у него не было будущего, Энки не знал, что будет дальше, но в то же время не было никаких правил и приказов. Он чувствовал себя свободным… Это было новое чувство для мужчины, но тем не менее приятное.  — Что дальше?
        — Дальше мы пойдем в убежище,  — Искра оторвала от своей рубашки рукава,  — но для начала — завяжем вам глаза. Не хочу, чтобы вы видели, где оно находится.
        — Надо же, какое благоразумие,  — поморщился блондин, которому не нравилась эта идея, но рычание недовольного Рыжика все же заставило его подчиниться и позволить девушке завязать ему глаза.

* * *

        Виктор не мог поверить своим глазам, в какой-то момент ему даже показалось, что у него начались галлюцинации.
        — Искра? Это правда ты?  — на глаза старика навернулись слезы, ведь он уже не надеялся увидеть девушку вновь. Но она вернулась и вернулась не одна, а с братом и двумя пленными Избранниками, да и Рыжик был с ней.
        — Да, у меня получилось,  — Искра обняла Виктора, сейчас у нее было ощущение, что она вернулась домой. Жаль только, что скоро им всем придется покинуть это место, которое стало за столь короткий срок родным.
        — А это, как я понимаю, Константин?  — старик посмотрел на мальчика. Он был чем-то похож на Искру, но все же в его глазах не было того любопытства и озорства, что были у его сестры. Как это ни странно, но парень казался более взрослым, чем девушка. Даже страшно подумать о том, что с ним делали в Чертоге.
        — Да,  — улыбнулась девушка,  — Константин, позволь тебе представить Виктора, он живет в убежище и был другом нашего деда.
        — Рад знакомству,  — мальчик с серьезным выражением лица пожал руку старика.
        — Я тоже. Идемте в убежище. Наверняка, вы проголодались. К тому же скоро ночь, лучше нам поспешить в здание.
        — Почему? Что такого будет ночью?  — оживился Константин, по пути с интересом осматриваясь по сторонам, пытаясь запомнить каждую деталь. На занятиях в академии преподаватели хорошенько вбили в его голову, что самое важное, когда попадаешь в незнакомое место — хорошенько все осмотреть и запомнить, заранее просчитать план отступления.
        — Ночью на охоту выходят мутанты,  — Виктор открыл двери убежища перед гостями,  — это крупные хищники, что охотятся как поодиночке, так и стаями. С ними лучше не сталкиваться…
        — Разве Искра не может их усмирить?  — подал голос Даджал, который был убежден, что девушка может контролировать не только Рыжика, но и других мутантов.
        — Конечно, нет,  — рассмеялась девушка, снимая повязку с глаз парня,  — с Рыжиком у меня особые отношения — мы друзья.
        Брюнет настороженно оглядывался по сторонам, его привели в довольно-таки невзрачное, обветшалое помещение, которое освещалось неярким светом ламп,  — кажется, такие использовали до «Гнева богов».
        — Да не мнись ты,  — по-доброму улыбнулся Виктор, который видел в этом юном Избраннике всего лишь ребенка.  — Садись, сейчас ужинать будем. И ты тоже.
        Энки недовольно сел за стол, не понимая, почему его развязали, почему не пытаются запереть или убить? Неужели думают, что он не опасен? Старик тем временем поставил на стол миску с тушеным мясом, сухари и овощи, что он выращивал в теплице рядом с убежищем.
        — Нам не стоит здесь задерживаться,  — заговорил Константин, жадно накидываясь на еду. Конечно, в Чертоге еда была питательней и вкуснее, но мальчик не собирался жаловаться. Главное, что он снова со своей сестрой и свободен, а еще он сохранил свои разум и волю.
        — Почему?  — нахмурился хозяин убежища.
        — За ними,  — мальчик указал на избранников,  — скоро пошлют солдат. Если потребуется, они снесут город, чтобы найти их.
        — К тому же нужно предупредить людей в Нове,  — вмешалась в разговор Искра,  — избранники планируют расширить свою территорию. Нужно либо готовиться к бою, либо уходить и искать новое место для дома.
        — Рано или поздно это должно было случиться,  — тяжело вздохнул старик, понимая, что это его последняя ночь в родном доме. Уходить в Нову ему не хотелось, но, похоже, выбора нет.  — На рассвете мы отправимся в путь. А этих двоих лучше оставить здесь. Не стоит провоцировать врагов, беря их в заложники. Пользы от них все равно не будет, а люди, живущие в городе, будут им не рады.
        — Уж лучше отправиться к людям, чем вернуться в Чертог,  — Даджал оторвался от еды и сжал кулаки от напряжения. Избранники мало чем отличаются от людей, они так же боятся и хотят жить, а вернуться домой сейчас было равносильно смерти.
        — Нас казнят, если вернемся,  — безразлично пожал плечами Энки, отвечая на вопросительный взгляд Виктора. Блондин ещё не решил, что делать дальше. Если раньше в его жизни все было предельно ясно, то сейчас все запуталось. Он привык жить в Чертоге, привык учить солдат и выполнять задания совета, а что теперь? Какой смысл существовать дальше? Энки понимал, что люди будут ненавидеть его, ведь он Избранник — тот, кто во всем лучше их. Люди и Избранники пока открыто не воевали, но это не значит, что между ними не было напряжения. От всех этих размышлений у мужчины начала болеть голова, он не знал, что делать дальше.
        — Вот оно как,  — вздохнул Виктор,  — тогда придется взять вас с собой… Но учтите… никаких глупостей.
        На самом деле старик не испытывал ненависти к избранникам. Да, они эгоистичные, самонадеянные, гордые, считающие себя венцом творения, они смертельно опасны и презирают людей, но лично ему они ничего плохого не сделали. Да и зачем кривить душой — среди людей такое поведение всегда было естественно. Те, кто были чуть умнее, сильнее, богаче, всегда вели себя именно так.
        — Все глупости, которые мог, я уже сделал,  — пожал плечами Энки, бросая злобный взгляд на Искру.
        — Хватит!  — девушка ударила кулаком по столу, ей надоело, что этот блондин смотрит на нее так, словно она совершила какое-то преступление.  — Что я тебе сделала? Почему ты смотришь на меня, как на самого страшного врага? Или для тебя невыносим сам факт, что я хочу жить и делаю все для этого?!
        Энки пораженно смотрел на девушку, ведь еще никто и никогда не разговаривал с ним так. Искру буквально трясло от гнева, а в карих глазах сверкал огонь ярости. Эта девушка не скрывала своих эмоций, и это было в новинку для Избранника, ведь их с младенчества учили контролировать себя и во всем полагаться на логику и расчет.
        — Если бы не ты, ничего бы этого не было!  — холодно ответил блондин, продолжая буравить Искру взглядом.
        — Может, мне еще извиниться за то, что выжила, упав с обрыва?  — зашипела девушка. Как же её раздражает этот самоуверенный Избранник!
        — Было бы неплохо,  — криво оскалился мужчина, начиная выходить из себя. Энки не мог понять, почему, когда дело касается этой девчонки, он теряет голову и контроль над собой? Проявление подобных эмоций недопустимо для Избранника — он может испытывать их, но не демонстрировать.
        Искра же, подскочив к блондину, залепила ему звонкую пощечину — она не позволит говорить с собой и братом в таком тоне. Такого Избранник стерпеть уже не мог, он раз и навсегда решит эту проблему. Резко рванув вперед, Энки схватил девушку за горло.
        — Успокойтесь!  — Виктор направил пистолет на избранника.  — Оба!
        Блондин отпустил Искру и сел на место. Опять он сорвался… Но девушка сама спровоцировала его… Она всегда провоцирует его.
        — Вот и хорошо,  — старик устало вздохнул, давненько в убежище не было так напряженно.  — Сейчас мы все пойдем спать.
        — Этих,  — Константин кивнул на избранников,  — лучше запереть. Я им не доверяю. Они вполне могут убить нас во сне.
        — Согласна,  — обиженно буркнул Искра.
        — Хорошо, так и сделаем,  — кивнул Виктор, направляясь к одной из запертых комнат.  — Заодно, пусть подумают…
        — И о чем же?  — презрительно хмыкнул Энки.
        — О том, что делать дальше: идти с нами в Нову, остаться в городе или вернуться в Чертог… Если все так плохо, как вы говорите, мы можем связать вас и оставить здесь, можем даже избить, чтобы ваши друзья перестали думать, что вы помогли Искре и Константину. Так вы уж точно больше будете походить на заложников. Хорошенько подумайте, но учтите, если все же решитесь пойти с нами… Вам придется позабыть о своем высокомерии и уж точно больше не пытаться убить кого-либо из нас… Я этого не потерплю — пристрелю без предупреждения.

* * *

        Энки лежал на жесткой кровати, смотря в темноту, и размышлял о том, что же делать дальше. Он знал, что Даджал тоже не спит, но не торопился заговорить с коллегой по несчастью. Они с ним действительно были в разных положениях: у телепата, в отличие от него, не было ни единого шанса, ведь даже если с него снимут обвинения в измене, то его жизнь в Чертоге резко ухудшится. Его способности не настолько велики, чтобы ему простили ошибку, которую он даже не совершал. Блондин мрачно усмехнулся, ведь он и сам не выносил слабых и глупых, всегда презирал их и смотрел свысока, и вот теперь он один из них. Блондин осознавал, что у него было больше шансов выжить, его гены важны для дальнейшего будущего избранников, Энки слышал это с самого детства. Весь вопрос — хочет ли он лишиться всего: уважения, власти, свободы, наверняка у него отберут солдат и запретят покидать Чертог, тогда ему придется влачить праздное существование, как большинство избранников, но это было не по душе мужчине. К тому же, если его обнаружат избитого и связанного, это будет позор на всю жизнь… Он, конечно, сможет кулаками доказать, что он
все еще силен, но от перешептываний за спиной это не избавит. Это печально, но Даджал прав — никто не будет бороться за них, доказывать их невиновность, защищать, даже Бригид попытается извлечь из этой ситуации выгоду и заполучить игрушку для себя.
        Идти в Нову тоже рискованно: люди наверняка настороженно отнесутся к Избраннику, особенно в преддверии того, что Чертог планирует расширить свою территорию. Возможно, их запрут в тюрьме или, как сказал Даджал, на них будут ставить эксперименты, в бесплотной попытке разгадать загадку их сил. К тому же во все времена, что до «Гнева богов», что после, люди боялись и ненавидели тех, кто от них отличается.
        Оставаться в старом городе тоже нельзя — скоро сюда прибудут солдаты, чтобы вернуть беглецов. Все здесь перевернут вверх дном, возможно, даже уничтожат руины, сотрут их с лица земли. И что тогда остается? Уйти глубже в неизведанные земли и попытаться найти другие селения и старые города? Но где их искать? Энки тяжело вздохнул — от всех этих мыслей и удара, что он получил от Константина, у мужчины болела голова, но просить о помощи он не собирался, глупая гордыня не позволяла сделать этого. Блондин сдавленно застонал, пытаясь хоть немного прийти в себя. Похоже, эта ночь будет очень длинной.
        — Если хочешь, я могу помочь,  — тихо проворчал Даджал, которому ворчание и бурчание Энки не давало уснуть.  — Я хоть и не медик, но могу воздействовать на твой мозг и облегчить боль.
        — Было бы неплохо,  — в очередной раз вздохнул мужчина, который даже сейчас не мог перешагнуть через себя и попросить о помощи. Телепат не обращал внимания на тон блондина, ведь он привык к тому, что с ним говорят высокомерно. Сейчас это было неважно, главное, чтобы Энки успокоился и наконец уснул, тогда и он сам сможет отдохнуть. Парень начал воздействовать непосредственно на мозг блондина, медленно, но верно избавляя его от боли и неприятных ощущений.
        Даджал и сам очень сильно устал, он не привык к подобной жизни, не привык принимать решения самостоятельно. Но, в отличие от Энки, брюнет уже все для себя решил: он отправится вместе с Искрой и Константином, куда бы те не направились. Эти двое были интересны ему, к тому же парень почему-то был убежден, что девушка не позволит причинить ему вред. Даджал не знал, откуда эти мысли, возможно, все дело в её взгляде: нежном и теплом, он видел, что ей действительно жалко их с Энки. Подумать только, человек жалеет Избранников — это странно и кажется невероятным бредом.
        Вскоре блондин смог уснуть, теперь и сам Даджал мог отдохнуть. Все же этот день был слишком длинным и насыщенным, ему просто необходимо набраться сил перед дорогой.
        В соседней комнате тоже не спали. Константин думал над тем, что их ждет в Нове, какие там люди, и как они примут их с сестрой. Сейчас мальчика одолевал страх, он боялся, что и этом городе они не найдут дом, боялся, что их не примут или попытаются использовать. Пусть ему всего девять, но он уже не наивный ребенок, он понимает, что в этом мире никому нельзя доверять, никому, кроме сестры. Он должен защищать её, позаботиться о том, чтобы с ней все было хорошо. А еще Константин размышлял о том, почему Виктор не очень хотел возвращаться в Нову. Наверняка дело не только в привычке жить одному в знакомом месте. Кто знает, какие законы и правила царят в городе людей. А еще мальчику не давало покоя, что Искра решила взять двух Избранников с собой. Это было глупо и опрометчиво, но переубедить девушку невозможно, она очень упряма и всегда делает то, что считает правильным. Константин твердо решил, что будет пристально наблюдать за Энки, который наверняка не оставит попытки убить Искру.
        Девушке тоже не спалось, она ворочалась и куталась в теплое одеяло, все тело болело и ныло. Последствия падения с высоты еще долго не дадут ей спокойно двигаться, но сейчас, в безопасности убежища, это уже не важно, главное, чтобы не пришлось снова убегать и драться — её организм этого просто не выдержит. Но не только это не давало Искре уснуть, она волновалась и переживала. Как их примут в Нове? Чем они будут там заниматься и какие там люди? Девушке очень хотелось, чтобы это место стало домом для нее и брата, и даже для Избранников, хотя это будет уже проблемно. Иска чувствовала вину перед этими двумя. Почему? Наверное, потому что понимала, каково это — лишиться привычной жизни и пытаться найти себя. Тяжело вздохнув, девушка повернулась на другой бок, прижимая колени к груди, и перед глазами возник образ Энки. Почему он смотрит на нее с такой ненавистью? Эта злость точно не на людей, а именно на нее, и это не давало покоя Искре. Если Избранники все же пойдут с ними, то этот вопрос придется как-то решать. Связывать блондина, каждый раз ложась спать,  — не вариант.
        Ночь — лучшее время для размышлений, вот только это не всегда помогает найти ответы на вопросы, что возникают в головах людей и Избранников.

        Здесь нельзя оставаться

        Виктор не мог поверить своим глазам, в какой-то момент ему даже показалось, что у него начались галлюцинации.
        — Искра? Это правда ты?  — на глаза старика навернулись слезы, ведь он уже не надеялся увидеть девушку вновь. Но она вернулась и вернулась не одна, а с братом и двумя пленными Избранниками, да и Рыжик был с ней.
        — Да, у меня получилось,  — Искра обняла Виктора, сейчас у нее было ощущение, что она вернулась домой. Жаль только, что скоро им всем придется покинуть это место, которое стало за столь короткий срок родным.
        — А это, как я понимаю, Константин?  — старик посмотрел на мальчика. Он был чем-то похож на Искру, но все же в его глазах не было того любопытства и озорства, что были у его сестры. Как это ни странно, но парень казался более взрослым, чем девушка. Даже страшно подумать о том, что с ним делали в Чертоге.
        — Да,  — улыбнулась девушка,  — Константин, позволь тебе представить Виктора, он живет в убежище и был другом нашего деда.
        — Рад знакомству,  — мальчик с серьезным выражением лица пожал руку старика.
        — Я тоже. Идемте в убежище. Наверняка, вы проголодались. К тому же скоро ночь, лучше нам поспешить в здание.
        — Почему? Что такого будет ночью?  — оживился Константин, по пути с интересом осматриваясь по сторонам, пытаясь запомнить каждую деталь. На занятиях в академии преподаватели хорошенько вбили в его голову, что самое важное, когда попадаешь в незнакомое место — хорошенько все осмотреть и запомнить, заранее просчитать план отступления.
        — Ночью на охоту выходят мутанты,  — Виктор открыл двери убежища перед гостями,  — это крупные хищники, что охотятся как поодиночке, так и стаями. С ними лучше не сталкиваться…
        — Разве Искра не может их усмирить?  — подал голос Даджал, который был убежден, что девушка может контролировать не только Рыжика, но и других мутантов.
        — Конечно, нет,  — рассмеялась девушка, снимая повязку с глаз парня,  — с Рыжиком у меня особые отношения — мы друзья.
        Брюнет настороженно оглядывался по сторонам, его привели в довольно-таки невзрачное, обветшалое помещение, которое освещалось неярким светом ламп,  — кажется, такие использовали до «Гнева богов».
        — Да не мнись ты,  — по-доброму улыбнулся Виктор, который видел в этом юном Избраннике всего лишь ребенка.  — Садись, сейчас ужинать будем. И ты тоже.
        Энки недовольно сел за стол, не понимая, почему его развязали, почему не пытаются запереть или убить? Неужели думают, что он не опасен? Старик тем временем поставил на стол миску с тушеным мясом, сухари и овощи, что он выращивал в теплице рядом с убежищем.
        — Нам не стоит здесь задерживаться,  — заговорил Константин, жадно накидываясь на еду. Конечно, в Чертоге еда была питательней и вкуснее, но мальчик не собирался жаловаться. Главное, что он снова со своей сестрой и свободен, а еще он сохранил свои разум и волю.
        — Почему?  — нахмурился хозяин убежища.
        — За ними,  — мальчик указал на избранников,  — скоро пошлют солдат. Если потребуется, они снесут город, чтобы найти их.
        — К тому же нужно предупредить людей в Нове,  — вмешалась в разговор Искра,  — избранники планируют расширить свою территорию. Нужно либо готовиться к бою, либо уходить и искать новое место для дома.
        — Рано или поздно это должно было случиться,  — тяжело вздохнул старик, понимая, что это его последняя ночь в родном доме. Уходить в Нову ему не хотелось, но, похоже, выбора нет.  — На рассвете мы отправимся в путь. А этих двоих лучше оставить здесь. Не стоит провоцировать врагов, беря их в заложники. Пользы от них все равно не будет, а люди, живущие в городе, будут им не рады.
        — Уж лучше отправиться к людям, чем вернуться в Чертог,  — Даджал оторвался от еды и сжал кулаки от напряжения. Избранники мало чем отличаются от людей, они так же боятся и хотят жить, а вернуться домой сейчас было равносильно смерти.
        — Нас казнят, если вернемся,  — безразлично пожал плечами Энки, отвечая на вопросительный взгляд Виктора. Блондин ещё не решил, что делать дальше. Если раньше в его жизни все было предельно ясно, то сейчас все запуталось. Он привык жить в Чертоге, привык учить солдат и выполнять задания совета, а что теперь? Какой смысл существовать дальше? Энки понимал, что люди будут ненавидеть его, ведь он Избранник — тот, кто во всем лучше их. Люди и Избранники пока открыто не воевали, но это не значит, что между ними не было напряжения. От всех этих размышлений у мужчины начала болеть голова, он не знал, что делать дальше.
        — Вот оно как,  — вздохнул Виктор,  — тогда придется взять вас с собой… Но учтите… никаких глупостей.
        На самом деле старик не испытывал ненависти к избранникам. Да, они эгоистичные, самонадеянные, гордые, считающие себя венцом творения, они смертельно опасны и презирают людей, но лично ему они ничего плохого не сделали. Да и зачем кривить душой — среди людей такое поведение всегда было естественно. Те, кто были чуть умнее, сильнее, богаче, всегда вели себя именно так.
        — Все глупости, которые мог, я уже сделал,  — пожал плечами Энки, бросая злобный взгляд на Искру.
        — Хватит!  — девушка ударила кулаком по столу, ей надоело, что этот блондин смотрит на нее так, словно она совершила какое-то преступление.  — Что я тебе сделала? Почему ты смотришь на меня, как на самого страшного врага? Или для тебя невыносим сам факт, что я хочу жить и делаю все для этого?!
        Энки пораженно смотрел на девушку, ведь еще никто и никогда не разговаривал с ним так. Искру буквально трясло от гнева, а в карих глазах сверкал огонь ярости. Эта девушка не скрывала своих эмоций, и это было в новинку для Избранника, ведь их с младенчества учили контролировать себя и во всем полагаться на логику и расчет.
        — Если бы не ты, ничего бы этого не было!  — холодно ответил блондин, продолжая буравить Искру взглядом.
        — Может, мне еще извиниться за то, что выжила, упав с обрыва?  — зашипела девушка. Как же её раздражает этот самоуверенный Избранник!
        — Было бы неплохо,  — криво оскалился мужчина, начиная выходить из себя. Энки не мог понять, почему, когда дело касается этой девчонки, он теряет голову и контроль над собой? Проявление подобных эмоций недопустимо для Избранника — он может испытывать их, но не демонстрировать.
        Искра же, подскочив к блондину, залепила ему звонкую пощечину — она не позволит говорить с собой и братом в таком тоне. Такого Избранник стерпеть уже не мог, он раз и навсегда решит эту проблему. Резко рванув вперед, Энки схватил девушку за горло.
        — Успокойтесь!  — Виктор направил пистолет на избранника.  — Оба!
        Блондин отпустил Искру и сел на место. Опять он сорвался… Но девушка сама спровоцировала его… Она всегда провоцирует его.
        — Вот и хорошо,  — старик устало вздохнул, давненько в убежище не было так напряженно.  — Сейчас мы все пойдем спать.
        — Этих,  — Константин кивнул на избранников,  — лучше запереть. Я им не доверяю. Они вполне могут убить нас во сне.
        — Согласна,  — обиженно буркнул Искра.
        — Хорошо, так и сделаем,  — кивнул Виктор, направляясь к одной из запертых комнат.  — Заодно, пусть подумают…
        — И о чем же?  — презрительно хмыкнул Энки.
        — О том, что делать дальше: идти с нами в Нову, остаться в городе или вернуться в Чертог… Если все так плохо, как вы говорите, мы можем связать вас и оставить здесь, можем даже избить, чтобы ваши друзья перестали думать, что вы помогли Искре и Константину. Так вы уж точно больше будете походить на заложников. Хорошенько подумайте, но учтите, если все же решитесь пойти с нами… Вам придется позабыть о своем высокомерии и уж точно больше не пытаться убить кого-либо из нас… Я этого не потерплю — пристрелю без предупреждения.

        Ночь время размышлений

        Энки лежал на жесткой кровати, смотря в темноту, и размышлял о том, что же делать дальше. Он знал, что Даджал тоже не спит, но не торопился заговорить с коллегой по несчастью. Они с ним действительно были в разных положениях: у телепата, в отличие от него, не было ни единого шанса, ведь даже если с него снимут обвинения в измене, то его жизнь в Чертоге резко ухудшится. Его способности не настолько велики, чтобы ему простили ошибку, которую он даже не совершал. Блондин мрачно усмехнулся, ведь он и сам не выносил слабых и глупых, всегда презирал их и смотрел свысока, и вот теперь он один из них. Блондин осознавал, что у него было больше шансов выжить, его гены важны для дальнейшего будущего избранников, Энки слышал это с самого детства. Весь вопрос — хочет ли он лишиться всего: уважения, власти, свободы, наверняка у него отберут солдат и запретят покидать Чертог, тогда ему придется влачить праздное существование, как большинство избранников, но это было не по душе мужчине. К тому же, если его обнаружат избитого и связанного, это будет позор на всю жизнь… Он, конечно, сможет кулаками доказать, что он
все еще силен, но от перешептываний за спиной это не избавит. Это печально, но Даджал прав — никто не будет бороться за них, доказывать их невиновность, защищать, даже Бригид попытается извлечь из этой ситуации выгоду и заполучить игрушку для себя.
        Идти в Нову тоже рискованно: люди наверняка настороженно отнесутся к Избраннику, особенно в преддверии того, что Чертог планирует расширить свою территорию. Возможно, их запрут в тюрьме или, как сказал Даджал, на них будут ставить эксперименты, в бесплотной попытке разгадать загадку их сил. К тому же во все времена, что до «Гнева богов», что после, люди боялись и ненавидели тех, кто от них отличается.
        Оставаться в старом городе тоже нельзя — скоро сюда прибудут солдаты, чтобы вернуть беглецов. Все здесь перевернут вверх дном, возможно, даже уничтожат руины, сотрут их с лица земли. И что тогда остается? Уйти глубже в неизведанные земли и попытаться найти другие селения и старые города? Но где их искать? Энки тяжело вздохнул — от всех этих мыслей и удара, что он получил от Константина, у мужчины болела голова, но просить о помощи он не собирался, глупая гордыня не позволяла сделать этого. Блондин сдавленно застонал, пытаясь хоть немного прийти в себя. Похоже, эта ночь будет очень длинной.
        — Если хочешь, я могу помочь,  — тихо проворчал Даджал, которому ворчание и бурчание Энки не давало уснуть.  — Я хоть и не медик, но могу воздействовать на твой мозг и облегчить боль.
        — Было бы неплохо,  — в очередной раз вздохнул мужчина, который даже сейчас не мог перешагнуть через себя и попросить о помощи. Телепат не обращал внимания на тон блондина, ведь он привык к тому, что с ним говорят высокомерно. Сейчас это было неважно, главное, чтобы Энки успокоился и наконец уснул, тогда и он сам сможет отдохнуть. Парень начал воздействовать непосредственно на мозг блондина, медленно, но верно избавляя его от боли и неприятных ощущений.
        Даджал и сам очень сильно устал, он не привык к подобной жизни, не привык принимать решения самостоятельно. Но, в отличие от Энки, брюнет уже все для себя решил: он отправится вместе с Искрой и Константином, куда бы те не направились. Эти двое были интересны ему, к тому же парень почему-то был убежден, что девушка не позволит причинить ему вред. Даджал не знал, откуда эти мысли, возможно, все дело в её взгляде: нежном и теплом, он видел, что ей действительно жалко их с Энки. Подумать только, человек жалеет Избранников — это странно и кажется невероятным бредом.
        Вскоре блондин смог уснуть, теперь и сам Даджал мог отдохнуть. Все же этот день был слишком длинным и насыщенным, ему просто необходимо набраться сил перед дорогой.
        В соседней комнате тоже не спали. Константин думал над тем, что их ждет в Нове, какие там люди, и как они примут их с сестрой. Сейчас мальчика одолевал страх, он боялся, что и этом городе они не найдут дом, боялся, что их не примут или попытаются использовать. Пусть ему всего девять, но он уже не наивный ребенок, он понимает, что в этом мире никому нельзя доверять, никому, кроме сестры. Он должен защищать её, позаботиться о том, чтобы с ней все было хорошо. А еще Константин размышлял о том, почему Виктор не очень хотел возвращаться в Нову. Наверняка дело не только в привычке жить одному в знакомом месте. Кто знает, какие законы и правила царят в городе людей. А еще мальчику не давало покоя, что Искра решила взять двух Избранников с собой. Это было глупо и опрометчиво, но переубедить девушку невозможно, она очень упряма и всегда делает то, что считает правильным. Константин твердо решил, что будет пристально наблюдать за Энки, который наверняка не оставит попытки убить Искру.
        Девушке тоже не спалось, она ворочалась и куталась в теплое одеяло, все тело болело и ныло. Последствия падения с высоты еще долго не дадут ей спокойно двигаться, но сейчас, в безопасности убежища, это уже не важно, главное, чтобы не пришлось снова убегать и драться — её организм этого просто не выдержит. Но не только это не давало Искре уснуть, она волновалась и переживала. Как их примут в Нове? Чем они будут там заниматься и какие там люди? Девушке очень хотелось, чтобы это место стало домом для нее и брата, и даже для Избранников, хотя это будет уже проблемно. Иска чувствовала вину перед этими двумя. Почему? Наверное, потому что понимала, каково это — лишиться привычной жизни и пытаться найти себя. Тяжело вздохнув, девушка повернулась на другой бок, прижимая колени к груди, и перед глазами возник образ Энки. Почему он смотрит на нее с такой ненавистью? Эта злость точно не на людей, а именно на нее, и это не давало покоя Искре. Если Избранники все же пойдут с ними, то этот вопрос придется как-то решать. Связывать блондина, каждый раз ложась спать,  — не вариант.
        Ночь — лучшее время для размышлений, вот только это не всегда помогает найти ответы на вопросы, что возникают в головах людей и Избранников.

        Прощай старый город — на этот раз навсегда

        Утро для жителей убежища началось очень рано, ведь терять времени было нельзя: нужно было покинуть город как можно скорее, пока не появились Избранники и не разрушили все, что от него осталось.
        Виктор собирал рюкзаки, пытаясь сложить в них как можно больше нужных и не очень вещей. Столько всего, нажитого непосильным трудом за всю жизнь, придется оставить здесь и далеко еще не факт, что он сможет вернуться сюда. Вполне возможно, что и сам старый город в скором времени окончательно исчезнет с лица земли, как и воспоминания о той жизни, что была до злосчастного дождя. На душе у старика было тяжело, ведь он столько времени хватался за воспоминания и не желал покидать убежище, и вот теперь все кончено. Хотя рано или поздно это должно было случиться, но все же он рассчитывал умереть именно здесь, как и все его близкие.
        Искра и Константин старались помочь Виктору, а вот Избранники оставались запертыми: что бы они ни решили, пока их помощь не нужна, а вот когда придется уходить и тащить тяжелые рюкзаки — другое дело.
        Напряжение, что витало вокруг, давило и заставляло нервничать, все падало из рук, в царившей суматохе в рюкзаки отправлялись совершенно ненужные вещи, а то, что может пригодиться, напротив, оставалось лежать на своих местах.
        — Искра, хватит суетиться!  — начал ворчать Константин, которого все это мельтешение начало выводить из себя, отчего он и сам начинал нервничать. Из всей их маленькой компании только Рыжик сохранял спокойствие, мирно посапывая и лишь изредка лениво приоткрывая глаза.
        — Прости,  — девушка озадаченно оглядывалась по сторонам, пытаясь понять, ничего ли она не забыла.  — Мне все время кажется, что они уже здесь. Что уже прилетели и рыщут по городу.
        — Не волнуйся, в первую очередь они осмотрят место крушения,  — попытался ободряюще улыбнуться Виктор, печально оглядывая дом, который покидает в этот раз навсегда.  — Но поторопиться стоит. Иди, разбуди наших пленников, пора завтракать и выдвигаться в сторону Новы.
        — Интересно, что они решили?  — задумчиво произнес Константин, садясь за стол. Ему не нравилась сама мысль о том, что оба его мучителя пойдут вместе с ними, мальчик не доверял им и понимал, что за ними придется пристально наблюдать, по крайней мере, пока они не доберутся до города.
        — Вот сейчас и узнаем,  — мягко улыбнулась Искра, отпирая соседнюю комнату. Сегодня она чувствовала себя намного лучше, хотя ссадины и синяки до сиз пор болели и двигаться было тяжело, но все же она держалась и улыбалась, чтобы не волновать брата и Виктора.  — Пора просыпаться!!!
        — Мы уже не спим,  — раздался недовольный голос Энки.
        — Вот и хорошо, идите завтракать,  — девушка старалась не обращать внимания на тон блондина. Сейчас всем нелегко, так что тратить время и силы на ругань Искра не собиралась.
        Избранники молча вышли из своей комнаты и тоже сели за стол; Виктор разложил кашу по тарелкам и поставил на стол блюдо с вареным мясом — неизвестно, когда они снова смогут поесть, так что позавтракать стоит поплотней.
        — Ну, так что вы решили?  — спросил старик, медленно жуя свою порцию.
        — Я иду с вами,  — пожал плечами Даджал,  — мне без разницы, где умирать, так хоть какой-то шанс есть.
        — Не ной,  — раздраженно поморщился Константин, которого раздражали все эти разговоры о смерти и безысходности,  — никто тебя не убьет и даже пытать не будет.
        — Откуда такая уверенность?  — усмехнулся Энки, не понимая, как ¦ 63-90-785 до сих пор мог сохранить хоть каплю наивности. Люди, живущие за пределами изведанной территории, амбициозны и жаждут знаний, наверняка они захотят изучить силу Избранников, а еще лучше — заполучить её.
        — Если они попытаются сделать это,  — вздохнула Искра, понимающая, что это все же возможно,  — тогда мы поможем вам сбежать.
        — Вот оно как?  — блондин удивленно посмотрел на девушку, что по его мнению вела себя глупо, опрометчиво и непоследовательно, но все же он не сомневался в том, что ей хватит безрассудства сделать это.  — И почему же? Зачем тебе это?
        — Не знаю,  — пожала плечами Искра, не глядя на избранников,  — я не хочу жить в месте, где кого-то пытают или ставят опыты, не важно над кем: над людьми, над мутантами или избранниками. Я просто хочу найти безопасное место для себя и брата. Так что если вас попытаются убить или что-то в этом роде, только потому, что вы из Чертога… Я помогу вам сбежать, да и сами мы в Нове не останемся.
        — Сестра!  — Константин понимал, почему Искра так говорит, но ему совсем не нравилось то, что, возможно, им снова придется отправиться в путь, ему хотелось надеяться на то, что они все же обретут новый дом.  — Не стоит давать таких обещаний.
        — Давайте не будем ссориться,  — вздохнул Виктор, оглядывая собравшихся за столом.  — Нам уже пора в путь. Что касается того, что сделают с Избранниками… Все будет зависеть от их поведения. Хотя я и не могу точно сказать, какая судьба их ждет.
        — Вообще-то мы все еще здесь,  — мрачно усмехнулся Энки, которому не нравилось, что на него не обращают внимания. Да кем возомнили себя эти люди?!
        — Я вижу,  — старик устало взглянул на мужчину, не сомневаясь, что с этим блондином будет много проблем. В отличие от Даджала, блондин все еще не смирился с тем, что его жизнь уже никогда не будет прежней.  — Ну, а что решил ты?
        Энки усмехнулся, он всю ночь думал об этом и до сих пор не находил ответа на этот вопрос. Он хотел вернуться в Чертог, снова жить как раньше и не совершать больше ошибок, ему даже не хотелось больше поймать Искру, но он понимал, что это невозможно.
        — Я иду с вами,  — пожал плечами блондин и, немного помедлив, самодовольно добавил: — И, в случае чего, вам не придется нас спасать: я гораздо сильнее любого человека и сам смогу покинуть Нову, когда пожелаю. Я и из этой конуры, где вы нас заперли, мог выбраться в любой момент.
        — Хорошо, хорошо, мы все уже поняли, что ты просто бесподобен и великолепен, а мы всего лишь мошки на твоем пути,  — саркастично усмехнулась Искра, которую эта маленькая речь позабавила. Встав из-за стола, она окинула всех усталым взглядом: — Ну, а теперь нам пора идти. Берите рюкзаки и давайте на выход. Нам стоит поторопиться и убраться из города, пока не прибыли ваши «друзья».

        Дорога в Нову

        Из города небольшая компания выбралась быстро, они не останавливались ни на минуту, понимая, что времени у них все меньше. И они были правы: парящая платформа уже направлялась в сторону руин, чтобы вернуть и наказать беглецов.
        — Не стоит так торопиться,  — подала голос Искра, понимая, что Виктору в его возрасте тяжело так быстро двигаться, тем более на большое расстояние.  — Пока Избранники обыскивают город, мы сможем далеко уйти.
        — И все же лучше поторопиться,  — недовольно поглядывая на Энки, буркнул Константин.  — Чем быстрее мы доберемся до Новы, тем лучше.
        — Думаешь, там вы будете в безопасности?  — усмехнулся блондин, знающий, что благополучие города людей не продлится долго, и это было еще одним поводом для беспокойства. В то, что люди смогут противостоять армии Чертога, он не верил.
        — Нет,  — спокойно ответила Искра, насмешливо смотря на блондина,  — но там мы сможем отдохнуть и решить, что делать дальше. В любом случае, сейчас другого выбора у нас нет. Или у тебя есть другие мысли на сей счет? Так не стесняйся, поделись с нами своими гениальными идеями!
        — У меня нет идей,  — зарычал Энки. Да что себе позволяет эта девчонка?! Как смеет так разговаривать с ним, будто они равны? Избранник с трудом сдерживался, чтобы не наброситься на нее.
        — Тогда помалкивай,  — очаровательно улыбнулась Искра, которая открыла для себя невероятную прелесть в выведении из себя этого самодовольного блондина.
        Даджал и Константин только усмехнулись, наблюдая за этой картиной: для них, знающих о том, насколько пугающ, силен и спокоен блондин, было смешно наблюдать за тем, как Энки злится, но ничего не может предпринять.
        — Детишки, давайте жить дружно и не ссориться,  — попытался утихомирить Искру и Избранника Виктор. Сейчас старик начал размышлять о том, что, наверное, зря избрал судьбу отшельника. Ему не хватало всех этих разговоров, споров, ссор, эмоций и чувств. Виктор нахмурился, вспоминая, почему же он покинул Нову и так отчаянно не хотел возвращаться назад, несмотря на то, что его часто предлагали заменить. Город людей всем хорош: там есть блага цивилизации, есть с кем поговорить и не нужно бояться, что мутанты нападут, но в то же время там слишком много правил и ограничений, именно это заставило его покинуть Нову. А еще старик сомневался, что его спутники приживутся в городе, но как и сказала Искра, другого выхода нет, по крайней мере, сейчас.
        — А мы и не ссоримся,  — девушка подмигнула едва сдерживающемуся Энки,  — подтверди.
        Блондин лишь тяжело вздохнул, убеждая себя, что он выдержит, самое главное — не реагировать на эту наглую девчонку. Да, именно так, нужно успокоиться и дышать глубже, а заодно попытаться запомнить маршрут. Мало ли что, обстоятельства могут сложиться по-разному, и, возможно, ему придется искать дорогу назад в старый город и Чертог. Нужно быть готовым ко всему.
        — Долго идти до города?  — поинтересовался Даджал, который, в отличие от блондина, не привык долго ходить и двигаться. Будучи телепатом, ему в основном приходилось сидеть в кабинетах изучать науки и медитировать. А потому уже после двух часов ходьбы он выбился из сил.
        — До Новы три дня пути,  — Виктор протянул парню флягу с тонизирующим травяным отваром. Брюнет обреченно вздохнул — уж лучше бы его пристрелили, чем это. Как вообще можно пройти пешком такое расстояние — Даджал не мог этого понять.
        — Но есть и хорошие новости,  — усмехнулся старик, вспоминая о своей далекой юности, ведь когда-то он тоже был слабым, напуганным ребенком.  — Я связался с городом — нам навстречу отправят машину, так что доберемся быстрее.
        — Это радует,  — обреченно вздохнул парень, продолжая медленно ползти вперед. Он понимал, что является обузой и только всех задерживает, но в то же время его не бросали, на него не давили, и ни в чем не обвиняли — это было странным и непонятным для Даджала. Все же эти люди странные, неужели они действительно не злятся на него за его никчемность?
        — Потерпи немного,  — мягко улыбнулась Искра, которая относилась к парню намного лучше, чем к Энки. Возможно, дело в том, что он не сильно старше её брата, возможно, в том, что она его практически не знала, и он вел себя вполне адекватно, а может быть ей просто хотелось верить в то, что и среди избранников есть те, кто не будет пытаться навредить её семье.  — Скоро будет привал.
        — Не стоит из-за меня останавливаться, я справлюсь,  — брюнет опустил глаза, ему не хотелось и здесь быть слабаком, тем, на кого смотрят свысока, особенно если учесть то, как к нему здесь относятся.
        — Это не из-за тебя,  — Искра сразу все поняла. Как и все мужчины, неважно, люди или избранники, Даджал не желал казаться слабым. Это было глупо, но бороться с этим бесполезно.  — Я все еще не пришла в себя после падения. Так что мне нужен отдых.
        Девушка погладила Рыжика, что медленно шел рядом с ней, таща на себе вещи. Было видно, что хищнику не по душе, что его так используют, но все же терпел. Идти было действительно тяжело, все тело до сих пор ныло, да и дышать было тяжело. Даже тугая повязка на теле почти не помогала. Виктор считал, что у нее могут быть сломано пара ребер, но узнать это точно можно будет только в Нове, где есть профессиональные медики. Ну, а пока Искре нельзя напрягаться.
        Энки то и дело недовольно поглядывал на медленно плетущихся людей, до сих пор не понимая, как мог оказаться среди них. А еще он осознавал, что должен взять себя в руки, ведь в отличие от людей, он знал, насколько опасны внешние территории. Мутанты и голодные хищники обитают не только в городе, но и в лесах. У избранников ушло много времени и сил на то, чтобы сделать свои земли безопасными. Здесь же все иначе, и блондин чувствовал на себе ответственность за своих спутников — среди всех них он единственный мог дать отпор мутантам, но сделать это голыми руками будет очень непросто, и что-то подсказывало Энки, что Виктор не доверит ему свое примитивное оружие. Все это было проблематично. Мужчина напряженно осматривался по сторонам, прислушивался к звукам, анализировал и запоминал. Пусть ему не нравится компания, в которой он оказался, но чтобы выжить, ему нужно держаться рядом с ними и добраться до Новы. А дальше… об этом он подумает после. Сейчас главное — выполнить поставленную перед собой цель.
        — Давайте передохнем,  — Искра сбросила с себя рюкзак и устало опустилась на землю. Обычно она была способна пройти гораздо больше, но сейчас у нее все болело. Девушка осознавала, что ей нужна медицинская помощь, но пока они не доберутся до Новы, придется терпеть.
        — Сильно болит?  — Виктор обеспокоено смотрел на Искру.
        — Да,  — Искра вытерла проступившие капли пота со лба,  — ничего, сейчас передохнем и пойдем дальше.
        — Такими темпами, нас поймают,  — недовольно вздохнул Энки, внимательно оглядываясь по сторонам. Здесь даже укрыться негде: лес был слишком редким, и они были как на ладони.
        — Не поймают — им потребуется несколько дней, чтобы обыскать город и все там уничтожить,  — Даджал опустился рядом с девушкой, радуясь тому, что она ранена, и теперь они могут передохнуть. Идти дальше у парня не было сил, так что сейчас он блаженно вытянул ноги, облокотившись на ствол дерева, и прикрыл глаза. Все же он был совершенно не приспособлен для таких путешествий.
        — Ты просто слабак, что не может идти,  — презрительно бросил Избранник,  — вот и радуешься отдыху.
        — Согласен,  — безразлично пожал плечами парень, которого не задевали подобные нападки. Какой смысл обижаться на правду? Это глупо.
        — Успокойтесь,  — поморщилась Искра, устраиваясь поудобней, и бросила гневный взгляд на Энки.  — Если тебя что-то не устраивает, тебя никто не держит, можешь идти искать таких же сильных, как ты сам.
        — Таких больше не существует,  — надменно улыбнулся блондин, усаживаясь напротив девушки. Он понимал, что пока ему некуда идти, а значит, придется подчиняться. Вся эта ситуация напрягала и нервировала своей абсурдностью. Подумать только — он направляется в город низших существ, он даже вынужден подчиняться и, в случае чего, защищать их. Раздражение снова стало нарастать, но Энки из-за всех сил старался сохранять хладнокровие.
        — Будем на это надеяться,  — буркнул Константин, уже набравший сухих веток и травы и разводящий костер. Неважно, что идти придется намного дольше, чем они планировали, его сестра нуждается в отдыхе, а значит, они устроят привал. В конце концов, из Новы навстречу им отправлен транспорт, и беспокоиться не о чем.
        Энки лишь раздраженно вздохнул. И почему судьба настолько жестока к нему, почему он должен все это терпеть?
        — Пойду, осмотрюсь,  — блондин поднялся на ноги и, не обращая внимания на недовольные взгляды своих спутников, направился прочь, туда, где был густой лес. Энки понимал, что ему просто необходимо побыть одному и хорошенько изучить местность, раз уж они, судя по всему, останутся здесь на некоторое время.
        — О чем они только думают?  — ворчал Избранник, внимательно смотря под ноги, где виднелись следы довольно-таки крупного зверя.  — Это место не безопасно, за нами охотятся — неужели нельзя потерпеть? Чем дальше мы продвинемся, тем лучше.
        Энки притронулся рукой к земле. Следы были свежими, а значит хищник где-то рядом и, судя по всему, не один. В том, что зверь, который бродит рядом — хищник, блондин не сомневался. Ему уже приходилось иметь дело с такими, когда он вместе с другими избранниками зачищал территорию, подконтрольную Чертогу. Это было плохо, очень плохо: старик, раненая девчонка и двое детей, лишь один из которых может драться — для хищников они легкая добыча. Если бы только у него было оружие, хотя бы примитивное, то, что было у Виктора. Энки заскрежетал зубами от злости: похоже, чтобы выжить, придется наступить на горло собственной гордости и попросить у старика пистолет.
        — Надеюсь, он будет благоразумен,  — блондин поднялся на ноги и, еще раз оглядевшись, направился к лагерю. Нужно позаботиться о безопасности людей, как бы дико это для него не звучало. Он не может просто сидеть сложа руки и ждать, пока их всех растерзают хищники. Пока что ему выгодно находить в обществе жалких людей, а значит, ему придется защитить их.
        Когда Избранник вернулся в небольшой лагерь. Костер был уже вовсю горел, в походном котелке что-то булькало, а Искра о чем-то разговаривала с братом и Даджалом, вокруг царил мир и покой. Энки поморщился — в этой идиллии ему не было места, он был чужим, и это злило блондина, который где-то в глубине души тоже хотел простого тепла и уюта.
        — Ты вовремя,  — раздался дребезжащий голос Виктора, который занимался готовкой,  — как раз еда готова.
        — Я не голоден,  — Избранник присел рядом с костром и с сомнением посмотрел на то, что ему предлагали есть. В принципе вполне сносное варево, но аппетита не вызывало.
        — Лучше поешь,  — Искра протянула ему миску с ложкой, стараясь не смотреть в глаза мужчины,  — неизвестно, когда мы в следующий раз сможем передохнуть. Так что лучше подкрепиться.
        — Надо же, какая забота,  — недовольно буркнул Энки, но миску все же взял.
        — Я просто пытаюсь наладить контакт,  — пожала плечами Искра. Пока Избранника не было, они с Виктором многое обсудили, и теперь девушка старалась не провоцировать Энки.  — Хотим мы этого или нет, но нам предстоит провести некоторое время вместе, так что будет лучше, если мы не перестанем ругаться.
        — Надо же, не думал, что услышу от тебя здравую мысль,  — усмехнулся блондин, за что удостоился гневного взгляда Искры. На душе сразу же стало легко и спокойно. Нет. Не нужно ему никакого покоя, ему нравится ругаться и спорить с Искрой. Ему даже уже не хотелось больше убить её. Странное чувство, но сейчас он по-настоящему свободен — можно больше не сдерживаться, выражать свои чувства, и никто тебя в этом не упрекнет.
        — Что поделать, от тебя-то этого не дождаться,  — девушка довольно смотрела на то, как вытянулось лицо Избранника. Сердце ёкнуло — сейчас он точно взорвется и набросится на нее, девушка уже приготовилась бежать. Но Энки неожиданно расхохотался. Он смеялся так, как никогда раньше — открыто, громко, почти безумно.
        — Все, у него нервный срыв,  — тяжело вздохнул Даджал, который никогда не видел, как Энки не то, что смеется, даже как улыбается.
        — Не волнуйся,  — немного успокоился блондин,  — я в норме.
        Напряжение между Избранниками и людьми медленно спадало, хотя все еще оставалось недоверие и настороженность. Даже вечно хмурый и серьезный Энки немного расслабился и решил просто плыть по течению, чтобы увидеть, чем все это кончится.
        — Нам стоит поторопиться,  — сказал блондин, осторожно пробуя суп, приготовленный Виктором.  — Здесь недалеко стая хищников, так что находиться здесь небезопасно.
        — Странно,  — Искра посмотрела на своего пушистого друга, что сейчас мирно посапывал, лежа у нее в ногах.  — Рыжик ничего не чувствует.
        — Потому что на нас пока не нападают,  — Энки, морщась, ел то, что эти люди считали едой. Но выбор был не велик, он не из тех неженок, что будут плакать и жаловаться из-за таких пустяков.  — Мне нужно оружие.
        — Еще чего!  — Константин бросил на блондина злобный взгляд. Не хватало еще вооружить того, кто в любой момент может из «друга» превратиться во врага.
        — Этого будет достаточно,  — Избранника раздражала эта ситуация, как, впрочем, и необходимость что-то объяснять.  — Или ты забыл, чему тебя учили? Внешние территории опасны. Если мутанты нападут, ты уверен, что ваш Рыжик и Виктор смогут отбиться сами?
        — Я тоже…
        — Не сомневаюсь,  — перебил мальчика Энки,  — первоклассный боевой отряд — старик, мальчишка и зверь… Но только у вас нет ни опыта, ни сил, чтобы отбиться от стаи. Даджал и Искра вам не помогут: телепат в этом деле бесполезен, а твоя сестра, судя по всему, ранена.
        — А если у тебя будет оружие, то нам бояться нечего?!  — Константин понимал, что слова Избранника благоразумны, но не желал мириться с этим. Он, как никто другой, знал, насколько это блондин опасен.
        — Тогда наши шансы выжить возрастут,  — пожал плечами Энки, насмешливо смотря на мальчишку. Он знал, как задеть его и заставить делать то, что выгодно ему. Искра была слабостью ¦ 63-90-785, и мужчина знал, как этим воспользоваться.  — Если ты помнишь, чему вас учили, то расскажи, как охотятся хищники?
        — Ты это о чем?  — Константин не мог понять, чего же от него хочет блондин, к чему подводит.
        — Они нападают на самых слабых и беззащитных,  — подсказал Даджал, который изучал мутантов.  — В нашем случае, это я и Искра.
        — Вот именно,  — сощурился Энки,  — так что, хочешь рискнуть любимой и единственной родственницей?
        — Нет,  — заскрежетал зубами Константин. И почему этот Избранник прав? Это злило и раздражало мальчишку.
        — Хорошо, я дам тебе пистолет и патроны,  — тяжело вздохнул Виктор. Старик понимал, что рискует, но другого выхода не видел. Он уже давно не так силен, как в юности. В случае нападения он не сможет в одиночку защитить всех, а это значит, что придется все же довериться этому Избраннику.
        — Это плохая идея,  — вздохнул мальчик, понимая, что ничего изменить уже не в силах.
        — У нас нет выбора,  — Искра погладила брата по растрепавшимся волосам,  — не волнуйся, все будет хорошо. В конце концов, мы тоже вооружены и нас больше.
        Энки лишь презрительно усмехнулся — эта девчонка действительно наивна, неужели она всерьез думает, что они смогут с ним справиться? То, что у них однажды это уже получилось,  — не более, чем случайность, которая вновь не повторится. Хотя, быть может, она это и понимает, но просто пытается утешить Константина.
        — Хорошо, давайте есть,  — обиженно буркнул Константин. Теперь, когда у блондина в руках появился пистолет, мальчик будет еще пристальней наблюдать за ним.
        Покончив с едой и немного отдохнув, маленький отряд начал собираться, чтобы продолжить путь. Искре было все еще тяжело двигаться, но она не подавала виду, она не хотела быть обузой и проявлять слабость.
        — Нам нужно пройти как можно больше до наступления темноты,  — Виктор хмуро оглядел детишек,  — так что больше привалов без крайней необходимости делать не будем.
        — И постарайтесь не шуметь,  — буркнул Энки, почувствовавший чей-то пристальный взгляд на своей спине. Он не сомневался в том, что это те самые хищники, следы которых он обнаружил в лесу.  — Смотрите в оба, если заметите что-то подозрительное, сразу говорите. Не кричите, не паникуёте, не бегите, а просто спокойно скажите. Вам все ясно?
        — Ясно,  — Искра недовольно посмотрела на блондина,  — вот только не припомню, когда это ты успел стать командиром?
        — А что, на эту должность есть другие кандидаты?  — Избранника раздражало подобное неповиновение. Его солдаты никогда бы на подобное не осмелились. Но ведь Искра не его подчиненная, как, впрочем, и остальные его спутники.
        — Он прав,  — усмехнулся Виктор. Как это ни странно, но ему нравилось наблюдать за тем, как эти двое спорят. Это заставляло его вспомнить о далекой молодости, когда он был безрассуден, полон сил и амбиций. В его жизни тоже была такая девушка, как Искра, они вечно ругались, препирались и спорили. Вот только они оба были простыми людьми.  — Если увидете что-то подозрительное, просто скажите об этом. А еще присматривай за Рыжиком: если Энки прав и здесь есть хищники, то он почувствует их приближение.
        — Не волнуйтесь,  — девушка почесала своего друга за ушком и перекинула через его спину сумки с вещами.  — Он не подведет нас. Правда, малыш?
        — Ну, раз все решили, то давайте уже выдвигаться в путь,  — не дожидаясь своих спутников, блондин пошел вперед. Он не сомневался в том, что его нагонят, а пока ему нужно еще немного осмотреться.
        После слов Энки о стае хищников, что преследует их, все занервничали, хотя и старались не показывать виду, и только Рыжик сохранял спокойствие. Будучи зверем, он давно заметил преследователей, но пока они держались на почтительном расстоянии, не видел причин для беспокойства.
        — Энки, иди медленнее,  — крикнул Константин, заметив, что его сестра побледнела и тяжело дышит, у нее даже испарина на лбу выступила, что совсем не нравилось мальчику. Он очень боялся, что сестра не сможет добраться до Новы вместе с ним.
        — А может быть, вовсе остановимся?  — блондин резко обернулся и недовольно посмотрел на своих спутников. Еще никогда ему не приходилось отправляться в поход с настолько слабыми и беспомощными людьми. Это раздражало и злило.  — Да что там, давайте делать привал каждые пять минут!
        — Искре тяжело идти!  — почти кричал Константин, не понимая, почему они вообще слушают Избранника. Если ему так не терпится, пусть идет вперед без них.
        — Все в порядке,  — натянуто улыбнулась девушка, понимая, что еще немного, и ей действительно понадобится привал. Но, несмотря на это, нужно было идти дальше, чем скорее они достигнут Новы, тем быстрее её осмотрит врач.
        — Вижу я, в каком ты порядке,  — покачал головой мальчик.  — Пусть идет медленнее, в конце концов, мы не солдаты.
        — Это точно, до солдат вам далеко,  — буркнул Энки, понимая, что в чем-то Константин прав, но медлить тоже не стоит. За ними наблюдают, Избранники идут по пятам, любая задержка может оказаться фатальной. Блондин бросил быстрый взгляд на бледную Искру — похоже, ей действительно тяжело. Если так пойдет дальше, то они застрянут в лесу, в ожидании машины из города, а это в планы Энки не входило, ведь он не мог так рисковать.
        — Так или иначе, другого выхода у нас нет,  — вздохнул Виктор, который тоже начал волноваться. Если бы он был немного моложе, то просто понес бы девушку на руках, но сейчас он слишком стар для этого и просто не справится с этой задачей.
        — Снимай рюкзак,  — блондин подошел к Искре, недовольно смотря на нее сверху вниз.
        — Зачем?  — девушка сделала маленький шажок назад.
        — Делай, что велено,  — Энки не собирался терять время, и сам стащил с опешившей от такой наглости девушки рюкзак, и кинул его Константину.  — Раз тебе так жалко сестру, сам понесешь её вещи.
        — Да без проблем!  — мальчик всем своим видом демонстрировал, что легко справится с поставленной задачей, хотя на самом деле это было не так.
        — Вот и хорошо,  — блондин подхватил девушку и перебросил её через плечо. Искра вскрикнула от боли и неожиданности, но Энки, не обращая на это никакого внимания, снова направился сквозь лес.
        — Ты что творишь?!  — зашипела девушка, немного придя в себя. С одной стороны она была рада, что больше не надо идти самой, но с другой — висеть вниз головой было очень неудобно, к тому же Искра чувствовала себя неуютно, находясь так близко к блондину.
        — А сама-то как думаешь?  — усмехнулся Избранник, удобней устраивая девушку на плече.  — Тащу в Нову абсолютно бесполезные вещи, тебя, к примеру.
        — Я не вещь,  — зарычала девушка, дергая Энки за длинные волосы,  — и вообще мог бы меня по-другому нести. Мне неудобно!
        — А мне какая разница?  — поморщился мужчина, продолжая идти вперед. Конечно, с такой брыкающейся ношей он замедлился, но в целом их отряд теперь двигался намного быстрее, что не могло не радовать.
        — Послушай…  — начал было Константин, но старик остановил его, устало покачав головой.
        — Так будет лучше, нам действительно нужно поторопиться — твоей сестре нужен врач.
        — Я был бы тоже не против, если бы меня понесли,  — мечтательно произнес Даджал, с завистью смотря на Искру, безвольно болтающуюся на плече Энки.
        — Забудь об этом,  — усмехнулся Константин, идя вслед за блондином. Теперь он мог меньше волноваться о сестре, но вот самому ему помощь с вещами не повредит.
        — Если будет тяжело, во время следующего привала оставим часть вещей в лесу.  — Виктору явно не нравилась собственная идея, ему хотелось забрать с собой как можно больше вещей, что он столько лет копил и собирал, но это было невозможно.
        — Я справлюсь,  — упрямо буркнул мальчик, не собирающийся сдаваться. Он гораздо сильнее, чем все думают, и он докажет это.  — К тому же у Искры был самый легкий и маленький рюкзак.
        Девушка же пыталась понять, что с ней происходит. Ей было неудобно, больно, но в то же время приятно, что её несут на руках, пусть и таким образом. А еще ей хотелось, чтобы Энки снова заговорил — её угнетало молчание.
        — Ну и с чего это великий Избранник решил нести меня?  — Искра принялась заплетать волосы мужчины в косу — это действие успокаивало её и придавало уверенности.
        — А ты бы предпочла идти сама? Если да, так ты только скажи, я с удовольствием избавлюсь от тебя. К тому же весишь ты не мало,  — блондин с трудом сдерживал улыбку, настолько приятными были манипуляции девушки с его волосами. Он понимал, что ему стоит запретить это делать… Но это было выше его сил. Главное, чтобы никто не заметил, что он улыбается, и уж тем более, чтобы Искра не догадалась, что ему нравятся её действия.
        — Вот оно как?  — зашипела оскорбленная до глубины души девушка.  — Ну, если такая ноша, как я, тебе не по силам, то можешь поставить меня на ноги! Сама пойду.
        — Скорее уж поползешь,  — Энки продолжал идти вперед, не обращая внимания на ворчание Искры и постоянное дергание за его волосы. Он чувствовал, что «наблюдатели» все ближе приближаются к ним. Свободная рука мужчины сама собой потянулась к пистолету, что висел в кобуре на его поясе.
        Энки замедлил шаг, пристально всматриваясь в лесную чащу: похоже, их преследователи все же решили, что хватит выжидать и пора перекусить. Искра почувствовала, что что-то не так и перестала возмущаться.
        — Что случилось?
        Но блондин даже не думал отвечать, вместо этого он свободной рукой показал непонятный жест, который понял только Константин. Это было первое, чему его научили в Академии — понимать сигналы, что подает его командир и члены отряда.
        — Приготовьтесь,  — мальчик скинул с себя оба рюкзака и, достав пистолет, бросился к блондину.
        — К чему готовиться?  — Даджал начал озираться по сторонам, он чувствовал, что что-то происходит, но не понимал, что именно, и это пугало парня.
        — К нападению,  — Виктор застыл на месте, тоже доставая оружие,  — не отходи от меня.
        Энки тем временем заметил приближающуюся к ним стаю хищников. Как он и думал, он уже встречал таких мутантов — это были огромные волки, с длинными острыми иглами вместо шерсти. Большие, опасные и тупые твари. Резко развернувшись, блондин сбросил девушку со своего плеча прямо на подбежавшего к нему Константина.
        — Уходите.
        Избранник понимал, что у людей мало шансов выстоять против этих хищников, да и помощи от них не дождешься — эти железные волки слишком быстры и изворотливы, чтобы попасть в них, нужно обладать отменной реакцией. Даже мальчишка, что обучался в Чертоге, сейчас был бесполезен, а это значит, что ему придется все делать самому. Все, на что он может сейчас рассчитывать,  — это своя реакция и сила, что в несколько раз превышают возможности простого человека.
        Главное — найти вожака и убить его, дальше стая не сможет действовать разумно. Сейчас Энки пристально рассматривал хищников, что стремительно приближались к нему. Будучи самым сильным и разумным в стае, вожак держался поодаль, просто наблюдая за своими жертвами.
        Блондин мрачно усмехнулся: с такого расстояния он точно не сможет попасть в зверя, к тому же его загораживают более мелкие особи. А значит остается только одно. Сорвавшись с места, он бросился навстречу мутантам, стреляя в ближайших к нему зверей. Тишину, царившую вокруг, разорвал шум выстрелов и визга хищников, падающих на землю. Но Энки не обращал на это никакого внимания, как впрочем, и на то, что зубы и когти оставшихся мутантов мертвой хваткой вцепились в его тело. Все это не имело значения, ведь стоило крови избранника попасть на хищников, как те, пища и рыча от боли, отскакивали прочь. Не только прикосновения мужчины были смертельно опасными,  — сама его кровь, которая была на самом деле едкой кислотой. Потому-то блондин даже не пытался уклоняться от атак мутантов: если пуля не сможет пробить железную шерсть вожака, тогда поможет собственная кровь.
        Позади Энки тоже слышался шум выстрелов и крики. Нужно торопиться, и, не целясь, мужчина выстрелил в вожака, что, злобно скалясь, не сводил с него голодного взгляда, но пули не смогли ранить огромного зверя, покрытого железной броней. Но другого избранник и не ожидал,  — этот зверь не просто так стал вожаком, а значит, придется решать этот вопрос голыми руками и собственной кровью.
        Блондин набросился на мутанта, пытаясь дотянуться до его шеи, чтобы задушить зверя. Едкая кровь мужчины разъедала железные иглы, заменяющие шерсть животному. Хищник рычал от ярости и боли, но Энки не отпускал его ни на мгновение, он понимал, что сейчас только кислота, которая течет в его жилах, может помочь победить. Мутант пытался вырваться, сбросить с себя человека, но хватка Избранника была слишком крепкой.
        Другие члены стаи, увидев, в каком положении оказался их вожак, перестали нападать на людей и замерли в нерешительности, не зная, что делать дальше. Без своего лидера, они ничего не могли решить, создавалось впечатление, что у этих существ коллективный разум. Тем временем кровь Энки окончательно разъела железную броню мутанта, и теперь мужчина мог воспользоваться острым охотничьим ножом, который ему вместе с пистолетом дал Виктор.
        Когда все было кончено, блондин вместе с мутантом рухнул на землю, а остальные хищники, скуля и трусливо поджав хвосты, поспешили сбежать с поля боя. Лишившись своего вожака, они перестали представлять угрозу. До тех пор, пока новый хищник не станет во главе стаи, они больше не опасны, ни для путников, ни для других обитателей леса.
        Энки, тяжело дыша, лежал на земле рядом с мертвой тушей поверженного врага и смотрел на тяжелые лиловые облака, что медленно плыли по небу. Странно, раньше он никогда не смотрел наверх, считая это глупостями, а сейчас… Сейчас ему нравилось наблюдать за тем, как меняется небо. Мужчина мрачно усмехнулся — похоже, его ранили сильнее, чем он планировал.
        — Идиот!!!  — раздался обеспокоенный голос Искры, что рухнула на колени рядом с ним и принялась осматривать раны.  — Нельзя же так рисковать! Ты мог погибнуть! Ай!!! Что это?
        Девушка с ужасом смотрела на свои руки, которые покрылись болезненными волдырями от соприкосновения с кровью Энки.
        — Не прикасайся ко мне,  — зашипел блондин, понимая, что люди не смогут помочь ему, на это была способна только Бригид, с её регенерацией. Но все же ему нравились нотки беспокойства в голосе Искры. Еще никто так искренне не переживал за него. Это было что-то новое, неожиданное и приятное. А ведь недавно они были врагами. Все-таки она странная.
        — Еще чего!  — фыркнула девушка, обматывая свои руки платками и снова принимаясь за раны избранника. Она понимала, что надолго этого не хватит, но все же оставить этого несносного блондина умирать от потери крови не собиралась.  — Лежи и помалкивай.
        — И после этого ты меня называешь идиотом,  — попытался улыбнуться Энки, когда Искра начала перевязывать его раны.  — Или ты мазохистка?
        — Скажи спасибо, что не садистка,  — буркнула девушка, стягивая бинты чуть сильнее, чем это было необходимо.
        — Думаю, нам стоит разбить лагерь здесь,  — Виктор обеспокоено смотрел на бледного мужчину, что сейчас лежал на земле. Дальше сегодня они точно не смогут идти, и это удручало — они двигаются слишком медленно.
        — Только трупы подальше оттащите,  — поморщился блондин, стискивая зубы от боли. Он не мог понять, почему Искра, несмотря на боль, продолжает пытаться ему помочь и обрабатывает его раны?
        — Я займусь этим,  — нахмурился Константин. Он все еще не доверял Энки, но был благодарен ему за спасение — мальчик прекрасно понимал, что сами бы они не справились.
        — Я помогу,  — Даджал с омерзением смотрел на трупы мутантов, но и дальше оставаться бесполезным не собирался. Пусть он слаб, но он сделает все, что потребуется, чтобы помочь этим людям.
        — Вот и все,  — Искра ободряюще улыбнулась Энки и взглянула на свои дрожащие руки. Платки не сильно помогли, и теперь все её ладони были в волдырях и ожогах. Виктор достал флягу с чистой водой и помог девушке смыть с рук остатки кислоты и обработать их мазью.
        — И все же ты странная,  — пробормотал Избранник, с трудом принимая сидячее положение.
        — Не более, чем ты,  — усмехнулась девушка, садясь рядом с ним и прикрывая глаза.
        — Отдыхайте, мы обо всем позаботимся сами,  — Виктор принялся устраивать место для костра.  — Путь продолжим завтра, если, конечно, вы будете в состоянии идти.
        — Будем,  — сердито буркнул Энки, который не переносил, когда в нем сомневаются. И все же эти люди странные. На лице мужчины появилась едва заметная улыбка. Однозначно его жизнь стала намного интересней и неожиданней, ему даже стало любопытно, что же будет дальше.
        Искра проснулась рано утром от приятного запаха еды. Приоткрыв глаза, она увидела брата, старательно готовящего похлебку. Остальные мужчины молча сидели у костра. Похоже, её спутники решили дать ей выспаться. От брата и Виктора она подобное могла ожидать, но как на это согласился Энки? Это было просто уму непостижимо, но девушка была рада, что все сложилось именно так. Хотелось снова закрыть глаза и уснуть, чтобы наконец-то выспаться и набраться сил. Шевелиться не хотелось вовсе, особенно если учесть, что ей было очень плохо.
        — Доброе утро,  — сонно пробормотала Искра, все же поднявшись на ноги и приблизившись к костру. Все тело ломило, а ладони нещадно жгло. Опустив взгляд вниз, девушка поморщилась: повязки на её руках все пропитались кровью и чем-то черным.
        — Давай посмотрю,  — старик присел рядом. Недовольно качая головой и что-то бурча себе под нос, начал осторожно снимать прилипшие к ладоням Искры бинты. Девушка с трудом сдерживала крик, рвущийся к груди. Как же это больно, казалось, что кто-то сдирал с неё кожу. На глазах проступили слезы, а тело начало дрожать. Сейчас в её голове роились только плохие мысли, почему-то ей начало казаться, что она может лишиться рук. Но все же она не жалела о том, что помогла вчера Энки.
        — Тише, тише,  — успокаивающе шептал Виктор, но это мало помогало. Для Искры это была настоящая пытка. Когда последний клочок ткани был удален, мужчина тяжело вздохнул.  — Да уж, плохо дело.
        Девушка с омерзением и страхом смотрела на свои окровавленные, покрытые волдырями и нарывами ладони. На них не осталось ни кусочка здоровой кожи. Старик осторожно промыл раны водой из бутылки, это было весьма болезненно, и Искра не смогла сдержать крика, а после Виктор начал покрывать ладони девушки целебной мазью.
        — Нужно как можно скорее попасть в город,  — вздохнул старик, понимая, что им срочно нужен медик. Он даже представить не мог, что у кого-то вместо крови может быть кислота. Этот Избранник опасен, даже если он не желает причинить тебе вред, то может сделать это неосознанно.
        Энки хмуро наблюдал за всей этой картиной. Благодаря ускоренной регенерации его собственные раны почти затянулись, от них остались лишь небольшие рубцы. Он понимал, что нынешнее состояние Искры — его вина, и от этого в его душе зародилось непонятное щемящее чувство. Раньше он никогда не испытывал подобного, но ведь раньше никто и не пытался помочь ему, рискуя собственным здоровьем и жизнью. Все же, эта девушка странная. Очень странная. Она явно сумасшедшая, раз все время, забывая о себе, мчится кого-то спасать.
        — Давайте завтракать,  — натянуто улыбнулась Искра, она не хотела быть причиной волнения, а потому старалась всем своим видом показать, что она в порядке, но слезы, застывшие в глазах, выдавали её.  — А потом сразу пойдем.
        Девушка обреченно посмотрела на тарелку супа, что стояла перед ней и ложку — с такими руками она точно не сможет есть самостоятельно. Но, как назло, никто, кроме блондина, не заметил затруднительного положения Искры. Раздраженно вздохнув, мужчина подошел к ней и, взяв ложку, поднес её ко рту девушки. Вот уж от кого, а от Энки помощи она точно не ожидала.
        — Ешь давай,  — Избранник и сам не понимал, почему решил помочь Искре. Возможно потому, что она пыталась вчера его спасти и пострадала из-за этого. Если бы она не обработала его раны, они затягивались бы намного дольше и, возможно, сегодня он бы не смог пошевелиться. А, может, это просто жалость, которую он раньше никогда не испытывал. Кто знает? Но, безусловно, ему нравилось смотреть на то, как густо покраснела Искра и как старательно отводит глаза. Сейчас она точно не в состоянии спорить с ним и дерзить, более того, она сейчас послушная, и это радовало Избранника.
        Искра покорно открывала рот, осторожно глотая горячую пищу. Её нынешнее положение было смущающим и неловким, но выбор был невелик. А еще девушка злилась на брата, который мог и сам заметить, что ей нужна помощь, тогда бы Энки её не кормил и не рассматривал насмешливым, самодовольным взглядом. Когда с завтраком было покончено, настало время выдвигаться в путь. Вещи Искры разделили между всеми, хотя большую часть водрузили на Рыжика, что в последние дни просто превратился во вьючное животное, и это явно не нравилось грозному хищнику.
        — Ты уверена, что сможешь идти сама?  — Константин с тревогой смотрел на бледную сестру. Он знал, насколько она упряма, и понимал, что Искра до последнего будет делать вид, что со всем справится.
        — Да,  — кивнула девушка, она, конечно, ослабла, у нее все болит, но снова оказаться на руках у блондина не хотелось. Конечно, так намного легче, но Искре очень не хотелось быть чем-то обязанной этому Избраннику.
        — Хорошо, как только устанешь, скажи Энки, он понесет тебя,  — Виктор понимал, что девушка ни за что сама не сознается в том, что ей плохо, а это значит, что придется пристально за ней наблюдать.
        — Почему это я должен её нести?  — недовольно буркнул Избранник, прекрасно зная ответ на этот вопрос. Но не задать его не мог, уж слишком он не любил, когда им командуют, тем более жалкие людишки.
        — Потому что ты сам хотел добраться до города побыстрее,  — зевнул Даджал, обреченно всматриваясь в ленную чащу, сквозь которую им предстоит пробираться. А ведь когда-то их далекие предки жили в лесах, и не было ни городов, ни техники. Парень искренне не мог понять, как это возможно.
        — Идемте уже,  — красная от смущения Искра отправилась вперед. Она не могла не заметить, что в последнее время их отношения с Избранниками изменились, они стали ровнее и более дружелюбными. К Даджалу она и вовсе не испытывала неприязненности, а, после вчерашнего, и к Энки тоже. Да, этот мужчина все еще невыносим и высокомерен, но все же он проявил к ней заботу. Девушка то и дело бросала на блондина любопытные взгляды, но Избранник оставался внешне холоден и спокоен. Их путешествие только началось, а уже столько всего случилось.
        — Надеюсь, остальной путь пройдет спокойней,  — тяжело вздохнула девушка, чувствуя, что слабеет. Почему она не может идти сама? Это злило и раздражало.
        — У тебя что, язык отсох?  — блондин подхватил Искру на руки.  — Или ты меня боишься?
        — Никого я не боюсь,  — буркнула девушка.
        — Тогда хватит строить из себя здоровую,  — Энки даже не думал скрывать свое раздражение.  — Мне не тяжело нести тебя. Так что тебе лучше начать вести себя благоразумно, чем быстрее мы окажемся в вашей Нове, тем лучше для всех.
        Идти сквозь лес было невероятно сложно, путникам приходилось часто делать привалы, чтобы Энки мог отдохнуть. Хоть Искра и была не очень тяжелой, но нести её на плече, одновременно продираясь сквозь лесную чащу, было тяжело. Мужчина выбился из сил, но не жаловался: он сам решил нести девчонку, чтобы двигаться быстрее, а отступать и сдаваться на полпути он не умел и не хотел.
        — Долго еще идти?  — устало простонал Даджал, который уже с трудом переставлял ноги. Сейчас он чувствовал себя изнеженным ребенком, которого в одночасье бросили во взрослую, полную опасностей жизнь.
        — Не знаю, думаю день, максимум два,  — вздохнул Виктор. В старые добрые времена он бы с легкостью проделал весь этот путь, но сейчас возраст давал о себе знать. У него ныли суставы, болела спина, да и ноги он переставлял с трудом.
        — У Вас есть хоть какая-то связь?  — раздраженно буркнул блондин, останавливаясь, чтобы перевести дыхание.
        — Есть, но это не поможет нам узнать, как далеко машина,  — старик с трудом снял с себя тяжелый рюкзак и сумки. Все чаще он задумывался над тем, чтобы вовсе остановиться и разбить постоянный лагерь.  — На нас же нет датчиков, да и особых ориентиров в лесу тоже нет, так что и мы, и они лишь приблизительно сможем сказать, где находимся.
        — Человеческие технологии примитивны и бесполезны!  — Энки осторожно опустил девушку на землю. Избранник сам не понимал, почему так носится с девчонкой, но он старался сделать все, чтобы ей было удобней. Неужели на него так повлияло то, что она пострадала, помогая ему? Нет. Этого просто не может быть, но другого объяснения своему поведению блондин не находил.
        — Что поделать, у нас слишком много времени уходит на то, чтобы просто выживать,  — безразлично пожал плечами Виктор, наблюдая за тем, как Константин учит Даджала разводить костер. Удивительно, но эти два парня, таких непохожих друг на друга, даже умудрились сдружиться.
        Энки ничего не ответил, он злился на себя, на своих спутников, на весь мир. Ему хотелось поскорее попасть в Нову, чтобы больше не беспокоиться о безопасности своих спутников и немного отдохнуть в более или менее удобных условиях. Но, с другой стороны, чем ближе они были к своей цели, тем больше мужчина начинал нервничать. Он Избранник и добровольно идет в логово врага. Чем это может для него закончиться? В лучшем случае, смертью. А что, если люди решат выпытать у него информацию или исследовать его возможности? Для него не проблема терпеть боль, но Энки не хотелось становиться по-настоящему пленником и объектом исследований.
        Когда-то давно, когда он был ребенком, наверное, немногим младше Константина, ученые Чертога исследовали его способности. До сих пор от воспоминаний о тех процедурах все внутри холодело.
        — Давайте, для разнообразия, отдохнем спокойно,  — простонала Искра, уставшая за время их недолгого путешествия от постоянного ворчания Избранника. Ей становилось все хуже и хуже, теперь у нее даже на споры сил не оставалось. Единственное, что её радовало, так это то, что, судя по словам Виктора, к ним навстречу едет врач. Обняв мягкого и теплого Рыжика, девушка прикрыла глаза, сейчас этот большой хищный зверь был и её подушкой, одеялом и защитником.
        — Всё, остаемся здесь,  — хмуро сказал Виктор, понимая, что девушке нужен покой и спокойствие.  — Дальше идти нет смысла, будем ждать транспорт здесь.
        — Глупости!  — Энки был раздосадован таким решением. Мужчина был убежден, что нужно продолжать идти вперед.  — Я могу нести Искру и дальше, нужно просто отдохнуть.
        — Не сомневаюсь, что можешь,  — усмехнулся старик. Сейчас в этом самоуверенном Избраннике он видел себя в молодости. Тогда он был полон сил, энергии, идей, он был горяч и нетерпелив. Сейчас, с высоты прожитых лет, он по-другому смотрел на мир и понимал, что иногда нужно остановиться и подождать.  — Но подумай об Искре, она не выдержит.
        Блондин бросил быстрый взгляд на уснувшую девушку, на обычно бледных щеках появился румянец, словно ей было жарко, но при этом Искра дрожала всем телом. Это совсем не понравилось мужчине — не хватало еще, чтобы эта девчонка загнулась. Подойдя к Искре, Избранник прикоснулся к её лбу.
        — У нее жар.
        — Я же говорил, нам стоит остаться здесь и дождаться появления транспорта.  — Виктор начал рыться в аптечке в поисках подходящего лекарства. Сейчас он надеялся лишь на то, что к утру машина все же придет. В противном случае Искра вряд ли выживет. Старик перевел обеспокоенный взгляд с девушки на её брата.  — Не стоит Константину пока знать о состоянии сестры.
        — Я понимаю,  — Энки влил в рот девушки лекарство, что ему дал Виктор.
        — Вот и хорошо, тогда присмотри за ней, нужно будет протирать её влажной тряпкой, чтобы сбить жар, и не забудь следить, чтобы при этом она не замерзла.
        — Я что, похож на няньку?  — недовольно буркнул мужчина, тем не менее, садясь рядом с Искрой и начиная осторожно снимать с нее мокрую от пота рубашку.
        — Нет, ты похож на человека, который справится с любой поставленной перед ним задачей. Даже если он понятия не имеет, что делать. Я понимаю, что медицина это не твое…
        — Я справлюсь,  — Энки прервал речь Виктора. Он уже понял, что от него требуется, и не важно, хочет он или нет, ему придется присматривать за этой проблемной девчонкой. Сейчас она была такая слабая, такая уязвимая, что ему становилось не по себе. Наверное, впервые за свою жизнь, Избранник испытывал настоящую жалость. Но, помимо её, было что-то ещё… Незнакомое чувство, что заставляло сердце неприятно сжиматься, словно боль Искры передавалась ему.
        — Надеюсь, это не заразно,  — пробормотал мужчины, осторожно вытирая пот с лица девушки. Эта ночь будет очень длинной, и Энки искренне надеялся, что Искра выживет.
        Ночью Энки не удалось ни на мгновение сомкнуть глаз: он удерживал девушку, что билась в горячечном бреду, протирал её тело влажной тряпкой, пытаясь хоть немного остудить. К тому же ему приходилось время от времени вливать ей в рот лекарство, что ему дал Виктор. Но, казалось, ничего не помогало, хотя и хуже не становилось, что не могло не радовать.
        — И что теперь делать?  — тяжело вздохнул блондин, когда Искра немного успокоилась.
        — Идти дальше мы не сможем, она не переживет путешествия,  — Константин протянул Избраннику миску с горячим бульоном, а Рыжику бросил кусок сырого мяса, что уже начало портиться. Мальчик старался держаться, но это было не просто, если учитывать, в каком положении оказалась его сестра. Он понимал, что может потерять её, и от этого на душе становилось холодно и пусто. Искра была единственным человеком, ради которого он жил. Если он потеряет её, какой смысл идти в Нову? Там он будет совершенно один.
        — Тогда нужно разбить более удобный лагерь,  — недовольно буркнул Энки, аккуратно отстраняя мертвецки бледную девушку от себя.  — Сейчас мы легкая добыча для хищников. Да и Искру стоит устроить поудобней — лежание на холодной земле, пусть и рядом с этой мохнатой тварью, ей на пользу точно не пойдет.
        Блондин сам не понимал, что заставляет его беспокоиться об этой человеческой девушке, но сейчас он мог думать только о том, чтобы помочь ей. Но что он мог? Ведь он солдат, а не медик.
        — Что стоишь?!  — прикрикнул мужчина на Константина.  — Иди, ищи ветки, нужно сделать постель, да и костер стоит разжечь сильнее.
        Мальчик стиснул кулаки от злости, но ничего не сказал, понимая, что Энки прав, а значит сейчас не время препираться. Они должны помочь Искре продержаться до того, как прибудет машина. Еще никогда ребёнку не было так страшно — даже в Академии Чертога, во время изнуряющих тренировок или пыток, что ему пришлось пережить. Сейчас ему казалось, что он может потерять самое важное, что у него осталось в жизни.
        — Тебе тоже стоит отдохнуть,  — Виктор окинул обеспокоенным взглядом Избранника, который был не в лучшей своей форме. Это было очень плохо, ведь если на них снова нападут, они вряд ли смогут отбиться.
        — Сейчас не до этого,  — блондин быстро опустошил тарелку с завтраком и принялся обустраивать лагерь, сооружая из веток и травы, что приносил Константин, постель для девушки, которая так и не пришла в себя.
        — Если ты ослабнешь, это нам мало поможет,  — покачал головой старик, помогая Избраннику накрыть ветки одеялами.
        — Я способен выдержать и более сильные нагрузки,  — усмехнулся мужчина,  — не забывай, я гораздо сильнее обычного человека. Мы, Избранники — высшая ступень эволюции.
        — Будем надеяться, что не тупиковая,  — простонала Искра, которая проснулась от шума и теперь недовольно смотрела на Энки.
        Девушка чувствовала себя весьма странно, казалось, что все внутри нее горит, при этом она не могла пошевелиться, тело было словно ватным и совершенно отказывалось слушаться команд мозга. А вот свои руки, а точнее ладони, Искра чувствовала очень хорошо, а точнее пульсирующую боль в них.
        — Дерзишь,  — Энки вздохнул с облегчением: уж лучше слушать колкости от этой особы, чем молчание. Так гораздо привычней.  — Значит, идешь на поправку.
        — Я бы так не сказала,  — девушка прикрыла глаза. Хоть она и пришла в себя, но чувствовала себя отвратительно.
        — Тогда помолчи и не мешай,  — блондин поднял легкое тело девушки на руки и перенес на самодельную постель. Теперь она точно не простудится.
        — Покормишь меня?  — неожиданно спросила Искра, бросая голодные взгляды в сторону котелка, что стоял рядом с костром.
        Энки недовольно зарычал. За кого его принимает эта девчонка? За прислугу? Но ведь она действительно не может есть сама. Блондин посмотрел на девушку, что сейчас была такой беззащитной, ему совсем не нравилось, что он начал привыкать к ней и даже проникаться симпатией. Это неправильно. Люди и Избранники стоят на разных ступенях эволюции!
        — Даджал, покорми её,  — дал указания мужчина. Все же стоит свести к минимуму общение с этой девчонкой. Она и так перестала быть безразличной ему, а привязываться к кому-то в его планы не входило. Но, несмотря на это свое решение, он все же пристально наблюдал за тем, как телепат кормит Искру. В отличие от него, Даджал влился в новую компанию и сейчас рассказывал Искре о жизни в Чертоге и Избранниках. И почему он не может вот так же? Энки понимал, что испытывает зависть и в некотором роде даже ревность, и это пугало его. Откуда в нем эти недостойные чувства? Все слишком усложнилось, и он даже начал верить, что кому-то может быть нужен. Ни его сила, ни его гены, ни его положение, которого он лишился, а он сам. Но какой смысл привыкать к этим людям, если он навряд ли сможет остаться в Нове, максимум — передохнуть перед новым путешествием в поисках других городов?
        — Тебе нужно научиться наслаждаться каждым моментом,  — мягко улыбнулся Виктор, роясь в своем рюкзаке в поисках чего-то, что поможет ему скоротать время ожидания. Если его расчеты верны, возможно, к вечеру транспорт из Новы доберется до них.
        — Это как?  — блондин не понимал, к чему клонит старик.
        — Ты всё время думаешь о том, что будет дальше, всё время серьезен и вообще не получаешь удовольствие от жизни. Ты слишком напряжён. Завтра для нас может и не наступить, так какой смысл в твоих планах и гордыни?
        — Вы весьма пессимистично смотрите на жизнь,  — Энки размышлял о словах Виктора. Было в них что-то, что зацепило его. А стоит ли в его положении строить планы? Он уже потерял всё и, если честно, не жалел об этом. В Чертоге остался его дом, его вещи, но все это не имело значения — он ни к чему и ни к кому не был привязан.
        — Вовсе нет, попробуй расслабиться и посмотреть на все с другой точки зрения. Искра и Константин и тот же Даджал, они хорошие дети, не стоит бояться привязаться к ним.
        — Я и не боюсь,  — раздраженно бросил блондин, которого весь этот разговор начал утомлять.  — Просто мы слишком разные. И рано или поздно Даджал тоже это поймет. Мы с вами вместе до тех пор, пока есть выгода, а когда вы окажетесь в Нове, то забудете о двух Избранниках. Вам будет все равно, что с нами происходит.
        — И после этого ты говоришь, что это я пессимист,  — рассмеялся Виктор. Он знал, что Энки не прав, но продолжать этот разговор не стал. Со временем Избранник и сам все поймет.

        Встречающие

        Утром Энки проснулся от того, что услышал громкий рычащий звук. Мужчина подскочил на ноги и начал осматриваться, пытаясь понять, откуда исходит угроза.
        — Всё в порядке,  — поспешил успокоить блондина Виктор, торопливо собирая вещи.  — Это транспорт из Новы.
        — Все ваши машины такие громкие?  — недовольно поморщился Избранник. Эти звуки привлекут к ним слишком много внимания. К тому же наверняка солдаты Чертога уже идут по их следам.
        — Не все,  — усмехнулся старик, которому эти звуки напоминали о прошлом. До этого проклятого дождя, вся техника была громкой. Ему нравилось вместе с отцом возиться с их машиной, перебирать двигатель, собирать механизмы, и после эти способности пригодились ему.  — Как Искра?
        — Она без сознания,  — Константин сжимал руку сестры, словно боялся, что, если отпустит её, она умрет, оставит его одного.  — Не просыпается, что бы я ни делал.
        — Успокойся, всё будет хорошо,  — Виктор указал вперед, где показался большой грузовик, что быстро приближался к ним, трясясь на неровной старой дороге, которую и дорогой-то назвать можно было только с натяжкой, скорее уж просто направление.
        Машина тем временем достигла небольшого лагеря, и из неё вышло несколько людей.
        — Наконец-то мы вас нашли,  — Максим пожал руку Виктору и взглянул на его спутников. Он, конечно, слышал, что с ним будет двое Избранников, но не ожидал, что это окажется правдой. Наверное, впервые он видел их настолько близко. Брюнет даже почувствовал некое разочарование — мужчина ожидал увидеть кого-то другого, более внушительного что ли. Энки смерил мужчину презрительным взглядом, он не нравился ему, хотя он и не понимал, почему. Возможно все дело в том, что он предпочитал настороженно относиться к жителям Новы.
        — Искре нужна помощь и как можно скорее,  — нахмурился старик.
        — Сейчас посмотрим, что можно сделать,  — полная блондинка, лет сорока, одетая в черный комбинезон с ярко-красным крестом на груди, подошла к девушке и начала осмотр, то и дело хмурясь и ворча.  — Боже! Что у нее с руками?
        — Это кислота,  — пояснил Энки, присаживаясь рядом с Искрой. Сейчас ему было важно услышать о том, что с ней все будет в порядке. И почему он только волнуется за неё? С появлением этой девчонки в его жизни всё стало слишком сложно.
        — Какая еще кислота?  — недовольно проворчала врач, ощупывая тело девушки.
        — Моя кровь,  — холодно ответил блондин,  — она пыталась обработать мои раны, и моя кровь разъела её ладони.
        — У тебя в жилах течет кислота?  — блондинка недоверчиво посмотрела на Избранника.
        — Да, но, думаю, сейчас Вам лучше заняться Искрой,  — недовольно буркнул мужчина, не желая больше отвечать на вопросы.
        — Не указывай мне, что делать,  — фыркнула женщина, доставая из своей сумки-чемоданчика эластичные бинты, мази и склянки с лекарствами.
        — Таня, как она?  — спросил Виктор, взволновано смотря на мертвецки бледную девушку. Ему не хотелось видеть, как она угасает. Если кто и должен умереть, так это он. Старик мрачно усмехнулся своим мыслям: он уже достаточно пожил, многое видел, многих пережил, даже тех, кто был сильнее и моложе его. Ему не хотелось видеть, как умрет внучка Марии. Ведь она так на неё похожа.
        — Судя по всему, сломано два ребра, у нее воспаление легких, да еще с руками нужно что-то делать,  — Татьяна понимала, что медлить нельзя, если пациентку не доставить в город как можно скорее, она умрет. Этой Искре сильно досталось, удивительно, что она до сих пор держится.
        — С ней всё будет хорошо?  — Константин всё еще держал сестру за руку, не понимая, почему она все холоднее и холоднее. Рыжик, сидящий в стороне, тоже был обеспокоен происходящим, как и большим скоплением незнакомых людей. Зверю это не нравилось, и сейчас он решал, стоит ли и дальше сопровождать этих существ или остаться в лесу?
        — Посмотрим, сейчас ничего обещать не могу,  — Татьяна начала заматывать тело Искры эластичными бинтами.  — Мы сделаем всё, что будет в наших силах. Так что давайте, грузите вещи в кузов, а после надо будет осторожно перенести туда девушку.
        Мужчины сразу принялись за дело. У всех было просто отвратительное настроение. Никто не хотел, чтобы Искра погибла. Она через столько прошла, чтобы найти брата и сбежать из подконтрольных Избранников земель. Она не может умереть, так и не достигнув своей цели.
        — Не уверен, что мы можем доверять Избранникам,  — Максим бросил недовольный взгляд на блондина, который не понравился ему с первого взгляда. Уж слишком он спокоен, холоден и высокомерен.  — Их лучше связать.
        Энки лишь усмехнулся: другого он и не ожидал, ничего хорошего их в Нове не ждет. Блондин даже начал подумывать о том, чтобы остаться в лесу и попытаться найти спокойное место, где он сможет передохнуть и решить, что делать дальше. Но, взглянув на Искру, он передумал — ему стоит убедиться, что с ней все в порядке. Всё же она пострадала, помогая ему.
        — Не стоит, они не причинят вреда,  — подал голос Константин, который за время из небольшого путешествия уже привык к Избранникам, а Даджала и вовсе начал считать другом. Что скрывать, он даже на Энки почти не сердился, ведь тот защищал их и помогал Искре в пути.
        — Ты уверен?  — поморщился брюнет.
        — Да, они друзья,  — мягко улыбнулся Виктор, который понимал, что, когда они достигнут Новы, уже не сможет повлиять на судьбу этих двоих. Хотя со своей стороны он сделает всё, чтобы Избранники не стали пленниками и в случае необходимости могли бы покинуть город. В отличие от нового поколения, он не испытывал ненависти к жителям Чертога. Он опасался их, считал, что за ними нужно наблюдать, но не ненавидел. Старик помнил те времена, когда они работали рядом друг с другом, те времена, когда безумие не охватило всех, кто был наделен особыми способностями. Хорошие были времена. Тяжелые, полные опасностей и сложностей, но всё же хорошие.
        — Хорошо,  — сдался Максим, понимая, что сейчас спорить бесполезно.
        — Ну, раз всё решено, нужно занести Искру в машину,  — Татьяна поднялась на ноги и направилась к кузову.
        Энки без лишних слов поднял девушку на руки, за что удостоился недовольного, презрительного взгляда Максима, но Избранника это уже не волновало. Главное — удостовериться, что Искра будет в порядке. А еще в дороге у него будет время подумать о том, почему же он так волнуется за эту девчонку. Это несвойственно ему. Избранники всячески стараются избегать проявления эмоций, предпочитая холодный расчет. Так почему он снова ведет себя нелогично? Блондин не мог разобраться в себе, но понимал, что стремительно меняется, становится другим. Словно какая-то часть его собственной души, та, которую он старался не замечать, вдруг вырвалась на свободу. И как ни странно, новые эмоции даже нравились ему, он словно стал живым, по-настоящему живым.

        Нова — город свободных людей

        Ехать на машине было намного легче, чем идти пешком, даже несмотря на тряску, неприятный запах топлива и рычание мотора. Да и Искре под пристальным присмотром Татьяны становилось легче, хотя она и почти не приходила в себя. Все три дня, что они были в пути, Энки ни с кем не разговаривал и не спускал взгляда с девушки. Сейчас, когда не нужно было заботиться о безопасности своих спутников, у него появилась прекрасная возможность подумать о том, что делать дальше.
        Безусловно, первым делом ему стоит отдохнуть и набраться сил, присмотреться к Нове и людям, которые там живут. Возможно, он даже сможет привыкнуть к жизни рядом с представителями низшей ступени эволюции. Блондин мрачно усмехнулся: еще пару дней назад он считал, что всё это невозможно, и ему больше нет места в этом мире.
        Избранник посмотрел на Даджала, который с интересом расспрашивал людей о Нове и жизни в городе людей. К удивлению Энки, Максим и Татьяна общались с парнем совершенно нормально, словно им было всё равно, кто он. Поначалу, конечно, была между ними некоторая напряженность и настороженность, но в конечном итоге они поладили. Интересно, почему он не может общаться с людьми так же? Может, всё дело в возрасте? А может, в воспитании, ведь в отличие от Даджала, ему с самого детства говорили о том, настолько он значителен и важен.
        Чем ближе они приближались к Нове, тем мрачнее становился блондин. Что ждёт их в городе людей? Станут ли они пленниками или за ними будут просто приглядывать? Слишком много всего волновало мужчину. Возможно, было бы лучше покинуть людей раньше, как это сделал Рыжик, но блондин хотел убедиться в том, что Искра будет в порядке.
        Подумать только, когда-то он желал собственноручно придушить эту девчонку, да что скрывать, он и сейчас время от времени хочет это сделать, но всё же, сейчас ему было важно, чтобы эта странная девушка выжила. Похоже, он действительно сильно изменился, но к чему это приведет?

* * *

        — Добро пожаловать в Нову,  — улыбнулся Максим, выбираясь из машины, когда та остановилась. Мужчина довольно потянулся, разминая затекшие за время поездки мышцы. Всё же нужно что-то придумать, чтобы транспорт стал более удобным.
        Константин первым выпрыгнул на землю и любопытно огляделся, ему до сих пор не верилось, что они наконец-то достигли Новы. Это было волнительно и страшно, ведь здесь совсем другая жизнь, чем та, к которой он привык. Смогут ли они с сестрой стать частью этого города? И что будет с его новым другом? Константин не хотел, чтобы Даджал пострадал лишь потому, что является Избранником. Но сейчас всё это уже не важно, главное — они в безопасности, и ничто больше им не угрожает.
        Нова была обнесена большим металлическим забором, по поверхности которого постоянно пробегали потрескивающие электрические искры. Это сооружение должно было защищать жителей свободного города от хищников-мутантов, что обитали в лесу. Всюду стояли высотные бетонные здания со множеством окон, даже дома в Чертоге не были такими высокими. Хотя были здесь и небольшие постройки с яркими табличками. На первый взгляд Нова казалась серой и невзрачной, но, тем не менее, здесь кипела жизнь, отовсюду доносились шум, крики, треск, в воздухе витали разнообразные запахи, а люди спешили по своим делам.
        Мальчик озадаченно огляделся по сторонам: казалось, что никого из жителей этого места не волновали вновь прибывшие. Все были слишком заняты своими делами. Это место вызывало в нем желание поскорее обследовать его, узнать, что и где находится, стать частью этого места.
        — Этот город похож на муравейник,  — поморщился Даджал, выбравшийся из машины и теперь рассматривающий огромные серые коробки домов. Избранник не привык к такому шуму и количеству людей, ему хотелось поскорее оказаться в тишине и покое, там, где никого нет.
        — Старые города были именно такими,  — улыбнулся Виктор, с некой ностальгией смотря на город. Люди постарались сделать всё, чтобы это место было похожим на города прошлого.
        — Хватит болтать,  — Татьяна окинула своих спутников недовольным взглядом. Мужчины совершенно позабыли об Искре, которую нужно как можно быстрее доставить в больницу.
        — Показывайте, куда нести,  — Энки взял Искру на руки. Он надеялся, что еще не слишком поздно, и её вылечат. Этот город напрягал его, как и та неизвестность, что ждала их с Даджалом. Но сейчас бледная девушка на его руках была намного важнее. Когда Искра окажется под присмотром медиков, он сможет по-настоящему расслабиться и подумать о том, что делать дальше.
        — Иди за мной,  — блондинка, ни на кого не обращая внимания, направилась к одному из зданий, что возвышались над городом. Татьяне хотелось отдохнуть с дороги, но пока это было лишь несбыточной мечтой. Пока она не передаст свою пациентку коллегам, она не сможет расслабиться.
        Энки занес девушку в обшарпанной старое здание, которое, к его удивлению, внутри выглядело намного лучше. Стены были выкрашены в спокойный светло-зеленый свет, помещение хорошо освещалось, а еще здесь витал странный запах. Блондин поморщился, но продолжил идти вслед за блондинкой. Сейчас он надеялся лишь на то, что у местных медиков хватит знаний и навыков, чтобы помочь Искре.
        — Клади её сюда и можешь идти,  — Татьяна указала на застеленную серым бельём кровать.
        — А как же она?  — мужчине не хотелось оставлять девушку одну.
        — Мы позаботимся о ней,  — улыбнулась женщина. Медику нравилось то, как Энки заботился об Искре в пути и сейчас. Было видно, что он по-настоящему за неё переживает, хотя это и тяготит его. Они были странной парой, но романтичная натура Татьяны видела в их отношениях зачатки большой любви. Возможно, она всё это придумала, ведь Энки и Искра даже физически вряд ли смогут быть вместе, но всё же, ей хотелось, чтобы у этих двоих всё было хорошо, как в книгах, что писали задолго то кислотного дождя, что изменил мир.  — Не бойся, ничего с твоей красавицей не случится. Скоро сможешь её навестить.
        Нова оказалась довольно-таки интересным местом и очень походила на старые города, что ныне лежат в руинах. Местная архитектура была грубой, массивной, а все здания были угловатыми и прочными. Сразу было понятно, что для людей, живущих здесь, самое главное — это прочность и практичность. Хотя далеко не все здания были серыми и невзрачными, так было только у самой стены, что защищала город. В глубине Новы буйствовали краски, стены домов были выкрашены в разные яркие цвета и разукрашены рисунками. Наверное, эти картины единственное, что делало Нову действительно красивым городом, и нравились Энки. Здесь не было подвесных мостов, по которым можно было ходить, не боясь запачкать ноги, не было обширных садов, в которых можно скрыться от назойливых взглядов,  — этот город был полон суеты, шума и гама. Это было и раздражающе, и интересно одновременно.
        Гости города поселились в небольшой квартире, которая принадлежала Виктору. И если у Константина не было проблем с этим, то Даджалу и Энки было нелегко привыкнуть к тому, что им придется жить в бетонной коробке довольно-таки маленького размера. Здесь было всего две комнаты, так что блондину приходилось спать на полу. Но всё же это место было наполнено спокойствием, и впервые за долгое время Избранники смогли расслабиться и отдохнуть, хотя для волнения и были поводы.
        Жители Новы настороженно отнеслись к вновь прибывшим в город, особенно к Энки, который был взрослым, полным сил мужчиной, к тому же с довольно-таки странными способностями. Блондин казался людям опасным, а потому за ним тщательно наблюдали, словно пытались в чём-то уличить. Но, несмотря на это, Энки мог спокойно передвигаться по городу, и его никто не пытался схватить, запереть и отправить на исследование или опыты. Подобное поведение казалось Избраннику странным и нелогичным, но он был рад, что всё сложилось именно так. Здесь он был более свободен, чем в Чертоге, и это не давало ему покоя. Разве он не должен скучать по дому и хотеть вернуться? Но, очутившись в Нове, мужчина позабыл обо всех мыслях о возвращении в Чертог.
        Даджалу повезло больше: он был подростком, и жители города не видели в нём угрозу, к тому же его способности не были настолько пугающи, как у блондина. Тем не менее, Энки замечал, что и за Даджалом тоже наблюдают, хотя и не так пристально, как за ним.
        — Тебе стоит расслабиться,  — брюнет посмотрел на Избранника, что уже несколько часов рассматривал город. Он не мог понять, почему Энки так напряжен, Нова казалась Даджалу свободным и безопасным местом, здесь никто не давил на него, а его способности считались уникальными, никому даже в голову не приходило назвать его слабым и беспомощным. Удивительно, но сейчас молодой Избранник даже завидовал людям, что могли не скрывать своих чувств и эмоций. Это место было идеальным, и, в отличие от своего собрата, он не замечал ни наблюдения, ни косых взглядов, что бросали на него некоторые люди.
        — Я спокоен,  — недовольно проворчал Энки, отрываясь от созерцания города.  — Просто думаю над тем, что делать дальше. Не думаю, что нам стоит здесь оставаться.
        — Почему?  — Даджал хмуро посмотрел на блондина. Почему он просто не может смириться с тем, что люди не такие уж отсталые, как принято считать? Почему хочет идти в неизвестность? В любом случае парень уже принял для себя решение, что останется в Нове и не важно, что решит Энки.
        — Мы здесь уже неделю…
        — Да, и за это время ничего не произошло,  — прервал мужчину брюнет, недовольно складывая руки на груди.  — Если бы нас хотели убить или сделать пленниками, то мы давно бы оказались в местной тюрьме или лаборатории.
        — Тебе не кажется странным, что люди знают о планах Чертога, но, несмотря на это, позволяют нам свободно передвигаться по городу? Они не подозревают нас в шпионаже, не опасаются, что устроим диверсию, просто следят за нами и всё.
        — А что мы можем вдвоём?  — усмехнулся парень.  — Я слабый телепат, ты в одиночку не сможешь ничего предпринять. Да, за нами будут наблюдать первое время, и это вполне нормально. Это не значит, что нужно бежать непонятно куда.
        — Я не знаю,  — Энки опустился на диван, он не знал, что делать дальше. Его не готовили к подобному, даже в самом страшном сне он не мог представить, что однажды окажется среди людей. Это было странным и новым для него, как и то, что здесь он чувствовал себя более свободно, чем в Нове. Ему больше не нужно было постоянно контролировать себя и сохранять серьёзность. Избранник не любил перемены, но они происходили помимо его воли, и он ничего не мог с этим поделать. Может, и вправду лучше смириться?
        — Просто расслабься. Давай думать о том, чтобы бежать отсюда, когда произойдёт что-то действительно опасное.  — Даджал взывал к благоразумию блондина.  — К тому же, ты не можешь уйти, пока Искра не поправится.
        — Она уже в порядке,  — буркнул Энки, не понимая, почему все считают, что он привязался к этой странной девчонке. Он беспокоится о ней только потому, что она пострадала из-за него и ничего больше. Хотя последнее время это уже не казалось ему таким очевидным. Мужчина действительно привык к её постоянному ворчанию, ему нравилось наблюдать за ней. Как же всё сложно!
        — Да, но отпустят её только через неделю,  — в комнату вошел Константин, который только что вернулся из местной больницы. Мальчик пребывал в прекрасном расположении духа: они в безопасности, сестра идет на поправку, даже ожоги на её руках прошли, а его определили в местную школу, где он мог многому научиться. Новая жизнь нравилась мальчишке, который считал этот город лучшим местом на земле.
        — Я уже понял, что вам всем здесь нравится,  — тяжело вздохнул Избранник,  — просто… Просто я не могу сидеть без дела, это всё не по мне.
        Раздался настойчивый стук в дверь. Нахмурившись, Энки поднялся со своего места и отправился встречать незваного гостя. На пороге стоял Максим, что смерил блондина недовольным взглядом. Все, кто видел этих мужчин рядом, сразу же понимали, что между ними не может быть не то что дружбы, но и просто нейтралитета.
        — Нужно поговорить, идём за мной,  — Максим, не дожидаясь ответа, развернулся и направился по направлению к лестнице. Он был уверен, что Избранник пойдет за ним.

        Ты мне не нравишься. Это взаимно

        Энки, не обращая внимания на тон брюнета, шёл следом за Максимом, размышляя о том, что от него понадобилось этому человеку. Он чувствовал, что они не нравятся друг другу, хотя для этого и не было видимых причин. Но, несмотря на это, он не воспринимал брюнета, как угрозу, скорее как нечто надоедливое и мешающееся. Ему не нравилось, что Максим время от времени вертится вокруг Искры, постоянно заходит к Виктору и обо всём расспрашивает. Но сколько бы он не размышлял о причинах такой неприязни, не мог понять, что же именно не так с этим раздражающим брюнетом.
        Мужчина внимательно осматривал дома и улицы, по привычке запоминая маршрут. Кто знает, что нужно от него этому Максиму и куда он его хочет завести? От такого всего можно ожидать.
        — Ну, так о чём ты хотел поговорить?  — недовольно спросил Энки, когда они остановились у одного из невзрачных домов. Избранник даже не думал срывать своей неприязненности.
        — Послушай, ты мне не нравишься,  — ответил брюнет, прожигая в своём оппоненте дыру взглядом. Сейчас он жалел о том, что у него нет способностей, таких же, как у блондина, тогда Энки был бы уже мертв.
        — Это взаимно,  — мужчина сложил руки на груди, продолжая сохранять спокойствие. Во взгляде Избранника не было ничего, кроме холода и презрения.  — Ты позвал меня только за этим?
        — Нет, не только,  — Максим отвернулся от блондина. Как же его раздражает этот самоуверенный Избранник! У него с самой первой минуты их знакомства кулаки чесались набить морду этому Энки. Но приходилось сдерживаться.  — Я хочу, чтобы ты ушел из Новы. Таким, как ты, здесь не место!
        — Вот оно как?  — усмехнулся блондин. Он не сомневался, что многие люди, живущие в этом городе, думали так же, но сказать всё в лицо осмелился только этот раздражающий брюнет. Энки даже проникся неким уважением к этому человеку. Далеко не каждый решится сказать подобное более сильному.  — И каким же это, таким, как я?
        — Ты Избранник,  — зашипел Максим, сжимая кулаки. Он искренне считал Энки опасным, вполне возможно, что он шпион, и брюнет не понимал, почему старейшины не прогонят его. Но дело было не только в этом: молодому мужчине не нравилось, что блондин постоянно вертится рядом с Искрой, не нравилось, что девушка явно симпатизирует ему. Это раздражало! Как она может так относиться к тому, кто даже не считает её равной себе?
        — Значит, Даджалу тоже стоит уйти?  — усмехнулся Избранник, рассматривая перекошенное от злости лицо Максима. Нет. Что бы ни случилось, они не смогут поладить.
        — Он не так опасен, как ты, более того, он может быть полезен,  — пожал плечами брюнет, понимая, что он нелогичен и не последователен.  — Он еще мальчишка, а потому может остаться. Но ты… тебе не место здесь.
        — А я так не считаю,  — в зелёных глазах полыхал холодный огонь ярости. Да что позволяет себе этот человек? Неужели он думает, что может так с ним разговаривать, неужели всерьёз считает, что Избранник побежит исполнять его приказы? Энки и сам подумывал покинуть Нову, когда Искра окончательно встанет на ноги. Но теперь. Теперь он останется здесь и будет дальше мозолить глаза этому человеку.
        — Значит, не уйдёшь по-хорошему,  — Максим ругал сам себя. Ну, зачем он затеял этот разговор? На что рассчитывал? Что этот блондинчик испугается и сбежит? Или что он сам поймёт, что ему здесь не рады? Но молчать он больше не мог. Старейшины не слушают его, они позволили Избранникам остаться под ответственность Виктора. Но это ошибка. Большая ошибка, что может стоить многим жизней. Ведь уже доподлинно известно — Чертог готовится к полноценной войне за новые территории.
        — Нет, и насколько мне известно, это не тебе решать. Если ваше… правительство решит, что я должен уйти… Я сделаю это, но подчиняться такому жалкому человеку, как ты, не собираюсь.  — Энки развернулся спиной к брюнету, считая, что разговор окончен.
        — Я всё равно добьюсь своего,  — крикнул вдогонку Избраннику Максим. Его буквально трясло от бессильной злобы. Этот блондин — враг! Так почему никто не хочет замечать этого?  — Ты никому здесь не нужен, ты и сам в скором времени поймёшь это. Тебе нет места в нашем мире.
        — Может и так,  — пожал плечами мужчина, понимая, что в чем-то человек прав.  — Но это не значит, что я буду делать то, что хочешь ты.
        Энки шел в сторону своего нового дома. Это было странно, но небольшую комнатку, в которой ему приходилось спать, он действительно считал своим домом. Безопасным, тихим и спокойным. В глубине души блондину хотелось остаться в Нове, стать частью этого города, но… может, Максим прав. Он никому не нужен здесь, даже Даджал больше общается с людьми, чем с ним. Да и Виктор тоже всё время убегает по делам, даже удивительно, откуда в этом старике столько сил и энергии.
        Мужчина замер у здания госпиталя — он и сам не заметил, как пришел сюда.
        — Ты к Искре?  — Татьяна, идущая на работу, с улыбкой посмотрела на Энки. Этот угрюмый блондин нравился ей, хотя она и не понимала, почему. Он отличался от других мужчин, был полон таинственности, опасности. Что скрывать, многие девушки, живущие в Нове, с интересом посматривали на него, но Избранник этого не замечал.  — Идём, провожу тебя к ней. Наверняка она уже соскучилась по тебе.
        — Ну, это вряд ли,  — буркнул Энки, идя следом за полной женщиной, что просто искрилась доброжелательностью. Рядом с ней всегда на душе становилось теплее, и сейчас слова Максима не казались такими уж правдивыми.
        — Зря ты так,  — звонко рассмеялась медик, привлекая к ним внимание своих коллег.  — Я же вижу, как она рада тебя видеть каждый раз, когда ты приходишь. А когда уходишь — грустит.
        — Когда её выпишут?  — Избранник не придавал значения словам женщины, считая, что она всё это выдумала. Он сразу заметил, что Татьяна слишком романтичная натура — её послушать, так все вокруг друг друга любят и счастливы.
        — Думаю, через неделю. Руки у нее в порядке, ребра тоже. Хотя первое время ей лучше не напрягаться. Ты уж присмотри за ней, а то она у тебя слишком активная,  — блондинка затолкнула Энки в палату девушки и поспешила по своим делам. Эх, была бы она лет на десять моложе… Тогда бы точно увела у Искры такого красавчика.

        Я знал, что так всё и будет

        — Не думала, что ты меня навестишь сегодня,  — Искра даже не пыталась скрыть свою радость. За время, что она провела в палате больницы, она успела возненавидеть это место. Она была почти всё время одна, так что теперь была рада любым гостям, даже Энки.
        Блондин, усмехнувшись, присел на подоконник, давненько ему никто так не радовался. Избранник давно уже признался сам себе, что это ему приятно. Подумать только, ему рады не из-за его генома и способностей! Люди были странными созданиями и пусть они тупиковая ветвь эволюции, постепенно они стали быть интересны мужчине.
        — Мне просто стало скучно,  — пожал плечами Энки, не смотря на девушку, сидевшую на кровати. Он и сам не понимал, зачем пришёл в больницу, просто почему-то захотелось увидеть Искру. Она всегда и во всём видела хорошее, никогда не сдавалась и вот теперь, ему не хватало этого её позитива. Сейчас ему стоило хорошо подумать над словами Максима и понять, что делать дальше.
        — Что-то случилось?  — Искра видела, что Избранник не в духе и явно о чём-то размышляет. Но почему ничего не говорит ей? Зачем было приходить и молчать? Какой в этом смысл? Девушка обиженно надулась. Неужели Энки думает, что она маленький ребёнок, который не может ничего понять?
        — Просто думаю о том, что делать дальше.
        — Всё ещё хочешь уйти?  — девушка тяжело вздохнула, она знала, что Нова не понравилась блондину, но надеялась, что он привыкнет к этому городу.
        — Не знаю,  — пожал плечами мужчина, из головы которого не выходили слова Максима.  — Мне действительно нет места в этом месте… среди людей. Мы здесь уже давно, а я до сих пор не знаю, как здесь жить и чем заняться. Я чужой здесь… Даджалу повезло больше, он еще слишком молод, чтобы осознать то, что понимаю я.
        — Слишком молод?  — улыбнулась Искра, разглядывая Избранника, который говорил сейчас совсем как Виктор,  — Сколько тебе лет? Сто? Или больше?
        — Двадцать пять,  — нахмурился блондин. Зря он затеял этот разговор, его вряд ли кто-то сможет понять.  — Я с самого начала знал, что всё так и будет. Только вот теперь я не знаю, что лучше, вернуться в Чертог, лишиться всех прав и привилегий, став игрушкой Бригид или остаться здесь и быть никем, сходя с ума от скуки и безнадёжности?
        — Не говори так,  — девушка покачала головой. Она понимала мужчину гораздо лучше, чем он думал. До того, как они оказались в Нове, девушка постоянно что-то делала, боролась, пыталась выжить и защитить дорогих ей людей. А сейчас она просто лежит без дела, смотря в потолок. Из-за поврежденных рук, она даже читать не может. Это было слишком скучно и нудно, Искра чувствовала себя никчёмной и бесполезной.
        — И почему же? Скажи еще, что это не так.
        — Нужно поговорить с Виктором, наверняка он сможет что-то придумать,  — затараторила девушка, размышляя над тем, что им всем действительно нужно какое-то занятие.  — Не может быть, чтобы для тебя не нашлось дела, ты ведь многое знаешь и умеешь.
        — Не забывай кто я,  — мрачно буркнул блондин. И почему все настроены так оптимистично? Неужели никто кроме него не замечает, что не все в этом городе рады Избраннику, особенно такому, как он.
        — Ну и что?  — пожала плечами Искра,  — ты многим понравился. Местным врачам уж точно. Целыми днями только и слышу, разговоры о тебе.
        — Глупая,  — устало улыбнулся мужчина, понимая, что эту девушку не переубедить.  — Ладно, я пойду, а ты поправляйся. А то твой брат уже всех замучил, разговорами о тебе.
        — И вовсе я не глупая,  — обиженно крикнула Искра вслед, удаляющемуся блондину. Энки ошибался, очень ошибался, думая, что девушка ничего не замечает. Она просто хотела его подбодрить и дать понять, что он не один. Пусть они не ладили изначально, пусть этот Избранник, чуть не прикончил её, но он был ей знаком, гораздо дольше, чем все эти люди. Девушке не хотелось расставаться ни с ним, ни с Даджалом и уж конечно с братом и Виктором. Все они стали маленькой семьёй, которую она хотела защитить всеми силами. К тому же ей и самой было страшно, найдётся ли ей место в этом городе? Она понимала Энки, как никто другой. Вот и сейчас она вновь задумалась о том, что делать дальше. Скоро её выпустят из больницы… и что тогда? Она не приспособлена к жизни в свободном городе, ей придётся многому научиться.
        — Чего загрустила?  — в палату зашла Татьяна, которая сразу же приступила к смене повязок на руках девушки. В них уже практически не было необходимости, но всё же врачи решили перестраховаться.  — Неужели со своим милым поссорилась. Так это ничего, помиритесь.
        — Ничего мы не поссорились,  — раздражённо вздохнула Искра. За время, что она провела в больнице, она уже устала всем объяснять, что между ней и Энки ничего нет. Они просто друзья по несчастью и ничего больше. Но похоже ей придётся смириться с тем, что все видят в них пару. Это всё раздражало и смущало, но бороться с подобным было бесполезно.  — Просто… просто ему скучно, вот он и хочет уйти из города.
        — Скучно?!  — возмущённо воскликнула блондинка, осматривая ладони своей пациентки.  — Вот ведь!!! В городе полно работы, а ему скучно!
        — Полно работы?  — девушка напряглась. Эта новость была очень даже интересной. Возможно, ей удастся придумать, чем занять этого упёртого блондина, что не может пересилить себя и просто попросить о помощи.  — Но… он ведь Избранник, наверняка многие не захотят с ним общаться.
        — Глупости,  — отмахнулась женщина, прекрасно понимающая, что опасения Искры далеко не беспочвенны. Многим действительно не нравилось, что в городе находятся два Избранника. Так ещё и Максим подливает масла в огонь, настраивая народ против Энки. Не все конечно его слушают, но люди в большинстве своем весьма впечатлительны и всего боятся.  — Знаешь что?
        — Что?
        — Я помогу ему,  — Татьяна ободряюще улыбнулась. Ей нравился этот блондин. Она не понимала почему, но нравился. Возможно тем, что он был очень похож на её покойного сына, который погиб обследуя заражённую территорию. Сейчас смотря на Энки, она всё чаще видела именно его.
        — Правда?  — Искра не могла усидеть на месте от нетерпения.  — Но он не медик… и вряд ли сможет помочь в больнице… к тому же, его прикосновения смертельно опасны.
        — Нет, мой муж, работает в Исследовательском корпусе. Думаю, он согласится взять твоего друга к себе. Это опасная работа, напряжённая и… очень важная, но думаю, Энки справится,  — женщина улыбнулась.  — Тебе тоже стоит подумать о своем будущем, если хочешь… можешь стать медиком, думаю из тебя получится хороший врач. Но придётся многому учиться…
        — Не важно,  — карие глаза, с золотыми искорками, заблестели от восторга. Кто бы мог подумать, что выход найдётся так быстро.  — Я думаю это просто идеально! Я смогу быть полезной и позаботится о брате и Викторе… Кто знает, может быть, я даже смогу придумать, как помочь Энки и сделать его прикосновения не такими болезненными.
        — Вот и хорошо. Я поговорю с мужем, так что думаю, уже завтра наш Избранник перестанет скучать.

        Исследовательский корпус

        Очередное утро Энки встретил в мрачном расположении духа, этой ночью он почти не смыкал глаз. В его голове были далеко не самые приятные мысли, он размышлял над тем, как жить дальше, чем заниматься. Может стоит поговорить с Виктором? Или быть может, стоит вернуться в старый город и проверить, действительно ли там всё разрушено. А что делать с Даджалом? Блондин не хотел сам себе признаваться в том, что беспокоится за своего собрата, как впрочем, и за Искру с Константином. Но всё же это было так. Общение с представителями тупиковой ветви эволюции начало медленно изменять его, заставляя иначе смотреть на мир.
        От размышлений мужчину отвлёк стук в дверь, Избранник недовольно поморщился. Наверняка, опять Максим заявился. И почему этот человек не может успокоиться и понять, что не может командовать им? Энки недовольно открыл двери, намереваясь прогнать настырного брюнета.
        — Доброе утро, надеюсь, не разбудил.
        — Нет, кто Вы?  — нахмурился блондин, рассматривая незнакомого ему человека. Это был мужчина, лет пятидесяти, с короткими рыжими волосами, торчащими в разные стороны, я явно давно не встречавшихся с расческой очень давно, и окладистой бородой. Карие глаза светились умом и проницательностью, а на губах была доброжелательная улыбка. Но, несмотря на это блондин чувствовал, что гость его внимательно изучает.
        — Ах, да, как же я мог забыть представиться,  — рассмеялся мужчина, бесцеремонно проходя в квартиру, без приглашения.  — Моё имя Алексей, я муж Татьяны.
        — Что ж, раз знакомству,  — натянуто улыбнулся Энки, гадая, зачем же пришёл этот человек. Наверняка по поручению своей жены. Но что могло понадобиться медику от него? Неужели что-то случилось с Искрой?  — Что вам нужно?
        — Татьяна волнуется за тебя,  — тихо рассмеялся мужчина, наблюдая за тем, как вытягивается лицо блондина от удивления. Похоже, он действительно не привык к тому, что кто-то беспокоится за него.
        — С чего бы это?
        — Ты похож на нашего сына,  — пожал плечами Алексей, который не мог не заметить сходства, хотя цвет глаз и волос был другой, да и телосложение у Избранника было покрепче.  — К тому же, моя жена весьма романтичная и впечатлительная натура.
        — Я это заметил,  — усмехнулся Энки. Как это не странно, но ему нравилась Татьяна, её непосредственность и доброта покорили его. Сейчас он очень жалел о том, что его мать не такая. У Избранников не принято проявлять чувства и эмоции, даже по отношению к детям. Это считалось признаком слабости.
        — Таня сказала, что ты маешься от безделья,  — мужчина внимательно посмотрел на блондина, что после его слов помрачнел.
        — Есть немного, но не думаю, что в этом городе найдётся для меня дело,  — внешне Энки сохранял спокойствие, на душе было омерзительно от осознания собственной никчемности и ненужности.
        — Ну, это ты зря, с твоими способностями вполне можно найти работу.
        — Вот только я Избранник и солдат армии Чертога, который собирается расширить свою территорию,  — блондин поморщился, ему был неприятен этот разговор. Интересно к чему он, что от него хочет Алексей?
        — Да, это проблема,  — согласно кивнул мужчина, задумчиво поглаживая бороду.  — Но не для меня. Я один из капитанов Исследовательского корпуса Новы.
        — Исследовательский корпус?  — переспросил Энки. Теперь этот разговор стал ему интересен.
        — Да, мы не сидим без дела, и исследуем внешние территории, ищем другие города, новые поселения и других уцелевших. Изучаем мутантов и пытаемся понять, что это за тучи спрятали от нас голубое небо. Эта работа опасна, требует большой физической силы, выносливости и ума. Многие погибают во время экспедиций, а потому… у нас проблема с кадрами.
        — Это не удивительно,  — уголки губ блондина приподнялись в лёгкой улыбке. Теперь он понимал, что нужно от него Алексею. Такая работа по нему, он будет при деле, сможет продемонстрировать свои навыки и наконец, перестанет зависеть от Виктора. Этот старик и так сделал слишком много для него. Пора хоть как от отплатить ему за это и перестать быть обузой.
        — Если ты действительно хочешь быть полезен, то милости прошу в мой отряд.
        — А Ваши коллеги не будут против?  — Избранник напряжённо всматривался в совершенно спокойное лицо своего собеседника. Этот человек был умён и явно привык командовать, но он не вызывал в блондине неприязненности. Кажется, он начал привыкать к людям и уже не так категоричен на их счёт.
        — Поначалу ко всем новичкам присматриваются,  — безразлично пожал плечами Алексей. Он прекрасно понимал, что это сотрудничество будет непростым. Но почему бы не дать этому Энки шанс? В конце концов, пока он не сделал ничего плохого или подозрительного. Да и о той девчонке, что сейчас в больнице заботится.  — Но сработаемся мы или нет, зависит от тебя и твоей работы. Держать тебя за просто так никто не будет.
        — Хм, меня это вполне устраивает,  — блондин был доволен. Он понимал, что должен непременно поблагодарить Татьяну за этот шанс…, а ещё Искру, наверняка, она тоже приложила к этому руку.
        — Вот и хорошо, приступаешь к работе сегодня,  — Алексей направился к дверям.  — Для начала познакомишься с остальными членами отряда, заодно расскажешь о себе, что умеешь и знаешь. Мы должны понимать, как с тобой работать. Заодно посмотрим на твои боевые навыки. Не сомневаюсь, что они на высоте, но лучше всё проверить.
        — Я понимаю,  — Энки следовал за своим новым начальством. Ему нравился деловой подход этого мужчины к делу. Они вполне могут сработаться. Кто знает, может быть в Нове и найдётся для него достойное место.
        Избранник давно не был в таком хорошем расположении духа, мужчина был в нетерпении и желал приступить к работе, как можно скорее. Всё эти недели бездействия и праздности доконали его теперь он рвался в бой. Энки понимал, что завоевать доверие новых коллег будет нелегко, но он готов был к этому. Самое главное, что у него будет дело, он нужен и не будет больше чувствовать себя обузой.
        Сейчас идя вместе с Алексеем к зданию исследовательского корпуса, он вновь становился собой: спокойным, уравновешенным, расчётливым, вся нервозность, что накопилась за время вынужденного бездействия, испарилась. Но помимо всего этого в блондине проснулось любопытство и интерес, он понимал, что работа будет опасной и захватывающей и ему хотелось поскорее к ней приступить. Кто бы мог подумать, что люди тоже исследуют окружающий мир и мутантов. Возможно, они не так глупы и безнадёжны, как принято считать в Чертоге. Ещё недавно он даже мысли подобной допустить не мог, а вот теперь, его взгляды начали меняться.
        — Вот мы и на месте,  — прогремел Алексей, заставляя Энки поморщиться от слишком громкого звука.
        Избранник посмотрел на девятиэтажное здание, выкрашенное в яркий синий цвет, оно ничем не отличалось от других сооружений Новы. Здесь даже вывески не было, так что если не знать, что именно располагается в этом доме, то ни за что не догадаешься, что здесь находится Исследовательский корпус. Алексей усмехнулся, глядя на напряжённое лицо своего нового подчинённого, и направился к дверям. К удивлению Энки здесь даже имелось что-то вроде системы безопасности. Войти в здание можно было, только приложив к дверям пластиковую карточку.
        — Тебе тоже выдадут пропуск,  — Алексей направился к лифту. В то время как блондин бегло осматривал просторное помещение, которое казалось слишком пустым.
        — Где все люди? Дом огромный, но… кажется, что здесь мало кто бывает.
        — Так и есть,  — мрачно буркнул мужчина, нажимая на кнопку седьмого этажа.  — Изначально, мы очень много занимались исследованиями. В нашем корпусе было около тысячи сотрудников. Часть занималась научными изысканиями и исследованием добытого материала, а остальные отправлялась в экспедиции во внешние земли, чтобы понять, насколько сильно изменился мир и что нам угрожает.
        — И что же изменилось?
        Мужчины вышли из лифта и направились по обшарпанному, слабо освещённому коридору вперед.
        — Время никого не щадит… учёных в каждым годом всё меньше, люди больше сосредоточенны на выживании, а что касается экспедиций, то они рискованны и опасны, многие погибают, так что желающих присоединиться к нам мало, несмотря на то, что платят у нас прилично. Кстати, если захочешь, можешь поселиться в этом здании, здесь полно пустующих комнат, так что некоторые пользуются этим.
        — Я учту.  — Энки размышлял над словами своего нового руководителя и человека, который дал ему возможность остаться в Нове. Сейчас он понимал, почему Алексей согласился взять его на работу. Им действительно необходимы новые сотрудники, а с его навыками он просто клад для них. Избранник с облегчением вздохнул, в действиях этого человека есть логика, теперь они понятные блондину и от этого становилось легче.
        Алексей тем временем открыл перед Энки двери, пропуская его в просторное светлое помещение. Мужчина на мгновение замер и обернулся. Эта комната разительно отличалась от коридора, словно находилась и не в этом здании. Чистая, убранная, светлая, с чистыми, гладкими стенами и кучей пищащих и мигающих приборов. Избраннику сложно было признаться в этом самому себе, но он был впечатлён. Чем больше он находился среди людей, тем больше понимал, что они не такие уж глупые и никчёмные.
        Сейчас Энки с интересом наблюдал за людьми, занимающихся своими делами и не обращающих на него и Алексея никакого внимания.
        — Это ваши учёные?
        — Да, они исследуют материал, который мы доставляем из наших экспедиций.
        — Тогда зачем мы здесь?  — Блондин напрягся, ему никогда не нравилось находиться среди учёных. Они внушали ему страх и пробуждали неприятные воспоминания о том времени, когда его способности изучали. Неужели здесь повторится то же самое. Избранник сжал кулаки, неужели это всё было ловушкой?
        — Расслабься,  — рассмеялся Алексей, который сразу понял, о чём думает его новый сотрудник.  — Мы выполняем указания учёных, ищем то, что они скажут. А поскольку скоро запланирована экспедиция, нужно получить задание. Ты уж, извини, но времени на привыкание у тебя не будет, через пару дней мы отправляемся обследовать новую территорию.
        — Меня это вполне устраивает,  — Энки даже попытался улыбнуться. Его действительно всё устраивало, чем быстрее он приступит к работе, тем лучше.
        — Алексей, кого это ты к нам привёл?  — высокий худощавый мужчина, лет пятидесяти, с очками с толстыми линзами на глазах, внимательно осматривал блондина. От этого взгляда по спине Избранника пробежал холодок.
        — Рад тебя видеть, Сергей. Это мой новый сотрудник, Энки. Ввожу его в курс дела.
        — А, так это тот самый избранник с кислотой вместо крови! Это весьма занятно, надо нам будет потом непременно пообщаться,  — учёный заинтересованно посмотрел на стоящего перед ним мужчину. А потом вдруг резко отвернулся и взглянул на Алексея.  — Думаю, он сможет вам помочь в предстоящей экспедиции. Дело предстоит нелёгкое.
        — Выкладывай, куда ты нас собираешься заслать и что нужно достать.
        — В один из старых городов…
        Сергей жестом дал знак следовать за ним, при этом он что-то невнятно бормотал себе под нос. Энки недоумённо посмотрел на своего руководителя, но тот сохранял спокойствие и лишь улыбался, словно такое поведение в порядке вещей. Что ж, раз Алексей не беспокоится, то и ему не стоит волноваться. Сейчас главное сосредоточится на информации о цели, Избранник собирался продемонстрировать, что он профессионал и на него можно положиться. Сейчас от этого будет зависеть его дальнейшая жизнь в этом городе.
        Учёный же просто рылся на своём столе, заваленном бумагам, ища что-то и не обращая внимания на двух мужчин, ожидающих его. Энки поморщился, его раздражал этот бардак, хотелось самому взять и разложить этот хлам, чтобы всё лежало на своих местах.
        — А вот она,  — Сергей, наконец, извлёк из горы бумаг синюю папку и протянул её Алексею.  — Здесь вся информация по городу, куда вы направляетесь. По нашим данным, там находился исследовательский институт, нам нужны их сохранившиеся записи и если уцелевшие реагенты.
        — Хорошо,  — мужчина, задумчиво поглаживая бороду, рассматривал карту и данные о городе. Дело предстояло не из лёгких, леса и города полны мутантов, к тому же дорога предстояла не близкая, эта экспедиция может занять много времени.
        — Постарайтесь, вернуться до холодов,  — нахмурился Сергей, протирая платком толстые линзы очков.  — Знаю, это… практически невыполнимо, но нам нужна эта информация и чем скорее, тем лучше.
        — А чем занималась эта лаборатория?  — поинтересовался Энки, не понимающий, что могло понадобиться людям в старом городе. Избранники тоже обследовали открытые территории и отправляли экспедиции на поиски других поселений, но ничего интересного они так и не нашли.
        — Фармацевтикой,  — зевнул Сергей,  — они разрабатывали новые виды лекарств. Это как раз то, что нам сейчас нужно, последнее время всё больше людей болеют.
        — Ясно,  — теперь блондину стало ясно, в чём цель этой экспедиции. Медицина людей была гораздо ниже по уровню, чем у Избранников, а потому они пытались воспользоваться знаниями прошлого.
        — Идём, познакомлю тебя с остальными,  — Алексей захлопнул папку и направился к выходу из лаборатории.  — Чем быстрее мы отправимся в путь, тем лучше. Сергей прав, нам нужно успеть до того, как выпадет снег. А это значит, что выдвигаемся в ближайшие дни, как только всё подготовим в дорогу.
        — Мы воспользуемся транспортом?
        — Да, пешком, мы и за полгода не доберёмся до нужного места,  — тихо рассмеялся бородач,  — наш транспорт не так удобен и быстр, как ваши парящие платформы, но зато он пройдет везде и не зависит ни от каких датчиков-мачков.
        — Вы знаете?  — Энки был в шоке, неужели люди действительно в курсе того как передвигаются платформы?
        — Конечно, знаем, мы давно находим маяки и разбираем их. Это кстати тоже наша обязанность. Ты же понимаешь, что никому не хочется, проснуться однажды и увидеть ваши платформы, приближающиеся к городу.
        — Это надолго не поможет, рано или поздно солдаты придут и сюда.
        — И это мы тоже знаем, Избранники давно вынашивают планы о расширении своей территории. Но… и к этому мы тоже готовы. Вы не так неуязвимы, как думаете.
        — Тогда почему, вы до сих пор не напали на нас?  — блондин не мог этого понять, если люди знают об их слабостях, почему они не пытаются отвоевать земли подконтрольные Чертогу?
        — А зачем? У нас и так полно забот, начинать войну не в наших интересах.
        Мужчины вернулись в обшарпанный коридор и вновь направились к лифту, на этот раз они поехали вниз на пятый этаж. Энки всё время молчал, размышляя над словами своего нового начальства. Люди были странными, но понемногу Избранник начал их понимать.
        — Ну, а этот этаж полностью в нашем распоряжении,  — в глоссе Алексея слышалась гордость.
        Блондин с интересом рассматривал коридор с многочисленными металлическими дверьми. Это место было похоже на казармы Чертога, а потому сразу же понравилось Энки, которые чувствовал себя здесь, как дома.
        Алексей уверенно направился к одной из дверей, за которой оказалась тренировочная площадка, где занимались несколько мужчин.
        — Наши отряды малочисленны, но так удобней заниматься исследованием территорий,  — пояснил бородач.
        — Ясно,  — Избранник понимал, почему его с такой лёгкостью взяли на эту работу. В исследовательском корпусе действительно не хватает людей. Что ж, тем лучше, здесь он действительно сможет проявить себя.
        — Эй, все сюда!  — крикнул Алексей, привлекая к себе внимание своих людей.  — Знакомьтесь с новым коллегой. Это Энки — Избранник, о котором мы с вами говорили вчера, он отправится с нами в новую экспедицию.
        Повисла тишина, люди внимательно рассматривали своего нового коллегу. Блондин чувствовал, что ему не доверяют и даже побаиваются, но это было вполне понятным. У людей не было причин доверять такому, как он.
        — Что ж, добро пожаловать,  — раздался звонкий женский голос.  — Я Ольга, рада знакомству.
        Энки пожал протянутую ему руку. Странно, что он сразу не заметил эту брюнетку с коротко остриженными волосами, видимо она была где-то в укромном уголке.
        — А тебя не учили, что пожимать руки в перчатках неприлично или это в Чертоге такой этикет?  — усмехнулся лысый качок, пренебрежительно рассматривающих Избранника.
        — Моя кожа выделяет мощный токсин,  — пожал плечами блондин,  — так что моё прикосновение без перчатки опасно, вы можете получить ожоги.
        — Оу,  — громила явно был удивлён,  — что ж, тогда ладно, я Игорь, не скажу, что рад знакомству, но лишние руки нам не помешают.
        — Да ладно тебе,  — широко улыбнулся невысокий полный блондин,  — я Дмитрий, главный механик и водитель в отряде. Не обращай внимания на этого качка — переростка, он никому не рад.
        — Ну, вот и познакомились,  — прогремел Алексей, радуясь тому, что всё проходит спокойно.  — А где Саша?
        — Ушёл на склад за новым оборудование, так что вернётся к вечеру и с подарочками,  — улыбнулась брюнетка.
        — Ладно, ждать его не будем, пора готовится к новой экспедиции. Сроки поджимают, так что никаких глупостей и отдыха!
        — Можно думать, когда-то было по-другому,  — проворчал Игорь.
        Энки натянуто улыбнулся, он думал, что всё будет намного хуже, но похоже люди действительно относятся к нему спокойно. Кто знает, может быть однажды он сможет к ним привыкнуть и перестанет чувствовать себя чужим в Нове.
        Оставшийся день Энки провёл весьма насыщенно. Ему даже вспомнились те времена, когда он только обучался драться и пользоваться оружием. Давненько он так не выматывался. Первым делом ему пришлось продемонстрировать свои боевые навыки, и к удивлению Избранника Игорь оказался весьма опытным и сильным бойцом, который заставил его по настоящему напрягаться и выкладываться по полной. Да и Дмитрий неплохо обращался с оружием и работал кулаками. Блондин настолько увлёкся этой тренировкой, что не сразу задумался над вопросом, а зачем людям занимающимся исследованиями нужно уметь драться. Для того, чтобы совладать с хищниками эти навыки явно не помогут.
        — Алексей,  — отправив Игоря в нокаут, Энки подошёл к своему начальнику,  — зачем всё это? Что нас ждёт во внешнем мире такого, для чего нужно уметь драться? Эти навыки больше нужны солдатам…
        — Похоже, Избранники не так уж много знают о внешнем мире,  — тихо рассмеялась Ольга.  — Но это не удивительно, вы ведь никогда не покидаете подконтрольную вам территорию.
        — Это слишком опасно, даже для нас,  — нахмурился Избранник, которому не нравился тот факт, что люди знают больше него.  — К тому же без маяков наши платформы не могут передвигаться. Мы очень медленно расширяем свои территории, зачищая их от хищников.
        — Хищники бывают разные,  — Алексей поморщился от воспоминаний о тех тварях, с которыми им приходилось иметь дело.  — Некоторые из них просто звери, такие с которыми ты наверняка уже имел дело. Они обитают в лесах и полях, на болотах и населённых пунктах…, но есть среди них и антропоморфные: сильные, умные и изворотливые…
        — Судя по всему, не все люди мутировали так же удачно, как Избранники,  — встряла в разговор брюнетка.
        Энки недовольно поморщился, от сравнения с мутантами, но всё-таки он понимал, что это действительно так.
        — А ещё далеко не все люди живут в Нове,  — продолжил говорить Алексей,  — и не все из них ведут мирною жизнь, среди них есть те, кто предпочитает жить грабежом и убийствами, а потому для членов Исследовательского корпуса важно уметь драться.
        — Что ж, это многое объясняет,  — блондин понимал, что работа будет действительно опасной, но это только радовало. Так он сможет не думать о собственной жизни и том, что он потерял.
        — Ты неплохо подготовлен, так что за тебя можно будет не волноваться,  — Игорь, потирая челюсть, с трудом поднялся на ноги. Сейчас он уже не был так категорично против нового члена их группы. Возможно, и от этого Избранника будет польза.
        — Да, но к своему оборудованию я его не пущу, как и всех вас,  — недовольно заворчала Ольга,  — вы только и способны на то, чтобы крушить и ломать. Нет, чтобы принять кого-то, кто сможет мне помочь с техникой.
        — У тебя есть Саша,  — нахмурился Алексей, которого безумно раздражали постоянные жалобы от членов его группы. Можно подумать он не знает, что у них острая нехватка в персонале. Он живёт давно и помнит времена, когда в каждом отряде было не меньше десяти человек. Но сейчас слишком мало людей соглашаются на подобную работу.
        — У кого это я есть?  — в помещение вошел худощавый шатен с длинными волосами, свисающими вдоль лица. Судя по грязной одежде и перепачканному лицу, он совершенно не заботился о своем внешнем виде. Парень с интересом рассматривал Энки, раньше ему не доводилось видеть Избранников настолько близко. Парень был разочарован, он ожидал увидеть, что-то более внушительно и необычное, он думал, что Избранники выглядят, почти так же как антропоморфные мутанты. Но вместо этого он увидел обычного человека, сейчас он даже усомнился в том, что Энки действительно Избранник.
        — А это наш Саша,  — Алексей с улыбкой смотрел на самого молодого члена их группы,  — он наш механик, водитель и снайпер по совместительству.
        — Рад знакомству,  — шатен доброжелательно улыбнулся.  — Надеюсь сработаемся.
        — Я тоже…
        — Ну что, давайте готовиться к новой экспедиции,  — Алексей оглядел своих людей. Им предстояла не лёгкая работа, но они справятся.  — Послезавтра отправляемся в путь. Чем скорее начнём, тем быстрее сможем вернуться в Нову с новым материалом.
        Чертог

        Бригид в сопровождении Локи медленно шла по светлым коридорам главного дворца Чертога. Брюнетка была в ярости, они обыскали весь старый город, нашли убежище людей и разрушили руины до основания, но так и не напали на след беглецов. На девчонку, курсанта и мальчишку-телепата ей было наплевать, но вот с тем, что она упустила Энки, Бригид не могла смириться. Столько сил потрачено зря! Женщина не могла понять, куда блондин мог деться. Неужели такой, как он, мог уйти к людям в их грязный город? Сама мысль об этом заставляла брюнетку кривиться от омерзения.
        Локи тоже был мрачен, с одной стороны он был рад, что напарник смог улизнуть и теперь не будет казнён, но с ругой он не выполнил приказ старейшины и теперь будет наказан. Но что он мог? Платформы не могут лететь дальше старого города, пока не будут установлены новые маяки.
        Избранники вошли в зал собраний, где их ожидал Таранис. Старейшина уже был в курсе о неудаче и теперь размышлял о том, что делать дальше. Оставить всё, как есть он не мог. Виновные в произошедшем должны быть наказаны, чтобы никто даже подумать не мог, что он стал слабее. Старик прекрасно понимал, что в Чертоге достаточно честолюбивых Избранников, которые захотят прибрать власть к своим рукам. Нет. Он не мог этого допустить, а это значит, что беглецов нужно найти любой ценой.
        — Господин, мы не смогли найти их.
        — Я знаю,  — Таранис перебил Локи, и неприязненно посмотрел на брюнета.  — Чего я не знаю, так это, что ты делаешь здесь?
        — Но, что я могу?
        — Ты отправляешься во внешние земли, возьми с собой солдат, провиант, любое оборудование и оружие! Я запрещаю тебе возвращаться без беглецов. Что касается тебя Бригид, тебе лучше вернуться к своим обязанностям.
        — Будет исполнено,  — улыбнулась брюнетка, радуясь, что в отличии от Локи ей не придётся блуждать по грязному миру в поисках Энки и Даджала.
        Брюнет же сжал кулаки от напряжения, для него этот приказ, был словно приговор об изгнании. Как он может найти бывшего напарника в огромном внешнем мире? Не в Нову же ему самому идти. Но нарушить приказ Тараниса он не мог, а это значит, что придётся срочно что-то придумать и понять, где может скрываться Энки. Вполне возможно, что Гера сможет помочь ему в этом деле. Как это ни прискорбно, но сейчас он мог рассчитывать только на эту старую ведьму и её способности.

        Обязательно возвращайся

        Энки вернулся домой поздно ночью, он был вымотан до предела, но доволен. Впервые за долгое время блондин ощутил себя нужным и полезным, он снова мог действовать, а не просто маяться от безделья. Да и с людьми, с которыми ему придётся теперь работать, ему удалось более или менее поладить. Конечно, пока они не доверяли друг другу полностью, и Избранник ожидал от них всяческих подлостей, но подобное было и в Чертоге. Единственный, кого Энки считал другом — это Локи, но и тот теперь стал непримиримым врагом.
        — Где ты был?  — раздался недовольный голос, от которого мужчина подпрыгнул на месте. Опять он потерял бдительность и расслабился, словно действительно вернулся домой.
        — Тебе то что?  — блондин недовольно посмотрел на Искру, которая, судя по всему, ждала именно его. Он вовсе не хотел грубить девушке. Просто когда Избранник начинал злиться на себя за собственную невнимательность, эта девчонка всегда оказывалась рядом, вот он и срывался на ней.
        — Я, между прочим, волновалась,  — девушка обиженно засопела и уселась на диван спиной к мужчине. Вот ведь этот Энки! Неблагодарный! Она ведь действительно беспокоится о нём, переживает, думает, как помочь. А он только и делает, что грубит. Вот что она ему такого сделала? Ведь, когда она лежала в больнице, Избранник даже навещал её, у них даже получалось общаться, не говоря друг другу гадости. Искра шмыгнула носом и быстро, чтобы блондин не заметил, вытерла проступившие слёзы обиды.
        — Не реви,  — поморщился мужчина, которого бросало в дрожь от женских слёз и истерик. В Чертоге он не сталкивался с подобным, ведь Избранники всегда контролируют свои чувства и эмоции, но ему довелось видеть, как плачут местные женщины.
        — Не дождёшься,  — Искра злобно посмотрела на Энки, который присел рядом с ней.
        — Где все?  — мужчина поспешил сменить тему разговора, надеясь, что девушка успокоится.
        — Даджал и Константин спят в комнате,  — пожала плечами девушка, которая всё ещё обижалась на блондина,  — а Виктор ушел по делам… сказал, что вернётся скорее всего утром…, но может и ночью.
        — Ясно,  — Энки взглянул на часы, было уже поздно, так что действительно пора было спать. Особенно ему, ведь завтра ему снова предстоит идти на работу и готовиться к экспедиции. Скорее всего, он больше не вернётся в эту квартиру и сразу отправится в путь, вместе со своими коллегами. Молчание слишком затянулось, блондин понимал, что нужно что-то сказать, но не знал что именно.
        — Как твоя новая работа?  — заговорила Искра, бросая любопытный взгляд на Избранника. Было бы глупо не спросить об этом, ведь именно ради этого она ждала его. Девушка не могла успокоиться, размышляя над тем, всё ли у Энки получилось, всё же у него весьма специфический характер.
        — Хорошо, это то, что мне было нужно. Спасибо.
        — За что?  — Искра смотрела на мужчину большими от удивления глазами. Впервые Избранник поблагодарил её, и это было на удивление приятно.
        — Это ведь ты всё устроила,  — блондин устало прикрыл глаза. Ему хотелось поскорее лечь спать и отдохнуть, но с другой стороны, возможно, это его последний разговор с этой странной девушкой. От чего от этой мысли становилось не по себе. Энки с ужасом осознавал, что будет скучать по этой рыжей особе и всем остальным.
        — Нет, я просто рассказала о твоей проблеме Татьяне,  — улыбнулась Искра, позабыв обо всех обидах. Она не умела долго сердиться, к тому же этот заносчивый и несносный блондин поблагодарил её. Пусть медленно, он Избранник меняется, возможно однажды он сможет стать таким же, как все и спокойно жить в Нове.  — Она хорошая женщина, меня она тоже пристроила. Теперь я буду учиться на медика, но это будет не просто…
        — Почему?
        — Жители Новы знают больше меня, они ходят в школу, знают о технологиях. А я… я просто читала много старых книг и большинство из них сказки и романы… были конечно и учебники…, но это не то, мне придётся многое выучить и понять, многое наверстать, чтобы сравняться в знаниях, с местными… Так что моё обучение может затянуться…
        — Ты справишься,  — пожал плечами Энки, не понимающий беспокойства своей собеседницы.
        — Думаешь?
        — Знаю,  — усмехнулся блондин, не веря, что это он сейчас утешает человеческую девчонку.  — Ты умна… настойчива, упорна, ты прокралась в Чертог и похитила своего брата и меня с Даджалом. Ты справишься, и неважно, сколько времени на это уйдёт.
        — Спасибо,  — улыбнулась Искры, чувствуя себя намного увереннее. Если даже Избранник верит в то, что у неё получится, что она просто не имеет права сомневаться в себе.
        — За что? Я просто констатирую факт.
        — И все равно спасибо. Ты это сделал очень вовремя.
        — Послезавтра мы отправляемся в экспедицию,  — наконец сказал Энки,  — так что возможно мы больше не увидимся.
        — Почему?  — нахмурилась девушка, недовольно смотря на мужчину. Она не могла понять, почему он говорит, словно собирается уйти навсегда.  — Ты же не насовсем уходишь? Вы всё сделаете и вернётесь сюда.
        — Да, если всё пройдёт удачно, так и будет.
        — Обязательно возвращайся, мы будем ждать тебя.
        Эти слова возымели странное действие на Избранника, внутри которого разливалось приятное тепло. Раньше ему не доводилось испытывать ничего подобного — удивительно, но ему были приятны слова девушки. Его будет кто-то ждать, он действительно нужен, хотя и непонятно почему.
        — Тогда мне действительно придётся вернуться,  — Энки криво улыбнулся, и на этот раз у него получилось намного лучше, чем в прошлые разы.
        — Это хорошо, ведь без тебя будет очень скучно,  — зевнула Искра, роняя голову на плечо блондина и закрывая глаза. Сон медленно, окутывал её своими мягкими объятиями, а по телу разливалась приятная истома и слабость. Избранник тяжело вздохнул и тоже закрыл глаза, спать в такой позе будет неудобно, но почему-то ему не хотелось будить эту странную девушку. К тому же завтра он уйдёт очень рано, а сама Искра никогда не вспомнит об этом моменте, так что он может спокойно насладиться этим странным чувством тепла и уюта, что сейчас разливается по его телу, даря невероятное спокойствие.

        У нас у всех есть дела

        Искра проснулась рано утром, когда солнце только начало подниматься над горизонтом, но, не смотря на это, Энки уже успел уйти.
        — Даже не попрощался,  — обиженно буркнула девушка, начиная одеваться и приводить себя в порядок. Ей было обидно, что блондин просто сбежал, не сказав ни слова, словно они чужие люди. Хотя если подумать они и есть чужие. Что их связывает? Только общее опасное путешествие и всё. Но, несмотря на это Избранник был один из немногих людей, которые действительно были ей близки. Он боялась его, ненавидела, жалела и хотела помочь — её отношение к нему претерпело разительные изменения с момента первой встречи. Сейчас Искра могла с уверенностью сказать, что действительно будет скучать по Энки.
        — Надеюсь, ты скоро вернёшься,  — девушка прошла на небольшую кухоньку, чтобы приготовить завтрак. Она была рада, что Избранник нашёл себе дело и больше не будет думать о том, что никому не нужен и бесполезен, но теперь и ей предстояло сделать, то же самое. Искра была весьма деятельной и не привыкла сидеть без дела. В поселении дети с раннего возраста приучались работать, вот и сейчас девушка не собиралась маяться от безделья. К тому же Татьяна обещала ей помочь и пристроить в больницу. Вот только сейчас Искре было страшно, она боялась, что не справится с порученным ей делом. В сравнении с жителями Новы, она практически ничего не знает. Да, она умеет читать и писать, но она не знала ничего о науках. Книги, которые ей довелось читать, содержали мало полезной информации: это были сказки, романы, были, конечно, и учебники, вот только разобраться во всем этом самостоятельно было практически нереально. Константину намного проще, он ещё ребёнок, а потому может ходить в школу. Да ему приходится тяжело, ведь его сверстники намного больше знают, но он быстро всё нагонит. А что она? Сейчас Искра начала
сомневаться, что действительно сможет стать медиком, как мечтала.
        — О чем задумалась?  — на кухню вошли проснувшиеся от приятного запаха Константин и Даджал.
        — Да, так ни о чем,  — улыбнулась девушка, накладывая тарелки.  — Энки отправился в экспедицию, мы теперь долго его не увидим.
        — Да ладно тебе,  — отмахнулся мальчик, уплетая кашу,  — ничего с ним не случится. Он прекрасно может о себе позаботься, его готовили к подобному.
        — Надеюсь… Чем будете заниматься сегодня?
        — Я иду в школу,  — гордо заявил Константин, который быстрее всех смог привыкнуть к новой жизни и теперь просто получал от происходящего удовольствие. Такое обучение нравилось ему намного больше, чем занятия в Чертоге, о которых он до сих пор вспоминал с содроганием.
        — У меня тоже дела,  — деловито ответит Даджал.
        — И какое же?  — Константин с интересом смотрел на друга, который последнее время явно что-то скрывал.
        — Если всё будет хорошо, у меня появится работа,  — брюнет даже не пытался скрыть своей гордости.
        — А не рановато ли тебе работать?  — на кухню зашел Виктор, которого разбудили голоса и запах завтрака.
        — Ну не в школу же мне ходить,  — рассмеялся Избранник, знания которого были намного больше, чем у большинства жителей Новы.
        — И где же ты собираешься работать?  — Искра с интересом смотрела на парня, размышляя о том, что именно он может ей помочь. Если у него будет оставаться время, Даджал вполне может заниматься с ней и тогда она сможет действительно начать учиться на медика.
        — В местной службе безопасности.
        — Хм, это вполне предсказуемо, только у нас это называется полиция,  — усмехнулся Виктор, вспоминая своё детство, ещё до того, как прошел этот кислотный дождь, что бесповоротно изменил мир. Тогда, насмотревшись боевиков, он мечтал стать полицейским и бороться с преступностью. Глупые детские мечты, которым не суждено было сбыться.  — Готов спорить их привлекли твои способности. Они будут весьма полезны при допросах.
        — Ага,  — Избранник улыбнулся, он был совсем не против того, что его используют таким образом. В этом городе, среди людей, лишённых каких-либо способностей, он не был слабым и никчёмным. Парень чувствовал, что нашёл прекрасно место, где ему действительно хотелось бы остаться.
        — Похоже, у всех у нас есть дела,  — улыбнулся старик, радуясь тому, что детишки начали понемногу привыкать к жизни в Нове. Он волновался о них, но надеялся, что они приспособятся. Даже Энки смог найти для себя дело и теперь вполне сможет влиться в местное общество. Виктор посмотрел на погрустневшую Искру.  — Ну, а ты что думаешь?
        — Татьяна говорит, что из меня вполне может получиться медик,  — натянуто улыбнулась девушка, стараясь не показывать, что переживает.  — Не знаю, получится или нет…, но пока она пристроит меня медсестрой в клинике. Работа не сложная, я буду под присмотром… так что справлюсь с этим делом… наверное.
        — Не переживай, это хороший опыт. Ты сможешь посмотреть, как работают врачи, они многое тебе объяснят, и со временем ты и сама сможешь стать прекрасным врачом. Я не сомневаюсь в тебе.  — Старик устало прикрыл глаза. Все же годы и постоянное волнение берут свое. Он уже не может быть таким активным и деятельным, как раньше. Но с другой стороны он вполне заслужил отдых и может немного расслабиться, ведь пока у детишек все в порядке и они не нуждаются в его помощи и опеке.
        — Да, но мне нужно многому научиться. Ещё нужно раздобыть учебники…
        — Не волнуйся об этом и иди к Татьяне, я выясню, что тебе нужно и все достану,  — Виктор оглядел собравшихся за столом. Сейчас он ощущал себя семейным человеком, к которому приехали внуки. Это было весьма приятное ощущение. Он был рад хоть немного помочь этим детишкам привыкнуть к новой жизнью. Старик понимал, что впереди у них много трудностей, но не сомневался, что пока они держатся друг за друга, то со всем справятся.

        А кто говорил, что будет просто?

        Искра, одетая в зелёные брюки и такого цвета длинную рубашку, поверх которой был надет коричневый жилет, шла по направлению к больнице, в которой ещё вчера была пациенткой. Хорошо, что Виктор позаботился о том, чтобы у неё была нормальная одежда, а не та униформа, в которой она ходила раньше. Девушке нравилось то, что теперь она сможет носить подобное, а от воспоминаний о грубых серых робах, что носят в поселениях на подконтрольной Избранникам территории, её просто передёргивало. Она не понимала, почему жители Чертога не позволяют людям развиваться и держат за животных, жалких рабов, которые не нуждаются в уважении, но больше она не понимала людей, которые привыкли к подобному и не желали другой судьбы. Им было привычно жить именно так и они не желали ни к чему стремиться.
        — А вот и ты?  — как всегда улыбчивая Татьяна ждала девушку у входа в здание больницы. Придирчиво оглядев Искру, блондинка довольно кивнула.  — Хорошо, что приоделась, а то раньше на тебя смотреть жалко было… Я кстати тоже тебе одежду принесла, она, конечно, будет тебе великовата, но думаю это лучше чем старая военная униформа.
        — Если велика, можно подшить,  — Искра благодарно улыбнулась женщине и приняла из её рук пакет с вещами. Ей не терпелось поскорее посмотреть, что там, но она понимала, что сейчас не время и не место для этого.
        — Вот и хорошо, пошли,  — Татьяна вошла в больницу,  — я уже обо все договорилась, обучать тебя буду я. Так что с этого дня будешь постоянно под моим присмотром. Раньше… ещё до этого проклятого дождя, были институты, академии, там всех и учили разным профессиям, но сейчас все иначе, хорошо хоть школы остались.
        — И как же Вы будете меня учить?  — девушка начала немного нервничать, опять она почувствовала себя глупой и никчемной.
        — Так же, как учили меня, на практике, а теорию будешь постигать сама, учебники я тебе дам,  — блондинка завела девушка в подсобное помещение, где сразу же вручила её белый халат, такой же, какой носили врачи,  — надевай и перестань ты так трястись. Пока тебе ничего делать не надо, просто наблюдай за мной и запоминай. Я тоже далеко не всё знаю, но для нас главное лечить людей, что касается знаний… то они придут с опытом.
        — Я понимаю, просто я очень мало знаю, я даже в школу не ходила, в поселении не было.
        — Ты справишься,  — Татьяна ободряюще улыбнулась девушке. Жаль, что не все в Нове такие же ответственные как Искра. Женщине нравилось, что эта девушка так искренне переживает о том, получится ли у нее.  — Иногда знания бывают лишними, да и не учат в школах тому, как остановить кровотечение, вылечить простуду или срастить кости при переломах. Я тоже училась на практике, так что успокойся, если будешь нервничать, только пациентов распугаешь. А это к нам ни к чему.
        — Хорошо, я постараюсь справиться,  — натянуто улыбнулась Искра. Её наставница права. Она не сдалась, когда пыталась вернуть брата и не опустит руки сейчас. Нужно просто попытаться всё понять и запомнить, тогда и у неё появится свое место в этом городе.
        — Ну, тогда пошли, у меня сегодня полно работы!

* * *

        Искра устало ввалилась в квартиру. Как же она устала! Этот день был невероятно выматывающим, даже работая в поселении, они так не уставала. А ведь сегодня ей не приходилось заниматься физическим трудом, она только и делала, что смотрела за тем, как работает Татьяна, стараясь все запомнить, и задавала разные вопросы. Хотя под конец дня ей даже разрешили сделать пару перевязок и, хотя получилось у неё далеко не с первого раза, но все-таки она справилась с этим делом. Но даже сейчас, дома у неё не было времени на отдых, ведь ей предстоит прочитать множество книг, которые ей дала наставница.
        — А вот и ты, как учеба?  — в отличии от сестры, Константин был воодушевлен. Ему нравилось ходить в местную школу, несмотря на то, что он уже успел влезть в драку, за что и был наказан учителем.
        — Хорошо,  — улыбнулась девушка, понимая, что помимо чтения учебников, ей ещё нужно приготовить ужин для троих голодных мужчин.
        — По тебе не скажешь,  — хмыкнул мальчик, следуя за ней на кухню. Он волновался за сестру, которой было тяжело привыкать к новой жизни.
        — Просто я не привыкла к подобному, все это очень сложно,  — Искра положила книги на стол и начала готовить.
        — Ты справишься, иначе просто быть не может!  — Константин обнял сестру.
        — Я знаю… Кстати где Даджал?
        — Он еще не вернулся,  — мальчик недовольно нахмурился.  — Надеюсь у него все хорошо.
        — Даже не сомневайся,  — на кухню вошел, только что вернувшийся парень. Наверное, впервые за все время их знакомства, глаза брюнета сверкали от восторга, ведь он действительно чувствовал себя нужным и важным.
        — Вот и хорошо, скоро будем ужинать, а потом мне нужно будет учиться, так что уборка на вас двоих.  — Сейчас смотря на брата и Даджала, девушка понимала, что она просто обязана справится. Ведь она ответственна не только за свою судьбу, ей нужно позаботиться об этих двоих и о Викторе… и об Энки…

* * *

        Локи без стука и, не спрашивая разрешения, вошел в кабинет Геры; сейчас он был слишком раздражен для того, чтобы соблюдать правила приличия. Пожилая женщина смерила недовольным взглядом брюнета, но промолчала, она была уже в курсе об указания главы и даже сочувствовала Избраннику.
        — Чего тебе?
        — Я должен найти Энки во внешних землях.
        — А я-то тут причем?  — поморщилась женщина, которая не переносила, когда её отвлекают от важных дел.
        — При том, что Вы наверняка можете мне помочь,  — Локи с трудом сохранял спокойствие. Он прекрасно понимал, что никто не будет помогать ему добровольно, а значит, придется заставить Геру сотрудничать.
        — Ну и зачем мне это?  — брюнетка подняла на мужчину усталый взгляд.
        — За тем, что в противном случае, я все здесь сожгу,  — зашипел Избранник, в то время, как его тело покрылось огнём. Ему было не чего терять, он и так навряд ли сможет вернуться в Чертог, так что он готов был спалить все вокруг.
        — Успокойся,  — поморщилась женщина, доставая из ящика своего стола небольшой прибор и протягивая его Локи.  — Это последняя разработка наших ученых, с помощью него можно найти Избранника. Я точно не знаю как он работает, но чем ближе один из нас, тем четче будет сигнал… Больше я ничего не могу сделать для тебя…
        — И на этом спасибо,  — пожал плечами Локи, выходя из кабинета. Теперь у него есть хоть какой-то шанс вернуться к прежней жизни и найти напарника. Но вот, что делать с тем, что он совсем не хочет сдавать Энки Тараниусу?

        Экспедиция

        Энки вместе со своими коллегами уже два дня трясся в странного вида машине. Кто бы мог подумать, что существует транспорт, работающий на дровах. Он, конечно, шумит, трясется и дымит, но зато не нужно задумываться о топливе. Если учесть, что путь к нужному старому городу пролегает сквозь лес, то можно сказать, что топливо повсюду, нужно только выйти из машины и срубить пару деревьев. Такой транспорт точно не сможет использовать, кто попало, здесь нужна физическая сила и выносливость, но зато машина не застрянет от того, что топливо закончилось и не нужны маяки-датчики, чтобы продвигаться дальше. Избранник смог по достоинству оценить их транспорт, хотя шум и дым, валящий из трубы, установленной на капоте машины напрягал, а по прошествии пары суток и вовсе стал откровенно раздражать.
        Блондин пристально осмотрел своих новых коллег, которые бурно обсуждали последние новости, произошедшие в Нове, и планировали будущую миссию. Удивительно, насколько болтливы эти люди, причем далеко не все, что они говорят, относится к делу, но все-таки Избраннику нравилась непринужденная обстановка, царящая в кузове машины, хотя он и ощущал себя лишним в этой шумной компании. Ему было не о чем говорить с новыми коллегами. Странно, но в Чертоге подобного с ним не происходило, там всегда говорят о делах, никаких пустых и праздных бесед. Сейчас мужчина размышлял о том, что все же многого был лишён, проявлять эмоции не так уж плохо. Хладнокровие и постоянное спокойствие, бывает полезным и важно контролировать себя, но не всегда. Наблюдая за людьми Энки начал понимать, что нужны те с кем можно быть собой, позволить чувствам брать над собой верх, но вот найдутся ли такие люди для него? Сразу же вспомнилась Искра, на удивление с этой девушкой ему было общаться легче, чем с другими. А ведь он пытался убить её, ненавидел и винил во всех бедах, что свалились на ней. И все же… Странно, почему из всех людей,
с которыми ему довелось общаться, он привязался именно к ней?
        — О чем задумался?  — Алексей пристально рассматривал холодное и непроницаемое лицо Избранника, если бы не открытые глаза, он вполне можно было бы решить, что блондин спит.
        — Да, так, ни о чем,  — Энки не мог никому рассказать о своих мыслях, это было слишком личное, да и не был он уверен, что у людей было принято рассказывать подобное.  — Долго нам её трястись?
        — Если будет ехать круглые сутки, то за неделю доберемся,  — ответила Ольга, сверяясь с данными навигатора.  — Хорошо ещё, что у нас два водителя. Другим отрядам так не повезло.
        — А что дальше? Мы просто проникнем в лабораторию и заберём нужные данные?  — Избранник хмуро осмотрел своих коллег. Вроде бы их задание было очень простым, но блондин понимал, что это не так.
        — Да, но перед этим придется разобраться с мутантами,  — поморщился Алексей, понимая, что пора определить роль Энки в их отряде, ведь в скором времени им предстоит совсем не лёгкая работа и на объяснения уже не будет времени.  — У каждого из нас, есть свои обязанности, которые мы четко соблюдает вне зависимости от состояния и желания. Ольга наш научный сотрудник, именно она решает, что нам нужно взять, и куда идти. Саша — снайпер, обычно он остается в разбитом лагере или машине, чтобы охранять их. Дмитрий механик и помогает Оле, когда нужно работать с машинами или механизмами, да и стрелок он отменный. Я и Игорь отвечаем за безопасность, наша задача следить за тем, чтобы мутанты не напали на ребят во время работы.
        — Я так понимаю, мои обязанности такие же, как у вас?
        — Да, как я уже говорил, мутанты бывают разными, вы, Избранники сталкивались только с животными, хищниками, что прятались в лесах и разрушенном городе, рядом с которыми возведён Чертог. Самые опасные вовсе не они, а антропоморфные, они очень похожи на людей, только намного сильнее, ловчее и изворотливей, в отличии он зверей, они умны и расчетливы и не станут нападать открыто.
        Энки молча, слушал слова своего командира, размышляя над тем, что за работа ему предстоит, а так же о том, почему в Чертоге о подобных мутантов не говорили. Избранник не сомневался в том, что ученые были в курсе этого, как впрочем, и исследователи, но почему-то всё это скрывалось. Опять вспомнились слова Алексея, о том, что Избранники это тоже мутанты.
        — Они могут обращаться с оружием?  — Энки внимательно оглядел своих ставших серьезными коллег.
        — Да, могут…  — ответила Ольга, котороая хотела сказать что-то ещё, но в последний момент передумала.
        — А ещё у них есть способности, как и у меня, я прав?  — блондин сразу все понял, поэтому его сравнили с мутантами, поэтому Алексей сказал, что они знают, как бороться с жителями Чертога, у них уже есть опыт в этом деле.
        — Да, не такие сильные, но есть и это самая большая наша проблема.
        — Ясно,  — Энки прикрыл глаза. Несмотря на то, что внешне он сохранял спокойствие, в его душе все клокотало от злости. Все чему его учили, все слова об их уникальности о том, что Избранники венец творения — все было ложью. Они мутанты, не больше и не меньше. Сейчас блондин размышлял о том, что с этим всем делать.
        — Не думай, что они похожи на тебя,  — беззаботно улыбнулся Саша, решивший немного разрядить атмосферу.  — Внешне… внешне они только отдалённо напоминают людей — слишком высокие, конечности непропорционально удлинены, бледные, глаза намного больше нормальных.
        — Фактически, это новый вид,  — пояснила брюнетка,  — у тебя больше общего с людьми, чем с ними. Хотя не уверена, что подобное тебя утешит.
        — Никогда не думал, что скажу подобное, но я ничего не имею против людей,  — Энки натянуто улыбнулся. Он говорил правду, люди уже не вызывали у него прежнего отвращения и презрения, но это было слишком странным. Вся его жизнь, все представления о том, как нужно вести себя, как думать и говорить — все начало меняться и Избранник не был уверен в том, что это хорошо.
        Неожиданно машину тряхнуло, и она резко остановилась, сидящие в кузове люди с трудом удержались на своих местах. Шум мотора стих и спустя мгновение раздался голос Дмитрия.
        — Выходите, пора запастись дровами, а то дальше не поедем.
        Энки вместе с Игорем уже несколько часов занимался рубкой деревьев, в то время, как остальные члены их команды отдыхали. Хотя это было не совсем так, люди наблюдали за лесом, который был полон опасностей и хищных мутантов. Это было весьма важно, ведь «лесорубы» в данный момент были весьма уязвимы.
        Блондин вытер струящийся по лицу пот, давненько ему не приходилось выполнять тяжелую физическую работу. В мышцах появилась усталость и неприятное покалывание.
        — Закончим с этим деревом, и хватит,  — обнадежил его Игорь, который так же, как его напарник уже взмок от напряжения и усталости.  — На этих дровах, мы сможет пару дней ехать без остановок.
        — Хорошо,  — скупо ответил Избранник, пристраивая около толстого ствола, поваленного дерева, большую пилу, с которой можно было, оправится только вдвоем. И снова ему предстояло хорошенько поработать, распиливая дерево на большие кругляши. Уголки губ блондина слегка приподнялись в подобии улыбки, ему нравилось такое занятие, оно успокаивало, настраивало на рабочий лад. К тому же дорога была весьма утомительна, ведь все, что они могли — это сидеть в кузове машины, где нельзя было даже мышцы размять.
        Время продолжало медленно тянуться, и ближе к вечеру, когда тягучие сумерки уже начали опускаться на лес, работа была завершена.
        — Ну, вот и хорошо, сейчас перекусим, и можно снова отправиться в путь,  — довольно потирал руки Алексей.
        — Может лучше в дороге,  — Ольга обеспокоенно осматривалась по сторонам. Задерживаться на одном месте больше необходимого было слишком опасно, особенно если учесть, что они далеко от Новы.
        — Расслабься,  — беззаботно пожал плечами Саша, в очередной раз, демонстрируя свое безразличное отношение ко всему происходящему.
        Энки хмуро посмотрел на парня, он никак не мог понять, действительно ли этот шатен такой или просто притворяется, чтобы казать взрослее и опытней, чем есть на самом деле.
        — Она права,  — Избранник всматривался в густой лес, откуда до его чуткого звука доносились едва различимые шорохи. Вполне можно было бы решить, что это просто ветер гуляет среди деревьев, но чутье подсказывало мужчине, что это не так.
        — И ты туда же?  — хохотнул Игорь, которому просто хотелось отдохнуть и поесть в более или менее нормальных условиях.
        — Я просто не хочу становиться ничьим ужином,  — холодно ответил блондин, доставая из-за пояса пистолет. Будучи более опытным солдатом и обладая зрением, превосходящим человеческое, он мог заметить больше чем его команда.  — К нам приближаются… так что поторопитесь и забирайтесь в кузов!
        — Где они?  — подорвался с места Дмитрий, оглядываясь по сторонам.
        — Там,  — Энки указа в сторону, откуда к ним приближалось несколько крупных хищников. Сейчас Избранник мог видеть только их силуэты и отблески в их глазах, но и этого было достаточно, чтобы оценить их размер.  — Такие вполне могут и на машину напасть, так что нам лучше поскорее убраться от сюда.
        — Вот черт! Ни минуты покоя,  — недовольно зарычал Саша, беря в руки свою винтовку и забираясь на крышу кузова их машины. Их отряду не впервой сталкиваться с подобным, так что каждый знал, что делать. Хорошо еще, что блондин заметил угрозу пораньше, теперь у них будет больше времени на сборы.
        Алексей, при помощи Игоря, закинул оставшиеся дрова и вещи в машину, в то время, как Дмитрий уже заводил мотор. И снова они не могут просто насладиться покоем — новый мир слишком опасный и не дает никому поблажек. Кажется, что природа затеяла странную игру, в ходе которой должны исчезнуть все, кто не в силах приспособиться.
        — Энки, помоги Саше,  — дал указания командир, который тоже заметил стремительно приближающуюся к ним угрозу. Алексей уже видел этих мутантов, наверное, они самые крупные из всех, что водятся в местных лесах. Черные медведи были дикими, яростными и вечно голодными, а их шкура практически не пробиваема.
        — Целься в глаза или пасть,  — деловито дал совет Саша, который уже устроился на крыше и теперь целился в первую тварь, что почти достигла машины. Прогремел выстрел, и хищник, скуля, отлетел в сторону, но вот его сородичей это только раззадорило — они продолжали гнаться за наращивающей скорость машиной.
        — Не плохо,  — усмехнулся Энки, отмечая, что это вечно лохматый парень ничуть не уступает по меткости солдатам из его десятки, а может даже превосходил их. Прицелившись, Избранник тоже выстрелил, но, не смотря на точное попадание зверь, капая слюной, продолжал их преследовать.
        — Не всех убить просто,  — самоуверенно усмехнулся Саша, делая новый выстрел,  — некоторые очень выносливы, к тому же это весьма живучие твари!
        — Ясно,  — блондин сделал ещё выстрел и еще, стрелять метко когда машина трясется и подскакивает на кочках было весьма не просто, но пока они справлялись с этой задачей.
        — Они отстанут или нет!  — зарычал Избранник, делая очередной выстрел и понимая, что такими темпами они израсходуют все патроны до того, как доберутся до нужного города.
        — Не думаю,  — поморщился Саша, не понимая, откуда, только берутся все эти мутанты.
        В следующее мгновение один из хищников настиг машину и вцепился в нее огромными когтистыми лапами. Его силы было достаточно, чтобы замедлить транспорт людей. Энки выстрелил, а потом ещё, но зверь, казалось вовсе не чувствовал боли продолжал цепляться за кузов машины.
        — Похоже, остается, только одно,  — зашипел Энки, доставая охотничий нож и надрезая свою ладонь.
        — Ты что творишь?!  — заорал Саша, продолжая отстреливаться от других преследователей.
        — Спасаю наши шкуры,  — Избранник свесился с крыши машины и вцепился в лапу зверя окровавленной рукой. Какой бы ни была крепкой шкура, она не сможет сопротивляться все разъедающей кислоте. Раздался душераздирающий визг, и мутант ослабив хватку, свалился на землю.
        — Так-то лучше,  — буркнул блондин, радуясь тому факту, что их транспорт снова набирает скорость. Теперь они точно смогут уйти от преследования.
        Блондин пристально осмотрел лес, чтобы убедиться в том, что угроза миновала, и стая больше их не преследует. Удивительно насколько упорными оказались эти хищники, они были такими голодными, что их даже не остановили смерти собратьев. Это было плохо, теперь опытный боец, прекрасно понимал, что даже в машине они не в безопасности.
        — Это было круто!  — Саша с восторгом смотрел на Избранника, который забирался обратно на крышу машины.
        — Э?…  — Энки удивленно посмотрел на восторженное лицо своего коллеги. Он искренне не понимал, чему радуется шатен и что значит: «было круто»?
        — Я о твоей крови, я не думал, что это действительно кислота,  — черные глаза искрились от восторга.
        — Но, я же говорил об этом?
        — Ну, если честно я не очень верил в это,  — немного виновато ответил Саша.  — Просто это все так неправдоподобно. Хотя я бы был не прочь иметь такие способности!
        — Ну и зря,  — Избранник озадаченно оглядывался по сторонам, размышляя о том, что стоит остаться на крыше и наблюдать за дорогой. Так будет намного безопасней, хотя сидеть на жесткой крыше, на которой даже ухватиться не за что, весьма неудобно.
        — Почему?  — парень искренне не понимал, почему его коллега такой мрачный.
        — Как бы объяснить понятней,  — вздохнул Энки, он видел, что Саша действительно в восторге от его способностей, но он не осознавал, что все намного сложнее.  — У всего есть побочные явления. Вот я, к примеру, не могу ни к кому прикоснуться без перчаток. Искра, когда пыталась обработать мои раны, чуть не лишилась рук. Поверь это не самое приятный довесок к подобным способностям.
        — Хм… и что любой, кто прикоснётся к тебе, умрет?  — шатен уселся в позу лотоса, похоже, он уже привычен к тому, чтобы ездить на крыше машины и чувствовал себя здесь вполне уютно.
        — Все зависит от длительности контакта,  — безразлично пожал плечами мужчина, продолжая осматриваться по сторонам.
        — Печально, так у тебя никогда девушки не появится,  — внезапно изрек Саша, заставляя Энки подавиться воздухом и уставиться на своего собеседника, как на умалишенного.
        — Знаешь, об этом я жалею в последнюю очередь,  — наконец произнес блондин,  — к тому же некоторые женщины в Чертоге обладают достаточно быстрой регенерацией, чтобы выдержать длительный телесный контакт со мной.
        — Но ты не в Чертоге и никогда туда не вернешься,  — парень отвернулся от своего коллеги. Наверное, он не смог бы так жить.  — Но все равно иметь кислоту вместо крови круто!
        Блондин мрачно усмехнулся, он прекрасно знал, что за все приходится платить, и у всех способностей Избранников есть оборотная сторона. Но ко всему привыкаешь и он давно уже смирился с тем, что его существование будет довольно-таки одиноким и пустым.
        Энки, как и Саша, не торопился спускаться в кузов, он просто наслаждался ветром и покоем. Мир за пределами территорий Избранников, не так уж плох, особенно если найти занятие по душе… Интересно, Искра и остальные будут ждать его возвращения? Сейчас мужчине действительно хотелось, чтобы его кто-то ждал. В Чертоге все не так, там не принято проявлять чувства, эмоции и симпатии к кому-либо. Но очутившись среди низших существ, Энки осознал, что именно этого ему не хватало все эти годы. Вот уж действительно странное у судьбы чувство юмора, кто бы мог подумать, что ему придется жить среди тех, кого он презирал столько лет. И самое занятное, что ему начинают нравится эти люди.
        Машина, трясясь и шумя, продолжала двигаться вперед, стремительно приближаясь к покинутому после гнева богов городу. Энки начал нервничать, наверняка в городе будет даже опасней, чем в лесу, особенно если учесть, существование антропоморфных мутантов. Наверняка в Чертоге знают об их существовании, но почему тогда о них никому не горят, даже военным? Так или иначе, нужно быть начеку и готовиться к опасностям.

* * *

        Парящая платформа медленно опустилась на границе территорий Избранников.
        — Вот и все, прощай привычная жизнь,  — скривился Локи, смотря на простирающийся перед ним лес. Кто бы мог подумать, что все сложится именно так. Сможет ли он когда-нибудь вернуться домой? Сейчас брюнет сомневался в этом. Его занятие сейчас казалось просто самоубийственным. Избранник не боялся ни хищников, ни людей, ни даже своего бывшего напарника, он боялся, что не найдет Энки и никогда не сможет вернуться в Чертог. Сейчас все его надежды были только прибор, который ему дала Гера, но действительно ли он работает и поможет ли найти старого напарника, который может быть где угодно?
        Брюнет включил прибор и теперь напряженно всматривался в мигающие точки и вслушивался в монотонное жужжание.
        — Ну же, работай!  — наконец на экране начал выстраиваться маршрут, который вел вглубь неизведанных территорий, туда, где по данным разведки должна находиться Нова. А одной из точек сигнал раздваивался.  — Похоже, Энки и Даджал разделились. Но кто их них где?
        Избранник хмуро оглядел свою десятку — все эти солдаты были превосходными бойцами, которых он лично тренировал, но справятся ли они с новой поставленной задачей? Сейчас мужчина не мог предсказать, что их ждет в этом месте. У него даже нет данных научного корпуса, которые занимаются изучением планеты. Такое ощущение, что ему специально вставляют палки в колеса, чтобы он никогда не вернулся. Сама эта мысль заставляла Локи загораться от ярости.
        — Выдвигаемся немедленно,  — дал команду своим людям брюнет, направляясь туда, куда указывал прибор. Пора выполнить приказ, ну или хотя бы попытаться

        Понемногу привыкаем

        Дни в Нове тянулись медленно и монотонно. Каждое утро Искра вставала раньше всех, готовила завтрак для своей небольшой семьи и бежала в больницу, где помогала Татьяне, стараясь запомнить все, что делала и говорила наставница. А вечером она плелась домой, чтобы приготовить ужин и засесть за учебники и книги, которые специально для нее достали Виктор и Татьяна. Хорошо еще, что Даджал согласился помочь ей с учебой, иначе она бы не справилась.
        — Быстрей бы выходной,  — простонала девушка, в очередной раз, проснувшись в пять утра. Голова раскалывалась от постоянного напряжения и роящихся в голове мыслей о том, сколько ей ещё нужно запомнить. Искре хотелось отдохнуть и просто погулять по городу. Забавно, она у Нове уже почти три недели, но до сих пор не знает, что и где расположено. Единственный маршрут, который она запомнила это от дома Виктора до больницы.
        — Придется потерпеть до завтра,  — раздался с кухни голос Константина.  — Утрою тебе экскурсию по городу.
        — А как же учеба?  — девушка удивленно смотрела на брата, который готовил завтрак. Хотя точнее будет сказать, пытался готовить. Искра с сомнением смотрела на подгорелые гренки и что-то, что, судя по всему, должно было быть кашей.
        — День можно и прогулять,  — довольный собой мальчик поставил завтрак на стол, он видел, что сестре нелегко приходится, а потому решил помочь ей хоть в чем-то.  — Мы и так почти не видимся, только за завтраком и ужином, а потом ты до поздней ночи читаешь свои книжки.
        — Хорошо, главное не увлекайся этим,  — Искра осторожно понюхала «кашу» — вроде бы вполне съедобно. Главное не обращать внимания на внешний вид… и запах… и вкус…. Все-таки Константин старался. Девушка начала медленно есть.  — Тебе нужно учиться, пока есть такая возможность.
        — Я знаю, но и о тебе забывать не стоит,  — Константин серьезно посмотрел на сестру.  — В поселении все было иначе, мы все время были вместе. Мне не хватает этого.
        — Мне тоже,  — Искра обняла мальчика.  — Но так надо. Когда мы выучимся и начнем работать, тогда сможем больше проводить время вместе. Сейчас для нас главное приспособиться к новой жизни.
        — Ты права, но один день прогула ничего не изменит.
        — Хорошо, но только один день… И Даджала с Виктором нужно взять с собою,  — просияла девушка, понимая, что все они понемногу привыкают к новой жизни, к новым правилам и новым людям.  — Отдохнем все вместе.
        — Отлично, я предупрежу их!
        — Вот и славненько, тогда до вечера,  — Искра поднялась из-за стола и направилась к двери, но прежде чем покинуть квартиру остановилась и хмуро посмотрела на брата.  — Ужин не готовь, я сама. Мне это не сложно.
        — Как скажешь,  — пожал плечами мальчик, которому и самому не понравилось готовить.

* * *

        — Доброе утро!  — Искра доброжелательно улыбнулась наставнице и другим врачам, которые готовились к трудному рабочему дню. Удивительно, но раньше она столько не улыбалась, а здесь постоянно. Ей действительно нравилось это место и люди, воспоминания о поселении медленно, но верно покидали её голову и уже начали казаться странным сном.
        — А ты как всегда в хорошем настроении,  — Татьяна протянула девушке халат.  — Сегодня у нас немного работы, так что можно будет больше посвятить время объяснениям. Кстати, сегодня ты самостоятельно будешь работать в перевязочной.
        — Хорошо, я справлюсь,  — Искра испытывала гордость, пусть перевязывать раны не так уж сложно, но ей впервые доверили работать самостоятельно.
        — Ну, раз так, тогда пошли на обход,  — женщина не могла нарадоваться на свою помощницу. Искра все впитывала, как губка, она живо интересовалась медициной, задавала вопросы, читала книги. Татьяна была уверена, что однажды её подопечная станет прекрасным врачом.  — Как в вас с братьями дела?
        — Все хорошо, Константин учится, Даджал работает,  — улыбнулась девушка, уже привыкшая к тому, что все в больнице считают Избранника её братом.  — Завтра мы пойдем гулять по городу все вместе.
        — Вот и правильно, тебе просто необходимо отдохнуть, а то сама себя извела. Учеба и работа это, конечно, хорошо, но и отдыхать тоже надо,  — покачала головой Татьяна, которая не теряла надежды откормить эту тощую девчонку, а потому постоянно угощала Искру вкусностями и следила за тем, чтобы она делала перерывы в работе.  — Вам нужно сходить в парк аттракционов. Его построили десять лет назад, после того как Алексей вернулся из одного из старых городов. Там он увидел то, что когда-то было аттракционами, а по возвращению он загорелся идеей сделать что-то подобное в Нове. Пусть наша жизнь все еще полна трудностей, никуда не исчезла угроза мутантов и Чертога, но развлекаться тоже нужно, иначе мы просто сойдем с ума.
        — Это точно,  — печально улыбнулась девушка, вспоминая свою серую жизнь в поселении. Там не было праздников, не было развлечений, хотя дома, когда никто не видел, бабушка всегда старалась их порадовать.
        — Ну, давай работать, а после ты мне расскажешь, как все прошло.  — Татьяна направилась в палату к больному, который страдал от непонятной болезни, которую они пока не могли диагностировать. Все что могли предпринять медики, это лишь облегчить его боль.
        Искра сразу же перестала улыбаться и теперь внимательно следила за тем, как блондинка устанавливает капельницу и делает укол. Болезни бывают разными и, начав работать в больнице, девушка начала осознавать, что далеко не всем можно помочь. Боль, смерть, страх — они никуда не денутся, но теперь будет пытаться сделать все, чтобы облегчить страдания людей.

* * *

        — Доброе утро,  — улыбнулась Искра, ставя на стол завтрак.  — Готовы к сегодняшнему дню?
        — Лично я всегда готов,  — Константин уселся за стол и сразу принялся уплетать горячие пирожки. Ему не терпелось отправиться в парк аттракционов, о котором он столько всего слышал. В поселении и уж тем более в Чертоге ничего подобного не было.
        — Не знаю,  — Даджал в отличии от друга пребывал не в самом лучшем расположении духа.  — Я бы лучше поработал.
        — Что-то случилось?  — Искра обеспокоено посмотрела на брюнета. Обычно он был более разговорчив, да и в городе ему нравилось, а сейчас он снова стал мрачным, совсем как тогда, когда они встретились впервые.
        — Все в порядке.
        — Выкладывай,  — сложив руки на груди, Константин буравил недовольным взглядом друга, который явно что-то скрывал.
        — Да не чего говорить, правда,  — поморщился парень, медленно жуя пирожок.
        — Послушай, если мы не будем знать, что произошло, то не сможем помочь,  — мягко улыбнулась Искра, кладя руку на плечо Даджала.  — Просто расскажи, ведь семья для этого и нужна, чтобы всем делиться и помогать друг другу.
        — Семья?  — брюнет непонимающе посмотрел на девушку.
        — Ну, да, считай, что мы тебя усыновили. Все равно все считают, что ты мой брат, к тому же мы живем вместе, и я переживаю за тебя, так же, как и за Константина.
        — Правда?
        — Конечно, правда,  — возмущенно воскликнул мальчик, недовольно смотря на друга.  — Что за глупые вопросы?! Выкладывай, что у тебя стряслось, а после пойдем в парк!
        — Ну… просто на работе лучше, там я нужен,  — неуверенно начал объяснять Даджал..
        — И что с того? Нам ты тоже нужен,  — Константин хмуро смотрел на Избранника.
        — Не все люди рады тому, что мы с Энки поселились в Нове,  — брюнет отвернулся от друзей.  — Некоторые считают, что нас стоит опасаться, а еще лучше выгнать из города. А работе намного спокойней, там я могу чувствовать себя полезным, к тому же у меня появились… ну, наверное, друзья, вы это так называете.
        — Не думай об этом,  — Искра понимала причины беспокойства Даджала, но так же она точно знала, что никому не позволит причинить вред своей семье и друзьям.  — Не все люди дружны, мы ругаемся, враждуем, я тоже не всем нравлюсь. Некоторые коллеги Татьяны так на меня смотрят, словно я грязь, но это не повод, чтобы замыкаться в себе. К тому же мы будем с тобой. Я никому не позволю причинить вред ни тебе, ни Энки. К тому же тот факт, что некоторым вы не нравитесь, не значит, что все люди так думают.
        — Ну, не знаю… к томе же… я не привык развлекаться, у нас это не принято,  — парень все еще был не уверен в том, что ему стоит выходить из дома в свой выходной. Ему казалось, что он ведет себя недопустимо, хотя ему и хотелось не думать о всех этих условностях, что ему вбивали в голову много лет. Но это тяжело, привычка великая вещь и начать жить и мыслить по-другому очень сложно.
        — Ты не поверишь, но мы тоже,  — усмехнулся Константин,  — в поселении не было никаких развлечений. Так что для нас всех это впервые.
        — Ну, хорошо, можно попробовать,  — согласился Даджал. От этого разговора на душе стало легче и как-то странно тепло. Избранник давно заметил, что он привык к этим людям, и не хочет расставаться с ними и уж тем более он не собирался возвращаться в Чертог ни при каких обстоятельствах. Возможно, основатели ошиблись, когда решили, что люди и Избранники не должны жить вместе.
        — Тогда собирайтесь и пошли,  — Искра налила себе чашку горячего травяного отвара. Ей тоже не помешает подкрепиться, перед долгим днем.  — Виктор, а вы с нами пойдете?
        — Нет, я уже слишком стар для этого,  — рассмеялся старик, я лучше отдохну дома. После того, как он вернулся в Нову, он стал чувствовать себя слабым и немощным, словно состарился за несколько недель сразу на несколько недель. Ему стало тяжелее двигаться и все больше хотелось спать и просто ничего не делать. Но если учитывать, сколько он уже прожил на этом свете, то это не удивительно.  — Идите без меня, а потом все расскажите. К тому же я бывал в подобных местах, еще до того, как пролился кислотный дождь… так что не думаю, что что-то сможет меня впечатлить.
        — Ну, хорошо, тогда до вечера,  — Искра с беспокойством посмотрела на Виктора. Она прекрасно знала, что с каждым днем будет становиться только хуже, так бы и с их бабушкой. Жаль, что со старостью ничего нельзя поделать, эта учесть никого не минует, ни людей, ни Избранников.

* * *

        — Ну, где этот парк?  — Искра раздраженно оглядывалась по сторонам. Они уже блуждали по городе около двух часов, а так и не достигли цели. Девушка уже начала сомневаться в том, что этот парк аттракционов существует.
        — Мы не там свернули,  — Даджал внимательно посмотрел на карту города, которую взял на работе.  — Но если срежем и пройдем, через дворы, то минут через десять будем на месте.
        — Тогда давайте быстрее, а то так до вечера бродить будем,  — недовольно буркнул Константин, которому не терпелось начать развлекаться и веселиться.
        — Идите за мной.
        — Вот видишь, а ты не хотел идти,  — широко улыбнулась Искра,  — мы бы без тебя до завтрашнего дня здесь блуждали.
        — Не сомневаюсь, если честно я вообще удивляюсь, как ты до старого города из поселения добралась с твоим-то талантом к ориентированию в пространстве.  — Даджалу стало легче, все-таки Искра права, он не обязан нравиться всем, достаточно того, что у него появилась небольшая семья, которой он нужен.
        — Я же говорил, что так мы придем намного быстрее,  — довольно улыбнулся Даджал, с интересом рассматривая парк аттракционов, который искрился и шумел. В Чертоге не было подобных мест, где можно было просто отдохнуть и вести себя свободно, для Избранников на первом месте работа и обязанности, каждый должен вносить свой вклад в развитие города. Но сейчас парень сомневался, что это правильно. Это было эгоистично, но ему нравилось то, что на него больше не давит груз ответственности и чужих ожиданий, ему действительно хотелось расслабиться и не думать, ни о чем.
        — Ну, с чего начнем?  — Константин нетерпеливо оглядывался по сторонам, рассматривая разнообразные сооружения, которые вертелись, двигались, трещали и на каждом из них были смеющиеся и кричащие люди. Уже только один взгляд на них, заставлял всех улыбаться.
        — Даже не знаю, давайте сначала что-нибудь попроще,  — Искра указала на огромное колесо, которое медленно вращалось.  — Наверняка с вершины можно будет увидеть весь город и ближайший лес.
        — Ну, хорошо,  — немного недовольно согласился мальчик,  — но потом, пойдем туда.
        Константин указал на повозки, которые на бешенной скорости катились по рельсам. От одного взгляда на них девушке стало не по себе, но, похоже, выхода у нее не будет.
        — Ну, тогда давайте развлекаться,  — улыбнулась Искра, беря парней за руки и таща их к понравившемуся аттракциону.

* * *

        Целый день Искра с братьями веселилась в парке, бегая от одного аттракциона к другому. Они позабыли обо всех проблемах и переживаниях, совершенно не думали об учебе и работе. Все казалось таким простым и легким, словно не было у них никакого прошлого. Сейчас больше всего на свете, девушке хотелось, чтобы этот день никогда не заканчивался.
        Сидя на небольшой скамейке, Искра медленно ела холодное мороженное, довольно морщась от удовольствия. Еще никогда в жизни ей не доводилось пробовать ничего настолько вкусного. Раньше она воспринимала слова Виктора о разного рода вкусностях, как просто сказки, но теперь ей хотелось попробовать все, о чем рассказывал старик: и шоколад, и пирожные, и леденцы, и сладкую вату. Но сейчас ей достаточно это сладкого и невероятно холодного мороженного, которое дарит прохладу и легкость.
        — Пошли дальше, мы еще столько всего не успели,  — Константину не терпелось опробовать все аттракционы.
        — Я устала, у меня ноги болят,  — скривилась девушка, которой совершенно не хотелось двигаться, все это веселье измотало её даже больше чем работа и учеба. Она даже всерьез начала подумывать о том, чтобы заночевать прямо здесь на лавочке.  — Идите без меня.
        — Разве ты не хочешь, все это опробовать?
        Искра устало вздохнула, и откуда только в этом ребенке столько силы и энергии?
        — Парк никуда не денется, мы придем сюда в следующий выходной, можем хоть все время здесь проводить,  — улыбнулась девушка, оглядываясь по сторонам.  — А когда вернется Энки, мы непременно покажем ему это место.
        — Не думаю, что ему понравится,  — задумчиво протянул Даджал, который просто не мог представить блондина смеющимся или просто улыбающимся.
        — Вот и проверим на деле,  — беззаботно пожала плечами Искра, уже мысленно представляя лицо Избранника, когда они затащат его на аттракционы. Странно, но она уже успела соскучиться по этому вечно хмурому блондину.  — Надеюсь, он скоро вернется.
        — Ты слишком добрая,  — проворчал Константин, который все еще не простил своего бывшего куратора, от которого ему изрядно досталось в Чертоге.
        — Может быть, но уж лучше так, чем вечно злиться и ненавидеть всех вокруг. Можете пока развлекаться без меня,  — Искра продолжала, жмурясь от удовольствия поедать, уже начавшее таять мороженное.  — А потом расскажете, что было лучше, а от чего мне стоит держаться подальше…. Только не долго, уже вечер и нам пора возвращаться.
        — А что, это неплохая идея,  — мальчишки тут же испарились с поля зрения девушки. Им не терпелось успеть как можно больше, перед тем, как вернуться обратно домой.
        Искра подняла глаза наверх — это низкое и темное небо, затянутое лиловыми тучами всегда угнетало её, заставляло думать о миллионах смертей, что принес кислотный дождь. Каждый раз, смотря на небосвод, она замечала, что он становится все светлее, а еще у нее не выходил из головы, тот кусочек голубого неба, который ей удавалось однажды увидеть. Сейчас, девушка пыталась вновь увидеть его, снова почувствовать тепло и надежду на то, что мир может быть другим.
        — Не ожидал тебя здесь увидеть.
        От тихого голоса Максима Искра вздрогнула, похоже, она совсем замечталась, раз ничего вокруг не замечает.
        — Почему же?  — улыбнулась девушка, разглядывая старого знакомого.
        — Даже не знаю,  — мужчина присел рядом с ней,  — просто мы давно не виделись. Ты все время занята, сначала лежала в больнице, теперь учишься.
        — Да, мы пытаемся приспособиться,  — отчего-то Искра чувствовала себя рядом с брюнетом неуютно.  — Ну, а сегодня у меня выходной, так что решила провести их с братьями.
        — Братьями? У тебя же только один брат — Константин.
        — Ну, Даджала я тоже братом считаю,  — пожала плечами девушка, которой не нравился тон Максима.  — Мы живем вместе, он нам помогает, к тому же он замечательный парень…
        — Он Избранник, как ты можешь, называть такого, как он, братом?
        — Хватит!  — Искра поднялась на ноги и гневно посмотрела на брюнета.  — Какая разница, кто он? Даджал ничего плохого не сделал, он работает в местной полиции и не представляет опасности. Я никому не позволю, говорить о нем гадости или осуждать только за то, кем он является.
        — Прости… я наверное не должен был так говорить, просто… Избранники опасны, ты должна быть осторожней. Мы не можем доверять ни Даджалу, ни тем более Энки.
        — Ты ничего о них не знаешь,  — Искра отвернулась от мужчины. Сейчас она начала понимать утреннее поведении Избранника, наверняка, ни один Максим считал, что гостям из Чертога не место в Нове.
        — А что о них знаешь ты? Вы знакомы пару месяцев, неужели этого достаточно, чтобы узнать их и довериться?
        — Может я еще и плохо их знаю…, но тебя я знаю еще меньше, так почему я должна доверять тебе и чужим для меня людям, а не им?
        — Искра…
        — Уже поздно, а рано утром мне на учебу,  — грубо прервала разговор Искра, которое не хотелось ничего слушать.
        — Хорошо…  — Максим недовольно сжал кулаки. Неужели эта девчонка совсем не понимает, кто ей друг, а кто враг?  — Просто будь осторожна.
        — Можешь не сомневаться,  — девушка натянуто улыбнулась и направилась к аттракциону, на котором катались Константин и Даджал. Уже действительно поздно, а им до дома еще добираться пару часов точно. Искра постаралась улыбнуться, как можно боле беззаботно, не стоит портить мальчишкам настроение, рассказывая о разговоре со старым знакомым. У них все будет хорошо, она не даст в обиду свою семью.

        Руины

        Энки рассматривал руины старого человеческого поселения, оно было почти таким же, как город на территории Избранников, с той лишь разницей, что здесь все заросло намного больше.
        — Впечатляет?  — усмехнулся Алексей, который уже бывал здесь, как впрочем, и в других городах, которые ему приходилось исследовать.
        — Руины, как руины,  — пожал плечами блондин, чувствующий, что за ними наблюдают. Наверняка, это мутанты, но вот кто именно: звери или те антропоморфные, о которых рассказывали коллеги? Так или иначе, но ему стоит быть настороже и не терять бдительности.  — Что дальше? Разобьем лагерь или сразу отправимся к лаборатории?
        — Сразу не получится, машина туда не проедет,  — мрачно вздохнула Ольга, которая ненавидела эту часть своей работы. Нужно ходить, искать, при этом ежеминутно вздрагивая от звуков и шорохов, которые окружают их. Но деваться было не куда, то, что когда-то было дорогами и городскими улицами, теперь было завалено мусором, камнями и заросло разного рода растениями, а это значит, что придется оставить машину, под присмотром Саши, а самим пешком идти искать развалину нужного здания.
        — Ясно, вот только…  — Энки еще раз огляделся вокруг, большинство зданий в этом заброшенном городе выглядели весьма плачевно, к ним даже просто подходить опасно, не то, что внутрь заходить.  — Вы уверены, что лаборатория уцелела?
        — Ну, именно это нам и предстоит проверить,  — Алексей хмуро посмотрел вдаль, сейчас было уже не до шуток, настало время настоящей работы, где любая ошибка может стоить жизни.  — Будем надеяться, мы первые доберемся до нужных лекарств и документов.
        — Первыми?  — Избранник непонимающе посмотрел на командира. Неужели кто-то еще обследует эти территории?
        — А ты думал, что Нова единственное человеческое поселение?  — рассмеялся мужчина, надевая на плечи рюкзак и готовя оружие.  — Это глупо считать, что на всей планете уцелели лишь жители одного города. Мы уже сотрудничаем с двумя такими же, как Нова поселениями, ты не поверишь, но там даже не слышали Чертоге, до того момента, как повстречались с нами. Наверняка есть и другие города, возможно где-то даже живут такие же как ты.
        — Вот оно как?  — сейчас блондин действительно был рад тому факту, что попал именно в исследовательский корпус. В его душе появилась уверенность в том, что даже если он не сможет прижиться в Нове, всегда можно будет отправиться в путь, на поиски других городов, туда, где ему будет спокойней. Хотя, он предпочел бы остаться здесь, все-таки Избранник не любил перемен, а к этим людям он уже привык.
        — Да, кто знает, может быть однажды, ты увидишь и другие города, там почти так же, как у нас дома, но все же немного иначе,  — довольно улыбался Дмитрий.
        — Все, хватит разговоров — пора выдвигаться,  — скомандовал Алексей.  — Саша, охраняй машину, в случае экстремальной ситуации дай сигнал.
        — Будет сделано,  — парень переменился в лице, от беззаботного и скучающего юноши не осталось и следа, еще никогда Энки не доводилось видеть Сашу настолько серьезным и сосредоточенным. Похоже, этот город действительно опасен.
        Избранник медленно шел за своими коллегами, внимательно оглядываясь по сторонам и прислушиваясь к звукам, которые заполняли все вокруг. Сомнений в том, что за ними пристально наблюдают, не было и это заставляло поволноваться.
        — Алексей, ты в курсе того, что нас преследуют?  — решил уточнить Энки.
        — Да, они всегда наблюдают, но пока светло напасть не решаться,  — ответил мужчина, продолжая идти вперед, то и дело, сверяясь с картой, которую ему дал ему Сергей. Мужчина понимал, что времени у них не так уж много, нужно, как можно скорее добраться до нужного здания и забаррикадироваться там на ночь. За Сашу он не волновался, этот парень сможет о себе познакомиться, к тому же он рядом с машиной, если что сможет сбежать, а вот им придется нелегко.
        — Расслабься, со временем к этому привыкаешь и все становится не так уж плохо,  — натянуто улыбнулся Дмитрий, всем своим видом стараясь показать, что ему не страшно. Хотя на самом деле все было далеко не так. Гигант прекрасно знал, что бояться стоит, слишком часто он видел смерти своих коллег и друзей, но показывать это другим, особенно Ольге не хотел — глупая гордость не позволяла.
        Энки все понимал, он и сам был таким, с той лишь разницей, что он намного лучше умел держать эмоции под контролем, но на то он и Избранник. Мужчина старался запомнить маршрут, по которому они шли, присмотреть удобные места для убежища, а так же рассмотреть преследователей. Жаль, что они не могут сначала зачистить территорию, уничтожить самых опасных тварей, чтобы можно было спокойно обследовать территорию, как было сделано в старом городе на территории подконтрольной Чертогу. Блондин раздраженно вздохнул, у людей действительно не так все хорошо с ресурсами и численностью, они больше занимаются обустройством собственной жизни, чем изучением прошлого, а зря. В случае если война все же начнется, велика вероятность того, что им придется покинуть Нову. Все эти мысли отвлекали Энки, не давали сосредоточиться на работе, но избавиться от них мужчина не мог. На чьей стороне он будет, если придется сделать выбор? Или быть может, предпочтет отправиться в путешествие в поисках таких же как он? Избранник не находил ответов на эти вопросы, одно он знал точно, он будет скучать по тем, кого оставил в Нове.
        — Энки! Не спи!  — недовольно прикрикнул Алексей,  — нужно быть осторожней, иначе даже кислота в твоих жилах не сможет тебя спасти.
        — Да, я в норме,  — тряхнул головой блондин, понимая, что командир прав, нужно сосредоточиться, иначе они не выполнят приказ, а это неприемлемо.
        Сколько они уже блуждают среди этих руин? Кажется несколько часов. Уже начало темнеть и Избранник стал замечать движение вокруг них. В этом городе было полно хищников, намного больше, чем в том, что располагался на территории подконтрольной Чертогу, да и сами руины были намного больше.
        — Командир, долго еще идти?  — блондин недовольно поморщился. Несмотря на то, что Энки был первоклассным бойцом, он понимал, что не стоит ввязываться в драку просто так. Особенно сейчас, когда поблизости нет надежного укрытия.
        — Нет, мы уже почти на месте,  — Алексей хмуро озирался по сторонам, ему тоже было не по себе, но он был более опытным в подобных делах, чем Энки, а потому точно знал, что главное соблюдать спокойствие. За ними давно наблюдают и если они ускорят темп, то на них могут напасть.
        — Первый раз я тоже дергался,  — хохотнул Дмитрий, который давно уже привык к постоянному напряжению во время экспедиций. Сейчас в его крови бурлил адреналин, а сердце билось намного быстрее, чем обычно. Мужчине нравилось это состояние, а потому он просто обожал покидать Нову.
        — Я не дергаюсь,  — раздраженно буркнул Избранник, который полагал, что его коллеги недостаточно серьезно относятся к своей работе. Сейчас от того, насколько они будут осмотрительны, зависит не только успех самой экспедиции, но и их жизни.
        — Вот оно,  — Ольга указала на развалины высотного здания. Оно выглядело весьма ненадежно и, судя по тому, как все вокруг трещало от малейшего порыва ветра, могло рухнуть в любой момент.
        — Да уж, нам просто повезет, если сможем уйти оттуда живыми,  — обреченно вздохнул Энки, понимая, что на его желание им все равно придется идти туда.
        — Согласен, но выбора нет,  — безразлично пожал плечами Игорь, проходя в зияющую дыру, которая была теперь на месте двери.  — Нам здесь еще придется заночевать, и оборонятся от местных тварей. Так что нам стоит, найти самую целую и надежную комнату, а всем остальным займемся уже утром.
        — Я все больше и больше понимаю, почему у Вас такая текучка кадров,  — пробормотал Энки, включая карманный фонарик. Этого было мало, чтобы спокойно двигаться в темном, заваленном здании, которое могло рухнуть в любой момент, но ничего лучше у них не было.
        — Осторожней,  — почему-то шепотом предупредила Ольга, когда они приблизились к лестнице.  — Лучше держаться у самой стены.
        — Те мутанты, о которых вы говорили,  — блондин настороженно оглядывался по сторонам, пытаясь увидеть угрозу.  — Они могут быть в этом здании.
        — Все возможно, а потому мы должны держаться вместе. Никто не уходит никуда в одиночку, а на ночь устроим дежурство,  — ответил Алексей, идущий впереди.  — Это сама сложная часть нашей работы. Одна ошибка любого из нас, и все мы трупы.
        Энки понимал все это, а еще он начал сомневаться в том, что было правильно оставлять Сашу одного. А что если на него нападут, и он не сможет отбиться? Тогда они рискуют остаться без транспорта и застрять среди этих руин навсегда.
        — Все сюда! Эта комната вполне подойдет для ночлега.
        Блондин вошел в темное помещение, заваленное всяким хламом, вместо окон здесь были зияющие дыры, но зато хлипенькая дверь была цела. Избранник поморщился от вони, что здесь царила. Но ничего уже не поделать, придется привыкать к местным ароматам.
        — Энки, помоги,  — Игорь начал разламывать остатки деревянной мебели, которая здесь была. Это было не трудно, за годы все здесь истлело и легко превращалось в труху.
        — Что ты делаешь?  — Избранник принялся помогать коллеге, ломать мебель.
        — Разожжем костер у окна, так будет теплее, светлее, да и некоторый местных тварей огонь отпугнет.
        — А некоторых, наоборот привлечет,  — буркнул Энки, помогая разводить костер. Он точно знал, что умные антропоморфные мутанты, вряд ли испугаются огня.
        — Они и так знают где мы,  — Ольга присела на пол и обхватила себя руками, пытаясь согреться. Она ненавидела эту часть работы, ненавидела бояться и в каждой тени видеть опасность и угрозу. Но иначе было нельзя — людям нужны эти лекарства и сведения о том, как их изготовлять. А это значит, что им нужно снова рисковать своими жизнями.
        — С чего ты взяла?  — Энки достал из своего рюкзака тонкое, шерстяное одеяло и протянул его женщине. Он и сам почувствовал наблюдение, но не был уверен, кто именно следит за ними, просто хищники или действительно те самые, опасные мутанты, о которых, он столько слышал.
        — Я заметила парочку из них. Они даже не пытались прятаться.
        — Хотят заставить нас нервничать?
        — Да, но у них ничего не получится,  — зевнул Алексей, закончивший баррикадировать дверь и устраиваясь у костра и приступая к приготовлению нехитрого ужина. Он уже привык к подобному, и был уверен, что мутанты не нападут. Пока люди держатся вместе, они предпочитают просто наблюдать.
        — Первыми дежурим мы с Димой, а вторую часть ночи Игорь и Энки. Оля отдыхай, завтра тебе предстоит хорошенько поработать, все равно, кроме тебя никто в документах и всех этих препаратах не понимает.
        — Хорошо.
        Избранник задумчиво оглядел своих спутников — они устали, были напряжены, но все равно продолжали делать вид, что все в порядке. Постепенно Энки начал проникаться уважением к этим людям. Они действительно сильные, пусть не физически, но духовно. Мужчина прикрыл глаза, ему стоит немного отдохнуть и набраться сил. Завтра будет трудный день и много работы. Он должен справиться с этой работой, чтобы окончательно поверить в то, что сможет остаться в Нове и освоиться с новой жизнью.
        Избранник всегда спал чутко, неважно, где он находился: в Чертоге, Нове или на задании. Вот и сейчас он слышал каждый шорох вокруг и был готов в любой момент схватиться за оружие и броситься в бой.
        — Энки, просыпайся, ваша очередь дежурить,  — раздался сонный голос Алексей.
        — Я не сплю,  — блондин моментально открыл глаза и огляделся вокруг. Все было тихо и спокойно, ничего подозрительного или опасного.
        — Вот и хорошо, разбудите нас, как только рассветет. Чем быстрее закончим с работой, тем лучше,  — мужчина закутался в теплый плед и моментально отключился. За долгие годы, он научился засыпать моментально. В экспедициях по-другому нельзя, здесь нужно использовать для отдыха каждую свободную минуту.
        — Не волнуйся, командир, разбудим,  — зевнул Игорь, разламывая, чудом уцелевший стул и подбрасывая дров в догорающий костер.
        — Этого надолго не хватит,  — задумчиво пробормотал Избранник, оглядываясь вокруг, но больше ничего подходящего для поддержания огня не было.
        — Значит, придется что-то найти,  — безразлично пожал плечами, еще не до конца проснувшийся Игорь.  — Сейчас бы неплохо чаю выпить.
        — Лучше кофе.
        — Что это?
        — Ну… это очень бодрящий напиток,  — вздохнул блондин, которому не хватало горького кофе.  — Их зерна выращивают в теплицах Чертога.
        — Вот оно как,  — снова зевнул Игорь,  — у нас такого нет, так что придется довольствоваться травяным отваром.
        — Я пройдусь немного,  — Энки поднялся на ноги и направился в сторону забаррикадированной двери.
        — Это плохая идея.
        — Знаю, но…  — блондин на мгновение замолчал, решая, стоит ли говорить коллеге о том, что он хочет проверить, что за новые звуки появились в здании.  — Нам нужны еще дрова. К тому-де я могу о себе позаботиться.
        — Не стоит недооценивать местных мутантов,  — Игорь недовольно посмотрел на Избранника.  — Возможно, ты и сильный боец и в твоей крови кислота, которая способна убить любого, но вот опыта в подобных делах у тебя пока маловато.
        — Боишься, что меня убьют?  — слегка приподнял бровь Энки.
        — Не хочу оплакивать очередного глупого коллегу, который решил, что может в одиночку гулять по руинам,  — мужчина прикрыл глаза, размышляя о своем. Он потерял многих друзей, да и сам пару лет назад чуть не погиб. Старые города весьма опасны, этот урок он хорошо усвоил и не позволит Избраннику совершить ошибку.  — Я знаю, что в здании появился кто-то еще. Ты ведь поэтому хочешь уйти?
        — Как ты узнал?  — блондин удивленно смотрел на Игоря, похоже, он снова недооценил человека. Пора бы ему перестать совершать одну и ту же ошибку.
        — Я тоже слышу его… вот только в моем случае это не столько острый слух, сколько опыт,  — усмехнулся мужчина.  — Я намного старше тебя и далеко, не в первый раз бываю в подобных местах… Этот звук, издают мутанты… один раз услышав его и увидев тех тварей, что издают его, больше никогда не забудешь их.
        — Они настолько ужасны?
        — Они разумны, сильны и считают, что мы пища,  — поморщился Игорь.  — Так что, да, они ужасны.
        Избранник бросил задумчивый взгляд на дверь, ему было интересно взглянуть на столь опасных противников, но с другой стороны он понимал, что этого делать не стоит. И дело не в том, что он может погибнуть сам, Энки не боялся смерти, он мог поставить под угрозу жизнь своих коллег, а вот это уже было не допустимо.
        — Не бойся, у тебя еще будет возможность с ними встретиться.  — Игорь поставил на костер котелок с водой и положил туда сухие травы.  — Мутанты хотя и не любят свет, но они его не бояться.
        За дверьми послышалось скрежетание и тихое бормотание. Блондин сразу понял, что мутант заявился в это здание ни один. Рука сразу же потянулась к оружию.
        — Они не нападу, просто проверяют,  — несмотря на свои слова, Игорь тоже напряженно смотрел на двери.  — Именно поэтому, кто-то должен постоянно бодрствовать. Если они поймут, что все спят — нападут.
        — А что им мешает это сделать сейчас?
        — То, что мы может убить их. Они не станут рисковать напрасно, это тебе не звери.
        — Звери разными бывают,  — отчего-то улыбнулся Энки, вспоминая о Рыжике. Все-таки зря они не взяли его с собой, сейчас помощь этого зверя была бы весьма кстати. Хотя, с другой стороны, его он не слушался, только Искру. Интересно, как она там?
        — Держи,  — мужчина протянул своему молодому коллеге, кружку горячего отвара.  — Это тебя взбодрит и придаст сил.
        — Спасибо,  — Избранник сделал глоток отвара и поморщился, на вкус он был просто отвратителен: горько-кислый, оставляющий после себя неприятное послевкусие, но зато он действительно бодрил и придавал сил.
        — Ночь будет длинно, может, расскажешь о себе?  — задумчиво спросил Игорь.  — Ты всегда избегаешь расспросов, но это ник чему. Мы тебе не враги.
        — Я знаю, просто к чему вспоминать о прошлом, которое не вернуть?
        — Чтобы тебя лучше понимали. Мы ведь ничего не знаем о таких, как ты. Есть слухи, домыслы, и просто бредовые сказки.
        — С чего ты взял, что расскажу тебе правду?  — усмехнулся Энки.
        — У тебя нет причин лгать. Так что… пока ждем рассвет, расскажи…какой он, Чертог?

* * *

        Блондин не ожидал, что Игорь окажется настолько болтливым, они проговорили до самого рассвета. Как это ни странно, но после разговора ему стало немного легче. Сейчас вспоминая жизнь в Чертоге, и сравнивая её с тем, что с ним происходит сейчас, он понимал, что в городе Избранников ему было не так уж хорошо. Удобно, сытно, надежно, но в то же время, в Чертоге он был постоянно напряжен — постоянно контролировать себя не так уж просто. Жить с людьми в некотором роде оказалось намного интересней.
        Из-за всех этих разговоров к рассвету Энки был уставшим и даже вымотанным, ему больше не хотелось говорить, и он был убежден, что теперь спокойно сможет молчать целый год. Еще никогда и ни с кем ему не доводилось разговаривать так долго.
        — Просыпайтесь все!  — от зычного голоса Игоря все моментально подскочили и теперь недовольно смотрели на лысого громилу.
        — А понежнее будить нельзя?  — Ольга сонно потянулась. Несмотря на то, что ей не пришлось дежурить, она все равно проснулась уставшей и вымотанной. Когда они были в старых городах, женщина никогда не могла расслабиться и отдохнуть. Она все время ждала нападения или другого подвоха.
        — Ну, только если одну тебя,  — Игорь обнял коллегу.  — Остальные моей нежности не достойны.
        Брюнетка рассмеялась, ну как можно сердиться на этого гиганта? Они уже давно знакомы и ему позволено больше, чем другим.
        — Нужно завтракать и выдвигаться на поиски документов и лекарств,  — Алексей начал извлекать из рюкзака сухари и вяленое мясо, которым можно легко перекусить на скорую руку.
        — Зачем вам лекарство?  — неожиданно спросил Энки,  — за долгие годы оно наверняка испортилось.
        — Так и есть, но даже в таком виде оно сократит время, которое нам потребуется для того, чтобы синтезировать новое лекарство,  — пояснила Ольга,  — к тому же учитывая то, что они должны храниться в жидком азоте, есть шанс, что оно все еще не испортилось. Мы ищем любую возможность, чтобы выжить, а потому собираем все, что можно хоть как-то использовать.
        — Ясно,  — теперь блондин имел смутное представление о том, что им стоит искать.
        — Ладно, хватит разговоров, чем быстрее мы вернемся к машине, тем лучше,  — Алексей протянул Избраннику его порцию завтрака.  — Так что поторапливайтесь!
        Энки жевал сухари и мясо, запивая его бодрящим травяным отваром, который и так пил полночи. Несмотря на то, что все звуки, что наполняли ночь, исчезли, блондин чувствовал, что мутанты никуда не исчезли, они просто затаились, и это беспокоило Избранника.
        Из комнаты, в которой благополучно провели ночь, исследователи вышли, молча, прихватив все свои вещи. Возможно, им еще придется заночевать в этом месте, но оставлять оборудование и припасы без присмотра, было бы непростительной глупостью. Судя по всему, Ольга знала, в каком направлении стоит идти, а потому вела их именно она.
        Энки напряженно всматривался в груды мусора и темные углы, прислушивался к едва уловимым звукам, анализировал свои ощущения. Мужчина решил не пугать, своих спутников раньше времени и просто наблюдал за происходящим, держа наготове пистолет и нож, хотя лучшим для него оружием всегда будет собственная кровь. Блондин искренне надеялся, что в этот раз можно будет обойтись без этого. Они поднялись на седьмой этаж, здесь помещения были в гораздо лучшем состоянии, даже мусора не было, словно кто-то специально навел порядок.
        — Это должно быть здесь,  — Ольга хмуро огляделась по сторонам, решая куда идти.
        — Что нам искать?  — Дмитрий направился вперед, поочередно заглядывая в бывшие кабинеты.
        — Любые уцелевшие бумаги, а еще металлические цилиндры, они большие и тяжелые, герметично закрытые.
        — Далеко не разбредайтесь,  — Алексей обеспокоенно озирался вокруг, опыт и какое-то шестое чувство подсказывали ему, что здесь опасно.
        — Командир, я, пожалуй, осмотрюсь,  — Энки не мог отделаться от неприятного ощущения угрозы, что исходила буквально отовсюду.
        — Не стоит…
        — Я смогу о себе позаботиться,  — Избранник снова взглянул в сторону лестницы, по которой они поднялись. Всего пару секунд назад, там мелькнула расплывчатая тень, и что-то подсказывало Энки, что это далеко не животное.  — Все равно в поиске документов от меня мало пользы, а так, я смогу проверить здание и обезопасить пути отступления. Это благоразумное решение.
        — Хорошо, но будь все время на связи,  — Алексей протянул блондину рацию. Бородачу не нравилось то, что задумал его новый подчиненный, но он понимал, что действия Избранника имеют смысл. Ему самому не давали покоя мелькающие тени и тихие шуршащие звуки, доносившиеся отовсюду.
        — Будет исполнено,  — Энки направился обратно к лестнице, намереваясь зачистить здание от тех тварей, которые здесь остались. Для него в подобной ситуации лучше быть одному, раз уж солдат его десятки нет рядом. К тому же, мужчина не хотел подвергать опасности новых коллег. И дело было вовсе не в том, что он успел немного привязаться к ним и проникнуться уважением, а в том, что без них он не сможет вернуться в Нову. Простой расчет. Хотя может быть, Энки просто обманывал себя. Так или иначе, он начал спускаться вниз по лестнице, всматриваясь в темноту, которую не мог развеять мутный утренний свет, проникающий сквозь многочисленные дыры в стенах. И снова все его чувства обострились, он видел, слышал и ощущал намного больше, чем мог вообразить простой человек, Избранник точно знал, где находится его притаившейся враг, а это значит, что он сможет устранить угрозу, раньше, чем на него нападут.
        Энки понимал, что даже, несмотря на его способности и намного лучшую физическую форму, чем у его коллег идти исследовать здание бывшей лаборатории в одиночку весьма глупо. Но в то же время Избранник осознавал, что был единственным, кто сможет обезопасить пути отступления для их группы. К тому же блондин хотел лично увидеть антропоморфных мутантов, с которыми его сравнивали.
        Мужчина осторожно шел по мрачным, обшарпанным коридорам, освещая свой путь небольшим карманным фонариком. На первый взгляд могло показаться, что он находится на этаже совершенно один, но острый слух Энки улавливал тихий звук крадущихся шагов.
        Блондин понимал, что его пытаются окружить, но продолжа идти вперед, делая вид, что ничего не замечает. Сейчас он был больше сосредоточен на осмотре уцелевших кабинетах и комнатах и поиске ловушек, которые могут осложнить отступление.
        Избраннику не нравилось это здание, как и сами руины, которые до сих пор не были зачищены. Раньше, когда он выполнял задания Чертога, рядом с ним всегда были солдаты личное десятки, оружие и поддержка научного отдела. А сейчас он не знал о враге, местности и цели практически ничего. Вся эта ситуация раздражала Энки, но ничего изменить он не мог.
        Позади послышалось невнятное бормотание, давая мужчине понять, что неизвестным мутантам, надоело на него любоваться, и они решили приблизиться. Вытащив из-за пояса нож, Избранник вновь полоснул себя по ладони, решая, что в сложившейся ситуации будет благоразумнее экономить патроны, ведь неизвестно, что их ждет дальше. Шаркающие шаги стали звучать четче и ближе. Блондин замер на месте, ожидая, когда мутант приблизиться достаточно близко. Сейчас самое главное для него — спокойствие и самоконтроль. Нужно подпустить врага как можно ближе, иначе все будет бесполезно. Все чувства и ощущения Избранника были обострены до предела, как всегда бывало перед боем. Сейчас Энки чувствовал себя намного лучше, чем раньше, ведь он делал то, к чему привык — готовился уничтожить врага.
        Очередной звук раздался совсем близко, и мужчина ощутил на своем затылке чужое дыхание, в следующее мгновение тяжелая рука легла на плечо Избранника. Блондин криво улыбнулся — он ждал именно этого. Резко развернувшись, Энки скинул с себя руку напавшего и прижал надрезанную ладонь с сочащейся из раны кислотой к лицу мутанта. Дикий визг полный боли заполнил собой здание, привлекая к себе внимание других мутантов, и людей, ищущих образцы лекарства и документы.
        Отпрыгнув в сторону и прижавшись спиной к стене, мужчина замер, внимательно наблюдая за тем, как корчащийся от боли антропоморфный мутант умирает в агонии. Это существо действительно напоминало человека, с той лишь разницей, что его рост под два метра, конечности были непропорционально удлинены, а лицо вытянуто. Но все же, никаких сомнений в том, что это существо, так же как и Избранники, ветвь эволюции человечества, не было. А тем временем в поле зрения Энки появились еще пара мутантов, которые недовольно шипя, буравили Избранника пристальными взглядами, словно пытались понять, кто перед ними и как этот человек смог убить их собрата. Мужчина напряженно ждал, что же будет дальше, ведь мутанты оказались вооружены, а их взгляды были вполне осмысленны.
        Блондин не сомневался в том, что эти существа опасны и нападут, при первой возможности, но почему-то не торопился убить их. Эти существа вызывали в нем интерес, Избраннику захотелось узнать, о каких способностях говорил Алексей и другие его коллеги, почему его сравнивают с ними.
        — Энки!  — раздался голос Игоря и в следующее мгновение послышались громкие шаги. Мутанты, резко развернувшись, устремились к человеку, благоразумно решив, что тот будет более легкой добычей.
        — Нет!  — блондин бросился за мутантами, но неожиданно его отбросило назад. Избранник рухнул на спину, казалось, что что-то тяжелое давит на него, не давая пошевелиться. Избранник захрипел, он уже сталкивался с подобным, когда был в Чертоге — на такое способны только сильные телепаты, такие, как Гера.
        — Игорь, беги! Я справлюсь!  — закричал блондин, прекрасно понимая, что его не послушают. Этих людей хлебом не корми, дай кого-нибудь спасти!
        Зарычав, Энки до крови закусил нижнюю губу — он прекрасно знал, что боль избавит его от воздействия мутантов, ведь все происходит в его голове. В следующее мгновение, мужчина снова смог дышать нормально, как впрочем, и шевелиться. Раздался звук выстрелов и ругань Игоря, вскочив на ноги, Избранник бросился на помощь коллеге. Сейчас блондин деялся лишь на то, что еще не слишком поздно.
        Странно, раньше он никогда и ни за кого не беспокоился, разве, что за Локи, но это было другим. А сейчас он действительно волновался за своих коллег-людей. Почему? Что в них такого притягательного, что заставляет беспокоиться за них?
        Энки понимал, что не сможет стрелять, без риска попасть по Игорю, да и неизвестно насколько эффективны будут пули против этих тварей. Избранник просто набросился на мутанта, стаскивая его с Игоря, и снова кислота, которая течет в его жилах, сослужила хорошую службу, заставляя врагов отступать.
        — Ты как?
        — Жить буду,  — поморщился Игорь, зажимая рваную рану на плече.
        — Где второй?  — блондин обеспокоенно оглядывался по сторонам, но не замечал ничего подозрительного.
        — Не знаю, на меня напал только один.
        — Отсюда нужно уходить!
        — Не раньше, чем найдем лекарство,  — мужчина направился обратно к лестнице. Несмотря на то, что рана была незначительной, её стоило, как можно быстрее обработать, пока не началось заражение.  — Пойми… мы не можем вернуться с пустыми руками.
        Энки помог Игорю подняться и на скорую руку обработал его рану, надеясь, что не будет заражения. При этом Избранник не забывал прислушиваться к окружающим звукам, ведь ему удалось убить только одного мутанта, а второй сбежал и вполне мог вернуться за подмогой. Энки не сомневался в том, что эти существа достаточно умны для скоординированных действиях в группах, да и телепатические способности мутантов его впечатлили. Они были не просто опасны, они несли в себе смертельную угрозу.
        — И зачем ты только спустился? Занимался бы поиском лекарства, как и другие,  — блондин с удивлением услышал в собственном голосе ноты беспокойства и некой ворчливости. Неужели он действительно волнуется за людей? Похоже, за то недолгое время, что он пробыл с ними, он действительно изменился. Но вот чем это обернется? Все это слишком непривычно для него, хотя так намного спокойней, исчезла постоянная нервозность и напряженность.
        — Я слышал крик,  — поморщился от боли гигант, направляясь к лестнице.  — Ты же не думал, что мы тебя бросим?
        — Нет, хотя зря, это было бы логично если учесть способности мутантов.
        — Тебе пора позабыть о правилах Избранников, мы другие! Я не говорю, что все люди благородные и придут тебе на помощь. Нет. Так не будет. Но мы вместе работаем вместе, а потому должны заботиться друг о друге. Иначе мы просто не выживем.  — Игорь даже не пытался скрыть своего раздражения. Мужчина никак не мог понять, почему Избранник так себя ведет, неужели все жители Чертога такие замороченные на всю голову?  — А вот ты зачем сюда полез? Командир же сказал, что мы должны держаться вместе.
        — Я услышал шум и решил проверить,  — блондину стало неуютно от этого разговора, он действительно чувствовал себя виноватым перед этим человеком, да и перед другими тоже. Раньше он подобно за собой не замечал.  — Это было глупо…, но полезно, теперь я знаю больше о мутантах и о том, что они следят за нами.
        — Вот именно то, что не стоит лезть на рожон. То, что ты сильнее и опытнее нас, не значит, что ты бессмертен.  — Игорь действительно был зол на блондина.  — Пойми. Я не хочу хоронить очередного коллегу. Это угнетает и делает жизнь невыносимой.
        — Я учту.
        Мужчины поднялись на нужный этаж и направились на поиски своих коллег. Для Энки это была очередная возможность подумать о сложившейся ситуации — люди совершенно точно недооценивают мутантов. Это плохо, как и то, что за ними наблюдают и не так, как это делают голодные хищники, а как вполне разумные существа. Но для чего? Какую цель они преследуют и позволят ли уйти?
        — Игорь?  — Ольга бросилась к раненому мужчине.  — Как же так? Ты же знаешь, что здесь стоит быть очень осторожными.
        — Это моя вина. Он помог мне избавиться от мутантов.
        — Мутанты?  — напрягся Алексей, отрываясь от просмотра документов,  — антропоморфные?
        — Да,  — вскрикнул Игорь, когда брюнетка сняла повязку и принялась обрабатывать рану. Ощущения были более чем неприятные, но нужно терпеть.  — Эти твари впервые, появились при свете дня.
        — Не стоит так о них говорить,  — Энки задумчиво оглядел своих спутников.  — Они разумны. Совсем как вы или я. Уверен они и раньше наблюдали за людьми, пришедшими в город, днем, просто вы не замечали их.
        — Допустим. Но сейчас это не имеет значения, мы нашли контейнер с вакциной и кучу документов, среди которых, наверняка, найдется что-то полезное. Пора уходить, причем, как можно скорее.  — Алексею было не по себе, он понимал, что избранник прав. Они все это знали, чувствовали, но предпочитали делать вид, что антропоморфные мутанты лишь немного умнее хищников.
        — Лучше спуститься по стене,  — блондин напряжено взглянул на своих коллег, он не был уверен, что люди смогут спуститься по веревкам, но это было намного безопасней, чем идти там, где, скорее всего, уже установлены ловушки.
        — У тебя паранойя,  — усмехнулся Дмитрий, подходя к стене и выглядывая из дыры. Было довольно-таки высоко, если бы не контейнер с вакциной они могли бы последовать плану Энки. Но рисковать лекарствами было нельзя.
        — Как знаете,  — раздражено буркнул Избранник. Он понимал, что не сможет убедить других, у него нет весомых доводов, только предположения и чутье.
        — А я ему верю,  — неожиданно заявил Игорь,  — он такой же, как они, только не обижайся, Энки, но это правда.
        — Почему я должен обижаться? Некоторые Избранники тоже выглядят… немного иначе, чем люди. Так что подобное сравнение не может меня задеть. У нас действительно есть много общего.
        — Значит так,  — Алексей, наконец, принял решение.  — Первым спустится Энки, проверит все ли чисто внизу и даст нам знать. После пойдет Ольга, затем спустим капсулу с вакциной, после спустимся уже мы с Димой.
        — Предварительно нужно забаррикадировать двери, мутанты все еще здесь, будет плохо, если они помешают.  — Избранник был рад, что его послушали, теперь дело за малым, выполнить план и покинуть город. Энки точно знал, что однажды он вернется сюда, возможно даже один, чтобы не волноваться о безопасности людей, но сейчас не время для общения с мутантами, нужно обезопасить коллег.
        Закрепив прочную веревку и скинув её вниз через дыру в стене, блондин начал медленно спускаться. Он ощущал на себе пристальные взгляды, но не мог понять, где именно скрываются наблюдатели. Неприятная ситуация! Если бы только солдаты из его десятки были рядом, тогда можно было бы быть спокойней. Но, увы, сейчас приходится довольствоваться тем, что есть и надеется на лучшее. Надеяться — Избранник усмехнулся, это свойство людей, но, похоже, он его уже перенял.
        Экни спустился вдоль стены на землю и тут же принялся озираться по сторонам в поисках угрозы и опасностей, было бы довольно-таки глупо рассчитывать на то, что мутанты не раскусят их маневр. Избранник прекрасно понимал, что сейчас все зависит только от того, действительно ли их хотят убить, или мутанты решили не рисковать и дать людям уйти. Блондин понимал, что наверняка, жители этих руин приблизились к ним настолько близко именно из-за него, мутанты почувствовали в нем своего, и это беспокоило мужчину, который твердо решил вернуться сюда в скором времени и проверить свои догадки.
        — Энки, помоги,  — раздался сверху голос Ольги.
        Избранник оторвался от наблюдения за периметром и помог женщине спуститься на землю. Теперь оставалось принять капсулу с вакциной и дождаться, когда остальные исследователи покинут полуразрушенное здание.
        — Лучше наблюдай за обстановкой,  — брюнетка напряжено смотрела на то, как металлическая капсула, обвязанная прочной веревкой, медленно опускалась вниз. Ольга молилась сейчас лишь об одном, что бы у них все получилось, и вакцина не рухнула с высоты, ведь это могло повредить капсулу с азотом.
        — Хорошо,  — сжимая в руках пистолет, Избранник продолжал озираться по сторонам. Окружающие шорохи, рычание скрип нервировали мужчину, опасность могла исходить откуда угодно.  — Поторопитесь, чем скорее мы покинем этот город, тем лучше. Да и Сашу не помешает проверить, а то мало ли что.
        — Не волнуйся за него,  — женщина, протянула руки вверх, принимая тяжелую капсулу, заполненную азотом. Он уже большой мальчик, вполне может о себе позаботиться.
        — А если он столкнется с мутантами?
        — У него есть машина, он всегда может переждать в лесу.
        Ольга тоже волновалась за своего самого младшего коллегу, но уж лучше она будет убеждать себя в том, что Саша в большей безопасности, чем они сами. Так намного проще.
        Спустя десять минут, все вещи и члены экспедиции были уже на земле, готовясь выдвигаться к точке встрече с машиной.
        — Нужно поторопиться, не хочу задерживаться в этом месте на еще одну ночь,  — Ольга боязливо оглядывалась по сторонам, похоже, после возвращения в Нову, ей снова придется подсесть на успокаивающие отвары. Эта работа в прямом смысле этого слова убивает её, но ничего изменить она была не в силах. И дело тут даже не в том, что её кто-то заставлял, просто она не могла оставить коллег одних. Эти мужчины, несмотря на всю свою браваду и опыт не могли справиться без нее.
        — Тогда нам лучше поторопиться, скоро начнет темнеть,  — Алексей, надеялся, что, несмотря на инцидент с мутантами они все-таки смогут добраться до машины и убраться из этих руин.

* * *

        Идти обратно к машине было намного проще, чем искать здание лаборатории, возможно, все дело в том, что теперь они точно знали куда идти и не оглядывались по сторонам, да и желание поскорее вернуться домой подгоняло исследователей.
        Энки внимательно оглядывался по сторонам, пытаясь вовремя заметить угрозу, которая могла исходить, как от хищников, так и от мутантов. Но несмотря на это он успевал поразмыслить над произошедшим.
        — Алексей,  — позвал командира блондин.
        — Чего тебе? Заметил что?  — Встрепенулся мужчина.
        — Ничего необычного, за нами наблюдают, но не приближаются. Такое ощущение, что кто-то просто хочет удостовериться в том, что мы уберемся отсюда,  — совершенно спокойно ответил Избранник, подобное поведение противника было ему понятно, а значит, он знает, чего ожидать дальше. Сейчас его интересовал совсем другой вопрос.  — Скажите, раньше мутанты нападали?
        — Да, я же говорил…
        — При каких обстоятельствах это происходило?
        — Они всегда нападали только ночами или в темных помещениях, если кто-то оставался один. Это странно, что они появились при свете дня.
        — Вот оно как,  — ответ Алексея лишь упрочил Энки в мнении, что мутанты появились именно из-за него. Неужели их телепатические способности позволяют им распознавать мутантов? Жаль, что он не может здесь задержаться и все разузнать.
        — Может быть, просветишь нас, о чем думаешь,  — раздражено буркнул Дмитрий, старясь идти, как можно быстрее. Никто из людей, не хотел, чтобы ночь застала их в этом городе.
        — Пока что это только догадки, так что говорить не о чем.
        Избранник не хотел посвящать коллег в свои мысли, так было безопасней для него, ведь если мутанты действительно напали из-за него, люди могут испугаться и решат избавиться от него, как от возможной угрозы. Это не входило в планы Энки, особенно если учесть, что он был ни в чем пока не уверен точно.
        — Ну, как знаешь,  — обиженно буркнул Дмитрий, косясь на блондина.  — Тебе стоит научиться доверять тем, с кем работаешь.
        — Я попытаюсь,  — безразлично пожал плечами Избранник. Эти люди даже не представляют, насколько сильно он доверяет им и как изменился за последнее время.
        Дальше исследователи шли уже молча, напряжено прислушиваясь к шорохам, каждый понимал, что все недовольство и претензии к друг другу стоило отложить на потом, когда они окажутся в более или менее безопасном лесу.

        Друг или враг?

        Локи злобно оглядывался вокруг, как же раздражает необходимость тащиться через лес пешком! Все эти экспедиции и дальние походы, не для него, он всегда предпочитал проводить время в Чертоге. Но теперь путь туда ему заказан и это злило Избранника. Локи всегда считал себя важным членом общества, которым дорожат в городе, считал свои способности нужными, и что в итоге? Его просто выкинули на улицу, поручив невыполнимое задание! А все потому, что Таранис боится потерять власть, которую удерживает уже давно. Мерзкий старикашка! От мыслей о старейшине Избранник загорался от ярости. Увы, но в отличии от большинства своих собратьев он никогда не мог контролировать свои эмоции, возможно все дело в том, что ему подвластен огонь: дикий, свободный и яростный. Мужчина усмехнулся, только вечный спокойный и хладнокровный Энки и мог его вытерпеть. Кто бы мог подумать, что он будет скучать по этому зануде.
        — Командир, показания приборов слежения разделились. Один находится совсем близко, а другой на большом расстоянии,  — обратился к Локи один из солдат, ожидающий дальнейших инструкций.
        — Дай взглянуть,  — брюнет взглянул на прибор, пытаясь оценить обстановку. Наверняка один из сигналов принадлежит Даджалу, а другой Энки, а это значит, что оба его собрата живы.  — Хм… один из сигналов двигается… причем в сторону второго, а это значит, что в скором времени они окажутся в одном месте.
        Избранник задумался, какой же из двух сигналов принадлежит старому другу и что теперь делать.
        — Идем к ближайшей точке, нужно проверить, что там расположено,  — Локи почти не сомневался в том, что там обнаружит там Нову, тот самый город людей, о котором столько всего слышал. А значит, Энки не может находиться там, ведь он терпеть не может людей. Получается, что его цель, это второй сигнал, который приближается к первому. Избранник раздраженно сунул прибор слежения обратно в руки солдата. Как же раздражает вся эта ситуация. Если второй сигнал действительно Энки, как он может двигаться так быстро, и почему он возвращается к поселению людей. Это нелогично! Хотя, последнее время, блондин вел себя весьма глупо. Но все же поверить в то, что этот гордец связался с представителями тупиковой ветви эволюции было практически невозможно.
        — Да, командир.
        Солдаты двинулись вперед, а вот сам Локи замешкался. Что же теперь делать? Вполне вероятно, что в скором времени он встретится с Энки лицом к лицу и им придется драться. Несмотря на то, что численное преимущество было на стороне Локи, он все еще сомневался в том, что стоит выполнять приказ. И дело было не в том, что он боялся бывшего напарника, а в том, что все еще считал Энки другом, хотя это и не было принято среди Избранников. Мужчина понимал, что эту дилемму стоит решить, как можно скорее, ведь времени у них не так уж много.

* * *

        — Докладывай, ¦ 63-86-132!  — Локи устало посмотрел на своего подчиненного, который только что вернулся из разведки. Нужно поскорее на что-то решиться, ведь если так пойдет дальше, он точно взорвется, причем в прямом смысле. С каждым часом сдерживать пламя все сложнее, хочется, наконец, выпустить пар и накопившееся за последние месяцы напряжение, взорвать что-то, сжечь дотла, уничтожить!
        — В километре от нас находится обширное поселение, окруженное металлической стеной,  — монотонно ответил солдат.  — Город охраняется вооруженными дозорными, вдоль стены установлена электрическая сетка. Численность населения выяснить не удалось, штурм имеющимися силами невозможен.
        — Ясно,  — Локи задумался. Несмотря на приказ Тараниса, любой ценой вернуть Энки живым или мертвым, она не собирался понапрасну рисковать своей жизнью, а это значит, что не стоит приближаться к городу. Что же тогда делать?  — Значит так, нужно устроить ловушку, в двух километрах от города, на пути движения второго сигнала.
        — Будет исполнено,  — так же монотонно, как и всегда ответил солдат. Взглянув на него, Избранник поморщился, скоро этот боец выработает своей ресурс и будет лучше, если он умрет в бою. Уж лучше так, чем вернуться в Чертог и пустить его на опыты. Несмотря на свою нелюбовь к людям, Локи считал, что-то, что делали с выработавшими свой ресурс солдатами неправильно. Может быть, именно поэтому от него так легко избавились? Он слишком свободолюбив и независим. Хотя нет, не поэтому, а потому, что он не скрывал своим истинные чувства, он был просто не способен на это.

* * *

        Сейчас снова трясясь в кузове машины, Энки изнывал от духоты. Наверное, он поторопился, когда сказал, что самое худшее в ней это тряска и шум. Нет, к этому можно привыкнуть, а вот к жару от котла, нет. Сейчас мужчине казалось, что он оказался в пекле вулкана, а вот люди, как это ни странно чувствовали себя намного лучше.
        — Скоро мы прибудем на место?  — поинтересовался избранник, бросая обеспокоенный взгляд на Игоря. Рана хотя и была не серьезной, но все-таки лучше было показать его настоящему врачу.
        — Думаю, через пару дней,  — устало зевнул Алексей, который полностью расслабился после удачного выполнения задания.  — Обратный путь всегда занимает меньше времени, уж не знаю почему. А ты чего такой красный, не заболел?
        — Просто туту душно,  — раздраженно вздохнул блондин, с трудом поднимаясь на ноги и пробираясь к задней двери грузовика,  — пожалуй, побуду на крыше, там посвежее будет. Заодно смогу оценить обстановку снаружи.
        — Хорошо, только не перенапрягайся.
        Энки легко забрался на крышу грузовика. Только теперь он смог расслабиться и вздохнуть свободно. Все-таки длительное общение с кем-то не для него. К тому же в одиночестве думается намного легче, а подумать ему было над чем — о мутантах, об Избранниках и своей жизни в Новее, а еще мужчина беспокоился за Искру.
        — Можно подумать, мне больше волноваться не о чем,  — раздраженно буркнул блондин, прогоняя от себя ненужные мысли и сосредотачиваясь о наблюдении — не стоит терять бдительность в таком месте, даже находясь в движущемся транспорте, он этот урок хорошо усвоил
        Чем ближе была Нова, тем больше волновался Энки, пусть он и не был телепатом, но всегда умел чувствовать угрозу. Вот и сейчас Избраннику казалось, что угроза нависла над ним и его новыми коллегами. Но вот откуда она исходит: от хищников, от мутантов, людей или быть может от солдат Чертога? Блондин внимательно всматривался в окружающий их лес, проносящийся мимо них. Что же его беспокоит?
        — Что с тобой?  — Саша забрался на крышу, на которой сидел Энки. Молодому парню навился этот вечно хмурый и сильный Избранник, а потому, парень всячески стремился наладить с ним контакт.
        — Ничего,  — блондин продолжал оглядываться вокруг, хотя и не понимал, что же именно он хочет увидеть.
        — Да неужели?  — парень недоверчиво взглянул на Избранника.  — Почему ты до сих пор некому не доверяешь? Это не правильно, мы не враги тебе.
        — Дело не в этом…
        — Тогда в чем? Почему ты все предпочитаешь делать сам? Я, конечно, понимаю, дело привычки и все такое, но… мы… не скажу, что друзья, но что-то вроде этого точно. Может быть, объяснишь, почему ты ото всех ушел и сидишь здесь с кислой миной?
        — Саша,  — раздраженно поморщился блондин. Вот ведь странно, с тех пор, как он стал общаться с людьми, он все чаще стал проявлять несвойственные ему эмоции, а все началось с его злости на Искру. Раньше Энки был убежден, что вовсе не способен на них, но похоже, он ошибался на этот счет. И это угнетало опытного бойца.
        — Что Саша?  — парень не собирался сдаваться и выяснить причину, по которой мрачный Избранник уже несколько дней сидит н
        на крыше грузовика и почти ни с кем не говорит.
        — Я сам не знаю, в чем дело. Это… что-то вроде чутья,  — блондин снова напряженно осмотрелся. До Новы оставалось совсем немного, не больше суток пути, местность вокруг должна быть безопасной, так чего же он волнуется?
        — В смысле?
        — Не знаю, что-то не так,  — как же раздражает эта ситуация! Он и сам не понимает, откуда исходит опасность, а еще приходится объясняться с другими.  — Такое иногда бывает, начинаешь чувствовать приближение угрозы. Вот только обычно я всегда знаю откуда ждать опасности, а сейчас нет.
        — Мы почти дома, здесь безопасно,  — несмотря на свои слова, Саша напрягся и тоже стал всматриваться в лес.  — У тебя просто паранойя.
        — Может быть,  — Энки не обращал внимания на слова своего молодого коллеги. Он и сам понимал, что все это слишком странно и неправдоподобно, но все равно продолжал наблюдать. Неожиданно он увидел едва уловимый красный отблеск среди деревьев, и мелькающие тени и он точно знал, что это такое.  — Нужно тормозить!
        — Что?  — Саша непонимающе уставился на Избранника, который уже направился к кабине.
        — Дмитрий, тормози!!!  — закричал блондин, надеясь, что он не ошибся и у них еще есть время, чтобы со всем разораться. Машина резко дернулось и, по инерции проехав еще несколько десятков метров, остановилась. Энки сразу же спрыгнул на землю.
        — Что случилось?  — недовольно проворчал Дмитрий, высовываясь из окна.
        — Избранники здесь.
        — Что?! Это бред, платформы не могут добраться до Новы!!!  — Дмитрий не желал верить в то, что кто-то из Чертога добрался до его дома. Люди всегда боялись, что этот день настанет, а потому уничтожали маяки-датчики.
        — И все же, я уверен, что они здесь. Сидите в машине и никуда не выходите, я со всем разберусь сам,  — ответил Энки проверяя сколько патронов осталось в обойме его пистолета.
        — Один? Не говори глупостей!  — Алексей и другие исследователи вылезли из машины и теперь напряженно озирались по сторонам, пытаясь понять, что же могло встревожить Избранника.
        — Не думаю, что здесь больше десятки, так что я справлюсь сам,  — блондин на мгновение прикрыл глаза, чтобы сосредоточиться и настроиться на нужный лад. Сейчас ему предстоит вспомнить, что он не просто Избранник, а один из лучших бойцов Чертога.  — Поймите… скорее всего они пришли за мной, так что вам не стоит рисковать понапрасну. Я разберусь сам.
        — Глупости, вместе у нас больше шансов,  — нахмурился Алексей, прекрасно понимая, что вряд ли они справится с десяткой опытных солдат, а уж если с ними будут еще и Избранники, то дело вовсе плохо.
        — Нет, я пойду один, так будет лучше. Возможно, Вам удастся вернуться в Нову, для Вас главное доставить документы и образцы вакцины. Так что если есть другой путь в город, воспользуйтесь им.
        — Энки, мы не бросим тебя,  — поморщился командир, ну почему этот Избранник такой упертый?.
        — Я и не говорил, что вы должны меня бросить, просто езжайте в Нову обходным путем, а потом вернетесь за мной с подкреплением.
        — Но…
        — Давайте не будем тратить время попусту. Делайте, как я сказал и все будет хорошо.  — Энки, не оборачиваясь, направился в лес, туда, где еще недавно он видел отблеск приборов слежения и мелькающие тени. Избранник искренне надеялся, что люди смогут добраться до города и не вернуться за ним, или вернутся, когда все будет кончено.
        — Интересно кого за мной послали,  — пробормотал мужчина, мысленно перебирая имена тех, кто мог с ним справиться. Таких, даже среди Избранников было наперечет и далеко не всех рискнут отправить за пределы подконтрольной Чертогу территории.
        Блондин медленно шел среди леса, даже не путаясь скрываться. Зачем? В этом нет смысла, за ним пристально наблюдают от самой машины и раз он до сих пор жив, возможно, попытаются взять его живым. А это значит, что у него еще есть шанс.
        В это же время в Нове.

        Даджал объяснял Искре непонятный материал из учебника, который она штудировала уже несколько дней подряд, когда почувствовал непонятное волнение. Он уже ощущал его несколько дней, но сейчас оно усилилось, казалось, что он чувствует чье-то присутствие.
        — Что-то не так?  — девушка озабоченно посмотрела на парня, который внезапно замолчал и уставился в книгу остекленевшим взглядом. На мгновение Искра даже испугалась за Избранника, которого еще никогда не видела в таком состоянии.
        — Я не уверен,  — пробормотал Даджал, тряхнув головой.
        — В чем? Что случилось, скажи.
        — Кажется, я чувствую присутствие поблизости от города присутствие других Избранников,  — брюнет поднялся со стула и начал мерить шагами небольшую комнатку, пытаясь, таким образом, сосредоточится и проанализировать свои ощущения. Он знал, что сильные телепаты способны определять местоположение своих собратьев, но сам никогда не мог так делать. Неужели его способности усилились? Но почему, он практически не тренировался. Странно все это.
        — Энки? Он возвращается?  — просияла Искра, осознавая, что соскучилась по несносному Избраннику больше, чем думала.
        — Не только он, думаю, здесь есть еще кто-то,  — парню совсем не нравились собственные догадки, но все же чувствовал, что прав.
        — Это невозможно,  — напряглась девушка,  — дозорные заметили бы приближение платформ.
        — Они могли прийти и пешком,  — голос Даджала дрогнул, казалось, что новая жизнь, к которой он уже успел привыкнуть, в одночасье может исчезнуть.  — Они пришли за нами с Энки… я не могу понять, сколько именно, но не сомневаюсь, что это Избранники…
        — Успокойся,  — Искра обняла нервничающего парня, заставляя его остановиться.  — Мы тебя никому не отдадим. Наверняка здесь не много Избранников, иначе мы давно бы о них уже знали. Все, что нужно это понять, кто и где находится, тогда мы сможет предупредить солдат и устранить угрозу.
        — Я не смогу, я не такой сильный,  — покачал головой брюнет, пытаясь справиться с подступающей паникой. Раньше, живя в Чертоге, он лучше контролировал себя, но возможно все это лишь от того, что, несмотря на то, что он там вырос, в городе избранников не было для него ничего родного и близкого. А здесь в Нове, у него появилась семья, дело, и даже те, кого можно назвать друзьями. Даджал боялся лишиться всего этого и снова оказаться самым обычным слабеньким и никому не нужным телепатом.
        — У тебя получится,  — улыбнулась Искра, которой тоже было страшно. Она не хотела снова сталкиваться с Избранниками и уж тем более не желала снова возвращаться в Чертог, чтобы спасать тех, кто ей дорог. Второй раз ей уже не повезет так сильно.  — Ты смог почувствовать их присутствие, значит, сможешь увидеть больше. Я знаю, ты справишься!
        Даджал судорожно вздохнул, раньше никто и никогда не говорил ему такие слова, не смотрел на него с надеждой и безграничной верой в него. Не справился, значит, ты ничтожество и не стоишь внимания — таков закон в Чертоге. С Искрой все было иначе, эта странная девушка, действительно верила в него, и от этого казалось, он действительно становился сильнее, он сам хотел все узнать.
        — Я попробую, но не уверен, что получится.
        — Главное попытайся, если не выйдет, не страшно, мы что-нибудь придумаем.
        — Искра права,  — подал голос Константин, молча наблюдавший за сестрой и другом.  — Если не сможешь определить их количество и местоположение, мы сами их найдем.
        Даджал, молча, уселся на пол в позе лотоса и прикрыл глаза, пытаясь сосредоточиться на своих ощущениях. Напряжение нарастало с каждым мгновением, еще никогда молодому телепату не было так сложно сосредоточится. Но он не собирался сдаваться и шел по следу своих ощущений, чтобы увидеть то, что тревожит его все это время. Энки. Определенно этот образ принадлежит Энки, а значит блондин успешно вернулся из опасной экспедиции, но вот кто второй? Дадажал пристально разглядывал свои видения, пытаясь узнать второго Избранника, который так же находился вблизи Новы, и представлял опасность для всех.
        — Не могу,  — тяжело дыша, простонал парень, открывая глаза. За то время, что он медитировал, его тело взмокло, а сам он дрожал, словно его бьет током.
        — Не получилось?
        — Их двое, один Энки, а второго я не смог рассмотреть, но он очень сильный,  — Избраннику с трудом удалось взять себя в руки. Он понимал, что угроза не такая большая, как он думал и все равно она есть. Нельзя все оставлять так, как есть.
        — Знаешь, где они, хотя бы приблизительно,  — Искра бросилась к шкафу, чтобы переодеться и достать оружие. Она не сможет сидеть дома без дела, когда её близким угрожает опасность.
        — Да.
        — Вот и хорошо, нужно сообщить солдатам, а после отправляться на помощь Энки и остальным. Раз он здесь, значит, вернулись все из его группы.
        — Тебе лучше остаться здесь,  — буркнул Константин, прекрасно понимая, что его сестру уже не остановить. Она как всегда бросается в самое пекло, не задумываясь о последствиях.
        — Им может понадобиться медицинская помощь!  — карие глаза решительно засверкали. Девушка понимала, что ведет себя опрометчиво и глупо, понимала, что Энки способен справится сам, но эти знания не помогали успокоиться. Она должна пойти и лично убедится в том, что все будет хорошо.  — Идемте, чем быстрее мы всех предупредим, тем лучше. Ну же, поторопитесь!

* * *

        Энки надеялся, что Алексей и другие послушают его и уедут, чтобы не рисковать своими жизнями и образцами вакцины, которые они смогли раздобыть с таким трудом, к тому же Игорю нужна была медицинская помощь. В любом случае ему будет намного спокойней встретиться с теми, кого за ним прислали, когда новые коллеги окажутся в безопасности. Подумать только, он волнуется за людей! Еще пару месяцев назад в это невозможно было поверить, а вот теперь… Когда это все произошло и самое главное почему? Наверное, он никогда не сможет найти ответ на этот вопрос.
        Отойдя от машины на приличное расстояние, блондин остановился и огляделся вокруг. Несмотря на то, что солдаты хорошо спрятались, для опытного бойца ни составило труда заметить их. Хотя быть может, они и не думали сильно прятаться, итак было заметно, что он засек их и специально уводит от людей.
        — Может быть, уже выйдите?  — скучающим тоном поинтересовался Избранник, снимая перчатки и куртку из плотной ткани. Сейчас его главное оружие собственная кровь — живым он точно не дастся и заберет с собой как можно больше врагов. В зеленых глазах загорелся недобрый огонек — в отличии от тех, кто пришел за ним, у него нет цели оставлять кого-то в живых.
        — Не сомневался, что ты заметишь нас,  — из-за деревьев вышел Локи. Мужчина не знал, что делать дальше, он слишком хорошо знал бывшего напарника и понимал, что Энки собирается драться, а потому решил для начала поговорить.
        — Так они послали тебя,  — мрачно усмехнулся Избранник, смотря на старого друга. Раньше, он не стал бы так называть Локи, но сейчас Избранник понимал, что они были именно друзьями. Даже странно, что за столь короткий срок его мировоззрение поменялось настолько сильно.  — Что ж, это вполне логично, ты знаешь мои слабые и сильнее стороны.
        — Да, не думал, что однажды увижу тебя в компании людей,  — брюнет остановился на расстоянии, его тело уже пылало огнем, но он пока не решался атаковать, ведь мужчина прекрасно знал, на что способен Энки. Вполне может статься, что даже его десятка окружившая беглого Избранника не сможет помочь. А это значит, что нужно попытаться договориться, заговорит зубы врагу и так добраться для него. Но действительно ли он хочет этого? Локи боролся сам с собой, как выполнить приказ и при этом не навредить другу? Возможно ли это в принципе?
        — Они не так плохи, как я думал,  — пожал плечами блондин, пытаясь мысленно проработать план, при котором он не только вживит, но и Локи не пострадает. Наверное, сентиментальность Искры все-таки заразна, вот и он теперь печется о бывшем напарнике.
        — Неужели?  — Избранник направил оружие на блондина.  — Ты сильно изменился. Нет. Внешне ты все тот же, но вот говоришь…
        — Давай не будем об этом, я изменился и знаю это, скажу больше, я об этом не жалею. Как выяснилось, я многое упустил, живя по правилам Чертога. А вот тебе удалось этого избежать…  — Энки так и не смог придумать более или менее полезный план. Неужели драки не избежать? Как же не хочется убивать старого друга!  — Что ты будешь делать?
        — Я не могу вернуться в Чертог без тебя. Неважно живым или мертвым, но я должен доставить тебя Таранису. Старик совсем из ума выжил…, но он слишком силен, чтобы перечить ему.
        — Я понимаю, но добровольно не пойду с тобой,  — блондин достал нож и приблизил его к своей ладони.  — Я нашел место, в котором хочу остаться.
        — Среди людей?  — усмехнулся Локи, не узнающий самоуверенного, холодного и вечно спокойного Энки, презирающего не только людей, но и слабых Избранников. Что с ним сделали, если он настолько сильно изменился? От этих мыслей брюнету становилось не по себе.
        — Да, сам не верю, что говорю это, но вреди людей, я нашел свое место. Это оказалось намного интересней, чем жить в Чертоге,  — зеленые глаза заблестели, а на губах мужчины появилась легкая ухмылка. И чего он раньше беспокоился? Ему действительно нравилось в Нове со своими новыми коллегами. Будет жаль, если он не сможет выжить в этой передряге.
        Локи стоял, не шевелясь, он не мог поверить, что это и есть Энки, тот самый Энки с которым он отправлялся на задания и тренировал солдат. Совсем не так он представлял эту встречу и как это ни странно, он не мог заставить себя нажать на курок.
        — Черт!!!  — брюнет резко отбросил оружие в сторону, а огонь вокруг его тела стал малиновым, еще немного он весь лес вокруг загорится.  — Я не понимаю! Я не хочу понимать! Как ты мог променять жизнь в Чертоге на существовании рядом с людьми! Ты презирал их, не считал достойными существовать! А что теперь?! Что мне прикажешь делать, я не могу тебя убить, потому что не способен контролировать собственные эмоции, но и вернуться домой тоже! Что мне делать?! Скажи, ты всегда был у нас умным.
        Локи был не просто зол, он был в ярости. Зачем только его послали на это дело? Не иначе, как решили избавиться от неуравновешенного Избранника! Брюнет действительно не мог решиться, ему хотелось жечь, крушить, кричать, чтобы его услышали. Как так вышло, что он привык в своему напарнику настолько сильно?! Для Избранников не свойственны привязанности. Видимо он действительно ущербный и никчемный.
        — Для начала успокойся,  — вздохнул Энки, который не первый раз видел истерику огненного Локи. Его сила оказывала на брюнета негативное воздействие, но именно это делало этого избранника более человечным. Главное только ему не сказать об этом, а не то точно оскорбится.
        — Успокойся! Успокойся!  — продолжал кричать брюнет, поджигая все вокруг себя.  — А дальше что? Может быть так же, как ты поселиться среди людей?
        — А почему бы нет, главное, чтобы рядом всегда был огнетушитель.
        Избранники на мгновение замерли, а потом дружно обернулись в сторону говорящего, которому удалось незаметно к ним подкрасться.
        — Я же сказал, чтобы вы уходили!  — раздражено буркнул Энки увидевший прямо перед собой Алексея и Сашу, причем они были не одни, а вместе с Искрой, Константином и Даджалом.  — А эти откуда взялись?!
        И снова Избранник почувствовал, что им овладевает злость. Он не просто так велел оставить его одного, а чтобы защитить людей. Ведь они легкая добыча, как для самого Локи, так и для опытных бойцов из его десятки. Если бывший напарник решит напасть на них… блондин стиснул зубы, ему не защитить всех людей, при таком раскладе.
        — Эти?  — карие глаза девушки злобно блеснули. Опять это пренебрежение в голосе, да что с этим Избранником не так?! Почему он не может вести себя по нормальному?!  — Мы, между прочим, за тебя волновались и пришли помочь!
        — Можно подумать я нуждался в помощи!  — рыкнул Энки, снова переводя взгляд на брюнета, пытаясь понять, что же Избранник предпримет в следующий момент. Ему нужно придумать новый план и как можно скорее.
        — Нечего с ним разговаривать,  — Константин недовольно посмотрел на своего бывшего куратора.  — Давайте просто разберемся с солдатами и пойдем домой, мне еще уроки делать.
        Локи не понимал, что происходит, и потому просто слушал весьма занятный диалог между бывшим напарником и людьми. Кто они? Откуда взялись? Почему не боятся его и ведут себя настолько самонадеянно и глупо? И самое главное, почему Энки переживает за них и пытается защитить. Особенно эту девчонку, по вине которой попал в город людей. А в том, что эта странная рыжая и есть Искра, мужчина не сомневался. Все желание убивать и крушить испарилось, а вместо этого появилось любопытство: что же будет дальше?
        — Уходите! Алексей, Вы же должны понимать, что это бесполезно и глупо, Вам нечего противопоставить опытным солдатам!  — попытался воззвать к благоразумию своего командира блондин.
        — Ну, пока до драки еще далеко,  — пожал плечами мужчина, надеясь на то, что не ошибся насчет второго Избранника и с ним действительно можно договориться.
        — Это твои новые друзья?  — усмехнулся Локи, а огонь, пылающий в лесу, начал утихать.  — Должен признать, что я впечатлен, толь не знаю чем больше, тем, что ты так сильно изменился, или тем, что людям удалось на тебя повлиять.
        — Повлиять?  — буркнула Искра, буравя Энки злобным взглядом.  — Поверь, на этого самодовольного типа, никто и ничто не сможет повлиять, он всегда делает только то, что хочет и никого не слушает. А еще вечно поставляется и не позволяет помочь себе! Да он… Он вообще не осознает, что мы воллуемя за него!
        С каждым новым словом, девушка все больше повышала голос. Как же это обидно, когда тебя не замечают и пренебрегают тем, что ты делаешь.
        — Я не знаю? Еще как знаю,  — Локи с трудом сдерживал смех, Искра высказала все то, о чем он частенько думал, но никогда не высказывал. Может именно это привлекло Энки в людях? Пусть Избранников и учат быть холодными, расчетливыми, никогда не показывать свои эмоции, это не значит, что у них нет чувств. Просто жители Чертога вынуждены их скрывать, они считают их чем-то неприемлемым и бесполезным. Брюнет всегда чувствовал себя из-за этого ущербным, и только вечно спокойный и уравновешенный Энки никогда не обращал внимания на взрывной характер напарника. Что-то подсказывало Локи, что их поставили в пару именно потому, что они уравновешивали друг друга.
        — Ну, так что, ты собираешься делать дальше?  — Алексей пристально посмотрел в черные глаза Избранника. Он понимал, что руководство города не обрадуется, появлению еще одного жителя Чертога в стенах Новы, но предпочитал избежать ненужных жертв и договорится. В конце концов, любой приносящий пользу, может остаться в городе. Да и Энки обязательно приглядит за своим другом и не позволит ему сделать глупость.
        — Без понятия, моя задача вернуть Энки и Даджала в Чертог,  — брюнет пристально оглядел собратьев, весь вид которых говорил о том, что они добровольно никуда не пойдут. Как же все проблематично!  — Но… Вы ведь не облегчите мою задачу, так?
        — Нет, нам и здесь вполне не плохо,  — вмешался в разговор телепат, чувствующий, что Локи сомневается и не желает причинить вред своему бывшему напарнику. И пусть на самого Даджала это не распространялось, этим вполне можно воспользоваться и избежать бойни, которую могут устроить двое столь сильных Избранников.  — Ты ведь и сам не хочешь выполнять приказ.
        — Неповиновение недопустимо,  — упрямо покачал головой брюнет. Мужчина просто не представлял себе жизни без удобств и благ Чертога. Как же сложно принять решение, ведь телепат совершенно прав.
        — Решайся быстрее,  — Энки продолжал держать нож у своей ладони, готовый в любой момент пустить в дело кислоту, что течет в его жилах.  — Добровольно я с тобой не пойду, и Даджала забрать не позволю, так что-либо идем с нами, раз уж это возможно, либо возвращайся в Чертог, ну есть еще и третий вариант… и мне бы не хотелось, чтобы ты выбрал именно его.
        — Один из нас должен умереть… так ведь,  — мрачно усмехнулся Локи.
        — Да… так что выберешь ты?
        Избранник задумчиво оглядел собравшихся, прикидывая какие у него шансы не только выжить, но и выполнить приказ Тараниса. Людей намного меньше, чем его солдат, они не так хорошо вооружены и скорее всего плохо обучены вести бой, так что они не станут помехой, в отличии от Энки и Даджала, к тому же на шум могут прийти подмога из города. Точнее она уже в пути, ведь часть людей уже достигла Новы. Его шансы были не велики, и Локи прекрасно осознавал это. Но соглашаться на предложение людей… Это позор для Избранника. И все-таки решение придется принять.

        А не слишком ли много Избранников?

        — До сих пор не верю, что согласился на это?  — ворчал Локи, разглядывая свои руки, закованные в металлические наручники.
        — Потерпи, как только мы поговорим с главами, Вас отпустят,  — усмехнулся Алексей. Мужчина никак не мог понять, как в Чертоге могли появиться такие разные Избранники. Если Энки — холодный, расчетливый, спокойный, рассудительный и самоуверенный, то его друг и бывший напарник Локи, напротив — неуравновешенный, дикий, своевольный, да и Даджал не похож ни на одного их них, парень более не уверен в себе, чем его старшие собраться, более мягок.
        — Отпустят ли?  — с сомнение протянул брюнет, которому хотелось как можно скорее освободиться от оков. Единственное, что сдерживало его сейчас, это суровый взгляд Энки и тот факт, что и у него, и у солдат забрали все оружие, даже ножи.
        — Ну, я же свободен,  — пожал плечами блондин. Сейчас он с трудом сдерживался, чтобы не повторить слова Искры, которые она произнесла, когда они только прибыли в Нову. Нет. Он не станет вести себя так же глупо и говорить наивные фразы глупой девчонки.
        — Нужно, что-то сделать с людьми,  — девушка обеспокоенно смотрела на спокойные, безжизненные лица солдат Чертога. Сейчас, ей снова стало страшно, как бывало всегда, когда они появлялись в поселении.  — Нужно попытаться привести их в чувства. К тому же некоторые из них уже почти достигли своего предела.
        — А ты, как я погляжу, многое рассказал людям,  — презрительно фыркнул Локи.
        — Ничего он нам не говорил,  — Искра бросила на брюнета негодующий взгляд.  — Я сама все видела в лаборатории, когда забирала брата.
        — И много ты еще видела?  — мужчина с интересом посмотрел на хилую человеческую девушку, которая смогла не только проникнуть в Чертог, но и выкрасть курсанта и забрать Энки с собой. Даже не верится, что это она и есть. Локи представлял её себе иначе… более внушительно и опасно, а не так.
        — Не очень, но мне это и не было интересно, я приходила за братом, а не за секретами Чертога.
        — Ну, да, конечно,  — недоверчиво буркнул Избранник. Сейчас он испытывал новое для себя чувство — страх. Он не боялся боли или смерти, даже пытки не страшили его, но вот что действительно заставляло его сердце сжиматься от ужаса так это неизвестность.
        — Локи, хватит,  — поморщился Энки, все будет в норме, главное веди себя поспокойней и не поджигай все, до чего дотянешься.
        — Я постараюсь,  — за тот час, который они шли до города людей, мужчина успел сто раз пожалеть о принятом решении, уж лучше бы он попытался захватить Энки в плен и убить людей, тогда у него была бы хоть какая-то уверенность в будущем. Он был бы либо мертв, либо победителем вернулся в Чертог. Вот только, кто его там ждет? Мерзко осознавать, что тебе нет места в родном городе, а совладать со своими эмоциями и хоть как-то исправить это положение, ты не в силах. Локи не верил в то, что можно жить среди людей, они ведь намного глупее, слабее, и никчемнее, чем жители Чертога. Но с другой стороны Энки же, как-то приспособился, а он намного более принципиален в этом вопросе.
        — А вот и Нова,  — радостно улыбнулась Искра. За короткий срок, который она провела в городе — это место стало для нее родным домом. Девушка была рада, что их с братом судьба сложилась именно так, что они оказались здесь.
        — Как-то не впечатляет,  — буркнул брюнет, рассматривая поселение в котором, судя по всему, ему придется жить, если его конечно не убьют. Это, конечно, не человеческие деревни на их территории, но до Чертога этому место было далеко. В Нове не было ничего величественного и изящного, это были просто серые каменные коробки, окруженные металлической стеной. Локи искренне недоумевал, почему это место до сих пор не захвачено, несколько десяткой Избранников и пара сотен солдат с легкостью справятся с этой задачей. Так чего Таранис медлит? Чего боится?
        — Ты привыкнешь,  — Энки с удивлением обнаружил, что рад вернуться в это место. Даже возвращаясь в Чертог с заданий, он никогда не испытывал такого чувства, а сейчас, ему действительно было спокойно на душе от того, что он снова видит эту невзрачную стену. Даже странно, что он начал так быстро меняться, может это какое-то воздействие на его психику? От этих мыслей блондин поморщился. Глупости. Даджал бы почувствовал подобное, да и он сам прекрасно чувствует, когда телепаты пытаются забраться в его мозг.
        — Как ты?  — недовольно фыркнул брюнет, чувствующий себя пленником.
        — Как я,  — кивнул Энки.  — Потерпи немного, уверен, все решится так, как надо.
        — Не сомневайся в этом,  — Алексей оглядел людей и нового Избранника, которого привел в Нову.  — Думаю, мне разрешат, взять их в Исследовательский корпус.
        — Надеюсь, с этим не возникнет проблем,  — подал голос Даджал, парень был рад, что в городе появился еще один избранник, но с другой стороны он знал, что не все люди обрадуются этому. Многие, не без оснований боялись жителей Чертога, которых называли не иначе, чем мутанты. Даже на его работе, есть парочка таких людей.
        — Даже если возникнут, мы что-нибудь придумаем. Ну, а пока нам нужно пойти домой, я приготовлю праздничный ужин, по случаю возвращения Энки и остальных, можем даже устроить праздник для всех.
        — Не уверен, что все поместятся в квартире,  — несмотря на эти слова, блеск в карих глазах, выдавал Константина — ему хотелось устроить праздник. И вовсе не потому, что его бывший куратор вернулся, а потому, что подобные вещи в его жизни проходили крайне редко.
        — Тогда так и сделаем,  — улыбнулась Искра, беря Энки за руку и таща в сторону их дома. Она была уверена в том, что он волнуется за друга, хотя и не показывает этого, а потому хотела отвлечь блондина от грустных мыслей.  — А ты Локи не переживай, все будет хорошо, вот увидишь.
        — Если бы я лично не видел это все,  — брюнет проводил странную компанию пристальным взглядом.  — То ни за что не поверил бы в происходящее.
        — Идем, нужно отвести тебя к нам, там ты точно лишнего внимания не привлечешь,  — Алексей подтолкнул Избранника в нужную сторону. Мужчине не терпелось поскорее покончить с делами, обнять жену, и вместе с ней, прийти на праздник.

* * *

        Здание городского совета находилось в самом центре Новы, поговаривали, что это было самое первое сооружении, которое построили люди. Так это или нет, сейчас уже никто не вспомнит. Несмотря на поздний час и то, что остальной город уже спал, в помещении Совета кипели нешуточные страсти — вот уже несколько часов кряду здесь шло бурное обсуждение того, что делать с солдатами из Чертога и очередным Избранником, оказавшимся в городе. Этот вопрос был весьма важным, ведь от принятия решения зависела безопасность города, а потому в здании совета собрались главы всех служб и их помощники. Раньше никто из жителей Новы и предположить не мог, что однажды рядом с их домом обнаружат солдат, пришедших из Чертога, это событие было весьма пугающим, оставалось лишь понять, есть ли поселению реальная угроза.
        — Угомонитесь!  — прикрикнул на собравшихся Иван, пожилой мужчина, одетый во все черное, серые блеклые глаза негодующе оглядели собравшихся. Он не случайно был выбран главой Новы, а потому, что всегда мог сохранять хладнокровие и благоразумие.  — Мы здесь собрались не для того, чтобы орать и спорить! Нам нужно решить, что делать. Думаю, всем понятно, что людей мы не бросим. Пусть медики осмотрят их и попытаются привести в чувства, если получится, они пригодятся в Нове — все-таки людей у нас не хватает.
        — Не уверен, что это возможно,  — Сергей поправил в очередной раз съехавшие очки.  — Эти люди длительно время подвергались воздействию телепатов и внушению, они лишены своей воли, да и физическое состояние некоторых уже на пределе. Как говорила Искра, достигший определенного возраста солдат пускают на эксперименты, так что у нас нет никакой уверенности в том, что они смогут обрести собственное сознание, а быть тупыми марионетками, как сейчас.
        — Так или иначе, без своего командира они не опасны,  — снова заговорил глава.  — Мы должны попытаться вернуть их в нормальное состояние, если потребуется, привлеките этого мальчишку-телепата… Даджала. Наверняка, он будет полезен в этом деле.
        — Нам не стоит доверять Избранникам,  — неожиданно подал голос Максим, который, несмотря на свой возраст, участвовал в заседаниях совета Новы, в качестве помощника главы разведывательного управления.  — Их всех стоит выгнать из города, им здесь не место и не я один так считаю. Они — мутанты и ничем не лучше тех, которые живут к заброшенных городах, вот пусть и катятся к ним!
        — Насчет остальных не знаю,  — устало зевнул полный лысый мужчина, хмуро смотря на брюнета.  — Но Даджала трогать не дам. С тех пор, как он заступил на службу, дела у нас пошли намного лучше. Да и нет у него времени вредительствовать, так что мальчишка не опасен.
        — Ты излишне подозрителен,  — подал голос Алексей, он уже слышал подобные слова, когда принял решение взять Энки к себе, а потому был готов снова отстаивать свое мнение. Но сейчас было намного проще, ведь после появления Избранников в городе многие убедились в том, что они не опасны.  — Пусть они и отличаются от нас, но и Энки и Даджал хорошо зарекомендовали себя. Так что не думаю, что с Локи возникнут проблемы, к тому же в Исследовательском корпусе нехватка кадров, а новички прекрасно подойдут для нашей работы.
        — Я согласен с Алексеем,  — поддержал друга ученый.  — Мы все еще не можем жить без знаний, вещей и технологий, которые сохранились в старых городах, а если учесть, что там обитают хищники и мутанты…
        — Так может просто попросим Чертог прислать к нам побольше избранников?  — не унимался Максим. Брюнет не мог понять, почему другие не понимают насколько опасно держать врагов в Нове, к тому же давать им свободу передвижения. Да, пока между ними и Избранниками нет открытой конфронтации, но это не значит, что так будет длиться вечно, ни для кого не секрет, что жители Чертога намериваются расширить свою территорию и война это всего лишь вопрос времени.  — Вы не забыли, что мы не ладим, а они считают людей низшими существами? А если они шпионы? Что если эта троица здесь только для того, чтобы собрать информацию о слабостях города? Вы думали об этом?
        — Это резонно,  — вдохнул Иван, понимающий, что они не могут безгранично доверять бывшим жителям Чертога, по крайней мере, пока.
        — У них нет времени на шпионаж!  — Алексей поднялся со своего места и бросил гневный взгляд на довольного собой Максима.  — Да и что они могут увидеть? Это нам впору проникать в гости к Избранникам, чтобы получить доступ к их технологиям! Или Вы думаете, они не знают, как мы живем? Им нет никакого смысла присылать кого-то к нам.
        — Успокойся, никто их выгонять или убивать не собирается,  — устало вздохнул Иван, задумчиво смотря в окно, за которым уже была непроглядная темнота. Сколько они здесь сидят? Часа три не меньше, так что давно пора заканчивать с этим вопросом и расходиться по домам.  — Сделаем вот что… Пусть все избранники будут жить в здании Исследовательского корпуса, все равно у вас несколько этажей пустует. Пока мы окончательно не убедимся в том, что они не представляют опасности, по городу они будут иметь право передвигаться только под присмотром.
        — Что ж, это благоразумно,  — с облегчением вздохнул Алексей, который и сам предлагал подобное Энки.
        — На этом и решим,  — Иван с трудом поднялся со своего места.  — А теперь давайте отдыхать, сегодня был тяжелый день. Все остальные вопросы решим завтра и поверьте, дел у нас скопилось много и в первую очередь нужно решить, как укрепить оборону Новы. Мы не можем допустить, чтобы рядом праздно шлялись избранники и их солдаты.

* * *

        Несмотря на то, что квартирка Виктора была очень маленькой, в ней все же собралось много народу — все коллеги Энки и их семьи пришли в гости к Искре. Девушка была рада такой шумной компании, а потому готовила для всех вкусности, пока новые друзья и знакомые обсуждали последние новости и судьбу Локи. И только блондин не находил себе места и ни с кем не желал говорить, он просто сидел на кухне, рядом с Искрой и наблюдал за тем, как она лепит пирожки. Довольно-таки увлекательное зрелище, особенно если видишь это занятие впервые.
        — Не волнуйся, с ним все будет хорошо,  — улыбнулась девушка, убирая выбившиеся из прически прядки, навязчиво лезшие в глаза и размазывая при этом муку по лицу.
        — Откуда ты знаешь, или у тебя развились способности предвидения?  — устало поинтересовался Энки, продолжая разглядывать Искру. Что-то в её облике было невероятно привлекательным и манящим, рядом с этой девушкой Избранник чувствовал себя совершенно спокойно, наверное, впервые с их первой встречи.
        — Но ведь с тобой ничего не случилось,  — девушка поставила в печь пирожки и принялась убирать со стола.  — Некоторые жители Новы боятся вас и хотят, чтобы Избранники покинули город, но так думают не все. Я плохо знаю Алексея, только по рассказам Татьяны, но уверена, что он убедит глав в том, что Локи не опасен и возьмет его под свое крыло. Не переживай, все будет хорошо, вот увидишь, а завтра, мы отведем вас в парк аттракционов, там здорово, наверняка ты ничего подобного не видел.
        — Куда?  — нахмурился Энки, не понявший и половины слов, торопливо произнесенных Искрой.  — Зачем? Что вообще ты несешь?
        — Все очень просто, в Нове есть парк аттракционов, нам там очень понравилось, особенно мальчишкам,  — девушка присела рядом с блондином и положила голову ему на плечо, устало прикрывая глаза.  — Даджал говорит, что в Чертоге такого нет — у вас не принято развлекаться, это считается глупым и бесполезным.
        — И ты решила, что оказавшись среди людей, я начну делать то, что считаю бесполезным и глупым?  — Энки не мог понять эту человеческую девушку. После всего случившегося, самым логичным для нее было бы держаться подальше от него, а не пытаться помочь и уж тем более не стоит так доверчиво прижиматься к нему.
        — А почему бы нет, нельзя все время быть серьезным — это убивает. Если в жизни нет никакой радости — какой смысл жить вообще? Тебе нужно научиться улыбаться и делать глупости… и твоему другу тоже. Я хочу, чтобы вы увидели город… и то, что раньше для вас было недоступно.
        — Я не привык к такому.
        — Но это не значит, что не стоит попробовать,  — улыбнулась девушка.  — Как ты можешь быть уверенным, что аттракционы тебе не понравятся, если ты ни разу не был там?
        — Не уверен, что стоит…  — Энки не мог понять сам себя. Ему нравилось проводить время с Искрой, он часто вспоминал об этой проблемной девчонке во время экспедиции и даже беспокоится о ней. Вот только привязанности ему совершенно не нужны, особенно такие.
        — Еще как стоит, это даже не обсуждается, я действительно хочу, чтобы ты увидел, что жизнь может быть другой.
        — Искра, давай накрывать на стол,  — на кухню вошла улыбчивая Татьяна.  — Ой, прости, что помешала.
        — Ты не помешала, мы просто разговаривали и все,  — отчего-то смутилась Искра. Ну, вот опять наставница будет подшучивать насчет неё и Энки. Можно подумать это возможно.
        — Я заметила,  — задорно рассмеялась блондинка.  — Ладно, как бы там ни было, пора всех накормить.
        — А как же Алексей и Локи?
        — Они могут прийти поздно,  — Татьяна начала доставать тарелки и вилки.  — Эти собрания частенько растягиваются на полдня. Но ты не волнуйся, мы им оставим всего понемножку, так что голодными наши мальчики не останутся.
        — Ты права,  — Искра принялась помогать блондинке, к тому же она и сама была голодной.  — Энки не сиди, помоги все отнести в комнату.
        — И почему это я обязан делать все это?  — проворчал мужчина, все-таки поднимаясь с места, чтобы помочь женщинам. Ему было совсем не сложно, но поругаться стоило, хотя бы, чтобы сохранить свой имидж.
        — Потому, что ты тоже хочешь есть,  — улыбнулась блондинка. Все-таки эти избранники не такие уж странные. Ничто человеческое им не чуждо, просто нужно, чтобы они привыкли к новой жизни и поняли, что в Нове им ничего не угрожает.  — Надеюсь, Алексей все уладит. Будет обидно, если ребятки уйдут из города.

* * *

        В небольшой комнатке за большим столом собралось много народу, все радостно поглощали вкусности приготовленные Искрой, которая найдя поваренную книгу, открыла в себе талант кулинара и обсуждали все то, что произошло с ними за последнее время. Даже Энки время от времени участвовал в разговоре и если поначалу неохотно, но спустя некоторое время и он втянулся.
        Еще никогда блондин не чувствовал себя так спокойно и уютно, словно он действительно оказался дома, среди семьи и друзей. Как же ему не хватало этого раньше. Вот только живя в Чертоге, мужчина не мог понять, что же не так в его жизни и чего ему хочется на самом деле. Энки прикоснулся к шраму, который остался у него после первой встречи с Искрой — это столкновение стало судьбоносным для него и перевернуло всю его жизнь с ног на голову. Теперь, избранник уже точно не сможет жить, как раньше, да и его мировоззрение начало меняться.
        — Таня, спой,  — неожиданно попросил Игорь.
        — Нет, не хочу.
        — Да ладно тебе, спой, порадуй,  — не отступался громила, доставая принесенную с собой старую гитару.  — А я сыграю.
        — Я никогда не слышала, как ты поешь,  — Искра умоляюще посмотрела на наставницу.  — Спой.
        — Хорошо,  — вздохнула блондинка.
        Игорь тут же заиграл грустную мелодию, из-за того, что его инструмент был старым, звук получался дребезжащим, но все-таки музыка была красивой, а когда Татьяна запела все и вовсе замерли. У женщины был прекрасный голос, тихий, завораживающий, проникающий в самую душу.
        И снова Энки почувствовал себя странно, в Чертоге тоже были музыканты и певцы, их музыка была правильной, выверенной, ни одной фальшивой ноты, но и эмоциями она тоже наполнена не была. Татьяна пела так, что блондину начинало казаться, что он под воздействием телепата. Странное ощущение, от которого щемило в груди. Но это было приятное ощущение, и избранник хотел бы почувствовать его вновь.

* * *

        Подходя к серой невзрачной коробке, которые люди гордо именовали домом, Локи скривился. Неужели ему придется жить здесь? Это, конечно, лучше землянок и обветшалых домов в человеческих поселениях, на территории Чертога, но все-таки не то, к чему привык молодой мужчина. Вот только выбора у него не было, оставалось надеяться на то, что в Исследовательском корпусе будет намного лучше.
        — Идем, сегодня переночуешь здесь, а утром вместе с Энки и Даджалом переберетесь к нам, главное не ходите пока сами, попросите Искру и Виктора проводить вас.
        — Ну да, не стоит нервировать особо напуганных,  — хмыкнул брюнет, совершенно не понимающий, как себя вести. Да уж, судьба явно над ним издевается, раз уж ему приходится жить среди представителей низшей формы жизни.
        — Ты привыкнешь, как и Энки,  — Алексей понимал, что его решение грозит неприятностями, особенно если вспыльчивый избранник не будет контролировать себя, но в то же время, им действительно нужны новые бойцы и желательно способные противостоять мутантам. Кто знает, как скоро им снова придется отправиться в путь.
        — Надеюсь,  — буркнул Локи, чувствующий себя неуютно среди людей. Он медленно поднимался по лестнице, следуя за своим новым руководителем, хотя это и звучало для него дико, когда услышал тихий мелодичный голос. Чем выше они поднимались, тем громче была песня. Эти звуки не похожие на музыку, которую он слышал в Чертоге, завораживала и заставляла глупо улыбаться. Странное, непривычное ощущение совсем не нравилось избраннику.
        — Таня поет,  — улыбнулся Алексей, поражаясь тому, что его жену смогли уговорить спеть. Он не слышал подобного, уже несколько лет, с тех пор, как погиб его сын. Похоже, Татьяна приходит в себя и новые жители Новы тому причина. Мужчина распахнул двери квартиры, в которой их уже ждали.  — Проходи, не стесняйся.
        — Даже не думал,  — хмыкнул избранник, заходя в маленькое помещение. И снова мужчине вспомнилось свое большое жилище, в которое он никогда не вернется.
        — А вот и мы!
        — Ну, как все удалось?  — блондинка подошла к мужу, чтобы обнять.
        — Да, но теперь, избранникам нельзя ходить по Нове без присмотра и жить им придется в пустующих комнатах Исследовательского корпуса,  — Алексей поцеловал жену, и улыбнулся Энки.  — Так будет даже лучше, у нас больше места для вас.
        — Вы правы, так что все в порядке,  — несмотря на то, что блондин понимал, что это вполне логичное решение их небольшой проблемы, ему не хотелось покидать эту небольшую квартиру. Но на этот раз мужчина решил вести себя благоразумно, чтобы не испортить жизнь себе и другим. Кто знает, возможно, если он будет подальше от Искры и её дурного влияния, все эти эмоции и чувства начнут исчезать. Вот только хочет ли он этого? Энки бросил на девушку задумчивый взгляд — во время экспедиции он действительно скучал по этой странной особе, ему даже захотелось сходить в этот парк аттракционов, о котором она столько трещала. Но, похоже, не судьба. Что ж, все к лучшему.
        — Это обязательно?  — Искра напряженно поджала губы.
        — Да,  — кивнул Алексей,  — так будет лучше. Со временем люди привыкнут к Избранникам, тогда можно будет что-то изменить. Ну, а пока, придется смириться с таким положением дел.
        — Ничего, ты всегда сможешь навестить их,  — мягко улыбнулась Татьяна, всюду видящая романтику.
        — Ну да,  — девушка понимала, что ничего не изменить, а еще точно знала, что теперь будет реже видеть и Даджала и Энки, а возможно им вообще не удастся больше общаться. Ведь после учебы и работы она возвращается, с трудом переставляя ноги. Остаются только выходные, но и в эти дни у нее много дел, которые нельзя постоянно откладывать. На душе сразу стало тоскливо, словно она лишилась чего-то важного в жизни. Нельзя так сильно привыкать к людям.
        — Давайте к столу. Мы оставили вам много вкусностей, к тому же пирожки должны уже подоспеть,  — Татьяна указала вновь прибывшим на свободные стулья.
        — Да, сейчас принесу,  — Искра ушла на кухню. Её настроение резко испортилось и совершенно не хотелось никого видеть. Почему все складывается именно так? В глубине души девушка все понимала, она и сама боялась избранников, ведь она в отличии от жителей Новы не понаслышке знала на что они способны. Вот только она видит не все одинаковые — жестокими могут быть не только зазнавшиеся жители Чертога, но и люди.
        — Не грусти, мы действительно сможем иногда видеться,  — Константин, последовавший за сестрой, попытался утешить Искру. В отличии от других, мальчишка знал, как сильно она привязывается к тому, что её окружает, не важно к вещам, людям или избранникам.
        — Это не то, ты же знаешь?  — девушка достала горячие пирожки, и начала осторожно поддевая их вилкой, перекладывать их на тарелки.
        — Да, ладно тебе киснуть,  — раздраженно буркнул Константин.  — Ты же слышала Алексея, со временем все запреты снимут, и мы сможем жить как раньше.
        — Хорошо не буду. Жаль только, что все наши планы рушатся, и в парк мы не пойдем, придется заняться переездом.
        — Не страшно, пусть не завтра, но мы туда непременно сходим. Ты только не грусти.
        — Ладно, я постараюсь. А ты пока неси пирожки гостям, не стоит заставлять их ждать.
        Искра задумчиво оглядела маленькую кухоньку — когда Дадажал и Энки переедут здесь станет намного больше места, вот только Искра уже привыкла к тому, что у нее большая семья. Завтра все это изменится — печально.

        Наш новый дом

        — Хорошо, что у нас почти нет вещей,  — мрачно буркнул Локи, наблюдая за тем, как его друг собирается.
        — Да, это весьма удобно, так что мы быстро переедем,  — безразлично пожал плечами блондин, хотя на самом деле ему не хотелось покидать маленькую квартирку Виктора. Точнее не так, ему не хотелось оставлять Искру и Константина одних. И когда это интересно, он умудрился к ним привязаться? Энки слышал однажды, как Ольга сказала, что к хорошему быстро привыкаешь. Получается, что он считает, что жить с этими людьми для него хорошо? Странно все это. Избранник чувствовал острую потребность проанализировать все, что с ним произошло, а это значит, что ему действительно стоит побыть одному.
        — Ты изменился,  — брюнет смерил бывшего напарника не свойственным для него, серьезным взглядом.  — Но так, даже лучше, ты уже не кажешься таким же, как наши солдаты…
        — Я знаю.  — Энки оторвался от своего занятия.  — Жить с людьми не так уж плохо, не скажу, что они все мне нравятся, большинство из них, не отличаются умом и способностью адекватно воспринимать действительность, но и среди них встречаются занятные экземпляры.
        — К примеру, как та девчонка, по чьей вине мы все попали в такое положение. Вы с ней на удивление хорошо поладили.
        — И ты туда же,  — раздраженно буркнул блондин.  — Наверняка с Татьяной вечером переобщался! Ты же знаешь, что между нами ничего не может быть и дело не только в том, что она человек, а я избранник.
        — Значит, ты думал об этом?  — усмехнулся Локи, понимая, что его друг изменился намного сильнее, чем думает.
        — Какая разница, я не собираюсь убивать Искру. Все, пошли уже, пора увидеть наше новое жилище. Нас уже ждут внизу.
        Мужчины вышли из дома, где их уже ждали оставшиеся жильцы квартирки Виктора. И хотя в этом не было необходимости, проводить избранников решили все.
        — Ну что идемте,  — вздохнул старик, который уже привык к шумной компании в его доме. Хотя с другой стороны ему привычней находиться одному в тишине и покое, город не для него, но, увы, снова отправится в один из старых городов, он не мог — слишком стар. Виктор точно знал, что смерть уже близка, а потому хотел успеть, как можно больше.
        Ранним утром на улицах Новы было мало народу, так что избранники смогли спокойно достигнуть здания Исследовательского корпуса, которое совсем не изменилось с того момента, как Энки был здесь последний раз. Теперь это серое, невзрачное здание, станет домом ему и другим Избранникам, которые волей судеб оказались в человеческом городе. Дом, который не стоит покидать без присмотра. Блондин поморщился, это конечно не тюрьма, но все-таки положение у них незавидное.
        — А вот и вы! Быстро собрались, это хорошо, так будет спокойней для всех, и для Вас в первую очередь,  — Алексей нагнал своих подчиненных и их спутников.  — Кстати, Искра, хорошо, что ты тоже здесь. Мы вчера поговорили с Таней… Не хорошо, вам ютиться у Виктора, это не удобно, даже теперь, когда вас стало немного меньше. Так что вы с братом тоже можете поселиться у нас. Да и до школы Константина отсюда намного ближе.
        — Правда, можно?  — карие глаза засверкали от восторга.
        — Конечно, почему нет. У нас и библиотека есть, так что учиться тебе будет проще, да и со своими друзьями расставаться не придется,  — усмехнулся мужчина. Все-таки его жена подала прекрасную идею, а то вчера на Искру смотреть было больно.
        — Но… как же Виктор? Я не могу…
        — Все в порядке,  — старик довольно улыбнулся.  — Так будет лучше и удобней для всех. К тому же мне привычней быть одному… Да и не сомневаюсь, что ты почти каждый день будешь прибегать, проведать меня.
        — Вы, правда, не против?
        — Я только за, тебе нужна своя комната, да и Косте тоже, так что переезжайте не думая.
        Энки раздраженно вздохнул, он уже успел свыкнуться с мыслью, что теперь не увидит эту рыжую девушку и её брата, но похоже судьба упрямо пытается оставить их рядом. так он точно не сможет сосредоточиться и подумать о том, что же с ним происходит и что делать дальше. А подумать было о чем, и не только об Искре, но и о мутантах, с которыми ему пришлось столкнуться. Несмотря на то, что они напали на него, что — то в их действиях было неправильным, они словно что-то почувствовали и хотели изучить его. Все это не давало покоя Энки и заставляло желать вернуться в тот погибший город и во всем разобраться.
        — Эй, ты чего, неужели не рад, что мы будем жить с вами?  — Константин недовольно посмотрел на избранника, который с непроницаемым лицом смотрел в пустоту.
        — А почему я должен радоваться?  — несколько раз моргнув, блондин посмотрел на упрямого мальчишку, которого ему так и не удалось сломать.  — В том, что вы будете жить рядом, есть как плюсы, так и минусы.
        — Наверное, я никогда не смогу понять тебя, даже этот…  — Константин кивнул на Локи,  — ведет себя более нормально, чем ты.
        Брюнет тихо рассмеялся, наблюдать за напарником и тем, как он общается с людьми, было сплошным удовольствием, но больше всего избраннику нравилось даже не это, а то, что здесь можно не скрывать свои эмоции. Он мог смеяться, кричать выражать недовольство и никто не упрекал в этом и пусть пока он все еще сторонился людей, наблюдать за ними было занятно. Сейчас Локи внезапно осознал для себя, что люди, живущие в Нове и рабы, в поселениях Чертога совершенно разные. Словно разные виды… Хотя это все глупости, физиологически они идентичны… и все-таки они разные.
        — Хватит вам,  — улыбнулась Искра, обнимая недовольного мальчишку,  — давайте лучше осмотрим наш новый дом, а после нужно будет перенести вещи. Уверена, здесь нам будет намного удобней. Да и за Даджалом и Энки присматривать надо… они же жутко несамостоятельные. Ни посуду помыть не могут, ни поесть приготовить, а про уборку и стирку я вообще молчу.
        — Все совсем не так!  — попытался возразить блондин, но его никто не думал слушать. Все думали только о том, что в их жизнях снова начинается новый этап.
        На новом месте оказалось намного лучше, чем в тесной квартирке Виктора, здесь у каждого была своя комната, причем довольно-таки просторная и светлая, да и кухня была просто огромной, так что все остались довольны. Хотя, Энки все еще переживал из-за того, что Искра будет находиться рядом, с одной стороны он был рад, что сможет видеть девушку и говорить с ней, да и готовит она вкусно, но с другой, она вызывала в нем непривычные эмоции, которые казались мужчине чужеродными и опасными. В Конце концов, он не Локи, чтобы так реагировать на что-либо.
        — Что ж, могло быть хуже,  — констатировал брюнет, ознакомившись с новым домом и изучив, что и где находится. Сейчас зайдя к напарнику, Локи изучал его комнату, которая выглядела точно так же, как и его собственная. Кровать у окна, обшарпанный стол тумбочка и огромный шкаф, да картина на стене — простенько, но большего мужчинам и не нужно. Хотя все-таки Избранники скучали по удобствам родного города, которые теперь для них недостижимы. В этой ситуации утешало лишь одно, со временем и эти комнаты можно превратить во что-то более приемлемое.
        — Могло, так что не делай глупостей. Сейчас мы не в самом лучшем положении, люди могут решить, что мы опасны.
        — В некотором роде, так оно и есть,  — пожал плечами избранник, который прекрасно осознавал, что вредить людям или пытаться вернуть Энки в Чертог, по меньшей мере, глупо. Несмотря на свой вспыльчивый характер и неумение держать себя в руках, идиотом он не был и осознавал последствие своих действий. Сейчас все, что ему оставалось это попытаться привыкнуть к новой жизни и обстоятельствам, попытаться найти плюсы в существовании рядом с людьми. Что было нелегко для того, кто привык считать избранников венцом творения.
        — Да, но мы должны постараться, чтобы люди перестали бояться конкретно нас… так будет лучше,  — блондин задумчиво смотрел на друга, но его мысли снова и снова возвращались к мутантам, которых он видел в заброшенном городе. Ему просто необходимо было узнать о них больше и понять, что же его тревожит. Разговаривать с Алексеем или коллегами по этому поводу бесполезно, они мало знают о них, их работа заключается не в этом, а это значит, что ему нужен кто-то другой… К примеру Сергей, он, как ученый, должен обладать интересующей избранника информацией. Вот только захочет ли он поделиться с ними.
        — О чем задумался?  — сощурился Локи. Они с Энки давно знакомы, так что он знал, что этот взгляд бывает у его напарника не просто так, а только в тех случаях, когда он что-то задумал.
        — Когда я был в экспедиции, то столкнулся с мутанами, они обладали телепатией…  — пробормотал блондин, осознавая, что Локи лучше знать о том, что ему удалось узнать.  — Ты же знаешь, большинство избранников обладают именно этими способностями.
        — И что с того?  — мужчине не очень понравился намек друга, а потому брюнет предпочел сделать вид, что ничего не понял.
        — Они похожи на нас… несмотря на то, что выглядят довольно-таки специфично. Я склонен согласиться с командиром, мы с тобой ближе по своей сути к мутантам, чем к людям.
        — Глупости.
        — И все же это так. Мы должны больше узнать о них… мутанты не так глупы, как думают люди. К тому же, они могут представлять угрозу и для Новы, и для Чертога.
        — И что же ты собираешься делать?  — Локи сложил руки на груди, размышляя о словах блондина. Предположение Энки было неприятным, но оно не лишено смысла. Людей жители чертога презирали и считали неполноценными именно из-за отсутствия способностей, но ставить себя в один ряд с антропоморфными мутантами было неприемлемо для избранника.  — Мы не можем покидать это здание…
        — Для начала нужно переговорить с местными учеными, они должны знать больше, чем Алексей и другие.
        — Я пойду с тобой, заодно посмотрим, как здесь все устроено,  — Локи направился к двери, ведущий в коридор.  — Хотя мне трудно представить, что люди могут заниматься науками и что-то исследовать.
        — Те, кто живут в наших поселениях и в свободных городах отличаются друг от друга, сильнее, чем ты думаешь. Так что привыкай. Я еще после первой встречи с Искрой понял, что нельзя недооценивать людей. Некоторые экземпляры весьма опасны.
        — И интересны,  — усмехнулся брюнет.  — Кстати где девчонка и её брат? С утра их не видно.
        — Константин в школе, а Искра в больнице, из-за твоей десятки у нее работы поприбавилось. Медики рассчитывают вернуть их в нормальное состояние.
        — Вряд ли у них получится… в Академии, хорошо над ними поработали,  — пожал плечами Локи, которому была безразлична судьба его десятки. Они хорошо служили, точно выполняли приказы, но все эти люди не больше чем инструмент, служащий Чертогу. Но сейчас, они бесполезны, как впрочем, и он сам. Брюнет никогда не сомневался в своем положении в Чертоге, а здесь не знал, что ожидать. Если бы не спокойствие Энки, он, наверное, давно бы уже вспылил, а сейчас все, что ему остается это плыть по течению и рассчитывать на лучшее.
        — Посмотрим. Меня сейчас больше волнуют мутанты. Так что пошли.
        Мужчины направились к лифту, чтобы добраться до этажа с лабораториями. Хорошо, что хотя бы в пределах этого здания они свободны и могут беспрепятственно передвигаться.

        С этим нужно разобраться

        Как только избранники вошли в просто просторное светлое помещение, отведенное ученым, к ним сразу же подлетел Сергей, который, казалось, только их и ждал.
        — Рад, что вы заглянули ко мне,  — мужчина поправил очки и широко улыбнулся своим гостям, рассматривающим его вотчину.  — Я и сам хотел с вами переговорить. Алексей рассказал мне о вашем столкновении с мутантами, так что мне просто необходимо уточнить пару вопросов о мутантах.
        — И когда только успел?  — буркнул Энки.
        — Ну, так, прямо в день вашего возвращения. Он с этим делом никогда не затягивает. Чем раньше сдать отчеты, тем лучше, можно дальше спокойно отдыхать. Жаль, что не все командиры такие ответственные.
        — Хм, теперь понятно, чем он в машине занимался,  — усмехнулся блондин, вспоминая, что Алексей почти всю дорогу до дома, что-то бормотал себе под нос и что-то писал.
        — Да, но речь сейчас не об этом, пойдемте ко мне в кабинет, там будет спокойней,  — Сергей торопливо зашагал в сторону коридора, совершенно не обращая внимания на избранников.
        — Пошли что ли,  — Локи с интересом рассматривал оборудование людей, оно выглядело совсем не так, как в Чертоге, более грубо и ненадежно, но это только подогревало интерес брюнета. Так и хотелось все здесь потрогать и узнать, как все работает, а самое главное понять для чего это все.
        — Угу, ты только не отставай,  — поморщился блондин. После возвращения из экспедиции Избранника стали все чаще мучить головные боли и что-то подсказывало мужчине, что без воздействия мутантов здесь не обошлось. Но пака свои догадки Энки решил держать при себе, не хватало еще стать объектом исследования людей… Уж лучше переговорить об этом с Даджалом, он тоже телепат, а значит должен помочь.
        — Проходите, располагайтесь,  — бормотал Сергей, усаживаясь за стол, заваленный бумагами и пробирками и странными приборами, о назначении которых избранникам оставалось только догадываться.  — Хотите чаю? Он у меня хороший с успокоительными травками.
        — Не откажусь,  — Энки скинул со стула, лежащие на нем папки.
        — А мне не нужно,  — Локи предпочоел присесть на широкий подоконник, на котором не было ничего кроме пыли.
        — Еще как нужно, особенно если чай успокоительный,  — хмыкнул блондин.
        — Сейчас сделаю, а ты пока расскажи о твоей встрече с мутантами и желательно со всеми подробностями и домыслами. Мы мало о них знаем, но чем больше отправляем экспедиций в старые города, тем чаще с ними сталкиваемся… не всегда удачно, а потому нам необходимо понять, с кем мы имеем дело, насколько они опасны,  — затараторил ученый, готовя обещанный успокоительный чай. Алексей не сомневался, что мутанты и избранники как-то связаны и намеривался выяснить как именно.
        — Так значит, вы ничего про них не знаете?  — несмотря на то, что Энки был разочарован, его голос звучал холодно и спокойно.
        — Ну, я бы так не сказал…  — Сергей протянул своим гостям кружки с отваром,  — Мутанты похожи на избранников, даже больше, чем может показаться на первый взгляд, не внешне…, но у вас идентичные способности.
        — Не совсем, мутнаты в основном телепаты… так ведь?  — блондин, сощурившись, смотрел на ученого, пытаясь понять, верна ли его догадка и не пытается ли он что-то скрыть. Но в это м не было никакой необходимости, ученый не собирался лгать, у него все эмоции и мысли были написаны на лице.
        — Да, те, с кем мы столкнулись именно такие, причем они очень сильны,  — кивнул Сергей, пристально смотря на Энки.
        Избранник тяжело вздохнул, похоже, чтобы что-то узнать, ему придется поделиться своими наблюдениями.
        — Мутанты не тупые хищники, они умны и могут координировать свои действия,  — начал излагать блондин, вспоминая о своих ощущениях во время встречи с мутантами.  — Они ведут себя так, словно ничего не соображают и ими движут только инстинкты, но это не так. Как ты и казал, они похожи на нас… только выглядят иначе. Думаю, они не могут говорить нормально… им это не нужно, они общаются телепатически…, а еще они чувствуют избранников.
        — Чувствуют?  — Сергей подался вперед, словно это могло помочь ему услышать и понять все, что говорит Энки.
        — Да, готов спорить, что они появились только потому, что я был там, им что-то было нужно… но…
        — Но ты решил не разбираться в этом, а просто выстрелить,  — рассмеялся Локи, понимая, что поступил бы точно так же.
        — В тот момент это было самым разумным решением,  — кивнул блондин.  — Но… я хочу вернутся и попытаться… попытаться понять, что было нужно мутантам. Если рядом не будет людей или я буду убежден в том, что они в безопасности, думаю, смогу наладить контакт с ними.
        — Вот оно как,  — ученый задумчиво постукивал пальцами по столешнице.  — Мы пытались наладить общение с ними.
        — Но у вас не получилось.
        — Как ты и сказал, они не говорят, а их телепатическое воздействие… люди не могут выдержать это, так что мы склонны считать, что они нападают на нас, а не пытаются наладить контакт, да и выглядят они пугающе.
        — Бояться стоит не внешности,  — хмыкнул Энки.
        — Это точно, но все-таки, все наши столкновения заканчивались жертвами либо с одной стороны, либо с другой. Так что вывод напрашивался сам собой…
        — Есть что-то еще, так ведь?  — избранник видел, что Сергей что-то недоговаривает.
        — Скажите… Вы в курсе того, что избранники из Чертога посещают старые города, не на платформах, они используют другие способы перемещения… более мобильные?
        — Этого не может быть,  — блондин перевел недоверчивый взгляд с ученого на Локи, который внезапно напрягся.
        — Может…
        — Что?
        — Перед тем, как отправится за пределы нашей территории, я кое-что узнал… Скажем так, это сподвигло меня принять твое предложение. Избранники действительно исследуют новые территории.
        Энки, молча, смотрел на напарника, пытаясь осознать его слова, казалось, мужчина просто превратился в статую — ни одной эмоции и мысли не отображалось на его лице. Избранник был в курсе, что Чертог хранит много тайн, но рассчитывал на то, что самые главные он знает. Похоже, это было заблуждение. Энки не понимал, зачем исследовать разрушенные города, если технологии Избранников намного боле развиты? Разве не вдалбливают в головы каждого ребенка в Чертоге, что технологии прошлого, да и сами люди ущербны? Тогда зачем все это? Зачем втайне от большинства жителей Чертога отправлять отряды на неисследованную территорию? Да и как происходит это самое исследование, если парящие платформы не летают за границы территории подвластной Чертогу? К чему все это скрывать?
        — Что именно тебе удалось узнать,  — не обращая внимания на застывшего Энки, поинтересовался Сергей.  — Я понимаю, что все рассказать ты не можешь, да и не хочешь. Все-таки это касается твоего родного дома. Но для нас это очень важно.
        — Мне мало что известно,  — хмуро буркнул Локи. Вряд ли информация, которой он располагает, может повредить Чертогу. И даже если так, ему все равно. Его бросили, выбросили, как ненужный хлам, так что никакой жалости к сородичам у брюнета не осталось, только злость и негодование.  — В Чертоге есть приборы, с помощью которых, можно отслеживать избранников. На первый взгляд бессмысленная вещь, но именно так я смог найти Энки и Даджала. Но дело не только в этом. Мне удалось выяснить, что существует целый отдел, чьи сотрудники постоянно отправляются за пределы нашей территории. В основном он состоит из сильных телепатов. У них есть машины, более совершенное оружие, локаторы… И заметьте, мне ничего этого не дали.
        — Тогда-то ты и понял, что твоего возвращения никто не ждет,  — заговорил Энки, который все это время внимательно слушал Локи. Он видел, что его друг начинает закипать и поспешил перенять инициативу в разговоре на себя, чтобы брюнет немного остыл.  — Если бы было иначе… за мной послали бы именно их… исследователей.
        — Да, это было бы логично. Они знают местность за пределами нашей территории, бывают в других городах. Наверняка, наблюдают за Новой. Успех их операции был бы стопроцентным… А еще сдается мне, что старик Таранис не в курсе того, что происходит в Чертоге. Всем заправляет кто-то другой.
        — Многие грезят о том, чтобы занять его место. Так что меня это не удивит,  — безразлично пожал плечами, его больше не волновала судьба города избранников. Мужчина окончательно смирился с тем, что туда он больше не вернется, да и не хотел он этого. Как это ни странно, но среди презираемых раньше людей, Энки обрел новый дом, которого не хотел лишиться.
        — Если честно до сих пор, не понимаю, почему Гера решила помочь мне с твоими поисками, задумчиво пробормотал Локи.
        — Возможно, она преследовала свои цели,  — Сергей начал нервно мерить шагами помещение, что-то бормоча себе под нос.  — Я подробней изучу прибор, который тебе дали. Кто знает, может быть, смогу разобраться в этом. И все равно, пока эта информация, ни о чем нам не говорит, мы не знаем, зачем избранники исследуют города.
        — Не совсем так,  — блондин присел на стул, стоящий неподалеку.  — Когда я столкнулся с мутантами, то мне показалось, что они пытались выйти со мной на контакт. Заговорить…
        — Вот оно как,  — ученый замер.  — И что же они хотели?
        — Без понятия. Если честно я даже не пытался понять их. Я привык устранять малейшие угрозы, не задумываясь. К тому же тогда была опасность для моих коллег. Я действовал на автомате.  — Сейчас избранник понимал, что был не прав, но ничего изменить было уже нельзя.  — К тому же, я не телепат. А они общаются именно так.
        — Получается, избранники связаны с мутантами в старых городах,  — скривился Локи, которому не нравилась даже сама мысль об этом.  — Но как? И почему это скрывают?
        — Это нам и предстоит выяснить. Только так мы сможем понять насколько они опасны для Новы?  — ученый погрузился в свои мысли, он всегда догадывался о том, что мутанты разумней, чем хотят показаться, но вот то, что они связаны с Чертогом было весьма неприятным открытием. Все люди боялись назревающей войны с избранниками, даже Сергей понимал, что рано или поздно это произойдет. Мутанты вполне могли присоединиться к жителям Чертога, раз уж они как-то связанны. Все это заставляло ученого беспокоиться — пока люди все еще зависимы от технологий и знаний прошлого и это положение нужно было менять. Но как это сделать, когда люди предпочитают думать не о науках, а о выживании.
        — Я хочу вернуться на руины,  — пробормотал Энки, понимая, что должен разобраться во всем происходящем. Все равно мысли о тех, с кем он столкнулся в старом городе, не давали ему покоя. Он совершил ошибку, когда атаковал их. Опять. И пусть на этот раз эта ошибка спасла жизнь его коллеге, от этого она не перестала быть ошибкой. А это значит, что нужно все исправить.
        — Вы только вернулись, к тому же есть раненые,  — покачал головой Сергей, который и сам понимал, что нужно отправить исследователей на руины, чтобы попытаться наладить контакт с мутантами или хотя бы понять, чего они добиваются.
        — Нет, без людей… мутанты отреагировали на меня, так что должны идти втроем.
        — Втроем?  — Сергей непонимающе посмотрел на блондина.
        — Да, я, Локи и Даджал. Втроем мы сможем разобраться со всем, и так будет безопасней… с нашими способностями, мы сможем противостоять мутантам, а благодаря Даджалу даже сможем поговорить с ними.

* * *

        Алексей недовольно смотрел на своих новых подчиненных, которые вздумали в одиночку отправиться в старый город, для общения с мутантами и думали, что он даст на это разрешение. И о чем они только думали, когда придумывали этот план?
        После разговора с Сергеем мужчина понимал для чего нежно возвращение в город, но отпускать Энки и Локи одних не собирался. Да и их затея взять Дадажала с собой просто нелепа — начальник полиции не отпустит столь ценного сотрудника. Но вместе с тем Алексей понимал и то, что в том, какое отношение Чертог имеет к мутантам необходимо, именно эта информация, поможет им выстоять, если война все-таки начнется. К тому же новости о том, что избранники свободно передвигаются за пределами своей территории, совсем не радовала, не хватало еще, чтобы эта информация просочилась в Нову — тогда может начаться настоящая паника. Увы, но как и во все времена, люди сначала все рушат, а потом начинают думать и задавать вопросы, а это значит, что жизни его подопечных могут оказаться под угрозой.
        — Я не дам согласия на эту операцию,  — наконец, сказал мужчина, поглаживая рыжую бороду.  — Мы только что вернулись и нуждаемся в отдыхе. О том, что вы пойдете одни так же, не может быть и речи. Это непродуманная и нелогичная идея.
        — Мутанты не станут выходить на контакт, если рядом будут люди,  — вздохнул Энки. Опять ему приходится объяснять элементарные вещи и почему толь все твердят об отдыхе и том, что не безопасно им идти одним? Чем быстрее они во всем разберутся, тем лучше, возможно даже пребывание в городах станет безопасным для людей, и они смогут перебраться подальше от Чертога.
        — Энки прав,  — зевнул заскучавший Локи.  — Мы втроем прекрасно справимся с этим дело… Если честно нам даже мальчишку-телепата брать с собой не обязательно…. Он не солдат и будет обузой, а с мутантами поговорить мы и так сможем. Да и прибор еще раз проверить можно будет — возможно он отслеживает не только избранников, но и мутантов. Иначе в этом сканере просто нет смысла… зачем искать других избранников, если мы все живем в Чертоге… ну… почти все.
        — Я понимаю… поэтому нам и нужен план,  — раздраженно вздохнул Алексей. Как же трудно с этими избранники, они слишком много на себя берут и совершенно не способны оценить их положение в целом. А ведь они опытные бойцы и должны осознавать, сколько сложностей и недочетов в их идее. Хотя возможно именно в этом их проблема, они все еще недооценивают людей, считают, что все знают и понимают. Глупые, самонадеянные мальчишки.
        — У нас есть план…
        — Да неужели? Хочешь сказать, что уже все продумал?  — усмехнулся мужчина, с хитрым прищуром смотря на своих новых подчиненных.  — И как же ты собираешься добраться до города? Машину водить ты не умеешь, без приборов навигации не сможешь ориентироваться в лесу, Саша и Дмитрий знают маршрут на память, да и когда передвигается большая группа это намного безопасней. А если вам потребуется помощь медиков? Не стоит себя переоценивать.
        — Хм…  — блондин раздраженно стиснул зубы. Он действительно не подумал обо всех этих нюансах. Ему стоит быть более осмотрительным и продумывать каждый шаг.  — Но что тогда нам делать? Людям не стоит приближаться к городу… мутанты воспринимают вас, как врагов, в отличии от нас. Но и без вас нам туда не добраться… Нельзя все оставлять так как есть.
        — Думаю, мы сможем решить эту проблему,  — пробормотал Алексей, погружаясь в размышления. Задача, которая стояла перед мини была не из легких, но нет ничего невыполнимого.  — А пока вам лучше отдохнуть, привыкнуть к городу и попытаться расслабиться.
        — В этом нет необходимости, я совершенно не устал…
        — Тогда тренируйтесь, делайте, что хотите, главное не путайтесь под ногами и никакой самодеятельности! Мы проработаем план возвращения в город для изучения вопроса с мутантами… и тогда снова соберемся и все обсудим! Из дома ни нагой без присмотра,  — рявкнул Алексей, которого начали нервировать постоянные возражения. В конце концов, он не только старше и опытнее избранников в этом вопросе, но и их начальник, который взял их под свое крыло и ответственность.  — Никаких больше споров, криков и уговоров! Вам придется подождать пока я приму решение и разработаю план.
        — Как скажешь,  — Энки был в корне не согласен с решением командира, но спорить было бесполезно. Блондин прекрасно понимал, что сейчас его мнение ничего не значит. Придется повиноваться… Хотя с другой стороны, у него появится время, чтобы все обдумать и решить, что делать в недочетами в его плане.
        — Вот и хорошо, идите к себе, займитесь чем-нибудь полезным.
        Как только двери закрылись за избранниками, Алексей поднялся с места и подошел к окну, чтобы взглянуть на город. Нова бурлила и кипела, люди спешили по своим делам и совершенно не думали о том, что есть какая-то угроза их существованию. Мужчина даже не был уверен, что угроза существует. Похоже, мутанты интересуют жителей Чертога намного больше, чем сводные люди.
        — И почему только все настолько сложно? Почему мы не можем жить спокойно, безо всех этих сюрпризов?  — Алексей устал, очень устал, все эти постоянные экспедиции, нервы, страхи, планы — они отбирали все его силы.  — Нужно поговорить с Сергеем, наверняка, у него уже есть идеи.

        Вот видишь это не страшно

        Энки был не в духе и не желал никого видеть, и дело было не только в том, что Алексей запретил ему покидать Нову, чтобы отправится в старый город, но и потому, что он сам не смог все просчитать и не учел все факты. Блондин снова и снова размышлял о мутантах и их связи с избранниками. Он просто обязан со всем этим разобраться! Какое-то шестое чувство подсказывало ему, что раскрыв эту тайну, он сможет понять себя и жить дальше спокойно, пусть и среди людей.
        — Энки?  — в комнату мужчины вошла Искра, одетая в короткое светло-зеленое платье, которое прекрасно смотрелось с её рыжими волосами и алыми прядями. Блондин даже на мгновение залюбовался хрупкой девушкой, но он быстро отогнал от себя эти глупые мысли.
        — Чего тебе?
        — Собирайся, мы идем в парк аттракционов,  — улыбнулась Искра, уже привыкшая к такой манере общаться. Избранник просто не умел быть вежливым или чутким… ну разве что в исключительных случаях, так что девушка совершенно не обижалась на него.
        — Сейчас не время,  — мужчине не хотелось никуда идти, уж лучше сидеть и смотреть в окно, размышляя о жизни и предстоящем задании.
        — А когда настанет это время?  — девушка раздраженно уперла руки в бока.  — Когда ты снова уедешь на задание? Ну, уж, нет! Ты обещал, что пойдешь с нами, значит пойдешь, или гордые жители Чертога не держат своего слова?
        — И когда это я успел тебе что-то пообещать?  — Энки вопросительно приподнял бровь. Он действительно не помнил, чтобы говорил что-то подобное.
        — Короткая же у тебя память,  — фыркнула Искра, отворачиваясь от мужчины.  — Не хочешь, не ходи… пойдем вместе с Локи, он в отличии от тебя сразу согласился.
        — Не сомневаюсь, он всегда был проблемным,  — вздохнул блондин, чувствуя, что начинает злиться.  — Хорошо, схожу я с вами.
        — Вот и замечательно,  — заулыбалась девушка, хитро сверкая карими глазами. Она начала понимать, как обращаться с этим гордым избранником и заставить его делать то, что хочется ей.
        — Идем уже,  — усмехнулся Энки, осознавая, что попался на коварный трюк, но отступать было уже поздно.
        Искра схватила мужчину за руку и потащила к выходу, внизу их уже ждали Констрантин, Локи и Даджал, так что им стоило поторопиться. Избранник же, следуя за девушкой, размышлял о том, почему она не боится его и не ненавидит. Он пытался её убить, мучил её брата, да и ведет себя так, словно она пустое место… ну или вел себя так раньше, но Искра все еще относится к нему, как другу. Странная девушка, понять которую просто невозможно. Рядом с ней блондин чувствовал себя странно, и это заставляло задуматься о том, что делать дальше, ведь оставлять все, как есть нельзя.
        — Не верю!  — Локи удивленно смотрел на своего собрата и напарника.  — Когда мне сказали, что ты тоже идешь развлекаться, я решил, что это шутка. Это на тебя не похоже.
        — Мне просто не оставили выбора,  — буркнул Энки, все ещё сжимая руку Искры. Жаль, что он никогда не сможет ощутить её тепло или прикоснуться, ему всегда придется носить перчатки.
        — Я заметил и это еще один повод для удивления,  — брюнет оценивающе посмотрел на хрупкую девушку, встреча с которой перевернула не только жизнь его друга, но и его собственную.  — Никогда не думал, что скажу подобное человеку…, но я восхищен.
        — Благодарю,  — рассмеялась девушка, направляясь в сторону парка аттракционов.  — Даджал, веди нас, без тебя точно заблудимся!
        — Как в этом городе можно заблудиться?  — Энки непонимающе осмотрелся вокруг. Даже он уже приблизительно понял, куда идти, и это при том, что он не имел возможности расхаживать по городу, в отличии от Искры с Константином.
        — Легко,  — пожала плечами Искра, так и не выпустив руку мужчины. Девушке казалось, что если она его отпустит, избранник просто сбежит, а этого ей очень не хотелось, ведь даже такому, как он иногда нужно развлекаться и отдыхать.  — Ты не отставай, у нас на сегодня большие планы.
        — Уже не терпится увидеть эти ваши аттракционы,  — хмыкнул Локи, ему хоть и было интересно, но он сомневался в том, что ему понравятся развлечения людей. Ну что они могут придумать? Ничего интересного это точно! И все-таки он пошел вместе со всеми. Это было лучше, чем сидеть в своей комнате.
        К удивлению избранника, люди хоть и косились на их компанию, но не боялись, да и ненависти в их взглядах не было. Разве что любопытство и немного опасения. Похоже, не все жители Новы считают их опасными, или быть может все дело в том, что они в сопровождении людей? Хотя это тоже глупо, если они с Энки решат напасть на кого-то эти детишки не смогут их остановить.
        Путь до парка был не близкий, и избранники смогли оценить город людей во всей красе. Несмотря, что в основном дома были похожи на коробки, буйство красок и многочисленные клумбы делали его чем-то привлекательным и интересным. Если в Чертоге все было изящно и упорядоченно, все в едином стиле, то здесь во всем царил беспорядок и легкое безумии, по крайней мере, так казалось Локи и Энки.
        — Странное место,  — брюнет с нескрываемым интересом рассматривал яркие рисунки на домах.
        — Ты привыкнешь,  — ответит Даджал, который находясь в Нове некоторое время начал находить этот город красивым.
        — Сомневаюсь…
        — Поживем, увидим. Кстати мы уже пришли,  — заулыбался Константин, которому ради этого похода разрешили прогулять школу.  — И первым делом мы идем на дикие горки, посмотрим насколько наши друзья смелые!
        — Это вызов?  — начал закипать Локи, не терпящий, когда в нем сомневаются.
        — Да, готов спорить, уже через полчаса ты будешь умолять о передышке!
        — Ну, это мы еще посмотрим!
        — Не волнуйся, это вовсе не страшно,  — прошептала Искра.
        — А я и не боюсь,  — безразлично ответил Энки, в котором, несмотря на внешнюю холодность, начал пробуждаться интерес к происходящему.
        Спустя час развлечений в парке аттракционов Энки внезапно осознал, что его челюсть сводит от улыбки, и, судя по всему, улыбается он давно и слишком широко. Это было странно, блондин не привык к подобному проявлению эмоций со своей стороны.
        — Ха, а ты говорил, что мы и получаса не протянем,  — победно рассмеялся Локи, который был просто в восторге от всего происходящего. И пусть на аттракционах были в основном дети и подростки, его это нисколько не смущало. Жители Новы могли сколько угодно приходить в это место, а вот у него такой возможности нет и никогда не будет, так что нужно было попробовать как можно больше.
        — Куда теперь пойдем?  — Константин был доволен собой и собирался в этот раз успеть все, что задумал и никто его не остановит.
        — Лично я собираюсь отдохнуть,  — Искра была без сил, её ноги гудели, а руки отказывались слушаться, к тому же она проголодалась.
        — Ну, ты как всегда,  — разочарованно вздохнул парень.
        — Можно подумать, я вас держу,  — закатила глаза девушка.  — Идите, развлекайтесь, только не забывай, Избранники должны быть с тобой.
        — Знаю. Пошлите туда!  — мальчик указал, на аттракцион с многообещающим названием «Туннель страха».
        — Я останусь с Искрой,  — Энки присел на скамейке, рядом с уставшей девушкой. Хотя ему и было интересно, сможет ли его напугать этот туннель, оставлять девушку одну ему не хотелось.
        — Как хочешь, мы потом тебе все расскажем,  — ухмыльнулся Даджал, который в силу своего возраста, начал все больше проявлять эмоции и стал больше походить на человека.  — А может, даже покажем.
        — Это как?
        — Мои способности стали усиливаться с тех пор, как я покинул Чертог,  — задумчиво пробормотал парень.  — Словно там, меня что-то сдерживало, а здесь все преграды исчезли. Так что возможно я смогу показать тебе то, что произойдет…
        — Что ж, посмотрим получится ли,  — Энки задумчиво смотрел вслед Даджалу, чем больше он проводит время вдали от Чертога, тем больше вопросов появляется в его голове и родной город уже не казался идеальным. Слишком много тайн, секретов и лжи.
        — Ты уверен, что не хочешь пойти с ними?  — Искра устало положила голову на плечо мужчины. Странно, но от этого действия стало теплее на душе и намного спокойней.
        — Да, должен же кто-то присматривать за тобой,  — сам не понимая зачем, блондин приобнял девушку, пододвигаясь к ней чуть ближе.
        — Вот оно как,  — тихо хихикнула Искра.  — Оказывается, это за мной нужно присматривать, а не за тобой.
        — Ты устала, так что лучше тебе не оставаться одной, а то мало ли что.
        — Угу… я рада, что ты остался здесь,  — девушка блаженно улыбалась, ей нравилось проводить время с Энки и не важно, что между ними ничего и никогда не может быть больше. Сердцу не прикажешь, этот невыносимый избранник, уже умудрился поселиться в нем.
        Блондин тоже размышлял о том, кем для него стала Искра, и он не мог найти ответа, на этот вопрос, еще ни одна девушка не вызывала в нем такие чувства и Энки не знал, что с этим делать. Нужно было держать как можно дальше от нее, но это было не просто, особенно если учитывать, что живут они рядом и постоянно сталкиваются. Наверное, его желание как можно скорее снова отправиться с разрушенный старый город, связано именно с этим. Чем дальше он будет от Искры, тем лучше.
        — Знаешь, мы могли бы ходить суда каждые выходные,  — мечтательно произнесла девушка, которая чувствовала себя спокойно и легко, как никогда раньше до этого.
        — Не выйдет, скоро у нас будет новое задание, так что…
        — И что, больше этим заняться не кому?  — раздраженно буркнула Искра.
        — В исследовательском корпусе острая нехватка людей, ты же знаешь.
        — Знаю… и все равно могли бы послать кого-то другого,  — девушка никак не могла успокоиться все её хорошее настроение, как рукой сняло.
        — Не могут, должны поехать мы с Локи… и если получится с Даджалом.
        — Умеешь ты все испортить,  — нахмурилась девушка.
        — Это просто работа, к тому же от этого может зависеть безопасность Новы, так будет правильно,  — спокойно ответил Энки, понимая, что все это лишь отговорки. В спешке не было никакой необходимости, наоборот, к новой экспедиции нужно тщательно подготовиться.
        — Такое ощущение, что ты сейчас пытаешься не меня в этом убедить, а себя.
        — Может, так оно и есть,  — не стал спорить блондин, прикрывая глаза.
        — Знаешь что?  — Искра неожиданно отстранилась от мужчины и посмотрела на него решительным взглядом.
        — Что?
        — Я поеду с вами. Татьяна говорила, что раньше медики всегда входили в состав групп исследователей, но из-за опасности это изменилось.
        — Вот именно,  — Энки ощутил неприятное чувство волнения. Ему совсем не нравилась затея Искры и тот огонь, что загорелся в её глазах. С этой глупой девчонки станется увязаться за ними.  — Это не безопасно, особенно в этот раз! Так что ты останешься дома!
        — А ты мной не командуй,  — девушка упрямо поджала губы и сложила руки на груди.  — Вот прямо сегодня поговорю с Алексеем! Мне все равно нужна разная практика, так что это будет полезно!
        — А о брате ты подумала? Отставишь его одного?
        — Константин уже большой мальчик, так что справится, да и Виктор с Татьяной за ним присмотрят,  — Искра не собиралась сдаваться, она не хотела отпускать избранников одних, возможно она и не сможет сильно помочь им, сделает все, что в её силах.  — Сейчас тебе я нужна больше, чем ему.
        — Что за глупости?!  — возмутился мужчина, не понимая, как такая глупость могла кому-то прийти в голову. Хотя, что еще ожидать от такой, как Искра. Она вечно совершает глупые и необдуманные поступки.
        — Это не глупости и ты меня не переубедишь… в следующую экспедицию, я поеду с тобой.
        — Нет!  — рыкнул Энки, начиная выходить из себя.
        — Да. Да. Да. И еще раз, да!  — мягко улыбнулась Искра. Она не привыкла отступать и этот раз не будет исключением.

        Упрямая девчонка

        Этот день был невероятно насыщенным, Избранники, действительно, смогли повеселиться и расслабиться, они даже позабыли о том, что не все в этом городе рады их появлению. Люди хоть и с опаской посматривали на них, но никто не пытался проявить агрессию. Что касается Локи, то он и вовсе был в восторге, особенно от самых опасных и рискованных из аттракционов. Никто не сомневался в том, что в скором времени брюнет снова попросится в это место.
        Сейчас, смотря на напарника, вместе с которым через многое прошел, Энки размышлял о том, что Локи на удивление быстро привык к новой жизни, казалось даже, что он совершенно не скучает по тому, что осталось в Чертоге. Кто знает, может это просто игра, а может избранник действительно оценил свободу жизни в Нове. Все чаще Энки начал задумываться о том, что жители Чертога, так же несвободны, как и люди, живущие на подконтрольной им территории. Им запрещено чувствовать, выражать эмоции, обсуждать решение старейшины, да что говорить, им даже думать иначе, чем это заведено, не разрешалось. Любое инакомыслие сурово наказывалось. Раньше, он считал правильным. А что теперь? Блондин тяжело вздохнул, ему расстаться со своими заблуждениями было намного тяжелее, чем Локи. Может все дело в характере, а может в способностях… кто знает.
        — Надо будет повторить этот день,  — ухмыльнулся Локи, проходя в здание исследовательского корпуса.
        — И почему меня это не удивляет?
        — Только не говори, что тебе не понравилось,  — брюнет скептически посмотрел на, как всегда мрачного друга.
        — Понравилось… это был интересный опыт, но каждый день, я бы не хотел поводить именно так.
        — А никто туда каждый день и не предлагает ходить,  — рассмеялась Искра, смотря на брата, который судя по хитрому взгляду, готов был сбегать из школы каждый день.  — Всем нужно работать и учиться, а развлечения… не знаю, мне кажется, что чем реже ты можешь вот так вот отдохнуть, тем это более захватывающе и интересно.
        — Как ни странно, но я с тобой согласен,  — пожал плечами Энки, а после добавил, сам не зная для чего.  — Даже удивительно, что последнее время ты начала говорить умные вещи.
        — И что же в этом удивительного?  — обиженно буркнула девушка.
        — То, что эти мысли исходят именно от тебя.
        — Ах, так! Тогда… тогда…
        — Что тогда? Неужели позабыла все слова?  — усмехнулся блондин. И зачем он только дразнит её? Снова ведет себя глупо и непоследовательно, но, несмотря на это ему нравилось то, ощущение которое возникало в ходе этого разговора. Легкость, непринужденность, тепло, словно больше нет ограничений, и он может расслабиться: делать и говорить то, что хочет на самом деле, а не то, что от него ожидают.
        — Не позабыла… а ты сегодня останешься без ужина!  — коварно улыбнулась Искра, прекрасно знающая, что мужчины не умеют готовить. В Чертоге этим занимались более слабые избранники, так что мужчинам никогда не приходилось заботиться о еде. А раз так, то Энки сегодня останется голодным.
        — Надо же, какие страсти,  — раздался голос Алексея, наблюдавшего за своими подчиненными.  — Совсем, как у нас с Татьяной.
        — Все не так. Он действительно напросился,  — буркнула Искра, чувствуя, что краснеет.
        — Верю, верю,  — рассмеялся мужчина.  — Ладно, отдыхайте, а завтра обсудим подробности новой экспедиции.
        — Уже что-то решили?  — довольно улыбнулся блондин, не ожидавший, что люди так скоро согласятся на его затею и придумают, как решить проблемы с транспортом и тем, что мутанты не желают общаться с ними.
        — Да, но все утром…
        — Алексей,  — перебила мужчину Искра,  — мне очень нужно с вами обсудить один важный вопрос.
        — Искра!!! Я же сказал тебе…
        — Да, а я ответила, что не тебе это решать,  — улыбнулась девушка, подхватывая ничего не понимающего Алексея под руку и отводя в сторону. Она все для себя решила и не сомневалась, что муж её наставницы поймет и поможет ей.
        — Упрямая девчонка,  — сквозь зубы процедил Энки, порываясь пойти за ними и сказать, своему командиру, чтобы не слушал Искру, но неожиданно ему дорогу преградил Константин.
        — Не стоит, сестра всегда добивается того, что хочет,  — довольно улыбнулся мальчик.  — Так что, ни ты, ни я, ни кто-то другой её не остановит… только хуже сделаешь.
        — А если она понапрасну собирается рискнуть жизнью?
        — Значит, рискнет,  — помрачнел Константин. Он давно заметил, что Искра слишком переживает за Энки, а потому не сомневался, что девушка увяжется за ним в следующую экспедицию.  — Если бы она была другой, то никогда не вытащила бы меня из Чертога и я бы стал безвольной машиной, как другие солдаты, которых до сих пор не могут привести в чувства…
        — Да, и наши жизни текли бы в прежнем русле… Даже удивительно, как одна упрямая девчонка может все изменить…
        И снова блондин задумался о том, что встреча с Искрой была судьбоносной и наверное, он даже рад тому, что так произошло. Теперь ему стало намного интересней жить, хотя и волнений поприбавилось.
        — О чем это вы?  — Локи непонимающе переводил взгляд с шумного мальчишки на своего напарника.
        — Искра хочет отправиться в старый город вместе с нами,  — буркнул Энки.
        — Ну и что? Медик нам не помешает, к тому же она будет там не единственным человеком.
        — Я не хочу, чтобы она ехала с нами,  — раздраженно рыкнул блондин.
        — И почему же это интересно?  — усмехнулся Локи, хитро сверкая черными глазами. Пребывание в Нове и наблюдение за другом становилось все интереснее и интереснее.
        — Просто не хочу и все…
        — Очень логично.
        — Хватит болтать,  — Энки, не желая продолжать этот разговор, направился к лифту.  — Завтра рано вставать, так что давайте отдыхать… а мне вообще можно спать ложиться, раз кормить меня никто не собирается.

* * *

        — Так о чем ты хотела поговорить?  — Алексей перевел удивленный взгляд с девушки на уходящего Энки, что-то недовольно ворчащего себе под нос.
        — О вашей новой экспедиции,  — Искра серьезно посмотрела на мужчину.  — Я хочу поехать с вами. Я конечно еще не полноценный врач, но и я могу быть полезной в таком путешествии.
        — Вот оно как?  — Алексей улыбнулся, он видел, что девушке нравится Энки и не сомневался в том, что её желание поехать с ними вызвано именно этим фактом. Но насколько это благоразумно? Им, конечно нужны, новые люди, да и медицинская помощь часто требуется в экспедициях, но Искра была не подготовлена к подобному.
        — Я смогу помочь,  — девушка, словно почувствовала, о чем думает командир отряда исследователей, а потому поспешила выложить все аргументы в пользу своего присоединения к экспедиции.  — Я давно знаю Энки и Даджала, так что им будет легче со мной общаться, я сильная и выносливая, а если Рыжик все еще около Новы, то он сможет предупреждать нас о приближении мутантов и защищать, к тому же я медик и смогу обработать раны, если это потребуется.
        — Я понимаю, но как же Константин?
        — Он справится некоторое время без меня, да и Виктор за ним присмотрит,  — Искра тяжело вздохнула, пытаясь совладать с неприятным чувством волнения.  — Я понимаю, что это… неожиданная просьба, но мой брат самостоятельный и умный парень, а потому справится без меня… Сейчас я больше нужна Энки… Знаю, это звучит глупо, но я уверена, что это правильно.
        — Хорошо, если Татьяна не будет возражать, все-таки она твоя наставница, то я возьму тебя в экспедицию,  — сдался Алексей.
        — Спасибо!  — просияла девушка, обнимая мужчину.
        — Ну, все, беги к своим, наверняка они уже заждались тебя,  — Алексей все еще не был уверен в том, что принял правильное решение, но найти повод отказать девушке не мог. К тому же им действительно не помешают еще люди, особенно если учесть, что в предстоящую экспедицию смогут поехать далеко не все люди из его отряда.
        — Ага, без меня они голодными останутся,  — звонко рассмеялась Искра, направляясь к лифту. После разговора с Алексеем на душе стало легко и спокойно, теперь она сможет не волноваться о своих друзьях- Избранниках, хотя вот о Константине придется поволноваться, ведь мальчишка последнее время стал совсем неуправляемым. Даже удивительно, как быстро изменился его характер, с тех пор, как они оказались в Нове — он стал смелее, активней, во все совал свой любопытный нос и даже постоянно лез в драки, но вместе с тем. Он словно ожил и теперь вел себя, как нормальный подросток, а не забитый и запуганный ребенок.
        Поднявшись на нужный этаж, девушка сразу же направилась на небольшую кухню, которую они устроили в одной из пустующих комнат, как она ожидала, вся её семья, за исключением обиженного Энки была здесь.
        — Наконец-то,  — протянул Константин,  — а я уже решил, что ты решила нас голодными оставить.
        — Мог бы и сам разогреть,  — девушка укоризненно посмотрела на брата и поставила на плиту кастрюлю с рагу.
        — Мог бы, но это неинтересно,  — усмехнулся мальчишка, которому было лениво что-либо делать.
        — Что сказал Алексей?  — поинтересовался Локи.
        — Я поеду с вами в следующую экспедицию,  — победно улыбнулась Искра, а после хмуро взглянула на Константина.  — Ты же справишься здесь без меня некоторое время?
        — Конечно, я уже не маленький.
        — Смотри у меня, чтобы к моему возвращению, дом был в порядке, оценки в школе нормальные и меня не ждала толпа обиженных тобой.
        — Да, ладно тебе, неужели ты думаешь, что я на такое способен?  — обиженно буркнул Константин.
        — Еще как способен,  — ухмыльнулся Даджал, за что тут же удостоился гневного взгляда друга.  — Я бы даже сказал, что это самый реалистичный поворот событий из всех возможных.
        — В общем, я тебе доверяю,  — вздохнула Искра, раскладывая по тарелкам ужин.  — Так что не подведи меня.
        — Можешь не сомневаться!
        — Хорошо, верю,  — девушка потрепала брата по непослушным волосам, которые давно стоило бы подстричь.  — Ешьте, а я пойду Энки позову.
        — А я думал, ты его кормить сегодня не собираешься?  — хмыкнул Локи, жадно набрасываясь на еду.
        — Было дело, но я добрая, а потому могу и передумать.
        Искра выскользнула из кухни и направилась в комнату блондина, она не сомневалась, что избранник вполне может обойтись без еды далеко не один день, но к чему все эти лишения, если они находятся в городе?
        Около дверей девушка на мгновение замешкалась, но все-таки вошла в комнату.
        — Энки, пошли ужинать,  — тихо позвала Искра, рассматривая сидящего на подоконнике мужчину.
        — Не хочу.
        — Надо, если не будешь есть, у тебя сил не будет.
        — Что за глупости?  — поморщился избранник, все-таки поворачиваясь в сторону стоящей в дверях девушки.  — Что сказал Алексей? Он согласился?
        — Да,  — кивнула Искра, отчего-то чувствующая себя неуютно под пытливым взглядом Энки.
        — Зря?
        — Почему ты не хочешь, чтобы я помогла?  — начала закипать девушка.
        — Потому что это опасно, а ты глупая девчонка даже не понимаешь, что можешь погибнуть!
        — Не ори на меня,  — искра недовольно сложила руки на груди.  — Все люди смертны, так что не стоит этого бояться. Ты тоже можешь пострадать и Даджал, и Локи, но что-то я не заметила, чтобы ты им что-то запрещал.
        — Они могут о себе позаботиться!  — повысил голос Энки, раздраженно спрыгивая с подоконника и подходя к девушке.
        — Я тоже, я сильная! Или ты забыл, что я сбежала из поселения, а после похитила брата и тебя из Чертога! Я справлюсь, к тому же не собираюсь рисковать… я просто буду рядом, чтобы помочь.
        — А может, мне не нужна твоя помощь?! Может мне будет спокойней, если ты останешься дома, в безопасности!  — зеленые глаза были полны раздражения и беспокойства. Избранник понимал, что с ним что-то не так, но он действительно переживал за эту рыжую девчонку, изменившую его жизнь.  — Пойми, я не хочу, чтобы ты пострадала.
        — Этого не будет,  — девушка обняла, застывшего от таких действий блондина.  — Обещаю, что буду осторожна и не стану делать глупостей. Просто… перестань сердиться… я ведь тоже переживаю за тебя.
        — Глупая,  — вздохнул Энки, обнимая девушку в ответ.  — И что мне только с тобой делать?
        — Не знаю… думаю, единственное что возможно в нашей ситуации — это терпеть.
        — Да уж, больше мы все равно ничего не сможем…

        Новое задание и верный друг

        Алексей вошел в лабораторию своего друга, здесь как всегда царили покой и некое умиротворение, какого никогда не было и не будет в помещениях его отряда. В голову сразу закралась мысль, что его время уходит, ему уже сорок девять и он слишком стар для того, чтобы заниматься этой работой. Пора бы уже и о пенсии задуматься или о смене работы, на что-нибудь более спокойное и ненапряжное.
        — Какие люди,  — заулыбался Сергей, встречая старого друга.
        — Можно подумать, ты не знал, что я приду,  — хмыкнул Алексей, с интересом наблюдая за работой ученых.  — Что думаешь, начет затеи Энки?
        — Думаю, что рискнуть стоит,  — ученый снял очки и начал их протирать, хотя линзы и без того были безупречно чистыми.  — Мы собрали много информации и наблюдений о мутантах, но все это никак не желает складываться в единую картину… слишком много странностей. Возможно, Энки и его друг смогут помочь нам понять, что же творится в старых городах.
        — Да, вот только нужно ли нам это?  — вздохнул Алексей, усаживаясь на стул. Мужчине было неспокойно последнее время, казалось, что они собирается влезть, куда не следует.
        — Боишься?  — понимающе улыбнулся Сергей.  — Я тоже… Боюсь узнать, что мутанты связаны с Чертогом… Или что они хотят уничтожить обычных людей…, но если мы не будем знать об угрозе, это не значит, что она исчезнет.
        — Да уж, ситуация…
        — Пусть Энки и Локи сами обследуют город, а вам лучше подождать на границе, так и вы безопасности будете и избранникам не помешаете. Считай, что это ваше новое задание.
        — Весьма расплывчатое и опасное,  — мужчина тяжело вздохнул.  — Пойми, я просто не хочу снова терять своих людей.
        — Все мы смертны,  — философски заметил Сергей.  — Я ведь вижу, что Энки похож на твоего сына, потому то ты и привязался к этому избраннику…
        — Есть такое,  — согласился Алексей.  — Таня тоже не может перестать сравнивать их… Странно да, словно он вернулся с того света, а теперь я снова могу потерять его.
        — Не стоит думать о плохом. Энки справится…, а мы, наконец, поймем, кто такие мутанты и действительно ли они наши враги.
        — А ты в этом сомневаешься?
        — Если кто-то придет в твой дом и начнет там шарить, что ты сделаешь?
        — Убью гада.
        — Вот именно! Так почему ты думаешь, что мутанты должны вести себя иначе? Мы приходим в их город, забираем вещи, убиваем их…
        — Никогда не думал об этом с этой точки зрения.
        — А вот я думал, так что это задание очень важно для нас… для понимания и выживания в дальнейшем.
        — Тогда у меня просто нет ни одной причины отказаться от этого… так?
        — Да
        — Что ж, пойду, обрадую ребят,  — Алексей с трудом поднялся на ноги, снова ощущая себя старым. Наверное, это будет его последняя экспедиция…. Нужно будет только решить, кто станет его приемником в этой непростой работе.

* * *

        Алексей усталым взглядом оглядел свой увеличившийся за последнее время отряд, с одной стороны это хорошо, теперь им будет легче выполнять миссии, но вместе с тем, им все больше будут поручать работы.
        — Не тяни,  — проворчал Игорь, которого нервировало затянувшееся молчание.  — У нас, что новое задание?
        — Да, но ты и Ольга останетесь в городе,  — кивнул мужчина, поглаживая бороду.
        — Почему это?
        — Ты еще не оправился от ранения, а Ольге нужен отдых, к тому же на этот раз наша основанная задача доставить наших друзей-Избранников на руины, а после забрать их. Так что много народу не потребуется. К тому же с нами поедет новый медик.
        — Ясно, мы выполняем обязанности личного транспорта Энки и его друга,  — хохотнул Игорь.  — Что ж, тогда я совсем не против остаться в Нове, у меня и здесь дела найдутся. Но что за миссия такая странная?
        — Энки и Локи попытаются наладить контакт с мутантами,  — вздохнул Алексей. Ему совсем не нравилась эта затея, более того, он считал её опасной и безрассудной, но ничего изменить не мог. Мужчина понимал, что если не поможет Энки, тот сам отправится на руины и это может быть намного опасней.
        — В смысле?  — Ольга смотрела на мужчин, как на сумасшедших.  — Они просто тупые, хищные твари… возможно хитрые и умеющие кооперироваться, но общаться с ними точно невозможно.
        — Они просто не хотят говорить с людьми,  — пояснил блондин.  — Я все еще не уверен, что у нас что-то получится, но нужно проверить… я убежден, что те мутанты, которых нам пришлось убить во время экспедиции, хотели со мной поговорить… Хотя будет лучше если с нами будет еще и телепат.
        — Забудь об этом. Даджала начальник не отпустит,  — хмыкнул Алексей.  — Полиция без него, как без рук, так что ему придется остаться. Да и мал он пока еще для такой работы — ему же всего шестнадцать.
        — Он Избранник и должен справляться с любой проблемой,  — Энки не понимал, причем тут возраст. Как можно быть достаточно взрослым для того, чтобы работать в полиции и слишком молодым для поездки на руины?
        — Это не обсуждается!
        — Хорошо, но теперь наша задача усложнится,  — пожал плечами блондин. Он понимал, что спорить бесполезно, здесь его мнение только выслушают, но оно не обязательно к выполнению. Жаль. С телепатом им было бы намного проще понять мутантов, возможно, они даже нашли бы ответ на вопрос, почему силы Даджала стали возрастать.
        — Что поделать, придется справляться так. А теперь к делу. Мы доставим вас до руин, а дальше у вас будет трое суток, на то, чтобы либо понять, что не так с мутантами и пообщаться с ними, либо ничего не найти и вернуться. По истечению этого срока мы попытаемся вас найти, но если этого не удастся сделать в течение двух дней — мы будем считать, что вы погибли.
        — Это разумный пан.
        — Знаю,  — Алексей был рад, что избранник не стал спорить или вносить предложения, все равно менять ничего он не собирался. Ему и так нелегко далось решение отпустить двоих своих люде… пусть они и избранники.  — Все, идите собираться.

* * *

        Было ранее утро и большинство жителей Новы еще спали, ведь солнце только показалось на лини горизонта. Город все еще был укрыт мягкими, тягучими сумерками, и вокруг царила легкая прохлада. Искра зябко поежилась и плотнее запахнула куртку — не хватало еще заболеть перед экспедицией. Подумать только, уже сегодня она поникнет Нову, ставшую для нее вторым домом, и отправиться исследовать огромный мир. Девушке было страшно, а её сердце то и дело болезненно сжималось, но все-таки она была рада, что ей разрешили присоединиться к отряду Алексея. Искра понимала, что напросилась в это путешествие не только из-за Энки, за которого безумно переживает, но и из-за собственного любопытства. Её мир всегда был маленьким, даже после того, как она покинула родное поселение, а сейчас вдруг она осознала, что может увидеть намного больше…
        Достигнув ворот города, Искра доброжелательно помахала рукой дозорным, которые давно привыкли к тому, что девушка несколько раз в неделю покидает город на пару часов. Поначалу такое поведение девушки удивляло, но со временем все привыкли.
        — Ты надолго?  — поинтересовался полный мужчина, стоявший сегодня на страже.
        — Угу, сегодня уже не вернусь.
        — Как это? Решила в лесу переночевать?  — дозорный обеспокоено смотрел на Искру.  — Не стоит…
        — Я сегодня вместе с отрядом Алексея уезжаю в старый город,  — поспешила успокоить мужчину Искра.  — Так что я встречусь с ними на выезде из города.
        — Тогда ладно, в любом случае будь осторожна и поскорее возвращайся.
        — Обязательно,  — помахав на прощание знакомому дозорному, девушка покинула Нову.
        Ей нравилось гулять по лесу, окружающему город, это напоминало ей о жизни в родном поселении. Нет, она вовсе не скучала по тому времени, разве что по бабушке, которая воспитала их с братом, просто вспоминала о бывшем доме, куда никогда не вернется. Иногда Искра даже думала о том, что нужно проникнуть за землю Избранников и вывести от туда всех людей, но каждый раз, когда такое случалось, девушка вспоминала лица старейшины и других жителей деревни. Они не хотели ничего менять, им нравился текущий уклад, так что их не нужно было спасать. В детстве, бабушка часто говорила ей, что каждому человеку в мире уготовано свое место — теперь она поняла, что это значит.
        За десять минут девушка достигла леса, окружающего город и улыбнулась, заметив, как из кустов выглядывает знакомая рыжая морда с любопытными зелеными глазами.
        — Привет, малыш, соскучился?  — Искра обняла своего любимца, вышедшего ей на встречу. Когда они приехали в город, ей было жаль расставаться с Рыжиком, но девушка понимала, что хищному зверю не место среди людей. И все-таки она продолжала надеяться на то, что её друг где-то неподалеку. Как выяснилось Рыжик тоже не хотел далеко уходить от своей подруги, а потому устроил себе логово недалеко от Новы. Девушка до сих пор не могла понять, что заставило её в первый раз выйти за пределы города, но это было правильное решение, ведь пушистый друг ждал её. С тех пор несколько раз в неделю, по утрам, она навещала Рыжика.
        Сейчас зверь, положив большие пушистые лапы на плечи девушки, начал вылизывать её лицо теплым, шершавым языком, заставляя Искру расхохотаться в голос.
        — Прекрати! Прекрати! Я больше не могу!  — смеялась девушка, чеша зверя за ухом.  — Все. Ты победил! Сдаюсь!
        Стоило девушке произнести эти слова, как Рыжик сразу отпустил её и пристроился около ног Искры, довольно мурча.
        — Вот и умница,  — девушка уселась на землю и начала поглаживать своего друга, который не бросил её и остался до конца верным.  — Скучал по мне?
        Вместо ответа зверь зарычал и кивнул, в очередной раз, убеждая свою подругу в том, что он её прекрасно понимает.
        — Сегодня я уезжаю, так что некоторое время мы не сможем видеться.
        Рыжик недовольно уставился на Икру, и положил свою большую голову ей на колени, всем видом демонстрируя, что ему не нравится эта идея.
        — Так нужно, я должна помочь Энки… Ты же помнишь его?
        Зверь забавно задергал ушами, презрительно фыркнул и утвердительно кивнул.
        — Мы с ним и другими людьми поедем на руины старого человеческого города… там живут мутанты, но ты не переживай, со мной ничего не случиться.
        Рыжик снова зарычал, а его хвост начал раздраженно дергаться из стороны в сторону, заставляя Искру заволноваться за пушистого друга. Заглянув в глаза девушке, зверь снова утробно зарычал.
        — Хочешь пойти со мной?  — неожиданно догадалась девушка.
        И снова зверь утвердительно кивнул и начал вылизывать лицо подруги, заставляя её смеяться до слез.
        — Хорошо. Надеюсь, Алексей и другие не станут возражать. Но учти, если они скажут: «нет», ты останешься дома. А теперь пошли!

* * *

        Алексей и все члены его команды удивленно смотрели на большого рыжего хищника, сидящего рядом с Искрой и насмешливо рассматривающих людей. Спокойным был только Энки, прекрасно помнящий о зубастом друге девушки. Сама мысль о том, что кто-то смог приручить этого зверя не укладывалась в головах людей.
        — Ты уверена, что сможешь держать его в узде?  — наконец, спросил Алексей, первым пришедший в себя.
        — Сможет,  — ответил вместо Искры избранник.  — Эта тварь нас от самого города до Новы сопровождала.
        — Рыжик не тварь, он мой друг и защитник!  — грозно сверкнула глазами девушка.  — Он будет себя хорошо вести, охранять от других хищников, добывать еду, он даже с мутантами справится, если потребуется.
        — Не думаю, что стоит,  — нервно усмехнулся Максим.
        — Не бойся, Рыжик никого не тронет,  — Искра умоляюще посмотрела на Алексея.  — Я смогу его контролировать…
        — Хорошо, но если он что-то выкинет — пристрелю.
        — Не выкинет!  — Искра порывисто обняла мужчину. Теперь, когда старый друг рядом, все беспокойство испарилось, ведь Рыжик сможет защитить её от всего.

        Возвращение на руины

        На удивление, все быстро привыкли к Рыжику, ни на шаг не отходящему от Искры, а уж, когда во время одного из привалом хищник раздобыл свежее мяса, его и вовсе приняли в постоянные члены отряда, как главного добытчика и защитника. И пусть на него все еще посматривали с опаской, но больше никто не возражал, против присутствия пушистого друга нового медика.
        А вот Искре эта тяжело, как выяснилось в трясущемся и рычащем транспорте её укачивает, хорошо еще, что предусмотрительная Татьяна, когда-то ездившая с мужем в его экспедиции, дала своей ученицы травяной отвар, который избавлял её от тошноты. Но вовсе не беспокоило девушку, а тот факт, что Энки всю неделю молчал и не говорил с ней, более того, он постоянно забирался на крышу грузовика и проводил время там, в полном одиночестве, или в компании Локи и Саши, иногда присоединяющихся к нему. Казалось, что избранник обижен на нее и намеренно игнорирует. Обидно. Она ведь напросилась в эту экспедицию только ради него, ведь она действительно переживает за него и хочет разобраться в собственных чувствах. Девушка понимала, что этот самоуверенный блондин, утверждающий, что он не нуждается в помощи, ей ближе, чем просто друг. Ведь к Даджалу она относится иначе, как к брату… А с Энки все иначе. Искра раздраженно вздохнула, может быть, она просто наслушалась глупых разговоров своей наставницы и других своих коллег, которые считали, что они прекрасная пара. Что за глупости? Она даже прикоснуться к нему не может, а
он к ней. Какие-либо отношения между ними, кроме дружеских, невозможны. Девушка все это прекрасно понимала, ведь неоднократно именно так оправдывалась перед Татьяной, когда та затевала этот смущающий разговор. Но отчего-то думать об этом сейчас было болезненно. Что если она действительно влюбилась? Разве ей нужны страдания и осознание безнадежности? И снова вздох вырвался из груди Искры. Хорошо еще, что у нее есть Рыжик, он всегда может утешить её, позволив обнять себя и погладить.
        — Скоро приедем, тогда станет легче,  — сочувственно произнес Алексей, решивший, что девушку снова тошнит.  — Мне и самому поначалу нелегко было привыкать к транспорту, приходилось ездить на крыше, чтобы не пачкать кузов…, но через пару поездок организм приспособился к постоянной тряску и запаху дыма.
        — Теперь понятно, почему Татьяна сделала для меня отвар.
        — Да, она у меня предусмотрительная,  — улыбнулся мужчина. Искра давно заметила, что когда Алексей вспоминал о жене, его взгляд становился мягче, а голос нежнее. Как бы ей хотелось, чтобы кто-то так же говорил о ней. Жаль только, что это невозможно.
        — А когда мы приедем? Сколько осталось?
        — Думаю часа три-четыре, не больше…  — сощурился мужчина, прикидывая в уме, где они сейчас должны находиться.  — Сейчас уже поздно, так что заночуем вблизи города, а утром отправим наших избранников в город. Кто знает, может быть, они обнаружат там то, что изменит жизнь людей.
        — Так-то оно так… вот только, вы же сами говорили, что мутанты опасны…
        — Двое сильных избранников, к тому же опытных бойцов справятся с угрозой, к тому же Энки достаточно благоразумен, чтобы вовремя отступить… По крайней мере, я на это надеюсь.
        — Может быть, отправить Рыжика присмотреть за ними?
        — Не думаю, что у тебя получится. Этот зверь только тебя слушается… вряд ли он станет защищать кого-то еще.
        — Только если этот кто-то рядом,  — вздохнула Искра, осознавая невыполнимость своей затеи.  — Зато, если что, он может идти по следу… как собака.
        — Значит, мы сможет найти наших друзей, если вдруг они не вернуться,  — улыбнулся Алексей. По опыту он понимал, что на руинах старого города может произойти все, что угодно и возможно Энки и Локи не справятся с поставленной задачей. Вот только бросать их мужчина не собирался… хватит с него потерь! Алексей твердо решил, что когда истечет отведенный срок, если его люди не вернуться, то он отправится на их поиски. Так что это очень удобно, что зверь Искры может брать след. Это упростит задачу.
        — Угу,  — кивнула девушка, обнимая Рыжика. Грозный хищник, почувствовав состояние своей странной подруги, начал успокаивающе вылизывать её лицо. Он точно знал, что это всегда помогало, когда Икра грустила.  — Надеюсь, все обойдется… не хочу, чтобы он… они пострадали.

* * *

        Энки лежал на крыше, задумчиво рассматривая небо, все чаще ему начало казаться, что среди тяжелых сиреневых облаков он видит кусочки голубого неба.
        — Может, спустишься уже вниз, а то у меня создается ощущение, что ты прячешься от Искры,  — зевнул Локи, так же, как и его собрат занимающийся созерцанием неба. Избранник, на удивление быстро привык к людям, ему нравилось, что здесь можно не сдерживать эмоции и говорить то, что вздумается. Да и проявление заботы к его персоне было очень приятным. Сейчас Локи и сам бы не вернулся в Чертог — зачем, ему и здесь вполне неплохо.
        — Я не прячусь, просто хочу подумать?  — поморщился блондин, понимая, что его друг в чем-то прав, но сознаваться в этом не собирался.
        — И о чем же?
        — О небе… о мутантах… и что нам может не понравится то, что мы узнаем. Чертог, что-то скрывает… даже от офицеров.
        — Думаешь, они замешаны… в появлении мутантов?  — Локи моментально стал серьезным, он и сам последнее время размышлял об этом.
        — Да, а еще они блокируют силы по-настоящему сильных телепатов, таких как Даджал.
        — Я заметил… его силы продолжают расти… Но зачем это нужно?
        — Пока не знаю, но думаю все ответы мы найдем, когда выйдем на контакт с мутантами… Так что сейчас мне не до разговоров, нужно продумать план действий, когда окажемся на руинах. От успеха этой операции слишком много зависит, и я не собираюсь допускать ошибок!

* * *

        Алексей смерил Энки и Локи обеспокоенным взглядом, ему было не по себе от того, что он отправляет их одних на развалины, но другого выбора нет.
        — Будьте осторожны,  — вздохнул мужчина, протягивая блондину рацию.  — Мы будем постоянно на связи, если что-то пойдет не так, дайте знать.
        — Хорошо, но это не понадобится,  — буркнул Энки, пряча средство связи в рюкзак.
        — Не будь таким самонадеянным,  — Искра нервно поглаживала Рыжика. Если бы она только могла пойти с ними, но, увы, это невозможно, она только помешает, поставив под угрозу успешное выполнение миссии.
        — Не бойся, мы вернемся,  — раздраженно вздохнул блондин. Казалось, что их на тот свет провожают, а не на руины старого человеческого города.
        — Просто береги… берегите себя,  — натянуто улыбнулась девушка, смотря в спину уходящему мужчине. На душе было мерзко и противно, а на глаза навернулись слезы.
        — Все будет хорошо,  — Алексей приобнял дрожащую девушку.  — Они сильные, так что через три дня вернутся.
        — А если нет? Что если мутанты не отпустят их,  — перед глазами все плыло, а в носу свербело, Искра с трудом подавляла рыдания. Казалось, что как только Энки исчезнет из поля зрения, он исчезнет и из её жизни.
        — А если нет, мы пойдем их искать,  — вздохнул мужчина.  — Не думай об этом. Лучше помоги обустроить лагерь, нам здесь придется задержаться надолго.
        — Угу,  — всхлипнула Искра, утирая слезы.  — Ты прав, нельзя сейчас раскисать. Этим делу не поможешь.
        — Вот и умница,  — Алексей направился к машине, ему тоже было не по себе, но в отличии от своей новой подопечной он не мог позволить себе слабость. Нужно заниматься делом и продумывать план на случай, если им все-таки придется отправиться на руины старого города.
        — Рыжик,  — Искра присела рядом со своим пушистым другом и заглянула в невероятно умные зеленые глаза.  — Я знаю, что ты хочешь защищать меня, ведь мы друзья… но у меня к тебе просьба. Присмотри за Энки, он может, не справится без тебя. Не обязательно приближаться к ним, просто будь рядом, чтобы помочь. Ты ведь поминаешь меня?
        Зверь пренебрежительно фыркнул и отвернулся от своей подруги, словно решая, что для нее будет лучше.
        — Ну, так что ты решил? Останешься со мной или выполнишь просьбу?
        Вместо ответа хищник облизал лицо Искры своим шершавым языком и бросился в лес, следом за ушедшими Избранниками.
        — Не понимаю, как вы с этой тварью понимаете друг друга?
        — Рыжик, не тварь!  — Искра бросила на Сашу взгляд полный негодования.
        — Ладно, ладно, не заводись,  — рассмеялся парень.
        — А я и не завожусь. Рыжик очень умный, возможно даже умнее многих людей.
        — Я заметил… и все же, зря ты его отослала, без него будет скучно.
        — Скучно? Скорее уж ты будешь скучать по свежему мясу, которое он для нас добывал,  — скептически заметила девушка, на что Саша лишь пожал плечами, даже не думая отрицать очевидный факт.
        — Ладно, хватит хандрить, лучше давай делом займемся,  — улыбнулся парень, пытаясь рассмотреть среди деревьев и кустарника хищника, но Рыжик уже исчез, словно его и не было. Саша вздрогнул, хоть за эти десять дней, что они были в пути он и начал привыкать к зверю, но все равно считал его опасным. Такой легко сможет подкрасться и перегрызть глотку, а ты ничего и не заметишь. Хорошо, еще что Рыжик, по непонятным причинам привязан к Искре.
        — Угу, сейчас, когда у нас нет охранника, нужно позаботиться о безопасности,  — девушка подняла глаза к небу, которое стало немного светлей, чем недавно, словно тучи, наконец, стали исчезать и скоро можно будет увидеть чистое небо. Это зрелище успокаивало и помогало отвлечься от мыслей об Энки и том, что их ждет на руинах старого города.

* * *

        — Ну и каков наш план?  — Локи достал из рюкзака сканер, которые ему вернули и теперь с интересом наблюдал за множеством ярких точек, говоривших о том, что на руинах несколько сотен избранников. Все это совсем не нравилось вспыльчивому брюнету, ведь это означало, что они действительно очень похожи на мутантов. Считать себя такими же, как жители руин Локи категорически отказывался.
        — Найдем мутантов и поговорим с ними, а дальше видно будет, самой главное не загорайся раньше времени.
        — Кто бы говорил, это же ты у нас сначала стреляешь, а потом думаешь,  — хмыкнул брюнет, показывая другу сканер.  — Судя по всему, почти все мутанты находятся в одном месте. Значит там у них логово или дом… не знаю, как правильно.
        — Не важно, сейчас не до определений и названий,  — хмыкнул Энки, разглядывая простирающиеся перед ними руины. В прошлый раз у него не было возможности, все рассмотреть, но сейчас избранник заметил, что город не такой уж запущенный и разрушенный. Среди развалин можно было различить новые сооружения, словно кто-то пытается восстановить старый город. Похоже, он не ошибся и мутанты, которых так бояться люди, разумные существа.
        — Я так понимаю, мы идем прямо в логово?
        — Правильно… Прятаться и скрываться бессмысленно, они телепаты, так что наверняка уже почувствовали наше приближение,  — кивнул блондин.  — Будем надеяться, нас встретят.
        — Я бы на твоем месте надеялся на то, что они забыли о том, что ты убил парочку их друзей,  — хмыкнул Локи, настороженно оглядываясь по сторонам и стараясь заметить малейшее движение. Мутанты опасны и не стоит их недооценивать, нужно быть готовым ко всему.

* * *

        Локи и Энки неспешно шли по городу, направляясь к логову мутантов, оба избранника чувствовали, что за ними наблюдают, пару раз им даже удалось заметить мелькающие тени, преследующие их.
        — Чего они ждут?  — раздраженно буркнул брюнет, с трудом сдерживаясь, чтобы не загореться.
        — Спокойней, сейчас не время для драки,  — Энки, в отличии от своего друга, был спокоен. Блондин помнил о той ошибке, которую допустил и не собирался её повторять. Перед ними стоит вполне определенная задача, и они должны её выполнить любой ценой.
        — Знаю, но меня раздражает эта ситуация,  — Локи замер на месте, всматриваясь в экран сканера.  — Мы на месте, вот только мутантов я не вижу.
        — Жаль, что наш прибор не очень точный,  — блондин внимательно осматривал развалины домов, возвышающиеся над ними. Если подумать, в них все еще можно жить — здания крепкие и прочные, все что нужно это закрыть чем-то зияющие дыры окон.
        — Уж, какой есть,  — пожал плечами брюнет, заметивший молниеносное движение справа от себя.  — Если бы не он, мы бы здесь вечность блуждали. Хорошо, что Гера решила расщедриться и подарила мне эту занятную игрушку.
        — Так-то оно так, вот только зачем ей это нужно? Эта старая карга ничего не делает просто так. Можно, конечно, предположить, что в ней проснулись материнские чувства, но я в это не верю,  — Энки заметил здание, которое выглядело иначе, чем другие, оно словно и не было повреждено, хотя правильней было бы сказать, что его кто-то починил. Идеальное место для логова Мутантов.  — Идем туда.
        — Да, уж, Гера всегда думала, лишь о благе Чертога,  — хмыкнул брюнет, следуя за своим напарником.  — Хотя правильней было бы сказать, что думает она только о себе.
        — Да, она своего не упустит, жаль только, что она тебя не посвятила в свои планы,  — Энки вытащил из-за пояса нож и надрезал ладонь, прямо по месту шрама оставшегося с прошлого раза.
        — Кажется, кто-то говорил, что не стоит нервничать,  — усмехнулся брюнет.
        — Правильно, не стоит, а вот подготовиться к возможным неприятностям очень даже нужно.
        — Я так понимаю, мы заходим в дом?  — напрягся Локи, тоже заметивший здание, выбивавшееся из общей обстановки. Идти туда совсем не хотелось, как впрочем, и встречаться с мутантами, но другого выхода не было. Пусть это и безрассудное и опасное задание, никто кроме них с Энки его не мог выполнить.
        — Да, спрячь оружие подальше, чтобы не пугать их, если что-то пойдет не так, будем использовать способности.
        — Самое главное, чтобы они не оказались сильными телепатами, иначе от наших способностей толку не будет,  — брюнет осторожно приоткрыл дверь и заглянул в темный подъезд заинтересовавшего их дома. Казалась, что внутри никого нет, но Локи чувствовал, что за ними продолжают наблюдать.
        — Вот сейчас мы все и узнаем,  — избранник включил фонарик, и направился к лестнице, ведущей на верхние этажи дома. Все здесь было завалено мусором и грязью, в воздухе витал неприятный запах, но вместе с тем Энки ощущал, что все это не настоящее, словно мутанты хотели, чтобы их логово видели именно так. В голове начала неприятно гудеть, мужчина мог поклясться, что он физически ощущает звук, окружающий его.
        — Похоже, кто-то пытается залезть нам в головы,  — поморщился Локи, ощущавший все-то же самое. Оба избранника точно знали, что это последствия телепатического воздействия, когда они жили в Чертоге и проходили обучения, им много часов приходилось терпеть подобное вмешательство, учась бороться с ним.
        — И как я только в первый раз не обратил на это внимания?  — блондин замер на месте, начиная учащенно дышать через рот.
        — Ты был слишком занят. Давай лучше разбираться с тем, что же здесь происходит на самом деле.
        Избавиться от телепатического воздействия было не просто даже для опытных избранников, особенно если учитывать напряженность момента, ведь в любой момент на них могли напасть.
        Энки прикрыл глаза, пытаясь заставить свой мозг работать в полную силу и избавиться от шума в голове, который мешал сосредоточиться. Похоже, среди мутантов полно сильных телепатов и это совершенно не радовало. Когда блондин снова взглянул на окружающий его мир, то просто не мог поверить своим глазам, настолько изменился этот дом. Теперь это уже не был полуразложившийся дом, стоящий посреди руин старого города — это было вполне крепкое здание, каких полно в Нове. Все то, что они видели раньше, было лишь видимостью, образом созданным мутантами и впечатанным в их мозг. Энки даже захотелось выйти на улицу и взглянуть на город, что-то подсказывало ему, что теперь он выглядит несколько иначе, чем пару минут назад.
        — Даже телепаты Чертога на такое не способны,  — присвистнул Локи, тоже переборовший воздействие на свой мозг. Теперь оба избранника озадаченно озирались по сторонам, рассматривая белые стены, чистый пол, странные приборы, висящие под самым потолком.
        — Кажется это камеры наблюдения,  — пробормотал блондин.
        — Точно они,  — согласился брюнет.  — Что делать будем?
        — То же самое, что и собирались, найдем мутантов и выясним, что здесь происходит и насколько эти ребятки опасны для Новы и её жителей.
        Энки решительно направился к лестнице. Сейчас мужчина размышлял о том, что он видел раньше. Вполне возможно все это было всего лишь телепатическое воздействие местных жителей и на самом деле мутанты выглядят совершенно иначе, нежели видели люди и он сам. Но для чего они все это делают? Зачем скрываются и самое главное от кого? Блондин искренне надеялся на то, что в скором времени узнает ответы на интересующие его вопросы.

        Все не так просто

        Избранники медленно поднимались по лестнице, то и дело, останавливаясь и прислушиваясь к окружающим звукам. Мужчины понимали, что на них могут напасть в любой момент и нужно быть начеку.
        — Почему так тихо?  — прошептал брюнет, с трудом сдерживаясь, чтобы не начать все крушить. Он так же, как и Энки, считал, что всегда нужно бить на опережение и раз им известно, что мутанты опасны, то следует уничтожить их, чтобы не рисковать в дальнейшем. Именно так их учили в Чертоге — бездумно уничтожать все угрозы, даже самые незначительные. Локи был уверен, что его огонь с легкостью разрушит это здание и всех, кто в нем находится, но вместо того, чтобы действовать, ему приходилось сдерживаться.
        — Без понятия,  — блондин замер на месте, смотря на массивную железную дверь с современным замком, какие использовали в Чертоге. Такие точно не делали до того, как ядовитый дождь уничтожил мир людей, а это могло означать лишь одно — мутанты имеют доступ к сложным технологиям Избранников.  — Будь наготове, я попытаюсь сломать замок.
        Экни взглянул на свою ладонь, из раны все еще сочилась едкая кровь, так что он сможет использовать её на замке и после этого они без проблем проникнут внутрь помещения и наконец, выяснят, что здесь творится и действительно ли мутанты их враги.
        — Не стоит ничего ломать,  — раздался голос из динамика, прикрепленного в верхнем углу дверного косяка. В следующее мгновение раздался щелчок и скрежетание металла, говорящее о том, что запирающее устройство открыто.  — Проходите!
        — Надо же, нас приглашают войти,  — хмыкнул Энки, толкая дверь.
        — Может не стоит идти?  — Локи нервно оглядывался по сторонам, он не мог отделаться от ощущения, что они на этой лестнице не одни и дело было не только в многочисленных камерах, через которых за ними наблюдают. Мужчине казалось, что он ощущает на своем затылке чье-то дыхание и даже слышит неразборчивый шепот. Именно поэтому, Локи никогда не любил телепатов, они с легкостью могли запутать и свести с ума любого, и человека и избранника.
        — У нас нет выбора, к тому же именно это наша основная задача, войти в контакт с мутантами и понять, что же это за твари такие.
        Блондин решительно вошел в просторное светлое помещение. Все здесь было почти так же, как в Чертоге: белые ровные стены были вовсе не бетонными, как казалось раньше, а металлическими, на потолке были расположены мощные лампы, всюду провода и странные приборы. Теперь здание не выглядело разрушенным и убогим, напротив это было новое сооружение, а это значит, что телепаты поддерживаю маскировку, чтобы никто не побеспокоил их.
        — Ну и где встречающие?  — не выдержал Локи, начиная дымиться от напряжения.  — Если вы дорожите этим домом, выходите! Хватит прятаться!
        — Никто не прячется,  — раздался тихий, практически шепчущий голос, и из открывшийся сбоку двери появилась женщина, одетая в длинное серое платье, хотя правильней было бы назвать эту тряпку балахоном. В отличии от тех мутантов, которых Энки видел в свое прошлое посещение руин эта женщина выглядела, как обычный человек или избранница.
        — Ты их описывал несколько иначе,  — хмыкнул брюнет, разглядывая незнакомку. Женщине от силы было лет сорок и её вполне можно было назвать красивой: тонкие черты лица, слегка вздернутый нос, большие миндалевидные карие глаза, длинные русые волосы, заплетенные в толстую косу — весь её образ создавал ощущение спокойствия и умиротворения.
        — Я знаю, но не забывай, что мы имеем дело с телепатами, причем очень сильными, они могут внушить нам все, что угодно. Так ведь?
        — Совершенно верно,  — женщина снисходительно посмотрела на незваных гостей.  — Телепаты, особенно в большом количестве, способны на многое. Вы и сами видите, что то, как знание выглядит изнутри, мало вяжется с внешним обшарпанным видом.
        — А что касается вашего внешнего вида? Какой реальный, тот, что я видел в прошлое свое посещение этого города или сейчас?
        — В прошлый раз…  — тихо рассмеялась женщина,  — все несколько сложнее, но это не подходящее место для разговоров. Следуйте за мной.
        — Локи, держи себя в руках,  — вздохнул Энки, замечая, что его напарник начинает загораться.  — Пока все в норме.
        — Ваш друг прав,  — женщина жестом велела мужчинам следовать за ней.  — Если бы мы хотели убить вас или причинить вред, то давно это бы сделали. А так, я всего лишь предлагаю вам поговорить и все обсудить. Вы ведь именно за этим пришли на руины, выяснить, что происходит и какое отношение к этому имеет Чертог?
        — Я так понимаю, наши мысли вы уже прочитали?  — раздраженно буркнул блондин, начиная волноваться о людях, которые ожидали их возвращения в лесу, особенно за непутевую Искру, с её идиотским желанием всем помогать и лезть, куда не просят.
        — Уже давно,  — не стала упираться женщина, продолжая идти по широкому коридору.  — Вам не стоит беспокоиться, люди нас не интересуют.
        — Тогда почему вы убиваете их?  — Энки внимательно осматривался по сторонам, стараясь запомнить расположение дверей и окон. Пока их никто не трогает, но неизвестно, что будет дальше.
        — Мы просто оберегаем свою тихую и спокойную жизнь от ненужного вмешательства. Нам приходится отпугивать незваных гостей и убивать тех, кто не понимает предупреждений,  — женщина соблюдала невероятное спокойствие, казалось, её совершенно не волновали все эти разговоры о людях.
        — Тогда почему вы решили поговорить с нами, не проще ли было убить нас и продолжать свое тихое существование дальше?  — Локи чувствовал себя неуютно в этом месте и больше всего избранника напрягал тот факт, что он не знает чего ожидать от мутантов. Хотя… мутанты ли они? Непохоже. Все это место сплошной обман.
        — Потому что вы такие же, как мы… и вы пришли, чтобы получить ответы на свои вопросы,  — женщина открыла перед мужчинами дверь,  — прошу, вас уже ожидают.

* * *

        Энки сидел в удобном кресле, точно так же как и его друг и задумчиво рассматривал пожилого мужчину, стоящего у окна. На вид ему было не больше пятидесяти — некогда темные волосы, уже начали седеть, вокруг глаз и на лбу были заметы неглубокие морщины. Они провели здесь уже минут десять, но никто так и не произнес ни слова, это начинало напрягать.
        — Так и будем молчать?  — не выдержал гнетущей тишины Локи.  — Вроде как вы нас ждали? Или эта дамочка, что-то напутала?
        — Нет, не напутала,  — вздохнул мужчина, переводя взгляд на своих гостей.  — Мое имя Александр, я один из старейшин, управляющих этим городом.
        — Городом? Скорее уж руинами,  — усмехнулся брюнет, разводя руками в стороны.  — Хотя если учитывать, как выглядит этот дом на самом месте, все далеко не то, чем кажется.
        Кабинет, в котором они сейчас находились, выглядел строго и чисто: гладкие стены были выкрашены в светло-желтый цвет, на них висели картины, видимо найденные на руинах города, мебель была новой и удобной, да и освещение было превосходным. А и вид из окна, несколько отличался от того, что они выглядели, находясь на улице — это место чем-то напоминало Нову.
        — Вы правы,  — пожал плечами Александр, казалось его совершенно не интересовал этот разговор и он вынужден тратить свое время на Энки и Локи.  — Давайте, я расскажу обо всем по порядку, так вам будет намного проще понять, что происходит.
        — Было бы неплохо проверить наши догадки,  — Энки с прищуром смотрел на мутанта, хотя если учесть, что этот мужчина выглядит точно так же, как и они, то их с Локи тоже можно назвать мутантами. Забавный и неприятный вывод.
        — Многие дома в этом городе действительно разрушены…, но только в той части, которую посещают люди, а в новую жилую часть мы их не пускаем, отпугивая жуткими образами мутантов. Ну и конечно мы создаем вокруг маскировку — пугающую картину разрухи и запустения. Поскольку подавляющее число наших жителей телепаты — это не проблема.
        — Не проще ли дать людям понять, что это место принадлежит вам?
        — Не проще, мы предпочитаем не связываться ни с людьми, ни с Избранниками, хотя последнее намного тяжелей.
        Александр нахмурился, было заметно, что ему не нравится эта тема, но все-таки он продолжал свой рассказ. Энки не сомневался, что все это не просто так, от них с Локи что-то хотят, но самое неприятное было другое осознание — если учитывать, что мутанты не хотят иметь ничего общего с людьми, им не позволят вернуться домой. Домой? Интересно, когда он начал считать Нову домом? Блондин понимал, что для него самым лучшим вариантом было остаться здесь, среди телепатов… таких же особенных существ, как и он сам. Но эта мысль была ему неприятной — ведь это значит, что он больше не увидит своих коллег… и Искру. Ну почему он снова думает об этой девчонке?
        — Кто вы такие? И как вы связаны с Чертогом,  — Энки мрачно взглянул на своего собеседника.  — Только не надо говорить, что никак, ни за что не поверю. Наверняка тот сканер, что Гера дала Локи создан специально для поиска таких, как вы! В Чертоге знают о вашем состоянии — возможно, только управляющая верхушка, но знают абсолютно точно!
        — Знают и мечтают избавиться от нас,  — не стал отпираться Александр.  — Вы заметили, что среди мутантов, к которым относятся и избранники, рождаются в основном телепаты? Обладателей таких способностей, как у вас с Локи меньшинство.
        — Да, и мы все служим в армии, защищая интересы Чертога,  — хмыкнул брюнет, который до этого момента не задумывался об этом занятном факте.
        — Не Чертога, а Тараниса, который никак не хочет расстаться с властью.
        — Без разницы,  — Энки не терпелось перейти к сути дела и понять, с кем же он столкнулся и что делать дальше.  — Давайте перейдем ближе к делу.
        — Тогда вам не стоит перебивать меня. По меньшей мере, это неприлично,  — мужчина устало посмотрел на гостей их города. Он не пытался воздействовать на их мозг, проникнуть в сознание или прочитать мысли, но тем, ни менее от его взгляда становилось не по себе.  — Способности телепатов искусственно сдерживаются с помощью специальных приборов, это делается давно и позволяет Таранису оставаться сильнейшим и править. Но подобный расклад нравится не всем, а потому некоторые избранники и числа телепатов покинули Чертог и обосновались здесь. У нас до сих пор время от времени появляются перебежчики, хотя теперь это происходит реже.
        — И как давно вы здесь?
        — Уже сорок лет… за это время мы многое смогли сделать и наш город процветает.
        — Но вы предпочитаете прятаться и ждать, пока территория Чертога дорастет до этого места?  — поморщился Энки, он не мог понять, почему телепаты не свергнут Тараниса. Это было бы проще, чем все то, что они делали до сих пор.
        — Поверь… мы не только этим занимаемся,  — кривая усмешка исказила губы мужчины, а черные глаза хитро блеснули.  — Теперь, когда вы знаете наш маленький секрет, пора решать, что делать с вами. Вы же понимаете, что мы не можем вам позволить вернуться к людям?
        — И почему же? Неужели жителей Новы вы тоже опасаетесь? Это глупо, вам выгодней заключить союз,  — Энки старался не подать вида, что его напрягла последняя фраза их нового знакомого.
        — Люди глупы и трусливы по своей натуре, они боятся того, чего не понимают, и ненавидят тех, кто их сильней…, а мы сильней,  — хмыкнула Александр, самодовольно смотря на избранников.  — Неужели живя в Нове, вы не сталкивались с подобным отношением? Со страхом и ограничениями?
        — Далеко не все люди такие,  — блондин нахмурился, мысленно уже пытаясь придумать план побега. Он понимал, что их так просто не отпустят, но оставаться в этом месте не собирался. Хватит. Он уже выбрал для себя дом, и менять его не собирался.
        Александр окинул гостей их города усталым, раздраженным взглядом, он надеялся совершенно на другую реакцию. Все избранники, что появлялись на этих «руинах», были рады остаться здесь, среди таких же, как они. Мужчина и сам был убежден, что для любого, наделенного силой, нет ничего лучше, чем присоединиться к ним и продолжить готовиться к свержению Тараниса, который в угоду своей жажды власти не давал мутантам развиваться дальше. Но, похоже, Энки и Локи слишком привыкли к жизни в Нове, и это было странным. Как столь сильные избранники могли смириться с жалким существованием среди представителей низших существ?
        — И все-таки вам придется остаться,  — мутант откинулся на спинку кресла, с прищуром следя за реакцией Избранников. Он понимал, что два сильных бойца смогут доставить им проблемы, к тому же эта парочка давно работает вместе, что было не на руку телепатам, но в то же время Александр был убежден, что сможет «убедить» этих двоих остаться, пусть не сам, но при помощи своих друзей, наблюдающих за разговором, точно.
        — Это неприемлемо,  — Энки поднялся на ноги, всем своим видом демонстрируя, что не намерен подчиняться.  — Это конечно приятное предложение и если бы оно было сделано полгода назад… я бы не сомневаясь, принял его, но сейчас не могу.
        — Почему же?  — мутант сохранял удивительно хладнокровие, словно его не беспокоило поведение избранников.  — Что держит вас в Нове? Что заставляет вас желать вернуться к людям?
        — Не что, а кто,  — хохотнул Локи, вновь удостоившись гневного взгляда друга, которого уже порядком достали все эти намеки.  — У нас появились друзья… я бы даже сказал семья… я хоть и меньше времени находился в этом городе, но все же предпочту остаться среди людей. От них я знаю чего ожидать, а вот про вас подобного не скажешь.
        — Похоже, у нас возникли непреодолимые разногласия,  — Александр зевнул, весь этот разговор утомил мутанта, и ему хотелось поскорее избавиться от гостей. А точнее передать их в заботливые руки своих коллег, которые смогут воздействовать на их мозг и убедить в том, что для них будет благом остаться.
        — Вот именно, так что нам придется расстаться и забыть об этом разговоре,  — Энки резко метнулся к мутанту, мгновенно сокращая расстояние между ними. Блондин понимал, что им не дадут уйти, а это значит, что придется сделать то же самое, что и Искра, когда была в Чертоге — взять заложника.
        — Что вы…
        — Молчать!  — зашипел Энки, заламывая руки телепату.  — И даже не думай что-нибудь выкинуть. Твоих дружков это тоже касается. Может быть вы и сильны, но прежде, чем вы сможете взять под контроль мое сознание или использовать Локи, я успею убить тебя… Наверняка, Гера сообщила тебе о моих способностях, так что ты должен понимать, что от моей кислоты, ты будешь умирать долго и мучительно и никто не сможет помочь.
        — Вы не сможете уйти,  — Александр пытался сохранять спокойствие, но это было непросто, как и сказал блондин, он прекрасно осознавал, на что способна эта парочка и если один опасен лично для него, то Локи может в легкую уничтожить все здание, спалив его к чертям. Нужно было заранее предусмотреть подобный поворот… Но эти двое нужны им… в их поселении слишком мало хороших бойцов.
        — Ну, это мы посмотрим,  — усмехнулся Энки, прекрасно понимая, что в чем-то мутант прав. Здесь такое количество телепатов, что они с легкостью смогут запудрить им мозги и взять под полный контроль.  — Локи, дай ремень…
        — Я так понимаю, наш новый друг идет с нами?  — усмехнулся брюнет. Его подобное развитие событий вполне устраивало, ему не терпелось поскорее разойтись и подраться. Что поделать, в отличии от своего друга, он никогда не отличался особым терпением.
        — До границ руин, а дальше может быть свободен, людям он не нужен, достаточно будет знать, кто мутанты на самом деле.
        — Вы не понимаете,  — Александр начал вырываться, но все было тщетно, избранник не собирался его отпускать.  — Люди… они…
        — Они ничего вам не сделают, только станут более осторожны, когда будут появляться в городе,  — рыкнул Энки, чувствуя, что кто-то пытается забраться в его голову, перед глазами начало плыть, а дыхание сбилось, казалось, что кто-то схватил его сердце и теперь сжимает его.  — Хватит!
        — Я же говорил, вам не уйти,  — телепат снова попытался вырваться, но блондин все еще крепко держал его.
        — Похоже, ты не такой уж ценный экземпляр,  — мрачно усмехнулся Энки, зубами стаскивая перчатку.  — Я предупреждал…
        — Нет!!!
        — Локи, зажги здесь все!!!
        Избранник чувствовал, что задыхается, крики, треск, грохот — все это слилось в его сознание воедино, он уже не мог понять, что реально, а что ему пытаются внушить. Мир вокруг исказился, расплылся и теперь представлял собой размытую картинку. Он знал, что все так и будет, но все-таки надеялся, что им удастся сбежать.

* * *

        — Вам стоило прийти раньше!  — поморщился Александр, в то время, как медик обрабатывал химический ожег на его лице.
        — Мы не ожидали, что они откажутся от нашего предложения,  — безразлично пожал плечами мужчина, одетый в серую форму.  — Подобное случилось впервые.
        — Раньше к нам не забредали изгнанники,  — огрызнулся мужчина, с ненавистью смотря на Энки, без сознания, лежащего на столе.  — Лучше бы прикончили их.
        — Они нужны нам, так что придется поработать с ними.
        — А если не получится? Что если они сбегут и предупредят людей? Их друзья ждут на границе города…
        — Значит, их нужно устранить. Не волнуйся, я займусь этим вопросом. А ты позаботься о том, чтобы наши гости позабыли о Нове. В скором времени, им предстоит вернуться в Чертог и послужить нашим целям, так что мы не можем терять время.
        — Хорошо… так и поступим, но это будет непросто,  — Александр начал понемногу успокаиваться. Он понимал, что сам совершил ошибку, но теперь он будет осторожен. Пройдет совсем немного времени и Энки и Локи станут верными жителями их города, главное немного подправить их воспоминания.

* * *

        Энки с трудом открыл глаза, голова гудела от напряжения и неприятного шепота, что доносился буквально отовсюду. Это мерзкое, тошнотворное чувство ни с чем невозможно перепутать — именно так телепаты подавляют волю. Вот только с ним, такой трюк не прокатит, в Академии его научили сопротивляться подобному воздействию, теперь понятно, зачем это делалось; весь вопрос лишь в том, сколько он сможет продержаться.
        — Локи, ты здесь?  — голос блондина звучал глухо и тихо, каждое произнесенное слово отдавалось болью в районе легких, у него не было сил даже на то, чтобы банально повернуть голову.
        — Угу,  — последовал почти неслышный ответ.  — Лежу, любуюсь местным потолком и пытаюсь послать подальше голос в моей голове. Не поверишь, но он меня раздражает.
        — Тогда почему мы до сих пор не горим?  — скривился Энки, пытаясь пошевелиться, но все попытки были тщетными. Он не был связан, но тем ни менее, конечности не слушались его. Мужчина не сомневался в том, что им с Локи что-то вкололи, чтобы снизить их сопротивляемость телепатическому воздействию.
        — Сам удивляюсь,  — голос брюнета звенел от раздражения.  — Видимо они могут блокировать пирокинез. Гады!
        — Не заводись. Ты же знаешь, что для успешного сопротивления внешнему воздействию, нужно сохранять спокойствие и думать… о чем-то важном.
        — Или о ком-то,  — хохотнул Локи, который не мог упустить возможность поддеть друга. К тому же тот факт, что он здесь не один радовал, пока у них есть возможность говорить, телепаты не добьются успеха в своем деле.
        — Можно и так,  — Энки не нравились все эти намеки, но он понимал, что Друг прав. Мысли о несносной девчонке, что ждет его на окраине города, помогут ему выдержать.  — Нужно выбираться отсюда, причем, как можно скорее.
        — Легко сказать,  — хмыкнул брюнет. Он чувствовал себя отвратительно — он не может не только использовать огонь, но и вовсе пошевелиться. Такой жалкий и ничтожный, что сам себя начинаешь презирать.
        — Мы должны что-то предпринять, пока из нас не сделали пустышки… как это происходит с людьми в Чертоге.
        — Знаешь,  — Локи снова попытался пошевелиться.  — Впервые я задумался о том, что это неправильно. Вот только уже ничего не изменить.
        — Не сдавайся раньше времени, мы что-нибудь придумаем.
        — Скорее уж, наши друзья из Новы заявятся, чтобы спасти нас.
        — Вот этого я и боюсь,  — сама мысль о том, что могут телепаты сделать с людьми, приводила в ужас. Пусть Энки и не желал этого, но он успел привязаться к людям и не только к Искре, но и к Алексею, и другим коллегам. Избранник действительно хотел защитить этих людей. Безумие, но это действительно так.
        — Знаю, но что мы можем?
        — Сопротивляться и пытаться придумать план,  — блондин прикрыл глаза. Телепаты совершили ошибку, оставив их с Локи вместе, теперь им будет проще сопротивляться воздействию и придумать план для побега. И почему только Александр не послушал их? Неужели действительно не понимает, что люди могут стать их союзниками? К чему эта вражда, если они могут сообща бороться с Чертогом и царящей там тиранией Тараниса? Даже такой остолоп и упрямец, как он понял, что это правильное решение.
        — Без помощи нам не справиться,  — брюнет в отличии от своего друга продолжал дергаться и у него даже получилось почувствовать свои ноги. Отличное начало, пройдет всего пару часов и он наверняка, сможет принять сидячее положение.
        — Знаю… но мы должны,  — Энки пытался не слушать голоса в голове и придумать дальнейший план действий. Константину удалось противостоять постоянному воздействию, а ведь он человек, к тому же ребенок. Так неужели они с Локи не справятся с этой задачей?

* * *

        Женщина в длинном сером балахоне сидела за круглым деревянным столом, за которым собралось около десятка мутантов, в таких же, как у нее невзрачных одеждах. В окружавшей их тишине, отчетливо было слышно шелестение бумаги и жужжание приборов.
        — Так значит, эти двое желают вернуться назад в Нову?  — наконец поинтересовалась шатенка, отрываясь от чтения и одаривая всех присутствующих в комнате скучающим взглядом. В её карих глазах не было ни тревоги, ни злости, ни раздражения, казалось, что женщину совершенно не удивил подобный поворот событий.
        — Да, Мария, все именно так. Похоже, люди, смогли промыть их мозги.  — Александр недовольно сложил руки на груди.  — И вообще, я не понимаю, зачем ты собрала нас? Над Локи и Энки уже работают, так что скоро они присоединяться к нам, а от людей мы без проблем избавимся, их даже убивать не обязательно, достаточно напугать, вызвав у них галлюцинации, что заставят их в страхе бежать.
        — Повремени с этим,  — зевнула женщина, подпирая голову рукой и снова смотря на досье их гостей. Сильные Избранники, бойцы, а какие интересные способности — пирокинез и ядовитая кровь и выделения кожи, к тому же они недавно из Чертога и смогут быть полезными в перевороте, который они планируют уже сорок лет.
        — Мария! Мы не можем допустить, чтобы люди узнали о нас!
        — Почему же? Возможно, если мы официально разграничим нашу территории, мы сможем избежать дальнейших столкновений. К тому же не стоит забывать, что в нашем городе последнее время возникли проблемы с добычей продовольствия, а вот у людей такой проблемы не возникает. Мы могли бы обмениваться с ними.
        — Это безумие!
        — Возможно, но прежде чем, что-то решить, мы должны хорошенько все обдумать и проголосовать. Так что пока… воздействуйте на наших гостей мягко.
        — Будет исполнено… Но я все равно считаю, что это глупо,  — буркнул Александр, поднимаясь со своего места и направляясь к выходу. Ему не нравилось происходящее, но спорить с главой их города он не собирался. Раз решение принимает она, то пусть и несет ответственность за него. А он умывает руки.

        Дождемся утра

        Энки и Локи отсутствовали уже сутки, но пока никто во временном лагере исследователей не беспокоился. Город большой, чтобы все обыскать потребуется время, к тому же у избранников еще два дня в запасе. Да и никто не мог вообразить, что кто-то с такими сильными способностями может проиграть каким-то мутантам. Люди просто ждали возвращения своих коллег, успевших стать друзьями, за не такой уж долгий срок их знакомства.
        Сегодня с самого утра, Искра сидела на крыше машины и смотрела на руины города, чем больше она вглядывалась в их очертания, тем больше они казались ей неправильными. Но сколько девушка не пыталась понять, что же её смущает, не могла разобраться в этом вопросе. Возможно, ей просто кажется, что все именно так и это просто плод её разыгравшегося воображения? Искра потерла покрасневшие от напряжения глаза и подняла взгляд на небо, которое с каждым днем становилось все светлее, казалось, что лиловые облака, что уже много лет закрывают его, становятся прозрачными и скоро вовсе исчезнут, обнажая голубое небо прошлого мира.
        — Ты тоже это замечаешь, правда?  — Искра повернулся голову к Саше, что-то строгающего из древесного корня. У него эго хорошо получалось, даже удивительно, что при помощи простого ножа, можно делать такие изящные фигурки людей и животных.
        — Что замечаю?  — поинтересовался парень, так и не оторвавшись от своего дела, требующего особого внимания.
        — Небо, оно становится светлее,  — девушка с надеждой смотрела на нового друга, ей было необходимо услышать, что не только она замечает подобные вещи, но и другие тоже.
        Саша на мгновение отвлекся от работы и взглянул на небо, пытаясь понять, что имеет в виду Искра. Небо, как небо, оно всегда было именно таким.
        — Может быть… но знаешь, я редко смотрю на небо и сомневаюсь в том, что оно действительно может быть голубым. Даже не так, я не уверен, что мне понравится голубое небо, ведь я родился под лиловыми облаками — мне так привычней.
        — А вот я хочу увидеть прежнее небо… и солнце. Бабушка рассказывала, что оно очень теплое и ласковое,  — девушка мечтательно улыбнулась. Она понимала, что это глупости, но иногда ей начинало казаться, что стоит небу стать голубым, как все сразу наладится, и все проблемы будут решены сами собой.
        — Не знаю…. Зачем об этом думать? Мы не можем повлиять на то, что происходит с миром, так что просто забей.
        — Ты прав, но помечтать же можно,  — Искре хотелось с кем-нибудь поговорить, рассказать о том, что у нее на душе, вот только найти хорошего собеседника не получалось. Никто, кроме брата, не понимал её. Возможно, все дело в том, что они выросли в других условиях, а еще они семья. Девушка снова тяжело вздохнула, она скучала и переживала за избранников и Рыжика, что ушел вслед за ними. Как же хочется забыть о приказе Алексея и самой сунуться в опасный город, полный мутантов! Но нельзя, на этот раз она должна вести себя благоразумно, иначе её больше никогда не возьмут в экспедицию. А этого допускать было нельзя, только так, она сможет быть рядом с Энки и помогать этому упрямцу.
        — Можно, никто не запрещает, главное, чтобы это не мешало делу,  — ответил парень, вновь принимаясь за свою работу. Он действительно, не понимал Искру, как можно думать о небе, когда они на задании и в любой момент на них могут напасть мутанты или хищники? Это глупо. Да и когда они находятся в безопасности, в стенах Новы, тоже полно дел. Так зачем смотреть на небо? Какой от этого прок? Так делают только старики, что скучают по прошлому…
        Искра же продолжала смотреть на облака, надеясь вновь увидеть кусочек голубого неба, что подарит ей надежду. Ведь если даже мир стремиться очиститься и измениться, может и у нее есть шанс? За последние месяцы много чего прошло, её жизнь стала другой, но этого все еще было недостаточно, девушке хотелось большего — она мечтала о семье и о любви, такой же, какая была у её бабушки. Вот только с последним возникли большие проблемы. Искра тяжело вздохнула. Возможно ли, любить, не касаясь друг друга?
        Сейчас, ей хочется сказать, что да и это действительно так; она давно поняла, что относится к Энки иначе, чем к другим, и никак иначе, кроме, как любовью не могла назвать эту свою странную привязанность. Но что будет дальше? Гуляя по улицам Новы, да и просто смотря на свою наставницу и Алексея, Искра видела, как они общаются друг с другом, как обнимаются, целуются или просто держатся за руки, да и многое другое делают, сами мысли о чем, заставляют краснеть. У нее всего этого не будет никогда. Искра взглянула на свои ладони, на них еще остались небольшие рубцы от химических ожогов. Это было больно… очень больно и повторения этого совсем не хотелось. Тогда как быть? Сейчас ей достаточно того, что Энки рядом и не смотрит больше на нее, как на низшее существо. Но все же, это не мешает ей мечтать о большем, о том, как он прикоснется к ней, поцелует… Вот только все это так и останется мечтами и от этой мысли становилось тоскливо на душе. Может, стоит забыть, вырвать чувства из сердца и попытаться жить дальше… присмотреться к другим. Вот только это еще хуже.
        — Должен же быть выход…
        — В смысле?  — буркнул Саша, думая, что девушка обращается к нему.
        — Не обращай внимания, просто мысли вслух,  — Искра спрыгнула с крыши грузовика на землю,  — пойду к остальным.
        — Угу… передай, что я через часик, заявлюсь голодным.
        — Непременно.
        Девушке было не по себе, хотелось оказаться в другом месте, в другое время, когда все будет иначе. Вот только это невозможно, ей все-таки придется решать, что делать со своими чувствами и понять, можно ли любить не прикасаясь.

* * *

        Была уже поздняя ночь, но Искра все еще не спала, девушка размышляла об Энки и том, смогут ли они быть вместе. Эти мысли сводили с ума и заставляли сердце болезненно сжиматься. Если бы только этот несносный блондин был человеком, все было бы намного проще.
        — Быстрей бы они вернулись,  — пробормотала Искра, бросая грустный взгляд на темные очертания руин, которые в кромешной темноте, казались живым существом, что пристально наблюдает за ней и её друзьями. Девушка поежилась, словно от холода, неужели это мутанты, за которыми отправились Энки и Локи?
        — У них есть еще два дня про запас,  — зевнул Алесей, охранявший их маленький лагерь. Они справятся, вот увидишь! Скоро наши избранники вернутся и расскажут все, что им удалось разузнать. Кто знает, быть может после этого наши экспедиции станут более безопасными или мы сможем продвинуться дальше, к другим городам.
        — А много их?  — без особого интереса спросила Искра, но уж лучше говорить о чем угодно, чем продолжать изводить себя от волнения за друзей.
        — Много,  — мужчина подбросил сухие ветки в небольшой костер, что согревал их и освещал лагерь.  — Раньше, до того, как на землю пролился кислотный дождь, людей было намного больше — так что… на нашей планете были построены миллионы городов.
        — Жаль, что нельзя побывать во всех них.
        — Для нас самое главное выжить и построить новый мир. Прошлого уже не вернуть, и сдается мне, что это к лучшему.
        — Почему?  — девушка непонимающе посмотрела на своего командира. Она давно заметила, что никто не хочет вернуть старый мир, ни Избранники, ни люди в её родном поселении, ни жители Новы. Казалось, что лишь она одна и хочет вернуть прошлое и голубое небо, которое никогда не видела.
        — Не стоит идеализировать прошлый мир,  — вздохнул Алексей, когда-то, он так же как Искра мечтал, чтобы мир стал прежним, но чем больше он узнавал о том, как жили люди до «Гнева богов», тем меньше хотел возврата к старому.  — Люди воевали, убивали друг друга, обманывали, сами губили планету… я не говорю, что все было плохо, но и хорошо не было…
        — Может быть ты и прав,  — девушка плотнее закуталась в шерстяное одеяло, чтобы немного согреться. Зима была все ближе, а ночи все холоднее, еще немного и выпадет сиреневый снег. Искра поморщилась — она не любила это время года, уж лучше теплое лето.  — Как думаешь, они в порядке?
        — Не бойся, твой Энки справится,  — тихо рассмеялся мужчина, бросая на девушку хитрый взгляд. Смотря на нее, он вспоминал о своей юности и том, как добивался внимание своей жены. Вот только случай Искры и избранника намного сложнее. Возможно, будет лучше, если они забудут друг о друге. Энки это понимает, потому-то и держится отстраненно от девушки, а вот Искра… она слишком упряма, чтобы отказаться от человека, что ей дорог.
        — Ничего он не мой,  — буркнула покрасневшая девушка, снова смотря в темноту.  — Что это?
        Искра подскочила на ноги, хватаясь за пистолет висящей в кобуре на поясе, она была убеждена, что видела какое-то едва уловимое движение.
        — Что-то заметила?  — Алексей напряженно вглядывался в темноту, пытаясь понять, что заставило его подчиненную занервничать. Мутанты очень опасны — они могут подкрасться незаметно и напасть.
        — Не уверена, но, кажется, здесь кто-то есть,  — девушка сделала пару шагов вперед. Может, ей просто показалось? Она сегодня только и делала, что смотрела на руины и думала об Энки, так может, это всего лишь её разыгравшееся воображение? Но неожиданно, до её слуха донеслось знакомое тихое урчание.
        — Рыжик, это ты?  — на лице Искры просияла счастливая улыбка, когда на свет костра вышел большой рыжий хищник. Как же она рада видеть своего лучшего друга!  — Иди ко мне!
        Девушка заключила зверя в объятия, утыкаясь носом в его мягкую, шелковистую шерсть, пахнущую пылью и, как это ни странно дымом.
        — Хорошо, что ты вернулся!  — Искра почесала Рыжика за ухом, от чего тот довольно заурчал и начал облизывать её лицо, заставляя хихикать от щекотки.  — Прекрати, глупый!
        — Хорошо, что это наш друг,  — Алексей снова уселся около костра. Он не на шутку перепугался, когда почувствовал, что к ним приближаются.  — Но… разве ты не посылала его следом за избранниками в город?
        — Да… и я уверена, что Рыжик понял меня,  — девушка отстранилась от зверя, внимательно смотря в его янтарно-желтые глаза.  — С Энки что-то случилось, да?
        Хищник кивнул и раздраженно зарычал, пытаясь что-то сказать, вот только люди все равно не могли понять его. Несмотря на все его старания, подруга смотрела на него с тревогой и непониманием. Рыжик раздраженно фыркнул и ухватился зубами за куртку Искры, потянув её в сторону руин.
        — А вот и ответ на твой вопрос,  — Алексей тяжело вздохнул. С одной стороны верить зверю было глупо, он вообще мог пытаться сказать что угодно, но с другой мужчина уже понял, насколько умен этот рыжий хищник. Наверняка, он действительно проследил за избранниками и теперь хочет отвести их к ним.
        — Нужно идти,  — Искра прижала руку к болезненно сжавшемуся сердцу. Так она и знала, что нельзя было отпускать их одних.
        — Стой,  — мужчина схватил девушку за руку, пока она не бросилась к темным руинам.  — Сейчас ночь, мы ничего не сможем разглядеть и найти в городе, так что лучше дождаться утра.
        — Но…  — Искра стиснула кулаки от злости. Она понимала, что Алексей прав, сейчас они ничем не смогут помочь друзьям, только сами угодят в ловушку или погибнут. Нет. Сейчас нельзя действовать так опрометчиво. Девушка устало опустилась на землю, обнимая своего пушистого друга, принесшего плохие вести.  — Ты прав. Дождемся утра…
        — Вот и умница, утром, как только станет светло, мы отправимся за нашими друзьями, но пока… нам лучше отдохнуть и набраться сил.

        Возможно, стоит рискнуть

        Энки чувствовал, что давление на его сознание ослабло, теперь их просто сдерживали, не пытаясь внедрить в мозг новую информацию или поправить образ мышления. Этот факт, конечно, радовал, но неприятный шум в голове и собственные отнюдь не радостные мысли напрягали и раздражали, как и то, что конечности начали затекать от долгого неподвижного лежания на полу.
        — Знаешь, что самое отвратительное в нашем положении,  — неожиданно заговорил Локи, молчавший уже пару часов. Избранник все еще не потерял надежду на то, что сможет воспользоваться пирокинезом, вот только все его попытки освободиться были тщетными.
        — Что?  — Наверное, Энки никогда не перестанет восхищаться упертостью друга, который никогда не сдавался, даже если логически правильным решение будет остановиться, в этом он чем-то напоминал Искру. Вот и сейчас Локи продолжал безрассудно бороться, совершенно не экономя силы, которые могут им еще пригодится в будущем для побега.
        — Мне скучно! Нет, реально скучно! Мы здесь уже сколько валяемся? Пару часов точно, и за все это время к нам никто не зашел, нас не пытаются разговорить и выведать информацию, даже напор воздействия ослабили, так что бороться стало проще…. Короче говоря, мне скучно! Хочется хоть какого-то действия, наконец!
        — И это говорит Избранник, что сотни, если не тысячи часов провел в карцере Академии,  — не удержался от смешка блондин. Раньше, он просто промолчал бы или проигнорировал нелепое и глупое высказывание напарника, но похоже общение с людьми и в частности с одной рыжей девчонкой, плохо на него влияет — у него даже специфическое чувство юмора появилось. Что дальше? Даже представить страшно, хотя и жутко интересно.
        — В карцере было постоянное воздействие, так что не было возможности расслабиться, а здесь,  — Локи тяжело вздохнул, размышляя о своей нелегкой судьбе. По сути дела, будучи Избранником, он оказался лишним в родном Чертоге, а все из-за буйного нрава, напрямую связанного с его способностями. А вот с людьми он ужился, наверное, даже быстрее, чем вечно серьезный и мрачный Энки, что провел в Нове больше времени.
        — Ну… тогда давай поговорим, о чем-нибудь,  — предложил блондин, которому тоже было скучно. Хотя это не совсем верное определение его состоянию, сейчас в голову избранника лезло слишком много ненужных мыслей, от которых стоило избавиться как можно скорее.  — Константин говорил, что во время обучения в Чертоге именно наши разговоры об Искре помогали ему держаться и не поддастся воздействию телепатов.
        — Да, ты уже тогда с ума сходил по этой девчонке,  — рассмеялся брюнет. Как же приятно доводить друга, разговорами о девушке, сразу же проходит вся скука.  — Хотя тогда это было что-то другое, ты хотел лично убить её.
        — Было дело, но давай поговорим о чем-нибудь другом,  — скривился Энки. И почему последнее время все разговоры только о ней? Раздражает! Искра, безусловно, стала дорога для него, даже сильнее, чем хотелось бы, но обсуждать это с кем-то мужчина не хотел, эта тема была слишком личная, да и он сам не до конца разобрался в том, что делать с этой настырной девчонкой, совершенно не соображающей, что творит.
        — Ну, давай, но знаешь, тема ваших отношений последнее время самая обсуждаемая в определенных кругах,  — Локи скосил взгляд вбок, чтобы разглядеть лицо друга. Теперь ему точно скучно не будет, даже когда они были солдатами Чертога, брюнету всегда хотелось вывести из себя своего рассудительного и вечно спокойного напарника, но тогда у него ничего не получалось, несмотря на все усилия. Но сейчас-то все изменилось. Брюнет довольно ухмыльнулся, чувствуя, что скука начинает проходить.
        — Каких еще кругах?!  — Энки начал закипать, только этого ему не хватало — стать объектом сплетен. И почему только судьба к нему так несправедлива, чем он заслужил подобное?!  — Да и обсуждать нечего, мы просто друзья, не больше.
        — А вот здесь ты неправ. Это мы с ней просто друзья, а Даджала она давно воспринимает, как брата, а вот с тобой все намного сложнее…
        — Заткнись!  — зашипел блондин, злобно сверкая зелеными глазами.  — Мы же договорились сменить тему. И вообще, не лезьте в это дело! Ладно люди, но ты то понимаешь в чем основная сложность!
        — Понимаю… Ну так предложи что-нибудь еще для обсуждения, лично у меня новостей нет,  — мерзко хихикнул Локи, радуясь, что связанный друг, до него никак не дотянется.
        — Тогда может быть, поговорим о той девушке из исследовательского отдела, с которой ты перед отъездом так мило ворковал,  — мстительно ухмыльнулся Энки.  — По мне отличная тема для беседы. Когда свадьба?
        — Свадьба?  — закашлялся от неожиданности брюнет. Такого поворота событий он точно не ожидал.  — Дурак, что ли?! Мы только познакомились, какая свадьба?!
        — Ха-ха-ха,  — рассмеялся избранник, чувствуя себя намного легче. Все эти разговоры и подначивания действительно помогают расслабиться. Кажется, он даже может немного пошевелить конечностями.  — Ладно, хватит говорить о прекрасном, давай лучше думать, как выбраться отсюда, пока нас спасать не заявились.
        — Мои способности, нам не смогут помочь,  — Локи перестал улыбаться и теперь серьезным взглядом смотрел на напарника. Ему и самому не хотелось, чтобы люди совались сюда. Если уж их так быстро поймали, то, что же ждет остальных?  — Но твоя кровь… а точнее то, что её заменяет, вполне может разъесть наручники, а это значит, что тебя нужно ранить и тогда мы точно сбежим… Эх, жаль, что слюна у тебя просто ядовита, а не кислота.
        — Действительно жаль,  — хмыкнул блондин, пытаясь подползти к напарнику чуть ближе.  — Было бы просто замечательно решать все проблемы одним плевком.
        — А то,  — Локи тоже не терял времени зря, пока давление на них спало, и он мог хоть как-то шевелиться нужно, добраться до друга и попытаться ранить его. Не важно как: оцарапать, укусить, в нос ударить — главное, чтобы кровь потекла, а дальше дело техники.

* * *

        Мария устало смотрела в окно, рассматривая темные очертания города мутантов, который вырос на руинах старого человеческого поселения. Этому месту недоставало изящества и утонченности Чертога, но все же жить здесь лучше, чем умереть в лаборатории. Женщина поежилась от неприятных воспоминаний — для Тараниса не только люди были расходным материалом, но и телепаты, что могли со временем стать сильнее его. Многие Избранники погибли из-за страха главы Чертога потерять власть, она и сама чуть не разделила их участь, но ей удалось бежать, как и многим другим и вот теперь, они готовы свергнуть этого обезумившего старика и начать новую жизнь.
        Мария тяжело вздохнула и прикрыла уставшие глаза — Локи и Энки могли бы помочь им в их маленькой революции, но эти избранники попали в поселение слишком поздно и уже привыкли к жизни среди людей. Странное дело, но те, кто вырос с осознанием собственного превосходства и презрением к людям, смогли прижиться в человеческом городе.
        — Возможно, стоит рискнуть,  — тихо пробормотала женщина, но тем ни менее ее услышали.
        — Хочешь связаться с людьми?
        Женщина обернулась и взглянула на своего заместителя, несмотря на свой относительно молодой возраст всего тридцать два года, Михаил бы весьма сильным телепатом, к тому же острый ум и изворотливость помогли ему пробиться в совет, что управляет этим поселением. Если так пойдет дальше, в скором времени он и её место займет. Шатенка мягко улыбнулась, она была бы не против такого расклада — вся эта ответственность за другие жизни уже порядком ей надоела, хотелось забыть обо всем и разводить цветочке на подоконнике. Сейчас смотря на молодого и полного сил брюнета, одетого в черную военную форму Чертога, Мария понимала, что пора бы уступить место более молодым. Но перед тем, как сделать это придется решить пару важных вопросов.
        — Да, это может принести нам пользу, особенно сейчас, когда Таранис собирается раз и навсегда уничтожить угрозу. Знаешь, как говорили раньше?
        — Как же?  — Михаил уселся в удобное кресло и с прищуром посмотрел на старейшину, которую безмерно уважал. Сам он родился уже в этом поселении, а потому многие вещи связанные с Чертогом были ему непонятны, и все же мужчина понимал, что Избранники представляют для их поселения реальную угрозу.
        — Враг моего врага, мой друг,  — усмехнулась Мария,  — согласись, весьма мудрое высказывание для представителей тупиковой ветви эволюции.
        — Что есть, то есть, но согласятся ли люди вмешаться в наши разборки?
        — Им не обязательно вмешиваться, будет достаточно, если мы наладим с ними торговые отношения, и они помогут нам пройти по их территории. К тому же начинать войну не в наших интересах, нужно всего лишь устранить Тараниса. Тогда наши союзники в Чертоге, смогут взять власть в свои руки, а мы… возможно, вернуться домой.
        — Не для всех нас, Чертог является домом, я бы предпочел остаться здесь.
        — Не имеет значения, что делать дальше. Главное устранить угрозу, что может уничтожить нас,  — женщина плотнее закуталась в мягкую вязанную шаль, нежно-голубого цвета. Все эти переживания и постоянное напряжение не самым лучшим образом сказывались на её здоровье.  — Если эти двое смогли ужиться с людьми, да так, что не желают другой жизни, так почему бы и нам не попытаться? Это выгодно нам, так что нам стоит забыть о гордыни, лишь это поможет нам выжить.
        — Хорошо, я приведу пленников для разговора.
        — И созови остальных членов совета… настало время принять решение, что изменит все.

* * *

        Энки тяжело дышал, по лбу мужчины струились едкие капли пота, а сил практически не осталось, а ведь он прополз всего полметра, и это дело заняло у него около часа. Если так пойдет дальше, то на то, чтобы выбраться уйдет целая вечность. Эта ситуация раздражала, даже больше того момента, когда Искра его похитила и держала связанным. Блондин скосил взгляд в сторону, Локи пребывал не в лучшем состоянии и так же был вымотан до предела.
        — Сейчас передохнем и продолжим,  — пробормотал Избранник, прикрывая глаза. Как же раздражает это тихое, невнятное бормотание в голове, которое отвлекает от мыслей о деле. Если так пойдет дальше, он точно возненавидит всех телепатов.
        — Ага… всего пара подходов и мы на свободе, вот только не уверен, что нам удастся после этого двигаться,  — тяжело дыша ответил Локи, рассматривающий серый потолок. На удивление это оказалось весьма увлекательным заданием.  — Главное, чтобы никто не пришел и снова не оттащил нас в разные стороны, иначе все усилия будут напрасными.
        — Не стоит обсуждать подобные вещи и давать врагу столь ценные идеи,  — раздраженно буркнул Энки, пытаясь придумать, как ускорить освобождение. Вот только в пустой комнате не было совершенно ничего, что могло бы помочь.
        — Думаешь, они сами не догадаются?  — раздраженно буркнул вымотавшийся брюнет. Если бы только он мог воспользоваться пирокинезом, тогда все было бы намного проще.  — Не понимаю, чего они добиваются. Мозги нам не промывают, но и не отпускают, это нелогично!
        — Можно подумать я об этом не знаю,  — за несколько минут отдыха дыхание Энки восстановилось, да и он сам стал чувствовать себя намного лучше и снова готов был начать ползти к напарнику.  — Скорее всего, телепаты еще окончательно не решили, что с нами делать, вот и сдерживают.
        — Что-то меня это не радует,  — Локи понимал, что передышка, что у них появилась временная, а это значит, что стоит готовиться к худшему. Он вообще давно понял, что всегда стоит ожидать плохого, тогда, если ожидания не оправдаются, не будет неприятного осадка и разочарования.
        — Ладно тебе, давай продолжим, если я правильно все рассчитал, скоро рассвет, а это значит, что на побег у нас не так уж много времени.
        В этот момент двери со скрипом открылись, и на пороге появился молодой брюнет, одетый в черную военную униформу, такую же, как носили Энки и Локи, когда служили Таранису. Избранники переглянулись, неужели солдаты Чертога добрались до этого?
        — Нет, это не так,  — усмехнулся Михаил, прочитавший мысли пленников, явно задумавших побег.  — Просто мне нравится эта форма. Скажу без лишней скромности, в ней я выгляжу великолепно. Ну, а теперь, вам стоит подняться на ноги и пойти за мной… нам предстоит серьезный разговор.
        В следующее мгновение Избранники почувствовали, что телепатическое давление исчезло, а силы вернулись к ним, позволяя встать. Что ж, уже неплохо, теперь они хотя бы смогут двигаться и в случае необходимости бороться за свои жизни и свободу.

* * *

        Энки настороженно озирался по сторонам, мысленно прикидывая пути к побегу, хотя если учесть, что в комнате собрались семь сильных телепатов об этом можно позабыть. Сейчас им могли помочь только способности Локи, но мутанты благоразумно продолжали блокировать пирокинез брюнета. Мужчина чувствовал себя загнанным в угол и ему это совсем не нравилось.
        — Что вам нужно от нас?  — нетерпеливо поинтересовался Локи, чувствующий себя не лучше своего друга и напарника. Вот только выдержки у горячего брюнета было намного меньше, чем у Энки.  — Поговорить, что же еще,  — ответила шатенка, сидящая во главе стола. Женщина выглядела уставшей и измученной, казалось, что её глаза даже потеряли свой жизненный блеск, да и голос её звучал глухо, словно каждое свое слово она говорила с неохотой.
        — Кажется, мы все уже выяснили в первую нашу беседу, вон с тем брюнетом,  — Энки кивнул на Александра, сидящего по правую руку от женщины.
        — Это была только предварительная беседа, не более того,  — на лице шатенки появилась вымученная улыбка.  — Меня зовут Мария, я глава этого города, хотя когда я жила в Чертоге, меня звали иначе — Селкет.
        — И что же вас заставило сменить имя?  — Энки пристально смотрел на женщину, пытаясь понять, говорит она правду или просто пытается втереться в доверие.
        — Все, кто решился покинуть Чертог, со временем меняют имена, беря нормальные… Ты же понимаешь, что мы не боги или демоны и даже близко рядом с ними не стояли. Мы просто другие… Так зачем носить эти пафосные имена? Глупая традиция давно изжила себя.
        — Лично я менять имя не собираюсь, мое меня вполне устраивает,  — усмехнулся Локи, сгладывая руки на груди.
        — Может быть, всякое бывает, но речь сейчас не об этом, а том, что вы двое нужны нам.
        — Я уже говорил, что не собираюсь оставаться здесь, лучше жить среди людей, которых знаю, чем здесь… среди телепатов, чьи намерения мне неизвестны.
        — Ха-ха-ха,  — тихо рассмеялась Мария,  — это весьма благоразумно с вашей стороны. Даже удивительно слышать такие слова от верного солдата Чертога.
        — Я давно уже не верен Таранису, с того самого момента, когда он решил приговорить меня, за то, в чем не было моей вины,  — сквозь зубы процедил блондин. Его до сих пор выводили из себя мысли о том, что от него так легко избавились, даже не пытались спасти, просто сделали козлом отпущения, которого нужно показательно наказать. Да и с Локи поступили не лучшим образом.
        — Мы в курсе того, что творится в Чертоге, поэтому вы все еще живы и мы разговариваем,  — шатенка оставалась совершенно спокойной, начинало создаваться впечатление, что её совсем не интересует тема разговора. Другие телепаты так же сидели за большим овальным столом со скучающими лицами.
        — Давайте перейдем к делу, все эти хождения вокруг, да около ни о чем, ни к чему не приведут.  — Энки понимал, что они нужны телепатам, весь вопрос для чего. Ну, не рассчитывают же они всерьез, что двое Избранников смогут противостоять армии Чертога? Это идиотизм, а это значит, что мутанты задумали что-то другое.
        — Во-первых, мы хотим заключить… соглашение с людьми, нам давно было нужно сделать это, тогда многих недоразумений нам удалось бы избежать,  — Марии тяжело давались эти слова, особенно если учесть, как при этом на нее смотрели члены совета.
        — И вы рассчитываете, что мы поможем вам связаться с людьми из Новы?
        — Да, именно на это мы и рассчитываем, вы же сможете объяснить им необходимость диалога между нами?
        — Возможно,  — уклончиво ответил Энки, все еще не понимая, что могло послужить столь резкой перемене в планах мутантов. Вчера Александр был весьма категоричен в своих словах.  — Но ведь это не все, что вам нужно?
        — И снова весьма проницательно для солдата,  — Мария слегка улыбнулась, впервые за все время разговора в её глазах появились искры интереса.  — Таранис совершил ошибку пытаясь избавиться от тебя, но если учесть сколько ему лет, это не удивительно. Старику давно пора на покой.
        — Мы что будем обсуждать его маразм или вы скажите, наконец, какие у вас на нас планы?!  — Локи уже устал слушать эту беседу. Неужели нельзя сказать прямо, что от них требуется.
        — У нас есть множество союзников в Чертоге, и они убеждены в том, что Таранису пора отправиться в мир иной.
        — А вам-то какое до этого дело?  — теперь до Энки начало доходить, какую роль для них с напарником уготовили.  — Вы живете здесь, далеко от Чертога, какая вам разница, что творится с Избранниками?
        — Большая… Тараниса не интересует Нова и люди, ему нет до них никакого дела. Этот город стоит на его пути к нам, ведь в сильных телепатах он видит угрозу своей власти. Мы просто хотим нанести упреждающий удар и продолжить мирную жизнь дальше. Избранники в Чертоге, мы, те, кого люди называют мутантами, останемся здесь, а жители Новы — в своем городе. Этот вариант устроит всех.
        — И что же вы никак не убьете старика, раз вы такие сильные?
        — К нему не подобраться, его слишком тщательно охраняют, именно для этого нам нужны вы,  — Мария устало окинула всех собравшихся взглядом, она предпочла бы другой вариант развития событий, но, увы, времени у них слишком мало. Один из древних мудрецов сказал: «Сиди спокойно на берегу реки, и мимо проплывёт труп твоего врага», жаль, что в их случае эта тактика не помогла.  — Я хочу, чтобы вы вернулись в Чертог, Локи с победой, а ты в качестве пленника. Таранис, наверняка, захочет лично присутствовать на твоей казни и показать всем, насколько он силен и что будет с теми, кто разочарует его. Тогда-то мы и сможем подобраться к нему.
        — Для меня это весьма рискованно,  — мрачно усмехнулся Энки, теперь для него все встало на свои места.  — И почему же, мы должны соглашаться?
        — Хм… это будет выгодно всем, и нам, и вам, ведь в случае успеха, вы сможете вернуться в Чертог, да и для людей, что приютили вас, так будет безопасней. Вы же понимаете, что они никак не смогут противостоять солдатам Чертога?
        — Я могу подумать?
        — Да, если хотите, можете даже посоветоваться с вашими друзьями, скоро они присоединяться к нам.
        — Что?!  — в зеленых глазах блондина промелькнуло беспокойство.
        — Не волнуйтесь, причинять им вред не входит в наши планы,  — мягко улыбнулась Мария, не сомневающаяся в том, что все будет именно так, как она того желает.  — Михаил встретит их и позаботится о том, чтобы они прибыли в целости и сохранности в нашу часть города.

        Решение принято

        Искра нетерпеливо мялась на месте, она понимала, что город опасен, но оставаться в их лагере больше не могла. Энки и Локи нуждаются в помощи, а это значит, что нужно поторопиться.
        — Успокойся, мы уже идем,  — Алексей еще раз проверил оружие и припасы. Несмотря на то, что мужчина все еще сомневался в правильности решения отправиться вслед за Избранниками, отпустить девушку одну не мог.  — Саша, Дмитрий, вы остаетесь здесь. Что бы ни случилось, через два дня отправляйтесь в Нову.
        — Надеюсь, до этого не дойдет,  — буркнул блондин, бросая обеспокоенный взгляд на своего молодого напарника. Им с трудом удалось убедить Сашу остаться, а не рваться в бой, так что теперь придется присматривать за этим парнем, чтобы он не наломал дров.  — Будьте осторожны, не ввязывайтесь в неприятности… без крайней на то, необходимости.
        — Не волнуйся, я не собираюсь расставаться с жизнью,  — Алексей взглянул на Искру, стоящую в стороне и нервно поглаживающую Рыжика.  — И ей тоже не позволю, в конце конов, её возвращения ждут братья… Так что, уверен, она будет благоразумна.
        С этими словами мужчина направился к ожидающей его девушке и зверю. Вот в ком он был уверен на все сто процентов, так это в рыжем хищнике, с его чутьем и рефлексами, он точно сможет заметить приближение врагов. Наверное, если бы с ними не было Рыжика, Алексей не решился бы идти на поиски Энки и Локи.
        — Ну, показывайте куда идти,  — вздохнул мужчина, подойдя к цели.  — Только не торопитесь, мы должны быть осмотрительны, если попадем в плен или погибнем, уже никого спасти не сможем.
        — Знаю,  — Искра шла следом за своим питомцем, что точно знал, куда идти.  — Не волнуйся, я не стану рисковать понапрасну и вести себя глупо. Я понимаю, что может случиться так, что мы ничего уже не сможем сделать, но я не хочу думать о том, что даже не пыталась.
        — Я понимаю…  — Алексей с жалостью посмотрел на девушку, ей действительно, было плохо от всего происходящего, и собственные слова давались ей с трудом. Но все же, она держалась. Сейчас мужчина надеялся лишь на то, что они успеют вовремя и смогут помочь своим друзьям.
        Люди, молча, шли следом за хищником, стремительно приближаясь к той части заброшенного старого города, в которой исследователям еще никогда не приходилось бывать. Только сейчас Алексей задумался о том, что зверь ведет их в самую опасную часть руин, туда, где погиб его сын. Сердце болезненно сжалось от неприятных воспоминаний — неужели мутанты действительно живут там и сейчас они направляются прямо в их логово. Мужчина сильнее сжал пистолет, нервно озираясь по сторонам — опасность может подстерегать всюду.
        — Не волнуйтесь, Рыжик предупредит, если кто-то появится рядом,  — несмотря на свои слова, Искра опасливо озиралась по сторонам. Девушка понимала, что лучше переоценить их врага, чем наоборот. Чем дальше они продвигались, вглубь руин, тем больше Искра осознавала, что что-то не так. Этот город отличался от тех руин, что находились на территории подконтрольной Чертогу, и дело было не только в то том, что этот город больше… Здесь не было зверей, словно, кто-то выгнал их, да и сами очертания домов, виднеющихся впереди, казались размытыми, словно подернутыми легкой дымкой.
        — Этот город странный,  — пробормотала девушка, ежась от неприятного чувства охватившего её.
        — Знаю, я и сам частенько об этом думаю…  — тихо ответил Алексей, продолжая идти за Рыжиком.  — Это все нервы и напряжение… в этом месте и не такое примерещится. Пить хочешь?
        — Ага, немного,  — Искра замерла, они в пути уже два часа, но так и не нашли никаких следов Избранников или мутантов. Взяв из рук своего командира флягу, девушка сделала несколько жадных глотков.  — Спасибо.
        — Да не за что…  — мужчина пристально оглядел окружающие их дома, при этом задумчиво почесывая бороду.  — Знаешь, я никогда не заходил так глубоко в город…
        — Значит, у нас появилась прекрасная возможность изучить все здесь,  — натянуто улыбнулась Искра, чувствуя беспокойство. В этот момент раздалось утробное рычание, и шерсть хищника поднялась дыбом.  — Рыжик, что там?
        Зверь прижал уши к голове, и начал скалиться, демонстрируя свои острые клыки, он чувствовал приближение кого-то, причем этот некто пытался прятаться, что не нравилось грозному хищнику. Нет ничего хуже, чем умный и расчетливый враг.
        Искра схватилась за оружие, точно так же, как и Алексей, теперь уже вся троица вглядывалась вперед, напряженно ожидая появления мутантов. Сердце Искры колотилось так быстро, что казалось, еще немного, и оно выпрыгнет из груди. Ей было страшно… очень страшно, в голове тут же всплыли все рассказы о мутантах, что она слышала за время поездки. И о чем она только думала, когда полезла сюда?! Правильно Энки про нее сказал — дура, она и есть дура!
        — Интересно, сколько их?
        — Без понятия, не думаю, что Рыжик умеет считать,  — нервно хихикнула девушка, чувствуя, как в голове начало гудеть, а руки затряслись от напряжение.
        — Надо же, какая рыжая компания,  — раздался откуда-то сбоку, мужской голос, вот только сфокусировать зрение и рассмотреть говорившего, не получалось. Рыжик громогласно рыкнул и метнулся вперед, защищая свою застывшую подругу. В следующее мгновение раздался звук выстрела,  — Отзовите зверя… и я его не трону!
        — Почему мы должны тебе верить?!  — сквозь зубы процедил Алексей, чувствуя то же давление, что и его подопечная.  — И вообще, для начала покажись!
        — Хорошо, но давайте обойдемся без драк,  — раздался в ответ спокойный голос и шум в головах людей моментально исчез.
        — Рыжик… иди ко мне,  — позвала Искра, чувствуя, что ей становится легче. Зверь нехотя и продолжая скалится, подошел к девушке, загораживая её собой.
        — Удивительно, не думал, что кто-то может с ними общаться,  — навстречу людям вышел молодой брюнет в черной форме солдат Чертога.  — Но это не главное.
        — А что главное?  — Алексей направил на незнакомца оружие, хотя и не был уверен, что успеет им воспользоваться.
        — То, что вам нечего опасаться… мы хотим просто поговорить,  — доброжелательно улыбнулся мужчина.  — Мое имя Михаил, я… что-то вроде посла…
        — Что вы сделали с Энки и Локи?!  — перебила брюнета Искра, сейчас для нее лишь это имело значения.
        — Они наши гости и вы, я надеюсь, тоже,  — мутант смерил странную девушку внимательным, изучающим взглядом. Кажется, именно о ней думал Энки… занятно… весьма занятно…
        — У нас есть выбор?  — Алексей убрал оружие, надеясь на то, что принял правильное решение.
        — Вы можете отказаться… но тогда вы не скоро увидите своих друзей и возможно, лишитесь стратегически важного союзника.
        — Что ж, тогда выбора у нас нет…  — вздохнул мужчина.  — Искра, убери пистолет и держи Рыжика под контролем… но и сильно сдерживать его не надо…
        — Хорошо,  — девушка погладила своего любимца, давая понять, что пока можно расслабиться.
        — Вот и хорошо, следуйте за мной, и не стоит ни о чем беспокоиться. Если бы мы хотели убить вас, то уже сто раз сделали бы это. Поверьте, у меня было предостаточно возможностей для этого… и даже ваш зверь не смог бы помочь вам.

* * *

        Искра с интересом осматривалась по сторонам, изучая каждую мелочь в той комнате, в которую их привели. Теперь все становилось на свои места, город не просто казался неправильным, он был таким на самом деле. Это место во многом напоминало Нову и здесь можно спокойно жить, ведь все эти развалины лишь галлюцинации, которые вызывали у людей-исследователей мутанты, чтобы обезопасить свое поселение, да и сами они оказались вовсе не монстрами. Вот только хорошо это или плохо? И о чем они хотят поговорить с ними?
        Девушка нервно поглаживала настороженного Рыжика, который весьма недоверчиво относился ко всем, даже к людям, с которыми провел много времени. Если бы не он, она, наверное, начала бы паниковать, но грозный хищник успокаивал её своим утробным рычанием.
        — Как думаете, что они от нас хотят?  — прошептала Искра, бросая взгляд на совершенно спокойного Алексея, которого казалось, ничего не волнует, словно и нет никакой угрозы. Удивительная выдержка, если учитывать обстоятельства, в которых они оказались.
        — Поговорить и возможно заключить союз, как и сказал этот Михаил,  — нехотя ответил мужчина, который и сам об этом размышлял. Сейчас, он не боялся, ведь если бы мутанты хотели убить его, то сделали бы это, да и давления на их психику никто не оказывает, что навевает на мысли о том, что их провожатый сказал правду.  — Странно все это, но все же лучше выслушать то, что нам хотят сказать. В любом случае выхода у нас все равно нет… Самое главное, чтобы нас не разлучили, вдвоем по-любому легче сопротивляться телепатическому воздействию.
        — Я помню, Даджал говорил об этом,  — кивнула Искра.
        В этот момент дверь скрипнула, и на пороге появились мрачные Энки и Локи. Сердце девушки сразу забилось быстрей, они живы, они целые и невредимые, их никто не тронул. Не думая, что делает, Искра бросилась на шею блондина, повисая на ней. Как же она волновалась все это время!!!
        — Как же хорошо, что мы нашли вас!!!
        — Не уверен в этом,  — раздраженно закатил глаза Избранник. Ну, что за женщина?! Неужели она совершено не понимает, когда можно проявлять чувства, а когда их лучше держать при себе? И все же, он и сам не сдержался, обнимая девушку.
        — Эй! Я, между прочим, тоже здесь!  — усмехнулся Локи, у которого появился еще один повод подшучивать над старым другом.  — Меня тоже нужно обнять.
        — Обойдешься,  — буркнул Энки, отстраняя от себя Искру и внимательно рассматривая её, убеждаясь, что она в порядке и не пострадала. Да, уж, он сильно размяк, раз уже начинает о ней волноваться.  — Сейчас нам нужно решить, что делать дальше.
        — Для начала бы неплохо понять, что от нас нужно,  — вздохнул Алексей, хмуро смотря на своих подчиненных. По их мрачным лицам он сразу понял, что-то, что они скажут, ему не понравится, но отступать было некуда.  — Выкладывайте, что здесь происходит?!
        — Много всего,  — Энки уселся на деревянный стул, и тяжело вздохнул.  — У мутантов есть предложение для людей из Новы, и особое занятие для нас с Локи.
        — Отлично, а теперь давайте больше подробностей.
        Спустя полчаса

        В небольшой комнате, в которой мутанты оставили людей и Избранников, воцарилась тишина, каждый размышлял над тем, что только что рассказал Энки. Больше всего переживала Искра, понимающая, что им придется согласиться на эти условия, ради всеобщего блага, но не желающая расставаться с теми, кто стал ей дорог. Это несправедливо! Если что-то пойдет не так, Энки просто погибнет, а если все сложится успешно, то может вернуться в Чертог, к своей привычной жизни и комфорту, по которым скучает. Оба варианта были болезненны и неприятны для нее.
        — И что мы будем делать?  — дрогнувшим голосом спросила девушка, прекрасно знающая, какой ответ последует за этим.
        — Нам нужен этот союз… это будет выгодно для людей, ведь мы получим доступ к технологиям не только прошлого, но и Избранников, а это очень важно. Ты и сама понимаешь это. Не знаю, что они потребуют в замен, но думаю, наш Совет согласится на это… если наши контакты будут сведены к минимуму, да и угрозу Чертога тоже нужно устранить.
        — Не факт, что война начнется, да и мутанты сами говорят, что люди не интересую этого их Тараниса!
        — И что с того?  — буркнул блондин, бросая на Искру недовольный взгляд. Не одной ей не нравится происходящее, но они же, держат себя в руках.  — Пойми, если на пути армии Чертога будет стоять город, самым логичным будет уничтожить его, чтобы не было неприятностей после. Люди не могут противостоять нашему оружию, но проблемы устроить могут. Возможно, это случится не скоро, возможно, даже лет через двадцать, но этого не избежать, так что….
        — Вам тоже придется принять предложение,  — вздохнул Алексей, чувствуя, что снова теряет своих людей. Что может быть хуже, чем стать наживкой для крупной рыбы? Рыбалка может и будет удачной, но вот наживку проглотят.
        — Да, но сделаем мы это только после того, как мутанты заключат союз с людьми, а вы окажетесь в безопасности. Не раньше,  — Энки поднялся с места и подошел к окну, всматриваясь в очертания города, который теперь выглядел иначе. Может быть, зря он настоял на том, чтобы вернуться сюда и выяснить что не так с мутантами? В любом случае сожалеть о чем-то уже поздно. Дело сделано и решение принято.  — Не стоит просто так доверять нашим новым друзьям, лучше перестраховаться.
        — Ты прав… что ж, теперь нам остается только переговорить с их главным и сообщить о том, что мы согласны,  — кивнул Алексей. Он командир их отряда, а значит, должен держать себя в руках, показывая пример другим. Но боже, как же это сложно! Особенно в такой момент!
        — Это нечестно,  — Искра отвернулась в сторону. Она все понимала, но смириться с этим было нелегко.
        — Это жизнь, она всегда такая!  — вздохнул Энки.  — Не бойся, я просто так умирать не собираюсь.
        — Не сомневаюсь в этом,  — улыбнулась девушка, вот только улыбка получилась вымученной и неестественной. Она не станет больше ни о чем говорить, и уговаривать Избранников передумать, это будет слишком эгоистично с её стороны…

* * *

        Избранники, люди и мутанты приняли решение, и теперь им осталось только осуществить их безумный план, надеясь на то, что им удастся обмануть Тараниса и в дальнейшем наладить отношения между людьми и теми, кого природа наделила особыми силами. Вот только все могло пойти не в том направлении, как всем хотелось бы.
        Искра понимала, что не сможет отговорить Энки от его затеи, да и нельзя было этого делать, ведь от успеха операции зависели жизни тысяч людей. И все же, девушке хотелось повести себя эгоистично, ведь по сути дела она всегда думала лишь о себе. Ради себя она отправилась спасать брата, ради себя пришла в Нову, ради себя напросилась в эту экспедицию. Девушка тяжело вздохнула, она должна повзрослеть и перестать делать глупости, особенно сейчас, когда все так сильно усложнилось.
        — Непривычно видеть тебя в такой серьезной,  — раздался знакомый голос за спиной, но Искра даже не обернулась, продолжая рассматривать город из окна. Теперь, когда мутанты больше не скрывали город, было видно, что это очень красивое место, здесь даже сады и парки были. Хотя все же Нова была более близкой и родной для девушки.
        — Я просто задумалась и все. Даже со мной иногда случатся подобное,  — Искра провела пальцем по холодному стеклу, выводя на нем странный узор. Смотреть на блондина совершенно не хотелось, ведь тогда она может не сдержаться и разреветься, а это сейчас никому не нужно, ни ей, ни уж тем более Избраннику.
        — Случается, но редко, обычно ты сначала делаешь, а потом думаешь, и то, не всегда,  — усмехнулся мужчина, становясь радом с девушкой. Он сам не понимал, зачем решил поговорить с Искрой, но сегодня возможно последний раз, когда они смогут побыть вдвоем и попытаться понять, что же будет лучшим для них. Энки осознавал, что эта рыжая заноза стала для него дорогим человеком, возможно даже слишком, все чаще эта девушка занимала его мысли и заставляла беспокоиться. Подобные чувства были непривычны для холодного и вечно контролирующего себя мужчины, а потому блондин чувствовал себя неуютно.
        — Что есть, то есть,  — усмехнулась девушка, поправляя рыжую прядь, и дело лезущую в глаза, а после бросила украдкой взгляд на Избранника.  — Не хочу, чтобы ты исчезал.
        — Я не собираюсь умирать, да и Локи будет рядом, чтобы прикрыть меня,  — безразлично пожал плечами блондин. После всего, через что им пришлось пройти он еще больше начал доверять своему напарнику, а потому не сомневался в том, что тот его не бросит на растерзание палачу.
        — Не сомневаюсь, что ты справишься… но что будет после, ты вернешься в Чертог или к мутантам? Тебе ведь уже не будет нужды жить среди людей,  — Искра тяжело вздохнула, вот она и сказала это. Спросила о том, что тревожит её не давай спокойно думать о деле и возвращении домой.
        — Я не знаю, что будет дальше, но среди людей, не так уж плохо. Можно сказать, что я даже привык к шуму, что вы, люди, постоянно издаете. Да и за тобой кто-то должен приглядывать, а то влипнешь в неприятности или свяжешься с плохой компанией.
        — Единственная плохая компания, с которой я связалась, это ты,  — обиженно буркнула девушка, все же поворачиваясь лицом к мужчине, который на удивление слегка улыбался. Наверное, никто в мире, кроме нее и не подумал бы, что это улыбка, но это была именно она — слабая, едва заметная улыбка.
        — Я рад, что ты понимаешь, что я плохая для тебя компания,  — Энки осторожно провел рукой в перчатке по щеке Искры. Жаль, что он никогда не сможет прикоснуться к ней по настоящему, это просто невозможно, достаточно того, что на её ладонях из-за него остались шрамы и рубцы. Забавно, она оставила ему метку на лице, а он на её руках — своеобразная справедливость жизни. Даже не вериться, что он, действительно может что-то чувствовать к девчонке, которую мечтал убить. Нет не так, удивительно, что он вообще может что-то чувствовать и не пытаться это контролировать.
        — Ну и что? Может быть мне нравится быть в такой плохой компании,  — улыбнулась девушка, чувствуя, как внутри разливается приятное тепло и снова захотелось сделать глупость, о которой она впоследствии может пожалеть. Но разве не лучше жалеть о том, что сделано, чем о том, на что никогда не решилась бы?
        Приподнявшись на цыпочки Искра заглянула в серьезные зеленые глаза Избранника. С того самого дня, когда она впервые увидела их, больше не могла выбросить из головы этого человека, хотя по началу он и преследовал её в ночных кошмарах.
        — Что ты делаешь?
        — Хочу кое-что попробовать,  — девушка достала из кармана формы белый платок и приложила его к лицу Энки, закрывая нижнюю его часть. А после, притянув блондина к себе, осторожно прикоснулась к его губам, через тонкую ткань. Это был странный поцелуй, вряд ли имеющий что-то общего с настоящим, но ведь Искре и сравнивать было не с чем. Но даже так, это простое действие заставило сердце Искры затрепетать и желать продолжения.
        — Ну и как, понравилось?  — мрачно усмехнулся Избранник, прижимая девушку к себе. Какая же она все-таки глупая, даже не понимает, что большего у них все равно никогда не будет. Он смертельно опасен для нее, вот только вряд ли это остановит эту упрямую девчонку, что умудрилась запасть ему в душу.
        — Угу, есть такое…
        — Замечательно, но давай… подумаем о том, что делать с этим дальше, после того, как я вернусь, хорошо?
        — А ты вернешься?
        — Умирать я точно не собираюсь.
        — Пора возвращаться к машине, пока наши не уехали,  — в комнату вошел Алексей. Командир потратил много времени на то, чтобы все обсудить с мутантами и прийти к соглашению. Теперь настало время вернуться в Нову и не одним, а с Михаилом, в качестве посла мутантов. Стоило ему войти, как смущенная Искра отскочила подальше от Энки.
        — Уже пора?
        — Да, чем быстрее вернемся домой, тем лучше, так что пошли,  — Алексей не сомневался в том, что пусть с трудом, но все же, совет Новы примет предложение мутантов, что на деле оказались не такими уж страшными. И тогда их существование начнет налаживаться, возможно, они даже смогут достигнуть других городов, с которыми поддерживают радиосвязь на протяжении многих десятилетий. Этот союз действительно нужен всем, а это значит, что нужно поторопиться.

        Теперь пути назад уже не будет

        После возвращения в Нову, жизнь для Искры снова стала прежней — она ходила в больницу, помогала своей наставнице заботиться о больных и продолжала свое обучение. А еще именно ей приходилось присматривать за солдатами из десятки Локи, которые все еще находились в больнице, ведь их пока рано было выпускать в город. Солдаты по-прежнему были безвольными и бесчувственными марионетками, но без постоянного воздействия телепатов это состояние медленно проходило. Искра даже начала подумывать о том, чтобы попросить Даджала помочь привести их в чувства. Не факт, конечно, что сработает, но попытаться стоило, нельзя же вечно держать их в больнице,  — это слишком жестоко и накладно.
        А еще девушка уже несколько дней не видела ни Энки, ни Локи, ни Алексея: мужчины вечно где-то пропадали, подготавливаясь к осуществлению плана мутантов и устранению угрозы, что исходит из Чертога. Хорошо еще, что совет, после многочасовых споров, решил принять предложение мутантов из руин старого города. Вот только радости этот факт не приносил девушке, ведь теперь близким для нее людям придется рисковать своими жизнями. Все чаще Искру одолевали мысли о том, что она больше никогда не увидит своих друзей… Хотя скорее всего пострадает именно Энки, ведь в Чертоге ему вынесли смертный приговор, и в этом виновата ни кто иная, как она. Ей не стоило брать его в заложники… Хотя, если бы она этого не сделала, они бы с братом скорее всего не смогли добраться до этого города и начать новую жизнь, да и сам Избранник вряд ли бы прекратил охоту на нее и сам рано или поздно влип в неприятности.
        — Искра! Хватит витать в облаках!!!  — прикрикнула на свою подопечную Татьяна.  — Ты после возвращения из экспедиции сама не своя! Все время задумчивая, вон… даже капельницу поставить нормально не можешь… Случилось что ли что-то?
        — Нет, все в порядке,  — виновато улыбнулась Искра, мысленно приказывая взять себя в руки. У нее есть работа, и она должна думать именно об этом, а еще нужно зайти в школу и выяснить, что в очередной раз выкинул Константин. Раньше, она как-то не замечала, насколько проблемный ребенок, её брат… Но все же она была рада, что мальчик смог быстро привыкнуть к новой жизни и стать таким же, как все дети Новы.
        — Уверена?  — нахмурилась блондинка, внимательно следя за работой своей ученицы. Странное дело, но после долгой поездки элементарные вещи, которые раньше девушка делала с легкостью, теперь давались ей с трудом, словно за пару недель она все позабыла.
        — Да, мне просто нужно немного привыкнуть, и все будет в порядке, да и материал нужно повторить,  — вздохнула девушка, заканчивая процедуру. Ей совершенно не хотелось никого посвящать в то, что творится у нее на душе, даже добродушную Татьяну… Не нужны ей сейчас разговоры о том, что все будет хорошо и наладится, иногда от этого только хуже. Особенно если учесть, что девушка осознавала, что у них с Энки по определению не может все сложиться, даже если он выживет и вернется в Нову.

* * *

        Энки и Локи тоже не прохлаждались, а занимались своей работой, точнее подготовкой к осуществлению плана мутантов. Люди, живущие в Нове, прекрасно понимали, что Избранники на своем пути к мутантам сметут все, а на их пути как раз стоит поселение людей, потому принимали активное участие в доработке плана телепатов. Жители Чертога и сам Таранис не должны заподозрить, что триумфальное возвращение Локи с победой не более чем хитрость.
        — Значит, так,  — ухмыльнулся брюнет, довольно потирая руки,  — для правдоподобности нам придется устроить настоящую драку, чтобы повреждения были не только на Энки, но и на мне… Все-таки никто не поверит в то, что я смогу поймать его, не пострадав при этом сам.
        — Только лучше за пределами Новы,  — буркнул один из старейшин города, раздраженно смотря на излишне воодушевленного Избранника. В комнате, в которой они находились, даже стало жарче.  — Не хватало еще, чтобы ты все здесь спалил.
        — Могли бы и не говорить,  — усмехнулся Локи, которому уже не терпелось пустить кулаки в дело. Он любил драки и большие физические нагрузки, а потому, живя в Чертоге, почти все время проводил в Академии, тренируя своих бойцов или устраивая спарринги с Энки или другими сильными Избранниками. В Нове же ему было негде выпустить пар и размяться.  — Вот только, как мы доберемся до места… Не могу же я его сам тащить… это будет выглядеть не очень правдоподобно….
        — Ну, это как раз таки не проблема,  — ухмыльнулся Алексей, поглаживая свою рыжую бороду.  — «Угонишь» нашу машину… ты же в состоянии с ней разобраться самостоятельно?
        — В принципе да…там нет ничего сложного,  — нахмурился брюнет, мысленно прикидывая, сколько времени займет возвращение в Чертог… Ну, или хотя бы на территорию Избранников, откуда можно будет подать сигнал и вызвать парящую платформу.  — Вот только нас все равно проверять будут… Все-таки меня давно не было… Ха. Наверняка, они уже меня похоронили!
        — Насчет этого не волнуйся. Мы с вашим Даджалом сможем не только установить блок, не позволяющий прочитать ваши воспоминания, но и организуем фальшивые, как раз для проверки… К тому же в Чертоге есть наши союзники… Они помогут,  — ответил Михаил, внимательно рассматривая всех собравшихся. Создавалось такое впечатление, что телепат изучает людей.
        — Лучше рассчитывать только на себя,  — буркнул Энки, понимая, что теперь пути назад уже не будет. Даже если вдруг он передумает, ему не позволят отказаться от этой безумной и опасной затеи.
        — Согласен, но подстраховаться не помешает… Мы не сможем наблюдать за вами или поддерживать связь, вам придется действовать самим после того, как вы покинете Нову,  — мутант недовольно поморщился. Они решились на отчаянный шаг, но если их идея провалится, то всем им придет конец: и людям, и мутантам в старом городе. Слишком многое поставлено на карту, чтобы сохранять спокойствие.  — Теперь все будет зависеть только от вас…
        — Все!  — Алексей поднялся с места.  — Медлить и тянуть больше нельзя, мы все подготовили и решили, остается выполнить задуманное. Думаю, отправиться вам стоит именно сегодня… Все равно больше ничего путного мы не придумаем.
        — Согласен,  — ухмыльнулся Энки,  — нам еще драку устраивать…
        — О да,  — хохотнул Локи, разминая горящие кулаки,  — сегодня я тебя уделаю.
        — Ага, сбудется мечта идиота,  — раздраженно закатил глаза блондин, направляясь к выходу.  — Пошли уже… быстрее начнем, быстрее закончим.

* * *

        Энки раздраженно поморщился — на его драку с Локи, которая проходила на пределами Новы, собралось посмотреть полно народу. Как же это раздражает! Неужели у всех этих людей нет своих дел? Но, так или иначе, обращать внимание на эту толпу он не собирался, пусть смотрят, если им так интересно. Вот только Искра пришла зря… Блондин вздохнул: как же тяжело с этой девушкой, она словно не понимает, что ей будет тяжело смотреть на все это.
        — Ну что, приступим?  — вокруг тела Локи появился огонь, давая понять, что он настроен серьезно и в отличие от своего друга не забивает свою голову ненужными мыслями. К тому же, если он будет жалеть Энки, то никто в Чертоге не поверит в то, что он сумел победить его, ведь раньше ему это не удавалось. Нет. Травмы Избранника должны быть реальными и серьезными, чтобы никто не усомнился в том, что бой был ожесточенным и опасным, а победа далась Локи с трудом.
        — Да,  — усмехнулся блондин, снимая перчатки и доставая нож. Пусть он и должен проиграть в этой драке, но при этом и Локи нужно потрепать, и это было весьма приятно. Давно они уже не дрались в полную силу, и, если честно, мужчина уже соскучился по этому.
        Резко сорвавшись с места, блондин набросился на своего напарника, нанося сильные удары по его лицу и корпусу. Бой только начался, а он уже успел оставить на теле друга пару неглубоких кровоточащих порезов, но и сам получил несколько весьма болезненных ожогов. Но это не важно — с его-то регенерацией он быстро придет в норму, намного быстрее, чем Локи, начавший злиться. Мужчины продолжали драку, вкладывая в удары всю ярость и злость, что скопилась в них — никакой жалости, никакого сострадания, ведь от того, насколько правдоподобно будут выглядеть раны, будет зависеть успех операции. Слишком много поставлено на карту, чтобы Избранники могли церемониться друг с другом. На своих тренировках они всегда дрались именно так, ведь если жалеть друг друга, то в реальном бою можно проиграть, и оба Избранника это прекрасно осознавали.
        За всем этим действием наблюдали жители Новы, что были в курсе предстоящего плана; в основном это ученые и члены Исследовательского корпуса, которые уже давно были знакомы с обоими мужчинами.
        — Жуткое зрелище,  — Дмитрий поежился от неприятных ощущений, что охватили его. Раньше он и не задумывался о том, насколько сильны и опасны эти двое, только сейчас мужчина осознал, насколько им повезло, что они не враги.
        — Угу,  — кивнула Искра, которая с трудом сдерживалась от того, чтобы не броситься вперед и не прекратить это безумие. Теперь, когда она работала в больнице и продолжала свое обучение медицине, девушка понимала, насколько все это опасно для жизни её друзей.  — Надеюсь, они не переборщат.
        — Уж лучше переборщить, чем вызвать подозрение,  — холодно ответил Михаил, с улыбкой наблюдая за занимательным зрелищем. Ему всегда было интересно, почему основная масса Избранников обладают телепатией, а десять процентов получили другие, уникальные способности, такие как пирокинез или ядовитость, как у этих двоих. Но пока им так и не удалось выяснить, как происходит мутации.
        — Да, но если они поубивают друг друга, пользы от этого не будет,  — раздраженно буркнула Искра, поглаживая тихо урчащего рядом с ней Рыжика. После возвращения, её верный друг снова поселился недалеко от Новы и находил девушку каждый раз, когда она выходила в лес. На удивление, зверь был намного спокойней своей подруги, словно понимал, что на самом деле эти двое не желают никого убивать.
        Поляна вокруг избранников полыхала и была в дыму, а драка продолжалась несмотря ни на что, но теперь Энки дрался уже вполсилы, понимая, что должен дать шанс Локи победить. Вот только бороться со своими инстинктами самосохранения и рефлексами, выработанными годами долгих упорных тренировок, было нелегко. Блондину стоило больших усилий намеренно пропускать удары и сдерживать злость, что кипела внутри него. Наконец, Энки, тяжело дыша, рухнул на колени, двигаться больше не было никаких сил, да еще, кажется, Локи умудрился сломать ему пару костей. Мужчина болезненно поморщился, пытаясь прийти в норму, но перед глазами все плыло, к тому же, многочисленные ожоги на его теле были весьма болезненными.
        — Вот так, теперь тебя нужно связать и погрузить в машину,  — ухмыльнулся уставший брюнет, довольный своей работой. Он предпочел бы не делать всего этого, но выбора нет — они должны остановить Тараниса, сошедшего с ума от собственной власти.
        — Зачем связывать его сейчас?  — голос Искры дрогнул от волнения.
        — За тем, что если телепатам все-таки удастся проверить последние, самые яркие воспоминания Энки, то пусть уж увидят, как он, связанный, трясется в кузове машины. Сейчас они не имеют права на ошибку, иначе оба погибнут,  — ответил Михаил.
        — Ну, так чего ты ждешь?  — блондин сплюнул на землю ядовитую кровь, от чего трава сразу же почернела и пожухла, а после посмотрел на друга.  — Сам я точно себя связывать не стану.
        — Сейчас, дай передохнуть,  — Локи бросил на друга злобный взгляд. Можно подумать, его не потрепало, и он полон сил!
        — Хватит болтать, вам пора выдвигаться,  — Алексей, подошедший к избранникам, протягивал им веревку.  — Мы все подготовили, так что… теперь все в ваших руках. В любом случае, мы все будем ждать вашего возвращения целыми и невредимыми.

        Никаких сожалений

        Путешествие к территории Чертога было сложным и выматывающим — несмотря на то, что все это было частью плана, Энки чувствовал себя пленником, к тому же в его голове постоянно возникали неприятные образы и мысли. Мужчина понимал, что возможно, не сможет выжить и его все-таки казнят и это пробуждало в нем страх. А ведь он думал, что это чувство так и останется для него незнакомым. Кто бы мог подумать, что однажды он будет бояться исчезнуть?
        Сейчас слишком многое поставлено на карту и дело не только в его собственной жизни, но и в том, что могут пострадать те, кто стал ему дорог. Странное дело, но живя в Чертоге, он мало к кому был привязан, разве, что к Локи, с которым проводил много времени, но попав в Нову, он изменился. Сначала его раздражала манера людей постоянно лезть в его жизнь и проявлять интерес, но со временем это стало привычным и даже приятным. Энки вдруг осознал, что он кому-то нужен не из-за своих способностей и силы и не хотел лишиться этого ощущения.
        Сейчас, сидя в темном кузове машины и ожидая прибытия парящей платформы, блондин размышлял о том, что будет дальше. Он не понимал Тараниса — зачем так отчаянно хвататься за власть и уничтожать любую, даже зарождающуюся угрозу? Это нелогично! Из-за этого Чертог не может развиваться и расширять свою территорию. Да и чем он сам вызвал неудовольствие правителя Чертога, не понимал. Его казнь всего лишь поселит страх в рядах военных, которые теперь будут знать, что за любой проступок, за любой проигрыш их будут наказывать. Неужели Таранис думает, что именно страх послужит укреплению его власти? Безумие! Его действительно нужно остановить, иначе ни у кого не будет будущего, ни у людей, ни у Избранников.
        — Пора,  — в кузов забрался мрачный Локи.  — За нами уже прибыли.
        — Не забывай, ты должен быть рад происходящему,  — ухмыльнулся Энки, даже не думая сам выбираться из машины, напротив, он начал отчаянно сопротивляться, пинаясь и дергаясь. Все должно выглядеть правдоподобно, а это значит, что он должен бороться до последнего.
        — Ха! Поздно дергаться,  — хохотнул брюнет, моментально входя в роль. С трудом он все же вытащил бывшего напарника наружу и бросил на землю.  — Забирайте его! И следите, чтобы не сбежал!
        В следующее мгновение солдаты подняли брыкающегося блондина и потащили в сторону платформы. Никакого почтения и уважения, он больше не был командиром, а пленником, приговоренным к мучительной казни на глазах у всех жителей Чертога.
        — Не ожидала, что ты справишься,  — послышался давно знакомый женский голос, заставивший Энки раздраженно поморщиться. Только Бригид ему для полного счастья не хватало! Даже не верится, что она покинула город. Неужели все это, только ради того, чтобы увидеть его?
        — Ты всегда недооценивала мои способности,  — ухмыльнулся Локи, с гордостью и чувством собственного превосходства смотря на блондина. На мгновение Энки даже показалось, что друг позабыл об их плане и собирается раскрыть все их планы. Нет. Нужно гнать от себя эти мысли!
        — Теперь я это вижу, ты прекрасно поработал и награда будет соответствующей, можешь не сомневаться,  — брюнетка, облаченная в неуместное в этом месте сиреневое длинное платье из тончайшего, почти просвещающего шелка, подошла к блондину и разочарованно взглянула на него. Бригид возлагала большие надежды на этого Избранника, но похоже все было зря и ей стоит обратить свой взор на других. На Локи, к примеру. После столь триумфального возвращения, он многое сможет получить. На лице целительницы появилась надменная усмешка, а синие глаза азартно заблестели.
        — Не сомневаюсь в этом, я потерял всех своих солдат и сам пострадал, ловя этого предателя,  — раздраженно хмыкнул брюнет, не обращая ни на кого внимания направляясь к платформе.  — Так что давайте не будем тянуть, я хочу поскорее оказаться дома и отдохнуть в нормальных условиях, да и привести себя в порядок не помешает. Такой, как ты это не понять, но там… на дикой земле, находиться весьма неприятно и напряжно.
        — Ха-ха-ха,  — рассмеялась Бригид, следуя за Локи.  — Охотно верю и даже готова помочь тебе расслабиться и прийти в себя. Перед встречей с Таранисом, стоит привести тебя в порядок, а то выглядишь, как оборванец-человек.
        — Неужели ОН лично захочет встретиться со мной?  — хмыкнул брюнет, с удобством устраиваясь на платформе. Он действительно устал за те дни, что они провели в дороге, мужчина был вымотан физически, морально, да и медицинская помощь ему совсем не помешает.
        — Естественно, ведь ты с блеском выполнил приказ и вернул предателя…  — Бригоид снова бросила на Энки задумчивый взгляд. Да, уж, будет жаль терять столь ценный экземпляр… Но ничего, он вполне сможет использовать его тело для экспериментов после казни. Никто возражать не будет, ведь все, что она делает — на благо Чертога. Алые губы исказила кривая усмешка от собственных мыслей — женщине совсем не было жаль бывшего любовника.  — Кстати, а где он скрывался все это время?
        — В городе людей,  — незамедлительно ответил брюнет.  — Потому от я так долго и не возвращался, было весьма проблемно дождаться, пока он выйдет наружу.
        — Вот оно как?  — Бригид презрительно скривилась.  — Неужели наш гордец Энки, действительно связался с этими… тупыми людишками, которые не способны ни на что, кроме как работать на нас?
        — Связался и даже обзавелся друзьями,  — рассмеялся Локи, которому не составляло труда врать. Всю дорогу до земель, подконтрольных Чертогу, мужчина размышлял о том, как будет отвечать на вопросы и кажется, подготовился ко всему.  — Не поверишь, но они даже пытались защитить его! Идиоты! Было приятно смотреть, как они горят, и слышать их крики полные боли.
        — Не сомневаюсь в этом.
        Платформа дернулась и с тихим жужжанием поднялась в воздух начиная свое движение, по направлению к Чертогу. Локи и Бригид обсуждали сложности выполнения порученной брюнету операции, солдаты охраняли мрачного пленника, а Энки размышлял о том, что его ждет дальше: допрос, пытки, беседа по душам или сразу же казнь? Как же он устал от всего этого? Собственные мысли сводят с ума, заставляя нервничать. Да уж… он сильно изменился, стал по-настоящему живым, научился чувствовать, вот только сейчас все это ему совсем не нужно. Он должен стать прежним — холодным и расчетливым Избранником, только так у него появится шанс выйти живым из этой передряги, а не просто умереть ради всеобщего блага.

* * *

        Когда-то Энки мечтал вернуться в Чертог, постоянно думал о нём и даже видел это место в своих снах, но теперь, оказавшись в стенах родного города, мужчина осознал, что давно уже разлюбил свой дом. Здесь у него не было ничего, кроме вещей, которые, как выяснилось, легко заменить на другие. Да и домом Чертог было назвать сложно, ведь теперь он был пленником и жил не в большой квартире со всем удобствами, подобающими Избраннику с выдающимися и уникальными возможностями, а находился в тесной, темной камере два на два метра, без окон и какого-либо освещения.
        Сколько он уже провел здесь времени? По ощущениям, около суток, хотя в действительности может быть больше, в темноте, не имея возможности с кем-то поговорить, трудно следить за неумолимым течением времени. К нему никто не приходил: его ни кормили, ни поили, ни допрашивали и не пытались оказать медицинскую помощь. В какой-то момент даже блондину даже показалось, что о нем вовсе забыли и теперь его участь сгинуть здесь, в темной камере. Вот только Энки прекрасно знал, что это не так, с тех пор, как он пересек границу Чертога, его тщательно проверяют, как впрочем, и Локи. Мужчина ощущал, легкое, осторожное воздействие, которое большинство Избранников даже не заметят — с ним явно работал телепат высокого ранга, который стремился сделать все, чтобы его не заметили и не начали сопротивляться. Глупо. Он давно научился замечать и противостоять подобным вещам.
        Энки тяжело вздохнул — сейчас все зависит только от того, насколько сильный блок поставили Михаил и Даджал, а так же сможет ли он сам сопротивляться постоянному монотонному воздействию, непрекращающимся ни на одно мгновение, чем больше он устанет, тем меньше его самоконтроль. Это плохо — нельзя, чтобы об их плане узнали…. Хотя если подумать, он не знает о том, что задумали мутанты из старого города ничего, кроме того, что он наживка, что должна выманить Тараниса.
        Избранник недовольно поморщился и улегся на холодный пол своей камеры, в подобных условиях в голову лезли далеко не самые приятные мысли и воспоминания. Ему доводилось как-то общаться с Таранисом, холодным, властным и жестоким стариком, который, казалось, лишен всяческих чувств, кроме презрения и раздражения. Тогда, Энки был впечатлен подобным высокомерием и сам стремился, к такому же контролю над собой и в некотором роде, ему это даже удалось, вот только появившаяся в его жизни Искра все испортила. Блондин мрачно усмехнулся, как ни странно, но даже если ему предстоит умереть, он не жалел о том, что все сложилось именно так. В его жизни появилось, что-то помимо безграничной преданности Чертогу и мыслей о том, что он должен быть идеальным и мужчина был благодарен за это судьбе. Жаль только, что он многого не успел, да и не мог успеть — не такие уж они, Избранники уникальные.
        Сейчас, предоставленный сам себе и не имеющий возможности что-то делать, мужчина размышлял о том, что некоторых людей он по-прежнему готов был называть тупиковой ветвью эволюции, но теперь он точно так же мог назвать некоторых жителей Чертога. Забавно, как за несколько месяцев проведенных среди людей и общение с ними изменилось его мировоззрение. Теперь, при всем желании он уже не сможет жить, как раньше, скорее уж станет таким же, как его огненный друг, плохо контролирующим свои эмоции.
        — Когда же они уже закончат,  — мрачно буркнул Энки, начинающий уже мечтать о казни. Все будет лучше, чем и дальше находиться в этой темноте и неизвестности.  — Интересно, что они приготовят для меня?
        Собственный голос казался Энки чужим и незнакомым, да и говорить самому с собой странно, но все же, сейчас это был единственный звук, позволяющий блондину сосредоточиться и не поддаться, усилившемуся телепатическому воздействию на него. Похоже, скоро проверка закончится, и за ним придут, чтобы отвести на допрос, пытку, или казнь, а может быть, ему даже повезет и Таранис лично захочет увидеть того, кого приговорил. Хотя, этого не хотелось бы, мощь правителя Чертога впечатляла и поражала, ему не составит труда разрушить любые блоки и проникнуть в сознание неугодного Избранника. Блондин раздраженно вздохнул, начиная нервничать, что с ним случалось крайне редко. Все может пойти совсем не так, как планировали мутанты, и это было смертельно опасно для Энки.
        — Ха-ха-ха,  — неожиданно рассмеялся мужчина, понимая, что это не его мысли, а это значит, что ему нужно начать думать о чем-то отвлеченном, к примеру, о спокойной жизни в Нове и об Искре, эти мысли точно не смогут им навредить.  — Нужно взять себя в руки.
        Избранник прикрыл глаза, хотя если учесть, что он находится в кромешной темноте, это особо ничего не изменило. Мысли в голове путались, а во всем теле была невероятная усталость, Энки ничего не хотелось делать, даже бороться, но он не сдавался, надеясь, что сможет продержаться достаточно долго.

* * *

        Дряхлый старик в просторных белых одеяниях внимательно наблюдал за Энки, Избранником, которого он приговорил к смерти. Таранис понимал, что блондин не заслуживает этого и вполне мог бы еще послужить Чертогу, но с другой стороны его смерть послужит прекрасным примером другим. Он не простит ошибок! Жители Чертога должны быть безупречными во всем и солдаты в первую очередь, ведь именно они защищают его и служат оплотом его власти. Мужчина довольно ухмыльнулся — многие хотели бы убрать его со своего пути и прибрать всю полноту власти к своим рукам. Глупцы! Он настолько силен, что с легкостью протянет еще лет пятьдесят-шестьдесят, не меньше и конечно же уже выживший из ума старик не собирался уходить на пенсию. Природа подарила ему дар, сделала сильнейшим не просто так.
        — Я не нахожу ничего подозрительного,  — раздался тихий голос Геры, которой несмотря на высокий статус этой женщины пришлось заниматься проверкой Энки. Телепат недовольно скривилась, всем своим видом демонстрируя свою неприязнь.  — Он провел много времени среди людей и даже проникся хорошим отношениям к ним. Не понимаю, как он мог пасть так низко! Это просто немыслимо!
        — Боюсь, что он начал деградировать, а это значит, что мое решение ликвидировать его было совершенно верным,  — безумные глаза Тараниса довольно засверкали, а сам он был в предвкушении.  — Завтра состоится публичная казнь. Я лично избавлю наш город этого Избранника, что позорит всех нас, своей любовью к людишкам.
        — Вы уверены? Возможно, будет лучше поручить это другим,  — Гера почтительно склонила голов перед правителем.  — Не стоит вам марать свои руки об эту мерзость.
        — Именно я должен сделать это,  — рассмеялся старик.  — Каждый Избранник должен видеть, что лично буду очищать Чертог от деградирующих особей и заботиться об остальных. Это послужит укреплению нашей власти и спокойствия в городе.

* * *

        Для Локи возвращение в Чертог не было таким радостным, как он того хотел. Пусть он пробыл среди людей не так много времени, но уже привык к этим странным личностям, которые не просто нормально относились к тому, что он проявляет эмоции и имеет несносный характер, но и сами во многом были такими же. Там, в Нове, он был более свободным и ему не нужно было себя контролировать. Как это ни странно, но среди людей Избранник стал спокойней и уравновешенней, ведь ему больше не приходилось постоянно напрягаться, чтобы соответствовать общепринятым в Чертоге нормам.
        Брюнет тяжело вздохнул и оглядел свою огромную квартиру со всеми удобствами — здесь было хорошо жить, больше не казалось, что он заперт в тесной коробке, больше не приходилось беспокоиться о бытовых мелочах, но внезапно это все стало неважно. Одиночество вновь начало давить на него. И как только раньше он этого не замечал? Здесь каждый думает только о себе, старается соответствовать идеальному образу Избранников — вот только все это притворство. Возможно, если бы у него была другая сила, а не пирокинез, или другой характер его бы все устраивало, как и других. Но сейчас Локи отчетливо осознавал, что среди людей ему лучше и спокойней.
        — Быстрей бы все это закончилось,  — пробормотал брюнет, подходя к окну и смотря на город. Красиво! С высоты шестидесятого этажа Чертог выглядел завораживающе и величественно, но вместе с тем, холодно и безжизненно.
        — Похоже, кто-то соскучился по нашему городу,  — в комнату вошла Бригид, решившая обратить свое внимание на вернувшегося Локи. Пусть у этого мужчины множество недостатков, но она с легкостью сможет исправить их и использовать горячего брюнета в своих целях. С Энки подобное не вышло, но его бывший напарник не такой рассудительный и амбициозный, а это значит, что манипулировать им будет намного проще. Синие глаза довольно засверкали — девушка была убеждена, что уставший Избранник, только что вернувшийся с территории людей, не устоит перед её женскими чарами.
        — Естественно, жить в лесу и прятаться на руинах, пытаясь найти Энки, было непросто,  — мужчина обернулся и тут же расплылся в улыбке. Блигид стояла перед ним в коротком красном платье, которое позволяло брюнету лицезреть стройные ножки Бригид и её большую грудь, которая практически выпадала из декольте. В Чертоге не было принято так одеваться, а это могло означать лишь одно, девушка всерьез вознамерилась соблазнить Локи.  — Шикарно выглядишь. Неужели это все для меня?
        — А почему бы нет? Ты заслужил,  — девушка медленно, плавной походкой начала подходить к мужчине.
        — Помнится, раньше, ты относилась ко мне не так благодушно,  — усмехнулся мужчина, позволяя обнять себя. Бригид была красивой женщиной, а её способности к целительству и ускоренной регенерации обеспечили ей высокое положение в Чертоге, так что она была весьма желанна для многих мужчин. Раньше он и сам на нее поглядывал, завидуя Энки, в руках которого оказалась эта красавица, но вскоре Локи осознал, что для этой брюнетки они все всего лишь трамплины на пути к величию и власти. А к нему Бригид и вовсе относилась, как к мусору, считая, что Избранник не способный контролировать свои эмоции и как следствие силу, является позором Чертога и от него нужно избавиться.
        — Все в прошлом,  — соблазнительно улыбнулась брюнетка.  — Недооценивать тебя было большой ошибкой с моей стороны, и я хочу её исправить.
        — Вот оно как, а как же Энки?  — мужчина отстранился от девушки, внимательно всматриваясь в искрящиеся синие глаза. Отрицать красоту и привлекательность Бригид было глупо, но она не привлекала Локи, ведь прекрасно знал, какая она на самом деле, что думает о нем.  — Вдруг его помилуют и позволят вернуться на свою должность. Таранис мудр, она может понять, что в случившимся нет вины нашего друга.
        — Ха-ха-ха, а еще он позабудет о том, что Энки связался с людьми и неплохо устроился в их жалком поселении! Не смеши меня! Наш «друг» никогда не вернется к прошлой жизни, ведь на завтра уже назначена показательная казнь!
        — Завтра?  — нахмурился Локи. Играть свою роль было все сложнее, ведь мужчина не желал потерять своего единственного друга среди Избранников. Да и что он скажет Искре и другим, если не сможет уберечь Энки? Лучше бы они не соглашались участвовать в этом плане!
        — Только не говори, что жалеешь его?  — сощурилась Бригид. Разговор пошел совершенно не том направлении, и это злило девушку.
        — Нет, просто не думал, что все случится так скоро.
        — Если хочешь, мы можем пойти на завтрашнюю казнь вместе, у меня места в первом ряду,  — тихо рассмеялась брюнетка, быстро беря себя в руки. Пусть сейчас Локи холоден к ней, но долго он не продержится, главное, не ослаблять напор.
        — Договорились, мужчина отошел от Бригид на пару шагов.  — А теперь мне нужно отдохнуть. Не обижайся, но сегодня я хочу, просто насладиться своим домом и привычной жизнью.
        — Жаль… но если передумаешь и тебе потребуется компания, только сообщи,  — брюнетка неспешно направилась к дверям, мысленно уже строя дальнейший план действий.
        А вот Избранник, оставшись один, устало опустился на пол, не в силах пошевелиться. Лгать, притворятся, держать себя в руках для него было невероятно сложно, но он не может сдаться. Сейчас, все, что ему остается это надеяться на то, что план беглецов удастся и Энки не погибнет. Хотя… он ведь будет рядом, в случае чего сможет вмешаться в происходящее, прямо из первого ряда, наблюдающих за казнью. Брюнет сжал кулаки, пытаясь совладать со своей злостью, вот только температура вокруг него уже начала повышаться.
        — Спокойно, Локи, спокойно! Все решится завтра! Наберись терпения,  — сам себе приказал мужчина.  — Завтра! Завтра уже не будет нужды притворяться!

* * *

        Энки лежал в кромешной темноте, пытаясь осознать, сколько времени он уже находится в карцере. Кажется, уже часов двенадцать, а может даже больше. Получатся, что скоро за ним придут, чтобы привести приговор в действие. Быстрей бы уж. Ожидание сводило с ума и мужчине стоило больших трудов держать себя в руках. Хорошо еще, что телепатическое воздействие прекратилось, и никто больше на него не давит. И все же Избранник устал от всего происходящего, ему хотелось определенности и хоть какого-то действия. Он даже начал подумывать о том, чтобы попытаться бежать.
        — Быстрей бы уже все закончилось,  — устало пробормотал блондин, мечтая выбраться из этой темноты и звенящей, раздражающей тишины, что окружали его. Избранник понимал, что размяк — раньше он мог намного дольше продержаться в карцере. Но сейчас… Сейчас ему хотелось вырваться на свободу, вновь вдохнуть полной грудью и покинуть этот город, который когда-то казался ему идеальным. За то время, что он провел с людьми, Энки многое осознал и, хотя он все еще считал, что Избранники стоят по эволюционной лестнице выше людей, мужчина осознавал, что между ними не такая уж большая разница. К тому же, среди людей иногда встречаются вполне занятные экземпляры, с которыми приятно общаться, и речь идет не только об Искре её раздражающей добротой и пониманием.
        Дверь мерзко скрипнула, заставляя блондина поморщиться от непринятых ощущений, а после в глаза ударил яркий свет, от которого Избранник зажмурился.
        — На выход!  — холодный безэмоциональный голос неприятно резанул слух.
        Энки быстро поднялся на ноги и сделал несколько шагов вперед; стоило ему поравняться с дверями, как на его руки тут же надели кандалы.
        — Без глупостей! Одно лишнее движение и мы будем стрелять на поражение!
        — Не сомневаюсь в этом,  — буркнул блондин, чьи глаза начали постепенно привыкать к яркому освещению. Он и не надеялся на то, что к нему отнесутся с уважением, ведь для всех он предатель, хотя, большинство Избранников осознают, что из него всего лишь сделали козла отпущения. Вот только это ни к чему не приведет, все слишком боятся могущества Тараниса, чья сила была впечатляющей и подавляющей. Никто не захочет, чтобы его раздавили у всех на глазах, уж лучше наблюдать за тем, как это делают другие.
        Окруженный солдатами и несколькими сильными Избранниками Энки шел по светлому пустому коридору, по которому разносился гулкий звук шагов. Лицо мужчины оставалось холодным и безучастным, словно ему было все равно, что с ним случится дальше. В некотором роде, так оно и было — блондин был готов к вероятной смерти. За то время, что он провел в карцере, он уже успел подсчитать свои шансы выжить, и они оказались близки к нулю. Странно, но скорая гибель совершенно не беспокоила мужчину. К чему бояться того, что неизбежно?
        Избранника вывели на улицу, на площадь перед зданием Академии, обычно, здесь было пустынно, если, конечно, не считать дней, когда Великий правитель Чертога выступал с речью, но сегодня сюда согнали всех жителей города, чтобы каждый мог лично увидеть, каким будет наказание за неудачу. Энки мрачно усмехнулся — похоже, Таранис лично собирается привести приговор в исполнение. Да уж, ему оказана поистине великая честь, все именно так, как и предполагали заговорщики.
        — Надеюсь, они смогут воспользоваться этим уникальным шансом и прикончат старого маразматика,  — едва слышно прошептал блондин, останавливаясь посреди площади, прямо напротив членов совета и Тараниса, сидящего на троне. Энки огляделся вокруг, замечая в первых рядах «зрителей» Локи, стоящего рядом с довольно ухмыляющейся Бригид. Блондин покачал головой, давая знак другу не вмешиваться и просто наблюдать — не хватало еще, чтобы он тоже пострадал. Сегодня хватит и одной смерти.
        На площади воцарилась гробовая тишина, все ожидали дальнейших действий Тараниса и скорой, мучительной кончины одного из Избранников, что впал в немилость могущественного телепата, которому не было равных в Чертоге. Но к удивлению Энки к нему направился вовсе не старейшина, а Гера, облаченная в белоснежный балахон и вышитым на груди золотым символом солнца. Женщина подошла к приговоренному практически вплотную и смерила его презрительным взглядом. Казалось, что ей даже находиться рядом с ним было противно. А ведь, когда-то было иначе, и он был уважаемым членом общества. Обидно! Он не сделал ничего, что могло бы навредить Чертогу, он не предавал Избранников и не нарушал приказов и все же, его приговорили. Зная, что его взяла в заложники девчонка, его даже не пытались спасти и вернуть. И ради этого он столько лет беззаветно и предано служил Чертогу?! Блондин заскрежетал зубами от злости, осознавая, что именно такое отношение подтолкнуло его к пониманию и принятию людей. Он видел, что они, особенно Искра, готовы рискнуть всем, ради своих друзей и близких и хотел, чтобы к нему относились так же, хотел
быть уверенным, что в случае ошибки не получит удар в спину.
        — Тебе предоставляется возможность покаяться,  — громко, так, чтобы её слышали все, проговорила женщина.  — И тогда, возможно, тебя простят и подарят быструю смерть.
        — Я ни в чем не виноват,  — лицо Энки оставалось безучастным ко всему происходящему, хотя это стоило Избраннику больших трудов.
        — Ты якшался с людьми, позволил человеку, представителю низшей ступени эволюции взять себя в плен, опозорил высокое звание Избранника,  — каждое слово женщина словно выплевывала.  — Учитывая насколько ты селен, мы можем сделать лишь один вывод, ты начал деградировать, а потому, мы просто обязаны ликвидировать тебя!
        Гера презрительно скривилась и нехотя подошла ближе к закованному в кандалы блондину, внимательно всматриваясь в его глаза, словно вновь пытаясь прочитать его мысли. Вот только это было не так, Энки почувствовал, как в его ладонь легло острое лезвие, в следующее мгновение телепат отстранилась и направилась обратно к Таранису, подле которого стояла раньше.
        Теперь у Избранника все сложилось в единую картину, именно Гера, которая была вторым по силе телепатом в Чертоге и была руководителем восстания. Она понимала, что в скором времени Таранис почувствует в ней угрозу и избавится от верной помощницы и решила ударить на опережение, именно поэтому она дала Локи сканер. Вовсе не для того, чтобы тот нашел беглеца, а для того, чтобы избранник смог найти мутантов. Энки сжал ладонь, и острое лезвие сквозь перчатку вонзилось в его руку — теперь у него появился хоть какой-то шанс на выживание. Осталось только, чтобы у него появилась возможность воспользоваться им.
        Тишина вокруг напрягала и угнетала, казалось, что, несмотря на то, что на площади собрались практически все жители Чертога, среди них не было живых. Избранники просто стояли, словно манекены и смотрели на Энки, ожидая исполнения приговора, в справедливости которого, может быть, и сомневались, но ничего предпринимать не собирались. Пусть они и венец эволюционного процесса, а их общество идеально, но это не значит, что они не испытывают страха.
        Страх, именно он, управляет и животными, и людьми, и Избранниками. Блондин мрачно изменился, теперь он видел, что все то, что ему долгие годы вдалбливали в голову, на самом деле далеко от истины. Они всего лишь считают себя богами, но таковыми не являются. Вот только для многих это осознание неприемлемо, Энки понимал, что даже если их маленький заговор удастся, отношения между людьми жителями Чертога не наладятся, ведь одни всегда будут считать себя выше других.
        Из раны приговоренного, медленно сочилась едкая кислота, в ожидании того момента, когда он сможет применить её. Как же раздражает эта тишина и бездействие! Чего Таранис ждет?! Хочет, чтобы все прониклись моментом? Нагнетает обстановку, для пущего эффекта? Зачем вся эта театральность и трагическая долгая пауза? Энки чувствовал, что все внутри начинает закипать от злости и нетерпения, словно это его природа наградила пирокинезом и взрывным характером, а вовсе не Локи. Избранник закрыл на мгновение глаза, чтобы взять себя в руки — он должен сохранять спокойствие и рассудительность и дождаться нужного момента.
        Когда блондин открыл глаза и оглядел толпу, то осознал, что все не так, как казалось на первый взгляд. Он заметил, что некоторые из присутствующих были вооружены и старательно прятали пистолеты под одеждой, да и смотрят некоторые вовсе не на него, а на довольно ухмыляющегося старейшину. Все готово, осталось лишь, чтобы кто-нибудь начал действовать, а то это тишина и бездействие слишком затянулось.
        Наконец, Таранис неспешно, с некой ленью, поднялся на ноги и направился прямо к приговоренному.
        — Избранники венец эволюции,  — тихий, дребезжащий старческий голос можно было услышать во всех уголках площади. Казалось, что каждое слово проникает в сознание, заставляя верить в том, что говорит Таранис. Энки поморщился, даже сейчас телепат использует свои способности, чтобы в очередной раз, показать Избранникам, кто здесь главный. Это плохо… Заговорщики могут не суметь осуществить свой и без того рискованный план. А старейшина тем временем продолжал свою проникновенную речь.  — Природа много трудилась для того, чтобы создать таких, как мы. И даже обрушила на планету «Гнев богов», что очистил Землю от большинства людей, чье время безвозвратно ушло. Теперь, мир принадлежит нам, тем, кто наделен особой силой. И все же, не все из нас совершенны.
        Таранис тяжело вздохнул, всем своим видом демонстрируя вселенскую скорбь и сожаление. Энки, глядя на это, недовольно поморщился, эта игра раздражала его, как и презрительный, холодный взгляд телепата обращенный на него. Почему нельзя все сделать просто? К чему все это представление?
        — Как это ни прискорбно, но среди нас есть ущербные особи, от которых ради процветания Чертога лучше избавиться. Все мы должны служить на благо города и Избранников, нельзя общаться с теми, кто ниже нас по развитию! Это преступление! Энки был одним из лучших, но тесно общаясь с людьми, заразился их скверной и переметнулся на сторону слабых, вымирающих особей, что достойны лишь того, чтобы трудиться для блага Избранников. Теперь, у нас просто нет иного выхода, кроме как избавиться от него, чтобы эта мерзость не начала распространяться. Я лично, очищу наш Чертог и звание Избранников. И так будет всегда! Мы должны хранить нашу чистоту и величие и я покажу вам, как это стоит делать! Настало время наказать преступника.
        — Наконец-то, а то я уже начал дремать,  — усмехнулся Энки, бросая на Тараниса раздраженный взгляд. А ведь раньше его подобные речи не утомляли, он бы скорее сам проникся ими и считал, что каждое слово истина. Может он действительно заразился от людей, какой-то скверной? Как иначе объяснить, что он так сильно переменился?
        — Дерзишь?! Тебе это уже не поможет?  — старик остановился в полушаге от блондина. На его лице не было ничего, кроме презрения и раздражения, он знал, что Энки никого не предавал и никогда не вредил Чертогу, но от этого его преступление не становилось меньше, ведь он осмелился переметнуться к людям, жить среди этих слабых животных, что считают себя равными Избранникам. Но хуже этого то, что блондин проникся их образом жизни, и уже не будет послушной марионеткой в руках старейшины. Такой солдат ему не нужен и его смерть послужит назиданием для других, тех, кто решит, что можно что-то изменить. Теперь Избранники буду еще более ревностнее выполнять его приказы. Старик безумно улыбнулся.
        Всего один властный жест и Энки рухнул на колени, жадно глотая ртом воздух, его никто не держал, никто не прикасался к нему, но Избранник не мог пошевелиться, казалось, что кто-то душит его, медленно сжимая горло. Мужчина пытался пошевелиться, сделать хоть что-то, но все попытки были тщетными, перед глазами уже начало темнеть, а в ушах стоял звон. Мысли путались и до Энки начало доходить, что это конец. Таранис не позволит к нему приблизиться, он просто будет стоять рядом, настолько близко, что всего одно движения и можно свернуть шею обезумевшему старику, вот только пошевелиться невозможно. Блондин сдавленно захрипел, пытаясь сосредоточить взгляд на своем враге, но ничего не выходило — вот и все, ему не выкарабкаться. Если бы только он мог, что-то предпринять, если бы только, старейшина на краткий миг ослабил свое воздействие, чтобы он мог действовать. Избранник окончательно рухнул на землю, но все же Энки все еще находился в сознании, ожидая момента для нападения. Вот только шансов на подобный поворот событий уже практически не осталось.

* * *

        Локи с трудом контролировал себя, ему хотелось броситься вперед, остановить это нелепое представление и спасти друга, который никогда не отворачивался от него, даже когда был невыносимым, самонадеянным солдатом Чертога. Но все же брюнет сдерживался — сейчас ему нужно проявить несвойственное ему хладнокровие и благоразумие. Мужчина мрачно усмехнулся, вслушиваясь в слова пафосной речи Тараниса. Да, этот старик умеет воодушевлять, он и сам почти поддался. Хорошо еще, что защита, установленная Михаилом, действует, и он не поддался всеобщему восторгу и телепатическому воздействию безумного старика.
        — Скоро все начнется,  — улыбнулась Бригид, с некой жалостью смотря на своего бывшего любовника. Все-таки он был частью её прошлого… Весьма приятной частью. Жаль, что такой великолепный образец пропадает, но она все еще может изучить его тело, после казни.
        — Да, ты права, скоро,  — краем глаза Локи заметил заговорщиков, медленно пробирающихся к краю площади. Еще немного и все начнется, и он точно не будет стоять в стороне! Главное дождаться нужного момента и выпустить свой огонь.  — Почему так долго?!
        — А ты нетерпелив,  — улыбнулась брюнетка, считая, что её спутнику не терпится увидеть казнь.  — Смотри… Сейчас он умрет… В муках.
        Стиснув зубы, Локи наблюдал за тем, как Энки рухнул на колени и начал задыхаться. Жалкое зрелище и весьма печальное, особенно если учесть, что любой может оказаться на месте блондина. Все внутри закипало от злости и осознания того, что в Чертоге не ценят никого: ни людей, ни Избранников — все они всего лишь средства для достижения Таранисом своих целей.
        — Вперед!!! Атакуйте его!!!  — яростный крик Геры заставил некоторых Избранников сорваться с места и выскочить на площадь. Тут же мир наполнился криками, воплями и шумом. Одни не понимали, что происходит и в ужасе бежали прочь, другие пытались нападать на старейшину, а третьи бросились на его защиту. Вот только Локи сомневался, что желание умереть за Тараниса было у них добровольным.
        — Нужно уходить!  — Бригит не собиралась участвовать в этой заварушке, уж лучше благоразумно ретироваться и выждать, чтобы увидеть, кто победит. А дальше она уже присоединится к тому, кто одержит вверх.  — Идем!
        — Отвали,  — брюнет грубо оттолкнул от себя девушку, бросаясь вперед. Его огонь уже пылал, поджигая все вокруг. Наконец-то, можно дать волю чувствам и злости! Как же приятно крушить и жечь все вокруг! Локи широко улыбнулся, он доберется до Тараниса и заживо спалит этого мерзкого и раздражающего старикашку! Ведь если учитывать обстоятельства, и самого Локи можно будет причислить к бракованным особям, подлежащим ликвидации. Как же все это злит! Бесит, что собственный дом, оказался чужим, а понять его смогли лишь жалкие людишки! Несправедливо! И во всем этом брюнет винил сейчас именно Тараниса. Локи, яростно раскидывая в стороны всех, кто вставал на его пути, пробирался к Энки, который медленно приходил в себя. Вместе они точно справятся со старейшиной!

* * *

        Уже находясь на границе сознания, блондин почувствовал, что хватка Тараниса ослабла, и теперь никто не пытается убить его. Сразу же стало легче дышать, вот только каждый вдох давался с трудом. Энки слышал крики, шум выстрелов, скрежетание металла, что заполнили собою площадь, ощущал жар огня и запах гари, сквозь пелену тумана застилающую взор, видел мельтешащие фигуры. Избранник понимал, что заговорщики перешли к активным действиям, вот только у старейшины было много верных приспешников и рабов-солдат, что встали на защиту безумца. Блондин пытался пошевелиться, вмешаться в ход дела, но прийти в себя после мощного телепатического воздействия Тараниса было не так просто. Недаром он считается сильнейшим Избранником!
        Постепенно зрение мужчины сфокусировалось, и он начал понимать, что да Ад творит вокруг него. Старейшина и его союзники с легкостью отражали все атаки нападающих, Избранник и солдаты просто загораживали Тараниса от пуль, становясь по воле телепата, живым щитом для него. Энки нервно сглотнул, даже не верится насколько силен этот старик, он может одновременно контролировать десятки сознаний и делает это, не напрягаясь. Если так пойдет дальше, они точно проиграют и тогда казнят не только его, но и других, решившихся пойти против бессменного владыки Чертога.
        — Так и будешь лежать?! Или, быть может, поможешь?!  — раздражающий голос Локи заставил блондина прийти в себя. Он не может бездействовать! Лезвие вновь вонзилось в ладонь Энки, выпуская новую порцию едкой кислоты, что бежала по жилам Избранника. Собрав все силу и волю в кулак, мужчина рванул вперед — зря Таранис сбросил его со счетов! Жаркое, безжалостное пламя расчищало путь блондину. Совсем, как в старые добрые времена, когда они вместе с Локи зачищали территорию. Надменная усмешка тронула губы Энки — не он все это начал, но именно он закончит. Всего один прыжок и Избранник достиг старейшину, в следующее мгновение окровавленная рука зажала лицо телепата, а кислота начла разъедать кожу Тараниса. Второй рукой мужчина вонзил лезвие в сердце старика, вот только этого все еще было мало, чтобы убить этого телепата, что, несмотря на возраст, продолжал брыкаться и вырываться. И откуда только столько силы в этом, казалось бы немощном теле! Энки вновь ощутил гудение в голове и тяжесть, ему нестерпимо захотелось отпустить шипящего и дергающегося Тараниса и встать на его защиту, но Избранник гнал от себя
эти мысли. Он не может позволить превратить себя в марионетку и не может проиграть!
        — Локи! Шевелись!  — рыкнул блондин, понимая, что ему не справиться без помощи.  — Ну же!
        Сил практически не оставалось, и даже, кажется, кислота уже не так сильно действовала на старейшину. Прогремел выстрел. За ним еще один и еще! Одна из пуль попала в руку Эники, выпуская еще ядовитую кровь. От боли мужчина пришел в себя, избавляясь от телепатического воздействия, а может, все дело было в том, что Таранис перестал дергаться и, хрипя, медленно сползал на землю.
        Волна дрожи пробила тело мужчины, и он рухнул вместе со своей жертвой, наваливаясь на бездыханное тело старейшины. Все вокруг замерло и затихло, казалось, что никто не знал, как реагировать на произошедшее: ни сторонники Тараниса, ни заговорщики. Энки устало прикрыл глаза — неужели все кончено?
        — Эй, ты только не смей подыхать,  — Локи уселся на землю рядом с измученным другом. Сейчас, осматриваясь вокруг и видя множество обезображенных и обуглившихся трупов, большая часть из которых его жертвы, брюнет ощущал странную усталость. Все произошедшее было странным и неправильным.
        — Даже не думал, от раны в руку еще никто не умирал. Но шевелиться я больше не могу. Черт! Как же хреново!
        — Ничего, скоро мы тебя подлатаем и вернем в целости и сохранности Искре. Я ей, между прочим, это обещал!
        — Вот ведь… и здесь успела,  — тихо усмехнулся блондин, не желающий ни о чем думать. Он слишком устал! Скопившееся напряжение буквально давило его.
        — Угу, есть такое,  — усталым взглядом брюнет наблюдал за тем, как вокруг бегают Избранники, что-то кричат, пытаются помочь выжившим, успокоить запаниковавших. Теперь, жизнь в Чертоге изменится… не сильно, но все же она станет другой, и все же, Локи не хотел здесь оставаться, ведь те, кто населяют это место не изменятся.  — Быстрей бы вернуться в Нову.
        — Согласен,  — пробормотал Энки, рассматривая небо, где среди лиловых облаков, показался небольшой голубой кусочек.  — Теперь наш дом там.

        Он дома!

        Уставший Энки вернулся в свою квартиру в Чертоге, которая совсем не изменилась с того момента, как Искра взяла его в заложники, разве, что все здесь покрылось тонким слоем пыли. Мужчина мрачно осмотрел свой дом — пустой, холодный, неприветливый и чужой даже для него. Когда-то он хотел снова здесь оказаться и начать жить, как раньше, но теперь понимал, что пути назад нет. Да, ему предложили вернуться и снова возглавить новую десятку, вот только Избранник не хотел снова окунуться в свою прошлую жизнь, наполненную самоконтролем, спокойствием и безразличием. Больше не хотел, он увидел другую жизнь, ощутил себя свободным и по-настоящему нужным, теперь он стал другим. Сейчас Энки разрывался между рациональным желанием остаться в Чертоге, и безрассудным, абсолютно нелогичным вернуться в Нову. Мысленно мужчина приводил сотни доводов в пользу того, что он должен жить среди таких же, как он сам. Здесь все привычно, никто не лезет в его жизнь и не пытается понять, что у него на душе и уме, здесь он сможет вернуться к старой жизни. Вот только желания возвращаться к былому совершенно не было, он уже вкусил
свободу и оценил плюсы жизни среди людей, которых тоже было предостаточно. Все слишком запутанно в его жизни, а хочется, чтобы не было вариантов, и все шло, как по рельсам, тогда ему не пришлось бы изводить себя сомнениями и размышлениями.
        Блондин тяжело вздохнул и рухнул на мягкий, удобный диван — Энки прекрасно понимал, что этот переворот практически ничего не изменит. Избранники, как и прежде, будут считать людей тупиковой ветвью эволюции и использоваться для тяжелой работы, жители поселений на их территории, так и будут радоваться тому, что жители Чертога защищают их, а люди из Новы будут выживать и обустраивать свою жизнь, разве что будут поддерживать отношения с мутантами из старого города. По большому счету ничего не изменится, ведь всех все устраивает — сменится только правитель Чертога, и здесь больше не будут убивать сильных телепатов. Ничего не изменится… Вот только для него это не так, он может выбрать свой новый дом и у него есть целых три варианта. Вот только, кажется, он уже принял решение — нелогичное, глупое, сулящее множество трудностей, но все же единственно верное.
        — Пора возвращаться домой,  — Энки поморщился от собственных слов. Он действительно стал считать Нову своим домом, а некоторых его жителей своей семьей. И это очень проблематично — привязанность к кому-то может быть не только приятной, но и весьма болезненной, особенно для него. Мужчина стянул перчатки и взглянул на свои ладони, покрытые шрамами, которые в скором времени исчезнут. Последнее время он все чаще ненавидел свои способности, что частенько спасали ему жизнь и делали одним из сильнейших Избранников-солдат Чертога. Он несет всем только смерть, даже Бригид с её ускоренной регенерацией было нелегко контактировать с ним, а для других это и вовсе невозможно. У всего есть своя цена и у его силы тоже. Энки даже начал подумывать о том, чтобы все же остаться среди таких же, как он и не возвращаться к людям, ведь так будет спокойней для Искры она сможет позабыть о своей глупой влюбленности и счастливо жить дальше. Вот только мужчина прекрасно понимал, что с этой девчонки станется снова проникнуть в Чертог, чтобы разыскать его и выяснить отношения. Ну, что за взбалмошная особа?! Что же ему с ней
делать?
        Блондин устало прикрыл глаза — с тех пор, как он встретил Искру, вся его жизнь полетела к чертям, хотя она и стала интересней. Даже страшно представить, что будет дальше, если они продолжат общаться. И все же, ему нравилось то, что с ним происходило, нравилась новая жизнь и друзья, что действительно готовы рискнуть ради него жизнью.
        — Завтра… Завтра я покину это место.
        На следующее утро

        Двое мужчин рассматривали Чертог — этот город, был все так же прекрасен и изящен, ничто здесь не говорило о том, что вчера на главной площади была настоящая бойня, в которой погибли солдаты и многие Избранники. Хотя если взглянуть на площадь, то до сих пор можно увидеть следы крови, на белоснежной мраморной плитке, которой она была вымощена.
        — Тишина и покой,  — вздохнул Энки, размышляя о том, как же на самом дели Избранники относятся к произошедшему. Да и как он сам бы отнесся к этому, если бы остался прежним собой. Чью бы сторону он занял? Если подумать, все здесь подчинено логике и здравому смыслу — а самое разумным было бы все принять и жить дальше. Ведь Таранис мертв, а поддерживать мертвеца более чем глупо.
        — Да, и меня всегда это раздражало,  — поморщился Локи, благодаря судьбу за то, что он может больше не сдерживаться, ведь с его характером это весьма проблематично.
        — Знаю, потому-то ты и уходишь вместе со мной.
        — Я бы ушел и без тебя, теперь я знаю, что там… за нашей территорией не так уж плохо. Люди… может быть Таранис и был прав, они вирус, что проникает глубоко в организм, изменяя и преображая нас. Но я не против — ведь они способны принять нас такими, какие мы есть. Они не все такие, есть среди них и те, которым просто грех по морде не съездить, но есть и те, ради которых хочется измениться самому. Там тепло…
        — Как ни странно, но я понимаю, о чем ты говоришь. Теперь понимаю.
        — Так значит, вы оба возвращаетесь к людям?  — раздался голос Геры за спинами Избранников.  — Жаль, я надеялась, что вы останетесь.
        — В этом нет необходимости,  — пожал плечами блондин, даже не оборачиваясь.  — Жизнь в Чертоге быстро войдет в привычное русло. В нашем присутствии нет необходимости. Здесь полно сильных солдат. Вам не о чем беспокоиться.
        — И все равно, жаль,  — женщина печально взглянула на мужчин. Они были сильными Избранниками с уникальными способностями, и терять их было весьма неприятно, но остановить их телепат не могла.
        — Да ладно, может быть, мы будем навещать Чертог при необходимости,  — усмехнулся Локи, натянуто улыбаясь.  — Мало ли что-нибудь понадобится. Мы ведь теперь не враги всех Избранников. Так?
        — Так,  — Гера пристально посмотрела на брюнета. Она никогда не проявляла своих чувств, но отчего-то именно сейчас почувствовала себя виноватой перед ним. Возможно, некоторые вещи в Чертоге все же стоит изменить. Пусть чувства и эмоции это проявления слабости, но без них тоже нельзя.  — Прости…
        — Да ладно, я все понимаю,  — неожиданно Локи обнял женщину, которая никогда открыто не проявляла к нему теплых чувств. Да и не могла она этого делать, ведь он должен был вырасти спокойным и умеющим контролировать себя Избранником, несмотря ни на что.  — С людьми мне спокойней… и еще… спасибо за все, мама.
        — Иди уже,  — Гера нахмурилась. Те чувства, что она испытывала сейчас, совсем не нравились холодной и рассудительной женщине. Да и сердце неприятно закололо — может к медикам обратиться?  — Вы можете вернуться, когда захотите. И еще одно, Энки, это для тебя.
        — Что это?  — мужчина хмуро разглядывал большой пузырек с каким-то белым веществом.
        — Это крем — его разработали, еще когда ты жил здесь, он снижает эффект от твоих ядовитых прикосновений, не полностью, конечно, но думаю, пригодится.
        — Хм… пригодится, хотя жать, что мало,  — блондин счастливо улыбнулся. Он и не надеялся на то, что получит такой подарок. Теперь, возможно, ему действительно станет легче, вот только надолго этого точно не хватит.  — Спасибо.
        Мужчины направились к взлетной площадке, а телепат провожала Избранников забирающихся на парящую платформу, что доставит их к границе усталым, задумчивым взглядом. Жаль, что они решили уйти — эти двое могли бы послужить Чертогу. Но видимо там, среди людей, им действительно лучше. Вот только чем? Гера не могла этого понять — ведь люди слабы и бесполезны, все их исследования подтверждают это. Нелогично. Но что-то подсказывало женщине, что эти двое, уже никогда не вернуться и ей остается только смириться с этим и попытаться понять.
        Спустя неделю

        Искра сидела на подоконнике и смотрела на ночную Нову, последнее время ей ничего не хотелось делать, ни с кем разговаривать, а все от того, что от Энки и Локи уже давно не было вестей. В голове девушки то и дело возникали страшные мысли и ужасающие картины. А что если её друзья пострадали, что если ОН уже мертв? От этих мыслей слезы наворачивались на глаза, и хотелось разрыдаться в голос. Как же больно и страшно! Уж лучше бы она отправилась следом за ними, хотя это и глупо.
        — Опять грустишь?  — Константин смерил сестру недовольным взглядом. Мальчик любил, когда она улыбается, смеется и рассказывает истории, прочитанные в книгах. Но сейчас Искра была сама на себя не похожа, казалось, что в ней больше не осталось огня, что согревал всех.
        — Немного,  — девушка натянуто улыбнулась. Она не хотела расстраивать брата, но ничего не могла с собой поделать.  — Как думаешь, они в порядке?
        — Конечно, эти двое не из тех, кто позволят убить себя,  — мальчишка обнял сестру. Сейчас они снова остались вдвоем и он даже начал скучать по этим двум Избранником, он даже Энки готов был терпеть, лишь бы Искра снова улыбалась.  — Скоро они вернутся, и все будет по-старому.
        — Надеюсь на это,  — девушка устало прикрыла глаза. Нужно взять себя в руки и попытаться улыбаться. Не стоит забывать о брате, ведь она нужна этому несносному мальчишке, постоянно влипающему в неприятности. Наверное, это у них семейное.  — Все, уже поздно, так что иди спать. Завтра в школу и на этот раз я не позволю тебе пропускать занятия. Мне уже надоело с учителями разговаривать на эту тему, а потом еще с тобой дополнительно заниматься. И вообще бери пример с Даджала.
        — Угу… обязательно, но только если ты больше не будешь грустить.
        — Хорошо, я постараюсь,  — Искра растрепала непослушные волосы брата. Как же хорошо, что она смогла спасти его и они вместе. Нет ничего важнее семьи — это единственное за что стоит бороться.
        — Договорились,  — Константин отстранился от сестры и направился в свою комнату. Он и сам понимал, что нужно быть серьезней и постараться не доставлять новых проблем сестре. Вот только это непросто, с его то характером. Да и Даджал не такой уж замечательный, как думает Искра, как говорится, он уже оказывает на телепата пагубное влияние, вовлекая его в свои проказы. Остановившись у дверей, мальчишка замер и обернулся.  — Смотри, ты обещала.
        — Хорошо, иди, спи,  — усмехнулась Искра, которой стало немного легче. И снова девушка устремила взгляд в окно, и пусть там ничего не было видно, она все равно вглядывалась в темноту, ожидая возвращения того, кто стал для нее слишком важен.
        Искра совершенно потеряла счет времени и даже начала засыпать, прямо так, сидя на подоконнике и в этот самый момент хлопнула дверь и послышались тихие шаги. Девушка повернулась в сторону вошедшего и улыбнулась.
        — Ты мне снишься?  — голос искры звучал хрипло и тихо, а сама она не была уверена в том, что реальность, а что её фантазия.
        — Нет, я вернулся,  — Энки подошел к сонной девушке и прижал к себе. Как же хорошо! Он дома! Там, где его ждали!  — Все прошло хорошо.
        — И ты останешься? Не вернешься в Чертог?  — сердце Искры болезненно сжалось, ведь она понимала, что теперь Избранник может вернуться в свой родной город.
        — Нет… Наверное, теперь это мой дом, а ты моя семья,  — блондин отстранился от девушки, пристально рассматривая её лицо. Она была, действительно, красива, а эти огненно-рыжие волосы с алыми прядями делали её по-настоящему особенной, но вовсе не это привлекало в ней, а её раздражающий оптимизм и наивность. Искра была нужна ему, ведь с ней, он становился другим, она показала ему другой мир, от которого невозможно отказаться.
        — Правда?
        — Да, правда,  — осторожно мужчина прикоснулся к губам девушки. На этот раз это был настоящий поцелуй, хотя и мимолетный, ведь Энки не был уверен в том, что мазь поможет. Отстранившись от Искры, блондин внимательно осмотрел её, но ничего не произошло.
        — Жжется,  — девушка прикоснулась к горящим губам, до сих пор не веря в то, что произошло.  — Но все равно приятно. Ты… ты можешь прикасаться ко мне?
        — Не всегда, придется использовать это,  — мужчина продемонстрировал флакон с кремом.  — Но кто знает, может быть со временем, придумаем что-нибудь более действенное.
        — Не важно, главное, что ты рядом со мной,  — девушка обняла Избранника, блаженно прикрывая глаза. Теперь она абсолютно счастлива — ведь вся её семья снова вместе. Искра понимала, что их с Энки отношения будут сложными, но она была готова к этому. Бабушка всегда говорила ей, что нельзя сдаваться и отступать и теперь она будет следовать этому совету до конца.
        — Да, рядом,  — усмехнулся блондин, поднимая почти уснувшую девушку на руки и неся к кровати, чтобы уложить спать. Завтра они обо всем поговорят, завтра начнется их обычная жизнь, где будут работа, отдых, тихие вечера и экспедиции. Ну, а сегодня, они будут просто отдыхать. Сейчас, смотря на умиротворенное лицо Искры, Энки понимал, что принял правильное решение — нелогичное, глупое, но правильное. Не важно, что в Чертоге много возможностей, не важно, что там много удобств, а Избранники венец эволюции — главное, что здесь, в Нове у него есть семья. Блондин улыбнулся и уложил девушку на кровать заботливо укрывая одеялом. Его мир изменился и уже никогда не будет прежним, теперь, Избранник был готов идти вперед, не оглядываясь на прошлое. И самое главное, что он не один!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к