Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Геомаг II Евгений Шифровик
        Создатель големов #2
        У Криса появляется новая мотивация, чтобы разбогатеть. Без дорогущего дома, престижной работы и состояния за спиной он никогда не получит одобрения отца своей избранницы - биомага Эсты. Правда он ещё сам не определился, стоит ли она того…
        Друзья заканчивают подготовку и отправляются намывать драгоценный металл. С помощью големов и изобретений им, наконец, удаётся добыть первое золото. Но на ручье объявляется гора мышц - фортис Льюис Клёнч. Он становится серьёзной преградой на пути к успеху. Золотодобычу приходится приостановить.

        Евгений Пожидаев
        Геомаг III

        Пролог. Битва в кедровом лесу

        ДВА МЕСЯЦА НАЗАД.
        ГОРЫ, ЛЕСОПИЛКА ВБЛИЗИ КЕДРОВОГО ЛЕСА. (ОКОЛО ШЕСТИ ЧАСОВ ЕЗДЫ ИЗ ТРЕЛЕСА НА КОННОЙ ПОВОЗКЕ).
        Взошло утреннее солнце, озарив лучами влажную растительность. Единственный петух, который остался в курятнике при лесопилке, громко прокукарекал на весь дворик. Лесорубы и наёмники проснулись, ещё сонные они повылезали из своих бараков. Потянулись, обменялись парой фраз и собрались у кострища.
        Всё сидели на брёвнах, собранных полукругом с кучей угольков в центре. Наёмники, потрёпанные жизнью, жилистые и изуродованные шрамами, мужики скучковались отдельно от лесорубов. Вторые хоть и выглядели крупнее и здоровее, но дрались намного хуже своих товарищей по работе. Дровосек пусть и мастерски владеющий топором никогда не выстоит против наёмника практически с любым оружием, даже если тот будет ниже и слабее. В бою ведь далеко не всегда решает грубая сила. Если бы лесорубы сами могли защитить себя от угрозы, исходившей из леса, то помощь опытных бойцов им бы и не понадобилась. Впрочем, это не особо сближало людей, чьё мировоззрение так коронально отличалось.
        Наёмники готовы сражаться с кем угодно и убивать ради денег. Лесорубы же мужики миролюбивые, житейские. У многих большие семьи, в отличие от одиноких бойцов, которые запросто могут сменить сторону, если враги внезапно заплатят больше. Но дровосеки не боялись предательства потому, что в кедровом лесу на них нападали вовсе не люди, а големы. Пока бригада встречалась в схватке только с каменными и земляными тварями средних размеров. С «подростками» мира големов, проще говоря.
        Рядовые лесорубы и наёмники сидели в общем месте сбора. Главные обеих групп стояли поодаль. Они обдумывали план работы и действий на сегодня. Главный лесоруб - бригадир и капитан наёмников быстро находили общий язык, их целью всегда было нарубить побольше кедра и сохранить максимум жизней. При таком раскладе противоречия возникали крайне редко, ни первый, ни второй, не собирались хотели лезть на рожон. Им бы только зайти в лес, желательно не далеко, да срубить несколько хороших кедров.
        - Ну, мужики, слухайте план на сёдня,  - заговорил бригадир, он был на голову выше остальных и выглядел, как настоящий вожак,  - собираем инструмент, жрачку и идёт рубить кедр. Надо повалить не меньше сраной дюжины!
        - Всё верно,  - подтвердил капитан и указал пальцем на своих людей,  - не забудьте взять молоты. Големов крушить, это вам не богачей каких-нибудь резать. Тьфу… вы ж не дубы и так всё знаете.
        - Дело говоришь, дружище,  - здоровяк хлопнул головореза по плечу,  - ну, всё ясно?
        - Да.
        - Так тычно!
        - Ага-ага.
        - Будет сделано…
        Заговорили мужики, сидевшие на брёвнах. После все встали и начали собираться в пусть. Лесопилка находилась меньше, чем в километре от кедрового леса. Но работа обычно заканчивалась ближе к вечеру, а то и ночи. Поэтому они всегда брали с собой еды, чтобы хватило на завтрак, обед и ужин. Да, завтракали они в лесу, а не в лагере-лесопилке. Это решение главного лесоруба позволяло экономить время, иначе, пока кашевар готовил, дровосеки бездельничали. А так прямо с утра, пусть с пустым желудком, но они брались за работу.
        Рыжий бородач в коричневых одеждах с кучей разноцветных заплаток полез в курятник, собрал все яйца и закинул их в мешочек с соломой. Поймал пять куриц и посадил в плетёный рюкзак-переноску. Остальные тоже собирались, кто-то хватал с собой овощи, кто-то доставал соленья и валяное мясо из единственного в лагере погреба, кто-то тайком от бригадира прихватил даже пару бутылок пива и вина. Когда запасы еды были собраны, бригада взялась за инструменты. Мужики открыли склад. Сначала лесорубы взяли именные топоры, пилы, клинья и всё остальное.
        После в маленькое деревянное строение зашли наёмники и взял по молоту. Последние два головореза вместо молотов схватили длинные верёвки с крюками. Они их использовали, чтобы связывать големов и валить с ног. Весьма эффективное средство против монстров, особенно если поблизости нет деревьев и ничто не мешает закружить неповоротливую тварь.
        Вскоре все собрались, провели перекличку, примерно оценили запасы еды. Командиры обеих групп - рабочей и охранной, решили, что можно выдвигаться. Все ценные вещи, должные остаться на лесопилке, затащили в бараки и на склад, закрыли двери на замки. В общем, приготовили лагерь к тому, чтобы он самым недружелюбным образом встретил непрошенных гостей. Обычно так далеко от города разбойники не промышляли, но мужики остерегались вовсе не их, а големов. Те, конечно, воровством не занимались, но очень любили жрать человеческую еду и почему-то портить инструменты, разносить любые постройки в груды хлама.
        На этой лесопилке умудрились даже несколько шуток и крылатых фраз про големов придумать. Но пользовались ими всё реже, ведь каменные твари из когда-то безобидных вредителей очень быстрыми темпами превратились в настоящее бедствие. Они уже не стеснялись в открытую нападать на бригады, не страшились и убивать людей, чего раньше никогда не делали. Этакие монстры-защитники природы, мотивацию которых никто из бригады не понимал. Все думали про проклятые земли, проделки нечистой силы и прочую, в основном, иррациональную ерунду.
        Спустя какое-то время бригада вышла на чистую от деревьев лужайку. Самую обычную, если бы не груды камней и земли, разбросанные в совершенно случайных местах. Мужики вышагивали по плешивой поляне и со злобой в глазах смотрели на выделяющиеся кучки неоднородных пород.
        - Это чаво тут таке?  - спросил кашевар, придерживая за спиной корзину с курицами.
        - Тута на нас големы, шоб им пусто стало, нападали. Одного нашего растерзали на куски,  - объяснил дровосек, идущий чуть позади.
        - Какие ещё нахрен големы? Мне только про диких зверюг говорили…
        - Вот это они и есть,  - ухмыльнулся хриплый разбойник, поправляю грязную повязку на голове.
        - И часто наши гибнут?
        - Наши нет,  - головорез загоготал ещё сильнее,  - а вот ваши часто.
        - И поделом, нехрен нашу работу на себя брать,  - вмешался капитан наёмников,  - мы же, халера вас дери, на деревья не кидаемся! За то вы… голема увидят, глаза загорятся и бегут на него с топором, как ишак на новые ворота. Ни тактики, ни стратегии, только огонь в жопе! Вот прижмёт, тогда отбивайтесь и не остриём! А обухом. Дурни дуборубские, обухом…  - закончив свою лекцию, он смачно харкнул на кучу земли.
        - Ясно…  - только и выдал кашевар.
        - Эй! Твои мужики дерутся исподтишка, а мои лесорубы напролом бьют, как гордые рыцари!
        - От этого и дохнут, как мухи,  - прошептал капитан, очень не любивший все эти благородности и прочую чепуху, которые, по его мнению, бывает только в сказках
        Очень скоро бригада добралась до хороших кедров, росших совсем неподалёку друг от друга. Именно их и было решено рубить. Кашевар сразу принялся разводить костёр, лесорубы взялись за работу, а наёмники расползлись по округе.

* * *

        Наступил вечер. За это время рабочие успели срубить и обработать шесть крупных кедров. Наёмникам вступить в бой возможности не представилось, но оно и к лучшему. Они так и бродили по округе, держа ухо востро. Все вместе мужики собирались только по зову кашевара, набивали брюхо и снова разбегались. Големы могли напасть, когда угодно, с любой стороны, кроме, пожалуй, направления, которое ведёт к лесопилке. Никто точно не знал, откуда выползают монстры, но практически всегда, несмотря на все меры осторожности, они нападали внезапно…
        Наёмник в клетчатой жилетке патрулировал лес совсем один. Иногда ему на глаза попадались красные ягодки, он срывал их и ел. Затем поднимался и шёл дальше, буквально заглядывал за каждое дерево, проверял каждый куст и всегда старался держать максимальную бдительность. Вдруг совсем рядом что-то зашуршало, мужик сию же секунду схватился за молот и отвёл тяжёлую железную шляпку за плечо.
        Приготовившись нанести удар, он стал внимательно глядеть по сторонам. Но ничего подозрительного не увидел. Вдруг из-под кустарника вылез ёжик. Он повертел мордочкой по сторонам, принюхался и направил свои маленькие чёрные глазки на чужака.
        Наёмник, моментально заметивший движение, чуть было не расплющил маленькое безобидное животное. Но вовремя успел остановить набирающий скорость молот.
        - Ух… я уж думал ты голем,  - убирая оружие он улыбнулся и сел на корточки,  - какой милаха,  - совсем в необычной для себя манере заговорил мужик, который с виду выглядел чёрствым, как столетний сухарь.
        Ёжик посмотрел в человеческую ладошку и увидел красные ягоды. Он неуверенно подошёл и понюхал их.
        - Ешь, не боись, игольчатая крысяка,  - ласково произнёс наёмник.
        Ёжик быстро управился с тремя маленькими земляничками. Куснул правда мужика за ладонь, но тот, человек закалённый, и укус его только рассмешил. Он протянул руку, чтобы погладить ежа. Но вновь услышал шорох, поднял голову и взгляд. Да только и успел заметить огромный кварцевый кулак, несущийся прямо в лицо.
        Нос смался, зубы вылетели, хрустнули лицевые кости. Это превратило и без того не самый красивый лик в кровавое месиво. Наёмник моментально вырубился и упал на землю. Крупный кварцевый голем подошёл ближе, но очень осторожно, чтобы не затоптать ежа. Затем монстр ударил лежачего по спине, перебив тем самым хребет и сломав почти все рёбра. После того, как зверёк испугался и убежал, голем свёл руки в замок и окончательно добил наёмника, размозжив его череп, словно переспелый арбуз. Кровь и мозги брызнули во все стороны, запачкав не только траву, но и мутное тело слегка прозрачного минерального монстра.
        Но убийство заметил другой наёмник. В диком ужасе он моментально сорвался с места и побежал в сторону вырубки. От его скорости зависели жизни всей бригады. Если он успеет предупредить о том, что големы появились, то у мужиков появится шанс подготовиться к нападению, обсудить тактику защиты. В лучшем случае даже поставить несколько капканов.
        Тем временем кварцевый голем застыл на месте. В его голове на несколько секунд мелькнула зелёная вспышка. Она, словно огонь в маяке, дала полный круг на все триста шестьдесят градусов, а потом также внезапно погасла. Если бы не прозрачный, пусть и со слегка белыми разводами внутри, кварц, то телепатической команды было бы нельзя заметить. Через несколько секунд рядом с крупным вожаком появились и другие големы. Каменные и земляные, средних размеров. Они хотели кинуться на труп человека и даже разинули пасти. Но кварцевый запретил им, он принялся пожирать наёмника в одно рыло. Несколько минут разрывал его и запихивал в зубастую пасть.
        То, что теперь красовалось в его «животе» могло запросто свести с ума любого неподготовленного человека. Одежда, плоть, кровь, кишки смешались в единую адскую смесь, да ещё и приняли форму почти правильного шара. Поистине ужасное зрелище! Более того, закончив трапезу голем принялся «переваривать» труп. Отвратительное содержимое его живота начало растворяться под натиском оранжевых потоков, ни то тумана, ни то какой-то жидкости. На самом же деле это вещество вообще не материальное, а некая магическая структура, которая превращала биоматериал в чистую энергию.
        Вскоре големы двинулись в сторону вырубки.
        Здесь их уже давно заждались. Наёмник, увидевший смерть одного из своих товарищей, сработал крайне оперативно. Лесорубы и головорезы приготовились к битве, отступать они не собирались. Во-первых, если не дать отпор сразу, то големы скорее всего нападут ночью, да ещё и на лесопилку. Во-вторых, если удастся от них отбиться, то следующее нападение будет, как минимум, недели через две. Такие простые правила в бригаде уже очень давно запомнили и относились к ним, как к единственной истине. Пока Лок платил много, люди были готовы рубить кедры и сражаться с монстрами.
        Наступили сумерки, големы до сих пор не появлялись.
        Наёмники и лесорубы по-прежнему сидели вокруг костра, спиной к центру. Они перешёптывались, но каждый из них волновался. Впрочем, никто не хотел, чтобы его засмеяли, поэтому-то они и отпускали самые глупые шутки, травили старые анекдоты. У некоторых аж руки от мандража тряслись, а они сидели и изображали улыбку. Каждый для давно решил, что смех лучше средство против многих проблем, которые не решаются грубой силой.
        Но вскоре вокруг лесоповала начали мелькать тёмные силуэты. Кусты кто-то задевал, листья шелестели. Сухие веточки, валявшиеся на земле, хрустели, слышались глухие удары о массивные ствол некоторых деревьев. Окружённые мужики быстро поняли, что големы наконец явились и сражения не избежать. Но их главные, а особенно тот, что руководил головорезами был бы полным дураком, если бы позволил врагу просто так взять себя и своих людей в окружение.
        Стратегия боя - самое главное преимущество людей перед големами. Ведь обычно те нападали совершенно беспорядочно, никогда не защищали своих раненных собратьев и не действовали сообща. В общем, дрались, как самые настоящие варвары, никогда прежде не слышавшие про тактику и подобные интересные вещи. Впрочем, большего мужики и не ждали от лесных монстров. По крайней мере, так было раньше и все в бригаде успели к этому попривыкнуть.
        В какой-то момент первые големы начали выбегать из-за кустов и деревьев. Они бежали прямо на людей. Однако те, вооружившись молотами и топорами, продолжали стоять на месте. Средних земляных монстров становилось всё больше. Внезапно раздался громкий треск. Первый голем угодил в капкан, его ногу размололо в крошку, он повалилась на землю. Один из наёмников подскочил к твари и треснул молотом. Земляная голова рассыпалась, одни врагом стало меньше.
        Остальные големы полностью проигнорировали случившееся. Из-за этого ещё около дюжины земляных наступили на капканы и лишись ног. Их без труда добили, но все ловушки, которые могли сработать - своё дело сделали. Теперь мужики могли рассчитывать только на собственные силы, разминка перед битвой закончилась. Из-за зарослей начали выскакивать того же размера каменные големы. С той лишь разницей, что они не нападали, как их безумные земляные собратья.
        - Проклятье!  - выругался кто-то из головорезов.
        - Тихо-тихо…  - ответил бородатый лесоруб, сжимая в руках топор.
        - Они не нападают по одному, стягивают нас кольцом!
        - У тупых тварей появилась тактика?  - предположил капитан.
        - Чё?
        - Как?
        - Хрен их знает…
        - Держаться вместе! Ни шагу назад! Только вперёд!  - торжественно произнёс бригадир и поднял топор, словно великий воин-воодушевитель. Лесорубы уже подумывали сжечь к чёрту все его книги про подвиги доблестных рыцарей…
        Факт оставался фактом, после внезапных выпадов земляных големов беспорядочная атака прекратилась. Каменные группировались и сжимали людей на всё меньший участок. Но в один момент они прекратили медленно наступать. Твари замерли вокруг бригады, собралось их около пятнадцати. Практически столько же, сколько лесорубов и наёмников вместе взятых.
        - А чё он ждут?
        - Они поумнели?
        - Или у них появился вожак,  - снова предположил капитан и оказался чертовски прав.
        Големы зарычали, как дикие звери, и побежали. Они размахивали, кто-то кулаками, кто-то огромными острыми когтями.
        - Крепись братва!  - заорал кто-то из лесорубов.
        - Расчёт и хладнокровие,  - со скоростью молнии лидер наёмников шепнул своим.
        В этот же момент совсем неподалёку мелькнула яркая вспышка с зеленоватым оттенком. Тот самый кварцевый голем отдал меньшим сородичам приказ нападать. Правда сам держался на расстояние, и мужики не могли его видеть, лишь вспышку, которая и знаменовала кровопролитие.
        Первые несколько големов получили по рукам и головам увесистыми топорами, благо, лесорубы били обухами. Тела тварей крошились на мелкие камушки и порошок, что гораздо лучше, чем когда от них отсекались острые куски. Но и мужики не избежали ударов. Кому-то прилетело тяжёлым каменным кулаком, кого-то полоснули острыми когтями. Самых невезучих и вовсе укусили на незащищённые части тел.
        - Бей гадов!
        - Валите их!
        - А-а-а…
        Лесорубы орали, пытаясь перекричать друг друга. Они обрушивали свои топоры на големов, хорошо хоть каменные твари были мужикам примерно по грудь. Страшно представить, как бы развивалась битва, если бы напали крупные големы, а уж тем более гигантские. Однако, и с големами «подростками» предстояла тяжёлая схватка, которая только началась.
        Пока лесорубы разменивались ударами с монстрами, наёмники применяли хитрую, но более эффективную тактику. Они не шли в открытый бой, а били специальными молотами в самые слабые места. Ко всему прочему они ещё и не подставлялись, используя сильных широкоплечих лесорубов, практически, как живые щиты.
        Дровосеки не были против такой тактики. Да, они получали удары и глубокие раны, но головорезы всегда вовремя приходили на помощь. Через какое-то время сформированный людьми круг распустился. Все разбежались по полю боя. Лесорубы сталкивались с големами и долбили их топорами, те отвечали укусами, ударами и острыми когтями. В это же самое время головорезы, словно незаметные призраки, носились по полю боя. Мгновенно оказывались за спинами врагов и били тех в самые уязвимые места. Но не все големы были медлительными увальнями.
        Одному из каменных удалось полоснуть когтями замедлившегося наёмника. Кровь брызнула из его шеи, он схватился за неё и повалился на землю. Бедняги, без целителя-биомага, было уже нельзя ничем помочь. Один из лесорубов хотел поднять товарища, но капитан запретил:
        - Оставь, мёртвого не спасти. Бейся,  - выкрикнул он и скрылся в пылу сражения.
        Битва продолжалась во всю. То и дело где-то в лесу, с разных сторон, мелькали зелёные вспышки. В темноте их, конечно, все прекрасно замечали, но не спешили бросать битву и бежать ловить светлячков.
        Обе стороны несли потери. Мужики получали огромные фиолетово-синие гематомы, синяки на всё лицо, глубокие кровоточащие раны и прочие атрибуты настоящих сражений. Големы, в отличие от людей, либо трескались и разрушались, либо стойко переносили удары. Но обычно на долго их не хватало, если хорошенько стукнуть монстра пару раз в одно место, то его можно неплохо раскрошить. Главное выбирать места в центре тела или головы, незачем отламывать конечности.
        Очень скоро самый умный и опытный по части военного дела - капитан заметил, что именно после зелёных вспышек тактика големов менялась. После очередной вспышки все големы бросили своих «напарников» по битве и побежали. Переключившись с лесорубов, големы начали преследовать наёмников. Они напрочь игнорировали удары топоров и пинки дровосеков. Старательно преследовали жилистых, но ловких и быстрых, наёмников.
        А кто сказал, что голем-вожак не может ошибаться? Он выбрал не самую лучшую тактику боя.
        Капитан, успевший хорошенько всё обдумать, приказал парочке своих людей следовать за ним и побежал прочь с поля боя.
        - Охренели? Куда?! Бросили нас!  - крикнул кашевар, защищаясь тяжёлым закоптившимся чаном.
        - Бейтесь!  - ответил наёмник с верёвкой и крюком.
        - Эй!  - гаркнул на них самый крепкий лесоруб
        - Заткнитесь к чёрту! Бейтесь, скоро всё кончится,  - проорал капитан и скрылся в кустах. Как раз в том направление, где всего пару секунд назад мелькнула очередная зелёная вспышка.
        За ним мчались два наёмника, они правда не совсем понимали, зачем главарь сбежал с поля боя и заставил их сделать тоже самое. Но вскоре понимание пришло и к ним. Всего в нескольких метрах от них снова мелькнула вспышка. Благодаря темноте все трое прекрасно разглядели озарённый зелёными отблесками обезьяноподобный силуэт кварцевого голема.
        - Сири, слева! Риги, справа!  - крикнул главный наёмник, достал молот и побежал прямо на голема,  - А-А-А!
        - Ра-рх! Хр-р!  - зарычал монстр, разинув окровавленную пасть, из которой смердело трупной вонью.
        Он сорвался с места и побежал на противника. Хорошенько замахнувшись обеими руками, которые больше напоминали лапы, долбанул по капитану. Не успев ничего сделать, лишь слегка прикрыться, тот отлетел в сторону и завалился в кусты. Его люди тем временем успели обойти кварцевого монстра. Они зашли сзади и, пока капитан, ворочаясь в листе и ветках, пытался прийти в себя, атаковали голема.
        В него полетела верёвка с крюком, зубцы перелетел через плечо и упали на землю. Второй наёмник моментально оказался за полупрозрачной тварью и схватил крюк. Он протащил его под коротенькими ногами монстра и зацепил за верёвку.
        - Есть! Тяни на себя!
        Только потом он обратил внимание, что в животе голема «переваривается» кровавый фарш, бывший некогда человеком. Наёмник был так ошеломлён увиденным, что пропустил мощный удар. Искры мелькнули в глазах, и он повалился лицом в грязь, предварительно залив её алой кровью.
        К этому времени командир вылез из кустов и кинул в голем свой крюк. Тот уцепился за уже закреплённую и натянутую на твари верёвку. В результате удачного крюкометания вокруг голема начали кружить два наёмника, словно стервятники над будущей жертвой. Они тянули верёвку на себя и старались закружить врага, путав его ноги и руки. Мужикам крупно повезло, что деревья росли на большом расстояние, иначе могло ничего не получиться.
        Кварцевый монстр, разумеется, пытался порвать верёвку и высвободиться, но не смог. После он рванул на одного из тех, кто оплетали его верёвкой, но и тут допустил промашку. Ноги запутались и голем повалился, едва не придавив третьего наёмника, который уже поднимался на четвереньки. Встав наконец на ноги, он схватил молот и принялся долбать им по валявшемуся в грязи врагу.
        - Бей, бей пока держим,  - орал капитан, вытирая потоки крови с лица.
        - Сильнее,  - кричал другой, он хоть и не пострадал в схватке с вожаком лесных монстров, но чувствовал, что долго не сможет долго удерживать верёвку.
        - Да! Да! Сдохни же!
        Кричал мужик, у него был сломан нос, вылетели несколько зубов и глаз практически закрылся из-за фингала. Но это только сильнее мотивировало его наносить удары по, пытавшемуся вырваться из плена монстру. Кварцевое тело покрывалось сеткой трещин, их становилось всё больше, они уходили дальше и глубже. Через несколько ударов голем начал крошиться. Ещё бы, сплав железе в молоте прочнее, чем магический «сплав» кварца.
        Очень скоро спина голема практически полностью развалилась. Ещё через пару ударов наёмник пробил в ней дыру. Его молот встретился с кровавым фаршем, разбрызгав его по сторонам. Голем не рычал и не фыркал, он только дрыгал ногами и руками, пытаясь распутать верёвки. Но у него ничего не получалось. Когда мужики поняли, что голем уже вряд ли встанет они побросали верёвки. Схватили молоты и кинулись помогать своему товарищу прикончить монстра.
        Вскоре от голема осталась только груда «стекляшек» перемешанная с, частично растворёнными, кровавым фаршем и рваной одеждой. Двое наёмников кинулись собирать кварц и набивать им карманы.
        - Мне чтоб долю собрали, я позову остальных,  - скомандовал капитан и побежал на поле боя.
        Если он не ошибся, то бой должен был вот-вот закончиться. По его замыслу големы, лишившись «командного центра», должны были перестать придерживаться какой бы то ни было тактики. Начать вместо этого драться, как их земляные товарищи. Но капитан всё равно не понимал, почему кварцевый так глупо пустил земляных на расход, словно живой щит. Или, наоборот, вожак оказался умнее и направил сначала самых слабых, чтобы разрядить капканы. Некогда было думать. Капитан примчался к месту битвы и увидел, что люди уже добивают последних искалеченных големов. Хотя и сами очень пострадали. У была разорвана одежда и кровоточили раны…
        - Ты где был урод?  - спросил кто-то из лесорубов.
        - Заткнись, мы убили их вожака.
        - Так вот почему они начали вытворять какую-то хреноту…
        - У вас потери есть?  - спросил капитан.
        - Пали два мужика, твой и мой,  - ответил бригадир и добавил,  - пали достойной смертью, защищая своё честное имя!
        - Идиот…  - шепнул капитан,  - и громко произнёс,  - Печально, конечно, но вернёмся позже. Сейчас предлагаю разобрать кварцевую мразь на сувениры. Идём за мной.
        Он побежал туда, где валялся мёртвый вожак. Все остальные мужики с радостью последовали за ним. Лишь главный лесоруб остался, чтобы вырыть могилы для, как он сам говорил, благородных мастеров меча и топора. Пока одни ковырялись в мясных ошмётках, набирая горсти кварца, другие собирали их в траве. В итоге несколько горстей блестящих осколков получил каждый. Что они будут делать с минералами, каждый решит сам. Обычно их продавали или превращали в ювелирные изделия, самые дешёвые, разумеется.
        - Чё дальше?  - спросил у капитана рядовой наёмник.
        - Помародёрствовали и хватит с нас! Ройте ямы, нужно закопать наших людей. Потом пусть долбаный бригадир решает, что делать дальше.
        Вот так и закончилась очередная битва. Мёртвые лесорубы и наёмники были похоронены. Бригада заночевала в лесу, не забывая при возможности осквернять груды камней и земли. Утром они собрались и вернулись в лагерь вместе с кедровыми брёвнами. Их ждали несколько дней работы на лесопилке. Големы могли сунуться и сюда, но не раньше, чем через несколько недель. Впрочем, всех больше волновало, что монстры превратились из безумных и агрессивных групп в некое подобие отрядов с лидером, который гораздо умнее рядовых солдат.

        Интерлюдия. Оскард, големы и шоколад
        - Как быстро они растут… вот, казалось бы, только недавно одёжку вместе покупали, а сейчас с девочкой гулять пошёл… ох-ох,  - обращаясь к Орешку, Оскард наконец не выдержал и засмеялся во всё горло,  - ах-аха-ха!
        Не самая лучшая актёрская игра, да и шутка явно не первосортная. Но сам факт абсурдности происходящего очень рассмешил парня. Его любовь к глупым шуткам занимала третье место в иерархии, как он сам её называл, самых важных в мире хотелок. Лидерство этого пьедестала удерживала тяга к изобретательству. Почётное второе место делили сразу несколько дам, у них там даже вырисовывалась собственная гонка за первенство, правда существовала она только в мыслях Оскарда. Можно сказать, он сам и решал, кто из девушек сегодня ему нравится больше.
        Досмотрев бессмысленную сценку до конца, голем треснул себя по груди и что-то нечленораздельно промычал. Затем махнул рукой и сел на деревянный пол. Должно быть выступление его не шибко впечатлило.
        - Ой, ладно! Не ворчи, нормальный прикольчик. Или ты думаешь пора завязывать эти дурацкие сценки?
        В ответ Орешек только стукнул кулаками по доскам и снова выпалил что-то неразборчивое.
        - Убедил-убедил, больше такой ерунды не будет,  - пообещал Оскард,  - только хорошие шутки!
        Похихикивая, он подошёл к двери и чуть приоткрыл её. Посмотрел несколько секунд на удаляющуюся спину, как он сам для себя определил, геомага-красавца в дорогих шмотках. Убедившись, что Крис идёт довольно уверенно, не шатается и не вынимает левую руку из кармана, Оскард облегчённо выдохнул и захлопнул дверь. Щёлкнул тяжёлым ржавым шпингалетом. Повесил на специальное крепление замок и провернул в нём ключ.
        - Ну, Орешек, любишь модифицироваться?
        - Хы-пф… рр-р-, - прозвучало в ответ из земляного рта.
        - Это значит - да! А чтобы ты хотел?  - спросил изобретатель, а сам подумал: «наверное, ты бы хотел, чтобы я перестал с тобой разговаривать. Выглядит это и вправду странно. А… повеселиться всегда можно. К чёрту серьёзность!» - тебе нужны огромные железные клешни?
        Голем стукнул кулаком о пол и посмотрел куда-то в сторону.
        - Не сердись,  - усмехнулся изобретатель и продолжил донимать землекаменного дружка,  - а может тебе присобачить меч на левую руку? А, нет? Может сделать рыцарский доспех? Тоже не то… Тогда давай приделаю тебе к пузу лоток. А что? Хорошая ведь идея,  - задумался он и выдал свои размышления,  - ты только представь. Заходишь ты такой в воду, достаёшь со дна две горсти чего-то там, складываешь их в лоток и начинаешь танцевать. Не жизнь, а сказка, сам пляшешь ещё и золото при этом намываешь.
        Выслушав столь длинную речь голем лишь, глупо уставился на человеческое лицо. Он спокойно сидел и не выражал абсолютно никаких эмоций. Может быть только непонимание происходящего считывалось по движениям.
        - Ладно, перегнул. Ну что-то же я могу, блин, для тебя сделать-то? А?
        Затем Оскард очень на долго замолк. Наконец, ощутив тишину голем спокойно улёгся на пол и начал пялиться в потолок. Изобретатель тем временем витал в облаках, в своих чертёжно-творческих мирах. Он думал над механизмом, который мог бы облегчить «жизнь» Орешку или хотя бы сделал его труд более эффективным.
        Оскард очень много знал про самые разные виду зубчатых передач, от прямозубых одноступенчатых, до многоступенчатых конических, гипоидных… У него была книга с рисунками, где он всегда мог подсмотреть самые различные комбинации причудливых шестерёнок самых разных форм и размеров. Некоторые сочетания были настолько неожиданные, что изобретателю даже казалось, словно человек в здравом уме такое никогда бы не смог выдумать. Но, тем не менее, он понимал всю важность механических шестерёнок, которые применялись в очень многих вещах. Например, водяные и ветренные мельницу, портовые краны, механизмы, приводимые в движение за счёт мускульной тяги… Примеров уйма.
        Самое важно, что хитро устроенные механизмы позволяли выиграть в силе или скорости, в зависимости от целей. Также они могли передать энергию или движение самыми неочевидными, но надёжными способами. К слову, раньше никто не думал, что быки могли стать хорошей альтернативой ветру или воде. Хотя принцип работы всей мельнице вообще не изменился, только способ приведения зубчатых колёс в движение.
        Не меньше изобретатель знал и про цепные передачи. Про систему блоков, подвижных и неподвижных, про их сочетание, которое позволяло выиграть в силе в целых четыре раза. Безусловно все эти знания пригодятся Оскарду, когда дуэт займётся золотодобычей. Изобретателю, как минимум удастся повысить производительность, снизить потери затраченных сил големов или людей. В лучшем случае модернизировать купленные промышленные приборы и другие механизмы, а то и изобрести что-то уникальное.
        В общем, все то, что Оскард так старательно изучал даром не пропадёт. Вот только он не знал, как бы задействовать всё это применительно к Орешку. Он размышлял о том, как повысить эффективность голема в качестве старателя. Книгу про золотодобычу он ещё не читал, всё откладывал это на потом. А не зная основ и тонкостей, он, конечно, не мог изобрести или придумать что-то толковое и уж тем более принципиально новое. Впрочем, какое-никакое, но представление о золотодобыче Оскард имел, поэтому его фантазии хватило на две занимательные вещицы, которые могли бы облегчить труд голема и повысив его эффективность.
        Вот только это никакие не изобретения, а так… альтернатива для лопаты и кирки. Оскард придумал сменные пром-наконечники для рук голема и назвал их «трудовыми перчатками». Он быстренько сделал пару набросков в своё блокноте.
        По задумке первая трудовая перчатка должна была заменить лопату. То есть, она надевалась бы голему на руку, тот хватался за специальную ручку и мог копать землю небольшим зубчатым ковшом. Но это не просто цельный кусок железа, Оскард ещё и придумал, как его закрепить на руке, чтобы движения кисти двигали сам ковш и тем самым повышали эффективность. Трудовая перчатка на вторую руку работала по тому же принципу, только имела на конце не ковш а железный острый клин. По замыслы, голем сможет использовать всю силу руки и кисти, то есть удары кирки будут наносить породе максимальные разрушения.
        Но реализация задумки требовала намного больше, чем тот дурацкий протез, сделанный на скорую руку изо всякого барахла. Во-первых, нагрузки на рабочие перчатки значительно выше, а во-вторых, железно нужно не только закрепить, но ещё и сплавить и вообще она должно быть лучшего качества. Значит, понадобится помощь кузнеца либо же сам горн со всеми инструментами. Которых, конечно, у Оскарда не ималось.
        Отложив блокнот, он поставил перед собой крабика и начал думать над тем, как модифицировать его. Самая очевидная идея - это подточить затупившиеся клешни. Рассмотрев их под лупой, изобретатель только убедился, что это скорее необходимость, нежели улучшение. Разумеется, чем тоньше будут кончики клешней, тем проще крабикам Работягам будет хватать частички золота. На всё про всё ушло около двух часов. Клешни всех крабиков были обновлены и готовы к работе. За окном тем временем наступила ночь, Крис всё не появлялся.
        Оскард не знал, хорошо это или плохо. Всего два варианта, либо с Крисом что-то случилось, либо он с Эстой. Раз уж на ситуацию изобретатель повлиять не мог, то решил, что и нет смысла лишний раз переживать.
        - Орешек,  - произнёс он.
        Голем поднялся с досок и подошёл к изобретателю. Он осмотрел крабиков, а затем внезапно схватил зубами край стола. Так сильно сжал челюсти, что доски аж захрустели.
        - Эй!  - Оскард вскочил и дёрнул голема назад.
        Каменные зубы оставили характерные кривые царапины, чуть более светлого цвета, чем сам стол.
        - Ам-ам-ам…  - забурчал голем.
        - Точно, вас же кормить надо,  - опомнился изобретатель и кинулся к мешку с крысами, который притащил друг.
        Достал одну и отдал голему, тот спокойно съел её. Кажется, успокоился и снова завалился на доски.
        - А ты чего улёгся?  - спросил Оскард.
        Он хотел поприкалываться над големом, но когда тот злобно рыкнул, то желание пропало. Тем более, что Крис не предупреждал, что голем может испытывать эмоции, а тем более так открыто их выражать. Тогда изобретатель снова переключился на крабиков и стал размышлять дальше. Клешни готовы к работе, больше модифицировать вроде бы и нечего. Но тут в его голову пришла интересная идея.
        Оскард взял несколько разных деталек из тех кучек, что только сегодня рассортировали крабки. Через несколько минут он отрыл в другой куче хлама лист тонкого железа. Вырезал нужные детальки и смастерил маленький ящичек с дверцей. Сделал на нем ручку и приделал внутрь пружинку. Затем закрепил механизм на крабике. Смысл устройства заключался в том, что Работяга должен будет собирать золото и складывать его внутрь, словно в рюкзак. За надёжность можно не переживать, тугая пружинка моментально заставляла маленькую дверцу захлопнуться.
        Вот только одного изобретатель не учёл. Квадратная форма испортила всю аэродинамическую форму панциря. Проще говоря, из-за приделанного железного ящичка крабика рискует быть смытым мощным потоком воды.
        Но Оскарду уже не хотелось думать, только спать. Он решил не дожидаться друга. Повесил на дверь колокольчик. Пнул стену в специально сделанную для этого доску и из неё выскочила кровать. Затем он запрыгнул на неё и укрылся одеялом.

* * *

        Пока Оскард дрых в постели, Орешек поднялся с пола и начал изучать комнату. Ему дико чего-то хотелось. Чего, правда, сам он не знал. Но тяга к этому загадочному нечто только укреплялась. Единственное, что голем более-менее отчётливо чувствовал так это то, что нечто, притягивающее его, находится внутри свинарника.
        Прогуливаясь по комнате, Орешек заглядывал в каждое укромное местечко. С вещами он особо не церемонился, если ему хотелось открыть шкаф, то он дёргал ящик со всей силы. Тот вылетал из и падал на пол. Всё, что хранилось в нём, понятное дело, разлеталось. Голем обчистил все полки, до которых доставал, устроив тем самым страшный беспорядок. Затем он взялся за горы с хламом, перерыл их, но ничего такого не нашёл, лишь разнообразные железяки и прочие штуковины, которых в свинарнике было пруд-пруди.
        Тогда голем залез на стул и заглянул в ведро. Достал первого попавшегося крабика и рассмотрел его. Тяги к нему он совершенно точно не испытывал. Работяга стоял на каменной ладоше и глазел по сторонам, он совсем не пытался убежать. Не шибко умный голем решил попробовать своего товарища по происхождению на зубок. Он потащил крабика к пасти, но тот, увидев, что двигается в сторону огромной чёрной дыры начал быстро перебирать лапками. В итоге он успел забраться на край руки и уже с того места ущипнуть голема за так называемую губу. Спасибо Крису, который наделил своего помощника осязанием.
        - Ры-пх! Апх…  - выругался на своём големском языке Орешек и отодрал крабика от пасти, кинул его обратно в ведро и накрыл железякой.
        Тем временем желание что-то заполучить в нём все не угасало. Очень скоро, спустя минуты безрезультатных хождений вокруг стола, голему начало казаться, что он напал на след. Запах, конечно, он не чувствовал, но то ощущение было сравнимо с каким-то предчувствием. Тело голема чуть ли не самое шло в нужную сторону. Наконец, он определил то место, где ещё не искал. Верхний отдел старого шкафа. Но достать его просто так не выйдет, правда голем это понял не сразу.
        Он подошёл к шкафу, протянул руку в верх и не смог дотянуться. Раздосадовано топнул ногой и замер. Спустя несколько секунд, которые вероятно были потрачены на размышления, голем подпрыгнул. Он вытягивал обе руки вверх и прыгал снова, и снова. Но дотянуться до заветной дверки сила притяжения ему не позволяла. Лёгкая задача для четырёхлетнего ребёнка оказалась для голема намного сложнее. Оно и понятно, Крис ещё не наделил его достаточно большим интеллектом, чтобы голем смог мыслить творчески, а не бездумно выполнять указания.
        Но сильная тяга, которая ко всему прочему ещё и вызывала неконтролируемую агрессию, заставила магический сгусток голема действовать сильнее. Сам того не заметив, голем впервые попытался подумать. Его «мысли» впервые попытались пробиться через барьер. Не сказать, что всё получилось легко и быстро, но какие-то думы начали пробиваться в свет. Ещё через несколько минут голем додумался, что нужно подставить что-нибудь к шкафу. Половина проблемы была решена, но образ самого нужного предмета ещё не всплыл в «мозге» голема.
        Орешек, ведомый нарастающей тягой непонятно к чему, наконец, сообразил подставить стул к шкафу и забраться на него. Он схватил его за деревянные ножки и достаточно громко проволок его по полу. Оскард, нежившийся в постели, дёрнулся и перевернулся на другой бой.
        Стоя на стуле, голем вытянул руку да достал до дверцы. Раскрыл её и увидел шоколадку. Потянулся, схватил заветную сладость. Опустив руку к мордочке, он заметил, что на тёмно-коричневой плитке, ухватившись лапками и клешнями, сидит крабик и грызёт её. Быстро стряхнув Работягу, голем слез со стула и откусил самый краешек.
        В этот же момент проснулся Оскард. Он открыл глаза и несколько секунд смотрел на Орешка, пока не понял, что тот собирается сожрать всю шоколадку целиком.
        - Выплюни! Выплюни, кому говорю?!  - кричал изобретатель, вскакивая с кровати.
        Он в три широких шага добрался до голема и последний момент выхватил шоколадку. Пасть голема звонко цокнула, но шоколадки не коснулась.
        - Ты как, блин, её нашёл?! Хулиган землезадый.
        - А-а-а!  - Орешек злобно проворчал в ответ и попытался вернуть свою сладость.
        - Тебя разорвёт, балбес,  - ответил Оскард и отошёл от голема подальше.
        Он рассмотрел шоколадку и по следам от укуса определил, что голем откусил совсем немного. Но на другом крае шоколадки изобретатель заметил отпечатки совсем иных зубов, словно грыз кто-то очень маленький. Крабик, который подбежал к ноге Оскарда очень быстро себя выдал. Его не меньше, чем большого собрата тянуло к шоколадке.
        Поймав бешеного крабика, Оскард закинул его в ведро и прикрыл той же железякой. После он начал следить за Орешком, а вернее за его реакцией. Изобретатель весьма быстро сообразил, что именно шоколад превратил послушного голема, практически без эмоционального болванчика, в агрессивного. Впрочем, эта хоть и верная догадка, так и оставила многие вопросы без ответа. Например, почему шоколад так сильно манил големов, почему они получают из него какое-то невероятно количество энергии.
        - Дружище, Орех, шоколад очень плохо на тебя влияет…
        Объяснил Оскард, отвернулся и слопал его так быстро, как только мог. Но Орешка это ничуть не смутило, он начал рваться в сторону изобретателя и даже старался ухватить его за живот. Сначала руками, а затем и зубастой пастью.
        - Не догонишь, не догонишь,  - гоготал Оскард и убегал от голема.
        Он очень радовался тому, что играет в догонялки с настоящим магическим существом. Вот только забава длилась не долго. Первый звоночек - это поведение крабиков. Они начали носиться в ведре и стучать по стенкам маленькими клешнями. Вскоре звук стал напоминать кипящую воду в накрытой крышкой кастрюле. Но Оскард не придал этому большого значения, он только выяснил, что все геосоздания реагировали на шоколад одинаково. Они просто хотел его заполучить, словно зависимые…
        Голем все продолжал гоняться за изобретателем, пока тот не споткнулся об одну из груд железного барахла, и не свалился на пол. Быстро среагировав на эту промашку, голем кинулся Оскарду в ноги и больно цапнул его за икру.
        - А-а-а! Охренел, грязедемон сраный!  - выругался укушенный и лягнул обидчика пяткой прямо по морде.
        - Аргх…  - прорычал Орешек, но отпустил.
        - Значит так, это уже не шутки.
        Затем Оскард открыл дверцу чулана и с помощью стула заставил Орешка туда зайти. Закрыв дверцу, он подпёр её всё тем же стулом, а для надёжности поставил на него тяжеленный ящик с железяками.
        - Придёт Крис, будем разбираться…
        После он заглянул в ведро и увидел, что крабики ничуть не поутихли. Они, как свора бешеных насекомых, носились кругами и хватали маленькими клешнями всё, до чего только дотягивались. За это утро Оскард уяснил, что шоколаду в свинарнике больше нет места. Но тайна так и осталась нераскрыта.
        Немного успокоившись и прейдя в себя, Оскард наконец-то вспомнил про друга. И тут же ему стало не по себе. Вся ночь прошла и даже немного утра, а Крис до сих пор не явился. «Да его только носит» - думал изобретатель, а сам наделся на то, что друг всю ночь провёл с Эстой. Или хотя бы в каком-нибудь безопасном месте… Оскард лишь хотел, чтобы с другом не случилось ничего плохого.
        Решив не дожидаться, он перекусил и отправился прямо к Чёрному Омуту. Именно в том месте и было назначено свидание. Но ничего и никого там не обнаружив, Оскар вернулся домой подавленным. Однако, он надеялся на лучшее и решил просто отвлечься от дурных мыслей. Ему на глаза попался сначала тупой чуть заржавевший стилет, а затем и точильный круг.
        Взяв ножик в руки, он отыскал в одном из шкафов пробирку с какой-то мутной жидкостью. Смочил ей тряпку, затем протёр стилет, стараясь сделать это максимально тщательно. В итоге оружие сменило грязно серый с прожилками ржавчины цвет на ярко-серебристый. Настолько, что в нём чуть ли не собственное отражение можно было разглядеть. После изобретатель резанул им доску. Результат его не порадовал, а, значит, пора взяться за точильный круг.
        Приставив к нему стул, Оскард упёр ногу в специальную педаль. Нажимая её, он заставлял вращаться самую большую шестерёнку, совмещённую с тяжёлым железным кругом - маховиком. Механизм позволял передавать крутящий момент, не требуя от человека огромных усилий. То есть, поймав правильную частоту нажатий и методично раскручивая маховик, изобретатель заставлял точильный круг вращаться очень быстро.
        Происходило это из-за принципов работы зубчатой передачи и тяжёлого маховика, который накапливал инерцию и не позволял кругу застопориться при работе. Также ведущая шестерёнка имела в четыре раза больше зубчиков, чем ведомая, из-за этого меньшая вращалась значительно быстрее. Именно она и соединялась с осью, на который был закреплён сам точильный круг. Шестерёнки в купе с маховиком позволяли воспользоваться устройством человеку любой комплектации. Оскард, разумеется, прекрасно понимал, как работал точильный круг, ведь он сам его и собрал, пусть и не изобрёл. Впрочем, это не мешало ему восхищался находчивости людей, создателей изобретения.
        Надев толстые зимние варежки, он принялся давить на педаль, раскручивая маховик, и точить стилет. Конечно, из-за трения железо нагревалось, поэтому-то изобретатель и воспользовался варежками. Закончив заточку лезвия, он положил стилет на стол и решил, что пора бы подготовиться к суду.
        Нужно написать заявление, обрисовать в нём ситуацию и место происшествия. Указать пострадавших, обвиняемых, доказательства в ту или иную пользу, желаемое решение суда и всё очень подробно расписать. Ко всему прочему, нужно ещё и подготовить несколько экземпляров, различие в которых не должно превышать, известный только самом богу демократии, процент. Возиться со всем этим придётся долго. Но Оскарда не пугали трудности, он достал с полки листы бумаги и вынул из жилетки свою не перьевую чудо-ручку.
        Спустя два с лишним часа, за которые изобретатель успел подготовить три экземпляра, дверь свинарника открылась. На пороге появился Крис, не самого свежего вида, но с улыбкой на лице.

        Глава 1

        Раскрыв дверь свинарника, я обнаружил Оскарда за работой над какими-то бумагами, занимавшими весь стол. Взглянув на меня, он искренне обрадовался и сразу же обескуражил меня своими словами.
        - Если ты скажешь, что провёл ночь не с Эстой, то… то… я тебе поколочу вон тем дрыном!
        Он рассмеялся и принялся меня разглядывать, должно быть я выглядел не очень свежо.
        - Знал бы ты сколько всего произошло!
        Затем я вынул из кармана мешочек, тот, что мне дала Джулия, и пафосно швырнул его на стол. Монеты так приятно для уха прозвенели, ударяясь друг о друга. Через секунду рядом бухнулся ещё и тот мешочек, что я брал на свидание.
        - Ты где денег-то набрал?  - широко раскрыв глаза, он, очевидно, очень удивился.
        - Ну, обо всём подпорядку…
        Я пересказал Оскарду все события вчерашнего дня. Начиная с того, как хитростью заставил здоровяка с женой освободить хорошее местечко (на этом моменте мы знатно похохотали, друг похвалил меня за эрудицию, но поворчал из-за сломанного пальца), а закончил тем, как мне в спину прилетел мешочек с деньгами. Рассказывая историю, я попутно отвечал на все вопросы. Местами я останавливался, и мы обсуждали особенно важное.
        Например, Оскарду жутко не верилось, что характер Эсты мог так координатной измениться. Впрочем, он был рад тому, что свидание прошло почти гладко. Узнав про каменного голема с магическими печатями в подвале, он чуть со стула не вскочил. Когда я начал говорить ещё и про реакцию гиганта на вино, то Оскард не дал мне закончить, вместо этого сам затараторил, как базарная бабка.
        В результате долгих обсуждений мы узнали, что шоколад и вино вызывают в големах примерно одинаковую реакцию. Чего-то общего между виноградным алкоголем и сладостью мы не нашли. Пока просто решили, что лучше держать геосозданий подальше от этих, как мы стали их называть, «големских опиумов».
        Затем я подробнее рассказал про магические печати на теле каменного гиганта, про то, что стащил горстку земли, которая раньше была големом. Оскард быстренько подобрал стеклянную банку, и я ссыпал её из кармана. Выслушав мою версию, он согласился с тем, что голема скорее всего создал другой геомаг. Но наперекор моему мнению, посоветовал не пытаться его искать. Друг думал, что раз таинственный незнакомец что-то не поделил с самим Цуром Локом, то он не шибко обрадуется, если к нему в ученики будет набиваться какой-то мальчишка. Впрочем, он всё равно посоветовал показать эту землю владелице лавки. Возможно, она и скажет, где могут располагаться светлые каменистые почвы.
        А узнав, как я получил деньги, Оскард только похвалил меня. Сказал что-то вроде: «всего-то и стоило подстричься и приодеться, как девки сами на шею вешаться начали…» Однако, когда я напомнил, что это ещё и дочь Лока, то он лишь взгрустнул и посоветовал не рисковать. В общем-то мне и сам Лок дал это ясно понять. Правда этот запрет меня мало волновал, ведь мне нравилась только Эста, а не та рыжеволосая бестия. Хотя она бы, наверное, хорошо спелась с Оскардом, больно их характеры похожи.
        Ближе к концу нашей беседы я решил поделиться и печальной новостью. Рассказал другу, что из-за ампутации моя маги ослабла, что потребуется какое-то время на восстановление способностей. Но, рассказал я ему не обо всех деталях, пусть лучше не знает, что я и понятия не имею, как восстанавливать разорванный канал и утерянный узел… Затем я снял протез и передал его. Оскард стянул с механической руки перчатку и ужаснулся.
        - Знаешь, Крис, я его лучше выкину и сделаю новый. Кстати, твоя Эста случайно не сможет руку наколдовать.
        - Неа, она пока не умеет,  - объяснил я.
        Затем мы пообедали. В этот раз Оскард приготовил яичницу. По вкусу яйца не отличались от обычных куриных, но и уточнять кто их снёс, я не стал. Не хотелось лишний раз портить аппетит, вдруг это всё же не они. На этот раз обошлось без дрянного томатного сока. Вместо него мы пили простую чистую воду, судя по всему, из общественного колодца.
        - Ну, Крис, похрумкали. Теперь пора к суду готовиться,  - вытирая руку, сказал Оскард.
        - Так вот с чем ты тут возился.
        - Ага, но это только три не самых готовых экземпляра. Думаю, десяти будет достаточно.
        - Наверное, я никогда не участвовал в судах. А ты?
        - О-о-о, друг мой, я на этом деле собаку съел. Судился правда только за изобретательское право.
        - Много дел выиграл?
        - Опустим этот момент,  - отведя глаза в сторону, ответил Оскард.
        Его реакцию было сложно трактовать как-то иначе. Но я всё же решил спросить.
        - Так сколько?
        - Да нисколько, блин. Ты знаешь, как сложно доказать, что изобретение именно твоё? Вот мне ни разу не удалось, иначе я бы уже был богат. А так моими, некоторыми более-менее удачными, штуками пользуются очень многие, а я с этого нихренашеньки не имею. Ни славы, ни денег! Ни хотя бы поклонников…
        - У тебя же наверняка были чертежи, первые модельки. Что за суд такой?
        - Конечно! Всё дело в судье - тупоголовом идиоте, которому на все это плевать. Он просто не верил, что настолько молодой парень вообще мог что-то изобрести. В итоге я просто перестал обращаться в суд после того, как очередная штуковина уходила в народ. Последним такой была заводная игрушка, теперь все дети хотят такие…
        - Печально. Думаешь в несправедливом суде, где правит закостенелость мышления, мы сможем засудить толстяка?
        - Красиво сказано… Попытаться стоит, у нас же и улики есть. Кстати, про толстяка. Ты случайно не знаешь его имени?
        - Нет. Но его недавно сажали в темницу, его можно легко выяснить у стражи.
        - Ладно. Лучше, конечно, пустых мест в документах не оставлять, но имя можно и потом вписать. А сейчас я тебе все растолкую.
        Оскард положил передо мной лист и начал читать вслух, вместе с тем всё объясняя. Сначала он написал заявления от моего имени. Из которого следовало, что я требую провести разбирательство по факту поджога моего дома. Затем он очень подробно описал всю ситуацию. О том, что в момент поджога владельца дома, ну то есть меня, не было на месте. О том, как мы вообще узнали о случившемся. Мы - это сторона обвинения. Я - пострадавший, Оскард - помощник с моей стороны.
        Затем он очень сухо, но максимально понятно описал и место преступления. Из-за того, что дом не стоял ни на одной из улиц, Оскард так и указал: дом на лугу вблизи улицы Сермента. Затем нужно было чиркнуть пару слов про свидетелей, но таких не нашлось, Оскарду пришлось пропустить столь важный пункт. Как я узнал от него, дожидаясь меня с лесного ручья, он опросил очень многих людей, которые жили на окраине. Но никто никакого поджигателя или просто подозрительного человека не видел. Многие лишь наблюдали, огромный яркий огонь, появившийся посреди глубокой ночи.
        Следующий пунктом нужно было обозначить пострадавших. Тут никаких проблем не возникло, Оскард просто написал мои имя и фамилию, указал возраст и дал краткое описание. Перечитав это, я ни с чем спорить не стал, всё соответствовало действительности. Может быть он чуть меня приукрасил.
        Затем следовала часть с обвиняемыми. Мы с Оскардом даже не сомневались, что наш подозреваемый и есть настоящий преступник. Во-первых, улики - большой кастет и гипсовый отпечаток ботинка, которые уже говорили о многом, во-вторых, мотив. Мы определили его не иначе, как месть за случившееся на площади. Оскард настаивал на том, чтобы мы записали и эту ситуацию со всеми подробностями. Но уже под мою диктовку, благо он оставил место на всех экземплярах. Ещё он сказал, что эта очень важная часть, потому что она поможет судье и присяжным понять и оценить мотив преступления на достоверность. Хорошо ещё, что случившееся на площади тоже сыграло в мою пользу.
        В предпоследний пункт было нужно записать все доказательства. Оскард описал большой железный кастет, с явным указанием на то, что для моей небольшой руки тот слишком великоват. Затем он описал и след от башмака предполагаемого преступника. Максимально прозрачно объяснил почему именно этот след и принадлежал толстяку. Рассказал и о месте его нахождения. А в конце очень доходчиво объяснил, каким способом он получил гипсовый отпечаток этого следа и почему нельзя было просто показать его людям, когда тот ещё оставался на земле.
        И, наконец, завершающая часть, которая осталась незаполненной. Оскард ждал меня, чтобы посовещаться и уже после решить, что мы будем требовать от суда.
        - Я думаю нам просто нужны деньги, чтобы заняться золотодобычей.
        - Ты чертовски прав, а отомстить уроды не хочешь? Всё таки твой дом спалил, я бы такое не простил,  - сказал Оскард, почёсывая рыжие бакенбарды.
        - Плевать на толстого дурня, его жизнь наказала… Дом уже не вернуть.
        - Понял. Но, знаешь не стоит в документах про золотодобычу распространяться. Напишем-ка мы лучше, что деньги нужны на новый дом или съёмную комнату.
        - Почему так?
        - Ты хочешь выиграть суд? Тогда нужно сыграть на присяжных, да и потом мы ведь и не обманываем.
        Затем он мне несколько минут объяснял почему мы не обманываем. В итоге мы пришли к тому, что на возможно выигранные деньги закупимся оборудованием, затем добудем много золота. И уже с его продажи купим дом или снимем комнаты… В общем-то да, обманом это назвать сложно…
        - Кстати, Крис ты уж прости мою любознательность, но расскажи про первый пожар. Это может нам как-то помочь,  - доброжелательно попросил Оскард и отложил свою чудо-ручку.
        - Думаешь? Ну, хорошо. Я тогда был совсем ребёнком. Именно в тот день меня впервые отпустили порыбачить одного. Я поймал большого усача и побежал домой, чтобы похвастаться… Но… В общем, когда я дошёл до дома, то увидел только, как его тушили. Кругом бегали какие-то люди, стражи, пожарные. Ко мне подбежал староста, у него тогда ещё бороды не было и всё рассказал. Вот так я и узнал, что остался без родителей. Хирульд даже не позволили мне на них взглянуть в последний раз…
        - Незачем ребёнку такое видеть.
        - Наверное… Их похоронили, а едва уцелевший дом перешёл мне. Я вообще только недавно понял, что такого быть не могло в принципе.
        - Конечно, тебе тогда и четырнадцати лет не было?
        - Ага.
        - Думаю, это староста поворошил документы и помог тебе.
        - И мне так кажется, он мне ещё и денег дал. Если бы не они, то я бы умер с голоду или не пережил самую первую зиму. Но в какой-то момент они закончились… Долгая история, это уже всё прошлом. Но доброту Хирульда я не забуду никогда.
        - Конечно,  - друг хлопнул меня по плечу,  - теперь-то перед тобой открыты все двери!
        - Это точно.
        - А пока ты не прихлопнул нос, нужно сделать ещё экземпляров.
        - Да, давай.
        - Вот это будет наш образец,  - Оскард указал на тот лист, что мы заполняли вместе,  - нужно переписать всё слово в слово. Чудо-ручка у меня всего одна. Попишешь пером?
        - Да,  - по правде сказать, только такими мне и доводилось писать.

* * *

        Рука разрывалась от боли, давно я так много не писал. Ладно бы ещё просто чиркать на что-то на листочке, так нет же. Надо было, постараться сделать так, чтобы все экземпляры были максимально схожими. Даже, чёрт побери, почерком и силой нажатия.
        Не за долго до того, как мы закончили с бумагами крабики в ведре стихли. Оскард предположил, что шоколадка в нём переварилась и больше геосоздания не могли её чувствовать. Я хотел выпустить Орешка из «темницы», но друг не позволил. Сказал, что я буду только лишний раз отвлекаться.
        Все экземпляры мы подготовили ближе к вечеру. Затем я встал и открыл чулан. Оттуда вышел совершенно спокойный голем, осмотрел меня и уселся на доски. Агрессии я в нём не заметил, вёл он себя, как обычно.
        - Ой, смотрите какой тихоня! Крис, видел бы ты, как он буянил пока тебя не было.
        - Ну и как же?
        - Смотри.
        Оскард поставил ногу на табуретку и задрал штанину. След от укуса вполне хорошо просматривался: округлая фигура с точками из запёкшейся крови.
        - Неплохо он тебя покусал, но сейчас-то Орешек ведёт себя хорошо,  - попытался я оправдать своё детище.
        - Ты не подумай, я же понимаю, что это всё шоколад… Кстати о големах! Я же придумал для нашего дружка трудовые перчатки.
        - Что-что?
        Следующие несколько минут Оскард рассказывал мне о том, как они будут работать. Как позволят сэкономить на инструментах и сколько времени помогут выиграть. Потом начал описывать, как он планирует их собирать. Не самая интересная «история», я едва сдерживал зевоту. А потом поймал себя на мысли, что точно также себя могли чувствовать те мужики-работяги, которым я рассказывал что-то интересное. Конечно, интересное только для меня… В общем, поняв это, я стал вслушиваться в слова друга и пытаться заинтересоваться. По крайней мере, думаю, мне удалось изобразить вдумчивое лицо.
        Оскард как раз перешёл к той части, где он жаловался на сложную жизнь изобретателя. Как выяснилось, чтобы сделать трудовые перчатки, нужен кузнец или сам горн, а лучше целая кузница. Да, Оскард кое-что умел, вот только не имел в своём распоряжение необходимых вещей. Всё, что у него было в его свинарнике это печка на дровах, точильный круг и целая груда разных мелких штуковин. Хах, теперь я примерно знаю, что подарить ему на день рождение.
        - Есть у меня ещё одна шальная мыслишка, но не знаю сможем ли мы такое провернуть…
        - Выкладывай, придумал что-то круче трудовых перчаток?  - спросил я.
        - Крис, скажу тебе честно. Это моя лучшая идея за долгие годы. Но всё зависит от твоего навыка лепить големов.
        - Интересно-интересно, продолжай.
        - Знаешь, что такое шестерёнки? Зубчатая передача?
        - Примерно представляю,  - когда-то я читал и об этом. Без большого интереса, правда.
        - Ты бы смог сделать голема с вращающейся шестерёнкой на руке? Или с зубчатым браслетом?
        - Не знаю, не пробовал.
        - Пробуй же! Ты только представь какие просторы перед нами раскроются. Големы с бурами на руке, с дисковыми лезвиями. А это только самое очевидно… Вообще что угодно можно присобачить к шестерёнке!
        - Это же может пригодиться в золотодобыче,  - сообразил я.
        - Вот именно!  - воскликнул Оскард,  - если мы сможем приделать к Орешку какой-нибудь механизм, и он станет работать на зубчатой передаче, то… то я съем свою шляпу. Это промежду прочим телячья кожа, дорогая вещица.
        - Хм…  - я задумался. Про себя уже посмеивался, представляя, как друг будет уплетать шляпу за обе щеки.
        Но настроение мне подняла и хорошенько так взбодрила его идея. Для меня это новый вызов: смогу или нет? А сама мысль превратить големов в источник энергии для механизмов напомнила мне изобретение колеса. Вроде бы сделать голему вращающуюся шестерёнку или зубчатый браслет простейшая идея, ничего сверх сложного. Но, тем не менее, я никогда раньше о таком не слышал и не читал, уж те более не думал сам.
        Интересные люди эти изобретатели, открывают, казалось бы, очевиднейшие вещи, вот только они становятся таковыми уже постфактум. Наверное, поэтому все так и недооценивают их труд. Всем ведь кажется: «о, да такую ерунду бы и моя собака выдумала…»
        Наверное, такие люди забывают о том, сколько веков существовал человечески род без умения добывать огонь, пользоваться колёсами. И вообще я в одной из книг вычитал, что раньше люди даже общего языка не имели: общались звуками с разными интонациями. Поэтому, я оценил весь изобретательский талант Оскарда по достоинству. Встал со стула и произнёс:
        - Согласен, я попытаюсь. Мысль очень стоящая.
        Увидев, что я встал он тоже поднялся на ноги и протянул мне руку.
        - Шикарно, Крис. Запомни этот день, как тот, когда мы изобрели себе путь к мечте!
        - Научишь меня как-нибудь так красиво говорить,  - я хитро улыбнулся и отпустил руку.
        - Если Орешек будет себя хорошо вести,  - отшутился Оскард.
        Мы снова сели по местам. Уже давно стемнело, скоро мы должны были ложиться спать. Но Оскард решил показать мне все улики, чтобы я заранее ознакомился с ними и не накосячил в суде. Первым делом он достал из-под доски в полку кастет. Передал его мне и велел хорошенько осмотреть, затем померить.
        - Великоват,  - подвёл итоги я,  - и вообще мой отец таким не пользовался. Он был простым крестьянином, а не разбойником.
        - Вот это всё в суде и расскажешь,  - улыбнулся друг, забрал кастет и спрятал обратно.
        - Легко.
        - Теперь я покажу тебе отпечаток, сравним его с нашими башмаками.
        Спустя несколько минут танцев вокруг ящика с гипсовой формой, мы пришли к выводу, что такой след действительно мог оставить только очень толстый человек, с большими ступнями. По правде говоря, я это не считал каким-то неопровержимым доказательством. Оставить след мог кто угодно. Высказался об этом другу и тот сыпанул на гипсовую форму чуть чёрной сажи. После этого мы отчётливо увидели следы от протекторов. Оскард сказал, что это и есть наш козырь.
        Он объяснил мне, что сапожники в нашем и ближайшем городе крайне редко делают одинаковую обувь. А, значит, отпечаток в гипсе вполне можно использовать, как доказательство. Остаётся только надеется, что тот толстый дурень придёт в нужных ботинках. Впрочем, если потребует суд, то ему придётся принести и все остальные.
        Разобравшись со всеми уликами, мы обменялись ещё парочкой не шибко важных фраз и улеглись по кроватям. Оскард, но свою скрипучую, а я в другом конце комнаты. Орешек, когда выбирал себе место для ночного бездействия обосновался рядом со мной. Бедняга, ему всё ночь пялиться в потолок. Да, големы никогда не спят, они, как рыбы. Сидят на одном месте, с открытыми глазами. Никогда об этом не задумывался, но было бы здорово научить Орешка спать, особенно если это позволит ему подкапливать энергию.
        - Спокойно, Оскард,  - шепнул я.
        - И тебя чтоб волчок не укусил за бочок,  - буркнул он и очень скоро захрапел.

        Глава 2

        Утром я проснулся. Не открывая глаз, понял, что солнце уже светит в не большое окно у потолка. Щека и часть шеи так приятно нагревались в утренних лучах, сразу как-то хороша стало. Вставать с постели совсем не хотелось, ещё и левая рука начала побаливать, особенно в тем местах, где натёр тот дурацкий протез. Хорошо, что теперь он в груде хлама, там ем самое место. Стало очень жарко, я стянул одеяло пониже.
        Валялся в постели и думал ни о чём. В голову шли самые разные мысли. То я представлял, как собрал команду голем, Оскард вооружил их различными чудными механизмами, и мы отправились разграблять золотоносные породы. То, как я нашёл мастера кузнеца и тот сковал для меня магический протез… Образы сменялись и кружились в голове, словно листья, попавшие в ураган.
        Затем я подумал о еде. Шоколаде и вине. Мне вспомнилась реакция големов на эти «опиумы». Я всё пытался понять, что же в них может быть такого, что даже каменный гигант, напившись вина, начал дрожать. Чёрт! В подземелье Лока же хренова куча ящиков с вином. Голем их наверняка почувствует, попытается вырваться. Интересно, оковы его удержат?
        Сказать честно, я вовсе не горел желанием помогать лично Локу. Его я уважал только, как мужика, любящего своё дело и готово работать чуть ли не круглосуточно. Но его отношения к людям, мягко говоря, бесило меня. Впрочем, немного подумав, я понял, что в случае чего пострадает не только он или его прибыль.
        Допустим каменный гигант порвёт цепи, разломает болты, разнесёт замки. После сдадутся толстенные скобы, если, конечно, болты к тому времени уцелеют. Что он будет делать дальше? Кинется к вину, начнёт крушить ящики и опустошать бутылки. Хотя, это ведь голем, может станет жрать вино вместе с бутылками. Не суть важно. Затем, когда энергия переполнит его выше всяких пределов, он начнёт вести себя неадекватно.
        Только сейчас я понял, что это очень похоже на одичание. С одним лишь отличием, когда голем становится диким он обычно испытывает нехватку в еде и соответственно «усталость». Каменный гигант, переполненный энергией, наверное, станет крушить всё вокруг, лишь бы дать её избыткам выход наружу. Может быть потом он доберётся до железной двери и протаранит её. Окажется в мастерской, где много мужиков… Затем выбежит на улицу, и чёрт его знает, что будет делать. Побежит в лес? А может в соседний домик, где какая-нибудь семья собралась за столом? Ну уж нет! Я должен предупредить Лока, пока не стало слишком поздно.
        Сон, после таких мыслей, а особенно ярких картин разрушений, как рукой сняло. Я встал с постели и увидел, как Орешек подошёл к столу. Протянул руки к кучке болтиков и гаек. Взял несколько из них, а затем направился к кровати Оскарда. Наблюдая за големом, я не сразу заметил, что тот успел перенести на одеяло друга уже целую кучу маленьких железок. А, когда я понял это, то меня пробрал смех. Это он его так укрыть решил? Хах.
        И правда, кто бы мог подумать, что голем решит так подшутить над мои другом. Я же его ещё не наделил достаточным разумом, для творческого мышления. Он мыслить-то ещё толком не умеет, а уже такое вытворяет. Наверное, интеллект в нём начал развиваться сам. Или это влияние шоколадки. Не знаю… Но смеялся я всё громче. Услышав звонкий гогот, Оскард проснулся и повернулся в мою сторону. В момент его переворота железки зазвенели и начали валиться с кровати.
        Оскард увидел, что весь усыпан болтиками, гайками, пружинками и всем остальным дико удивился.
        - Что за?! Крис…  - начал он, но осёкся. Увидел Орешка, который стоял у ног и держал горстку гаек,  - вот я тебя щас, землетряс сутулый!  - воскликнул он.
        - А-а-а!  - пискнул, Орешек. Выронил всю горсть железок и побежал ко мне.
        Я впервые видел напуганного голема. Тем более не ожидал такого от Орешка, который на пару с Апельсином(земля ему дом) бился с медведем. Как его вообще мог испугать человек?
        - Крис, я его налуплю маленько, ты не мешай,  - одеваясь, объяснял мне друг.
        Он поглядывал на голема, который нашёл спасение за моей спиной, как на предателя всего человеческого рода.
        - Оскард, это что новое! Големы себя так не ведут, не трогай его. Нужно наоборот изучить…
        - В каком смысле новое?  - застёгивая пуговицы на жилетке спросил он.
        - Орешек должен быть просто болванчиком. Уметь выполнять приказы, не больше. А он, ты сам видишь, что вытворил. Думаю, что шоколад помог ему в развитие. Если не так, то плохой из меня маг…
        - Ладно-ладно, ты умеешь заинтересовать. Орешка я прощу, если он соберёт беспорядок,  - ухмыльнулся Оскард.
        - Угу,  - кивнул я и посмотрел на голема.
        Казалось, что тот понимал каждое наше слово. Орешек смиренно опустил голову и направился к выдвижной (друг любил говорить: «выскакиваемой». Хех) кровати и начал собирать железяки.
        - Офигеть,  - только и вылетело из меня,  - я его ещё не всем словам обучил… А он вину чувствует. Оскард, ты только представь голем чувствует себя виноватым. Неслыханно!
        - Насколько это круто?  - почёсывая затылок, спросил он.
        - Впервые такое вижу,  - ответил я.
        - Пусть с нами пообедает тогда,  - предложил друг и смотался на рынок.
        Орешек прибирался и складывал детальки на стол. Тем временем я заметил блестящий ножик на шкафу. Достал его и поразился, увидел своё размытое отражение. Потом рассмотрел ручку, две «шишечки» и понял, что это мой стилет. Мой старый, ржавый, тупой и кривой стилет преобразился до неузнаваемости. Оскард умеет порадовать.
        Затем я отложил его и решил проведать крабиков. Открыл ведро, они спокойно сидели на месте и ничего не делали. Но один как-то выделялся на общем фоне. Я достал его и увидел маленький железный рюкзачок. Клянусь, я ничего милее за последние месяцы не видел. Рассмотрев ящичек получше, я увидел дверку и открыл её. Там даже пружинка имелась.
        - С этим парнем мои големы точно станут самыми лучшими,  - совсем не стесняясь, проговорил я вслух.
        - Ага,  - кивнул Орешек, продолжая убираться.
        Ну нет! Такого точно быть не может. Голем понимает некоторые слова, умеет выполнять команды, но вести диалог он не может. Я сильно задумался над тем, не сон ли всё это. Ущипнул себя и понял, что - нет.
        - Орешек, ты разговаривать умеешь?
        - Ага,  - снова ответил он.
        Это вообще как?!
        - Орешек, скажи что-нибудь.
        - Угу,  - он кивнул.
        Так, интересно…
        - Орешек, тебе здесь нравится?
        - Ога…
        Кажется, я понял. Он просто отвечал согласием и кивал на любую фразу, которая не требовала от него что-то сделать. Я убедился в свих догадках через следующие несколько минут «допроса». Что это мне дало? Да хотя бы то, что я успокоился. Голем не умел вести диалог, но как-то научился изображать согласие и угукать. Наверное, просто повторял за кем-то из нас. Пока я понял только одно, разум Орешка начал прогрессировать, пусть и медленно. Но важнее, что без моего вмешательства.
        Пока не вернулся друг, я решил время зря не терять. Почитать вместо этого книгу про золотодобычу.

* * *

        Дверь свинарника открылась и зашёл Оскард с большой кастрюлей.
        - Сегодня в меню гречка с грибами.
        - Наконец-то нормальная еда,  - высказался я.
        Он пригласил меня и даже Орешка за стол. Я уселся на стуле, голем занял табуретку и сложил руки на колени. Какой культурный, забавно. Затем Оскард поставил кастрюлю в центре стола и открыл крышку. Как оказалась под грибами он подразумевал нечто другое… Плесень! Хренов юморист, притащил гречку с самой настоящей плесенью.
        - По-твоему это съедобно? Отравиться не боишься?
        - Сейчас проверим,  - суда по выражении лица, своя шутка показалось ему жутко смешной.
        Пока мы с големом скучали за столом, Оскар достал из шкафа две тарелки - одну себе, вторую мне. Голему он положил деревянную дощечку. Сел за стол и ткнул трезубой вилкой в плесень, затем стряхнул её на деревяшку. Но в кастрюле осталась ещё много бледно-зеленоватого «пуха». Друг тыкал его вилкой, доставал вместе с испортившейся гречкой и вываливал перед Орешком. Тот сидел и с любопытством наблюдал. Ещё бы, такого деликатеса ему ещё не подавали.
        - Ну всё, приятного аппетита, господа,  - произнёс Оскард, ссыпал себе гречки и начал лопать.
        Орешек, хватая руками и запихивая в рот, поедал плесень с не меньшим аппетитом. Иногда заедал её крошками гречки, которые липли к каменным и земляным пальцам. Один я ел через силу и пытался сдержать рвотный порыв.
        - Оскард, у нас же уже есть деньги! Может будет нормальную еду покупать?
        - Нет, сначала мы добудем золото, а пока каждый акш на счету,  - отрезал он. Протёр тарелку и убрал в шкаф.  - Сейчас я пойду сдавать документы. Боюсь меня не будет долго… Ты займись-ка делом.
        - Хорошо,  - ответил я.
        Оскард снова ушёл. А я сидел и пялился на гречку, словно это гора свежего навоза. Через силу, спустя несколько мучительных минут я, наконец, одолел свою порцию. Да, этот вкус будет ещё долго меня преследовать. Впрочем, в «Чёрном Замке» я ел и не такое.
        Потом я бросил горстку гречки в ведро, чтобы накормить крабиков. Орешек к тому времени доел свой деликатес и попытался отряхнуть досточку. Похвально. Наверное, многие домохозяйки мечтают о болванчике, который бы делал всю работу по дому и не просил за это денег…
        Голем отошёл от стола и уселся в уголке. Он просто рассматривал узоры на досках и больше ничего не делал. Я попытался придумать полезное занятие. Почитать всё же можно и вечером. А сейчас попробую-ка я восстановить узел, или хотя бы перекрыть разорванный канал.
        - А нет, самое время предупредить Лока!  - хорошо, что я вообще об этом вспомнил.
        Оделся поприличней, поправил причёску и отправился в мебельную мастерскую. Орешка оставил за главного. Главного по чуланам, мало ли, что он может учудить в наше отсутствие.

* * *

        Я вернулся из мебельной мастерской с чувством выполненного долга.
        Там меня встретил зам, культурный мужик в дорогих шмотках. Сначала он и выслушать меня не желал, настоятельно рекомендовал поскорее убраться и вообще забыть о том, что я видел в подземелье. Намекал, что Лок не любит болтливых и легко затыкает им рот. Когда я рассказал ему о цели моего визита, он понял, что я ничего не требую, а хочу помочь. После попросил меня рассказать всё в мельчайших подробностях. Именно это я и сделал.
        В итоге зам с изумлением слушал о реакции големов на вино и шоколад. Судя по выражению его лица, человек явно побаивался каменного гиганта… Хотя, быть может, гнев Лока пугал его ещё больше. Выслушав меня до конца, он пообещал, что передаст каждое слово Локу. Но я не собирался уходить, настаивал на том, чтобы вино убрали прямо сейчас и как можно дальше. Зам лишь ответил, что это не в его компетенции и добавил что-то вроде: «Цур Лок в гневе страшнее любого голема».
        Авторитетом у работников Лок пользовался знатным - настоящий диктатор. В случае чего будет сложно переубедить его людей. Я попрощался с замом, тот даже поблагодарил меня за полезные сведенья и дал свой собственный мешочек с табаком. Нет, я не курил, но решил не отказываться от подарка, может Оскарду пригодится.
        Очень скоро я вернулся в свинарник. Обливаясь потом, я повесил пальто на гвоздь в стене, выпустил Орешка из чулана. Голем уселся на пол, кажется, он совсем не злился из-за своего недолгого заточения. Убедившись, что он не начал, как бы сказал Оскард,  - буянить, я сел на стул. Вот теперь точно можно заняться меридианами, каналами, узлами, духовным единением с хрен его знает чем…
        Я путался в этой терминологии, ведь никогда не читал научные труды про магию, тем более про обучение. А все эти заумные, но не совсем понятные словечки брал откуда придётся. Наверняка существуют какие-нибудь учебники, где всё называется иначе, намного яснее и проще. Их у меня нет, буду работать с тем, что есть.
        Комфортная обстановка, без раздражающих шумов. Идеальный момент, чтобы поэкспериментировать с магией. Ни орущего Лока, который мешал сосредоточиться, ни Эсты перед которой не очень-то хотелось упасть в грязь лицом. Только я и моя магия. Поставил перед собой банку с не совсем привычной землёй и выдохнул.
        Не открывая крышки, я начал представлять обычные коричневые паттерны. Ниточки сжимались и растягивались, на них выстраивались клубки и соединялись между собой жгутиками. Всё вроде бы шло хорошо. Затем я начал направлять магические потоки в правую руку. По крайней мере, именно этого я пытался добиться. Правильной техники, разумеется, не знал, действовал чуть ли не наугад.
        После почувствовал, как поток побежал по обеим рукам. Чёрт! Пришлось продолжить, чтобы выяснить будет ли магия снова прорываться через разорванный канал. Спустя пару секунд земля в банке начала подрагивать, а левая рука загорелась болью. Я сразу выкинул из головы все чудо-узоры: так дело не пойдёт. Невозможно нормально использовать силу, когда одну из рук, словно капкан сжимает. А если это ещё и без того разрушенный канал выжигает? Просто жуть!
        Нужно предпринять что-то другое. Так, а если я попробую заблокировать канал правой руки и направить всю энергию в левую? Думаю, боли не избежать, но может получиться сформировать новый узел, или как его там в нормальной терминологии?.. Сознание так и кричит, что я иду вразрез с логикой, но я решаюсь сделать это.
        Представляю привычные чудо-узоры. Магия начинает формироваться в мозге и бежать дальше. Пытаюсь представить, что энергия льётся по левой части тела. Ничего не выходит… Магия вновь просачивается в обе руки, земля в банке снова начинает двигаться, а культ охватывает боль. Способ перенаправления потока в одну руку мне ничего не даст. Кроме жуткой боли. Есть у меня ещё одно предположение - может канал срастётся сам, когда рана на руке полностью затянется? На такую мысль меня подтолкнули бинты, которые снова пропитались свежей кровью. Впрочем, это покажет только время. Как придёт Оскард обязательно попрошу его помочь с перевязкой бинтов.
        Остаётся только два варианта. Закрыть полностью разорвавшийся канал, чтобы магия не просачивалась во вне или образовать на месте культи новый узел. Со второго, что логично, я и начну. Знать бы ещё какие нужно представлять паттерны, чтоб сформировать новый узел. Пробую представить маленькую полую сферу, в которую тянется магическая светящаяся ниточка. С её противоположной стороны находится круглое отверстие, через которое магия выходит наружу. Вроде бы я достаточно наглядно сформировал этот самый «преобразователь» в воображаемом пространстве. Затем мысленно перенёс его на место раны.
        Всё это я представлял следующие несколько минут. Воображал при этом ещё и серые бесформенные паттерны. Полотнище из серых клеток, на которых выстраивались бесцветные клубки, с маленькими фиолетовыми ниточками, которые не могли соединиться между собой.
        Именно такие чудо-узоры и позволяли генерировать, так называемую, бесплотную магию, которая сама по себе никуда не девалась, а держалась какое-то время в теле. Наконец, чувствую, что пора. Выбиваю бесцветные паттерны с помощью коричневых заплаток, которые скоро образуются в целое полотно. Магия земли побежала по каналам, чувствую характерный «порошок». Ещё спустя пару секунд поток добрался до кистей и…
        - Дерьмо! Проклятье!
        Жуткая боль пронзила рану. Чудо-узоры сами вылетели из головы, словно их и не было. Я снова облажался, ничего не получилось! Видно, сформировать новый узел не так уж и просто. Какие-то знания для этого точно нужны. Остался только один вариант, попытаюсь просто закрыть разорванный канал, чтобы магия шла по нему и возвращалась обратно. Надеюсь, что если получится, такое провернуть, то это будет не на всегда. А может тогда не стоит рисковать?
        Не зная что делать я взялся читать книгу про золотодобычу. Лучше уж познавать тонкости ремесла, нежели раз и навсегда закрыть канал в левой руке. Пережить ещё и магическую инвалидность, ну уж нет. Лучше я пока обойдусь вовсе без геомагии. А в будущем, решение может и само всплывёт.
        Прочитав всё, с чем уже был знаком я добрался до очень важной главы. В ней рассказывалось о том, как отличить золото от пирита. Оказалось, что пирит, так называемое «золото дураков» - это природный железный колчедан. Не очень понятно определение, но, думаю, если я овладею магией железа, то смогу вытаскивать эти лжезолотые песчинки из настоящего золота. Это неплохо упростит процесс промывки. Позволит сразу безошибочно определять: добываем мы золото или тратим время в пустую. Вот и появилась новая мотивация развивать магию железа. А я, зараза, даже просто нормально её использовать не могу.
        Читая дальше, я услышал глухие удары в дверь. Неужели Оскард разучился её открывать? Я не закрывался на ключ или шпингалет. Удары всё продолжались, я поднялся и подошёл к двери. Только гостей не хватало, блин.
        - Кто там?  - спросил я.
        - Рыжий дьявол, открывай давай,  - прохрипел явно нетрезвый мужик.
        - Его нет до…
        - А ты кто нахрен такой? И каво ты там делаешь? За дурака меня держишь?!
        И что мне ему отвечать? Пока он тарабанил дверь, я просто медленно и тихо задвинул шпингалет. Вот придёт Оскард, и будет понятно, что за гость к нам пожаловал. Сейчас я лишь отошёл от двери.
        - Э! Открывай эту треклятую дверь! Я стражу позову!
        Влип так влип. Почему Оскард меня не предупредил? Делать нечего, проблемы со стражей мне точно не нужны…
        - Открываю,  - крикнул я.

        Глава 3

        Стоп, стоп, стоп. Кому это я собрался открыть дверь? Ну знает он Оскарда, знает, что тот здесь живёт, дальше что? Если это какой-нибудь глуповатый грабитель? Как минимум пьяница в не самом добром расположение духа. Я не стану открывать неизвестно кому - двери чужого дома.
        - Я не открою, ждите Оскарда,  - проговорил я через дверь и сделал шаг назад.
        Услышал за спиной знакомую возню. Крабики в ведре снова стали «вариться», Орешек тоже как-то странно начал активничать. Это они так среагировали на пьяного мужика? Если да, то напился он совсем недавно. А ещё это значит, что пьяным лучше с големами не связываться, во всех смыслах.
        - Да ты внутри, осёл! Я пошёл за стражей!  - проорал мужик и начал топать по доскам, выложенным от брусчатки до двери.
        Зараза! И что я скажу страже? Хотя лучше подумать на тем, что скажет он. Мужик найдёт стражника и начнёт ему жаловаться, что его не пускают в чужой дом, пусть даже свинарник. Какая-то несусветная глупость, нет здесь и самой крохотной частички преступного замысла. Он наверняка блефует, не пойдёт ни за какой стражей, просто хочет меня выманить.
        Я на цыпочках подкрался к стене и попытался найти щель между досок. Вот Оскард, вот молодец, все щели хорошо законопатил! Видно, не сладко тут зимой приходится, хорошо хоть печь есть. Всё же мне повезло, и я нашёл небольшой просвет, увидел через него мужика. Тот стоял совсем неподалёку и смотрел на дверь. За стражей он идти точно не собирался, видно выжидал, что я открою дверь. Хотя, чёрт его знает, что может быть у пьяного на уме.
        Несколько минут мы ничего не делали. Недружелюбный гость всё стоял на месте и пялился на дверь, а я следил за ним. Вдруг крабики в ведре забегали ещё быстрее, «кипение» стало громче. Я только обернулся и увидел, как Орешек побежал в моём направление. Неужели алкоголь в мужике его так сильно манил?
        Я развернулся, чтобы поймать и остановить голема, но тот обошёл меня и врезался в стену. Именно в стену, а не дверь. Не думаю, что это промашка со стороны голема. Спустя мгновенье после удара он начал дёргать мой пальто. Его точно привлёк не мужик. Хотя тот услышал, что в доме началась возня и подошёл к двери.
        - Оскард, рыжая ты свинья! Опять полный дом баб собрал! Открывай, зараза…
        - Да что вам надо?!  - спросил я.
        Сам схватил Орешка за руки, чтобы тот не порвал пальто. Держать его было сложно, но я оправлялся.
        - У тебя каво с голосом? Ренту плоти, ну или пусть твоя подружка. Кха-кха!
        Будь Орешек повыше ростом, он бы тебе хорошенько заплатил, прямо в нос.
        - Так Оскард у вас снимает помещение?
        - У тебя с памятью проблемы? А-ну открыл! Заплати малёх больше, и я так и быть прощу твою дурость.
        - Минуточку…
        Деньги у меня есть, поверить в то, что Оскард снимает свинарник - запросто. Может тогда и не стоит мужика этого злить? Не очень-то хочется, чтобы нас с другом выселили. Но если я открою, то он увидит голема, а главное меня. А я, как известно, в изначальную сделку входить не мог, пусть даже в качестве гостя. Впрочем, и представления не имею о чём они договаривались.
        Чёрт с ним, открою и заплачу. Только нужно подготовиться. Я связал Орешка, благо верёвка болталась неподалёку. Затем поставил его в чулан и закрыл дверь. Хех, надеюсь он не выскочит и не начнёт кидаться на арендодателя. Потом я накрыл ведро и спрятал под стол.
        - Стражу звать, а?!
        - Открываю!
        Я дёрнул шпингалет и сразу отошёл в сторону.
        - Наконец-то!
        На порог шагнул обычного вида мужик, небритый слегка худой и хамоватый. Он сделал несколько шагов и сел на стул. Пахло от него точно не вином, а вся одежда была мятая, как и он сам. Помотала его жизнь.
        - Я гость Оскарда, сколько он платит в месяц?
        - Гость?!  - удивился мужик,  - так значит и баб никаких нет?..  - спросил он и, кажется, чуть расстроился.
        - Здесь я один. Так сколько?
        - Рыжий чертяка плотит шешдесят лонов в месяцок,  - ответил он и потёр большим пальцем о средний.
        - Я заплачу,  - ответив, я полез в карман за мешочком с деньгами.
        - Плоти-плоти, только сверху ещё двадцатник накинь, за выкрутасы!
        - Ладно,  - сквозь зуб процедил я.
        Вот крохобор! Мужик сидел и нетерпеливо ждал. Когда я, наконец, отсчитал нужную сумму он протянул руку и получил деньги. Уже всё должно было закончиться, но мы услышали возню крабиков, те, наверное, с ума в этом ведре сходили.
        - Я не пойму, у тебя под столом каша вариться или хренли?
        - Чего? Да вам показалось,  - я встал со стула с явным намёком, что собираюсь проводить его к выходу.
        А он всё не унимался. Наоборот, подошёл к столу и наклонился. Конечно, заметил ведро, накрытое тяжёлой железякой, и достал его. Ещё не хватало, чтобы он Работяг увидел, блин.
        - Там ничего такого нет.
        - Ща узнаем,  - сказал мужик и поставил ведро на стол.
        Затем он открыл его и очень удивился.
        - Вы дураки? Вам нравится есть раков? В реках усачи, лососи, форели… а этих только на наживку… ох и дурни вы.
        Пронесло, кажется, со зрением у мужика не очень хорошо. Он не заметил подвоха, ни железного ящичка, ни того, что крабы каменные. Мне же лучше, пусть теперь убирается.
        - Да, да. Вам вроде бы пора,  - я пошёл прямо к двери, нормальные люди сразу бы поняли «намёк».
        - А каво это ты меня гонишь? Не уважаешь?!
        Не успел я ничего ответить, как из шкафа донёсся грохот. Мужик его не просто услышал, он вздрогнул и обернулся.
        - Вот хитёр, припрятал такие одну бабёху! Ну ладно, мешать не буду, ты заплатил. А я пойду горло промочу.
        - Всего хорошего,  - ответил я с сарказмом, который пьяный человек заметить не смог.
        Вскоре он вышел на улицу, и я закрыл дверь. Мда, из моих двухсот восьмидесяти пяти лонов осталось только двести пять. Спустя пару минут после того, как мужик ушёл, я встал со стула и открыл чулан. Из него выбежал Орешек и побежал в сторону двери.
        - Ты чё?  - удивился я.
        Такой резвости от него я не ожидал. Мужик уже ушёл далеко, голем не мог чувствовать алкоголь внутри него, тем более пил тот совсем не вино. Как оказалось голем побежал не к двери, а к моему пальто, причём, второй раз. Значит, это точно не случайность. Но чем оно его могло привлечь?
        Опережаю Орешка, руки которого до сих пор связаны, и снимаю пальто с гвоздя. Отбегаю от голема, тот мчится за мной. Чёрт, в догонялки мы ещё не играли… Вот только непонятно, чем его могло привлечь пальто. Реакция один в один, как та на шоколад. Наверное, есть в этом пальто что-то эдакое.
        - Ну, конечно!  - воскликнул я, вспомнив про табак.
        Ещё с утра мне его подарил зам. После этого-то пальто и стало привлекать големов. Нужно от него поскорее избавиться. Картина и вправду комичная - я убегаю от связанного голема и роюсь в карманах… Наконец, нашёл мешочек с табаком. Поднёс его к носу, пах он отвратно, очень терпкий, но, надо признать, слегка сладковатый аромат. Не думаю, что человек добившийся высокой должности под началом самого Лока стал бы покупать дешёвый трети сортный табак, должно быть этот качественный. Ценители оценят, но мне сейчас нужно от него избавиться. По-хорошему бы продать его, но время не самое подходящее. Просто кинуть на улицу, тоже не вариант.
        Печка. Точно, у нас же есть печка. Если угли ещё совсем не остыли, то это лёгкий способ избавиться от табака. Я открыл железную дверцу кочергой, и понял, что мне повезло. Просто высыпал табак на угли и тот начал дымиться. Я побыстрее прикрыл дверцу, хотя пахло довольно вкусно. Я бы даже сказал, что в жизни не нюхал настолько ароматного дыма, словно сожгли какую-то сладость и её вкус можно ощущать не только языком, но и носом.
        Очень скоро Работяги в ведре успокоились, как и Орешек. Бедняга этот голем, вечно лишается свободы. Хотя, это ведь всего лишь геосоздание, не стоит забывать, что голем не равно человек. Он не способен испытывать чувства и думать, как человек. По крайней мере на нынешнем уровне развития. Но обманывать себя не могу - я привязался к этому карликовому земле-каменному человечку. Он, как домашний питомец, которого у меня никогда не было.
        Развязав его, я скормил ему крысы и покормил крабиков. Новыми острыми клешнями, те легко разделяли еду на кусочки. И тут я задумался. Мыслил о природе воображаемого пространства, где я выстраивал паттерны. Ещё и о том, как оно связано с реальностью. Обычно я всегда представлял полотно на всё место, которое только видел. Это позволяло использовать магическую силу по максимуму. Но я ещё никогда не пробовал представить чудо-узор, не на всю чёрную пустоту. Быть может половина паттерна и позволит мне задействовать лишь часть мозга для генерации магии.
        Может сработать, если за контроль над левой и правой рукой отвечают разные полушария. (Насколько мне известно, это вроде бы удалось доказать группе учённых-биомагов. А ещё интересней, что конечности, по их мнению, подчиняются, зеркально. То есть правая рука - левому полушарию и наоборот.)
        Время пробовать. Я снова уселся за стол и поставил перед собой банку с землёй. Положил руку возле неё и начал представлять очень знакомые коричневые ниточки и узелки. Делал это так, чтобы паттерны формировались только слева, а справа ничего не выстраивалось - оставалась лишь чёрная пустота. На самом деле чёрной она была лишь условно, пустота вообще не имела цвета, описать её было физически невозможно, я её просто не видел. Но ведь именно чёрный цвет ассоциируется с пустотой, собственно, так я для себя и обозначил это пространство.
        Чудо-узор полностью сформировался со всех сторон, кроме правой, он тянулся бесконечно долго в три направления. А справа обрывался лоскутками и торчащими переплетёнными жгутиками. Хоть бы эти кусочки паттернов не помешали мне - не направили магический поток в левую руку. Пробую, магия сгенерировалась и побежала по каналу. Земля в банке начала очень сильно дрожать, затем словно перемешиваться. Что самое важно - боль в левой руке совсем не ощущалась. Сработало? Нужно действовать дальше. Я генерирую ещё больше магии и снова отправляю её в правый канал. Земля в банке потихоньку начинает разрываться на кусочки, самые лёгкие тянутся вверх. Врезаются в крышку и начинают уплотняться.
        Если я хочу оторвать её от стола, то нужно больше магии. Левая рука до сих пор не отдаёт болью, лишь слегка ноет рана, но с магией это никак не связано. Уж слишком отличается покалывание от жгучей боли, которая разрывает скорее изнутри. Снова вижу паттерны, стараюсь натянуть ниточки посильнее и сжать узелки потуже, жгутики между ними всё уплотняются - магический поток становится насыщеннее. Стеклянная банка отрывается от стола.
        - Ай!
        Она опускается на стол. Руку снова пронзила жгучая боль. Не такая, как обычно, а пульсирующая. Словно магический поток пошёл по руке маленькими короткими отрезками, а не непрерывной нитью, как обычно. Должно быть часть чудо-узоров проникли на левую сторону и заполнили совсем немного чёрной пустоты. Нужно попытаться как-то разграничить её с той часть воображаемого пространства, где и должны выстраиваться паттерны. Проще сказать, чем сделать. Пока я точно знаю, что бесплотные паттерны не будут соединяться с любыми другими. Значит, можно попытаться представить их справа, в чёрной-чёрной пустоте. А слева, наоборот, рабочие.
        Вообразил для начала бесплотные. Конечно, снова ощутить эту ужасную боль не очень-то хочется. Интересно, а за формирование узоров тоже разные полушария отвечают? Эх, учебник бы… После я прогнал из головы лишние мысли, которые, к слову, оставляли свой след в воображаемом пространстве в виде белых мутных пятен, похожих на комки паутины. Начал формировать коричневые чудо узоры. На месте стыка с бесплотными, те начали разрушаться. В итоге магия в правой руке практически не ощущалась, вся уходила на внутреннею борьбу. Так дело не пойдёт, нужно и эти паттерны разграничить, иначе они начнут пожирать друг друга, а я буду тратить на этот «Уроборос» всю свою энергию.
        Проще всего их разграничить чудо-узором чертой. Так они не будут соприкасаться, а значит и ломаться друг об друга. Ещё я знаю, что чем больше паттерны отличаются по цвету, тем сильнее между ними происходит отторжение. Проще говоря, жёлтый будет отталкиваться от синего сильнее, чем от оранжевого. Но и тут есть проблемка, не все цвета я научился представлять, и тем более выстраивать из них крепкие конструкции. Мой выбор пал на жёлтый цвет.
        В итоге я представил что-то вроде молнии, которая разделила бесплотные и «земляные» паттерны.
        Осталось только сгенерировать побольше магии. По идее она должна формироваться лишь в левом полушарии, значит, и бежать только по каналу правой руке. Главное держать паттерны под контролем и стараться насыщать их плотностью и цветом.
        Поток побежал по руке, банка со светлой землёй в миг оторвалась от стола на целый метр.
        - О, да!  - произнёс я.
        Прежняя сила, кажется, ко мне вернулась! Но важнее другое, у меня получилось заблокировать левый канал, весь магический поток, по крайней мере половина точно, бежала лишь по правой руке. На самом деле маленькая победа в борьбе с инвалидностью, но это так воодушевило. Я смог без всяких учителей или учебником, сам, только своим неглупым умом, додуматься до этого. Да, наверное, я не так хорош, не смог восстановить узел и закрыть канал. Схитрил, просто не направляя поток магия в левую руку. Но, чёрт побери, я снова владею своей магией. А это очень радует.
        Ещё несколько минут я перемещал банку с землёй по воздуху. Голем, как заворожённый, наблюдал за ней. Усталость не чувствовалась, магия спокойно генерировалась и в достаточных объёмах шла в руку. Наверное, бесплотные паттерны тоже делали своё дело, возможно и магия, генерируемая ими, смешивалась с основной. Этого я не узнаю, пока не попробую перейти через предел собственных сил. Банки с землёй, конечно, для этого будет мало…
        А вот Орешек - этот голем самое то, чтоб проверить предел восстановленной силы. Я просто должен попытаться поднять его от пола. Тогда сразу будет понятно, участвуют ли бесплотные чудо-узоры в генерации магической энергии. Если нет, то ко мне вернулось лишь около пятидесяти процентов прежней силы.
        Осторожно вернув банку на стол, я взял перерыв на две минуты. Именно в это время вернулся Оскард.
        - Чё тут делаешь? Я вот все бумаги сдал,  - сказал он и прыгнул на кровать.
        - Хорош,  - похвалил я его, а выглядел он так, словно не с документами работал, а ящики разгружал. Бюрократия - страшная мощь.
        - Чем это так вкусно пахнет?
        - Я табак сжёг. Големы реагировали на него, как на шоколад и вино.
        - Так. Мне не послышалось? Ты сжёг табак?!
        - Да, а что мне оставалось?
        - Хрен с тобой… Обидно, правда. По запаху чую, высший сорт был,  - он поднял лицо повыше, прикрыл глаза и втянул в себя воздух,  - где взял-то?
        - Мне работник Лока дал, в награду.
        - Предупредил их значит?
        - Ага,  - кивнул я.
        Затем Оскард соскочил с кровати. Взял какой-то блокнот и что-то туда записал.
        - Я добавил табак к вину и шоколаду. Пока не знаю, но какая-то особенность их точно должна объединять.
        - Да,  - согласился я.
        - А с шестерёнкой что?  - спросил Оскард.
        - Сегодня попробую приделать её к Орешку. Вот только мне нужно сначала кое-что ещё сделать, можешь посмотреть.
        - Магия?
        - Да, Орешек будет летать. Хм… если мне хватит сил,  - решил, что Оскарду совсем не обязательно знать всё в мельчайших подробностях про мои проблемы с утратой узла.
        Друг смотрел на меня с любопытством. Я позвал Орешка, тот встал передо мной и ждал дальнейших указаний. Я лишь сказал ему, чтобы не двигался, а стоял, как можно спокойнее. На самом деле нужды пробовать магию именно на големе не было, но так не хотелось идти куда за пределы города, чтобы укрыться от чужих взглядов…
        Орешек послушно стоял, я направил на него правую руку. Затем представил бесплотные и земляные паттерны, конечно, не забыл и провести между ними ярко-жёлтую молнию. Магия начала генерироваться, как я понимаю, в правом полушарии. Затем потоки порошка побежали по нужному канали и добрались до кисти. Секундная задержка - узел должен был насытиться магической энергией, и вот магия вырывается наружу.
        - Уу-у-у,  - Орешек вновь поразил нас, на этот раз своей способностью удивляться.
        Должно быть он что-то почувствовал. Осязание у него есть, а магия уже начинает тихонько просачиваться в земляное тело. Из земли, к слову, голем состоял больше чем на шестьдесят процентов. Значит, при достаточной силе и упорстве, его вполне реально поднять в воздух.
        Представляю, как паттерны уплотняются, узелки затягиваются, жгутики закручиваются. Магический поток густеет, в голема отправляется всё больше энергии. Я всеми силами пытаюсь оторвать его от земли. Оскард с изумлением смотрин на эксперимент, а Орешек что-то чувствует. Он развёл руки в стороны и начал опускать их вверх и вниз. Кажется, он заметил, что те стали легче. Оно и понятно, поднять магией земли только его руки проще, чем всего целиком.
        Продолжаю генерировать магические потоки, кажется, предел моих сил будет вот-вот достигнут. Голем тем временем уже стоит на цыпочках, его руки тянутся вверх. Ещё чуть-чуть и он взлетит. Я напрягся сильнее, стёрт из воображаемого пространства все белые мутные разводы и… Одна нога Орешка оторвалась от деревянного пола.
        - Огогошеньки,  - прошептал Оскард, продолжая дышать ароматом сгоревшего табака.
        Чувствую, что больше магии я выдать не смогу. Но пытаюсь поднять голема ещё выше. Ничего не выходит. Орешек выше так и не поднялся.
        - Всё!  - произнёс я и выкинул из мыслей все чудо-узоры.
        Эксперимент показал многое. Я понял, что ко мне вернулось около половины прежней силы. Значит, что полушария действительно генерируют магию независимо друг от друга. Научиться бы ещё перенаправлять потоки из левого полушария в правый канал. На какое-то время, пока не восстановлю узел, мне сильно поможет такая способность. Нужно будет потренироваться на досуге, а пока самое время отдохнуть. Игры с магией очень утомляют.
        - Кстати, суд через три дня. Можем пока балду пинать! Хотя, нет - не можем. Лучше я тебе нарисую чертёж шестерёнки и крепления, а сам займусь новым протезом. Как ты на это смотришь?
        - Замечательно,  - проговорил я с усталостью в голосе. Но ничего она скоро пройдёт.
        Оскард сел за стол, достал лист и ручку. Начал набрасывать первые штрихи, как я понял он схематично рисовал голема. И тут я вспомнил про утреннее недоразумение.
        - Оскард, утром заходил арендодатель. Почему ты не предупредил меня?
        - Вот скотина! Забыл я про этого хрена. Ты же ему не заплатил?  - он округлил глаза и посмотрел на меня.
        - А в чём дело? У нас небольшой конфликт получился, но я заплатил ренту. Пришлось ещё сверху накинуть.
        - Крис, нахрен, ты всегда такой доверчивый?! Я уже год, как выкупил этот свинарник сраный, а этот урод - его владелец, до сих пор приходит. По пьяни, пару раз в месяц. Я всегда его выгонял, а тут ты - милый и пушистый…
        - Да уж, я ошибся,  - злоба и обида появились в мыслях. Не хотел же я его впускать, зараза!
        - Значит так, деньги мы вернём. Бери кожаную перчатку, набивай соломой и привязывай к руке. И сразу идём в трактир. Сегодня будет шоу!  - он улыбнулся во все зубы, и убрал листок с рисунков в шкаф.
        - За дело!

        Глава 4

        Солому я нашёл в одном из маленьких мешочков, что стояли у стены, напихал её в кожаную перчатку. Пальцы выпрямились, кисть приняла форму едва отличимую от настоящей. Не знаю, что Оскард задумал и зачем мне (а может ему) этот косметический протез. Пока я возился, он рылся в выдвижном ящике шкафа. Затем радостно воскликнул, должно быть нашёл то, что искал.
        - Готов?
        - Нет, мне нужно рану перевязать, да и перчатку сам я не приделаю,  - ответил я, показав готовую ложную руку.
        - Лады.
        Оскард достал чистые бинты, развязал старые. Мы посмотрели на рану, выглядела она не очень красиво, но заживала, как положено. Затем он навязал новые бинты. Закончив, взял у меня перчатку с соломой и рассмотрел. Вместе мы сообразили, что просто так на культе она держаться не будет. Решение проблемы пришло к Оскарду раньше, не зря он в изобретатели подался.
        - Секундочку,  - сказал он, подошёл к куче железяк и вытащил из неё мой бывший протез.
        Напрочь оторвал кисть от корпуса, в итоге осталось только крепление для руки. Он надел его мне, а затем проволокой примотал перчатку. Выглядело достойно, особенно если длинным рукавом закрыть место состыковки. Именно так я и поступил, а затем мы отправились, как я узнал от Оскарда, в трактир под названием «У алкомага».
        - Забавное название,  - улыбнулся я и осмотрел новую руку.
        - Ты раньше там не был?
        - Нет, зачем? Я не пью.
        - О-о… Ну, твоё дело. Идём?
        - Ага.
        - Сколько говоришь ты ему заплатил?  - спросил Оскард, когда мы уже стояли на улице, он закрывал дверь на замок.
        - Восемьдесят.
        - Пш-ш…  - фыркнул он,  - вот мужик нажрётся, если мы не поторопимся.
        - Так крути чёртов ключ! Время не ждёт,  - подгонял я друга, хотя знал, что вся вина на мне.

* * *

        Мы пришли к трактиру. Двухэтажное деревянное здание сжимали с обеих сторон каменные строения. Должно быть в пристройках жила большая семья владельца трактира. Если так - хорошо устроился, от работы до дома пару секунд. Здания под собой объединяла общая деревянная двускатная крыша. А около входа расположились около десяти стоек для привязывания лошадей. Прямо у стены рядом со стойками стояло длинное железное корыто с водой.
        - Без инициативы, просто повторяй за мной,  - Оскард выложил весь в план в пару слов.
        - Ладно,  - кивну я, не особо вникнув в замысел.
        Наверняка у него есть веская причина, чтобы не раскрывать передо мной все тонкости плана по возвращению денег. Поднявшись на деревянное крыльцо, мы направились к дверце. Перед тем, как войти, Оскард распушил рыжую шевелюру и расстегнул на жилетки все пуговиц. Дверцы он открыл с ноги, что меня очень удивило. Проходя между ними, я разглядел железную пластину с изображением следа. Наверное, это нормально, что двери в трактир открываются ногами, я не шибко разбираюсь в этой теме.
        Но мне не пришлось их открывать, я заскочил следом за другом. Сразу ощутил уютную атмосферу, хоть и пахло алкоголем, но это запашок неплохо так разбавлял аромат жаренного мяса и специй. В камине горели какие-то палки, точно не дрова. Видно, для антуража или чтобы не перегреть помещение, здесь и так жаришка, особенно в сравнение со свинарником.
        Оскард прямо с ходу прокричал большеносому трактирщику:
        - Эй, нам две пинты пива, самого крепкого!
        А он неплохо вжился в роль плохого парня. Но зачем весь этот маскарад, если мужик по идее должен знать его настоящего? Пока для меня это загадка. Мы подошли к барной стойке, мужик с подозрением на меня посмотрел.
        - Приезжий?
        - Неа. Местный, вот с другом решили пропустить пару стаканчиков,  - я треснул Оскарда по спине. Тот дёрнулся вперёд и улыбнулся.
        - Не переигрывай,  - сквозь зубы прошептал он.
        - Вот ваше пиво. Если лошади нужна жрачка, могу обеспечить. Сено - три лона, овёс - пять.
        - Нет, спасибо,  - ответил я.
        - Да,  - рассчитываясь за пиво вмешался Оскард,  - Сахарные Копытца сегодня отдыхает.
        - Угу,  - трактирщик кивнул.
        Пока я стоял на месте с двумя большими кружками пива, Оскард высматривал нашего пьяницу-афериста с плохой памятью. Как оказалось обнаружить его было совсем несложно. Разве что его наглую морду могли закрыть бутылки пива и горы еды, которые он, зараза, заказал на мои деньги.
        - Идём к нему. Как сядем, достань левую руку и положи себе на колено.
        - Зачем?
        - Увидишь. Сначала будет разговор - шоу потом.
        Наверное, он хочет повторить мой недавний трюк, когда я сломал механический палец и тем самым спугнул здоровяка. Но почему тогда он не предупредил меня заранее? Мы бы вполне могли договориться на берегу. На ладно, доверюсь другу, он наверняка знает, что делает.
        Мы подошли к столу, уставленному дорого едой и бутылками с пивом. Да он столько никогда не съест! Вот же гад, получил лёгкие деньги и давай брюхо набивать. К зимовке готовится, блин, в начале лета.
        - Садись, Рамирес,  - сказал Оскард и сел к мужику за стол.
        Обращался он ко мне. Не знаю зачем придумал мне новое имя. Чтобы не выдать настоящее? Наверное, так. Но одно я понял точно - стоит подыграть. Сел за стол и сразу пододвинул тарелку с наваристым бульоном к себе. Разве это нагло? Не думаю, рассчитались за еду моими деньгами. Но и про просьбу друга не забыл, вынул левую руку из кармана и положил на колено.
        - Каво вам надо? А ну пшли вон! Да я вас одной левой!  - говорил мужик, его язык заплетался.
        - Верни деньги и мы уйдём с миром,  - грубо произнёс Оскард и что-то вынул из кармана.
        Мужик взял бутылку пива и начал хлебать из горла.
        - Он реально силён, но у нас есть тайное оружие,  - прошептал мне Оскард.
        - Я ща встану,  - сказал мужик, поставив пустую бутылку на стол.
        - Ещё раз ты придёшь в свинарник и Рамирес сожжёт твой крохотный мозг! Будет там уголёк!
        - Каво? Вы чё, волчары?! ВЫ ЧО?!  - пьяный он стал медленно подниматься со стула.
        Оскард быстро схватил мою руку и толкнул меня вперёд. Я не видел, что происходило под столом, только чувствовал, как двигалась левая рука, а друг чем-то щёлкал. Наконец, пьяный поднялся. Он оперся руками на стол и попытался просверлить нас взглядом. Словно змея, измерял расстояние и готовился к атаке.
        Завсегдатаи «У алкомага» направили взгляды на нас. Поза мужика говорила лишь о том, что он готовится устроить мордобой и не остановится ни перед чем. «Зрители» уже начали выкрикивать всякие подначивающие фразочки.
        - Рыжий, вали его набок!
        - Стинки, если помрёшь, я доем за тебя?
        - Два на одного?! Можно помахаться с вами, господа?
        - Если я помру, то попытаюсь достать тебя с того света!  - ответил наш «дружок» кому-то из толпы.
        Между ними завязался разговор. Оскард всё возился под столом и помалкивал. Тут я почувствовал, как он высвободил мою рук. Затем велел не двигаться. Мужик тем временем потянулся к нему, Оскард позволил схватить себя за воротник или просто не увернулся вовремя.
        - Зря ты моего друга разозлил! Рамирес, вмажь ему левой, твой коронный.
        Намёк понял, вот только как это должно было нас спасти из ситуации - нет. Делать нечего, надеюсь, что он не ошибётся. Я начал подниматься и доставать руки из-под стола. Мужик, услышав, что драться буду я отпустил друга и уставился мне прямо в глаза. Я видел злость и безумие в его заплывших алкоголем гляделках. Вены не его жилистой шее и висках пульсировали. Он сжимал кулаки всё сильнее.
        По правде сказать, я испугался. В драке с ним, орудуя лишь одной рукой, я точно не выстою. Надеюсь, что Оскард поможет. Наконец, я достал обе руки из-под стола и…
        - А-а-а!  - заорал я.
        Моя левая рука горела самым настоящим огнём, вверх шёл серый дым. Мой лицо наверняка исказила гримаса ужаса, а взгляд наполнился безумием. Я даже не сразу и понял, что горит всего лишь папье-маше, а не моя настоящая рука.
        - Всё отдам! Отдам,  - мужик испугался ещё больше меня. Он достал из кармана мешок с деньгами.
        Бросил его на стол и убежал. Споткнулся несколько раз, долбанулся лбом о деревянные столб, но всё же нашёл выход. И в падение вылетел на улицу.
        - Ах-аха-ха!  - загоготал Оскард во всё горло.
        На нас смотрели, как на людей больных чумой. Картинка и вправду страшная, я стою с горящей рукой, лицо исказил страх. А мой безумный друг ржёт во всё горло.
        - Как вам шоу?!  - спросил он, вылил бутылку пива мне на перчатку и потушил её.
        - Мы уж думали огнемаг. Вот чертяка рыжий!  - выкрикнул кто-то из толпы. Затем все начали гоготать, а кто-то даже хлопать.
        - Оскард, твою то мать! Чего не предупредил?  - спросил я и сел за стол.
        - Не дуйся, актёр из тебя хреновый. А вот так ты изобразил, и безумие, и ужас, и панику, и всё сразу. Тот мужик игнимагов боится, он, наверное, со страху в штаны наложил.
        - Хех,  - ухмыльнулся я и пересчитал деньги,  - урод, потратил двадцатку.
        - Как сказать? Он просто подготовил нам поляну. Мы наконец-то хорошо поедим. Только не напивайся,  - хохотнул он и схватил куриную ножку с поджаристой корочкой.
        - Рад, что ты не побежал сдавать еду трактирщику,  - я подколол друга, вспомнив о том, как он бережно относился к деньгам, затем сорвал протез и спрятал руку в карман.
        - Возврата здесь, увы и ням-ням, нет,  - парировал друг,  - набивай брюхо. Гулять-так гулять!
        - Точно! Приятного аппетита.
        Я начал с похлёбки, потом съел пару яиц. Запил всё яблочным соком, но каким-то странным. Как сказал Оскард это был не совсем сок, больше я к нему не притрагивался. Пил просто сладковатую водичку. Грыз мясо, поедал картошку и овощи. Очень скоро мы съели и выпили всё, что могли. Больше в нас физически не влезало. На столе осталось шесть бутылок пива, одна с сидром и целая гора ароматных вкусностей. Оскард решил, что домой тащить алкоголь нет никакого смысла. Он взял в охапку все шесть бутылок и пошёл гулять по трактиру. Я тем временем собирал еду в корзинку, которую пришлось купить у трактирщика.
        Вскоре друг вернулся без бутылок, но с деньгами. Он продал всё по сниженной цене, отбив тем самым цену корзины и заработав сверху несколько лонов. В итоге убытки из-за того дурня уже не казались настолько огромными.

* * *

        Мы вернулись в свинарник. Спрятали еду в неглубокий погреб. Чуть отдохнули и взялись за работу. Времени отдыхать совсем не было, да и не хотели мы его так глупо растрачивать. Оскард достал лист и нарисовал для меня чертёж. Изобразил шестерёнку с двадцатью зубчиками и ось, которая должна крепиться к голему, удерживая при этом зубчатое колёсико. Конечно, друг не знал, как вообще работает големостроение, не имел представления и о том, как шестерёнка будет приводиться в движение и держаться.
        Но, имея чертёж, я прекрасно понимал, чего он от меня хочет. Впрочем, я раньше никогда не делал шестерёнок для големов. Поэтому и сам не знал, как всё это получится на самом деле. Затем Оскард отрыл в куче хлама готовую и почти новую шестерёнку.
        - Вот такая у тебя должна получиться,  - он передал её мне,  - ты делай, я за протез возьмусь. Ну, чертёж то есть,  - улыбнулся он и сел за стол.
        - Хорошо,  - я взял шестерёнку и рассмотрел её.
        Обычное железное зубчатое колесо. Снаружи круглое, а внутри квадратное. Оскард меня предупредил, что в зависимости от того, как я присобачу ось и придумаю сам механизм передачи энергии и нужно будет выбирать - делать внутреннюю часть шестерёнки идеально круглой или квадратной.
        Я решил создать круглую ось рядом с внешней стороной кисти голема, предварительно получив согласие друга - ему ведь виднее, как потом приделывать механизм. Затем нужно будет надеть на ось шестерёнку, а сверху закрепить шляпкой. Такая конструкция подразумевает, что ось останется неподвижной, будет вращаться лишь шестерёнка на ней. Не знаю получится ли научить голема передавать свою энергию в зубчатое колесо, чтобы то вращалось. Но лучшей конструкции я не придумал. В любом случае всегда останется хоть одна деталька, которая не будет соединяться с телом голема. В моё замысле этой деталью и выступила шестерёнка.
        - А ты можешь использовать железные шестерёнки?  - спросил Оскар, старательно вычерчивая.
        - Если бы,  - произнёс я,  - магия железа пока не мой конёк, придётся каменные мастерить.
        - Сэкономили бы время,  - буркнул Оскард,  - ты это, как-нибудь железо-то подчини, нам такой навык точно поможет.
        - Обязательно,  - ответил я, не имея и малейшего представления, как улучшать магию железа.
        Затем я взял шестерёнку и положил перед собой. Сложил рядом кучку камней и началось очень интересное, но сложное действо. Я выстроил в воображение два паттерна. Первый бесплотный, а второй, чтобы генерировать магию камня. Представлял я серо-бежевые ниточки и клубки. Эти чудо-узоры не сильно отличались от тех, с помощью которых я генерировал магию земли. Вся разница заключалась в цвете и форме узлов. Я бы сказал, что «земляные» напоминали круглые клубки, а «каменные» скорее овальные. Всё остальное работало по одному принципу. Сначала появлялись ниточки, затем они уплотнялись и сжимались. Далее из узелков тянулись жгутики и соединялись.
        Не забыл я и про разделительную жёлтую молнию, благодаря которой магия генерировалась только левым полушарием. Как оказалось придать правильную форму камню сложнее, чем я думал. Всё дело в пропорциях, острых углах и ещё в том, что все зубчики должны быть одного размера.
        Выстраивать нужную каменную форму пришлось долго. Во-первых, я представлял паттерны, а, во-вторых, ещё и держал в голове шестерёнку, использовал железную, как ориентир. Вечно поглядывал на неё, затем пытался выстроить в мыслях такую же форму, только из камня. Не скажу, что получилась идеальное зубчатое колесо. Но часов через пять оно было готово, я позвал Орешка, чтобы продолжить.
        Без труда сформировал ось на руке голема, затем нацепил шестерёнку. Окликнул Оскарда, чтобы тот оценил работу.
        - Ну как тебе? Я всё правильно сделал?
        - Выглядит солидно. Форма не идеал, но для начала просто шик. Теперь сделай так, чтобы ось и шестерёнка плотно соприкасались. Колёсико должно вращаться равномерно, а не подскакивать на каждой кочке. Трение, конечно, не избежать. Но для этого есть смазка,  - объяснил друг вернулся к прежнему занятию.
        Ещё какое-то время я потратил на выравнивание круглых поверхностей. Разумеется, без магии я этого сделать не мог.
        - Что за извращение?  - возмутился Оскард,  - на-ка эту чудо штучку.
        - И как я сам не додумался? Спасибо,  - сказал я и взял наждачку.
        Действительно. Магический подход не всегда оправдан. Спустя время я закончил с первой шестерёнкой, наждачка сильно помогла мне придать ей завершённый вид и сделать так, чтобы детали сидели хорошо. Затем я сформировал шляпку для оси и закрепил её, тут уже без магии не обошлось.
        Оставалось самое интересное, нужно было как-то научить голема приводить зубчатое колесо в движение. Перед эти я снова позвал Оскарда. Тот глянул на всю конструкцию, хлопнул меня по спине и сказал.
        - Ты помнишь уговор, если она закрутится от силы голема, ей богу, я сожру чёртову шляпу!
        - Такое не забудешь!  - улыбнулся я. Мы снова занялись делом.
        До суда оставалось ещё целых три дня…

* * *

        К концу третьего я не очень продвинулся. Да, у голема уже имелись две шестерёнки, которые даже выглядели почти как оригинал. Но вся беда заключалась только в том, что голем ни в какую не хотел ими шевелить. На самом деле, это скорее из меня вышел плохой учитель. Оно и понятно, зубчатое колесо не имеет с телом Орешка непрерывного-неразрывного контакта. Оно, как браслет на руке человека. Если голем и сможет его когда-нибудь вращать, то будет делать это вероятнее всего с помощью магии. Либо же он научится, с моей подачи, трансформировать энергию из себя в шестерёнку, чтобы та вращалась.
        Столько часов я бился над этой задачей, но у меня ничего не вышло. Суд должен состояться, завтра я решил, что можно немного передохнуть.
        - Оскард, всё готово, сам видел. Осталось их только запустить…
        - Да, всё нормально. Получится у тебя, потом… Давай лучше к суду готовиться. Отложи все дела и расслабься, я расскажу, как будет проходить процесс.
        Я узнал, что на заседании будет, как минимум пятнадцать человек. Судья, десять присяжных. Сторона потерпевших, они же обвинители. И сторона предположительно виновных. С каждой стороны нужно минимум два лица, готовых отстаивать интересы самих участников дела. Также на суде могут присутствовать зрители. Их количество определяется исключительно лавками, сколько места хватит, столько суд и готов впустить.
        Затем Оскард подробнее рассказал мне про каждое звено суда. Судья - это профессия, человек будет разбираться в нашей проблеме и максимально объективно судить. Это так задумывалось, на деле судья может оказаться предвзят и дико глуп. Ну с этим мы ничего не можем поделать.
        Судья имеет вес в три голоса. Все присяжные по одному. Из этого следует, что минимум, который может набрать противоборствующая сторона равняется нулю, а максимум - тринадцати. То есть, голоса поровну не получится разделить. После друг подробнее рассказал мне про присяжных. С его слов следовало, что это люди, которым, по сути, нечем заняться. За их «работу» им не платят.
        Следовательно, среди присяжных стоит ожидать очень богатых свободных людей, домохозяек, у которых выдался выходной, и они не знают, чем его занять. Каких-нибудь маргиналов или глупцов, обычно в присяжных встретить невозможно. Оскард дал мне ясно понять, что присяжные решают очень много. Именно перед ними и стоит распинаться. Они, узнал я по секрету, намного объективнее, чем сам судья. Но Оскард не забыл и добавить, что магию и изобретения эти люди просто не переваривают. Они уважат обычных трудяг, справедливость и честность.
        Что до представителей сторон, то обычно в их ролях выступают сами участники дела и их друзья, родственники. Адвокатов в нашем Трелесе днём с огнём не сыщешь, поэтому всё максимально честно.
        После лекций о суде я снова взялся за шестерёнки. Потратил несколько часов - всё без толку. Сколько бы я не обучал Орешка, у него ничего не получалось.

* * *

        Перед сном Оскард позвал меня, чтобы показать чертежи. То, что я увидел на бумаге повергло меня в какой-то приятный шок. Таких протезов я точно не ожидал.
        Одна представляла из себя самую обычную, но железную руку. Другая напомнила мне о приключенческих книгах, ведь корпус заканчивался не кисть., а настоящим боевым мечом. Ещё три чертежа я вообще не понял. Не смог разобраться, слишком всё перечиркано и затейливо. Думаю, что именно они и будут самыми интересными.
        - Так, не понимаешь? Оно и хорошо, будет тебе сюрприз. Одной рукой ты сможешь пилить брёвна, если освоишь магию железа,  - неслабо он так меня замотивировал.
        - Ого! Обязательно освою, а другие?
        - Для них тоже нужна магия железа,  - ухмыльнулся он,  - но, даю три зуба, тебе понравится.
        Я не стал его допытывать, и мы легли спать. Заснул я с мечтами о том, как смогу стать хорошим магом железа. Это ведь не только для протезов пригодиться. Смогу, так сказать, сыграть для Оскарда друга-кузницу. Ха!

* * *

        Наступило утро, вместе с ним пришёл и день суда. Мы оделись в самую презентабельную одежду, причесались. Освежили в памяти некоторые правила и прочее. Очень скоро пришли к зданию суда, около него уже тёрлись присяжные и что-то обсуждали. Посмотрели на нас, как на «виновников торжества». Ожидаемая реакция, мы же притащили с собой большой деревянный ящик на маленькой тележке, словно какие-то старьёвщики, а выглядели очень опрятно. Наверное, людей удивили эти противоречия. Наверняка, они обратили внимание и на наш юный возраст. А среди присяжных, человека без десятка морщин я так разглядеть и не смог. Думаю, всем им было за сорок. Что порадовало Оскарда.
        - Выглядят, как солидные люди. Толстый балбес им точно не понравится, главное с доказательствами не обс… кхм… не сесть в лужу. Да, Крис, говорить в суде нужно, красиво.
        - Угу,  - кивнул я, продолжая рассматривать тех, кто скоро будут принимать важное решение.
        Спустя какое-то время большие двери суда с изображением гор открылись. Вышли два стражника и пригласили всех нас войти. Помещение суда представляло из себя обычную комнату. Прямо перед нами на эдаком троне сидел судья. Он облокачивался на стол и что-то ворчал. Присяжные расползлись по специальным скамейкам. Справ и слева от нас.
        Мы с Оскардом выбрали левую скамью. Толстому дурню и дружкам, которых он может привести досталась правая. Обе скамьи стояли очень близко с теми, на которые сидел присяжные, но располагались перпендикулярно. Прямо напротив нас видел судья и ждал. Видно и его волновало, что стороны обвиняемых до сих пор нет.
        - Ой,  - взвизгнула одна из дам.
        Все следом за ней тоже среагировали. За окном раздались громкие раскаты громка. Что странно, с утра на небе не было ни единой тучки. А прямо сейчас в окно светило солнце. Странный звук не только я принял за раскат грома. Судя по разговорам, так показалось всем.
        - Ну-с, начинаем?  - судья встал.
        Стражники хлопнули дверью и застыли.
        Следом за судьёй поднялись все присяжные. И, конечно, я вместе с Оскардом. Он из-за волнения теребил верёвку от тележки. Вот этого я от него не ожидал, должно быть суд одно из немногих мест, где он чувствует себя некомфортно.
        - Обвиняемых нет в зале суда, господа,  - начал судья и резко смолк.
        С улицы послышался грохот, словно кто-то выпустил в город дикое стадо лошадей. Затем раздались людские крики, силуэты за окном начали мелькать. Здание суда стояло с краю центральной площадью. Поэтому мы видели, как люди массово куда-то убегали. Взбудоражены присяжные начали выбегать на улицу, чтобы выяснить, что происходит. И мы с Оскардом тоже выскочили из помещения, спасибо стражникам, которые открыли двери и сделали это раньше всех.
        Мы стояли на крыльце и слышали грохот камней. Но площади играла группа ребятишек, они видимо не понимали, что люди бегут в ужасе, а не играют в догонялки. Некоторых из них хватали на руки, должно быть родственники или просто неравнодушные.
        Внезапно из-за угла выбежал гигантский каменный голем. Печати под его руками светились ярче прежнего, в правой руке он держал ящик с вином. А сам мчался в центр площади, там осталась одна девочка. Которая, кого-то хрена, сидела к монстру спиной и продолжала ковыряться палкой в луже.
        - Твою мать!  - выругался Оскард.
        Все люди паниковали и орали. Голем бесился, и смотрел по сторонам. Вскоре появился Лок и его люди. Они несли верёвки, топоры и даже мечи с молотами. Очевидно, что голем увешанный разорванными цепями и железными скобами вырвался именно от них. Увидев преследователей, он прорычал на них, как настоящий демон. Развернулся и побежал прямо на беззащитную девочку.
        - Спасите её! Хрен вас дери! Тарабаниться не встать…  - выругалась дама, от которой я точно не ожидал услышать скверных слов.
        Вдруг из толпы выскочил какой-то полный мужик и рванул в сторону девчушки. Каменный гигант рычал всё громче, а бежал, пожалуй, быстрее смельчака… Люди же продолжали разбегаться и прятаться по домам. Только Лок со своими работягами бежали за голем.
        - Не дайте ему уйти! Орал он во всё горло!
        Гиганту до девочки оставалось совсем немного. Он размахивал ящиком и нёсся прямо на неё, а она сидела на месте, словно глухонемая. Неужели и топот не чувствовала? Быть такого не может, вся брусчатка дрожала. Смельчак, каким-то чудом, опередил голема и встал на его пути. Кажется, я узнал это лицо!

        Глава 4. Часть 2

        Перед големом маячил толстый дуралей, ну, так я называл его раньше. Сейчас он в прямом смысле этого слова - геройствовал: махал руками и орал во всё горло.
        - Не тронь её мразота холемская! Не тронь!
        Я не смог спокойно стоять, дёрнулся. Сам не знаю зачем, наверное, чтобы побежать и спасти девчонку. Но Оскард схватил меня за руку и потянул обратно.
        - Ты чё дурак? Не лезть, он тебя сожрёт!
        - Эх…  - только и вырвалось из меня. Сейчас уже не думаю, что во мне могло хватить смелости рискнуть жизнью.
        - Крис, Лок и его мужики поймают голема. Мы с тобой не герои, просто запомни это. Если тебе сложно, то отвернись. Успокойся.
        Я ничего не ответил. Продолжил смотреть за големом и толстяком. Рядом с которым непонятно откуда появилась собака, она начала гавкать и… Чёрт побери, из её пасти летели маленькие голубые молнии! Они настегали голема и паутинкой разбегались во все стороны, развеивались через секунду.
        Люди, видевшие это, паниковали только сильнее. Кто-то кричал про битву магов, кто-то про проклятый ведьмами Трелес. Факт, после битвы к магам станут относиться ещё хуже. Лишь Оскард теребил меня за рукав и говорил, что хочет такую собаку, ему она явно приглянулась, а ещё больше её магический талант.
        Гиганта от каждого разряда слегка передёргивало. Это на какое-то время озадачило его, он не успел кинуться на толстяка. Вместо этого зарычал на собаку. Получив внимание монстра, она заскулила и убежала. Залезла куда-то под дом.
        Наконец, девчонка что-то заметила. Она обернулась, широко раскрыла глаза и рот. Затем, как статуя свалилась в лужу. Неудивительно, от такого испуга и я бы сознание потерял. Лок и его мужики тем временем добежали до голема.
        - Бейте печати,  - орал Цур во всё горло,  - кидайте крюки! Убьём это дерьмище!
        Они светились ярко и не заметить их мог разве что слепой. Лок выхватил у одного из своих верёвку с крюком и кинул голему на шею, словно лассо. Тот злобно прорычал и рванул в сторону толстяка-смельчака, (больше у меня язык не повернётся назвать его дурнем). Который уже совсем не собирался драться, вместо этого он кинулся к девчушке, лежавшей лицом вниз. Но оторваться от преследования ему не удалось. Голем молниеносно настиг жертву и сжал руки, которые я бы назвал скорее лапами, в здоровенный каменный замок.
        Отвёл его за спину, чтобы замахнуться посильнее. Смельчак не успел среагировать. За секунду над ним пронеслась тень. Сразу после обрушилась тяжеленая каменная глыба. Ну и зрелище, в кошмаре не приснится! Толстяк буквально взорвался, затем его расплющило. Вибрация от удара разошлась по всей площади. Кровь, кишки и кости разлетелись брызгами из ошмётков во все стороны.
        - Чтоб я провалился,  - шепнул Оскард, выпучив глаза.
        Все, кто видели жесточайшей убийство визжали! Они хватались за головы и не могли успокоиться. Людей тошнило, кто-то рыгал прямо из окон. Общая рвота запустила цепную реакцию, очень многие опустошили желудки… Площадь превратилась в нечто ужасно. Пока люди пытались успокоиться и побороть страх, голем наклонился ниже. Нет, не к девочке. Он вгрызся в кучку плоти. Всё это время его дёргали за верёвку, как огромную собаку на поводке. Рывки он, конечно, ощущал, но это только сильнее его злило.
        Не успели лесорубы спасти бедолагу. Но девочка ещё могла пережить трагедию.
        Оскард дёрнул меня. Оказалось, что все снова забежали в здание суда. Один я стоял с открытой челюстью и пытался осмыслить то, что сейчас произошло. Ужас, осознание цены человеческой жизни, страх - вот так в миг лишиться жизни - это всё, чем был занят мой разум. Стоя у окна, я наблюдал за битвой голема и лесорубов. Лок, проявлял больше всех активности. Он путал голема верёвками, отдавал приказы и носился по площади, как угорелый. Зрелище достойное королевской арены, которая правда уже давным-давно закрыли из-за чрезмерной жестокости.
        Девчушку подхватил один из лесорубов и убежал подальше с площади, он едва не поскользнулся сначала на останках толстяка, затем и на чьей-то рвоте. Впрочем, даже не сомневаюсь, что ему завидовали остальные - им ведь нужно было отловить или уничтожить гигантского разъярённого монстра, а не унести ноги подальше от этой кровавой мясорубки.
        Кажется, только на лице Лока не было страха. Он вообще не показывал эмоций, кроме злобы. Отлов, голема перебравшего с «опиумом» продолжался. Ловкие лесорубы подбегали к нему, цепляли крюк с верёвкой к цепям и тут же убегали. Лок, конечно, орал на них, как сумасшедший, но никто не хотел бить напролом. Печати пока находились в полной безопасности. Уж не знаю поможет ли их разрушение в победе над големом, но они светятся всё ярче. Значит, для чего-то это да нужно.
        Люди за моей спиной, присяжные и судья, перешёптывались. Никто не хотел отрываться от зрелища. Да, людям было страшно, мерзко и всё в таком духе. Но они, как и мы с другом, не могли оторвать глаз от битвы на площади. Мужики нацепляли на монстра уже около дюжин верёвок, причём, довольно прочных. Порвать или перегрызть гигант смог лишь одну.
        Меня ещё поразило то, какую толпу на площадь загнал голем. Староста ведь совсем недавно ввёл запрет на сборища людей, больше сколько-то там лиц. Пяти или семи, точно не помню. А по площади пронеслась целая толпа. Наверное, голем долго их собирал по узким улочкам.
        Лок придумал новую тактику, он заставлял людей с верёвками, бегать вокруг голема, словно тот майский шест. Они подчинялись, гигант путался всё сильнее. Особенно снизилась его подвижность, из-за почти полностью связанных коротких ног. Но руками он орудовал спокойно. Умудрился метнуть пустой ящик в одного из мужиков и отправил того в нокаут.
        Затем хватал верёвки по две-три за раз и тянуть на себя. Те мужики, которым хватало смелости не отпустить, взмывали в воздух. Прокружившись над землёй несколько секунд, некоторые из них приземлялись удачно - на ноги, другие бухались всем телом на брусчатку.
        Ещё пару мужиков голем просто прихлопнул, как мух. Одного мощным ударом отбросил в стену. Лесоруб проломил каменную кладку и, кажется, погиб. Жертв становилось всё больше. Но ноги голема в конечном итоге полностью связали. Я слегка улыбнулся, люди начали побеждать. Гигант долго не простоял - его повалили.
        - Не дайте ему встать!  - проорал Лок, держа молот.
        Его послушали, натянули верёвки и голем действительно не смог встать. Мужики, те, что были с молотами побежали на голема и начала долбить. Били куда придётся, времени ни то, что целиться, а замахнуться не хватало. Голем размахивал гигантскими руками, которые могли переломать кости любого человека. Если ещё и попасться в захват кисти - можно наверняка распрощаться с жизнью.
        Все действовали максимально осторожно. Били и отбегали. Били и отбегали. Били о отбегали. Так продолжалось целую вечность. Находясь в здание суда, я только и слышал, что шёпот позади и звуки лязганья железа об камень. Изредка все шумы перебивал громкий голос Лока. Он, конечно, молодец, что примчался со своей бригадой убивать голема. Но если бы меня послушали, то ничего такого не произошло. Удалось бы избежать, кажется, уже пяти смертей! Я сделал, что мог - предупредил. От этой мысли стало немного легче на душе.
        - Ну всё, черти сраные! Смотрите и учитесь!  - снова проорал Лок.
        Он побежал на голема. Наклонился. Увернулся от правой руки. Та обрушилась на брусчатку, войдя довольно глубоко. Лок вильнул и врезал молотом под руку, прямо в печать. Камень потрескался, сияние исчезло, как и сам магический рисунок. Видно, он рассчитывал, что это ослабит голема, чего в принципе ждал и я. Но всё оказалось иначе, гигант стал ещё агрессивнее и безумнее, хотя казалось, что уже некуда. Такого исхода предсказать не мог никто, кроме самого создателя монстра.
        Лесорубу, как пауки продолжали путать голема в верёвках и пытаться обездвижить его. Но получалось не очень. Однако гигант и не мог встать, чтобы сразиться в полную силу. Вскоре прибыла подмога - другие лесорубы, на двух телегах с двумя лошадьми. Животные, увидев трупы, кровь и огромного каменного монстра начали ржать и вставать на дыбы. Извозчики быстро развернули их спиной к битве, вместе с телегами.
        Лок бегал между людьми и что-то говорил, должно быть у него созрел план.
        - А какого лешего, печати его усилили?  - спросил Оскард, определённо не подумав.
        - А с хрена ли мне знать-то?  - вопрос на вопрос ответил я и легонько пнул его по ботинку.
        - Да, это я так, разговариваю сам с собой…  - отмахнулся он и продолжил пялиться в окно. Намёк понял, уже хорошо.
        - Суд начнётся, господа, по окончании чрезвычайной ситуации,  - объявил судья, стоя у окна. Он продолжал грызть яблоко, как ни в чём не бывало, и пытаться всё хорошенько рассмотреть.
        Но, более нежных и впечатлительных характером особ, намерено отвели подальше от окон. Ни к чему дамам и пожилым наблюдать за кровопролитием. Признаться честно, я совсем не хотел, чтобы люди умирали, как, думаю, и все здесь собравшиеся. Но имелась у меня и своя цель. Я старательно наблюдал за големом и представлял, чтобы он смог, если бы подчинился мне и взялся за работу. Валил бы деревья на раз, носил центнеры золотоносной породы, заменил лошадь в тележной упряжке … А ещё больше я хотел и надеялся, что объявится геомаг и утихомирит своё создание. Но тот не появлялся слишком долго, надежды повстречаться с ним растаяли.
        Верёвки привязали к двум телегам, затем к связанным ногам голема. Кажется, Лок приказал тащить гиганта прочь из города. Да, это и случилось. Кучера били лошадей хлыстами, что есть силы. Животные тащили гиганта по брусчатке. Камки скрипели и грохотали, местами струились искры. Голем старался ухватиться за верёвки, но тогда его настигали сразу несколько лесорубов и били молотами по плечам, кто-то попадал и по голове. Звон стоял на всю площадь. Но крепкий гигант, будь он не ладен, разрушался не очень быстро.
        Лок тоже бежал за големом и не упускал возможности хорошенько того треснуть. Вскоре гигант понял, что если будет хвататься за верёвки, то мужики с молотами быстро сделают своё дело и прикончат его. Вместо этого голем стал защищаться. Однако, из-за того, что его тащили лошади защищаться, эффективно не получалось. Гигант пропускал всё больше ударов, некоторые мужики долбили по рукам. Куски камня летели в стороны, монстр начал поддаваться.
        Лок, при всём моём отношение, придумал, как победить голема. Надеюсь, что верёвки не порвутся и не сотрутся, а монстр очень скоро будет грудой камней. Вскоре лошади скрылись с площади, вместе с ними, и разъярённый монстр, и толпа лесорубов. Люди начали выходить на улицу и помогать раненым. Как оказалось, несколько лесорубов ещё были живы. Некоторые, я бы сказал глупцы, додумались побежать за големом, видно им очень хотелось посмотреть, как его разнесут в пыль и гальку. Осуждать их интерес сложно, а вот обвинить в излишнем риске запросто. Кто знает, что может выкинуть агрессивный каменный гигант?
        - Оскард, ты же не хочешь пойти за ними?
        - Хочу! И очень хочу, но суд. Нельзя нам уходить. Кстати, это мужик, что хотел спасти девчонку случайно не…
        - Да, друг, это был обвиняемый,  - ответил я.
        А сам подумал, что, наверное, не бывает плохих и хороших людей. Не бывает белого и чёрного, всё в мире серое. Словно мои бесплотные паттерны, которые по идеи могут изменить цвет в любую секунду. Разве мог я знать, что тот толстяк станет рисковать собственной жизнь ради девчонки. А может это была его дочь? Боже… Не знаю. В любом случае я простил толстяка за всю его глупость и ненависть к магам, кто знает, что довелось ему пережить?..
        - Уважаемый судья, сторона предположительно виновных погибла,  - высказался Оскард.
        - Хорошо, то есть ужасно… Вы видели смерть Рекуба Клёнча? Полного мужчины с беспорядком на голове? Я правильно вас понимаю, молодой человек?
        - Всё верно, уважаемый судья,  - кивнул друг.
        - Так, значит… Дело пройдёт в ускоренном режиме. Занимайте, пожалуйста, места,  - произнёс судья, сел за стол и долбанул зачем-то по нему молотком.
        - Традиция,  - шепнул мне на ухо Оскард.
        Удар деревянного молоточка ознаменовал начало суда.

        Глава 5
        - Скоро начинаем,  - устало произнёс судья и бухнулся на стул.
        Присяжные - все до одного кивнули и расселись по местам. Как мне объяснил Оскард, произошедшее на площади не имело законной силы отменить или перенести заседание в зале суда. Это, конечно, сильно меня удивило, но нам и лучше - сэкономим время.
        Судья читал, как я разглядел, наше заявление и ещё какой-то толстенный справочник. Он объявил, что перечитает ещё раз дело и мы приступим к рассмотрению. Дал нам и присяжным около десяти минут на подготовку. Хотя все прекрасно понимали, что к суду давно готовы. Но некоторые до сих пор не могли отойти от шока, им-то и требовалось время, чтобы упокоить нервы. Один из стариков, который притащил с собой какие-то пирожки с начинкой из успокаивающих трав раздал их особенно впечатлительным. Запахло, прямо как на лугу. Вскоре все стали приходить в норму, судья дочитал заявление, открыл справочник. Пробежался глазами и заговорил.
        - Заседание объявляется начатым. Все готовы, возражений нет?
        В ответ на вопрос судьи не прозвучало и звука. Молчание, по правилам заседания, всегда оценивается, как согласие. Видно, это придумали специально, чтобы не создавать лишний шум и не вынуждать людей слишком часто открывать рты. Лишние разговоры в суде точно пользы не принесут, тут не поспоришь.
        - На ответную речь вызывается сторона потерпевших-обвинителей,  - полумёртвым тоном проговорил судья.
        Да уж, яблоко своё он грыз раз в десять активнее. Сколько же он дел вёл раньше, что профессия стала настолько невыносимой? Очевидно - много. Оскард, ещё до начала заседания сказал, что с судьёй нам повезло, но я в этом сомневался. Хотя оптимизм друга не мог не радовать.
        - Кто идёт-то?  - спросил я шёпотом друга.
        - Иди ты, а я буду защитником. Помни, о чем мы говорили,  - ответил он.
        - Молодые люди, быстрее можно?  - бурчал судья и стукал пальцами по столу.
        - Иду,  - поднявшись со скамьи я направился к трибуне, что стояло около стола судьи.
        Встал за ней, осмотрелся по сторонам. Кругом хмурые лица, не самых молодых людей. Но никто не смотрел на меня с презрением, все словно относились с уважение или скорее пониманием. Лишь судья изредка поглядывал на меня, словно я какой-то нашкодивший ребёнок.
        И тут я понял - Оскард, блин, забыл уточнить могли ли присяжные ознакомиться с делом до начала суда или они только приходят послушать. Спрашивать это сейчас неподходящий момент. Вот и первый прокол! Придётся рассказать всю историю, начиная с той стычки на рынке. Если они про неё знают, а я это скрою, то будет только хуже. Помню, что Оскард говорил про магию и прочее, но что поделаешь? Тем более судья точно обо всё в курсе.
        Буду действовать по изначальному плану. Рассказывать только правду, тем более она на моей стороне. Пока все готовились к моему выступлению я стоял и помалкивал. Оскард показывал мне палец у губ и изображал руками крест. Затем он взглядом указал на судью, очевидно, что без его слова тут ничего не происходит. Спустя несколько секунд заговорил и он.
        - Крис Рокбарт, вы…
        - Рокрафт,  - поправил я его.
        Нахмурив брови, судья хорошенько зарядил молоточком по столу. Оскард, закатив глаза под лоб, с не меньшей силой хлопнул себя по лбу. Зараза! Перебить судью, чем я только думал?
        - Я могу продолжить?  - поглаживая молоток, с презрительным тоном спросил он.
        - Извините, уважаемый судья, больше не повторится.
        - Хорошо, Рокбарт. Суд готов выслушать вашу историю. Я ознакомился с делом, присяжные - нет. Поэтому рассказывайте всё в мельчайших подробностях, только правду. Ничего кроме правды.
        Судья смолк и кивнул мне. Вот он самый ответственный момент, я должен рассказать всё без сучка без задоринки. На мою историю ушло минут десять двадцать, точно не знаю. Сложно отследить ход времени, когда в разуме бурлят воспоминания, которые нужно структурировать в максимально понятный пересказ, без лишних эмоций.
        - Вы закончили? Будут дополнения?
        - Нет, я закончил.
        - Теперь я задам вопросы, после их могут задать присяжные. Отвечайте только честно, ничего кроме правды.
        Я молча кивнул, уже побаивался сказать лишнее словечко. С судьёй-то может нам и повезло, вот только больно он дотошный к мелким деталям. Муха на плече мне сядет, а я стряхнуть её не смогу. Ну мало ли, какой-нибудь тайный судейский жест получится.
        - Какова причина того, что ныне покойный Рекуб Клёнч схватил вас за руку?  - спросил судья.
        - Он подумал, что я украл книгу, но…
        - Вы крали книгу?  - судья перебил меня, словно это в порядке вещей. А я-то думал, что правила вежливости работают для всех.
        - Нет,  - ответил я без лишних уточнений.
        - Купили?
        - Да.
        - Но вы утверждали, что жили в заброшенном доме, не имея постоянной работы.
        - Верно.
        - Может тогда вы украли деньги?
        - Деньги я никогда не крал.
        - А что крали?
        Поняв куда зашёл «разговор», Оскард покраснел и схватился за голову. Он смотрел на меня взглядом, каким обычно одаривают людей, несущих несусветную чепуху.
        - Ничего не крал,  - мне пришлось соврать. Я раньше крал еду, но не деньги.
        - Может крали ваши големы? Вы ведь геомаг? Я правильно понимаю?
        Сразу три вопроса, он меня запутать хочет или что?
        - Големы не воришки. Я действительно геомаг.
        - У меня последний вопрос,  - еле-еле проговаривая слова, ворчал судья,  - деньги, которые позволили вам купить книгу - откуда они?
        - Я работ грузчиком, помощником разных ремесленников, даже коров пас. Это были мои накопления.
        - Уважаемые присяжные, вы можете задавать вопросы,  - объявил судья.
        - Крис, шо за книгу ты купили?  - спросил мужчина справа.
        - Про золотодобычу,  - ответил я, рассматривая Оскарда, который пыхтел, но при этом слегка улыбался.
        - Ты когда-нибудь использовали големов или свою магию в преступных деяниях?  - спросила худощавая женщина в платье.
        - Никогда, клянусь,  - это чистая правда. Еду я воровал, да. Но без помощи магии.
        - Так… почему, по твоему мнению, Рекуб решил, будто бы книга украдена,  - спросил другой присяжный.
        - Я нёс её под одеждой: боялся помять и замарать. Других причин не вижу, с виновным не был знаком.
        - Предположительно виновным - уточнил судья.  - Уважаемы присяжные, вопросов больше нет?
        В ответ тишина. Кажется, моё первое публичное выступление закончилось. Интересно, я хорошо держался? Надо будет спросить у друга.
        - Уважаемый, садитесь,  - скомандовал судья.
        Я кивнул дошёл до скамейки и сел на место.
        - Крис, хорошо держался, красава,  - подбодрил меня Оскард.
        При всём его актёрском таланте, я всё равно заметил, что он слегка лукавил. Пусть, поддержка иногда важнее правды. Настоящий друг всегда поддержит. Суд же ещё не закончился, отчитать меня можно и потом. Чёрт, да я сам этого попрошу.
        - Тишина, молодые люди!  - гаркнул судья,  - сейчас должна выступить сторона предположительно виновных. Но Рекуб Клёч скоропостижно…
        - Был раздавлен огромной каменной монстрятиной,  - обречённо прошептал один из стариков, выглядел он прилично, я бы сказал, изыскано и богато.
        Интересно, как на этот шёпот, который услышали все, среагирует судья.
        - Верно, уважаемый Анзо, очень верно… Так вот… Выступление предположительно виновной стороны суд вынужденно пропустит. Перейдём сразу к доказательствам и очевидцам. В документах указано, что свидетелей поджога нет. Верно?
        - Да!  - громко и чётко ответил Оскард.
        - Из доказательств у вас имеются кастет и отпечаток ботинка в гипсовой форме?
        - Да.
        - И как вы, молодые, люди собрались доказать этими предметами вину противоборствующей стороны?
        - Потерпевший, мой друг Крис, никогда не дрался, как и его отец, который был простым крестьянином. Кастета в доме быть не могло,  - он достал его из кармана и показал всем,  - Крис, ну-ка примерь-ка.
        Я надел его на руку.
        - Да, великоват,  - констатировал судья. Но это не значит, что он принадлежал покойному Рекубу.
        - Ещё как значит, уважаемый судья, Рекуб же отсидел в темницы. Он лично у меня спрашивал про молодого геомага, то бишь моего друга. В документах же об этом подробно расписано… Мотив преступления - это месть. Я думаю, дело было так…
        Оскард очень кратно, но со всеми деталями рассказал, как, по его мнению, всё и произошло. Он утверждал, что Рекуб пошёл мне мстить, взял для этого кастет. Но меня, к великому счастью, дома не оказалось. Именно поэтому Рекуб и устроил пожар.
        Пока Оскард вещал, кстати очень профессионально, я следил за реакцией присяжных, все они внимательно слушали и, вроде бы, никто спорить не стал. Должно быть всем мотивация преступления показалась достаточно убедительной. Иногда я поглядывал за судьёй, но его мнение меня волновало меньше. Также позади нас сидели несколько зрителей, женщины и мужчина. На них вообще не обращали внимания, они попали в здание суда, когда началась битва. Видно, хотели укрыться и переждать, а по правилам суда их нельзя было выпускать до завершения дела. Вот они и остались. Сидели позади, злобно смотрели на двух стражников у двери и иногда тихо перешёптывались.
        - Предположительный мотив суду ясен. Но доказательства остаются под большим вопрос. Если вы сами подбросили кастет? Где взят слепок следа невозможно установить, а как докажете, что он принадлежит обвиняемому?
        - Э… мы рассчитывали, что предположительно обвиняемый явится на суд. Его рука бы подошла к кастету, а протектор на ботинке к отпечатку. Но… уважаемый судья, доказательства не состоялись только ввиду непреодолимой силы, от нас никак не зависящей.
        - Да помер Рекуб Клёнч, помер… это мы знает,  - вмешался единственный человек, к которому судья относился с уважением.
        - То есть, вы признаёте, что ваши доказательства не имеют силы,  - спросил судья моего друга.
        - Нет, мы отказываемся это признавать,  - ответил тот, теребя рыжие волосы.
        - Вы непоследовательны в своих словах, молодой человек. Ежели нет способа достоверно подтвердить предоставленные доказательства, то они не могут иметь силы в этом деле.
        - Вообще-то есть…  - растерянно ответил Оскард,  - можно стащить ботинок с мертвеца и подставить к отпечатку. Да… и… на руку можно кастет померить… Правда же, да?..
        - Это кощунство!  - заверещала пожилая дама.
        - Вы никак сбрендили! Аморально!  - поддержала её другая присяжная.
        - А кто это сделает?  - ухмыльнувшись, спросил старик.
        - Хороший вопрос, уважаемый Анзо. Правила суда не запрещают использовать такой «нестандартный» способ. Вы, молодые люди, готовы на это пойти?
        - Да,  - бросил Оскард.
        - Ну и кто принесёт ботинок?  - спросил с укором судья,  - а руку? Весь состав суда не может покинуть помещение, даю разрешения выйти только одному лицу. Решайте.
        - Твою мать, вот влипли,  - шепнул мне Оскард.
        - Что-то делать-то? Я не пойду,  - мне точно не хотелось идти рыться в кровавом месиве.
        За несколько секунд мы огляделись по сторонам. Встретили лишь недобрые взгляды всех присяжных, особенно женщин. Они прямо сверлили нас глазами, молча осуждая принятое решение. Судья равнодушно ждал, когда мы, наконец, решимся. Стража и зрители в конце помещение тоже как-то с недоверием на нас поглядывали. Лишь старик Анзо сидел с ехидной улыбкой, наверное, ему было очень интересно, какое развитие получит, мягко сказать, неоднозначная ситуация.
        - Эй, я бы мог это сделать,  - заговорил стражник, выглядевший жёстче и крепче товарища, настоящий здоровяк. Увидев, что судья не возражает, он продолжил,  - за оплату само собой. Деньги вперёд!
        Ух и обрушились же на него гневные взгляды. Будь я на его месте, наверное, бы от стыда сгорел. А стражник стоит, хоть бы хнык. Радует, что ему плевать на чужие мнения, значит не подведёт и сделает требуемое. Вопрос только в оплате этой услуги.
        - Сколько?  - пафосно спросил Оскард, откинувшись на спинку скамьи.
        - Тридцатник лонов.
        - Я за тридцатник сам метнусь кабанчиком!  - возразил друг,  - двадцать и по рукам.
        Да… умеет торговаться. А главное показать свою незаинтересованность. Да что такое с ним происходит, теряться начал? Я бы сейчас и то не так откровенно фальшивил.
        - Двадцать пять, или я остаюсь,  - закинул крючок стражник.
        - Идёт,  - Оскард на него попался, к сожалению, другого пути не имелось.
        Будь он поувереннее и спокойней, когда только заговорил со стражником, мог бы сторговаться и лучше, даже не сомневаюсь в этом.
        - Ботинок нужен правый,  - уточнил я для здоровяка.
        - Рука?
        - Без разницы,  - нервно ответил друг.
        Дверь открылась, стражник вышел. Тот, что остался в здание встал ровно посередине двери-книжки. Зрители, две женщины и невысокий мужичок, кажется, почувствовали, что это их шанс вырваться на свободу. Они бодро поднялись и очень нагло направились на стражника. Но тот в миг их осадил, лишь ударив дубинкой по левой ладошке.
        - Быстро сели и ждите! Правила суда всему голова!  - гаркнул он на них.
        - Ну чё ты ну?  - спросил мужичок. Две женщины на ним только злобно фыркнули.
        - Зрители, господа, не дело! Притворились лососем, там идите на нерест… недолго осталось, скоро дело решится,  - объяснил судья, потом закрыл зевок рукой.
        Все мы сидели далеко от высоких окон. Стёкла в них стояли только мутные, так ещё и солнечные лучи начали преломляться. Никто не мог разглядеть, что происходило на улице. Видели лишь как мелькали чьи-то расплывчатые силуэты. Набожные дамы продолжали тихонько возмущаться, словно боялись, что судья может обратить на них внимание. Присяжные мужчины в основном сидели молча, терпеливо ждали возвращения стражника. Судья, с кислым лицом, безучастно смотрел куда-то в потолок. Зрители косились на стражника, тот всё показывал им дубину и махал ей в воздухе.
        Атмосфера в здание накалялась, я уже начал бояться, как бы пожилые дамы не начали кричать во всё горло. Но, видно, воспитание не позволяло, ещё их мужчины успокаивали вместе с травяными пирожками. Из всех, кто находились внутри, лишь старик Анзо смотрел по сторонам и ехидно улыбался. Должно быть его очень забавило, что ситуация сложилась именно так. Готов спорить на сотню лонов, что суд для него одно из самых любимых развлечений.
        Оскард сидел, откинувшись на спинку и скрестив руки. Думаю, старался показать свою уверенность, об этом ещё сигнализировала слегка заметная, но больно хитрая улыбка. Мы с другом в доказательствах не сомневались ни на секунду. Их подтверждение - это только вопрос времени. Страж вот-вот вернётся с ботинком, а может и руку прихватит, если отыщет её в кровавом фарше.
        - Б-р-р…  - чуть вздрогнул я от таких мыслей.
        Время шло, он всё не появлялся. С улицы доносились голоса, не крики паники, а спокойные разговоры. Так подозреваю, что это устраняли последствия бойни. Аморально, конечно, так думать. Но я искренне желал, чтобы страж управился раньше, чем гробовщики, которым сегодня придётся потрудиться.
        Прозвучал громкий хлопок на всё помещение, одновременно с ним страж отлетел на несколько метров от открывшихся дверей.
        - А-а-а!  - крикнув с испуга, он упал лицом вниз.
        Сию же секунду на него, размахивая руками, полетел другой страж.
        - О-о-йё!  - протянул тот и бухнулся.
        Он выронил окровавленную кисть и ботинок. Присяжные вздрогнули и обернулись. При виде происходящего одни теряли дар речи, другие широко открывали рты. Такое внезапному появлению удивились все. И в том числе.
        - Чё за дерьмо? Э?  - дрогнул Оскард.
        Пока стражи валялись, в здание суда начал кто-то протискиваться. Мужик настолько высокого роста, что ему пришлось наклониться, лишь бы пройти под верхней рамой. Зашёл он задом, думаю, чтобы не кланяться всем здесь присутствующим. Когда он развернулся и выпрямился во весь рост, все просто ахнули. Настоящий гигант - гора мышц, гус он-то и закинул стража в «ворота», забив эпичный гол.
        - Что нахрен за мутант?  - я и сам не заметил, как прошептал это. На фоне непрошенного гостя страж казался хилым ребёнком, при его-то росте под сто восемьдесят сантиметров.
        - Это, Крис, фортис! Настоящий живой фортис, чтоб я провалился,  - говорил друг с каким-то благоговением.
        Я не понимал, чему он радовался. Как и не понимал, кто такой фортис и что этот гигант вообще забыл в здание суда. Судья какое-то время сидел с выпученными глазами, ничего не говорил. Его молоточек едва заметно дрожал. Зрители, что находились ближе всех к гиганту, забились в самый угол, стараясь спрятаться друг за другом, словно мыши от кота. Присяжные повыскакивали со своих мест и побежали к дальней стене, столпились у неё и пытались успокоиться. Особенно нервные даже не скрывали слёз и тихо молила о пощаде. Да и мы с другом не остались на месте, вскочили подбежали к трибуне. Если бы единственный выход не был перекрыт, то все бы рванули туда.
        Только старик Анзо смотрел на огромного мужика с густой белой бородой, длинными волосами и шрамом на левом глазе - без страха. К слову, вырядился гигант в официальный костюм, словно работник какой-нибудь канцелярии. Хотя, думаю, его наряд трещал по швам, настолько сильно выпирали раскаченные мышцы. Он стоял на месте, смотрел по сторонам и ничего не говорил. Только нахмуренные брови и маленькие глазки могли означать, что он очень-очень на кого-то зол.
        - Вот бык-то а! Верзила! Тебе бы с тем големом побудаться!  - выкрикнул старик Анзо.
        Все посмотрели на него, как на самоубийцу. А тот только скромно сидел на лавке, опирался на трость, да тихонько посмеивался. Странный мужик, интересный у него характер. А может он просто немного сумасшедший? Чёрт его знает. Но после слов старика заговорил и гигант.
        - Я Люьис Клёнч,  - прозвучал донельзя низкий голос.  - Моего дебила племянника превратили в груду мяса несколько минут назад. А эта блоха,  - он указал на стражника,  - ковырялась в его останках. Как это понимать?!
        - Вы в здание суда, а его отправили по судебному делу…  - начал судья.
        - Ага, нужно доказать вину твоего племянника,  - добавил старик.
        - Так тут суд?! Я, значит, сторона предположительно виновных. Посмотрим, что вы мне скажете.
        - Давайте все успокоимся и рассудимся по своим местам,  - произнёс судья.
        На сегодня это первый случай, когда полная тишина после слов судьи означала всеобщее отрицание. Только гигант Льюис, громко протопав по полу, занял свободную лавку и сказал:
        - Не думайте, я не варвар какой-нибудь. Мы всё решим законным путём, не собираюсь я ничего крушить. Ну, а тот уродец просто попал под руку…
        - Неприятно,  - высказался стражник.
        Напарники уже поднялись с пола и сели на самую заднею скамью. Двери помещения были нараспашку, но зрители так испугались, что не спешили убегать. Потребовалось какое-то время, чтобы люди успокоились и вернулись на свои места. Они, конечно, больше не могли вести себя так, словно ничего не произошло. Заседание превратилось в настоящую пытку для всех, кроме Льюиса и старика, которому предстояла наслаждаться, пожалуй, самым насыщенным и эмоциональным судом за всё время. Его лицо выражало сильнейшей предвкушение, он даже ногой притопывал, лишь бы всё быстрее началось.
        - Суд, ввиду новых обстоятельств, пересматривает процесс. На ответную речь вызывается сторона предположительно виновных. А именно Льюис Клёнч, дядя предположительно виновного.
        - Нет, я посижу,  - спокойно произнёс гигант.
        - Л-ладно,  - нервно сглотнув, судья кивнул,  - можете начинать.

        Глава 6

        Гигант сложил перед собой руки на стол. И начал вещать:
        - Я только вчера приехал из Акшпыца, со своей командой золотодобытчиков. Встретился вечером с, уже покойным, но всё равно с бесконечно тупым племянником. Он мне рассказал, что его вызвали в суд. Просидели у него дома, под крепкий алкоголь всё и прояснилось. Я утверждаю, что его вины в пожаре нет. Во всём виноваты горволки, которые забрались в дом, уже после моего подопечного.
        Я дрогнул, если это правда и гигант сможет это доказать, то всё пропало. Вместе со мной понял это и Оскард. Мы старались не подавать виду, что знаем про горволков. Однако ко мне наведывался всего один, может он и в заправду потом вернулся с сородичами. Но, судя по лицам присяжных и судьи, никто из них особо не верил в такое стечение обстоятельств. Все начали перешёптываться и что-то обсуждать.
        Думаю, всем показалось странно то, что Льюис так легко выдал племянника. Он ведь, по сути, прямо заявил, что его родственничек наведывался в мой дом. С другой стороны, негативное отношение дяди к племяннику сыграет нам на руку. Может повезёт и он не будет слишком усердствовать в защите. Хотя, если после смерти Рекуба всё его вещи должны перейти Льюису, то дело плохо. Это мне уже подсказал знаток Оскард.
        Судья три раза стукнул молоточком по столу.
        - Тишина, уважаемые! Льюис Клёнч ещё не закончил. А то, что он не за трибуной не развязывает вам языки. Вопросы в конце выступления.
        Присяжные уже не так охотно подчинялись требованием судьи. Когда на них взглянул гигант, то те, словно дар речи потеряли. Вот так и сменился «неформальный» лидер нашего суда. Это плохо, ведь им стал человек с противоборствующей стороны. Если он будет давить на присяжных, пусть и не открыто, а завуалировано, то они проголосуют против нас. Просто чтобы себя обезопасить. Оно и понятно, такого человека в тёмном переулке не захочешь встретить. Если Льюис вообще человек. Кто такой фортис мне до сих пор неизвестно.
        - Доказательства были, но, как вы понимаете, укуса не теле моего дуболома племянника уже рассмотреть не выйдет,  - размашисто взмахнув рукой, он добавил,  - всё, я закончил.
        Присяжные снова зашушукались, а судья что-то вычитывал в справочниках. Самое время спросить то, что сейчас меня интересует больше всего.
        - Оскард,  - пискнул я.
        - А?
        - Кто такой фортис?
        - Ты не знаешь?
        Моя резко поднятая бровь дала вполне исчерпывающий ответ.
        - Ну, это такие сверхлюди. У них разные способности, а получают их алхимическим или магическим способом. Что-то среднее между магами и простыми людьми.
        - Ясно,  - ответил я и поднёс палец к губам. Почему я раньше о них не слышал? Надо будет «изучить вопрос».
        Друг молча кивнул, и мы замолчали. Судья ещё пару минут что-то читал. Пока общую болтовню не нарушил гигант:
        - Товарищ судья, быстрее можно?
        - Да, да, конечно. Теперь вопросы для предположительно виновной стороны,  - объявил он и после непродолжительной паузы спросил,  - у вас иных доказательств не имеется?
        - А вы не поверите на слова такому, как я?  - голос Льюиса стал ещё ниже, он растопырил огромные руки в разные стороны и сжал кулаки.
        - В суде доказательствами служат только неопровержимые вещи, любой сути. Свидетели, предметы и так далее. Присяжные, задавайте вопросы.
        Анзо поднял руку, едва сдерживая ехидную улыбку. Что он выкинет на этот раз? Судья дал одобрение и вопрос старика прозвучал:
        - Льюис, сколько надо выжрать зелий, чтобы так раздуться?  - спросил он и гоготнул в кулак.
        Вопрос интересный, правда чуть меньше, чем реакция гиганта. Я ожидал всего: гнева, угрозы, оскорбления, но только не этого.
        - Аха-ах! Вот весёлый старикашка, он мне нравится, дьявол его дери! Зелий не хватит, тут ещё нужен целый комплекс упражнений. Медитация, вливание инородной магии в меридианы и мышцы. Правильное питание и здоровый образ жизни. Побольше аппетитных дам и хороших драк. Драться желательно с медведями или молодыми троллями. Жили у меня несколько экземпляров, каждое утро с ними боролся. Да и дам у меня целый гарем был. Кстати, мне шестьдесят семь лет.
        - Мне пятьдесят восемь,  - ответил дряхлый старик Анзо.
        Откровенье Льюиса поразило если не всех, то подобающее большинство. Ну кто бы в нашей глуши поверил, что ему может быть столько лет. Да, никто. Но это живой пример, что магия и алхимия способны на невероятное. Пока старики, полные противоположности, болтали и обменивались «мудростью», судья нервно чесал руку. Наверное, не решался их прервать. Зато решился мой друг, блин, набрался смелости, когда не нужно.
        - А я вот коленки капустой лечу, очень хорошо помогает!  - чуть ли не выкрикнул он, потом добавил,  - давайте вернёмся к нашему делу, пожалуйста.
        Взгляд судьи надо было видеть, он смотрел на Оскарда как на героя. А тот, когда понял, что перестарался, то поутих и немного сжался в себя.
        - Ты прав, рыжий,  - ответил Льюис,  - ещё вопросы есть у кого?
        Старик Анзо улыбнулся во весь рот, что все увидели его хорошие, но редкие зубы.
        - Нет, не ты!  - запретил ему говорить гигант.
        - У меня вопрос,  - подняв руку, сказал я.
        - Слушаю, стиляга.
        - С ваших слов следует, что Рекуб действительно забрался в мой дом?
        - Верно,  - прозвучал грубый бас.
        - Он сам об этом рассказал вам?  - спросил я.
        - Да.
        - Всё, вопросов у нет,  - я правда не понимал, какого чёрта все игнорируют слова Льюиса. Он же прямо заявил, что Рекуб залез в дом…
        - Объявляю перерыв, чтобы сторона обвинителей подготовила доказательства.
        Гигант поднялся с места и отправился прямо на улицу, что вообще-то ещё не разрешалось. Перерыв предполагал почти всё, кроме выхода из здания суда. Но, когда ты живая гора мышц, то можешь позволить себе нарушать некоторые правила. Льюис об этом прекрасно знал и пользовался своим преимущество.
        Как только он вышел, то зрители вылетели из угла и побежали к двери. Стража их не остановила. Мужики, так скажем, находились в не самом боевом положение. Сидели на скамье и жаловались друг другу на выходку гиганта. Делали это шёпотом, чтобы тот не услышал.
        Присяжные остались на своих местах, они во всю обсуждали за кого будут голосовать. Разногласия разбили их на «несколько» лагерей. Одни просто не хотели проблем с гигантом, другие хотели справедливости, а третьи пытались докопаться до истины, а уже потом решать. Больше всего меня поразило, как они спорили насчёт слов Льюиса. Мол верить ему или нет. Для меня это дикость, но не стал бы никто в здравом уме обманывать, чтобы подставить своего человека.
        Нам с Оскардом предстояло не самое приятное дело. Принести на центральный стол доказательства, подготовить их к показу. Мы встали со скамьи и направились к тому месту, где один стражник сшиб другого и выронил окровавленный башмак с, представить страшно, настоящей кистью мертвеца.
        - Оскард, а что толку с этих доказательств? Гигант легко признался, что Рекуб рассказывал о своих проделках. Чего нового мы этим докажем?
        - А ты прав, ничего нового… Но дело в том, что слова не могут служить доказательством. Лишь в очень редких случаях,  - ответил друг.
        - Вряд ли кто-то поверил в горволков, а в остальное могли. Так лучше попытаться доказать, что Рекуб был у меня дома. Так?
        - Согласен,  - кивнул друг,  - если получится, то там уже не трясёт, он поджог или пердёж адской гончей.
        Он достал из кармана платок и поднял с его помощью окровавленную и переломанную кисть. Быстренько отнёс её к столу и положил ближе к краю. Я поставил ботинок рядом. Затем мы подняли на стол и тяжёлую гипсовую форму. Оскард также выложил и кастет, очевидно, не горел желанием надевать его на кисть покойника.
        - Я и не буду.
        - Правильно. Пусть кисть оживёт, и сама в него залезет. Кто-то должен это сделать,  - стал спорить друг.
        - Кто?
        - Давай на камень-ножницы-бумага.
        - Идёт.
        - Только не использую технику пустого кулака!  - улыбнулся Оскард и приготовил руку.
        - Хех! Хорошая шутка. Раз-два-три!
        Я выкинул камень, а он ножницы. Удача на моей стороне, не придётся трогать эту мерзкую кисть в запёкшейся крови. Оскард взял окровавленный платок и разорвал на две части. Скорчив гримасу отвращения, он каким-то чудом умудрился напялить на кисть кастет. Потом ещё долго плевал на руки и пытался их вытереть об несчастные лоскутки. Присяжные, наблюдавшие за ним, урчали и говорили, что негоже так поступать с рукой мертвеца. Хорошо хоть, они не знали, что в ботинке осталась часть стопы. Благо его голенище достаточно длинное и скрыло это.
        Тут к нам подошёл стражник. Выглядел он уже не так свежо.
        - Давайте деньги,  - сказал он,  - ткнув взглядом на стол.
        - Ща,  - ответил Оскард и полез в карман.
        Он достал, как и договаривались, двадцать пять лонов. Протянул их стражнику, но тот мотнул головой.
        - А доплата за того огромного урода?! Я вообще-то не планировал свой тыквой двери вышибать…
        - Ах доплата?  - Оскар раскинул руки в сторону,  - а давай я лучше тому гиганту скажу, как ты его назвал. Сказать? Крис, что думаешь?
        - Да, конечно, сказать,  - подыграл я.
        - Эй, ну вы каво, н-не надо говорить.
        - Хах! С тебя двадцать пять лонов за молчание,  - сказал друг, как отрезал.
        - Хрен с вами, оставьте себе, только ему не говорите.
        - Ладно, живи,  - согласился Оскард,  - а вот это ты заслужил,  - он передал побитому бедолаге пять лонов.
        Стражник и им обрадовался. Закинул в карман да вернулся к напарнику. Сейчас Оскард выкрутился профессионально, ничего не скажешь. Наверное, неформальная обстановка помогла ему. А может он просто подготовил ответку заранее. Предвидеть, что страж запросит больше денег было не так уж и сложно в самом деле. Один только его пролёт через двери со страшным грохотом чего стоил.
        - Хорошо, ловко,  - похвалил я друга.
        - Ага. Пошли сядем, скоро начнётся пред финальная часть суда.
        Мы сели за свою лавку. Вскоре перестали гулять между рядов и присяжные. Они тоже заняли места и затихли. Старик Анзо всё оборачивался и поглядывал на дверь. Видно, с нетерпением выжидал появление своего нового кумира.
        Гигант не заставил себя долго ждать. Он снова наклонился и вошёл в здание задом вперёд.
        - Когда-нибудь мне это наскучит,  - прохрипел он и занял своё место. Лавка хрустнула под его весом, но не развалилась.
        - Суд возобновляет свою работу,  - чуть ли не засыпая проговорил судья,  - сторона обвинителей, прошу вас продемонстрировать свои доказательства.
        - Извините, уважаемый судья. Сторона предположительно виновных, а именно Льюис Клёнч, самолично подтвердил, что Рекуб забирался в дом пострадавшего,  - начал Оскард.
        - Не отрицаю,  - пробурчал гигант низким басом,  - племянник, в голове его солома, забрался в чужой дом и вытворял там различные непотребства. Это правда.
        - То есть, мы установили тот факт, что Рекуб забрался в чужой дом? Все согласны? Мне кажется, это доказывать более не нужно,  - договорил Оскард, обращаясь к залу.
        В ответ присяжные промолчали, некоторые кивали. Анзо подмигнул, а судья задумался.
        - Допустим все согласны, что мелкое хулиганство доказано…  - после судья обратился к нам,  - Но ваши доказательства не указывают на факт поджога именно Рекубом?
        - Нет,  - ответил я с другом в один голос.
        - Ясно, подумайте присяжные хорошо. Осталось выслушать требования обеих сторон и можно переходить к голосованию,  - подытожил судья,  - начинайте, господа.
        Оскард только открыл рот, как его перебил Льюис:
        - Я готов заплатить за мелкое хулиганство идиота племянника, но никаких компенсаций. Напомню вам, что я сам ничего не делал. Суд вообще не вправе меня на что-либо обязать. Ах, да! Вы так и не доказали, что дом поджёг Рекуб,  - договорив, он поправил длинные волосы и гордо поднял голову.
        - Судья, у меня вопрос!  - как школьник начал верещать Оскард.
        - Пожалуйста, задавайте.
        - Вопрос к Льюису. После смерти племянника все его вещи перейдут… а куда?  - Оскард спросил это только потому, что я заранее его подговорил.
        - Протестую!  - воскликнул Льюис и обрушил кулак на стол. Тот с треском проломился,  - извините, за мебель… Но этот вопрос не имеет никакого отношения к делу.
        - Верно, верно…  - вынужденно согласился судья,  - чего хочет сторона обвинителей?
        - Полной компенсации за сгоревший дом,  - заговорил я,  - да он был не в идеальном состояние, но перезимовать позволял. Ещё я напомню всем присяжным, что Рекуб забрался в дом и это факт. Саму подумайте, связано это с пожаром или нет. Хотел он мне отомстить, могла ли им двигать озвученная мотивация?
        - Полегче, молодой,  - гигант осудил меня взглядом. Верный знак, что я сказал хорошо и по делу.
        Правда напрягся, настолько здоровенного и грозного мужика никогда не встречал. Пожалуй, даже стычка с медведем меня не так напугала, как мысль о том, что Льюис сейчас вскочит и попытается меня побить. Одного его удара хватит, чтобы моя грудь превратилась в лепёшку…
        - Итак, требования сторон понятны. Переходим к голосованию,  - затем судья ещё раз напомнил правила, количество голосов для разных участников и всё такое.
        Присяжные собрались в группу, чтобы обменяться мнениями. Мы, обе противоборствующие стороны, остались сидеть на скамейках. Оскард и я старались и голову не поворачивать в сторону гиганта. Одет и выглядит он очень культурно, в какой-то степени и манерам обучен. Но, с другой стороны, с его взрывным характером, что для стариков дико, может кинуться на нас, как цепной пёс. И, боюсь, кроме того, голема или бригады лесорубов, его вряд ли кто-то остановит.
        Спустя какое-то время присяжные расселись по местам. Они начали передавать друг друга бумажку и что-то в ней писать. Тайное, голосование, как я понял. Хотя, на самом деле, таковое только номинально. В итоге записи передали и судье. Он её достаточно долго читал, потом молча сидел и думал. Стало быть, не только голоса писали присяжные, но и что-то ещё. Как сказал Оскард, выражали свою точку зрения, пытались обосновать выбор.
        Наконец, судья разобрался и затрещал молотком по столу.
        - Перед оглашением решения суда я должен кое-что прояснить. У ныне мёртвого Рекуба Клёнча нет родственника ближе, чем дядя Льюис Клёнч. Следовательно, если суд решит, что вина Рекуба доказана, то перед тем, как имущество перейдёт новому владельцу его часть, в обязательном порядке, будет передана пострадавшей стороне. Проще говоря, если присяжные решили, что Рекуб виноват в пожаре, то компенсация для пострадавших полагается. Но не из кармана Льюиса, а с продажи имущества его племянника. Уточню, что передача собственности производится через назначенные органы, не судебные.
        - Ну-ну-ну… результат можно услышать?  - едва не прорычав, спросил гигант.
        - Да-да, только подсчитаю голоса,  - ответил судья.
        - Блин,  - шепнул Оскард,  - а чё он до этого делал?
        - Что-то очень важно,  - в саркастической манере ответил я,  - ты бы лучше переживал за решение присяжных. Они вроде на нашей стороне, но пугаем их точно не мы…
        Снова удар молоточка.
        - Присяжные и судья, то есть я вынесли приговор. Пройдёмся по пунктам. Вина Рекуба Клёнча в мелком хулиганстве: доказана. Вина Рекуба Клёнча: официально не доказана, но большинство голосовавших склоняются к тому, что это правда.
        - Твари,  - прошептал гигант.
        Настолько тихо, что все услышали! Присяжные засуетились, старик Анзо ухмыльнулся, как обычно и стукнул костылём по полу. Мы с другом переглянулись, очень хорошо скрыв улыбки. Судья нервно сглотнул и продолжил:
        - Суд постановляет доказано-виновной стороне выплатить компенсацию в размере нанесённого ущерба. А: за мелкое хулиганство. Б: за поджёг. Это двести тридцать пять лонов. Обращаю ваше внимание, что Льюис не обязуется тратить собственные средства. Но, если владения племянника перейдёт к нему, то пострадавшим необходимо заплатить. Можно и вещами, цена которых будет соответствовать требуемой сумме. Решение окончательное и протесту не подлежит,  - после паузы он добавил,  - вы можете неофициально выплатить им компенсацию, а с имуществом разбираться потом, если, конечно, решите его принять. Суд окончен! Всем спасибо!
        - Ну, господа победители, предлагаю разобраться на месте,  - сказал гигант, повернувшись в нашу сторону.
        От такого тона и предложения по моей спине пробежали мурашки, думаю, и Оскард испытал что-то схожее.
        - Хорошо,  - ответил я ему.
        - Вот деньги,  - он достал мешочек и кинул нам.
        Оскард поймал его:
        - Здесь больше, да?
        - Отсчитай нужную сумму, остальное верни,  - гигант нахмурил брови.
        Друг судорожно развязал верёвочку и принялся вынимать монеты по одной. Спустя несколько мгновений он насчитал двести тридцать пять лонов. Именно во столько оценили мой «Чёрный Замок».
        - Вот,  - Оскард вернул лишнее.
        - Довольны?  - раздув нос спросил Льюис.
        - Да,  - ответил я.
        - Чтоб всё это забыли. Понятно? Узнаю, что где-то упоминали это дело или моего племянника дебила, я вам… кхм… по шапке надаю,  - и его совершенно не смутило, что угрозу могли слышать судья, стража и те присяжные, что замешкались.
        Проклятый гигант, думает, что ему всё можно.
        - Ладно, ладно,  - ответил Оскард.
        - Славно,  - ответил Льюис и ушёл.
        - Наверное чужую хату получать,  - сострил Оскард, когда гигант покинул суд.
        - Хех, усмехнулся я.
        Затем мы услышали грозный крик:
        - Я всё слышу!
        Мы переглянулись, наши лица в миг стали серьёзней.
        - Ох, ребята, не связывались бы вы с эти бандюгой. Он говорят с Дугри работает, подельник или напарник… как там у них?  - заговорил с нам один из присяжных.
        - Спасибо за совет,  - поблагодарил его Оскард.
        Мы оба прекрасно понимали, что связывать с горой мышц при любом раскладе плохо. Что до самого Льюиса, то он купил дом Рекуба не за такую и большую сумму. Дело хоть и проиграл, но и выиграл не мало. Надеюсь, он будет рад и забудет про нас навсегда.
        Вскоре, мы с другом, вышли из здания суда. Сразу же увидели старосту, много законников. Всюду бродили люди и пытались привести площадь в порядок. Местами расположились гробовщики, они строили гробы прямо на площади. Но пришёл и лекарь, он помогал тем не многим, кто пережил страшную битву. В основном это были лесорубы, искалеченные и окровавленные.
        Да уж, тут люди умирали, а мы судились…
        - Крис, держи,  - Оскард передал мне деньги, а сам куда-то побежал.
        - Ты куда?!
        - Рекуб помер, его магический пёс остался без хозяина,  - прокричал он, оглядываясь.
        Я рванул за ним. Пёс, пускающий из рта маленькие молнии и мне, казался очень любопытным животным.

        Глава 7

        Оскард нёсся прямо, ни на что не обращая внимание. Я бежал за ним не так быстро, поэтому успевал смотреть по сторонам. Всюду носились стражники, пытались что-то сделать. Одни разгоняли зевак, которые не помогали разгребать завалы или переносить раненых и мёртвых. Другие старались всё организовать, разделить народ на группы для выполнения разных задач. Но ничего не получалось, на площади царил хаос. Каждый делал то, что считал нужным.
        Некоторые мужики носились с вёдрами от колодца до кровавых или рвотных луж. Старались их смыть. Торговцы и ремесленники пытались поставить палатки, поднять шатры и отремонтировать прилавки. В общем, люди занимались делами, важными именно для собственного блага, но это и позволяло привести площадь в порядок. Требовалось только немного времени и помощи со стороны, чем собственно, стражники и занимались.
        - Где законников раньше носило? Крис, они же не бились с големом,  - Оскард заглядывал под строения, куда примерно занырнула собака.
        - Такая у нас вот защита…  - протянул я, помогая другу искать магического четвероногого.
        Мы облазили все щели под домами, куда могла протиснуться собака. Но никого не нашли, лишь стайку по-настоящему огромных крыс, под одним из самых старых домов. Оскард предложил закинуть туда матёрых котов и посмотреть, что будет. Хех. Он снова шутил, а это хорошо. Затем мы отряхнулись и собирались пойти в свинарник, считать деньги и выбирать инструменты для золотодобычи в моей книжке. Но наши планы нарушила толпа, которая двигалась, словно стая овец, с одной из улиц.
        Выглядели люди, образующие её, мягко сказать, не очень опрятно. Взлохмаченные волосы, лица со следами усталости, грязные и рваные одежды. Думаю, что такими были они и до разгрома на площади. Мужики и тётки орали, что есть мочи, но их слова едва удавалось разобрать. Они выпучили глаза, махали руками, расталкивали простых мирных крестьян. В их главе шёл толстый мужик в плаще, он нёс на руках ту самую девочку, которую совсем недавно спасли от голема.
        Его слова я смог разобрать. Он орал что-то про магию, ведьму и проклятие. Судя по всему, адресованы они были именно девчушки в его руках. Разглядев её лицо, стало понятно, что и она не самый простой ребёнок. Таких в приключенческих книгах, что я читал,  - называли дети солнца, за их глуповато-округлое лицо, почти всегда сопровождающееся улыбкой.
        Девочка, с плоским ликом и маленьким носом, улыбалась, слегка, приоткрывая рот. Наверное, ей казалось, что её несут на какой-то праздник. Что все радуются ей. Ещё бы, ведь эти идиоты тыкали в ребёнка пальцами, пощипывали и орали какие-то проклятия. Как их воспринимал не совсем здоровый детский ум для меня загадка, но видно позитивно. Впрочем, к сборищу ненормальных я лучше относиться не стал. Чем дольше я находился в городе, тем отвратней он мне казался… Может тут и жертвоприношения устраивают?
        - О боже только этих тут не хватало!  - завопил Оскард.
        - А кто эти придурки?
        - Мракобесы. Ненавижу их! Если они собрались в кучу, то жди чего-то неладного. Вон, смотри, девчонку ту тащат. Сжечь, наверно, хотят… Стадо тупых баранов!
        - Сжечь ребёнка?!  - воскликнул я, желая поскорее их остановить,  - но зачем?!
        - Крис, не пытайся понять больные умы. Они видели, что голем бежал к ней, что она не боялась. Всё, больше им ни черта не надо знать. Думают, что она ведьма…  - объяснил Оскард.
        - Это же бред! Девочка-то…  - возмутился я.
        - Да у неё синдром, как же его? Не суть… Бедняжка даже не понимает, что происходит. Она наверно ещё и глухонемая.
        - И чё делать?!
        - Нам ничего. Ну что мы может? Только надеется на стражу.
        И тут началось самое ужасно. Стадо мракобесов начало возводить прямо в центре площади конструкцию для сжигания людей. Установив столб, они обкидывали его дровами и соломой. Затем попытались привязать девчушку, но тут появился командир стражников и приказал тем вмешаться. В итоге мы с другом наблюдали за тем, как стражники разгоняли ненормальных. Первые хватали вторых и связывали верёвкой. Это напоминало мне то, как волки охотятся на овец. Правда, хищники сжирали своих жертв, а законники лишь обездвиживали нарушителей. Но и это хороший способ, чтобы прекратить беспорядки.
        Вскоре появился староста Хирульд, а рядом с ним Эста, как всегда, с распущенными волосами и во всём чёрном, глаз не оторвать.
        - А-а-а,  - Оскард начал подталкивать меня локтем и хитро улыбаться,  - иди к ней, давай-давай.
        - Нет, не лучшее время.
        - А, ну… да. Староста тебя может и отдубасить. Вы же ещё не знакомы?
        - Долгая история,  - не хотел я делиться всеми подробностями, да и надобности нет.
        - Я же тебя за язык не тяну, не хочешь не говори,  - мило улыбнулся Оскард и показал в сторону.
        Я повернул голову и увидел, что староста отправился к командиру стражи. Если он его отчитает, то я буду только рад. Не дело, когда с опасностью должны справляться лесорубы, а не стража, пусть даже первые и виноваты. До сих пор не понятно, как вообще могло такое произойти, что законные защитники города никак не участвовали в битве с монстром.
        Но об этом я быстро перестал думать, когда понял, что Эста осталась одна и к ней можно было совершенно спокойно подойти и заговорить. Например, назначить вторую встречу. Она же не случайно пришла сюда, наверняка подумала, что такое событие я, как геомаг, не пропущу.
        - Ну, иди!  - подтолкнул меня Оскард,  - только лишнего не болтай.
        И я пошёл к Эсте, она стояла на месте и смотрела по сторонам. Её лицо не выражало никаких эмоций. Я сразу заподозрил неладное. Её словно подменили, а может это какие-то биомагические штучки или всего лишь её реакция на происходящее. В любом случае я уже не боялся подойти к ней и заговорить, страх или какая-то нерешительность исчезли без остатка.
        Очень скоро она заметила меня в толпе. Я один уверенно двигался в её сторону по прямой. Остальные же хаотично бегали туда-сюда. То и дело я таранился в них или они в меня. Столкнувшись с очередным мужиком, я едва устоял на ногах, затем улыбнулся и махнул Эсте. Она всё прекрасно видела, но ни единой эмоции не мелькнуло на её лице. Спокойно стояла и смотрела на меня. Причём, этот взгляд напомнил мне то презрение, каким я был награждён на площади.
        Пробравшись через толпу, я подошёл к ней достаточно близко, чтобы заговорить.
        - Привет,  - сказал я, чувствуя, что всякая уверенность меня покидает.
        - Крис,  - сказала она с каким-то равнодушным отторжением,  - я сейчас не в настроении, уйди лучше подальше.
        - Чего?..  - опешил я.
        - Сейчас я видеть тебя не хочу! Но возьми это,  - она протянула мне бумажку, затем отвернулась и ушла не оглядываясь.
        - Что всё это значит?!  - крикнул я ей вслед.
        - Прочтёшь и поймёшь, тугодум,  - крикнула она и скрылась за домом.
        Пару секунд я стоял, как вкопанный и ни о чём не думал. Совсем. В голове не было места для мыслей, только эмоции. Непонимание, отчаянье и страх потерять её. Но тут подскочил Оскард:
        - Она тебя отшила? Вот стерва, а я говорил: не надо с ней связываться!
        - Тихо, не болтай. Она дала мне записку,  - попытался я хоть как-то утешиться.
        - Сожги нахрен и забудь её,  - посоветовал Оскард.
        - Нет, прочту. Но позже,  - мне страшно хотелось поскорее развернуть бумажку и узнать, что в ней написано. Но лучше немного подождать, может там не самое приятное послание. Собственно только это и сдерживало меня.
        - Крис, в мире полно других!
        - Ты знаешь кого-то красивее Эсты?  - со злобой спросил я,  - ты знаешь кого-то настолько же милого и застенчивого, как она на первом свидании?
        - А ты и злиться умеешь,  - только и смог ответить он.
        - Умею, Оскард, представь себе. Ещё я умею ставить цели и добиваться их. Эста будет со мной. Всё.
        - Будет-будет, не сомневайся,  - Оскард хлопнул меня по спине.
        Надоел, снова попытался меня успокоить. Я ему как младший брат. Хотя это скорее хорошо. Ещё пару минут мы простояли молча. Я не желал говорить, а Оскард, видимо, не знал о чём. Может он и догадался, что не нужно сейчас болтовни, всё-таки друг-то он хороший и человек далеко не глупый. Это я вспылил, а он просто хотел помочь. В своей привычной манере конечно же.
        - Ну дуйся, я… это всё эмоции.
        - Какой дуться? Я тебе не монгольфьер*, да и зад мой никакой огнемаг не поджаривает,  - отшутился друг.
        [Воздушные шары(монгольфьеры) в мире Лонэхов летают за счёт силы игнимагов. То есть, маг, находящийся в корзине, пускает огонь в отверстие шара. Таким образом воздух нагревается и появляется вертикальная тяга.]
        - Джулия бы могла,  - ответил я, чуть улыбнувшись.
        - Нет, уж спасибо. Не хочу превратиться в Мистера Уголька.
        Затем мы увидели, что девчушка попала в руки к стражникам. Она по-прежнему улыбалась, больше ей не грозила опасность. Практически все мракобесы были связаны. Некоторые ещё носились по площади, плевались в прохожих, расталкивали их и что-то кричали про ведьмочку да проклятья. Но и тех стража быстро словит, не беда. Хоть с людьми защитники города могли совладать, это радует.
        - Крис, Крис, Крис, смотри,  - дёрнул меня за рукав друг.
        Я увидел, что девчушку передали старосте. Тот, держа её на руках, кричал:
        - Где родители? Кто её отец и мать?
        На площади находилось очень много людей, но никто из них не отзывался. Может родители работали, а может занимались делами дома. В любом случае никто не пошёл к старосте, чтобы забрать ребёнка. Как вдруг из толпы вылезла какая-то бабка. Именно вылезла, именно бабка. Других более подходящих слов и не сыщешь. Впечатление она производила не самое приятное. Сморщенное лицо, кривая спина с горбом. А наряд, так его лучше бы выкинуть или сжечь вместе с клопами, которые, я уверен, забились в тканевых складках тысячами, а не носить на людях.
        Нет, я, конечно, понимаю, что не все люди могут позволить покупать каждый год новую одежду, но ходить в откровенно грязном рванье, это уже перебор.
        - Давай её сюда,  - бабка гаркнула на старосту:
        - Вы её бабушка?  - вежливо спросил Хирульд.
        - Нет, хрен в обед, сводный дядя троюродной тётки по отцовской линии,  - прокряхтела старушенция.
        - Ладно,  - ответил староста и обратился к девчушке,  - девочка, вставай на ноги, тебя заберёт бабушка.
        - Не мели, она глухая,  - прояснила бабка.
        После того, как внучка увидела её, то перестала улыбаться. Это уже говорила о многом, понятное дело, что только плохом. Бабка тут же схватила девочку за ухо и куда-то поплелась, еле волоча больные ноги. Мерзкая старая карга, ну нельзя же так с детьми. Я чуть было не крикнул ей, но Оскард помешал.
        - Крис, не вмешивайся…  - научись не переживать за всех подряд.
        - Эй, грымза,  - крикнул староста в след мерзкой бабке,  - дай мне построить приют! И, я клянусь, с девочкой ты попрощаешься навсегда.
        - Когда достроишь, ослиная твоя голова, я уже и крякну!  - ответила та, продолжая дёргать девочку за ухо.
        Я посмотрел Оскарду в глаза и сказал.
        - Знаешь, когда я выбирался в город только за едой, я не знал, что люди бывают настолько мерзкими и тупыми.
        - Крис, не все… Давай уйдём, нам нужно готовиться к золотодобыче!  - воскликнул он, мотнув головой и задрав брови. Думал, что меня это воодушевит и не ошибся.
        - Да, сваливаем.
        Пока мы пробивались через толпу, староста забрался на лестницу, которую держали его помощники. Взяв громкоговоритель, воронку из железных листов и ручкой у основания, он заговорил.
        - Тихо! Тихо! Народ, замолчите!  - разнеслось почти по всей площади.
        Те, кто не захотели подчиняться, а вместо этого ворчали и что-то выкрикивали получили от стражи мягкий, но прозрачный намёк, что тишину соблюсти все-таки придётся. Вскоре вся площадь стихла. Люди в ожидании смотрели на Хирульда, но лишь некоторым действительно хотелось послушать его речь. Остальным не терпелось заняться своими делами, но они боялись проблем с законниками, а особо буйным - получить новый удар крепкой дубиной.
        - Сегодняшний день показал, что Трелес не готов к чрезвычайным ситуациям. Показал, что в городе до сих пор остаются мракобесы, или, как они себя называют, антимаги. Поэтому я решил принять меры. Во-первых, все стражники которые в момент появления голема находились на службе получат выговор. Во-вторых, абсолютно все стражники будут обязаны пройти переподготовку. В-третьих, виновные в появлении голема будут наказаны. В-четвертых, семьям погибших на площади выплатят компенсации. В-пятых, я планирую обстроить наш любимый город каменной стеной. Все, кто могут и готовы помочь должны обратиться в строительный комитет. Денег на полное строительство сразу нет, на стену уйдут годы, но зарплаты будут стабильными. Наконец, в-шестых, я издам указ, и мракобесы будут изгнаны из города. Всё!  - староста объявил о завершении речи и слез с лестницы.
        Народ, к моему удивлению, поддержал выступление старосты. Судя по хлопкам и весёлым выкрикам, народ радовался. Идеи Хирульда понравились и мне, все до одной. А особенно та, которая предполагала, что мракобесы навсегда покинут наш Трелес. Нечего этим пещерным людям жить в городе: пусть валят в лес и молятся, чтобы их не долбанула молния. Может быть друг друга в жертву начнут приносить, да и вымрут. Жестоко, но всем от этого будет только лучше.
        - Слушай, а големы умеют строить стены?  - спросил Оскард.
        - Хм… если научить, то смогут, наверно.
        - Ты только представь: постоишь целую бригаду, я сделаю им механизмы. Они будут пахать, как проклятые, ну, то есть стоить стену, а мы получать деньги. Не жизнь, а сказка.
        - Да,  - согласился я,  - ещё бы с шестерёнками разобраться.
        - По глазам вижу. Ты же хочешь, чтобы я шляпу сожрал. Так возьми и сделай. Не желай, не думай, не планируй, а сделай.
        - Ладно-ладно, пошли уже. Мотиватор, блин.
        И мы отправились в свинарник. Путь наш пролегал мимо той улицы, где располагались мебельная мастерская и дом Цура Лока, а чём я и сообщил Оскарду. Но городской житель он, а не я, вряд ли друг этого не знал. Тем не менее, мы оба хотели посмотреть, что произошло на той самой улицы. То, что голем разнёс мастерскую это очевидно. Но нас интересовали другие постройки, особенно из каменных блоков. Всё-таки интересно, выстояли они или нет.
        Вскоре всё и прояснилось; мы увидели последствия побега голема. Улочка выглядела не лучше, чем центральная площадь. В мебельной мастерской была напрочь выбита деревянная стена, а часть потолка и соответственно пол комнаты второго этажа были обрушены. Надеюсь, рыжая девица не пострадала. Вроде бы и дела мне до неё никакого нет, но, как вспомню про мешочек с деньгами и те слова на листочке, так приятно становится. Сразу вижу в Джулии родственную душу-мага, пусть она и огнемаг.
        После мы увидели, что не выдержали и некоторые каменные стены: три дома почти полностью обрушились, ещё около пяти только частично. Дома, которым повезло больше, получили совсем незначительные повреждения, можно сказать - косметические. И тут из-за угла той улицы, на которую умчались телеги с привязанным големом, вышли Лок и какой-то лесоруб.
        - Если б тот идиотина предупредил, всего бы этого не было. Гавнище, а не день выдался!  - Цур вещал громко.
        - Заместитель-то?
        - Ага, баран этот.
        - Так он же предупреждал.
        - Хреново значит предупреждал, я же вино не убрал! Надо было ему настойчивее предупреждать!
        - Да-да,  - согласился лесоруб.
        - Вот найду гадёныша сыкливого, уволю к чёртовой матери. А ты вернись-ка и заставь всех камни растащить по округе, не хватало, шоб монстр этот ожил.
        - Сделаю,  - кивнул лесоруб и пошёл обратно.
        - О! Геомаг, здарова!  - Лок меня заметил.
        - День до… Здрасьте,  - ответил я.
        - Ты, если ещё шо про големов сраных знаешь, то на листочке начиркай и мне притащи. Заплачу, честно. За каждую, тарабанься она бревном, букву.
        - Спасибо за предложения, я подумаю,  - ответил я и повернул в сторону.
        - Соглашайся, пиши всё! Прям всё!  - через несколько минут, когда мы ушли подальше, насел на меня Оскард.
        - Успею, нужно разобраться сначала во всём. Вдруг я так только учителя предам?
        - Какого учителя, да ты его в глаза не видел! Ну, как и он тебя.
        Затем мы свернули за угол, здесь всё было в порядке, никаких следов разрушений. До свинарника оставалось не так то и много. А я не знал, чего хочу. Вроде бы горел желанием прочитать записку Эсты. Но, не меньше этого я хотел её выкинуть в выгребную яму, даже не открывая.

        Глава 8
        - Ну, надеюсь, Орех тут всё не раскурочил,  - произнёс Оскард, открывая замок свинарника.
        - «Опиума» нет, значит и беситься он не должен.
        После мы вошли. Орешек мирно сидел за столом и перебирал детальки. Судя по их расположению, голем не перекладывал пружинки к скобкам, гайки к болтам. В общем не путал между собой разные по форме железки. Он только рассматривал их клал обратно, в кучу к точно таким же.
        Увидев как мы вошли, он отложил детальки. Затем встал со стула и подошёл. Не скажу, что нас встретили с распростёртыми объятиями, но голем вроде бы радовался. Конечно, в своей големской манере. Радость для голема - это откровенное выражение любопытства, причём, без страха, а с некой позитивной реакцией. Впрочем, улыбки от Орешка мы так и не дождались, он всё-таки голем и очень многого не умеет в принципе.
        - Привет, привет!  - Оскард наградил его дружеским щелбаном.
        - Не зли его, вам ещё вместе работать,  - засмеялся я.
        Не знаю почувствовал ли голем щелчок, но он никак не среагировал. Может вправду не заметил его, у камня ведь чувствительность намного ниже, чем у земли. К примеру, земляной голем может почувствовать, как его будет царапать кошка. Не скажу, что она легко разроет его тело, на царапинки точно оставит, пусть и не самые глубокие, но заметные. Если же кошка возьмётся скрести камень, то вряд ли останутся даже самые неглубокие следы от когтей. Камни, само собой, бывают разные, не все они одинаковой прочности. Некоторые прочнее железа, другие плотнее, иные можно поцарапать ногтем и раскрошить в пыль лишь кончиками пальцев. Учебник по геологии мне бы не помешал, да вот где его взять? Можно было бы структурировать все породы, а затем и големов.
        - Оскард, надо будет нам как-нибудь заглянуть в книжную лавку, может новые книги пришли.
        - Замётано,  - ответил друг и запрыгнул на кровать.
        Хоть я и пытался всячески отвлечься, но записка, лежавшая в кармане, никак не выходила из памяти. Я снял пальто, расстегнул рубаху и сел за стол, полный решимости прямо сейчас прочитать послание. И будь, что будет! Не скажу, что я готов спокойно перенести любую новость, но раскрыть записку и начать читать мне духу хватило.
        Привет, Крис. На днях я вспоминала нашу прогулку у Чёрного Омута. Она оставила только положительные впечатления, не сомневайся, мне всё понравилось. Теперь, спустя несколько дней, когда я всё хорошо обдумала, то поняла лишь одно. Я хочу быть с тобой!
        - Чего-чего?!  - удивился я. Противоречия слов в записке с её действиями на площади неплохо встряхнули мой мозг.
        - Чё, Крис?
        - Да, так…  - ответил я и продолжил читать.
        Но я так и не раскрыла мой главный секрет. Поэтому перед тем, как ты примешь или отторгнешь меня, тебе придётся его узнать. Ты уже знаешь, что я биомаг. Знаешь и историю про некшапа, маленькую Эсту, которая решила на нём покататься… После того дня я сильно изменилась. Настолько сильно, что буквально стала другим человеком. И ладно бы только изменение в характере, у меня раздвоилась личность. Наверное, это какой-то защитный механизм. Способность биомагов… не знаю.
        - Мда…  - осмысленно говорить я не мог, глаза бегали по строчкам, как бешеные. Я перечитывал текст снова и снова пытался понять и переосмыслить его, пока не дошёл, до нового абзаца.
        Настоящую себя я называю Эстя. С такой мной ты встречался лишь дважды. Первый раз в лесу, когда позвал на свидание, а второй на этом самом свидании. Другую, новую себя, ту, что появилась после истории с некшапом, я называю Эстка. Она высокомерная, злая и ненавидит всех людей, кроме отца и теперь вот тебя. Эстку ты видел намного чаще.
        Вместе мы Эста, как бы дико это не звучало… Уже представляю твою реакцию…
        У меня один разум, но две личности, которые делятся между собой мыслями, восприятиями мира, взглядами на разные события, но никогда не разговаривают. То есть, я не сумасшедшая, не подумай. Я не могу говорить сама с собой, но могу смотреть на одни и те же вещи с совершенно противоположных точек зрения.
        - Пф-ф-ф…  - тяжело выдохнул я.
        - Крис, ты там в порядке, а?
        - Всё хорошо,  - буркнул я,  - занят немного.
        - Ладно, не ворчи,  - ответил друг. Я на него даже не смотрел, не знаю, чем он был занят. Выдохнув, я вернулся к чтению.
        Я уверена, что Эстка, которая находилась за штурвалом, когда я вышла в город, тебе нагрубила или чего похуже. Полагаю, сказала ещё что-то очень обидное, но не передать записку она не могла. Ты уж извини меня за неё, вернее… просто извини меня. Понимаешь, Эстя побаивается людей, детская травма. Мне(ей) очень сложно находиться в городе, в толпе людей. Эстка смотрит на всех с высока, она, как мой щит от социума. Ей плевать на чужие мнения, она не зависит ни от кого.
        Переключаться между ними(нами) я умею, но не очень хорошо. «Поставить за штурвал Эстку очень легко» Достаточно разозлиться или представить, что скоро идти в город. Переключиться на мягкую и стеснительную Эстю сложно. Для этого мне нужен близкий и приятный человек рядом, дружелюбная атмосфера, хорошее настроение. Как ты помнишь, на свидание с тобой пришла Эстя… Я, настоящая я. Крис, это очень много значит!
        Теперь ты узнал мой секрет. Пообещай, что унесёшь его в могилу! Записку сожги и никому её не показывай. Не знаю, захочешь ли ты встречаться со мной после этого, но я хочу. И не только я, ещё этого хочет и Эстка… Да, она… то есть я буду тебе грубить, может обидно подшучивать, оскорблять и изображать ненависть… но ты не слушай, ты нравишься нам обеим, двум моим «Я». Просто у той, что пришла позже очень своеобразный взгляд на мир. Как ты понял, тебе писала Эстя, но даже я иногда понимаю Эстку. Не все люди хорошие, некоторые вообще не должны жить…
        Если я для тебя что-то значу, то приходи к поместью моего отца, тринадцатого июня. Я уговорила его поужинать с моим избранником, вернее это сделала Эстка. Если ты не явишься, то я пойму… Больше не буду появляться в твоей жизни.
        П.С. за реакцию Эстки не ручаюсь, она мстительная особа. Звучит, как угроза, но я должна быть до конца честна с тобой.
        - Чумец! Слов нет,  - я быстро свернул лист и сунул во внутренний карман рубашки.
        - Крис, да чё такое там?
        Я настолько погрузился в свои мысли, что полностью проигнорировал слова друга. Даже отвечать на них не стал. Такое чувство, что я услышал их сквозь дрёму, такую, когда очень долго едешь на телеге и вроде бы спишь, но на самом деле нет. Всё кажется одновременно, и реальностью, и каким-то сном.
        С одной стороны, я буквально каждой частичкой себя ощущал несказанную радость. Эста не бросила меня, напротив, она открыла свою душу, поделилась величайшим секретом. А самое главное призналась в любви, по крайней мере ясно намекнула! Я, конечно, не нарцисс Оскард, но примерно подозревал, что мог понравиться беловолосой красавице со шрамом. Но не всё так просто и однозначно. Мысли кружились в голове, как морской смерч.
        Вроде бы я и радовался, а с другой стороны, думал о всяком. О том, как такое возможно, что в человеке, пусть и биомаге, живут две личности. Что они борются за штурвал, как я понял, Эста под этим словосочетанием подразумевала контроль над телом и разумом. Самое важно, что я узнал причину, по которой и в моём сознании появилось две Эсты. Я думал, что влюбился в одну девушку, а оказалось это не совсем так. Хорошо это или плохо, а черт его знает.
        Нет, Эстя, Эстка… Эста мне по-прежнему нравилась, но я просто не знал, как теперь поступить и что делать. Пойти на ужин с ней и её отцом я точно хочу. Хирульд хороший мужик, да и знакомство с семьёй это важно. Но куда значительнее, что таким поступком я докажу Эсте, что она для меня что-то значит. Это ведь чистая правда. Да, я не знал, как мы будем уживаться втроём. Не знал, как я буду реагировать на негатив Эстки. Не знал, смогу ли я всегда вести себя правильно, чтобы Эстя появлялась, как можно чаще. А главное на знал, хочу ли я, чтобы она появлялась чаще.
        Эстка, при всех её явных недостатках, мне тоже нравилась. Чувствую себя сумасшедшим, рассуждаю об одном человеке, как о двух разных. Хотя, по сути, так и есть. По воспоминаниям я заметил, что у Эсты даже черты лица немного изменяются, если штурвал переходит к другой личности. Она же биомаг, возможно, владеет каким-то техниками и неосознанно перестраивает лицо, а то и тело. В любом случае, мне нравились обе составляющие Эсты. Да, недостатки были в каждой их них, но они просто меркли на фоне преимуществ.
        Как вновь осознаю, что, рассуждая об одном человеке, словно о двух, то становится не по себе. Представить страшно, что ощущает Эста. А что она пережила, когда вдруг проснулась и поняла, что она это не она? Что её характер и взгляд на мир полностью сменились. А какие она пережила эмоции, когда Эстя снова вернулась? Голова пухнет, разрывающимися мыслями о том, другом и третьем.
        - Крис, Крис,  - толкал меня Оскард, это я чувствовал, но не видел,  - ты чё медитируешь? Ты это не надо мне тут в другой мир погружаться… Крис, Крис. Да очнись ты твою мышь!
        - Да-да, подожди…  - я словно выпал из осознанного сна, где каждые мысль и решение имели физическое воплощение, могли воздействовать на меня.
        - П-п-ш-ш…  - услышал я какое-то шипение, а затем почувствовал прохладные капли дождя.
        И только полностью прейдя в себя, я понял, что это никакой не дождь, а Оскард набрал в рот воды и освежил моё лицо. Ну, спасибо. Кажется, я вернулся к нормальному мышлению.
        - Чё с тобой такое? К лекарю? Крис, только не молчи!  - он схватил меня за плечи и тряс.
        - Да, нормально всё,  - протянул я.
        Сам сразу схватился в области груди, нащупав записку в кармане, облегчённо выдохнул.
        - Так! Или ты сейчас же мне всё рассказываешь, или я возьму тебя за шкирку и оттащу в выгребную яму.
        - Мне нужно отдохнуть,  - ответил я.
        - С чего это интересно? А, ладно… давай,  - друг толкнул меня, и я упал спиной на свою мягкую раскладушку.
        Нет, я не уснул. Просто пялился в потолок и пытался понять, как может жить человек, если в нём две души. Как известно, душа и личность понятия очень схожие. Значит, ли это, что у Эсты две жизни? Что вообще всё это значит. Чёрт, я дошёл до мыслей, осмыслить, которые был не в состоянии. Прямо как те магические жуки в стеклянных формочках, которых используют богачи для украшения собственных садов.
        Потом я потешил своё самолюбие мыслями о том, что небезразличен Эсте. Идеальных людей нет, у меня вот нет руки, огромного замка, горы мышц, надёжной работы. Из меня крайне хреновый геомаг… У Эсты же две личности… Зато у неё есть красота, и характер с душой, за которые она мне так понравилась. Определить эти приятные черты для каждой личности, пожалуй, сложнее, чем кажется. Вроде бы мне нравится скромность, за которой прячется мягкая и ранимая Эстя. Но и бойцовский характер, высокомерие в какой-то степени, присущие новой личности тоже.
        - Так, значит, и проблемы нет, если мне нравятся обе!  - случайно я высказался в пол голоса.
        После в моём разуме словно пронёсся свежий ветер, который разогнал туман и пыль. И тут же я услышал слова друга.
        - На кого это ты там опять запал? Только не говори, что на ту огнемагичку… Её батя из тебя реально монгольфьер сделает. И, боюсь, приятного будет мало, если кто-то захочет тебя надуть…  - захохотал Оскард.
        - Да нет, же… Всё дело,  - осёкся я. Вот идиот, я же чуть не выдал тайну Эсты,  - все дело в моём дурацком сне.
        - Крис, если нужен совет или помощь, ты знаешь. Я хоть и подкалываю тебя, как ёжик которого я как-то закинул в кровать школьного препода, но всегда помогу. Только попроси.
        - Спасибо! Всё нормально. Дай мне немного времени, и мы займёмся делами.
        - Хорошо. Вывали, пожалуйста, всё из карманов на стол,  - сказал он.
        Зачем ему моя записка? Он видел её. Нужно её срочно сжечь.
        - Крис, мешочки с деньгами давай,  - Оскард стукнул себя кулаком по голове,  - буду считать начальный капитал. Или ты их где-то в свинарнике припрятал?
        - Фух… Нет-нет, вот они,  - облегчённо выдохнул я.
        Затем достал деньги и передал другу. Но моя реакция на его просьбу. Это нечто, мне уже кажется, что все будут допытывать меня, лишь бы я раскрыл чужую тайну. Это, разумеется, не так. И я это прекрасно понимаю. Но чувствую себя, как ребёнок, который разбил какую-то ценную статуэтку и зарыл её в огороде. Рано или поздно об этом узнают, а скорее всего весной. Что делать с запиской я пока не решил. Во благо Эсты её стоит сжечь, но с другой стороны, там ведь такие тёплые слова. Я не хочу их терять.
        - И того… у нас целых шестьсот два лона.
        - Много,  - ответил я, переключив мысли с Эсты.
        - Много?! Дохренища! Правда, тут моих всего восемьдесят два.
        - И что?
        - Ты больше вкидываешь в, так сказать, бизнес, в его запуск. Значит владеешь большей долей, значит, получаешь больше прибыли. В соотношение…  - он прервался на пересчёт.  - Около семидесяти четырёх процентов, с вырученных за продажу золота, денег будут твоими. Надо бы тебе экономику подтянуть.
        - Такая себе наука,  - ответил я,  - но да, какие-то вещи не помешают.
        - Так что? Ты уже придумал, как и где мы будем добывать золото?
        - Думаю, что начать стоит с перспективного водопадика на речном ручье.
        - Звучит не очень убедительно, может ещё в луже поковыряемся?  - Оскард слега нахмурил рыжие брови.
        - Да ты слушай… Там на дне огромные валуны, если их выволочь на берег, то мы руками самородки достать сможем.
        - Чё?! Они там с яйцо размером, с яблоко, с кулак?!  - глаза друга превратились в блюдца, он слушал меня, как маленький ребёнок самую любимую сказку.
        - Ох, если бы. Повезёт, если будет размером с мушку, ну может большо жучка.
        - Ясно, но попытать удачу можно,  - ответил Оскард.
        - О чём я?.. Потом можно продолжить добычу на этом же ручье. Там много водопадов, некоторые места очень подходят для промысла. Вот только проблема есть.
        - Какая ещё проблема? Медведь людоед?!
        - Чёрт, а я про него забыл, прикинь! Проблема - это пирит, его там нереально много.
        - Так, погоди. Я достану блокнот, мы составим чёткий план. Давай подумаем над тем, какие проблемы могут помешать нашему предприятию.
        - Ну, первое…
        - Тс-с-с!  - протянул Оскард,  - подумаем дольше, нельзя упустить что-то важное.
        Через несколько минут раздумий друг прервал тишину и приготовился записывать.
        - Крис, сначала запишу те, которые пришли тебе на ум.
        - Пирит. Его не очень легко отличить от золота. Медведь. Нам в любом случае будет нужна какая-то защита от диких зверей.
        - Ага-ага,  - кивал друг, записывая.
        - Оборудование и его доставка. На спинах мы всё не утащим. Питание. Нужен подумать о запасах еды.
        - Хорошо, теперь я. Всё совпало кроме последнего пункта. Поднятие камней. Вряд ли мы сможем собственными силами достать их со дна водопада.
        - Это точно, они огромные,  - уточнил я.
        - Теперь надо подумать над решением всех этих сложностей. Да, давай называть их так, а не проблемами,  - сделав акцент на последнем слове, Оскард положил блокнот на стол, чтобы мы оба могли прочесть что в нём написано.
        Немного погодя мы начали накидывать предложения.
        - Пирит,  - начал я,  - его можно определить на глаз и на ощупь, в книге об этом есть. Я мог бы освоить магию железа, чтобы мгновенно отделять его от золота.
        - Ещё можно придумать, какой-нибудь механизм… Ты же не всегда сможешь этим заниматься. Дальше у нас медведь. Я предлагаю следующие варианты: оплатить наёмника, достать где-нибудь мочу тролля или некшапа, она отпугнёт любого зверя. Да и сами мы могли бы обороняться арбалетами. Но, как по мне, лучший вариант - это отряд боевых защитных големов. Только представь нас в роли генералов. Ух!  - воскликнул друг, подняв кулак к небу.
        Идеи Оскарда мы обсуждали достаточно долго. От некоторых решили отказаться сразу. Наёмник - это дорого, да и не нужны нам лишние глаза. Моча тварей стоила слишком дорого. Здоровскую затею с арбалетом мы одобрили, ещё приписали мечи, покупку которых предложил уже я. В нашем городе разрешено свободное ношение оружия, с некоторыми ограничениями, но они нас не коснутся. Однако, цену меча и арбалета могут загнуть такую, что захочется кулаками драться. Как запасной вариант мы вписали защиту от зверья с помощью факелов и костров.
        Пожалуй, от самой интересной затеи, от боевых големов, пришлось отказаться. Во-первых, по-настоящему боевых сделать я пока не способен, во-вторых, их ведь тоже нужно обучать, кормить, подбирать им подходящее оружие или мастерить его магией камня. В будущем такой отряд нам определённо пригодится. Но, а пока мы решили, что охранять пустой сарай отрядом рыцарей нужды нет. От зверья как-нибудь сами защитимся.
        - Третья сложность,  - заговорил Оскард,  - это доставка оборудования к месту. У меня только две идейки. Первая - создать трудовых големов.
        - Нет, Оскард, не получится. Големы может и будут с нами золото добывать, но делать в городе я их не стану. Не из чего, да и вспомни, все дерьмо, что случилось на площади. Отряду големов тут точно будут не рады.
        - Хм… верно,  - кивнул он,  - Хорошо, тогда вторая - купить перевозы. Тащить их легче чем телеги, можем взять сразу две-три штуки. В будущем их могли бы и големы тягать.
        - Арендовать телегу с лошадьми не вариант,  - согласился я,  - дорого, да и не пролезут они по зарослям, между деревьев тоже. А перевозы вполне сгодятся. Парный возьмём?
        - Ага,  - кивнул друг.
        Перевозы - это такие штуки с большими колёсами. Изначально их придумали, чтобы перемещать брёвна, но если правильно закрепить, то перевозить можем практически всё, что угодно. А парные нам нужны, потому что негоже, чтобы оборудование тащилось по земле, это всё-такие не бревно, может и повредиться.
        - Еда. Думаю, тут ничего сложного,  - озвучил мысль я,  - закупимся такой, которая может долго не портиться.
        - Да,  - согласился Оскард и добавил,  - но в лесу можно и порыбачить, поохотиться. Главное не увлечься, а то вместо золотодобытчиков переквалифицируемся в охотников,  - хохотнул он.  - Кстати, а бывают охотничьи големы? Магические каменные капканы?
        - Насчёт капканов, к сожалению, без понятия. А големы-охотники, считай и есть боевые. Только ещё быстрее и ловчее, пока таких делать не могу. Посмотри на Орешка, не самое утончённое и грациозное создание.
        - Пр-п-р-пр,  - проурчал голем. Непонятно, злился или радовался.
        - Эх…  - ну, осталась последняя сложность. Нужно придумать, как мы будет доставать огромные валуны из водопада. Големы сразу не-е-ет?  - протянул он.
        Я помахал головой в разные стороны. Не слишком это эффективная идея. С моим навыком в големостроении я быстрее сам все камни оттуда подостаю, чем создам толпу големов способных на это. Те, что будут орудовать трудовыми перчатками могут хорошо поработать с породой, но не более того. Чувствую себя каким-то слабаком. Вот дерьмо! Оскард столько всего интересного предложил, что могли бы делать големы, а я отверг почти все идеи, кроме самой очевидной и простой. Не дело, пора уже взяться за голову и начать развивать геомагию по-настоящему. Разобраться бы ещё с левым узлом, или хотя бы научиться выпускать всю силу магии только через правую руку.
        - Тогда камни мы достанем с помощью механизмов. Вернее, я построю миниатюрный портовый кран. Понадобятся материалы, доски, брёвна, шестерёнки, верёвки… много всякой хреноты. Но с ним мы так выиграем в силе, не представляешь. А на досуге, его можно будет, как карусель использовать. Ахах,  - рассмеялся Оскард.
        - Ахах, да…  - я представил, как Оскард висит на крюке, зацепившись за него ремнём штанов, а кран быстро крутится на все триста шестьдесят градусов. Забава та ещё.
        - Вот готовая таблица, я записал сюда всё, что мы обсуждали. Давай перечитаем её, нельзя что-то упустить.
        - Давай.
        Он положил блокнот на стол и раскрыл на нужной странице. Перечитав всю таблицу несколько раз, я понял, что мы забыли едва ли не самое важное. Не обсудили сколько големов и каких размеров будут нам помогать, какое оборудование и в каком количестве нам нужно. Да и по мелочовке, например, стоит ли заморачиваться и делать целые орды крабиков Работяг. А может лучше их использовать в качестве индикаторов, а не реальных добытчиков золота. Пока мы сидим в городе, не ясно смогут ли они вообще отличать золото от пирита. Если нет, то как добытчики они не очень полезные, да и объёмы не шибко высокие. А так пробежался по ручью, крабиков расставил, а потом смотришь на результат их работы. И сразу будет понятно, где есть песчинки, так похожие на золото. Имея их, уже не составит труда определить, что есть пирит, а что настоящее золото.
        Обсуждение продолжалось очень долго. В итоге мы решили, что займёмся не только добычей из водопадов, но и попробуем более традиционные способы. Будем двигаться вниз по течению, обследовать перспективные места на дне ручья. Быть может даже проведём раскопки на сухих местах, зависит от рельефа. Затем мы поняли, что эффективнее использовать крабиков, как индикаторы. Потому что на их создание уходит несоизмеримо большее времени, чем чистой отдачи. Я могу сделать их примерно за час, а он за это же время добудет намного меньше грамма, да и то не факт, что это будет золото, а не пирит. Есть же ещё и просто блестящие камушки, крабики могут путаться.
        Основательно обсудили мы и големов. Я прямо заявил, что по размеру больше, чем карликовых вряд ли смогу сделать. Но Оскард подбодрил меня и мне пришлось пообещать, что попробую создать парочку средних. Они будут размером не с ребёнка, а скорее с подростка. Если удастся, то с довольно крупного. В любом случае пользы от них больше, но и магии потребуется влить немало. Обучать и развивать их мозг сложнее. А это всё требует время. И пока непонятно будет ли создание големов самой эффективной его тратой.
        Затем мы поговорили о питании для големов. Я рассказал Оскарду, что питаться они могут любым биологическим материалом. Гнилым мясом, тухлыми объедками, ядовитыми ягодами и даже самой обычной травой, наверное, и соломой смогут. Конечно, я не забыл уточнить, что из разной «пищи» получается разное количество энергии. Например, чтобы голем насытился на целый день ему хватит не самого большого куска мяса(дохлой крысы), если гнилое, то требуется чуть больше. Однако, если голем будет щипать травку, как какая-нибудь коза, то её потребуется съесть намного больше. А это уже расход времени, которое можно было бы потратить на работу. Но, в принципе, големы в лесу не пропадут. С голода точно не одичают, мы будет кормить их объедками да рыбой с животными, на которых станем охотиться.
        Оскард ещё предложил пораскинуть мозгами над големами, которые будут работать на дровах. Идея, конечно, интересная. Но я даже не представляю, чтобы в «желудке» геосоздания горели деревяшки, которые питали бы его энергией. Дым бы шёл из ушей, так? Хех! С другой стороны, я ведь никогда и не пробовал. Ещё Оскард предложил использовать водяные мельницы, как источник механической энергии. Если мы примерно понимали, как, через зубчатые передачи, силу воды можно направить в механизмы, то как запитать ей големов представления не имели. Я только думал, что можно раскрутить шестерёнки на големе, а дальше?.. Как он из этого движения будет получать энергию? Хороший вопрос, на который я пока не в состояние ответить. Научить бы для начала хотя бы одного голема запускать зубчатые колёса собственной силой.
        Наконец, мы добрались до промывочных приборов и оборудования. Нужно было выбрать то, которое нам точно пригодится. Определиться с тем, какое придётся покупать, а какое Оскард сможет сделать сам. Но решили, что на сегодня хватит. Поели, покормили наших маленьких друзей и отправились на боковую.
        - Оскард.
        - А, чё?  - спросил он сонным голосом.
        - Я должен кое чем поделиться.
        - Придумал как заставить Ореха вращать шестерню? Если нет, то дай мне поспать.
        - Ещё не придумал,  - виновато произнёс я,  - но… В общем Эста-то меня не бросила. Я через пять дней иду на ужин с ней и её отцом.
        - Охренеть!  - выкрикнул тот с кровати,  - Шо свадьбу сыграть собрались?! Гулянки я люблю. Хе-хе-хе…
        - Нет же, рано. Просто знакомство с родителями.
        - Ага-ага, родителями. Знакомство с батей-старостой города. Ты понимаешь, что он хочет для своей дочери в мужья какого-нибудь толстосума с фабрикой под Акцшпыцом. Крис, ты должен показать себя с лучшей стороны, с денежной. Это будет жёстко,  - объяснил друг.
        - Да уж, обнадёжил.
        - Не парься, Эста тебя отстоит. Она девка боевая.
        - Причём тут это? Надо с отцом подружиться просто…  - рассуждал вслух я.
        - Это верно. Батя Эсты шишка важная в городе, нам такие связи не помешают.
        - Всё ты о выгоде,  - бросил я.
        - Крис, а тебе никогда не хотелось разбогатеть и получать от жизни только удовольствие? Не думать о работе, о зимовке, о еде… жить и наслаждаться.
        - Кто же не мечтает?  - спросил я, а прозвучало, как риторический вопрос.
        - То-то и оно… Ладно, спать пора.
        - Да, утром много дел.
        - Пфф… у нас теперь всегда много дел,  - буркнул друг и перевернулся на другой бок.

        Глава 9

        Весь следующий день мы читали книгу про золотодобычу. Останавливались на некоторых спорных местах и обсуждали. Я, как более опытный старатель, но всё равно только новичок, давал пояснения. Книгу читали по очереди вслух, чтобы ничего не упустить. Некоторые, особенно важные или трудные для понимания главы, приходилось перечитывать.
        Когда Оскард делал пометки в блокнот, то я читал медленнее. Так, например, он переписал всю суть главы о пирите, чтобы мы уж точно не спутали его с золотым песком. И не стали дураками, как он сам выразился. Выписал он и много чего ещё не менее полезного. Затем мы добрались до последней главы, где можно было узнать про все промывочные приборы и инструменты. Книга датировалась тысяча двадцать четвёртым годом, а значит последней новинке со страниц, уже больше трёх лет. Не такое и старьё, но, наверное, уже придумали что-то новее. Перед прочтением мы надумали обсудить, какое оборудование точно необходимо, а какое только облегчит процесс, но поначалу обойтись можно и без него. Проще говоря, поставили перед собой цель сэкономить деньги, а не покупать все возможные штуки с разными наворотами.
        Так, например, мы сразу отказались от «специальных» вёдер для старателей. От обычных они отличались только названием да ценником на добрых пять лонов выше. Ах, да ещё у них на ручке красовалась смягчающая хват деревяшка, а сама форма ведра походила скорее на овал, чем на круг. Если подумать, то разницы нет и вовсе, а цена сильно выше. Чтобы не попасть в подобный просак, только со сложным механическим оборудованием, мы для начала договорились всё обмозговать. Не зря говорят, что в эпоху золотой лихорадки разбогатели не добытчики золота, а продавцы инструментов.
        - Ты у нас спец,  - сказал Оскард,  - без чего мы точно не обойдёмся?
        - Без лопаты и промывочного лотка.
        - И это всё? Я-то думал, так какие-нибудь сложные механизмы. Дребезжалки и тыр-тырки, которые отделяют разные породы…
        - Нет, ты не понял. Я имею в виду, что можно вообще без оборудования золото добывать. Но тогда на большие результаты можно не рассчитывать.
        - Нет!  - решительно запротестовал друг,  - это не наш путь. Нам нужно больше золота!
        - Да,  - кивнул я,  - поэтому и нужно покупать то, что позволит сильно ускорить добычу, повысить эффективность.
        - Кажется, я всё понял. Нужно искать, среди оборудования, аналоги лопаты и лотка.
        - Вроде того, всякие навороты стоят дорого и не очень нам нужны. Я предложу, а ты уже выскажешь своё мнение.
        Я полистал книгу, посмотрел ещё раз все иллюстрации, вспоминая при этом, как работает тот или иной промывочный прибор. Воздуходовку, почему-то в книге она тоже называлась промывочным прибором, а не продувочным, стоила не очень дорого.
        Но она нам точно не подходила. Мы же не в засушливую пустыню отправляемся, а на речку. Песка там очень мало, он перемешан с галькой и прочими породами. Что до сухого песка, так его на лесной речке точно не сыскать.
        Остался ещё один вариант. Шлюз - это, по сути, улучшенный вариант лотка. Его нужно поставить прямо в течение или под совсем крохотный водопад, вода будет промывать породу, которую нужно сыпать сверху. В книге я нашёл три варианта шлюзов, отличались они только размерами и качеством. Некоторые стоили дёшево, другие совсем дорого. Главное преимущество, что можно было использовать сразу несколько. Например, команда из десяти человек запросто бы смогла управляться сразу с десятью-двадцатью шлюзами. Зависит это от трудолюбия, по большому счёту.
        Когда я закончил свою лекцию Оскард спросил о цене. И записал всё в блокнот.
        Малая воздуходувка - 80
        Большая воздуходувка - 140
        Малый шлюз - 120
        Средний шлюз - 170
        Большой шлюз - 240
        - Нехилые цены,  - сказал друг,  - мы могли бы купить три-четыре малых шлюзов, или парочку средних.
        - А сколько у нас тогда останется? Этого хватит на всё остальное?
        - Слушай, а давай тогда посчитаем сколько и на что нам нужно денег. Важнее же выживания, иначе и с самым крутым оборудованием нас сожрут дикие звери, или сами с голоду помрём,  - нервно усмехнулся он.
        - Согласен, давай запишем.
        Какое-то время мы сидели и обсуждали, что нам точно нужно купить. В итоге составили список с примерными ценами из всего самого необходимого. От мечей было решено отказаться, стоят они больно дорого, а пользоваться мы ими всё рано не умеем. Арбалеты стоят примерно столько же, но они хотя бы дают право на ошибку. Обеспечат не только нашу защиту, но ещё и позволят охотиться. Это же не лук, обращаться с ним должно быть проще.
        Арбалет (2) ~ 120 лонов
        Еда, долгого хранения (много) ~ 50 лонов
        Лопата (2/8) ~ 160 лонов
        Кирка (4) ~ 120 лонов
        Ведро (2/4) ~ 24 лонов
        Совок (1/2) ~ 5 лонов
        Лоток (1/4) ~ 15 лонов
        Перевозка (3) ~ 150 лонов
        Топор (1) ~ 7 лонов
        Материалы для крана (много) ~ 200 лонов
        - Отлично, просто шикарно, на шлюзы у нас осталось целых,  - на следующих словах друг сделал особенный акцент,  - минус сто девятнадцать лонов! Ух, разгуляемся…
        - Давай урежем список, думаю, от крана нет смысла отказываться.
        - Согласен, это наш конёк,  - сказал Оскард.
        Пришлось отказаться от одного арбалета. Оставшийся мы будет использовать по очереди, кому-то придётся защищаться факелом в случае чего. Ещё мы сократили количество лопат, кирок, вёдер, перевозок, совков. По итогу получился новый набор, с которым, при наличие шлюзов, всё ещё можно было добывать золото.
        Арбалет (1) ~ 60 лонов
        Еда, долгого хранения (много) ~ 50 лонов
        Лопата (2/6) ~ 105 лонов
        Кирка(1) ~ 30 лонов
        Ведро (2)
        Совок (1)
        Лоток (1/4) ~ 15 лонов
        Перевозка (2) ~ 100 лонов
        Топор (1) ~ 7 лонов
        Материалы для крана (много) ~ 200 лонов
        Посчитав все расходы по новому списку, я озвучил остаток.
        - Зараза, всё равно мало: тридцать пять лонов. На один малый шлюз и то не хватит.
        - Спокойно. Давай снова список переделаем,  - предложил Оскард.
        От арбалета пришлось окончательно отказаться, слишком дорогой. Факелов нам должно хватить. Вот разбогатеем, тогда можно и эти стреляющие штуковины купить. Ещё мы вычеркнули две лопаты из и разную мелочовку…
        Еда, долгого хранения (много) ~ 50 лонов
        Лопата (2/4) ~ 52 лонов
        Кирка (1) ~ 30 лонов
        Ведро (2)
        Совок (1)
        Лоток (1/3) ~ 10 лонов
        Перевозка (2) ~ 100 лонов
        Топор (1) ~ 7 лонов
        Материалы для крана (много) ~ 200 лонов
        Малый шлюз ~ 120
        (Остаток 602 -569=33)
        - Крис, сто сорок три, это один малый шлюз. Пойдёт нам такой базовый набор?  - спросил Оскард, затем записал в список шлюз и остаток.
        - Думаю, да. Выбора всё равно особого нет. Кран должен быстро окупиться, там новым оборудованием и закупимся.
        - Смотрю на эти шлюзы и думаю. Я мог бы и сам их смастерить, но мне образец нужен, настоящий. Корпус точно повторить смогу. Насчёт «мха», трафаретов, ковриков, шлюзной сетки сильно сомневаюсь.
        - Если сделаешь корпус, то остальное докупить можно будет. Намного дешевле выйдет,  - размышлял в слух я.
        - Было бы ещё из чего делать, может не хватить материала. Железки тоже не с неба падают, знаешь ли.
        - Купим одну, ты попробуешь смастерить клон. Дальше уже всё решим.
        - Идёт!  - кивнул Оскард,  - тогда я пошёл закупаться всем по списку, кроме оборудования. А ты останься и займись делом,  - предложил Оскард, намекая на магию и голема.
        - Конечно,  - согласился я.
        Оскард нарядился в клетчатые коричневы штаны. Надел светло бежевую рубаху и кожаную жилетку. После взял мешочек с деньгами, расчесал руками рыжие волосы и ушёл. Я немного перекусил, чтобы набраться сил. Затем позвал к себе Орешка и осмотрел его шестерёнки. Сначала на правой руке, затем и на левой.
        Они свободно вращались, практически не колеблясь. Лишь слегка ходили вверх и вниз. Но это сделано специально, иначе они будут туго идти и исшаркиваться. А при толщине этих зубчатых колёс такое движение совсем некритично. Убедившись, что с ними всё в порядке - они могут свободно вращаться и им ничего не мешает, я попробовал самый глупый способ заставить их крутиться.
        - Орешек,  - запускай шестерёнки,  - клянусь, он посмотрел на меня как на идиота.
        Затем поднял руку и осмотрел эту, в его глазах, причудливую штуковину на внешней стороне запястья. Левым пальцем крутанул правую шестерёнки, затем ещё пару раз ускорил её вращение. В итоге голему удалось её раскрутить так, что остановилась она только через пару секунд. Не думаю, что это вау результат… Тем более, что в таком запуске шестерни смысла нет. Голем должен сделать это с помощью внутренней энергии и никак иначе.
        Но как ему это объяснить? Прокачать мозг, передать смысл всех слов и надеется, что он поймёт сам как перенаправить энергию в зубчатые колёса? Странная идея, вряд ли она сработает. Я, создатель Орешка, и то не знаю, как заставить шестерёнки вращаться, чего уж говорить о самом големе. Ещё несколько, испытанных ранее попыток, ожидаемо не дали никакого результата. Тогда я решил осмотреть энергетическое поле голема.
        На это потребовалось совсем немного времени, но чуток больше, чем до ампутации. Сложность заключалась в том, что магические волны пришлось «отлавливать» только левым полушарием. Непривычно, но я справился. Вокруг Орешка кружились жёлтые потоки. Если сравнивать их с теми, что опоясывали каменного гиганта, то эти едва заметные. В каких-то местах их кружило больше, в иных меньше. Самый насыщенный и яркий поток вертелся у головы, чуть тускнее вокруг желудка. Оно и понятно, два самых важных составляющих голема. Ещё плохо различимые уплотнения наблюдались рядом с глазами и ушами.
        Если так подумать, то ведь, и зрение, и слух, и осязания работают у существа только за счёт магической энергии, выделяемой желудком. В том смысле, что они работают магическим способом, а не биологическим, как у любых других существ. Это значит, что и шестерёнки могут заработать, если голему удастся направить в них энергию. Они, конечно, не имеют постоянного неразрывного контакта с руками. Но даже при вращении, шестерёнки всегда касаются, оси. Проще говоря, голему нужно заставить работать свою часть тела. А не направить энергию куда-то во вне. Если моё предположение окажется правдой, то это значительно упрощает задачу.
        И тут я понял, что не просматривал поле, когда голем что-то делает. Например, поднимает стул, или элементарно - куда-нибудь шагает. Может это наблюдение и поможет мне понять то, как работает магическая энергия. Распределяется ли она сама, или же голем с помощью мозга неосознанно решает куда её направить.
        - Орешек, иди к той стене,  - продолжая видеть его жёлтое энергетическое поле, я указал пальцем.
        Голем повернулся ко не спиной. Я тут же увидел вспышки поля в местах колен, таза и рук. Затем он начал шагать. Энергетическое поле тут же начало насыщаться в области конечностей, которые двигались. Рядом с коленками оно стало ярче и уплотнилось. Когда голем махал руками, то оно также менялось в области локтей и запястье. Чуть меньше оно крепчало в области таза и груди, ими голем почти не двигал.
        Когда он дошёл до стены, то начал поворачивать голову в мою сторону. Я тут же увидел, как энергетическое поле, в области шеи, начало наливаться жёлтой краской и светиться ярче. Затем голем развернулся полностью. И это движение, разумеется, со проводилось вспышками по всему телу, а особенно в конечностях, которые и выполнили основной манёвр.
        И почему я раньше не пробовал настолько простой опыт?.. Надо как-то развивать в себе любопытство и творческо-научный подходом одновременно.
        Одно я уяснил наверняка, энергетические потоки устремляются туда, где они больше всего нужны. Или исходят оттуда, где зарождаются в големе. Если знать этот принцип, то становится понятно, почему именно в тех или иных местах потоки имеют высокую плотность. Посмотрел я и волны около рук. Рядом с шестерёнками не наблюдалось хоть сколько-нибудь заметного утолщения. Это значит, что голем просто не умеет направлять энергию именно в «новые органы» - шестерёнки.
        Впрочем, теперь известно, что все движения сопровождаются приливом энергии в нужную точку. Но я так и не понял: она бежит туда сама, как вода по пути наименьшего сопротивления или нет? Скорее - нет. Это антилогично. В таком случае энергия бы не стремилась в точки движения, а наоборот всячески их избегала. Подозреваю, что это мозг голема руководит и распоряжается ей. Проверить догадку можно, но придётся провести небольшую, но очень ответственную, операцию по вскрытию головы голема. Раньше я такого никогда не делал, тем более не видел мозг живого голема. Даже представления не имею как он выглядит. Мёртвый-то, понятное дело, неотличим от горстки земли. Но с живым всё должно быть гораздо интереснее.
        - Главное тебя не прикончить случайно,  - прошептал я и позвал голема к себе.
        Затем помог забраться ему на стол. Приказал лечь на живот так, чтобы голова оказалась у самого края стола. Отделить внешнюю стенку так будет удобнее всего. Если я сделаю это удачно - без ущерба для голема, то увижу магический сгусток - мозг. Прямо не терпится поскорее начать. Но я-то знаю, что спешка в настолько кропотливых и ответственных делах не нужна. К тому же есть и ещё одна проблема. Орешек наделён осязанием, просто срезать кусок земли с головы не получится, он наверняка почувствует боль и попробует как-то её избежать. Вряд ли он на меня кинется, но делать больно себе не позволит.
        Придётся вскрыть его черепушку только с помощью маги, обезболивающих для геосозданий у меня не водится. Голова состоит по большей части из земли. Камня в ней практически нет, едва больше пары щепоток, но тем и лучше для меня. Магией земля я владею намного лучше, чем камня.
        Я собрался с мыслями, двинул ближе стул и поднёс правую руку к голове голема. Главное снять только внешнюю корку, мозг задевать, мягко сказать, нежелательно. Последствия могут оказаться самыми неожиданными. В лучшем, для меня случае, голем просто утратит жизнь. А в худшем он может сойти с ума, одичать, с ним может произойти практически всё, что угодно… Поэтому важно не ошибиться.
        - Ну, Орешек, сейчас посмотрим не земляные извилины,  - прошептал я.
        И стал представлять привычные земляные узоры. Коричневые ниточки и узлы занимали только левую часть воображаемого чёрного пространства. Бесплотные паттерны располагались справа. Между двумя типами чудо-узоров бежала жёлтая молния. Её представление и создание уже не вызывало никаких проблем.
        Магия начала зарождаться в мозге. Шершавые крошки побежали по каналу правой руки. Я почувствовал, как потоки вырвались и направилась прямо в голову голема. Лишь бы не в мозг. Впрочем, я ведь не представляю розовые или голубые паттерны, значит и не могу затронуть его разум. Хотя, наверное, могу он ведь всё равно состоит из земли. Но я старался об этом не думать. Земля на затылке голема тем временем начала трескаться.
        Трещины образовывали практически идеальные квадратики. Я вынимал их из черепушки, словно хирург. С каждым разом отверстия становились всё глубже, вскрытая площадь расширялась. Вскоре, слой скрывающий под собой мозг, стал совсем тонкой коричневой стенкой. Я начал удалять и его. Вынув из прозрачной стенки маленький квадратик, я увидел свечение. Они пробивалось через геометрически правильное «оконце». Свет имел желтоватой оттенок, что и не удивительно при такого же цвета глазах и энергетическом поле голема.
        Но предстояло самое сложное. Нужно убрать весь тонкий слой земли и тогда, наконец, предо мной предстанет мозг голема во всей красе. Вернее, его часть, что я отчищу от защитной стенки. На это ушло очень много времени. Я боялся, что задену извилины, форма которых уже потихоньку вырисовывалась. Когда-то мне доводилось видеть рисунки мозгов в книгах по биологии. Поэтому смело могу утверждать, что и голема имелся примерно такой же. Понятно, что он состоял из земли и редких камушков, но сама форма, размеры и запутанность извилин очень напоминали обычный мозг какого-нибудь существа.
        Не людской, скорее собачий. Какой-то он для человеческого слишком простой. Чрезвычайно округлый, но по количеству извилин действительно напоминает собачий. К собственному удивлению самое большое различие с я заметил не сразу. Земляной мозг не имел полушарий, совсем. То есть, извилины образовывали шар, закручивались симметрично, но сам мозг не имел деления на два части. Големом правил клубок извилин. Забавное открытие. Интересно, если голем станет умнее, то его мозг тоже изменит форму? Возможно. С виду он мягкий и, кажется, слегка подрагивает.
        Я не удержался и коснулся его пальцем. Не скажу, что ощущение было из каких-то очень мерзких. Вовсе нет. Внутренности головы напоминали большой и слизкий комок грязи. Примерно такой, каким могли бы кидаться ребятишки на речке. Вот только этот после прикосновения палец не испачкал, оставив лишь влажный след.
        Раньше я думал, что мозг сухой, а нет. Как выяснилось, он может и высохнуть. Поэтому я решил не затягивать. Настроился на волну голема и увидел, что из открытой черепушки врывается поток посильнее, чем тот, что кружит около закрытой части. Значит и земля служит неким барьером. Затем я начал всматриваться в энергетическое поле и в сам мозг. Приказал голему шевельнуть рукой, жёлтый поток сразу направился в место движения. А в каменных грязевых извилинах пробежала едва заметная «молния». Но я не понял была ли она реальной или это часть поля. Выяснить это не сложно, достаточно перестать наблюдать магическое поле. Что я и сделал.
        Снова приказал Орешку пошевелить рукой. Вновь увидел маленькую пробежавшую вспышку в мозге. Значит она вполне реальная, а не из энергетического поля. Я выяснил, что мозг голема направляет сигналы, которые и обозначают путь для энергетического потока. Делает это голем подсознательно, как биологические организмы или нет - непонятно. Это и не так важно. Хотя бы ясно, что силовое поле контролируется именно мозгом голема. А это означает, что Орешек совершенно точно сможет запустить шестерёнки. Осталось только его этому как-то научить.
        Я быстро залепил дыру в его голове землёй. Магией запаял все трещины и разломы. Мозгу Орешка больше не грозило высыхание. А вот я очень уморился, решил сделать небольшой перерыв, после него вернуться к обучению. Теперь-то мне не нужна была надежда, лишь практика.
        Выйдя на улицу, я сел на старую лавку и начал думать. Не самый эффективный способ отдохнуть, но кто его знает? Может именно сейчас меня озарит. Просидел я достаточно долго, неподалёку от меня прошли человек двадцать. Проскакала и парочка лошадей.
        - Точно!  - воскликнул я.
        Можно же заставить шестерёнки вращаться с помощью собственной магии земли. Моей! Но направить её через голема, словно он проводник. Я же могу менять его форму, достраивать тело, развивать мозг и наделять органами осязания. Так что мне помешает провернуть такой трюк? Ничего, наверное. Может быть именно так голем и поймёт, что энергетическое поле можно направить в шестерёнку. По сути, я покажу ему, как он сам может это сделать. Такая простая идея, но как долго я к ней шёл.
        Я вскочил с лавки и побежал в свинарник.

        Интерлюдия. Чёрный наёмник снова в деле

        Акшпыц. Подвал дома Рудера Соместерского.
        Каменные стены украшали редкие барельефы в виде диковинных рыб и морских чудовищ. С потолка свисали большие стеклянные баночки с синей жидкостью. Она светилась, развеивая темноту. Практически всё свободное место занимали стеллажи с самым разнообразным оружием.
        Некоторые мечи, копья, ножи, сабли висели на деревянных подставках, иные стояли копнами в деревянных ступах. Самое редкое и дорогое оружие лежало на специальных бархатных столах, накрытых стеклянными крышками. Артефактное и магическое оружие также находилось под стеклом, а ещё под решёткой из особо прочного железа. С одной стороны, она намертво крепилась к стене, а с трёх других удерживалась большими и прочными замками.
        Конечно, хранить оружие в подвале, где обычно высокая влажность глупая идея. Всё бы начало ржаветь очень быстро не будь это дом аквамагов. Кто-то из семьи ежедневно спускался в подвал с ведром. Затем, используя свою силу, выжимал всю влагу из воздуха и наполнял ведро.
        Именно поэтому оружие здесь и не портилось. Не стоял затхлый запах влажного камня или гнилой растительности. Уж тем более не расползалась плесень и прочая подвальная растительность, которая так любит влагу, но не переносит свет. Также в подвале стояла дорогая деревянная утварь, которая совсем не гнила. В общем, условия очень благоприятные. С разрешения отца любой член семьи может прятаться здесь от дневной жары и даже спать. Кровать располагалась в дальнем углу, служанки ежедневно меняли на ней постельное бельё.
        Толстая железная дверь быстро и тихо открылось. Вошли двое.
        - Умеешь ты развлекаться! Это ж надо додуматься напиться зелья «каменной кожи» и украсть из зоопарка дикобразов…  - усмехнулся Рудер, прошёлся по шершавому каменному полу и уселся в кресло, напротив стойки с «венцом» всей оружейной коллекции.
        - Не простых, а магических!  - объяснил крепкий мужчина с густой щетиной, он не любил, когда над ним смеялись. Но Рудера уважал больше многих.  - Из их иголок самые смертоносные наконечники для стрел получаются. Столичные кузнецы на такое и то не способны.
        - Ладно, Уго, шутки в сторону,  - сменив лёгкую улыбку на серьёзное лицо, сказал аквамаг.
        - Сэр, зовите меня чёрный наёмник. Или просто наёмник.
        - Мы здесь по очень серьёзному делу,  - говорил Рудер, сам разглядывал меч, выкованный специально для сильнейших магов воды. У него имелись сотни маленьких дырочек, смотрящих к острию. Если направить струю воды в специальное отверстие в рукоятке, то можно разрубить практически всё. Людей, словно мягкую глину.
        - Так вот зачем вы меня разыскали. Кого на этот раз уб… убрать?
        - Узнаешь, оружие выбирай.
        - Мне нужно знать с кем имею дело,  - решительно ответил чёрный наёмник,  - как я на орла с копьём пойду?
        - Верно-верно, дело говоришь. Что-то я совсем уморился,  - ты будешь убивать геомагов. Возможно, это Рокрафты.
        - Чё?! Как?!  - удивился Уго,  - я же лет десять назад убил последних.
        - В Трелесе кто-то балуется с големами. Ты отправишься туда и узнаешь кто.
        - Сколько я заработаю?  - пощёлкивая пальцами, наёмник прогуливался вдоль стеллажей и выбирал оружие против геомагов.
        - Если ты убьёшь последнего Рокрафта, то лишь выполнишь тем самым уговор десятилетней давности. За него ты уже получил деньги, помнится немаленькие.
        - Справедливо. Если окажется, что это не Рокрафты? Я-то точно знаю, что ещё в тот раз убил всех.
        - Если сможешь доказать это лично мне, то получишь солидное вознаграждение.
        - Идёт,  - согласился Уго и протянул руку.
        - Что б я тебе руку жал?! Вздор, на ней столько крови. Выбирай оружие да отправляйся в путь,  - приказал Рудер поднялся с кресла и ушёл не попрощавшись,  - служанка проводит тебя.
        - Мои-то руки в крови, да. Но ваш род пролил целое море! Сраный лицемер,  - выругался про себя наёмник.
        Оставшись на едине с самым разнообразным оружием - профессиональным, редким, магическим, артефактным, стихийным, Уго прогуливался и что-то приговаривал. Он вспоминал тот день, когда убил геомагов. И жалел, что поленился разыскать мальчишку. Думал, что без родителей тот долго не протянет и тем более не будет представлять угрозы. Но, судя по всему, за прошедшие годы мальчишка возмужал и научился делать настолько сильных големов, что они на равных дрались с лесорубами и дешёвыми наёмниками.
        - Да быть этого не может,  - прошептал Уго.
        Он не верил в то, что какой-то малолетка мог стать сильным магом. Тем более в такой глуши, как Трелес. В общем-то он и не ошибался. Крис действительно не относился к числу сильных или же средним магов, скорее слабых, самых хилых. Вот только это ещё нужно было доказать Соместерским. Сделать это без срубленной головы создателя големов довольно сложно, практически невозможно. Значит, чёрному наёмнику придётся убить, как минимум одного из геомагов. Главное, чтобы после его смерти из лесов исчезли големы, это тоже будет своеобразным показателем. Пожалуй, что даже самым важным и убедительным.
        В одном Уго точно не сомневался. Раз уж он едет убивать геомага, а то и целых двух, то нужно хорошо вооружиться. Взять оружие, которое не будет подчиняться магии железа, камня и минералов. Парные ножи с клинками из больших акульих зубов самое то. Лёгкие, острые, запросто можно спрятать спрятать под одеждой. Как основное оружие наёмник взял меч, сделанный из окаменевшего когтя огромного древнего ящера. Вроде бы оружие и каменное, но силе геомагов подчиняться не будет.
        Также Уго не отказался и от всякой мелочовки. Вроде взрывающихся и дымовых бомбочек. Для полного охотничьего набора прихватил и арбалет, который стрелял не только деревянными болтами с железными наконечниками, но и мог запустить специальные. К свой удачи, он совсем недавно разделал три тушки дикобразов и собрал целую кучу магически и крайне твёрдых игл.
        Не забыл наёмник и про големов, которые наверняка буду защищать своего создателя. Тех, вероятнее всего меч не возьмёт, а, значит, нужно взять с собой и молот. Один такой нашёлся в подвале, правда он был выкован из железа. Но другого не имелось, пришлось довольствоваться тем, что есть.
        Наконец, Уго дошёл до стеллажа с самыми настоящим антимагическим вооружением и примочками. Сам он никакой магией не обладал, поэтому очень любил всё, что блокировало чужую. Первым делом он взял дорогущие по всем меркам две пары специальных наручей, с магическими камнями. Стоит лишь надеть их на руки мага, как тот мгновенно потеряет возможность использовать силы. Именно такие наручники, но старой модели, и позволили чёрному наёмнику убить родителей Криса.
        Затем он взял три метательных ножа, тоже с магическими камнями. Если загнать их в плоть мага, то он сильно ослабнет. Во-первых, глубокая и кровоточащая рана, а, во-вторых, чем ближе камни блокировщики магии к каналам, тем сильнее их эффект. Полностью вооружившись, Уго направился к себе домой. Он собирался подготовить болты с наконечниками из игл дикобразов и сразу после отправиться в Трелес.
        Закончить с делом, которое спустя столько лет напомнило о себе.
        Причем, не головной болью, а реальной проблемой. Рудер или его люди, запросто могли разделаться с чёрным наёмником, да и с геомагом, по правде говоря. Но пока можно скинуть грязную, а главное незаконную, работу на чужие плечи, глупо отказывать от такой возможности.

        Глава 10
        - Орешек, иди сюда,  - приказал я голему и уселся на стул.
        Он подошёл ко мне, наверное, в ожидании какой фокус я выкину на этот раз. Но я не стал отклоняться от нового плана. Всё, что было нужно это запустить мою магию земли в голема и заставить шестерёнки вращаться. Я рассчитывал на то, что голем почувствует внешний энергетический поток. Если это сработает, то ему будет проще простого запустить собственный по уже знакомым ощущениям и… Каналам? Не знаю есть ли в големе каналы, но какой-то аналог наверняка имеется.
        Я положил правую руку ему на плечо, совсем не обязательно при первой попытке запускать магию через мозг Орешка. Кто его знает, что с ним может случиться, я же раньше никогда не пропускал магию через геосозданий. Его рукой рискнуть можно, а мозгом не стоит, слишком много я в него вложил. Много для моего навыка магии, разумеется. По мировым стандартам мой голем едва ли потянет даже на единицу из десяти.
        В воображаемом пространстве вспыхнули бесплотные паттерны. Затем слева от них вытянулась перегородка - жёлтая молния. Наконец, засветились и коричнево-бежевые чудо-узоры. Они начали привычно вытягиваться в ниточки, которые затем сжимались в овальные клубки. Уже из них тянулись во все стороны жгутики, некоторые цеплялись между собой. Магия камня зародилась в мозгу. Через мгновенье густой, но довольно приятный, поток побежал по каналу.
        Открыв глаза, я взглянул на шестерёнку, чтобы было проще перенести её в воображаемое пространство. Снова закрыв их, я представил зубчатое колесо. Сначала оно, слегка прозрачное и мутное, неподвижно маячило где-то за слоями паттернов. Затем оно начало приближаться, становясь чётче и насыщенней. Кажется, всё. Я полностью представил шестерёнку, осталось только заставить её вращаться. Ничего сложно в этом нет, главное не отвлекаться. Иначе в темноте будут появляться белые снежинки, за которые шестерёнка начнёт цепляться. Или же они вовсе разрушат часть структуру.
        Я выкинул из головы все лишнее мысли, исчезли даже самые крошечные белые пятнышки. После я представил как шестерёнка вращается. В воображение она начала трястись, её контур подрагивал и растягивался. Из-за того, что двигаться зубчатое колесо начало не сразу, его кончики размывались. Шестерёнка гнулась, словно бумажная. Тогда я представил всё ещё чётче. Размытия исчезли, структура стала твёрже и начала вращаться.
        Какое-то время я держал голема за плечо и сидел с закрытыми глазами. В моих мыслях мелькали все структуры, которые требовались для запуска шестерни. Чтобы не сбиться и не запустить в темноту белого пуха я специально не открывал глаза. Но в воображаемом пространстве отчётливо видел, что шестерёнка вращается всё быстрее. Чувствовал и как магия земли выходит из моей руки. В теле голема я её так чётко не ощущал, но общее представление складывалось. Я на каком-то интуитивном уровне понимал, что она проходит через голема и направляется именно в шестерню.
        Через пару секунд я услышал какое-то жужжание. Сразу же вспомнились мухи, стрекозы, пчёлы, шершни, магические комары… Ужасный рой моментально вспыхнул в воображение. Но не отчётливыми насекомыми с различимыми контурами и формами, а лишь белыми мутными пятнами. Те стали расползаться всё шире и поедать чудо-узоры, разрушать структуру шестерёнки. Я долгое время не мог избавиться от этих помех. Что поделать? Я боялся насекомых, как-то в детстве меня ужалил огромный шершень, рана после его жала болела не меньше недели.
        Сам того не заметив, я заменил одни пушинки на другие. Они всё ещё оставались помехами, но это положительные воспоминания о детстве. Избавиться от них проще, чем от мыслей о назойливых крылатых и жужжащих тварях, которые могут вогнать своё жало в кожу. Вскоре я снова отчистил разум. Паттерны и шестерёнки полностью восстановились. Я вновь услышал знакомое жужжание, но не позволил дурным мыслям материализоваться в помехи. Слегка приоткрыл глаза и увидел, что звук издаёт вовсе не насекомое. А шестерёнка! Чёрт бы её побрал, это жужжала шестерёнка! Она с бешённой скоростью вращалась на руке голема.
        Из-за того, что Орешек стоял ко мне спиной я не мог видеть его мордашки. Но, думаю, он ощущал магию и с великим любопытством наблюдал за своей новой способностью. Я полностью раскрыл глаза и наслаждался зрелищем ещё какое-то время. Затем я попытался сделать то, чего раньше никогда не пробовал. Одновременно отследить поле голема и держать в воображаемом пространстве паттерны и структуру шестерёнки. Чёрт побери, у меня и это получилось.
        Я увидел магические потоки серого-бежевого цвета, которые формировались в том месте, где я держал руку на големе. Они тянулись до самой шестерёнки. Мои магические потоки не смешивались с энергетическим полем голема, но оно само тянулось к инородному потоку. Можно сказать, что жёлтые вихри вытягивали жгутики, лишь бы ухватиться за мою магию.
        Затем я произнёс:
        - Орешек, вращай шестерёнку.
        И тут я увидел нечто невероятное и очень красивое. Жёлтые жгутики вытянулись сильнее, они пронзили потоки моей магии камня. Затем и всё энергетическое поле перемешалось с моей, но чужеродной для голема, энергией. Я увидел, как жёлтые вихри уплотняются у головы голема и рывками движутся в сторону зубчатого колеса. То вращается всё быстрее. Затем рывки сменились на непрерывный поток, в итоге мы оба направляли свои силы в шестерёнку. Но вскоре я выдохся, как физически, так и интеллектуально. Держать в голове столько структур, при этот ни о чём не думать, ещё и направлять магию через голема… Задача не из простых.
        Поток магии камня иссяк, но я увидел, что энергия голема до сих пор струится из головы прямо в шестерёнку. Я перестал представлять паттерны, убрал руку с голема. Прекратил наблюдать за его полем, но шестерёнка всё продолжала вращаться. Неужели у меня получилось?!
        - Голем, не вращай шестерёнку.
        Орешек послушался и зубчатое колесо остановилось. После я попросил его снова начать, шестерня вновь закружилась.
        - Да!  - я вскочил со стула и обнял голема.
        Тот ответил и тоже сжал на мне руки. Только слегка отойдя от переполняющей меня радости, я понял, что выгляжу крайне глупо. Отпустив голема, я сел на стул, но улыбка всё не сходила с моего лица. Голем смотрел на меня, казалось, что он тоже хочет улыбнуться, но не может. Наверное, стоит добавить его мордочке немного пластичности. Сделаю это потом, сейчас у меня остались силы только на то, чтобы добраться до кровати и уснуть. Ничто так не восстанавливает силы, как хороший сон, особенно после моих сегодняшних экспериментов.

* * *

        В дверь кто-то настырно стучал. Я открыл глаза и тут же услышал.
        - Принимайте заказ!  - крикнул Оскард и отварил дверь.
        - Ты всё купил?  - спросил я.
        - Да,  - ответил Оскард и сел за стол.
        - Аха-ха-аха!  - я засмеялся во весь голос, вспомнив, наш уговор.
        - Ты чем тут без меня занимался? Крис, чё ты ржёшь, как ненормальный?
        - Аха-ах… представил, как ты будешь есть свою шляпу.
        - Пфф… я могу представить, как тебя… Не важно. Сначала заставь шестерни вращаться, а потом уже фантазируй.
        - Орешек, иди-иди-ка сюда,  - ухмыльнулся я.
        Голем подошёл к нам. Посмотрел сначала на Оскарда, затем на меня.
        - Р-р-р!  - воскликнул он и бухнулся на задницу. Доски слегка скрипнули.
        - Орешек, запускай шестерёнку!  - приказал ему я.
        Он поднял левую руку и… И ничего не случилось. Тогда он, видно, решил, что стоит толкнуть её пальцем, но не успел этого сделать. Оскард громко гоготнул и махнул на меня рукой.
        - Чёрт, я уже обрадовался.
        - До погоди ты,  - огрызнулся я.  - Орешек вращай правую шестерёнку внутренней силой.
        Зубчатое колесо медленно начало раскручиваться. Глаза Оскарда, при виде этого, расширялись всё сильнее. И чем быстрее кружилась шестерёнка, тем больше он выпучивал глаза. Вскоре его подбородок отвис, он сел на пол, чтобы лучше всё рассмотреть.
        - Охренеть! Охренеть! Она крутится!  - обрадовался он и обнял Орешка.
        Тот ответил тем же, но друг, видно, быстро сообразил, что выглядит довольно странно. И перестал сжимать в объятиях голема.
        - Крис, чёрт с ней, со шляпой, съем. Я искренне за тебя рад! С таким прорывом в големостроении мы сможем многое. Давай теперь пожрём, я принёс нормальной еды с рынка, а потом покажу тебе, что ещё я прикупил.
        - С удовольствием,  - ответил я.
        Оскард выставил на стол жаренное мясо с яйцами и овощами. Трапеза предстояла весьма приятная, еда пахла вкусно, выглядела ещё лучше. Но растягивать удовольствие, смаковать каждый кусочек мы не стали. Никто никого не подгонял, так получилось само собой. Видно, каждому из нас не терпелось заняться делом. Разобраться с покупками, проверить снаряжение. Лично мне хотелось поскорее научить Орешка управлять второй шестерёнкой, после всерьёз заняться магией железа.
        Прожевав последние кусочки, мы поднялись из-за стола. Я бросил немного объедков крабикам, а Оскард покормил Орешка.
        - Так, набили брюхо, теперь пошли,  - он направился к двери.
        Я следом за ним.
        Оказавшись на улице, я увидел два двойных перевоза. Их передние и задние составляющие (колёсные базы) соединялись за счёт досок. Как пояснил Оскард, именно из них он и смастерит миниатюрный кран. А пока они выступали в роли корпуса наших, так называемых, телег. На протяжение всей длинны связанных досок я видел много узелков и мешочков. В них и хранились различные покупки. Весьма удобный способ перевозки, надо признать. Ещё друг связал оба перевоза. Должно быть по городу он передвигался, как огромная гусеница. Хех. Но в лесу такое не прокатит, в прямом смысле этой фразы. Нам придётся тащить перевозы раздельно и надеяться, что они не забуксуют, не застрянут между частых деревьев. Можно приказать Орешку идти позади нас, он будет подталкивать задние части перевозов, если потребуется.
        - Давай сверяться,  - сказал я.
        Оскард протянул мне блокнот и ручку:
        - Называй по порядку, а я буду проверять.
        Два перевоза и детали для крана, включая всякую мелочовку, я отметил сразу. Оскард уверенно настоял на том, что все необходимые составляющие для постройки он купил.
        - Еда?
        - В этом мешочке,  - друг коснулся рукой одного из них и внутри что-то зазвенело.
        - Лопаты?
        - Сам не видишь?  - он указал на два черенка привязанных к доскам второго перевоза.
        Только после этого я заметил новенькие блестящие полотна.
        - Ага-ага, вёдра?
        - Болтаются, как яйца у кота. Хе-хе. Ну… под задней частью вот этого перевоза,  - он пнул ногой тот, что стоял дальше от меня.
        - Хм… Вижу.
        - Совок?
        - Здесь,  - Оскард показал на другой мешок.
        - Топор?
        - На месте.
        - Осталось только сходить в лавку для золотоискателей,  - констатировал я и показал оставшиеся три наименования.
        Кирки (1) ~ 40 лонов
        Лоток (1/3) ~ 10 лонов
        Малый шлюз ~ 120
        - Идём сейчас?  - спросил друг.
        - Да, уже скоро вечер. На завтра дел хватит.
        Мы закатили оба перевоза в свинарник. Вошли они с большим трудом. Сразу разделили комнату на две части. Места хоть и стало меньше, но появился какой-то приятный уют. Как если бы мы собирались пойти завтра с утра на рыбалку и выставили у двери сапоги, вёсла, да новые удочки с блестящими крючками. Одновременно обожаю и ненавижу такие ожидания. Хм, интересное двойственное чувство.
        Я оделся поприличней. Интересно, как меня встретит её владелица. В последний раз я точно помню, что произвёл на неё сильное впечатление. Ещё она видела кучу пирита, которую я, ошибочно прияв за золотой песок, и принёс. Но в ней всё же нашлись самородки, собственно хозяйка лавки за них и заплатила. Перед выходом я вспомнил про банку со светлой землёй. Подхватил её и мы отправились в путь. Идти правда совсем недалеко.
        По пути я почему-то снова вспоминал об Эсте. Она, а вернее, её дуализм никак не желали выходить из моей головы. Лишь мысли о золотодобыче и големостроении помогли мне перестать витать в облаках. Представлять как пройдёт наша первая встреча после того, как я всё узнал.

* * *

        Мы дошли до лавки. Кажется, внутри никого кроме хозяйки не было. Оно и понятно время позднее, а настоящие старатели - ранние пташки. Я открыл деревянную дверь и вошёл. Следом за мной Оскард.
        - Здесь столько всего интересного,  - сказал он и кашлянул, чтобы привлечь внимание хозяйки лавки.
        - Так-с! Какие сегодня фокусы ждать?  - она появилась из подсобной комнаты, в своём привычно-изысканном наряде.
        - Хех! Никаких,  - ответил Оскард.
        - Да,  - подтвердил я,  - нам просто нужно кое-что прикупить.
        - Деньги-то есть? Помню ты примёр мне кучу пирита, в которой каким-то чудом затерялись самородки. Брошюрку дать, как одно от другого отличать?
        - Нет, не нужно,  - ответил я,  - у нас есть книга, там всё подробно расписано.
        - Как знаешь,  - ответила женщина и подошла к стойке.
        Оскард уже прошёл в глубь помещения и скрылся с наших глаз. Он, не сомневаюсь, с великим любопытством рассматривал все инструменты и приспособления необходимые для золотодобычи. Конечно, ведь насколько я знаю, он никогда не интересовался этим промыслом. А в лавке был всего раз, и то, когда я потерял сознание.
        Раз уж он отошёл и мне выдался такой удобный случай, то я быстренько достал банку со светлой землёй и поставил на прилавок. Женщина посмотрела на неё, затем на меня. Потом вновь на банку и удивлённо цокнула.
        - Там золото? Ты промыть его не забыл, мальчик?
        Грубить вздумала. Ну посмотрим, как она заговорит, когда в следующий раз я вернусь с горстью самородков.
        - Нет там обычная земля…. Но не та, на которой стоит Трелес, да и в округе такой нет. Вы случайно не знаете, где её могли собрать?
        - Интересненько, а зачем тебе? Там много золота?
        - Нет, там живёт человек, с которым я хочу встретиться.
        - Да уж… каких только странностей в мире не сыщешь. Но ты неплохо меня развлёк, я скажу. На почвы, как в твоей банке, можно наткнуться ближе к горам. Там ещё растёт кедровый лес. Если выедешь из Трелеса в обед, то к вечеру прибудешь. Точнее сказать не могу, сам понимаешь, накопать её могли, где угодно,  - после она достала рисованную карту и показала.
        Я рассмотрел дорогу из Трелеса. Она тянулась в сторону гор через бескрайние поля и редкие заросли деревьев. Кедровый же лес я узнал сразу. Он единственный обозначался заштрихованными бесформенными фигурами, занимавшими немалую часть карты.
        - Спасибо,  - я поблагодарил её. Наверное, она только строит из себя вредину. Не сказал бы, что она настоящая злюка. Просто любит грубить, очень любит.
        - Так чё купить-то хотели? Куда твой дружок делся? Стащить чё-то хочет?.. От этого рыжего добра не жди, каждый месяц мимо моей лавки с новой девкой ходит.
        - Нет, он не вор. Нам нужны…  - я полез за списком в карман.
        - Рыжий! Ры-ы-жий!  - крикнула хозяйка.
        - А?  - отозвался Оскард.
        - Хлопай в ладоши, или на выход!
        - Ладно,  - отозвался друг и начал ритмично хлопать.
        Достав список, я удивлённо посмотрел на хозяйку. И она объяснила свою странную просьбу:
        - Ты не понял? Если он будет хлопать, то не сможет ничего стащить.
        - Ну да, логично,  - с умным видом протянул я, затем направил взгляд на листок,  - нам нужны: кирка, два лотка, шлюз и скорее всего сменный комплект для ещё парочки шлюзов.
        - Ага, ясно. Денег у вас сколько?
        - Двести семь лонов,  - ответил я.
        Хлопки приблизились и рядом с нами появился Оскард.
        - Я там столько всего видел!  - радостно воскликнул он.
        - Погодь, рыжий. Я считаю,  - после паузы она озвучила цены,  - кирку отдам за тридцать четыре, два лотка, так уж и быть, за восемь, допы* для двух шлюзов за двадцать. И того… с вас уже шестьдесят два лона. А шлюз какой нужен?
        [Допы - коврики, трафареты, сетки, «мхи» и прочие комплектующие для шлюзов.]
        - Пойдёмте глянем,  - предложил я. Мне самому было интересно взглянуть на возможные варианты шлюзов. Но выбрать, к сожалению, надо было самый дешёвый.
        - Ну пошли,  - ответила она.
        И мы отправились в глубь лавки. У меня буквально глаза разбегались. В держателях справа стояли самые различные инструменты. От щёточек с мягкой или жёсткой щетиной, до навороченных кирок и лопат из самых дорогих сплавов. Будь мы в столичной лавке, то ещё бы и зачарованные увидели, от тех точно глаз не оторвать. Читал я как-то в книжке, что существует инструменты, заколдованные стихиями для определённой работы. Например, кирка с каким-нибудь волшебным камнем могла бы одним касанием превращать определённые валуны в пыль. Лопата не тупится… Но стоят такие инструменты баснословных денег, в нашем городке продавать их можно всю жизнь, да так и не найти покупателя.
        - Вот, господа,  - произнесла она с сарказмом и указала на три шлюза разных размеров и длины,  - Такие есть формы. Цену они определяют от части, тут важнее материал, металл.
        Я заметил, что Оскард стал внимательнее прислушиваться к её словам. Ещё бы, ведь в железках он разбирался и интересовался различными сплавами. В отличие от меня, но я постарался не отвлекаться, чтобы слушать всю это скукоту. Шлюз нужно выбрать с умом, от этого будет очень многое зависеть.
        - Какой посоветуете?  - спросил друг с задумчивым видом.
        - Такой, что вам на него денюшек не хватит,  - ухмыльнулась она,  - этот сплав придуман специально, чтобы металл служил под водой. Он не ржавеет от слова совсем. Шлюзы из него стоят от двухсот сорока до трёх сотен лонов.
        - Пфф… с ума сойти,  - он выплюнул слова, будто они обжигали его уста.
        Меня тоже от таких цен покоробило.
        - Да, мой друг прав. У нас не хватит денег на такую роскошь,  - сказал я.
        - Ах, ну я и не удивлена. Есть у меня и бюджетный вариант, деревянные шлюзы. Стоят от двадцати до шестидесяти лонов,  - она ткнула пальцев в не очень надёжные на вид доски, сколоченные вместе с помощью гвоздей и проволоки. Выглядели они, в сравнение с другими шлюзами, какими-то игрушечными что ли. Коврики, трафареты, шлюзные сетки у них совсем не походили на те, что стояли в нормальных - металлических.
        - Вот другое дело! Таких мы штуки две-три купить можем,  - выдал Оскард.
        - Можем,  - согласился я,  - но не станем. Они чуть ли не одноразовые.
        - Верно. Их на долго таких не хватит. Они быстро разбухают из-за воды, пропускают много золота, тяжело промываются от некоторой породы. А большие камни их хрясь,  - она махнула рукой, как мясник ножом,  - и переломят.
        - Ну тогда нам такая фигня не нужна,  - сделал вывод Оскард.
        - Могу вам предложить сделанные из обычного железа, но они быстро ржавеют. Замучаетесь с ними… Есть ещё из такого сплава, который нужно смазывать. Он ржавеет намного медленнее.
        - По чём?  - спросил друг.
        - Простые железные от шестидесяти до ста. Из слабо ржавеющего сплава от ста двадцати до ста восьмидесяти. Ещё для него придётся смазку купить, но она не дорогая, меньше лона.
        - Нам нужно посовещаться,  - сказал я и мы с другом отошли подальше.
        - Оскард, у нас осталось сто сорок пять лонов,  - шепнул я.
        - Предлагаю купить два малых железных. Останется двадцать пять лонов.
        - Я думаю рискнуть и взять средний слабо ржавеющий,  - не хотелось возится со ржавчиной. Да и маленькие шлюзы не очень эффективны, они имеют недостаточную пропускную способность.
        - Блин, у нас тогда останется два лона. Плохо, очень плохо!  - запротестовал Оскард.
        - Я закрываюсь скоро!  - крикнула нам хозяйка.
        - Да-да,  - ответил я ей и повернулся к другу,  - мы всё уже купили, за дом тебе платить не надо… Ну же, соглашайся.
        - Если непредвиденные расходы?  - он ткнул в самую точку.
        Я задумался.
        - А ты прав. Пожалуй, рисковать не стоит… Может тогда малый слабо ржавеющий?
        - Так стоп. Крис, чисто теоретически, ты бы смог снимать ржавчину магией железа?
        - Теоретически-то да…
        - Мадам, нам пожалуйста два малых железных шлюза.
        - Интересный выбор,  - ответила они и ушла в подсобку. Уже оттуда крикнула - а вы хлопайте, хлопайте!
        - Оскард,  - завопил я, хлопая,  - ты же знаешь, что сейчас с магией не очень.
        - Крис, дружище,  - он хлопнул меня по спине,  - это лучшая мотивация из всех! Научился же твой Орех шестерни вращать, вот и ты магию железа изучишь.
        Сложно не согласиться, мотивации правда поприбавилось. Хотя её и так вроде бы хватало.
        - Ага, а кто-то до сих пор не съел шляпу,  - припомнил я.
        - Вечером,  - бросил друг и направился к прилавку собирать наши покупки.
        Вскоре из соседней комнаты вышла владельца лавки. Она вытащила на порог двери два железных шлюза в разобранном виде.
        - Эй, чё встали? Помогите, тяжело же,  - просьба, хоть и звучала как приказ, но мы помогли.
        Оскард без труда подхватил шлюз и отнёс его к другим покупкам. Мне, чтобы поднять его одной рукой пришлось постараться.
        - Второй рукой возьми, ей богу, ни к чему не приученный…  - хозяйка лавки закатила глаза.
        - Нет её, ампутировали,  - ответил я ей.
        Услышав правду, он ойкнула и закрыла рот рукой. Глаза не сразу сузились до нормальных размеров.
        - Но скидки не ждите,  - одумавшись, пробурчала она,  - с вас сто сорок пять лонов.
        Оскард отсчитал деньги и положил на стойку:
        - А как его собирать? Как пользоваться?
        У нас же есть книга, где всё расписано. Зачем интересно он спрашивает у неё?
        - Могу вам инструкцию по сборке дать.
        - Буду благодарен,  - ответил Оскард,  - и всё же. Вы покажете, как он работает?
        - Ну чё ты пристал? Уже поздно, всем пора домой,  - заворчала хозяйка лавки.
        - Пока не пойму принцип работы не уйду. Сейчас я его быстренько соберу.
        - Тьфу ты, с ума сошёл? Я чё ждать буду? Пошлите, на готовом покажу.
        - Пусть нас она учит, а не книжка,  - Оскард прошептал мне на ухо.
        А он прав. Перенимать опыт от умелых людей намного эффективнее, чем из книг. И вообще, насколько мне известно, те люди, которым хватает ума писать книги обычны до практики не доходят. Думаю, что и составитель моей книге про золотодобычу был чистым, в прямом смысле этого слова, теоретиком. Вряд ли он реально занимался золотодобычей, рылся в грязи или изучал грунт в самых разных местах. И вот почему. Если бы он добыл много золота, то нашёл бы занятия поинтересней, чем писать учебные пособия для других. Если бы наоборот не смог добыть ни грамма золота, то и не кинулся бы учить этому других. Конечно, всё это мои догадки. Впрочем, подкреплённые очень крепкой логикой.
        - Значит так,  - она стащила железный шлюз с подставки и ткнула пальцем в корпус,  - это стенки, дно, перегородки, место для засыпки грунта.
        - Ага-ага,  - с едва заметным сарказмом кивал друг. Конечно, он, как и я знал, что такое шлюз. Мы хорошо изучили книгу от корки до корки.
        - А это,  - продолжала хозяйка,  - коврик. Его стелить самым первым на дно шлюза. В нём будет скапливаться всё золото, если вы найдёте месторождение, в чём я сильно сомневаюсь. Хы-кхы… На коврик ложится сетка или трафарет, по породе подбирать надо. Ах, да… вместо коврика можно использовать искусственный «мох», он улавливает самые маленькие золотые крошки. Всё, конец. Собирайтесь и на выход, я закрываюсь!
        Мы не стали возражать, попрощались и собрали свои покупки. Так быстро, как только могли. Но не успели мы и шага сделать от прилавка, как дверь лавки открылась. Послышался громкий топот, деревянный пол задрожал. Мы обернулись и увидели, как из-за стеллажей вышел Льюис Клёнч собственной персоны.
        После появились несколько коренастых и загорелых мужиков, явно не местных. У каждого на лысой макушке красовался иссини-чёрный хвост с красной ленточкой. Они переговаривались между собой на каком-то непонятном языке. Скорее всего это люди из полудиких племён, которые живут на Ничейных Землях.
        - О, цыплятки, и вы тут. Золотишко искать собрались!?  - бас звучал низко, но громко.
        - Эй,  - друг помрачнел,  - какие мы тебе цыплятки? Думаешь, если сильнее всех, то тебе всё можно?  - он протестовал, как самый обычный ребёнок, которого обидел кто-то постарше.
        Гигант схватил Оскарда за руку и надавил покрепче. Нахмурил брови и тяжело выдохнул через нос.
        - Отпусти!  - выпалил я.
        - Можно? Мне всё можно?  - продолжая сжимать руку друга, спросил Льюс. Говорил он с насмешкой, но самым спокойным и ровным тоном.
        - Можно-можно,  - проверещал Оскард.
        Я бы на его месте поступил так же. Силище гиганту не занимать, кажется он вполне мог сдавить руку до перелома. А это уже не шутки. Загорелые люди, наблюдавшие за нами, посмеивались и всё время поправляли свою одежду. Видно, они к ней ещё привыкают.
        - Ну кто там опять? Я закрываюсь!  - хозяйка кричала из подсобки.
        - Выйди да посмотри!  - крикнул Клёнч в ответ.
        - Пошли,  - сказал Оскард, потирая руку. Хотел что-то прошептать, но вовремя остановился.
        Я молча кивнул, и мы взяли свои покупки. Уже почти вышли из лавки, как услышали слова хозяйки:
        - Ух… это вы. Выбирайте, я никуда не спешу,  - должно быть она вышла из подсобки и увидела своих новых посетителей.
        - Вот подлиза, впш-впш-впш,  - Оскард помахал языком и закрыл дверь.
        - А может она увидела в нём толстосума?  - предположил я.
        - Скорее злого быка,  - с некоторой злобой сказал Оскард.
        В полной темноте мы шли в свинарник. Лишь свет, льющийся из некоторых окон, освещал наш путь. Довольно приятная атмосфера. Мне всё больше нравится ночной городок с его тихими улочками. Правда мирные и дружелюбные они не всегда… Но сейчас даже ветра не слышно, только наш топот по брусчатке.

        Глава 11

        Но приятный тихий вечер продлился недолго. Оскард решил высказаться о Льюисе Клёнче:
        - Если этот огромный урод ещё и с золотодобычей нам помешает, то я сгорю от злости! Будешь, блин, с угольками тусоваться…  - ворчал он и осыпал гиганта бранными словцами.
        - Да уж, человек не из приятных,  - согласился я,  - А ты видел темнокожих рядом с ним?
        - Таких не увидишь, ага! Огромные носы, широкие плечи, хвостики эти, дурацкие.
        - Это полудикари из какого-нибудь племени с Ничейных Земель. В книгах о них читал,  - объяснил я.
        - Так, а ему-то они зачем?
        - Дешёвая рабочая сила,  - предположил я.
        - А есть дешевле, чем в Трелесе?  - удивился Оскард.
        - Хм… Не знаю, но где-то же он их нашёл, привёз сюда. Есть в этом какой-то смысл.
        - Да пофиг. Не хочу больше о нём говорить.
        - Ага, больно много ему внимания,  - кивнул я,  - Кстати, пока ты хлопал, мы с хозяйкой лавки кое о чём переговорили.
        - Так-так? Узнал секретное местечко с кучей золота?  - немного сощурив глаза, друг чуть вытянулся в мою сторону.
        - Нет.
        - Тьфу, ну так неинтересно,  - фыркнул он и отстранился.
        - Оскард, я узнал, где живёт геомаг. Рядом с горами, думаю, в кедровом лесу.
        - Неблизко,  - махнул головой друг,  - когда ты собираешься ехать его искать? Так! Ты же не бросишь меня в самом начале?
        - Спокойно,  - улыбнулся я,  - пока со всеми делами не закончим, я туда не собираюсь. Вот наладим добычу золота и уже можно будет подумать.
        - Обнадёжил, а то я уже испугался.
        Мы переглянулись, обменявшись дружескими улыбками. А после я подумал о том, как буду искать незнакомого человека в глухом лесу. Насколько мне известно, рядом с горами и кедровым лесом нет даже самой крохотной деревушки. Там вроде есть одна или несколько лесопилок Лока, можно будет начать поиски с них. Встречаются иногда и среди лесорубов отзывчивые люди, главное, чтобы они не питали ненависть к големам и геомагии, иначе меня могут не понять.
        - Стой! Кто идёт?!  - раздалось из темноты.
        Мы тут же остановились. Я и Оскард попытались вглядеться во мрак узкой улочки, чтобы увидеть кто это тут раскомандовался. Сначала из темноты показалась большая деревянная дубина, а только потом и сам человек.
        - О…  - опешил я. Но, когда понял, что перед нами всего лишь стражник, то, как камень с плеч упал.
        - Мистер законник,  - друг обратился к непримечательному мужику в тёмной одежде и с лёгкой щетиной,  - а мы чё? Мы не нарушаем, спокойно идём домой. Трезвые так-то.
        - И что?  - возмутился тот, помахивая дубиной,  - вы нарушили комендантский час.
        - Это ещё чё такое?  - спросил друг.
        - Комендантский час…  - замялся страж,  - это значит ночью надо дома сидеть. И всё тут. Ну а вы не дома.
        - А давно он действует?  - я решил уточнить. Не припомню, чтобы хоть раз слышал о чём-то подобном.
        - Сегодня начал,  - гаркнул страж,  - вы, или платите штраф, или в темницу.
        - Ой-ой… А может на первый раз предупреждения хватит?  - умоляющим тоном произнёс Оскард.
        - Нет! С тебя пять,  - он указал дубинкой на друга,  - и с тебя пять,  - ткнул ей же в меня.
        - Надо так надо, сказал я,  - поглядывая на Оскарда. Мешочек с деньгами лежал в его кармане.
        - Мы заплатим. И без вопросов пойдём домой?  - спросил друг.
        - Фамилии назовёте и отпущу вас, нарушителей,  - ответил страж.
        - Хопкинс.
        - Рокрафт.
        - Ясно,  - ухмыльнулся он и получил монеты из рук друга.
        Не пересчитывая их, попросил нас впредь не нарушать. Ещё раз зыркнул и пошёл дальше по узкой тёмной улочке, обернувшись пару раз.
        - Ну вот, а ты хотел все деньги потратить. Сидели бы щас в темнице, мутный суп хлебали,  - высказался Оскард.
        - Да уж,  - виновато согласился я,  - но про комендантский час нас никто не предупреждал.
        - Ну так, не успели, наверно.
        - Глупость какая-то.
        - Незнание закона не освобождает от ответственности,  - сумничал друг.
        После мы, молча, пошли к себе домой. Уже не хотелось разговаривать и привлекать к себе лишнее внимание. До свинарника мы добрались быстро и споро затащили все покупки внутрь с помощью Орешка. После мы поели, поболтали о том, о сём, да улеглись спать, уставшие, но довольные. Дел предстояла ещё целая гора, а мне всё сильнее натерпелось выбраться в лес и снова заняться поиском золота.

* * *

        Ночью мы несколько раз просыпались из-за голема, которому почему-то очень хотелось порыться в груде железяк. Стало быть, он уже успел в свинарнике всё хорошо рассмотреть и изучить. А любопытство, то не уймёшь столь малым набором информации и картинок что я в него вложил. Вот он и решил поискать что-нибудь новое в куче хлама. Почему именно ночью? Да потому что нет у големов деления суток на тёмное и светлое время. Они могут бодрствовать, если позволяет запас энергии в любое время.
        После наших приказов Орешек на время прекращал ворочать всякие железные штуковины и затихал. Особенно быстро он подчинялся Оскарду, тот в отличие от меня, за грубыми словечками в карман не лез. Но не на ругательства реагировал голем, я же не учил его понимать мат, а на интонации. За исключением шумных големских проделок ночь прошла совершенно обыденно.
        Под утро меня разбудило чьё-то прикосновение, а вернее толчок. Я открыл глаза и увидел, что Орешек тыкал мне в плечо какой-то железкой. Судя по звукам, что он издавал, это действо приносило ему удовольствие.
        - Вот кому заняться нечем…  - шепнул я. Но тот всё не прекращал, мне пришлось прикрикнуть на него.  - Хватит! Отстань!
        Спать больше совсем не хотелось, сон как рукой сняло. Усевшись на раскладушке, я увидел Оскарда. Тот всё ещё валялся на кровати и посмеивался над тем, как меня разбудил голем. Затем его глаза направились куда-то в сторону и округлились. Друг поднял брови, его улыбка из едва заметной растянулась почти до самых ушей:
        - Посмотри чё нарыл Орех! Ай да голем!  - воскликнул он, продолжая лыбиться во все зубы.
        - Что?
        Слегка сонный я не сразу сообразил, что вызвало в друге столько восторга. Но стоило мне лишь взглянуть на голема, как я всё понял. Губы вытянулись в улыбку сами собой. Оказалось, что он тыкал в меня самой настоящей железной «рукой». Чёртовой латной перчаткой из тех, что носят рыцари!
        - Чего молчишь? Ты рад?  - спросил Оскард. Он стоял в центре комнаты и потягивался, зевая во весь рот.
        - Конечно,  - замялся я. Сначала действительно обрадовался новому великолепному протезу, но почти сразу осознал, что магия железа до сих пор не моя стихия,  - а что толку? Управлять железом я пока не умею.
        - Камнями или землёй умеешь же?  - спросил он, подошёл к Орешку и выхватил из его рук перчатку. Начал крутить её и рассматривать.
        - Умею,  - уверенно ответил я,  - только как…
        - Не надо слов!  - он повернул её пальцами к себе и протянул в мою сторону.
        Я увидел, что внутри перчатка полая. Ничего удивительного. Лишь пыльная паутинка виднелась где-то в глубине. А так вполне целая, почти не ржавая вещица. Хоть сейчас на рыцаря и в бой.
        - Ну! Не тормози, Крис!  - Внутрь можно засунуть землю или камни. Смотри, как легко она гнётся.
        Он показал мне, что каждое сочленение на пальцах, на переходе с запястья в кисть очень подвижное. Все пальцы свободно сжимались и разжимались, кисть гнулась вверх и вниз. Причём, перчатка не издавала никакого скрипа, как это обычно делают старые ржавые железки.
        - Это может сработать!  - воодушевился я.
        - Значит, я делаю тебе протез, и только потом займусь шлюзами.
        - Офигенно,  - кивнул я,  - с двумя руками я буду намно-о-о-ого полезней.
        - Это точно!  - улыбнулся друг,  - а теперь обещание.
        - Это то, о чём я думаю?
        Друг посмотрел на меня, сыграл бровями и подошёл к шкафу. Потянул одну из ручек и резко дёрнулся, из его руки вырвалась коричнево-серая кожаная шляпа. Кружась вокруг своей оси, она пролетела какое-то расстояние и приземлилась на стол.
        - Я человек слова. Сказал, значит, сделаю. Ты сходи, купи чего-нибудь нормального покушать. Я как раз печку растоплю, морально подготовлюсь к пожиранию… ну ты понял…
        - Хе-хе,  - я не мог сдержать смешок. Едва ли мне верилось, что он так запросто съест эту шляпу, и от этой мысли я расхохотался. Наконец, утихомирив гогот, я ответил,  - схожу, только протез пока не заполняй камнями и землёй.
        - Почему?
        - Проверить кое-что надо перед этим,  - ответил я.
        - Лады, тогда над креплениями подумаю.
        Я вышел из свинарника и сразу отправился на рынок. Думаю, там до сих пор разруха, беспорядок и неразбериха. Вскоре я это выясню, но главное сейчас найти целую лавку с едой, желательно сытной и недорогой. По пути на площадь я встретил двух стражей с бронзовыми мечами. Те болтались в ножнах на ремне, а мужики держали на них руки и смотрели по сторонам, словно гордые рыцари. Прям борцы со злом… Не сомневаюсь, перевооружение - это тоже часть новых идей старосты Хирульда. Пожалуй, меч лучше дубины, не поспоришь. Особенно хорошо, если законники умеют им пользоваться, в чём я сильно сомневался, видя их не самые серьёзные и умные лица.
        На площади звенели молотки о гвозди, под топорами хрустели доски. Люди копошились у прилавков и общались, хотя с утра их собралось не так уж много. Ужасное состояние некоторых лавок, шатров и павильонов напоминало о недавнем погроме. Люди до сих пор пытались всё восстановить: некоторые успели отремонтировать свои прилавки, поставить шатры и натянуть верёвки, отстроить лачужки и вернуться к работе. Другим же предстояло вбить ещё очень много гвоздей, как, например, тому мужику, который пытался восстановить свою торговую будку, которая, в нынешнем состоянии, больше походила на кучу трухлявых досок.
        Я прошёл дальше и оказался в самом оживлённом месте: люди здесь проходили чаще, голосов и выкриков звучало больше. Судя по чужим разговорам, эту часть площади уже окрестили отстроенной. Именно здесь можно было купить практически всё. Я игнорировал всяких зазывал; столы и витрины, заваленные одеждой, бижутерией и всяким барахлом. Я хотел купить только еду и ничего более, но разве это докажешь торгашам, которые в каждом посетителе рынка видят только возможность заработать. А кто-то и «старого друга», которому можно что-нибудь втюхать по завышенной цене.
        К сожалению, я не смог пройти мимо весёлой толпы, которая собралась у одной лавки. Из-за их спин я не мог разглядеть, что же их так привлекло, зато отчётливо видел резвого мужичка, который нарядился, довольно броско: Красные штаны и рубаха, сверху чёрная жилетка. Встав у края очереди, я начал слушать, что он говорил. Возгласы и бормотание в толпе сильно мешали, но кое-что мне удалось услышать:
        - Только сегодня! Только у меня! По-ку-пай-те волшебные камни! Лечат от всего. Эти,  - он тыкал рукой куда-то на стол,  - избавят от головной боли. Вон те, подлиннее, наградят мужиков каменной силой! Ну, вы понимаете, жёны будут рады,  - усмехнулся он и продолжил,  - эта крошка сделает любую даму красоткой, только добавьте её в пудру. Вон тот стакан с галькой осчастливит любой дом, достаточно раскидать её по углам. Валуны нужно закидывать в печь, тогда вы сэкономите на дровах. Ночью вас будет греть магический жар камня. А эта, внимание, каменная пыль, позволит вам сделать любую еду полезной!
        Чепуха! Самая настоящая. Настолько бредовая, что люди готовы в неё верить. Чёрт, они ведь платят за обычные камни, ненавижу проклятых шарлатанов. Мало того, что они нагло врут, так ещё и обещают людям какие-то чудеса. Легко внушаемые и честно сказать, глуповатые люди, верят таким вот проходимцам. В итоге теряют деньги и получают лишь расстройства, когда понимают, что их надули. Впрочем, некоторые и не понимают.
        - Эй, а это чё за камни?  - спросил кто-то из толпы, явно скептически настроенной.
        - Дамы и господа! Все эти камни, не что иное, как останки того гигантского каменного монстра. Все вы знаете об этом ужасном происшествии.… Но сегодня даже куски голема приносят пользу! О чудо!
        - То есть, это обычные камни?  - спросил незнакомец из толпы.
        - Нет, болван! Голем магическая тварь, а значит, и камни эти ма-ги-че-ски-е. Не то, что зад твой бездарный. Не нравится, вали отсюда!
        - Брехло собачье,  - огрызнулся скептик и ушёл.
        Мне за последние пару минут удалось продвинуться чуть ближе к длинному столу, накрытому красной тканью. Всё место на нём занимали камни: справа лежали самые больше валуны, левее чуть меньше, а в центре находились камни размером с кулак. Затем стояли стеклянные банки, заполненные камушками размером с совсем зелёное яблоко. Дальше расположились кружки с галькой. Ближе к левому краю красовался, пожалуй, самый привлекательный товар: - красивые стеклянные сосуды, наполненные каменной пылью.
        Все камни были серого цвета, на некоторых даже сохранились зелёные разводы или кусочки плесени и мха. На других виднелись капли крови. Сомневаться в том, что какая-то часть из камней действительно когда-то составляла тело голема, я перестал. Конечно, я не дурак, и не верил в их магическую силу. Это всё глупый развод, чтобы заработать деньги и свалить из этого городка. Но не просто так я пробивался к валунам.
        Я помнил, что Лок разрушил только одну печать. Кто его знает, может на одном из крупных валунов могла уцелеть вторая? Мне магическая печать очень бы пригодилась. Если пойму, как она работает, это вполне может вывести мой навык в големостроении на новый уровень.
        Наконец, я пробился к валунам и начал их осматривать:
        - Ох,  - вылетело из моего рта, когда я увидел на одном из них погасшую печать.
        Почему эти балбесы её не заметили? Впрочем, не важно. Осмотрев камень еще внимательнее, я заметил, что печать целая. Да, она не светилась и от неё, можно сказать, имелся только контур. Такой, будто бы его начертили угольком, а потом пытались смыть. Разглядеть его было сложно, но я смог. Осталось только купить этот, возможно единственный, по-настоящему волшебный камень.
        - Эй, мистер!  - позвал я продавца, в красном прикиде - сколько за этот?  - я положил руку на нужный валун, разумеется, предварительно повернув его печатью вниз.
        - Десять лонов!  - ответил шарлатан.
        - Беру за двенадцать!  - услышал я из-за спины и непроизвольно сморщился.
        Дерьмо! Если он, как и я разглядел печать (а хуже того знает, для чего она нужна), то дело дрянь. Я обернулся и увидел самого обычного мужчину. Ничего примечательного, быть может, только то, что выглядел он слегка опрятней многих местных мужиков. Да носил усы странной формы, словно специально сбривал их по краям.
        - Плачу четырнадцать,  - я буквально кинул фразу в так называемого «продавца».
        Его лицо тут же повеселело. Глаза расширились, а улыбка скривилась в чрезмерно хитрую рожу. Он понял, что сейчас начнутся торги. Стало быть, кто-то уйдёт ни с чем, а кто-то точно переплатит, и лишь торгаш окажется в выигрыше. Если он не в курсе про печать, а я думаю, что это именно так, то мы в его глазах настоящие лопухи. Да уж, не часто увидишь аукцион, где в качестве лота выступает обыкновенный валун. Правда, у нас он не совсем такой, надеюсь, всё же, что об этом знаю только я.
        - Двадцать!  - выкрикнул усач.
        Услышав нешуточную сумму, люди начали пристально следить за торгами. Они смотрели, то на меня, то на усача, то на торгаша. В общем, наше «представление» вызвало у них неслабый интерес. Я даже заметил, как под общую суматоху, чья-то худая рука стащила со стола небольшой камушек. Но говорить об этом не стал, не хотел помогать мерзкому обманщику.…
        - Двадцать один,  - я, хоть и скромно, но перебил чужую ставку. Затем обернулся к усачу,  - извините, а зачем вам этот валун?
        - Дверь в сарае подпирать,  - нарочито серьёзно ответил он, едва заметно нахмурив густые брови,  - двадцать четыре лона!
        - А мне орехи колоть,  - парировал я. Повернулся и посмотрел шарлатану-торгашу в глаза: - тридцать!
        О боже, что я творю! Это азарт, желание переиграть усача или мне действительно нужен чёртов камень с погасшей магической печатью? Сам себя не обманешь, азарт сыграл определённую роль, но и магическая печать от этого менее ценной не стала. Может быть я смогу найти по ней геомага. Как, например, рыцарь нашёл бы кузнеца по клейму на оружии. В моем случае, конечно, всё не так просто, магическую печать нужно будет как-то активировать, а то и расшифровать. Но, он нужен мне позарез.
        - Тридцать пять!
        - Сорок!  - я снова перебил, надеясь, что больше конкурент уже не поставит.
        Всё-таки у меня всего пятьдесят один лон, а ещё нужно еды купить, и не на один день. Запасы для похода мы с другом договорились не трогать. Поэтому он не шибко обрадуется, если я потрачу последние монеты на какой-то там валун с магической картинкой. Ценность он представляет для меня, но не факт, что для друга.
        - Ха! Сорок пять! Ну, попробуй, больше,  - сказал усач.
        Я специально обернулся посмотреть на эту наглую харю. А он даже не пытался сдержать ехидную ухмылку, она показалась мне довольно знакомой. И тут я сообразил, что примерно так же хитро начал улыбаться шарлатан, когда понял, что за его камень начались серьёзные торги. Но с ним-то всё понятно, он продаст чёртов булыжник за баснословную сумму. А мужику с усами с какой стати радоваться? С хорошей покупки? Он в любом случае заплатит слишком много… Зараза!
        - Ну, молодой человек, повышаем?  - спросил торгаш, хитро щурясь. Думаю, под столом он потирал руки…
        И тут до меня дошло. Внезапное появление незнакомца, который непонятно зачем хочет купить камень, одинаковые противные и хитрые ухмылки. Зуб даю, что эти скоты в сговоре. По любому они заметили, что мне приглянулся один из самых больших камней. Тот первый, наверняка, дал знак второму, и началось: Усач-подстрекатель, более подходящей формулировки я не придумал, стал завышать цену. Я делал это в ответ, и они поняли, что я клюнул, попался на крючок. Идиот.
        Но их жадность их же и погубила. Последнее слово всё ещё держалось за подстрекателем, толпа смотрела на меня десятками глаз. Кто-то крутил пальцем у виска, кто-то подмигивал, иные откровенно пялились, забывая, что их лицо вытянулось в идиотскую рожу. Играть по правилам мошенников, я не собирался, а, значит, и повышать ставку не буду. Но в ином случае я останусь без камня, а значит и без печати.
        Что делать? Мысли неслись в голове, как поток воды с крыши в сезон дожей. Я пытался найти выход, чтобы не потратить последние деньги, но и не распрощаться с камнем.
        - Ну-у-у?!  - протянул торгаш, с явным намёком, что мне было бы неплохо повысить ставку, иначе их крупная рыбка сорвётся с крючка.
        - Погодите же вы!  - крикнул я так, что толпа дрогнула.
        Через пару секунд я подошёл поближе к столу, упёрся на него правой рукой и наклонился в сторону шарлатана. Тот зеркально повторял все мои действия, вроде бы, это хороший знак, который говорит о некоем «контакте» во время диалога.
        - Значит так,  - угрожающе шепнул я ему.
        Торгаш-мошенник настолько опешил, что только и успел задрать брови.
        - Или ты отдаёшь мне камень даром, или я расскажу всем, чем вы тут занимаетесь с вон, тем усатеньким дружком.
        - Э-э-э… и чё ты им скажешь?  - перейдя на шёпот, спросил он.
        Чувствую и вижу, что его тело напряглось, особенно в области головы и шеи. Хороший знак.
        - Поверь, говорить я умею,  - прошептал я и громко крикнул,  - Эй народ! А вы знали, что усач…
        - Тс-тс-тс…  - зашипел, как змея торгаш,  - умён, признаю. Но как ты нас раскрыл?
        Я молча коснулся своего виска.
        - Бесплатно не могу отдать, сам понимаешь семья… жена, дети… десять лонов и он твой.
        - Понимаю. Бесплатно или…
        - Бери за даром и вали,  - он даже не дал мне договорить, бросил камень в мешок и выкрикнул,  - парень предложил пятьдесят лонов! Не судите его строго!
        - Вот же дерьмо, зараза, собака, чёрт…  - усач-мошенник начал наигранно бранить весь белый свет.
        - Больше сюда не суй нос,  - раздосадовано сказал торгаш и махнул рукой.
        - Хватит людей дурить,  - грубо ответил я, развернулся и нырнул в толпу.
        Пробираясь через ещё более весёлую толпу, нежели до торгов, я ликовал. Пока продвигался среди людей, то и дело слышал шутки про мой талант тратить деньги впустую. Но я-то знал, что не попался на крючок, вернее вовремя с него слез. К моему удивлению некоторые во мне узнали того самого парня, который выходил на сцену вместе с Мистером Рацио, это только увеличило поток их глупых подколов. Я старался не вслушиваться: разве меня должно волновать мнение людей, которые вместо работы или чего-то полезного для жизни, припёрлись на рынок и собрались возле зазывалы-шарлатана?
        Хорошо хоть, никто не вспомнил про историю с ныне покойным Рекубом. Ни к чему мне сейчас слава создателя големов. Думаю, что магам в городе будет некомфортно ещё очень и очень долго. Хотя, если так подумать, то в народе всё очень быстро забывается, главное тут, чтобы произошли другие более или менее значимые события. Например, зимой в город забредёт некшап, пожрёт скот в чьём-нибудь сарае. Или даже съест человека. Этого уже хватит, чтобы многие горожане напрочь позабыли и про голема и про погром на площади, а вместо этого переключились бы на ненависть к дикому зверю или нерадивым охотникам.
        Проходя мимо стеллажей со всяким барахлом, мимо суетящихся людей и громкоголосых зазывал, я пытался высмотреть лавку с едой. Вскоре заметил висящие на крюках свежие бараньи и свиные ляжки. Подойдя ближе, я узнал продавца по большому животу и окровавленному фартуку. Это был тот самый мужик, который подарил мне кусок мяса, когда я ещё жил в «Чёрном Замке».
        - Здорова, пацан!  - крикнул он и махнул мне рукой, мол иди сюда.
        - Привет,  - ответил я и подошёл.
        Да уж. Теперь, когда у меня водились деньги, я мог позволить себе посмотреть весь ассортимент мясной лавки. Ещё никогда мои глаза не ощущали такого простора, ведь больше я их не отводил от дорогостоящих лакомств. Однако, много на еду сейчас тратить нельзя, придётся экономить до самого похода на лесной ручей. Впрочем, даже так я мог позволить себе гораздо больше, чем раньше.
        - А ты чё дома не сидишь? Сильно смелый?  - спросил мясник.
        Что происходит? Он же нормально ко мне относился. А сейчас какие-то угрозы завуалированные посылает.
        - Чего мне дома сидеть?  - прямо спросил я, продолжая разглядывать мясные вырезки.
        - Так,  - он схватил меня за плечо и дёрнул на себя, затем прошептал на ухо,  - Ты же землемаг? Тумаков тебе накидают в корзину, надолго запомнишь.
        Так он, оказывается, хотел меня уберечь.
        - Спасибо за предупреждение,  - ответил я,  - сейчас магам, наверное, совсем туго?
        - Ага, сиди лучше дома, если можешь, твои выкрутасы с тем толстяком кто-то да запомнил.… И стража теперь с мечами ходит. Ты раньше ночи тут не показывайся, узнать же могут.
        - А комендантский час? Как я выйду-то?  - неужели он не знал об этом нововведенье?
        - Какой ещё нахрен комендантский час? Чё за слова та такие вумные?  - нахмурился он и почесал затылок.
        - Вчера меня с другом стражник остановил, сказал, что теперь ночью ходить нельзя, а то штраф или темница,  - объяснил я.
        - Вот же собака сутулая! Провёл вас, как детей малых… ты знаешь, деньги они ведь всем нужны.
        - Ах он…  - прошептал я.
        После попытался вспомнить лицо того самого стража. Ничего выдающегося в нём я не приметил, темнота почти всё скрыла. Единственное, что запомнилось, была его кираса, впрочем, обычная броня для всех законников. Он носил её поверх слишком уж тёмного прикида, я бы сказал чёрного. У законников нет обязательной формы, но обычно в чёрном они не ходят. Тем и лучше, будет проще в следующий раз опознать этого негодяя. Может, стоит и начальнику охраны рассказать, если только он сам с этого не получает какую-то долю.
        - Ну ладно, не будешь теперь таким наивным пнём. Мясцо-то выбрал? Денег, смотрю, поднял, щеголяешь вон, в модном прикиде. Ха-ха,  - он улыбнулся правым уголком рта и подтянул фартук.
        - Ага, работу нашёл. Хорошую. А мясо, вон то, пожалуйста,  - я показал пальцем на большую куриную тушку.
        - Упитанная курица, правда тупая была… Яйцо снесёт, кудахнет, как ненормальная, да давай его клевать, пока всё не раздолбит! Ох и дурная…
        Спасибо за подробности, ага. Очень интересно. После я вежливо поблагодарил мужика, всё-таки от него я узнал много полезного, затем рассчитался и пошёл к соседней лавке. Она находилась в трёх шагах, там сидела какая-то бабулька. Она первым делом попыталась мне всучить помидоры, у неё рядом с прилавком бочка стояла, где рос помидоровый куст с огромными плодами. Наверное, это у неё Оскард и покупал томатный сок.
        Я купил разных овощей, стараясь сэкономить, а после отправился в свинарник. Там меня ждал друг, который, я думаю, с каждой минутой всё сильнее хотел отсрочить моё появление. Ведь он пообещал, что съест шляпу, как я только вернусь. Я решил не мучить его ожиданием и ускорил шаг, правда тяжеленный валун с руной то и дело бился о ногу, не позволяя идти слишком уж быстро.

        Глава 12

        Минут через двадцать я добрался до свинарника. Из кривой и ржавой трубы в крыше шли густые клубы чёрного дыма. Они пачкали чистое голубое небо. Недолго думая, я подошёл к порогу и замахнулся правой рукой. Почему-то в тот момент мне показалось, что бухнуть камнем о дверь вполне неплохая идея.
        В общем, я отвёл руку назад, затем быстро дёрнул вперёд. Думал, что стукну достаточно громко, чтобы друг услышал меня и открыл дверь. Но… булыжник долбанулся в дверь с такой силой, что доска хрустнула! Переломилась и залетела внутрь! Теперь в дверь мог прошмыгнуть даже самый толстый кот.
        - Вы чё творите?! Хулиганьё сраное, ща я вам уши на жопу натяну!  - заорал разгневанный Оскрад.
        Я моментально шагнул в сторону и совсем не зря. Друг столь стремительно вылетел из свинарника, что, наверное, мог сшибить меня с ног.
        - Привет, я купил поесть,  - наверное, сказал я это с очень глупым выражением лица.
        - А ты чё, спал? Где эти уроды? Куда побежали?  - он злобно дышал, раздувая и сжимая ноздри.
        - Ос, это я случайно валуном долбанул.
        - Крис, блин, ты чё с дуба рухнул?! Каким ещё валуном? Нахрена? Вот дунет зимой в эту дыру и завалит тебя снегом… с головой.
        - Извини. Я всё исправлю.
        - Ещё бы!  - улыбнулся он и хлопнул меня по спине,  - если нет, то выселю тебя. Будешь отдыхать у северян под сараем.
        - Хах,  - я ответил улыбкой и передал мешок с покупками.
        - Тяжёлый,  - произнёс друг и заглянул в него,  - Чё-чё? Ты реально валун притащил!
        - Это не просто валун, на нам есть магическая печать. Один из немногих камней, что остались от голема.
        - Офигеть! А ты где его надыбал?  - спросил друг и вошёл в свинарник.
        - Купил.
        - Та-а-ак. Только не говори, что он стоил…
        - Достался бесплатно, переиграл торгаша-шарлатана,  - похвастался я.
        - Хорош, так им и надо. Ненавижу этих врунов срамных. Так и чё с ним делать?
        - Пока не до печатей, спрячь его куда-нибудь,  - ответил я.
        Друг вынул всю еду из мешка на стол, камень с руной же оставил внутри и завернул поплотнее. Затем подошёл к дальней стене. Подцепил острым гвоздём доску в полу и поднял её. Сложил в довольно просторный тайник камень и закрыл его.
        - Никто не утащит,  - сказал он,  - ну, что ж, давай готовить завтрак.
        Я сел за стол и увидел, что в кастрюле лежали какие-то длинные коричневатые ошмётки, похожие на лапшу. А рядом располагались шляпа и нож. Друг сел за стол и показал головной убор ко мне другой стороной. Я увидел, что почти половины не хватает. Стало быть, Оскард нарезал её на тоненькие полосочки, чтобы сварить и съесть. Формально это не нарушает никаких обещаний, он ведь поклялся, что съест её, а больше мне и не надо. Шутки-шутками, но это дело может серьёзно попортить здоровье. Кожа не переварится, потом в кишках застрянет или ещё чего похуже…
        - Ты точно уверен, что это безопасно?  - спросил я, наблюдая за тем, как друг ювелирно нарезал шляпу на тоненькие полоски.
        - Не боись. Если правильно приготовлю, то всё будет нормально. А для вкуса можно соли чуток добавить и кусочек мяса.
        Очень скоро друг закончил со шляпой. Он искромсал её буквально в лапшу. Затем скатал этот сгусток в комок и забросил в кастрюлю, добавил воды и сыпанул соли. Поставил «деликатес» на печь и занялся куриной тушкой, которая ещё утром клевала семечки и гадила на скотном дворе. Вскоре он закончил и с мясом, поставил его готовиться рядом со своим шедевром кулинарной мысли. Некогда кожаная шляпа в качестве завтрака - это сильно. Ха-ха!
        - Так, пока варится я займусь протезом,  - произнёс друг и направился к одной из куч барахла. Он начал ковыряться в ней, словно собака, роющая яму для любимой косточки.
        Орешек в это время стоял рядом с печкой и смотрел за кастрюлями. Нет, он, разумеется, не готовил, (хотя надо бы его научить…) просто наблюдал. Причём, делал это с интересом. Он разглядывал пузырящуюся воду, всматривался в капельки, которые, попадая на раскалённую сталь печи, мгновенное превращались в пар.
        А пока выдалось свободное время я решил проверить, смогу ли управлять с помощью магии камня и земли пальцами латной перчатки по-отдельности. В идеале, конечно, хотелось научиться двигать всеми ими независимо друг от друга. В противном случае придётся довольствоваться намного меньшим. Например, управлять протезом, словно твёрдой «варежкой» или так называемой клешнёй. То есть четыре пальца, от указательного до мизинца, будут двигаться вместе. А независимо от них лишь большой, что расположился практически напротив. Не у всех животных такой есть, поэтому-то, и говорят в народе: «хваталки особенность человечья». Не хотелось бы её лишаться, получив взамен лапу или вообще клешню.
        Я положил перед собой на стол пять земляных камушков. Начал представлять бесплотные паттерны, жёлтую молнии-границу и чудо-узоры магии земли. Несколько минут я двигал камушки по столу, они бегали туда-сюда словно жуки. Чаще все устремлялись в одну и ту же сторону, иногда двигались в разнобой. Второе случалось много реже. Спустя ещё несколько минут экспериментов я понял, что не смогу должным образом управлять всеми пятью пальцами независимо друг от друга. А ведь мне казалось, что чем-чем, а магией земли я владею хорошо. Как оказалось не очень.
        Значит, нужно искать какие-то компромиссы. Например, «объединить» мизинец с безымянным, а указательный со средним. И получится такая трёх пальцевая штуковина. Не самый плохой вариант, но можно и лучше.
        Магия камня никак не перекрывает магию земли и наоборот, стало быть, нужно использовать эту особенность. Я сложил пять камушков к земляным комкам и стал экспериментировать. Чтобы использовать две магии сразу пришлось разграничить воображаемое пространство на три части. Половина всего пространства для бесплотных паттернов и половинке от оставшегося куска для чудо-узоров магий земли и камня. Чем меньше паттерн занимает места, тем, очевидно, магия и получается слабее. Значит это, что при управление протезом я буду использовать лишь треть силы магии земли и столько же от магии камня. Это ничтожно мало, но, с другой стороны, чтобы управлять комками грязи и камушками в пальцах, возможно и в самой кисти, этого более чем достаточно.
        Я продолжил экспериментировать с двумя горстками, перемешав их. Камни всегда двигались независимо от комков земли и наоборот. Подчинялись, правда, не сразу и ползли иногда не по той «траектории»… Но в целом, если приноровиться, то управлять протезом я смогу. Ещё после нескольких попыток я добавил новый камень. По размеру больше всех прочих, его нужно будет закрепить в центре кисти, чтобы двигать ещё и ею, а не только пальцами.
        Наконец, закончив со всеми экспериментами. Разными сочетаниями камней и земляных комков, я, кажется, нашёл оптимальный состав для моих нынешних навыков. Два камушка будут находиться в указательном и большом пальцах, это позволит мне брать маленькие предметы, не используя все пять пальцев. Ещё один камушек, но уже больше, как я и планировал, будет располагаться в центре кисти. Его размер больше, чтобы он не «сцеплялся» с камушками меньших размеров, это сильно упростит управление протезом. Также в каждом его пальце будет немного земли. Благодаря ей, я смогу сжимать кулак, хватать практически любые вещи. С помощью магии земли раздельно управлять я смогу тремя наборами: «большой палец», «мизинец-безымянный» и «средний-указательный».
        Владей я магией железа на должном уровне не пришлось бы так извращаться. Но и самый большой волк, когда-то был маленьким безобидным щенком с мягкой шёрсткой. Осталось только рассказать Оскарду свою затею и проследить, чтобы он ничего не перепутал. Закинул камешки по своим местам, правильно уплотнил их и земляные комки.
        С пересказом своего плана я управился за несколько минут. Друг выслушивал меня и кивал, продолжая мастерить протез. Латная перчатка больше не выглядела, как боевая с шипами и броне пластинами, она скорее стала напоминать некую мирную версию. Это, как сравнить нож для нарезки продуктов и тот, что использую воины, когда не остаётся иного оружия или нужно действовать тихо. Конечно, куда мне до них? Всё, что я знаю, но с чем не знаком лично известно мне из книг или от родителей.
        - Протез доделаем потом, сейчас завтрак,  - сказал Оскард с таким выражением лица, словно собирался приступить к самой ненавистной процессии в своей жизни.
        - Да, давай перекусим,  - улыбнулся я.
        Ситуация правда комичная. Поедание шляпы, пусть нарезанной и сваренной забава редкая. Особенно хорошо, когда есть её придётся кому-то другому. Нет, я вовсе не хотел другу зла, да и он сам эту клятву дал… Впрочем, он тоже относился к этой ситуации с пониманием и юморком. В любом случаем, мы уже знаем где можно быстро найти одного хорошего лекаря. Я вспомнил о руке и в ранке что-то слегка кольнуло. Едва ли боль показалась сильнее, чем комариный укус.
        - Так это тебе,  - Оскард поставил передо мной сковородку с курицей,  - а это дрянь мне… Да, животик не ворчи, туго тебе сёдня придётся,  - отшутился он и погладил себя по животу.
        - Приятного аппетита,  - сказал я, пытаясь не засмеяться во весь голос.
        - Да, ладно. Ржи сколько влезет, я не из обидчивых. Дал слово, надо держать.
        - Угу,  - молча кивнул я, поедая куриную ножку.
        Оскард достал из кастрюли нечто напоминающее одновременно кусок старой рваной тряпки, гнилую тушку осьминога и нехило расплетённый по краям морской узел. Некогда шляпа, теперь выглядела мягко сказать не очень аппетитно, настолько, что от одного её аромата хотелось выскочить на улицу и вдохнуть полной грудью.
        - Крис, не хош кусочек попробовать?  - он отодрал от мерзкого сгустка одну тоненькую ленточку и протянул мне.
        Я не вольно отшатнулся назад, словно это был не кусочек варёной кожи, а ядовитая змея.
        - Фу, убери это гадость,  - выпалил я.
        - Ху-ху… а мне ещё это есть!  - воскликнул он и тут же помрачнел.
        - Быстрей начнёшь и быстрее закончишь,  - сказал я,  - не подкалываю. К трудным делам это лучший подход,  - уточнил я, когда он посмотрел на меня так, словно я проклял весь его род.
        - Ну, с богом,  - шепнул он и закинул себе в рот первую ленточку.
        Я тактично-молча наблюдал за его реакцией. Медленно жевал и готовился к самому страшному. Глаза Оскарда сжались в узкую щёлочку, нос раздулся, лоб сморщился. Он запыхтел, как загнанный зверь. А после его кадык очень резко дёрнулся вниз и также молниеносно вернулся обратно.
        - НУ И ДЕРЬМИЩЕ!  - гаркнул он, проглотив кусочек этого недоразумения.
        Высунул язык и протёр его рукавом.
        - Да не ешь ты эту дрянь, хватит. Я сним…
        - Крис. Я слова всегда держу, и ты тут не причём. Кем я буду в собственных глазах, если не справлюсь даже с таким пустяком?
        Либо он слишком эмоциональный и переигрывает, либо пытается сам себя подбодрить, чтобы одолеть злостного врага - сгусток варёных лохмотьев.
        - У тебя получится,  - сказал я и начал грызть вторую ножку.
        - Мне оставь, я ж не наемся,  - возмутился он и воткнул вилку во вторую ленточку.
        Вскоре я съел достаточно курицы, оставив немаленькую часть и другу. Тот всё продолжал закрывать нос пальцами и смиренно закидывать в рот всё новые кожаные ленточки. Морщился и ел, морщился и ел. Да уж, в его упорстве и способности держать слово можно не сомневаться. Как бы мерзко Оскарду сейчас не приходилось, настойчивость, с которой он поедал эту мерзость, сильно укрепила моё к нему уважение. Через несколько минут доел и он.
        - Я щас сдохну!  - закатывая глаза сказал он и кинулся к ведру, где мы хранили питьевую воду.
        Поднял его и начал пить прямо из него. Что удивительно, пролил не так уж и много. Вдоволь напившись, он вернулся к куче хлама. Вытащил из неё какие-то ремешки с железками, поднял с пола протез и вернулся за стол.
        - Поздравляю, ты справился!
        - Спасибо, очень старался,  - саркастически подметил он.
        - Нет, правда - молодец.
        - Ага,  - кивнул друг. После паузы сказал: - вот смотри,  - он повернул латную перчатку ко мне и принялся тыкать пальцем в разные места,  - тут будет ремень, здесь тоже и тут. В этом месте открывается, тут заклёпки… Тут фиксатор. Ещё пол часика и всё будет готово. Останется только нашпиговать его камнями и землёй.
        - Класс!  - ответил я, представляя, как больше не придётся всё делать одной только правой рукой. Хорошо хоть, я, как и очень многие, всегда был правшой. Не пришлось переучиваться за этот непродолжительный срок.
        Я ещё немного повозился с камнями и комками земли. Так сказать, потренировался перед финальными испытаниями протеза. Оскард тем временем закрепил последние ремешки, приделал к ним бляшки, а к протезу последние заклёпки.
        - Ну, давай камни,  - сказал он и протянул руку.
        - Держи,  - ответил я и передал три камня, два маленьких и третий побольше.  - Эти в большой палец и указательный, а этот в кисть,  - на всякий случай утонил я, прекрасно помня про сумбурность своего друга.
        - Сначала с пальцами разберёмся, кисть потом,  - ответил он. Отцепил от латной перчатки удлинение и закинул камушки в нужные места.  - Теперь земля.
        - Вот комки,  - я показал на стол.  - Как ты собираешься закрепить их в пальцах?
        - Как-как? Воском залью, потом пробкой зафигачу и всё. Никуда уже земля не денется.
        - Ага,  - с пониманием кивнул я, наблюдая за процессом.
        Оскард брал комки земли, некоторые крошил и ссыпал в кончики пальцев, другие входили целиком. После он подошёл к шкафу и отрыл в нём несколько не самых новых свечей. Зажёг фитилёк одной из них. Немного выждав, когда маленький язычок пламени расплавит воск, начал капать его в латную перчатку.
        Орешек стоял рядом и за всем наблюдал. Он ничего плохо или хорошо не делал, просто смотрел. Маленький огонёк его уже не особо интересовал, ему намного важнее было понаблюдать за плавление воска и тем, как он капал.
        - Всё, готово,  - сказал Оскард и задул свечу.
        С фитилька сорвалась струйка дыма и устремилась вверх.
        - А как ты камень в середине кисти сделаешь?  - спросил я, воска тут явно не хватит, ведь в таком случае им придётся заполнить всю латную перчатку, а это уже плохо скажется на подвижности.
        - Возьму две деревяшки, такой ширины, чтобы они вместе с камнем еле-еле протиснулись внутрь. Этого должно хватить.
        - Если будет надёжно, то пойдёт,  - ответил я.
        Очень скоро воск затвердел. За это время Оскард успел отрыть в одной из кучи хлама все пять необходимых пробок. Слегка подточил их, затем загнал в пальцы. Когда те уже не могли ползти дальше, друг взял толстый железный прутик и начал их проталкивать с его помощью. Через пару минут он закончил. Сразу после приступил к закреплению центрального камня. Нашёл две деревяшки, относительно плоский камень. Затем собрал из этого «бутерброд» и с помощью полота забил в центр кисти. Для пущей надёжности ещё и постучал тяжёлым инструментом, сверху и снизу.
        После этого он прицепил к латной перчатке удлинение-запястье с ремнями, именно оно и будет крепиться к культе.
        - Могу примерить?  - спросил я.
        - Да погоди!  - воскликнул он и замахнулся протезом,  - все мои гениальные творения проходят… как его… а-а, вспомнил! Бабах-тест!
        - Что?  - удивился я.
        Друг, не отвечая, махнул рукой с протезом и тот полетел прямо в стену. Врезался в неё и отскочил. От удивления я слегка напрягся, а Орешек стал размахивать руками и вопить:
        - У-у-у! Крх-крх…
        - Спокойно, господа,  - успокоил нас изобретатель, как оказалось, ещё и испытатель.
        Он подскочил к валявшемуся на полу протезу поднял его. Осмотрел и потряс. Из пустоты внутри ничего не вывалилось. И более того, при сильнейшей тряске внутри даже ничего не грохотало и не шуршало. Значит всё держалось плотно.
        - Тест пройдёт на ура!  - объявил друг,  - теперече можно и опробовать.
        - Интересный способ,  - улыбнулся я, задирая левый рукав пальто.
        Всего через несколько секунд друг осторожно надевал на культ латную перчатку, переделанную в замечательный многофункциональный протез. Холодная сталь коснулась моей кожи, мурашки пробежали по ней, а следом и приятная прохлада. Я смотрел за тем, как у меня «появлялась» новая рука. Не такая чувствительная и тёплая, как прежняя, но этой можно будет хватать угли или жарить мясо на огне. Хех. Правда, перегревать её всё равно не стоит, воск расплавится, пробки могут начать тлеть. А гарь, которую очень сложно отшоркать, не очень мне и нужна на новом, блестящем в солнечным лучах протезе.
        Также к его новым особенностям можно отнести полную нечувствительность к боли. Ведь это не только чрезвычайно высокие температуры, но и низкие. Ещё, например, никакой реакции на порезы, удары, укусы и подобные неприятности. То есть, протез можно будет использовать практически, как щит. Не такой большой и надёжный, но его хотя бы не будет страшно сунуть в пасть горволку. Хотя, пожалуй, силы его челюстей хватит, чтобы смять метал и испортить новую руку. Да и стоит ему только мотнуть головой, как протез может и сорваться с руки. Однако против какой-нибудь дикой кошки или небольшой собаки сталь протеза должна выстоять. Не очень много, на самом деле, но я пока в армию и не собираюсь.
        После Оскард начал затягивать ремни и спрашивать не жмёт ли. Когда я говорил нет, он затягивал туже, если я жаловался на боль, то, наоборот, ослаблял. Минут через десять все ремни были затянуты самым оптимальным образом. Каждое крепление фиксировало свою определённую часть или деталь. В общем, новая рука «села» хорошо.
        - Встань-ка, встань,  - попросил друг,  - помаши рукой, поболтай.
        - Снова какой-нибудь тест?  - спросил я и поднялся на ноги.
        - Быстро соображаешь,  - ответил он.
        Вскочил ещё резвее и схватил меня за протез. Дёрнул на себя, потом ещё и ещё. Я дёргался туда-сюда, едва держась на ногах. Смотрел на это с неким подозрением, но молча терпел. Пусть выглядели мы и не очень умно, но убедиться в том, что протез не слетит в самый неподходящий момент крайне важно.
        - Вроде держится,  - подытожил Оскард,  - но ты давай-давай, подрыгайся. Ведро вон подними.
        - Пробую.
        Орешек всё это время за нами наблюдал. Его самую яркую реакцию вызвал Оскард, который, возможно, в глазах голема выглядел, как негодяй пытавшийся оторвать мою новую руку. Но больше Орешек ничего не делал только наблюдал, впрочем, не без любопытства. Чем больше он увидит, услышит, запомнит тем лучше для меня. Будет проще развивать его извилины, тем более я уже видел, как они выглядят.
        Я размахивал рукой в разные стороны, пока не используя магию, а только ту часть руки, что благополучно пережила ампутацию вместе со мной. Протез держался очень даже сносно, не двигался туда-сюда. Хорошо сидел на руке, правда метал начал её немного натирать, но это пустяк. Затем я сделал мельницу, такую быструю, что у Орешка закружилась голова. Перед эти он старательно наблюдал за моей кистью, которая вращалась по воздуху с бешённой скорость. Но в какой-то момент его «прицел» сбился. Огоньки уставились в разные стороны, он стал размахивать руками и повалился на задницу. Сидя на полу, он слегка пошатывался и болтал головой. Но скоро он вернулся в нормальное состояние.
        - Ахах-аха!  - смеялся над ним Оскард или радовался удачным испытаниям сказать было сложно, но, когда он добавил,  - вот обалдуй земляной,  - то всё стало понятно.
        - Смотри, продолжаем тест,  - с серьёзным голосом сказал я, стараясь соответствовать научному настрою друга.
        - Ага, делай,  - улыбнулся он.
        Я подошёл к ведру, наполненному водой на две трети. Не думаю, что поднять его окажется сложнее, чем выдержать рывки друга. Это скорее будет испытание моей магии. Смогу ли я заставить пальцы сжаться на ручке достаточно крепко, чтобы поднять ведро. Я представил бесплотные чудо-узоры, молнию, и паттерны магии земли. Затем сформировал в воображаемом пространстве два земляных комочка, напоминающих объёмные знаки бесконечности. Оба они отвечали за пары пальцев, мизинец и безымянный, средний и указательный. Сейчас пришлось потратить какое-то время на выстраивание этих фигур в мыслях, но с каждым разом представлять их будет всё проще. Практика позволит делать это с молниеносной скоростью. Несколько лет назад на представление самого просто чудо-узора магии земли я тратил минуты, это было ужасно… Сейчас хватало трёх секунд, а иногда и меньше.
        Наклонившись ниже, я подцепил ручку ведра четырьмя пальцами протеза, управлял правда ими, словно двумя. Но это не важно, главное, что они слушались меня и двигались примерно так, как я и хотел. Небольшая погрешность всегда будет, но с улучшением навыка её можно свести к едва ощутимому минимуму. Когда я поднял руку достаточно высоко и почувствовал напряжение, то понял, что ведро вот-вот оторвётся от пола. Чтобы оно случайно не соскользнуло с четырёх пальцев, что приняли форму крючков, я представил ещё один камушек, просто круглый земляной шарик.
        Это позволило мне направить магию земли в большой палец. Тот лёг на оставшиеся и хорошо зафиксировал ручку от ведра в кисти. Ещё за пару секунд я сжал её плотнее. Затем поднял руку, ведро удержалось. Я продержал его в кисти несколько минут. Очевидно, что его вес заставлял меня нагнетать в пальцы больше магии, чем, если бы я ими просто шевелил без дополнительных нагрузок.
        - Вау! Так, значит, мы совершили научный прорыв… ладно, я немного приукрасил. Но протез-то получился охренный, а главное он работает,  - обрадовался друг, наверное, больше, чем я сам.
        - Да, всё отлично! Оскард, спасибо большое. Я снова смогу работать, и не чувствовать себя бесполезным калекой.
        Орешек, увидев наше ликование, принялся что-то выкрикивать и, кажется, хлопать в свои земле-каменные ладоши.
        - Кстати, может Ореху подружку сделать?  - спросил Оскард, подыграв бровями.
        - Хм… големы, насколько я знаю, бесполые,  - ответил я.
        - Откуда ты знаешь, сам же говорил, что в големостроение не ахти…
        - Ну…
        - Так может ты их делаешь бесполыми. А на самом деле можно делать мальчиков и девочек?
        - Правда, я без понятия. А зачем големам мужские и женские особи? Думаешь…
        - Представь только, если они сами размножаться будут. Станем с тобой заводчиками големов с механической прокачкой от моего гения. Может покупателя толстосума найдём,  - растолковал Оскард. Он снова отстранённо смотрел куда-то в потолок и мечтал.
        - И как ты только до этого додумался?  - я развёл руками,  - хотя идея-то классная, понять бы ещё, как сделать голема нужного пола. А уж про их размножение, так тут только гадать.
        - Гадать - это для дурных предсказателей по звёздам… Мы можем экспериментировать,  - снова эта хитрая улыбка.
        - Ну, да. Можем,  - я представил, как мы будем пытаться случить големов. Потом принимать их роды, помогать с выращиванием детишек. А они камушками рождаются или просто малышами?..
        - Хватит развлекаться. Я ща попробую смастерить шлюз из своего хлама. Ты… сам реши, чё будешь делать,  - произнёс Оскард и достал разобранный шлюз из мешка.
        Перед мной встал выбор: потренироваться в управление протезом, попробовать сделать что-то с руной на камне или же заняться познанием маги железа. Немного пораскинув мозгами, я выбрал то, что, как мне показалось, сейчас нужнее всего.
        - Я займусь магией железа.
        - Серьёзное заявление,  - строгим голосом ответил друг,  - ты уж постарайся.

        Глава 13

        До заветной, а вместе с тем очень волнительной да ответственной встречи с Эстой и её отцом оставалось всего четыре дня. За прошедшие два я ничуть не продвинулся в развитии магии железа. Топтался на месте, словно баран, упёршийся в новые ворота. Мне требовалось найти другой подход, а иначе уровень владения этой магий так бы и застыл на одном месте.
        Зато Оскард за прошедшее время успел смастерить целых два шлюза. Они, конечно, сильно отличались от оригинальных. В первую очередь плохенькими материалами: ржавым железом, кривыми болтами, слабыми заклёпками, кривыми поверхностями и многим-многим другим. Но это всё не важно, друг же обещал, что работать они будут не хуже тех, что мы купили в лавке. С его слов: «Я ж, блин, не модельку повторить пытался, не вид новой вещи, а функциональность. Зуб даю, что мои уродливые шлюзы будут работать не хуже.» Я без сомнений верил ему. А когда он сложил в самодельные шлюзы специальные коврики и трафареты, которые мы купили в лавке за целых двадцать лонов, то всякие сомнения и вовсе пропали. Все допы легли хорошо, стало быть, и золото будет оседать в ячейках трафаретах, а более мелкое и в самих ковриках. Собственно говоря, другого от шлюзов и не требовалось.
        Но появилась у нас и загвоздка. Оскард всё никак не мог придумать, какую-бы штуковину приделать к шестерёнкам Орешка. Я по его лицу и настроению буквально чувствовал, как ему из-за этого не по себе. Сложно, наверное, считать себя толковым изобретателям, когда не можешь придумать ничего нового. Но я на него не давил, а сам он говорил мол, проблема в том, что ещё не было полевых испытаний. Так он называл сам процесс золотодобычи. Вроде как, если друг увидит всё это собственными глазами, особенно работу Орешка и других, ещё не созданных големов, то, там на месте, без труда придумает какую-нибудь штуковину, чтобы всё оптимизировать. Но и от трудовых перчаток мы не отказались. Оскард успел смастерить два опытных образца. Сказал, что наш голем поработает в них и уже можно будет оценивать продуктивность этого новшества. А до того момента наотрез отказался делать трудовые перчатки про запас. Берёг материалы и свою силы.
        Вообще мы уже были полностью готовы выдвигаться на лесной ручей добывать золото. Но я ещё несколько дней назад решил, что сначала нужно встретиться с Эстой и её отцом, Оскард не был против. Поэтому мы и сидели в городе да терпеливо ждали. А до тех пор я хотел потратить всё свободное время на овладение магией железа и повышения отзывчивости протеза.
        Если с новой рукой всё оказалось предельно просто: никакого секрета, хитрости или подвоха - только незатейливые упражнения. Повторение и закрепление, вплоть до лучших результатов с максимальной точностью. За несколько дней практики я научился представлять камешки и комочки земли в форме знака бесконечности значительно быстрее, раза эдак в четыре, чем раньше. О преимуществах развития этого навыка спорить не придётся. Чем быстрее протез будет откликаться на посылаемые моим мозгом магические сигналы, тем, понятно дело, лучше.
        Но с магией железа всё обстояло намного хуже. Ведь чтобы что-то развивать нужно это «что-то» уметь делать хотя бы на самом корявом начальном уровне. Двигать гвозди, монеты, маленькие болтики да гайки я мог. Иногда. Выходило это совсем не по каждому моему желанию. В чём дело я разобраться не мог. Наверное, я представлял не совсем нужные чудо узоры. Паттерны магии железа я выстраивал очень схожими с паттернами магии камня, только сложнее и другого цвета. Само полотно имело намного меньшие по размеры квадратные ячейки. Получалось практически стальная сетка уже на ней появлялись клубки, то овальные, то круглые, то квадратные или прямоугольные. Толку с них со всех получалось примерно одинаково - чуть больше, чем ничего. Цвет для узоров магии железа я подобрал самый очевидный. Грязно серебристый, словно стальная ручка от кружки, которую бармен натирал каждую свободную минуту.
        Я решил вновь подвигать гвозди. Взял три штуки и положил на стол. Орешек снова рылся в хламе, иногда находил там что-то интересное и долгие минуты рассматривал незнакомую для себя штуковину, потом Оскард её отбирал и прятал. А сам он занимался свои любимым делом. Друг что-то мастерил, правда я не знал что. Иногда он отрывался от этого дела, чтобы поспать, поесть, заняться чертежами или поругать голема за беспорядок. По тем штуковинам, что у него получались, я даже близко не мог понять, как их можно будет использовать. А он говорил, что это будут мои новые многофункциональные трудовые и боевые протезы. Я и не против. Вот только делал он их из железа, без пустот или специальных мест для камня или земли, с очевидным прицелом на мою, пока слаборазвитую, способность…
        Представив бесплотные паттерны справа в воображаемом пространстве, я отделил их жёлтой молнией. После сформировал «железную» сетку, к слову, совсем без следов ржавчины, а чистую блестящую, словно самый новый меч в какой-нибудь столичной лавке. Уже на сетки начал закручивать мотки проволоки, не менее блестящие.
        Магию железа я мог представлять, очень редко генерировать. Но никогда я её не ощущал. Может только в те моменты, когда моя жизнь висела на волоске. Но когда жизнь может вот-вот оборваться, как-то не до запоминаний ощущений магии. Но именно в те страшные секунды магия железа и проявляла себя сильнее всего. Горволк должен был сожрать меня, но я спасся благодаря гвоздям, которые чудесным образом вырвал из пола и запустил в тварь. Магия в то мгновенье словно появилась сама собой, ощущений совсем не помню. В следующий раз на меня уже напал огромный медведь, намного больше горволка. Если бы не стилет, который я, пусть и не осознано, но вовремя запустил в него, то мог бы и умереть.
        Два события, которые заставили меня прибегнуть к магии железа. И объединяет их только одно - боязнь лишиться жизни. Есть ещё подозрение, что я страшно боялся зверей и их аура как-то помогала мне пробудить магию, но это совсем уж бредовая теория. Я скорее поверю в то, что на меня могли повлиять сильнейшие эмоции. А это, по сути, и есть высшая форма боязни умереть.
        Вот только как проверить это предположение в тихой и уютной обстановки свинарника не совсем понятно. Заставить себя бояться понарошку? Да разве это сработает? Впрочем, я ничего не потеряю. Все остальные способы я уже давно опробовал, остался только этот.
        Представив, что если я не сдвину гвозди, то на меня обрушится потолок, я начал формировать чудо узоры и посылать магические потоки во вне, разумеется, я их никак не ощущал. Гвозди лежали на месте и словно насмехались надо мной. Или моими жалкими попытками сдвинуть их без помощи рук. Я пытался проделать это «упражнение» снова и снова. Никакого результата. Возможно, я недостаточно хорошо представлял свою смерть, возможно, слабо боялся или испытывал мало эмоций. А может, я прекрасно понимал, что всё это самообман и поэтому-то ничего не получалось.
        Что делать я не знал. Магия железа ни в какую не хотела подчиниться мне.
        Я так отчаялся, что решил спросить совет у друга. Нет, не то, чтобы он глупый или какой-то не такой… Но простые бездарные люди (не бездари, а те, кто не владеют магией) обычно и представления не имеют, как маги вообще могут использовать силу. Вот откуда ему знать про воображаемо пространство заполненное чёрной пустой, про чудо-узоры, про каналы и меридианы, про магические потоки и всё остальное? Думаю, неоткуда книги по магии он бы не стал читать, если бы вообще нашёл в нашем городке. Его интересуют точные науки, магия пока к таким не относится, хотя, наверное, в каких-нибудь магических академиях со мной бы поспорили. Читал я как-то книгу про магическую школу, ничего в ней интересного не было… Детская сказка с вымыслами о магах, которые, судя по всему, придумал бездарный писатель. Повторюсь, бездарный - не наделённый магической силой.
        - Нихрена не получается с магией железа!  - сказал я громко, чтобы друг точно услышал.
        - В чём проблема?  - спросил он, оторвавшись от своих железных штуковин.
        Я рассказал ему обо всём, самым подробным образом. О том, как представляю чудо-узоры, о том, как магия бежит по каналам… О двух случаях, когда магия железа спасала мне жизнь. Сначала Оскард пошутил про мою нелюбовь к пушистым зверушкам, потом сказал о страхе смерти. Когда я ответил, что перепробовал всё, в том числе и его подсказки, то он задумался. Несколько минут друг усердно думал и наконец выдал:
        - Может дело не в страхе умереть, а в желании жить?
        - А это не одно и тоже?  - задумался уже я.
        - Да вроде нет, ты попробуй, видно будет.
        - Попробую.
        - И это, представь железо не как идеально отполированную сталь, а руду.
        - Ты знаешь, я понятия не имею как выглядит железная руда.
        - Крис.
        - А?
        - Ты точно геомаг?!  - он посмотрел на меня, как на болвана.
        После такого вопроса именно им я себя и ощущал. Стыдно. Геомаг, который не знает, как выглядит железная руда. Неудивительно, что именно эта магия мне не поддавалась, а ведь я не пробовал ещё многие и очень многие другие. Более того, я даже не все из них знал. Но тем и интересней!
        - Точно, точно…  - уже не так уверенно ответил я.
        - Ладно,  - ухмыльнулся друг,  - сейчас я тебе расскажу и покажу что такое железная руда.
        После пятиминутной лекции с картинками я уяснил, что такое железная руда. И как трудно шахтёрам её добывать, пусть и некоторые специалисты пользовались магией, сильно проще от этого не становилось. Немного пофантазировав, я перестроил чудо-узоры магии железа. Блестящую стальную сетку я заменил на железные, слегка ржавые, шесты, закрученные в спираль.
        Почему именно так? А чёрт его знает. Без учебников и наставников я ориентировался в паттернах наугад. Как мне хотелось, чтобы выглядели чудо-узоры, так я их и представлял. Не самый лучший способ, но другого я и не знал. Хотя, надо признать, я всё же как-то смог овладеть магией камня и земли, пусть и пока не очень хорошо. Это значит, что что-то я да делал правильно.
        Затем, на готовые железные спиральки, я начал нанизывать фигуры, напоминающие своей формой самые разные камни. Но не простые, а куски железной руды с острыми гранями и краями.
        После мини-лекции Оскард вернулся к свои самоделкам. А меня после того, как я вроде бы разобрался с паттернами, всё не отпускали его слова. Неужели боязнь смерти и сильное желание жить это разные вещи? Не знаю. Проверить это можно с помощью магии.
        Положив правую руку совсем рядом с тремя гвоздями, я очень быстро выстроил бесплотные паттерны и разделительную «молнию». Затем начал представлять чудо-узоры. Делал это, как обычно, с самого начала. То есть, воображал не сразу готовую структуру, а её «сборку». Сначала в чёрном пространстве вытянулись прямые и блестящие стальные шесты. Уже не то, что требовалось.
        Я силой мысли их слегка помял и поцарапал, добавил маленько грязи, немного ржавчины и практически полностью избавил от стального блеска. После протянул ещё железных шестов, очень близко с предыдущими и начал их закручивать в спираль. На это потребовалось несколько минут. Только потом я стал формировать на этих закрутках объёмные куски железной руды. Они походили на обычные серые камни, с торчащими из них кусками железа со следами коррозии и ржавчины.
        Теперь самое интересное. Нужно заставить себя возжелать жить ещё сильнее чем сейчас. Примерно, как тогда, когда меня чуть не прикончили дикие звери. Как это сделать? Вот вопрос. Я, держа в мыслях необходимые паттерны, начал представлять своё будущее. Золотые прииски, горы золота, красавицу жену, счастливого друга, красивый и дорогой дом, шикарные пиры, милых деток, невероятное мастерство во владении магией. В общем отблески и силуэты всего того, чего бы мне очень сильно хотелось.
        Это ведь и есть тяга к жизни? Как-то сегодня много сложных вопрос.
        На всякий случай к предыдущим представлениям я добавил и то, что имею сейчас, при этом боюсь потерять. Желание разбогатеть и, наконец, стать почётным гражданином королевства, а не нищим парнишкой сомнительного статуса. Представил я и улыбчивого Оскарда, стесняшку-стервочку Эсту, глупенького Орешка, да даже свинарник, крабиков, свой новый наряд, книгу про золотодобычу…
        Конечно, всё эти мысли отражались в воображаем пространстве белыми паутинками из пушистых снежинок. Одним словом помехами. Но чем чёрт не шутит, я попробовал, не прогоняя их, заставить гвозди двигаться. То есть, стал генерировать магию железа (мне так казалось, и я верил в это) и посылать её в правую руку.
        - Ого-го… ОГО-У!  - как бы я не пытался, но эмоции ворвались наружу.
        Я впервые почувствовал в своём теле чёртову магию железа! Казалось, что кости наливаются плавленой сталью, та моментально остывает, и они затвердевают. Нет, рука не коченела, не леденела и не затекала, лишь казалось, что кости становились в разы прочнее. Ещё я буквально чувствовал, что кровь в артериях, венах, (в общем в кровеносных каналах, не очень в этом разбираюсь) становилась какой-то не такой. Возможно, чуть тепле, слегка гуще. Не думаю, что организму это пойдёт во вред. Давно знаю, что чувства обманчивы, особенно когда по телу бежит энергетический поток, незнакомой магии. Поэтому-то и не думаю, что кровь в руке реально могла измениться, уж тем более раскалённой до красна стали было не откуда взяться в костях. Но именно эти ощущения я и испытывал. Назвать их приятным сложно, но и раздражающими или болезненными тоже. Скорее нечто нейтральное.
        - Ты чё там пыхтишь? Озарение словил?  - вытирая пот со лба, спросил Оскард.
        - Тихо-тихо,  - ответил я, стараясь сконцентрироваться на чудо-узорах, в которых по-прежнему витали пушистые снежинки.
        Гвозди сдвинулись с места. Да не просто, как раньше, проползли жалких пару сантиметров. Они понеслись по столу, словно лошади на страте забега. С каждой секундой они двигались всё стремительнее. Оказавшись на краю стола, они уже имели приличную скорость. Я тем временем только усиливал магический поток. В итоге гвозди не упали со стола, а словно наперегонки, полетели дальше. Через пару секунд они врезались в деревянную стену. Вошли в неё практически на половину.
        - Ну я же говорил, что я гений!  - крикнул Оскард.
        - Прикинь, а твой совет реально помог,  - сказал я, продолжая недоумевать.
        - Я вижу вообще-то! А чё именно ты сделал?
        - Многое, Ос, многое… самому бы разобраться из-за чего сработала магия. Сложная это штука.
        - Понимаю,  - протянул друг,  - бывает в механизме одну пружинку или шестерёнку уберёшь, а он, зараза, работать перестаёт. Ладно, не буду отвлекать.
        Следующие два дня до встречи с Эстой и её отцом Хирульдом я только и занимался тем, что улучшал свою магию железа. Я, на волне счастья от того, что понял, как она работает был готов свернуть горы. Но пока удавалось только подковы, что уже очень много для человека, который все пару дней назад не представлял, как вообще заставить магию работать.
        Также с помощью магии железа я стал поднимать намного более серьёзные веса, нежели несколько гвоздей. Больше всего мне нравилось заставлять свой стилет парить. Летать по комнате, вонзаться в стены, выписывать разные пируэты. Словом, я готовился к тому, чтобы драться им с диким зверьём без риска потерять вторую руку. Я прекрасно помнил, с какой силой запустил этот небольшой ножичек в медведя, и какая рана в нём появилась. Смертельная.
        Ещё я тренировался в поднятие железных тяжестей, получалось, прямо сказать, не очень хорошо. Но я чувствовал прогресс. А это главное! Навык магии железа больше не стоял на месте.
        За прошедшие дни я выяснил в чём же была проблема. Во-первых, я действительно представлял железо слишком идеализировано, нереалистично. Это сыграло свою роль, практически полностью заблокировав генерацию магии. А, во-вторых, я выяснил, что чем больше белых паутинок, чем они размашистее, тем больше я могу генерировать магической энергии и направлять её в железо.
        Странная штука! Раньше я считал эти мохнатые снежинки исключительно вредными - помехами. А сейчас, благодаря им, я мог усиливать магию железа. Если бы не совет Оскарда и моё отчаянье разве смог бы я догадаться до столь неочевидного решения? Думаю нет, или очень-очень не скоро.
        Теперь уже мне казалось, что я не просто генерировал магию, а где-то извне черпал для её появления энергию. А может и изнутри организма, непонятно. Магия камня и земли прекрасно работала без белых помех, а с ними становились только слабее. Я тщательно это перепроверял несколько раз. Но мне так и не удалось выяснить, где я брал энергию, чтобы генерировать эти два схожие типа магии. Возможно, обходился той, что получал из организма или пищи, а может и нет… В любом случай сейчас, вечером перед днём ответственной встречи, это не так важно.
        Оскард снова решил меня поднатаскаться в плане отношений.
        - Наладить отношения с её отцом я тебе не помогу. Если честно, у меня до встречи с родителями никогда не доходило… Хотя прилетало пару раз цветочным горшком по башке или кулаком в глаз… Но такой мой опыт тебе не поможет,  - сказал он и задумался.
        - Тебе хоть одна из них нравилась по-настоящему?  - просил я.
        - Одна? Ты смеёшься?  - возмутился он.
        - Я ничего против… Но ты ответь,  - совсем не грубо произнёс я, мне правда хотелось услышать ответ.
        - Мне нравились все! Некоторые до сих пор.
        - Ладно, схитрил. Тогда так, ты хоть одну любил всем сердцем?  - думаю, предельно точная формулировка.
        - Крис, очнись! Ты не в книжонке про доблестных рыцарей и прекрасных дам живёшь, да и не в любовных романах со всеми этими кучами розовых соплей. Какая к чёрту любовь от чисто сердца?! Нравится девчонка, так увлекайся ей. Ни надо тут никаких высоких чувств и прочей хрени, которой в реальности не бывает. Уж у нас мужиков, так точно,  - объяснил свою позицию друг.
        - Я не читал любовные романы,  - только и смог ответить я.
        А в остальном он был очень прав, что меня слегка огорчило. Скорее даже спустило с небес на землю. Слишком я много придавал значения этой первой, пусть и слегка запоздалой, влюблённости. Наверное, она вскружила мне голову. Вот я и стал каким-то наивным мечтателем.
        - Не волнуйся ты так, я раньше таким же был. Пройдёт фигня эта. А теперь я расскажу, как ты должен вести себя за столом.
        - Не надо, я знаю,  - уверенно ответил я, не сомневаясь в своей культурности.
        - Ага! Не чавкай, как свинота. Не сморкайся, не суй руки в чужие блюда и вообще пользуйся столовыми приборами…
        - Я, конечно, читал какую-то сноску по этикету, но и там таких гениальных советов не было. Аха-ах,  - засмеялся я, чтобы хоть как-то разрядить атмосферу.
        Друг подержал мою шутку звонким смехом. А я подумал, что эти секреты этикета он выработал для себя не самым простым путём. А именно: долгими пробами и ошибками, наблюдениями… Словом, на собственном опыте встрече с девушками он понял, как нужно вести себя за столом. А мог бы просто прочесть, в книжной лавке наверняка имелась нужная книжонка. Хотя Оскард ни раз говорил, что читает только что-то полезное. Видно, наши понятия о полезности книг немного отличались. Но это нормально.
        Перед сном он дал мне ещё один совет.
        - Что бы не случилось, веди себя уверенно. Даже, если ты назовёшь старосту толстым пнём, не смей краснеть или извиняться, веди себя так, словно и явился туда с намерением произнести эти слова.
        - Хм… знаешь, тебе бы в юмористы податься,  - ответил я, слегка похихикивая.
        - Да-да… Нет, совет правда хороший. Веди себя уверенно в любой ситуации. И как бы написали в одной из тех дурацких-тупых книжках: именно ты должен держать поводья повозки… нет, лучше кареты вашей любви.
        - Слишком заумная метафора,  - фыркнул я, лишь догадываясь о её смысле.
        - Стань ведущим, веди Эсту за собой. Во всех смыслах. Это касается не только её, но и других… Хотя ты сейчас помешался на ней, как…
        - Можешь не продолжать,  - ответил я, понимая, что в его словах есть доля правды.
        После мы уже не болтали. Ночь сгустилась, пришло время сна.

        Глава 14

        Утром мы с другом позавтракали. Сходили на речку, помылись привели себя в порядок. До встречи, которая назначена на вечер оставалось ещё около девяти часов. Оскарду с Орешком было чем заняться. Первый мастерил мой новый протез, который почему-то напоминал мне капкан на цепи. Я им что выстреливать из руки буду? Оскард только хитро улыбался и не отвечал на мои вопросы. Говорил, что придёт время и всё узнаю. Видно, не хотел портить сюрприз. Да я не расстраивался, ведь теперь моя магия железа не стояла на месте, а развивалась. Значит, рано или поздно я смогу управлять любым протезом без всяких побочных ухищрений-извращений.
        Орешек, кажется, перерыл уже все груды железного барахла. По крайней мере, больше они в нём интерес не вызывали. Он «придумал» для себя новое развлечение. Голем, когда друг начинал что-то делать, садился рядом с ним и старательно повторял все движения. Бездумно он это делал или нет, я не знаю. Но то, что его мозг развивался - это факт. Я несколько раз проверял одарённость Орешка за последние несколько дней. И она росла, пусть и очень медленно. Но тут важнее другое, голем развивался самостоятельно, впервые среди моих подопечных появился такой уникум. Что несомненно только радовало меня. Не знаю остановится ли его саморазвитие или нет, но пока оно продолжается я буду только рад.
        Время встречи неумолимо приближалось. Оставшиеся часы я потратил на практику в управлении протезом и магии железа. Добиться каких-то невероятных результатов за это время невозможно. Но я и не ставил перед собой столь глупой цели. Я прекрасно понимал, что на развитие магии могут уйти месяцы, если не годы. И дело даже не в том, что я настолько плохой маг, хотя от части и в этом, а в том, что магию можно развивать практически бесконечно.

* * *

        Одевшись в свой новый наряд: чёрные башмаки, тёмные штаны, белую рубаху и коричневое пальто, поправив причёску, я готовился пойти к поместью старосты.
        - Не поведи нас Крис, большие шишки в друзьях нам нужны не меньше, чем красотки в любовницах,  - проговорил Оскард и хлопнул голема по спине.
        Тот сделал шаг вперёд и прорычал:
        - Уд-р-рач-чи!
        - Что?  - удивился я,  - ты его говорить научил?
        - Тебе виднее,  - ответил друг.
        - Мне кажется, он просто повторяет.
        - Пожалуй да, но ты представь, если бы он мог говорить.
        - Тут нужен мозг получше.
        - Хватит, не о том думаешь. Иди давай и произведи на самую крутую семью городка хорошее впечатление!  - воскликнул Оскард.
        - Ну, я пошёл,  - сказал я и направился к двери,  - помахав своим друзьям правой рукой.
        - Стой!  - остановил меня Оскрад,  - балбес, перчатки забыл.
        - Эста знает про протез… да и левая перчатка сгорела, тогда в трактире. Забыл что ли?  - спросил я с порога.
        - Всё я, блин, помню. У меня ещё пара есть. Праздничные называются, я их только по особым случаям надеваю. Ты уж постарайся их не размутыскать, дорого мне обошлись.
        - Конечно,  - кивнул я,  - а на латную перчатку налезет?  - я вынул протез из кармана пальто, мгновенно представил чудо-узоры с объёмными фигурами, и пошевелил пальцами.
        - Надеюсь налезет. Иначе староста не обрадуется, что его дочь влюблена в… упс…
        - В железного человека,  - гордо произнёс я, впрочем, не без толики сарказма.
        - Хорошо сказал! Знаешь, Мистер Рацио и Железный Человек стали бы охренительным дуэтом. В общем, держи это имя в голове… А сейчас, давай клешню!
        - Держи,  - ответил я и протянул протез другу.
        Тот схватил его и напялил перчатку. Налезла она с горем попалим, но по швам не разошлась и на том спасибо. Затем он помог напялить чёрную перчатку и на правую руку. В них я стал выглядеть ещё неотразимее.
        - Удачи, Крис. И помни: порвёшь перчатки - тикай с города!  - усмехнулся он и выпроводил меня за дверь.
        - Ох, юморист,  - огрызнулся я и закрыл дверь свинарника.
        Направился к поместью старосты. Оно располагалось в дальнем от нас краю городка, можно сказать на отшибе. Огромный двухэтажный дом окружала широкая стена из каменных блоков. Я лично видел, как по ней гуляли стражники с арбалетами. Они даже умудрялись расходиться, не задеваю друг друга плечами. Что прямого говорило: каменную стену возьмёт далеко не любой таран или катапульта.
        Солнце практически скрылось за горизонтом, я уже прошёл большую часть пути. Старался не торопиться, чтобы не вспотеть. Оскард, конечно, и в этот раз дал мне своей чудо-травы, благодаря которой я должен был испускать только морозную свежесть, но мало ли.
        По пути мне встретились два стражника. Их улыбчивые и слегка пухлые лица, совсем не угрюмые, излучали скорее доброту, нежели чёрствость и желание намять какому-нибудь хулигану бока. Они носили обычную летнюю одежду. Одноцветные штаны и светлые рубахи под железными кирасами. А сбоку на их ремнях болтались бронзовые мечи ножнах. За ручку которых они то и дело хватались. Скорее, чтобы покрасоваться, нежели из-за подозрения к кому-то из горожан.
        - Добрый вечер,  - поприветствовал их я.
        Они посмотрели на меня и едва заметно кивнули. После перевели взгляды обратно куда-то в даль улочки.
        - А вы случайно не знаете про комендантский час?
        Тот, что поулыбчивее ответил мне.
        - У нас таких нет!
        - А чаво?  - задал вопрос второй.
        - Да вот… пару дней назад меня с другом остановил страж и потребовал штраф за несоблюдение комендантского часа,  - обрисовал ситуацию я.
        - Вот скотина,  - лицо законника помрачнело, он крепче схватился за рукоятку и злобно харкнул на каменную брусчатку,  - обдурил вас!
        - Фрэк, думаешь кто-то их наших?
        - Да у нас таких… плохих людей не водится.
        - Ты всех знаешь, что ль?
        - Лично нет, но через знакомых,  - ответил тот, хмуря брови.
        - Вот что дружок,  - заговорил второй законник,  - опиши-ка нам того чертяку, что вас надул.
        - Щетина, чёрная одежда, ещё кираса… темно было. А, он ещё дубиной деревянной размахивал,  - рассказал я.
        - В чёрном наши не ходят,  - сказал хмурящийся страж.
        - Ага, а дубину уже заменили на мечи. Он же к вам после големского погрома пристал?
        - Да после него,  - припомнил я без труда
        - Тебе спасибо за бдительность, мы сообщим старшему. Мож и получится провести проверку.
        - Да ты не радуйся особо, хрен мы того вычислим, кто законником притворился,  - с досадой произнёс мужик.
        - Ясно. Мне пора,  - я попрощался и направился в сторону поместья.
        А за спиной услышал разговор на повышенных тонах.
        - Вот народ, совсем охренели! В защитников закона переодеваются и грабят пацанов!
        - Сволочи… Да ты же знаешь, наш старший пока не прибьют никого хрен пальцем пошевелит. Зараза, добрался до должности и забил на всё, хрен собачий.
        - Мда…  - шепнул я,  - видно в этот раз правосудию не бывать.
        Но грустить или убиваться из-за десяти лонов я не собирался. А вскоре дошёл и до каменной стены. Все строения находились метрах в десяти от неё, если не больше. Наверное, чтобы какие-нибудь воры или разбойники не перемахнули через стены с крыш соседних зданий. Вполне правильная планировка. Особенно хорошо помогают железные штыри, которые торчат из верхнего бортика стены. Не так, чтоб по ним можно было забраться, а, наоборот, чтобы остановить тех, кто попытается через стену перелезть. Пожил бы я в столь безопасном месте…
        Осмотревшись, я увидел ворота, которые располагались справой стороны совсем неподалёку. И направился к ним, а сам рассматривал высокую и неприступную каменную преграду. Хотелось мне когда-нибудь и для своих хором такую построить. Через пару мгновений я дошёл до высокой и широкой каменной арки. В ней располагались железные двери, которые открывались книжкой наружу.
        Справа и слева от них стояли гладковыбритые мужики в кожаной броне. Комплекция у них была будь здоров, любой из городской стражи бы позавидовал. Выглядели они не шибко дружелюбными, но оно и понятно профессия обязывает. В руках охранники держали пики, настоящие железные. А сами глазели по сторонам, хмурились и щурились. Хотя рядом с каждым стояло по табурету, но они всё равно стояли на своих двоих.
        - Ты чё тут забыл, пацан?  - спросил тот, что стоял справа.
        - А давай,  - обратился другой страж к тому, что задал вопрос,  - мы его отдубасим, как того рыжего придурка.
        - Аха-ха! Может ему тоже к дочке старосты захотелось?! Ух-ха-ха!
        - Вообще-то да!  - громко ответил я,  - она сама меня и позвала.
        - Ох… а жеж правда, Эста предупреждала. Стивен, вот ты дурак,  - правый страж толкнул левого,  - обидел дорого гостя. И никакой он не рыжий проходимец, как тот… но не будем о плохом,  - наконец, на лице мужика появилась улыбка,  - Крис, правильно?
        - Да, так меня и зовут.
        - Отлично. Эста велела направить вас в сад.
        - Ага-ага,  - закивал второй и начал объяснять маршрут, видно, чтобы реабилитироваться в моих глазах: - идите же прямо по каменной тропе, там будет поворот вправо.
        - Да, там стена из кустов. За ней сад. Там красиво и птички поют. Вы эт… только не жалуйтесь на наше дурачество Эсте,  - умоляющим тоном меня попросил здоровенный мужик с пикой, а второй только поддакивал.
        - Не буду. А вы рыжего придурка не лупите больше, он друг мой, а стало быть, и Эсты тоже.
        - По рукам.
        - Договорились.
        - Вот и славно,  - ответил я. А сам чувствовал себя повелителем великанов!
        Они распахнули передо мной железные ворота и услужливо поклонились. Я увидел огромное двухэтажное поместье. Первый этаж состоял из огромных каменные блоков, на окнах красовались красивейшие железные решётки, словно лозы диких растений. Второй этаж состоял из брёвен и досок. Крыша имела двускатную форму, и была застелена каким-то странным материалом, похожим на рыбью чешую.
        Затем я посмотрел под ноги и увидел ярко-зелёную траву, далеко не те сорняки или колючки, что росли в лесу. Здесь росла настолько красивая травушка, что мне сразу захотелось разуться и пройтись по ней босиком. Но делать этого я не стал. Увидел дорожку из каки-то плоских тускло-рыжих камней и пошёл прямо по ней. Каменная тропа вела к дверям поместья, в одном месте она разветвлялась и уходила куда-то у глубь зелёных зарослей. Я сразу понял, что это сад и пошёл в его сторону.
        Подойдя к, наверное, двухметровой зелёной стене я внимательно осмотрел её. Никогда раньше не видел кустов настолько странной формы, должно быть, садовник ни один год возился. А может Эста постаралась. Во всё это сейчас не важно. Я прошёл под аркой из зелёных веточек и листьев. Сразу увидел клумбы, холмики, целые поляны, усеянные самыми разными цветами. Все они пестрили яркими красками, буквально всех существующих в мире цветов. Пройдя дальше, я заметил и небольшое озерцо, скорее миниатюрный прудик. Рядом с ним стояла, а вернее, росла настоящая лавка из живого деревца.
        Куст тянулся из земли не очень широким стволом, образовывал его разветвлениями лавку, затем снова срастался. Вытягивался примерно на метр и превращался в крону, усеянную тысячами маленьких ярко-зелёных листочков. На живой лавке сидела Эста. Около неё кружили какие-то птички и что-то напевали, в пруду плавали утки и иногда крякали. Да уж, лучшего места для биомага-любителя природы в городке не сыскать. Пожалуй, только за его пределами.
        Я уверенно шёл к ней, чтобы обрадовать одним только свои появлениям. Я хорошо помнил слова из записки, которая, к слову, до сих пор была со мной. Мне не терпелось увидеть реакцию Эсты на моё появления. Она ведь предупредила стражу, что я приду, а значит и действительно рассчитывала на это.
        Чем ближе я подходил, тем больше замечал всяких разных зверьков. На одной из веток чудо-лавки сидел сокол, под основанием целое семейство сусликов. У воды сидели жабы и лягушки, словно лучше друзья. Да даже бабочки летали вокруг Эсты, словно та самый прекрасный цветок этого сада. Хотя, надо признать, конкуренция здесь такая, что ого-го. Одна только роза с зелёным бутоном размером с мою голову чего стоит. А подснежники, которые выглядывали вовсе не из-под снега, а росли в зарослях нежной травы.
        Животные давно заметили моё появления, это я видел по их мордашкам и глазам, которые они никак не хотели отводить от меня. Не понимаю, как Эста могла не услышать, что пришёл гость. Тем более она-то точно видела странно поведение животных. Может она притворялась, чтобы я подошёл ближе? А может ей просто не верилось, что тот парень, узнавший о раздвоение личности, всё-таки решил прейти.
        Когда я сделал ещё пару шагов она обернулась. Её роскошные белые волосы тут же подхватил лёгкий порыв ветра, словно он специально поджидал самого подходящего мгновенье. Я всмотрелся в лицо Эсты и увидел глаза на мокром месте, слегка красные щёки и очень красивые губы, растянувшиеся в улыбку едва не до самых ушей.
        - Крис, ты пришёл!  - воскликнула она.
        - А ты сомневалась?!  - похвалился я.
        После она соскочила с лавки. Настолько быстро и я бы сказал агрессивно, что маленькие певчие птички улетели, лягушки и жабы попрыгали в воду. Бабочку веером разлетелись в разные стороны. Этих мгновений, что мы смотрели друг на друга мне хватило, чтобы понять, что передо мной Эстя, а не Эстка.
        Вот и хорошо, быть с ней, как сказал Оскард - ведущим, будет намного проще.
        Она бежала мне на встречу, я тоже хотел, но не перешёл с шага на бег. Не солидно это. Через пару секунд Эстя кинулась мне на шею и очень крепко сжала в объятиях. Я вовсе не был против и тоже обнял её. А в мыслях всё мелькало лицо друга и говорило: уверенней, уверенней. Ты должен всё делать сам.
        - Иди ты к чёрту, сам знаю,  - шепнул я.
        - Что-что?  - Эстя чуть отстранилась от меня, и я увидел её лицо в самом лучшем ракурсе.
        - Да ничего,  - шепнул я и поцеловал её прямо в губы.
        Офигеть, не думал, что это будет так просто. Видно, недооценивал я себя.
        Первые пару секунд она сопротивлялась. Думаю, скорее от неожиданности, всё-таки со стороны я выглядел достаточно скромно, да и опыта сравнимого с багажом рыжеволосого друга не имел. Потом руки Эсти ослабли. Вместо отталкивания она начала прижиматься ко мне только сильнее. Я обхватил её покрепче.
        Целовались мы целую вечность. Хотя, на деле, не думаю, что продлилось это больше двадцати-тридцати секунд. А когда всё закончилось, я посмотрел на лицо Эсти. Кажется, будто вся её бархатная кожа натянулась, стала более упругой и нежной. Губы словно слегка надулись, глаза стали выразительнее. А само лицо приняло некое неописуемо привлекательно выражение. Я бы сказал, она похорошела в буквальном смысле за меньше, чем за минуту.
        Какие-то биомагические штучки?
        - Присядем и продолжим?  - что я несу…
        Хотя, друг бы мной гордился, даже не сомневаюсь. Впрочем, он бы в этой конструкции заменил «лавку» сразу на «постель». Хе-хе!
        - Ты чё присосался, вампир недоделанный?!  - выпучив глаза и оттолкнув меня, спросила Эстка(?). Хотя привлекательность никуда не делась, скорее разбавилась злобой.  - Продолжим?! Я тебе сейчас так продолжу. Коленом в челюсть!  - она отскочила от меня, на добрых пару метров.
        Вокруг девичьих бледно-белых кистей вспыхнули зелёные ауры. Трава под ногами вытянулась в её сторону, напряглась словно мышцы. Казалось, что она черпала магический силы из самой природы. Другого объяснения столь странного поведения травы я не придумал.
        - Я думал тебе понравилось,  - удивился я. Впрочем, уже не сомневался в своих догадках. После поцелуя предо мной стояла уже не Эстя,  - Эстка, давно ты здесь? Ну, в смысле…
        - Не твоё дело. Хотел на лавку, пошли сядем. Только руки не распускай и тем более язык!  - зелёные ауры у её кистей погасли, трава под ногами расслабилась и приняла обычную форму. Я бы даже сказал слишком расслабленную, словно она слегка пожухла.
        - Хорошо-хорошо.
        Мы сели на лавку из живого дерева. Какое-то время рассматривали уток впрудике, никто не решался заговорить. Пока у меня в мыслях снова не начало маячить лицо Оскарда.
        - Знаешь, всё хотел спросить, а как мы будет все втроём… Ну то есть, вы обе мне одинаково нравитесь, но это… как-то странно.
        - Ох и тупенький,  - сказала Эстка и мило улыбнулась.
        Да уж, на лучший комплимент от неё можно было и не рассчитывать.
        - Почему это тупенький?!  - всё равно возмутился я.
        - Да потому что… ой, что я маюсь. Пусть тебе Эстя всё и объясняет.
        - Пожалуйста,  - ответил я.
        На какое-то время Эстка закрыла глаза и будто бы заснула. Я, чёрт или Оскард меня дёрнул, взял её за руку и услышал:
        - Э! Я всё ещё здесь,  - проворчала Эстка,  - руки, убери свои шаловливые руки!
        - Ладн-ладно,  - да что я делаю не так?!
        На пару минут я отвёл от неё взгляд и не прикасался к ней. Вдруг услышал.
        - Крис, ты всегда такой хм… резкий?  - вопрос прозвучал, очевидно, уже из уст Эсти.
        - По-разному…  - и правда, обычно я веду себя не так нагло,  - Эстка мне не ответила. Но как я буду… м-м-м… уделять внимание вам обеим. Вот сейчас я хотел поцеловать тебя и вдруг появилась она. Не то, чтобы я против… но как-то это всё дико странно.
        - А ты хоть знаешь почему она появилась?  - подняв тёмные брови спросила Эстя.
        - Чтобы побить назойливого «вампира»?  - предположил я.
        - Нет. Она выхватила у меня штурвал, чтобы ощутить твой поцелуй.
        - А-а-а! О-о…  - не сдержал удивления я,  - а со стороны не скажешь. Я думал она была против.
        - Нет, против была я. Что ещё за дела: поцелуй на первом свидание?.. Но Эстка думает иначе, вот она и прижалась к тебе.
        - А зачем тогда отнекивалась?
        Я с ними с ума сойду. Понять одну девушку это надо быть гением, а сразу двух! Ой-ой…
        - Характер у неё такой. Скажи спасибо, что не треснула тебя,  - хихикнула Эстя.
        - Ну, спасибо!  - улыбнулся и я,  - а всё же. Как вы вообще уживаетесь вместе? Я даже представить не могу, как вы будете меня делить?
        - Тебя делить?  - покраснела Эстя,  - ты что мешок с деньгами?..
        - Да я не о том…  - почему-то мне жутко захотелось отвести взгляд,  - как я буду уделять время вам обеим? Может вы сможете слиться в одну личность?
        - Не сможем, поверь… Для тебя это будет испытание, а для нас хороший показатель,  - начала объяснять Эстя,  - если ты привыкнешь к «перепадам настроения» и будешь легко с ними справляться, то всё будет хорошо.
        - Интересный способ. Можно один вопрос?
        - Угу, разумеется.
        - После поцелуя твоё лицо словно преобразилось. Это какие-то биомагические прикольчики?
        По выражению её лица, я понял, что разговор зашёл совсем не туда.
        - Об этом тебе лучше Эстка расскажет, но она пока вредничает… Потом спросишь у неё,  - объяснила Эстя.
        - Стесняешься?
        - Ну…
        - Извини, больше не буду приставать с дурацкими вопросами,  - ответил я и мило улыбнулся. Или думал, что сделала это так.
        - Как рука?
        - Не выросла,  - ответил я. Тупее шутки, наверное, придумать было нельзя.
        - Хи-хи, покажи,  - но Эстя почему-то оценила.
        - Вот,  - я достал леву руку из кармана пальто.
        На ней была надета чёрная перчатка. Поэтому кисть выглядела, как самая настоящая.
        - Так ты же сказал, что не выросла?
        - Это протез. Мне его сделал друг из латной перчатки.
        - Полагаю, что новое сплетение меридиан вы сделать так и не смогли?
        - Очень долго я с ним возился, но у меня ничего не вышло. Получается только правой рукой колдовать,  - объяснил я.
        - Если хочешь могу помочь.
        - Что правда?
        - Правда. Только пообещай, что отец не узнает о твоей магической силе иначе… иначе будет плохо.
        - Обещаю,  - я закрыл на губах воображаемый замок и «выкинул ключ в прудик».
        - А рана зажила?
        - Нет, не до конца.
        - Значит сейчас заживёт, снимай протез.
        - Тут ремни,  - так… нельзя показывать беспомощность. Что я в самом деле сам протез снять не смогу?  - дай мне пар секунд…
        Да… К сожалению, мы снимали протез вместе. Я, наверное, лыбился как последний болван и перебирал пальцами правой руки, словно пытался снять больше ремней, чем Эстя. Впрочем, я правда пытался это сделать. Но вскоре мы управились с протезом, и она увидела рану, хорошо хоть из той не шла кровь.
        - Будет немного больно,  - предупредила Эстя.
        - Потерплю,  - ухмыльнулся я.
        - Отец мой визжал на всё поместье, когда я сращивала кость в его ноге. Ой!  - она закрыла рот рукой и покраснела,  - ты этого не слышал… вечно что-нибудь ляпну, не подумав.
        Понятно. Взболтнула лишнего и теперь не знает, как выкручивается.
        - Даже не сомневаюсь. Он хороший мужик,  - поддержал её я.
        После почувствовал на своей недоруке приятное тепло. Затем вокруг пальцев Эсти появились розовые ауры. Словно туман они перетекали с её рук на мою культу и опутывали её. Уплотнялись и густели, перемешивались тёмными и светлыми оттенками. Я чувствовал всё больше тепла. А сам думал: почему её биомагию я вижу, а свою собственную, пусть и геомагию, нет? Наверное, всё дело в принципиально разных типах. А может, а чёрт его знает, что там может…
        - Ай, щиплет,  - сказал я. Хорошо хоть лицо не дрогнуло.
        - Заживление только началось…  - ответила Эстя.

        Глава 15

        Она продолжала сжимать мою культ и обвивать её розовыми потоками «тумана». Тот сгущался всё больше, пока не стал напоминать густой мёд. Очень горячий! Я едва сдерживался, чтобы не стряхнуть почти обжигающую массу с руки. А Эста всё приговаривала:
        - Потерпи, потерпи… ещё немного…
        - Легко,  - говорил я, сжимая зубы.
        Никогда бы не подумал, что лечение при помощи магии может быть настолько болезненным. Может быть дело в том, что Эстя познавала магию, как и я - лишь на собственном опыте. Что же, вполне возможно, в нашем городке кроме обычной полу сельской школы образовательных учреждений нет. Хотя, нет, ещё имеются книжная лавка и библиотека. Во второе заведение, правда, пускают только избранных иначе я бывал бы там очень часто, и уж тем более не тратил деньги на книги.
        - Чувствуешь, как затягивается рана?  - спросила Эстя.
        - Да.
        - Ещё чуточку и всё заживёт.
        Она концентрировалось, её лицо, да и, наверное, всё тело были напряжены. Трава под лавкой вытягивалась, а её кончики серели. Значит, я не ошибся, Эстя действительно черпала силы из растений. А ведь и тогда в лесу она могла поступать точно так же, а я мог просто не заметить. Но важнее другое. Я ведь тоже маг, но что-то не припомню, чтобы хоть раз получал или брал энергию для генерации магии из земли или откуда-нибудь ещё, кроме собственного организма.
        В какой-то момент жар начал спадать. Он ещё ощущался, но совсем слабо. Вскоре превратился в приятное тепло, которое, исчезло ещё быстрее. На смену ему пришёл лёгкий холодок. Я чуть ли не чувствовал, как рана под бинтами затягивалась. Кожа словно растягивалась и росла. Нитки, которые стягивали рану превратились в клубок, который слегка щекотал. Затем, по ощущениям, с руки слезли и комки запёкшейся крови.
        - Осталось только закрепить,  - процедила сквозь зубы Эстя.
        - Отлично.
        Я хоть уже и не чувствовал столь мощный магический напор в руку. Но по эмоциям Эсти и её стараниям, понимал, что она ничуть не расслабилась. Стало быть, до полного заживления ещё не дошло. Собственно, через пару секунд, мои слова подтвердились. Эстя напряглась, площадь круга, на котором вытянулась трава увеличилась. И жухнуть зелень начала быстрее. А я почувствовал на конце руки довольно сильное давление. Казалось, что её сжимала какая-то твердеющая слизь. Она словно впитывала из раны влагу.
        - Это так и должно быть?  - боль и неприятно чувство вынудили меня спросить.
        - Да-да,  - бросила Эстя,  - секунду, ещё одну.
        После я увидел, что она расслабилась и откинулась на спинку. Трава под нами, что не успела завянуть, вернулась в прежнее положение. А та, что отдала все свои жизненные силы, рассыпалась в серый прах. Я почувствовал в руке самое приятное успокоение. Мышцы расслабились, будто бы после ста лет напряжение. Особенно приятное «смягчение» я ощутил в том месте, где была рана.
        - Рука, сам видишь, не выросла… но может когда-нибудь… мне бы только наловить много-много саламандр или ящериц, да попрактиковаться,  - проговорила жутко уставшая Эстя.
        - Спасибо! Спасибо, Эстя!  - я развязал правой рукой бинты, увидел огромный шрам и много маленьких.
        - … - молча улыбнулась она.
        Кисть, разумеется, не вернулась. Но больше я не буду испытать проклятый дискомфорт, смогу без помех управляться протезом. Очень скоро Эстя передохнула и осмотрела руку. Она сказала, что всё в порядке, заживление прошло удачно.
        - А теперь можно попробовать восстановить узел,  - предложила она.
        - Ты и это умеешь?  - удивился я.
        - Да, у меня в кистях по два узла,  - скромно ответила Эстя.
        - Неплохо, неплохо,  - а про себя думал: офигеть!
        После я рассказал ей о своих попытках восстановить узел. Эстя сказала, что в общем-то я почти всё делал правильно. Представлял бесплотные паттерны, копил энергию в других узлах и каналах. Пытался вообразить новый узел, но совсем забыл про его «связку» из частей разорванного канала.
        В общем, нужно было действовать немного иначе. Но главная проблема, что мои бесплотные чудо-узоры генерировали слишком мало, как сказала Эстя, бесстихийной магии. То есть такой, которую можно использовать не только в рамках, в моём случае, геомагии. Конечно, другие стихии мне ну будут подвластны, но такая магия нужна, как я понял, для развития собственных сил. Создания узлов, направления потоков, расширения каналов (меридиан…) и всего прочего, в чём я плохо разбирался.
        Мы договорились, что попробуем восстановить узел вместе. Эстя поможет только тем, что добавит собственной бесстихийной маги, проще говоря, она заменит недостающую мощь моих бесплотных паттернов. Видно, как маг она сильнее меня… Больше знает, имеет по два узла в руках. Словом, мне с ней всё интересней и интересней.
        - Когда поймёшь, что всё готово, но узел не вяжется, скажи и я помогу.
        - Ну, начинаем.
        Стал представлять лишь бесплотные паттерны. Магия копилась в теле, в узле правой руки, в каналах. И тут я на секунду подумал, что было бы неплохо создать узлы и в ногах… Но можно ли? Впрочем, думать о том было некогда. Я продолжил генерировать бесстихийную магию и копить её. Затем представил канал в левой руке, его разорванный конец и магию неспособную выйти из него по моему желанию, а лишь случайно просочиться. После начал воображать, как разорванные куски срастаются. Спутываются в узел. По ощущениям в руке и изменениям в воображаемом пространстве, я понял, что движение началось. Узел реально начал заплетаться из канала, а тот также срастался и «заживал».
        Спустя ещё пару секунд всё остановилось. Магического потока перестало хватать, процесс «завязывания» узла полностью прекратился. Я понял, что самое время попросить помощи.
        - Этся, помогай,  - шепнул я, стараясь не выпускать из мыслей бесплотные чудо узоры.
        Она схватила меня в области локтя тёплыми и нежной руками. На этот раз на них не вспыхнули никакие ауры, но трава под нами вытянулась, пусть уже и не так сильно. Я почувствовал неслабый прилив сил, во всех смыслах. Узел, часть которого уже завязалась начал расти. Я буквально ощущал его формирование в собственном запястье.
        - Получается,  - восхищалась Эста, продолжая передавать мне энергию.
        Длилось это несколько минут, пока я не ощутил, что больше моя магия не расходовалось. Это означало, что узел завязался. Либо же на его образование уходила только энергия Эсты. Но она тоже сказала, что больше не расходует магически силы.
        - Всё!  - радостно воскликнул я,  - Эстя мы сделали чёртов узел!
        - Здорово!  - она обрадовалась не меньше меня, пусть и её взгляд слегка дрогнул на слове «чёртов».
        Мда, надо следить за языком. Хотя ничего такого и не сказал.
        - Пора пробовать?
        - Если ты уверен, что узел точно созрел, то да.
        - Созрел?  - переспросил я.
        - Ну, готов.
        - А-а, думаю да. Ничего если я немного травку попорчу?  - спросил я, собираясь испытать магию земли на узле левой руки.
        - Не надо, лучше подними какой-нибудь камень из той кучи,  - она указала рукой на груду булыжников возле прудика.
        - Ага,  - кивнул я.
        Направил обе руки в сторону камней. Представил обычные паттерны магии камня без жёлтой молнии и бесплотных. Сразу почувствовал, что левая рука будто бы кашлянула магическим потоком. Словно канал заполнился водой и из него хлынул лишний воздух. Я так понимаю это хороший знак. Затем я ещё раз взглянул на камень. Специально выбрал размер не самый большой, но и не самый маленький. Подниму в воздух маленький, произвести впечатление хорошо мага не получится. Не подниму большой, так ещё и опозорюсь. Надеюсь только, что с расчётами собственной силы я не прогадал.
        Магические потоки побежали по каналам из мозга до кистей. Я почувствовал уже совсем привычный «мёд». Тот не очень легко, но скользил по каналам густой массой. Вскоре он добрался до узлов. Заполнил их, оказалось, что левый теперь был чуть больше. Стало быть, для его запуска требовалось больше магии, но и выпустить её во вне он мог больше, чем правый. Тоже полезное знание! Узлы можно не только создавать, но и улучшать.
        Камень задрожал. С него посыпались крошечная галька и камушки размером с кулак. Ещё через пару секунд он начал медленно подыматься в воздух. Особой тяжести я не испытывал. По ощущениям, магии хватало, чтобы управлять им продолжительно время. Я сгенерировал чуть больше, чтобы ускорить процесс и камень поднялся в воздух на добрых два метра. Не повезёт тому человеку, которому такой обрушится на голову.
        - Ух ты!  - затаив дыхание, сказала Эстя,  - это так необычно!
        Не зря я старался. Думаю, моя магия произвела не неё не меньше впечатление, чем биомагия на меня.
        - Это ещё не всё,  - с ноткой хвастовства, сказал я.
        После я поднял камень на высоту четырёх метров. Опрометчиво, надо признать, его ведь могли увидеть люди из города, если бы находились на нужном месте. Например, вдалеке от стены или выглядывали из окон второго этажа. Как только я это понял, то сразу захотел опустить камень обратно в кучу. Но что-то не вышло, камень понесло влево. Должно быть новый узел я ещё контролировал плохо, а может он сам ещё не созрел. Я чувствовал, что энергии из него идёт больше, чем из правового.
        - Их-хи-хи,  - похихикивала Эстя, наблюдая за парившим камнем.
        Я молча улыбался, стараясь не подавать вида, что он ведёт себя не совсем так, как я тогу хочу. Булыжник слушался меня все меньше, я пытался слега подавать магический поток из левой руки. Но тот словно вода, вырывавшаяся из бреши в дне корабля, не утихал. Больше я не мог рисковать, чёртов валун полетел в нашу сторону, пусть и медленно. Но остановить его у меня не выходило. Тогда я просто престал представлять паттерны магии камня. Уже после этого потоки энергии перестали исходить из моих рук.
        Камень какие-то доли секунд проболтался в воздухе. А потом обрушился вниз. Прямо в прудик. Хорошо хоть в нём не было уток, ты вышли на берег пару минут назад. Впрочем, от огромного всплеска нас это никак не спасло. Вода забрызгала нас с ног до головы. Не сказать, что мы сильно промокли, но осадочек остался.
        - Ой! Как дитятка малая!  - запричитала Эстя.
        Но посмотрев на меня она улыбнулась. Я тоже. И хорошо, что она подумала будто бы я сделал это нарочно.
        - Освежились же,  - отшутился я.
        И тут я заметил, что её лицо снова немного, самую малость, преобразилось. Видно, обратил внимание на это не только я…
        - Давай помогу с протезом,  - сказала она, засмущавшись.
        Вместе мы начали закреплять его мне на руку. И не понятно, кто из нас стеснялся больше… Я своей, в какой-то степени, беспомощности или она.
        Пока мы возились с ремешками и всем остальным мне пришла в голову очень интересная мысль. Я подумал о том, что мог бы управлять протезом, не крепя его к культе. Интересная способность, правда, применение ещё для неё придётся поискать. А пока на ум шли только дурацкие розыгрыши с отрубанием рука или типа того, что мы устроили с другом в трактире.
        - Крис, а ты как-то управляешь протезом?  - поинтересовалась Эстя, когда закрепила последний ремень.
        - Да,  - ответил я и моментально представил все паттерны с нужной фигурой.
        Пальцы задвигались, почти так, как я и планировал - волной. От мизинца к большому, не совсем гладко, но в целом неплохо. Не зря я столько времени на практику тратил.
        - Вау! Это магия железа?
        - Нет,  - мотнул головой я,  - магия камня и земли. В пальцах камушки.
        - Так ты железом не научился ещё управлять?
        - Научился.
        И тут я её пересказал весь свой путь развития магии железа. Клянусь, она слушала с интересом, что не могло меня не радовать. Не думаю, что я невероятно артистичный рассказчик или харизматичный болтнул, как Оскард. Но увлечь Эстю у меня получилось. В конце своей истории я сказала, что мог бы продемонстрировать некоторые умения. Но она ответила, что это позже, ведь ей срочно нужно мне что-то рассказать.
        - Магия, как я сама думаю, бывает разных порядков. Ну, я лично могу что-то делать без поглощения внешней силы. А что-то только тогда, когда впитываю энергию природы,  - объяснила Эстя.
        - Получается и я так могу?
        - Вот эти белые снежинки-эмоции. Это же и есть энергия для магии железа. Ты понял? Камень и земля - это магия более низкого порядка, ей такое не требуется.
        - Ого, ты сама до этого дошла?
        - Да. Только опыт и ошибки.
        - У тебя всегда магия заметная для глаз? Просто моя обычно нет.
        - Неа, не всегда. Я не знаю от чего это зависит, если честно…
        - Ясно,  - ответил я.
        И тут наступила паузы. Мы оба молчали и не знали о чём заговорить. Самое поганое время на любом свидание, которое хочется, чтобы скорее закончилось. И тут я выдал:
        - Так есть тут какая-нибудь железяка?
        - Сад, природа… нет, наверно. Рука твоя?  - улыбнулась она и ткнула в неё пальцем.  - Хотя… где-то на дне прудика валяется игрушечный железный олень, я его утопила ещё в детстве. Так и не нашла потом.
        Отличная возможность показать себя и достать пропавшую игрушку из детства. Это же мой шанс, нельзя его упустить.
        - Эстя, чтобы магия сработала мне нужно самое точное описание.
        Следующие пару минут я выслушивал, как выглядит олень. Слушал про его сильные ноги, красивую шёрстку, короткий хвостик, копытца, больше рога… А потом Эстя вспомнила, что описывать нужно железную игрушку, а она-то немного отличается от настоящего животного. Спустя ещё какое-то время я всё же получил детальное описание игрушки. Лишь бы только она не ошиблась с подробностями.
        Мне уже доводилось применять магию на камни и землю, которые не были в прямой видимости. Хватало и того, что я достаточно хорошо представлял нужный объект. Не зря же в народе говорят, что у магов самая, богатя фантазия. Правда, именно в нашем городке, это скорее произносится в негативном ключе. Мол маги только и могут фантазировать да в облаках витать, а пользы от этого мало.
        Я направил обе руки по направлению к прудику. Положение кисти протеза отличалось от правой руки тем, что она смотрела в низ, а пальцы «были» расслаблены. Но это и не важно, ведь узел в запястье. Кстати, возможно именно поэтому у него большая пропускная способность. Кто его знает, может правому мешают пальцы или как-то влияют на потоки.
        Сконцентрировавшись и выгнав из головы все лишние мысли, я начал представлять паттерны магии железа. Железные прутья вытягивались сверху вниз. Переплетались в спирали и сжимались до упора. Затем на них, по моему желанию, образовывались куски железной руды. На этот раз паттерн выстроился раза в два быстрее, чем в первый раз. Это очень весомо, но всё ещё довольно долго. А чтобы запустить генерацию, осталось добавить мохнатые снежинки-помехи. Я снова представил то, что имею и то, что хочу иметь, чтобы вызывать нужные эмоции. Помехи появились в чудо-узорах. Магия начала зарождаться в моём мозге.
        Накопив её немного, я стал посылать потоки по каналам. Снова это чувство, будто бы кости становятся железными изнутри, а кровь в жилах густеет и греется.
        Теперь, чтобы поднять в воздух игрушечного оленя его нужно представить. И не просто абстрактным образом, а самым явным и отчётливым объектом. Собственно, на это ушло без малого минуты три. Надеюсь, Эстя за это время не успела заскучать. Однако, судя по её взгляду, мне не о чем переживать.
        Представив в чёрном пространстве, в самих паттернах, железную фигурку оленя, я начал выпускать магию во вне. По идее, если на дне прудика всё же осталась эта игрушка, то она должная притянуть в себя магические потоки. Либо же они найдут её сами… Это примерно одно и тоже. Но надо признать, как именно это работает я точно не знаю.
        Наконец, магия, заполнив узлы, начала вырываться во вне. Она тратилась, какая-то часть, разумеется, уходила впустую. Без таких потерь обойтись невозможно, либо же надо очень сильно повысить навыки, что тоже не так и просто. В какой-то момент я понял, что генерирую магию, а она всё уходит-уходит. Фигурка никак не появляется, что странно. Ведь этого всего лишь железная игрушка, вряд ли она намного тяжелее стилета или ведра с водой.
        Вскоре я почувствовал, что энергетические потоки, стали не просто тратиться, а буквально высасываться из меня. Словно их что-то пожирает. Думаю, магия наконец отыскала цель. Игрушечный олень начал впитывать энергию. Вот только почему он не поднимался и почему требовал столько магии я не соображал. Либо он погрузился в илистое дно, либо сказывается то, что я его никогда не видел, а только представлял его. В любом случае, генерировать магию становилось всё сложнее, а требовалось её больше чуть ли не с каждой секундой. А может я придавил игрушку тем валуном? Вряд ли, слишком уж нереальное совпадение.
        Я, блин, начал потеть. Давно такого со мной не было при использовании магии. Но сдаваться я не собирался. Всё напрягался, генерировал магию и отправлял её на дно миниатюрного водоёма. Мне даже казалось, что оттуда покажется не железная игрушка, а какая-нибудь огромная наковальня. Будет забавно, если это действительно окажется так. Вот только разве мой навык позволит мне поднять настолько тяжеленую штуковину? Однозначно нет. Но сейчас всё равно твориться какая-то чертовщина. Магия расходуется, я устаю, а результата нет.
        Внезапно из воды показалось… Какая-то железная коряга? Она, вся в иле и лохмотьях зелёных водорослей, продолжала подниматься всё выше. В некоторых местах по ней даже ползали улитки и пиявки. Я мельком взглянул на лицо Эсти и увидел настоящее изумление. Верный знак, что останавливаться не стоит, вот только что за хреноту я сейчас достану из воды? Не знаю. А она тем временем поднимается всё выше. Я генерирую магию на пределе возможностей. И вдруг замечаю… уши? Да это же оленья голова, а железная коряга его рога. Что-то эта «статуя» размером с крупную собаку не сильно похожа на детскую игрушку. Но отвлекаться нельзя, поговорить с Эстей можно и после.
        Я продолжал превозмогать. Упускать совсем неигрушечного оленя было нельзя. Хватит уже с меня ошибок, нечего себя жалеть. От собственной магии ещё никто не помирал… Хотя, откуда мне знать? Плевать, я вытащу сраного оленя из болота, даже если после этого вырублюсь. С каждой секундой он поднимался выше, но легче от этого не становилось. Только тяжелее. Ведь в воде любой предмет легче, пусть он и не плавает. Я читал книгу про мироустройство, плотность воды много выше, нежели воздуха. Вот, показываясь всё больше, фигура становилась всё тяжелей. Да уж, простым это занятие не назовёшь. Но мысль, что Эстя отблагодарит меня или похвалит грела душу. И вообще я хотел доказать сам себе, что справлюсь. А как побочный и весьма приятный эффект: развитие магии железа. Ведь в магии, мне кажется, всё так же, как и с мышцами, чтобы развиваться нужно брать нагрузку. Каждый раз немного больше, иначе будешь топтаться на месте.
        Чтобы хоть как-то себе помочь, я постарался представить ещё больше того, что бы я хотел. Попытался вспомнить самые незначительные и пустяковые мои вещи и достижения, которые я бы не хотел потерять. Чёрт побери, сработало! Магия усилилась, олень показался из воды уже больше чем на половину. Я стал его «тянуть» на себя. Протащил метра два и тут упёрся в дно. Не беда. Я поднял его ещё выше, снова начал двигать в нашу сторону, на берег.
        Эстя никак не могла нарадоваться. Она чуть ли не в ладоши хлопала и кричала браво. Надо признать, это тоже мне помогала отвлечься от усталости и даже боли. Олень двигался в нашу сторону, словно болотное чудовище. Каждый раз, задевая дно, он кивал нам. Выглядело это правда очень забавно. Наконец, он приблизился достаточно, чтобы я смог достать его из воды и вытащить на берег без всякой магии.
        Выбросив из головы все паттерны, я подскочил к берегу и схватил «быка за рога». К моему удивлению он сию же секунду начал погружаться в мягкую почву. И тут я заметил, что держу его только правой рукой.
        - Крис! Протез, хватай его железной рукой!  - подсказывала мне Эстя.
        - Да!  - отвечал я, хотя реально забыл о протезе.
        Мгновенно представив нужные паттерны и фигуры, я схватился за рога оленя и железной рукой. Что есть мочу дёрнул на себя и вытащил тяжеленую железную фигуру на твёрдый берег. Вот так нахрен игрушка! Первые секунды я не мог поверить даже в то, что мне просто хватило физической силы, не говоря уже о магической.
        Вдруг Эстя подскочила с лавки. И обняла меня.
        - Мой герой!  - гордо произнесла она и чмокнула в меня в щёку.
        - Ух не зря я старался,  - победоносно произнёс я.
        - Да-да, вытащил хреновину эту из болота… молодец. Теперь я покажу, какую ты заслужил благодарность,  - клянусь, это уже говорила Эстка.
        Её выдали немного другой тон голоса, сама манера речи. Да и я буквально чувствовал, как личности Эсты перехватывают штурвал.
        - И как же?  - спросил я.
        - Щас узнаешь, балда,  - улыбнулась она.
        Наши губы снова соприкоснулись. А то, что она начала вытворять дальше… Такое, пожалуй, даже на втором свидании - моветон. В мыслях снова голос Оскарда и его слова про идеализированные книги… Верно, друг! Кому нужны эти эфемерные правила и нормы, если можно просто наслаждаться друг другом? Кажется, я стал понимать Оскарда.
        Эстка тем временем схватила мою руку и… Положила на свою грудь! Спасибо, что не левую. Хах! Хотя, если всё это ощущает Эстя, то ей, должно быть, не так приятно, как нам. Впрочем, ничего плохого мы не делаем. Надеюсь, что она не расстроится. Блин, чувствую себя слегка сумасшедшим…
        - Крис-барбарис,  - заговорила Эстка,  - вот ради чего ты достал мою детскую игрушку.
        - Да… ради такого я готов тягать их сотнями!
        Послышался колокольный звон. Что-то вдалеке хлопнуло, кажется, дверь.
        - Чёрт! Собака драная! Отец вернулся,  - проговорила Эстка и метнулась к дереву-лавки, дёрнув меня за собой.
        - У нас проблемы?  - спросил я, ничего не понимая.
        - Нет, балда. Надо тебя срочно готовить к ужину. У нас, зараза, всего минут двадцать.

        Глава 16

        Она, конечно, милая, когда сквернословит, но… без обзывков будет как-то получше. Впрочем, они никак не мешали рассматривать преобразившееся донельзя лицо. Я утопал в его красоте… Шрам на правом глазе? Он совсем не портил общего впечатления. Да ей с такими утончёнными чертами лица хоть сейчас в принцессы. Хотя, пожалуй, король или придворные заставили бы залечить увечье с помощью биомагии. Интересно, а почему она этого до сих пор не сделала? Надо будет как-нибудь узнать.
        - Эстка, а, Эстка, можно и повежливее,  - прямо сказал я.
        - Не умею, отстань,  - буркнула она.
        - Тогда и я обзываться буду, вредина белобрысая,  - я скорчил нарочито злобную улыбку.
        - Ой, лучше не начинай! Ты же понимаешь, что я… это в шутку. Могу обзывать тебя дураком, идиотом, пнём трухлявым, но делать это любя,  - объяснила Эстка,  - по правде же я так не считаю, иначе стала бы я с тобой водиться?
        - Интересно…  - задумался я. Железный олень так и тянул взгляд на себя, но Эста больше.
        - Хватит сидеть: слюни пускать,  - оживилась она,  - говори прямо отца хорошо знаешь?
        - Да, он много доброго для меня сделал.
        - Чё?!
        - Помог мне, когда я был совсем ребёнком…  - и тут я хотел рассказать немного о своём печальном прошлом, но она прервала меня. И правильно, не самое подходящее время и место, чтобы делиться такими историями.
        - А если он тебя узнает? Боже ж ты мой!
        - Узнает и что?  - не понимал я.
        - Ты сам как думаешь? Староста Трелеса примет избранника единственной дочери, если тот окажется полунищим золотоискателем ещё и геомагом?
        - Упс…  - обронил я,  - но ты-то…
        - Я не мой отец, поверь.
        - Так что делать? Сбежим?  - снова язык стал моим врагом.
        - Куда, в лес добывать золото?  - усмехнулась она,  - ты с ума сошёл?!
        - Почему бы и нет.
        - Нет мне-то в лесу нравится, но и в поместье с садиком неплохо… Просто есть способы попроще,  - на её лице появилась хитрая улыбка. Она явно что-то придумала.
        - Например?
        - Трансформация.
        - Это ещё что такое?  - догадки, конечно, у меня имелись. Но неужели она правда собралась изменять мою внешность? Навсегда?
        - Немножко поколдую над твоей мордашкой. Тогда отец тебя не узнает,  - объяснила она.
        - Стоп, стоп, стоп! Я может и не самый красивый в городке, но менять лицо не дам.
        - Хи-хи, не бойся ты! Я просто выращу тебе бороду.
        - Ладно, это не страшно,  - что до настоящей бороды, то у меня пока пробивались только редкие щетинки, ну и неплохие усы.
        Думаю, что всё дело только в молодости. Отец мой носил густую бороду, казалось, что в ней мог перезимовать какой-нибудь зверёк и его бы даже не заметили. А сам отец мне всегда говорил, что всю жизнь ходил с лицом гладким, как у младенца. Но стоило ему только набрать двадцать лет отроду, так борода, как сорняки в огороде расти и сгущаться начала. Хоть в чём-то я опережу отца, причём на целых три года. Грустно, правда, иногда пробирает, но не сейчас.
        - Ну, поворачивайся,  - сказала она.
        - Угу,  - я повернул голову в её сторону.
        - Больно не будет… наверное,  - ухмыльнулась она и обхватила мой подбородок нежными руками.
        Приятное тепло пробежало по лицу. Эстка закрыла глаза, вокруг её кистей появились едва заметные розоватые ауры. Вдруг на нас посыпались жёлтое-серые жухлые листочки. Сначала несколько, затем всё больше и больше.
        - Нет!  - воскликнула Эстка,  - пошли в другое место, или я из деревца всю энергию вытащу.
        - Да, идём. Такой чудесный кустик надо бы беречь.
        Мы отошли на несколько метров от чудо-скамейки. Эстка подошла к пруду, села рядом с рогозом и камышом. Я без особой радости уселся рядом. Огорчало меня только то, что я мог испачкать новые штаны и ботинки. А, впрочем, этого всего лишь, вещи. Которому к тому же можно постирать или заменить на новые. Сейчас решается вопрос гораздо большей важности.
        - Крис, кстати, скажи-ка мне, что за растение такое. Растёт около воды, ближе к осени на нём появляются тёмно-коричневые длинные шишки, состоят они из пуха,  - договорив, она уставилась на меня будто бы от этого вопроса зависла чья-то жизнь.
        Кажется, я всё понял. Это проверка, она же биомаг, значит, должна понимать в растениях и животных. Но ничего, я «подготовился»: книги Доквина же читал. В это ловушку не попадусь. Я прекрасно знаю, что все люди путают рогоз и камыш. Называют первый, что имеет пуховые «сардельки»,  - камышом.
        - Рогоз,  - уверенно отвечаю я.
        - Хорош!  - хвалит меня Эстка,  - а ты не такой тупой, как кажешься. Хи-хи,  - говорит она и смеётся.
        - Ну, спасибо…  - очередной «приятный» комплимент.
        - Ладно. Давай сюда мордочку,  - просит она.
        Я поворачиваюсь к ней и наклоняюсь ближе. Её кисти обхватывают мой подбородок, словно тёплый зимний шарф из самой новой шерсти. Приятное тепло от нежных рук бежит по коже. Буду надеяться, что борода вырастит без боли.
        Вокруг её кистей формируются практически незаметные розовые ауры. Чем дольше они держатся, тем насыщенней и гуще становятся. Очень скоро я замечаю, что вокруг нас начинают темнеть кончики травинки и рогозовых листов. Лицом ощущяю, как чужая магия разбегается по кожи и пытается проникнуть внутрь. Я не оказывал никакого сопротивления, поэтому иголки, тянущиеся из аур, без труда пробивают кожу. Назвать это ощущение болезненным значило бы сильно слукавить. Максимом щекотно. Хотя, интересно, смог бы я при желание собственной магией, бесплотными паттернами, помешать Эстке в её замысле?..
        И тут мои мысли прерываются неприятным покалыванием по всему подбородку.
        - Пошло,  - шепчет Эскта,  - не дрыгайся только.
        - Ага,  - не открывая рта, соглашаюсь я.
        Розовые ауры густеют и темнеют. Они становятся тоньше с каждой секундой. Из неких едва заметных облачков они постепенно превращаются в плёнку, словно Эстка макнула руки в розоватый мёд. Наверняка, сейчас вся нижняя часть моего лица покрыта такой консистенцией. Я чуть-ли не чувствую, как по лицу двигаются тёплые потоки слизи. Не липкой или противной, а скорее нежной и приятной. Но неприятное покалывание только усиливается. Интересно, это формируется и пробивается щетина, или так работает магия? Спрашивать сейчас не лучше решение. Продолжаю молча сидеть и ждать.
        Покалывание усиливается, густая розовая плёнка становится горячее. Она переливается по лицу всё быстрее и быстрее. Вдруг к покалыванию прибавляется ещё и зуд. Страшно хочется оттолкнуть руки Эстки и расчесать всю нижнюю часть лица. Затем я почувствовал, как она оторвала свои кисти от моего лица. Отвела их подальше, всего на пару сантиметров. Магическая плёнка стала двигаться быстрее. Зуд и покалывание усилились. Внезапно я снова почувствовал кисти Эстки. Но те так, как это происходило при соприкосновении с кошей. Чувство похоже на то, как если бы она погладила меня по голове касаясь только волос.
        Чёрт, да у меня же выросла борода. Эстка продолжает колдовать, а я ощущаю её кисти всё отчётливее. Должно быть щетина крепчает и растёт. А вместе с ней зуд и покалывания становятся просто невыносимыми. Я чуть ли не зубами скрипел, лишь бы перетерпеть это и не коснуться чешущегося лица.
        - Ух,  - тяжело выдыхает Эстка,  - всё!  - она убирает кисти от моего лица, розовая плёнка на них планов затухает. Через пару секунд совсем исчезает.
        - Наконец-то,  - выпалил я.
        - Понимаю, не очень приятно. Зато смотри, какой серьёзный стал. Я б тебя каким-нибудь старостой назначила,  - хихикает она.
        - Хе-хе,  - отвечаю тем же.
        А сам резко вздымаю руки и хватаюсь за подбородок. Первое, что я почувствовал, это густая борода. Много-много твёрдых, иногда колющихся щетинок. Затем я ткнул кожу ногтями и начал чесать, с таким характерным звуком «потрескивания» жёстких волос. Просто наслаждение, будто бы я согнал с лица сразу сотню комаров.
        - Аккуратней, не сорви маску,  - говорит Эстка, рассматривая посеревшую растительность вокруг нас.
        - Что?  - удивился я,  - это временно?
        - Да нет же,  - снова этот ехидный смешок,  - я пошутила. У тебя теперь всегда такая борода будет, ну пока не побреешься, конечно.
        - Хорошо,  - ответил я, представляя встречу с её отцом.
        Вот мы встретились, допустим пожали руки, а затем поздоровались. Голос! Он наверняка узнает мой голос, хоть шибко много мы с ним и не общались.
        - Эстка, голос.
        - Чё голос? Мой красивый знаю.
        - Да нет же…
        Тут она наградила меня своим фирменным высокомерным взглядом призрения.
        - Ну я тогда и разговаривать с тобой не буду… пфи!
        - Ты не поняла. Красивый у тебя голос… Но я-то про свой, Хирульд узнает его и нашему плану конец.
        - Вон ты о чём,  - понимающе протянула она,  - может ты и правда умён.
        - Так всё-таки, что будем делать?
        - Я могу пожмакать твои голосовые связки. Будешь несколько дней говорить другим голосом.
        - Хорошая идея.
        - Ща я тебя придушу,  - она схватила меня за шею и улыбнулась, как безумная.
        Потом рассмеялась, я тоже, хоть и немного нервно. С Эсткой не соскучишься, это уж точно.
        - Ех-хе… кажется, мы торопились,  - произнёс я.
        - Да!  - ответила они и закрыла глаза.
        Её кисти сжимали мою шею. Затем снова появилась розовая аура. Стала стягиваться и насыщаться цветом. Затем, когда магия превратилась в плёнку, я почувствовал знакомое тепло и покалывания. Сначала на внешней стороне шеи, затем где-то в внутри. Горло выло, словно я сильно простудился. Хотелось кашлять и выпить чего-нибудь приятного. Как только я набрал в лёгкие побольше воздуха, чтобы хорошенько кашлянуть Эстка сказала.
        - Не смей, сорвёшь, к чёрту, все связки!
        Сдержаться было настолько сложно, что у меня заслезились глаза. Но вскоре это першение прошло. Эстка убрала руки от шеи и сказала, что можно говорить.
        - Стало легче,  - прорычал я, как настоящий старец.
        - Ах-ах-хах! Был Крис, а получился старикан,  - продолжала лыбиться она.
        - Эй!  - возмутился я.
        - А скажи, вот в моей молодости… ух истинного короля на вас нет…
        Ну я и подыграл ей. Затем мы рассмеялись, как бешеные лошади. Глупость, конечно, но посмеяться вместе это полезно. Да и весело, по правде сказать, настроение поднимает хорошо. Наигравшись с моим стариковским голосом, Эстка сказала, что нужно сделать его выше. Иначе отец подумает, что я его сверстник, а то и старше.
        Она снова взялась за шею, игриво её погладив. Да уж мило, но я-то знаю, что после этого последует. Никогда бы не подумал, что биомагия может быть настолько неприятной. Хотя, с другой стороны, именно благодаря ей мы и осуществим наш план. Через пару мучительных минут Эстка закончила. Я прокашлялся и сказал:
        - Ну как теперь звучит мой голос?
        - Вау,  - изумилась она,  - самое то. Не идеал, но от прежнего отличается.
        - Ага, пониже стал,  - согласился я. Теперь мы готовы?  - спросил я, намекая на встречу с Хирульдом.
        - Вообще-то не совсем. Скажи честно: это ты смастерил того огроменского каменного голема, который расхреначил всю площадь?
        - Нет.
        - Жаль… в смысле хорошо,  - мило улыбнулась она.
        - Знаешь, я пока таких больших не умею делать, но постоянно развиваю магию.
        - Это хорошо,  - согласилась она.  - Главное не пались, отец не должен знать, что ты геомаг.
        - Угу, конечно.
        - Теперь, кажется, всё,  - подытожила она.
        - Идём домой?
        - Нет, отец сам позовёт. Заранее лучше не лезть.
        - Как знаешь, тогда давай на лавку. Там всяко лучше, чем в траве валяться.
        - Снова хорошая идея, пошли, бородач,  - согласилась она.
        Мы расположились на лавке, также как и раньше. Я справа она слева, вот только теперь я выглядел лет на пять старше. А рядом с водой красовалось болотное чудовище. Большая железная фигура оленя. Он поржавел, покрылся слоями грязи, оброс водорослями и улитками. Наверное, где-то на нём даже можно было найти чьих-нибудь личинок или какую-нибудь икру. Словом, долго он в прудике «купался».
        Налюбовавшись Эсткой, которая решила взять перерыв от своих обзывательств и искромётных подколов, я заговорил о железной фигуре.
        - Эстка, а как ты умудрилась его утопить?
        - Понятия не имею, меня тогда не существовало.
        - А…  - сначала я ничего не понял, но почти сразу вспомнил про некшапа и тот роковой день…  - понятно.
        - Ой, понятно ему. У Эсти спросишь, она на нём каталась.
        - А ты все ваше(лучше слова я не подобрал…) прошлое, детство помнишь?
        - Нет, отрывками.
        - Эстя мне советовала спросить у тебя. После поцелуя ты очень преобразилась, я бы сказал расцвела…
        - Сдурел блин?! Неприлично такие вопросы задавать. Даже я знаю… ты тоже почувствовал кое-какие изменения, не сомневаюсь,  - она хитро хихикнула,  - да только я биомаг, у меня всё намного круче.
        Так всё дело в возбуждении. В принципе, где-то рядом с этой версией я и плутал.
        - Понятно,  - ответил я, пытаясь придумать новую тему для разговора.
        - Крис, а на сколько балов я стала красивее?  - она спросила это с такой интонацией словно если я отвечу неправильно, то мне конец.
        - На все,  - лучше ответа и не придумать.
        - Спасибки,  - шепнула она.
        Мне удалось немного смутить саму Эстку. Оскард бы мной гордился. После мы сидели и мило беседовали минут пятнадцать. Обсуждали магию, наш городок, недавние события. Говорили обо всё и ни о чём одновременно. А вскоре прозвенел колок.
        - Это отец!  - Эстка вскочила с лавки,  - идём скорее! Не забудь, ты не геомаг и вообще ты не ты.
        - Помню-помню,  - ответил я.
        Встал рядом и мы пошли в сторону поместья. Пройдя пару шагов, я подумал, что стоит взять её за руку. Собственно, это и сделал. Она тут же вырвала её:
        - С ума сошёл, отец увидит! Не распускай лапы…
        - Руки. У меня руки,  - ответил я и мы пошли дальше.
        - Ладно-ладно, руки. Ты должен понравиться отцу. Крис не подведи меня.
        - Мне этого хочется не меньше, чем тебе,  - ответил я.
        - Надеюсь.
        Мы зашли в поместье не через парадную дверь, а через заднюю. Ту, что вела в сад. Внутри я сразу ощутил себя, как в каком-то дворце. Высокие потолки, большие окна, много места. Правда, находились мы явно не в гостиной или любой другой комнате, куда было бы не проблематично пригласить гостей. Пока мы вошли лишь в какую-то подсобную. Всюду были расставлены инструменты, валялось какое-то барахло. То тут, то там стояли горшочные горшки и деревянные ящики с непонятным содержимым.
        Эстка быстро вывела меня из этой комнаты. Мы вышли в какой-то коридор с длинным мягким ковром, подсвечниками и картинами на стенах. Изображения хоть и добавляли изысканности, да располагались в красивых рамках, но рисовали их явно не самые лучшие художники.
        - Чё смотришь? Картины моя мама рисовала,  - совсем без задора произнесла Эстка, слегка грустно.
        - Красивые,  - сказал я. Нет, люди на них, конечно, выглядели настоящими уродцами с непропорциональными чертами лица, но природа на картинах была изображена очень реалистично и действительно прекрасно.
        - Так, ща вернётся Эстя, она с отцом лучше ладит…  - сказала Эстка, открыла одну из многих дверей и зашла в тёмную маленькую комнатушку.
        Я остался один в коридоре. Конечно, я мог зайти за ней, но если бы она этого хотела, то сказала бы или дёрнула меня за руку. Этого не произошло, значит, нечего мне туда и соваться. Хотя чувствовал я себя здесь не очень уютно. Совсем не в своей тарелке. Хирульд, конечно, мужик хороший. Но я с ним раньше общался с позиции совсем другого человека: бедного пацана, который остался без семьи да дома и нуждался в помощи. А теперь я избранник его дочери, отношение ко мне изначально будет отличаться. А уж тем более спрос, теперь он не просто появиться, а ещё и станет очень весомым.
        Волнуюсь ли я? Самой собой. Не волноваться просто невозможно. Но и наши отношения с Эстой продвинулись на следующую ступень. Во всех смыслах. Я уже вижу в ней не просто красивую картинку или интересного собеседника с необычным характером. Она стала мне ближе, роднее.
        - А вот и я,  - она стала говорить медленнее, и не таким звонким голоском.
        - Эстя,  - улыбнулся я,  - всё хорошо, идём?
        - Да. Столовая тут совсем рядом. Тебя ж никто не видел?
        - Нет.
        - Это хорошо. У нас много слуг, странно, что тебе никто не встретился.
        - Везение моё второе имя,  - отшутился я.
        Через секунд двадцать мы уже стояли на пороге столовой. Дверь украшали две настенные таблички с вырезанными на них куском мяса и корзиной с овощами. Я только посмотрел на эти деревянные украшательства с едой, как побежали слюнки. Однако, поесть я всегда успею. Сейчас время совершать велике дела: понравится её отцу. Я так понимаю, мамы Эсты на ужине можно не ждать…
        Мы зашли в столовую. Я увидел большой круглый стол с белой скатертью на нём стола самая разная еда. Мясная нарезка. Банки с разными компотами и соленьями. Вяленная форель и какая-то рыба из нашей реки. В центре стола стояла чуть-ли не ёлочка из свечей, так их было много в подсвечнике. К слову, они испускали приятный аромат, а не вонь, как те, какими я пользовался в «Чёрном Замке».
        За столом никого не было, иначе я бы сразу обратил внимание на Хирульда и поздоровался с ним. Мы с Эстей прошли дальше и сели за стол. Слуги любезно обозначили наши места тем, что выдвинули красивые стулья со спинками и подставили на стол в этих местах блюдца со столовыми приборами.
        - Папа вот-вот придёт, не паясничай,  - попросила Эстя.
        - Да, знаю,  - ответил я, а сам, чтобы успокоиться и убить время разложил свои вилки, ложки и нож в таком порядке, какой требовался по этикету. Правда многих приборов я не досчитался.
        И тут мы услышали громкие шаги. Кто-то спускался со второго этажа. Я сразу проверил свою бороду - на месте. Затем сказал:
        - Голос, голос,  - тоже не изменился на прежний.
        - Всё хорошо,  - подбодрила меня Эстя.
        Топот приближался, мы терпеливо ждали. Думаю, волновались оба.

        Глава 17

        В столовую вошёл староста Хирульд. Он был одет в домашнюю одежду, правда такую, в какой не стыдно показаться на людях. Дорогие тапки, просторные серые штаны и белая рубаха с короткими рукавами, расстёгнутая чуть ли не до самой груди. В редких седых волосах много ниже шеи я увидел золотой медальон. Это определённо недешёвое удовольствие, которое ярче всего подчёркивало статус Хирульда. Он далеко не последний человек в городе, я бы сказал один из первых. Неудивительно, что его дочь такая красотка, наверняка её мать-избранница отца, тоже отличалась изысканной внешностью.
        - Привет, доченька,  - сказал Хирульд. Под бородой было сложно видеть улыбается он или нет, но голос звучал добродушно.
        - Привет, пап.
        - Здравствуйте, староста Хирульд,  - ответил я, стараясь говорить громче обычного.
        - Здравствуй, как звать тебя юноша?  - спросил он и сел за свой «королевский» стул с самой широкой и высокой спинкой. Тут же схватил вилку и нож.
        - Крис.
        - Меня ты уже знаешь,  - хохотнул он и ткнул ей в мясной кусок.
        - Но всё равно. Приятно познакомиться!  - любезничал я.
        Затем и я «накидал» себе в тарелку всякой еды. Староста на пару секунд отвлёкся от нас, принялся нарезать мясо. Эстя незаметно для него слегка пнула меня, попала чуть выше стопы. И как я мог так оплошать? Хорошо хоть самый прозрачный намёк помог мне вспомнить правила хорошего тона.
        - Эст…Эстя, что ты будешь?
        Она сыграла бровями, словно я сделал что-то не так. Намекала на что-то другое? Ничего не понимаю. Впрочем, она заметила мою растерянность и очень быстро ответила:
        - Передай, пожалуйста, яблочный компот и овощной салат. Ещё пару яиц…
        - Хорошо,  - ответил я и потянулся через весь стол.
        Налил ей компота в стакан, случайно запустив в него одно яблочко. Затем передал салат и два, кажется, перепелиных яйца. Эстя, стала пить компот, стрельнув глазками в место, где располагалось моё блюдце. Но там всё было прекрасно, приборы лежали на своих местах, еда вроде тоже не валялась. Я не понимал, чего она от меня хочет. И тут, оторвавшись от сочного мяса, заговорил Хирульд.
        - А ты чё мясцо не ешь?  - он посмотрел в моё блюдце, кроме овощей там ничего не было,  - не по-мужицки это,  - проворчал он.  - Ладно Эста она, то ест, то не ест… Но ты-то должен, мужику нужна сила!
        Теперь понятно, в чём дело. Как и ясно почему Эста иногда ела мясо, а иногда нет. Должно быть от прыгающей, бегающей или плавающей когда-то в прошлом еды не отказывалась именно Эстка… Чтобы как-то реабилитироваться в глазах её отца, я схватил свою вилку и ткнул в самый большой кусок мяса. Бросил его себе в блюдце прямо на овощи.
        - Сначала трава, самое вкусное потом,  - объяснился я и уточнил,  - мясо я обожаю!
        - Ну, вот! Совсем другое дело,  - слегка обрадовался староста.
        - Да, что мы всё о еде. Как у кого день прошёл?  - спросила Эстя, поедая огурчики да помидоры.
        - Никто, зараза, не хочет стену строить вокруг города. А я же заплачу гадам…  - поделился своей проблемой Хирульд и продолжил говорить,  - создателя того монстра-голема ищут, никаких следов нет… Лок вот жаловался, что в Кедровом Лесу его люди гибнут, тоже монстры какие-то каменные, земляные… А я чё?! Городскую стражу, дери его чёрт, отправить туда должен?  - после непродолжительной паузы он извинился за излишнюю грубость и эмоциональность. Продолжил есть.
        - А я,  - начала Эстя,  - гуляла в саду…
        Пока она делилась тем, как провела день. Я, слушая её в пол-уха, всё думал о словах старосты. В Кедровом Лесу гибнут лесорубы, их там убивают какие-то каменные и земляные монстры. Не иначе как големы, тут сомнений нет. Да и потом, не случайно я встретил того каменного гиганта именно в подземельях Лока. Должно быть в Кедровом Лесу его и изловили. А уж ни о нём ли говорила хозяйка лавки для золотоискателей? Именно о нём она и сказала, когда я показал ей банку со светлой землёй. Всё сходится! Если у големов и есть создатель, то искать его совершенно точно стоит в Кедровом Лесу. Все зацепки и доказательства, которыми я располагаю ведут меня именно туда.
        - Потом пришёл Крис, мы посидели в саду… вот и всё,  - закончился Эстя.
        - Ну, а твой день?  - спросил Хурульд, попивая компот.
        - Утром я сходил на рыбалку, искупался. Затем вместе с другом мы немного поработали, ближе к вечеру я отправился к поместью. Остальное уже рассказала Эста,  - я посмотрел на неё и улыбнулся. Историю я свою немного приукрасил, но это не страшно, какой-то дикой лжи всё равно ведь не навыдумывал.
        - Чё за работа? Много платят?  - сразу спросил староста. Оно и понятно, хочет для дочери только лучшего.
        - Ну, пап!  - воскликнула Эстя,  - мы же договаривались.
        - Ладно-ладно,  - проворчал тот,  - ну а рыбалку-то можно обсудить?  - в саркастичной манере спросил он у дочери.
        - Конечно,  - ответила она.
        - Крис, ну колись, где рыбачил, кого поймал?
        - Да сегодня утром… так, ничего особенно. Вот пару недель назад, когда я рыбачил на лесном ручья мне удалось выудить щуку килограммов на пятнадцать, а то и все двадцать!  - похвалился я.
        - Ох-ре-неть!  - старик чуть не подавился компотом,  - извините за мой язык,  - он посмотрел на Эстю, та только закатила глаза и надула губы.
        Отношения между отцом и дочерью неплохие, они хоть и конфликтуют, но делают это как-то уж очень по-доброму. Хотя сравнить мне, в общем-то, не с чем. Впрочем, читал я книги, где высокопоставленные отцы относились к своим дочерям, как к возможности породниться с другим богатым родом. То есть удачно выдать дочь замуж за кого-нибудь «принца» и обзавестись новыми связями, на остальное плевать. Хирульд, к моему счастью определённо не из таких, он точно любит свою дочь. Впрочем, это никак не снижает для меня планку, а наоборот делает её выше. Я просто обязан понравится её отцу.
        - Знаешь, Крис, мне кажется или мы уже встречались где-то?
        Я на одну секунду взглянул на Эстю, но даже этого хватило, чтобы заметить, как она нервно сглотнула. А значит разволновалась. Признаться честно, у меня внутри тоже пробежал холодок. Затем я вспомнил про бороду и свой новый низкий голос.
        - Возможно, я ведь сам родом из Трелеса,  - ответил я, хоть и понятия не имел, где родился на самом деле,  - и живу здесь же.
        - На какой улице?  - тут же поинтересовался практично мыслящий Хирульд.
        - Па-а-ап,  - снова запричитала Эстя.
        - Понял, не пристаю. Ну как вы хоть познакомились?  - спросил он.
        Не успел я произнести и слова, как снова ощутил толчок в ногу.
        - Эста хочет рассказать, да, милая?  - как бы я только что лишнего не ляпнул. Ой-ой…
        - Да, Крис, спасибо. Я расскажу…  - она хлебнула немного компота и заговорила,  - встретились рядом с Чёрным Омутом. Пап, ну ты знаешь, там живёт Пятнышко с детёнышем.
        - Знаю, знаю,  - согласился старик.
        - Вот там мы и встретились. Я гуляла вечером и увидела Криса, он заговорил со мной… потом проводил домой,  - закончила Эстя.
        - Ладно, ты там своих зверушек-детишек проведывала. А ты, Крис, чё там делал?
        - Места для рыбалки искал,  - выпалил я, недолго думаю. Я быстро просёк, что её отец любитель порыбачить вот и решил схитрить.
        - Вечером?  - удивился староста.
        - Да. Вечером ищу, а утром, вместе с солнцем в путь.
        - Люблю это дело. Придёшь к берегу, удочки закинешь и сидишь. А там, на глубине, рыбёхи всякие разные плавают. Эх… давно я рыбачил.
        - Может как-нибудь вместе сходить?  - предложил я. Ну а что, надо же как-то общие интересы находить и развивать?
        - Времени нет… Нужен я Трелесу, но спасибо за предложение. Уж мы бы с тобой-то щук потягали,  - восторженно ответил он.
        - Жаль ответил я,  - хотя в душе радовался. Не прогадал я с тем, что может понравиться Хирульду. Вот только как бы использовать этот интерес, чтобы поладить, если у него нет времени на рыбалку? Придётся поломать мозг.
        А пока говорить было особо не о чем над столом повисла тишина. Вдруг старик поднялся со своего стула и куда-то направился.
        - Кушайте-кушайте, я ща принесу одну штуковину интересную,  - сказал он и покинул нас.
        - Эстя, куда это он?
        - Хвастаться сейчас будет рыбьей головой,  - ответила она, подкатив глаза. Должно быть такое было уже ни раз, если уж Эстю это так раздражает.
        - Ну я же нашёл общий интерес с твои отцом. Всё идёт нормально?
        - Вроде да,  - ответила она,  - знаешь папа ещё охотой увлекается. Но я не люблю, когда убивают животных ради забавы.
        - К счастью для тебя я не охотник,  - улыбнулся я.
        - Ага-ага,  - саркастично кивала она,  - скажи это Пятнышку.
        - Мы это уже обсуждали… Кстати, как он поправился?
        - Да, всё с ним хорошо. Живёт в том же районе леса, людей теперь боится. Трусишка, но это и хорошо, так они не сделают ему плохо.
        - Видишь, не зря я с ним повстречался.
        Тут в комнату вернулся староста с мешком за спиной. Он сложил его на, свободную от тарелок и угощений, часть слота. Затем сунул в него руку и наполовину вынул огромный рыбий череп. На нём ещё оставались чешуйки и куски кожи. А клыки и зубы гигантские. Просто загляденье. Из них хоть сейчас кинжалы можно сделать.
        - Крис, помоги достать. Только осторожно, зубы острей любого ножа!  - уточнил он и посмотрел на меня.
        - Конечно, сейчас,  - ответил я. Лишь бы протез не подвёл, Хирульду тем более знать о нём незачем.
        Поднимаясь со стула, я заранее начал представлять коричневые чудо-узоры. Сейчас от протеза не требовалось ювелирной точности, лишь схватить мешок и удержать его. Паттерны вспыхнули в моих мыслях. Протез мгновенно начал подчиняться. Я схватил им мешок за левый край, а правой рукой, предварительно высмотрев подходящее место, схватился за рыбью голову. Вынули мы её без особого труда, никто не порезался об острые клики. Впрочем, даже в таком состоянии весила она прилично.
        После Хирульд положил голову на нижнюю челюсть и заговорил об её истории.
        - Эту рыбину поймал мой прадед. В очень-очень глубоком озере, говорят в нём никогда не плавили утки и не пили животные. Представляешь?!
        - В такое сложно поверить,  - ответил я. А разум начал рисовать огромную рыбину, которая распугала всех в округе, не давая приближаться к воде.
        - Знаешь, что за рыба?
        - Хм…  - я повнимательнее посмотрел на то, что осталось от головы. Если бы рыба разинула рот, а я снял с себя рубаху да пальто то, клянусь, уместился бы ей в пасть! Рыбина была настолько огромной, что могла сожрать меня!  - даже не знаю, слишком огромная голова.
        - Щука! Крис, ну ты представь только каких размеров она была. Прадед говорил, что она детей жрала, правда и её саму потом целую неделю ели. А семья-то большая была…
        - Вау!  - удивлялся я, никогда бы не думал, что щука могла вырасти до таких размеров.
        Эстя смотрела на щучью голову без особого интереса. А мы в её глазах, должно быть, выглядели, как две обезьяны, которые впервые увидели какое-нибудь людское изобретение. Настолько внимательно мы с её отцом осматривали череп рыбы.
        - Так зачем я её притащил?  - спросил староста,  - чтобы подарить тебе сувенир,  - улыбнулся он и хлопнул меня по спине. Это у Трелесовских мужиков традиция такая: друг друга по спине лупасить? Но я с гордостью выдержал удар, не зря меня Оскард «тренировал».
        - Сувенир?
        - Ага, выбирай любой клык, а вот щипцы,  - он достал из кармана громоздкий инструмент.
        - Спасибо большое!  - поблагодарил его я, а сам принялся высматривать самый большой клык. Может и правда из него потом кинжал сделать?
        Ещё я заметил, что Эстя давно доела салат и начала скучать. Она смотрела, то в окно, то на горящую пирамидку свеч, но только не на нас. Наверное, правда не одобряла такое отношение к животным, пусть это была и рыба. А может ей просто уже доводилась видеть этот ритуал с дарением зуба десятки раз? Высматривая себе подходящий клык, я то и дело натыкался на пустые лунки. Причём, их диаметр практически всегда выделялся большим размером. Да, привередливые до меня попадались гости. Видать все самые большие клыки уже вырвали. Но вскоре я наткнулся на тот, что казался мне больше прочих.
        Ткнув в него пальцем, я сказал:
        - Хочу этот.
        - Хороший выбор,  - похвалил меня старик,  - сжал на зубе щипцы.
        Пару секунд и он вырвал его из челюсти с очень неприятным хрустом и скрипом. Эстя в этот момент заблаговременно закрыла уши руками. Но даже с ними у головы, её лицо скорчилось в гримасе недовольства. Ну ничего страшного, я же не виноват в гостеприимстве её отца. Не такой он и суровый да требовательный оказался, как я думал. Хотя, ещё не вечер…
        - Держи,  - Хирульд протянул мне щучий клык и передал моток тряпки,  - завернёшь, а то в пузо тебе воткнётся. Хо-хо,  - засмеялся он и вернулся к столу.
        - Наконец-то,  - цокнула языком Эстя.
        - Да, доченька. Не мог же я Криса без подарка оставить,  - попытался оправдаться старик.
        - Ага…
        - Спасибо, клык правда крутой!
        - А-то,  - кивнул Хирульд,  - Эстя, доченька, а сходи-ка за вином. Крис, ты же будешь?
        - Обижаете, конечно,  - вот досадно. Лок не смог мне его втюхать, зато, судя по всему, у Хирульда вссё получится.
        - Ладно, я мигом,  - ответила она. И быстрым шагом вышла из комнаты.
        - У меня такой погреб, ты бы видел,  - начал хвастаться староста,  - стены каменные, крыс и плесени нет. Только дубовые бочки и бутылки с вином. Некоторые постарше тебя будут. Охо-хо…
        - Это здорово,  - ничего лучше я сказать не мог, разбирался в вине, не лучше, чем в каком-нибудь кораблестроении.
        - Поразвлеклись, теперь пора серьёзно поговорить. Кем твои родные работают, я могу их знать?
        - Нет, они… я живу один, нет у меня семьи,  - прямо ответил я, врать в таком дело перебор, это уж точно.
        - Извиняй, не знал. Ну, а сам ты кем работаешь? Какие планы на жизнь? Дом у тебя есть, а животинку разводишь?  - он завалил меня горой вопросом.
        Я даже не знал с какого бока начать её разгребать… Отвечать правду или врать? Приукрашивать или не стоит? Вот и начался тот самый ответственный момент, который и решит нашу с Эстой дальнейшую судьбу.
        - Я много, где работал,  - заговорил я,  - сейчас заделался в золотоискатели.
        - Ух, несерьёзно это…  - он начал легонько, но заметно для меня махать головой в разные стороны.
        - Я уже добыл немного золота, скоро будет ещё больше,  - зараза, прозвучало, как жалкое оправдание своей нынешней несостоятельности. Чёрт!
        - И как же ты это сделаешь? Чем ты лучше сотен других, у которых нихрена не вышло?
        - Мой друг изобретатель, мы будем действовать нестандартно. До нас так ещё никто золото не добывал,  - объяснил я.
        - Языком молоть, не золото намывать,  - переделав старую, как весь свет, пословицу старик намекнул, что не очень верит в наши успех и трудолюбие,  - вы уже начали?
        - Как раз вчера завершили все приготовления. На днях отправимся работать.
        - Ладно-ладно,  - без особого доверия кивнул Хирульд,  - ну, а крыша над головой? Где ты живёшь-то? Будет у моей дочурки достойный дом? Аль шалаш какой-нибудь загаженный?
        - Пока у меня своего дома нет, снимаем с другом комнаты,  - тут я не мог не соврать.
        - Ясно,  - ответил староста, с такой интонацией будто бы гонец сообщил ему самое пренеприятное известие.
        - Я добуду золото! Зря вы так…  - чуть ли не закричал я.
        - Допустим, просто представим… а чё ты имеешь сейчас?  - он задумался на пару секунд, а я услышал позади тихие шаги,  - выдам за тебя дочь и где она жить будет? В тесной комнатушке? А заниматься она чем будет? По лесу бегать да в грязи ковыряться?
        - Па-а-па! Ты же обещал…  - чуть ли не заплакала Эстя,  - она вошла с бутылкой вина, покрывшейся капельками.
        - Доча милая, пойми правильно. Крис хороший человек, он мне понравился. Правда. Не будь он таким я бы об этом даже не заговорил… Ну не могу я согласие дать. Нет у него, ни денег, ни работы приличной…  - договорил он с грустью. Видно правда, переживал за дочку, и не собирался сбагривать её абы кому.
        - Всё будет! И дом, и работа…  - запротестовал я.
        - Крис, ты хороший парень… вот будет, тогда и дам вам добро. А пока ни о чём серьёзном даже не заговаривайте! Спасибо скажите, что я вам видеться не запрещаю.
        То есть, мне нужно всего лишь разбогатеть, купить дом, найти достойную работу, чтобы получить его одобрение и быть вместе с Эстой. Всего лишь, ага…
        - Спасибо!  - гневно фыркнула Эстя.
        - Благодарю,  - ответил я, нервно постукивая пальцами по столу,  - а можно более конкретные требования, чтобы я понимал, чего мне нужно достигнуть.
        - Ну, Крис, записывай,  - сказал он и принялся перечислять,  - добротный дом раз, престижная… ладно, хотя бы высокооплачиваемая работа два, ну и состояние лонов тысяч так на десять. Чтобы доченька моя себе ни в чём не отказывала,  - уточнил он и допил свой компот. Вынул из стакана маленькое яблоко и раскусил его, держа за хвостик.
        - Идёт!  - не раздумывая согласился я. Теперь это уже не просто желание добиться Эсты, но ещё и доказать старосте, да и самому себе, что я чего-то да стою. Во что бы то мне ни стало, я обязательно выполню все требования от хитрого старика Хирульда.
        - Боже мой, я вам что зверёк какой-нибудь?! Ещё бы торги устроили!  - прокричала Эстя, пустила слёзы и убежала.
        - Эста,  - я поднялся со стула и хотел было побежать за ней.
        - Крис, сядь,  - гаркнул староста и остановил меня,  - это пройдёт, давай пока вина выпьем.
        - Но…
        - Я сказал не ходи за ней, она как дитятко малое! Проплачется да придёт обратно. А ты, ты, молодец уважение мой заслужил. Но сам понимаешь, долго вы с Эстой на него не проживёте. А я пока помирать не собираюсь, наследства можете не ждать,  - ухмыльнулся он и достал из шкафа бокалы.
        - Понимаю,  - ответил я, наблюдая за тем, как бордовая жидкость наполняла «шарики» из какого-то невероятного прозрачного и тонкого стекла. Впрочем, виду я не подал, что никогда раньше такие не видел.
        - Предлагаю тост,  - сказал староста,  - за твой будущий успех!
        - Поддерживаю,  - ответил я, а сам только и думал: лишь бы случайно не напиться до беспамятства.
        Староста высоко поднял бокал с вином, открыл пошире рот и начал заливать в него прямо с высоты. Я никогда не видел, чтобы люди так чудно пили. Водопад из вина, блин! Наверное, это какая-то традиция из высших кругов. А может их семейная… Повторять трюк я не стал, во-первых, не знал значения жеста, а, во-вторых, ещё не хватало мне облиться вином. Чёрт, если я выпью слишком много, то мои големы взбесятся.
        - Вижу удивление в глазах. Я так пью, когда очень ценю сказанный тост и хочу, чтобы он сбылся.
        - Всё-таки вы в меня поверили,  - сказал я, опустошив бокал.
        - Да,  - бросил староста и снова принялся есть. Больше он вино так странно не пил, а запивал им словно это обычный компот.
        Я тоже ел, набивал живот. Вино правда старался пить поменьше. Оно, конечно, поразило меня своими вкусовыми качествами, да и пахло очень приятно. Но я-то прекрасно знал, что за этим таиться опьянение, которое мне совершенно точно не нужно. Какое-то время мы сидели вдвоём. Не слабо подвыпивший староста травил байки, рассказывал истории из детства и жаловался на управление, как он сам говорил: «чёртовым Трелесом и стадом баранов!».
        Я слушал его и понимал. Особенно, когда вспоминал все недавние события. Город и вправду за последний месяц бурлил самыми разными событиями и происшествиями. Не помню, чтобы он раньше был настолько насыщенным на разные интересности. Хотя, с другой стороны, раньше я столько времени в городке не проводил. Максимум работал где-нибудь на окраине, да выбирался на рынок, чтобы поворовать еду или купить её, если водились деньги.
        Причём воровал я не у бедных стариков или каких-нибудь искалеченных судьбой людей. Нет, вовсе нет. Я старался воровать у самых богатых и здоровых телом продавцов. Получал правда за это сильнее, чем если бы меня просто отругала какая-нибудь бабулька. Но синяки проходили быстрее, нежели совестные мучения. Поэтому я и крал именно так, старясь сберечь душевный покой.
        Примерно через час вернулась и Эст… Эста. Я не знал кто-то она на этот раз. Лицо слишком спокойное, пока ничего не произнесла. Возможно, это успокоившаяся Эстя, а может сдерживающая эмоции Эстка. Но в любом случае, он не плакала, а это уже хорошо. Она села за стол, попила немного компота и съела маленький помидор.
        - Поздно уже, Крису, наверное, домой пора,  - сказал она и улыбнулась. Это была Эстя.
        Но почему она вдруг захотела поскорее меня выпроводить? Должно быть, есть на то повод. Возражать я не стал, тем более её отец продолжал пить вино и пьянеть. К тому времени он сходил в погреб уже два раза, оба возвращался с двумя большими бутылками…
        - Да, мне правда пора.
        - Ну что ж!  - громко захрипел староста,  - хорошо посидели! Эста, проводи гостя,  - он встал из-за стола попрощался со мной и, слегка пошатываясь, отправился дальше по коридору.
        Эстя тем временем начала складывать еду, к которой никто не притронулся, в стеклянную банку.
        - Папа всё равно выкинет или собакам скормит, а так хоть друга угостишь,  - объяснила она.
        - Хе-хе, цепной друг!  - самая глупая шутка за весь вечер, да я бью все рекорды,  - спасибо,  - сказал я и взял банку под руку.
        - Чем темнее, тем и шуточки дурнее…

* * *

        Мы вышли через центральные двери поместья. Чтобы над ними не зазвонил колок, Эстя придержала его рукой.
        - Разбудим отца, будет потом весь день ворчать,  - сказала она и вышла следом за мной, закрыв дверь как можно тише.
        - Теперь ты меня провожать будешь?  - спросил я.
        - Хватит уже дурачиться…  - грустно произнесла она.
        - Почему ты заплакала? Одобрение отца для тебя настолько важно?
        - Без него нам вместе не быть.
        - Допустим я добьюсь не всего… то, что тогда? Ты не сбежишь от отца ради меня?  - спросил я прямо в лоб.
        - Нет,  - не думая ни секунды ответила она.
        Меня настолько удивил ответ, что я выронил банку с мясом и овощами. Она с грохотом разбилась. Остался Оскард без угощений и чёрт с ним. Сейчас меня волновало совсем другое.
        - Вот так да,  - только и смог выпалить я.
        - Крис, добейся одобрения отца и нам уже ничто не помешает, честно-честно - после слов она и кинулась мне на шею.
        - Не сомневайся! Я добуду горы золота!  - я обнял её ещё крепче.
        - Здорово, ответила она, я правда верю в тебя… Тут кое-кто тоже хотел с тобой попрощаться.
        - Эстка?
        - Угу,  - ответила она и закрыла глаза. Через пару секунд у штурвала стояла уже не Эстя.
        - Ну даёшь! Ты бы отцу ещё горы золота наобещал. Балбес. Но ты же не пустослов?  - спросила она с надеждой в глазах.
        - Даже не мечтай,  - ответил я.
        - Круто, если так. Добьёшься одобрения от отца, и я вся твоя,  - не двузначно намекнула Эстка, развернулась и пошла домой,  - надеюсь еду с пола подирать не будешь?
        Ну куда же с Эсткйо, да без дурацких подколов?
        - Иди-ка ты…  - огрызнулся я, а потом крикнул ей в след - до встречи!
        Она остановилась и обернулась:
        - А когда мы теперь увидимся?
        - Не знаю. Наверное, не очень скоро,  - нам с другом предстоял нешуточный поход на лесной ручей.
        - Стой, не уходи,  - выкрикнула она и пошла обратно,  - я кое-что забыла.
        Поцеловать? Оказалось нет, она потребовала достать из кармана щучий клык. Эстка осторожно зажала его между пальцев и начала колдовать. Розовые ауры выглядели в темноте невероятно красиво, словно целый рой необычных светлячков кружил вокруг её рук. Даже в темноте я видел, как трава вытянулась в сторону щучьего клыка. Но что она с ним делает?
        Через пару секунд ауры сгустились, и розовая плёнка облепила зуб. Эстка продолжала напитывать его магической энергией секунд сорок, если не больше. Я видел, как кончи клыка терял прозрачность. Раньше он напоминал ногтевую пластину, а сейчас, скорее, какую-то отполированную до блеска кость. Затем Эстка сильно-сильно сжала его у основания и буквально вылепила, вытянула рукоятку. Затем сделала на ней два зазубренных выступа и сказала:
        - Деревянную оправу для рукоятки сам сделаешь. Кинжал этот не хуже железного будет.
        Я поблагодарил её и завернул уже настоящее оружие в тряпку, затем сунул в левый карман пальто.
        - Ну, мне пора,  - ответил я.
        - Эй, бандит однорукий, куда собрался? Ничего не забыл?
        - А?  - не понял я.
        Эстка подскочила ко мне и наградила самым страстным поцелуем за весь день.
        - Вот теперь да, можешь тикать,  - сказала она, помахала ручкой и побежала в поместье.
        - Пока,  - бросил я ей в след, а сам думал, что вино сегодня не самое сладкое из того, что я пробовал.
        После я ещё долго не мог стянуть улыбку с лица. Дошёл до ворот по рыжей тропе, постучался и мне открыли всё те же стражнику.
        - Ну, не ругался на нас?  - спросил один из них.
        - Нет, мужики, не парьтесь,  - ответил я и шагнул за ворота.
        - Ох и счастливчик ты,  - крикнул мне другой страж, должно быть хорошо разглядел эмоции на моём лице.
        Я топал по городку в темноте. Смотрел по сторонам… Вдруг воспоминания снова хлынули на меня. Неужели Эста правда бросит меня, если я не получу одобрение её отца. Сказать по правде, осознание этого факта сильно давило на меня. И чем сильнее, тем хуже я думал об Эсте. Даже, на какую-то секунду, усомнился в ней. Мол, нужна ли мне такая девушка, которая будет неприкосновенно слушаться отца? Она и сбежать-то он него не захотела ради меня… А я ради неё готов горы свернуть! Несправедливо всё это. Снова в мыслях появился Оскард. Сначала он засмеялся, а потом начал говорить со мной до боли знакомыми фразами.
        На самом деле эти мысли в своей голове проецировал я сам. А образ друга лишь помогал придать им нужный окрас. Тем не менее это не отменяет того, что я до сих пор витал в облаках. Даже после того, как Эста сказала, что не готова сбежать вместе со мной от отца… Тем сильнее мне хотелось добиться его одобрения. Правда я уже не был так уверен, что затея стоит того. Нужно посоветоваться с другом, послушаю, что он скажет и уже буду думать. Но в любом случае, на наш классный план по золотодобыче это не должно повлиять. Я просто попытался забыть, что Эста не готова сбежать от отца. Вместо этого вспоминал все положительные моменты. А сегодня их набралось столько, что ни счесть.
        Восстановление узла. Милые беседы с Эстей. Обжимания и поцелую с Эсткой. Вкусное вино с её отцом. Наконец, кинжал из щучьего клыка, который будет мне напоминать об Эсте больше, чем о Хирульде. Впрочем, и о нём тоже. Как взгляну на это опасное оружие, так сразу мысли о сегодняшнем дне просыпаются. К счастью только положительные. Главное не думать о том, на что не готова Эста. Хотя стоит ли теперь она моих усилий?..
        Сердце говорило однозначно: да. Мозг не мог определиться…
        В таком круговороте мыслей я не заметил, ка добрался до свинарника вошёл в него и… Увидел Орешка, который сидел под столом да игрался с какими-то железяками. Оскарда дома не было. Я закрыл дверь на замок и лёг спасть. Идти искать друга не осталось сил, да и не знал я куда он мог подеваться. Наверное, пошёл к одной из своих любимых девиц. А может в трактир? Второй вариант я быстро отмёл, пожалеет денег. Они нам сейчас нужны для становления нашего золотодобытческого предприятия.
        К слову, судя по едва ощутимой активности Орешка, вина во мне было совсем не много. Столько, что голем его даже и не заметил. Хотя, быть может, это был какой-то другой сорт, который не вызывает столь бурной реакции. А чёрт его знает, я хотел спать, а не думать.

        Глава 18

        «Бам-бам-бам,» - Услышал я в ночной тиши. С трудом поднял веки и посмотрел по сторонам. Орешек куда-то спрятался, по крайней мере на глаза он мне не попадался. «Бам-бам,» - снова услышал я. Кто-то старательно долбился в дверь. Я поднялся с кровати, чуть было не свалился с неё, из-за того, что не почувствовал опору с левой стороны. Да перед сном я снял протез. Уж не знаю, толи я всё ещё не привык к тому, что лишился руки, толи свыкся с протезом и думал, что он на месте.
        - Кристи-а-анильдио,  - послышался из-за двери явно голос нетрезвого человека. Еле-еле я узнал в говорившем Оскарда.
        - Открываю,  - крикнул я.
        Затем подхватил ключ со стола правой рукой и вставил его в замок. Отпёр дверь и увидел друга. Тот выглядел так, словно напился до беспамятства, повалялся на сеновале, затем в грязи, а ещё попал под дождь; будто его переехали пару гружённых навозом повозок… Что с ним такое произошло? Хотя, по довольной улыбке, я понял, что друг хорошо провёл время. Уметь ещё надо, так веселиться.
        - О-о, Крис, здорова!
        - Привет, давай заходи, тебе нужно отоспаться,  - скомандовал я.
        - Какой спать?! Где, мать его скала, Орех? Я ща его буду драться учить!
        Пока я запирал дверь на замок, Оскард отвёл правую руку для удара и резко направил её вперёд. Он так сильно врезал пустоте в комнате, что не удержался на ногах и свалился. Он упал грудью вниз, шмякнулся головой об пол и завопил от боли.
        - А-а-а! У-у-у!
        - Оскар, успокойся, давай в кровать,  - я помог ему встать.
        Но… на нас кинулся Орешек. Точнее на Оскарда, ещё точнее - в область его живота. Вон он-то должно быть выхлебал немало вина, правильного, «опиумного» для геосозданий, сорта. Иначе голем не среагировал бы настолько неадекватно. Но я успел его схватить одной рукой и оттащить назад. Только драки между пьяным другом и големом мне здесь не хватало! Зараза… Спокойная же была ночка.
        Найдя в темноте верёвку, под какие-то непонятные выкрикивания друга, я связал ею голема. Сделать одной рукой это было нелегко. Сначала я обмотал его, словно каток для верёвок. После, с горем пополам, затянул узел и оттащил в чулан. Голем был обезврежен, но крабики Старатели в ведре уже во всю «кипели». Оскард всё никак не смолкал, я помог ему лечь в постель, и он выдал.
        - Ну, ты хоть д-дымоход про-ч-истил?
        - Что ты несёшь? Ложись спи!  - прикрикнул я не него и помог завалиться в кровать.
        - Ну… вед-р-ро в колодец зас-у-унул?!  - всё никак не унимался он.
        - Спи! Кому говорю?!
        - Так и скаж-ж-жи, что нихрена-ш-шеньки не вы-вышло,  - ответил он и захрапел.
        - Ух, спи-спи…  - прошептал я и улёгся на свою кровать.
        Связанный голем в чулане, конечно, не лучшая идея. Но что я мог поделать? Я же не виноват, что Оскард решил отметить мою встречу с отцом Эсты. Вернувшись в кровать, я закрыл глаза.

* * *
        - Ох, голова раскалывается.
        Я уже не спал, поэтому услышал хриплый голос друга. Тот только-только проснулся, я же сидел за столом и вновь почитывал книгу про золотодобычу. Орешка давно развязал и выпустил погулять по свинарнику. Наверное, вино в друге переварилось и утратило свою «магическую» способность. Больше голем не бесился.
        Я тут мне в голову пришла интересная мысль. Я придумал, как сделать искатель «опиумных» продуктов. Нужно смастерить железную клетку, посадить в неё нескольких крабиков. Если я поднесу готовое устройство, например, к плитке шоколада, то по реакции крабиков сразу будет видно, что они чувствуют «опиум». Проще говоря, чем шумнее и активнее будут движения в маленькой клетке, тем ближе к ним будет сладость, которая вызывает в геосозданиях столь бурную реакцию. Так это получается моё первое изобретение! Надо будет не забыть. Но сейчас не до этого…
        - Где же тебя вчера носило?  - с укором спросил я.
        - У Люси был. А нет, у Римы… а может у кого-ещё. Хрен его помнит… У тебя-то как всё прошло?
        - Оскард, ты вёл себя вчера, как… как…
        - Дурак, полный идиот! Знаю, ты уж прости, не удержался я от развлекухи перед походом…
        - Решил в запас развлекаться?  - засмеялся я,  - интересно.
        - Да. Ну, ты расскажи лучше, как у тебя дела? И ГДЕ ТЫ ВЗЯЛ ЧЁРТОВУ БОРОДУ?!
        Минут за двадцать я всё пересказал Оскарду и только после позволил ему говорить. А-то моя история могла бы продлиться целую вечность.
        - А чё ты хотел? Мы не в столице, у нас за права женщин ещё не борются. Правильно твоя Эста делает, за отчий дом держится…  - увидев перемены в моё лице, он заговорил немного иначе,  - Я хотел сказать, что это нормальная тема. Отцы моих девчонок, кроме тумаков, хрен бы мне чего ещё дали. Ты вон Хирульду понравился.
        - Ты, наверное, не понял. Я был готов ради неё на всё, а она даже из родительского дома сбежать не может…
        - Крис, вспомни, что я тебе говорил о возвышенной любви. Ну, не хочешь ради неё пахать, найди девку попроще… Хотя тогда большие связи потеряем,  - задумался он.
        - Так понимаешь, я-то готов ради неё всего этого добиться… А стоит ли игра свеч?
        - Крис. Если тебя это так сильно мотивирует, то я всем сердцем за то, чтобы ты добивался одобрения старика. Представь только: будет у тебя большая хата, куча денег и классная работа! Ты станешь самым успешным челом, а потом уже и решишь нужна тебе Эста или нет. Если даже и нет, то на её место сразу набегут другие, ты только намекни,  - объяснил друг.
        - Не знаю…  - задумался я, хотя понимал, что где-то в глубине души я с ним более, чем согласен,  - ладно разбогатеть я в любом случае хочу!  - подвёл итоги я.  - Так, когда идём на ручей?
        - Завтра, с утра… блин, с нами же Орех будет. Тогда лучше ночью, по темноте.
        - Сейчас чем займёмся?
        - Знаешь, пока тебя не было я раздобыл две палатки, они хоть и рваные, как лохмотья Людорга седьмого, но лучше, чем ничего. Давай их соберём, да заплатки сделаем.
        - Давай. А где ты их взял?
        - Купил. У нас осталось всего семнадцать лонов.
        - М-м-м…  - протянул я. Хотя, палатки нам и правда пригодятся.

* * *

        Наступила ночь. Нам так не терпелось вырваться в лес, на природу из этого тесного свинарника, что мы готовы были сорваться в любой момент. Лишь бы ощутить свободу, прохладный ветерок, и, наконец, заняться золотодобычей. Но вся наша амуниция весила очень много и протащить её по городу без шума и с большой скоростью вряд ли удастся. Впрочем, это нас никогда не остановит.
        Палатки мы подготовили. Правда долго спорили, кому достанется та, в которой больше заплаток. Но сошлись на том, что палатка побольше, с большим количеством штопанных дыр, окажется именно в моём распоряжение. На это повлиял Орешек, ему ведь тоже надо будет где-то пережидать ночь. Но ещё важнее ему спрятаться от дождя. Конечно, мы помнили и том, что на речке я буду делать новых големов, а прятать их будет некуда… Но договорились, что проблемы будем решать по мере их поступления.
        Не люблю такой подход, но больше тратить время на подготовку было нельзя. Уже и так прошло больше двух недель с начала лета. С каждым деньком неумолимо приближаются холода, пусть сейчас и стоит летний зной. Впрочем, ночью всё ещё довольно прохладно.
        Камень с магической печатью я оставил в свинарнике. Как-то не хотелось тащить лишний груз, да ещё и думать о его сохранности. Ладно, вряд ли его кто-то станет красть, но его запросто можно будет потерять в лесу. И вообще я не шибко много знал о рунах, может быть эта, почти погасшая полностью, привлечёт других «злобных» големов? А может её попытается найти создатель? Лишние проблемы, да кому они нужны? Поэтому камень и остался дожидаться нас дома в надёжном тайнике.
        Шестерёнки на руках Орешка до сих пор работали. Сделал я их действительно очень качественными. Оставалось только добраться до места и занятья там работой. Как говорил друг изобретатель: прежде, чем что-то оптимизировать или модифицировать нужно понять самый простой способ добиться цели. Иногда он уточнял, что можно умыться с помощью ладошек и воды из реки, а можно провести в квартиру трубы с родниковой или речной водой.
        Конечно, водопровода в нашем городе не было ни у кого, если только у старосты в поместье… Собственно мы с другом знали о трубах с водой только из книг, я по большей части - художественных, а он из каких-то учебников по механики и прочих рукописях изобретателей прошлых лет. Признаться честно, я мечтал о водопроводе. Вдуматься только: в любую секунду можно получить прохладную и свежую воду, не выходя их дома. Пару веков назад это назвали бы чистой магией! Впрочем, и сейчас, наверно, существуют аквамаги способные выжимать воду из воздуха.
        Ещё Оскард позаботился об оружии для себя. У меня был старый стилет в практически идеальном состояние. Друг же отказался брать с собой столовый нож в качестве оружия. Он отрыл в своём хламе дубину и забил в неё пару десятков гвоздей. Хорошее тяжело оружие, ранит так точно наверняка. Правда тащить его не безопасно, можно пораниться самому, и вообще быстро им не помашешь. Оскард отшучивался, мол, это только запасной план, а на самом деле защищаться он будет с помощью топора или факела. «Огонь,» - соглашался я,  - «лучшая защита от диких зверей». На арбалет денег сэкономить не удалось. Купим парочку, как только добудем побольше золота.
        Что до Эсты… Я ничего для себя не решил. Понял только, что сначала нужно добиться нового почётного статуса. Подняться из нищего парнишки, что жил в сгоревшем доме, в уважаемого зажиточного горожанина. Стать достаточно успешным золотодобытчиком - организовать несколько практически автономных приисков, желательно с големами. После купить дом, сколотить целое состояние и потратиться на что-нибудь подчёркивающее статус.
        Главное я знак к чему стремлюсь. Но я не знал: делаю я это ради Эсты или нет… Оскард, теперь я в этом не сомневался, сказал всё правильно: сначала добейся, а потом видно будет нужна она тебе, со всеми её загонами, или нет. Под загонами он, конечно, имел введу совсем не те места, где держат животных, а - проблемы, заморочки… Ох уж этот сленг, однако, я помаленьку втягивался и понимал всё больше новых словечек, которыми так любил разбрасываться мой друг более городской друг.

* * *
        - Стемнело,  - сказал друг, всматриваясь через открытую дверь в темноту.
        - Да, вижу. Не слепой вроде,  - ответил я.
        - Значит, хватай свой перевоз и погнали. Ореху скажи, чтоб не топал! Он ещё тот обалдуй.
        - Сейчас, только обучу его этому слову.
        Друг дал добро, схватил перевоз за ручку и потащил к выходу. Гружённая махина едва пролезла в дверной проём. Друг привязал к доскам, которые соединяли колёсные базы, ещё и свои палатку с дубиной. А все железные шлюзы и другая палатка висели на моём парном перевозе. Но я пока не брался за него, нужно было не только объяснить голему, чтобы он не топал, но ещё и не шумел. В идеале молча помогал мне или другу, толкая заднюю часть перевоза.
        Я положил руку голему на голову и начал представлять розово-голубые паттерны. Простые розовые линии закручивались в спирали и вытягивались. Затем на них формировались голубые клубки, соединялись с линиями, словно мотки шёлковой нити в капле росы. Магия побежала по каналам, обеих рук. Слева она снова выходила большим напором. Нужно будет увеличить узел в правой руке, либо же ослабить в левой. Хотя, очевидно, лучше я выберу первый вариант, ни к чему делать себя слабее. Пока магические потоки бежали в мозг голема, я представлял все ассоциации к слову шум и топот. А сам тихо, но так, чтобы голем услышал, шептал:
        - Топать, шум, топать, шум, топать, шум.
        Секунд через двадцать я понял, что голем выучил оба слова и практически все значения, в которых их можно трактовать. Об этом свидетельствовало то, что больше он магии, именно с этими словами, не впитывал. Тогда я обучил его ещё нескольким словам по такой же методике. Голем узнал следующие: «перевоз», «толкать» и многие-многие другие. На самом деле всем этим словам его можно было обучить и без помощи магии, как ребёнка просто говорить и показывать. Но такой подход требовал намного больше времени, а его у нас практически не оставалось.
        - Идём,  - сказал я Оскарду,  - взял свой перевоз за переднюю ручку и потащил.
        Палатка задела дверной косяк и чуть не сорвалась с досок. Она, как огромное пузо коровы, еле-еле вылезла из узкой двери. Но шлюзы в разобранном виде прошли без труда, а главное без грохота. Тащить перевозы к моему удивлению оказалось не так и сложно. Не особенно огромные колоса позволяли нам тратить не так уж и много усилий. Хотя, груз мы перевозили тяжёлый.
        Когда я вывел свой парный перевоз на улицы, Оскард быстро подбежал к двери и запер её на замок. Затем достал второй из внутреннего кармана и запер на него тоже.
        - Один замок от честных людей, а второй от них же только с отмычкой,  - объяснил Оскард и хохотнул.
        - А?  - видно выражение моего лица заставило его всё ещё раз объяснить.
        - Смотри, этот,  - он взялся за верхний,  - отмычкой вскрыть можно,  - затем схватился за тот, что достал из кармана,  - а это не получится.
        - Ясно, это хорошо.
        - И это ещё не всё.
        Друг пододвинул две верхних доски немного в сторону, и я увидел шпингалеты. С толстыми железными пластинами внутри. Друг дёрнул их вниз по очереди, и они вонзились в дверь, точнее вошли в специальные углубления. Вот так озаботился друг безопасностью собственного жилья! Я уж не стал говорить ему, что дверь проще с ноги будет выбить, чем разбираться со всеми этими ухищрениями. А то, что свинарник состоял из не самых прочных досок, как бы намекало, что замков на двери явно не хватит, чтобы остановить воров-разрушителей стен. Не знаю, почему Оскард об этом не задумывался. Быть может думал, что внутрь можно проникнуть лишь через дверь? Но мы уже были готовы выдвигаться.
        Друг оттащил свой перевоз чуть подальше и пошёл прямо по улице. Не особо большие деревянные колёса, обмотанные каучуком, без труда катились по брусчатке. Я тоже дёрнул свой, он очень легко сдвинулся с места, почти не сопротивлялся. Город мы очень быстро покинем, выйдем на полевую дорогу. Проблемы с перемещением могут начаться только в лесу, а пока нужно двигаться как можно быстрее и тише.
        Оскард шёл первым, казалось, что он двигался на цыпочках. Я не слышал его шагов, только как колеса его перевоза налетали на выпирающий камушек или попадали в яму. Следом за ним двигался я и тащил свой ничуть не громче, зато слышал собственные шаги. А потом я понял в чём дело. Оказалось, что хитрый друг снял башмаки и закинул их в мешок с палаткой. Он шёл босиком поэтому-то я и не слышал его шагов. Однако, мне казалось, что это уже лишняя мера. Будто бы шаги громче всего прочего шума, что мы создаём. Хотя сложно сказать шумели ли колёса об камушки громче, чем шагал Орешек, который плёлся позади. У него ноги состояли из чистого камня, разумеется, он не мог идти тихо. Но я видел: он старался из всех сил ступать тише, чем обычно.
        Очень скоро мы прошли узкую улочку, которая просматривалась от начала и до конца, с той, по которой мы и двигались. Боковым, зрением, кажется я заметил, как там что-то мелькнуло. Резко повернул голову, но увидел только едва заметный кусочек тени, который исчез настолько быстро, будто его и не было. Уж не знаю, может мне и правда показалось. Но тень почему-то запомнилась мне именно в форме человеческого силуэта, хотя видел я всего кусочек.
        - Чё уснул?  - обернулся Оскард.
        - Иду,  - прошептал я.
        Мы двинулись дальше, перевозы следом. Наше «шествие» замыкал Орешек. Собственно, из-за него мы и решили пойти ночью. Нельзя было допустить, чтобы голема увидели. Люди ведь как? Слышат звон и не знают где он… Они часто ошибаются, верят в слухи, распускают их. И это нормально, нечего осуждать. Но тут такая ситуация! Мне бы не хотелось, чтобы хоть один житель нашего городка, даже самый неприметный и малозначащий для королевства, считал будто бы это я создал того каменного гиганта. Друг изобретатель понимал это не хуже меня.
        - Смотри, там что-то движется,  - позвал я его, когда мы уже почти выходили из города.
        - Ага, вижу,  - ответил он и отпустил перевоз. Моментально схватился за свою дубину.
        Я тоже решил не отставать и выхватил из «кармана» в перевозе свой любимый стилет. В свете звёзд он выглядел сказочным, преобразился до цвета самой луны с налётом серого-серого пепла. Друг махнул рукой, и мы подошли к заброшенному дому.
        В дальней тени снова что-то зашевелись, Оскард кинулся туда и замер на месте. Я подошёл и увидел обычную собаку. В темноте было сложно сказать какого она цвета, но я так прикинул, что коричневого. Белое пятно на её груди выделялось особенно заметно. А во всём остальном самая обычная дворняга, каких в городке полно. Правда после морозных зим их всегда становилось меньше, как и бездомных кошек…
        - Идём дальше?  - спросил я, не желая рассматривать бездомную собаку.
        - Крис, не узнаешь?
        - Собаку?  - удивился я…  - Конечно, я же всех псов в округе знаю.
        - Ой… да ладно. Это та самая, с площади. Она запустила в голема молнию.
        - Правда, что ли?
        - Вроде похожа, давай с собой возьмём.
        - Я не против,  - после нескольких секунд паузы я даже придумал для неё применение,  - будет нас сторожить.
        - Ага, вместе с Орехом…  - ухмыльнулся друг,  - изучить надо её способность. Ты прикинь только, собака и лает молниями.
        - Необычно, согласен. Зови её или хватай и пошли.
        - Фши-фши-фши,  - просвистел друг и дворняга начала вилять хвостом, видно знала, что означает этот звук,  - давай собачка, иди-иди сюда, иди сюда…
        Оскард сел на корточки, подставил руки. Собака их понюхала и продолжила весело вилять хвостом. Но, почему-то мне казалось, что её глаза слезятся. Может кажется, из-за темноты, а может дворняга скучала по, надо признать, героически погибшему хозяину. Она ведь не спроста помогла Рекубу, тявкнула молнией в голема.
        Позади я услышал шаги. Обернулся и увидел приближающегося Орешка. Тот заметил собаку и начал показывать на неё обеими руками.
        - Не бойся, это хороший зверь,  - объяснил ему я.
        Голем вроде бы всё понял и успокоился. Больше он на собаку внимания не обращал, видно она его не сильно заинтересовала. А у Оскарда даже получилось подружиться с ней. Он гладил собаку и чесал за ушками, царапал живот и пытался говорить самой нежной интонацией.
        Минуты через три ему удалось уговорить, пока безымянную собаку, следовать за нами. Вернее, за своим новым хозяином, коим и стал мой друг изобретатель. Я и Орешек шли позади. Пройдя по улице ещё немного, мы вышли на просторные луга.
        Но брусчатка не заканчивалась ещё метров сто-двести. Должно быть, заранее дорогу сделали, с расчётом, что городок ещё будет расширяться. Уж не знаю случится ли это теперь, на строительство новых домов нужно много денег. А как дела в городской казне я без понятия, но это знает староста и наверняка другие управленцы и люди из его окружения. Единственное, что я знаю, так это то, что новые дома уже не строили лет эдак десять. Видно, не очень хорошо идут дела с расширением.
        Брусчатка закончилась очень быстро. Оскард обулся и плёлся по голой земле. Перевозы сложнее или легче тащить не стало, но они больше не бились об камни и не создавали шум, мягко шли по пыльной просёлочной дороге. Однако, мы уже довольно далеко ушли от городка, и страх быть замеченными пропал. Но не ночь. До утра ещё оставалось несколько часов. Когда взошло солнце, то городка уже не было видно из-за горизонта. Мы вымотались, что практически в один голос предложили друг другу отдохнуть под ближайшим деревом. Благо до него оставалось в худшем случае метров триста. Не так и много, зато можно будет спрятаться от палящего солнца.
        Так мы и поступили. Подкатили перевозы к дереву, чтобы нам с другом досталось побольше прохладной тени. Думаю наперёд, заставили Орешка спрятаться с видного место и сесть в высокую траву за перевозом, чтобы с большой дороги его не было видно. А сами решили перекусить. Оскард достал немного запасов пищи и воды. Наша безымянная собака тут же заскулила, высунула язык и принялась дышать так, словно пробежала несколько километров без перерыва. Ох и хитрая. Но это ей только в плюс, а я люблю умных животных.
        - Крис, покормить бы её,  - сказал Оскард, растаявший под натиском её милых просьб.
        - Конечно, только смотри, не перекармливай,  - я правда побаивался, как бы собака не начала нас объедать.
        Минут двадцать мы обедали. Собака жрала быстрее и намного боле жадно, чем мы. Но оно и понятно, она ведь уже несколько дней бродила по улице без хозяина и вряд ли её кто-то подкармливал. Кто знает, может то, что мы её встретили и спасло бедного животного от голодной смерти.
        Внезапно мимо нас пробежала мышка. Собака тут же вытянулась на всех четырёх лапах. Злобно рыкнула, смотря куда-то в сторону маленького грызуна. После оскалила зубы и тявкнула.
        - Р-р-гаф!
        Маленькая голубая молния, некая магическая структура, длинной сантиметров в десять и толщиной едва больше конского волоса, из которой торчали тысячи голубоватых ниточек с размытыми концами, вылетела из её пасти и попала точно в мышь. После собака словно улыбнулась и улеглась на траву. От удивления я просто сидел, смотрел на неё и молчал. Друг пришёл в себя раньше меня и радостно выдал:
        - В яблочко! Назову её Молния, как тебе Крис?
        - Лучше и не придумаешь,  - ответил я, рассматривая лёгкую дымку, которая струйкой тянулась вверх откуда-то из травы.
        - Ага,  - Оскард тоже видел её.
        Он подскочил к тому месту, брезгливо фыркнул и достал из травы… Тушку мышки, она слегка обуглилась и дымилась, словом, пережарилась. Друг, держа её за хвостик, подошёл к нам и положил перед Молнией. На что собака злобно прорычала и отвернулась в сторону от дохлого грызуна.
        - Так она не ради охоты? В смысле жрачки,  - уточнил я.
        - Ну да, то бы она сама к ней кинулась,  - ответил друг.
        - Ненавидит Молния грызунов…
        - Зато Орех любит,  - Оскард позвал голема,  - Орешек, Орехен!
        Тот вылез из зарослей травы под перевозом и начал осматриваться по сторонам, в поисках того, то его звал. Друг махнул голему рукой, и он обратил на него внимания.
        - Будешь жаренную мышку?
        - Ры-а… ды-а…  - только и ответил голем.
        Оскард кинул ему обуглившуюся тушку. Голем, к нашему удивлению, почти идеально поймал её руками. Это говорило о том, что он совершенно точно развивался, становился всё боле одарённым. Изначально он ведь был жутко неуклюжим. Едва ли у него из рук всё ни летело, а сейчас поймал маленькую тушку, и даже не сделал лишних телодвижений. Раскрыв земле-каменные ладоши, он осмотрел предложенную закуску. Голем не был из привередливых. Недолго думая, он сунул её себе в рот и проглотил. А что? Очень удобно, собака будет отстреливать грызунов, а голем поедать их…
        - Хм… может быть Молния и на рыб охотиться сможет?  - задумался я.
        - Не знаю,  - Оскард видно понимал в этом не больше,  - а разве вода проводит молнии?
        - Да. Я читал в книге, что как-то во время грозы в озере оказалось целое стадо коров. Молнии начали лупить с неба и попали в воду… Часть коров сразу всплыла брюхом к верху. Спаслись лишь пастух и животные, которые были дальше от места удара.
        - О как!  - воскликнул друг,  - то есть, Молнии даже попадать точно в рыбу не придётся. Интересно, а хватил ли силы в её магической молнии?
        - Хрен его знает,  - ответил я,  - её бы Эсте показать.
        - Крис-Крис-Крис…  - в шутку друг начал грозить мне пальцем,  - ни о том ты думаешь!
        Я молча согласился. А потом Молния попросила ещё еды. Она сделала настолько умоляющие глазки, что друг не смог ей отказать, я тоже возражать не стал. Когда, наконец, собака наелась досыта, то Оскард посмотрел ей в мордашку и выпучил глаза, задумчиво задрав брови.
        - Крис! У неё в глазах молнии бегают,  - он дёрнул меня за рукав,  - гля-гля, смотри же ты быстрее!
        Я подскочил к ним и посмотрел псу прямо в глаза. Действительно, то тут, то там, пробегала маленькая едва заметная голубая молния. Офигеть! Она напоминала некую вытянутую искру, особенно хорошо заметную на карих собачьих зрачках. Теперь я уже точно не сомневался, что Молния обладает каким-то магическим даром. Впрочем, она это доказала ещё тогда, когда поджарила маленького грызуна. Да, хорошая хрустящая закуска получилась для Ореха. И тут мне в голову пришла мысль. Я уже ни раз проверял одарённость големов. Что если проверить одарённость Молнии, она же своего рода тоже, как мы теперь выяснили, магическое существо.
        - Крис, я сейчас попробую проверить одарённость Молнии.
        - А ей не будет больно?  - с недоверчивым лицом спросил друг.
        - Нет, конечно,  - ответил я и кратко объяснил в чём заключается проверка.
        Друг не стал возражать и разрешил заняться изучением Молнии. Он лишь попросил сделать это побыстрее, нам ведь нужно добраться до леса, и потенциального места для лагеря, до темноты. В ином случае задача сильно усложнится. Во-первых, без огня мы будем уязвимы перед дикими животными, во-вторых, развести его в темноте и найти достаточно хвороста тоже будет труднее. Вообще это зависит от облачности, проще говоря от удачи.
        В общем, я решил не терять время и сел рядом с собакой. Поднял правую руку над головой…
        - Ай!  - вздрогнул я. Меня словно ущипнула её шерсть. Лёгкая боль прошла от кончика пальца до кисти, но не дальше. Не сказал бы, что это дико неприятно, скорее просто неожиданно.
        - Аха-ха! Чё такое? Блоха укусила?  - расхохотался друг.
        - Сейчас узнаешь,  - я схватил его за руку и приложил к собаке.
        - Ой!  - теперь уже вздрогнул он,  - это чё такое? Маленькие молнии?
        - Думаю, да. Молнии копятся в Молнии, как бы странно это не звучало, и иногда они, наверное, выходят наружу.
        - Похоже на правду,  - согласился Оскард и снова коснулся собаки. Вновь резко отдёрнул от неё руку и запищал от боли.
        - Давай, надо её… м-м-м…
        - Избавить от молний?
        - Да, а то у меня не получится одарённость узнать.
        - Ух… ладно,  - без особого энтузиазма согласился друг.
        Мы стали тыкать в собаку пальцами и получать небольшие молнии. Собаке же казалось, что это какая-то игра. Она стояла, вертела хвостом, и смотрела за нами. Вся вертела головой и, наверное, думала: кто же следующий её коснётся. С каждой секундой она билась молниями всё слабее, пока, наконец, не прекратила.
        Только после этого я был готов проверить её одарённость. «Прочитать» энергетическое поле и, преодолев его, «пощупать» внутреннюю энергию. Я снова провёл над ней рукой. Попытался представить, как бы выглядело собачье энергетическое поле. Разумеется, чтобы как-то использовать свою магию я заполнил всё воображаемое пространство бесплотными чудо-узорами. Магия начала генерироваться, я накопил её в канал и узлах. Только потом, по-настоящему, представил, как бы выглядело магическое поле Молнии. Но ничего не получилось, открыв глаза, я увидел только пса, природу и друга. Ничего, чтобы хоть отдалённо напоминало энергетическое поле. После ещё нескольких немного иных попыток у меня тоже ничего не получилось.
        Должно быть я могу проверять на одарённость только големов. Причём, не обязательно собственного производства. После неудачных попыток я всё объяснил другу, тот поддержал меня и больше к этой теме мы не возвращались. Немного подумав, я снова вспомнил про Эсту она ведь биомаг, а, значит, смогла бы проверить одарённость магической собаки. Но и это не точно, о магических способностях и талантах Эсты я знал на порядок меньше, чем о своих.
        - Кар-кар!  - на ветку дерева, под которым мы сидели села ворона и уставилась прямо на нас.
        - Взять, взять,  - скомандовал друг Молнии и начал тыкать пальцем в шумную птицу.
        Собака задрала голову и злобно прорычала.

        Глава 19

        Молния тявкнула на ворону во весь собачий голос. Из псовой пасти вылетела молния, словно голубая магическая пушинка, она с невообразимой скоростью устремилась в птицу. Та ни то, что крылом взмахнуть, моргнуть толком не успела. Магическая структура вошла в птицу, как горячий нож в масло. Та, покрывшись на долю секунды голубоватой едва заметной паутинкой, вздрогнула. Всё её тело словно пробила сильнейшая судорога, каждая птичья мышца напряглась до предела. Лишь через секунду, расслабившись, ворона наклонилась вниз и сорвалась с ветки мёртвым грузом. Кстати, к этому времени она уже дымилась. Поэтому падение тушки сопровождалось лёгкой дымкой. Она упала в траву, дрыгалась ещё несколько секунд, но уже совсем безжизненно. Мышцы сокращались и сжимались сами по себе, из-за магического удара.
        - Видал, Крис, покруче любого арбалета!  - радостно воскликнул Оскард.
        - Нельзя! Нельзя просто так играться с магией,  - я действительно считал, что применение магической силы, пусть и собачьей, должно иметь весомое обоснование, а не забавы ради.
        - Ой!  - прошипел друг,  - не будь занудой,  - он подхватил поджаренную ворону и дал её Молнии.
        В отличии от обуглившейся мыши, птицу она грызла с удовольствие. Когда собачье пиршество закончилось мы двинулись в путь. Каждый подхватил свой перевоз. Первым шёл Оскард, рядом с ним тащилась собака. Кажется, ей было непривычно двигаться с настолько тяжёлым - набитым едой животом. Но она радостно виляла хвостом и посматривала на рыжеволосого хозяина, тот иногда умудрялся её погладить и почесать за ухом.
        Зато мне, как тому, чей перевоз тяжелее, помогал Орешек. Он шёл в самом конце и подталкивал заднюю колёсную базу. Катить так, конечно, было намного легче. Да и для голема полезной, он ведь тоже становился сильнее, занимаясь различными силовыми нагрузками.
        Через несколько долгих часов мы снова сделали передышку. Затем прошли ещё несколько часов и снова решили отдохнуть. Лишь спустя ещё часа три, с несколькими остановками в тени, мы добрались до леса. Солнце было ещё высоко, а значит время составляло немногим позже полудня. В принципе, мы укладывались - вполне успевали организовать лагерь до захода солнца.
        Вот только впереди предстояло самое сложное, пробраться через густую лесную растительность и частые деревья. Желательно при этом не потерять ничего из наших инструментов и тем более запасов. Но я прекрасно знал, что нужно преодолеть эти заросли и потом мы выйдем на речную пойму. А там, кроме травы и небольших редких кустов ничего не растёт. Весной, в период половодья, воды настолько много, что она, можно сказать, очищает пойму ото всякого мусора. То есть, деревья, как поваленные, так и те, что крепко держатся корнями за землю нам не помешают. Останется только пройти вниз по течению и выйти к одному из первых водопад. Я там уже бывал, помнил, где омут и примерно представлял, в каком месте можно будет разбить лагерь с костром на две палатки.
        Мы шли дальше и тащили перевозы. Деревья уже давно маячили у нас перед глазами. Страшно хотелось ускориться и укрыться в их тени. Но Оскард говорил, что бежать нельзя, нужно экономить силы. Я соглашался, сам не особо понимал в долговременных переходах. Может он и был прав. Но так или иначе мы добрались до леса, до заката оставалось ещё часа три-четыре, может чуть меньше. До поймы добраться точно успеем, если только не повстречаются какие-нибудь непредвиденные неприятности.
        Мы зашли в лес. Скорость нашего перемещения сильно сократилась, зато солнце больше не выжигало шоколадный загар на нашей коже, не грело её и одежду. Пахло в лесу растительностью и цветами, а не дурацкой дорожной пылью. Это, как оказалось, тоже придавало нам сил. Оскард шёл первым, он выбирал оптимальный маршрут прижимал травы и небольшие кусты к земле, сначала ногами, а затем и колёсами. Я двигался за ним, стараясь попадать свои «прицепом» в двуполостный след.
        - Зараза! Дерьмо! Жопа! Черти болотные!  - ругался Оскард всякий раз, когда случалось, что-то из ряда вон. В понимание более-менее городского жителя, разумеется.
        Я не считал его «трудности» неожиданными и сложными. В городе, конечно, таких не случалось, но для леса вполне нормальная практика…
        Оскард наступал в муравейник, его ногу облепляли жнецы. Искусывали её в нескольких десятках местах, да так, что практически вся кожа на ноге опухала. В другой раз друг вляпался в чьи-то эксперименты. Бывало, он спотыкался о плетущиеся травы или коряги. Падал в канавы, залезал в крапиву и много чего ещё не очень приятного…
        - Обратно ты первым пойдёшь,  - сказал он, когда в очередной раз споткнулся и упал в грязь.
        - Хорошо,  - ответил я.
        - Это, Крис, а тот медведь на нас не нападёт? На котором твоя белобрысая каталась.
        - Нет,  - решительно ответил я,  - он теперь боится людей.
        - Так ты ещё и гроза медведей?! О-о-о…  - протянул он,  - слушай, чё придумал. Новый сценический псевдоним: Железный Человек Гроза Медведей! Аха-хах-ха…
        - Мда, юморишь,  - скорчился я,  - ты бы перевоз взял и потащил, а то до темноты не успеем.
        - Ну посмотрим, может ты окажешься грозой ещё и других зверей. Волков, например?
        - Я не шучу, правда нужно торопиться.
        - Не задудничай!  - ответил он. Схватил перевоз и сорвался с места.
        - Орешек, толкай,  - скомандовал я и направился вслед за другом.
        Примерно через час хождений по лесу мы выбрались на речную пойму. Идти по густой траве, с редкими небольшими кустиками, ожидаемо, оказалось намного легче. Мы шли по левому берегу ручья, слышали его журчанье, то и дело посматривали на пенящиеся перепады и редкую тихую водную гладь.
        - Хватит, всё!  - Оскард остановился.
        - Но до нужного водопада ещё далеко.
        - Если я ща не искупаюсь, то помру от жары,  - проворчал он и начал скидывать одежду.
        Солнце ещё только собиралось опускаться ниже. До заказа оставалось часа два-три. Я решил, что по срокам мы укладываемся. Тоже разделся, снял протез, чтобы тот не заржавел и полез в ледяную, но кристально чистую воду. Наши помощники, Орешек и Молния, стояли на берегу. Голему я строго настрого запретил лезть в ручей, слишком здесь глубоко и бурное течение вполне может превратить его в сгусток грязи. Он ведь только частично каменный, а не полностью.
        - Молния, ныряй! Сюда-сюда,  - звал своего нового питомца друг.
        Собака разинула пасть, высунула язык и побежала в нашу сторону. Я не сразу сообразил, чем это нам грозит, но когда понял - то было уже поздно.
        - Нас ударит молнией, кретин!  - выругался я на друга и в этот же момент собака бухнулась в воду, окатив нас брызгами.
        - А-а-а!  - заорал Оскард во всё горло и скорчился в ужасе, он стоял ближе к магической собаке, которая радостно плескалась в воде.
        - Ударило?!  - перепугался я и кинулся к нему.
        - Нет,  - нахмурил брови он,  - просто вода до жути ледяная.
        - Я-то думал… вот ты осёл!  - внутри всё похолодело, когда я думал, что его долбануло молнией.
        А он, блин, прикалывается! Вода видели те холодная ему! Но я это так не оставлю. Задержав дыхание, я опустился на дно и загрёб правой рукой побольше грязи. Вынырнул обратно и позвал друга:
        - Эй, Ос!  - он повернулся ко мне с палкой в руке, её все пыталась укусить Молния,  - чё хотел?
        - Лови,  - я метнул коричневый водянистый комок и попал… Ему прямо в лоб, с таким характерным «шмяком».
        - Вот ты леший!  - выругался он, забросил палку подальше и скрылся под водой.
        Молния тем временем поплыла за своей новой игрушкой. Чтобы подготовиться к грязевой перестрелке я тоже нырнул под воду. Схватил со дна достаточно грязи. Выждал лишних секунд десять и вынырнул. Тут же, стоило только показаться из воды, я выхватил свою порцию смачного сгустка грязи с зелёными водорослями.
        - Ну держись, рыжий дьявол!  - крикнул другу я и кинул в него очередной грязевой комок.
        В воде мы развлекались ещё какое-то время. Купались, смеялись, охлаждались, перестреливались грязью и кидали палку для Молнии. Она, к слову, своими голубыми молниями нас не била. Быть может не хватало мощности, а может она достаточно хорошо владела своей магией, чтобы не выпускать её в воду.
        В какой-то момент друг пошёл на мелководье и замер на месте, наклонив голову в сторону дна.
        - Крис, знаешь чё такое «погладить форель»?  - спросил он шёпотом.
        - Без понятия,  - ответил я и медленно подошёл к нему.
        - Тогда смотри.
        Друг сел на корточки. Опустил руку под воду и начал плавно вести её в сторону форели, которая стояла на месте, в яме под самым обрывом. По правде говоря, это была никакая не форель, а лосось, его я узнал по другому цвету и форме морды. Но рыба казалась совсем не маленькой, иногда размеры в воде обманчивы, но эту я бы оценил в килограмм с лишним.
        Рука друга медленно «кралась» к рыбе. Та лишь шевелила передними плавниками и никак не реагировала. Вдруг Оскард чуть ускорился и положил ей прямо на спинной плавник свою кисть.
        - Какого… она не уплывает?  - поразился я, вообще думал, что такие трюки могут выкинуть только биомаги.
        - Не знаю. Но скажи же классно,  - гордился друг своим умением.
        После он в прямом смысле погладил рыбину. Только потом также плавно подвёл вторую руку, тоже положил её сверху и попытался резко схватить потенциальный ужин. Он едва он начал сжимать пальцы, как она вильнула большим хвостом и скрылась за считанные секунду.
        - Ух, зараза! Хватка подвела.
        - Ничего, ещё будет время,  - я хлопнул его по спине, подражая всем местным мужикам,  - пора тащить возы дальше.
        - Да, точно,  - согласился друг.
        Мы вылезли из воды и оделись. Потом на берегу показалась собака и стряхнула с себя воду. Брызги разлетелись во все стороны, создав в солнечных лучах миниатюрную радугу. Орешек за нами наблюдал, но вёл себя тихо. Хотя иногда указывал руками куда-то в лес и пытался что-то сказать. Наверное, видел диких зверей, птицу или какую-нибудь белочку.
        Очень скоро мы с другом оделись. Взяли свои возы и пошли дальше, наши помощники, конечно же двигались следом. Собака смотрела по сторонам принюхивалась к звериным норкам, кустикам. Орешек совершенно спокойно толкал заднюю часть перевоза, посматривая в сторону густорастущего леса.
        Мы прошли мимо небольшого ответвления, которое уходило влево. В прошлый раз я пошёл по нему и вышел на озеро, тогда там ещё спал пьяный мужик. Собственного у него, правда без спроса, я и выменял несколько дохлых крыс на настоящую удочку. В этот раз с нами было достаточно снастей. Два удилища, три мотка лески, несколько поплавков и целый набор самодельных крючков и грузил. Оскард, как выяснилось пару дней назад, тоже любил порыбачить хоть и делал это редко.
        Вот мы и добрались до первого водопада.
        - Красотище!  - отпустив перевоз, воодушевился друг,  - с него бы щучкой нырнуть!
        - Ага, додумайся блин!  - предостерёг её я,  - там не глубоко, сразу в камни воткнёшься…
        - Оу…  - его губы вытянулись в круг,  - тогда обойдусь как-нибудь.
        - Можем передохнуть,  - предложил я,  - второй водопад совсем рядом, там и место для лагеря есть.
        - Так, погоди. Крис, золото ты в каком нашёл? В этом?
        - Нет, в следующем.
        - Ясно. Тогда отдыхаем и двигаемся к тому. Будем сразу работать с перспективным месторождением.
        - Ос, это не месторождение,  - принялся объяснять я.
        Выслушав мою трёхминутную лекцию, про выходы жилы, про течение воды и всё прочее он пошёл к воде и умылся, я следом за ним.
        - Да всё я помню,  - ворчал он,  - мы же вместе читали книгу! Ну ошибся немного в термине и всё теперь…
        - Ладно, не ворчи,  - слегка переделанной его же фразочкой ответил я.
        Примерно, минут через двадцать, мы добрались до заветного водопада. Я сразу же узнал его, сам ведь рылся на дне его чаши в поисках золотоносной породы. Напор воды и прозрачность ничуть не изменились. Следов человеческой деятельности в округе не прибавилось.
        - Ты как хочешь, я купаться!  - весело произнёс друг, позвал Молнию и побежал в воду.
        Солнце уже опускалось с небосклона. До заката оставалось не больше двух часов. Пока друг резвился в воде я осмотрелся. Лежанка, то место, где я спал в высокой траве не сохранилась на прежнем месте. Вся трава выпрямилась, и больше я то самое место найти не смог. Но и не важно, у нас теперь есть палатки, для них нужно будет найти более подходящее местечко.
        Дерево, на котором, я хранил части огромной щуки никуда не делось. Разрушенный земляной обрыв я также приметил сразу, в свежей почве уже взошли новые ростки всякой разной травы. В случае чего её будет, наверное, чуть сложнее рыхлить и таскать в воду. А с другой стороны, надо ли оно нам теперь? Я же помню, что крабики добывали, по большей части, пирит. Золото, что я добыл представляло из себя самородки, их я нашёл в водопаде. Поэтому дно его чаши и будет нашей целью на ближайшие дни. Вычерпаем из него всю золотосодержащую породу и тогда пойдём к следующему водопаду. Надеюсь, кран собирается и разбирается легко и не очень долго. В случае чего, пока несуществующая, трудовая армия големов, надеюсь, очень облегчит наш труд.
        Осмотревшись, я принялся разбирать наши перевозы.
        Оскард уже вылез из воды и оделся. Он подошёл ко мне и предложил действовать немного иначе:
        - Крис, сначала надой найти место для лагеря. Выгрузить там все барахло, потом откатить перевозы к водопаду, чтобы собирать кран сразу там.
        - Да, так лучше,  - согласился я,  - не будем лишний раз в руках тяжести таскать.
        Мы оставили Орешка и Молнию возле перевозов, чтобы они не разбежались. Конечно, сторожить ценные вещи пока было не от кого. А мы с другом гуляли по пойме реке и пытались найти подходящее место для палаток и костра.
        - Говорю тебе, нужно найти возвышенность,  - твердил Оскард.
        - Так я и не спорю,  - хоть в чём-то мы согласились сразу.
        Всё дело в том, что если установить палатки в низине, то с первым же дождём начнутся проблемы. Нас в лучшем случае затопит, будем сидеть в лужах с мокрыми дровами вместо костра. В худшем случае ручей превратится в бурную реку и выйдет из берегов - тогда уже точно будет не до шуток. Поэтому было так важно найти возвышенность. И очень скоро мы справились с этой задачей. На небольшом плоском холмике, метров в ста от водопада, росло дерево. Его мы приметили сразу, а после и сам подходящий холмик.
        - Так, тут можно лестницу смастерить,  - друг указал на самую пологую часть холмика, смотревшую в сторону ручья.
        - Согласен. На верху же хватит места для палаток и костра?
        - Ща глянем.
        Секунд за тридцать мы забрались на холм и изумились от восторга.
        - Крис, лучше места нам не найти!
        - А, то!  - Согласился я.
        Под деревом будет тень. Палатки поставим справа и слева, благодаря холмику их никогда не затопит дождь. Единственная вода, что будет нам угрожать придёт только со следующей весной в период половодья, то есть, почти через год. Метрах в двух от палаток мы определили место для костра. Оно идеально подходило, с такого расстояния наше дерево не загорится, да и палатки тоже.
        Оставалось только принести все вещи сюда и разбить лагерь. До сумерек оставалось около часа с лишним, мы всё ещё могли успеть до темноты, если бы поднажали. Собственно, это мы и сделали:
        - Кто последний до перевоза, тому леший в суп насрёт!  - выпалил Оскард, захохотал и побежал к месту нашей остановки.
        - Эй!  - улыбнувшись выкрикнул я и побежал следом.
        Мы сбежали с холмика секунд за пять, если не меньше. Ещё где-то за двадцать добрались до перевозов. Собака встретила нас лаем, а голем помахал рукой и что-то прорычал.
        - Крис, ты проиграл. Гы-гы!
        - Быстро бегаешь, да. Давай за дело.
        Мы откатили перевозы к холму. Поставили их у подножья, всё-таки тащить на верх их не очень рационально. Но Оскард решил иначе и заволок свой перевоз прямо на холм. Мы сняли с них всё, что нужно будет для возведения лагеря и хранения здесь же. То есть, скинули на траву палатки, запасы пищи и воды и ещё некоторые вещи. Запчасти будущего крана и всё, что пригодится для золотодобычи, мы оставили на перевозах. Сначала договорились откатить их к водопаду, а уже после заняться палатками и костром.
        Я быстро пошёл вниз по холму, чтобы взять свой перевоз и откатить к водопаду. Всё думал, зачем же Оскард так потел и затаскивал его наверх. Тут было несколько раз спуститься и подняться, тем более Орешек мне помогал разгружать. Но, когда я услышал радостный крик друга:
        - Побереги-и-ись!  - то сразу всё понял.
        Клянусь, дайте ему самый обычный скучный камень, и он придумает как с ним повеселиться! Сейчас он сидел верхом на своём перевозе и нёсся с холма. Подскакивал на каждой кочке и тряся, должно быть отбил себе все кости. Потому как выглядело это, словно об пытался удержаться на бешеном быке. А перевоз, держащий заданный курс к водопаду, нёсся всё быстрее. Я тащил свой намного медленнее, но с интересом наблюдал за другом.
        - Юху-юху!  - кричал он, Молния бежала рядом и радостно виляла хвостом.
        - Не улети в воду!  - прокричал я.
        - Зараза, жопа! Нет тормозов! А-а-а-!  - орал он и не мог остановиться, но вскоре почва под колёсами изменилась, да и перевоз начал замедляться под собственным весом.
        Друг остановился в нескольких метрах от водопада.
        - Как ты там, живой?  - крикнул я.
        - Ну его нахрен!  - выругался друг,  - больше я так не хочу, ака-ака…
        Через пару минут я остановил свой перевоз рядом. Оскард достал два мешка.
        - В этот надо камней, а в этот дрова. Ты чё выбираешь?
        - Камни, конечно. Забыл кто я такой?  - ухмыльнулся я.
        - Ха! Переиграл тебя, мешок будет тяжелей… Ладно ты набирай, а я в лес по дрова. Молния, за мной,  - он развернулся и направился обратно в сторону холма.
        - Так, а зачем нам камни?  - наконец, додумался спросить я.
        - Для костра. Крис, для костра,  - объяснил друг и оставил меня с Орешком.
        Я перестану себя уважать как мага, если только мысль допущу, чтобы набрать камни в мешок руками. Я приказал Орешку слегка подвернуть его и держать покрепче. Конечно, делали мы это на каменистом берегу, где валунов и гальки было намного больше, чем земли или песка. Орешек держал пустой мешок и с любопытством смотрел на меня.
        Вспоминая его и Апельсина «молодость», я начал замечать, что именно этого голема интересовала моя геомагия больше. Возможно, когда-нибудь удастся и его обучить каким-нибудь магическим штукам. А пока он просто трудовой голем, который будет выделяться на фоне других двумя шестерёнками и более развитым мозгом. Ах да, ещё у него на голове каменный шип.
        Я поднял обе руки примерно на высоту груди. Начал заполнять воображаемое пространство чудо-узорами магии камня. Вытягивал жгутики, они сжимались, перекручивались и образовывали спирали. Затем на них наматывались овальные клубки. Когда паттернов образовалось достаточно, я начал генерировать магию. Густые потоки побежали по каналам, заполняя их и узлы. Но, чтобы поднять камни в воздух, их нужно представить. Точность в этом деле именно сейчас не нужна, камней здесь столько, что представь я хоть самый обобщённый образ какого-нибудь булыжника, то на берегу обязательно найдётся что-то похожее. А большего мне и не нужно.
        Я представил самый обычный сероватый камушек. Магические потоки вырвались из моих кистей, их я, конечно, не видел, но чувствовал. Слева снова просочилось больше магической энергии, но и справа достаточно. Вскоре камни взлетели, сразу около десяти штук. Осторожно подвинув их в сторону мешка, я выстроили их змейкой и ослабил хватку, все они попадали точно в мешок. Орешек радостно воскликнул, продолжая его удерживать. На наполнения мешка, до половины, ушло ещё несколько таких подходов. Я улучшил магию и набрал камней для костра. Во всём этом одни только плюсы.
        Затем я приказал голему перехватиться. Так, чтобы он стоял спиной к мешку. Потом Орех схватил его и волоком потащил к холмику. Я был бы плохим создателем големов, если бы не помог своему самому одарённому творению. Но и это я решил сделать не самым простым способом. Снова представил нужные чудо-узоры, сгенерировал достаточно магии, а после выстроил в воображаемом пространстве сразу несколько структур различных камней. Направил магию в мешок и…Около двадцати-тридцати взмыли в воздух прямо в нём. Для Орешка это сильно упростило задачу. Камни земли не касались, а парили над ней, то есть трение ослабло, масса мешка снизилась. В общем, тащить левитирующие камни голему понравилось намного больше.
        Когда мы добрались до лагерного холмика, то друг уже был там. Он даже успел подготовить место для костра. Выкопал лопатой небольшую округлую яму, скосил до голой земли всю траву вокруг места будущего костра. Безопасность - это важно, пожары нам не нужны.
        - Высыпайте сюда,  - сказал Оскард и посмотрел на мешок, который выглядел очень странно.
        - Орешек, отпускай,  - приказал я.
        - Эй, у вас в мешке каменный голем, который отказался подчиняться?  - ухмыльнулся Оскард.
        После я прекратил колдовать и камни попадали, мешок принял обычную форму.
        - А, ну так тоже неплохо,  - прокомментировал друг.
        - Не многовато камней?  - спросил я, высыпая их в яму.
        - Ночью будет холодно. Они нагреются, горячие можно будет засунуть в палатку и греться. Классно я придумал?
        - Да, мне нравится.
        - Теперь я разведу костёр, а ты освободи места для палатки. Нужно скосить траву.
        - Чем?  - сжал губы я. У нас ведь не было ни косы, ни чего-то подобного.
        - Руками, стилетом своим, не зря же я его точил.
        Друг построил шалашик из прутиков, сунул внутрь сухой травы и начал щёлкать огнивом. Я же взялся за «подстрижку» холмика. Трава резалась острым орудием очень просто. К тому моменту, когда Оскард развёл достаточно большой и жаркий костёр я выкосил её достаточно, чтобы поставить палатки, но недостаточно для лагеря в целом… Завтра можно закончить - начало темнеть.
        Костёр уже горел вовсю, поэтому мы не переживали, что не успеем. Оставалось только установить две палатки, а всё остальное можно доделать завтра. Хорошо ещё, что Оскард собрал много прутиков, наверняка хватит на всю ночь, если экономить.
        Палатки мы установили очень быстро, не зря собирали их в свинарнике, чтобы нашить заплаток. Моя, та, что чуть больше, стояла «треугольником» справа от дерева. Палатка друга - слева. Конечно, они защищали от холода, ветра и солнца. Но не от дождя. Вернее, это зависело от количества воды, сколько-то ткань впитывала, а потом начинала пропускать.
        Мы с другом долго думали и обсуждали, как бы сделать их покрытия водонепроницаемыми. Оскард предложил закидать хвойными ветками, возможно облепить сверху грязью. Я же хотел сделать ещё одну «палатку», вернее соединить две каменные плиты сверху тканной, чтобы вода стекала по ним. Но пока моя магия такого не позволяла. И вообще, если перестараться с влагозащитной, то под лучами палящего солнца палатка может превратиться в печку. В ней запросто может нагреться воздух, станет душно, жарко и невыносимо…
        Так ничего не решив с защитой от дождей, мы решили защититься хотя бы от ручейков, которые, впрочем, на холмике не особо нам и угрожали. В сумерках мы обкопали свои палатки небольшим рвом. Глубиной сантиметров десять и шириной в пять. Если после дождя скопиться много воды, то она не потечёт внутрь палатки, а оббежит её по отводам. Полезное дело, правда толку не много, если мы так и так вымокнем под дождём. Рано или поздно придётся решить эту проблему… А сейчас вспоминаю свой первый поход, когда я спал на голой траве, без крыши над головой, и нервно посмеиваюсь.
        - Крис, давай прикинем план на завтра,  - сказал Оскард, засовывая в костёр палочку.
        - Давай,  - я только кидал в пламя шишки и наблюдал, как они превращались в пепельные колючки.
        - Для начала мы закончим с лагерем.
        - Угу.
        - Потом я начну строить кран у водопада, а ты… хм,  - друг задумался.
        - Я займусь големостроением. Построю нам сколько нужно помощников.
        - Только не помощников, а рабов,  - ухмыльнулся друг.
        - Эй!  - нахмурился я,  - они пусть и не люди… и не животные, но относись к големам хоть немного с уважением,  - объяснил я свою позицию.
        - Хорошо-хорошо. Смастеришь нам трудяг,  - смягчился друг.
        Конечно, я не думаю, что он реально ненавидел големов и считал их рабами. Я-то помнил, как пьяный он хотел научить Орешка драться. А кого, как не самых любимых и родных учат самообороне? Хах! Блин, а ведь меня он махать кулаками учить не хотел. Хе-хе. Буду думать, что в глазах Оскарда я достаточно крепкий, чтобы постоять за себя самолично.
        - Крис, а зачем тебе все эти богатства?  - спросил он,  - какая у тебя мечта?
        - Деньги, для меня не главное. Но, только имея их очень много, я буду счастлив, не придётся думать о том, чтобы их заработать. Не придётся экономить и отказывать себе в чём-то. Сложно объяснить… мне важно не само богатство, а та беспечная жизнь, которая появляется вмести с ним. Будучи богатым, я буду, как ребёнок, которому родители всё дозволяют… Не могу нормально сформулировать… Хочется спать. У-у-у,  - зевнул я, прикрыв щетинистый подбородок рукой.
        - Хм… а я бы хотел стать самым известным в мире изобретателем,  - поделился своей мечтой друг,  - но и для этого нужны деньги, очень много денег.
        Под приятное пощёлкивания костра мы отправились спать в палатки. Прихватили с собой несколько тёплых камней, чтобы не замёрзнуть ночью. Хотя, думаю, другу они не особенно и нужны, наверняка он будет спать в обнимку с Молнией, своим новым и уже любимым питомцем. Меня ночью греть некому, лавовых големов я пока мастерить не умею, да и от Орешка тепла не идёт… и вообще, его я оставил во внешней комнате палатки. Из-за того, что он не спит, пусть послужит мне хорошим сторожем. Перед сном я запретил ему выходить из укрытия.
        Под звуки костра и лёгкого ветерка, я закрыл глаза, чтобы завтра, наконец. Наконец! Начать заниматься золотодобычей. Да, впереди целая гора дел, которая, впрочем, меня ничуть не пугает, а только добавляет мотивации. Говорят: мудрый в гору не пойдёт, мудрый гору обойдёт. Но не в нашем случае! Если кто-то из нас начнёт хитрить и отлынивать от работы, то хрен мы добудем, а не горы золота.

* * *

        Глубокой ночью я проснулся от того, что услышал приглушённый лай Молнии. Открыл глаза и сию же секунду вздрогнул. В мою палатку кто-то залез!
        - А-а!  - вырвалось из лёгких, когда я понял, что нож «летит» в сторону моей головы!

        Глава 20
        - Чёртов пёс!  - выругался незнакомец.
        Кончику его ножа до встречи с моим лицом оставалось совсем чуть-чуть. По спине бежали мурашки, всё внутри леденело, пот струился ручьями. На последней доли секунды я успел подставить протез под удар, хорошо, что я поленился снять его на ночь. Но нож пробил его насквозь!
        «Чё делать? Чё делать?» - проносились мысли в моей голове в те страшные секунды. Я схватился второй рукой за протез и попытался оттолкнуть оружие от лица.
        - Арх-х!  - прорычал щетинистый мужик в чёрном.
        Ублюдок надавил ещё сильнее! Он был явно сильнее меня, поэтому нож, остриё которого торчало из внешней стороны мой железной кисти, неумолимо приближалось к лицу. Я почувствовал жгучую боль в кончике носа, кажется, из раны выступила кровь. Нож продолжал погружаться всё глубже, улыбка безумного незнакомца становилось всё ехидней.
        И тут я сообразил, что если не воспользуюсь магией, то, очевидно, умру. Дерьмо, я только начал нормально жить! Не позволю какой-то мрази отнимать мою жизнь. Ещё никогда в жизни я настолько быстро не представлял паттерны. Я выбрал чудо-узоры магии земли, хотел завладеть чужим ножом и использовать его же против врага. Но, чёрт его дери, оружие не подчинилось мне от слова совсем! Я моментально сообразил, что это не железо и даже не какой-нибудь чудной сплав. Совершенно другой материал, которым, думаю, я не смогу управлять.
        Переключить магию с чужого ножа на собственный железный протез оказалось не так уж и сложно. Я сформировал просто моря магической энергии. Она вырывалась из двух узлов и отправлялась сразу в протез. Я начал давить не только своими, пока хилыми, мышцами, но ещё и магией. Мужик стал проигрывать! Чтоб он сгнил!
        Нож медленно вышел из кончика моего носа, с того капнула кровь мне на губы. Я быстро слизнул её и продолжил отталкивать оружие, которым меня чуть не убили. В какой-то момент мне удалось его хорошо рассмотреть, и я понял, что он сделан из сраной кости. Похоже убийца знал на кого шёл.
        Но чёртов урод не знал, что в палатке, позади него, лежит стилет. Впрочем, и магию на него применить я не мом. Если бы я перестал использовать её для протеза, то у меня в голове уже бы зияла дыра. Смертельное ранение. Я не знал, что делать и всеми силами продолжал отталкивать нож.
        Мой более сильный враг, наконец, понял, что так у него ничего не выйдет. Он с силой дёрнул нож на себя, но тот не вылез. Зато дёрнулся протез, я вместе с ним. Ремни больно сжали кожу, но железная рука выдержала. Оказалось, что лезвие костяного ножа имело зазубрины, они и не позволили достать оружие из искусственной кисти.
        - Ос! Молния!  - я сам поразился, что ко мне вернулся дар речи.
        - Заткнись!  - прохрипел мужик.
        Он отпустил нож правой рукой и врезал мне прямо в нос. Из глаз чуть ли не посыпались искры. Голова едва не погрузилась в землю. Но я каким-то чудом не потерял сознание, только ещё больше разозлился. Быстро понял, что более подходящего момента для запуска в его спину стилета не дождаться. Я перестал направлять магию в протез, сформировал в воображаемом пространстве стилет и почувствовал, что он уже поднимается в воздух. Но мужик надавил ножом ещё сильнее.
        Но и я не такой слабак! Так просто не дамся. Хоть я и выбился из сил, но на последнем издыхание отвёл, пробитый ножом, протезов в сторону. Острая костяшка буквально прибила его к земле, немного смяв саму железную оправу кисти. Но стилет уже летел в нашу сторону, лишь бы он успел.
        Кажется, враг понял, что с костяным ножом возиться бесполезно. Замахнулся правой рукой и врезал мне снова.
        - А-у…  - я скривился от боли. Он подбил мне правый глаз, возможно выбив при этом зуб.
        - О-о,  - воздух выбился из лёгких мужика.
        Я думал, что стилет вонзился ему в спину. Но, когда он дёрнул правую руку к левой и завёл кисть за плечо, то я увидел, что оружие всего лишь вошло в его предплечье. В долбанную руку, а не спину! Я думал мне конец, закрывался единственной рукой, которая мне ещё подчинялась. Я чувствовал, как кровь омывает ноющее от боли лицо, особенно нос и распухший глаз.
        Убийца в чёрном, прижав железный стилет коленом к земле, снова замахнулся. Я приготовился умирать…
        - Гав!  - прозвучало за его спиной.
        В жизни бы не подумал, что так буду рад услышать собачий лай. Мужик моментально скорчился. Его лицо выразило ужас, печаль и недоумение одновременно. Но он оказался не так прост. Я заметил, что на нём красовалась какая-то больно плотная и толстая жилетка. Почему-то молнии мелькали только на ней, но не на остальном теле. Наверное, он планировал, что эта, явно магическая часть гардероба, как-то поможет выстоять против геомага. Конечно, откуда же этому уроду было знать, что у нас будет собака, которая пуляется молниями прямо из пасти.
        - Крис! Крис! КРИС!  - слышалось откуда-то из далека.
        Мужик продолжал корчиться от боли. Но вскоре магический эффект прошёл, он снова замахнулся кулаком в чёрной перчатке. Я все ещё истекал кровью и лежал на спине с присобаченной к земле рукой. Какого вообще чёрта я не мог её достать? Это же всего лишь земля и воткнутый в неё нож…
        - Молни. я!  - вскрикнул я из последних сил.
        - Гав! Гав!  - собака лаяла на него,  - Гав! Гав!  - она рычала и посылала в спину этого урода молнии одна за одной.
        Я думал, что мой последний шанс спастись, это выхватить стилет и вонзить его в шею врага. Но тот положил его под колено и надавил всем своим весом. Достать я его точно не смогу, ни рукой, ни магией. Проклятье! Пока убийца трясся в судорогах, от боли и пытался совладать со своим телом, я хотел вынуть его оружие из земли вместе с протезом. Но и тут ничего не вышло… Да почему сраная земля так крепко вцепилась в костяной нож?!
        Оставалась лишь одна надежда: на друга и собаку. Первый бежал где-то вдалеке, а вторая всё никак не решалась вцепиться зубами в мужика.
        Я думал, что они не успеют ничего сделать. Я думал, что умру! В мыслях пронеслись лица родителей, друга и, наконец, Эсты. Когда я увидел её, то вспомнил розовые ауры, заживление раны, щучий клык. Точно! Твою мать, у меня же во внутреннем кармане самое настоящее смертельно-острое оружие. Из последних сил, превозмогая жгучую боль, я сунул руку к груди.
        Зараза! Острый, как бритва, клык прорезал пальцы и воткнулся в указательный. Плевать! Я схватил его прямо за «лезвие». Вытащи в мгновенье око. Оттолкнулся от земли, протез при этот так и оставался прибит к земле, но мне хватала длинны руки, чтобы дотянуться до твари, посмевшей позарится на мою жизнь. Я замахнулся правой рукой, с неё ручьями бежала кровь, и вонзил клык!..
        Прямо мрази в глотку!
        - А-а-а!  - захрипел тот, из его шеи брызнула струйка крови. Он моментально совладал со своим телом. Не знаю, как это он умудрился проигнорировать молнии, которые собака посылала в него, словно стрелок с самым скорострельным арбалетом. Смертельно раненный, хватаясь за горло, ублюдок выбежал из палатки и куда-то побежал. Я хотел подняться, но картинка перед потемнела. Не знаю от крови, залившей глаза или из-за того, что я выжил там, где совершенно точно должен был умереть.

        Интерлюдия. Оскард и Молний идут по следу

        Глубокая ночь.
        Оскард, который находился у водопада и осматривал перевозы. Он услышал лай Молнии, а затем и крик друга. Увидел, как верный пёс метнулся к холму. Сам, стартовав с места в карьер, разогнался и побежал, чтобы всё выяснить. Его сердце бешено колотилось, изобретатель знал, что Крис бы не стал кричать просто так. Когда он добежал до холма, на что понадобилось около минуты, то снова услышал крик друга, лай собаки да чей-то чужой грубый голос. Явно недружелюбный.
        Он быстро поднялся на холм, но не успел спасти друга, тот сделал это сам, правда, не без помощи Молнии. Изобретатель увидел, как из палатки, словно ошпаренный, вылетел какой-то мужик в чёрном. Он вытащил из шеи огромное жало, напоминающее нож. Другую руку сунул в карман и достал необычную тряпочку, она напоминала кусок кожи с кровеносными каналами. Обвернул её вокруг шеи, та начала светиться едва уловимым красными переливами, жилы выделялись более тёмным оттенком.
        - Какого?!  - чуть ли не в шоке, спросил Оскард.
        Изобретатель прекрасно видел ручьи крови, бежащие по чёрным одеждам. Он понимал, что и острое оружие, которое непрошенный гость вынул из шеи, вполне могло послужить причиной его смерти. Не захлебнётся собственной кровью, так умрёт от её потери. Выбор не велик. Правда, Оскард не знал, как работает волшебный «шарф», быть может он мог и остановить кровотечение.
        Раненный убийца, посмотрел на незнакомого рыжего паренька. Оскалил зубы и побежал в сторону леса. Побежал - это скорее преувеличение, которое значит, что мужик делал всё в спешке. На самом же деле он ковылял с большим трудом, хотя и очень торопился. Когда он повернулся в сторону леса, Оскард увидел, что и из его руки хлещет кровь.
        - Ты чё натворил, гнида?! Куда собрался?!  - Оскард уже хотел налететь на него с кулаками.
        Мужик, понял, что его могут задержать и кинулся к склону. Кубарем покатился с холма. Тут же из палатки выскочила Молния. Она скалила зубы и злобно рычала. Собака осмотрелась по сторонам, но никого или ничего интересного не увидела. Затем начала принюхиваться, она опустила голову и взяла след по пятнам крови на траве.
        Оскард, наблюдавший за бегством, крикнул верному псу:
        - Молния, взять!
        Собака злобно рыкнула. Напрягла уши, что те вытянулись и увидела неприятеля. Тот ещё только-только скатился с холма. Молния разинула пасть пошире и тявкнула на него. Хотя в случае с её способностью конструировать магические структуры, скорее: «в него».
        - Гав!  - но молния из пасти не вылетела.
        - Эй!  - возмутился Оскард,  - а где магия? Взять! Взять!  - снова закричал он.
        - Гав! Гав!  - продолжала лаять собака, но молнии всё никак не желали генерироваться и вылетать.
        - Покусай его, схвати зубами!  - со злобой рыжеволосый орал на пса.
        Молния жалобно заскулила, но побежала за мужиком в чёрном. Когда она его догнала, тот обернулся и бросил какой-то шарик на землю. Взорвавшись, бомбочка испустила клубы чёрного дыма. Настолько густого, что он плотной стеной перекрыл животному всю видимость. Молния случайно чуть вдохнула необычного дыма и закашлялась, начала лихорадочно чихать. В эту же секунду она выскочила из тёмного облака и побежала к хозяину, поджав хвост и жалобно воя. Больше собака не хотела преследовать врага. Впрочем, и до этого могла лишь обстрелять молниями. Она не была из борцовской или охотничьей породы. Простоя дворняжка, которой посчастливилось унаследовать магическую силу от одно из предков - давно вымерших волков-громовержцев.
        - Дерьмо!  - выругался Оскард, не став дожидаться возвращения Молнии.
        Вместо этого изобретатель полез в палатку и увидел Криса. Тот лежал в полубессознательном состоянии и умывался кровью.
        - Крис, Крис, ты жив?  - вопил друг, чуть ли не переходя на визг.
        Когда геомаг едва заметно шевельнулся, то Оскард бросился к нему и подставил ухо к носу.
        - Дышишь! Дышишь!
        Молния уже сидела у палатки, скулила, чихала и откашливалась. Какое-то время её слюни напоминали чёрную-чёрную пенящуюся смолу.
        - Жив… я жив…  - прохрипел Крис, вытирая кровь с лица. Он снова дёрнулся.
        Оскард увидел, что протез друга прибит каким-то чудным ножом к земле. Он схватился за рукоятку и дёрнул на себя. Послышался треск дерева, лишь затем лезвие вышло из земли. Изобретатель посмотрел в это место повнимательнее и увидел огромный корень. Теперь-то стало понятно, почему земля так крепка сжалась на костяном ноже. А может это и к лучшему? Непрошенный гость побоялся добивать геомага железным стилетом, а этим ножом вполне мог бы, вот только не получилось его высвободить. Странно, что другого оружия с ним не было. Или он не просто не успел им воспользоваться…
        - Чё делать? Где болит?  - Оскард паниковал, нервничал и заваливал друга вопросами.
        - Воды,  - попросил Крис.
        Оскард в миг напоил его. После полностью вынул из протеза нож и убрал с глаз. Уложил раненного поудобней и накрыл одеялом. Крис уже не хотел разговаривать, он лежал, хмурился от боли и пытался заснуть:
        - Хочу спать,  - сказал он.
        - Хорошо,  - ответил изобретатель, понимая, что для него, если он настоящий друг, приключения только начинаются.
        Оскард, позвав Молнию, вылетел вместе с ней из палатки. Потом заглянул в свою, схватил топор и побежал в лес, в ту сторону, где уже почти развеялось чёрное облако.
        - Молния, бери след,  - он лихорадочно тыкал пальцем на пятна крови.
        Собака принюхалась к ним, кажется, учуяла нужный запах. Человек и его верный зверь рванули за истекающим кровью врагом. Они быстро добежали до леса. В свете луны и звёзд, Оскард видел кровавый след, который тянулся от холма. Он перехватил топор покрепче, стиснул зубы и приготовился к тому, чтобы отомстить за едва живого друга.
        Молния принюхивалась и вела своего хозяина к цели. Он старался от неё не отставать. Они пробежали среди густых зарослей достаточно много, раненный не мог уйти далеко. Выбравшись из очередных колючих кустов, они увидели врага. Он сидел под деревом, прислонившись спиной к стволу.
        - Гав-Гав!  - Молния тут же показала клыки и начала не него лаять.
        Мужик держал в руке, почти не испускавший света, кусок, ни то кожи, ни то ткани. Другой рукой он зажимал шею, кровь нещадно хлестало из раны. Его побледневшее лицо уже почти не выражало никаких эмоций. Он едва держался за свою жизнь.
        - Цыть!  - скомандовал Оскард.
        Злоба переполняла его. Он смотрел на мужика в чёрном и ненавидел его всем сердцем. Думал о том, как и зачем этот урод хотел убить Криса - лучшего друга. В какой-то момент злобы в Оскарде накопилось столько, что он уже не знал, как её выплеснуть из себя, чтобы не раствориться в ней окончательно.
        Изобретатель подошёл к мужику и врезал ему кулаком по морде. Так сильно, как только мог. Собака, увидев, что делает её хозяин снова зарычала и начала лаять, но молнии так и не вылетали из её пасти.
        Оскард ударял снова и, и снова, и снова… Затем, кажется, чуть поутих.
        - Зачем?! Скажи, тварь, зачем?!  - кричал он в лицо умирающего.
        - Скажи… кхк-кхк…  - отхаркивая кровь, отвечал незнакомец,  - что пацан отомстил… кхм-кха-кха… за родителей.
        После Оскард пригляделся к нему получше и узнал в нём того самого стража, который и наврал про комендантский час.
        - Кто ты? Кто тебя послал? Отвечай, ублюдок!  - чуть ли не визжал Оскард, ярость вновь вспыхнула в нём с новыми силами.
        Но в ответ он не услышал ничего. Чёрный наёмник по имени Уго, кто бы только знал его фамилию, уже никогда не выполнит заказ на убийство, как и не произнесёт больше ни слова. Единственно, что он ещё мог это испустить последний выдох, чтобы заснуть вечным сном.

        Глава 20. Часть 2

        Я проснулся, всё лицо ныло жуткой болью. Слегка дёрнул левую руку, она поднялась слишком легко. Протеза на ней не оказалось, должно быть снял Оскард. Затем я провёл по лицу горячей кистью. Лишь местами оставалась засохшая кровь, видно, ночью друг помог мне умыться. Особенно сильно болел кончик носа, надеюсь он не раздвоится, а заживёт и будет не хуже, чем раньше. Я коснулся носа и почувствовал, как его раздуло, словно после укусу пчелы.
        После того я посмотрел на внутреннюю стороны палатки и увидел много-много тёмных пятен разных цвета и формы - заплатки. То, что они так отчётливо бросались в глаза, говорило лишь о начале нового дня. Сама ткань, из которой была сшита палатка, пропускала намного больше света, чем заплатки. Мы с другом делали их из чего только придётся.
        Утро наступило даже слишком быстро. После тех диких ночных минут я думал, что всю оставшуюся её часть буду корчиться от боли. Никогда мне не доводилось участвовать в столь жестокой схватке, за исключением встречи с горволком и медведем. Хотя второй толком меня даже не коснулся. Впрочем, как выяснилось вымотавшийся я очень быстро заснул.
        Я осмотрелся и увидел, что покрывало и мягкий матрас на которых я спал были залиты кровью. Как я понимаю не только моей, я бы сказал преимущественно не моей. Хорошо хоть я пошёл на лесной ручей в рабочей одежде. Мои чёрные лохмотья особенно хуже не стали из-за пятен крови. Сказать по правде, я их почти что и не видел.
        Интересно, что стало с ублюдком, желавшим меня убить? Где чёртов Орех, который должен был меня сторожить?! Ух лучше ему мне на глаза не попадаться, превращу негодника в грязе-демона. Где Оскард и Молния? Я только надеюсь, что с ними всё в порядке. Если подумать - я жив, а, значит, и они должны. Оттолкнувшись руками, я поднялся на колени. Ком подкатился к горлу, я жутко захотел прокашляться.
        - Кхм! Кхм!
        - Ых-хых-хы…  - послышалось бешеное дыхание рядом с палаткой.
        Через пару секунд в неё залетела Молния. Нет, не та, что появляется в небе и устремляется вниз, а собака. Да непростая собака, а то, что спасла мне жизнь. Увидев меня, Молния, словно улыбнувшись, кинулась лизаться. Она слизала с моего лица всю кровь за пару секунд, не думаю, что она хотело помочь мне умыться. Скорее показать свою привязанность, в ответ я крепко её обнимал и говорил: «хороший мальчик, хороший мальчик!» Через несколько секунд появился и друг.
        - Крис, ты наконец-то очухался…  - улыбнулся он во все зубы, а после посмотрел на собаку,  - так Молния - это мальчик?
        - А ты не знал?
        - Не-а,  - почесав рыжие волосы он выдал,  - тогда нарекаю его Молнием. Пацан всё-таки, Молний его звать теперь будем.
        - Оскард, Оскард… хе-хе,  - улыбнулся я, обнимая Молния и друга,  - а чё с тем уродом? Он удрал?
        - Сдох!  - прямо сходу сказал друг, словно гордился этим,  - Он валяется в лесу, под деревом.
        - Ты убил его?  - спросил я, удивлённо.
        - Вмазал ему пару раз по морде. Но умер он из-за раны в шее,  - объяснил друг,  - не спасла его магическая тряпка.
        Всё внутри заледенело. Я, выпустив из объятий друга и пса, сел на покрывало и застыл. Убить человека, никогда бы не подумал, что я способен на такое. Вот же проклятая чума! Не так я видел начало наших приключений в лесах. Не так!
        - Крис, он хотел тебя убить. Твой вины нет! Слышишь, не вини себя в смерти этой мрази,  - друг схватил меня за плечи и попытался привести в чувства.
        - Да-да-да…  - отвечал я, а сам думал.
        А что мне оставалось? Или я убью его или он меня. Щучий клык, к слову, пригодился намного раньше, чем я ожидал.
        - Крис, это самообо-о-ро-о-она…  - протянул друг,  - ты чувствуешь вину?
        - Не знаю,  - ответил я и попытался встать.
        Мне помог подняться Оскард. После мы в полном безмолвии пошли к ручью. Там я искупался и умылся, словом - освежился. Затем друг рассказал, как ночью они с Молнием пошли прогуляться до водопада. Да уж, очень удачно, чтобы у убийцы повысились шансы на успех. Потом они услышали мой вопль и побежали к палатке. Молний, очевидно, примчался намного раньше. Затем прибежал и друг, но он только видео, как раненный мужик, вынув щучий клык из шеи, уже бежал прочь.
        Потом, со слов Оскарда, я узнал самое страшное. От известия, что это был тот самый стражник в чёрном, кровь в жилах заледенела. Я сразу понял, что он давно за нами следил и совершенно точно планировал моё убийство! Вот холера! Но кто он я и малейших догадок не имел. Как и не знал, кому понадобилась смерть семнадцатилетнего мальчишки, причём далеко не из знатного рода, а по сути, самого обыкновенного бездомного.
        Пока мы купались я всё хорошо обдумал и поделился с другом известной информацией. Теперь и он знал, что моё убийство планировалось заранее и это никакая не выходка какого-нибудь вора, а работа настоящего наёмника. Тот урод в чёрном не просто хотел меня убить, он ещё и знал, что я геомаг. Иначе объяснить его подготовку я не мог. А ещё, в тот раз, мы с другом назвали ему свои фамилии. Может именно тогда он и раскрыл мою личность. Но снова несостыковка, разве может значить что-то моя фамилия?
        - Крис, он сказал, что ты отомстил за смерь родителей! Может ты чего-то не знаешь о своём прошлом? О своём роде? Ты же в конце концов настоящий маг.
        - Охренеть! Так вот кто их убил! Мразь! Урод! Ос, я рад, что вонзил ему в шею клык,  - никогда бы не подумал, что будут так рад чьей-то смерти. Но за родителей я отомстил, а это уже дорого стоит.  - Ну, теперь-то ясно почему родители-геомаги жили в этой глуши. И почему всегда скрывали свои способности, мешали развивать мои.
        - Вот, уже зацепка. Они от кого-то скрывались, а вычислить их могли по использованию магии…  - давно я не наблюдал на его лице столь вдумчивое выражение,  - может и их смерть заказали? Не похож тот мужик ни на кого другого, кроме как на наёмника…
        - Чего?! Зачем?  - никак не мог понять я…
        После мы снова вернулись к обсуждению наёмника. И друга осенило.
        - Давай я схожу и обыщу его. Может что-то выясним,  - задумался он, видно, представлял не самое приятное занятие: рытьё в карманах мертвеца.
        - Если ты можешь…  - я не стал на этом настаивать,  - у него и оружие наверняка будет, всякие магические вещи. Нам же пригодятся?
        - О! Умеешь уговаривать,  - ухмыльнулся он,  - я схожу, но сначала обсудим новый план.
        - Слушаю.
        - Пока ты валялся в палатке, я видел ёжика. Долго думал зачем ему колючки, а потом из травы выскочила лиса. Попыталась его укусить, но он скрутился в колючий шар. Лиса укололась, тявкнула на него и убежала.
        - Да, ёжик колючками защищается. Но нам-то до этого какое дело?
        - Сделай трудовых големов и пусть все они будут с шипами. Острыми каменными шипами! И трудиться, и нас защищать будут,  - он оттопырил большой палец и улыбнулся. Видно, снова поражался свой гениальности.
        - Офигенная идея!
        Я улыбнулся и почувствовал, как распухло под глазом. Да, лучше пока лыбиться не буду, выгляжу я не очень. Фингал хороший. Да и чёрт бы с ним, главное я жив и полон энергии. Готов работать хоть сегодня. После купания мы оделись и приступили к работе. Вернее, пока не совсем к ней, подготовка очень затянулась. Пусть и не по нашей вине. Друг позвал с собой Молния и отправился обследовать труп. Я же остался в зоне лагеря и должен был заняться големостроением.
        Но меня всё не покидала одна мысль. Где носит этого чёртова сторожа моего ночного покоя.
        - Оре-е-еше-е-ек!  - крикнул я.
        В ответ тишина, лишь звуки природы. Я снова позвал голема, но тот не отзывался. Я принялся бегать всюду, где только он мог спрятаться. Но всё бес толку а я и понятия не имел, куда в огромном лесу мог подеваться совсем не большой голем. Вдруг я наткнулся на следы, их определённо оставил тот, кого я искал.
        Словно охотничья собака я шёл по следу, правда не принюхивался, а приглядывался. Метров через сто след потерялся. Он вёл в слишком густую и высокую траву. Делать было нечего, я хоть и гневался на Орешка, но найти его всё равно хотел. Мне пришлось залезть в зелёные заросли, по ним я двигался медленно и смотрел в разные стороны, особенно под ноги. Конечно, не хотелось угодить в чей-нибудь капкан или наступить в что-нибудь не очень приятное.
        Вдруг я заметил, что длинные стебли в одном месте стали намного реже. Я подошёл к ним и увидел, как они стелились над широкой ямой, словно соломенная крыша. Пока оценить её глубину я не мог, но уже понимал, что в темноте в яму мог угодить кто угодно. Подойдя ближе, я заглянул туда и увидел Орешка. В руках он держал, кажется, бутылку. Чёртов пьяница, не удивлюсь если внутри хорошее вино. Но разве мог кто-то использовать в качестве приманки на дикого зверя бутылку с вином, а не мясо или гниль? Слишком уж это невероятное совпадение, чтобы быть просто случайностью. Думаю, что голема в ловушку заманил тот, кто уже гнил под деревом. Плохо так говорить о людях, но как-то не очень видеться человечность в том, кто хотел тебя убить.
        После я проверил энергетическое поле голема и понял, что он лишь немногим более «горяч» чем обычно. Я помог ему вылезти из ямы. После приказал выйти из травы и ждать меня на полянке. Сам внимательно осмотрел яму. Убедившись, что на дне больше ничего нет, я обрушил её края. Затем закончил работу с помощью магии земли. Вместо ямы появилась небольшая воронка с голой землёй. Больше это место не представляло угрозу. Когда я вернулся в лагерь, то увидел, Оскарда на берегу. Он что-то принёс и, кажется, очень хотел мне это показать.
        - Смотри чё у него было! Охренеть!  - друг держал арбалет и направлял его в разные стороны, словно заправский стрелок.
        - Отлично!  - я радовался, что его «мечта» сбылась, он заполучил арбалет.
        - Ещё у урода был нож, как тот, что застрял в твоём протезе.
        - Теперь у нас целых три ножа из рыбьих зубов. Забавно.
        - Ага, отнесём их к лагерю. Но самое интересное вот, друг показал на меч.
        Он выглядел, словно огромный окаменевший коготь. Не знал, что они вообще могут быть каменными. Представлять того зверя-монстра, который им обладал я даже не собирался. Он должен был быть настоящим исполином, причём не самым миролюбивым. Чего уж там говорить? Если один только его коготь годился для того, чтобы сделать из него хороший меч. А как я понимал, это только часть когтя - самый острый его кончик. Жуть. Надеюсь, что такие монстры больше не бродят по миру.
        - Арбалетом будем по очереди пользоваться. Идёт?  - спросил Оскард, он явно не очень хотел делиться, но для друга был готов и на такие жертвы. Хе-хе.
        И тут я задумался о себе. О своём хилом теле, слабой магии… Мне было стыдно оставлять друга без арбалета, его любимом и долгожданном оружии, будучи геомагом.
        Я могу запускать гвозди, словно стрелы!
        Пулять стилет, в разы быстрее лучшего метателя ножей!
        Использовать магию землю, камни, железа и даже это далеко не предел!
        Никакой самый мощный арбалет никогда не сравнится с магией. Как и никакое лучше творение кузнеца, будь то меч или что-то иное, никогда не сравнится с магией. В ту секунду, когда я это понял, то решил для себя очень важную вещь:
        - Ос, оставь арбалет себе. Я буду развивать боевую магию и мышцы. Хватит! Хватит, больше я не буду слабаком!
        - Ого! Уважаю! За арбалет отдельное спасибо,  - он снова прицелился и изобразил выстрел,  - пау-пау… Тебе, наверно, нужны будут гантели и… чёни-будь, чтобы развивать магию?
        - Да, гантели я сделаю из камня, а всё остальное можно найти на ручье или в лесу.
        - Отлично!  - воскликнул друг,  - тогда за дело.
        Не решив, кому будет принадлежать меч-коготь мы отнесли его вместе со всем остальным оружием в лагерь. Хорошенько припрятали его в тайник - ящик, который Оскард уже зарыл за деревом и замаскировал. Немного улучшили лагерный холм - покосили траву, принесли ещё хвороста. Потом перекусили и решили преступать к золотодобыче. Мы так долго к ней готовились, ужас.
        Формально это тоже всё ещё было подготовка. Но мы твёрдо знали, что стоит мне сделать големов, а Оскарду кран и можно будет заниматься самой золотодобычей. Останутся ещё какое-какие детали, но это уже мелочи, например, собрать шлюзы, выдать големам инструменты и прочее.
        Друг, схватил арбалет, позвал Молния, и пошёл к водопаду, чтобы разобрать перевозы. После чего заняться возведением крана. Я же, по нашему плану, должен был создать големов. Мы договорились, что десятка для начала хватит. Размером они будут с Орешка, состоять преимущественно из земли. Их требовалось сделать частично каменными, чтобы они могли хоть изредка работать в воде, уж тем более не бояться брызг. У четверых из десяти будут ещё и каменные шипы.
        Конечно, в идеале бы сделать шипы для всех, но это сложно и долго. Всё-таки камень сращивается с землёй не так уж и хорошо. А его ещё и нужно заточить, пусть и магией. Я подыскал место, рядом с земляным обрывом, там, где побольше камней. Оно идеально подходило для големостроения. Во-первых, много основы в виде земли, а, во-вторых, достаточно близко камни, которые нужны ничуть не меньше. Да и, в-третьих, за водой далеко ходить не придётся. Но носить её буду не я, а Орешек - в вёдрах.
        Я позвал к себе голема, чтобы он помогал. И ещё смотрел, как создаются его собратья. Хех.
        Вдохнув поглубже и поправив протез, я сгрёб большую кучу земли. Скидал её прямо на плоский участок с травой и вылепил форму первого голема. Не без помощи, Орешка, который бегал за водой, что и позволило мне добиться от земли нужной консистенции. Когда земляная форма голема была слеплена, я добавил в неё камни. Особенно в конечности, грудь и плечи.
        После я положил на кучу земли руки и начал представлять обычные паттерны земли. Для разных големов они немного отличались менялось и содержания магии камня. Но это влияло соотношение в самом големе. Чтобы его оживить, требовалось напитать достаточным количеством магии. Оживление голема ощущалось иначе, нежели просто магия. Казалось, словно каждая частичка тела, особенно в близь каналов, растёт и крепчает. Будто сама жизнь проходит через неё, оставляя крохотную частичку себя. Если это укрепляет и омолаживает мог организм, то я буду только рад.
        Магические потоки бежали по каналам, груда земли в форме голема бесщадное поглощала её. Голем медленно, но, верно, оживал. Я чувствовал, как его наполняла жизнь. Как он начинал двигаться, дрыгать руками, ногами и головой. Трава под ним рвалась с таких характерным «шёпотом». Вскоре голем полностью ожил и перестал впитывать энергию. Именно ту, которая требовалась для оживления.
        Самое время наделить его разумом и чувствами.
        Я представил голубые и розовые чудо-узоры. Они вытягивались в ниточки, закручивались в спирали и узелки, а затем вся эта бурная сеть-паутина переплеталась в один огромный клубок. Разнообразные канаты в нём путались между собой и образовывали извилины. Я буквально чувствовал, как земля в голове голема разжижалась, в хорошем смысле этого слова. Мозг рос в нём с достаточной скоростью. Вскоре он сформировался в достаточно умный сгусток, чтобы я понял: хватит. Улучшить его я всегда успею, пока нужно сделать упор на другое, наделить голема чувствами, добавить шипов.
        Сначала самое важное: зрение.
        Я положил руки голему на голову, именно в область глаз. Сформировал коричневы чудо-узоры. Затем, чтобы голем прозрел, требовалось представить, как воображаемое чёрное пространство заменяется цветом. Собственно, это я и сделал. Сначала черноту заменило голубое небо, потом зелёные луга… Вскоре и сами паттерны начали переливаться различными цветами, словно состояли не из фантазийной земли, а - радуги. Напитавшись необходимым количеством нужной энергии голем, прозрел. У него вспыхнули синие огоньки.
        Теперь слух, иначе им нельзя будет управлять без помощи магии, если только жестами.
        Положив руки на земляную голову, в область так называемых ушей, я начал напитывать голема магией земли. Представлял при этом различные звуки. Пение птиц. Шум воды. Галдёж на базарной площади. Звон молота об наковальню. Да всё, что угодно. Гораздо важнее, чтобы я сам отчётливо воображал этот звук. Он волнами разбегался в чёрном пространстве, пока сами паттерны не начали сотрясаться под натиском звуковых волн. Через пару минут голем начал слышать.
        - Эй!  - окликнул его я.
        Он всё ещё лежал на земле. По движению его зрачков-огоньков в сторону источника звука, то есть моего лица, я окончательно убедился, что голем всё слышал. Осязание и обоняние я оставил на потом. Если первое ещё может пригодиться, чтобы повысить чувствительность голема, то чувствовать запахи - это вероятно уже лишнее. Сначала я решил научить голема понимать слова и превратить его в «ежа».
        Положив на голову голема руки, я вообразил примерно те же паттерны, что и для наделения разумом. «Залил» в голема минимальный словарный запас, чтобы тот смог понимать команды, а, значит, и трудиться. Оставалось самое интересное, такого я ещё не делал. Мне предстояла превратить обычного голема в «ёжика».
        Я без труда нашёл на каменистом берегу достаточно камней, которые после заточки, вполне сойдут за шипи. Разместить острые камни я решил плотнее всего в плечах, руках, груди. В общем, в верхней части голема. Ноги и нижнюю часть тела защищать, по сути, незачем. Главное, чтобы голем, атакую зверя или человека, мог ранить их каменными шипами. Разумеется, сторожевым големам мы могли бы выдать для обороны ножи, лопаты, кирки и тому подобное. Но шипы точно лишним не будут. Сделав их, я точно не прогадаю.
        Я подозвал безымянного трудягу к себе. Разместил на его плечах два камня, придерживая их руками. Затем представил нужны чудо-узоры и через пару минут булыжники срослись с плечами. С помощью чистой магии камня я отколол от них куски, затем заточил грани и кончик. Коснулся пальцем. Достаточно острые, чтобы ранить любого зверя до крови. После я ещё час убил на то, чтобы наделать на големе достаточно острых шипов.
        В итоге на первого шипастого голема я потратил около четырёх часов чистого времени, не считая перерывов.
        - Мда…  - тяжело выдохнул я,  - осталось таких всего-то три штуки… пфф… и ещё семь, но без шипов…
        Я примерно посчитал, сколько потребуется времени. От этой цифры я еле устоял на ногах! На создание десятка големов уйдёт никак не меньше трёх суток, если я буду трудиться с утра до вечера. Друг, наверное, с краном управится быстрее. Перекусив и немного отдохнув, я взялся за следующего голема. Орешек сидел на обрыве и наблюдал, воду таскал Ёж-первый (на очереди стояли Ёж-второй, Ёж-третий и Ёж-четвёртый). Я решил, что пусть лучше он развивается и подчиняется, нежели его более опытный собрат с шестерёнками в руках.

* * *

        Спустя два дня в моём распоряжение сталось семь големов, не считая Орешка. Четверо из них имели острые шипы и теоретически могли защищать нас с другом от хищников. Оставшихся троих големов я рассчитывал сделать за сутки. Утром следующего дня, когда я и планировал закончить с группой големов, друг поделился своими успехами:
        - Крис, ты прикинь у меня получилось к крану колёса присобачить! Ну почти… Мы сможем его двигать от водопада к водопаду.
        - Вау!  - я снова хлопнул его по спине, отыгрывался, можно сказать,  - молодец, офигенно!
        - Да… вот только в некоторых местах железо на соплях висит.
        - И как это исправить?
        - Магия железа, друг мой. Ты же сможешь сплавить железяки?
        - О… думаю, да,  - не без гордости произнёс я,  - но сегодня я должен закончить с големами.
        - Лады. Я тогда буду весь день отдыхать.
        - М-м-м…  - я наградил его настолько жутким, пусть и шуточным, презрением, что он тут же передумал.
        - Да, шучу я! Крис, буду ловить лосося, собирать хворост, лагерь доделаю…
        - Отлично. Тогда погнали работать.
        - Постой, а труп? Может его надо было ещё тогда закопать…
        - Оскард, блин, ты хоронить его вздумал?!
        - Усрался бы он десять раз!  - возмутился друг,  - но ты понимаешь, в лесу звери… другие люди.
        - Верно-верно…,  - задумался я,  - надо было его закопать.
        - Я с Молнием займусь. У меня сегодня день без крана. Ах-аха,  - прозвучала очередная искромётная шуточка.
        - Спасибо,  - ответил я,  - зарой заразу поглубже.
        После мы доели свой завтрак. Покормили всех големов и крабиков. Больше всех, кроме нас с другом, еде радовался Молний. Как оказалось позже, его магическая энергия тоже требовала подпитки… Наверное, поэтому у пса, хорошего мальчика, и был столь зверский аппетит. Но и ладно, главное, что больше он не чихала едва заметными магическими структурами, а тявкала вполне осязаемыми и смертельно опасными молниями. Друг, за наше время пребывания в лесу, с его помощью уже далеко ни одну белку и птицу с ветки сбил. Молний, можно сказать, кормил себя сам, а Оскард только указывал куда стрельнуть. И всякий раз радовался, как ребёнок, когда очередная тушка, дымясь, падала с дерева. Охотник, блин, рыжеголовый.
        Весь день я мастерил големов. В перерывах думал над тем, как я буду качать мышцы и улучшать магию. Если с первыми всё вроде бы понятно. Разминка, упражнения, поднимание тяжестей и прочая физическая нагрузка, то с магией всё сложнее. Тут ведь задействовано намного больше частей тела, как бы странно это не звучало. То есть, не только мышц. Взять хотя бы мозг, он отвечает за генерацию магии, как заставить его создавать больше потоков, за меньшее количество времени? Каналы - по ним бежит магическая энергия, если их не расширить, то увеличивать её количество бесполезно. Но снова вопрос, как это сделать? Хотя с узлами я немного понимал, Эстя научила. Может и с каналами такое сработает
        Одно я знал точно, мне нужно улучшать бесплотные паттерны и качество магии, которую они генерировали. Быть может с помощью неё я и смогу прокачивать свою магическую часть тела. Чем мощней поток воды, тем глубже он «пророет» овраг, тем дальше друг от друга будут берегу реки. Для собственного понимания я выбрал именно такую аналогию. Мозг - создаёт воду, словно ледник. Каналы - это реки и ручьи. А узлы, стало быть, это водопады или водяные мельницы… Что-то эдакое, что позволяет энергии воды высвободиться наружу.
        Что до мышц, то, чем они крепче и больше, тем по идее, будут лучше взаимодействовать с магией. Конечно, наверняка я этого не знал, просто помнил свои ощущения. Ведь всякий раз, когда я напрягал, пока не шибко развитые мускулы, магия проходила через каналы намного лучше и быстрее…

* * *

        Лишь к позднему вечеру я закончил с големостроением. Все десять големов были готовы, они сидели на земляном обрыве, свесив ноги, и смотрели на меня, как бойцы. Я воображал себя генералом, хотел командовать ими и вырастить из них… Что-то я замечтался. В действительности я желал прокачать их мозги, минимум до уровня Орешка. В идеале сделать так, чтобы они встали на путь саморазвития. Чем умнее и сильнее они будут, тем лучше из них получатся трудяги и возможно настоящие боевые големы. Те четыре Ежа, как я вскоре заметил, сильно выделялись на фоне простых трудяг.
        Во-первых, они у меня получились выше и шире, можно сказать, коренастей. Во-вторых, разумеется, острые шипы прямо намекали на возможности големов. Выглядели они и вправду грозно. Солнце уже зашло за горизонт наступило время возвращаться в лагерь.
        - Становись!  - приказал големам я.
        Все до единого подскочили и выстроились в линию. Первым стоял Орешек, за ним четыре Ежа, после следовали шесть рабочих. Их я так и назвал Работяга-первый, Работяга-второй… Они откликались только на свои имена, как и Ежи. Очень удобно, ведь в лицо я их вряд ли когда-нибудь запомню, слишком уж они похожи.
        - В лагерь, за мной,  - отдал приказ я и направился к холму.
        Судя по дыму, друг уже готовил нам вкусный ужин. Големы также шагали строгой линией, они не разбредались, а шли друг за другом и за мной. Когда я поднялся, но холм, то увидел весьма заметную тропинку. Она тянулась от берега, до холма. Спасибо гусенице из големов, теперь всегда будем ей пользоваться.

* * *

        Мы с другом сидели у костра. Ужинали перед сном, делились впечатлениями да историями.
        - Мне рассказывать особо нечего,  - после очередной охотничьей истории друга сказал я.
        - Как?! Как это нечего?  - друг чуть ли не кричал, но руками размахивал,  - ты посмотри сколько земляных пацанов. А четыре так вообще с шипами. Нечего вишь ему рассказывать…
        - Старался,  - похвалился после этого я,  - колючих мы рассадим рядом с палатками. Двух у твоей и двух у моей. А остальные шестеро, вместе с Орешком будут на «углах» холма,  - предложил я.
        - Крис, ты случайно в стражах не работал?  - засмеялся он и начал слегка подталкивать меня локтем,  - нет, правда… лучше не придумаешь.
        - Да, будем в безопасности. Как наш мертвец?  - спросил я, доедая свою порцию.
        - Прикинь, а мертвяка там уже и не было…
        - Звери утащили?
        - Хорошо, если так…
        - Хм…
        - Ещё я наловил чёртову кучу форели. Знаешь, наверно нам нужно построить для них закрытую заводь. А то они сдохнут и быстро испортятся.
        - Хорошая идея,  - согласился я, свежая рыба под рукой нам всегда пригодится,  - вот завтра и займёмся этим.
        - Ага, после крана. Ты смотри, без магии железа конструкция развалится к чёртовой матери,  - уточнил он с угором во взгляде.
        - Да всё с моей магией хорошо, не парься!  - огрызнулся я и мы разбрелись по палаткам.
        Костёр ночь не поддерживали, зачем бес толку переводить дрова? А разжечь его мы всегда могли, огниво и растопка имелись. Засыпая, я чувствовал себя в безопасности. Целых одиннадцать, пусть и не боевых, големов на страже - это уже не шутки. Да и оружие новое, вместе с магическим псом грели душу. Я чувствовал себя в палатке, словно в уютном гнёздышке, где никто не смог бы мне навредить.

        Глава 21

        Утром следующего дня мы, всей нашей дружной командой, отправились к водопаду. Смотреть какой кран собрал Оскард и как умудрился приделать к нему колёса от перевозов. На самом деле именно смотреть должны были только големы и пёс Молний, а нам с другом предстояла работа. В основном всё же мне… Магией железа, одарены далеко не все. Да и не все одарённые могут её в себе развить, это я хорошо знал на собственном опыте хоть и смог перешагнуть барьер.
        Друг всё ещё не верил, что я овладел магией железа, хоть и видел, что я вытворял со стилетом и гвоздями. Не знаю, может он просто так подкалывал меня, а может, наоборот, хотел замотивировать. В любом случае я собирался помочь ему доделать кран, пусть и на плавку и соединение железных деталей уйдёт весь день.
        Мне не уже не привыкать трудиться. Хотя… вспоминаю себя месяц назад, пять месяцев назад, год. Не всегда я бал таким трудолюбивым. Иные дни мог только есть, если было что, да бездельничать. Я ни то, что деньги не зарабатывал, я даже толком магию и тело не развивал. Кто его знает, где бы я сейчас был, если бы занялся делом раньше.
        Но я собирался наверстать упущенное и «перевыполнить свой план», а потом чисто пахать в удовольствие. Странное словосочетание, но оно в последствии стало моим девизом, правда я чуть его переделал, добавил модное словечко: пахать в кайф!
        - Крис, смотри,  - друг показал на кран и начал вещать,  - всё, что мог собрать, я собрал. Осталось сплавить железо. Впереди будут две колёсных базы и сзади, то есть по четыре колеса там и тут. Кран сможет кататься и никуда он не свалится. Гарантирую.
        Я стоял около странной конструкции. О таких мне доводилось читать в книгах, рассматривать нечто подобное и причудливое на картинках. Надо признать достойное творение инженерной мысли. Оскард несколько минут очень подробно и детально описывал собранную собой махину. Вечно использовал какие-то словечки, должно быть, слишком узкой направленности. Я понимал их не всегда, но не сомневаюсь на каком-нибудь съезде изобретателей, друг сорвал бы бурю оваций. Говорил он чётко, складно и по делу.
        Повторюсь: понимал я далеко не все термины и профессиональные жаргонизмы, но слушал с любопытством. Кое-что всё же мне удалось понять. Самое важное, что кран позволял нам поднять груз, который мы бы и вдвоём не смогли осилить. Достигалось это за счёт рычагов (самого их принципа, когда можно поднять больший вес при всё тех же усилиях. И тех рычагов, с помощью которых, мы могли управлять краном). За счёт зубчатых передач шестерёнки я даже сосчитать побоялся. За счёт подвижных и неподвижных блоков. То есть верёвок, намотанных и переплетённых через специальные вращающиеся колёсики.
        Друг пояснил мне, что неподвижный блок, простая верёвка, перекинутая через вращающийся круг, выигрыша в силе не даст. А подвижный блок, когда добавляется ещё одно колёсико и крючок на конец верёвки, так что он цепляется за первый блок, но не сковывает его вращения, даёт выигрыш в два раза. Вдуматься только в целых два раза и при такой простоте конструкции. Но на этом мой добрый друг изобретатель не ограничился. Он сделал более сложную систему блоков, она позволяла выиграть в силе в целых три-четыре раза. Сам механизм поднятия тяжестей выглядел очень просто. Нужно было вращать ось, на которую наматывалась верёвка. Если так прикинуть, то с выигрышем в силе мы могли поднимать тяжести килограммов в сто-двести, а то и больше. Без полевых испытаний друг отказался давать точный прогноз. Но вид крана-подъёмника очень обнадёживал, выглядел он солидно.
        - Показывай, где нужно плавить.
        - Начнём здесь, прикажи големам поднять этот край,  - сказал друг,  - они ведь выдержат?
        - Да,  - ответил я, хотя сомневался,  - но и ты им помоги. Големы, хватайтесь здесь и поднимайте выше,  - я отдал им приказ и показал пальцем на нужное место.
        После они дружно и равномерно распределились с одной стороны крана. Затем подняли его достаточно высоко, чтобы я смог подкатить колёсную базу к нужному месте. Там я сразу увидел место, которое так и напрашивалось соединиться с подходящим местом между колёс, его я тоже очень легко обнаружил.
        - Вон крепление! Давай быстрей, тяжело же-ж, ёлки-палки!  - Оскард потел и нервничал, силы в нём было больше, чем в двух, а то и трёх, моих големах.
        Я закрыл глаза. Странное решение в мой ситуации, но это только на первый взгляд. Когда глаза ничего не видят, то намного проще представлять паттерны и не отвлекаться. Иногда ведь они видят такую красоту… Я представил чудо-узоры магии железа. Слегка ржавые и пошарканные прутья начали вытягиваться в линии, но не рваться, этого я никогда не допускал. Затем они закручивались в спирали и сжимались. Дальше нужно было добавить железной руды. Чтобы магия заработала, оставалось внедрить в паттерны белые паутинки-помехи, которые бы и напитали магию железа.
        Чтобы не расходовать её впустую, я решил сначала выстроить в воображаемом пространстве железки, которые мне и придётся сращивать. Открыл глаза, осмотрел место крепления на кране и на колёсной базе. Никаких сложностей с запоминанием простеньких деталей не возникло. Я очень быстро смастерил их на фоне пока ещё неактивных паттернов. Потом снова открыл глаза, состыковал детали лучшим образом. Погрузился в мысли, паутинки-помехи начали появляться, то тут, то там. Я почувствовал, как магия железа сначала наполнила каналы, потом узлы. Всё шло гладко.
        Открыв глаза, я увидел, что железо начала «плавиться» и соединяться. Что удивительно, то они при этот ни то, что не покраснело, а даже и не нагрелось до обжигающей температуры. То есть, по сути, я не плавил железо, чтобы то соединялось, словно глина. А делал это совсем иначе. Природа такого способа оставалась для меня загадкой, но главное, что всё работало. Ещё через пару минут детали уже было нельзя оторвать друг от друга.
        - Отпускайте!  - крикнул я.
        - Аха!  - на выдохе ответил друг.
        После они отпустили кран и Оскард подошёл к соединённым деталям. Провёл по ним пальцами, несколько раз и в разных местах. Внимательно осматривал, наверное, целую минуту.
        - Нет ни шва, ни раскалённого железа! Да ты чёртов маг!  - он снова хлопнул меня по плечу.
        - А ты думал!  - гордо ответил я.
        - Любой кузнец позавидует! Ладно, ещё три раза так сделаешь и будешь вообще молодцом.
        На соединение оставшихся трёх колёсных баз с краном ушло меньше часа. Я всё сделал гладко. Как и Сказал друг: шва нет, не докопаешься. После мы начали тестировать кран. Двигать его туда-сюда, шатать, раскачивать. Даже запрягли големов, хватило восьми геосозданий, чтобы покатать кран по земле. Ехал он не так быстро, как в разобранный в перевозах, но двигался уверенно. После мы, не без помощи, големов подкатили его к водопаду.
        Крюк на конце троса уже болтался. Можно было обматывать камни, на дне водопада, цепями и поднимать хоть сейчас. Но, мы не торопились, иначе можно было совершить всякие ошибки.
        - Давай перед этим всё обдумаем,  - предложил я.
        - Угу, логично,  - он потёр подбородок,  - нырнём и посмотрим камняки.
        Так мы и поступили. Я приказал големам стоять на берегу и не сметь лезть в воду. Впрочем, на Молния мои команды не всегда распространялись, а, иной раз, пёс их просто игнорировал. В итоге в воду зашли все трое: я, друг и четвероногий. Мы немного прошли по течению в сторону водопада. Глубина начиналась очень резко. Хорошо хоть вода не была мутной. Нырнув, мы с другом без труда разглядели булыжники. Изучили их, рассмотрели со всех сторон. После выбрались на берег и оделись.
        - Некоторые мы точно достанем, другие слишком тяжёлые,  - объяснил друг.
        - Даже кран не поможет?
        - Крис, они, блин размером с быка… нет с сарай… Ну чертовски огромные, а ещё течение, струя воды.
        - Давай тогда достанем те, что сможем,  - согласился я.
        - Кстати, ты у нас по теории силён, в самих этих камнях золото может быть?  - спросил Оскард.
        - Хм… достанем и посмотрим. Если будут кварцевые жилы, то стоит расколоть и поискать.
        - Хоть бы они были.

* * *

        Оскард, взяв с собой цепную сеть, верёвки, крючки и проволоку, нырнул на дно чаши. Мы договорились, что там он обмотает цепями валун. Да не абы какой, а тот, который мы без труда сможем поднять при помощи крана. Логично начать с лёгких, уже потом браться за подъём больших.
        За несколько продолжительных рывков он зацепил на камне сети. Вылез на берег, схватил крюк крана на прочном тросе, попросил его ослабить и снова нырнул. Повозился немного под водой, всё это сопровождалось нервным лаем Молния, Оскард запретил псу лезть в воду, а он, видно, переживал за хозяина.
        - Зацепил! Без меня не тяни!  - крикнул он, чтобы перекричать звуки падавшей воды с высоту в два-три метра.
        После Оскард вылез на берег, меня отправил ближе к воде, чтобы я стал его вторыми глазами. Ведь друг взялся за серьёзную роль - управленец краном. На дележе он просто схватился за «штурвал» так мы в шутку называли ось. На неё наматывался канат. К ней крепилось колесо с рукоятками, их насчитывалось штук шестнадцать. А система с подвижными блоками, переходники с разных размеров шестерёнками, помогали повысить прикладываемые человеком усилия в несколько раз.
        Когда Оскард дёрнул за штурвал, то я увидел, как со дна, прямо из-под валуна, поднялась муть.
        - Хороший знак, Ос! Под камнем годная порода!  - перекрикивал я водопад.
        - … - он молча показал мне большой палец и подмигнул.
        Затем снова налёг на штурвал. Канат натянулся и стал наматываться на ось. Вода в том месте, где со дна поднимался камень становилась всё менее прозрачной. Но водопад нёс в себе столько воды, что вся муть мигом смывалась и я снова видел камень в кристально чистой воде.
        Внезапно течение стало двигать и валун. Он не просто поднимался со дна, но ещё его вело в сторону. В ту самую, куда неслась вода. Должно быть дело плохо, теперь кран боролся не только с гравитацией, но и с силой течения.
        - Крис! Крис!
        Я услышал крик друга и в эту же секунду канат ослаб. Валун в один миг бухнулся обратно в чашу. Ударился неслабо, подняв в воду много породы. Затем я оглянулся и увидел злого Оскарда.
        - Что такое?
        - Что-что? На тебя кран чуть не бахнулся!  - кричал он и махал руками.
        - Дело дрянь…  - прошептал я, чтобы не огорчить друга, и пошёл к нему.
        Вот так сила воды, и как я только мог пропустить, что кран накренился. Спасибо внимательному другу, что вовремя понял угрожающую нам опасность. Вот только теперь перед нами стояла новая проблема. Как её решать мы пока не знали, но собирались устроить очередной мозговой штурм.
        - Ждём пока в ручье станет меньше воды?  - предложил друг.
        - До осени, а то и до льда ждать будем… Какое уже там ныряние?
        - Вот дерьмо! У тебя мысли есть?
        - Да,  - я хитро и неоднозначно взглянул на големов,  - выдадим им кирки да лопаты. Пусть копают для воды канал. Так мы перенаправим её в друге место, перекроем этот водопад и спокойно очистим чашу.
        - А много копать?  - спросил друг и задумался.
        - Давай посмотрим,  - я тыкну пальцем чуть в сторону от водопада, а сам уже стоял и оценивал примерное место, куда было бы можно вывести воду.
        И я такое нашёл. Чуть выше по течению, метрах в трёх-четырёх от водопада, можно начать капать в сторону. Затем снова вниз. В итоге вода, если перегородить основное русло, устремиться по каналу. Там, конечно, тоже получится новый водопад, но нас это не интересует. Гораздо важнее, что от воды освободится чаша, в которой годами, если ни веками, копилось золото. Я объяснил свой план Оскарду. Он его одобрил и даже внёс предложения с поправками.
        А его идеи действительно оказались стоящими. Если уж в период половодья воды становится на несколько метров больше, то и золото может оседать там, где сейчас самый сухой берег. Проще говоря, ту породу, которую выроют големы, когда будут создавать канал, тоже можно проверить на предмет драгоценного золотого песка. Собственно эти мы и надумали заняться.
        Мы сходили в лагерь за инструментами, вернулись обратно к водопаду. Собрали шлюзы, которые дожидались нас возле ручья, припрятанными в густой траве. Использовали только два шлюза, так как у нас было всего два ведра. То есть, голему, который будет таскать породу их вполне хватит, больше пока не нужно. Оставшиеся можно приберечь.
        В итоге мы нашли для пары шлюзов два годных места. Совсем рядом друг от друга, но ещё ближе к берегу, чтобы голему не пришлось каждый раз заходить в воду. В любом случае вода плохо влияла на земляных геосозданий. После установки шлюзов мы с другом их проверили. Высыпали на каждый по ведру с землёй, сухой, влажной, очень водянистой. Затем добавляли в вёдра камни и другие породы. Мощный поток поды вымывал всё кроме уж совсем больших булыжников. В принципе, мы установили шлюзы правильно. А большие камни… научим голема сталкивать их палкой.
        Вода бежала, шлюзы работали во всю. После мы организовали големам переправу через ручей на самом мелком броде. Они без труда справились и даже не превратились в желейные сгустки грязи. Ха.
        Затем мы поднялись к водопаду, с противоположной от крана стороны. Примерно прикинули, где будут копать големы. Оставалось только выдать инструменты и распределить обязанности между ними. Как говорил Оскард, всех подгоняя: шлюзы ржавеют! Они хотят породу! Ох-хох-хо… Конечно, я с ним не спорил. Он был чертовски прав. Каждая минута простоя работала против нас. Ведь дешёвые шлюзы приходили в негодность очень быстро, особенно когда стояли в воде.
        - У нас пять лопат, одна кирка, два ведра и… есть совок,  - Оскард перечислили все наши инструменты, которыми мы должны были вооружить големов.
        - Работяга-первый. Тебе кирка,  - сказал я и выдал её голему.
        Объяснил тому, что он будет должен долбить только твёрдую породу. Не мягкую землю, не очень крепкий плотик или камни. Только то, что лопата не возьмёт, а кирка сможет. На это ушло времени больше, чем я ожидал, но, вроде бы, голем всё понял. После я раздал лопаты ещё пяти Работягам и показал им, где, куда и откуда копать. Они взялись за дело.
        Совок достался Еже-первому. Он должен будет набирать рыхлую породу, которую накопают работяги и ссыпать её в вёдра. Два ведра достались Еже-второму. Он должен будет таскать их с места раскопок канала к шлюзам и высыпать на них.
        Големы, после моих объяснений, взялись за дело. Работа кипела во всю. Только Оскард спустил меня с небес на землю:
        - Крис, вот два колючих и Орех, они у нас бездельничать что ль будут?
        - Инструментов больше нет, канал уже копают,  - я рассуждал в слух,  - надо и бы и им дело найти, только какое?
        - Точно!  - воскликнул друг,  - научим одно из них промывать шлюзовые коврики, прямо в лотке пусть моют. А второго научим орудовать лотком,  - после этих слов, Оскард скрестил руки на груди и гордо задрал подбородок.
        Идея здравая, правда я собирался заняться этими этапами самостоятельно. Но, если уж, остались свободные големские руки, то почему бы и нет. С промыванием ковров и, в некоторой степени, лотков они всё же справятся. Но последний этап нам с другом придётся делать самостоятельно. Големы, которых я делал, чисто физически не смогут закончить процесс золотодобычи.
        Однако же, Орешек так и остался без дела. В конце концов я назначил его бригадиром. Он должен будет следить за всеми големами и в, случае, если они будут делать что-то не так, или же, если случится, что-то из ряда вон, то непременно сообщать мне или Оскарду. Конечно, не словами, он просто позовёт нас или потянет за собой. А мы, уже узнав о проблеме, и будем её решать.
        Големы пахали во всю. Мы несколько часов сидели на траве и наблюдали за ними. Все работали именно так, как нужно. Мы с Оскардом просмотрели все этапы, с каждым големы справлялись. Кроме последнего, в лотке, после работы голема, оставалось очень много сорной породы - чёрного песка, но всё равно меньше, чем если бы этим никто не занимался. С другой стороны, я именно так и хотел. Ёж-третий не вымывал из лотка больше, чем нужно, а, значит, и не терял золото.
        - Бесконечно можно смотреть на три вещи,  - начал Оскард, а я уже знал, что он хочет сказать,  - на то, как бежит вода, на то, как горит огонь, и на то, как Орех возомнил себя боссом этих Работяг. Ох-охо…  - он приглушённо засмеялся,  - Крис, он за всеми приглядывает! Чуть ли не в глаза им лезет… Это очень ржачно. Ах-хах… Хо-охо!
        - Орешек - молодец,  - ответил я, защищая своего самого одарённого голема. Хотя, надо признать, Оскард относился к нему всё лучше и лучше,  - давай-ка и мы с тобой делом займёмся.
        - Это каким? Пожрём?  - ухмыльнулся он.
        - Успеешь, до ужина ещё долго… Я вообще хотел сделать нам гантели, штаги, турники, чтобы мы занимались. Каждый вечер. Ведь хорошее дело?!
        - Я-то только за!  - воскликнул друг и сыграл мышцами на руке, которые были явно больше моих. Но это я планировал очень скоро исправить. Надеюсь, Ос не обидется, если в один момент я стану сильнее его.

        Глава 22

        К вечеру четвёртого дня, с момента, как мы занялись работой у нас, появилось место для занятий спортом. Находился «спортзал» на ровном участке берега. Так близко с водой, чтобы сразу после тренировок искупаться и освежиться. Для того, чтобы развивать многие группы мышц мы основательно подготовились. Оскард сделал турник, две лавки из досок, две табуретки из пеньков и даже умудрился смастерить лавку для жима лёжа. Собственно, и с саму штангу сделал он, а блины для неё - я, из камня.
        Ещё, с помощью магии камня, я смастерил шесть пар гантелей разного веса. От пяти до двадцати пяти килограммов. Оскард, конечно, поднимал веса намного большие чем я. Подтягивался на турнике в три раза больше раз. Словом, рыжеволосый друг был сильнее меня. Но когда он увидел, что я затеял делать, то чуть не потерял дар речи.
        - Кр-и-и-с! Я такие тяжести не подниму,  - он смотрел на каменный шар, который я формировал и делал больше.
        - Да-а… В нём килограммов пятьдесят!  - похвастался я.
        - Зачем он тебе?
        - Я буду развивать не только мышцы, но и магию,  - объяснил я другу.
        - Хочешь скачать, что сможешь магией поднять эту тяжесть?  - он не верил, и удивлённо хмурился.
        - Если постараюсь, да двумя руками. То да, думаю, смогу.
        - Ну покажи тогда,  - он скрестил руки на груди и недоверчиво скорчился.
        - Смотри.
        Я закрыл глаза на пару секунд, чтобы выстроить в воображаемом пространстве чудо-узоры магии камня. Затем посмотрел на круглый камень, «перенёс» его форму в чёрное пространство, поверх паттернов. Магия побежала по каналам, наполнила их и узлы. Через пять секунд вырвалась из кисти и протеза. Камень задрожал, а потом взмыл в воздух. Пятьдесят килограммов, много это или мало? Если бы я поднял круглый валун двумя рука за счёт мышц, то очень-очень много. Но я сделал это при помощи магического дара. Хотя, надо признать, что и для магии камня это не такой уж прям и детсадовский уровень. Но мне совершенно определённо есть, куда ещё стремиться. Я сделал ещё один камень весом пятьдесят килограммов. Поднять оба сразу, разными руками, я пока не мог. Но ничего пригодятся, я же не остановлюсь, в развитии магии.
        Затем я сформировал ещё три пары каменный камней. Десять, двадцать, тридцать, и сорок килограммов. Пока мой рабочий вес составлял двадцать. Такие каменные шары я мог оторвать от земли и опустить раз пятнадцать-двадцать. Те, что весили тридцать, я мог поднять ну максимум раз семь-восемь. Как мне объяснил Оскард, работа с большими весами формирует массу мышц, а с маленькими - рельеф. По этой логики я и подбирал вес для улучшения магии камня. Никакой ювелирности в магии мне не требовалось, пока только большая мощь.
        Ещё я, само собой, владел магией земли и железа. Сделать земляные шары не сложно. Я и сделал. С ними мой рабочий и предельный веса составляли больше. А вот железа у нас лишнего не водилось. Значит, и магию железа я поднятием тяжестей качать не мог.

* * *
        - Ну, шо?  - потирая руки сухим комком земли, спросил Оскард,  - погнали?
        - Да!
        Мы уселись на специальные пеньки-табуреты. Взяли в руки гантели. Я примерно по семь килограммов с половиной. Рабочий вес друга составлял около пятнадцати. Зараза, почти в два раза больше моего. Но ничего! Я его догоню, да ещё и перегоню. А пока я радовался тем, что мы вообще могли укреплять свои мышцы. И ещё мне очень льстило, что Оскард хоть и брал большие веса, но мои упражнения выглядели эффектней раз в десять. Он ведь просто поднимал каменные гантели, а я нет. Я - геомаг!
        Да, сидя на табуретке, я тоже поднимал гантели. Но, помимо этого, я ещё и развивал магию камня. То есть, вместе с физическими упражнениями я формировал чудо-узоры. Силой магии я отрывал от земли камни весом в двадцать килограммов. Выглядело это действительно зрелищно, будто бы у меня есть гигантские невидимые руки. Но ещё круче это будет выглядеть, когда я буду брать намного большие веса. Но разгоняться в этом плане нужно постепенно, друг всё время мне напоминал, чтобы я не переусердствовал. Ведь мышцы, кости, связки - всё это можно было повредить. Так, а кто сказал, что с каналами, узлами не может случиться нечто подобное?
        Тренировались мы около часа. Оскард делал разные упражнения, я повторял за ним и добавлял ещё и нагрузку для магии камня, земли. Иногда чередовал их, иногда смешивал, иногда правой рукой поднимал тридцатикилограммовый земляной ком, а левой двадцатикилограммовый каменный и наоборот. В общем, делал всё, чтобы не только тело развивалось равномерно и поэтапно, но и магия - каналы, узлы, даже само формирование паттернов и структур.
        Ещё я замечал одну очень интересную особенность. Чем сильнее я напрягал мышцы, тем больше магии они могли пропустить. На пике напряжения бицепса я мог с помощью магии поднять камень ещё выше, причём, значительно. Не зря, значит, мы с другом всё это затеяли.
        Меня также поразили и бесплотные паттерны. Вернее то, что я мог сделать с их помощью. Скажем я мог поднять тридцатикилограммовую штангу раз десять. А когда я представлял бесплотные паттерны, позволял им наполнить своё тело, каналы и узлы, то буквально чувствовал, как крепчали мышцы. С помощью бесстихийной магии я становился намного сильнее. Поднимал туже штангу уже не десять раз, а все двадцать и при том, что это был второй подход. А как известно, после первого мышцы уже немного да забиваются.
        После тренировки мы искупались и отправились проверить големов. Всё у них получалось, не идеально, но вполне хорошо. Скажем так, достаточно успешно, чтобы мы с другом не вмешивались в процесс.

* * *

        Спустя три дня, которые мы с другом тоже потратили с пользой, пришло время запускать воду в канал. По нашим лесным меркам достаточно знаменательное событие, чтобы собраться всей командой. Оскард даже раздобыл где-то ленточку. Воткнул у воды две палки и растянул её на них. Она хоть и не красная, но достаточно яркая.
        - Режь, Крис!  - сказал он и уже готовился хлопать в ладоши.
        Юморист, блин:
        - Нечем резать,  - ответил я. Не было ножниц под рукой, а со щучьим клыком баловаться я не собирался.
        - Ну… ладно. Рви!
        Взяв ленточку, я разорвал её.
        - Ура!  - прокричал друг, схватил лопату и начал долбить узкую стенку, которая сдерживала воду.
        - Да!  - я поддержал его и тоже схватился за лопату.
        Спуск воды в канал мы не доверили големам, боялись, что их смоет. Чёрт их знает, успеют они из него вовремя вылезти или нет. Мы копали стенку минут двадцать, прежде чем пробился первый ручеёк. Заранее мы заготовили землю и камни для плотины. Пока ручей пробивал стенку и вымывал всё более глубокий овражек. Мы с другом метнулись к водопаду и перегородили воде пусть в самом неглубоком месте. Конечно, наша дурацкая плотина пропускала воду. Но и та поднималась всё выше, ручей в канал бежал сильнее.
        В итоге он пробил достаточный путь. Вода хлынула в канал. Големы смотрели на это с изумлением. Мы с другом тоже, а потом на шлюзы, которые предварительно достали из воды. Мы также договорились, что поработаем с лотками только после появления водопада. Что же, теперь он появился, самое время проверить: смогли ли големы добыть золото из той породы, на которую мы по большому счёту не возлагали никаких надежд.

* * *

        Мы стояли покалено в воде и двигали лотки туда-сюда. Делали это далеко не как заправские золотодобытчики, но что-то да получалось. Когда мы вымыли весь чёрный песок, ушло на этом минут, двадцать, то увидели на дне лотка самую «вкусную» часть. Много маленьких блестящих песчинок разных формы и размеров. Все они походили на золото в одинаковой степени.
        - Это всё золото?  - открыв рот, поразился Оскард,  - да что б я…
        - Не спеши радоваться. Тут может быть пирит и другая какая-нибудь фигня - не золото,  - объяснил ему я.
        - И как мы это узнаем? У меня изобретений для этого нет,  - виновато произнёс он и поправил рыжие волосы.
        - Пирит - это что-то вроде железа. Его я смогу отделить магией. Чёрные песчинки с помощью магии земли, да и камушки тоже вытащу…
        - Так за дело,  - он ссыпал всё в мой лоток.
        Затем мы вышли на берег. Уселись прямо на камни, и я начал представлять чудо-узоры магии железа.
        - Ну, скоро?  - с огоньками нетерпения в глазах, спросил Оскард.
        - Не мешай,  - отмахнулся я.
        - Ладно-ладно… тс-с-с,  - зашипел он и умолк.
        Но я видел, что ему жутко не терпелось ссыпать чистый золотой песок в жестяную баночку. Которую он уже держал наготове, вынув пробку.
        Я снова представил паттерны магии железа. Чтобы вытащить из лотка пирит и прочий сор, я сформировал совсем маленькие железные частички, поверх чудо-узоров. Можно сказать, железный песок с кусочками ржавчины. Затем погрузился в свои думы и белые паутинки вспыхнули прямо в паттернах. Я открыл глаза и расположил руки над лотком.
        Магия, накопившись в каналах и узлах, пошла наружу. Чтобы ускорить её, я напряг мышцы рук. И это действительно сработало. Разноцветные песчинки на дне лотка задрожали. Сначала весь грязевой пласт начал дрожать. Потом покрываться колючками. В итоге все железные кусочки, которыми мне удалось овладеть, взлетели в воздух. Я двинул их в сторону и расслабился. Тяжёлой пылью они осели на камни.
        - Вау, классно,  - сквозь зубы процедил друг, чуть ли не хватая лоток.
        - Ещё не все.
        Я несколько раз повторил процедуру. Пока, наконец, моя магия перестала зацеплять из осадочной породы железные песчинки и пирит. По правде сказать, большой разницы между этими двумя материалами я не видел. Но она, насколько мне известно, всё равно была. Из лотка оставалось вытащить только, подозрительно блестящие камни, и немного грязи.
        На это ушло совсем немного времени, а сил я затратил и того меньше. В итоге на дне лотка красовалось практически чистое золото.
        - И это всё?  - спросил друг.
        - Да уж…
        Я тоже наклонился поближе, чтобы рассмотреть эти два жалких самородка, размером с голову муравья и золотую пыль. Зато теперь мы знали, что промывать именно такую породу из канала нет никакого смысла. Через несколько секунд раздумий друг подтвердил мои слова.
        - Это… это… Да, блин, я бы за форель больше выручил! Золотодобыча чёртова,  - он реально расстроился, но старался спрятать свою обиду за злость, и бранные словами.
        - Ос, да не отчаивайся ты так! На дне водопада мы найдём много. Очень много!
        - Ага,  - с нотками скептицизма, ответил он,  - пошли его хоть посмотрим.
        Я не ожидал, что первая промывка этой несчастной породы принесёт нам горы золота. А другу видно думал иначе, хоть я его и предупреждал. Он ссыпал эти жалкие один или два грамма, которые принесут нам от пятнадцати до тридцати лонов, в баночку и потопа к водопаду. Который, к слову, сместился в права метра на три-четыре. А то место, где он был раньше, превратилось в тихую и глубокую заводь. Из неё оставалось только достать валуны. Потом можно будет попытаться промыть саму породу.
        В этот же день мы достали целую гору камней. Штук двадцать, и все весили от двадцати килограммов до ста с лишним. Оставались на дне только самые огромные камни, друг не хотел рисковать и поднимать их. Понимал и твердил мне, что кран не справится. Я предложил ему следующее:
        - Давай помогу магией камня.
        - Ты справишься?
        - Когда я тебя подводил?
        - Хм… попробуем.
        Но дело уже шло к ночи. Мы хотели потягать веса, а я ещё и огромные камни, чтобы улучшить магию. Однако же, несколько минут мы смогли выделить на изучение уже высохших валунов. К нашему сожалению кварцевая жила просматривалась только на двух из них. Один был совсем небольшой, его можно поднять руками, а вот второй весил изрядно больше. Чтобы добраться до внутренностей, где могло покоиться золото я взял кирку и дал её другу:
        - Вот инструмент, долби камень,  - ухмыльнулся я. Ну в самом деле, не буду же я биться с валуном киркой, когда могу разрушить его своей магией.
        - Конец тебе, каменяка!  - друг потёр руки и харкнул в траву.
        Пока Оскард напрягался, пыхтел и из всех сил долбил валун киркой. Я взялся за свой. Расколоть камень оказалось не так и сложно. Требовалось всего-навсего выстроить в воображаемом пространстве чудо-узоры, сформировать поверх них два конца камня. Затем, двумя руками, попытаться их развести.
        Когда потоки магии начали напитывать валун, то по нему побежали трещины. Сначала небольшие, потом всё больше, и больше. Наконец они срослись в одну огромную и камень развалился на две части. Конечно, не идеально ровно, как если бы я разрезал яблоко ножом, но тоже ничего. Я внимательно осмотрел обе внутренние части. Видел много интересного… Красивые узоры, переливание оттенков камня, жилы кварца и других чудных пород. В общем много всего, но только не золото.
        Тогда я расколол и эти части на более мелкие. Так я делал до тех пор, пока окончательно не убедился, что мой огромный валун не содержал в себе и песчинки золота. Но я не расстроился, всё это не страшно. Вот если на дне чаши мы не найдём ничего, тогда - да, у нас будут неприятности. Скорее трудности, ведь водопадов на ручье много. И тут я услышал то, что заставило меня вздрогнуть и обрадоваться одновременно:
        - Крис! Крис! Где тебя носит, иди смотри, что я нашёл!
        - Бегу!  - крикну я в ответ, хотя сидел за спиной друга всего в паре шагов.
        - Ты шо пугаешь?! Ладно… смотри чё там!  - он тыкал на расколовшийся камень и радовался, как ребёнок.
        Я наклонился и увидел кварцевую жилу. Затем прошёлся по всей её длине внимательным взглядом и изумился. Золотые песчинки, то тут, тот там выглядывали из кварца.
        - Тебе повезло,  - я улыбнулся и мотнул головой,  - крупно повезло!
        - А с твоим как?  - спросил Оскард, не отводя взгляда от кварцевой жилы с драгоценными песчинками.
        - Мой пустой.
        - Да и хрен бы с ним,  - он всё никак не мог нарадоваться своей удачи,  - ты только взгляни. Зо-ло-то!
        - У тебя лихорадка?!  - отшутился я - Золотая?! Скажи, Ос, приятно ведь находить то, что так дорого стоит?
        - Ты себе не представляешь… Хотя вообще-то представляешь… тьфу-ты! Ну ты понял. Давай скорее его доставать.
        - Магия кварца. Я пока не так крут.
        - Опа, так ты и такой умеешь? Ну теоретически, в будущем?..  - кажется, он снова что-то придумал.
        - Конечно, это ведь земная порода, а, значит, должна мне подчиниться.
        - Слушай, Крис, а ты случайно…
        Ясно. Я сразу понял о чём он подумал.
        - Нет, Ос, если бы я владел магией золота, то…
        - Тс-с-с-с… держи заветную мечту в тайне! А так-то жаль…
        Потом мы расколотили камень. Друг долбил его киркой, боясь ударить чуть сильнее. Зато я, с помощью магии, без раздумий и робости крошил его в пыль. Я прекрасно понимал, что смогу испоганить только камень, но не кварц и само золото. Собственно, именно это нам и требовалось. Из камня удалось собрать четыре крупных самородка, размером с хорошую родинку и очень много маленьких. Думаю, граммов пять-шесть мы собрали. Не очень много, но за них можно выручить солидную сумму. Примерно от семидесяти пяти до ста пятидесяти лонов.
        На всякий случай мы ещё раз осмотрели все камни. На них не было кварцевых жил или любых других признаков, которые бы указывали на содержание золота.

* * *

        К обеду следующего дня мы достали огромные валуны со дна чаши. Ушло на это столько сил, представить страшно. Нам даже помогали: верный пёс Молний, который хватался за канат зубами и все одиннадцать големов. Некоторые тащили верёвки, другие помогали Оскарду вращать «штурвал», третьи придерживали кран и служили противовесами. В общем, вся наша бригада изрядно постаралась. Но чаша была пуста, от огромных камней.
        Мы осмотрели их с жуткими любопытством и нетерпением. Лишь один из них содержал кварцевую жилу, причём, очень насыщенную и заметную. Как если бы кто-то чиркнул угольком по белой бумаге. Мы быстро его раскрошили. Друг киркой, по старинки, а я магией камня. Но, к сожалению, золота в нём не нашлось.
        Чтобы добывать и промывать породу со дна чаши нам пришлось пораскинуть мозгами. Просто так лопатой её не достанешь, слишком глубоко. Какое-нибудь изобретение тоже не поможет. У друга имелись годные идеи, но не было материалов для их реализаций. Я мог доставать породу с помощью магии, но на это ушли бы годы… Это всё-таки земля с разными примесями, а не кучка больших камней, но которых запросто можно сконцентрироваться.
        Ещё задачу осложняла вода, которую чисто физически нельзя было откачать или куда-нибудь слить. Оскард, спасибо ему большое, взял на себя это проблему. Он хватал вёдра, нырял щучкой с берега, благо глубина позволяла, доплывал до дна. Затем наполнял вёдра породой и всплывал. Я мог заставить големов делать всё остальное, но решил, что это будет несправедливо по отношению к другу.
        На потеху толп, пусть это и были одиннадцать големов с псом, мы с другом опустошали чашу и промывали породу. Как он говорил, дна там не видать. Во всех смыслах. Слишком глубоко, а порода на дне и не торопиться заканчиваться.

* * *

        ПРОШЛО СЕМЬ ДНЕЙ.
        - Крис, ты только вдумайся, порода на дне так и не заканчивается!  - радовался Оскард и допивал утренний суп.
        - Шикарно! А главное в ней есть золото,  - я радовался не меньше.
        За прошедшую неделю мы промыли сотни вёдер, с вполне себе перспективной породой. Добыли, наверное, граммов десять-тринадцать золота. При этом мы умудрялись не только заниматься золотодобычей, но ещё и ловить форель (нашлось время и для того, чтобы построить рыбий «загон»), улучшать лагерь, промышлять охотой, заниматься спортом. Да и развлекаться мы успевали. Жили в лесу и радовались каждому дню, богатели при этом очень хорошо.
        Оскард прятал золото в самом надёжном месте. Об нём он мне специально не говорил, да я и не просил. Доверял своему другу, как себе. Тем более, и он не был глуп, чтобы весь добытый честным трудом золотой песок прятать в одном месте. Всякий раз, когда мы заговаривали на эту тему, он отшучивался и говорил: «Наше золото, как за пазухой у бога… хм… даже у двух!»

        Глава 23. Финал?!  - Всё только начинается…

        Как-то утром мы проснулись из-за шума: грохота, разговоров, мычания и ржания животных. Ничего удивительного в утреннем пробуждение нет. Обычно мы вставали рано, всегда сами, пусть и не с первыми лучами, но всё же. А сейчас нас разбудили ещё по темноте.
        - У-у-у,  - заскулил Молний в палатке друга, должно быть тоже не сильно радовался.
        - Крис, чё нахрен за шум?
        - Не знаю.
        - Вылезай из палатки: посмотрим,  - предложил он.
        - Ага…
        Мне жутко не хотелось покидать тёплую постель. Я спал на матрасе и покрывале, досок, конечно, подо мной не хватало, но взять их было неоткуда. На ночь я не снимал одежду, если только обувь, укрывался двумя одеялами, брал с собой в палатку несколько крупных и очень горячих камней. И, зараза, всё равно мёрз почти каждую ночь. Вот и сейчас: вылезу, замёрзну только ещё сильнее. Интересно, а Молний, который дрыхнет в ногах друга сильно его согревает? Нужны ли мне големы с подогревом? Надо будет обдумать на досуге…
        - Крис, ты не прекрасная дама, чтобы нежиться в своей кроватке или прихорашиваться по три часа! Давай-ка, покажи уже мордочку! Ну!  - он стоял рядом,  - вылеза-а-ай!
        Желание взглянуть на людей, устроивших шум,  - вероятно, не очень приятных гостей и напор друга заставили меня подняться. Я нацепил башмаки, поправил протез и вылез из палатки. Увидел друга и пар, который вырывался из его носа при каждом выдохе.
        - Х-хо-холодрыга!  - процедил сквозь зубы я, и из моего рта вылетело облачко пара.
        - Так не спи, двигайся,  - ответил он и дёрнул меня за руку.
        Но прежде, чем куда-то идти мы осмотрелись. Все големы находились на тех местах, где мы их и оставили. К утру они покрывались росой, но та очень быстро высыхала. Нельзя сказать, что на земляных частях големов это никак не отражалась. Когда капельки воды высыхали, то они, словно покрывались более прочной корочкой, которая, с каждым утром становилась всё толще и крепче. А ещё их земляной покров становился более гладким и покрывался размытыми узорами.
        - Оружие-то взял?  - друг демонстративно прицелился из своего арбалета в сторону шума.
        - Да,  - я за пару секунд представил паттерны магии камня, и закоптившийся, но уже остывший, булыжник взлетел над потухшим костром.
        - Точно… да. Пошли посмотрим.
        - Ос, ты не думай. Щучий клык всегда со мной,  - после паузы я добавил шёпотом,  - один раз он уже спас мне жизнь.
        - А? Хорошо.
        Идти далеко не пришлось. Мы лишь немного обошли дерево и кусты, что росли на холме. Стоя на высоте над, простирающейся очень далеко речной поймой, мы видели огни в ночи - факелы. Люди лезли из густых зарослей, как муравьи. Они двигались слишком хаотично и своеобразно. Это точно не военные, а кто-то другие. Когда я пригляделся получше, то узнал в них тех самых дикарей, которые сопровождали Льюиса Клёнча. Неужели и он в этом ручье мыть золото собрался? Ох, чувствую, добром это не кончится.
        - Похоже у нас будут соседи! Дерьмо…  - выругался я.
        - Ты чего, Крис?  - Оскард вглядывался в них, но, кажется, никак не мог разглядеть. Иначе, не сомневаюсь, он среагировал бы ярче меня.
        - Ос, это Клёнч, тот гигант, и его кампания.
        - Чума их дери во все… ха-тьфу!  - он нахмурился и со злобой харкнул,  - такое соседство хорошо не кончится. Да и хрен на них, я спать. Разбудишь, если чё…
        - Да-да, конечно,  - ответил я.
        Спать я пока не собирался. Хотел понаблюдать за нашими, как минимум конкурентами, а максимум - врагами. Слишком мы с другом плохо знаем Клёнча, хотя какое-какие представления имеем. Но надеюсь, что до открытых боевых действий не дойдёт. Конкуренция, ещё ладно, если только она честная. Допустим, бригада у них побольше нашей будет. Но так и я могу големов ещё наделать.
        Если Клёнч, чёртов фортис, вдруг решит на нас напасть? Да один его широкоплечий дикарь с косичкой запросто расправиться с целой группой големов. Хотя, наверное, с вооружёнными Ежами им придётся повозиться. Впрочем, не надо себя обнадёживать: моим колючим големам до боевых, ещё очень далеко.
        И тут меня осенило! А почему бы не сделать спортивный инвентарь для големов? Пусть они тоже становятся сильнее, можно и школу големскую открыть. Хех. Но ещё больше мне понравилась другая идея: создать не просто заведения или условия, чтобы готовые големы становились лучше - во всех смыслах, а наладить их производство, с моим минимальным участием. Понятно, что без мой силы,  - силы геомага,  - оживить их не получится.
        Но разве нельзя как-то автоматизировать процесс именно до этого этапа? Пусть бы те же големы и строили своих собратьев по-своему образу и подобию. Подгоняли мне на телегах готовые формы, я бы их только оживлял. Сколько бы это сэкономило времени. Надо будет обсудить с Окардом и что-то придумать, хотя, если я всё правильно помню, то именно он, ещё пару недель назад, что-то подобное и предлагал. Вот же неряшливый изобретатель придумает что-то действительно стоящие и забывает про это. Оскард сейчас переключился на шестерёнки для голема, а мог бы заняться чем-то более полезным. Хотя, кто его знает, может завтра он изобретёт нечто совсем неожиданное.
        А пока я просто стоял на холме и разглядывал тех, кто шли из леса с факелами.
        Сначала выбегали темнокожие мужики с хвостами на гладко выбритых головах. Их одежда очень не соответствовала температуре. Если в городе я видел их в относительно привычном городском наряде, то сейчас они носили лишь набедренные повязки. Думаю, что как только они покинули город и забрались в лес, то Клён позволил им ощутить свободу и одеться в привычную для их народа «одежду». Непонятно, правда, как они не мёрзли. Наверное, правду говорят, что на Ничейных Землях горячий народ живёт.
        Интересно, а Льюис Клёнч собственной персоны тоже сюда пожаловал? Лучше бы он остался где-нибудь в городе, но и эта моя надежда не оправдалась. Я увидел, как из леса показались обычные бородатые мужики, возможно местные, а может и из другого города или уезда, но точно не дикари. После них вышел и сам Клёнч. Он шёл в огромных чёрных сапогах, серых штанах и пушистой, словно шуба, жилетке на голый торс. В таком наряде он и сам напоминал дикаря. А потом показались животные. Лошади и быки, все они тащили перевозы примерно, как у нас с другом, только со стенками и крышей, но такие же узкие. Полагаю, что именно в этих ящик и припрятано самое ценное. Например, оборудование для добычи золота. Если так, то я буду рад подсмотреть за работой конкурентов.
        Надо признать, что и они смогут, да будут рады ни меньше высмотреть секреты конкурентов. К сожалению, големов и кран от них скрыть не выйдет. Да и потом, рано или поздно, нам всё равно придётся перебраться на другой водопад. А в этом и есть наш секрет, принципиально новый способ намывать золото. Если судить по первым пробам в этой чаши водопада, то до нас там рылись разве, что какие-нибудь рыбки да водные насекомые. Если Клён и его мужики прознают про наш способ и подумают, что он реально эффективный, то чёрт его знает, сколько потом нам достанется нетронутых водопадов.
        Чёрт бы побрал этого фортиса. Вот именно в «нашем» ручье им приспичило добывать золото. В округе столько мест, столько других рек и ручьёв, а их принесло именно сюда. Хотя, зная, что Клёнч не из дураков, то это скорее хороший знак. Не станет же он добывать золото там, где его нет.
        А ещё я всё думал о древних реках, которые бежали неизвестно где. Возможно, они несли в себе не просто много золотого песка, не просто золотые самородки, а настоящие золотые камни. Мир раньше был другой… Узнать бы только, где пробегали эти самые древние реки. Докопаться до их террасных, донных отложений и тем более глубоких чаш водопада. Тогда золота до конца жизни хватит, купаться в нём можно будет! Да, я долго грезил желанием узнать, где же протекали заветные древние реки. А бежать они могли, где угодно, под тысячелетним лесом, под старыми горами, под самим Трелесом или Акшцпыцом…
        Вдруг я услышал звуки падающих деревьев. Посмотрел в даль и увидел, что дикари взялись за топоры и начали валить деревья, прямо в сторону реки. Чуть дальше от них, более цивилизованные мужики возводили шатры, ставили палатки, и, кажется, строили деревянный дом. Интересно для кого, а знаю: для гиганта Льюиса, который ходил в самом центре этого беспорядка и раздавал приказы. Он даже не стеснялся пинать, толкать или откидывать в сторону людей, которые ему как-то не угодили. Да уж, не повезло им с боссом. Хотя, быть может, платит он и прилично, по крайней мере не дикарям, те может вовсе за кормёжку работают.
        Затем я увидел, как для животных начали возводить загон. Туда загнали всех лошадей и быков, поставили им корыта, стали кормить и поить. В общем, их лагерь разрастался с невероятной скоростью. Если его сравнивать с нашим, то мы с другом живём как отшельники, а у них неплохой такой городок. А главное: их «мэр» - тот ещё управленец, просто так его вокруг пальца не проведёшь.
        Вскоре лесные пришельцы разожгли костры, в нескольких местах. Их строительные площадки осветились ярким пламенем. Я видел, как на одних кострах жарили еду, возле других собрались в развесёлые группы и что-то выпивали. Видел и то, как они начали рыть почву рядом с рекой, видно строили себе глубокое место для купания. А потом я заметил, огромный железный чан, под ним развели жаркий костёр. Но неужели им нужно столько еды? Я пристально наблюдал за огромным котлом, больше человеческого роста. А огонь под ним горел всё ярче, языки вытягивались выше.
        Через пару минут я заметил, как к нему подошёл сам Льюис Клёнч с чёрным чемоданчиком. Он открыл его и начал выливать в огромный котлован какие-то зелья или снадобья. По крайней мере, сосуды имели не привычные формы в виде бутылок, а представляли из себя какие-то пузатые пузырьки, длинные и тонкие колбочки, склянки. Из далека я едва-едва их разглядел. Зато прекрасно видел, тот, надо полагать, волшебный порошок, который Клёнч щепотками сыпал в чан. Он светился и переливался всеми цветами радуги, затем было ещё несколько зелий и порошков. Не все из них светились, но некоторые, попадая в чан, заставляли магический бульон плескаться, пениться или менять цвет.
        Закрыв ящик, Льюис скинул с себя всю одежду и залез в магический «суп». Я видел, как он покрывался мурашками, как набухали вены и мышцы его тела. Как он клацал челюстью, жмурился и корчился. В итоге покраснел, затем вылез из чана и побежал прямо в ледяной ручей. Думаю, именно так фортисы и поддерживают свою форму.
        До восхода солнца оставалось ещё около двух часов, я решил немного вздремнуть. Днём, если нас заметят, то наверняка нанесут «дружеский» визит. Жаль, но спрятаться мы не сможем. Стало быть нужно будет дать отпор.

* * *
        - Кыш-кыш! Цыть! Отстань,  - кричал я на Молния, который лизал моё лицо словно чашку с лакомством.
        Разбудив меня, он очень тихо гавкнул, вильнул хвостом и с гордостью выскочил из палатки.
        - Крис, давай реще! Они облепили наш кран, как муравьи каплю мёда!
        Яркий свет ударил в глаза, когда я показался наружи. Затем я увидел спину друга. Ещё через пару секунд взглянул на водопад, перевёл глаза на кран и…
        - Како лешего?!  - возмутился я.
        Клёнч, стоял рядом с краном махал руками и что-то говорил. Около него тёрлись два цивилизованных мужика, должно быть какие-нибудь «замы», да «правые руки». Все трое с серьёзным лицом рассматривали наш кран, лапали его и обсуждали. Вокруг них, как мураши, ходили дикари. Они чуть ли не лазили по крану, но, кажется, понюхать и погрызть некоторые его детали успели. Явно проверяли на прочность.
        Внезапно Клёнч дёрнул за крюк и канат, «штурвал» тут же начал крутиться в обратную сторону. Затем гигант схватил одного из темнокожих и приказал ему взяться за крюк. Гаркнул на двух других аборигенов и показал им, как вращать ось, на которую наматывается канал. Те, словно дети малые, начали крутить его и радоваться. Их товарищ в набедренной повязке отрывался от земли и парил в воздухе.
        - Вот уроды,  - сказал Оскард,  - это чё им карусель?
        - Совсем обнаглели,  - ответил я и заметил арбалет, который болтался на спине друга.
        Затем бородатые мужики, приспешники главного, показали темнокожим, что кран может не только поднимать и опускать грузы, в данном случае живого пусть и диковатого человека, но ещё и вращаться на все триста шестьдесят. А также они вытолкали из-под колёс стоп-брёвна, которые фиксировали кран на месте.
        Вскоре крик Клёнча прервал веселье дикарей. Он приказал им куда-то толкать наш. Наш! Кран. Скоты бессовестные.
        - Э-э-э! Куда эти свинохряки потащили наш кран!  - возмутился Оскард, но ничего сделать не мог.
        - Проклятый Клёнч! Сейчас я им покажу.
        Я моментально выхватил арбалет, точнее снял его со спины друга. Прицелился так, чтобы болт с чёрной иглой на конце ни в кого не попал, но обратил на себя внимание. После я со злобой нажал на спусковой крючок. Болт махом сорвался с арбалета и полетел прямо группе чужаков под ноги.
        - Боже! Крис!  - друг схватился за голову. Хорошо хоть на меня не кинулся…
        - Тихо-тихо… так надо.
        Болт вонзился в землю всего в двух шагах от Клёнча. Все дикари тут же выхватили топоры и начали смотреть по сторонам хищными взглядами и скалить заточенные зубы. Два городских типа, что сопровождали Клёнча, тут же взмахнули руками и я увидел на них складные, но уже заряженные арбалеты. Они, встали друг к другу спиной и начали медленно кружиться на месте. Клён взглянул на стрелу и, очень пафосно, даже не оборачиваясь, ткнул в нашу сторону указательным пальцем. На нас тут же уставились все дикари и те мужики нацелили арбалеты.
        Через секунд десять они опустили оружие и, к нашему с другом изумлению, откатили кран на место. Затем Клёнч и два сопровождающих, те самых с арбалетами, направились в сторону нашего холма. Видно, не самая приятная предстоит беседа.
        Оскард, убрав руки с головы, но с выпученными глазами посмотрел на меня и заорал:
        - Нахрена, Крис! Ты совсем сдурел, твою мать, блин! Зараза! Они же нас порвут!  - поток его сквернословия я не пытался остановить.
        Мне слишком сильно льстило то, что одним метким выстрелом я столько всего сделал. Да, Клёнч и его, надо отдать должное, два весьма опытных и подготовленных бойца шли в нашу сторону. Но они не махали оружием и не пытались засадить в нас болты, а, значит, шли, чтобы поговорить. Быть может договориться или что-то предложить. Да кого я обманываю, скорее уж потребовать.
        Я, предчувствуя цель их визита, приказал Оскарду держать оружие и Молния наготове. А сам созвал всех големов, чтобы вооружить их и выстроить в отряд. Оскард успел взяться за дубину, но и арбалет держал при себе. В общем, мы были во всеоружии, а, значит, и готовы встречать гостей.
        Клён и мужики шли прямо на нас, темнокожие остались у воды. Мы с другом не слабо так нервничали. Вдруг реально сейчас начнётся бойня? Но я думал об этом, и успокаивался тем фактом, что дикари остались на ручье. Если бы Клёнч хотел нас убить, то точно взял бы их с собой. Уже не говоря про стрелков с заряженными арбалетами.
        - Крис, блин, забудь ты про дикарей!  - протестовал Оскард моим доводам,  - Клёнч нас сам захреначит, как бог черепаху.
        - А мне кажется, у нас будут переговоры,  - возражал я.
        - Зачем тогда мы приготовились к сражению?
        - На всякий случай…  - тут он меня подловил. Ни то чтобы я хотел боя, но и не подготовиться к нему значило допустить ошибку.
        - Здравствуйте, молодые золотоискатели,  - ехидно поприветствовал нас Клёнч, поднимаясь на холм.
        Он был головы на две выше, сопровождавших его мужиков. Те, поднявшись выше, молча кивнули в знак приветствия. Хотя я не видел в их глазах и капли доброты.
        - Здравствуйте,  - ответил я.
        - Добрый день,  - поприветствовал их и Оскард.
        - Какой же он добрый, ребятишки? Кто гостей встречает болтами? А если бы он в меня попал?  - спросил Клёнч.
        Однако я не видел, чтобы он хоть немного нервничал. Не удивительно, будет вообще-то странно, если тот хилый болт сможет его серьёзно ранить. Это ведь, как ежовая иголка для медведя… Гигант прошёл дальше, осмотрел наш холм-лагерь. Погладил Орешка, а тот на него злобно прорычал.
        - Вы кран наш чуть не сломали,  - заговорил я.
        - Да!  - поддакнул Оскард,  - это очень сложная технически-инженерное устройство. Его просто так не соберёшь.
        - Вот и я так думаю. Поэтому отдайте его нам, по добру… Нет, лучше чертёж, эту развалюхе оставьте себе,  - сказал грозно Клёнч и посмотрел на нас, словно волк на поросят.
        - Если нет?  - спросил я, не без тени сомнения в собственной смелости.
        - Такого не бывает,  - ответил гигант и хлопнул себя по груди. Он скалой возвышался надо мной.
        Два мужика тут же достали арбалеты и направили на нас.
        - Эй!  - Оскард тоже прицелился, правда не в мужиков, а в фортиса.
        - Рыжий, ты мою кожу не пробьёшь!  - усмехнулся Клёнч.
        - Давайте решим мирно,  - предложил я, а сам покрепче сжал меч-коготь.
        Драться я им, конечно, не умел, но выглядел думаю более грозно, чем если бы просто угрожал своим совсем не большим, но смертоносным ножом-клыком.
        - Вот-вот, верно мыслишь. Опустите оружие, она вас всё равно не спасёт. А големы… тьфу, я же вижу, что они только в грязи рыться и умеют. Стоп-стоп,  - начал повторять он,  - так они из земли?! Даже не камня!? Ах-ахха-ха! Какие же вы убогие.
        - Деревенщина!  - воскликнул один из арбалетчиков.
        - Ох… умора!  - поддержал его второй.
        - Ладно-ладно,  - Оскард занервничал и испугался, Молний тоже невесело скулил и поджимал хвост,  - Крис, опусти оружие и прикажи големам…  - сложив дубину и арбалет на землю, попросил меня друг.
        Вот дерьмо! Не думал, что он так быстро сдаться. Хотя, я бы на его месте тоже испугался. Что он может без магии земли против трёх, настолько опасных и могучих врагов? Ничего. Да и, сказать по правде, не думаю, что навык моей магии позволил бы мне победить даже в случае боя один на один против арбалетчика. А Клёнч, для меня, пока несокрушимая скала. Гора мышц, с далеко не глупой головой.
        Я сложил оружие и приказал сделать тоже самое големам. Затем заставил их сесть на землю и отвернуться от нас. Больше всех сопротивлялся Орешек, видно он соображал и знал больше других. Может чувствовал или понимал, что нам всем грозит опасность.
        - Молодцы, ребятишки. Мне нравится, что вы решили не заставлять нас совершать лишних телодвижений. Тем более на большее вы и не способны…  - после паузы он чуть утих, кажется, остыл,  - так для чего, говоришь, вы используете кран?
        - …
        - …
        Ни я, ни Оскард не решались ответить на этот вопрос.
        - Уж не за дурака ли вы меня держит? Ребятишки? Я видел где стоит кран, видел, как вы отрыли новый канал. Много золота на дне водопада?  - спросил он, задрав одну бровь чуть выше другой.
        - Нет-нет-нет,  - тут же начал юлить Оскард.
        - А ты, что скажешь?  - гигант направил своё мачете, которое могло бы сойти для меня за двуручный меч, мне в лицо.
        - Сложно сказать, пока непонятно.
        - Хм… а кто из вас главный? Нет, не так. Кто из вас умней?
        - Оскард,  - ответил я.
        - Крис,  - сказал друг.
        - Аха! Хе-хе! Хох-хо!  - раздалось звучное ржание сразу из трёх ртов.
        - Обыскать тут всё,  - приказал Клёнч своим арбалетчикам,  - будем брать с вас первые проценты. Золотом, разумеется.
        - Э-э-э! Какие ещё проценты?  - воскликнул Оскард.
        - Вы хотите жить?  - играючи спросил гигант,  - если да, то принимайте мои условия! Иначе два трупа в лесу вряд ли кто-то потом станет искать.
        - И какие условия?  - проглотив ком в горле спросил я.
        - Вы будете отдавать нам семьдесят… ну ладно, ваша смелость - запустить в нас болт,  - мне понравилась. Пусть шестьдесят. Да, шестьдесят процентов всего добытого вами золота вы будете отдавать мне. Ежедневно. Ещё мне нужен чертёж подъёмника…
        - Но его нет,  - Оскард развёл руками.
        - Да ты что?! Правда? Так начерти, чёртов рыжий остолоп!
        - Бумаги бы и карандаш…  - виновато попросил друг.
        - Мясо принесёт,  - ответил гигант.
        - Это вы так темнокожих называете?  - спросил я.
        - Ага,  - молча кивнул седой фортис,  - ты догадливый, хоть и однорукий.
        Пока его арбалетчики рылись в наших вещах, переворачивали всё подряд и искали добытое золото, мы с другом сидели и не рыпались. Свои условия мы сейчас диктовать не могли.
        - Ос, ты реально согласен на шестьдесят процентов?
        - А есть выбор?  - прошептал он в ответ,  - придётся…
        - Ну нахрен, я это так не оставлю,  - злобно, но тихо ответил я.
        - Крис, сиди и не рыпайся, пока тебе голову не снесли.
        Досада, разочарование и грусть - это всё, что сейчас читалось на лице друга. Думаю, и на моём было всё тоже самое, однако, и свою рьяную злобу я не скрывал. Смотрел с презрение на седого гиганта с зачёсанными назад волосами, прямо прожигал его взглядом. Он это прекрасно видел, но в ответ только ухмылялся, как если бы смотрел за тем, как маленький жёлтый цыплёнок пытался угрожать орлу.
        - Нигде нет золота!  - сказал первый мужик.
        - Подтверждаю!  - выпалил второй.
        - Хм… В големах вы не искали,  - гигант соскочил с места.
        Он метнулся к отряду големов в два шага. Замахнулся правой ногой и пнул Работягу. Тот разлетелся в облако пыли, его голова, руки, ноги улетели в разные стороны метров на десять, а то и больше. После Клёнч обтряхнул обувь, посмеялся над жалкой кучкой земли и выдал:
        - Сами скажете, где золото или мне ещё поискать?
        - В моей палатке, под спальником…  - быстро ответил друг.
        Ос, что ты блин делаешь?! Но я промолчал, не хотелось показывать, что гигант может ещё и расшатать нашу крепкую дружбу. Хоть я и оценил шаг друга, как не правильный, всё же сам ничего лучше не придумал.
        - Молодец, рыжий,  - ответил Клёнч.
        Он достал свой исполинский мачете и резанул борт палатки. Дёрнул покрывала и одеяла в сторону. После нескольких минут копаний внутри он закончил. Поднялся на ноги и показал железную баночку:
        - С вами приятно иметь дело!  - махнул пальцем арбалетчикам, а сам пошёл в сторону своего лагеря.
        - Шестьдесят процентов золота! Каждый день!  - напомнил мужик.
        - Ага! И чертёж крана!  - добавил второй.
        После они ушли, позвали дикарей с собой и отправились в лагерь.
        - Ос, ну зачем ты им сказал, где золото?
        - Ты сдурел, зараза?! А чё мне оставалось?!  - спросил он и нырнул в свою палатку прямо через дыру,  - иди-ка лучше сюда.
        - Ну чего ещё?  - нервно спросил я.
        - Смотри сюда.
        Ос показал мне ту яму, где прятал баночку с золотом. Потом начал ковырять её земляное дно совком и… Оказалось, что он спрятал почти всё золото в земле, как раз под этой ямой в другой баночке. Эдакий тайник с двойным дном. Хоть одна хорошая новость за последнее время. Правда, что с неё толку, если эти уроды требуют шестьдесят процентов, да и чертёж ещё. Спасибо, что хоть големов настряпать не попросил, чёртов Клёнч, будь он проклят! Если они сделают кран, то монополию на добычу в водопадах мы точно потеряем.
        Я только вчера вечером подумал, что жизнь налаживается! А тут припёрся это чёртов гигант и всё испортил.

* * *

        Восстанавливать утраченного голема я не стал. Не было, ни сил, не настроения. Вместо этого мы с другом занялись выниманием и промыванием породы со дна водопада. Работа шла плохо, мы оба злились и теряли мотивацию трудиться с каждой минутой. Оно и понятно: целых шестьдесят процентов придётся отдать, а иначе смерть. Сомневаться в словах Клёнча, могли лишь дураки.
        Работая на бывшем водопаде, мы сорились с другом по каждой мелочи. Ругались буквально по пустякам. К вечеру мы едва ли выполнили треть дневной нормы по выработке породы. Так продолжаться не могло, это ведь только первый день «работы на дядю». Чем дольше это продлиться, тем хуже будут наши дела во всех смыслах. Сначала, полагаю, развалится наш золотодобытческий промысел, а потом и дружба. А самое страшное, что при таком раскладе, мы можем навсегда попрощаться с исполнением наших мечт!
        Нет! Я это так не оставлю.

* * *
        - Ос, завтра утром я пойду к этому уроду и вызову его на дуэль!  - громко заявил я, доедая ужин: горячую картошку, только-только из углей.
        - Крис! Ты точно на солнце не перегрелся?  - друг чуть не поперхнулся.
        - Клёнч тот ещё бандюга, но, думаю, он всё равно - человек гордый. Примет мой вызов, особенно при своей толпе,  - объяснил я,  - иначе авторитет может в трубу вылететь.
        - Какой нахрен примет или не примет?! Ты вдумайся только: ДУЭЛЬ! Да он расплющит тебя двумя пальцами!  - кричал друг мне в ухо, пытаясь вразумить.
        - Верно ты хочешь остаться его рабом?! Лично я как-то не особо. А сказал, значит сделаю. Завтра же я пойду и вызову его на бой!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к