Сохранить как .
  Субботина Айя Субботин Максим
        
        Форсвейм - 2. Воины игры
        
        
        Глава 1.
          
        Исходив множество дорог, свидевшись с множеством людей, поневоле начинаешь видеть их двойственную суть. Не спеши делать вывод по первым впечатлениям. Они, как правило, обманчивы...
        Из путевых заметок сумасшедшего Яро.
          
        Хагер много читал и слышал об ощущениях, которые положено испытывать при переходе через портал: тошнота, головокружение, потеря чувства реальности, слабость в ногах... А если как следует покопаться в памяти, то к этим "симптомам" прибавится еще с десяток. Загвоздка в том, что все эти знания оказались совершенно несостоятельными здесь, в виртуальной реальности. Игроки только что перенеслись на другой Остров. Не через речку прыгнули, не через море - а пересекли безвоздушное пространство магокосмоса. Или какое оно там?
        Хагер ожидал каких-то необычных ощущений. На деле же помнил лишь быстрое мелькание множества цветных пятен, которые в итоге слились в непрерывные линии, в свою очередь образовавшие нечто вроде туннеля.
        Ничего так прокатились - с ветерком. Будто на американских горках побывал. Теперь Стендар остался где-то там, далеко за спиной. Наверное, играй они в обычном режиме, не покинули бы Остров, пока не прошли все возможные квесты. Но времена изменились - смерть стала реальной, а мир Форсвейма пронизали нити вируса. Домой не выбраться, пока не соберешь ключ. Части же ключа разбросаны по всем Островам - по одной части на Остров. Чем быстрее найдешь, тем быстрее вернешься в реальность. Излишне торопиться, конечно, тоже не следует. Но четырнадцатого уровня должно хватить, чтобы сразу не сложить головы. Хотя, возможно, поначалу будет нелегко.
        Хагер скосил взгляд на собственные характеристики.
          
        -->
        Сила: 16
        Дух: 5
        Ловкость: 9
        Телосложение: 17
          
        Количество здоровья: 170
        Выносливость: 160
        Сопротивление магии, %: 1.5
        Сопротивление ядам, %: 15.1
        Сопротивление болезням, %: 5.1
        Вероятность критического удара, %: 5
        -->
          
        Чего и говорить - негусто, хотелось бы куда большего. Как бы пригодились сейчас чит коды. Наверняка же такие имеются в игре. Хагер не очень понимал интереса использовать читы в обычных играх - теряется весь интерес от процесса. Разве что ненадолго почувствовать себя мега героем, чуть ли не богом... А смысл? Ценность результата, над достижением которого не пришлось попотеть, для Хагера стремилась к нулю. То же самое касалось излишне быстрой прокачки.
        Но сейчас дело другое - на кону собственная жизнь и жизнь друзей.
        С умениями дела обстояли повеселее.
          
        -->
        Мельница: 5
        Проникающий удар: 1
        Калечащий удар: 2
        Оглушение: 1
        Вихрь: 1
        Аура битвы: 1
        -->
          
        Вся коллекция доступна для применения, а впереди ожидаются новые плюшки. Кроме того, всего один уровень - и придет время развития класса. Сколько можно ходить в мечниках, пора продвигаться по служебной лестнице. В особенности продвижения ждали от Брандина. Если Арагна с настойчивостью двигалась по пути боевого мага и на заклинания поддержки почти не обращала внимания, то Брандин изначально склонялся в сторону более универсального мага. Постоянно таскал с собой припарки, перевязочный материал и дополнительные лечебные зелья. В том числе от всяческих болезней и отравлений. Именно ему предстояло стать лекарем группы. Роль крайне ответственная и почетная. Особенно если учесть что члены небольшой группы уже не раз и не два ходили по грани, за которой больше не будет ни игры, ни риала.
        Ладно, осталось освежить в памяти значения навыков и можно продолжать путь.
          
        -->
        Легкая броня: 11
        Тяжелая броня
        Мантии
        Легкое оружие
        Среднее оружие: 12
        Тяжелое оружие: 6
        Стрелковое оружие
        Парирование: 10
        Запугивание: 3
        Верховая езда: 4
        Плавание
        Красноречие: 4
        Танцы
        Пение
        Обман
        Увеличение максимального урона: 4
        Древковое оружие
        -->
          
        - Ну, надо же - и не тошнит даже, - Сарф озадаченно поскреб белобрысый затылок. Лучник выглядел разочарованным.
        - Наверное, разработчики решили свести к минимуму большинство заезженных штампов, - отозвалась Арагна. - Или ты чем-то расстроен? Если сильно охота - сунь два пальца в рот. Только отойди в сторонку.
        Из каменной арки телепорта она вышла последней, и вокруг нее еще не улеглось золотистое свечение чар. Через мгновение оно исчезло, каменная арка застыла, словно и не бушевала только что мощными магическими потоками.
        Хагер прислушался к собственным ощущениям. Ничего. Как будто он повернул за угол и оказался на другом Острове. Точно на другом - никаких сомнений. Пейзаж сменился радикально и не очень-то радовал глаз: камень и снег. Кроме того настроение портил злой ветер.
        Выходной портал расположился посреди хорошо укрепленного форта, в полудне езды от столицы острова - Фьергарда. И на том спасибо - хоть не в мертвой глуши. Форт был обнесен высокой стеной, из-за которой виднелись пики далеких гор. Внутри стен - мощенная булыжником площадь с несколькими строениями. Народу - никого. Точно все вымерли. Только в мутных окнах строений отблески света да чадный дым из дымоходов. Что ж - уже хорошо. Значит, кто-то есть.
        На улице смеркалось. Все вокруг выглядело серым и неприветливым.
        Странно, но вопреки промозглому ветру и снегопаду Хагеру нравилась новая "локация". А ведь он никогда не числил себя ценителем зимы. Возможно, все дело в Стендаре, с которым было связано слишком много паршивых воспоминаний. А с другой стороны (он украдкой посмотрел на пританцовывающую от холода Руни), там началась новая жизнь.
        "Хорошо, что запаслись теплыми вещами".
        В игровом кодексе Фьергард упоминался вторым по величине Островом Форсвейма и самым холодным из шести. На смену Стендару с его теплыми влажными тропиками и обжигающими горячими ветрами пришли снегопад и мороз. Хватило нескольких минут, чтобы на щеках привычно бледной Руни появился алый румянец. Брандин выразительно дрожал и старался жаться к шее своего гэла.
        - Кто придумал прямо вот такой реализм? - сетовал он, рассматривая облачка пара, вырывающиеся из собственного рта.
        - Стыдись, холодный южный парень, - шутливо пристыдил его Хагер, хотя и сам успел порядочно замерзнуть, - нам тут еще фиг знает сколько времени коротать.
        В ответ на эти слова заклинатель закатил глаза, скорчил скорбную мину и предложил заканчивать пустую болтовню. Поскорее в тепло, а там уж и языки развязывать можно. Его поддержали единогласно.
        - Мне кажется, или это гостиница? - Руни кивнула в сторону двухэтажного массивного здания в восточной части площади.
        Над добротной деревянной дверью, на трех медных цепях, раскачивалась кованая вывеска с изображением ношеного сапога. И название ей в унисон - "Старый сапог". Несмотря на приличный вид здания, Хагеру не особо хотелось соваться в заведение с таким "говорящим" названием. Но холод подстегнул не тратить времени на поиски нового жилья. По крайней мере, они могут скоротать тут ночь, а завтра отправиться во Фьергард.
        - Сомневаюсь, что здесь есть другая гостиница, - видя его колебания, подсказала Арагна.
        - Идем, - согласился Хагер. - Надеюсь, у них найдется пара свободных комнат.
        Когда до заветной двери с "потрепанным" названием оставалось всего несколько шагов, внимание Хагера привлек громкий мужской крик о помощи. Воин быстро, повинуясь привычке, обнажил Смертоносец и повернулся на крик.
        Мужчину он заметил сразу - тот бежал со стороны ворот и руками пытался укрыться от догоняющих его стрел. Неопрятный пыльный балахон мешал ему двигаться быстрее, но мужчина и в нем показывал невиданную прыть. Следом за орущим в ворота форта ввалилось еще несколько мужчин и женщин, одетых точно так же, как и убегающий. А уже за ними - четверо всадников, в кожаных доспехах, отороченных мехом. Двое, удерживаясь на лошади только при помощи ног, жалили беглецов стрелами, двое оставшихся норовили достать тех короткими копьями. Не успел Хагер подумать, стоит ли ввязываться в очередной квест, как в спину одной из женщин вошла стрела. Беглянка вскрикнула и упала под копыта настигшей ее лошади.
        Стражники форта (и откуда они только взялись?) выбежали наперерез всадникам. Один, самый молодой, как показалось Хагеру, не успел ударить копьем и упал с раной в горле. Второй оказался проворнее и даже сумел контратаковать, но черный жеребец нападающего буквально смел его с пути.
        - Им нужно помочь! - выкрикнул Хагер, еще не вполне веря, что все-таки вступает в "игру".
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Аура битвы"
        -->
          
        По телу разлилась уже привычная легкость. Мышцы аж завибрировали от пронизывающей их мощи.
          
        -->
        Вы получили новое задание "Помоги или отойди"
        -->
          
        Вместо Сарфа ответила тетива его лука, Арагна и Брандин подготавливали заклинания, а Руни уже исчезала в тенях.
          
        -->
        Вы стали объектом заклинания "Благословение"
        -->
          
        Хагер бросился наперерез ближайшему всаднику, с легкостью отбил копье и вывернулся так, чтобы тут же контратаковать.
          
        -->
        Навык "Парирование" повысился. Текущее значение: 10
        -->
          
        -->
        Вы стали объектом заклинания "Каменная кожа"
        Вы стали объектом заклинания "Призрачные доспехи"
        -->
          
        Кожа будто задубела, но при этом совершенно не замедляла движений.
        Противник, должно быть, заподозрил намерения воина, потому что натянул поводья, стараясь увести лошадь в сторону, но его это не спасло. Хагеру хватило нанести однин удар, чтобы отхватить нападающему руку с частью плеча.
          
        -->
        Вы нанесли критический урон
        -->
          
        Всадник сильно выпучил глаза и, забыв о поводьях, второй рукой попытался схватить свою же отвалившуюся часть тела. Но, не успев совершить задуманного, без сил повалился из седла.
        Мимо Хагера пронеслась лошадь, волоча за собой застрявшего в стременах всадника-лучника со стрелой в глазу.
        "Уже двоих нет", - неплохое начало.
        Он быстро осмотрелся, прикидывая позицию. Второго всадника, с копьем, словно муравьи, атаковали стражники форта. Вероятно, они и были слабее его, но давили числом. Видя такой поворот дел, последний лучник развернул коня обратно, к воротам, что-то зычно выкрикнул, ударил животное пятками по бокам. Уйти не удалось - его остановила Руни. Ловкачка вынырнула из теней, словно черт из табакерки. Она не стала атаковать всадника, а изловчилась прошмыгнуть под его лошадью и подрезать седельные ремни. Лучник зашатался, не удержал равновесия и грохнулся на камень.
          
        -->
        Ваш спутник применил заклинание "Огненная стрела"
        Ваш спутник применил заклинание "Молния"
        -->
          
        Огонь и электрический разряд жадно впились в тело, словно соперничали, кому достанется больше. В воздухе запахло горелой плотью.
        Да уж - перестарались заклинатели. Зато наверняка.
        Хагер осмотрелся: стражники уже закрывали ворота, на стенах форта показались лучники.
        "Интересно, где они раньше были?" - подумал воин.
        Когда стало ясно, что нового нападения, по крайней мере, в ближайшее время можно не опасаться, Хагер спрятал меч и, как положено, первым делом собрал причитающееся с тел нападавших. Негусто - кроме нескольких серебряных монет и взять-то нечего. Кожаные доспехи и оружие выглядели весьма старыми и видавшими виды. С таким лутом больше натаскаешься, чем выгоды поимеешь. Несколько стрел оставил Сарфу - ему нужнее.
        "А это что?"
        Хагер поднял смятый пергамент. Несколько минут безуспешно пытался прочесть его содержимое: буквы, хоть и были знакомыми, шли сплошными строками, без пробелов и абзацев. Как воин ни старался, но не смог найти среди них ни одного связного слова. Белиберда какая-то.
        - О, добрый господин! - Перед Хагером, словно гриб после дождя, вырос тот самый мужчина, который первым вбежал в форт. Высокий и худой - даже в теплых одеждах. Средних лет, но с заметной сединой в выбившихся из-под капюшона волосах. - Я рассеян теперь в словах и не могу выразить, как благодарен вам за спасение меня и моих спутников!
        Он обеими руками вцепился за ладонь воина и принялся яростно трясти ее. Хагер поспешил высвободиться.
        - Не за что, - ответил первое, что пришло в голову. - Кто они такие?
        - Страшные люди! - выпалил спасенный. - Меня зовут Рамат, господин. Рамат Совиная Голова, если тебе будет угодно. Могу ли я узнать имя своего спасителя?
        Хагер подумал, что справедливости ради спасенному следовало разуть глаза и заметить, что спасителей (учитывая стражу) было не меньше дюжины, но спорить не стал.
        - Хагер. - "Хм, а не придумать ли себе прозвище?" - Хагер из Стендара. Это, - он кивнул на подошедших товарищей, - мои спутники.
        Воин назвал всех поименно, и Рамат Совиная Голова нашел лестное слово для каждого.
        - Позволь мне, отважный господин, отблагодарить тебя и твоих почтенных спутников кружкой доброго вина и горячим обедом и, если на то будет твоя воля, поведать тебе грустную историю наших злоключений.
        Хагер с готовностью согласился.
          
        -->
        Задание " Помоги или отойди" выполнено
        -->
          
        Внутри "Старого сапога" оказалась намного уютнее, чем предполагал Хагер. Хотя после лютой стужи он бы принял за счастье и теплую собачью конуру. Воин насчитал три камина, которые обогревали просторный каменный зал, украшенный шкурами диких животных и их же головами. Есть под головой мертвого медведя - не самое приятное занятие, но не уходить же из-за такой ерунды. Большая часть посетителей, судя по меховым одеждам, была из местных: воины, несколько чиновников (судя по богатым украшениям на их накидках). Но имелись и явные чужаки, скорее всего, игроки. Хагер насчитал пятерых: двое сделали вид, что не заметили новых постояльцев гостиницы, один вполне дружелюбно отсалютовал кружкой, а две девушки в мантиях заклинательниц проводили его и Сарфа заинтересованными взглядами.
        - Господа, добрые господа! - привлек к себе внимание Хагера Рамат.
        Он с двумя мужчинами и женщиной, которых Хагер видел среди беглецов, заняли самый большой стол в центре зала. Их балахоны покоились тут же, на лавках. Под ними оказались землистого цвета тоги с капюшонами.
        Вокруг новых гостей уже крутились служки и служанки: сносили кувшины с напитками, подносили блюда с дымящимися кусками мяса, тарелки с сырными нарезками; высокие медные вазы, полные квашеных овощей; и прочие разносолы. Стоило Хагеру подойти, как ароматы вкусной пищи защекотали нос.
        - Прошу тебя, отважный Хагер из Стендара, прими наше скромное угощение в знак признательности и вечной благодарности!
        - Хагер из Стендара? - переспросила Руни, и в ее взгляде запрыгали озорные чертики.
        - Не спрашивай, - отмахнулся он и занял место на лавке.
        Совиная Голова сел напротив него и уже что-то разливал из кувшина по кружки. В воздухе запахло терпким сливовым вином. Сарф, не потрудившись поблагодарить за угощение, в два глотка приговорил содержимое своей кружки и разрешил услужливому Рамату налить себе снова. Хагер тоже пригубил: питье вызывало скорее оскомину, чем радовало вкус, но, судя по довольным лицам остальных, не понравилось ему одному. Приличия ради воин все же заставил себя выпить половину, улыбнулся, поблагодарил и первым завел разговор о случившемся.
        - Кто были те люди, что гнались за вами? Разбойники?
        - В землях Фьергарда есть люди пострашнее разбойников, - сказал Совиная Голова.
        - И чем вы им насолили, что они не побоялись сунуться в защищенный форт?
        Совиная Голова посмотрел на своих спутников: те после небольшого колебания закивали, давая молчаливое разрешение. В глазах Хагера это выглядело так, словно Рамат собирался раскрыть вселенскую тайну. И такой поворот событий не мог не заинтересовать.
        - Полагаю, добрые господа недавно в наших краях? - спросил Совиная Голова, и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Здешние жители узнают нас по одежде.
        С этими словами мужчина поднялся и дал Хагеру получше рассмотреть свою тогу. Воин заметил, что та не вся одинакового землистого цвета: на груди виднелась порядком вытертая вышивка в форме глаза с двумя зрачками.
        - Странный символ, никогда такого не видел, - ответил чистую правду. На всякий случай заглянул в Путеводитель по миру, но пока похожего символа там не нашлось. Видимо, информация обновится после разговора.
        - Мы служители Истинного знамени - благородного ордена историков. Испокон веков служители Истинного знамени разгадывали загадки истории, отбирали тайны у времени и воскрешали забытые страницы истории. Не смотри на меня так насмешливо, отважный Хагер, орден, к которому я имею честь принадлежать, оказал множество услуг сильнейшим людям Форсвейма: некоторых усадил на трон, некоторых - сверг. Большинство известных артефактов в руках самых могущественных магов нашли мы - кропотливые служители Истинного знамени.
        Хагер и не думал насмехаться над Совиной Головой, но не стал его переубеждать. Итак, перед ними группка сумасшедших археологов, которые копаются там, где воняет даже не слишком щепетильным людям. Нетрудно догадаться, что на этот раз они копнули слишком глубоко.
        - Вы откопали то, что трогать не следовало?
        На этот раз вместо Рамата ответила женщина. Точнее - девушка, как выяснилось, когда она скинула капюшон тоги. Тонкая, с острыми плечами и точеной фигурой, она самую малость уступала Хагеру ростом. Взгляд голубых глаз с интересом изучил его лицо. Потом девушка поправила слегка растрепанные рыжие волосы и сказала:
        - Мы, уважаемый, не можем тронуть то, чего не следует, потому что у истории и прошлого нет хозяина.
        - Это как посмотреть, - отозвался он. - Некоторые шкафы лучше не открывать, даже если они стоят посреди пустыря и без замка.
        - Шкафы? - не поняла голубоглазая.
        Воин улыбнулся, махнул рукой, мол, не заморчивайся. Девушка еще несколько мгновений сосредоточенно морщила лоб, а потом, пожав плечами, улыбнулась ему. Хагеру от этой улыбки стало не по себе: слишком... откровенно?
        "Ну, а что ты хотел? Разработчики наверняка позаботились о том, чтобы игрокам, которым не досталось живых партнеров для вирта, было с кем хорошо провести время в перерывах между квестами".
        Сидящий рядом Брандин ощутимо ткнул его локтем в бок, сально хмыкнул, после чего воину захотелось двинуть его в ответ с утроенной силой. Полежал бы под столом, подумал о своем поведении.
        - Моя младшая сестра - Закейра, - представил девушку Совиная Голова.
        На этот раз девушка улыбнулась еще слаще. Хагер нашел взглядом Руни - кажется, ловкачку больше волновали посетители гостиницы, чем откровенный флирт НПС-шной красотки. Во всяком случае, она была единственной, кого, похоже, совершенно не интересовало происходящее за столом.
        - Закейра - моя верная спутница. Так же, как и все мы, она увлечена историей и именно с ее помощью мы нашли немало ценных кладов в последние годы. - Совиная Голова нахваливал сестру так, словно собирался сосватать за одного из сидящих за столом. И все это время голубоглазая красавица продолжала ласкать Хагера взглядом.
        Воин кашлянул в кулак, думая, как в случае чего отделаться от навязчивого внимания. Вирт с НПС - не повод для ревности, конечно, да и с Руни их связывает всего пара поцелуев, но желания разделить постель с красоткой не было и в помине.
        - Твои слова ранят меня, брат, - печально произнесла Закейра. - Ведь если б не моя последняя находка, нам бы теперь не приходилось бояться каждой тени.
        - Что за находка? - поинтересовалась Руни.
        "Значит, она только делала вид, что не слушает".
        - Пусть брат расскажет.
        - Нет, ты об этом знаешь больше меня, - покачал головой Рамат, - тебе и рассказывать.
        Красавица пригубила сливовое вино, и мужчины, сидящие слева и справа от нее, в унисон услужливо поинтересовались, не хочет ли она еще. Девушка так же вежливо отказалась и, сделав еще глоток, начала свой рассказ.
        - Несколько сотен лет назад, когда в здешних краях и знать не знали о городах, неподалеку от этого места, где мы сейчас сидим, располагалась охотничья деревушка. На месте же форта стоял единственный во всей округе храм светлой госпожи Акморы. Все путешественники, простые жители и искатели приключений, собираясь в далекие земли, посещали храм в поисках ее доброго благословения. Акмора слышала молитвы всех и была щедра к тем, кто чтил ее устав. В благодарность жители всегда приносили к ее мраморным стопам дары: меха, драгоценные камни, деньги и добрую пищу. Со временем казна храма стала ломиться от сокровищ. Слухи об этих богатствах расползлись по округе и, как черная гниль, осквернили душу молодого воина. Он был беден, но без ума любил дочку старосты, который обещал ее в жены сыну местного торговца. Отчаявшись получить любимую, юноша задумал черное злодеяние: под покровом ночи он пробрался в храм Алкморы в поисках сокровищ, о которых твердила молва. Парень был охотником, а не вором, поэтому его проникновение в храм сразу же заметили. Служитель Алкморы попросил его покинуть храм, но юноша не
отступил. Служитель поднял переполох, и юноша убил его. На крики прибежали другие служители, но и они пали от руки неудавшегося вора. Вскоре храм светлой богини наполнился запахом крови и смерти. Последний из служителей, самый старый, умирая, молил Алкмору отомстить за них. И богиня услышала. Она явилась к убийце, прекрасная и печальная, и слезы текли по ее щекам. В наказание госпожа прокляла юношу, сказав, что раз так велика его жажда золота, то не знать ему утоления своей страсти и до скончания времен принимать те страдания, что испытывают несчастные, кто умирает от руки воров. Юноша стал молить о пощаде, но было поздно: богиня обратила его тело в прах, а душу заточила в золотой шар.
        Девушка сделала паузу, и Хагер поймал себя на мысли, что заинтересовался ее рассказом.
        - Наверное, речь пойдет об этой самой заточенной душе? - лениво попыталась угадать Арагна. Весь вечер она выглядела меланхоличной и с большим азартом налегала на выпивку, при этом практически не притрагиваясь к еде.
        Видя такое дело, Хагер потянулся за кувшином, который ведьма нарочно поставила около себя. Арагна стрельнула в воина глазами, когда тот отобрал кувшин и передвинул его на другой край стола.
        - Это не просто заточенная душа, госпожа, - ответила Закейра. - Это - реликвия нашего народа. Одно из немногих свидетельств того, что боги следят за всеми нами и не допускают несправедливости.
        - Вы нашли сферу? - Хагер снова включился в разговор.
        Голубоглазая посмотрела на брата. Закусила губу в нерешительности.
        "Конечно, нашли, - сам себе мысленно ответил Хагер, - иначе стали бы за вами гоняться головорезы".
        - Нашли, - почтив в унисон его мыслям подтвердила девушка. - Но ...
        Совиная Голова не дал ей договорить: положил ладонь на плечо сестры, сжал, и они обменялись короткими взглядами.
        - Прошу простить мою сестру, - перехватил ее рассказ Рамат, - мы только пережили сегодня, столько вынесли и несколько раз успели попрощаться с жизнью. Нам еще нужно заплатить служителям за заботы о наших мертвых братьях и оплакать погибших. Мы просим вас насладиться угощениями и простить нам спешку.
        Пока он раскланивался, остальные служители Истинного знамени, как по команде, поднялись из-за стола и цепочкой направились на второй этаж. От прощального откровенного взгляда Закейру не удержали даже предстоящие траурные хлопоты. Хагера, однако, больше волновал ее брат. Совиная Голова, дождавшись, пока братья по ордену отойдут на приличное расстояние, и поравнявшись с воином, шепнул:
        - Я бы хотел переговорить с тобой позже, Хагер из Стендара, без посторонних ушей.
        И, не дождавшись реакции на свои слова, поспешил за остальными.
        Воин пожал плечами и отодвинул руку Арагны от кувшина с вином, который та успела отвоевать обратно.
        - Не мешай мне наслаждаться своей хотя бы виртуальной жизнью, - оскалилась ведьма. - Я замерзла. И вообще - имею право отпраздновать маленькую, но победу. Кто знает, вдруг завтра удача будет на стороне противника?
        - Если надоело жить - пойти сколоти гроб, - черно пошутил воин. - Может, пока будешь махать молотком, чего-то в голове прояснится.
        - Если мне хочется напиться - я это сделаю все равно. Ты же не будешь вечно держать меня за руку, - огрызнулась ведьма. - Рано или поздно захочешь потискаться с нашей сердобольной воровкой. Или, может, с красавицей Закейрой? Или тебя на обеих хватит?
        Хагер встал из-за стола, убеждая себя в том, что у Арагны наверняка есть веская причина говорить такую хрень. Они с Руни по-прежнему не слишком ладили, но открытой вражды ведьма больше не выказывала. Сейчас же - воин в этом не сомневался, - Арагна за что-то злится именно на него и насолить хочет именно ему, а никак не ловкачке. Гадать - где и в чем провинился, воин не стал. Еще не дело женскими дуростями голову забивать.
        - На, напивайся, если хочется, только не забывай, что во Фьергард мы выедем с рассветом и меня меньше всего будет волновать твое похмелье. И если из-за того, что у тебя болит голова, в пути ты подставишь кого-то из группы - я самолично скину тебя с какой-нибудь скалы. А пока пойду, закажу нам комнаты.
        Направляясь в сторону стойки управляющего, Хагер поймал себя на мысли, что ведьме все-таки удалось укусить его за живое, иначе стал бы он так злиться? Может, и правда снять с себя неформальное обязательство лидера и плыть по течению: напиваться, развлекаться со всеми доступными НПС женского пола, наслаждаться жизнью? Арагна ведь права - чтоб ее: неизвестно, сколько времени им отмерено. Может, он умрет раньше, чем сделает следующий шаг...
        Управляющий был высоким мужчиной, не толстым, но с округлым животом. Он поприветствовал Хагера, высказал пару хвалебных слов в адрес героизма самого воина и его друзей и поинтересовался, чем может услужить.
        - Мне нужно пять комнат, - ответил Хагер.
        - Будут комнаты, господин, - услужливо ответил управляющий и вдруг помрачнел. - Нижайше прошу прощения, но свободных только две. Зато просторные, что танцевать можно.
        - Две - так две. Кроватей-то, надеюсь, всем хватит?
        - Не извольте беспокоиться. Прикажете подогреть воды для купания? Много не нагреем - у нас тут особо и роскоши-то нет, но пару ведер...
        - Достаточно, - согласился Хагер. - В одной комнате будут жить девушки. Хорошо бы, чтобы там немного натопили. Им воду нагреть первым.
        - Будет сделано, господин.
        Хагер расплатился выше названной за постой платы - у них было достаточно золота, чтобы снять на ночь, наверное, весь форт, так отчего не побаловать себя хотя бы услужливым обслуживанием, если ни на что другое рассчитывать не приходится.
        Комната, в которую провела его помощница управляющего, оказалась лучше, чем опасался Хагер. Не слишком низкий потолок, под которым на балках сушились связки каких-то трав. Вместо кроватей - огромные, набитые пухом матрасы, укрытые, наверное, десятком шкур. Верхние (судя по виду, некогда снятые с белых медведей) следовало использовать вместо одеяла. Комнату подогревало несколько зажженных жаровен, половину одной из стен занимала поленница.
        Что ж, околеть не должны.
        В соседней с входной дверью стене Хагер заметил проем, за которым оказалась совсем крохотная комнатушка с лоханью для купания. Ждать, когда ее наполнят, пришлось недолго. К сожалению, вода остывала слишком быстро: пришлось торопливо смыть с себя грязь, опрокинуть на голову ведро холодной воды и одеваться. Брандин с Сарфом все еще оставались внизу, потому, если тоже захотят ополоснуться, придется снова заказывать воду.
        Выйдя из купальни, Хагер остановился в дверях, улыбкой встречая гостью.
        - Тебе нужно лучше запирать свою дверь, - пожурила Руни и отправила в ближайшую жаровню несколько поленьев.
        - Не думаю, что смогу запереться достаточно надежно от тебя.
        - Наверное, - улыбнулась она. - Ничего, что я без приглашения? Арагна взяла с собой кувшин вина, но забыла прихватить уверенность, стоит ли его пить. Я не выдержала смотреть, как она гипнотизирует его взглядом.
        Хагер заметил, что девушка успела переодеться. Ее соломенные волосы до сих пор влажно поблескивали, локоны, отпущенные на свободу из-под привычных шпилек, змейками струились по плечам. Руни сменила легкую броню на платье-тунику из тонкой шерсти, отороченное соболем по вороту и рукавам. Тяжелый серебряный ремень стягивал ее талию так туго, что Хагер даже удивился:
        - И ты нормально в этом дышишь?
        - Да, - пожала плечами она.
        От воина не укрылось разочарование, промелькнувшее в серебряном взгляде. Он мысленно ругнул себя и поспешил исправиться:
        - Ты выглядишь просто волшебно. Но лучше не ходи в этом наряде слишком долго - мало ли кто еще заявится посреди ночи. Не хочу, чтобы ты стала хорошей мишенью.
        "О, черт, это я спорол такую тупость?!"
        Он и в реале не слишком умел говорить девушкам комплименты, но обычно все срасталось и без красноречия с его стороны.
        - Спасибо, - ответила ловкачка. - Я... В общем... Ты прав, мне лучше переодеться.
        Она так быстро метнулась к двери, что Хагер не успел ее остановить. На пороге Руни столкнулась с синеглазой красоткой Закейрой. Хагер очень грубо выругался про себя. Рядом с высокой Закейрой ловкачка казалась совсем крохотной.
        - Руни, я...
        "Ну-ну, и что ты ей скажешь? Не виноватый я, она сама пришла?"
        Ловкачка оглянулась на него, улыбнулась совершенно обыденно. И не угадать, что за улыбкой спрятала: злость, обиду, ревность? Или ей в самом деле все равно? Хагер, порядком уставший от кутерьмы последних часов, махнул на все рукой.
        - Надеюсь, я не помешала твоему уединению, Хагер из Стендара? - мягко, без намека на сожаление поинтересовалась красотка, как только за Руни закрылась дверь.
        "Помешала", - мысленно огрызнулся воин. Осознание того, как эта ситуация выглядит со стороны, стукнуло по лбу стальным кулаком. Руни пришла к нему сама, нарядилась, а он, вместо того чтобы сказать ей, как волновался, пока она была под действием проклятия, начал пороть чепуху. А потом, когда она собралась уйти, не услышав ни одного теплого слова, - явилась красотка, которая (только слепой бы этого не видел) весь вечер пожирала его глазами.
        - Если у тебя что-то срочное - подожди меня, если нет - лучше продолжим разговор утром, - на ходу бросил Хагер.
        "Нужно сказать ей. Догнать - и сказать. Может быть, еще не поздно..."
        - Я хотела... - начала было Закейра, но Хагер уже не слышал ее слов.
        Ловкачку он догнал почти у самого порога их с Арагной комнаты. Поймал за локоть и не дал открыть дверь. Руни обернулась, посмотрела на него то ли с сожалением, то ли с удивлением. Невероятно, как она все-таки хороша в этих серебряных, под цвет ее глаз мехах.
        - Слушай, я совсем не то хотел сказать, - торопливо заговорил Хагер. - Ты выглядишь волшебно. Я просто не ожидал увидеть тебя в своей комнате.
        - Ничего, - спокойно ответила девушка, попыталась отстраниться, но он еще крепче сжал пальцы на ее локте.
        - Я не звал Закейру, она пришла сама. Без понятия, что ей нужно.
        - Наверное, тебе лучше пойти и спросить ее об этом, - все так же спокойно продолжала ловкачка, - у нее наверняка важное дело.
        Хагер первое мгновение чувствовал растерянность - и не понять по ее взгляду, о чем думает. Поэтому, чтобы не мучиться домыслами и еще больше не усугубить ситуацию, сделал первое, что пришло в голову: потянул девушку на себя, поймал за подбородок свободной рукой и поцеловал. Руни пошатнулась, отступила - и воин, воспользовавшись ситуацией, прижал ее к стене. Вот так - она в плену, и все воровские штучки виртуального мира не помогут ей вырваться. Впрочем, Хагер рассчитывал, что она этого и не захочет.
        На этот раз ловкачка пахла пряностями, от ее волос струился едва уловимый горьковато-терпкий аромат летних трав. Она не отступила, напротив - освободила руку и, встав на цыпочки, обняла. Крепко-крепко, как будто боялась чего-то. В голове воина промелькнула мысль, что тело, виртуальное оно или нет, испытывает те же потребности, когда рядом восхитительная желанная девушка, от одного присутствия которой становится в определенном смысле неуютно.
        Он прижал ее еще сильнее, подсадил на колено и, уже не слишком понимая, где они, опустил руки на спину и ниже. Подхватил за ягодицы, поднял к себе. Пальцы настойчиво потянули ткань юбки вверх.
        Руни издала едва слышимый стон, потом еще и еще, пока Хагер полностью не закрыл ей рот поцелуем. Мысль о том, что они в коридоре, где в любую минуту их могут увидеть и услышать, потерялась в ворохе плотоядных картинок. Какого... они каждый день рискуют жизнями, чтобы сдерживать желания, к тому же обоюдные...
        Он остановился, когда понял, что Руни легонько, но настойчиво толкает его ладонями в грудь. Оторваться от нее оказалось сложнее, чем разделаться с пауком-боссом в шахтах Самоцветной гильдии. Хагер осторожно одернул ее юбку, поставил девушку на землю и, взяв за подбородок, заставил посмотреть себе в лицо. Лучше бы не делал этого: ее румянец на щеках, ее огромные ждущие глаза, влажные губы...
        "Держи себя в руках, друг", - приказал он себе.
        - Ты самый лучший, - прошептала она едва слышно.
        - Только для тебя, - ответил он, надеясь, что теперь она правильно поймет его слова.
        Она кивнула, попыталась извиниться, и Хагеру пришлось снова целовать ее. Снова и снова, пока Руни не напомнила, что Закейра, наверное, все еще ждет его в комнате. Он бы с радостью послал синеглазую к бесам и, вместо разговора с ней, сгреб бы Руни в охапку...
        "Не беги впереди паровоза".
        - Иди, - улыбнулась ловкачка, - пропустим потенциальный квест же.
        - Ты мне веришь? - Он выразительно посмотрел на нее.
        - Конечно, - отозвалась она, - и всегда верила. Встретимся утром.
        "Правду говорят: женская душа - потемки", - размышлял Хагер, возвращаясь в комнату. Закейра никуда не делась, напротив - уселась на край кровати и всем видом давала понять, что не уйдет, пока не получит то, зачем пришла.
        - Я решила подождать, пока ты вернешься, - сказала с улыбкой, которую Хагер принял бы за соблазнительную, если бы не жар от недавнего поцелуя. - Надеюсь, теперь ты никуда не убежишь, Хагер из Стендара.
        - Извини, иногда я просто нарасхват, - отделался он бестолковой шуткой. Нет смысла расшаркиваться перед НПС. - Что у тебя стряслось?
        Девушка ожидала другой реакции - разочарование проступило на ее лице, как веснушки на солнце. Хагер облокотился на поленницу, "прицепил" на лицо дежурную заинтересованность и молчанием подталкивал ее начать первой.
        - Я знаю, что Рамат хочет нанять тебя охранять нас, - наконец, сказала она.
        - Я догадался.
        - И как ты планируешь поступить, Хагер из Стендара? - спросила осторожно.
        - Зависит от того, что ты скажешь сейчас и чем закончится наш разговор с Совиной Головой. Ты ведь пришла перекупить меня? - Хагеру самому не понравилось, как звучит это слово, но в данной ситуации оно казалось самым уместным.
        - Ты очень умен, - снова улыбнулась синеглазая красотка.
        - Обойдемся без любезностей.
        Воин адски устал: подготовка, а затем переход через портал, разбойники, вынужденное застолье. Теперь Хагер мечтал залезть под медвежью шкуру и проспать без задних ног хотя бы несколько часов. Если Закейра и дальше будет такой же медлительной, он рискует не лечь вовсе.
        - Наверное, мне следует сказать кое-что, о чем ты не знаешь.
        - Что Совиная Голова никакой не брат тебе? - опередил Хагер.
        Девушка удивленно вскинула брови.
        - Он так плотоядно смотрит на тебя, как не положено брату смотреть на сестру, - пояснил воин.
        - Так и есть, - сказала Закейра с грустным вздохом. - Служителям Истинного знамени нельзя находиться в близкой связи - это запрещено нашим уставом. А я и Рамат... Два года назад мы стали любовниками. Он так увлек меня своими рассказами о тайнах прошлого, своим горячим желание найти истинную реликвию, что я не смогла устоять. Я пришла в орден и назвалась его сестрой, чтобы всегда и всюду следовать за ним. Да и его забота обо мне не казалась бы такой странной. Наша тайная связь придавала пикантности отношениям, и целый год прошел, как один миг. Но потом все изменилось. Рамату не везло, он становился все злее, срывался на мне, и я чувствовала, что значу для него гораздо меньше старых пергаментов и пыли на могильных плитах наших предков. А потом мне повезло раздобыть сведения о Заточенной душе. Рамат смеялся надо мной, говорил, что сам потратил несколько лет на поиски артефакта и не нашел даже пыли его присутствия. Поэтому, когда я привела экспедицию к храму и нашла золотую сферу, он пришел в ярость. Такой удар по его самолюбию - и более сильный человек сломался бы, а Рамат никогда не отличался
трезвостью ума и благодушием. Попранное тщеславие понемногу отравляло его. Скоро я стала замечать, что он слишком много времени проводит около меня, но интересуется только Заточенной душой. Он, как мог, оттягивал наше возвращение во Фьергард. А когда я сказала, что хочу купить помощь наемников, - он пришел в ярость. Сказал, что мы нищенский орден, а наемники слишком любят деньги, чтобы не попытаться отобрать единственное ценное, что у нас есть - Заточенную душу.
        - Ты думаешь, он хочет присвоить сферу себе?
        - Я уверена в этом, - твердо сказала синеглазая. - Несколько недель назад мы остановились на ночлег в Лайте - городке на самой окраине этих земель. О нем всегда ходила дурная слава пристанища воров и разбойников. Все члены ордена уговаривали Рамата пройти мимо и заночевать в лесу, но он был непреклонен. Ночью я встала, чтобы выпить воды, и увидела свет из-под двери его комнаты. Я подошла и услышала разговор двух мужчин. В одном из них я узнала Рамата, другой был мне незнаком. Совиная Голова рассказывал путь, которым мы договорились идти накануне. Нужно сказать, что мы нарочно выбрали неезженые дороги, опасаясь следовать трактами, которые облюбовали разбойники. Больше я услышать не успела - где-то скрипнула дверь, и мне пришлось быстро вернуться в свою комнату, чтобы не быть разоблаченной. На следующий день мы покинули Лайт, но уже к вечеру случилось ужасное.
        - Разбойники? - догадался Хагер.
        Она кивнула и шмыгнула носом.
        - С тех пор убийцы идут за нами по пятам. Каждый день мы кого-то теряли - и только чудо спасало меня от неминуемой гибели. Ты когда-нибудь чувствовал себя добычей, Хагер из Стендара?
        - Да, - коротко ответил он.
        - Нас осталось так мало, - продолжала горевать она, и Хагер снова поторопил ее. Девушка вытерла слезы и продолжила. - Я думаю, Рамат наймет тебя охранять нас, но на самом деле будет просить тебя о другом.
        - Убить тебя и забрать Заточенную душу?
        - Убить нас всех, - поправила Закейра. - Он выдаст сферу за собственную находку. Ему не нужны свидетели, которые могут разоблачить его. Уверяю тебя, Хагер из Стендара, у Рамата достаточно денег и красноречия, чтобы убедить в своей правоте и саму госпожу Акмору. Уверена, тебе не услышать от него ни слова правды.
        - Если он станет говорить против тебя, как мне понять - коему верить?
        - Прислушаться к своему сердцу? - предложила она и как бы невзначай поддела рукой юбку мантии. Ткань задралась, обнажая смуглое колено. - Заточенная душа - моя. Открытие, на которое меня благословили боги.
        - Допустим, я поверил. Чего ты хочешь?
        Юбка задралась еще выше.
        - Ты согласишься на предложение Совиной Головы, но будешь охранять нас от разбойников и следить за тем, чтобы я добралась до Фьергарда живой и с Заточенной душой.
        - А Совиная Голова?
        - Ты убьешь его, - сказала она так запросто, словно предложила выкорчевать куст. - Незаметно, будто он тоже погиб от рук разбойников. А когда я привезу свою находку, орден даст мне много, очень много золота. Я охотно поделюсь с тобой, Хагер из Стендара. Не знаю, сколько предложит Рамат, но мое предложение в любом случае щедрее. И потом... - теперь ее нога оказалась голой до самого бедра, - ... мы можем быть не только партнерами, но и гораздо ближе...
        - Меня интересует только золото, - разочаровал ее Хагер.
        Красотка не выглядела расстроенной. Напротив, продолжала все так же лучезарно улыбаться.
        "Наверное, рассчитывает переубедить меня в пути".
        - Пусть будет так, Хагер из Стендара. Я согласна скрепить наш договор любыми подходящими тебе клятвами.
        "Правильно ли я поступаю, не посоветовавшись с остальными?"
        - Я не могу дать тебе ответ прямо сейчас, - попытался отделаться он, но девушка категорично махнула головой.
        - Нет, Хагер, сейчас или никогда. Я знаю этого человека и знаю, какими убедительными могут быть его слова. Если ты не согласишься сейчас, ты ответишь согласием ему. Утром.
        "И что мне ответить?"
        История Закейры от и до выглядела убедительной. Конечно, девушка могла искусно врать, но ведь и Совиная Голова мог обманывать с не меньшим умением. К тому же он явно что-то утаивал. Разговор, начатый в зале, окончился ничем после очередного вопроса. Наверное, не самого приятного для искателя прошлого. Хренова дилемма.
        - По рукам, - ответил Хагер, а про себя подумал, что еще не раз пожалеет о столь опрометчиво быстро принятом решении.
        Ладонь Закейры оказалась до неприятного мягкой, словно девушка в жизни не занималась ничем, тяжелее расчесывания волос. Держа его ладони в своих руках, она нараспев произносила молитву Арнииру - богу странствий и покровителю всех путников, прося его стать свидетелем их устного договора. Хагер ни на секунду не поверил, что эта молитва имеет хоть какое-то значение, но неприятное подозрение червем точило душу.
          
        -->
        Вы получили новое задание "Невинная жертва"
        -->
          
        Стоило синеглазой красавице покинуть комнату, Хагер скинул доспехи, положил их около кровати и забрался под шкурные одеяла. Ничего не прочищает голову лучше, чем крепкий сон.
          
        ***
          
        "Уже пора запомнить, что предчувствию скорой задницы стоит доверять", - думал Хагер, глядя на стоящего на пороге Рамата Совиную Голову.
        Археолог выглядел уставшим, словно всю минувшую ночь провел за научными изысканиями. Не исключено, что так оно и есть. А может, в объятиях своей синеглазой любовницы. То, что он хочет завладеть ее реликвией, вовсе не означает, что Закейра перестала интересовать его как женщина.
        - Могу я войти, уважаемый Хагер из Стендара?
        Воин покачал головой, опустил ноги на пол. Сарф и Брандин все еще дрыхли - черт знает, когда притащились, но на грудь приняли немало - комната полнилась ароматом перегара. Пусть проспятся. И что их всех вчера понесло на дно стакана? Будто сговорились.
        - Поговорим внизу, - проговорил, натягивая сапоги.
        Не нужно быть провидцем, чтобы догадаться, о чем пойдет разговор, но воин не стал забегать вперед и предоставил археологу право первого голоса. Совиная Голова придирчивым взглядом осматривал комнату, словно искал в ней что-то или кого-то. Хагер же терпеть подобного не мог. И неважно, что ему нечего скрывать, - чужое любопытство он старался пресекать в зародыше. Нечего совать нос, куда не просят.
        Хагер почти вытолкал любителя древностей за дверь, последовал за ним.
        - Прости за мою вчерашнюю спешку, славный воин. После того, что ты для нас сделал, мою неучтивость ничто не оправдывает, но я все-таки извинюсь за нее.
        Совиная Голова низко поклонился и распрямился вновь. Жест - скорее дань традициям, чем искренний поступок, но воина в любом случае мало интересовали извинения.
        - Я также извиняюсь за столь ранний визит, - Совиная Голова отвесил еще один поклон.
        - Наверное, для него есть уважительная причина.
        - Верно. Я вынужден похитить еще немного твоего бесценного времени и просить выслушать меня. Если ты будешь благосклонен к моей беде, то и помочь.
        - Слушаю, - коротко ответил Хагер.
        Они спустились на первый этаж. Совиная Голова нашел место около окна, навалился локтем на куцый подоконник и, прочистив горло кашлем, начал рассказ.
        - Ты, несомненно, помнишь историю, которую вчера рассказала Закейра.
        - В общих чертах, - соврал Хагер. Сказка о пылком парне, вырезавшем служителей Акморы, занятна, но, в сущности, бестолкова.
        Свой рассказ Рамат начал так же, как и голубоглазая. Они повстречались, полюбили друг друга и больше не могли расстаться. Хагер ожидал услышать что-то подобное, чувствуя, что самое "вкусное" в этой истории спрятано много глубже.
        - В конце концов, мы стали настолько близки, что я не мог не доверить ей самую большую и самую заветную мою мечту - найти Заточенную душу. Много лет я потратил на то, чтобы отобрать у прошлого эту реликвию. Это не просто очередная редкость, выкопанная из земли или песка, это - моя жизнь. Многие состарились и ни на шаг не смогли к ней приблизиться, а я - смог. И я рассказал Закейре. - Он сдобрил слова горестным вздохом. Настоящим, как показалось Хагеру. - К сожалению, я был ослеплен любовью и не заметил алчной змеи под личиной красавицы. Несколько месяцев она расспрашивала меня обо всем, читала книги, изучала карты, а когда я был готов отправиться к главе нашего ордена, чтобы сообщить о местонахождении Заточенной души, Закейра остановила меня. Сказала, чтобы я не спешил - подумал о том, сколько стоит эта находка. Она осторожничала, конечно, но я слишком часто видел алчных черных копателей, чтобы не угадать ее задумку. Мне следовало пойти к главе ордена сразу же, как только я угадал ее намерения, но я любил Закейру и верил, что она, в конце концов, встанет на сторону истории и отринет обуявшую ее
жадность.
        На некоторое время он прервал свой рассказ. Хагер не относил тебя к числу невеж, но молчание порядком раздражало его. Зачем сидеть в рот воды набравши, если пришел с конкретным делом? Ох уж эти разработчики с их "эффектом присутствия и живыми людьми". В конце концов, отчаявшись дождаться продолжения, воин все-таки поторопил гостя.
        - Не прими за невежливость, но не мог бы ты перейти к делу?
        Совиная Голова посмотрел на него так, будто Хагер только что всадил ему в спину кинжал. А, чтоб оно все! Еще не дело угрызения совести сюда впутывать. Каким бы "живым" ни выглядел этот человек, он только непись, и перед ним не обязательно расшаркиваться. Тем более, когда дело идет к тому, что именно он - заинтересованная сторона.
        - Прости, - как-то излишне обреченно извинился гость, - мужчине не должно давать волю своей слабости, но эта женщина...
        Хагер кашлянул, останавливая очередной приступ хандры.
        - Я решил, что только откровенный разговор спасет ее от глупости и выветрит алчность из головы. Так и поступил. О чудо - она раскаялась. Говорила, что ей стыдно, что готова следовать за мной повсюду, готова служить истории. Мне следовало помнить, что я никогда не был великим мастером слова, но я так хотел обмануться, что без тени сомнения принял ее раскаяние. Мы решили, что вместе разыщем Заточенную душу. Тогда мне казалось, что все указывает на благополучный исход поисков. К сожалению, я ошибся. Чтобы не томить тебя скучными подробностями наших поисков, сразу перейду к главному. Мы разыскали его - великий артефакт, который до сих пор был скрыт от людского ока. Окрыленные успехом, мы отправились домой.
        "Теперь-то я точно услышу самый смак этой истории", - подумал Хагер.
        - Закейра ни словом, ни жестом, ни взглядом не выказала желания завладеть артефактом, и мне было не в чем упрекнуть ее. Я говорю это, уважаемый Хагер из Стендара, чтобы ты понял, как тяжело мне признаваться в своей ошибке. Подумай я тогда не сердцем, а головой - ничего бы этого не произошло. За мое слепое сердечное терзание заплатили жизнью невинные люди.
        - Что она сделала?
        - На обратном пути нас постигло несчастье - внезапный падеж лошадей значительно отсрочил время нашего возвращения. Каждый день мы теряли животное, а подчас и не одно. Наконец, у нас осталось всего несколько вьючных лошадей и один верховой жеребец, на которого мы и сложили ручную кладь. Путешествие пешком через ледяные пустыни стало испытанием нашей веры. Я видел отчаяние на лицах товарищей и подбадривал их, как мог. Я говорил им, что мы покроем себя славой, когда принесем реликвию, в существование которой многие даже не осмеливались верить. Какое-то время им хватало моих слов, но запас еды и воды истощался. Через несколько дней стало понятно, что без пополнения запасов мы не протянем и половины оставшегося пути. Я знал, что мы проходим неподалеку от поселения, где можно купить все необходимое, но я нарочно избегал его. Шивар - город, чья разбойничья слава опережает ветер. Но мои люди взбунтовались: они требовали, чтобы мы зашли в город. Никогда раньше я не видел между ними такого единогласия. Словно кто-то подговорил их действовать сообща.
        - Закейра?
        - Я не слышал ее наветов собственными ушами и не могу говорить наверняка. Ты же, уважаемый Хагер из Стендара, сможешь решить сам для себя, когда услышишь историю моих злоключений до конца. - Он перевел дух и продолжил. - Я уступил им.
        Дальнейший его рассказ отличался от рассказа голубоглазой красотки с точностью до наоборот. Из слов Рамата выходило, что не он, а она наняла разбойников и рассказала им маршрут экспедиции. Что именно люди, получившие золото из ее рук, каждый день нападали на историков.
        Хагер дал себе зарок не делать поспешных выводов, но чем больше он пытался вникнуть в суть "квеста", тем крепче становилось желание послать их обоих к чертовой матери.
        - Я дорожу Заточенной душой, как мать, которая долго не могла понести, дорожит своим первенцем. Она - весь я, воплощение моих мечтаний. И я не позволю отнять ее у истории. В этом артефакте вся моя жизнь. Я понимаю, что тебе, должно быть, странно слышать такие речи из уст человека, чьи вески, посеребрили годы, но...
        - Ты пришел в такую рань, чтобы рассказать о любви к куску камня?
        - Я пришел просить твоей помощи, - Совиная Голова проигнорировал насмешку. - Ты силен, и у тебя отважные товарищи. Я видел, вы сможете противостоять ищейкам, идущим по моему следу. Я прошу твоей помощи: сопроводи нас до Фьергарда, и я щедро заплачу за твои услуги.
        Хагер все ждал, когда же он попросить выполнить впридачу еще одно небольшое поручение, но Рамат молчал. Что ж, это все равно еще ничего не означает. Возможно, он попросит убить Закейру позже, а возможно, сначала хочет убедиться в том, что нашел нужного человека.
        - Я влиятельный человек в своем ордене, а после того как Заточенная душа найдет свое пристанище, меня щедро наградят. Я готов отдать тебе половину полученного вознаграждения. И я обязательно расскажу главам своего ордена о храбром воине, вставшем на мою защиту. Тебе откроются новые двери, Хагер из Стендара.
        "Языком ты работаешь не хуже, чем мозгами", - подумал Хагер.
        - Я не могу принять твое предложение в одиночку, - ответил он. Достаточно и того, что Закейре согласился помогать единолично. Может, он и лидер в их пятерке, но ввязываться в новую передрягу лучше единогласно. Тем более что их сложность все возрастает.
        - Как пожелаешь, - смиренно согласился археолог, - но я вынужден просить тебя поторопиться с ответом. Мы покинем форт в полдень, и, если ты не примешь мое предложение, я буду вынужден искать других наемников, хоть мне бы того и не хотелось.
        - Я не задержу тебя.
        Археолог кивнул, пожелал безоблачного дня и удалился.
        Хагер только было собрался подняться наверх, когда увидел Сарфа и Брандина, замерших у самой лестницы.
        - У нас новый квест? - в лоб спросил лучник.
        - У нас перспектива серьезного квеста. Сам я решения принимать не хочу, так что вытаскиваем из постелей Руни и Арагну и будем думать.
        - А может, сначала позавтракаем? - обреченно возразил заклинатель.
        Хагер не успел отказать ему.
        - Мы сами идем - не нужно нас звать, - раздался сверху голос ведьмы.
        Руни шла следом.
        - Поднимемся в комнату, - поспешил сказать воин, пока девчонки не спустились в зал.
        Ни к чему лишние уши.
        Они поднялись в комнату мужчин. Ловкачка зашла последней, закрыла дверь и привалилась к ней спиной. Хагер знал этот жест: наверняка будет слушать в оба уха в две стороны - в комнату и в коридор, чтобы их разговор не услышали посторонние.
        Вкратце воин рассказал суть: начал с визита Закейры и честно признался, что согласился помочь ей. Он опасался негатива со стороны спутников, но все ограничилось недовольным ворчанием Арагны:
        - Как хорошенькую мордашку увидел, так и растаял, балда.
        Хагер мельком глянул на Руни - та, похоже, пропустила слова колдуньи мимо ушей.
        - Я согласился, потому что она желала получить ответ сразу, без отсрочек. Я взял на себя ответственность.
        - Ответственный выискался, - продолжала бубнить Арагна.
        - Хватит его песочить, - неожиданно даже для Хагера вступился Сарф, - не души же наши продал. Что за беда? Одним квестом больше, одним меньше. Или за каким лешим ты в игру пришла?
        Колдунья умолкла, но над ее головой Хагеру то и дело мерещились грозовые тучи.
        - А чего от тебя этот ущербный хотел? - продолжил Сарф.
        Воин рассказал остальное.
        - Кто-то из них врет, - подытожил Брандин.
        - Спасибо, кэп, - не преминул поддернуть его лучник. - Думаю, врет девчонка - с чего она раньше Птичьей Головы прибежала тогда.
        - Совиной, - машинально поправил Хагер.
        - Один фиг.
        - А я думаю, что врет археолог, - встряла Арагна. - Если бы она так ему досаждала - мог бы оставить ее здесь. Запер в комнате, дал бы хозяину пару золотых, чтобы не выпускал ее раньше заката - и всего делов. Или вообще... в лесу, к дереву привязал бы... или закопал бы в сугробе.
        - Мадам знает толк в избавлении от любовников, - доверительно прошептал Сарф и подмигнул Брандину.
        Тот будто ком проглотил, но смолчал.
        - Он говорит, что любит ее, - покачал головой Хагер.
        Сказал и не поверил сам себе. В самом деле - какая к чертям любовь, когда девчонка, если верить его словам, виновата в смерти десятка людей. На лицах спутников он увидел выражение, созвучное с собственными мыслями.
        - В любом случае, мы вляпались в очередной квест, и я предлагаю принять его, - подвел итог Хагер.
        - В любом случае мы собирались во Фьергард - в компании этих НПС дорога обещает быть интересной, - поддержала Руни.
        - Какое умилительное единодушие, - фыркнула Арагна. - Я в деле, - уже более благодушно прибавила она.
        - Без меня ведь пропадете, салаги, - вместо ответа зевнул Сарф. - И давайте закругляться, я есть хочу.
        Четыре пары глаз уставились на Брандина.
        - Тьфу на вас, - отмахнулся заклинатель, - без меня меня женили.
          
        ***
          
        Хагер нашел археолога в зале. Тот сидел в компании Закейры и еще шестерых мужчин в туниках с изображениями символа Истинного знамени.
        Воин нарочно прошел мимо девушки, даже не глянув на нее, хотя спиной чувствовал ее напряженный взгляд. Может, боится, что он выдаст ее Рамату?
        - Я и мои спутники принимаем твое предложение, почтенный, - дал ответ Хагер.
        Он ожидал от археолога большей радости, но тот отреагировал на удивление спокойно. Всего час назад чуть не со слезами на глазах уговаривал помочь, а в итоге - бесцветное спасибо. Настораживает.
        - Мы закончим последние приготовления, - сказал Рамат, - и через час покинем форт.
        - Встретимся около конюшен.
        Туда Хагер и направился. Брандин уже крутился там, обхаживал своего гэла и, как показалось Хагеру, излишне суетился.
        - Все путем будет, - в арсенале воина не нашлось ничего более успокаивающего. Заклинатель - не девица красная, чтобы перед ним расшаркиваться.
        Брандин кивнул, не поворачивая головы, и Хагер не стал силком лезть ему в душу. После всего случившегося кто угодно может слететь с катушек. Сколько раз они чуть не погибли - не сосчитать.
        - Может, мы... не будет встревать в переделки? - не очень уверенно предложил заклинатель. - Если уж нет острой необходимости, зачем рисковать? У нас и так достаточно золота, чтобы протянуть, пока разработчики разберутся с глюком.
        - А если не разберутся?
        - Должны, - упрямился Брандин. - Они не могут просто сидеть и ничего не делать, когда каждую минуту кто-нибудь умирает.
        - Я верю, что они стараются, но не очень верю, что это реально решить в течение короткого срока. - Хагеру не хотелось усугублять упаднические настроения напарника, но лучше бы Брандину уже сейчас понять, что отсидеться на теплом горшке с надеждой на спасение не получится. По крайней мер до тех пор, пока они - одна команда. - Я не знаю, что делают разработчики и делают ли они что-то вообще, но верю, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. У нас есть части ключа - это мало, но уже что-то.
        - Свет в конце тоннеля, - мрачно вставил заклинатель.
        - Верный признак того, что даже из жопы есть выход.
        Брандин все-таки улыбнулся.
        - Осесть в какой-нибудь таверне - дело нехитрое. Ешь, пей и спи - никаких забот и никакого риска. Но, знаешь, однажды может оказаться, что в реале нам некому помочь. И, выбравшись из своей берлоги, ты поймешь, что уже ничего нельзя изменить, потому что пока ты был волком и отсиживался в тепле, другие успели стать волкодавами.
        Хагер замолчал. Он и сам удивился, откуда взялась эта пафосная речь. Но, кажется, свое дело она сделала: Брандин заметно повеселел.
        - Вижу, Руни на тебя хорошо влияет, - зачем-то брякнул он.
        - А вот это уже не твое дело, - отбрил Хагер. - К тому же не забывай - там, в реале, наши тела по-прежнему подключены к системе жизнеобеспечения. Ты знаешь, сколько протянет твоя система? Быть может, счет идет на дни, если не на часы. Конечно, их можно провести в пьяном угаре, в объятиях какой-нибудь красотки. Но я бы предпочел посопротивляться и не плыть по течению. Мы не знаем, что творится в реале. Возможно, капсулы с телами всех, кто застрял в игре, собраны и подключены к какой-нибудь постоянной системе, которая не даст нам издохнуть. А, может, и нет. Не в наших силах это проверить. Но в наших силах действовать - собрать эти чертовы ключи и самостоятельно выбраться в реал. Я за этот план. А ты?
        Заклинатель вздохнул, затем отмахнулся.
        - Хрен с тобой. Уговорил. Хотя объятия красотки прельщают меня куда больше, чем перспектива снова морозить задницу.
        - Ничего, доберемся до Фьергарда - сделаем себе пару выходных, - подмигнул ему воин. - А там уж сам смотри...
        Как и говорил Рамат, они выехали спустя час. Археологи времени зря не теряли и успели основательно подготовиться. Они сменили мантии на походные костюмы. Под меховыми кафтанами Хагер без труда разглядел кольчуги. Также они где-то раздобыли еще одну вьючную лошадь и пару запасных верховых. Одно лишь осталось неизменным - археологи по-прежнему были безоружны. Но оно и понятно - вряд ли кто-то из них в состоянии пользоваться даже коротким мечом.
        - Сарф, поедешь впереди, - Хагер отдавал последние распоряжения перед выездом. - Если разбойники преследовали их до самого форта, то вряд ли остановятся. Скорее всего, часть их успела выехать вперед и подготовить засаду. Скорее всего, даже не одну. Как увидишь что-то подозрительное - сразу возвращайся, без геройства.
        В свойственной ему шутовской манере лучник вытянулся "по струнке" и отчеканил: "Рад служить, товарищ генерал!" Хагер скрипнул зубами, подавил в себе желание намылить клоуну шею и повернулся к Руни. Как ни не хотелось упускать девушку из поля зрения, лучше нее никто не прикроет их тыл.
        - Прикрою ваши спины, - опередила она. По взгляду видно, что угадала его мысли.
        - Ты тоже не геройствуй. - "А не то даже мои виртуальные волосы поседеют".
        Ловкачка подмигнула и в один прыжок оказалась в седле.
        - Вы двое, - Хагер перевел взгляд с заклинателей, - поедете вместе с колонной. Держите наготове защитные и атакующие заклинания. Судя по тому, что мы уже видели, предстоит столкнуться не с голодранцами с большой дороги, а с ребятами посерьезнее.
        Себе самому Хагер отвел роль защитника Рамата. Этим он надеялся убить сразу двух зайцев: если жертва все же археолог, то и защищать нужно именно его; а если он охотник, то, постоянно находясь рядом, Хагер рассчитывал предотвратить его возможное нападение на Закейру.
        Окинув придирчивым взглядом колонну, Хагер подумал, что задача по защите, вероятно, не так уж сложна. Восемь человек, один из которых в сговоре с наемниками, итого - семь. Пятеро хорошо вооруженных и подготовленных воинов в состоянии защитить такую малочисленную группу. Если, конечно, счет разбойников не пойдет на десятки.
          
        Глава 2.
          
        Я делаю шаг, я делаю вдох -
        Рукою до цели достать.
        Но в сером тумане - лица врагов.
        И мне никуда не сбежать...
        Из черновиков сумасшедшего Яро.
          
        За стенами форта погода бунтовала - сильные порывы ветра то и дело хлестали по лицу ледяным крошевом. А спустя каких-нибудь полчаса и вовсе разыгралась метель. Снег и ветер превратились в бестелесный барьер, для преодоления которого приходилось прилагать максимум усилий. Снежные хлопья в считанные минуты налипали на лицо, почти тут же становясь ледяной маской. Хагеру приходилось усиленно колотить себя по щекам, чтобы разбить корку. И если гэлы еще как-то шли наперекор непогоде, то лошади археологов упрямились, норовили повернуть - и их моментально заносило снегом. Самым дрянным во всем этом было ощущение собственной слепоты. Хагер не видел дальше головы своего скакуна. Утешало лишь то, что разбойникам вряд ли приходится сладко и они так же слепы и замедленны.
        - Арагна, это не магическая буря?! - чтобы развеять опасения, прокричал он.
        - Нет! - громко ответила она, и на ее губы тут же налип снег.
        Ну, и на том спасибо.
        Следующие несколько часов пути приходилось отвоевывать у непогоды буквально каждый шаг. Хагер в очередной раз порадовался упрямству гэл, а уж его собственный скакун тараном шел наперекор непогоде.
        Единственным ориентиром служила направляющая башня. Ее пламя Хагер заметил еще вчера: в погожий день оно горело ярко-синим светом, и его невозможно было не заметить. Теперь же приходилось напрягать зрение, чтобы различить тусклое синее свечение, которое, несмотря на проделанный путешественниками путь, словно еще больше отдалилось.
        Погода немного угомонилась лишь ближе к вечеру. Снег все так же валил, но ветер, наигравшись, успокоился. Тяжелые хлопья превратили всадников в снеговиков. В конце концов, Хагер так устал то и дело стряхивать снег, что махнул на это дело рукой. Еще и Брандину кулаком погрозил, когда тому вздумалось посмеяться.
        - Скоро будет лагерь, - сказал Рамат немного погодя.
        - Это хорошо - лошадям нужен отдых.
        Совиная Голова замялся, и воин понял, что следующая фраза археолога его точно не порадует.
        - Я бы не хотел там останавливаться с твоего позволения, храбрый Хагер из Стендара.
        "Вот еще - и так еле ноги волочим".
        - Почему?
        - Закейра хорошо знает о нем и знает, что я планировал заночевать в этом месте на обратном пути. Места там достаточно мирные, но на ночлег мы с братьями останавливались в развалинах старой дозорной башни. Будь я разбойником - я бы не упустил шанс захватить нас там. Из развалин есть несколько выходов, в том числе и тайных, и тоннель, которым можно прийти, не опасаясь быть замеченным.
        - Если ты знаешь все тайные ходы - мы позаботимся о том, чтобы они находились под присмотром.
        - Это не так легко сделать, - покачал головой Рамат.
        Он явно собирался сказать что-то еще, но умолк, когда их потревожила Закейра. Девушка, несмотря на тяготы пути, выглядела великолепно: ни покрасневших щек, ни растрепанных волос. А снег на плаще и капюшоне делал ее похожей на снежную королеву. Синий взгляд кротко посмотрел сперва на Хагера, после - на Совиную Голову. К последнему она и обратилась:
        - Братья устали, Рамат, и они хотят знать, заночуем ли мы в сторожевой башне.
        Археолог посмотрел на Хагера, всем видом давая понять, что ждет его решения.
        - Остановимся, - не раздумывая, ответил воин.
        Рамат заметно помрачнел. Закейра же, напротив, удивилась, но повеселела.
        "Как она может быть хладнокровной убийцей?" - не укладывалось у Хагера в голове. Он мог легко поверить в то, что красотке захотелось завладеть драгоценным артефактом, чтобы обеспечить себе безбедное существование, но в то, что она организовала и спланировала убийства невинных и беззащитных людей, - верилось с большим трудом.
        Отчасти именно для того, чтобы раз и навсегда разобраться, кто врет, а кто говорит правду, воин и решил переждать ночь в башне, наперекор предупреждениям Рамата. И что-то подсказывало, что в самое ближайшее время он услышит от Закейры другую версию нежеланию останавливаться историка.
        К счастью, дорога до места ночевки заняла совсем немного времени. Башня, окольцованная каменной стеной, буквально выскочила перед ними, показавшись во всем своем несчастном разрушенном виде. Все верхние этажи лежали в руинах вокруг остова, сохранившего первый и часть второго этажа. Внутренний двор порос жесткой травой, виднелось несколько небольших кустов и даже пара кривых деревьев. В стене, когда-то служившей обитателям башни надежной защитой, виднелось множество брешей. От совсем небольших - до огромных, через которые легко проедет верховой. Проку с такой защиты - чуть. Разве что немного от стрел прикроет, да и то не факт. В любом случае, эту особенность надо иметь в виду и не стараться не мельтешить в проеме брешей, особенно больших. Держаться ближе к тем участкам стены, что до сих пор хранили целостность.
        В каждом кирпичике, каждой трещине и обледенелых флагштоках чувствовалась заботливая рука гейм-дизайнеров.
        - Хорошая клетка, - сказала Руни.
        Как всегда появилась тихо. Хагер до сих пор не мог привыкнуть к ее играм в "прятки".
        - Думаешь, мы здесь хорошая мишень? - озвучил он свои опасения, но хотел услышать ее мнение.
        - Сам же все видишь, - сказала она. - Можно устроиться там и там, - указала в сторону и вправо, где расположились негустые заросли какого-то колючего кустарника. - Они не защитят, конечно, но ночью станут хорошим укрытием.
        - И еще сверху, - прибавил воин. - С противоположной стороны насыпь такая, что лестницы лучше не придумаешь. Для тех, кто будет сверху, мы станем отличными мишенями. И еще Рамат про какие-то подземные ходы говорил.
        - И, зная все это, ты согласился?
        Он широко улыбнулся, воспользовался моментом, чтобы погладить ловкачку по щеке.
        - Хочу заставить обманщика проявить себя.
        Улучив момент, пока археологи были заняты разбивкой ночлега внутри башни, Хагер нашел Рамата и отвел его в сторону.
        - Я хочу, чтобы ты показал тайные ходы, о которых говорил, - потребовал он.
        Совиная Голова, еще недавно настроенный благодушно, неожиданно обозлился.
        - Она тебе не показала? - прошипел он.
        - Мне никто ничего не показывал, - сохранил спокойствие воин.
        Рамат долго и выжидательно смотрел на него. Наверное, Хагер выдержал проверку, потому что археолог кивнул и сказал следовать за ним.
        Один из ходов находился в полуразрушенном коридоре, который, судя по остаткам мебели, раньше служил кладовой. Проход оказался за одним из стеллажей, на которых некогда хранили всяческие соленья.
        - Куда он ведет?
        - К реке, до которой мы еще не дошли. Пешком по подземному ходу туда добираться две четверти часа. 
        - А остальные где?
        - Один завалило камнями, - сказал археолог, кивком указывая куда-то себе за спину. - Я уже проверил.
        "Отлично, значит, мы заночуем в месте, где в любом момент на голову может свалиться увесистый камешек".
        Хагера так и подмывало спросить, отчего же археолог не предупредил, что место опасно, но он вовремя вспомнил, что, по сути, виноват сам. Рамат и так был против ночлега.
        - Это все?
        - Нет, есть еще один, - археолог заметно забеспокоился, - но я не уверен, говорил ли о нем Закейре. Пусть эта тайна останется до поры до времени срытой. Если сейчас устраивать шум вокруг этого хода, как бы невольно не сыграть ей на руку.
        Хагер сделал вид, что поверил. Про себя же пришел к выводу, что Совиная Голова что-то скрывает - в приведенный аргумент не верилось ни разу. Зато, если права Закейра, его нерешительность легко объяснялась нежеланием выдать место, в котором, возможно, засели готовые к расправе разбойники.
        О догадках Хагер рассказал товарищам.
        - Я могу найти этот ход, - предложила Руни, - для меня это не будет сложной задачей.
        - Боюсь, что поиски все равно заметят, - не согласился воин, - и мы можем спугнуть ловца. Будет лучше, если разделимся и займем удобные позиции. Уверен, поспать нам дадут недолго.
        - Я уже и местечко присмотрел, - Сарф поднял взгляд вверх, намекая на второй этаж.
        - Брандин, - Хагер выразительно посмотрел на заклинателя, - берешь на себя кладовую. Арагна присмотрит за входами. А мы с Руни останемся здесь.
        - Я бы тоже не отказалась у костра зад погреть, - сказала ведьма, но больше от язвительности, чем от обиды или злости, что ее выставляют прочь.
        - Никакого костра. Погрелись - и будет. И еще - в стенах полно дыр. Наверняка штурмовать будут (если будут) через них, да и стрелкам эти бреши - настоящий подарок. Не стоит крутиться возле них. Лучше поближе к стенам, в тени.
        Позже, когда археологи улеглись спать, Хагер затушил все костры. На всякий случай. Его действия были встречены яростным возмущением, но воин не обращал на него внимания. Возможно, об их местонахождении и так знает каждый головорез в округе, а может, и нет - и тогда собственная неосторожность может дорого обойтись. День, проведенный в седле, насквозь проморозил внутренности. Но путники перекусили горячим, согрелись - на том довольно. Не стоит и дальше искушать судьбу
        Руни устроилась у дерева. Тени, рождаемые светом полной луны, делали ее фигуру расплывчатой. Случись что - из такого положения можно легко уйти в тень, никто и не заметит. Сам Хагер держал наготове "Мельницу". Ожидание нападения заставляло дергаться даже от малейшего шороха.
        Наверное, сон все-таки сморил его, потому что воин очнулся от звука натягиваемой тетивы - тот показался удивительно громким. Еще не открыв глаза, потянулся к мечу.
        - Хагер, просыпайся, - послышался голос Руни.
        - Уже, - ответил он.
        Все же не успел уснуть крепко, стоило глаза открыть - и картинка сразу стала четкой. Расплывчатый силуэт ловкачки был едва различим.
        Вот тебе и сторож! Теперь понадобится несколько минут, чтобы привыкнуть к темноте. Да и то - привыкнешь ли? Тут в самый раз пришлось бы ночное зрение.
        - Вижу двоих, - раздался сверху громкий шепот Сарфа, - метрах в ста. Крадутся. Вижу третьего... и четвертого. Засели в кустах с арбалетами.
        - Арбалетчиков бери на себя, - скомандовал Хагер.
        - Двое? - с сомнением произнесла тень Руни. - Мало что-то.
        - Уверен, они не пойдут напролом всей толпой. Наверняка разделились, будут пробовать окружить нас.
        Он не стал этого говорить, но решение оставить Брандина сторожить кладовую теперь не казалось таким уж удачным. С его упадническими настроениями, кто знает, сможет ли он собраться и вовремя среагировать.
        Не успел подумать об этом, как темень разорвала яркая холодная вспышка, источник которой находился как раз в месте расположения кладовой.
          
        -->
        Ваш спутник применил заклинание "Круг холода"
        -->
         
        Руни не нужно было говорить, что делать. Она молча метнулась на вспышку, а Хагер приготовился держать оборону.
         
        -->
        Вы успешно применили умение "Аура битвы"
        -->
         
        После того, как тело окутала невидимая оболочка, к щекам прилила кровь, под ребрами защипало от воинского азарта. В таком настроении даже внушительный Смертоносец показался не тяжелее зубочистки.
        Разбуженные шумом, засуетились археологи. Хагер окинул их беглым взглядом: ни Закейры, ни Рамата, чтоб у них зубы у обоих повыпадали. И что теперь думать? Кто из них прячется, напуганный, а кто натравливает разбойников?
        Мысли воина прервала короткая песня стрелы. Одновременно перед глазами что-то промелькнуло. Мгновение - и в стену с силой вонзился арбалетный болт, выбил из нее каменные осколки. Последовавший за этим смешок Сарфа мог означать только одно: его выстрел оказался точнее выстрела врага.
        Распевка стрел стала начальным аккордом в зазвучавшей следом "музыке". Археологи засуетились, принялись кричать и пытаться спрятаться, при этом все время норовя сбить Хагера с ног. Пришлось хорошенько на них рявкнуть, чтобы успокоились.
        - Соберитесь все в одном месте. - Воин поискал такое взглядом и нашел - загороженная с трех сторон стенами комната, с обвалившимся потолком. - Там, - он ткнул пальцем.
        Археологи, продолжая охать и бормотать молитвы, забились в указанное место.
        До уха Хагера донесся первый звон стали - Руни вступила в бой. Ночь - ее территория и время. Так пусть охота за неведомыми врагами будет удачной.
        - Хагер! Хагер!
          
        -->
        Вы стали объектом заклинания "Призрачные доспехи"
        Ваша защита выросла на 10 единиц
        -->
          
        В арке показалась Арагна, быстро бросилась к нему, на ходу готовя заклинание. За ней в развалины башни влетели трое черных волков. Таких воин видел впервые: значительно крупнее своих серых собратьев, с мехом, который топорщился подобием шипов. Хищники жадно клацали пастями. Их красные глаза в темноте походили на огненные точки. Что ж, и в этом есть выгода - будет хороший ориентир.
        Воин заслонил ведьму. Как раз вовремя: один из волков припал к земле и прыгнул. Хагер успел подумать, что расстояние слишком велико, когда зверь рухнул прямо на него. Устоять удалось с большим трудом - лишь сильно расставив ноги и одной рукой вцепившись в шкуру животного. В опасной близости от шеи сомкнулись челюсти. Пришлось поднапрячься, чтобы скинуть с себя мохнатую тварь. Волк отлетел на метр, но успел вывернуться так, чтобы приземлиться на лапы. Тут же двое его собратьев оказались у самых ног Хагера. Пришлось спешно отбиваться, но хищники ловко уходили от ударов, постоянно маневрировали. Только одного воин успел рубануть мечом. Раненый волк взвизгнул, отскочил на несколько шагов, но не спешил убегать. Его морда скалилась длинными клыками, с которых буквально лилась тягучая слюна. Зато вторая тварь, зайдя со спины, все-таки подобралась к ноге. Укус Хагер почувствовал даже сквозь плотную кожу сапог. Нога тут же онемела. Не до состояния мертвого куска плоти, но слабость в ней ощущалась слишком отчетливо.
          
        -->
        Скорость передвижения снижена на 30%
        -->
         
        Арагна закончила готовить заклинание. Миг - и в хищника, вцепившегося в ногу воина, полетели магические сферы. Череда ярких вспышек вспорола плоть ночи, поразила цель. Хоть огня в сферах не было, в воздухе завоняло паленой шерстью. Волк потерял интерес к жертве, разжал челюсти и отбежал на безопасное расстояние. Его собратьев вспышки, однако, не остановили. Не давая Хагеру передохнуть, двое волков продолжали атаковать. Но на этот раз воин был готов. Один прямо в прыжке налетел на острие меча, другого Хагеру успел отшвырнуть ногой. Проткнутая черная тварь из последних сил тянулась к жертве, мотала влажной от чёрной крови башкой, ощерившись в отчаянной попытке дотянуться до ноги воина, но издохла раньше. Тварь практически сразу начала вонять.
        Смрад стоял такой, будто волки сгнили еще при жизни. Хотя кто его знает, что за живность водится в этих местах. Странно другое - почему твари нападают бок о бок с бандитами? Что это? У кого-то по ту сторону стен сильно прокачено искусство дрессировки и приручения животных? Если так, то кто может пожаловать в следующий раз?
        Рядом материализовалась красная сфера.
        Тем временем Арагна уже начала плести новое заклинание. Ведьма находилась достаточно близко, чтобы на ней сказывался эффект ауры битвы. Глаза Арагны заблестели от воодушевления. Но это продлилось недолго. Над головой снова прозвучали звуки выстрелов - причем выстрелов непростых, а усиленных каким-то умением. Нашла ли цель стрела Сарфа, воин не знал, а вот арбалетный болт его визави проскочил в щель между камнями и ударил в бок Арагны. Колдовство, которое было почти готово, развеялось. Ведьма тупо уставилась на торчавшее на уровне пупка древко болта, зачем-то взялась за него ладонями, а потом рухнула, как подкошенная.
        Хагер, сильно прихрамывая, бросился к ней, схватил за руку и потащил к сфере: как же вовремя та выпала!
        - Сарф, твою налево, ты там, что ли, балду гоняешь?!
        - Их слишком много! - зло выкрикнул лучник.
        Отлично!
        Воин последним сильным рывком бросил Арагну к сфере, а сам развернулся, уже ощущая близкое зловонное дыхание. Вовремя! Увернулся от челюстей очухавшегося хищника, парировал попытку следующего укуса и, дождавшись третьей атаки, рубанул волка по морде.
         
        -->
        Вы нанесли критический удар
        Смертоносец заряжен
        -->
         
        Морда хищника, точнее, ее зубастая часть, просто отвалилась. То, что осталось, уставилось на Хагер зелеными от гнили внутренностями, в которых копошились грязно-желтые черви. Твою мать! В страшном сне не приснится.
        - Арагна, ты как? - Колдунья не ответила, и Хагер повторил настойчивее: - Ты жива? Не молчи, хоть звук издай!
        - Жива, хотя болит так, что лучше бы сдохла, - в привычной сварливой манере отозвалась она.
        - Скоро будет еще веселей.
        - Вечеринка еще не началась, а я уже в дрова, - проворчала ведьма.
        На Хагера вышел последний уцелевший волк (его шкура еще дымилась от взорвавшихся на ней магических сфер, в боках зияли влажные раны), и одновременно с ним через полуразрушенную стену перемахнули двое. Одеты в кольчуги, у одного в руках что-то похожее на косу, у другого - длинный меч.
        "Хороший тандем на воина с двуручником", - кисло подумал Хагер.
        Один будет держать на расстоянии, а другой постарается зайти в тыл. И на Сарфа рассчитывать не приходится - слишком уж частит стрелами, наверняка еле успевает зачищать подходы к башне. Остается верить, что Арагна успеет прийти в себя.
        Не дожидаясь, пока разбойники подступятся ближе, воин попытался расправиться с волком. Хищник злобно рычал, а из его рта текла черная жижа. Наверняка ничего хорошего не будет, если эта дрянь попадет в рану. Хагер закрылся мечом от взметнувшихся волчьих лап, локтем врезал по вонючей пасти, но зверь был слишком настырен, снова и снова бросаясь в атаку, а двуручник сильно снижал мобильность. Еще краем глаза воин уловил, что головорезы успели подступить достаточно близко.
        Отлично! Вдобавок к хищникам на четырех ногах добавились двуногие.
        Извернувшись, Хагер с силой пнул волка вбок. Тот припал на все четыре лапы и тут же получил пинок в голову. Взвизгнув, зверь отлетел в сторону.
        Что ж, пока можно сосредоточить внимание на разбойниках.
        Разбойник, вооруженный косой, проделал серию непрерывных резких взмахов. Воин подался назад - и все же в какой-то момент обоюдоострое лезвие чиркнуло по щеке, оставив горячий кровавый поцелуй.
        Черт бы все побрал! Может, Брандин был не так уж не прав, предлагая осесть в каком-нибудь тихом месте и переждать игровой глюк?
        Второй разбойник не торопился атаковать. Его храбрости хватало только на то, чтобы околачиваться рядом да высматривать. Он, как стервятник, наверняка выжидал момент для удара в спину. Что ж, искусственный интеллект игры достаточно зарекомендовал себя, чтобы все еще недооценивать действия противника. Как только выпадет шанс нанести удар - разбойник ударит. Не бросится на меч игрока, как курица, а постарается обойтись наименьшим риском. Именно его, до сих пор не сделавшего и полпопытки вступить в бой, Хагер опасался куда больше здоровяка с косой и волка. Последний успел оправиться от удара и, завывая, постоянно бросался в ноги, но удача была на стороне воина, и он успевал отшвыривать хищника то сапогом, то мечом.
        Краем уха Хагер слышал звон стали и предсмертные крики, доносившиеся со стороны кладовой. Это успокаивало - значит, Руни хорошо справляется.
        - Ублюдки, шлюхины недоноски, - послышался шепот ведьмы.
        Воин еще ни разу не слышал в ее словах такой злобы.
        В мгновение ока Арагна проговорила заклинание. Но, вопреки ожиданиям Хагера, направила его в сторону арки. Ощущение, будто рядом стартовала ракета, с такой яростью с ее пальцев сорвался огненный шар.
        Краем глаза воин разглядел в арке несколько человеческих фигур - и тут же их поглотило бушующее пламя.
        Грохот взрыва заставил разбойника с косой отвлечься, и Хагер не преминул этим воспользоваться.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Мельница"
        -->
          
        Секущие удары посыпались на голову опешившего разбойника, словно вода из решета. Но, как воин понял немного погодя, достаточно было и одного. Разгоряченный Смертоносец впился в грудь противника, прошив и теплую одежду, и броню под ней, как нож легко проходит сквозь подтаявшее масло. Разбойник даже выдохнуть не успел. Хагер выдернул клинок и ударил снова, отсекая поганцу руку.
          
        -->
        Вы нанесли критический удар
        Смертоносец разряжен
        -->
          
        И новый удар - вспоровший разбойника от горла до пояса. Лицо воина забрызгало кровью, в ноздри ударило ее запахом.
        Порыв теплого воздуха донес до воина запах паленой плоти. Арагна хихикнула, будто пьяная. Привлеченный ее безумным смехом волк потерял к Хагеру интерес, развернулся и было бросился на ведьму. Воин, стоило хищнику показать бок, тут же атаковал. Тварь взвизгнула, крутанулась на месте и тяжело повалилась замертво. Гнилые кишки, словно трупные черви, полезли сквозь раскрывшуюся в брюхе дыру.
        - Сзади! - крикнула Арагна.
        Не предупреди она - Хагер наверняка бы пропустил удар. Точнее - он его и так пропустил, но последствия могли быть значительно хуже. Разбойник с мечом целил в спину, но воин парировал его клинок. Удар у нападающего не получился, и лезвие его клинка пошло наискось, распоров Хагеру штанину и оставив на бедре глубокую рану, тут же заполнившуюся кровью.
          
        -->
        Вы находитесь под влиянием эффекта "Кровоточащая рана"
        Каждую секунду вы теряете 1% от текущего количества жизней
        Время действия эффекта: 5 минут
        -->
          
        Судя по лицу разбойника - он не слишком обрадовался, что сумел всего лишь ранить соперника. Хагер на мгновение представил, как выглядит он сам: прокушенная ступня, рассеченная щека, а теперь еще и бедро. Вряд ли собственная рожа светится радостью.
        После удара разбойник все еще находился на приличном расстоянии и, кажется, выбирал между "бежать" или "напасть снова". Воин не дал ему выбора: хромая и рыча от боли и ярости, бросился на противника. Разбойник попятился, но воин преследовал его.
        Нападающий попытался ускользнуть, спрятавшись в развалинах, но Хагер угадал его мысли и перегородил дорогу мечом. Вид стекающей по лезвию Смертоносца крови, с волчьим гноем пополам, лишил нападающего остатков храбрости. Он отступал в сторону каменного обода рухнувшей стены, но воин уже знал, что одолеет его. Один удар разбойнику все же удалось отразить, но его меч едва выдержал натиск Смертоносца, а лицо, до того пышущее жаром, пошло белыми пятнами.
        "Что, тяжело?"
        Шаг в сторону, разворот - рукоятью Смертоносца гада в челюсть. Раздался отчетливый хруст ломаемых костей. Еще разворот - снова удар.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Калечащий удар"
        -->
          
        Рука разбойника смачно шлепнулась к ногам недавнего хозяина, по снегу разлетелись алые капли. Раненый забулькал полным ртом крови, уставился на Хагера с почти детской обидой и упал. Его тело еще несколько секунд билось в агонии, потом затихло.
        - Они отступают, - раздался сверху замученный голос лучника.
        - Хвала разрабам, - морщилась Арагна.
        - Ты как? Жива?
        - Порядок, - ведьма отсалютовала бутылкой с зельем жизни, выдернула пробку и опустошила его одним залпом.
        Последовав ее примеру, Хагер тоже осушил одну живительную бутылочку.
        - Сарф, присмотри за ней, - бросил лучнику, а сам поспешил на помощь Руни и Бранадину.
        - У меня, вообще-то, только два глаза, - к лучнику вернулась его привычная бесшабашность.
        Поспешил - это громко сказано. Каждый шаг причинял невыносимую боль. С чего бы это? Бедро кровоточит, но вряд ли рана настолько сильная. В темноте не разглядеть, но собственная нога стала казаться невероятно тяжелой, громоздкой. Объяснение этому нашлось только одно - дрянь из волчьей пасти в самом деле оказалась заразной. Остается надеяться, что Брандин справится с болячкой.
        Внутри кладовая больше напоминала жилище маньяка-весельчака. Влажные темные потеки на каменных огрызках стен (Хагер не сомневался, что это кровь), ошметки людских тел - тлеющие и искрящиеся. И Брандин, с воодушевлением опускающий набалдашник посоха на хребет головореза. Не успел тот среагировать, как из облака черного тумана выскользнула Руни и отработанным движением воткнула в глаз разбойника один из своих кинжалов. Прошло несколько затяжных мгновений, прежде чем стало ясно, что больше из потайного хода никто не появится.
        - Вижу, справились, - сказал Хагер.
        - Что за черное недоверие? - с напускной обидой в голосе произнес Брандин. - Я и сам отлично справлялся. - Удивительно, что у заклинателя после всех перипетий еще оставались силы шутить. - А ты чего бледный, как смерть? - обернулся к воину.
        - Кажется, сейчас сдохну, - произнес Хагер, пошатнулся и грузно опустился на камень.
        Оба бросились к нему.
        - Ни хрена не вижу, - бормотал Брандин, сосредоточенно осматривая Хагера.
        - Не ругайся при девушке, - пожурил воин, чувствуя, что близок к отключке. - Меня... волк за ногу укусил, чуть выше ступни. Болит адски, зараза.
        - Руни, помоги мне - его нужно отнести в лагерь.
        Хагер хотел было сказать, что он слишком тяжелый, но ловкачка и заклинатель уже подставили свои плечи. Воин сумел сделать еще несколько шагов, когда силы окончательно покинули его. Темнота сделалась густой и глухой. Наверное, он упал. По крайней мере, почувствовал, как подгибаются ноги.
          
        ***
          
        Очнулся он, уже лежа на сеннике. Неподалеку потрескивал огонь, слышались приглушенные голоса и всхлипывания Руни, держащей его за руку. Воин не видел ее лица, но догадался, что это ее ладонь сжимает его пальцы.
        - Кажется, живой, - произнес он первое, что пришло в голову. Кто бы сомневался, что это будет бессмысленная ерунда.
        - Хагер! - Лицо девушки нависло над ним: заплаканные глаза, еще влажные от слез щеки. - Он очнулся!
        Воин поморщился от ее крика - громкие звуки лезвиями полосовали виски.
        Через мгновение ночь за ее спиной ожила: послышались шаги и встревоженные голоса, забегали люди. Хагер попросил ловкачку помочь ему сесть.
        - Я же говорил, что очухается, - сказал, подойдя, Брандин. Несмотря на попытки заклинателя казаться беззаботным, в его голосе пряталась тревога. - Как чувствуешь себя?
        Прежде чем ответить, воин попробовал пошевелить укушенной ногой. Боль отозвалась в самое бедро - будто туда кто-то ржавый гвоздь вогнал.
        - Хреново, если честно.
        Он скосил взгляд на место укуса. Нога от колена и до самой ступни была перемотана тканевым бинтом. До воина донесся неприятный горький запах. Он потянул носом, поморщился.
        - Это, что ли, от меня такая вонь? Брандин, сволочь, ты что мне под тряпку положил? Дерьмо тролля?
        - А ведь я предлагал и этот вариант, - со скучающим видом сообщил Сарф. - Но он сказал, что у тебя плохо с чувством юмора и что без тебя нам тролля не одолеть.
        "У меня что, в самом деле плохо с чувством юмора?" - на мгновение отвлекшись от происходящего, подумал Хагер.
        - Брандин приложил к ране целебные мази, - сказала Руни. Кажется, ее единственную так и не проняла общая странная веселость. - Придется побыть с ними до утра - этот яд... - она запнулась.
        - Она хотела сказать, - продолжила за ловкачку Арагна, - что мы без понятия, чем тебя отравили. Игра молчит. Брандин сделал все, что смог. Тебя лихорадило адски - хоть отбивные поджаривай.
        - Меня укусил волк, - сказал Хагер. - Первый раз таких увидел. У них все потроха были гнилыми еще до того, как я их убивал. И дрянь черная изо рта капала. Наверное, если они еще не изгнили окончательно, можно попробовать взять немного их плоти и, когда доберемся до Фьергарда, сделать противоядие.
        - Уже, - кивнула Руни, - займемся, когда в город приедем. Посмотри журнал, там о них появилась информация.
        Воин последовал ее совету - "Сумеречный волк". Твари обитали в местах крупных сражений, возле погостов и прочих мест, где можно наткнуться на большое количество трупов - людей, животных - неважно. Сумеречные волки с охотой поедали гниющее мясо, но и не думали подыхать от содержащихся в нем ядов. Напротив - становились только сильнее, да и сами обретали способность наносить дополнительный урон ядом.
        - Долго я в отключке был? - спросил Хагер.
        Ночное небо над головой собравшихся вселяло надежду, что прошло самое большее часа четыре.
        - Час, - ответил Брандин.
        Хагер мысленно выдохнул с облегчением, затем проверил собственные характеристики. Отравление сказалось только на выносливости. Скорость ее восстановления упала на десять процентов. Ничего смертельного, но все равно неприятно.
        - Где Совиная голова и Закейра? Оба живы?
        - Готов поспорить, что эти двое разбежались по безопасным углам, как только запахло жареным, - скептически высказался лучник. - Я не видел ни ее, ни его, а как только все закончилось - оба тут как тут.
        - Уверена, что этот ослоголовый придурок не так прост, каким хочет казаться, - подхватила недоверие Сарфа ведьма. - Сам зарылся, точно крыса, а все остальные - подыхайте на здоровье.
        - Можно подумать, кто-то из вас с ним бы отсиживался, - попытался утихомирить друзей Хагер.
        - Вероятно, Арагна не так выразилась, - вступился за нее заклинатель. - Просто, согласись, странно все это. Своих бросил.
        - То, что про ходы знал и никому из своих не сказал, - не странно. Возможно, в их рядах нет доверия. Вы все знаете, что об одном проходе он предупредил, но не стал его показывать. А вот то, что обоих не было, - это заставляет задуматься.
        - Может, они заодно? - предположила Руни.
        - Может, но тогда у меня даже предположений нет, зачем им это нужно.
        - Находят дурачков благородных вроде нас, заводят подальше, а там - бритвой по горлу и туды, в колодец, - сказал заклинатель - и его физиономия скисла.
        Хагер даже не стал трудиться раздумывать над его словами. Не так давно он и Руни с Сарфом не доверял, а в последнее время его подозрительность еще больше усилилась.
        - И раз уж зашла речь - тебя Совиная Голова повидать хотел, - проговорила ведьма, - а после него и Закейра рядом крутилась. Наверное, с теми же намерениями.
        - Я с ним повидаюсь, только сперва бы на ноги встать.
        - Думаю, каким бы важным ни было дело Совиной Головы - оно может подождать до утра, - сказала, как отрезала, Руни.
        Ее забота - это, конечно, очень соблазнительно. Будь обстоятельства немного другими - Хагер впал бы в тяжелую болезнь, лишь бы ловкачка смотрела на него вот так, как сейчас. Но раз уж ввязался в квест и других втянул - придется расхлебывать в ущерб личному счастью.
        - Не может оно до утра ждать, - стараясь говорить мягко, отказал девушке воин. Затем бросил взгляд на Брандина и Сарфа, надеясь, что им хватит соображения помочь ему встать. Не хватило, пришлось вколачивать: - Вы поможете мне или как?
        Стоять оказалось невероятно тяжело. Стоило опереться на раненую стопу, как по всей ноге до самого бедра пробежала волна судорог.
        - И скоро это закончится? - стараясь унять боль, спросил Хагер у Брандина. - Или я зря это дерьмо нюхаю, от которого у меня пекло в ноздрях?
        - Откуда ж я знаю.
        - Ну, хоть честно, - огрызнулся воин. Злиться на заклинателя повода нет, понятное дело, но ощущение собственной бесполезности и немощности заставляло думать и говорить глупости. - Ладно, пускайте меня.
        - Хочешь и второй костыль сломать? - поинтересовался Сарф.
        Хагер не ответил. Лучник, подняв руки, отошел и привычным движением встал Руни за спину.
        - Ну, раз так, - Руни достала из ножен кинжал, придирчиво осмотрела лезвие и вернула его обратно, - то я пойду с тобой.
        - Не думаю, что кто-то из этих двоих захочет говорить при посторонних.
        - Не захотят - заставим, - запросто сказала она.
        Делать нечего - согласился.
        Ноги все так же не слушались, но с каждым шагом боль притуплялась. Археологи разместились на прежнем месте, но костер разводить не спешили. К счастью, глаза воина успели привыкнуть к темноте, и он прекрасно различил среди сгрудившихся НПС Рамата.
        Они не успели дойти до странного нанимателя десятка полтора шагов, когда из темноты раздался еле слышный шорох, а затем прозвучал голос:
        - Хагер из Стендара!
        Воин инстинктивно схватился за рукоять Смертоносца, Руни - за кинжалы.
        - Не убивайте меня! - пискнула перепуганная Закейра.
        Снести бы ее пустую голову, чтобы знала, с какой стороны к воину с двуручником подходить. Но не ругать же девчонку за то, что застала врасплох. А вот себя точно за неосторожность наградить мысленным трехэтажным. Окажись на ее месте кто-то с более кровавыми намерениями, для Хагера игра, скорее всего, закончилась бы.
        - А следовало бы, - произнесла Руни. Сразу видно - никогда не простит ей, что явилась к Хагеру в комнату.
        - Что у тебя? Ты цела? - Хагеру даже не пришлось стараться сделать голос бесцветным. Еще не хватало за компьютерных персов переживать.
        Закейра, казалось, только теперь заметила присутствие ловкачки. Сначала на ее лице отразилось что-то похожее на удивление, следом пришел гнев, к которому прибавилась нота презрения. Воин мысленно попросил виртуальных богов дать Руни много терпения. Уже сейчас девушки враждебно уставились друг на друга, и напряжение между ними зависло такое, что впору вспыхнуть молниям.
        - Ты хотела поговорить, Закейра?
        Синеглазая красотка перевела на него взгляд - куда менее дружелюбный, чем минуту назад.
        - У меня к тебе разговор, Хагер из Стендара, но я не могу и не стану говорить в присутствии посторонних ушей. Не забывай о нашем уговоре.
        - Не припомню, чтобы мы уговаривались о том, что все наши переговоры должны вестись тет-а-тет.
        А ну его все в зад! И Закейру с ее секретами и припадками фобии, и ее чокнутого птицеголового любовника. Кто-то слишком переусердствовал, заставляя их вести себя излишне упрямо. В конце концов, не так уж все они нуждаются в деньгах, чтобы рвать задницу из-за двух ослов. Хотя чего уж там: опыт (особенно в свете постоянной опасности встретиться с Потрошителями) лишним не будет, а навар с этого квеста обещает быть жирным.
        - Я повторять не буду, так что слушай внимательно, - Хагер выбрал самый жесткий тон. - Либо ты выкладываешь все сейчас, в присутствии моей спутницы, либо считай наш договор расторгнутым.
          
        -->
        Вы успешно применили навык "Запугивание"
        -->
          
        Первое мгновение все в переменившемся лице Закейры указывало на то, что она выберет второй вариант. Но раз Игра сообщила, что навык сработал успешно, то следовало подождать правильной реакции. И она не заставила себя ждать. Синеглазая по-прежнему дулась, но все же сдалась. Ее плечи поникли.
        - Хорошо, Хагер из Стендара, будь по-твоему. Я вверяю тебе свою тайну и свою жизнь.
        Она говорила тихим шепотом, то и дело оборачиваясь на остальных археологов. Но те, по всей видимости, были заняты собой и своими страхами, еще не выветрившимися после недавнего нападения.
        - Ближе к делу, - поторопил он.
        - Меня хотели убить, - выпалила Закейра. Невольно потянулась к руке Хагера, но, бросив взгляд на Руни, отпрянула.
        Чувствует соперницу что ли? Возможно, оно и к лучшему.
        - Кто?
        - Рамат, - обреченно произнесла она.
        "И почему я не удивлен?"
        - Ты уверена?
        - Он стоял так же близко, как и ты, и говорил ужасные вещи, - неожиданно расплакалась Закейра. - Требовал, чтобы я отступилась от Заточенной души, что артефакт его по праву и что даже ты не сможешь меня защитить от его гнева. - Она все-таки исхитрилась схватить Хагера за руку, посмотрела в лицо мокрыми от слез глазами. - Я так испугалась! Я не знала, что мне делать. Он угрожал, что и тебя убьет, если ты не перестанешь мешать его планам.
        Говорила она более чем убедительно. Не общайся Хагер с Раматом - поверил бы синеглазой без вопросов. Но и Совиная Голова со своей колокольни говорил так, что и к слову не подкопаешься. А ведь кто-то из них врет. Тут никаких сомнений.
        - Заточенная душа все равно у него. Чего же тогда так волнуется?
        - Боится разоблачения. Если убить всех - некому будет рассказать главам братства о том, кем артефакт был найден. Он одержим мыслью заполучить себе это величайшее творение. Он переступил через нашу любовь, чтобы прибрать его к рукам. А потом пошел дальше - решился на убийство. Пусть и не своими руками.
        - Я обещаю, что не сведу с него глаз, - сказал Хагер первое, что пришло на ум.
        - О, я буду молить Арниира, чтобы он осветил твой праведный путь!
        Слезы мигом высохли, лицо красотки осветилось радостью. Радуется тоже как будто искренне.
        Когда девушка ушла, Хагер вопросительно посмотрел на Руни.
        - Если тебя интересует мое мнение, то врет она красиво, - с некоторым недовольством ответила ловкачка. - Плачет и радуется тоже.
        - Вот и я заметил, - он озадаченно поскреб за ухом, а потом закусил губу, когда, забывшись, слишком сильно оперся на раненую ногу.
        Руни уже подставляла плечо. Был большой соблазн опереться, но Хагер сдержался. Ничего хорошего не будет, если все эти перепуганные ученые мужи увидят его слабость.
        - Извини, - осторожно сказал он, - но я сам.
        Она поняла. Во всяком случае, воину очень хотелось в это верить.
        - Теперь еще бы Рамата отыскать, - вслух размышлял Хагер, всматриваясь в фигуры археологов. Совиной Головы среди них уже не было.
        - Тебе помочь?
        - Да нет, справлюсь, - улыбнулся в надежде на еще одно понимание.
        Хагер почесал колючий подбородок. Скорее, по привычке, нежели ощущая реальный зуд. Спасибо разработчикам - убрали из игры хотя бы часть реальных ощущений. Таких как зуд, необходимость бегать до ветра или расстройство желудка. А ведь поначалу, судя по анонсам, все эти "приятности" тоже должны были иметь место. Но вовремя поднятая шумиха на форумах помогла разрабам вовремя одуматься.
        Хагер не собирался следовать примеру двух других мужчин группы, которые, перед тем как покинуть Стендар, не слишком озаботились мыслями о скорых неприятностях. В частности - морозе. Теперь у обоих рожи красные. Воин же специально заскочил в алхимическую лавку и купил зелье, активизирующее рост волос на лице. Подобных зелий было много - какие-то способствовали росту волос на нужных частях тела, какие-то, напротив, останавливали его. Мечта большей части женского населения игры - никакой эпиляции, а кожа всегда остается мягкой и шелковистой, без намека на волоски. В начале игры каждый выбирал себе профиль, где указывал основные характеристики внешности. В дальнейшем же игроки могли легко меняться посредством употребления вот таких зелий и услуг специальных заведений, где процесс преображения занимал всего один сеанс.
        Хагер выбрал "естественный" путь - обошелся зельем. Потому борода росла постепенно, сама собой. Украшение из нее, конечно, так себе, но зато на лютом ветру - какая никакая защита.
        - Иди, я вернусь к нашим, - согласилась Руни.
        Оставшись один, воин отправился к археологам. Те сидели вокруг костра, о чем-то перешептывались, но, увидев Хагера, приумолкли.
        - Где Рамат?
        Никто не ответил.
        - Мне сказали, он искал меня. Вот, я пришел.
        Шестеро любителей выкапывать древности смотрели на него со странным, тихим безумием на лицах. Что не так?
        - У меня нет времени играть в прятки! - рыкнул Хагер.
          
        -->
        Вы успешно применили навык "Запугивание"
        -->
          
        В широко раскрытых глазах появился отчетливый страх. Того и гляди бедолаги сорвутся с места и рассеются в ночи.
        Поняв, что с археологами в плане получения информации каши не сварить, Хагер махнул на них рукой и вернулся к спутникам.
        - Не знаю, что за разговор у него был, но точно неспешный, - сказал угрюмо, присаживаясь к тощему огоньку. Тепла от него - кот наплакал, но лучше так, чем совсем никак. - Ведут они себя как-то странно.
        - Конечно, - хмыкнул над головой лучник, - сам же говорил, что обычно хоть кого-то - да и отправляли на тот свет. А сегодня все целы.
        - Да нет, - покачал головой Хагер, - они испугались, когда я пришел. Как будто ждали, что кого-то на плаху потащу.
        - Странно, не замечала за ними такого, - произнесла Арагна.
        - И я не замечал. Но, видимо, что-то изменилось за это время.
        - Может, совиноголовый им что-то наплел? - высказал предположение Сарф.
        А ведь правда - неспроста же он вдруг пропал? Может, Закейра в самом деле врет и выкручивается, чтобы на себя одеяло перетянуть, но тогда вдвойне страньше, что Рамат не пытается разубедить своего "телохранителя" в обратном. А с другой стороны - если он, в самом деле, не защищается, а атакует, то это многое объясняет. Да что там многое - это объясняет все.
        - Ложитесь, - сказал Хагер остальным, - у меня все равно хрень в голове, подумать надо.
        "И посмотреть, не явится ли чертов археолог", - уже про себя добавил он. К тому же неприятно ныла раненая нога. Несильно, но неприятно.
        Он просидел на месте Сарфа до первой полосы света на восходе. И спать не спалось, и думать не думалось. Сонная ведьма выбралась из-под меховой шкуры, зевнула и отправила его спать. Странно, но усталость взяла свое: и он заснул сразу же, стоило голове опуститься на подстилку.
        Новый день не убавил мороза, но снегопад сошел до мелкой пороши.
        Хагер не видел Рамата до самого отъезда. Но, стоило археологам засобираться в дорогу, - тот объявился. Причем буквально ниоткуда. Бледный, с опухшими глазами. Глядя на него, воин сразу понял: Совиная Голова вряд ли провел ночь в сладком сне. Тот пугливо смотрел по сторонам, постоянно потирал руки в несуразно огромных меховых рукавицах. Хагер то и дело замечал на себе его пристальный взгляд. Впрочем, не только на себе. Рамат стрелял глазами по сторонам, дергался от любого скрипа или шороха, на обращенные к нему вопросы либо вообще не отвечал, либо отделывался короткими ничего не значащими репликами. Это не просто страх - это уже паника. Очень странно, учитывая, что нападения на археологов случались и ранее. Вряд ли недавнее было страшнее прежних. Вон, даже никого мертвыми не потеряли. Хагер попытался приблизиться к Совиной Голове, поговорить, но тот шарахнулся в сторону, будто увидел перед собой демона.
        "Ладно, приди в себя - разговора тебе все равно не избежать".
        В любом случае, вряд ли сейчас стоит с его стороны ждать откровения. Как бы вовсе умишком не двинулся.
        Хреновое соседство. Плюнуть бы на обоих - и на Закейру, и на Рамата, раз ведут себя не по-людски... Хагер одернул себя. А как они еще могут себя вести? Как запрограммировали, так и ведут. Чтоб сценаристам игры икалось до тошноты!
        "Но, раз ввязались, - нужно выполнить задание до конца. По крайней мере, постараться. До тех пор, пока ситуация не приблизится к критической отметке".
        Пока же, вроде, нити контроля еще в руках игроков. Тем более, как ни крути, ехать во Фьергард им всем одной дорогой. По такой погоде даже на гэлах не удастся сильно оторваться от обоза. Да и оставлять всех этих чудиков за спиной желания нет.
        До полудня их баловала спокойная зимняя погода, после полудня ненадолго поднялась вьюга, но вскоре утихла. Хагер старался не упускать из виду ни Закейру, ни Рамата. Но если девушка вела себя относительно спокойно и не выказывала особых подозрений, то с археологом определенно творилось что-то не то. Воин рассчитывал воспользоваться привалом, чтобы еще раз попытаться поймать Рамата и заставить его ответить на пару вопросов. Если не добром, то угрозами и силой. Но археолог снова каким-то чудом смог улизнуть и появился, как и утром, лишь перед командой двигаться дальше. В лесу шлялся, что ли? Хоть привязывай ублюдка к телеге.
        "Неправильно все это".
        Все равно что пригреть в руках ядовитую змею - и нести с собой опасно, и выбросить жалко: догонит, вцепится в ногу, когда ожидать не будешь.
        Когда дело пошло к закату, к Хагеру подъехал Сарф. Его настороженность выдавала стрела с красным опереньем, которой лучник помахивал как бы невзначай. Обычно, когда Сарф не видел повода беспокоиться, он даже не прикасался к стрелам. А тут - сразу и огненная.
        - Что увидел? - негромко спросил воин.
        - Следы подков - то тут, то там. Пару часов назад их заметил, - так же тихо ответил лучник. - Едут четверо. Двое из них, судя по глубине следа, либо с хорошо навьюченными лошадьми, либо упакованы в доспехи не хуже тебя. Сначала подумал, что еще один караван идет. Когда мы на привал встали, специально чуток вперед сходил - не нашел ничего. Только выступили - и снова следы. Они их чем-то заметают, но недостаточно тщательно. Может, на снегопад надеются.
        - А может, не считают нужным. Вообще, странный способ слежки, - Хагер в который раз за день поскреб щетинистый подбородок.
        - Не странный, если такой же отряд идет за нами и они обмениваются вестями. Всегда выгодно знать, какой дорогой пойдет зверь, прежде чем ставить на него капканы.
        - Разве тут не одна дорога? Если бы птицы туда-сюда летали - мы бы заметили, - предположил Хагер, хотя уверенности у него не было. Кто станет следить за тем, что творится в небе, если нет повода лишний раз задрать голову. Он и сам не смотрел туда, все больше наблюдая по сторонам или пригибая голову под очередным порывом ветра.
        - Скорее всего, магия.
        Не успел лучник закончить, к их разговору присоединилась Руни.
        - За нами слежка? - предугадывая ее новость, спросил Хагер.
        - Восемь человек, - торопливо заговорила ловкачка, - по дороге почти не едут, все больше опушками, какими-то тропами в лесу. Иногда разбиваются на два отряда. Думаю, хотят нас окружить, вряд ли станут ждать захода солнца.
        - Одна дорога говоришь? - усмехнулся лучник.
        - Хреново! - бросил Хагер. - Нужно Арагну просить - пусть ее птичка полетает.
        Просить дважды не пришлось. Сарф быстро уехал и быстро же вернулся - Арагна следовала за ним. Злая, как черт.
        - Сомневаюсь, что что-то получится, - поморщилась она, когда Хагер изложил суть идеи. - Погода поганая.
        - Попытка - не пытка, - настоял воин.
        Ведьма чуть закатила рукав, закрыла глаза, сосредоточилась. Прошло несколько мгновений, прежде чем из рукава появилась любопытная голова вороны. Бусины глаз с интересом уставились на людей. Арагна и птица какое-то время смотрели друг на друга - скорее всего, ведьма отдавала мысленный приказ. Потом ворона щелкнула клювом и сорвалась в небо.
        - Погодим немного, - предложила Арагна, провожая питомца взглядом.
        Но ждать пришлось всего ничего. Ведьма мотнула головой, точно пыталась стряхнуть с глаз невидимую пелену.
        - Ничего не видно, слишком снежно.
        - Совсем ничего? - с досадой переспросил Хагер, все еще надеясь, что девушка поспешила с выводами.
        - Ничего, - повторила ведьма, протягивая руку вверх. Птица вернулась и нырнула хозяйке под кожу. - Я же предупреждала.
        - Вот же задница.
        Если в развалинах крепости археологов можно было хоть частично спрятать за стенами, то сейчас, на дороге, они превратятся в хорошую мишень. А если нападут сразу с нескольких сторон, то картина выходит совсем печальная. Археологи не воины. Они прицепили щиты к лукам седел своих лошадей, но вряд ли в момент опасности сумеют правильно их использовать. Пятеро против двенадцати - расклад не самый поганый. И горячее бывало. Но Хагера беспокоили слова лучника о груженых лошадях. Каким виртуальным богам помолиться, чтобы те двое не оказались высокоуровневыми НПС? В любом случае, прежде всего следует защищать членов собственной группы. А уж с нанимателями, как повезет.
        - Нужно что-то придумать, - он не сразу понял, что произнес мысли вслух.
        - Нельзя им говорить - начнется паника, - сказала Руни.
        - А что, будет лучше, если их в неведении передавят, как цыплят? - поинтересовался Сарф.
        - Он прав, - кивнул воин.
        Паника или нет, но люди, пусть и виртуальные, имеют право вооружиться и обезопасить себя доступными способами. Если разрабы вложили в их головы хоть немного адекватности, то есть надежда, что в случае нападения в обозе не возникнет толчеи.
        - Руни, Арагна - готовьтесь держать оборону. Сарф, забираешь Брандина. Скорее всего, ждать придется недолго - для засады лучшего места не найти, вряд ли разбойники будут тянуть кота за хвост и упустят такую возможность. А я пока разыщу Рамата и вытрясу из него все недомолвки.
        Время говорить серьезно не самое подходящее, но Хагеру были нужны ответы на вопросы. Наверняка археолог знает еще что-то, о чем решил не распространяться.
        Совиная Голова ехал в окружении своих людей. Он испуганно озирался, больше напоминая затравленного зверя, загнанного в угол, чем гордого археолога, каким воин видел его до выезда из форта. Что ж, пора развязать птицеголовому язык. Возможно, от этого будет зависеть исход нападения. А нападение будет, тут сомневаться не приходилось. Вопрос лишь во времени и способе. А потому Хагер собирался использовать все доступные способы, чтобы заставить поганца говорить.
        - Хагер из Стендара? - Совиная Голова выпучил глаза, полностью оправдывая свое прозвище. Его зубы застучали. То ли от холода, то ли от страха.
        - Разговор есть, - стараясь не давить раньше времени, сказал воин.
        - Не о чем разговаривать! - завелся тот, и археологи, будто по команде, ринулись ему на помощь.
        Двое попытались оттеснить Хагера, но его гэл отрывисто взрыкнул, поднялся на дыбы - и лошади в испуге попятились.
        - Я должен знать, что произошло прошлой ночью, Рамат! - А вот теперь можно и поднажать. - Что-то изменилось, пока я чуть не откинулся, защищая, между прочим, и твою задницу!
        - Ты заодно с ней, - просипел археолог. Его ноздри широко и с шумом втягивали морозный воздух, в уголках рта замерзли остатки слюны. - Я знаю, что она тебя подговорила. Я все знаю! - Он остервенело вцепился в сумку, которую до этого держал между коленями. - Ты обещал, что защитишь меня, обещал! Согласился взять деньги! Ты ведь работал на нее еще до того, как я к тебе пришел?! Да?! Я все знаю...
        Теперь он походил на безумца, не знающего ничего, кроме своих страхов.
        "Интересно, кто ему сказал, что я принял предложение Закейры? Может, она сама подсуетилась?"
        Мысль казалась логичной. Синеглазая наверняка знала, как на него подействует известие о том, что он своими же руками пригласил в группу убийцу. Однако это означало бы, что именно она, а не Совиная Голова, ответственна за убийства. Точно: надо обоих прибить - и никаких вопросов не останется.
        Мысли Хагера перебил один из археологов.
        - Ты убьешь нас всех, - зашептал он голосом, не менее безумным, чем Рамат. Если бы Хагер не видел его взгляда, устремленного на своего предводителя, решил бы, что слова предназначаются ему. - Твое тщеславие и твоя жажда...
        О какой жажде шла речь - узнать было не суждено. Булькающий звук вместо слов, плевок горячей на морозе крови Хагеру в лицо и окровавленный наконечник стрелы, с хищным любопытством выглядывающий из глаза говорившего. Даже падая из седла, тот продолжал смотреть на Хагера.
        - В укрытие! - завопил воин, на ходу разворачивая гэла в сторону, откуда прилетела стрела.
        Археологи же, вместо того чтобы броситься врассыпную, сбились кучей, словно стадо баранов - только-то что не блеют.
        - Никто не заберет Заточенную душу! - во всей вакханалии голос Совиной Головы был слышен громче остальных.
        "Супер! Теперь все отребье будет наверняка знать, кого убить первым".
        В считанных сантиметрах от головы Хагера пропела стрела. Воин и сам не понял, как смог ее разглядеть в нахмурившихся зимних сумерках. Но пернатая хищница не осталась голодной, проткнув грудь еще одному археологу. Хагер мысленно ругнулся: либо ученый болван забыл о предупреждении не снимать кольчугу ни днем, ни ночью, либо у невидимого стрелка серьезные стрелы.
        - Падайте с лошадей, мать вашу! - рявкнул он и сам скатился наземь, шлепком отправив гэла подальше от места обстрела. Все-таки тот успел стать для воина чем-то большим, чем просто дареный конь, а в потере даже виртуального товарища ничего хорошего. Тем более, посреди заснеженного леса.
        Хагер осмотрелся, оценивая расстановку сил. Археологи в середине отряда сбились в кучу и стали очень вкусной мишенью - разве что косоглазый промажет. Но на такое чудо надеяться глупо - о чем хорошо свидетельствуют два мертвеца, по чьим головам топтались растревоженные запахом крови кони. Черепа хрустели очень натурально, да и серая масса, сдобренная сгустками крови, растекалась по снегу не самым приятным зрелищем.
          
        -->
        Вы стали объектом заклинания "Каменная кожа"
        Вы стали объектом заклинания "Благословение"
        Вы стали объектом заклинания "Призрачные доспехи"
        -->
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Аура битвы"
        -->
          
        От быстро накладываемых защитных заклинаний морозный воздух заискрился всеми цветами радуги.
        Снова что-то свистнуло - и тут же еще раз. Стрелял Сарф. Проследив взглядом направление выстрелов, Хагер увидел, что огненная стрела взорвалась среди деревьев, из-за которых в стороны бросились люди - трое, двое из которых (с луками в руках), судя по всему, и осыпали стрелами головы археологов. Но не успели бандиты сделать и шагу, как над их головами сетью раскрылась вторая стрела. Все трое без движения повалились в снег.
        Еще трое выскочили из леса на дорогу и бросились к застывшим от страха археологам, держа наготове топоры. Внушительные размеры оружия заставляли думать, что их владельцев недооценивать не стоит.
        Хагер вскочил на ноги, приготовился обороняться. Он не станет класть голову ради НПС, но и не позволит разделать их, точно безвольную скотину. Разбойников, по его подсчетам, должно быть втрое больше, и спрятавшиеся до поры до времени как раз сейчас могли заходить им в спину. Потому лучше поскорее расправиться с этими, чтобы вскоре не попасть между молотом и наковальней.
        Разбойник, налетевший первым, промахнулся: его топор рассек воздух с таким громким "вжик", будто тот был из листового металла. Хагер не замешкался и контратаковал.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Калечащий удар"
        -->
          
        Смертоносец проделал в боку разбойника глубокую прореху. Наверняка перебил половину ребер, вспорол внутренности. На снег хлынул поток крови. Разбойник издал гортанный звук, побагровел, из-за чего его лицо в сумерках стало почти черным. Но, вопреки надеждам Хагера, не упал, не взмолился о пощаде и не попытался убежать. Вместо этого он перебросил топор в другую руку и с не меньшей сноровкой атаковал снова.
        Хагер уклонился, но едва не попал под топор подоспевшего на помощь дружку второго разбойника. Для того чтобы избегать атак с двух сторон, приходилось выкладываться на все сто. В завершение полной задницы, появился и третий участник схватки, не преминувший в нее вступить.
        Сзади послышалась напевное чтение заклинания.
        "Брандин", - с облегчением подумал Хагер.
        Топор одного из разбойников все-таки достал воина: лезвие опустилось на его плечо, послышался треск лопнувших колец кольчуги.
          
        -->
        Навык "Легкая броня" повысился. Текущее значение: 12
        -->
          
        Или треск только послышался? Рухнувшая следом боль заставила Хагера на мгновение потерять понятие о том, кто он и где. Он не вывалился из боя, продолжая обороняться, но пальцы раненой руки вдруг ослабели, и двуручник стал слишком тяжелым. Хоть рука на месте - и на том спасибо, но, судя по кровавому следу на лезвии топора разбойника, рана достаточно глубокая.
        Брандин как раз закончил читать заклинание. Очень вовремя. Воин краем глаза видел, как воздух закружился вихрем, в котором материализовался внушительных размеров каменный сгусток. Мгновение - и заклинатель протаранил им одного из разбойников.
          
        -->
        Ваш союзник успешно применил заклинание "Каменный кулак"
        -->
          
        От удара разбойник рухнул спиной в снег. Его рожу рассекали кровавые царапины от расколовшегося камня, осколки которого осыпались тут же мелким крошевом.
        Отлично!
        Раненая рука слабела, а игра сообщала о критическом повреждении, выставляя штрафы к скорости и выносливости. Плевать! Чтобы прикончить лежачего ублюдка, ему достаточно и одной руки. А с обидчиком можно расправиться позже. Но, чтобы подойти к лежащему ничком головорезу, пришлось повернуться спиной к другому. Конечно, тот воспользовался шансом атаковать, но Брандин, угадав намерения Хагера, подвернулся тому под руку и яростно замахал своим посохом. А затем в его руке возникло голубоватое свечение.
          
        -->
        Ваш союзник успешно применил заклинание "Плеть-молния"
        -->
          
        Искрящаяся плеть живого электричества обвилась вокруг горла разбойника. Что было дальше, Хагер уже не видел. У него есть пара секунд - не больше. Заклинателю хватит одного крепкого удара, чтобы отправиться к праотцам. Долго он разбойника не удержит.
        Хагер буквально налетел на раненого непися, который к тому времени успел встать на колени и собирался с силами, чтобы подняться. На миг глаза противников встретились, и воин понял, что тот еще не пришел в себя после удара - глаза разбойника никак не могли сфокусироваться на чем-то одном. Не раздумывая ни мгновения, Хагер проткнул поганца мечом. Лезвие Смертоносца пробило грудь человека, вышло из спины. Разбойник сдавленно захрипел и начал было заваливаться набок, но так и не упал окончательно - так и замер в странной позе, полулежа на коленях, с открытым от удивления ртом.
        Воин выдернул меч, попытался взять его и второй рукой, преуспел в этом мало. Похоже, без лечения тут не обойтись. Вдобавок, снова заболела укушенная нога, отчего всю икру до самого колена словно в тиски засунули. Сустав выкручивало с такой силой, что Хагеру пришлось потратить вдвое больше времени на один только шаг.
        Кляча дохлая! Ну же, не спать!
        Злость на самого себя зашкаливала, душила. Хагер видел, как отступает Брандин, огрызаясь огненными стрелами. Те доставляли наседающим на него бандитам много неприятностей в виде глубоких кровоточащих ожогов, но не могли остановить их окончательно. И все же разбойники платили кровью за каждый шаг. Снег под их ногами расцветился алыми каплями.
        В стороне протяжно ухнуло, с нарастающим ревом отправилось в сторону леса. Арагна?
        Зарычав и преодолевая судороги в ноге, Хагер рванулся на выручку заклинателю. Того как раз приперли к краю дороги. Еще шаг - и шагнет в глубокий снег. А тогда ни о каком маневрировании не будет идти и речи. Разбойники же почувствовали слабину противника и очень предусмотрительно обрушили на него всю свою мощь, мешая ему произнести хотя бы звук заклинания.
        - Меня попробуйте! - привлекая к себе внимание, выкрикнул воин, еще не добежав до сражающихся.
        Разбойники не могли не среагировать на окрик и обернулись, тем самым упустив секунды, когда еще могли прикончить заклинателя.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Вихрь"
        -->
          
        Двуручник зашелся в упоительном стоне, рассекая воздух.
        Брандин не стал геройствовать и, как только выпал шанс сбежать, сразу же отскочил на безопасное расстояние.
        Один из разбойников дернулся было за ним, но смертоносный вихрь стали Хагера настиг его. Ублюдок спешно выставил топор, позабыв обо всем и только отбиваясь. Впрочем, недолго.
          
        -->
        Ваш союзник успешно применил заклинание "Каменный кулак"
        -->
          
        Разбойника будто ветром сдуло - снесло куда-то за пределы дороги.
        Хагер повернулся к оставшемуся. Несколько секунд они просто отбивали атаки друг друга. Выносливость воина таяла на глазах, но он старался не думать о скорой усталости.
          
        -->
        Ваш союзник успешно применил заклинание "Огненная стрела"
        -->
          
        Огненные росчерки ударили разбойника в плечо, сильно опалили густую бороду. Выкрикнув что-то невнятное, тот отшатнулся. В его глазах появилась нервозность, и чем дальше, тем больше он совершал промашек. Первая не стоила ему ничего - Хагер и сам замешкался, а потому Смертоносец рубанул пустоту, но вот за вторую головорез поплатился внушительной раной на бедре.
          
        -->
        Навык "Тяжелое оружие" повысился. Текущее значение: 7
        -->
          
        "Теперь мы равны - оба хромаем и оба устали", - успел подумать Хагер, но его преждевременное ликование погасили сразу несколько стрел, мелькнувших в опасной близости. Скорее всего, закончилось действие сетки, которую использовал Сарф. Значит, огненный шар Арагны выискал в лесу кого-то другого.
        С ревом медведя на дорогу выполз разбойник, выброшенный с нее каменным кулаком Брандина. Последний тут же угостил противника россыпью огненных стрел, отчего тот озверел окончательно и бросился на того, кто оказался ближе, - на Хагера.
        Оно и к лучшему.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Мельница"
        -->
          
        Со Смертоносцем на вытянутых руках Хагер быстро крутанулся вокруг своей оси. Третьей ошибки хромой разбойник не пережил. Кончик меча вспорол ему брюхо и тут же, резко изменив направление, полоснул наискось по груди. Непись издал звук, будто готов выблевать собственные внутренности. Но не пришлось. Придерживая рукой вываливающиеся из-под одежды потроха, повалился сначала на колени, а затем рухнул мордой в снег. Его собрат, почти добравшийся до Хагера, успел оценить ситуацию и остановиться. Но воин более не желал затягивать игру. Может, головорезы и круты, но и он не пальцем делан. Пора уже нашинковать всех и валить отсюда, прихватив золотишко из их карманов.
        Странные, несвойственные ему мысли, приободряли.
        Уверенности в задуманном прибавил еще один огненный шар, гудящий и сыплющий искрами на головы всем подвернувшимся. Его жар мигом проник под доспехи, заставил Хагера чувствовать себя мокрым с головы до пят.
        "Арагна умеет приходить эффектно", - подумал он и успешно парировал выпад все же решившегося атаковать разбойника.
        Шар угодил примерно туда, откуда прилетали стрелы. На этот раз до сражающихся докатилась и взрывная волна, порядком раскалившая воздух вокруг. Ночь разорвалась нечеловеческими криками. Протяжными и отчаянными, но быстро стихшими.
        Противник Хагера заметно сник. Из его глаз пропал алчный блеск предвкушения победы. Должно быть, понял, что дорога ему прямиком за товарищами. Он рванулся было то влево, то вправо, но воин держал Смертоносец наготове. Несколько попыток разбойнику удавалось уходить от атак, но, в конце концов, двуручник достал его. Хагер почти отсек ему ногу, а когда головорез упал на колено, без жалости снес голову.
          
        -->
        Вы нанесли критический удар
        Смертоносец зарядился
        -->
          
        Вовремя, ничего не скажешь.
        - Больше никого нет? - спросил он скорее самого себя, чем стоящего рядом Брандина. Лицо того пылало, со лба катились крупные капли пота.
        - А тебе мало, что ли? - просипел тот.
        - Просто не хочу умереть, из-за того что вовремя не проявил осторожность.
        Но живых бандитов действительно не видно.
        Через минуту подошла Арагна. Выглядела она так, словно только что с массажных процедур - чистая, аккуратная, спокойная, как удав. Только пара локонов выбились из-под шапки, да на кончиках пальцев заметны отпечатки сажи.
        Вскоре к ним присоединился Сарф.
        - Руни где? - обеспокоенно спросил воин.
        - Сказала, что поводит хвост, - ответил он с полной уверенностью, что слова Хагера порадуют.
        - Какой, к чертям, хвост?!
        - Не кипятись ты, она справится.
        Легче сказать, чем сделать. Но воин понимал - девчонку обидит его недоверие. Да и положа руку на сердце - она в состоянии постоять за себя. Тем более теперь, в подступающей темноте. Лучшее, что он может сделать, - дождаться возвращения Руни и новостей, которые она принесет. Если пошла следить, то тому есть веская причина.
        - Осмотрите окрестности, - попросил Хагер. - Я хочу знать, что за кустами не прячется армия Македонского. А я пойду посчитаю... покойников.
        Тяжелая это работа - считать трупы тех, кого обязался защищать. Даже если своими глазами видел, что они не сделали ничего из того, что он приказывал. Четверо мертвых археологов валялись на земле в позах поломанных кукол. В каждом торчала как минимум пара стрел, в одном - штук пять. Когда только хреновы лучники успели? Он пытался и не мог вспомнить такого шквального ливня.
        Хагер повертелся, разыскивая остальных. По его подсчетам - еще двое, плюс Закейра и птицеголовый параноик. Только не видно никого. Воин попытался разобраться в вереницах следов на талом снегу. Бесполезно - не с его талантами, да и натоптано столько, что черт ногу сломит.
        К счастью, выжившие археологи вскоре объявились сами.
        "Совсем устал, отдохнуть пора", - думал Хагер, гадая, как не заметил стоящего поблизости дерева и облепившего его сугроба, за которым и прятались те двое.
        - Где Рамат и Закейра? - спросил сразу, как только копатели подошли достаточно близко.
        - Откуда нам знать, - отозвался мужчина с белым лицом - в его ладони торчал обломок стрелы.
        Понятно - ничего не видели, ничего не слышали. Но попытаться стоило.
        Хагер осмотрел покойников: трое из четырех, как он и думал, без кольчуг. Оставалось только развести руками - сами виноваты, он не раз и не два предупреждал, чтобы не снимали их до самого Фьергарда.
        Руни вернулась много позже, одновременно с ней появился и Рамат. Хагер как раз закончил засыпать снегом мертвецов, которых сложил под деревом. На щеке ловкачки красовался внушительных размеров синяк, поперек лба тянулась царапина, длиной сантиметров восемь. Совиная Голова же как будто цел, только и того, что одежда разорвана в клочья.
        Собаки его драли, что ли? Или волки? Но те бы уж точно не выпустили столь легкой добычи.
        Хагеру сразу же захотелось взять его за шиворот и хорошенько тряхнуть, чтобы глаза вывалились.
        - Нашла его, сбежать хотел, - сказала Руни, подталкивая археолога вперед.
        - Ты как? - воин осторожно коснулся лица девушки.
        - Все в порядке, - улыбнулась та. - Сама виновата - рано вынырнула, вот и получила.
        Хагер скрипнул зубами. Проклятье, как же все это неправильно!
        По внешнему виду Совиной Головы нетрудно было догадаться, что свое самое ценное сокровище Рамат прячет в сумке, которую прижимает к груди и остервенело комкает пальцами. Чем дальше - тем меньше в нем оставалось от прежнего уверенного в себе человека, который предложил разумную, на взгляд Хагера, сделку. Откровенно говоря, уже ничего не осталось.
        - Не подходи, не подходи... - бормотал Совиная голова, оглядываясь и щурясь, словно загнанная в угол кошка. Разве что не шипит. Но броситься вполне может. Хотя воин был бы совсем не против. Звездануть беглеца в челюсть - самое то, чтобы хоть немного выплеснуть скопившееся напряжение.
        - Подожди! - послышался окрик Арагны. - Я могу ошибаться, - неуверенно начала она, подступаясь к археологу, - но, по-моему, на нем какое-то проклятие.
        Мысль показалась Хагеру разумной.
        - Руни, лучше свяжи его, - предложил он и, видя, как задергался Рамат, прибавил: - Для его же блага, пока голову себе не расшиб.
        - Заступники небесные, - раздалось частое бормотание.
        Воин обернулся и выругался про себя. Пока он отвлекся на Рамата, один из спасшихся археологов уже околачивался около убитых разбойников. И не просто околачивался, но и что-то бормотал. Очень похоже, что ученый муж надумал выпотрошить их карманы. Вот так номер.
        - Займитесь этим, - Хагер кивнул на второго археолога, которого не волновало ничего, кроме обломка в собственной ладони. - Арагна, постарайся привести Рамата в чувство или хотя бы понять, что с ним за хрень творится. Брандин, поможешь ей? Сарф - постой на стреме. Не нравится мне, что наша перепуганная жертва археологии куда-то пропала и не спешит появляться.
        Он имел в виду Закейру. Среди мертвых он ее не нашел, хотя обследовал все кусты. Значит - ушла или унесли. Черт его знает, какой вариант лучше?
        Раздав указания, воин подошел к бормочущему археологу. Тот осенял себя какими-то знаками и плакал.
        Рыдал, мать его так, размазывая по лицу сопли! Тьфу!
        - Если уж решил разжиться содержимым чужих карманов, то нечего слюни пускать, как баба.
        Вместо ответа сопливый археолог энергично затыкал пальцами в сторону лица мертвого разбойника. Хагер присел, осмотрел того внимательнее - может, пропустил чего, в потемках и пылу боя времени разглядывать рожу нападавшего не было. Обычное лицо как будто. Разве что немного припухлое. Хагер принюхался - перегаром не воняет. Ну мало ли чего у него с мордой, не плакать же из-за этого.
        - Что не так?
        - Это... это... - заикался археолог, но потом кое-как справился с собой и, наконец, выдавил: - Это Садж.
        - Кто такой Садж?
        - Наш брат. Он умер. То есть его убили, - невнятно мусолил копатель. - Я сам видел, как он умер. Но не сегодня. Несколько дней назад. Его мечом ударили вот сюда, - мужчина провел пальцем по груди покойного.
        А вот это уже интересно. Надеясь, что археологу со страху ничего не померещилось, Хагер решил убедиться в правдивости его слов. Снимать с почти окоченевшего покойника кольчугу - дело не из легких. На то, чтобы добраться до места, на которое указал плакса, ушло минут пять. Все это время археолог стоял рядом, молился и трясся. Справившись с задачей наполовину, Хагер обратил внимание на странную деталь, которой сразу не придал значения. Кровь - ее не было. Догадка подтвердилась окончательно, когда воин, наконец, докопался до цели.
        - Я не сумасшедший. Я знал, что я не сумасшедший! - завопил археолог, то ли радуясь, то ли окончательно впадая в панику.
        В месте, на которое он указывал, у трупа находилась огромная гнилая рана, в центре которой расположилось нечто похожее на червя. Дохлого червя, если точнее. Хагеру, обычно не брезгливому, от увиденного свело нутро. Казалось, что тварь сожрала человека изнутри, но прежде внедрилась в тело, проложила путь к его внутренностям, а сожрав их, заторопилась обратно.
        - Ну и дрянь же, - вслух проговорил воин. - Когда его убили?
        Археолог задумался, загнул несколько пальцев, что-то прикидывая в уме, и ответил:
        - Шесть дней назад, господин. Тогда на нас разбойники впервые напали.
        - Что вы сделали с телом? - Хагер искал зацепку, которая бы позволила объяснить произошедшее логикой. Но логика в виртуальном мире - вещь совершенно лишняя, а в некоторых случаях - даже вредная.
        - Мы его похоронили, - уверенно ответил копатель. И, как будто прочитал мысли собеседника, поспешил уверить: - Садж был совершенно мертв, господин. Мы не лекари - это правда, но уж о людской природе понятие имеем. Да и сам погляди - его злая магия оживила, не иначе.
        - Вижу, - признал воин. - Скажи мне, добрый человек, что сам об этом думаешь?
        Глупо, конечно, но кто сказал, что разрабы не предусмотрели возможность разговорить неписей?
        - Думаю, господин, что не моего ума это дело.
        - А я не про ум спрашиваю! - пришлось повысить голос, чтобы археолог перестал трястись и говорить глупости. Вдруг, подействует?
          
        -->
        Вы успешно применили навык "Запугивание"
        -->
          
        - Воля твоя, господин. - Археолог, превозмогая отвращение к останкам своего недавнего товарища, все-таки подошел к Хагеру, все еще стоящему возле странного трупа, и заговорил свистящим шепотом: - Думаю, что Рамат помешался на своей реликвии. Он с ней даже в отхожее место ходит, спит с нею и никогда не расстается. Одержим наш брат - оттуда все несчастья.
        - Не похоже, чтобы твоего бывшего брата, - Хагер кивнул на дважды покойника, - убила, оживила и снова убила одержимость.
        - Ясное дело, что не напрямую, - охотно согласился копатель, - но у Рамата рассудок пеленой затянуло, алчный стал, всюду ему враги и заговоры мерещатся. Он сам тех разбойников и нанял, чтобы нас по одному на тот свет отправить. Но то - лишь мои мысли. Некоторые братья верят ему по-прежнему. Я же полагаю: боится он, что отберем Заточенную душу.
        - Так она все-таки его? - "Вот оно! Только бы сказал сукин сын, а не начал петлять, как заяц". - Не тяни, если есть чего сказать.
        - Чего не слышал, господин, о том и не стану врать, - у археолога даже шепот стал степенным и менторским. - Но не все, чего мы не видим, - не существует, как и не все, что видим, - есть истина.
        - Ладно, разберемся.
        Хагер отправил археолога в лагерь, а сам еще раз осмотрел мертвеца. НПС был прав - при более тщательном осмотре на коже покойника стали видны трупные пятна. А о гнусной вони разложения и говорить нечего - ее не мог перебить даже крепкий мороз. Тело мертвеца распадалось буквально на глазах. Наверняка без магии не обошлось - кончилось колдовство, и смерть стала наверстывать свое.
        - Наслаждаешься ароматной компанией? - послышался голос Руни.
        - Типа того, - ответил он, поднимаясь. Синяк на лице ловкачки стал еще выразительнее - к утру наверняка будет основательный отек. - Сильно болит?
        - Ерунда, до свадьбы заживет, - сказала она, попыталась улыбнуться, но лишь поморщилась от боли. - Связала Рамата так, что и сама теперь переживаю, смогу ли развязать.
        - Молодец. Закейра не появилась?
        - Нет. И вряд ли мы ее увидим снова.
        - Думаешь, она стоит за всем этим?
        - Практически не сомневаюсь, - уверенно согласилась ловкачка.
        Хагеру очень хотелось поверить в ее правоту, но она вряд ли была объективна до конца.
        - Сам посуди, - продолжала девушка, - для чего исчезать, если правда, как она уверяла, на ее стороне? Стал бы ты бежать от того, что принадлежит тебе? Сомневаюсь.
        - Она могла испугаться. - Хагер допускал, что синеглазую в самом деле могло испугать происходящее. Волки, разбойники и, в конце концов, они - наемники, которые перешли на другую сторону лагеря.
        - Мне кажется или ты в самом деле хочешь убедить себя в том, что виновата не она? Мне-то ничего доказывать не нужно - я для себя решила. - В голосе Руни появилась злость. - Но будет честно, ели заранее предупрежу, что не подниму кинжал против Рамата до тех пор, пока доказательством его вины не будет что-то более существенное, чем слова одной смазливой неписи.
        И, не дав Хагеру ответить, шмыгнула в тень. Обижается, но хоть не скрывает. А с другой стороны - права, как ни крути. Вся беда происходящего в том, что трупов прибавилось, загадок тоже, а вот разгадок осталось в том же количестве - хрень с фигой пополам.
        Хагер оставил мертвеца и направился в спешно разбитый лагерь. Спутников нашел у костра: Брандин и Арагна о чем-то шепотом спорили, Сарф любовно перебирал стрелы в колчане, а выжившие археологи уплетали какие-то сухари.
        - Рамат где? - спросил Хагер, осматриваясь.
        - Спит, - бросила Арагна и кивнула в сторону дремавших гэл.
        - Спит? Вы ему по башке что ли настучали?
        - В некотором роде, - перехватил разговор Брандин и, оглянувшись на археологов, поманил Хагера рукой. - Его отравили.
        - Точнее - обпоили, - встряла ведьма.
        Откуда-то из складок мантии она достала флягу - Хагер припоминал, что видел такую же у Рамата.
        - У нее, - колдунья вынула пробку и показала воину горлышко, - специфический запах. Не уверена начет других компонентов, но здесь точно есть красный дурман и дикая ларрика.
        - А можно сразу к сути? Мне названия ну вот совершенно ни о чем не говорят.
        - Если к сути, то эти травы используются для приготовления зелий, затуманивающих разум. Что-то вроде местного аналога наркотиков. Дурман вызывает эйфорию, ларрика раскрепощает и делает выдуманное реальным. Правда, все это только при малых дозировках и употреблении с перерывами. Наш же археолог, судя по всему, пил эту термоядерную концентрированную байду уже несколько дней.
        - И не чувствовал, что пьет? - В это верилось с трудом.
        - Нет, если сам потихоньку добавлял зелье себе в питье. Будь мы в реале, я бы сказала, что он применял данные травы как успокоительное. Но кто-то позаботился о том, чтобы концентрация трав заметно увеличилась. Ну и плюс еще какие-то компоненты, которые я не узнаю без хотя бы минимального алхимического оборудования.
        - Значит, вот откуда его паранойя, - задумчиво проговорил Хагер.
        А что, если нет никакого грабежа вообще? Если он сам не рассчитал дозу и помешался? Как там Арагна сказала - принимает выдумку за реальность?
        - Думаешь, он сам себя отравил? - озвучил его мысли Брандин.
        - Есть такое. Не знаю, правда, насколько это теоретически возможно.
        - Настолько же, насколько возможно, что в реальности молодые девки и пацаны добровольно присаживаются на наркоту, - мрачно вставила Арагна. - Грань очень тонка.
        - Что ж, если предположить, что разрабы решили подкинуть такой изощренный сюжетный поворот, то вопрос о том, куда подевалась Закейра, - все равно остается открытым. Если ее виновность Рамат сам себе внушил под действием зелья, то постоянные исчезновения играют против нее.
        - Эти вопросы лучше задать самой Закейре, - подсказал Брандин.
        - Если уже не поздно, - отозвалась ведьма, - что-то слишком долго ее нет.
        - Я нашел там занятный труп, - за всеми обсуждениями, Хагер чуть не забыл, ради чего возился с вонючим куском гнилого мяса в доспехах. - Один из археологов опознал в нем своего. - Воин вкратце пересказал слова копателя. - Я не уверен, но, по-моему, товарища оперативно оживили, сразу после того как археологи закопали его под ближайшим деревом.
        - Для того чтобы поднимать покойников, нужна магия высшего порядка, - поскреб затылок заклинатель. - Не хотелось бы встретиться с таким противником. Скорее, мертвое тело держали под действием какого-то оберега, который не давал плоти распадаться и вообще держал мертвеца в повиновении.
        - Займитесь им, - попросил Хагер, выразительно поглядев сначала на заклинателя, потом на ведьму.
        Ночь прошла на грани между дремотой и сном. Хагер несколько раз порывался уснуть, когда его на посту сменил Сарф. В голову лезли догадки одна чуднее другой, и ни одна не казалась достаточно убедительной. В итоге, окончательно потеряв нить происходящего, воин забылся коротким беспокойным сном.
        Утром его разбудила Руни. Ловкачка явилась с ворохом новостей и вывалила их на голову Хагеру раньше, чем он успел спросить, спала ли она вообще.
        - Я нашла след, - она указала на дорогу, по которой отряду предстояло выступить. - Это может быть Закейра.
        - Или еще один шпион.
        - Возможно, - не стала возражать ловкачка. - В любом случае я предлагаю держаться от него на расстоянии, пока не разузнаем, с кем имеем дело на этот раз.
        Хагер согласился - разумное предложение.
        Но, прежде чем выступить, он хотел узнать, что за магия оживила покойника и пришел ли в себя Рамат.
        Брандина воин застал как раз около мертвяка. Заклинатель, который частенько выказывал излишнюю осторожность, с остервенением настоящего потрошителя разделывал покойника буквально тем, что оказалось под рукой, - кинжалом и какими-то ржавыми щипцами. У кого только взял их? Он успел отделить голову и левую руку, разрезал живот и как раз вынимал оттуда потроха. Вонь стояла такая, что хоть святых выноси. Хагер закрыл нос рукавом, смутно представляя, сможет ли вообще говорить. При мысли, что хоть часть этой вони попадет на язык, захотелось блевать.
        - А его обязательно было разделывать, как гуся?
        - Конечно, иначе не увидеть, как глубоко проник паразит, - сказал Брандин, совершенно увлеченный разламыванием ребер. Ни дать ни взять - повелитель мертвых, вскрывающий одно из своих творений.
        - Паразит?
        - Вот этот.
        Заклинатель взял лежащий неподалеку странный обрубок, протянул его воину. Хагер смутно, но угадал в нем часть того червя, который угнездился в груди мертвеца. Теперь, правда, от него остался только небольшой фрагмент. Впрочем, где находилось все остальное, знать совсем не хотелось. Как и брать предложенное в руки.
        - Слушай, хватит загадками говорить, - пришлось повысить голос, чтобы Брандин, наконец, озвучил свои мысли.
        - Ну, если в общем... - заклинатель отложил в сторону нож (весь в странной зелено-бурой то ли слизи, то ли гнили), поднялся с колен, сверху с живым любопытством созерцая плоды своего труда, - то у нас тут весьма интересный паразит. Как-то, я еще не понял как, он соединяется с мертвецом и заставляет его двигаться. Руководит им, как пилот. Вот там, видишь? Белые нити, - он указал в точку в разодранной груди покойника, - это его жгутики, которыми он прорастает в плоть. Пока червь живой - тело не гниет.
        - То есть, кто-то просто подселил его в тело.
        - Я тебе больше скажу, - судя по триумфальной улыбке, Брандин собирался толкнуть речь об открытии, достойном Нобелевской премии. - Этот червь впрыскивает какую-то дрянь в кровь жертвы, из-за которой та становится ядовитой. И не только кровь. Яд начинает выделяться на слизистых поверхностях.
        Брандин снова встал на колени около мертвеца, подвинул ближе отрезанную голову и задрал ей губу, обнажая зубы. Десны почернели, и на них отчетливо виднелись следы какой-то черной же дряни.
        - Это что-то вроде защиты от тех, кто посягнет на тело. У тех волков, что тебя покусали, и у мертвеца эта слизь одинаковая. Зуб, конечно, не дам. Тут бы провести лабораторное исследование. Но уж чем богаты, как говорится. Уточнить сможем только в городе.
        - Ничего. И на том спасибо. То есть волков тоже оживили?
        - Так и есть. Просто никто из нас не догадался их проверить. Забрали лут и всего делов. Хорошо еще, что Арагна догадалась взять образец.
        - А ничего, что ты вот так просто во всем этом копаешься руками?
        Брандин кивнул в сторону. В снегу валялась пустая склянка.
        - У меня сопротивляемость яду сто процентов. Дорогая штука - запасся в Стендаре. Перед выездом. Действует недолго, потому и торопился с вскрытием.
        - Понятно... Но ты все равно поосторожнее с ним.
        - На том стоим, - осклабился заклинатель.
        - Странная какая-то магия. Да и вообще странно все. В журнале ясно написано, что твари питаются на погостах и оттого становятся такими няшками. А тут - черви.
        - Не уверен, что магия, - сказал заклинатель, разглядывая фрагмент червя-паразита, - скорее всего мы имеем дело с человеком, который знает намного больше обычного обывателя. Возможно, человек знает иной способ создания Сумеречных волков. И не только создания - подчинения их своей воле.
        - Набрал червей - накормил волков?
        - Что-то в этом роде. Только черви особые. Но если тебя интересует, не Рамат ли это, то предлагаю тебе самому с ним поговорить - кажись, он пришел в себя.
        Рамат сидел около костра. Предводитель археологов осунулся, сидел, скукожившись, как высохшая змеиная шкура. Увидев Хагера, попытался выдавить из себя улыбку, из-за чего стал выглядеть еще более жалко.
        - Хагер из Стендара, прошу простить меня за причиненные неудобства, - археолог с трудом шевелил посиневшими от холода губами. - Если бы я знал, что моя просьба доставит человеку, спасшему меня, столько хлопот, я бы никогда не пошел на эту сделку.
        Скажи он это днем раньше - вряд ли Хагер бы услышал. А сейчас и злости-то не осталось, только усталость и желание поскорее согреться. Так что, затолкав подальше свою недавнюю злость, воин сел напротив археолога и спросил:
        - Что ты помнишь о прошедших днях?
        - Ничего, - ответил тот. - Уважаемый Брандин уже спрашивал меня, и я сказал ему то же, что сейчас скажу тебе: ничего не помню, как будто шел сквозь туман и только сейчас увидел из него выход.
        - А зелье, которое ты пил, кто дал его тебе?
        Рамат уткнулся взглядом в огонь - и воину пришлось настойчиво повторить вопрос.
        - Я сам его приготовил. Когда понял, что Закейра не одумалась, обманула меня и сделает все, чтобы отобрать Заточенную душу. Я перестал спать. Я уставал так сильно, что сон одолевал меня прямо в седле. В таком состоянии я не мог заботиться о своих людях. Мне пришлось прибегнуть к рецептам, которые бы позволили мне немного отдохнуть, но при этом не прерывать бодрствование.
        - И не страшно было, что перестанешь соображать? В таком состоянии забрать у тебя артефакт будет проще пареной репы.
        - Пареной... что? - На мгновение археолог задумался, а потом торопливо стал убеждать воина: - Я не враг самому себе, Хагер из Стендара, с зельями и травами обращаться научен. Я не раз готовил такой же отвар для моих братьев, когда они, изучая древние тома, надолго теряли сон. Уверяю тебя - я клал ровно столько трав, сколько нужно и даже меньше положенного.
        - Значит, кто-то сделал так, чтобы твое питье стало отравой.
        - Это она, - печально ответил Совиная Голова. - В день нашего отъезда из форта я застал ее в своей комнате. Она сказала, что пришла договориться, но так ничего толком и не сказала. А я так волновался, не нашла ли она способ вскрыть сундук, который до того запечатал охранными глифами, что позабыл проверить остальное.
        "Странно, что только теперь об этом инциденте вспомнил".
        - Закейра исчезла, - сказал он, внимательно изучая лицо археолога, - со вчерашнего вечера не появляется в лагере, и у нас нет ни малейшего представления, жива ли она.
        Воин и сам не знал, какую реакцию ожидал увидеть в глазах собеседника. Возможно, радость избавления от той, кому якобы по праву принадлежит Заточенная душа. Возможно, расстройство оттого, что потерял ту, которую когда-то любил. Или горе, или счастье. Все, что угодно, но не безразличие. Рамат даже бровью не повел - продолжал таращиться на огонь и облизывать обмороженные губы.
        - Мы еще встретимся с ней, - только и сказал он, когда Хагер поднялся, - и нужно подготовиться к этой встрече. Я не знаю, с кем связала меня судьба, но вряд ли Закейра так проста, как когда-то думал доверчивый слепец внутри меня.
        "Это точно", - мысленно ответил Хагер, припоминая оживленные трупы человека и волков.
        Выступая, он рассчитывал добраться до Фьергарда на рассвете следующего дня. Но в планы вмешалась погода. Не успели отъехать от места стоянки - разыгралась новая метель. Не такая сильная, как в день отбытия из форта, но снега валило столько, что за ним едва угадывалась дорога. Оставшихся археологов и полуживого Рамата окружили со всех сторон на случай еще одного нападения. Сарф делал короткие вылазки вперед, но возвращался с неизменным: "Ни хрена не видать". Вскоре снег стал настолько густым, что Хагер с трудом видел перед собой даже побелевшую голову Вандала. Поэтому, когда подобралась первая темнота, воин принял решение не делать остановки на ночлег. Благо вместе с сумерками снежная буря постепенно сошла на нет, и продвижение ускорилось. Все устали, но всем же будет лучше, когда их спины прикроет крепкая каменная стена Фьергарда.
        Хагер заподозрил неладное, кода Вандал стал брыкаться и неохотно идти вперед. До этого гэл вес себя спокойно даже несмотря на метель и зверский холод. Хагер настрожился.
        - Кони волнуются, - сказала подъехавшая Руни.
        - Я тоже заметил.
        Остальное он сказать не успел: протяжный волчий вой вырвался откуда-то из-за снежного занавеса и умножился, подхваченный еще несколькими тварями. По первым оценкам, еще не видя хищников, Хагер прикидывал, что тех не меньше десятка. И надежда на то, что они напоролись на обычных, серых, таяла по мере того как укушенная нога все сильнее пульсировала болью.
        Сарф среагировал раньше остальных - до Хагера донесся короткий шепот натянутой тетивы. Выжившие археологи в унисон заохали и принялись возносить молитвы каким-то богам. Такое ощущение, что всем сразу. Воину очень захотелось свернуть обоим головы - ученые мужи нисколько не задумывались о том, что их яростные причитания слышны на всю округу.
        - Впереди! - закричал лучник, выпуская стрелу.
          
        -->
        Ваш союзник успешно применил умение "Липкая стрела"
        -->
          
        "Когда же все это закончится?!"
        Пока Хагер вооружался Смертоносцем, Арагна успела наколдовать огненный шар. Яркая вспышка света на какое-то время раскрасила сумрачный мир всего в два цвета: белый и черный. Никаких полутонов, никаких оттенков. На фоне черных деревьев, оставляя на белом снегу черные следы, к путникам неслись черные твари.
        Воину хватило одного взгляда на оскаленные волчьи пасти, чтобы понять: им во второй раз придется столкнуться с мертвыми тварями. Нога заныла с новой силой. Теперь Хагер вообще сомневался, сможет ли нормально спешиться с гэла. Но это все равно пришлось сделать: как ни храбрился Вандал, но присутствие странных волков заставляло его пятиться, взрыкивать и нервно мотать головой.
        Прыжок на землю - боль врезалась под колено прокушенной ноги, словно туда вбили ржавый гвоздь. Но не упал, хотя ненадолго пришлось опереться на руку.
        Огненный снаряд Арагны взорвался между деревьями, среди бегущих хищников. В грохоте взрыва Хагер различил отчаянный визг умирающих волков. Или раненых. Все одно.
        Снова вернулись привычные цвета.
        Липкая ловушка Сарфа поймала парочку черных тварей, миновавших очаг взрыва. По едва заметным полутеням и появляющимся на снегу следам воин сообразил: Руни взяла их на себя. Сеть будет сдерживать их еще около десяти секунд - достаточно времени, чтобы ловкачка вспорола гнилые глотки.
        В одновременном потоке слов слились заклинания Арагны и Брандина.
          
        -->
        Вы стали объектом заклинания "Благословение"
        Вы стали объектом заклинания "Каменная кожа"
        Вы стали объектом заклинания "Призрачные доспехи"
        -->
          
        -->
        Ваш союзник успешно применил заклинание "Огненный шар"
        -->
          
        Еще одна огненная глыба прогремела в коротком полете и грохнулась сильно левее того места, где сражалась Руни. Произведенного ею эффекта Хагер уже не видел, так как бросился на троих уже приблизившихся волков.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Аура битвы"
        -->
          
        Поддерживающие и воодушевляющие заклинания сделали свое дело: в теле образовалась легкость, ноги сами спешили вперед. Даже боль от укуса притупилась, стала ноющим неудобством, которое совсем не сложно терпеть.
        Первого волка он убил почти сразу. Хищник прыгнул раньше, чем Хагер подошел на расстояние удара, осталось лишь выбрать правильную стойку для контратаки. Воин парировал атаку мечом, рубанув наискось покрытое грязной свалявшейся шерстью тело.
          
        -->
        Навык "Парирование" повысился. Текущее значение: 11
        -->
          
        Волк взвизгнул, отлетел на несколько метров, но почти сразу вскочил на лапы, стремясь прыгнуть снова. На этот раз Хагер подготовился лучше и встретил хищника проникающим ударом. Черная туша налетела на острие меча, словно кусок гнилого мяса на шампур. Желтые зубы несколько раз клацнули возле самого лица, обдав воина удушливым смрадом. Волк захрипел, из его пасти брызнула тягучая слюна. Еще мгновение - и тварь бессильно замерла, обмякшая на клинке. Хоть сейчас на мангал.
          
        -->
        Навык "Увеличение максимального урона" повысился. Текущее значение: 5
        -->
          
        Лезвие двуручника покрылось текущей по нему черной слизью мертвого волка. Не успел воин скинуть издохшую тушу с меча, как его окружили двое рычащих волков и одновременно атаковали с разных сторон. Хагер едва успевал отбиваться от их стремительных атак. Краем глаза заметил, как мимо пронеслись еще два хищника.
        "Сколько же их?!"
        В прошлый раз было всего трое - и те успели доказать собственную состоятельность в схватке.
        Громкий треск от плетей-молний Брандина и вспышки огненных заклинаний Арагны намекали на то, что заклинатели вовсю заняты сдерживанием волчьей стаи на расстоянии. Но, похоже, волков слишком много. Стоило воину с помощью "мельницы" прикончить двух, как им на смену выскочили еще трое. Челюсти одного щелкнули в опасной близости от здоровой ноги. Хагер атаковал в ответ - отсек волку полголовы и тут же переключился на второго.
          
        -->
        Вы нанесли критический удар
        Смертоносец заряжен
        -->
          
        "Очень кстати..."
        Подбегающего третьего волка буквально в прыжке намертво сразила стрела Сарфа.
        Где-то за спиной раздался отчаянный вопль ужаса. Следом за ним - громкий рык и тут же стон. Хагер мысленно выругался и с новыми силами ринулся в бой. Волки лезли отовсюду, словно черные муравьи, которые почуяли лакомый кусок, случайно забытый на столе. Смертоносец почти сразу разрядился, выплеснув свою силу на одну из тварей, еще в прыжке лишившуюся внутренностей и двух лап. Еще нескольких волков отбросили магические сферы Арагны, нескольких располосовали огненные стрелы обоих заклинателей, еще нескольких почти в упор расстрелял Сарф. Вскоре вернулась Руни - размытой тенью вступила в поединок и сразу же разделалась с одним из волков.
        Рассмотреть ее движений воин не мог. Но шкура убитого девчонкой хищника походила на лохмотья, рассеченные множеством длинных полос.
        И все же волки сжимали кольцо.
        - Все живы?! - выкрикнул Хагер. Где-то в затылке колотилась мысль: тот вопль был не просто так. Оставалось верить, что жертвой стал не кто-то из спутников. Ну и не Совиная Голова. Фиг знает почему. Вероятно, слишком сильно вжился в мир, но очень не хотелось, чтобы умер глава археологов.
        Спутники попеременно отозвались. Не все разборчиво, в словах некоторых проскальзывало что-то нецензурное. Ничего - главное, все живы! А вот ученые мужи хранили молчание.
        - Руни, присмотри за археологами! - прокричал ловкачке Хагер.
        Она не ответила, но, продолжая оставаться невидимой, проскользнула мимо хищников. Один было дернулся вслед за ловкачкой, но та, резко обернувшись и слегка подпустив его, бегущего по инерции, с изящной легкостью полоснула его по горлу.
        Волки продолжали атаковать. Игроки пускали в ход все заклинания и умения, которые только оставались в запасе. Арагна даже разродилась чем-то вроде ледяного смерча - сильно улучшенным ледяным кольцом. Заклинанием наверняка из свитка. Вокруг сражающихся с протяжным скрежетом поднялась стена льда.
        - На землю! - что есть сил завопила ведьма.
        Хагер наотмашь махнул двуручником, но только оцарапал бок ближайшего хищника. Волк успешно ушел от смертоносного выпада, резко развернулся и прыгнул. Тяжелая вонючая туша тараном толкнула в грудь. Воин упал, точно подкошенный. Сверху повалился рычащий хищник, вцепился зубами в плечо, принялся с остервенением мотать головой.
          
        -->
        Навык "Легкая броня" повысился. Текущее значение: 13
        -->
          
        Стеклянный звон ненадолго оглушил. Ледяная стена разлетелась тысячами мельчайших осколков. Давление на плечо тут же исчезло. Исчез и волк, сметенный ледяной волной - валялся, поскуливая чуть поодаль. Черная кровь струилась из его многочисленных ран.
        - Готово! - сквозь протяжный гул в ушах послышался крик ведьмы.
        Морщась, Хагер поднялся. Волки понесли значительные потери. Вряд ли осколки ледяной стены кого-то из них отправили на тот свет, но ранили и покалечили тварей они основательно. Теперь только добивай. Правда, не забывая о защите: хищники даже раненые, даже истыканные ледышками, точно ежи, все равно пытались атаковать.
        Спустя несколько минут огрызаться было уже некому. Игроки действовали быстро и слаженно. Никакой пощады.
        Что ж - победа. Очень вовремя - с Хагера как раз сползла наколдованная заклинателем каменная кожа. Да и остальные "плюшки" не продержатся долго.
        Вскоре рядом появился Брандин. Ему крепко досталось - синяк во всю правую скулу, разорванный на плече тулуп. На разлохмаченных краях одежды льдисто переливается замерзшая черная кровь.
        - Хорошо тебя потрепали, - заклинатель придирчиво осмотрел воина.
        - Нормально все, сам-то как? - Хагер выразительно кивнул на разорванный тулуп. - Тебе в кровь эта дрянь не попала?
        - Нет, - отмахнулся Брандин, - шкура целая. Весело было, да?
        - Все? Теплое укрытие позабыто?
        - Нет. И не надейся. Я все еще считаю, что мы излишне рискуем.
        Он хотел сказать еще что-то, когда его взгляд упал на тушу дохлого волка, вокруг которого расползалось тошнотворное зловоние. Все. Заклинатель будто выпал из реальности. Точнее - из игры. Напрочь потерял интерес к собеседнику.
        - На этот раз я осмотрю их внимательнее, - сказал он, повернувшись к воину спиной. - Ты не мог бы позвать Арагну? Без нее мне не справиться. Нужна ее консультация.
        - Уверен, что сейчас время их разделывать?
        - Мы быстро.
        - Маньяк. Хорошо... - сказал Хагер, хотя нет уверенности в том, что увлеченный кишками странных волков Брандин слышит хоть что-то вокруг.
        Прихрамывая (боль в укушенной ноге разыгралась с новой силой), потопал к ученым мужам, сгрудившимся возле все еще беспокойных гэлов. Рядом с последними лежало две туши волков. По всей видимости, эти хищники решили закусить более легкой, как им показалось, добычей. За что и поплатились.
        Сюда уже подтянулись Руни, Сарф и Арагна. Совиная Голова сидел прямо на земле, рядом с одним из археологов. Другой (тот самый, с которым воин разговаривал вечером над трупом его ожившего и снова убитого товарища) лежал рядом - распластанный, с глазами навыкате и глубокими ранами на лице и шее.
        Волчья работа, сомнений нет.
        Чувство, что он снова не уберег одного из доверившихся ему людей, тяжкой ношей опустилось на плечи. Хуже, что с убитым Хагер говорил. А это снимало с археолога обезличенность. Ладно, как бы там ни было, пока жив Рамат!
        Дорого же им обходится треклятый артефакт.
        - Он был моим другом, - всхлипывал выживший археолог и зачем-то бил мертвеца по щекам. - Он был моим другом!
        - Заткнуть его? - безучастно спросила Арагна и зевнула. - Вопли могут привлечь новых волков, а я только что использовала очень убойную штуку. Очень дорогую, кстати.
        - Заткни, - благостно разрешил Сарф.
        - Арагна, тебя Брандин звал. Кажется, хотел, чтобы ты ему потрошить трупы помогла, - вспомнил просьбу заклинателя Хагер. - Только поскорее, хорошо?
        - Извращенец чертов! - с явной неохотой сказала она, но к заклинателю припустила бегом.
        Следующую пару минут воин наблюдал, как Рамат пытается успокоить выжившего товарища. Единственного выжившего. Теперь, глядя на мертвеца, вообще с трудом верилось, что ученых мужей из форта выехало шестеро.
        - Это все ты виноват! - прорвало археолога. Он вскочил на ноги так резко, словно невидимая сила рывком подняла его за шиворот. Лицо его стало пунцовым, глаза вылезали из орбит. Он с силой сжимал кулаки и потрясал ими над головой Совиной Головы. - Если бы не твое упрямство и не твои амбиции, мы бы все были живы! - Казалось, еще мгновение - и он набросится на Рамата.
        - Я никого силой не тянул. Вы знали, на что шли. Знали, что дорогу лепестки цветов устилать не будут. Каждый из вас хотел немного урвать от моей славы, - довольно жестко ответил Совиная Голова.
        Минуту назад утешал товарища с явным сочувствием - и буквально на глазах превратился в лишенного всяких чувств голема.
        - О да, ты никого не... - голос археолога начал подниматься до визга. Но окончательно набрать силу не успел. Его прервал Серф - треснул по затылку рукоятью кинжала - и ученый муж распластался около мертвого товарища. Лучник передернул плечами.
        - А ведь и правда же еще наорал бы неприятностей.
        Хагер с этим не спорил, охотно понимая вынужденную необходимость поступка. Впрочем, скрываться и таиться - слишком поздно. Но без криков и выяснения отношений как-то лучше. Спокойнее на душе.
        - Если ты не против, Хагер из Стендара, я хотел бы отдать Зараиму последние почести и прошептать над его телом молитвы, - попросил Рамат. - Туман безумия помешал мне помолиться над другими павшими товарищами, и скорбь еще долго будет терзать мою душу. Но теперь, если ты будешь великодушен, я хотел бы попросить богов принять его как должно.
        Воин оглянулся на Брандина и Арагну: похоже, они только приступили к делу и вряд ли, несмотря на его просьбу, закончат его быстро.
        - Молись, - дал согласие Совиной Голове, - но будь готов выступить по первому моему требованию. До Фьергарда далеко?
        - Нет. К исходу дня доберемся. А то и раньше.
        "Оптимист, чтоб тебя..."
        - Ты до сих пор держишься за реликвию. Ладно - дело твое. Но тому, кому она нужна не меньше твоего, - это явно не на руку. Уверен, до Фьергарда нас снова попытаются убить.
        "А что, если просто отнять у него артефакт и выбросить в кусты? Наверняка охота идет только за безделушкой. Нет наживки - нет причин продолжать игру. Охотник просто подождет, пока все они отойдут, чтобы тихо и мирно забрать артефакт. Ну, покричит Совиная Голова. Что такого?"
        - Арагна тебя зовет, кажись, - сказал Сарф, отвлекая воина от размышлений, и указал в сторону машущей рукой ведьмы.
        "Быстро же они, - мысленно удивился Хагер, - наверное, нарыли что-то полезное".
        - Присматривайте за ним, - попросил лучника и ловкачку. - А этого, - кивнул на потерявшего сознание археолога, - лучше свяжите и заткните рот. Как бы с горячей головы не натворил бед.
        Арагна и Брандин активно о чем-то переговаривались. Причем увлечены оказались настолько, что не сразу заметили подошедшего на их зов воина.
        - Ну и аромат тут у вас. - Сразу захотелось залить ноздри сургучом. Стоило открыть рот, как вонь от гниющей плоти волка будто перетекла на язык. Осмотревшись, Хагер увидел основательно покромсанную (и когда только успели?) волчью тушу. - Что скажете?
        - На них метки, - выпалили Арагна.
        - Руны подчинения, - прибавил Брандин.
        - Кто-то ими управляет? - уточнил воин.
        Заклинатель и ведьма в унисон кивнули.
        - Такие же есть и на других волках, и все звери, - Брандин обвел поляну широким жестом, - также заражены червем-паразитом.
        - Значит, это не полноценные Сумеречные волки. Кто-то намеренно создал целую кучу этих тварей, затем оснастил рунами, ну а теперь спокойно натравливает на нас, - надеясь, что все понял правильно, вслух проследил цепочку рассуждений Хагер.
        - Именно, - подтвердила Арагна, потом зыркнула на Брандина. - Хотя мы не сходимся в мнении о последовательности. Я думаю, что метки ставили перед оживлением, а он - что после.
        - Если суть от этого не меняется, то пофигу, - честно признался Хагер. - Так, светлые головы, ну-ка скажите, как близко должен быть кукловод, чтобы не терять связи со своими марионетками?
        - Достаточно близко, - сказал Брандин. - Самое большее - сто метров.
        - Ближе, - не согласилась с ним Арагна. - Руны такого типа требуют не только ментального, но и зрительного контакта.
        - Ты ошибаешься.
        - Избавь меня от своей чуши, Брандин!
        - Замолчите оба! - немного повысил голос Хагер. Еще не дело самим перелаяться. Как ни странно - подействовало. - Это может быть Рамат?
        - Нет, - первой ответила Арагна. - Чтобы управлять подчиненными объектами, нужно прикладывать определенные усилия для концентрации. Один-два объекта для опытного в этом деле человека - довольно легкая задача, чтобы концентрироваться и одновременно заниматься чем-то другим. Но несколько десятков волков... Я вообще не уверена, что тут действовал один человек. Для концентрации такого уровня нужно что-то вроде состояния, близкого к трансу, после которого еще какое-то время придется приходить в себя. Будь это Рамат - он бы и говорить-то связно не мог.
        - И еще одно, - вклинился Брандин, - я своими глазами видел, как волки нападали на Рамата. Не один и не два - несколько. Остальные археологи их мало интересовали. Тот несчастный просто стоял на пути. Объект, запечатанный руной подчинения, не может нападать на того, кто эту руну установил.
        - А как же сила? Вдруг хозяин волков слишком силен? Настолько, что вы не в состоянии его распознать?
        - Игра не оставила в их профиле неопределенности, - покачал головой заклинатель. - Значит, все дело в умении. А его визуально не разглядеть.
        - Значит, это Закейра, - вслух произнес Хагер. Стоило это произнести - и все мысли встали на свои места. Наконец-то можно не сомневаться. Как же это хорошо - наверняка знать, кто твой враг. - И ее до сих пор нет.
        - Она наверняка собирается с силами после транса, - подсказала Арагна. - И если вдруг тебя интересует мое мнение, я бы предложила не ждать, а самим идти в наступление. Она невероятно крутая баба, Хагер, если не воспользуемся временем, пока она ослабла...
        Ведьма вдруг замолчала, хотя в воздухе витало ее непроизнесенное: "Нам с ней не справиться".
        - Сто метров или ближе, говорите, - пробормотал воин, осматривая окрестности.
        Вокруг простиралась пустошь, изредка разбавленная деревьями, снежными заносами и выбеленными морозом валунами. Мест, где можно спрятаться, по пальцам пересчитать. Наверняка Закейра прямо сейчас наблюдает за ними. Арагна права - она собирается с силами и не отступится, раз рискнула пойти ва-банк. Никак иначе ее поступок не объяснить - одурела от жадности баба. Одурела, оттого что вопреки всем уловкам Заточенная душа по-прежнему находится в руках своего истинного владельца.
        - Нужно брать ее, пока не остыла, - скорее самому себе, чем остальным, сказал Хагер. - Арагна, Брандин, сейчас я ухожу, а вы через минуту за мной. И готовьте магию - самую разрушительную, которая осталась. Чувствую, будет жарко.
        Повторять два раза не пришлось.
        Чувствовать спиной взгляд невидимого наблюдателя - то еще дерьмо. Воин не знал наверняка, где пряталась Закейра, но затылок жгло так, будто к нему поднесли горящий факел.
        - Рамат, слушай меня сейчас очень внимательно, - стараясь не выдать себя ни единым жестом, заговорил Хагер, как только поравнялся с археологом. Тот поднял удивленный взгляд, хотел что-то сказать, но воин не дал ему такой возможности. - Если все обойдется - для молитвы над покойником у тебя будет столько времени, сколько захочешь, а пока нужно подняться и встать между гэлами. Не дергайся, за нами наблюдают.
        Нужно отдать должное Совиной Голове - он исполнил указания в точности. В его взгляде плескался дикий страх, отчаяние, обида.
        - Где они? - шепотом спросила Руни.
        Сарф, умело прикидываясь, будто чешет спину, с ловкостью фокусника вытащил стрелу с зеленым опереньем.
        - Где-то рядом, точнее не скажу. Сама она вряд ли покажется, но если сейчас не нападем первыми - потом будет намного сложнее.
        - Она? - Руни не смогла скрыть торжества. На лице ловкачки без труда угадывалось: "Я с самого начала знала".
        Да, конечно, послушайся он ее тогда - многих проблем и смертей можно было бы избежать. Просто улучить момент, стукнуть Закейру по башке - и, как говорится, профит! Но Хагер знал себя: без железных доказательств, без уверенности в том, что поймал того, кого нужно, никогда бы на такое не решился. И плевать, что подозреваемый - непись.
        - А с этим-то что? - Лучник кивнул на связанного и уже начавшего приходить в себя археолога.
        - Я за ним присмотрю, - вызвался Совиная Голова.
        "Кто б за тобой присмотрел", - мысленно ответил Хагер, но спорить не стал. Хоть одной головной болью меньше.
        К тому времени как раз подоспели заклинатель и ведьма. У последней в ладони мерцал синий сгусток. К счастью, за снежной завесой даже стоящий вблизи воин с трудом мог рассмотреть это сияние.
        - Место для обороны выбрали - хреновее не придумаешь, - Сарф снова "почесался", выбрав из колчана еще одну стрелу.
        - Знаю, но либо сейчас и здесь, либо нам крышка.
        - Оптимист ты наш, - оскалился Брандин.
        И что теперь? Вот, они подготовились и ждут... чего? Торчат на открытой и хорошо просматриваемой местности, как идиоты.
        - Эй, Закейра! Не надоело задницу морозить?! - выкрикнул Хагер куда-то в ночную темноту.
        Знал, что поступок не самый умный, но все лучше, чем ждать у моря погоды. А еще внутренний голос подсказывал, что синеглазая непременно примет вызов.
        - Ты совсем с катушек съехал? - поинтересовалась Арагна шепотом.
        - Импровизирую, - ответил он. И, обращаясь к невидимке, снова прокричал: - Хватит играть в прятки, Закейра! Я знаю, что бандиты и волки - твои инструменты! А ты знаешь, что у тебя последний шанс забрать артефакт!
        Он в самом деле импровизировал, особо ни на что не рассчитывая. Поэтому, когда увидел появившуюся из-за дерева фигуру, искренне удивился.
        Со времени последней встречи (день или два назад - Хагер сбился со счета) Закейра успела измениться. Вместо простой робы археолога и простого овечьего тулупа, на ней было ярко-синее, под цвет ее глаз, облачение, расшитое серебром и золотом. Поверху - начищенный до блеска нагрудник с гравировкой из непонятных воину символов. Закейра подобрала волосы в замысловатую прическу, украшенную сверкающими от обилия драгоценных камней гребнями. Теперь она походила на вышедшую из сказки Снежную королеву. Впрочем, она была не одна. Следом, грузно втаптывая снег здоровенными ступнями, шагал мужчина, ростом под два метра. Даже высокая Закейра на его фоне выглядела недорослью. В руках здоровяка покоился огромный топор.
        - Хагер, - хрипло произнесла она, когда разделявшее их расстояние сократилось метров до пяти, - этот рассвет обещает быть алым. Ты заметил?
        Она подставила снежинкам ладонь, и те, падая на обнаженную кожу, вспыхивали крохотными огненными искрами. На мгновение воин даже залюбовался зрелищем.
        - Только скажи - и я ей живо задницу поджарю, - шепотом предложила Арагна.
        Судя по улыбке Закейры, слова ведьмы не стали для нее тайной.
        - Очень жаль, что все получилось именно так, - в голосе синеглазой как будто и впрямь было искреннее сожаление. - Из нас бы получилась отличная команда. Ты сильный и смелый, я - могущественная, влиятельная и вхожа в такие круги, о которых мухам, вроде тебя и твоих собачонок, можно только мечтать. Еще недавно я бы прибавила к твоим талантам и остроту ума, сообразительность, но, - она театрально развела руками, - ты выбрал сторону проигравшую - поступок, достойный настоящего глупца.
        - Зачем тебе я, когда за спиной железный пень?
        - Он в самом деле глуп, - не стала отрицать Закейра, - но недостаток ума с лихвой компенсирует силой. Как-то, впав в гнев, он голыми руками разорвал человека пополам только за то, что тот осмелился приблизиться ко мне без моего дозволения. Тот парень даже был чем-то на тебя похож.
        - Но я жив.
        Закейра охотно кивнула, соглашаясь.
        - Послушай, Хагер из Стендара, я все-таки верю, что где-то в глубине твоей головы спрятана капля здравого смысла, и взываю к ней - не совершай глупейшую ошибку, за которую расплатишься своей жизнью и жизнями своих товарищей. Я всерьез не настроена пускать вам кровь. Меня не интересует горстка глупцов - нет никакого интереса в том, чтобы отрывать крылья мухам. Я отпущу вас на все четыре стороны в обмен на Заточенную душу и двух археологов, которые до сих пор живы. Более того, - она сделала ровно один шаг навстречу, но Хагеру почудилось, будто его обдало ледяным паром, - я заплачу за доставленные тебе и твоим собачонкам хлопоты.
        - Зачем собачонкам деньги? - весело, будто не происходило ничего серьезного, поинтересовался Сарф. Он больше не пытался спрятать выуженные из колчана стрелы и поигрывал ими, словно палочками для суши.
        - На косточки, - без тени веселья ответила Закейра. - Ну, так что скажешь на мое предложение, Хагер?
        Где-то внутри уколол ядовитый шип трусости. Хотя почему трусости? Скорее уж здравого смысла. Если бы голубоглазая не была уверена в своей победе, стала бы в открытую выходить против пятерых хорошо вооруженных людей? Да еще и практически в одиночку. Бугай-охранник наверняка доставит много неприятностей, но он всего лишь человек, точнее - еще один моб, одолеть которого им по плечу. Смущало одно: до сих пор всем происходящим дирижировала именно Закейра, а в ее хитрости и уме сомневаться не приходилось.
        Интересно, что будет, если принять ее предложение? Обманет или сдержит слово? Сколькими жизнями он заплатит за отказ? И у кого в итоге окажется треклятая реликвия? Жаль, что нет кнопки "Сохранить игру", чтобы попробовать все варианты и выбрать самый оптимальный.
        "А сам-то ты сможешь жить, если отдашь на растерзание этой парочке птицеголового?"
        Когда на одной чаше весов лежит жизнь непися, а на другой жизни реальных людей - выбор кажется очевидным и Хагер уже уговорил себя принять его. Мать его так, пусть девка забирает, что хочет. Пусть катится с Совиной Головой на все четыре стороны, а они выиграют немного времени, чтобы пойти дальше. Вероятно, опыта ни фига не получат (ограничатся тем, что полагался за убийство мобов), но что такое опыт в сравнении с человеческими жизнями?
        - Засунь себе в одно место свои предложения! - выкрикнула Руни.
        У воина чуть было челюсть от неожиданности не отвисла. Слова согласия застряли в горле. Молчание, которое последовало за словами ловкачки, звенело льдом морозного воздуха.
        Хагер посмотрел на девушку, надеясь, что та без слов поймет выражение его лица.
        - Извини, не удержалась, - та беззаботно пожала плечами, будто речь шла о воровстве леденцов. - С детства ненавижу стервятину, у меня от нее изжога.
        - В кои-то веки мне хочется пожать тебе руку, - улыбнулась одними губами Арагна.
        - В самом деле, Хагер, чего кота за хвост тянуть? - вслед за ведьмой Руни поддержал Брандин. Тот самый Брандин, который только недавно говорил, что лучше всего переждать, ни во что не ввязываясь и никуда не встревая. Наверняка именно ему эти слова дались тяжелее всех.
        - Очень жаль, что ты окружен такими глупцами, - нарочито зевая, сказала Закейра. - Говорят, по ходоку и ботинки, так что... - Синеглазая вздохнула, развела руками.
        Большая ошибка с ее стороны - даже не слишком сведущий в магии и магических проявлениях воин смог разглядеть язычки синего пламени на кончиках ее пальцев.
        - В стороны! - заорал в следующее мгновение Хагер, срывая на морозе голос. Он с силой толкнул в снег стоящего рядом заклинателя.
        Практически одновременно с его выкриком воздух раскалился от огненного колдовства Арагны.
          
        -->
        Ваш союзник успешно применил умение "Две стрелы"
        Ваш союзник успешно применил умение "Липкая стрела"
        -->
          
        В сторону Закейры метнулась пара темных росчерков Сарфа, за опереньем которых тянулся едва заметный след призрачной паутины. Руни нырнула в тень - не увидать ее, если не знать, куда смотреть.
        Следующую минуту Хагер помнил слабо. Он даже не успел толком приготовиться к атаке или обороне, когда на него обрушилась синяя волна. Ощущения были такими, будто на голову высыпали железнодорожный вагон стеклянных осколков. Только повинуясь рефлексам, воин успел закрыть глаза. Странная магия с легкостью опрокинула его, будто порыв сильного ветра подхватывает невесомый сухой лист - легко и непринужденно, но в теле от удара свело судорогой каждый нерв.
          
        -->
        Вы находитесь под влиянием эффекта "Оглушение"
        Скорость вашего передвижения снижена на 50%
        Наносимый вами урон снижен на 50%
        Время действия эффекта: 1 минута
        -->
          
        Хагер с трудом перевернулся на живот - движения выходили медленными, в ушах до сих пор звенело. Чтобы хоть немного прийти в себя, глубоко окунул лицо в снег. Судя по густой алой россыпи в отпечатке - морду расцарапало будь здоров.
        Минута - ерунда! Главное - пережить ее.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Аура битвы"
        -->
          
        Где защита?! Почему молчат заклинатели?!
        - Надеялись запугать меня беспомощными фокусами, детишки?! - рвала глотку Закейра.
        Вот тебе и отсутствие информации о ее способностях. Не маг, да?
        Голубоглазая отринула шелуху притворной мягкости - каждым произнесенным словом можно сваи вколачивать. И, судя по триумфу в голосе, - ее не зацепили ни стрелы Сарфа, ни огненная магия Арагны. Плохой знак. Хагер рассчитывал, что неожиданную заклинательницу (теперь в этом нет никаких сомнений) получится замедлить подручными средствами. Огненные шары Арагны - единственное мощное заклинание в их арсенале (из стандартного набора, разумеется, не принимая во внимание купленные свитки), и, если оно не действует, - масштаб задницы значительно больше самого плохого прогноза воина.
        - Последний раз предлагаю сдаться! - закричала Закейра. - Но на этот раз отнимите от моего предложения обещанные деньги - считайте их выкупом за свои жизни, которые я, так и быть, вам сохраню.
        Хагер поднялся. Раненая нога резала болью, словно в нее вгрызалась не одна волчья пасть. Громила за спиной волшебницы рычал, грозно топал ногами и вообще вел себя, как носорог, только и ждущий отмашки. Внутренний голос подсказывал: когда Закейра спустит своего бульдога с поводка, станет еще жарче.
        - Поцелуй меня в задницу, красотка, - прошипел Сарф.
        Хагер с удивлением обнаружил, что лучник стоит на коленях совсем рядом, и его рожа основательно распухла от обилия мелких царапин. Заклинание Закейры оказалось куда масштабнее, чем он предполагал. Очевидно, Сарфу крепко досталось, потому как Хагер едва ли не впервые видел его без привычной беззаботной улыбки. Больше того - с ожесточенным оскалом на кровоточащих губах.
        - Очень жаль, - с деланным сожалением сказала Закейра и сделала то, чего воин опасался больше всего: - Тар, займись ими.
        "Носорог" (так Хагер мысленно прозвал здоровяка) ликующе заревел.
        Туп-туп-туп - грохот от его бега сотрясал землю и стряхивал снег с деревьев. И ведь это не игра воображения - противник ступал так, будто в его роду имелись настоящие великаны.
        Кровь из рассеченного лба заливала Хагеру глаза, чем сильно мешала толком рассмотреть "носорога" и подготовиться к его атаке. Поэтому воин не нашел ничего лучшего, чем занять обычную оборонительную стойку. Только вышел на несколько шагов вперед. Сарф только-только собирался встать на ноги, и ему понадобится время, чтобы полностью очухаться. Видимо, оглушение накрыло его куда сильнее. Сейчас лучник как никогда уязвим.
        "Вряд ли волшебница оставит свое чудище без поддержки, - быстро соображал Хагер. - Нельзя упускать ее из виду".
        Только подумал об этом - и из темного сгустка, будто черт из табакерки, выскользнула Руни. Воину хотелось броситься к ней и отшвырнуть в сторону, чтобы не стояла на пути "носорога", но девчонка была настолько быстра, что Хагер сразу отринул порыв помочь ей. Сделал все, что мог, - чтобы собраться с силами и как можно скорее сократить расстояние между ею и собой.
        Ковыляя, краем глаза Хагер заметил очухавшегося заклинателя, который, как и Сарф, еще только поднимался с земли. Зато ободряло напевное бормотание ведьмы, доносившееся из-за спины. Судя по тому, что Арагна пыталась колдовать, удар Закейры ее миновал. Вот у кого всегда холодная голова и кто не пытается геройствовать, забыв включить мозги.
        Руни очень изящно вышла в лобовую атаку. Сомнительно, что "носорог" видел ее или даже догадывался о присутствии кого-то так близко. Ловкачка атаковала с наскока, в прыжке. На миг она, скрестив кинжалы, зависла в воздухе в полной неподвижности. А потом ударила, собираясь поймать горло жертвы в образованную лезвиями западню.
          
        -->
        Ваш союзник успешно применил умение "Смертельный крест"
        -->
          
        Казалось невероятным, что ее задумка осуществится - на фоне гиганта-телохранителя ловкачка выглядела неоперившимся птенцом. Но она все-таки смогла. Хагер увидел короткую струю крови, которая на фоне сереющего рассвета показалась неестественно яркой. Будто кровоточил сам воздух. Одновременно с этим Арагна закончила заклинание, и воина окутала волна теплого света.
          
        -->
        Ваш союзник успешно применил умение "Призрачные доспехи"
        -->
          
        "Носорог" неожиданно остановился, охнул, его тупанье постепенно сошло на нет. Топор словно в один миг стал слишком тяжелым для него - рукоять вывалилась из разжавшихся пальцев, и оружие утонуло в снегу. Следом на снег брызнула кровь. Ловкачка не нанесла смертельного удара, но временно вывела поганца из строя. Самое время добить его.
        Хагер рванулся к противнику, держа Смертоносец высоко занесенным для удара. В воздухе то и дело, жужжа, проносились стрелы Сарфа. Грозный противник дергался и отступал, быстро становясь похожим на дикобраза. Так и не успел показать, на что способен, - не беда, хотя и неожиданный поворот.
        - Пора умирать! - прорычал воин и, оказавшись на расстоянии удара, рубанул сверху вниз.
        Противник попытался закрыться руками, но лишком вяло. Смертоносец разрубил его от плеча до грудины, не встретив никакого сопротивления. Одновременно с ударом Хагера в "носорога" полетели магические снаряды Арагны. За плечами рухнувшего на колени громилы появилась Руни, попеременно всаживая ему в спину свои кинжалы. Где-то позади громогласно разлетались молитвы Брандина.
          
        -->
        Вы стали объектом заклинания "Благословение"
        -->
          
        "Носорог" сдох бесславно, всухую, без единого удара по врагу. Хагеру хотелось ликовать, что хотя бы часть забот позади, но внутренний скептик не давал покоя. Что-то не так, слишком просто. То недавнее заклинание Закейры - не фейерверк мага-недоучки. Странно, что она до сих пор...
        Догадка ударила в виски. Пока Руни, тяжело дыша, все еще настороженно оглядывалась по сторонам, он устремил взгляд в сторону, где еще недавно стояла волшебница. И наткнулся на пустоту. Одновременно с этим раздался тихий и вместе с тем громогласный смех. Уже зная, что увидит, Хагер обернулся.
        Закейра стояла около гэлов, в одной руке держа какой-то грязный мешок (к слову - не пустой), а в другой - сотканный из света призрачный клинок, скорее напоминающий длинную иглу, чем грозное оружие. А у ее ног ничком распластался Рамат. Снег вокруг него стремительно краснел и таял.
        - Хагер, я... - начал было стоящий неподалеку Брандин, но Хагер жестом заставил его молчать.
        Заклинатель стоит к колдунье ближе всех: одно неверное движение, слово или даже взгляд - и она вполне может разделаться с ним так же быстро и безжалостно, как только что с археологом.
        - Пришлось немножко схитрить, - она выказала показное раскаяние, - мне, знаешь ли, не очень хотелось пачкать свой наряд. Он, между прочим, прилично стоит.
        Воин молчал. А что говорить? Требовать вернуть артефакт? Нет сомнений, что в мешке именно он, и также нет сомнений, что доброй волей она его ни за что не вернет. Пытаться договорится с убийцей? Лучше руку себе откусить.
        - Я должна поблагодарить вас за то, что сделали это приключение настолько... захватывающим, - говоря это, волшебница взмахом избавилась от призрачного клинка. Но только для того, чтобы место в освободившейся ладони заняла новая магия. Закейра едва шевелила пальцами, но между ними уже появлялись яркие бирюзовые вспышки. - Две предыдущие попытки закончились провалом. В какой-то момент я начала верить, что и на этот раз ничего не получится, но вы все оказались прекрасной кандидатурой для охраны. Жаль, что ты не принял моего предложения, Хагер из Стендара, - теперь в ее голосе звучала откровенная издевка. - В конце концов, мы по одну сторону баррикад. Мы застряли в этой проклятой игре и оказались перед выбором - выжить любой ценой или умереть задарма. Судя по всему, тебя и твоих щенков в скором времени ожидает второй вариант. Даже не стану торопить события и марать свои руки вашей кровью. Вы не умеете выбирать сторону. Хотя я начала повторяться.
        "Оказались заперты в игре? О чем она говорит?"
        - Надеюсь, мы больше никогда не встретимся, Хагер из Стендара. И на твоем месте я бы каждый день просила об этом виртуальных богов. Иначе... - ее губы искривились в жестокой улыбке, в глазах застыл лед.
        Прежде чем ее слова стихли, Закейра швырнула себе под ноги сияющий сгусток, который тут же рассыпался в нечто похожее на сверкающий фонтан искр. Хагер рванулся к ней, наотмашь рубанул то место, где мгновение назад стояла брызжущая ядом волшебница, - но не нашел ничего, кроме пустоты. От бессилия захотелось выть. Он снова и снова рубил воздух, бессмысленно надеясь на невозможное, но от волшебницы не осталось и следа.
        - Хагер, - кто-то потряс его за плечо, - она сбежала.
        Сквозь отчаяние беспомощности воин с трудом узнал голос Брандина. И как только рискнул подобраться так близко? Мог бы и сталь в брюхо получить.
        - Как же так... - прошептал сам себе, - как я мог не узнать реального игрока?!
        - Никто из нас не узнал, если это тебя успокоит, - заметила Арагна. - Отойди, Брандину нужно осмотреть Рамата. Кажется, он еще жив.
        Хагер поднялся, отошел, наткнулся взглядом на Руни и Сарфа, стоящих над трупом "носорога". Их лица были так сосредоточенны, что воин стал опасаться, как бы и тот не оказался замаскированным под НПС игроком. Пусть и не таким везучим, как Закейра.
        - Что там? - Хагер мысленно приготовился услышать дурные новости. Все-таки есть разница между убийством подпрограммы и убийством реального человека.
        - Готов, - к Сарфу вернулся его привычный пофигизм. - Руни кое-что нашла у него в потрохах.
        Ловкачка метнула на лучника гневный взгляд, тот поспешно загородился руками, точно от удара, и попятился. У Хагера отлегло от сердца - вряд ли они стали бы валять дурака над трупом игрока.
        - Так что ты у него нашла? - Воин склонился над мертвецом, обшарил его карманы. Игра сообщила, что он добыл кольчугу и двадцать три серебряные монеты.
        - Я не уверена точно, - ловкачка покопалась и вынула из вещевого мешка что-то похожее на кусок гранита, пробитый несколькими каменными стержнями. Странная конструкция умещалась в ладони, но Руни явно прилагала немалые усилия, чтобы держать ее на весу. - Думаю, это еще одна часть ключа. Нет ни сообщения о предназначении, ни подсказок, как это использовать. В общем, точь-в-точь как в Самоцветных шахтах.
        Штуковина, чем бы они ни была, в самом деле напоминала фрагмент ключа. Во всяком случае, Хагер не припоминал, чтобы ему попадались похожие предметы (хрень без описания, кривая и абстрактная, точно работа какого-нибудь модерниста) с иным предназначением.
        - Это же здорово, - он улыбнулся. - Две части - это уже что-то, но дело даже и не в этом. То, что Руни нашла новый фрагмент, означает, что процесс не стоит на месте и кто-то там, в реальном мире, прилагает усилия, чтобы спасти застрявших игроков. - Слушай, ты...
        Он осекся. На лице ловкачки не было ни радости, ни облегчения. Впервые за солидный срок их знакомства Хагер поймал себя на мысли, что не может догадаться, о чем она думает в эту секунду. Одно ясно - не радуется.
        - В хозяйстве пригодится, - выйдя из ступора, пробормотала Руни, сунула находку в магический мешок. - А у тебя что?
        Хагер пожал плечами, осмотрел добытую кольчугу - черное полотно, сотканное из плотно прилегающих друг к другу колец. Тяжело догадаться, из какого материала сделана, но весит прилично. Сразу видно, что не мелочевка. Хагер мысленно поскреб затылок. Не клеится все же: убитый непись явно слабак, а одет хорошо. Хотя, если вспомнить внешний грозный вид "носорога", то это ощущение отчасти можно списать как раз на броню - будь тот одет проще, вряд ли они все, как оголтелые, на него накинулись. Закейра, хоть и сволочь, оказалась на редкость сообразительной и предусмотрительной. Похоже, просто подставила здоровяка под удар, оттянула на него внимание.
        Хагер осмотреть вещь тщательнее:
          
        -->
        Кольчуга Черного стража
        Защита: 30
        Особые свойства:
        +5 к Силе
        +50% защиты от дробящего оружия
        +50% защиты от метательного оружия
        Уклонение от атак призрачных существ + 15%
        Иммунитет ко сну и очарованию
        -->
          
        Хагер невольно растянул губы в довольной ухмылке. Хорошая одежка, как раз его размерчик. И, недолго думая, поддавшись соблазну, тут же примерил находку. Весила новая кольчуга ощутимо приличнее предыдущей, но этот недостаток с лихвой компенсировался бонусом к силе. Единственный ощутимый минус - новая броня относилась к тяжелым доспехам. А это значит, что качать соответствующий навык придется с нуля. Правда, памятуя количество уже принятых на себя ударов, за прокачкой дело не встанет. Да и вообще - вот-вот подоспеет новый уровень. Опыта до него осталось совсем немного. Хватит и нескольких захудалых мобов.
        - Тебе идет, - одобрила Руни, - только лучше бы позже примерил, а то до сих пор мурашки по телу, как вспомню, - она с осторожностью покосилась на мертвого непися, будто всерьез верила, что он может воскреснуть.
        - Не сдержался, да и мало ли что еще по пути встретим. Смысл держать в мешке полезную вещь?
        - Извини, - ловкачка отмахнулась, - что-то мысли набекрень.
        Она не отважилась озвучить реальную причину своих волнений, но догадаться было несложно. Не хочет возвращаться в реальный мир? По-хорошему бы - успокоить ее, сказать что-то ободряющее, но ни время, ни место, ни валяющийся в луже виртуальной крови "носорог" не располагали к задушевным беседам.
        - Нужно торопиться, - предложил Хагер. Поездка верхом способствует проветриванию головы от дурных мыслей. Во всяком случае, воину хотелось верить, что и Руни она поможет.
        Совиная Голова все-таки выжил. Брандин на пару с ведьмой кое-как обработали его рану и перевязали, благо в Стендаре заклинатель запасся перевязочным материалом.
        Археолога завернули в попону, уложили в сколоченные на скорую руку носилки из веток деревьев. Хлипкую конструкцию закрепили между спинами лошадей, на одну из которых усадили второго выжившего археолога. Период его буйства прошел, и ученый муж развлекал себя рассматриванием собственных ногтей.
        - Мне жаль, - было первое, что сказал Хагер, когда напоролся на взгляд Рамата.
        Тот как-то странно мотнул головой - то ли согласился, то ли еще что-то.
        Как бы то ни было, а несмотря на потерю артефакта, квест все еще не провален. Странно, воин думал, что сообщение о неудаче просто проморгал за досадой от бегства Закейры. Ан нет - что-то еще будет впереди.
        - Я рад, что жив, - сказал Совиная Голова, глядя куда-то вверх. - Чтобы понять это, пришлось постоять на самом краю пропасти.
        - Она всех нас вокруг пальца обвела.
        - Что правда, то правда, - не стал спорить Рамат.
        - И артефакт из-под носа увела.
        На эти слова Совиная Голова лишь улыбнулся. Будто не он, а другой Рамат все эти дни трясся над своим сокровищем, как Кощей.
        - Пусть забирает, она ее заслужила, - наконец, сказал он. Затем сглотнул, поморщившись от боли, и прикрыл глаза.
        Хагер воспользовался передышкой и собрал остальных. Одна голова хорошо, а пять - вообще находка. Если у самого нет догадок, каким образом замаскировалась Закейра, это не значит, что их нет у других.
        - Это нонсенс, - категорично ответила ведьма.
        - Ты сама слышала ее слова, - напомнил Хагер. - Больше того - мы и заклинательницу в ней не рассмотрели. Обычный проходной непись, без каких-либо способностей. Хитрость - не в счет.
        - Это ровным счетом ничего не значит. Сам посуди - как реальный игрок может стать частью заложенного разрабами квеста? Это же строгий алгоритм событий и действий. Невозможно в принципе.
        - Не так давно я бы то же самое сказал и о том, что невозможно застрять в компьютерной игре, - поддержал друга Брандин.
        - Не равнял бы ты хрен с редькой, - огрызнулась заклинательница.
        - А я согласна с Брандином, - подключилась Руни. - Очевидно, что мы имели дело с еще одним багом - случайным или намеренно подстроенным. Разница между тем, что мы застряли внутри виртуальной реальности, и тем, что какой-то игрок умудрился влиться в квест, конечно, есть, но технически они вряд ли так уж отличны.
        - Закейра говорила, что она пыталась дважды, - Хагер вовремя вспомнил бахвальство синеглазой волшебницы, - так что наверняка действовала намеренно.
        - Слышали бы вы со стороны весь тот бред, в котором пытаетесь убедить сами же себя. Стала частью квеста... - Ведьма намеренно громко фыркнула. - Еще бы ножкой от стола прикинулась.
        - У тебя есть другие варианты? - поинтересовался Сарф. - Если что - мы их внимательно выслушаем и поднимем на смех.
        В знак протеста Арагна сложила руки на груди, всем своим видом давая понять, что, если они захотят услышать ее мнение, - придется расщедриться на извинения.
        - По крайней мере, одно можно сказать наверняка - Закейра каким-то образом обвела нас вокруг пальца. Все видели ее, говорили с ней, и никто не заподозрил, что она - реальный игрок. Да к тому же игрок сильный - расшвыряла нас, как котят.
        - Я даже не пыталась, если честно, - подтвердила Руни.
        - Никто не пытался, потому что никому бы такое и в голову не пришло.
        - Ну, хоть в чем-то мы солидарны, - терпение ведьмы быстро иссякло.
        Хагер оставил ее укол без ответа, вместо этого пытаясь восстановить по порядку события минувших дней.
        - Она не просто так проговорилась о двух провалах, - слова, произнесенные вслух, становились более весомыми, и пазл приключения, будто живой, складывался в единое целое. - Она могла убить нас раньше, могла обойтись без нападений, волков и наемников.
        - Кстати да, - Сарф погладил свежий шрам на подбородке, - сильная, зараза, оказалась.
        - И зная, что мы для нее легкая добыча, продолжала валять дурака. - Отгадка лежала на поверхности - Хагер чувствовал это, как говорится, пятой точкой. Нащупать бы ее. - Если она действительно использовала какой-то глюк, чтобы стать частью квеста, то, скорее всего, делала все возможное, чтобы квест дошел до самого конца и именно так, как задумали разработчики.
        - Я в своей жизни во много ролевух поиграла, - сказала ловкачка, - и многие из них были защищены от мухлежа весьма специфическим образом: квестовый предмет генерировался только в финале задания. Те, кто хотел по-быстрому заполучить нужную вещицу и не напрягаться, проходя всю сюжетную ветку, - попросту убивали неписей в самом начале задания. Вот разрабы и пошли на крайние меры.
        - Ты о синглах говоришь, а то - ММО, - напомнил Брндин, - в синглах все совсем иначе работает.
        - Без разницы, как и что работает, главное, что это объясняет "доброту" Закейры. Она двигала сюжет, чтобы тот, дойдя до своего финала, запустил механизм генерации - и у Рамата появился нужный ей артефакт.
        - А все эти смерти и риск? Ради того, чтобы все шло по сюжету? - у Хагера это в голове не укладывалось.
        - Ну не ради чупа-чупса же, - хохотнул Сарф.
        Именно догадки Руни стали для воина недостающими кусочками пазла.
        - Закейра делала все, что делал бы НПС, чье место она заняла, - Хагер сбивчиво, пока не потерял мысль, затараторил. - Тогда понятно, о каких провалах шла речь. Наверняка накосячила с чем-то, не выполнила необходимое для генерации условие, или Совиная Голова помер раньше времени.
        - Логично, - после затянувшейся паузы пробормотал Брандин.
        - Вы все точно ненормальные, - Арагна сдалась, демонстративно махнула рукой и кивнула на лежащего в носилках Рамата. - Поговорить бы с ним, а то я не понимаю, сделали мы квест или провалили.
        - Самому бы понять, - пробормотал Хагер.
        Совиная Голова спал, и воин решил погодить с разговором до его пробуждения. Фиг его знает, что еще разрабы заложили в этот затяжной квест. Обжегшись на Закейре, Хагер предпочитал не бежать впереди паровоза и выжидать момента, когда игра сама подскажет, что пришло время продолжать (или завершать?) квест. А потому - в дорогу.
        До Фьергарда вряд ли оставалось более получаса езды. Ветер уже приносил ароматы выпечки, жареного окорока, свежего сыра и сладостей. У Хагера и остальных аж в животе заурчало.
        - Почтенный воин, - услышал он слабый голос Рамата, - Хагер из Стендара.
        Пришлось умерить пыл Вандала и остановиться, дожидаясь лошадей, которые тянули носилки.
        - Мы почти приехали - слышу сладкий моему носу аромат стряпни почтенной Олиры, - едва ворочая языком, проговорил археолог. Со стороны и не понять - то ли он ослаб после ранения, то ли вконец устал от бессонницы последних дней.
        - Мне жаль, что артефакт... - начал было Хагер, но Совиная Голова не дал ему шанса продолжить.
        - Я жив, почтенный Хагер из Стендара. Что такое реликвия в сравнении с тем, что я достаточно жив для того, чтобы наслаждаться потрясающими ароматами пищи, приготовленной истинной мастерицей? - Он хрипло рассмеялся, но смех быстро перерос в сиплый кашель, от которого сводило скулы.
        - Хоть чем-то пригодился, - у Хагера не было повода разделять радость непися. Столько раз рисковать жизнью, тратить драгоценные зелья и ходить по лезвию бритвы, чтобы в итоге получить дырку от бублика.
        - Я готов заплатить за то, что ты и твои уважаемые друзья помогли мне продержаться до момента, когда я вновь вспомнил, что значит наслаждаться жизнью.
        - А как же Заточенная душа? - не слишком веря в то, что и за провал отвалят такой необходимый опыт, переспросил воин.
        - Пусть забирает, - повторил археолог сказанное ранее. - После того, скольких она убила ради этого камня, мне подумать страшно, чтобы притронуться к нему. Кровавая реликвия - мне следовало догадаться, что она принесет одно только горе. Не знаю, сколько лет жизни отмеряно мне богами, но до самого их конца я не перестану корить себя за то, что вынул Заточенную душу из древнего склепа.
        - Наверное, так должно было случиться, - ответил Хагер, а про себя подумал, что НПС говорит на удивление глубоко и здраво.
        - Пришла пора произвести расчет, Хагер из Стендара, - с археолога слетела хандра, он вмиг стал серьезным и холодным, словно ростовщик.
        Учитывая все провалы, которых воин насчитал достаточно, чтобы считать задание проваленным, надеяться было особо не на что. Поэтому, когда Совиная Голова, прочистив горло кашлем, продолжил, его слова стали откровением.
        - Мне жаль моих погибших товарищей, и их призраки отныне будут моими вечными спутниками, но уговор у нас был иной. Никто никогда не посмеет обвинить Рамата в том, что он не держит своего слова. Я жив - это было частью нашего уговора. На горизонте виден Фьёргард, в который ты также обязался меня привести. У меня нет Заточенной души, но теперь это не так уж и важно.
        Хагер терпеливо ждал, когда археолог закончит тянуть кота за хвост и скажет, наконец, выполнили они квест или нет.
        - Я рассчитывал получить прибыль от глав моего ордена, но теперь, скорее всего, получу только укор. Но что сделано - то сделано. Я не могу заплатить тебе, как было условлено, но я готов пообещать тебе мою дружбу и поддержку. Кто знает, возможно, то, что тебе будет обязан далеко не самый последний человек во Фьергарде, стоит куда больше, чем условленная сумма.
        Хагер, памятуя о внушительной сумме на их банковском счету, слова о деньгах пропустил мимо ушей. С паршивой овцы хоть шерсти клок. Вернее, хоть опыта состричь.
        - Если ты не в обиде из-за такого поворот дел - я готов пожать тебе руку и сказать, что мы в расчете.
        С этими словами археолог протянул ладонь навстречу воину. Хагер пожал ее без сожаления. В конце концов, если уж быть честным до конца, задание она провалили. Так что хотя бы опыт получить - и то хлеб.
        Стоило их ладоням соприкоснуться, как Игра сообщила, что квест "Невинная жертва" выполнен, вслед за чем одарила таким количеством опыта, которого чуть было не хватило до шестнадцатого уровня. Хагер с облегчением вздохнул, расправил плечи и впервые за долгое времени захотел напиться.
        И все же сначала надо разобраться с новым уровнем. И не просто уровнем, а знаковой точкой ветвления, на которой необходимо выбрать дальнейший путь развития. Со своим он давно определился, а потому без сомнений бросил две единицы очков в параметр Силы, а затем выбрал класс Рыцаря. На его взгляд - самого сбалансированного бойца в плане атаки и защиты. Если Варвар делал упор на стремительные разрушающие атаки, иногда напрочь позабыв о защите, то Монах (несмотря на почти полную невозможность использования доспехов) как раз защите уделял куда больше внимания, отдавая предпочтение скрытым ударам и скорости передвижения. Ни тот, ни другой не могли обеспечить одновременно и таран, и прикрытие. Оставался Рыцарь. Возможность использования любого оружия (кроме легкого) и любых доспехов. Универсал. Две свободные единицы умений Хагер потратил на новые "плюшки" - на "Тренировку" и "Крепкий дух". Если первая при своем применении на двадцать процентов увеличивала уровень здоровья Рыцаря, то вторая позволяла быстро восстанавливать выносливость при каждом убийстве противника. На будущее оставались еще четыре
умения. "Сила двух рук", значительно увеличивающая разовый урон, нанесенный тяжелым оружием, но требующая для своей активации десять единиц навыка Тяжелое оружие. "Провал" - мощная штука, при которой меч, воткнутый в землю, вызывал в небольшом радиусе нечто вроде локального землетрясения. Но опять же - требование в десять единиц Тяжелого оружия. Оставался еще "Задира" - умение, при котором все ближайшие враги стремились атаковать это самое умение применившего. И последнее - "Мясник". По сути аналог "Калечащего удара", только мощнее. Стоит ли вообще его брать, Хагер пока не знал. Возможно, будет разумнее прокачать тот же "Калечащий удар", где сейчас уже две единицы.
        - Брандин, ты там как? - закончив заниматься собственным уровнем, воин окликнул заклинателя.
        - Как и договаривались, - ответил тот, - подаюсь в Лекари. С боевыми умениями тут полный швах, но магия поддержки вполне себе.
        - Мы не бросим тебя, малыш, - промурлыкала ему Арагна. - Защитим твою мягкую попку. Если не дашь нам сдохнуть.
        - Какое доверие, - заклинатель скорчил кислую мину. - Значит так, теперь у нас есть лечение на время схваток. Возрадуемся же, люди. Ну и, пожалуй... "Божественный контроль" - снятие одного вредоносного заклинания. Пойдет? Следующим "Окаменение" возьму - уж больно вкусно смотрится.
        - Добро, - кивнул Хагер и перевел взгляд на Арагну.
        - А я что? - пожала та плечами. - У меня и выбора нет - только Чародей. Это дальше начнется веселье. Если доживем.
        - Что ты такая кислая сегодня? - спросил Сарф.
        - Не всем же быть сладким, красавчик, - усмехнулась в ответ. - В общем, "Огненное кольцо" и "Порча". У первого возможен дружественный урон, так что слушаем меня внимательно. Но жжется хорошо. Второе - на треть снижает защиту указанного врага.
        - Чем вы порадуете? - Хагер посмотрел на лучника и ловкачку.
        - Я теперь Теневой танцор. - Руни присела в элегантном реверансе, потом сделала несколько плавных па. - Буду жить в тени, - хихикнула. - Моих умений и не заметите, как и меня саму.
        - Какая таинственность, - вздохнул Сарф. - А я в сторону Снайпера смотрю. Возьму "Силу стихии" и "Стальной дождь". Стихии позволяют стрелам наносить дополнительный урон - от выбранной стихии, соответственно. Ну а дождь - все равно что установка Град, только в моем исполнении.
        - Что ж, уверен - вскорости опробуем новинки, - усмехнулся Хагер. - А теперь - в город. К теплу и еде!
          
        Глава 3.
          
        Если бы всегда знать наперед, где найдешь, а где потеряешь, - каждый из нас всегда бы выбирал верный путь, а не плутал между деревьями в поисках ускользающей тропы.
        Из размышлений сумасшедшего Яро.
          
        Фьергард встретил путников пронизывающим ветром, чьи порывы нет-нет, а бросали в лицо пригоршню колючего снега; голыми каменными отрогами; а также густой дымной завесой, набрякшей над городом, точно груда старого рваного тряпья.
        - Не нравится мне здесь, - зябко повел плечами Брандин. В последнее время он постоянно щурился, пытаясь спрятать глаза от снежной крошки.
        - Не нравится? - удивился Совиная Голова. - За этими стенами вас ждет горячая еда и ванна. Во Фьергарде живут самые искусные кузнецы. Ни один другой Остров не может похвастаться такими умельцами.
        - Горячая ванна? - в голосе Брандина звучало неприкрытое недоверие. - Тут даже деревца нет на дрова.
        - Зато много угля.
        - А что это за дым? - спросила Арагна.
        - Фьергард славен не только своими кузнецами, но и алхимиками, и техниками, - с готовностью принялся пояснять Совиная Голова. - Дым поднимается из труб многих мастерских.
        - А почему ветер не уносит его? Порывы довольно сильные.
        - То мне неведомо, - виновато развел руками мужчина.
        - На месте разберемся, - подытожил беседу Хагер. Заслышав о горячей ванне, он больше не желал оттягивать момент отдыха. Снег, лед и скалы успели ему порядком надоесть. Прежняя локация нравилась ему куда больше. Там хотя бы было тепло.
        Фьергард раскинулся в преддверии высокой скалы. Обнесенный каменной стеной, он действительно не выглядел гостеприимным. Многие дома лепились прямо к скале и, скорее всего, имели помещения и в ее недрах. Камень - вот единственный строительный материал, используемый жителями Фьергарда. Камень дикий, камень обработанный, кирпич, черепица, плитка, различные блоки... Местные жители научились выживать на голом камне. И не просто выживать, а и весьма недурно устроиться.
        Это стало ясно сразу, как только путники въехали в город. Хагер ожидал встретить удушливый запах горячего металла и ядовитых смесей, но не тут-то было. Воздух в стенах города стоял кристально чистый. Больше того, здесь не было ветра (интересно, так все время или только сегодня?). Снег кружился медленно и степенно. И это притом, что над головами медленно ворочалось темно-серое облако, к которому снизу, из многочисленных труб, тянулись изогнутые дымные щупальца.
        Все дороги оказались вымощены плитами. Дома стояли хоть и грубоватые, зато основательные. Ни следа каменного крошева или трещин.
        - Здесь мы с вами расстанемся, - проговорил Рамат, когда вся группа немного углубилась в город. - Мне сегодня предстоит еще много дел. Еще раз благодарю за вашу помощь. Уверен, мы еще встретимся. Если будет нужда в работе, сразу обращайтесь ко мне. Меня можно найти в здании представительства Истинного знамени. Найти его очень просто - спросите любого, дорогу тут же укажут. К слову... - лицо археолога прояснилось, точно он вспомнил нечто крайне радостное. - Вы не думали о собственном доме?
        - Мы слышали, что во Фьергарде каждый желающий может купить себе замок, - скользя взглядом по окрестным домам, проговорил Хагер. Несмотря на всю основательность местных строений, среди них не было ни одного, которое могло бы сойти за замок. Где же они их размещают? И сколько необходимо времени на возведение?
        - О, уважаемый Хагер, далеко не каждый герой вправе владеть собственным замком. И дело вовсе не в золоте, которого, без сомнения, должно иметься изрядное количество. Дело в той славе, которая идет перед героем.
        - Ну, слава наша, скорее, за нами пока плетется, - усмехнулся Хагер.
        - Не стоит принижать содеянное вами. Вы помогли мне. А я этого не забуду. От меня всем вам будет рекомендация городскому Совету. Вас примут без проволочек. Останется только отличиться перед Фьергардом, заплатить - и замок ваш.
        - Плевое дело, - зевнул Сарф.
        - Спасибо за пояснение, - не стал продолжать разговор Хагер. - Думаю, мы отдохнем с дороги и уж тогда подумаем насчет замка.
        - Как вам будет угодно, - чуть склонил голову Совиная Голова и двинулся прочь.
        - Вы что-нибудь знаете о Шестиглазых?! - крикнул вслед ему воин.
        Рамат обернулся, почесал голову.
        - Нет. А кто это?
        - Как раз пытаемся узнать...
        Совиная Голова поклонился еще раз и отвернулся.
        - Не нравится мне перспектива перед кем-то выделываться, - заявила Арагна. - Хоть бы и за замок. Тем более, стоит он наверняка хренову кучу золота. Оно нам надо?
        - Его можно использовать в качестве постоянного лагеря, - сказал Хагер. - Перемещаться в него из любой точки мира. С любого Острова. Только не из схватки, конечно.
        - А еще его можно достраивать, - поддержал его Брандин. - Лаборатории всякие, зимний сад...
        - Только зимнего сада нам и не хватало, - закатила глаза ведьма.
        - Давайте продолжим спор в тепле, - с трудом выговорила Руни сквозь стучащие зубы.
        Улицы Фьергарда оказались весьма многолюдны. Люди, укутанные в объемные меха, сплошь походили на варваров. Если в Стендаре увидеть верхового - большая редкость, то здесь - в порядке вещей. Причем местные передвигались не только на лошадях, но и на больших белых кошках, чьи когти оставляли на плитах глубокие царапины; и на тварях, напоминающих помесь медведя и волка, с огромными клыками и глазами, налитыми кровью. По сравнению с ними, гэлы уже не выглядели чем-то внушительным и опасным.
        На поиски подходящей гостиницы потратили с полчаса времени. Как оказалось, в Фьергарде понятия о внутреннем убранстве жилых помещений и удобстве сильно отличались от тех, которые путники видели в Стендаре. Самое первое, что встречало гостей, вошедших в любую гостиницу, - жара. Особенно сильно она ощущалась сразу после мороза и пронизывающего ветра. Открываешь дверь - и будто в печку нырнул. При этом неприятных запахов почти нет. Следующим открытием стало почти полное отсутствие привычных предметов обстановки. По всей видимости, древесина, пригодная для изготовления мебели, была в каменном городе большой редкостью. Но этот факт странным образом отразился на обстановке: столы и лавки изготавливались исключительно из толстых, грубых досок. Такие и в пожаре не сразу сгорят, и удар добрым топором выдержат. Но подобные изделия имелись лишь в главном зале. В комнатах же кроватями служили стопки шкур, столами и стульями - тяжелые куски камня. Что служило напольным покрытием, Хагер так и не понял. Материал больше походил на все тот же камень, но выглядел и ощущался слоистым, будто ступаешь по сотням плотно
спрессованных пластинок.
        Осознав, что выбирать особенно не из чего, путники остановились в гостинице с достаточно уютным названием "Еда и постель". Свободных комнат хватило на всех, но расставаться с оружием пока никто из пятерки не спешил.
        - Я мокрая, что та мышь... - со вздохом проговорила Арагна, усаживаясь на скамью. Ведьма осталась в одних тонких кожаных штанах и кожаной же куртке без рукавов - и все равно выглядела так, будто только что под палящим солнцем пробежала не один километр.
        - Так раздевайся, - хитро посмотрел на нее Брандин.
        - Думаешь, слабо?
        - Думаю - да...
        К столу подошла прислужница - и спор утих сам собой.
        - А где можно помыться? - спросила Руни.
        - В городских банях, - с улыбкой ответила девушка.
        - А здесь?
        - Нет, добрая госпожа, мне очень жаль. В домах простых горожан и гостиницах горячей воды нет.
        - Откуда тогда все это тепло? - спросил Хагер. Легкая рубаха успела пропитаться потом и липла к телу.
        - То благодаря машинам многоуважаемой гильдии Техников. Горячий пар из этой машины по специальным протокам доходит до каждого дома. Тем и согреваемся. Свои печи только для стряпни.
        - Ну, вот, - вздохнула ловкачка. - Снова откладывается помывка.
        - Если тебя это утешит - я совсем не чую, как ты вон... пахнешь, - доверительно проговорил ей Сарф.
        - Очень утешил, - поморщилась Руни.
        - Что-то напутал Совиная Голова, - сказал Хагер. - Или мы его не так поняли. Ладно, бани - так бани.
        Неожиданно из глубины зала послышались громкие голоса. Хагер резко обернулся, готовый выхватить меч. Он не сразу понял, что происходит. У стены, где, как он помнил, не было столов, образовалось кольцо весело кричащих зрителей.
        - Что там? - настороженно спросил Брандин.
        - Драка, что ли... - Хагер поднялся из-за стола, прошел к человеческому столпотворению. На него не обращали внимания, поглощенные зрелищем...
        Дрались двое. Обнаженные по пояс, блестящие от пота мужики. Без оружия - только на кулаках.
        - Чего это они? - прокричал Хагер, пытаясь перекрыть рев толпы.
        - Силой меряются, - услышал в ответ от стоящего рядом Варвара - с густыми рыжими волосами и в меховой безрукавке.
        - На деньги?
        - Деньги - это не главное. Себя показать, удалью похвастаться.
        - И что, так каждый может?
        - А то как же! Только сначала вызвать надо. Все официально. Вон, видишь человека? - Варвар указал на невзрачного мужичка, самозабвенно размахивающего стопкой зажатых в руке бумаг. - Местный букмекер, чтоб его... Все бои в "Еде и постели" организовывает он. Он же следит, чтобы участники не отправили друг друга на тот свет. Бойцы денег не платят, а вот все остальные вправе сделать ставку. В итоге часть денег перепадает и выигравшему бойцу. Главное условие: участники поединка должны отличаться не более чем на два уровня в развитии.
        - Резонно, - согласился Хагер.
        - Эти что... - усмехнулся собеседник. - Толкаются, точно два быка. Когда воры дерутся - вот это зрелище. Только успевай зенками хлопать.
        Между тем, один из бойцов явно одерживал победу. Лицо его противника налилось красным, точно помидор. Один глаз заметно припух, из носа сочилась кровь. Хагер уже было хотел вернуться к столу, когда потенциальный неудачник уклонился от очередного удара оппонента, зашел сбоку и с силой пнул того по ногам. Удар вышел точным, и, по всей видимости, сработало какое-то умение. Без пяти минут победитель с грохотом повалился на пол. Подняться он уже не сумел. Навалившись сверху, его противник орудовал кулаками с такой яростью, точно от результатов схватки зависела его жизнь. Не прошло и минуты, как невзрачный мужичок, с зажатыми в руке бумагами, бросился к дерущимся.
        - Победа! - заорал он, с легкостью оттащив победителя от уже не сопротивляющегося соперника.
        Боец еще сделал попытку добить противника, но устроитель поединков просто оттолкнул его в сторону. Оттолкнул так, что игрок основательно припечатался спиной о стену.
        Следит за тем, чтобы не дошло до убийства? Очень кстати.
        - Схватка завершена! - провозгласил устроитель. - Победитель... - он пафосным жестом указал на стоящего у стены. - Виллиур!
        Боец победно вскинул руки. Его взгляд прояснился, ярость ушла без следа. Подойдя к поверженному противнику, он подал тому руку, помог подняться.
        Вокруг голосили так, что закладывало уши. Кто-то с досады, кто-то с радости. К устроителю боя потянулись первые счастливцы, сделавшие верную ставку.
        - Что, понравилось?! - усмехнулся все еще стоящий рядом Варвар.
        - Занятно, - пожал плечами Хагер. - Возьму на вооружение. Скажи, а как тут вообще дела?
        - Да как и везде, наверное. Что-то конкретное интересует?
        Воин задумался, прежде чем задать следующий вопрос, но потом все же решился. В конце концов, все они в одной дырявой лодке.
        - Как дела с поисками частей ключа?
        - Это который до дома дверцу открывает? - усмехнулся собеседник.
        - Он самый.
        - Есть такое дело - все ищут. С переменным успехом.
        - Может, гильдии какие?
        - Есть, конечно, - он поморщился. - Да только смысла в них? Разве что объединяются - вместе проще отбиваться от самого страшного монстра.
        - Потрошителей?
        - Нет, - засмеялся Варвар. - Людей. Других игроков. С Потрошителями особых проблем нет. Хотя, думаю, это временно. Еще покажут себя. А вот любителей померяться членами хватает и сейчас. Поначалу открыли охоту за частями ключей, да только быстро поняли, что с трупов их не снять. Ну и на обычный разбой перешли. С лохов бабло стригут - на том и поднимаются, качаются. Ну, сам понимаешь.
        - В общих чертах. Человек - та еще зараза.
        - А то.
        - А в рейды группами не ходите?
        - Так, небольшими. Человек по пять в средней. А большой кучей к чему? Только жопами тереться - мобы все равно крутеют адекватно общему уровню группы.
        - Понятно, спасибо.
        Они распрощались, и воин вернулся за стол. Там сидела только Арагна.
        - Где все? - нахмурился воин.
        - Думаешь, только тебе интересно посмотреть на схватку? - прошептали на ухо.
        Хагер обернулся, встретился взглядом с Руни.
        - Ванна уже забыта? - усмехнулся он.
        - Вот еще! - фыркнула ловкачка и уселась за стол.
        Еще с полчаса в зале гостиницы царила оживленная обстановка. Посетители громко обсуждали недавний поединок. Пили же за здоровье обоих бойцов.
        Хагер невольно подивился столь благожелательному отношению как к выигравшему, так и к проигравшему. Почти что настоящий спорт. Только в несколько иных декорациях - без привычного ринга, татами или шестиугольника.
        Постепенно возбуждение улеглось, разговоры перетекли в спокойное русло.
          
        ***
          
        - Пожалуй, так и простыть недолго, - пожаловался Брандин, когда все пятеро покинули стены гостиницы и направились в местные бани.
        Как и предполагал Хагер, безветрие во время их приезда в города было лишь временным явлением. После жаркого зала поднявшиеся ледяные порывы продували буквально насквозь. Если раньше мороз приносил существенные неудобства, но был вполне переносим, то теперь казался настоящей арктической вьюгой.
        Тяжелые теплые шкуры не спасали совершенно.
        - Прибавим шагу! - Сарф укутался так, что его лицо практически скрылось.
        Шли быстро, не разговаривая. Но не минуло и пяти минут, как ветер вроде бы улегся, а мороз спал. Зубы, которые у Хагера только что отбивали добрую чечетку, встали на место и замерли.
        - Так-то лучше, - прошипела Арагна.
        - Просто привыкли, - сказал Хагер. - Уж больно резкий контраст.
        - Разрабы - сволочи! - в тон ведьме проговорил Брандин.
        Еще десять минут - и игроки сбавили шаг.
        Изнутри город выглядел могучим гигантом. Стены, из которых были сложены строения, вряд ли пробить катапультой. Окна, как правило, больше напоминали бойницы. Причем располагались они только на вторых и третьих этажах (дома выше встречались очень редко). Периметр крыш почти каждого строения украшали невысокие зубцы, из-за которых вполне можно вести прицельную стрельбу по улицам.
        - Похоже, места здесь неспокойные... - задумчиво проговорил Сарф. - Что ни дом - крепость.
        - Надо бы разузнать насчет местной обстановки, - согласился с ним Хагер.
        Фьергард действительно выглядел одной большой крепостью. Наверняка здесь полно подземных ходов, ведущих или за стены, или, что скорее, в чрево скалы, возвышающейся над городом.
          
        ***
          
        - Общие?! - Брандин даже икнул.
        - Да, добрый господин, - кивнула молодая женщина, встретившая игроков в холе городских бань.
        Стоя в просторном круглом зале, чем-то напоминающем английский Стоунхэндж со стенами и крышей, Хагер слышал шум бегущей воды и приглушенные голоса. Воздух был горячий и влажный.
        - Чего-то стесняешься? - прошептала на ухо заклинателя Арагна. Но прошептала так громко, что услышали все.
        - Я? Стесняюсь? - ощерился тот и тут же принялся раздеваться.
        Хагер скользнул взглядом по Руни, сглотнул. Ловкачка еще не разделась, а у него уже мысли наперекосяк.
        Общие бани! У воина и мысли не возникало, что разработчики могли устроить такое. Оно, конечно, интересно. Но... Он вспомнил ноги Руни, разрисованные растительным узором.
        "Беда-беда..."
        - Подождите, а оружие? - усилием воли воин заставил себя сосредоточиться.
        - Раньше мы требовали, чтобы наши посетители и оружие, и доспехи оставляли в специальном хранилище, - сказала женщина. - Но теперь времена неспокойные. Вы можете упаковать ваше снаряжение в мешки и взять их с собой. Только предостерегаю вас: применять оружие против других посетителей - запрещено. В стенах Фьергарда вы вправе повернуть его лишь в сторону Потрошителей. В противном случае - смерть.
        - Жестко, - ухмыльнулся Сарф.
        - Оправданно, - сказала Арагна.
        - Все понятно, - Хагер осмотрелся по сторонам. - Где тут можно раздеться?
        Раздевалки оказались раздельными и располагались по кругу - вдоль центрального помещения, откуда и доносились шум воды и выкрики.
        Обмотавшись по бедрам полотенцами и вооружившись пушистыми колючими мочалками, игроки по коротким коридорам ступили в мир пара и жара. Хагер сразу почувствовал, что та жара, которая донимала в гостинице, - ничто, по сравнению с тем, насколько раскален воздух в бане. Ощущение, что попал сразу в парилку. Причем парилку влажную, сдобренную целым букетом ароматов каких-то трав.
        Основу бани, как и прочие сооружения в Фьергарде, возвели из камня. Но поверхность его в тех местах, где существовал риск соприкосновения с кожей, покрывал слой дерева, сильно напоминающего пробковое. Наверняка - большая редкость в здешнем климате.
        В зале располагалось два больших бассейна с холодной водой, два больших бассейна с горячей водой. И несколько меньших, где температура воды варьировалась от чуть ли не кипятка до студеной.
        Вообще говоря, хотя бани и считались общими, две ее половины выделялись отчетливо. Посетители рассредоточились по гендерному признаку и только ближе к центру купались вместе.
        В следующие полчаса Хагер забыл обо всем на свете. Он несколько раз залезал в горячую воду и сидел там, отмокая, чувствуя, как тепло проникает в тело. Потом нырял в холод. Задерживался там, пока не начинали стучать зубы. И снова в жар. И снова в холод.
        Голова немного кружилась от ароматов трав.
        Пожалуй, дорога, проделанная по заснеженным горным дорогам и тропам, стоила того, чтобы сейчас в полной мере почувствовать себя расслабленным и отдохнувшим. Когда он последний раз так расслаблялся? Воин уже и не помнил. В игре такого не было.
        Он прикрыл глаза и запрокинул голову на край небольшого бассейна. Царящие вокруг звуки отошли на второй план и даже стихли. Не хотелось ни двигаться, ни думать. Полный покой.
        - Не помешаю?
        Голос был настолько тихим и далеким, что Хагер не сразу на него среагировал. Глаза открыл лишь спустя несколько секунд.
        - Еле нашла тебя...
        Руни сидела напротив, погрузившись в воду по шею. Впрочем, прозрачная вода ничего не скрывала.
        Хагер сглотнул:
        - Не помешаешь... ты не можешь помешать...
        - Правда? - она лукаво улыбнулась. - А помнишь, когда вломилась к тебе? Ты как раз заканчивал мыться. Еще в Стендаре. Мне показалось - помешала.
        Их разделяло не больше метра. Воин облизал губы, подался вперед. Глаза Руни вспыхнули - и она потупилась. Ее щеки, и без того алые, залились еще большим румянцем. И все же она не шевельнулась, не попыталась вновь разорвать дистанцию.
        - Ты дразнишь меня? - Хагер чувствовал ее близость, чувствовал цветочный аромат ее волос.
        - Нет... - прошептала ловкачка. Ее голос дрогнул, упал до шепота. - Просто искала тебя...
        Он коснулся ладонью ее шеи. По собственному телу будто разряд молнии прошел. Руни тоже вздрогнула.
        - Я хочу тебя, - прошептал ей в самое ухо. - Здесь и сейчас.
        - Нет... - ее голос дрожал. - Только не здесь.
        Хагер с трудом контролировал себя. Больше всего на свете хотелось взять ее немедленно. Он понятия не имел, насколько виртуальный секс в ощущениях похож на настоящий. Но уж его собственное желание точно было настоящим.
        - Не здесь, - снова повторила ловкачка и раскрытой ладонью легонько толкнула его в грудь.
        Воин немного отстранился.
        - Хочешь, чтобы я взорвался? - усмехнулся, глядя ей в глаза.
        - Меня вообще не должно быть здесь, - девушка передернула плечами. - Мы пришли сюда мыться. Не так ли?
        - Уверен, мы уже достаточно чисты...
        Ловкачка улыбнулась.
        - Я знаю, как быть, - оглянувшись по сторонам, сказал Хагер. - Пойдешь со мной?
        Руни подняла лицо. В ее глазах полыхало пламя.
        - Да... - прошептала еле слышно.
        Хагер чувствовал, каких усилий требовалось ей, чтобы произнести всего одно слово. Да, наверное, было бы лучше подождать до гостиницы. Там им никто не помешает. Но игра научила одному: не терять времени.
        - Идем, - воин поддался искушению и поцеловал ловкачку в губы. Короткий мимолетный поцелуй, вспыхнувший в ее глазах снопом искр.
        Нет! Никаких гостиниц!
        Хагер подхватил с края бассейна полотенце, протянул его девушке. Она ответила взглядом подернутых мутной пеленой глаз.
        Вместе направились прочь, к раздевалкам. Если им повезет, они найдут уединенное местечко. Хотя бы ненадолго. Продолжить можно и в более удобном месте.
        Им повезло. Несколько человек как раз покидали раздевалку. А больше в той ее части, где оказались Хагер и Руни, никого не было.
        Он взял ее стоя, приперев спиной к стене. Старался не торопиться, но тело горело, а желание переполняло, напрочь отключив голову. Он целовал ее, не переставая, и она отвечала ему тем же. Обняла, прижалась всем телом, точно боялась упустить даже каплю столь неожиданной близости.
        Хагер не дал ей закричать, накрыв рот поцелуем.
          
        ***
          
        Два следующих дня посвятили отдыху. Хорошо поесть, хорошо поспать, избавиться от скопившегося лута, а заодно проверить в местном отделении банка собственные сбережения. Судя по предоставленному банковскими работниками отчету, золото и "Слезы рассвета" лежали в полной сохранности. Заполучить их можно в любое время.
        Руни и Хагер поселился в одной комнате. Поначалу ловкачка очень сомневалась в довольно поспешном, с ее точки зрения, шаге. Но потом уступила. Хагер же за закрытыми дверьми делал все, чтобы девушка не пожалела о принятом решении.
        А вот по торговым лавкам теперь ходили врозь. Все-таки чем выше уровень, тем выше специфика используемых предметов.
        Пройдясь по оружейным Фьергарда, Хагер убедился в том, что местные умельцы не зря едят свой хлеб. Такого разнообразия оружия и брони он еще не видел. Но и таких цен - тоже. Многие вещи стоили столько, что гонорар, полученный в Самоцветной гильдии, казался не хорошим выигрышем в сложной игре, а чуть ли не подачкой радушного хозяина своей недостаточно любимой собаке.
        Единственное, что немного смутило, - ощущение витающего в воздухе напряжения. Вроде бы лавочники говорливы, улыбаются, не перестают нахваливать собственный товар, а соседей ругать. Не прочь поторговаться. Все как обычно, но что-то все же не так. На улицах города подобного напряжения нет.
        Перво-наперво Хагер отправился в лавку алхимика. Хозяин встретил его настороженным, неприветливым взглядом из-под сильно опаленных бровей. В ответ на приветствие буркнул что-то неразборчивое. Иметь с таким дело расхотелось сразу, но воин все же поинтересовался насчет противоядия от яда Сумеречного волка. Хозяин еще несколько секунд молчал, затем его губы медленно растянулись в улыбке, глаза блеснули. Он будто из комы выпал.
        - Прошу прощения, добрый господин, но вынужден ответить - нет. Но если вы...
        Хагер не дал ему договорить: выудил из вещевого мешка кусок порядком разложившегося мяса, завернутого в отрез ткани, шмякнул его перед алхимиком. Тот вздрогнул от неожиданности, затем осторожно развернул ткань. Лавка наполнилась удушливым запахом гниющей плоти.
        - Да - это то, что надо! Заходите ближе к полудню. Противоядие будет готово.
        - Отлично.
        Хагер покинул странного алхимика. Время до полудня - самое оно приодеться.
        Первое, на что обратил внимание, хорошие перчатки. Он прошел целый Остров, а до сих пор не обзавелся нормальными перчатками. Следовало исправить эту ошибку. Выбор пал на занятную вещицу:
          
        -->
        Боевые перчатки ярости. Защита 10
        +5 к Силе
        Особые свойства:
        "Усиленная Аура битвы" - каждый предмет набора увеличивает умение "Аура битвы" на 1 единицу (в сумме не выше 15 единиц).
        Комплект: входит в набор "Берсерк"
        Остальные предметы набора: Боевые поножи ярости, Боевые наручи ярости, Боевой шлем ярости
        -->
          
        Больше всего Хагера подкупило именно наличие набора. Все четыре предмета, собранные вместе, не только значительно увеличивали Ауру битвы, что уже само по себе давало приличный бонус к боевым показателям всех членов союзной группы, но и выливались в бонус, доступный лишь Варварам - "Берсерк". Это умение можно было использовать один раз за текущую схватку, причем использовать не на базовом (бронзовом) уровне, а на серебряном, с величиной в десять единиц. А это уже не шутки. "Берсерк" вдвое поднимал урон, но при этом практически не затрагивал уровень защиты. Хотя до серебряного уровня снижал его также вдвое.
        Из беседы с торговцем Хагер понял, что комплект вполне можно собрать в самом городе. Требуется только немного удачи и, разумеется, кругленькая сумма золотом. Местные кузнецы, независимо друг от друга, время от времени изготавливали части набора. Дело оставалось за малым: оказаться в нужное время у нужного мастера.
        Затеяв всю эту волынку, Хагер решил идти до конца. Но потратил почти весь день, а смог добыть всего еще две вещи.
          
        -->
        Боевые поножи ярости. Защита 10
        +5 к Силе
        Особые свойства:
        "Усиленная Аура битвы" - каждый предмет набора увеличивает умение "Аура битвы" на 3 единицы (в сумме не выше 15 единиц).
        Комплект входит в набор "Берсерк"
        Остальные предметы набора: Боевые перчатки ярости, Боевые наручи ярости, Боевой шлем ярости
        -->
          
        Жаль, пришлось распрощаться с бонусом к сопротивляемостям. Хотя... десять процентов - не такая уж и большая величина, чтобы за нее держаться.
          
        -->
        Боевой шлем ярости. Защита 10
        +5 к Силе
        Особые свойства:
        "Усиленная Аура битвы" - каждый предмет набора увеличивает умение "Аура битвы" на 7 единиц (в сумме не выше 15 единиц).
        Комплект входит в набор "Берсерк"
        Остальные предметы набора: Боевые поножи ярости, Боевые наручи ярости, Боевые перчатки ярости
        -->
          
        А вот с наручами вышла заминка. В наличии их нигде не оказалось. Мастера уверяли, что обязательно изготовят необходимый посетителю предмет. Но вот со сроками отмалчивались. Никакой определенности. Придется караулить.
        С расстройства Хагер купил себе еще одно кольцо.
          
        -->
        Кольцо неутомимой мощи. Защита 5
        + 10% к скорости восстановления выносливости
        Особые свойства:
        "Удар с наскока" - каждая успешная атака, нанесенная с уровнем выносливости 100%, добавляет к шансу критического удара +20%
        -->
          
        Отличное подспорье Смертоносцу.
        Кстати о Смертоносце... Двуручник хоть и хорош, но в некоторых моментах слишком велик. Ни тебе маневра, ни даже нормально замахнуться. Что-то нужно подобрать и на этот случай. Не слишком дорогое, но эффективное.
          
        -->
        Боевой топор неудержимости. Урон 15-20
        + 10% к скорости передвижения после каждого убийства
        Время действия эффекта: 10 секунд
        Особые свойства:
        "Ненависть к великанам" - в схватке с большими существами наносит двойной урон
        -->
          
        А что - вещь без особых премудростей, а может оказаться вполне себе приличной. Особенно в схватке с многочисленным противником. Да и с великанами... Хотя с этими все же лучше иметь железку побольше.
        Ну, и щит. А то вроде с одним топором чувствуешь себя почти голым.
          
        -->
        Щит побратима. Защита 20
        Особые свойства:
        "Глухая защита" - увеличивает защиту на 20. Эффект исчезает при использовании любого оружия
        "Поддержка" - увеличивает защиту выбранного союзника на 10. Союзник должен все время находиться в радиусе действия эффекта. Радиус действия: 2 метра
        Время действия эффекта: 1 минута
        -->
          
        На этом Хагер закончил с покупками. В лавках оставалось множество вещей, от желания обладать которыми сводило зубы. Все очень крутое, но и столь же дорогое. Памятуя же об игровом опыте, воин понимал: практически все, от чего ломятся полки торговцев, можно добыть в схватке. Достаточно иметь начальную боевую базу, чтобы не подставиться первому же мобу, а дальше дела пойдут. Золото же пригодится для иных целей. На тот же замок. Или на изготовление предметов по рецептам, как тот, который он нашел у тела Послесмертного и до сих пор таскал с собой.
        Заглянув в лавку смурного алхимика, застал того во вполне благодушном настроении. Завидев недавнего заказчика, тот еще сильнее расплылся в улыбке.
        - Все готово, добрый господин!
        На вкус противоядие оказалось горьким, с едким запахом, от которого перехватывало дыхание. Стараясь не вспоминать о том куске гнилого мяса, из которого получено снадобье, Хагер одним глотком осушил склянку. По венам пробежал огонь, голова немного закружилась. Но все неприятные ощущения быстро прошли. Проверив собственную выносливость, отметил, что десятипроцентный штраф к скорости ее восстановления исчез.
          
        ***
          
        - Не хочу никуда идти, - проговорила Руни.
        Девушка лежала рядом с Хагером, закопавшись в ворох шкур. Обнаженная, расслабленная и теплая, она выглядела очень соблазнительно. Снова выползать в пронизывающий ветер и снег не хотелось и воину. Но Фьергард - край скал и льда. Лето сюда не придет, и теплее не станет. А еще надо отыскать вторые части ключей - единственного известного предмета, способного вернуть игрока в реальный мир.
        - Дела за нас никто не сделает, - проговорил Хагер. Его ладонь гуляла по ее спине.
        - Мы все время бежим, - вздохнула Руни. Ее голос стал серьезным, из глаз исчезли игривые искры.
        - Значит, финиш уже рядом, - улыбнулся воин. - А на финише обязательно положен приз.
        - Так это победителям.
        - А мы кто? В нашем случае: кто до финиша добрался - тот и победитель.
        По входной двери снова замолотили.
        - Вас что - насильно оттуда вытаскивать?! - раздался голос Брандина. - Сейчас без вас уйдем.
        Он ненадолго замолчал.
        - Или нет, лучше я вам огненного петуха подпущу. Пускай за задницы пощиплет.
        - Он не отстанет, - усмехнулся Хегер.
        Девушка вздохнула, потянулась. Воин мог поклясться: будь ее воля, она бы так и осталась в игре. Несмотря на все опасности. Осталась, чтобы жить, чтобы двигаться и ни от кого не зависеть. Возможно, именно поэтому сейчас отдавалась ему со всей страстью. Старалась насладиться отпущенными мгновениями, чтобы потом, когда волшебный мир останется за спиной, а жестокая реальность хватит по спине железным ломом, ни о чем не жалеть.
        - И чего так торопиться? - Руни с сожалением выбралась из-под шкур. - Если честно, я ничего не поняла из его воплей.
        - Я тоже. Но вряд ли бы Совиная Голова хотел встречи, не имей на то веских причин.
        Он легонько поцеловал ее в губы.
        - Идем.
        "А может, она и права? Никуда не ходить..." - Хагер снова почувствовал возбуждение.
        В дверь постучали куда деликатнее, чем прежде.
        - Вы там живы?! - послышался голос Арагны. - Ничего не стерли себе?
        Руни хихикнула, залилась румянцем.
        Что ж, идти придется.
        Минут пятнадцать назад Брандин через плотно закрытую дверь сообщил им, что прибыл посланец от Совиной Головы. Из сбивчивых криков что-либо толком разобрать не удалось, но ясно одно: их всех ждут в представительстве Истинного знамени и хотят рассказать что-то жутко важное, о чем сообщать через вторые лица никак нельзя. Ерунда какая-то, но спутники восприняли приглашение с полной серьезностью. Отчего-то Хагер не сомневался, что парочка Арагна-Брандин обязательно придумает какую-нибудь гадость и подпустит ее в комнату новоявленных любовников, откажись те выйти по собственной воле. Ладно, немного прогуляться на свежем морозном воздухе не повредит. Потом интереснее будет снова зарыться под ворох шкур и греть друг друга.
        К представительству Истинного знамени вел посланец - мальчишка лет тринадцати, закутанный в слишком большой для него тулуп. Эдакий медвежонок - медлительный и неповоротливый. На поясе он с видимой гордостью носил короткий меч.
        Дорога пролегла через центр Фьергарда, где на пересечении сразу нескольких широких улиц расположился городской Совет. Здание выглядело настолько массивным, что внушало если не трепет, то, как минимум, уважение к его строителям.
        Громада Городского Совета была сложена из огромных каменных блоков. Каждый из них вполне мог весить несколько сотен килограммов. Внешняя сторона блока оставалась грубо обработанной, а вот все остальные поверхности настолько плотно прилегали к соседним блокам, что вряд ли просунешь между ними клинок кинжала. Ощущение, будто здание возвели не люди, а какие-то гиганты. Этой версии способствовали и входные двери - высотой метра под три, украшенные каменной резьбой, поворачивающиеся на петлях, размером с половину человеческой руки.
        "Надо будет заглянуть сюда на обратном пути", - подумал Хагер. Все равно насчет замка надо узнать. Чего два раза ходить?
        Если представители городского Совета хотели, чтобы посетители чувствовали себя маленькими и ничтожными, то местом своего обитания вполне этого добились. На его фоне здание истинного знамени, до которого путники добрались спустя минут пятнадцать, выглядело куда как невзрачно. Двухэтажное, без какой-либо вывески, с дырами в стенах, наспех замазанными чуть ли не глиной. В окнах первого этажа еще виднелись мутные стекла, а вот на втором этаже оконные проемы закрывали обычные бычьи пузыри. Вообще создавалось ощущение, что некогда здание подверглось не то обстрелу, не то массированному штурму, после чего так и не было толком отремонтировано.
        Внутри оказалось довольно тепло. Хотя и не столь тепло, как в гостинице. Впрочем, отсутствие жары даже к лучшему - не придется раздеваться чуть не до исподнего.
        Рамат Совиная Голова встретил их в дверях.
        - Добро пожаловать, добрые господа, - он широко раскинул руки. - Прощу прощения за то, что отнял ваше драгоценное время. Но уверен: мое предложение не оставит вас равнодушными. Я не смог расплатиться с вами золотом, но могу отблагодарить иначе.
        - Надеюсь, - тихо буркнул Брандин.
        - Прошу, следуйте за мной, - проговорил Совиная Голова и направился к лестнице на второй этаж.
        - Мог бы и сам прийти, - продолжал тихо возмущаться Брандин. - А не таскать нас по морозу.
        Хагер усмехнулся. Совсем недавно заклинатель с готовностью рвался на улицу, но стоило немного прогуляться, как мороз остудил весь его пыл.
        Они все разместились в небольшой душной комнате, заставленной стеллажами, полки которых ломились от всевозможных свитков и книг. В воздухе стоял запах пыли. Всей обстановки в комнате - большой деревянный стол (чья столешница скрылась за многочисленными бумагами) и стул за ним.
        - Сразу перейду к делу, - голос Рамата стал деловым и серьезным. - Вы еще не навещали представителей нашего городского Совета?
        - Нет, - сказал Хагер.
        - А что решили с замком?
        - Вот поговорим - и решим.
        - Отлично! - лицо Совиной Головы просветлело. - Я не решился говорить там, у городских ворот, так как не был уверен, что все еще сохранил карту... но теперь все в порядке.
        Он порылся в ящиках стола и выудил оттуда порядком потрепанную карту. Развернул ее поверх прочих бумаг.
        - Прошу вас, взгляните, - поднял глаза на Хагера, но явно приглашал всех.
        На карту была схематично нанесена петляющая тропа. Судя по всему, пересекающая какие-то горы.
        - Полагаю, у вас есть золото, - сказал Совиная Голова. - И полагаю, вы хотите его сохранить. Также вы хотите заполучить замок. Так?
        - Было бы неплохо, - пожал плечами Хагер. Он еще не был уверен, что им вообще срочно нужен этот самый замок. Нужен, конечно, но не столь спешно, чтобы отдавать за него все золото, тем самым оставив себя без штанов.
        - Так вот. У вас есть выбор. Либо пойти к представителям городского Совета и выкупить права на один из замков, предоставляемых Фьергардом. Мои рекомендации помогут вам попасть на аудиенцию. Либо... - он выразительно посмотрел на разложенную на столе карту, - забрать его самостоятельно. Без чьего-либо позволения.
        - Просто прийти и забрать? - усмехнулся Сарф. - Отличная идея. А почему так не делают все?
        - Потому, добрый воин, что замок Клыков некогда, много лет назад, был проклят. Его хозяин понес заслуженную кару, а сам замок и все его строения заморожены в горах. О его расположении не знает никто из ныне живущих. Только лишь эта карта хранит к нему дорогу. Я благодарен вам за помощь, а потому отдаю ее в ваши руки.
        - В чем состоит проклятье? - спросила Арагна.
        - Признаюсь, о том сведения весьма расплывчаты, - сказал Совиная Голова. - По некоторым сведениям, замок просто сильно поврежден, разрушена часть хозяйственных строений. По другим - его прежние обитатели оставлены вечно хранить его стены от непрошеных гостей. Кто-то говорит, что замок стал обиталищем Ледяных великанов... - при последних словах Рамата немного скис.
        - С этого места поподробнее, - нахмурился Хагер.
        - Полагаю, вы заметили, насколько своеобразна архитектура Фьергарда. Его стены и дома возведены на древних развалинах, принадлежащих Ледяным великанам. Некогда эти твари населяли большую часть Острова. Никто не знает, откуда они пришли и куда исчезли потом. После себя они оставили сооружения, сложенные из огромных камней. Когда великаны исчезли, эти края заселили люди. Камни пошли на возведение новых строений. Но полвека назад по Острову поползли слухи о возвращении древних хозяев гор. Бабских сплетен хватало и раньше, но вскоре на некоторых тропах стали находить огромные следы, не принадлежащие людям. А потом начались нападения на деревни. Кто-то с легкостью равнял с землей дома, сложенные из булыжника и кирпича. Но на месте побоища почти не оставалось крови и совсем не оставалось тел. Никаких. Зато следы... в снегу и мерзлой земле. Отпечатки огромных босых ног.
        - Предлагаю поступить, как все, - и купить замок, - тихо проговорил Брандин. - Как накопим денег. Нам не к спеху.
        - Решение за вами, добрые господа, - сказал Совиная Голова. - Но мои слова неизменны. Я отдаю вам карту. Как поступить с ней дальше - ваша воля.
        Он свернул карту в трубочку, перевязал ее веревкой и протянул Хагеру.
        - Возможно, путь к замку Клыков свободен и безопасен. Возможно, его разрушения совсем незначительны. Может так статься, что, благодаря ему, вы не только обретете мощную твердыню, куда сможете возвратиться в мгновение ока, но и место, приносящее золото.
        - Золото? - оживился Брандин.
        - Обычно подле каждого подобного замка располагается пара штолен. Наймите работников - и сможете продавать уголь или железную руду мастерам Фьергарда. Кроме того, каждый подобный замок связан со столицей одного из островов, которую вы сами выберите. Единственное условие - вы уже должны побывать в столице, с которой желаете связать замок.
        - Экспресс-доставка, - ухмыльнулась Арагна. - Как удобно.
        - Кстати, о мастерах, - сказал Хагер. - Мне показалось, или в торговых рядах действительно висит какое-то напряжение?
        - Не показалось, добрый господин, - вздохнул Совиная Голова. - Во Фьергарде проживает и успешно трудится множество мастеров кузнечного дела, алхимии, а также умелые техники. Район мастеров занимает изрядную площадь города и разделен на три части. Соответственно тем мастерам, которые проживают в них и трудятся. До недавнего времени работа и торговля шли споро. У нас нет недостатка в металлах, угле и многих алхимических ингредиентах. Много лет назад несколько достопочтенных мастеров алхимического искусства объединились в три крупные лаборатории. Это разделение имеет место и по сей день. Лаборатории соревновались друг с другом в создании новых зелий, но эта борьба шла Фьергарду только на пользу. В борьбе рождались новые, поистине великолепные товары, которые мы поставляли на все прочие Острова. Но с месяц назад что-то случилось. Раньше между лабораториями никогда не возникало серьезных конфликтов. А вот дожили и до такого. Мне неведомы подробности (их вам лучше испросить в городском Совете), но сейчас представители алхимических лабораторий готовы вцепиться друг другу в глотки. Это очень плохо для
прочих мастеров и Фьергарда в целом. Производство готовых изделий стремительно падает, то и дело возникают мелкие объединения мастеров, работающих за пределами официально-выделенного под такие работы района. Они сбивают цены, перехватывают заказы. Уже не раз доходило до рукоприкладства. Городская казна теряет золото. При этом стража не в силах что-то сделать, дабы унять разгорающийся конфликт. Район мастеров с самого своего основания отдан в управление главам гильдий и лабораторий. Чужих они не подпускают к своим делам.
        - И потому никто ничего не делает? - поморщилась Арагна.
        - Делают... наверное, - пожал плечами Совиная Голова. - О том вам лучше спросить у представителей...
        - Городского Совета, - перебила его ведьма.
        - Истинно так.
        - Что ж, благодарю за карту, - сказал Хагер.
        - Не торопитесь, обдумайте все хорошо. Возможно, замок Клыков - то, что вам нужно. Если на то будет соизволение пресветлой госпожи Акморы.
        Игроки распрощались с любителем древней истории и покинули здание Истинного знамени.
        - Надеюсь, вы не собираетесь искать этот замок, - запальчиво проговорил Брандин, стоило им всем оказаться на улице. - Еще встречи с великанами нам не хватало.
        - Успокойся, малыш, - улыбнулась ему Арагна. - Если что, я прикрою тебя грудью.
        - Увольте от ваших интимных подробностей, - нарочито зевнул Сарф. - Предлагаю навестить-таки этот досточтимый городской Совет.
        - Все равно мимо пойдем, - кивнул Хагер.
        Чем больше источников информации - тем лучше. Возможность заполучить собственный замок бесплатно, конечно, вдохновляла. Но уж крайне мало о нем информации. Несколько штрихов на карте - и все, по сути. Зато реальная опасность нарваться на каких-то Ледяных великанов. Как показал опыт задания для Самоцветной гильдии в Стендаре, крупный приз требует больших затрат сил. Оно и понятно. Значит, если замок Клыков действительно существует (а сомнений в этом воин не испытывал), то, чтобы заполучить от него ключи, придется здорово попотеть.
        Они вышли на улицу и направились в сторону здания городского Совета. Холодный ветер бил в лицо, терзал кожу десятком ледяных игл. Хагер заслонился рукавом. В реале он ненавидел подобную погоду. Того и гляди - отморозишь морду лица. Тем более от ветра не спасают и теплые одежды - все равно продувает.
        "Непросто будет в этой локации".
        Хагер опустил голову, стараясь еще больше скрыть лицо, а потому не заметил, как невольно прибавил шагу и немного отклонился в сторону. Идущего навстречу человека заметил только тогда, когда они столкнулись плечами.
        - Хагер! - из задумчивости вырвал отчаянный крик Руни.
        Тут же воина точно упругой волной отбросило. Человек же, закутанный во все черное, замер без движения.
        "Какого..."
        Незнакомец стоял, вытянувшись в струнку. Пронизывающий ветер его вовсе не беспокоил, хотя всю одежду составлял дырявый балахон, под которым не спрячешь и меховой куртки.
        - Назад! - снова закричала Руни.
        Человек повернул в сторону воина голову. Порыв ветра схватил его капюшон - отбросил за спину. На Хагера смотрело нечто с худым, болезненно-белым лицом. Лысый череп покрывали коричневатые шишки, от темных губ в стороны расходились глубокие трещины. Создание ощерилось, показав беззубый провал рта, затем резко рвануло в сторону, но в то же время осталось стоять на месте.
        Поначалу воин подумал, что у него проблемы со зрением. Тварь разделилась надвое. На две абсолютно одинаковые копии.
        - Потрошитель? - мелькнуло в голове.
        Впрочем, какая разница? Похоже, сейчас будет жарко.
        Еще один рывок тварей - и их уже четыре.
        Хагер обнажил меч. Куда уж теперь бежать?
        Спутники остановились в шагах десяти за спиной. Краем глаза воин видел, как в руках Сарфа возник лук, как размазывается фигура Руни, а вокруг рук заклинателей появляется тусклое свечение.
        - Вы кто такие? - спросил Хагер, обращаясь к незнакомцам.
        Он не ожидал услышать ответа, но услышал его.
        - Мы - мир... - будто с трудом прошипели твари разом.
        Их глаза вспыхнули, из просторных рукавов выдвинулись кривые клинки. Сомнений больше нет - схватки не избежать.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Аура битвы"
        Вы успешно применили умение "Крепкий дух"
        -->
          
        Что ж, самое время проверить обновки в деле.
        Хагер атаковал первым, пока уровень выносливости не опустился ниже ста процентов.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Удар с наскока"
        Вы нанесли критический удар
        Смертоносец зарядился
        -->
          
        Ближайшая тварь развалилась надвое. На этот раз на две недееспособные половинки, тут же обратившиеся зловонными черными лужами.
          
        -->
        Вы стали объектом заклинания "Благословение"
        Вы стали объектом заклинания "Призрачные доспехи"
        Вы стали объектом заклинания "Каменная кожа"
        -->
          
        Дружественные заклинания сыпались одно за другим. Затем воздух распороли огненные стрелы и магические сферы.
          
        -->
        Вы стали объектом умения "Фатум"
        -->
          
        Противники подались назад, снова рванулись в стороны.
        Нет!
        Их стало шестеро, а магические снаряды не нашли своих целей.
        Хагер с силой сжал зубы. У них есть только один шанс победить - убивать гадов быстрее, чем те размножаются. Он шагнул навстречу врагу.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Вихрь"
        -->
          
        Плевать, что им все еще нельзя управлять - сейчас можно лупить всех вокруг. С клинка потекли языки жидкого пламени, разлетелись в стороны яркими каплями. Твари с громким шипением отпрянули, но движения в "Вихре" куда быстрее обычных перемещений. Объятая огнем сталь вспарывала тела противника, окропляя заснеженную мостовую черной кровью.
          
        -->
        Ваш союзник успешно применил умение "Стальной дождь"
        -->
          
        На лице Хагера заиграла жестокая ухмылка. Он уже знал, что последует дальше. С неба начали падать стрелы - одна за одной, частокол стрел, каждая из которых находила свою цель. Они не причиняли противнику особенного урона, зато ранили, отвлекали, напрочь лишали сосредоточенности.
        В спину тварям врезалась размазанная тень - Руни двигалась столь быстро, что глаз просто не успевал за ней.
        Потрошители попытались контратаковать, но залп Сарфа слишком сильно их дезориентировал - атаки выглядели неуклюжими и медленными. Кривые клинки не могли дотянуться до воина, не говоря уж о ловкачке. Тогда твари предприняли еще одну попытку рассыпаться в стороны и снова раздвоиться. Но, похоже, для этого маневра они нуждались в неком свободном пространстве, которого нет. Противникам не позволяли маневрировать Хагер и Руни с двух сторон и повторная россыпь огненных стрел от заклинателей с флангов. Не прошло и трех минут, как внезапно начавшаяся схватка завершилась. К этому времени к месту небольшого побоища начали собираться другие игроки и городская стража. Все они подоспели как раз вовремя, чтобы стать свидетелями гибели последнего Потрошителя.
        Объяснения с представителями городской стражи не затянулись надолго. Тем было достаточно взглянуть на зловонные черные лужи, чтобы понять: законы Фьергарда не нарушены. С игроками же перекинулись несколькими словами о появлении нового вида тварей, способных размножаться делением. Небольшая группа не будет иметь с ними проблем, если станет действовать быстро и слаженно.
        Очередное напоминание, что расслабляться и чувствовать себя в безопасности нельзя нигде. Потрошители могут появиться в любом месте, в любое время. Странно, что до сих пор не заполонили весь Фьергард. Что-то их определенно сдерживает. Но долго ли простоит невидимая плотина? Твари эволюционируют, пробуют различные схемы боя - к удаче игроков, пока не особенно удачные, если не вспоминать бойню в Красных песках. И все же установившееся относительное затишье не может тянуться бесконечно. Что-то изменится - Хагер это чувствовал. Не мог объяснить - как и на чем основываясь. Просто чувствовал. А потому их удел - непрекращающийся бег, насколько бы он ни надоел.
        Распрощавшись со случайными свидетелями инцидента, продолжили прерванный путь.
        - Знаете, а у меня новый бонус... - неуверенно проговорила Руни. - Не говорила о нем раньше - он не был активен. И - вот... проявился.
        - Что за бонус? - спросил Хагер.
        - Я вижу Потрошителей. В радиусе десяти метров. Эффект действует постоянно.
        - Это с чего тебе такое?! - чуть не возмутился Брандин.
        - Думаю, после проклятия. По крайней мере, впервые бонус появился там, на горе, когда я очнулась.
        - Будем иметь в виду, - сказал Хагер. - А то я тормозил, пока понял, что происходит.
        - Я сама виновата - растерялась.
        В молчании добрались до здания городского Совета, поднялись по широким лестницам. Воин занес кулак, чтобы ударить в двери, но потом передумал - просто толкнул их. Те послушно распахнулись, точно ожидали гостей.
        Внутри оказалось довольно уютно. Пол во многих местах устилали шкуры, на стенах и рядом с ними виднелось оружие. Последнего было так много, будто Фьергард готовился к осаде, пережидать которую предстоит именно здесь.
        И никого.
        Хагер помнил, какую очередь ему с Арагной пришлось выстоять в Стендаре, когда они намеревались попасть на аудиенцию к городскому дознавателю. Фьергард явно был больше и технологически более развит - а значит, и народу здесь должно крутиться куда больше. Дела торговые, политические, внутренние проблемы... мало ли что?
        Ан нет.
        - Ау! - вполголоса выкрикнул Сарф. Эхо его крика разлетелось по зданию, затихло где-то в дальних залах. - А туда ли мы пришли?
        - Вроде да... - с сомнением сказал Хагер.
        Будто в ответ на его слова из настежь распахнувшейся боковой двери показался человек. Его сильно вытянутое лицо еще больше подчеркивали прямые длинные волосы. Человек строго осмотрел гостей.
        - Чего господа желают?
        - Мы бы хотели купить замок, - сказал Хагер. - Слышали, что это возможно сделать.
        - Имеется рекомендация?
        - Да. Рекомендация от Рамата Совиной Головы. Мы сопровождали его до Фьергарда.
        - Так и есть, - кивнул человек. - Совиная Голова действительно лестно отзывался о пяти храбрецах, сохранивших ему жизнь. Прошу следовать за мной.
        Они миновали два больших зала, похожих друг на друга, точно две капли воды. Везде шкуры и оружие. Мебели самый минимум. В основном - дерево. И всегда резное. Причем резьба выполнена весьма искусно.
        Человек остановился возле высоких дверей.
        - Обождите здесь.
        Он ненадолго скрылся за дверьми.
        - Ничего так убежище, - проговорил Брандин. - Тут и лавину переждать, и вообще что угодно.
        - Только не появление Потрошителей, - усмехнулся Сарф. - Эти молодцы сквозь любые стены пройдут.
        - А может, и не пройдут... - нахмурился Хагер. - Помнишь дорогу к Слепой мученице? Схватку на тропе. Те три твари были почти во плоти. Да и эти, новые, тоже вполне осязаемы. Троллья зараза! Какими покажутся в следующий раз?
        Двери распахнулись.
        - Идем, что ли... - пожал плечами воин.
        Этот зал радикально отличался ото всех, виденных игроками ранее. И первое, что бросалось в глаза, - низкий, даже приземистый потолок. Его можно было достать, просто вытянув вверх руку. При этом зал был просторен и в длину тянулся метров на сто, если не больше. Эдакая щель между двумя каменными пластами.
        Кое-где потолок поддерживали резные колонны. Пол выложен каменной мозаикой. В воздухе, тихо покачиваясь, висят желтые Светочи.
        В городской Совет входило три человека. Облаченные в богато украшенные туники, они восседали в деревянных креслах с высокими спинками. Другой мебели в зале не было.
        Хагер первым преклонил колено. Краем глаза увидел, что его примеру последовали остальные.
        - Приветствуем вас, уважаемые господа. Меня зовут Хагер. Я и мои друзья хотим купить в славном Фьергарде замок. Дозволено ли нам сделать это?
        - Поднимитесь. Купить себе постоянное пристанище - дело благое, - проговорил человек, сидящий в центре. Его густая рыжая борода лопатой падала ему на грудь. - Но известно ли вам, добрые путники, какие условия выставляет Фьергард перед каждым, желающим обзавестись столь завидным пристанищем?
        - Знаем, - кивнул Хагер.
        - И готовы доказать свою лояльность городу? - спросил человек, сидящий от центрального по левую руку. Этот был абсолютно лыс. Его мясистая голова будто вовсе не имела шеи.
        - Лояльность? - не понял воин. Вроде бы Совиная Голова не говорил ни о какой лояльности. О рекомендациях - да. О деньгах - тоже да.
        - Обстоятельства во Фьергарде изменились. Вы можете получить замок с половинной скидкой. Но для того необходимо доказать лояльность.
        - Мы слушаем, - сказал Хагер.
        Глупо было надеяться, что приобретение замка окажется всего лишь актом купли-продажи. Видимо, придется изрядно попотеть, прежде чем заполучишь желаемую крышу над головой. Свою собственную крышу.
        - Что ж, у нас есть для вас миссия, - с трудом проговорил человек, сидящий по правую руку от бородача. Худой, с глубоко ввалившимися глазами и острым подбородком. Создавалось впечатление, что этот член Совета доживает свои последние дни. - Известна ли вам ситуация в квартале мастеров?
        - В общих чертах. Там какая-то напряженность.
        - Так и есть, - снова заговорил рыжебородый. - Примерно три недели назад от лаборатории "Сизого дыма" на имя начальника городской стражи поступило заявление об исчезновении верховного алхимика. Стражей было проведено подробное расследование, которое показало: верховный алхимик покинул пределы Фьергарда, прихватив с собой некоторое количество имущества лаборатории. К сожалению, как сильно бы мы ни ратовали за благополучие наших лабораторий, а искать человека на других Островах не в силах. Уже через неделю после заявления у "Сизого дыма" начались первые проблемы с заказами. Без верховного алхимика лаборатория оказалась не способна выполнить работу.
        Хагер поднял руку - и рыжебородый замолчал, выжидательно уставившись на гостя.
        - Кто такой верховный алхимик и в чем его важность?
        - В каждой из лабораторий имеется один верховный алхимик, ведающий всем процессом. Все самые сложные заказы ложатся на его плечи. Большая часть новых зелий выходит из его лаборатории. У верховного алхимика имеются ученики и помощники, но им требуется много времени, чтобы постичь всю мудрость и опыт наставника. По словам представителей "Сизого дыма", вместе с исчезновением верховного алхимика они потеряли не только свое сердце, но и разум. И мы склонны им верить.
        - Понятно, - кивнул Хагер.
        - Спустя еще несколько дней от лаборатории "Сизого дыма" поступило новое заявление. Им стало известно, что люди с отличительными знаками лаборатории "Извечного камня" были замечены возле жилища их верховного алхимика. Больше того, нашелся свидетель, который якобы видел, как некие фигуры в темном избивали алхимика. Городская стража вняла заявлению, и расследование до сих пор продолжается. Но лаборатория "Сизого дыма" не желает ждать его окончания. Между ней и лабораторией "Извечного камня" разразился открытый конфликт. Уже сгорел один из складов "Сизого дыма". Уже были жестоко избиты представители "Извечного камня". Теперь обе эти лаборатории наотрез отказываются разговаривать с официальными властями. Их представители разбрасываются взаимными обвинениями. Объем производимых ими товаров резко упал. Третья лаборатория - "Сакрального прозрения" - резко подняла цены. Только она в полной мере все еще способна выполнять заказы. Но столь высоких цен не выдерживают многие мелкие кузнецы и техники, использующие алхимические средства в своем деле. В последнее время появилось множество мелких алхимических
лабораторий. Мы не в силах контролировать их деятельность. Их продукция не всегда необходимого качества. Уже были случаи, когда такие зелья взрывались или оказывались бесполезными. Кроме того, подпольные мастера не выплачивают налоги.
        Хагер услышал, как за спиной хмыкнул Сарф.
        - С этого и надо было начинать, - тихо проговорил лучник.
        - Так, может, третья лаборатория... "Сакрального прозрения"... и стоит за грызней первых двух? - вслух предположил Хагер. - Насколько я понял, она только выиграла от всего этого конфликта.
          
        -->
        Навык "Красноречие" повысился. Текущее значение: 5
        -->
          
        - Вы проницательны, мой друг, - ухмыльнулся рыжебородый. - Но пока не видите всей картины и не обладаете всей информацией. Два дня назад глава лаборатории "Сакрального прозрения" был убит. Заколот в собственном доме.
        - Нормальные разборки... - прошептала Арагна.
        - Городской стражей все чаще фиксируются случаи стычек между алхимиками разных лабораторий. Пока удавалось обходиться без сильного кровопролития. Но что будет дальше - одним богам известно. Мы опасаемся страшного: если конфликт разрастется, никто не поручится, что кто-нибудь не подбросит бомбу на один из складов с зельями. А тогда весь Фьергард может подняться на воздух либо обратиться ядовитой пустошью. Смерть главы одной из лабораторий - очень веский повод к началу войны в квартале мастеров. Мы стараемся сдержать ее всеми силами. Но силой здесь ничего не решить.
        - Осталось пустить скупую слезу, - снова прокомментировала услышанное Арагна.
        - Что требуется от нас? - спросил Хагер.
        - Враждующие лаборатории более не желают разговаривать с официальными властями. Кроме взаимных обвинений от них не добиться ни слова. Вы - люди в городе новые, незаинтересованные. Разберитесь с конфликтом, отыщите его корни и уничтожьте их. И торопитесь. Боюсь, времени у вас не так много.
        Хагер обернулся к товарищам, без слов спрашивая их мнения. Сарф равнодушно пожал плечами, Брандин и Руни кивнули, Арагна скорчила кислую гримасу.
        - Мы согласны, - проговорил воин, обращаясь к представителям городского Совета. - А можно ли награду получить деньгами? Не уверен, что нам нужна скидка.
        Бородач широко улыбнулся, издал булькающий звук, означающий смех.
        - Добрым господам будет предоставлен выбор награды.
        - Отлично!
          
        -->
        Вы получили новое задание "В преддверии бури"
        На вашей карте появились новые отметки
        -->
          
        - С чего нам начать?
        - Полагаю, с самого начала: с лаборатории "Сизого дыма" и лаборатории "Извечного камня". Лаборатория "Сакрального прозрения"... - он задумался, - я не уверен, что в дни траура они станут с кем-то разговаривать. Придется немного подождать. Или найти к ним иной подход...
        - Какие у нас полномочия?
        - Скажем так - вы представители городского Совета. Документ, удостоверяющий этот факт, уже готовится. Все гильдии Фьергарда обязаны открывать вам двери и отвечать на ваши вопросы. Но предупреждаю сразу: злоупотреблять полномочиями не стоит. У нас люди суровые. Наглецов не любят, даже если у них есть бумага с печатью городского Совета. Тем более времена неспокойные, обстановка напряжена. Полезете на рожон - могут и голову пробить. Потому - больше такта и уважения. И еще важно: причинение вреда здоровью представителям городского Совета карается во Фьергарде весьма сурово. Об этом все знают. Потому можете не опасаться ножа в спину. Днем... На ночь на территории квартала мастеров лучше не задерживаться.
        - Все понятно. Скажите, а что насчет Ледяных великанов в окрестностях города? Они действительно так опасны, как о том говорят на улицах?
        Члены городского Совета переглянулись.
        - Ледяные великаны - это слухи, - сказал рыжебородый.
        - И разоренные деревни - тоже слухи?
        - Фьергард - город свободный. Никто не запрещает простому люду измышлять сказки.
        - Хорошо, я так и думал, что главы славного Фьергарда не станут верить всяким россказням. Донесу это до тех, кто утверждает, будто в здании городского Совета спешно готовятся к длительной осаде...
          
        -->
        Навык "Запугивание" повысился. Текущее значение: 4
        -->
          
        - Готовность к отражению любой возможной угрозы - наш долг, - поспешно прервал его рыжебородый. - Впрочем, мы готовы хорошо заплатить за любые сведения, которые прольют свет на присутствие или отсутствие в горах Ледяных великанов. Но сведения эти должно подкрепить нерушимыми доказательствами.
        - Мы будем иметь в виду, - еле заметно усмехнулся Хагер.
          
        -->
        Вы получили новое задание "В поисках невидимого"
        -->
          
        - А давайте скажем им, что во всем виноваты великаны, - усмехнулась Арагна, когда они снова оказались на улице. - Стариканы так напуганы, что тут же бросятся шерстить город на предмет поиска здоровенных чудовищ. И ведь найдут, я уверена. Переключим их на другую проблему, так сказать. Помасштабнее. А то - сидят, штаны протирают. Наверняка вся каша с мастерами варилась очень давно и просто обязана была полезть из горшка. Не думаю, что алхимики нам сразу все выложат. Попомните мои слова - побегаем с этим квестом так, что ноги по самое не балуйся сотрем.
        - Насколько я понял, им не нужны доказательства и обвинения, - сказал Сарф.
        - А что им надо?
        Лучник вздохнул, пожал плечами.
        - Чтобы в городе снова стало тихо, - сказал Хагер, заканчивая мысль Сарфа. - Нам мало найти причину конфликта. Надо этот конфликт потушить.
        - Ох уж мне эти детективы, - закатила глаза ведьма. - Помнится, в прошлый раз тоже шлялись по городу, что-то вынюхивали. А в итоге все равно поперлись с мечом и огнем штурмовать тюремные пещеры.
        - Ты бы не кричала так! - всполошился Брандин.
        - Да кому до тебя какое дело здесь, малыш? - засмеялась Арагна.
        - Боюсь, сейчас штурмом не обойдемся, - сказал Хагер. - Да и что штурмовать? В любом случае, всем ходить не обязательно. Не думаю, что многочисленная делегация порадует глав лабораторий.
        - Потому вам надо разделиться, - сказала Руни.
        - Нам? - нахмурился воин.
        - Да. Каждый займется своим делом. Вы - расспросами в лабораториях. Я - выслеживанием и вынюхиванием в городе.
        Хагер продолжал хмуриться. План ловкачки ему определенно не нравился. Но, черт возьми, она права. Разделившись, они куда быстрее разберутся с заданием.
        - Вот увидите, - покачала головой Арагна, - в итоге все равно придется оторвать кому-нибудь руки и ноги. Идем? - она повернулась к Брандину.
        Хагер заметил, как на лице заклинателя быстро прошла череда эмоций. От самодовольной усмешки до удивления и снисходительности.
        - Идем, - наконец вздохнул он.
        - Как там назывались лаборатории? Приоритетов нет? Мне больше нравится "Сизый дым". Никто не против, если мы отправимся к ним?
        Против никто не высказался.
        - Вот и чудно.
        - Только делом занимайтесь! - крикнул им вслед Сарф. - Не прячьтесь по постелям!
        Арагна, не оборачиваясь, выкрикнула что-то относительно длинного языка лучника.
        - Руни, будь осторожна, - проговорил Хагер.
        - Обязательно, - улыбнулась ловкачка и быстро затерялась среди редких прохожих.
        - Умеет же прятаться...
        - Не морочил бы ты ей голову, - неожиданно проговорил Сарф.
        Воин вскинулся. Они уже раз говорили о Руни. И говорили на повышенных тонах. Продолжения того разговора Хагер не желал.
        - Успокойся, - примирительно проговорил лучник. - Просто подумай о том, что скажешь ей там, в реальном мире. Я хочу ей только добра. Она заслуживает быть счастливой, как никто иной. Но она не может ходить. Ты же знаешь. И вряд ли когда-то сможет. Я не хочу давить. Ни на тебя, ни на нее. Тем более, сейчас она выглядит действительно счастливой. Просто подумай: что ей скажешь? Возможно, будет лучше прекратить ваши отношения сейчас. Потом ей будет куда больнее. Она здесь не играет, пойми. Она живет. Весь этот глюк - он не навсегда. Мы вернемся в реал. И что дальше? Будешь заходить к ней в игру на час-другой в день?
        Хагер смотрел на Сарфа так, будто увидел того впервые. Никогда прежде лучник не произносил столь длинных монологов. Никогда прежде не лез в отношения других. Тот раз, когда воин вытащил его из борделя, не в счет.
        - Подумаю, - процедил Хагер.
        В собственных отношениях он предпочитал действовать так, как сам считает нужным. Не прислушиваясь ни к чьим советам. Но слова лучника заставили задуматься.
        Они постояли еще немного, сверля друг друга напряженными взглядами, а потом Сарф отвернулся.
        - Дыру во мне прожжешь. Идем.
          
        ***
          
        Район, принадлежащий лаборатории "Извечного камня", встретил игроков неприветливым молчанием. Насколько понял Хагер, в районах работники лабораторий производили свои товары, но продавались те в основном в торговых лавках, расположенных за пределами мастеровых улиц. Оно и понятно - ни к чему всем подряд соваться в место, где в любой момент может случиться взрыв или опрокинуться чан с кислотой. Лишь самые крупные и дорогостоящие заказы обсуждались непосредственно с мастерами.
        Вдоль каменной улицы располагались длинные приземистые здания. Над почти плоскими крышами взметнулись черные коптящие трубы. В воздухе стоял тяжелый горький запах. Хагер сразу подумал о повязке на нос - очень бы пригодилась. Ощущение, будто дышишь испарениями над чаном с кислотой. Происходи все в реальном мире, он бы ни за что не полез дышать этой гадостью.
        На каждом здании красовалась круглая вывеска со стилизованным изображением какого-то драгоценного камня.
        Теперь, шагая, сопровождаемый неприязненными взглядами, Хагер понял: идея идти всем вместе была не столь уж и плоха.
        Вскоре пришлось остановиться. Дорогу перегородило нагромождение камней и металлического мусора.
        - Баррикада, - усмехнулся Сарф.
        - Только недовольного пролетариата нам не хватало, - поддержал его воин.
        Из-за нагромождения показались люди в самолетных очках, фартуках, с перевязями разноцветных бутылочек.
        Воин украдкой осмотрелся. За спиной ловушка захлопывалась другими алхимиками. Никто из них не торопился. Да и куда торопиться? Противник малочислен, да и особенно высоким уровнем не блещет.
        - Заблудились, добрые господа?! - прокричал с баррикад человек в черном фартуке. Его пышные длинные усы свисали до самой груди.
        - Мы пришли поговорить с достопочтенным главой лаборатории "Извечного камня"! - крикнул в ответ Хагер.
        - Он перед тобой, - развел руками усач. - Говори.
        Воин медленно достал свиток, выданный в здании городского Совета.
        - Уважаемый, мы имеем официально подтвержденное право говорить именно с главой гильдии. Не хочу тебя обидеть, но вести беседы с тобой мне нет никакого резона.
          
        -->
        Вы успешно применили навык "Запугивание"
        -->
          
        Человек состроил кислую мину, глянул по сторонам, точно искал поддержки.
        - Что ж, проходите, добрые господа, - он отвесил шутовской поклон. - Только смотрите под ноги, прошу вас. У нас здесь такой беспорядок...
        Их провожали. Человек десять молча следовали за спиной. То ли опасались, что незваные гости вздумают забрести, куда не следует. То ли намеревались продемонстрировать тот самый беспорядок, подкинув что-нибудь под ноги. Как бы то ни было, но до главного здания гильдии добрались без проблем.
        Каменное строение с огромным, в человеческий рост, кристаллом над входом встретило игроков настороженной тишиной. При входе стояло четыре боевых алхимика - молодцы в кожаной броне, усиленной металлическими бляхами и кольчужными вставками. Двое из них, перепоясанные перевязями с разноцветными склянками, напомнили Хагеру новогоднюю елку. Вот только попробуй, тронь такую елку - на месте разорвет в клочья. Еще двое обходились более легкими доспехами и не имели при себе никаких склянок. Их кожа отливала нездоровым зеленым, а в глазах застыл алый отблеск. Бросок змеи - алхимики, которые в своем искусстве пошли в сторону так называемого поглощения эссенций. Во время обучения они приучали свои тела к воздействию ядов, кислот, огня и прочих агрессивных сред. Но не просто приучали, а обретали новые способности. Кроме высокой стойкости к ядам и прочему, эти алхимики могли сами плеваться кислотой или ядом, руками плавить или растворять металл. Дотронется такой до открытого участка кожи - и считай, пропал.
        - Чего надо? - спросил один из охранников.
        Хагер предъявил свиток городского Совета.
        - Поговорить с главой.
        Их пропустили без лишних слов. Охрана стояла и внутри здания - вдоль стен.
        - Совет и то не так сильно охраняется... - прошептал Сарф.
        Хагер кивнул. Так сразу и не поймешь - кто в городе хозяин? Городской Совет или вот такие гильдии. Последние, пожалуй, не особенно нуждаются в услугах городской стражи.
        - Мы не нуждаемся в подачках Совета, - встретил игроков глубокий бас пожилого, но все еще очень крепкого человека. Он стоял возле деревянного стола, заваленного бумагами и свитками. Никаких дорогих одежд, никаких драгоценностей. Глава лаборатории "Извечного камня" был одет в простые кожаные штаны, сапоги до колен и просторную белую рубаху. Единственное, что показывало его статус, - сверкающий обруч в седых волосах. Обруч был украшен камнем, очень похожим на тот, что Хагер видел над входом.
        - Неужели дела лаборатории "Извечного камня" идут настолько споро, что она отвергает безвозмездную помощь? - спокойно спросил Хагер.
        - Споро? Споро?! - человек с обручем засмеялся, но в его глазах сверкало пламя неприкрытого гнева. - Наши дела действительно шли споро - и в заказах не было отбоя, пока эти ублюдки из "Сизого дыма" не разгромили два наших склада!
        - Возможно, мы сможем уладить ваш конфликт. Если вы позволите, разумеется. Вам, мастерам изготовления добрых зелий, не пристало заниматься пустыми конфликтами. Мы же, искатели приключений, заинтересованы в том, чтобы рынки Фьергарда не опустели, а его лавки по-прежнему ломились от славного товара. В мире между лабораториями алхимиков есть и наша выгода.
        Хагер старался говорить так, чтобы его слова заставили главу лаборатории сменить гнев на милость. Немного неприкрытой лести не повредит.
          
        -->
        Навык "Красноречие" повысился. Текущее значение: 6
        -->
          
        - Хорошо, - нехотя произнес глава. - В наш дом действительно пришли нелегкие времена. Если это вам чем-то поможет, то всему виной лаборатория "Сизого дыма". Только эти поганцы могли ухватиться за оружие без повода.
        - В городе говорят, повод есть... - осторожно сказал Хагер.
        - Будто мы повинны в пропаже их главного алхимика?! - взревел собеседник. Его голос разнесся по всему зданию. На такой крик должны были тотчас собраться все местные бойцы (уж те, что остались стоять у дверей, - точно), но нет. Никого. - Мы всегда выступали только за здоровую конкуренцию. Только за здоровую! Никаких ударов в спину. Наше поле сражения - рынок, с его лавками и заказчиками. Именно они определяют выигравшего. Своим золотом, своими контрактами.
        - Хорошо. - Словесное испражнение главы утомляло. Впрочем, и кое-какие можно из него сделать выводы: стоящий перед ними человек устал и раздражен. И раздражен, скорее всего, именно действиями конкурентов. - Как вы считаете, потеря главного алхимика могла толкнуть "Сизый дым" к объявлению вам и "Сакральному прозрению" открытой войны? Могли ли они решиться на убийство?
        - Наговаривать впустую не стану, хотя и мог бы. Не знаю. Никогда прежде до убийств не доходило. Морды били, ребра мяли - этого не стану скрывать. Но чтобы зарезать... нет. Последние дни "Сакральное прозрение" сильно поднялось, перехватило многие наши заказы. Если "Сизый дым" не в силах их выполнить, как бы ни старался, то у нас шанс оставался. Нападения на наших мастеров и склады сильно мешают, но полностью рук не связывают.
        - А кто-то со стороны, не из лабораторий, мог совершить убийство? Кому-то за пределами квартала мастеров это могло быть выгодно?
        - Я в их дела не лез, да и не мог лезть. Мало ли с кем работало "Сакральное прозрение". Не выполнили важный заказ - и... - глава многозначительно замолчал.
        - Или просто неудачно улицу переходит, - вполголоса протянул Сарф.
        Лучник явно не очень верил услышанному. По сути, приостановить стремительный рост лаборатории "Сакрального прозрения" наиболее выгодно было именно лаборатории "Извечного камня". "Сизому дыму" без главного алхимика все равно ничего не светит в плане серьезных заказов. Наверняка у них ноги стерты по самые уши в поисках замены своему утраченному мастеру. К тому же грызня с "Камнем"... Не сошли же они там с ума, чтобы открывать конфликт и на вторую сторону. И все же "каменный" глава не выглядел настолько хладнокровным и расчетливым, чтобы решиться на убийство ради процветания бизнеса. Непись неписем, но примечать и запоминать следует все, что видишь и слышишь. Внимательность и умение делать правильные выводы - один из ключей к разрешению наиболее сложных квестов.
        - Благодарим за уделенное нам время, - сказал Хагер.
        - Знайте, мы всего лишь держим оборону. Но если кто-то посмеет и дальше гадить у нашей двери - мы в силах ответить кислотой и огнем.
        - Я понял.
        Дорога обратно прошла под теми же неприветливыми взглядами алхимиков "Извечного камня". Но все же идти было куда легче. Точно с горы спускаешься, оставив на ее верхушке огромный камень.
        - Что думаешь? - спросил лучника Хагер.
        - Черт его знает, гада. Судя по тому, как себя ведет, вроде и правду говорит. Но что-то не верится в их белость и пушистость. Наверняка где-то накосячили.
        - Ладно, подождем версии второй стороны.
        Они вернулись в гостиницу, где их уже поджидали Арагна с Брандином. Первой мыслью воина было: никуда не ходили, забавлялись тут.
        - У них там полная задница! - с порога заявил заклинатель. - Настолько огромная, что у мужиков слюни вперемешку с соплями по всей улице.
        - Ну-ка подробностей, - усмехнулся Хагер.
        Заказав себе еды, все четверо расположились за столом на первом этаже.
        - Руни не показывалась? - спросил воин.
        - Нет, - мотнул головой Брандин. - Да и рано еще. Вспомни, она все больше по ночам шарится. Так что, рассказывать?
        - Конечно.
        - У "Сизого дыма" огромные проблемы. Они действительно потеряли своего главного алхимика. Все носятся с выпученными глазами. Мастера гоняют подмастерьев и орут на них. А мастеров, в свою очередь, пинают великие мастера... или как они там у них зовутся? И главный пинатель - глава лаборатории. Бледный, как смерть. Волосы в разные стороны, а из глаз аж зеленью полыхает, и запах кислоты вокруг него.
        - Думала, сожжет нас к чертям собачьим, - протяжно выдохнув, проговорила Арагна. Ведьма в несколько больших глотков осушила кружку с пивом и заозиралась, ища глазами служку.
        - У них осталась куча невыполненных заказов, за которые уже внесена предоплата, - продолжил Брандин. - Потому так и носятся. Информация эта скрытая - не для чужих ушей, но нам удалось получить ее от одного из подмастерьев. Немного помогли ему, избавили от очередной порции плетей. Он и разговорился в благодарность. От главы хрен чего полезного услышали, кроме матерщины. Ох, и не любит он городской Совет, и стражников, и алхимиков "Извечного камня"...
        - И "Сакрального прозрения" добавила Арагна.
        - А кого любит? - поинтересовался Сарф.
        - Место свое, - поморщилась ведьма и наконец-то подозвала служку. - Чует, что такими темпами его вскорости свои же на вилы поднимут.
        - Так что там подмастерье? - спросил Хагер.
        - Три недели назад исчез верховный алхимик - все, как и сказали в Совете. Старикан лет семидесяти на вид. Высокий, с длинными седыми волосами и белыми, без зрачков глазами. Насколько я понял, уровнем чувак около Дыхания смерти.
        - Ничего себе, - присвистнул лучник. - Такого попробуй, побей.
        - Как раз с этим проблем нет. Он, скорее, теоретик. Знает кучу рецептов, может из печеньки сделать бомбу, но в схватке немногим сильнее обычного Техника. Хотя иммунитеты и защита на высоте. До дома его всегда провожал наряд собственных бойцов - сплошь уровня Броска змеи или Последнего выпада. Еще те монстры. В ночь похищения тоже проводили. Но не до самой двери. Типа - начальник приказал возвращаться. Они и подчинились - развернулись и ушли. А наутро мужик на работу не вышел. Его искать - а его нигде нет. Только возле дома следы борьбы. В самом же доме - порядок. Похоже, он и не заходил туда.
        - Значит, домой он не собирался? - предположил Хагер. - Какая-то встреча? А охрану отослал, чтобы без лишних глаз все прошло.
        - Наверняка с бабой какой, - авторитетно заявил Сарф. - Небось, молодку охмурил да на свиданку вытащил.
        - А молодка оказалась не промах - и прирезала деда... - размышлял вслух Хагер.
        - Как вариант, - пожал плечами лучник. - Почему нет? И теперь они хоть из штанов выпрыгнут, а никого не найдут.
        - Это игра - не забывай. Значит, невыполнимых заданий нет.
        - Ладно-ладно, но данных у нас явно недостаточно. Пока все указывает на раздолбайство старикана, из-за которого и разгорелся сыр-бор.
        - Найти ту девицу надо, - сказала Арагна. - Ну, или с кем он там встречался? Возможно, их интиму все же имеются свидетели.
        - Ага - кто-то свечку держал, - ухмыльнулся Сарф.
        - Почему нет? Наверняка девка работала не одна. Задолжал старик или выкуп за него хотели... Выкуп!
        - Мысль здравая, - проговорил Хагер. - Но...
        - Но нам о нем ничего неизвестно, - продолжила ведьма. - Если требования выкупа и поступали в "Сизый дым", то уж точно не дошли до рядовых подмастерьев.
        - И все же это зацепка.
        - Но не очень хорошая... - голос Руни прозвучал над самым ухом. От неожиданности Хагер даже вздрогнул.
        На этот раз ловкачка возвратилась на удивление рано.
        - Смерти моей хочешь? - пожурил ее воин. - Садись давай. Голодная?
        - Ага, - она выудила из его тарелки кусок мяса. - Спасибо. Что у вас?
        Хагер быстро пересказал ей все, что удалось узнать ему с Сарфом и Арагне с Брандином.
        - Признаю - тогда зацепка неплоха, - согласилась Руни. - Но есть и другая. Мне удалось побывать на похоронах главы лаборатории "Сакрального прозрения". Зрелище довольно гнетущее. Они действительно переживают из-за его кончины. Или хорошо притворяются. Что самое странное - убийство было совершено в личных покоях главы. Стража, как всегда, стояла за дверьми. Никто из них ничего не слышал. Вечером глава отправился на боковую, а утром не вышел. Еще подождали-подождали, да и взломали дверь - та оказалась заперта изнутри. Ну и увидели тело с перерезанной глоткой.
        - Может, кто из своих? - предположил Хагер. - Мало ли - внутренние разборки.
        - Или во Фьергарде кто-то намеренно травит алхимиков, - улыбнулась Руни. - Осталось прикончить кого-нибудь в "Извечном камне" - и их всех будет не остановить. Передерутся, а заодно поднимут на воздух весь город.
        - Конкуренция - штука страшная, - вздохнул Сарф.
        - Еще масштабного заговора нам не хватало, - поморщилась Арагна.
        - У меня еще не все, - продолжила ловкачка. - Я пробежалась по рынку, послушала. Так вот, оказалось, что буквально накануне исчезновения верховного алхимика из лаборатории "Сизого дыма" некто весьма порастратился на защитные артефакты. Кольца, амулеты... Некто не скупал все в одном месте, но все же его приметили - уж очень выгодный клиент. Такие запоминаются. И еще... - она помедлила. - Возможно, это и не имеет отношения к делу, но... Буквально вчера Фьергард покинула группа местных жителей. Ничего примечательного, только уходили они ночью. Не знаю - игроки или НПС, но о чем-то повздорили со стражей у ворот. То ли не захотели показывать поклажу, то ли неуважительно себя вели, то ли заплатили не тому человеку, чтобы их выпустили без вопросов. Так или иначе, город они покинули, но с шумом.
        - Тут каждый день толпы снуют туда-сюда, - сказал Брандин. - Что с того?
        - Снуют толпы, но все тихо - без происшествий. Впрочем, я и не говорю, что этот случай имеет отношение к нашему делу. Просто поставила в известность.
        - А если верховного алхимика выволокли из Фьергарда? - будто между прочим спросил Сарф. - Кто такой глава лаборатории? Управленец - менеджер. Человек важный, но не незаменимый. Кто такой верховный алхимик? Сердце и мозги. Без него, как мы уже знаем, производство встает колом. Такого банально убить - большая глупость. Недальновидность.
        - Считаешь, его все это время держали в городе, а теперь выволокли за стены?
        - Почему нет?
        - Но зачем?
        - В городе назревает хороший конфликт. Еще немного - и алхимики сорвутся с цепи, а там уж пиши пропало. Обделенным никто не уйдет. Да и кто останется на развалинах квартала мастеров - тоже неизвестно. А вот если заранее подготовиться к конфликту и сразу после него появиться с гордо поднятой головой, имея на руках все козыри, можно разом подмять себя все алхимическое производство. Да и не только алхимическое. Уверен, другим гильдиям тоже достанется.
        - Все козыри? Мастеров, оборудование, сырье...
        - Да.
        - Не слишком ли заумно для компьютерной игрушки? - Брандин даже не пытался скрывать скепсис.
        - Уверен, если бы в Стендаре у нас было больше терпения, мы бы достали тебя законным путем, - сказал Сарф. - Вы хотели мира, близкого к реальному, вы его получили. Если вся эта авантюра с алхимиками окажется примитивным бредом, вроде череды несвязанных случайностей, обязуюсь до конца игры чистить тебе сапоги.
        На лице заклинателя появилась широкая улыбка.
        - Заметано! - поспешил согласиться он и протянул через стол руку.
        - Но если прав я, сапоги мне будешь чистить ты, - лучник протянул руку в ответ.
        - Ну уж нет, - вмиг потерял интерес к спору Брандин.
        - Интересное предположение, - сказал Хагер.
        Версия ему действительно понравилась, вот только чем сложнее выглядели выкладки, чем длиннее становилась цепочка событий, тем призрачней становилась вероятность все это дело раскрутить. Слишком много предположений, слишком мало реальных фактов. Квест, скорее всего, не на один день.
        - Найдем верховного алхимика - решим все проблемы, - заговорила Руни. - Либо надо сосредоточиться на убийце главы "Сакрального прозрения". Тоже неплохая нить, но, для того чтобы ее вытащить, придется заглянуть в местные трущобы.
        - Не нравится мне это, - помотал головой Хагер. - Я бы предпочел первый вариант.
        - Да? И где собираешься искать? - спросил Брандин. - Тут кругом снега и горы - в любом сугробе схорониться можно.
        - Если алхимиков действительно сталкивают лбами, то подготовка к этому наверняка началась загодя. А значит, было время подготовить нормальный схрон. Долго в сугробе просидишь? Надо искать заброшенные башни, форты, замки... возможно, пещеры. В стороне от города и многолюдных троп, но и не слишком далеко.
        - Все равно что искать иголку в стоге сена, - вздохнул заклинатель. - Да и то неизвестно - действительно ли верховного алхимика вытащили из города?
        - У меня две единицы в "Ориентировании на местности", - сказал Сарф. - Думаю, если какие-то следы есть, мы их найдем. Из каких ворот вышла группа? - посмотрел на Руни.
        - Из северных - противоположных тем, через которые прибыли мы.
        - Думаю, некоторое время они будут идти по главному тракту, а потом резко изменят направление. Самое сложное - найти это место. А дальше - дело техники и осторожности.
        - По-моему вы отморозили себе мозги, - Брандин оперся руками о столешницу, положил на них голову. Выглядел он очень несчастным.
        - А в какой стороне находится наш замок? - вдруг спросила Арагна. - Который клыкастый.
        - Замок Клыков? - переспросил Хагер. - На северо-западе.
        - Почему бы нам не отправиться к нему? Все равно через северные ворота выходить. А по дороге мало ли что или кто может встретиться...
        Брандин протяжно выдохнул, будто застонал.
          
        Глава 4.
          
        Единожды приняв решение - следуй ему до конца.
        Из размышлений сумасшедшего Яро.
          
        Фьергард покидали рано утром, в предрассветных сумерках. Накануне закупились одеждой местного производства. Дорогущая, но на поверку куда более легкая и теплая, нежели та, в который прибыли из Стендара. Вот что значит - подходят со знанием дела. В такой шубейке и двигаешься легко, а не как беременный трехлапый медведь на льду.
        Особенно тщательно к путешествию готовились заклинатели. До самого позднего вечера продолжали терроризировать лавочников на предмет магических свитков. Брандин с отчаянием умирающего от голода торговался за каждый золотой, о чем потом сообщил с большой гордостью. Арагна же только кисло поморщилась.
        За воротами путники столкнулись с группой из четырех человек. Уставшие и нахохленные, те практически спали в седлах каких-то лохматых животных, похожих на белых медведей, разве что на более длинных лапах и с сильно выступающими клыками. Все четверо - мужчины. Два воина, заклинатель и Кузнец - широкоплечий детина с огромными руками, мощь которых не могла скрыть даже зимняя одежда. За спиной Кузнеца торчала рукоять боевого молота, а на плече пристроился какой-то мелкий зверек. Когда две группы поравнялись, зверек резко поднял голову - раздался еле слышный металлический скрежет. Механический приживала!
        - Доброй дороги, - приветствовал Хагера один из воинов.
        - Доброго утра, не замерзли?
        - Недавно здесь? К морозу быстро привыкаешь. Вы это... будьте внимательны - там, выше, ветерок поддувает здорово. Как бы до бури не вырос.
        - Спасибо.
        - Сейчас все следы и заметет, - сказал Брандин, когда рядом не осталось чужих ушей. - Еще не поздно вернуться.
        - Не писай компотом, - подмигнул ему Сарф. - Найдем тебе второй ключ - еще спасибо скажешь, что выволокли за стены.
        Заклинатель ничего не ответил.
        Хагер понимал его скептицизм. Их поездка - сущая авантюра. Может принести богатые плоды, а может надавать по заднице. Причем вероятность второго варианта, как водится, куда выше.
        Порывы ветра поднимали снежную пыль, закручивали ее небольшими торнадо, а потом внезапным взрывом снова раскидывали. Особенных неудобств пока и нет. Одежда надежно хранит тепло. Разве что мороз основательно прихватил лицо, но и оно, привыкнув, начало оттаивать.
        Дорога оказалась хорошо утоптанной, будто ее чистили. Широкая, две телеги разъедутся без труда. Посмотришь по сторонам - увидишь лишь безжизненный каменный пейзаж, припорошенный снегом. Здесь, на постоянном ветру, снег не задерживался. Да и попадал сюда сверху, сносимый с гор. Пейзаж весьма уныл - и все же в нем чувствуется затаенная мощь, справиться с которой человеку не под силу. По крайней мере, обычному человеку.
        Прошло часа два, когда ветер резко усилился, а в снежной пыли появились колючие льдышки. Судя по карте Совиной Головы, до ближайшего укрытия (а такие были разбросаны вдоль всей дороги - простые, сложенные из камня, с постоянным запасом дров) оставалось не менее получаса езды. Не так уж и много.
        Вдруг Сарф, который в этот раз все время ехал во главе группы, остановил своего гэла, поднял руку. Покрутив головой, отъехал к краю дороги, затем и вовсе спешился.
        - Зассанец, - прокомментировала Арагна, несмотря на то что эта часть человеческой физиологии в игре реализована не была.
        - Нам сюда, - наконец возвестил лучник.
        - Зачем? - спросил Хагер.
        - Мы все еще хотим достать молодцов, укравших алхимика?
        - Да, но... - воин тоже спешился, подошел к Сарфу. Все те же заснеженные камни - ни намека на какие-либо следы. Да их банально не на чем оставить. - Ты уверен?
        - Я уверен лишь в том, что здесь кто-то прошел.
        - Давно?
        - Вряд ли. Следы еле заметны, но видны отчетливо. Уходят туда, - он указал на скалу, формой напоминающую не то вазу, не то горшок.
        Похоже его искусство ориентирования на местности начинало показывать свою полезность. Две единицы из пяти возможных - уже немало. Тем более на втором Острове.
        - Арагна, а запусти своего голубя. Пусть покружит, может, увидит чего.
        Ведьма поморщилась, но спорить не стала. Прошептала заклинание, затем вытянула руку. Некоторое время ничего не происходило, потом из рукава появилась черная голова с глазами-бусинами. Ворона громко каркнула и выбралась окончательно. Немного потоптавшись на варежке хозяйки, прыгнула - и полетела. Черная, точно клякса, птица неожиданно сменила окраску. Резко, будто переключили режим. Она стала белая, отчего почти слилась с витающими в воздухе снежинками.
        - Раньше такого не было, - сказал Хагер.
        - Все меняется, - усмехнулась ведьма. - Теперь она - хамелеон. Приспосабливается к любому окружению. Да и посильнее стала. Видишь, на порывы ветра не реагирует?
        Воин кивнул, хотя почти сразу потерял ворону из виду.
        Глаза Арагны затуманились. Некоторое время она сидела, не шелохнувшись, затем тряхнула головой.
        - Там люди. Один убегает от троих.
        - Алхимики?
        - Бес их знает. Никаких перевязей со склянками. Убегающий даже без верхней одежды. У преследователей мечи.
        - Едем? - спросил Сарф.
        - Конечно, - сказал Хагер и пришпорил своего гэла. - Действуем аккуратно. Хватит с нас шишек.
        Они неслись, поднимая за собой снежные клубы. Копыта скакунов с грохотом ударялись о камень, возможно, выбивали из него искры. Воина же больше заботило, чтобы заснеженная поверхность не подвела их и не превратилась в каток.
        - Они его догнали! - закричала Арагна. - Тащат обратно.
        Хагер прижался к голове гэла, еще сильнее ударил его пятками по бокам. Животное взревело и будто бы полетело, не касаясь земли ногами. Если где-то рядом и виднелся дымок, то воин его не увидел. Зато ясно разглядел следы недавней борьбы, к которым тянулась цепочка следов, а еще дальше, метрах в двухстах впереди, людей. Те, похоже, заметили неожиданных преследователей, поспешили разделиться. Двое, подхватив обвисшее в их руках тело, прибавили шагу. Еще двое остановились, развернувшись к погоне.
        Хагер обнажил боевой топор - с таким легче маневрировать в седле. Он не был уверен, что перед ними именно те, кого они ищут - алхимики или наемники, выкравшие старика из лаборатории "Сизого дыма". Но время на остановку и добрый разговор решил не тратить. Они определенно кого-то удерживают - этого на сию минуту вполне достаточно, чтобы атаковать.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Аура битвы"
        -->
          
        Расстояние до неподвижно застывшей парочки стремительно сокращалось.
        "Почему они стоят? Чего ждут?"
        Противники одновременно распахнули короткие меховые тулупы. Хагер успел рассмотреть тусклое свечение нескольких цветов. Алхимики! Никаких сомнений. Они действовали очень быстро. Сорвать с груди склянку, замахнуться, бросить - все это было проделано единым движением, глаз за которым просто не успевал.
        Из-за спины ударила огненная вспышка, но достигла ли она цели, воин уже не видел. Перед его гэлом взорвалась туманная вспышка. Будто густое облако, до того сжатое до размеров невидимой горошины, вновь обрело свои прежние размеры.
          
        -->
        Вы находитесь под влиянием эффекта "Сонливость"
        Скорость вашей реакции снижена на 50%
        Наносимый вами урон снижен на 50%
        Время действия эффекта: 5 минут
        -->
          
        Голова гэла резко опустилась, его ноги разъехались. Хагер успел почувствовать момент полета, а затем его впечатало в камни. Мир несколько раз перекувыркнулся. Топор вылетел из руки.
          
        -->
        Вы находитесь под влиянием эффекта "Оглушение"
        Скорость вашего передвижения снижена на 95%
        Наносимый вами урон снижен на 95%
        Время действия эффекта: 5 минут
        -->
          
        -->
        Навык "Тяжелая броня" повысился. Текущее значение: 1
        -->
          
        Отлично! О лучшем и мечтать сложно. Воин ощущал себя бревном - трухлявым и гнилым. Лежал, смотря в серое небо, и наблюдал за падением снежинок. Глаза вот-вот закроются, сил нет даже на то, чтобы подняться. Его будто бетонной плитой придавили.
          
        -->
        Вы стали объектом заклинания "Каменная кожа"
        Вы стали объектом заклинания "Призрачные доспехи"
        -->
          
        Где-то совсем рядом расцвела алая вспышка. В лицо ударило раскаленным воздухом. На несколько мгновений дышать стало нечем.
          
        -->
        Вы стали объектом заклинания "Божественный контроль"
        -->
          
        Бетонная плита исчезла. Сонливость еще сковывала движения, затуманивала голову, но подняться уже можно. Где меч?
        В воздухе стояла вонь паленой шерсти. Взгляд воина упал на рукава собственного тулупа - те дымились и продолжали тлеть. Не обращая внимания на алеющие искры, Хагер выхватил Смертоносец. Уровень здоровья почти не уменьшился, а вот с выносливостью беда - упала до тридцати процентов и продолжала медленно уменьшаться. Всего на несколько атак и хватит. Значит, атаки должны быть точными.
        Воин только-только было бросился к противнику, когда воздух вокруг разорвался леденящим кожу звоном. От недавнего жара не осталось и следа. Лицо будто в ледяную маску превратилось.
          
        -->
        Вы находитесь под влиянием эффекта "Ледяное проклятье"
        Скорость вашего передвижения снижена на 50%
        Время действия эффекта: 5 минут
        Вероятность замерзнуть: каждую секунду вы теряете 1% от текущего количества жизней
        Время действия эффекта: 2 минуты
        -->
          
        Твою же мать! Вот так встреча! Спасатели нашлись... а кто теперь спасет спасателей?
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Тренировка"
        -->
          
        Количество жизней выросло на пятьдесят единиц. Эффект временный, но сейчас самое то, чтобы добраться до парочки гадов.
        Хагер выискал взглядом фигуры алхимиков. Один из них пошатывался, обхватив рукой торчащую из левого плеча стрелу. Второй стоял на коленях - его одежда дымилась. Но оба живы, а значит, очень опасны. Превозмогая желание лечь и закрыть глаза, воин двинулся к ним. Каждый шаг давался с величайшим трудом, сжигающим драгоценную выносливость. Как бы ни случилось так, что, добравшись до противника, он окажется не в состоянии поднять меч.
        В стороне на камнях валялся Сарф. Свернулся калачиком возле большого камня и мирно спал. Его гэл стоял рядом, тыкался мордой в хозяина, не понимая - почему тот не поднимается. Немного поодаль в неестественной позе, точно вот-вот готов упасть, застыл Брандин. Заклинатель буквально вмерз в кусок невесть откуда взявшегося куска льда. Руни нигде не было видно. Арагна же - единственная, кто все еще оставался в строю. Но ее атака была обращена не на противника, а на... Брандина.
        Хагер даже дар речи потерял, когда ведьма резко развернулась, с ее пальцев сорвались огненные стрелы и метнулись к заклинателю. Мгновение - и пламя врезалось в ледяную глыбу. Раздалось громкое шипение, ударили клубы пара. Еще один залп - и глыба раскололась, а Брандин полетел в снег.
        Вокруг самой Арагны сгустилась дымовая завеса - темно-зеленая и едкая. Кислая вонь, исходящая от нее, ощущалась даже с расстояния в десяток метров. И это на открытом пространстве, на сильном ветру.
          
        -->
        Вы стали объектом заклинания "Божественный контроль"
        -->
          
        От неожиданного эффекта Хагер чуть было не повалился наземь. Скорость передвижения снова восстановлена, а жизни перестали утекать, точно вода сквозь решето. Брандин ожил и колдовал, будто заведенный. Он поднялся на колени и выдавал одно заклинание за другим, нацеливая их на союзников.
        Вот он, Лекарь, во всей своей красе и полезности!
        Воин до боли сжимал зубы, подставлял лицо пронизывающему ветру. Эффект сонливости понемногу оставлял. Шаг, другой - и вот они, алхимики. Тот, что стоял со стрелой в плече, бледный, с мутными глазами, выхватил очередную склянку.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Проникающий удар"
        -->
          
        Смертоносец вспорол застонавший воздух - ударил алхимика в грудь. Выронив склянку, тот опрокинулся на спину.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Мельница"
        -->
          
        С черного клинка потекли языки пламени. Плевать, что большая часть ударов будет рубить воздух. Зато те, что попадут в цель, отправят противника на суд богов.
        Голова алхимика, все еще стоявшего на коленях, отделилась от тела. Шаг по направлению к раненому - и сталь полосует первого, с рассеченной грудью.
          
        -->
        Навык "Тяжелое оружие" повысился. Текущее значение: 8
        -->
          
        - А что случилось? - голос Сарфа был сонным. Говорил лучник медленно, сквозь постоянные зевки.
        Рядом с тем местом, где валялись трупы алхимиков, из тени появилась Руни. Лицо ловкачки цветом не отличалось от кружащегося в воздухе снега. Ее руки дрожали, почти не слушаясь команд мозга. С большим трудом девушке удалось достать бутылочку с живительным зельем и в несколько глотков выпить его содержимое.
        - Ничего особенного, они нас чуть поимели, - прошипела Арагна.
        Облако вокруг нее опало, но кислый запах все еще витал вокруг. Кожа ведьмы приобрела зеленоватый оттенок, покрылась многочисленными нарывами.
        - Тебе так очень идет, - ухмыльнулся Сарф. - Решила вернуться к внешности родственников?
        Глаза ведьмы сверкнули, и, если бы не подоспевший к ней Брандин, она наверняка бы угостила лучника заклятием.
        - Заткнись, она спасла нас всех, - проговорил Хагер.
        Он осмотрелся, поднял оброненный меч.
        Что же за дела? Куда ни сунься - всюду огребают по полной. Ведь не разбей Арагна ледяную "клетку" Брандина - действительно полегли бы. Пожалуй, такими темпами они просто не соберут все части ключей. Как ни крути, а Фьергард для них все еще слишком крут. Плохо. Хоть возвращайся обратно в Стендар.
          
        -->
        Вы стали объектом заклинания "Защита от огня"
        -->
          
        - Самое время, Брандин. А что раньше-то?
        - Не успел, - виновато пожал плечами заклинатель.
          
        -->
        Вы стали объектом заклинания "Защита от воды"
        -->
          
        - Ладно, хоть так.
        С трупов удалось заполучить несколько специализированных амулетов, доступных исключительно алхимикам, несколько слабых защитных колец, несколько склянок с неопознанным содержимым и немного золота. Хагер надел все кольца, сколько-нибудь поднимающие защиту от стихий. Процентов по пять-десять - и то хлеб.
          
        -->
        Вы стали объектом заклинания "Каменная кожа"
        Вы стали объектом заклинания "Благословение"
        Вы стали объектом заклинания "Призрачные доспехи"
        -->
          
        - Не будем заставлять себя ждать, - Хагер прикинул направление цепочки следов, уходящих к громаде близкой скалы. - Только на этот раз осторожнее.
        Брандин еще некоторое время продолжал "вешать" на спутников защитные чары. От стихий и отравления теперь имелся хоть какой-то барьер. Полностью вредоносных действий заклинаний и снадобий не избежать, но хотя бы не падать без сил от малейшего чиха алхимиков.
        - Можешь посмотреть, сколько их там? - обратился Хагер к Арагне, когда в скале открылся вход в пещеру. Где-то там, в ее мрачной глубине, виднелся еле заметный свет.
        Ведьма кивнула. Через несколько секунд к входу пещеры спланировала ворона и тут же скрылась в темноте.
        - Как в жопе у слона, - проговорила Арагна. - Ага, вижу. В дальнем конце пещеры. Один у стены лежит - связан, вроде. Двое стоят, ждут.
        - Я пойду первой, - сказала Руни. - Можете даже пошуметь здесь, чтобы отвлечь внимание от меня.
        - Ты не положишь их с одного удара, - покачал головой Хагер.
        - Но сильно удивлю. Заставлю отвлечься.
        - Тогда держи. - Он выбросил к ее ногам все свои защитные кольца.
        - Хрень какая, - поморщилась Арагна и с напускным нежеланием присоединила к кольцам амулет. А вот это уже вещь.
          
        -->
        Амулет отчаянной стойкости. Защита 10
        + 10% к сопротивляемости ядам
        + 10% к сопротивляемости огню
        + 10% к сопротивляемости земле
        + 10% к сопротивляемости воде
        + 10% к сопротивляемости воздуху
        Особые свойства:
        "Первый щит" - полностью блокируется эффект, полученный от первой стихийной атаки
        -->
          
        - С возвратом, - предупредила ведьма.
        - Ты это говоришь воровке, - подмигнула ей ловкачка.
        - Но ведь воровка не хочет распрощаться со своей упругой маленькой попкой.
        - Отложим шутки на потом, - встрял в разговор Хагер, за что был награжден двумя насмешливыми взглядами.
        Руни кивнула и ступила в темноту пещеры, где тут же исчезла. Оставшиеся у входа затихли, вслушиваясь в происходящее. Главное - не упустить момента. Ветер завывал в ушах, трепал одежду, забираясь в прожженные дыры. Плевать! Сейчас не до этих мелких неудобств.
        Арагна в предостережении подняла руку. Ветер бросил ей в лицо пригоршню снега, но ведьма даже не поморщилась.
        - Пора! - прошипела через несколько секунд.
        Никаких звуков из пещеры Хагер не услышал, но сомневаться в словах Арагны даже не подумал. Крепко сжимая в одной руке боевой топор, в другой - щит (размахивать двуручником в пещере - дело неблагодарное), бросился в темноту. Под ногами хрустела каменная крошка, все вокруг тонуло в густом мраке - и только далекий, еле различимый свет костра служил каким-никаким ориентиром. Неожиданно пламя всколыхнулось, его цвет изменился на белый, слепящий глаза. Воин закрылся рукой. Впереди что-то раскатисто охнуло - и тут же свет будто всю пещеру объял. Нестерпимо сильный жар вцепился в кожу, норовя превратить ее в пергамент, содрать с тела.
        Краем глаза отметил снижение уровня здоровья. Несильное, но регулярное. Жаркие волны накатывали с четкой периодичностью, забирая свою жатву.
        Хагер сжал зубы. Ничего, он успеет!
        - К стене! - раздалось из-за спины.
        Воин, не размышляя, резко уклонился в сторону, но движения не прекратил. Мимо тут же пронеслась пара черных росчерков, следом еще два выстрела, но уже одиночных. Сарф палил чуть ли не очередями, а вот заклинатели "молчали". Боятся задеть Руни?
        Из раскаленного света выступила размытая фигура, с ног до головы закутанная в меховые одежды. Хагер отлично чувствовал, как тлеет его собственная одежда. Оттого еще более удивительным казался тот факт, что жар не причинял никакого вреда противнику. Иммунитет у него, что ли? Причем доведенный до состояния, когда вокруг человека появляется невидимая аура, полностью поглощающая воздействие агрессивной стихии.
        "Ничего, от стали у тебя защиты нет..."
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Калечащий удар"
        -->
          
        Он атаковал в прыжке.
        Противник выбросил в его сторону руку. С коротких пальцев сорвались какие-то вспышки. По металлу щита что-то загрохотало, но полностью он не укрыл - в правом плече родилась острая холодная боль. Хагер зарычал, но с траектории атаки не ушел. Сталь рассекла воздух, врезался в голову алхимика. Уже не Алхимик, но еще и не Бросок змеи, будь он неладен! Сила удара оказалась столь велика, что воин чуть было не выронил топор. Или все дело в ранении?
        Противник еще раз взмахнул рукой - и Хагера сбило с ног, с силой отшвырнуло на стену.
          
        -->
        Навык "Тяжелая броня" повысился. Текущее значение: 2
        -->
          
        Гад остался живым! Даже после прямого попадания топором в голову! В реальности - вещь совершенно невозможная. Но здесь...
        В сторону алхимика протянулись огненные росчерки магических стрел - в дело вступили заклинатели. Стрелы врезались в закутанное в меха тело и... исчезали.
        "У него иммунитет к огню!" - хотел было прокричать воин, но язык бесполезным куском сухой плоти прилип к нёбу.
        Подняться! Нельзя терять времени.
          
        -->
        Вы получили критическое повреждение
        -->
          
        Правая рука стремительно немела. Уровень выносливости падал, хотя Хагер почти не двигался.
        В грудь алхимика одна за другой вонзились две стрелы. Тот покачнулся, отступил.
          
        -->
        Ваш союзник успешно применил заклинание "Удар земли"
        -->
          
        Грохот поднялся такой, что, казалось, лопнули барабанные перепонки. Пол под ногами задрожал, вспучился острыми иглами. Эпицентр заклинания разверзся под алхимиком - точно пасть гигантского подземного зверя, зубы которого непрестанно движутся на манер какой-нибудь камнедробильной машины. Алхимик закричал, попытался отпрыгнуть, но ловушка держала крепко, хотя и не могла поглотить его полностью.
        Преодолевая дрожь под ногами, Хагер метнулся к нему.
          
        -->
        Вы успешно применили умение "Проникающий удар"
        -->
          
        Стараясь не попасть в ловушку, Хагер все же дотянулся до противника. Сталь дважды ударила того в грудь, глубоко ранила в плечо.
        "Какой же он живучий..."
        Очередная стрела Сарфа воткнулась гаду в глаз. И без того залитая кровью, голова откинулась назад. Крик боли и ярости иссяк - и алхимик затих. Испепеляющий белый свет тут же померк, а через мгновение и вовсе исчез. Пещера погрузилась в непроглядную темноту.
          
        -->
        Ваш уровень повысился. Текущее значение: 16
        Вы получили одну единицу характеристик
        Вы получили одну единицу умений
        -->
          
        Быстро кинув единицу характеристик в "Ловкость" и выбрав умение "Задира", воин судорожно осмотрелся.
        "Где второй гад? Где Руни?"
        Уровень собственного здоровья снизился почти наполовину - не беда. Куда неприятнее ожоги, из-за которых не покидает ощущение, будто мордой окунулся в костер. И рана в плече - вот что действительно может стать проблемой.
          
        -->
        Ваш союзник успешно применил заклинание "Лечение"
        -->
          
        - Спасибо... - Хагер обернулся к Брандину.
        Онемение в руке исчезло.
        - Повреждение несерьезное, - ответил тот.
        Ловкачка отыскалась совсем скоро, у тела второго алхимика. К счастью, тот оказался куда слабее первого, а потому девушка справилась с ним сама.
        - Держи, - она выкинула на землю амулет Отчаянной стойкости. - Хорошая вещь. Спасибо. Если бы не он - поджарилась бы.
        Арагна что-то неразборчиво пробурчала. Еще бы - она-то как раз поджарилась, как и все остальные члены группы, которые стояли с покрасневшими лицами, сверкая набухающими водянистыми пузырями.
        - Ты как? - Хагер подошел к Руни.
        - Все хорошо, - улыбнулась та. - Хотя признаюсь - немного струхнула, когда оно все тут взорвалось.
        - Ты молодец, - воин поддался порыву и обнял девушку. Та не противилась. Странно, но из-за спины не последовало ни одного язвительного высказывания.
        - Хочу в нашу комнату... - еле слышно прошептала она.
        - Под одеяла?
        Кивок и взгляд хитрых глаз.
        - Обязательно! И никому не открывать дверь, - Хагер поцеловал ее в губы.
        - Пойдем лут смотреть, - вздохнула она, выскальзывая из объятий.
        Из недоделанного Броска змеи Хагеру вывалились в основном редкие алхимические ингредиенты. Такие, как Потусторонний вздох или Призрачное сердце - добываемые из призрачных сущностей высоких уровней. Насколько знал воин - тварей вроде банши или личей.
        А это что?
        Иссиня-черное кольцо, простое, без каких-либо украшений. Хотя... Хагер присмотрелся - кольцо слабо пульсировало алым. Точно! Никакой ошибки. А что если... Он поднял предмет.
          
        -->
        Взгляд из древности. Защита 30
        +3 к силе
        +3 к телосложению
        Особые свойства: не определены
        -->
          
        Уже ощущая радость от неожиданной находки, воин применил свиток идентификации.
          
        -->
        Особые свойства:
        + 10% к вероятности нанесения критического удара
        + 10% к скорости восстановления выносливости
        + 10% ко всем сопротивляемостям
        С вероятностью 30% игнорируется 50% физического урона
          
        Комплект: входит в набор "Черный ангел"
        Остальные предметы набора: неизвестно
        -->
          
        Однако, вещь замечательная! Теперь понятно, почему гад сдюжил даже после того, как получил топором по башке. Зато теперь Смертоносец получил поддержку в виде собрата по набору.
        - Кажется, я нашел вторую часть ключа, - послышался голос Сарфа.
        - Вот! Значит, в любом случае, не зря зашли, - кивнул воин, заглянув в инвентарь лучника. Там появилась странная корявая палка, вся испещренная каким-то угловатыми письменами. Как и прежние части ключей, эта штука не имела никакого описания.
        - Ну и где наш старый пердун? - спросил Брандин.
        Тот, кого охраняли алхимики, сидел связанный у самой дальней стены пещеры. Хватило единственного брошенного на него взгляда, чтобы сказать с полной уверенностью: это не верховный алхимик. Они ошиблись, решив, что здесь удерживается человек, невольно ставший катализатором к обострению отношения алхимических лабораторий во Фьергарде.
        Спасенному едва ли было больше двадцати. Худой, с короткими черными волосами и очень пронзительным взглядом. На его лице виднелись кроваво-синие разводы - наверняка бедняге здорово досталось после попытки побега. Он сидел, не шелохнувшись и не произнося ни слова, осматривал спасителей. Впрочем, был ли рад спасению - большой вопрос.
        - Меня зовут Хагер, - заговорил воин. Он присел рядом с человеком на корточки, мечом рассек стягивающие его путы. - Мы ищем верховного алхимика лаборатории "Сизого дыма". Не знаешь, где он?
        Человек ухмыльнулся, но разбитые губы треснули, потекла кровь - его лицо снова приняло отстраненное выражение.
        - Не знаю.
        - А можно узнать твое имя?
        Некоторое время человек молчал, разминая затекшие руки, затем с видимым сомнением произнес:
        - Эаррам Герин.
        Хагер почувствовал, как чья-то рука легла на его плечо. Обернулся.
        - Мне кажется, это сын главы лаборатории "Сакрального прозрения", - быстро проговорила Руни. - Того, что убили несколько дней назад.
        Хагер снова перевел взгляд на человека. Тот смотрел в ответ - исподлобья, угрюмо.
        - Мы пытаемся урегулировать конфликт между лабораториями алхимиков. Выступаем, как независимая сторона. Полагаю, можем друг другу помочь.
        Эаррам Герин молчал некоторое время, затем протянул руку. Воин пожал ее, помог алхимику подняться. Тот покачнулся на нетвердых ногах, облокотился о каменную стену.
        - Не знаю, почему они не убили меня, - проговорил тихо, с затаенной в голосе яростью.
        - Знаешь, кто убил твоего отца? И зачем?
        - Нет. Но обязательно узнаю!
        Его кулаки сжались.
        - Сейчас лаборатории находятся на грани открытого конфликта. Улицы в квартале мастеров патрулируются боевыми алхимиками. Не думаю, что такое положение продлится долго. Несколько дней - а потом... тебе виднее, что будет потом.
        - Потом они поднимут на воздух Фьергард и всех, кто окажется поблизости. Запасов зелий на это хватит.
        - Предлагаю действовать вместе. И не терять времени.
        - Есть проблема - мне непросто проникнуть в город. Если городская стража меня увидит - сразу арестует.
        - Почему?
        Эаррам Герин снова попытался улыбнуться.
        - Нужно было найти убийцу отца. И они его нашли.
        - Тебя?
        - Да. Назначили на роль.
        - Откуда знаешь?
        - Слышал, когда меня вытаскивали из города. С мешком на голове... Стражники хотели проверить повозку, так как искали опасного преступника, убившего главу лаборатории "Сакрального прозрения", то есть меня. Слышал свое имя.
        - Как же вы выбрались?
        Эаррам Герин пожал плечами.
        - Золото открывает любые ворота.
        Хагер задумался. В принципе, спасенный мог просто лгать. Самое простое - в действительности он и есть убийца главы "Сакрального прозрения". А эвакуировали его свои же, из опасения суда линча в сложное для лаборатории время. Подержали бы здесь, пока все каким-то образом не уляжется, а потом бы предъявили, когда народ успокоится. Если к тому времени останется, кому предъявлять.
        Но как бы то ни было, в любом случае не следует выпускать его из поля зрения.
        - Нужно возвращаться, - задумчиво проговорил Хагер. - В любой большой город можно попасть разными путями. Пусть главные ворота закрыты - найдем лазейку.
        - Учти, здесь у нас нет провожатого. Как в Стендаре, - напомнила ему Арагна. - И климат не располагает к долгим поискам.
        - Может, у тебя есть надежные люди в лаборатории? - немного помедлив, спросил Хагер алхимика. - Кто смог бы помочь?
        - Моего отца убили, а меня выкрали ночью из собственных покоев, - покачал головой тот. - Не знаю, кому можно доверять.
        - А кому выгодна смерть твоего отца? Власть - веская причина начать серьезную игру. Пусть она даже окажется кровавой.
        - Его брату - моему дяде... но, - он помолчал, обдумывая собственные слова. - Они всегда были очень близки. Я бы сказал, что и управляли лабораторией вместе. Но официальные приемы и подписи на важных документах требуют присутствия или руки именно главы лаборатории.
        - Иных претендентов на место главы нет? Только твой дядя?
        - Да.
        - Вполне себе мотив, - усмехнулась Арагна.
        - Сидя здесь, мы все равно можем только предполагать, - сказала Руни. - Я могу полазить по городу, узнать о тайных ходах.
        - А сколько нам пилить до замка? - спросил Сарф.
        - Дня два, судя по карте, - сказал Хагер. - Зачем тебе это?
        - Поправьте, если я не прав. Каждый замок имеет прямую связь со столицей Острова.
        Все взгляды устремились на лучника.
        - Мы не знаем, существует ли этот замок вообще, - сказал Хагер. - А если существует - сможем ли мы им завладеть. А если сможем - в каком состоянии он находится. Вдруг внутри все разрушено или затянуто льдом?
        - Зато можем появиться посреди Фьергарда и не чесаться. Никаких проблем со стражей. Ночью, когда никто не видит... Не думаю, что поиск нужного человека внутри города займет меньше времени.
        - Зато это наверняка, а с замком нет никакой определенности.
        - Зато нет риска предательства. Его ищут, за него положена награда.
        Хагер некоторое время молчал, затем повернулся к алхимику.
        - Что сам думаешь?
        - Я благодарен вам за спасение, - проговорил Эаррам Герин. - Сердце мое говорит, что надо торопиться к стенам Фьергарда и любыми способами проникнуть за них. Но мой разум напоминает об осторожности - оступиться сейчас непозволительно. В следующий раз мне не сохранят жизнь.
        - Значит, к замку?
        Хагер обвел взглядом спутников.
        - Выехали уже, чего ж возвращаться? - буркнул Брандин.
        Остальные смолчали.
        - На том и решим. Надеюсь, за два-три дня Фьергард не превратится в дымящиеся руины. Как-то некрасиво это будет со стороны разработчиков. Мой гэл выдержит двоих. Кстати, их зелья, - Хагер кивнул на мертвых охранников, - они тебе пригодятся?
        - Нет, - покачал головой Эаррам Герин. - Моя сила во мне. Только надо снять это, - он вытянул вперед руки. На его запястьях красовались тускло-серые браслеты.
        - Руни, справишься?
        Ловкачка внимательно осмотрела браслеты, пожала плечами.
        - Попробую. Аккуратно открыть точно не получится. Только взломать.
        - Делай, как считаешь нужным.
        Сначала Руни поводила над браслетами руками, при этом ее глаза были закрыты. На вроде бы гладкой поверхности появилось небольшое красное пятно. Затем девушка достала один из своих кинжалов, перехватила ладонь алхимика и принялась ковырять кончиком клинка в районе пятна. Процесс затянулся минут на двадцать. Лицо Руни раскраснелось, все внимание сосредоточено на работе. Несколько раз ее клинок соскакивал с гладкой поверхности браслета, дважды кольнул руку алхимика. Оба раза тот дергался, но не произносил ни звука.
        Наконец послышался еле слышный щелчок - и один из браслетов грохнулся к ногам алхимика. Секунда - и за ним последовал второй.
        - Ух, - протяжно выдохнула ловкачка. - Побольше таких замков - "взлом" поднимается только в путь.
        - Благодарю тебя, госпожа, - поклонился Эаррам Герин. - Можете рассчитывать на мою скромную помощь, - проговорил, обращаясь уже ко всем.
        - Бросок змеи? - спросил Хагер.
        - Не успел закончить обучение. Но кое-что могу. Если бы не браслеты - им бы меня не взять. Живым...
        - Хорошо, тогда выступаем, - сказал воин. - И постараемся вести себя культурно. Ни к чему лишние стычки. Мы торопимся.
        - Можно подумать, нас когда-то спрашивали, перед тем как напасть, - скучающим голосом проговорила Арагна. - И так мыши мышами передвигаемся.
        - Идем, мышь, - хлопнул ее по заднице Брандин.
        Лицо ведьмы вспыхнуло. Но не от смущения, а от ярости. Несколько мгновений она сверлила заклинателя пылающим взглядом, затем, не сказав ни слова, направилась к выходу из пещеры.
        - Смертничек, - прокомментировал произошедшее Сарф.
        Гэлы ждали на улице. Снег почти стих, только время от времени завывали порывы ветра. Хагер поморщился. Слишком сильно пострадал его тулуп, превратился в сущее решето. Долго не раздумывая, он снял верхнюю одежду с одного из убитых на улице алхимиков. Постоял, прикидывая размер - немного тесновато в плечах, но лучше его собственного "решета". И угрызений совести нет - значит, все отлично. С трупов они собрали все, включая даже те склянки, содержимое которых было им неизвестно. Идентифицировать же их пока не стали. Соответствующих свитков не так много, чтобы тратить их на то, чем даже толком не сможешь использоваться.
          
        ***
          
        "Два дня... - с досадой размышлял Хагер. - Здесь бы за неделю добраться..."
        Они вернулись на главный тракт, проехали по нему часа полтора, а потом, ориентируясь по карте, свернули в сторону. Поначалу снега было совсем мало. Сильный ветер выдувал его куда-то дальше. Редкие же наносы не доставляли проблем - их легко огибали. А потом вокруг поднялись почти отвесные скалы. Обледенелые, ощетинившиеся острыми сосульками, некоторые из которых в длину достигали трех-четырех метров. Оступись, скатись по ненадежной тропе - и вряд ли что-то поможет.
        И вот тут путников ожидал неприятный сюрприз - сугробы. Жесткий наст сверху и рыхлый снег внутри. Высота такого покрова доходила до метра, изредка - больше. Даже двужильные гэлы вскоре начали выбиваться из сил. Пришлось спешиться и идти пешком.
        Хагер, как наиболее сильный и выносливый, взял на себя бремя ледокола. Мерно переставляя ноги, он взрезал снежное полотно, оставляя после себя торную тропу. Снежная каша за ним все еще отнимала много сил для преодоления, но все же такая расстановка позволяла всей группе двигаться в одном темпе, не задерживаясь на ожидание заклинателей.
        Происходи все в реальном мире, им бы пришлось делать постоянные привалы и отдыхать. Здесь же, в игре, достаточно ненадолго остановиться, чтобы уровень выносливости снова восполнился. Единственное - подобное восполнение требовало постоянной подпитки. А потому седельные мешки, туго набитые провизией, начали потихоньку худеть.
        - Ты уверен, что мы правильно идем? - сдавленным голосом прокричал Брандин.
        - Да, - не оборачиваясь, крикнул воин.
        - И все это вокруг должно быть?
        - Не знаю. - Он остановился. - Все ориентиры на месте. Подробностей рельефа и съемки местности, извини, нет.
        - Мы не успеем. Может, повернуть, пока не поздно?
        Хагеру и самому приходила в голову подобная мысль, но он ее отмел. По крайней мере, на время. Хотя бы до ночи. Времени у них еще много - все может измениться. В любом случае, сдаваться сразу он не собирался. Глупо надеяться, что дорога до замка окажется выстлана ковровыми дорожками.
        - Зато не холодно, - послышался голос Арагны.
        И то верно - напряжение, с которым путники прорывались через мерзлые снега, заставило их раскраснеться. На мороз и ветер уже никто не обращал внимания. Напротив, Хагер готов был расстегнуть меховой тулуп, но предусмотрительно не стал этого делать. Кто его знает - вдруг в игре предусмотрено воспаление легких? Подхватишь вот так, по глупости, - и никаких монстров не понадобится, чтобы ласты склеить. Особенно, если под рукой не окажется нужного лечебного зелья.
        Каменные стены то сходились так, что тропа превращалась в узкий коридор, иногда перекрытый ледяным частоколом; то расходились, образуя относительно ровную поверхность, глубина снега под которой становилась заметно меньше. На таких участках Хагер чувствовал себя так, будто идет по асфальтированной улице. Несколько раз тропа разветвлялась. Причем в таких местах, где и ориентиров никаких нет - сплошной камень, затянутый ледяной коркой. Лабиринт - не больше, не меньше. Если бы не карта, воин не рискнул бы сунуться в горы так глубоко. А ведь из них еще и выбираться придется. Поначалу путники, не очень надеясь на точность карты, делали на стенах отметины - Арагна или Брандин огнем оставляли на них выжженные знаки. Но пользы эта практика не принесла. Уже спустя несколько минут ледяная корка начинала заполнять пустое пространство, уничтожая на камнях и следы гари. Разработчики явно постарались, чтобы по этим местам не шастали, не имея на руках четкого плана всех хитросплетений тропы. Кто знает, возможно, замков, подобного замку Клыков, несколько. К каждому своя тропа. Соответственно, и несколько карт.
        Не помогла и ворона Арагны. Птица поднялась в воздух, но ее обзор, по словам ведьмы, сузился до размеров замочной скважины, даже меньше. Все вокруг размыто, и только в самом центре поля зрения четкий кружок - будто дырка. В конце концов, ворона просто во что-то врезалась и исчезла.
        Темнело здесь рано. По крайней мере, так показалось Хагеру. Хмурое серое небо, только-только висевшее над пиками скал, внезапно осело. Его щупальца, сотканные из густой туманной дымки, потянулись к земле, окутали группу путников. Они не столько воровали последние крохи света, сколько забирали тепло. Еще несколько минут назад Хагер готов был скинуть верхнюю одежду - и вдруг воздух буквально заледенел. Создавалось ощущение, что пот, до того обильно стекающий по коже, вмиг превратился в ледяную корку.
        - Я лица не чувствую, - пожаловался Брандин.
        Воин невольно согласился с заклинателем. Собственного лица он тоже не чувствовал. Так и до обморожения недалеко.
        - Нужно развести огонь! - обернулся он к спутникам.
        - Гениально, - усмехнулся Сарф. - Кого сожжем первым?
        Дров в окрестностях не было и в помине.
        - У нас два заклинателя и хренова куча склянок. - Он повернулся к алхимику. - Нужно из нашего запаса выбрать огненные зелья и развести костер. Сможешь?
        Тот утвердительно кивнул. Говорить, похоже, не мог - зубы стучали не переставая.
        Путники быстро выкинули к его ногам все зелья, добытые в схватке у пещеры. Те, точно на подбор, оказались слишком высокого уровня, чтобы непрофильные игроки разобрались в их природе.
        Алхимик деловито разгреб склянки, выбрал из них несколько.
        - Даешь костер! - Арагна взмахнула руками.
        Воздух загудел от формируемого огненного шара. Серая хмарь подалась в стороны. Ведьма направила заклинание на стену, чьи смутные очертания маячили шагах в десяти от игроков. Раздался гул "стартующей ракеты" - и шар ринулся к цели. Хагер отлично помнил, каким именно должен быть такой шар: большим, метра полтора в диаметре, ярко-красным, вплоть до белого, что и глаз не вытерпит смотреть... Этот же шар больше походил на откровенный брак. Эдакая китайская подделка. Сгусток пламени - этого не отнять, но какой-то тусклый, будто вот-вот погаснет.
        Шар врезался в стену и разлетелся искрами. Не языками пламени, даже не взорвался.
        - Ой... - только и произнесла Арагна.
        - А я говорил - надо поворачивать, - сказал Брандин.
        Ведьма прошипела ему что-то неразборчивое, но очень эмоциональное.
        И все же вспышка рассыпавшегося шара высветила странное: несколько секунд путники могли видеть нечто, сильно напоминающее остов какого-то огромного животного.
        - Это еще что? - Хагер достал Смертоносец. - Арагна, посветишь?
        Та кивнула - и через мгновение в воздухе появился "Светоч". Тоже очень тусклый, но уж лучше так, чем совсем ничего. Преодолевая сковывающий тело холод, воин добрался до останков. Так и есть - огромный костяк, частично вросший в снег. Динозавр, не меньше. В грудной клетке неведомого создания легко мог поместиться человек. И не один. И не только человек.
        Огромный вытянутый череп, ощерившись длинными клыками, смотрел из-под снега пустыми провалами глазниц.
        - Вот и наши кости также кто-то найдет... - послышался из-за спины голос Брандина.
        - Помолчи уже, - бросил ему Хагер.
        Ситуация и без того поганая, а тут еще нытье.
        Стоп!
        Воина будто разрядом толка ударило. Мысль взорвалась в голове вспышкой, куда более яркой, чем та, что осталась от огненного шара ведьмы.
        - Разгребаем снег! Быстро, - Хагер спрятал меч и первым принялся выгребать снег изнутри костяка.
        Некоторое время на него смотрели с недоумением, но вскоре по одному присоединились к работе. Вшестером справились быстро. В итоге, насколько могли, тщательно вычистили грудную клетку неведомого зверя.
        - Эаррам, сколько будет гореть содержимое одной бутылки?
        Алхимик тряся, кожа на его лице будто прозрачной стала.
        - Хрен с тобой, поджигай первую. Хорошо бы избежать взрыва. Сможешь?
        Уверенности в задуманном не было, но иного способа пережить ночи Хагер не видел.
        Алхимик с большим трудом выудил из недр одежд склянку, что-то пробормотал и бросил ее так, чтобы та разбилась метрах в трех от сгрудившихся игроков. Пламя было рванулось во все стороны, но тут же опало, сжалось. Эаррам Герин протянул к нему руки и будто лепил, придавая нужную форму.
        "Уже не алхимия - магия натуральная", - подумал Хагер.
        Как бы то ни было, но пока все шло так, как он и задумал.
        - Гэлов сюда. И надо обтянуть эти кости, - воин указал на ребра неведомой твари. - Чем больше закроем, тем лучше. Тем теплее будет.
        В ход пошли веревки, попоны, теплые одеяла, которые предполагалось использовать в качестве лежаков, и, в конце концов, собственная верхняя одежда. Работать старались быстро, без излишних разговоров и споров. Даже Брандин примолк. Только теперь Хагер укорил себя за крайнюю непредусмотрительность - отправиться в горы и не взять с собой палаток. А ведь наверняка где-то на рынке продавались. Не попались на глаза - и вот, забыл. Отличный урок на будущее. Отличный лидер группы - ничего не скажешь. Уж наверняка в реале он не совершил бы подобной глупости. Все же игра, даже приближенная к реальности, расслабляет мозги. Что ж, теперь главное, чтобы подобное учение не обернулось для них чем-то непоправимым.
        Самым сложным оказалось заставить себя скинуть верхнюю одежду. Полностью закрыть грудину скелета, конечно, не получилось, но даже сделанного оказалось достаточно, чтобы в пределах импровизированного укрытия значительно поднять температуру. В итоге, вышло нечто среднее между эскимосской иглу (в нижней части) и чукотской яранги (в верхней части). Места внутри впритык только-только, чтобы разместиться и всадникам, и их скакунам. Но так даже теплее.
        - Никогда не ночевал в хлеву, - пробубнил Брандин.
        - Сколько новых ощущений. Да, малыш? - громким шепотом спросила его Арагна.
        - Говорят, в горах есть места, куда спускается холод из магокосмоса, - с алхимика наконец-то спала немота. Его челюсти еще дрожали, но слова уже можно разобрать. - После раскола единого мира на отдельные Острова в нашем небе остались невидимые дыры. Они никогда не стоят на месте. Иногда затягиваются, но лишь на время, чтобы потом вновь открыться. В такие дыры холод и проникает. Если подняться высоко в горы и оттуда посмотреть на это место, то можно увидеть огромные черные воронки, что соединяют землю и небеса. Никто из оказавшихся вблизи таких воронок не выжил.
        - Вот последние слова зря сказал, - посетовал Брандин. - Только весь рассказ испортил.
        Снаружи что-то завывало и стонало. И вроде бы не ветер - стены укрытия не колыхались. И вроде на голос живой твари не похоже. Точно сами горы стонут. Черт знает от чего - от движения льда; от холода, что крошит камень; от воздуха, сгустившегося и ставшего скоплением острых игл?.. Выглядывать и проверять не хотелось.
        Даже гэлы, обычно не выказывающие признаков страха, затихли и жались друг к другу, прядая ушами.
        Время шло, Эаррам Герин продолжал поддерживать огонь. Опустела уже не одна склянка, а сам алхимик выглядел очень уставшим. Похоже, контролировать живую стихию не так-то просто даже для довольно высокоуровневого НПС.
        "А что бы мы делали, не будь его с нами?"
        Мысль не давала покоя.
        Замерзли бы - и всего делов.
        Они рискнули выбраться наружу только тогда, когда окончательно стихли стоны. Ничего не изменилось - вокруг все тот же камень, затянутый льдом, тот же снег. Разве что корка на его поверхности стала куда прочнее и теперь выдерживала вес людей и животных. Воздух стоял прозрачный и свежий. Высоко в небе висело солнце. Тепла оно почти не давало, но повышению настроения весьма способствовало.
          
        -->
        Ваше сопротивление воде увеличено на 10%. Время действия: постоянно
        Ваше сопротивление воздуху увеличено на 10%. Время действия: постоянно
        -->
          
        - Нормальная плюшка, - усмехнулся Сарф. - Это всем такая или только мне?
        - У меня тоже, - отозвался Бранди.
        - И у меня... - послышался голос Руни.
        Похоже, разработчики не просто так подсунули на пути препятствие в виде неожиданно резкого похолодания. Решил проблему - получил постоянный бонус. Как тогда, на мосту, при вызволении заклинателя. Или после схватки с огромным пауком. Раз так, то, возможно, палаток на рынке и нет. Одеяла из плотной шерсти - вроде спальных мешков. Такие Хагер не раз видел притороченными за спинами других игроков. Ладно: будет город - там и разбираться с ассортиментом походного снаряжения.
        - Ну что, теперь-то обратно? - спросил Брандин.
        - Смотрите, - пожал плечами Хагер. - Я за продолжение пути. Но неволить никого не буду.
        - Зря, что ли, задницы морозили? - усмехнулась Арагна. - Теперь из принципа дойти надо.
        Заклинатель тяжело вздохнул, поник.
        - Смотри, какая погода, малыш! А ну, не раскисать! - неожиданно для всех ведьма обняла Брандина и поцеловала в губы.
        Взгляд заклинателя говорил том, что подобного не ожидал и он. Арагна же только обернулась, обвела всех насмешливым взглядом. То ли солнце на нее так подействовало, то ли еще что, но настроение ее явно было через край.
          
        *** Прода от 10.10.13 ***
          
        Вещи собрали быстро, также быстро перекусили. Вяленое мясо и хлеб немного подогрели на остатках костра, запили холодным вином. Гэлы получили свою порцию ячменя - самую тяжелую часть поклажи. Но ее приходилось везти с собой. Надежды, что в дороге, под снегом, удастся отыскать траву, - не очень много.
        Идти стало проще. Снежная корка хоть и хрустела под ногами, но не ломалась. К тому же ноги по ней не скользили. Шли ходко, хотя гэл продолжали вести под уздцы.
        - Стой! - вдруг окликнула Хагера Руни.
        Тот, памятуя способность девушки чувствовать присутствие Потрошителей, резко встал, обнажил меч.
        - Да не, - улыбнулась ловкачка. - Смотри, - она указала назад. Туда, где осталась только что пройденная развилка. В развилке, к чему-то внимательно присматриваясь и прислушиваясь, замер Сарф.
        - Что-то нашел? Я сейчас...
        Передав поводья от своего гэла ловкачке, быстрым шагом вернулся к развилке.
        - Что случилось?
        - Здесь кто-то прошел, - задумчиво ответил Сарф.
        Хагер посмотрел под ноги, затем на стены - никаких следов. Ну да лучник уже доказал свою состоятельность в поиске невидимых следов.
        - Кто?
        - Кто-то большой...
        Сарф перевел взгляд на Хагера.
        - Очень большой? Великан?
        - Уж точно больше нас с тобой. И не уверен, что они одни были. С кем - не знаю. Следы путаются и накладываются друг на друга.
        Воин задумался. Драться с великанами он не хотел. Тут даже сомнений нет. Но вот посмотреть на них... проследить место их стойбища. В журнале заданий очень соблазнительно выглядел пункт "В поисках невидимого". Но, чтобы его выполнить, необходимы доказательства. Следы с собой не возьмешь. Тем более те, которые и сам не видишь.
        - Давно здесь прошли?
        - Вот уж не знаю, - усмехнулся Сарф. - Но вряд ли слишком давно. Может, вчера. Если бы раньше - все бы окончательно перемело.
        На взгляд Хагера, тут и так все перемело, но спорить он не стал.
        - Что думаешь?
        - Думаю - посмотреть. Но идти не всем - вдвоем, максимум. Туда и обратно. Тихо и скрытно. Остальные ждут и скучают здесь.
        - Пойду с тобой.
        - Без обид, но я бы предпочел Руни. От тебя шума, что от паровоза.
        - Хорошо, но только Арагна повесит на вас свою ворону.
        - Договорились.
        Ведьма с видимым удовольствием наградила ловкачку "татуировкой" вороны, которая черной кляксой расползлась по ее лицу. В тут же созданном магическом зеркале медленно прояснилось изображение. Все, что видела Руни, будут видеть и ее спутники.
        - Удачи, - пожелал на прощание Хагер. - Если что, мы поблизости. Но на рожон не лезьте. При малейшей опасности отступайте. Не так уж и важен этот квест.
        - Да, командир, - с ухмылкой отсалютовал Сарф.
        Руни подмигнула - и тут же ее фигура дрогнула, расплылась мутным облаком. Немного померкло изображение и в магическом зеркале. Будто смотришь сквозь толщу прозрачной воды.
        - Надо было повесить на них защиту, - проговорил Брандин, когда оба уже скрылись за поворотом развилки.
        - Хорошая мысль... - согласился Хагер.
        - Не очень хорошая, - сказал алхимик. - Некоторые твари чувствуют присутствие магии. Оттого мы используем зелья - они куда надежнее и не требуют специальных знаний.
        "Зато требуют умений", - про себя ухмыльнулся воин. Помнится, его собственный опыт по метанию таких вот склянок большим успехом не увенчался.
        - А прикольный телевизор, - Брандин коснулся пальцами магического зеркала. - И даже звук передает.
        - Кстати, а в прошлый раз звука не было, - сказал Хагер.
        - Так на месте не стоим, - усмехнулась ведьма. - Еще на единичку подниму Приживалу - и сможем, как по телефону, болтать. В обе стороны.
        Между тем разведчики уже довольно далеко прошли по тропе и уже явно сомневались, стоит ли идти дальше, когда впереди показался просвет - одна из горных стен резко обрывалась. Обрыв оказался каменистым и крутым, но все же по нему вилась еле заметная тропка, тянущаяся до самого низа - до небольшой долины.
        - Твою же мать, - прошептал Брандин.
        Долина не пустовала - даже с высоты в несколько десятков метров были отлично видны огромные фигуры великанов. Их было семеро. Каждый ростом - не менее пяти метров. С синей кожей, безволосые, с длинными руками, свисающими чуть не до земли. Что служило им одеждой, Хагер так и не понял. Вроде и не шкуры - нечто вроде грубой мешковины, которой великаны обматывали бедра и ступни. В качестве оружия создания использовали большие палицы - то ли деревянные, то ли каменные. Никаких щитов, мечей и прочей амуниции.
        Один из великанов остановился возле сплошной стены, поводил перед ней руками - и та раскрылась темным провалом.
        - Сим-сим, откройся, - прокомментировала увиденное Арагна.
        Великан вошел в пещеру, но вскоре показался снова. За собой он вел человека. Точнее, тащил за шиворот. Несчастный пытался вырваться, брыкался, судорожно сучил ногами, но громила будто и не замечал этих слабых потуг.
        - Какой упитанный... - проговорила Арагна.
        Действительно, человек ни походил на того, кого долгое время держали на хлебе и воде - круглое лицо, объемный живот под меховой курткой. Похоже, поймали несчастного совсем недавно.
        - Надо будет узнать в городском Совете о последних разоренных поселениях или пропавших без вести, - сказал Хагер.
        Вдруг изображение в магическом зеркале дернулось так, будто Руни кто-то толкнул или же девушка сама рванулась по направлению к долине. Вернее, попыталась рвануться. Ее взгляд тут же метнулся в сторону, встретился с холодным взглядом Сарфа.
        - Даже не думай, - прошептал тот.
        Ловкачка некоторое время продолжала смотреть на спутника, затем, не проронив ни слова, снова перевела взгляд на происходящее в долине.
        Следом за великаном из пещеры выползли две змеи. Каждая в длину - метров пятнадцать. Если бы не чуть сероватый оттенок, то на снегу и не различить. Впрочем, возможно, это всего лишь пыль после нахождения в пещере - за змеями тянулся грязный след.
        Великан выволок человека на середину долины - к большому плоскому камню, вокруг которого уже собрались остальные сородичи. Великаны переступали с ноги на ногу, потрясали руками и что-то глухо повторяли. Не то заклинание, не то нечто вроде ритуальной песни.
        - Мы не герои, - послышался голос Сарфа.
        - А если это игрок?
        - Не похож он на игрока. Но, если даже игрок - это ничего не меняет.
        Человека бросили на камень, окружили. Толстяк тут же вскочил на ноги, было попытался проскользнуть сквозь частокол рук, но его легонько толкали обратно.
        А голоса великанов не умолкали. Напротив, стали еще громче. Их ноги, поначалу двигавшиеся вразнобой, теперь топотали в одном темпе. Змеи вертелись за их спинами, норовили пробраться к человеку, но каждый раз точно от боли пригибали головы к земле и отступали.
        Наконец выкрики великанов достигли своего апогея. В долину будто каменная лавина спустилась. За громоподобными раскатами стихли все иные звуки. Двое громил ухватили сжавшегося в комок человека за руки, растянули в разные стороны. Ноги несчастного оторвались от камня.
        В следующее мгновение великаны разом замолчали, а один из них ударил жертву. Всего раз. Огромный кулак опустился сверху вниз, размазав несчастного по камню. Брызнула кровь. Змеи зашипели, рванули к останкам. На этот раз шипящим тварям не мешали. С жадностью умирающих с голода те набросились на то, что недавно было человеком.
        - Видишь, не игрок! - прошептал Сарф.
        Руни пробурчала что-то невнятное.
        - Круто они, - возле магического зеркала стояла и морщилась Арагна. - Но зачем? Почему просто не скормить было? Змеи же тоже в пещере находились. Не поверю, что с безоружным человеком не справились бы.
        - Вот бы все это сфоткать, - усмехнулся Брандин. - И подходить не надо, и доказательства налицо.
        Между тем змеи быстро расправились с кровавыми останками. Еще бы - куски плоти просто заглатывались, не жуя. Пожалуй, каждая ползучая тварь способна проглотить взрослого человека. И ведь не подавится. Но не мало ли этой парочке одной жертвы? Как бы процедура кормления не повторилась. Наблюдать жестокую картину повторно совсем не хотелось.
        - Они растут... - в голосе Арагны слышалось неприкрытое отвращение.
        - Куда же больше, - только и смог проговорить Хагер.
        И без того длинные толстые твари и впрямь увеличивались в размерах. Процесс напомнил воину старинную компьютерную игру "Удав", когда в черно-белом прямоугольном поле двигалась змейка и поедала куски чего-то там. После каждого съеденного куска змея становилась длиннее. Вот и здесь то же самое, разве что прорисовка куда эффектнее. Да и размеры тварей внушают стойкое желание поскорее продолжить поиски замка Клыков. Всего за пару минут змеи выросли в длину метров на пять, а на их головах появились костяные иглы.
        То же, что произошло дальше, наверное, не предполагал ни один из игроков. Змеи, только что жадные до еды, готовые прорываться сквозь любые преграды, обмякли. Их движения стали вялыми, глаза явно закрывались. Не прошло и нескольких минут, как ползучие твари замерли без движения.
        - Сдохли, что ли? - спросил Брандин.
        - Переваривают, - покачала головой Арагна.
        Великаны подобрали своих питомцев и скрылись с ними в пещере. Вслед за последним здоровяком закрылся и темнеющий проход. Теперь о произошедшем только что обряде напоминали лишь кровавые росчерки и лужи на снегу и на плоском камне.
        - Уходим, - из магического зеркала послышался голос Сарфа.
        - Нет. Я спущусь. У нас нет доказательств, - Руни говорила тихо, но уверенно.
        - Плевать на доказательства, - рука лучника потянула ловкачку прочь. - Я тебя не пущу.
        - Попробуй...
        Невнятная ругань свидетельствовала о том, что девчонка просто исчезла из объятий Сарфа.
        - Нам надо быть там! - рявкнул Хагер.
        Хорошо, что магическое зеркало ведьмы не привязано к одному месту. Оно двигалось вместе со своей хозяйкой. Наблюдать за происходящим на бегу не очень удобно, но все лучше, чем вообще ничего не видеть.
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к