Сохранить .
Космогонщик Никита Семин

        Смерть родителей не только горе само по себе. Она может стать еще и причиной огромных неприятностей у их детей. Как у Олега, что потерял отца, но получил его огромные долги, отработать которые можно только в космосе. Но почему туда никто не рвется, а попавшие на самую высоко оплачиваемую работу в мире, стремятся назад? Инженеру по профессии и гонщику по увлечению придется узнать это на собственном опыте.

        Космогонщик

        Пролог

        Я медленно шел к стойке регистрации участников. Не из-за страха. Просто до сих пор еще не приспособился к условиям, когда гравитация меняется с каждым шагом, в зависимости куда идешь: к центру станции, или от него. Встречающиеся люди смотрели на меня по-разному, но объединяло их одно - меня здесь не любили.
        - Еще один смертничек, - с напускным раздражением сказал старик, принимающий заявки. - На «табуретку» то хоть успел накопать? А то ты здесь меньше недели. Другие сорвиголовы по полгода копят и то не всегда получается. Пропивают раньше.
        Отвечать я не стал, просто кивнув, и протянул свой планшет с данными о той самой «табуретке» - гоночном космическом корабле стартового класса. Хотя, какие там данные? Все стартовые корабли одинаковые: два маршевых двигателя, кресло гонщика и простейшая система управления. Из защиты - только скафандр да принятые заблаговременно таблетки от радиации и подстегивающие иммунитет организма стимуляторы. Все. Поэтому и называются такие, с позволения сказать, «корабли» табуретками. Все их различие между собой - идентификационный номер. Вот потом, когда выиграешь хотя бы первую гонку и получишь очки апгрейда - тогда да. В последующих гонках отличаться они начнут. И с каждой новой гонкой все сильнее.
        - Прозвище не ввел, - с той же интонацией бросил мне регистратор.
        - Там все введено, - впервые открыл я рот для ответа.
        - «Инженер», - как будто выплюнул, произнес старик. - Это не прозвище, а говно какое-то. Но какое мне дело до мертвеца?
        Быстро зарегистрировав мою заявку и космолет, старик отдал мне планшет и отправил дальше - в переход для посадки на транспорт, который доставит меня к месту гонки.
        - Надеюсь, ты сдохнешь, землянин, - перед самым накопительным шлюзом остановил меня амбал - начальник местной охраны. Лишь немногим выше меня, но гораздо шире в плечах, он старался как будто «нависнуть» над собеседником и задавить того. Сначала морально, а когда получалось - то и физически.
        У нас с ним сразу не сложились отношения. А уж то, что я родился и вырос на материнской планете, а не на космической станции как он для него, по-моему, было личным оскорблением. Даже пунктик вон какой нажил - «землянин» как ругательство использовать.
        Я снова промолчал. Смысл что-то отвечать? От меня ждут не этого, а страха. Вот только не дождутся! Я люблю гонки. И на Земле постоянно гонял и почти стал профессионалом. Правда на картодроме, и как показал потом мой виртуальный опыт - с космическими состязаниями это не имеет никакого сравнения. Но сам факт! Скоростью меня не испугать.
        Наконец все люди остались позади. Рядом - только такие же будущие гонщики, как и я, что сумели купить гоночный космолет и зарегистрироваться в постоянном турнире «Космогонщик». В турнире, что не имеет разбивки на сезоны и идет непрерывно: каждый день новая гонка, каждую неделю чемпион может поменяться. Но сейчас в это верят с трудом. Уже год чемпионом является один и тот же человек. Но я это обязательно изменю!
        Облачившись в скафандр, и закинув в себя стандартный медикаментозный набор гонщика, я сел в транспортник и приготовился ждать отправки. Но много времени это не заняло. Мы и так уже были в центре станции - гигантского бублика - поэтому признаком движения для нас стал удар в спину и изменение невесомости в слабое притяжение - пока корабль двигался к стартовому столу.
        Условия нам предстояли простые: на открытой космической платформе расположены наши космолеты, что держатся магнитами. После сигнала старта эти магниты разгоняют корабли по дорожке и отпускают их, придав начальное ускорение. А дальше - все зависит от нас. От скорости включения наших двигателей. Настройки впрыска и расхода топлива. И конечно - реакции. Задача гонщика - попасть в конце в магнитную ловушку, что поймает космолет и не даст ему улететь в открытый космос. Не сумел - ты труп, так как никто не будет тебя специально вылавливать и тратит на это время и силы. Ну и естественно, кто первым попадет в эту ловушку - выиграл. Но в данном случае, выражение «главное не победа» верно на сто процентов.
        Пока мы летели, направление гравитации менялось дважды: сначала нас давило в спину, ускоряя корабль, а потом в грудь - тормозя его. Но вот все закончилось, и вместе со стыковкой пришла невесомость.
        Включив магниты на ботинках, мы вышли и, осторожно ступая, чтобы ненароком не оторваться от единственной поверхности, двинулись к своим транспортным средствам. Чтобы не запутались, над каждым космолетом светилась надпись с нашим прозвищем. Именно по нему нас будут узнавать зрители. Ах да, еще одна деталь, что была в каждом корабле - камеры. Без них шоу не сделаешь, а именно это и было главным в этом мероприятии. Не наша победа, а шоу для миллиардов зрителей. Впрочем, не думаю, что конкретно наш отбор сейчас смотрят больше парочки миллионов людей.
        Открытый космос пугал. И даже у моих соперников, что почти всю свою жизнь (а кто-то и не почти) прожил на станции, этот страх был и был очень заметен. Вот одна девушка, редкое явление среди космогонщиков, сделав пару шагов чуть не отцепилась сразу обоими ногами и тут же замерла на месте, не в силах сдвинуться дальше с места. Сочувствую, но участвовать нужно каждому вызвавшемуся. Отсюда нас никто забирать не будет, так что ее единственные шанс выжить - добраться до корабля. Да еще и обратный до начала гонки таймер подстегивает. У нас осталось всего 10 минут, и потом начнется отборочный этап.
        Мне хватило пяти, чтобы оказаться около своего космолета. Привязав себя специальным тросом, я отключил магнитные подошвы и стал устраиваться в кресле. Не так уж и легко это сделать в невесомости, но работа рудокопом все же помогла - там тоже не при гравитации действуешь.
        Устроившись поудобнее в кресле и пристегнувшись полноценной сбруей, я отвязал трос и откинул его подальше от корабля, после чего он быстро был втянут внутрь платформы. Я оказался зажат между двух цилиндров с топливом - каждый по три метра длиной. Сзади - пустота, передо мной - пустота, сверху - она же. Только внизу еще можно разглядеть платформу, но и она скоро пропадет. Чувствуешь себя мелкой песчинкой в бесконечном черном океане. Не самое приятное чувство. Я люблю риск, но такого даже я не ожидал. Но отступать поздно.
        Чтобы отвлечься, я решил сначала посмотреть на экран управления перед собой - единственная высокотехнологичная вещь, ну или что можно так назвать, во всем космолете. А заодно узнать свои параметры.
        Ник: Инженер
        Тип корабля - реактивный
        Двигатель:
        - маршевый - реактивный на ЖТ (2 шт.)
        - маневровый - отсутствует
        Бак:
        - объем - 1,5 м 3(водород)
        Место гонщика:
        - стартовое кресло
        Вот и все пока что. И смотреть то нечего, а мандраж со страхом накатывает все сильнее, и до старта еще целых три минуты.
        Чтобы отвлечься, я решил вспомнить, с чего все началось…

        Глава 1. Потеря

        Сорока днями ранее
        Ветер бил в лицо, но на адреналине я не замечал этого. Передо мной был карт Вадика Сазонова, моего вечного противника по гонкам и лучшего друга. Шел последний круг и впереди показался крутой вираж под 180 градусов. Кто выйдет из него первым, тот и победил - дальше по прямой обогнать идентичный по характеристикам болид будет невозможно.
        Я вжал педаль газа в пол до отказа, медленно нагоняя, начавшего притормаживать соперника. В самый последний момент нога перескочила с педали газа на педаль тормоза, а руки еще сильнее сжали руль, выполняя поворот с заносом. Дрифт на асфальте всегда давался мне лучше, чем ему. Дикий визг и запах горелой покрышки, но все это неважно: я сумел подрезать Вадика и вышел из поворота первым!
        - Блин, так нечестно! - на финише возмутился друг, пришедший вторым. - Я из-за тебя чуть не врезался!
        - Просто признай поражение, будь мужиком! Ты разве не гонщик? - тот сокрушенно покачал головой, все же признавая, что да - гонщик. - Ну вот, а где гонки - там и риск! И не надо преувеличивать, ну врезался бы, и что? Там покрышки. Максимум, что тебя ждало - пара синяков. Так что на следующих выходных пикник спонсируешь ты!
        Тот махнул мне рукой, окончательно принимая мои доводы. Договорившись о точном времени предстоящего выхода на природу, мы отправились по домам.
        Подъезжая к фамильному особняку, построенному еще моим дедом, я увидел стоящие машины полиции, что сразу навеяло мысли о краже. Хоть за такое легко получить «черную метку» и билет в один конец в космос без права возврата, изредка дураки находятся. Ну, или профессионалы, работающие под заказ, но таких найти почти нереально. Хотя, что подобным специалистам могло понадобиться в доме людей, связанных с созданием космических кораблей, список мог бы быть длинным. Но все оказалось куда хуже.
        - Олег, - выскочила ко мне супруга, стирая платком слезы и не замечая, как размазывает свой макияж. - Твой отец умер.
        Новость прозвучала как выстрел. Я стоял и не знал, как мне реагировать, не веря, что мне говорят правду.
        - Как умер? Ему же всего семьдесят! Да у него здоровья еще минимум до ста двадцати жить!
        - Авария, - моя римлянка, как я ее называл за внешность и особенно характерный профиль лица, принялась рассказывать подробности. - Он проводил какой-то опасный эксперимент и тот вышел из-под контроля. Взрыв был такой силы, что половину лабораторного комплекса разнесло в щепки. Олег, они говорят, что Сергей Владимирович назанимал много долгов и теперь их оплата лежит на нас! И восстановление уничтоженного комплекса - тоже!
        Тут из дома вышел мужчина в черном пальто и с кейсом в руках. На работника полиции он походил мало.
        - Здравствуйте, - поздоровался незнакомец, протянув руку для пожатия. - Меня зовут Алексей Робертович, я представитель НОВОбанка. Мы можем поговорить наедине? - и выразительно так посмотрел на Алену, вцепившуюся в мою руку.
        - Так, солнышко. Я сейчас все узнаю, и мы потом с тобой это обсудим. В тихой и спокойной обстановке, когда все уедут, - аккуратно отцепил я руку супруги и указал представителю банка на беседку в стороне от дома.
        Сев за круглый стол на мягкие скамейки, мужчина принялся доставать из кейса бумаги, и рассказывать о причинах нашей встречи, попутно подтверждая монолог многочисленными договорами с подписями моего отца.
        - Месяц назад Сергей Владимирович обратился в наш банк за крупной суммой денег на создание прототипа генератора антивещества. Как давно известно, даже килограмм этого материала способен выдать энергию сравнимую с самой мощной бомбой, созданной человечеством. Вы как инженер должны понимать всю выгоду от использования этого материала в качестве топлива для космических кораблей.
        Я машинально кивнул. Слухи о скором создании прибора, способного в ограниченных количествах не просто создавать, но и сохранять антиматерию ходили давно. И отец действительно как-то обмолвился, что тоже работает по этой теме, но без всяких подробностей.
        - Понимая выгоды от создания даже прототипа прибора, не говоря уже о полноценном, промышленном варианте, и учитывая безупречную репутацию вашего отца, банк выделил необходимую сумму, но естественно под залог. И таким залогом было все ваше имущество. Плюс вы являетесь поручителем, и в случае недееспособности Сергея Владимировича, именно вам после продажи вашей собственности необходимо будет погасить остаток долга.
        - Постойте, - вышел я из транса его слов, стараясь абстрагироваться от мысли о гибели отца. - Какой продажи? Вы о чем? А где же я с семьей жить буду в таком случае? У меня же еще жена и сын! Им то, как быть?
        - Мы проанализировали вашу зарплату и возможность выплат с нее. Увы, но при ее размере вам придется работать на нас минимум тридцать пять лет. И это с учетом вычета 80% вашего дохода. А ведь кроме долга вам необходимо оплатить еще и восстановление лаборатории.
        - Разве она не застрахована?
        - Была, - кивнул мужчина. - Но срок страховки истек чуть больше месяца назад, а новую Сергей Владимирович не оформлял. Полагаю, причину вы понимаете.
        - Вы так и не ответили на мой вопрос, - вернулся я к основной теме. - Где я буду жить?
        - Банк заинтересован в скорейшей выплате вами долга, а это возможно только в космосе. Зарплата даже обычного рудокопа в пять раз выше вашей нынешней, а уж при повышении квалификации она вырастает на порядок. С вашим образованием выплатить неподъемную сейчас сумму там не составит труда. Максимум пара лет - и вы абсолютно свободный человек.
        - Вот только оттуда не возвращаются, - мрачно сказал я, вспоминая разговор с отцом. Как-то раз я спросил его, почему он редко летает в космос, хотя обожает его. И ответ меня поразил: «в космосе интересно быть туристом на неделю максимум. Это как в джунгли идти - если ты там не живешь, то все тебе нравится. Ну, или почти все. А вот когда остаешься там, на постоянной основе, то сразу все недостатки отсутствия цивилизации чувствуешь на себе».
        - Ну не надо преувеличивать, - отмахнулся как от чего-то неважного служащий банка. - Представьте, что вы в командировке. Пусть длительной, но не вечной же?
        - А жена и сын? Ему всего пятнадцать. Без моего согласия, отправить его в космос вы не имеете права.
        - Так, у вас же есть родственники? Ну не конкретно у вас, а у вашей супруги? - поправился мужчина, когда я хотел ему возразить. - Вот пусть с ними и остаются.
        Легко ему говорить. А у меня кроме Алены и Жени больше никого и не осталось. Только что сказал о смерти отца, так еще и их забрать хочет? Пусть на время, но от этого не сильно легче.
        Тут я вспомнил про друга и коллегу отца.
        - А Александр Георгиевич? Они же с папой всегда вместе работали?
        - Ему повезло, - сухо улыбнулся Алексей Робертович. - Он не только отсутствовал во время эксперимента, но и не участвовал в займе вашего отца.
        А вот это странно. Обычно они всегда и во всем вместе были.
        - У меня есть время подумать?
        - Да, - кивнул банкир. - Пару дней банк подождет. Советую с толком потратить это время.
        После ухода Алексея Робертовича я поспешил позвонить Георгичу. Папин друг и коллега не раз у нас был и давно стал еще и другом семьи.
        - Алло, Александр Георгиевич?.. Да слышал… Что случилось?.. Но почему он проводил эксперимент без вас?.. Все сам хотел сделать? На него это не похоже… Нет, нет! Я вам верю, просто он же никогда от вашей помощи раньше не отказывался?.. Александр Георгиевич, мне неудобно просить, но не могли бы вы помочь мне деньгами?.. Столько нет, да? Жаль… А! Так, у вас есть необходимые знакомые? И что они могут?.. Не дать банку отобрать у меня дом? А вот за это спасибо, обнадежили!.. Надеюсь, что у вас все же получится договориться со своими знакомыми! Еще раз спасибо! Жду вашего звонка.
        После разговора с Георгичем мое настроение чуть-чуть оторвалось от плинтуса и осторожно подняло голову вверх. Если у старика получиться уговорить банк, или кто там у него в знакомцах, не доводить до крайности и перевести весь долг в денежный эквивалент, будет здорово. Да, к сожалению, от космоса меня это не избавит, но родовое гнездышко останется целым, да и за Алену с Женей я буду спокоен. А вот как раз и этот сорванец с тренировки вернулся.
        Я смотрел как сын, почти точная копия матери, уверенным шагом движется к дому, перекинув сумку со спортивной формой через плечо. Уже три года ходит на дзюдо и даже успел получить первый взрослый разряд! Вот только эта его тяга ко всему военному, а особенно военной службе, меня немного смущает. У нас, конечно, все мужчины в роду служили, но то была срочка, а Евгений желает стать офицером.
        - Привет, пап. А что случилось? - заметил парень отъезжавшую полицию, что была сопровождением банкира. Такие нынче времена: банки имеют власть сравнимую с правительством, а иногда даже больше.
        - Пойдем в дом, там все расскажу.
        На известие о смерти деда тот отреагировал спокойно. Да и что еще ждать от пацана, что не только стремится быть военным, но и является неформальным лидером местных подростков? На мое заявление о смене места работы и вынужденном полете в космос - тоже. А вот его следующие слова стали для меня полной неожиданностью.
        - Я лечу с тобой!
        - Зачем? - не понял я.
        - Тебя, скорее всего, на одну из станций пояса астероидов отправят, а там как раз полно военных училищ боевых космолетчиков. Я тебе не говорил, но после первого курса в Академии Суворова я хотел оформить перевод в одно из них, - Алена на этих словах сдавленно охнула. - Вот как раз из-за такой реакции и не говорил, - мгновенно среагировал Женя. - Но раз есть шанс не терять целый год, то я полечу с тобой!
        - И чем же тебя Академия Суворова не устраивает? - заинтересовался я.
        - Там готовят штабистов, что в космосе бывают только с проверками, - с досадой сказал парень. - А я хочу быть боевым пилотом!
        - Если у Александра Георгиевича все получится, ты с мамой останешься на Земле. Это не обсуждается. Хочешь быть пилотом - оформишь перевод, как и планировал, но до тех пор никакого космоса! - подвел я черту под нашим разговором.
        В этот момент мне вспомнился эпизод из новостей, где говорилось об очередной операции против пиратов Конноли, и ниже шел список потерь космофлота. Видеть в этом списке своего сына мне категорически не хотелось, хватит в семье одной трагедии. И пока я за него отвечаю и имею возможность повлиять на его судьбу, то я сделаю максимум, чтобы не допустить Женю в космос.
        Парень сузил глаза и посмотрел на меня исподлобья, но промолчал. Знает уже, что спорить со мной, когда я отвечаю так категорично, бесполезно.

        На следующий день я, как обычно, пошел на работу. Вот только настроение сильно отличалось от привычного. Мозг уже принял новость, что отца нет и не будет, но подсознание до сих пор твердило: «а может?».
        Известий от Александра Георгиевича пока не было, и менять как-то еще свои планы я посчитал бессмысленным. Да и интересная тема сегодня была, можно было хорошо отвлечься от плохих мыслей. В задании нужно было найти лучшую конфигурацию сопла реактивного двигателя для космических истребителей ближнего радиуса действия. На топливе военные экономить не привыкли, но космос накладывает свои ограничения. Вот и сейчас поставили задание: максимально увеличить тягу двигателя, чтобы текущего бака в три куба хватило на пять минут боя. Кроме изменения размера выходного отверстия и конфигурации самого сопла, выполнить пожелания заказчиков было невозможно, если не менять принципиально всю конструкцию, а значит, требовалось много однообразных экспериментов. Скучная для большинства людей работа. Но мне нравилось. Методично раз за разом проверять, как изменятся параметры прибора при новом значении одной переменной, доводя механизм до совершенства - то, за что меня прозвали педантом. Но в лицо меня так называть осмеливался только Вадик.
        - Ну что, Педант? Получается каменный цветок?
        - Работа идет, - ответил я сухо, наблюдая за процессом истечения рабочего тела из камеры сгорания и сравнивая графики увеличения тяги с уменьшением времени расхода топлива. Пока что в требуемые пять минут работы я укладывался, но тягу удалось повысить только на 1,5 процента.
        - Вот не пойму я тебя. Вроде все при тебе: высокий брюнет со спортивной фигурой. Хоть сейчас на обложку журнала. Но, кроме своей Аленки, ни на кого больше не смотришь. Будто женщин нет вокруг совсем.
        - Тебе, бабнику, не понять, что такое любовь, - не отвлекаясь от наблюдения, пробормотал я.
        - Ну да, ну да... Ты каждый раз такое говоришь. Слышал, у тебя отец вчера погиб? Соболезную.
        Топливо закончилось, и очередной тест пятнадцатого вида конфигурации сопла подошел к концу, что позволило мне переключиться на друга полностью.
        - Спасибо. Но беда не приходит одна. Мне придется уволиться и стать космическим рудокопом, иначе банк заберет у меня все. Да они уже хотят забрать! Надеюсь, что Александр Георгиевич помочь сможет.
        - А что с похоронами?
        Я не знал что ответить на, казалось бы, простой вопрос. От отца ничего не осталось. Страховки никакой не было, да и друг у него был всего один. Уж очень сложный он был в общении человек. Вот и получалось, что кроме меня и моей семьи, таким вопросом мог бы заняться только его приятель Кравцов. Но похороны - это тоже деньги и немалые. Так что остается только Александр Георгиевич. Но будет ли он это делать?
        - Не знаю. Ничего не знаю, и это меня выводит из себя.
        В кармане завибрировал телефон.
        - А вот и какая-то определенность, - посмотрев на экран, сказал я и ответил на звонок.
        - Олег, сразу прошу прощения, я не предполагал, что так может получиться! - начало мне откровенно не понравилось, но хотелось услышать подробности. И они не заставили себя ждать. - Я, как и обещал, связался со своим школьным приятелем, что сейчас является судьей в нашем округе. Но мы уже года три не виделись и когда после моей просьбы, отнестись к тебе и твоей ситуации с кредитом помягче, я услышал, что давлю на суд, это стало для меня полной неожиданностью! Я даже предположить не мог, что Артем так себя поведет!
        - Так, Александр Георгиевич. Успокойтесь и объясните подробнее: при чем здесь давление на суд и чего мне следует ждать?
        Кравцов на другом конце глубоко вздохнул и начал свой рассказ.
        - В общем, Олег. Артем Свиридов, мой школьный приятель и судья в нашем округе. Именно он решает случаи подобные твоему и выносит окончательный вердикт. Вот я и попросил не выносить самого жесткого наказания, а провести дело по «мягкому» варианту. Дать тебе отсрочку, а может и вообще признать случай непредвиденным и тогда почти половину долга с тебя бы сняли, а восстановление лаборатории пошло за счет муниципалитета. Но ответ был прямо противоположным! - я так и представил как этот моложавый старик, любящий пофартить, экспрессивно вскинул руки, показывая всю глубину своего негодования. - Артем сказал, чтобы я не вмешивался, а когда я попробовал повторить просьбу, заявил, что я давлю на суд, что автоматически отягощает наказание! И мне как просителю будет выписан штраф в триста тысяч, и то только потому, что прошу я не за себя или близкого родственника! Нет, ты представляешь!
        Я представлял. Судебная система неподкупна. Это уже десять лет вбивают в голову всем и каждому, начиная со школьников и заканчивая чиновниками самого высшего ранга. Судей контролируют так, как никому и не снилось. Не удивлюсь, если все разговоры этого Свиридова прослушиваются. Наказания оступившимся судьям тоже ОЧЕНЬ жесткие. И идут туда либо идейные, либо любящие чувствовать власть распоряжаться чужой судьбой. Короче, люди слегка «ненормальные» по понятиям обычного человека. Если бы я знал, что Георгич обратится к судье, то сделал максимум, чтобы его отговорить! Но почему-то мне казалось, что знакомый Кравцова работает в банке. Тогда был шанс договориться «полюбовно».
        - Ясно. Спасибо. Больше ничего не нужно, Александр Георгиевич, я сам разберусь.
        - Еще раз извини, Олег, я, правда, не знал!
        Вадик поднял вопросительно бровь, ожидая моего ответа.
        - Похоже, Женя все же получит то, что желает, - сказал я и вернулся к работе. Только она сейчас способна меня успокоить и отвлечь от тяжелых мыслей.
        Вечером слова Кравцова подтвердились. На этот раз нашу семью посетил не банкир, а судебный пристав с повесткой явиться на следующий день на оглашение приговора. Именно приговора, так как слушание уже было проведено без моего участия - одно из условий при давлении на судей.
        Собственно из повестки было ясно только одно - этой ночью спать нам не придется, так как мы будем собирать вещи.

        - Всегда не любила я Сергея Владимировича, но даже он достоин погребения, - утром к нам приехали родители Алены. Забрать личные вещи, что мы не повезем с собой. В основном это была одежда и какие-то памятные лишь нам безделушки и фотографии. - Неужели вам не дадут денек оформить все по-человечески?
        Роза Валерьевна, человек свято верящий в мистику и потустороннее. Для нее оставить умершего без должного обряда погребения - все равно, что создать нового призрака.
        - Нет. Нет тела - нет дела, как говорится, - ответил я хмуро.
        Не говорить же ей, что у нас теперь нет денег, а Кравцов после штрафа тоже на нуле? Сама она, несмотря на свой фетиш, моему отцу ни копейки не даст, даже посмертно.
        С отцом меня связывали в основном общие интересы: нам обоим нравились изобретения и конструкции связанные с космосом. А также мы любили спорить о преимуществах разных концепций в развитии космических технологий и перспектив или тупикового развития оных. Мне этого будет не хватать. Кто-то может посчитать из-за этого меня черствым, но у всех людей разные отношения и я не считаю, что у нас с отцом они были плохие.
        - Вечно ты дурость говоришь, - отмахнулась теща. - И как это Алена терпит? Кстати, Ален! А когда ты к нам поедешь?
        - Я отправлюсь с Олегом.
        - Что? - не поверила женщина. - Но как? Зачем?
        - Ты сама меня учила: жена должна быть при муже, - спокойно ответила моя супруга.
        - При муже, а не стихийном бедствии! Да как он еще свою голову в этих гонках не разбил, ума не приложу!
        Она бы могла еще долго высказывать свое мнение, но пропиликавший будильник, нас спас. Пора было ехать в зал суда, выслушивать приговор.
        Само помещение, где моя судьба сделала резкий поворот, не выделялось внешне от обычного офисного зала. Даже решеток, которые раньше в подобных заведениях были положены, не было. Все цивилизовано: приговоренный (или если повезло, подсудимый) приходит и усаживается с одной стороны с адвокатом. Истец (в моем случае - представитель банка) и прокурор располагаются с другой. После чего судья зачитывает свое решение. Обычно, конечно, сначала идет прение сторон, выяснение истины, но благодаря Кравцову, у меня было уже готовое решение. Банк забирает себе в погашение основного долга всю недвижимость и обязуется трудоустроить меня на одну из космических станций рудокопом 1 разряда. Кроме этого, мне запрещено в течение года возвращаться на планету, даже в случае досрочного погашения кредита. Менять работу я могу, но только на более доходную. Исключение - космогонки. У правительства после первого бунта в этом отношении особое мнение. Все-таки только благодаря этому шоу рабочие космических станций хоть как-то могут выпускать пар и не проводить забастовок. Самые деятельные и пробивные, способные поднять народ,
уходят как раз туда. Добиться личного успеха там намного проще. А высокий риск смертности, как правило, таких людей не пугает.
        - Решение окончательное и обжалованию не подлежит, - закончил ритуальной фразой Свиридов, стукнув деревянным молотком по столу.
        Из зала суда нашу семью повезли прямиком в космопорт. Огромное здание, не слишком то и отличающееся от обычного планетарного аэропорта. Огромные разгонные полосы, на которых самолеты-гиганты везут на своем горбе маленькие орбитальные кораблики, вместимостью по восемь человек. И с одного такого скоро и начнется мой путь.
        До старта осталось 1 минута 36 секунд
        Взглянув на табло, и снова поежившись от ощущения собственной беспомощности в океане черноты, я вернулся к воспоминаниям…

        Глава 2. Убийство

        Женя с восторгом смотрел на огромные самолеты, с почти незаметными, прикрепленными к ним орбитальными космолетами. Иногда он все же спохватывался и старался придать своему виду серьезность и невозмутимость, но через минуту замечал новую модель разгонщика и снова прилипал к стеклу космопорта, стараясь максимально рассмотреть красивого гиганта.
        У меня мысли были, наоборот, нерадостными. Наверное, из-за того, что меня в моей жизни все устраивало, в отличие от Жени, и если для него смерть деда, с которым он общался на уровне «привет - пока», прошла сторонним событием, то на меня сейчас накатило. В самом начале я еще держался. Видимо тогда подсознание просто не поверило в случившееся. А отсутствие тела отца еще и добавило масла в огонь. Казалось, что он просто опять задержался на работе, увлекшись очередным экспериментом, и через день-два вернется, рассказав кое-какие результаты и проверив мои знания по поводу изучаемой им темы.
        Потом работа и суд - все это отвлекало и не давало осмыслить необратимость потери. А вот сейчас, когда до старта ждать еще два часа и ничего делать не надо, а думать о чем-то бессмысленно, так как я слабо представляю, что нас ждет, меня и накрыло.
        - Не переживай, ограничение всего на год, - заметила мое состояние Алена.
        Я тяжело вздохнул. Даже отвечать не хотелось. Когда нас позвали переодеваться и готовиться к вылету, я встретил это известие с облегчением.
        Скафандр выдавался за полчаса до посадки. Давно ушли те времена, когда его необходимо было создавать персонально под каждого. Теперь достаточно знать свой типоразмер, а мелкие несоответствия будут устранены сразу после надевания путем саморегулирующихся застежек. Условие одно: надевать на голое тело.
        Выйдя к рукаву перехода, я оглядел наших попутчиков. Всего орбитальный космолет вмещал восьмерых человек. Система полета была автоматизирована, так что все места были пассажирскими. В соседях у нас был пожилой подтянутый мужчина с шикарными усами - скорее всего, какой-то военный чиновник. У них как раз пошла мода на старо-имперские прически, что носили генералы Императорской России. Но это только в нашем секторе. У того же японского сектора, например, мода была на эпоху Мейдзи. Да и вообще, элементы старины начали свое шествие по всей планете. Особенно это сказывается на военных силах, что объединены единым командованием. У гражданских чиновников, вынужденных отстаивать в первую очередь интересы своего государства, такого нет. Пусть в нынешнем варианте все страны больше похожи на какие-нибудь республики в составе бывшей России или штаты в составе США: есть собственные законы, но общий един для всех и главнее местных, однако перетянуть одеяло Международного валютного фонда на себя никто не откажется.
        Еще в соседях были три девушки - все не старше тридцати. Явно выпускницы какого-нибудь вуза с уклоном в работе на станциях в качестве управляющего персонала. Естественно, вахтой и не больше месяца. И хорошо, если им достанется место работы где-нибудь на орбите Земли или около Марса, либо Венеры. Иначе родную планету они увидят не раньше, чем через три месяца. До пояса астероидов, куда предстоит лететь мне с семьей, как раз около тридцати дней пути.
        Тут мне пришлось прекратить разглядывание попутчиков, так как зажглось табло, приглашающее пройти в космолет.
        Уселись мы довольно компактно, что неудивительно. Из-за своего немаленького роста я почувствовал все прелести ситуации, когда собственные колени упираются в спинку впередисидящего пассажира. Но не думаю, что он что-то почувствовал: кресла здесь довольно толстые.
        Сначала взлет ничем не отличался от обычного полета на самолете. И так было, пока мы не достигли знакомой мне высоты в десять километров. Но разгонщик и не думал на этом останавливаться, продолжая лететь вверх. Голубизна неба медленно отступила, и в иллюминаторах показалась чернота космоса. Звезд не было видно, но это нормально, днем взлетаем - солнце их свет перебивает. Я знал характеристики данного разгонщика, и когда наш космолет, наконец, отделился от него, для меня не стоял вопрос о набранной высоте, я знал, что под нами было уже тридцать километров. Меня чуть вдавило в кресло, когда заработал маршевый двигатель «орбитала». Еще три минуты такого притяжения, и корабль отключил его, экономя топливо для стыковки, а я впервые почувствовал невесомость. Неприятное ощущение. Но это еще цветочки. Читал, что через час такого парения неподготовленному человеку становится гораздо хуже. Надеюсь, на орбитальном терминале будет гравитация.
        Тут включились динамики, и приятный женский голос стал давать инструкции, что необходимо делать во время перехода из космолета в терминал: как отстегиваться от кресла, в каком порядке выходить и куда двигаться в самом терминале.
        Терминал меня не впечатлил. Хотя, что еще ждать от пассажирского накопителя? Стоило нам выйти из космолета, как наши пути с другими пассажирами тут же разошлись. Я с Аленой и Женей отправился налево, к секции дальних перелетов, тогда как оставшиеся пятеро пассажиров двинулись направо в секцию ближнего космоса. Повезло девчонкам.
        Добравшись до нужного отсека, нам пришлось ждать еще целый час, пока прилетело космическое такси и доставило нас на тяжелый межпланетник. Да-да, уже пять лет как есть частное космическое такси. Это люди, сумевшие накопить денег на свой собственный космический корабль и заключившие с какой-нибудь транспортной компанией договор подряда. Сами компании содержать космический флот таких такси не хотят - много рисков, а при таком подходе они содержат только космические заправки и контролируют сеть заказов. Частник получает примерно 50 процентов от заказа, остальное - компании за свои услуги. Нашу доставку обязательно включат в мой долг, но пока ее оплачивает судебная система.
        - Вот это да! - восхищенно сказал Женя, когда межпланетник стало возможно рассмотреть невооруженным глазом. А восхищаться было чему. Почти трехсот метровый в диаметре бублик с длинной осью - двигателем медленно и величественно вырастал в иллюминаторе корабля.
        - Это еще что, - сказал наш водитель, - вот внутрисистемник или тяжелый линкор гораздо крупнее и внушительней выглядят. Да и на вид к таким боязно приближаться. А здесь - только и есть, что размер больше этой скорлупки, - тут он ласково постучал по панели своего корабля. - И все. Никаких уникальных технических решений. Даже имени своего нет, только номер! ТМ-25. Эх, - махнул он рукой.
        Внутри, кроме тесных коридоров, до стен которых я мог дотянуться одновременно обеими руками, причем так, что они еще и сгибались, были только маленькие кубрики. Вместимость у них, правда, была различная, но больше положенных трех метров кубических на человека не получал никто. Хорошо еще, что искусственная гравитация присутствовала.
        - Я здесь не усну, - произнесла Алена, когда мы расположились в тесной каюте, больше похожей на купе поезда. - Этот шум вентиляторов меня сведет с ума!
        - Не так уж и сильно они гудят, - возразил я. - Да и если отключится гравитация - они наш единственный шанс не задохнуться. Привыкай. Теперь это надолго.
        ***
        Месяц полета под конец нашей эпопеи показался мне адом. В нашей каюте ничего, кроме нахождения в интернете, сделать было нельзя. Я нашел на корабле спортзал, но очередь там была огромной. Отказываться, впрочем, я все равно не стал и раз в три дня занимался в нем по одному часу. С мытьем были проблемы: душ или ванна здесь не полагались, только обтирка влажными салфетками. Правда обещали, что на станции нас ждет нормальный душ, и в первый же день мы сможем помыться. Но через пару недель в такое верилось с трудом.
        Кроме нас на космическую станцию «Жадный кролик» летело еще двадцать семь человек, не считая команды. Большинство такие же, как и я, приговоренные к работе рудокопами. Хотя учитывая, что зарплаты там были выше, чем у правительственных чиновников высшего ранга, многим казалось странным словосочетание «приговорен к работе». Подоплеку этого я узнал, непосредственно прибыв на место назначения. Кроме нас здесь были и сотрудники службы охраны космических станций, летевшие на новое место работы. Эти держались особняком и старались ни с кем, кроме своих, не общаться. Ну, разве что с экипажем.
        Но главным развлечением стали виртуальные космические гонки и просмотр реальных по интернету. Скажу честно, разница между земными и космическими гонками колоссальна! В виртуале могли поиграть почти все, но опять же количество шлемов было ограничено, а именно благодаря им можно было ощутить себя космогонщиком, так что и здесь была очередь. Но все же их было достаточно, чтобы погонять с другими пассажирами было можно раз в день. А Женя так вообще неожиданно для меня стал местным чемпионом! Но, к его огромному сожалению, до 18-ти лет никаких гонок, кроме виртуальных, ему не видать.
        Место назначения не прошло для нас незамеченным. Да и трудно пропустить то, о чем во всеуслышание говорят три раза подряд, да еще с призывом собрать все вещи и приготовиться к стыковке.
        Бублик станции отличался от межпланетника большим диаметром, примерно в полтора километра, и отсутствием маршевого двигателя. И именно туда, где он должен был располагаться, пристыковался наш транспорт. Второй раз в жизни я почувствовал невесомость. Встречали нас трое: начальник станции, его помощник по кадрам и начальник службы охраны. Так получилось, что из всех прибывших я был самым большим. Как в плане роста, так и мышечной массы. И лысый амбал в первую очередь сразу обратил внимание именно на меня.
        - О, а среди землян еще не перевелись спортсмены! Как зовут?
        - Олег, - спокойно ответил я.
        - А я Антон, - хмыкнул мужик. - Но для тебя, Олег, с этого момента и до выплаты долга я господин начальник, - заявил он.
        Стоящий рядом глава станции поморщился на это, но перечить, что странно, не стал.
        - Мы не в тюрьме, - возразил я, не понимая, что здесь происходит.
        - Не в тюрьме, - покладисто согласился здоровяк. - Но вот в чем штука, Олег. Мы в космосе, и любое нарушение правил здесь приводит к смерти не только нарушившего, но и окружающих. И именно на мне висит ответственность, чтобы все работало как часы. А за свой многолетний опыт я понял одно: дисциплина - залог жизни. Вон, даже Ганс Людвигович со мной после одного происшествия не спорит, - кивнул он на начальника. - Так что, Олежа, пока не выплатишь долг и не укатишь с моей станции, для тебя и остальных я господин начальник и никто другой, понятно?
        Опасности космоса я, как инженер, знал не хуже амбала. И про дисциплину сказано во многих книгах по правилам выживания в нем. Но вот то, как это положение будет воспроизводиться на практике, было для меня непривычно и вызывало раздражение. Да еще стоящие рядом Женя с Аленой, видящие такое показательное макание в грязь, не давали просто так спустить все на тормозах. Особенно стоящий и сжимающий кулаки сын. Ведь я для него пример, или кто? Потерять его уважение не хотелось, итак мы с ним не особо ладим.
        - Я за субординацию, но не раб. Так что назовите свое отчество, и буду обращаться к вам уважительно, но без подобострастия.
        Как мне прилетел его кулак в живот, я даже не заметил. А учитывая, что мы были еще в зоне с пониженной гравитацией, почти невесомостью, то меня унесло на несколько метров вглубь по коридору. Пока летел, зацепил по дороге нескольких будущих своих товарищей - рудокопов. Боль была не такая сильная, как можно было предположить, но вот обида чуть не заставила меня ринуться в драку, несмотря ни на что. Но смотрящий мне в лицо пистолет-шокер остудил мой пыл.
        - Еще одно пререкание, и пойдешь в карцер, а в твоем деле появится дополнительная пометка, увеличивающая срок невозврата на планету.
        После этого смельчаков возражать амбалу не нашлось. Кубрик, что нам выделили, на этот раз был гораздо больше, чем на корабле. Он даже учитывал, что мы семья и поэтому состоял из двух комнат. Кушать предполагалось в общей столовой. Гигиена проводилась тоже только в общественных местах и по расписанию. Но, как и обещали, помыться нам дали в первый же день.
        А уже вечером на встроенный домашний компьютер пришли наши должности на станции и информация о том, к кому мы приписаны проходить первоначальную подготовку и социализацию. У меня в напарниках оказался мой ровесник, а вот Алене, дипломированному агроному, выпало работать под началом девятнадцатилетней девчонки, что только начальные курсы по космическому земледелию окончила.
        - Ничего, поднаберусь практики и быстро ее обскачу, - оптимистично заявила супруга.
        Женю ждали школа и выбор специальности. Хотя, думаю, он в первый же день помчится подавать заявление в военное училище. Не знаю, насколько у него это получится, но он у нас пробивной - даже если не сразу, но своего добьется.
        Еще одним неудобством оказалась пониженная гравитация. Собственно, когда мы летели, то невесомость отсутствовала из-за постоянного ускорения корабля. Здесь же искусственная гравитация создавалась путем вращения станции и увеличивалась от центра к краям. В итоге на внешней стороне, где находились помещения администрации, охраны и больничного персонала, было также, как на Земле. А вот на нашем среднем кольце, в половине пути от центра, мне приходилось постоянно сдерживать себя, чтобы просто не врезаться ни во что из-за слишком большого приложения силы.

        Утро началось для меня с общестанционного будильника. По нему в нашем новом доме начинался новый день и по нему же заканчивался. Полчаса на то, чтобы привести себя в порядок и завтрак, а потом уже на первую встречу с новым наставником, что объяснит мне азы профессии и, вообще, на ближайший месяц станет нянькой.
        - Привет, новичок, - подошел вытянутый мужичок в светло-голубом скафандре с нашивкой рудокопа четвертого разряда. Здесь вообще все ходили в таких, и я в том числе. Различие было лишь в цвете да опознавательных нашивках. Хотя последние не слишком-то и нужны. Народу на станции дай бог тысяча наберется. Все друг друга хоть шапочно, но знают. - Меня назначили тебя обучать. Данила, - протянул он мне руку для пожатия.
        - А ты давно здесь? - ответив на приветствие, спросил я.
        - А ты не видишь, что ли? - неподдельно удивился тот.
        Тут уже я не понял, о чем он.
        - Ну, мой рост! И общая вытянутость. Это же профессиональная деформация всех, кто долго в невесомости и при малой гравитации работает! Из-за этого, кстати, со временем чисто физически уже нельзя вернуться на Землю. Организм тамошней высокой гравитации не выдержит. Так что да, я здесь давно. Ну, пойдем, что ли.
        По пути я вспоминал, как выглядели люди в столовой. И получалось, что, как и сказал Данила, кроме новеньких, остальные были разной степени вытянутости. Сутулых среди них не было.
        Наш с Данилой путь окончился в зоне посадки, где я вчера встретил впервые «начальника» Антона. Другие рудокопы тоже потихоньку подходили, и вскоре нас набралось довольно большое количество. Но мои попутчики, что прибыли на транспортнике, здесь были не все. Отсутствовали все охранники, и была только половина из осужденных.
        - Все не войдем, вторым рейсом пойдут, - объяснил мой наставник.
        Корабль доставки на место работы выглядел изнутри как круглая бочка со скобами по бокам, за которые требовалось держаться, чтобы не летать внутри как то самое г… в проруби. Ускорение у него было небольшое, так что и гравитация считай отсутствовала.
        Перед посадкой в транспорт Данила приказал наглухо закрыть скафандр и выдал баллон воздуха на пять часов работы.
        - С собой у нас будет по запасному, - сказал он по встроенной в шлем рации. - Так что всего у нас вне станции 10 часов жизни. До астероида полет около тридцати - сорока минут. Столько же назад. Часовой день как на Земле - по шесть часов. Итого два часа запас. Но ты не обольщайся. При работе расход воздуха повышен, так что этот запас израсходуется, и не заметишь как. Поэтому перерывы почаще делай, не увлекайся.
        Обнадежил, называется. Хотя теперь понятно, за что здесь миллионы платят. Риск тут запредельный.
        Работали все рудокопы парами, независимо от того, сколько дней стажа у тебя. Нас с «учителем» высадили третьими. Выходя из бочки, наставник зацепил один из свертков с нас величиной и потянул за собой. В двадцати метрах от корабля висел наш объект. Как до него добираться я понял, как только пилот выстрелил в камень гарпуном. Если бы это происходило на земле, уверен, я бы услышал громкий щелчок стали о камень и работу бурильного инструмента, вгрызающегося в грунт. Но все происходило в пугающей звенящей тишине, отчего казалось нереальным.
        - Мы по этому тросу на него спускаться будем? - стремясь разрушить подступающий страх, спросил я.
        - Пугает все, да? - понял Данила. - Именно. Зацепимся, перейдем. А потом челнок выключит магнит, что держит трос с гарпуном и полетит дальше. А мы тут вдвоем на шесть часов останемся.
        - Это как? - не поверил я своим ушам. - А как он нас назад заберет? И куда складывать добытую руду? Как ее, вообще, добывать-то? - вопросы посыпались из меня, но прервал этот поток смех наставника.
        - Не боись, все расскажу. Идем, задерживаться самому и задерживать других - верная смерть.
        Пристегнувшись к тросу, я начал перебирать руками, выйдя в открытый космос и приближаясь к астероиду. Сначала было безумно страшно. Особенно сделать первый шаг. Казалось, что шагаешь в бездну. Хотя так оно и было. Когда не чувствуешь опоры под ногами, а видишь только открытое бездонное пространство, только сосредоточенность на одной точке - вонзившемся в камень гарпуне, помогла мне добраться до цели.
        - Теперь не вздумай отстегиваться, - как будто я собирался это делать! - Давай лучше рудосборник соберем, - указал он на взятый с собой сверток.
        Сверток оказался пластик-тканью. Специально разработанный для космоса материал. Как полиэтиленовый пакет, только по прочности сравнимый со сталью. Знаю такой, проверял как-то раз его применение в одном проекте.
        - Сейчас закрепим его по периметру так, чтобы как будто колпаком нас накрыло и начну тебя учить «копать».
        К свертку по краям уже были приделаны специальные колышки, что достаточно было приставить в нужном месте и нажать на кнопку. Сложность была только в том, чтобы прижать мини-бур к поверхности в условиях, когда от любого движения тебя мотает во все стороны и чтобы остановиться, нужно тоже что-то сделать. Данила делал просто: со всего маху ударял по поверхности и в момент касания умудрялся нажать на нужную кнопку. Не раньше, не позже. Вот что значит мастерство! А у меня возникли проблемы даже с самим передвижением в невесомости. Напарник ловко хватался за неровности астероида, чтобы перебраться по нему куда нужно, мне же приходилось тратить на это втрое больше времени и сил.
        - Сегодня вся выручка моя, - закончив с установкой пластик-ткани, заявил наставник. - Все равно ты норму не выработаешь. Никто еще в первый день этого не смог сделать. Пока что рекорд - выполненная норма на второй день.
        - Что за норма? - решил уточнить я, а то ничего подобного нам не говорили.
        - День жизни на станции стоит десять миллионов на человека. Один куб добытой породы - два миллиона. Вот и считай, сколько нам нужно добыть руды, чтобы не вогнать себя в еще большие долги. Ведь все, что сверх нормы идет как раз на погашение долга. Ну а если ты его выплатил, то тогда тебе в карман.
        Я аж присвистнул.
        - Ничего себе цены! Да у меня долг-то по сравнению с такими цифрами всего 150 миллионов! Пятнадцать дней жизни здесь!
        - Вот-вот, - покивал Данила. - А пока не научишься «копать», будет процент капать, и в итоге раньше полугода вряд ли расплатишься. Но хватит слов, ближе к делу.
        Я в этот момент подумал, что еще больше сглупил, не настояв на том, чтобы семья осталась у родственников на Земле. Кстати, свободный конец троса с магнитом на конце остался снаружи нашего колпака. В этом свертке оказалась специальная прорезь для него.
        Тут Данила отцепил от бедра выданный всем еще в транспортнике небольшой бур, работающий на аккумуляторе. Полуметровый цилиндр толщиной с руку необходимо было держать за один конец, где располагалась ручка и два крючка включения. На другом конце при нажатии первого крючка создавался электрический разряд. Нагрев им породу, нужно было нажать на второй крючок-спуск. Он выдвигал алмазное сверло, вращающееся с частотой в тысячу оборотов в секунду. Вот так, чередуя эти элементы разрушения породы, требовалось аккуратно вырезать метровые кубические блоки. Конечно, идеально этого сделать не получится. Да и как сказал Данила, это и не нужно. Главное, чтобы блоки были не больше метра кубического в объеме, но и не слишком мелкие. Потом их на станции, правда, уже не нашей, переплавят в однородные по составу бруски и отправят на заводы.
        - Здесь итак почти все камешки однородны, - рассказывал Данила. - Процессов геологических то нет, что могли бы их перемешать между собой. Поэтому добыча здесь так выгодна, несмотря на такие гигантские траты на обслуживание огромного количества станций и заводов.
        И опять основная проблема для меня была - удержаться возле места бурения. Любое неловкое движение, и я сразу отлетал куда-то в сторону, пока не прикладывал противоположное усилие. Организм никак не мог привыкнуть к отсутствию трения, гравитации и множества других сил, что постоянно действовали на него на планете, но которые мы давно перестали замечать.
        К концу срока нашей работы я, наконец, смог адаптироваться и даже почти выполнил необходимую норму. Не хватило буквально половинки кубического метра породы.
        - А ты молодец, - уважительно заметил Данила. - Побил прошлый рекорд, хоть и не выполнил до конца норматив. Завтра, глядишь, уже полностью все сам сделаешь и долг выплачивать начнешь. Но сегодня, как и сказал, я тебе помогу только твою норму закрыть, чтобы тебе лишнего не прибавили. А сейчас помоги мне «закрыться».
        Под закрытием наставник имел в виду отстегивание свертка от колышков и соединение этих концов между собой. В итоге у нас получился нанизанный на трос огромный прозрачный пакет с рудой внутри, с одного конца которого болтался магнит для сцепки с кораблем, а другой конец все также был забурен в астероид, к нему же были прикреплены и мы.
        - Как челнок сцепку оформит, также открепим трос, и по внешней стороне пакета цепляясь вон за ту «веревку», - указал он на незамеченный мною ранее трос, - вернемся в него.
        - А пакет потом куда?
        - Мимо соседей проходить будем, там их сборщику и передадим. Это недолго, минут пятнадцать максимум. Обычно даже быстрее.
        Все прошло, как и рассказал Данила.
        Вернувшись на станцию, я испытал нешуточное облегчение. Даже не подозревал, что был все это время настолько напряжен. Медленно возвращаясь в отведенный нам блок, я заметил свою Алену в окружении неизвестных мужчин.
        - … поверь, тебе же легче жить будет, - услышал я голос одного из них. Моя половинка при этом была напугана, и я поспешил быстрее к ней. Ничего хорошего от такой картины я не ожидал. - Смотри, сейчас ты здесь - никто. Да еще и норму не отработала. Но удели нам время, и долг твоего никчемного муженька выплачен будет быстро… - тут я наконец добрался до них и сразу схватил говорливого мужика за горло, взяв его рукой в захват и немного сдавив для острастки.
        - А что это вы здесь делаете? - посмотрел я на враз испугавшихся подельников несостоявшегося шантажиста. А по-другому его последние слова я расценить не мог.
        - Отпусти его, задушишь ведь! - испуганно крикнул один из них.
        - Не бойтесь, я легонько, - усмехнулся я, услышав этот возглас.
        - Это для тебя легонько, а здесь много и не надо! - возразил тот же рудокоп, если судить по нашивке. - Мы в космосе, да еще и в месте пониженной гравитации, забыл?
        Действительно, забыл. А ведь Антон это мне в первый же день показал. Но было уже поздно. Когда я отпустил мужика и взглянул в его лицо, оно было синим с гримасой ужаса. Я его не просто удушил. Я свернул ему шею, просто неловко пошевелившись, когда тот в самом начале начал вырываться.
        - Что здесь происходит? - раздался голос начальника охраны.
        - Господин начальник, он убил Виталю! - сдал меня все тот же рудокоп.
        - В карцер! Остальным разойтись!
        Что-то снова у меня проблемы на ровном месте появились. Когда же это закончиться-то?

        Глава 3. Отбор

        Карцер. По сути - тюрьма одиночка. Причем находилась она на внешней стороне станции, что в условиях, когда рабочие живут в постоянной пониженной гравитации, для местных жителей является воплощенным адом. Не зря Данила упоминал про невозможность для него и других рудокопов, очень долго проживших без нормальной силы тяжести, вернуться на Землю.
        Но для меня, что недавно только попал сюда, адом стали отнюдь не физические нагрузки помещения. Я никогда не убивал. Даже животных. Даже на пропитание. Кто-то не брезгует и на охоту скататься, а я вот - нет. И тут я лишил человека жизни. По неосторожности, но мне от этого не легче. Всегда с презрением относился к убийцам, но как теперь относиться к самому себе? Тоже презирать?
        Продержали меня ровно сутки, после чего вывели наружу и провели в кабинет Антона.
        - Выдержал? - был первый его вопрос. - А, ну да. Ты же только недавно с планеты. «Землянин», - издевательски произнес он последнее слово. - В общем, теперь тебе путь домой заказан. В смысле - тебе выдана черная метка.
        Сердце у меня упало. Черная метка выдавалась закоренелым преступникам и означала одно - вернуться на Землю мне больше не светит. Никогда. Мозг стал лихорадочно искать варианты, но на ум приходили только сцены героев, что проявили себя в защите станций при нападении пиратов, - им сменяли метку на просто длинный срок невозврата. Раньше мне казалось это справедливым. Им давали шанс. Но если эти герои так и продолжали жить не при гравитации в нормальные 1g, то все это было не больше, чем иллюзия. И награжденные это отлично понимали. Именно поэтому выбирали вместо возможности возврата денежное вознаграждение.
        - А семья? - вырвалось у меня.
        - Они смогут. Но только когда выплатишь долг. А пока - марш в свой кубрик. Ночь поспишь и завтра на работу. А то сегодняшнюю норму с тебя никто не списывал.
        Уже собираясь выйти, меня вдруг пронзило. Я убил человека, а никакого наказания, кроме невозможности снова попасть на Землю, не получил? Тут же обернувшись, я выпалил этот вопрос начальнику охраны.
        - А ты думал, ваши жизни здесь чего-то стоят? - удивился он. - Чтобы ты знал. Из всех вчерашних новичков, осуществивших свой первый выход, только две трети вернулось живыми. Кто-то улетел в открытый космос, кто-то не рассчитал с потреблением воздуха и задохнулся. Пока вы не получили хотя бы второй разряд, никто о вас заботиться не будет.
        - А убитый? - я точно помнил, что он новичком не был, и нашивка у него была как раз со вторым разрядом.
        Антон чуть поморщился на это.
        - Мне выговор, тебе метка и сутки карцера. Будь ты старожилом, как убитый, сейчас бы в реанимации отлеживался и в следующий раз сильно бы подумал, нужно ли тебе так подставляться? Так что, как видишь, здесь вы мясо. И будете таковым, пока не выплатите долг.
        - Разве не выгодно банку, чтобы мы работали, а не умирали?
        Тут уже Антон улыбнулся, смотря на мою наивность в вопросе.
        - Ты за банк не переживай. Он свое с вас в тысячекратном размере берет. С каждого! Вот уж кто никогда внакладе не останется. Все, вопросы окончены, шагай, пока я тебе персональное наказание не придумал!
        Не став больше нервировать амбала, я пошел к своей семье.
        На подходе к нашему кубрику я увидел занимательную картину: мой Женя что-то обсуждал с местными пацанами и, судя по его позе и жестам, явно был за главного.
        - … не сильно, понятно? - услышал я, подойдя ближе. - Жертвы нам не нужны, а проучить надо! Никто же не хочет, как мой отец, оказаться в тюрьме? - тут он заметил меня. - В общем, пошли, - закруглил он разговор с подростками. Все, чего я удостоился от него - это кивка в знак приветствия. Стало тошно. Неужели мой сын тоже меня презирает за мой поступок?
        Уже когда ребята отходили, я рассмотрел синяк на скуле у Жени. Подрался? Но догонять и выспрашивать детали не стал, а завернул в кубрик. У Алены узнаю.
        Моя римлянка сидела перед монитором и смотрела какую-то передачу про нашу Землю. Увидев меня, она сразу выключила ее и, подойдя, крепко обняла.
        - Олег, зря я тебя не послушала, - огорошила меня супруга. - Нужно было оставаться.
        - Что-то не так? - чуть отодвинув ее, чтобы посмотреть в глаза, спросил я.
        - Да все не так! - вдруг сорвалась она. - Этот космос, эта теснота! Приставания местных кобелей, да еще и сам начальник! - я не поверил своим ушам. Антон приставал к моей Алене? - Местные «курицы» туда же. Сами ничего, кроме училища, не заканчивали, а еще и тычут меня -дипломированного специалиста по флоре и организации микросред обитания! - как растить огурец нужно! Представляешь? И ты тоже. Зачем убивал? Не мог просто отшвырнуть в сторону? Ты же сильный! А теперь из-за этого на меня как на прокаженную смотрят. У убитого, видишь ли, жена - одна из старших смен, которую уважает весь коллектив.
        Не выдержав, Алена разрыдалась. Не зная, что предпринять, я осторожно обнял ее, слегка поглаживая по спине, чтобы успокоить.
        - Как у Жени дела? - решил я перевести тему и заодно задать вопрос, который собирался после недавней сцены в коридоре.
        - А что с ним? - чуть всхлипывая, начала отвечать любимая. - Подрался, как это у мальчишек заведено. Но сумел, в отличие от отца, никого не убить и даже уважение заработать. Теперь активно местных строит, банду сбивает.
        Хоть у кого-то все по плану.
        Ночь прошла спокойно. А утром повторился мой первый день пребывания на станции. Будильник, завтрак, шлюз перехода на транспортник. Уже знакомый Данила встретил меня прохладно. Не было того расположения, что ощущалось при первой встрече.
        Заговорил он со мной только после часа работы во время очередного перерыва на отдых.
        - Знаешь, - начал он. Я от неожиданности даже дернулся слегка, из-за чего пришлось восстанавливать свое положение, чтобы не улететь никуда. - Знаешь, - продолжил он, когда я вернулся в прежнее положение, - я ведь Виталю, как и многие, недолюбливал. Дрянной человек был. Но убийц, сам должен понимать, не любят еще больше, - тут он вздохнул. - В общем, тебе бойкот решено объявить. И твоей жене. Сына тоже хотели включить, но он уже успел подмять под себя нескольких парней позадиристей, а идти против своих детей никто не станет.
        - К чему ты ведешь? - угрюмо спросил я.
        - Тебе же метку дали? - спросил он вместо ответа. Я кивнул. - Не буду сейчас рассказывать байки о людях, что стали героями. Скажу просто. Такие, как ты, кто выделялся из коллектива или просто являлся сорвиголовой, в свое время и стали зачинщиками первого бунта рудокопов. Помнишь, что после этого правительство сделало?
        - Организовало космогонки, - уже понимая, к чему он ведет, ответил я.
        - Именно. И, между прочим, с абсолютного чемпиона снимают любые метки и ограничения! - тут он наставительно поднял палец. - А ты, как мне нашептали, и на Земле гонял.
        - Те гонки сильно отличаются от здешних, - возразил я. Но главный приз, меня признаться заинтересовал.
        - Пусть так, - согласился Данила. - Но тебе все равно на «табуретку» накопать нужно.
        - «Табуретку»?
        - Базовый гоночный космолет.
        - И сколько он стоит? Да и когда я накопаю, если весь доход, что сверх нормы, идет в погашение долга?
        - Если подашь заявление на участие, то тебе дадут месяц отсрочки. За месяц почти любой рудокоп второго разряда способен добыть нужную сумму.
        - Так то второго, - возразил я.
        - Ты способный, - убежденно заявил напарник. - Даже сейчас от меня не сильно отстаешь. А через неделю и вовсе на равных работать будем.
        Я задумался. Шанс, может, хлипкий, да и риск там огромный, уж я успел насмотреться в полете сюда на все турниры. Но как выясняется, даже на станции легко можно умереть. И ничего твоему убийце не будет. С учетом метки - это единственный шанс вернуться домой.
        - И много стоит эта «табуретка»?
        - Десять миллионов всего, - махнул рукой Данила, поудобнее перехватывая инструмент. - За две недели максимум наберешь, - закончил он, принимаясь за работу.
        Десять миллионов. Всего. Бешеные деньги по меркам Земли. Но здесь эти цифры принимают совсем иное значение.
        Я посмотрел на свой бур. Еще в позавчера я заметил, что в некоторых местах было бы лучше чуть подольше подержать включенным электрический разряд, чтобы сильнее нагреть породу. Причем именно подержать, так как двойное нажатие не давало нужного эффекта. За секунду между повторным нажатием нагретое место успевало остыть на пару десятков градусов и приходилось повторять разряд два-три раза. Да и бурение иногда стоило и на меньших оборотах провести. А в одном месте я не отказался бы наоборот увеличить скорость вращения сверла.
        - Данил, а можно свой бур изменять?
        Напарник посмотрел на меня с непониманием.
        - Что ты там менять собрался?
        Я вкратце объяснил суть своей задумки.
        - А ты сможешь? А то смотри, за порчу тоже вычтут из доли.
        - Смогу, - уверенно заявил я. Мне главное, чтобы мастерскую дали, а в своих навыках я не сомневался. Всю жизнь работаю именно над улучшением уже рабочих механизмов.
        Немного посомневавшись, мужик пообещал свести меня с кем-то из знакомых, как прибудем на станцию.
        - А пока не отлынивай. В этот раз я за тебя твою норму пополнять не собираюсь.
        Вернувшись, Данила выполнил свое обещание, познакомив с одним механиком, что ремонтировал сломанные космолеты гонщиков, когда их изредка вылавливали в космосе. Как я и думал, проблем с модернизацией своего бура не было. Только вначале пользоваться им было неудобно: не было сноровки. Но уж чем-чем, а практикой меня обеспечили с лихвой.
        Также по совету напарника я подал заявку на участие в гонках и получил ту самую отсрочку. Вот только на самом деле я все также был обязан весь доход сверх нормы приносить и сдавать на станцию. И когда нужная сумма наберется, мне автоматически предоставят болид. Ну а если не успею в срок, то накопленная сумма не пропадет, а пойдет в оплату моего долга. Все предусмотрели, чтобы работник не мог уклониться от выплат! Но с обновленным буром у меня ушла всего неделя на сбор необходимой суммы.
        Алена в это время ходила сама не своя. Мое решение ее не обрадовало, и поначалу она меня активно уговаривала отказаться. Но через пару дней такие разговоры прекратились. В оранжерее, куда ее определили работать, отношение к ней не только не изменилось - ухудшилось. С чем это было связано, она не рассказывала, но то, что ей здесь плохо, было видно невооруженным глазом. Увы, но поделать с этим ничего я пока не мог.
        А вот Женя, похоже, нашел себя. Про учебу он ничего не рассказывал, отговариваясь, что работа идет. Но среди сверстников он авторитет заработал и постепенно становился одним из лидеров подростков, обещая вскоре сосредоточить всю власть среди их поколения у себя в руках.
        ***
        До старта осталось 12 секунд
        До старта осталось 11 секунд
        Я как раз закончил вспоминать последние события, как пошел обратный отсчет. Оглянувшись напоследок по сторонам, увидел, что застопорившаяся девушка так и не успела добраться до своего корабля и сейчас пыталась прицепиться к болиду другого участника, что был ближе всего к ней. Тот активно старался ее вытолкнуть подальше, сидя при этом в своем кресле. Со стороны выглядело это нелепо. Вот только скоро эта нелепость будет стоить минимум одному участнику жизни. И внутренне я радовался, что не нахожусь на месте ни одного из участников этой сцены.
        Отвернувшись, я посмотрел вперед. Передо мной был небольшой экран с параметрами корабля и два рычага управления двигателями. Правый и левый соответственно. Изначально они были синхронизированы, и, чтобы добавить в один из них чуть больше топлива, чем в другой, прибавив так газу, нужно было отжать сбоку на рычаге специальную кнопку. Некоторые так и делают. Вот только это будет оправданно при появлении маневровых двигателей, когда и сам рычаг уже поменять можно будет. На моей памяти только раз я видел в интернете его использование на отборе, когда идущий чуть впереди корабль попытался прижаться ко второму и сбить его путь в сторону от магнитной ловушки. Частично ему это даже удалось. Вот только пострадали оба. Как итог - два трупа. Надеюсь, в моем заезде таких психов не будет.
        Сейчас же рычаг мог сдвигаться только вперед на три деления. На каждом идет определенный расход топлива, постепенно увеличивая ускорение, но быстрее сжигая кислород с водородом в баках. 1g, 1,5g и 2g соответственно. Выше - смерть для гонщиков, которые почти поголовно являются рудокопами и непривычны к высоким гравитационным нагрузкам.
        Тут отсчет закончился, и меня вдавило в кресло. Платформа начала разгон болидов. Три секунды: ровно столько уходит на это действие, придающее начальную скорость 50 метров в секунду. Когда оно закончится, будет самый ответственный шаг - правильно выставить ускорение. Это этап отбора, и только от правильно заданного расхода топлива и общего ускорения космолета будет зависеть результат всей гонки. Проблема в одном - нам до последнего момента не известна длина трассы, а в космическом пространстве определить ее на глазок не получится, только если в упор ее видишь. Всего три секунды, но мне этого хватило, чтобы вспотеть. Мгновение невесомости и внутреннего страха, что кто-то поставит рычаг в правильное положение быстрее, и тут, наконец, панель замерцала заветной строчкой: 2 километра, после чего я, не сомневаясь, поставил ускорение в 1g и, выдохнув, спокойно принялся наблюдать за обгоняющими меня участниками. Кто-то может посчитать это глупостью, но всякий знакомый с космической механикой знает, что при отсутствии гравитационных сил важна только длина пути и начальное ускорение с его продолжительностью.
Вон, уже некоторые мои конкуренты сообразили, что последний километр мы будем лететь в невесомости, без топлива, с такой скоростью, что наберем сейчас. В этом фишка отборочного этапа космогонок, иначе все решалось бы еще до старта. Вот в более продвинутых турнирах добавляются новые факторы, из-за чего расчет ускорения от длины становится не столь важным, хотя и не последним фактором победы.
        Сейчас же для меня картина выглядела так: после старта почти все мои соперники включили либо двойное, либо полуторное ускорение, стремясь вырваться вперед. И на короткой - например, в полкилометра - дистанции это бы имело смысл. Но уже через три секунды у самых торопливых погасли двигатели, выработав все топливо. А я и другие, более выдержанные гонщики, стали их догонять. Потом погасли двигатели у тех, кто выставил полуторное ускорение. Это произошло на пятой секунде, когда я пролетел, дай бог, четверть километра, а они по триста и более метров. А дальше наш разрыв стал неуклонно сокращаться. Мой двигатель перестал работать только на десятой секунде, когда до самого дальнего от меня космогонщика было уже меньше ста метров. Но вот в чем штука: моя конечная скорость превышала чью бы то ни было, а противодействующих сил, наподобие гравитации или силы трения, не было, и постепенно я нагонял своих соперников. Да, это вам не картодром, на котором ветер в лицо и напряжение от судорожно держащих штурвал рук не проходит потом в течение всего дня. Впрочем, так будет только на отборе, где проверяют саму
способность будущих гонщиков справиться со стрессом и адаптироваться к меняющейся обстановке.
        Пройдя половину пути, я уже почти догнал всех моих соперников. Было интересно наблюдать за их беспомощными и яростными лицами. Особенно, если учесть, что до конца трассы еще целый километр, а уже ясно, кто будет победителем. Точнее, были ясны фавориты. Кроме меня ими являлись еще два участника, вовремя ограничившие ускорение и сейчас напряженно следившие за моим болидом. Успею я догнать их до того, как окончится трасса, или нет? К их сожалению, успел. Пусть я и вырвался всего на пару метров, но этого хватило, чтобы вырвать победу из их рук! В наушниках возник звук фанфар и поздравления ведущего, что озвучивал нашу гонку.
        - Полагаю, стоит премировать наших призеров дополнительным баллом! - вещал он, и я тут же сделал мысленно стойку. - За такую невероятно напряженную борьбу в, казалось бы, простом и предсказуемом заезде!
        Ага, предсказуемом. Но только, если бы мы знали длину всей трассы. А так - мыв очередной раз доказали, что в космосе одним из самых важных этапов является старт.
        Тут я почувствовал, как ремни безопасности стали давить мне в живот. Мы попали в магнитную ловушку и сейчас активно тормозились полем станции. Затем, необходимо будет ждать челнок, что соберет наш транспорт и заведет в ангар для болидов. Меня, как победителя, заберут первым. А вот остальным придется висеть в невесомости какое-то время.
        Монитор корабля тем временем мигнул и высветил окончательный результат заезда.
        Победитель - «Инженер»
        Награда:
        - 4 (+1) очка улучшения корабля
        - 100 000 у.е.
        Не обманул ведущий с дополнительным очком. Обычно три за первое место дают. Ниже пошел список всех участников и его результаты. А в самом конце - две серые строчки. Те, кто не пережил гонку. Та самая девушка и, скорее всего, гонщик, у которого она искала помощи. Вот так, даже самый простой и предсказуемый этап от этого не становится самым безопасным. Космос не прощает трусость и ошибки.
        Тут мои мысли перескочили на свою победу. Я ведь рассчитывал, как минимум попасть в призеры, иначе идти дальше - самоубийство. Без очков улучшений корабль не прокачать. Но сейчас передо мной открываются интересные варианты. Уже можно поставить не только маневровые двигатели, или как их еще называют, двигатели ориентации. Но и улучшить то, что имею: двигатель, бак, может кресло поменять, на что-то более защищенное?
        - Приехали! - раздалось в динамик наушников, и в глаза ударил свет через открывшийся шлюз станции.
        Челнок, до этого держащий мой космолет манипулятором за один из баков, толкнул - «кинул» свою ношу в проем и пошел за следующим участником. А внутри мой корабль уже принял другой манипулятор, прикрепленный к «потолку» ангара. Хотя пока была невесомость, где верх, а где низ, говорить можно было только теоретически.
        Встречал меня все тот же старик, что принимал заявки. Антона в этот раз здесь не было, хотя я не удивился бы его присутствию.
        - Прыткий ты больно, смотри голову не сломай, - передавая мне код от личного ангара, положенного, как призеру гонки, высказался старик. - Меньше недели, а уже победитель, - продолжил он себе под нос. - А дальше - гонка, две и все. Конец пареньку.
        И с чего он взял, что я здесь меньше недели?
        Впрочем, акцентировать на этом внимание я не стал. Меня ждала семья, особенно Алена. И моя победа должна ее обрадовать. Ведь это наш первый шаг для возвращения домой.
        На взгляды встречных я почти не обращал внимания. Тем более, что они и не изменились, да и с чего бы? Только из-за одной небольшой победы в соревновании, которое они сами благом отнюдь не считают? Скорее будет наоборот. Ведь всю опасность гонок местные знают как никто другой и прозвище «выскочка» думаю мне обеспечено. Чужому успеху всегда завидуют.
        У нашего кубрика я заметил какого-то мужика, разговаривающего с любимой. Неужели опять пристают? Хотя кого-то мне этот лысый громила напоминает. А стоило подойти еще ближе, я понял кого - это был наш начальник охраны!
        - … еще пара гонок и ему не жить. Не потому, что я что-то буду делать, просто посмотри статистику, - услышал я его голос. Почему Алена его не прогонит? - Вы здесь новенькие, может сейчас он и выживет, но потом…
        Тут он сделал зловещую паузу, а я как раз подошел достаточно близко, чтобы вмешаться в разговор и не кричать на весь коридор.
        - Потом я выиграю гонку, как и в этот раз, - супруга вздрогнула и посмотрела на меня, явно не ожидав моего появления. А вот Антон хоть и удивлен был, но похоже моему заявлению о победе.
        - Победил, говоришь? В отборочном это несложно, - взял он себя в руки. - Посмотрим, как ты покажешь себя дальше.
        Больше ничего не говоря, он развернулся и пошел на внешнее кольцо станции. А у меня к любимой появились новые вопросы.

        Глава 4. Роберт

        - И что это было? - когда начальник охраны скрылся за поворотом коридора, обернулся я к супруге.
        - Он предлагал помощь в улаживании отношений с моими коллегами, - пожала та плечами. - Как понимаешь, не бесплатно. Я отказалась.
        На душе стало немного легче. Я ярко представил, что было бы, если б Алена согласилась на любое предложение Антона (почему-то мысли были только о постели) и как бы изменились наши отношения. Ну как же, муж - ничем не помог, только проблемы создает, а с другим мужчиной все наоборот.
        - Говоришь, гонку выиграл? - войдя в кубрик, спросила моя римлянка.
        - Да. Теперь можно улучшить корабль и идти на следующий этап.
        - И когда он? - вроде безразлично спросила она, но я-то видел, что ее очень интересует этот вопрос.
        - Послезавтра. А у тебя как дела? - меня волновало, есть ли изменения к ней в отношениях с коллегами. А то иначе в постоянном стрессе любимая может начать чудить. Было такое один раз уже. Никак не могла поступить в институт и готова была чуть ли не отдаться экзаменатору, лишь бы ее взяли на курс. Правда, эту историю рассказал мне тесть в сильном подпитии. Сам я тогда только закончил институт и искал работу по специальности. А с Аленой мы сошлись много позже.
        - Я выполнила свою дневную норму! - просияла та, довольная сменой темы. Тем более на ту, что для нее была гораздо приятней.
        - Поздравляю, - искренне высказался я.
        - Да! Теперь долг перестанет расти и я смогу его погасить!
        -Какой долг? - не понял я последнего ее высказывания.
        - Каждый живущий на станции обязан отрабатывать норму, ты разве не знал?
        - Я думал, это только к рудокопам относится, - присев на откидную кровать, ответил я.
        - Нет. У всех так. Так что, даже если бы ты выполнял две нормы, все равно не смог помочь мне - у тебя бы банк все забрал.
        - А Женя как? - не понял я этой системы. Вроде вот вместе на станцию прибыли, а знаю я о жизни здесь гораздо меньше своей половинки.
        - Подростки потом свое обучение отрабатывают. Знаешь же про целевой кредит?
        Я кивнул. А что здесь не знать? Предприятие дает деньги на обучение по специальности нужного им работника, а потом ты либо отрабатываешь определенное время только у них, либо выплачиваешь всю стоимость своей учебы плюс проценты. Здесь, наверное, похоже устроено.
        Мы еще немного поговорили о достижениях друг друга и планах на будущее, когда наступил комендантский час и, наконец, пришел сын. Ничего не говоря, он просто прошел к себе в отдельную комнатку и лег спать.
        Мда, теряем ребенка. Не думал, что его переходный период придется на такой отрезок нашей жизни. Надеялся, что у меня будет шанс вовремя вмешаться, как-то наставить парня, может поддержать. А сейчас времени совершенно нет, да и авторитета, подозреваю, тоже.
        - Кстати, поздравляю с победой, пап, - неожиданно высунулся он и тут же вернулся назад.
        Ну, хоть на этом спасибо. Может, и не все еще потеряно.

        Утром после завтрака я пошел искать место стоянки своего космолета. Все вчерашние призеры должны были получить такое для возможности модернизации собственного корабля. Как и механика, который будет этим заниматься. Собственно, единственным, у кого я посчитал логичным спросить нужную мне информацию, был старик-регистратор. Предположение оправдалось, хоть тот в своей манере и поворчал на меня немного.
        И вот я уже возле входа в свой ангар. Кстати, мог бы и не узнавать ни у кого. Нужное мне помещение оказалось тем же, куда вчера отбуксировал меня челнок организаторов гонок. Помещение было не слишком большим, с нулевой гравитацией, так как находилось почти около центра станции. Внутри меня уже ждал паренек, на вид чуть старше моего сына. Скорее всего, только недавно училище закончил и вот получил направление сюда.
        - Здравствуйте, меня Роберт зовут, - заметив меня, представился он.
        Привычно вытянутый, что выдавало в нем местного, да еще из рабочего класса, с торчащими в стороны ушами, мне он напомнил персонажа из древнего мультфильма. Чебурашка вроде того звали. Надо же, классику мультипликации еще в детском саду преподавали, а я еще помню.
        - Олег, - назвался я в ответ. - Давно здесь?
        - Только пришел. Вот, изучал характеристики этой машинки.
        - Они же все одинаковые, - заметил я.
        - Не скажите. Мы в училище вдоволь в старых, разбитых, поковырялись. Да и на завод, где новые собирают, я ездил. Вот у вашей «табуретки», например, левый бак чуть тяжелее правого. Всего грамм на двадцать, но при маневрировании, тем более быстром, вы бы это сразу почувствовали.
        Я мысленно согласился с парнем. А заодно порадовался его навыкам и самое главное тому, что не шарахается от меня.
        - Ты давно в механиках? - подплывая поближе к экрану технического диагноста, спросил я.
        - Самостоятельно, первый день, - засмущался парень. Понятно, и здесь наверняка Антон постарался, чтобы опытный работник случайно не достался. - Но вы не подумайте, - видя мой не слишком оптимистичный вид, зачастил новый помощник, - я на курсе лучшим был! Иначе без практики меня бы сразу одного к работе не допустили!
        Я задумчиво глянул на Роберта. Потом на выведенные им в диагносте данные. И решил, что, может, Антон здесь и ни при чем. Обещал же он вчера не вмешиваться? Может, сдержит свое обещание?
        - Хорошо, не переживай, - кивнул я, отложив временно этот вопрос. - Лучше подскажи, что, на твой взгляд, лучше модернизировать? Я вчера четыре очка выиграл, так что у нас есть, где развернуться.
        - Правда? - удивился последнему пацан. И тут же стушевался. - Извините, просто о таком результате я за всю историю гонок раза три слышал. А вчерашние отборочные не смотрел - у меня распределение было. До последнего не знал, куда направят.
        - Да ничего. Сам-то рад, что сюда попал?
        - Конечно! - в очередной раз удивил он меня. - У механиков ставка повышенная. А уж если космогонщик удачливый, то и ставка тоже растет: чем выше турнир, тем больше зарплата. Да и сами гонщики, бывает, помогают своим технарям, - последнее он проговорил уже тише, с надеждой и страхом от возможного негатива, глядя на меня.
        - Ну, если не подведешь, то, конечно, помогу, - заверил я парня. С каждой минутой общения он нравился мне все больше и больше. Хоть один человек здесь, кроме моей родни, не смотрит на меня как на врага. - Так что там с улучшением? - вернулся я к своему вопросу.
        - А, да... Сейчас, - парень вновь посмотрел на диагност, чтобы собраться с мыслями. - Сначала все ставят маневровые двигатели. И отходить от этого стандарта нет смысла. Это минус одно очко. Выбрать здесь, к сожалению, не получится. Космолет еще слишком мал, так что и выбора нет, ни в виде двигателей, ни в их количестве. Единственное - можно с конфигурацией их расположения поиграть, но это потом решим.
        Я посмотрел на предложенные двигатели ориентирования. Как и маршевые, они работали от пары водород-кислород и подключались к общему баку. Всего их предлагалось восемь штук.
        - Рычаг управления советую заменить на джойстик. Хоть и потратим очко улучшения, но зато он гораздо удобнее и не требует специального навыка. С рычагами так не получится.
        - Хорошо, здесь полностью согласен, - кивнул я, наблюдая, как Роберт ловко вводит в систему заказ на апгрейд управления моего болида. Из предложенных вариантов внешнего вида джойстика я выбрал палку с двумя «ушами» - как на старых игровых приставках, да еще и с непременными кнопками. Подсознательно космолет я ассоциировал именно с ними и не хотел с этим образом расставаться. Ну и просто удобная эта ручка по эргономике.
        - Для улучшения остались доступны баки, маршевый двигатель и кресло гонщика. Позже список расширится, но пока и этого достаточно, - озвучил, в принципе, уже известные мне вещи мой механик. - На все очков апгрейда не хватит, что выберете?
        - Бак и кресло, - решил я. - Хотя нет, - остановил я уже собравшегося оформить заказ парня. - А нельзя дважды бак апнуть?
        - Можно, но какой смысл? - пожал плечами Роберт. - Без улучшенного двигателя это будет неэффективно. Хоть здесь и невесомость, но инерцию массы никто не отменял. Вы будете просто медленнее всех разгоняться. И пусть на длинных этапах это оправданно, но вот на коротких или при частых маневрах - нет. В первом случае вы проиграете ускорение, а во втором лишнее топливо как раз уйдет на гашение инерции от собственного веса.
        - Когда имеет смысл улучшать кресло? - чуть подумав, я решил снова прибегнуть к помощи парня.
        - После второго этапа, когда появится оружие. Сейчас я бы посоветовал сделать упор на двигатель. Вот его есть смысл улучшать дважды.
        Я вспомнил все виденные во время полета с Земли турниры и свой собственный виртуальный опыт и решил согласиться с предложением юного техника.
        Вы потратили 4 очка улучшения корабля
        Ваш заказ:
        - маневровые двигатели 1 уровня (8 штук);
        - джойстик управления;
        - маршевый двигатель 3 уровня
        Подтвердить заказ?
        Молча жму на экране «Да». Выбор сделан, осталось только проверить его на практике.
        - Когда это все на корабль поставишь?
        - Да сейчас, через полчасика. Как привезут все детали, сразу и начну.
        - Я тогда тебе помогу, - прикинув в уме, что никуда за этот срок сходить не успею, а увидеть результат хочется как можно скорее, сказал я парню.
        - Зачем? - удивился он. - Поймите, я не против, - тут же зачастил Роберт, - но разве у вас других дел нет?
        Еще раз подумав, решил, что он прав и у меня действительно нет других дел. Женю сейчас не найдешь, Алена в аграрном секторе, а куковать в кубрике в одиночестве мне не хочется.
        - Я хочу знать свой космолет назубок, - привел я механику аргумент. - К тому же, я учился на инженера в области космических разработок. Так что не переживай, обузой не буду.
        - Да мне-то что, - пробурчал Роберт себе под нос. - Как скажете. Может, и правда, что посоветуете.
        Но сначала мне пришлось учиться обращаться с местным инструментом. Мало того, что я с таким не сталкивался раньше, так еще и фактор невесомости вносил свои коррективы. Одно дело уже привычный и в чем-то родной бур, и совсем другое сразу порядка пяти новых приборов, а некоторые еще и с дистанционным управлением, как, например, сварочный щуп. Длинная палка на проводе с камерой и лазером на конце.
        Маневровые двигатели мы поставили просто: на два бака, как самые большие детали корабля. Два сверху спереди, два сверху сзади. И точно под ними с обратной стороны оставшиеся четыре. Сложнее было подвести к ним топливо. Хоть и написано в характеристиках космолета, что топливо - это только водород, но по факту это два элемента: водород с кислородом, которые в двигателе смешиваются, что позволяет им гореть и выдавать тягу. Причем кислород хоть занимает и меньше места по объему, но вес имеет в 16 раз больше. Чтобы учитывать его, я настоял на том, чтобы вывести на экран гонщика данные по обоим компонентам, а не только по одному, как сейчас. Так мне было удобнее. Но это так, к слову.
        Вот и получалось, что к каждому двигателю мы вели две трубки, да еще и расположить их следовало так, чтобы они случайно не повредились ни от вибрации, ни от перегрева. Разных сложных моментов хватало.
        Затем настал черед маршевых двигателей. Учитывая, что топливо и баки мы не меняли, нам предстояла относительно легкая работа: снять в задней части космолета сопла и заменить их новыми, присоединив в нужных местах подачу топлива и электрическое управление.
        Потом пришлось сделать перерыв. Времени прошло много, и пора было пообедать.
        В столовую мы с Робертом двинулись вместе. Парень по дороге рассказывал о своей учебе и планах на будущее.
        - Снежка, конечно, хорошо в теории разбирается, но вот в практике мне равных не было! С первого раза из двух разбитых «табуреток» рабочий агрегат собрал! А скоро уже и свой корабль уникальный смогу сделать! А вы неплохо разбираетесь в механизмах. Я обязательно посмотрю вашу гонку! А вы с Земли? Как там? - переключился он через пару минут уже на мою личность.
        - Просторно, - ответил я лаконично. После упоминания родины память подкинула образ отца и настроение испортилось. И после этого, словно в насмешку, лицо нечаянно убитого мной рудокопа, как добивающий удар.
        - Скучаете, да? - заметил помощник мое состояние. - Но ничего, мне мама всегда говорила: хороший перекус - залог отличного настроения!
        Вот только когда мы вошли в зал столовой, нам пришлось разделиться. Здесь все питались каждый в своей зоне, согласно своему статусу. Поэтому, когда я подошел к рудокопам, мне четко указали, что теперь я к ним не принадлежу и должен идти в зону с космогонщиками. Не сказать, что мне было приятно, но я утешал себя тем, что там ко мне отношение будет получше. Как оказалось, я ошибся. Тут все видели друг в друге конкурента и потенциального убийцу и разговоров между собой в принципе не вели.
        - «А у нас для вас шикарная новость! - раздался голос радиоведущего из расположенных по углам столовой динамиков. - Легендарный «Бит-дарник» выпустил новый трек! На этот раз стиль довольно лирический с резкими порывистыми нотками. Неужели наш кумир влюбился? Как же хочется узнать о нем побольше, но свое инкогнито тот раскрывать не собирается ни за какие деньги. Поэтому пока насладимся новым треком. Думаю, он, как и другие, скоро станет хитом!»
        Я впервые слышал про какого-то «Бит-дарника», но на этой станции он определенно звезда. Оглядевшись, я увидел, что почти все посетители в той или иной степени прислушиваются к новой композиции музыканта. Равнодушных точно не было.
        - Что, не нравится? - проходящий мимо рудокоп, один из приятелей убитого Витали, заметил мое почти полное равнодушие к песне. - Ну конечно! Куда нам до вас, «землян».
        Высказав свое «фи», он пошел дальше, заставив моих соперников по-новому взглянуть в мою сторону. Очевидно, именно для них и была предназначена эта фраза. Я постарался поскорее закончить с обедом и вернуться в ангар.
        Когда вернулся Роберт, вид у него был задумчивый.
        - Что? Сказали не возиться со мной, как с преступником и убийцей? - попробовал я угадать его мысли.
        - А? - вынырнул он из них. - А. Мда. Да бред несут! - замахал он руками, скрывая неловкость. Похоже, я угадал. - К тому же я уточнял потом у пацанов, ваш Женя скоро уже всех подомнет, только банда Резкого еще сопротивляется. И плохого про него никто не говорит. Не думаю, что будь вы таким, как вас пытаются выставить, смогли бы воспитать нормально сына. Хм-м. Так вот, парни говорят, что вы не специально.
        - А если бы специально? - я с интересом стал смотреть за реакцией парня.
        - Скоро и специально придется, - грустно вздохнул он. - Или не станете чемпионом.
        Я удивленно посмотрел на механика.
        - Что значит «специально придется»?
        - Вы разве не знаете правил? - уже он удивился. - В топовых турнирах, не убив, победить нельзя в принципе. Так там все устроено.
        У меня после этого опустились руки. Я-то думал, что чемпион и его соперники убивают либо для того, чтобы не быть убитым, либо потому, что просто маньяки. Чемпион - так точно маньяк, по нему невооруженным глазом видно. А оказывается - это непременное правило гонок?
        - Не переживайте. Может, и не доберетесь вы дотуда, - неловко попытался утешить меня пацан. - Ммм, - тут же замялся он, поняв, что глупость сказал. - Или раньше из гонок уйдете. Многие так и делают. Накопят на покупку такси или другого космического транспортника и начинают подрабатывать частным извозом.

        Замена управления отняла у нас времени столько же, сколько все остальные улучшения, но в основном из-за перепрограммирования основного блока. Для меня это занятие новым не было. Наоборот, чаще всего оптимизация механизмов требовала как раз новых алгоритмов применения старого оборудования. А вот для Роберта это стало настоящим открытием. Навык программирования ему давали только в рамках уже готовых утилит, настроенных на конкретные детали, и залезать в код, как пришлось мне сейчас, он не умел.
        - Здорово! У вас, таким образом, лучший космолет получится! - искренне восхитился он результатом.
        Я же посмотрел на новый интерфейс моего корабля.
        Ник: Инженер
        Тип корабля - реактивный
        Двигатель:
        - маршевый - реактивный на ЖТ (2 шт.)
        Может развивать ускорение:
        - 1 g (15 сек)
        - 1,5 g (8 сек)
        - 2 g (5 сек)
        - 2,5 g (3 сек)
        - маневровый - реактивный на ЖТ (8 шт.)
        Максимальный объем использования бака для маневров - 1/16
        Бак: объем - 1,5 м 3; из них
        - водород - 1 м 3
        - кислород - 0,5 м 3
        Место гонщика:
        - стартовое кресло
        Вот так гораздо лучше. Собственно, улучшенное сопло дало мне на первом уровне более экономный расход топлива, добавив несколько секунд в длительность ускорения. А на втором я еще добавил возможность развить ускорение в два с половиной g - на коротких дистанциях удивлю соперников. Ну и фишка моего пульта, на которую и ушла львиная доля времени: кнопки на джойстике управляли ускорениями. Например, при однократном нажатии на кнопку с ускорением в 1g выдавался секундный импульс, увеличивая скорость космолета ровно на эту величину. Таким образом, я мог комбинировать разные ускорения, добиваясь максимального результата с минимумом затрат топлива. Когда пойдут трассы с препятствиями - этот фактор сыграет мне на пользу. Жаль, что проверить в деле свой обновленный корабль до старта, я не мог. Новая гонка уже завтра, а времени осталось только на ужин и сон. Да и неизвестно мне, позволено ли вообще проводить какие-то тренировки? Нужно будет узнать.
        Вернувшись в кубрик, впервые застал Женю в своей комнате, а не где-то еще. Не одного. Услышав смех, я осторожно постучался и заглянул внутрь.
        - Привет, ты как? - парень сидел на своей кровати в обнимку с какой-то девчонкой и смотрел смешные видео.
        - Все в порядке, а ты? - с улыбкой отозвался сын. Впервые за последнее время он не смотрел на меня холодно и равнодушно.
        - Отлично. Завтра гонка, второй этап. Будешь болеть? - я ожидал, что он откажется, сославшись на какие-то свои дела, но тот неожиданно согласился.
        - Мы в баре «на стенке» посмотрим, - заверил он меня.
        Ну, «на стенке», так на ней. Я и сам был не прочь в поездке посидеть перед стеной барного зала, на которую выводилось изображение трансляции гонок.
        - Думаешь, нас там будут показывать? - все же усомнился я.
        - Чемпионских туров завтра нет, а второй этап один из самых интересных. Там всегда можно какого-то перспективного новичка заметить и потом ставки делать, - заверил меня сын.
        На став больше мешать подросткам, я пошел на ужин. Не знаю, чем питался Женя, но голодным он бы точно не остался, а вот я, если не потороплюсь, вполне могу. В столовой, наконец, увидел Алену. Даже не представлял, как соскучился по ней за день. Но разграничение по зонам никуда не делось, и я, поприветствовав свою половинку и договорившись, что потом мы сразу пойти к себе, отправился к своим соперникам. Те уже почти все поели, и остался только один мужик с татуировкой на щеке в виде змея-уробороса.
        - Что-то я тебя сегодня нигде не видел, - стоило мне взять еду и присесть, начал он. - Сторонишься людей?
        Я решил не связываться и промолчать. Если верить словам Роберта, то, возможно, уже через пару гонок мы будем убивать друг друга, а мне даже сама мысль убийства претит. Если же нужно будет убить кого-то знакомого, то, думаю, я просто брошу все и смирюсь с участью рудокопа.
        - Молчишь? - не отставал он. - Ну, молчи. И знаешь, я ведь вчера вторым пришел… А завтра буду первым! Но ты этого уже не увидишь.
        С последней фразой соперник встал и пошел на выход. И что это было? Угроза?
        Возвращался я, постоянно ожидая какой-нибудь пакости. В том числе того, что меня подкараулят и попробуют убить, списав на случайность. Но ничего даже отдаленно похожего не было.
        Моя римлянка перед сном была уже не такой подавленной и даже пожелала удачи, пообещав, попробовать вырваться на минутку на просмотр гонки.
        Перед началом состязания состав наш почти удвоился. На этот раз проходил совместный этап с гонщиками наших соседей. Когда я уселся в свой болид, справа от себя через один космолет увидел вчерашнего мужика. Тот провел себе пальцем по горлу, показывая, что бояться надо было не вчера, а сегодня. Постаравшись отвлечься, я взглянул на экран своего космолета, только что моргнувший входящим сообщением.
        Получен маршрут гонки
        И что на этот раз приготовили нам устроители шоу?

        Глава 5. Кровавый лихач

        Я смотрел на описание предстоящей гонки и чувствовал, как по моей спине начинает стекать холодный пот страха. Нам предстояло пролететь пять километров через поле астероидов! И пусть расстояние между отдельными кусками не меньше трехсот метров, и они почти не двигаются относительно друг друга, на наших скоростях это неважно! Даже начальных пятидесяти метров в секунду достаточно, чтобы превратиться в красное пятно на холодном камне. А нам еще и ускоряться нужно, и маневрировать.
        До старта осталась 1 минута 7 секунд
        Так. Нужно успокоиться и прикинуть свои действия. Выжимать максимальное ускорение глупо, но и совсем не ускоряться - тоже. Впереди ничего не видно, что неудивительно. Космос чтоб его, да и никто подсвечивать нам эти камешки не стал. Хотя нет, вон вижу какой-то огонек. Интересный такой, будто круг начертили. И тут же понимаю, что это ближайшая реперная точка, которую нужно пересечь. Снова осматриваю маршрут и ниже вижу примечание о трех таких точках, что нужно пройти для победы. То есть, даже если ты долетишь до финиша, и тебя поймает магнитная ловушка, то, не пролетев эти три точки, победы тебе не видать.
        Огоньки ничего не заслоняет, так что по прямой препятствий в виде астероидов нет. Рискнуть и первую секунду лететь на пределе? Вырваться вперед и там уже только астероиды станут проблемой. Но тогда может не хватить топлива. Нет, тише едешь дальше будешь.
        Поэтому когда отсчет завершился, и платформа отправила нас вперед, я нажал ускорение в 1,5 g.
        1,5 g - осталось 7 применений
        Рядом многие сделали так же. Но были и те, кто решил обогнать конкурентов. По мере приближения огоньков, мне пришлось слегка скорректировать курс и даже еще раз врубить для этого ускорение. На этот раз в 1 g.
        1 g - осталось 12 применений
        Ускорение в полтора g съело топлива как два одинарных. До подсвеченного кольца было всего около полукилометра - плевое расстояние. Мы его за семь секунд пролетели. Но тут уже наступили проблемы: кольцо было радиусом всего в пятьдесят метров. Много думаете? А вы попробуйте в него влететь на скорости семьдесят пять метров в секунду, да еще и рискуя столкнуться с соперниками!
        Слева моргнуло, и чуть повернув голову, я увидел разваливающиеся космолеты двух столкнувшихся гонщиков. Вот о том и речь. Еще больше усилив внимание, я в последний момент немного дернул джойстик, избегая столкновения с конкурентом. Да это же как раз тот, что грозился меня убить!
        Татуированный мужик промчался мимо в контрольное кольцо и готов был поклясться, что подрезал он меня специально! Да еще так, что если бы я не отвернул, выхлоп от его сопла мог пройтись прямо по мне - кроме скафандра защиты то нет.
        Разминувшись буквально в метре с рамкой кольца, я всмотрелся вперед, но новой точки не увидел. Значит, она расположена за астероидом. Но вот как определить где именно? Тут впереди включилась подсветка одного из камней. И я сразу на его фоне разглядел мелькнувшую тень болида, что смог увернуться в самый последний миг. Тут же подсветка пропала. Получается, на астероидах есть радар, по сигналу с которого включается освещение на определенном расстоянии. Мысль промелькнула, а мне уже представилась возможность проверить ее в деле. В темноте космоса вспыхнул свет, и я увидел стремительно приближающийся булыжник размером вдвое превышающий мой корабль. Резко дернув ручку джойстика вверх, я почувствовал навалившуюся перегрузку, что вдавила меня в кресло. Секунда - астероид уже в десяти метрах, вторая - мелькание под днищем космолета и снова чернота космоса вокруг. А еще мелькание огней второй реперной точки. Вот только мелькание говорит о пролетающих астероидах, а это еще хуже, чем просто оставшийся висеть неподвижно сзади меня огромный камень.
        Чуть выдохнув, я попробовал разобрать хоть что-нибудь, но это оказалось бесполезным. Сзади снова мигнул свет, говоря об очередном срабатывании подсветки опасного препятствия. Жутко вот так гонять. Лечу в невесомости, в почти полной темноте. При этом создается полное ощущение стояния на месте и только возникающий впереди камень, что мгновенно приближается и может превратить тебя в тонкий блин, говорит об относительности моей неподвижности.
        Сбоку меня нагнал один из соперников и тут же ушел вперед. Я уже и сам хотел снова включить ускорение, как новая вспышка впереди остановила меня и привела в готовность дернуть джойстик в любую сторону. Но этого не понадобилось. Это не повезло торопыге врезаться в один из пролетающих камней. А я так и не понял - подсветился тот перед столкновением, или нет?
        Через пару секунд, я понял, что никакой подсветки, как у предыдущего препятствия здесь нет. На каждом астероиде было по фонарю, светящему в одну сторону и из-за отсутствия возможности отразить этот свет, казалось, будто его и нет. Пока не подойдешь на расстояние в пару сотен метров, где попадешь в направленный луч света, ничего не увидишь. Моему конкуренту не повезло попасть в зону освещения в паре метров от одного из астероидов. Я же в этом плане оказался счастливчиком и сейчас относительно спокойно корректировал свою траекторию между пролетающего искусственного метеоритного дождя.
        Меня сначала смутил слегка помаргивающий огонь перед контрольной точкой, но потом я понял, что это обогнавший меня гонщик с тату. Пока получалось, что мы с ним вырвались вперед и можем в этом заезде поменяться местами и уже я стану вторым. Впрочем, даже просто живым выйти из такой гонки - уже достижение.
        Пройдя кольцо, я стал искать последнюю точку, и хоть ее не было видно, прошлый опыт мне подсказывал, что она может быть или скрыта или светить только в одном направлении. И сейчас мне в каком-то смысле было даже проще, ведь терять фаворита из своего поля зрения я не собирался. Как только он обозначил себя огнем из двигателей ориентации, я уже знал, в каком месте и куда мне следует поворачивать, а поэтому рискнул прибавить себе скорость еще на 1 g.
        1 g - осталось 11 применений
        Долетев до точки маневра соперника, я увидел вверху относительно своего положения скопление неподвижно висящих камней, с которых точно на меня светили прожекторы и контрольное кольцо в центре этого «минного» поля. Не теряя времени, я задрал джойстик, поворачивая корабль на 180 градусов и пятью импульсами в 1 g и одним в 1,5 g полностью погасив свою скорость.
        1 g - осталось 4 применения
        Только после этого я направил космолет носом на скопление астероидов. Однако этого топлива мне осталось всего на четыре секунды самого малого ускорения, если не считать то, что зарезервировано на маневры, и я трижды нажал на кнопку газа, оставляя одно на всякий случай в запасе. Тридцать метров в секунду, боюсь, даже этого может оказаться много при встрече с астероидом, но меньше ставить скорость точно нет смысла.
        Впереди в свете прожекторов хорошо был виден мой соперник. Впервые за весь путь я отчетливо видел свою конечную цель. И поэтому для меня стал полной неожиданностью ход соперника. Он внезапно включил передние маневровые, тормозя свой космолет! Когда мы поравнялись, тот посмотрел на меня и повторил жест, что показал на платформе. После чего дал ускорение и взял выше, огибая астероид. Мне пришлось уйти под препятствие. Когда я вылетел из-за камня, то чуть лоб в лоб не столкнулся с другим метеоритом, летящим наперерез мне! Но как, ведь я видел, что все они «стоят на месте»? Ответ пришел быстро. Соперник аккуратно «садился» на препятствия и, включая маневровые, сталкивал астероид в нужную ему сторону. Вот только этой стороной являлся путь моего болида.
        Еще пару раз, в самый последний момент, увернувшись от такого подарочка, я понял, что нужно срочно менять тактику. Иначе оставшийся километр для меня станет последним.
        Уйдя в сторону от оптимального маршрута, я постарался скрыться за другими камнями. Сзади нас творился хаос из сталкивающихся друг с другом астероидов. Я так думаю, что враг, а теперь я в этом не сомневался, учитывал это, убивая сразу нескольких зайцев: меня и остальных преследователей.
        Через пару секунд мне удалось выйти из фокуса внимания гонщика, и я стал уже сам искать возможность отплатить ему той же монетой. Адреналин бушевал в крови, сердце стучало, и мне в этот момент было плевать, что я фактически планирую убийство. Да и не думал я об этом, важнее было избавиться от угрозы.
        И подходящий момент, наконец-то, настал. В отличие от соперника, я давать ему даже малейшего шанса не собирался и искал вариант столкнуть камень так, чтобы наверняка устранить противника. Увидев, что гонщик должен был на краткий миг оказаться между двух астероидов, я поспешил к ближайшему из них, максимально задействовав заднюю четверку маневровых двигателей. Поле скоро должно было закончиться, мы и так уже почти десять секунд тут пляски ведем, хотя мне они показались часами. С трудом уняв дрожь в руках от перенапряжения, я аккуратно подвел космолет к булыжнику, снизив скорость передней четверкой маневровых, и максимально «нежно» пристыковался, врубив тягу теперь уже только на верхних маневровых. Все. Секунда, и я тут же ухожу дальше по трассе, а еще через две поле астероидов заканчивается. Оглянуться нет возможности - мне еще в магнитную ловушку станции попасть нужно. Но это после кульбитов в астероидном поле оказалось совсем плевой задачей.
        - А вот и наш «Кровавый лихач»! - Ворвался в наушники голос комментатора гонки, а следом прозвучали фанфары. - Поздравляем победителя! У него сегодня триумф победы в по-настоящему смертельном состязании! Хотя кто-то его сегодня точно проклянет, но когда это кого-то останавливало? И по случаю победы мы поставим нашему счастливчику трек Бит-дарника «На взлете». Наслаждаемся вместе!
        Победитель - «Кровавый лихач»
        Награда:
        - 3 очка улучшения корабля
        - 1 очко убийства
        - 300 000 у.е.
        Сначала я подумал, что комментатор просто образно меня лихачом назвал и не придал этому значения. Но изменение официального ника мне не понравилось. Почему так получилось?
        На станции меня уже встречал Роберт. Парень радостно обнял меня, стоило ангару заполниться воздухом, а мне снять шлем скафандра.
        - Рад, что вы от этого психа спаслись! Да и что его не пожалели тоже, - парнишка сиял, и я решил уточнить что за соперник мне достался.
        - А кто он такой и почему ты так к нему относишься?
        - Да это сын руководительницы аграрного сектора. Постоянно всех задирал и только Антона боялся. Но и у него уже, по слухам, в печенках сидел. Кто и как уговорил его участвовать в космогонках, понятия не имею. Вроде раньше он туда не рвался. Но первый успех не хило вскружил ему голову. Только ваше первенство его бесило. Мне, пока гонку смотрели, пацаны рассказали, как он вас вчера искал весь день. Хорошо, что не нашел.
        О том, что мы виделись, я решил не уточнять.
        - То есть его убийство мне в вину не поставят?
        - С чего бы? - искренне удивился Роберт. - Это же гонка! Даже если бы это был не Змей, а кто-то другой, и тогда бы не поставили.
        У меня отлегло от сердца.
        - Не подскажешь, что это за очки убийства, которые в награду дают? - спросил я помощника, перед тем как пойти к себе.
        - Это еще один момент, из-за чего убивают не только в топовых турнирах, - загрустил парень. - За каждое очко можно получить десять миллионов у.е. Самый дешевый транспортник - тридцать миллионов. Три жизни, - он вздохнул и расстроенно махнул рукой.
        Да, хороший мне все же парень в механики достался. Похлопав его ободряюще по плечу, мы пошли в свои кубрики.
        Времени до вечера было еще полно, следующая гонка, как мне сказал, уже посмотревший в распределение Роберт, через два дня, поэтому сегодня я решил напиться. Отходняк после гонки подступал все ближе и если я не сброшу сейчас то напряжение, что копилось последние дни во мне, то могу и двинуться крышей. Алены в кубрике не было, что неудивительно, ее смена еще не закончена, да и Жени тоже, поэтому я просто переоделся и пошел искать местный бар.
        Это было нетрудно. Указатели на стенах изобрели далеко не вчера и на станции их активно применяли, так что мне хватило пятнадцати минут, чтобы добраться до относительно просторного зала. Точнее, для космической станции местный бар был просто огромен - тридцать на тридцать метров пространства, это очень много в условиях его дефицита. Но на места коллективного отдыха давно введен норматив минимального размера помещений, так что я больше удивился количеству народа, а не самому залу. А его было немало. Почему-то я думал, что большинство будет сейчас на рабочих местах, но войдя в помещение, свободных мест не обнаружил.
        - О, герой дня объявился! - тут же заметили меня. Я было напрягся, но тот же голос пригласил сесть за столик и призвал соседей выпить в честь победителя гонки.
        - Да не тушуйся ты, - сказал все тот же подвыпивший рудокоп, что пригласил меня. - Лучше на, выпей.
        Прежде чем подойти, я окинул еще раз бар взглядом. Почти все здесь, судя по нашивкам, были рудокопами, причем старожилами третьего и выше разряда. А вот новичков, что прибыли со мной вместе, я не заметил. В итоге отказываться я не стал и залпом выпил протянутую рюмку водки. Пищевод сразу обожгло, а через пару секунд в животе стало разливаться тепло и меня чуточку отпустило. И, чтобы закрепить эффект, я тут же выпил вторую, правда, уже закусив тем, что с натяжкой можно было назвать огурцом. Хотя может это он и был, все же местных овощей я не видел, это у Алены нужно спрашивать.
        - Вот, это правильно, - одобрительно загудели вокруг. - Но как ты лихо поле проходил, это ж надо! Саныч, включай снова, пусть со стороны на себя посмотрит!
        Молодой парень, бывший за бармена, включил проектор, и я смог посмотреть на нашу гонку уже в качестве зрителя.
        Да, операторы свое дело знали хорошо. Тем более, здесь был еще и звук наложен, чего мне, признаться, не хватало там. Тишина космоса не зря считается жуткой. На стене зала было видно, что отставшим гонщикам пришлось в разы сложнее, чем мне, уворачиваться от камней. Хоть в меня «били» прицельно, но только по одному и можно было хоть чуть-чуть предсказать траекторию. У них так не получилось. И финальной точкой было видео, как столкнутый мной астероид, попадает точно во врага, прижимая того ко второму камню - своему собрату. Небольшая вспышка и огромные булыжники разлетаются в стороны, показывая оставшееся кровавое месиво пополам с перекрученным космолетом. Как будто картинку сменили. Даже не верится, что все это было на самом деле и тем более совершено мной.
        - Давай еще по одной, - хлопнул меня по плечу рудокоп.
        Через час я уже неплохо так напился, а заодно лучше узнал своих собеседников. Позвавшего меня мужика, звали Петр, и работал он здесь уже восемь лет. Навидаться он успел всякого, а под конец во время беседы мы чуть не подрались, когда я нелестно высказался о начальнике службы охраны.
        - То, что вы что-то не поделили, не позволяет тебе его поносить! - орал на меня собутыльник. - Да я ему жизнью обязан! Если бы не Рамирес, то не сидели бы мы сейчас и водку не пили!
        - Да ты на него Петя посмотри, боров то какой, - вмешался его напарник. - Наверняка Антоныч в своей манере, чтобы показать всю серьезность его слов, наехал на парня и перед остальными «опустил». Кому такое понравится? Но ты не обращай на это внимание, - это уже ко мне. - Рамирес не со зла так. Просто несколько раз из-за своенравных новичков бывалые погибали, в том числе здесь, на станции, вот он и не хочет повторения подобного.
        Чуть успокоившись, Петр рассказал подробнее случай его спасения начальником службы охраны.
        - Это произошло, когда мы с напарником уже вернулись и возле шлюза висели. Диспетчеры проморгали приближение метеоритного потока, что не удивительно. Размер у самой большой частицы был не больше моего мизинца, но скорость такая, что прошивали навылет, словно пули. Пирса сразу тремя частицами прошило. Умер мгновенно. А мне в бедро прилетело, но удачно - ни кости, ни артерии не задело. Но закрутило сильно, и я не удержался, полетев в открытый космос. Недалеко, метров на пять отлетел, но сам понимаешь, без опоры даже метр - пропасть неодолимая, - тут он выпил залпом рюмку, даже не поморщившись и тяжело вздохнув, продолжил. - Выходить к нам опасно было. Прошел поток или нет, никто наверняка знать не мог, но начальник рискнул. Он вообще мужик такой: хоть и строг сильно, но только потому, что жизни наши бережет. А так любого рудокопа, кто прожил здесь больше года, спроси: за Антона Рамиреса горой встанет. В общем, вытащил он меня, но и ему самому досталось. До сих пор шрам на левой руке от попавшей частицы у него заметить можно.
        - А почему мне ник сменили? - после тяжелого молчания решил я перевести тему. Вряд ли они знают, но все же.
        - Имя освободилось, вот и навесили по случаю, - неожиданно ответил худой как жердина новый напарник Петра, Игорь. Я посмотрел на него вопросительно. - Да практика такая, - увидев мое ожидание, продолжил мужчина, - есть несколько громких «цепляющих» имен. И когда прошлый гонщик с таким ником покидает турнир, неважно, став вольным космолетчиком или умерев, ник освобождается. А как только появляется яркий новичок, наиболее подходящий под него, то организаторы мигом меняют старое имя гонщика на новое. Мы кстати таких «кровавых» как ты уже штук тридцать повидали. А запомнили, дай бог, троих, кто дольше всех продержался.
        Пить после этого как-то расхотелось и, попрощавшись, я двинулся в сторону дома. Да уж, кубрик теперь домом стал.
        Зайдя в комнату, я увидел лежащую на кровати Алену. Когда я присел рядом, та подняла на меня заплаканные глаза и молча прижалась. Я обнял мою римлянку, натерпелась, наверное, пока на кульбиты мои смотрела. Уже, небось, и похоронила меня не раз, были там опасные моменты, видел в баре.
        - Успокойся, я живой, все хорошо, - решил я ее подбодрить.
        - Зачем? - услышал я вопрос.
        - Ты же знаешь, зачем я это делаю.
        - Зачем убил? - уточнение выбило меня из колеи.
        - Ты видела сегодняшнюю гонку? - спросил я в ответ. А то мало ли, может ее не отпустили и судит она по результату, не зная подробностей?
        - Да. Так зачем?
        Я не знал, что ответить.
        - Он хотел убить меня. У меня не было выбора.
        Та неожиданно отстранилась и посмотрела мне в глаза.
        - Я видела. Ты уворачивался. Мог это делать. А потом решил убить. И сделал еще хуже, чем было раньше. Мы лишились всего! Работы, дома, планеты, тебе этого мало?! - с каждым словом она все повышала голос и в конце просто кричала. - Ты хочешь, чтобы мне было плохо? Мне и так непросто здесь, так ты еще и убиваешь сына моей начальницы, чем ставишь крест на любых моих попытках хоть как-то исправить свое положение! Зачем?
        Отвечать я не стал. Сейчас Аленой правят эмоции, и слова здесь ничем не помогут. Та еще минуту с яростью смотрела на меня, а потом встала и вышла из кубрика. На душе у меня стало тяжко. Я гнал от себя мысли о том, что становлюсь убийцей. Даже уже стал им, по сути. А сейчас меня буквально ткнули в этот факт. Но главное, в последствия.
        Супруга вернулась только через час. Куда и зачем она ходила, я не спрашивал, да и сомневаюсь, что она ответила бы. Алена молча разделась и легла спать, отвернувшись от меня.
        - Пап! - вдруг ворвался в кубрик Женя, но увидев лежащую маму, тут же сбавил тон. - Пап, представляешь, меня приняли! - парень сиял. - Спасибо! Если бы не твоя победа, то еще неизвестно, сколько бы меня мурыжили, а так сказали, что у такого крутого гонщика как ты, просто не может быть сын плохим космолетчиком.
        После тирады, высказав все что хотел, он быстро прошел в свой отсек. Вот и думай, хорошо я сделал или плохо? Засыпал я тяжело, решив утром все же поговорить с Аленой еще раз. Но когда я проснулся, ее уже не было в кубрике. И что мне теперь делать с нашими отношениями?

        Глава 6. Чемпион

        Голова после вчерашних посиделок слегка побаливала, но не так, как могло бы быть после столь длительного срока воздержания от спиртного. Правда, настроения это мне не прибавило. Отношения с Аленой у меня в последнее время становились все хуже и хуже. Никак не сравнить с тем, что было на Земле. Там мы жили «душа в душу», нас постоянно в пример ставили. С сыном все было наоборот. А здесь ситуация резко поменялась.
        Решив отложить вопрос, так как голова все же болела, да и есть хотелось уже, я отправился в столовую. Одно из преимуществ гонщика - вся еда бесплатно. Как понимаю, ее стоимость ложится на плечи обычных рудокопов и других рабочих станции. Зато я сейчас могу не думать о том, что нужно выполнять какую-то норму, иначе долг повысится. Кстати, насчет долга. Надо бы обменять полученное за убийство очко на деньги и погасить хоть часть задолженности. Первый крупный вклад, так сказать. Хотя те же рудокопы по пятнадцать миллионов в день, бывает, зарабатывают, но с учетом всех выплат, а подозреваю, побудь я в этой должности чуть подольше, то и о других каких-нибудь пошлинах бы узнал, много накопить им не удается. Да и смерти в гонках явление частое. Но нужно момент с прибылью у Роберта уточнить.
        Распланировав так свой ближайший час, я, наконец, добрался до столовой. Набрав завтрак, я сел за стол и только сейчас обратил внимание, что количество моих соперников изрядно сократилось. И точно. Вспоминая кадры, что видел вчера на стенке бара, я понимаю, что от действий Змея погибло как минимум пятеро гонщиков, не сумев пройти сквозь тот хаос из сталкивающихся камней, что остался за нами. И сейчас все оставшиеся в живых конкуренты кто с завистью, но большинство с ненавистью смотрели на меня. Не став искушать их, я максимально быстро поел и пошел в свой ангар. Пора посмотреть, что еще можно улучшить в моем корабле. Тем более, что Роберт говорил о новых возможностях, что откроются после предыдущего этапа.
        Подойдя к дверям ангара, я услышал звуки интенсивной работы. Интересно, что там Роберт делает, ведь новых улучшений я еще не заказывал? Парень меня сначала не заметил и в данный момент что-то интенсивно заваривал на корпусе бака.
        - О! Здравствуйте! - крикнул он радостно, когда поднял взгляд и увидел меня. - А я вот ремонт провожу. Вы когда астероид сталкивали, обшивку слегка поцарапали. Вроде и ничего страшного, но лучше сразу заделать.
        - Молодец, - похвалил я ответственность помощника. - Долго еще? А то я думал улучшения заказать.
        - Так давайте закажем, - легко согласился Роберт, прекращая работу. - Все равно их еще ждать придется, тогда и доделаю.
        - Тогда рассказывай, что, на твой взгляд, больше всего мне понадобится? И кстати, вчера заметил, что почти все гонщики с маневровыми движками были, а ведь победителей всего трое и у них очков улучшений быть не могло. Не знаешь, как так получилось?
        - Так у вас же гонка для отборочного интересная получилась. Ну, если с другими сравнивать. Вот всем участникам по очку и добавили. А в следующем туре неважно, есть у вас маневровые или нет, главное - ваша заявка. Другое дело, что без возможности полноценно управлять кораблем никто туда не суется, но раз уж у них появилась такая возможность…
        Дальше он продолжать не стал, но все понятно было и так - решили рискнуть, а обернулось все кровавой баней. Если бы не улучшения моего корабля, то далеко не факт, что я бы вообще жив остался.
        - Вот еще вспомнил: я эти астероиды не видел, а очень хотелось бы. Хотя бы на экране болида, это возможно?
        - Да, - кивнул парень, разворачивая ко мне экран монитора. - Вот, три пункта улучшения добавилось.
        Всмотревшись в него, я увидел, что кроме уже знакомых частей корабля теперь я мог установить на свой космолет радар, оружие и защиту. И первое было особенно актуально. Хотя вкладка «оружие» в свете открывшегося знания об очках смерти намекала серьезно подумать о защитном улучшении корабля.
        - Так, давай радар, хочу видеть, что летит в меня, - уверенно ткнул я на соответствующую вкладку.
        - Сразу не получится, - тут же обломал меня парень. - У радара четыре уровня: первый видит только реперные точки, на втором уже различает корабли соперников. Дальше дает возможность определять развитие чужих космолетов. И только на последнем, четвертом уровне радар начинает видеть астероиды, а также прочие объекты.
        - Все равно давай, - махнул я рукой. - Второго тогда пока что. И защиту покажи.
        Тратить очки на оружие я посчитал бессмысленным. Может, потом я и пожалею об этом, но прошлая гонка наглядно показала, что даже без встроенного вооружения можно уничтожить корабли противника.
        - Очень советую поставить «Рестарт», - тут же показал механик первую строку. - ЭМ-импульс ставят практически все, а остаться без управления…
        Договаривать он не стал, да и зачем? Очень живо представив, как лечу на неуправляемом болиде в черноту космоса, со знанием, что меня никто не спасет, я чуть ли не мгновенно нажал на выбор установки мгновенного перезапуска систем корабля.
        На этом выбор улучшений и закончился, поэтому Роберт вернулся к ремонту обшивки.
        - Хорошо еще, что вам газовые астероиды пригнали, а не из свинца или железа, - неожиданно сказал механик.
        - В смысле? А при чем здесь это?
        - Ну как… Вы же должны понимать, что такое большое количество метеоритов, тем более расположенные подобным образом, не характерно для дикого космоса?
        - Естественно, - кивнул я. - Но ведь это трасса.
        - Да, - подтвердил Роберт, не отвлекаясь от своего занятия. - Но ведь вам могли и что-нибудь потяжелее пригнать и как препятствия наставить. С одной стороны, тогда бы Змей не смог на вас что-либо столкнуть - просто массы корабля бы не хватило, или топливо бы все на один толчок истратил - а с другой, одними царапинами вы бы при касании с астероидом не отделались. Я думаю, что и космолет-то у Змея так быстро развалился еще и потому, что он еще до вашей «помощи» свой корабль не слабо так поцарапал многочисленными попытками вас сбить. Вот металл и не выдержал.
        Я по-новому взглянул на свой экспромт и возможность его повторения. Получается, что будь касание моего корабля с астероидом чуть выше, и не погаси я перед ним скорость, то сам себя бы и приговорил? Вот еще один повод не равнять космические гонки с земными. Там-то подобные маневры ограниченно допустимы, пусть и не на картодроме, где я обычно гонял, а на «диких» трассах. А еще это значит, что в будущем не стоит без оглядки пытаться повторить нашу «пляску», а то боком выйдет в первую очередь для ее зачинщика.
        Вспомнив все этапы гонки, я решил его немного поспрашивать о замене имен. Мне стало интересно, повторится ли такая ситуация в будущем, или я теперь до конца своей карьеры так и останусь «Кровавым лихачом»?
        - Все может быть, - наращивая тонкий слой металла на поцарапанном месте, ответил он. - Некоторые гонщики за свою карьеру пять раз имя сменили. Не сами, конечно. Но бывали случаи, когда какой-нибудь выдающийся гонщик мог попросить организаторов поменять ему имя. Но такое редко бывало.
        - Почему? - уточнил я, когда Роберт замолчал.
        - Потому что организаторы всегда шли навстречу, но меняли имя не на выбранное участником гонок, а на то, какое им самим захочется. Как правило, еще более «звучное». Так вчерашний «Тихий кошмар» мог стать «Петушиной побудкой», а «Дьявол Ориона» «Чертом из задницы». Сами понимаете, что после парочки таких примеров желающих влиять на собственное гоночное имя как-то не находится.
        - А у нынешнего чемпиона сколько имен сменилось?
        - У «людоеда»-то? Это шестое, - тут парень закончил со сваркой и подплыл ко мне, поставив по дороге инструмент в держатель. - Начинал он вообще со своим собственным. «Ковбой Бишоп».
        - Где-то я это слышал раньше, - задумался я.
        - Не знаю, где вы слышали, а сам Джон рассказывал, что так звали главного героя его любимого мультфильма в детстве. И ему очень импонировало, что у него такое же имя. А когда ему в первый раз сменили ник, он тут же пожаловался и потребовал вернуть «как было». Собственно, про «черта из задницы» - это его история.
        - А почему «людоед»?
        На простой вопрос парень нахмурился и замолчал. Видимо, я затронул какую-то очень неприятную ему тему, поэтому развивать ее не стал и хотел уже спросить другое, когда Роберт начал отвечать.
        - Он убивает своих соперников. Очень жестоко. Причем если есть возможность, мучает их очень долго, до последнего создавая иллюзию, будто они смогут хотя бы выжить. О победе они под конец уже не думают. Три года назад так погиб мой дядя. Именно после его смерти, хоть я и очень люблю корабли, становиться космогонщиком я передумал, - он замолчал, а я поежился, представив, что если дойду до финала, то мне придется встретиться с этим страшным человеком. «Не если, а когда! И вот это-то хуже всего». - А людоедом его назвали за перемазанный в крови соперника шлем скафандра, - наигранно бодро через минуту молчания закончил Роберт. - И это был единственный раз, когда прозвище было придумано специально под конкретного гонщика.
        Больше мы тему других гонщиков не поднимали, сосредоточившись на установке радара и перепрошивке его кода вывода данных. Прежний мне не понравился. Хоть там все было максимально наглядно, но вот данных об удаленности объекта и траектории относительно болида не выводилось. Как сказал механик - это делали за отдельную плату у опытных специалистов по сборке космолетов сами гонщики - если хотели конечно. Стоило это в районе полумиллиона условных единиц, что, на мой взгляд, было сильно завышенной ценой, так что я занялся этим сам, попутно объясняя парню, почему смену кадра я ставлю в три десятых секунды, а не в одну.
        - Мне нужна быстрота работы бортового компьютера корабля. А как он будет быстро делать что-то помимо сканирования, если ему десять раз в секунду нужно программу запускать? И это при том, что мне это абсолютно не нужно! Я просто физически не увижу разницы между сменой кадра в одну десятую или три десятых секунды!
        А вот в программы «Рестарта» я не полез - никогда не занимался с ними и пытаться улучшать то, что потенциально спасет мне жизнь, без знания, как это сделать, я посчитал идиотизмом.
        За работой время пролетело незаметно, даже обед мы умудрились пропустить. Так что на ужин я шел с голодно урчащим животом и желанием узнать, можно ли завтра будет протестировать новые возможности корабля. Особенно систему «Рестарт», но и работу радара наглядно увидеть было бы неплохо.
        Решив не идти в столовую, чтобы не встречаться с соперниками, я сразу отправился в бар. В прошлый раз меня угощали, так что цен я не знал, но наличие четырехсот тысяч на счету и звание лучшего гонщика среди новичков позволяли мне надеяться, что голодным я там не останусь.
        Помещение уже было заполнено почти полностью, и в этот раз кроме старожилов здесь находились и те, кто прибыл вместе со мной. Их неприязненные взгляды разом скрестились на мне, а былой шум разговоров снизился до возможности услышать, как по настенному экрану передают рекламу перед началом показа чемпионского турнира и негромко группа рудокопов четвертого разряда обсуждает возможность скинуться на космолет-перевозчик и начать карьеру водителей-дальнобойщиков космоса.
        - А, убийца пожаловал, - первым высказался Леня, паренек, живший в соседнем отсеке во время перелета.
        Но прежде чем волна негатива начала набирать ком, на его высказывание тут же среагировал кто-то из старожилов.
        - Ты чего это на человека наезжаешь? Убийство на гонке не делает из него изгоя!
        - Так я не про гонку, - тут же с испугом стал открещиваться тот. - Он же Виталю Сомкина убил, еще до того, как гонщиком стал.
        Похоже, не поесть мне здесь. Да и отношения с теми, кто не первый год на станции сейчас тоже испортятся. Но, вопреки моим ожиданиям, узнав все детали происшествия, Арди Ветрес - самый авторитетный рудокоп - заявил, что это не повод делать из меня изгоя. И раз я уже наказание получил, да и неправ в том случае был как раз сам убитый, то нужно забыть этот случай.
        Как я понял, под «забыть» подразумевалось учитывать все же происшествие, но не акцентировать на нем внимания. Было и было.
        - Лучше вон, на настоящего убийцу посмотри, - перевел разговор Арди. - Чемпионский турнир сейчас начнется, вот и посмотришь на «людоеда». Вот кто настоящий убийца, и плевать, что он гонщик. Я бы такому руки не подал, - процедил рудокоп.
        Пока все отвлеклись на проекционную стенку, я прошел к ближайшему свободному месту и вызвал встроенное меню заказа. Чтобы тут же неприятно удивиться здешним ценам. Минимальный ценник, что я увидел, был равен ста тысячам условных единиц. А если вспомнить, что мы вчера и в каких количествах пили, то мужики потратили на меня минимум три миллиона. Хоть для их разряда такие цены не являются чем-то нереальным и заработать их они вполне могли за рабочую смену, мне такое пока может только сниться. Остается только ждать, когда я выйду в высшую лигу. С каждым этапом награда растет в геометрической прогрессии, это и по всего двум выигранным мной турнирам видно. Но сейчас я смог заказать только простой суп и чай. Уходить же в столовую, где я мог поесть бесплатно, теперь не хотелось. Уж больно много я сегодня услышал про чемпиона гонок, и интересно было бы посмотреть на его манеру езды. А то из-за большой задержки в передаче связи на Землю там трансляция идет в оффлайн режиме и, как я теперь понимаю, сильно урезанном виде. Даже в полете мы не могли смотреть турниры онлайн, здесь же все показывают в прямом
эфире, не скрывая ничего.
        Тем временем появилась картинка стартовой платформы. И тут же можно было увидеть первые различия с пройденными мной турнирами. Все космолеты отличались друг от друга уже не только цветом, но и размером, и навесным оборудованием, и даже количеством маршевых двигателей. Впрочем, для меня это было не ново. Гораздо больший интерес представлял текущий болид чемпиона. После каждого заезда тот менял его конфигурацию, чтобы соперники не могли приготовить тактику против него. Это сейчас я могу вкидывать очки улучшений в «бесконтрольное» развитие корабля. Но после достижения определенного предела вводится жесткий лимит на количество поставленных улучшений корабля. Это сделано, чтобы единожды вырвавшийся вперед победитель не смог еще больше увеличить свой отрыв в оснащенности космолета, и была хоть какая-то надежда у других гонщиков занять вожделенный пьедестал. Вроде десятка улучшений - это предел. Если у гонщика остаются еще очки, он может их потратить либо на замену улучшения, либо конвертировать в деньги. Курс только мне неизвестен, но это пока что, я надеюсь. У меня сейчас было уже потрачено семь очков
улучшений. Еще три - и достигну лимита. Но сейчас не обо мне.
        Обычно Джон Бишоп, также известный как «Людоед», использовал агрессивную тактику вождения. Причем в буквальном смысле - он вооружался до зубов, почти не пользуясь улучшениями для защиты, и «охотился» за соперниками. И его космолет из-за такой тактики был похож на маленького юркого ежа. У не знакомого с космогонками возникнет вопрос: почему другие не применяли такую тактику? Вот только в том-то и дело, что применяли. Но дальше в дело вступал уже опыт и талант гонщика. И если талантов за время отбора выявлялось немало, то вот по количеству опыта соперников у Бишопа не было.
        Но сейчас я не узнавал корабль чемпиона. Четыре маршевых двигателя - так делают в основном спринтеры, что любят быстрый разгон и короткие дистанции, либо марафонщики, если не активировать дополнительные сопла, а использовать их баки как дополнительное топливо. Плюс, навешанные сзади коробочки «вспышек» для защиты от управляемых ракет: то, чего раньше гонщик никогда не применял. И самое главное - полное отсутствие вооружения! Я сначала подумал, что спутал его космолет, но нет. Табло над болидом и характерная для Джона окраска говорили, что глаза меня не подводят.
        - Что-то не так с «людоедом», - услышал я удивление и в голосах соседей. - Не иначе каверзу какую-то задумал. Ну, это-то неудивительно. Против него сейчас «Стальная ласточка», а он известен как сильный стратег. Видимо, хочет его удивить, - посыпались комментарии и предположения от бывалых болельщиков. Новички в основном молчали либо задавали уточняющие вопросы.
        Но вот гонка началась и зал притих.
        Почти сразу после старта двое гонщиков сошлись в упорной перестрелке. Свинцовые шарики - одно из устанавливаемых видов оружия. Отличается большим боезапасом с высокой скорострельностью, но малой точностью, ведь наведение происходит «на глазок». Но поскольку далеко разойтись корабли не успели, не промазал никто. Даже соседям досталось. Итог - четыре трупа еще на старте и один сильно побитый космолет, выживший только за счет бронирования, что выбрал его пилот в качестве улучшения.
        - «Костлявый», видно, не простил «Потрошителю» смерть брата, - услышал я комментарий одного из рудокопов. - Смотрите, а «людоед» с самого старта рванул вперед, «ласточке» теперь его долго догонять придется.
        - Догонит. Впереди минное поле, «людоеду» придется там затормозить, иначе никакой опыт не поможет.
        Ласточкой оказался тот самый бронированный космолет, также попавший под обстрел. Из начальных десяти соперников теперь осталось только шестеро. Но на обещанном минном поле их количество сократилось вдвое. Если кто-то подумал, что «людоед», отказавшись от оружия, откажется еще и от привычки убивать, то он сильно заблуждался. Как и предполагалось, перед минным полем лидер затормозил. Причем сделал это так резко, что идущему практически след в след гонщику пришлось чуть отвернуть в сторону, чтобы не влететь в конкурента. Этим-то и воспользовался чемпион. Видимо, летящий прямо в его хвосте гонщик рассчитывал, что уж без оружия-то тот ничего сделать ему не сможет, а как только что-то задумает, то уж кто-кто, а он среагировать сумеет. Но как оказалось, одно оружие «людоед» себе оставил. Электромагнитный импульс, или сокращенно ЭМИ. Стоило сопернику отвернуть, избегая столкновения, как он врубил ЭМИ на полную мощность, и на таком близком расстоянии несчастному не помог никакой Рестарт. В итоге корабль на секунду потерял контроль, а когда пилот вновь смог его вернуть, избежать столкновения с миной было
уже не возможно. Минус пятый участник.
        Видя такой поворот, другие постарались держаться подальше от чемпиона, но тот легко стал маневрировать на поле, будто видя каждую мину, а может и вправду знал, где они расположены. Должен же он был на что-то потратить очки? Вот, наверное, все в радар и бухнул. А пока конкуренты пролетали опасную зону, «людоед» постоянно провоцировал ситуации, как с первым убитым. Несмотря на то, что у соперников Бишопа было оружие и собственные генераторы ЭМИ, противопоставить опыту чемпиона они ничего не смогли.
        - Вот сволочь! - восхищенно выругался один из новичков.
        Да уж, я и сам, глядя на такое мастерство, все больше склонялся к мысли, что победа мне не светит. В отличие от смерти. И значит, что прозябать мне в космосе до конца своих дней.
        - Финишная, - мрачно сказал Арди. - Сейчас над «ласточкой» начнет измываться. Только с двумя счастливчиками покончит.
        - Интересно, как? «Ласточка» доказал, что и сам не промах, и такими маневрами, как остальных, его не возьмешь, - возразил сосед старожила.
        Но все оказалось проще, чем все предполагали. Тех, кого Арди назвал счастливчиками, чемпион столкнул между собой, маневрами сначала заставив их лететь почти параллельно друг другу, а потом отрубив их болиды. Видимо, рестарта у них не нашлось.
        А на пробную атаку «ласточки» своими ракетами Бишоп закономерно сначала поставил сеть. Но как только соперник начал поворот для выхода в новую точку, выстрелил в то место вспышками, что традиционно применяют, защищаясь от управляемого вооружения. И судя по тому, что «ласточка» никак не отреагировал на это, добавил в атаку ЭМИ.
        - Атаковать защитой? Были уже умники, но впервые вижу успешное применение, - отозвался Арди. - Одно хорошо, поизгаляться в этот раз у «людоеда» не получится. Над трупами ему не интересно.
        - Вынужден тебя огорчить, старина, «ласточка» еще жив.
        На «стенке» мы хорошо видели, как в самый последний момент гонщик успел подставить наиболее бронированное место, перезапустив к тому моменту систему корабля. Но это хоть и спасло ему жизнь, но вывело из строя двигатели ориентации. Так что теперь космолет гонщика неуправляемо летел в пустоту космоса, отклонившись от маршрута трассы.
        И Бишоп не упустил момент. Подлетев к беспомощному сопернику, он прошел буквально впритирку к нему, выхлопом из сопла сжигая конкурента. Зрелище так себе, да еще и организаторы вывели звук из скафандра гонщика. Аппетит это отбило окончательно. Некоторые так еще и проблевались, правда, новички в основном.
        Не желая больше на это смотреть, я встал и пошел в кубрик. Настроение, что после хмурого утра немного поднялось за работой, снова упало ниже плинтуса.
        Когда я подходил к своему дому, то снова увидел начальника службы охраны, что говорил о чем-то с Аленой. И вот это меня уже насторожило.
        - Не слишком ли много времени вы уделяете моей супруге? - задал я вопрос.
        - Если ее муж где-то бродит и готов жертвовать своей головой на потеху другим, то это не мои проблемы, - нагло усмехнулся тот. - Ты, в общем, подумай, - сказал он уже моей жене. - Этот неудачник не сможет тебя защитить, а вот я - другое дело.
        После чего, не обращая внимания на меня, Антон двинулся в сторону внешнего кольца станции. Очень хотелось догнать и вмазать по этой наглой роже, так беспардонно клеящейся к Алене. Останавливало две вещи: шокер у него на поясе, что, как я успел убедиться, использует начальник очень умело и быстро, и бездействие супруги. И последнее пугало. Неужели она всерьез рассматривает его предложение?
        - Заходи, чего встал, - бросила она и вошла в кубрик. - И прежде чем начнешь что-то говорить, подумай вот о чем: меня сегодня на работе чуть не убили. Вроде как не нарочно, но мне хватило, чтобы понять…
        - Что понять? - перебил я ее.
        - Что без защитника долго я не проживу. А ты таким здесь и сейчас не являешься. Сможешь защитить меня, находясь на гонке? Не думаю. Иди спать.
        Только тут я обратил внимание на ее отрешенный и даже какой-то потухший вид. А ведь она права. Пока я гоняю в космосе, работая на перспективу, на станции я беспомощен. И ничего с этим сделать нельзя. Это чувство было мне ново и жутко бесило. День как начался ссорой с любимой, так почти тем же и закончился. А в голове четко поселилась мысль: нужно быстрее выигрывать, чтобы выдернуть своих отсюда. И заодно решить как-то проблему с начальницей супруги. Я в этом виноват, Алена права, значит, мне и решать.

        Глава 7. Любительская лига

        Женя пришел, когда я уже готовился заснуть, и сразу позвал меня на разговор.
        - Слышал, что маму пытались убить? - перешел он сразу к сути.
        Я кивнул.
        - И? Что ты собираешься делать? - пытливо он посмотрел на меня.
        - Все, что могу, я и так делаю. Если есть конкретные предложения, говори, а не трави душу, - своя беспомощность бесила, но еще больше бесило, что это видел сын.
        - Ясно все, - разочарованно протянул он. - Я поговорил с пацанами. Особенно с тем, из-за чьей матери моя чуть на тот свет не отправилась. Намекнул, что если такое повторится, он будет следующим. Вроде внял и передал. Но тут проблема образовалась. Я скоро покину станцию.
        До последнего момента меня постепенно сжигал жгучий стыд, что мой собственный сын даже в такой ситуации нашел решение проблемы, пусть и частичное, но у меня-то только отмазки были. А последним известием он меня добил.
        - Когда? - только и смог спросить я. Вопрос «куда» здесь был неуместен.
        - Через два дня. Набор почти закончен, еще одного кандидата найдут, и отправлюсь. Так что, может, и раньше произойдет. После этого мой авторитет станет пшиком. Нарабатывай свой, если тебе еще дорога мама. А то мне тут птички напели, что безопасник на твое место метит. Вот уж кто-кто, а он точно сможет ее здесь защитить! Я поначалу даже подумал, что это он все подстроил, но нет. Мамина начальница постаралась.
        - И ее слушаются даже в таких случаях? - не поверил я.
        - Она довольно жесткая женщина. Только своего сына любила и потакала ему. А теперь, говорят, вразнос пошла.
        Посчитав, что сказал все, что нужно, Женя ушел к себе. Сон после таких откровений не шел совершенно, и я залез в станционный чат. Был здесь такой, просто я не любитель зависать в чем-то подобном. Но на этот раз причина была стоящая - мне нужна информация. Да, комендантский час уже действовал, но это не значит, что все тут же ринулись спать. Как раз в чате и продолжалась вечерняя жизнь станции.
        Пролистывая тему за темой, я постепенно погружался в виртуальную жизнь этого кусочка человеческой цивилизации. Большинство обсуждений вели, конечно, женщины. Любовь слабого пола к болтовне неистребима, и неважно, как ее удовлетворять: при личной беседе, или вот так - через электронный сервис. И наблюдая за их разговорами - теми, что были доступны в общих чатах, - я смог выделить среди женщин еще два полюса сил, что как та же начальница Алены, которую, кстати, звали Луизой Арнольдовной, также имели огромное влияние на остальных жителей станции.
        Первая - заместитель главного врача станции, Маргарита Стерх. Очень энергичная женщина, всего тридцати пяти лет, да еще и незамужняя. Несмотря на ее слабость перед мужчинами, среди женщин она авторитет. Особенно среди мам. Но свою власть использует только для выполнения пациентами назначенного лечения и, по немногочисленным обмолвкам, при очередной «победе» на любовном фронте. Замужние ее за это не особо привечают, но из-за ее должности делают вид, что ничего не видят. Мне она вряд ли сможет как-то помочь.
        А вот вторая в этом плане более привлекательна. Любовь Степановна, или, как ее обычно называют, Степаша. Несмотря на смешное прозвище, имеет очень ответственную должность главного «ассенизатора» станции, а при любых попытках ее оскорбить отвечает обидчику очень жестко. Но главное, что меня зацепило - она давно и последовательно враждует с Луизой Арнольдовной. И основной причиной такой вражды был именно сын последней.
        Уфф, даже устал лазить по всем этим женским форумам, но, не разобравшись в ситуации, помочь своей любимой я не смогу. Итак, по итогу у нас есть две женщины на высоких постах, что враждуют между собой. Хотел бы я знать что-то такое про мужиков, но те, как обычно, сор наружу не выносят. Однако для меня важно другое: как мне уговорить Степашу помочь своей Алене? Она не Маргарита, да и изменять своей римлянке я не хочу. Еще немного полазив по сети в поисках любой информации про глав-ассенизаторшу, я пришел к выводу, что самую главную ее проблему - Артема «Змея» - я уже и так устранил, пусть и не было у меня такой цели изначально. Так может, на этом и сработать?
        Написав Степаше о себе и возникшей проблеме «в лоб», я напряженно стал ждать ответа. Судя по иконке статуса, она еще не спит, так что есть шанс, что ответит сразу.
        «Договорились»
        Всего одно слово, но у меня как будто камень с плеч свалился. Теперь я могу с чистой совестью отправиться спать.
        ***
        Утро преподнесло мне очередной сюрприз.
        Позавтракав, я пошел в ангар, желая поговорить с Робертом о том, как устроить тренировочный полет, но увидел, что тот встретил меня еще на подходе. И не просто встретил, он на всей скорости мчась в мою сторону.
        - Вот вы где! Уже собрались? Через час вылетаем!
        Мой удивленный вид стал для парня неожиданностью.
        - Вы что же, не смотрите итоги гонки и анонсы на следующую? - и столько изумления в его голосе было, что я почувствовал себя отсталым стариком, не следящим за событиями.
        - Так расскажи, а то как-то недосуг вчера было.
        - Вы теперь в любительской лиге! - искренне порадовался за меня Роберт. - А они проходят каждый раз на разных станциях. В этот раз на «Ривьере-16». Туда лететь около семнадцати часов. Так что уже сейчас нужно выдвигаться, а то пока там устроимся… Так что собирайтесь скорее!
        - А что собирать-то? - быстрым шагом возвращаясь в кубрик, спросил я.
        - Средства гигиены и сменное белье. Вроде все, но бывает, что и это забывают. Вот как вы, - не преминул подколоть меня парень.
        Но обижаться на его спич я не видел смысла, так что, быстро взяв все названное, прошел к центру станции, где когда-то впервые ступил на нее. Переход в транспортник ничем не отличался от перехода в межпланетник. Только корабль был поменьше. Из моих соперников здесь была только Инга - гонщица, занявшая в первый раз третье, а в последней гонке второе место. Только из-за этого и знал ее. Других участников с нашей станции, видимо, в лигу не пустили. Ну и плюс наши механики. Роберт по сравнению с Михалычем выглядел как не оперившийся воробушек, но я бы ни за что не согласился поменять его на кого-то еще. Прикипел я за эти несколько дней к парню.
        В полете пытался восполнить пробелы в своих знаниях о гонках и распределении по лигам. В первую очередь, чтобы отвлечься от мыслей о судьбе Алены. Хоть и постарался хоть что-то сделать для нее, но, не видя результата, беспокойство давило сильно. К тому же попрощаться не получилось. Но последнее, может, и к лучшему.
        - Вот и получается, - объяснял мне все нюансы Роберт. - Не успел ты в первую половину гонщиков войти, и все - труп. Челнок просто не заберет твой болид, а попытаешься что-то сделать, чтобы попасть на станцию - расстреляют. Кстати, именно это обычно и советуют делать. В смысле, пытаться попасть на станцию. Хоть смерть легкая будет, а не от удушья. Три гонки любительской лиги пройдешь, и потом спортивная - самая многочисленная. После нее в чемпионскую лигу войдешь, только если в первой десятке рейтинга окажешься, а там борьба - ого-го!
        - Получается, что любительская лига, как вторые отборочные? - уточнил я. - Только еще жестче?
        - Получается, так, - согласился помощник. - Но это просто приучают к мысли, что нужно любыми методами идти вперед, иначе - каюк. В спортивной-то лиге тоже правило пятидесяти процентов действует. Оно только в чемпионской уже упраздняется, но там это правило и не нужно. Там мочилово такое, что по результатам больше пятидесяти процентов никогда к финишу не приходило. Хорошо, если хоть треть дойдет. Поэтому очень много гонщиков после любительской лиги сразу покупают себе частный кораблик и спокойно таксуют. Жизнь дороже.
        - Это сколько же там должен быть выигрыш? - произнес я себе под нос, делая зарубку узнать по прибытии.
        Как и ожидалось, Роберт этого не услышал и продолжил рассказывать про лиги.
        - У спортивных лиг есть несколько собственных «именных» турниров. Трассы там не меняются, и корабли по условиям должны быть однотипны. Но куш там самый большой! Турниры называются в честь последнего победителя, поэтому названия у них меняются примерно раз в неделю. Так что, чаще их сами болельщики называют по типу испытаний и условий. Так, к примеру, есть «вышибала» - где победитель обязан первым вышибить с трассы трех соперников. Те потом могут вернуться, но очко будет уже засчитано. Единственное что - нельзя вышибать одного и того же участника. Точнее, можно, но очко дадут только один раз. Потом есть одиночка - думаю, понятно, что в таком турнире выиграть может только один. Самый непопулярный, кстати, но и с самым большим призом в конце.
        - Наверное, Змей туда метил, - вмешалась Инга, до этого внимательно прислушивавшаяся к нашему разговору. Ее собственный механик в этот момент дремал на своем сидении и никак не реагировал на окружающее.
        - Наверно, - согласился парень. - Но самым популярным является турнир «игра». В народе его так называют за множество элементов во время гонки, созданных по мотивам популярных гоночных игр. Смотрят его больше всего зрителей, потому и куш там лишь немного меньше, чем в одиночке. Зато шансы выжить гораздо выше. Почти стабильно пятьдесят процентов выживают. Точнее, бывает и больше, но общее правило, сами понимаете.
        ***
        Станция «Ривьера-16» мало чем отличалась от нашей. Разве что выходцев из Франции и Италии здесь было больше, соответственно, и языки чаще звучали именно эти. Но в плане компоновки - все было стандартно.
        Поселили нас в кубрики по два человека. Подсчитав количество выделенных мест, понял, что в этот раз в гонке будет около двадцати участников. Немало. Больше, чем было в двух моих предыдущих. Перед сном, попробовал узнать, к чему стоит готовиться, но Роберт здесь меня разочаровал, напомнив, что препятствия известны только в именных гонках. Так что завтрашний маршрут я узнаю только перед самым стартом.
        Перед сном позвонил Алене. Наконец-то смог найти на это и время и возможность. В этот раз она выглядела гораздо веселее, рассказав, что больше ее никто не притесняет и даже стали здороваться почти все коллеги. С удивлением узнал, что до этого момента ее и в этой малости прижимали, а она не торопилась рассказывать. Пообещал выиграть и закрыть свой долг, на что мне пожелали удачи и зазря не гробить свою жизнь. Лучше медленнее, но надежнее. Разительная перемена по сравнению со вчерашним днем. Засыпал я с улыбкой на лице.
        А вот утром пришлось собраться. Уже третий раз прохожу путь: перевозчик - платформа - болид, и каждый раз страх случайно улететь в открытое пространство не становится меньше. Может, позже пройдет?
        Только нацепив страховочный ремень и уверившись, что как минимум из космолета я не выпаду на вираже, позволил себе немного выдохнуть. На экране моего болида тем временем отразились четыре реперные точки и девятнадцать кораблей соперников, плюс двадцатый в центре карты - мой. Хм-м, а радар, оказывается, уже до старта дает преимущество. Нужно и дальше его развивать.
        До старта осталось 3 секунды
        До старта осталось 2 секунды
        До старта осталось 1 секунда
        Толчок в спину, и вот я уже направляю болид в сторону первой контрольной точки, добавляя ускорение.
        1,5 g - осталось 7 применений
        Перед тем, как начался заезд, я успел рассмотреть болиды своих соседей. И на одном из них четко увидел поставленную оружейную спарку, стреляющую свинцовыми шариками. На ум сразу пришел момент чемпионского турнира и расстрел соперника на старте, поэтому я постарался максимально быстро оторваться от конкурента. Еще и в сторону взял, не забывая наблюдать за другими гонщиками. Не знаю, прав я был или нет, но даже если в меня и стреляли, то попасть не смогли. А о самом факте атаки я смогу узнать уже только на станции из записи гонки.
        Слева через парочку гонщиков вперед вырвался кто-то еще. Видно, врубил 2g и решил, как и я, оторваться на старте. Я перевел взгляд на экран. Длина трассы около трех километров. Зря он так. Или она. Но его поведение спасло многим, в том числе и мне, жизнь. Перед самым контрольным кольцом болид «торопыги» вдруг ускорился без видимых причин, и его резко повело вверх. Среагировать должным образом гонщик не успел и врезался в защитную рамку кольца. Увидев такой результат, я стал внимательнее вертеть головой, силясь понять, что же произошло?
        Правда, долго ждать мне не пришлось. В какой-то момент я уперся спиной в кресло, и меня прошиб холодный пот - возникла гравитация, а значит, я тоже начал ускоряться! Тут же маневровыми двигателями я стал корректировать свой полет, чтобы самому не попасть в рамку кольца. А именно туда меня и тащило. Но пока мне удавалось вести свой космолет точно в центр реперной точки.
        Пройдено 1-е кольцо
        Оглянувшись, чтобы понять по кольцу, нужно ли и дальше корректировать свой полет, я, наконец, увидел то, что повлияло на мое движение. Два гигантских черных электромагнита, или, скорее две их системы, управляемой дистанционно, подсвечивались только с этой стороны. Не пройдя через кольцо, их не увидишь. Разве что врежешься на полной скорости. Причем их расположение и направленность действия были таковы, что ты волей-неволей обязан будешь до последнего держать руку на джойстике управления, иначе столкновение неминуемо. Будь у меня прокачан радар до максимального уровня, я бы понял эту ловушку еще на старте, ну или недалеко от кольца. Во всяком случае, знал бы, что меня ждет.
        Вернувшись к экрану, посмотрел, где вторая точка, и немного удивился. Получалось, что теперь я ведущий всей гонки. А вот это опасно, как бы не повторить судьбу предыдущего вырвавшегося вперед лидера.
        Поэтому я постарался максимально сосредоточиться на своих ощущениях. Как только появится хоть какое-то чувство притяжения к чему-либо, я должен буду сразу же среагировать.
        Вторая реперная точка была уже в четырех секундах лета, когда правый верхний двигатель ориентирования вдруг покорежило. Просто раз - и уже в нем образовалась рваная дырка. Все произошло беззвучно, поэтому я даже не сразу поверил, что такое случилось, но на экране повреждение тоже отразилось тревожной красной подсветкой целостности корабля. Не понимая, в чем дело, я продолжал всматриваться в экран, когда до меня дошло - я же совсем забыл про соперников, сосредоточившись на своих ощущениях! Зато они не забыли про меня, тем более, что им-то делать то же самое, что и мне, не приходилось - я для них был отличным сапером.
        Сориентировавшись по приборам, куда именно собираются полететь мои конкуренты, сделал резкий поворот на сто восемьдесят градусов. Без одного двигателя это вышло не так эффективно, и расход топлива повысился, но благо Роберт, в отличие от меня, подобную ситуацию предвидел и по его предложению я запрограммировал, при отладке маневровых, действия других движков при выходе какого-либо из строя. После этого я, не сомневаясь, нажал кнопку ускорения.
        1,5 g - осталось 6 применений
        Не ожидавшие такого поворота гонщики пролетели мимо меня, а я вернулся в прежнее положение, не торопясь пока что их догонять. И совершенно правильно сделал. В отличие от моей тактики, любители пострелять не «крались» вперед, а полетели напролом. Как говорится, по себе людей судят, считали, наверное, что я тоже им в спину ударю. Было бы чем. Вот только, как и с первым гонщиком, такая тактика привела лишь к трагедии. Сначала они начали замедляться, видимо, этот магнит имел обратную полярность, а когда они включили ускорение, то через сто метров разлетелись на кусочки. Что это было, я понял, только уже подлетев к магнитному препятствию. В грудь стало давить, и я начал терять скорость. Но пока не увижу, что именно стало причиной смерти соперников, спешить не видел смысла. Когда мой корабль уже почти остановился, и его принялось подтягивать к искусственному магниту, я сразу понял причину смерти гонщиков. Мое положение изменилось, и свет от контрольного кольца отбросил блик с металлической крупноячеистой сети. Прохода «напролом» просто не существовало!
        Но решение, как и в первом случае, при наличии всей информации было очевидным: изменить вектор движения и обогнуть магнит с другой стороны. А там при помощи создаваемого им действия можно не только увеличить свою скорость (притяжение в данном случае организаторы сделали по кругу), но и залететь точно в кольцо! Как в футболе попадают с крученого в девяточку.
        Однако потеря скорости, конечно, не прошла просто так, и хоть я и смог осуществить маневр, вперед меня вырвались почти все отставшие соперники. Но пока я ни капли не жалел об этом - впереди еще два кольца, и наверняка там тоже будут припасены смертельные сюрпризы.
        Вспухший огненный бутон почти в самом третьем кольце подтвердил мои мысли. Но сам факт того, что преграда находится настолько близко к необходимому проходу, сильно смущал. Четыре небольших, относительно, магнита, расположенных прямо перед кольцом с расстоянием между ними в пятьдесят метров и с хаотично создаваемым притяжением, стали настоящим испытанием мастерства вождения. То, что обычно бывает для земных условий, когда на болид действует множество разнонаправленных сил. Когда я гонял на карте, то со временем уже не задумывался, сколько мне нужно выжать газа и как поставить руль, чтобы максимально эффективно войти в занос. Сейчас пришлось вспомнить былые навыки, да еще и при непривычных условиях. Но, в отличие от еще двух участников, что, даже зная о препятствии, ничего сделать не смогли, я справился.
        Осталось последнее кольцо. Самое дальнее по расстоянию. Целый километр из трех общего числа. Но вот какие сюрпризы оно нам приготовило?
        1,5 g - осталось 5 применений
        Я осторожно увеличил скорость. Передо мной осталась только Инга, другие гонщики были либо рядом, на расстоянии около ста метров, либо остались позади.
        1,5 g - осталось 4 применений
        1,5 g - осталось 3 применений
        Через пару секунд я рискнул прибавить скорость, видя, что девушка ни во что не попала, а до четвертого кольца все ближе и ближе. То же самое сделали и остальные, но у них уже топливо было на исходе и еще сильнее ускориться они просто не смогут.
        1,5 g - осталось 2 применений
        1,5 g - осталось 1 применений
        Понимая, что, скорее всего, никаких препятствий уже не будет и главное препятствие - наш страх и количество оставшегося в баках топлива, я рискнул снова добавить тяги, медленно начав догонять соперницу. У нее уже, должно быть, ничего не осталось в баках, и теперь многое зависит от моих действий.
        Сто метров до кольца. Я почти сравнялся с Ингой и уже не сомневался в победе. К финишу мы придем почти одновременно, но все же я немного быстрее.
        Тут девушка обернулась ко мне и показала на пальцах международный знак из трех букв. После чего я увидел зажегшийся выхлоп на маршевых двигателях и начало разгона.
        - Врешь, не уйдешь!
        1,5 g - топливо закончилось
        Тут же выжал я кнопку газа на полную. Но увы, всего какой-то метр сделал меня в первый раз на моем пути космогонщика вторым.
        Победитель - «Тихий заяц»
        Получено второе место
        Награда:
        - 2 очка улучшения корабля
        - 5 000 000 у.е.
        Я не мог поверить своим глазам. А ведь я уже чувствовал этот вкус победы! Успел привыкнуть к нему, да и сейчас, что обиднее всего, не будь я таким осторожным, то взял бы первое место!
        Даже в разы увеличенная награда не давала мне покоя. Я рассчитывал на в пять раз большую сумму. Три гонки при трех победах - и долг в астрономические сто пятьдесят миллионов условных единиц закрыт. Пусть мне возврат домой не светил бы, но Алену и Женю я бы мог вернуть! В наш дом, туда, где нам было хорошо! Ну, может, только Алену, но все же! А теперь этого точно не будет, и участие в спортивной лиге для меня становится необходимостью.
        В ушах уже не было звука фанфар, видимо, их включают только победителю. Я впервые смотрел на то, как челнок забирает болид гонщика со стороны. Я теперь в этом второй. Как и в заезде.
        - Поздравляю! Это было круто! - Роберт, как всегда, фонтанировал позитивом. - А как у вас в конце-то получилось! Все зрители уже думали: ну все, сейчас вспомним отборочные, ведь вы-то об отсутствии препятствий не знали, да и топлива все считали, что у вас нет. А вы - в самый последний момент интригу создали нешуточную! Ведущий говорил, что организаторы даже хотели вас как-то премировать за это, но потом почему-то отказались.
        Восторг и восхищение парня гонкой в целом невольно передались и мне. Поэтому когда меня привели в бар, где впервые предстояло поучаствовать в официальном награждении, того похоронного настроения, что и раньше, уже не было.
        - Мы поздравляем наших призеров и по традиции даем им шанс поменять свои имена! - тем временем встретил нас ведущий. - Итак, желаете ли вы сменить свое имя?
        Я, уже наслышанный про подводные камни этой процедуры, отказался. А вот Инга меня удивила.
        - Да, желаю! - гордо и довольно вышла она вперед.
        А мне стало интересно, какое прозвище ей дадут? Ведущий аж весь подобрался.
        - Итак, новое имя «Тихого зайца»…

        Глава 8. День рождения

        - Итак, новое имя «Тихого зайца»… - наступила напряженная пауза, во время которой Инга уже хотела озвучить свой вариант, но… - «Посылатель обыкновенный»! Поздравляю нашего сегодняшнего победителя со столь громким и неординарным именем!
        Я посмотрел на ошарашенное лицо соперницы, и весь негатив к ней тут же улетучился. Ну невозможно злиться на такую милаху! Сначала из-за ее сосредоточенного и немного угрюмого лица мне показалось, что ей лет тридцать. Но сейчас, глядя на столь чистую и незамутненную «детскую» обиду, я бы больше двадцати девушке точно не дал.
        - Не расстраивайся, - не выдержал я и решил хоть как-то поддержать соперницу. - При очередной «нестандартной» победе тебе дадут новое имя. На этот раз из списка «готовых», только снова сама не проси его сменить. Ты, видимо, не знала о местной шутке с ними?
        Последний вопрос я задал с целью побольше узнать о конкурентке. Мне почему-то казалось, что она местная. Такая же, как все они, вытянутая, без признаков долгого пребывания в условиях повышенной гравитации. Причем по косвенным признакам и той же манере вождения, у меня сложилось впечатление, что она работа или рудокопом, что для девушек редкость, или кем-то еще, кому необходимо находиться в открытом космосе.
        - Ты знал! - наконец, отошла она от шока. - Поэтому не стал менять свое имя, да? Не потому, что оно тебе понравилось?
        - Знал, - не стал я отпираться. - Только мне об этом рассказал Роберт, - кивнул я на парня, - а вот тебя я считал местной. Как в таком случае ты могла упустить такой момент?
        - Я не местная, я с Луны, - дернула Инга недовольно плечом. - И гонками раньше не интересовалась, другие интересы были, знаешь ли. Вообще бы в эту кровавую вакханалию не ввязалась, если бы деньги срочно не понадобились.
        Резко развернувшись, она пошла вглубь станции.
        - Похоже, наша победительница недовольна обновкой, - прокомментировал поступок Инги ведущий. - Но такая реакция давно не нова, так что советуем ей смириться с выбором организаторов или в следующий раз повторно войти в тройку призеров и попытать свою удачу снова! Может, тогда фортуна будет к ней более благосклонна? (и, делая вид, будто шепчет кому-то по секрету) Но мы-то знаем, как именно зовут фортуну на каждой гонке… (уже в полный голос) И сегодня это спонсор гонки, владелец космических верфей, Фред Баркини! Скажем ему «спасибо» за это прекрасное представление!
        Дослушивать спич ведущего я не стал. Самый главный момент, от которого нельзя было отвертеться - возможность гонщику поменять имя и показать его самого на камеры «вблизи», уже был завершен, так что и ждать чего-то еще я не видел смысла. А вот еще немного пообщаться с соперницей мне стало интересно.
        - Олег Сергеевич, а вы куда? - услышал я в спину вопрос Роберта.
        - Погуляю немного, - на ходу ответил я парню. - Встретимся в транспортнике.
        Было немного неудобно перед парнем, казалось, что бросаю его, но он не беспомощный ребенок, так что волноваться за него смысла я не видел. Наоборот, потом расскажет, что дальше было, да и интереснее ему должно быть там, чем в моей компании. Собеседник я аховый, молчу в основном.
        Догнав Ингу, поначалу я шел молча, не зная, как начать разговор.
        - Чего тебе? - не выдержала девушка моего молчаливого присутствия.
        - Хотел спросить, как там, на Луне? - спросил я первое, что пришло в голову.
        - А ты сам откуда? Я слышала, что с Земли? - перевела стрелки Инга.
        - Да, - кивнул я.
        - И как здесь оказался? Разве на планете так плохо, что оттуда космогонщиком рвутся стать? - насмешливо посмотрела она на меня.
        - Да нет, мне все нравилось, - пожал я плечами. - Но жизнь повернулась так, что меня отправили в «ссылку», - показал я пальцами кавычки. - И чтобы вернуться, я здесь, - более подробно я пока решил ничего девушке не рассказывать. Не знаем мы еще настолько хорошо друг друга.
        - Я бы, наверное, тоже вернулась, Земля красивая, - мечтательно закатив глаза, явно вспоминая вид планеты со спутника, произнесла Инга.
        - Так как там, на Луне? - вернулся я к своему вопросу.
        - Да как и на любой космической колонии, - равнодушно пожала она плечами. - Много заводов, отдельные «оазисы» аграрных плантаций, где погулять можно или в специально отведенном месте, либо в скафандре не менее защищенном, чем космический. Только здесь уже защищают не нас, а от нас: микроклимат, видишь ли, можем повредить, - передразнила, очевидно, она кого-то.
        - Не давали погулять, - понимающе кивнул я.
        - Ну да. В четырех стенах не так, чтобы комфортно. Хотя и есть те, кто, наоборот, абсолютно не любит таких больших и открытых пространств. Даже боится их до истерики.
        После рассказа девушки мы примерно минуту шли молча. Вопросы у меня были, но как их задать, чтобы мне ответили, а не послали, я не представлял.
        - Говори уже, - со смешком посмотрела на меня девушка. - Вижу же, что тебя распирает.
        - Скажи, а что тебя привело сюда? Если уж ты так не любишь гонки?
        На лице Инги сразу пронеслась тень.
        - Мой отец был управляющим завода по сборке микрочипов. Хорошая должность, вот только получил он ее, почти пятнадцать лет безвылазно прожив на Луне. Я там и родилась. Гравитация там вроде и есть, но сам должен знать, намного ниже, чем на Земле. Поэтому посетить альма-матер человечества мне никогда не суждено. Только по его рассказам и знаю о ней. Такая близкая и недоступная… - девушка вздохнула. - А потом на заводе произошла диверсия. Так называемое «Сопротивление» устроило взрыв на технологической линии, и компания понесла убытки на сотни миллионов условных единиц. Точнее, на двести тридцать восемь. Но главное не это - мой отец производил обход, сам из рабочих, он, как никто другой, знал, что даже сам факт близкого расположения начальства повышает работоспособность персонала. Это его слова, если что. Во время взрыва погибло двенадцать человек. Он был одним из них, - на глаза девушки навернулись слезы. - Всю ответственность повесили на отца. Как и обязанность возместить ущерб. Что происходит в случае, если это покойный, ты, возможно, слышал, но я скажу…
        - Не надо, - оборвал я ее. - У меня та же история.
        - Родственные души, - усмехнулась девушка. - В общем, поэтому-то я и здесь.
        - Это не объясняет, зачем тебе становиться космогонщиком, - заметил я. - Обычно в сроках возмещения убытков ограничений нет.
        - У меня две сестры младшие остались. Мама еще два года назад умерла. Я только недавно, как закончила строительно-монтажный колледж и только-только начала работать по специальности, собирая на орбите новые станции и корабли. Сейчас они на попечении поселения, но там условия… не сахар, - подобрала она слово, - да и не смогут они тогда пойти учиться туда, куда сами хотят. Вот как я, например. Только по распределению. И хорошо, если их, таким образом, не сделают «куклами», вот только очень часто именно так и бывает.
        Да, ситуация не лучше, чем моя. Про «кукол» я только слышал, на Земле такого явления нет. Точнее, нет официально. А вот в космосе девочек для интима можно вполне легально снять, это и в законодательстве прописано. Вообще, чем больше погружаюсь в отношения между людьми здесь, тем больше поражаюсь культурным, не говоря уж про физиологические, различиям между космосом и планетой. Казалось, всего три десятилетия назад началась активная колонизация, а уже семьдесят процентов населения живет за пределами родной планеты, разбросанное по многочисленным станциям и планетарным базам. Хотя последних совсем немного. Луна в этом плане на первом месте - порядка двух тысяч городов-поселений с численностью жителей от двадцати до ста тысяч в каждом. Но даже это капля в том человеческом море, что обитает на станциях в поясе астероидов. Кто-то не поверит, что можно было осуществить такую глобальную экспансию всего за три десятилетия. Я бы и сам не поверил, если бы не видел результата перед собой. Колонизация системы шла в геометрической прогрессии. Каждый новый поселенец тянул за собой десять новых. Фигурально
выражаясь.
        - О чем задумался? Жалеешь меня?
        - И это тоже, но ты меня на философские мысли навела.
        Узнав, о чем я подумал, Инга улыбнулась.
        - Вот уж никогда не могла подумать, что судьба трех сестер способна вызвать мысли о всем человечестве, да еще на тему освоения космоса. Как мысль-то у тебя извилисто пошла, - снова устало вздохнув, девушка остановилась перед входом в свой отсек. - Спасибо, что поговорил со мной. Даже не предполагала, насколько это мне было нужно. Пообещай мне, если можешь, не бить в спину на гонках. Если уж тебе придется атаковать меня, предупреди заранее, хорошо? В ответ обещаю то же самое.
        - Как же это в космосе без связи сделать? - попробовал пошутить я.
        - А ты до гонки. И просто придерживайся обещания во время нее.
        - Договорились, - кивнул я.
        ***
        Роберт вернулся почти к самому старту со станции, причем в изрядном подпитии.
        - Из..ик..вините, - слегка заплетающимся языком начал оправдываться парень. - У меня завтра день рождения..ох. Ну и забористый же у них эль! - соскочил он с мысли. - А… эм… так вот. Завтра рождение у меня, а вам же еще корабль залатать надо, да и улучшения навесить. Короч, сегодня решил оттянуться и завтра - ни-ни! - помотал он пальцем перед своим лицом. - Вечером только с семьей по кружечке. Может быть. Ох.
        У меня при взгляде на парня были противоречивые чувства. Здесь и удивление, в таком состоянии я его еще не видел, и досада на себя, вроде и прикипел к пацану, а о его жизни ничего не знаю. И стыд из-за того, что ему придется в свой праздник работать. Но увы, выходной я ему дать не могу. Один я с починкой и апгрейдом корабля не справлюсь, как ни крути.
        - Не переживай, отоспись тогда в пути, а завтра постараемся побыстрее все закончить, - попробовал подбодрить я его.
        Тот благодарно кивнул и, забрав вещи из отсека, чуть покачиваясь, прошел за мной в транспортник.
        Дома меня встретило ожидаемое, но от этого не менее неприятное известие - Женя покинул станцию, отправившись с вербовщиками в ближайшее военное училище космолетчиков.
        - А я вот и не знаю, как к этому относиться, - делилась Алена. - Я всегда ему добра желала и вроде должна быть рада, но этот миг мне казался таким далеким и нереальным, что вот сейчас я просто в тупике, - всплеснула она руками.
        - А на работе как дела? - решил я поинтересоваться на не дающую мне покоя тему.
        - Все хорошо, - заверила супруга, но по лицу у нее пробежала тень.
        - Точно? А то что-то радостной ты не выглядишь.
        - Так а с чего бы мне радоваться? - тут же в раздражении встала она и прошла к стенной панели, повернувшись ко мне спиной. - Да, меня уже не пытаются убить, что, конечно, хорошо. Как мне высказали - Женя постарался, запугал сына той ….ммм… нехорошей женщины. Вот только хорошего отношения ко мне это не добавило. Да если бы не вступившаяся за меня Степаша, то и эта защита уже вчера бы закончилась. Но повышения мне теперь точно не видать, - она, наконец, повернулась ко мне, и я увидел ее слезы. - Олежа, мне здесь плохо. Когда мы сможем вернуться?
        - Скоро, - заверил я ее. - Еще три, максимум четыре гонки, и мы покинем это место.
        - Надеюсь, - прижалась она ко мне.
        ***
        - Ну что? Оклемался? - спросил я у Роберта, когда он зашел в ангар.
        В этот раз я его опередил, причем значительно. Парень опоздал почти на полчаса, да и вид имел довольно несчастный.
        - Никогда больше не буду пить, - заявил он мне первым делом. - Можно я чуть-чуть посижу, подожду, пока таблетка подействует?
        - Сиди уж, именинник. С днем рождения тебя, кстати, - улыбнулся я, передавая чек на полмиллиона. Вроде и много, но на самом деле - здесь эти деньги потратятся довольно быстро.
        - Спасибо, - обрадованно улыбнулся механик, дернувшись обнять меня. Но не учел невесомости и до конца не оправившегося после попойки организма, поэтому пролетел мимо, попутно свернув сварочный бур, за который уцепился, чтобы затормозить.
        - Да не за что, - махнул я рукой, выбирая по каталогу, что заказать в качестве апгрейда. Но выбора, по сути, у меня не было. Не с моей стратегией. На прошлой гонке я очень хорошо прочувствовал на себе отсутствие видимости, да и раньше это ощущалось, так что главное сейчас - это радар максимального, четверного уровня. А на большее очков у меня и нет. Хорошо хоть замену поврежденным деталям выдают без проблем, не требуя ни денег, ни очков.
        - Выбрали что-то? - спросил парень спустя минут пять.
        - Да, уже скоро привезут.
        - Ммм.. Не знаю, согласитесь ли вы, но приглашаю вас вечером на мой день рождения, - смущенно сказал Роберт.
        Я удивленно повернулся к нему.
        - Не поймите меня неправильно, - все также стесняясь, продолжил он, - просто мама говорит, что хочет с вами познакомиться. Все же вы мой командир и в каком-то смысле работодатель… Короче, родители хотят вас видеть. А то слухов о вас ходит уже прилично, а вживую они вас не знают. Придете? - с надеждой уставился он на меня.
        Я задумался. Отказывать неудобно, да и незачем. Вот только вечером я хотел уделить время Алене. Последние дни сильно вышибли из колеи нас обоих, мы отдалились, причем очень быстро и я хотел исправить это.
        - А если я буду не один, а с женой? - вдруг пришла мне мысль. А что? Вот и общество для моей римлянки, расширение тех, с кем можно поговорить. Да и сблизиться там можно будет лучше.
        - Я спрошу, но, думаю, мама не будет против.
        - А мнение отца у вас в зачет не идет? - спросил я и тут же испугался своего вопроса. Здесь почти у каждого кто-то умер, может и сейчас задел запретную тему, вон дяди-то он уже лишился.
        - Нет, не идет, - засмеялся Роберт. - Он ни о чем, кроме ставок в гонках и написания статей о них и думать не может. Сам бы гонщиком стал, не будь таким трусом. Хорошо, что я не в него характером пошел.
        Не став больше обсуждать тему родственников, я вернулся к установке радара. Тем более что запчасти как раз доставили. Но сначала - ремонт. Навесить готовое новое оборудование не сложно. Оно специально так сделано, чтобы даже сам гонщик это смог сделать. Задача механика - калибровка нового оборудования с учетом того, что проверить правильность всех настроек можно только с помощью инструментов, но никак не в тестовом режиме. Что-то мне говорит, что такая вещь здесь в принципе не предусмотрена и даже если я найду время на тренировочную гонку, мне ее никто не одобрит. Ознакомившись с графиком гонок, я понял это совершенно точно. Сегодня, например, идет еще один отборочный, победители которого послезавтра могут оказаться моими соперниками в гонке. И время у них остается только на установку апгрейда и полет к месту проведения турнира.
        Но даже выполняя ремонт, я решил немного воспользоваться своими навыками инженера и улучшить работу маневровых двигателей. Единственное, что я мог как-то улучшить - регулируемое автоматикой изменение диаметра сопла, что напрямую влияет на тягу и расход топлива. Если повторится та же ситуация, что и в прошлой гонке, то мне при потере одного или нескольких двигателей можно будет оптимизировать работу других. Да и если подумать, то при полностью рабочих двигателях я могу настроить маневровые так, что развороты будут у меня проходить немного быстрее, чем у соперников, а управляемость станет выше. Пусть расход топлива немного и повысится, но не критично. Да и увеличение это будет только во время резких маневров, а так он наоборот уменьшится. Правда, чтобы выполнить задумку, пришлось залазить в сеть для скачивания стандартных таблиц регулировки сопел, а то без этого или практической проверки вся моя затея становится самоубийственной.
        - Слышал, продвинутые гонщики то же самое у крутых механиков заказывают, - прокомментировал мои действия, постепенно приходящий в себя Роберт.
        Закончив как с ремонтом, так и с установкой радара, решил проверить, что теперь выводится на экран моего болида.
        Ник: Кровавый лихач
        Тип корабля - реактивный
        Двигатель:
        - маршевый - реактивный на ЖТ (2 шт.)
        Может развивать ускорение:
        - 1 g (15 сек)
        - 1,5 g (8 сек)
        - 2 g (5 сек)
        - 2,5 g (3 сек)
        - маневровый - реактивный на ЖТ (8 шт.)
        Максимальный объем использования бака для маневров - 1/18
        Бак: объем - 1,5 м3; из них
        - водород - 1 м3
        - кислород - 0,5 м3
        Место гонщика:
        - стартовое кресло
        Радар:
        - различает основные точки поворота
        - выводит на экран корабли противника
        - различает типы кораблей и их оснащенность
        - выводит на экран случайные (или неслучайные - ловушки) объекты
        Защита:
        - Рестарт
        Хорошо получилось.
        Вернувшись в кубрик, я стал искать возможность связаться с Аленой, чтобы отправиться с ней в гости. И нашел довольно быстро: рабочие чаты здесь оказались хорошо развиты, и написать ей сообщение проблем не составило. Вот только ее ответ меня не порадовал.
        «Извини, но уйти раньше не могу. Да и наметился прогресс в налаживании отношений с коллективом. Приду поздно»
        Не такого ответа я ждал, но делать было нечего. Свое обещание я собирался выполнить, пусть и приду один. Найти кубрик семьи Роберта было несложно. Все они имели определенный код, и перед выходом из ангара парень сказал мне свой, так что добрался я быстро.
        Открыла мне миловидная слегка полная женщина с одной длинной прядью вдоль правого виска. На фоне прически в виде короткой копны она сильно выделялась, к тому же была покрашена в серебристый цвет. Но выглядело красиво. Этакая изюминка, что подчеркивала ее. Хотя, на мой взгляд, такая прическа больше подошла бы худеньким девушкам.
        - Здравствуйте, Олег Сергеевич?
        - Да.
        - Входите, пожалуйста, - посторонилась она. - Вы один? А как же супруга? Роберт говорил, что вы с ней придете, - забеспокоилась женщина.
        - Она, к сожалению, не смогла.
        - Жаль, - искренне огорчилась хозяйка дома. - Петя, иди, поздоровайся с гонщиком нашего мальчика! - крикнула она вглубь помещения.
        Внутри оказалось намного просторней, чем у нас с женой. Не два, а целых три отсека, да еще и больше по размеру раза в полтора. Но как позже выяснилось в разговоре - это дань всем старожилам. Да и сама Лаура Ивановна была, в отличие от мужа, на вполне уважаемой должности - старший учетчик склада добытой руды. Теперь я понял, что имя парню давала мама. А ей - ее мама, чьи итальянские корни и темперамент позволили подмять под себя мужа и настоять на своем.
        - … и знаете… я, конечно, жутко переживала, когда мой мальчик хотел стать гонщиком, - активно жестикулируя, рассказывала женщина час спустя. Ее муж уже через полчаса под благовидным предлогом сбежал в соседний отсек и сел за любимый компьютер. Подозреваю, что если бы Лаура не нашла благодарного слушателя моем в лице, ему это вряд ли бы удалось. - Но, слава богу, пример Кости, царство ему небесное, помог отговорить сыночка. А ведь я уже думала, что поседею гораздо раньше! Готовилась, что отнимут у меня моего ангелочка. Но механик, это не гонщик, таких опасностей нет.
        Роберт, знакомый с характером матери, спокойно слушал и выбирал, что бы такое съесть повкуснее. К такому дню родители не поскупились и накрыли парню шикарный стол. Уж не знаю, сколько они на него потратили, с учетом того, что, кроме как в баре, таких блюд я нигде не видел, а там они стоят порядка пяти миллионов в сумме, но выглядело все именно так, как я и ожидал - нарядно и празднично.
        Покивав в подтверждение ее слов, я с удовольствием взял с тарелки колбасной нарезки. Кайф! Даже не знал, что обычное для меня на Земле, здесь это блюдо станет мне недоступным, а потому - элитным. В меню обычно каши, картофель и овощи местного производства. Мясо - очень редко и жутко дорого. Обычно его заменяют специальными белковыми коктейлями или батончиками. И пусть колбаса - это не стопроцентное мясо, но хуже оно для меня от этого не стало.
        - Скажите, а какую тактику вы планируете применить в следующий раз? - неожиданно вмешался в этот поток Петр Владиславович.
        - Ммм, не знаю, - озадачился я. Его жена поджала губы, недовольная тем, что ее перебили, а она как раз собиралась что-то рассказать интересное, как тот продолжил.
        - На что вы делаете упор? Просто я хочу написать о вас статью и упомянуть своего сына, - лицо Лауры Ивановны разгладилось. - Вот мне и нужна тема.
        - Разве Роберт не сказал? - удивился я.
        - Он сказал, что вы делали до этого, а сегодня разве вы апгрейд не проводили? Даже один измененный параметр очень важен!
        - Ну, если он с вами не поделился, - посмотрел я на пацана. Тот пожал плечами, мол, не довелось как-то. - Я прокачал радар до максимума. Все.
        - Спасибо, - кивнул мужчина и снова скрылся в комнате.
        - Вот так всегда. Весь в своих статьях и гонках, - пожаловалась Лаура. - Еще чаю?
        Просидели мы еще пару часов, после чего я сослался на усталость и вернулся домой. Алены все еще не было. Прогресс в отношениях это хорошо, но все же я беспокоился. Уже хотел написать ей на работу, как нашел ее записку, что она была, но пошла с коллегами «налаживать» отношения. У нас это называется «проставиться», а у них как? Впрочем, я рад, если у нее все наладится.
        Вернулась любимая только посреди ночи с запахом алкоголя и сразу упала в кровать. На попытки ее раздеть, мне пробормотали, чтобы я отстал. Понимая, что ничего сейчас от нее не добьюсь, я решил завтра подробно ее расспросить обо всем и сделать хоть какой-то шаг навстречу. Главное - успеть до отъезда.

        Глава 9. Пираты

        Утро. Впервые за последние пару дней я успел застать Алену до ее ухода. Вот что значит - не быть привязанным к станционному расписанию.
        - Доброе утро, - обнял я ее сзади, пока она, как и любая женщина, наводила порядок на своем лице.
        - Не мешай, - не отрываясь от своего занятия, попросила она.
        Отступив в сторону, я стал любоваться ей. Какая же она у меня красивая все-таки...
        - Голова болит, - пожаловалась она через минуту, когда закончила. - У тебя я такого не видела. Что ты пил тогда? - видимо намекая на мою попойку в баре, спросила любимая.
        - Не знаю, меня угощали.
        - Ясно, - вздохнула супруга, принявшись одевать спецодежду.
        - Как прошло?
        - Нормально.
        Я почувствовал отстраненность Алены, но с чем это связано, не понимал.
        - Все хорошо?
        - Да, - снова короткий ответ, так нехарактерный для моей римлянки.
        - И все же, как твои дела? - я не понимал, почему она так холодна и хотел выяснить все.
        - Слушай, голова болит, - повторила она. - Извини, но сейчас каждое слово для меня - боль.
        - Хорошо, больше не пристаю.
        Я почувствовал стыд и облегчение одновременно. Я и сам не люблю говорить с похмелья, так что очень хорошо понимаю, как мое желание поговорить сейчас для нее неприятно. Зато такая банальная причина развеяла все мои страхи о ее неверности. О заходах Антона к нам я не забыл.
        - Я сегодня на гонку улетаю. Буду через три дня.
        - Хорошо. Все, я пошла, - поцеловав меня в щеку, Алена направилась в сторону столовой.
        Мне уже через пару часов нужно было быть в переходном шлюзе, поэтому я тоже задерживаться не стал.
        На этот раз от нашей станции отправилось на гонку целых четыре участника. Мы с Ингой сели рядом, по дороге обсуждая прошлую жизнь и стараясь не касаться темы предстоящей гонки. Два других соперника пока держались особняком, не стремясь ни с кем начинать разговор. Один по виду тертый мужик, из рудокопов. Чем-то был похож на моего первого наставника здесь, Данилу. Второй же гораздо моложе. Из тех, кто не хочет зарабатывать понемногу, но стабильно, а стремится получить все и сразу. На самом деле, типичный гонщик, какими их представляют. Я даже присматриваться к нему не стал. Вот что за душой у мужика и с чего он решился пойти сюда, мне было интересно, а там все и так было ясно с первого взгляда.
        Девушка постоянно рассказывала о своих сестрах. Что на прошлый выигрыш не только закрыла часть долга, но и смогла договориться с директором приюта, чтобы присмотрел за девочками и никуда их не определил без ее ведома. Перевела тому за это пару миллионов. Как она сказала, такая практика распространена, и она не боится, что тот не исполнит свое обещание. Единственное когда мы вспомнили о гонке - это случилось перед выходом.
        - Наша договоренность в силе? - спросила девушка и, получив мой согласный кивок, направилась устраиваться в выделенный ей с механиком отсек.
        Станция “Пиньинь” почти ничем не отличалась от “Ривьеры”. Разве что населением, которое составляли преимущественно выходцы из Китая. Как сказал мне один из встречающих организаторов гонки, название дословно переводится как “достоинство”. И в самом хорошем смысле! Причем я его об этом не просил, но, видно, он не впервые сталкивается с русскими, и были случаи, когда те переиначивали или превратно как-то понимали название станции.
        Мне на это было плевать. Добравшись до своей койки, я просто вырубился до самого утра. Хорошо, что на всех станциях время приведено к одному часовому поясу - по Гринвичу. А то иначе и запутаться было бы недолго, день у тебя или ночь. Для самих жителей станции это не принципиально, а вот для тех, у кого работа связана с частыми перелетами с одной станции на другую - это очень большое подспорье. А так как, обычно, это работа всяких проверяющих и высокого начальства, то неудивительно, что подобное решение было принято давно и неукоснительно всеми соблюдалось.
        ***
        Привычный мандраж перед гонкой снова меня настиг. Но в этот раз я чувствую себя более уверенно. На экране болида отражаются все ближайшие препятствия с их описанием, а также расположение ближайших гонщиков с краткой описью их апгрейдов. Чувствую себя от обладания такой информацией почти всемогущим. Я уже не тот слепой котенок, что раньше. Даже не знаю, почему большинство опытных гонщиков ограничивается только вторым уровнем радара, реже третьим и почти никогда четвертым? Видимо, есть что-то такое, чего я пока не знаю.
        Два моих соседа, например, тоже прокачали радар только до второго уровня. Зато обзавелись ЭМ импульсом и Рестартом для защиты. А один так вообще решил сменить обычное кресло на полноценную кабину. И зачем? Неужели страх открытого пространства настолько велик? Хотя, как дополнительная защита кабина неплоха. Но вот обзор она сужает очень сильно.
        Перед нами всего в двухстах метрах поле из ловушек. Напротив каждого гонщика - кольцо с активируемым при проходе через него пулеметом Гаусса. Залетает гонщик - вылетает труп, нашпигованный свинцом. Но контрольная точка была в полукилометре дальше от ловушки, так что я планировал это препятствие просто условно «перепрыгнуть». Что будут делать другие, я пока не представлял.
        Толчок в спину при разгоне, и стоило только мне оторваться от платформы, как я сразу направил свой космолет под углом вверх. Правда, из-за более чувствительного после апгрейда взаимодействия джойстика с маневровыми двигателями сначала чуть промахнулся, задрав нос выше желаемого, но быстро исправился и тут же включил ускорение.
        2 g - осталось 4 применения
        Грудь сдавило от перегрузки. Я уже прилично прожил при пониженной гравитации и теперь сильно сомневался, что смогу применить свой апгрейд ускорения на два с половиной джи. Но главное - обогнать соперников и перескочить ловушку - я сделал. Теперь нужно попасть в контрольное кольцо.
        1 g - осталось 11 применений
        Сначала я развернул болид почти на сто восемьдесят градусов, чтобы погасить ненужную и даже вредную дальше скорость, заодно из-за не полного поворота чуть направил свой болид «вниз». А потом уже «прицелился» в контрольное кольцо и дал газу.
        1 g - осталось 10 применений
        Пока летел, у меня была возможность окинуть взглядом своих соперников. Два гонщика уже летели куда-то в сторону. Видимо, попали при маневре под ЭМ-импульс врагов. И точно. Один подал признаки жизни и вернулся «на трассу». Но вот у второго, очевидно, «рестарта» не оказалось. Посмотрев на свой экран, я только лишний раз убедился в этом. Гонщик сделал упор на количество топлива и добавил один маршевый движок. Плюс прокачал маневренность. Но отсутствие самой простой защиты превратило болид «марафонщика», что обошел бы любого конкурента на длинных дистанциях, в кусок металлолома. Другие правильно истолковали мой маневр, более осторожно подлетая к невидимому им препятствию. Кое-кто попробовал повторить мои действия, но не рассчитал угол и врезался прямо в край кольца-ловушки. Невезучий человек, при таких расстояниях угодить не «в» ловушку или пролететь «над» ней, а попасть в ее стык шириной всего сантиметров в тридцать.
        Остальные задействовали ЭМ-импульс и отключили свои препятствия. Чтобы через пять секунд те включились вновь. На этом отсеялся еще один соперник, другие успели либо проскочить, либо снова задействовать свое оружие.
        После этого шло обычное поле астероидов, без всяких ловушек и скрытых пулеметов. Оно даже подсвечено было. В центре него и находилась контрольная точка. Всю опасность этого препятствия я понял, влетев внутрь. Астероиды были изо льда, с отполированными многогранными поверхностями, что, из-за обильного освещения, слепили не хуже прожектора, бьющего прямо в лицо. Определить точное расстояние до преграды становилось очень трудно, даже почти невозможно. Не в силах смотреть на них, я опустил взгляд на экран и стал идти «по приборам». Да, это тоже трудно, но хоть как-то мной контролируемо. Как другие участники пройдут такое «светлое» препятствие, я не представлял, да и кроме Инги мне переживать там было не за кого.
        Пройдено 2-е кольцо
        Уф-ф. Осталась последняя точка. И всего одно препятствие. Но, подлетая к нему, я понял, что пройти его у меня не получится. Ловушка по типу самой первой была прямо возле кольца и, не отключив ее, пролететь сквозь контрольную точку, было просто невозможно. А вот оружия-то у меня и не было. Никакого. Получалось, что без него третье кольцо пройдет гарантированный труп. Вот почему никто не отказывается от оружия в спортивной лиге, даже в ущерб получению самой полной информации. Что толку от нее? Чтобы знать, что ты умрешь со стопроцентной вероятностью? Ну не пройду я в кольцо - меня тогда просто не заберет челнок.
        1 g - осталось 9 применений
        …
        1 g - осталось 5 применений
        Погасив скорость почти до нуля, я стал думать, как можно решить неожиданную проблему. И получалось, что кроме как под прикрытием другого гонщика у меня это не получится. Вот только размер кольца такой, что пройти сквозь него может только один.
        Или двое, но след в след - подозреваю, что здесь далеко не пять секунд таймер перезапуска. Теперь единственная кто мне может помочь и фактически спасти жизнь - Инга. Остальные меня точно не подпустят.

        Я молился, чтобы девушка выжила, так, как, наверное, никогда до этого не делал. Да, я и в начале гонки переживал за нее, но когда от действий другого человека зависит твоя жизнь, переживания становятся на порядок сильнее.
        Семь секунд. Всего семь секунд, показавшиеся мне вечностью... Наконец, я увидел первого прошедшего астероидное поле гонщика. Развернув болид точно на кольцо, я стал внимательно смотреть на экран, ожидая, когда участник попадет в радиус действия радара, и я смогу определить его.
        - Есть! - воскликнул я от радости.
        На радаре появилась отметка Инги. И у нее, по счастью, ЭМ-импульс был. Осталось попробовать донести до нее мысль о ловушке. Но та и без того насторожилась, увидев мой замерший в невесомости болид. Когда до девушки было около ста метров, я нажал ускорение.
        1 g - осталось 4 применения
        Та все еще меня догоняла, но уже не так быстро. Оторвав свои руки от джойстика, я поднял их над собой, потом махнул одной в сторону кольца и скрестил их, указывая, что прохода нет. Девушка тут же замедлилась еще сильнее. Не зная, как ей объяснить свои мысли, я махнул рукой за спину и показал что-то наподобие «стрельбы» по кольцу. Как я это понимал. Вот только Инга развернулась на сто восемьдесят градусов и такое чувство, стала готовиться к отражению атаки. Видя, что меня не правильно поняли, я снова привлек внимание гонщицы и повторно указал вперед на кольцо и знак стрельбы. Вот сейчас она вроде все поняла правильно и, развернувшись, двинулась в нужную сторону. Я пристроился сзади, в пятидесяти метрах, молясь, чтобы успеть проскочить опасное место до включения ловушки повторно.
        1 g - осталось 3 применения
        На всякий случай я добавил себе скорости, начав приближаться к Инге. И вот - момент истины. Девушка применила ЭМ-импульс на препятствии, отключив его.
        Ловушка «Распылитель» отключена
        Перезапуск будет через 3 секунды
        Через 2 секунды
        Через 1 секунду
        Я был абсолютно прав! Но главное еще и в том, что я почти не успеваю проскочить! И на второй секунде я выжал максимум, что мог на тот момент из своего космолета.
        2 g - топливо закончилось
        Буквально в последний момент я проскочил через контур ловушки. А там всего тридцать метров - и последняя контрольная точка. В которую я, имевший большую скорость, чем у Инги, проскочил первым, опередив ее всего на полкорпуса.
        - И «Кровавый лихач» буквально вырывает победу у помогшей ему гонщицы! Вот это коварство борьбы! - неожиданно прозвучал в наушниках голос комментатора гонки, а следом прозвучали фанфары. - Но победителей не судят, так что поздравляем нынешнего чемпиона гонки! А вот «Посылателю обыкновенному» больше не стоит доверять конкурентам. Жест доброты дорого обошелся ей
        Но я его уже не слушал. И понимал, что с Ингой придется объясниться.
        Победитель - «Кровавый лихач»
        Награда:
        - 3 очка улучшения корабля
        - 50 000 000 у.е.
        Выйдя из космолета, я не стал никуда уходить, чтобы сразу объяснить всю ситуацию, ожидая упреков и обвинений, но когда Инга оказалась на станции, то насупившись, просто молча прошла мимо.
        - Постой! - обернулся я. - Я хочу все объяснить.
        Однако та просто махнула рукой, даже не обернувшись, и пошла дальше. На самой церемонии награждения она тоже не произнесла ни слова, хотя к ней обращались персонально, предлагая вновь попытать удачу и сменить ник.
        Только на обратном пути она, наконец, решила высказать мне все.
        - Я думала, что ты порядочный. Что у нас похожие судьбы и от этого мы можем понять друг друга. Поддержать. А ты…
        - Инга! Ты ведь мне даже объясниться не даешь! - видя, что она все же готова говорить, начал я.
        - Да что там понимать? - с яростью посмотрела она на меня. - Ты использовал меня, и обманул! Тебе ни за что было не пройти последнюю ловушку! Я ведь посмотрела этот момент перед вылетом назад. И комментарии о характеристиках твоего болида тоже послушала. Ты вполне мог выжать не двойное ускорение, а полуторное и этого бы хватило, чтобы пройти вслед за мной, но не забирать мою победу! Ту, что без меня ты бы никогда не получил!
        - А теперь успокойся и вспомни, как все выглядит, когда ты смотришь не со стороны, а из кресла космолета, - постарался я спокойным тонам остудить эмоции девушки и призвать к ее разуму. - Со стороны ведь видно, как пройти астероидное поле, что слепит тебя, но совершенно не мешает зрителям. Ведь для них-то камеры оснащены специальным светофильтром. Или оценить расстояние не только по прибору, но и «на глазок». А когда на кону стоит жизнь, как-то забываешь о победе, а предпринимаешь все, чтобы выжить. Ты, вообще, пробовала поставить себя на мое место? Когда не знаешь, поможет тебе соперник, или нет, несмотря на то, что на станции и поговорили нормально и договорились поддерживать друг друга? Или высчитать все так, чтобы тебя не прошило очередью из пулемета Гаусса, когда у тебя меньше трех секунд, а нужно еще и попасть в узкий проем? Ты пробовала понять мои чувства в тот момент? О чем я тогда думал? Считаешь, о деньгах?
        По мере моих вопросов девушка все больше и сильнее склоняла голову, в конце спрятав его в своих ладонях.
        - Извини, - тихо прошептал ее голос. - Это все нервы.
        Подсев поближе, я обнял Ингу, и та прижалась к моему боку, зарывшись лицом мне в подмышку. Так мы и сидели, пока корабль не тряхнуло, как от столкновения. Все вокруг попадали из кресел. Только тех, кто соблюдал технику безопасности и пристегнулся, просто мотнуло из стороны в сторону и все. Личные вещи были собраны в аккуратные чемоданчики, так что ничего кроме самих людей вокруг больше не полетело.
        - Что такое? - раздался рядом голос механика девушки, Михалыча. - Неужто пираты?
        - Сплюнь, - раздраженно ответил ему коллега, потерявший в этой гонке своего гонщика. Как раз того самого паренька «типичного гонщика», как я его определил для себя. - Только этих нам не хватало. Если военные рядом, то они думать о сохранности герметичности корабля не будут - зайдут сами в скафандрах, нахапают и сбегут. А нам без воздуха - смерть, сам понимать должен.
        - Да понимаю, - поежился старик. - Только как раз военных здесь до черта быть должно, так что, может, просто астероид какой попал? - противореча сам себе, сказал Михалыч.
        Я огляделся по сторонам.
        - Роберт! - парня нигде видно не было, и я позвал его, надеясь, что просто в суматохе не разглядел. - Роберт!! - уже более громко крикнул я.
        - Да не ори ты, - сердито отозвался все тот же суеверный мужик. - Вышел он в туалет. Вон, в той стороне пойди поищи, - показал механик на выход справа.
        - Сиди здесь, я скоро, - сказал я Инге и двинулся в указанном направлении.
        Через пару минут снова произошел толчок и я повалился на стену. А потом вращение корабля внезапно стало замедляться, и я почувствовал, что также стала пропадать и гравитация. Предчувствия говорили, что ничего хорошего не только не происходит, но и что старик Михалыч, скорее всего, прав. На наш корабль произошло нападение тех самых пиратов. Вот уж не ожидал, что то, о чем я слушал из новостей, может произойти со мной.
        Вот только что им понадобилось от обычного транспортника с гонщиками?
        - Олег Сергеевич! - выплыл в наступившей невесомости мне навстречу Роберт. - На нас напали! Там, - указал он за спину, - я видел людей в скафандрах. Такие часто пираты носят. У нас точно ни у кого таких нет.
        - И в чем же их отличие? - стало мне интересно. А то ведь нужно знать, как выглядят враги, так сказать «в лицо», а то, что это явно не друзья, для меня было очевидным.
        - Они разные, - выделил слово парень. - Самодельные, то есть, - увидев, что я не понял смысла, уточнил он.
        - Пойдем назад, к остальным.
        - Но как же пираты? - возразил помощник.
        - А что с ними? - недоуменно посмотрел я на Роберта.
        - Нужно же дать им отпор! - воскликнул он.
        - Это кто там мне отпор собирается давать? - раздался приглушенный шлемом скафандра голос и из-за поворота коридора выплыл один из нападавших. - Ты, что ли? - в руках у незнакомца было оружие, очень похожее на шокер, как у Антона, только гораздо больше по размеру. - Так я тебя превентивно обезврежу, - продолжил пират, хохотнув, и выстрелил.
        Я даже сделать ничего не успел, как и сам Роберт. Из устройства, похожего на штурмовую винтовку с большим утолщением по центру вылетел небольшой шарик. Мгновенно достигнув парня, он врезался ему в грудь и «взорвался» электрическим разрядом. Пацана тут же затрясло в припадке.
        - Хорош притворяться, - усмехнулся пират. - Тебя максимум парализовать должно было. Да и пожалел я тебя, на минимум разряд поставил.
        Но Роберт продолжал дергаться в припадке, а изо рта у него вдруг пошла пена.
        - Что вы сделали? - не зная, как помочь пацану, воскликнул я.
        - Да ничего, - огрызнулся незнакомец, что, видимо, и сам не ожидал такого результата. - Придуривается он просто. Вот сейчас ему еще разок разряд пропишу, будет знать, как бойца сопротивления в заблуждение вводить.
        - Не надо! - закрыл я парня грудью, увидев, как тот уже поднял свое оружие.
        - Отойди, а то тебе тоже достанется, - недобро сказал пират.
        - Джордж, его здесь нет. Капитан приказал уходить, - из-за того же поворота появился еще один пират. - Брось ты их, скоро патруль появится, это корабль гонщиков с автоматической оповещалкой, забыл?
        - Ладно, живите, - сквозь зубы сказал мне пират и, обернувшись, уплыл за напарником.
        Я обернулся к Роберту. Тот уже затих, только вокруг его лица плавала пена из слюны, а глаза смотрели в пустоту.
        - Сейчас, родной, помогу, - успокаивая в первую очередь себя, произнес я.
        Осторожно взяв парня за руку, я подтянул его тело к себе и прислушался к дыханию. Его не было!
        - Блин. Как же тебе сейчас искусственное дыхание-то делать в таких условиях? - лихорадочно соображая, пробормотал я.
        Прижав парня к стене, я нащупал точку на груди, куда нужно было наживать и размахнувшись ударил по ней кулаком. Но удар вышел слабым, не было у меня ощущения, что произошел нажим.
        - Так, давай тогда за мной, - прошептал я, схватив паренька за руки, и потащил за собой к остальным.
        - Что случилось? - встретила меня вопросом Инга, с тревогой в глазах смотря на Роберта.
        - В него попал шарик с электроразрядом, - пояснил я, попутно рассказав о реакции парня на него.
        - Эпилептик он у тебя, - сердито сказал оставшийся без гонщика механик, за этой сердитостью пряча страх. - Давай, прижми его и грудь освободи. Я помогу, только упереться обо что-то нужно.
        Михалыч и гонщик, что мне так напомнил Данилу, не сговариваясь, отлетели к противоположному концу помещения и встали ногами на стену, вытянув вперед руки. На них-то суеверный механик и встал, приложив руки к груди парня. Я схватился за кресло, чтобы не летать по всему отсеку, и крепко сжал Роберта за руку, не давая его телу куда-то отлететь. Инга остановилась возле головы моего помощника, вытерев тому слюну и приготовившись вдыхать ему в рот воздух.
        - На счет «три», - скомандовал ворчун. - Раз, два, три! - после чего Михалыч с гонщиком уперлись в стену, а он сам стал ритмично надавливать на грудь Роберту. - …пятнадцать, давай! - скомандовал он Инге, и та сделала парню два глубоких вдоха. - Раз, два, три! - и снова повтор операции по спасению.
        - Неужели нет каких-то лекарств? - через минуту, видя бесполезность наших действий, в сердцах воскликнул я.
        - У тебя есть? - раздраженно спросил меня ворчун. - Вот и у остальных так же. И на корабле если и есть, то у пилотов. А я туда не сунусь, да и поздно уже.
        Выдохнув, тот опустил руки.
        - Все, бесполезно, умер парень, - констатировал он.
        - Что? - не поверил я. - Нет, если ты устал, то давай я тебя сменю!
        - Бесполезно, - покачал он головой. - Смирись.
        Я растерянно переводил взгляд с него на других людей, бывших в отсеке. Но все только отводили взгляд, молча соглашаясь с бывалым механиком.
        Как так-то, а? Ведь молодой еще совсем, ему еще жить и жить..
        Я смотрел в стеклянные глаза Роберта и не знал, что мне делать. Как же глупо все получилось. Даже смерть отца потрясла меня меньше, но он и не умирал у меня на руках. Да и тела я так и не увидел.
        Корабль снова тряхнуло и он начал раскручиваться. Снова появилась гравитация.
        - О, похоже, кавалерия подошла, - прокомментировал действие ворчун.
        Мне было плевать. Я сидел рядом с Робертом и впервые в жизни не думал ни о чем. Мыслей просто не было, будто они умерли вместе с парнем. В голове была космическая пустота…

        Глава 10. Сражение

        Когда мы вернулись на станцию, там уже стало известно, кто и зачем напал на нас. Михалыч был прав. Это оказались пираты, что сами себя, тем не менее, упорно называют сопротивлением. Кому и зачем они сопротивляются, с одной стороны, было очевидно: не всем нравятся действия мирового правительства. Бунты не на пустом месте возникли. Вот только страдают от этих «сопротивленцев» почему-то обычные люди, а отнюдь не представители мировой элиты, что как сидели себе на планете, так и сидят.
        Задача конкретно «наших» пиратов была в поимке какого-то важного чиновника, что любит космические гонки и частенько общается как с самими гонщиками, так и с окружающими их людьми. И в этот раз он тоже собирался отправиться в такой «тур», но что-то не срослось, и поездку он отложил. Не такие мы пока еще и звезды, чтобы бросать из-за нас дела. И это спасло ему, скорее всего, жизнь. Но отняло ее у Роберта.
        - Ты сейчас куда? - выйдя из транспортника, спросила меня Инга.
        - С медиками, парня провожу. Да и…, - я сглотнул образовавшийся в горле комок. - Родителям его все нужно рассказать.
        Сначала пацана хотели, вообще, в открытый космос выбросить. Как заявил командир военных, что отогнали пиратов и взяли наш транспорт под свою опеку, трупам не место среди живых. Но я уперся. Не по-человечески вот так бросать тело пацана при живых родственниках на произвол судьбы. Пусть хоть похоронят. Так военный на это хмыкнул, и, развернувшись, ушел. Только потом до меня дошло, что после гонок в космосе летает огромное количество трупов. И каждая добавляет к этому числу еще по десятку минимум. А тут - моя упертость. Ну, привык я, что человек должен быть похоронен с определенным ритуалом, а о судьбе проигравших гонщиков как-то не задумывался. Точнее, умом-то все понимал, а вот до подсознания вот только сейчас дошло, что называется.
        На станции тоже покрутили пальцем у виска, когда принесли им не живого человека, пусть и раненого, а мертвеца.
        Только Лаура Ивановна поблагодарила меня за такой поступок. В своеобразной манере.
        - Сволочь ты, но хоть что-то хорошее сделал, - сказала она, сидя рядом с телом ее мальчика. - Иди. Зла постараюсь на тебя не держать. Не к тебе, так к другому бы гонщику он пошел. Но… - она тяжело вздохнула. - Иди. Не стой над душой.
        Вернувшись в свой кубрик, я тяжело сел на кровать. Надо как-то жить дальше, искать нового механика, но вместо этого хотелось напиться.
        - О, уже пришел? - зашла Алена. - Что случилось? - заметила она мое состояние.
        - Роберт. Механик мой, - слова давались тяжело. Лицо парня буквально стояло передо мной. Его стеклянные глаза и судороги от удара током. - Нет у меня механика. Убили.
        Любимая села рядом и обняла меня. Жест давно привычный, она часто раньше меня так обнимала, желая поддержать, если у меня случалось что-то плохое. Но в те моменты это была или проигранная гонка, или невыполненные обязательства на работе, и я не понимал всю важность такой поддержки. Воспринимал как должное. Только сейчас я понял, что такое - помощь близкого человека.
        Не выдержав, я обнял ее в ответ и зарылся в ее волосы. Запах сирени. Такой родной - ее любимый шампунь, что даже здесь она нашла его. Я повалил ее на кровать. Она не сопротивлялась. Наоборот, казалось, ждала этого очень давно. А я и забыл, как она хороша в постели.
        ***
        - Что будешь делать дальше? - через час, отдыхая после бурного секса, спросила она меня.
        - Нужно механика найти. Может, его и так припишут, но далеко не факт. Завтра узнаю, - помолчав, поделился с супругой своими достижениями. - В прошлой гонке выиграл пятьдесят миллионов. Еще две таких, и долг погашен, - после секса мне стало гораздо легче. Не зря говорят, что при стрессовых ситуациях в нас просыпаются животные инстинкты, и только удовлетворив их, мы можем снова мыслить рационально. - Но дальше выигрыши растут, так что, даже если займу второе или третье место, есть шанс обойтись всего двумя-тремя заездами.
        - Но тебя ведь все равно не пустят на Землю, - заметила она.
        - Зато ты вернешься. Ты ведь этого хотела? - я посмотрел на нее.
        - Хотела, - вздохнула она.
        - Что-то изменилось?
        - Да. Если я и вернусь, то без вас. И ты, и Женя останетесь здесь, в космосе. Я ведь пошла сюда именно за вами, а назад хотела, потому что местное общество меня не приняло. Но сейчас это меняется. А если я снова вернусь на Землю, то ситуация может повториться. Не знаю, выдержу ли я такое.
        - Там не убивают, - заметил я.
        - Да. Там не убивают, - согласилась она. - По такому поводу. Но быть изгоем я не хочу.
        - И что тогда?
        - Выиграй, - взлохматила она мне волосы, улыбнувшись. - А там посмотрим.
        ***
        Механика мне никто так и не назначил. Утром я получил сообщение от организаторов гонок, что обязан либо самостоятельно найти себе помощника, либо выполнять его обязанности сам. Ситуация, когда гонщик теряет механика - нестандартная, обычно всегда наоборот. Был и третий вариант - сняться с участия в гонках, но его я даже не рассматривал. Придется искать механика, сам я, может, и потяну, все же знания у меня имеются, да вот только… и с Робертом успел поработать, и к здешним условиям с инструментом привык, но все же опытный специалист, ну или хотя бы обученный, будет лучше.
        В сети информации, где можно нанять такого специалиста, не было. Точнее, все механики там работали по решению конкретных задач: улучшенный апгрейд, что оплачивается отдельно гонщиком, но вот контрактов, какой был у меня с Робертом (ну пусть у администрации гонок с ним, все же именно они оплачивают услуги штатных механиков), нигде не было.
        Тут я вспомнил о том мужике, что не растерялся и помогал мне спасать парня. При воспоминаниях об этом, настроение тут же упало, но, сжав волю в кулак, я отбросил плохие мысли и вернулся к нынешней проблеме. Ведь тот мужик потерял своего гонщика, так? Может, получится с ним договориться? Хотя характер у него явно не сахар.
        Где искать мужика, я не знал, но было одно место, что объединяло всех на станции - столовая. Да, там идет разделение на зоны, но в моем случае - тем лучше! Будет проще его найти. Или хотя бы узнать у его коллег, как с ним связаться.
        Мне повезло. Лысину суеверного молчуна, что не растерялся в стрессовой ситуации, я узнал издалека. Крепкий, даже и не скажешь, что живет при пониженной гравитации. Выражение на лице вечно недовольное. Что тогда, в транспортнике, что сейчас, при моем появлении.
        - Здравствуйте, - на мое приветствие тот только поднял взгляд и вернулся к приему пищи. - Кхм. Я хотел бы поговорить…
        - Поем, поговорим. Не мешай, - оборвал он меня.
        Не став никого провоцировать, а то на меня уже стали недобро поглядывать его коллеги, я сам прошел в зону для гонщиков и, набрав еды, принялся завтракать. Не получилось сразу все обсудить, так надеюсь, хоть, как поест, не убежит никуда.
        Не убежал. Сначала, доев и не обнаружив в зоне механиков никого, я стал думать, где бы теперь искать его. Но стоило мне выйти, как сразу заметил этого ворчуна, облокотившегося о стену со скрещенными на груди руками.
        - Так что хотел? - первым задал он вопрос, когда я подошел.
        - Меня зовут Олег…
        - Вадим. Что хотел-то, спрашиваю? Не тяни кота за яйца, - снова перебил он меня.
        - Мне нужен механик…
        - Двадцать процентов от выигрыша. Не торгуюсь.
        Такой подход меня смутил и выбил из колеи.
        - Роберту платила администрация…
        - Да. С механиками всегда так. А стоит им потерять своего гонщика, как приходится вставать в очередь на нового. И пока она идет, перебиваться случайными заказами. Либо, если гонщик сам отказывается от назначенного механика, заключать договор с ним. Так вот, в твоем случае тебе никто никого не назначит, поэтому ты в любом случае будешь заключать договор. На свой выигрыш, естественно. Так что единственное, что отличает мое предложение от других, если ты, конечно, будешь их искать - цена, - с ехидцей посмотрел он на меня.
        - А как быть тем, кто не берет призовые места?
        - А никак, - пожал он плечами. - Потому и стоят механики в очереди на новичков-гонщиков, хотя те мрут как мухи. Но ты удачливый, потому я тебя сразу не послал, хотя репутация твоя… Так себе, - махнул он рукой. - По этой же причине многие подрабатывают на стороне. Вот таких объявлений ты наверняка много нашел.
        Я машинально кивнул.
        - Так что, согласен? Другого предложения не будет. Если думаешь, что найдешь кого-то за меньшую ставку… То тут ты прав, - внезапно снова усмехнулся он. - Но я считаюсь одним из лучших, да и советы дельные могу дать.
        - Не помогли твои советы прошлому подопечному, - не преминул я уколоть его. А то если действительно цену себе набивает, то почему я-то должен вестись?
        - Он их просто не слушал, - пожал мужик плечами. - Решай, у меня заказов на апгрейд хватает. Если бы ты знал мое имя, то понял, что я не шучу.
        - Вадим, а как полностью? - среди механиков, что предоставляли свои услуги, было как минимум трое с таким именем.
        - Вадим Федоткин, - ответил он, следя за моей реакцией. - Воот, вижу, что понял.
        Да, понял. Самый «дорогой» механик, но и отзывы о нем самые лучшие. И как такой человек согласился работать на того раздолбая?
        - Помощник гонщика - стабильность, - пожал он плечами на невысказанный вопрос. - У тебя все на лице написано, - пояснил он. - Да, деньги администрация платит небольшие, но помощник гонщика - это действительно стабильность. И работа у тебя будет всегда, и навык не потеряешь, пусть даже по деньгам можешь просесть. Зато твоя работа сразу видна, неважно, насколько хорош гонщик. Но если гонщик удачливый, то это еще лучше. Знаешь, как рейтинг твоего пацана вырос, пока ты выигрывал? А тем более твой нестандартный апгрейд. Все механики заметили, что ты ускоряешься «рывками», четко расходуя топливо. Наметанный глаз такое сразу видит.
        - Мы вместе с ним это делали, - посмурнел я.
        - Да, он похвастался, - кивнул Вадим.
        - Хорошо, по рукам, - чтобы сбросить неприятные воспоминания решил я переключиться на текущие проблемы.
        - Тогда жди меня через час. И пока не заказывай апгрейд, может, что-то посоветовать смогу дельного, - оторвался тот от стены.
        Глядя в спину уходящему мужчине, я думал о бренности бытия и о том, что природа не любит пустоты. Хотя для космоса последнее звучит как насмешка, но в остальном… Вот пожалуйста - только я потерял одного человека, и почти сразу ему нашлась замена.
        «Нет, Роберта уж точно не заменить. Как механика - может быть, но как друга - никогда».
        Повернувшись в сторону ангара, заметил вдалеке о чем-то разговаривающего с подчиненным Антона. Забыл я про него в последнее время. Тот только скользнул по мне взглядом и вернулся к разговору. Не, ну, правильно, что я ему? Жизнь на мне одном не зациклена.
        В ангаре, пока ждал Федоткина, решил подбить, так сказать, баланс: что у меня есть и что я могу себе позволить. А есть у меня девять улучшений и три очка апгрейда. Использовать из них я могу только одно. Это если другие не трогать. Но в том, что ЭМ-импульс необходимо будет взять, я уверен на сто процентов. А вот остальное - думаю, Вадим мне многое сможет рассказать, практика у него обширная.
        - Дождался? - пришел он, как и обещал, через час. - Молодец. Может, и сработаемся. Давай, показывай свой пепелац.
        - Так, - начал он сразу комментировать то, что видел. - Апгрейд маршевых движков излишен. Я видел твои гонки - ты не пользуешься им на сто процентов, а сейчас уже и не сможешь - расплющит, так что убираем. Хватит и движка второго уровня. Вот если бы у тебя бак увеличенный стоял… Но я уже понял твою манеру вождения, так что не будем с этим заморачиваться. Дальше. Обязательно нужно заказать ЭМ-импульс, надеюсь, никаких возражений нет? - он поднял на меня взгляд и, увидев мой согласный кивок, продолжил. - Вот и ладно. Смотрю, радар прокачал - любишь все контролировать? Ну пусть. Ты вроде умеешь им пользоваться, световой лабиринт лихо прошел. Вот с остановками у тебя беда, но тут просто вместо выкинутого маршевого апгрейда тормозной движок воткнем. Нормально будет. А больше пока ничего и не улучшить. Для любительской лиги все соответствует твоему стилю, да и гонки пока непредсказуемые. Вот в спортивную выйдем, тогда уже имеет смысл думать над сменой тактики, а значит, и корабль под нее подводить, - вынес он вердикт.
        Дальше началась уже привычная рутина по заказу запчастей и демонтажу действующего движка. Как мне рассказал по ходу работ Вадим, когда отменяешь апгрейд, то освобождаешь одно из десяти доступных очков улучшений. Но вот отмененное очко назад не возвращается. Так что сейчас после гонки я потратил два очка: на тормозной движок и ЭМ-импульс, и у меня осталось одно. «На будущее, удивить врагов» как выразился мужик.
        Ник: Кровавый лихач
        Тип корабля - реактивный
        Двигатель:
        - маршевый - реактивный на ЖТ (2 шт.)
        - тормозной - реактивный на ЖТ (2 шт.)
        Может развивать ускорение:
        - 1 g (14 сек)
        - 1,5 g (8,5 сек)
        - 2 g (4 сек)
        - маневровый - реактивный на ЖТ (8 шт.)
        Максимальный объем использования бака для маневров - 1/18
        Бак: объем - 1,5 м3; из них
        - водород - 1 м3
        - кислород - 0,5 м3
        Место гонщика:
        - стартовое кресло
        Радар:
        - различает основные точки поворота
        - выводит на экран корабли противника
        - различает типы кораблей и их оснащенность
        - выводит на экран случайные (или неслучайные, такие как ловушки) объекты
        Защита:
        - Рестарт
        Оружие:
        - ЭМ-импульс
        Ворчуном я его звать не перестал. Его привычка обругать все вокруг никуда не делась, как и его убежденность, что он знает все лучше тебя. Впрочем, у него были на то основания.
        Нам повезло, что последняя гонка лиги (для меня с Ингой последняя - но это если выиграем) будет проводиться на нашей станции. Поэтому на следующий день у меня было достаточно времени, чтобы буквально «вылизать» все шероховатости в коде управления болидом, а накопилось их там порядочно. Зато теперь я уверен, что автоматика меня не подведет.
        С Аленой тоже вроде наладилось. Ну, она хотя бы не срывалась больше и даже более оптимистично поглядывала в будущее. И главное - Антона у нашего кубрика я больше не видел! Неужели отстал?
        ***
        Старт проходил, как всегда, в неизвестность. Для нас неизвестность, ну и для моих конкурентов. Я же отлично видел, что перед нами небольшое астероидное облако, примерно километр в диаметре, а сразу за ним - финишное кольцо. Причем радар выдавал, что в астероидах не скрыты никакие ловушки, да и вообще - все впереди чисто. То есть это будет самая легкая победа из всех, что были ранее. Ну, может, кроме первой отборочной. И это настораживало больше всего.
        Задание
        Внезапно зажегся экран надписью, звуковым сигналом привлекая мое внимание.
        Контрольная точка активируется, когда останется половина участников. До конца гонки - 15 минут. Уничтожьте противников, или умрите.
        И не давая опомниться, начался обратный отсчет.
        До старта осталось 3 секунды
        До старта осталось 2 секунды
        До старта осталось 1 секунда
        Меня вжало в кресло и через три секунды разгона «выплюнуло» почти в центр облака астероидов. Точнее, так мне сначала показалось, но потом я сообразил, что просто в этот раз все препятствия освещены и достаточно велики по сравнению с нами.
        Повернув космолет в сторону, я придал ему сразу двойное ускорение, стараясь затеряться среди камней, прежде чем начать планировать последующие свои действия.
        2 g - осталось 3 применения
        Взглянув на экран, заметил, что Инга полетела за мной. Как и еще пара гонщиков. Убедившись, что в ближайшие несколько секунд ни во что не врежусь, я круто развернулся вокруг своей оси и, взяв на прицел ближайшего соперника, активировал ЭМ-импульс.
        Есть попадание
        Вы отключили Хитрого бегуна
        Противник неуправляемым куском полетел вперед, опасно сближаясь с астероидом. Но все же в последний момент успел применить «рестарт» и начать поворот… И тут вмешалась Инга, снова отключая гонщику болид.
        Количество участников - 19/20
        Табло на мониторе подтвердило, что соперник не спасся. Вот только следующей жертвой стала сама девушка! Второй из той пары гонщиков, что устремились за нами, подгадал момент и отключил Инге корабль. У нее еще был шанс запустить рестарт и увернуться от столкновения, но только в том случае, если никто снова не применит на ней оружие. И я решил помочь ей и вернуть долг жизни. Сначала притормозить, потому что от остальных участников я уже был прикрыт одним из астероидов.
        1 g - осталось 9 применений
        Затем нацелиться на ее охотника…
        Количество участников - 17/20
        Табло мигнуло и отвлекло от соперника. Всего на секунду, но этого хватило, чтобы тот вышел из прицела. Но кое-что все-таки мне удалось: теперь Инга была в безопасности. Зато противник пошел строго на меня.
        Внезапно все потухло, и я почувствовал себя слепым и беспомощным котенком. Вокруг бездна космоса, сзади - нагромождение висящих в пустоте камней, столкновение с которыми на моей скорости однозначная смерть, а впереди - враг, что не даст мне перезапустить сердце моего болида.
        Я встряхнулся, отгоняя непрошеные упаднические мысли и нажал кнопку «рестарта». Пошел процесс загрузки. Три, два, один…
        И тут же джойстик в сторону, выходя из-под прицела. Соперник явно выстрелил, но мой действующий космолет говорил, что он промахнулся. Ему же хуже.

        Инга как раз зашла ему в тыл и не промазала. Я в этот момент быстро посмотрел на экране, где другие враги. Пока что тем было не до нас - они сражались меж собой, и количество участников уже сократилось до четырнадцати.
        Снова взгляд на соперника. Довернуть прицел и погасить скорость, а то мы уже давно летим в поле астероидов, и плотность их нагромождения возрастает, чем ближе становится до контрольной точки.
        1 g - осталось 8 применений
        Еще немного замедлиться.
        1 g - осталось 7 применений
        А вот теперь ждем, когда наш противник применит «рестарт».
        Я уже почти уверился, что у него нет такого апгрейда, хотя экран говорил обратное, но мало ли? Может, тот повредился или ошибки в коде? Но нет, гонщик просто ждал момента, чтобы мы расслабились и не смогли среагировать на его действия. Титанические нервы. И ведь у него почти получилось! Он уже дернул рычаг, начав маневр, когда мой напряженный палец нажал кнопку выстрела.
        Есть попадание
        Вы отключили Бойца преисподней
        Количество участников - 12/20
        Казалось, что его космолет лишь слегка коснулся астероида. И тем нереальнее в полной тишине было наблюдать, как от этого касания обшивка на баке стирается как карандаш под ластиком, а выливающееся топливо мгновенно воспламеняется и тут же тухнет, стоит закончиться кислороду в баках. Сам гонщик как тряпичная кукла мотался в своем кресле, не в силах хоть как-то повлиять на ситуацию. После столкновения и сгорания всего горючего я уже не видел, чтобы он шевелил хоть чем-то, подавая признаки жизни.
        Развернувшись к контрольному кольцу, я решил подождать остальных соперников у него. Думаю, после того, как нас останется десять человек, именно по первому пересекшему линию и будет считаться победитель. А значит, схватка еще не завершена и именно там будет жарче всего.
        Я почти угадал. Мы с Ингой пришли к точке первыми и успели своими космолетами заблокировать проход другим участникам. Слава богу, у них из оружия был только ЭМ-импульс, иначе такой маневр мог бы стоить нам жизни. А так - даже отключив нас, они не могли прорваться вперед, да и отключение наших космолетов не означало нашу смерть. Патовая ситуация. В итоге мы с девушкой стали на какой-то миг просто зрителями кровавой бойни, что оставила в живых всего шестерых, включая нас.
        1 g - осталось 2 применения
        Я не рискнул поворачиваться к своим соперникам спиной и включил тормозной двигатель в качестве маршевого, задом влетев в контрольное кольцо. Напарница последовала моему примеру.
        Победитель - «Кровавый лихач»
        Награда:
        - 3 очка улучшения корабля
        - 1 очко убийства
        - 75 000 000 у.е.
        - А вот и наш победитель! На диво удачливый новичок «Кровавый лихач»! - ворвался в уши звук фанфар и голос ведущего. - Поставим нашему чемпиону трек бит-дарника «Вертеть на конце»! Именно это он делает в последнее время со всеми своими соперниками и союзницей!
        Залетая в ангар, я думал о том, что второй раз по воле обстоятельств оставил Ингу без победы. Интересно, в этот раз она меня простит? Решив узнать это на месте и молясь, чтобы не случилось как в прошлый раз, я стал ждать ее возле выхода из ее ангара.
        Долгие и томительные пятнадцать минут, наконец, завершились открытием створок, и девушка выплыла в невесомости мне навстречу и сделала то, чего я уж точно от нее не ждал, впившись поцелуем в мои губы!
        - Так-так, а твоя жена знает, что ты ходишь «налево»? - раздался голос, пока я пытался осознать ситуацию, не торопясь, впрочем, разорвать наш контакт.
        Очень знакомый голос. Тот, кого бы я хотел видеть в последнюю очередь - Антон Городин, начальник службы безопасности станции. А еще пару дней назад я радовался, что не вижу его. Сглазил, что называется.

        Глава 11. Бит-дарник

        Услышав голос постороннего человека, Инга тут же отпрянула и виновато посмотрела на меня.
        - Я не хожу «налево», - глядя прямо в глаза Антона, сказал я. - И то, что сейчас было, для меня такая же неожиданность, как для тебя, - тут я перевел взгляд на девушку, ожидая объяснений.
        - Прости, - опустила она глаза в пол, стараясь скрыть смущение и растерянность. - Просто там, когда я уже попрощалась с жизнью, ты меня выручил. И потом, эта бойня прямо перед глазами, и если бы не ты, то одного моего космолета могло не хватить, чтобы загородить проход, и я бы, скорее всего, не выжила. Вот и…
        Понятно, стресс, все такое… Но я-то почему должен страдать от ее проявления эмоций? У меня возник страх, что вот сейчас Антон пойдет и все расскажет моей Алене, а у нас только начало все налаживаться! И ведь не опровергнуть его слова, вон камера скромненько в углу висит. А уж у него-то точно есть к ней доступ.
        - Надо поговорить, - обратился я уже к Антону.
        - О чем же? - с ехидцей спросил он. - Весь тот лепет, что она произнесла, сам Алене объяснять будешь.
        - Нам. Надо. Поговорить, - четко разделяя слова, настаивал я на своем.
        Амбал остро взглянул на меня. Перевел взгляд на Ингу, о чем-то раздумывая, но все же кивнул.
        - Пять минут. Потом вас будут ждать в баре, чтобы поздравить. Иди за мной, - повернулся он в сторону внешней стороны кольца станции.
        Идя за безопасником, я вспоминал, как шагал здесь во второй день своей жизни на станции. Тогда этот путь давался мне непросто из-за моральных терзаний. Первое убийство, тем более по случайности, да еще неизвестность строгости наказания… А вот сейчас, прожив уже приличное количество времени при пониженной гравитации и ощущая с каждым шагом ее возрастание, я испытывал уже вполне физические нагрузки. Будто кто-то на каждый мой шаг добавляет мне по килограмму или даже два. Когда мы добрались до кабинета Антона с нормальной «земной» гравитацией, с меня градом тек пот, и я четко ощущал, что сейчас бы те сутки в карцере мог просто не выдержать. Посмотрев в лицо Городина, я увидел там отчетливое выражение превосходства. Специально сюда привел! И меня в заведомо более проигрышное положение поставил, и проверил заодно, насколько теперь для меня опасен карцер.
        - Ну и о чем же ты хотел поговорить? У нас осталось всего пара минут. Поторопись.
        Говорить было тоже тяжело. Мысли с непривычки от такой постоянной, а не рывком как при ускорении, нагрузки путались, но я постарался вести себя твердо.
        - Зачем тебе Алена?
        - Она мне нравится, - пожал тот плечами, как само собой разумеющееся. - И она станет моей. Хочешь ты того или нет.
        - И ты готов использовать любые, даже самые грязные методы? А ведь те же мужики рудокопы тебя уважают. Интересно, как они к тебе станут относиться, если узнают твои методы с шантажом?
        - А я тебя шантажирую? - деланно удивился тот. - Я просто спросил, что подумает твоя жена. Вот и все.
        - Ты идиота-то не включай.
        - А ты не борзей, - осклабился качок. - Мужики ничего не скажут, да и плевать мне в таком вопросе на чье-то мнение. С чего бы мне оставлять без внимания такой козырь? А ведь все один к одному: вы и спасали друг друга и летаете на гонки вместе. Кто знает, чем вы там занимаетесь?
        И ведь верно. Пусть он скажет только о поцелуе, и даже Инга подтвердит, что это была благодарность за спасение, вот только для Алены это будет не аргумент. Судорожно порыскав глазами вокруг, будто пытаясь найти в окружающем ответ, я внезапно заметил на столе Антона черновик со стихами. Обычный гибкий электронный экран, что давно используется как блокнот для заметок повсеместно. Там даже звуки можно записывать. И вот что интересно: судя по обрывкам, что мне удалось прочесть и значку музыкального сопровождения текста, это трек. Точнее его черновик. А стиль построения стихов очень напоминал строки бит-дарника! Антон пишет музыку?
        Тот заметил мой взгляд и тут же быстро убрал электронный блокнот в стол. Посмотрев на этого бугая, которому по виду и манере разговора медведь на ухо наступил, я не поверил, что он мог бы написать песни, что являются не только самыми популярными на станции, но и некоторые хитами всего космоса.
        - Если ты не скажешь Алене про поцелуй, то я не скажу, что ты знаешь, кто такой бит-дарник, - выдал я первое, что пришло в голову.
        Амбал посмотрел на меня сначала удивленно, а потом разразился бурным хохотом.
        - Ты всерьез думаешь, что такая информация могла пройти мимо меня? И все это приняли бы за чистую монету?
        Поняв, что глупость сморозил, я попытался построить свой аргумент по-другому.
        - У тебя текст бит-дарника. Черновик с еще не выпущенной песней. И тут два варианта: либо ты сам их пишешь и скрываешь это, значит, не хочешь, чтобы правда раскрылась. Либо скрываешь автора песен, возможно, даже держишь того на крючке и не даешь ему раскрыть себя перед публикой…
        - Ты почему-то отметаешь третий вариант, - перебил меня Антон. - Что этот человек сам не ищет известности, а мне передает свои тексты, потому что так проще прятать свой след в цифровой сети.
        - И такое может быть, - вынужденно согласился я. - Но факт остается фактом: никто не знает, кто такой бит-дарник. Так, может, - родилась у меня тут же новая идея, - устроим пари? - да уж, моя авантюрная натура иногда выходит не там, где надо, но сознание в этот момент мне подкидывало одну картинку хуже другой. И где Алена просто бросает меня, и где демонстративно изменяет на моих глазах с Антоном. Только у нас все наладилось, и эта случайность с поцелуем может все разрушить! - Я в течение суток узнаю, кто такой бит-дарник, и не выдаю его личность, в обмен на то, что ты не расскажешь Алене о поцелуе.
        - Ты идиот? - спокойно через несколько секунд молчания спросил Антон. - Ты сам-то понял, что предложил? Какой мне…
        - Смысл? А такой, что я в любом случае узнаю это, и потом уже у тебя не будет возможности повлиять на раскрытие мной этой информации. Ну и если этого мало - если в течение суток я не узнаю его имя, то отступаюсь от Алены. Точнее, перестаю тебе мешать ухаживать за ней, - последнее высказывание далось особенно тяжело, но привести другого аргумента в тот момент я просто не мог. Я не хотел, чтобы супруга узнала про поцелуй. Тем более, что с Ингой-то у меня и нет ничего!
        - Ну ладно. Я дам тебе даже больше - двое суток, причем, не считая сегодняшних. Найдешь стопроцентные доказательства, что указывали бы на конкретного человека, то я ничего не расскажу. Даже больше - отступлю. НО, - встал он из-за стола, за который сел, стоило нам войти в кабинет, сразу нависнув надо мной. - Если не сможешь, то забудь про жену. Навсегда. Она станет - моей!
        - Если сама захочет, - тут же вставил я. - Если сама захочет, - повторил я, когда амбал прищурившись, склонил голову набок, будто думая, как мне получше заехать в морду. - Она живой человек, а не вещь. Так что если она сама все же выберет меня после твоего рассказа, то не мешай ей.
        - Хорошо, - кивнул он. - Иди, тебя в баре заждались уже, наверное.
        В баре меня действительно заждались. Пока я шел туда, снижение гравитации ощущалось как эйфория. Будто я победил кого-то неимоверно сильного, хотя, по сути, сейчас у меня была только одна победа - в гонке.
        Церемония награждения ничем не отличалась от предыдущих. Выловив после нее Вадима, я отозвал его в сторону. Поговорить и попробовать уговорить помочь.
        Быстро обрисовав ему ситуацию, я стал ждать, что скажет этот тертый жизнью мужик. Вроде мы с ним почти ровесники, но почему-то у меня было ощущение, что тот видел и испытал намного больше в своей жизни, чем я.
        - Ну что сказать, дурак ты, - в своей манере дал он мне характеристику. - Может, гоняешь ты и неплохо, но вот в отношениях дуб дубом. Лучше бы сам пошел и все своей Алене рассказал. Это кстати и сейчас еще можно сделать. А ты вместо этого ее на кон поставил, да еще в теме с непредсказуемым результатом, где выигрыш - так себе.
        - Моя жена так себе выигрыш? - с угрозой в голосе спросил я. Как он может так отзываться о моей любимой?
        - Успокойся. Я не о твоей супруге, а об условиях и конечном итоге. Ну, допустим, ты узнаешь в указанный срок имя бит-дарника. Дальше-то что? Если Антону действительно так понравилась твоя жена, то он найдет тысячу возможностей, чтобы она сама от тебя ушла, причем без его прямого участия. Он здесь практически хозяин. А она одна из обычных рабочих аграрного сектора. Будь уверен, единственный твой шанс сохранить любимую - в ближайшие пару суток свалить со станции вместе с ней.
        - И как это сделать? Веры в слово Антона и то больше, - угрюмо сказал я.
        - Ну, ты уже в спортивной лиге. И даже можешь претендовать на участие в именных турнирах. В той же «игре» третье место дает семьдесят пять миллионов. Сколько там тебе не хватает, чтобы долг закрыть?
        - Двадцать пять, - с удивлением для себя самого, констатировал я.
        - Ну вот. Гонка, конечно, сложная, но она послезавтра. Подашь заявку. С твоим рейтингом есть высокий шанс, что ее одобрят. А там - главное войти в тройку победителей и билет со станции считай у тебя в кармане.
        - А Антон на это повлиять не сможет? Ну, в смысле на наш отъезд?
        - На это - нет, - усмехнулся Вадим. - Только если расскажет Алене о поцелуе и своих чувствах, а та поведется. Но от этого ты и сейчас не застрахован.
        - Короче, поможешь с поиском этого музыканта?
        - Почему нет? - пожал тот плечами. - Мне и самому интересно. Но как ты себе это представляешь?
        - Во время гонки, что будет делать Антон?
        - Да кто ж его знает. Хотя… Если ты будешь единственным представителем на самой популярной гонке от нашей станции, то, скорее всего, вместе со всеми будет смотреть эту гонку в баре. Еще один аргумент за именную гонку «игра». Подожди, - вдруг задумался он. - А ведь Антон тебя именно под эту гонку и подбивает…
        - Почему? - мне стало интересно, как Вадим пришел к такому выводу.
        - А как ты будешь проводить поиски, если не будешь присутствовать на станции? А из всех гонок, кроме отборочной, именно у этой пришла очередь проводиться у нас. Все остальные проходят на других станциях, и у нас будет максимум полдня на апгрейд космолета, а потом придется улетать. Тут уж не до поисков неуловимого музыканта.
        - И зачем ему это? - если механик прав, а пока все звучит логично, то зачем это безопаснику?
        - Не знаю. Но гонку не зря называют «игрой». Там очень многое зависит от удачи, а не умения пилота.
        Пока мы разговаривали, церемония закончилась, и механик повел меня назад в бар - промочить горло и спокойно за кружечкой эля обсудить все нюансы именной гонки «игра».
        - Сейчас она называется «Безумный подкидыш». Но этот гонщик вроде бы уже сменил имя, - добавил он неуверенно, отхлебнув из кружки. - Но неважно. Суть трассы проста: путь идет по прямой, его длина - два километра. Через каждые пятьсот метров идут контрольные кольца. Но не простые, а лотерейные. Перед заездом на каждом корабле устанавливается от двенадцати до пятнадцати апгрейдов. Восемь стандартных - остальные по выбору. На момент старта выбранные апгрейды заблокированы, есть только стандарт. Но когда проходишь сквозь кольцо, их можно разблокировать. Что именно ты разблокируешь, тоже можно «выбрать». Там как в казино, идет постоянная смена апгрейда.
        - Как в одноруком бандите? - уточнил я. - Ну, с тремя семерками?
        - Да, только там не три числа крутятся, а одно. Попадешь издалека ЭМ-импульсом по кольцу, и что в тот момент на табло было, то и активируешь при пролете сквозь него. Но есть два больших НО! - поднял палец мужик и допил кружку. - Еще!
        Пока ему наливали новую порцию, я терпеливо ждал, стараясь не сбить с мысли механика, а заодно разложить по полочкам полученную информацию.
        - В общем, - продолжил он, - первое «но» заключается в том, что если выбранного апгрейда у тебя нет, то, считай, впустую останавливал это колесо фортуны. Еще хуже, если апгрейд есть у противника. Тогда если нет перезапуска, то пролетев за тобой, соперник активирует свой апгрейд «на халяву». Второе «но» в том, что на кольце есть оружие. И если активируешь «черную метку» то вместо желанного активатора апгрейда тебя ждет смертельная ловушка.
        - Это все? - спросил я, когда Вадим остановился и присосался к своему напитку.
        - Нет. Всего идет четыре контрольных точки. Первый ряд - восемь колец. А участников шестнадцать, - усмехнулся он. Судя по его взгляду, мой механик уже захмелел, но все еще мыслил вполне трезво. - Второй ряд содержит уже четыре кольца. Третий - два. И последняя, финальная точка - это всего одно кольцо. Но оно самое коварное. Имеет всего два положения - да и нет. Если пролетел на «да» то все отлично. Но если на «нет», то пусть даже ты будешь первым, для гонки ты проиграл, и челнок тебя не заберет.
        Больше ничего интересного Вадим не сказал и, договорившись с ним, что мы встретимся на следующий день в ангаре, я пошел в свой кубрик. Записаться на гонку вполне можно было оттуда через интернет. Кстати да, это еще одна особенность спортивной лиги - из-за обилия гонок выбираешь ты сам, а не за тебя. Вот в чемпионском турнире порядки любительской лиги возвращаются.
        - Привет, - с улыбкой встретила меня Алена.
        - Ты сегодня рано, - заметил я.
        - Да, получилось вырваться, - кивнула она. - Как ты?
        Любимая буквально лучилась заботой, и тем хуже было у меня на душе. Вот же Инга! Ну почему всегда так? Стоит появиться чему-то хорошему, как тут же происходит что-то, что это может разрушить?
        - Хорошо. Еще одна гонка, и мы сможем закрыть долг и покинуть станцию.
        - Закрыть долг - это хорошо, - кивнула она, утянув меня на кровать и обняв, легла сверху, положив голову мне на грудь. - Но я уже говорила, что здесь у меня, наконец, сложились отношения с коллегами. И менять шило на мыло я не хочу. Почему бы тогда нам здесь не остаться?
        - У меня напряженные отношения с начальником службы безопасности, - вздохнув, выдал я часть правды. - Из-за этого уже у меня проблемы на станции.
        - Так помиритесь, - пожала плечами она, как ни в чем не бывало. - Я с ним нормально общаюсь, хочешь, помогу?
        - Не надо, - тут же отказался я. - Знаешь, именно из-за этого у нас и плохие отношения.
        - Так ты ревнуешь? - удивленно поднялась на локти супруга. - С чего бы это? Я же только тебя люблю!
        Тут домашний компьютер пиликнул входящим сообщением, давая мне шанс избежать неприятной темы. А то еще чуть-чуть, и я точно расскажу ей все, в том числе и про поцелуй. Пусть Вадим и считает, что именно так стоит сделать, но я-то свою Алену лучше знаю.
        - Это от Жени! - радостно воскликнула любимая. - Давай быстрее посмотрим!
        На экране возникла довольная мордашка сына в военной форме. На заднем фоне были видны другие курсанты, да и по прочим мелким деталям, вроде выдвижных из стен кроватей и шуму разговоров, было понятно, что сын записывал свое послание из здания, выполняющего функции общаги для будущих космолетчиков.
        Привет, мам, пап! Как вы там без меня? Не ругаетесь, надеюсь? - Женя выглядел очень довольным и постоянно улыбался. Очень необычно для него. Я не часто видел парня в таком настроении. - У меня все отлично, даже лучше! Как вы поняли, я, как и хотел, поступил в военное училище. И уже сдал всю теорию за первый курс! Местные в шоке. Я тоже - вот уж не ожидал, что у них настолько мало преподают в школах. Так я еще и дополнительно дома готовился, так что мне официально зачли всю теоретическую часть и уже прикрепили к пилоту - стажером. Сразу год сэкономил.
        Что ты здесь делаешь? - вдруг вмешался какой-то вихрастый парень. - Хвастаешься? Так ты прямо скажи, что не один такой гений.
        Да, да. Обязательно, - отмахнулся от него Женя. - Не мешай, Вилли, я родителям сообщение диктую, - подождав, когда неизвестный парень отойдет, сын продолжил. - Тот наглый тип - мой сокурсник и друг. А также еще один местный гений, как я. Через неделю мы уже покинем на три месяца училище, набираться практического опыта, и только потом продолжим обучение на втором курсе уже основам самостоятельной работы. Ну а там третий курс и мы - молодые лейтенанты! Ну все, мне пора. Теперь уже не знаю, когда смогу написать. Но не волнуйтесь, я еще стану лучшим военным пилотом!
        Сообщение закончилось, и мы с Аленой переглянулись, чтобы оценить реакцию друг друга.
        - Вырос парень, - сказал я. - Уже не пацан, совсем взрослый.
        - Да, а мы и не заметили, - смахнула слезинку Алена. - Знаешь… Я тут подумала… А может, еще одного? - посмотрела она на меня. - Я только сейчас поняла, что уже никогда не будет рядом с нами сына, не будет этого детского смеха и…
        - Не сейчас, - отрицательно покачал я головой. - Ты знаешь нашу ситуацию. Гонки смертельно опасны, и я еще не выиграл достаточно денег для погашения долга.
        - Ну да, - вздохнула любимая. - Ну да. Ладно, давай спать тогда. Завтра у тебя тяжелый день, наверное.
        Мне стало неудобно перед Аленой. Вроде как лишил ее мечты. Но и обманывать еще больше я ее не хотел. Тем более обнадеживать, ведь действительно неизвестно, что будет на следующей гонке.
        ***
        - Итак, - на следующий день в ангаре встретил меня Вадим. - Начнем, пожалуй. Стандарт, что необходим для гонки: три вида двигателей, у тебя они установлены, кабина, вот это необходимо прокачать, радар второго уровня, имеется, ЭМ-импульс - тоже есть, «рестарт» и армирование корабля. Итого для выполнения требований тебе нужно улучшить место гонщика и защиту. Кстати, заявку подал?
        - Да, но, пока стандарта у меня не будет, одобрения мне не видать. Хотя если сейчас все закажем, то на основании этого можно подтвердить выполнение условий гонки.
        - Вот и ладушки, - потер руками механик. - Заказываем, заодно думаем над другими улучшениями.
        - Да какие там улучшения? У меня всего четыре свободных очка есть. После заказа кабины и армирования останется два. Ну, какой там выбор?
        - Широкий, - отрезал лысый крепыш. - Обязательно прокачаем тебе оружие. Это не обсуждается, - снова не дал он мне возразить. - Своя жизнь дороже, уж поверь моему опыту. В гонке ты не будешь задумываться о высоких материях, а лишь сожалеть, что у тебя нет возможности ответить на агрессию других. Бить первым тебя никто не заставляет. И, пожалуй, сделаем тебе не просто кабину, а бронированную. От тех же свинцовых шариков она очень хорошо помогает.
        - А армирование?
        - А что армирование? - не понял Вадим. - Оно защищает баки и двигатель. Гонщика и его место апгрейд не задевает.
        - Хорошо, - смирился я с опытом мужика. - Давай заказывать.
        Во время работы с Робертом я как-то незаметно для себя привык общаться на разные темы, и молчание Вадима стало для меня неприятным сюрпризом. В прошлый раз работ было гораздо меньше, да и перерывы, во время которых он в основном и говорил, были чаще. Чтобы развеять обстановку, я решил сам начать разговор.
        - Слушай, а ты один живешь на станции или с родными?
        Тема на самом деле довольно скользкая, но, не зная ничего о близких человека и его отношении к ним, сложно судить о нем самом.
        - Один, - односложно ответил мужик.
        - Что-то с родней случилось? Если неприятна тема, так и скажи.
        Ответил тот не сразу. Сначала доварил стыки между устанавливаемой кабиной гонщика и топливными баками, и лишь затем принялся отвечать на мой вопрос.
        - Тема действительно не из приятных, но, слава богу, они все живы. Сейчас живут на орбите Земли. Я и сам там жил. Да я там родился. Первое космическое поколение, не хрен наклал, - усмехнулся он. - Но все же с большими зарплатами там туго. Ну, по сравнению со здешними, я имею в виду. А вот цены почти такие же. Вот когда у меня второй сынишка родился, и пришлось мне искать возможность больше заработать. Увы, выход был только один - лететь в астероидный пояс и устраиваться на одну из здешних станций. Вот уже десять лет здесь живу, с родными лишь через монитор компьютера вижусь, - тут он хотел сплюнуть с досады, но сдержался - невесомость, неизвестно куда плевок улетит. - Весь заработок им перевожу. Уже хотел было подкопить да транспортник свой купить. Уж работа космическим перевозчиком всяко больше обычного механика приносит. Но стоит лишь накопить, как обязательно какая-нибудь хрень произойдет. То сын себе руку сломал, и потребовалось несколько миллионов на его лечение. То пираты на конвой с моим заказанным транспортником напали, и именно он в стычке вдребезги разлетелся, а страховка в космосе -
удовольствие дорогое, не всем по карману. Рок какой-то прямо. Ладно, не отвлекай, не могу я работать и говорить одновременно.
        Пришлось мне отстать от человека.
        День прошел в подготовке, и вечером я вернулся в кубрик, устав гораздо больше, чем обычно. Алена встретила меня с улыбкой и даже небольшой массаж сделала. Не рассказал ей пока ничего Антон - держит слово. И тем больше у меня страха перед завтрашним днем. Получится ли у меня все, что я задумал? Покажет только время.

        Глава 12. Ссора

        - Итак, мы начинаем гонку «Безумный подкидыш»! А с вами я, Алек Лайер, бессменный ведущий этого именного турнира. Не знаете, что это за турнир и в чем его отличие? Усаживайтесь поудобнее, и по ходу гонки вы все поймете! - зазвучал голос ведущего, а Вадим огляделся по сторонам бара.
        Почти все свободные люди станции присутствовали здесь. В том числе и начальник службы безопасности. Просьба его нового гонщика изрядно удивила мужчину, но интерес и доля азарта сыграли свою роль. Так он еще и выпил в тот момент. Эх, вот говорили ему - не давай слова в подпитии! Неет, все равно периодически так делает. А отказываться от обещаний не в стиле Федоткина.
        Как они с Олегом и предполагали, от их станции участвует он один. Его коллега, Инга, уже улетела на другую гонку, не именную и потому более непредсказуемую. Но матерые гонщики такие не любят, так что, может, и повезет ей что-то выиграть. Главное, чтобы живой вернулась. Другие гонщики с их станции либо еще не доросли до спортивной лиги, либо как Инга не имели очков апгрейда, или вообще уже перестали быть гонщиками. По разным причинам. Вот и получилось, что конкретно у них из шестнадцати участников есть смысл болеть только за одного.
        - Наши отважные участники уже на старте! - продолжал ведущий. - Представлю их по порядку слева направо, пока идет обратный отсчет. Под номером один - «Кровавый лихач»! Гонщик - новичок, что еще ни разу не опускался ниже второго места. Удастся ли ему сохранить тенденцию? Мы не раз уже были свидетелями, как удачливые новички на взлете своей карьеры ломали зубы об именные турниры. И хорошо еще, если только зубы, - улыбнулся в камеру холеный парень. Что уже давно удивляло Вадима - почти все ведущие были мужчинами. Казалось бы, что место буквально предназначено для девушек, но нет. Среди всех ведущих из женщин он знал только Нику Раствелли, что вела чемпионские заезды, а вот в остальных гонках всегда мужики комментировали зрелище. - Номер два по порядку, но не по значению - «Терминатор»! Он так впечатлил одного из спонсоров прошлой гонки, что при исполнении просьбы сменить имя тот над ним почти не шутил. Третий участник - «Легкая лань». Он очень не любит это имя, но вот уже три гонки боится его сменить, хоть и были возможности.
        Вадим отвлекся на кружку эля. Да, ему еще искать сведения о том, кто такой бит-дарник. И единственный вариант - в кабинете у Городина, но если он не будет пить, то это будет подозрительно. А Антон наверняка предполагает, что Олег мог попросить помощи у собственного механика. Вон как нет-нет, да зыркнет в его сторону.
        - Итак, последние секунды! - вернулся к наблюдению за гонкой лысый крепыш. Пока она идет, точно отойти не получится, а вот сразу после окончания уже станет понятно, есть ли вообще в этом смысл. А то, может, грохнут его гонщика? Сколько раз уже такое бывало, так что Вадим в этом плане уже никогда заранее не надеялся и не радовался. - Три! Два! Один! Гонка началась!
        Мужчина смотрел, как болид его подопечного отстал сразу после старта от его соседа. Не мудрено. Бронированная кабина добавляет вес, а это даже в космосе на ускорение влияет. Разгонная дорожка-то с одинаковой силой тащит все космолеты. А ведь добавленные защитные листы, что сейчас располагались наверху кабины, еще и активировать нужно. Но даже без активации Олег уже бонус получил, а не только минус разгона: повернись к сопернику крышей, и тот его точно не продырявит. Чего не скажешь про космолет. От ракеты никакое армирование не спасет, а у «Терминатора» как раз парочка навешена. И, похоже, даже с внешним управлением.
        Тем временем остальные гонщики, в отличие от первых, двух сразу после старта еще и добавили себе скорости, включив маршевые движки.
        - А я напоминаю, что прохождение кольца засчитывается только в том случае, если рулетка на нем была остановлена, - фоном вещал ведущий. - В противном случае пролет сквозь кольцо будет нарушением правил и дисквалификацией участника.
        Тут третья пара, что первой добралась до своего кольца, применила ЭМ-импульс. Рулетка остановилась и на экранах зрители увидели значок активации радара. Но стоило ближайшему гонщику подлететь к кольцу, как его конкурент снова выстрелил ЭМ-импульсом, пробуя попасть по сопернику. Но попал по кольцу, активируя рулетку, и первый гонщик пролетел в нее, не получив никакого бонуса, зато обзавелся дисквалификацией. Его соперник снова вдарил ЭМ-импульсом и,активировав свинцовые шарики, прошел первый этап.
        - О, какое коварство! - прокомментировал ситуацию ведущий. - «Лизун» применил беспроигрышный для него вариант, атаковав врага у самого кольца! Итог - теперь «Злой орк» висит бесполезной кучей железа и не только проиграл гонку, но даже не способен отомстить своему сопернику!
        Ну да, дисквалификация означает полное отключение болида. Чтобы в организаторов те от отчаяния не палили или еще что-либо не учудили. Это в любительской лиге новички еще не осознают того страха, что означает проигрыш в гонке. И то не всегда. А здесь без таких мер можно рабочего персонала, что обслуживает гонки, очень быстро лишиться.
        У соседних пар такой ситуации не произошло. Разрыв между гонщиками пары был достаточно велик, чтобы вырвавшийся вперед успел активировать кольцо и проскочить в него, пока соперник не успел ничего предпринять. Хотя ЭМ-импульсы раздавали гонщики довольно щедро и во все стороны. Вадим перевел взгляд на Олега. Тот тоже оказался в паре вторым, и, судя по табло, пройдя сквозь кольцо, активировал у себя свинцовые шарики.
        - Только бы не постеснялся их использовать, - прошептал механик, - а то тоже мне защитник человечества нашелся. Убьют ведь иначе.
        Почти у всех рулетка выдала активацию какого-то навыка, и только одному участнику под номером тринадцать не повезло пролететь сквозь активированную им самим ловушку.
        - Да, не зря суеверные люди так боятся числа тринадцать, - заметил Лайер.
        - Суеверия не на пустом месте возникли, - услышал Вадим реплику старого Арди.
        Сидящие рядом с ним рудокопы покивали в знак согласия. Старый и опытный работник не пропустил почти ни одной гонки, если там участвовал хоть кто-то с их станции, умудряясь при этом в свои выходы добывать больше любого другого рудокопа. Механик уважал старика, но в суеверия не верил, хотя с его-то удачей окружающие считали иначе.
        Близилось второе кольцо, и вот перед ним-то гонщики решили слегка «попридержать коней». Подставивший своего соперника на первом отрезке «Лизун» оказался возле второго кольца одновременно с гонщиком из второй пары и попробовал пропустить того вперед, видимо, рассчитывая повторить прошлый успех. Но у его конкурента были иные планы, а также активированные апгрейды. Короткая очередь свинцовыми шариками из пулемета Гаусса, и количество гонщиков сократилось еще на одного.
        А Олег все еще отставал. Пока что Вадим его тактику поддерживал, но уже после второго кольца тому следовало ускориться. Мужчина очень надеялся, что его подопечный это понимает.
        - Смотри, как он его! - раздался возглас одного из новых рудокопов, у которых сегодня выпал выходной.
        Вадим слегка поморщился. Только что сосед Олега по гонке, Терминатор, удачно применил ЭМ-импульс, первым выстрелом обездвижив «Легкую лань», а вторым - активировав в кольце ловушку. Притормозив, гонщик пропустил конкурента прямо под смертельный огонь. И тут нервы Олега не выдержали. Вадим понял это по выданной им длинной очереди из пулемета по Терминатору. Уж кому, как не механику было знать о нелюбви Бадурина к оружию и тем более его использованию. Но вот сейчас тот не постеснялся применить его и даже попал в своего противника.
        - Первая кровь! - тут же среагировал ведущий. - Кровавый лихач оправдывает свое имя на сто процентов!
        Ну да, на камере из кабины болида Терминатора было отчетливо видно, что один из шариков прошел сквозь иллюминатор и пришелся тому в руку, нарушив герметичность скафандра и вызвав обильное кровотечение. И как добивочка - гонщик не сумел справиться с шоком от раны вовремя и влетел в кольцо, не остановив предварительно рулетку. Еще одна дисквалификация. Еще одна смерть.
        Но и самого Олега не оставили без внимания, выпустив по нему такую же очередь. Вот только он успел среагировать и повернул свой космолет крышей к нападавшему. Да, так он потерял его из вида, зато обезопасил себя от попадания свинца в организм.
        - И снова нашему новичку везет! Он активировал бронирование кабины, которое у него только что было установлено! - прокомментировал Алек Лайер проход Олегом второй контрольной точки. - Итак, после второго кольца в живых осталось одиннадцать участников! Но как минимум еще трое из них не вернутся домой!
        Вадим поискал глазами, чью смерть он пропустил? Оказывается шестнадцатый гонщик, спасаясь от ракет соседа, отвернул в сторону и пролетел мимо кольца. Естественно, при этом он получил дисквалификацию.
        До третьего препятствия около десяти секунд полета. И это если соперники не ускорятся. Но после прохождения двух колец, когда все осознали, что главной опасностью здесь, как обычно, является в первую очередь человек, никто уже не рвался первым оказаться у контрольной точки, предпочтя обезопасить сначала тыл, хотя бы просто отключив на три секунды болид соперника.
        - Да что ж такое-то! - не выдержал мужик, судя по скафандру и знакам на нем, из техников. - Ну ведь чуть-чуть же ему осталось!
        - Не каркай, может, успеет еще завестись, - ответил его сосед.
        Вадим закусил губу. Только что в болид Олега попал ЭМ-импульс. А до кольца всего двести метров! Четыре секунды, и это если тот скорость не набрал раньше. Но вроде его подопечный кроме маневровых больше никакие движки не применял…
        В баре все застыли, с тревогой наблюдая за их собственным чемпионом. Неважно уже было, кто как к нему относился - здесь и сейчас он олицетворял собой их собственную космическую станцию. Тишина стояла такая, что слышна была даже тихая работа вентиляторов подачи воздуха. Ведущий тоже притих, хотя ему-то по должности положено не молчать, но нет, поддержал атмосферу.
        Болид мчался в полной тишине. Даже камера из кабины Олега передавала только картинку его мрачной сосредоточенности. Семьдесят метров. «Рестарт» наконец завершил перезапуск системы корабля, но вместо ЭМ-импульса Олег активировал тормозной двигатель.
        - Неужели Лихач испугался? - прервал тишину бара Лайер.
        Но нет, не испугался, а дал себе чуть больше времени, чтобы не полагаться только на одну удачу. И правильно! Первый стопор рулетки привел к активации ловушки. И только ее перезапуск и повторная попытка выдала активацию ракет. Апгрейда у Бадурина не было, но не это главное - он прошел контрольную точку без дисквалификации!
        В баре послышались облегченные выдохи.
        - Хорошо Олежа идет, - снова во весь голос сказал техник.
        Вадим, как и другие присутствующие недовольно покосились на комментатора. Как быстро у того меняется отношение-то.
        - Самое трудное осталось, - справедливо заметил Арди. - Все еще может в последний момент измениться. Вот это-то самое обидное и будет. Только для него самого это не просто в обиду выльется.
        Что-то добавлять никто вокруг не стал, итак все понятно было.
        - Их осталось семеро, - сказал ведущий, наблюдая за полетом на последнем участке трассы. - Но это еще не значит, что все они пройдут четвертое кольцо, даже если не будут пытаться убить друг друга. А вот судя по «Кидале», такие попытки еще не окончены! Вы только посмотрите! Два выстрела заготовленными и активированными самонаводящимися ракетами и минус два участника! Кидала явно решил расчистить себе финишную прямую! Но посмотрите только! - возбужденно продолжил Лайер, а Вадим сжал кулаки в напряжении. - Что творит Кровавый лихач! Он первым долетел до кольца, выжав из своего космолета, наверное, все соки, как и из себя самого, и сейчас просто перегородил всем остальным путь к победе! Напомним, что он уже делал так в прошлой своей гонке, но тогда он был не один. Получится ли у него провернуть такой фокус снова? Все же данное кольцо может пропустить одновременно только одного участника. Но главное - зачем ему это?
        Ответ пришел быстро. Олег видел, что сделал «Кидала», и, как заметил Вадим, именно в момент убийства тем гонщиком конкурентов, остановился перед кольцом, хотя уже активировал в нем проход себе. Положительный проход. И стоило убийце подлететь поближе, выстрелив по Бадурину ЭМ-импульсом, как тот успел сделать две вещи: выпустить рой свинцовых шариков во врага и включить тормозной движок «задом» влетев в кольцо. И хоть ЭМ-импульс и достиг своей цели, обесточив корабль Олега, но это уже не имело значения. Он выиграл. И убил. Сознательно и не в первый раз на этой гонке.
        - Нам нужно будет с тобой серьезно поговорить, - прошептал Вадим, не понимая причин такого поведения его подопечного. Конечно, ничего предосудительного против устранения конкурентов он не видел, сам советовал это подопечному. Но вот если Олег слетел, что называется, с катушек, то с таким гонщиком просто опасно иметь дело.
        Залпом допив кружку, он встал из-за стола и направился на выход. Их план по добыче информации о бит-дарнике никуда не делся. Мимолетный взгляд на Антона дал понять, что тот в этот момент увлечен наблюдением за борьбой за оставшиеся призовые места.
        Направляясь на внешний круг станции, Вадим не боялся, что его туда не пропустят. Уже давно он сумел пробить себе разрешение периодически работать именно в условиях повышенной (для большей части населения станции) гравитации. Да, это было очень тяжело и больше часа он обычно не выдерживал, но в то же время такая практика позволяла ему быть как в хорошей физической форме, так и однажды все же побывать на Земле. Там, где он никогда не был, но часто в детстве видел из иллюминатора своей каюты и слышал от своих родителей истории о жизни на ней. Детская мечта и идея фикс - побывать на прародине - глубоко сидела в Вадиме. Хоть он не признавался об этом почти никому, да и не верил уже, что когда-нибудь туда попадет, но своих занятий не бросал.
        Пройдя знакомых охранников и уже начиная ощущать на себе условия повышенной гравитации, механик, нигде не останавливаясь, двигался к кабинету Антона. Засунув руку в карман, он активировал «белое поле», устройство, что не давало камерам в радиусе пяти метров сохранять запись. Этого было вполне достаточно, чтобы потом никто не смог отследить его перемещения. А сейчас никому и в голову не придет следить за ним. Кроме Антона, но тот сейчас сидит в баре.
        Добравшись до кабинета Городина, Вадим уже хотел было воспользоваться своей универсальной отмычкой, как заметил, что дверь не заперта. Это настораживало, но времени было в обрез. Убедившись, что внутри никого нет, как и снаружи, прикрыв за собой дверь, мужчина принялся за осмотр помещения в поисках хоть чего-то, что вывело бы его на музыканта.
        Кроме рабочего стола с встроенным компьютером и выведенной на него системой слежения, в кабинете было кресло, и пара стенных шкафов. Один под сменный скафандр, а второй с документами, сейчас запертый. Также был дверь в отдельный туалет с раковиной. Настоящая роскошь в условиях станции, но видно для Антона ее наличие было важно. Сам Вадим что-то не помнил, чтобы в типовом проекте было нечто подобное, а уж ему, как механику, не только космолеты приходилось ремонтировать.
        Осмотрев стол и шкаф со сменкой, и ничего не найдя, скрипя сердце, мужчина включил свою отмычку, приложив ее к считывающему устройству оставшегося шкафа. Десять томительных секунд спустя прибор пиликнул и моргнул зеленым светом, сообщая об удачности взлома.
        - А я думал: решишься ты или нет? - раздался голос от двери, заставив Вадима вздрогнуть и покрыться холодным потом. - Интересно, как он смог тебя уговорить? - зашел внутрь Антон. - Впрочем, неважно. Теперь тебе предстоит посидеть в карцере. Да и своего беспрепятственного допуска в эту часть станции ты лишился. Любопытство до добра не доводит. Посидишь часа четыре, уроком тебе будет, уведите его, - обернулся амбал к двери и в кабинет зашел охранник, сразу защелкнув на руке Вадима наручник и ловко развернув его застегнул за спиной механика наручник на второй руке.
        - Да, чтобы разочарование было не таким сильным, - уже в спину усмехнулся Антон. - Передай, что он угадал, и даже с первого раза. Но без доказательств - наше пари выиграл я.
        - Сутки еще не прошли, - осмелился возразить Вадим.
        - Даже сейчас его выгораживаешь? - недобро посмотрел Городин. - Сутки не прошли, но они закончатся как раз к твоему выходу. А сам он сюда не попадет. Я не позволю.
        После чего механика вывели из кабинета и повели в карцер.
        - Вот старый дурак, на ровном месте себе проблем создал, - прошептал Вадим, но было уже поздно.
        ***
        Я медленно отходил от гонки. Впервые в ней я сознательно убивал. Как там сказал Вадим: если ты не применишь оружие, то его применят по тебе? Ага, а потом добавил, что использовать мне свинцовые шарики не обязательно. Вот только, видимо, засело у меня в голове его напутствие. Когда я увидел, что сделал мой «сосед» по трассе, то единственная мысль, что пронеслась в моей голове, была: я следующий. Страх, что я тогда испытал, не забуду уже, наверное, никогда. Организм сам, без участия разума, выпустил по сопернику очередь свинца и так же на автомате обрубил ему все шансы на победу. Пролетая мимо него, я боялся, что тот ударит в ответ, но другие гонщики не дали мне сосредоточиться на нем. Когда же я уже почти выиграл и, оглядываясь вокруг, уточнял, не подставит ли кто-то меня на последнем этапе, то, естественно, заметил убийство двух гонщиков. Хладнокровное убийство. Перед глазами пронеслось, что на их месте в следующий раз могу быть я. Уже не сомневаясь, несмотря на практически закончившееся топливо, я остановился и устранил угрозу.
        Сейчас все те события кажутся мне безмерно жестокими. Да они по сути такими и являются! Но я уже не тот Олег Бадурин, что когда-то прилетел на эту станцию. На мне уже столько смертей, что что-то мне подсказывает, что дальше они повторятся еще не раз.
        Церемония награждения прошла как в тумане. Единственное, что я запомнил о победе - несколько строк на экране космолета.
        Победитель - «Кровавый лихач»
        Награда:
        - 3 очка улучшения корабля
        - 2 очка убийства
        - 300 000 000 у.е.
        Поздравляем! Гонка «Безумный подкидыш» переименована в «Кровавый лихач»
        Награда:
        - 2 очка улучшения корабля
        Домой я вернулся совершенно опустошенный. Я вспомнил о своем механике. На церемонии его не было, но, скорее всего, в этот момент он исполнял наш план. Благо тот же Антон там присутствовал. Я его не сразу заметил, но знал, что он был там, это точно. Остается надеяться, что у моего помощника все получилось. До конца срока пари остался всего час.
        - Привет, любимый, - в кубрик вошла Алена. - Выиграл? Поздравляю!
        Моя римлянка подскочила ко мне как десять лет назад и впилась долгим поцелуем.
        - А у меня тоже хорошая новость! Меня повысили! Представляешь? - ее глаза светились счастьем и я понял, что теперь увести ее отсюда не получится совершенно точно. Только если будет шанс снова попасть на Землю, чтобы повидаться с родными. У нее-то они еще живы.
        - И кто ты у нас теперь? - скрывая свое внутреннее беспокойство, спросил я ее.
        - Старшая смены по обслуживанию пятой плантации! - гордо ответила она мне.
        - Поздравляю.
        - А что так не весело? - удивилась она.
        - А то, что он теперь тебя не любит, - раздался ненавистный мне голос.
        - Антон? - удивилась Алена. Постой-ка, какой еще «Антон»? Когда она к нему стала по имени обращаться?
        - Если ты не в курсе, то твой муж буквально позавчера после гонки страстно целовался с одной из гонщиц нашей станции, - ехидно он посмотрел на меня. - И я не шучу, все здесь, - похлопал он себя по карману бедра, - на записи.
        - Олег, о чем он? - перевел взгляд на меня супруга.
        - Это была случайность. Не знаю, что нашло на Ингу. Она сказала, что таким образом просто поблагодарила меня за спасение, - начал я оправдываться.
        - Ну да, а еще она могла поблагодарить за свое спасение и по-другому, - подлил масла в огонь Городин.
        - Не лезь к нам! - разъярился я.
        - Погоди, Олег, о чем вы говорите? Какой поцелуй? - растерянно переводила взгляд с меня на амбала Алена.
        - А еще пари. Про него тоже не забудь. Ты ведь его проиграл и теперь отдашь мне свою супругу? - старательно нагнетал тот.
        - Чушь! Не было такого!
        - И пари не было? - изобразил он удивление.
        - Пари было, но не о том…
        - Так! Хватит! - прервала нас Алена. - Олег, объясни, пожалуйста, все по порядку.
        Я постарался перевести дух. Антон просто стоял рядом и явно наслаждался ситуацией.
        - Позавчера после гонки, Инга - гонщица, что один раз спасла мне жизнь, поцеловала меня. Сама, - добавил я, стараясь доказать, что я здесь ни при чем. - И это все заснял он, - кивнул я на безопасника. - И стал шантажировать, что покажет тебе. А как отнесешься ты, я не знал. Боялся, что бросишь, а у нас только все налаживаться стало. Ну и… Мы заключили пари, что я в течение двух дней узнаю, кто такой бит-дарник, и тогда он ничего тебе не расскажет.
        - Ты заканчивать, что остановился-то? - когда я замолчал и стал ждать реакции Алены, сказал Городин. - Что еще стояло на кону?
        - Если я выиграю, он перестанет к тебе лезть. Если нет, то уже я отступаюсь, - выдавил я, чувствуя себя последним мерзавцем.
        - В смысле, отступаешься? - прошептала супруга. - А как же мы? Как же наша прожитая совместно жизнь? Мы ведь не вчера встретились, сын уже взрослый… Как же так?
        Каждое слово било в точку и заставляло чувствовать себя еще большим ничтожеством.
        - Выполняй свое обещание, - снова не остался в стороне Антон. - Отступись.
        - Нет! - возразил я.
        - Нет? - переспросил амбал. - Хорошо. Поговорим об этом завтра. Тем более, что еще одним условием было добровольное желание Алены, - тут он повернулся к ней. - Я же говорил, что готов на многое ради тебя. И я за свои слова отвечаю А вот он, - пренебрежительно кивнул тот на меня, - нет. Подумай, нужен ли тебе такой мужчина? Ты сама сказала, что ваш сын уже вырос, так что держит вас вместе? Пока что он только проблемы тебе приносил. Да и готов поставить ваши отношения на кон вместо банального признания. Я ведь его не заставлял заключать пари, просто хотел показать тебе его натуру.
        - Я сама разберусь, - упавшим голосом ответила любимая. - А вы идите.
        Помолчав, явно собираясь что-то добавить, но не решаясь это сделать, Антон развернулся и пошел в сторону своего кабинета.
        - Любимая…
        - Не называй меня так, - отрезала она. - Любимую на кон не ставят. И не трогай меня. Я буду спать в комнате Жени.
        Настроение было паршивым. Чтобы отвлечься, да и просто не хотелось уже находиться в кубрике, я вернулся в бар. А там за одним из столиков сидел угрюмый Вадим и с дрожащими руками пил эль. Третий литр, если все пустые кружки рядом его.
        - Что случилось? - подошел я к нему.
        - Карцер случился, - буркнул тот угрюмо. - Вот, отхожу понемногу.
        - За что карцер-то?
        - А то ты не понимаешь? - язвительно ответит Федоткин. - Застукал меня Антон за взломом его шкафа. И что-то мне подсказывает, что он еще раньше меня вел, просто нужен был повод подержать меня подольше.
        - Значит, все было напрасно? - взял я еще одну кружку, до которой механик не успел добраться.
        - Не совсем. Он сказал, что твое первое предположение было верным. Вот только это его слова. Конечно, он еще ни разу не врал…
        - Но все бывает впервые, - закончил я за Вадима. - Но скорее всего и сейчас не врет. Фактических-то доказательств ты так и не получил, так?
        - Так, - вздохнул он. - И доступа на внешнее кольцо лишился.
        - А он у тебя был? - удивился я.
        - А как, ты думаешь, можно набрать такую мышечную массу? - огрызнулся он. - Пусть я и не крупный, но больше похож на кого-то с Земли, недавно прилетевшего сюда. Разве ты не заметил этого?
        Ну да. Заметил. Еще в первые минуты общения с ним обратил внимание, что общая вытянутость хоть и есть, но не такая выраженная. Даже определение ему дал: крепыш.
        - Кстати, - снова отхлебнул он из своей кружки. - Пришло видео с гонкой Инги.
        - И как она? - думать о девушке, что стала поводом ссоры с любимой, сейчас не хотелось.
        - Нет ее больше, - мрачно ответил Вадим.
        - Как нет? - прошептал я. Внутри у меня все упало.
        - А вот так. Нет и все.
        В голове на мгновение стало пусто. Все ее мечты, ее забота о сестрах… Но ведь это значит, что теперь они станут «куклами»? Нет!
        Внутри поднялся протест. У меня есть возможность помочь им. Инга спасла мне жизнь, и к моей ссоре с Аленой причастна лишь краешком. Она говорила про двести с чем-то миллионов долга? А у меня есть триста только за сегодняшний заезд!
        Решительно встав, я пошел назад в кубрик. Там зашел через компьютер на сайт банка и сделал запрос по задолженностям на имя девушки. Я погасил весь ее долг как даритель, плюс оформил получение отчета по прохождению платежа и дальнейшей судьбе двух девочек. Хоть ее семье помогу, если своей не в силах. Затем зашел на собственный счет и погасил созданный гибелью отца долг. Накоплений и остатка средств после погашения долга Инги хватило на это. Все, теперь я никому ничего не должен. И почему я не рад?

        Глава 13. Один или..?

        На следующий день после гонки супругу в кубрике я не застал. Та ушла на работу гораздо раньше обычного, и поговорить с ней не получилось. Да и будет ли она меня теперь слушать? Позавтракав, я поплелся в ангар. Первая моя задача, что я себе поставил, встав на путь космогонщика, - покрыть долг - выполнена. Но самая основная, почему я не пошел более безопасным путем рудокопа - снять с себя запрет на посещение Земли - все еще впереди. Но вот только она уже не является такой актуальной. На родной планете меня никто не ждет. Даже друг за все время моего нахождения здесь ни разу не написал. А ведь за всей этой суматохой я сначала не обратил на это внимания. Но вот сейчас, задумавшись над причинами возврата на Землю, я отчетливо понял, что туда мне и не нужно. Без Алены - точно.
        - Ну уж нет, - стиснул я зубы, - так просто я не сдамся! Сегодня же поговорю с ней. Пятнадцать лет совместной жизни так просто не проходят, - дал я себе установку.
        - О, пришел наконец. Ну что, к какому теперь турниру готовиться будем? - встретил меня Вадим.
        Механик выглядел слегка помятым, но вполне бодрым и готовым к любой работе.
        - Есть предложения? - спросил я.
        Снова участвовать в гонке не хотелось. И если Алена действительно не хочет больше возвращаться на Землю, то и смысла участвовать в этой рулетке я не видел. Я люблю экстрим, но за последние дни мне его хватило «по уши».
        - Есть - устрой выходной, - неожиданно сказал Вадим. - И не смотри так удивленно. Я же вижу твое настроение и много раз с таким встречался. Любая гонка для тебя сейчас - смерть. Нет в тебе желания победить. Нет мотивации.
        - Не хочу я сейчас назад в кубрик. Да и в бар тоже, - отмахнулся я.
        - Ты что, думаешь, здесь других развлечений совсем нет? - удивился моему ответу мужик. - Между прочим, у нас здесь есть даже собственная площадка для Хиттаргета!
        - Для чего? - не понял я.
        - Хм, - задумался Вадим. - Не знаешь, что такое «хиттаргет»? Хотя ты же с Земли… Короче, игра с мячом в условиях почти нулевой гравитации. Командная.
        - Где же я сейчас команду найду? - резонно заявил я, хотя само описание игры меня заинтересовало. - Да и никто не захочет незнакомца брать к себе.
        - Команду найти просто, - отмахнулся механик. - Подростки постоянно там играют и взрослых в компанию спокойно принимают. Обычная практика. Да и я с тобой пойду, заодно правила все объясню. Плюс, представлю тамошним обормотам, - усмехнулся он. - Сам уже пару недель не играл, пора бы напомнить пацанам, что Вадим Федоткин - это не только механик номер один здесь, но и сильный противник в хиттаргет!
        Я посмотрел на воодушевившегося помощника, и невольно мое собственное настроение стало подниматься вверх. Если уж даже в таком возрасте у человека так загораются глаза от мысли поиграть в какую-то игру, то это как минимум будет интересно.
        - Значит так, - пояснял на ходу Вадим. - Хиттаргет - игра, зародившаяся здесь, на космических станциях. Ее смысл в попадании мячом точно в отверстие на стене команды противника. Действие происходит при почти нулевой гравитации и с двумя мячами. Одновременно у команды может быть только один мяч, поэтому если соперники кинули свой мяч и он был пойман - то у команды есть секунда, чтобы избавиться от своего мяча, иначе - противоположной команде будет засчитано очко. Но обычно такой мяч стараются не поймать, а просто отбить. И вот тут в дело вступает гравитация. Точнее, почти полное ее отсутствие. Отбивать сильно мячи не рекомендуется, иначе он потом по такой причудливой траектории и с такой скоростью летать начнет, что бывали случаи автогола. И не раз. Всего в стене за спиной у каждой команды по три отверстия, расположенных в ряд. Расстояние между ними - по полтора метра. Количество игроков в команде - от трех до пяти. Тайм длится пять минут, либо до пяти забитых голов, что наступит раньше. Все происходит очень быстро, так что, несмотря на очередь из тех, кто желает поиграть, а можешь мне поверить,
очередь там есть почти всегда, она быстро двигается и за час играется от двенадцати до пятнадцати партий.
        Тем временем мы подошли к игровой площадке, и мне открылась картина игры двух подростковых команд. Подспудно я ожидал увидеть там, в основном, парней, но меня ждало невольное удивление, потому что одна команда была полностью женской. Девочки, что скоро уже станут девушками, ловко отбивали мячи, казалось, прямо в отверстия за спиной парней. Между командами не было никаких препятствий, и соперники старались стоять так, чтобы «дыры» в стенах были четко у них за спиной. Но те по размеру были около полуметра в диаметре, да и, присмотревшись, я заметил линию на полу на расстоянии в метре от стены, заступать за которую, по-видимому, не рекомендовалось. В сторону стены в смысле, от стенки-то хоть до противоположного края иди, если не боишься «ворота» оставить без защиты.
        Вот одна из девушек отбивает подачу, аккуратно перенаправляя мяч не прямо в соперника, а ровно наискосок - в самое дальнее от нее отверстие. Защитник этого отверстия рванул наперерез, но рывок оказался слишком сильным, таким, что он даже допрыгнул до своего соседа по команде. А вот мяч попал точно в отверстие, дав девочкам одно очко. После чего из отверстия над ними выпал новый мяч, возвращая снаряд в игру. Успехи парней на таком фоне были гораздо хуже: здесь, как я увидел, главными были точность и плавность движений, что более резким в действиях парням сильно усложняло игру.
        Сама площадка по размеру была десять на десять метров, а высотой около двух с половиной. И чем больше я наблюдал за игрой, тем больше понимал, что главная трудность в ней - привыкнуть к условиям среды и манере игры противника.
        - Слаженных команд здесь обычно нет, - сказал Вадим, тоже наблюдая сквозь боковую прозрачную стену за игрой, - желающих много, а вот времени, наоборот - у всех мало.
        Мы встали в живую очередь, состоящую из восьми подростков. Недолго посовещавшись с ними, механик сказал, что будем играть командами, пять на пять. И нас они определили в разные команды, так как у них уже все было поделено между собой.
        - Так, будете стоять с краю, - стал наставлять меня временный капитан нашей команды, - вы новичок, и таким образом будете меньше мешать остальным, - неприятно, но он прав. Пока что польза от меня вряд ли будет. - Сильно не дергайтесь и мяч ни в коем случае не ловите! В первые пару минут постарайтесь вообще никуда особо не двигаться, просто руками машите, только не быстро. Хоть прицел собьете соперникам. Потом уже приспособитесь, но, скорее всего, только на второй пятиминутке.
        Пока мы шли к площадке, я и так успел привыкнуть к условиям почти полного отсутствия гравитации, да и в ангаре ее вообще нет, но спорить с парнем я не стал. И когда мы зашли после выигравших девчонок внутрь и начали играть, именно в кольцо позади меня постарались попасть соперники. Что же, ожидаемо. Хоть меня и проинструктировали, да и сам все понимал, но все же резко дернул рукой, перехватывая мяч. Хорошо хоть не стал его отбивать, а просто остановил руку напротив его движения. И мяч сам неплохо отскочил и улетел в моего соседа справа. А вот тот уже не сплоховал и точно перенаправил снаряд в кольцо напротив. А не нужно было его защитнику передвигаться в мою сторону! Я еще не такой опытный игрок, чтобы отбивать подачу прямо в «кольца» соперников. Один - ноль в нашу пользу.
        Так и пошло: я в основном только подставлял руки под мячи, защищая отверстие позади себя, в то время как мои сокомандники пытались забить их уже целенаправленно. Вадим и тут показал себя с наилучшей стороны, забив нам целых два гола. И ведь оба попали в «мое» кольцо, засранец! Еще и ехидно улыбался в такие моменты. Во второй пятиминутке я уже пытался не просто подставить руки или ноги (бывало и такое), но и сделать это под определенным углом. Чаще всего удавалось передать пас своим сокомандникам, но несколько раз мяч летел в сторону противника абсолютно непредсказуемо, как для них, так и для меня самого. Однажды это даже привело к забитому мной лично голу.
        Приноровившись, я уже стал действовать более активно. В один из моментов игры мяч летел мне прямо в руки и, не удержавшись, я схватил его, в то же мгновение осознав, что сделал ошибку. Хорошо, что все же в таком случае давалась секунда на исправление ситуации, а уж кому, как не космогонщику, знать важность каждого мгновения. Быстро сориентировавшись, я кинул мяч в потолок, точным броском заставив тот срикошетить за спину стоявшему напротив меня игроку. Жаль, что не попал в кольцо - буквально пары сантиметров не хватило. Мяч ударился о край отверстия и отскочил в спину сопернику. Но тут случился казус - стоящий напротив меня подросток как раз оборачивался, чтобы понять, куда полетел мяч, и локтем направил отскочивший от стенки снаряд прямо в кольцо, принеся моей команде победное очко.
        Игра захватывала своей динамичностью, и почти три часа пролетели незаметно. Народ постоянно то приходил, то наигравшись, покидал очередь, и команды из-за этого постоянно тасовались. Но при таких условиях игра была только интереснее!
        Да, прав был Вадим, после такого у меня настроение уже не было в районе плинтуса. Наоборот - горы хотелось свернуть. Поэтому я твердо решил вечером, как придет Алена, покаяться и спросить, как я могу восстановить наши отношения. А то попытался вон сам все решить, ее не спросив, - итог оказался печальным.
        Но все равно времени до вечера было еще много, и первоначальный запал к моменту прихода Алены успел немного угаснуть. Однако отступать я не собирался!
        - Привет. Знаешь, я хотел тебе сказать… - начал я.
        - Помолчи, - прервала она меня. - Сначала я скажу, - в глазах моей римлянки я увидел решимость пойти на ПОСТУПОК. Что-то, чего раньше она никогда не делала. И мне это уже совсем не нравилось…
        ***
        Женщина беззвучно плакала в подушку. Вот уж чего она никак не ожидала от человека, которого, казалось, знала всю жизнь, так того, что тот поставит ее на кон в каком-то нелепом пари. Да, не совсем ее, а их отношения. Но это еще хуже! А ведь она столько ради него вытерпела!
        Алена вспомнила, как мама отговаривала ее лететь за Олегом в космос.
        «Девочка моя, ну зачем тебе это нужно? Отработает твой Олежа долг и вернется» - говорила она.
        Но женщина поехала. Не послушала. Потому что так они сами ее воспитали. А сейчас очень захотелось снова увидеть маму с папой, обнять их и почувствовать себя в безопасности, как в далеком детстве, когда при любых неприятностях, стоило так сделать - и все проблемы оставались позади. Мама погладит по спине, пошепчет на ушко ласковые слова и угостит вкусным пирогом. А папа сдвинет грозно брови и спросит: кого нужно наказать за то, что его девочка плачет? После такого все опасности казались мелкими и совсем не страшными.
        Однако когда у Алены возникли многочисленные проблемы на новом месте работы, и опять - пусть и косвенно, но виноват в этом был ее муж, а родители далеко, чувство безопасности надолго покинуло женщину. Про попытку ее убить и говорить нечего. Олег говорил, что делает все, чтобы они смогли выбраться отсюда, но реальной помощи от него Алена не видела. Даже сын и то помогал больше. А вот постоянные подкаты Антона и намеки на то, что он может все сделать для нее, пусть она только согласится стать его… любовницей что ли, сначала вызывали раздражение и злость, но потом подлая мыслишка согласиться, чтобы прекратить ее мучения, все-таки нет-нет, а подкрадывалась. Вот только в какой-то момент он сам перестал навязчиво приставать к ней, а там и отношения с коллегами стали восстанавливаться. Как ей шепнули по секрету, ее Олег все же сумел найти возможность помочь, договорившись со «Степашей» о помощи в прекращении покушений на нее. И попытки ее убить прекратились, как и прямые наезды начальницы. Та не стала ее любить и при каждом удобном случае все равно старалась как-то навредить, но вот своих подчиненных уже
не использовала. А те стали идти на контакт. Повышение стало для Алены полной неожиданностью. Учитывая все предыдущие обстоятельства, она думала, что такое если и произойдет, то не при Луизе Арнольдовне точно. Вот только сегодня для нее был день настоящих открытий, одно из которых - информация о ее повышении. Она узнала, кто тот человек, что стоял за ним. Антон. Он все еще не отступился от женщины, но сменил тактику. Перестал действовать прямолинейно, при этом выполняя все свои обещания без прямого афиширования, что выглядело бы как хвастовство.
        Вчерашний его поступок не прибавил ему очков в глазах Алены. Вот только он точно не виноват в поступке ее любимого. Все еще любимого, несмотря на содеянное. Обида и злость на мужа, и внимание со стороны, что уж греха таить, весьма привлекательного мужчины, что пользуется как уважением, так и властью здесь, привело Алену к решению отплатить Олегу той же монетой. Он любит пари? Готов рисковать? Вот пусть тогда и рискует! Докажет, что все еще любит ее и готов пойти на все!
        ***
        Я смотрел на любимую, что решительно сжимала кулаки и закусывала губы, и опасался продолжения ее ответа.
        - Ты любишь пари. Это я хорошо вчера поняла. Помолчи! Не перебивай! - подняла она предостерегающе ладонь, заметив мою попытку возразить. - И раз ты это так любишь, то вот тебе новое пари. На наши отношения, как и в прошлый раз. Я даю тебе две недели, чтобы получить возможность посетить Землю. Я соскучилась по маме с папой и хотела бы вернуться к ним. Как раз через две недели Антона повышают и переводят на орбиту Земли, откуда добраться до самой планеты - раз плюнуть. Успеешь, тогда наши отношения вернутся к тому, что было, и наша семья сохранится. Нет - больше ничего общего у нас с тобой не будет.
        - А Женя? - невольно вырвалось у меня. Уж чего я не ожидал, так это подобного ультиматума от обычно тихой и спокойной супруги.
        - Он… - тут он судорожно сглотнула. - Он уже взрослый. Он поймет. Я все сказала. А теперь, пока не станешь чемпионом, даже не пытайся подходить ко мне.
        Развернувшись, она скрылась в бывшей комнате нашего сына, оставив меня в полной растерянности. Возможно ли в принципе выполнить условие Алены, я не знал. Срок очень маленький и нужный рейтинг для прохода в чемпионскую лигу я могу просто не успеть набрать. Единственный, кто мог ответить на этот вопрос из моих знакомых - Вадим.
        Связался я со своим механиком через чат. Время было уже позднее, но в станционном чате он еще находился, хоть отозвался и не сразу.
        - Ну что у тебя случилось? - возникло на экране его недовольное лицо. Не знаю почему, но Вадим выбрал видео формат при ответе на мой запрос и сейчас я мог любоваться его голым торсом с татуировкой Земли на правой груди.
        - Ты не знаешь, как можно за две недели выиграть космогонки? - без предисловия спросил я мужчину.
        - О как, - тот аж растерялся от моего вопроса и почесал лысую макушку. - А зачем тебе?
        - Надо, - и видя, что тот не торопится отвечать, добавил. - Чтобы помириться с Аленой.
        - А более безопасного способа нет?
        - Ты лучше скажи, это в принципе возможно или нет?
        - В мире нет ничего невозможно, как мне иногда кажется, - пробурчал механик. - Но я знаю только один способ: трамплин.
        - Что это такое? - не понял я.
        - Трамплин, - пожал тот плечами. - Короткий турнир из трех гонок, что приведет тебя прямо в чемпионский заезд.
        - И почему им не пользуются? - спросил я, чувствуя подвох.
        - Кто сказал, что не пользуются? - удивился Вадим. - Еще как пользуются! Единицы. Но если посмотреть на общее количество гонщиков - то да, им почти не пользуются, - согласился он с моим предположением. - А причина банальна - тех, кто идет этим путем, в конце ждет «Людоед».
        - Можно подумать, он других там не ждет, что обычным способом через набор рейтинга туда попадают.
        - Ждет, но не так, как «трамплинщиков». Других он просто убивает, а может и не убить. Здесь раз на раз не приходится. А вот таких «прыгунков» он убивает в обязательном порядке, причем очень мучительно. Собственно, именно о них и говорят, рассказывая, как «Людоед» то над одним издевался, то над другим. Помнишь «ласточку»? Вот он тоже из трамплинщиков был.
        - Невеселая перспектива, - сказал я задумчиво.
        - Вот и я о том же, - кивнул Вадим. - Так, может, откажешься от такой спешки? Неужели другого способа примирения нет?
        - Боюсь, что нет, - вздохнул я. - Ладно, спасибо. Давай тогда завтра уже подробнее расскажешь мне про этот «трамплин». Как я понимаю, три гонки за две недели вполне реально успеть пройти?
        - Да, даже раньше успеешь, - кивнул механик. - Хорошо, давай до завтра. Но с Аленой поговори. Трамплин - верная смерть, от «людоеда» еще никто не уходил.
        Хотел бы я в этот раз последовать его совету, но любимая заперлась и четко дала понять, что других условий не приемлет.
        Когда я уже собирался отходить ко сну, на почту пришло сообщение - система пиликнула, привлекая мое внимание. Открыв его, я с удивлением увидел видео-вкладку с обратным адресом, ведущим на Луну.
        Здравствуйте, - появилось на экране изображение по виду девочки подростка, только недавно окончившей среднюю школу. - Меня зовут Наташа, - робко начала она. Мое сердце учащенно забилось. Девочка неуловимо походила на Ингу, и, как я понял, именно ей я помог буквально вчера. - Я хотела сказать вам спасибо, - было видно, что девочка едва сдерживает слезы, говоря с долгими паузами и короткими предложениями. - За то, что помогли нам. Я не знаю, почему вы это сделали. Но все равно - спасибо. Не знаю еще как отблагодарить вас… Если вы будете когда-нибудь на Луне, то знайте - мы с сестрой всегда будем рады видеть вас. Наш адрес я приложила к письму. Удачи вам. До свидания.
        Запись закончилась, а я только сейчас почувствовал, что и сам не сдержался от слез. Воспоминания о девушке накатили тяжелым комком. Но в то же время меня переполняла гордость и радость от того, что смог помочь хоть кому-то. Сзади послышался шорох, и, обернувшись, я увидел, как Алена быстро закрыла дверь. Не знаю, что именно она видела и как долго наблюдала за мной, но менять свое решение пока не собиралась. Ну и пусть. Главное - его в принципе можно выполнить! А отступать я не собираюсь, чем бы меня ни пугали.
        Почта снова пиликнула, но на сей раз по-другому - оповещающий сигнал был как у срочных новостей, касающихся безопасности жизнедеятельности. И точно такой же раздался из комнаты Алены.
        Посмотрев на отправителя, я увидел знак министерства обороны мирового правительства. Сообщение после такого я вскрывал со страхом. Что же могло произойти, что военные забили тревогу? А у меня ведь сын туда учиться пошел!
        Внимание всем жителям Мирового Содружества Свободных государств!
        Сегодня пираты под предводительством Алана Куортера уничтожили военную базу номер 26-38, что была расположена наиболее близко к их предполагаемому месту базирования. Также пират сделал заявление, в котором объявил свою банду новым государством и потребовал признать это нашим правительством. В противном случае бандформирования под его руководством начнут крупномасштабный террор населения, находящегося на космических станциях астероидного пояса. Напоминаем, что сотрудничество с пиратами незаконно и влечет за собой наказание, вплоть до смертной казни. За выявление пособников Алана Куортера назначается награда в размере от пяти и до ста миллионов условных единиц в зависимости от ранга преступника занимаемого в этом бандформировании.
        Сообщение закончилось, а я пытался понять - насколько близко находилась озвученная база к нашей станции? После того, как я быстро ввел запрос, по моей спине пробежал холодок. Получалось, что до возможной базы пиратов всего неделя полета! Совсем рядом по космическим меркам. Но страх у меня в этот момент был не за себя. Училище Жени располагалось всего в двадцати часах лета от уничтоженной военной базы, и было в зоне огромного риска!

        Глава 14. Тир

        Первым моим порывом было написать Жене. И я бы так и сделал, но вот адреса-то у меня его не было. Единственный адрес - его училище. А когда я послал письмо туда с указанием адресата, то мне пришел ответ, что в данный момент такого курсанта на базе нет. Мол, улетел проходить практику, куда - секретная информация. Ну, для меня секретная, понятное дело.
        Беспокойство от этого естественно не унялось. Даже наоборот! Вот только что я еще мог сделать, на ум не приходило. После того, как я проворочался еще час, наконец, пришел сон и я смог хоть ненадолго отвлечься от дурных мыслей.
        Утром все новости были забиты вчерашним сообщением. Пираты одним заявлением не ограничились, серьезно активизировавшись, и в войсках впервые повысили уровень угрозы с соответствующим приказом. Об этом бодро рассказывала репортер, стараясь успокоить граждан содружества. Не знаю только, каких именно. На космических станциях ничего не поменялось. Только те, кто имел свои транспортники резко стали подыскивать возможность перебраться поближе к околоземным трассам наподобие Земля-Марс или Земля-Венера.
        Я тоже не терял времени, подав заявку на первую трассу в турнире «Трамплин». Называлась она «Тир» и полностью своему названию соответствовала. Задача гонщика здесь состояла в том, чтобы по пути к финишу расстрелять несколько мишеней, набрав в сумме не меньше ста очков. Тогда прохождение засчитывается, при этом если очков будет больше, то все они переходят в награды. Какие именно, решает спонсор гонки. Может как денег подсыпать, так и очки апгрейда выбрать. Или что-нибудь еще, более экстравагантное.
        - Слышал последние новости? - вопросом встретил меня Вадим. - Конечно, слышал! Такое только глухой пропустить мог, - ответил он за меня.
        - Да. Вот за сына переживаю.
        - Говорят, он в военное училище у тебя поступил?
        - А ты откуда знаешь? - удивился я.
        - Твой Женя даже за такое короткое время успел о себе заявить не меньше тебя самого. На станции, конечно, видимо, это у вас семейное. Я пару раз играл с ним в «хиттаргет». Ты ему в подметки не годишься, у парня - талант!
        - Не знал, - обескураженно ответил я.
        Действительно. А что я на самом деле знаю о своем сыне? Что-то в последнее время мне кажется, что совсем ничего.
        - Так это училище хоть и близко к пиратской территории, но атаке не подверглось, а сегодня вообще я его видел в списке эвакуируемых объектов.
        - Он уже не там, - мрачно ответил я. - Этот марафонец уже все экзамены за первый год сдал и стажером улетел куда-то практику проходить.
        - Силе-е-ен, - уважительно протянул механик. - Ну, тогда желаю ему удачи. А ты, чтобы о парне не переживать, лучше расскажи, что там у вас с Аленой случилось, что ты в самоубийственные гонки ввязываешься?
        Немного помолчав, я начал рассказ.
        - Пари она мне устроила. На наши отношения.
        Тут мне пришлось прерваться, так как Вадим залился звонким хохотом и даже согнулся пополам в животе.
        - Ха, - через долгую минуту начал он пытаться перестать смеяться. - Ха-ха, о-ох. Ну, блин. Ох, - потер он свой живот. - Ну, насмешил. Да вы друг друга стоите, ребята. Не зря говорят: муж и жена - одна сатана. Ох, - тут он посмотрел на мое недовольное лицо и снова засмеялся. - Ха-ха-ха. Ой. Ладно, извини. Но это ж надо! Пари! На отношения! Я думал, она поумнее тебя будет.
        - Хорош уже скалиться, - не выдержал я. - Ну пари, и что? Я, между прочим, пытался воспользоваться твоим советом и во всем покаяться, так она даже слушать не стала! Поставила ультиматум и все!
        - Раньше нужно было каяться, - серьезно уже без смеха ответил мужик. - А сейчас наверняка она просто в отместку тебе также сделала. Что там за ультиматум-то?
        - За две недели стать чемпионом, - угрюмо сказал я.
        - Ясно. Вот у меня с моей Ларой так никогда не было! Всегда друг дружке все рассказывали! Эх, как она там без меня? - вдруг загрустил он. - А ведь через месяц Илье уже одиннадцать будет.
        Тут он провел пальцем по экрану коммуникатора на запястье, активируя просмотр фото. Я не разглядел подробно, но, похоже, Вадим смотрел свое семейное фото. Где он еще был вместе со своими, а не как сейчас.
        - Хочешь, помогу транспортник купить? - неожиданно, в том числе для себя, спросил я. - А что? - увидев его удивление, я продолжил. - Свой долг я закрыл. Даже сестрам Инги помочь смог, а больше-то мне деньги от турниров девать и некуда. Мне теперь сам факт выигрыша нужен.
        - Это ты зря, деньги никогда лишними не будут, - сдвинул брови Вадим, погасив экран и активировав компьютер верстака. - Лучше давай решим, как твой болид менять будем, - ушел он от разговора о своем отъезде. Но я себе зарубку в памяти - помочь механику с кораблем - сделал.
        - А что там нужно-то из обязательного? - пожал я плечами. - От того и пойдем.
        - Это-то понятно, - протянул Вадим, листая данные о моем космолете. - Вопрос в том, что убирать придется. Здесь ведь снова только десять очков апгрейда допускается. Так. Из обязательного: оружие всех видов. Все. А у нас е-е-есть, - протянул он, - только ЭМ-импульс с шариками. Нужно ракеты навешивать, причем как управляемые, так и обычные.
        - У меня пять очков апгрейда, - напомнил я. - И четырнадцать уже установлено.
        - Да знаю я, - отмахнулся Вадим. - Вот шесть из них и придется убрать. Что выбираешь?
        Я вздохнул.
        - Все хочется оставить. Но, думаю, кабина лишняя будет.
        - В принципе, правильно думаешь. Но кабина - это минус одно очко. Ну пусть два, ты все же ее бронировал. А еще?
        - Слушай, ты же здесь механик от бога, вот и скажи, что убрать нужно! - не выдержал я его тона. А то будто мальчишку инспектирует!
        - Я-то могу так сделать, но летать на ней тебе. И я не хочу, чтобы причиной твоей смерти стал мой выбор, а не твой собственный.
        Эка он с себя ответственность снимает!
        - Значит так. Считай, что твой выбор сейчас - это мой выбор. Или ты себе не доверяешь?
        - Доверяю, не доверяю… Какая разница? Ну, хорошо, тогда делаем так: оставляем из апгрейдов маневровые движки, джойстик, радар на максималке и добавляем ракеты. Все остальное - в топку!
        - Эй-эй! - возмутился я. - А «рестарт»?
        - Ты же хотел мой выбор? Вот и получай!
        - Да какой же это выбор, если меня чихом убить можно, а я даже ничего сделать не смогу?
        - Ты условия гонки внимательно изучал? - посмотрел он на меня, заставив вспомнить все, что было в заявке.
        - Вроде да, - ответил я неуверенно, так как действительно просмотрел договор по диагонали.
        - «Вроде да», - передразнил он меня, - а если бы было без «вроде», то понимал, что это - максимально удобная для гонки конфигурация. И будь уверен - у других гонщиков будет точно такая же.
        - И почему же? - стало мне любопытно.
        - Потому, что в заезде вас будет всего трое. Стартуете и идете параллельно по трем «дорожкам» с расстоянием между собой в двести метров. Визуально, сам должен помнить, без подсветки ты гонщика не увидишь - только на радаре. Да и не та у тебя задача, чтобы конкретно за конкурентами охотится. Хотя конечно устроители и здесь внесли этот элемент, назначив за смерть соперника уже не очки смерти, а пятьдесят гоночных. Убил обоих соперников и стопроцентно прошел гонку. Но обычно в «Тире» убийства редки и случайны. А тот же ЭМ-импульс, от которого ты «рестарт» просишь, бьет только на сто-сто пятьдесят метров, так что тебя он точно не достанет. Защита в ту же копилку - вам главное точность в заезде, а не броня. Поэтому-то и радар такой нужен. Все остальное - лишнее! - рубанул он рукой.
        - Все-все. Понял, спасибо. Так чего мы ждем тогда?
        - Когда твоя тупость уйдет, и мозг на место вернется, - пробурчал Вадим. - Ты же инженер? Лучше помоги тогда тип ракет выбрать. Они постоянно модернизируются, не успеваешь толком одну изучить, как ей на смену уже новая приходит.
        Ну, это мне знакомо. Сам такой работой тоже занимался: придет техзадание на повышение дальности управления на пару процентов, и сидишь, ломаешь голову, как этого добиться? А вот здесь их, значит, и испытывают перед тем, как в войска передать…
        До вечера мы возились с моим болидом, и то все сделать не успели. Уж больно много там работы. К монтажу новых апгрейдов мы сегодня даже не приступали, только демонтировали старое. Хорошо, что гонка через три дня. Еще пара дней впереди есть.
        А вот когда я вошел с Вадимом в бар, то там нас ждала новость дня. Бит-дарник выпустил новый трек! И на этот раз не анонимно.
        ***
        - Слышали? Бит-дарник новый трек выпустил! - услышала Алена щебетание девчонок - аграриев. - Но главное, теперь он раскрыл свое имя! - восхищенно рассказывала Катя, что являлась главной сплетницей их сектора. - Девчонки, вы ни за что не поверите, кто он! - и недолго подержав паузу, Катя выдохнула имя. - Антон!
        Мда… Вот кто бы мог подумать, что начальник службы охраны на досуге пишет музыку? По его виду такого уж точно не скажешь. Алена мысленно поморщилась. Вот надо же ей было рассказать ему о своем ультиматуме Олегу. Разом все пути назад сожгла. А ведь хоть она и зла на мужа, но сейчас понимает, что тогда ею двигали эмоции, хотела проучить. Проучила, называется. Вот как он сможет выполнить ее ультиматум за такой срок? Она тут поспрашивала у других женщин, реально ли это? И все как один ответили - нет!
        И судя по наглому и уверенному лицу мужчины, что по-хозяйски посматривал на нее во время встреч, это действительно так. Но что-то его все же удерживало от дальнейших решительных действий. Не лапал, не заигрывал. Ничего. Неужели Олега боится? Чушь. Тогда в чем дело? Действительно настолько благороден, что держит слово? Вспоминая первые дни его приставаний, женщине верилось в это с трудом. Главное, чтобы он Олеже не помешал! Но уж об этом она позаботилась: сразу предупредила, что если тот вмешается в их пари, то ему она точно не достанется.
        Но мысли об Антоне - это так… отвлечься от главного переживания: как там Женя? Никаких вестей из его училища получить не удалось. Да что там! Она с утра к тому же Городину побежала, думала, тот сумеет с его возможностями что-то узнать. Нет, глухо. Тот так и сказал, причем никаких условий не ставя.
        Алена снова постаралась вернуться к работе. Сейчас ее задачей было создать статистику по урожаю овощей: количеству мутировавших с одной стороны и наиболее пригодных для дальнейшего севооборота с другой. Что поделать, замкнутый цикл сказывается и без мутаций ни один урожай не обходится.
        Женщина вздохнула. Как там все же ее мальчики?
        ***
        Два дня пролетели незаметно. Алена все еще со мной не общалась. Только спросила насчет Жени и, узнав, что у меня тоже нет о нем вестей, больше не подходила. Ну а мы с Вадимом закончили готовить мой космолет к гонке и вот, сидя на старте, я, как уже повелось, любовался данными о своем корабле.
        Ник: Кровавый лихач
        Тип корабля - реактивный
        Двигатель:
        - маршевый - реактивный на ЖТ (2 шт.)
        Может развивать ускорение:
        - 1 g (15 сек)
        - 1,5 g (9 сек)
        - 2 g (5 сек)
        - маневровый - реактивный на ЖТ (8 шт.)
        Максимальный объем использования бака для маневров - 1/18
        Бак: объем - 1,5 м 3; из них
        - водород - 1 м 3
        - кислород - 0,5 м 3
        Место гонщика:
        - стартовое кресло
        Радар:
        - различает основные точки поворота
        - выводит на экран корабли противника
        - различает типы кораблей и их оснащенность
        - выводит на экран случайные (или неслучайные, такие как ловушки) объекты
        Оружие:
        - ЭМ-импульс
        - Свинцовые шарики
        - Неуправляемые ракеты
        - Управляемые ракеты (радиус управления - 1 км)
        С этими ракетами я намучался. Все никак не мог определить: что лучше повлияет на точность попадания ими - большая начальная скорость или больший радиус управления? Все остальное я посчитал вторичным. В итоге решил, что с учетом того, что первое место здесь будет определяться по количеству набранных очков, а не по скорости прохождения трассы, то радиус важнее для управляемых, а вот неуправляемые взял самые скоростные из тех, что имелись.
        До старта осталась 1 секунда
        Через мгновение меня вдавило в кресло - гонка началась!
        Стоило только ускорению закончиться, и снова наступила невесомость, как радар расцвел россыпью точек с обозначением препятствий и мишеней. А я-то еще гадал, почему их не видно? Организаторы тоже не дураки, вот и сделали трассы максимально неожиданными для участников. Прямо по курсу меня ждало три робота-пулеметчика. Прямоугольники с встроенной пушкой Гаусса, чьей задачей было выпустить в определенный отрезок времени весь свой боезапас. Отключались простым ЭМ-импульсом, вот только попробуй, попади в них, если они видны только на радаре, да и размер имеют полметра на метр! На экране тем временем комп подсчитал и вывел траекторию прицеливания с учетом упреждения, но пока она горела красным. Наведя с помощью маневровых движков корабль на первую цель, и увидев изменение подсветки на желтую, я стал ждать. Как только она позеленеет - значит пора, расстояние уже позволит достать ловушку из ЭМ-импульса.
        Вот сейчас! Огонь!
        Обезврежена туррель-2
        Плюс 10 очков
        Ого! Так, значит, ловушки тоже за мишени считаются? Но времени терять нельзя и быстро выведя из строя оставшуюся пару туррелей и получив еще двадцать очков, я мысленно похвалил себя. Не зря систему наведения с Вадимом дорабатывали. Хоть и не к этой гонке готовились, но плюсов от нее при работающем радаре - полно. Вот как сейчас.
        Но расслабляться не стоило. Следующая мишень оказалась очень коварной и возникла на радаре всего за сотню метров до нее. Чтобы сразу сработать, когда я пересек границу в семьдесят метров от нее! Шар, набитый «вспышками» взорвался и все его содержимое разлетелось сплошным облаком вокруг. А потом разом активировалось, ослепив меня почти полностью! Светофильтр в скафандре просто не успел сработать достаточно оперативно, тем более что до этого умная электроника работала в «противоположную» сторону. Блин, и что делать-то? Я ничего не вижу, а счет идет на секунды! Глаза слезились и очень хотелось их протереть, но вот возможности не было. Мозг стал лихорадочно искать выход из положения… и нашел его.
        - Активировать голосовое целеуказание.
        Вот уж на что многие не обращают внимания и забывают совсем. А тем временем на всех военных космолетах такая функция есть в обязательном порядке! И с ней я тоже как-то сталкивался по работе. Другое дело, что здесь я совсем не былуверен в ее наличии, но космос - есть космос и двойная и даже тройная страховка не обошла и болиды гонщиков. Мне повезло, что я сам в это не влез и не убрал, как «лишнюю» деталь.
        - Активировано голосовое целеуказание, - проскрежетал металлический женский голос. - Вперед триста, вправо пять, ниже семь.
        Ага, триста - это метров, остальное - градусы.
        - Активировать автопилот. Совместить с голосовыми командами, - еще одна команда и сразу же за ней следующая, - выполнить разворот по целеуказанию и взять объект на прицел. Тип объекта?
        - Бомба с направленным действием. Сектор поражения - пятнадцать градусов, радиус поражения - пятьсот метров…
        - Огонь неуправляемой ракетой! - не стал я дослушивать все ТТХ цели, а то бы уже в сектор обстрела попал.
        - Цель уничтожена.
        А вот информации по количеству заработанных очков нет. Ну да, на это-то я программу не делал.
        - Поиск враждебных объектов. По готовности брать на прицел ближайший из них. Краткие характеристики объекта озвучивать сразу по обнаружению. Вместе с дальностью до объекта. Дальность - приоритет, - в последнюю секунду спохватился я. А то сначала расскажет все ТТХ, а потом - до объекта три метра. И все - прощай Олег, мы будем тебя помнить.
        - Вперед двести, влево 10, система магнитов с дистанционным управлением..
        - ЭМ-импульсом по готовности! - не стал я ждать окончания отчета.
        - Принято, - две томительных секунды.. - Цель деактивирована. Вперед пятьсот, вверх тринадцать, астероид.
        Астероид не прямо по курсу? А на нем никаких ловушек нет?
        - Определить наличие посторонних предметов, расположенных на астероиде.
        - Посторонние предметы отсутствуют.
        Что с ним не так?
        И тут я ощутил гравитацию. Почти то же самое, как в одной из гонок - да они магнит естественного происхождения сюда приволокли!
        - Автопилоту вниз! Максимальное удаление от астероида!
        В панике я не знал, как правильно сформулировать команду, но слава богу системы искусственного интеллекта не вчера появились и пусть полноценного ИИ так и не создано, но вот почти все современные программы так или иначе можно назвать условно «умными».
        Я ожидал резкого рывка, но ничего подобного не было. Внутри на мгновение поселилась пустота. В чем дело?
        - Расстояние до астероида, - не выдержал я.
        - Вверх сорок, - отозвался голос программы.
        Сорок? Вверх? Что это значит?
        - Повторить последнюю команду.
        - Назад шестьдесят, вверх семьдесят семь, - послушно отозвалась та.
        Это что, я только что пролетел «под» препятствием? И несмотря на включенные на максимум движки только и смог, что компенсировать притяжение магнитного куска породы?
        - Что с препятствиями впереди? - устало спросил. Потом буду пытаться осознать случившееся, главное, чтобы оно у меня было.
        - Отсутствуют.
        Я сначала не поверил своим ушам. Что значит «отсутствуют»? А как же трасса? Закончилась? А финальное кольцо где?
        Глаза все еще не пришли в норму, тем более взрыв бомбы повторно прошелся по ним, так что разобраться, в чем дело я все еще не мог. Прошел я? Или нет?
        Потянулись долгие секунды бездействия. Никаких фанфар, если бы я победил, никаких либо других звуков. Вообще ничего. Даже света нет, будто я уже умер. Сердце сдавило страхом. Неужели не прошел? Нужно было разрушить астероид, а я его просто пролетел! Ведь гонка так и называется - тир! Почему я не отдал приказ атаковать его? Ведь у меня еще полно ракет оставалось? Вот что значит лишиться приоритетного органа чувств. Сразу же начинаешь совершать ошибки на ровном месте. И что теперь? Смерть?
        Наконец я смог проморгаться достаточно, чтобы разглядеть небольшую точку-огонек. Пламя из двигателя челнока, что забирает нас после гонки. Внутри все похолодело - он летел не ко мне! Все. Все планы, мечты, желания… Всего этого уже не вернуть. Так и погибну здесь, один, без еды, воды. Да не доживу я до их надобности! От недостатка воздуха задохнусь раньше!
        Но сдаваться я не намерен! Я долечу до челнока и сделаю максимум, чтобы меня забрали!
        Тут взгляд упал на монитор, а зрение прояснилось достаточно, чтобы я смог наконец прочитать все результаты гонки.
        Обезврежена сторожевая бомба
        Плюс 30 очков
        Итого - 60
        Обезврежены электромагниты
        Плюс 30 очков
        Итого - 90
        Проход в радиусе смертельного притяжения астероида
        Цель не поражена
        Плюс 10 очков
        Итого - 100
        Заезд завершен
        - Я прошел, - прошептал я, не веря своему счастью. Из горла вырвался нервный смешок. - Я прошел, - уже громче повторил я. Неужели еще жив? Еще побарахтаюсь? - Я прошел!!! - крикнул я уже во все горло, выплескивая все переживания и ужас последней минуты.
        ***
        После гонки сразу перед выходом из ангара меня ждал Вадим. Хотел бы я увидеть на его месте Алену, но увы. Та болеть за меня не стала.
        - Ну и здоров же ты орать! - похлопал он меня, обняв, по спине. - У нас тут чуть динамики, что звук из твоего болида передавали, не лопнули. Пошли, отметим начало твоего взлета к вершине.
        С этим я был полностью согласен. Хотелось напиться, причем так, чтобы забыть кошмар молчаливого космоса, что ждал меня в конце этого заезда.
        - Вадим, - пока мы ждали выпивку, начал я. - Знаешь что... Пока у тебя есть возможность встретиться с семьей - встреться обязательно!
        - Эк как тебя пробрало-то там, - крякнул мужик.
        - Я серьезно. Не отказывайся от моей помощи. Если я умру, то мне эти деньги точно не нужны будут. Моей семье, подозреваю, тоже. Так хоть тебе помогут.
        - Ты себя раньше времени-то не хорони, - остудил он меня. Пожевав немного губами, механик продолжил. - Я приму твою помощь, но только с одним условием…
        Увидев его ожидание, я решил сначала уточнить, что он хочет.
        - Нет, сначала согласись! - настаивал Вадим.
        - Ты меня ругал за авантюры, а сейчас сам же на нее и подбиваешь? - усмехнулся я в ответ.
        - О, оклемался значит почти, как вижу, - удовлетворенно кивнул он.
        - Так это проверка была?
        - Нет. Просто теперь я уверен, что мы уже действительно сможем сделать то, что я хочу тебе предложить.
        - И что же? - заинтересовал он меня. Действительно, чувство страха меня почти отпустило, особенно когда сделал первый глоток эля.
        - Из-за всей этой паники один местный пилот среднемагистральщика свой корабль продает. У него семейный бизнес и с ним он хотел расшириться, чтобы работать не только на внутренних, но и на внешних маршрутах. А теперь вот решил не рисковать и продать судно, а сам уже простым пассажиром домой двинет. И нужно этот корабль нам прикупить! В одиночку с ним сложно управляться, да и дорогой он для обычных рудокопов, но вот вместе… - тут он придвинулся ко мне вплотную, - вместе мы с ним точно справимся! И ты сам говорил, что на Земле тебя ничего не держит. Выиграешь гонку, возьмешь Алену в охапку - и айда поближе к Земле! А там и моя родня поможет нам - сведет с заказчиками. Ну а если вдруг не решишься идти до конца, то тем более - будет запасной вариант на будущее!
        Заманчиво. И космогонщиком я точно не хочу быть всю жизнь. Так что мой ответ был твердым.
        - По рукам! Но без Алены, я не поеду!
        - Да без проблем, - даже замахал Вадим руками, уверяя, что все понимает. - Только корабль нужно купить в ближайшие дни, пока не ушел. Продавец требует за него 450 миллионов. У меня только шестьдесят. У тебя остаток есть?
        Я вспомнил свой последний выигрыш. «Всего» пятьдесят миллионов, и отрицательно покачал головой.
        - Значит, нужно добыть! И я знаю «как».
        Вадим стукнул кружкой по столу, а у меня вновь защемило сердце. Почему мне уже заранее не нравится его идея?

        Глава 15. Ставка

        Предложение механика было простым и незамысловатым.
        - Ставка, - произнес он, когда я ждал его ответа на вопрос «как добыть деньги на корабль». - В гонках есть тотализатор, как и в любой азартной игре. И ставить гонщикам не запрещено. Единственное ограничение для участников, как и в любом состязательном соревновании, можно ставить только на себя. Но ты ведь и не собираешься проигрывать? - подмигнул он мне.
        Тут же вспомнился ужас от тишины и темноты космоса, от чего меня аж передернуло.
        - Нет, конечно.
        - Ну вот. Поставим все на твою победу, посмотрим коэффициент. Если после выигрыша денег еще не хватит, то можно будет дать аванс, чтобы на сторону кораблик не ушел. Ну а со второй победы призовых денег стопроцентно хватит.
        - Ты так уверен, что я не проиграю, что готов поставить все свои сбережения? - не поверил я. - А если, как и в прошлые разы, все твои шансы улетучатся? Мне-то уже все равно будет. Мертвецам, как правило, не до проблем живых, но вот ты…
        Я не понимал Вадима. Несколько раз быть максимально близко к цели, которую буквально рукой достать, и вместо гарантированной «синицы» постоянно ставить на «журавля»? У него ведь уже хватает на простейшее такси. Да и не дошедший кораблик тоже был не из дешевых. То есть он уже тогда мог прикупить более доступный, хоть и с меньшими возможностями, транспортник и улететь к семье. Что не так?
        - Я сейчас механиком зарабатываю больше, чем любой таксист в космосе, - хмуро ответил помощник. На несколько секунд он ушел в себя, явно вспоминая предыдущие разы и напомненные мной неудачи. - Человек всегда стремится к лучшему. Я и от семьи ушел из-за заработка, забыл? Смысл мне возвращаться, если я буду получать меньше? И все мои риски - именно от желания поскорее оказаться с семьей, но не быть для них обузой. Чтобы сыновья могли гордиться мной. Так что хорош в душу лезть. Ты согласен или как? - раздраженно закончил он.
        - Согласен, - успокоил я мужика. - Но вторая гонка турнира называется «Дуэль», что как бы намекает, что в этот раз убивать меня будут целенаправленно. И как я успел убедиться на собственной шкуре - люди это делают лучше любых ловушек.
        - Так и ты тем же самым займешься, - хмыкнул повеселевший после моего согласия Вадим. - Не дрейфь, тут как раз все будет от твоего мастерства вождения зависеть. Оружие-то там не допускается.
        - Не понял, - искренне удивился я. - Как это? На дуэли и без оружия?
        - Так это ж гонка, а не соревнование по стрельбе, - как неразумному пояснил мне Вадим. - Поэтому когда вдруг организаторы начинают перебарщивать и отходить от основной темы - мастерства пилотирования гонщиков - то зрители им сразу напоминают об этом. Короче, давай сегодня расслабимся, а уже завтра на трезвую голову я тебе все расскажу. Заодно и корабль подготовим.
        Просидели мы с механиком еще часа три. Посмотрели на гонки других участников, в основном из спортивной лиги. Только теперь привычный показ заездов периодически сменялся новостями о действиях новообразованного государства. Точнее их агрессивной политике. Фристайт - так назвали пираты свое детище, что и не удивительно. Их главный был бывшим американским олигархом, из первой десятки богатейших людей планеты, пока не ударился в сопротивление Мировому правительству. Некоторые близлежащие космические станции и перерабатывающие автоматические заводы они просто захватывали. А некоторые сами шли к ним под руку.
        - Слишком долго ситуация с населением на станциях была в подвешенном состоянии, - комментировал все происходящее Вадим, медленно попивая эль. - Людям обещали пусть не рай, но работу, что позволит им вернуться домой, на Землю, миллионерами и жить там припеваючи. Итог - низкая гравитация и работа в невесомости в течение нескольких лет изменила наши кости настолько, что возврат на планету равен смерти. И все понимают, что правительство все знало, но сознательно ничего не говорило об этом. Потом, после первых бунтов рудокопов, они конечно оправдывались, что ничего не скрывали и на станциях есть возможность поддерживать себя в надлежащем тонусе. И ведь и то, и другое - правда. Но никто и не говорил о возможных последствиях! - мужик с силой и грохотом поставил кружку на стол, отчего ее содержимое чуть не вылилось наружу. - Мой отец многое рассказал мне об этом. Я сам до недавнего времени поддерживал свой организм только работой на внешнем кольце станции, - тут меня слегка уколола совесть. Это ведь я стал причиной отмены этих работ. - А что делать другим? Космогонки - лишь способ сбросить пар, но котел
от этого не перестал кипеть. Вот и выкипел до дна. Дальше только хуже будет, - предрек Вадим, и устало медленно поднялся, опираясь на край стола, после чего не попрощавшись, двинулся на выход.
        Посмотрев ему вслед, я тоже отправился спать. Но возле самого кубрика меня ждал сюрприз. Из моего нового дома вышла рыжеволосая женщина с уверенным цепким взглядом и довольно внушительной грудью. Если бы не ее хищное выражение лица, я бы назвал ее роковой красоткой, но вот этот взгляд был довольно отталкивающим. Кто она и что забыла у меня дома?
        - О! Наш герой вернулся, а я тебя уже заждалась, - улыбнулась незнакомка и, эффектно покачивая бедрами, направилась ко мне.
        - Вы кто? - только и смог я спросить, ошарашенный таким поведением, да и ситуацией вообще.
        - Ну как же. Забыл уже, как просил моей помощи, чтобы твою Алену оставили в покое, и та могла работать, не опасаясь за свою жизнь?
        - Степаша? - выдавил я, вспомнив момент, когда судорожно искал возможность помочь своей супруге и только главная «по унитазам» согласилась помочь.
        Лицо женщины потемнело.
        - Не называй меня так. Никогда, - я сглотнул и вспомнил, как в чате описывали мстительный нрав рыжеволосой красотки. Вот только фото почему-то я нигде тогда не видел, но будем честны - я и не искал его. - Зови меня Люба, - улыбнулась она. - Или Любовь, - тут она подошла вплотную и приобняла меня, начав шептать прямо в ухо. Я почувствовал, как ее пышная грудь упирается мне в плечо, а рука скользит по спине. Организм сразу же отреагировал, как ему и положено, тем более что с Аленой у меня уже несколько дней не было близости. - Знаешь, я тут услышала, что ты освободился. Я вот тоже свободна. Понимаешь? - ее жаркий шепот еще больше вогнал меня в жар. Затуманенное алкоголем сознание требовало схватить женщину, что сама хочет секса, и дать ей желаемое.
        Только огромным усилием воли я собрал себя в кучку, напомнив себе, что у меня есть Алена, и она мне не простит измены. И тогда все те гонки, что я провел и в каких еще собирался поучаствовать, окажутся напрасными.
        - Я женат. И вопрос развода пока не стоит, - выдавил я из себя, постаравшись убрать руку Степаши со своей спины.
        - Но стоит кое-что другое, - не дала мне отстраниться рыжеволоска, еще сильнее прижавшись. Ее рука скользнула со спины ко мне на попу, а вторая ухватилась за самое сокровенное для мужика.
        Я чуть не поддался на провокацию, но тут мне показалось, что из кубрика выглядывает моя римлянка, и я уже более решительно скинул руки женщины.
        - Нет. Изменять Алене я не собираюсь. Не знаю, с чего вы взяли, что я вдруг стал свободен, но вам соврали. До свидания.
        И пока меня прямо тут не изнасиловали, поспешил пройти в кубрик, закрыв за собой дверь.
        - Это мы еще посмотрим, - донеслось мне вслед.
        - Уф-ф, - медленно сполз я по стенке.
        Оглянувшись, Алены я не увидел, но дверь в бывшую комнату Жени была закрыта, и что-то мне подсказывало, что она была там. Интересно, это она рассказала Степаше о пари? Но зачем? Постучавшись к ней в дверь, я услышал только пожелание спокойной ночи и напоминание о ее ультиматуме. Да что с ней такое-то, а?
        ***
        Последняя гонка Олега стала для Алены настоящим испытанием ее нервов. Смотреть, как ослепленный муж борется за собственную жизнь, было тяжело. А ведь все из-за нее! Пока смотрела за гонкой, послушала разговоры местных завсегдатаев, и выходило, что в такую безумную авантюру своего мужа втравила именно она. Если бы не ее пари, то Олег мог участвовать в более безопасных, если можно их так назвать, заездах. Шанс точно был бы выше. Да и как уже она знала, муж полностью погасил их долг. Пусть и не сказал ей лично, из-за их ссоры, но вот банк постарался за него и поздравил женщину с таким знаменательным событием. Так что и гонять-то теперь ему не обязательно было. Но нет, обиделась она, видишь ли! И почему так постоянно происходит? И ведь не только у нее, многие ее подруги тоже ей рассказывали, еще на Земле: поссорятся с мужем, сделают ему какую-нибудь гадость в отместку, а потом сами же и жалуются, что сглупили. Вот уж не думала, что сама так же поступит.
        Тут она бросила взгляд на Антона. Тот зорко следил за соблюдением Аленой ею же данного слова, из-за чего она не сможет лично поздравить мужа после заезда. Даже в собственном доме не расслабишься - камеры есть и там. Та же камера, через которую она может передавать сообщения кому-нибудь через интернет. Даже если она сама ее не включает, это не означает, что та перестает снимать. А у Антона благодаря должности есть к ней доступ.
        Гонка подошла к концу, и женщина поспешила покинуть бар. Сейчас, получив начальственную должность, пусть и не слишком высокого ранга, она уже могла на полчаса покинуть свое рабочее место, не ставя никого в известность.
        А вечером ее ждал еще один не самый приятный разговор. Почти перед самым комендантским часом в их кубрик зашла рыжеволосая эффектная женщина примерно ее возраста. Кто она, Алена не знала, но из сплетен отлично помнила, как другие «девочки» описывали главную головную боль их начальницы Луизы Арнольдовны - Любовь Степановну. И кстати, был даже слух, что она лично заступилась за Алену, когда на ту объявили охоту.
        - Привет, Олега еще нет? - бесцеремонно войдя внутрь и усевшись на кровать, спросила гостья. - Вижу, что нет. Ну что же. Может, так даже лучше.
        - Что вам нужно? И кто вы? - растерянно спросила Алена.
        - Любовь Степановна. Но чаще меня Степашей называют, - тут она хищно оскалилась, из-за чего черты ее лица исказились, вызвав неприятное ощущение, что на тебя смотрит хищник. - Сразу предупреждаю, назовешь меня так в лицо - и станешь моим врагом, - высказавшись, рыжевласка снова расслабилась и продолжила. - Причина, почему я здесь, проста - я слышала, что ты своему мужу условие поставила и теперь не общаешься с ним? - Алена мрачно кивнула, догадавшись, что женщина могла узнать это только от одного человека - Антона. - Я тут посмотрела на него. Красивый мужчина. Смелый, с характером. Но при этом послушный. Мне такие нравятся. Я хочу его!
        - Но он мой муж! - возмутилась Алена. Что значит «хочет его»? Он не вещь, а ее супруг, и она отдавать его кому бы то ни было, не намерена!
        - Пока, - легко кивнула Степаша. - Но если не выполнит твое условие, то вы расстанетесь. А там и до развода недалеко… Короче, он сейчас из-за твоего условия пошел на турнир «трамплин». Три гонки - и он уже будет гонять против чемпиона. Вот только каждая из этих гонок намного опаснее всех прочих. А я уже не молода, как ты заметила. Поэтому я хочу его прямо сейчас. Пусть сделает мне ребенка. Выполнит твое условие - что ж, останусь хоть с дитем. Не выполнит - у меня будет мужик. Можешь не сомневаться, я своего всегда добиваюсь. А если погибнет… - тут она прикусила губу, явно не желая такого результата. - Жалко, но, надеюсь, к тому времени я уже забеременею.
        - Вы понимаете, о чем говорите? - помертвевшим голосом спросила Алена.
        - О! Можешь не сомневаться, - кивнула женщина. - Не волнуйся, насиловать твоего мужика я не буду. Сам придет. Но и ты не мешай, или я все Антону расскажу. Насколько помню, твой разговор с мужем тоже будет считаться нарушением вашего пари? - ехидно посмотрела она на Алену.
        - Я тогда просто разорву договор, - с бледным лицом и трясущимися губами ответила та.
        - Да? - скептически посмотрела на нее Степаша. - Можешь, конечно. Но тогда спокойной жизни вам здесь не видать. И я, и Антон тебе этого не простим. Я однажды смогла отменить охоту на тебя. Но могу и возобновить ее, - тут гостья поднялась и пошла на выход. - Подумай о последствиях. Пока ты соблюдаешь свое слово - мы держим свое. Иначе… Тебе не понравится.
        Выглянув вслед рыжевласке, Алена стала невольным свидетелем, как женщина, никого не стесняясь, приставала к ее мужу. Пока тот держался. Пока…
        ***
        Утром в ангаре Вадим уже ждал меня, деловито демонтируя все оборудование с моего болида.
        - Не понял? - удивился я. - Ты теперь не узнаешь мое мнение по поводу апгрейдов перед заездом?
        - И тебе доброе утро, - отозвался лысый мастер. - Когда эти самые улучшения есть - то несомненно интересуюсь. Вот только сейчас тебе придется вспомнить начало своей карьеры. Когда у тебя еще не было ничего, а выиграть нужно было любой ценой.
        - Я конечно помню, что ты сказал насчет оружия. Но тут, я смотрю, ты вообще все снимаешь? А как же правило насчет десяти улучшений? И что ты имеешь в виду по воспоминанием о начале карьеры?
        - То и имею, - буркнул тот. - У тебя кроме двигателей и улучшенной системы управления ничего больше на космолете не должно быть.
        - Так, начнем сначала, - голова у меня с утра еще немного гудела и видимо не до конца хорошо соображала. - Что собой представляет заезд космической гонки? Вчера ты не стал говорить, пообещал сделать это сегодня. Я жду.
        - Все просто, - отложив инструмент, начал Вадим. - Два гонщика летят по закольцованной трассе. Так как это космос и вписываться в виражи тут сложно, тем более что если сами виражи могут быть какими угодно, то задача упрощена донельзя: после старта вы летите по прямой около пятисот метров, после чего попадаете на первый «поворот» - участок в двести метров, созданный и магнитов, что будут отталкивать ваши корабли от себя, и загнутый на девяносто градусов вверх. Летите вперед, попадаете на участок, что «поворачивает» вас на девяносто градусов вверх, потом снова вперед - снова поворот и так по кругу. На каждом отрезке есть от двух до трех препятствий - колец. Они представляют собой неактивные ловушки. Первый пролетевший кольцо активирует на две секунды такую ловушку, а второй, если шел максимально близко к первому, соответственно в нее попадает и погибает. Чтобы такая гонка не длилась слишком долго, максимальное время дуэли - пятнадцать минут. И второе ограничение - нельзя лететь меньше, чем со стартовой скоростью. Если по истечении этого времени никто не умрет, то проигравшими считаются оба. Дальше
уже по регламенту.
        - То есть один в любом случае умрет, - хмуро произнес я.
        - Да, - кивнул Вадим и продолжил свое занятие.
        - А мои апгрейды? Получается, что очки в них вложенные просто сгорят? - всполошился я.
        На это механик молча кивнул. А что тут скажешь? Никто и не говорил, что все дастся даром.
        - Тебе за прошлый заезд одно очко дали и за этот победитель три очка стандартных получит, - на секунду отвлекся помощник.
        Хорошо, конечно, но не панацея. Вздохнув, я принялся помогать Вадиму, параллельно думая, как лучше будет действовать в гонке. Но на ум пока ничего не шло, все еще вспоминался вчерашний вечер и реакция Алены. Да уж, чего я не ожидал, так это вмешательства Степаши в мою жизнь. Ну, по ее инициативе. Так-то она уже один раз вмешалась, когда я сам попросил. Надо было помнить, что за все нужно платить, а то тогда я совсем не придал значения тому, что мне помогли «просто так».
        - Кстати, - вдруг заговорил Вадим. - Кое-какой выбор перед заездом тебе все же придется сделать.
        - Какой? - насторожился я, ожидая подвоха.
        - Демонтировать тормозной движок или нет? По опыту прошлых гонок сразу скажу, что очень часто соперники даже одного круга не пролетают, на первом же победитель выявляется. Обычно тот, кто вперед вырвался. А в космосе, несмотря на невесомость, масса имеет значение. И минус один двигатель - это плюс к скорости разгона и экономия топлива. Так как? Убираем или нет? По сути, им почти никто не пользуется на «дуэли».
        Я задумался. Вадим в принципе дело говорит, но если думать о будущем, то минус двигатель - это минус очко апгрейда. А ведь на следующей гонке он уже может оказаться незаменимым. Но если не пройду эту, то и не будет у меня никакого будущего. Дилемма…
        - Оставляй, - решил я. - Разберусь как-нибудь.
        - Ну, твое дело, - пожал плечами механик. - Мне же работы меньше. Гонка уже завтра, так что иди ставку делай. Кстати, дай номер твоего счета, переведу свою долю.
        Я без колебаний вызвал на наручном коммуникаторе вкладку управления финансами и продиктовал Вадиму номер своего счета. Через мгновение сумма на нем поменялась ровно на шестьдесят миллионов. Вадим отдал мне все свои сбережения. Как и обещал. У меня даже мурашки прошлись по спине от такого доверия.
        Идти никуда не пришлось, несмотря на посыл механика. Я все сделал, просто зайдя на свой аккаунт гонщика, оказывается, и такой есть, что мне открыли после первой гонки. Вот только раньше мне как-то было не до этого, и узнал я о своем профиле и рейтинге среди прочих гонщиков только сейчас. Три тысячи сто сорок второе место. Следующая гонка обещает закинуть меня в первую тысячу, а последняя в турнире - в первую десятку. Если доживу…
        Если сложить призовые и выигрыш на тотализаторе, все вместе должно было дать нам почти семьсот миллионов. Более чем достаточно для наших целей.
        Вздохнув, я мысленно перекрестился. Надеюсь, завтра все пройдет гладко.
        ***
        - Бл..! - не сдержал я ругательство, дважды нажимая кнопку включения тормоза. А болид тем временем летел точно в ловушку. Гонка не задалась с самого начала!
        Когда платформа придала нам первоначальную скорость в пятьдесят метров в секунду, ниже которой лететь нам запрещалось, мой соперник уже оказался почти на полкорпуса впереди. Он, в отличие от меня, тормозные движки снял и сейчас за счет меньшей массы, как и предупреждал Вадим, вырвался вперед. Так потом этот Шумахер, как было указано в нике гонщика, еще и максимальный газ в 2g выдал, начав еще больше отрываться от меня!
        2 g - осталось 4 применения
        Пришлось самому нажать на кнопку, благо ловушка взводится после прохода соперника только через полсекунды и если идти впритирку, то есть шанс уцелеть. Вот только, в отличие от меня, у моего противника не было «кнопки», четко отсчитывающей количество топлива на определенное ускорение, что, с одной стороны, не давало ему точно контролировать расход, а с другой, он мог ускориться не ровно на двадцать метров в секунду, как я, а на двадцать два. И тем самым вырвать победу!
        2 g - осталось 3 применения
        Пришлось снова ускоряться, чтобы просто не отстать больше, чем на тридцать метров. При нашей скорости именно около этой цифры мы пролетали за полсекунды сейчас. Миновав первое кольцо, наши болиды попали на поворотник, и я впервые почувствовал пол под моими ногами. Отталкивающий магнит создал минигравитацию прямо под нами. Мне в этот момент показалось, что я на американских горках - то же самое возникает перед глазами, когда тележка «вскарабкивается» на крутую горку.
        После поворота показалось новое кольцо. Соперник, что вроде после кольца немного отстал, снова обогнал меня, и мне пришлось снова активировать ускорение.
        2 g - осталось 2 применения
        Уже сто десять метров в секунду. Кольца здесь были расположены сразу после поворота и непосредственно перед ним. Между ними по полкилометра, что мы пролетали менее чем за пять секунд. Теперь при наших скоростях можно было позволить себе разрыв в пятьдесят метров, вот только расслабляться не стоило. После третьего кольца на очередном повороте мой конкурент сделал то, что мне уже было недоступно - включил ускорение, превышающее 2g! Вот здесь-то я и понял, что пришел ко мне белый пушистый зверек. Благодаря такому ускорению Шумахер пройдет сквозь кольцо не просто раньше меня, а так, что мой проход как раз придется на те две секунды активации. Прям не гонка, а игра в шахматы. И я сделал то, что гонщики не любят больше всего - нажал на тормоз.
        2 g - осталось 1 применение
        1 g - осталось 2 применения
        Логичнее всего было сразу врубить полное торможение, израсходовав все топливо. Даже в этом случае я бы не снизил свою скорость ниже положенной, но оставаться совсем без горючего и лететь консервной банкой не хотелось. Тем более у меня теплилась надежда, что я затормозил достаточно, чтобы «опоздать» и пролететь кольцо, когда время его активации закончится. Соперник стартовал сразу, стоило нам пересечь третье кольцо, выжав, видимо, все, что мог из своего космолета. Сейчас по моим прикидкам его скорость в районе ста пятидесяти, может, чуть больше, метров в секунду. У меня - только восемьдесят. Получается, что он пролетел до кольца за три секунды и, чтобы не попасть в него, я должен то же самое расстояние пролететь за пять. Восемьдесят метров в секунду проходит полкилометра примерно за шесть секунд. С учетом того, что в начале моя скорость все же была выше, и сам путь торможения - хорошо, если я уложусь в четыре. Может, еще замедлиться? Кольцо впереди мигало красными огнями. До этого я их не видел - только зеленые. Значит, оно еще опасно?
        Я до последнего ждал чуда: что огоньки вот-вот поменяют свой цвет и гонка продолжится. Вот только оно произошло лишь частично. Ловушка деактивировалась точно в момент моего пролета сквозь кольцо, и я уже успел попрощаться с жизнью, кляня себя за свой характер и что люблю рисковать, ставя на кон все, когда снова почувствовал минигравитацию подъема при повороте. Вот только несколько свинцовых шариков, что были использованы организаторами для ловушки, все же попали в мой болид.
        Внимание! Поврежден маршевый двигатель. Утечка горючего. Активирована блокировка клапана подачи горючего.
        Замигал экран передо мной. Да уж, безмолвие космоса как всегда ничем не выдало выстрелы по мне и звуки попадания. Точнее, кое-какие вибрации сзади, горохом прошедшиеся по корпусу корабля я почувствовал, но списал сначала это на начавшийся поворот. Оказывается, зря.
        Топлива вылилось порядочно, и теперь вместо возможности два раза использовать ускорение в 1g у меня остался только один. Но главное - я все еще жив, а противник далеко впереди и скоро благодаря замкнутости трассы догонит меня, и мы поменяемся местами. Не знаю, есть ли у него еще топливо, но если нет - тогда я в выигрышном положении.
        Вот только, прикинув в уме его примерную скорость и сравнив ее со своей, я пришел к выводу, что к концу круга, если считать прошлое кольцо за начало, мы придем одновременно. А мне нужно его опоздание в пару секунд. Получается, что подловить его у меня есть шанс только, если он догонит меня раньше. Поэтому, выдохнув, я рискнул всем второй раз за заезд.
        1 g - топливо закончилось
        Все, теперь осталось только ждать. Все как в самом первом отборочном заезде, когда я в самый первый раз сел в это кресло. Все так же и одновременно абсолютно по-другому.
        Я следил за перемещением моего визави и молился, чтобы у того не осталось ни капли горючего, иначе все мои усилия пойдут насмарку. И вот он - момент истины. Я прошел очередное кольцо, активировав его и заехав на поворот, а мой соперник секунду назад прошел предыдущее. С его скоростью, если он ничего не поменяет, то как раз попадает под активированную ловушку - и, в отличие от моего случая, та будет действовать еще около половины секунды во время его пролета.
        Победитель - «Кровавый лихач»
        Награда:
        - 3 очка улучшения корабля
        - 1 очко убийства
        - 200 000 000 у.е.
        Я смотрел, как сзади болид моего соперника раскрылся как цветок от пробития одного из баков, и чувствовал облегчение, что не нахожусь на его месте. Большинство людей наивно думает, что взрывается горючее. Но это не так. Взрываются пары, остатки топлива. И у Шумахера как раз это и произошло. Очередь из пулемета Гаусса в активированном кольце началась еще за три метра до прохождения условной отметки, а закончилась, когда болид был в пяти метрах от нее. Видимо, организаторы сделали так, чтобы учесть ускорение космолетов, и нельзя было пролететь на большой скорости до срабатывания механизма.
        И почти сразу после этого лампочки на кольце сменили цвет на зеленый, мигая безопасным и успокаивающим цветом. А у меня в голове промелькнул образ крупье за столом с фишками и шариком, бегущим по кругу. Как сцена из фильма: «Ваша ставка сыграла, поздравляю. Желаете сделать еще ставку?»

        Глава 16. Сопротивление

        После гонки меня снова встретил Вадим, а не Алена. Но теперь это уже укололо не так сильно, как в прошлый раз. Неужели привыкаю? Не хотелось бы.
        - Поздравляю! - хлопнул механик меня по плечу. - Давай, как разберешься с репортерами, отправимся смотреть на транспортник. Ты ведь не передумал? - всмотрелся он в мое лицо, с тревогой ожидая ответа.
        - Не переживай, - успокоил я его. - Наша договоренность в силе.
        - Вот и отлично, - облегченно выдохнул он.
        Все же, несмотря на некий фатализм, Вадим сильно переживал за исход нашего совместного решения. Даже если бы я выиграл - вдруг бы отказался? Мы же ведь даже формального договора не заключали.
        - Тогда жду тебя возле нашего ангара. Отсюда до транспортника ближе всего. Заодно пока что с продавцом созвонюсь, чтобы он подошел, - и, отвернувшись, Вадим отошел чуть в сторону, сразу набирая на коммуникаторе номер владельца судна.
        Сама церемония награждения почти не отличалась от предыдущих. Вот только сказывалось, что данный турнир не слишком популярен по сравнению с прочими, теми же «именными», отчего и выигрыш был меньше, да и зрителей среди своих тоже немного.
        Наконец все завершилось, и я смог пойти на встречу с продавцом корабля. На месте меня уже ждали. Рядом с Вадимом стоял мужчина лет пятидесяти. Скафандр на нем отличался от станционного не только цветом, но и общим стилем. В него были вшиты дополнительные карманы, отдельно вокруг шеи был смонтирован «гибкий блок взаимодействия с ИИ корабля». Так он вроде назывался, если я ничего не путаю.
        - Здравствуйте, - пожал мне руку пилот. Рука у него оказалась неожиданно крепкой, да и вообще было видно, что на недостаток сил из-за низкой гравитации он не жалуется, скорее наоборот. Да и кто сказал, что он живет при гравитации ниже земной? - Вы покупатель? - уточнил он. - Тогда не будем терять времени.
        Оказалось, что его транспорт был пристыкован не к самой станции, а к отдельному причалу, где располагались все корабли среднего и выше класса. К станции они стыковались только для разгрузки либо приема товара или людей (если это пассажирский корабль). Но у станций в связи с их конструкцией был возможен только один стыковочный узел для столь больших кораблей - в самом центре. Поэтому максимальное время стыковки там было три часа. Нельзя ведь забывать об основных кораблях, что возили рудокопов каждый день к астероидам и тоже были вынуждены швартоваться именно там.
        Сам причал для длительной стоянки выглядел как дискообразная платформа со стыковочными узлами по краям. В отличие от станции, она не вращалась, чтобы не создавать дополнительных трудностей при стыковке, поэтому и гравитации на ней не было. Корабли стыковались к нему условно «снизу» отчего со стороны диск выглядел как подвесная игрушка для новорожденного, что вращается под музыку. Добрались мы до нее на обычном для космоса такси, таком же, что когда-то вез меня с семьей от орбитального терминала до межпланетника. Как же давно это было… Скоро уже пара месяцев будет с того момента, как я покинул Землю.
        Сам транспортник представлял собой вытянутый гриб в несколько этажей, со «шляпкой» - жилыми и грузовым отсеками и «ножкой» - двигателем. Почему я говорю про этажи? Так все просто. Благодаря ядерному двигателю транспортник, как и большинство современных кораблей, двигался с постоянным ускорением вперед, что создавало на нем гравитацию, направленную в сторону двигателя. Иначе говоря, когда ты летишь вперед, то цель маршрута находится не «перед», а «над» тобой.
        Вход на корабль располагался в верхней части - капитанской рубке со стыковочным шлюзом. Также в транспортнике было еще три стыковочных узла: два в грузовом отсеке и один в жилом, но последний использовался крайне редко, так как был запасным на случай аварии.
        - Платить как будете? Сразу или по частям? - перед входом уточнил продавец. В том, что покупать мы его корабль будем, Вадим его уверил заранее, оговорив, что причиной обратного может стать только серьезная неисправность судна. Раз мужчина заговорил о деньгах, то, видимо, в исправности своего транспорта он не сомневался.
        - Полностью сразу после осмотра, - ответил я.
        Внутри мне понравилось. Сразу за шлюзом располагался небольшой тамбур, из которого можно было пройти либо вверх - в командирский отсек, либо вниз - в жилой. «Проплыв» в невесомости в капитанскую рубку, я увидел четыре расположенных по кругу спинками друг к другу кресла. Два пилотских, одно навигатора и одно бортинженера. Лететь конечно лучше всей командой, но для минимального управления хватит и двоих - пилота и бортинженера. Навигатор больше требуется для прокладывания маршрута в неизвестных частях нашей системы или при ЧП, но если использовать официальные трассы, то вполне можно обойтись и без него. А вот бортинженер необходим - в полете мелкие неисправности неизбежны, и если малые суда типа такси из-за ограниченного радиуса вполне могут запросить и получить помощь в течение часа-двух, то у нас такой возможности не будет, поэтому справляться придется собственными силами.
        Кресла мало того, что располагались по кругу, так еще и имели два положения: лежа, для полета при повышенных перегрузках, и сидя - для полета с обычным ускорением. Жилой отсек был больше по размеру примерно раза в три. Центральная часть была холлом и использовалась для совместного отдыха экипажа и возможных пассажиров. По бокам было пять дверей. Судя по надписям, три вели в комнаты, в каждой из которых было по два койко-места. Проплыв в одну из них, я увидел расположенные друг над другом две откидные кровати и два встроенных шкафчика по бокам. Другие комнаты от этой не отличались и были типовыми. Две - для экипажа и одна для возможных пассажиров. Так как это был транспортник, заточенный под грузоперевозку, ничего больше для проживания предусмотрено не было. В оставшихся помещениях находились кухня и санузел. В холле был спуск в новый тамбур, который отделял жилую часть корабля от грузовой. Последняя была еще в два раза больше жилого отсека, но казалась еще больше, так как была почти пустой. Все, что я там заметил, это многочисленные системы крепления самых разных видов, чтобы груз не разлетался по
отсеку во время полета. В основном это были специальные тросы и веревки, но также имелись выдвижные металлические трубки-отсекатели.
        Следом за грузовым отсеком шла двигательная установка, что по длине была равна половине длины корабля, но попасть туда можно было только снаружи.
        Но в двигатель мы и не полезли. Внешне все было целым, поэтому мы снова вернулись в рубку, где, включив бортовой компьютер, Вадим подключил свой с активированной программой сканирования и поставил все системы «на прозвон». Теперь мы сидели в предвкушении, потому что через десять минут мы получим картину о состоянии корабля согласно датчикам, заодно проверим, все ли из них работают.
        - Все готово, проблем нет, - наконец после длительных минут молчания и ожидания сказал Вадим.
        - Отлично, - кивнул я. - Давайте ваш счет…
        ***
        Возвращался я в отличном настроении. После покупки мы с механиком зарегистрировали транспорт на нас двоих с равными правами. Если я умру, то хоть деньги не пропадут, да и не сможет Вадим улететь один, в любом случае ему пилот понадобится. Да и зачем ему менять шило на мыло? Поэтому в этом вопросе я не волновался. В отличие от мыслей о следующей гонке. Лететь на нее уже завтра, из-за чего сегодня Вадиму предстоит много работы. Сам же заезд состоится послезавтра. Я и сам только что пообедал и шел в ангар, чтобы помочь ему.
        Впереди в коридоре показался техник, что ковырялся в снятой со стены панели с проводкой. Ничего необычного, мало ли что могло случиться? Мелкие поломки постоянно происходят, и чинить их приходится сразу же, чтобы они не переросли во что-то более серьезное. Поэтому подобное зрелище не является чем-то необычным, но что-то привлекло мое внимание. Движения! Уж больно суетливыми они были! При таких работах всегда нужно быть предельно аккуратным и спешка никогда ни к чему хорошему не приводила. А тут - человек явно торопился. Поймав его взгляд, я хотел предостеречь его от такой суеты, вот только, увидев меня, техник внезапно подскочил и попытался убежать. Не знаю, почему я так сделал, скорее это заложено у нас на уровне инстинктов, но как только ковыряющийся в стене работник попробовал убежать, я кинулся за ним следом и, в три прыжка нагнав беглеца, припер того к стенке.
        - Отпустите, - пискнул он со страхом.
        Неудивительно. Передо мной был парень, дай бог если проживший хотя бы четверть века, да еще и намного меньше меня как по росту, так и по габаритам. И это несмотря на его вытянутость, характерную для местных! По земным меркам он был бы пусть и не карликом, но вряд ли больше ста пятидесяти пяти сантиметров. Взгляд его метался по сторонам в поисках возможности сбежать, но держал я его крепко.
        - Ты кто такой и что там делал? - первым делом спросил я, не торопясь выполнить его просьбу.
        - Я Ланс. Рабочий. Чинил проводку, - пробормотал паренек.
        - А зачем побежал?
        Тот замялся, явно не зная, что сказать.
        - А пойдем-ка посмотрим, что ты там чинил? - вдруг пришла мне мысль и, судя по испуганному виду парня, направление я выбрал верное. - Я инженер, может, помогу чем-то?
        От последней новости тот чуть в обморок не рухнул. Вот уж не думал, что действительно существуют такие люди, что от одних слов готовы сознание потерять.
        - Может, не надо? - тихо прошептал тот.
        - Это почему же? - с интересом спросил я его, но отвечать Ланс не торопился.
        Больше не теряя времени, я перехватил своего пленника за запястья, вывернув руки за спину, и повел парня назад к месту его работ, согнув пополам. Ланс попытался пару раз вырваться, но потом, поняв, что ничего не выходит, смирился и пошел уже спокойнее. Дойдя до стены, я прикинул, как будет лучше и внутрь стены заглянуть, и пленника не упустить, после чего положил того лицом в пол, все также удерживая запястья за спиной. Теперь-то уж точно не вырвется.
        - Ба! Да ты никак диверсию сделать планировал?! - удивленно воскликнул я.
        А что еще тут можно подумать? Несколько проводов переплетены и замкнуты так, что при проходе через них электричества они и сами сильно нагреются, и нагреют лежащие рядом желтоватые брусочки. Очень знакомые брусочки. Тротилом называются. Но самое главное - среди переплетений проводом я разглядел два электрозапала!
        Пленник в ответ на мой возглас промолчал, только снова попытался вырваться. Безуспешно, естественно.
        - Значит, ты, гаденыш, пиратам помогаешь? - прошипел я. Сложить два и два было не сложно. По новостям постоянно говорят, что все станции, что были захвачены, имели предателей , шпионов и сочувствующих. Вот и мне «повезло» нарваться на одного из них. Вспомнился Роберт, его последние мгновения жизни, и от злости я поднял парня вверх и со всей силы приложил об пол.
        - Ай! Больно! Простите, не бейте! Я все объясню!
        - Что ты объяснишь? - от накатившего бешенства слова вырывались с шипением. - Что решил убить половину местных, а другую сдать в рабство, получив за это неплохие деньги? - именно так рассказывали по новостям о судьбе несчастных поселенцев станций. И у меня не было причин не верить - кадры и рассказы людей, которых опрашивали после возврата станции «Сияние» - говорили сами за себя.
        - Да не убил бы я никогоооо! - зарыдал парень. - И я не одииин! Нас здесь мнооогооо! Отпустите, я все расскажууу!
        Постаравшись взять себя в руки, я поднял пленника за руки, все также держа их за его спиной. А потом еще и поднял свою руку вверх повыше, заставив того встать на цыпочки с вывернутыми руками за спиной. Как на дыбу подвесил.
        - Б-бо-ль-но! - пожаловался он.
        - Быстро все расскажешь, вернешься в нормальное положение, - пообещал я. - Сколько вас? Когда ждать нападение основных сил? Кто из руководства в курсе?
        Я задавал первые пришедшие в голову вопросы, чтобы понять, насколько пираты проникли в жизнь станции, и ответы мне не понравились.
        - Не знаю сколько, знаю что много, - прохныкал «сопротивленец».
        - Продолжай!
        - Нападение будет послезавтра, - «во время моей гонки», быстро сообразил я. - Нам помогает начальник станции - Ганс Робенштейн. Еще кто-то из охраны, но не ее начальник, - Антон не при делах. Что ж, значит, шансы помешать еще есть. - Больше никого не знаю. Может, и еще кто-то сочувствует нашему делу.
        - Заткнись и дай подумать, - оборвал я пленника.
        Итак, подведем итог. Послезавтра произойдет нападение пиратов на станцию. Я никак этому помешать не смогу. А должен? Ну конечно! Мало того, что эти уроды мне с первой встречи не понравились, так еще и Алена будет здесь и наверняка попадет к ним в плен. Что ее будет ждать? Не знаю, но выяснять как-то не хочется. Значит, нужно раскрыть их заранее и арестовать всех предателей во главе с Гансом Людвиговичем. Не, ну а начальник станции-то каков! Даже не ожидал от него. Тихий такой, почти и не видно, зато все службы здесь как часы работают. На мой взгляд - это лучшая характеристика любому управленцу. И вот, поди ж ты, в «сопротивление» подался! Но раз Городин не с ними, то есть шанс все предотвратить. Вот только как с ним связаться, чтобы об этом никто не узнал? А то, судя по обмолвкам этого парня, пираты проникли даже в службу охраны станции.
        Немного подумав, я пришел к выводу, что выход только один - вернуться в кубрик, где запереть моего пленника, и напрямую, уже не привлекая внимания, связаться с Антоном. Не теряя времени, я поудобнее перехватил запястья парня и, предупредив, что если он будет кричать, то хуже сделаю, отправился вдоль по коридору.
        ***
        Антон с раздражением смотрел на финал второго этапа турнира «трамплин». Этому новичку вновь повезло! А ведь была надежда, что он сдохнет и его жена красотка, наконец, достанется ему! Давно уже Городину не отказывали женщины. И неважно было: замужем они или нет. Даже если в первый раз отказала, на второй обычно соглашались. Не потому, что Антон принуждал их, просто мужчина привык, что все женщины расчетливы и любая готова отдаться, нужно лишь подобрать к ней ключик. Кому-то хватало всего лишь денег, а кому-то - услуги или даже просто информации о чем-либо. Мысль о последнем стала для Антона озарением. Ведь Алена просила его узнать про сына! Тогда он пробил все по официальным каналам, не особо-то и стараясь получить ответ. Он его и не получил. Но что, если поднапрячься и узнать, что там с ее сыном? Врать Антон не любил. За свою жизнь он твердо уяснил, что любая ложь рано или поздно вскрывается и обычно это происходит в самый неподходящий момент. Да и на репутации такое сказывается очень негативно. А с его работой - хорошая репутация просто жизненно необходима! Она позволяет даже врагов обращать
пусть не в друзей, но в тех, кто идет на сотрудничество. Не в пример с иными начальниками охраны, которые любят приврать. Антон не раз потом видел, что такие «начальники» оказывались непозволительно слепы просто оттого, что люди не хотели им что-то рассказывать. И именно из-за их репутации! Поэтому, подумав о том, что Алену можно «купить» информацией о сыне, он стал вполне серьезно «копать» в этом направлении, связавшись со своими старыми знакомыми по академии, что пошли по военной стезе. Пришлось, правда, списать кое-кому долг, а перед одной однокурсницей наоборот, в этот долг залезть, но оно того стоило! Информация на парня пришла.
        - Теперь-то ты будешь моей, - прошептал Антон, направляясь в аграрный сектор.
        ***
        - Алена! - услышала женщина оклик сзади и, поднявшись с колен, обернулась.
        «Похоже, работа на сегодня закончена, - решила она, оценив решительный вид начальника охраны. - Нужно девочек попросить, чтобы сами закончили проверять кислотность почвы».
        - Вы что-то хотели? - дождавшись, пока мужчина подойдет, спросила она.
        - Да. Есть разговор. Отойдем, - сказал Антон и не дожидаясь какой-либо реакции развернулся и пошел на выход.
        «Кажется, я права», - вздохнула про себя брюнетка.
        - Лен! Закончи, пожалуйста, с проверкой, мне нужно отойти, - подчиненная обернулась, коротко бросив взгляд сначала на нее, а потом на Городина, и молча кивнула, вернувшись к своему занятию.
        - Что вы хотели? - спросила Алена, когда Антон остановился в коридоре и никто не мог помешать или услышать их разговор.
        - Ты же искала информацию о твоем сыне? Его зовут Женя? - сердце женщины заколотилось.
        - Что с ним? Вы узнали что-то?
        - Да, - кивнул амбал, усмехнувшись.
        - Что? - хотелось поторопить этого мужлана не только словами, но Алена сдержалась.
        - Я знаю, где он сейчас и что с ним было в последние дни, - сказал Антон. - Но…
        - Что «но»? - насторожилась от паузы Алена.
        - Но эта информация обошлась мне не бесплатно, и я бы тоже хотел получить с нее свою плату.
        - Сколько? - угрюмо спросила женщина, прикидывая, где она сможет взять деньги.
        - Не деньгами, - отрезал Антон. - Мне вполне хватит одной услуги.
        - Какой? - внутренне содрогнувшись, спросила Алена.
        - Секс, - подтвердил ее опасения главный безопасник.
        - Нет, - не раздумывая отрезала та.
        - Ты не хочешь узнать, что с Женей? - удивился Антон.
        - Откуда мне знать, что информация настоящая? Что она в принципе есть?
        Амбал молча достал прикрепленный к боку электронный раскладной планшет и, активировав его, развернул засветившийся экран к Алене.
        «По вашему запросу высылаем данные на курсанта-пилота Бадурина Е.О.»
        Министерство обороны М.П.
        Когда Алена раскрыла документ, Антон не дал его толком прочитать. Но первые выхваченные взглядом строчки говорили, что Женя жив и переведен… Дальше Алена прочитать не успела.
        - Как видишь, я не вру, - заметил мужчина. - Так на что ты пойдешь ради сына?
        Женщина затравленно посмотрела на Городина. Но новый взгляд на все еще активированный планшет дал тому четкий ответ - он наконец получит свое!
        «Прости, Олег, но я не могу жить, не зная, что с сыном» попыталась она оправдаться перед самой собой и заочно перед мужем.
        - Пойдем, сделаем это сейчас, - повернулась Алена в сторону своего кубрика. - Не будем тянуть.
        Ухмыльнувшись, Антон пошел за ней.
        ***
        Не знаю, как так получилось, но по пути к моему дому нам никто не попался. Даже удивительно, хотя… Сейчас же рабочее время. Так что большинство либо на работе, либо, если случился выходной, - в баре.
        Подойдя к нужной двери, я уже хотел открыть ее, как заметил, что та не заперта. Осторожно сдвинув ее, ожидая в любой момент захлопнуть дверь, я услышал равномерные звуки. До боли знакомые, но кто это может там делать? Уж ритмичное хеканье и стоны ни с чем не перепутаешь.
        От открывшейся картины моя рука непроизвольно разжалась, и плененный парень поспешил этим воспользоваться, шустро убежав вдоль по коридору. Но мне было плевать на это. Я стоял, в шоке наблюдая, как мою любимую сзади лихо наяривает Городин!
        Как она могла? У нас же договор! Я же еще жив! Я выигрываю!
        К лицу прилила кровь. На меня нахлынула злость, и я уже собирался полностью открыть дверь и ворваться внутрь, как услышал сзади шаги.
        - Красавчик, не забыл про меня?
        Обернувшись, я увидел идущую по коридору Степашу, соблазнительно виляющую бедрами.
        «Я, значит, верность сохраняю, а она считает, что ей это необязательно? - подумал я. - Ну уж нет! Получи ответку!»
        - Не забыл, - закрыв дверь, обернулся я и двинулся навстречу. - И знаешь, мне кажется, мы могли бы сходить куда-нибудь. Вдвоем. Сейчас, если ты понимаешь, о чем я.
        -Да? - удивилась она. - Ну, я только «за»! Идем.
        Идем. А с Аленой я потом поговорю. Иначе сейчас, боюсь, одним разговором не обойдется, и будут трупы. А тут «око за око» как говорится. Не я это начал, любимая.

        Глава 17. Предложение

        Я возвращался по коридору от Степаши в свой кубрик и вспоминал прошедшую ночь. Давно у меня никого не было, кроме Алены, а Люба оказалась неожиданно горячей в постели, да и формы у нее.. м-м-м… вкусные.
        Но на душе скребли кошки. Да, я собственными глазами видел измену своей супруги и пошел на поводу у эмоций, но предательство есть предательство. Я не знаю, почему Алена так сделала, но вот был ли я прав, поддавшись своему гневу? Скорее всего - нет. Сейчас думаю, если бы Степаша не попалась мне под руку, то я, скорее всего, ворвался бы в кубрик и… А вот дальше не знаю. Могло произойти все что угодно. От банальной драки до убийства. Может, и хорошо, что Степаша меня отвлекла? Но с Аленой стоит объясниться.
        - Ты где был? - с порога встретил меня вопрос жены.
        К лицу у меня прилила кровь, а в висках от нахлынувшего гнева застучало. Вот только что шел более-менее спокойным, но стоило услышать вместо «здравствуй» наезд на извечную семейную тему и все спокойствие тут же улетучилось.
        - А тебе какое дело? Не помешал ведь тебе кувыркаться с Антоном? Так в чем проблема?
        Алена резко побледнела.
        - Это не то, что ты думаешь…
        - Да ну? А что это еще могло быть? Захожу, понимаешь, в дверь - а моя супруга стоит на четырех костях полностью голая и млеет от того, что ее имеет мужик. Вот что тут можно подумать?
        Алена молчит. Правильно! Будет еще здесь начинать «это не то, что ты думаешь…» да еще и права качать вопросами «где был?».
        Пройдя в комнату, я сменил нижнее белье на свежее и вновь надел скафандр.
        - Тебе интересно, что с Женей? - снова заговорила Алена.
        Я остановился уже готовый выйти и пойти в столовую.
        - Тебе удалось что-то узнать? - спросил я.
        - Да, - тут ее губы искривились в злой усмешке. - Вчера, стоя на четырех костях, я отрабатывала долг за информацию.
        Слова Алены стали ушатом холодной воды. Конечно, у Антона могут быть возможности по добыче нужной информации. И неудивительно, что к нему супруга и обратилась за помощью, когда по официальным каналам ничего узнать не удалось. И тем более не удивителен выбор Городиным способа оплаты. А зная, как Алена печется о Жене, чего еще было ждать? Что после нескольких дней неведения да еще в такой обстановке она сохранит спокойствие и будет искать другие способы узнать о судьбе сына? А вот мне после ее слов стало стыдно за свой поступок. Я-то изменил ей просто в отместку.
        - Говори, - вернувшись в комнату, сел я на кровать.
        - Женя сейчас служит в 23 истребительной эскадрилье. Прикрывает трассы между астероидным поясом и Марсом. Уже успел совершить два боевых вылета и подбить одно судно пиратов. Правда, оно все равно уцелело и смогло уйти на базу, а вот совершить абордаж - уже нет. Его наставник - какой-то майор Лайтини. Итальянец, вроде, - Алена замолчала, видимо все рассказала, что узнала про успехи сына. - Мне страшно за него, - через минуту молчания призналась она. - А вдруг его убьют при очередном вылете? И ведь повлиять я на это не могу.
        Я не стал на это ничего говорить. Сказать, что все будет хорошо? По-моему, глупо. И так понятно, что при выбранной им профессии риск неизбежен. Наоборот, в нынешнее время он высок как никогда.
        Тут я вспомнил вчерашний инцидент с одним из пособников пиратов. Как-то после картины измены жены у меня все мысли вылетели про это. А зря. Если не хочу вернуться на пепелище, нужно что-то делать. Да и будет ли куда возвращаться? Рассказал Алене о пирате и его действиях.
        - Раз уж так сложилось, - с трудом я выдавил из себя. - Расскажи Антону об этом. Насколько я понял - он не в теме. Пират боялся, что тот все узнает, значит, Городин может обломать им все планы. Я вот тут подумал… - замолчал я, обдумывая пришедшую в голову мысль.
        - Что?
        - Да вот вчера купил со своим механиком транспортник. Теперь мы вполне можем просто улететь отсюда куда захотим. Учитывая накаляющуюся обстановку - думаю, что перебраться поближе к Марсу будет правильно. Может, ну его, это пари? - я посмотрел на Алену. - Антон уже получил, что хотел. Встречаться с чемпионом меня что-то не тянет. Устал я рисковать постоянно. Завтра гонку пройду - и хватит на этом. Отказаться от нее, к сожалению, уже не получится, так хоть денег напоследок возьму, чтобы хватило на первое время, и можно было спокойно обустраиваться на новом месте.
        - А как же Земля? Ты ведь туда хотел.
        - Меня там ничего, кроме вас, сейчас не держит, - сказал я любимой. Любимой, несмотря на все наши разногласия. Даже последний ее поступок, учитывая причину, из-за чего она это сделала, уже не казался мне чем-то непоправимым. - Я и хотел вернуться туда из-за вас с Женей. А сейчас… не вижу причин туда лететь.
        - Значит, послезавтра все решится? Мы улетим отсюда? - спросила супруга.
        - Да, - кивнул я и пошел к выходу.
        Время уже поджимало, скоро вылет, а я даже не знаю, что вчера Вадим сделал с моим болидом. Но не успел я выйти, как в дверь постучались.
        - Вы вдвоем? Хорошо, что я вас застала! - неожиданно в дверях показалась Луиза Арнольдовна, начальница Алены, а за ней двое охранников. - Нужно поговорить, - заходя в наш кубрик, сказала женщина.
        - О чем? - насторожился я.
        - Вчера ты встретил одного человека, - начала туманно Луиза. Один охранник остался снаружи, а второй тем временем зашел внутрь и активировал какой-то прибор. Судя по сразу отключившемуся коммуникатору - что-то наподобие глушилки. - Хороший человек и делает хорошее дело. Думаю, ты догадался, о ком я?
        Неужели она тоже сторонница пиратов? Получается, тот техник не врал, говоря, что у них много сторонников.
        - По глазам вижу, что да. Так вот. Не говори ничего Городину. Это и тебя касается, - перевела она взгляд на Алену.
        - А если я уже рассказал? - спросил я в ответ, проверяя их реакцию.
        - Если бы ты рассказал, мы бы с тобой сейчас не разговаривали. Короче, - раздраженно махнула она рукой, - молчи о том, что видел и слышал вчера. Ты на гонку летишь? Вот и лети! А если расскажешь… - тут она хищно посмотрела на мою жену. - То возвращаться тебе будет не к кому. Ты меня понял?
        Зашедший вслед на Луизой охранник как раз встал рядом с Аленой и вытащил шокер, показывая серьезность их намерений.
        - Да, понял, - вариантов для маневра я пока не видел.
        Рассказать Городину? Но они уже по факту взяли нас в заложники. А Алена ее подчиненная, ни у кого не возникнет вопросов, почему они рядом. И думаю, до самого налета она не выпустит ее из своего поля зрения. Остается надеяться, что они сдержат свое слово.
        - Вот только где гарантии, что мне будет куда возвращаться? - решил я проверить, что мне ответят.
        - Все станции, что перешли под наш контроль, спокойно работают так же, как и раньше, - отмахнулась Луиза.
        - А как же «Сияние»? - спросил я про показанную в телевизоре судьбу отбитой станции.
        - Показуха, чтобы напугать обывателя, - фыркнула женщина. - Все, что там показали - ложь до последнего слова. Даже о том, что мы ее когда-то захватывали.
        Надо же - «мы». А плотно видимо завязла начальница аграриев, раз так говорит.
        - Короче, я предупредила. Дальше решать только тебе. Но если сдашь нас, то она умрет стопроцентно. Уж за этим я прослежу, - осклабилась Луиза.
        Ничуть не сомневаюсь в ее словах. Вряд ли она простила мне убийство ее сына. Еще и помучить Алену в этом случае захочет.
        - Если она умрет, - все же решил я оставить последнее слово за собой. - Простой смертью ты не обойдешься.
        - Иди уж, герой! - желчно выплюнула женщина с ненавистью смотря на меня.
        Блин, и почему я вчера пошел на поводу у эмоций? Снова они привели меня в одно место… Как с Ингой. Только бы с Аленой того же не случилось!
        Выйдя из кубрика, я медленно пошел по коридору в сторону ангара. Обернувшись, увидел невозмутимо выходящих охранников, между которыми шла моя римлянка с Луизой рядом.
        Идя по коридору, я думал - как я могу помочь Алене? Единственный выход - сообщить Антону. Но так, чтобы никто ничего не заподозрил. Но ведь мне не обязательно говорить о пиратах? Первая задача - чтобы супруга оказалась вне доступа Луизы, и та не могла никак этому помешать. Реально? По-моему, да!
        Зайдя в ангар, я проигнорировал приветствие Вадима и первым делом пошел к терминалу связи. Найдя необходимый контакт, я ввел сообщение и отправил его адресату. Все. Теперь все зависит от Антона.
        ***
        Городин сидел у себя в кабинете и мысленно прокручивал пришедшую в голову музыку, навеянную вчерашним вечером, как вдруг его почта пиликнула оповещением входящего письма.
        «Мы сегодня говорили с Аленой. Пари нарушено - она твоя».
        - А быстро ты сдался, - усмехнулся амбал. - Тоже мне «муж», - фыркнул мужчина. - Ну что ж. Зайдем вечерком к ней. Потолкуем, - и, насвистывая пришедшую мелодию уже вслух, мужчина остался сидеть в кабинете.
        ***
        - Что случилось? - спросил меня Вадим, когда я наконец оторвался от терминала и перевел дух.
        - С Аленой поссорился, - не стал я вдаваться в подробности.
        Надеюсь, Городин захочет воспользоваться шансом и ему не хватило вчерашнего вечера. Плохо конечно думать подобное, отдавать кому-либо Алену я категорически не хочу, но ее жизнь важнее. А если начальник охраны сможет ее вытащить, то плевать уже на все остальное. Решу как-нибудь.
        - Что с космолетом? - обратился я к механику.
        - Подготовил, - буркнул он, недовольный моим отношением. - Двигатель я тебе отремонтировал. Поставил радар второго уровня и «рестарт» с ЭМ-импульсом. Для следующей гонки больше и не надо.
        - Может, стоило все же все в радар кинуть? - с сомнением произнес я. Выбор конфигурации корабля в этот раз почти полностью был на Вадиме.
        - Мы же вчера утром говорили об этом, - недовольно сказал он мне. - На этой гонке радар - четверка избыточен. А вот без «рестарта» тебе сложно будет. ЭМ-импульс здесь официально разрешен, запрещены только другие виды оружия. А так как у тебя только четыре очка улучшения и снова один соперник, то радар тройка тебе ну никуда не уперлась. В отличие от импульса - хоть затормозить соперника сможешь. Короче, хорош обсуждать, все равно уже ничего не переделать.
        Мужик был очень раздражен, и я его понимал. Работаешь, работаешь, пока кто-то ходит непонятно где, а когда нужно работу принимать - еще и нос кривят. И это при том, что если бы я вчера присутствовал, то этого разговора не было.
        - Ладно, пошли тогда к шлюзу.
        - Ты что? Вещи все уже забрал, что ли? - удивленно посмотрел на меня Вадим, видя, что я без ничего пришел.
        - Плевать, - отмахнулся я. - Мы всего на пару дней летим, проживу это время без зубной щетки и полотенца.
        - Ну, как знаешь. Тогда пойдем, - он сам подхватил стоящую в углу герметичную сумку, и двинулся за мной на выход.
        ***
        Снова я в ожидании старта. Как и в прошлой гонке, у меня всего один соперник. Что поделать, трамплин - не популярный турнир. Вчера при отбытии видел Степашу. Вышла провожать. Даже рвалась поцеловать на прощание, но я постарался тактично избежать этого. Сбежал, попросту говоря, первым пройдя на транспортник. Ну их, эти отношения. И так, уже жалею, что пошел на поводу у эмоций, так зачем усугублять?
        А сейчас мне предстоит пролететь пять километров трассы, правда, с неизвестным количеством контрольных точек. С одной стороны, трасса довольно легкая: лететь предстоит только по прямой, никуда не отклоняясь, и препятствий по пути не будет. А с другой, как и в предыдущих гонках, не все здесь так просто. Контрольные кольца все с ловушками, причем уже активированными. Отключаются они по таймеру на короткий промежуток времени и только один раз. Не успел пролететь в «безопасный» отрезок - на одного гонщика в мире станет меньше. Второе условие - первый прошедший точку получает один игровой балл. Гонщик, набравший к концу трассы наибольшее количество баллов - победил. Так что долететь целой тушкой это только полдела.
        Смотрю на своего соперника. Точнее, соперницу. «Огненная лиса». Болид у нее покрашен под стать ее имени и, как и у меня, ее корабль имеет минимум апгрейдов, что и неудивительно, ведь ей пришлось пройти те же испытания, что и мне. Только с другими соперниками. Перекинулись с ней парой слов перед стартом. Самоуверенная особа, но мне понравилось это. Чем-то она мне Ингу напомнила. Я снова кинул взгляд на конфигурацию своего космолета.
        Ник: Кровавый лихач
        Тип корабля - реактивный
        Двигатель:
        - маршевый - реактивный на ЖТ (2 шт.)
        - тормозной - реактивный на ЖТ (2 шт.)
        Может развивать ускорение:
        - 1 g (15 сек)
        - 1,5 g (9 сек)
        - 2 g (5 сек)
        - маневровый - реактивный на ЖТ (8 шт.)
        Максимальный объем использования бака для маневров - 1/18
        Бак: объем - 1,5 м 3; из них
        - водород - 1 м 3
        - кислород - 0,5 м 3
        Место гонщика:
        - стартовое кресло
        Радар:
        - различает основные точки поворота
        - выводит на экран корабли противника
        Оружие:
        - ЭМ-импульс
        Защита:
        - Рестарт
        Ну что ж. Начнем. Платформа привычно разогнала болид до пятидесяти метров в секунду, а на экране радар высветил ближайшее контрольное кольцо.
        До первой точки 150 метров
        Время отключения ловушки - 2 секунды
        Отключение будет произведено через… 4 секунды
        Блин! Не теряя времени, я включил тормозной двигатель.
        1 g - осталось 14 применений
        1 g - осталось 13 применений
        Одна секунда на то, чтобы прочесть вводную, и еще две - на торможение. Итого после всех манипуляций за три секунды я пролетел сто двадцать метров. Сейчас моя скорость тридцать метров в секунду - тютелька в тютельку попадаю.
        Внезапно все системы отключились. Что такое? Оглядевшись, я понял, что это дело рук Лисы. Гонщица врубила торможение на полтора джи и теперь находилась позади меня. Видимо, очень удачно мой космолет попал ей в прицел, раз сразу после торможения она умудрилась по мне попасть.
        Активировав «рестарт», я стал ждать, когда системы корабля перезагрузятся. Одно хорошо - кольцо мною будет пройдено без проблем. Но тут, словно в насмешку, двигатели Лисы включились и соперница начала разгон! Контрольную точку мы пролетели почти одновременно, но все же она на полкорпуса успела выйти вперед и забрать мой балл!
        - Черт! Ну ладно, ничего. Но мы еще посмотрим, кто кого! Проиграть я не имею права, меня Алена с Вадимом дома ждут.
        До второй точки 1500 метров
        Время отключения ловушки - 4 секунды
        Отключение будет произведено через… 13 секунд
        При моей текущей скорости, телепать до точки буду почти минуту. Нужно ускоряться, а как? Постепенно по 1g или сразу на 2 замахнуться? Не-е-е, расстояние большое, лучше медленно, но верно.
        1 g - осталось 12 применений
        …
        1 g - осталось 4 применений
        Последовательно разогнавшись до ста двадцати метров в секунду, я с замиранием сердца стал следить за приближением контрольной точки и расстояния до нее. Осталось всего три секунды до отключения ловушки, а мне еще предстояло пролететь ровно половину пути!
        Огни на кольце сменили свой цвет с кроваво-красного на приветливый зеленый. Моя соперница через секунды пролетела сквозь кольцо, снова забрав балл, а мне до заветной точки было лететь еще целых двести семьдесят метров!
        «Может, еще скорость прибавить? - лихорадочно соображал я. - Нет, до отключения кольца три секунды - за это время я пролечу триста шестьдесят метров. Более чем достаточно, чтобы успеть проскочить в безопасный промежуток времени».
        Включение будет произведено через… 1 секунду
        Сердце бешено колотится и твердит - добавь газу! Но мозг четко отслеживает расстояние до кольца, поэтому я ничего не жму и в последний момент проскакиваю контрольную точку.
        - Уф… Что там дальше? - шепчу сам себе.
        До третьей точки 1500 метров
        Время отключения ловушки - 4 секунды
        Отключение будет произведено через… 13 секунд
        Надо же, ничего не поменяли. И хорошо! Хоть и придется немного притормозить, но не сразу и только единожды на 1g. А вот Лисе в этом плане сложнее - у нее-то скорость изначально выше. Так что сейчас она активно тормозит, но вот хватит ли ей топлива? А ведь еще даже половина трассы не пройдена.
        Через шесть секунд я притормозил, а еще через одну - обогнал Лису.
        Чтобы тут же получить от нее ЭМ-импульсом в спину!
        - Вот тварь! А ведь я ее ни разу не трогал! - возмутился я.
        Хотя глупость, конечно, так говорить о ней. Такая здесь гонка, и то, что я не использую оружия - только мой косяк. Но буду думать, что это благородство. Да! Так лучше, чем считать себя неудачником, не могущим попасть по болиду соперника. Пусть даже женщины. Хорошо, что я успел притормозить до ее попадания.
        Включив «рестарт», я стал наблюдать за красными огнями приближающегося кольца. Вот осталось две секунды… а они все еще красные!
        «Ничего, ты ведь все рассчитал - переключение произойдет, когда ты будешь за десять метров до кольца, а на таких скоростях до самого последнего момента будет казаться, что летишь прямо в ловушку».
        Вот только самоуспокоение помогало мало. Черт, сколько я уже рисковал вот так? На прошлой гонке это чуть не привело меня к гибели! А ведь я уже решил, что эта гонка последняя! Неужели так и будет? Вот только не из-за моего решения, а из-за банальной смерти? Кольцо с красной подсветкой резко приблизилось и через мгновение осталось позади…
        Получен 1 игровой балл (всего - 1)
        До четвертой точки 1200 метров
        Время отключения ловушки - 3 секунды
        Отключение будет произведено через… 10 секунд
        - Фух-х!.. Да я поседею здесь с вами! - нервы конкретно так стали сдавать.
        Что-то на предыдущих гонках не помню такого за собой. Или это из-за того, что они были «проходными» и конец им впереди был не виден? Помню ведь, что на финишной прямой всегда напряжение самое сильное. А здесь как раз она - финишная.
        Так, нужно успокоиться. Тем более, что этот отрезок обещает стать самым легким из всех предыдущих. Даже скорость менять не нужно. А что там с Лисой? Взглянув на экран космолета, увидел движущуюся за мной по пятам точку. Жива еще. Успела, значит, проскочить.
        Вот только теперь снова нужно ее опасаться. Да, сейчас даже если она применит ЭМ-импульс, то результат будет таким же, как в прошлые разы, но вот что будет на конечном участке? После четвертого кольца останется всего шестьсот пятьдесят метров. И поиграться временными интервалами организаторам сам бог велел.
        Получен 1 игровой балл (всего - 2)
        До пятой точки 650 метров
        Время отключения ловушки - 1 секунда
        Отключение будет произведено через… 7 секунд
        «Что и требовалось доказать!» подумал я, последовательно снижая скорость до упора.
        1 g - осталось 2 применения
        1 g - осталось 1 применение
        1 g - топливо закончилось
        Все, моя скорость восемьдесят метров в секунду и ниже я ее никак не опущу. И опять, если я не ошибся, кольцо будет деактивировано, когда я буду всего в десяти метрах от него. С учетом одной секунды на ее прохождение - очень хороший результат. Теперь ждем.
        Снова посмотрев на экран космолета, я похолодел. Точки Лисы - не было!
        «Мне-то что? Она меня убить хотела. Да и сколько я сам других соперников на тот свет отправил?»
        Но самоуспокоение не помогло. Не знаю почему, но то, что соперница не смогла дойти до финальной точки, сильно ударило по моим нервам. «Правильно я решил завязать со всем этим. Что-то совсем расклеился. Уже противников начал жалеть. Хотя, может, это от того, что раньше у меня их было много, а здесь - одна конкретная особа?».
        Получен 1 игровой балл (всего - 3)
        И сразу без перехода новая надпись:
        Победитель - «Кровавый лихач»
        Награда:
        - 3 очка улучшения корабля
        - 250 000 000 у.е.
        В ушах зазвучал звук фанфар - включили трансляцию, наконец. Но вместо радости на душе было грустно. Впервые искренне жалею соперника, что так же искренне собирался меня убить.
        «Это все из-за Инги! Да! - уверил я себя. - Уж больно девчонка на нее похожа была. Пусть не внешне, но вот характер… Так. Нужно собраться! Неизвестно, что там, на станции, творится».
        В ангаре меня встретил озабоченный взгляд Вадима. И, кажется, я знаю, что именно его взволновало.
        - Олег! По новостям только что передали, что проводится мобилизация, - удивил меня механик.
        - А мы здесь при чем?
        - Теперь победа в гонках не снимет с тебя судимости. Только служба в армии!
        Вот и все… И ведь главное, что все в тему! Значит, не зря я решил завязать с гонкой. Это судьба.

        Глава 18. Разлука

        После гонки первый вопрос ведущего был о моих планах: собираюсь я участвовать в чемпионском заезде или нет?
        - Всем известно, что турнир «Трамплин» для того и проходят, чтобы состязаться с чемпионом за главное звание нашего мира - «Чемпион Космогонок»! Но большинство опрошенных ранее участников хотели не самого звания, а чаще других возможностей, что дает этот заезд. Либо свести счеты с Джоном Бишопом, более известным под прозвищем «Людоед», или же, что чаще, снять с себя «черную метку». В вашем случае, насколько мне известно, есть второе - запрет на посещение Земли, - ведущий внимательно взглянул на меня. - Но в связи с последним законом, что был принят буквально сегодня, гонка становится для вас неактуальной. Будете ли вы в ней участвовать?
        - Нет, - ответил я. - Как вы правильно сказали, для меня в ней больше нет смысла.
        - Значит, теперь вы пойдете служить в нашу доблестную армию? - сделал логичное заключение лощеный тип.
        - Тоже нет, - удивил я его. - За время гонок у меня скопилась достаточная сумма для покупки судна среднего грузового класса. Я его уже приобрел и со своим механиком собираюсь податься в перевозчики.
        Рекламы много не бывает, рассудил я, делая такое объявление, а так, может, мы полетим к Марсу не с пустыми трюмами. Хотя… тут мое настроение сильно упало. Если Антон не смог вытащить Алену или та не смогла ему ничего рассказать, то пиратам, наверное, удалось захватить станцию. Отпустят ли они меня после прилета?
        - Что ж, посмотрим, что будет ждать нас дальше, - заметил ведущий. - Кровавый лихач далеко не первый гонщик, что отказался от чемпионского заезда, но впервые за всю историю гонок таких участников - абсолютное большинство! У экспертов есть опасения, что гонка вообще может не состояться! Неужели Джон Бишоп закончит свою карьеру непобежденным?
        Дальше я уже слушать не стал. Мое участие в беседе более не требовалось, и мы с Вадимом отправились к шлюзовому отсеку. Пора домой.
        - У тебя есть друзья на станции? - вдруг пришла мне в голову мысль.
        - Конечно, - удивился мой механик. - А что?
        - Ты с ними не переписываешься, когда мы вне станции находимся?
        - К чему такие вопросы? - с подозрением посмотрел на меня Вадим.
        Я в двух словах обрисовал ему ситуацию, что вчера образовалась и что через него хочу узнать - захватили нашу станцию или нет?
        - Официально пираты заявления никакого не делали, - ответил Вадим, набирая текст кому-то из знакомых. - Да и Генка с Мироном ничего не писали. Особенно Мирон, вот уж у кого язык без костей…
        - Нет, все спокойно, - через минуту получив ответ от приятелей, сказал мне Вадим.
        Я шумно выдохнул. Получилось! Пусть Антон и сволочь, но дело свое знает!
        Каково же было мое удивление, когда через несколько часов, прибыв на станцию, меня встречала Луиза вместе с начальником станции - Гансом Людвиговичем!
        - Явился, - хищно усмехнулась женщина. - Ты-то нам и нужен. Затаскивайте его, ребята, - обратилась она к стоящим здесь же парням из службы охраны.
        Я и пикнуть не успел, как в четыре руки меня втянули из перехода в коридор и защелкнули наручники на запястьях за спиной.
        После этого меня протащили почти по всей станции до внешнего кольца и закинули в карцер. Снимать наручники никто и не подумал, поэтому я осторожно улегся на живот, ощущая навалившуюся тяжесть гравитации, и задумался о том, что происходит.
        Пираты однозначно взяли верх, и сейчас станция принадлежит сопротивлению, как они себя называют. Я считал, что у Антона все получилось, но как вижу - ничего подобного. Почему? Причины могут быть самыми разными. Начиная от того, что он мог банально не успеть узнать новости от Алены (ведь он получил то, что хотел, так зачем ему вестись на мое сообщение?), и заканчивая тем, что он, начав работать, спровоцировал пиратов, у которых уже все было готово. Сообщение приятелей Вадима, что все как обычно, не показатель. Мы летели часа четыре, за это время можно раз пять всю станцию захватить.
        Идем дальше - Луиза сказала, что я им нужен. Зачем? Непонятно, но тут остается только ждать. Если я им нужен, то сами все скажут, а тогда можно будет узнать про Алену и что-то попробовать вытребовать для себя.
        А вот то, что меня сначала сюда доставили, вопросов не вызывает: наверняка хотят, чтобы я был сговорчивей. Мне это даже в плюс - могу проверить свою «нужность». Если в ближайшее время за мной придут - то без меня пиратам не справиться, а вот если нет - тогда все мои мысли можно списывать в утиль.
        Охрана пришла примерно через час, когда вся одежда на мне уже промокла от пота, и я решил, что сильно ошибался в своих предположениях. Я и узнал-то о времени их прихода чисто по привычному станционному звуку отбоя, прозвучавшему, когда меня вывели из камеры. Мы прилетели ровно за час до него.
        - Что ж, я освободилась, и мы можем поговорить уже спокойнее, - снова встретила меня Луиза.
        Странно, а где начальник станции? Этот вопрос я и задал женщине.
        - На своем привычном месте, выполняет старые обязанности, - отмахнулась она. - Тебе сейчас не о том думать нужно. Ты все-таки не удержал язык за зубами и рассказал все Антону. Пусть это ему и не помогло, но у нас были потери, - тут она остро взглянула не меня. - А потери никто не любит.
        - А…
        - Твоя Алена жива, не волнуйся, - быстро перебили меня. - Пока еще… - сделала зловещую паузу Луиза, давая мне осознать только что сказанное.
        - Что вы хотите? - вздохнув, показал я, что готов к сотрудничеству. Нужно хотя бы выслушать условия пиратов, а там посмотрим.
        - Того, к чему ты и так шел. Твоего участия в чемпионской гонке, - удивила меня начальница Алены. - Все, в том числе и ты, после нового закона отказались от гонки. А нам она нужна. Поэтому ты уже сегодня должен официально заявить, что передумал и примешь участие в заезде. Вас будет двое: ты и людоед, так что в каком-то смысле тебе будет проще.
        - Вы так уверены, что чемпион не откажется? - с недоверием посмотрел я на женщину. Неужели он из пиратов?
        - У него нет выбора, - пожала та плечами. - Правительство держит его на крючке. Чем именно, я не знаю, но он обязан участвовать в гонках, пока не проиграет.
        М-да. Нерадостная перспективка у парня. Может, поэтому у него башню и снесло, и он так стал поступать с соперниками?
        - Что я получу, если выиграю?
        - Тебе не обязательно выигрывать, - снова в который раз за разговор удивила меня Луиза. - Нам главное, чтобы гонка состоялась. Обещаю, что после нее тебя и твою жену отпустят. И даже с твоим кораблем, - милостиво кивнула брюнетка.
        - Вы уже обещали, - заметил я, не став акцентировать ее внимание на том, что проигрыш в гонке равен смерти.
        - Но ты нарушил наше соглашение, - пожала та плечами, сыграв недоумение, мол, «чего ты не понимаешь-то?».
        - Я там умереть могу, - решил я указать я на очевидный факт.
        - Ты счастливчик, - новое пожатие плечами. - До этого же не умирал. Даже если умрешь, твоя Алена будет жить и получит свободу. Это я гарантирую, - спокойно произнесла Луиза, да так, что я поверил. Не знаю почему, но у меня сложилось чувство, что она выполнит свое обещание. Самоуспокоение? - Если же откажешься - умрете оба.
        Я помолчал примерно минуту, обдумывая все приходящие в голову варианты. Получалось, что я снова полностью зависим от других и единственное место, где хоть как-то могу повлиять на свою судьбу - гоночная трасса.
        - Я согласен.
        Луиза удовлетворенно кивнула и сказала, чтобы через пять минут я подал заявку на участие в гонке.
        «Алена, надеюсь, с тобой все в порядке».
        ***
        Женщина неподвижно лежала, стараясь дышать очень осторожно. Каждое движение отдавалось болью и тяжестью.
        «Надо же, даже не заметила, как отвыкла от нормальной, земной гравитации», - подумала Алена. Тут в каюту зашел Антон.
        - Как ты? - спросил он заботливо.
        «Да уж хуже, чем ты!» - раздраженно подумала женщина, но ответила другое.
        - Дышу потихоньку. Долго еще?
        - Пару часов потерпеть, - вздохнул он. - Они все также висят на хвосте, и замедлиться, чтобы уменьшить гравитацию, я не могу - не оторвемся, - снова тяжело вздохнул он. - Зато и они ускориться не могут, - закончил Городин на оптимистичной ноте.
        Алена медленно и осторожно выдохнула и по эн-ному кругу стала вспоминать последние часы.

        Когда муж улетел на гонку, начальница заперла ее в своем кабинете и приставила охрану. «Чтобы ты глупостей не наделала» пояснила она свое решение. Что та сказала Алениным подчиненным, женщина не знала, но вряд ли Луизе Арнольдовне было сложно найти причину ее прогула.
        А вот ближе к вечеру началась непонятная для Алены суета. За дверьми кабинета были слышны голоса и то приходящие, то отходящие люди.
        Внезапно в кабинет зашла начальница с шокером в руках.
        - Выходи. Городин хочет с тобой о чем-то поговорить. Я буду стоять рядом. Попробуешь сказать ему что-то лишнее - мигом получишь смертельный разряд тока. Поняла?!
        Хоть последнее слово и было произнесено довольно грозно, но вот после происшествия с мужем в самом начале их прибытия на станцию Алена знала, что такие шокеры убить не могут. Только если человек будет чем-то болен. Однако спорить она благоразумно не стала и молча поднялась, пройдя к выходу.
        - А вот и мой приз, - ехидно посмотрел на нее Антон, стоило ей с Луизой выйти наружу.
        - Какой еще «приз»? - не поняла начальница.
        Ну да, она ведь не в курсе об их пари. Зато Алена сразу поняла, что это ее Олег так постарался помочь ей, не нарушив соглашения с Луизой!
        - У нас с ней было пари. Ее муж обязан стать чемпионом, иначе она уйдет от него. И как дополнительное условие - они не должны до этого момента общаться. И вот это-то условие и было нарушено.
        - И как ты об этом узнал? - напряженно спросила Луиза.
        - Неважно, да и не касается это тебя, - отмахнулся Антон. - Сейчас я хочу забрать Алену. По расписанию ее рабочее время уже окончено.
        - У нас совещание, - отрезала Луиза.
        - Я подожду, - усмехнулся мужчина, плотоядно посмотрев на Алену.
        Видимо, такой выразительный у него был взгляд, что начальница решила, что тот ничего не знает. Да и по-другому он бы действовал, если б знал о ее планах. Поэтому, вернувшись в кабинет, та быстро сказала Алене, что делать можно, а что нельзя, и отпустила.
        - Если мы увидим хоть какую-то активность с его стороны - вы оба тут же умрете, - прошипела она ей в ухо. - Системы наблюдения уже под нашим контролем, спрятаться даже и не рассчитывай.
        Алена вздрогнула после слов Луизы. А ведь она именно на это и рассчитывала! Выйдя снова из кабинета, начальница уже без шокера провела ее к Антону.
        - Мы все обсудили, так что можете ее забирать. Если конечно она сама захочет, - тут Луиза вопросительно посмотрела на женщину, но та быстро подошла к Городину.
        - Идем, - произнес тот, беря Алену под руку. - Мне понравился наш вчерашний вечер.
        Когда они скрылись за очередным поворотом коридора, и вокруг не осталось свидетелей, Алена решилась.
        - Постой!
        Антон вопросительно взглянул на нее.
        - Станцию вот-вот захватят пираты. Олег узнал об этом вчера, но когда хотел связаться с тобой с нашего терминала, то увидел нас вдвоем. Психанул и ушел, а рассказал мне уже утром, когда успокоился. Вот только когда я уговорила его все рассказать тебе, на нас вышли пираты во главе с моей начальницей. Меня взяли в заложницы и приказали ему ничего не рассказывать. Все же, несмотря на вчерашнее, Олег меня еще любит…
        - А мне он сказал, что ты нарушила пари, - в пустоту произнес Городин, очевидно, начав просчитывать разные варианты действий.
        - Иначе как бы он смог передать тебе сведения, чтобы я осталась жива? - логично предположила Алена.
        Ничего не говоря, Антон стал быстро набирать что-то в своем коммуникаторе. Через минуту, чертыхнувшись, он подошел к стене и, отодвинув панель, стал рыться там.
        - Ты что делаешь? - не выдержала Алена.
        - Ты не врешь, - все также ковыряясь в пучках проводов, ответил Антон. - Мне только что заблокировали доступ к системе видеонаблюдения. Да и мои коды доступа кто-то срочно переписывает, - наконец мужчина нашел нужный провод и ловко порвал его. После чего вернул панель на место и, поднявшись, потянул Алену за собой.
        - Нам нужно уходить. Быстро. Я не знаю состав предателей и кто вовлечен во все это, поэтому нам нужно покинуть станцию. Придем через пару дней с дежурной эскадрильей - тогда никуда эти бунтари не денутся.
        - А как же простые рабочие? - не поняла Алена. - Что с ними будет?
        - Да ничего им не будет, - отмахнулся Антон. - Рабочие руки всем нужны. Считай, у них просто поменяется работодатель. Ну и условия тоже. Но не думаю, что поначалу пираты будут их как-то угнетать. А там и мы уже вернемся. Так что нам о себе нужно позаботиться, уж к нам-то отношение совсем иное будет.
        Внезапно впереди выскочил один из подчиненных Городина и, увидев своего начальника, выхватил шокер. Вот только Антон оказался быстрее. Сделав два длинных шага с раскачиванием в разные стороны по пути, он перехватил руку молодого парня и второй рукой повернул руку с шокером парню в грудь. В итоге выстрел пришелся по самому нападающему, а Антон оттолкнул охранника и, схватив Алену, ускорил шаг. Почти побежал.
        - Куда мы? - запыхавшись, при остановке на очередном повороте, пока Городин осматривал пути прохода, спросила Алена.
        - У меня есть собственный челнок. Небольшой, как такси, но чтобы убраться со станции и долететь до стоянки транспортников его хватит. А там у твоего мужа, по моим данным, стоит недавно приобретенное судно. Ты знаешь об этом? - тут он вопросительно взглянул на Алену. Та молча кивнула. - На него сядем и полетим к ближайшему пункту контроля военных.
        - А почему на нем? - решила уточнить женщина.
        - Попасть на судно не так-то просто. Нужен доступ. А так как это еще и находится не на станции, то есть вне моей юрисдикции, то и методов взлома у меня практически нет. И уж тем более их нет сейчас, когда мои возможности управления сильно урезали через сеть. А так как у тебя с мужем по вашему брачному контракту на всю собственность равные права и он тебя специально не ограничивал, когда купил транспорт, то ты вполне можешь стать для нас тем самым пропуском на свободу.
        Единственное, что Алена поняла из слов Антона - это то, что они сейчас полетят на купленном ее мужем корабле.
        - А как же Олег?
        - Твой Олег сейчас в безопасности, насколько можно сказать о космогонщике. А вот нам, если не уберемся со станции, скоро крышка будет.
        Больше до самого челнока Антон с ней не разговаривал и на все вопросы просил заткнуться, так как «вокруг здесь уши, не демаскируй нас».
        В самом челноке оказалось очень тесно. Он был рассчитан только на одного человека, и Алене пришлось ложиться на безопасника, чтобы хоть как-то поместиться в маленьком транспорте. А когда они вылетели со станции, Антон не преминул с удовольствием пройтись руками по всем выдающимся частям женщины.
        Но долго наслаждаться таким положением ему не удалось, к большому облегчению Алены. Уже через пару минут ему пришлось маневрировать, чтобы сначала пристыковаться к стояночной платформе, а затем они покинули тесную кабину челнока.
        На платформе Алена испытала чувство дезориентации. Невесомость для нее была новым чувством, и после выхода из челнока она сначала была как запущенный в свободный полет мяч. Только когда Антон схватил ее, этот полет прекратился.
        - Держись за мою ногу, - приказал он.
        Все события шли для женщины калейдоскопом после рассказа Антону о пиратах, и она уже не успевала за ними. Вот, например, сейчас, как Городин определит корабль Олега? Как она сможет его открыть? Каким образом они полетят на нем и куда? У Алены эти вопросы только возникали в голове, а Антон, казалось, уже все знал наперед и просто действовал.
        Быстро пролетев метров пятьдесят, держась за Антона, мимо множества закрытых сейчас шлюзов, они остановились перед очередным из них. Амбал взял Алену за запястье и подтянул поближе к люку перехода, ткнув ее раскрытой ладонью по сканирующей панели. Три секунды - и люк открылся, пропуская их внутрь. Втолкнув Алену внутрь, мужчина залетел следом и закрыл люк. Потом снова взял ее за руку и потянул вглубь корабля. Доставив ее в кубрик, он притянул Алену в койке ремнем, чтобы ее не мотало по помещению, и приказал лежать и не двигаться.
        - Сейчас полетим. Придется взять хороший разгон. Будет неприятно, - предупредил он.
        Через пару минут Алена почувствовала, как в спину ее толкнуло и резко прижало к койке - корабль начал разгон…

        - Немного осталось, - Алена раскрыла глаза и посмотрела на Антона.
        Вот уже час длится тот самый разгон, о котором говорил мужчина. «Будет неприятно? Он очень смягчил те ощущения, что я испытываю!» Но поделать ничего пока было нельзя. Дыша через раз, женщина вспомнила о сыне. Интересно, как он там?
        ***
        - Евген, куда засмотрелся? - услышал Женя голос своего наставника.
        Парень, вопреки желаниям своих родителей, все же исполнил мечту - стал военным космолетчиком! И уже успел даже повоевать и отличиться! Жаль, рассказать им об этом нельзя - военная тайна. Но он не забывал про них. Пусть общаться сейчас он не имел права - опять же в целях соблюдения секретности, но узнать, как у них дела, ему не запрещали. Особенно просто это было с отцом. Вот уж чью судьбу сложно сейчас не узнать - один из самых удачливых космогонщиков мира, шутка ли!
        И сейчас он был максимально близко к нему - его подразделению приказали охранять сектор, где будет проводиться чемпионский заезд. Вот он и засмотрелся на возведение трассы будущего состязания, что не осталось незамеченным его командиром.
        - Никуда, товарищ майор! - бодро отозвался курсант.
        - Ну-ну. Понимаю, парень, - по-отечески заговорил Лайтини. - За отца переживаешь. Но на трассе ты ему никак не поможешь, а вот здесь - можешь. Чтобы ничего ему не помешало, мы обязаны выполнить свою работу максимально хорошо! И астероиды случайные обнаружить, и всяким уголовным элементам хвост прижать, если надумают здесь появиться. Так что не отвлекайся и продолжай мониторить сектор.
        Женя кивнул и вернулся взглядом на экран радара. Работа хоть и монотонная, но необходимая и занимающая 90 процентов их времени. А отец… Он справится! Как правильно сказал его наставник - главное, чтобы никто ему помешать не смог.

        Глава 19. Гонка

        Долго на станции мне побыть не дали, почти сразу посадив на транспорт и отправив к месту будущей гонки. Только в полете я понял, что так и не увидел Алёну и не знаю на сто процентов, что с ней. На душе от этого стало только муторней. Попробовал связаться с Луизой и уточнить у нее, что с любимой, но та сначала только отмахнулась. Однако когда я пригрозил ей, что откажусь от участия в гонке, процедила сквозь зубы “жди” и уже через минуту мне транслировали видео, как моя римлянка сидит у начальницы в кабинете. Когда я спросил, почему ночью её не отправили домой спать, мне пожелали сосредоточиться на задании, а то она будет не в кабинете, а в открытом космосе ночевать.
        Настроения это не прибавило, но хоть успокоило, что супруга жива.
        - Мне сказали, - подсел Вадим, тоже летевший со мной, - что у нас будет всего четыре часа на подготовку корабля. Так что давай поспим, пока есть время. Силы нам завтра понадобятся.
        - Сколько лететь? - уточнил я у сопровождающего нас охранника.
        - Пятнадцать часов.
        Ну, может, он и прав. Взглянув на уже устроившего поудобнее механика, я последовал его примеру.
        ***
        17 часов до начала гонки
        Окончание полёта Алёна встретила с огромным облегчением. Тяжесть, что давила на неё несколько часов, наконец, пропала, и наступила невесомость. Корабль перестал разгоняться и сейчас летел просто по инерции с набранной скоростью. Однако вскоре начал разворачиваться на 180 градусов, а потом - новый разгон, уже для того, чтобы затормозить. Но сейчас разгонный режим был уже меньше, и женщина хотя бы могла хоть немного двигаться, а не лежать пластом как амеба.
        - Ты как? - зашёл Антон.
        - Живая ещё, - усмехнулась Алёна.
        - Пираты, наконец, отстали. Поняли, что ещё немного и уйти из зоны ответственности военной базы уже не успеют. Я пока включил торможение на минимум. И тебе проще, и в случае опасности снова разгон наберём быстрее.
        - Спасибо. Сколько ещё лететь?
        - Нууу… мы разгонялись почти четыре часа, тормозить медленнее будем… - задумался мужчина. - Если не будет неожиданностей, то где-то через семь часов будем на базе.
        После этого Антон предложил перекусить и лечь Алёне спать. Сам же он пока проследит за поведением преследователей - вдруг вернутся? Женщина согласилась, но на душе у неё было не спокойно. Её мальчики в большой опасности, и помочь им она не может. Это угнетало. “Как приеду, нужно обязательно связаться с Олегом! - решила она. - Узнать, что с ним и предупредить, чтобы не летел на станцию”. С такими мыслями она, определившись и чуть успокоившись, уснула.
        ***
        9 часов до начала гонки
        - Черт! - все планы Алёны пошли наперекосяк.
        Когда они долетели, Антон почти сразу покинул её - пошёл договариваться о помощи в штурме станции, а саму женщину пусть и вежливо, но проводили в одиночную каюту и заперли до выяснения всех обстоятельств. Ждать пришлось почти два часа! И если бы Городин перед отбытием с отрядом военных космодесантников не поинтересовался её судьбой, то неизвестно, сколько её ещё промурыжили бы ожиданием. А так ничего: выпустили, покормили и дали совершить один звонок мужу под наблюдением дежурного офицера. Вот только как назло Олег был недоступен! А потом стало поздно. Она с удивлением и внутренним страхом узнала, что пусть ее муж и не в лапах пиратов, но все равно в смертельной опасности. Только что объявили о скором старте чемпионского заезда, и Алёне оставалось лишь скрестить пальцы, надеясь на чудо.
        ***
        8 часов до начала гонки
        - Ганс, эти идиоты упустили Городина, - Луиза быстрым шагом вошла в кабинет начальника станции и вперилась в него своим взглядом. Хоть она постоянно и не проживала на внешнем кольце, но проводила здесь достаточно времени, чтобы не обращать внимания на повышенную гравитацию.
        Ганс Людвигович отодвинулся от стола и потер переносицу. Его формальная, на станции, подчиненная и раньше была «не сахар», а после смерти сына стала почти неуправляема. Еле удалось тогда ее утихомирить, и то без грозного окрика из штаба не обошлось. А вот там, среди лидеров сопротивления, их положение было противоположно станционному. Именно Луиза была главой их ячейки здесь, и мужчине волей-неволей приходилось ей подчиняться.
        - И что ты предлагаешь? - спросил он женщину минуту спустя.
        - Эвакуация. Против военных мы не выстоим. У нас не те силы, да и оружия подходящего нет.
        - Думаешь, успеем? - с сомнением спросил немец. - Через сколько они будут здесь?
        - Примерно четыре-пять часов, - ответила Луиза.
        - У нас только на сбор всего персонала часа три уйдет. А на чем их перевозить?
        - Плевать на работяг, - заявила женщина. - Соберем своих и самое ценное и свалим.
        - Все равно долго, - с сомнением произнес мужчина. - Да и корабли у военных быстрее.
        Он задумался, как и сама женщина.
        - Тогда заминируем тут все, - решительно предложила она, - не извлекаемыми минами. Им придется вывозить людей, и у нас появится нужное время.
        - А если они не успеют? Тут же около пяти тысяч человек! - испугался Ганс Людвигович. - Нам не простят…
        - Нам простят, - отрезала Луиза. - Наше руководство. А что скажут обыватели - плевать. Цель превыше всего! К тому же, скоро начнется гонка…
        - Но ведь нельзя же так с людьми, - тихо пробормотал управляющий.
        Вот только слушать его уже никто не собирался, и женщина, вызвав одного из охранников, быстро отдала приказ. Времени у них действительно осталось в обрез.
        ***
        - Ну и как будем готовить болид? - спросил у меня Вадим.
        Я в это время знакомился с условиями гонки. Длину трассы нам не указали, зато была заметка, что будет много активных и пассивных препятствий и только одно финальное кольцо, через которое необходимо пролететь. Также отдельным пунктом стояло интересное условие, добавленное буквально сегодня: космолеты гонщиков обязаны до самого финиша лететь на расстоянии не более ста метров. Чтобы условие было соблюдено, оба болида перед стартом минируются. Разделились - взорвались оба. Кто первый пройдёт в кольцо - отключит свой детонатор, а его соперник тут же взорвётся. Видимо, это было сделано, чтобы людоед меня на старте не грохнул, и была хоть какая-то интрига в гонке. С учётом отсутствия других конкурентов - вполне логично.
        - Здесь сказано про ловушки. Знаешь, давай так: добиваем радар до максимума и добавим стальных шариков, а то мало ли? С Бишопом мне драться не грозит, поэтому обнаружение ловушек и их нейтрализация на первом месте.
        - Хорошо, - кивнул механик.
        Своего соперника я уже видел. Столкнулись в столовой, когда мы по прилету пошли поесть. Что сказать? Хоть внешне он смотрится именно так, как на экране, но вот его взгляд скорее является взглядом смертельно уставшего человека, чем отморозка. Правда, стоило рядом появиться камере, как он тут же преобразился и стал именно таким, каким его показывают. Ещё и меня задирать начал, хотя до этого вообще внимания не обращал. Чем же его держат, что он вынужден носить такую мерзкую маску?
        Свой космолет нам с Вадимом пришлось приводить к нужным параметрам очень быстро, поэтому, чтобы ничто, и никто не отвлекал, мы отключили коммуникаторы. И то еле успели. После этого полет до стартовой платформы был для меня райским наслаждением. Когда знаешь, что все, что мог, уже сделал, а если не сделал - то и смысла переживать нет, так как не успеешь что-то поменять. Поэтому сиди и наслаждайся. Вот я и последовал этой логике.
        Расположившись в космолете, посмотрел на его характеристики.
        Ник: Кровавый лихач
        Тип корабля - реактивный
        Двигатель:
        - маршевый - реактивный на ЖТ (2 шт.)
        - тормозной - реактивный на ЖТ (2 шт.)
        Может развивать ускорение:
        - 1 g (15 сек)
        - 1,5 g (9 сек)
        - 2 g (5 сек)
        - маневровый - реактивный на ЖТ (8 шт.)
        Максимальный объем использования бака для маневров - 1/18
        Бак: объем - 1,5 м 3; из них
        - водород - 1 м 3
        - кислород - 0,5 м 3
        Место гонщика:
        - стартовое кресло
        Радар:
        - различает основные точки поворота
        - выводит на экран корабли противника
        - различает типы кораблей и их оснащенность
        - выводит на экран случайные (или неслучайные - ловушки) объекты
        Оружие:
        - ЭМ-импульс
        - Свинцовые шарики
        Защита:
        - Рестарт
        До старта осталось 3 секунды…
        Последний взгляд по сторонам. Впереди по приборам уже в пятистах метрах первое препятствие, слева в двадцати метрах мой соперник, а позади - долгий путь к этой гонке. Ну, погнали!
        ***
        3 часа до начала гонки
        Люди со страхом и непониманием смотрели на бывшую начальницу аграрного сектора внезапно оказавшейся сторонницей пиратов.
        - Все проходы заминированы, - говорила она собранным в баре людям. Естественно, что собрать в любом помещении станции сразу все ее население было невозможно, поэтому пираты для этого использовали несколько самых больших залов, в частности - главный бар станции. - Вы не сможете выйти из помещений. Единственное, что вам остается - ждать военных. Не бойтесь, - тут она усмехнулась, - они уже летят сюда. Вы будете нашим щитом, что задержит их. Ну а если вдруг ваши жизни для них окажутся пустым звуком, - пожала женщина плечами, - то мы и из этого извлечем выгоду, - тут она поправила камеру на стене, чтобы в нее попадало как можно больше народу в зале. - Весь мир узнает, как Мировое правительство и войска относятся к своим жителям.
        - А также узнает, что вы являетесь жестокими тварями! - выплюнул Арди Ветрес.
        - С чего бы это? - сделала удивленное лицо Луиза. - Если они вас разминируют, то никто никакое видео не получит. Если нет - мы скажем, что это начальник охраны заминировал здесь все, как раз на случай захвата станции пиратами. Чтобы нам не досталась. Все ведь знают, что правительство не может удержать станции, - издевательски произнесла Луиза. И тут ее лицо исказила гримаса злости и ненависти. - Как же я вас всех ненавижу! Все вы были на стороне этого ничтожества, что убил моего сына, все поддерживали его! Так что получайте по заслугам! А ему самому тоже недолго осталось.
        Развернувшись, женщина пошла по коридору в сторону шлюзов, чтобы сесть на корабль.
        «Да, недолго. Скоро начнется гонка, и даже если каким-то чудом он выживет, это не поможет сохранить ему жизнь!»
        ***
        1 час до начала гонки
        - Товарищ майор, метеоритное облако по курсу! - воскликнул Женя, не поверив сначала, что радар его не подводит. - Откуда оно здесь? Да ещё такое плотное!
        - Не время об этом думать, Евген, нужно его уничтожить, а то его край как раз на станцию попадёт. А там, между прочим, сам командир 12 космической бригады военных пилотов!
        - Но мы сильно отклонимся от той точки, что прикрываем, - заметил парень. - Разве автоматические турели не справятся?
        - Они только это облако размножат! - с досадой ответил Лайтини. - Нет, нужно сетями ловить. Полетели, стажёр!
        Разведывательный дрон бесстрастно зафиксировал отлет корабля прикрытия и передал данные на центральный узел связи. Дежурный офицер сопротивления и новообразованного государства Фристайт принял пакет данных и дал зелёный свет операции “Свободный полет”. Сегодня Мировое правительство увидит их силу и будет вынуждено начать считаться с ними. Во всяком случае, они сделают для этого все возможное.
        ***
        После разгона я не стал торопиться, а решил посмотреть, что будет делать Джон. До первой ловушки десять секунд полёта, так что время есть. Но и людоед, видимо, решил поступить так же, как и я. Стоило мне посмотреть в его сторону, как наши взгляды встретились. Что его лицо, что моё, подсвечивали экраны наших болидов, так что увидеть взгляд соперника было можно. Внезапно усмехнувшись, Бишоп посмотрел вперёд и дал очередь из свинцовых шариков по препятствию.
        Я перевёл взгляд в ту же сторону. Вроде ничего не видно. Зато на экране точка опасности пропала! Сначала я не понял, в чем дело, а потом до меня дошло. Впереди ведь был магнит! А точнее, не камень с магнитными свойствами, а генератор магнитного поля. И людоед не стал заморачиваться и строить траекторию своего полёта как-то в обход, да ещё и с учётом моего фактора, а просто устранил препятствие!
        Единственное, что мне оставалось - просто постараться не врезаться в обломки, оставшиеся от генератора.
        Следующим препятствием оказалась “карусель”. Сцепленные между собой кольца, вращающиеся по часовой стрелке.
        Наберите 100 очков для прохождения испытания, - выскочило на экране.
        Блин! Точно, вон над каждым кольцом цифра горит от 10 до 1000. А что делать-то конкретно нужно? Снова палить?
        Как показал дальше Бишоп - я подумал правильно. Прицелившись и точной очередью попав в цифру 1000, соперник направил болид в центр кольца. Препятствие было все ближе, а времени все меньше, поэтому поймав в прицел ближайшее число, я нажал кнопку стрельбы.
        Есть попадание
        Получено 150 очков
        Меньше, чем у людоеда, но главное - я прошёл! Вот только впереди новое испытание и времени на перерыв нет.
        - Сейчас узнаем, кто из нас лучший пилот, - выдохнув, прошептал я, влетев в астероидное поле.
        Я чуть повернул ручку управления вбок, и маневровые движки послушно отработали разворот. Чуть-чуть добавить ими тяги, чтобы сместиться буквально на метр вбок и тут же погасить набранную скорость движками с противоположной стороны космолета. Приближающийся астероид пролетел в паре метров сбоку, а я глянул на экран, высматривая новые цели и расположение Джона.
        Когда мы с ним подлетали к астероидному полю, он был спереди и первым же дал «по тормозам». Мне пришлось повторить его маневр, чтобы расстояние между нами не сильно возросло. А потом уже я еще раз погасил скорость до двадцати метров в секунду. Уж больно плотно располагались камни между собой. Да еще и само поле оказалось огромным. Мы уже целых ТРИ(!) минуты летели сквозь него, а конца все еще не видно. Более того, периодически встречались астероиды с «сюрпризом». То настороженный пулемет, что отключить можно только точным попаданием ЭМ-импульса, то очередной генератор магнитного поля. А минуту назад людоеду не повезло пролететь между двух заминированных камней. Одновременный их подрыв высвободил огромное количество мелких камешков, что повредили корабль Бишопа, но тот оказался с армированием, поэтому полностью его не уничтожило. А вот сам гонщик серьезно пострадал. Его скафандр порвался в нескольких местах, и как он еще был жив, я не понимал.
        Но вот на экране я заметил чистое от точек пространство - еще сотня метров, и это каменное облако закончится. Тут мое внимание привлек огонек на периферии зрения. Взглянув в ту сторону, я увидел маленькую движущуюся точку-огонек. И стоило чуть напрячь память, как я тут же понял, что это - огонь из дюз двигателя транспортника. Но что такому большому кораблю делать в такой близости от нас? А его направление как раз было вдоль трассы к станции.
        Но долго отвлекаться я не мог - впереди новое препятствие!
        ***
        - Вот так, Евген! Не торопись, иначе сетку порвать эти камешки могут, помедленней, - наставлял Женю майор.
        Именно их корабль увидел Олег буквально секунду назад, но сам парень, естественно, об этом не знал. Как и его отец не знал, что находится буквально в нескольких минутах полета от сына.
        В данный момент патрульный корабль майора Лайтини под пилотированием Жени собирал летящие в пустоте метеориты. Они могли доставить много проблем не только проходящей гонке, но и, в первую очередь, станции обслуживания, на которой сейчас находились как механики гонщиков и репортеры, так и именитые зрители, пожелавшие поздравить победителя сразу после окончания заезда лично. Именно из-за последних майор и решился на самовольное изменение маршрута патрулирования. Сам итальянец был доволен доставшимся ему подчиненным. Парень был сообразительным смелым и в меру инициативным. Такой точно станет не просто офицером, но и до генерала однажды доберется, все задатки для этого у него были. А иметь в биографии ученика-генерала очень престижно и может существенно помочь в старости. Поэтому Лайтини старался, обучая парня всему, что он знает.
        - Еще немного осталось, - заметил офицер. - Жаль, рядом рудокопов нет, им бы отдали, а так - выбросить вместе с сеткой придется, - пожалел о будущей утрате имущества майор.
        Но сделать с этим он ничего не мог, такие сетки и существовали-то на борту корабля как раз для подобных случаев. Так что будущего отчета о трате имущества майор не боялся, а вот то, что рядом нет рудокопа, которому можно было бы сдать сетку, при этом немного заработав, его огорчало.
        ***
        Перед следующим препятствием мне пришлось почти остановиться - Бишоп сильно ослабел и уже не мог реагировать так же, как прежде, из-за чего снизил свою скорость до минимума. Ну а мне ничего не оставалось, как последовать его примеру.
        Перед нами была «змейка» - тоннель с многочисленными поворотами, который было необходимо пролететь, не задев стенки. И вот в этом была основная проблема - ширина тоннеля всего на метр превышала ширину корабля. Пусть повороты в нем были относительно плавными, но на скорости от двадцати и выше метров в секунду, даже они были как резкий вираж. Общая длина, если верить показаниям радара, составляла полкилометра. То еще приключение.
        - Надеюсь, ты дотянешь, - прошептал я себе под нос.
        Состояние соперника внушало опасение. А еще большее опасение внушала зависимость от него. Но гонка продолжалась, несмотря ни на что!

        Глава 20. Удар

        Это была самая долгая гонка в моей карьере гонщика, и ведь она ещё не окончена! Змейку мы с Бишопом проходили минут семь. И пару раз он чуть не пересёк условную границу препятствия. В такие моменты у меня замирало сердце, и оставалась лишь одна мысль: только бы у него все получилось. Вот уж не думал, что буду болеть за своего соперника, но жизнь нам часто подкидывает самые невероятные сюжеты.
        Наконец-то мы вылетели из этого «лабиринта». Впереди финальное кольцо, и до него всего двести метров! Вот он, момент истины! И тут к нашей паре присоединился третий участник.
        ***
        За 5 минут до финиша
        - Ну все, Евген, возвращаемся назад, - скомандовал Лайтини.
        - Товарищ майор, странно, там огни какие-то. Будто корабли тормозят, а на радаре пусто.
        - Ну-ка, выведи мне на экран.
        Офицер внимательно разглядывал выведенную на монитор картинку и все больше убеждался, что его стажёр прав. Неизвестные корабли как минимум среднего класса медленно тормозят. Но вот радары их не видят! И это несмотря на то, что до объектов осталось пара минут полёта. Внезапно огни пропали.
        - Что за чертовщина? - не понял Лайтини. - Померещилось?
        Вот только следующие события показали, что никакого обмана зрения у него не было.
        ***
        Антон с напряжением всматривался в иллюминатор. Там уже можно было, пусть пока и с трудом, разглядеть огни космической станции, которую он обязан был охранять. Не доглядел. Увлёкся одной женщиной, расслабился за годы без единой серьёзной угрозы, и вот он итог - приходится лететь на собственный объект охраны в окружении солдат. Как бы ему после такого фиаско срок не дали.
        - Несколько кораблей покинули станцию, - заметил дежурный навигатор. - Направляются вглубь космоса.
        - Сбегают твари, - процедил Антон.
        - Входящее сообщение, - объявил офицер связи.
        «Привет, Антоша, - на экране появилась женщина, давно и, как думал Городин, хорошо знакомая. - Если ты, увидев меня, вдруг воспылал желанием устроить личную встречу, то знай: я - против. Настолько, что даже нашла тебе занятие по профилю, - тут картинка сменилась, поочередно показав несколько залов, набитых людьми, и пару зарядов со взрывчаткой в коридорах. Кто-то из находящихся рядом офицеров негромко выругался. - На зарядах таймер, - продолжила Луиза. - У вас есть два часа. Кому-то может показаться, что это много, но станция большая, а я на заряды не скупилась. Пока-пока».
        Сообщение прервалась, и на корабле воцарилась тишина.
        - Полковник, - обратился через десяток секунд Городин к командиру абордажного судна. - Надеюсь, вы понимаете, что спасение людей приоритетная задача не только для меня?
        - Егоров, готовь саперов, - помолчав, тот начал отдавать распоряжения. - При высадке пусть сделают первичную оценку работ, мало ли что там эта дамочка сказала. На оценку ситуации после высадки даю пять минут. Если все действительно так серьёзно, то остаёмся, в противном случае продолжаем преследование.
        Городин выдохнул. Ну, хоть так. Полковник прав, если Луиза врет, то можно это узнать только на месте. Вот только не верил Антон, что та обманула.
        ***
        Молодая девушка приветливо улыбнулась своему начальнику, но стоило тому отвернуться, как на её лице тут же возникло холодное безразличие.
        «Наконец-то все это закончится! Как же я устала от всей этой лжи и лицемерия. Ну ничего, недолго осталось. Главное, чтобы в последний момент никто не налажал. Но я точно все выполню, как требовал Эдуард».
        Когда её начальник вышел, она снова проверила работу введённого протокола. Да, у работника радарной службы много возможностей для диверсии. В частности, вписать в протоколы программ радаров несколько неучтенных кораблей с пометкой «свой». А для патрулирующих рядом судов скрыть отображение этих объектов. Ведь все суда опираются именно на данные от таких вот пунктов слежения. Конечно, у них есть и собственный радар, но область его действия невелика - буквально только чтобы среагировать на непосредственно опасность, ну и самые массивные объекты наподобие планет зафиксировать для ориентирования. В остальном корабли всегда полагаются на специализированные службы. И вот сейчас именно это их и подвело.
        Операция была спланирована чуть ли не по секундам. У каждого была своя роль. Вот, например, роль Анечки предполагала скрыть несколько кораблей сопротивления от радаров военных, которые уже почти четыре часа как показались на её радарах. И она с этим справилась! Даже если прямо сейчас все вскроется, будет уже поздно. Осталось подождать пару минут…
        ***
        Пропавшие было огни кораблей, вновь появились, причем теперь их двигатели работали гораздо интенсивнее, и опытный офицер узнал в подсвеченных силуэтах абордажные судна пиратов.
        - Черт! Евген, связь со станцией! Срочно! Их берут на абордаж!
        Из-за перехвата метеоритного потока корабль Лайтини оказался с противоположной от пиратов стороны станции. Будь они на месте, предписанном в патрульном расписании, он бы со стажером успел перехватить вторженцев, а его фрегат по своей вооруженности и бронированию вполне позволил бы как минимум серьезно помешать врагам.
        - Товарищ майор, связь отсутствует! - воскликнул Женя.
        - Отправляй сигнал тревоги на ближайшую базу! - скомандовал майор. - Начинаем разворот, сколько их там?
        - Я вижу три корабля, на радаре они все также не отображаются.
        - Значит, радарная служба под их контролем, - процедил офицер. - «Внимание, экипаж! Боевая тревога! Занять места согласно боевому расписанию!»
        Пусть команда его судна и немногочисленна, кроме него и стажера присутствует еще четыре человека, но их помощь сейчас будет как никогда кстати. Особенно бортовых стрелков.
        На глаза Лайтини попалась трасса с гонщиками. Те как раз в этот момент со скоростью улитки проходили последнее препятствие. Но офицеру сейчас было точно не до наблюдения за смертниками, которыми он считал всех гонщиков без исключения.
        Первый корабль пиратов уже сблизился со станцией достаточно, чтобы высадить десант. Из открывшегося трюма судна вылетели люди в специализированных скафандрах со встроенными двигателями. Сейчас они достигнут шлюза и начнут его вскрывать. На это у них уйдет пара минут. Как раз достаточно, чтобы ему самому выйти на позицию открытия огня. Вот только стоило десантникам подлететь к станции, как шлюзовой люк тут же был открыт изнутри и все планы майора об обстреле пиратского десанта полетели к черту.
        «Следовало ожидать, что раз у них под контролем радары, то и об открытии шлюза они позаботились», - подумал Лайтини.
        - Стрела один, доложить о готовности, - скомандовал он по внутренней связи корабля.
        - Стрела один и Стрела два на позиции, бортовое вооружение активировано и готово к применению. Вижу противника. До выхода на позицию уверенного поражения десять секунд.
        - Огонь по готовности. Евген, что там с подачей сигнала тревоги? - переключился майор на стажера.
        - Сигнал отправлен! - бодро отрапортовал тот. - Через пять минут должен быть ими получен. Ответ ожидается не раньше, чем через десять минут.
        - Хорошо. Готовься, парень, снова придется пострелять.
        ***
        - Сколько еще людей осталось? - спросил Городин одного из рядовых, что направляли обитателей станции в свободные места на платформе-стоянке.
        К сожалению для полковника, Луиза не соврала. Почти вся станция оказалась нашпигована взрывчаткой, да еще примерно треть из закладок оказалась не извлекаемой. Единственный вариант, что остался для спасения людей - вывести их со станции в безопасное место. Вот только на боевые корабли несколько тысяч человек просто не помещалось. А когда стали думать, куда их можно деть, то ситуацию спасла находящаяся рядом платформа для стоянки транспортников. Да, она тоже оказалась заминирована, вот только, в отличие от станции, ее минировали по минимуму, второпях. Да и обезвредить те закладки оказалось просто. И теперь дело оставалось за скоростью: до истечения таймера на взрывчатке осталось всего минут десять.
        - Не знаю, обратитесь к товарищу капитану, - ответил рядовой.
        «Ну да, что толку у рядового спрашивать», - с досадой понял свою оплошность Антон.
        Пройдя по коридору в поисках ответственного за эвакуацию офицера, Антон нашел того в отдельном кубрике, заполняющего в компе какой-то документ.
        - А, Городин, - увидел его капитан. - Ты-то мне и нужен. Короче, эвакуацию мы почти закончили, а из всего руководящего состава в наличие остался только ты. Уж не знаю, как ты проморгал, что большинство руководителей были сторонниками пиратов, но это уж с тобой потом твое начальство разберется, - Антон на его слова только поморщился. Насчет всех руководителей он, конечно, загнул, но то, что половина, в том числе и его собственный заместитель, улетели вместе с пиратами, это факт. - Вот, поставь свою подпись и дальше уже сам разбирайся с людьми, - протянул офицер ему планшет.
        Приложив палец для скана, Городин уточнил.
        - Еду-то хоть вывезли? Хоть сколько-то? А то судна эвакуации не меньше недели ждать. Без еды умрем мучительной смертью.
        - Не переживай, вывезли. Не все, но даже не на неделю, а дней на десять вам хватит.
        От самой эвакуации обитателей станции на платформу полковник его отстранил. Сказал, чтобы Антон не мешался - его очередь настанет уже, когда люди будут в безопасности. Вот это время и настало. Только сам мужчина был отнюдь не рад этому. Безоблачное будущее теперь уже точно не будет таким, как он мечтал. И даже то, что Алена с ним, а не с Олегом, его не радовало. Зачем она ему теперь? Сейчас у него совсем другие проблемы и заботы. Свою бы задницу не прищемить. И зачем он повелся на нее? Добивался, строил планы? А на поверку оказалось, что не так-то она ему и нужна.
        - Все, наша работа окончена. Прощай, - сказал капитан и ушел, оставив Антона с кучей проблем и полной неизвестностью впереди.
        ***
        Пол Кларенс быстро бежал по коридорам захватываемой станции, стремясь одним из первых в десанте добраться до назначенных для захвата целей. Молодой парень всем сердцем ненавидел мировое правительство, что обмануло его отца и лишило самого Пола возможности пожить на родной планете. Сколько видео он пересмотрел с прекраснейшими видами Земли, её природы. А когда год назад он сам, пусть и в телескоп, смог увидеть с орбиты планеты её природу, м-м-м… Какому землянину сказать - не поверит. Они-то привыкли смотреть вверх, в небо. В общем, слова лидера сопротивления упали на благодатную почву, и сейчас Кларенс был одним из тех, кто творит историю. Захват нескольких больших начальников из правительства, особенно одного генерала, будет не только огромным ударом по престижу мировой закулисы. Нет! Ещё это будет знаком для всех рабочих, что пора бунтов вернулась, и на этот раз они будут гораздо результативнее. Именно поэтому операцию было необходимо провести во время чемпионской гонки, которую смотрит большинство населения мира и что сейчас идёт онлайн. Замолчать успех их движения не выйдет.
        - Всем лежать, руки за голову! - ворвался Пол в бар, откуда велся прямой эфир и, подскочив к цели номер один, мгновенно скрутил его.
        Задача номер раз выполнена, осталось уйти без потерь.
        ***
        Обмен ударами сначала прошёл в пользу фрегата Лайтини. Бить по первому десантному судну он опасался, поэтому бортстрелки сосредоточили огонь на следующих за головным пиратских кораблях. Сначала аналогом ЭМ-импульса вражеские системы были выведены на пару секунд из строя, потом точное попадание разворотило двигатель третьего пиратского космолета. От этого корабль закрутило и, потеряв управление, он врезался сначала в соседнее судно, а затем получившуюся сцепку понесло в сторону станции!
        - Черт, - выругался майор. Как помочь людям на станции, он не знал.
        И тут корабль Лайтини сотряс мощный удар!
        - К ним подошло подкрепление! - крикнул стажёр. - Корабль класса линкор! Нам не выстоять против него!
        Быстро оценив свои возможности в плане помощи обитателям станции, майор приказал отступать. Этот бой они проиграли.
        ***
        Пол тащил своего пленника в сторону шлюза, через который они проникли на станцию, когда её сотряс мощный удар и, не удержавшись, парень вместе с пленным полетел кубарем вдоль коридора.
        Мало того, Пол ещё и довольно сильно ударился головой, из-за чего на несколько секунд потерял сознание, а когда пришёл в себя - пленный уже заворачивал в какой-то станционный коридор, скрываясь в недрах станции!
        - Ну нет, не уйдёшь! - воскликнул Пол и бросился в погоню.
        Он не успел буквально на секунду. Пробегая коридор за коридором, пленник выбежал в ангар для болидов и закрыл за собой шлюз, после чего залез в космолет и активировал систему взлёта. Умная автоматика заблокировала вход в ангар, не позволив Полу вылететь следом.
        - Сокол, это Коготь, - стал он быстро говорить в рацию. - Добыча уходит. Третий ангар.
        После чего парень развернулся и побежал к шлюзу, через который он проник на станцию. Того, как вылетевший пленник, удирая от преследователей, влетел в гоночную трассу, после чего, чтобы не рисковать, на всю область был применён ЭМ-импульс линкора, он уже не видел. Как и того, что после отключения всех трех болидов, подлетевший абордажный корабль взял на борт все три космолета. Об этом парень узнал уже тогда, когда их корабль возвращался на базу. Миссия была выполнена.

        Эпилог

        Алёна молча смотрела вместе с другими сидящими рядом с ней жителями станции новости и глотала слезы.
        «-... захватили вашего генерала, что вы возвели в национального героя после подавленного бунта десять лет назад. И сейчас он будет казнён, как пример того, что ожидает угнетателей в нашем мире», - говоривший это мужчина, лидер пиратов, отошёл в сторону, открывая вид на стоящего на коленях генерала. Короткий приказ, и вот к голове пленника поднесли боевой шокер и нажали на спуск. Вспышка. На голове казненного загорелись волосы, а сам он, дернувшись всем телом, беззвучно упал на пол.
        - Выключи, - мрачно сказал Арди Ветрес рабочему, у которого в руках был пульт.
        Тот выключать не стал, но переключил на другой канал.
        «-… до сих пор неизвестна судьба остальных обитателей станции, что были вместе с генералом Колонетом захвачены в плен. Также ничего не говорится о судьбе гонщиков, чьё соревнование смотрел весь мир. Прибывшие военные корабли не нашли тел на месте обломков, оставшихся от станции обслуживания гонки. Майор Лайтини, командовавший патрулем во время нападения, все ещё на операционном столе. Врачи прогнозируют…»
        - Дальше крути, - снова скомандовал Арди.
        «- Вы говорите, что теперь заезды стали ещё ближе?»
        Внезапно на экране появился до боли знакомый Алёне человек. Александр Георгиевич, давний друг и коллега отца её мужа.
        «- Благодаря разработанному мной генератору антиматерии и двигателю, что использует её в качестве топлива, полёты станут быстрее и дешевле! Мы даже можем задуматься о полётах к соседним системам!
        - Насколько мне известно, изначально этой темой занимался ваш друг Сергей Бадурин?
        - Ах, оставьте, - снисходительно махнул рукой моложавый старик. - Мой приятель был амбициозным ученым, но не гением. Это его и сгубило. Мне пришлось потратить кучу денег и сил, чтобы для начала восстановить лабораторию, разрушенную из-за его самонадеянности. И к тому же, у меня уже были наработки по этой теме, но он не хотел меня слушать! Всегда держал в тени из-за своей амбициозности и жажды славы. Увы, но это его и сгубило, - развёл руками старик. - И мне искренне жаль его сына, что стал космогонщиком, чтобы выплатить оставленный им долг.
        - Вы не пробовали ему помочь?
        - Естественно, пробовал! Но суд мне запретил. Вмешательство в частную жизнь…»
        Дальше женщина слушать не стала. То, как знакомый человек перемешивал правду с откровенной ложью, её покоробило. И в то же время у неё открылись глаза. Вот кто стал тем, из-за кого она здесь! Вот из-за кого ее муж пропал, что с сыном - непонятно, а сама она сидит на платформе, что не предназначена для долгого проживания людей, да ещё и в невесомости!
        Алёну обуяло чувство ненависти. Она обязательно выведет этого мерзавца на чистую воду! Обелит имя мужа и вернётся на Землю, чтобы рассказать всю правду. Пусть в какой-то момент она хотела остаться в космосе, но теперь, когда она увидела, как люди убивают своих сослуживцев ради возможности снова попасть на родную планету, до неё дошло, что именно она потеряла на самом деле. И она это вернёт. Главное, чтобы её мальчики выжили!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к